morevpechatleniy (fb2)

- morevpechatleniy 407 Кб, 117с. (скачать fb2) - Миран Шильке

Настройки текста:



МИРАН ШИЛЬКЕ

Море впечатлений

Серия: Только для девчат

Издано: Москва, 2012 г.

Аннотация

Алина, в свои четырнадцать лет, ещё ни разу не встречалась с мальчиками. Обсуждения одноклассницами бурных планов на лето её никогда не интересовали. Да и каникулы она собиралась провести, как обычно - в приморском городе у бабушки, читая книги из школьной программы и наслаждаясь красотой волн.

Но одноклассница Ира предложила ей посмотреть на отношения с парнями, как на некоторое приключение, которое поможет набраться опыта. И Алина, размечтавшись, совершенно случайно познакомилась с красивым парнем в первый же день приезда на море.

Только вот парень совсем не похож на благородного рыцаря - самовлюблённый качок ведёт себя дерзко и нагло. Как и давняя приморская подруга Рита, которая делает всё возможное, только бы помешать Алине понять причины странного поведения юноши…

Глава 1

Начало лета — с «приветом»

— Солнце!

— Море!

— Пляж!

— И па-а-арни!

Услышав последнюю, хором произнесённую фразу, я еле поборола в себе желание надменно фыркнуть.

Но у моих одноклассниц была совершенно другая реакция. Они завизжали так громко, что учительница, заполнявшая журнал, подняла голову и строго поправила очки на переносице.

— Девочки, ну я же просила вести себя потише, — сказала она. — Раз переписали всё с доски, сидите, общайтесь. Но так, чтобы вас слышно не было.

— Извините, — промямлила Ира, и подружки разом прыснули.

Я лишь покачала головой: столько литературы задали читать на лето, а у них все мысли только о развлечениях и, о самом «главном», — парнях.

Дописав название последнего произведения из большущего списка, я закрыла тетрадь и убрала её в свою сумку.

— Прошлым летом у меня было два парня, — вспоминала Таня, самая красивая девятиклассница школы. — Один был спортсменом, а другой готом. Один болтал без умолку, а из второго нужно было всё буквально вытягивать. Но со вторым мне понравилось встречаться больше — по ночам мы бродили по кладбищу, а там прохладно, спокойно и тихо. Ну, на любителя, конечно! Так что, лето было незабываемым во всех смыслах.

— А у меня был роман с моим другом Вадимом, если так можно выразиться, — похвасталась Лиза, поправив левой рукой мелированную чёлку. — Мы с ним с детства знакомы были — дача его семейства совсем рядышком с нашей. Так родители нарадоваться не могли, и его, и мои, что их чада вместе тусуются. Покоя просто не давали! В детстве не наигрались, и «помогали» нам с Вадиком отношения строить, как в реалити-шоу! Советами своими закормили по самое не балуй!

Лиза театрально закатила глаза.

Послушать, так мои одноклассницы просто богини! Все, как на подбор! Поклонники табунами ходят, новые чувства вспыхивают каждую неделю, а никогда и ничего не понимающие родители, вечно чинят препятствия большой и светлой любви каждой красавицы.

Такие разговоры они вели постоянно и сюжеты у всех историй были примерно одинаковыми. Единственное, что всегда менялось — места событий и имена парней, готовых ради девушек на всё.

Мне же до всех курортных баек одноклассниц не было никакого дела. Меня всё это мало интересовало.

Обострение у них всегда начиналось перед летними каникулами и изо дня в день набирало всё большие обороты. Так что, обсуждать их грандиозные планы, расписанные чуть ли не по часам, мне не доставляло никакого удовольствия.

Поэтому я, вынужденная слушать их воспоминания в последний учебный день, смотрела в окно и с нетерпением ждала звонка.

— Ой, родители — это вообще отдельная тема, — поддержала подругу Ира и фамильярно похлопала её по руке со множеством тоненьких браслетиков. От резких прикосновений те забрякали и зазвенели.

— Интересно, какие будут приключения этим летом? — продолжила Лиза. — Всё-таки год прошёл, мы все сильно изменились, стали старше.

— И умнее, — прыснув, вставила Ира.

— Вам однозначно будет веселее, чем мне. По крайней мере, вам не нужно украдкой встречаться с парнями, — пожаловалась Инга, грустным голосом. — Моим предкам вечно не нравятся мои бой-френды. Кого бы не привела, не показала, вечно говорят, что все меня недостойны. Наверное, даже если бы принца какого-нибудь откопала, и то, нашли бы к чему прицепиться!

— Это точно! — поддакнула Лиза, согласно закивав головой. — Можно подумать, что это мы для них подбираем парней.

Лиза, Ира, Таня и Инга тут же закрыли ладонями рты и затряслись, давясь от смеха.

Учительница, поняв, что сейчас девчонки не смогут удержаться от хохота, строго на них посмотрела.

— Я… на секунду… представила, что ищу предкам… парня по их вкусу, — делая перерывы, чтобы не засмеяться, еле выговорила Инга. — Это бы наверняка… был бы немой… богатый… аристократ.

Как только она произнесла последнее слово, раздался школьный звонок и одноклассницы просто взорвались от смеха, заполнив аудиторию звонкими голосами.

— Девочки, поспокойнее можно? — строго поинтересовалась учительница. — Хоть бы под конец года меня пожалели.

— Извините, — в очередной раз за день повторила Ира.

— Всем удачных каникул!

Ученики поблагодарили классного руководителя и, попрощавшись, стали выходить из аудитории.

— Немой аристократ, — срываясь на смех, сказала Лиза и надела сумку на плечо.

Девчонки снова засмеялись и толпой выбежали из класса.

Я же, довольная тем, что последний учебный день закончился, окрылённая свободой, пролетела по школьным коридорам, лестницам, вышла на улицу и глубоко вдохнула воздух, наполненный ароматом листьев.

Наконец-то уроков больше не будет! Экзамены позади, старые учебники возвращены в библиотеку и теперь меня ждёт заслуженный, долгожданный отдых.

Размахивая сумочкой, я перепрыгнула последние ступеньки школьного крыльца и уже выбежала за ворота, как меня окликнули:

— Алина, подожди!

Узнав знакомый голос, я сделала вид, что ничего не услышала и направилась дальше.

— Корнеева, да стой же ты! — не унимались сзади.

И вот тут уже притворяться было бессмысленно — такая фамилия в школе была только у меня. Я, нехотя обернувшись, увидела Иру Морозову, мчавшуюся ко мне, что было сил. Высокие каблуки звонко стучали по асфальту, но приличную скорость однокласснице развить явно не давали.

— Я домой иду, — на всякий случай предупредила я приближающуюся красавицу.

— Ну конечно, — запыхавшись, сказала девушка и убрала со лба чёлку. — Другого ответа я от тебя и не ожидала. Ты нереально предсказуема.

Ира замахала руками перед лицом, будто веерами и глубоко выдохнула:

— Какие у тебя планы на лето?

— Да никакие, — призналась я, и мы вместе побрели вдоль аллеи. — Поеду к бабушке на море.

— А дальше что? — не унималась Ира.

— Буду загорать, купаться… Книги читать, список большой дали.

— Ой, ну книги, — махнула рукой девушка, — это ерунда. Я половину списка прочитываю всегда и мне этого достаточно. Всё-таки каникулы даются не для того, чтобы мы занимались. А для того, чтобы отдыхали. И так весь год учебники до дыр зачитываем!

Я улыбнулась — это они-то зачитывают. Те, кто статьи из модных журналов цитируют на зубок, зато с трудом вспомнят последний пройденный роман из школьной программы.

— Парня-то себе думаешь заводить? — продолжала расспросы одноклассница.

— Что, как питомца? — грубо пошутила я.

— Хватит к словам цепляться, Корнеева! Тебе уже четырнадцать лет, пора подумать о мальчиках! Тем более что сейчас самое подходящее для этого время, да и место твоего отдыха располагает! Полно будет качков в шортах и смазливых парнишек в обтягивающих плавках.

— Вообще-то есть много других вещей, о которых я могла бы подумать. И парни в этом списке, пока что, отсутствуют.

Ира хмыкнула.

— Ага… Пока что! Вот пока ты так будешь думать, пройдут года! — уверяла она. — А потом окажется, что опыта у тебя в общении с противоположным полом нет и как вести себя, ты не знаешь. И ждёт тебя участь старой девы в глухой деревне, — стращала одноклассница загробным голосом. — Отношения — это же целая наука! Как раз по твоей части, между прочим! Как закадрить парня, как правильно расстаться, как мириться с ним, как удержать… Да много всего!

— А любовь? — поинтересовалась я. — Когда будешь следить за всем этим, места для чувств совсем не останется. Будешь всё время думать, как сделать всё правильно и без ошибок.

— Алина, ну я тебе образно сказала! Конечно, всё это очень важно. Но и фанатизма в подобном деле тоже не нужно! Любовь — это же не обязательно взаимное чувство. Хотя, когда оно взаимное, намного лучше! — быстренько поправила себя Ира. — Но бывает всякое. Сначала симпатия, потом дружба, потом отношения, а в конце — любовь. Да и вообще, было бы желание — полюбить можно кого угодно. Ведь в каждом человеке есть много хорошего. И задача лишь в том, чтобы это отыскать.

— Ох, Морозова. Ты бы так со школьными предметами разбиралась, как теорию любви рассказываешь, — засмеялась я.

— Ничего-ничего, — ответила Ира, тоже не сдержав смех. — Главное, что я тебе вовремя посоветовала нужную вещь. Подала под нужным соусом, так сказать. А то если будешь всё время читать книги про сказочных принцев на белых лошадях, не заметишь, как мимо тебя настоящий проскачет. Так что, этим летом давай, начинай переходить во взрослую жизнь, узнавать, что есть такие существа, как парни, их разновидности и способы приручения. Это как раз то, что ты любишь. Я уверена!

Мы дошли до конца аллеи и остановились.

— Ну, всё, подруга, — поцеловала меня в щёку Ира. — Давай, не скучай, весело проводи лето. Увидимся после каникул и, расскажешь о том, что у тебя было. А чтобы ты не расслаблялась, я тебе SMS-ки буду слать, с вопросами, как да что.

— Спасибо, — поблагодарила я. — Тебе тоже желаю приятно отдохнуть!

— Давай, Корнеева! Я тебя предупредила, чтобы не отмазывалась потом.

Морозова помахала рукой и, свернув, засеменила по узкой дорожке. Стук её каблуков с каждым шагом становился всё тише и тише, пока и вовсе не затерялся в шуме листвы.

Я взглядом проводила одноклассницу и направилась домой.

Если задуматься, в какой-то степени, Ира была права. Конечно, в моём возрасте пора бы уже определиться, какие мне парни нравятся, уметь с ними знакомиться и вообще представлять, как могут развиваться отношения… И, в принципе, все эти вещи тоже важны и нужны. Но, действительно, надо всё делать без фанатизма. Потому что ставить себе цель познакомиться с парнем только потому, что у всех подружек и знакомых они уже есть — тоже неправильно.

Мне вдруг стало по-настоящему интересно, как это — встречаться с мальчиком. Ведь у меня ещё ни разу не было отношений. Никто и никогда не признавался мне в любви, а я, как девушка скромная, не делала подобных попыток. Потому что всегда считала, что подобные подвиги — это удел сильного пола, но никак не слабого.

Да и море, куда меня отправляют родители к бабушке — просто универсальное место для знакомства! В городе нет стольких возможностей и поводов для поиска своего рыцаря. К тому же, выбор тут не особо большой. Зато на пляжном курорте парни на любой вкус, цвет, возраст и национальность. Хочешь — блондины, хочешь — брюнеты…

И почему я раньше не смотрела на отношения с этой стороны? Ведь это настоящее приключение, в котором будет масса новых эмоций, чувств! Да ещё и опыт появится, а он всегда важен, как хороший, так и плохой.

Поняв, что действительно пора бы задуматься о мальчиках, я решила в этом году всё исправить.

Мне уже четырнадцать лет! Я ведь не маленькая. И здраво могу осмысливать ситуации, оценивать свои и чужие поступки. Так что, с плохим парнем я не буду встречаться, что уже огромнейший плюс. Но и ставить себе цель найти хоть кого-нибудь, лишь бы похвастаться в классе, что у меня тоже был этим летом мальчик — не стану. Пусть всё разворачивается, как надо… При этом, я бездействовать не стану! Как говорится, под лежачий камень вода не течёт. Так что, на этих каникулах я прочитаю меньше книг, зато у меня будет больше времени для разных впечатлений.

Когда-нибудь всё нужно делать в первый раз. И самое сложное — сделать старт. Но если ты понимаешь, что всё не так уж страшно, а даже интересно, то стоит попробовать!

Улыбнувшись от своих собственных мыслей, я вприпрыжку поспешила домой, планируя, какие с собой нужно взять сарафаны на море.

Глава 2

Пляжный пижон

— Ты точно всё взяла?

— Мам, — устало посмотрела я. — Точно.

— Я просто спрашиваю, ничего ли ты не забыла, — невозмутимо объяснила мама.

— Нет, я всё взяла. И даже книги взяла, но только меньше. Если прочитаю две трети, а не все, тупой не стану.

— Хватит глупости говорить, конечно, не станешь.

Я и мама стояли на автовокзале. Мой белый матовый чемодан, в который я положила кучу сарафанов, купальников и несколько тёплых вещей на случай похолоданий, вот-вот должны были погрузить в багажное отделение автобуса.

Утреннее солнце с каждой минутой грело всё сильнее и сильнее, а вокруг все прощались с родственниками и близкими — через несколько минут начиналась посадка.

Ветер то и дело намеревался поднять мой белый кружевной сарафан, из-за чего я руками держала подол, будто бы его кто-то собирался стянуть в самый неподходящий момент. Джинсы я не ношу, короткие юбки тоже. А вот сарафаны, они как лёгкие, свободные платьица, которые только подчёркивают женственность. Да и яркие, насыщенные цвета мне тоже не идут, они делают меня чересчур бледной — ведь у меня очень светлые волосы и кожа. Поэтому выбор всегда падает на кремовые, бежевые и светлые тона.

Я стояла, и дождаться не могла, когда окажусь у моря, подальше от всей городской суеты: начну купаться, загорать, ходить под звёздным небом. Ведь в больших городах звёзды ночью совсем не видны!

Моя же мама, как всегда обеспокоенная тем, что я могла что-то забыть, расспрашивала, всё ли я взяла. И это при том, что я не в первый раз уже еду к бабушке на летние каникулы и ни разу не забыла ни одной нужной мне вещи.

Но мама есть мама — усложнять мне жизнь своей излишней заботой, было её родительским долгом.

Ко мне подошёл мужчина, я отдала ему чемодан и, вместе с другими чемоданами и сумками пассажиров, он спрятал его в боковом корпусе автобуса.

— Билет у тебя, да? — очередной вопрос задала мама.

— Да.

— А крем для загара?

— Мама, я уже не маленькая, всё взяла, — не выдержала я. — Не поверишь, но даже зубную щётку с собой захватила!

— Вот только не надо злиться. О тебе же беспокоюсь, как ты этого не понимаешь?

— Всё прекрасно понимаю. Но и меру знать тоже надо.

Водитель вышел из автобуса и сообщил, что пассажиры могут рассаживаться.

Остановка стала быстро пустеть: всем не терпелось поскорее отправиться в путь.

— Ну всё, мам! — повернулась я и обняв, поцеловала её в щёку.

— Если что, звони. Бабушке по дому помогай обязательно!

— Хорошо, — пообещала я.

— Побольше бывай на море и свежем воздухе! — продолжала напоследок давать указания мама. — А то я знаю, засядешь дома и будешь читать книги с утра до вечера все каникулы. Я у бабушки спрошу, как ты там себя вела!

— Хорошо, мам! Пока!

Я помахала вслед рукой и, запрыгнув в автобус, села на своё место.

Автобус тронулся.

Мама проводила меня взглядом, я ей снова, в последний раз помахала, и водитель повёз всех пассажиров к морю.

Счастливая, я широко заулыбалась.

Как никогда мне хотелось поскорее выбраться из шумного города к холодным волнам и горячему песку. Жажда приключений не давала мне покоя. Морозовой удалось настолько заинтересовать меня, что я стала фантазировать, как никогда раньше.

Вот уж действительно, подала всё под нужным соусом!

В открытые окна дул лёгкий ветер. Он был как нельзя кстати, учитывая, что становилось очень жарко и солнце сильно грело даже через стекло.

И хоть водитель гнал, что было мочи, всё равно ехать предстояло долго.

Вдоволь наглядевшись на однотипные виды мелькающих пейзажей, я, достав первую книжку из школьной программы, запаслась терпением и стала читать. Таким образом, я могла хоть как-то скоротать время поездки, не считая минуту за минутой до конечного прибытия. А главное — отвлечься от навязчивых фантазий на тему знакомств и отношений, которые у меня вполне могут быть этим летом…

Когда автобус прибыл в назначенное место, время уже было далеко послеобеденное. Я была этому несказанно рада — ведь в том, чтобы идти по жаре, нет никакого удовольствия. А так солнце уже медленно стало садиться, лучи приятно грели, а не палили. И небо постепенно окрашивалось в апельсиновые оттенки.

Солёный воздух было так приятно и легко вдыхать, что я набирала его полной грудью.

Мне до конца не верилось, что я наконец-то здесь, на море. До пляжей — рукой подать.

Забрав свой чемодан из багажного отделения, я вытянула в нём длинную ручку и побрела, покатив его на колёсиках за собой.

Навстречу мне шли люди в купальниках и плавках. Загорелых молодых людей было огромное количество. Наверное, поэтому курортные романы так легко здесь и заводятся — располагает к этому место, эмоции и открытость. Тут уже не скроешь все свои недостатки за складками одежды. Какой есть, такой и есть. И похвастаться всякими модными аксессуарами, здесь тоже вряд ли удастся, потому что никому до них дела не будет.

Как и говорила Морозова, здесь было полно парней и в шортах, и в обтягивающих плавках…

И как только я их раньше не замечала? Впрочем, замечала. Другое дело, что они меня тогда мало интересовали. Теперь же верх надо мной брали азарт и желание риска. От чувства, что со мной обязательно должно что-то произойти, проходила приятная дрожь по всему телу.

Через некоторое время меня одолела жажда. Хоть я и покупала напиток в металлической банке во время остановки, которую делал водитель автобуса, вода в ней уже закончилась. А терпеть, пока я дойду до бабушки, сил не было никаких. При таком раскладе, неизвестно, скоро ли я вообще дойду, если не освежусь в ближайшее время.

Поэтому, я достала деньги, подошла к первому попавшемуся киоску и купила холодную минеральную воду.

Но пить газировку из тут же запотевшей на жаре бутылки, означало провоцировать простуду. А сидеть все каникулы дома заболевшей, когда во всю хотелось новых знакомств и приключений, мне вовсе не хотелось. Так что, я благоразумно пила минералку маленькими глотками и шла вдоль набережной, за ограждениями которой глубоко внизу располагался пляж.

Шум от голосов отдыхающих, детский смех, разбивающиеся волны и крики чаек были словно прекрасная, успокаивающая музыка. Во всяком случае, это намного лучше рёва машин на городских улочках.

Закрыв ладонью глаза от солнца, я разглядела над морем несколько парашютов, летающих вдали.

Атмосфера умиротворения и расслабленности окутала меня с ног до головы. И я снова размечталась, машинально направляясь к дому бабушки по до боли знакомой дороге. Думала о том, как с парнем гуляю по набережной, ем сладкую вату и нам обоим весело.

Но рисовала я картинки в своём воображении недолго.

Неожиданно лицо обдало ледяным потоком, я потеряла равновесие и упала на что-то мягкое.

Перед глазами мелькнуло небо, я заметила летевшего на землю брюнета и, в этот самый момент поняла, что мы с ним только что столкнулись. Благо, сзади был мой чемодан, на который я мягко приземлилась. Но дыхание тут же перехватило от ледяной воды — мало того, что я выплеснула часть минералки себе на лицо, остатки из неё успели вылиться мне на грудь. Я быстро отбросила бутылку. Сердце выпрыгивало из груди.

— Вообще-то мне и правда было жарко, но не настолько, — призналась я и собиралась тут же подняться, как перед глазами возник очень высокий, стройный парень, на вид изрядно старше меня.

Он поднялся так быстро и неожиданно, что я отпрянула. Словно скала, незнакомец закрыл собой солнце, и, я очутилась в тени.

— Вставай быстрее, я спешу! — приказал парень и протянул большую ладонь, устремив на меня свой пронзительный взгляд.

На животе загорелого красавца, одетого в длинные белые шорты, отчётливо выделялись кубики пресса. Короткие и чёрные, как смоль волосы, торчали в разные стороны. Виски были выкрашены в серый цвет, образуя две широкие горизонтальные полосы с обеих сторон головы, которые в конце сливались с чёрным цветом. Невероятно горбатый нос, густые толстые брови и щетина придавали бы парню мужественности ещё больше, если бы не очень заметный блеск на полных губах. К тому же, запястья его рук украшали широкие браслеты из белого металла, на шее висела цепочка, на пальцах были кольца, а в обоих ушах на солнце сверкали камушки. Всё это было красиво, но уж чересчур. Похожих молодых людей я видела только на обложках журналов, которые приносили мои одноклассницы. Они вздыхали и таяли от томных взглядов подобных юношей, но я их любви не разделяла, считая такой внешний вид слишком приторным и глянцевым.

Парень, не дожидаясь ответа, схватил меня за запястье, одним движением поставил на ноги, взял чемодан в другую руку и побежал куда-то вперёд, потащив за собой.

— Ты что, псих? — тут же возмущённо закричала я, как только мы сделали первые шаги.

Руку незнакомец держал очень крепко. Попытки вырваться, даже рассматривать было бесполезно. К тому же, свою силу он уже наглядно показал, легко подняв меня одной левой.

Парень нёсся так быстро, что я еле успевала за ним, и он буквально тащил меня за собой. Мокрый сарафан лип к телу и вызывал неприятные ощущения.

— Тут рядом палатка есть, — сообщил незнакомец, безо всякой одышки, в то время как я жадно глотала воздух.

В его речи слышался едва уловимый кавказский акцент, а в воздухе оставался шлейф резкого восточного парфюма с ароматом пряностей. Я вдыхала дурманящий запах, и он мне, на удивление нравился. В отличие от странного парня, который пугал не на шутку.

— Палатка? — с ужасом переспросила я. — Ты что, маньяк?!

Услышав мои слова, отдыхающие резко повернули головы в наши стороны.

— Ну, киоск! — всё так же, не останавливаясь, объяснил брюнет раздражённо. — Послушай, мне некогда, я реально спешу! Я на тебя налетел, из-за меня ты лишилась воды, облила сарафан. С ним я тебе помочь не смогу, зато с водой — без базара. Так что sorry за то, что случилось. Вода не сладкая и не цветная, проблем не будет. Главное, чтобы потом ты не заболела.

Парень подбежал к киоску и резко остановился. Никакой дружеской улыбки на лице у него не наблюдалось, симпатию он не вызывал.

Брюнет отпустил мою руку, поставил возле меня чемодан и, достав из кармана шорт крупную купюру, резко положил её продавцу, со словами:

— Воду, какую скажет девушка. Сдачу себе оставишь!

Незнакомец вытер со лба пот и повернулся ко мне.

— Ну, всё. Извини, мне бежать пора. Bye! — сказал он.

Попрощавшись со мной быстрым поднятием ладони вверх, безо всякого размахивания, парень убежал с невероятной скоростью, мгновенно исчезнув вдали.

— Минеральную воду, — оторопев, сказала я продавцу.

Тот, по всей видимости, был удивлён не меньше меня.

— Странный у вас молодой человек, — произнёс мужчина, протягивая бутылку холодной газировки.

Я хотела возразить, что это не мой молодой человек и что у меня его вообще отродясь не было… Но, почему-то, не стала. Удивлению просто не было предела.

Конечно, парень совершил благородный поступок — купил воду, которую я пролила по его неосторожности. Да и извинился тоже… Но он всё сделал настолько по-хамски и самовлюблённо, что приятных эмоций его действия не вызвали.

Хотя, почему он вообще на меня наткнулся? Ладно, я задумалась, а он куда глядел в этот момент, или о чём думал? Ведь он бежал и должен был быть крайне внимательным в этот момент!

Я взяла у продавца бутылку в одну руку, ручку чемодана в другую и снова пошла вдоль моста. Незнакомец мне за несколько минут сократил путь в половину, за что ему спасибо, конечно.

Но этот жест у киоска — вообще что-то невообразимое. Подумаешь, деньгами разбрасывается. И вырядился, как модель с обложки! Когда манерам научили только наполовину, то тут не помогут ни деньги, ни шмотки.

До бабушкиного дома оставалось совсем немного, а я всё думала о произошедшем.

Всё случилось так быстро и так неожиданно, что я и не поняла толком ничего. В какой-то момент я даже решила, что просто замечталась и, всё это было не по-настоящему. Но я посмотрела на сарафан, он был мокрым. А ноющая рука, напоминающая о силе необычного парня, подтверждала всю реальность случившегося…

Глава 3

Другая подруга

Странный парень не выходил из головы. А происходящие события, как бесконечный фильм, повторялись у меня в памяти.

Нацепил на себя блестящие побрякушки, модные словечки бросает!

Меня вся эта самовлюблённость, излишняя самоуверенность, просто раздражали. Строит из себя супергероя, хотя мало чем отличается от других парней. А даже если и отличается, то явно в худшую сторону!

Первое впечатление от встречи было попросту негативным. Я попыталась всё выбросить из головы, тем более что дорога сворачивала на улицу моей бабушки. А портить ей настроение своим видом, вовсе не хотелось.

Сделав последний глоток из уже полупустой бутылки, я посмотрела на неё и поражённо покачала головой из стороны в сторону. Сарафан уже почти высох и на нём не было так явно заметно мокрое пятно. Снова вспомнив сумасшедшего бегуна, я злобно бросила минералку в сумочку и подошла к калитке. На сегодня этого паренька с меня хватит!

Здесь мало что изменилось. Такая же неровная дорога с маленькими ракушками в асфальте, такие же двухэтажные домики.

Правда, дом бабушки выглядел немного иначе: её любимый виноград в этом году обвил весь фасад, добравшись и до второго этажа, где находилась моя комната.

На окнах висели такие же шторы. И даже зеркало, прислонённое в углу, которое я оставила в прошлый раз, пылилось на своём месте. А на балконе стояло кресло-качалка, в котором я часто сидела по вечерам, читая книги.

Флюгер в виде дельфинчика крутился в разные стороны — вечерело и, ветер стал сильным. Настолько, что тяжёлый подвесной фонарь в беседке раскачивался взад-вперёд.

Я потянула на себя дверь калитки, та приветливо громко проскрипела и я прошла во двор.

Моя бабушка очень любит ухаживать за цветами. В то время как все соседи превращали свою территорию в огород с грядками, на которых круглый год росли овощи, бабушка выращивала красивый сад. Приятный аромат от него разносился по всей округе, перебивая даже солёный воздух с моря.

А так как вторым любимым занятием бабушки была выпечка, рядом с необычными цветами соседствовали фруктовые деревья и кустарники, ягоды. Они всегда становились разными начинками выпечки, или сладкой консервацией: компотами, вареньями и повидлами.

Заулыбавшись от одного знакомого и любимого вида, я, довольная, подошла уже к каменному крыльцу и собралась подняться, как вторая деревянная дверь, обтянутая сеткой, чтобы не влетали насекомые, открылась и вышла бабушка.

— Алиночка, здравствуй! — с порога радостно произнесла она. — Дай я тебя поцелую скорее, внученька. Заждалась уже тебя. А то думаю — калитка скрипнула, ты ли, или не ты.

Одетая в летнее платье, бабушка обняла меня и стала расцеловывать.

На голове у неё как всегда были седые кудри, которые она делала с помощью бигуди. А на лице — лёгкий макияж персиковых тонов. Бабушка имела свой вкус и знала меру во всём.

— Привет! — поздоровалась я. — Как ты тут? Всё за цветами ухаживаешь?

— Алин, — махнула бабушка рукой, выпустив меня из объятий. — Я никогда не буду плеваться семечками на скамейках, и выращивать картошку. Моё призвание — это цветы, фрукты. Чтобы глаза радовались, когда всё это видели. Мне другого на старости лет и не надо. Давай, заходи! В твоей комнате всё, как обычно, ничего не изменилось. Я тебя жду с самого утра, уже пирогов напекла с абрикосами, как ты любишь!

