загрузка...
Перескочить к меню

Земли Чингисхана (fb2)

- Земли Чингисхана (и.с. Тайна Льва Гумилева) 931K, 262с. (скачать fb2) - Константин Александрович Пензев

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



От автора

А. А. Шаравин, директор некоего Института политического и военного анализа (ИПВА), в своей статье (http://www.ipma.ru) «Кого следует опасаться России: Америки или Китая?» утверждает:

«Что же касается США, то, как бы ни раздражало нас поведение этой страны, с военно-политической точки зрения, не Китай наш союзник против Америки, а Америка — союзник против Китая. Не потому, что американцы питают какие-то дружеские чувства к России, а потому, что они совершенно не заинтересованы в безграничном усилении Китая. Им не нужна вторая холодная война».

Американцы действительно не питают к нам каких-то дружеских чувств, это совершенно очевидно, очевидно также и то, что они не заинтересованы в особом усилении Китая. Вопрос состоит собственно в том, какое нам (т. е. России) дело до американо-китайских отношений. США вложили в китайскую экономику в последние десятилетия просто колоссальные средства, и среднего россиянина совершенно не волнует их сохранность или распределение прибылей между людьми, которые к нему недружелюбны и к которым средний россиянин совершенно равнодушен.

Не знаю, кто финансирует «институт», руководителем которого является или являлся А. А. Шаравин, и что этот «институт» из себя представляет, но направление его «аналитической» деятельности особенно не скрывается. Статья, как и всякое занимательное чтиво, снабжена фотографиями, иллюстрирующими китайскую военную мощь, и на одной из данных фотографий военнослужащий — лицо азиатской национальности — разбивает головой кирпич, азиатского же, вероятно, производства. Намек ясен? Вот таким же «макаром» эти злобные азиатские солдаты собираются сокрушить и нашу любимую матушку-Россию. В подтверждение реальности китайской угрозы А. А. Шаравин приводит следующие, смертоносные, как голова китайского пехотинца, доводы, которые коротко можно сформулировать следующим образом:

1. Китайцев много.

2. Китайцев не просто много, а очень много.

3. Китайцы очень голодные и живут в страшной тесноте.

4. Китайцы хотят захватить Сибирь и Дальний Восток.

В то же время некоторые СМИ утверждают, что и США не против захватить Сибирь и Дальний Восток, например, см. статью А. Балиева «Американские мечты. Станет ли Сибирь протекторатом США?» (http://www.rpmonitor.ru). На иллюстрации к этой статье изображен спящий «русский Иван», с которого один сапог стягивает желтолицый и узкоглазый товарищ в рабочей одежде a la «культурная революция», другой же сапог стягивает носатый господин в ковбойской шляпе. Таким образом, дело обстоит крайне запутанным образом. Похоже, что нам предстоит бить и тех и других. Сапоги, конечно же, отдавать нельзя.

Итак. По мнению различных аналитиков и наблюдателей современного политического процесса, нам следует выбрать одно из двух:

1. Дружить с Америкой против Китая.

2. Дружить с Китаем против Америки.

Здесь стоило бы добавить одно замечание. Как бы ни трактовали положение современной России разного рода аналитики и наблюдатели, она, несмотря на все сложности, была, есть и будет субъектом мировых отношений, но никак не объектом. Это иногда бывает сложно понять, но таков закон жизни, и его не изменить.

Навязываемые России варианты выбора хороши теми или иными возможностями, но плохи тем, что это варианты не нашего выбора вообще, и они в России не интересуют никого, исключая разве что тех, кому заплачено за соответствующий интерес к ним.

Безусловно, Китай несет в себе определенную угрозу, но какова эта угроза и какова степень ее опасности — далеко не ясно. То, что Госдепартамент США организует в России, через некоторые бумажные и электронные СМИ, антикитайскую пропаганду — не вызывает сомнений. Китай также ведет в российском Интернете определенную пропагандистскую и информационную работу но, кстати, он никому не навязывает свою идеологию, свое мировоззрение и свой образ жизни, в отличие от тех же США, чья «демократическая» риторика уже вызывает отторжение.

Так что, читатель, о Китае стоит поговорить. В настоящее время эта страна находится на подъеме, и вполне возможно, что через некоторое время она станет если не лидером мирового сообщества, то весьма и весьма значительной величиной. Тогда как США в будущем уже не смогут играть ту роль, которую они пытаются примерить на себя после распада СССР.

Вот придут китайцы…

Лучший правитель тот, о ком народ знает лишь то, что он существует. Несколько хуже те правители, которые требуют от народа их любить и возвышать. Еще хуже те правители, которых народ боится. Но хуже всех те правители, которых народ презирает.

Лао Цзы

Какая тема является основной в разговорах российских граждан, в том же Интернете, при обсуждении российско-китайских отношений? Китайская миграция. Обычно среднего российского обывателя завораживает сама численность населения нашего могучего азиатского соседа — 1,3 млрд. человек. При этом использующие общественные страхи ради рейтинга и роста подписки, средства массовой информации постоянно напоминают, что, во-первых, Китай просто трещит по швам от избытка населения, а во-вторых, спит и видит, как бы завладеть просторами Сибири и Дальнего Востока, которые столь богаты залежами различных полезных ископаемых и лесом.

Для того, чтобы несколько охладить страхи и непосредственно связанные с ними вспышки агрессии и китаефобии, следует отметить, что Китай всегда на протяжении его истории отличался чрезвычайной населенностью (в южной своей части), однако при этом собственно китайцы-хань никогда не селились на территориях современного российского Приморского и Хабаровского краев в частности и Дальнего Востока и Сибири вообще. Так же следует отметить, как это ни парадоксально может прозвучать, что они никогда не селились на этих территориях именно до начала их освоения Российской империей. К моменту прихода русских на Дальний Восток, по левой стороне Амура, насчитывалось едва ли несколько сотен маньчжурских фанз (дворов), при этом маньчжуры являются совершенно особой национальностью со сложным и интересным этногенезом.

«Русские землепроходцы, выйдя на Амур, услышали о том, что ниже по реке живут „дючеры“, от эвенков, которые часто служили для казаков проводниками».[1] Как считает А. А. Бурыкин, данные «дючеры», о которых эвенки рассказывали казакам, представляли собой просто-напросто маньчжурские караулы, располагавшиеся по берегам Амура, и также отмечает, что «языковое влияние маньчжур на языки Приамурья оценивается как довольно незначительное». Таким образом, сколько-нибудь широкого контакта подданных китайского государства с аборигенами, в частности с гиляками (нивхами), исконно проживающими в низовьях Амура, не существовало.

Есть любопытный нюанс. С XVII в. по начало XX в. Китаем управляла маньчжурская династия Цин (с 1616 г. по 1636 г. именовалась «поздняя Цзинь»), которая запрещала собственно китайцам (хань), да и вообще кому бы-то ни было, мигрировать на земли Маньчжурии и тем более запрещала самим маньчжурам каким-либо образом смешиваться с китайцами. Запрет на миграцию в Маньчжурию поселенцев из Китая просуществовал до 1878 года, и отказ от этого запрета оказался вызван именно страхом перед российской колонизационной политикой, тем более что сам маньчжурский народ вовсе не являлся столь многочисленным, чтобы успешно противостоять русскому напору, хотя его численности хватило, чтобы завоевать (подчеркиваю, завоевать) южные провинции, имеющие многомиллионное население, и в течение почти трехсот лет властвовать над ними.

Петр Бадмаев сообщал царю Александру III в своей докладной записке от 13 февраля 1893 года: «Мне достоверно известно, что ближайшие советники богдыхана решили постепенно увеличить население Уссурийского края, укрепить эти местности против вторжения русских в Пекин. Следовательно, заселение края происходило постепенно в продолжение 27 лет, незаметно для представителей нашей окраины, и раз уже мы заметили это, то не следует особенно тревожиться, потому что китайцы без посторонней помощи неспособны к наступательной войне; тысяча умных казаков в состоянии держать в страхе 100-миллионную китайскую армию, вооруженную вполне по-европейски. Примеры 20 с лишком веков указывают, что китайские войска, преследуя монголов, неоднократно погибали миллионами от бескормицы и утомительного перехода через Монголию. Следовательно, и с этой стороны мы также безопасны» (http://www.east.cyxa.net). Столь уничижительная оценка Бадмаевым боеспособности китайских войск может показаться необоснованной, однако, несмотря на определенную долю хвастливости, его уверения были не так уж и далеки от истины.

Разрешение на колонизацию Северной Маньчжурии китайцами было выдано, в частности, в связи со строительством КВЖД. Как писал полковник Болховитинов в своей записке «Китайская колонизация Северной Маньчжурии», составленной по заданию Комитета по заселению Дальнего Востока, «проведением КВЖД мы возродили Маньчжурию к новой жизни».[2] Из этого же источника следует, что цинскому правительству в конце XIX в. подавались десятки докладов китайских чиновников и военачальников «об агрессивных стремлениях России, об ее намерениях путем постепенного заселения не только своих границ, но и полосы отчуждения захватить оба берега Амура, Аргуни и Уссури, район КВЖД»,[3] и предлагались разные меры противодействия русской экспансии. Вот, например, цитата из доклада одного из руководящих чинов Мукденской провинции: «Русские особенно стремятся занять наши земли. Не будем говорить о прошлом, полном горечи и страданий, не будем тревожить незаживающие раны, посмотрим на теперешнее положение — русские офицеры всюду производят съемки, а русские подданные захватывают торговлю и богатства страны, поэтому мы должны приложить все усилия, чтобы не выдать нашу страну русским. Последние все равно, что заноза, проникнувшая в тело Китая, поэтому мы никогда не можем быть покойными, и, как ни больно будет, но нужно решиться выдавить эту занозу».[4]

Здесь крайне уместным было бы размышление о том, какое прошлое, «полное горечи и страданий», имели в виду китайские руководители, однако поговорим об этом позже.

К 1858 году, т. е. к моменту заключения Айгуньского договора, на левой стороне Амура проживало несколько тысяч маньчжур, которые отошли по данному договору к России, обязавшейся не притеснять их.

Следует определенно заявить, что уровень миграции китайских граждан на территорию России всегда зависел только от одного — от политики самой же России, а ее политика в отношении китайского присутствия, в общем и целом, была исключительно конъюнктурной и менялась от лояльной до нетерпимой в зависимости от заинтересованности в дешевой рабочей силе.

На начальном этапе освоения Дальнего Востока, а именно во второй половине XIX века, российские власти явным образом привлекали китайцев на здешние земли, вплоть до того, что тем разрешалось иметь землю во владении и они даже освобождались от налогов на 20 лет.


Таблица 1. Сведения о численности китайских подданных в Приамурском генерал-губернаторстве до 1900 г.[5]
Год Амурская область Приморская область Забайкальская область Итого
1886 14 500 13 000 - 27 500
1891 14 891 18 018 300 33 209
1893 29 272 8275 321 28 868
1900 15 106 36 000 695 51 801

Таблица 2. Сведения о количестве китайцев, проживавших в Приамурском генерал-губернаторстве в 1910–1914 гг.[6]
Год Амурская область Приморская область Камчатская область Сахалинская область Итого
1910 31 648 60 586 234 573 93 041
1911 18 541 57 447 200 485 76 673
1912 24 156 53 698 210 528 78 592
1913 29 818 48 181 135 688 78 882
1914 29 818 38 779 191 472 72 229

К 1910 году, в результате столыпинской политики переселения, численность русских на Дальнем Востоке стала преобладающей, а китайцы составили 10–12 % населения региона.

Основными причинами (с китайской стороны) иммиграции являлись следующие: во-первых, желание заработать, поскольку в России платили вполне приличные деньги, во всяком случае, намного больше, чем в Китае; во-вторых, часть китайцев привлекали возможности спекуляции, контрабанды и торговли; в третьих, некоторые китайцы занимались таежными промыслами (женьшень и пр.). Первоначально иммиграция шла из северокитайской провинции Шаньдун, отличавшейся уже тогда высокой плотностью населения, безработицей и низким уровнем жизни. Впоследствии в китайский рабочий поток включилась некоторая часть населения из Маньчжурии.

