Мстители (fb2)

- Мстители 611 Кб, 82с. (скачать fb2) - Алексей Михайлович Садиленко

Настройки текста:



Мстители

БИОГРАФИЧЕСКАЯ СПРАВКА

Алексей Михайлович Садиленко родился в 1912 году в городе Краснодаре. После окончания девятилетки в 1928 году он поступил в пединститут.

Несколько лет А. М. Садиленко служил в Советской Армии. А когда началась Отечественная война — лейтенанта Садиленко уже 24 июня 1941 года забросили в тыл противника.

Долгое время Алексей Михайлович воевал в тылу врага. Он лично взорвал четыре эшелона и бронепоезд, подрывники под его руководством пустили под откос 154 эшелона и два бронепоезда противника.

В апреле 1944 года Садиленко зачислили на курсы при штабе партизанского движения, а в конце лета этого же года его во главе небольшого отряда направили со специальным заданием на территорию оккупированной гитлеровцами Чехословакии.

За мужество и отвагу А. М. Садиленко был награжден многими орденами и медалями Советского Союза и Чехословацкой Социалистической Республики. Ему присвоено звание почетного гражданина семи чехословацких городов.

«Мстители» — вторая книга А. М. Садиленко. Она, как и автобиографическая повесть «За фронтом — фронт», написана на фактическом материале, в ней изменены лишь некоторые фамилии да слегка сдвинуты в хронологическом порядке события. Она посвящается советским патриоткам, партизанкам-разведчицам, отдавшим свою жизнь за свободу и независимость нашей Родины.

Сейчас автор пишет новую книгу (продолжение «Мстителей»). Храбрая девушка Аня Малых, Анка-Золотинка, как называли ее суровые партизаны, продолжает войну с врагами нашей Родины.

Глава I ВПЕРЕДИ — НЕИЗВЕСТНОСТЬ

Ночь. Окна самолета — словно черная бумага, на которой, как отблески зарниц, пульсируют сиреневые отсветы пламени, вылетающего из выхлопных труб. Самолет приближается к линии фронта.

Кто знает, о чем сейчас думают десантники. Они сидят молча. Аня Малых сосредоточенно разглядывает какую-то точку перед собой. Десантник Малых разглядывает свою жизнь, кадр за кадром. Так это делает всякий человек в особенно сложные и необычные для себя моменты, когда вот-вот произойдет что-то еще более удивительное, не испытанное раньше.

Первые впечатления детства: плещется большое теплое море, сильно печет солнце, мокрый у кромки прибоя песок приятно холодит босые ноги. Аня еще совсем маленькая, но старший брат Евгений уже учит ее плавать. Ей страшно, она захлебывается, но упрямо лезет в воду следом за братишкой. Проходит совсем немного времени, и она, пугая взрослых, озорно ныряет с высокой крыши купальни.

Мелькают школьные годы… Аня — пионерка. Ей теперь ни в коем случае нельзя отставать от самых сильных, ловких, мужественных!

Спасибо Женьке. Игры с ним и его отчаянными приятелями хорошо закалили ее. В школе Аня Малых почти во всех спортивных соревнованиях девочек занимает первые места. А в тире стреляет даже лучше брата. Ее уже не удовлетворяет значок БГТО, и, записавшись в спортклуб, она сдает нормы на значки ГТО первой ступени и «Ворошиловский стрелок» второй ступени.

Седьмой класс. Прием в комсомол. На собрании все наперебой задают, как ей кажется, массу каверзных вопросов, но Устав она выучила, словно стихотворение, — наизусть. Маленький флажок, покрытый эмалью, с золотыми буквами «КИМ» приходит на смену алому пионерскому галстуку…

Вслед за братом она первой из девочек школы записывается в парашютный кружок Осоавиахима и в июне 1941 года, в дни выпускных школьных экзаменов, совершает свой первый прыжок. На ее груди появляется желанный голубой значок с белоснежным куполом.

Первая в районе школьница-парашютистка! Впереди — занятия в аэроклубе, аудитории института, физкультура и спорт…

Война…

Она сразу куда-то в сторону отодвинула все прежнее, довоенное, все девичьи заботы, волнения, мечты и планы.

Уже на второй день войны отец ненадолго забежал домой в новенькой, сидящей колом шинели, с красной звездой политсостава на рукаве…

Через неделю сурово, совсем как взрослый, попрощался Женька. Его призвали в какую-то военную школу. Еще через неделю пришла домой мама в форме военного врача третьего ранга и, взяв с Ани слово, что та завтра же уедет к дяде Андрею, в Саратов, — вечером отправилась санитарным поездом на фронт.

Так, совсем неожиданно, казалось, в один миг, девушка осталась одна. Но ни к какому дяде она не поехала. Ее видели в московских военкоматах, где она настаивала, чтобы ее немедленно отправили воевать. Военкомы с уважением глядели на ее значки, особенно на парашютный. Однако совсем еще детские косички и весь ее вид (ну, ни дать ни взять тринадцатилетняя девчонка!) сразу вызывали у них грустную снисходительную улыбку. Одинаково вежливо они говорили ей: «нет, не можем, не имеем права, обойдутся без вас».

Только в райкоме комсомола, сурово выслушав горячие, несдержанные просьбы, ей дали направление рыть окопы и противотанковые рвы.

Все позднее лето и осень Аня не расставалась с лопатой. Руки ее обветрили, огрубели. И по ночам, во сне, девушка видела мелькающие лопаты, чувствовала запах сырой потревоженной земли.

Фашистские стервятники бомбили и расстреливали из пулеметов работающих женщин, девушек, стариков, а на дорогах — толпы измученных дальними переходами беженцев. Аня научилась прятаться от самолетов в окопах, на откосах рвов, в воронках и ямках, научилась вжиматься в траву до боли и ненавидеть всем сердцем, гулко бьющимся в груди, ненавидеть врагов.

…Фронт подошел к столице. В ноябре Аня вернулась в Москву — и не узнала родного города: грозный, настороженный, он весь ощетинился стволами зенитных орудий, бесчисленными «ежами» из рельсов и двутавровых балок. Памятники укрылись мешками с песком, а по ночам в небо всплывали металлически поблескивающие, неповоротливые туши аэростатов. Даже Москва-река в районе города спряталась под покров камышовых и фашинных матов.

Случайная встреча в обкоме комсомола решила все. Поначалу Аня не узнала в стройном капитане-летчике знакомого инструктора аэроклуба.

Короткий деловой разговор, затем — комната второго секретаря, и вот она уже перечитывает документ, в котором четко, по-военному записано:

«…Анна Малых направляется для прохождения учебы в…».

Это «в» захватывает дух. А еще через сутки девушка робко переступила порог кабинета начальника курсов при штабе партизанского движения.

Суровый с виду майор внимательно просмотрел документы. Последовали быстрые, как выстрелы, вопросы:

— Сколько прыжков?

— Кто родители, где они?

Радостно возбужденная, Аня долго не могла заснуть в эту ночь. Скажи кому — не поверят: она, девушка, девчонка, — на партизанских курсах!

Потекли дни напряженной учебы. Занимались по двенадцать часов в день, да еще часто бывали специальные ночные учения.

Хорошо запомнился митинг по случаю разгрома немцев под Москвой. Тогда даже мелькнула мысль: «А вдруг война кончится раньше, чем она получит первое боевое задание?!». Но комиссар курсов сразу развеял эти опасения, заявив, что надо еще больше «налечь на программу» и тем самым постараться сократить и без того минимальные сроки учебы.

Экзамены Аня сдала на «отлично», только «вредный» немецкий язык испортил общую гармонию своим злым «хор.».

Прибывали новые курсанты, а «старички» по одному или группами незаметно исчезали. Аня с нетерпением и легкой тревогой ждала своей очереди: когда же наступит этот день?

Такой день, вернее ночь, настала и для нее. Только, было, улеглась после отбоя, как вызвали в штаб…

Немногословный последний инструктаж, накладные на подрывное имущество, оружие, боеприпасы, паек и новое обмундирование.

Не прошло и часа, как Аня и радистка Шура, выслушав теплые напутственные слова начальника курсов Павла Семеновича Выходца, уже мчались я полуторке на аэродром.

Там их ждали. Старый знакомый, бывший инструктор аэроклуба, а теперь майор, помог подогнать лямки парашютов. Потом девчат сводили в большую землянку, где накормили пшенной кашей и напоили отличным чаем со сгущенным молоком. Тут произошло знакомство с остальными десантниками. Оказалось, что с Аней и Шурой летят еще четверо радистов, но не с их курсов и совсем в другое место, а также четверо гражданских, плотно обвешанных оружием, — партизаны, возвращающиеся в свой отряд после госпиталя.

Не ушел и как следует освоиться — раздалась команда:

— Надеть парашюты!

Помогая друг другу, навьючили вещмешки, а затем и ранцы с парашютами. По приставной тонкой металлической стремянке забрались в самолет, зацепили за трос парашютные карабины и привычно расположились вдоль боковых стенок.

Захлопнулась дверка, взревели моторы, вздрогнув, мягко подпрыгивая, тяжелая машина покатилась вперед. Еще несколько секунд, и куда-то назад пронеслись и исчезли редкие стартовые огни взлетной полосы. Исчезли, будто их и не было.

Самолет незаметно оторвался от земли, развернулся на вираже — мелькнули и пропали внизу аэродромные огоньки. Мотор гудел могуче и напористо. Это он атаковал высоту. И уже трудно было перекинуться словом, да, собственно, и не к чему. Дело ясное: с каждой секундой все ближе и ближе фронт.

Молчат десантники. Что-то их ждет там, впереди, в глубоком тылу врага? Молчит в задумчивости Аня Малых…

Глава II ПРЫЖОК В ТЕМНОТУ

В самолете загудела сирена. Над входом в кабину пилотов замигала лампочка. Оттуда вышел майор оперативного отдела.

— Приготовиться! Самолет над целью!

Десантники встали со своих мест и построились друг другу в затылок.

— Девушки, сюда! Становитесь первыми! — прокричал майор Ане и Шуре.

Он быстро переместил на тросе карабины их парашютов.

Снова завыла сирена. Майор пристегнул к своему поясу страхующую цепочку, чтобы случайно не выпасть самому, и открыл дверцу самолета.

— Смотри сюда! Видишь костры? — показывая рукой вниз, прокричал майор.

Аня шагнула к двери и увидела далеко-далеко внизу расположенные маленьким треугольником, похожие на огоньки от папирос, три красные точки.

…Аню резко и сильно встряхнуло. Потом она как бы замерла одна в кромешной темноте. Где-то вверху гудел самолет, но глаза ничего не различали. Только спустя мгновение Аня сообразила, что она уже летит, поддерживаемая упругой силой раскрывшегося парашюта.

Ощупала себя руками. Пистолет, вещевой мешок, финка — все оказалось на месте. Вглядываясь вниз, она вскоре отыскала три красные точки и, поняв, что ее относит от костров, стала тянуть стропы с одной стороны парашюта, чтобы, как ее когда-то учили, увеличить скорость снижения. Стропы поддавались с трудом, но она продолжала тянуть их изо всех сил, напуганная мыслью о том, что иначе ее может занести туда, где немцы…

Сильный толчок — Аня упала в снег. Снежинки запорошили ее лицо и тотчас растаяли, слегка охладив его.

Поднявшись на колени, девушка обнаружила, что потеряла свои рукавички, но как ни искала кругом, — не нашла.

Руки, мокрые от снега, начали замерзать. Коченеющими пальцами кое-как отстегнула парашют, подтянула, и, скомкав, подмяла под себя.

Огляделась. Со всех сторон ее окружали маленькие сосенки, запорошенные снегом. Дальше все тонуло в густой, вязкой темноте. На всякий случай вынула из кобуры пистолет, взвела курок и, опустив предохранитель, положила за пазуху. Так, слыхала она, делали опытные десантники. Потом она выбрала место, где сугроб был побольше, разгребла снег, перенесла туда парашют и, закутавшись в него с головой, стала дышать на руки. Постепенно они начали отогреваться.

Почти вслепую развязала вещмешок, нащупала пачку печенья. Когда пачка опустела, рука машинально потянулась к сахару, потом к сухарям…

Кончился «НЗ». И тут Аня заметила, что снег вокруг как бы посветлел, стали видны дальние деревья. Значит близился рассвет.

Вот когда она не на шутку испугалась. А что если утром сюда придут фашисты? Разве не может случиться такого, если и этот снег, и этот лес, и далекое небо — вражеский тыл?..

Быстро скрутив парашют, Аня связала его стропами, закинула за спину и двинулась в сторону ближних деревьев. Идти было очень трудно: наст ломался, ноги проваливались почти по колено в сухой кристаллический снег.

Стало очень жарко. Аня уже распахнула полушубок, сняла ушанку, но пот все равно заливал глаза. В горле пересохло, а снег, который она то и дело брала горстями, совсем не утолял жажду.

Лес, казалось, все время отодвигался от девушки, точно играл с нею в пятнашки. Несколько раз она присаживалась передохнуть, но усталость не проходила. Вещевой мешок непомерно отяжелел, парашют тоже все сильнее и сильнее оттягивал плечи. Бросить бы его, но нельзя: это и палатка, и маскхалат, и бинты…

Уже наступило утро, а солнце угадывалось только по светлому пятну на затянутом тучами небе. Кругом, насколько хватало глаз, виднелась сосновая поросль. Сосенки были словно игрушечные и разбегались во все стороны однообразно ровными рядами.

Наконец, когда, казалось, Аня совсем выбилась из сил, лес все-таки приблизился. И вдруг из него вылетело несколько конников. Взметывая снег, они скакали прямо на нее. Аня встревоженно оглянулась. Кругом только низкие деревца, увязшие в глубоком снегу. Бежать некуда. По спине пополз противный холодок. Бросив к ногам парашют, она вытащила из-за пазухи пистолет, затем, вспомнив о гранатах, вынула из кармана «лимонку», и, распрямив усики чеки, зажала ее в левой руке.

Всадники неслись галопом. Аня уже видела, что они вооружены. Но чьи они? Наконец, присмотревшись к их шапкам, облегченно вздохнула: на шапках были красные полоски. Наши! Свои! Партизаны!

Спрыгнув с коней, партизаны окружили ее, заговорили наперебой:

— Вот она где — бабушкина потеря!

— А мы ее ищем!

— Ну и занесло тебя! Всю ночь ищем!

И вдруг, присмотревшись к Ане, расхохотались:

— Тю на тебя! Вот вояка!

Аня не успела и глазом моргнуть, как один из партизан взял у нее гранату, деловито и аккуратно загнул усики чеки, другой отнял пистолет, мягко и осторожно спустил курок, а затем, щелкнув предохранителем, вложил в ее кобуру.

— Ну вот, так-то лучше, — улыбаясь, бросил самый старший, усатый человек с немецким автоматом за спиной. — А то и до греха недалеко!

— А курить, случаем, есть чего-нибудь? — поинтересовался молодой, весь в веснушках, с огненно-рыжим чубом долговязый парень.

— Есть! Есть! — заторопилась Аня и подала партизанам пачку «Беломора».

Она с любопытством смотрела, как мужчины осторожно взяли по папироске, прикурили. По их лицам расплылись блаженные улыбки, даже глаза посоловели и словно подернулись туманной дымкой.

Докурив до «фабрики», с большим сожалением затоптали в снег окурки и словно только тогда вспомнили о существовании девушки.

— Ну, спасибо! Благодарствуем.

— Аж захмелел, право!

— Больше месяца табачком не баловались.

Самый старший протянул Ане пачку с оставшимися папиросами:

— На, красавица, благодарю, разговелись!

— Что вы! Я не курю. Это вам! — и она спрятала руки за спину.

— Вот спасибо! — пробасил партизан. Затем деловито и аккуратно разделил папиросы поровну на всех. Каждый, как неимоверную ценность, бережно и старательно запрятал их в самое надежное место: кто в карман гимнастерки, кто в подсумок, а один, предварительно обернув обрывком газеты, — в приклад автомата, где обычно хранятся предметы для чистки оружия.

Аню подсадили на лошадь, к седлу другой привьючили парашют с вещевым мешком и не спеша пошли к лесу.

Все старались быть поближе к девушке и, придерживаясь за стремена, наперебой расспрашивали: как и что в Москве? сильно ли бомбит фашист? много ли разрушений? Их интересовало буквально все: и на каком самолете она летела, и где ее родные, и что дают в месяц на карточку.

Девушка едва успевала отвечать. Она не заметила, как очутилась в лесу, а чуть погодя — и в партизанском лагере.

Аня с интересом разглядывала встречавшихся на пути людей, одетых кто во что горазд: в добротные полушубки, ватные фуфайки, бушлаты, крестьянские свитки, немецкие и венгерские шинели. Кто был в валенках, кто в сапогах, иной в красноармейских ботинках, а кое-кто в лаптях и чунях. Все деловито куда-то спешили, но, завидев ее, улыбались, провожали хорошими взглядами.

Возле врытого в землю деревянного рубленого дома остановились. В этот момент его дверь распахнулась, вышла группа людей. Впереди — приземистый, широкоплечий мужчина в черном кожаном пальто, перехваченном ремнями, с маузером в деревянной кобуре и с блестящим трофейным офицерским кортиком. Его лицо, с резкими суровыми чертами, большим носом и сведенными к переносице бровями, видимо, помимо его воли, освещалось едва заметной, скрытой в уголках губ улыбкой.

Чуть поотстав от него, опускался с крыльца очень высокий, в крестьянской свитке, черноусый партизан с автоматом ППШ на груди. Были тут и еще двое в ладных новеньких полушубках, в добротных армейских сапогах. А у мужчины с кортиком хромовые сапоги со шпорами светло поблескивали — так тщательно была начищена их и без того глянцевая поверхность.

— Нашли и доставили! — весело доложил старший группы «Аниных» партизан, нескладно козырнув тому, со шпорами.

— Ну как, не замерзла? — отозвался он, обращаясь к девушке.

Аня слезла с лошади и на затекших от непривычной езды, словно чужих ногах подошла, как догадалась, к главному командиру и, стараясь говорить четче, отрапортовала:

— Минер-подрывник сержант Анна Малых прибыла в ваше распоряжение!

Командир улыбнулся, вздохнул и, неожиданно обняв Аню за плечи, по-отцовски расцеловал в обе щеки.

— С прибытием, дочка, в Черниговское партизанское соединение! Ну, а вот это твой командир, — указал он на высоченного партизана с автоматом на груди.

— Товарищ командир, — жалобно, с нотками протеста, возразил тот, — у меня детский сад, что ли?

— Ну-ну! Ты мне это брось!

И к Ане:

— Ты, дочка, не смущайся, это он шутит. Шутник он у нас! В общем, бери пополнение, — уже строго добавил командир в сторону усача, — устрой человека с дороги.

— Пойдем, — бросил Ане ее будущий начальник.

Аня, сняв с лошади парашют и вещмешок, заторопилась следом. Началась ее совершенно новая, ни на какую прежде не похожая жизнь…

Глава III В ПАРТИЗАНАХ

Опустившись по крутым ступенькам в землянку, Аня оказалась в просторном Т-образном помещении.

В центре землянки стояла высокая печь, сделанная из большой железной бочки. Она ярко пылала и красно светилась раскаленным металлом. Было тепло, пахло свежей хвоей, лежащей на полу и на нарах, которые вытянулись вдоль стен.

— Вот, знакомьтесь! — бросил командир и, сделав широкий жест рукой, добавил с усмешкой: — Землянка подрывников и ее обитатели, с одной стороны, и новый подрывник Анна Малых, — с другой.

Партизаны поднялись с нар, обступили Аню, и, конечно же, опять повторилась «пресс-конференция». Некоторое время спустя к Ане подошла пожилая, худощавая женщина. Это была Софья Иосифовна Якубович, или Осиповна, как ее звали партизаны.

