загрузка...

Ах, карнавал!.. (fb2)

- Ах, карнавал!.. (пер. Е. Егорова) (и.с. Любовный роман (Радуга)-1853) 224 Кб, 106с. (скачать fb2) - Люси Гордон

Настройки текста:



Люси Гордон Ах, карнавал!.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Вспышка молнии озарила комнату. Пьетро подошел к окну и выглянул в ночь.

Он любил смотреть на бурю, особенно когда она так же, как сейчас, блистая молниями, бушевала над его любимой Венецией, над Большим каналом, потрясая громыханием старинные здания. Тем, кто вздыхал по красотам Венеции, Пьетро обычно говорил, что этот город вовсе не такой прекрасный и романтичный, как гласят легенды. Скорее уж это место, где совершались предательства и убийства.

Особенно сильный раскат грома оглушительно грянул над палаццо Банелли и затих вдалеке. И теперь за окном слышались только всплески волн, по которым барабанил дождь.

В слабом свете матовых венецианских фонарей, с трудом пробивавшемся сквозь пелену дождя, Пьетро едва различал мрачные пролеты моста Риальто, смутно вырисовывавшегося справа. Этот мост испокон веков находился рядом с его домом. Трехэтажное палаццо из массивного камня — резиденция старинного графского рода Банелли, — построенное более шести столетий назад, на протяжении всего этого времени было и остается одним из красивейших зданий Венеции.

Когда-то в его просторных залах в роскоши и веселье проводили время благородные синьоры и синьорины. Десятки слуг сновали по коридорам и лестницам. На великосветские приемы, устраиваемые здесь, приглашались только избранные, принадлежавшие к высшей аристократии тех времен…

Теперь все это ушло в прошлое. На сегодняшний день единственным наследником огромного дворца был последний представитель некогда могущественного рода — граф Пьетро Банелли. Он вел весьма уединенную жизнь, никого не приглашая к себе. Единственными живыми существами в замке, кроме него самого, были домработница с поварихой.

Неожиданно в комнате раздалось жалобное поскуливание, и Пьетро погладил по голове сидевшую рядом огромную собаку.

— Все хорошо, Тони, — произнес мужчина, и пес доверчиво прижался теплым боком к его ноге, — это всего лишь гром.

Почесывая его за ухом, Пьетро устремил взгляд в окно.

Было всего девять вечера, но темень такая — хоть глаз выколи, на улицах никого: буря всех разогнала по домам.

Пьетро отошел от окна и подошел к другому, в дальнем углу комнаты, в глубокой задумчивости глядя на ночную Венецию. Это был высокий мужчина, с благородным мужественным лицом, правильно очерченным ртом и глубоко посаженными глазами. Было в нем нечто такое, от чего создавалось впечатление, что этот человек устал от мирской суеты. Ему было года тридцать четыре, но отрешенность, укутавшая его мрачной пеленой, и мрачный тоскливый взгляд делали его похожим на старика.

Неожиданно сидевший рядом Тони насторожил уши и тихо зарычал, повернув морду в сторону окна. Видимо, внимание собаки привлекло какое-то движение снаружи.

— Да нет там ничего. — Пьетро успокаивающе потрепал собаку по вздыбленному загривку. — Ты ошибся.

В этот момент раздался оглушительный удар грома, и черное небо осветила вспышка молнии, ярче которой он в жизни не видел. В ее свете Банелли успел заметить внизу на аллее темную фигуру.

— Ну вот, теперь и мне мерещится всякое… — пробормотал он. — Надо хорошенько выспаться.

И все же он остался стоять, напряженно вглядываясь в темноту. Следующая вспышка выхватила из темноты силуэт женщины — вымокшей и продрогшей, — и через мгновение темнота снова поглотила ее.

Нахмурившись, мужчина открыл окно и выглянул, очень сомневаясь, что увиденное не было плодом его воспаленного воображения. И тут совершенно неожиданно на короткое мгновение сквозь тучи на небе показалась луна, но этого было достаточно, чтобы ясно увидеть фигуру женщины снова.

Она стояла на месте, словно изваяние, и смотрела вверх, на окна. Казалось, непогода нисколько ее не волновала.

Высунувшись из окна, он позвал ее;

— Эй, синьорина!

Незнакомка не шевельнулась, не ответила.

— Эй! — снова крикнул он по-итальянски. — Подождите там, я спускаюсь.

Пьетро не любил, когда его беспокоили, но не оставаться же ей под ливнем! В мгновение ока он оказался у выхода и распахнул массивную дверь.

Он думал, что женщина полетит ему навстречу, но она продолжала стоять безмолвно и без движения, так что ему пришлось чуть не насильно завести ее в дом, не слишком-то заботясь о манерах. Спасение несчастных — дело благородное, но мокнуть из-за ночной гостьи под дождем он не собирался.

С чемоданом незнакомки в одной руке, а другой поддерживая ее саму, он поспешил наверх в свою комнату, где неожиданная гостья без чувств рухнула на диван.

— Боже, боже… — растерянно пробормотал он. Ее срочно требовалось переодеть в сухое. Но как это сделать, если она без сознания? Не снимать же одежду без ее ведома! Но иначе она может получить воспаление легких! Какая досада, что домработница ушла домой! Придется самому позаботиться о бедняжке.

Из ванной он принес теплый пушистый банный халат и большое полотенце. Легкое пальто незнакомки промокло насквозь. Быстро сняв его, Пьетро помедлил: теперь надо было избавить ее от мокрого платья. Он быстро переодел девушку в сухую одежду, стараясь при этом не смотреть на обнаженное тело. Но она была настолько худой, если не сказать изможденной, что это бросалось в глаза.

Переодев гостью в сухой халат, он принялся сушить ее волосы полотенцем. Потом принес одеяла и, положив бесчувственную женщину на диван, укрыл ее.

Что же с ней случилось? Почему она вдруг оказалась одна ночью, в такую бурю?

— Эй, очнитесь! — вполголоса произнес он, легонько похлопав ее по щеке.

Она не шевельнулась. Он озадаченно смотрел на нее. Пожалуй, пара глотков бренди будет ей на пользу. Он подошел к бару и, налив напиток в стакан, вернулся к дивану и поднес его к губам женщины. Несколько капель попали ей в рот, и она, к великому облегчению Пьетро, глубоко вздохнула и наконец-то открыла глаза.

— Вот и хорошо, — произнес он, — ну а теперь допивайте остальное.

Она послушно отпила глоток, потом подняла на своего спасителя глаза.

— Кто вы? — спросил он на итальянском. — Как вы здесь оказались?

— Простите… — проговорила она по-английски. Тогда он тоже перешел на ее язык:

— Ладно, отдыхайте. Вам нужно восстановить силы и выспаться.

Но она не слышала. Ее глаза лихорадочно блестели, она взволнованно пыталась что-то сказать. Однако бедняжка была настолько слаба, что каждое слово давалось ей с трудом.

— Мне не следовало приходить, знаю… это ошибка… но что мне еще делать… может, ты скажешь… но это все равно… ты же знаешь, больше я этого не вынесу…

— Синьорина… — Пьетро попытался успокоить ее, но все было напрасно. Она силилась высказать то, что терзало ее в эту минуту.

— Знаешь, как это бывает? Когда никто не может помочь тебе… и кажется, что вся твоя жизнь — одна большая иллюзия…

От этих слов мурашки пробежали по его спине.

— Да… — выдохнул он. — Я знаю, что это такое.

— И это не кончается, правда?

— Да, это не кончается… — согласился он, нахмурясь.

Пьетро закрыл глаза, чувствуя, как душевные муки снова захлестывают его. Слова этой загадочной незнакомки всколыхнули в нем то, что он так долго и тщательно старался похоронить в своем сердце. Он с такой остротой ощутил ее душевную боль, насколько способна это сделать другая такая же раненая душа.

— И как быть? — спросила она.

— Не знаю… — печально ответил он. — И никогда не знал.

Она подняла на него глаза, полные горечи и боли. Некоторое время они молчали и каждый из них думал о своем. Потом Пьетро спросил:

— Как вы здесь оказались?

Она вопросительно взглянула на него:

— Здесь — это где?

— В Венеции. Вы стояли на улице под дождем и смотрели на окна моего дома.

— Не помню…

— Ну хорошо, расскажете попозже.

Через пару минут он вернулся из кухни и увидел, что она с недоумением рассматривает свое новое одеяние.

— Мне пришлось снять с вас мокрую одежду, в которой вы были, — смутившись, поспешил объяснить он. — Не оставлять же было вас так. Но клянусь, я не… не… ну, вы понимаете…

К его немалому удивлению, она кивнула и улыбнулась:

— Понимаю.

— Вы же верите мне?

— Да, вполне. И — спасибо!

— Идемте на кухню.

Пьетро протянул ей руку, помогая подняться с дивана. В тот момент, когда она встала и ее лицо попало в полосу света от висевшего на стене бра, у него возникло неясное ощущение, что однажды он ее уже где-то видел. Но он никакие мог вспомнить, где. Нет, все-таки этого не может быть. Увидев такое лицо, трудно его забыть.

Предложив ей кресло, Пьетро спросил:

— Когда вы ели последний раз?

— Не помню… Позавтракать я не успела, потому что торопилась. В аэропорту было не до этого, да и в самолете тоже кусок в горло не шел. А потом поднялась такая буря, что, когда мы приземлились, я, кроме того что устала до смерти, еще была и перепугана и просто сидела в аэропорту целый час.

— Вы не попытались снять номер в отеле? Хотя в это время года многие из них попросту закрыты и комнату найти трудно.

— Нет, я сразу пришла сюда.

— Ко дворцу Банелли? Но почему?

— Я надеялась найти здесь Джино.

— Джино Фальци?

Ее лицо просветлело:

— Вы его знаете?

Да, и знаю хорошо, но…

— Он еще живет здесь? Он сейчас тут?

— Нет, — помедлив, проговорил Пьетро.

Мать Джино когда-то была кухаркой в семье Банелли и жила тут со своим сыном. Пьетро знал его с детства. Джино был младше его на шесть лет и слыл веселым, бесшабашным и компанейским парнем. Пьетро, наоборот, был рассудительнее и серьезнее, но это не помешало им стать хорошими друзьями, Джино нередко упрекал приятеля в излишней серьезности.

— Тебе надо чаще улыбаться, — говорил он, дружески хлопая Пьетро по плечу. — Давай же, веселись!

И Пьетро смеялся, веселился вместе со своим другом, а то и пускался в разные авантюры, из которых потом того же Джино самому же Пьетро и приходилось вызволять. В общем, Джино был легкомысленным, именно по этой причине ему было трудно найти постоянную работу. Впрочем, наконец он занял свою нишу в туристическом бизнесе, работая в фирме, которой владел Пьетро. Здесь его обаяние пришлось как нельзя кстати в общении с клиентами.

Нередко, желая произвести впечатление на понравившуюся девушку, Джино говорил ей, что он родственник Банелли. Так он развлекался.

Но теперь Пьетро в очередной раз убедился, что невинные проделки друга не всегда заканчиваются так уж безобидно.

— А где же он? Вам, наверное, известно? — спросила девушка с надеждой.

— Путешествует. Точнее, находится в служебной командировке. Он работает в моей туристической компании, — пояснил Пьетро.

— Надеюсь, он скоро вернется? — снова спросила она.

— Нет, поездка долгая. Он занимается поиском новых площадей под офисы для филиалов нашей фирмы, а это обычно занимает время.

— Понятно, — грустно вздохнула она.

Пьетро рискнул задать следующий вопрос:

— Откуда Джино вас знает?

Повисла долгая пауза. Он подумал, что его собеседница не расслышала вопроса, и хотел было повторить, но та наконец с расстановкой произнесла:

— Мне сложно сказать об этом точно. Я и сама не очень хорошо помню, кто я такая. Единственное, что мне известно наверняка, это какой я была раньше…

— Раньше? — непонимающе взглянул на нее Пьетро.

— Где-то год назад или чуть меньше. Понимаю, — чуть усмехнулась она, — это звучит несколько странно. Вы, наверное, думаете, что я сошла с ума, да?

— Вовсе нет. — Он испытующе глянул на нее.

— Думаете-думаете, — убежденно сказала она и вздохнула. — И вы недалеки от истины. Почти год я находилась в отделении для страдающих амнезией. И теперь, вернувшись в этот мир, тщетно пытаюсь найти в нем свое место.

— В таком случае считайте, что вам повезло: тут вы обретете не только такое место, но и друга, готового помочь, — ответил он.

— Но как вы можете называться моим другом, если даже меня не знаете? — удивилась она. — Это еще вопрос — кто я такая.

— Хотя бы имя свое вы должны знать, раз летели на самолете.

— Рут Денвер.

Ложка упала из руки Пьетро и звякнула о кафельный пол. Он наклонился поднять ее, проклиная собственную неловкость и одновременно радуясь тому, что Рут не видит его лица в эту минуту. Это имя было ему весьма хорошо знакомо.

Когда он выпрямился, то уже вполне владел собой и вежливо улыбнулся:

— А я — Пьетро Банелли.

— Так вы — кузен Джино?! — воскликнула девушка, и глаза ее сразу же заблестели. — Он так много рассказывал о нас, о вашем с ним детстве…

— Давайте об этом поговорим позже, а лучше — утром, — поспешил закрыть тему Пьетро. — Вы отдохнете, выспитесь…

На сегодня с него хватит. Он был смущен и поколеблен появлением Рут Денвер в своем доме. Эта девушка так неожиданно ворвалась в его жизнь, что теперь ему необходимо побыть одному, чтобы подумать и разобраться в происходящем.

— Пойду приготовлю вам комнату, — нашел он предлог не продолжать больше разговор. Остановившись у двери, добавил: — Никуда не уходите.

Она с недоумением посмотрела на него, и тут он понял, что сморозил глупость. Куда она могла уйти? Но все равно его не покидало странное чувство, что стоит только отвернуться, и она испарится, как зыбкий туман.

— Обещаю не исчезать, — словно прочитав его мысли, лукаво блеснула она глазами.

— А чтобы вы не исчезли наверняка, — в тон ей сказал Пьетро, — оставляю Тони вместо охраны.

Огромный пес подошел к Рут и положил голову ей на колени.

— Ждите, я скоро вернусь, — пообещал Пьетро.

Он вышел в соседнюю комнату и, застилая постель для нежданной гостьи, изумлялся этому необычному визиту. Неужели это она? Нет, это невозможно, она никак не может быть Рут Денвер.

Вернувшись, он увидел девушку и собаку сидевшими так же, как он их и оставил. Рут с улыбкой гладила пса по голове.

— Комната готова, — сообщил Пьетро. — Постарайтесь хорошенько отдохнуть.

— Спасибо, — поблагодарила она и с легкостью феи исчезла в дверном проеме.

Оставшись один, Пьетро наполнил бокал бренди. Отпив глоток, он подумал о том, что же все-таки могло привести сюда эту женщину. Джино как-то рассказывал ему, что закрутил роман с английской туристкой по имени Рут, которая приехала в Венецию. Пьетро в тот момент не было в городе, а когда он вернулся, то Рут уже не застал. Так он ее ни разу и не видел.

Однако Джино влюбился в нее настолько, что решился на женитьбу. Для такого типа, как он, это было невероятно. В качестве свадебного подарка Пьетро собирался устроить для них грандиозный прием во дворце.

— Просто мечтаю познакомиться с твоей иностранкой, — говорил он другу. — Очень хочется посмотреть на женщину, которая заставит тебя остепениться.

— Да, это верно, она — особенная, — восхищался Джино. — Она тебе понравится.

— Надеюсь, что нет, — шутливо отмахивался Пьетро. — Я в отличие от тебя, примерный семьянин…

— Ну конечно, — тут же подхватил его слова Джино, — и не хочешь, чтобы Лизетта устраивала тебе скандалы с разбиванием тарелок.

— Ну этого уж точно никогда не будет, — уверенно произнес Пьетро. — Она думает только о том, как бы доставить мне радость.

— Не сомневаюсь. Представляю, как она ждет рождения сына. Кстати, сколько еще осталось?

— Месяц.

— Вот после этого и устроим нашу свадьбу.

Этой свадьбе так и не суждено было состояться. Прошло немного времени, и Джино сообщил, что они поссорились.

А через некоторое время случилась беда: у жены Пьетро начались преждевременные роды, в результате чего она умерла, а через несколько часов — и малыш. Долгое время Пьетро было не до друга. Однако, наконец-то оправившись от потрясения, он решил отправить Джино в долгосрочную командировку, чтобы как-то отвлечь захандрившего не на шутку друга от горьких мыслей.

Разлука с любимой повлияла на Джино. Он сильно изменился. Очевидно, эта женщина разбила ему сердце.

«Нет, это не она, — думал Пьетро, — та, которую я видел на фотографии, совсем на нее не похожа…»

На снимке, который Джино показывал Пьетро, стояла прелестная блондинка с обворожительной улыбкой и роскошными пышными волосами. Она вся будто излучала радость и молодость.

Ночная гостья была бледной копией той Рут с фотографии. И тем не менее это была она. Что же случилось такое, что изменило ее до неузнаваемости? Длинные волосы острижены под мальчика, на лице ни следа улыбки, глаза запали, и в них навечно поселилась печаль. Неудивительно, что он не узнал ее. Да и кто бы теперь ее узнал?

ГЛАВА ВТОРАЯ

Пьетро сидел на кровати Рут и пытался ее успокоить. Во сне она звала кого-то, протягивая к нему руки. Радость в ее глазах сменилась испугом, когда она открыла глаза и в тусклом свете ночника увидела перед собой Пьетро Банелли.

— Вы кричали во сне, — смущенно объяснил он.

— Мне снился кошмар, — прошептала она. — Джино…

Помнила ли она то, как протягивала к Пьетро руки и пыталась поцеловать? Или о том, как говорила: «Я люблю тебя»? Хотя в таком состоянии вряд ли что-нибудь можно помнить.

— Если хотите, давайте о нем поговорим, — предложил Пьетро.

— Последнее время мне часто снится тот последний вечер, когда мы были с ним вместе. В этом сне Джино исчезает, а я бегу за ним и не могу догнать. Но… это было так давно. Извините, что я вас разбудила. Обещаю спать спокойней.

Вряд ли человек в силах контролировать себя во сне.

— Ладно, — ответила она устало, — видно, так и придется с этим жить дальше.

— То есть?

— Ну, я же говорила накануне, что немного не в себе.

— Вам., тебе… — Он запнулся в нерешительности.

— Давай на «ты», так проще, — выручила она его, заметив смущение собеседника.

— Тебе не стоит так говорить о самой себе, — тихо произнес он.

— Но ведь это правда. Хотя после лечения мне стало гораздо лучше, но полностью восстановиться вряд ли удастся.

— А что с тобой случилось? Можешь рассказать?

— Да. Джино приехал в Англию. Мы пошли ужинать и… — Она помолчала и улыбнулась. — Мы говорили о том, как я снова приеду в Венецию с ним, как познакомлюсь с его семьей, и еще мы обсуждали свадьбу. Это был самый лучший вечер в моей жизни. А потом…

— Если тебе больно об этом говорить, то не надо…

— Я должна. Иначе это никогда не кончится.

— Ладно, — согласился он. — Тогда расскажи, как все случилось.

Она начала говорить быстро, словно опасаясь лишиться возможности сбросить томившую ее душевную ношу.

— Ужин закончился, и мы пошли к стоянке, а там были парни, хулиганы, которые пытались угнать нашу машину. Они бросились на нас. Меня сбили с ног, и очнулась я только в больнице. Память у меня начисто пропала. Я не помнила ни того, что со мной случилось, ни того, кто я такая. Джино сидел рядом со мной, но для меня это был всего лишь какой-то чужак.

— И даже потом ты его не вспомнила?

— А он потом и не появлялся. Когда я снова пришла в себя, его уже рядом не было. Возможно, происшедшее потрясло его, и он не выдержал и сбежал. Не мне его судить.

Пьетро все сильнее не нравилась эта история. На поверку выходило все не так, как представил Джино. Значит, вовсе не Рут бросила его, а совсем наоборот.

— И некому было тебе помочь? Семья? Друзья?

— После смерти моих родителей меня взяла к себе тетя, сестра матери, которой совсем не нужна была лишняя обуза. Она умерла, когда я еще училась в колледже. Потом выяснилось, что тетя болела уже давно и знала, что умирает, но мне об этом никогда не говорила. В общем, меня некому искать. Помимо прочего, оказалось, что удар по голове был сильнее, чем думали врачи. Пришлось оперировать. Только после операции я немного пришла в себя.

— И осталась одна, — пробормотал он, про себя ужаснувшись такой истории.

Она криво усмехнулась.

— С другой стороны, в этом есть свой плюс. Выглядела я тогда ужасно, и мне просто повезло, что никто меня не видел.

Пьетро не знал, что и сказать. Наверное, и правда, даже к лучшему, что на тот момент рядом с ней не оказалось Джино. Возможно, его присутствие скорее причинило бы ей боль, чем доставило радость.

— Мне побрили голову из-за этой операции, — вспоминала она. — Я была похожа на бледную злую фею.

— Но разве феи не добрые и красивые существа?

— Не в этом случае. Впрочем, операция прошла удачно. Вскоре потихоньку ко мне начала возвращаться память. Так странно было узнать, что я — школьный учитель словесности и, оказывается, знаю еще несколько языков. Такое ощущение, что в больнице жизнь моя началась заново, с чистой страницы.

— Долго ты там находилась? — спросил он.

— Три или четыре месяца. А потом мне дали комнату в общежитии. Было сложно возвращаться к работе школьного учителя. Но мне удалось набрать переводов, и в конце концов жизнь моя вошла в колею. После того как впереди появился какой-то просвет, память ко мне стала возвращаться побыстрее. Наконец-то в один прекрасный день я вспомнила. Вспомнила все — и Джино, и нашу любовь. Все это пришло ко мне во сне. Я вернулась в больницу, принялась расспрашивать персонал в надежде, вдруг кто-то из них расскажет мне о нем хоть что-нибудь. Но все было бесполезно. Тогда я решила поехать в Венецию. Надеялась найти его тут, а если нет, то пройти по тем местам, где мы вместе бывали, — может, вспомнится еще что-то важное.

— Но на что ты рассчитывала? — спросил Пьетро. — Что ты снова найдешь любовь?

— Не знаю. В моей памяти не хватает целых кусков, восполнить которые может только он. До сих пор не могу вспомнить тот эпизод с нападением хулиганов. Этих парней так и не поймали, кстати. — Она вздохнула. — Все случилось год назад, а для меня — словно все было вчера.

А это значило, что тот последний вечер в ресторане с Джино тоже был словно вчера. Значит, она до сих пор влюблена в него.

— Ничего удивительного, если за это время он женился, — покачала головой она. — Я не могу рассчитывать, что он до сих пор любит меня. Это было бы чудом.

— Нет, он не женат, — произнес Пьетро.

— Но для него все равно прошло много времени, целый год — это много, я знаю. — Тут она вдруг улыбнулась. — Все будет в порядке. Я никому не причиню зла. Просто хочу помочь сама себе, чтобы знать, как жить дальше. Как-нибудь. Начать хоть с чего-нибудь.

Кажется, Рут действительно чувствует себя гораздо лучше и окончательно оправилась от всего, что с ней случилось вчера.

— Не стоит беспокоиться. И совершенно незачем дежурить около меня всю ночь, — сказала она, глядя на Пьетро. — Не хватало еще, чтобы твои домашние начали волноваться. Джино рассказывал о твоей семье, о ребенке. Надеюсь, что я никого не побеспокоила.

«Нет, не побеспокоила, — с горечью подумал Пьетро. — Они оба давно мертвы». Но вслух сказал только:

— Спокойной ночи.

И тут же ушел. Вернувшись к себе, Пьетро тщетно пытался уснуть. Но мысли вихрем кружились в голове, сея смуту в душе. Эта женщина нарушила его покой, напомнив о том, о чем так долго и мучительно он старался забыть. Призраки прошлого, безмолвные и беспощадные, окружили его со всех сторон и, пронзая его сознание жгучими лезвиями раскаяния, мучили свою жертву всю ночь. До рассвета оставался всего час, когда Пьетро наконец забылся тяжелым сном.

А когда проснулся, то был уже день и снизу доносилась возня на кухне. Это пришла домработница Мина. Любопытно, она уже встретилась с гостьей? Выйдя на кухню и поздоровавшись, Пьетро собрался спросить, где Рут.

— Насчет той леди… — начал было он.

— Какой леди, синьор? — удивленно взглянула на него домработница.

— Она переночевала тут сегодня. Я приютил ее на ночь, укрыл от дождя и бури. Может, она еще в своей комнате?

Но комната была пуста. Кровать тщательно заправлена. Чемодан исчез. Никаких следов Рут.

— Кстати, на столе я видела письмо для вас, — сообщила Мина.

С каким-то неясным предчувствием он схватил листок и торопливо пробежал по нему глазами: «Весьма сожалею, что доставила столько хлопот. Я не знала о вашей жене. Пожалуйста, простите меня. И спасибо за все. Рут». Несколько чопорных, сухих строчек — и больше ничего. Словно, когда писала, она забыла, что они были на «ты» и вчера между ними промелькнуло что-то, сделавшее их друг другу чуть ближе, чем просто незнакомые, чужие люди.

— Глупая женщина! — воскликнул он, сминая в руке листок.

— Синьор?

— Нет, нет, это я не про вас, Мина. О чем она только думала? Вы не видели, как она ушла?

— Нет, синьор. Когда я пришла, тут никого не было. Только письмо на столе. А что сделала эта женщина?

Да. А что она, собственно, сделала? Всего-то — вторглась в его размеренную жизнь, нарушила его мир, перевернула все вверх дном, заставила почувствовать ответственность, а потом взяла да и растаяла в прозрачном утреннем тумане. Больше ничего.

