загрузка...
Перескочить к меню

Похищение Черного Квадрата (fb2)

- Похищение Черного Квадрата (а.с. Дети Шерлока Холмса) 485K, 117с. (скачать fb2) - Валерий Борисович Гусев

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Похищение черного квадрата

Глава I ЧЕРНАЯ ПЯТНИЦА

Тринадцатое число, — вздохнула мама и достала мясорубку. — Да еще и пятница. Что-то непременно должно случиться.

Папа зарплату получит? — наивно предположил я.

Как же! Получит… В такой-то день. Приверни мясорубку. А чего Алешки так долго нет?

У них классный час сегодня. Презентация.

Какая еще презентация? — удивилась мама. — Прокрутишь мясо, потом хлеб, луковицу и чеснок. Сделаем любимые папины котлеты. Что он еще придумал?

Кто, папа?

Алешка. — И она снова взглянула на календарь со зловещей цифрой. — Какая еще презентация?

Это не он придумал. — Я, пыхтя, завертел тугую мясорубку. — Презентация нового педагога. Любаша от них уходит в детский сад.

Вот как? Логично.

Воспитателем, мам, — уточнил я.

Тем более логично.

Еще бы не логично. Эта Любаша, Алешкина учительница, такая миниатюрная и крохотная, что ее даже первоклашки не называют по имени и отчеству. А когда ее окружают на перемене любимые ученики, она исчезает среди них, как Белоснежка среди гномов. Ну а в детском саду совсем другое дело. Там, среди малышей, она как-никак будет выделяться. Не очень, но все-таки. Там, среди них, ее можно, если надо, найти. И даже родители будут иногда ошибаться: «Какая крупная девочка. Это чья же?»

У Алешки теперь будет другая учителка. — Я смахнул со щеки слезу от лука. — Татьяна Львовна. Красавица с локонами. Вроде Мальвины.

В голубом парике, что ли? — Мама попробовала фарш, добавила соли.

Тоже с бзиками.

А ты откуда знаешь?

Ее из сто второй школы поперли.

Выбирай выражения, когда говоришь о старших. — Мама налепила котлеты, обваляла в сухарях и разложила на сковороде. — Где ж Алешка-то?

А вот и он. Мрачный и не один. Следом за ним в квартиру вошла заплаканная Любаша.

Ну вот, — вздохнула мама. — Я же говорила — черная пятница. Здравствуйте, Любовь Сергеевна. Проходите, пожалуйста, в комнату. Что он опять натворил?

Любовь Сергеевна всхлипнула и села, ее ноги не держали от горя.

— Вы не волнуйтесь… Он не взорвал школу… Он не сжег журналы и дневники… У насдля этого другие есть…

Еще немного — и Любаша заплачет навзрыд.

— Вы знаете, я уважаю вашего Алешу. Он принципиальный мальчик. Хорошо учится…иногда. Бывает вежливым… — Два раза в месяц, подумал я. — Он очень отзывчивый. И главное — честный. Но не до такой же степени!

Тут я пошел на кухню за водой, перевернул на шипящей сковороде котлеты и заодно захватил из аптечки пузырек с валерьянкой: Любаша, когда приходит к нам поговорить об Алешкиных «успехах», никогда не пьет с мамой чай, а всегда — валерьянку. Они пьют ее по очереди.

— …Вы знаете, что ваш Алеша наделал?

Мама прямо вся целиком подалась к Любаше, прижав руки к груди. Лешка, наоборот, переместился в дальний угол, за тумбочку. Я подмигнул ему, он чуть заметно улыбнулся. И тут же сделал виноватое лицо.

— Ваш Алеша… — Любаша выпила воды, перевела дыхание. — Ваш Алеша назвал педагога… дурой!

Честный какой…

Мама ахнула, но тут же взяла себя в руки:

Надеюсь, не вас, Любовь Сергеевна?

Нового учителя. Татьяну Львовну… Уж лучше бы меня… — И она опять прерывисто всхлипнула.

Ну что вы… — мама изо всех сил ее успокоила, польстила: — Вас не за что.

Алешка усмехнулся. Мама это увидела и еще больше нахмурилась. А Любаша выпила рюмку валерьянки, размазала по щекам краску с ресниц и добавила:

Самое ужасное: Алешу исключили из школы. На целую неделю.

Лучшего подарка ему не могли сделать, — серьезно сказала мама.

Но Любаша ее не услышала:

Ну и вы, со своей стороны, примите меры.

Вот сейчас придет отец, — сухо пообещала мама, — и примет меры. Мало не покажется. Алексей! Подойди ко мне!

Зачем? — невинно и наивно спросил Алешка, не трогаясь с места.

Сейчас узнаешь.

Кажется, у вас пожар начинается, — вдруг принюхалась Любаша. — Что-то горит.

Котлеты, — сказал я. — Папины любимые.

Что ж, мама оказалась права. Насчет черной пятницы. Котлеты… Алешка… Но сразу скажу: если Алешка назвал новую учителку дурой, значит, иначе он поступить не мог. Значит, у него были для этого основания.

Надеюсь, папа разберется. Справедливо разберется. И не будет слишком строг.

Они с Алешкой уважают друг друга. Наш им на — милиционер. В молодости он был оперативным работником, а сейчас служит в Интерполе. Ловит всяких международных жуликов и бандитов. Работа у него очень трудная и опасная. Он очень устает (один раз прямо за ужином уснул), и у него даже ранение есть. И наград полно. Алешка его очень уважает. И папа его тоже — за честность. (Но не до такой же степени, вспомнил я возмущение Любаши. Вот уж не думал, что можно быть честным отчасти. Наполовину, например.

Надеюсь, папа разберется…

Но черная пятница еще не кончилась. И напомнила о себе еще одной фишкой. И определила нашу жизнь — мою и Алешкину — на целую неделю вперед. И вовлекла нас в такие события, которые нормальные люди обходят стороной. Но мы этого сделать не могли… Да, трудно быть честными наполовину.

Как только Любаша, все еще всхлипывая, ушла, позвонила бабушка Ростика и спросила у Алешки, когда ее внук собирается домой.

А я откуда знаю? — вежливо удивился Алешка.

А разве он не у вас? — удивилась бабушка. — Сказал, что к тебе пошел.

Нет. Он уехал.

Куда уехал? На чем?

На экскаваторе.

И где он его взял?

На стройке, там их полно.

Ну будет ему! — пригрозила бабушка. — Мало не покажется!

Вот, еще и Ростику «мало не покажется». Впрочем, ему не привыкать к неприятностям. Это, как сказала бы наша ботаничка, естественная среда его обитания. Лишите Ростика неприятностей, и он завянет без них, как оконный цветок без поливки. А так — цветет и улыбается…

Между тем близился вечер. И вместе с ним — папа. Мама заметно волновалась и даже позвонила ему на работу — дежурный ответил, что полковник Оболенский «отбыл по месту жительства».

Тогда мама на всякий случай, пока полковник не прибыл на место жительства, отправила Алешку в ванную.

— Заодно и помоюсь, — безмятежно пошутил он.

…Папа пришел озабоченный своими Интерпол овскими делами, усталый и голодный. Такой голодный, что не заметил сгоревшие котлеты. Он съел три штуки — они хрустели у него на зубах, как речной песок под колесами телеги, — и сразу же спросил:

Что натворили?

Котлеты сожгли. — Я постарался этой новостью оттянуть неизбежную разборку.

Жаль, — вздохнул папа. — Я бы котлетке обрадовался.

А что, три штуки подряд тебя не порадовали? — спросила мама.

Это были котлеты? — удивился папа.

— А ты что думал? — удивилась мама. Она, похоже, тоже тянула время.

Но папа на этот вопрос не ответил. То ли не знал, что ответить, то ли не хотел огорчать маму.

Так, — сказал он, — с котлетами разобрались. Что еще?

Алешка учительнице нагрубил. Его из школы исключили.

А из дома не выгнали? Где он? Алексей!

Иду, — послышался недовольный Алешкин голос. — Помыться не дают.

Он пришел на кухню с мокрой головой и в мамином халате, подол которого, чтобы на него не наступить, придерживал обеими руками.

— Докладывай, — сказал папа. — Только не ври.

Этого он мог и не говорить. Алешка никогда не врет. Даже для собственной пользы. За исключением тех случаев, когда надо кого-то выручить из беды.

И он «доложил».

После большой перемены в Алешкин класс пошли трое: наш директор — бравый отставной полковник, заплаканная Любаша и молодая женщина, вся в волнистых локонах. Похожая па Мальвину. У нее были светлые пустые глаза, в которых ничего не отражалось — никаких чувств. Ни плохих, ни хороших.

— Здравия желаю! — сказал Семен Михалыч, когда ребята встали и затихли. — Слушать приказ: решением вышестоящей организации Татьяна Львовна, — жест в сторону Мальвины, — назначается в ваше подразделение на должность учителя. Вопросы есть?

Так точно! — вскочил Алешка. Он всегда шутливо подыгрывал директору.

Фамилия?

Рядовой Оболенский! — Алешка вытянулся, как стойкий оловянный солдатик. — Товарищ полковник, а если мы против?

И тут все ребята зашумели. Как на митинге избирателей. В поддержку своей кандидатуры.

— Приказы не обсуждаются, — прервал их возмущение директор. — Приказы выполняются. Любовь Сергеевна направлена в нижестоящее подразделение — детский сад «Солнышко» — воспитателем старшей группы.

Тут шум немного поубавился. Через «Солнышко» прошли почти все наши ученики. И сохранили о нем самые теплые воспоминания.

Любаша попрощалась со своими учениками, пожелала им успехов в учебе и счастья в личной жизни и пошла к дверям. Ребята сорвались со своих мест, окружили ее, и она исчезла среди них, как ромашка среди васильков.

Приступайте к своим обязанностям, — обратился директор к новому педагогу и как-то странно взглянул на нее.

Есть! — браво ответила Татьяна Львовна и рявкнула: — Стоп ит! Тэйк ё плэйс!

Ребята прибалдели. Английский у них только начался, но многие уже знали, что последняя фраза звучит, как собачья команда: «Место!» И, послушно оставив рыдающую Любашу, разбрелись по своим местам.

Ну, давайте знакомиться, — сказала Татьяна Львовна и села за стол. Раскрыла журнал л, а рядом с ним положила блокнот и все время делала в нем какие-то записи.

Она стала называть фамилии и расспрашивать каждого ученика: кто родители, где работают, какую пользу могут принести школе в целом и классу в частности. И все это записывала в блокнот.

Дошла очередь до Алешки. А он ей почему-то сразу не понравился.

Но когда Алешка сказал, что наша мама экономист, в глазах Татьяны Львовны затеплился огонек.

В банке? — спросила она с интересом.

В какой банке? — обиделся Алешка. — В институте.

Огонек в глазах тут же потух и подернулся пеплом.

А папа?

Милиционер.

Татьяна Львовна вскинула голову, тускло сверкнули ее глаза, и она сказала презрительно:

Понятно. Садись. Огурцова.

Я!

И так дальше, по всему алфавиту. А потом Татьяна Львовна стала ходить по классу, между рядами, и задавать неформальные вопросы.

Алешка как раз в это время укладывал в ранец свои эскизы декораций для нашего школьного театра.

Татьяна Львовна мельком глянула на них, равнодушно похвалила и пошла дальше, бросив на ходу Алешке:

Ты, наверное, художником будешь?

Нет, — доверчиво сказал Алешка ей вслед, — милиционером.

Татьяна Львовна почему-то обиделась. И вполголоса пробормотала на ходу:

Да, если дурачок, то это надолго.

А если дурочка, то навсегда, — буркнул под нос Алешка, не сдержавшись.

Но Татьяна Львовна услыхала и упала в обморок.

Куда упала? — уточнил папа, когда Алешка закончил свой «доклад».

Я же сказал — в обморок.

А точнее? На пол? За окно?

На стул грохнулась. И застонала. И ей валерьянку принесли. А потом — педсовет.

Что-то тут не то, — задумчиво сказал папа. И пообещал: — Ладно, я разберусь. Надеру тебе уши и разберусь. Как фамилия потерпевшей?

Семенова вроде. Или Степанова.

Может, Смирнова?

Нет, точно помню — на букву «М».

Ну-ну, — папа налил себе кофе и взялся за газету. Потом вспомнил: — Да, надеюсь, ты понял, Алексей, что взрослых дураками называть не стоит. Особенно — женщин.

— Понял. Надо было ей сказать: умная какая!

Папа отвернулся, а потом сказал из-за газеты:

— Отдай маме халат и иди спать, досрочно.

Но досрочно не получилось — снова позвонила Калерия Андреевна, бабушка Ростика.

Не приходил? — спросила она.

Нет, — сказал Алешка.

И на экскаваторе не приезжал?

Не приезжал. Да вы не волнуйтесь, Ростик не потеряется.

Но, положив трубку, Алешка задумался. Он уселся в мамином халате в папино кресло и был похож на юного Шерлока Холмса.

Я, правда, не сразу понял, чем он озабочен, и сказал ему:

Леха, ты не огорчайся. Ну, отдохнешь недельку. Ничего страшного. Она тебя просто невзлюбила.

Что ты, Дим! Я про нее уже забыл. Что, у нас дур, что ли, в школе мало? Я за Ростика волнуюсь.

Ростик в нашей школе занимал первое место по озорству. Алешка с ним дружил. Помогал ему в его затеях. И выручал его, когда было нужно. Но Ростик и сам был не промах. Такой пацан нигде не пропадет. Я так и сказал Алешке в утешенье.

Он покачал головой и повторил папину фразу:

— Что-то тут не то, Дим. Что-то подозрительное. Мне кажется, он попал в беду.

Господи! Да Ростик каждые пять минут в беду попадает. Вывернется и на этот раз.

Когда мы легли спать, я долго слышал, что Алешка ворочается, сопит, что-то бормочет, взбивает и переворачивает подушку.

И мне почему-то передалась его тревога. Да к тому же я вспомнил, как мама бросала озабоченные взгляды на календарь.

Черная пятница…

А утром Алешка, босиком и в одной пижаме, бросился к телефону и набрал номер Рости-ка. И даже мне было слышно, как кипятится в трубке Калерия Андреевна:

— Не явился, шалопут! И не явится! Вот родители приедут, я им все расскажу!

Алешка извинился и положил трубку. Повернулся ко мне:

— Дим, я знаю, что с Ростиком. Его похитили…

Глава II ГДЕ РОСТИК?

Пап, если ребенок пропал, что надо делать? — спросил Алешка.

В милицию заявить. — Папа был уже в дверях. — А кто пропал?

Ростик.

Ростик? — Папа на секунду задумался. И сказал, подумав: — Если Ростик, то это серьезно. Пусть родители напишут заявление. И фотографию приготовят.


А у него нет родителей. Они в Америке на гастролях. Он с бабушкой живет.

Вот как? — Папа почему-то очень озаботился. — Ладно, я пораньше освобожусь, и мы вместе в отделение сходим. Мне все равно туда нужно.

Когда папа ушел, а мама запустила стиральную машину, Алешка мне кое-что рассказал. Во весь голос. Потому что мамина машина очень старая и шумит так, будто где-то рядом, прямо над нами, идет на посадку реактивный лайнер.

— Мы, Дим, как раз хотели с Ростиком придумать, что бы ему такое натворить, чтобыего тоже на неделю исключили.

Не слабо.

А если бы перестарались? Если бы Ростика вообще из школы выгнали? — припугнул я его,

Еще лучше! — «испугался» Алешка. — Он все равно хотел в Америку сбежать.

— К родителям? Алешка очень удивился.

К индейцам. В резервацию. На бизонов охотиться. Но, Дим, как-то не получилось.

Что не получилось? Ты толком говори. — Я уже терял терпение. И в школу опаздывал. Лешке-то хорошо…

А ты толком слушай. — Алешка понизил голос, потому что в это время остановилась мамина машина. — Я уже кое-что придумал…

Я примерно догадался: звонок в милицию о заложенном в подвале школы взрывном устройстве в виде банки из-под «пепси» с воткнутой в нее авторучкой. Одно время наша школа занимала первое место в районе по числу таких звонков в неделю. Благодаря Ростику в том числе.

— Ну? — спросил я Алешку.

Но в это время снова заревела стиральная машина, и что ответил Алешка, я не услышал.

…на большой переменке к Ростику пришел Игоряха Петелин…

А это кто такой? — постарался я припомнить.

Его брат. Двоюрный. Он на стройке работает.

Двоюродный, — поправил я.

А я что говорю? — рассердился Алешка. И продолжил: — И они о чем-то пошептались, а Ростик мне сказал: все отменяется.

Ну и хорошо. — Я уже топтался в прихожей.

Чего хорошего, если его украли?

С чего ты взял?

Алешка аж запыхтел, то ли от своего возмущения, то ли от моей тупости.

— А зачем тогда за ним экскаватор приезжал?

Ни фига себе! Я-то думал, что Алешка соврал про экскаватор бабушке Калерии, чтобы она не очень волновалась. Первый раз слышу, чтобы ребенка похищали экскаватором. Хотя смотря какой ребенок. Иного без ковша не утащишь.

И Алешка рассказал, что после уроков к школе подъехал экскаватор с соседней стройки, в котором сидел «двоюрный» Игоряшка. Что этот «двоюрный» поманил Ростика, тот взобрался к нему в кабину и уехал в неизвестном направлении.

А Ростик высунулся из кабины и все-все мне рассказал.

Что именно? — Я уже взялся за ручку двери.

Все-все! Только я ничего не услышал, потому что этот экскаватор во всю глотку ревел.

Как наша стиральная машина. А по-моему, все это — ерунда. Я так и сказал Алешке.

Ну поехал твой Ростик со своим «двоюрным» покататься…

И все катается? — ехидно спросил Алешка. — По Америке.

Ладно, — сказал я. — После школы разберемся. Сиди дома и не высовывайся.

Я выскочил из подъезда. Возле него уже прогуливались ранние мамаши со своими малыми детишками. И время от времени поглядывали в небо — не садится ли этот надоедный лайнер прямо в песочницу? Или это запоздалый осенний гром гремит?

Школа у нас рядом, но я, чтобы не опоздать, дунул бегом. Завернув за угол соседнего дома, услышал сначала хлопанье парадной двери, а потом дробный стук каблуков и пыхтение за моей спиной.

Это был наш учитель литературы Игорь Зи-шжьевич, по прозванию Бонифаций. Он тоже опаздывал. И на бегу всовывал руки в рукава пиджака, одновременно что-то дожевывая и глотая.

— Успеем, Дим? — спросил он, вытаскивая из кармана галстук и набрасывая его на шею.

— Здравствуйте, Игорь Зиновьевич.

Дробный стук сзади сменился какой-то странной прискочкой. Я опять обернулся. Бонифаций, прыгая на одной ноге, шнуровал на другой ботинок.

— Я успею, Игорь Зиновьевич, а вам еще за журналом надо забежать.

Тогда он ахнул, сделал рывок, обогнал меня и сказал, исчезая в дверях школы:

— После уроков зайди в учительскую. Есть важное дело.

У нашего Бонифация много достоинств. Но есть и недостатки. Он неожиданно появляется там, где его не ждут. Вызывает к доске, когда не знаешь ответа. Звонит по телефону очень не вовремя. С каким-нибудь важным делом.

Бонифацием его прозвали по имени льва из старого мультика — за доброту и сильно курчавую голову. В школе его не только любят, но и уважают. Потому что он никогда не жалуется: ни родителям провинившихся учеников, ни директору, ни завучу. Сам разбирается, иногда довольно круто.

Стоят, например, кучкой амбалы-старшеклассники. Пролетает мимо всегда озабоченный важными делами, всегда опаздывающий Бонифаций. Вдруг резко тормозит, останавливается, что-то припоминает и — хрясь! — кого-нибудь по затылку:

Понял, за что?

Понял, Игорь Зиновьевич. Больше не буду.

И точно — не будет. Кому охота по затылку у всех на виду схлопотать?

Еще взаимно любят Бонифация за то, что он фанат. У нас в школе все фанаты. Разные: футбольные, компьютерные, всякой музыки. А так как наша школа — с гуманитарным уклоном, то есть у нас и фанаты-математики, и физики, и технари-рокеры.

У нас даже педагогический состав — сплошь фанаты. Директор, например, фанат воинской дисциплины («Я из вверенного мне подразделения образцовое сделаю!»). Преподаватель физкультуры Валентина Ивановна — фанат бега па дальние дистанции («Я из вас марафонцев сделаю!»), хотя сама, конечно, никуда не бегает. Химчистка (преподаватель химии) фанат-гобачник. Своих собак у нее, правда, нет, но: што она всем дает советы по их воспитанию.

А Бонифаций — фанат литературы и театрального искусства, Лиры и Мельпомены, как он говорит. Он даже организовал в школе настоящий театр. И поставил в нем всю программную драматургию — от «Недоросля» до «Гамлета». А потом стал привлекать одаренных авторов из нашего литературного кружка. 11 мы стали ставить пьесы собственного сочинения на злободневные школьные темы. Особенно нам удавалась сатира из жизни учительской. И теперь наша школа занимает первое место не как террорист районного масштаба, а постоянный победитель конкурсов школьной самодеятельности.

По Бонифацию и этого мало. Он еще заставил нас взять шефство над домом-музеем одного малоизвестного художника. И поэтому я не удивился, когда он сказал мне после уроков:

— Дима, мы с тобой в субботу едем в Малеевку, в музей.

Отказать Бонифацию невозможно. Как можно отказать фанату?

Я молча кивнул, выслушал его советы и наставления и спросил:

Игорь Зиновьевич, а Игорь Петелин у вас учился?

Петелин? — стал припоминать Бонифаций. — Петелин… Игоряшка! Был такой. Не личность. — Он всех своих учеников различал именно так: личность и не личность. — А почему ты спрашиваешь?

Просто так. Встретил недавно.

Ну и чем он занимается?

«Детей крадет», — чуть было не сказал я.

— Экскаватор водит. По стройке.

— Надо же. Никогда бы не подумал. — Почему?

— Потому что Петелин, насколько я помню, никогда не шел к цели прямым и естественным путем. Как же он экскаватор водит? По синусоиде? Он, например, вместо того, чтобы самому выполнить домашнее задание, обычно списывал его у кого-нибудь из одноклассников.

Чего же тут странного? И какой тут кривой путь? Вполне естественно. Но вслух я этого не сказал.

— А еще он, — вспомнил Бонифаций, — всегда сваливал свою вину на товарищей. И слож ную работу тоже. Всегда старался, чтобы за него кто-нибудь ее сделал.

Да, в этом что-то есть, отметил я про себя.

— И жаден был, — добавил Бонифаций. — Все? Еще вопросы?

Много вопросов еще будет, подумал я и покачал головой.

— До завтра, — сказал Бонифаций. — Не проспи.

Лешка, конечно, дома не усидел. На разведку ходил. О чем и доложил, едва я переступил порог родного дома.

Дим, я все узнал!

Ну? — Я присел на корточки, разуваясь.

Я по следам прошел. За экскаватором, до самой стройки. И нашел!

Что нашел? Кого? Ростика?

Экскаватор!

Да, находка еще та — иголка в стоге сена!

Он стоит рядом с дорогой, у парка. И никого в нем нет. Ни Игоряшки, ни Ростика! А рядом с экскаватором, Дим, следы машины. На которой Ростика увезли. В неизвестном направлении.

С чего ты взял? — Я выпрямился и уставился на него, взволнованного и возбужденного.

Алешка оглянулся, будто он не дома находился, а на улице, где полно врагов и злоумышленников. И прошептал:

— Он мне письмо оставил. Я его нашел под сиденьем. Вот! — и Алешка протянул мне сложенный вдвое листок из тетрадки.

На одной его половине было написано: «Лешь-ке Абаленскаму в лишние руки». Что за лишние руки у моего брата?

— Ты читай, читай, — пыхтел Алешка. Я прочел вслух:

— «Лешька, помаги мне, предумай и зделай чтоб бабуля миня не изкала, нето будут у миня балшие ниприятности. Никаму ни гавари. Твой друг Ростистав».

У меня даже в груди похолодело за этого Ростислава. Он хоть парнишка и боевой, но маленький. И представить его в руках злобных похитителей было по-настоящему страшно.

Надо папе сказать, — первое, что пришло мне в голову.

А большие неприятности? — напомнил Алешка.

Зачем он им понадобился? — вслух задумался я.

За выкупом, — сразу выпалил Алешка. — Родители-то в Америке. Богатые люди.

Ну какие они богатые? — отмахнулся я от этого предположения. — Артисты цирка.

Так жулики этого не знают! Думают, раз в Америке — значит, миллионеры.

Игоряшка-то знает.

Вообще-то — странно. Брат похищает брата. Впрочем, в наше время всякое небывалое бывает.

Что делать-то, Дим? — с надеждой спросил меня Алешка.

Главное — бабушку его успокоить. Чтоб с ума не сходила.

Думаешь, сходит? — с сомнением спросил Алешка. — Я ей сейчас позвоню. — И схватил телефонную трубку.

Здрасьте, Калерия Андреевна. Ростика можно к телефону?

Можно, — своим великим басом отозвалась бабушка Ростика. Алешка чуть на пол не сел. — Только попозже. Он еще не объявился.

Но вы не бойтесь, его не похитили, — вырвалось у Алешки — так он волновался.

Успокоил старушку. Но старушка была не из нервных.

Если б его похитили, — прогремел бабушкин голос, — я бы им еще и премию дала. Чтоб подольше не отпускали.

Да вы не беспокойтесь, — продолжил Алексей, — никто его не хитил. Он сам… похитился.

И куда это?

Алешка на секунду растерялся. Но не таков он был, чтобы долго размышлять перед трудностями.

Он это… к родителям уехал. В Америку.

На экскаваторе? — ахнула бабушка. С носовитым смешком.


На пароходе. На лайнере, океанском.

А деньги где взял? Банк ограбил?

— Нет. Он вас не успел предупредить. Один наш мальчик, Павлик, вчера уезжал с родителями в Америку. На постоянное местожительство. Но заболел свинкой. Ну, чтоб билет не пропал, они Ростика взяли вместо Павлика. Он мне не успел предупредить.

А вещи? — опять басовитый смешок.

У этого Павлика полно вещей. Такого же размера. И штаны, и куртка, и зубная щетка.

Ну ладно, — с угрозой сказала Калерия Андреевна, — вот позвонят родители — я им все расскажу.

Не надо! — взмолился Алешка. — Он им сюрприз хочет сделать. То его нет и нет, а тут вдруг — вот он я! Представляете, как они обрадуются!

Сомневаюсь. А сколько ему плыть?

Целую неделю.

Ладно, неделю потерплю. А потом как выдам! Но сначала выдам тебе, корнет Оболенский! Врать ты здоров, я даже позавидовала. Но я все знаю. А тебе не скажу! Если вас с Рос-тиком разделить пополам, от вас вреда будет вдвое меньше. Понял? Тогда — седлай коня! — И она положила трубку.

Вот, Дим, — вздохнул Алешка. — Какая-то мрачная тайна. Но неделя у нас есть, чтобы Ростика разыскать. И освободить. Седлай коня, поручик. Понял?

Как не понять!

Папа пришел поздно, усталый и рассеянный. Задумчивый такой.

И сел ужинать. А мы все, кругом него, сочувствовали.

Устал? — заботливо спросила мама.

В отделение ходил? — требовательно спросил Алешка.

Не успел, — виновато оправдался папа. — Я своего сотрудника туда направил.

Вот и хорошо, — сказал Алешка.

Что? Нашелся Ростик?

Еще не совсем.

И где же он?

В Америке. Вернее, на полпути. Он где-то там, в океане.

А… Ну и хорошо.

Отец, — спросила мама с подозрением, — а ты зачем в наше отделение собирался? Опять кто-нибудь что-нибудь натворил? — И она по очереди оглядела нас с Алешкой, будто прикидывала, что мы могли натворить. — Я весь день стирала.

Надо так понимать эти слова: я весь день Пыла занята и, чем они опять отличились, могла проглядеть.

Да это не они, — успокоил маму папа, принимая от нее чашку с кофе. — Деятель один, но фамилии Симаков. Он в нашем районе турфирму организовал, фальшивую. Собрал с людей деньги и отправил за рубеж.

Деньги? — спросил Алешка.

Людей. Но без денег и путевок. Они сейчас там на вокзале сидят. Голодные. И вернуться им не на что.

А Симаков? — опять Алешка.

Он тоже сидит. В милиции.

Тоже голодный?


Не совсем. Но его должны выпустить. На время.

Отец, а почему вы этим занимаетесь? — спросила мама. — Вы же Интерпол.

— А у него сообщники в Германии. Тоже мошенники.

Алешка призадумался. А потом спросил:

Пап, а он какой — Симаков? Фамилия очень знакомая. Я ее где-то видел.

Не думаю, что ты его знаешь. А вот почему ваша Татьяна Львовна на тебя обиделась, кажется, догадываюсь.

Я тоже, — сказал Алешка. — Она милицию не любит.

Папа посмотрел на него, но ничего не сказал.

Глава III ДРУЖНАЯ ТЕТКА

В субботу папа улетел куда-то в Европу. На какой-то международный аукцион. А я стал собираться в Малеевку.

— Я с тобой, — сказал Алешка, вскакивая с тахты. — Зря, что ль, меня исключили? Чтобы я дома, что ли, сидел?