— Погодите, хлопцы, порасступитесь! — чуть картавя, сказала Осиповна. — Дайте человеку отдохнуть с дороги. Успеете еще наговориться! Садись, милая, сюда вот, к столу.

Она подала Ане свежий хлеб, сало, налила большую кружку кипятку, заваренного какими-то ароматными ягодами и листьями. Потом поставила круглый армейский котелок, доверху наполненный густым, чуть коричневатым гречишным медом.

Ане показалось, что она целую вечность не видела такого лакомства. Правда, на курсах ей как некурящей взамен папирос выдавали время от времени дешевенькое монпансье, но разве сравнишь его с настоящим гречишным медом?!

Девушка с наслаждением пила душистый напиток, никак не могла оторваться от кружки. Только тут, за столом, разомлев, она каждой клеточкой своего тела ощутила неодолимую усталость и сама не заметила, как, повалившись на нары, уснула. Спала крепко, без снов, вольно разметав по подушке свои светлые волосы. Лишь поздним вечером Софье Иосифовне удалось разбудить ее, а ее дочь — шустрая Верочка — помогла умыться и привести себя в порядок.

Поужинав вместе со своими новыми друзьями за длинным дощатым столом, Аня долго, до рассвета, рассказывала подрывникам о Москве, о Большой земле, о том, как там, в советском тылу, живут и трудятся люди.

Послушать Аню хотели нее, в землянку набилось столько народу — не протиснуться. Лишь после того, как из штаба вернулся командир и посоветовал ложиться спать, гости нехотя разошлись.

Для Ани неторопливо потянулись дни партизанской жизни, только вовсе не такой, о какой она мечтала. Все ее обязанности сводились к тому, чтобы через сутки дневалить у землянки или охранять яму со взрывчаткой да при случае помогать Софье Иосифовне на кухне: мыть посуду, чистить картошку. Софья Иосифовна тихим своим голосом рассказывала, как фашисты на ее глазах расстреляли мужа, связного партизанского отряда, как, убитая горем, она, забрав ребенка, ушла в лес. Шесть суток бродила несчастная мать по заснеженной целине, теплом своего дыхания согревая Верочку. И только на седьмые сутки их, почти окоченевших, случайно нашли партизанские разведчики.

Как ни упрашивала Аня своего командира послать ее на задание — ответ был один:

— Не сейчас. Успеется.

Даже четырнадцатилетний Вася Коробко ходил наравне со всеми рвать эшелоны. А ей — чистить картошку, мыть кружки…

Про Жору Артозеева, крепыша с большой черной бородой, или тщедушного, полуглухого, кажется, очень и очень заурядного с виду Сергея Кошелева сами подрывники рассказывали настоящие легенды. Артозеев, например, скрываясь от погони, прыгнул в открытое окно кабинета начальника гестапо. В то время в кабинете никого не было, подрывник успел спрятаться под диваном и пролежал там весь день, пока вернувшийся начальник проводил совещание. Ночью Артозеев забрал из стола документы, сунул вместо них мину «сюрприз», выбрался на улицу, финкой убил часового у входа и был таков.

Кошелев же свой восьмой эшелон умудрился рвануть с расстояния не более двенадцати метров. И хотя получил довольно сильную контузию и наполовину оглох, продолжал ходить на задания вместе со всеми.

Среди таких мужественных, былинных личностей Аня чувствовала себя маленькой, слабенькой девчонкой. Она старалась хоть чем-нибудь услужить своим героическим товарищам — тому дыру заштопает, тому заплатку наложит, тому белье постирает.

Ребята с благодарностью смотрели на «москвичку», как они между собой называли девушку. Но разве ей этого было достаточно! Ей хотелось испытать себя на настоящем, трудном деле. Она не знала, что командир с политруком просто берегли ее, не спешили посылать на задания.

Аня стала завидовать даже Шуре, которая обосновалась в группе радистов и регулярно, наравне с опытными специалистами несла радиовахту. А тут еще сам командир подрывников ушел на задание и целый месяц пробыл где-то под Новозыбковым.

Эшелонов он, правда, не подорвал, но зато вместе с группами Халиулина и Быстрова разгромил крупный гарнизон в райцентре Гордеевка и привез тонн пять отличной поваренной соли, нехватку которой давно ощущали не только во всех окружающих селах, но и в самом соединении.

В лесах, между тем, стало тревожно.

Вокруг партизанского района все сильнее сгущались тучи. Давно все населенные пункты, окружающие лесной массив, были наводнены карателями. На севере, где базировались белорусские бригады, вторую неделю шли тяжелые бои.

Напряжение нарастало и в Черниговском соединении. Дня не проходило, чтобы не вспыхнуло сражение на одной из застав. Видно, фашисты вели усиленную разведку боем.

Неудачно окончилась попытка Балицкого подорвать большой железнодорожный мост у Белынковичей. Партизан обнаружили раньше времени, на помощь охране моста успело подойти подкрепление. Гриша Балицкий был тяжело ранен — пришлось отступить…

Самолеты карателей налетали звеньями, эскадрильями, в одиночку. Но, скрытые густыми, вековыми деревьями, партизанские отряды почти не несли потерь от бомбежек. Бомбы попадали только в стоявшую у ручья, на отлете, старую баню. Ее топили специально, чтобы она побольше дымила.

Эту «операцию» поручили хромому деду Панасюку. Дед был очень горд, что и ему нашлось «солидное» дело. Ночью он заготовлял топливо и разное гнилье, «заряжал» баню, а возле нее еще устраивал два — три костра. С рассветом зажигал их и забирался в заранее отрытое укрытие в полукилометре от бани. Сидя в блиндаже, Панасюк аккуратно считал и записывал, сколько и каких бомб вбрасывали задень на его «объект» фашистские летчики, а вечером приходил с докладом в штаб.

— На одного меня, — говорил он, посмеиваясь в усы, — гитлеровские летуны в день скидывают чуть не вагон бомб, а мне хоть бы хны. Вот так-то…

Каратели же думали, что дым идет от лагерных костров, и еще долго продолжали обрабатывать с воздуха обнаруженный «объект», пока, наконец, прямое попадание не разнесло баню вдребезги. Но Панасюк приспособился разводить костры — «объект» продолжал действовать.

Спустя некоторое время гитлеровцы подтянули артиллерию, начался нудный, систематический обстрел леса. Артиллеристы били наугад, ущерба лагерю не наносили, но некоторым слабонервным портили-таки кровь.

Часто среди партизан возникали споры, сколько бомб и снарядов выбросили фашисты в «трубу».

— Считай точней! — смеясь, говорили они Панасюку. — Это твой особый счет, ну вроде как ты склад немецкий с боеприпасами подорвал.

Прошло немного времени, и у Черниговского соединения начались затяжные бои с карателями. Несмотря ни на какие потери, пьяные фашистские солдаты продолжали штурмовать лес.

Почти все партизаны были на линии обороны, в лагере оставались только штаб, санчасть да всякие хозяйственные группы.

Как-то поздно вечером пришли в землянку политрук подрывников Цимбалист и бородач Жора Артозеев. Торопливо ужиная, они обсуждали новое задание.

Чтобы задержать продвижение карателей, надо было за одну ночь заминировать старый хутор и большую просеку. В землянке же подрывников в этот час никого не было, все «в разгоне», даже командир вторые сутки вместе с Васей Коробко где-то минировал подходы к лагерю. Трудно. Двоим за ночь не управиться.

Цимбалист задумчиво посмотрел на Аню, приткнувшуюся в уголке возле Софьи Иосифовны, потом медленно, веско проговорил:

— Ладно, Жора, хутор заминирую я с Аней, а ты дуй на просеку — там один управишься.

— Добро! — повеселев, проговорил Артозеев и тоже повернулся к Ане. — Вот и твой час настал.

— Что с собой брать? — тотчас опросила девушка Артозеева. Ответил ей Цимбалист:

— Бери пол-ящика тола, он ведь последний, ну, и механических взрывателей побольше. Заряды надо делать небольшие, но зато натыкать их почаще. Попробуем до утра установить штук с полсотни.

Через полчаса политрук и Аня вместе с тремя молодыми партизанами ехали лесной дорогой к хутору, а спустя еще минут двадцать приступили к минированию. Высокий полноватый Иван Алексеевич Цимбалист до войны был директором школы, старшим лейтенантом запаса — сапером. Минно-подрывное дело знал в совершенстве. С ним рядом работалось легко и споро.

На всякий случай расставив по окраинам покинутого жителями хутора трех парней с автоматами, политрук минировал сначала вместе с Аней, но вскоре, убедившись, что девушка хорошо справляется со своей работой, послал ее на другую сторону улицы минировать самостоятельно.

Дело продвигалось довольно быстро, хотя и мешала густая, плотная темнота. Минировали все: двери и ворота, окна и ставни. Аня умудрилась «зарядить» даже колодцы, а особенно понравилось Цимбалисту, как девушка заминировала конский труп, лежавший как раз поперек дороги.

— Он ведь будет мешать движению, — говорила Аня, — и его обязательно захотят убрать, вот мина их и шарахнет.

К рассвету кончили. Политрук проверил работу своей помощницы и был восхищен ее смекалкой и чисто женской хитростью. Например, в одном месте она поставила мину в дымоходе, причем боевую пружину придавила фанеркой, на которую положила кусок льда. Стоило затопить печь, как от тепла лед быстро растает, вода потечет — пружина выпрямится и замкнет контакт. В другом доме девушка спрятала мину в большом чугуне, наполненном отборным картофелем. От малейшего толчка произойдет взрыв и вдребезги разнесет все вокруг.

Вернулись в лагерь. Докладывая командиру соединения о выполнении задания, политрук не забыл упомянуть про Аню:

— Умелая дивчина. Сообразительная.

Объявив минерам благодарность, командир отпустил их отдыхать, но еще с полдороги Цимбалиста вернул посыльный из штаба. Пришлось девушке завтракать одной. Софья Иосифовна молча примостилась рядом и штопала ее порванные ночью перчатки. Аня ела, улыбалась, поглядывала на женщину и объясняла ей в который раз, как ее взяли минировать, как она все ладно выполнила и какие хорошие слова сказал о ней политрук.

Глава IV МАЛ ЗОЛОТНИК, ДА ДОРОГ

Ане приснился сон: будто она минировала мост, а группа прикрытия вела бой. Противно дрожали руки, Аня сердилась, но никак не могла успокоиться. К ней подполз Артозеев, толкнул в бок и, щекоча бородой, закричал в ухо:

— Вон с моста, трусиха! Скорей!

Аня упрямо мотнула головой, хотела вскочить, чтобы объяснить, мол, она совсем не трусиха, но у нее не хватило сил оторваться от мостовой фермы. Тогда она сделала короткий рывок и… вдруг увидела возле себя Софью Иосифовну.

— Скорей, милая! Скорей! — торопила женщина. — Из штаба посыльный прибегал, командир тебя вызывает.

— В штаб? — удивилась Аня, но тут же сообразив, что от нее требуется, вскочила с нар. У входа в штаб она столкнулась с командиром соединения.

— Сколько мин в резерве? — спросил Попудренко.

— Каких? — не поняла сразу Аня.

— Противотанковых!

— Только «НЗ».

— Бери все, что есть, да вот этих ребят, — распорядился командир, указывая на двух молодых партизан хозвзвода, охранявших штаб, — и быстро к третьей роте. У них там могут прорваться танки… Остановить! Поняла? Остановить! Иначе они ворвутся на территорию санчасти. Во что бы то ни стало, — повторил он. — Задержать хотя бы до вечера, до темноты.

Аня выдохнула:

— Есть!

Возле ямы, где хранилась взрывчатка, сидела дочка Софьи Иосифовны, Верочка. Охранять было больше некому — все подрывники в разгоне. Девчушка, держа на коленях карабин, испуганно прислушивалась к близким разрывам снарядов.

— Вот, гад, кроет! — сказал молодой чернявый парень, помогая Ане снаряжать самодельные мины. Аня приговаривала для себя и для него:

— Быстро, быстро, быстро! Вот так, вот так… Эх, успеть бы! — уже на ходу твердила она.

Их перегнал комендантский взвод. Аня поняла: значит, действительно, создалось очень опасное положение, если в бой бросили охрану штаба и раций… Взвод скрылся впереди. Девушка со своими помощниками тоже прибавила шагу.

День хотя и был в разгаре, но, к счастью, все небо заволокло сплошными тучами, и это спасало от фашистской авиации.

Вскоре стали посвистывать шальные пули. Впереди, в кустарнике, раздался треск. Аня с хлопцами шарахнулась в сторону. Навстречу, ломая ветки, выбралось несколько партизан. Они тащили сорокапятимиллиметровую пушку из артдивизиона соединения. От неимоверного напряжения партизаны обливались потом и дышали тяжело, с хрипом, словно загнанные лошади. Двое были в окровавленных бинтах.

— Все. Отстрелялись! — бросил, проходя мимо Ани, командир орудия. — Последним осколочным снарядом танку гусеницу перебили…

— Танков много? — с тревогой спросила Аня.

— Вроде три было видно. Сейчас отошли и подбитый утащили к себе. Скоро опять надо ждать.

Командир, хромая, заковылял вдогонку своим артиллеристам.

Побежали дальше. Через полкилометра остановились, прислушиваясь к стрельбе. Стоя за деревом, Аня никак не могла разобраться, куда же надо идти, где искать третью роту: кругом посвистывали пули и срезали ветки с деревьев.

— Сюда! Ко мне! — вдруг раздался знакомый простуженный голос комроты Иванова. — Да ползком, ползком, черт вас возьми!

Пригнувшись, девушка побежала на голос, но ливень пуль над головой заставил ее втиснуться в снег. Энергично работая руками и ногами, подползла к огромной ели с оторванной снарядом вершиной и, задыхаясь, доложила командиру роты:

— Подрывник Анна Малых прибыла в ваше распоряжение, имею пять противотанковых мин и бутылку «КС»[1].

— Добро! — сурово бросил Иванов и, обращаясь к лежавшему рядом командиру комендантского взвода, приказал: — Бери всех своих людей — и на третью просеку! Приготовьте связки гранат. За третью просеку фрицев не пускать!

— Смотри туда! — вновь повернулся он к Ане. — Видишь поваленное дерево? Возле него и нужно перекрыть минами просеку. Только скорей, дорогая, а то поздно будет!

Подобраться к поваленному дереву было не так-то просто. Один из парней, вдруг ткнувшись с разбегу в снег, застыл в неестественной позе. Аня упала рядом и, взглянув на него, содрогнулась: голова юноши стала одной большой раной. На снегу расплывалось красное пятно. Невозможно было поверить, что еще минуту назад она, Аня, и этот молодой паренек бежали рядом, а еще, раньше, вместе снаряжали самодельные мины и переговаривались… Подполз второй юноша, молча накрыл голову товарища шапкой, закинул себе за спину уже ненужный тому карабин, надел на себя его пояс с подсумками и подобрал валявшиеся рядом мины.

Дальше ползли локоть к локтю… Добрались до цепи партизан, залегших в снегу за стволами деревьев. Противника не было видно, только злее, чаще посвистывали и рвались разрывные пули. Немного дальше, впереди и чуть правее, методически, с нарастающим надсадным звуком, «раскалывались» немецкие мины и снаряды.

«Минеры прибыли!» — понеслось по цепи. Партизаны заулыбались.

— Ну, полезли дальше! — едва передохнув, приказала Аня своему напарнику и, буквально роя носом снег, боясь, как бы шальная пуля не помешала выполнить намеченное, поползла дальше. Вслед за ней, волоча на ремне мины, двинулся ее помощник.

Поравнявшись с поваленным деревом, Аня увидела, что минировать удобнее и выгоднее там, где толстые деревья как бы сжимали просеку с обеих сторон. Совсем не ощущая холода, добрались до подходящего места. Паренек принялся поспешно делать в снегу ямки. Аня укладывала в них мины и старательно разравнивала сверху снег — маскировала.

Четыре мины были уложены и замаскированы по всем правилам. Можно было отходить. И, странно, опасное дело показалось Ане очень простым и легким. Она готова была уже вслух поделиться этой мыслью со своим напарником, но в это время совсем неподалеку от них взорвался снаряд. Аня ткнулась лицом в снег.

Начался артиллерийский налет. Свист осколков был нестерпимо пронзительным и, казалось, что это — все, это — конец, и больше ничего не будет.

«Неужели ничего? Неужели конец?» — Аня чуть повернула голову набок и тоскливо глянула на искристый фонтанчик, возникший на мгновение почти у самых ее глаз оттого, что по снегу чиркнуло осколком.

Затем наступила тишина и стало слышно, как поскрипывает на ветру подрезанная пулей ветка. «Живая…» — искренне удивилась Аня и посмотрела на своего товарища. Он весело, беспечно улыбнулся, и в этой своей радости показался ей обыкновенным мальчишкой.

Быстро поползли к своим, а нарастающий сзади танковый гул становился все гуще, все враждебнее. Не успели одолеть и половины пути, как сзади грохнул сильный взрыв.

— Хорошо! — прошептала Аня, глянув туда, где замер подбитый танк. Она ждала, что за этим взрывом последуют другие, но вдруг позади снова натужно завыл мотор.

Аня обернулась, и сердце ее сжалось. Подминая мелкие деревца, по краю просеки полз здоровенный фашистский танк, полз угрюмо, прямиком на партизанские цепи, в партизанский лагерь, где раненые, где Софья Иосифовна и Верочка… Откуда он взялся? Как обошел минированное место?

Позади танка и по бокам в черных шинелях шли с автоматами эсэсовцы, прошивая лес перед собой частыми очередями.

— Все пропало! — растерянно произнес парнишка и дрожащими руками стал торопливо вытаскивать из сумки гранаты.

В это время с двух сторон застрочили автоматы комендантского взвода. Несколько эсэсовцев распластались на снегу, остальные кинулись назад. Но танк продолжал идти, хищно лязгая гусеницами, татакая пулеметом, поворачивая жерло своей пушки то в одну, то в другую сторону. Пушка била и била, заставляя чуть содрогаться гигантскую машину.

Еще немного, еще немного, и танк начнет давить партизан на линии обороны, потом… Сама еще толком не зная, что она делает, как делает, почему, Аня быстро привязала к последней мине парашютную стропу[2] и в тот миг, когда до танка осталось не более двадцати метров, рывком переметнулась через просеку. Полоснула пулеметная очередь, но Аня уже лежала за толстой сосной и торопливо подтягивала мину к себе.

Грохочущая громадина шла прямиком по центру просеки. А она, выглядывая из-за дерева, стропой тянула мину. «Только бы не заметил! Только бы не заметил!» — шепотом, в каком-то забытьи, повторяла она и вся подалась вперед, перебирая веревку руками.

— Ага! Попался гад! — в яростной радости закричала Аня, увидев, как мина скользнула под гусеницу.

Ахнул взрыв.

Отряхнувшись от снега, что лавиной обрушился на нее с дерева, Аня обернулась к танку. Он стоял поперек просеки, прямо против нее. Казалось, она даже ощущала тепло его моторов.

Секундное замешательство, и в танк летит бутылка с горючей смесью.

Аня не услышала удара стекла о броню, но увидела, как по танку запрыгало, затрепетало бледное пламя, а затем повалил черный удушливый дым. Откинулась крышка люка, но едва в нем показалась голова в черном шлеме, как с другой стороны просеки хлопнул выстрел, и голова скрылась.

Еще миг — и внутри танка глухо бухнул взрыв. Это осмелевший Анин помощник закинул в люк гранату. Дым заклубился гуще. Строча из автоматов, мимо Ани пробежали поднявшиеся в контратаку партизаны.

Один из них задержался около нее:

— Цела? Ну бегом! Бегом! Он сейчас взорвется!

— Ну и девка! Ну и девка! — встретил Аню командир роты Иванов своим простуженным баритоном. — Скажи пожалуйста! Ведь это надо было придумать! А ведь, по совести, не очень я надеялся на тебя, не очень… — Он хлопнул ее по плечу.

