Кольцо нибелунгов (fb2)

- Кольцо нибелунгов (пер. Олеся Малая) (а.с. Нибелунги-1) 1.31 Мб, 377с. (скачать fb2) - Вольфганг Хольбайн

Настройки текста:




Вольфганг Хольбайн, Торстен Деви «Кольцо нибелунгов»

1 ЗИГЛИНДА И КОНЕЦ ВОЙНЫ

Этой ночью легко было обмануться в собственных ощущениях. Зиглинде не пришлось сильно утруждаться. Она улеглась на меха, сложенные в дальнем углу, и закрыла глаза. Дорога, которая могла спасти ее от безумия и страха, вела в царство сна.

Мерцающий отблеск пылающих стрел, бивших о шатер, словно жаркий огонь, казался ей мягким светом костра. Сернистый запах горящей человеческой плоти превратился в запах жарившегося на углях вепря. Жалобные голоса воинов, умирающих на поле боя, звучали для Зиглинды как постанывания страстных любовников, а суета кричавших и бегавших вокруг шатра солдат воспринималась королевой как радостный народный праздник.

Зиглинда дышала медленно, делая глубокие вдохи. Сердце уже не выпрыгивало из груди. Судорожно сжатые руки разжались. Она ждала окончания этой войны, этой битвы, этой ужасной бойни. Теперь уже никто не думал ни о победе, ни о поражении. Дело было совсем в другом. Главное — спокойствие, которое нужно было восстановить. Всем нужно было спокойствие. Спокойствие и мир. Мир — для того чтобы обработать поля вокруг Ксантена. Мир — для того чтобы обеспечить кормом скот, ведь иначе он не переживет приближающуюся зиму. Мир — для того чтобы зачать детей, которым суждено родиться на свет следующим летом.

Чья-то рука грубо отдернула в сторону полог, закрывающий вход в шатер. Зиглинда невольно сжала рукоять кинжала, спрятанного под мехами. Если это враг, решивший утвердить свою победу, обесчестив королеву… что ж, он найдет здесь лишь мертвое тело.

В шатер вошел богатырь. Кольчуга из металлических пластин была перевязана кожаным ремнем, изорванная рубаха так пропиталась кровью и грязью, что казалось, будто этот человек минуту назад вышел из Утгарда,[1] царства зла.

— О мой король! — Зиглинда резко вскочила и бросилась в объятия супруга.

Зигмунд крепко прижал жену к себе, опустив голову на ее обнаженное плечо. Его косы растрепались, и Зиглинда, уткнувшись лицом в его волосы, почувствовала, что он дрожит. Король Ксантена пах потом, кровью и несчастьем поля битвы, на котором его войска сошлись с войсками Хъялмара.

Зиглинда услышала, как за ее спиной из руки Зигмунда что-то упало на землю, но не решилась высвободиться из его объятий. Они не произнесли больше ни единого слова.

Раздался треск: пальцы Зигмунда впились в ткань платья на спине королевы, и тонкая материя разорвалась. Это по-прежнему был сон. Ее сон, благодаря которому она пыталась изгнать реальность, просто закрыв глаза и сделав вид, будто того, что не должно было случиться, так и не случилось.

А Зигмунд хотел разделить с ней этот сон в последний раз.

Зиглинда по-прежнему сжимала в руке кинжал, и, когда Зигмунд разорвал ее платье, разрезала ремень, удерживающий остатки его доспехов. Кольчуга с грохотом упала на землю к их ногам. Под платьем на женщине ничего не было: когда Зиглинда, несмотря на его приказ, поспешила из замка на поле боя в этой простой одежде, она помнила о последнем долге, который могла бы отдать своему возлюбленному.

Он грубо и в то же время устало бросил ее на меха. Его благородное лицо, поросшее давно не чесанной бородой, искривилось от боли, когда он стянул с себя рубаху. Королева увидела его раны. Следы от мечей, стрел, ножей, укусов диких собак, которых привели с собой войска Хъялмара. Раны никто не обрабатывал, и некоторые из них уже загноились.

Королева хотела встать, помочь ему… Однако выражение, появившееся на его лице, заставило ее замереть. Вид обнаженного женского тела, мерцающего в тусклом свете, успокаивал его, дарил ему иллюзию мира. Ему нужна была помощь ее души, а не ее рук. Зигмунд смотрел на жену с такой же любовью, как и в тот день, когда он попросил ее руки. Тогда ей только-только исполнилось семнадцать. Он мог бы завоевать сердце любой принцессы в любом соседнем королевстве: Ксантен был сильной и гордой страной и в Ксантене был сильный и гордый король. Однако этот король выбрал ее — дочь простого графа.

Зиглинда думала, что он хочет воспользоваться ее юным телом, а потом, как только найдет для себя подходящую королеву, бросит ее. Однако, даже зная об этом, она не могла отказать ему. И все же ей посчастливилось увидеть неописуемое выражение невероятной чистой любви на его лице. В тот же день они обручились, и в ту же ночь она стала его женщиной.

Когда Зигмунд склонился над Зиглиндой, она попыталась провести рукой по мускулистой груди мужа. Ей было трудно, потому что она боялась коснуться его открытых ран.

Наконец ее пальцы нашли родинку в углублении между ключицей и левым плечом.

— Моя королева, — хрипло прошептал Зигмунд.

Он говорил не о ее титуле, не о ее положении. Все это не имело для него никакого