Я вздохнул и позвонил Бонифацию. Он, конечно, не возражал. Алешка — его слабость. Алешка у Бонифация — главный художник-декоратор. Для всех спектаклей он рисует эскизы декораций. Это у него классно получается. Бонифаций говорит, что Алешкины рисунки придают спектаклям особый аромат романтизма и вместе с тем достоверности.

В Малеевку мы ездим часто. Там сохранился дом, в котором когда-то жил и творил не очень известный художник Малеев. Он творил семьдесят с лишним лет. Одну и ту же картину. Всю жизнь. Вернее — семь картин. Он ездил в соседний с Малеевкой городок и рисовал там всегда одно и то же место. Раз в десять пет. И так он написал семь картин. Но все равно был непризнанным талантом. А теперь оказалось, что он стал, во-первых, великим, а во-вторых, что запечатлел на своих картинах те (тоже великие) изменения, которые произошли за эти годы.

К сожалению почитателей его таланта, из семи картин сохранилась только одна — последняя, не оконченная его великой кистью.

А в доме, где он жил и творил, теперь сделали музей. И наша школа с гуманитарным уклоном зачем-то взяла над этим музеем шефство. Мы все время туда ездим и что-нибудь там детом. Ну, очищаем сад от палых листьев и сухих сучьев. Чиним заборчик. Подметаем дорожки, что-нибудь ремонтируем. Убираемся в доме. И разглядываем экспонаты.

Это в основном всякие эскизы на стенах и скромная домашняя обстановка. Ну, там, го-пые лавки, дырявая печка, на которой стоят подшитые кожаными заплатками валенки художника, здоровенный пустой кованый сун-. А самый ценный экспонат — это мольберт I рой самой неоконченной седьмой картиной из великой серии — всемирно известной, но неизвестно куда пропавшей. Да и еще в кувшинчике — засохшие кисти, которыми не была закончена картина.

В этот раз мы должны были отвезти в Малеевский музей скворечники, которые сколотила в школьной мастерской наша первоклассная мелюзга на уроках труда. Наш Бонифаций говорил дорогой, что художник Малеев очень любил всяких диких птиц, особенно скворцов и синичек. И у него в саду было полно скворечников. И надо сделать так, как было в саду при его жизни и творчестве. Чтобы звенели птичьи голоса.

Мы спустились в школьный подвал, где размещались наши мастерские. Еще на ступенях услышали печальные звуки флейты. Наш трудовик Иван Ильич — тоже фанат. Все свободное время он музицирует в своем подвале. И мы уже привыкли, что во время уроков до нас иногда доносятся грустные мелодии. Оно и понятно: невеселое это занятие — приучать нас к полезному труду.

Иван Ильич отложил флейту и выдал нам по кривому скворечнику.

Я б в таком жить не стал, — сказал Алешка. — Впрочем, наш родной дом не лучше.

Какие есть, — печально согласился Иван Ильич и снова взялся за флейту.

На платформе Бонифаций купил пакет орехов — на дорожку. Когда мы уселись в вагоне, Алешка положил свой скворечник на колени и из озорства, распечатав пакет, высыпал в круглую дырочку-леток все наши орехи. И всю дорогу запускал туда свою узкую ладошку.

Бонифаций всю дорогу говорил о том, что в последние годы к творчеству художника Малеева появился большой интерес. Особенно за рубежом, в Европе. И если при жизни его творения не очень ценили, то теперь поняли, как были к ним несправедливы. Такое часто бывает в мире литературы и искусства, говорил Бонифаций, безуспешно пытаясь время от времени запустить руку в Алешкин скворечник за орешком — рука не пролезала. И моя — тоже.

Только время указывает достойное место творцу в истории, говорил Бонифаций. И вот теперь творческое наследие художника возвращается к людям. И мы тоже должны в этом процессе участвовать. Должны помочь исправить эту историческую несправедливость и развесить в саду скворечники.

— И подмести пол в его доме, — лукаво добавил Алешка с набитым ртом.

Вскоре мы сошли на дальней пустынной станции.

Был хороший осенний день. Солнечный, теплый, веселый. И когда мы шли лесной тропой к Малеевке, то все вокруг нас было в золотых и синих тонах. Золотая листва и синее небо. И прекрасная загородная тишина. Только сухо шуршали под ногами листья. И щебетали всякие птахи.

Мы подошли к музею.

Это была самая обычная деревенская изба. Не отмеченная печатью гения. А отмеченная беспощадным временем и невниманием народа к своему историческому достоянию. Так Бонифаций говорил, когда мы остановились у запертой калитки.

Дом и правда был отмечен беспощадной старостью. Краска на железной крыше облупилась. Наличники, резные и разноцветные, осыпались трухой. Изо всех щелей между шершавыми бревнами торчала и неряшливо свисала лохматыми прядями пакля.

Это птицы, — сказал Бонифаций, — они выщипывают ее для своих гнезд.

А теперь они будут ее выщипывать, — сказал Алешка, — для своих скворечников.

Единственно, что радовало глаз, это чисто вымытые окна, которые так и сияли от яркого солнца. И еще радовало то, что местная администрация установила в музее охрану и сигнализацию. Изыскала средства.

Бонифаций нажал кнопку звонка, и из дома вышел парень в форме охранника. У него было все путем: здоровенный рост, дубинка, газовый баллончик, наручники. И рация в нагрудном кармане. И вышел он не один, а в сопровождении лица кавказской внешности. Лохматого, с громадным пышным хвостом и белоснежными клыками — каждый величиной с палец.

Охранника звали Васей, а кавказца Абрек. Они нас хорошо знали и беспрепятственно впустили на территорию музея.

Мы с ними поздоровались, прошли в сад и сложили скворечники под яблонями, на замшелый столик, покрытый листвой, как красивой скатертью в желтых, багровых и алых тонах. За этим столиком художник, наверное, пил чай теплыми летними вечерами. После дневных трудов.

Вася, — сказал Бонифаций, — нам нужна стремянка. Молоток мы привезли с собой.

Мне нельзя отлучаться с объекта, — скапал Вася, — поэтому стремянку возьмите сами. Она в сарае. — И он с кавказцем (и с достоинством) пошел в дом. Отдыхать, наверное, после бессонной сторожевой ночи.

Мы пошли через весь осенний сад к сараю. Здесь было еще тише, чем на дороге. Листья не только шуршали под ногами, они даже на землю опускались с шорохом. И казалось, что мы не в саду, а у моря — будто легонько шумит ласковый прибой своими маленькими волнами по золотистому песку.

И запах стоял такой грустный, горьковатый и печальный, что даже кружилась голова.

Но такая мирная осенняя тишина продолжалась недолго. Едва мы вытащили из сарая лестницу и три длинных шеста, как она взорвалась сначала воем сирены, а потом визгом тормозов и грозным окриком:

— Стоять! Руки за голову!

Мы задрали руки и обернулись. За заборчиком стояла милицейская машина. Она вовсю ныла и крутила на своей крыше разноцветную мигалку, а два милиционера направили на нас свои автоматы.

— В чем дело? — возмутился Бонифаций. Тут на крыльце появился наш Вася. И все

объяснилось. Оказывается, сарай с дровами тоже поставили на сигнализацию, и она сработала, как только мы открыли его дверь. Вася забыл ее отключить. А милиция примчалась мгновенно, потому что была совсем рядом, на другом конце поселка.

Милиционеры отругали Васю и уехали. А мы занялись своим делом.

Вытряхивай орехи из скворечника, — сказал Бонифаций Алешке с надеждой в голосе.

А чего там вытряхивать? — честно признался Алешка. — Нет там ничего.

Мы приколотили шесты к скворечникам и выбрали три самых высоких дерева. Бонифаций придерживал лестницу, Алешка подавал мне птичьи домики, а я крепил их к стволам.

— Отлично! — похвалил нас Бонифаций, отойдя в сторонку и любуясь делами рук наших. — Со вкусом. Я бы сам не отказался пожить в таком домике весной.

Алешка с удивлением глянул на него, но ничего не сказал. Из уважения.

Потом мы зашли в дом, поглядели экспонаты. Все было в порядке — валенки на печке, сундук на полу и картина на мольберте. Завешенная от мух и пыли кусочком старого холста.

Алешка его откинул и долго рассматривал картину, а потом сказал:

— Мне нравится. Я бы смог ее окончить. Не сомневаюсь. На картине был нарисован какой-то перекресток из серых современных домов, светофор с зеленым глазом, а в глубине — силуэт старинной церкви с голубыми куполами.

Типичный городской пейзаж. А Лешке они как раз лучше всего удаются. Его за это Бонифаций называл урбанистом. Ну, это тот, кто любит город и отражает его в своем творчестве. У Лешки это лихо получалось. Только он обязательно среди каменных джунглей сажал какое-нибудь яркое пятнышко. Зеленое деревце или красный цветок. И все сразу оживало. И вызывало сначала чувства, а потом и мысли.

Мы уже собрались уходить, а Лешка все сидел на кованом сундуке и смотрел на картину.

— Все, — сказал ему Бонифаций. И опустил холст на место. — Сеанс созерцания и общения с прекрасным окончен. Пошли пить чай. К наследнице.

Мы попрощались с Абреком и Васей, напомнили им о сигнализации и пошли вдоль улицы на другой конец поселка. Поселок был небольшой, но хороший, типа деревни. Весь в садах и палисадниках с поздними осенними цветами. Он состоял из одноэтажных деревянных домов. Возле каждого дома, у калитки, стояла ветхая скамейка под старым развесистым дуплистым деревом. На дереве тусовались горластые галки, а под деревом, на скамейке, сидели ветхие старушки. Пряли свою пряжу и внимательно смотрели нам вслед.

У нас тоже такие есть — они все видят, все знают, все скажут…

По краям улицы то и дело попадались колонки для воды. Из них, закручиваясь и брызгая, лились тонкие струйки, собирались в ручейки, а ручейки разбегались в большие мутные лужи посреди дороги, где плескались и чем-то кормились разноцветные косолапые утки.

На самом краю поселка, на пригорке, стояла высокая водокачка с черным железным баком на макушке. А на баке стоял на одной ноге настоящий аист и. время от времени задирал вверх свой длинный клюв и трещал, пощелкивал им в тихом осеннем воздухе.

Аист, — лирически вздохнул Бонифаций, — символ домашнего очага…

Детей в капусте прячет, — со знанием дела добавил Алешка, — от родителей. — И споткнулся на ровном месте.

У Алешки, в его светлой голове, иногда такая крутая каша бывает, что… ложка торчком стоит и не падает. Такое обычно случается, когда он над чем-то очень серьезно задумывается. Или очень устает. А сейчас, по-моему, и то, и другое разом.

Далеко еще? — спросил Алешка Бонифация. — До вашей наследницы? Это старушка такая?

Во-первых, Алексей, — начал терпеливо, как в классе, объяснять Бонифаций, — она не моя наследница. Она внучка художника Малеева. У него, кроме нее, никакой родни не осталось. Во-вторых, ее зовут Олечка. Славное создание. Одинокое существо. Будущая балерина. Она тут с теткой живет, со старушкой. Вообще-то тетка ей не родная. Но добрая. Они дружно живут, не думайте.

А мы и не думали. Мы очень устали, двигали ногами, как типичные осенние мухи. Алешка все время спотыкался и бормотал на ходу:

Будущая старушка… Одинокая балерина… Дружная тетка…

И еще, ребята, запомните, — Бонифаций даже остановился. — Никаких вопросов об Олечкиных родителях. Ясно?

Нет, — признался Алешка. Как бы спросонок.

Это больное место. Они исчезли. Потерялись.

Как?! — Алешка даже перестал спотыкаться, проснулся на ходу. — Где потерялись?

Я потом вам расскажу, — пообещал Бонифаций. — Мы уже пришли. Помните, о чем я вас попросил.

Глава IV НАСЛЕДНИЦА. БЕЗ НАСЛЕДСТВА

Бонифаций отворил калитку с табличкой «Осторожно! Злая собака!». За калиткой начиналась и исчезала в глубине густого сада кирпичная дорожка, как бы покрытая ковром из листьев. По бокам ее теснились стриженые кусты в багровых тонах.

Где-то стукнула дверь, что-то звякнуло, весело залаяла «злая» собачонка. Выкатилась нам под ноги пушистым шариком, поплясала на задних лапках — доверчиво выразила свою радость незнакомым людям — и опять умчалась в дом.

Он стоял в глубине сада под двумя старыми березами, похожий на крепкий осенний гриб.

Этот дом мне сразу понравился — маленький такой, сказочный, уютный. В таком доме тебя сразу, ни о чем не спрашивая, посадят за стол, чтобы покормить, а потом уложат на теплую мягкую перину, чтобы отдохнуть. И не станут будить, пока не выспишься; будут в это время говорить шепотом, ходить на цыпочках и не звенеть чашками. А потом еще раз покормят и спросят, как тебе спалось и чем тебе помочь. Такой дом всегда нужно иметь в запасе. Мне кажется, и наш родной дом чем-то такой же. Дом, в котором хочется отдохнуть. А иногда и спрятаться.

Распахнулась дверь терраски, спустилась по крыльцу девочка в брюках, вся в сказочных тонах, и красиво пошла нам навстречу. Вот она! — будущая балерина. Она идет нам навстречу, как танцует, легко, пружинисто, гибко — пятки вместе, носки врозь. Ну то есть понятно.

— Тетя Света! — звонко крикнула девочка на ходу. — Дядя Игорь приехал!

Дядя Игорь красиво, с поклоном поцеловал протянутую девочкой руку и щелкнул каблуками драных резиновых сапог, как старый лохматый гусар. Девочка засмеялась и посмотрела на нас.

— Мои юные друзья, — представил нас Бонифаций. — Братья по крови и разуму. А это Олечка. Очаровательное существо.

Тут он явно не преувеличивал. Олечка посмотрела на нас таким теплым и весенним взглядом, такими большими голубыми глазами, что мы с Алешкой разом шагнули вперед и тоже склонили по-гусарски свои головы. Светло улыбнувшись нам, будто только того и ждала, чтобы мы заявились на чаепитие, девочка Оля снова звонко позвала:

— Тетя Света! У нас гости!

На крыльце появилась приятной наружности старушка, вся в розовых тонах, похожая на румяный колобок в переднике.

Ой! — сказала она с удовольствием. — Бонихваций! — И здесь это прозвище вынырнуло. — И пошто вы к нам пожаловали? — приветливо, шутливо пропела молодым голосом.

Чай пить, с баранками, — в тон ей пропел Бонифаций.

Ой! А у нас и баранок-то нет, — старушка сошла со ступенек. — Третьего дня кончились.

А у нас — полно. — И Бонифаций потряс свою сумку.

Ой! Самовар, поди, надо ставить.

Как я заметил позже, бабушка Света всю свою будничную жизнь начинала с этого праздничного «Ой!». Будто все ее удивляло и радовало:

— Ой! Молоко убежало! Ой! Куры в огород забрались! Ой! Кошелку с покупками в магазине оставила!

И под это жизнерадостное «Ой!» все началось и закрутилось. Сам собой появился самовар, откуда ни возьмись возникла корзинка со стружками, шишками и березовыми чурочками.

— Чай во дворе пить будем, под яблоней, — говорила бабушка Света, накрывая столик разноцветной скатертью. — Нынче тепло на дворе. Лешка, заливай водичку. Димка, коли чурбачки. Олька, чашки неси.

Садовый столик стоял под старой-старой яблоней. Ее толстые громадные ветки разметались прямо над землей. Они были все шершавые и мохнатые. И очень теплые, когда касаешься их рукой.

— Антоновка! — сказала бабушка Света. — Настоящая. Ей сто лет скоро будет. Через два дня. Ой, Лешк, ну-ка, сходи за яблочком.

Лешка сразу ее понял. Шагнул прямо с земли на нижнюю ветку, толщиной с бегемота, и пошел по ней вверх, к яблокам. Набрал их в карманы и так же легко и непринужденно спустился к столу.

А на столе уже дымил старый медный самовар с выбитыми медалями на груди. Если издалека на них поглядеть (на стол и самовар), вроде бы как старинный пароход получался. С дымовой трубой.

Бабушка Света нарезала яблок, вырезала из них сердцевинки и разложила эти сочные кусочки по стаканам и чашкам. А потом залила заваркой и кипятком из самовара.

Так-то у нас в Курским по осени пьют, с яблочком. Вкусно? — Еще бы! Да с баранками. Хорошо, что Бонифаций не проговорился о них в электричке. — Я-то сама с Курска. Да вот здеся прижилась. Ой, Ленька, еще налить? Пил так-то когда?

Такто не пил, — сказал Алешка. — Никогда.

Несколько позже я выяснил, что Алешка долгое время был уверен, что чай с яблоками называется на курской земле загадочным словом «так то».

Вскоре разговор за столом под яблоней вернулся в свое русло — Бонифаций заговорил о музее. О том, что будущая балерина Олечка, когда ей исполнится шестнадцать лет, станет полновластной хозяйкой этого дома. И вся наша школа будет ходить к ней в гости и любоваться единственной сохранившейся картиной ее дедушки.

А где остальные-то? — спросил Алешка.

Кто ж знает? Рассеяны по свету. Скорее всего, в частных коллекциях.

А я все время молчал. Пил чай и не сводил глаз с будущей балерины. Она это заметила и, улыбнувшись, покачала головой. Видно, давно привыкла к таким взглядам. А Лешка с хитрой усмешкой поглядывал на меня. Но почему-то время от времени хмурился, будто неожиданно вспоминал что-то нехорошее. Наверное, пропавшего Ростика. Вообще — странно. Что-то часто люди стали пропадать в нашем отечестве. Ростик, Олины родители… И я тоже нахмурился. Тем более что беседа в розовых тонах сменилась разговором в тонах мрачных.

Оказалось, что Олечка заканчивает балетную школу и должна поступать в балетное училище, чтобы продолжить свое балетное образование и выйти на балетную сцену Большого, к примеру, театра. Но чтобы попасть в училище, нужны большие деньги. А где их взять?

Бонифаций, оказывается, добрый человек не только в нашей школе, а в самом широком смысле. Он, оказывается, уже занимался этой проблемой. И уже договорился с каким-то настоящим музеем, что единственную картину художника Малеева возьмут в этот музей как бы в залог. За деньги. Но только тогда, когда Олечка достигнет совершеннолетия. И будет иметь право распоряжаться наследством.

— Пустяки, — сказал Алешка под Карлсона. — Дело житейское.

Бонифаций с надеждой взглянул на него поверх своего стакана. Он знал, какой светлой бывает иногда Алешкина голова.

Но сейчас… Сейчас в ней только ложка в каше торчала.

— Ерунда, — продолжил Алешка. — Я рисую копию этой картины — раз! Мы ее вешаем на мольберт — два! А оригинал продаем за миллион баксов — три с плюсом! На эти деньги Олька будет учиться до глубокой старости.

Оля засмеялась, а Бонифаций нахмурился.

Ты считаешь, это честно?

А честно, что ребенок без денег не может учиться? — воскликнул Алешка.

Ты меня в политику не втягивай, — сказал Бонифаций.

Ну, тогда я что-нибудь другое придумаю, — легко пообещал Алешка.

И ведь придумал! Но об этом — в свое время, в своем месте…

За нашими разговорами незаметно нагрянул ранний вечер. Сильно посвежело. Небо над садом из голубого стало синим, и кое-где на нем уже просвечивали сквозь эту синеву первые звездочки.

Но было так хорошо и уютно, что не хотелось уходить. Самовар еще попыхивал, в нем, в его глубине, потрескивали затухающие угольки и робко светились в дырочках над коротенькими разлапистыми ножками.

А листва все падала и падала. Шуршала даже в полете. И, не знаю почему, мне вдруг в этом шуршании почудилось что-то тревожное. Будто эти падающие листья знали что-то очень важное и хотели нас предупредить.

Эх, — сказал Бонифаций, — хорошо-то как. Однако пора.

Ой! Да вы б заночевали. Места хватит. А то в сарайке, где коза, постелю, нынче еще тепло.

Спасибо, — отказался Бонифаций и кивнул на нас: — Родители будут беспокоиться. — При этих его словах грустная тень мелькнула в глазах Оли. Мне стало жалко ее изо всех сил. — Да, а завтра опять в школу, — протянул Бонифаций и повернулся к Алешке: — Тебе-то хорошо, — вздохнул он с какой-то детской завистью.

Что ж, подумалось мне в грустных тонах, у всех свои проблемы. У кого поменьше, у кого побольше.

Мы поблагодарили добрых хозяек за гостеприимство и стали прощаться. Пообещали приехать в следующие выходные.

А я в любой день могу, — похвалился Алешка. — Я злостный прогульщик.

Ты злостный фантазер, — поправил его Бонифаций.

…В электричке Алешка все-таки пристал к Бонифацию с вопросом:

Игорь Зиновьевич, а что случилось с Олиными родителями? Они ее бросили, да?

Какие глупости, Алексей! Они просто исчезли. — Просто исчезли. Хорошо звучит! — Они поехали по турпутевке за границу. И не вернулись.

Как это? — удивился Алешка.

Вот так. Руководитель их группы сказал, что они вечером вышли из гостиницы прогуляться перед сном и пропали.

Заблудились?

Возможно.

Или их похитили?

А зачем?

Они найдут зачем. — Алешка явно примеривал эту загадочную и грустную историю на похищение Ростика. — Может, за выкупом.

Если бы так… — Бонифаций задумчиво смотрел в окно, за которым ничего не было видно. — Если бы так, они бы уже давно предъявили свои требования. А ведь уже времени много прошло…

Все ясно, — подумав, сказал Алешка. — Олькины родители — наши разведчики. Их разоблачили и задержали. И где-то прячут.

Бонифаций пожал плечами и, наверное, подумал: «злостный фантазер».

Но как показало ближайшее будущее, Алешка был очень недалек от истины. Очень…

— Как вам не стыдно! — встретила нас мама упреком. — Я тут одна-одинешенька, а мои родные дети где-то шляются до поздней ночи.

Мы в Малеевку ездили, я же говорил тебе.

Мог бы еще раз сказать, — упрекнула мама без всякой логики. — Вы столько всего говорите, что и не знаешь, чему верить.

Ростик не звонил? — спросил с ходу Алешка.

Вот! — мама всплеснула руками. — Нет чтобы спросить: как ты провела день, мамочка?

Как ты провела день, мамочка? Ростик не звонил?

Не звонил. Никто не звонил, — проворчала мама, — весь день одна. Ведро на помойку вынести некому.

А мы «так то» пили, — похвалился Алешка.

Этого еще не хватало! — мама схватилась за голову. — Что за гадость?


И вовсе не гадость. Так в Курским чай с яблоками зовут. Очень вкусно.

Подумаешь, — с легкой завистью сказала мама. — У нас тоже яблоки есть. Вот сейчас пойду на кухню…

А какие яблоки? — спросил Алешка. И пошел за мамой на кухню. — Всякие не годятся. Годится только столетняя антоновка.

— Вот еще! — фыркнула мама, заглядывая в вазочку на холодильнике. Достала пыльное, сморщенное яблоко: — Ну, чем не столетнее?

Алешка молча высыпал на стол из пакета красивые, круглые, большие яблоки со столетней яблони.

Какая прелесть! — сказала мама. — Где украл? В чьем саду?

У одной дружной тетки. Сама дала. Говорит: такой хороший мальчик — и без яблок.

И они с мамой расхохотались. И стали заваривать чай и резать столетнюю антоновку. А меня послали сначала с ведром на помойку, а потом за хлебом и молоком в магазин.

Когда я вернулся, Алешка уже висел на телефоне. Разговаривал с бабушкой Ростика. Она, посмеиваясь, спрашивала его, нет ли вестей с борта теплохода, на котором Ростик плывет в Америку.

— Там все в порядке, — отвечал Алешка. — Давление сто атмосфер ртутного столба, температура воды за бортом минус пятьдесят градусов, ветер слабый до умеренного разного направления. Спокойной ночи, Калерия Андреевна.

Алешка положил трубку и, закусив губу, в раздумье постоял возле телефона. Потом что-то проворчал и пошел в нашу комнату. Там он стал перечитывать записку Ростика. Что он такого в ней углядел?

— Дим, — вдруг сказал Алешка и протянул мне этот листок, — странный он, да?

Я повертел его в руках, перевернул, посмотрел на свет, пожал плечами: что тут странного? Никаких пляшущих человечков.

Алешка забрал у меня записку и опять над ней задумался.

Ошибок много, — подсказал я.

Не заметил, — сухо отозвался Алешка.

А что ты заметил?

Ну… знаешь, очень аккуратно написано. В кабине экскаватора, на коленке, так нельзя написать.

Ты что, думаешь, что это не Ростик писал?

Ростик. Это его почерк. — И ошибки тоже, подумал я. — Но он писал эту записку спокойно, сидя за столом.>.

Ну и что? — мне ужасно хотелось спать.

А то! — возмутился Алешка. Но ничего не сказал.

И сердито направился в ванную. Долго там плескался и громко ворчал. Но чего он там ворчал, я уже не слышал. Я плюхнулся в постель и закрыл глаза. И последнее, что мелькнуло в моей уставшей голове, было чье-то красивое, но грустное лицо. И легкая походка. И голубые глаза…

Глава V АУКЦИОН

За завтраком мама объявила:

— Папа звонил. Сегодня приедет. Вечером.

Быстренько он смотался. Туда и обратно. По семье соскучился, наверное. Все-таки два дня нас не видел.

Мы должны порадовать папу! — решила мама. — Он приедет из командировки усталый, замученный — а дома его ждет такой сюрприз!

Какой сюрприз? — насторожился Алешка.

Как какой? — мама всплеснула руками. — Чистота, уют и порядок!

Ну да… — завял Алешка. — Родимое гнездо. — И он начал потихоньку соскальзывать с табуретки и перемещаться поближе к входной двери — он раньше меня сообразил, чем дело пахнет.

…Мы приберемся, — мечтала мама с горящими глазами, — все-все пропылесосим, везде-везде сотрем пыль. Книги на полках поровнее расставим… Цветы польем… А ты куда, Алексей?

А… это… цветы поливать.

Молодец! — похвалила его мама. — Дима, доставай пылесос! А ты куда, Алексей? — Он уже у дверей топтался.

— Как куда? Цветы поливать, в школе. Мама на секунду замерла, потом взорвалась:

— Дома польешь! Тебя исключили, а ты им цветы поливать собрался? Никакой гордости! Ни капли самолюбия! Папа приедет, а в горшках — засуха. Не стыдно?

Можно подумать… В этих горшках — круглый год засуха.

Алешка меня поддержал.

Не надо их поливать, мам, — сказал он тревожно. — Они привыкли к засухе. Им плохо от воды станет. Не выживут.

Все! — сказала мама железным голосом. — Я на минутку к соседке — за дрожжами. Буду пирожки печь. А вам — произвести уборку! Генеральную!

К соседке, за дрожжами, на минутку… Мы тайком переглянулись — значит, два часа у нас точно есть.

Мама накрасила глаза и хлопнула дверью. Мы быстренько соорудили себе по стакану «так-то», вытащили в прихожую пылесос, Алешка прихватил метелочку для пыли, и мы уселись перед телевизором, воткнули приставку и погрузились в автогонки.

…Два часа пролетели незаметно.

Звонок в дверь. Телевизор — щелк! Пылесос в моих руках. Пылевая метелка — в Алешкиных. Входит мама.

Алешка грустно вытирает пот со лба. Я устало закатываю пылесос на его законное место — в шкафчик возле дверей. Мы оба такие грустные, измученные. Как папа после командировки.

Что за молодцы! — искренне похвалила нас мама. — Квартиру не узнать! Все прямо блестит и сияет!.. Ой! А дрожжи-то! Забыла… Я сейчас! — и она снова исчезает за дверью.

Надо линять, — сказал Алешка. — А то в магазин пошлет.

Не успели. Ворвалась мама — и сразу к плите.

Пирожки буду печь. Слетайте за мукой и маслом. Деньги в прихожей, на столике. И ведро помойное захватите.

Потом, — сказал Алешка. — С ведром в магазин не пустят.

Но мы все-таки захватили мусор, зашли на помойку, а потом отправились в магазин. Я остался с ведром снаружи, а Лешка пошел за покупками.

Возле магазина, как всегда, тусовались стайки машин, детских колясок и бабулек. Бабульки с интересом заглядывали друг другу в сумки, обсуждали покупки и ужасались растущим ценам.

У самого входа сидели две собаки. Одна, как вкопанная, терпеливо дожидалась хозяина, а другая нервничала, переступала лапками и тоненько поскуливала. Видно, не очень доверяла своему владельцу.

Тут из-за угла с ревом, лязганьем и черной выхлопной вонью выполз заляпанный грязью экскаватор, остановился.

Из его кабины спустился по железной лесенке молодой парень в оранжевом комбинезоне с белыми буквами «Жилстрой» на спине. Он огляделся, будто кого-то ждал, закурил. И почти сразу возле него притормозила мятая «Ауди». Опустилось в дверце водителя стекло, и появилось наружу не очень бритое лицо. Как у некоторых наших телеведущих: еще не борода, но уже не щетина. Парень в комбинезоне шагнул поближе, наклонился к этому заросшему лицу и что-то вполголоса сказал.

Интересно.

Я сделал несколько рассеянных шагов и стал с тупым любопытством разглядывать собачек у дверей. А уши настроил на прием информации.

За пропитанием? — с усмешкой спросил наполовину бородатый водитель и подмигнул.

Ну. Надо же подкормить нашего помощника. Чипсами и чупсами.

Они оба засмеялись.