— Простите, синьор…

— За что? Вы не виноваты. Когда найду, тогда все и прояснится до конца.

— Может, позавтракаете сначала?

— Нет времени. Я даже не знаю, давно ли она ушла.

И с этими словами он выбежал из дома, направившись по узкой улочке, что вела от его дворца в город. Заканчивалась улица небольшой площадью, где было несколько магазинов, один из которых был уже открыт. Пьетро направился туда.

— Энрико, может, ты видел молодую женщину, которая вышла отсюда? — и Пьетро быстро обрисовал внешность Рут.

— Да. Это было около часа тому назад. Она свернула вон туда.

— Спасибо, — бросил он через плечо.

Удача сопутствовала ему. Был январь, время, когда в Венеции нет туристов. Да и потом у Пьетро было полно знакомых, порасспросив которых он получил почти полную картину ее маршрута, вплоть до того бистро, где Рут последний раз пила кофе.

Все вокруг, словно сговорившись, помогали ему. Люди звонили друг другу в поисках Рут, и каждый встречный стремился подсказать Пьетро, в какую сторону ему двигаться. Новости о ней ждали его на каждом углу, на каждой улице и в каждом кафе и магазинчике. И это было огромной подмогой. К вечеру он уже готов был плюнуть и бросить поиски, когда вдруг заметил ее в садах Гарибальди, почти на окраине Венеции, где побережье города уходит в лагуну.

Она сидела на каменной скамье, подавшись вперед и поставив локти на колени. И, подперев подбородок кулаками, смотрела перед собой. Во взгляде ее сквозила та же тревога, которую Пьетро заметил накануне, правда, теперь Рут выглядела более спокойной.

Стараясь держать себя в руках, он медленно подошел и присел рядом с ней.

— Я ищу тебя с самого утра по всему городу… — произнес он вместо упреков, готовых сорваться с его губ.

— Разве ты не прочел мое письмо?

— Именно прочел, именно поэтому и ищу. В том состоянии, в котором ты была… Как ты могла!.. — И он, не сдержавшись, в сердцах произнес несколько слов на итальянском.

— Я должна была уйти, должна… — упрямо проговорила она.

— Не должна! — выпалил он.

— Мне не следовало выливать все на тебя, — сказала она.

— Я сам попросил тебя об этом, — напомнил он.

— Лучше бы ты оставил меня на улице…

— А я взял и привел тебя в дом, и там ты упала в обморок.

— Но если бы я знала о твоей жене…

— Оставь это. Ты не знала.

Наступило неловкое молчание.

— Ну вот, теперь ты злишься на меня, — примирительно сказала она.

Он понимал, в каком состоянии она пребывает, и надо было успокоить ее как-то, а он попросту сорвался. Не выдержал характер.

— Ну конечно. А что еще я должен чувствовать? Я отправился за тобой, даже не позавтракав. С самого утра бегал по всему городу и всех поставил на уши. Ну да, я устал, проголодался и продрог, а все это оказалось ни к чему. Действительно, с чего бы мне злиться?

Она задумчиво посмотрела на него и вдруг усмехнулась:

— Теперь, когда ты выговорился, тебе стало легче?

— Да!

И это было сущей правдой. Всю свою жизнь он изо всех сил стараться держать себя в руках. И это приносило свои плоды. Но последнее время делать это становилось все труднее. А сейчас эта неожиданная эмоциональная встряска принесла ему настоящее облегчение.

— Хочешь, я куплю тебе попить? — предложила она.

— Можешь даже две порции купить, — проворчал он. — Ладно, идем, уже темнеет.

Пьетро схватил ее за руку, чтобы больше не потерять, и потянулся за ее чемоданом. Однако Рут пыталась воспротивиться:

— Да я и сама в состоянии…

— Хватит спорить! Идем!

Он привел ее в кафе, окна которого выходили на лагуну. Они заняли столик у самого окна, откуда хорошо были видны огни на воде. Он заказал двойную порцию бренди, которую прикончил одним глотком, и пришлось заказывать еще одну.

— Не понимаю, что изменилось со вчерашней ночи. Сегодня ты готова сражаться против целого мира, — сказал Пьетро.

— Так ведь сражаться лучше, чем ничего не делать, заламывая руки?

— Согласен. Главное — знать противника в лицо. Но зачем сражаться против меня? — спросил он удивленно.

— Вчера был трудный день. Перелет, плохая погода и все такое. Но сегодня… я же не сделала ничего криминального. Зачем было на меня так орать?

— Да просто я весь день с ума сходил, представляя, что могло с тобой случиться в незнакомом городе. Ты была одна, несчастная, голодная. Я волновался за тебя!..

— Мне жаль, что все так получилось. Извини. Все в порядке, тебе незачем переживать.

Это его не очень-то убедило. Рут нарочно бодрится перед ним, однако прекрасно заметно, что внутренне она так же напряжена и удручена, как вчера.

— Рад, что тебе лучше, — сказал он. — Но все равно не следует бродить одной в чужом городе. Что бы ты там ни думала, я не хотел, чтобы ты вот так взяла и сбежала.

— Хотел.

— Женщина, прекратишь ли ты спорить со мной каждый раз, как только я открою рот?

— Хм, не знаю… Я все время думала о твоей жене и ребенке…

— Ты их не побеспокоила, — сказал он, заметно побледнев. — Они умерли уже почти год назад. С этим я справился… — Пьетро поспешил сменить тему: — Ну вот, теперь можно полноценно пообедать.

Она поняла, что он не хочет об этом говорить. Похоже, он еще не свыкся со своим горем. В его глазах отражались муки бессонных ночей и горечь одиноких будней. Этот человек был сломлен страданиями. Рут поняла это сразу, как только взглянула на него. В этом они были похожи.

— Надеюсь, ты простишь меня… — виновато сказала она.

— Тебе не за что просить прощения. Пожалуй, ты даже оказала мне услугу, заставив меня наконец-то подумать о ком-то другом, кроме самого себя.

— Ах, ну да! — воскликнула она.

Он слабо улыбнулся.

— И ты тоже? — понимающе спросил он.

— Ну да. Бывает, устаешь думать только о себе. Особенно если очень долгое время больше не о ком думать.

Он заказал обед, потом позвонил Мине.

— Все хорошо… Да, я нашел ее, — сказал он в трубку. — Ах, вы уже застелили постель для нее? Тогда на сегодня все, вы свободны. Проведите вечер с пользой для себя. Моя домработница, — пояснил он, отключив телефон.

— И она уже застелила для меня постель?

— И даже не сомневалась, что я тебя найду.

— Помню, помню. Мне Джино рассказывал, что слуги убеждены в том, что ты человек, для которого нет ничего невозможного. И готовы чуть ли не молиться на своего графа.

Он поморщился.

— Хотел бы я на самом деле быть таким, как они думают.

— Должно быть, это очень печально, если ты там один.

— Не совсем один. Тут живут Мина и Селия, повариха. И потом Тони.

— Мне понравился Тони, — тут же отозвалась Рут. — Он такой большой и пушистый.

— Я взял его из собачьего приюта. Он никому не был нужен, потому что бедняга страдает эпилепсией. Подозреваю, все уверены, что от этого он может быть агрессивным. Но это не так. Когда у него случаются приступы, то он просто ложится на пол и его трясет.

— Бедное животное… — с жалостью проговорила Рут. — Как хорошо, что ты его взял.

— Ну, за это он мне уже тысячу раз отплатил своей преданностью. Он такой друг, каким и человек иногда быть не может.

И все же Рут представить себе не могла, как в таком пустом замке можно жить одному, рядом с призраками прошлого. Наверное, он слишком любил свою жену, если решился вести такую отшельническую жизнь после ее смерти. И она вздрогнула.

— А как ты нашел меня? — поинтересовалась она, чтобы нарушить повисшую паузу.

— К счастью, половина города — мои знакомые. Благодаря им удалось проследить почти весь твой путь.

— Так значит, я все это время была под строгим надзором? — Она усмехнулась.

— Ну, это же лучше, чем потеряться, — парировал он. — В Венеции люди особенные. Мы все тут в ответе друг за друга, как одна большая семья.

«Наверное, Джино — исключение», — с грустью подумала Рут. Пьетро уловил эту нечаянную грусть в ее глазах и все понял. Ведь они были так похожи друг на друга.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Она была в восторге от Венеции и с восхищением рассказывала о тех местах, в которых успела побывать. Жаль только, что больше приходилось спрашивать дорогу, чем любоваться городом.

— Тебе надо было взять хорошего проводника, вот и все, — сказал он. — Тогда не пришлось бы так много и без толку ходить.

— Как раз у меня свободно место экскурсовода, — улыбнулась Рут. — Работать придется много и бесплатно, и главное условие — поладить со мной.

— Отлично. Годится.

— А я тебе еще и не предлагала, — с притворным возмущением произнесла она.

— Может, у меня все-таки будет шанс? Могу я пристроиться хотя бы где-нибудь в конце очереди? — пошутил он.

— Ну и кто же после этого из нас ненормальный? — удивилась она.

— Мы оба с тобой сошли с ума, поэтому никто нас больше не поймет. Поверь, я хочу помочь тебе, — уже серьезно произнес Пьетро.

— А как же твоя фирма?

— Мой ведущий менеджер отлично со всем справится, тем более что в январе не слишком много работы.

Они вышли из кафе и направились к причалу, где как раз в тот самый момент к берегу подплывал водный трамвайчик.

— Он пойдет вниз по Большому каналу, нам как раз туда и надо, — сказал Пьетро. — Побежали, мы на него успеем.

И взявшись за руки, оба бегом пустились к причалу.

Смеясь, они забежали в катер и, стоя, облокотившись на перила, старались отдышаться от быстрого бега. Пьетро посмотрел на девушку и не сразу отвел взгляд. Ее щеки разрумянились, а глаза задорно блестели. Трудно было поверить в то, что еще вчера она буквально не стояла на ногах.

Рут улыбнулась ему. Он, глядя на нее, внезапно понял, что эта девушка кажется хрупкой только на первый взгляд. Характер у нее стальной…

— Может, нам лучше присесть? — спросил он.

— Нет, спасибо. Я уже в порядке.

Рут, держась за перила, с наслаждением смотрела на волны, которые разбивались о бока их катера. Однако Пьетро, опасаясь, как бы из-за качки она не свалилась в воду, все-таки поддерживал ее за талию.

Но он быстро понял, что поступил опрометчиво. Ее близость неожиданно напомнила ему прошлую ночь, когда Рут тянулась к нему, обещая жаркие поцелуи. Сколько времени прошло с тех пор, как он не целовал женщину, Пьетро и сам не мог бы ответить с ходу… К счастью, Рут ничего не заметила, и он сумел взять себя в руки, вовремя вспомнив о том, что у нее есть мужчина — Джино.

Как только они прибыли домой, он, пожелав спокойной ночи, поспешил в свою комнату. В мобильнике сообщений не было. Раздраженный, он набрал номер Джино.

— Прости, прости, знаю, ты говорил, это срочно, — затараторил «братец». — Но я так занят, так занят…

— Тогда помолчи минуту и послушай меня, что я тебе скажу про Рут Денвер.

Повисла пауза.

— А что про Рут? — наконец сдавленно пробормотал Джино.

— Она здесь.

— Что?! Как это?

В голосе Джино звучало такое изумление, словно Пьетро сказал ему о визите пришельца с другой планеты.

— Она приехала к тебе. Ей нужно вспомнить некоторые события, и, кроме тебя, никто ей не поможет. Джино, ты говорил, что это она тебя отвергла. И ты никогда ничего не говорил про нападение.

— Послушай, ты ничего не знаешь… Нападение не имеет ничего общего с… В общем, Рут сама отвергла меня.

— Но она говорит другое.

— А… что конкретно она говорит? — В голосе Джино звучала такая явная фальшь, что Пьетро стало противно.

— Что вы провели романтичный вечер в ресторане и что потом на вас напали бандиты. После чего Рут потеряла память.

— И тем не менее позже она меня прекрасно узнала. И знаешь, тот вечер был далеко не самый приятный. Она сказала, что все кончено. Потом я буквально поселился у нее в больнице, пока ей не стало лучше, но когда Рут узнала меня, то прогнала. С чего ты взял, что я больше не пытался с ней связаться? Она сама так хотела.

Пьетро раздраженно хмыкнул, не зная, чему уж и верить.

— А чего там насчет того, будто я ей нужен? — спросил Джино.

— Она надеется, что ты поможешь ей вспомнить то, что для нее важно.

— Ах да… Этим все и объясняется. Пьетро, это самая проблемная девушка. Она не знает, что было по-настоящему, а что — нет.

— Тем более ты должен вернуться и прояснить это для нее.

— А вдруг я, наоборот, только еще больше ее запутаю? — Тут голос Джино зазвучал так, словно он отвернулся в сторону от трубки. Потом снова заговорил громче: — Послушай, мне надо идти. Кто-то пришел.

Телефон замолчал.

Пьетро чертыхнулся про себя, зная, что Джино может вывернуться из любой ситуации.

Теперь в его душе поселилась тревога. Тут уж не до шуток. Чему и кому верить, Пьетро не знал. Очень хотелось поверить Рут. «Она не лжет», — твердил он сам себе. Но… Может, она и сама много чего не помнит? Вот загадка. Кто знает, вдруг ее память скрывает какой-нибудь кошмар, который девушке лучше и не знать?


За завтраком Пьетро сообщил:

— Мне надо закончить некоторые дела, а потом я к вашим услугам, синьорина.

— Но это же была только шутка, — поспешила заверить его Рут. — Я вовсе не собиралась тебя обременять.

— Я делаю это по собственному желанию. А вот тебе лучше не нервничать, потому что так труднее сосредоточиться, чтобы все вспомнить.

Дождь прошел. Утро выдалось великолепным, и они решили прогуляться до площади Сан-Марко. Все магазины были открыты, и продавцы радостно приветствовали Пьетро. Многие восклицали:

— А, так ты нашел ее!

Она улыбалась в ответ и словно купалась в лучах радости.

Они шагали по площадям, узким улочкам, по изящным мостикам, пока наконец не вышли на огромную площадь. Прямо напротив них на противоположной стороне высился огромный кафедральный собор. Вокруг теснились современные офисы, в одном из которых расположилась туристическая фирма Пьетро, а также его отель.

— Я обязательно познакомлю тебя с Марио, — пообещал Пьетро. — Он отличный менеджер, хотя его характер для этого дикого города чересчур мягок.

Когда они вошли в офис, то сразу же увидели Марио. Это был молодой, человек с круглым добродушным лицом. Он пытался утихомирить даму бальзаковского возраста, которая громко спорила с ним.

— Меня не волнует, что у вас нет мест!..

— Но, синьора, — умолял ее Марио, — если на это число все занято, что я могу поделать? Возможно, вас бы устроил следующий день…

— Нет, я хочу только этот день! — упрямилась та.

Марио выглядел измотанным.

— Позвольте… — вмешался в их разговор Пьетро.

За сущие секунды он уладил дело, никто и глазом не успел моргнуть. Он даже уговорил даму взять номер на другой день.

Когда довольная посетительница ушла, Пьетро представил Марио и Рут друг другу.

— Мне очень жаль… — начал Марио.

— Давайте забудем, — проговорил Пьетро. — Просто ты нерешительный парень, Марио. Это от природы.

— Боюсь, что в этом я не виноват, — покраснел Марио.

— Не переживай, зато ты прекрасный менеджер. Как дела?

— Все отлично, — оживился Марио. — Похоже, ни одного номера не осталось.

— А мне казалось, что в январе отель должен пустовать, — отозвалась Рут.

— Нет, это не так. Ведь через месяц — Карнавал [1], — объяснил Пьетро. — Никто не хочет пропустить такое событие. Вес одиннадцать дней город будет просто переполнен людьми. Все будут пить, гулять и веселиться так, что чертям станет тошно. И главное, полиции никогда не поймать хулигана, потому что все в масках. Но это в порядке вещей в период праздника.

Потом они втроем вошли в находившийся здесь же магазинчик, где было полно забавных вещиц. Разноцветные каталоги пестрели карнавальными костюмами на любой вкус.

Всеобщее внимание привлекали многочисленные красочные маски.

Марио начал показывать их Рут.

— Вот эти нужно надевать на уличные празднества, — объяснял он. — А для бала-маскарада в помещениях нужны другие, куда элегантнее и изящнее.

Он взял одну из них, изображавшую смех, и приложил к лицу. И сразу превратился в таинственного незнакомца с блестевшими сквозь прорези маски глазами. Потом убрал ее — и снова стал прежним мягким и добродушным Марио.

— Ну вот, — вздохнул он. — Карнавал дает возможность мечтать.

— Возможно, мечты когда-то станут реальностью, — ответила она.

Он начинал ей нравиться.

— Нет, синьорина, я мечтаю о девушке, которая не разочаруется, увидев меня настоящего.

— Куда лучше просто быть самим собой, каким бы ты ни был, — возразила Рут.

— Но маска скроет не всегда, — добавил Пьетро, слушавший их разговор. — Иногда, наоборот, она может обнажить то, о чем ты и не подозревал.

— Да, и надо быть всегда настороже, — поддержала его Рут. — Вдруг другие увидят в тебе что-то сокровенное, скрытое от чужих глаз?

— Когда находишься среди друзей, это не важно, — напомнил ей Пьетро. — Именно они делают нас свободными.

Бедный Марио непонимающе переводил взгляд с одного на другого, пока наконец очередной клиент не спас его. Парень поспешил к стойке в приемной, но снова оказался в затруднительном положении. Вновь пришедший был немцем и не говорил по-итальянски, однако немного знал английский. Над головой незадачливого бедняги-менеджера опять сгустились тучи. Пьетро с тоской вздохнул.

— Не волнуйся, — Рут подмигнула Пьетро. — Несмотря ни на что, у тебя сегодня счастливый день.

— Почему?

— Потому что ты со мной, — пояснила она и шагнула к Марио.

Пьетро только заморгал.

За каких-то пять минут она уладила дело, легко переводя слова, к обоюдной радости обоих.

— Действительно, сегодня у меня счастливый день! — воскликнул Пьетро. — Теперь я вспомнил, ты же филолог и переводчик. И еще, ты только что продала ему очень дорогой пакет услуг.

— Это сделал Марио. Я лишь переводила.

— Слава хорошему переводу! — напыжившись, провозгласил Марио, и все рассмеялись. Когда все успокоились, он добавил: — Наша переводчица с немецкого, которая у нас есть, работает по свободному графику. — И сегодня у нее выходной.

— Думаю, кофе и пирожное с кремом ты заработала, — сказал Пьетро. — Идем?

И они пошли в старинное кафе «Флориан». Оно появилось еще в восемнадцатом веке, и до сих пор интерьер здесь выдержан в стиле той эпохи.

— Ты бывала здесь с Джино? — спросил Пьетро.

— Да, — ответила Рут, — он еще говорил о том, что когда-то давным-давно сюда хаживал сам Казанова.

В ответ на это Пьетро только хмыкнул.

— А что еще он тебе рассказывал?

— Еще он рассказывал…

Она задумалась, пытаясь что-то вспомнить, но безуспешно. Рут в отчаянии прижала сжатые пальцы ко лбу.

— Нет, нет, вот опять… Ничего не могу вспомнить!

— Не надо, — стал успокаивать ее Пьетро. — Не стоит так терзаться.

— Но это постоянно со мной происходит.

— Ничего это не значит. Просто не следует напрягаться. Все вернется само собой.

— Вряд ли. Обычно так бывает у нормальных людей, а не у такой, как я…

— Послушай, давай договоримся, — мягко перебил девушку Пьетро, глядя ей в глаза, — что с этой минуты ты больше не станешь твердить о том, что ты ненормальная. Обещай мне, что будешь слушаться. Договорились?

Рут виновато вздохнула, опустив глаза, но потом взглянула на него и кивнула.

— Ну вот и хорошо.

— А я кое-что вспомнила…

— Правда? — спросил Пьетро. — И что же это?

— Джино говорил, что происходит из рода дожа Джованни Соранцо [2]! Ты слышал про такого?

— Конечно! Он и мой дальний предок тоже.

— Слава богу! — Тут она вздохнула с облегчением. — Кажется, ты прав. Когда не стараешься вспоминать специально, это получается само по себе. Еще он рассказывал о том, что дожи правили Венецией на протяжении двенадцати веков. Джино так гордился, что его род восходит к одному из них. Он даже показывал мне портрет, который висит у вас во дворце.

— Когда-нибудь мы еще раз взглянем на него.

— Может, после обеда я бы прошлась одна где-нибудь?

— Нет, — отрезал он довольно неучтиво.

— Я не убегу, — пообещала она.

— А вдруг ты заблудишься?

— В Венеции невозможно заблудиться. Если свернешь не туда, непременно упадешь в воду какого-нибудь канала, будешь жутко ругаться, а потом ничего не стоит просто вернуться по своим же следам назад. Обязательно научи меня каким-нибудь изощренным ругательствам по-венециански. Джино говорил, что они самые крепкие в мире.

Пьетро не мог не рассмеяться: в этот раз она попала в точку.

— Ну вот, — продолжила она тему прогулки, — а к офису я вернусь чуть позже, и если тебя тут не будет, то доберусь до дома сама.

Он нехотя согласился, побурчав для приличия, и проводил ее взглядом, пока она не исчезла.

Рут вернулась в агентство ближе к вечеру. К большому облегчению Пьетро, она выглядела довольной.

Он позвонил во дворец и отпустил Мину домой, потому что по пути они решили купить мяса и овощей сами.

— Сегодня буду готовить я, — заявил он Рут. — Если, конечно, тебя это не пугает.

— Джино говорил, что ты отлично готовишь.

— Наверное, по сравнению с ним самим. Мне это нравится. Я люблю удивлять людей, которые просто не ожидают этой черты во мне.

Тони радостно встретил их, всячески выказывая свое расположение Рут, которую с первого же дня считал своей подопечной.

На столе они нашли записку от Мины, где было сказано, что она уже накормила Тони и погуляла с ним.

— Лучше дать ему лекарство сейчас, пока мы не сели ужинать, — сказал Пьетро и попросил гостью: — Не передашь мне тот маленький коричневый флакон, на полке, позади тебя?

Рут прочитала название на этикетке и кивнула:

— Хорошее лекарство. Часто ты ему даешь таблетки?

— Один раз в день. А откуда тебе известно, что лекарство хорошее?

— Откуда-то знаю, только не могу вспомнить, — она покрутила рукой и виновато улыбнулась.

— Может, пока я буду готовить, ты дашь ему лекарство? — выручил ее Пьетро.

Он вышел на кухню, но оставил дверь открытой, чтобы наблюдать за парочкой. Тони с доверчивым видом помахивал хвостом, и через пару секунд Рут управилась с заданием.

Потом она пришла на кухню и предложила свою помощь, но Пьетро ни за что не собирался уступить ей место. Чтобы чем-то ее занять, он попросил накрыть на стол.

Жаркое было великолепным, так же как и рис с горошком. Пьетро уверял, этот рецепт передавался в их роду из поколения в поколение и даже сам Джованни Соранцо очень любил это блюдо. Она скептически выгнула бровь:

— Да неужели?

— Послушай, я не Джино, мне-то уж можно верить. Если я говорю — значит, правда. Это было традиционное блюдо, с которого начинался обед дожей каждый год, в день Святого Марка.

— Ага, но где доказательства, что ему это нравилось?

— Он же ел это и не отравился, — резонно заметил Пьетро.

Они открыли вино.

— Значит, тебе можно верить, а Джино… вроде как нет? — осторожно спросила Рут, комкая в пальцах салфетку.

— Видишь ли, — подбирая слова, произнес Пьетро, — не хочется тебя огорчать… Но у него есть своя версия случившегося. И она значительно отличается от твоей. Да, я звонил ему.

От изумления глаза Рут округлились, а рот открылся.

— И?..

— Понимаешь, в чем дело… — Пьетро взял с полки фотоальбом и перелистнул несколько страниц. — Смотри.

На снимке был изображен Джино, а рядом с ним — пожилая женщина в переднике, похожая на него.

— Это его мать… Она работала тут? — догадалась Рут.

— Да. Несколько лет она была тут кухаркой. Джино вырос здесь.

— Значит, он вовсе не Банелли?

Пьетро качнул головой:

— Боюсь, что это всего лишь одна из его так называемых фантазий.

— Не понимаю. Но ведь вы же оба вроде из одного рода дожей…

— Дело в том, что титул дожей никогда не передавался по наследству, а присваивался кандидату после выборов. Их были сотни, из разных семей. Почти у каждого исконного венецианца в роду был кто-то из дожей.

— Может… тогда и сам Джино — всего лишь моя фантазия? Выдумка? — Рут замолчала и уставилась перед собой.

— Он просто любит приукрашивать свою жизнь, — нахмурясь, сказал Пьетро. — Наконец-то ты начинаешь понимать, какой он есть на самом деле.

— Это ничего не меняет. Мне все равно необходима его помощь, даже если я не…

— Что? — спросил он, но она не ответила. — Любишь ли ты его до сих пор? Рут, скажи мне правду.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

— Скажи мне, — произнес Пьетро. — Я понимаю, что ты стараешься на все смотреть реалистично. После всего случившегося возможно ли, что ты до сих пор любишь его? — Его голос прозвучал несколько напряженно. — Можно ли любить мужчину, который относился к тебе таким образом? — продолжил он уже ровнее.

— Как именно? Вот что мне хочется знать. Я не помню, но дело в этом.

— Да, да. Но что ты чувствуешь к нему сейчас?

Она беспомощно покачала головой.

— Мне сложно разделить свою жизнь на до и после. Я только помню, что любила его…

— А сейчас?