Я широко улыбнулась — к концу лета я снова стану пампушкой.

— Ох, ох, — ходила вокруг бабушка, разглядывая меня с ног до головы. — А красавицей-то какой стала. Выросла как! Школу хорошо закончила?

— Как всегда, на отлично, — гордо похвасталась я.

— Ух ты моя умница! Ну отдохнёшь от города, от компьютеров у меня. Я тебя побалую вкусненьким, на море будешь ходить… Ох, и чемодан у тебя какой красивый, элегантный! Ну, иди, переодевайся скорей! Я тебя так давно не видела, расскажешь мне, что у тебя да как. А я пока чай заварю.

Я затащила по ступенькам свой чемодан и вошла в дом, в котором сильно пахло горячими пирогами и абрикосами.

Поднявшись по старенькой скрипучей лестнице на второй этаж, мимо стены с бабушкиной вышивкой, на которой тоже были цветы, я зашла в свою комнату.

Здесь я всегда и жила, когда летом приезжала на море.

Всё было, как раньше: старый резной шкаф, высокая железная кровать с периной, на покрывале которой расположились несколько моих детских мягких игрушек… Комод, письменный стол со стулом и красивое трюмо с трёхстворчатым зеркалом.

Я вышла на балкон и посмотрела на открывающийся вид.

Вокруг были лишь деревья и крыши домов, а вдали виднелось синее море и алое небо. Солнце медленно исчезало за горизонтом, окрашивая мягкие облака в тёплые краски.

— Глазам своим не верю, кого я вижу! — неожиданно раздался знакомый голос внизу.

Я взглядом проследовала в сторону, откуда прозвучала фраза и увидела девушку-брюнетку. У неё была стильная стрижка: волосы сверху были коротко стрижены и пышно уложены вокруг лица и на затылке, а из-под них до пояса спускались длинные рваные пряди.

Коротенькие джинсовые шортики с бахромой и лёгкий белый топик с принтом, хорошенько подчёркивали и без того идеальные формы красотки.

— Рита! — радостно закричала я и тут же побежала во двор.

Рита была моей самой лучшей подругой. Но, к сожалению, виделись мы только летом, потому что она жила в том же городе, что и бабушка.

Мы дружили с детства, делились всеми тайнами, историями и нам всегда было очень весело. С загорелой, озорной девчонкой, скучать не приходилось! Она всегда придумывала, как можно развлечься и долго на одном месте не сидела. Её притягивали риск, опасности… И поэтому я очень часто за неё переживала, — подобные наклонности могут быть просто опасны для жизни, если не знать в них меры!

— А я тебя и не узнала сразу, — открывая калитку, призналась я и обняла подругу. — Совсем другая теперь!

С нашей последней встречи, прошлым летом, Рита очень изменилась. Стала взрослее, красивее. Да и одета она была совершенно по-другому: раньше она бы не позволила себе напялить такие коротенькие шортики и облегающий топ.

С модной причёской, чёлка которой была выкрашена в зелёно-чёрные полосы, как у енота, с тоненькими и широкими браслетами на руках, подруга расплылась в улыбке.

Лицо у неё было накрашено, что выглядело для меня очень непривычно: жирная чёрная подводка глаз, блеск на губах… И когда это Рита превратилась в журнальную модницу?

— Ну а ты, как всегда — в нежных сарафанчиках и с мечтами о большой и светлой, чистой любви, — произнесла подруга, тоже меня обняв. Слова она выговаривала нечётко, потому что умудрялась в этот момент жевать жвачку. — Так соскучилась! Столько сплетен рассказать хочется. Пойдём, я тебя кое с кем познакомлю.

— С женихом? — прыснула я. — Нет, сейчас не могу… Я только-только приехала. Ещё даже с бабушкой не пообщалась. Не отдохнула даже.

— Не гони, успеешь ещё отдохнуть. Целых три месяца у моря и на солнце спасут тебя от городской бледности.

— Ну, успею, конечно, — неуверенно произнесла я.

— О, здравствуйте, тётя Таня, — произнесла Рита и поправила чёлку, то и дело закрывавшую правый глаз.

Я развернулась: бабушка выходила из дома.

— Здравствуй, Рита.

— А можно я у вас Алину заберу ненадолго? А то я так соскучилась, посплетничать хочется, — широко заулыбалась подруга и тут я заметила, что у неё на языке пирсинг.

Бабушка засуетилась:

— Ой, девочки, что ж с вами делать? Ну, конечно, можно. Возьмите тогда по пирожку с собой. Пока горячие, они самые вкусные!

Договаривая последние слова, она заспешила в дом.

— Жених… Тоже, скажешь ещё, — продолжая жевать, хмыкнула подруга. — Обычный парень. Но я тебя с компанией хочу познакомить.

— С компанией? — удивилась я.

Рита, конечно, была очень общительной и интересной девушкой. Но вот представить её в компании — задание не из простых.

Во-первых, она никогда их не любила, предпочитая быть самой по себе. И если и общалась с ребятами, то очень отдалённо.

Свобода во всём для неё была превыше всего.

Ну, а во-вторых, в компаниях обычно уже есть лидер. А, зная характер Риты, я могла с уверенностью заявить, что она ни под чью дудку плясать не будет и, слушать лидера не станет. Вот если бы она сама была главой компании — это дело совсем другое.

— Сделай лицо попроще, — театрально покачала головой Рита, закатив глаза. — Такое впечатление, будто я сказала, что к вампирам тебя сейчас отведу.

Я даже представить не смогла себе этого — если Рита так одета, то как тогда выглядит компания?

— Думаю, разница будет небольшая, — ляпнула я, не подумав и, как раз в этот момент вышла бабушка.

В руках она держала два больших, румяных пирога, с аппетитной блестящей корочкой.

— Вот, держите, — протянула пироги бабушка, подойдя. — Только недолго, девочки. Пообщаться ещё успеете, все каникулы впереди.

Мы с Ритой, поблагодарив, взяли пироги и, выйдя на улицу, направились в сторону пляжа.

— Куда ты меня ведёшь? — спросила я, откусив пирожок. Вкус спелых, сладких абрикосов с сахарным сиропом был так знаком, и любим мной с детства. Я обрадовалась, получив то, по чему так долго скучала.

Рита взяла жвачку, приклеила её к задней стороне мочки уха и откусила пирог.

— А… Ребята сейчас в волейбол играют, посидим рядом, посмотрим, — объяснила подруга. — А я тебе расскажу много интересного. Да хоть прямо сейчас могу начать! Кстати, суперские пироги. Как всегда, впрочем.

И Рита начала рассказывать.

Я слушала и чем больше подруга делилась со мной новостями и сплетнями, тем больше я понимала, что это уже не та старая Рита, которую я знала прежде.

Она очень изменилась. Как внешне, нацепив на себя всякие украшения и разукрасив лицо ядерным макияжем, так и внутренне. Теперь она читала модные глянцевые журналы, следила за своей фигурой и большинство своих тем посвящала парням.

Я шла, жевала пирог и вспоминала, как мы вместе с ней смеялись над подобными модницами, а теперь всё стало по-другому. Как непредсказуема жизнь, как всё быстро меняется!

— Ну а ты-то как? Всё одна, или уже появился кто-то? — после очередной сплетни, спросила Рита.

— Вообще, одна. Но тут мне одноклассница посоветовала с парнем познакомиться…

— Во! Наш человек! Давно уже пора тебе в люди выйти.

— И я решила, что действительно пора бы уже. Хочется чего-то нового, интересного. Понимаешь? Друзья — это одно, а вот отношения — совсем другое.

— Ну наконец-то! — воскликнула Рита и посмотрела на меня, наклонив голову. — Ну наконец-то до тебя дошли прописные истины. А то я думала, что ты вообще уже деревня глухая, о парнях вспомнишь, только когда тридцатник стукнет.

Мы спустились по лестнице к пляжу, и я сняла обувь. Так приятно было идти по ещё не остывшему от солнца песку.

— А вон и наши, — указала подруга пальцем с накрашенным ногтём вдаль.

Я прикрыла рукой глаза от закатного солнца и присмотрелась: далеко-далеко несколько парней играли в волейбол, а остальные ребята сидели неподалёку. Всего было примерно человек двадцать, и они сильно отличались от других людей своим внешним видом: у всех были длинные и выкрашенные чёлки, закрывающие один глаз. Причём, как у парней, так и у девушек, из-за чего и одни, и другие постоянно их поправляли, чтобы волосы не лезли в лицо.

Девчонки были одеты в яркие вещи с надписями и картинками, руки их украшали браслеты, а на шее висели необычные кулоны и бусы… А парни, с проколотыми нижними губами и бровями, носили на шее жетоны. Их тела были разрисованы татуировками — преимущественно на груди, предплечьях и спине. У одного светловолосого юноши на спине были «выбиты» мягкие ангельские крылышки, а у другого в ушах красовались «тоннели».

Когда мы подошли, я выглядела по сравнению с ними, как деревенская дурочка в глупом сарафанчике.

— Ну что, тусня? Знакомьтесь, это Алина, — представила меня Рита.

Парни, играющие в волейбол, остановились, а девушки оценивающе посмотрели на меня с нескрываемым презрением.

Несколько человек бросило в мою сторону неохотное «привет», после чего все снова стали заниматься своими делами. Парни продолжили играть, крича и разбрасывая в разные стороны ногами песок, а девчонки сплетничать.

— Не обращай внимания, — махнула рукой Рита. — Они поначалу всегда так с новичками ведут себя. Показать себя, типа, надо.

— С новичками? — переспросила я, и мы вместе сели на надувной матрас, где на другой части лежал парень с вытатуированными крылышками на спине, следящий за ходом игры.

— Ну да. Мы же не сразу стали тусоваться вместе. Приходили люди, вливались в компанию. Или уходили, если что-то не нравилось.

— А-а-а, понятно. А парень твой тоже здесь? — поинтересовалась я.

— Нет, он в отъезде. Обещал через две недели приехать, так что буду ждать.

— Что, так сильно любишь его? — заулыбалась я.

— Ой, какая там любовь? — ошарашила меня подруга, произнеся фразу с удивлённой ухмылкой. — Так, встречаемся, и всё. Ничего особенного. Как приедет, я тебя с ним познакомлю. Тебе просто необходимо увидеть этого красавца и сказать, что ты о нём думаешь. О, я вот, что хотела тебе ещё рассказать!..

И Рита снова стала мне вываливать разные сплетни и истории, которые с ней произошли за целый год. Я её слушала, кое-где кивала и поддакивала, а сама смотрела на солнце, которое медленно утопало в море.

Я наконец-то была здесь, в красивом приморском городе, где в летнее время бурно кипела жизнь и загорались влюблённые сердца. А это значит, что приключений ждать мне осталось совсем недолго.

Глава 4

Шок и шоколад

Оказалось, что Рита — глава компании. И как ей это удалось, я не понимала. Хотя, за год сплотить пару десятков людей — это было полностью в её духе.

Они были в какой-то степени элитой. Чтобы попасть в компанию, нужно было придерживаться общего стиля, кодекса и даже пройти посвящение. Только после всех выполненных заданий, новичка принимали, и он с тех пор считался одним из них.

Но меня компания Риты вообще не интересовала. Я даже не поняла, какая у них цель и что их объединяет. Если сам факт того, что они состоят в компании избранных — им явно всем нужно лечиться.

Я походила несколько дней с Ритой, вдоволь насмотрелась на кислотные оттенки футболок с принтами, выкрашенные волосы, татуировки и пирсинги и, окончательно решила, что это не моё. Парней же я вообще не понимала — набивать в пятнадцать-шестнадцать лет татуировку на всю жизнь, попросту глупо.

Рита и её друзья не делали ничего необычного. Они так же купались, загорали, шутили, смеялись, гуляли… Но только делали всё это вместе.

На пляже иногда мелькали подобные компании, но они отличались от компании Риты некоторыми деталями. Если, к примеру, все друзья подруги одевались в разноцветную одежду, то другие придерживались только фиолетового и чёрного цветов. Третья компания вообще носила всё полосатое разных оттенков… Четвёртая выделялась блестящими и сверкающими нашивками… Пятая носила только белые вещи.

В общем, подобных групп молодых людей, в приморском городе было много.

С одними Рита и её толпа общалась, если они вдруг появлялись, или проходили мимо. Другие удостаивались только кивка, а на третьих вообще никто не смотрел. Делали вид, будто и не замечают. Правда, случалось, когда на некоторые компании Рита и её друзья смотрели со злостью и даже ненавистью. В такие моменты мне казалось, что вот-вот начнётся драка. Взгляды были просто испепеляющими и заставляли поёжиться.

Но Рита меня успокаивала. Она рассказывала, что у них иногда бывают «разборки», однако это происходит очень редко и только тогда, когда конфликт становится глобальным.

Впрочем, понять искреннее отношение друзей Риты к другим компаниям, не удавалось при всём желании. Даже если они общалась с другими «кланами», это не всегда означало, что они действительно положительно относятся друг к другу.

Например, с «белыми», если они проходили мимо, компания здоровалась кивками. В первый раз, когда это произошло, я, удивлённая увиденным, спросила:

— А это кто?

— Да так, — махнула Рита. — Ангелочки местные. Такие все правильные, что сил нет. Тошнит уже от одного их вида.

В конечном итоге, поняв, что мне с компанией Риты не интересно, я снова стала проводить время в доме у бабушки.

Она меня кормила всякими вкусностями, вроде блинов, пирогов, оладий и тортов, а я читала книги по школьной программе. Конечно, ходила на пляж, загорала…

И всё, вроде бы, было неплохо. Кроме одного: я по-прежнему была одна.

Не подойдёшь же к первому встречному отдыхающему и не скажешь ему: давай встречаться! Это попросту неразумно. Да и знакомств никаких не удавалось завести, хотя я была на это настроена и очень хотела.

Конечно, Рита мне предлагала найти кого-то из своей компании. И, если честно, там были очень симпатичные парни. Но встречаться с ними — означало становиться такой же, как они. А этого я вовсе не хотела.

Было обидно — прошло уже две недели, а я ни с кем не познакомилась, как планировала изначально. На словах это выглядело так просто — познакомишься и всё! А вот на деле, как всегда, всё усложнялось.

Впрочем, с одним парнем я почти что познакомилась. С тем, кто налетел на меня.

Но он был настолько приторно-сладким, настолько ненастоящим и «зализанным», что я не могла представить нас вместе, несмотря на все усилия.

В очередной летний день, когда я пришла с пляжа и собиралась засесть за книги, а бабушка что-то готовила на кухне, у меня зазвонил мобильный. От неожиданности я даже дёрнулась: настолько отвыкла от всех городских шумов.

— Алинка, он приехал! — как только я поднесла к уху телефон, сообщила мне Рита.

Я даже не успела поздороваться, как новость меня просто сбила с толку.

— Приехал? Кто? — не поняла я.

В ответ, тут же раздался громкий смех подруги, от которого в ушах зазвенело.

— Ну кто, кто?! Парень мой!

— А-а-а… Тот самый, с которым ты меня хотела познакомить? — еле вспомнила я.

— Да-да-да! Так что, жди нас где-то через час. Готовь чай, потому что мы не с пустыми руками припрёмся.

— Хорошо, — заулыбалась я.

Услышав моё последнее, слово, Рита сказала «пока» и в мобильном послышались короткие гудки.

Я бросила на кровать влажное полотенце и быстро спустилась по лестнице в кухню.

— Бабушка, — закричала я на ходу. — Ко мне через час Рита придёт. Не одна, а с другом. Точнее, с молодым человеком своим.

— Ох… А я ведь пирог не успею сделать к этому моменту, — огорчённо всплеснула руками бабушка и отставила в сторону миску, в которой что-то взбивала. — Большой, с вишнями и яблоками. Хотя, ещё можно кое-что успеть сделать вкусненькое. Кое-что быстрое и лёгкое… И как раз то, что нужно в летний день: мягкое, нежное и прохладное!

Бабушка подошла к холодильнику, открыла его, достала творог, яйца. Потом из нижнего ящика буфета вытащила банку какао, яркие пакетики и цветные конвертики с каким-то содержимым.

— Шоколадный чизкейк! — Сообщила бабушка, развернувшись и, небрежно бросив дюжину упаковочек на стол. — Это такое мягкое и пикантное лакомство. Вам непременно понравится!

— Слышала название, но не пробовала, — призналась я, встав у дверей и рассматривая ингредиенты.

Я даже не представляла, что можно сделать из этих компонентов… Творожную массу со вкусом шоколада?

— Ничего-ничего. Но пальчики оближешь, это я тебе гарантирую. Это очень вкусный десерт!

— Спасибо! Ты у меня просто добрая фея.

Я подбежала и поцеловала бабушку в щёку. Хоть и были некоторые сомнения по поводу идеи с чизкейком, но я полностью ей доверяла. Бабушка знает, что делает!

— Всегда, пожалуйста, золотце. Я и шоколад приготовлю. Напиток, который. Остужу, чтобы холодный был. В такую жару лучше выпить что-то освежающее.

Я, счастливая, убежала к себе в комнату. Стоило выбрать, что на себя надеть, высушить мокрые волосы и немного почитать.

Поскорее хотелось увидеть кавалера своей подруги. И даже не так его, как их отношения друг с другом. Для меня это было важно — со стороны посмотреть и набраться опыта на будущее.

Взглянув на часы, я взяла полотенце и стала вытирать волосы, намеренно делая всё в два раза медленнее, чтобы сократить время ожидания.

Но цифры на часах мобильного никуда не торопились.

Опять минуты шли так долго, словно испытывали моё терпение!

Я посмотрела на стол в беседке. Всё было просто идеально.

В центре стоял круглый торт. Столовые приборы были разложены на три персоны.

Правда, на торт бабушкин шедевр мало походил. С виду всё больше напоминало суфле, верх которого был залит шоколадом, а бока присыпаны сладкой, коричневой крошкой.

Время уже истекло. Обещанный час закончился пять минут назад и Рита со своим парнем должны были вот-вот появиться.

Бабушка приготовила шоколад и опустила кастрюлю в таз с холодной, колодезной водой, в котором тот быстро остыл и стал прохладным. Приготовив всё для приёма гостей, она ушла к себе, отдыхать. Потому что на вечер у неё были запланированы пироги, тесто которых должно было ещё подойти.

Я снова посмотрела на часы мобильного, как сзади скрипнула калитка и я увидела яркие розовые балетки подруги. Из беседки, оплетённой виноградом, трудно было разглядеть что-то большее. Тем более, кусты и деревья с падающими от них тенями, вдвойне мешали это сделать. Но по огромным кроссовкам, мелькнувшим вслед за Ритой, я поняла, что она не одна.

— Алина, мы пришли, — сладко пропела подруга. — Гостей встречай, на гостинец налетай!

— Я вас уже заждалась, проходите в беседку, — выкрикнула я и отправилась на кухню. — Сейчас подойду.

Быстренько забежав в дом и налив по фигурным стаканам шоколад, я их поставила на поднос и осторожно, чтобы не разлить содержимое, заспешила к гостям.

— Вау, как аппетитно выглядит! — послышался голос Риты из беседки, которая явно разглядывала необычный десерт. — Готова поспорить — это чизкейк!

Мне очень хотелось поскорее посмотреть на парня Риты. Но я и так шла слишком быстро, отчего напиток в стаканах едва не проливался. Всё внимание было приковано к подносу, который совершенно не хотелось опрокинуть.

У входа в беседку я остановилась и успела взглядом зацепить лишь низ, оценив густо заросшие, накаченные ноги парня и идеально гладкие ноги Риты, на одной из которых был браслет из голубых камушков. В этот момент подруга повернулась ко мне лицом, а вместе с ней повернулся и её спутник.

И тут я чуть не выронила поднос, когда увидела молодого человека.

Это был тот самый парень, который налетел на меня в первый день приезда!

С лица юноши медленно сползла лучезарная улыбка. Меня обдало жаром.

— Слушай, давай я тебе помогу, — подбежала Рита и взяла поднос, который у меня в руках сильно затрясся. Шоколад, к счастью, не расплескался из стаканов. — Тяжело, наверное.

Я посмотрела на парня, он посмотрел на меня.

Нет, я явно была в своём уме — это был точно он! Те же серые полосы по бокам головы, тот же горбатый нос и тот же блеск на губах.

В левой руке восточный парень держал упаковку с тортом, украшенным кремовыми розочками. На его запястьях были другие браслеты, но на пальцах — всё те же кольца.

Рита, поставив поднос на стол, повернулась и, взглянула на нас обоих. Она была парню где-то по грудь, не больше.

— Ну что вы встали, как пришибленные? — возмутилась она. — Алина, знакомься — это Артак. Артак, это, как ты уже понял, — Алина. Алина моя подруга, Артак мой парень. Я думаю, всё понятно, знакомство состоялось!

Артак, с лицом, будто бы его ударили пыльным мешком, тяжело сглотнул. Остро выпирающий кадык подпрыгнул вверх и медленно опустился на прежнее место.

— Привет, — произнёс Артак. Он провёл ладонью сзади по шее, вращая головой.

По всей видимости, от накаляющейся ситуации жарко в этот момент было не только мне.

— Д-да, — севшим от потрясения голосом, в ответ произнесла я. — Привет.

— Господь Всемогущий, картина маслом «Знакомство с туземцами»! — раздражённо сказала Рита.

Она выхватила из рук Артака торт и поставила его на стол.

— Ну вот, познакомились и славненько! — радостно хлопнула в ладоши подруга. — Мы, как я обещала, с гостинцем пришли. Так что, Алинка, угощай нас, да и сама угощайся. Мне прямо не терпится попробовать это чудо. Твоя бабушка просто прирождённый повар-кондитер!

Рита отодвинула стул, по-хозяйски расставила стаканы с шоколадом и села. Артак подошёл к столу, неуверенно отодвинул стул и опустился на краешек. Для такого сильного и огромного парня вёл он себя очень скромно. И уж тем более он не был похож на того раздражённого, грубого и резкого Артака, которого я встретила в первый день приезда. Похоже, в шоке была не одна я.

Взяв в руки нож, я собиралась уже начать разрезать чизкейк, как Рита меня остановила:

— Артак, ты же мужчина, у тебя лучше получится.

Я протянула нож парню, а сама села. Приподнявшийся красавец навис над нами горой, ловко расправляясь с десертом.

— Красивое имя Артак, — произнесла я и поймала мимолётный взгляд парня. Имя мне действительно понравилось, да и разговор нужно было начинать.

— Это армянское имя, — тут же влезла подруга, сделав глоток напитка. Парень, открывший было рот, то ли для благодарности, то ли для объяснения, не успел даже и слова вставить.

— Переводится, как стремящийся к солнцу, — продолжала Рита. — Просто идеальное имя для горячего, восточного мачо, согласись. Ты посмотри на его тело. Не парень, а просто мечта!

Артак в этот момент еле заметно покачал головой и положил кусочек чизкейка мне на тарелку.

— Он настоящий армянин, родился среди скал… — не унималась Рита.

— В горах, вообще-то, — перебил её парень и положил треугольный кусок десерта себе на тарелку.

— Ой, слушай, велика разница горы и скалы!

— Для кого как.

— В общем, не важно, — махнула рукой подруга. Ещё даже не попробовав десерт, она последним глотком опустошила свой стакан. — Это нечто. Просто какой-то райский напиток. Алина, а ещё есть?

— Да, я сейчас принесу, — собиралась встать я, как Рита тут же подскочила.

— Ты сиди-сиди. Он на кухне, да?

— Ага, в кастрюле… Ты увидишь, посреди стола стоит.

— За-ме-чательно! — весело произнесла брюнетка и убежала в дом. — Я быстренько! А вы тут пока поболтайте без меня.

Артак проводил взглядом свою девушку и, как только та зашла в дом, резко повернулся ко мне.

— Ты что здесь вообще делаешь?! — выпалил он, зло нахмурив густые брови.

Честное слово, я даже дёрнулась от неожиданности. Ничего себе, поворот событий!

— Что я здесь делаю? Это что ты здесь делаешь?! — так же, по-хамски, ответно спросила я.

— Не поверишь, как оказалось, тусуюсь с твоей лучшей подругой!

Артак в этот момент резко опустил нож в чизкейк и отодвинул его. На блюде появился ещё один отрезанный кусок.

— Можно подумать, я выжидала тебя там, на мосту, чтобы ты на меня налетел! — разозлилась я. — По сторонам следовало смотреть и, не было бы никаких незапланированных встреч.

— Ой, уж кто бы говорил о внимательности! — насмешливо хмыкнул Артак.

— А ты что так разволновался?

— Просто в очередной раз мир оказался теснее, чем я предполагал, — издевательски улыбнулся парень. — И что будешь теперь делать?

— А ничего! Думаешь, что я влюбилась, что ли? Так ты не беспокойся, я на тебя не запала, отбивать не собираюсь. Даром не надо!

Красавец взял в этот момент порцию десерта для Риты и, как только я сказала последние слова, со злостью плюхнул его в тарелку. Капля шоколада попала Артаку на чёрную футболку, а треугольный чизкейк развалился пополам.

— Ну, вот… — произнесла я, глядя на то, как творожный десерт частично рассыпался. На одежде юноши появилось небольшое пятно.

Артак тут же поменялся в лице, увидев, что произошло по его вине и быстро стёр рукой крем с футболки.

— Ничего, — растерянно произнёс он, помолчав некоторое время. — Ей вообще по барабану все эти сладости, так что ничего не заметит. Она меня показать пришла, а не чаи гонять.

В его голосе слышалась обида. Посмотрев ещё немного на две коричневые горки с белыми прослойками, парень зло бросил нож на блюдо с чизкейком и в этот момент из дома вышла Рита.

Со стаканом, наполненным шоколадом, она направилась к нам.

— Между прочим, Артак капитан волейбольной команды. Скоро будет пляжный турнир, и он тоже примет участие, — приближаясь к беседке, сообщила подруга. — Артак, расскажи об этом Алине.

Но юноша, услышав такое предложение, тут же сел и, как голодный, накинулся на десерт. Похоже, расхваливать себя ему вовсе не хотелось.

— Хм, странно, — негромко произнёс он, во всю уплетая нежное лакомство. — И почему его называют чизкейком, если на вкус только один творог? А где же сыр?

Не дождавшись ответа, Артак ещё больше набил рот угощением.

С таким количеством творожной массы, он уже точно не мог отчётливо говорить.

— Всё понятно, — войдя в беседку и увидев занятого едой парня, покачала головой Рита. — Как настоящий горец, принялся за трапезу, не дожидаясь женщин.

Артак резко перестал жевать и отвернул голову в сторону, сильно стиснув зубы и кулаки. Его ноздри стали быстро расширяться и сужаться, но видела это только я, так как сидела напротив.

— Ладно, я сама всё расскажу, — решила подруга, вальяжно сев на стул и отправив в рот кусочек разломанного десерта. — М-м-м… Потрясающе!

От наслаждения, Рита даже глаза закрыла.

— Да уж, действительно, — согласилась я и тоже принялась за чизкейк.

Последнее слово подруги я мысленно поставила в кавычки…

Глава 5

Курортный культ

Я хотела набраться опыта отношений. Я хотела посмотреть на Риту и её парня со стороны. Так вот… Посмотрела и набралась вдоволь!

Я не понимала, что их вообще объединяет.

Артак всем своим видом показывал, что ему не интересно с Ритой. А та, в свою очередь, ничего не замечала. Или же попросту делала вид, что не замечает.

А, может быть, всему виной стало то, что именно я оказалась подругой Риты, поэтому Артак так себя и вёл? Кто же знал, что брюнетка — наша общая знакомая!

В общем, как бы там ни было, выглядели они со стороны просто странно.

Парой их было довольно сложно считать. Друзья — да. Приятели — вполне. Но никак не пара. Казалось, что двух совершенно разных людей прочно связали невидимыми веревками, и они теперь вынуждены терпеть друг друга и проводить всё своё время вместе.

Рита только и обсуждала что фигуру и достижения своего бой-френда, ни разу не соскользнув на более интересные темы. А Артак всё время молчал. Но если уж он что-то и говорил, то это были всегда какие-то колкие и обидные вещи.

— Что поделать? — вопрошала подруга. — Горцы, они все такие брутальные. Горячая, кавказская кровь, как-никак!