Иммиграция, в большинстве своем, носила сезонный характер. «Движение китайцев в русские пределы и обратно в Китай происходило ежегодно весной и осенью, напоминая приливы и отливы. Немногие китайцы оставались в крае надолго. Все они, какой бы деятельностью ни занимались, стремились, скопив от 200 до 300 рублей, возвратиться домой. Только очень небольшое их число, можно сказать единицы, оставалось навсегда в России, женившись на русских и приняв православие».[7]

Надо сказать, что китайцы практически не ассимилируются с местным населением при иммиграции и в любых странах пребывания стараются селиться вместе, составляя крепкие спаянные общины со своими внутренними порядками. Архиепископ Хабаровский и Приамурский Марк отмечал следующее:[8] «Особенно же важно то, что эмигранты-китайцы, в отличие от абсолютного большинства эмигрантов других национальностей, крайне редко порывают связи с родиной. Китайцы, живущие вне Китая, хуацяо, очень часто стремятся, достигнув определенного социального статуса и поправив свое благосостояние, вернуться на родную землю».

Необходимо признать, что китайцы внесли достаточно большой вклад в начальное освоение российского Дальнего Востока. На их долю пришлась самая тяжелая и неквалифицированная работа. На золотых приисках, в шахтах, в портах китайцы составляли 70–90 % рабочих. Достаточно много их трудилось в строительной сфере. Между тем наряду с рабочей силой на Дальний Восток двинулась и часть китайских торговцев и спекулянтов, коммерческие навыки которых позволили им на равных конкурировать с русскими предпринимателями. В 1910 г. в регионе работали 8,3 тыс. китайских и 12,3 тыс. русских предприятий.

Между тем наплыв дешевой китайской рабочей силы отпугивал русскую администрацию, и в начале XX века правительство стало ограничивать ее приток. Однако во время Первой мировой войны за счет завербованных китайцев пришлось восполнять недостаток рабочих рук по всей России. Подавляющее большинство этих китайцев остались в стране после Октябрьской революции, не имея средств выехать на родину. Переписью 1926 г. в России зарегистрировано 100 тыс. китайцев, из которых 70 тыс. проживали на Дальнем Востоке. В Москве в 1928 г. их насчитывалось 8 тыс.[9]

Поскольку китайские иммигранты после 1917 года оказались лишены каких-либо средств к существованию из-за развала российской промышленности, то они в огромном количестве вступали во времена гражданской войны в РККА. Так, М. А. Молодцыгин в статье «Социальный и национальный состав Красной Армии в годы гражданской войны» (http://www.malchish.org) сообщает: «Формирование воинских единиц из числа трудящихся-иностранцев осуществлялось путем добровольчества в течение всей гражданской войны… В апреле на Всероссийском съезде военнопленных была образована Центральная коллегия по формированию интернациональной революционной армии. Шел разбор поступавших заявлений, подбирались необходимые кадры. Так, 22 апреля уполномоченным по формированию революционных отрядов из китайцев, работавших на заводах и рудниках Донбасса, был назначен Шен-Чит-Хо…»

По этому поводу известный советский диверсант П. Судоплатов сообщал: «В дивизии, где я служил, вместе с нами сражались поляки, австрийцы, немцы, сербы и даже китайцы. Последние были очень дисциплинированны и дрались до последней капли крови».[10]

Поначалу советская власть относилась к китайцам довольно участливо, как к представителям нацменьшинств. Однако к 30-м годам политический курс поменялся, и «китайский вопрос» решили радикальным образом, в духе того времени. В 1937 г. всех китайцев выслали в Китай; корейцев частично в Корею, а частично в Казахстан и Среднюю Азию. Таким образом, все проблемы «незаконной иммиграции» оказались полностью решены вплоть до начала 90-х годов XX века, пока либеральное руководство России не озаботилось привлечением новой волны «гастарбайтеров».

В 1992 г. российские власти сломали «железный занавес», и поскольку в те времена дефицит товаров народного потребления в регионе Дальнего Востока и Сибири оказался чрезвычайно велик, то сразу же возникли два направления миграции — китайцы устремились в Россию, организовав здесь бойкую торговлю, а с нашей стороны в Китай хлынули потоки мелких торговцев-«челноков». Согласно данным администрации Амурской области, если через российско-китайскую границу в 1988 г. проследовало едва ли 6 тыс. китайских граждан, то в 1992 г. их число составило 287 тыс.

Публикации в средствах массовой информации обычно создают впечатление, что Россия практически китайцами оккупирована, а Дальний Восток ими уже чуть ли не аннексирован. Между тем данное мнение несколько преувеличено. Число китайцев, въезжающих в Россию, в последние годы (после 2000 года) стабилизировалось и составляет около 450–500 тыс. въезжающих, количество выезжающих примерно такое же, хотя положительный баланс все-таки в «пользу» России и составляет около 30 тыс. в год. Однако данные цифры отражают уровень официальной миграции и не учитывают нелегальную. Незаконные мигранты из Китая в Россию чаще всего приезжают транзитом через Казахстан и направляются на запад страны, на территории, более благополучные в экономическом смысле.

Поскольку автор проживает в Приморском крае, конкретно в г. Дальнегорске с населением около 40 тыс. человек, то у него есть возможность лично наблюдать некоторые демографические явления. В моем городе китайская миграция равна нулю, и даже в торговле никакого азиатского присутствия не наблюдаются. Некие движения в этом направлении вроде бы производились, но они оказались похоронены в зачаточном виде. Т. к. г. Дальнегорск полностью и исключительно индустриальный город (на его территории находится два довольно крупных производственных предприятия), а индустрия в России переживает нелегкие времена вследствие откровенно паразитической политики сегодняшнего истеблишмента, то и ситуация с рабочими местами в городе является весьма напряженной, а социальная обстановка обостренной. Широкое присутствие здесь каких-либо инородцев привело бы, в конце концов, к взрыву. Местные власти, кажется, это понимают.

В Приморском крае основными центрами сосредоточения китайцев являются Пограничный и Гродековский районы, примыкающие к Китаю, и торговые узлы края — г. Владивосток и г. Уссурийск. В Хабаровском крае таковыми центрами являются г. Хабаровск и Хабаровский сельский район, а также г. Бикин и район им. С. Лазо, в Амурской области — г. Благовещенск, Благовещенский сельский район, районы Свободненский и Шимановский. Интересы китайцев, в том же Приморском крае, вполне определенные — это торговля, в основном ширпотребом, и промысел в тайге. Т. е. все то, что их интересовало в конце XIX — начале XX веков, за исключением работы на рудниках.

В общем, цели и задачи нынешней китайской иммиграции полностью копируют ее цели и задачи прошлого. И по

характеру и по форме она, в принципе, та же самая. Так же современная иммиграция китайцев носит преимущественно нелегальный или полулегальный характер, как и в дореволюционный период, а главной целью мигрантов является быстрое обогащение на законном и незаконном импорте и экспорте, разного рода криминальная деятельность, сезонные работы. В настоящее время, как и в прошлом, среди китайцев-иммигрантов преобладают мужчины, большей частью в возрасте до 30 лет, а женщины составляют не более трети от их числа.

Преследует ли китайское правительство какие-либо политические цели, сказать сложно. Несомненно, что у него есть некоторые амбиции. Но у большинства стран мира какие-нибудь претензии к соседям всегда найдутся. Следует помнить только то, что когда какие-либо иностранные граждане законно или незаконно заселяют часть российской территории, то это лишь часть проблемы и она решается вполне определенными мерами, а именно выдворением незаконных мигрантов за пределы государства с выставлением определенных претензий стране-донору и сокращением сроков пребывания мигрантов законных. Что касается предоставления заезжим китайцам российского гражданства, то здесь, извините, ситуация характеризуется поговоркой «дураков и в церкви бьют», а «желтая опасность» здесь ни при чем.

Безусловно, демографическая ситуация на Дальнем Востоке остается из рук вон плохой. Население здесь к 2001 г. сократилось на 4,3 % (по сравнению с 1989 г.). В частности, в Читинской области на 8,9 %, в Еврейской автономной области на 7,9 %, в Амурской области на 4,9 %, в Хабаровском крае на 5,7 %, в Приморском крае на 3,7 % и в Иркутской области на 2,9 %.

Некоторые политики полагают, что компенсировать ситуацию возможно с помощью приезжих гастарбайтеров, которые за копейки будут трудиться целыми днями (китайское трудолюбие, кажется, вошло уже в поговорку) и заменят тем самым несговорчивых «русских Иванов» с их тягой к водке и прочим безобразиям. Между тем сегодняшняя китайская иммиграция не так проста, как в начале XX века.

По данным сайта «ПОЛИТ.РУ»[11] китайцы, приезжающие в Россию, как минимум, окончили среднюю школу (48 %), значительная часть имеет высшее (35 %) и среднее специальное (17 %) образование. 18 % китайских мигрантов — экономисты, 7 % — преподаватели и инженеры, 3 % — переводчики, 19 % — врачи, юристы, журналисты, библиотекари, менеджеры, специалисты по маркетингу и т. п., 10 % — строители и рабочие высокой квалификации. Крестьян оказалось лишь 3 %. 17 % не дали ответа о своей специальности, а 40 % прямо ответили, что не обладают никакой специальностью. Но самое главное то, что подавляющее большинство опрошенных — горожане (84 %).

Таким образом, большинство приезжающих в Россию китайцев вовсе не стремится осваивать пустующие сельскохозяйственные земли, потом и кровью добывая хлеб насущный (как же, ищите кого попроще), а более всего стремится нажиться за счет торговли и спекуляции на товарах ширпотреба, которые в России с чего-то вдруг решили прекратить выпускать. Что же мы получаем в реальности? Лишенная работы масса русских людей покидает Дальний Восток, вместо них приходят китайские мешочники, предлагающие дешевые ботинки, качеством нисколько не лучшим, чем те, которые выпускались на Биробиджанской обувной фабрике в советские времена.

Дешевизна китайской рабочей силы объясняется достаточно просто: поскольку подавляющее ее большинство является «вахтовиками», то и ее требования невысоки. Китайцы вполне удовлетворяются проживанием чуть ли не вдесятером в одной маленькой комнатке и не несут расходов на семью, т. к. большинство из них — холостая молодежь. Труд их мало учитываем, и налоговые отчисления от них стремятся к нулю. Таким образом, китайская миграция, просто напросто паразитирует на инфраструктуре, созданной русскими еще в советские времена.

В настоящее время наши азиатские друзья проникают в Россию по различным каналам. Самым распространенным является созданный российскими властями «облегченный» безвизовый вариант въезда под видом частных торговцев ширпотребом и продовольственными продуктами. Ввозить продукты из Китая является делом гораздо более выгодным, чем производить их на российской территории, хотя бы и в силу несравненно меньших издержек. Т. к. данный вариант въезда распространен практически повсеместно (от крупных городов до сельских поселков), то он приносит китайским гражданам никем не учитываемые и не облагаемые российскими налогами огромные доходы. Размеры сумм здесь весьма велики. Определенная часть этих денег тратится на приобретение СКВ и вывозится в Китай в виде наличности. Часть расходуется на покупку российских ценных бумаг и на скупку товаров длительного пользования, как-то: металлических бытовых и промышленных товаров и т. п. предметов, имеющих высокий спрос в Китае.

Очень любопытен источник китайской иммиграции. Если в конце XIX — начале XX века иммиграция шла в основном из провинции Шаньдун, а затем уже к ней подключилась Маньчжурия, то в настоящее время поставщиком человеческого ресурса в Россию является именно последняя. Так, подавляющее большинство (порядка 96 %) иммигрантов — жители северо-восточных китайских провинций Хэйлунцзян, Гирин, Внутренняя Монголия и Ляонин. Среди горожан, а их большинство в общем потоке, доминируют выходцы из провинции Хэйлунцзян. Из них больше половины — жители Харбина, есть приезжие из Хайлара и Айхоя. Таким образом, исходным ареалом миграции в Россию являются провинции исторической Маньчжурии, а юго-восточные, ханьские, регионы в этом движении не участвуют, между тем на сегодняшний момент они являются как наиболее развитыми, так и наиболее густозаселенными. Национальный состав бывших маньчжурских земель достаточно сильно отличается от состава юго-востока, даже несмотря на значительную миграцию сюда ханьцев после 1878 года, но об этом мы поговорим позже.