— Хм… Да. Нет. Не знаю! Джино — это всего лишь воспоминание. Нажать кнопку — и оно исчезнет. Так зачем говорить об этом? Надо принять реальность как данность. — Она улыбнулась так горько, что сердце Пьетро дрогнуло.

— Это может сразить тебя сильней, чем ты думаешь.

Она пожала плечами:

— Я постараюсь выдержать удар.

— Возможно, это не так просто, — проговорил он с мягкой снисходительностью.

— Я понимаю, — сказала она и в раздумье добавила: — Да уж… Ничего смешнее со мной не случалось… — Но тут же выпрямила спину: — Я так решила.

— От твоих слов прямо в дрожь бросает, — заметил он, улыбнувшись.

— Я не собираюсь жить на твоем иждивении и пользоваться всеми благами просто так, пока не вспомню свое прошлое.

— Так. И что же ты решила?

— Найду работу, жилье, начну все с нуля. Если Джино вернется, то вернется. Если нет — и без него жизнь продолжается.

— Отлично. В таком случае у меня встречное предложение. Пока ты ищешь работу, можешь поработать на меня.

— Я же сказала, мне не надо милостыни.

— Да не будь ты колючкой! Это я прошу тебя, сделай мне одолжение. Моя помощница не вышла сегодня. Она беременна, и у нее сложный период. В ее отсутствие ты помогла бы мне пару недель. К тому же попрактикуешься в языке, и все были бы довольны. Уверен, ты отлично с этим справишься.

Пару минут Рут молчала.

— Я буду платить за жилье.

— Рут…

— Или так — или никак.

Где она научилась торговаться? Вот что было интересно.

— Хорошо, будь по-твоему, — вынужден был согласиться он. Потом добавил: — Такое ощущение, что нам всем еще предстоит узнать много нового.

Рут с этим согласилась. Через некоторое время они разошлись по комнатам спать.

Прежде чем отправиться в кровать, Пьетро еще пару раз прокрутил в памяти этот вечер с Рут. И вдруг его будто осенило. А ведь он… смеялся! Каким образом этой удивительной девушке удалось вызвать у него улыбку, он поначалу не задумался. Но это было. А ведь не смеялся Пьетро уже так давно…


Тоненькая полоска солнечного света лежала на полу. Рут открыла сначала один глаз, потом другой. Спрыгнув с кровати, она бросилась к занавескам, распахнула их, и яркие солнечные лучи ослепили ее. Потерев глаза, она наконец смогла взглянуть на Большой канал.

От сырого и серого января словно не осталось и следа. Ярко сверкала вода в канале, по которому плавали лодки. Конечно, утром романтичных гондол еще не было, в основном по реке плыли грузовые лодки и баржи, подвозившие товар к магазинам, отелям и ресторанам.

Одна из лодок причалила к магазинчику, где ее уже поджидал плечистый молодой человек, одетым в джинсы и рубашку с короткими рукавами. Рут даже перегнулась через подоконник, чтобы получше его рассмотреть. Однако оттуда, где она стояла, было видно только макушку и сильные мускулистые руки парня.

Вот коробки выгрузили на мостик, и он наклонился за самой тяжелой, молниеносным движением поднял ее на плечо и легко понес к магазину. Рут улыбнулась, довольная увиденным. Но тут мужчина поднял голову, и… она узнала в нем Пьетро!

Он ее не видел и так быстро исчез, что она не успела глазом моргнуть. Она тут же юркнула назад в комнату, испытывая странное чувство неловкости вперемешку со стыдом, словно подсмотрела неприличную сцену.

Однако вскоре настроение у нее опять поднялось. Казалось, это утро новой жизни. У Рут было ощущение, что наконец она берет свою судьбу в свои руки. Она чувствовала себя заново рожденной. Вся Венеция будто приветствовала ее смелые начинания.

Когда она присоединилась к Пьетро, он был уже одет, собираясь идти на работу, в агентство.

— Сегодня я другой человек, — сообщила она ему. — И хочу совершить что-нибудь значительное, чтобы доказать это.

— Что именно? — улыбаясь, спросил он.

— Например, включить мобильник, — пошутила она.

— А что, все это время он был выключен?

— Да, я выключила его еще в аэропорту Англии и забыла о нем. Теперь пора выяснить, кто из прошлой жизни интересуется мной. О! — Рут с интересом посмотрела на дисплей.

— Кто-нибудь важный? — спросил Пьетро.

— Это издатель, он давал мне работу. Неделю назад я выслала ему книгу, которую перевела с испанского на английский. Слишком рано для ответной реакции. Наверное, что-то не так.

— А я говорю, что все нормально. Лучше прекрати паниковать, позвони и узнай, чего от тебя хотят.

— Ладно, ты прав, — решилась она.

— Набери с моего телефона, — предложил он Рут, передавая ей трубку.

— Джек, привет, это я. Где я там напортачила?

Пьетро быстро нажал кнопку громкой связи, и теперь голос Джека гремел на всю комнату.

— Напортачила? Да ничего подобного! Наоборот, сеньор Сальваторе очень доволен. Насколько он сложный человек, тебе прекрасно известно. Он считает, что его книги надо переводить дословно, и всегда требует лучшего переводчика. Та, которую ты перевела, первая из трилогии, и теперь тебе придется взяться за две остальные.

Пьетро показал ей большой палец, и Рут засияла.

— Я тут с ума схожу, — продолжал меж тем Джек. — Не знаю, где тебя искать. Ну вот, теперь у меня словно камень с души свалился. Сейчас сообщу ему, что ты согласна.

— Погоди, я еще не согласилась, — возразила Рут В трубку, глядя на Пьетро, который качал головой.

Голос Джека заорал на всю комнату:

— Да, да, ты согласилась, согласилась, черт побери! Пожалуйста, Рут, не спорь. Подумай о моем давлении. Ты и так меня помучила изрядно!

Рут посмотрела на Пьетро, который жестами подсказывал ей, что говорить.

— Как насчет гонорара?

— Деньги уже в пути.

— Удвой гонорар, — набравшись храбрости, потребовала Рут.

— Гонорар и половина.

— Двойной гонорар. Я ведь нужна тебе, помнишь?

— Ладно, ладно. Скоро ты вернешься?

— Нет. Еще какое-то время я останусь в Венеции. Можешь выслать книги на адрес дворца Банелли. — Она спросила шепотом у Пьетро: — Адрес?

— Отлично. Книги уже в дороге.

— А деньги за ту, что я уже сделала? — напомнила она ему. — Надеюсь, они уже на моем счету?

Джек страдальчески простонал.

— Ты ставишь чертовски невыполнимые условия!

— Конечно. Ведь я же лучшая.

На этом она отключилась и встретилась глазами с Пьетро. Оба в один голос воскликнули:

— Да!

— А ты хитрец, — шутливо погрозила ему Рут. — Вот зачем тебе нужен был твой телефон!

— Просто я забочусь о твоем благосостоянии.

— Ты просто любишь совать нос в чужие дела.

— Забота о тебе уже успела войти у меня в привычку. И остановиться уже невозможно, даже если очень захотеть.

— А я тебе этого и не позволю. Кто поддержит меня, если я споткнусь и упаду?

— Надеюсь, это не значит, что все свое время ты посвятишь мне и агентству?

— Но… я могу работать там. Переводить по вечерам. Когда можно начать?

— А почему бы прямо не сегодня с утра? — прищурился Пьетро, и смешинки, прыгали в его глазах. — Надо скорей перехватить тебя, пока весь мир не вышел на охоту за тобой.

— Конечно, ведь им нужна только я, — в тон ему ответила Рут. — И никто больше.

— Ну да. Ты же лучшая. Сама так сказала.

И оба снова покатились со смеху. В этот самый момент в комнату вошла Мина и понимающе улыбнулась, словно бы увидев подтверждение своим догадкам. Пьетро в ответ на это лишь сконфуженно улыбнулся и пожал плечами. Не объяснять же домработнице, что он всего лишь помогает Рут. Мина этого точно никогда не поймет.

Как и все остальные, работавшие на него, она жила в ожидании того счастливого момента, когда наконец ее великолепный хозяин снова женится. Никто не понимал, почему он до сих пор избегает отношений с женщинами.

Рут — другое дело. В той ситуации, в какой она оказалась, он просто не мог поступить иначе.

Дорогу к офису Рут уже выучила наизусть. И когда она там появилась, Марио ее уже поджидал.

Первым клиентом, с которым пришлось иметь дело, был англичанин, который говорил с сильным провинциальным акцентом. Рут пришлось приложить все свои знания и обаяние, чтобы сделка состоялась. И после того как клиент ушел, Марио возмутился:

— А еще говорит, что знает английский!..

— Наверное, он приехал из какой-нибудь забытой богом области. Главное, мы продали ему дорогой пакет услуг.

— Ты рассуждаешь как истинный менеджер по продажам, — заметил Пьетро.

— Да у тебя прямо талант! — восхитился Марио.

— Вы первые, кто говорит мне об том. Я всего лишь обычный преподаватель, который любит свою работу, и все.

Тут неожиданно она щелкнула пальцами:

— Я кое-что вспомнила! У меня была подруга, тоже преподаватель. Вот у нее-то как раз и была собака, которая страдала эпилепсией.

— Вот видишь, — заметил Пьетро. — Потихоньку к тебе возвращается память. Ну а теперь вам с Марио не помешает чашечка хорошего кофе и отбивная.

За обедом-то Рут и рассказала Марио насчет своей амнезии и как к ней постепенно возвращается память. Про Джино она упоминать не стала.

— Так что иногда я могу говорить странные вещи, — заключила она.

— Понятно, — кивнул Марио.

В свою очередь парень рассказал ей о своей жизни, которую можно было назвать вполне размеренной. Он до сих пор жил со своей семьей, очень любил мать. В агентстве он работал пять лет и не уставал восхищаться графом Банелли.

— Правда, услышь он это, он будет на меня ругаться, — признался Марио. — Пьетро всегда избегал пафоса. Дело в том, что он затеял этот бизнес, потому что желает сам зарабатывать на хлеб, а не жить на всем готовом.

— Ты хочешь сказать, что ему не обязательно работать? — спросила Рут.

— Пьетро — один из самых состоятельных людей Италии.

— Но… мне показалось, что его дворец в запустении.

Марио с жаром покрутил головой:

— Просто ты мало что пока видела! Дворец в идеальном состоянии. Любая поломка тотчас же устраняется, ковры регулярно заменяются или чистятся, и так далее. Даже несмотря на то, что здание по большей части пустует, кроме пары комнат, в которых он живет, А вообще во дворце полагается быть как минимум десятку слуг. Но Пьетро всем желающим предоставил возможность работать в своей фирме.

И тут Марио ностальгически вздохнул:

— Вот лет десять назад, когда был жив старый граф, здесь все было по-другому. Этот человек любил жизнь! Ты не поверишь, но и Пьетро когда-то был таким же. По сравнению со старым графом Казанова отдыхает. Я еще подростком знал все истории наизусть. Мечтал, когда вырасту, буду таким же, как он, но…

Тут он пожал плечами и посмотрел на Рут. Та лишь сочувственно улыбнулась.

— Значит, Пьетро пользовался успехом у женщин? — с любопытством переспросила она.

— И еще каким! — послышался позади них женский голос.

Рут обернулась и увидела молодую женщину.

— Привет, Джессика, — поздоровался Марио и вполголоса пояснил Рут: — Это хозяйка кафе. — Потом повернулся к женщине: — Это Рут, она будет работать в офисе.

Джессика приветливо кивнула и продолжила:

— Я всю свою жизнь прожила в Венеции и не видела никого лучше его. Не было в городе такой женщины, которая не мечтала бы завоевать его сердце. Но… он выбирал только самых лучших — истинных леди.

— Наверное, аристократок? — предположила Рут.

— Вовсе нет! — в один голос воскликнули оба.

— На титулы ему было наплевать, — сказала Джессика. — Он считал: достаточно того, который у него уже есть. Зато графа интересовало все необычное, особенное. Он умел брать от жизни все лучшее и гордился этим.

— А палаццо Банелли, — подхватил Марио, — было самым популярным местом в городе.

— Да, и для приемов там всегда нанимали дополнительный персонал, — добавила Джессика. — Я и сама много раз там работала.

— Но сейчас во дворце остались только Мина и Селия, — вздохнул Марио. — И вообще Пьетро предпочитает сам справляться с домашними делами. Чтобы никто не нарушал его уединения.

— Но почему?

— Он стал таким с тех пор, как умерла его жена. Она тоже была веселой и гостеприимной, а когда умерла, для Пьетро будто свет померк.

— Да, я знаю, — сказала Рут. — Но он избегает разговоров о жене. Какой она была?

Однако Марио не успел ответить, потому что его внимание привлекли подошедшие знакомые.

Рут размышляла над услышанным. Нет, образ, что нарисовали Джессика и Марио, едва ли был похож на того Пьетро, каким она его знала. Сейчас он больше напоминал монаха-схимника.

Когда рабочий день подошел к концу, она взяла с собой кое-какие документы, намереваясь поработать завтра дома. Вечером она пробовала взяться за них, однако голову занимали совсем другие мысли.

Дворец хранил куда больше тайн и загадок, чем казалось вначале. Рут подошла к окну, выглянула из-за занавески на бурлящую воду внизу, потом задумчиво перевела взгляд на темневшее в сумраке палаццо. И вдруг заметила, что в одной из комнат первого этажа в окнах теплится слабый свет. Потом на освещенном фоне появился знакомый силуэт. Она заморгала, проведя рукой по глазам. Почудилось ей, что ли? Нет. Это определенно был Пьетро. Но что он делал там один ночью? Рут было так любопытно, что она решилась сходить разузнать, в чем дело.

Накинув халатик, девушка выскользнула в коридор.

Вокруг не было видно ни зги. В кромешной тьме она едва различила огромную мраморную лестницу, ведущую вниз, и, держась за перила, тихо двинулась по ней.

Пьетро стоял у окна словно окаменев. За сегодняшний день второй раз она, наблюдая за ним, остается незамеченной. Рут поразилась той разнице, которую увидела. Если утром это был жизнерадостный, сильный мужчина в расцвете лет, то теперь она видела одинокого человека с печатью усталости на лице. Ей вдруг захотелось обнять его и утешить, но решиться на такое она не рискнула бы ни за что. Наконец он повернулся, и Рут поспешно отступила в тень.

Девушка стояла не дыша и мечтала раствориться в темноте. Теперь она корила себя за излишнее любопытство, понимая, что не имеет права тревожить его одиночество. Едва ли кто-то мог оказать ему поддержку в такую минуту. Пьетро тяжелыми шагами прошел мимо, так ничего и не заметив.

ГЛАВА ПЯТАЯ

На следующий день Рут осталась дома поработать с документами. Пьетро уже давно ушел, и потому завтракала она одна, размышляя, что бы могло означать увиденное прошлой ночью.

Она говорила себе, что не станет ни во что вмешиваться и уж ни в коем случае не полезет в душу к этому странному человеку. Разве только посмотрит ту часть дворца, которую она еще не видела. Убедившись в том, что вокруг никого, туда она и направилась.

Увиденное очаровало и заколдовало ее. Она словно очутилась в одной из тех волшебных сказок, которые читала в детстве. Величественные и просторные чертоги со стрельчатыми окнами и широкими лестницами, высокими арочными потолками, украшенными изысканной лепниной.

Она заметила, что цвет стен в некоторых местах отличается от основного фона. Очевидно, там раньше висели картины. Где они теперь? В хранилищах?

Внизу одной очень длинной лестницы в конце коридора она обнаружила комнату для приемов, за которой была еще одна. Должно быть, когда-то здесь знатные гости дожидались аудиенции дожа. Теперь от прежних времен осталось лишь воспоминание, хотя обстановка прекрасно сохранилась.

Рут и не собиралась идти в спальню, если бы не открыла случайно маленькую дверь последней комнаты. Она ожидала увидеть за ней что-то вроде гардеробной.

Здесь не было и намека на интимность. Гигантская кровать со свисавшим балдахином, которую хозяева покинули раз и навсегда, одиноко стояла в центре комнаты — без постельного белья, с одним только тяжелым и неуютным матрасом. Однако, какой бы необжитой ни выглядела комната, полы были чистыми — ни пылинки. Пусто и жутко.

Неожиданно ей на глаза попалось высокое зеркало, и она скользнула глазами по своему отражению. В ту же секунду увиденное заставило девушку позабыть обо всем на свете и воскликнуть:

— Черт побери! Я выгляжу просто кошмарно!!

Платье, купленное бог знает когда, сейчас висело на ней мешком, уродуя фигуру. Короткие волосы стоят ежиком. А уж про макияж она год не вспоминала.

Приблизившись к зеркалу, она озадаченно пробормотала:

— Да уж, новая женщина…

Потом, внутренне подобравшись, как пантера перед прыжком, она стрелой вылетела из чужой спальни, Почти вбежав к себе в комнату, схватила сумочку с находившейся в ней кредиткой и поспешила на улицу. Пару минут спустя банкомат отсчитал ей гонорар за книгу. Джек сдержал слово. Рут довольно улыбнулась. Неплохое начало!

Петляя по многочисленным ходам-выходам, улочкам и переулкам, она быстро нашла дорогу к магазину с одеждой, который заприметила ранее. Увидев высокую стройную клиентку, к ней сразу же подлетели консультанты. Не прошло и двадцати-тридцати минут, как, она вышла из магазина с четырьмя платьями, двумя парами джинсов, тремя свитерами, ворохом белья разных моделей и визитной карточкой престижного бутика.

В парикмахерской она жаловалась мастеру:

— Они слишком короткие, не знаю, можно ли что-то сделать.

К счастью, Рут ошибалась, недооценив мастерство современных парикмахеров. Через пару часов ее поблекшие, непонятного цвета волосы уложились в изящную модельную стрижку, а завитые кончики придали прическе особый шик.

Теперь она с чистым сердцем могла возвращаться домой, но отчего-то решила навестить офис на Сан-Марко.

— Одну минутку, синьорина, — бросил Марио, яростно что-то записывая. Через несколько секунд он поднял глаза. — Ну вот, готово. Чем я могу вам… — Он запнулся на полуслове. Наконец, обретя дар речи, он пробормотал: — Ты… вы… — Глаза его от удивления округлились.

Рассмеявшись, она протянула руку и поддела пальцем его подбородок, чтобы он закрыл рот.

Никто из них не заметил появления Пьетро в дверном проеме позади. Он не отрываясь смотрел на Рут.

Рут рассмеялась и, поддразнивая Марио, спросила:

— Что случилось?

— Нет, это…. Это правда ты, Рут? — Тот все не верил своим глазам.

— Думаю, опасно задавать ей этот вопрос, — раздался голос позади них.

Оба вздрогнули и обернулись. Пьетро с улыбкой смотрел на обоих. Потом мужчины снова перевели взгляды на Рут.

— Извини, — пробормотал Марио, — не ожидал твоего появления.

— Забавно, что ты не узнал меня, — сказала Рут.

— Ну да, женщины любят экспериментировать с внешностью, — кивнул Марио, — но… ты преобразилась.

— Настало время… — загадочно произнесла она.

— Да, это привлечет больше клиентов, — согласился с ней Пьетро.

Его голос прозвучал сухо, словно он желал напомнить ей о субординации.

— Почему ты не пошла домой? Передай Мине, что я буду поздно. Здесь еще полно дел.

— Может, я помогу?

— Нет необходимости, — ответил он. — Увидимся позже.

Тон разговора был таким деловым и бесстрастным, что Рут ничего другого не оставалось, как действительно уйти домой.

Пьетро и в самом деле вернулся поздно. И девушка пыталась себя убедить, что в этом есть свой плюс. Зато у нее появилось много свободного времени на изучение итальянского языка. Она успела купить учебник и несколько дисков с аудиозаписью, и чтобы потренироваться, тишина была кстати.

Потом Рут решила сделать перерыв и примерить новые вещи. Для начала она выбрала элегантное платье классического покроя.

Глядя на свое отражение, она была довольна собой. Что бы сказал Пьетро, увидев ее сейчас? Кстати, с чего это он вдруг начал себя вести так холодно и официально?

Интересно, а как отреагировал бы Джино, попадись она ему сейчас на глаза?

Впрочем, она не уверена, что его мнение для нее важно.

Вздохнув, Рут отвернулась от зеркала и… наткнулась взглядом на Пьетро, который стоял в дверях.

— Дверь была открыта, — извиняющимся тоном проговорил он.

— А я решила немного позабавиться, — сконфуженным голосом попыталась она все обратить в шутку.

— Ты заслужила это. А с чего вдруг тебе этого захотелось?

— Когда устаешь жить в постоянном горе, то покупка новых вещей может вернуть радость жизни.

Он подошел к ней и тоже посмотрел в зеркало, которое отражало элегантную, интересную женщину.

— Познакомься с Рут-Третьей, — шутливо произнесла она, указав на зеркало.

— Третьей? — удивленно спросил он.

— Раньше была Рут-Первая, но теперь она ушла. И хорошо, потому что это была скучная, глупенькая, легковерная девица.

— Кроме того, она была щедрой и ранимой, — добавил Пьетро. — Она доверяла мужчине, которого любила.

— Именно. Я и говорю — глупой. Потом она превратилась в Рут-Вторую. Ту самую, которая недавно появилась здесь.

— Я лично против нее ничего не имею и тебе не советую, — заметил Пьетро.

— Никто и не собирается говорить о ней плохо. Но… признайся, она была не самой лучшей компанией.

— Как раз наоборот, мне ее компания очень даже нравилась, — возразил он. — С ней было легко и просто, это человек, который привык больше отдавать, чем брать.

— Ты просто стараешься быть вежливым. С меня уже хватит ее общества. Я готова стать Рут-Третьей.

— И какая же она?

— Не знаю, самая лучшая, какой только может быть Рут. До сих пор я ее не знала, но думаю, что не разочаруюсь. Уж она-то наверняка не станет сидеть на месте и ждать милостей от природы, как две первых.

— Ну уж совсем-то их не прогоняй. И в них было что-то хорошее.

Она наклонила голову в одну сторону, потом в другую. Провела пальцами по волосам, поменяла положение челки.

— Никак не могу решить, как лучше, — сказала она.

— Дай-ка я попробую.

Он развернул девушку к себе и нежно коснулся ее лба и тут же ощутил под пальцами шрам.

— Прости, — сказал он.

— Больше не болит, — уверила она его. — Все давно прошло.

Хотя в душе шрам, пожалуй, еще не зажил.

— Очень заметно? — тихо спросила она.

— Нет. Только осталась тонкая линия. Совсем не видно, если не знать, что она там есть.

— Так и должно быть, — произнесла она. — Держи боль при себе, пока кто-нибудь ее не обнаружит.

Он кивнул.

— Верно, хотя и не каждому так повезет.

Пьетро снова легонько провел по шраму, потом опустил на него челку и слегка коснулся губами.

— Все будет хорошо, — прошептал он.


Понемногу жизнь вошла в привычную колею. Пьетро дал Рут ключ от двери. Теперь ей не надо каждый раз ставить его или Мину в известность насчет того, куда она пошла. Она либо приходила по мере надобности в офис, либо, оставшись дома, работала над документами или занималась итальянским. Иногда она с удовольствием шла прогуляться, чтобы получше узнать город, который успела полюбить. Будучи с Джино, она не замечала ничего вокруг, кроме него самого, и теперь наслаждалась полученной возможностью видеть достопримечательности Венеции.

Помимо туристов, в городе едва ли наберется тысяч семьдесят коренных жителей, для которых этот город, несмотря ни на что, всегда был самым прекрасным местом на земле.

Машин здесь практически нет, и люди передвигаются либо пешком, либо на лодках. Даже лифты здесь были роскошью.

— Устанавливать в домах подъемники строго запрещено, — объяснил Марио. — Здания такие старые и хрупкие, что любая, даже незначительная вибрация может обрушить непрочные стены. Моим старикам приходится каждый день пешком взбираться на седьмой этаж.

Иногда Марио помогал ей осваивать местное наречие. А она практиковалась с ним в английском.

— В нашем языке много диалектов, — сказала она, — но мало кто их знает. Помнишь давешнего англичанина? Ты понимал его с трудом, хотя английский у тебя приличный.

— Ладно, ладно. Чего там сравнивать! Итальянский и наш, венецианский — два разных языка!

— Ну да, — говорила она и важно кивала головой. — В вашем диалекте есть буква «j», которой в итальянском нет.

— Верно, — сказал Марио. — Откуда ты знаешь?

— Знаю. К примеру, классическая итальянская фраза «Tivogliobene» на вашем наречии будет звучать: «Теvojaben».

Она отлично это помнила с тех пор, как Джино шептал ей эти слова, которые значили: «Я тебя люблю».

И тут внезапно ее озарило другое воспоминание. Та самая дождливая ночь, когда она, потеряв сознание, очутилась в комнате графа Банелли и, мечась в бреду на кровати, простирала руки… к самому графу, желая поцеловать… кого? Призрак Джино? Или… Пьетро? Уж не поцеловала ли она его? Щеки ее запылали.

— Рут, что с тобой? — в который раз окликал ее Марио, размахивая перед лицом девушки руками.

— Да, да… — Она стряхнула с себя оцепенение и перевела дух.

Видение исчезло. Вздохнув, Рут опустила глаза.

Пару дней спустя, когда она вместе с Пьетро занималась делами в офисе, Марио просунул голову в дверь и позвал ее:

— Рут, там тебя какой-то мужчина ищет.

Она задержала дыхание. Неужто вернулся Джино? Нет, нет, не может быть… Она поймала на себе вопросительный взгляд Пьетро. Отдышавшись, девушка спросила:

— Он назвал себя?

— Да. Сальваторе Рамирес.

Что?! Но ведь это же автор книги, которую я перевожу!

И она стрелой помчалась в приемную. Пьетро неторопливо последовал за ней и увидел экстравагантного привлекательного мужчину, который с театральным пафосом приветствовал Рут.