Но к Артаку я испытывала два совершенно разных и противоположных чувства. С одной стороны мне не нравилась его надменность, грубость и резкость. Хотя, это можно было бы списать на горячий темперамент.

А вот с другой стороны мне было по-человечески жалко парня. Чтобы терпеть Риту со всеми её закидонами, нужно было иметь просто стальные нервы.

Они совершенно не подходили друг другу и, это было видно невооружённым глазом. Но всё-таки они были парой и, видимо, это их обоих устраивало.

Пообщавшись со мной несколько часов, пара ушла так же быстро, как и появилась. Оставив после себя массу поводов для раздумий, которые меня ещё долго не покидали.

Шли дни…

Ира Морозова прислала мне SMS с вопросом, как у меня дела и встретила ли я парня. И я, с большой обидой на саму себя и вообще на сложившуюся ситуацию, написала, что до сих пор одна. Чувствовала себя в тот момент полнейшей идиоткой.

Даже не представляю, что думала обо мне одноклассница… Хотя, наверное вообще ничего не думала! Она ведь знает меня и должна догадываться, что мне будет нелегко с кем-то познакомиться.

«Не отчаивайся, — писала Морозова. — Впереди ещё целое лето! Главное — не опускай руки!!!»

Конечно, писать Ире, поддерживая меня, было легче всего. Она была обычной девчонкой, так называемой «средне статической». А я обычная заучка, которая о парнях бы и не вспомнила, если бы меня в них носом не ткнули.

Но с другой стороны и Ира, и другие девчонки когда-то с чего-то начинали. Пусть и не всегда всё у них выходило гладко и так, как они хотели, но первые шаги тоже важны.

Попивая очередным жарким днём холодный компот из вишен и расправляясь один за другим с творожными блинами, я читала книгу. И тут неожиданно калитка скрипнула и во дворе появилась Рита.

— Сил нет смотреть на то, как ты проводишь свои летние каникулы, — произнесла она, подходя к беседке. — Привет, кстати.

— Привет, — поздоровалась я, с набитым ртом, забыв о правилах приличия.

В этот раз в ушах подруги были огромные серьги-кольца, а кожа, обмазанная гелем с блёстками, ярко сверкала.

— Я не могу гулять с вашей компанией, — призналась я, дожевав блин. — Я там чувствую себя лишней. Одеваться я так же не хочу, и подобных вещей у меня тоже нет. А больше я никого здесь не знаю, вот и приходится проводить время дома.

— Родная моя, — подошла девушка и, опираясь одной рукой в стол, другой взяла блин с тарелки. — Это — курортный город! Тут масса поводов для знакомства! Купила минералку и пошла по пляжу. Как увидишь, что навстречу красавец идёт, налетаешь на него, выплёскиваешь содержимое бутылки и, вуаля, через пять минут вы уже друзья!

Я чуть не подавилась, услышав предложенный способ знакомства.

Нет уж, с меня одного подобного знакомства уже хватит!

Но неужели Артак ей всё рассказал? Я быстро прогнала эти мысли из головы — ему просто не было смысла это делать. Она бы наверняка ещё решила, что он специально со мной познакомился.

— Ты чего? — увидев, как я тут же начала кашлять, забеспокоилась Рита. — Попей скорее!

Она мигом протянула мне стакан с компотом и я, сделав несколько глотков, успокоилась.

— Я бы выбрала что-то поспокойнее, — решила я, поняв, что подруга ничего не знает. — И чтобы всё было по-настоящему, а не подстроено.

Рита, увидев, что мне полегчало, принялась жевать и крутить блин, свёрнутый в конвертик, в руке. Творог с изюмом то и дело периодически мелькали, когда подруга поворачивала кисть в мою сторону.

— Ну, не знаю, — в итоге сказала она и убрала чёлку со лба. — Я тебе предлагала выбрать кого-нибудь из наших. Парнишу с татуировкой в виде ангельских крылышек помнишь? Его Матвеем зовут.

— Помню!

— Вот с ним бы замутила, и все дела! Тем более он нереально классный!

Да, парень действительно был красивым. Тело, с рельефами настолько ярко выраженными, будто бы их грубо вытесали, привлекало внимание всех девчонок пляжа.

— Красивый, не спорю, — согласилась я, вспомнив участника из компании, о котором и шла речь.

— Но что? Что тебя в нём не устраивает? — предугадала мои мысли Рита.

— То, что я его не знаю и вообще не умею знакомиться. Я в этом деле полный ноль. Новичок.

— Ну друзья-парни у тебя же есть? — не отступала подруга. Она засунула последний кусочек блина в рот и вытерла руки о лежащее полотенце.

— Парочка, — неуверенно призналась я.

— Всё понятно — деревня полнейшая. Ладно, хватит тут гордиться тем, что ты одна одинёшенька, иди за купальником, мы отправляемся на пляж. Скучать здесь я тебе просто не позволю.

Я хотела уже что-то возразить, но Рита меня быстро остановила:

— Так, и никаких отговорок! — подняв вверх указательный палец правой руки, а левую поставив на бедро, с деловым видом, произнесла она. — Ты сюда отдыхать приехала. И парня найти. Со вторым я тебе помогу, чем смогу, конечно… А вот с первым — обязательно и прямо сейчас! Так что быстренько за вещичками и на выход!

Спорить с подругой было просто бесполезно и я, взяв с собой полотенце, переодевшись в купальник и повязав на бёдра парео, спустилась вниз.

Я сообщила бабушке, что ухожу. Она мне дала завёрнутые в плотную бумагу пироги, я их положила в сумочку и мы вместе с Ритой, пошли на пляж.

Раскалённый к этому времени песок попадал в босоножки и обжигал ноги.

— Долго ещё? — не выдержала я. — Сил уже нет терпеть.

— Ну, как всегда, — указала пальцем подруга вдаль на навес. — Вон наши. Мы там постоянно тусим, потому что там самое классное место. Днём всегда можно спрятаться от солнца. Или от дождя, когда он идёт.

Компания подруги разместилась в тени навеса и что-то громко обсуждала, прерываясь на смех.

В обеденное время находиться под лучами солнца, которые были просто вредны, мало кто решался. Поэтому всем отдыхающим приходилось придумывать, чем заняться, чтобы переждать самый пик дневной жары.

— Это жесть просто, — произнесла Рита, как только подошла к своим друзьям. — Ещё чуть-чуть и мы бы превратились в настоящий шашлык. Шашлык в бикини.

Все засмеялись.

Артак, сидящий в центре компании, протянул Рите бутылку с водой. Та сделала несколько глотков и затем передала её мне.

Девчонки оценивающе просканировали моё тело, мысленно гордясь, что они во сто крат лучше меня по фигуре и объёмам.

— Пойдёмте купаться! И мяч с собой захватите, поиграем, — скомандовала Рита.

Молодые люди вскочили. Девчонки сняли с себя кепки и очки, парни шорты и, оставшись в плавках и купальниках, все, за исключением одной парочки, которая согласилась понаблюдать за вещами, направились к воде.

— Ничего, когда мы вернёмся, они пойдут в воду, — решила Рита, поймав мой взгляд. — Или кто-то на замену придёт.

Артак игрался с мячом, перекидывая его из одной руки в другую. Выделялся он не только своим огромным телом среди других ребят, которые тоже были подкачены, хотя и не настолько, но даже плавками. Если на всех других парнях были классические облегающие, или боксёры, то на Артаке красовались чёрные плавки-бриджи с граффити, подчёркивающие идеальные бёдра. Не обратить внимание на него было просто невозможно: парень словно сошёл с постера кинофильма.

У самых волн девчонки, как принято, стали капризничать, потихоньку входя в воду. А парни, которые не в силах уже были ждать, начали их обрызгивать, из-за чего тем пришлось скорее нырнуть в прохладное море.

Я же подобным образом никогда не кокетничала, поэтому мы вместе с Ритой спокойно вошли в воду.

Бросив мяч парню с крылышками на спине, Артак со всей мощью окунулся в воду, обрызгав всех вокруг. А потом, быстро вынырнув и поднявшись из моря выше, чем по пояс, расправил руки и довольно закричал. Мокрые волосы от резкого движения ещё больше стали торчать в разные стороны, чем прежде.

Вся компания засмеялась.

— Вода — его стихия, — объяснила Рита. — Обожает плавать и купаться. Плещется в море всегда дольше всех. Была бы возможность — жил бы в воде!

Когда все, вдоволь наплавались и поныряли, компания ещё некоторое время подождала, пока нарезвится Артак. Он вёл себя в эти моменты, как ребёнок, исчезая в воде и появляясь на поверхности много-много раз.

— Ну, всё, — в очередной раз, вынырнув, произнёс парень. — Давайте играть.

Конечно, наверняка бы красавец ещё долго плескался, если бы не компания. Но все ждали только его и поэтому не начинали игру.

Образовав достаточно большой круг, мы начали перебрасывать мяч.

— Всё-таки, жить у моря — это очень прикольно! — заявил Артак. — Куда круче, чем в любом городе.

Все вокруг закивали головами и заулыбались, показав тем самым, что они согласны с горным юношей.

Мне же такой расклад событий совсем не понравился.

— У города есть масса преимуществ! — вставила своё слово я.

— Ха! И каких же? Вечные пробки, пыль от дорожных трасс и заоблачные цены? — съязвил Артак. При каждом броске мяча, браслеты на его руках громко звенели.

Вся компания, кроме меня, дико заржала.

Мяч попался мне, и я его ловко перебросила Рите.

— Взять, хотя бы, стиль и моду, — сказала я. — Именно городские жители диктуют, что будет популярно в каждом сезоне и создают коллекции для мегаполисов.

— Зато пляж диктует моду на купальники, плавки и красивое тело, — быстро нашёл, что ответить Артак и самовлюблённо провёл ладонью по кубикам пресса.

Ребята снова поддержали приятеля, засмеявшись и закивав головами. Им так приятно было смотреть на моё поражение особенно потому, что я была среди них явно лишней. Они наверняка не могли дождаться, когда же я уйду. Но я так просто сдаваться не собиралась.

Мяч летал во все стороны, но никто не бросал его мне. Даже Рита и Артак… Хотя, почему даже? Они мне тоже не подыгрывали и я, в отличие от других участников игры, стояла в ожидании броска, который мне никто демонстративно не решался сделать.

— Зато в городе масса способов заработать деньги. В то время, как на пляже, выбор небольшой: либо разносить мороженое, либо разносить напитки, — разозлилась я.

Поняв, что мяч в мою сторону никто теперь принципиально не бросит, я скрестила руки на груди, наглядно показывая, что со мной никто играть не собирается.

— А в городе процент преступности выше, чем на курорте во много раз, — нашёл новую отговорку Артак. — И меньше способов познакомиться с кем-то, чем на курорте.

И опять дикий смех всей компании.

Но фраза Артака про знакомства меня больно уколола. Мне стало очень неприятно и мне казалось, что все вокруг знают о том, как мы столкнулись с ним. И знают, что этим летом я хотела бы найти себе парня.

Мне представилось, что Рита и Артак рассказали обо всём компании и, мне стало не по себе. Они бы наверняка меня выставили в самом негативном свете.

Девчонки о чём-то перешёптывались и смотрели на меня как на ничтожество. На и лицах словно было написано: ты неудачница.

— Алин, два — ноль в пользу Артака, — засмеялась Рита.

Я думала, она поддержит меня, увидев всю эту несправедливость. Но, похоже, подруга была на стороне своего парня и тоже считала, что лучше пляжа, солнца и моря нет ничего на свете.

— И вообще городские девчонки приходят на пляж с одной лишь целью, лишь бы закадрить парней! — произнёс Артак и бросил в мою сторону мяч.

Но я к этому совершенно не была готова. Я так и стояла, скрестив руки, в то время как мяч больно ударил в плечо.

Вся компания буквально завалилась от хохота, увидев, что произошло. Все смотрели на меня, некоторые указывали пальцем и тоже смеялись.

А самое обидное, что Рита тоже громко хохотала над увиденным, ударяя рукой по воде. Не смеялись только Артак и я.

Его фраза и наигранный смех идиотской компании, меня просто взбесили. Всё это было последней каплей моего терпения.

Схватив медленно уплывающий от меня мяч, я со всей силы бросила его в Артака, попав ему в предплечье. От удара тут же образовалось яркое покраснение, и парень машинально схватился за руку.

Не в силах больше терпеть над собой издевательств, я направилась к берегу.

Горло словно сжали тиски и, я поняла, что вот-вот расплачусь, но быстро стала глубоко вдыхать и медленно выдыхать воздух. Нет уж! Я не буду лить слёзы! Потому что я, в отличие от них нормальная и воспитанная девушка, не помешанная на выпивке, гулянках и дурацкой одежде.

Выйдя из моря, я как можно скорее поспешила под навес. После холодной воды песок казался ещё горячее, чем был на самом деле.

Увидев меня, парочка, которая оставалась последить за вещами, направилась купаться. И уже миновав их, я услышала голос сзади:

— Алина! Подожди!

Узнав голос, я резко обернулась. Уж этого я ожидала меньше всего: сзади был Артак.

— Что тебе надо от меня? — закричала я. Все отдыхающие повернулись в нашу сторону.

— Погнали под навес, песок горячий, — перепрыгивая с одной ноги на другую, предложил парень.

— Тебе надо, ты и гони!

— Ну что ты начинаешь? — не отступал Артак.

— Я начинаю?! Если что, это ты завёл разговор, что курорты круче городов! — напомнила я и поспешила к своим вещам.

— Ты ведёшь себя, как маленькая!

Парень догнал меня и стал бежать рядом.

— На себя бы посмотрел! Добился, чего хотел, да? Выставил меня в очередной раз полной дурой? Поздравляю, с задачей справился на отлично, — огрызнулась я.

— Ну что ты злишься? Город, пляж — какая разница? Это же прикол и всё. Игра!

— Там ты так не думал, когда работал на публику, — разозлёно сказала я и указала пальцем в сторону моря. — Тебе нравилось быть в центре внимания. Это Рита тебе и всем рассказала, что я планировала сделать на каникулах?

— Рита? Нет. А что, она должна была что-то рассказать? — удивился Артак.

— Ой, какое удивлённое лицо! — Просто-таки ангел во плоти!

— Ангел? Подожди, она тебе что-то обо мне успела наплести? Так я могу всё объяснить…

— Очень интересно! Что о тебе ещё можно рассказать, чтобы испортить впечатление больше, чем сейчас?!

— Смотря как рассказывать. Так что насчёт ангела и того, что мне должна была рассказать Рита?

— Артак, перестань притворяться, хорошо? — не поверила ему я. — Такой талант пропадает актёрский! Не думал в театре играть? Из тебя бы вышел отличный Отелло!

Я подбежала к своим вещам и резко схватила их. Завёрнутые в бумагу пирожки выпали на подстилку из сумочки.

Увидев, что произошло, парень упал на колени и принялся их собирать.

— Хватит драматизировать! — зло приказал Артак, поднимая один за другим пироги.

— А я не драматизирую! Ты наглый, самовлюблённый, эгоистичный хам. А я обычная городская заучка, у которой даже и парня отродясь не было! — выпалила я, на эмоциях.

Последняя фраза была явно лишней, но я поняла это лишь тогда, когда успела её произнести.

— Слушай, просто признайся, что я тебе нравлюсь и всё! — продолжал парень.

Я уже направилась в сторону выхода, чтобы покинуть навес, а затем и пляж. Но слова качка заставили меня обернуться.

— Что? — моему поражению просто не было предела. — Я?!

— Да, ты! — невозмутимо подтвердил Артак. — Я всем нравлюсь. Всем девчонкам.

— Слушай, парниша, у тебя самооценка зашкаливает, ты об этом знаешь? — издевательски усмехнулась я.

— В меня даже парни влюбляются! — гордо признался юноша.

— Надеюсь, ты им отвечаешь взаимностью!

— Давай, давай! Отпирайся и дальше! А я знаю, что так и есть, ты просто влюбилась.

— Ну да, конечно! Может быть, с падкими на красивое тело девчонками это и происходит, когда они тебя видят, но только не со мной! — заявила я.

— Не выдумывай, — поднялся Артак, держа в руках пироги, завёрнутые в бумагу. — Любая девчонка мечтает о сильном парне, который её всегда защитит, будет рядом. К тому же, красивом и брутальном. А от горных парней вообще все без ума!

— Обломись! Я не тащусь по кавказцам, мне блондины нравятся!

Сказав последнюю фразу, я развернулась и побежала.

— А пирожки? — послышался сзади растерянный голос парня.

— Разрешаю съесть! Ты был молодцом, унизив при всех городскую девчонку, — развернувшись, на ходу произнесла я и побежала домой.

Дальнейшая реакция кавказского мачо мне была неинтересна. Я сказала ему всё, что думала. И для таких грубых и резких слов у меня были все основания: он показал себя во всей красе.

Глава 6

Подлость по дружбе

Несмотря на сложившуюся ситуацию, я на Артака не сильно обижалась — он парень вспыльчивый, резкий. Нельзя сказать, что всё произошедшее было неожиданным. Скорее даже наоборот — только этого от темпераментного парня ожидать и можно было.

Но вот Рита… Рита меня удивила и очень сильно. Ведь она была там и, не просто смотрела на всё происходящее, но и поддерживала своих друзей. Если бы она захотела, то быстро бы прекратила все смешки в мою сторону и её бы послушались — она же глава компании. Но Рита ничего не говорила. Похоже, её всё устраивало и ничего не напрягало.

Она кардинально изменилась. Прошлая Рита, которая любила гулять и веселиться, превратилась в надменную красотку со стервозным характером. А куда же делось чувство справедливости?

Больше ходить в эту компанию у меня не было никакого желания. Да и Рита с тех пор не появлялась. Поэтому я стала проводить свои каникулы, как прежде: в спокойной и уютной обстановке, пробуя новые кондитерские эксперименты бабушки.

Половина книг, которые я брала, уже была прочитана. И хоть я одну за другой перелистывала страницы привезённых томиков, мысли об Артаке не давали мне покоя.

Парень он был в принципе неплохой. Красивый, статный, видный… Этого у него отнять нельзя было. То, что он обвешан всякими браслетами и кулонами — это тоже поправимо. Если его приодеть в более строгую и сдержанную одежду и стереть всю косметику, он будет выглядеть ещё лучше. Но Артак настолько самоуверен и самовлюблён, что мне его просто стало жалко. Когда все вокруг штабелями падают при виде невероятного красавца, тут недалеко и до чересчур завышенной самооценки. А самое плохое, что он не видит в этом ничего ужасного, продолжая себя по-хамски вести, считая, что он лучше всех. Да и то, какую он одежду носит и какие украшения — это всё стоит больших денег. Это заставляет многих завидовать тому образу жизни, который ведёт качок, приобретая всё, что захочет.

Откуда у него всё это? Его личные заработки, или подарки от родителей?

Размышляя в очередной раз над причинами самовлюблённого поведения Артака, сидя в беседке и прочитывая очередную книгу, я совсем не заметила, как во двор зашла Рита.

— Привет, — подходя ко мне, поздоровалась она.

Я, не отрывая взгляда от книги, ответно поздоровалась…

— А я вот пришла к тебе за советом, — сообщила подруга.

Я, всё так же, не обращая на неё внимания, сидела, уткнувшись в толстый томик. И хоть в этот момент перестала читать, принципиально смотрела на страницы с текстом, не глядя на незваную гостью.

— Слушай, ну ты теперь так и будешь до конца своих дней обижаться? — после длительной паузы спросила Рита.

— А ты как думаешь? — не выдержала я, и, захлопнув роман, с силой положила его на стол. — Я, вообще-то, думала, что мы подруги. А ты на пляже стояла и ржала вместе со всеми. Ты прекрасно знаешь, как ко мне там все относятся… И для этого позвала меня, чтобы надо мной посмеялись в очередной раз?

— Алина, не преувеличивай. Прикололись и всё.

— Знаешь, что? Оставь эти приколы для своих дебильных друзей. Может они тебя и поймут, а я не собираюсь.

— Ну чего ты мне всё это высказываешь? Вообще-то это Артак начал всю заварушку, — попыталась оправдаться Рита.

— А я ему уже высказала, — призналась я. — Пришла твоя очередь. Тем более, что Артак мне никто, а тебя я считала своей подругой.

— Так я и есть твоя подруга.

— Если бы ты была ей, то мигом бы всех успокоила и поставила на место, — схватила книгу со стола я. — И вообще, если ты меня опять пришла звать на пляж, чтобы я одним своим видом поразвлекла твоих дружков, пришла не по адресу.

— Нет, я пришла по другому поводу, — опёрлась на стол Рита. — По поводу Артака.

Я никак не реагировала и, брюнетка, поняв, что я ничего комментировать не буду, продолжила:

— В общем, я хочу с ним расстаться. Он мне надоел.

У меня книга из рук выпала от подобного признания.

— Что значит, надоел? — мигом подняв её с пола, уставилась я на Риту.

— Ну, то и значит, — невозмутимо объясняла красотка. — Мне с ним скучно, неинтересно. И вообще я его не люблю.

— Так зачем встречаешься?

— Как ты не понимаешь? Это круто, прикольно! Все встречаются в этом возрасте.

— Ну ведь не с кем попало, а по любви! — настаивала я.

— Да какая любовь? — покачала головой Рита. — Ты издеваешься? В таком возрасте любить рано ещё.

— Логика отменная: встречаться не рано, а любить рано.

— А ты что думала? У молодёжи всегда всё просто… Тем более это курортный город, тут никому не нужны никакие отношения. Приехал на один сезон, повстречался, погулял за ручку под луной и всё, хватит. Никто ничего не требует. В жизни уже давно всё без обязательств.

— Ну так тем более, — решила я. — Раз без обязательств, тогда так прямо и скажи Артаку, что он тебе надоел. Я думаю, он долго горевать не станет. Парень красивый, найдёт себе кого-нибудь, поклонников у него на обоих фронтах полно.

— Но я так не могу, — возразила Рита. — Я могла бы так сделать, но не в этой ситуации. Послушай, нужно что-нибудь придумать, чтобы виноватым был Артак. Чтобы я могла его бросить.

Я так и вжалась в стул, когда это услышала.

— Придумай что-нибудь. Или даже ты можешь что-нибудь сделать, чтобы из-за тебя мы расстались, — резко жестикулировала Рита, заметно нервничая. — Всё равно вы с Артаком друг друга терпеть не можете, я это давно заметила.

— Да ты в своём уме? — не выдержала я и вскочила с места на эмоциях. — Если ты с головой не дружишь, у меня с этим никаких проблем нет. Я не буду делать такую подлость и ничего придумывать тоже не собираюсь.

— Ну по дружбе-то можешь? — не отступала от своего брюнетка.

Похоже, она действительно не понимала, что её идея отнюдь не гениальная.

— Нет, не могу, — отрезала я. — Да, Артак не самый хороший парень на этом свете и он у меня позитивных эмоций не вызывает. Но даже, несмотря на это, я не буду поступать с ним так. Он, всё-таки в какой-то степени добрый и понимающий.

— Ой, что ты вообще о нём знаешь? — скривилась Рита с презрением. — Если бы я тебе о нём кое-что рассказала, ты бы с ним вряд ли стала вообще общаться. Потому что ты у нас слишком правильная, плохих мальчиков не любишь. А это, между прочим, жизнь… И ты не в сказке живёшь и не в своих дурацких книжках, которые запоем читаешь.

— Ну вот и отлично. А что до Артака, не думаю, что он какое-то ничтожество. В каждом человеке есть что-то хорошее, и главное — это найти, — сказала я, вспомнив слова Морозовой.

— Ты наивная, сил нет. Ну что, не поможешь мне? — спросила Рита.

— Нет, и не надейся. Я подло поступать не собираюсь, и не проси. Если будет какое-то доброе дело, с радостью помогу.

— Ну и ладно. Подумаешь! Я, вообще-то, думала, что мы подруги, — обиженно произнесла девушка.

— Подруги. Ты сама об этом говорила. Ты меня не поддержала, когда меня все обсмеяли, а я тебя не поддержала в желании сделать подлость. По-моему, всё по-честному. Один — один, как ты говоришь. Счёт равен.

Рита зло посмотрела на меня и, покачав головой, вышла из беседки.

— Пока, — бросила она напоследок.

Я тоже попрощалась и брюнетка, звеня дюжиной браслетов на запястьях, вышла со двора. Ярко-жёлтая футболка мелькнула среди деревьев и Рита закрыла калитку.

Отложив книгу в сторону, я пошла за полотенцем и купальником. Читать мне теперь перехотелось, нужно было остыть…

Глава 7

Одинокий остров

Через несколько дней мне на мобильный пришла SMS.

Я, привыкшая уже к тому, что мне пишет только Морозова, открыла сообщение и прочитала текст:

«Давай мириться! Я кое-что придумала, у меня для тебя есть один сюрприз. Жди!»

Сообщение пришло от Риты.

Я уже высказала ей, что она была неправа, поэтому держать обиду и дальше, было просто бессмысленно. Да и если человек собирается помириться, зачем этому препятствовать? Возможно, он осознал свои ошибки и хочет их исправить. Так что, я решила сразу ответить и отправила лишь одно слово: «жду».

Я сгорала от любопытства. Мне было очень интересно, что же придумала Рита.

Но мысли о том, что она хочет расстаться с Артаком, плотно засели у меня в голове. Тем более, она ещё и просила меня как-то их поссорить.

Всё это выглядело очень странно. И тут же мне вспомнились слова Артака о том, что Рите на него по барабану. Он произнёс тогда фразу с такой обидой в голосе, что я мысленно согласилась: лучше этой парочке расстаться. По крайней мере, не будут друг другу портить настроение одним только своим видом.

— Алина, к тебе Рита пришла, — услышала я голос бабушки, и затем быстрые шаги по ступенькам наверх.

Я только и успела посмотреть на часы в мобильном, прежде чем распахнулась дверь. Было ровно два.

— Пр-р-ривет! — весело ворвалась в комнату подруга, громко закричав и раскинув руки.

От неожиданности я выронила мобильный и он, заскользив по деревянному полу, исчез под кроватью.

— Рита! — произнесла недовольно я и, наклонившись, убрала свисающее покрывало. Но мобильный оказался в самом углу комнаты, и достать его рукой не представлялось возможным.

— Велика проблема! — невозмутимо сказала Рита. — Тебе что, он прямо сейчас нужен?

Попытавшись ещё немного достать телефон, я бросила эту затею. Было очень жарко, и я изрядно успела запыхаться.

— Ладно, — решила я и встала, отряхиваясь — под кроватью было очень пыльно. Телефон мне действительно в ближайшее время вряд ли бы понадобился.

Посмотрев на брюнетку, я увидела у неё в руках чёрный шёлковый платок, среднего размера.

— Что это?

— Ну, я же говорила, что приготовила сюрприз, — жуя жвачку, напомнила подруга. — А сюрпризы должны быть неожиданными. Поэтому и завяжу тебе глаза, чтобы ты ничего не увидела преждевременно.

Незадолго до прихода Риты, я сходила на пляж. Жарко было настолько, что купальник мгновенно высох. Что-то надевать не хотелось, брать с собой, пусть даже и парео — тоже. Всё-таки, мы в курортном городе, так что я не одна тут буду ходить без верхней одежды.

— Ты что, решила мне глаза прямо здесь завязать? — удивилась я. — Мне же по лестнице надо будет идти.

— Ой, ну я что, совсем из ума выжила? Завяжем глаза на улице.

— Ну, ладно, — согласилась я, собравшись с духом. Было интересно, что задумала Рита, и мы вышли из комнаты. — Мы надолго вообще?

— Не знаю, как получится, — загадочно ответила подруга.

Я забежала перед уходом в беседку к бабушке.

— Бабуль, я с Ритой гулять пойду. Когда вернусь, не знаю. Вечерком где-то, наверное.

— Хорошо, — закивала головой бабушка, пересаживая жёлтые цветы из горшочков. — Пирожки с собой хоть возьми. А то немудрено и проголодаться до вечера.

— Нет, спасибо. Я лучше потом приду и поем.

— Ну, смотри. Будь осторожна, — наказала бабушка.

— Буду, — пообещала я.

Сообщив об уходе, мы, вместе с Ритой, весело выбежали со двора на улицу.

Брюнетка, закрыв за собой калитку, взяла платок, свернула его в несколько раз и завязала мне глаза.