Особо не старайся, — опять подмигнул заросший дядька, — а то не поместится.

Не, он худеет — по бабке скучает.

Ты, Игоряха, бабку-то из-под колпака не выпускай, понял?

Игоряха? Да не Петелин ли? Тот самый… «Двоюрный».

Стало еще интереснее.

Нормально, шеф. У нее вообще-то крыша от него едет. Она рада, что я над ним шефство взял.

Гляди, к телефону его не подпускай. И из дома чтоб ни ногой.

Ясно, шеф. Про телефон не беспокойся. Я из трубки всякий раз микрофон вынимаю.

Ну, валяй, закупай рацион.

Они опять посмеялись, и Игоряшка исчез в магазине. И довольно быстро появился снова, забросил в ковш пластиковый пакет с покупками и забрался в кабину.

У меня, конечно, созрело решение. Но вот Алешки-то все нет. (Потом он объяснил, что никак муку не мог найти. Потому что на стеллажах ее не было. Он устроил небольшой шум, и ему сказали, что муку как раз разгружают, вот-вот ее вынесут в торговый зал, извините, придется немного подождать.)

А экскаватор тронулся. Ясно, что далеко он не поедет — не та машина. Значит, можно за ним проследить и кое-что выяснить.

А ведро куда? Это же особая примета. Любой экскаваторщик обратит внимание, что за ним шлепает какой-то пацан с дырявым помойным ведром. А Лешки все нет!

Но тут к магазину подрулил «жигуленок» с прицепом, забитым каким-то хламом: доски старые, ломаные стулья и — что характерно — несколько ведер, бывших долгое время в употреблении. Ясно — на дачу едет, будет много продуктов покупать — значит, долго простоит. И я, больше не задумываясь, поставил ведро в прицеп — оно хорошо вписалось в этот интерьер — и дунул догонять экскаватор, который уже сворачивал за угол, к школьному стадиону.

За стадионом он выехал на стройку, пересек ее и свернул во двор между двумя домами — голубым и бледно-розовым. Остановился у бледно-розового.

Игоряшка заглушил двигатель, забрал из ковша сумку и скрылся в подъезде. На всякий случай я немного подождал и нырнул следом. Взбежал по ступенькам к лифту и уставился на табло над его дверьми. Лифт остановился на четвертом этаже. Порядок! А номер квартиры мы уж как-нибудь вычислим. Не маленькие.

И я помчался к магазину, за Алешкой и ведром.

У магазина почему-то разгорелся небольшой скандал. В международном масштабе. В центре скандала — сердитый Алешка и смущенный дядька в очках. Алешка размахивает нашим помойным ведром и вовсю митингует. Смущенный дядька все время поправляет на носу очки и робко оправдывается. Перевес явно на Алешкиной стороне, и я не стал пока вмешиваться. Да и обстановку не мешало бы изучить.

У вас своего ведра нет, да? — вопил Алешка. — Так и скажите! Я вам подарю на день рожденья.

Действительно, гражданин, — поддержала Алешку какая-то грузная дама. — Некрасиво отбирать у ребенка последнее ведро.

Да я не отбирал, — мужчина то хватался за очки, то прижимал руку к сердцу. — Я на дачу еду.

Вот! — провозгласила дама, будто уличила мужчину в краже банковского сейфа. И даже пальцем в него ткнула. — Вот! У него на даче помойного ведра нет. Ему чужое подавай. Обобрал младенца!

Я понял: дядьку надо выручать. Да и «младенца» заодно. Я протолкался к спорщикам, взял ведро у Алешки и сказал:

— Это мое ведро. Вот особые приметы — дырка в боку и изоляция на дужке. Наконец-то нашлось. Спасибо. До свидания.

Эти аргументы подействовали. Не устояли перед ними поборники истины в виде помойного ведра.

Смущенный мужчина еще раз поправил на носу очки и юркнул в машину.

— Благодарю за внимание, — сказал Алешка и догнал меня, когда мы скрылись за углом. И сразу начал оправдываться: — А что, Дим, я не прав, да? Выхожу — тебя нет, а наше ведро уезжает. В чужой машине. Ну я и вступился за него.

Постепенно картина прояснилась. Алешка вышел из магазина и увидел в прицепе отъезжающей машины наше приметное, с дыркой в боку, ведро. Ужасная мысль мелькнула у него в голове: брата тоже похитили. Диму — в машину, ведро — в прицеп. В два прыжка Алешка догнал похитителя и выхватил ведро из прицепа. Водитель затормозил.

— Эй! Мальчик! Ты что у меня взял? Ну тут и началось…

Я не знал — сердиться или смеяться. А с другой стороны — был полон гордости из-за того, что у меня такой преданный и отважный брат.

…Когда мы пришли домой, мама, во-первых, сказала:

— Зря я вас за мукой посылала, оказывается, ее дома полно.

А во-вторых:

— А зачем вы ведро притащили? Я же сказала вам: выбросить его вместе с мусором. Я новое ведро купила. Какими ушами вы слушаете? Чего вы хохочете?

В доме приятно пахло подгоревшими пирогами. Мама закончила готовить праздничный ужин и снова послала нас вынести мусор:

— Запомните: вот это ведро оставите на помойке. Вот это вернете в дом. Все ясно?

Как только мы оказались на улице, я рассказал Алешке о своем открытии. Он сразу все понял.

— Они там Ростика прячут! Это ему Игоряшка продукты покупал. А в каком доме, Дим?

В бледно-розовом, за стройкой. Четвертый этаж. А вот какая квартира…

Запросто, — сказал Алешка. И объяснил мне. Мне понравилось. Естественно, не подозрительно и не опасно.

Чтобы не перепутать ведра, новое мы оставили у подъезда, а старое вместе с мусором отправили на помойку. Вернулись домой. Мама взяла у нас ведро, посмотрела в него и вздохнула:

Какими ушами вы слушали?

Своими.

Мама молча вернула мне ведро:

Вы его обратно принесли…

Ты же сама сказала!

Но не с мусором же! Чего вы хохочете?

Папа прилетел прямо к ужину. Вовсе не измученный и не усталый.

Он поставил свой «дипломат» на пол, огляделся.

— Что это у вас такой беспорядок?

Мама от радости его не расслышала и гордо похвалилась:

Ребята постарались! Тебя ждали.

Ну-ну, — только и сказал папа. — Поменьше бы старались.

Он умылся с дороги и раздал нам сувениры. Маме — какую-то крохотную коробочку с пузырьком внутри, а нам — небольшой фотоаппарат типа «Полароид». В пузырьке оказались духи, а в фотокамере — фотобумага. И Алешка тут же щелкнул маму, как она, вся из себя счастливая, этот пузырек обнюхивает. Но снимок маме не понравился:

Я тут какая-то глупая, да?

Это от счастья, — успокоил ее папа.

За ужином папа немного рассказал нам об этом аукционе, куда он ездил. Он должен был там проследить, не появится ли в продаже украденный в посольстве старинный серебряный подсвечник. По преданию — не то Наполеона, не то наоборот — Кутузова.

Пап, — спросил Алешка, — аукцион — это что? Рынок такой?

Что-то вроде, — объяснил папа. — Такой временный торговый центр. Там выставляют на продажу всякие интересные вещи. Чаще всего предметы старины или, положим, рукописи великих писателей, картины великих художников. Письма великих людей.

И можно их покупать?

Да. Назначается первоначальная цена, а потом покупатели соревнуются. И кто больше заплатит — тот и покупает то, что ему понравилось.

Это вроде лохотронщиков у метро?

Похоже, — усмехнувшись, кивнул папа.

А давай в следующий раз мы тоже какую-нибудь старинную вещь продадим.

У нас только одна старинная вещь, — вмешалась мама. — Наш пылесос. Да кому он нужен?

А вот пылесос бы я продал, мелькнула у меня мысль. Даже даром отдал бы.

А папина кружка? — напомнил Алешка. — С отколотой ручкой? В которой мама соль держит.

Отколотая ручка, — сказал папа, — еще не делает вещь старинной.

Она делает ее непригодной, — вставила мама. — Давайте лучше какую-нибудь Лешкину картину на аукцион выставим.

А подсвечник свой ты увидел? — спросил Алешка, пропустив мамин укол мимо ушей.

Не всплыл пока. Зато я познакомился с одним интересным коллекционером. Он живет в Германии, но он русский. И очень любит русскую живопись. Особенно Малевича и Матвеева, кажется.

Малевича? — удивилась мама. — Это который черную дыру нарисовал?

«Черный квадрат», — уточнил папа.

Тоже мне искусство! — фыркнула мама. — Я этих квадратов хоть сто штук нарисую.

Нарисуй. — Папа пожал плечами. И маму это обидело.

Мне некогда! Мне надо делами заниматься, а не морочить людям голову черными дырками.

— Ну… Не знаю… — Папа не любил с мамой спорить. Мне кажется, побаивался. — Ну… Свой «Черный квадрат» Малевич создал почти сто лет назад. И люди до сих пор стоят перед этой картиной, задумавшись.

Мама расхохоталась, от души.

Бред какой-то! Алексей! Ты задумываешься, когда на черный квадрат смотришь?

А чего я там не видел? — уклончиво ответил Алешка.

Вывернулся, — усмехнулся папа. — На вот, полюбуйся. — И он достал из «дипломата» толстый красивый альбом. — Это те предметы, которые на аукционе выставлялись.

Мы забрали каталог к себе, уселись рядышком на тахту и стали его рассматривать. Папа оказался прав — на аукционе было очень много абстрактной живописи. Кляксы, загогулины, кривули всякие. Ничего интересного. Алешке понравилось только одно размазанное пятно в нежных тонах разного цвета.

Как будто хорошее настроение, — сказал он, разглядывая эту мазню.

Ты угадал, — сказал папа. — Эта композиция так и называется.

Дальше пошли вещи поинтереснее — двуручный меч с извилистым лезвием, настоящие рыцарские доспехи в полный рост, коллекция оловянных солдатиков всех армий — они были крохотные, но как живые.

А одна штука — просто кайф. Старинный пистолет в виде настольного прибора. Он стоял на кривых крокодильих лапах и совмещал в себе ствол, подсвечник, две чернильницы и рожки для гусиного пера. Да, и еще пепельница.

— Очень удобно, — усмехнулся Алешка. — Сиди себе при свечах, покуривай, пиши роман и в окошки постреливай.

Он перевернул страницу. А там на развороте были напечатаны шесть картин. Городской такой пейзаж. Чем-то они показались мне странными. Вроде все похожи друг на друга, но в то же время разные. И общий фон — голубое небо и силуэт церкви. Что-то очень знакомое. Но и нельзя сказать, что я их видел.

— Это работы непризнанного ранее художника. Как его… — Папа стал припоминать. — Матвеев, что ли? Нет, не Матвеев. — Он перевернул страницу и прочитал на обороте: — «Автор картин В. Малеев. Россия. Произведения разных лет». — И добавил довольно-таки равнодушно: — Долгое время они считались утраченными. Но вот всплыли… Их купил тот самый бизнесмен. За миллион долларов.

Глава VI ШПИОН РОСТИК

Господи! Как же я сразу не догадался! Это же те самые шесть картин, которые когда-то затерялись в нашем огромном мире культуры и бизнеса. А седьмая, завершающая, но незавершенная, преспокойно висит себе на мольберте в нашем жалком музее! Можно сказать, среди скворечников.

Я уже открыл было рот, но Алешка пихнул меня в бок локтем и опередил — как выяснилось, к счастью:

— Пап, он очень обрадовался? Когда миллион выложил, а?

Папа почему-то внимательно взглянул на Алешку и, помедлив, произнес:

— Радость его не была полной. Так же как и эта коллекция картин. Он даже сказал, вздохнув, что запросто выложил бы еще миллион всего за одну картину.

За седьмую, конечно.

Пап, а этот бизнесмен…

Алтынский, — сказал папа.

Этот Алтынский, он кто? Небось директор какой-нибудь фиртурмы, да?

Турфирмы, ты хотел сказать? Да, он руководит большим бюро путешествий.

Понятно, — сказал Алешка, — а…

Но тут в комнату ворвалась мама, как ураган, в облаке новых духов, и разразилась громом и молнией:

— Отбой! Все по своим местам!

Папа забрал альбом и ушел в свой кабинет, а мы быстренько разобрали постели и улеглись «все по своим местам».

Алешка укрылся поплотнее одеялом — один нос торчит — и хихикнул:

Дим, как приятно ночевать в такой убранной квартире! Чистота и порядок!

И цветы так посвежели. Как весной.

Да, а папа не оценил. Мы так старались… — Алешка вдруг вскочил и зашлепал босыми ногами в кабинет, к папе. Дверь он за собой не прикрыл, и я услышал:

Пап, а вот когда наши разведчики за границей попадаются…

Они спать ложатся, — сердито ответил папа. — Первый час уже.

Но вот что им тогда бывает? — не отставал Алешка.

Ну и вопрос. Ты не Ростика имеешь в виду?

Ну, папа, какие шутки, первый час ночи?

Обычно их допрашивают, а потом уговаривают изменить своей родине. И работать на чужую страну.

И они соглашаются? — ужаснулся Алешка.

Никогда! — отрезал папа. — Впрочем, предатели среди разведчиков тоже попадаются. Но очень редко.

Ну а потом?

Потом могут предложить обменять его на своего разведчика, который тоже попался.

А если нет?

Тогда будут судить и долго держать в тюрьме.

Но детям-то сообщат? — Алешка спросил это с таким волнением, будто о своих детях переживал.

А я сразу понял, кого он имел в виду. Не Ростика, конечно. И у меня в груди как-то тепло стало от благодарности к младшему брату. Всегда такому неравнодушному к чужой беде.

— Детям сообщат, — успокоил его папа. — Иди спать, разведчик.

А ведь и в самом деле — на разведку Алешка ходил, угадал папа.

Алешка шмыгнул под одеяло:

— Дим, срочно засыпаем — завтра целый день будем думать.

Как же, усмехнулся я, обязательно. Как квартиру пылесосили и цветы поливали, так и думать будем…

В школе в этот день ничего интересного не было. Правда, было приятное. Меня поймал Бонифаций и сказал, что все-таки на днях придется еще разок съездить в Малеевку. В музей привезли доски для ремонта мансарды, и нужно уложить их в сарай.

— Ты же не хочешь, Дима, чтобы их растащили, — быстро прибавил Бонифаций, чтобы я не отказался.

А я и не думал отказываться. Совсем наоборот. Уж очень хотелось еще разок посмотреть в голубые глаза дочки разведчиков.

— Да, — вспомнил Бонифаций, — передай Алексею, что Семен Михайлович распорядился снять с него взыскание. Завтра он может прийти в школу.

Может-то он может, да вот захочет ли?

Обязательно передам, Игорь Зиновьевич. Он будет счастлив.

Сомневаюсь, — откровенно буркнул Бонифаций и помчался дальше.

Алешка валялся на тахте и разглядывал папин каталог. Те самые картины.

Надо сказать, что если Алексей легко переживал вынужденную разлуку с родной школой, то сама школа явно без него скучала. Время от времени Алешке звонили одноклассники и коллеги по кружку рисования. Частенько и забегали, с порога выкладывая кучу новостей. В основном негативных. И в частности, в сфере классных событий.

Новая учителка оказалась злой, строгой и равнодушной. Кроме того, у нее проявилась с первых дней такая особенность: она разделила учеников на две неравные части. В одной части те, у кого родители могут, а в другой — не могут.

— Чем вы можете помочь классу?

А что нужно?

Нужно, чтобы класс стал для наших учеников родным домом. Нужны для этого новые шторы, компьютер, можно не новый. Хорошо бы заменить светильники. Обогатить новыми книгами классную библиотеку. Магнитофон нужен для улучшения процесса освоения нового материала. Нужен телевизор с плейером и кассетами…

Родители, которые могли помочь, тащили в класс все, что не жалко. И их дети могли не заботиться о своих оценках. Ну, а дети тех родителей, «которые не могут… Тут все ясно. Не можете — не надо, но и у нас не проси!

Огурцова даже подслушала интересный разговор директора с Мальвиной.

Семен Михайлович: Мне кажется, Татьяна Львовна, вы не совсем верно представляете себе учебный процесс. И процесс воспитания.

Мальвина: Я создаю в классе рабочую обстановку.

Семен Михайлович: Вы же педагог, а не завхоз. Интерьер, учебные пособия не заменят детям учителя.

Мальвина: Вы как солдафон рассуждаете.

В общем, грустная картина. Лешка даже сказал — гнусная. А ему можно верить, он узнает людей сразу, по глазам. Не зря же они с Мальвиной сразу невзлюбили друг друга.

— У тебя большая радость, — сказал я Алешке. — Просто счастье.

Алешка поднял голову, вопросительно взглянул. А я торжественно объявил:

Тебе разрешено вернуться в школу. Специальным распоряжением директора.

Маме не проболтайся, — спокойно отозвался Алешка и снова опустил голову к страницам каталога.

Явно что-то замышляет.

Я пошел на кухню, обедать. А когда вернулся, Алешка сидел за письменным столом и что-то старательно, высунув язык в помощь, писал.

Я безмерно удивился. Человеку устроили внеплановые каникулы, а он, видите ли, за уроки уселся. Но я, оказывается, преувеличил Алешкино усердие.

Дим, как пишется „предлагаю“?

„Придлогаю“, — усмехнулся я. — А тебе зачем? Что ты пишешь?

Анонимку, — важно ответил Алешка. — Сейчас расскажу.

Он довел до конца свой труд, убрал свой язык на место и сказал:

— У меня вызрел план. Ольке нужны деньги, так? Этому… фиртурме Алтынскому нужна картина, так? Я рисую копию, мы ее вешаем в музее, а настоящую картину продаем Алтынскому за миллион баксов.

Хорошо, что я сидел в этот момент в кресле — а то бы так и грохнулся на пол.

— Что с тобой, Дим? — испуганно спросил Алешка. — Подавился?

Я закрыл сначала рот. А потом и глаза. И стал считать до ста и обратно — папа говорит: верный способ успокоиться.

— Что „девяносто два“? — спросил Алешка. Оказывается, я считал вслух.

Тут ко мне вернулся дар речи. И я завопил:

— Опять? У тебя навязчивая идея! Ты псих! Ты соображаешь? Украсть картину и продать ее за рубеж!

Подумаешь, картина, — пренебрежительно фыркнул Алешка. — „Черный квадрат“. Я таких сто штук за вечер нарисую, — точь-в-точь повторил он мамины слова.

Не сомневаюсь, — сказал я безнадежно. — Вот нарисуй и продай.

У меня за столько не купят. — Серьезно так сказал, со знанием вопроса. — У меня еще имени нет на мировом культурном рынке.

А ты думаешь, если имя есть, значит, можно любую дрянь людям впаривать?


Вот именно, — спокойно признал Алешка. Вообще-то, тут возразить трудно.

Все равно, Алексей, красть не здорово.


Да мы же не для себя! Мы хотим человеку помочь. Ведь это же ее картина! Мы просто немного пораньше ее продадим. Что тут плохого?

Слушай, иди-ка ты в школу! Хватит!

— А кто человеку поможет? Я схватился за голову:

Это все чушь собачья! Ну как ты картину продашь? Этот Алтынский по московским толкучкам не ходит. Он небось в Париже живет.

А вот! — Алешка гордо приподнял листок. — Письмо. Не знаю только, как его назвать в начале: „Дорогой товарищ Алтынский“ или „Уважаемый господин Алтынский“,

„Дорогой господин!“ — в сердцах посоветовал я.

— А что? Здорово! Классная фишка! Читай. — И он, исправив обращение, сунул мне листок с посланием.

Привожу его полностью, с сохранением стиля и содержания, но опустив невероятные ошибки.


„Дорогой господин Алтынский!

Предлагаем Вашему вниманию известную картину неизвестного художника Малеева. За 1 (один) миллион баксов“.


Здорово накатал? — похвалился Алешка, ожидая моего одобрения.

Здорово. А зачем ты „один“ еще и словом написал?

Дим, ты что, не знаешь? Так во всех денежных документах делают. Мне мама говорила. А еще я подумал: вдруг кто-нибудь письмо перехватит?

Ну и что?

Алешка сердито вздохнул, удивляясь моей тупости.

— Что, что! Единицу на четверку исправить — это элементарно, Ватсон!

Это точно. И я знаю одного человечка, который при всей его честности не один раз такую операцию проделывал.

Понял? — доканывал меня Алешка. — Переправит „кол“ на четверку и три миллиона себе хапнет. А нам только один достанется.

Тебе мало? — усмехнулся я.

Ты что! — возмутился Алешка. — Я же не для себя, а для твоей невесты стараюсь.

Какой еще невесты? — тут я совсем прибалдел.

Что я, не видел, как ты в эту балеринку влюбился? — И Алешка, передразнивая, прошелся по комнате — пятки вместе, носки врозь. Да еще и руками, как лебедь крыльями, повел по сторонам.

И тут же выскочил за дверь.

Когда я его догнал на кухне, он уже деловито, как любящий сынок, помогал маме чистить картошку.

Ладно уж, — примирительно произнес Алешка, — не буду я картину красть. Что-нибудь другое украду.

Я тебе украду, — пригрозил я.

Ну не буду, не буду. Что-нибудь еще придумаю.

И мне расскажешь!

Как получится.

Не очень обнадеживающий ответ.

А кто что хотел украсть? — спросила мама, приподнимая крышку над кипящей кастрюлей. Она вся была поглощена приготовлением обеда.

Дон Педро, — сказал Алешка.

Мама столько этих сериалов посмотрела, что там наверняка какой-нибудь Педро мелькал.

— А кого? — Мама посолила бульон, попробовала на вкус. — Сеньору Леонсию? Ну и дурак! Она на лягушку похожа.

Я не стал дослушивать их обсуждение телесериала и пошел делать уроки.

Не успел я разложить учебники, как сзади на плечо опустилась чья-то рука, и Алешкин голос произнес строго и печально:

— Сидишь? Развлекаешься? А Ростика кто спасать будет? Дядя Степа-агроном?

Почему вдруг агроном? По какой логике?

Но что верно, то верно: за всеми этими международными делами и аукционами мы чуть про бедного Ростика не забыли.

Я отложил учебники и встал. Алешка зачем-то сунул в карман новый фотоаппарат.

Пошли! — Он решительно шагнул в прихожую.

Куда?

Ростика искать.

По дороге он еще раз обрисовал мне свой план, и я еще раз его одобрил. Даже немного позавидовал: так просто решил Алешка непростую задачу.

В нашем микрорайоне все дома довольно одинаковые, только по цвету иногда отличаются. И то пока они еще не очень старые. Те, что постарше, они одного цвета — невыразительно серые.

Мы обошли школу стороной и вышли к дому в бледно-розовых тонах. Точнее — в грязно-розовых. Поднялись на четвертый этаж. Позвонили наугад, в первую же квартиру — напротив лифта.

Нам открыл „пожилой старичок“ (так его потом назвал Алешка) со стаканом чая в руке.

Вам кого? — спросил он.

Здравствуйте, — Алешка, когда надо, умел быть предельно вежливым. Я бы даже сказал — жалобно вежливым. И сразу располагал к себе собеседника. — Извините, пожалуйста, за беспокойство. Мы — учащиеся сто седьмой школы. Ищем наших выпускников на вечер встречи.

А я в ней не учился, кажется, — сказал, припоминая, старичок. Выпустил ручку двери и стал помешивать чай в стакане — желтый кружок лимона завертелся вокруг ложечки. Он еще подумал: — Я вообще учился в Саратове. Кажется…

Нет, мы не вас ищем. Мы Игоря ищем. Петелина. Мы квартиру его не помним.

Петелин? — Дедушка даже чай расплескал. — Этот обормот? У вас школа для малолетних преступников, что ли? — И он опять взялся за ручку двери и стал потихоньку ее закрывать.

Что вы! — поспешил я. — Очень приличная школа. У нас даже один Герой Советского Союза учился. Кажется…

А может, когда Игорек учился, он еще не был обормотом? — предположил Алешка.

Был, был, — заверил нас дедушка. — Шестнадцатая квартира. — И он поспешно захлопнул дверь.

Да, подумал я, судя по всему, от этого Петелина нужно держаться подальше. В хорошенькие руки попал бедный Ростик.

Тем не менее мы позвонили в шестнадцатую квартиру. Готовые в случае чего сорваться по лестнице.

Нам долго не открывали. Было тихо. Будто кто-то стоял по ту сторону двери, прислушивался и приглядывался через „глазок“.

Чего надо? — вдруг послышалось в квартире.

Игоря надо, — сказал я. — Мы из школы.

Чего? — за дверью хмыкнул противный смешок. — А не из детсада?

Защелкали замки, и дверь приоткрылась. Вылезло в щель круглое плоское лицо в больших веснушках. Поморгало глазами, поморщило лоб — соображало.

Чего надо?

Двадцатого числа мы проводим День школы, — сказал я. — И приглашаем всех наших выпускников. Вы придете? — И я сделал вид, что отмечаю что-то в блокноте. — Там будет концерт силами учащихся.

И праздничный ужин, — добавил Алешка, — силами педагогов.

Ужин? — лицо оживилось. — С напитками?

С большими напитками, — щедро пообещал Алешка. — Во весь стол.

И еще, — сказал я, — там будет Доска почета всех выпускников и их любимых учителей.

А еще мы будем во дворе выпускать стаю белых голубей! — вдруг заорал Алешка. — Белых голубей! Почтовых!

Игоряшка вздрогнул и даже немного отступил в глубь прихожей:

— А чего ты орешь? Я не глухой.

— От радости, — спокойно сказал Алешка. А я-то сразу понял, зачем он орал. И почему

про голубей. Чтобы Ростик, если его прячут в этой квартире, услышал и принял меры.

У вас есть фотография? — спросил я.

Только на паспорт. Не пойдет? — Видно, он ничего не имел против того, чтобы покрасоваться на Доске почета. Своей физиономией в виде блина.

Не пойдет, — сказал Алешка. — Очень маленькая. Вас никто не разглядит. Улыбнитесь. — И он щелкнул Игоряшку нашим новым фотоаппаратом.

Машинка пискнула — фотография выползла. Алешка взглянул на нее: „Красота!“ — и передал мне. Я вложил ее в блокнот.

И мы попрощались. И пока ждали лифта, чувствовали, что Игоряшка не сводит с нас глаз. Он явно начал что-то соображать.

— Э! — сказал он и вышел на площадку. — Ну-ка, фотку отдай!

Мы шмыгнули в лифт.

— Двадцатого, — сказал Алешка. — На банкете, с большими напитками.

Дверцы запахнулись, но мы услышали, как но лестнице загремели вниз торопливые шаги.

Я нажал кнопку седьмого этажа, мы тихонько вышли, я просунул руку в лифт и отправил его на первый. А мы на цыпочках спустились на пятый, сели на подоконник.

Некоторое время слышался топот, ездил туда-сюда лифт, наконец остановился на четвертом этаже. Игоряшка вышел, проворчал: „Слиняли, блин!“ — и за ним захлопнулась дверь квартиры.

Мы похихикали и опять же на цыпочках спустились вниз и вышли на улицу.

А зачем тебе его фотография? — спросил я Алешку. И получил лаконичный ответ:

Пригодится. Где его окна, как ты думаешь?

Мы прикинули, как в Игоряшкиной квартире могут располагаться комнаты, и сообразили, куда выходят ее окна. Оказалось, что с другой стороны дома.

Там было что-то вроде небольшого скверика, с детской песочницей и скамейками. Мы уселись под грибком и стали ждать, не спуская глаз с окон на четвертом этаже.

А если он не догадался? — спросил я. — Не сообразил?

Ростик? — удивился Алешка. — Он знаешь какой хитрый!

И такого хитрого в плен взяли? Что-то не верится…

И я так и сказал Алешке. Он вдруг задумался, а потом очень серьезно спросил:

— Дим, а чего тебе не верится? Что он хитрый? Или что его похитили?

Теперь я задумался. А ведь ближайшие события показали: здесь есть вопрос. Очень тонкий.

— Смотри! — Алешка вдруг схватил меня за руку.

На четвертом этаже распахнулась форточка, и скользнул из окна на волю белый бумажный голубь. Почтовый!

Сначала он сделал плавный полукруг, а потом красиво и медленно спланировал… в раскрытое окно на втором этаже.

Алешка взвизгнул. Да так, что дремавшая на соседней скамейке „пожилая старушка“ подпрыгнула, как молодая спортсменка.

Не сговариваясь, мы обежали дом и ринулись в подъезд. Взлетели на второй этаж, затрезвонили в квартиру.

Дверь открыла молодая женщина в брюках и фартуке, с закатанными рукавами. В руке у нее была мокрая губка — она мыла окна.

К вам наш голубь залетел! — выпалили мы, запыхавшись.

Не залетал, — удивилась женщина. — Ни голубь, ни попугай.

Бумажный голубь.

Ах, бумажный! Бумажный был. Я не знала, что это голубь.

А где он? У него, — Алешка показал на меня, — на нем контрольная написана.

Я его обратно выпустила. Вместе с контрольной.

Мы с грохотом помчались вниз, осмотрелись. Разбудили бабулю.

Птичка? — спросила она. — Птичка, милок, пролетала. Беленькая. Голубок.

А куда он полетел?

В парк, милок. У ней там гнездышко. — И бабуля снова уснула.

— Надо искать, — вздохнул Алешка.