— Я привез книги сам, потому что непременно должен был познакомиться с синьоритой, которая лучше всех на свете понимает мою писанину, — проговорил он на испанском. — Сначала я позвонил вам домой и на работу, но там сказали, что вы приедете не скоро, и дали вот этот адрес, по которому я вас и нашел.

— Вы так любезны… — пробормотала она.

— А теперь, будьте добры, скажите мне, что вы свободны и готовы посвятить мне этот вечер. Нам с вами необходимо поговорить о многих вещах, которые, несомненно, помогут вам в дальнейшей работе над переводами моих книг. Я открою вам свою душу, вы мне — свою, и радость взаимного понимания непременно даст толчок для создания нового бессмертного произведения.

— Да, и у меня есть к вам некоторые вопросы, — кивнула она. — Пьетро, ничего, если я отлучусь? Сеньор Рамирес говорит…

— Я понял его как нельзя лучше. — Пьетро искусно замаскировал улыбкой раздражение, какое вызвал в нем это тип. И добавил вполголоса: — Забирай его отсюда подальше.

— Надеюсь, я вернусь пораньше…

— Как угодно, но до рассвета.

Рут вернулась, когда совсем стемнело, и воспоминания о проведенном дне были самые хорошие. Прогулка с автором удалась на славу. Она хотела пройти в свою комнату незаметно, но ей это не удалось. Пьетро лежал на диване в общей комнате, положив ноги на валик, с полнейшим равнодушием на лице.

— Значит, для тебя это не слишком поздно?

— Я не заметила, как пролетело время.

— Вдохновляла создателя шедевра? — ехидно заметил он.

— Да, что-то в этом роде.

В ее глазах плясали искры — то ли от выпитого шампанского, то ли от впечатлений о вечере. Она устало рухнула в кресло, блаженно потянувшись.

— Мне так понравилась прогулка! Я столько всего узнала!

— Поздравляю, — буркнул он.

— Я думала, что ты не станешь меня дожидаться.

— Не стоило тебе ходить с ним. Это еще тот типчик.

— Да нет же, он просто душка. Это был чудесный вечер!

— Не знал, что рестораны работают допоздна.

— Они и не работают. Нас попросили покинуть столик, и мы пешком отправились в отель, где он остановился.

— Ага. И оставались там несколько часов, — саркастично подытожил он.

— Правда? — Она озадаченно посмотрела на часы. — Нуда, я и не заметила.

— Ты так хорошо провела время, что теперь у тебя полно новых идей для перевода его книг? — поинтересовался Пьетро ядовитым голосом.

— Ой… Книги! — вскочила она.

— Где же они?

— Кажется, остались у него. Надо вернуться. И как я могла их оставить?

— Трудно даже представить, — снова поддел ее Пьетро.

В этот самый миг раздался звон дверного колокольчика. В дверях стояли Сальваторе и миловидная женщина лет сорока.

— Рут, — бодрым голосом произнесла гостья, — ты забыла свои книги. — И она протянула ей пакет.

— Аманда, как мило с вашей стороны, — поблагодарила Рут.

— Проходите, — пригласил их Пьетро.

— Нет, нет, мы не можем остаться, — отказалась Аманда. — Наш самолет улетает завтра рано утром. И надо хоть немного поспать. Счастливо!

Они обменялись с Рут воздушными поцелуями, а затем растаяли в темноте.

— Кто такая эта Аманда?

— Его жена, конечно. Разве не милашка?

— Жена?

— Да.

— И все это время она была с вами? — несколько обескураженно спросил Пьетро.

— Ну да. И честно признаться, от нее я узнала больше, чем от него. Наверняка она помогает писать эти книги, если не сама является их автором. Мне кажется, это по ее настоянию их переводчиком стала именно я.

— А Рамирес что-нибудь делает?

— Да. Он отлично рассказывает смешные истории. Никогда еще я столько не смеялась, как сегодня вечером. Ну ладно, пора спать. Я пошла. Спокойной ночи.

Но он не ответил. Она повторила погромче:

— Пьетро, спокойной ночи!

Он, словно очнувшись, взглянул на нее:

— Что?

— Спокойной ночи, говорю, а ты смотришь куда-то мимо.

— Нет. То есть да. Спокойной ночи.

И, счастливая, она отправилась к себе. Такого прилива радости Рут еще не испытывала никогда. И самыми приятными за весь день были эти последние несколько минут с Пьетро.


Она дала себе слово, что выкинет Джино из головы, и открыла для себя, что работа этому способствует лучше всего. Теперь каждый денье самого утра и до вечера Рут была занята. Либо занималась делами в офисе, либо поздно вечером переводила книги и редактировала перевод. Мало-помалу обрывки воспоминаний складывались в более-менее понятную картину, к которой добавлялись новые эпизоды.

— Если я вспомню не все, — говорила она сама себе, — тогда просто придется смириться с этим и жить дальше.

Еще недавно эта мысль пугала девушку. Но теперь, когда в ее жизни произошло столько всего интересного, перемены ее не страшили.

Рут даже познакомилась с приятелем Пьетро — бароном Франко Фарини. Он начинал свой бизнес как носильщик, потом сколотил состояние на кухонной сантехнике, а теперь мечтал совершенствовать себя как личность. В довершение всего Фарини купил дворец на одном из островов лагуны, а заодно и свой титул.

У него была молодая жена, которую прельстило богатство и возможность купаться в лучах славы мужа.

Рут видела в этом богаче всего лишь наивного мальчика, который радовался новым игрушкам. Его наивность и открытость очаровывали с первого же взгляда.

— И как он только преуспел в этом жестком бизнесе? — недоумевала она.

Пьетро лишь отшучивался по этому поводу.

Франко задумал выучить английский, потому что тот уровень, который у него был, его уже не устраивал. Но как только он начинал эту тему, разговор неизменно перетекал в рассказ о его острове. И о грандиозном бале-маскараде, который он собирался устроить по случаю Карнавала.

Пьетро сказал, что лично он на этот бал и не собирается. Мол, он слишком стар для таких увеселений. Рут недоуменно взглянула на него. Мужчину привлекательнее Пьетро вряд ли можно найти. Однако она отлично поняла его. В нем каким-то невероятным образом уживались вместе два совершенно разных человека.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Несколько дней Пьетро ходил мрачный и молчаливый. Но однажды он появился в дверях офиса и сообщил:

— Мне надо в город, пройтись.

— Я иду с тобой, — тут же отозвалась Рут. — Мне тоже нужно прогуляться.

— Не сегодня, — отрицательно качнул он головой. — Я ухожу прямо сейчас.

— А я уже готова.

— Говорю же, нет. Увидимся позже.

И не успела она ничего сказать, как он уже ушел. Он даже не понял, что она обиделась.

— Не принимай близко к сердцу, — сказал Марио. — Думаю, ему надо в Сан-Мишеле [3]. Там похоронены его родственники. Пьетро ходит туда каждый месяц. Он никому не рассказывает, но все знают, потому что в эти дни он особенно молчалив.

— Боже! — заломила руки Рут. — Какой же я была навязчивой дурой!

— Нет, нет, ты же не знала.

— Ты как-то начал рассказывать мне о его жене, но тогда нас прервали.

— Да, ее звали Лизетта Алуччи. Они с Пьетро выросли вместе. Она часто приходила сюда. Очень приятная леди. И когда они поженились, все думали, что это идеальная пара. А когда его жена забеременела, все радовались, что у него будет наследник.

— Разве в наше время это семейное событие становится достоянием общественности?

— Да, если это семья титулованной особы. У графа должен быть наследник. Они поженились в Сан-Марко, и вся Венеция присутствовала на их венчании. Ты бы только видела, как величественно они выглядели, когда рука об руку шли к алтарю! Но прожили молодожены от силы года два. Потеряв ребенка, она снова забеременела. На этот раз ребенок родился живым, но Лизетта умерла в тот же день, а через несколько часов и малыш. Похоронены они вместе. Мать с ребенком на руках.

Ужас холодом сковал сердце Рут. Ей было известно, что Пьетро пережил трагедию, но такие душераздирающие подробности она не ожидала услышать. И у нее перед глазами так и стояла щемящая картина — очарованный принц в жутком одиночестве в этом дворце, наедине с собственными воспоминаниями.

— А я так бесцеремонно вторглась в его жизнь!.. — ругала она себя. — Как и сейчас. И как он только еще меня терпит?

Дома ее встретил только Тони. Пес выжидающе глядел на нее.

— Кажется, тебе надо погулять, — сказала она. — Давай проветримся вместе.

Она планировала пройтись вокруг дворца и по улочкам. А если встретит Пьетро, то это будет случайность.

Впрочем, его нигде не было видно. Вернувшись домой, она обнаружила, что он еще не приходил. Вслушиваясь в тишину, Рут понимала, что дворец — это хранилище души Лизетты и воспоминаний о ней. Ей стало не по себе от такой мысли.

На следующий день Пьетро был таким, как всегда, ни словом, ни взглядом он не напомнил о вчерашнем дне.


Спустя пару дней погожим вечером Рут застала Марио за романтическим занятием: уставившись в небо, тот взирал на полную луну. Полагая, что он мечтает о чем-то личном, она произнесла:

— Красиво, правда?

— Ну да, — вздохнул он. — К сожалению, полнолуние еще будет долго.

— К сожалению? Разве луна не прекрасна?

— Не тогда, когда она несет с собой «большую воду», — словоохотливо объяснил Марио.

— Ты хочешь сказать, потоп? Наводнение? — догадалась Рут.

— Ну да. Венецию затапливает четыре раза в год: каждое полнолуние наступает прилив. Нам грозит вскоре через это пройти, — его передернуло.

— Это так плохо? — ужаснулась она.

— Куда бы ты ни пошел, ты вынужден шагать по мосткам и доскам над водой. А ведь обычно на улицах так много народу, что можно оступиться или даже упасть в воду… Бррр!

«Да уж. Вот тебе и романтические мечты, — мрачно подумала она. — Вот и делай после этого поспешные выводы!»

Марио добавил:

— Не волнуйся, тебя не столкнут. Все стараются уступить дорогу красавицам.

С тех пор как Рут поменяла имидж, Марио каждый раз восторженно вздыхал, записавшись в ее поклонники. Да и все кругом тоже, все. Кроме Пьетро. Ну да, он тоже заметил перемену, но лишь для того, чтобы просто похвалить.

По дороге домой она заметила, что многие то и дело поглядывают на лунный диск. Пьетро тоже смотрел на небо, когда они пересекали узенький мостик.

— Ты думаешь о том, что скоро начнется наводнение? — спросила она.

— Ага, вот и ты становишься жительницей Венеции.

— Это Марио мне рассказал. Это вредно для зданий?

— Вред будет нанесен несомненно, если не поднять и не укрепить фундамент. Я уже давно перестроил свой дом как надо. Но некоторые хозяева слишком беспечны. А мы уже запаслись мешками с песком.

— А вы успеете принять меры?

— Безусловно. Ведь предупреждение о предстоящем наводнении уже было.

Когда они дошли до дворца, Пьетро показал ей, что обычно делали до наводнения и как укрепляли фундаменты зданий.

Потом он указал на отметину на стене выше шести футов.

— Ее сделал мой отец. На такую, высоту вода поднялась в шестьдесят шестом году. Отец тогда сказал, что это послужит нам хорошим напоминанием о том, что мы не должны расслабляться в этой борьбе с морем.

— Думаешь, это повторится?

— Кто знает… Такое сильное наводнение бывает раз в сто лет. Но в одном мой отец был прав: всегда следует быть наготове.

— Неужели вода была так высоко? — Рут подняла лицо.

— Да, представь себе. И затопила весь дворец. Идем, покажу.

Он повел ее по зданию. Хотя чистота везде была идеальная, на всех стенах дворца поверху шла эта едва заметная линия — как знак для посвященных.

— Идем, лучше я покажу тебе комнаты. Это гораздо интереснее.

Они прошли в самое сердце дворца. Залы здесь были с высокими потолками, расписанными фресками, с изысканной обстановкой и несколькими портретами на стенах. Остальные картины, по-видимому, находились в хранилищах.

— Это мой предок, — объяснил Пьетро, показывая на изображение дожа, — Джованни Соранцо.

— Что-то он мне не нравится, — сказала она, рассматривая хмурое лицо мужчины, облаченного в роскошные одеяния.

— Да. Не слишком приятный персонаж, — согласился ее спутник. — Он запретил своей дочери семь лет после своей смерти выходить в свет.

— Да уж…

Рут медленно прошла вдоль стены огромного зала. Его окна выходили на маленькие балкончики, откуда открывалась потрясающая панорама на Большой канал.

И тут внезапно будто вспышка озарила ее мозг:

— Здесь мы устроим свадебный прием, дорогая.

— Но это слишком торжественно для меня. — Ради нашей любви я готов на все. Мне хочется поразить тебя.

Она тогда поверила ему.

— Что с тобой? — спросил Пьетро, от которого не укрылась мелькнувшая горечь в ее глазах.

— Просто кое-что вспомнила. Джино обещал мне, что здесь состоится наше венчание.

— Так и есть. Это был бы мой свадебный подарок вам.

— Он говорил.

Рут подошла к высокому окну. Пьетро, все поняв без слов, открыл перед девушкой балконную дверь, чтобы она могла выйти полюбоваться живописным видом.

Он рассказал о том, как должна была проходить свадебная церемония.

— Джино говорил тебе?

— Возможно. Не знаю. Но я много читала об этой традиции в книгах. — Помолчав, она решилась задать мучивший ее вопрос: — Джино так и не звонил?

Пьетро отрицательно покачал головой.

— Не хочет говорить с тобой. Или со мной. Неважно.

Рут задумчиво смотрела на луну, которая своим светом серебрила город.

— Интересно, а дождь будет? — произнесла она.

— Да, — ответил он, и в этот момент на него упала первая капля. — Приближается гроза. Идем в дом.

Собираясь пойти каждый по своим комнатам, они вдруг увидели Тони. Он лежал на полу, вытянувшись как струна. Оба бросились к нему. Пес, тяжело дыша, судорожно глотал, а через несколько секунд его начало сильно трясти.

— Бедный малыш, — с жалостью проговорила Рут. — У тебя этот приступ, да… Ну, давай же, держись, детка.

Она обвила его руками и принялась уговаривать, как маленького ребенка. Пусть он ничего не понимал, но девушка была уверена, что Тони ощущает ее присутствие и от этого ему легче.

— Это скоро пройдет, — сказал Пьетро. — Может, забрать его? После приступа он иногда бывает агрессивным.

— Нет, оставь его со мной. Я не боюсь, — ответила Рут.

В этот момент челюсти собаки довольно крепко прихватили ее запястье. Рут скривилась.

— Тони не хотел, — оправдывая четвероногого приятеля, произнес Пьетро, осторожно высвобождая тонкую руку девушки из клыкастых тисков. — Он сейчас не отвечает за свои действия.

— Да я знаю. — Рут нисколько не испугалась и снова обняла собаку. — Это все болезнь. Ведь даже человек в такие моменты не способен себя контролировать, что уж говорить о бедном Тони…

И она принялась утешать несчастного пса, словно забыв о присутствии Пьетро, который наблюдал за ней. Если бы она подняла взгляд, то увидела бы в его глазах недоумение. Пьетро просто не верил своим глазам. Впервые его проигнорировали. И это кольнуло самолюбие молодого графа.

— Сильно он тебя укусил? — кашлянув, спросил он.

— Нет, нет, ничего страшного. Правда, ты ведь не хотел, милый? — обратилась она к собаке.

— Это итальянский пес. Он не понимает английского, — напомнил ей Пьетро.

— Все он понимает. Ему не нужны слова, он слышит тон. Он знает, что я его люблю. — И она поцеловала Тони в голову, шепча: — Ведь ты знаешь, что я тебя люблю?

Пьетро постоял еще немного и, убедившись, что помощь не нужна, тихо удалился на кухню.

Потом, когда все закончилось, Пьетро предложил Рут поужинать. Она жевала, не отрывая взгляда от собаки, которая лежала на ковре.

— Не хочешь спать? — спросил Пьетро.

— Нет, я останусь с Тони. Ему нужна помощь. Мы с ним хорошие друзья.

— Кажется, он тоже так считает.

— Но хозяин все равно ты. А я — так. Гость, который рано или поздно уйдет из твоего дома.

— Уйдет… — эхом повторил мужчина.

Они еще немного помолчали. Потом Рут, повернув голову к окну, прислушалась:

— Кажется, начинается буря.

— Да уж. Ты в этом знаток, — усмехнулся Пьетро.

Она тоже улыбнулась в ответ и лукаво прищурилась:

— Любопытно, может быть, в эту минуту на улице кто-нибудь снова стоит, промокший насквозь, как я тогда?

— Хочешь, чтобы я выглянул?

— Нет. Это будет лишней проблемой, ты же сам знаешь.

— Ну, последняя гостья не была такой, — возразил Пьетро.

— Правда? А я слышала, что она такая несуразная.

— Определенно. И к тому же остра на язык, характер не сахар и вообще — само противоречие.

— Такая, без которой можно обойтись? — спросила она, изогнув бровь.

— Сначала я так и подумал. Но теперь изменил свое мнение. Особенно когда увидел, как ее обожает мой верный пес.

Они рассмеялись. Тони забеспокоился, заворчал, и она снова, присев около него на ковре, стала гладить лохматую голову пса. Через некоторое время Рут задремала около него. Тщетно пытаясь бороться со сном и с трудом разлепляя смыкавшиеся веки, она все время видела перед собой Пьетро. Он смотрел на нее так, что у нее все замирало внутри.

На рассвете снаружи раздался пронзительный вой сирен.

— Прилив на пути сюда, — сообщил Пьетро. — И похоже, он будет большим.

В мгновение ока они вместе с Миной и Селией бросились баррикадировать все двери мешками с песком.

От громкого воя сирен Рут закрывала уши. Пьетро лишь ухмылялся; новичок — что поделаешь!

— Зато любого разбудит! — крикнул он.

Мина пообещала присматривать за Тони, когда ей рассказали об очередном припадке.

Выйдя на улицу, они заметили, что вода действительно стала подниматься, причем стремительно. Уже были готовы деревянные настилы и мостки, по которым можно будет переходить потоки. Рут удивилась спокойствию жителей. Нуда, для них это было прозой жизни. Пусть и не самой приятной.

— А двери офиса тоже завалены мешками? — в тревоге спросила Рут.

— Нет, конечно. Как же туда будут заходить клиенты?

— Ну да…

Марио был уже на работе. Он положил широкие доски, по которым посетители могли бы входить в агентство. И тогда Рут поняла, что в городе все было построено с учетом этих наводнений. Если раньше ей казалось, что незачем было располагать витрины так высоко, то теперь это оказалось необходимо.

Сегодня торговля шла не очень, правда, большего никто и ждал. Когда она посокрушалась по этому поводу, Пьетро и Марио ее высмеяли.

— Сразу видно, что ты иностранка. Сдаешься при первых каплях дождя.

— Первых каплях?! — возмутилась она.

Но тут все рассмеялись.

К ее великому облегчению, Пьетро закрыл офис рано, и они не спеша, со всяческими предосторожностями отправились домой. Как Марио и предупреждал, было очень сложно удержать равновесие на шатких мостках.

— Проблема в том, что попадаешь в час пик, — объяснил Пьетро. — Держись за меня.

Но было поздно. Кто-то нечаянно толкнул ее сзади, и в следующий миг она свалилась в воду. Пьетро в мгновение ока оказался рядом, выудил ее, поставил на ноги, и… теперь промокли до нитки оба.

— Скорее домой! — потянул он ее, крепко обхватив за талию.

Наталкиваясь на других прохожих, они прокладывали себе путь почти по колено в воде, пока не достигли знаменитого исторического района Рива-дель-Ферро и наконец — дверей дворца.

— А как мы попадем внутрь? — вопросила Рут. — Мы же зальем весь дом.

— Глупенькая, все предусмотрено, — успокоил ее Пьетро.

Вынув ключ из кармана, он потянулся наверх и открыл окно первого этажа, расположенное в четырех футах от земли.

— Прошу, — пригласил он, подсаживая ее наверх.

С непривычки Рут неловко вскарабкалась на подоконник и ударилась коленом.

Он последовал за ней, и оба оказались дома, уставшие и продрогшие.

— Все в порядке?

— Да. Только ушиблась.

Подхватив ее на руки, он в два прыжка миновал лестницу, и оказался в комнате.

— Я уже второй раз умудряюсь промокнуть в этом городе, — улыбнулась Рут.

— Может, знак судьбы?

В эту минуту их встретил заливистым лаем Тони.

— Привет, Тони, привет. Как ты? Ну, тебе уже лучше.

Через пару минут Рут приняла душ и высушилась. Закутавшись в пушистый банный халат, она села на диван и стала осматривать колено.

— Кажется, будет изрядный синяк.

— Надо было мне первым идти, а потом подать тебе руку, — сокрушался Пьетро.

— Какие пустяки. Стоит ли так переживать?

— Дай я все же посмотрю, — мягко настаивал он.

— Не нужно. Лучше иди в душ. Еще не хватало, чтобы по моей вине ты схватил воспаление легких.

Он сдался и послушно побрел в ванную.

Ей вдруг снова припомнилась та ночь, когда она попала сюда, и надо сказать, легче ей от этого не стало.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Необходимо было срочно исчезнуть из поля зрения Пьетро. Не дай бог, он заметит ее волнение, а если еще и заподозрит причину, тогда вообще кошмар. Через дверь ванной она предупредила его, что собирается лечь спать пораньше и не будет дожидаться, когда он выйдет. Потом Рут ушла к себе.

Долго-долго она лежала без сна, не в силах избавиться от будораживших ее мыслей. Эротические образы наплывали на нее, и уснуть не представлялось возможным.

Да, да, теперь она могла совершенно точно вспомнить: она действительно не только тянулась к нему той первой ночью. Она поцеловала его, рассчитывая поцеловать, конечно, Джино, но… Этот поцелуй не был предназначен Пьетро. Так почему же тогда она так взволнована своим открытием? Это ей не приснилось. Теперь все ощущения всплыли в памяти с особенной силой.

Она резко открыла глаза. Да, это был Пьетро, и она его целовала. Во сне. Вместо Джино.

Он не должен ничего знать, ни о чем не должен догадаться. И главное — что она об этом помнит.

Боже! Да он же еще раздевал ее! Пусть он делал это как простая сиделка, а не как мужчина, но все равно — Пьетро прикасался к ней! Сердце Рут затрепетало.

Она застонала. Как же теперь смотреть ему в глаза? Она решила ни словом, ни намеком не дать ему догадаться о своих чувствах.

Утром Рут вышла к завтраку, где, к ее великому облегчению, уже командовала Мина, разливая кофе. Значит, не придется быть наедине с Пьетро. Но вот он улыбнулся Рут. И эти губы она целовала, подумать только!

— А я думал, что ты ранняя пташка, — пожурил он ее лукаво.

— Не спала прошлую ночь. Я бы осталась сегодня дома, если не возражаешь.

В ее голосе явственно слышалось смущение, и он спросил:

— Рут, что случилось?

— Нет, нет, со мной все в порядке, — поспешно сказала она.

— Ну нет, голос тебя выдает.

— Пустяки, ничего особенного… — нарочито бодро ответила Рут, стараясь при этом держаться от него подальше.

— Значит, не хочешь говорить, да? — допытывался он.

— Пьетро… Я же говорю, просто не выспалась, вот и все.

Господи, да уберет же он, наконец, свою руку с ее плеча или нет? Ну как он не понимает, что его близость сейчас причиняет ей самую большую муку на свете? И что именно он является невольной причиной ее головной боли?

Конечно, он этого не знал. И никогда не должен узнать.


Прилив сменился отливом. Вода в городе, поднявшись до максимума, стала спадать. В течение дня ее уровень нормализовался, и горожане, вздохнув с облегчением, вернулись к своим повседневным делам.

Рут помогла Марио вымести мусор, который с наводнением принесло в офис, и вскоре никто не сказал бы, что им пришлось пережить потоп.

Однако не для всех последствия стихии были столь незначительными. Ближе к вечеру дверь агентства с грохотом распахнулась, и внутрь помещения влетел запыхавшийся барон Франко. На нем лица не было.

— Катастрофа! — кричал он. — Ужасная трагедия!! Где мой друг Пьетро?

— Здесь, — успокоил его Пьетро. — Что там случилось, Франко?

— Мой дворец! Он разрушен! Уничтожен!!

Пьетро постарался успокоить его и выспросить как можно больше подробностей случившегося. Выяснилось, что дом на острове действительно пострадал от прилива. Хотя он и не разрушен, но для проведения там запланированного бала точно теперь не годился. А ведь билеты уже проданы!

— Франко, я ведь предупреждал, что ты недостаточно укрепил фундамент и двери, — мягко укорял друга Пьетро. — Понял теперь, что ради красоты не стоило пренебрегать безопасностью?

— Мне было некогда! Все это потребовало бы времени на несколько месяцев больше. Серафина всю душу вложила в этот бал! А теперь… теперь там полный хаос, Боже! Осталось всего каких-то несколько дней, и успеть привести в порядок дворец за такой мизерный срок просто нереально. Серафина в отчаянии! Я должен найти другое место, а все подходящие здания в округе давно заняты. Пьетро, друг мой…

— Нет, — отрезал «друг». — Забудь об этом, Франко.

— Но к кому еще мне обратиться? Пьетро, умоляю, здесь же целый дворец пустует. Тебя никто не побеспокоит. Мои люди придут и все устроят. Ты даже не успеешь глазом моргнуть.