— Что-нибудь видишь? — спросила подруга.

— Не-а, — призналась я. — Совершенно.

Платок и, правда, не давал ничего разглядеть — всё было чёрным. Лишь когда я повернулась и взглянула на солнце, увидела яркие светлые точечки лучей света, прорывающихся через ткань.

— Ну и отлично, — обрадовалась Рита. — Я буду тебя вести. А теперь слушай внимательно. Что бы ты не услышала, не обращай внимания. Не разговаривай. Делай всё, как я скажу, потому что дорога будет непростая. Поняла?

— Поняла. Только ты меня веди аккуратно, — попросила я. — Предупреждай, если лестница, или выступы какие-то. Чтобы я ненароком не упала.

— Обязательно, — весело пообещала Рита. Она взяла меня под руку, и мы куда-то пошли.

Я один раз споткнулась, но по своей вине. Подруга мне указывала, где нужно перепрыгнуть, перешагнуть, так что идти было не очень страшно.

Спускаясь по лестнице и слыша плескание волн и крики людей, я поняла, что мы пришли на пляж.

В шлёпанцы попадал раскалённый песок, из-за чего я не шла, а буквально подпрыгивала. Пожалуй, невыносимо горячий песок — единственный минус на море.

Лёгкий морской ветер нежно ласкал тело, в то время, когда солнце сильно грело.

Неожиданно Рита остановилась. Судя по звуку, мы были довольно близко от моря — совсем рядом, в ногах, разбивались в пену волны.

Подруга отпустила мою руку и через пару мгновений, меня кто-то взял за пояс, поднял и перенёс. Ноги встали на твёрдую поверхность. Руку потянули вниз, и я нащупала какое-то сиденье. Поняв знак, я села на него.

И что это Рита задумала?

Пол и сиденье шатались. Я поняла, что нахожусь в лодке.

Мои предположения подтвердились, когда стали заводить мотор. После двух неудачных попыток, на третий раз, всё удалось. Лодка куда-то поплыла, увозя меня дальше от берега.

Крики людей и плеск волн стали стремительно затихать, пока и вовсе их не заглушил мотор.

Платок с глаз не снимали. Но я терпеливо ждала.

Надо же, — везут куда. Наверное, действительно будет хороший сюрприз!

Морские брызги успели прилично меня намочить, а благодаря большой скорости, ветер приятно охлаждал.

Через несколько минут, лодка остановилась. Я, не задавая никаких вопросов, сидела и ждала.

Мотор не глушили. Меня взяли за руку, я встала, и потом меня снова подняли и поставили на что-то твёрдое и неровное.

Судя по ощущениям, это были камни. Очень большие, неровные и горячие.

Некоторое время гудящий звук мотора был рядом, а потом, неожиданно, послышалось, как лодка отплыла и сделала резкий поворот. Рёв мотора стал стремительно затихать, растворяясь вдали.

Я так и стояла. Хотела уже снять с глаз повязку, или что-то спросить, но вспомнила наказ Риты.

Через некоторое время послышался невероятный рёв:

— Что за …

Определив, кому принадлежит голос, резко сорвала с глаз платок.

Я сразу и не сориентировалась, где нахожусь. Перед глазами было море. Вокруг вода и горизонт. Я быстро развернулась и увидела мужскую фигуру.

Это был Артак. Мы с ним стояли на небольшом островке из камня, посредине моря. Где-то вдали неясно виднелись отдыхающие и пляж, которые были так далеко, что еле удавалось что-то разглядеть.

Даже скалы, которые казались на пляже громадными, теперь выглядели, как метровые игрушечные пирамидки, расстилающиеся по широкому горизонту.

Я не поняла, что происходит.

Юноша, одетый в свои плавки-бриджи, смотрел вдаль на уплывающую лодку, в которой была Рита и парень из её компании. Я его сразу узнала — у него на спине были выбиты крылышки и, именно с ним подруга мне предлагала «замутить» отношения.

— Уроды! — громко крикнул Артак. В руках у него на ветру развивался чёрный платок, такой же, как у меня. — Чтоб вы там перевернулись!

Рита громко засмеялась, и волны донесли до нас её хохот. Брюнетка, удаляясь всё дальше и дальше, весело помахала нам рукой.

И тут, неожиданно, Рита выпала из лодки, не удержавшись.

— Так тебе и надо, — еле слышно произнёс Артак. — Будешь знать, как другим гадости делать!

Парень с крылышками, не сразу заметил, что потерял свою спутницу и успел прилично отплыть. Но, потом, всё же вернулся и подобрал брюнетку.

Лодка поплыла к берегу, унося с собой разборки и гневную истерику Риты.

— Артак, что происходит? — ничего не понимая, спросила я.

Качок взревел, схватил большой камень и одной рукой кинул его вдаль. Сила броска была такой огромной, что брызги поднялись высоко-высоко вверх.

— А ничего не происходит! — резко повернулся Артак ко мне и тут же скривился от боли. Он был без обуви и ступни укололи острые камни и ракушки. Парень зашипел, поднял правую ногу и стряхнул с подошвы осколки раковин и песок. — Нас с тобой просто привезли на какой-то непонятный остров и оставили здесь! — объяснил юноша.

Артак оглянулся вокруг, затем поднял голову к солнцу.

— Одинокий остров, — произнёс еле слышно он.

— Что? — не поняла я и подошла ближе.

— Это Одинокий остров. Его так в народе прозвали. Потому что он далеко от берега. Да, тут есть ещё и другие островки из скал, но рядом с ними всегда есть пара-тройка других. А этот — единственный в своём роде, близлежащих островов рядом с ним здесь нет. Уроды! Рита дура полная!

— Зачем они это сделали? — не поняла я.

— Да кто их знает? — развёл в стороны руки Артак и сел на самую верхушку острова.

Площадь была небольшая — в пять шагов, не больше. Если бы Артак лёг позагорать, то он бы целиком не поместился здесь, потому что был больше по своей длине.

— Я, кажется, понимаю, зачем всё это, — произнесла я.

Мне вспомнилось, как Рита накануне пришла и сказала, что хочет расстаться с Артаком. Просила, чтобы я как-то их поссорила.

Похоже, Рита нашла выход. И, как она хотела, в её сценарии я занимаю самую главную роль.

— Зачем? — повернулся парень.

— Ко мне на днях Рита приходила. И в разговоре она сказала, что заметила, что мы терпеть друг друга не можем.

— И что? Оставшись один на один, мы должны помириться и стать друзьями?

Я совсем не думала, что моя мысль приведёт именному к такому предположению.

Но говорить парню, что Рите он надоел, я не решалась. Нет уж, спасибо! Я ещё потом и буду виновата, что рассказала секрет. И тогда подруга точно сможет меня обвинить, что я разрушила их отношения. Мол, мне-то она это случайно брякнула, а сама в душе надеялась, что всё будет хорошо, что они помирятся… А тут я всё растрепала и теперь она не хочет отношений, потому что будет до конца своих дней чувствовать, что она предательница, по отношению к Артаку и всё такое прочее.

В общем, для Риты это был просто идеальный вариант расставания, где я была главным врагом. Но меня всё это не устраивало и, поэтому я решила, всё-таки, умолчать о разговоре.

— Не знаю я, что у неё на уме было, — соврала я. Мне было так стыдно выкручиваться, но правду я не могла сказать.

Артак засунул руки в карман бриджей, и начал в них что-то искать. Но почти сразу же вытащил их пустыми.

— У меня с собой вообще ничего нет! — разочарованно сообщил он. — Ни жвачки, ни мобильного. Я всё оставил там, на пляже. Мы даже позвонить этим недомеркам не можем и сказать, что их шутка совсем не смешная!

Я вспомнила, что мобильный мой под кроватью. Если бы он не упал, я бы его точно взяла с собой. Ведь чувствовала, что телефон мне пригодится. Но теперь уже было поздно себя винить.

Немного постояв на месте, я прыгнула в воду, потому что было очень жарко. Хорошенько поплавав, я забралась обратно, села на краешек острова и, свесив ноги, стала смотреть на морскую гладь.

Шло время.

Солнце пекло всё сильнее и сильнее.

Был самый пик жары, когда находиться под палящими лучами было вредно и даже опасно.

Тишину нарушал только плеск воды о камни и еле слышные крики отдыхающих с пляжа.

Артак ничего не говорил. Он просто лежал и тяжело дышал. Изредка парень умывался и опускал руки в холодную воду, чтобы сильно нагревшиеся браслеты хоть немного остывали.

Кожа сильно нагрелась. Через некоторое время захотелось пить. Меня стало клонить в сон, и я поняла, что ещё чуть-чуть и у нас будет солнечный удар.

— Здесь нельзя долго оставаться, — не выдержав, сказала я и посмотрела на Артака.

Парень лежал на спине, закрыв рукой глаза от солнца. Его загорелая кожа блестела — он сильно вспотел.

— И что ты предлагаешь? — спросил юноша, не глядя на меня.

— У нас нет другого выхода. Мы должны плыть, — объяснила я.

Артак резко привстал.

— Ты что, издеваешься? — уставился на меня он. — Мы не доплывём! У нас сил не хватит просто! Ты посмотри только на расстояние! Где берег, и где мы?! Если бы здесь были другие острова, мы бы могли доплывать до них, передыхать и плыть дальше. Но это — Одинокий остров!

— Но если мы останемся, у нас будет солнечный удар. Я не могу больше, у меня всё тело горит уже. И вообще, я пить хочу.

— Хорошо. Я тебя понял. Отвернись тогда, — скомандовал юноша.

— Зачем? — удивилась я.

— Я сниму свои бриджи, ты их намочишь и положишь на плечи, или на голову. Так хоть не будет солнечного удара.

— Но у тебя под ними ничего нет! — напомнила я. — Бриджи — твои плавки!

— Ну и что?!

— Как что? Я лучше намочу эти идиотские Риткины платки.

— Они тебя не спасут — они из лёгкой ткани. А бриджи из плотной и не слишком быстро пропустят солнечный свет.

Я не знала, что ответить на это.

— Ладно, не хочешь отворачиваться, можешь смотреть. Мне стыдиться нечего, — грубо ответил Артак.

Он встал и принялся развязывать узел шнурков в бриджах, чтобы снять их.

Я поняла, что парень настроен решительно. Если Артак что-то задумал, он доведёт это дело до конца. Я уже убедилась в этом в первый день приезда.

— Ты с ума сошёл? — не поверила своим глазам я.

— Можно подумать, что ты в обморок упадёшь, если увидишь меня голым, — покачал головой Артак. — Мы и так почти раздетые. Одной вещью больше, одной меньше.

К счастью, узел был туго затянут и так просто парню не поддавался.

— Я девушка, а ты — парень. Так не положено.

— Я тебя умоляю! — не сдавался Артак. — Не положено, так положим. Ты меня вообще еле терпишь, так что мне ни капли не стыдно. К тому же, я уже привык показывать своё тело.

— Тебе, может, и не стыдно, а вот мне будет, как минимум, неловко, — призналась я, скрестив на груди руки.

— Только не говори мне, что ты никогда не видела раздетых мужчин! — скептически произнёс юноша, сузив глаза. — Уж в музеях ты наверняка в своей жизни была и не раз. И вообще я в этой ситуации не вижу ничего предосудительного. Когда речь идёт о жизни человека, можно и все шмотки снять, чтобы спасти его. А с меня и снимать фактически нечего, ты меня рассмотреть со всех сторон могла и не раз!

— Ты сейчас ведёшь себя, как ненормальный, без капли смущения! — призналась я, переходя на крик.

— Мне — по барабану. А ты смущайся, сколько хочешь, но получить солнечный удар, или ожоги, я тебе не дам. Неизвестно, когда эти уроды приедут нас забирать, и приедут ли вообще!

Вдали послышался какой-то непонятный звук, похожий на гудение, и женские крики.

— Делай, что хочешь! У тебя, похоже, комплексы вообще отсутствуют, — не выдержала и сказала я, увидев, как парень после продолжительных усилий, всё-таки развязал шнурки. Он оттянул резинку пояса от живота, и шнурки наполовину исчезли внутри. Бриджи стали Артаку намного свободнее. — О себе бы тоже подумал! Что ты будешь делать? Мне-то ты поможешь, а сам, всё-таки, отхватишь солнечный удар!

— Ладно, будем мочить бриджи по очереди. Ты же со мной поделишься, правда?

Парень взял за бока длинные шорты и уже принялся их стремительно спускать вниз, как я громко крикнула, остановив его в самом начале:

— Стой! Кто-то едет!

Артак резко натянул бриджи на прежнее место.

У меня даже сердце учащённо забилось от накалившейся ситуации. Я повернулась и увидела небольшую парусную яхту, которая приближалась к нам с правой стороны. За долгим спором мы и не сразу услышали, что она плывёт.

На палубе яхты было несколько девчонок, которые пили что-то из бутылок, танцевали и веселились. Громко раздавалась музыка, голоса и смех.

— Хэй! Красотки! — закричал Артак, увидев их.

Он стал подпрыгивать, и размахивать руками.

— Они тебя вряд ли услышат, — предположила я.

— Не умничай! Ты можешь лечь, чтобы тебя не было видно? — резко повернулся ко мне парень.

— Что?

— Или лучше вообще нырни пока, поплавай!

— Слушай, у тебя от жары уже вообще крыша поехала?

— Ты хочешь выбраться отсюда, или нет? — сердито закричал Артак, глядя на меня.

Вид у него был очень злой и я, замолчав, ушла в сторону. Я испугалась и приняла решение послушаться.

Девчонки с яхты, видимо, не понимая, чего от них хочет Артак, приветливо помахали ему рукой.

— Да не машите мне руками, глупые! — Тихо произнёс качок сквозь зубы, улыбаясь, продолжая подпрыгивать, и размахивать руками. — Заберите вы нас отсюда!

Но яхта медленно проплывала мимо. Похоже, никто и не думал останавливаться и, никого не интересовало, как пара молодых людей оказалась посреди моря на каком-то острове.

Внезапно на палубе появился парень в коротких красных плавках, с бутылкой пива в руках.

— Хэй, парниша! Красавчик! Эй! — ещё больше закричал Артак, когда увидел его. — Забери нас, малыш!

Услышав эти слова, я насмешливо хмыкнула.

Музыка играла слишком громко и, слова Артака никому не удавалось разобрать.

Яхта медленно проплыла мимо, а девчонки всё так же махали руками нам вслед.

— Аа-а-а! — взревел парень. — Глухие пни!

Поняв, что идея не прокатила, злой Артак прыгнул в воду. Он стал бить по морской глади кулаками и кричать от злости, вспенивая вокруг себя пространство.

— Что ты ухмыляешься? — спросил он, взглянув на меня, успокоившись. — Я хотя бы что-то предпринял, в отличие от тебя!

— Не смеши, — скрестила руки я и отвернулась от надменного красавца.

Артак тут же вылез на остров и встал передо мной.

— Это всё из-за тебя! — уверенно заявил он, указывая пальцем.

На меня полетели брызги.

— Из-за меня? — поражённо спросила я.

— Да! Если бы не ты, меня бы точно подобрали! А так подумали, что ты со мной и уплыли. Я же говорил тебе спрятаться!

По телу Артака стекала вода — на солнце оно моментально высыхало.

— Ты думаешь, если себя так вести, то на тебя обратят внимание?!

— Как «так»? — не понял юноша.

— По-идиотски, вот как! — объяснила я.

Качок, сжав кулаки и стиснув зубы, пристально на меня посмотрел, а затем недовольно отошёл на другой край острова.

— Я такой, какой есть, — зло выпалил он через некоторое время. — И любят меня таким, какой я есть! А ты вообще могла бы меня уважать, хотя бы за то, что я мужчина!

— Ха! Мужчина? — снова хмыкнула я. — Какой нормальный мужчина будет мазать губы блеском?!

Артак резко развернулся и направился ко мне. Вид у него был такой суровый, что я подумала, будто он меня сейчас столкнёт от злости в море. Я даже назад попятилась, боясь его… Но парень резко передо мной остановился и с силой провёл рукой по губам. От такого мощного движения, я даже испуганно дёрнулась.

На волосатой руке остался длинный блестящий след.

— Всё, теперь я без блеска! — прогремел парень. — Теперь я мужчина! Ты довольна?!

Поняв, что парень не собирается мне ничего делать, я снова расхрабрилась.

— Если бы всё было так просто, — покачала головой я.

Ноздри Артака стали быстро расширяться и сужаться, а на лбу было видно невероятное напряжение.

Его губы слегка дрогнули.

— Да что ты вообще обо мне знаешь? Кто ты такая? Ты на себя хоть смотрела?! — зло закричал он, круто махнув руками сверху вниз, и отошёл. Кавказский акцент был в этот момент невероятно силён. — Считаешь, что самая правильная, да? По тебе сразу видно, что ты не знаешь, что такое реальная жизнь! Наверняка живёшь в шоколаде и ни о чём не задумываешься! Ведёшь себя, как самая настоящая зануда! Вся такая правильная, в блёклых сарафанчиках… Принцесса Недотрога! Попроще быть не думала? Так попробуй — народ потянется!

Я и слова не проронила.

Речь Артака была такой обидной, что я даже не нашлась, что ему и ответить.

Он присел и подпёр голову правой рукой, а я опустилась на край острова и свесила ноги в море.

— И ничего они не блёклые! — произнесла я, обиженно. — Это пастельные оттенки! И они подходят к моему типу внешности!

Но Артак ничего не стал отвечать на это.

Мы так и оставались на разных концах острова.

Небо стало быстро темнеть — надвигались грозовые тучи. А Рита всё не приезжала и, похоже, не собиралась нас забирать ещё долго.

Я смотрела в море и болтала ногами, перекручивая в голове слова Артака. А потом и весь сегодняшний день.

— Ладно, извини меня, — неожиданно произнёс парень и встал.

Я так и застыла.

Лучше бы он меня в воду столкнул, честное слово!

По крайней мере, этого я от него ожидала, в отличие от извинений. А тут я просто не знала, что сказать и сразу почувствовала себя очень неловко.

— И ты меня извини, — вымолвила я, в ответ, нерешительно.

Обычные слова парня меня поразили. Перед глазами возникли воспоминания, как он столкнул меня и купил минералку. Как следом побежал, когда вся компания Риты смеялась надо мной. Как легко готов был снять с себя последнюю вещь — бриджи, — чтобы отдать их мне. Как хотел привлечь внимание девчонок и парня с яхты, чтобы они забрали нас с этого острова…

И тут я поняла, что Артак, на самом деле, добрый парень. Чуткий. Вот только хочет казаться грубым и злым, не хочет показывать свою слабость. Зато когда дело доходит до ситуаций, где нужна решительность, тут он действует незамедлительно. Не задумываясь, как при этом выглядит со стороны. Причём, забывая обо всём, лишь бы помочь человеку. Да, он поступает не слишком красиво и прилично, но ведь в основе его поступков — хорошие намерения.

Мне стало вдвойне неловко. Я посмотрела на Артака — он стоял, скрестив руки. Красивая фигура, сильное тело, высокий рост, брутальное лицо…

И тут я поняла, что он мне нравится. Полностью. Таким, какой он есть, со всеми своими недостатками и достоинствами.

Просто я не хотела себе в этом признаваться раньше. Не хотела признавать правоту Артака, что в него все влюбляются. Но теперь я поняла, какой он на самом деле, и мне он нравился не потому, что он очень красивый и крутой, а потому что он светлый и понимающий.

— Ладно, Артак, пойдём, — встала я и подошла к нему. — Мы должны выбираться. Сами. Останемся здесь — придётся ещё ехать с Ритой обратно. А она меньше всего ожидает, что мы поплывём к берегу.

— Я не могу, — не поворачиваясь, и стоя так же ко мне спиной, сообщил Артак еле слышно. — Я боюсь глубины.

Я хотела его тронуть за плечо, но не стала этого делать.

— Не будь ребёнком, ты всё сможешь.

— А я не ребёнок, я подросток! — спокойно сказал парень.

— Ха! И сколько же тебе лет, подросток? — хмыкнула я. — Тринадцать, или четырнадцать?

— Вообще-то, мне шестнадцать лет, — повернулся Артак. — Что ты на меня так смотришь?

— Да ладно гнать! — не поверила я.

Парень пристально на меня посмотрел.

— Почему мне никто не верит? — раздражённо спросил он. — У меня что, на лбу написано, что я всем вру? Мне и правда шестнадцать лет! Если хочешь, я тебе потом документы покажу.

Я была сильно удивлена. Ведь я считала, что Артаку лет девятнадцать, или двадцать. Меньше ему дать нельзя было никак — уж слишком взросло он выглядел.

— Ты выглядишь, как мужчина, — поразилась я.

— Выгляжу, но не являюсь. Если бы был взрослым, то купил бы уже машину.

— Прямо-таки купил бы, — засомневалась я. — Причём, сам!

— Вообще-то я всё покупаю себе сам — и одежду, и все вещи, которые мне нравятся. Всё, что на мне — я всё это приобрёл самостоятельно.

И тут мне стало совсем стыдно — ведь я совершенно не знала Артака. Не догадывалась, как он живёт, чем увлекается и что любит — мы никогда с ним нормально не общались.

Чтобы не продолжать этот разговор и не допрашивать восточного парня, я развернулась и прыгнула в воду.

Тучи сгущались всё больше, и ветер поднялся сильный. Это было настоящим облегчением, потому что жара была просто невыносимой.

— Ну всё, сейчас дождь начнётся уже, — сказала я, посмотрев на небо. — Прыгай и поплывём.

— Я же сказал, что боюсь глубины, — серьёзно повторил Артак.

— Ну ты же прыгал с острова, купался.

— В том и дело, что рядом был остров! А отплывём, ничего не будет вокруг, кроме воды!

Артак говорил всё это таким голосом, что я поняла — он не шутит.

— Не бойся, — успокоила его я. — Я ведь буду рядом. Вместе потихоньку доплывём до берега.

Парень посмотрел в море и нерешительно подошёл к самому краю острова.

— Просто не смотри вниз и не думай, что там глубоко, — посоветовала я.

Артак немного поколебался, но, всё же, через некоторое время прыгнул в воду, и мы медленно поплыли к берегу.

Глава 8

Случайное спасение

Через некоторое время мы устали.

— Обратно я уже точно не поплыву, — признался Артак, посмотрев, как далеко мы отдалились от острова.

Но до берега было ещё очень далеко.

— Тучи совсем уже сгустились, — сказала я, посмотрев на небо. — Устала ужасно.

Руки от плавания очень болели.

— Давай отдохнём немного, — предложил юноша.

И мы, вместе с Артаком, расслабившись, легли спиной на водной глади, раскинув руки в стороны.

Спустя несколько минут послышался рёв мотора. Вода передавала звук совершенно, а вот вынырнув, его нельзя было уловить.

— Кто-то едет, — подтвердил мои мысли Артак, увидев, как я стала крутить головой.

Мы стали оглядываться, как вдали, со стороны горизонта, заметили небольшую лодку. Одетый во всё белое парень, приближался к нам.

— Хэй, помогите! Довезите нас до берега! — закричал Артак, рупором сложив ладони.

— Тополь, ты, что ли? — раздалось издалека, еле слышно.

— М-да… — закусил губу качок и резко поменялся в лице. — Я так и думал, что это он. Правда, надеялся, что ошибусь.

— Кто? — не поняла я и пригляделась, чтобы лучше рассмотреть подплывающую лодку.

— Да знакомый мой один.

— Понятно… А почему он тебя тополем назвал?

— Потому, что у меня фамилия Тополян, — объяснил Артак.

Я еле удержалась, чтобы громко не засмеяться и отвернулась, скрывая улыбку.

Да уж — настоящий тополь! Могучий, высокий, необъятный!

Лодка подъехала к нам, и парень совсем близко остановился.

Я узнала его.

Когда-то я видела этого парня в компании ребят, одетых во всё белое. Рита ещё назвала их «ангелочками» и сказала, что её уже тошнит от одного только вида.

— Макс, помоги! — подплыл Артак к парню. — Нас оставили на Одиноком острове, и мы там неизвестно, сколько под солнцем пробыли!

— Я тебе давно уже говорил, что у тебя очень прикольные друзья! — засмеялся Макс, как только это услышал. Ветер сильно взъерошил его светлые волосы.

— Не ёрничай! Довезёшь нас до берега?

— Ну куда уж я денусь? — еле успокоившись, улыбнулся парень. — Конечно, довезу, что ж с вами делать. Я ж спасатель!

Последние слова молодой человек произнёс с особой гордостью и протянул мне правую руку.

Я обхватила запястье Макса, Артак меня подтолкнул, и я залезла в лодку.

Затем Макс помог забраться и самому Артаку, и мы тронулись.

Раздался гром, и сверкнула молния. Маленькие капли стали часто падать с неба.

Люди поспешили с пляжа.

— Надо скорее доплыть до берега, — сказал владелец лодки. — Сегодня обещали сильный шторм.

Артак расслабился, развалившись на полу лодки, рядом со мной.

— Ничего. Так даже лучше — хоть освежиться можно будет, — сказал он.

Я же расположилась на сиденье в носовой части лодки, крепко держась руками за края, чтобы не упасть в море.

— Макс, я пить хочу! Вода у тебя наверняка есть! — нагло сказал вдруг Артак. — Поделись.

Светловолосый бросил бутылку минералки, достав её из рюкзака.

В лодке лежало две удочки и стояло ведро с кучей мелкой рыбёшки. Тут же лежал сбоку рюкзак и какая-то плотная, непромокаемая ткань. Дождевые капли по ней быстро стекали.

— Что вообще произошло? Почему вас оставили на этом острове? — спросил Макс.

— Мы не знаем, — перекрикивая мотор, сказала я. — Это всё Рита. Моя подруга и девушка Артака.

— Всё ясно, — кивнул парень. — Нужно произнести всего лишь одно слово — «Рита», чтобы понять, кто устроил проблемы.

— А меня Алиной зовут, — неожиданно произнесла я. — А то меня кое-кто забыл представить.

И мы с Максом взглянули на Артака, который пил воду из бутылки.

— И не надо на меня так смотреть! — сказал он. — Меня больше волновало, как выбраться из моря, а не как вас друг другу представить. Кто знает, что там, на глубине водится? Может, какие-то монстры!

— Ага, русалки толпами плавают! — засмеялась я.

— Кроме того, в море могла ударить молния! А это уже совсем не смешно!

Артак передал мне бутылку.

Дождь усилился, капли больно ударяли по коже.

— А я тебя знаю, Макс! — призналась я и открутила крышку бутылки. — Я видела тебя с другими ребятами, и вы все были одеты в белое. Что это за клан?

— Мы спасатели, — объяснил парень. — Всего и всех. Мы спасаем людей, которые попали в разные трудные ситуации, стоят перед сложным выбором, или хотят измениться, но не знают как.

— Это что-то религиозное? — сразу не поняла я. По описаниям всё это напоминало какую-то секту.

Несколько глотков колючей, прохладной жидкости меня изрядно взбодрили и я уже не чувствовала себя так вяло, как прежде.

— О, нет, нет… — Засмеялся Макс громко. — Мы просто живём с идеей не делать ничего плохого и помогать другим. Мы за правду, помощь и здоровый образ жизни. Вот спас вас, уже день прожит не зря. Ещё одно доброе дело в копилку благих свершений.

— Так, ну хватит тут байки травить о прекрасной жизни добряков, — скривился Артак и демонстративно откинул голову назад, закрыв глаза.

— Хватит злиться, — шлёпнула я его по плечу. — Ты хоть иногда бываешь чем-то доволен? Злюка-бобёр!

— А Артак, между прочим, раньше был одним из нас, — сообщил Макс, широко улыбаясь.

Я не поверила своим ушам.

— Что? — вопросительно посмотрела я на горного парня, ожидая от него каких-то разъяснений.

— Это было давно и не правда, — закрыл лицо руками Артак. — И вообще я тогда был молод, глуп… В общем, нечего в моём прошлом копаться! У вас своего достаточно.

— Ну не так уж и давно это было, — заметил Макс. — Всего два месяца назад. До тех пор, пока ты не перешёл в компанию Риты. Название их стиля полностью соответствует их поведению, одежде и манерам.

— А что за название? — не поняла я.

— Стиль Трэш. С английского это переводится, как мусор, дрянь, отбросы… И много других слов, которые имеют в русском языке то же значение.