А подошедший начальник штаба соединения Рванов добавил, усталым движением вытирая со лба пороховую гарь:

— Как говорится: мал золотник, да дорог!

Глава V ГОРСТЬ ЯГОД

С легкой руки начальника штаба к Ане сразу пристала кличка «Анка-Золотник» или просто — «Золотко», еще проще — «Золотинка».

Костя первым из подрывников поздравил Аню с победой над танком, потом, немного потоптавшись рядом, проговорил ей прямо в ухо (девушка была довольно сильно контужена и еще плохо слышала):

— Надо бы тебе цветов подарить, да где их тут взять. Зима… Вздохнул, в смущении досказал: — Вот… на болоте собрал, — и протянул девушке горсть мороженой темно-алой клюквы.

— Чудак! — Аня взяла ягоды, опустила ресницы и чуть приметно покраснела.

Костя Лысенко — человек сложной судьбы. Сам он из Москвы. В конце сорок первого года его, лейтенанта, командовавшего саперным взводом, контузило. Лысенко попал в плен, прошел через несколько лагерей военнопленных. Но нигде, как он ни пытался, совершить побег не удалось. Тогда Костя вместе с такими же, как сам, молодыми командирами, с которыми подружился в лагере, задумал попроситься в формируемые изменником Власовым части, чтобы затем уйти к своим. План удался: вскоре они уже маршировали в немецких шинелях.

В первом же бою Лысенко и его товарищи попытались осуществить свой рискованный замысел. Пристрелив командира, эсэсовского ефрейтора, они торопливо поползли по направлению к партизанским цепям. Однако партизаны заметили их еще на полпути и открыли такой ураганный огонь, что пришлось по шею залезть в болото да так и просидеть до ночи. Догнать уходивших в глубь леса советских людей им удалось лишь на седьмые сутки.

Они пришли с оружием и полным комплектом боеприпасов, израсходовав всего один патрон на эсэсовца. Был у них и ручной пулемет с четырьмя коробками дисков.

В первых же боях Костя Лысенко зарекомендовал себя отличным стрелком. Уже через месяц на его счету было восемь немецких солдат и один офицер.

Вскоре его, сапера по специальности, перевели в подрывники. И здесь, среди опытных минеров, он быстро завоевал уважение: подорвал три автомашины с солдатами, а при налете на мост у Белынковичей и во время повторного разгрома Гордеевского полицейского гарнизона он проявил настоящий героизм и сумел вынести с поля боя своего раненого командира.

Перед выходом в рейд Лысенко был уже командиром отделения минеров. Он как-то сразу поднялся до высот того авторитета, которым пользовались такие опытные подрывники, как Кузнецов, Кошелев и Артозеев.

Костя любил риск, свою трудную, опасную работу сапера. Он был отчаянным парнем, но в последнее время при встречах с Аней терялся и, так непохоже на себя, робел.

— Знаешь, Аня, чего мне хочется после войны? Приехать в Москву и бродить по ней — у Кремля, вдоль набережной. Просто так бродить и все. И знаешь, с кем? С тобой. Если ты, конечно, согласишься…

— Чудак! — Аня тихо, чуть слышно смеялась. — Кажется, я соглашусь. Кажется…

И в ту минуту никто из них двоих не верил в то, что где-то рядом шатается, рыщет смерть, подстерегает на каждом шагу. А она была совсем недалеко.

Хотя подрыв танка на просеке и остановил карателей, но к вечеру штаб соединения все же снял партизан с обороны и дал команду готовиться к рейду. Лагерь ожил вмиг — на подготовку дали всего один час. Обоз в подразделениях был сокращен в четыре раза. Все лишнее зарывалось или уничтожалось. Грузили только самое необходимое.

Тихо, без традиционного салюта, похоронили павших в дневных боях товарищей…

Почти всех подрывников отправили на разминирование прохода, по которому должна была прорываться колонна. Только троих, во главе с Володей Павловым, никогда не унывающим, по-цыгански смуглым юношей, командир послал с небольшой группой прикрытия минировать след партизанской колонны.

Аня села в сани вместе с Осиповной и Верочкой.

В полночь разведчики доложили, что путь свободен от мин. Партизанская колонна быстро заскользила меж деревьев к опушке леса. У его кромки подтянулись поплотней и, дождавшись сигнала, помчались по оврагу.

Половина колонны уже покинула лес, когда каратели обнаружили ее. В небо полетели ракеты, затарахтели пулеметы, струи трассирующих пуль обрушились на партизан. Ездовые что было мочи стегали лошадей, а бойцы прямо из саней били по врагам из пулеметов, автоматов, из винтовок и карабинов.

С храпом упала подстреленная лошадь. Сани — на бок, люди — кубарем в снег, но тотчас вскочили, быстро разобрали поклажу и, с ходу побросав ее в другие сани, кинулись догонять свое подразделение.

Большая часть колонны уже выбралась из леса. На место прорыва обрушился шквальный минометно-артиллерийский огонь карателей. Лишь с большим трудом хвост колонны соединился с основными силами.

Вскоре подразделение минеров нагнало подрывников, снимавших мины в проходе, по которому прорывалась колонна черниговцев.

— Аня! Аня! — послышался знакомый голос.

— Здесь я, здесь, Костя! — обрадовалась Аня и, не раздумывая, соскочила с саней.

— Я так боялся за тебя! Это не смешно? — взяв ее за руки, сказал Костя.

— Нет! — ответила Аня. — Это совсем не смешно…

К рассвету соединение втянулось в небольшой лесок и остановилось на дневку. А для того чтобы каратели не напали на место стоянки, командование по нескольким направлениям выслало отвлекающие группы. В группе, которая отправилась к железной дороге Унеча — Новозыбков, были Костя и Аня.

Среди бела дня небольшой отряд пробирался по снежной целине, маскируясь в кустарниках, мелколесье и в оврагах.

Костя правил лошадью. Аня сидела, свернувшись калачиком, за его спиной. Она чувствовала себя очень спокойной с этим сильным немногословным юношей.

— Тебе хорошо? — время от времени спрашивал он.

— Хорошо! — тихо отзывалась девушка. Ей хотелось ехать и ехать без конца. Спина Кости защищала от морозного ветра. Он часто поворачивался и прикрывал ей ноги сеном, следил, чтобы вылетавший из-под лошадиных копыт снег не попадал ей в лицо.

Под вечер добрались до небольшого леска. Отсюда до дороги полтора-два километра. Были слышны не только паровозные гудки, но и шум идущих поездов.

Посоветовавшись, решили взорвать эшелон прямо перед лесочком, в чистом поле, надеясь, что именно тут их меньше всего ожидают. В вечерних сумерках, встав на лыжи, двинулись к железнодорожному полотну.

Погода была явно за партизан: луна едва проглядывала сквозь оплошные тучи, падал редкий снежок, мела небольшая поземка.

Вскоре дошли до щитов снегозадержания, залегли за ними и стали ждать сигнала разведчиков, которые уже притаились у самой насыпи.

Наконец оттуда мигнул зеленый огонек. Раз-другой.

— Быстро! — крикнул Костя, подхватил мину и, пригнувшись, побежал вперед. Аня еле поспевала за ним.

«Милый, милый, милый, — думала она. — Самый сильный, самый смелый человек на свете!» И тут же спохватилась: «То, что мы делаем, — это очень страшно! Что же я думаю совсем об ином?! Ах, да разве так уж и страшно? Рядом же Костя! С ним ничего не страшно».

Потом Костя выдалбливал в промерзшем балласте ямку, Аня помогала ему, выгребая грунт и ссыпая его на расстеленную рядом плащ-палатку. Когда ямка была готова, быстро уложили в нее заряд взрывчатки, вставили взрыватель, замаскировали мину снегом. Протянули шнур и аккуратно замели свои следы хвойным веником.

И вот они лежат за деревянными щитами снегозадержания, лежат рядом, бок о бок, и ждут. Время течет медленно-медленно. Уже второй раз проходят по насыпи гитлеровские патрули. Хорошо слышно, как поскрипывает у них под ногами снег и как они о чем-то громко говорят.

И Аня, и Костя совсем окоченели. Хорошо бы побегать, согреться, но это невозможно. Наконец со стороны Новозыбкова донесся шум приближающегося поезда. Костя подал Ане шнур и сказал:

— Когда паровоз будет напротив — дергай!

Сам он примостил свой автомат на снежном бугорке в щели решетчатого щита.

Грохот состава нарастал. Вот уже виден огонь паровозного прожектора. Машинист включил свет потому, что был уверен: самолеты в такую погоду не летают.

Несколько томительных секунд, и паровоз поравнялся с подрывниками.

— Рви! — крикнул Костя.

Аня дернула шнур, но, видно, недостаточно сильно: взрыва не последовало. Тогда Костя мгновенно перехватил шнур и рванул его на весь размах руки. Под паровозом полыхнул огонь. Оглушая все вокруг, прогромыхал взрыв. Вверх взвилось громадное слепящее пламя.

Эшелон, как оказалось, состоял из цистерн с горючим. Вокруг стало светло, как днем. Сплошная стена огня, шириной не менее ста метров, обдала подрывников нестерпимым жаром. Взрывы не прекращались и звучали то сильнее, то слабее. Вслед за ними из огненной стены, подобно протуберанцам, взлетели в вышину багровые языки пламени. Рвались последние цистерны.

Дело сделано. Партизаны вскочили и побежали к лесу. На бегу Костя торопливо сматывал тянувшийся за ним шнур.

Где-то на станции тревожно и торопливо ударили пулеметы, с противоположной стороны дороги, в кустарнике и редком лесу, захлопали мины. Это немцы наугад били по предполагаемому пути отхода партизан.

— Молодец, Аня, молодец, — приговаривал Костя.

— Ты молодец! — отвечала девушка. — Я — что…

Костя указал на зарево:

— Еще один эшелон. Считай еще один шаг до Берлина! Я не слишком красиво говорю?

— Вовсе не слишком. Ты правильно говоришь, Костя. Знаешь, а ведь когда-нибудь, после войны, люди, пожалуй, не поверят, что партизаны не только рвали эшелоны, но и могли любить.

— Пусть не верят. Но мы-то с тобой знаем, что партизаны умеют и воевать, и любить.

Аня порывисто обняла его.

— Родная! — Костя подхватил ее на руки, усадил в сани. Кони рванули и понеслись вслед за маленькой колонной отряда.

…Позади продолжали трещать выстрелы, глухо рвались мины — спохватившиеся гитлеровцы все еще пытались настигнуть партизан. А природа, родная земля, словно помогала советским людям: густо повалил снег, закрутила поземка, заметая и без того не очень приметные следы партизанской группы.

Глава VI ТРАГЕДИЯ НА ПРИПЯТИ

В знаменитых Елинских лесах, где еще зимой 1941/42 года базировались черниговские партизаны, сейчас опять горели костры. Это из Клетнянских лесов возвратилось партизанское соединение черниговцев.

Прилетел из Москвы Алексей Федорович Федоров, первый секретарь Черниговского обкома партии, депутат Верховного Совета СССР. Кроме оружия, боеприпасов и медикаментов, он привез и новый приказ, который требовал, чтобы одна часть соединения, с Попудренко во главе, оставалась на Черниговщине, а остальные, вместе с Федоровым, совершили бы стремительный рейд в Западную Украину, на Волынь, под Ковель. Мешкать было нельзя: вот-вот вскроются реки, начнется весенняя распутица.

Нелегко было командирам разделить отряд на черниговцев и волынцев, но еще труднее — разлучаться друзьям. Прощание получилось нелегким. Не обошлось и без слез, по-мужски скупых и стыдливых.

…Первую встретившуюся на пути железную дорогу федоровцы перешли с боем, подорвав два эшелона. Один из них сожгли дотла. Днепр форсировали с ходу, благо лед на нем еще не ушел тронуться, а вот за Днепром стало худо. Почти везде сошел снег. Пришлось помогать измученным лошадям тащить сани по грязи и песку. Одновременно партизаны старались заменить сани телегами. Наконец весь обоз, как говорят, встал на колеса.

Перед рекою Припять на хвост колонны насели каратели. Оторваться от них партизанам удалось лишь спустя несколько дней, после сильных арьергардных боев. В поисках удобного места для переправы соединение вынуждено было сделать несколько переходов вдоль Припяти. И вот тут, в районе Оревичей, произошла встреча федоровцев с ковпаковцами. Одна из самых трогательных и горячих встреч военного времени. Сюда же вскоре подошли и отряды Мельникова.

Знаменитые командиры не преминули воспользоваться тем, что в одном месте неожиданно собралась такая могучая сила. Объединенный штаб быстро разработал «Брагинскую операцию». Внезапно партизаны ударили и полностью разгромили крупный фашистский гарнизон в городе Брагине, куда оккупанты перенесли управление всем Полесьем. Взяты были богатые трофеи и очень много продуктов.

Затем перед подрывниками была поставлена задача подготовить переправу федоровцев на западный берег Припяти. Задача нелегкая: днем о форсировании реки нечего было и думать — в небе постоянно рыскали «костыли» и «рамы»[3]. Они буквально гонялись за каждой, даже одинокой, подводой.

Подрывники собрали все уцелевшие, припрятанные населением от гитлеровцев лодки, соорудили из них подобие парома, куда можно было одновременно закатить две подводы. И уже за первую ночь почти половина партизанского войска смогла благополучно переправиться на западный берег и занять там большой плацдарм. Всю следующую ночь, сменяя друг друга, подрывники и выделенные им в помощь партизаны из других отрядов перебрасывали лесную армию Федорова с одного берега Припяти на другой, но все же до утра управиться не успели.

Под утро начальником парома назначили Костю Лысенко. Над рекой еще клубился густой туман, отлично помогавший паромщикам в их нелегкой работе. Костя торопил ребят и сам что есть силы помогал им.

Но вот туман стал подыматься, рассеиваться — хоть все кончай. А на берегу и осталась-то всего дюжина подвод! Обидно! И Костя решился. Замаскировав паром ветками, он продолжал вести переправу.

Беда вынырнула из-за туманной пелены, едва паром достиг середины Припяти. Почти на бреющем полете хищно проскользнула проклятая «рама», сделала над рекой «горку» и высыпала кассету мелких бомб. Вода вскипела, лошади вскинулись на дыбы. Паром накренился, резко встал на ребро и нырнул в пучину. Все скрылось в пенящемся водовороте.

К месту трагедии мчались две лодчонки. «Рама» развернулась, обстреляла их из пулемета…

Все это время, словно не замечая ничего вокруг, Аня стояла на берегу и глазами полными ужаса, смотрела на реку: «Костя! Родной мой!..»

Пристали к берегу лодки со спасенными, но Кости среди них не было.

Губы девушки продолжали беззвучно шевелиться, а глаза ее все так же полнились недоумением и ужасом. С ней заговаривали, убеждали уйти с берега. Она не отвечала… Тогда ее усадили в лодку и, доставив на другой берег, передали Осиповне. Аня не плакала, не стонала. Без сна пролежала она на повозке весь день и всю ночь.

Утром пришли комиссар соединения Дружинин, командир и политрук подрывников.

— Крепись, крепись, дочка! — сказал комиссар, бережно дотрагиваясь ладонью до горячего лба девушки. Потом добавил, обращаясь к политруку и командиру: — Почаще посылайте ее на задания, да на те, что посерьезней. Так надо.

— Спасибо вам, Владимир Николаевич, — трудно разомкнув губы, поблагодарила Аня. — Спасибо. Я не подведу. Пожалуйста, верьте…

Глава VII ПАРТИЗАНСКАЯ АКАДЕМИЯ

Когда Черниговское соединение пришло в район поселка Боровое, все вокруг уже зеленело. Расположились лагерем под вековыми, в три обхвата, дубами. Невдалеке, на обширной поляне, оборудовали аэродром. Стали принимать самолеты. С одним из них прилетел полковник Илья Григорьевич Старинов — боевой, опытный командир, крупный специалист минно-подрывного дела.

Еще в сороковых годах вместе с интербригадовцами он сражался в Испании. В начале Великой Отечественной войны Старинов руководил установкой радиомин в Харькове. Одной из таких мин был уничтожен военный комендант города Харькова фашистский генерал Георг фон Браун вместе со всем своим штабом.

Сейчас полковник Старинов отвечал за минно-подрывную службу Украинского штаба партизанского движения. Федоровцам он привез инструкторов, много взрывчатки, а самое главное — массу мин самых новейших конструкций.

Небольшого роста, подвижный, нетерпеливый, полковник развил бурную деятельность. Его худощавую фигуру видели во всех отрядах и не по одному разу за день. Горячий энтузиаст своего дела, Старинов буквально всех заразил своей идеей массированных минных ударов по железным дорогам. «Вот это настоящий бог подрывной службы!» — за глаза говорили о нем партизанские подрывники.

При каждом отряде были созданы минно-подрывные взводы. Всех новых подрывников собрали в «партизанскую академию», как шутливо назвали учебные сборы минеров в соединении.

С ближайших лесоразработок, заброшенных с начала войны, в лагерь привезли несколько звеньев узкоколейных рельсов и построили участок железной дороги — получился как бы учебный полигон. Наравне с новичками осваивали новую технику и старые подрывники. «Курсанты» занимались не только с рассвета до темна, но частенько проводили и ночные учения.

После освоения новой техники, в особенности МЗД (мина замедленного действия), время взрыва которых можно было вычислять с исключительной точностью от получаса до нескольких месяцев, подрывники перешли к практическим занятиям.

Всех минеров разбили на две группы. Одна охраняла «дорогу», другая пыталась ее заминировать. А утром все вместе шли вдоль «пути» в поисках поставленных ночью мин.

Затаив дыхание, партизаны ждали оценки своей учебной работы. Среди первых отличников была Аня Малых. Она действовала с чисто женской аккуратностью, предусматривая послойную укладку вынутой земли и тщательную маскировку своих следов. Даже утреннюю росу она удачно подделывала, разбрызгивая воду из фляги небольшим веничком. Ее вновь оставили при роте подрывников.

Наконец, получив последние напутствия от своего «бога», полковника Старинова, подрывники были распределены по отрядам. Предстояло впервые применить новые мины замедленного действия, которых не было ни в одном партизанском отряде.


Почти сто километров прошли подрывники по знаменитым Полесским лесам и болотам, пока добрались до магистрали Брест — Пинск.

Километров за десять-двенадцать от дороги, возле лагеря одного из небольших местных отрядов, они устроили базу. Старожилы выделили федоровским подрывникам опытных проводников, и те, вместе с разведчиками группы, принялись изучать подходы к дороге на своем участке.

Аня и Женя Славинский, пятнадцатилетний мечтательный паренек, должны были работать вместе. Несмотря на свой возраст, Женя считался в отряде опытным подрывником. Он пришел к партизанам ранней весной 1943 года, а уже летом имел на своем счету шесть подорванных эшелонов.

В первую же безлунную ночь партизаны вышли «на работу». Накрапывал теплый весенний дождь. Он промочил людей до нитки, но они были рады ему — ведь дождь заглушает шум движения и помогает лучше маскировать минированные места.

Сначала поползли к дороге разведчики. Они быстро скрылись в темноте, унося с собой конец тонкого телефонного провода, который толчками скользил через ладонь Ани. Но вот заминка. Минута, другая напряженного ожидания, и, наконец, условный сигнал — три коротких рывка. Значит, порядок — на «железке» все спокойно.

Пригнувшись, стараясь не производить ни малейшего шума, подрывники побежали к рельсам. Дождавшись их, разведчики разошлись парами в разные стороны, чтобы обезопасить фланги от патрулей охраны оккупантов.

Вот и насыпь. Аня быстро разостлала плащ-палатку, а Женя осторожно начал орудовать малой саперной лопаткой, послойно укладывая на брезенте вынутую из-под шпалы землю. Потом он отвязал от пояса зашитый в мешковину толовый заряд и уложил его на дно ямки. Аня тем временем вставила трубочку сопротивления и аккуратно установила на заряде коробку с миной. Придавив кнопки неизвлекаемости небольшими камнями, она присыпала все землей и слегка утрамбовала ее ладонями.