— Ага, — скептически кивнул я. — Мы его приманим. Хлебными крошками. Цып-цып-цып…

Алешка с таким укором взглянул на меня, что мне стало стыдно. Он у нас в семье — прямо живая совесть. А может, и во всем районе.

В общем, мы обошли всю прилегающую территорию, но голубя так и не нашли. Снова уселись на скамейку.

Устал, — признался Алешка и откинулся на спинку, взглянул в вечереющее небо. И тут же вскочил. — Дим, как ты думаешь, где живут птицы? — весело спросил он.

Смотря какие.

Птицы средней полосы, — сказал Алешка учительским голосом. — Почтовые голуби.

В основном на деревьях, — я вздохнул. Мне тоже хотелось на дерево. В уютное гнездышко или в теплый скворечник, на дне которого — мягкие пахучие стружки… И тут до меня дошло.

Я тоже задрал голову. Прямо над нами прятался в ветвях липы среди желтых листьев очаровательный голубь в белоснежных тонах.

Мы тут же стали сбивать его сучьями и камнями. Проходящий мимо не совсем трезвый дядька сделал нам замечание:

Мальцы! Не обижать птичку!

Это не птичка. Это голубь.

То-то! — И он зашагал дальше с сознанием выполненного долга.

Кончилось дело тем, что Алешка взобрался на дерево и снял „птичку“ голыми руками.

Мы, мешая друг другу, развернули голубя в тетрадную страничку.

Зря старались! Это были задачки по математике. С чудовищными ошибками. У нас опустились руки и подкосились ноги.

— Стой! — вдруг воскликнул Алешка. — А на другой стороне?

На другой стороне было написано: „Лешька, ни ишчи миня. Ни звани бабушьки. Я сидю в засади. Ростислав“.

Ну вот, еще один шпион. На этот раз Ростик…

Глава VII ПОХИЩЕНИЕ ЭКСКАВАТОРОМ

— Дим, я ничего не понимаю, — признался Алешка, когда мы вернулись домой. — То ищи его, то не ищи.

Я подумал: а не тот ли это самый фокус, чтобы отмотаться от школы? Есть мальчик — пусть ходит в школу. Исчез мальчик — может не учиться. Пусть в своей «засади» сидит.

— Нет, Дим, — не согласился Алешка, когда я высказал свое предположение. — Это не так просто.

Ну да, Ростик не любит проторенных путей — ему подавай трудности.

Тут зазвонил телефон. Я снял трубку, послушал, протянул ее Алешке и сказал шепотом:

— Тебя. Аллочка.

Аллочка — это наш завуч Алла Михайловна. И она сказала Алешке, что наказание с него снято и он может продолжить свое образование.

— Спасибо, Алла Михайловна, — растроганно проговорил наш маленький хитрец. — Но я совершил нехороший поступок и должен полностью искупить свою вину. Буду сидеть в углу и делать уроки. И всякие дополнительные занятия.

Ну зачем уж так, Алеша? Это уж слишком. Приходи завтра в школу.

Нет, Алла Михайловна, папа говорит, что каждый человек с самого детства должен уметь отвечать за свои поступки.

Да, это крутой ход Алешка сделал. С папой — полковником милиции, сотрудником Интерпола — особенно не поспоришь. Да и непедагогично.

И Алла Михайловна сдалась. Она, правда, сделала еще одну робкую попытку вернуть «заблудшего» Алешку в родную школу с помощью нашей мамы, но Алешка затарахтел о том, что «наша мамочка очень строгая и принципиальная» и она не позволит своему младшему сыну уйти от заслуженного наказания.

Она сейчас к телефону подойти не сможет, она проверяет мои успехи по математике. И она так и сказала: будешь сидеть дома и учиться, учиться и учиться…

Ну хорошо, — сказала Аллочка, — отбывай заслуженное наказание. — И вспомнила: — Да, а не знаешь, почему Кузнецов не ходит в школу?


Кузнецов? А… Ростик. А он неожиданно уехал к родителям. В Америку. — Проверенный ход.

Насовсем? — в голосе Аллочки прорвалась нотка радости и облегчения.

На гастроли. Они там с дрессированными бизонами выступают.

Аллочка окончательно успокоилась и попрощалась.

— Надо торопиться, — сказал Алешка, положив трубку. — Надо выручать Ростика.

Для начала мы разыскали телефон Игоряшки. Это оказалось не так просто. Бабушка Калерия категорически отказалась назвать его номер.

Я тебя знаю, Оболенский! Опять чего-нибудь придумал.

Бабушка Калерия почему-то считала, что всеми их совместными проказами руководил Алешка. А наша мама считала наоборот — что Ростик. И это естественно. А по-моему — оба хороши. Друг друга стоят.

Но то, что бабушка Ростика не дала нам телефон Игоряшки, наталкивало на некоторые мысли. Скорее всего, она кое-что знала. Да она этого и не скрывала.

Потерпев с ней неудачу, мы пошли на стройку. Разыскали знакомый экскаватор. Он стоял, устало уткнув морду в край траншеи, и был похож на спящего бронтозавра. А вообще — это был классный агрегат. Немецкий, кажется. У него были огромные красивые колеса, а стрела с ковшом могла вытягиваться, как шея у доисторического чудовища.

Рядом с экскаватором никого не было. Только неподалеку, у вагончика-бытовки, сидели рабочие вокруг врытой в землю железной бочки и усердно курили.

Алешка посмотрел на них, подобрал подходящую железяку и трахнул по ковшу.

— Эй! — сейчас же отозвался какой-то парень в треснувшей по шву строительной каске и вскочил со скамейки. — А ну отойди!

Алешка — ноль внимания. И снова — бряк!

Парень бросил окурок в бочку и поспешил к нам, поправляя все время сползающую набекрень каску.

Вы чего хулиганите? Уши чешутся?

Что вы, дяденька! — притворно проныл Алешка. — Плохо вы следите за техникой. Вон сколько глины налипло. Я ее сколупываю.

Ты где-нибудь еще сколупывай. Здесь — стройка. Запретная зона. Нечего тут шляться.

Парень был довольно симпатичный, не злой. И вызвал у нас доверие.

— А мы не шляемся, — сказал Алешка. — Мы по делу. Это ведь Петелина экскаватор? — И он опять брякнул железкой в ковш. Понравилось. Ковш отзывался, как колокол.

Парень отобрал у него железяку и отшвырнул ее подальше, прямо в траншею.

— Был Петелина — теперь мой.

А где Петелин?

А он уволился. Он вам нужен?

Во так вот. — Я показал рукой «выше крыши».

Надо же, — хмыкнул парень. — Вроде приличные ребята. Держались бы от него подальше.

Не можем, — вздохнул Алешка. — Мы должны его разыскать.

— Украл у вас что-нибудь?

Украл, хотел я сказать. Ребенка украл.

Да нет. У нас в школе вечер выпускников скоро. Его тоже должны пригласить. А телефона его у нас нет.

Ладно, сейчас поищу. В бытовке где-то был. Только в ковш больше не звоните.

Хороший парень, отзывчивый.

Вскоре он вернулся с клочком бумажки.

— Вот, держите. Но, по-моему, вы все врете.

— Не все, — сказал Алешка. Парень засмеялся и пошел докуривать.

А мы почему-то не ушли. Алешка почему-то не отрывал глаз от усталого экскаватора. Мне даже подумалось, что, брякая железкой по ковшу, он не столько хотел привлечь внимание рабочих, сколько разбудить это спящее чудовище.

Потом Алешка почему-то пошел от кабины к ковшу, вдоль стрелы, будто, считая шаги, измерял ее длину. Остановился, огляделся. Взглянул на соседнее здание. Что-то прикинул в уме. Потом спустился козлиными прыжками в траншею, подобрал выброшенную парнем железку и решительно направился к ковшу.

— Может, хватит? — сказал я. — Удирать пора.

Но у Алешки был какой-то свой расчет. И этот расчет оправдался.

Экскаваторщик вскочил и, опять не докурив, быстро пошел к нам.

Алешка, вместо того чтобы удрать, так же быстро пошел к нему навстречу. Что он там

ему наплел, я не знаю, но через минуту они уже пожимали друг другу руки — не иначе знакомились.

Потом, дружески беседуя, подошли к динозавру.

— Это дядя Женя, — небрежно бросил мне Алешка. — Он, знаешь, Дим, разбирается в таких машинах.

В этом я не сомневался.

Хорошая у вас машина, дядь Жень, но маленькая, — подначил Алешка.

Побольше тебя будет, — обиделся экскаваторщик Женя.

Он еще совсем молодой был. И тоже любил поспорить. Он только по молодости лет не догадывался, с кем имеет дело. Да и я, признаться, Алешкину «провокацию» гораздо позже раскусил.

Стрела короткая, — вынес свой приговор Алешка.

Сам ты короткий! Это, между прочим, не просто экскаватор. Это — комбинированная машина. Она знаешь сколько операций делает? Не знаешь, то-то! Поставлю вместо ковша крюк — вот тебе и подъемный кран. Заменю крюк корзиной, будет тебе подъемник для ремонта осветительных мачт. И эвакуатор.

Какой вакуатор?

Ну, вдруг, скажем, где-нибудь, не дай бог, пожар. Тогда я поднимаю стрелу с корзиной к окошку, и люди в ней спокойно спускаются вниз.

Алешка скептически хмыкнул и повторил:

— Мачты… краны… корзины… Вакуаторы… Стрела-то короткая, не достанет.

— Эх ты! Стрела, между прочим, телескопическая. Я ее могу знаешь на сколько раздвинуть? Хоть до двенадцатого этажа.

Ну, до двенадцатого не надо, — задумчиво проговорил Алешка. — Мне бы и до четвертого хватило.

А у вас что, — засмеялся дядя Женя, — лифт в доме только до третьего ходит? Давай помогу.

Алешка внимательно посмотрел на него своими ясными глазами и сказал:

А что? Покатаемся?

Залрбсто.

А это не опасно?

Не, там, в. корзине, страховочные устройства есть.

Я учту, — важно сказал Алешка, чем опять вызвал улыбку на лице дяди Жени. — Вы только потом не отказывайтесь. Детям нельзя врать, — поучительно добавил: — Если им что-то пообещал, нужно обязательно выполнить.

Этот хитрец все на свою пользу может повернуть.

Мы попрощались с новым знакомым и пошли домой.

Добытый телефон нам не помог. Он либо глухо молчал, либо отзывался противным голосом Игоряшки:

— Але-е!

Конечно, если бы мог, Ростик уже давно бы позвонил, а раз не звонит, значит, его к телефону не подпускают. Или отключают аппарат. И из квартиры Ростика не выпускают.

Мы призадумались.

Но, честно говоря, я не очень-то думал. Мне еще надо было посидеть за уроками: учебный процесс все-таки набирал силу. Лешке-то попроще — у него вынужденные каникулы.

…Через некоторое время он вздохнул и как-то очень веско произнес, шлепнув себя ладошками по коленям:

Ну, все!

Что все? — спросил я, не отрываясь от дела.


Они его похитили, так? — Ну?

А теперь мы его обратно похитим.

Я закрыл учебник и немного помолчал, привыкая к этой мысли.

За Алешкой, за его идеями — «дикими, но симпатичными» — вообще трудно уследить. И сразу оценить по достоинству — тоже. Он иногда ляпнет что-нибудь такое, что только ахнешь. И за голову схватишься. А немного подумаешь — ведь здравая мысль. А так и сяк прикинешь — другого-то решения проблемы и нет. Правда, на все его идеи я реагирую в двух вариантах. Или хлопаю его по плечу — молодец! Или вижу иной шаг — запереть его в ванной комнате. Надолго, пока он что-нибудь другое не придумает. Более приемлемое.

— Ну… — осторожно начал я. — И как же мы его похитим?

Алешка глубоко и протяжно вздохнул. Вот так он обычно вздыхает, когда на уроке ему задают заведомо (с его точки зрения) глупый вопрос. Я помню, как однажды проводил в его классе урок родной литературы. У нас в школе это часто практикуется. Считается, что такие уроки приносят обоюдную пользу и старшим и младшим. А по-моему, только учителям, которые в это время спокойно пьют чай в учительской.

Так вот, они как раз осваивали бессмертное произведение А.С. Пушкина «Сказка о рыбаке и рыбке». И по программе был такой вопрос: «Что бы ты на месте старика попросил у золотой рыбки?»

Ростик, не задумываясь, выпалил:

— Я бы попросил новую старуху.

А Лешка, протяжно вздохнув, ответил:

— А я бы посадил старую старуху в разбитое корыто и пустил бы в синее море.

Вот и сейчас он с глубоким вздохом выдал мне, как дурачку:

Дим, Ростика увезли на экскаваторе.

Не понял…

И мы его на экскаваторе увезем.

С четвертого этажа? — усмехнулся я.

Ас какого же? — удивился Алешка.

Тут уж я не выдержал и откровенно расхохотался. А потом сказал сердито, как положено старшему брату:

— У тебя крыша поехала, Лех. Я тебя в ванной запру. Ни один экскаватор в подъезд непролезет. И на четвертый этаж не вползет. Ни в лифте, ни по лестнице. Да и экскаватора утебя нет.

Алешка почему-то отошел немного в сторону, за тумбочку для белья — опасливо так. Будто с психом разговаривал. Потом проворчал:

— По-моему, крыша не у меня поехала. — И добавил задумчиво: — Экскаватор-то я достану.

Достанет, я не сомневался. Напрокат возьмет. Или угонит. И чтобы прекратить этот опасный разговор, снова раскрыл учебник.

Алешка замкнулся. Собрался в комочек в уголке тахты, подобрал ноги, нахмурился и время от времени что-то негромко бормотал.

Я не обращал на него внимания. Тогда он уселся за свой стол, взял лист бумаги и стал что-то быстро изображать на нем. И хитро при этом поглядывал на меня. Я даже подумал, что он рисует портрет старшего брата с натуры — со сдвинутой набок крышей.

Позанимавшись, я пошел на кухню, поставить чайник. А когда вернулся, поверх моей тетради лежал рисунок. Точнее — схема. А еще точнее — «рекомендация по использованию строительной техники (экскаватор — 1 шт.) для похищения человека».

В принципе — мне понравилось, оригинально. Я бы за такое «техническое решение» не в ванной бы его запер, а в психушке. Но идея, повторяю, неплохая. Только неадекватная, как сказал бы Бонифаций.

Ну что? — торжествующе спросил Алешка. — Подпишешь план операции?

— Опасно, — сказал я. — Все-таки четвертый этаж. Я подумаю. А как Ростик об этом узнает?

— Вот ты об этом и подумай. Главное — чтобы Ростик вовремя подошел к окну.

Я подумал и на перемене поймал Бонифация. За что он еще всем ребятам нравился, так это за то, что не задавал лишних вопросов. Но, правда, глазами спрашивал. И если видел в ответном взгляде что-то не то, «адекватно» на контакт не шел.

Игорь Зиновьевич, можно вас попросить?

Смотря о чем.

Позвоните одному человеку.

— Девочке Оле? — Он добродушно улыбнулся.

Вообще-то, неплохо бы. Но сейчас дело посерьезнее.

Короче говоря, я изложил нашу просьбу, стараясь не проговориться. Игорь Зиновьевич что-то смекнул, но помочь не отказался.

Дима, — сказал он. — Я могу быть уверенным, что здесь ничего такого нет? — Он повертел растопыренной пятерней над головой. — Скорее, что-то вот такое. — И он покрутил пальцами у виска.

Вы правы, Игорь Зиновьевич, — признался я. Мне тоже в нашей задумке казалось «что-то вот такое».

Особенно сильно показалось, когда Алешка вдруг полез на антресоли и долго там копался, переставляя коробки и передвигая чемоданы. Наконец он сказал: «Ура!» — и спустился на пол, держа в руке за ремешок красивую строительную каску.

Эту каску подарили папе на память московские метростроевцы. Папа выступал у них с лекцией, рассказывал о борьбе с криминалом. Всем было очень интересно, папу слушали очень внимательно, задавали очень много вопросов. И он очень честно на них отвечал.

А в заключение вечера встречи рабочие преподнесли ему эту каску. Она была очень красивая, а внутри была сделана надпись: «Полковнику Оболенскому С.А. от друзей-метростроевцев». И кто-то из рабочих пошутил:

— Пусть она сбережет вашу голову от бандитского кирпича.

Эта каска долгое время была у папы в кабинете, а потом незаметно перебралась на антресоли. Потому что папа, конечно, ею не пользовался и голову от кирпичей не прикрывал…

Алешка осмотрел каску, уложил ее в большой пластиковый пакет и пошел к папе. Я понял — клянчить.

Да зачем она тебе? — удивлялся папа. — Ты же в. ней утонешь.

Надо, — упрямился Алешка.

Не скажешь — не дам, — отрезал папа.

Ну, папа, это не для меня. Для моего друга. Он работает на стройке, а его каска — лопнувшая. Когда он ходит, она даже дребезжит. Здорово?

Да нет, конечно.

— А у него очень опасная работа — сверху все время кирпичи падают.

Папа, наверное, вспомнил пожелание метростроевцев про бандитские кирпичи и согласился.

Конечно, пусть послужит доброму делу — я догадался, для кого Алешка выпрашивал этот горшок. Но мне тогда и в голову не пришло, что это есть часть Алешкиного плана.

Глава VIII «Я САМ ПОХИТИЛСЯ!»

Главное и самое сложное в этой задумке Алешка взял на себя. Только он, с его неотразимым обаянием, мог уговорить дядю Женю на эту авантюру. И Алешка это сделал. Как ему удалось — особый разговор.

А сейчас… Я и теперь дико волнуюсь, вспоминая, что мы тогда натворили. Хорошо еще, что никто об этом не узнал. Даже Бонифаций не подозревал, что стал поневоле нашим соучастником.

И вот в один прекрасный осенний день в квартире Петелина раздался телефонный звонок. Игоряшка был дома и взял трубку:

Але-е! Кто говорит?

Здравствуйте, — вежливо сказал Игорь Зиновьевич. — Это вы, Игорь?

Ну! Собственной персоной. Что надо?

Это Игорь Зиновьевич. Помните меня? Русский язык и литература.

О! Бонифаций! — фамильярно воскликнул Игоряшка. — Тезка!

Хотелось бы повежливей, — в этот момент Бонифаций очень пожалел, что разговор ведется по телефону. При непосредственном контакте Игоряшка уже поглаживал бы затылок.

Да ладно. Свои люди.

Вам передали приглашение на вечер встречи выпускников?

Была пацанва какая-то. Даже фотку мою сделали, а я не просил. Жаль, им уши не надрал.

Так вы придете? Отмечать вас по списку?

Может, и приду. Может, и нет.

Ну, хорошо, решайте. А сейчас передайте трубку Кузнецову.

Ка-какому Кузнецову?

Ростиславу. Ученику третьего «Б».

Таких не держим, — Игоряшка взял себя в руки.

Не валяйте дурака, Игорь. Я звоню по просьбе его бабушки, Калерии Андреевны. Она беспокоится, что он не посещает школу.


У него… это… ангина. Приболел малец. Но я его наблюдаю.

Врача вызывали? — напирал Игорь Зиновьевич. — Передайте ему трубку. Или мне в милицию обратиться?

И тут Игоряшка струхнул. И позвал к телефону Ростика.

Бонифаций довольно долго, чтобы Игоряшке надоело подслушивать, говорил с Ростиком на школьные темы, передавал ему приветы от одноклассников, а от Алешки Оболенского совет: почаще подходить к окошку и дышать свежим воздухом. Это очень полезно.

— Особенно при твоей ангине, — многозначительно добавил от себя Бонифаций. — Самое лучшее время для этого от двух до трех часов дня. Ты меня понял, Ростик?

Ростик, как вскоре выяснилось, все понял. Дело только в том, что мы с Алешкой его не поняли.

И вот в тот же прекрасный осенний день возле Игоряшкиного дома появился рычащий и чадящий экскаватор, похожий на бронтозавра.

Его появление никого не удивило: Игоряшка частенько заезжал на нем домой. Странно было только то, что остановился экскаватор не у подъезда, как обычно, а с другой стороны дома, на узенькой пешеходной дорожке.

Но об этом никто не подумал. Встревожились только постоянные обитатели скамеек. В это время дня на них сидели бабушки и мамы. Бабушки вязали носки своим внукам, мамаши покачивали коляски со своими детьми.

Все они тут же всполошились и недовольно заговорили:

Опять раскапывать будут.

Потом опять закопают.

И снова копать начнут.

И так до зимы.

Скажете! Они и зимой теперь копают.

Бабушки подобрали свои вязанья и уложили их в пакеты, мамаши укатили своих любимых детей в колясках. И никто не обратил внимания на то, что вместо «копательного» ковша на конце стрелы было закреплено что-то вроде решетчатой металлической бочки с дверцей.

Я в это время стоял за углом дома и смотрел по сторонам на случай опасности. О которой, если она появится, должен был своевременно известить главных действующих лиц. Похитителей и похищаемого. Такой опасностью мог быть, например, случайный милиционер или тот же Игоряшка. И не знаю, не на этот ли случай снабдил меня Алешка папиной каской?

Экскаватор остановился в нужном месте. Из его кабины выбрался и спрыгнул на землю Алешка. Он принял командирскую позу — встал, расставив ноги и уперев руки в бока, вскинул голову и скомандовал:

— Вира! Вира помалу! — и где только нахватался? Я вот до сих пор путаю эти «вира» и «майна» — которая из них что означает. Какая — «вверх»-«вниз», какая — «поднимай», какая — «опускай», без конца путаю.

Но дядя Женя не путал команды. Стрела экскаватора дрогнула и пошла задираться вверх — плавно, аккуратно.

— Стоп! — выдал Алешка очередную команду. Стрела послушно замерла.

Я так думаю, что дядя Женя вряд ли прислушивался к Алешкиным указаниям. Он действовал самостоятельно, но соблюдал правила игры.

— Вира! — опять взвизгнул Алешка. — Идем на контакт!

И стрела стала удлиняться, будто экскаватор вытягивал шею, как доисторический ящер. Корзина все ближе жалась к дому, точно напротив нужного окна. И наконец словно застыла, плотно к нему прижавшись.

— Есть контакт! — воскликнул Алешка.

В ту же секунду, повинуясь действиям дяди Жени, наверху что-то щелкнуло, и запертая ранее дверца сдвинулась в сторону. Теперь Ростику оставалось только шагнуть из окна в корзину. Дверца защелкнется, и экскаватор помчится вдаль со своей добычей. Как хищный диплодок, ухвативший маленького птеродактиля и содравший его с дерева.

Так и случилось. Отчасти. Окно распахнулось, из него высунулся птеродактиль Ростик и завопил:

— Леха! Меня не хитили! Я сам похитился! Удирай! Игорь уже двери отпирает. — И он захлопнул окно.

Наша тщательно продуманная и подготовленная операция, потребовавшая столько сил, ума и хитрости, бесславно провалилась.

— От винта! — грустно скомандовал Алешка и махнул рукой.

Лязгнула дверца в корзине. Поползли друг в друга составные колена стрелы. Экскаватор как бы съежился и опять стал довольно компактным.

— Димка! — крикнул мне Алешка. — Давай на стройку! — и взобрался в кабину.

Экскаватор фыркнул, выбросил клуб черного дыма и не спеша покинул зону действия.

Размахивая пакетом с каской, я тоже не спеша пошел за ним.

Бронтозавр вполз за ограждение, добрался до своей любимой траншеи, остановился, опустил голову-корзину на ее край и, словно вздохнув, затих.

Алешка и дядя Женя выбрались из кабины. Я подошел к ним.

По их виду нельзя было сказать, что они очень уж огорчены. Так или иначе, но они порезвились. Особенно Алешка. И на экскаваторе покатался, и экскаватором покомандовал.

— Давай каску, — сказал он мне.

Я передал ему пакет. Алешка вытащил каску и нахлобучил ее на голову. Она укрыла его почти до подбородка.

Как? — Он повернулся к дяде Жене.

Класс! — с искренним восторгом высказался тот. — Только тебя в ней не очень видно.

Ну и не надо! — сказал Алешка. Снял каску и вручил ее дяде Жене: — Дарю! На память о совместной работе. Гонорар.

Да что ты! — смутился дядя Женя. — А тебе не попадет? Не твоя ведь.

Согласовано с полковником милиции, — отчеканил Лешка. — Там внутри надпись есть, но тебя она не касается. — Они уже, после совместной работы, были на «ты».

Дядя Женя с удовольствием надел каску. Она пришлась ему впору.

На космонавта похож, — одобрительно сказал Алешка.

Я ее носить не буду, — трогательно пообещал дядя Женя. — Я ее дома на комод поставлю. А если, значит, еще кого похитить надо, всегда готов. Хоть с двенадцатого этажа.

Он бережно снял каску и прижал ее к груди. И я подумал, что он будет в ней, как в вазе, держать свежие цветы. На комоде:

Ну, бегите, ребятки, — сказал дядя Женя, — а то на свой турнир опоздаете. Жалко, конечно, что вашего чемпиона не вытащили.

Прорвемся, — сказал Алешка.

А чего он кричал-то? Я ведь не слышал, грохот в кабине.

Я тоже, — сказал Алешка. С хитрой улыбкой.

Ну и врунишка ты. Все, бегите, ребятки, мне еще корзину на ковш менять.

И мы пошли домой.

— На какой еще турнир ты собрался? — спросил я Алешку, едва мы вышли со стройплощадки.

Он пожал плечами.

На шахматный.

А чего я не знаю?

Ты много чего не знаешь, — справедливо заметил Алешка. Так справедливо, что захотелось щелкнуть его в лоб. Но он рассмеялся. — Турнир виртуальный, Дим. Надо же было дядю Женю уговорить.

Да, а вот это интересно.

— Я, Дим, — начал свой рассказ Алешка, — сначала хотел дяде Жене выложить все по правде. Но подумал, что тогда он может не согласиться. Мы ведь его совсем не знаем. Верно?

Отчасти, подумал я, кивая. Совсем не знаем, а уговорить на такое дело не отказались.

Ну, потом мы с ним разговорились. Познакомились получите. Он сказал, что любит пиво, футбол и шахматы. Тут я и сообразил. Я ему такую грустную историю рассказал, что он сам напросился Ростика из окна вытащить.

И что за история? — я даже остановился.

Да пошли, Дим, ничего страшного, ты не думай.

Вообще-то, да. Пригнать экскаватор, чтобы похитить пацана из окна четвертого этажа, — да, после этого ничего не страшно.

И не думай, что очень много ему врал. Ну так, фантазировал. Сначала сказал чистую правду. Что у нас скоро День родной школы. Что будут всякие мероприятия. Концерт там, аттракционы, игры на свежем воздухе. Ну и что будет проводиться шахматный турнир между старшими и младшими классами. Понял? — это он машинально спросил. Он был во мне уверен: не понять такую простую вещь может кто угодно. Только не его старший брат. Он мне иногда льстит. Бессознательно.

И что, ты пригласил дядю Женю на турнир?

Лучше бы я этого не спрашивал. На этот раз остановился Алешка. Внимательно посмотрел на меня, покачал головой с сожалением. Но ничего не сказал, продолжил свой рассказ. Скучным таким голосом.

— Ну вот, я ему сказал, что Ростик — капитан нашей шахматной сборной. Опять не понял? — Вздохнул, набираясь терпения. — А Игоряшка, его брат, — капитан старшеклассников. Ростик — чемпион школы и может один, одной левой обыграть, не сходя с места, всю команду Петелина…

Ну вот, что-то стало проясняться.

— …И значит, Петелин, злой и вредный, специально запер Ростика дома, чтобы тот непопал на турнир и не обыграл всю команду старшеклассников одной левой, не сходя с места. Представляешь, какой им позор?

Лешка, кажется, и сам уже поверил в эту историю.

Дядя Женя сказал: «Вот гад!» и…

И согласился?

Тут Алешка немного замялся.

Согласился. Но не сразу. А вот когда я сказал ему, что Ростик будет спускаться из окна по веревке, тут он сразу же согласился.

Ну и врунишка ты!

А Бонифаций говорит: фантазер. — И самокритично добавил: — Но толку от этого оказалось мало. Знаешь, Дим, если мы не разберемся в этой истории, мы Ростику не поможем.

А чего ему помогать? Он же сам «похитился».

Нет, Дим, — Алешка как-то по-взрослому покачал головой. — Что-то тут неправильно. Мне все чаще кажется, что Ростика втягивают в какую-то нехорошую историю.

Пожалуй… Надо выходить с ним на прямой контакт. Чтобы он нам все рассказал. Но как?

Очень просто, — не моргнув глазом, сказал Алешка. — Я все придумал. — У него на все случаи жизни эта ключевая фраза готова.

Мы вошли в свой подъезд, вызвали лифт.

И знаешь, кто меня надоумил? Дядя Женя. Когда я ему все эти ужасы рассказывал про запертого чемпиона, то он сначала сказал, что нужно вызвать милицию. А я думаю, еще лучше можно сделать…

И мы сделали. Еще лучше…

Дом Игоряшки в грязно-розовых тонах выглядел сегодня почему-то не очень приветливо. Может быть, потому, что небо стало затягиваться серыми облаками, и солнце просвечивало через них плоским желтым кругом. И можно было смотреть на него, не щурясь и не жмурясь.

А может, все дело было в том, что очень не хотелось идти на контакт с этим блином Игоряшкой.