— Не важно, как всё это переводится. Главное, что у стиля Трэш есть яркие, характерные черты, — заступился Артак, резко сев. — И вообще это очень красивый стиль и яркий. Жизнерадостный. Так что нечего тут гнать!

Макс грустно улыбнулся и покачал головой.

— Ты неисправим! — уверенно заявил он. — Тебя твои дружки оставили на островке посредине моря. В жару, без воды, еды и панамы, а ты их защищаешь!

— У нас платки были.

Макс засмеялся.

— Наверное, если бы ты отхватил солнечный удар, думал бы по-другому, — сказал он. — Эх, Артак, Артак…

— Уже шестнадцать лет Артак! — съязвил парень в ответ.

И опять мне было так непривычно это слышать, не верилось, что восточный юноша так молод.

— Я знаю, — широко заулыбался Макс. — Но, понимаешь, иногда полезно получить по голове. Есть вероятность, что начнёшь думать о вещах, которые раньше не беспокоили. Так что, жаль, что ты солнечный удар не отхватил. Возможно бы, тогда ты стал думать по-другому, взглянул бы на привычные вещи с иной стороны.

Я и Макс весело засмеялись, увидев, как качок скривился. Спасатель подтвердил возраст Артака, а значит, он мне не врал.

— Да ну вас, обоих, — покачал головой Артак и отвернулся. — Можно подумать, что вы всё и всегда делаете правильно.

— Теперь понятно, почему ты так разозлился, когда я назвала тебя тогда на пляже ангелом, — вспомнила я.

— Да. Я думал, что Рита тебе что-то обо мне наговорила.

— Ну, она о чём-то упоминала, если честно. Но я особо не интересовалась… Теперь всё понятно — вас называют ангелами за добрые дела.

Я посмотрела на пляж. Он почти опустел. Лишь немногие смельчаки решили остаться.

— В море опасно быть, когда идёт дождь, или начинается шторм, — сказал Макс мне. — Особенно, когда молнии сверкают.

Как только он произнёс последние слова, кривые блестящие очертания прорезали небо, и раздался гром.

Артак резко сел.

— Можно как-нибудь быстрее? — нервно спросил он.

— Извини, но у меня лодка не самая суперская. Я и так гоню изо всех сил, — объяснил светловолосый, виновато пожав плечами.

Я посмотрела на берег и увидела, что в море выплыла лодка. Знакомые очертания меня сразу насторожили, а когда я присмотрелась и увидела, кто едет, поняла, что мне ничего не показалось.

— Рита едет за нами на остров, — сообщила я.

Артак подпрыгнул и вгляделся.

— Нам нужно спрятаться, чтобы эти придурки нас не увидели, — заявил он и его глаза забегали. — Они вообще подплыть могут к нам.

Макс быстро протянул другу брезент.

Увидев его, Артак схватил и резко развернул непромокающую ткань. Я была полностью обрызгана.

— Вот теперь не вздумай показывать свой характер! — строго наказал он.

Я легла на дно лодки, свернувшись, Артак лёг рядом и накрыл нас брезентом.

Капли ударяли с силой по поверхности, не давая ничего расслышать из-за их стука.

— Только не шевелитесь, — громко сказал Макс, поправив брезент.

Артак смотрел на меня, я смотрела на него.

Мы лежали на мокром полу, полностью пропитавшимся запахом морской воды и рыбы. Песчинки больно кололи всё тело, но я терпела изо всех сил.

Через пару мгновений послышался громкий рёв, который заглушил даже мотор лодки Макса. И мы остановились.

— Подплыли, — сказал Артак, еле слышно.

Тут же раздались голоса Риты и её друга, но разобрать, что именно они говорили, не представлялось возможным.

Макс им что-то отвечал и после непродолжительного разговора, рёв мотора резко исчез.

Лодка снова завелась, и мы поплыли дальше. Я не могла больше терпеть — песчинки и осколки ракушек меня полностью искололи. Всё тело чесалось.

— Потерпи ещё немного, — попросил Артак, увидев, как я стала ворочаться. — Рано ещё высовываться, они могут смотреть на лодку и заметить нас.

Я кивнула, согласившись.

— Лучше бы ты никогда не связывался с Ритой и её компанией, — сказала я, посмотрев парню прямо в глаза. Мне вспомнился рассказ Макса о том, что раньше качок был одним из них.

— Тогда мы вряд ли бы с тобой очутились на острове и вдвоём лежали на дне лодки, пропахшей сырой рыбой, — напомнил Артак.

Я заулыбалась и поняла, что вот-вот засмеюсь. Пытаясь с силой сдержать смех, я уже вся тряслась от беззвучного хохота. Артак долго смотрел на меня, сохраняя невозмутимое лицо, но в итоге тоже засмеялся, уткнувшись лицом в пол.

— Когда мимо проплывала яхта, — задыхаясь от смеха, произнёс юноша, — я выглядел, наверное, минимум странно. Стоит какой-то парень посреди моря и размахивает руками!

Спустя мгновение, дав волю голосу, мы стали громко хохотать под дробь дождевых капель. Последнее предложение Артака было потрясающим, и остановиться нам теперь было очень сложно.

Качок был полностью прав. И по поводу Риты, и по поводу нас. И эти две вещи действительно были очень смешными, когда мы вспомнили события последних нескольких часов.

Глава 9

Неприятное прошлое

— Ну всё, беглецы, можете вылезать, — сняв с нас брезент, сказал Макс.

Мы всё так же смеялись.

— Да уж, похоже вам скучно не было, — широко заулыбался светловолосый и свернул плотную ткань.

Дождь теперь не просто капал. Начался ливень.

До берега оставалось совсем чуть-чуть.

Пляж теперь был совсем пуст.

— Фух, там было так душно, — сказал Артак и стал наслаждаться ливнем, протягивая к небу огромные ладони. По его волосатым рукам быстро побежали дождевые ручьи. — Ну, что тебе эта парочка сказала?

— Да ничего. Они спрашивали меня, не проплывал ли я мимо острова, и не видел ли я там вас.

— А ты что сказал? — насторожился качок.

— Я сказал, что не проплывал и не видел.

— Постой, но, получается, ты соврал?!

— Почему это? — удивился Макс. — Я действительно не проплывал мимо острова и я действительно там вас не видел.

— Ну ты и хитрец! — засмеялся Артак.

— Они меня ещё спросили, почему я брезентом лодку накрыл, — лукаво заулыбался Макс. — А я сказал, что так вода не будет попадать внутрь. Ну и они мне, вроде бы, поверили, уплыли к острову.

Лодка остановилась у берега. Я быстро спрыгнула и окунулась в море, чтобы смыть с тела все песчинки.

За мной в воду окунулся и Артак, а потом снова подошёл к светловолосому.

— Спасибо, Макс, — хлопнул со всей силы качок спасателя так, что тот согнулся от удара пополам. — Ой, извини, перестарался.

— Угу, — простонал Макс, еле выпрямившись. — Как обычно, ты не знаешь ни в чём меры.

— Не преувеличивай! Просто ты такой слабый, а не я такой сильный.

— Спасибо, что довёз нас, — поблагодарила я спасателя, подойдя. — Мы бы сами ещё долго гребли до пляжа.

— Да не за что! Если будет нужна помощь, обращайтесь.

Я и Артак помахали Максу рукой и побежали к навесам.

Под одним из них, на подстилке, лежали какие-то вещи, сумочка и кроссовки.

Парень подбежал, схватил кроссовки и полез в сумочку.

— Ты что вообще делаешь? — опешила я.

— Вот только не начинай, а? — умоляюще на меня посмотрел Артак и выудил из сумочки мобильный телефон. — Ничего чужого, кроме своих вещей, я брать не собираюсь, не беспокойся. Мой мобильный и мои кроссовки — вот и всё.

Юноша закрыл сумочку, бросил телефон в карман и, побежав к морю и сполоснув ноги от песка, натянул здоровенную обувь.

— Всё. А теперь нам нужно поторопиться, — сказал Артак. — Иначе если Рита и Матвей нагрянут, идиотами уже будем выглядеть мы, а не они.

Я согласилась, и мы вместе побежали к выходу.

Артак взял меня за руку и стал тянуть.

— Извини. Я бегаю быстро, а ты не очень. Но так я хоть помогу тебе бежать скорее, — объяснил качок.

Мокрый песок под ногами разлетался во все стороны. А дождь так и продолжал лить, смывая его с нас.

Добежав до лестницы и взобравшись на самый верх, мы посмотрели на море. Издали приближалась лодка Риты и Матвея, так что мы не зря спешили.

В то время, когда я остановилась, чтобы отдышаться, Артак чувствовал себя спокойно и беззаботно. Он посмотрел на закрытый киоск, где в обычное время продавали напитки и, заметно погрустнел.

— Забыл взять сегодня деньги и теперь не могу даже воды нам с тобой купить, — пожаловался Артак. Хотя, были бы деньги — всё равно не помогло. Киоски закрылись из-за шторма.

Парень провёл рукой сзади по шее, а затем и по волосам, растрепав их в разные стороны.

— Ну, всё… Я пойду, — решил он.

— Куда это? — не поняла я и посмотрела на мокрого юношу.

— Домой. Я хочу пить и, главное, есть.

— Понятно, — сказала я. — А далеко ты живёшь?

— Не очень. Возле Галактики. Так, как я бегаю, доберусь туда быстро…

Как только Артак сказал это, я себе представила весь путь.

Торговый Комплекс Галактика находился в нескольких кварталах от пляжа. Он был построен в престижном приморском районе, вдали от курортных зон. И Артаку, даже с его скоростью, бежать бы пришлось очень долго. А уж идти, так тем более.

— Нет, так не пойдёт, — сказала я. — Я не могу тебя отпустить так далеко.

— И что мне делать?

— Пойдёшь со мной. Моя бабушка нас накормит, напоит. Переждёшь дождь и, тогда, я тебя спокойно отпущу.

— Я так не могу, — покачал головой Артак. — Припрусь без приглашения, да ещё и в таком неприглядном виде. Нет, однозначно не хочу позориться. На мне даже кроме бриджей и кроссовок ничего нет. Я, можно сказать, голый даже…

— Не важно, — заверила я. — Мы не виноваты, что всё так получилось. К тому же, ты сам пару часов назад был готов передо мной полностью раздеться без капли стеснения.

Парень тяжело вздохнул, из-за чего его грудь сильно увеличилась, и, согласившись, побрёл рядом со мной.

Артак достал из кармана мобильный и выключил его.

— Надумают ещё звонить, — объяснил он, поймав мой взгляд. — А трепаться с ними мне совсем не хочется.

Дождь лил, не прекращаясь. Где-то вдали шумело взволнованное море, поднимая высоченные волны, ругался гром и блестела молния.

На улице не было никого, все, кто мог, давно уже успели скрыться.

— Ненавижу, когда кроссовки насквозь мокрые, — признался Артак. С каждым шагом они хлюпали и доставляли юноше неприятные ощущения.

Мы были полностью мокрые, вода стекала по лицу, а когда мы разговаривали, то и попадала в рот.

— Макс сказал, что ты раньше был одним из них, — напомнила я. — Расскажи.

Мне и правда было интересно узнать, как Артак попал в ту компанию и почему перешёл к Рите.

Но юноша отвернул голову. Похоже, ему не хотелось вспоминать о прошлом.

— Ну Артак, ну мне правда интересно, — настаивала я.

Качок, недолго помолчав, видимо понял, что я не оставлю свой вопрос без ответа, и решил всё рассказать.

— Полгода назад я попался на воровстве в супермаркете, — выдохнул он.

Такое откровение повергло меня в ступор. Я даже не знала, как реагировать. Артак и вор? Эти две вещи плохо между собой сочетались.

— Просто уже тогда Рита сколачивала вокруг себя компанию, и я решил стать одним из них, — грустно продолжил парень. — Мне нравилось, что они ярко одеваются, весело проводят время вместе. Беззаботно, радуясь жизни. И этим они кардинально отличались от всех других компаний и других людей. Потому что другие помешаны на каких-то проблемах и вечно их обсуждают. Что жизнь плохая, что работы нет, что раньше было лучше и всё такое прочее. В общем, солнце светило ярче, а трава была зеленее…

Я шла рядом и внимательно слушала горного парня. По асфальту с ракушками текла вода, и мы ступали по ней, как по неглубокой речушке.

— Но, чтобы вступить в компанию Риты, нужно было пройти посвящение, — продолжил рассказ Артак. — Нужно было доказать, себе и другим, что я могу быть одним из них и вольюсь в компанию. И мне придумали задание — что-нибудь украсть в супермаркете.

— Рита, — тут же сказала я, поняв, кто именно всем руководил.

Макс был прав, стоило произнести слово «Рита» и тут же становилось понятно, кто был создателем всех проблем. Подумать только, как она изменилась за год.

— Я точно не знаю, кто придумал, — признался Артак и взъерошил мокрые волосы, а затем провёл рукой сзади по шее. — Но, понятно, что она тоже принимала непосредственное участие в выборе посвящения. И вся компания пошла вместе со мной, чтобы проследить, как всё пройдёт, и не обману ли я их…

Парень на мгновение замолчал.

— А что было дальше? — не терпелось узнать мне продолжение.

— В общем, я попытался вынести из магазина музыкальный диск с попсой, — рассказывал Артак. — Я специально выбрал ту вещь, которой бы никогда не воспользовался и не оставил у себя. Я бы просто выкинул диск потом. Потому что мне было стыдно за то, что я делаю. Это был первый раз в жизни, когда я что-то пытался украсть. Это было так мерзко! Мне в жизни не было так стыдно и страшно, как тогда, когда я выполнял это идиотское задание! Но мне ничего не удалось. Меня поймали на выходе.

— Как? — продолжала расспросы я.

— Просто я отклеил голограмму с внешней стороны диска. И не знал, что внутри, в самой коробке есть ещё одна вклейка. И когда я проходил мимо магнитного аппарата, он просканировал украденный товар и стал пищать. Когда Рита и все остальные увидели, что ко мне подошли охранники, они убежали.

— Они оставили тебя? — не поверила я. — Не попытались помочь?

— Нет, — покачал головой Артак. — Я ведь не справился с таким простым испытанием, а значит, не стал одним из них. Поэтому они мне никак не помогли.

— И что, тебя оштрафовали?

— К счастью — нет. Рядом оказались «белые». Один парень, стоявший сзади на кассе, и ждавший, пока пробивают его покупки, быстро среагировал. Он сказал, что я с ними, и что я нереально люблю творчество Нарцисса, поэтому и схватил его, забыв обо всём. Как оказалось потом, это был его последний, на тот момент, альбом и все поклонники мигом сметали с прилавков новый компакт. А я, по счастливой случайности, схватил самый последний. Парень оплатил этот Си-Ди, охрана и кассиры посмеялись над всей ситуацией и отпустили меня. Ну а я, в знак благодарности, вступил в ряды «белых».

— Но ведь не надолго, — уточнила я. — Макс говорил, что два месяца назад ты ещё был с ними. А потом ты опять ушёл к Рите, да?

— Да, — еле слышно ответил Артак. По всей видимости, весь этот диалог не доставлял ему особого удовольствия.

— Но зачем? — удивилась я.

— Потому что мне всё равно хотелось туда, как ты не понимаешь? — развёл широко в стороны руки парень. — С ними весело, они живут интересно! И они носят яркую одежду, от одного вида которой можно заряжаться позитивом.

— Но ведь они непорядочно поступили с тобой. И вообще ты не похож на них, ты даже не одеваешься так, как они.

— Я знаю. Кроме серых полосок на голове, у меня нет ничего, что сближало бы с ними по внешнему виду. И по внутреннему тоже. Да и они поступили плохо… Но всё равно мне с ними было весело.

— Было? — не поняла я. — То есть, теперь ты так не думаешь? Ведь вы совершенно разные. Ты можешь стать таким, как они, но нужно ли тебе это?

— Я не знаю… Конечно, воровство для них — в порядке вещей. Они курят, любят выпить. Они могут целоваться друг с другом просто потому, что это круто. А я не делаю ничего подобного и не одобряю даже. И хоть я не такой, мне всё равно было интересно проводить с ними время. Я им нравился, понимаешь? И всем устраивал. И мне было приятно это осознавать.

Повисла пауза.

— Они оставили нас на острове. И им было всё равно, что с нами может случиться, — напомнила я. — Так что, не знаю, как ты… А я уж точно с ними не буду больше общаться. Совсем. Я, по крайней мере, себя уважаю. А ты, как мужчина, должен себя уважать вдвойне. Особенно после того, как они с тобой поступили.

Дождь так и продолжал лить нескончаемым потоком. Небо затянули плотные облака, из-за чего всё вокруг погрузилось в темень.

Но в доме бабушки, к которому мы подошли, на кухне горел свет.

Я открыла калитку, мы вместе с Артаком зашли в сад и проследовали на крыльцо.

— Бабушка, я пришла, — закричала я с порога.

— Ох, как хорошо! — послышалось из кухни, наполненной приятным ароматом приправ. — А я уж, было, испереживалась, где ты.

— Но только я не одна, — предупредила я. — А с другом.

— С другом? — опять раздался голос бабушки. — Каким?

— Каким? — еле слышно, повторила слово я и посмотрела на Артака. — Хм…

По могучему телу парня стекала вода, мокрые волосы торчали в разные стороны, с длинных ресниц на пол падали капли.

— С мокрым, — улыбнувшись, произнесла я и у восточного юноши растянулись уголки губ.

Глава 10

Внезапная встреча

Бабушка не задавала особых вопросов, что это за парень со мной пришёл.

Прошло уже несколько дней с тех пор, как мы очутились с Артаком на Одиноком острове и выбрались с него, но он больше не заходил.

Я не знала, общается ли он с компанией Риты теперь, или нет. Но в глубине души я, всё-таки, надеялась, что нет. Потому что те ребята с яркой одеждой, очень красочно испортят Артаку если и не всю жизнь, то это лето уж точно.

Я же теперь твёрдо решила — никаких развлечений и никаких прогулок с Ритой и её компанией. Она говорила, что хочет со мной помириться, что придумала сюрприз для меня… Но, как оказалось, она просто соврала, чтобы сделать Артаку и мне неприятно.

Интересно только, хватило бы духу Рите и Матвею попытаться доплыть до пляжа? Хотя, всё это совсем не важно. Потому, что они бы там явно вели себя в десять раз хуже, чем Артак.

* * *

Было очень жарко. Настолько, что вода в море стала очень тёплой и почти не охлаждала. Если бы не сильный ветер, который тут же осушал мокрую кожу, было бы вообще невыносимо.

Вернувшись с пляжа, я сидела и пила холодный лимонад со льдом, который приготовила бабушка. Вентилятор хоть и работал на полную мощность, но гонял по комнате горячий ветер. И от этого легче не становилось.

На столе лежала очередная книга из школьной программы, которую мне предстояло прочитать. Цветных томиков осталось совсем мало, и я даже не знала, что буду делать, когда они закончатся. Ведь тут было невероятно скучно. И я просто поражалась, как это раньше меня всё устраивало и я даже, страшно подумать, была довольна подобным проведением каникул. То ли я стала взрослее, то ли обстановка этому способствовала, но поводов для радости у меня было очень мало.

Неожиданно раздался непонятный звук. Как будто что-то маленькое ударилось об пол. Я, посидев немного, подумала уже, что мне показалось, как звук раздался снова.

Встав с кровати, я вышла к центру комнаты и вслушалась, выключив вентилятор.

Ветер колыхал шторы с балкона, где-то вдали слышались всплески моря.

И тут снова послышался непонятный стук. И я поняла — так звучит только камешек, или ракушка, которые кидают в окно. Выйдя на балкон, и оглядевшись, я увидела Артака.

Он стоял возле нашей калитки и уже приготовился кидать очередной камешек в мой балкон, но, увидев, что я вышла, замер, так и не сделав этого.

— А если бы я музыку слушала, ты бы так и кидал здесь весь день? — улыбнулась я.

— Нет, я бы тогда взял что-нибудь потяжелее, — засмеялся Артак. — Я же не знаю номер твоего мобильного. А заходить через парадный вход и удивлять твою бабушку ещё раз — мне вовсе не хочется. Выходи, мы пойдём на пляж.

Я испытала некоторое дежавю от произнесённой фразы — вспомнилась Рита. Но, быстро избавившись от дурных мыслей, я произнесла:

— Хорошо, сейчас буду.

Повязав на бёдра парео и сообщив бабушке, что я ухожу, я вышла из дома.

Мне казалось, что после того, как мы очутились с Артаком на Одиноком острове и пусть немного, но лучше узнали друг друга — ничего плохого он мне теперь не сделает. Ведь он хоть и грубый внешне, добрый внутри.

Артак, как обычно, был одет в бриджи. Только на этот раз в ярко-красные, с надписями белого цвета.

— Я думала, что ты уже совсем не придёшь, — призналась я. — Вернёшься в компанию Риты и всё…

— Нет, — прищурившись от яркого солнца, сказал Артак. — Я с ними решил больше не связываться. На пляжах тусуется много других компаний, которые во сто раз лучше и круче.

— Я рада за тебя, — искренне призналась я. — Ну так что? Идём на пляж?

— Ну-у-у, — заулыбался парень затянув. — Не совсем.

— То есть как?

— Не спрашивай. Сама всё увидишь.

— Ладно, — согласилась я. — Надеюсь, глаза ты мне завязывать не будешь и в незнакомое место не отведёшь, чтобы там оставить.

Мы засмеялись и пошли в сторону пляжа.

Воздух был таким горячим, что вдали всё расплывалось и казалось, что здания и пальмы танцуют.

С висков Артака и по всему его телу тёк пот. Причём так сильно, что живот и особенно кубики пресса блестели на солнце, как будто их намазали специальным маслом.

Мы брели по разгорячённому асфальту и молчали. А я думала, кто теперь для меня Артак.

Ещё совсем недавно я была на него зла. Потом стала равнодушна… А теперь я испытываю к нему доверие. Понимаю, что он надёжный, добрый, разумный парень. Но теперь мне было интересно, почему он прячет в себе эти качества и не хочет показывать их окружающим.

Восточный юноша то и дело поправлял браслеты и цепь на шее, которые моментально нагревались и обжигали кожу.

— А теперь нам придётся бежать, — сказал Артак, остановившись у самой лестницы, ведущей на пляж. — Песок сейчас под солнцем сильно раскалился, так что надо поторопиться. Иначе ногам будет больно.

Я, согласившись, кивнула и мы с качком очень быстро миновав все каменные ступеньки, побежали к морю и, достигнув мокрого песка, направились вдоль пляжа.

— Я постарался оставить недалеко, — сказал Артак и вытер со лба пот.

— Что именно оставить? — стало интересно мне.

— Кое-что интересное и очень весёлое. Кое-что, что подарит позитивный настрой.

Мы шли ещё некоторое время, а потом Артак остановился возле синего гидроцикла, плавающего недалеко от берега.

— Ну вот, пришли, — сказал он и посмотрел на морское транспортное средство, переливающееся перламутром в ярких лучах солнца.

— И что дальше? — поинтересовалась я.

— Мы будем кататься! — весело и по-детски хлопнул в ладоши парень, от чего раздался громкий хлопок. — На моём коне!

— Подожди, что значит, на твоём?

Я подошла и провела рукой по тёплому сидению водного мотоцикла.

— Ну мой это гидроцикл, понимаешь? — широко заулыбался Артак. — Полностью мой. Я его купил, и я его владелец. Когда мне нечего было делать, и я ещё не был ни в одной компании, я всё время разъезжал на нём. Это просто неповторимые ощущения.

Отдыхающие рассматривали дорогую игрушку восточного юноши с нескрываемым восторгом и завистью.

— Ну, садись. Прокатимся! — весело произнёс Артак и глаза у него азартно загорелись.

— Знаешь… я никогда не каталась даже на обычном мотоцикле, не говоря уже про водный, — призналась я. — И мне немного страшно. Всё-таки, огромная скорость — а это опасно.

— Не переживай, — подбодрил меня парень и, схватив руками за талию, усадил на заднее сиденье. — Я буду стараться не гнать. Но только ты вцепись в меня покрепче и парео завяжи потуже. А то ветер сдует и утонет оно в синем море.

Я, послушавшись, сделала узел потуже, а Артак сел впереди и завёл гидроцикл.

— Ну, держись за меня! — сказал он.

Я тут же схватила парня, он сделал неожиданный рывок и я, поняв, что нужно схватиться действительно крепко, обхватила руками его грудь.

Артак очень громко засмеялся:

— Я тебя предупреждал!

Отъехав на средней скорости подальше от пляжа и отдыхающих, чтобы никого не задеть, он рванул в боковом направлении.

Мотор оглушительно рычал, по бокам разлетались тысячи брызг, море вспенивалось, а сильный ветер приятно охлаждал постепенно намокающее тело.

Первое время я держала глаза закрытыми, потому что было очень непривычно и страшно.

Крепко обнимая горячую грудь Артака, я чувствовала лишь, как мои волосы развивает ветер.

Лицо было всё мокрое от брызг, как и парео, тяжело летящее сзади.

Решившись, открыть глаза, я посмотрела на пляж. И поняла, что это надо было сделать намного раньше. Мне не удавалось чётко что-то разглядеть. Но красочный вид, который создавался при огромной скорости, выглядел потрясающе.

Лишь иногда мелькали белые паруса яхт, на которых люди плавали гораздо ближе к берегу, чем мы.

Я пыталась крепко держаться за Артака, боясь, что упаду. Но он тоже намок и руки то и дело постепенно соскальзывали.

— Схватись крепче, — посоветовал Артак, поняв, что я удерживаюсь с трудом. — Сейчас поедем обратно.

Немного замедлив скорость, парень сделал круг, и мы поехали назад. Длительное катание подходило к концу.

Чувство того, что я могу в любую секунду оказаться в море, не удержавшись, мне нравилось. По телу шла мелкая и приятная дрожь, сердце учащённо билось.

— Кажется, я теперь действительно знаю, что такое адреналин, — весело закричала я.

Проехав тот же путь, но в обратную сторону, Артак снизил скорость и подплыл к пляжу. И, как раз в то место, где под навесом расположились знакомые нам ребята.

— Вот, блин, — сказал качок, увидев компанию Риты. — Ну, всё, я уже другого места искать не буду. Справишься сама?

— Да, конечно, — сказала я и аккуратно слезла с гидроцикла, по колено оказавшись в воде.

Увидев нас, Рита вскочила, и побежала к морю. За ней вслед бросился Матвей и вся остальная компания.

Я почувствовала, что сейчас будет минимум скандал, или стычка…

— Так, понятно, — произнёс Артак, наблюдая за надвигающейся толпой в кислотной одежде. — По всей видимости, мне тоже придётся слезть, иначе по-другому никому морду набить не удастся. А кто-то явно на это напросится.

— Артак, не надо, — попросила я. Настроение качка мне не нравилось, как и выражение лица. С весёлого, оно поменялось на злобное. — Будь умнее.

Я знала, что Артак ни с кем не сравнится по силе — ни с присутствующими отдыхающими, ни с толпой компании.

— Глазам своим не верю, — пропела Рита, приближаясь к нам и театрально хлопнув в ладоши.

Она остановилась недалеко, будто опасаясь слишком близко подходить к нам.

Артак спрыгнул в море и, подойдя ко мне, остановился.

— А помнишь, ты когда-то и меня катал на своём жеребце? — двусмысленно произнесла Рита. — Никогда не забуду эти непередаваемые ощущения.

— Похоже, тебе вредно бывать на солнце, — ответил Артак. — Если ты уже гидроцикл называешь жеребцом.

Некоторые отдыхающие засмеялись.

Рита пыталась держаться невозмутимо, но лицо выдавало её злость.

Рядом с ней встал прибежавший Матвей, а за ними и все остальные ребята.

— Подумать только, — продолжала работать на публику глава компании. — Ещё вчера вы друг друга терпеть не могли, а уже сегодня покоряете море!

Отдыхающие с интересом стали наблюдать за разговором. Некоторые даже привстали, чтобы воочию увидеть разгорающийся скандал.

— Я тебе сочувствую и искренне сожалею. Тебе не понять, что такое настоящая дружба. Для тебя шмотьё и побрякушки интереснее, чем сам человек. А его умения грабить супермаркеты — важнее, чем преданность и верность.

Отдыхающие не одобряюще завыли и покачали головой, услышав такие обвинения.