После того как была снята предохранительная чека, Женя доверху засыпал ямку землей, Аня засунула вибрационный замыкатель под шпалу. Потом, тщательно замаскировав место установки мины, подрывники разровняли траву на откосе насыпи. Теперь можно было уходить. Аня направилась к одной паре разведчиков, а Женя, захватив оставшуюся землю, — ко второй. Через несколько минут они встретились на опушке леса, у расчета ручного пулемета, прикрывавшего их с тыла.

Высыпав землю, принесенную в плащ-палатке, и замаскировав ее старой хвоей, они смотали телефонный кабель, немного передохнув, пошли дальше вдоль железной дороги. Пройдя с полкилометра, повторили операцию. Три мины замедленного действия успели поставить они в этот раз.

На вторую ночь Ане и Жене удалось подложить только один «сюрприз». После этого несколько ночей подряд фашисты отгоняли их от дороги огнем автоматов. С большим трудом доставили еще две мины. Зато на девятый день, утрам, подрывники были вознаграждены: сработала первая мина. Под откос полетел эшелон с маршевым батальоном. Тотчас на дрезине примчались саперы. Одну мину они сумели обнаружить. Однако, едва начав извлекать ее, подорвались и погибли.

Гитлеровцы не на шутку обеспокоились. Они срочно увеличили число часовых, усилили охрану дороги; удвоенные патрули палили из автоматов наугад по ближайшим кустам.

Такой «случайной» пулей был ранен молодой разведчик Сивков, потом еще два партизана… Но Малых и Славинский по-прежнему каждую ночь выходили к железной дороге и пытались минировать ее.

Узнав от разведчиков, что оккупанты сосредоточили почти всю охрану в наиболее угрожаемых местах, то есть в лесных районах, подрывники в одну из ночей заминировали путь у самых семафоров с обеих сторон станции. В последний момент, перед отходом, они имели еще одну возможность полюбоваться делом своих рук: взлетел на воздух вражеский эшелон, мчавший к линии фронта цистерны с горючим. На сто метров от места взрыва повыгорели шпалы, а рельсы закрутились в спираль.

Движение на дороге прекратилось совершенно. Конечно, постепенно немцы расчистили и вновь восстановили путь, но и после этого мины замедленного действия продолжали взрываться. Взлетел на воздух даже восстановительный поезд. От толчка сдетонировала и взорвалась еще одна мина. Под вечер подорвалась бронедрезина, а на рассвете под откос полетел эшелон, груженный автомашинами.

Оккупанты увеличили местные гарнизоны, принялись прочесывать лес у дороги. Но все их усилия оказались тщетными. Подрывники трудились уже совсем на другом перегоне.

Партизаны шутили:

— Немцы померли б с досады, если б только знали, кто им дорогу минирует! Разве ж не обидно не совладать с дивчиной да с хлопцем?

Партизаны смеялись, а громче всех — Аня и Женя, главные виновники общего хорошего настроения.

Глава VIII В НОЧЬ НА ТРЕТЬЕ АВГУСТА

В соединение пришла шифровка, после чего штабные работники долгими вечерами, а то и до рассвета просиживали над картами, рассылали во все стороны связных. Командование усилило разведгруппы, перестало отправлять подрывников на «железку». Опытному партизанскому глазу сразу было видно: разрабатывается очень крупная операция.

Прошел слух, будто готовится одновременный налет на большие железнодорожные станции. Слух этот, как и рассчитывали в партизанском штабе, дошел до ушей немецких разведчиков. Об этом побеспокоилась партизанская агентура.

Конечно, с одной стороны, слуху можно бы и не поверить, но разве не могло оказаться так, что в народе говорили правду? Как бы то ни было, но оккупанты всполошились. Они принялись стягивать новые подразделения именно на те станции, о которых упоминала молва, возводить вокруг этих станций дополнительные оборонительные сооружения.

Партизаны в лагере начали волноваться: разве можно так долго готовить операцию! Немцы уже обо всем пронюхали, успели принять контрмеры!.. Однако командование, как говорят, и в ус не дуло. Соседние соединения, бригады и отдельные отряды тоже почему-то перестали «беспокоить» железную дорогу.

Удрученные происходящим, подрывники истомились от неведения и безделья. Под конец раздобыли где-то мяч и волейбольную сетку, занялись игрой.

И вот в самый разгар волейбольных соревнований минеров по тревоге собрали у старой леспромхозовской узкоколейки. Целый день их тренировали в скоростном подрыве рельсов. Аня, как и ее товарищи, долго и тщательно разучивала свою «роль»: поджигала зажигательную трубку заряда на стыках и мчалась на другой участок пути.

Лишь к ночи подрывники вернулись в лагерь и застали там спешную подготовку к выходу. Едва успели поесть, как их снабдили подрывным имуществом и распределили по отрядам. К каждому из минеров прикрепили по двадцать молодых партизан и приказали быстро научить их, как класть и крепить толовую шашку, чтобы взрыв наверняка перебивал рельс пополам.

Напарником Ани был назначен молодой, но уже успевший повоевать минер-подрывник Володя Буров. После ранения на фронте он попал в госпиталь, а затем был направлен на партизанские курсы. К черниговцам его сбросили с парашютом всего два месяца назад, но и за это время его хорошо узнали и перестали удивляться его смелости и находчивости на операциях.

Вместе с Буровым и Аней должны были идти еще шестеро подрывников, которые только что окончили «академию».

Минеры бережно разложили по карманам готовые зажигательные трубки, и, проверив оружие, стали ждать сигнала к выходу.

Аня сидела под деревом, обняв руками колени и откинув голову. Она смотрела на звезды и думала: «Где-то теперь родные! Ведь эти звезды, наверное, сейчас видят и отец с матерью, и, может, брат Женька! Что они сейчас делают? Думают ли о ней? И как думают? Может быть, уже оплакивают ее как убитую и говорят о ней лишь в прошедшем времени? Как же им должно быть тяжело… Конечно же, тяжелее, чем мне! Конечно…»

Дважды запрашивала Аня штаб фронта, просила разыскать и сообщить ей адреса родных, и дважды ответы кончались одинаково:

«…пока адреса не установлены».

«Где же вы? Мама, папа, Женька! Где?»

В полночь соединение побатальонно вышло на задание.

На подходе к железной дороге каждую колонну встретили свои разведчики и проводники из местных партизан. Сразу же, не задерживаясь, разбившись на заранее составленные группы, отряды разошлись по своим участкам. Часа в три ночи группа, с которой была Аня, вышла на исходную позицию. Девушка чувствовала необычный подъем: так много людей еще никогда не выходило на операцию одновременно!

Аня не знала, что в операции «Рельсовая война» участвовало не только федоровское соединение черниговских партизан, но все без исключения партизанские соединения, бригады и отдельные отряды.

В эту ночь одновременно на заранее намеченные участки железных дорог вышли партизаны Украины и Белоруссии, Прибалтийских республик и оккупированных областей России. Вместе с ними поднялись и жители всех близлежащих сел и хуторов — десятки, сотни тысяч людей.

Час действий приближался. Там и здесь вдоль всей железной дороги вспыхнула перестрелка. В одних местах она быстро прекратилась. Кое-где, наоборот, разгоралась все сильнее. Раздались взрывы гранат. Это штурмующие группы сбивали охрану.

Но вот все стихло. Взвились сигнальные ракеты, и подрывники ринулись к рельсам.

Скорей, скорей на насыпь! Топот ног, тяжелое дыхание, приглушенные голоса…

Аня и Буров вскочили одновременно и устремились вдоль полотна. Вторая пара минеров побежала в противоположную сторону.

Движения у Ани были точны: наклон над шашкой, одна рука прикладывала к срезу бикфордова шнура головку спички, другая чиркала «теркой». Слабо вспыхивал голубой огонек, раздавалось знакомое шипение зажигательной трубки, а ноги уже несли дальше и рука лихорадочно скользила по рельсу, нащупывая следующую толовую шашку. Рядом, слева, бежал Володя и поджигал заряды на своей нитке рельсов.

Пот заливал глаза, дыхание прерывалось, не хватало воздуха — очень тяжело бежать все время согнувшись, но медлить нельзя ни секунды: сзади уже загрохотали первые взрывы. И где-то далеко-далеко впереди то и дело стали мелькать отблески пламени — там тоже действовали партизаны.

Жадно хватая ртом воздух, Аня бежала не останавливаясь и поджигала трубку за трубкой. Она уже ничего не слышала, руки ее действовали почти автоматически.

— Стой! Всё! — резкий окрик остановил Аню, она перевела дыхание и вместе с поджидавшим ее и Бурова партизаном скатилась с насыпи. А сменная пара минеров устремилась к следующей серии зарядов.

Отбежав в безопасное место, Аня и Володя в изнеможении свалились на землю. Они лежали и слушали, как там и тут гремели взрывы, сливаясь в сплошной грозовой рокот.

— Вот это дали! — восхищенно сказал Буров. Он стоял на коленях и поворачивал голову то вправо, то влево.

Аня слушала, как властно и могуче грохотали дальние и ближние взрывы, и пыталась представить себе тот страх, ту панику, которые охватили врагов.

Только сейчас партизаны начали догадываться о размахе грандиозной операции, в которой им довелось участвовать. Позднее они узнали цифру: 42 тысячи штук рельсов было подорвано в ту памятную ночь на 3 августа 1943 года.

Когда взрывы прекратились, все отчетливо услыхали беспорядочную, нервную стрельбу в районе железнодорожных станций, где партизан вовсе и не было.

— Испугались, сучьи дети! — Буров выпрямился и стиснул кулаки. — Это вам не сорок первый год! — И рассмеялся. — Ну-ну, палите, палите! Оно, гляди, вам не так страшно будет! Утром поймете, какой подарочек вам преподнесли партизаны!

Утро уже наступало.

Глава IX ОСОБОЕ ЗАДАНИЕ

«Рельсовая война»… О ней долго не уставали говорить в партизанских отрядах. А тут еще необычная новость: одна белорусская бригада, не имея взрывчатки, заменила заряды… волами. Да-да, самыми обыкновенными волами!

Штурмующие группы партизан сбивали охрану, и тогда на железнодорожное полотно выходили крестьяне. Они подцепляли рельсы, а упряжки волов вырывали их вместе со шпалами. Рельсы на плечах относили и топили в болоте, шпалы сваливали в кучи и сжигали.

«Рельсовая война» сразу охватила тысячи километров дорог. Такого массированного удара оккупанты не ожидали. Их охрана была не в состоянии оказать серьезного сопротивления. За сравнительно короткое время на оккупированной территории Белоруссии, Смоленщины и Орловской области было подорвано свыше 130 тысяч штук рельсов. К концу сентября эта цифра почти удвоилась.

Партизаны торжествовали.

Незаметно прошло лето. Ушла и осень. Надвигалась зима. В лесные лагери она принесла свои заботы. Мастерили шапки, рукавицы, маскхалаты, лыжи.

На «железку» давно не ходили — «рельсовая симфония» начисто «съела» весь запас тола. Подрывники зажили почти мирной жизнью.

С раннего утра партизаны собирались группами, обсуждали новости, читали вслух газеты, которые время от времени доставляли «московские» самолеты.

Особенно долго занимали федоровцев события на Курской дуге, в которых и они приняли косвенное участие, помешав фашистам доставить к месту сражения многие эшелоны солдат и техники.

— Скоро Гитлеру конец! — пророчествовали партизанские деды. — Это завсегда так: захвати змею пальцами у головы — ей и куснуть тебя неспособно. Так и тут: шуранули наши немцев под Курском, считай, что одна им дорога — в могилу. Ну, может, пошипят еще, поизвиваются, а все одно — наша победа не за горами.

Украинцы все чаще поминали про Киев, не так давно освобожденный от оккупантов, вычитывали в газетах подробности про то, как искалечили его немцы, и нервничали:

— Ну, когда ж нам «дело» дадут? Ну, когда ж?

И «спивали» в несколько голосов «Реве тай стогне Днипр широкий», подперев скулы ладонями.

Аня шила для подрывников маскхалаты, когда явился посыльный:

— Сержант Малых, в штаб…

В штабной землянке, куда она вошла, оказалось все командование соединения. Разговор начал комиссар.

— Есть серьезное задание, — сказал он, посмотрев в Анины внимательные глаза, и продолжил: — Мы решили послать тебя к подпольщикам в Пинск и в Мозырь. Надо доставить им новую подрывную технику, а главное, обучить товарищей, как с ней обращаться.

— Документы и легенду мы тебе приготовили «железные», но все же задание очень и очень опасное, — добавил Федоров и, помолчав, выговорил негромко и строго: — Даем тебе сутки — на размышление. Запомни, мы тебя не принуждаем, ты можешь отказаться, и никто за это не упрекнет. Дело добровольное. Иди, думай.

Аня направилась к выходу, но потом остановилась. «Думать… О чем думать? Об опасностях? Но разве их мало встречалось до этого? Такая работа… Такое время…»

— Я готова к выполнению, — оказала она, — все обдумала… Давно.

Допоздна просидела девушка вместе с начальником штаба и командиром разведки. Надо было заучить наизусть пароли, особые приметы явок, системы сигналов и многое другое, о чем нельзя упоминать в записной книжке или на клочке бумаги, но что знать надо совершенно четко.

И еще трое суток шла кропотливая подготовка. Лишь после этого Аня Малых отобрала указанные ей мины и другую «технику», погрузила все это и полсотни килограммов тола на сани, а утром вместе с группой разведчиков выехала выполнять свое опасное задание.

Кроме всего прочего, Аня везла мозырским и пинским подпольщикам свежие листовки, которые призывали население всячески вредить оккупантам, прятать от них продукты, не верить их лживым россказням про то, что будто бы еще немного и гитлеровская армия победит или что у гитлеровской армии найдется такое оружие, которое способно вызвать панику в рядах Советской Армии.

Листовка сообщала, что в действительности части Советской Армии по-прежнему бьют фашистов, наступая на всех фронтах, и день победы теперь недалек…

Весь партизанский край Аня и ее помощники проехали на санях. На границе зоны встали на лыжи. Несмотря на небольшую оттепель, идти было легко: ночами хорошо подмораживало, а днем все равно приходилось отсиживаться в лесах или оврагах.

До шоссе Брест — Пинск добрались ночью. Спрятав в овражке часть подрывного имущества, Аня запомнила номер телеграфного столба, стоявшего напротив, у дороги, и распрощалась со своим «конвоем». В город ей нужно было идти одной. А партизанам предстоял еще большой путь под Мозырь, куда на явку, к связному, они обязаны были доставить оставшуюся взрывчатку и остальные мины.

Ночью входить в город нельзя — могут схватить просто потому, что нет ночного пропуска. Аня забралась в придорожные кусты и просидела там до утра. Потом переоделась в припасенную одежду и запрятала в снег лыжи, оружие и свои партизанские пожитки. Подержала на ладони маленький «вальтер», когда-то подаренный Костей, и, зарыв в снег пустую кобуру, все-таки засунула пистолетик глубоко в валенок.

Вскоре, выйдя на дорогу, девушка смешалась с людьми, которые опешили в город по своим делам. День был воскресный: жители соседних сел и хуторов несли на базар свои немудрящие припасы. Разговоров не было слышно. Люди предпочитали молчать.

В город Аня вошла беспрепятственно: полицай, который проверял документы, лишь бегло взглянул на бумажку с черным орлом, державшим в когтях свастику, небрежно махнул рукой, мол, проходи, и отвернулся.

Юная партизанка и в самом деле не могла вызвать никаких подозрений: в овчинном полушубке, сером вязаном платье, из-под которого выглядывали новые лыжные штаны, она ничем не отличалась от местных жителей, которые в ту пору меньше всего заботились о красоте своей одежды — лишь бы теплая да прочная! Вдобавок вид у Ани был очень наивный: до того забавно, по-детски, торчали из-под беретика тонкие, с ленточками, косички!

В руках Аня держала сумку с продуктами, теплым платком и туфельками, то есть со всем тем, с чем недавно была задержана партизанами дочка полицая. В документе говорилось, что Анна, дочь старшего полицейского Ивана Звонкова, геройски погибшего в стычке с партизанами под Брестом, направляется домой, к сестре отца, в Мозырь, на постоянное местожительство. Документ был подписан самим бургомистром города и требовал, чтобы местные власти оказывали «подательнице сего всяческое содействие в пути следования».

Настоящая владелица документа все еще находилась в лагере соединения, и Аня могла «следовать» без опаски. Прежде всего она, как было обговорено заранее, направилась на базарную площадь — благо туда торопились почти все, кто был в тот час на улице.

На рынке оживленной торговли не было, в основном происходил обмен одежды на продукты. Немецкие солдаты предлагали сигареты, требуя за них сало, яйца и сивуху.

Потолкавшись немного по рынку, Аня пошла искать явки. И сразу — неудача. Тут, рядом, она должна была увидеть домик с желтыми наличниками и дверью, обитой синей клеенкой, но… где же он? Аня с трудом обнаружила его, потому что от домика почти ничего не осталось: крыша сгорела, окна выбиты, дверь, сорванная с петель, разломана и затоптана в снег… Не торопясь, не останавливаясь, Аня прошла мимо. Ясно, что тут не без помощи гестапо и полиции произошла непоправимая беда.

Оставалось одно — искать вторую явку. Подойдя к ней, Аня не обнаружила на левом окне занавески с с двумя заплатками по углам. Значит, второй явки тоже нет.

Третья, резервная явка, была возле станции, но, видно, беда не ходит одна. Вместо дома там зияла большая свежая воронка.

День клонился к вечеру, подмораживало, а у девушки не было места для ночлега. В городе — ни одной знакомой души. Мозырь, где находились другие явки, далеко. Что же делать?

Жители уже попрятались в домах, и не было никакой надежды на то, что они откроют дверь чужому человеку. Словно в полусне бродила Аня по пустынным улицам.

Тихо, темно, морозно… Вот-вот наступит комендантский час, больше медлить нельзя. И Аня решительно направилась к управе, показала часовому документ и вошла к дежурному.

— Дяденька! — плаксиво протянула она. — Я совсем замерзла, а у меня никого на свете не осталось… Где я буду ночевать, дяденька?

Пока мордастый полицай разглядывал удостоверение, Аня, то и дело охая, рассказывала историю про то, как погиб ее отец-полицейский, как она осиротела и вот решилась ехать к тетке. На беду, дом, в котором когда-то жила подруга и у которой она хотела сейчас остановиться, сгорел, и ей, Анне Звонковой, дочери полицейского, героически погибшего в боях с партизанами, даже негде переночевать.

Дежурный окликнул дремавшего в соседней комнате старичка-посыльного и приказал ему определить настойчивую просительницу на ночлег.

Глава X СТАРЫЙ ГОРОБЕЦ

Когда Аня проснулась, хозяйка пригласила ее завтракать.

У заботливой старухи, кроме кипятка, заваренного сухой морковью, да нескольких свежих белорусских драныков[4], ничего не было. Аня достала из сумки краюху хлеба, несколько кусочков сахару, и они вместе с удовольствием почаевничали.

Разговорились. Бабушка оказалась на редкость словоохотливой. Она быстро посвятила разведчицу во все городские новости и сплетни.

Вежливо, в знак неослабного внимания кивая головой, девушка одновременно обдумывала, что же предпринять дальше и как выполнить поручение партизанского штаба. Она заранее представляла себе, как выйдет на улицу, на мороз, и побредет невесть в какую сторону.

Старуха продолжала судачить о том, о сем. И, слушая ее, Аня вдруг вспомнила, как один из подрывников, Витя Горобец, рассказывал однажды о своем деде, который живет в Пинске. Кажется, он называл деда Виктором Архипычем и говорил, что старик у него очень славный, «партийный до мозга костей, только без билета». Аня попыталась припомнить хоть какие-нибудь подробности, касающиеся старого Горобца, но — увы — все выветрилось. Хорошо она помнила только одно: дед Витьки был лучшим в городе печником.