Мы обошли дом и стали под окнами шестнадцатой квартиры. Алешка осмотрелся. Никакой опасности вблизи вроде не наблюдалось. Как и всегда, дремала на скамейке бабуся, машинально перебирая спицы, с которых сползал на землю уже довольно-таки безразмерный носок. Похожий на полноразмерную штанину. Да бродил поблизости, как всегда, не очень трезвый дядька. Наводил порядок.

Алешка еще раз окинул взглядом окрестности и свистнул.

Это он умеет. Бабулька вздрогнула и уронила штанину. Дядька тоже вздрогнул и быстренько исчез. На всякий случай.

Нужное нам окно растворилось, и в нем появился похищенный Ростик.

— Спускай трап! — крикнул Алешка.

Ростик, и вправду, оказался хитрым и сообразительным. Он тут же выпустил за окно длинную нитку с привязанным к ней ржавым гвоздем.

Алешка поймал гвоздь и наколол на него записку. Ростик быстренько смотал нитку, развернул записку и крикнул:

Есть! Вас понял!

Ну вот, — сказал Алешка, садясь на скамейку рядом с бабулей, — * немножко подождем.

А чего ждать? — спросил я.

Сейчас Шойгу приедет.


Кто?

МЧС, не знаешь, что ли?

А… А зачем?

Спасатели, Дим, зачем приезжают? — И сам себе, вернее, мне, ответил: — Спасать.

А кого спасать? Нас с тобой?

Двенадцатую квартиру, — лениво пояснил Алешка.

Ты что? — я даже стал заикаться. — Ты… туда… что-нибудь заложил?

Алешка вздохнул с такой тоской, что мне стало жалко себя. За свою бестолковость. И он сказал, как перед экраном, где крутился захватывающий фильм:

— Потерпи, сейчас увидишь.

Вскоре к подъезду подошел человек в замасленной телогрейке, в кепочке набекрень и с чемоданчиком, в котором носят инструменты.

Он постоял у дверей, не спеша докурил и так же неспешно скрылся в подъезде.

— Слесарь-сантехник, — сказал Алешка голосом за кадром. — В шестнадцатой протечка. Двенадцатую заливает.

Мы поднялись на этаж и попали в самую гущу событий. На площадке бушевала тетка в халате и нападала на слесаря:

— Ну сделайте что-нибудь! Воду, наконец, перекройте! У меня же с потолка дождь капает!

Тут же толпились возбужденные соседи. Кто в халатах, кто в пижамах, кто в тапочках или с газетой в руках и в очках на носу. Все галдели. А слесарь-сантехник лениво отбрыкивался:

А что я сделаю? Стояк перекрою? Оно вам надо? Весь подъезд вой подымет. А в ихнюю квартиру я не взойду. Там наглухо заперто.

Хозяев нет! — объясняла всем шустрая тетка, по-моему, вообще не из этого подъезда. Может, даже из другого дома на другой улице. — Оне пьяные совсем. Наркоманы!

В общем, суматоха была еще та! И тогда я еще не знал, что Алешка подсказал Ростику в своей записке заткнуть губкой слив в раковине и открыть кран. В случае чего Ростик не виноват: губка свалилась, кран открылся. Вода набежала и перелилась.

Тут спустился пожилой старичок со стаканом чая и сказал:

— Надо МЧС вызывать; Кажется… А то мы все уплывем. Этот лоботряс Петелин…

Кто-то бросился звонить министру Шойгу, а все остальные — к дверям шестнадцатой квартиры и стали звонить в нее и барабанить ногами.

А за дверью верещал Ростик:

У меня ключей нет! Я могу утонуть! Я на стуле плаваю!

И наверное, Игоряшкиными тапочками гребет вместо весел, — шепнул мне Алешка.

А ситуация, между прочим, осложнялась. Из-под двери показалась тоненькая струйка воды, грозящая превратиться в полноводный ручей.

Алешка занервничал:

— Вот дурак! Давно бы кран закрыл!

Вот и я подумал, что вполне уже хватит наводнения.

Но тут, к счастью, приехали спасатели МЧС.

Они молодцевато вскрыли дверь и ринулись в квартиру. Ростик выбежал на площадку. Вид у него был не то что испуганный, а скорее очень довольный.

— Здорово постарался? — шепнул он Алешке. Но Алешка тут же увлек его к батарее и о

чем-то начал горячо шептать. Я улавливал только обрывки фраз:

Алешка:… тебя спасать. Бежим, пока они… У нас поживешь… Под охраной… полковник…

Ростик:… не могу… Задание такое… выручать человека… «двоюрный брат»…

И наконец, решительная фраза моего младшего брата:

— Толком расскажи!

И пока шла суета в квартире, пока спасатели закрывали кран, а соседи ликвидировали последствия наводнения, Ростик что-то горячо шептал Алешке на ухо. Что он шептал, я не слышал. Но вот как менялось выражение Алешкинои мордахи за весь период шепота, я углядел. Целая гамма чувств со всеми тонами: недоверие, возмущение, недоумение, злость и вдруг — какое-то озарение. Будто он шлепнул себя по лбу и вскричал, как Архимед: «Понял!» Правда, Архимед что-то другое кричал, но не это важно. Важно, что Алешка, в свою очередь, прижал к себе голову Ростика и тоже начал горячо нашептывать ему в ухо.

Ростик сначала удивился, потом возмутился, а потом радостно закивал и сунул Лешке под нос большой палец: «Классно, клево, круто!»

Сговорились хлопцы.

Тут примчался Игоряшка. Схватился за голову. Стал отругиваться от наседавших соседей. Потом увидел Ростика, схватил его за руку и втащил в квартиру. В это время оттуда выходили спасатели. Игоряшка выпустил Ростика и стал теперь хватать за руки их. И кричать:

— А дверь? А замок? Кто заплатит? Как я ночевать буду?

Тут соседка снизу сказала ему:

— Вы, Петелин, оплатите мне ремонт, а я вам куплю новый замок. Вы меня уже четвертый раз заливаете.

Игоряшка скрылся в квартире, а через распахнутую, вырезанную дверь было слышно:

Ты что натворил?

Ничего.

Кто квартиру залил? Зачем раковину заткнул?

Это не я.

А кто? Давай его сюда!

Это ты, Игорь. Ты кран забыл закрыть, когда уходил. А губка сама сползла и дырку заткнула.

А ты что? Не мог завернуть кран?

А я думал — так надо.

Мы вызвали лифт и спустились вниз. Вышли из подъезда, пошли домой. Алешка был задумчив. Хмурил лоб и что-то бормотал под нос.

Когда мы проходили возле школы, мимо нас промчался Бонифаций. Он не стал тормозить, только крикнул на бегу:

Я домой! Нас залило из верхней квартиры! Позже позвоню!

Тебе звонил Бонифаций… То есть, я хотела сказать, Игорь Зиновьевич. Напомнил, что завтра вы едете в Малеевку. Алешку возьмете?

Попробуй его не возьми.

Я сказал Алешке, чтобы он не приставал ко мне с вопросами, и сел за уроки. Но ничего не лезло в голову. Я думал о том, какая она странная, эта история с Ростиком.

С одной стороны — его похитили.

С другой стороны — он не делает попытки удрать. Уж Ростик-то смог бы.

С третьей стороны — похитители не требуют никакого выкупа. Может, они ждут, когда вернутся с гастролей его дрессировщики… То есть, я хотел сказать, родители. Подзаработали в Америке деньжат — можно и потрясти их немного. Но тогда зачем они украли Ростика заранее? Лишние хлопоты: корми его, охраняй, приглядывай. Да и милиция может заинтересоваться. А также бабушка и школа.

Загадочная история.

И что это за слова: «Сильно не корми его, а то не поместится»? Где не поместится? В Игоряшкиной квартире?

Я ломал над этой загадкой голову, а Алешка беззаботно мурлыкал на тахте, копался зачем-то в любимой маминой шкатулке. Эту деревянную резную шкатулку отдала маме наша бабушка. Она сказала лирически: «Я хранила в ней письма твоего отца. Теперь ты будешь хранить в ней письма своего мужа». Шкатулка была красивая, на ее крышке был вырезан Кремль со звездами и Мавзолеем. Только она очень скрипела, когда ее открывали. Наверное, от старости. Что там Лешке понадобилось?

Ты бы уроками занялся, — посоветовал я. — А то в Малеевку не возьму.

Возьмешь как миленький.

Алешка что-то достал из шкатулки, чем-то пошелестел и пересел за свой рабочий стол. Там он затих. Стал что-то старательно писать. Только пыхтел немного от старания. Потом опять чем-то зашелестел, опять скрипнула шкатулка. Потом стукнула, когда он поставил ее на полку в стенке.

Если бы я тогда поинтересовался его действиями, то, вполне возможно, моя жизнь на много лет вперед могла бы сложиться иначе. Но я не поинтересовался. А когда узнал, изменить что-то было уже поздно. Да и не нужно. Ни в коем случае…

Глава IX ГРЯЗНЫЙ СЛЕД

Когда мы приехали в Малеевку, опять началась (или продолжилась) золотая осень. Рано утром в городе был легкий морозец — даже лужи окрепли и засинели. А за городом морозец был посильнее. И листья под ногами не шуршали, а хрустели. И у птиц были звонкие чистые голоса.

А скворцы? — спросил Алешка Бонифация. — Прилетели? В наши скворечники?

Они весной прилетят.

А зачем нее мы их вешали?

Алексей, у тебя критический склад ума.

У меня — нормальный ум, — сказал Алешка. — А эти доски что, тоже до весны будут лежать в сарае?

Досок было много. Целая машина. Их не выгрузили, а оставили прямо в отцепленном кузове.

Бонифаций достал из сумки рукавицы.

— Я — в кузов. Вы — таскать в сарай и укладывать. — И он нажал кнопку звонка на калитке.

Когда вышли Вася и Абрек, Бонифаций спросил:

— Вася, ты нам поможешь?

— Не могу, — с грустью сказал Вася. — Я на посту. Должен объект охранять.

Даже Абрек смутился и посмотрел на него с явной укоризной.

— Его государство охраняет, — сказал Алешка.

И правда — на фасаде появилась бронзовая табличка «Дом-музей художника-супрематиста В.Малеева. Охраняется государством». Потом мы узнали, что эту табличку наш милый Бонифаций нашел на свалке. Там было выбито «Музей-усадьба XVIII века. Охраняется государством». «Охраняется государством» — это осталось на табличке, а первую фразу по просьбе Бонифация перебил наш трудовик Иван Ильич, фанат своей грустной флейты.

Вася посмотрел на табличку, пожал плечами и скрылся внутри объекта.

Знаете, когда лежат где-то в штабеле свежие доски, они вызывают своим смолистым запахом всякие романтические мысли в розовых тонах. Думается о том, как красиво росло в лесу дерево, как в зимнюю пору его срезала бензопила «Дружба», как везли это дерево на тракторных санях заснеженным лесом, по глубоким сугробам в бело-синих тонах, как распилили мудрые механизмы это дерево на ровные длинные доски, как умелый плотник, поплевав на мозолистые ладони, возьмет в руки топор и будет ладить из этих досок новый дом, в котором будут жить люди и вдыхать романтический смолистый запах…

Это здорово. Когда доски лежат себе в штабеле, а ты проходишь мимо по своим пусть и не таким романтическим делам.

Но когда этот штабель нужно снять по одной доске с машины, протащить в узкую калитку, пронести через весь сад и уложить в тесном сарае, то романтики тут надолго не хватит.

Когда разгрузили полкузова, Бонифаций скинул шапку и рукавицы, вытер мокрый лоб и сказал:

— Ничего, друзья. Вот закончим и пойдем пить чай из самовара.

И все сразу опять стало романтично. И доски запахли зимним лесом. И листва заиграла всеми цветами — от зеленого до алого. И птицы, словно отдохнув, зазвенели еще азартнее… Алешка посмотрел на меня и хитро усмехнулся.

После слов Бонифация и Алешкиной усмешки доски полетели в свой сарай, как перелетные птицы на юг от суровой зимы.

— Неужели все? — спросил Бонифаций, стоя в пустом кузове. Будто ему мало было. — Зайдем в музей, на минутку. Прикоснемся к прекрасному.

Он никогда не упускает случая «прислонить» своих учеников к чему-нибудь прекрасному.

Абрек нас встретил радушно. Чего не скажешь о Васе. Он хмуро вышел из соседней комнаты, где находилась в свое время спальня художника, и, потянувшись и зевнув, проворчал:

Какие вы… неугомонные.

Вы уж извините, Василий, что помешали вам исполнять свои обязанности, — поклонился Бонифаций, — но мы всего на пять минут.

— Я ведь всю ночь не сплю, — укорил Вася. — Вот, — он кивнул на Абрека, — не даст соврать.

Абрек молча отвернулся. Собаки не любят, когда люди врут.

Я не стал бродить по избе, а устало присел на сундук у печки. А Лешка с Бонифацием остановились у мольберта. Профессионалы. Искусствоведы. Знатоки.

Понимаешь, Алексей, Малеев в серии картин сумел отобразить целую эпоху. Смотри: одна и та же улица. А как она менялась каждые десять лет. И как менялись люди. Ведь об этом можно написать большой роман. В трех книгах.

Или снять сериал в тыщу серий, — поддакнул Алешка.

Ты любишь сериалы? — ужаснулся Бонифаций.

Не люблю, — признался Алешка. — И «Черный квадрат» — тоже.

А почему? — Бонифаций стал очень внимателен.

Это трудно объяснить, — сказал Алешка. — Вот наша мама любит сериалы. И в то же время не любит «Черный квадрат». Вам понятно?

Отчасти, — не стал его обижать Бонифаций. — Объяснишь потом?

Когда сам пойму.

Как же быстро он взрослеет. Я опять ему позавидовал. Но по-хорошему. Не потому, что он взрослеет быстро, а потому, что я — медленно. По сравнению с ним.

Хотя, если подумать, в его возрасте я, наверное, тоже быстро взрослел. Наверное, каждый человек чем старше становится, тем медленнее взрослеет. Только стареет быстрее.

Я прогнал эти усталые мысли и сказал:

— Хочу чая из самовара с баранками. Под яблоней.

И вот после тяжелых трудов началось легкое счастье. Снова мы шли осенней улицей. Снова, задрав голову, трещал клювом аист, который прячет детей в капусте. Снова была кирпичная дорожка среди стриженых и уже заметно поредевших листвой кустов. Снова выбежала и, радостно поплясав перед нами, умчалась в дом пушистая собачка. Оказывается, у нее даже клички нет, ее так и зовут — Собачка. А в дом она убегает, потому что давным-давно спрятала там под диваном косточку и старательно стережет ее. Это нам объяснила будущая балерина Оля с голубыми глазами в пушистых ресницах.

Она подошла к нам своей легкой походкой и улыбнулась своей светлой, немного грустной улыбкой.

И снова был под старой яблоней фирменный напиток «такто». И снова ойкала бабушка Света, похожая на румяный колобок в переднике.

— Ой! Батюшки! Бонихваций! А я и не ждала. Приехамши! Вот радость! Ленька, за водой. Димка — становь самовар. Олька — чашки неси.

Я тоже пошел за водой. Бабушка Света колонкой не пользовалась («Ой! Да рази там вода? Ржа одна»). В саду был свой колодец. Замшелый сруб, кривая скамеечка Для ведра. Длинная цепь.

У колодца нет дна. Черная бездна. Свежая такая, вся в легких прозрачных тонах.

Я стал опускать ведро.

Осторожно, Дим, — предупредила Оля. — Там старенькая лягушка живет, не зачерпни. Тетя Света расстроится.

Да уж, — сказал Алешка, опасно свесившись через сруб. — Я тоже чай с лягушками не пью.

Я вытащил тяжелое ведро. С него стекали капли и падали вниз. И где-то далеко-далеко звонко булькали в радостных тонах.

Мы сидели за столом, под теплой столетней яблоней. Было прохладно ногам, но самовар пыхтел теплом и уютом. Над садом висела в светлом еще небе почти круглая луна.

Вот, значит, — говорила бабушка Света, — так и сказал: "Десять литров, говорит, олифы. Натуральной. И десять кило гвоздей, сотки".

— Дима, — попросил Бонифаций. — Запиши.

Я достал блокнот, распахнул его и выронил на стол фотографию Петелина. Она упала прямо перед бабушкой Светой.

— Ой! — сказала она и взяла в руки фото. — Вчерась тута был. Из этого… Вспомнила — Фонд культуры. Весь музей обошел, во все углы позаглядывал, на сундуке посидел, говорит: «Очень у вас все ладно, я на днях экскурсию привезу». Принимайте, мол.

Вот это фишка! Игоряшка Петелин — из Фонда культуры. Прямо на экскаваторе. Живописью заинтересовался. Экскурсию привезет!

В животе у меня даже холодок какой-то появился. Хотя я еще далеко не все понимал.

— Во-во! — возмутился Бонифаций. — Культурник. Он мне вчера всю квартиру залил. Говорит — раковина засорилась. Голова у него засорилась. Мусором всяким.

Алешка тем временем молчал и переводил свои пытливые глаза с одного на другого. То на бабушку взглянет, то на Бонифация. Но молчит.

И я молчу. Мне при этой Ольке говорить как-то неудобно. Все кажется, глупость какую-нибудь скажу. И она вообще ко мне всякий интерес потеряет. Но и молчать не лучше. («Ой, девочки, вчера к нам друзья из Москвы приезжали. Такой паренек симпатичный. Димкой зовут. Только все молчит и молчит. Слова не скажет. Может, он дурачок?») И я открыл рот, посмотрел Ольке прямо в синие глаза, которые в сумерках стали черными, и… снова закрыл рот. Так что зубы лязгнули. И все вздрогнули даже.

Замерз, Дим? — спросил Бонифаций.

У него лихорадка, — пояснил Алексей и склонился над чашкой, скрывая улыбку.

Луна поднялась еще выше. А уходить не хотелось. Бонифаций опять завел разговор о наследстве, о том, что он «вышел на людей, которые могут помочь».

Обойдемся, — вдруг сказал Алешка. — Сами сделаем.

Это как? — насторожился Бонифаций.

Очень просто.

Когда Алешка говорил эти слова, все знали — больше он ничего не скажет, объяснять не станет — пока не сделает.

Но Алешкины «заявки» не отвлекли меня от мыслей об Игоряшке. Что ему здесь понадобилось? Не иначе какую-нибудь пакость затевает. И будет ее проводить, как говорил о нем Бонифаций, кривыми путями.

И странно — я разозлился на этого Петелина как на личного врага. Вроде он мне еще ничего плохого не сделал. Но почему-то мне было так хорошо здесь пять минут назад и стало совсем худо, как только я узнал, что и Петелин здесь бывает. Видимо, есть люди, одно присутствие которых портит другим людям и радость, и настроение. Наверное, потому, подумалось мне, что от таких Петелиных все время приходится ждать какой-то вредности.

…Но вот сушки кончились, самовар остыл, на сад опустилась синяя мгла в вечерних тонах. Пора и честь знать.

А то б заночевали, — опять предложила бабушка Света. — У Ольки телефончик есть. Родителям звякните — и на сеновал, а? Бонихваций?

А что? — вдруг встрепенулся Игорь Зиновьевич. — Действительно. Хоть раз в жизни на сене поспим. Как, ребятки?

Мы не возражали. Мы так устали из-за этих досок, что только одна мысль о том, что нужно дойти до станции, ждать электричку, потом ехать в ней, а потом — в метро — уже одна эта мысль сбивала с ног.

И мы с радостью согласились. Оля принесла из дома мобильник, и Бонифаций позвонил сначала нашей маме, а потом своей.

Они обе обрадовались, — сказал он, отдавая телефон Оле.

И мы — тоже, — улыбнулась она.

Мы еще немного посидели под вечерними звездами. А потом бабушка Света принесла керосиновый фонарь и стала устраивать в сарае, где сено, нам постели.

Это мы для козы накосили, — объяснила бабушка, вороша сено, чтобы помягче было.

А где коза? — испуганно огляделся Бонифаций. — Она не будет нас бодать?

Она удрала, не боись, Бонихваций. Где-то по лесам шастает.

Коза-дереза, — сказал Алешка, плюхаясь с разбега в сено. — Бежала через мосточек, ухватила кленовый листочек…

А ты откуда знаешь? — удивилась бабушка Света. И уважительно добавила: — Грамотей!

Она принесла нам старенькие одеяла и пожелала спокойной ночи. Настоящая бабушка, уютная. Из тех, что и чаем от простуды напоит, и сказку на ночь расскажет, и добрый совет в трудную минуту даст. Ольке, наверное, с ней хорошо живется.

Мы улеглись, погасили фонарь. Немножко попахло керосином, а потом нас одолел головокружительный запах сена. Вот дура эта коза, от такого кайфа сбежала. И еще очень приятно, усыпляюще так пахло дымком от одеял — наверное, они на печке лежали и пропахли березовыми дровами.

Бонифаций стал развивать Алешке свои планы по проведению Дня родной школы. Это наш собственный праздник, внегосударственный. И нам есть чем гордиться. В нашей школе много хороших учителей. А хороших учеников — еще больше. Наши выпускники составляют гордость нашего района. Не все, конечно. Некоторые наши выпускники — это криминальная гордость района. Вроде Петелина. Но они все-таки не главное в жизни.

Тут мои мысли немного сбились, потому что Бонифаций повысил голос, увлекаясь своими идеями:

Доска почета, Алексей, — это не просто фотографии. Нам нужно показать, что каждый человек на ней — личность.

А давайте не фотографии повесим, — сонным голосом предложил Алешка, — а портреты нарисуем. Так легче личность показать.

Ты изумительно прав! — по шуршанию сена я понял, что Бонифаций вскочил на ноги. — Но кто сделает эти портреты?

Алешка помолчал, уснул, наверное. Но я ошибся.

— Я, конечно, сделаю, — начал он медленно и осторожно. — Но вы, Игорь Зиновьевич, не обидитесь, если я и вас нарисую? Так, к эк я

о вас думаю.

— Я буду только признателен, — неосторожно согласился Бонифаций. — Всегда полезно узнать, что о тебе думают твои любимые ученики.

Дальше я ничего не услышал. Они начали шептаться, а я задремал.

Глава X НОЧНЫЕ ПРОГУЛКИ

Разбудил меня яркий свет луны в дырку крыши. Было тихо-тихо. Но почему-то не спалось. Я проснулся с совершенно ясной головой. Но полной всяких мыслей. Чтобы справиться с ними, я тихонько вышел из сарая.

Над садом стояла морозная тишина. Луна уже опустилась к своему закату и лежала вдалеке, над лесом, на ветке ели, как зеленое яблоко в чьей-то большой руке. Немножко морозило. И как-то все похрустывало. Листья под ногами, задетая плечом ветка кустарника. Казалось, сам воздух сделан из чего-то хрупкого, хрустального. Не тронь его, не нарушь его осенней дремоты, — иначе разобьется со звоном — и кто знает, что из этого получится.

Я обогнул старую яблоню, вышел на кирпичную дорожку и, задевая плечами звенящие в ночи замерзшие листья, вышел на дорогу.

Все вокруг замерло в холодном осеннем сне. Только светила низкая луна и звенели под ногами льдинки в замерзших лужах.

Почему-то я пошел к музею. Сам не знаю. Значит, так было нужно. Бессонница вела меня.

Лунный свет потихоньку угасал. Стало совсем темно. Вдали, где было шоссе на Москву, шумели редкие машины. Одна из них вдруг отделилась, выехала на проселок, и я увидел вдалеке неясный свет фар. Даже не фар — габаритных огней.

Машина двигалась медленно, водителю, видимо, не хватало неясного света, и он ехал не спеша, осторожно, объезжая выбоины и бугры на неровной дороге.

Тем не менее она приближалась. Свет ее га-бариток метался и прыгал по дороге в призрачных тонах. Не знаю, почему, но я сошел с дороги и стал за дерево — мало ли кто это едет. Может, милиция на вызов, а может, братки на стрелку. И с теми, и с другими встречаться глубокой ночью — не в кайф.

Машина проехала мимо, поскрипывая и позвякивая. В ней находились двое — водитель и пассажир на переднем сиденье.

Машина показалась мне, несмотря на темноту, знакомой. По очертаниям кузова и по какой-то его помятости. Во всяком случае — иномарка, но не крутая и не навороченная.

Я проводил ее глазами и пошел обочиной, скрываясь в зарослях осеннего леса, за ней следом. Зачем? Кто знает…

За поворотом дороги, где перебегали ее несколько деревьев, машина остановилась. Подфарники ее погасли. Пассажиры вышли. Вышли осторожно, не хлопнув дверцами. И пошли к музею. Держась вдоль заборов, в тени угасающего лунного света.

Я осторожно двинулся за ними. Они шли молча, не переговариваясь. Похоже, они хорошо знали, куда идут. И шли не в первый раз.

Я обежал водокачку, на которой спали аисты, прошмыгнул к музею и, забравшись в кузов, улегся на его ледяное железное дно. Которое все еще пахло свежим деревом.

Вскоре послышались тихие шаги, и возле кузова остановились мои таинственные пришельцы.

Все ясно? — вполголоса спросил один другого.

Все ясно, шеф, — ответил ему, судя по голосу, Игоряшка Петелин.

—. Будем ждать его у водокачки. Покажешь ему, чтобы не заблудился. Если дело сорвется, мне будет плохо. А тебе, Игорек, еще хуже.

Сделаю. Завтра привезу мальца на разведку, все ему объясню.

Так… — Шеф помолчал. — А за домом что?

Там огороды. А за огородами — лес.

Это хорошо. На крайний случай — пути отхода. Давай, Игорек, действуй. Клиент будет в Москве в воскресенье. Упустим его — оба пропали. Ты — больше, я — меньше, — опять подчеркнул он с угрозой.

Не пропадем! — горячо заверил его Игоряшка. Так горячо, что в доме залаял Абрек. Наверное, услышал его голос.

Тихо ты! Чего орешь? Собаку разбудил. Кстати, этот кобель пацана не учует?

Я его с вечера отманю. И спрячу.

Охранник насторожится.

Да фиг с ним! Другую собаку все равно достать не успеет.

Не все мне было понятно из этого тайного ночного разговора. Но одно было ясно безупречно. Что-то готовилось против музея. Скорее всего, ограбление или кража.

Нужно сообщить в милицию.

Я дождался на ледяном полу, пока они не ушли, и помчался в сарай бабушки Светы.

Там царила мирная сонная тишина.

Я улегся рядом с Алешкой, быстро согрелся и уснул.

Проснулся я от того, что кто-то дергал меня за ногу. Я отбрыкнулся. В ответ послышался странный звук, и кто-то опять схватил меня за ногу, уже за другую, и стал теребить штанину.

Я сел. Прямо напротив меня торчали длинные загнутые рога, светились большие глаза, тряслась жиденькая бороденка. Приснится же такое.

Тут это существо издало длинный, требовательный, какой-то дребезжащий звук. Это была коза. Худая, всклокоченная и, видимо, голодная. Ну и жрала бы сено. Нет, ей, видите ли, мои штаны по вкусу.

— Бабушка! — раздался веселый утренний голос, и появилась Олька. — Зойка вернулась.

Девочка стояла в дверях, красиво освещенная солнцем, в теплых акварельных тонах. Алешка тоже вскочил и радостно завопил:

— Коза-дереза явилась!

А Бонифаций сел, резко подобрал ноги и, прямо сидя, начал пятиться к стене.

— Вот это животное! — сказал он с восхищением, в котором была большая доля страха.

Тут прибежала бабушка Света, всплеснула руками:

Ой! Радость какая! Зоенька нашлась. — Она обхватила Зойку за шею и прижала к себе. Коза радостно заблеяла и застучала копытами по доскам пола.

Пора линять, — решил Алешка.

Я тоже так считаю. — Бонифаций выбрался из сена и, обойдя козу, вышел из сарая. Мы — за ним.

А чай? — воскликнула счастливая бабушка. — А завтрак?

Но мы здорово проспали и поэтому, наскоро умывшись в саду ледяной водой, помчались на станцию.

Тут я кое-что вспомнил и сказал:

Игорь Зиновьевич, на минутку в милицию заглянем?

На поезд опоздаем, — машинально ответил он, а потом спохватился: — А зачем?

И тут я ляпнул первое, что пришло в голову:

Надо заявление бабушки Светы забрать.

Какое заявление?

О пропаже козы. Коза-то вернулась. А они оперативно-розыскные мероприятия проводят.

Какой ты чуткий и внимательный, — похвалил меня Бонифаций. — Ну бегите, а я пока билеты возьму.

В случае чего, — посоветовал Алешка, — стоп-кран сорвите. Скажете: детки мои отстали.

У входа в милицию я рассказал Алешке о своих ночных «снах».

— Не поможет, — вздохнул он. — Они нам не поверят.

И он оказался прав. Когда я стал рассказывать дежурному о своих подозрениях, вышел еще один милиционер, послушал, усмехнулся и сказал:

— Гена, гони их за дверь. Я их знаю. Это они сигнализацию в сарае задействовали.

«И пошли они, солнцем палимы…»

Электричка пришла набитая пассажирами. Бонифаций протиснулся в вагон, а мы с Алешкой остались в тамбуре.

— Я так и знал! — сделал брат неясный мне вывод, когда мы стали обсуждать мои ночные приключения. — Все стало на свои места. «Не корми — не влезет», помнишь?

Я кивнул. Но спросил:

Кого не корми и куда не влезет?

Неужели ты ничего не понял? — ужаснулся моей недогадливости Алешка. — Они хотят использовать Ростика!