В ходе ознакомления с материалом автор уяснил одну весьма очевидную вещь. Китайская (здесь речь идет о государственной принадлежности, а не об этническом спектре) иммиграция инициирована, как в конце XIX века, так и в конце XX, самими российскими властями для решения российских же проблем. То, что решая одни проблемы, мы создаем новые, — ясно вполне. Однако, как бы там ни было, на практике присутствует вполне определенная политика ограничения оседания китайских подданных на территории России. Похоже, что местные и региональные власти отдают себе отчет в некоторых опасностях. Что касается вышестоящих властей и влиятельных группировок, то здесь ситуация предстает в более сложном виде. Мираж дешевизны и производительности китайской рабочей силы имеет весьма сильное действие. Кажется, некоторая часть российского правящего класса готова заселить Россию кем угодно, кто возьмет за свои услуги хотя бы на копейку меньше. И вряд ли многие задумываются о том, сколько придется заплатить потом.

Между тем самое интересное состоит в том, что Китай и собственно китайцы не проявляют особого энтузиазма по поводу отторжения, заселения и освоения Дальнего Востока и Сибири. «Но как же так? — спросите вы. — Разве Сибирь и Дальний Восток не являются богатейшими кладовыми минеральных ресурсов и не распаханной целиной, годной для ведения сельского хозяйства?»

Безусловно, любая территория, даже если это территория Сахары, представляет собой определенную ценность. В китайской (вернее хуннской) истории известен довольно любопытный казус белли.

«В то время, как Модэ вступил на престол, [дом] Дун-ху был в силе и цветущем состоянии. Получив известие, что Модэ убил отца и вступил на престол, Дун-ху отправил, к нему посланца сказать, что он желает получить тысячелийного коня, оставшегося после Туманя. Модэ потребовал совета у своих вельмож. Вельможи сказали ему: тысячелийный конь есть сокровище у хуннов. Не должно отдавать. К чему, сказал им Модэ, живучи с людьми в соседстве, жалеть одной лошади для них? И так отдали тысячелийного коня. По прошествии некоторого времени Дун-ху, полагая, что Модэ боится его, еще отправил посланца сказать, что он желает получить от Модэ одну из его Яньчжы. Модэ опять спросил совета у своих приближенных. Приближенные с негодованием сказали ему: Дун-ху есть бессовестный человек; требует Яньчжы. Объявить ему войну. Модэ сказал на это: к чему, живучи с людьми в соседстве, жалеть одной женщины для них? И так взял свою любимую Яньчжы и отправил к Дун-ху. Владетель в Дун-ху еще более возгордился. В хуннуских владениях от Дун-ху на запад есть полоса земли на col1¦0 ли необитаемая. На ней только по границе с обеих сторон были караульные посты. Дун-ху отправил посланца сказать Модэ, что лежащая за цепью обоюдных пограничных караулов полоса брошенной земли, принадлежащая хуннам, не удобна для них, а он желает иметь ее. Модэ спросил совета у своих чинов, и они сказали: это неудобная земля; можно отдать и не отдавать. Модэ в чрезвычайном гневе сказал: земля есть основание государства; как можно отдавать её? Всем, советовавшим отдать землю, отрубил головы. Модэ сел верхом на лошадь и отдал приказ — отрубить голову каждому, кто отстанет. После сего он пошел на восток и неожиданно напал на Дун-ху. Дун-ху прежде пренебрегал Модэ и потому не имел предосторожности. Модэ, прибыв с своими войсками, одержал совершенную победу, уничтожил Дом Дун-ху, овладел подданными его, скотом и имуществом».[12]

В настоящее время (2007 г.) китайское государство официально не имеет никаких территориальных претензий к Российской Федерации. Наша пресса твердит об «исторических обидах», нанесенных Китаю Россией, и о заявленных еще Мао Цзэдуном территориальных претензиях к СССР в размере чуть ли не 1,5 млн. кв. км. Так, в «Атласе мира», опубликованном издательством «Диту Чубаныпо» в феврале 1972 г., говорится, что царская Россия «вынудила Китай подписать ряд неравноправных договоров и отторгла 1,5 млн кв. км китайской территории». Безусловно Российская империя никогда не отличалась кротким и миролюбивым характером, но и Китай времен маньчжурской династии Цин также не принадлежал к числу государств-пацифистов. Его экспансия в Тибет и тот же Синьцзян совершенно не имела благотворительного характера. Однако «исторические обиды» не есть только лишь прерогатива Китая. Наше родное российское общество до сих пор, весьма серьезно переживает потерю Аляски. Другое дело, готова ли Россия применить все средства для ее возвращения, т. е. готова ли она пойти на широкомасштабный военный конфликт с США из-за Аляски, и, главное, будут ли усилия такого рода окупаемы во всех смыслах? То же относится и к Китаю — готов ли он начать широкомасштабные боевые действия для компенсации «обид»? Мы не можем точно знать, какие мысли крутятся в головах у высшего китайского начальства, но похоже на то, что на жизнь оно смотрит гораздо более трезво, нежели Великий Кормчий Мао.

В 2004 году, в ходе визита в Китай Президента РФ В. В. Путина, был подписан ряд документов по окончательному урегулированию границы между двумя странами. В бумажной прессе и в Интернете был высказан по этому поводу целый ряд суждений, от резко негативного (отдали полтора острова по течению Амура размером 337 кв. км, завтра отдадим все) до вполне лояльного. Здесь можно долго спорить и ссылаться на прецеденты, однако «прецеденты» свидетельствуют, что остров Даманский, за который пролили кровь наши бойцы, все-таки тихой сапой был передан Китаю еще Советской властью. Тем не менее общее впечатление от подписанного договора по урегулированию границы, лично у меня осталось скорее нехорошее, особенно на фоне повсеместной сдачи российскими властями внешнеполитических позиций в последние двадцать лет. Впрочем, есть и такое мнение, что в данном случае обе стороны спешили поставить точку в территориальном вопросе, чтобы заняться насущными проблемами с развязанными руками.

Что же касается шквала негодующих публикаций в российской патриотической прессе по поводу территориальных уступок Китаю со стороны России, то будет совсем не лишним делом познакомить читателя и с негодующими публикациями с китайской (возможно) стороны. Так, на некоторых сайтах[13] в Интернете размещен весьма примечательный и объемный труд «Настоящая история китайца Цзян Цзэминя», посвященный разоблачению бывшего Председателя КНР как бы со стороны «истинно ханьского патриота». Несколько непонятно, правда, зачем сей примечательный опус перевели на русский язык и разместили на русскоязычных сайтах? Здесь чувствуются какие-то темные политические интриги. Тем не менее чьей бы провокацией это электронное чтиво ни являлось, следовало бы привести некоторые выдержки из него, в частности из главы 14 «Негодяй, который предал свой народ» (характерный для китайской публицистики стиль): «Владивосток, Хабаровск, Нерчинск, Сахалинская область, внешняя часть гор Синань, о. Сахалин, 64 деревни к востоку от реки Хэйлунцзян (Амур. — К. П.) — эти названия никогда не сотрутся из памяти китайцев. Обширные и плодородные земли на северо-востоке Китая, унаследованные от предков, теперь простираются немым укором, вызывающим боль и наносящим оскорбление практически каждому гражданину Китая.

9 и 10 декабря 1999 года — два дня позора, который китайцы не скоро забудут. В течение тех двух дней президент России Борис Ельцин и глава Китая Цзян Цзэминь подписали в Пекине Протокол по восточному и западному участкам российско-китайской границы между правительствами Китайской Народной Республики и Российской Федерации. Земли, оговоренные в протоколе, которые, возможно, могли быть возвращены Китаю, как случилось с Гонконгом и Макао, были отданы Цзяном России. Шаг, предпринятый за спиной китайцев Цзяном ради достижения своих собственных целей, уничтожил перспективы дальнейшего развития».

И далее.

«Протокол, подписанный Цзяном, уступал более миллиона квадратных километров драгоценной земли — область, равная суммарной площади трех северо-восточных провинций Китая или десяти Тайваней. Цзян также согласился отдать России выход на реку Тюмень, отрезав северо-восток Китая от Японского моря.

Из-за этой сделки были потеряны некоторые территории Северного Китая, среди которых — провинция Вайсин, занимающая территорию в 600 тысяч кв. км к югу от внешних гор Синань и реки Хэйлунцзян; район Удун, занимающий более 400 тысяч кв. км к востоку от реки Уссури; Тувинский район в 170 тысяч квадратных километров и остров Сахалин с территорией в 76,4 тысяч кв. км»

И т. д. И, наконец, о главном, можно сказать, наболевшем:

«Немногие люди понимают, почему Цзян подписал столь предательское соглашение, как это. Фактически ответ содержится во второй главе этой книги. Если бы личность Цзяна, как спецагента на Дальнем Востоке, агента, завербованного КГБ, что так и было, когда-либо обнаружилась, то и он, и КПК вероятно бы потеряли власть за одну ночь. И фактически это та самая причина, по которой КПК не стремилась считать Цзяна ответственным за грубую ошибку, даже после того, как обнаружились его закулисные сделки».

Мда… Не могу сказать точно, кто является заказчиком столь впечатляющего текста, опять же, повторюсь, с чего-то вдруг переведенного на русский язык, но одно могу сказать со всей определенностью: кому-то очень не нравится урегулирование отношений между РФ и КНР, и кто-то очень хочет этому помешать. И вряд ли это отголосок внутрифракционной борьбы в КПК, судя по последним словам, эту КПК разоблачающим. Вероятнее всего, это голос китайских «диссидентов». Данная категория россиянам хорошо знакома.

В российской прессе достаточно часто повторяются постулаты о «колоссальной разнице демографических потенциалов» между Китаем, с одной стороны, и Сибирью с дальневосточными регионами, с другой. Следуя этим незамысловатым электротехническим аналогиям можно предположить, что под действием данной разницы потенциалов на российские земли устремится бурный поток китайских переселенцев. Между тем, если продолжать аналогии с электротехникой, то стоит заметить, что сила тока прямо зависит от сопротивления «проводника». Если представить себе некоторый «клапан», с помощью которого регулируется движение китайцев на нашу территорию, то следует и задаться вопросом — а в чьих руках находится данный «клапан»? Без всякого сомнения, в российских. Именно с этой позиции необходимо подходить к рассмотрению вопросов иммиграции китайцев в Россию.

Наши граждане иногда воспринимают данную иммиграцию в мифологическом плане. В Интернете, на форумах, можно зачастую встретить высказывания, подобные следующему: «Приедет во Владивосток миллион китайцев на грузовиках, и Владивосток станет китайским городом», при этом вполне определенно подразумевается, что дело здесь стоит только за желанием миллиона китайцев приехать в столицу Приморского края. Но почему бы тогда двумстам миллионам ханьцев не отправиться в США и не сделать эти самые США провинцией Срединного государства? В любом отношении подобное мероприятие более перспективно, чем поездка во Владивосток.

Речь, в данном случае, идет о том, что наш обыватель уже не видит в российском государстве какую-то реальную силу, способную противостоять кому бы то ни было, даже и китайской народной самодеятельности. Здесь нашим властям следовало бы немного задуматься, но я не могу сказать, насколько они к этому приучены. Другое дело, что основным источником паникерства является пресса, сознание большинства представителей которой явно не отличается от сознания той же обывательской среды. Так, журналист А. Храмчихин в статье «Дракон явил свое чело. Станет ли Россия одной из провинций Китая?» (GlobalRus.ru) заявляет: «Миллиард (китайцев. — К. П.) продолжает существовать в условиях абсолютной нищеты. Терять этим, людям абсолютно нечего, приобретут же они всю Сибирь». Интересно, как же А. Храмчихин и другие представляют себе данное нашествие миллиарда наших желтолицых соседей на Сибирь? Скорее всего, следующим образом — мелкими группами, по 2–3 млн. человек, абсолютно нищие китайцы, вооруженные мотыгами (а чем еще могут вооружиться люди в условиях крайней бедности?), собираются у российской границы, затем общей массой, затаптывая ногами редкие российские воинские контингенты, прорываются на просторы Сибири и здесь поселяются. Что самое удивительное, Монгольская Народная республика, будучи государством с чрезвычайно низкой плотностью населения и с очень малой абсолютной его численностью, находясь в прямом соседстве с КНР, не обладая сколько-нибудь значительными вооруженными силами, вроде бы не опасается перспективы быть заселенной китайцами-хань.

«Колоссальная разность демографических потенциалов» присутствует не только между российским Дальним Востоком и Китаем, но и между Китаем и, к примеру, Австралией. В наше время океанские просторы уже не являются препятствием для экспансии и последующего за ней управления. Между тем в Австралии большая часть земель — это пустыни. Зададимся вопросом. Нужны ли китайцам австралийские пустыни? Ведь, оценивая степень угрозы для той или иной территории, следует оценить привлекательность этой территории для агрессора. Соответственно, чем выше привлекательность, тем серьезнее могут быть угрозы. Антарктиду, к примеру, пока еще не разделили между заинтересованными государствами, поскольку еще нет этих заинтересованных государств, несмотря на то, что в потенциале, Антарктида может явиться крупнейшим источником питьевой воды.