Глядя на Пьетро, Рут понимала: одна только мысль о том, что чужие люди вторгнутся в его святилище, ужасала его. Но Франко-то этого не знал и продолжал умолять Пьетро. Тот молчал, и лишь угрюмое выражение лица и побелевшие костяшки сжатых пальцев свидетельствовали о кипевшем внутри него гневе. Это заметила только Рут, потому что уже успела изучить мужчину.

— Твоя беда заключается в том, что ты слишком долго был один! — кипятился Франко. — Надо чаще выходить, чаще устраивать приемы.

— Прости, не могу с тобой согласиться…

— Нехорошо прятаться ото всех. Ты же не хочешь сказать, что откажешь мне.

Рут молча наблюдала за этим бесчувственным болваном, и негодование потихоньку охватывало ее. Ей хотелось крикнуть, чтобы он заткнулся. Неужели он не видит, в каком состоянии его друг?

Сам же Пьетро молчал.

Франко продолжал тараторить, ничего не замечая.

— Ты слишком долго прятался от мира. Настала пора выйти к нему. Лизетта не захотела бы, чтобы ты горевал вечно, а это — хороший повод выбраться в свет, наконец. Кроме того, подумай, сколько билетов придется вернуть.

— Ты совершенно прав, — наконец, едва сдерживаясь, проговорил Пьетро. — Чего бы это ни стоило, мы устроим бал-маскарад во дворце Банелли. Тебе удалось пробудить во мне бизнесмена, как это ни низко с твоей стороны.

Франко засиял, приняв его слова за комплимент. Однако Рут поняла, что Пьетро дал согласие только потому, что просто не придумал иного способа, как заставить замолчать настырного приятеля.

— Я был уверен, что здравый смысл победит, — торжествовал Франко. — Почему бы нам не пойти туда сейчас и…

— Лучше завтра, — буркнул Пьетро.

— Но я же тут, зачем терять время? Идем.

Пьетро вцепился руками в край стола так, что костяшки пальцев побелели, и, еле сдерживаясь, раздельно проговорил:

— Мы обсудим это завтра.

Но тот все равно ничего не понял.

— Но нам надо так много еще сделать. Идем же, откроем бутылочку шампанского и…

Внезапно он осекся на полуслове, словно по мановению волшебной палочки. Франко случайно наткнулся на взгляд Пьетро. Рут тоже его видела. Не дай бог увидеть это еще раз. В нем было столько убийственной ярости, что она могла бы смести все на своем пути.

И тут Франко все понял. Он побледнел и молча отступил назад, испугавшись, что еще чуть-чуть — и Пьетро его ударит. Рут была уверена, что этого никогда не случилось бы. Пьетро не было нужды применять физическую силу, когда его взгляд обладал такой мощью! И был куда красноречивее слов!

— Увидимся завтра, — с нажимом повторил Пьетро, и его тихий тон не предвещал ничего хорошего.

Он вышел из офиса, пересек площадь и пропал в лабиринте улочек.

Где-то с час Пьетро блуждал по городу, ничего не замечая вокруг, желая только, чтобы удручающая пустота и бурлящий в нем гнев куда-нибудь исчезли. Очнулся он уже только около дома.

Побыстрее добрался до комнаты и, включив компьютер, пробежал глазами почту. И наткнулся на письмо от Джино.


Рут пришла домой поздно вечером. Ей не хотелось бежать за Пьетро следом.

Она твердо решила держаться от него на дистанции. «Так будет лучше», — убедила она себя.

Проходя мимо его комнаты, она услышала доносившиеся оттуда тяжелые шаги. Он ходил туда-сюда, как заключенный по камере. Один раз даже послышался звук удара кулаком по столу. И снова тишина.

Внезапно дверь открылась, и Пьетро возник в проеме.

— Не стой так, — сказал он мрачно. — Я давно уже жду, что ты войдешь.

— Не хотела тебя беспокоить.

— Спасибо. Но глоток горячего английского чая был бы сейчас кстати.

Облегченно вздохнув, она бросилась готовить чай и вскоре принесла ему огромную чашку.

— А где же твоя? — спросил он. — Не хочется пить одному.

Когда Рут вернулась, он сказал:

— Я отпустил Мину спать, так что боюсь, на кухне некоторый беспорядок, да и ужина нет.

— Что ж, надеюсь, я хорошо справилась с ролью хозяйки… А по дороге я кой-чего перекусила.

— Пытаешься быть тактичной? — как-то странно посмотрев на нее, спросил он.

— Надеюсь составить контраст Франко.

Он скривился, как от лимона, и, промычав с досадой, положил в чай ложку сахара. Кажется, настроение его переменилось и теперь ему явно не хватало сочувствия.

— Франко сам виноват, — поддержала его Рут. — И зачем только ты дал свое согласие? Мог бы спокойно вышвырнуть его.

— Да неужели? — иронично спросил он. — Думаешь, это его остановило бы? Вряд ли. Он канючил и канючил бы до тех пор, пока бы я его не убил. Больше его ничто не остановит.

— Ну, убийство не самая хорошая идея, — задумчиво проговорила Рут.

Пьетро качнул головой:

— Н-да. Повредило бы бизнесу.

— Наверняка.

— Я не знал, что делать, вот и согласился.

— И все же он от тебя не отстал. — Она вздохнула. — Пока ты не посмотрел на него весьма красноречивым взглядом.

— А ты заметила? — равнодушно спросил он.

— Конечно. Дурак был бы тот, кто бы не заметил, — сказала она весело.

Пьетро лишь хмыкнул.

— В любом случае отступать некуда, — сказал он. — Я дал слово. Хотя и теперь готов на все, только бы этот маскарад не состоялся.

Она укоризненно взглянула на него.

— Знаю, знаю. Я говорю словно несчастный одинокий старик, отвернувшийся от всего мира.

— Ты не старый, — возразила она.

— Хоть за это спасибо, — слабо улыбнулся он.

— Почему бы не отвернуться от мира на время, если так этого хочется?

— Слышал бы это мой отец. Вот кто был аристократом с консервативными взглядами. Он всегда говорил, что титул обязывает жить в соответствии с канонами.

— А ты не согласен?

— Эти принципы были верны в его время, но не сейчас.

— Франко мог бы найти другое место для бала. Ты ничего ему не должен.

— А ты жестока. Не хотел бы я встретиться с тобой в переулке темной ночью. Может, мне предостеречь Франко?

— Я просто хочу сказать, что ты имеешь право жить в своем доме так, как хочешь.

— Как хочу, — повторил он со вздохом.

Она уже готова была на чем свет ругать себя. Конечно, сам Пьетро вряд ли жаждет одиночества. Оно осталось ему после того, как ушла его любимая.

— Прости, это не мое дело, — вздохнула Рут, — но… я же вижу, нам надо об этом поговорить. О твоей жене.

Пьетро замер, словно бы она ударила его ножом. Он медленно повернулся и с любопытством взглянул на нее.

— А что ты о ней знаешь? — спросил он странным голосом.

Рут не ответила.

— Что ты хочешь узнать о моей жене?

— Ничего. Не надо было спрашивать. Прости. Кто меня только за язык потянул! Я не хотела тебя рассердить.

— Я и не сержусь. Но ты не ответила. Что ты о ней знаешь?

Неужели его любовь к покойной жене была столь всепоглощающей, что даже простое упоминание о ней могло его так сильно задеть?

— Мне почти ничего неизвестно, — сказала она, опустив глаза. — Знаю, что с тех пор, как ее не стало год назад, ты сильно страдаешь. Эта боль заперла тебя во дворце одного.

— Ну да. Как я и сказал: несчастный угрюмый зануда, — иронично усмехнулся он.

— Ну, у тебя есть на то право. И только она знает…

— Что? — встрепенулся он, удивленный.

— Ну, как сильно ты ее любил. Другим не обязательно в это вникать. Да и потом, едва ли они могли бы утешить тебя словами. Словами тут не поможешь.

— Знаешь… мне иногда хочется, чтобы кто-то поговорил со мной.

— Мужчинам сложно выразить словами свои чувства. Женщины и без слов видят, когда их любят, — по поступкам, взглядам и жестам.

Она хотела утешить его, а вместо этого… Он закрыл глаза и отвернулся. Она с досадой на себя стиснула зубы, осознав, что ранила его.

— Прости, прости, — заговорила она быстро. — Забудь, что я сказала. Я же ничего не знаю.

— Ты права, не проси прощения. Твой опыт достоин уважения.

— Ну конечно. Особенно учитывая то, как много из своей жизни я помню, — горько усмехнулась она.

— Это не меняет дела. Я доверяю твоей интуиции. Она значит больше. Спасибо, Рут. Ты меня понимаешь лучше всех. Хорошо, что я могу с тобой поговорить. Вот смотри: встретились два несчастных человека, два одиночества, тонущие в водовороте жизни. Но, встретившись, они больше не тонут.

— Ага, столкнувшись, они плывут дальше, — согласилась она. — А это большая разница.

Он хмыкнул:

— Ну, по крайней мере мы до поры до времени можем плыть вместе, пока не покажется берег.

— И тогда один, обретя опору, вытянет другого? — с надеждой спросила она.

Он кивнул.

Чай совсем остыл, и Рут принесла горячего. Когда она вернулась, он держал в руках большой фотоальбом. Пара фотографий была отложена в стороне на стуле.

— Думаю, эти надо убрать на время бала, чтобы они не омрачили праздник.

Со снимков на Рут смотрели двое ребят и девочка. Мальчикам было под двадцать, а девочке лет тринадцать.

— Это я, — указал на одного из них Пьетро. — Тот другой — Сильвио, мой друг, а девочка — Лизетта, его сестра. Она постоянно мирила нас, когда мы ссорились.

— И чем же вы тут занимаетесь? — вгляделась в фотографию Рут. — Кажется, что-то бросаете.

— Кости. У нас была игра: надо было лучше всех бросить кости. Победитель получал в качестве приза камень. Лизетта играла гораздо лучше нас. У нее всегда был меткий глаз. Она выигрывала камень за камнем, а когда набирала целую кучу, то ставила весь выигрыш на один бросок. Иногда она выигрывала, но чаще, проигрывала, правда, проигрыш ее мало заботил. Лизетта лишь смеялась и начинала сначала.

Он посмотрел на карточку и улыбнулся.

— Думаю, она хотела предоставить нам возможность выиграть под конец, чтобы мы чувствовали себя на коне.

— Она и правда была такой?

— Да, очень щедрой и доброй.

— Это Лизетта? — Рут подошла к огромному портрету этой же девочки, но только на нем она уже выглядела чуть старше и была одета в форму студентки колледжа.

— Да. Этот снимок сделан в день окончания колледжа. Диплом с отличием, — ответил Пьетро. — Она была отличницей во всем, к нашему стыду. Потом стала преподавателем, самым юным, какой у них только был.

— Надо же!

Рут внимательно смотрела на это спокойное лицо, исполненное уверенности и жизнелюбия. Она была не красавицей, но миловидной. Глядя на нее, Рут вдруг подумала, что эта девушка никогда не стала бы ничего делать случайно.

Рут посмотрела еще пару фотографий, и ее предположение подтвердилось. На всех снимках в лице этой девушки проскальзывало что-то еще, кроме обычной улыбки, какая-то «задняя» мысль.

Нет, Лизетта была не той девочкой, которая позволит мальчикам почувствовать-над ней превосходство. Это была сильная личность с железной волей и крепкими нервами, способная идти ва-банк, не боясь проиграть. А если это и случалось, Лизетта никогда не теряла своего достоинства.

Похоже, Пьетро не знал свою жену до конца.

Спохватившись, Рут подняла голову и сказала;

— Она кажется удивительным человеком.

— Да, такой она и была: щедрой, доброй… — Тут он умолк и опустил глаза.

Щемящая жалость к этому человеку, такому беззащитному перед душевной болью, пронзила ее сердце, в горле встал ком слез. Опустившись на колени перед Пьетро, она положила свои ладони на его руки и прошептала:

— Если бы я знала те слова, от которых стало бы легче…

Он качнул головой:

— Не надо. Главное — я поговорил с тобой о ней. Этого достаточно. Жаль, что невозможно ничего изменить. Я…

Но Рут приложила палец к его губам. А потом обвила шею Пьетро руками. В ответ он прижал ее к своей груди нежно и сильно, как человек, который давно никого не обнимал, и какое-то время они сидели так в полной тишине.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Наконец Пьетро расцепил руки. Рут испугалась, что сейчас он прогонит ее. Он поднялся и сказал:

— Нужно прогуляться перед сном. Ты как?

— Иду с тобой.

Спустившись вниз, оба услышали стук когтей за собой: их догнал Тони.

— Я так понимаю, мы идем гулять все вместе, — усмехнулась Рут.

— Да, он не терпит одиночества.

Пьетро запер дверь, положил на свой локоть ее руку, и они пошли по узеньким улочкам, слабо освещенным венецианскими фонарями. Некоторое время они молчали, и слышны были только их шаги по брусчатке и громкий шорох лап бежавшего за ними пса.

— Кажется, это самое спокойное место на земле, — проговорила Рут. — В любом другом городе шум машин был бы слышен даже ночью, а здесь потрясающая тишина.

— Зато здесь свои звуки, — сказал Пьетро. — Прислушайся к шуму воды.

Она напрягла слух. Со всех сторон доносился плеск воды о камни, такой тихий, что поначалу не обратишь и внимания. Он был похож на дыхание города, мирно спавшего на морском берегу.

Рут была почти счастлива. Однако о Пьетро этого не скажешь. Внешне он был спокоен, но внутренне — весь как натянутая струна.

«Надо срочно рассказать ей о письме, но как лучше это сделать?»

— Идем сюда, — потянула она его в сторону.

— Ты знаешь, что там? — спросил он.

— Небольшой канал с узеньким мостиком. Они мне нравятся куда больше, чем центр с его достопримечательностями, — сказала Рут.

— Мне тоже.

Тут было множество небольших каналов и миниатюрных мостиков, но он сразу понял, о каком именно она говорила, потому что сам часто бывал здесь. Через некоторое время они подошли и встали на мосту. На зыбкой водной поверхности дрожали и переливались отражения ночных огней.

Висела звенящая тишина. Внезапно безмолвие ночи разорвал резкий звук, и у Рут от неожиданности прошла дрожь по спине. Эхо, отозвавшись у стен дальних домов, замерло где-то вдалеке. Пауза. Потом загадочный звук раздался опять и снова затих.

— Как ты думаешь, что это такое? — спросил Пьетро.

— Это гондольер, который предупреждает о повороте, — ответила она со знанием дела.

Через минуту они увидели плавно скользившую по волнам вытянутую лодку. Гондольер вез парочку — мужчину и женщину, которые сидели обнявшись.

«Нужно сказать Рут о письме», — решил Пьетро.

Мужчина и женщина в лодке подняли лица к стоявшим на мосту и с улыбкой помахали им, словно желая поделиться своим счастьем перед тем, как исчезнуть под мостом.

«Но как она воспримет это известие?» Письмо от Джино, которое получил Пьетро, было следующего содержания: «Знаю, ты считаешь, что мне следует вернуться, но я так плодотворно провожу время в Польше, стараясь для фирмы. Потом мне обязательно надо будет поехать в Россию, в конце концов, ты сам об этом говорил. Так что потребуется много времени. А завтра я прибуду поездом из Милана около пяти тридцати вечера. Если ты не против, то останусь на ночь и на следующий день уеду. Этого будет вполне достаточно, чтобы поговорить с Рут и развеять все ее сомнения и тревоги».

Пьетро перечитал послание несколько раз, тщетно пытаясь усмотреть в нем хоть какой-нибудь намек на то, что Джино тревожится о девушке, которую когда-то любил и на которой даже собирался жениться. Бесполезное занятие! Пьетро собрался с мыслями и решил писать ответ. Написав письмо, он поморщился. «Что бы ты там ни собирался сказать Рут, вряд ли это ей поможет. Она старается держаться молодцом, но я вижу, как ей сейчас тяжело, и не хочу, чтобы ты причинил этому человеку лишнюю боль. Лучше бы ты вообще не приезжал. Рут больше не твоя забота. О ней позабочусь я».

Потом он сидел, глядя в монитор и борясь с самым большим искушением в своей-жизни. Наконец он решился и надавил на клавишу «удалить» так яростно, что скрипнула клавиатура.

Тогда он попробовал написать второй раз. «Не приезжай вообще, если таково твое отношение. Ей лучше без тебя».

И это послание он удалил и отрешенно смотрел на монитор, стараясь разобраться, что же происходит в его собственной душе. Всем сердцем он желал спасти Рут от боли и избавить от иллюзий, и будет лучше, если Джино не приедет как можно дольше.

Но имеет ли он право решать за нее? Захочет ли сама Рут быть под его защитой? Ответов у него не было, и он мучился и злился на собственную беспомощность. Кроме того, его терзала слепая ярость на Джино, и Пьетро понимал, что долго сдерживаться ему не придется. Впрочем, с этим он разберется завтра.

А пока он стоял с девушкой, которая ворвалась в его жизнь, словно луч солнца, и смотрел на серые волны, плескавшиеся о камни.

— Джино катал тебя на гондоле? — думая о своем, спросил Пьетро.

— Несколько раз. А вообще, в гондоле он даже сделал мне предложение.

Подавив горькую реплику, он попросил, стараясь, чтобы голос звучал как можно ровнее:

— Расскажи об этом.

Он не мог ясно видеть ее лица, но различил, как быстрая улыбка мелькнула на лице, сменившись задумчивостью, потом снова улыбка, но другая — тихая, полная радости. Ему было больно это видеть.

— Не могу, — сказала она наконец.

— Не помнишь подробности?

— Нет, не в этом дело, просто не могу… говорить об этом.

Пьетро представил, как Джино хвастался своей победой над еще одной подружкой. «Подружкой» — так и звучало у него в голове. «Как могла Рут его любить?» — задавался Пьетро вопросом.

— Ты смогла бы вынести еще одну встречу с Джино? — тихо спросил он.

— Не знаю, возможна ли эта встреча.

— Она может состояться даже раньше, чем ты думаешь, — сказал он. — Он прислал письмо по электронной почте.

Рут быстро повернулась к нему:

— И что он пишет?

— Что скоро приедет.

Хотел бы он сейчас видеть ее лицо! Блестят ли ее глаза от радости или от недоверия?

— Это правда? — прошептала она.

— Он приедет поездом из Милана завтра около пяти тридцати вечера.

— Почему же ты раньше не сказал?

— Не был уверен, что это нужно. Все меняется слишком быстро. И ты тоже изменилась.

— Я не… — Она осеклась.

«Что она хотела сказать?» — подумал он.

— Не знаю, — нерешительно проговорила она, — просто не знаю.

В паре шагов от них раздалось жалобное поскуливание. Тони давно сошел с мостика и стоял на улочке, нетерпеливо подрагивая хвостом.

— Хорошо, — рассмеялась она. — Мы уже идем.

Пьетро поморщился: собака все испортила. Еще немного, и он узнал бы правду о чувствах Рут.

— В следующий раз оставлю тебя дома. — Пьетро погрозил собаке.

— Не злись на него, — улыбнулась Рут. И повернувшись к Тони, позвала: — Идем, дружок, пора принимать лекарство.

Все. Момент был безнадежно упущен. На обратном пути Пьетро сказал:

— Мне бы не хотелось, чтобы ты отгораживалась от меня.

— Я и не думала, — уверила она его. — Дело не в тебе, а во мне самой. Иногда мне кажется, что мое второе «я» — это незнакомец, который наблюдает за мной. Понимаешь, о чем я говорю?

— Кажется, да. Продолжай.

— Ты спросил, как я отнесусь к появлению Джино?

Ничего не могу сказать, пока не приду на платформу и не встречу поезд.

— Ты хотела сказать «мы», — решительно произнес он.

— Я пойду туда одна.

— Так или иначе, я тоже намерен там быть. И не спорь со мной.

— Ладно. Так что там Джино написал? Можно прочитать?

— Боюсь, что я случайно удалил его письмо.

Никогда ее улыбка не была такой лучезарной.

— Вижу. Ладно, Тони, я иду.


На следующий день Франко приехал во дворец Банелли вместе со своей женой. Серафина оказалась весьма экстравагантной особой. Урожденная Джесси Франке, она, став кинозвездой, сменила свое имя на Хани, а потом, побыв ею, превратилась в Серафину. Теперь для всех она была баронессой и постоянно всем об этом напоминала.

Ее манера общения с Пьетро представляла собой восхищение вперемешку с легким флиртом. Серафина прекрасно понимала, насколько ее муж и граф Банелли стоят выше остальных смертных по социальному статусу. Она чуть не приняла Рут за прислугу, если бы Пьетро вовремя не вмешался.

Предложенный ею длиннющий список усовершенствований дворца Пьетро, естественно, отверг. Франко настоял на том, чтобы они все вместе поужинали и как-то попытались найти компромисс. Серафина не скрывала удивления по поводу того, что Рут тоже будет сидеть со всеми за столом. Но девушка сразу отказалась от приглашения, сославшись на дела. Пьетро подобный исход не устроил.

— Как ты можешь оставить меня им на растерзание? — укорил он ее.

— Знаешь, меня не прельщает перспектива оказаться в роли Золушки, приглашенной на бал. Серафина наверняка будет с нетерпением ждать, когда же наступит полночь и я исчезну.

— Отлично. Я бы мог исчезнуть вместе с тобой.

— Прости. Справляйся с ней сам.

— Ну спасибо!

Какое счастье было остаться во дворце одной! После такого шумного дня одиночество для Рут было настоящей благодатью. Завтрашний день тоже не обещал быть спокойным.

Надо было обдумать предстоящую встречу с Джино. Завтра она получит ответ на вопрос: любит ли до сих пор ее этот мужчина или нет. Если да, тогда Рут снова ожидает участь превратиться в безличное существо, каким сделала ее слепая страсть к Джино.

Но… Мысль о том, что это возможно, пугала ее.

И все же где-то в глубине души она снова мечтала испытать то самое ощущение влюбленности, радости, когда весь мир сверкает и переливается разноцветными яркими красками.

Она заснула с надеждой, что завтра ее мечты превратятся в реальность, а до этого придется пребывать в тумане неизвестности.

На следующее утро Франко и Серафина явились снова, на этот раз вместе со своими людьми, которые подготовят дворец Банелли для проведения там бала-маскарада.

Вскоре разгорелись неминуемые ссоры. Мина, добровольно взяв на себя обязанности главного распорядителя, так вошла в роль, что никому не прощала ни малейшего огреха. А Селия, вооружившись поварешкой, стояла в дверях кухни, словно страж, готовая отразить нападки пришельцев. Но повар от Франко был такой душка, что в мгновение ока завоевал ее расположение. И работа закипела слаженно и быстро.

— Слава богу, все потихоньку устроилось, — сказал Пьетро Мине.

— Однако пришлось ради этого изрядно постараться, синьор. — Она гневно сверкнула глазами. — Хотела вам сказать…

— Извините, мне сейчас некогда, я очень спешу. Не знаете, где Рут?

— Она полчаса как ушла.

— Ушла? А не сказала куда?

— Нет, синьор, но я видела, как она шла по мосту Риальто.

Пьетро понял, что Рут отправилась на станцию одна.

Он выбежал из дома, пересек мост Риальто, потом помчался по лабиринту маленьких улочек. Он бежал и про себя не переставал костерить ее на все лады: глупая женщина, упрямая как ослица, он же говорил, что надо было идти вместе. Разве она этого не понимала?

Но Рут никогда не была ни разумной, ни уж тем более послушной. С самого первого дня, даже едва живая, она уже готова была с ним спорить по пустякам и делать все по-своему. А еще эта маленькая фурия постоянно норовила либо уколоть его, либо разозлить, при этом держась на расстоянии.

Он старался не думать о том, чем может обернуться для Рут предстоящая встреча с Джино. Надо было раньше открыть ей глаза на него. Хотя, может быть, все случится иначе, с первого взгляда их проблемы будут решены. Влюбленные окажутся в объятиях друг друга — и все будет кончено. Тогда Пьетро останется развернуться и уйти, и Рут навсегда исчезнет из его жизни.

Между тем впереди показалась платформа. Он с облегчением остановился перевести дух. Теперь надо разыскать Рут.

Но отчего-то Пьетро никак не мог заставить себя сойти с места, словно ноги приросли к земле.


Прибывший поезд оказался вовсе не тем, который должен был прийти к пяти тридцати. Рут пыталась взять себя в руки, стараясь унять бешено колотившееся сердце. Ничего особенного сегодня не случится. Может, они даже не узнают друг друга.

И все равно ее томило неясное предчувствие: что-то сейчас произойдет.

Уже совсем стемнело. Рут стояла на краю платформы, глядя на огни ночного города. На путях было пусто.

Чтобы хоть как-то отвлечься, она стала разглядывать билборды и плакаты, сообщавшие о предстоящем Карнавале.

В прошлом году Рут побыла на нем только два дня. Все это время они с Джино пели, танцевали и любили друг друга. И вот теперь эта грандиозная, потрясающая феерия снова охватит всю Венецию.

Кажется, Джино будет тут с минуты на минуту. Вот уже виден поезд вдалеке, вот он мчится прямо на нее. Рут встала на платформе так, чтобы ни за что не пропустить любимого.

Джино не было. Девушка отчаянно всматривалась в лицо каждого пассажира. Обознаться она не могла. Нет, это невозможно. Он же обещал, что приедет! Рут в полном отчаянии забегала по платформе, но все напрасно. Никого даже издали похожего на Джино.

Так вот почему Пьетро настаивал, чтобы они пошли имеете. Он предполагал возможность такого исхода и не хотел, чтобы она перенесла все это одна.

Наконец, выбившись из сил, она остановилась. Мужество покинуло ее. От отчаяния Рут готова была биться головой об стену.