Оказалось, что и старушка знает прославленного мастера. Она охотно, со многими подробностями объяснила, как найти его дом, и присовокупила:

— Если вам печь нужно сложить, так лучше Горобца вам ее никто не сложит. Золотой человек!

Собрав свои вещи, Аня оделась, поблагодарила старуху за хлеб-соль и пошла разыскивать печника.

Когда она постучала в калитку, за которой надрывалась большая, страшная собака, на стук никто не вышел. Ане стало не по себе: вдруг спутала дом, и Горобец здесь не живет?

Наконец скрипнула дверь, звякнула щеколда калитки, и перед Аней появился сам Горобец. Ошибиться было невозможно: Виктор хотя и с юморком, но очень точно описал внешность деда.

Старик был высок и могуч, без шапки, с копной седых волос, ниспадавших ему на плечи и перехваченных на лбу узким кожаным ремешкам. Широкая белая борода прикрывала геркулесовскую грудь. Он стоял перед маленькой Аней богатырем, сошедшим с полотна Васнецова.

Наклонив голову, Горобец вприщур оглядывал девчушку с двумя маленькими косичками, торчавшими из-под берета.

— Ну, елки-палки, зачем пожаловала?

— Виктор Архипович, — нерешительно проговорила Аня, — я по важному делу.

— Ну, коли по важному, то заходи, — прогудел старик и цыкнул на собаку.

Вошли в дом. По всему было видно, что Горобец давно живет один. В избе — устоявшийся запах махорочного дыма и портянок, которые сушились над печкой. В переднем углу, у большой, почти черной от древности иконы, горела лампадка. С русской печи свешивался конец лоскутного одеяла, на лавке лежала шуба из черной старой овчины, а у глухой стены — новая рыболовная снасть, верша.

— Важное, говоришь, дело? — вглядываясь в девушку, переспросил дед. — Ну, тогда раздевайся и садись вот сюда.

Он убрал шубу и указал на скамью, потом вынул из печки большой закопченный чайник, достал из стенного шкафчика граненые стаканы, налил в два блюдечка сладко пахнущей «буряковой» патоки и поставил на чисто выскобленный стол миску все с теми же драныками.

— Вот так-то, с чайком, и разговаривать после морозца будет сподручней, — сказал хозяин, разливая в запотевшие стаканы кипяток, заваренный липовым цветом. — Вот так-то, милая.

Аня начала с того, что передала деду привет от внука.

Старик, не моргнув глазом, спросил, где же она его сумела повидать.

— Я ж его, сорванца, с самого начала войны не видал! — добавил дед и для убедительности развел большими руками.

Сомнения теснились в голове девушки. С одной стороны, ей хотелось доверять деду Горобцу, с другой стороны, какие были у нее к тому основания? Ну, положим, Виктор хорошего мнения о нем. Но Виктор — внук, он вполне мог принять желаемое за действительное! Положим, старик и к ней, незваной гостье, отнесся по-хорошему: вот и чаем поит, блюдце с патокой поближе пододвигает. Но разве не случалось с другими малоопытными разведчиками, что они решались довериться незнакомому человеку только потому, что он производил внешне приятное впечатление? Бывало. И чем кончалась такая слепая доверчивость — тоже известно.

Где же выход? Что предпринять? Но выхода (и Аня это отлично понимала) — не было. Задание партизанского командования находилось под угрозой срыва.

«Ну, если ты способен на подлость, если ты только способен на подлость, — думала Аня, — фашисты немного добьются, не зареву — я и маленькой никогда не ревела. Ну, что ты на меня все глядишь? Не доверяешь? Тоже? Ну, как же убедить тебя, что я — партизанка, что ты мне должен, обязан помочь!»

Выхода не было, с дедом больше некогда было чересчур осторожничать, — Аня прямо сказала старому Горобцу, что и она, и его внук — в партизанах. Затем поведала про неудачу с явками и, наконец, заявила, что не уйдет от него, пока он не свяжет ее с нужными людьми.

Старик насторожился. Он твердил, что никаких подпольщиков не знает, и недоумевал, почему, мол, ему задают такие нелепые вопросы.

— Я печи кладу. Вот все мои занятия! — уверял старик, а взгляд его глаз, который то и дело скользил по фигурке, девушки, становился все острее и пристальнее.

Вечером Горобец посоветовал Ане спать и уступил ей свое место на печи. Сам же устроился на лежанке, сказав:

— Утро вечера мудренее.

— Дедушка, я же вам честно все говорю! Помогите! — просила Аня. Она была в отчаянии.

А дед подымил махоркой и очень скоро заснул.

Аня уже не чувствовала к нему никакой симпатии. Старик ей был неприятен. Она со зла прошептала «трус!» и забылась неспокойным сном, на всякий случай сунув «вальтер» под подушку.

Утром, едва открыв глаза, она огляделась, но деда Горобца в хате не обнаружила. На столе лежали два коржа и стояло блюдце с патокой, прикрытые чистым полотенцем, а на припечке слегка попыхивал паром знакомый чайник. Куда же мог деться старик?

Аня вышла на крыльцо, но пес так стремительно и свирепо кинулся к ней, что она едва успела юркнуть обратно в сени. Инстинкт разведчицы подсказывал ей, что опасаться деда все-таки не стоит. Если бы он хотел выдать ее немцам, то давно бы сделал это. Значит, остается одно — ждать…

Горобец вернулся лишь вечером и не один, а с гостем, пожилым щуплым человеком, у которого была аккуратная бородка клинышком, прокуренные усы и очки в железной оправе, скрепленной тонкой медной проволокой.

— Ну, елки-палки, знакомьтесь! — хитро щурясь, пробасил хозяин и добавил, обратившись к Ане: — Вот ему и выкладывай свою правду. Он поможет.

«Нет, Горобец не из тех, кто ставит ловушки и выдает партизан! Свой он, наш, «революционный» дед».

Аня строго поглядела на Горобца, а затем — на незнакомца и осторожно начала прощупывать его. При этом она сама, разумеется, никаких фамилий, адресов не упоминала.

— Когда ожидается поезд на Мозырь? — назвала Аня, наконец, партизанский пароль.

— Спросите завтра у дежурного по станции, — ответил незнакомец.

Все точно. Выходит — свой.

Глаза девушки потеплели. Она задавала новые вопросы и вскоре поняла, что человек хорошо разбирается во всех тонкостях подполья, что все отзывы паролей, данных ей в штабе соединения, ему хорошо известны. И лишь тогда она без опаски поведала обо всем, что касалось ее задания, и попросила, чтобы ей как можно скорее помогли. Гость встал, потянулся, поглядел в темное окно, проговорил:

— Ладно, товарищ. Оставайся у Архипыча и жди команды. Я позабочусь, чтобы наши люди успели до утра перенести твое хозяйство в город, в надежное место.

Аня вынула пачку листовок, отпечатанных на папиросной бумаге.

Гость понятливо кивнул и бережно принял пачку, подумал немного и засунул ее за ремень брюк, усмехнулся:

— Вот так и при царе носили! Думал, что уж больше никогда не доведется, а вот поди ж ты!

Затем, еще раз переспросив, по каким приметам можно найти подрывное имущество, оставленное в овражке, гость Горобца, так и не назвав своего имени, вышел из дома и исчез в ночи.

Собака даже не тряхнула цепью. Аня поняла: незнакомец здесь — свой человек.

В этот вечер впервые за последние дни девушка уснула спокойно и крепко, с добрым чувством глянув на большую седую голову старика, которая слегка серебрилась в трепетном свете лампады. Старик лежал лицом вверх и то ли тоже засыпал, то ли думал какую-то свою мудрую думу.

Глава XI НЕУЖЕЛИ — ВСЕ?

Три долгих дня прошли для Ани в нетерпеливом ожидании. Каждый раз с утра уходил куда-то Архипыч, а возвращался почти ночью. На четвертые сутки в доме старого Горобца опять появился человек в очках, перевязанных медной проволокой.

— Что ж, — проговорил гость, подходя к Ане. — Здравствуй, отчаянная! — Он пожал ей руку. — Пора познакомиться. Меня зовут Семеном Михайловичем.

Он присел и взглядом приказал девушке последовать его примеру.

— Так вот, — продолжал он, — вещички, значит, твои нашли и перебазировали в город. Завтра с утра за тобой зайдет человек и проведет куда надо. Начальство твое известили, мол, прибыла ты к нам благополучно… — Семен Михайлович свернул самокрутку, прикурил и потянулся за шапкой. — Вот пока и все. Жди утра.

Аня проснулась рано, спрыгнула с печи и обомлела: прямо перед ней, развалясь на лавке под иконой, дымил сигаретой здоровый, с рыжим кудлатым чубом, полицай. В углу, у порога, стояла винтовка.

«Спокойно!» — приказала себе девушка и, стараясь, чтобы голос ее не дрожал от волнения, выговорила нараспев:

— Здравствуйте! Ну, и соня же я! Солнышко вон уже где! — Она не без умысла глянула в окно — двор был пуст. На душе отлегло.

— Не пужайся, дочка, — улыбаясь в свою дремучую бороду, оказал старый Горобец. — Это Степан, второй мой внук. А обрядиться в эту форму ему Семен Михайлович наказал. В их деле другой раз и не такую шкуру случается надевать. Должна понимать…

— Да, приходится по-всякому! — отозвался парень ломким баском. — Иной раз и каменюкой в спину жахнут. А на то, что повсюду срамят да ругают, уже и внимания не обращаешь. А что поделаешь? Ничего… Приказано!

За чаем Аня выслушала инструктаж. Прощание со старым Горобцом получилось коротким, но трогательным. Дед тяжко вздыхал и все не снимал свою тяжелую руку с ее плеча. На улице Аня взяла «полицая» под руку и неторопливо пошла с ним прочь от дома, где остался в своем одиночестве славный старик, похожий на богатыря с картины Васнецова.

Утро было ясное, солнечное и морозное. Звонко поскрипывал под ногами свежий, выпавший ночью снежок. Не спеша прошли через весь город. Степан оказался очень веселым парнем и всю дорогу смешил девушку.

— Смотри, смотри, вон на того пузатого! — шептал он. — По той стороне идет, видишь, в белой шапке? Это наш начальник управы, бургомистр. Вот бы у него морда вытянулась, узнай он, с кем я иду…

Девушка смеялась и в тон Степану весело болтала о разных пустяках, чтобы каждому прохожему стало ясно, до чего легкомысленна подружка дюжего полицая.

Так они дошагали до окраины города, до лесопилки. Зашли в дощатый сарайчик, приспособленный под контору.

Внутри было почти пусто. У окна стояли грубый стол и две скамейки. Топилась полуразвалившаяся печка. Сквозь щели между кирпичами тянул дымок. Возле печи, на перевернутом ведре, сидела пожилая женщина.

— Андревна, — обратился к ней Степан, — отведи ее к нашим, — он показал на Аню, — а я подежурю.

Женщина кивнула, поднялась с ведра и направилась к двери.

Пересекли двор, протиснулись в какой-то проход между бревнами, наваленными здесь высокими штабелями, потом, согнувшись, чуть не на четвереньках, пробрались через еще более узкий лаз, и, наконец, оказались перед небольшой, свободной от леса площадкой. Там сидели четверо мужчин и девушка.

Познакомились. Вернее обменялись паролями. Провожатая ушла обратно.

— Ну, не будем терять понапрасну времени, — сказал мужчина, который по летам годился остальным в отцы. — Несите хлопцы «подарки» Гитлеру. Давай, товарищ, начинай урок, — добавил он, когда Аня, оглянувшись, обнаружила все свое подрывное имущество. Не было только взрывчатки, но старший протянул ей две толовые шашки, и урок начался.

Аня объяснила, как надо обращаться с различными минами и взрывателями, где их лучше применять. Она оказалась строгой, терпеливой и толковой преподавательницей. По нескольку раз объясняла одно и то же и требовала, чтобы ее ученики усвоили урок на «отлично», умели на ощупь определять каждую самую мелкую деталь мины:

— Работать вам придется в кромешной темноте, вслепую, действовать будете только на ощупь.

Она заставляла своих учеников завязывать глаза и так устанавливать мины.

С особенным интересом выслушали будущие подрывники ее рассказ о сюрпризных минах, о характерных примерах их применения.

Аня не забыла объяснить и то, как из обычной толовой шашки с вставленным детонатором, обмазанной чем-либо липким и припудренной угольной пылью, получается грозная «угольная» мина, которую используют для подрыва паровозов и котельных топок. Удивленные слушатели с интересом разглядывали белые, похожие па аспирин таблетки, каждая из которых, попав в буксу вагона, была способна вызвать пожар. Узнали будущие минеры и про знаменитые магнитные мины.

Занятия в филиале «партизанской академии», вернее в «подпольной академии», продолжались несколько дней кряду.

Уставшую, утомленную Аню уводил к себе Степан, где его мать не жалела для девушки ни ласки, ни заботы, ухаживала за нею, как за родной дочерью.

На «экзамены» пришел сам Семен Михайлович. Сел в сторонке и с большим вниманием стал наблюдать, как его товарищи отвечают на вопросы, как обращаются с минами. Неуспевающих не оказалось, и он сердечно поблагодарил Аню:

— Ну, теперь тряхнем мы фрицев! Спасибо, родная, за помощь!

Когда же подпольщики разошлись, Семен Михайлович сообщил Ане, что в Мозырь он пошлет теперь своих людей.

— А вам, Аня, командование приказало возвращаться в соединение.

До ближайшей деревни девушку должен был довезти Степан, а там передать своим связным, которые переправят ее в местный отряд. До родного соединения Федорова ей помогут добраться уже отрядные разведчики.

Степан ушел чуть свет, а ближе к полудню подкатил на розвальнях. В Анину кошелку уложили несколько толовых шашек для стрелочницы на переезде, прикрыли их сверху и не спеша тронулись в путь.

До железной дороги доехали без всяких происшествий, но там случилось непредвиденное: у будки вместо женщины, которая должна была их ждать, стоял полицай и неумело переводил стрелку. Степан перекурил с ним и узнал, что стрелочницу забрали гестаповцы.

— А меня вон за место ее назначили на время! Черт подери! — выругался предатель.

«Посочувствовав» ему, Степан стеганул лошаденку и погнал ее прочь от переезда.

Через несколько часов приехали в небольшую деревушку, что была совсем рядом с райцентром. Остановились заночевать у каких-то Степановых знакомых.

Едва вошли в дом, как на дворе поднялась метель, загудел, наметая сугробы, ветер. Аня прилегла, тотчас уснула и увидела странный сон. Ей приснилось море. Будто она вместе с Костей стояла на берегу и собиралась нырнуть в пенистые волны. Ей было хорошо и спокойно. Она глядела на горы, снежно сверкающие под солнцем, и улыбалась. И вдруг она заметила, как прямо на Костю, поднятый чудовищной волной, двинулся паром, тот самый паром… Костя, как заколдованный, сел на него, схватил почему-то весла, а не шест, и начал грести к берегу. Аня тоже попыталась прыгнуть на паром, но в ту минуту громадный пенистый вал обрушился на паром — и все стихло. Пролетела чайка, уронила белое перо. Оно медленно кружилось в воздухе…

— Аня! Аня! — слышался голос Кости. — Аня! Аня!

Девушка открыла глаза и увидела склонившуюся над ней хозяйку дома.

— Аня! Аня! — тревожно звала женщина.

— Случилось плохое? — встревожилась девушка, вскочила и начала быстро одеваться.

Оказывается, чуть свет Степан ушел в управу узнать новости, а там, поскользнувшись, упал и сильно стукнулся головой. Он был без сознания, когда его положили в сани и отправили в город.

Аня поняла, что она осталась одна и на чью-либо помощь теперь рассчитывать нечего.

Наскоро умывшись и перекусив, она предусмотрительно объявила хозяйке, что пойдет в управу.

На улице призадумалась. Идти в управу — незачем. Податься обратно в город — далеко, да и, пожалуй, тоже ни к чему. К югу от села — партизанская зона. Значит, туда и надо держать путь…

Показав свой документ полицаю, охранявшему выход на проселок, Аня хотела идти дальше, но, видимо, желая пофлиртовать с нею, полицай начал расспрашивать, кто она, куда идет и зачем. Подошел второй полицай и, не долго думая, облапил девушку, приговаривая:

— А вот мы ее сейчас обыщем и все сами узнаем.

Аня вырвалась и оттолкнула его. Не удержавшись на ногах, падая, тот схватился за ее кошелку. Кошелка сорвалась с руки и раскрылась. На снег вывалились туфлишки, расческа, моток ниток и две желтые толовые шашки. Полицаи опешили.

— Вот, черти, из-за вас мыло рассыпала! — зло, подавляя волнение, выговорила Аня и принялась собирать раскиданные вещи.

— Мыло? — Полицай вырвал кошелку из ее рук и выхватил оттуда брусок тола. — Это мыло?! — Он сунул плитку ей в лицо. — Мыло, говоришь? Я тебе покажу, ты у меня узнаешь!

Второй полицай, приблизившись к девушке, передернул затвор винтовки и пальнул вверх.

Остальное виделось ей как бы в тумане. На выстрел прибежали другие полицейские. Их старший принялся торопливо докладывать кому-то по телефону о задержании партизанки со взрывчаткой.

Медлить было нельзя ни секунды. Иначе — конец. Надо было как-то оттянуть развязку, как-то сбить предателей с толку. Страх? В то время он словно бы совсем исчез. Страха не было. Было громадное, всепоглощающее желание жить. Жить, жить! Во что бы то ни стало! Умереть никогда не поздно.

— Я партизанка? Ну и дурак же ты! Да это же мыло! Я взяла перед отъездом на квартире у отца. Может, ты забыл, кто мой отец? Тогда получше почитай мою справку! — дерзко глядя в глаза полицаю, кричала Аня, — ты почитай, почитай!

Старший озадаченно прочел документ, сказал:

— Ладно, пусть посидит в погребе хотя бы и за «дурака», а там приедет следователь из города, разберет, скажет свое слово.

И сгоряча, даже не обыскав как следует, приказал посадить девушку в холодную.

Глава XII РЫЖОВ ПОСТУПИЛ ИНАЧЕ

Пообвыкнув в темноте, Аня стала обследовать место своего заключения. Окон нет. Обыкновенный крестьянский погреб. Где-то вверху слабо светится отдушина величиной с ладонь. На полу — гнилой, проросший картофель, старое тряпье, полуистлевшая рваная обувь. Поднявшись по ступенькам, Аня ощупала прочную дверь, потом прильнула к ней ухом и услыхала скрип снега под ногами топтавшегося снаружи часового.

О побеге нечего было и думать. Оставалось одно — ждать. Отыскав место почище, Аня присела отдохнуть, но холод был слишком силен: в управе полицаи сорвали с нее полушубок, а вернуть «забыли». Аня поднималась на ноги, приседала, махала руками, пытаясь хоть немного согреться, но это помогало всего на несколько секунд. Тогда она сунула коченеющие пальцы в голенища валенок. Рука нащупала рукоятку «вальтера». Вынула пистолетик, вытащила из него обойму, пересчитала патроны. Пять.

Вспомнились рассказы ребят о пытках в полиции и гестапо. Вздрогнула от ужаса: ее поведут на пытки, будут бить, бить, бить… Будет кровь. Ее кровь. Над головой тускло светилось маленькое, всего в ладонь, отверстие. Оно подтверждало: «Выхода нет».

Девушка чувствовала в руке тяжесть металла, и мысль, новая, возбуждающая и вместе с тем охлаждающая, родилась невольно, вроде сама собой: «А может это? К виску и все. И нет ничего — ни полицаев, ни пыток. Ничего, ничего…»

Стремительно замелькали эпизоды жизни: дом, школа, выпускной вечер, и, наконец, лес, товарищи по оружию. «Как, как же она могла забыть про них, про тех, кто ждет ее, верит ей?!»