Итак. Для того, чтобы определить степень угрозы для Сибири и российского Дальнего Востока от кого бы то ни было, хотя бы и от Китая или США, стоит, прежде всего, определить ресурсную значимость данных территорий, причем не в потенциальном плане (дескать, пройдет каких-ни-будь двести-триста лет, и разработка полезных ископаемых в Якутии станет приносить баснословные прибыли), а в текущем, т. е. исходя из краткосрочных экономических перспектив. Предположим, на территории X обнаружили громаднейшие запасы нефти с себестоимостью добычи барреля в 4 доллара. Является ли данное обстоятельство фактором, увеличивающим текущую политическую напряженность относительно территории X? Безусловно. А вот открытие на Луне колоссальных залежей титана не окажет в настоящее время какого-нибудь влияния на мировые дела. Лет через двести-триста — вполне возможно, но сегодня — нет.

Таким образом, прежде чем утверждать, что Китай собирается решить свои демографические проблемы за счет Сибири и российского Дальнего Востока, следует дать ответ на вопрос, какое количество китайцев способны прокормить вышеуказанные территории? Также следует дать ответ об уровне издержек при промышленном их освоении.

В Приморском крае, например, на текущее время (2007) численность населения составляет 2 млн. человек. Урожайность зерновых в благоприятном 2004 году составила 13,6 центнера с гектара (сравнимо с российским Нечерноземьем); при этом практически весь урожай пошел в животноводство, на откорм скота, который тоже, как известно необходимо чем-то питать.

По среднедушевому валовому продукту Приморский край почти вдвое (53 %) отстает от среднероссийского. Промышленность края дает менее четверти ВП (23,1 % в 2004 г.), на треть меньше среднероссийской доли (31,2 %). К 1991 году в крае было сформировано три типа отраслей промышленности: сырьевые отрасли (ведущие — рыбная, лесная, добыча руд цветных металлов и угля); машиностроение (в основном предприятия ВПК), обрабатывающая промышленность, обслуживающая собственные потребности региона.

Перспективу среди продовольственных отраслей имеет, пожалуй, только рыболовство и рыбопереработка, однако Китаю совершенно нет необходимости прибегать в этом случае к каким-то экстраординарным мероприятиям, если он и так контролирует переработку. Китай к настоящему времени стал одним из лидеров среди экспортеров переработанной рыбы и даже влияет на формирование цены на европейском рынке. Добавленная стоимость, которую получает Китай от экспорта в Европу филе минтая, не занимаясь ловлей, достигает 100–150 %. Из 3,5 млн. тонн рыбы, выловленных в России официально в 2006 году, примерно половина ушла за рубеж. Россия, вылавливая 35 % мировой добычи трески, 32 % минтая, 20 % сельди, 12 %, лососевых, 7 % скумбрии, практически не присутствует на мировом рынке конечных рыбопродуктов.

В дальневосточные порты сегодня приходит только 200–300 тыс. т. рыбы в год против 1600 тыс., поступавших в девяностые годы. Что касается Китая, то он строит современные рыбоперерабатывающие фабрики десятками на своей территории. Тогда как в России таких фабрик единицы. В Приморском крае это рыбокомбинат ТУРНИФ, Находкинская БАМР и Преображенская БТФ. Данная картина, скорее всего, вовсе не вызвана каким-то недомыслием местного приморского руководства (хотя и это возможно), а вызвана включением России и Приморского края, как части России, в мировой рынок. При господстве мирового рынка Китаю нет необходимости кого-то покорять, ему просто следует строить перерабатывающие заводы, на которых издержки являются существенно более низкими, и принимать рыбное сырье, выловленное российскими рыбаками. При этом расходы на содержание тралового и рефрижераторного флота российская сторона берет на себя. Впрочем, ремонтироваться флот предпочитает, как я понимаю, в корейском Пусане, где работы производятся несколько более качественно и, что самое существенное, дешевле, чем на приморских судоремонтных предприятиях. Россию все ругают за ее специфические методы хозяйствования, однако, даже если российское государство и российские корпорации станут трудиться по тем же организационным лекалам, что и западные, то вряд ли утвердившаяся схема рыбодобычи и рыбопереработки существенно изменится.

Китай находится в несравнимо более лучших условиях хозяйствования, и мировое промышленное производство того же ширпотреба давно уже переехало в Поднебесную.

По сообщению РИА «Новости» (http://www.allmedia.ru), министр иностранных дел РФ Сергей Лавров в интервью «Первому каналу» заявил: «США — крупнейший абсолютный инвестор в российскую экономику. Безусловно, это, в общем объеме американских заграничных инвестиций, малая доля, а в сравнении с американскими инвестициями в Китай это мизерные суммы…» Впрочем, все это не представляет собой никакой тайны. США и Европейский Союз активно деиндустриализируются и переводят свои промышленные капиталы в страны с низким уровнем издержек. В принципе, западные буржуины могут делать все, что им заблагорассудится. Но на кой дьявол необходимо деиндустриализироваться России, вряд ли сможет ответить и сам дьявол. Однако несомненно одно: Сибирь и Дальний Восток безусловно проигрывают Китаю как региону промышленного производства. Судьба их в качестве поставщиков сырья так же не выглядит особо перспективной на текущий момент.

Факт есть факт. Русские заселили Приморский край в количестве 2 млн. человек. Предположим, китайцы-хань за счет своей тяги к уплотненному проживанию и меньшей потребности в пище смогут разместить на территории Приморья 5 млн. человек, при этом изгнав всех русских. Приморье среди всех сибирских и дальневосточных регионов выглядит как зона с более-менее приемлемым климатом, в отличие от той же Якутии. Каким образом могут решиться демографические проблемы Китая при заселении ими Сибири, совершенно непонятно, особенно если учесть, что его население в 2004 году составляло 1300 млн.

Какую же аргументацию в обоснование китайской экспансии мы имеем от нашей свободной во всех отношениях прессы? Так, вышеупомянутый А. Храмчихин в своей статье делает довольно любопытный (скорее экзотический) краткосрочный прогноз:

«Можно предположить, что „часом X“ в отношениях между Россией, Китаем и США станет 2008 г., когда в России и США пройдут очередные президентские выборы, а в Китае — Олимпийские игры. Для Китая Олимпийские игры в Пекине станут поводом для того, чтобы открыто заявить о себе как о второй сверхдержаве. Китай обеспечит высочайший уровень организации Игр и, скорее всего, добьется победы своей команды над командами США и России по количеству олимпийских медалей (в т. ч. золотых). Игры будут носить откровенно политический характер (по примеру Олимпиады в Берлине 1936 г.).

В случае успешного для Китая проведения Игр (что практически гарантировано), Пекин, по-видимому, предъявит Тайбэю ультиматум с требованием объединения по принципу „одна страна — две системы“. Если ультиматум будет принят (скорее всего, так и случится), объединенный Китай действительно станет второй сверхдержавой, способной на равных бороться с США как в экономической, так и в военной сфере. Тогда следующий ультиматум получит уже Россия — с требованием создания тесного военно-политического союза под руководством Китая против США и возвращения „спорных“ территорий. Таким образом, Россия, в которой у власти будет новый президент (еще только вступающий в должность) окажется перед сложнейшим историческим выбором».

И т. д. и т. п.

Следуя логике (если в данном случае можно о ней говорить) уважаемого А. Храмчихина, России, для того, чтобы не потерять Сибирь и Дальний Восток, необходимо выставить на Олимпийских играх 2008 года команду спортсменов, способную переиграть китайцев. Что здесь можно сказать? Легкость в журналистских мыслях присутствует необыкновенная. При рассмотрении вероятности того или иного события политической жизни в ход идут разнообразнейшие «доводы». Такие, например, как «родство диктаторских режимов» (несмотря на то, что во время 2-й мировой войны вполне диктаторский режим Сталина дружил с вполне демократическим режимом Рузвельта), и прочие занимательные «мотивы», побуждающие государства, по мнению журналистов, к тем или иным действиям.

Здесь следовало бы, уважаемый читатель, разобраться с подоплекой появления «антикитайских» статей в российских СМИ. Должен сразу отметить, что определенный «алармизм» в прессе имеет право на жизнь, поскольку он не дает возможности обществу откровенно благодушествовать, не замечая разного рода угроз и опасностей. Однако, чем может быть вызван данный «алармизм» к жизни, знать также необходимо. Итак, всякий сигнал тревоги в прессе может быть инициирован, во-первых, как самим органом массовой информации (вроде крика часового на посту «Тревога!»), во-вторых, российской властью, которая, после проведенной аналитической и разведывательной работы, желает предупредить общество об угрозах, в-третьих, здесь может присутствовать работа иностранного государства, которое бы хотело добиться от российского общества и его властных структур определенного изменения политики.

Безусловно, определенная тревога по поводу китайской иммиграции в Россию весьма обоснована. И дело большей частью вовсе не в том, что не хватает собственных рабочих рук, скорее не хватает рабочих мест. Скажем прямо, в настоящий момент численность русского народа сокращается, потому следовало бы принимать меры к ее увеличению, а не к импорту дешевой рабочей силы. Если некоторые общественные деятели (хотя бы тот же Е. Гайдар) допускают привлечение китайцев в Россию, то стоило бы заметить, что приезжим азиатским гастарбайтерам вовсе не требуется политическое прикрытие какого-нибудь местного «союза за демократию» и своих «Гайдаров»; если потребуется, они с собой и привезут.

Китайская иммиграция — это только одна сторона проблемы. К нам едут и таджики, и молдаване, и грузины, и кто только не едет, однако из всей пестрой мигрантской массы только за китайцами стоит мощное организованное государство. И это действительно является проблемой. Но я повторюсь, эта проблема может быть решена российскими властями в одностороннем порядке за счет предотвращения оседания китайцев в России. Есть другая «сторона медали». Как я уже написал выше, США вложили в Китай колоссальные средства, и нет ответа на тот вопрос, готовы ли они применить против Китая вооруженную силу в случае угрозы их дивидендам от этих вложений? Не может ли быть такого, что инструментом воздействия на нашего южного соседа американцы попробуют, или пытаются, сделать Россию?

Читатель может спросить, а какова же личная точка зрения автора на вопросы взаимодействия России и Китая? Безусловно, решения в этой области принимать не мне, но поскольку последствия этих решений предстоит исправлять, в том числе и за мой счет, то я хотел бы выразиться следующим образом. На мой личный взгляд, нам в Российской Федерации нет надобности в каких-то китайских мигрантах. Никаких китайцев здесь быть не должно, но вовсе не потому, что это именно китайцы. Я бы сказал так, что это мое утверждение имеет силу и в отношении таджиков, молдаван, казахов, папуасов и вплоть до североамериканских \УА5Р включительно. Речь вовсе не идет о каких-то расовых предубеждениях или цивилизационных различиях. Почему? Да потому, что если те же китайцы в России не нужны русским, то кто может утверждать, что они нужны татарам, башкирам, бурятам и другим российским национальностям? Здесь я просто призываю читателя подумать. Прошу простить меня за некоторый цинизм, но миграция в Россию должна быть ограничена по аналогии с теми Же соображениями, которые заставляют любое правительство ограничивать доступ иностранных товаров на внутренний рынок. Хотите получить полный доступ к российскому рынку, в том числе и трудовому? Присоединяйтесь к Российской Федерации.

Что же нам необходимо? Нам необходимо, прежде всего, переломить демографическую ситуацию в отношении русского народа, а если говорить шире, то и всего российского. Какими путями? Отвечаю, хотя бы и самыми радикальными, вроде запрещения абортов до рождения трех детей, да хоть бы и запрещения абортов вообще. Хватит ли нам средств? Да средств нам хватит, и хватит с избытком. Что же касается разговоров о каком-то ограничении прав граждан, то просто следует объяснить этим гражданам, что пенсию для них никто, кроме их детей, зарабатывать не будет. Такие вещи понять тяжело, но возможно.