Неожиданно она почувствовала чей-то взгляд. Девушка подняла глаза и увидела стоявшего на расстоянии мужчину, который наблюдал за ней. Вот он сделал несколько медленных шагов в ее сторону, и в тот же миг она, испытав радость и облегчение, тоже шагнула ему навстречу. Она шла быстрее и быстрее, пока наконец смогла ясно различить то самое дорогое лицо, видеть которое ей сейчас было так необходимо.

Он не оставил ее. Она знала, что он будет рядом. Крик вырвался из ее груди, когда она бросилась в объятия мужчины и ощутила их тепло и силу.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

И так они стояли еще долго-долго. Рут блаженствовала на волнах спокойствия. Пьетро тоже был рад, но ко всему прочему смущен и взволнован.

Он услышал ее приглушенное восклицание: «Слава богу! Если бы ты не пришел, не знаю, что бы я сделала!»

— Ну, я же пришел, — успокоил он ее.

Он говорил осторожно, потому что сомневался: точно ли она осознает, кого именно обнимает? Радость от встречи была слишком сомнительной и странной. Ведь совершенно точно, что на платформе она ожидала увидеть не Пьетро, а Джино. Ему было важно услышать ее ответ, жизненно важно.

— Рут, — сказал он, прижавшись губами к ее волосам. — Рут, посмотри на меня.

— Погоди, — попросила она. — Я просто хочу подольше постоять вот так.

Но он не мог дольше выносить неизвестность.

— Нет, посмотри на меня. Ты должна.

Она подняла к нему лицо. Он пристально всматривался в ее глаза, ожидая момента, когда же она наконец одумается и поймет, что обнимает другого мужчину, и ужаснется. Но этого не случилось. Светлая улыбка озарила ее лицо.

— Спасибо за то, что пришел, — сказала она. — Ты оказался прав.

— Джино так и не приехал, — догадался он.

— Наверное, передумал. Ты знал, что так и будет, правда?

— Предполагал. И хотел быть рядом с тобой, если это произойдет.

— Может, настала пора мне самой встать на ноги? — спросила она дрожащим голосом.

— Но даже тому, кто твердо стоит на ногах, порою нужна поддержка.

Неожиданно в кармане у Пьетро зазвонил мобильный. Крякнув от досады, Пьетро потянулся за ним.

— Джино?! Это ты? Где тебя черт носит!

— Прости, — послышался в трубке тенорок Джино. — Не знаю, как так случилось, но я опоздал на поезд.

— Надо же, — с иронией вздохнул Пьетро. — Ты бы на следующий сел.

— Но он будет только завтра. Или, может, даже послезавтра. Ладно, я перезвоню. Послушай, мне и правда очень жаль.

— Так я тебе и поверил! Хотя бы извинись перед Рут.

Но Джино уже не слушал его и отключил мобильник.

Пьетро чертыхнулся. Рут слушала все это, тщетно пытаясь осознать произошедшее: только что ее жених отказался от общения с ней. Она чувствовала, как душу переполняет свинцовая пустота.

— Я убью его! — пригрозил Пьетро.

— Для начала попробуй найти его, — печально усмехнулась Рут. — Сдается мне, это не так-то просто.

— Рут, прости. Если бы я как-нибудь мог тебе помочь…

— Я в порядке, — сказала она с усилием, и он, почувствовав ее настроение, прижал девушку к себе. — Через такое тоже необходимо когда-то пройти.

Он обнял Рут так крепко, как давно уже хотел, и прижался щекой к ее волосам.

Позади них кто-то весело гикнул и захлопал в ладоши. Молодой мужской голос задорно прокричал:

— Смотрите сюда, люди! Куда ни бросишь взгляд, повсюду любовь! Это Венеция!

Ни Рут, ни Пьетро не обратили бы на эти слова никакого внимания, если бы их не окружила стайка восторженных зевак, которые кричали «ура» и свистели.

— О, нет… — с досадой поморщился Пьетро.

Это были шестеро юношей в смешных колпаках. Один из них, тот, что постарше других, встал перед остальными и лекторским тоном начал тараторить по-английски:

— Классический пример влюбленных, леди и джентльмены! Он пришел встретить ее с поезда, поезд опоздал, но вот они стоят в объятиях друг друга. Итак, мы видим триумф любви!

— Перестаньте! — попытался урезонить его Пьетро, не в силах сдержать улыбку.

Весельчак удивился:

— Сэр, наше поведение вполне соответствует духу Карнавала! Вообще-то, мы сами и есть дух Карнавала!

— Да уж, духи из вас еще те, — еле сдерживая улыбку, согласилась Рут.

— Позвольте небольшую речь, — театрально взмахнув рукой, произнес шутник. — Для тренировки остроумия, так сказать. Так вот, леди и джентльмены, перед нами завершение процесса…

— Какого еще процесса? — перебил его Пьетро.

— Настоящая любовная сцена всегда заканчивается поцелуем. И лишь после этого мы сможем продолжить наш путь в поисках новых парочек влюбленных.

— Можете уже отправляться^ — попробовал отделаться от назойливых приставал Пьетро, махнув рукой в сторону.

— Но вы же еще не поцеловали вашу леди! — паясничал зачинщик.

Компания немедленно подхватила фразу и начала скандировать:

— Поцелуй! Поцелуй!

Пьетро выглядел хмурым, но Рут больше не выдержала и рассмеялась. Пьетро ощущал в своих руках ее тепло и трепет и невольно заразился ее весельем. Улыбка появилась на его лице против воли. И в следующую минуту он уже целовал ее без оглядки.

Рут закрыла глаза и не понимала, реальность это или нет, и сознавала только одно — как сильно желала этого.

Чуть-чуть отстранившись, она заглянула ему в лицо, словно видела его в первый раз. Оно сияло радостью, как и ее собственное, впрочем. В эту минуту мир и все его проблемы отошли для обоих на второй план.

— Ну вот, мы нашли способ угомонить их, — прошептал он.

— Хотелось бы верить, — отозвалась она и оглянулась, готовая вытерпеть любые уколы их мучителей.

Однако никого рядом не было. Пьетро и Рут были одни.

— Они ушли? — удивилась она.

— Кажется, сцена с поцелуем слегка затянулась, — усмехнулся он.

Потом, после некоторого молчания, Пьетро сказал:

— Рут…

— Все в порядке, — не дав ему продолжить, мягко произнесла она. И так обоим все было понятно. Слова были не нужны.

Они пошли вдоль платформы к выходу, и Пьетро задумчиво проговорил:

— Может, их вообще не существовало? Может, это плод нашего воображения?

Фантазия, которая бы оправдала их взаимное желание, возникшее неожиданно? Но Рут покачала головой:

— Думаю, это туристы-англичане. Они повсюду готовы усмотреть Карнавал.

— Как бы там ни было, хорошо, что мы избавились от них.

Но радость их была преждевременной. Как только Пьетро и Рут вышли из главного выхода, те же самые шутники окружили их вновь.

— Я же сказал, уходите, — с досадой проговорил Пьетро.

— Но вы же еще не перешли к следующему этапу! — озорно воскликнул главный зачинщик.

— Какому еще этапу?!

— К поездке на гондоле, конечно: скользить по поверхности водной глади темных каналов, под звуки мандолины и песню гондольера…

— Спасибо за предложение. Попытаюсь найти хоть одну.

— В этом нет надобности: мы уже раздобыли ее для вас.

И все они шутливо-почтительно склонились перед ними, приглашая пройти к краю берега, где ждала гондола. На узенькой платформочке стоял гондольер, а рядом с ним сидел музыкант, готовый сыграть настоящую серенаду. Рядом с гондолой покачивалась на воде моторная лодка — для компании туристов-зрителей.

— Кстати, — не умолкал заводила компании, — я сказал, что серенаду исполните вы.

К этому моменту лодочники узнали Пьетро и поспешно принесли ему извинения.

— Хорошо, хорошо, — проворчал граф. — Вы ни в чем не виноваты. Я заплачу вам, а мы пройдем через все это до самого конца, иначе они просто засмеют нас.

— А еще говорят, что романтика умерла! — напыщенно прокричал шут, и компания поддержала его одобрительными возгласами.

— Мне жаль, что так получилось, — прошептала ему Рут.

— Не извиняйся, меня все это начинает забавлять.

Да и ей тоже определенно начинал нравиться весь этот цирк. Все равно что взять и сесть на дикую, необъезженную лошадь: никогда не знаешь, чем это закончится, но сердце сладко замирает от лихой скачки.

Чувство радости переполнило ее, и хотелось кричать от счастья. Рут еще никогда не было так хорошо.

Пьетро шагнул в гондолу первым и подал руку даме. Но перед этим он обменялся парой слов по-итальянски с гондольером, после чего тот сразу подошел к парню, сидевшему на корме моторной лодки.

— Что ты ему сказал? — подозрительно спросила Рут.

— А ты что думаешь?

— Кто тебя знает, может, ты попросил его утопить их?

— Нет, я не такой остроумный, как ты. До этого я точно не додумался бы.

— Ну так что же ты сказал? — продолжала любопытствовать Рут.

— Перестань упорствовать, маленькая фурия.

— Нет, не маленькая, — тут же возразила она на полном серьезе. — Сейчас ты в этом убедишься…

И Рут выпрямилась во весь рост.

— Что ты делаешь?! В гондоле нельзя стоять! Ты же перевернешь лодку!

Он был вынужден схватить ее в охапку, чем заслужил совершенно незаслуженные, по мнению Рут, аплодисменты со стороны аудитории.

— Что ты им сказал? — повторила она сквозь смех.

— Да не буду я тебе говорить, — ответил он.

— Ах так, в таком случае я твердо уверена в том, что у тебя созрел ужасный план.

Пьетро подхватил ее тон, глаза его лукаво заблестели.

— Ты так хорошо меня изучила? — спросил он. — Разве я такой ужасный?

— Да, абсолютно ужасный.

Гондола тронулась с места.

— Так все же, что ты сказал? — настаивала Рут.

— Я забыл. — Теперь он уже намеренно подтрунивал над ней.

Она пихнула его локтем в бок.

— Скажи, — не отставала она.

— Нет, это секрет.

За их спиной раздался смех, и гондольер, улыбаясь, объяснил:

— Все хорошо, синьорина. Он всего лишь сказал, что у него нет с собой денег и что заплатит нам завтра, когда мы позвоним к нему в офис.

— Спасибо за услугу, — с досадой буркнул Пьетро.

Отплыв на некоторое расстояние по Большому каналу, процессия свернула за поворот и направилась вперед, и туристы восторженно обозревали окрестности.

Рут оглянулась на моторную лодку.

— Где вы остановились? — спросила она.

— Еще не знаем, — ответил кто-то из них. — Мы же только что сошли с поезда и намерены просто весело провести время. Так что какой-нибудь дешевенький отель нам вполне подойдет.

— Все отели сейчас заняты, — со знанием дела отозвался Пьетро. — Так что лучше вам вернуться.

— Разве нет никакого туристического агентства, которое может нам помочь?

— Нет.

— Есть, — одновременно с ним сказала Рут. — Я знаю одно…

— Не знаешь, — решительно остановил ее Пьетро.

— Знаю. Оно находится на площади Сан-Марко…

Она не договорила, потому что Пьетро снова поцеловал ее. И опять весь мир вокруг них словно бы исчез, потонул в одном большом счастье-радости. Рут желала бы, чтобы это мгновение продлилось вечно.

— Может, это их немного успокоит, — сказала она, найдя в себе силы отстраниться от него.

— Они уехали, — сообщил гондольер позади них.

Так оно и было. Моторная лодка катила вниз по каналу, оставив гондолу далеко позади. Певец бормотал что-то себе под нос, меланхолично перебирая струны.

— Он же поет по-венециански? — спросила она. — Что значат эти слова?

Пьетро начал переводить: «Перед нами лежит весь прекрасный мир. Все его тайны откроются только нам одним. Венеция ли это иль любовь?»

— Какая замечательная песня, — прошептала Рут.

Голова ее склонилась ему на плечо.

— Ты раньше слышала ее?

— Нет, — сказала она и, поняв, что он имел в виду, добавила: — Нет, с Джино мы ее не слушали, и ни с кем другим.

— Никто другой меня и не заботит.

Рут снова ожидала от него поцелуя, но Пьетро отвел взгляд и смотрел на водную гладь, и она почувствовала, что ему вдруг стало неловко. Наверное, не в его правилах целоваться с девушкой прилюдно. Но Рут нисколько это не задело. Сейчас она была счастлива просто оттого, что они вместе.

Времени больше не существовало, как будто так было всегда. Показались маленькие каналы, которые вели в темноту, потом переходили в другие каналы. Издалека доносились музыка и смех, и все равно здесь они были одни.

— Ты когда ела последний раз? — вдруг спросил Пьетро.

— Уж и не помню. Завтрак я пропустила, днем была слишком занята, а потом пошла на станцию и позабыла обо всем на свете. Какой там обед!

По его сигналу гондольер повел лодку к берегу и высадил их на небольшой площади, где сверкали огни в окнах жилых зданий. Когда гондола отплыла, Пьетро обнял Рут за плечи и повел в маленький ресторанчик неподалеку, который принадлежал Сандро, одному из его друзей.

Народу в зале было мало. Блюда здесь готовились на виду у клиентов, и как раз в тот момент, когда они вошли, один из поваров виртуозно управлялся с блином для пиццы, подкидывая его на сковородке под аплодисменты зрителей.

— Пьетро… — Повар хотел их поприветствовать, но его слова потонули в одобрительных возгласах зрителей.

Пьетро помахал ему и вывернул карманы, дескать, сегодня не при деньгах. Но мужчина жестом показал, что это не проблема. Им тут же предложили занять столик в уютном местечке, в саду во дворике. К счастью, погода для января была чудесной, и они прекрасно устроились. К ним сейчас же подлетел Сандро с меню в руках, в котором одной только пиццы насчитывалось чуть ли не пятьдесят видов.

— Выбирай, и Сандро лично приготовит нам с тобой то, что понравится, — сказал Пьетро. — Он гений, и каждое его блюдо — неповторимый шедевр.

После ароматной, теплой, изумительной пиццы оба погрузились в блаженное состояние.

— Трудный был денек, — протянул Пьетро и вздохнул.

— Баронесса замучила тебя своими капризами?

— Ну да, большую часть времени она читала мне лекцию о значении Карнавала.

— Как будто ты не коренной житель Венеции…

— Уж это ей все равно, — проговорил он. — Она собирается принять участие в церемонии открытия праздника. Хотя концертная программа уже давно утверждена, эта фурия требует связаться с организаторами. Она считает, что если уж я за что-то возьмусь, то обязательно сделаю.

— И все это сопровождалось томными вздохами и хлопаньем ресниц?

— Она изо всех сил старалась остаться со мной наедине, чтобы испытать на мне свои чары. — Он устало закрыл глаза.

— Уверена, что такой великий человек, как ты, легко с ней расправился, — подколола она его.

Пьетро с упреком посмотрел на нее.

— Не смешно.

— Наоборот, забавно, — отозвалась она. — Ужасно забавно.

Он хмыкнул.

— Я никогда не был груб с женщинами. Тем более Франко — мой друг.

— Может, следовало испытать на ней тот убийственный взгляд, который ты однажды метнул в ее мужа?

— Боюсь, что он бы отрикошетил от нее и она дала бы мне сдачи.

Он весело рассмеялся. Так здорово было видеть Пьетро радостным и довольным.

— В любом случае это твоя вина, — сказал он лукаво. — Ты бросила меня, а должна была защитить.

Мысль о том, что этот сильный, высокий и влиятельный мужчина нуждался в защите, заставила ее улыбнуться. Она во всем находила что-то веселое, и это было здорово.

— Прости, — сказала она. — Я вовсе не собиралась бросать тебя на растерзание врагу. Только вот не подумала о такой опасности, как твоя доброта.

— Правда?

Она кивнула. Пьетро задумался.

— Мне иногда приходит в голову: почему я не оставил тебя тогда под дождем?

— Я же говорю, доброта — твоя слабость. Вот если бы я появилась в дверях с наглым стуком и вся разодетая в пух и прах, вот тогда ты со спокойной душой выставил бы меня из дома под дождь или под снег — неважно.

Он уставился на нее в притворном негодовании:

— То есть, по-твоему, я щедрый и добрый благодетель, который защищает и спасает нуждающихся?

— Ну нет, — возразила она, округлив глаза в нарочитом ужасе. — Я и не думала тебя так оскорблять.

— Потому что считаю, что это всего лишь оборотная сторона эгоизма.

— Так может, ты и есть эгоист по-своему, — пропела она. — Знаешь, пусть я тебя и огорчу, но… ты взял меня домой по той же причине, по какой и Тони.

— Ну да. Ты всего лишь еще одна потерявшаяся дворняжка. Гляжу на тебя и на Тони — ну просто одно лицо!

— Нет. Я лучше. Я гораздо пушистее, — заявила она.

— Не смеши меня за едой, не то непременно поперхнусь, — взмолился он, сложив руки лодочкой.

Рут давно поняла, что самые серьезные вещи с ним можно обсуждать только через шутки и смех. И что он, защищая и помогая слабым, никогда не признается в этом.

И, странное дело, недавно Рут осознала, что и сама такая же. Она видела в нем не богача, а простого человека, который тоже нуждается в помощи и сочувствии, в то время как другие этого не замечали.

— Мне это нравится, — заявила она. — Когда вечер только начинался, никто и не предполагал, что он закончится так здорово. Иногда сюрпризы в жизни просто необходимы.

В этот момент рядом возник официант и протянул им меню. Названия блюд в нем были все как на подбор незнакомые. Рут пожала плечами и улыбнулась.

— Это мороженое. Самое лучшее. Мои друзья готовят его сами.

— Ладно, выбирай за меня.

И Пьетро выбрал шоколадное мороженое с орехами и еще заказал шампанского.

— Мы что-то отмечаем? — поинтересовалась она.

— Кажется, да, — загадочно проговорил он.

— Ты прав. Придумаем что-нибудь потом.

И они чокнулись с видом победителей, звякнув хрустальными бокалами.

— Такое впечатление, что Карнавал уже начался, — сказала Рут, лучась счастьем. — Время, когда забываешь все разумное и сходишь с ума! Ура! — Она подняла бокал с шампанским и добавила: — Для раскаяния есть Пост!

— Не верится, чтобы ты когда-нибудь раскаивалась, — усмехнулся он. — Ты умеешь отвечать за свои поступки.

— И все-таки придется раскаяться, — понурилась она на мгновение. — Если не возьмешь от жизни то, что она предлагает… кто знает, что будет дальше? Но это может оказаться самой большой ошибкой в жизни.

Она так была занята своей мыслью, что и не заметила его внимательного печального взгляда.

— Этого никогда не случится, Рут, обещаю. Клянусь привести его и заставлю помочь тебе.

— Ах, да, Джино! — казалось, она совсем забыла о нем. — На нем свет клином не сошелся. Существует много других вещей, которым можно удивляться, которые можно хотеть и по которым можно грустить.

— Ты имеешь в виду что-то конкретное? — спросил он, пристально вглядываясь в лицо Рут.

Некоторое время она молчала. Потом улыбнулась и лукаво спросила:

— А есть еще шампанское?

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Когда они вышли из ресторана, Пьетро спросил:

— Тебе известно, где мы сейчас находимся?

— Нет, в этом районе я никогда не была, — ответила Рут.

И это тоже было замечательное продолжение вечера.

— Давай прогуляемся до дома пешком, — попросила она.

— Да тут совсем рядом, мы почти пришли. Осталось только повернуть за угол.

Она уже увидела мост Риальто за крышами домов и разочарованно вздохнула: продолжения романтической прогулка не будет.

Многие магазины были уже закрыты, некоторые еще работали, и влюбленные здоровались с теми, кто в них был, как со своими старыми знакомыми.

Когда они оказались у дверей дворца, Рут потянулась к Пьетро и прошептала:

— Я бы хотела заранее отпраздновать начало Карнавала.

И с этими словами поцеловала его.

Кровь застучала у него в висках, дыхание участилось. Он ответил ей со всей страстью, и они закружились в потрясающем танце любви.

— О Рут, я, право, не знаю…

Она уже была готова открыть свое сердце, но он проговорил:

— Возможно, надо подумать. Ведь я же обещал о тебе заботиться. Не знаю, будешь ли ты в таком случае в безопасности…

— А если я не хочу быть в безопасности… Пьетро озадаченно посмотрел на нее. Он хотел что-то сказать, но руки вопреки разуму обняли эту женщину со всей силой.

— Вот здесь я чувствую себя в полной безопасности, — проговорила она.

— Да уж!

Если бы она сейчас и задумала сбежать от него, то не смогла бы высвободиться из его крепких рук. Оба они, почти не осознавая, что делают, добрались до ее спальни.

Пьетро осторожно опустил девушку на кровать, расстегивая пуговицы ее блузки. То, что сейчас происходило, слабо напоминало страсть или желание, нет, это было сочетание чего-то неземного, волшебного, похожего на священнодействие. Если бы у него было время и терпение, он бы продлил это волшебство на целую ночь.

Но Пьетро не мог забыть о своей ответственности перед Рут. И тут перед его мысленным взором проплыло воспоминание о первой ночи: она протягивает к нему руки и целует. Но на его месте должен был быть Джино. В ту же секунду его как током ударило: Джино!

— Что такое? — спросила Рут, когда Пьетро, отстранившись, тяжело вздохнул.

Он поднялся и встал рядом с кроватью.

— Мы оба сошли с ума, — сказал он и сокрушенно покачал головой.

— Нет, но… если мы оба этого хотим… что в этом плохого? — спросила Рут.

— Разве это имеет значение? Мало ли что мы хотим сейчас, но потом пожалеем об этом.

— И ты будешь жалеть?

К этому моменту он уже взял себя в руки, поэтому сказал:

— Я буду жалеть о чем угодно, если это причинит тебе боль.

— Меня не волнует…

— Зато волнует меня. Ты сегодня расстроена, поэтому… Ты пришла ко мне за помощью, а я…

— Пьетро, это не так…

— Но все равно, это неправильно. Прошло всего два часа после того, как ты не встретила Джино. Для тебя это травма. И тебе больше ничего не остается, как..:

— Не знаю.

— Вот именно. Ты сама не можешь разобраться в своих чувствах и не знаешь, любишь его или нет. Значит, пока у меня нет права… — Он пожал плечами. — И о чем я только думал…

— Может, просто хотел меня, — подсказала она ему, быстро застегиваясь.

— Конечно, хотел. Если бы между нами ничего не стояло, я бы мог воспользоваться случаем… и твоей слабостью…

— Не смей так говорить, — оборвала она его. — Я вполне могу отвечать за себя.

— Я хотел сказать, что ты сейчас уязвима. Мы оба знаем, почему. С моей стороны сделать это было бы преступно, — сказал он быстро, вглядываясь в ее лицо. — Я и так наделал в жизни столько ошибок, — добавил он уже тише.

Она хотела было ему ответить: «Неужто ты считаешь любовь преступной?» — но воздержалась. Слово «любовь» Рут не посмела произносить вслух. Пьетро не был еще готов слушать о ней. Может, никогда не будет готов.

— Я не верю, что ты совершал такие уж непростительные ошибки, — лишь проговорила она.

— Да что ты можешь знать об этом! — с горечью воскликнул он.

Рут даже вздрогнула от неожиданности — так громко прозвучал его голос. Эта фраза полоснула ее по сердцу, как тот взгляд, которым Пьетро пригвоздил Франко.

— Ты знаешь обо мне не больше, чем я о тебе, — продолжал он. — Мы играли в эту игру, где ты представала в трех ролях, но это другое. Как бы ты относилась ко мне, если бы я предал твое доверие? Ты не представляешь, насколько беззащитна рядом со мной…

— Твои слова несправедливы, ничего подобного нет…

— Откуда такая уверенность? Разве я давал тебе повод настолько доверять мне?

— Все это время ты заботился обо мне и старался оградить от боли…

Он снисходительно рассмеялся.

— Я просто ждал удобного момента, чтобы броситься на тебя. Может, это — настоящая правда?

Она помотала головой. Ей вдруг стало не по себе.

— Ты не можешь доверять мне, потому что ничего обо мне не знаешь, — сказал он и хмуро взглянул на Рут. — До поры до времени я мог прикинуться кем угодно, вдруг у меня заранее продумана тактика поведения? Неужели ты не слышала ничего обо мне от других?

Эта его неожиданная вспышка раздражения разозлила ее.

— Ах да! — воскликнула она. — Они считают, что ты коварный тип. Новый Казанова — вот как тебя называют!

— Значит, тебе известны все эти истории, ну вот! — Он горько усмехнулся. — Не мне перед тобой оправдываться. Да, было так, как они говорят.

— Но сейчас все иначе, — возразила она. — Я уверена! Теперь ты другой! И можешь говорить что хочешь. Но никто не в силах заставить меня разувериться в тебе.

— Откуда тебе знать? Это Джино научил тебя слепо доверять каждому? Или, может, кто-то до него?

Со стороны Пьетро это уже было жестоко. Да, ему было горько, и он хотел причинить ей боль, чтобы доказать что-то. И одновременно стыдился своего поступка. И все же… Рут открыла глаза и встретилась с его взглядом.

— Ничего подобного больше не произойдет, — ровным голосом произнес он. — Даю слово. Спокойной ночи.

С этими словами он вышел, хлопнув дверью, и Рут осталась одна. Золушка лишь мечтала стать счастливой, но… кто ей обещал, что сказка станет реальностью и Прекрасный Принц останется с ней навсегда? Да… Нелепо было надеяться на это. Рут замолотила кулаками по подушке, заливаясь слезами.

Потом она подлетела к окну и выглянула: так и есть! В темноте она увидела его силуэт на фоне дальнего окна. Пьетро вновь стоял в том крыле здания, один, с потерянным, горестным видом. Ну да, он так же несчастен, как и она. Он вынужден сбежать от нее. Видно, действительно не желал причинить ей вред. Как бы там ни было… Она больше тут не нужна. И не должна оставаться дольше. В голову ей пришла удачная идея. На кухне есть пластиковые мешки, которые вполне годятся для того, чтобы упаковать все вещи, которые не поместятся в маленьком саквояже.