Я сначала помолчал, подумал. А потом понял — Алешка прав: все действительно стало на свои места. Клиент приезжает, собаку отзовет. И кто-то должен куда-то влезть. Куда? Ясно: в окно. Но вот кто? Не Игоряшка же.

Ростик! — настойчиво повторил Алешка.

Это ты зря, — заступился я все-таки за мальца. — Ростик, конечно, озорник, но не жулик. И жуликам не помощник.

Ты кое-чего не знаешь, — намекнул Алешка, придвинулся ко мне и кое-что рассказал.

Ростик не очень дружил со своим «двоюрным» братом — слишком разный возраст. Но покататься на экскаваторе никогда не отказывался. И вот когда Игоряшка обратился к нему с просьбой, Ростик выслушал его с готовностью.

— Ты мне должен помочь, — сказал Игоряшка. — Мой друг попал в беду. На него здорово наехали страшные братки. Понял?

Ростик не понял.

Слушай внимательно. Мой друг — очень хороший человек. А очень плохие люди требуют у него деньги. Много-много. А у него их нет.

Рубля два не хватит? — вывернул Ростик карманы.

Шутник ты, Ростик. Они требуют сто тыщ.

У меня столько нет.

И не надо. Надо, чтобы ты помог. В одном месте находится одна вещь. Очень дорогая. Но на вид — так себе. Эта вещь раньше принадлежала моему другу, но у него ее отобрали злые люди.

Те же самые?

Другие. Нужно помочь ему забрать эту вещь. И тогда он спасен. Сделаешь? — И подленько напомнил: — Я тебя сколько раз на экскаваторе катал?

Конечно, помогу, — пообещал Ростик.

Но это тайна! Никто не должен знать.

И бабушка?

А бабушка особенно. Поживешь пока у меня. Мы чего-нибудь придумаем. По рукам?

По ногам! — Ростик был счастлив помочь старшему брату. Друг которого попал в беду.

Я за тобой заеду, и поедем ко мне. Я сейчас один живу. «Плейстейшн» в твоем распоряжении. И в школу не будешь ходить.

Заедешь на экскаваторе?

А как же!

Алешка, когда перешептывался с Ростиком во время потопа, успел ему кое-что рассказать. Открыл, так сказать, глаза на этих злодеев. И посоветовал делать все так, как они скажут.

— Мы их так проучим, Ростик, что они заиками останутся. Ты только очень хорошо притворяйся. Понял?

Может, Ростик и не все понял, но сделал впоследствии так, как советовал Алешка.

Вот такая вот история. Коварный Игоряшка и наивный доверчивый Ростик. И балерина Олечка, у которой нет денег на учебу. И одна надежда на эту картину ее деда. Я сразу сообразил, что они хотят украсть именно ее. Ну не валенки же художника! А клиент, который приедет в воскресенье, — это наверняка «дорогой господин» Алтынский.

— Значит, они привезут Ростика, подсадят его в окно, он влезет в форточку…

Алешка захохотал так, что дядька, стоявший у дверей, шарахнулся в сторону.

— Дим! Ты наивный, как Ростик. — И ничего больше не сказал. До самого дома.

А когда мы входили в подъезд, шепнул:

— Мы с тобой должны быть на месте в нужное время. Надо же твоей невесте помочь. Она тогда будет от тебя в восторге.

Переодевшись, я помчался в школу. И опять по дороге, цепляя на шею галстук, меня догнал Бонифаций.

Успеем, Дима?

Успеем. Только вам еще надо в учительскую, за журналом.

— После уроков зайди ко мне. Опять? Вот неугомонный.

Пришлось зайти. Бонифаций дал мне небольшой этюдник, коробки с красками и набор кистей.

Алешке передашь. Он будет ко Дню школы наши портреты рисовать. Вот только зачем ему масляные краски, не знаешь? Он особо их попросил.

Может, он хочет увековечить вас масляным портретом?

Нашел кого, — удивился Бонифаций и умчался по своим бесконечным делам.

Дома я передал Алешке все принадлежности, он их осмотрел и остался доволен. Установил посреди комнаты этюдник на ножках и предупредил:

— Дим, только не подглядывать.

А я и не собирался. Я и сам не люблю, когда кто-нибудь за спиной наблюдает, если я что-нибудь делаю.

Я сел за уроки, Алешка взялся за работу. И трудился до самого вечера. А потом начал рыться по всей квартире. Что-то искал.

Дим, у тебя картонки нет случайно?

Какой?

Вот такой. — Он показал руками, измазанными в красках. — Одну нашел, но мне мало.

Нет. У папы посмотри.

А коробку от торта выкинули?

Давно уже.

Он пошел в папин кабинет и скоро вернулся очень довольный. Закрепил на мольберте прекрасный кусок картона.

Нашел? — спросил я.

Ага. — И он начал грунтовать картон серой краской. — Не подглядывай.

Больно надо. А портреты можно посмотреть?

Не высохли еще. На Доске посмотришь. Не мешай.

Тоже мне — Казимир Малевич с Айвазовским вместе!

Мама и папа пришли домой одновременно. Мама — сразу же на кухню, хлопотать с ужином, пала — в кабинет, к телефону. Ему на работе времени не хватает.

Алешка тем временем завесил свою картину тряпочкой и начал приставать к маме. Зачем-то стал выпрашивать у нее какие-то пуговицы. Почему-то обязательно большие и светлые.

Посмотри в шкатулке, — отмахнулась мама.

Там таких нет.

Нет, значит, нет. Зови папу ужинать.

Ну, мам… Ну поищи…

Отстань, Алексей. Иди мыть руки. Господи! А в чем у тебя лицо? Ты на индейца похож. На тропе войны.

Это краски, отмоются. Завтра.

Сегодня, — твердо сказала мама.

Пуговицы, — твердо сказал Алешка.

В угол!

Не маленький!

Посмотри на себя в зеркало!

Ты тоже красишься!

Я для красоты.

А я для дела.

Тут на кухню пришел папа, и Алешка смылся.

А пуговицы он все-таки разыскал. Две штуки. Белые и большие. Если Алешка ставит перед собой задачу, то решает ее, как танк. Быстро и эффективно. Огнем и гусеницами.

За ужином мама спросила:

Кто на завтра погоду слышал?

Ясно, — сказал папа, — и заморозок. На дорогах столицы — гололед.

Придется на работу в пальто идти. В плаще уже холодно.

Алешка вдруг поперхнулся. Откашлялся и сказал:

— Оно слишком светлое для осени. Не идет тебе.

— Много ты понимаешь, — обиделась мама. И папа ее поддержал:

— В этом пальто ваша мама выглядит вашей сестрой.

— Младшей сестрой, — уточнил вредный Алешка. — Иди лучше в плаще. Будешь нам старшей сестрой.

Что-то он странно воюет. Слишком упорно. Как танк. Огнем и гусеницами.

После ужина мама уселась за очередной сериал, а папа вдруг крикнул медвежьим голосом из кабинета:

— Кто сидел на моем стуле и сломал его? — И появился в дверях с каталогом.

Каталог выглядел странно. У него была только одна обложка, передняя корочка. Задней не было — вырвана с мясом.

Алексей? Ты? — сразу угадал папа. — Твоя работа?

Отчасти, — признался Алешка.

Как это? Дима помогал?

Нет, он с полки упал…

Дима? Что он делал на полке?

Каталог. Упал с полки, и у него надорвалась корочка.

А ты ей помог, да? Зачем?

Очень надо, пап.

А все-таки?

В свое время узнаешь. Еще спасибо скажешь.

Не надейся. — И папа сердито захлопнул дверь.

Мама очнулась от сериала и спросила:

А зачем папа заходил?

Пуговицы искал, — вздохнул Алешка. Белые, большие.

Глава XI ВРАЖЕСКАЯ ВЫЛАЗКА

А утром и с пуговицами прояснилось. Я вышел из ванной, мама как раз в прихожей надевала свое светлое пальто для гололеда на дорогах столицы. Она критически осмотрела себя в зеркало и стала застегиваться.

Не получилось.

Мама, еще глядя в зеркало, пробежала пальцами по петлям и пуговицам. Петель оказалось на две больше, чем пуговиц. Или пуговиц на две меньше, чем петель. Мама наклонила голову, осмотрела борта пальто. Глаза ее расширились и грозно сверкнули:

Алексей! Молчание.

Алексей!

Алешка появился в дверях, прислонился плечом к притолоке.

Отдай! — строго сказала мама. — Срочно! Опять молчание.

Где они, Алексей?

Я их пришил.

Куда?

В одно место.

Покажи.

Алешка попятился, захлопнул за собой дверь и крикнул:

Мам, я забыл.

Бесполезно, — сказал я маме. — Переодевайся, на работу опоздаешь.

Мама быстренько из младшей сестры преобразилась в старшую и исчезла за дверью. А я — скорее к Алешке.

Ты куда мамины пуговицы дел?

Пришил, Дим, правда., — Алешка поспешно задергивал тряпкой свой таинственный шедевр на этюднике.

Покажи.

Алешка выдвинул ящик письменного стола и показал мне, куда он пришил две большие белые пуговицы.

Не смей! — сказал я. — Тебя тогда насовсем из школы выгонят.

Или не меня, — загадочно ответил он и снова задвинул ящик своего стола.

Наша ботаничка опять забыла в учительской атлас природных зон. И, конечно, послала за ним меня. В учительской уже никого не было — учителя разбежались по своим рабочим местам. Только за дверью кабинета директора слышался какой-то диалог.

Я распахнул дверцы шкафа и стал шарить по полкам в поисках этого самого атласа. Конечно, он оказался под стопой старых учебников и словарей. Пока я их перекладывал, чтобы вытащить атлас, диалог развивался, разгорался и получил свое продолжение, когда в дверях кабинета появились директор и Мальвина. Меня они не видели — я стоял, скрытый от их глаз дверцей шкафа.

…оттуда вы тоже уволились?

Не сработалась. Там ужасный контингент. Сорванцы и хулиганы.

Ну, у нас ведь они тоже не сахар. А вы не задумывались, Татьяна Львовна, что, может быть, дело не в учащихся, а в педагоге? В вас, точнее говоря. Вы как-то без души работаете, я обратил внимание. Они ведь не только ученики, они еще и люди. Не думали об этом?

Люди… — она усмехнулась. — Людьми им еще только предстоит стать, в далеком будущем. Да и то далеко не всем. Один Оболенский чего стоит!..

Директор помолчал. А потом сказал сурово:

Лешка Оболенский — чудный хлопец. Талантливый, чуткий и очень честный.

Не заметила, — сухо ответила Мальвина. — Невоспитанный, недалекий… Типичный сынок типичного мента.

Вот это вы зря. Оболенский-старший — полковник милиции, служит в Интерполе. У него наград больше, чем у вас взысканий.

Полковник? Интерпол? — в голосе Мальвины послышались новые нотки. — Да и мальчик у него вполне симпатичный. Вы правы, Семен Михайлович. Я не подумала. Погорячилась.

— Ну вот и хорошо. Только от третьего класса я вас отстраняю. Ведите свой английский у старшеклассников.

Татьяна Львовна простучала каблуками и хлопнула дверью. Да так, что с верхней полкишкафа сорвался глобус и встретился с моей головой.

Подслушивал? — Семен Михайлович нахмурился. Глобус подкатился к его ногам.

Случайно, товарищ директор.

Ну и помалкивай. У нее неприятности, не суди ее строго.

Так точно, товарищ директор.

Отправляйся в класс.

Есть, товарищ директор.

Когда я вернулся из школы, Алешки дома не было. Я опять заглянул в его ящик и поразился — как точно и беспощадно выявил он сущность человека. Трудно ему будет с его характером…

Тут затрезвонил дверной звонок — ворвался Алешка.

— Срочно едем в Малеевку! Деньги есть?

В Малеевку так в Малеевку. С нашим удовольствием. В самых радужных тонах.

По дороге Алешка мне ничего не объяснил, только сказал:

— Увидишь — поймешь. Нахальный стал, как воробей.

…Напротив музея стоял прошлогодний стог сена — лохматый, неаккуратный. Тоже у кого-нибудь сбежала коза или корова, вот и некому было скормить. Мы спрятались за ним и стали наблюдать.

За стогом было уютно, он загораживал нас от ветра, который пошевеливал сухие травинки. От сена еще приятно пахло, но уже с какой-то затхлостью. И шуршали в глубине стога мыши.

— Долго ждать? — спросил я Алешку.

— Уже дождались. Скройся.

На дороге показалась знакомая мятая «Ауди». Она остановилась возле музея, задиристо посигналила. Из нее вышли несколько человек и среди них — Ростик. Это были «экскурсанты». Они проявили интерес к творчеству и быту неизвестного им художника Малеева.

Алешка, покусывая травинку, напористо наблюдал за группой и что-то соображал.

Нужно посмотреть, что они будут делать в музее, — сказал я.

А как? Нас с тобой Игоряха сразу же узнает. И по кочкам понесет. — Алешка повернулся ко мне встревоженным лицом. — Дим! Сбегай за Олькой! Мы ее в музей запустим. Пусть она там все подглядит. А потом нам расскажет.

Вновь прибывшие вели переговоры с Васей у калитки. Они сбились кучкой и, конечно, не заметили меня, когда я помчался к заветному домику.

И мне здорово повезло. Как только я подбежал к калитке, она отворилась, и навстречу мне вышла юная балерина Олечка.

Она улыбнулась мне и как-то странно взглянула. С каким-то двойственным выражением: с затаенным интересом и одновременно с некоторым, я бы сказал, разочарованием. Или недоумением.

Я поздоровался и в двух словах изложил нашу просьбу.

А зачем? — спросила Оля. — Очень нужно?

Очень важно.

Она без лишних слов пошла рядом со мной к музею.

Когда мы подошли к калитке, экскурсанты уже осматривали интерьер избы художника. Оля вдруг протянула мне запечатанный конверт.

— Только дома посмотри, ладно? Обещаешь? Мне хотелось сказать, что я могу обещать ей

все, что угодно. Хоть целый мир. Если бы, конечно, он был у меня. Но только молча кивнул и спрятал конверт в карман.

Проводив Олю взглядом, я вернулся к Алешке.

А чего это она тебе дала? — с любопытством спросил он. — Записочку? Про любовь?

Это тебя не касается, — сердито отрезал я.

Как знать, — многозначительно проговорил Алешка.

В тот момент я не придал этим словам значения. А когда все разъяснилось, было уже поздно исправлять. И сердиться на него — тоже.

…Мы просидели под стогом довольно долго. Не теряя зря времени, обсудили наши дела, в которых уже появилась какая-то ясность. И можно было уже приступать к каким-то действиям.

Правда, Алешка так и не раскрыл до конца свои секреты.

— Не обижайся, Дим, ты очень простодушный. У тебя все чувства и мысли на лице написаны и в глазах светятся. Ты мне всю маскировку испортишь.

Своим лицом, что ли? Глупым? Что-то наглеет пацан. Без меры. Пора его на место ставить. Я ему не какой-нибудь «двоюрный».

— Не пыхти, — сказал Алешка, — они выходят.

«Экскурсанты» чередой прошли до калитки, уселись в машину и отбыли. Вася запер калитку и, забрав Абрека, ушел в дом. Утомленный гостями.

Оля, своей красивой походкой, словно не зная о нашем присутствии, пошла домой. Мы догнали ее у калитки. Вошли в сад и уселись под яблоней.

Ничего особенного я не заметила, — сказала Оля. — Походили по избе, позаглядывали во все утлы, ничего не стащили. И не пытались. Правда, мальчишка, что с ними приехал, плохо себя вел. Ни с того ни с сего уселся на экспонат…

На какой экспонат? — настороженно спросил Алешка. — На печь, к примеру?

К примеру, — не обидно передразнила его Оля, — к примеру, на сундук.

Подумаешь, устал мальчик…

Вот именно! Он еще на сундуке разлегся. Лег на бочок, ноги подобрал, будто спать собрался.

Хулиган, — сказал Алешка и хитро улыбнулся.

Чай пить будете? — спросила Ольга. — С козьим молоком.

Мы напились чаю и отправились домой. Оля проводила нас до калитки и опять как-то странно взглянула на меня.

А дома — сюрприз. На кухонном столе сохранились следы «гостевого» чаепития. Парадные чашки, печенье в вазочке, конфеты в коробке.

Татьяна Львовна приходила, — объяснила мама. — Очень милая женщина. Зря ты ей, Алексей, нагрубил. И не такая уж она глупая.

А зачем приходила? — спросил я.

Ну как же! Она же Алешкин педагог. Она тоже отвечает за его воспитание. Должна же она с родителями познакомиться? Не таскай конфеты, Алексей! Вот мы и познакомились. Жаль, папа еще не пришел. Ну, в другой раз.

Она что? — испугался Алешка. — Опять придет?

Должна же она с папой познакомиться! А тебя, Алексей, Татьяна Львовна очень хвалила. Говорит: талантливый, чуткий и очень честный человек. — Слово в слово повторила за директором, отметил я. — Она хочет тебя старостой класса выбрать…

Какая же наивная у нас мама!… — Так что, Алексей, завтра можешь идти в школу. Радуйся!

— Я так рад, так рад, — сказал Алешка. — Прямо счастлив.

Но зачем она приходила? Зачем ей папа? Ведь все изменилось, как только она узнала, что наш пала не простой милиционер, а очень важный. Что же ей нужно?

Но я и эти мысли отставил в сторону. Мне не терпелось поскорее вскрыть конверт, который тайно вручила мне Ольга. С условием — ознакомиться с его содержимым только дома.

Пока мама с Алешкой яростно спорили — идти ему завтра в школу или не идти, я закрылся в ванной и нетерпеливо распечатал конверт.

И долго ничего не мог понять.

В конверте был тетрадный листок с каким-то текстом вроде письма. И с яростными красными пометками — исправление ошибок. И еще в конверте была короткая записка с обращением ко мне.

Я прочел сначала записку:

«Дима! Меня очень тронуло твое искреннее письмо. Оказывается, ты тоже бываешь красноречив, но, к сожалению, только на бумаге. Не скрою, я с удовольствием прочла твое признание, но меня очень огорчили твои ужасные грамматические ошибки. Ты неглупый, хороший парень, и тем более стыдно быть таким безграмотным. Возвращаю тебе твое письмо, обрати внимание на красные пометки. И не скрою, что мне очень бы хотелось оставить его себе на память. Но не в таком же виде! Надеюсь, в самом ближайшем времени ты доставишь мне такое удовольствие. Ольга».

Я тупо смотрел на записку, написанную красивым, ровным почерком. И ничего не мог понять. Какое письмо? Я не писал ей никаких писем. Какое признание? Я ни в чем ей не признавался, ни в какой любви. Какие ошибки?

Тут я спохватился: да вот же письмо с ядовитыми беспощадными пометками ручкой с красной пастой.

Я лихорадочно прочел его. И мне стало еще больше не по себе. Это действительно было что-то вроде признания в любви — очень поэтичное, в восторженных тонах. Только написано оно было странно знакомым почерком.

Я вглядывался в эти строки. Написано было аккуратно, и если бы не ошибки… Причем некоторые ошибки мне тоже показались знакомыми. «Придлогаю», например. Где-то мне такое «правильнописание» уже встречалось, и совсем недавно.

Засунув записку и письмо обратно в конверт, я пулей вылетел из ванной и пулей прилетел в нашу комнату. Вломился в Алешкин стол, перерыл в ящиках все, что там было навалено, и отыскал черновик его послания «дорогому господину» Алтынскому.

Так и есть! Письмо Ольге было написано Алешкиной рукой. С Алешкиными ошибками. Но какой стиль! Какие эпитеты!

Я еще раз посмотрел письма, сравнил и окончательно убедился — Алешка писал. И тут на обороте записки я обнаружил странную фразу: «И еще, Дима, ты не очень наблюдателен — глаза у меня не черные, а голубые, присмотрись. О.».

Буря бушевала в моей душе. В самых грозных и мрачных тонах.

И в это самое время в комнату вошел опечаленный Алешка и сообщил:

Завтра в школу пойду, Дим.

Не пойдешь, — сказал я, — потому что я тебя убью.

За что? — искренне удивился Алешка.

Я показал ему письма. А он даже не дрогнул.

— Дим, я тебе хотел помочь. Я видел, как ты в балеринку влюбился. Даже поглупел.

— Ты мне не помог, — безнадежно сказал я. — Ты меня опозорил. Рассказывай…

…Все оказалось очень просто. Когда Алешка решил мне помочь, он сообразил написать Ольге письмо от моего имени. Ну вроде того: ты мне очень нравишься, давай с тобой дружить. У него долго ничего не получалось. Тогда он вспомнил, что в бабушкиной шкатулке хранятся письма, которые наш папа писал нашей маме. Правда, тогда они еще были очень молоды и не были еще нашими родителями. Мама училась в институте, и ее послали на практику в далекий город. А папа в нее уже влюбился и писал ей нежные письма. Мама иногда в шутку признавалась: «Если бы не эти письма, я, может, и не вышла бы за него замуж».

Алешка беззастенчиво сдул папино письмо. Ну, только внес свои коррективы там, где текст не совпадал по существу и по времени. Вот почему ошибки в письме были не сплошь, а только в некоторых местах. Ну и про глаза он проворонил. Черные — голубые. Не обратил внимания. Но ведь он к Ольгиным глазам не приглядывался. Он смотрел на нее не такими глазами, как я…

Его рассказ меня растрогал. Я даже подумал о том, что как-то незаметно мы поменялись с ним ролями. До определенного момента я заботился о нем как старший брат. А теперь он заботится обо мне. Как младший…

Но одного черного места в этой истории нельзя оставить без внимания. И я сказал:

— Спасибо тебе, конечно. Но разве ты не знаешь, что чужие письма читать нельзя?

— Знаю, — удивился Алешка. — Но, во-первых, я их не читал, а списывал. А во-вторых, какие же они чужие? Они папины. А на аукционе, Дим, вообще чужие письма продают кому попало.

У этого мальца какая-то своя логика. Мне недоступная.

Надеюсь, Алтынскому ты письмо не послал?

А куда, Дим? На деревню дедушке в Париж? Он и без письма сам прискочит. Ты не понял, что ли?

Я уже ничего не понимаю. А Лешка невинно спросил:

Ответ Ольке напишешь? Я передам.

Вот что, Алексей Сергеич, — сказал я маминым голосом. — Как только приедем в Малеевку, ты сам все расскажешь Ольге.

Лучше ты расскажи, я не возражаю. У тебя лучше получится. — Он невинно улыбнулся. — А потом посмотри ей в глаза. И скажи: «Олечка, у тебя такие голубые глазки, что даже… черные!»

Глава XII НАЗРЕВАЮТ СОБЫТИЯ

В школе вовсю шла предпраздничная подготовка. День родной школы отмечался у нас в середине сентября. Очень удачное время. У всех хорошее настроение. Учителя еще не устали от нас. Мы еще не успели нахватать двоек. Здание школы еще светится после летнего ремонта.

В вестибюле трудовик Иван Ильич, стоя на стремянке, прикреплял к стене Доску почета. Бонифаций придерживал лестницу и советовал:

— Правее. Левый угол выше. Вот так адекватно.

Увидел нас, бросил стремянку — учитель труда чуть не свалился с нее — и сразу спросил Алешку:

— Портреты принес?

На этой доске уже висели фотографии самых лучших наших учеников за много лет. Они прославили сначала родную школу, а потом кто что: кто отечественную науку, кто отечественную культуру, а кто — отечественный бизнес. А над ними, как вдохновители их достижений, должны расположиться портреты педагогов.

Бонифаций выхватил у Алешки свернутые в рулон портреты, и мы поскакали за ним в учительскую. Там еще никого не было, и Бонифаций стал раскатывать на столе непослушные листы. Начал их рассматривать.

Портреты удались. Алешка нарисовал наших учителей очень точно, узнаваемо и ехидно. С подковыркой. Это были скорее не парадные портреты, а шаржи и карикатуры.

Первым Бонифаций с улыбкой разглядывал себя. Алешка изобразил его в виде льва из мультика, в полосатом цирковом трико и с гривой волос. Наш Бонифаций на песчаном морском берегу жонглировал кольцами, на которых были написаны названия наших школьных спектаклей, которые он поставил.

Славно, — оценил Бонифаций Лешкин труд. — Несколько утрировано, но по существу верно. И, надо объективно признать, Алексей, что лысина у меня уже гораздо эффектнее, чем прическа.

Я сейчас исправлю, — с готовностью пообещал Алешка. — Хотите, я вам две лысины нарисую? Мне для вас не жалко.

Потом, — поспешно отказался Бонифаций. — Немного покрасуюсь. Я здесь совсем такой, как в молодости.

Он отложил в сторону свой портрет и стал рассматривать портрет завуча Аллочки. Аллочка летела по школьному коридору в ступе и выметала из классов двойки помелом.

— Обидится? — спросил Алешка.

— Не думаю. Я бы не обиделся. Следующий портрет он рассматривал еще

дольше. На рисунке был изображен очень похожий на себя директор школы Семен Михайлович, только почему-то с роскошными усами, на коне и с саблей.

Тут есть вопрос, — задумчиво произнес Бонифаций.

Тут много вопросов, — прогремел за его спиной голос директора. — Зачем усы, почему на коне, против кого сабля?

Я так вижу, — холодно объяснил Алешка.

А чего там видеть? И так все понятно. Директора звали Семен Михайлович (как героя Гражданской войны Буденного), и он часто садился на своего любимого конька: «Я из вашего дикого эскадрона сделаю образцовую часть! Смирно!»

Вот что, Игорь Зиновьевич, — сказал директор. — Вы этот портрет на доску-то не вывешивайте. Нескромно как-то. Давайте-ка повесим его в моем кабинете. Он будет напоминать педсоставу о трудовой дисциплине. Согласны?

Отчасти, — уклонился Бонифаций. — Мы повесим его в кабинете после праздника. А сейчас доска без руководителя, знаете, это как-то… Неадекватно.

Директор махнул рукой, как шашкой, и скрылся в кабинете. Где еще не висел для дисциплины его боевой портрет.

И тут с замиранием сердца я увидел, что Бонифаций взял в руки портрет Татьяны Львовны. Я уже созерцал его в ящике Алешкиного стола. И он произвел на меня жуткое впечатление своей беспощадностью.

Алешка нарисовал очень здорово — типичная красавица Мальвина. И чудные локоны, и алые губы, и румяные щеки. Только вот вместо живых человеческих глаз Алешка… пришил мамины белые пуговицы. Это было страшно по своей выразительности. У педагога, который живет и работает с детьми, вместо глаз, которые должны все видеть, понимать и светиться любовью к детям, — тупые белые пуговицы. Сквозь которые ни в сердце, ни в голову ничего не пройдет. Никакие чувства и мысли.

— Символично, — как-то туго, с напрягом проговорил Бонифаций, дрожащей рукой отстраняя от себя портрет. — А ты, оказывается, жестокий человек, Алексей. Мстительный. Я за тобой этого не знал.

Я — объективный, — сказал Алешка. — Кто меня не любит, того и я не люблю.

Талантливо, конечно, — продолжил задумчиво Бонифаций, — но совершенно невозможно. Надо как-то помягче.

А я был согласен с Алешкой — он не мстил, он, как мог, восстанавливал справедливость. И я постарался смягчить ситуацию:

Вообще-то, Игорь Зиновьевич, не надо ничего переделывать. Татьяна Львовна у нас недавно, она еще не заслужила свое место на Доске почета.

Правильно, — сказал Бонифаций. — Мудро. Не будем вывешивать ее портрет в наших славных рядах…

А подарим ей. На день рождения, — серьезно сказал Алешка.

Бонифаций фыркнул и шутливо дал ему подзатыльник. Алешка в ответ шутливо зарыдал. Они понимают друг друга. Хотя вслух этого не говорят.

Зазвенел звонок. Я пошел в свой класс, Алешка и Бонифаций — в свой (Бонифация временно закрепили за третьим «Б»).

После уроков Бонифаций собрал наш театральный коллектив на генеральную репетицию праздничного водевиля под названием «Чему вы нас учите?». В этом водевиле каждый — ученик и учитель — играл самого себя. Было очень весело. На репетицию даже Мальвина пришла.

Она не только пришла, она даже погладила Алешку по голове — у него глаза на лоб полезли — и спросила ласково:

— Алик (так и сказала!), а твой папа сегодня когда придет домой? Я хотела с ним побеседовать.

Алешка чуть не икнул от неожиданности. Но справился с собой и вежливо ответил:

Сегодня рано, Татьяна Львовна. Она улыбнулась.

Сегодня в полтретьего ночи. Она нахмурилась.

А завтра?


Завтра поздно, Татьяна Львовна. Рано утром.

Вот я утром и зайду.

Вот тут Алешка икнул. Не справился с собой.

На репетиции мы задержались довольно долго. Алешка вскоре умотал, но дома его еще не было.

Он ворвался как раз тогда, когда я сел за уроки. Да, я многому выучусь за эту четверть!

Дима! На старт! Он купил вот такую кость! — Алешка раскинул руки в стороны. Получилась берцовая кость бронтозавра.

Кто купил кость? Кому?

Игоряшка! Абреку! Чтобы его отманить от музея! Понял? Операция начинается! Едем в Малеевку!

Да, дела пошли серьезные. И опасные. Я подумал и засунул за пояс наш пистолет. Папа подарил. Он совсем как настоящий. Только стреляет холостыми патронами. Но зато тяжелый. Как слесарный молоток.

Как ты думаешь, Дим, зачем Мальвине наш папа понадобился?