Аня прикусила губу. «Разве так заведено у них в отряде — раз и пулю в лоб? Разве после этого не назовут тебя трусом? Смерть тоже должна быть разумной и мужественной… Как у Рыжова. Рыжов поступил совсем по-другому, он поступил иначе…

Уже тяжело раненный, он добровольно остался прикрывать отход своей группы. Бился до последнего патрона, а затем, вставив в заряд тола взрыватель, встал с поднятыми руками. Когда гитлеровцы набросились на него, он ногой ударил по взрывателю и уничтожил семерых фашистов.

Так же героически погиб и юный Вася Коробко. Окруженный врагами, паренек отстреливался, пока не кончились патроны. Когда же враги догадались, что стрелять ему больше нечем, и кинулись наперерез — раздался взрыв противотанковой гранаты… А командир группы подрывников Лебедев? Раненый на насыпи железной дороги, он даже не попытался уползти в лес, а кинулся с миной под паровоз мчавшегося поезда.

Ане представляются раздумчивые голоса.

«Да, оплошала наша дочка! С перепугу видно… А ведь такой вроде смелой казалась»…

Нет! Про нее еще рано так говорить!

И девушка решительно засунула пистолет поглубже в валенок: в себя выстрелить никогда не поздно. На это потребуется всего одна пуля. Значит, надо выбрать цель для других четырех пуль, надо только не нервничать, не спешить, а выждать…

Снаружи послышался шум, лязгнул засов, ржаво проскрипев, открылась дверь.

— Выходи!

Аня, не торопясь, поднялась по ступенькам, согнувшись, переступила порог и зажмурилась. После темноты погреба было больно смотреть на ярко-розовый, искрящийся в лучах заходящего солнца снег.

— Ну, что стала! — простуженно прохрипел полицай и грязно выругался.

— Шагай, шленда! — крикнул другой и стволом винтовки больно ткнул в спину.

Аня все-таки не спешила. Опустив голову, она исподтишка наблюдала за улицей. Улица была пустынна. Лишь у здания управы стоял часовой да какой-то возница задавал сено паре лошадей, запряженных в расписные санки-возок.

«Бежать? Да, бежать, но в спину смотрят дула полицейских винтовок. Пока бежать бессмысленно…»

Подошли к крыльцу.

— Ну, я пока смотаюсь до хаты! — сказал один из полицаев и, закинув винтовку за спину, ушел.

— Иди, стер-рва! — прохрипел конвоир.

Аня поднялась на крыльцо.

— Сейчас ей следователь даст прикурить! — хмыкнул часовой. — Он шибко охоч до девок…

У Ани по спине пробежал холодок, противно ослабли колени. Когда вошли в темный узкий коридор, она едва не споткнулась. «А что если сделать вид, будто споткнулась, — мелькнула отчаянная мысль, — выхватить пистолет, выстрелить в конвоира?.. Нет, все-таки еще рано. Может быть, еще ей поверят, что она ошиблась и по незнанию приняла тол за мыло, ведь документ у нее настоящий — любая проверка это подтвердит! Надо играть до конца».

Глава XIII ЛЮБЕЗНЫЙ СЛЕДОВАТЕЛЬ

В помещении, куда ее втолкнул полицай, было темно от табачного дыма. И стол в углу, и сейф на деревянной тумбе, казалось, покачивались в этом дыму. Покачивался следователь, плотный, похожий на сейф.

— Ну-с, красавица, будем отвечать? — бархатным баритоном сказал он. — Его широкие брови сдвинулись, карие глаза уставились на девушку. — Пожалуйста по порядочку. Кто тебе дал взрывчатку? Куда, кому хотела передать?

— Я и хочу все по порядку, — обиженно и слегка капризно заговорила Аня, — я только не понимаю, почему меня схватили и привели к вам?

— Итак?.. — на лице следователя играла подбадривающая улыбка.

— Когда моего отца убили партизаны, я решила податься к тетке…

— Итак?.. — следователь улыбался уже широко, поблескивая крепкими белыми зубами. — Вынужден предупредить: малейшая ложь — и мы не поглядим на то, что девушка ты довольно миленькая.

— Ну, я и забрала из его сумки это мыло. Хотела на продукты обменять. В деревне. Вот и все.

— Ясно, — вздохнул следователь. — Все ясно.

На какое-то мгновение Ане показалось, что следователь поверил ей. Конечно поверил, иначе отчего бы он так улыбался? Сейчас он предложит ей сесть на один из стульев… Нет, он не предложил сесть, открыл ящик стола и вытащил из него ременную плетку. Опершись о стол, он медленно встал, обошел стол и очутился перед разведчицей.

— Итак, красавица оказалась неразумной. — Рука, зажавшая деревянную ручку плетки, размахнулась и ударила наотмашь.

— За что? — Аня вздрогнула от стыда и боли, стиснула кулаки, но сдержалась, не крикнула в лицо этому животному тех слов, каких он был достоин. Она все еще не теряла надежды. Ведь документы у нее в порядке, она — дочь полицейского, за что же ее бить? И она, пряча лицо от ударов, повторяла: — За что вы меня бьете?!

— За излишнюю сдержанность! Будешь говорить? Будешь? — и град ударов обрушился на ее плечи, руки, голову. Аня почувствовала солоноватый привкус крови…

— Будешь говорить? Будешь?

Удар, удар, удар… А голос мучителя безмятежен по-прежнему, любезен, изысканно любезен.

Девушка сжалась в комок, закрывая лицо руками.

«Убьет, — пронеслось в голове у Ани, — забьет, как собаку!.. Ну нет, не дамся!»

Воспользовавшись тем, что следователь отошел напиться, Аня сунула руку в валенок и, стиснув ребристую рукоятку «вальтера», спустила предохранитель… Она выстрелила в тот момент, когда следователь поднял стакан, и кинулась к двери.

Для полицая, караулившего б коридоре, появление девушки было слишком неожиданным: следователь имел привычку постреливать во время допросов. На какую-то долю секунды караульный растерялся, и этой-то доли оказалось для Ани достаточно. Она первой выстрелила в него.

Коридор. Крыльцо. Еще один выстрел в часового и прыжок в сани, которые все еще стояли у крыльца.

Перепуганный возница убежал за угол дома. Аня схватила вожжи, что есть силы дернула их, и кони сорвались с места. Полетели из-под копыт комья снега, промелькнул полицай, охранявший выезд из села.

Радуясь и не веря своей удаче, разведчица нахлестывала коней: «Скорей! Скорей! Только бы добраться до леса!»

Сзади гремели выстрелы. Оглянувшись, Аня увидела, как из деревни наметом выскочило несколько конников. Но лес уже вот он — рядом. На бешеной скорости мчались сани по узкой дороге между деревьями, то и дело ударяясь о комли.

Тяжко, с хрипом дыша, лошади пронесли Аню мимо поляны, густо засаженной молодыми елочками. И тут у нее возникло внезапное решение: оттолкнувшись ногами от саней, она упала прямо на игольчатые еловые лапы.

…Торопливо раздвигая елки, Аня бежала в сторону ольховых и осиновых зарослей, не проезжих для верховых. Горячий пот заливал глаза, в ушах стоял звон от усталости и нервного перенапряжения.

Некоторое время она слышала топот копыт, разъяренные голоса и матерную ругань. Потом все стихло: одураченные полицаи промчались вслед пустому возку.

Тяжело, трудно, невозможно, но надо было идти, и Аня брела по снежной целине, то и дело проваливаясь по колено, по пояс, не выпуская из рук пистолета… Она не присела даже тогда, когда ее обступил бездорожный лес. Она пробиралась дальше, в самую его глубь, замечая только, как по-зимнему быстро темнело вокруг. Значит, скоро ночь. Значит, уже можно было надеяться, что она, Анка Малых, перехитрила собственную смерть, потерявшую ее из виду.

Глава XIV ДОСТОЙНА!

Силы оставляли девушку. Сколько же часов шла она вот так, среди густого кустарника, перемешанного с мелколесьем?.. Пожалуй, теперь можно было остановиться передохнуть, но остановиться — значит замерзнуть. Другое делю, если бы полицаи не отняли полушубок. Ах, как он пригодился бы сейчас, теплый, застегивающийся до самого подбородка!

Даже на морозе, пробирающем до костей, Аня чувствовала, как болит и ноет тело. Временами она прислонялась к дереву, потом снова продолжала свой нелегкий путь. В лесной сторожкой тишине ей слышалось подвывание. Похоже, где-то тут бродили голодные волки. А почему бы им не бродить в этой снежной глухомани?

Совсем измученная, Аня наконец выбралась на небольшую поляну. Здесь словно бы попахивало дымком, гарью. Пригляделась. Впереди что-то чернело. Подкравшись, Аня увидела наполовину сгоревшие дом и сарай. Судя по всему, пожарище было давнее: обгорелые места успели обледенеть. Но, видно, недавно кто-то тут был: в сарае, на земляном полу, дотлевали угли затухающего костра.

Аня натаскала досок, без труда раздула костер и, присев, замерла, испытывая блаженство от одного вида пламени, дающего тепло.

Проснулась она от холода. Уже светало. Все вокруг тонуло в белесом тумане. Снова раздула костер, отогрелась. Теперь нестерпимо захотелось есть. Тщательно обследовав все закоулки строений, нашла десятка два мелких мерзлых картофелин, несколько бурачков. Печеные, они показались ей необыкновенно вкусными.

Дольше оставаться на пожарище, которое посещают неизвестные люди, было нельзя. Аня закидала костер снегом и опять весь день шла лесом, напрямик, по бездорожью. Она верила, что все-таки отыщет партизан, не может не отыскать…

Под вечер набрела на лесную дорогу, по которой хотя и ездили люди, но, как видно, нечасто — дорога была лишь слегка промята. Аня пошла по ней. Какое-то чувство подсказывало, что идет она правильно, что, возможно, вот-вот ее одиночеству наступит конец. Эта мысль согревала и придавала сил. Но только далеко за полночь, когда, полусонная, она едва переставляла слабые ноги, вдруг из-за деревьев прозвучал окрик:

— Стой! Пять!

Это был цифровой пароль, который применяли во всех партизанских отрядах.

— Стою! Но пароля не знаю. Я одна, — отозвалась Аня.

Ее осветил луч карманного фонаря. Затем подошли двое, обыскали, забрали «вальтер», привели в лагерь.

Аня догадалась, что попала в небольшой местный партизанский отряд. В землянке, где она очутилась, находилось несколько человек. Ее попросили рассказать о себе. Она объяснила, что разведчица и что только вчера вырвалась из рук полицаев. Ей, вероятно, не особенно и поверили (слишком уж сказочным выглядел ее рассказ), но слава о федоровских партизанах была крылатой, и кто-то из сидевших в землянке рискнул заметить:

— А чем черт не шутит! Может, и правду говорит эта маленькая.

Сытно накормив борщом и кашей, Аню уложили отдыхать. Однако, как она заметила и над чем посмеялась про себя, приняли меры предосторожности, приставив к ней наблюдателя.

Девушка догадывалась, что командир отряда непременно послал к Федорову посыльного, и терпеливо, ни о чем ни у кого не спрашивая, трое суток ждала, когда же за ней приедут.

И они приехали — несколько федоровских разведчиков и подрывник Володя Буров.

— Анка! Золотника! — крикнул Володя и стиснул девушку в своих неуклюжих, грубоватых объятиях. — Жива! А мы-то думали…

Такими же трогательными были встречи и в самом соединении. Аню по нескольку раз заставляли пересказывать всю историю с управой и следователем, а потом весело смеялись над отчаянной своей подругой, такой невеличкой, что, кажется, и тонкие косички тяжелы для ее головы.

Она тоже смеялась вместе со всеми, с минуты на минуту ожидая вызова в штаб.

И наконец:

— Малых! К командиру соединения!

Федоров выслушал ее, не перебивая, не останавливая, и вдруг обратился к главврачу Григорьеву:

— Осмотри!

Григорьев увел девушку к себе, приказал раздеться и едва увидал ее спину, вкривь и вкось иссеченную, покрытую свежей коростой, заявил:

— Отдыхать! Лежать — и ни с места!

В штаб ее вызвали лишь спустя несколько дней.

— А, Золотинка! — весело встретил ее комиссар Дружинин.

— Чего ж смутилась? Улыбнись! — шутливо приказал Федоров, протягивая руку. — А ну, подойди сюда, дай тебя рассмотреть. — Он взял ее за плечи и повернул сначала в одну, потом в другую сторону. — Выросла. Ей-богу, выросла! — нарочито строго сказал он.

— Выросла! — подтвердил комиссар, уже серьезно глядя в лицо девушки.

Федоров обернулся к парторгу соединения Кудинову:

— По-моему, Ваня…

— По-моему, тоже, — отозвался парторг, кивая своей большой головой.

— Значит, есть у нас к тебе, Аня Малых, — Федоров продолжал стоять, опустив руки, выпрямившись, — есть к тебе самый серьезный разговор. Сама никогда не думала о том, чтобы вступить в партию?

От неожиданности Аня еще более смутилась, пробормотала растерянно:

— Нет, то есть да, но кто же мне даст рекомендацию?

— Одну дам тебе я, комиссар дает вторую. А вот как поступит комсомолия — мы не знаем. Сама-то как считаешь, уважают тебя комсомольцы? Ну, ну, не скромничай. А теперь иди, обдумай все хорошенько, как, может, никогда ничего не обдумывала.

— Держись, Анка! Не робей! — подбадривали друзья-подрывники. — Если не тебя, то кого ж тогда в партию рекомендовать!

Собрание проходило в самой большой землянке. И пожилые и молодые пришли загодя, побрившись, поаккуратнее затянувшись поясами. Теперь они были не просто товарищами по оружию, они были судьями всей ее жизни, всех ее дел и поступков — коммунисты, члены партии Ленина…

И она внутренне напряглась, готовая ответить на десятки вопросов, готовая, наконец, не выдать своего отчаяния, если вдруг услышит чей-либо голос: «Рановато ей в партию! Рановато!»

Однако все произошло совсем иначе.

— Расскажи о себе, — оказал политрук роты.

Аня поднялась и повернулась лицом к собранию.

— Я родилась в Москве, — начала она тихим голосом. — Мама у меня врач, папа редактор в книжном издательстве. Есть еще брат Женя. Он был инструктором аэроклуба. Все сейчас на фронте. Я окончила десятилетку и курсы. Потом прилетела к вам. Все.

Она растерянно развела руками и замолчала. «Чего же, каких подробностей ждет от нее собрание? Разве ее вина, что прожито так немного, а сделано и того меньше!»

— Все, — удрученно повторила она. — Вся моя биография кончилась…

— Неправда, — раздалось в ответ, — биография твоя еще далеко не кончилась, но вот рассказываешь о себе плохо. Четыре эшелона кто подорвал?

— Я…

— А танки? А спецзадание в Пинске?

— Разрешите сказать! Говорю: Анна Малых достойна быть коммунисткой.

— Я поддерживаю…

— И я, — звучали голоса мужчин, хрипловатые, грубые и все-таки красивые. Такими красивыми, ласковыми казались они девушке.

— Голосуем, — оказал политрук. — Кто за то, чтобы принять Анну Малых…

Все-таки это замечательное слово — единогласно! Просто замечательное!

Аня вышла на воздух, в радостном волнении забыв застегнуть полушубок. Ей кто-то помог это сделать. Кто-то жал руку, кто-то похлопывал по плечу. И так все это было просто, хорошо, так по-человечески, что девушка готова была заплакать от счастья. Она постарается, очень постарается сделать такое, что они сразу поймут — не зря поднимали сегодня руки за нее, за девчонку с косичками…

«Мама! — позвала про себя девушка. Она сейчас особенно остро чувствовала необходимость поделиться своим счастьем с матерью, с отцом, с Женькой. — Мама! Где она, мама?» Штаб фронта прислал недавно еще один неутешительный ответ на ее запрос:

«…пока адрес не установлен…»

И еще одно имя звучало в ее сердце — Костя! Оно звучало так отчетливо, что Ане вдруг показалось, будто где-то тут неподалеку и впрямь стоит Костя, живой, веселый и уже протягивает обе руки, чтобы обнять ее и сказать: «Поздравляю…» Она оглянулась. Деревья, деревья и плоские накаты землянок. Посуровело девичье лицо, а руки в карманах полушубка сжались в маленькие, но крепкие кулаки.

— Анка, идем петь! — позвал Володя Буров.

Тревожа душу, из ближней землянки доносилась полюбившаяся всем мелодия:

На позицию девушка
Провожала бойца…

— Идем, — отозвалась Аня. — Идем петь.

— Владимир Буров, срочно в штаб! — крикнул вестовой.

— До свидания, Золотинка! — Володя помахал рукой…

Жизнь в партизанском лагере продолжала идти своим чередом, по своим лесным законам, по общему для всех советских людей закону военного времени, который требовал от каждого быть смелым, мужественным, готовым выполнить любое задание…

Любое задание Коммунистической партии.

Глава XV ОХОТА ЗА ЭШЕЛОНАМИ

Жизнь в лагере шла своим чередом.

Фронт приближался. Оккупанты значительно усилили охрану своих коммуникаций. С обеих сторон железной дороги на сто метров вглубь был вырублен лес и кустарник. Возле насыпи через каждые 400—500 метров появились дзоты, где круглосуточно дежурили пулеметные расчеты. По насыпи почти непрерывно ходили патрули с собаками. Во многих местах подходы к железной дороге были заминированы противопехотными минами. Каждую ночь устраивались засады на партизан.

В таких условиях подрывникам пришлось отказаться от мин, для установки которых предварительно требуется вырыть ямку, — не хватало времени. Перешли на самодельные, так называемые «нахальные» мины двух типов: «на штырь» и «на детонатор». В первом случае это был заряд тола в два-три килограмма — чаще всего в деревянном ящичке. Мина устанавливалась прямо на шпалы между рельсами, затем в нее вставляли взрыватель ударного действия — с палочкой на конце или шомполом от винтовки. Паровоз толкал штырь — мина взрывалась. Второй тип «нахальной» мины был так же прост: две толовые шашки, детонирующий шнур, капсюль-детонатор. Эта мина устанавливалась с наружной стороны колеи вплотную к рельсу и прижималась колышком или просто кучкой снега. Детонатор, раздавленный колесом паровоза, вызывал взрыв — эшелон летел под откос.

Теперь немцы не пускали поезда по ночам, это создавало для партизан дополнительные трудности. Приходилось ставить мины днем, в те считанные минуты, пока группа прикрытия вела перестрелку с патрулями, охраной.

Был убит Витя Горобец. Были убиты и ранены другие подрывники и бойцы группы прикрытия. И все же партизанские минеры регулярно ходили на «железку», и количество спущенных под откос вражеских эшелонов росло.

Аня Малых вместе с подрывником Андреем Футьяновым была назначена на очередную операцию.

Андрей Футьянов был опытный подрывник и разведчик. Перед тем как попасть в соединение Федорова, он партизанил под Нежином в отряде Героя Советского Союза Бовкуна. После встречи с Советской Армией Андрея Футьянова направили на курсы при штабе партизанского движения, затем — в Черниговско-Волынское соединение.

За полгода Андрей сам подорвал три эшелона и участвовал в подрыве других четырех. На диво хладнокровный, знающий свое дело, минер этот был для Ани великолепным напарником.

Остальные члены группы тоже подобрались словно по заказу. Все они уже не раз участвовали в сложных операциях. Командир Кравцов вместе со своей группой насчитывал девять немецких эшелонов, взорванных и спущенных под откос.