Рут пошла туда и принялась выдвигать ящики.

— Что ты делаешь?

В дверях стоял Пьетро.

— Ухожу, — ответила она. — Только вещи соберу. Больше ты меня не увидишь. Если ты будешь так добр и дашь мне пройти…

Он не двинулся с места.

— Сложи свою одежду назад и иди спать, — сурово сказал он. — Ты не уедешь из этого дома.

— Да кто ты такой, чтобы мне приказывать? — возмутилась Рут.

Уголки его губ искривились в усмешке:

— Знаешь, я как-то привык быть графом. За одно мгновение трудно отвыкнуть от этого.

— А если я не послушаю тебя? — с вызовом спросила она.

— Что ж… Тогда я выполню свое обещание выбросить тебя в Большой канал.

Ну вот, он снова шутит, слава богу! Хотя от этого не легче.

— Я не могу остаться, — с тяжелым вздохом проговорила она.

— Почему? Потому что я грубо себя вел? Даю слово, больше это не повторится.

Боже, угораздило же ее влюбиться именно в этого мужчину, сердце которого ей никогда не завоевать!

— Ты назвала меня человеком, готовым каждого защищать без разбора, — продолжал он.

— Но я не…

— Да, да, не отпирайся. Так и есть. Мое жизненное кредо — все держать под контролем, в этом моя сущность. Если я за что-то берусь, то привык доводить дело до конца. Сегодня вечером…

Он замолчал, и она затаила дыхание.

— …я принял решение заботиться о тебе до тех пор, пока не вернется вся твоя память. И этой же ночью я чуть не нарушил свое обещание. Это все Карнавал. Он всех сводит с ума. Даже меня. Как только садишься в гондолу, словно оказываешься в другом мире.

— Да… — согласно кивнула она, потому что и с ней происходило то же самое.

Атмосфера предстоящей грандиозной феерии перенесла их в другой мир, мир смеха, любви и веселья. Никто и представить не мог, чем все это закончится.

— Ты непременно должна увидеться с Джино, — сказал он. — И если бы я вмешался… это было бы преступлением с моей стороны. Ты не готова, не отрицай, Рут. Останься… Обещаю, что позабочусь о тебе и не буду больше смущать.

Все. Волшебство пропало, уступив место банальной вежливости.

— Давай же, — он протянул руку к пластиковым пакетам с вещами, — давай договоримся, что ничего не было.

— Не было… — эхом повторила она чужим голосом.

— Вот и хорошо. У нас впереди еще столько трудных дней, полных забот, так что надо отдохнуть и набраться сил.

Но Рут знала, что едва ли заснет этой ночью. Впрочем, как только ее голова коснулась подушки, сон тотчас же обнял ее своими мягкими лапами, а проснулась она уже поздним утром. Пьетро давно ушел, и Мина передала ей документы для работы.

Рут позвонила Марио. Он сказал, что Пьетро нет в офисе, и передал ей задания от Пьетро. Она усмехнулась, ох уж этот Пьетро, забросал ее работой, а сам исчез. Ну что же…

Вечером, вернувшись домой и обнаружив, что его все еще нет, Рут засела за перевод, чтобы с головой погрузиться в работу и не думать больше ни о чем. Она так увлеклась, что очнулась уже поздним вечером. Пьетро так и не пришел домой. Не дождавшись его прихода, Рут легла спать.

Она не видела, что под окнами ее комнаты стоит мужчина и ждет, пока все огни в доме погаснут. И лишь после этого, подождав еще чуть-чуть, он ушел в темноту прочь от дворца.


Они увиделись только через два дня. Их встрече невольно поспособствовала Серафина, устроившая во дворце суматоху по случаю приготовлений к балу-маскараду. Прибыв сюда в отсутствие хозяина, баронесса привезла с собой гору нарядов, которую приказала поднять в одну из комнат на втором этаже. Рут немедленно позвонила Пьетро и рассказала о визите Серафины.

— Уже иду, — ответил он. — Присмотри там пока, чтобы они не поубивали друг друга.

Обнаружив, что графские апартаменты заперты, Серафима и слушать не пожелала о том, что таков был приказ Пьетро. Остальные комнаты были уже подготовлены к приему. Серафина продолжала распоряжаться в свойственной ей манере, и Рут не оставалось ничего другого, как сидеть в своей комнате и не высовываться. Она делала вид, что между ними существует нейтралитет, но Серафина была намеренно груба с ней, пока не пришел хозяин.

Баронесса всячески пыталась очаровать графа, но так и не добилась его расположения. Вежливо, но твердо он объяснил ей, что раньше начала Карнавала ее сюда никто не приглашал и до той поры комнаты будут закрыты.

К самому разгару прений подоспел Франко. Пьетро пришлось все повторить еще раз. Барон сразу смекнул, что к чему, быстренько взял свою жену под белы ручки и вывел.

Мина и Селия, которые с любопытством наблюдали за этой сценой, зааплодировали победе графа. Они верили в своего хозяина.

Пьетро обернулся к Рут.

— Брависсимо, — похвалила она его. — Давно я так не развлекалась. Ты видел ее лицо?

И все снова покатились со смеху. Кажется, отношения начинали налаживаться: Пьетро опять смеялся, как раньше. Плохое было забыто.

Через пару дней, как раз к началу празднеств, Серафина и Франко заняли свои комнаты, где разместили подготовленные наряды для маскарада. Серафина постаралась на совесть: благородное палаццо теперь сильно смахивало на голливудский особняк.

Карнавальные костюмы традиционно состояли из предметов туалета восемнадцатого столетия. Кружевные платья с декольте и пышной длинной юбкой. Серафина гордо расхаживала в своем наряде, с удовольствием вертясь перед зеркалом. На ней было декольтированное платье из красного атласа, богато расшитое золотой нитью. Она настаивала на том, чтобы выйти первой, под руку с Франко.

— Не переживай, — поддержал Рут Пьетро. — Ты затмишь ее.

— Я? С чего бы? Даже и не собираюсь присутствовать на этом балу.

— Ты же не думаешь, что я брошу тебя одну? Ты тоже примешь участие в празднике, как и все. А костюм для тебя я уже придумал. — Поймав ее негодующий взгляд, он смутился и быстро пробормотал: — То есть, я хотел сказать, пожалуйста…

— Ничего. Полагаю, что графу действительно трудно сменить тон.

— Я стараюсь изо всех сил.

— Ну и что это за костюм?

— Платье цвета слоновой кости.

— Хочешь сказать, красное мне не идет? — слегка обиженно спросила она.

— Ты меня недооцениваешь.

Ну что ж, вот и хорошо. Все налаживается. Они опять уже шутят, а это дорогого стоит.

Рут чаще проводила время в библиотеке, куда Серафина и носу не казала. Это было самым безопасным местом, где можно остаться одной и учить итальянский. Здесь она разыскала на полках много книг, которые можно было читать и переводить со словарем.

Особенно Рут заинтересовалась исторической хроникой знатных семей Венеции, включая Банелли и Алуччи. Поколебавшись, Рут принялась читать книги о семье Алуччи. История поколений заканчивалась рождением Лизетты Алуччи, которая вышла замуж за Пьетро Банелли. Некоторое время Рут сидела над книгой, погрузившись в глубокие размышления.

«Я все поставила на кон. Пан или пропал. И… проиграла? — размышляла она. — Хватит жаловаться, Руг. Ты начинаешь быть похожей на Рут-Вторую, а это уже никуда не годится. Ты же знаешь, какого я о ней мнения. Так что заткнись и смело смотри правде в глаза. Впрочем, — подумала она, — хоть я и не лучший игрок, но ведь мне еще не приходилось играть по-настоящему. А кто не рискует, тот не пьет шампанского».


Наконец день Карнавала наступил. Время масок и маскарада, время веселья, радости и греха. Чем веселее, тем лучше.

Он начался ровно в полдень с «полета Ангела». Девушка в белом костюме с крыльями разбрасывала цветы в толпу на площади Сан-Марко.

Мина тут же съязвила, что эту роль надо было отдать Серафине, которая бы в ней проявила все свои таланты. Та быстро попалась на эту удочку и стала умолять своего мужа, чтобы на следующий год эту роль уступили ей. Но Пьетро сжалился, над ней и объяснил, что Ангел под конец церемонии будет поднят на страховке на самый купол колокольни Сан-Марко. А это больше трехсот футов высоты.

После чего энтузиазм Серафины быстро увял, и она гневно глянула на советчицу. Мина старательно отводила взгляд, едва сдерживая смех.

День за днем площадь Сан-Марко наполнялась музыкантами, акробатами, клоунами и всеми, кому нравилось плясать в карнавальных одеждах. Они танцевали или смотрели, как танцуют другие. Смеялись, пели, целовались, а потом толпами шли по улочкам, их веселые голоса слышались еще долго.

Официально это было проводами зимы и встречей весны, но на дворе еще стоял февраль, и Рут до последней минуты боялась, что погода испортится. Однако Марио заверил ее, что погода всегда к ним снисходительна в этот период. И действительно, в небе ярко светило солнце.

Все эти дни Пьетро был по горло занят и в бизнесе, и в отеле, и в магазине, и на вечеринках. Он принимал участие в каждом мероприятии.

Рут наконец получила свой костюм для бала во дворце. Это была мечта любой женщины — платье с пышной юбкой из богато расшитой ткани цвета слоновой кости. Лиф украшали знаменитые венецианские кружева и банты, кроме того, он был усыпан стразами, которые загадочно играли на свету.

Мина, увидев ее в этом одеянии, восхищенно покачала головой и проговорила:

— Пьетро потеряет голову, вот увидите.

— Нет, Мина, он не из таких, — поспешила ответить Рут, опустив взгляд. — Я просто стараюсь вписаться в это мероприятие и не огорчать его.

— Конечно, конечно.

Она помогла Рут выйти в коридор, поддерживая за ней шлейф. Услышав веселую музыку, Рут пошла в ту сторону по коридору.

И замерла на месте.

Ей навстречу шел… Джино.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Ее сердце сильно забилось, но от радости или страха?

Джино здесь, перед ней.

Выглядел он точно так же, как в прошлом году на Карнавале, — черный костюм, маска, которая скрывает половину лица. Она замерла, когда он подошел еще ближе.

— Рут, что случилось? — спросил он голосом Пьетро.

Она ахнула и, закрыв рот рукой, прислонилась к стене.

— Ты! — воскликнула она.

— А кто же? — Пьетро всмотрелся в ее лицо. — О ком ты подумала?

— О Джино. Он был в таком же костюме на Карнавале в прошлом году. Я вдруг подумала…

— Понятно. Так и знал, что он брал его для того, чтобы пустить пыль в глаза. — И Пьетро указал на геральдический крест из герба Банелли на рукавах. — Он любит производить впечатление на девушек. Это часть его личности. Прости, я не хотел напугать тебя.

— Это ты меня прости, глупо с моей стороны было так реагировать. Просто недавно я вспоминала о нем и о прошлогоднем Карнавале, на котором мы были с ним вместе. Оказывается, это коварный праздник. Под маской люди скрывают свою истинную сущность.

— Наверное, его дух отчасти присутствует в каждом жителе Венеции. Пока на тебе чья-то личина, твое истинное лицо никто не видит… — Тон его был грустным.

— Значит, пока на тебе маска, то можно делать все, о чем только мечтаешь, — не приняв во внимание его пессимизм, бодро проговорила она.

— Да, праздник таков, — согласился он с ней.

Она закружилась на месте, так что ее юбки разлетелись.

— Подойдет?

— Ты будешь королевой бала.

— Только Серафине не говори.

Пьетро рассмеялся. Однако его разбирала злость на Джино. Ему было больно увидеть лицо Рут в тот самый момент, когда он несколько минут назад попался ей на глаза в этом костюме и маске. Она была ошеломлена так, что еле удержалась на ногах и вынуждена была прислониться к стене, чтобы не упасть.

Да, Рут быстро пришла в себя и даже смеялась, как всегда. Но он сразу понял: ей хотелось увидеть Джино.

И это кольнуло его в сердце.

Впрочем, долго думать об этом не было времени. Во дворец начали собираться люди, купившие билет на бал-маскарад. Пьетро медленно спустился вниз, где Франко под руку с Серафимой встречали гостей, точно хозяева палаццо. Увидев Пьетро, Серафина тут же оставила своего барона, и поспешила к нему.

— Ты пригласишь меня на первый танец? — по-кошачьи выгнувшись, кокетливым тоном проговорила она.

Франко, увидев, что остался один, подошел к Рут и с галантным поклоном произнес:

— Дорогая леди, не узнаю вас в этой маске, но наверняка вы прекрасны.

Рут поняла, что ее не узнали, сделала реверанс и приняла его руку. Пьетро тяжело вздохнул и, смирившись с неизбежным, пригласил на танец Серафину.

Обе пары сошли вниз по ступеням огромной дворцовой лестницы в сверкающий огнями бальный зал, полный гостей, разодетых в яркие карнавальные костюмы. Среди них было несколько арлекинов. Но большинство мужчин были в камзолах, а дамы — в кринолинах, многие — и те и другие — в тщательно уложенных париках.

Рут радовалась, что Пьетро не надел эту башню из напудренных белых волос и тем самым не испортил свой великолепный мужественный облик.

Не успели они сойти с последней ступеньки, как их тут же ослепили вспышки фотокамер: Серафина все-таки пригласила репортеров. Теперь понятно, почему она прицепилась к Пьетро.

Музыка закружила людей в танце, Пьетро поклонился и пригласил даму на вальс. Франко и Рут последовали за ними, как и все остальные.

Девушка обнаружила, что новая роль прекрасной незнакомки начинает ей нравиться. После первого танца ее стали приглашать другие мужчины, с которыми она могла свободно, легко и весело флиртовать в духе Карнавала.

— Когда же настанет моя очередь? — тихо спросил Пьетро, когда они оказались рядом.

— Когда граф исполнит свой долг хозяина дворца, — ответила она ему в тон.

— Ты должна похитить меня у злой Серафины и ее сестер с этого бала.

— А разве Золушке разрешено появиться на балу и наслаждаться им?

— Уверен. Как только с бала исчезнешь ты, исчезну и я, знай это.

— Но до этого я бы хотела насладиться балом во всей его красе.

И с этими словами, воспользовавшись моментом, когда он совершал поворот в танце, она скользнула мимо него, и вместо ее руки он схватил воздух.

— Осторожней… — начал Пьетро, но рядом уже никого не было.

На длинных столах, сервированных тонким китайским фарфором и фамильным венецианским хрусталем, был накрыт роскошный ужин. Во главе застолья в роли гостеприимного хозяина восседал Пьетро, однако глазами он то и дело старался отыскать Рут. Она растворилась среди гостей, бродивших по дворцу. Пьетро замечал, как ее белое платье мелькает то здесь, то там.

Неожиданно он увидел Тони. Бедный пес с несчастным видом стоял в дверях и высматривал хозяина в толпе.

Наверное, лохматый бедолага выскользнул из комнаты, когда Мина отвлеклась. Надо побыстрее увести его отсюда, и Пьетро, извинившись перед гостями, поднялся из-за стола.

Но когда он вышел в коридор, то собаки нигде не увидел.

Вдруг откуда-то со стороны до него донесся такой знакомый голос:

— Идем же, идем, дорогой. Я тебя жду.

Словно завороженный, Пьетро последовал на его звук.

— Сюда, милый.

Коридор вывел в другой коридор, более узкий, в котором было уже меньше народу. Пьетро пошел дальше, гадая, кого же зовет за собой Рут.

— Идем же, идем…

Когда на него повеяло уличной свежестью, Пьетро понял, откуда идет этот голос. Во внутреннем дворе палаццо был небольшой сад, к которому вела длинная лестница. Внизу нее Пьетро увидел женскую фигуру в белом платье. Это была Рут — и в то же время будто и не она: какая-то новая, таинственная и загадочная. Это ощущение усиливала маска в пол-лица. Незнакомка подзывала Тони, который осторожно спускался вниз по ступенькам.

— Бедняжка, — жалея собаку, мелодично проговорила она, — все позабыли в этой суматохе, что тебе надо на прогулку. И ждать ты не можешь, правда? Идем же, здесь тоже улица, а я тебя покараулю, не бойся.

Пьетро спрятался в тени, наблюдая за собакой и дамой в белом платье.

Пьетро смотрел на нее в полном недоумении. Она покинула бальный зал, мужчин, очарованных ею, ради… собаки? Казалось, Тони занимал все ее внимание.

— Идем же, — сказала она наконец. — Я отведу тебя спать… О, Мина, ты здесь.

Домработница появилась откуда-то из-под арки, которая окружала сад, и взяла на себя заботу о собаке.

— Ох, простите, я за ним не уследила, — виновато проговорила она.

— Ничего, теперь уже все в порядке.

Мина ушла, забрав с собой Тони, и Пьетро ждал, что Рут поднимется по ступенькам. Но нет. Она прислонилась к стене и устремила взгляд на звездное небо. Пьетро заметил улыбку на ее лице. Любопытно, кому же она предназначалась? Кто занимал мысли этой девушки?

Поправив свою маску, он тихо спустился вниз и очутился рядом с ней. Услышав движение, она резко развернулась, и ее глаза оказались перед его глазами.

— Это всего лишь я, — произнес он. — Мне просто стало интересно, отчего сбежала женщина, которая очаровала всех мужчин бала.

Она тихо вздохнула, но тут же поддела его в ответ:

— А почему же хозяин дворца поспешно покинул своих гостей?

— Он отправился за ней.

— А может, она всего лишь хотела остаться одна, — уклончиво ответила Рут.

— Это неправильное желание. Такой красавице не следует быть одной.

— Но, может, под маской вовсе не такая уж красавица? Откуда он знает?

— Не обязательно видеть лицо, если известно, какое у нее доброе, любящее сердце.

— Это, конечно, любезно с вашей стороны, но какое это имеет отношение к красоте?

— Это единственное, что достойно называться истинной красотой, — сказал он.

Она явно была смущена, но быстро нашлась:

— Какой неподходящий для бала-маскарада разговор!

— Вот уж действительно. Наверное, надо флиртовать и смеяться? Но это не имеет значения, красота ее останется неизменной, — тихо проговорил он, и улыбка тронула его губы. — Даже когда она промокла насквозь под дождем и волосы повисли влажными прядями. Даже такой она останется навсегда милой для мужчины, которого выберет в друзья.

— Властелин дворца боится не стать ей другом?

— Просто… между ними могут быть барьеры, которые станут для обоих фатальными.

— Думаешь, она не захочет их разрушить? — спросила Рут более оживленно.

— Кто знает… Ее мысли и чувства скрыты от него — и даже от нее самой.

— Правда, — кивнула она.

И продолжать разговор в таком духе можно было бесконечно. Как хорошо было стоять вот так рядом, под звездами, под этим небом. Но неожиданно до них донеслась громкая музыка. Оба вспомнили о празднике.

— Тебе надо вернуться к гостям, — сказала она, очнувшись от очарования их разговора.

— Идем вместе.

И они рука об руку пошли по коридорам. Пьетро приобнял Рут за талию, готовый закружить ее в медленном танце.

— Надо воспользоваться шансом, — прошептал он ей на ухо.

Она рассмеялась в ответ, и он ощутил ее теплое дыхание на своей шее. В этот момент они были так близки друг к другу, как тогда вечером, когда начиналась прелюдия любви. На этот раз то была всего лишь игра, и их кружила магия Карнавала. Трудно было сказать, кто они сейчас такие. И это было восхитительно, за это не надо было потом отвечать перед совестью и людьми.

Вот двери перед ними распахнулись, и они снова оказались в суете бала, их заметили и зааплодировали. Но для Рут это было сущим наказанием, она мечтала выгадать момент и сбежать от этой суеты.

Поэтому, когда какой-то гость отвлек Пьетро, она тут же тихо ускользнула. Оглянувшись в поисках своей партнерши, он обнаружил, что Рут танцевала уже с другим мужчиной.

Праздник близился к завершению, и ожидание окончания вечера было для Пьетро мучительным. Серафина каждому говорила «до свидания», но вот наконец последний гость ушел, и баронесса замолчала, гневно глядя на Франко. Впервые за долгое время на балу центром внимания была не она, а загадочная женщина, которая исчезла, но занимала мысли каждого.

— Хотел бы я знать, кто она такая, — вздохнул Франко.

— Это была Рут, — холодно сообщил Пьетро. — Парик и маска отлично скрыли ее.

— Рут? — ахнула Серафина и высокомерно хмыкнула. — Но ведь она лишь…

Пьетро одним взглядом оборвал ее на полуслове. Она недоуменно заморгала.

— Настоящая хозяйка Карнавала, — поспешил договорить Франко.

«Таинственная незнакомка», — радовался Пьетро. Именно такой она и была, и это сводило его с ума.

Ослепительно улыбаясь, он проводил Франко и Серафину наверх, в их комнаты, сделав вид, что не слышит намеков на то, что они не прочь остаться тут еще на пару деньков. Пожелал спокойной ночи и с облегчением покинул их, отправившись на свою половину дворца.

Там в гостиной он и нашел Рут, которая уже избавилась от карнавального наряда и успела переодеться в привычную одежду. Теперь она никак не напоминала тот ослепительный образ, который занимал его мысли на протяжении всего маскарада.

— Куда ты пропала? — спросил он.

— Какое блаженство! — пропела она, не ответив на его вопрос. — Никогда бы не подумала, что на свете столько привлекательных мужчин. По крайней мере под масками не было понятно, так ли они красивы. Но это все равно. А там кто знает…

Пьетро пожал плечами:

— Несколько масок были сняты под конец бала.

— Возможно, не стоило этого делать. Лучше радоваться мечте, чем столкнуться лицом к лицу с реальностью.

Он быстро повернулся к ней.

— Ты правда так считаешь?

— Даже не знаю. Это же Карнавал, и как большинство его участников, я всего лишь хочу взять от него побольше положительных эмоций, — уклончиво ответила она.

Девушка быстро справилась с ужином и пошла мыть посуду. Когда Рут вернулась, Пьетро уже переоделся.

— Я должна уйти, — глядя ему в глаза, вдруг сказала она. — Мне больше нечего здесь делать.

— Не уверен, что ты права.

— У меня свои планы, и я не хочу ничего менять.

В ее тоне послышалась незнакомая доселе деловая нотка.

— А как же Джино? — Пьетро перевел взгляд на темное окно.

— Он не собирается возвращаться. Придется свыкнуться с этой мыслью и начать жить своей жизнью, без него. И… без тебя.

Последние слова она выговорила с явным усилием.

— Так ты уйдешь прямо сейчас? — спросил он. — После сегодняшнего триумфа?

— Ничего такого сегодня не произошло.

— Значит, ты до сих пор винишь себя в случившемся? — Он испытующе посмотрел ей в глаза.

— Ты имеешь в виду ту ночь, которая не состоялась? В этом нет моей вины. Просто я изменила образ своих мыслей. Мечты — это, конечно, чудесно, но… лучше смотреть на вещи реально. Мне очень жаль, если я растревожила твою одинокую жизнь, Пьетро.

— Я не вполне понимаю тебя.

— Правда? Но это же ясно. Я совершила самую большую глупость на свете: взяла и влюбилась в тебя. Надо наконец это признать. Теперь я свободна от Джино. И думаю о нем только потому, что он бы пригодился мне, чтобы прояснить некоторые забытые эпизоды моей жизни. Человек, которого я люблю, — это ты.

— Но… уверена ли ты в том, что сейчас говоришь?

— Да. Совершенно точно. И я отвечаю за свои слова и поступки. Мне необходимо уехать. У меня нет права вмешиваться в твою личную жизнь.

— О чем ты говоришь? Моя жена., давно в могиле.

— Но ты до сих пор живешь мыслями о ней, до сих пор любишь ее. Ничего, я наконец-то это осознала и смирилась. Ты хочешь одного: навсегда погрести себя в этом мавзолее с Лизеттой, потому что так ты сможешь притворяться, что она жива.

— Да что ты об этом знаешь!

— В душе ты тоже мертв. Ты хочешь быть рядом с ней. Но, Пьетро, не пора ли уже смириться с тем, что ее нет, а ты — есть! И никто не силах ее вернуть. Это факт.

Его взгляд обжег ее.

— Да мне не нужно ее возвращать, я этого не хочу! — выкрикнул он. — И потом, она не мертва. Она вечно здесь, рядом со мной. В каждой комнате, куда бы я ни вошел. Когда я сплю, она рядом. Когда просыпаюсь, тоже.

— То есть ты не можешь дождаться, когда же останешься один, — сделала вывод Рут.

— Она меня вечно преследует, — пытался объяснить он.

— Неужели этого никак не изменить? — тихо прошептала она в ужасе. — И для нас нет шанса?

— Что ты от меня хочешь? Ты хочешь, чтобы я признался тебе в любви?

— А ты можешь мне это сказать? Здесь и сейчас? — спросила она, тяжело дыша.

— Я… — было видно, что внутри него идет мучительная борьба. — Нет! — эти слова вырвались из самой глубины его души. — Я не люблю тебя!

Надо только было видеть, с каким трудом дались ему эти слова. Она все поняла. Он любил ее. Ее глаза заблестели, и слезы радости побежали по щекам.

— Спасибо, — вздохнула она, судорожно всхлипнув. — Только… неужели так трудно сказать эти слова?

— Просто невозможно. Потому что это неправда. Это не может быть правдой.

— Пьетро, пойми, наконец, она мертва. И ты — свободен.