Попросить чего-нибудь.

А чего у него просить? Новые шторы для класса? У него их нет. У него только пистолет есть да наручники.

А это мысль! Еще далекая, но уже реальная.

— Может, ее оштрафовали? Или права отобрали?

Но, по правде сказать, меня сейчас интересовало совсем другое.

Я стал анализировать. Я вспомнил — конфликт между Мальвиной и Алешкой начался, когда она грубо отозвалась о работе милиции. Алешка вспыхнул — он прекрасно знал, какая нужная, трудная и опасная работа у папы. И у всех его сотрудников. А Мальвина злится на милицию. Значит, конфликт этот гораздо глубже — он выходит за рамки личных отношений. Здесь уже пахнет конфликтом с Законом.

Стоп! Я почувствовал всеми фибрами и нервами — горячо! Я вспомнил одну фразу, кажется, Бонифация, сказанную кому-то из учителей вполголоса. Но в школе хоть шепотом говори — тайной сказанное не останется. В школе, наверное, две тыщи чутких и любопытных ушей. А сказано было так:

— Не понимаю, зачем ей вообще работать. Да еще с детьми. Муж у нее прилично зарабатывает, имеет солидную фирму… Неадекватно.

Вот именно! И вдруг все кусочки, все обрывки, все осколки зашевелились, поползли друг к другу и стали складываться в четкую криминальную картинку. А если точнее — в цепочку, где все звенья плотно спаяны между собой.

Картина Малеева, которую очень мечтает заиметь западный бизнесмен Алтынский. Картина, по факту, принадлежит наследнице Малеева Олечке. Этой картиной почему-то заинтересовался какой-то шеф и привлек к ней внимание Игоряшки Петелина. Петелин привлекает своего «двоюрного» брата Ростика. Они собираются похитить эту картину и передать ее Алтынскому. За огромные деньги.

Это все ясно. А вот далее: родители Ольги уезжают куда-то в Европу по турпутевкам и исчезают без следа. Тут два вопроса: где они и зачем? Где они — на этот вопрос мне дать ответ не по силам. А вот зачем — тут можно кое-что предположить. Их отстранили от музея, чтобы легче было завладеть картиной. Обмануть девчонку, пусть и будущую балерину, гораздо проще, чем двоих взрослых людей. Тем более что эти люди (вместе с дочерью) проживали все это время в собственном доме, который совсем недавно стал Музеем им. Малеева.

А вот третий вопрос: кто такой шеф? А вот и четвертый: что нужно Мальвине от полковника милиции? А по сути — это первый вопрос.

…Тут мои размышления прервались естественным образом — наш электропоезд прибыл на платформу Малеевское.

Алешка подхватил свою сумку, в которой что-то бережно вез. Не давая в нее заглянуть.

Мы выскочили на платформу и помчались через рощу к поселку.

Вот и музей. Алешка давит кнопку, приплясывая от нетерпения. В доме слышится грозный лай. Дверь распахивается — на крыльце появляются стражи музея. Оба заспанные, как сурки.

В чем дело? — зевая, спрашивает Вася.

Нас Игорь Зиновьевич прислал, — говорю я солидным тоном.

Это действует. Бонифаций — он вроде как нештатный директор музея. На общественных началах. У музея, как говорит Бонифаций, нет еще статуса — он не государственный, не ведомственный и даже не районного масштаба. Поэтому денег у администрации хватило только на полусонного Васю и сигнализацию — на этом настояла культурная общественность района. Так что наш Бонифаций здесь в авторитете.

— А чего прислал-то? — Вася отпирает калитку.

Мы с Алешкой еще в роще договорились о своих действиях, согласовали их, так сказать. Поэтому Алешка сказал, доставая из сумки две книги:

Это новые экспонаты. Игорь Зиновьевич обнаружил их по месту прежней работы художника. Их нужно поставить на полку, будто они там всю жизнь стояли.

Становь, — махнул рукой Вася.

Он даже не взглянул на книги. И вряд ли удивился бы, прочитав на них названия: «Малыш и Карлсон» и «Пеппи Длинныйчулок». Самые любимые книги великого художника.

Мне, конечно, не очень нравился этот разговор в лживых тонах, но что поделать — справедливость должна восторжествовать. Иногда для этого приходится идти на обман.

В это время я чуть заметно приотворил калитку. Смышленый Абрек без слов понял меня и воспользовался моей «оплошностью» — сиганул одним прыжком за калитку и дунул по улице, задрав свой пушистый хвост залихватским кренделем.

— Держи его! — завопил я. — Абрек! Ко мне! Стоять! Место!

Вася бросился за ним. Я остался у калитки. Лешка исчез в доме. И появился на крыльце через тридцать секунд.

Через сорок секунд появился у калитки Вася, волоча за ошейник огорченного Абрека.

Тоже мне — гуляка! — обругал его Вася. — Иди домой. Поставили книги на полки? — Это он нас спросил. — Вот и мотайте. Повыпускали мне собак… В следующий раз сами будете ловить. Экспонаты!..

Мы-то уйдем, — съехидничал Алешка, — а к вам сегодня опять экскурсия приедет.

Абрек громко взвыл. Я повернулся к нему — нет, взвыл не он. Взвыл Вася.

— И чего они шляются? Телевизора у них, что ли, нет?

Знаем мы, чего у них нет и что им очень надо.

Мы вежливо попрощались с Васей и пошли к бабушке Свете и балерине Ольге. Они как будто ждали нас. Первой нас встретила Собачка своей пляской, второй нас встретила коза Зойка явным недоверием, а потом заойкала баба Света и улыбнулась Оля.

Глава XIII КРАЖА В МУЗЕЕ

Баба Света стала хлопотать с угощением, а мы уселись на терраске и стали болтать о том о сем. С моего места были отлично видны все ближайшие окрестности музея и, в частности его калитка.

Алешка, долго не раздумывая, расстегнул свою сумку и, достав из нее плоский, тоненький предмет, обернутый в чистую тряпочку, спросил Ольгу:

У вас сундук есть?

У бабушки есть.

С замком?

С двумя.

Алешка передал Оле этот предмет и сказал:

Убери в сундук и запри на оба замка. До поры до времени.

А что это? — Оля осторожно взяла сверток.

Это картина твоего деда, — спокойно объяснил Алешка.

Что?

Мы стащили ее из музея.

Оля помолчала и грустно спросила:

Чтобы продать?

Чтобы спасти. Сейчас тебе Дима все рас скажет. Это его великая идея. Но сначала я скажу все честно. Оля, это я написал тебе письмо от Димки.

Зачем? — У Оли, кажется, в голове начало мутиться от всех этих Оболенских.

Он в тебя влюбился. Я тоже, когда влюбился в первом классе в Ленку Круглову, то сразу дар речи потерял. — Какой у него, оказывается, богатый жизненный опыт. — Подошел к ней и думаю: как скажу ей сейчас что-нибудь приятное!

Сказал?

Алешка вздохнул, вспоминая далекую молодость.

— Сказал… Сказал: дура ты, Ленка! Ольга рассмеялась. А мне было не до смеха.

— Вот, — заключил Алешка. — А Дима ради любви совершил подвиг — спас твое личное достояние от грабителей. Рассказывай, Дим. Ты придумал — ты и рассказывай.

Сколько же благородства в этой юной душе!

Я рассказал про все, что мы узнали, все, что сделали, и все, что еще предстоит сделать.

Ольга, как ни странно, пришла в восторг. Видно, уж очень скучная у нее жизнь — одни занятия в двух школах да коза с Собачкой. Тут любому приключению будешь рад.

— Сегодня они приедут за картиной, — сообщил я напоследок.

Ольга опять засмеялась.

— Здорово! Приедут, будут красть, волноваться, подвергать себя опасности, а картины там нет.

— Есть, — спокойно сказал Алешка. — На своем законном месте.

Оля потрясла головой, как от наваждения.

— А это? — Она взяла со стола сверток, развернула. Осмотрела картину, бережно держа ее в тонких пальцах. — Да вот же она.

И тут лицо ее прояснилось. Она вопросительно взглянула на Алешку. Тот тоже ответил ей взглядом и легким кивком.

Тут и я догадался, куда делся кусок обложки с каталога.

Задумка — класс!

— Приехали! — вдруг воскликнул Алешка. — Сейчас будет цирк.

Ну, никакого особенного цирка не было. По крайней мере — в первом отделении. А вот во втором выступили грозные хищники.

Однако — по порядку.

Подъехала все та же невзрачная «Ауди» и высадила все тех же пассажиров. Среди них был и ребенок лет десяти от роду. По имени, кажется, Ростик.

Вся группа втянулась в калитку и потянулась к избе. Вася вывел в сад Абрека, чтобы не мешал осматривать экспонаты. Когда он скрылся в доме, из машины вышел еще один человек. По фамилии, кажется, Петелин. В руках он держал красивую белую кость с розовыми кусочками мяса на ней. И поманил этой костью Абрека.

Абрек рыкнул, но не поддался. Тогда Игоряшка вошел в калитку и помахал костью перед самым носом овчара. Тот потянулся за ней — Игоряшка немного отступил. Так он постепенно выманил Абрека на улицу и стал манить дальше.

Абрек, облизываясь, неторопливо шел за ним. Петелин остановился, бросил кость и достал из кармана поводок. Но… Абрек не обратил на кость никакого внимания и продолжал медленно и увесисто наступать на Петелина. Порыкивая время от времени и показывая белые клыки с палец ростом.

Петелин пятился. Все быстрее. Два раза крикнул сдавленным голосом: «Фу! Фу, Абрек!»

Абрек — ноль внимания, только чуть приопустил свой шикарный хвост, который принял угрожающее положение.

Петелин повернулся к нему спиной и быстро пошел по дороге. Но… Опять «но»! Путь к отступлению был отрезан. На этом пути недвусмысленно возникла коза Зойка. Она не рычала, ничего не говорила, только, готовясь к атаке, низко опустила голову, выставив вперед свои немалые рога.

На наших глазах разыгрывалась драма, которая вот-вот могла стать трагедией.

Но стала фарсом.

Петелин растерялся. Шагнул было к Абреку — тот коротко рявкнул. Шагнул к Зойке — та потрясла бородой.

Петелин огляделся и бросился в отчаянии к водокачке, быстро взлетел — как ловкая обезьянка — по лестнице на несколько ступеней и там застыл.

Абрек повернулся и лениво потрусил назад. Петелин рванулся было вниз — кавказец тут же коротко рявкнул — Петелин судорожным рывком подтянул ноги.

Абрек подобрал кость, притащил ее прямо под самую лестницу, улегся и самозабвенно стал ее обгладывать. Время от времени поглядывая наверх и коротко порыкивая.

Зойка посмотрела на них и пошла в сарай. С сознанием выполненного долга.

Мы, зажимая рты ладонями, хохотали, как в цирке. Второе отделение: весь вечер на манеже дикие хищники. И глупая обезьянка.

— До утра не уйдет, — сквозь смех сказала Ольга про Абрека. — Я его знаю.

Меж тем вечерело. Но картина не менялась. Сидел на стальной решетчатой ступеньке, застыв от страха и холода, Петелин. Лежал возле водокачки Абрек. А из музея вышла группа экскурсантов в сопровождении Васи. Среди них не было только Ростика.

— Он, наверное, спит, — сказал Алешка со смешком. — Недаром ведь к сундуку примерялся.

Вася проводил гостей, проследил, как отъехала машина, запер калитку и поорал на всю улицу:

— Абрек! Ко мне, Абрек! Место! Вот чертяка! Гулена!

Абрек отвечал на эти вопли вялым помахиванием хвоста: мол, слышу, Вася, слышу, но у меня тут дела поважнее.

Мы еще немного посмеялись и стали собираться домой. Обменялись с Ольгой телефона ми и проинструктировали ее. Она провела нас через заднюю калитку, и мы, незаметно для Петелина, вышли на дорогу к станции.

Оля, проводив нас, пожала нам руки, пожелала счастливого пути. А мне сказала:

— Пиши мне письма, Дима. У тебя хорошо получается.

Ага, в графоманских тонах.

Но сердце мое прыгало от радости.

Утром следующего дня мы с замиранием сердца ждали визита нашей Мальвины. Но она, к счастью, не пришла.

Завтракали все вместе, папа не очень торопился — он ехал сегодня не к себе, в министерство, а сначала должен был зайти в наше отделение милиции по каким-то делам.

— Какие новости? — деловито спросил Алешка за завтраком.

Папа отвернул угол газеты, за которой прятался, с интересом взглянул на него, усмехнулся.

А у тебя?

Его в правах восстановили, — похвалилась мама.

В каких правах? — удивился папа.

В праве на среднее образование.

Ему бы еще обязанностей добавить.

С тобой, отец, хочет познакомиться Алешкин педагог — Татьяна Львовна. Поговорить о совместных действиях.

Против Алешки? Бедняга.

Пап, — вдруг предупредил его Лешка. — Ты с ней поосторожнее.

Это почему? — возмутилась наша наивная мама. — Очень милая женщина.

Во-первых, она милицию не любит.

Переживем! — весело отозвался папа. — А во-вторых?

А во-вторых, она тебя обманет.

Ну… — протянул как-то разочарованно папа. — Это не так просто. Однако спасибо за предупреждение. — Он сложил газету, взглянул на часы. Подумал секунду, налил себе еще кофе и вместе с чашкой ушел в кабинет.

Мы тоже пошли к себе — собираться в школу.

Папа вышел из кабинета с телефонной трубкой, сделал нам знак задержаться, а сам продолжал говорить с кем-то:

— Да, я сейчас к вам подъеду. Да, по делу Симакова. Подготовьте мне все материалы. И я попрошу пооперативнее составить список потерпевших. Спасибо.

Папа отключил трубку и спросил Алешку:

Какая фамилия у твоей учительницы?

Смирнова, — уверенно сказал Алешка. Подумал, так же уверенно поправился: — Семенова.

Еще варианты будут? — улыбнулся папа.

В общем, на «М».

Папа вздохнул и скрылся в кабинете.

Давай в магазин зайдем, — сказал Алешка по дороге в школу.

Зачем? Некогда.

Кусочек колбаски купим. Петелину пошлем. Как он там, бедный? На веточке…

Среди аистов и коз, — подхватил я. — А может, Абрек с ним косточкой поделился?

Мы уже подошли к школе. Здесь была обычная картина. Со всех сторон к подъезду тянулись вереницы учащихся. Разных размеров и разного возраста. В разношерстных таких тонах.

Все эти ручейки перед школьным подъездом обтекали стоящие машины, по преимуществу иномарки. Многих наших учеников привозят в школу на машинах. А Пашка Веселовский приезжает даже с охранником-водителем. Тот всегда распахивает заднюю дверцу, протягивает Пашке руку, помогая ему величаво ступить на выбитый школьный двор, а потом еще вытаскивает из салона и вручает ему его школьную сумку. Правда, когда Пашка важно поднимается на школьное крыльцо, в этой веселой толкотне всегда находится кто-то, кто либо подставит ему ножку, либо ловким движением натянет ему бейсболку на самые уши. Своеобразный демократический протест. Так объяснил Бонифаций, когда ему пожаловался Пашка.

Словом, в утренние часы наша школа немного напоминает небольшое министерство. К которому основная масса служащих подходит пешком, а руководство подъезжает на служебном транспорте.

Сегодня такого транспорта было поменьше, и поэтому нашлось местечко для парковки до боли знакомой «ауди». Она остановилась рядом с Пашкиным «мерсом», и из нее вышла… наша любимая Мальвина.

Мы с Алешкой затормозили так, что у нас под ногами завизжали подметки. Переглянулись вот такими глазами.

Но это еще не все — за рулем сидел, конечно, не до конца бородатый Игоряшкин шеф!

Татьяна Львовна вышла из машины и застучала каблуками к подъезду школы.

— Дуй в класс! — сказал я Алешке, а сам влетел в школу, на второй этаж — к учительской. Здесь висел стенд с расписанием уроков. Я быстренько пробежал его глазами: «Второй урок. Англ. яз. Преп. Симакова Т.Л.».

Я внутренне ахнул, а внешне чуть не сел. Что бы нам раньше об этом подумать! Значит, Игоряшкин шеф — это подозреваемый Симаков, а Мальвина — его жена, Симакова.

Интересно, в чем он подозревается? Не в липовой ли «фиртурме»? И не мечтает ли Мальвина упросить нашего папу помочь этому подозреваемому уйти от ответственности?

Ну, за папу-то я был спокоен. А вот за Маль-вину… За Мальвину, пожалуй, тоже волноваться бы не стал. Так ей и надо!

Я тут же помчался к Лешке сообщить, что, возможно, найдено в этом деле недостающее звено. Картина у меня в голове сложилась полностью. Нужно только добыть еще немного информации от папы.

Звонок на первый урок застал меня в дверях Лешкиного класса. Я просунул голову. Ученики уже сидели за столами. Бонифаций уже раскрыл учебник и готовился зачитать вслух будущее изложение.


Что тебе? — повернулся ко мне Бонифаций.

Извините, мне нужно брату ключи от квартиры передать.

Тридцать секунд на все! — разрешил Бонифаций.

Тридцати секунд хватило на то, чтобы сообщить Алешке эту новость. И на то, чтобы он хлопнул себя по лбу:

— Димк, это Симаков отправил по своей фиртурме Олькиных родителей. И где-то там, в этих Европах, их задержал. А помог ему — Алтынский!..

Тут Бонифаций просунул в дверную щель руку и втянул Алешку за шиворот в класс. А я еще долго стоял в раздумье…

События стали нарастать. С угрожающей быстротой. Они явно стремились выйти из-под нашего контроля.

Дома меня застал телефонный звонок. И приятный девчоночий голосок сообщил в юмористических тонах:

Примите сообщение от агента по кличке Балерина.

Принимаю! — в радостных тонах завопил я.

Один объект наблюдения закостенел на башне. Второй объект — мелкий такой — под прикрытием той же группы посетителей музея покинул здание и отбыл в неизвестном направлении в автомашине неустановленной марки.

Вас понял. А что первый объект? Оставлен на месте в скрюченном виде?

Был снят со своего шестка сообщниками. — Тут Олька не выдержала роли и рассмеялась: — Дим, они его стащили с лестницы и поставили на ноги. А он на четвереньки сразу опустился. Потом подобрал обглоданную кость и сунул ее за пазуху.

Озверел.

Еще бы. Его утром аист два раза в темя тюкнул.

А ты не воруй, внутренне посоветовал я Иго-ряшке.

Спасибо, Олечка, — от души поблагодарил я, ощущая всеми фибрами и нервами теплоту в душе и на сердце.

Это вам спасибо, господа Оболенские. Пишите письма. Конец связи.

Я долго еще держал теплую трубку возле уха. И мне все казалось, что я ощущаю чье-то легкое дыхание в лирических тонах.

Пишите письма… Какие слова! Сколько в них теплоты и надежды…

Глава XIV ВИЗИТ ДАМЫ

Следующее утро началось со звонка Ростика (агент по кличке Озорник).

— Леха! Все в порядке! Картина у жуликов, Ростик — дома!

— Бабушка рада?

Тут Ростик замялся немного.

— Вообще-то да. Она сразу Игорьку позвонила. Сказала ему спасибо. Но предупредила: если он меня опять к себе заберет, то не меньше, чем до Нового года.

Я понял так, что Ростик, едва переступив порог отчего дома, уже успел что-то натворить. Алешка об этом не стал его спрашивать — одного поля ягодки. Но потом, когда вся эта история ушла в недалекое прошлое, кое-что нам стало известно.

Ростик, позавтракав, уселся за телевизор. Поставил свой любимый фильм ужасов о ядерной зиме. И погрузился в него. Переживая за героев, которые после атомной войны остались на обездоленной и голодной планете.

В самый суровый на экране момент вошла Калерия Андреевна.

Это что? — спросила она, показывая на экран.

«Новости», — машинально ответил Ростик. Врет, конечно, что машинально.

Бабушка присела рядом в кресло, посмотрела ровно минуту, собрала все хозяйственные сумки и ринулась в магазин — закупать соль, сахар, спички и продукты питания долгого хранения.

В магазине покупатели, конечно, обратили внимание на ее странные действия, и Калерия Андреевна поделилась с ними своей тревогой. Покупатели дружно посмеялись над ней, но бросились делать такого же рода закупки.

В конце концов ситуация прояснилась, и разъяренная бабушка снова позвонила Игоряшке.

— Забирай его навовсе. Пока родители из Америки не вернутся.

Игоряшка сиплым простуженным голосом сказал, что сам вот-вот получит деньги и уедет в Америку.

— Возьми его с собой. Ты мне внук или не внук? Я могу последние годы пожить спокойно?

Тут Ростик позвал бабушку: на кухне горят оладушки. Бабушка, естественно, не поверила — опять его штучки! И продолжала свой напористый разговор с Игоряшкой. До тех пор, пока горящие на сковороде оладушки не заявили о себе в полный голос. Вернее, в запах. В горячих тонах.

— Встретимся в школе, — сказал в заключение Ростик. — Я одну такую штуку придумал…

…Наше семейное утро продолжилось длинным звонком в дверь и последующим визитом прекрасной дамы в виде нашей распрекрасной Мальвины.

Она вошла в облаке духов и плавных локонов.

Сергей Александрович, — заявила она на пороге, когда папа помогал ей снять плащ. — Я хотела бы побеседовать с вами о вашем Алике.

А это кто? — удивился папа. И мама тоже. Я бы сказал, она насторожилась. Но папа догадался: — Может, об Алешке?

Ну да! Какая разница?

Тут уже мама не удержалась и сказала:

Большая!

Я бы хотела поговорить с вами наедине! — решительно заявила Мальвина.

Папа пригласил ее в кабинет. Она процокала туда своими каблуками, захватив из сумки сверток, похожий на бутылку коньяка или палку копченой колбасы.

Мы застыли в ожидании. Оно длилось недолго. Наверное, пять минут. Из кабинета вышла Мальвина в облаке разочарования и гнева, а за ней — папа, с легкой усмешкой.

Мальвина засунула обратно в сумку сверток с колбасой, приняла от папы плащ и, фыркнув, хлопнула дверью.

А еще наврала небось, — сказал Алешка.

Да не очень, — сказал папа все с той же усмешкой. — Пошли завтракать.

Пап, она тебе взятку приносила, да? Она хотела, чтоб ты ее Симакова выручил?

Папа на это ничего не отвечал, только посмеивался.

А Татьяна Львовна со своей колбасой, наверное, расхохоталась бы в истерике, если бы узнала, что папе однажды и не такую взятку предлагали. Чуть ли не полмиллиона баксов. Но тут уж папа не посмеивался. А в гневе — он страшен!

За столом Алешка подмигнул мне и сказал:

Пап, рассказал бы что-нибудь интересненькое.

Например?

Ну… Что там в твоих газетах пишут?

Да, пап, — поддержал я Алешку. — Что там на мировой арене? Не собираются, например, какие-нибудь зарубежные гости посетить нашу страну? С дружескими визитами?

Вот еще! — Мама шлепнула в папину тарелку румяную яичницу. — Шляются, как у себя дома.

Не говори. — Папа сокрушенно покачал головой. — Нашествие прямо. Вот и мой приятель завтра прибывает.

Алтынский? — спросили мы с Алешкой.

Собственной персоной, — кивнул папа.

У вас все секреты, секреты, — обиделась наша наивная мама.

Да ну, какие там секреты? — удивился папа. — Получил он радостную информацию, что здесь ему разыскали картину, которую он мечтает приобрести почти всю жизнь. Набил чемодан деньгами и взял билет на самолет.

Шляются… — продолжала ворчать мама. — Вывозят народное достояние… — И добавила злорадно, складывая посуду в мойку: — Ничего, у него на таможне проблемы будут!

У него не будет проблем на таможне, — тихо сказал Алешка.

Почему? — тихо спросил папа.

У него будут другие проблемы.

Пожалуй, ты прав, — подумав, сказал папа. — Господин Алтынский, скорее всего, до таможни не доберется. Дело в том, что в России ему могут быть предъявлены обвинения в похищении людей и мошенничестве.

И кого же он похитил? — спросила мама. — А ты, Дима, можешь слушать вон там, у мойки.

Почему это все за столом, а я у мойки?

Надо же кому-то посуду помыть. Ну и кого же он похитил? И много?

Да не очень. Двоих наших туристов.

Малеевых. Папу и маму, — сказал Алешка.

Не болтай глупости, дай послушать, — прервала его мама.

Но Алешку унять — все равно что ураган остановить. Его можно только в другую сторону направить.

— Он их похитил, чтобы не мешались.

Откуда информация? — спросил папа. Алешка постучал по лбу себя и меня заодно:

Отсюда.

И мы все рассказали. Потому что без нашей помощи довести это дело до конца было неадекватно.

Ну что ж, — сказал папа, совершенно не рассердившись (мама помалкивала, только время от времени, пока мы рассказывали, прикладывала ладони к щекам). — Как я понял, вы все это затеяли, чтобы помочь Ольге…

Ну, отец! — вмешалась мама. — Они же хотели достояние России сохранить. «Черный квадрат».

Не такой уж он черный, — уточнил Алешка. — И вообще — это улица.

Так вот, — продолжил папа, будто его и не перебивали, — что касается Ольги, я думаю, вопрос этот легко решается. У нас есть хороший честный банкир. Он сделает так, чтобы эту картину банк принял в залог до Ольгиного совершеннолетия. Или до возвращения ее родителей. Ольге выплатят деньги. Это ясно? — Тут они почему-то перемигнулись с Алешкой. Все у вас секреты, был готов я с обидой повторить за мамой.

А родители? — это я спросил. А Лешка на этот вопрос хитренько улыбнулся. — Ты будешь их искать?

Вот этим и займутся мои ребята, когда задержат Алтынского.

Пап, слушай, — забеспокоился Алешка. — Скажи своим ребятам, чтобы они этого Алтынского не спешили задерживать.

Почему? — возмутилась мама. — Вор должен сидеть в тюрьме. Как можно скорее и как можно дольше.

Потому! — горячо, но очень невежливо объяснил Алешка. — Пусть они ему сначала картину продадут.

Ты прав. Я так и хотел сделать.

Вечно у вас от меня секреты! — взорвалась мама. И я с ней внутренне согласился.

Алешка стал объяснять:

Пусть эти жулики, Петелин и Симаков небритый, впарят Алтынскому мою подделку…

Выбирай выражения, Алексей Сергеич, — приструнила мама.

Ладно. Не впарят — всучат…

Еще того не лучше! Продадут!

Это не совсем точно, — улыбнулся папа. — Но Алешка прав. Если они впарят… всучат… продадут Алешкину картину, их можно будет привлечь к ответственности за мошенничество. Ясно?

А так нельзя? — удивилась мама. — Они же из музея картину сперли!

Мам, выбирай выражения. — Это Алешка хихикнул. — Но они же не шедевр сперли, а мою мазню.

Поняла, — сказала мама. С облегчением. И с обидой. — Значит, у художника Малеева мазню украсть нельзя — это преступление. А творение моего собственного сына — крадите на здоровье, ничего вам не будет! Ну и законы у вас, Сергей Александрович!

Пап, ну все-таки, — .заныл я. — Как ты думаешь, что с родителями Ольги?

Я не думаю, я знаю. Ну, может, еще не в полном объеме, но вполне достаточно, чтобы разобраться с Алтынским и его подельником Симаковым.

Многое в этой мутной истории нам удалось выяснить с Алешкой. Кое-что добавил папа. И вот что получилось…

Небритый Симаков довольно успешно занимался тем, что организовывал поддельные «фиртурмы», собирая с туристов большие деньги, и отправлял их за границу, в турпоездки. А там, в загранице, выяснялось, что путевки ненастоящие, что никто там этих туристов не ждет. Им не то что не рады — что с ними делать, вообще неясно. Куда их девать? У них не было денег на проживание, а у некоторых даже на обратную дорогу. Потому что якобы все уже оплачено «фиртурмой».

С трудом вернувшись на родину, возмущенные туристы бросались с кулаками в фирму Симакова. Но там сидели совсем другие люди, которые о нем ничего на знали. А Симаков тем временем уже собирал денежки в другом месте и под другой вывеской.

В конце концов Симакова схватили за его жадную руку. Но пока не арестовали. Нужно было, как сказал папа, обеспечить доказательную базу, а для этого разыскать как можно больше потерпевших. Симакову запретили выезжать из Москвы, даже на дачу, обязали по первому требованию являться в милицию и вернуть деньги тем потерпевшим от его махинаций, которых уже установили.

В общем, попал Симаков. И он стал думать, где достать много денег. Но не для того, чтобы рассчитаться с обманутыми людьми. А для того, чтобы быстренько слинять за границу. В этом ему должен был помочь его заграничный сообщник Алтынский.

Алтынский и подсказал, как найти «ключ от квартиры, где деньги лежат». Он очень скучал по родине и часто читал российские газеты. И вычитал о том, что в Малеевке находится картина Малеева, по которой он всю жизнь страдал.

Договориться с Симаковым было совсем не трудно. Тот сразу же согласился. Все разведал, разнюхал, несколько раз побывав в музее, и взялся за дело. Он привлек к нему Игоряшку, который в его фирмах служил для усмирения особо настойчивых клиентов, совмещая это для прикрытия с работой на стройке, и поручил ему найти подходящего пацана, который мог бы провести ночь в сундуке вместе с украденной картиной. Причем заметить утром пропажу было нереально: как я уже говорил, картина на ночь завешивалась холстом, чтобы на нее не садилась пыль и не губила краски.