Обычно присутствие мигрантов, в том числе и китайских, в России объясняется как торговыми потребностями страны, так и нехваткой рабочей силы. Если с первым объяснением еще хоть как-то можно согласиться (китайцы везут дешевые товары широкого потребления), то второе вызывает недоумение. Насколько мне известно, проблема безработицы в России далеко не изжита. Между тем что весьма любопытно, некоторые российские исследователи призывают к заселению Дальнего Востока китайцами, причем данные исследователи явно находятся под эгидой западных организаций. Так, например, Владимир Портяков на сайте Московского центра Карнеги рассуждает следующим образом: «…путь к решению демографических проблем региона (Дальнего Востока. — К. П.) лежит в принципиальной смене модели его освоения, в допущении относительно широкой интернационализации этого процесса. Возможно, это звучит парадоксально, но для того, чтобы стать полноценно развивающейся российской территорией, Дальнему Востоку надо стать менее русским по национальному составу».

И далее: «В международном плане можно отметить повышенное внимание к Дальнему Востоку международного сообщества — явно более заметное, чем к большинству других регионов России. Вероятно, не всегда оно имеет сугубо познавательный или альтруистический характер, но в целом такое внимание способствует улучшению информированности потенциальных инвесторов и торговых партнеров о регионе, формирует относительно благоприятную среду для включения Дальнего Востока в мирохозяйственные связи в АТР и особенно в Северо-Восточной Азии».

Действительно, если Дальний Восток станет «менее русским» по национальному составу, то это создаст благоприятную среду для его включения в Азиатско-Тихоокеанский регион. Возможно, в глазах Московского центра Карнеги это наилучший выход, но какое отношение имеют все эти мародерские устремления к интересам русского народа?

Предположим, мы согласимся с тем, что Дальний Восток требует заселения, что демографическая ситуация здесь скверная и даже если правительство РФ озаботится политикой увеличения рождаемости, то ждать плодов этой политики придется достаточно долго. Но, во-первых, зачем же тогда создавать для сегодняшних жителей ДВ региона, уже живущих на этой земле, скверные экономические условия, побуждая их тем самым к миграции на запад России? Во-вторых, если разного рода деятели и обслуживающие их «аналитики» говорят о необходимости наполнения ДВ людьми, то зачем обращаться к Китаю? В нашем «ближнем зарубежье» осталась после развала СССР огромная армия русских людей, отрезанная сейчас от России. Следует забрать их из всех этих новообразованных государств СНГ и направить этот поток на восток. Советская власть как-то же справлялась с освоением ДВ региона, устанавливая льготы и надбавки к зарплате для поселенцев. Прошло уже изрядное количество времени после ее падения, пора бы и новой власти научиться делать хоть что-то.

Каков будет миграционный ресурс русских людей в странах СНГ?

На сайте «Русский архипелаг» (http://www.archipelag.ru) можно обнаружить исследование «Политика иммиграции и натурализации в России: состояние дел и направление развития, 2005 г.» под редакцией С. Н. Градировского в котором в качестве резюме, в частности, говорится следующее:

«Сегодня, пока в государствах СНГ проживает многочисленная русская и русскоязычная диаспора, а социокультурная дистанция между россиянами и коренным населением бывших советских республик достаточно невелика, Россия может использовать миграционный потенциал ближнего зарубежья. При грамотной иммиграционной политике в течение ближайших 10–15 лет в страну может переселиться от 7 до 9 млн. человек, владеющих русским языком и легко адаптирующихся к российской социокультурной среде. Это в значительной степени компенсирует демографические потери Российской Федерации в ближайшее десятилетие».

Таким образом, даже при отсутствии хоть сколько-нибудь внятной политики в области демографии со стороны правительства РФ, нет ни малейшей необходимости в каких-либо хуацяо. Что же касается перспектив, то при сохранении сегодняшних демографических тенденций нас вполне может ожидать незавидное будущее. Здесь мы продолжим цитировать доклад.

«Однако через 10–15 лет миграционный поток в Россию из государств СНГ и Балтии иссякнет. Население Средней Азия, выпав из орбиты культурного влияния России, станет для нас таким же чужим, как и население других мусульманских стран дальнего зарубежья. Да и миграционный потенциал среднеазиатского региона не сможет компенсировать отрицательный естественный прирост населения России более чем на треть. Поиск источников восполнения наших демографических потерь неизбежно поставит вопрос о возможности массовой иммиграции населения из государств дальнего зарубежья, первым кандидатом среди которых будет полуторамиллиардный Китай.

Тогда-то и необходимо будет принять важнейшее геополитическое решение: либо Россия отказывается (точнее — пытается отказаться) от проведения активной иммиграционной политики, направленной на привлечение в страну необходимого количества иммигрантов (от 700 тыс. до 1,2 млн. в год), либо широко открывает двери для всех желающих к нам приехать, пытаясь восстановить численность своего населения и его трудовой потенциал».

Авторы доклада считают, что в первом случае Россию ждет неминуемая деградация, сначала в экономике и социальной сфере, поскольку некому будет населять необъятные просторы Родины, зарабатывать на пенсии старикам и выполнять государственные повинности. В результате Российская Федерация, как слабое во всех отношениях государство, ужмется до размеров Московского царства времен начала правления Ивана Грозного, растеряв пустынные окраины и полностью выпав из мирового исторического процесса.

Во втором же случае, т. е. при масштабной иммиграции иностранцев, имеющих совершенно отличные от российских стереотипы поведения и ментальность, Россия рискует оказаться местом обитания людей, не заинтересованных в сохранении ее политической и культурно-исторической идентичности, и перестать быть единым и независимым государством.

Вот и думайте, уважаемые граждане, что нам более всего необходимо в нашей стране: кучка захребетников-дегенератов, обладающих миллиардными состояниями или же здоровый, растущий народ?

Что же касается «китайской военной угрозы», то здесь автор должен заявить следующее. Определенная опасность с Данной стороны может присутствовать. В этом сомнения нет. Но какова степень этой опасности? На мой взгляд Китай для России не является врагом и уж куда менее опасен для нас, чем США и Европейский союз, которые, судя по всему, давно уже задались целью сжить русский народ со свету. Но это мой личный взгляд.

Еще раз хочу напомнить, что я проживаю в Приморском крае, регионе, который непосредственно граничит с Китаем, а точнее, с исторической Маньчжурией. Естественно, я заглядываю на местные интернет-форумы. Как-то я наткнулся на тему, в которой шла оживленная дискуссия по «китайскому вопросу». Скажу прямо, в отношении китайцев многие граждане высказывались весьма негативно, но не вследствие каких-то расовых предрассудков, а просто они откровенно не желают их присутствия в Приморье. Жизнь не балует, и лишняя проблема нам здесь ни к чему. В частности, на одном из форумов были заданы следующие вопросы:

«Уважаемые форумчане и гости форума. Ответьте, пожалуйста на некоторые вопросы. Экстремистские мнения не порицаются, просьба только избегать жаргонных слов. 1. Как Вы относитесь к Китаю и китайцам? Питаете ли Вы к китайцам этническую неприязнь? 2. Представляет ли Китай угрозу для России, и если представляет, то какого типа, на ваш взгляд, эта угроза? 3. Возможна ли военная агрессия Китая против России в ближайшие 10–15 лет? То же, но в более отдаленной перспективе? 4. Каковы Ваши знания об истории Китая, о его сегодняшнем состоянии (коротко, можно односложно — знания отсутствуют, смутные, знаю хорошо, специалист по Китаю)».

Посетители форума отвечали следующим образом:

pv35: 1. Почти никак. Уважаю за работоспособность, не люблю за перенаселенность и, как следствие, интерес к чужим территориям. 2. На данный момент это медленная экспансия путем попытки любыми путями закрепить часть населения на Дальневосточных территориях России. 3. Нет. В отдаленном будущем, если Россия ослабнет, а Китай такими же темпами будет наращивать экономическую и военную мощь, то, скорее всего, это неизбежно. 4. Смутные.

Zulus: 1. Плохо. Этнической неприязни не испытываю. 2. Да. Их много, а мы одни. 3. Возможно, но мы им покажем… 4. Вообще не знаю и знать не хочу.

Chemist: 1. К китайцам отношусь, как и к другим народностям, нормально. Бывают конечно «экземпляры», но как говорится: «В любой семье не без урода». 2. Существует угроза экономического характера, выражающаяся в бесконтрольном вывозе нашего сырья, но мы же сами им и вывозим. Правда, в последнее время наводят порядок на ДВ таможне. 3. А зачем им это надо? Если США на своей территории не может их победить в торговых войнах… Зачем реальные копья ломать?! 4. С историей туго, а вот сегодняшние реалии по своей специальности знаю хорошо.

Я думаю, что это достаточно показательные ответы.

Итак. Во-первых. Вопросы взаимоотношений России и Китая весьма сложны, их, конечно же, вряд ли можно объяснить какой-то пресловутой «разностью демографических потенциалов». Впрочем, некоторые вещи стоит рассмотреть, хотя бы для того, чтобы оценить степень «желтой опасности». Во-вторых. Великорусский народ, в массе своей, действительно мало знает о Китае, о его истории и его народе, посему, наряду с освещением весьма специальных вопросов, я хотел бы предоставить читателю и более общие сведения, просто для ознакомления. Известно же, что информация убирает страхи, порожденные, в том числе, и элементарным незнанием.

Дополнение. Китайская грамота

В сознании российского гражданина Китай представляет из себя монолитную державу, населенную исключительно китайцами и говорящими исключительно на китайском языке. Однако это впечатление несколько обманчиво. Начнем с китайского языка.

Китайский язык тяжел в освоении для индоевропейца, причем не в силу присутствия в нем сложных для произношения звуков (их как раз гораздо меньше, чем в индоевропейских языках, и освоение их не представляет трудности), а в силу наличия в нем тональной системы. В диалекте «путунхуа», к примеру, насчитывается четыре тона: первый — высокий, ровный; второй — восходящий от среднего к высокому; третий — резко понижающийся, затем восходящий до среднего; четвертый — падающий от высокого к низкому. В зависимости от тона произношения слова китайского языка могут иметь совершенно различный смысл. Так слово ma, соответственно в 1-м, 2-м, 3-м и 4-м тонах, будет иметь следующий ряд значений — «мать», «конопля», «лошадь», «ругать». Слово shu — «книга», «спелый», «считать», «дерево». Shi — «труп», «камень», «свинья», «нести». Тональными языками являются и некоторые другие языки Юго-Восточной Азии — вьетнамский, бирманский, тайский.

Единого китайского языка, как такового, не существует. Присутствует семь наиболее значимых диалектов, которые в принципе можно считать отдельными лингвистическими комплексами: «путунхуа» (он же «мандарин»), кантонский, шанхайский, хакка, амойский, фучжоуский и веньчжоуский; но, кроме того, существует необозримое количество местных диалектов, которые часто отличаются друг от друга так же, как немецкий от английского или русский от польского. В силу фонетических и некоторых лексических отличий жители Северного Китая не в силах понять, о чем говорят на юге страны, и наоборот. Официальным и общепризнанным является «путунхуа», который позиционируется как язык образовательной системы и средств массовой информации, он же, в настоящее время, активно продвигается китайским руководством на роль общегосударственного, «всеобщего» языка. При этом интересно то, что письменность (иероглифы) является общей для всех диалектов. Таким образом, даже говорящие на различных диалектах и не понимающие друг друга китайцы могут вполне сносно объясняться друг с другом при помощи письма.

Слог в китайском языке имеет определенную структуру. Он состоит из двух основных элементов. Первым элементом является согласный звук в начале слога, который принято называть «инициаль», вторым элементом является гласная часть в конце слога, которую называют «финаль». Инициаль всегда выражена только одним согласным звуком, который, тем не менее, может быть сложным, вроде — z, ch (в латинской транскрипции). Финаль может быть как простым гласным, состоящим из одного звука, так и дифтонгом или трифтонгом. Кроме того, допустимо отсутствие начального согласного в слоге, наподобие yi, ai, yu… Характерной особенностью китайского языка являются так называемые назалированные финали, которые содержат конечный носовой элемент: liang, mian… В данном случае согласный n все-таки отсутствует, а существует характерный «носовой» звук в конце слога. Следует так же отметить, что некоторые инициали не могут сочетаться с определенными финалями. Недопустимы, например, следующие варианты: pe, hing, king, be, me…

В китайском языке возможны всего 414 слогов, если не различать тонов. Структура китайской речи естественным образом определила и структуру китайской письменности. Всякий иероглиф отображает на письме слог с определенным тональным ударением. Иероглифы записываются набором стандартных черт, число которых может быть от 1 до 28, и эти черты повторяются в различных комбинациях. Несколько простых иероглифов могут быть объединены в один сложный, кроме того, иероглифы имеют и смысловую нагрузку, поскольку могут обозначать фонетически различающиеся, но сходные по смыслу морфемы.