— Свободен? — Эти слова были для него как нож в сердце. — Никогда я не буду свободен. А знаешь, почему? Именно потому, что она умерла. Потому что это я убил ее. И от этого не убежать. Это факт. Она умерла по моей вине.

Эти слова были окончательными и обсуждению не подлежали. Вот уж чего она совсем не ожидала.

— Не может быть, — прошептала она, закрыв рот рукой. — Она же умерла при родах…

— Она ушла из жизни из-за ребенка, а ей нельзя было рожать. Лизетта была слабенькой, но притворялась сильной, а я делал вид, что верю ей. Мне нужен был этот ребенок. Самая ужасная правда в том, что его я желал больше, чем ее, и она это прекрасно понимала. Лизетта никогда не думала о себе и делала все только ради меня. Потому что знала… — он сглотнул, — что я не люблю ее.

В его голосе было столько мрачного отчаяния, что Рут всей душой потянулась утешить его. Молчание длилось слишком долго.

— Но ведь ты женился на ней, значит, не мог не любить, — тихо возразила она, чтобы нарушить тягостную тишину.

— Ну да, она мне очень нравилась. Она была такой миленькой и хорошей. Я знал ее всю мою жизнь. Помнишь те фотографии?

— Игра в кости? Да, помню.

— Даже когда мы выросли и танцевали друг с другом, я воспринимал ее как сестру, потому что мы сто лет знали друг друга. Мне и в голову не приходило…

Он неловко замолчал.

Но Рут все поняла и без слов.

— Когда я стал юношей и начал замечать женщин, то словно с цепи сорвался, — горько усмехнулся Пьетро. — Я же был сыном графа Банелли, это давало ряд преимуществ. Я мог иметь любую женщину, как игрушку, какую бы ни захотел. Увы, даже современное общество склоняется перед титулами и знатью. И я пользовался своим преимуществом на всю катушку. Уж не буду вдаваться в детали. Могу только сказать, что сейчас мне гордиться нечем.

Рут вспомнила слова Джессики. Она кивнула.

Впрочем, она-то точно знала, что женщин привлекал не только его титул. Пьетро по своей натуре был настоящим мужчиной, каких еще поискать.

— Да, бурная была у тебя юность, — сказал она, улыбнувшись. — Как и у большинства людей с именем и богатством. Что-то должно было тебя остановить.

— Да. У моего отца случился сердечный удар. Я был в отъезде, и Лизетта позвонила мне. Она ухаживала за ним и так ему понравилась, что только рядом с ней он чувствовал себя хорошо. Я был ей очень благодарен. И хотя ему стало лучше, все понимали, что это ненадолго. Он дал понять, что перед смертью хотел бы увидеть рядом со мной достойную женщину в качестве жены и понянчить своего внука. Он настаивал на том, чтобы выбор соответствовал нашему титулу и социальному положению. И это — в двадцать первом веке! Впрочем, уж я-то отлично знал своего отца. Ведь и его женитьба была обставлена по тому же правилу. Они с матерью всегда были в хороших отношениях, но это не было страстью. Так что мне это казалось нормой. Он был при смерти, и я не мог ослушаться его и выполнил его желание. Именно он посоветовал мне жениться на Лизетте. Мы прекрасно знали друг друга, она мне нравилась, и я думал, что это взаимно. Я долго не подозревал, что с ее стороны чувства были куда сильней.

— И ты не узнал об этом, даже когда сделал предложение? — изумилась Рут.

— Нет, мы говорили о дружбе, о симпатии, но я ни разу не говорил ей о любви, потому что это было бы нечестно и оскорбило бы ее. Она знала меня слишком хорошо, чтобы сразу увидеть ложь.

— Бедная Лизетта, — прошептала Рут. — Думаю, она скрывала свои чувства, чтобы не отпугнуть тебя. Надеялась завоевать твою любовь в замужестве.

— Да, я понял это слишком поздно, — простонал он. — И как я мог раньше быть таким слепцом!

— Потому что ей это было нужно. Она привыкла добиваться того, чего хочет.

Он испытующе взглянул на нее.

— Ты забыла, чем это для нее закончилось.

— Нет. Будущее для нас всегда скрыто. Мы имеем право лишь сделать шаг, а уж потом смириться с последствиями. Она была мужественной женщиной.

— Мужественной?

— Только подумай о риске, на который она шла. Сколько ей было лет?

— Двадцать пять.

— Она ждала тебя. Она все поставила на кон — на тебя: пан или пропал. А на это требуется большое мужество.

— Ты права, — сказал он после некоторого раздумья. — Она была очень смелой. Я стремился быть хорошим мужем, и одно время мне это удавалось. Она сразу забеременела, и мы были счастливы.

Он тяжело вздохнул.

— И что же случилось потом?

— На шестом месяце она потеряла ребенка. Случившееся доконало отца. Он умер, не выдержав этого известия. Лизетта во всем винила только себя. Все мои попытки разуверить ее были напрасны. Она знала, что я женился на ней, только чтобы угодить отцу и ради ребенка. Без всего этого наш брак не имел смысла. Если бы я только мог ее полюбить! Отчаянию ее не было предела.

Он уронил голову на руки. Голос его неожиданно сел:

— Она твердила о том, что непременно отпустит меня. Но вскоре забеременела снова. С каждым днем я ощущал себя все более жутким чудовищем, мужчиной, убивающим женщину, которая любит его всей душой. Самое худшее, что она возлагала все свои надежды на ребенка. Она не знала, что доктор запретил ей рожать. Я все никак не мог рассказать ей об этом, все откладывал. А потом… было уже поздно.

— Бедняжка, — прошептала Рут.

— Да… — с горечью проговорил Пьетро. — Ведь тогда бы у нее не осталось надежды. Я не мог дать ей то, на что она рассчитывала.

— Как она справилась?

— Она сказала, что непременно окрепнет, нужно только время. Сначала она стала принимать таблетки, таким образом усыпив мою бдительность… А потом…

Он с отчаянием махнул рукой.

— Я не мог не верить ей. Ведь не враг же она самой себе. Но оказалось, что она через некоторое время прекратила прием таблеток. Мне стало известно об атом уже поздно, когда она забеременела. У меня перед глазами до сих пор ее лицо, сияющее в ту минуту, когда она сообщила радостную новость. Я пытался втолковать, насколько опасна эта затея для ее здоровья, но она и слушать не стала ни меня, ни доктора. Он умолял ее не рожать. Я говорил о том же, но никто из нас не смог ее переубедить.

— Боже… — Рут закрыла рот рукой.

— В течение всей беременности ей становилось все хуже и хуже. Но она была счастлива. Одно время мы думали, что все удастся. Но потом ей стало совсем плохо. Ребенок родился живым, она даже успела подержать его на руках, перед тем как уйти из жизни. Я никогда не забуду этого счастья и ликования в ее глазах. Она же родила мне ребенка, и это все, чего она хотела, хотя жизнь из нее утекала. Жертва ее была напрасной. Как напрасно было вымаливать прощения над ее гробом. Я бы все отдал за то, чтобы она простила меня, но… этого никогда не случится. И причина ее смерти — я.

Рут не в силах была произнести ни слова. Его искренняя сумбурная исповедь потрясла ее. Но именно сейчас настал решающий момент для исцеления. Она должна была попытаться. Если не сейчас, то никогда. Одно неверное движение — и провал, конец. Теперь Рут ставила на кон все, что у нее было. Тяжело вздохнув, она про себя попросила у Бога благословения и бросилась в атаку.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

— Но это не ты отнял у нее жизнь, — мягко произнесла Рут.

Пьетро воззрился на нее в недоумении:

— Что ты сказала?

— Это не ты отнял у нее жизнь. Она сама ее отдала.

— Никакой разницы.

— Нет, разница есть. Лизетта оказалась марионеткой консервативных представлений твоего отца. У нее не было силы противостоять. Это прошлый век, если хочешь знать.

— Понимаю, но все равно виноват я. Потому что женился на ней ради собственного душевного комфорта. И мой отец…

— Она вышла за тебя замуж, потому что любила. И быть с тобой для нее было важнее всего на свете. Важнее собственного достоинства. Важнее жизни.

— И это должно мне польстить? Хотелось бы мне думать, что я того стою, — ответил Пьетро.

— Это уже было ее решение. Эта женщина достойна уважения, потому что сама сделала свой выбор и всю ответственность взяла на себя. По твоим словам, отец настоял на том, чтобы ты женился на ней. Но ведь вокруг было полно других женщин. Так почему же выбор пал на нее? Может, потому, что она ухаживала за ним?

— Отчасти. У него были свои взгляды на эти вещи. Ее отец был виконт и большой друг нашей семьи.

— То есть Лизетта была прекрасно осведомлена об образе мыслей твоего отца, и предугадать его желание не составило труда. Она также была в курсе, что ты не любишь ее, но все равно стремилась получить в мужья свой идеал, потому что для Лизетты это было лучше, чем жизнь без тебя.

— Это выглядит так, словно она все расчетливо спланировала, — пожал он плечами.

— Нет. Просто она любила, и мужчина, которому принадлежит ее сердце, — это вся жизнь. Сотни женщин в мире так поступают. Ради этого вертится мир. У нее была цель, и она шла к ней до конца.

— Откуда тебе это знать? Ты же ее не знала!

— Я начинаю ее понимать, и она мне все больше нравится. По твоим рассказам о ваших детских играх я сделала вывод, что Лизетта была рисковым, смелым человеком. У тебя не было шанса, — улыбнулась Рут. — Ты думал, это твои правила, но она была лучшим игроком, чем ты.

— Не знаю…

— Пьетро, когда вы поженились, она была уже взрослой, состоявшейся личностью и ясно осознавала, какова реальность. Ваш брак существовал не потому, что ты контролировал его. А потому, что она была мудрой женщиной, которая отвечала за свои поступки. Кроме того, я еще кое-что недавно узнала. Случайно в библиотеке мне в руки попалась книга об истории ее семьи. Оказалось, что в роду Алуччи почти все женщины наследовали одну и ту же болезнь. Многие из них умирали при родах. В медицине этот недуг изучили лишь недавно.

— Не может быть. Я бы знал.

— Правда? Не думаю, чтобы женщина в своем уме стала трубить на всех углах об этом генетическом изъяне. Лизетта об этом не могла не знать и все же рискнула.

Он в ужасе смотрел на Рут, не в силах осмыслить сказанное.

— Да пойми же ты, это не ты руководил в вашей паре. Это она все поставила на кон, и когда проиграла, то не жаловалась. Так уважай ее выбор. Горевать о ней — от этого никуда не деться, но не надо приписывать себе вину за ее решение. Потому что этим ты лишь оскорбишь ее.

— Все это время, — хрипло проговорил он, — все это время она знала…

— Да, знала, — кивнула Рут. — Она была не жертвой. Она была игроком, который делает ставку не на жизнь, а на смерть. В общем, она получила свой приз — Лизетта все же держала своего ребенка на руках. Это был момент настоящего счастья в ее жизни. Она не все проиграла.

— Но как ты все это поняла? — медленно спросил он.

— Потому что у нас с ней есть кое-что общее. Ты не видел, возможно, но в ней жил еще один человек, как и во мне — несколько Рут. Одна из ее личностей все же победила. Так что не скорби о ней, а благодари и уважай ее решение.

Пьетро прислонился к стене без сил, на его лице отразилось страдание.

— Хотелось бы верить. Но разве я имею на это право?

— Ты должен. Ради нее. Ради себя. Вряд ли она была бы рада, страдай ты всю жизнь из-за несуществующего чувства вины перед ней. Она же хотела видеть тебя счастливым. Подумай об этом. Все, что ты можешь сейчас сделать ради ее памяти, — быть счастливым.

Он взял ее руку и приложил к своей щеке.

— Спасибо тебе, — сказал он. — Возможно, без тебя я бы никогда этого не понял. Ты открыла мне глаза.

Она погладила его. Он имел право на дружеское участие.

— Вот и хорошо. А сейчас тебе надо выспаться. И утром ты будешь счастлив. Попробуй.

— А завтра ты еще будешь здесь? — спросил он в тревоге.

— Обещаю не уходить без тебя.


На следующее утро Пьетро проснулся с твердым намерением сходить на кладбище к Лизетте, чтобы поблагодарить за любовь и попросить прощения за то, что весь этот год он не был счастлив. Рут, как и обещала, дождалась его возвращения.

Мина подошла к ней и, увидев ее улыбку, сказала:

— Вы такая красивая. Неудивительно, что хозяин приказал расшить платье бриллиантами.

— Бриллиантами?!

Женщина кивнула.

— Я думала, это стекляшки! — ахнула Рут. — Теперь понятно, почему все так таращились на меня.

Мина рассмеялась и пошла на кухню к Селии.

Когда зазвонил телефон, Рут бросилась к нему в надежде, но это звонил Марио. Они поговорили о делах, и под конец разговора приятель сообщил:

— Для Пьетро есть письмо в Интернете. Джино пишет, что приезжает завтра. Может, это важно.

— Спасибо, Марио, я ему передам.

На следующее утро Пьетро проверил свою почту, и как они и думали, Джино так и не сообщил о времени своего визита.

— Он может и вообще не приехать, — сказала Рут, вспомнив ожидание на станции. — Надеюсь, он все же не приедет. А в общем, сейчас это уже не имеет значения.

И с этими словами она многозначительно взглянула на Пьетро, который покраснел.

— А как же твоя память?

— Как-нибудь обойдусь и тем, что я помню. Все остальное мне уже не столь важно.

— Пойду позвоню Марио, предупрежу, что мы не придем в офис.

Он отправился в свою комнату, и она, оставшись одна, вернулась к переводу. Неожиданно ее привлекло какое-то движение. Она подняла голову. Перед ней стоял Джино, собственной персоной.

Сколько раз в своих мечтах она представляла себе этот момент! Или в кошмарах!

И вот теперь фантазия стала реальностью — он стоял перед ней. Он ни капельки не изменился. Такой же высокий и стройный, и только на губах играет чуть заискивающая улыбка. Странно, но раньше эта улыбка так нравилась ей. Она-то и являлась его главным оружием. Это был он, ее Джино, такой, каким она его помнила.

И все же что-то в нем неуловимо изменилось. Впрочем, сейчас у нее не было времени гадать что именно.

Джино выглядел весьма смущенным, и она поняла, что его поразили изменения в ней.

— Рут? Ведь ты — Рут, правда?

— Да, это я. Привет, Джино.

Ей казалось, что она раздвоилась, и одна ее часть всеми силами тянулась к этому парню, в то время как другая пыталась выяснить, что же в нем изменилось. Джино смотрел на нее так, словно не мог поверить собственным глазам. Позади него стояла молодая женщина, про которую можно было бы сказать, что она миловидная, не будь она разукрашена, как индеец. Позади них молча стоял Пьетро и наблюдал всю сцену.

— Я хочу познакомить вас, — сказал Джино, неловко помявшись. — Это Джози, моя невеста.

И с этими словами он выдвинул перед собой свою спутницу, словно бы защищаясь ею от Рут. Так вот оно что.

Рут едва не рассмеялась вслух. Когда-то она сходила с ума по этому мужчине, но с тех пор много воды утекло. Все кончено. Теперь он ее боялся.

За какую-то долю секунды она поняла эту разницу. Джино больше не был уверен в себе. Это беспокойство отражалось в его взгляде, в блуждающей улыбке, во всей позе и жестах и даже наклоне головы. Он не мог стоять перед Рут один на один, он даже был вынужден поставить между ними еще кого-то, только бы не оставаться лицом к лицу.

Оказалось, что за лощеной внешностью благородного принца скрывался обыкновенный трус.

И это слово явилось ключевым для ее памяти.

Щелчок — и всё внезапно осветилось для Рут. Внезапное открытие потрясло ее.

— О боже. — воскликнула она. — Нет, нет, нет.

Она смутно ощутила рядом с собой Пьетро, который подхватил ее под руки, чтобы она не упала. Но мир перед ней рассыпался на куски, и она словно оказалась в прошлом, созерцая ту сцену, с нападением на них бандитов.

— Нет, — выдохнула она. — Я не верю, этого не может быть…

Джино стоял перед ней, не в силах выговорить ни слова. Он смотрел перед собой так, словно понял: его худшие опасения оправдались.

— Ты, — проговорила Рут, — ты бросил меня и убежал.

Картина, которую она вспомнила, все повторялась и повторялась перед ее мысленным взором во всех своих ужасающих подробностях.

— Ты оставил меня на растерзание этим хулиганам, — медленно повторила она.

— Рут, что случилось? — спросил Пьетро.

— Когда на нас напали в парке, он попросту сбежал.

— Неправда, — начал Джино. — Я пошел за помощью, ты мне сама сказала…

— Нет, ты спасал собственную шкуру, — уверенно произнесла она и посмотрела на него так, словно видела этого человека впервые. В каком-то смысле так оно и было.

— Ты не можешь знать того, что случилось. Ты ничего не помнишь…

— Теперь — помню. Память вернулась ко мне. Я же могла умереть. Ты бросил меня там. Убирайся отсюда.

Последние слова она уже выкрикнула, потому что Джино сделал движение по направлению к ней. Но рядом был Пьетро, он защитил ее.

— Держись от нее подальше, — предупредил он.

— Послушай, все было не так, как она говорит…

— Нет, все именно так и было, — сказала Рут. — Я еще удивлена, как это ты осмелился ко мне в больницу заглянуть.

— Я — я должен был узнать, как ты, — забормотал он.

— Нет, ты хотел убедиться, что я все накрепко забыла и тебя не выдам. Вот почему ты так быстро сбежал в Италию.

— Я думал, что и так переживаний хватило для тебя, — попытался убедить ее Джино. — Тебе было бы больно видеть меня, потому я уехал, ради твоего же блага.

— Так ты солгал мне! — раздался возмущенный голос стоявшей рядом девушки. — Сказал, что это она оставила тебя.

— Ничего удивительного, что весь этот год ты держался от меня подальше! — выпалил Пьетро. — И боялся, что, если обнаружится, какой ты негодяй, я уволю тебя. Ты был прав. Уходи и не показывайся мне больше на глаза. Никогда.

— Ну, пожалуйста, будь же благоразумным…

— Благоразумным? — вопросил Пьетро. — Ты думаешь…

— Не надо, Пьетро, остановись. — Рут тронула его за плечо. — Забудь. Он этого недостоин.

— Забыть? После того, что он с тобой сделал?

Но теперь она вполне могла справиться с той правдой, которая ей открылась. Она выстояла.

— Неважно, это уже неважно, — отозвалась Рут. — Разве ты сам не видишь? Он мне безразличен. Все кончено. Я выяснила все, что хотела.

— Ты уверена? — спросил он, вглядываясь в ее лицо.

— Уверена, как никогда! Я люблю тебя, и только тебя. Понимаешь?

— Кажется, да.

И с этими словами он притянул ее к себе и обнял, и когда они оглянулись, то обнаружили, что остались одни.

— Ушел, — констатировал факт Пьетро.

— Пусть идет.

— Думаю, Джози наконец тоже увидела его в истинном свете, — сказал Пьетро.

— Да можешь ты о нем забыть, наконец? — мягко упрекнула его Рут.

Он покачал головой.

— Нет. Я не могу не думать об одной важной вещи. Что буду делать, если ты покинешь меня и я останусь один. Если ты не выйдешь за меня замуж…

Вместо ответа она потянулась к нему и поцеловала.


Карнавал закончился великолепным фейерверком, который запускали откуда-то с лодки, в лагуне. На берегу играл оркестр. Концерт начался в одиннадцать часов и закончился с последним ударом курантов, как раз в этот самый момент и начался Великий пост.

— Ну, мне-то точно не в чем раскаиваться теперь, — сообщил Пьетро, когда они возвращались домой. — Ни раскаяний, ни сожалений отныне.

— Ты в этом уверен? — поддела его Рут.

— Да, абсолютно. — Пьетро с обожанием посмотрел на нее.

Праздник закончился. Толпы людей возвращались в отели, и большинство из них завтра покинет Венецию.

Наконец они достигли дверей дворца, где их радостно встретил Тони.

— Кажется, он хочет спать, — заметил Пьетро.

Тони вопросительно посмотрел на него.

— А мне сдается, он просится на прогулку, — не согласилась Рут.

— Ладно, идем.

Проходя по мосту Риальто, они остановились, глядя на проплывающие мимо гондолы. Из одной им помахал парень и поздравил со скорым венчанием.

— Откуда он знает? — спросила Рут.

— Это племянник Мины. А тот, что сидит за ним, — крестник Мины, а там — еще один.

— Ты хочешь сказать, что о нашей свадьбе уже знает вся Венеция? — подозрительно спросила она его.

— Уверен на все сто.

Тони встал лапами на каменный парапет и залаял. Гондольер поприветствовал его взмахом руки, после чего скрылся под мостом.

— Кажется, вся Венеция хочет нашей свадьбы, — виновато ответил ей Пьетро. — Все только и ждут той минуты, когда дворец снова заживет полной жизнью.

— Ты в этом уверен? — спросила она. — Не думаю, что Золушка привыкла к такой роскоши.

— Золушка — нет. Зато графиня Банелли будет вынуждена.

— Видно, придется, — нарочито вздохнула Рут. — А я уже успела привыкнуть к этой маленькой комнатке. Она такая уютная. Я так хотела бы в ней остаться, но полагаю, теперь это невозможно.

— Когда ты будешь со мной ссориться, можешь жить там. Только не забудь оставить записку на столике, чтобы я знал, где тебя искать, а не бегал в поисках своей милой по всему городу. Меня не поймут.

Оба рассмеялись, припомнив первый день их знакомства.

— В любом случае, — сказала она, когда они спустились по мосту, — это гнездышко очень уютное. Там вполне уместятся не только двое, но и трое, и четверо, и…

— Нет, нет, — прервал он ее. — Не надо.

— Я думала, ты хотел бы детей…

— Нет, это будет твоим решением. Поверь, я никогда не буду настаивать.

Рут знала, какие призраки стоят за этим его страхом, поэтому похлопала его по руке и сказала:

— Тебе не надо будет настаивать. Все произойдет само собой. И не надо волноваться по этому поводу. Я с тобой и постараюсь обо всем позаботиться.

Он радостно улыбнулся:

— Кажется, я теперь в надежных руках.

— С этого момента я буду заботиться о тебе.

— Ну, в таком случае мне уже не о чем волноваться. — Но на миг его лицо затуманилось. — Пока мы вместе… Я боялся этой твоей встречи с Джино. Думал, ты его еще любишь и не решишься это признать.

— О нет, — рассмеялась она. — Я боялась своей потерянной памяти и того, что случилось в прошлом, того, что я не помнила. Но… поверь, это был всего лишь страх. Любви и в помине не осталось.

— Я рад, что все так разъяснилось и Джино оказался всего лишь трусом, который дважды отказался от женщины…

— Тсс… — Она прижала палец к его губам. — Это не имеет никакого значения.

— Как ты можешь так говорить? — возмутился он. — Он же предал тебя.

— Ну, для меня имеет значение только одно: его поступок в итоге подарил мне встречу с тобой. И это главное. Ведь если бы он вел себя как надо, мы с тобой встретились бы слишком поздно.

Он кивнул.

— Ужасно! Ведь я не мог бы узнать тебя и влюбиться тут же, с головой.

— Влюбиться без памяти! — подсказала она ему, и оба рассмеялись, сжимая руки друг друга.

— Но теперь все хорошо, мы расстались с нашими страхами: ты — со своими, а я — со своими.

И Пьетро поцеловал ее нежно и страстно.

А потом они еще долго шли по малолюдным улицам, прислушиваясь к тишине. Только вдалеке слышны были смех и звуки музыки, да крики чаек.

— Графиня Банелли, — веселилась Рут, первый раз употребив этот титул по отношению к самой себе. — Никак не могу представить себя в этой роли. Я привыкла к тихой жизни на окраине Лондона.

— Уверен, у тебя все получится. Можешь рассчитывать на помощь наших многочисленных друзей. Их тысяч семьдесят или около того.

Рут поняла, кого он имел в виду. Жители Венеции, которые так отличались от других людей Земли своим мужеством, готовностью встретить лицом к лицу любую проблему и своей невиданной щедростью.

Первый же день, проведенный Рут в Венеции, показал, какими заботливыми они могут быть. Ее друзья были тут и сейчас, это они открывали окна наверху, глядели на них, с радостью улыбались, желая им счастья и любви, приглашая в свою многочисленную семью.

— Доброй ночи, синьор.

— Доброй ночи, Альфредо, Ренато, Мария… — Он знал всех их по именам.

Со всех сторон доносились до них добрые пожелания.

— Это правда? Пожалуйста, скажите, что это правда! Мы будем так счастливы.

Он в ответ только смеялся.

— Подождите, и увидите, — шутил он.

Но они уже видели, что так оно и есть. Их друг смеялся и шутил, а значит — снова жил полной жизнью. Этого было достаточно для их счастья.

— Ты уже одна из нас, — сказал Пьетро. — Мы никогда не отпустим тебя, и не мечтай.

А сверху сотни взглядов провожали до дома влюбленную парочку, пока ночь не окутала их своим звездным покрывалом.

Примечания

1

Карнавал в Венеции празднуется с 13 по 24 февраля. Весь этот период многие венецианцы повсеместно носят небольшие маски — bautta.

(обратно)

2

Дож (итал. doge, от лат. dux — вождь, предводитель) — титул главы государства в некоторых итальянских республиках. Дож Джованни Соранцо правил Венецией с 1312 по 1328 г.

(обратно)

3

Сан-Мишеле — остров-кладбище в Венеции

(обратно)

Оглавление

  • ГЛАВА ПЕРВАЯ
  • ГЛАВА ВТОРАЯ
  • ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  • ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  • ГЛАВА ПЯТАЯ
  • ГЛАВА ШЕСТАЯ
  • ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  • ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  • ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  • ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
  • ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ



  • Загрузка...