Лицо Риты перекосило от ненависти.

— Не думай, что ты когда-нибудь ещё сможешь стать частью нашей компании! — гордо закричала она на весь пляж. — Третьего раза не будет, и не надейся!

— И отлично! Я больше не собираюсь быть участником цирка уродов.

Отдыхающие разразились хохотом.

Рита зло поджала губы, а Матвей, услышав всё это, резко подбежал к Артаку и замахнулся.

— Я тебе сейчас вмажу, урод! — закричал он.

Выглядел Матвей просто нелепо. Как маленькая собачка, лающая на здоровенного пса. Хоть он и был сильным, но его мускулы не шли ни в какое сравнение с мускулами Артака.

Отдыхающие ахнули, ожидая наихудшего. Некоторые девушки отвернулись, закрыли глаза.

Артак правой рукой схватил Матвея за горло, и приподнял.

Парню с крылышками не удалось приблизиться дальше, чем на расстояние вытянутой руки Артака. Он моментально покраснел и жадно глотал воздух, обеими ладонями обхватив руку восточного юноши, пытаясь высвободиться. Пальцы ног Матвея еле касались песка.

— Вмажешь? — спокойно спросил качок, сжав горло нападающего. — Давай, рискни, смелый ты наш. Только не забудь заранее позаботиться о свободном месте в реанимации.

Когда Артак злился, его кавказский акцент намного усиливался. Вот и сейчас он произносил слова с заметными разговорными отличиями.

— Артак, не надо, — не выдержала я. — Отпусти его!

Парень зло посмотрел в глаза Матвею, а затем бросил его на песок. Тот упал на спину и, сильно закашлявшись, стал тереть шею, на которой четко виднелись следы от огромной руки.

Рита и ещё несколько девчонок из её компании бросились к Матвею и помогли ему встать. Парень жадно глотал воздух и встал с большим трудом.

— Придурок! — заорала Рита, глядя на Артака.

Девчонки подняли пострадавшего и медленно повели его в сторону навеса, то и дело, боязливо оглядываясь в нашу сторону.

Отдыхающие некоторое время молча проследили за ними взглядом, а потом стали заниматься своими делами.

Я посмотрела на Артака, он посмотрел на меня.

— Ну вот, — сказал он. — Теперь я уже точно никогда не буду с ними общаться.

Юноша произнёс эта фразу так, что я не поняла — рад он этому, или сожалеет.

— Так будет лучше, — заверила его я.

Артак огляделся, и потом его взгляд устремился куда-то вдаль и застыл. Я повернулась в ту сторону, куда он глядел, и увидела какую-то яркую широкую вывеску на одном из пляжных кафе.

— Я совсем забыл тебе сказать, — сообщил Артак. — Завтра будет Пляжный Турнир по волейболу. И с другом, Ваэ, там тоже участвую. Хочешь прийти, поддержать меня?

— Конечно, — согласилась я. — Я с радостью посмотрю на игру!

Я пыталась произнести всё это как можно веселее, но Артак уже не был таким радостным, как ещё несколько минут назад.

— Ну и хорошо. Ладно, я отвезу гидроцикл на стоянку, — сказал парень. — Завтра я приду за тобой, и мы вместе пойдём на турнир. Он будет вечером, потому что днём и утром играть жарко.

— Буду ждать! — сказала я.

Артак сел на гидроцикл и завёл его.

Настроение у него резко ухудшилось.

Я посмотрела, как хмурый парень уплывает вдоль пляжа, а потом медленно пошла домой.

Мокрое парео липло к ногам и его приходилось постоянно поправлять.

Глава 11

Битва за бой-френда

— Дамы и господа, — произнёс в мегафон высокий брюнет в шортах. — Рад приветствовать вас на втором туре Пляжного Турнира по волейболу.

Все присутствующие захлопали и одобрительно закричали.

Артак посмотрел на меня, и я ему помахала рукой, в знак поддержки.

Восточный красавец немного нервничал, но предварительно заверил меня, что не слишком беспокоится и готов к игре, как никогда. Все свои браслеты и цепи ему пришлось снять, чтобы аксессуары не отвлекали внимание и не мешали. И когда он это сделал, я поняла, что без блестящих вещиц Артак совсем не похож на себя — они являлись его отличительной особенностью, делали его непохожим на других.

— Сегодня будет битва между командой Бизоны и командой Чёрное братство, — произнёс в мегафон парень.

Опять послышался гул множества голосов и аплодисменты. Кто-то стал выкрикивать подбадривающие лозунги про Бизонов.

Артак был капитаном Чёрного братства, и название себя полностью оправдывало — два накаченных, загорелых армянина. Одеты они были в одинаковые шорты чёрного цвета с белыми шнурками.

По сравнению с ними, Бизоны выглядели хилыми и смугловатыми подростками. Они пытались скрыть своё волнение перед соперниками-великанами, но это им давалось с большим трудом. К тому же и название им совсем не подходило и совершенно не соответствовало внешнему виду.

При пляжном кафе, которое предоставило зрителям место для наблюдения, всё было забито. Огромное количество парней и немного девчонок, с нетерпением ждали начала соревнования.

Правда, пластиковых кресел хватило не на всех, и многие разместились просто на песке, с правой стороны от поля.

Артак стоял перед натянутой сеткой, на фоне моря и вечернего неба, в ожидании начала.

Наконец, парень с мегафоном подозвал к себе двух капитанов для жеребьёвки.

Через некоторое время стало известно, что победил в ней капитан Бизонов, и он выбрал для своей команды право принимать подачу.

Артак не особо расстроился, а Ваэ подбадривающее хлопнул его по плечу.

Игроки встали на свои места, и турнир начался, как только цветастый мяч взлетел в небо.

Где-то вдали из другого кафе раздавалась музыка. И на игру я смотрела, как на кинофильм, удобно разместившись в кресле и расслабившись.

Парни подпрыгивали, слышался стук ударов по резиновой поверхности, тяжелые вздохи. Яркий мяч летал из стороны в сторону, а песок под ногами команд то и дело поднимался вверх.

Не знаю, почему, но именно в этот момент я повернула голову в левую сторону, где была лестница входа на пляж и обомлела. К кафе направлялась Рита со своей компанией. Чёрно-кислотные цвета бросались в глаза очень сильно, несмотря на то, что они были достаточно далеко.

Рита шла уверенной, модельной походкой в сопровождении свиты и, приблизившись к тентам, разместилась со всеми ребятами недалеко от них.

Моё настроение резко упало. Рита не спроста пришла сюда, она явно что-то задумала.

Я старалась не смотреть в их сторону, но то и дело, поворачивала голову, или ловила краем глаза их действия.

Шумная компания что-то обсуждала, веселилась, выкрикивала.

Пока они не пришли, можно было считать, что Пляжный Турнир проходил довольно-таки тихо. Теперь же стоял непрекращающийся гул, доносившийся с левой стороны.

Артак посмотрел на меня и, отвлёкшись, пропустил мяч. Тот упал, и Бизоны одобрительно закричали, как и их группа поддержки. Они стали свистеть, прыгать и обниматься.

— Ты чего? — спросил Артака Ваэ, дружески хлопнув по плечу.

— Да так, всё нормально, — отмахнулся качок и посмотрел на меня.

Я неодобрительно покачала головой, показывая этим жестом, что не стоило на меня отвлекаться. Артак перевёл взгляд в сторону и, увидев Риту, поменялся в лице. Теперь он тоже было недоволен.

— Арта-а-ак! — закричала Рита весело, вскинув руки вверх. — Не переживай, мы за тебя болеем! Да, ребята?

Вся компания наигранно закивала головами, стала хлопать и свистеть.

— Всё будет клёво, — продолжала выкрикивать девушка. — Верь в победу!

Я не понимала, зачем Рита это делает. Ведь она сама хотела расстаться с Артаком. И теперь даже встречается с Матвеем, если судить по определённым моментам. Так зачем же продолжать заигрывать с качком?

Я повернула голову в их сторону и именно в этот момент повернулась и Рита.

Мы встретились взглядами. Бывшая подруга жевала жвачку и презрительно на меня смотрела.

Я демонстративно села спиной в их сторону и продолжила наблюдать за игрой. Вот только теперь у меня не было никакого настроения и желания делать это.

Команда Артака выигрывала. У них была одна хитрость, которой не было у Бизонов — тактические знаки. За спиной парни друг другу показывали, что нужно делать, вырисовывая жестами непонятные для обычного человека и понятные им ходы. Поэтому количество очков Чёрного братства стремительно росло.

Рита же каждую победу Артака и его команды, воспринимала, как личную. Она громко орала, выкрикивала подбадривающие фразы и требовала от своей компании того же.

Матвей, который явно был недоволен всем происходящим, пару раз пытался остановить Риту. Но та ему сказала, что будет делать, что вздумается. И если тому что-то не нравится, он может спокойно покинуть пляж. Парню с крылышками пришлось смириться с таким поведением подруги, и он молча наблюдал за ситуацией, больше не пытаясь вмешиваться.

Я хоть и не смотрела в сторону брюнетки, но её выкрики меня очень раздражали. Так и хотелось встать и уйти. Но я не могла — тогда я сделаю неприятно Артаку, а это было бы некрасиво по отношению к нему. Ведь он меня пригласил, чтобы я его поддержала морально.

Через мгновение, Чёрное братство заработало ещё одно очко.

— Давай, Артак! — тут же послышался голос Ритки. — Давай, осталось ещё чуть-чуть до победы!

— Хватит орать на весь пляж! — не выдержав, резко развернулась я в ту сторону, откуда доносился медовый голосок.

— А тебе что, завидно? — издевательски заулыбалась Рита. — Что парня его бывшая поддерживает, да?

— Не твоё дело! — отрезала я.

— Ну почему же? С одной стороны как раз таки моё. Я ему, хотя бы, бывшая. А ты — никто. Так, развлечение и не более.

Я хотела ответить что-то грубое, но вовремя остановилась. Опускаться до её уровня — я не стану.

Судья дал знак, что объявляется перерыв.

Артак и Ваэ отошли в сторону попить воды, где стоял бак с водой для всех желающих, а Рита тут же подпрыгнула, и подбежала к близлежащему лотку, в котором продавали волейбольные сувениры. Растолкав отдыхающих и зрителей, которые там что-то хотели приобрести и, протиснувшись в глубь, через некоторое время она выбежала. В руках у неё были черлидерские помпоны больших размеров.

Яркие тканевые шнурки чёрно-золотых цветов, засверкали на солнце, когда Рита резко взметнула их вверх.

Она побежала к игровому полю и возле натянутой сетки, двигаясь так, чтобы привлечь к себе внимание, стала кричать:

— Мы верим в Чёрное братство, которое победит.

Брюнетка тут же посмотрела в сторону восточного юноши, но тот принципиально не обращал никакого внимания на странные пляски.

Зато, увидев пластичную танцовщицу, некоторые зрители мужского пола, одобрительно засвистели и загудели.

— Артак самый лучший! Ровняйтесь на него! — снова закричала та. Парням явно нравились телодвижения красотки и нежный тон с придыханием, с которым она произносила фразы.

— Давай, давай, детка! — послышался подбадривающий мужской голос сзади меня.

Тут же все парни горячо захлопали и стали выкрикивать в её сторону разные комплименты.

Девушки же отворачивали головы, и затыкали уши — им это явно не нравилось, в отличие от сильных представителей зрительской аудитории.

Я, не получая никакого удовольствия от происходящего, сложив рупором ладони, выкрикнула первую рифму, которая только пришла в голову:

— Артак лучше всех. Его братство ждёт успех!

Как только я произнесла эту фразу, послышались хоть и редкие, но одобрительные аплодисменты женской аудитории.

— Артак лучше всех! Его братство ждёт успех! — подхватила девчонка с пшеничными волосами.

Парень, сидевший рядом с ней, дёрнул девушку за руку, но та вырвалась. Он что-то ей сказал, но что именно — расслышать не удалось. Лишь её ответные слова:

— А мне всё равно, что они твои друзья! Пялился на эту швабру? Вот теперь моя очередь пялиться на красивых парней и поддержать их! На них хоть смотреть приятно, а ты! Хоть бы пресс подкачал! Про бицепсы молчу уже!

— Братство чёрных победит и бизонов поразит! — тут же придумала я вторую рифму.

Девушка с пшеничными волосами повторила её. А потом присоединились и другие девчонки, с которыми мы хором кричали на весь пляж поддерживающие лозунги.

Я этого не ожидала. Не ожидала и Рита со своей компанией, испепеляя нас ненавидящим взглядом. Она попыталась что-то произнести, но её голоса не было слышно — девчонки и я слишком громко произносили кричалку, которая заглушала всё вокруг.

Артак повернулся, посмотрел на меня и, улыбнувшись, помахал рукой.

Увидев это, Рита зло пошла в сторону своей компании, сильно стиснув зубы.

Бросив рядом с Матвеем помпоны, которые не помогли ей надолго привлечь к себе внимание, она села рядом на песок.

Тем временем, команды, вдоволь напившись воды, вернулись на поле и продолжили игру. Теперь на кону было несколько очков и от того, кому они достанутся, зависел исход игры.

Я, довольная тем, что благодаря девчонкам, Риту удалось хоть немного усмирить, теперь со спокойным видом наблюдала за игрой и верила в победу Артака. Тем более что у него были для этого все шансы.

Чёткие удары продолжались, резкие вдохи и выдохи сопровождали каждое движение участников команд и тут, мяч в последний раз упал на песок.

Толпа взревела. Я подпрыгнула и громко захлопала, поняв, что Чёрное братство в итоге одержало победу. Восточные парни начали друг друга обнимать и по братски радоваться случившемуся.

В это же время Бизоны заметно погрустнели и, весь их задор моментально исчез. Народ тут же стал успокаивать команду, дружески хлопать по плечу, и они были благодарны за поддержку. Но чувство обиды всё равно не покидало — они были так близки к победе!

— Молодец, Артак! — закричала Рита и, подбежав к нему, бросилась на шею. — Я знала, что ты победишь, я верила в твою победу!

Я обомлела, увидев это и, резко перестала хлопать. Ладони так и остановились после очередного соприкосновения.

Артак явно растерялся. Все посмотрели на него, в ожидании каких-либо действий. И особенно ждала я — моё сердце вдруг учащённо забилось и мне стало очень жарко.

— Отцепись от меня, — прорычал в итоге Артак и, убрав с шеи руки брюнетки, с силой оттолкнул её в сторону.

Тонкие металлически браслетики громко зазвенели, и Рита упала на песок.

Со стороны зрителей было молчание, кто-то неодобрительно присвистнул.

Брюнетка резко встала и посмотрела на свою свиту, но те стояли и не шевелились. Матвей встал, демонстративно пнул ногой помпоны и направился в сторону выхода с пляжа. Яркие шарики из чёрных и золотых шнурков, гонимые ветром, покатились в сторону. Одна из девчонок с розовой чёлкой, побежала за ними, чтобы подобрать.

Судья кашлянул в кулак, чтобы привлечь внимание и все повернулись в его сторону.

В руках молодого человека были две рамки с яркими листками, которые надо было вручить капитанам.

Обе команды, поняв, что нужно пройти награждение, подошли к судье. Рита тем временем недовольно развернулась и направилась в сторону выхода с пляжа, а за ней засеменила и вся её компания.

Все зрители были довольны. Игра им явно понравилась. И даже Бизоны, которые несколько минут назад грустили, теперь тоже улыбались.

Выслушав поздравления, получив дипломы и пожав руку судье, Артак произнёс:

— Для каждого игрока есть вещи, которые его поддерживают. Или есть люди, которые вдохновляют на какие-то поступки, подвиги и свершения…

Рита резко остановилась и, повернувшись, посмотрела в сторону, откуда доносился голос.

— И я не исключение, — продолжил качок. — Сегодня меня поддерживала моя хорошая подруга Алина, так что благодаря ей сегодня я был в такой хорошей форме!

Артак подошёл, взял меня за руку и вывел в центр. Все вокруг зааплодировали, засвистели и заулыбались. А я чувствовала себя в этот момент очень неловко, хотя происходящее было очень приятно.

Рита фыркнула, покачала головой и, сильно ступая ногами по песку, ушла с пляжа, не оборачиваясь.

— Так что хочу при всех сказать тебе большое спасибо, — негромко сказал Артак, в то время, когда все аплодировали.

— Ты был молодцом, — призналась я и посмотрела на закатное солнце.

Артак широко заулыбался.

Небо приобретало лиловые оттенки и довольные игрой команды и зрители, стали медленно расходиться, кто куда…

Глава 12

Подслушанная правда

Речь Артака явно вывела из себя Риту.

Но, тем не менее, своими словами парень расставил всё по своим местам.

Конечно, мне было трудно представить, что когда-нибудь Артак станет для меня другом. Причём так быстро. Но то, что Рита перестанет быть для меня подругой — об этом я вообще никогда не задумывалась.

В один из прохладных летних вечеров, когда уже стемнело настолько, что пришлось включить свет, мы с бабушкой на кухне готовили вареники с вишней.

Наверное, за лето я прилично изменилась и слегка поправилась, но моя одежда по-прежнему сидела свободно и никакого дискомфорта не доставляла.

— Ну, всё, внученька, — сказала бабушка. — Спасибо тебе за помощь. Можешь идти, а я пока воду поставлю. Вареники только сварить осталось и подать, а тут уж я сама справлюсь.

— Хорошо, бабушка, — произнесла я и, вымыв руки, поднялась наверх.

Зайдя в комнату и включив свет, я закрыла дверь и, тут меня сзади кто-то схватил, крепко зажав ладонью рот. Это всё произошло так быстро и неожиданно, что я не успела как-то отреагировать. Стало невыносимо страшно. Я хотела уже, было, закричать, но вовремя остановилась, увидев на загорелой руке широкие стальные браслеты и ощутив запах восточного дезодоранта.

— Только не кричи, это я, — произнёс Артак в левое ухо и отпустил меня.

— Ты ненормальный? — негромко произнесла я, возмущаясь, как только удалось вырваться. — Как ты сюда попал?

— Через окно, — спокойно объяснил юноша. — Вернее, через балкон. Я же спортсмен, для меня особого труда на второй этаж забраться не составило.

Я еле успокоилась — сердце билось очень быстро. Качок меня сильно напугал.

— И откуда у тебя все эти замашки маньяка? — вопрошала я.

— Врождённые, — громко засмеялся Артак.

— Тише. А то бабушка услышит…

Дул сильный ветер, из-за которого развивались шторы. На улице где-то вдали лаяла собака, а во дворе скрипнула калитка.

Артак снизил голос и оценивающе осмотрел комнату.

— Глядя на неё, нельзя понять ничего о тебе. Нет ни плакатов, ни каких-то личных вещей. Простая комната. Уютная, — подытожил он.

— Ну потому что я провожу здесь только лето. И всё. А вот дома моя комната полностью меня характеризует. И тонами, и мебелью, и какими-то предметами, которые там расставлены.

— Знаешь, я вот, зачем пришёл. Я хочу…

Неожиданно с первого этажа послышались приглушённые голоса. Бабушка с кем-то разговаривала.

Я сделала несколько шагов к двери, чтобы попытаться что-нибудь разобрать, но остановилась возле Артака. Он что-то довольно громко хотел произнести, но я вовремя приложила пальцы к его губам.

— Подожди, всё как-то странно, — прошептала я, находясь возле парня вплотную.

Меня посетили недобрые предчувствия, которые тут же оправдались.

— Алиночка, — послышался голос бабушки снизу. — К тебе Рита пришла.

Глаза Артака моментально расширились от удивления.

— Что делать? — скороговоркой произнёс он и резко посмотрел в сторону балкона. — Спрыгивать с балкона опасно. Я могу плохо приземлиться. Может, в шкаф?

Парень, сделав широкий шаг, оказался у дверей из тёмного дерева.

— Нет, — остановила его шёпотом я. Послышались шаги по ступеням наверх. — Там ты не поместишься и вывалишься в самый неподходящий момент. Лезь под кровать!

Артак заскользил по полу кроссовками, падая на ходу и, юрким движением скрылся под кроватью.

— Ай, — послышалось внезапно, после глухого удара об стену.

— Ты там живой? — спросила я.

Но ответа я так и не получила — в комнату вошла Рита.

— Ну что, подруга, довольна, да? — выпалила брюнетка и с громким стуком закрыла за собой дверь.

— Никакая ты мне не подруга! — заявила негромко я, чтобы бабушка ничего не услышала.

— Ну да, конечно, — поставив руку на бок и жуя жвачку, произнесла Рита. — Парня отбила, молодец!

— Я отбила?! — скрестила руки на груди я. — По-моему, это ты отправила нас на остров. Другими словами, сделала всё, чтобы мы сблизились. Так теперь можешь радоваться — твой план удался!

— Хватит из себя строить паиньку! — ткнула в мою сторону пальцем брюнетка, а другой рукой подпёрла бок. — Я хотела, чтобы он меня приревновал, а не бросил!

— А раньше ты говорила совсем другое, — напомнила я. — Просила меня как-то поссорить ваши отношения. Сделать меня виновницей расставания! Но я тебе сразу сказала, что так подло поступать с Артаком не буду!

Как только я произнесла его имя, вспомнила, что парень лежит сейчас под кроватью и слышит весь разговор. Пытаясь доказать свою правоту, на какое-то мгновение я об этом совсем забыла.

— Так что ты сама виновата в том, что произошло, — продолжила я. — Меньше нужно было играть на собственных чувствах! Хотя, какие там могли быть чувства?!

— А что ж ты так в него вцепилась, а? — сузила глаза Рита. — Ты же его терпеть не могла, он тебя всем раздражал!

— Да, это было, не скрываю! Но теперь я поняла, какой он на самом деле.

— Вот с этого и надо было начинать, что ты втюрилась в него, по самые помидоры!

— А это уже не твоё дело! — резко ответила я.

— Да пожалуйста, — наигранно засмеялась бывшая подруга. — Всё равно он ничтожество. Полный ноль! Он даже целоваться толком не умеет и девственник совсем! Забирай отбросы, раз тебе это так нравится!

— Я уж как-нибудь сама решу, какой Артак на самом деле. И те вещи, которые всегда волновали тебя, мне были по барабану! Так что мне не важны его какие-то умения. Мне важен он, как человек. И нравится таким, какой он есть, со всеми достоинствами и недостатками.

Рита покачала головой и взялась ладонью за ручку двери.

— Какая милая фраза! Не забудь записать, чтобы потом ещё не раз цитировать её в своей жизни.

— Не беспокойся, запишу. А ты чего так разнервничалась? Ты уж определись для начала, нужен тебе Артак, или нет. Хотя, ты уже сделала всё, чтобы поссориться с ним окончательно.

— Это не твоё дело. Вообще вали в свой город, пока тебя не было, всё было нормально!

Девушка, звеня браслетами собиралась уже выйти, как я произнесла:

— Знаешь, Рита, а ты изменилась. Очень сильно и не в лучшую сторону.

Брюнетка медленно повернулась.

— Такой, как раньше я уже никогда не буду, — заявила она. — Так что можешь забыть то, что теперь является прошлым.

Рита вышла из комнаты и закрыла за собой дверь.

Снизу послышалось, как она попрощалась с бабушкой таким спокойным голосом, будто ничего и не произошло пару мгновений назад.

— Уже уходишь? — спросила её бабушка.

— Да, тётя Таня.

— А на вареники не хочешь остаться, с вишней?

Я от такого предложения бабушки, чуть не свалилась.

— Ой, нет, спасибо, — вежливо отказалась Рита, на мою радость. — Может быть, в другой раз.

Услышав последние слова девушки, я подошла к кровати.

В комнате стояла полнейшая тишина.

— Артак, ты так и будешь теперь там лежать всё время? — спросила я. — Я, конечно, не против… Но там очень пыльно.

Ничего в ответ не последовало. Вскоре послышался шорох — качок вылез из-под кровати и сел, опёршись на неё.

Он был весь в пыли, а в руках держал мой мобильный. А ведь я о нём совсем забыла! В тот день, когда я уронила его, прежде чем Рита отправила нас на Одинокий остров, больше и не думала о нём.

— Я нашёл там телефон, — еле слышно и грустно произнёс Артак. — Он мигал. По всей видимости, у тебя был или звонок, или сообщение.

Парень, не глядя в мою сторону, протянул мобильный. Я взяла его и опять повисло молчание.

— Не расстраивайся, — посоветовала я и сняла с волос парня большой ком пыли.

— Знаешь, а чего ещё можно было ожидать? — устремил на меня свой взор Артак и встал. Теперь мне уже надо было не опускать голову, а поднимать её, чтобы смотреть на юношу. — Ведь никакой любви и не было, — продолжил парень. — И я всем нравлюсь только из-за своего тела. Раньше я никому не нравился, и в школе меня часто били за мою национальность. Тогда я решил накачаться. Сам. Без всяких коктейлей и таблеток, но настолько, насколько это было возможно. И теперь всё изменилось. Теперь я всем нравлюсь и, меня даже боятся! Но главного, я так и не получил — меня не хотят любить за то, какой я есть внутри, а хотят любить лишь за красивое лицо. А мне хотелось отношений, узнать, как это гулять с девчонкой, встречаться и даже целоваться! Потому что у меня никогда ничего такого не было. И тут появилась Рита, которая сказала — ты классный парень, ты мне нравишься, давай встречаться. Ну, как я мог отказаться от такого предложения? Тем более, Рита самая красивая девушка пляжа, со своей компанией, авторитетом… Но у нас с самого начала не было взаимопонимания. И, как я вижу теперь окончательно, она и не ставила цели меня узнать, или понять. Я не знаю… Всё получилось неправильно и совсем не так, как должно было быть! Не так, как мне представлялось. Я хотел совсем другого, а мой первый раз получился таким убогим! Я вообще не знаю теперь, нужен ли мне кто-то рядом. И не важно, кто именно это будет! Я просто не уверен, стоит ли кому-то доверять. Мне слишком часто делали больно и, я думаю, что одному мне жить намного легче. По крайней мере, никто не станет причинять моему сердцу боль, когда я буду одинок.

Артак тяжело вздохнул, и я не знала, что ответить.

Конечно, я хотела его поддержать и, мне нужно было это сделать прямо сейчас. Но никаких подходящих слов мне найти не удавалось, и я всё так же продолжала молчать.

— Когда ты пришёл, ты хотел мне что-то сказать, — попыталась я перевести тему разговора.

Артак погладил пальцами правой руки подбородок и вымолвил:

— Да, хотел позвать тебя в Галактику. Если ты хочешь, конечно…

— Да, я согласна, — севшим голосом произнесла я. До сих пор не могла отойти от сказанной речи.

— Хорошо, тогда я пойду уже, — внезапно решил парень. — Спокойной ночи.

— И тебе тоже.

Артак направился в сторону балкона и я хотела его остановить, чтобы предложить вареники с вишней, или, хотя бы вывести через дверь. Но не стала. Качок слишком быстро перелез через балкон и спустился по стене вниз.

— Алина, иди ужинать, — послышался голос бабушки, с первого этажа. — Вареники уже готовы.

— Да, бабушка, сейчас! — пообещала я.

Вспомнив, что в моих руках мобильный, я его разблокировала. Он действительно мигал, потому что пришла SMS от Иры Морозовой:

«Ну и как твои успехи? Откопала, наконец, принца?»

Прочитав такой вопрос, я улыбнулась и, нажав, кнопку «Ответить», набрала следующий текст:

«Нашла. Но только не принца, а самого настоящего рыцаря! И он самый лучший!!!»

Я отправила сообщение и через некоторое время увидела надпись, что оно доставлено.

Ветер сильно колыхал шторы.

Закрыв мобильный и положив его на стол, я ещё раз вспомнила речь Артака и вышла на балкон. Только что отсюда спрыгнул смелый спортсмен, сильный внешне и слабый внутри.

В воздухе пахло бабушкиными цветами и горячими варениками, а на небе стали появляться первые яркие звёздочки серебряного цвета.

— Удачи тебе, рыцарь! — громко выкрикнула в темноту я. Хоть и не знала, услышит ли это пожелание тот, кому оно было предназначено, или нет…

Глава 13

Провалившийся план

— Встань ближе, — попросил Артак. — Иначе мы просто в кадр не помещаемся.

Он держал цифровой фотоаппарат правой вытянутой рукой и смотрел на дисплей с нашими изображениями.