Современный вид китайская письменность приобрела уже в I в., а попытки внедрить алфавитное письмо предпринимались в Китае, начиная с XVII века (впрочем, еще монголы пытались сделать это). В КНР в 1958 году (время правления Мао Цзедуна) был принят стандартный транскрипционный алфавит на латинской основе, содержащий 26 букв и значки для обозначения тона. Между тем этот алфавит так и играет вспомогательную роль.

Всего китайская письменность насчитывает громадное количество иероглифов (около 80 тыс.), однако грамотным на элементарном уровне может считаться человек, освоивший около 2000 знаков. 3000 иероглифов достаточно для чтения газет и неспециализированных журналов.

Китайский язык (точнее сказать — китайские языки) принадлежат к сино-тибетской языковой семье, которая занимает второе место в мире по числу говорящих после индоевропейской семьи. Сино-тибетские языки распространены, кроме КНР, на северо-востоке Индии, в Мьянме, Непале и Бутане, в Бангладеш, Лаосе и Таиланде. Ко всему прочему, десятки миллионов китайцев, не ассимилированных и сохраняющих свой язык, проживают практически во всех странах Юго-Восточной Азии и составляют значительные по численности общины во многих странах мира — в Канаде, США и др.

Если сказать честно, Китай не может похвастаться лингвистическим единством. Фактор, который соединяет китайцев в единую нацию, — это культура. Однако китайская культура гораздо более многослойна и многообразна, в отличие от той же великорусской, которая в древности зиждилась на мощной системе языческих верований, а затем перешла и стоит сегодня на фундаменте христианства.

Чайнатаун и мировые проблемы

Вот вещь, в хаосе возникшая, прежде неба и земли родившаяся! О беззвучная! О лишенная формы! Одиноко стоит она и не изменяется. Повсюду действует и не имеет преград. Ее можно считать матерью поднебесной. Я не зная ее имени, обозначая ее иероглифом, назову ее Дао; произвольно давая ей имя, назову ее великое. Великое — оно в бесконечном движении. Находящееся в бесконечном движении не достигает предела. Оно возвращается (к своему истоку). Вот почему велико небо, велика земля, велик также и государь. Во вселенной имеются четыре великих, и среди них — государь. Человек следует законам земли. Земля следует законам неба, небо следует законам Дао. А Дао следует самому себе.

Лао Цзы

Итак. Судя по уверению тревожно настроенных в отношении Китая авторов СМИ, «колоссальная разница демографических потенциалов» между Китаем и российским Дальним Востоком должна привести к заселению последнего ханьцами и отторжением его от России. При этом, как-то между делом, забывается то обстоятельство, что подобные устремления могут привести к вооруженному конфликту, а Россия, несмотря на определенное ослабление своего военного могущества, по-прежнему остается одним из наиболее вооруженных и опытных в боевом отношении государств, да и ядерный российский потенциал нисколько не стал безопаснее за последнее время, а ядерной бомбе, как известно, нет разницы, сколько китайцев может находиться в радиусе поражения — сто тысяч или десять миллионов. Радиус от этого не уменьшится.

Тревожно настроенные авторы российских СМИ определенно забывают также рассказать русской общественности, что пресловутая «разность демографических потенциалов» в самом Китае куда как выше, чем между Китаем и некоторыми российскими областями. Поясняю обстановку.

Подавляющее большинство (около 93 %) населения Китая, составляют собственно китайцы, или хань. В этом отношении данную страну можно было бы назвать моноэтнической, если только не учитывать то обстоятельство, что оставшиеся 7 % населения составляют около 90 млн. человек, что само по себе, в абсолютных цифрах, не вяжется с понятием «меньшинств». Так, одних только чжуанов, по переписи 2000 года, насчитывается 16 млн.

Кроме ханьцев, в Китае проживает еще 55 официально признанных национальных меньшинств: чжуан, хуэй, уйгуры, и, мяо, маньчжуры, тибетцы, монголы, туцзя, буй, хани, казахи, тай, ли, лису, шэ, лаху, ва, шуй, дунсяны, каси, ту, киргизы, цян, дауры, цзинпо, мулао, сибо, салары, буланы, гэлао, маонань, таджики, пуми, ну, ачаны, эвенки, цзин, бэнлуны, узбеки, цзино, югуру, баонань, дулуны, орочоны, татары, русские, гаошань, хэчжэ, мэньба, лоба и несколько не идентифицированных этнических групп в провинции Юньнань и в Тибете. 15 народов имеют численность свыше миллиона человек.

Сейчас прошу читателя обратить, внимание на то, что население Китая распределено по его территории неравномерно: основная масса ханьцев концентрируется в долинах рек Хуанхэ, Янцзы, Чжуцзян и на востоке Сунляосской равнины (северо-восток страны), а национальные меньшинства, при всей своей относительной малочисленности, занимают до 60 % территории страны и проживают во Внутренней Монголии, Тибете, Синьцзяне, на территории исторической Маньчжурии и во многих периферийных провинциях и в приграничных районах.

Безусловно, тот же Тибет с его мощными горными системами (средняя высота над уровнем моря около 4000 м.) не предоставляет обширных возможностей для китайского заселения, при этом площадь Тибетского АР составляет порядка 1,2 млн. кв. км, а его население равно всего только 2,55 млн. человек. Для сравнения — площадь самой густозаселенной провинции Хунань составляет 0,21 млн. кв. км с населением 97,1 млн. человек (2004 г.). Между тем тот же российский Приморский край (не говорю уже про Якутию, с ее холодами или про тундровую полосу российского Крайнего Севера), в котором проживает автор этой книги, представляет из себя в основном гористую местность (сопки). Не спорю, приморские сопки — это не Гималаи, но тем не менее от этого они не становятся более пригодными для заселения.

Посему вывод один. Территория территории рознь. Известно, что народонаселение по поверхности земного шара распределено крайне неравномерно — 7 % суши заняты 70 % населения. Что же касается Китая, то численность населения только двух его провинций: Хубэй (60,2 млн. человек по данным 2004 г.; 9-е место в списке провинций по населенности, территория 0,186 млн. кв. км) и Хунань (97,2 млн. человек по данным 2004 г.; 1-е место в списке провинций по населенности, территория 0,212 млн. кв. км) равна всему населению Российской Федерации со всеми ее 17 075 млн. кв. км. Возможно, что если китайские граждане захотят осваивать тундру, то российское правительство даже поможет им в этом, но, насколько я осведомлен, китайские граждане более предпочитают осваивать Москву и рынки других крупных городов, что совсем еще не означает стремления Китая к захвату Центральной России.

Китайская эмиграция за пределы Поднебесной как значимое явление началась около середины XIX века, когда для работ на приисках Америки, Южной Африки, Австралии и др. стали вербоваться первые китайские наемные рабочие-кули. Для обозначения китайских эмигрантов часто применяется термин «хуацяо», но первоначально он обозначал только образованных китайцев, выезжавших в регионы ЮВА для ведения культурной и образовательной деятельности.

К 1990 году присутствие китайских мигрантов было замечено в 136 странах, а их суммарное число оценивалось в 37 млн. человек, из них 20 % проживали в Индонезии, 15 % в Таиланде, а относительно общего населения их численность составляла 4 % в Индонезии, 10 % в Таиланде, 17 % в Брунее, 30 % в Малайзии, 2,6 % в Канаде, 1,8 % в Австралии, 0,66 % в США.

По оценке международной организации по миграции (ЮМ), количество выходцев из КНР, осевших на постоянное жительство за рубежом, составило 62 тысячи человек в 2000 г., 70 тысяч — в 2001 г. и 118 тысяч человек — в 2002 г. По данным Министерства кадров КНР, число выезжающих на учебу и стажировку за рубеж составило за период 1979–2003 гг., в общей сложности, 700,2 тыс. чел., из которых вернулись 172,8 тыс. чел. По данным Министерства труда и социального обеспечения, выехало за рубеж на основе официальных контрактов — 442,2 тыс. человек в 2002 г. и 550 тыс. человек в 2003 г. По данным стран-реципиентов, к примеру Германии, на конец 2003 г. здесь проживало 77 тыс. китайцев, в т. ч. 43 тыс. мужчин. Германское гражданство в 2003 г. получили 1311 выходцев из КНР, 86 — из Тайваня.

Основными особенностями современной официальной миграционной политики КНР являются, во-первых, содействие китайской трудовой эмиграции, не в последнюю очередь как средства, способствующего ослаблению демографической напряженности, для чего с 2002 г. проведена либерализация режима выдачи загранпаспортов гражданам страны, во-вторых, особенностью современной политики китайского руководства является активная защита прав граждан КНР за рубежом. Так, китайское руководство во главе с Ху Цзинь-тао провозгласило одним из направлений своей внутренней и внешней политики принцип «брать человека за основу», в соответствии с которым защита китайской дипломатией интересов своих граждан за рубежом была ужесточена, а 4 ноября 2004 г. в Пекине начала свою работу Объединенная конференция по безопасности находящихся за границей граждан и организаций КНР в составе представителей ряда министерств и ведомств Госсовета КНР.

Следует признать еще и тот факт, что наряду с усилением защиты своих граждан официальные китайские власти проводят и весьма ответственную работу в отношении стран-реципиентов трудовой китайской миграции. Они настоятельно рекомендуют приехавшим в Россию китайцам строго соблюдать установленные в РФ правила регистрации иностранцев, даже несмотря на возможные препятствия в виде очередей и различные задержки в местных паспортных столах, которые, впрочем являются традиционной особенностью работы нашей бюрократии. Между тем гражданам КНР, проживающим в РФ на законных основаниях, также рекомендуется поступать принципиально в отстаивании ими своих прав в отношении попыток возможного вымогательства тех или иных российских лиц или служб, что может только радовать и, в данном случае, кстати, видны совместные усилия российских и китайских властей по оздоровлению ситуации с китайскими мигрантами. Примером тому является указание Генконсульства КНР в Хабаровске от 8 октября 2004 г., распространенное в сети Интернет. В нем гражданам КНР рекомендовалось, в случае неправомочных действий российской милиции при проверке документов, немедленно связываться с компетентными властями г. Хабаровска. При этом в указании были приведены адреса и телефоны Отдела собственной безопасности УВД Хабаровского края, Прокуратуры, Дальневосточного УВД на транспорте и пр.

Тревогу наших граждан по поводу экономического поглощения Китаем регионов Дальнего Востока нельзя назвать совсем уж безосновательной, поскольку автору этой книги, как потребителю, доля китайских товаров на местном рынке представляется весьма и весьма весомой. В то же время я не могу, опять же на основе личных впечатлений, не отметить и тот факт, что с начала века доля продуктов российского производства, представленных в магазинах моего города (напомню — г. Дальнегорск Приморского края) все-таки растет, хотя и значительно медленнее чем хотелось бы,

Какое место занимает российский Дальний Восток в китайских внешнеэкономических планах? Сложно сказать определенно, но похоже на то, что весьма незначительное. Так, например, по сообщению сайта Института актуальных международных проблем Дипломатической академии МИД РФ, 21–23 авг. 2001 г. в Шэньяне проходила международная научная конференция по вопросам экономического сотрудничества и социального развития в Северо-Восточной Азии. В работе конференции приняли участие ученые и предприниматели из Китая, Южной Кореи и Японии, присутствовали также специалисты из России и Монголии.

Основной упор в работе этого представительного форума был сделан на обсуждении проблем межрегионального сотрудничества в СВА. Специалисты из Японии и Республики Корея представили результаты исследований двусторонних экономических отношений своих стран с Китаем. Часть докладов содержала доказательную базу перспективности налаживания экономического взаимодействия в СВА после вступления Китая в ВТО.

В докладах китайских ученых нашло отражение мнение, что экономическое взаимодействие должно базироваться в рамках треугольника Китай — Япония — Южная Корея с последующим постепенным (в зависимости от сырьевых потребностей) подключением к нему России. По мнению части выступавших, со временем Китай, Япония и Южная Корея должны стать единым экономическим пространством наподобие ЕС. Так вот. По замечанию сайта Polpred.com, «характерной чертой этих выступлений и докладов было то, что в них полностью опускалась роль в хозяйственной жизни СВА таких стран, как КНДР, Монголии, а иногда и России».