До крайней заставы доехали на санях. Потом встали на лыжи. Шли ходко, без проводников: многие бывали тут не один раз, хорошо знали район. Наст держал превосходно. Шли как на учебно-тренировочном марше: 50 минут хода — 10 минут привал. За день сделали половину пути. На ночь забрались в густой вековой бор. Нарубили еловых лап, набросали их на очищенное от снега место, развели два больших костра и, выставив в отдалении дозорных, улеглись отдыхать. Лишь дневальным было много мороки. Они обязаны были через каждые полчаса переворачивать уставших бойцов на другой бок, чтобы те не простудились и не обожглись.

На другой день шли осторожно: впереди двигался на расстоянии видимости парный дозор, еще двое лыжников, поотстав от группы, прикрывали ее с тыла. Большой привал устроили сразу после полудня. Наскоро подкрепились, передохнули и снова — вперед.

К вечеру добрались до расположения местного партизанского отряда. От него до дороги было не больше пятнадцати километров.

Очень радостной была встреча с минерами, которые «отработали» свое на «железке» и должны были возвращаться в соединение. Их подробно расспросили об охране дороги гитлеровцами, о расположении дзотов у насыпи, о времени, когда сменяются патрули, об их количестве и о многом другом, что могло помочь действовать наверняка.

Снарядив мины, «свежие» минеры, то есть Андрей и Аня, отправились в сторону «железки». В полночь достигли ее, залегли, а вперед, к самому полотну, отправили разведчиков, которые несколько часов подряд наблюдали за дорогой и патрулями.

Перед рассветом вернулся один из разведчиков, доложил обстановку: лес вырублен, пожалуй, больше чем на сто метров в обе стороны, насыпь невысокая, до пояса, снегу почти по колено, неподалеку поворот, и там, с противоположной стороны кривой — дзот. Место опасное, но зато с восточной стороны кривой есть небольшой овражек. Если идти по нему согнувшись, то пулемет из дзота не сможет поразить. Там, до самого леса, мертвое пространство.

Скрываясь за деревьями, пользуясь «дымовой завесой» предрассветного тумана, партизаны неслышно вышли на опушку, разгребли снег, устроили парные ячейки, застлали их дно прихваченными с собой еловыми ветками и залегли. Теперь осталось ждать рассвета, то есть того времени, когда на железной дороге начнется движение.

Уже под утро, изредка постреливая из пулеметов по подозрительным местам, пробежала автодрезина. Затем, пыхтя, протащился контрольный поезд. Партизаны ждали. Они заранее договорились пропустить «без задержки» три эшелона, тем самым усыпить бдительность охраны, и тогда рвануть четвертый.

Время шло. Проскочил первый поезд, за ним — второй и третий. Минеры приготовились, Аня сняла полушубок, чтобы легче было бежать, и, связав его в узел, положила на снег. Затем вновь надела маскхалат, подоткнув его полы под ремень.

Теперь, как казалось, минуты тянулись совсем медленно. Нервное напряжение разгорячило людей, сделало дыхание нечетким и прерывистым.

Наконец послышался шум поезда. Эшелон шел на хорошей по тем временам скорости — километров тридцать в час. Видно, немецкий машинист торопился проскочить опасный лесной перегон.

На повороте поезд закрыл собой дзот, сделав его абсолютно безопасным для минеров. Теперь исход задуманного решали доли секунды. Когда до паровоза осталось не больше двухсот метров, Футьянов крикнул:

— Давай!

Аня выскочила из укрытия и бросилась к насыпи. Ее товарищи приникли к автоматам.

Добежав до полотна, Аня упала на откос. Движение — и толовые шашки прижаты к рельсу кучкой снега. Еще движение — шнур с детонатором лег на головку рельса. Осталось плюнуть на капсюль, чтобы его прихватило морозом к металлу и он не смог случайно скатиться в снег.

Стремительно оттолкнувшись от шпалы, низко пригнувшись, Аня кинулась к спасительному овражку, где тотчас прижалась всем телом к земле. И едва-едва она успела сделать это, как грохнул взрыв. Скрежет металла, свист и шипение пара, вопли гитлеровцев — все это разом спугнуло лесную тишину. Партизанская группа человек в тридцать открыла по эшелону, по мечущимся врагам шквальный огонь.

Как только умолкло эхо взрыва, Аня поднялась вновь и побежала по овражку в сторону леса, туда, где уже собрались партизаны. Поспешно надевая лыжи, они один за другим уходили в еловую глухомань.

Последними подбежали Футьянов и командир. Они помогли девушке одеться, стать на лыжи и, прикрывая ее сзади, легко и стремительно заскользили по лыжне, проложенной ушедшими вперед.

— Полный порядок, Анка? — спросил на ходу командир.

— Полный.

— Самый полный! — подтвердил Андрей. — Все живы-здоровы, дело сделано, погони не видать. Так, Анка?

— Так. Только пить хочется, ужасно хочется пить…

— Потерпи, немного осталось! — Футьянов шумно дышал почти у самого затылка девушки.

— Потерплю конечно! — откликнулась она, ускоряя шаг.

Глава XVI ПОСЛЕДНЯЯ МИНА

На следующий день минерам не повезло. Едва дошли до лесной опушки — их обнаружили фашисты, открыли огонь. Еще двое суток не принесли удачи. Наконец Андрею удалось подложить мину под эшелон с платформами, груженными пушками. Все это ухнуло под откос.

И опять — неудачи. Едва разведчики появлялись у крайних деревьев вырубки, как их обнаруживала немецкая охрана и начинала бешено обстреливать. Были ранены пулеметчик Максимов и разведчик Сергеев. Но не в обычае у федоровцев приносить неиспользованные мины назад, на базу. Каждый день группа подрывников продолжала караулить «железку», выжидая подходящий случай. Пренебрегая опасностью, вдоль полотна ползали разведчики, выискивали малейшую оплошность немецких охранников, но все безрезультатно. Настроение у минеров заметно портилось.

— Товарищи, — заговорила Аня в одну из бессонных ночей, — а что если…

Ее план был прост. Он ничего не требовал особенного, кроме отчаянной смелости минера. Аня предлагала подойти к дороге сразу с наступлением темноты, но не к самой вырубке, а в том месте, где рванули первый эшелон. Залечь. Когда же на кривой состав закроет дзот, выскочить на опушку, открыть огонь, а минеру — броском к насыпи.

План приняли уже потому, что надоело ждать и надеяться на какой-то особо удобный случай и видеть, как фашистские эшелоны все идут и идут к линии фронта, победоносно посвистывая у ближней станции.

Ночь провели в снежных ямках, тесно прижавшись друг к другу. На рассвете Аня и Андрей подобрались к знакомой уже лесной опушке и притаились за крайними деревьями. Лежали, боясь пошевелиться, поднять голову, дышали в снег, чтобы пар от дыхания не был замечен патрульными. Холод пробирал до костей, коченели ноги, больно покалывало в одеревеневших от неудобной позы руках.

— Слышишь? Идет! — прошептал Андрей. Аня задержала дыхание. Действительно, издалека доносился характерный перестук колес. Аня заторопилась: лежа попыталась стащить с себя полушубок, но занемевшие руки не хотели слушаться.

— Ань! Может, я? — Футьянов кивнул головой в сторону магистрали.

— Моя очередь!

Эшелон стал уже виден. Шумно попыхивая, паровоз вписывался в кривую. За ним тянулся длиннющий хвост вагонов, закрывая собой дзот. На опушку леса выскочила цепь бойцов группы прикрытия и сходу открыла огонь по вагонам.

Аня сбросила валенки и в одних носках кинулась к рельсам. Она бежала, прижав мину к груди, стремительно, как когда-то на стометровке, на стадионе. Но если там, на стадионе, она видела перед собой яркую финишную ленту, то здесь, сейчас, для нее этой желанной лентой была стальная двухполоска дороги.

Ее заметил солдат, сидевший на тендере, и, вскочив, судорожно схватился за пулемет. Его самого достала очередь из автомата Андрея… Все тридцать два партизана развернутой цепью залегли на опушке и вели огонь по составу. Это было нечто новое в диверсионной практике: обычно сначала подрывали эшелон, а потом пускали в ход автоматы.

Аня ставила мину, а паровоз на всех парах мчался прямо на нее. До него осталось с полсотни метров. Дело сделано — надо «бежать! И Аня побежала… Взрыв! Что-то резкое и горячее толкнуло Аню в спину. «Умираю», — промелькнуло в ее мозгу.

Первыми заметили случившееся Кравцов и Футьянов. Прямо на лыжах они кинулись к девушке, распластавшейся на снегу. За ними — еще двое. Остальные продолжали решетить уцелевшие вагоны.

Аня лежала шагах в тридцати от места крушения, лицом вниз. Не мешкая ни секунды, ее подхватили на руки и помчались обратно, к лесу.

Там перевязали раны, уложили на тут же изготовленную волокушу…

— Анка! Анка! — звал ее осторожный голос Футьянова.

Ее лицо было бледно. Губы не шевелились. Под глазами залегла неподвижная тень от ресниц.

— Живи, Анка! — шептал Футьянов. — Ох, как все нехорошо получилось!

Лучших лыжников выслали вперед — предупредить врача местного партизанского отряда. Врач встал на лыжи и вышел навстречу группе.

— Как? — обступили его партизаны после того, как он закончил осмотр.

— Не знаю. Скорее — в лагерь.

В лагере, когда стемнело, раненую девушку уложили в сани. Выдвинув вперед парный конный дозор, вихрем понеслись на свою базу. Дважды меняли лошадей — и через сутки с разгона остановились прямо перед землянкой санчасти.

— Выживет ли? — беспокоились партизаны.

— Будет жить! А теперь — по домам! — скомандовал главврач Григорьев, когда, выйдя из землянки, обнаружил у ее дверей столпившихся подрывников.

К утру Аня пришла в сознание. Но ничего не слышала и не могла говорить. Сильная контузия. Кроме того, разбита голень и покалечена кисть правой руки.

Возле санчасти вновь стояли друзья-подрывники, с нетерпения ожидая, когда же Григорьев объяснит наконец, что с Анкой, не останется ли она калекой, долго ли ее будут лечить.

Но врач все не выходил, и никто не смел постучать в дверь санчасти: и потому, что не положено нарушать покой больных, и потому, что Григорьев внушал уважение, к которому примешивалась некоторая робость. Не одному десятку раненых партизан спасли жизнь умелые руки хирурга, и не было в соединении человека, который при встрече с ним отделался бы коротким «здравствуйте!».

— Здравствуйте, Николай Николаевич! — почтительно говорили ему и непременно уступали дорогу.

Николай Николаевич попал к партизанам по тем временам очень обыкновенно. Военврачом третьего ранга очутился в окружении под Бобруйском, лесами вышел в район Новозыбкова, где и встретил партизанский отряд. С февраля 1943 года Григорьев возглавил санчасть черниговского соединения Федорова.

Николай Николаевич не отошел от девушки ни на минуту в течение всей ночи. Покинув наконец свой пост и выйдя на улицу, оказался в кольце Анкиных друзей.

— Что много говорить? Слух и речь к ней вернутся, но с рукой и ногой — посложнее… Надо эвакуировать в тыл.

Командир соединения Федоров, выслушав рапорт врача, дал команду немедленно подготовить Аню к отправке на Большую землю.

Вскоре обоз из нескольких подвод, где лежали тяжелораненые, в сопровождении медперсонала и охраны, под командованием самого начальника санчасти, выехал на партизанский аэродром, который находился на одном из небольших озер, расположенных в глуши Полесских болот. Туда довольно регулярно прилетали транспортные самолеты. Привозили вооружение, боеприпасы, взрывчатку и медикаменты, увозили раненых, документы, ценные трофеи.

Дорога отняла два дня. Ехали медленно, осторожно, чтобы не растрясти раненых.

В небольшом лесном хуторе (от него до аэродрома — час езды) остановились, разместились по избам. Здесь ждали самолета «тяжелые» и из других соединений и бригад.

Аню, по настоянию Григорьева, включили в список отправляемых с первым рейсом.

С наступлением темноты раненых укладывали в сани, и обоз направлялся к аэродрому. Но на самое озеро не выезжали, а останавливались на берегу, под густыми елями.

Аэродромная команда ждала самолета каждую ночь. На белой глади озерного льда были заготовлены кучи сухого хвороста. Расположенные в определенном порядке, они изображали заранее согласованную по рации фигуру. Иногда это был конверт, закрытый или открытый, в другой раз — треугольник, квадрат, а то и круг.

Но самолеты прилетали не всегда. То им мешала нелетная погода на трассе, то большая облачность или пурга над озером. Иногда самолеты были нужнее в других местах.

Несколько раз Аню вместе с первой партией тяжелораненых вывозили к озеру, но все безрезультатно.

Наконец в одну из ночей послышался гул моторов. Быстро разожгли костры, и тотчас сверху посыпались бомбы. Фашистский стервятник, который сумел обмануть партизанскую бдительность, обстрелял озеро и лишь потом улетел.

В санчасти прибавилось двое «тяжелых» из команды, которая обслуживала аэродром.

Только на десятую ночь, едва въехали в знакомый приаэродромный лесок, раздалась долгожданная команда: «По коням!»

Быстро вывели упряжки из леса и помчали к месту приземления самолета. Там уже стояла большая зеленая птица. Вокруг толпились бойцы обслуживающей команды, командиры.

Одни расспрашивали летчиков о Москве, о жизни там, в советском тылу, другие прощались с командирами, улетавшими по вызову в столицу. Тут же велась торопливая погрузка раненых. Лежачих перекладывали на носилки и вдвигали в самолет, ходячие с помощью сопровождающих кое-как поднимались по трапу.

Едва погрузка закончилась, летчики заняли свои места, опробовали моторы. Самолет развернулся. Впереди вспыхнули два сигнальных костра, зажженные на конце взлетной дорожки. Машина взревела моторами, стремительно пробежала по льду и, взмыв вверх, исчезла в темени ночного неба.

Аня лежала на носилках. Ее слегка покачивало. «Такое уже было. Тоже покачивало. Когда? Год назад, почти год… Да, да, именно год назад она летела в самолете ночью с парашютом за спиной — готовилась прыгать в неизвестность. Как же давно все это было! Падала, зарывала парашют в землю, шла по снежной целине, пугалась невесть откуда выскочивших конников, ползла с миной навстречу фашистским танкам, мчалась в санях рядом с Костей… Да, был Костя, был любимый, был хороший, сильный человек. Был — и нет. И словно не было всего этого трудного, ни на какой из прежних не похожего года. Разве что боль в ноге и в руке напоминает: был такой год, все было, хорошее, плохое — разное, чего теперь не забыть. Неужели ж ей никогда не придется больше становиться на лыжи и нестись сквозь ночь между затихшими деревьями и слышать шепот знакомых голосов: «Давай, Анка, давай, Золотинка!» Неужели… Ах, как гудит, гудит голова… Одна я… Совсем».

Не заметила, как задремала, а пробудилась уже в Москве, когда самолет приземлился и началась обычная в этих случаях суматоха.

В кромешной тьме раненых перегрузили в санитарные автобусы и очень долго везли по пустынным, притихшим улицам военной столицы.

Отвыкшая от яркого света, девушка зажмурилась, когда ее внесли в операционную, где, кажется, не было ни одной вещи, которая бы не сияла, не лучилась, не резала глаза острой своей яркостью.

Над ней склонились люди в белом, что-то говорили, судя по тому, как шевелились их губы, а потом и люди и вся операционная со своим пронзительным светом начали туманиться, отплывать в сторону, погружаться во тьму.

Первое, что ощутила Аня, когда очнулась, было головокружение.

— Как вы себя чувствуете? — послышалось рядом.

Она разомкнула пересохшие губы:

— Хорошо.

И улыбнулась. Она улыбнулась потому, что поняла: к ней вернулся слух.

— Хо-ро-шо, — с наслаждением повторила она. — Только — пить, дайте пить…

— Потерпи, милая. После операции нельзя, — проговорила женщина в белом, сестра.

Глава XVII В МОСКВЕ, В ПАРТИЗАНСКОМ ГОСПИТАЛЕ

На утреннем обходе ведущий хирург госпиталя задержался у койки Анны Малых. Долго, тщательно осматривал он раненую, хмурился, опять ощупывал ногу и руку. Аня пристально наблюдала за выражением его лица, которое, казалось ей, так и говорило в безнадежности: «Плохо, очень плохо…»

Едва хирург и другие врачи покинули палату, вошел высокий сухопарый человек в накинутом на плечи халате. У человека были голубые, чуть прищуренные глаза и большие теплые руки.

Аня сразу поняла, какие они, эти его руки, большие и теплые. Он положил одну из них ей на лоб, оказал:

— Я тоже испытал это. Лежал и думал, что никогда уже не смогу встать, никогда не смогу быть веселым. А теперь вот хожу и, если выпадет случай, — сумею потанцевать. Будем знакомы — Балабай, комиссар госпиталя.

«Балабай… Ба-ла-бай… Да, несомненно, она о нем знала по рассказам партизан из Черниговского соединения. Говорили, что командир Перелюбского отряда Александр Петрович Балабай был отменно мужественный человек и умелый стратег. Еще в сорок первом он вместе со своим отрядом сумел вдребезги разгромить большой гарнизон гитлеровцев в Погорельцах.

— Я слышала о вас, — медленно, чтоб не заикаться, проговорила Аня.

— Значит, обо мне помнят? — Балабай улыбнулся какой-то особенно светлой улыбкой. — Значит, помнят…

— Да, — отозвалась девушка. — И как вас контузило, оглушило. А вы все равно командовали своими бойцами и не шли в санчасть.

— И такое было, — Александр Петрович задумался.

— Хочется в лес? — спросила Аня.

— Хочется, только… Что только?

— Теперь я не совсем тот вояка, который нужен партизанам. Силы не те… Но…

Комиссар приподнялся, выпрямился:

— Но это еще не значит, что я совсем отвоевался. Я воюю. Как могу. И тебе советую не хмуриться, не плакать в подушку, а бороться за свое здоровье, чтобы опять встать в строй. Пусть не в первые ряды, но — в строй! И, мне кажется, ты не из тех, кто не умеет взять себя в руки. Ты — возьмешь.

Балабай повернулся, чтобы уйти.

«Жесткий человек», — подумала о нем Анка, но без неудовольствия, хотя ей не совсем по душе пришелся резковатый тон, которым говорил с ней бывший партизанский командир.

— Подождите! — тихо позвала она.

— Жду.

— Мне надо узнать о родных… Я — москвичка… Мне должны быть письма…

Вероятно, то, что она говорила и как это она говорила, было не очень понятно, однако Балабай не стал переспрашивать и по одному ее, брошенному на тумбочку, взгляду догадался, что нужно открыть полевую сумку, лежащую там, и отыскать адрес родных этой маленькой одинокой девчушки.

Он порылся в сумке, обнаружил адрес, пообещал:

— Все выясню. Жди. — И, прежде чем затворить за собой дверь, договорил: — Можешь мне верить — твои дела не так уж плохи, как тебе чудится. Не унывай!

Вечером комиссар уже стоял у Аниной кровати и вынимал из кармана письма. Все они были адресованы А. Малых: несколько от папы и мамы, два, треугольником, — от брата Женьки.

Отец сдержанно сообщал о том, что воюет на Кольском полуострове, советовал беречь себя, свое здоровье и не унывать ни при каких обстоятельствах.

Мама писала совсем по-иному. Ее письмо было испещрено вопросительными и восклицательными знаками:

«Аня! Вот уже скоро год, как я ничего не знаю о тебе, ничего, совершенно ничего… Аня, доченька, неужели самое страшное случилось? Неужели?.. Нет! Не верю! Аня, девочка, родная! Не молчи! Отвечай! Только не молчи!»

От Жени пришли две короткие весточки. Он, как обычно, был короток и точен:

«Учусь на отлично, горю желанием скорей бить фашистов». «Свершилось! Сегодня улетаю бить фрицев. Не волнуйтесь, писем долго не будет».