Подходящий пацан нашелся быстро. Нужно было только обеспечить его отсутствие дома на время проведения операции. Но и тут все сошлось — родители на гастролях, а бабке задурить голову нетрудно. Игоряшка предложил ей, чтобы Ростик пожил у него несколько дней: «Я за ним пригляжу, а то разбаловался пацан — дальше некуда. И уроки буду проверять». Бабушка с радостью согласилась. Но в самый ответственный момент, вопреки ее надеждам, наш Алешка и ее Ростик нашли друг друга и общий язык. Алешка открыл Ростику глаза, и они блестяще провели операцию.

А насчет Олиных родителей папа сообщил очень приблизительно. Он сам еще не все знал. А может, не хотел пока говорить.

Олины родители тоже попались на удочку Симакова. Но не случайно, как другие бедолаги. Симаков пронюхал, что они собираются в отпуск, и навел на них свою красавицу жену. Которая, кстати, частенько помогала ему привлекать клиентов.

Мальвина обаяла их и вскружила голову тем, что уговорила мужа организовать им поездку в Европу за смешные деньги.

Оказавшись где-то в Париже, без денег и обратного билета на самолет, они грустно сидели на скамейке под легким французским дождиком, положим, на каком-нибудь бульваре Сен-Мишель.

Положение безвыходное. Они сидят, прижавшись друг к другу, промокшие, на мокрой скамье, жалкие и несчастные. Как воробушки в холодную пору.

И тут как в сказке — тормозит рядом с ними роскошный «Пежо». Распахивается дверца, и прямо под дождь выходит высокий и полный, улыбающийся во весь рот мужчина. Похожий на старинного купца. Он в костюме-тройке, по жилету бежит золотая часовая цепочка, на пальцах сияют золотые кольца, а во рту — золотые зубы.

Это и есть «дорогой господин» Алтынский.

— Ребята! — громогласно трубит он, распахивая объятья. — Я слышу русскую речь! Да неужели! Вы из России! Я счастлив! Я так скучаю по родине! А что вы такие грустные? Кушать хочется? А ну в машину, бегом! Дамочка, вашу ручку!

Далее — ресторан. Застольная беседа.

— Ерунда! Это не проблема! Все сделаем! Все схвачено! В наших силах! Жить негде? Как я рад вас видеть! Вас устроит на первое время вилла под Парижем? Я все равно там не живу. Да хоть сейчас!

Далее — вилла. За высоким забором, с проволокой и сигнализацией, с охраной.

— Живи — не хочу! Располагайтесь! Ваня — это мои дорогие гости. Отвечаешь за них головой. Давайте, ребятки, ваши паспорта, справлю вам билеты на родину. Как я вам завидую! Никаких благодарностей! Вот приеду в Москву — ответите русским гостеприимством. Давайте паспорта, поехал!

Вот и все. С виллы не выберешься. Охранник Ваня глаз не спускает. Да и куда бежать без паспортов, без копейки французских денег…

Вот гадина! — высказался Алешка.

Батюшки! — ахнула мама. — Время! Дима! Ты так и не вымыл посуду? Заслушался? Быстренько по рабочим местам!

Пап, ну все-таки, — попросил Алешка. — А зачем она приходила?

Ну… поговорить… о тебе.

И что она сказала? — живо заинтересовалась мама. — Похвалила?

Очень, — обрадовал ее папа. — Она сказала, что Алик — да, да, Алик! — очень хороший, добрый, способный, честный человек. И что Сеня — тоже очень хороший, добрый, способный и честный человек. И губить его жизнь в расцвете карьеры — жестоко и неразумно.

Сеня — это сам Симаков? — догадалась мама. — Ну и семейка!

Примерно то же сказала мне о нас Татьяна Львовна, — сообщил папа и рассмеялся.

Глава XV НЕРАБОЧИЙ ДЕНЬ

Суббота в нашей школе — нерабочий день.

— Махнем в Малеевку? — предложил Алешка.

— Не глядя! — согласился я.

Алешка зачем-то захватил фотоаппарат, и мы помчались к метро. А через час уже шли к поселку по палым листьям. За эти дни они уже утратили свои ярко-желтые тона, побурели и потемнели. И не шуршали под ногами, а влажно чавкали. Только на некоторых деревьях листья пламенели, как маленькие флаги. И звенели под ветром.

Бабушки Светы дома не было, она ушла попасти Зойку на последней в этом году осенней травке.

Оля нас встретила радостно. И было видно, что это искренне. Мы прямо на ходу рассказали ей последние новости. И надо сказать, что известия о родителях порадовали ее гораздо больше, чем папино обещание устроить ссуду в банке.

Кстати, о картине, — сказала Оля, — надо вернуть ее на место.

И объявить благодарность бессонному Васе, — сказал я. — За бдительность.

Мы так и сделали. Оля вытащила из сундука картину, и мы пошли в музей.

Здравствуйте, Василий, — сказала Оля. — Привет, Абрек. Мы хотели немножко прибраться после вчерашних гостей и полюбоваться на картину моего дедушки.

Это можно, — зевнул Вася, распахивая дверь. — Прибирайтесь, любуйтесь. Заходите.

Первое, что нам бросилось в глаза в избе, — это сундук. Потому что мы сразу подумали, каково было в нем Ростику. Он пролежал в нем всю ночь.

(Правда, потом Ростик сказал, что всю ночь проспал на печке, потому что Вася так храпел, что можно было без опаски покинуть сундук и вовремя вернуться в него.)

Мы в самом деле прибрались. Сняли, кстати, лишние книги с полки, чтобы не вызывать лишних вопросов, а потом Оля, подмигнув нам, встревоженно позвала:

Василий!

Ну чего? — Мы услышали, как он спрыгнул с кровати.

Ты никуда не уходил? — в голосе Оли было столько тревоги, что я подумал: может, ей лучше стать не балериной, а драматической актрисой?

Вот еще! Куда ж тут пойдешь?

А где картина, Вася? — трагическим шепотом спросила Оля и трагическим жестом отбросила на мольберте холст.

Вася вытаращил глаза. Подошел поближе. Потрогал пустое место. Повернулся к нам.

— Сперли! — выдохнул он. — Вот беда-то! И вдруг лицо его озарила широкая улыбка.

Он хлопнул себя по коленям, захохотал:

Во здорово! Уйду теперь отсюда. Опух от бессонницы.

Да нет, Вася, — вздохнула вся «почерневшая» от горя Ольга. — Так просто теперь отсюда ты не уйдешь.

Сказанула! — хихикнул Вася.

Сказанула, — повторил я ледяным голосом, в котором все-таки ощущались сочувственные тона. — Сказанула… Эта картина, Вася, стоит миллион баксов.

— Иди ты! — выдохнул он. — Может, поищем? Завалилась куда? Я сейчас Абрека покличу. Он нюхастый. Враз найдет.

Мы переглянулись, пожали плечами, начали ленивые безнадежные поиски.

Дядь Вась, — добавил ему еще и Алешка, — а может, это вы ее сперли? Тогда делиться с нами надо.

Что ты! — Вася замахал обеими руками. — Что ты! — И вообще, он сейчас во всей своей боевой амуниции выглядел довольно жалко. Но жалко его не было — не спи, Вася, на посту. Раз уж его тебе доверили.

Но женское сердце отходчиво. Оно не может долго сердиться,

Оля стала перебирать книги на полке и радостно вскрикнула:

Вот она! Среди книг. Это, наверное, Бонифаций ее спрятал на всякий случай.

Ничего подобного, — сказал я. Мужское сердце не такое отходчивое. — Это какие-то жулики сделали. Посетители. Чтобы потом удобнее спереть. Повезло вам, Вася.

От всех этих потрясений, я думаю, теперь Вася будет всю жизнь маяться бессонницей.

Мы снова укрепили картину на мольберте, отошли немного, полюбовались.

А ничего набросочек, — похвалил Алешка. — Что-то в нем есть.

Неужели, Леш, ты по памяти делал копию? — восхитилась Ольга. — Какой у тебя верный глаз.

И верное сердце, добавил бы я.

Алешка кивнул без всякого зазнайства.

И мой портрет можешь сделать?

Запросто! — Алешка вскинул фотоаппарат, щелкнул. Вынул снимок, показал Ольге. — Только я тебе его не отдам, он мне будет нужен.

Зачем? — испугался я. — Сделаешь шарж для нашей доски?

В свое время узнаешь, — взрослым тоном проговорил Алешка.

Пошли к нам, — сказала Ольга. — Бабушка, наверное, пришла уже.

— «Такто» попьем, — обрадовался Алешка. Мы дружески простились со все еще бледным Васей и пошли к Ольге.

Да, прошло всего несколько дней с той поры, когда мы пили вечером чай в саду, на открытом воздухе. А сегодня уже и на терраске было холодно. И мы зашли в дом.

Внутри он был не хуже, чем снаружи. Настоящая изба. С большой печью, разрисованной большими цветами, с деревянным крашеным полом, с широкими подоконниками, на которых тоже были цветы — настоящие, цветущие. Им, судя по всему, не грозила засуха. Но больше всего нам понравились старые ходики, сделанные в виде деревянного домика. Они висели в простенке между окон, домовито постукивали, и время от времени из верхнего их окошка выскакивала птичка и сообщала точное московское время.

На деревянном столе из толстых строганных досок стоял кувшин с молоком и большая глиняная миска, накрытая полотенцем в красных петухах.

Оля достала из шкафчика глиняные кружки и налила всем молока. Сняла с миски полотенце — там горкой лежали пышные румяные лепешки.

Угощайтесь, Оболенские. — Оля пригласила нас к столу.

Ого! — сказал Алешка. — На три дня напекли.

Можно подумать. А то я тебя не знаю. Насчет лепешек.

Однако за столом мы просидели не очень долго. Не успел Алешка добраться до дна миски, как прибежала бабушка Света:

— Ой! Чтой-то деется! Ваське, охраннику, кажись, плохо! На заборе висит.

Мы разом вскочили и бросились к дверям. Алешка, правда, на ходу обернулся, притормозил и, дав задний ход, выхватил из миски пару лепешек и сунул одну в карман, а другую в рот. Так и бежал к музею с зажатой в зубах лепешкой. Фильм ужасов!

…Вася в самом деле висел на заборе. Навалился грудью на штакетник с закрытыми глазами. В доме глухо и злобно лаял Абрек.

Я задрал Васе голову, потряс ее. Она каталась в моих руках, как кочан капусты. Он чуть приоткрыл глаза, чуть попытался что-то пробормотать. Но мы не поняли ни слова. Да это и не слова были — одно жалобное мычание. Не человек, а теленок.

Мы с Ольгой оторвали его от забора и уложили на землю. Тут откуда-то взялась бабушка Света. Такие бабушки всегда вовремя появляЮТСЯ. — Ой! Сердешный. Не иначе его тот парень стукнул. — Какой парень? — встрепенулся я.

— Да такой… Я его встретила, как мимо дома шла. Туда побег, — она махнула в сторону станции. — Личико у него такое неприглядное. Вроде как блин с дырками.

Петелин! — сразу же решил я.

И Алешка — тоже. Он помчался в дом, выскочил тут же обратно, за ним — Абрек. Он был заперт в дальней комнате.

— Дим! Картины опять нет! Все ясно! В погоню!

Выскочивший из дома Абрек не выразил ни малейшего желания мчаться вместе с нами. Он преданно улегся рядом с Васей, лизнул в лицо и стал его охранять. По-моему, он сразу же заснул. Потому что его периодическое рычание больше всего походило на натуральный собачий храп.

Бабушка Света осталась приводить в чувство Васю, а мы помчались к станции.

Когда мы выбежали на дорогу, Оля схватила меня за руку:

— Сюда! В овраг. Здесь короче.

Мы ссыпались по крутому склону в овраг и помчались по его дну, продираясь через кусты и время от времени перепрыгивая через робкий ручеек, который вилял меж камней и деревьев.

Что мы будем делать, когда его догоним, — не было времени подумать. А что произошло в музее, мы узнали позже.

А произошло вот что.

Пауки передрались в банке.

Симаков, как только получил заветную картину, дал понять Игоряшке, что больше в его услугах не нуждается.

— А деньги? — разинул рот Игоряшка. Симаков дал ему с ядовитой усмешкой двести рублей:

Поделишься с пацаном, по-честному. Как я с тобой.

Да ты что!

Симаков холодно взглянул на него и спокойно сказал:

— Иди, иди отсюда. По мне еще милиция только начинает плакать, а по тебе уже давно рыдает. Иди, друг мой. Кто пацана похитил? Кто музей обворовал? Я ведь ничего не знал — так, подвез тебя пару раз, куда ты просил, и все. Иди, иди добром.

И Игоряшка пошел…

По дороге ему встретился беспечный Ростик.

Игоряшка денег ему, конечно, не дал, но не удержался — пожаловался, что тот самый друг, которого они выручали, жестоко обманул его.

— Да ладно, — утешил его Ростик, добрая душа. — Картинка-то не настоящая.

— Как!

Ростик рассказал — как! Игоряшка сначала схватился за голову, а потом посветлел всем своим широким лицом, похожим на блин с дырками.

— Так ему и надо! Ну и влип наш шеф! А настоящая-то картинка где?

Ростик пожал плечами. Простодушный Ростик…

— Где, где… Где положено. На своем месте. Тут Игоряшка озверел, теперь от радости.

Вот так вот, дорогой шеф! Теперь я на коне, а ты под копытами!

И он помчался вначале домой, где захватил газовый баллончик, а потом на вокзал.

…Охранник Вася, ошалевший от постоянных посетителей музея, взял в привычку закрывать Абрека в задней комнате. Выйдя на звонок и узнав знакомую личность, он ничего не заподозрил и своей привычке не изменил.

Отпер калитку…

Получил в лицо струю нехорошего газа, который вырубал человека почти на час, рухнул грудью на штакетник.

Игоряшка заскочил в дом, сорвал с мольберта картину и рванул на станцию…

Мы мчались так, будто не сами кого-то догоняли, а, наоборот, за нами гнались. Бешеные волки с козьими рогами.

Овраг постепенно мельчал, становился все положе, и, наконец, мы вырвались в чистое поле, за которым желтела роща и свистела электричка.

Сбоку, из-за кустов, довольно далеко впереди выбежал Игоряшка. Размахивая руками,

он, как лось, прыжками несся к станции. За спиной у него подпрыгивал рюкзачок. С картиной ценой в миллион. Да не цена главное, это понятно…

— Стой! — закричал я, не выдержав. Игоряшка на бегу обернулся и поддал ходу.

Еще немного, и он скроется в роще. И наверняка успеет на приближающуюся к платформе электричку. «Осторожно, двери закрываются!» Он покажет нам через стекло язык и сделает ручкой. А мы, запыхавшиеся, усталые, останемся на платформе.

Камнем, что ли, в него запустить?

И тут я вспомнил! Сунул руку за пояс и выдернул наш верный пистолет, с которым не расставался в последние дни.

Остановился, обхватил его руками, выбросил их вперед.

— Стоять! Стреляю! Игоряшка опять обернулся.

Я выстрелил. Грохот прокатился по полю, добежал до рощи и звонким эхом вернулся назад.

Игоряшка от неожиданности споткнулся, присел.

Я выстрелил еще два раза.

Смотри, не попади в него, — шепнула за моей спиной Ольга.

Не попадет, — пропыхтел Алешка.

Игоряшка выпрямился. Снял со спины рюкзак, поставил его у ног. Плечи его опустились, голова упала на грудь.

Мы медленно, с опаской, приближались к нему. Я все время держал его «под прицелом». Когда до нашей встречи оставалось всего несколько шагов, Игоряшка вздрогнул, вскинул голову.

И вдруг — нагнулся, распустил тесьму рюкзака, выхватил из него… нет, не оружие. А гораздо хуже.

Он выхватил картину Малеева. Поднял ее над головой и начал мстительно рвать на клочки.

— Все, — прошептала Оля и, опустившись на землю, закрыла ладонями лицо.

От станции, видимо, на шум выстрелов, спешили люди. И впереди всех — милиционер.

Кто стрелял? — громко крикнул он, тоже держа в руках пистолет. Только настоящий. Я в двух словах все ему объяснил.

Этот человек только что украл из музея картину, стоимостью в миллион долларов.

Игоряшка вдруг в бешенстве стал приплясывать на месте, исступленно топтал обрывки и злобно кричал:

— Вот он! Вот он! Вот он, ваш миллион! Подавитесь!

Милиционер собрал с земли обрывки (вещдоки), молча надел на Петелина наручники и повел в поселок. Обернулся:

— И вас, молодые люди, попрошу следовать за мной. Что с девушкой? Ранена?

— Расстроилась, — сказал Алешка. — А зря. Он достал из кармана лепешку и спокойно

принялся ее уплетать.

Я подошел к Ольге, помог ей подняться.

Все пропало, — прошептала она сквозь слезы.

Да, — подтвердил Алешка. В сочувственных тонах. — Теперь его точно посадят.

Да не о нем печаль, — вздохнул я. — Нет больше картины.

Вот еще! Я таких хоть сто штук за вечер нарисую. Подумаешь, черный квадрат. Шедевр. Одним больше — одним меньше. — И протянул Ольге огрызок лепешки: — Хочешь кусочек?

Утешил девочку.

Но что-то такое было в его словах, что мы с Ольгой насторожились. Но Алешка не спешил, он любил эффекты. Спецэффекты, я бы сказал.

Вот на этот квадрат, — он указал на то место, где сохранились следы бессильной Игоряшкиной злобы в виде глубоких вмятин от каблуков, — на этот квадрат у меня ушло двадцать минут чистого времени.

Что ты хочешь сказать? — Ольга так широко раскрыла свои синие глаза, что у меня сердце заколотилось. Будто я все еще бегу изо всех сил по чистому полю без конца и края.

Да это моя картина, — спокойно объяснил Алешка с набитым ртом.

А дедушкина? — Ольга прижала руки к груди. — Да прожуй ты, наконец.

А дедушкина в банке, под охраной. Мы с папой на днях ее туда пристроили. Можешь приезжать за деньгами. Миллион тебе, конечно, сразу не дадут, но на учебу пока хватит.

Так вот они о чем с папой так подозрительно перемигивались, когда папа говорил о своем надежном банкире! Так, значит, умница Алешка и это предусмотрел: две копии сделал!

Алешка проглотил наконец кусок лепешки и посмотрел на нас ясными глазами. Ольга обхватила его обеими руками и звонко чмокнула в щеку..

— Вот еще! — смутился он. — Мне это надо? — И усмехнулся так задорно, так хитро, что мне захотелось дать ему… подзатыльник? Нет, еще одну лепешку…

Мы зашли в милицию. Нас уже ждали.

Опять вы! — сказал знакомый милиционер. — Я вот сейчас вас…

Не спешите, — сказал я. — Позвоните вот по этому номеру, — и я назвал папин телефон, — и вам там все объяснят — вежливо и культурно.

Так и получилось. Поэтому мы задержались в отделении недолго, оставили свой адрес и телефон, а сами вернулись в Малеевку — узнать, как там бедный соня Василий?

С ним было все в порядке. Бабушка Света притащила и подложила под него матрас и поила козьим молоком.

— Ой! Пьет-то как хорошо. Ничего, милый, сейчас я еще куфаечку принесу, укрою тебя — ты и поспишь. И лихо твое сном перебудет.

Васе только того и надо.

Глава XVI КАЖДОМУ СВОЕ

За завтраком папа с сожалением отложил газету и взглянул на часы:

— Пора.

— Опять на работу? — огорчилась мама. — Сегодня же выходной.

— Ну не у всех же, — вздохнул папа. — Да я ненадолго. Сгоняю в аэропорт и обратно. Встречу приятеля и провожу его.

В камеру? — догадался Алешка… Папа не ответил, только подмигнул.

Вечно у вас секреты! — надулась мама.


Пап, — сказал Алешка. — Ты меня уважаешь?

Уважает, — ответила мама. — Он в нашей семье только тебя уважает. От остальных у него одни секреты.

Папа обнял маму, а Лешке ответил:

Уважаю. Но в аэропорт не возьму.

Пап, а кто картину спас? А кто жуликов разоблачил? Кто Игоряшку задержал? — И без всякого перехода, в тех же занудливых тонах: — Пап, ну мы никому там мешать не будем. В сторонке постоим, мороженое поедим.

Это шантаж, — сказал папа.

Отец, ты к ним несправедлив. Ну, постоят в сторонке, поедят мороженого… Тебе жалко?

Это не цирк.

А мы в цирк и не просились.

Пап, а кто…

Все, — сказал папа, еще раз взглянув на часы. — Уговорили. Едем.

Оба два? — спросил Алешка.

— Оба два.

У подъезда стояли две черные машины. В одной из них уже сидели люди — добры молодцы. Мы сели в другую. И к нам еще двое подсели. В черных плащах, в черных костюмах. Одинаковые с лица. Из одного ларца — Интерпол называется.

— Познакомьтесь, — сказал папа.

Мы познакомились. Один молодец назвался Николаем, другой — Колей.

Это наши офицеры, — объяснил папа. — Если операция пройдет благополучно, они первым же рейсом вылетят в Париж.

За родителями Ольки? — обрадовались мы.

Да. Надеюсь, дня через два они будут в Москве.

…До аэропорта мы доехали быстро. Мало того, что пробок в это воскресное утро не было, так еще многие водители каким-то чутьем угадывали, что с нами лучше не связываться, и поспешно уступали нам полосу.

В аэропорту мы разделились. Мы с Алешкой и еще один сотрудник остались с папой, а остальные исчезли, как растворились. Мы встали в сторонке и стали ждать. Только Алешка время от времени выбегал наружу — ему страшно нравились автоматические двери, которые раздвигались перед ним, как по команде.

На эскалаторе не хочешь покататься? — сердито шепнул ему я.

В метро покатаюсь, — съязвил Алешка.

Тут папин сотрудник что-то сказал вполголоса. Мы незаметно переместились поближе к ним: очень плохо подслушивался их разговор. Потому что в зале было довольно шумно — все время работала трансляция и объявляли на разных языках: рейс такой-то — произвел посадку; рейс такой-то — начинается посадка; рейс такой-то — вылет задерживается.

Папин сотрудник, оказывается, все время держал связь с другими сотрудниками. По рации. Но где эта рация? И почему мы ее не слышим? А он прекрасно принимал сообщения и вполголоса дублировал их для папы: наверное, у него был незаметный наушник. И микрофон.

— Объект «один» прошел таможенный досмотр. Объект «два» находится в машине возле четвертого подъезда.

Объект «один», как я догадался, это наш дорогой господин Алтынский. Объект «два» — «фиртурма» Симаков. По Алешкиным глазам я понял, что он об этом догадался еще раньше.

— Объект «два» идет на сближение. В руках чемоданчик типа атташе-кейс.

Папа что-то тихо сказал. Сотрудник кивнул и проговорил механически:

— Объект «один»: ручная кладь — небольшая сумка и атташе-кейс.

Через несколько секунд:

Приветствуют друг друга. Садятся в кресла, беседуют.

Видеосъемка ведется с двух позиций? — спросил папа.

Так точно. Принимаю: объект «один» встает. Производят обмен кейсами. Задержание.

Все? — подскочил Алешка. — И все?

А что? — улыбнулся сотрудник. — Чисто сработано. Это ведь не кино.


Ждите нас здесь, — сказал нам папа. — Мы — скоро.

Блицдопрос, — подмигнул его сотрудник, и они оба скрылись за дверью какого-то служебного помещения.

(И кстати, задержали в этот раз не только Симакова и Алтынского. Задержали и того таможенника, который проводил его досмотр. Этот «страж российских рубежей» уже был на подозрении.)

Алешка, поняв, что ничего интересного больше не будет, опять начал баловаться дверьми. Время от времени катался на эскалаторе. А я сел в свободное кресло и задумался. Я подумал: а почему вот все мы — папа, его сотрудники, мы с Алешкой — не сидим сейчас, например, дома за чаем или телевизором, не слушаем прекрасную музыку, не рисуем картины, не пишем книг и не делаем уроки? Потому что в нашем мире есть еще много петелиных, симаковых, алтынских. Еще много-много зла. И это зло мешает людям спокойно жить: сидеть дома за чаем или телевизором, слушать музыку и т. д. И значит, каждый человек должен понять: чем меньше зла, тем больше добра. И наоборот.

Простенькая мысль. Но я давно уже убедился: все мысли довольно простые. Если их не усложняют сами люди. Кто по глупости, кто со зла.

Поехали! Где Алешка? — надо мной стоял папа и внимательно смотрел на меня. — О чем задумался?

О тебе, хотелось мне сказать. О твоей работе. О твоих помощниках. Но я ничего не сказал. Устал, наверное…

Когда мы вернулись домой, мама поливала цветы.

Тебе какая-то симпатичная девочка звонила, — сказала она мне.

А как ты узнала, что симпатичная?

По голосу, — ответила мама с улыбкой. Как съездили? Всех задержали?

Разве всех задержишь? — с досадой проговорил Алешка. — Они, как тараканы, размножаются.

Ничего, — сказал папа. — Нас все равно больше.

Оболенских-то? — спросила мама.

Честных людей.

Вечно вы от меня все скрываете. — И она пошла на кухню. И сказала оттуда: — Сделаю торт. У нас гость сегодня. Отец, ты бы переоделся. А вы бы прибрались.

Мы цветы польем, — сказал Алешка.

И вот раздался звонок в дверь. Мы все оказались в прихожей. Вошла Оля и поздоровалась со своей светлой улыбкой.

— Привет, — сказал ей Алешка. — С будущими родственниками пришла знакомиться?

Мама хотела дать ему легкий подзатыльник, но он увернулся, и она попала мне в плечо.

— Ничего, Дим, — сказала она. — Это к счастью.

Почему к счастью? Впрочем, я и так' был счастлив.

Ольга очаровала всех. Папа стал за ней ухаживать, а мама хвалиться своими детьми.

— Алешка прекрасно рисует, — взволнованно говорила она. — Дима прекрасно… — Тут она немного запнулась и стала шарить глазами по комнате в поисках подсказки. Нашлась: — Прекрасно обои клеит.

— И письма пишет, — подсказал Алешка. Мама вздохнула и, наверное, подумала: опять от меня секреты.

За чаем с подгоревшим тортом («Так-то пивала?» — хвастливо спросил Алешка) мы рассказали Оле о том, что за ее родителями уже поехали в Париж два молодца, одинаковых с лица, что главные жулики задержаны и уже дают признательные показания.

А Ольга в теплых тонах поблагодарила всех Оболенских и сказала, что ей звонили из банка и просили зайти.

— Разбогатеешь, — сказал Алешка, — купишь мои картины… И мою выставку устроишь, за свой счет.

В общем, мы очень здорово провели время. Но мне все время казалось, что очень многое навсегда осталось позади. Будто кончился один этап нашей жизни и начинается другой. Но так обычно бывает, когда неплохо сделаешь какое-нибудь дело. И грустно с ним расставаться.

Вот, пожалуй, и все. Снова начались будни. И снова Алешка с Ростиком устроили очередную проказу. Совершили побег. В Америку. На электричке.

Не смейтесь, это правда. Я совсем забыл сказать, что в области, в старинном лесопарке, построили для детей что-то вроде Диснейленда. И в одном из его уголков устроили как бы Америку. С вигвамами индейцев и с бизонами. Вот там и гастролировали родители Ростика со своими аттракционами — охота на бизонов и катание на них по лужайке.

А Татьяна Львовна ушла из нашей школы и стала работать в этом Диснейленде переводчиком. В лесной глуши.

Как сказал при случае наш бравый директор: «Каждому свое. Кому — вольно! Кому — смирно!»

С Олей мы больше не виделись. Она уехала учиться в Санкт-Петербург.

Когда это случилось, Алешка покопался в своем столе и смущенно вручил мне подарок. Это был портрет Ольги, который он срисовал с ее фотографии. Давно это задумал.

Ольга на портрете была очень похожа на себя. Такая же светлая улыбка, такие же волнистые волосы… Только глаза разные — один черный, а другой голубой.

— Пиши письма, — сказал Алешка и кивнул на нашу семейную шкатулку.

Да, многое я вынес из этой истории. А главное, что я понял: пожалуй, нет у меня лучшего друга, чем мой младший братишка. Юный Шерлок Холмс.


Оглавление

  • Глава I ЧЕРНАЯ ПЯТНИЦА
  • Глава II ГДЕ РОСТИК?
  • Глава III ДРУЖНАЯ ТЕТКА
  • Глава IV НАСЛЕДНИЦА. БЕЗ НАСЛЕДСТВА
  • Глава V АУКЦИОН
  • Глава VI ШПИОН РОСТИК
  • Глава VII ПОХИЩЕНИЕ ЭКСКАВАТОРОМ
  • Глава VIII «Я САМ ПОХИТИЛСЯ!»
  • Глава IX ГРЯЗНЫЙ СЛЕД
  • Глава X НОЧНЫЕ ПРОГУЛКИ
  • Глава XI ВРАЖЕСКАЯ ВЫЛАЗКА
  • Глава XII НАЗРЕВАЮТ СОБЫТИЯ
  • Глава XIII КРАЖА В МУЗЕЕ
  • Глава XIV ВИЗИТ ДАМЫ
  • Глава XV НЕРАБОЧИЙ ДЕНЬ
  • Глава XVI КАЖДОМУ СВОЕ

    Загрузка...

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии

    загрузка...