Я подошла вплотную к парню, тот нажал кнопку и, яркая вспышка осветила наши лица.

На дисплее застыла картинка.

— Хорошо получилось! — довольно произнёс Артак. — Пойдём теперь, выпьем коктейль, или сок. Или ещё чего-нибудь. Сейчас посмотрим, и решим, что выбрать!

Торговый Центр Галактика был просто огромным. Здесь находилась масса людей, которые ходили туда-сюда по магазинам, рассматривали дорогие витрины и разъезжали на эскалаторах и лифтах. Мощные кондиционеры хорошо охлаждали здание, и покидать его, совсем не хотелось.

— Представляю, какой будет контраст, когда мы выйдем на жаркую улицу, — сказала я. — Ощущения будут, будто мы из холодильника переместились в печку.

— Ничего, мы сразу побежим на пляж и искупаемся! — подбодрил меня качок. — Я же не зря тебе сказал надеть купальник!

Артак и я подошли к эскалатору и, встав на движущиеся ступени, направились вверх. Я рассматривала красивый стеклянный витраж на потолке и предметы в витринах.

Достигнув третьего этажа, где располагались разные рестораны, кафе и бары, он подвёл меня к одному из них.

— Так-с… — сказал Артак. — Есть газировки, есть коктейли, есть соки и разные напитки. Что будешь?

Я представила, что если выберу коктейль, то пить захочется ещё больше, а соки и напитки наверняка будут очень сладкими. Просмотрев список наименований, я сделала свой выбор.

— Давай газировку, — решила я. — Вишнёвую колу.

— В закрытом стакане, или открытом? — тут же спросил продавец.

Мы с Артаком переглянулись.

— Давай в закрытом? — предложил он. — Если сразу не выпьешь, сможешь закрыть. И не разольёшь.

— Хм, я не знаю… Ходить со стаканом с газировкой — как-то странновато.

— Ладно, — согласился качок, недолго подумав. — Две вишнёвые колы в открытом стакане. Большого размера.

Продавец вбил заказ в кассу, высветилась сумма и, Артак достал из кожаного кошелька деньги. На нём не было ничего, кроме бриджей и кроссовок. Впрочем, как и на мне — только купальник, парео и босоножки.

Здесь, в Галактике, большинство людей были с пляжа и, вид у них был соответствующим. Так что, никакого дискомфорта мы не испытывали — тут все были в подобной одежде.

Продавец поставил перед нами два большущих стакана с чёрной пенящейся жидкостью, Артак расплатился и мы, взяв цветные соломинки для питья, пошли гулять дальше.

— Давай посидим у фонтана? — предложил парень.

Я согласилась, и мы направились на первый этаж, где он и располагался.

Сделав глоток вкусной газировки, я сказала:

— Спасибо за колу. Мне очень нравится. Знаешь, я хотела тебе задать один вопрос. Очень личный.

Артак втянул через соломинку жидкость и остановился, глядя на меня, не глотая её.

— Да ты не беспокойся так, — сразу попыталась я всё объяснить и мы снова ступили на эскалатор, только на этот раз, чтобы спуститься. — Просто… Однажды Рита мне сказала, что я о тебе кое-чего не знаю. И что если узнаю, то вряд ли буду общаться, потому что я вся такая правильная и плохих мальчиков не люблю.

Парень облегчённо проглотил колу, услышав мой вопрос.

— Наверное, она имела в виду тот случай в супермаркете, с диском, — предположил он. — Если бы она рассказала, наверняка бы выставила меня этаким вором. Хотя…

Восточный юноша прикусил губу.

— Что? — сгорая от любопытства, спросила я.

— Был ещё один случай, — признался Артак несмело. — Примерно год назад, или чуть больше. Была драка с одним парнем, и я сломал ему руку.

— Как? — не поверила я.

— Ну просто так получилось. Драка, а во время неё не особо задумываешься о чём-то. Я, конечно, старался бить не сильно, потому что покалечить парня мне совсем не хотелось. Но всё равно последствия были. Собственно, когда я сломал ему руку, мы резко всё прекратили. Я понял, что наделал, отвёл его в больницу, оплатил лечение.

— Хороший поступок, — похвалила я.

— Да, — кивнул Артак. — Так что сила — это страшная вещь. Я решил, что никогда больше не буду драться, потому что кулаками и ударами ничего решить нельзя, можно только создать новые проблемы.

— Тут ты прав. А что с парнем сейчас? Он выздоровел?

— Да, я его часто проведывал, извинился за всё. Мы с ним всё обсудили, и он сказал, что зла на меня больше не держит. Впрочем, его поступки, иногда говорят об обратном…

— Какие именно?

— Самые последние. Ты прекрасно знаешь этого парня, — проговорил Артак.

Мы были уже у самого низа этажа, с эскалатора следовало сходить.

— Откуда? — не поняла я.

— Это Матвей.

Я, забыв о том, что с эскалатора нужно сойти, поражённая признанием, споткнулась и пролила коллу. Чёрная жидкость выплеснулась из стакана вверх, а потом я непроизвольно подалась вперёд и оказалась вся в вишнёвой коле.

— Мда, — произнёс Артак. — Стоило тебе об этом сказать у фонтана, тогда бы ты точно ничего не пролила.

— Нет, я бы просто свалилась в сам фонтан.

— Ладно, сейчас куплю тебе новую.

— Да ладно, не надо, — грустно сказала я, и мы отошли в сторону. Юноша взял у меня из рук стакан, где были остатки газировки, а я посмотрела на себя — я полностью была мокрой и липкой. И хорошо, что надеты были только купальник и парео — иначе бы было ещё хуже.

— Ну, что, тогда пойдём на пляж? — спросил парень.

— Нет, пока мы дойдём, я стану ещё более липкой. Нужно умыться и хоть немного вытереть колу. Подожди меня, а я сейчас вернусь. Схожу в уборную и сразу приду.

— Хорошо, — согласился Артак. — Я буду здесь тогда. Как придёшь, поделим мою колу пополам.

Парень задорно ударил двумя стаканами друг об друга, я улыбнулась и, встав на эскалатор, стала подниматься на второй этаж.

И что это со мной? Второй раз уже повторяется ситуация, где я обливаюсь.

Я вспомнила, как мы познакомились с Артаком. Не налетел бы он на меня тогда и не опрокинь я на себя минералку, не было бы и знакомства. Точнее, оно бы было — ведь он являлся на тот момент парнем Риты, но кто знает, как бы разворачивались события. Ведь всё могло быть совершенно по-другому.

Сойдя на этот раз спокойно с эскалатора и, не замечая странных взглядов в мою сторону, я поспешила в сторону уборных.

Зайдя, наконец-то, внутрь, я подбежала к раковине и, включив воду, стала умываться.

Я развязала парео, отложила его в сторону мраморной столешницы и посмотрела на себя в зеркало. По лицу текла холодная вода, с ресниц и кончика носа падали капельки.

Я сильно загорела и заметила это только сейчас. Кожа уже не была светлой, как прежде, а окрасилась в нежно-шоколадный оттенок, из-за чего волосы теперь сильно контрастировали.

Вспомнив, что внизу меня ждёт Артак, я влажными ладонями несколько раз прошлась по телу, смывая липкую колу, а затем вышла из уборной. Сделав несколько шагов, я поняла, что чего-то мне не хватает. И, действительно — парео я оставила возле раковины.

Вернувшись обратно и схватив лёгкую и длинную ткань, я открыла дверь и услышала знакомые голоса. Сделав неуверенный шаг и выглянув, я заметила, как из-за угла в сторону уборной направляется Рита вместе с девчонками из своей компании. Встречаться мне с ней совершенно не хотелось, но эта встреча была просто неизбежной.

Тогда я быстро закрыла дверь, забежала в туалет и, запершись изнутри, притихла. Опустив крышку унитаза и сев на неё, я услышала приближающиеся шаги ряженых красоток.

Через некоторое время дверь в уборную открылась, и послышался голос Ритки:

— В общем, девчонки, я не знаю, что делать. Для меня сейчас вернуть Артака — дело принципа. Я не питаю к нему никаких чувств. Ну да, симпатичный, мордашка брутальная, бицепсы крутые… И не более. Но я должна его вернуть.

— И как можно скорее! — послышался голос другой девчонки и звук льющейся из крана воды.

— Я уже думала об этом. Есть один плюс — эта лохушка сваливает с пляжей буквально на днях. И тогда у меня будут все шансы, чтобы вернуть Артака. Но с другой стороны, затягивать тоже нельзя. Это же парни, с ними нужно делать всё и сразу. Иначе если упустишь, то вернуть почти и не удастся.

Я боялась пошевелиться, чтобы себя не выдать.

Слово «лохушка» явно обозначало меня. И я действительно на днях уже должна была уехать домой. И если я уеду, то Рита точно окрутит Артака всеми возможными способами, и вразумить его не сможет уже никто.

В этот момент, пока я размышляла, ручка кабинки, в которой я сидела, дёрнулась. А вместе с ней, дёрнулась и я, натерпевшись невиданного страха.

— Ой, похоже, там кто-то есть, — послышалось хихиканье третьей девчонки. — А я думала, мы тут одни.

Я боялась, что меня узнают по моим босоножкам. Сжимая в руках парео, я недоумевала — зачем нужно было лезть именно в самую боковую, самую последнюю кабинку, когда рядом стоит пара таких же, но свободных!

В этот момент послышался удар, как я поняла, двери уборной об стену. И раздался новый голос:

— Рита, там Артак на первом этаже!

— Ты уверена? — спросила Рита.

— Ну я что, Артака никогда не видела? Говорю тебе, точно он! Серые полосы на висках, бриджи… И он один! Хотя явно кого-то ждёт, в руках держит два напитка.

— Хм, — снова послышался голос Риты. — Так даже лучше. Но, похоже, Алина где-то рядом. Объявите всем девчонкам, чтобы они встали на всех входах в Галактику и если увидят эту белобрысую дрянь, задержат, как можно дольше! Сейчас мой выход!

Судя по звуку, все спешно выбежали из уборной.

Я так и сидела, как вкопанная, в полной тишине и держа скомканное парео.

В голову тут же пришла мысль позвонить Артаку и всё рассказать. Но я опять оставила мобильный дома. И не знаю телефонный номер качка.

Зачем мне вообще мобильный, если его никогда нет под рукой в самый нужный момент?!

Но медлить было нельзя. Требовались только действия. Причём, решительные.

Я повязала парео себе на пояс и выбежала из уборной. Рассказать Артаку обо всём — нужно было как можно скорее. Пусть знает, кто на самом деле дрянь!

Но всё было не так просто. Возле эскалатора стояла одна из девчонок, с белыми прядями. Увидев меня, она скрестила на груди руки и помотала головой из стороны в сторону, говоря мне таким образом, что я не пройду.

Сдаваться я не собиралась. Пусть, я не спущусь вниз, но у меня есть возможность со второго этажа окликнуть Артака и тогда точно весь план будет нарушен.

Поняв мои намерения, как только я направилась к железным перилам, возле которых можно было осмотреть часть первого этажа, девчонка направилась ко мне, наискось. И я не заметила, как с другой стороны, побежала ещё одна, с розовой чёлкой.

Они явно хотели меня остановить.

— Артак! — сразу выкрикнула я, как только достигла перил, хотя не увидела юношу.

Все люди с первого этажа машинально повернули головы наверх, и посмотрели на меня. Среди такого количества одинаково раздетых и загорелых посетителей Торгового Центра, трудно было увидеть восточного юношу. Но мне это удалось, в итоге, прежде чем меня за руки схватили девчонки.

Рядом с Артаком стояла Рита, которая пыталась повиснуть на шее у юноши. А тот и не мог особо сопротивляться, потому что в руках у него были стаканы с колой.

— Я тебе сейчас содержимое на голову вылью, если ты не отстанешь! — взревел на весь центр парень, резко повернувшись затем ко мне. Он увидел, как две девчонки из компании Риты, пытаются меня оттащить назад и, в его глазах прочитался испуг.

Я вцепилась пальцами в поручни и закричала:

— Артак, она врёт!

Лицо Риты исковеркала злоба, и она в итоге повисла на шее у восточного юноши.

Больше я ничего не видела, потому что меня быстро оттащили назад.

— Можешь орать, сколько влезет! — сказала одна, с розовой чёлкой. — Нечего чужих парней отбивать!

— Да пошла ты, — огрызнулась я.

— Что ты сказала? — спросила она и схватила меня за волосы. Я вскрикнула от боли, изогнувшись назад. Вырваться мне не удавалось — когда двое против одного, это сделать совсем непросто.

В этот момент в моей голове пронеслась мысль об охране, которая должна быть в магазине и о том, что её вечно носит неизвестно где в нужный момент.

— Отпустите её, живо! — послышался сбоку мужской приказ.

Голос показался мне знакомым, но я изогнулась так, что ничего не видела, кроме потолка и перил третьего этажа.

— А то что? — спросила рядом стоящая, другая девчонка.

Она назло потянула меня ещё сильнее за волосы, я снова вскрикнула.

— А то я сделаю то же самое, только с тобой! — отчеканил кто-то.

— Ха-ха-ха! — наигранно засмеялась красотка. — Если Рита узнает, она тебя мигом вышибет из компании.

— А мне плевать! Я с убогими больше возиться не собираюсь!

И тут я поняла, что мужской голос принадлежит Матвею! Тому самому парню с татуировкой в виде крылышек на спине. Просто он говорил так редко, что я даже не смогла толком запомнить его тембр.

Но никто Матвея не слушал. Девчонки так и продолжали издевательства надо мной.

— Ну хорошо, — произнёс юноша. — Не хотите по-хорошему, будет так, как я хочу!

Неожиданно хватка ослабла, и послышался девичий визг.

Я оказалась свободной и, встав во весь рост, увидела, что Матвей схватил за руку ту девчонку, которая мгновение назад держала меня. Он оттолкнул её и, та упала на кафельный пол.

Другая девчонка, с белыми прядями, закрыла рот ладонью, увидев произошедшее.

— Парни девушек не бьют! Ты не парень, если так поступаешь! — сказала неожиданно она.

— Да что ты говоришь? А когда двое на одного нападают — это нормально, так поступают? Даже если это девчонки, не вмешаться в этом случае — просто преступление. Пошли вон отсюда, обе! — приказал Матвей.

Та, которая стояла, помогла подняться упавшей и они направились к выходу.

— Ну, теперь и мне пора, — сказал Матвей. — Только Артаку ничего не говори. Пожалуйста!

— Хорошо, не скажу, — пообещала я.

Матвей резко убежал и в этот момент из-за угла возникли двое охранников.

— С вами всё в порядке? — спросил один из них, взглядом следя за Матвеем. — Тот юноша вас обидел?

— Нет, не он! — быстро выпалила я. — Он мне помог! А обидели две девушки, с розовой чёлкой и белыми прядями, они побежали туда!

Я указала пальцем в нужную сторону.

Другой охранник достал рацию и сказал в неё что-то, на бегу туда, куда я указала.

Я тут же подлетела к перилам. Рита всё так же вешалась на Артака, а тот пытался отбиваться.

Все вокруг — и посетители, и продавцы, и даже охранники смотрели за этой сценой, не пытаясь помочь восточному парню. Похоже, для них это было чем-то вроде развлечения.

В итоге, Артак не выдержал, поднял стаканы и вылил их содержимое Рите на голову.

— Я тебя сто раз предупреждал! — заорал он, оправдываясь.

Вокруг послышался оглушительный смех и аплодисменты, несколько человек пополам согнулись от хохота.

— Ма-лад-ца! — одобрительно закричал кто-то из парней.

Рита убрала руки с шеи Артака.

Липкая кола стекала по её длинным волосам, на яркую футболку, джинсы… А она стояла и не шевелилась. Похоже, этого брюнетка совсем не ожидала.

— Так ей и надо! — послышался другой голос, на этот раз женский.

Артак резко повернулся, и, увидев, что я свободна, заметно успокоился.

Я же, поймав взглядом сбегающих по лестнице девчонок, проследила, как их схватили двое охранников, стоящих на первом этаже, а затем быстро направилась к эскалатору и стала спускаться вниз.

Глава 14

Полное поражение

— Урод! — заорала на весь Торговый Центр Рита, резко махнув руками.

Как только я спустилась, Артак резко подбежал ко мне, я взяла его за руку и мы быстро направились к выходу.

— Люди, посмотрите на эту парочку! — сзади послышался крик Риты.

Артак хотел развернуться, но я сильнее сжала его ладонь и потянула к выходу.

— Они друг друга стоят! — продолжала вслед кричать брюнетка. — Девчонке русские парни по параметрам не подходят, ей кавказцы нужны!

— Именно поэтому ты сама к нему на шею вешалась, да? — резко развернувшись, крикнула я.

Толпа, которая увеличилась, засмеялась и стала освистывать бывшую подругу. Кто-то неодобрительно завыл.

Артак потянул меня за руку и мы выбежали из Галактики, но Рита и её компания пёстро одетых ребят, которая стояла сбоку и наблюдала за всем, последовали за нами.

— Заметно, как тебе не нравятся плохие мальчики! — не отступала Рита, крича вслед.

Я снова развернулась. Но на этот раз развернулся и качок.

— Я была в уборной и всё слышала, — призналась я. — И что для тебя вернуть Артака — дело принципа, и что когда я уеду, у тебя на это будет больше шансов.

Восточный юноша был в шоке от услышанного.

Все гуляющие возле Торгового Центра отдыхающие, остановились и стали смотреть в наши стороны. К ним присоединилась и часть тех, кто видел начало скандала внутри и не поленился выйти, чтобы не пропустить завершение.

— Что? — произнёс качок, глядя на брюнетку, как только я успела проговорить последнее слово. — И не мечтай! После того, как ты оставила меня и Алину на Одиноком острове, у тебя нет никаких шансов меня вернуть. Больше этого не будет никогда.

— Да кому ты нужен был кроме меня? — заорала Рита. Колла ручьями стекала по её лицу и волосам. — Ты ничтожество, полный ноль! Ты ничего не умеешь! Горный козёл!

— Фу-у-у, ты дешёвка! — заорала какая-то девчонка, наблюдающая за ситуацией, сложив рупором руки. — Позорище, как так с парнем можно разговаривать?

— Действительно, — подхватила женщина. — Как тебе не стыдно, ты же девушка!

— Зато ты умеешь очень многое, — подчеркнул Артак. — Ты проиграла. Хочешь ты этого признавать, или нет, но так оно и есть. И, знаешь, когда ты приходила к Алине, я тогда тоже был в комнате и слышал весь ваш разговор. Так вот я хочу тебе сказать, что да, я ничего не умею. Даже нормально целоваться. Но я не считаю, что это плохо!

Артак взял меня за руку, и мы ушли.

— Не поворачивайся больше и ничего не говори, — приказал он. По его металлическому голосу я поняла, что этого действительно делать не стоит.

— Да пошли вы оба! — заорала Рита вслед. — Два фрика! Если бы не я, вы бы вообще не познакомились!

—Хм, — еле слышно произнёс Артак. — А вот тут она очень сильно ошибается. Потому что нас познакомил мой браслет.

И он засмеялся.

Я, честно говоря, его позитивное настроение, особенно сейчас, не разделяла. Но восточный юноша шёл и смеялся.

Рита что-то ещё выкрикивала вслед, но мы не обращали внимания на это и шли в сторону пляжа. К тому же, её сильно освистали, и выкрикивали в её сторону не самые приятные фразы.

А Артак продолжал смеяться.

— Что смешного? — не поняла я. — Что тебя так развеселило?

Парень вытер со лба пот и сказал:

— Мы смешно с тобой познакомились. И совершенно случайно! Ведь если бы я не спешил в тот день, я бы не наткнулся на тебя.

— А почему ты наткнулся? Я шла и думала о чём-то, разглядывая моря. Но ведь ты бежал, тут нужна большая концентрация!

— Да, — признался Артак. — Просто именно в тот момент у меня на запястье расстегнулся браслет. И я ненадолго отвлёкся, чтобы его застегнуть. А как только застегнул, поднял голову и успел заметить лишь, что сбил какую-то девчонку. Я же не знал, что этот случай так многое изменит!

— Значит, твой браслет волшебный, — подытожила я, улыбнувшись.

— Да! Я так не хотел покупать его, он мне так не нравился! Но продавец меня уговорил, — прерываясь на смех, рассказывал юноша. — Это было в Лавке Восточных Сувениров. Мужчина мне рассказал, что этот браслет заговорён и поможет мне как-то в жизни. Или даже изменит мою судьбу, в лучшую сторону. Но он меня не предупредил, что это будет так скоро!

Вот тут уже и я засмеялась, когда услышала подобное признание.

Это было полностью в духе Артака.

Наверное, всё же нет ничего плохого, что он одевается именно так и носит именно такие причудливые украшения. Ведь, если бы не было их, не было бы и нашего знакомства.

Оба смеясь, мы направились на пляж, вспоминая наше знакомство и всё так же держась за руку.

Глава 15

Бабушка и Бруно

Бабушка поставила в центр стола беседки компот и пироги с черникой.

— Что-то Рита к нам нечасто заглядывать стала, — сказала она.

Я отложила в сторону глянцевый журнал, купленный утром. Делать было нечего, а все книги, которые я брала с собой, уже прочитала. Поэтому я решила полистать цветные картинки.

— Ой, бабушка, не произноси её имя в лишний раз, — попросила я и налила в стакан прохладный компот с ягодами.

— А что такое, внученька? — изумилась бабушка и села за стол, напротив. — Вы же с ней подружки, вроде. Сколько помню, каждое лето вместе, да вместе! Прям не разлей вода!

— Вот именно, что вроде. Никакая она мне теперь не подруга, поссорились мы с ней, причём очень сильно. И общаться я с ней теперь не хочу совсем.

Я взяла и пирожок и откусила его. Красноватый сироп потёк по румяному тесту.

— Это что же, из-за мальчика, что ли? — тут же поинтересовалась бабушка. — Из-за того молодца горного?

Я чуть не подавилась, услышав подобный вопрос.

— А с чего ты так решила? — спросила я.

— Ну, как с чего? Я же тоже когда-то молодой была, девчонкой. Чаще всего подруги ссорятся как раз из-за мальчиков, которых поделить не могут.

— Так Артак ей совсем не нужен! — начала я. — Она с ним только потому, что он очень красивый. А для меня он стал настоящим другом. Верным и надёжным.

— Ох, как всё у вас серьёзно, — произнесла бабушка. — Но расскажи мне всё по порядку.

Я тяжело выдохнула, сделала глоток компота и начала рассказывать ей всю историю, с самого начала. Как познакомилась с Артаком в первый день приезда; как потом оказалось, что качок является парнем Риты; как мы с ним ссорились; как оказались на Одиноком острове. В общем, я рассказывала всё, что было, вплоть до последнего дня.

Забыв обо всём, я рассказала, что Артак был в моей комнате, но потом подумала, что в этом нет ничего страшного. Ведь он как пришёл, так и ушёл через время.

Бабушка иногда улыбалась, иногда кивала, качала головой, а в некоторых местах неодобрительно охала и ахала.

— И всё, — закончила, наконец, я. — Получилась вот такая необычная история, что нас познакомил странный браслет, который Артак совсем не хотел покупать, но, в итоге продавец его уговорил и тот сдался.

— Какая непростая история, — подытожила бабушка.

Она встала из-за стола и ушла в дом.

Я не поняла сразу, что это значит. Что бабушка сильно огорчена? Пошла за лекарствами?

Я уже жалеть стала, что рассказала обо всём ей, но вдруг, она появилась на крыльце и направилась в беседку. В руках она несла большущую книгу тёмно-коричневого цвета и только когда бабушка приблизилась, я поняла, что это старинный фотоальбом, с пожелтевшими, запылёнными страницами.

— Напомнила мне твоя история свою, — сказала она, положив альбом на стол. — Молодой я тогда была, чуть старше тебя.

Бабушка села на стул и стала листать альбом, медленно просматривая страницу за страницей.

— В деревне я тогда жила, — продолжила она. — Война в это время была… Делать нечего, все мысли только о том, как бы выжить. Ни о каких развлечениях даже и речи быть не могло. Так, пройдём вечерком вдоль поля, и всё. Вдали падающие бомбы свистят, взрываются, а мы поговорим под стрекот кузнечиков, да и спать пойдём. А в тот день идём мы, с моей лучшей подругой Зиной, и слышим в стоге сена какое-то шуршание. Подумали сначала, что лиса забралась. Лес-то недалеко находился, мало ли, какое зверьё могло забрести. Но подошли, стог разгребли, а там паренёк. Старше нас. Лет двадцать ему на вид было, для нас он настоящий молодой человек, а мы девочки совсем. Статный блондин, с ярко-голубыми глазами…

— Немец, — вымолвила я, заинтересованно слушая историю.

— Да, — кивнула головой бабушка. — Он был лётчиком и его самолёт русские воины подбили. Он кое-как выбрался из него и спрятался в стоге. Ну, мы и не знали что делать. Парень симпатичный, но страшно — немец, всё-таки. Враг же. Пошли к моей маме, рассказали, та и решила, что нужно выходить его. Мне тогда мама сказала, что каким бы ни был плохим человек, нехорошо его в беде оставлять. Ну и мы, втроём, я, мама и Зина еле притащили немца в наш дом той же ночью. Влюбилась Зинка в него страшно, с первого взгляда. Глаза так и горели, когда она на него смотрела. А для меня этот немец никем был. Так, простой симпатичный парень, не более. Выяснилось вскоре, что зовут его Бруно, фамилия Гольденцвайг. Ну а потом уже и вся деревня прознала, что у нас сбитый лётчик, стала помогать, кто, чем может. И Зина часто приходила проведывать его. Говорила с ним много, но он не понимал ничего. Это я его потом стала словам некоторым учить, чтобы знал, что говорить, когда пить хочет, когда есть. Но по большей части мы общались с ним жестами. Я постоянно дома была, так как он с нами жил, проводила время с ним. И тогда хоть война и шла, но уже было немного веселее. Из деревни никто не выдавал его, и мы жили в мире да спокойствии, только всё равно боязно было. Помню, часто произносил он моё имя, только чтобы я повернулась и поглядела на него. А он улыбнётся и молчит, сказать же не может ничего, языка не знает. Месяцы шли. Он уже первые какие-то фразы стал произносить. Рисовал мне картинки палочкой на земле тех слов, которые хотел узнать и тех фраз, которые хотел сказать. Так я его и учила. Еле-еле на ноги его поставила, тяжело ему сперва было. Ходить трудно, а я поддерживаю его, да рядом всегда, чтобы не упал. Хоть и помогала вся деревня выхаживать, а всё одно именно я с ним все дни и ночи рядом проводила. А потом поняла в какой-то момент, что легко мне с ним. Нравится и сердце бьётся, когда вижу его, быстрее. А как только Зина приходила, сразу настроение падало. Смотрела на них и, внутри всё сжималось. Она ведь его не полюбила по-настоящему. Только за красивую внешность. А я долгое время рядом с ним была и, сердце ёкнуло только тогда, когда поняла, какой он человек на самом деле. Главное ведь не всегда что-то сказать словами, хватает взгляда, эмоций…

Бабушка пролистнула очередную страницу и остановилась на одной, глубоко вздохнув.

— А что было потом? — не в силах больше терпеть, спросила я.

— А потом война закончилась, — продолжила бабушка. — Плоховато он говорил на русском, но говорил. Поблагодарил нас, всю деревню, да и ушёл. Единственная память от него осталась — вот эта фотография, на которой мы вместе.

Бабушка повернула ко мне альбом и я увидела старую, но хорошо сохранившуюся фотографию коричневатых тонов. На ней была изображена молоденькая худенькая девочка, отдалённо похожая на мою бабушку и славный высокий парень, очень красивый, с широкими плечами.

— Сделали мы её, а потом он уехал, — рассказывала бабушка, пока я рассматривала фотографию. — Выслали его из нашей страны, как немца, потому что всех высылали. И отправился он к себе, в Германию. Потом, спустя несколько лет писал мне в деревню письма, слал подарки небольшие, сувениры. Благодарил всех нас, за то, что не выдали его, на ноги поставили и умереть не дали. А потом переписка оборвалась неожиданно и больше я о нём ничего не знаю. Вот такая вот история. А с Зиной мы с тех пор больше не общались.

— Почему? — поинтересовалась я.