— Спасибо, — сказала Аня Балабаю. — И если не трудно…

— Не трудно, — ответил комиссар и взялся за ручку.

— Какой вы догадливый! — улыбнулась Аня. — Пишите сначала так: «Мама моя, мамочка…

Потом потянулись длинные госпитальные дни и ночи. Скрашивало скуку лишь то, что ходячие раненые часто навещали лежачих и любили поговорить, поудивлять своими рассказами. Их так и называли «ходячие последние известия».

Был среди выздоравливающих и бесстрашный Сергей Кошелев, один из первых федоровских подрывников. Он лечился после тяжелой контузии и скоро собирался выписываться. Часто заходила Валя Проценко, медсестра, тоже из соединения Федорова. Когда колонна партизан напоролась на засаду и многие в растерянности попадали на землю, принялись палить, почти не целясь, медсестра подняла их в атаку. Так рассказывали о Вале.

Аня Малых отлично знала, что совсем не просто выползать ночью на насыпь «железки», чтобы поставить там мину. Но белорусские минеры даже в ее глазах совершили настоящий подвиг. Несколько раз они пытались взорвать железнодорожный мост, трижды ходили на штурм и трижды с потерями вынуждены были отступать. Тогда шесть смельчаков предложили свой план. Взяв в заплечные вещмешки по двадцать пять килограммов взрывчатки, они ночью подползли к насыпи и залегли в трех километрах от моста. Дождались эшелона и… вскочили в один из вагонных тамбуров. Когда эшелон проходил через мост — сбросили связанные мешки между вагонами на рельсы.

Едва поезд сошел с моста, раздался взрыв — мост рухнул. Ребята спрыгнули на землю и благополучно вернулись в лагерь.

Эту историю поведал Ане невысокий, довольно тщедушный с виду паренек. Он был одним из тех, кто участвовал в этой отчаянной диверсии.

Не менее любопытен был и другой случай. К одному из мостов тоже невозможно было подступиться, а приказ оставался один — взорвать. Тогда минеры из отряда Грабчака смастерили «адскую» тележку. В разобранном виде доставили ее к железной дороге, там быстро, прямо на рельсах, собрали, завели и пустили в сторону моста. «Партизанская дрезина», груженная взрывчаткой, влетела на мост и взорвала его.

Однако время от времени в госпиталь проникали и горькие вести.

— Ты слыхала что-нибудь о Попудренко? — как-то спросил у Ани только что прибывший «из леса» раненый в голову партизан.

Еще бы, не знать Попудренко! Ведь это к нему она прибыла в декабре сорок второго года. Это он тогда вывел соединение из блокированных карателями Клетнянских лесов и «спрятал» в Черниговской области в Елинских лесах. Волевой, бесстрашный и на диво добрый человек… В расстегнутом черном кожаном пальто, с колодкой маузера на боку, со сведенными у переносья бровями, с добродушной и хитроватой искоркой в пристальных карих глазах — таким она видела его изо дня в день, с таким думала встретиться после войны.

— Он жив? — с надеждой спросила Аня.

— Такой был человечина, такой был! — негромко отозвался партизан, покрутил забинтованной головой и медленно стал оседать на пол.

Вбежала сестра, подхватила обмякшее тело, крикнула кому-то в незатворенную дверь:

— Вот он! Скорее! В операционную!

«Николай Никитович Попудренко… Значит, и он тоже…» Аня закрыла глаза. Было невыносимо лежать здесь и знать, что где-то все так же вздрагивает земля от взрывов и кто-то падает, не успев подумать, что это — смерть.

— Как вы себя чувствуете? — послышался голос дежурной сестры.

— Плохо. Очень плохо! — почти зло крикнула Аня.

— Что так? — встревожилась сестра.

— Так. Был Попудренко — нет Попудренко, а я л-лежу, л-лежу!

Аня заплакала.

— Нервное, — сказала сестра, наливая в стакан с водой лекарство, — а между прочим, Совинформбюро только что передало хорошие известия.

Какие?

— Освобождены Ровно, Луцк и Сарны.

— Это правда? — встрепенулась Аня.

— Правда.

— Это значит, — Аня отстранила от себя стакан с лекарством, — многие отряды Черниговско-Волынского соединения уже встретили части нашей армии и воюют теперь в ее рядах.

— Это значит, — медсестра выплеснула лекарство в форточку, — скоро немцам конец.

Она продолжала стоять у окна, заглядевшись на яркую голубизну весеннего неба, чуть подсвеченного вечерней зарей.

— Весна? — опросила Аня.

— Весна, — отозвалась сестра, вздохнула, спохватилась и убежала по своим хлопотливым делам.

«Сердечная», — благодарно подумала Аня.

Глава XVIII ШАРИКИ ИЗ ПЛАСТИЛИНА

Каждый раз, когда в палату приносили письма, Аня напрягалась и ждала, что вот-вот назовут ее фамилию, крикнут не всерьез:

— А ну, пляши!

Но писем не было.

Прошел месяц, другой… За окном расцвела и отцвела верба. Вместо ландышей, которые стояли на тумбочках, теперь алели тюльпаны…

В палату вошла сестра и негромко, чтобы не нарушить покой больных, произнесла:

— Аня, вам письмо…

Чужие руки вскрыли конверт, поднесли листок голубоватой бумаги к самым глазам.

— Я сама, — запротестовала Аня и пальцами здоровой руки стиснула письмо.

Поначалу она не разобрала ни строчки. Все они расплывались оттого, что смотреть на них приходилось сквозь слезы, застилавшие глаза.

«Моя родная, — писала мама, — если бы ты только знала, как я счастлива, что нашла тебя, если бы ты только знала… Ты одна у меня осталась, одна, совсем одна, потому что Женя…»

Письмо упало на одеяло. Аня судорожно глотнула воздух и потемневшими от горя глазами уставилась в белый потолок госпитальной палаты.

Потом рука ее опять потянулась к письму:

«Не плачь, не плачь, пожалуйста. Я наплакалась вдоволь — и за тебя и за себя. Нам с тобой во что бы то ни стало надо выжить. Хотя бы потому, что мы очень нужны одному хорошему человеку — твоему отцу. Он в Свердловске. Спросишь, почему? Потому же, почему ты сейчас лежишь в госпитале. Но если ты пишешь, что раны твои пустяковые (во что я все-таки не очень верю) — ему этого писать просто невозможно. Не плачь, а прими правду мужественно, как и подобает человеку, знакомому с войной не понаслышке, — твой отец обгорел в танке и ослеп…»

Аня не заметила, как к ее кровати подошел «обход» — хирург и сопровождающие его врачи и сестры.

— Ну, у этой малышки скоро все боли пройдут! — весело сказал хирург. — Вот мы сделаем ей еще одну операцию…

— Делайте, что хотите делайте, только скорее! Скорее! — Аня тяжело дышала. — И не надо меня обманывать! Я вижу — с рукой дело плохо, но вы делайте с ней что хотите, только скорее! Мне нужны здоровые руки.

Она терпеливо перенесла еще одну операцию и еще одну, но рука по-прежнему была безжизненной — пальцы упрямо не хотели шевелиться, и хотя с ногой дело обстояло хорошо (она быстро подживала), Аня все чаще хмурилась, все реже отвечала на шутки товарищей по палате.

Приходил госпитальный комиссар, спрашивал:

— Худо? — И сам себе отвечал: — Худо.

Однажды он молча остановился возле ее кровати, вынул из кармана халата какой-то комочек.

— Пластилин. И знаешь где нашел? В Большом театре…

Аня потянулась больной рукой к сероватому шарику, попробовала стиснуть его в пальцах, но пальцы оставили на мягкой поверхности лишь слабые отпечатки.

— Не сразу Москва строилась, — улыбнулся Балабай. — Потихоньку-полегоньку, и рука разработается, обязательно разработается…

— А мне не надо потихоньку-полегоньку. Я хочу быстро.

— Что же, тренируйся чаще, настойчивей — добьешься своего.

— Спасибо.

— Пожалуйста.

Если теперь в поздний час сестра входила в палату, где лежала Аня Малых, она не удивлялась, заметив, что девушка спит, зажав в руке кусок пластилина. Сестра уже привыкла к тому, что, превозмогая усталость, эта юная партизанка с утра до ночи мяла в руке пластилиновые шарики. Лишь однажды она оставила свое утомительное занятие.

Это случилось в тот день, когда в партизанский госпиталь пришли Председатель Президиума Верховного Совета Украины товарищ Гречуха, начальник Украинского штаба партизанского движения генерал-лейтенант Строкач и сопровождавшие их офицеры.

В клубе собрались выздоравливающие и ходячие раненые. В полной тишине товарищ Гречуха зачитал Указы Президиума Верховного Совета о награждении. Генерал Строкач взял в руки первую коробочку с орденом. Из рядов, поднявшись с помощью костыля, к нему вышел раненый партизан.

— Поздравляю вас, дорогой товарищ…

— Служу Советскому Союзу!

Новая коробочка с орденом в руках генерала:

— …Орденом Отечественной войны первой степени награждается…

И опять шевелятся ряды, пропуская вперед своего товарища…

Затем приехавшие прошли по палатам тяжелобольных.

— За выполнение специального задания в тылу врага и проявленные при этом героизм и мужество… награждается… — прочел над Аней неторопливым голосом невысокий плотный человек, наклонился и поцеловал ее в щеку. — Выздоравливай, дивчина, выздоравливай! Выздоравливай, дочка!

Три красные коробочки легли Ане Малых на грудь, легли рядом с пластилиновым мячиком. В коробочках посверкивали ордена Красного Знамени, Отечественной войны II степени и медаль «Партизану Отечественной войны».

Сестре запомнился взгляд девушки, какой она устремила на свои награды: он выражал сдержанную радость.

Глава XIX ОПЯТЬ — ВЫХОДЕЦ…

Наступило и исчезло то мгновение, когда весна вдруг переходит в лето. В палате чаще распахивали окна — и тогда в нее врывался слабый ветерок, пропахший липовым цветом.

По вечерам ходячие грудились у подоконников, ожидали, когда же загремит салют в честь очередной победы Советской Армии. Салюты в то знойное лето сорок четвертого гремели над Москвой довольно часто, радуя и отогревая человеческие сердца.

Аня Малых подолгу простаивала у окна вместе с другими. Она уже давно ходила и при желании могла даже немного бегать. Только бегать ей не хотелось — на душе было по-прежнему смутно. А все — рука. Из-за этой вот руки комиссия распорядилась отправить ее в санаторий, в Сочи. Дорога предстояла длинная, скучная… И вдруг однажды Аню поразила простая мысль: чтобы проехать в Сочи, нужно миновать Киев.

Эта мысль заставила Аню рассмеяться, вызвав недоумение окружающих людей.

— Что с тобой, Анка? — поинтересовались раненые.

— Так! — загадочно ответила она.

За этим «так» укрывалось многое, и главное: именно в Киеве расположился украинский партизанский штаб…

— Отдыхай, поправляйся, кушай фрукты, — напутствовал ее Балабай, подсаживая в машину.

— Буду, буду кушать фрукты! — весело поблескивая глазами, уверяла она комиссара.

Но прежде чем помчаться на Киевский вокзал, она решила заехать к себе на старую квартиру, так, на всякий случай…

Тихо, медленно прошлась по пустым комнатам, стерла пыль с фотографии Женьки, сунула ее в свой вещмешок. Поискала и нашла снимок, где мать и отец, обнявшись, хохотали, глядя в объектив аппарата. Загорелые, на море… В то время, когда у отца были синие, удивительно синие глаза и он видел все: море и маму, Женьку и ее, Аню…

«Ничего, ничего», — про себя приговаривала Аня, спускаясь по лестнице. Ее брови были строго сдвинуты, и в эту минуту опа уже меньше всего походила на девочку, хотя, собственно, и оставалась ею — Ане Малых шел восемнадцатый год.

Втиснувшись в переполненный вагон, забравшись на самую верхнюю, багажную полку, она всю ночь не сомкнула глаз. Она придумывала самые сильные аргументы для того, чтобы убедить пока неизвестных ей людей в том, что вовсе ей не нужен санаторий. Воевать ей нужно! Вместе со всеми! У нее же опыт, у нее ж — знания!

Однако в партизанский штаб Аня не попала. Едва она сошла на перрон в Киеве, как услыхала крик:

— Аня!

Ее обнял, стиснул в крепких объятиях Степан Горобец.

— Ну как? Что? Откуда? Из госпиталя?! Ну, как? Ничего? А ребята-то наши уже в Чехословакии воюют! В Польше! А ты куда собралась сейчас топать? В штаб? Да к чему? А про наши курсы — забыла? Тут, недалеко, в пригороде! А начальником знаешь кто? Выходец! Все он же! Ну, прости, бегу, мне на самолет. Куда? Там скажут!

Аня немного постояла в раздумье, потом обратилась к прохожему с вопросом:

— Скажите, как тут на пригородный поезд попасть?

Встреча с Выходцем была сердечнее, чем предполагала девушка. Полковник долго держал ее руки в своих и все удивлялся, чуть-чуть печально улыбаясь:

— Жива, значит? Значит, жива…

Она рассказала ему о своей жизни в партизанском отряде, а он много, сильно затягиваясь, курил.

— Видишь ли, девочка, — проговорил он, когда Аня умолкла, — вряд ли тебя можно к нам зачислить. В штабе да это не дадут добро. Все-таки тебе самое время долечиться в санатории. Но если уж ты так решила и в санаторий не желаешь — я попробую что-нибудь для тебя придумать.

На другой день Аня была зачислена укладчиком парашютов.

Кавказскому солнцу так и не довелось обласкать своими лучами худенькую большеглазую девушку, которая стыдливо прятала от чужих глаз свою покалеченную руку.

Тихими, золотыми от заката вечерами девушка бродила по Киеву, и встречные с почтением и легким недоверием поглядывали на боевые награды, украшавшие ее темное форменное платье со скромными сержантскими погонами.

Глава XX «ПОНИМАЮ, СОГЛАСНА»

Здание партизанских курсов чуть белело среди листвы старых деревьев. Разумеется, здесь не звенели звонки. Здесь всегда было тихо и даже не очень многолюдно. О курсах знали лишь те, кому нужно было знать. Посторонний же вряд ли мог догадаться, какое учреждение расположилось в просторном доме. И посторонний вряд ли догадывался о том, что парни и девчата, изредка прогуливающиеся за оградой, готовили себя для суровой борьбы.

Сюда приходили вести:

«Западнее города Брезно партизаны из отряда, которым командует С., пустили под откос вражеский эшелон; разбит паровоз и шесть вагонов с запчастями для самолетов…», «В районе города Острув-Мазовецкий бригада «Вольносць» в тяжелых боях уничтожила свыше двухсот солдат и офицеров карателей…»

Аня Малых по-прежнему занималась укладкой парашютов и частенько, перехватив где-нибудь на дороге Выходца, интересовалась:

— Когда же я потребуюсь? Когда?

Выходец неопределенно пожимал плечами.

В те дни в школе, кроме русских, украинцев, белорусов, были и поляки, венгры, чехи — «братья-славяне», как их ласково называли.

«Братья-славяне» прилежно изучали тонкости партизанской науки. Где-то там, на Западе, их ждали родные горы и леса… Их ждали родные люди, все еще мучающиеся в фашистской неволе.

«Братья-славяне» хорошо пели, если выпадала свободная минутка, а еще лучше рассказывали о том, какая хорошая жизнь наступит, когда кончится война…

Понемногу, походя, Аня научилась понимать по-чешски, по-польски и на этих двух языках жаловалась недавним бойцам Войска Польского и корпуса генерала Свободы на то, что вот теперь, после ранения, никому она не нужна.

Белокурые красавцы-поляки советовали ей не придавать особого значения сложившимся обстоятельствам:

— Мы и без вас справимся с Гитлером, милая пани Анна! Вот увидите!

Чехи говорили о том же, но по-своему, мягко и проникновенно:

— Анка! Хорошая девушка! Мы готовы воевать за себя и за вас! Зачем вам мучиться вместе с мужчинами? Зачем? Мы лучше вам пришлем цветок из Татр, в конверте, самый красивый цветок, если мы будем в Татрах и если нам позволят посылать конверты с цветами…

Аня не могла сердиться на доброжелательных, веселых и смелых парней, которые, возвращаясь с полевых занятий, непременно приносили ей букеты ромашек. Она улыбалась им и снова шла к полковнику Выходцу:

— Я больше так не могу! Дайте работу!

— Работа одна — укладывайте парашюты. Как с рукой? Лучше? Вот это главное…

Затая обиду на всех, кому, как казалось ей, не было до нее ни малейшего дела, Аня в свободное от своих обычных забот время знакомилась с новинками минно-подрывной техники, осваивала мины самых последних выпусков и одновременно училась радиоделу. Это были дни, когда части Советской Армии с боями освобождали венгерские города и села, когда гремели затяжные бои на Дуклянском перевале, когда с курсов уходило особенно много людей.

— И ты? — с тоской обращалась Аня к уезжавшим. — И ты?

— Ну да, — хмурились ребята, замечая искреннюю тоску в голосе девушки.

Аня была занята укладкой очередного парашюта, когда вдруг ее вызвали к начальнику курсов.

Выходец задавал вопросы, Аня отвечала на них.

Помолчали.

Потом он вдруг проговорил не обычным своим официальным тоном, а просто заботливо:

— Рука не ерундит? Не обманываешь? Эх ты, девчоночка…

Помолчал, потом досказал:

— Хотим, Аня, предложить тебе одно задание… Ответственное.

— Хорошо.

— Задание сложное!..

— Понимаю.

Она стояла навытяжку, как и положено было стоять сержанту Малых, и глаза ее, синие, яркие, как у отца, у того отца, который еще умел видеть небо и землю, и не горел в танке, глаза ее глядели твердо. И все-таки это были девичьи глаза, которые могли и посмеяться, и быть ласковыми, и любить…

Примечания

1

Бутылка «КС» — бутылка с самовоспламеняющейся жидкостью для поджога танков.

(обратно)

2

Стропа — прочный шнур от парашюта.

(обратно)

3

«Костыль» — самолет-разведчик с неубирающимся шасси. «Рама» — двухфюзеляжный легкий бомбардировщик-разведчик.

(обратно)

4

Драныки — пресные оладьи, сделанные из тертого сырого картофеля.

(обратно)

Оглавление

  • БИОГРАФИЧЕСКАЯ СПРАВКА
  • Глава I ВПЕРЕДИ — НЕИЗВЕСТНОСТЬ
  • Глава II ПРЫЖОК В ТЕМНОТУ
  • Глава III В ПАРТИЗАНАХ
  • Глава IV МАЛ ЗОЛОТНИК, ДА ДОРОГ
  • Глава V ГОРСТЬ ЯГОД
  • Глава VI ТРАГЕДИЯ НА ПРИПЯТИ
  • Глава VII ПАРТИЗАНСКАЯ АКАДЕМИЯ
  • Глава VIII В НОЧЬ НА ТРЕТЬЕ АВГУСТА
  • Глава IX ОСОБОЕ ЗАДАНИЕ
  • Глава X СТАРЫЙ ГОРОБЕЦ
  • Глава XI НЕУЖЕЛИ — ВСЕ?
  • Глава XII РЫЖОВ ПОСТУПИЛ ИНАЧЕ
  • Глава XIII ЛЮБЕЗНЫЙ СЛЕДОВАТЕЛЬ
  • Глава XIV ДОСТОЙНА!
  • Глава XV ОХОТА ЗА ЭШЕЛОНАМИ
  • Глава XVI ПОСЛЕДНЯЯ МИНА
  • Глава XVII В МОСКВЕ, В ПАРТИЗАНСКОМ ГОСПИТАЛЕ
  • Глава XVIII ШАРИКИ ИЗ ПЛАСТИЛИНА
  • Глава XIX ОПЯТЬ — ВЫХОДЕЦ…
  • Глава XX «ПОНИМАЮ, СОГЛАСНА»