Таким образом, несмотря на общепринятое в нашей стране мнение о востребованности и значимости ресурсов Дальнего Востока и Сибири, следует отметить, что, скорее всего, эти ресурсы имеют какую-то значимость, большей частью, именно для России. В сущности, именно об этом говорит О. А. Арин в статье «Роль российского фактора в китайских концепциях построения многополярного мира» (http://www.rusglobus.net): «Итак, Россия рассматривается в этой концепции с двух позиций: с военной и политической. В экономической структуре она отсутствует. И для этого тоже существуют серьезные основания. Во-первых, несмотря на десятки, если не сотни, всевозможных торгово-экономических соглашений и контрактов, общая тенденция в экспорте — понижательная с 1992 г., в импорте — с 1993 г. В 1997 г. доля России в экспорте КНР была равна 1,1 %, в импорте — 2,9 %. Во-вторых, кардинальное сокращение ВВП России до уровня ниже ВВП Тайваня, не дает оснований рассматривать Россию в качестве полнокровного экономического партнера».

Что же могут означать данные обстоятельства для русско-китайских отношений? По мнению О. А. Арина, «это означает, что декларации о „стратегическом партнерстве“, прокламируемые правительствами двух стран, по крайней мере, на данный момент, могут иметь политико-военное звучание». В настоящее время ВВП России растет, но принципиально суть дела к настоящему (2007 г.) времени не изменилась.

Какие же регионы и страны имеют в глазах китайского руководства экономические приоритеты? Этот вопрос бесспорно интересен и требует основательной проработки и исследования, но одно можно сказать со всей определенностью: Россия на данный момент не является главным экономических партнером Китая. Китай огромная страна и интересы его многообразны. К слову, весьма важны для него, с точки зрения рыболовных ресурсов, карликовые государства Тихого океана, вернее, очень богатые рыбой 200-мильные СЭЗ, которые они контролируют.

Далеко не всегда участие китайцев в жизни других стран протекает мирно. Так, к примеру, особый вес имеют этнические китайцы в жизни такой страны, как Индонезия, где они издавна контролировали ключевые отрасли местной экономики и играли важную роль в ее общественно-политической жизни. Предки большинства индонезийских хуацяо прибыли сюда еще в XVIII–XIX вв.

Однако в 90-е годы XX века режимом Сухарто в Индонезии была развязана антикитайская кампания, которая достигла пика в мае 1998 г. (когда только в Джакарте, в результате погромов, погибло несколько тысяч китайцев и оказались разгромлены или сожжены тысячи магазинов, учреждений, жилых домов, предприятий и т. д.). Последующая за Сухарто администрация Бахарудина Хабиби взяла курс на «индонезиацию» всей цепочки снабжения населения продовольствием и поддержку кооперативов «коренного» мелкого и среднего бизнеса, что заставило многих китайцев свернуть деловые операции в Индонезии.

Таким образом, в 1997–1999 гг. из Индонезии в страны АТР, Канаду, США, Австралию и др. выехало от 200 до 500 тыс. наиболее состоятельных китайцев и членов их семей. Одновременно в зарубежные банки была переведена значительная часть принадлежащих им капиталов. По информации сайта polpred.com, банк Индонезии зафиксировал в этот период утечку из страны 34 млрд. долл. Большинство экспертов оценивает общую сумму вывезенных из Индонезии фондов в 80 млрд. долл. Обанкротилось большинство из 250 крупных индонезийских компаний-«конгломератов». Кризис также нанес ощутимый урон мелким и средним компаниям в сфере торговли, услуг, легкой, пищевой и другой промышленности — «второму эшелону» китайского бизнеса. Впрочем, многие китайские предприниматели из этой категории сумели приспособиться к изменившейся ситуации в Индонезии и намерены продолжать здесь свою работу.

Безусловно, эмигранты-хуацяо, живущие за пределами Китая, значительно отличаются по своему поведению от китайцев, живущих у себя на родине, поскольку на хуацяо, сак бы там ни было, сказывается влияние народа-реципиента. Между тем следует признать, что китайская эмиграция в том же западном мире не распылена в странах прерывания, а предпочитает поселяться компактными группами-чайнатаунами. Подобные поселения есть практически в любом крупном городе западного мира и представляют из себя обычно несколько кварталов, которые образуют своеобразный «город в городе», где живут исключительно китайцы и используется в повседневном общении исключительно китайская речь. Данный «геттообразный» способ заселения, присущ, конечно же, не только выходцам из Китая, но и некоторым другим народам, особенно тем, которые резко отличаются от граждан западного мира антропологически и культурно. В чайнатаунах происходит сохранение национальных традиций, имеет место определенный китайский национализм, очевидно как способ противостояния чуждому окружающему миру. Попадающий в чайнатаун китаец за всю свою жизнь может даже и ни разу не выйти за его пределы, находя в окружающей его общине и общение и работу. Некоторые даже не знают толком языка страны пребывания и не испытывают желания побольше узнать об окружающем мире. В основе мировоззрения китайских иммигрантов присутствует корпоративная (клановая) психология, нормы круговой поруки и взаимовыручки. Данные отношения определяют и функционирование таких социальных институтов, как семья, община, профобъединения, земляческие союзы и тайные общества, чье влияние на жизнь китайца весьма велико. Китайцы издавна и многократно находились под пятой завоевателей — киданей, моголов, маньчжуров, японцев, испытывали притеснение от западного мира, потому не следует удивляться и их тяге к тайной организации, внешне, и это естественно, зачастую незаметной.

Хуацяо сохраняют прочные связи с родиной, как личные, так и культурные, экономические и политические. Так, например, кадровое пополнение растущего бизнеса решается способом приглашения родственников из Китая, а приобретенный за границей капитал зачастую вкладывается в китайскую же экономику. Впрочем, здесь нельзя сказать, что в основе данных решений лежат исключительно соображения патриотизма. Хочу отметить, что вложения капитала в Китай в настоящее время очень выгодны, и если это делают американцы, то почему бы этого не делать и самим китайцам? Тем не менее, следует признать, что китайцы, зачастую родившиеся и прожившие всю жизнь за границей, отходя от дел, переезжают на свою историческую родину.

Следует также отметить и то, что хуацяо, не стремясь слиться с народом страны-реципиента, в культурном и этническом отношении, так или иначе, легко приспосабливаются социально и экономически. После оформления иностранного гражданства хуацяо активно стремятся к получению высшего образования и быстро продвигаются в деловых структурах. В большинстве своем китайские мигранты в странах Запада трудятся в сфере малого предпринимательства, специализируясь в ресторанном деле, розничной торговле, в пошиве одежды и обуви. Впрочем, есть достаточно китайцев, владеющих и крупными корпорациями.

На что обычно рассчитывают политики, стремящиеся открыть двери своей страны пошире для мигрантов, принадлежащих к иным культурным системам? Реальная подоплека их устремлений, конечно же, экономическая. У меня есть подозрения, что могут быть и иные причины (например, по отношению к России, вполне сознательное вредительство и/или работа на спецслужбы иностранных государств) однако, это уже относится к патологиям, и мы в данном случае не будем лишний раз нагнетать страхи.

Обычно для обоснования привлечения иностранных граждан на территорию своей страны политики-мигрантофилы любят ссылаться на «прогрессивный иностранный опыт», в частности, на бытовавшую в США достаточно долгое время концепцию «плавильного тигля», которая, как кажется, уже полностью обанкротилась, но все еще продолжает поддерживаться «прогрессивными» деятелями и «прогрессивными» СМИ. По каким причинам оказывается эта поддержка, иногда не совсем ясно, поскольку дело здесь зачастую мотивируется не только вполне понятными экономическими соображениями, но и весьма подозрительными, если не сказать откровенно, явно бредовыми идеями всеобщего расового смешения и прочими концепциями из разряда утопических прожектов «нового мирового порядка».

По поводу краха концепции «плавильного тигля» в США можно услышать немало едких замечаний. Согласно мнению Д. Евстафьева, именно чайнатаун стал поворотным пунктом в формировании американской «нации»: «Действительно, в государстве, где основными государствообразующими элементами были территория, захваченная по праву сильного, а не „исконная“, и язык, — начали возникать места (причем достаточно плотно населенные), где владеть английским стало совершенно необязательно. Фактически это стало зримым свидетельством того, что „плавильный котел“ уже не справляется с теми, у кого этническая доминанта в самоидентификации выражена сильно. В чайнатаунах постепенно (повторим, с начала XX века) начала воссоздаваться традиционная социальная структура китайского общества с присущими ей особенностями (конфуцианство, культ формальных и неформальных начальников, приоритет соплеменников, замкнутость, наконец, криминальные „триады“), которые совершенно не вписывались в американскую систему. Если американские „компетентные органы“, плохо или хорошо, но справлялись с „европейской“ оргпреступностью, засадили в тюрьму Аль-Капоне и Готти; если они разгромили и негритянских леваков, вроде воспетой в анекдотах и матерных частушках Анджелы Дэвис; если „для баланса“ придавили они слегка и ку-клукс-клан, — то никто никогда не слышал о победах полиции или ФБР над китайской, японской, бирманской, корейской или вьетнамской мафией, которые если и случаются, то только в боевиках или фантастических фильмах. На деле побед нет, потому что интегрироваться в эти мафии и выявить, как они действуют, нельзя: для этого надо быть не американцем, а японцем, китайцем, бирманцем, корейцем или вьетнамцем. Причем речь идет, разумеется, не только о цвете кожи и характерном разрезе глаз. И остается доблестным фэбээровцам ловить никуда от них не скрывавшегося Япончика, отыгрываться на мексиканских эмигрантах и антикастровских кубинцах, занимающихся не столько борьбой за „свержение диктатуры“, сколько торговлей наркотиками».[14]

Между тем, невозможность проникновения стражей американского порядка в азиатские преступные синдикаты — это еще даже не половина проблемы. Основная проблема состоит в том, что на данное время очень многие национальные меньшинства США стремятся организоваться именно по принципу «чайнатауна», составляя закрытые, геттообразные конгломераты, где нисколько не озабочены изучением английского языка и правовых норм североамериканского государства.

«Вдруг, в начале 1990-х годов, выяснилось, что в Америке уже есть не только „чайнатауны“. Есть нью-йоркский Южный Бронкс, где говорят только на испанском. Мэр города Майами, облюбованного „новыми русскими“ и московской богемой, изъясняется по-английски с большим трудом. В Калифорнии есть предприятия, которыми владеют китайцы и где работают только китайцы. Белый „средний класс“ постепенно вытесняется корейцами из наиболее престижных районов Лос-Анджелеса. Половина офицеров погранконтроля в аэропорту Сан-Франциско — азиатского происхождения. Российская „братва“ побивает негров в Гарлеме, а негры вытесняют евреев из Бруклина. Но самое главное, что никто из этих людей не собирается становиться американцем: а зачем, они и без этого пользуются всеми благами».[15]

Именно чайнатауны, как замкнутое этносоциальное включение в обществе страны-реципиента, становятся настоящими базами для приема нелегальной китайской иммиграции, поскольку в них легко затеряться и найти работу без риска обнаружить себя перед органами государственного контроля. Похоже на то, что способ переправки хуацяо в иные страны в настоящее время в прямом смысле «индустриализирован». Нелегальные мигранты прибывают в те же США уже контейнерами.

По сообщению сайта Газета. Ру от 15.04.2001, двадцать три нелегальных китайских иммигранта были задержаны в США в порту Лонг-Бич. Иммигранты прибыли в двух специально оборудованных морских контейнерах. Несмотря на то, что они провели в контейнере 19 дней, все были здоровы. 12-метровые морские контейнеры оказались подготовлены для транспортировки иммигрантов. Верхняя стенка контейнеров была выполнена из ткани, что позволяло людям внутри дышать и в случае необходимости выбраться наружу. В контейнерах находился необходимый запас воды и продовольствия.