— Всё по той же причине… Зина не была рядом с ним постоянно, а полюбила только за красивые черты лица. Не была, когда Бруно плохо становилось, когда у него жар был. Не была, когда Бруно кошмары снились, и судороги тело сводили. И не Зина его с ложечки кормила, водой поила, лекарства давала, повязки меняла. Она ведь приходила к нему, чтобы посмотреть, поговорить, гостинец вручить, да и уходила после. А я всё время была с Бруно рядом, выхаживала его. А это очень многое значит. Ведь не та любовь настоящая, которая вспыхивает сразу. А та, которая приходит со временем, когда проходишь с человеком многие трудности. И только преодолев их, вы будете вместе.

— А почему так? — не поняла я.

— Потому что когда сталкивается пара с чем-то сложным, преодолевает препятствие, это значит, что и в будущем всё они вместе преодолеют. А если не смогут, рассорятся и разойдутся, значит, не так уж и крепки были отношения и чувства.

— А с дружбой так же? Я и Артак преодолели препятствия? Да, не слишком тяжелые и трудные, но ведь это было?

— Да, и это тоже препятствие. И прошли вы его достойно.

— А не страшно тебе было немца полюбить?

— Ох, — махнула рукой. — Конечно же, страшно. Особенно первое время. Я же не знала его совсем, чужой человек! Но время всё изменило и, я поняла, что он очень добрый и искренний.

Я повернула обратно к бабушке альбом и сказала:

— Знаешь, бабушка, а у меня не бьётся сердце чаще, когда я вижу Артака. Я рада, мне с ним интересно и весело, я по нему скучаю. Но нет у меня слишком сильных чувств к нему. Испытываю я что-то, но очень отдалённое. Я его люблю, но как друга, не больше.

— Значит вы хорошие друзья. Или, рано ещё, — уверенно произнесла бабушка. — Всё будет. Главное — не торопиться. Настоящая любовь, как вино, требует выдержки. Чем старше, тем крепче. А симпатия и влюблённость — вещи приходящие и уходящие. Так что, не волнуйся ты по поводу Артака. Да, непростой юноша, темпераментный… Очень грозно выглядящий. Но главное то, какой он внутри, а не какой внешне. Если дорог он тебе, тогда не слушай никого и не обращай внимание. Главное, что ты знаешь, что он хороший и добрый.

Я согласно кивнула и сделала глоток холодного компота.

История, которую мне никогда не рассказывала бабушка, сейчас была как нельзя кстати.

Артак был для меня настоящим другом. Сильным, смелым и добрым. И в этом я уже убеждалась не раз.

Так что, самое главное — испытания наших отношений, мы прошли. А что будет дальше — любовь, или так и останется дружба… Это уже решали не мы, а время.

Глава 16

Полуночное прощание

Казалось, что луна этой ночью светит ярче обычного.

Волны шумно разбивались в пену о берег, а чёрное небо было усыпано звёздами. Они сверкали и напоминали разбросанные серебряные монетки.

— Ну вот и всё, — сказала я. — Конец нашим приключениям. Лето заканчивается и, уже завтра вечером я буду у себя дома пить холодную минералку, переписываться по Интернету и смотреть телевизор.

Мы шли с Артаком по пляжу, ступая босыми ногами на холодный песок.

Ветер сильно раздувал спортивную куртку качка так, что он становился ещё больше, чем был на самом деле.

— Зато, это лето было самым интересным, — признался Артак, засунув руки в карманы. — По крайней мере, для меня.

— Для меня тоже. Мне бабушка сегодня рассказала историю своей молодости про любовь во время войны. И добавила, что любые отношения должны преодолеть препятствия. И я поняла, что мы уже преодолели такие моменты. Причём не раз.

— Да… Если бы мы не оказались на Одиноком острове, нам бы вряд ли удалось понять друг друга, как тогда.

По холодному песку было так приятно идти. Ноги погружались во что-то непонятно-влажное при каждом шаге.

— Будешь скучать? — спросил меня Артак.

— Конечно, буду, — призналась я. — Теперь всё изменилось и ты мне не безразличен.

— Вах… Приятно!

— Но в самом начале ты меня раздражал.

— Ну, знаешь, — протянул Артак. — Ты меня, вообще-то, тоже.

Мы оба засмеялись. В этом не было ничего обидного, ведь мы сказали это от чистого сердца.

Вдали я увидела, что по пляжу навстречу к нам идут люди. И только, когда я поняла, что все они одеты в белое, я, улыбаясь, произнесла:

— А вот и спасатели человеческих душ.

Толпа из около десятка парней, подошла к нам. Макс, идущий впереди с каким-то парнем, поздоровался с Артаком за руку.

— Ну, как твои дела? — спросил он.

— Да, в порядке. Пока что, без проблем. Но как только будут, я сразу к вам обращусь.

Все весело загоготали над удачной шуткой и, попрощавшись, прошли мимо. Они уже оказались на довольно приличном расстоянии от нас, как вдали показался спешащий парень, явно отставший от своей компании. Он был тоже одет во всё белое, но вот только что-то мне в нём было знакомо.

Я не видела его лица, да и молодой человек находился слишком далеко, но я точно встречала его где-то раньше.

Как только парень приблизился вплотную, и пробежал мимо, я остановилась.

Затем остановился и Артак.

А потом остановился и парень, который следовал за кланом белых.

— Мне это только что показалось? — спросил качок, пристально на меня посмотрев. — Я просто не различил черты лица, слишком темно…

Мы развернулись. К нам направлялся тот самый парень. И тут я поняла, что ни Артаку, ни мне, ничего не почудилось.

— Матвей, — еле слышно произнесла я, поражённо.

Парень подошёл и встал напротив Артака.

— Я могу с тобой поговорить? — спросил он у восточного красавца.

Тот ничего не ответил, но я почувствовала себя в этот момент лишней.

— Я отойду, — сообщила я и зашагала чуть ближе к морю. Не хотелось чувствовать себя неловко и чтобы парни испытывали то же самое в моём присутствии.

Хоть я развернулась спиной и смотрела на то, как блеск луны отражается в море, весь разговор можно было разобрать, не особо прислушиваясь.

— Ты теперь в числе белых? — удивился Артак. — Как непредсказуема жизнь.

— Да, — ответил Матвей.

— Уж не думал, что ты когда-либо станешь одним из них. Впрочем…

— Артак!

Повисла пауза.

Лишь звук волн нарушал тишину.

— Я хочу извиниться перед тобой, — продолжил парень с крылышками. — Я был неправ и вёл себя, как последний идиот. Я знаю, что когда-то ты был одним из белых. И что ты сможешь меня хоть частично понять. Я просто не хочу, чтобы ты на меня когда-либо злился и не хочу держать на тебя зла. Ты очень классный парень, только оценить это могут не все.

Опять повисло молчание. И тут неожиданно раздался глухой удар.

Я, резко повернувшись, и думая, что началась драка, облегчённо выдохнула.

Артак схватил в охапку Матвея, сильно заключив его в объятия.

— Забе-е-ей! — весело сказал он. — Всё хорошо. Я не обижаюсь на тебя. И ты меня извини за всё. И за ту драку, и за случай на пляже. Мы ведь можем быть друзьями, как раньше! Нам ничего не мешает. И никто. Никогда.

— А ты хочешь этого? — спросил Матвей.

Артак выпустил из объятий парня и, положив ему на плечи свои огромные ладони, произнёс:

— Да, я хочу этого. Не важно, что было, мы всегда всё сможем исправить, если захотим. Я до сих пор жалею, что тогда всё так получилось. Извини меня.

Матвей кивнул головой.

— Ладно, я пойду уже, — вспомнив, что я стою рядом и, посмотрев в мою сторону, произнёс он.

— Хорошо, — согласился Артак. — Ты знаешь, где меня искать. Приходи, когда захочешь.

Артак дружески хлопнул по плечу юношу и тот убежал.

— Матвей! — окликнула я исчезающую вдали фигуру в белом и, та остановилась. — Теперь я могу рассказать Артаку, что было?

— Да, можешь! — послышалось издали и, парень снова убежал догонять свою компанию, которая прилично успела отдалиться.

— Рассказать что? — не понял Артак.

— Матвей спас меня, если так можно выразиться. Но сначала ты расскажи мне, почему ты с ним дрался.

— Это было его посвящение. Была инсценирована ссора со мной и мы бились… Матвею нужно было проявить своё мужество и силу.

— Но ведь ты его победил! Почему его приняли в компанию?

— Да, победил, — согласился Артак. — Но он мог отказаться от драки… Тогда бы остался цел, хоть и не прошёл посвящение. Но Матвей решил драться и даже разбил мне всё лицо, а это сделать очень непросто. Это очень смело. Так что в компанию он попал заслужено.

— Ужас… Как же это жестоко. Поверить не могу, что всем этим руководит Рита.

— Да, люди меняются и зачастую не в лучшую сторону. Так как тебя спас Матвей?

И, не спеша, прогуливаясь по пляжу, я рассказала всю историю о том, что произошло, когда на меня вылилась вишнёвая кола.

Глава 17

Странные снимки

Целый день прошёл. Я собирала все свои вещи, которые привезла, успела два раза сходить на море в последний раз, а Артак всё не приходил.

Я могла бы позвонить ему на мобильный, но, мы так и не обменялись телефонными номерами. Хотя, это следовало сделать уже давно.

— Что с тобой, Алина? — спросила бабушка, когда позвала меня обедать. — На тебе лица просто нет.

Она в последний раз накрывала для меня на стол, расставляя тарелки с разными вкусностями.

— Артак не приходит, бабушка, — сказала я. — Он не мог забыть, значит, что-то случилось. Вот я и переживаю, что с ним…

Бабушка, недолго помолчав, ответила:

— Не паникуй раньше времени и надейся на лучшее.

В моей ситуации это было единственным правильным решением, но всякие странные мысли не давали покоя. Я ведь даже не знала, где живёт Артак. Он говорил, что возле Торгового Центра Галактика, но это было всё, что мне известно. А где именно, в каком из многочисленных престижных домов — я не знала. К тому же, до сих пор я не узнала номер его мобильного. Ну что за фамильярность?!

Аппетита не было совершенно. Но пришлось поесть — дорога предстояла долгая. И хоть обещали дождь, всё равно ехать нужно было очень далеко.

— Я тебе с собой пирожочки заверну, — сказала бабушка, как только я пообедала. — И компота с собой налью. А то, мало ли, вдруг проголодаешься в дороге.

— Хорошо, — сказала я и поцеловала бабушку в щёку. — Спасибо большое.

Поднявшись на второй этаж, в свою комнату, я подошла к балкону. Но, простояв несколько минут, я так Артака и не увидела.

А когда-то качок бросал в мои окна ракушки, чтобы позвать меня, и даже залезал на второй этаж!

Но сейчас эти воспоминания воспринимались с горечью — где ты сейчас, Артак?

Взяв в руки мобильный и, посмотрев на часы, я поняла, что пора уже собираться. Пока дойду до автовокзала, как раз время отправки автобуса будет.

Выставив свой чемоданчик к дверям, я переоделась. Посмотрела на себя в зеркало, и тут дверь в комнату открылась.

— Я уже собралась, бабушка, — повернулась я и обомлела.

В комнате была Рита.

В руках девушка держала какие-то снимки с яркими изображениями.

— Что ты здесь делаешь?! — возмутилась я. — Пришла мне портить настроение перед отъездом, да?

И как только ей хватило смелости прийти ко мне после всего, что случилось?!

Я недоумевала, как брюнетка смогла проникнуть в дом. Но потом поняла, что если бабушка была в беседке, или на кухне, то не особо могла заметить незваную гостью.

— Хватит из себя всю такую правильную строить! — приказала Рита и поправила чёлку, упавшую на глаза. — Пока тебя не было, всё было прекрасно. Но ты не думай, что Артак весь белый и пушистый. Можешь считать, что я, как бывшая подруга, тебе сейчас помогаю.

— И чем же это? — с ухмылкой спросила я. — Тем, что всё лето скандалила и плела интриги?

— Тем, что открою на правду глаза!

Рита развернула ко мне лицом фотографии, на которых был Артак с какой-то девушкой.

— Вот видишь, какая милашка? — спросила брюнетка, злорадствуя. — Совсем не то, что ты и я. И с этой девахой он развлекается именно сейчас.

— Я тебе не верю! — отрезала я.

— Да? А где же тогда твой принц? Разве он не должен был проводить тебя в далёкое путешествие? У твоей летней сказки печальный конец. Привыкай к реальной жизни!

Я не нашла, что ответить. Артака действительно не было, но верить во всё это не хотелось.

Брюнетка швырнула фотографии на кровать и, произнесла:

— Насколько быстро ты обменяла давнюю подругу на её красивого паренька, настолько же быстро он обменял тебя на девчонку получше.

Рита вышла из комнаты.

Я хотела крикнуть ей что-то вслед, но не стала. Вместо этого я вышла на балкон, и, проследила, как девушка покинула двор и убежала по улице. Настроение теперь совсем упало.

Я вернулась в комнату, подошла к кровати и взяла в руки снимки.

Сомнений не возникало — это был Артак. И он был с какой-то девушкой. Они обнимались, бегали… И все снимки, несколько штук, были сделаны здесь, на нашем пляже. Это было совершенно точно.

Вот только единственное, что было странным — это качество. На фотомонтаж это не походило совсем. Всё было сделано безупречно, красиво. Ракурсы, кадры, фоны — такая идеальность просто настораживала. Неужели всё это правда и Рита права?

К горлу подступил комок, но я тут же успокоилась. Мне не хотелось ничему верить, хотя в руках я держала фотографии, где Артак с другой девушкой. Но, может быть, он сможет как-то всё объяснить?

По крайней мере, это будет честно и разумно, дать ему право рассказать всё самому, а не делать какие-то предположения и поспешные выводы.

Я засунула фотографии сбоку в чемодан и спустилась с ним по лестнице вниз.

— Бабушка, я собралась уже, — попыталась, как можно спокойнее произнести я.

На кухне послышался шорох, и бабушка вышла с большим бумажным пакетом в руках и бутылкой тёмно-красного компота.

— Вот, держи, внученька! — сказала она, протягивая. — Не переживай так сильно. Всё будет хорошо. Во всяком случае, Артак знает, где я живу. Когда придёт, дам ему твой мобильный, обязательно. Не расстраивайся.

Я спрятала пироги и бутылку, а потом обняла бабушку.

Она провела меня до калитки, наказывая, чтобы я, как и раньше хорошо училась. И сказала, что ждёт меня следующим летом, опять.

Я слушала всё это, кивала головой, но мысли у меня все были совсем о другом.

Помахав напоследок рукой, я вытянула ручку в чемоданчике и, покатив его по неровному асфальту с ракушками, направилась на автовокзал.

Мои каникулы закончились и, теперь я покидала приморский город, в последний раз за это лето смотря на шумное море и вечернее небо.

Глава 18

Гроза и грусть

Небо затянулось плотными тучами, и поднялся сильный ветер.

В воздухе ощущался сырой запах дождя, который вот-вот должен был начаться.

Все вещи были погружены в багажное отделение автобуса и некоторые отдыхающие, которые через несколько минут должны были разъехаться по домам, прощались друг с другом.

Я же, стояла возле автобуса и ждала Артака. Фотографии я положила в сумочку, чтобы тут же ему их предъявить и спросить, что всё это значит.

Вдали послышался гром, и заблестела молния.

Водитель автобуса вышел и сказал, что начинается посадка.

Люди стали заходить внутрь, а я не решалась. Хотела зайти последней, потому что мало ли, вдруг сейчас появится Артак.

Пять пассажиров осталось. Потом четыре… Потом три.

И тут раздался оглушительный рёв мотоцикла, приближающегося к автовокзалу. Все повернули головы в сторону, откуда раздавался шум.

И когда повернула голову я, моё сердце учащённо застучало. Сзади, на сиденье пассажира, обнимая мотоциклиста, сидел Артак. Мотоцикл резко остановился, восточный юноша спрыгнул, и я побежала ему навстречу.

— Извини, извини меня, — тут же сказал качок. — Я не виноват, я не специально!

— Что произошло? — тут же спросила я.

— Это всё Рита, это её рук дела! — быстро стал произносить Артак. — Я пошёл в магазин, за покупками. Хотел ещё и фотографии проявить, которые мы с тобой делали в Галактике, но на выходе сработал магнитный аппарат! Охрана стала думать, что я что-то украл. Но на мне ничего не было, кроме бриджей, кроссовок и фотоаппарата в руках! А эта идиотская штуковина всё пищала и пищала!

Парень тяжело дышал, как будто боялся что-то упустить в рассказе.

— Девушка, у нас посадка в автобусе, вы задерживаете отъезд! — послышался из мегафона голос водителя автобуса.

Но пассажиры тут же стали возмущаться:

— Да не торопите вы молодых!

— Дело молодое, что вам?

— Пусть попрощается девушка, вам жалко?

В руках Артак держал фотоаппарат. Тот самый, которым делал наши фотографии.

— Меня долго не хотели отпускать и говорили, что раз пищит аппарат, значит, я что-то украл, — продолжил парень. — И сказали, что это не в первый раз такое! Что я, мол, диск же воровал тогда. А потом оказалось, что кто-то из Риткиной компании приклеил ко мне наклейку с голограммой от какого-то товара. На бриджи. Поэтому они и пищали. Я хотел позвонить тебе и всё рассказать, но я не знаю номер твоего телефона.

— И что теперь будет? — обеспокоено спросила я. — Тебя оштрафуют?

— Нет. К счастью, рядом оказался Макс со своей компанией… Уже в который раз. Он заверил охранников, что я не мог что-то украсть, потому что у меня достаточно денег, чтобы купить какой-нибудь товар. И когда нашли на бриджах эту наклейку, то всё подтвердилось — она была вообще из отдела питания и к одежде никакого отношения иметь не могла. Рита это специально сделала, чтобы задержать меня! Она знала, что ты уезжаешь, и что я захочу тебя проводить!

— Значит, Макс опять спас…

— Да. Теперь я не могу не вступить в его компанию снова. Я обязан ему.

Я понимающе кивнула, полезла в сумочку, достала оттуда фотографии и протянула их Артаку.

— Как ты это объяснишь? — спросила я.

Парень схватил глянцевые снимки, полистал их, и недоумённо на меня уставился:

— А что тут объяснять?

— Как это что? Ты тут с девчонкой. Рита мне сказала, что ты с ней встречаешься. Она пришла и принесла мне эти снимки.

Артак театрально закатил глаза.

— Эти фото — моя работа! — объяснил он. — Она тебе соврала!

— Что? — не поняла я.

— Я модель! Я зарабатываю тем, что фотографируюсь для разных рекламных плакатов, понимаешь? Откуда, по-твоему, у меня деньги на дорогой гидроцикл, одежду и украшения? Почему я так слежу за собой, внешним видом? Это мой имидж, мой товар.

Я моментально почувствовала облегчение. И как я могла усомниться в Артаке? Ведь я даже не знала, где он работает и ни разу не поинтересовалась этим. Стало так стыдно.

— Так вот, почему для тебя демонстрировать тело вполне привычно и ты ничего не стесняешься, — поняла я, вспомнив случай на Одиноком острове.

— Да. Это просто рекламная фотосессия, и ничего более, — сказал парень.

И тут я поняла, почему мне показались фотографии странными. Потому что они были слишком профессиональны и на любительские не тянули никак.

— Девушка… — снова послышался голос водителя автобуса. Я повернулась — мужчина неодобрительно покачал головой.

— Ну, мне пора, — сказала я. — Хорошо, что ты пришёл. Я так боялась, что больше не увижу тебя.

— Да, мне помог Ваэ, он мотоциклист, — Артак повернулся и помахал другу рукой. Тот ответно помахал ему.

С неба стали падать первые капли дождя.

— Вот, возьми, — протянул Артак мне фотоаппарат. — Я не смог распечатать фотки, так что сделаешь это сама.

— Ты отдаёшь мне фотоаппарат? — не поверила я.

— Да. Себе я куплю новый. К тому же, на одной из фотографий есть изображение моего номера мобильного. Так что ты сможешь мне позвонить, или написать, как только захочешь!

Артак взял мою руку и вложил в неё фотоаппарат.

Я подошла к автобусу, а парень последовал за мной.

— Наверное, и браслет стоит отдать тебе, — решил качок и, расстегнул его.

— Не стоит, — остановила парня я, хотя мне очень хотелось взять волшебный браслет. — Пусть и тебе что-то напоминает об этом лете и обо мне.

— Извини, если что-то не так. Я вёл себя порой, очень глупо и дерзко.

— Ничего… Главное, что ты был самим собой. Я обязательно тебе напишу и позвоню.

— Хорошо, — согласился Артак, но изрядно погрустнел. — Ты ведь приедешь следующим летом, да?

— Да, я постараюсь, — пообещала я. — И теперь я уже точно знаю, к кому именно я приеду, кроме бабушки.

— Я буду тебя ждать! Обязательно. Веришь?

— Верю, — немного задумавшись, призналась я. Потому что действительно я ему верила. — Не связывайся больше с Ритой и береги Матвея. И сам будь осторожен.

Восточный юноша слегка улыбнулся. Капли от дождя его полностью намочили, и тоненькие струйки стекали по рельефному телу и чётким кубикам пресса.

— Пока, — сказала я и зашла в автобус.

— До встречи, — произнёс Артак. Двери закрылись, оставив по другую сторону шум набирающего обороты дождя и мужественного юношу.

Я протянула билет водителю и прошла на своё место.

— Девушка, ну что вам, русских ребят мало? — послышался голос какой-то женщины, которая, по всей видимости, наблюдала за происходящим. — Что ж вам всем эти кавказцы покоя не дают.

— Что вы к молодым прицепились? — тут же защитила меня другая. — Когда есть любовь, ничто другое не имеет значения.

Я улыбнулась, когда услышала такую фразу.

Посмотрев в окно, на то, как Артак машет мне рукой, я помахала ему. И автобус тронулся.

Я поняла, что это лето — самое яркое в моей жизни. Оно было наполнено знакомствами, интригами, ссорами и примирениями. У меня осталась масса впечатлений от этих каникул, которыми я смогу наслаждаться до следующего лета.

Дождь сильно бил по стеклу, пассажиры стали обсуждать вечную тему любви, а я смотрела на мелькающие дома, деревья и серое небо.

Это лето многое изменило в моей жизни. Оно мне подарило настоящего друга и показало, какими могут быть отношения.

Но так же и отняло подругу… Хотя, была ли Рита моей настоящей подругой? Может быть… Раньше… Но не сейчас. Какому-то парню, которого я знаю несколько месяцев, я верила и доверяла больше, чем Рите. Хотя Риту я знала много лет.

Мне казалось, что мы будем подругами всегда. Что я буду приезжать в приморский город, и мы будем, как и раньше веселиться. Но кто же знал, что Рита так сильно изменится и не в лучшую сторону?

По крайней мере, есть надежда, что брюнетка одумается и всё будет хорошо. Но вряд ли мы с ней когда-нибудь теперь будем общаться.

Я включила фотоаппарат и стала смотреть на дисплее фотографии, которые там сохранились. Их было великое множество, ведь мы фотографировались вместе, фотографировали друг друга и даже просили прохожих нас снять. В самом конце было изображение белого листка с большими цифрами, написанными чёрным маркером — мобильный номер Артака. Острый, размашистый почерк, как и сам парень.

Я улыбнулась, а автобус уезжал всё дальше и дальше от того места, и от тех людей, которые навсегда останутся в моём сердце…

* * *

— Ира? — удивилась я, как только вышла из автобуса.

Дождь лил, как из ведра, а в воздухе ощущался запах выхлопных газов автомобилей.

Хрупкая Морозова, держащая над собой зонтик, подбежала ко мне и поцеловала в обе щеки.

— Договорилась с твоей мамой и решила тебе сделать сюрприз, — весело произнесла одноклассница. — А я тебя сразу и не узнала, ты так сильно загорела в этом году!

— Спасибо большое, — поблагодарила я. — Это очень неожиданно и приятно.

— Ну как ты, как дела, как твой рыцарь? Мне очень интересно, как у тебя там всё произошло и что случилось вообще!

Мы пошли по мокрому асфальту в сторону моего дома, и я тяжело вздохнула.

— Так, судя по вздоху, приятного мало, — решила Ира. — А ну выкладывай всё!

— Что, прямо сейчас? — удивилась я.

— А что тянуть? Дорога до дома длинная, успеешь всё рассказать.

Ира выжидающе на меня посмотрела и я поняла, что отпираться бессмысленно. Всё равно она меня в покое не оставит, пока всё не выведает.

Ну, я и начала погружать Морозову во все события, которые со мной произошли.

Она слушала очень внимательно. Ей действительно было интересно, потому что глаза её ярко заблестели от восторга, когда я рассказывала.

— В общем, всё именно так и закончилось, — завершила я свою длинную историю.

— Подожди, — остановилась Морозова. — А почему тогда ты такая грустная? Ведь всё закончилось хорошо!

— Хорошо? — переспросила я.

— Ну, да, — уверенно заявила Ира. — Когда ты только собиралась уезжать, я тебе сказала, чтобы ты восприняла всё как настоящее приключение! А видишь, как всё вышло — ты нашла настоящего друга! И у вас были самые настоящие романтические отношения.

— Вот именно, что были, понимаешь? Неизвестно, что будет следующим летом. Мне просто очень жаль, что всё это закончилось, — грустно призналась я.

Сейчас меня отделяли десятки километров от того места летних событий.

Морозова покачала головой.

— Ничего ты не понимаешь, — со знанием дела заключила одноклассница. — Нужно жить сегодняшним днём и радоваться тому, что ты имеешь. Да, мечтай, планируй и достигай каких-то целей в будущем. Но цени то, что у тебя есть сегодня. Жизнь очень непредсказуема и неизвестно, будет ли у тебя завтра то, что ты имеешь сейчас. Так что храни эти тёплые воспоминания в своём сердце. Тем более, такие… Ведь за всё лето случилось много разных вещей, из которых ты почерпнула для себя какие-то выводы и уроки, правда?

— Правда, — подтвердила я.

Ира пристально на меня посмотрела, а потом её взор устремился на что-то, что находилось сзади меня.

— Что? — спросила я. — Что ты там увидела?

— Да просто парнишка понравился на плакате, классный такой.

Я тут же повернулась и проследовала взглядом туда, куда только что смотрела Ира.

Очень стильная реклама мужского нижнего белья просто не могла не привлечь внимание. На огромном рекламном щите я увидела знакомые глаза, знакомую улыбку и знакомые рельефы тела.

— Ну, всё, пошли! — сказала Морозова и потянула меня за руку. Но я как стояла, так и продолжала оставаться на месте, не шелохнувшись. — Что ты приклеилась-то? Влюбилась в мальчика?

— Это Артак, — сказала я.

— Не выдумывай!

— Точно тебе говорю!

— Да ладно, — не поверила Ира. — Может, похож просто сильно?

— Нет, я уверена на все сто! Он мне сказал, что работает моделью!

Я поспешно достала из сумочки цифровой фотоаппарат и показала однокласснице фотографии, где Артак сам, и где я рядом с ним.

Глаза Иры округлились от удивления.

— Ни-че-го себе! — произнесла она. — Вот это да… Затмишь ты всех наших девчонок своим рассказом про каникулы, одним махом.

— Да, — согласилась я. — И особенно своим сочинением на тему, как я провела лето.

— Его фотки по всему городу висят, ты вообще в курсе?

— Откуда? Я всё лето провела на море…

— Ну да, и с парнем, о котором можно только мечтать!

Мы с Ирой весело засмеялись и пошли вдоль дороги к моему дому, до которого оставалось совсем немного.

Я повернулась назад и игриво подмигнула фотографии Артака на щите.

Теперь я точно знала, что он меня будет ждать следующим летом. Потому что не поверить этому красивому горному юноше было просто невозможно.

Мы верим тем, кто живёт в нашем сердце.

Июнь—Август, 2010

Благодарность

Огромное спасибо всем моим читателям и подругам-писательницам Татьяне Левановой и Зинаиде Тагильцевой. Благодаря вам появилась эта замечательная книга.

Всем, у кого есть ко мне какие-то вопросы, пишите на электронный адрес:

miran@shilke.ru

Я обязательно прочту ваши письма и, ни одно из них не останется без ответа!

Верьте в любовь и читайте книги серии «Только для девчат»!

Миран Шильке