Иногда при данном способе транспортировки случаются и трагические казусы климатического характера. «Говорили, что прошедшей зимой контейнер с каким-то китайским ширпотребом попал в Якутию. Получателя груза так и не нашлось. Каков же был шок у компетентной комиссии, когда при вскрытии контейнера там обнаружили несколько обледеневших трупов несчастных китайцев, видимо, не имевших ясного представления об особенностях российского МПС и нашего климата».[16]

Соединенные Штаты Америки известны в мире как страна, созданная иммигрантами и состоящая из иммигрантов в том или ином поколении. Казалось бы, в свете этой Данности, отношение к прибывающим сюда на жительство китайцам должно было быть по меньшей мере терпимым. Увы, это не так. Начало китайского присутствия в США связано с временем «золотой лихорадки» (с 1848 г.) в Калифорнии, когда в нее хлынули искатели счастья не только со всей Америки, но и из других стран, в частности из Китая. Срединное государство к тому времени испытывало жесточайший кризис. В результате опиумных войн и последующего за ними Нанкинского договора власть Цинской династии оказалась серьезно подорвана, в стране хозяйничали западные компании, а китайский народ подвергся наркотизации опиумом. Деньги за опиум уходили из Китая в Великобританию и в другие «заинтересованные» страны, население нищало, назревала анархия. Восстание тайпинов (1850–1854), с трудом подавленное совместными действиями маньчжурско-тайских и англо-франко-американских войск, окончательно обескровило страну и побудило множество китайцев искать средства к существованию за пределами страны.

Ко временам «золотой лихорадки» в Калифорнии уже проживало некоторое количество хуацяо, которые в письмах на родину делились впечатлениями от увиденного. В результате обмена информацией приток китайцев в Калифорнию стал ощутимо возрастать. В начале это не вызывало беспокойства местных жителей, но когда в 1852 году сюда прибыло 20 тыс. китайцев, местное общество заволновалось не на шутку, и с этого времени ситуация с хуацяо в США стала постепенно накаляться, пока все это не завершилось принятием жестких мер на государственном уровне.

В 188 Г году власти Калифорнии объявили выходной для проведения антикитайских митингов, а в Конгресс США стали поступать многочисленные обращения с требованием предпринять меры в отношении иммигрантов из Китая. В 1882 году был принят закон об «исключении китайцев», по которому прекращались иммиграция из Китая и предоставление прав гражданства уже приехавшим в Америку хуацяо. Данная мера существенно снизила число китайских иммигрантов в США.

Жесточайшие ограничения в этой области просуществовали до Второй мировой войны, когда 17 декабря 1943 года Конгресс США одобрил «Акт об аннулировании Закона 1882 года, установлении квот и др.», согласно которому все законы, касающиеся исключения или депортации лиц, принадлежащих к китайской нации, аннулировались. Ежегодно был позволен въезд 105 китайским гражданам, что в целом едва ли изменило существующую обстановку. Окончательно система выделения хуацяо в отдельную категорию исчезла в 1965 году — с принятием Иммиграционного Акта, который исключил национальную принадлежность как основу иммиграционной политики.

Следовало бы задаться правомерным вопросом — почему в 1965 году правительство США кардинальным образом поменяло свое отношение к выходцам из Китая, тогда как до этого момента оно явно выделяло их из общей иммигрантской массы? Ответ достаточно прост. Правительство США изменило свое отношение к иммиграции из Китая под давлением внутренних демографических факторов и потому, что стало затруднительно решать собственные демографические трудности за счет хотя бы и той же Западной Европы, поскольку там обнаружились аналогичные неурядицы.

Читая статьи о проблемах китайской миграции в тех или иных странах, можно иногда получить совершенно ложное представление о них, допустив ту мысль, что только лишь за счет данной миграции Китай пытается решить собственную проблему переизбытка населения. Это не совсем так. На данный момент правительство Китая решает данный вопрос за счет политики принудительного сокращения рождаемости: «одна семья — один ребенок». Другое дело, что на сегодняшний день все индустриально развитые страны, а их в мире около сорока, попали в демографическую ловушку. Рождаемость в этих странах меньше уровня простого воспроизводства населения. И другого выхода из данной ловушки, кроме рекрутирования граждан из слаборазвитых государств, ни одно правительство в настоящее время не видит.

В чем тут дело? Привлечение мигрантов, несомненно, является более дешевым и более простым способом восполнения убыли рабочей силы. При этом наблюдается определенный парадокс. Дело в том, что многие государства — лидеры индустрии — на данный момент активно деиндустриализируются, переводя промышленные капиталы в страны с низким уровнем производственных издержек, в тот же Китай, в ЮВА вообще и Латинскую Америку. Чем закончится весь этот интереснейший процесс, сказать сложно. Может быть, даже и гибелью западной цивилизации от, во-первых, «окитаивания» и «латинизирования», во-вторых, от последующего, в будущем, напора новых флагманов индустрии, которые пожелают радикальным образом перераспределить доходы в свою пользу. Посмотрим на демографическую картину в «старых» индустриальных странах, к которым относится и Россия.

Во-первых, индустриализация сопровождается урбанизацией, а сверхиндустриализация, естественно — сверхурбанизацией. Здесь необходимо заметить, что города исторически создавались как центры торговли и ремесленного (впоследствии — промышленного) производства. В 1800 году в городах проживало всего лишь 4 % населения мира. В 1900 году горожан насчитывалось почти 14 %, а 12 городов имели население более 1 млн. человек. Резкий рост городского населения произошел в XX веке в связи с переходом многих стран на индустриальный способ производства, и в 1950 году в городах проживало уже 30 % населения планеты, го-родов-миллионников насчитывалось 83. В 2000 году доля горожан в мировом масштабе составила 47 % населения, а 411 городов мира насчитывали более 1 млн. жителей, при этом в них проживали 39 % горожан, а 15 % — в городах с населением более 5 млн. По прогнозу ООН, в 2030 году 60 % населения Земли будут проживать в городах.

Растет доля людей, проживающих в мегаполисах, т. е. в городах с населением свыше 10 млн. человек. В 1975 году мегаполисов насчитывалось только 5 — Токио, Нью-Йорк, Шанхай, Мехико и Сан-Пауло. В 2000 году их стало уже 19, а в 2015 году, по прогнозам, их станет 23, при этом 21 из них будут принадлежать развивающимся странам. Население 564 городов превысит 1 млн., 425 из них в «третьем мире». Если в 1950 году пятью крупнейшими городами мира были Нью-Йорк (12,3 млн.), Лондон (8,7 млн.), Токио (6,9 млн.), Париж (5,4 млн.), Москва (5,4 млн.) — и все они являлись столицами «старых» индустриальных государств, то в 2000 году в пятерку лидеров вошли бразильские, мексиканские и индийские города. Крупнейшими мегаполисами мира к этому времени стали Токио (26,4 млн.), Мехико (18,4 млн.), Бомбей (18 млн.), Сан-Пауло (17,8 млн.), Нью-Йорк (16,6 млн.).

Увеличение городского населения происходит двумя способами: во-первых, за счет естественного прироста городского населения, во-вторых, за счет миграции граждан из деревни. Как бы там ни было и каковые бы причины ни скрывались за этим явлением, но факт остается фактом: уровень рождаемости в городах невысок и зачастую меньше уровня простого воспроизводства населения, который должен составлять (усредненные статистические цифры) 2,1 ребенка на семью, с учетом возможной детской смертности. Основным источником городского населения должно быть крестьянство, которое является традиционно многодетным, причем дело, собственно, вовсе не в традициях, а в самом укладе жизни, в первую очередь экономическом. Увеличение населения того же Китая происходит только за счет того, что основная его масса по-прежнему остается крестьянской. После того, как Китай полностью индустриализируется, с его демографией произойдет то же самое, что и с демографией всех «старых» индустриальных стран.

Таким образом, если какое-либо правительство бездумно проводит политику «сверхиндустриализации», постоянно забирая людской резерв из деревни и ломая уклад крестьянской жизни, то, в конце концов, оно получает именно ту ситуацию, к которой пришла, в частности, Россия. Т. е. деревня уже не покрывает потребностей городов в рабочей силе, и волей-неволей приходится обращаться к «внешним источникам заимствования», т. е. к тем странам, которые сохранили крестьянство как класс и как ресурс. Например, к Китаю.

По информации Вс. Ягужинского (РИА «Новый Регион») из Нью-Йорка от 07.02.2007, в новом докладе ООН «Мировые демографические тенденции» сообщается, что к июлю 2007 года общая численность населения в мире достигнет 6,6 млрд. человек, что более чем в 2,5 раза превышает показатель 1950 года. В докладе также сообщается, что население планеты стареет. В мировом масштабе число лиц в возрасте старше 60 лет за полвека более чем утроится и возрастет с 705 млн. человек в 2007 году до почти 2 млрд. в 2050 году. Растет число городских жителей, и продолжает уменьшаться рождаемость в индустриально развитых странах. На сегодняшний день почти во всех индустриально развитых государствах уровень рождаемости гораздо ниже того, который требуется для обеспечения воспроизводства населения. Положение спасают мигранты из слаборазвитых регионов планеты. Их численность достигла 191 млн. человек.

«Старение» населения происходит как раз в «старых» индустриальных государствах, где рождаемость низка, а основная масса граждан, родившаяся еще во времена с более или менее высокой рождаемостью, входит в пенсионный возраст. Данная ситуация выглядит весьма угрожающей, а банкротство пенсионной системы если и не предопределено, то, по меньшей мере, весьма вероятно.

Государства с развитой экономикой могут столкнуться с катастрофическим ростом долгов, если не проведут болезненные пенсионные реформы. К такому выводу пришли эксперты рейтингового агентства Standart & Poor's.[17]

Standart & Poor's (S&P) опубликовало исследование демографической ситуации и программ социальной защиты в развитых экономиках мира. Из доклада З&Р следует, что через 50 лет эти страны могут оказаться в тяжелом финансовом положении, если не реформируют пенсионную систему. Например, размеры госдолга Германии, Франции, Португалии, Греции, Польши и Чехии к 2050 г. могут превысить 200 % ВВП. Та же судьба, несмотря на высокий уровень иммиграции и сравнительно высокую рождаемость, ждет США — 5&Р называет слишком высокими затраты на социальные программы для американцев старшего возраста. Не помогло Америке и сокращение финансирования госсектора, проведенное два года назад. Как пишут эксперты 8&Р, «с учетом нынешней ситуации государственный долг США [к 2050 г.] вырастет до 158 % ВВП против прогнозировавшихся два года назад 83 %».

Настоящая финансовая катастрофа может ожидать Японию. 5&Р прогнозирует, что размер ее госдолга к 2050 г. вырастет до 700 % ВВП. Кроме весьма щедрых пенсий, которые обещает платить японское правительство, кризис усугубляется самой высокой продолжительностью жизни и самой низкой рождаемостью среди развитых стран.

Руководитель демографического проекта американского Center for Strategic and International Studies Ричард Джексон считает: «При самом оптимистическом сценарии в течение 25 лет каждая страна [с развитой экономикой] столкнется с проблемой финансирования [социальных программ]». «От снижения рождаемости страдают все развитые индустриальные страны, — говорит аналитик 5&Р А. Хиберт. — Во всех этих государствах в будущем работоспособного населения будет меньше, чем пенсионеров».[18]

То, что корень зла надвигающейся демографической катастрофы в «старых» индустриальных странах лежит именно в политике «сверхиндустриализации» и «сверхурбанизации» и вовсе не зависит от каких-либо культурных и цивилизационных особенностей, подтверждает пример Японии, далеко не западной во всех отношениях страны. Стремительное старение населения (а точнее, очень низкая рождаемость) этой страны к 2025 году может привести вторую в мире экономику к коллапсу.

По данным министерства здравоохранения Японии, если по состоянию на октябрь 2003 года в Японии проживало 23,63 млн. людей старше 65 лет, что составляло 18,5 % общего населения в 127,44 миллиона, то по последним данным (2007 г.) показатель доли пожилых и стариков в японском обществе составил 22 %, или около 25 миллионов.

Процент холостых людей в Японии сейчас очень высок. Это дает право утверждать, что японское общество стоит на грани вымирания. Количество детей продолжает снижаться, а уровень рождаемости — практически самый низкий среди всех индустриальных стран. На рынке труда более 30 % выпускников средних школ и университетов получают частичную занятость, а не постоянное трудоустройство, причем некоторым нравится такой стиль работы.

Итак. Похоже, что дело обстоит не лучшим образом и что лидерство западного мира в сфере научных разработок может уже и не спасти его от гибели. Прогнозы на этот счет иногда пугают своей мрачностью. Так, Дм. Куруз в статье «Диспропорции производства»1 весьма здраво подмечает: «Копировать интеллектуальный капитал всегда гораздо проще, быстрее и дешевле, чем производить его самостоятельно. Поэтому технологический разрыв между западными странами и передовой индустриальной периферией (Китаем, Индией и т. д.) стремительно сокращается. Как только этот разрыв будет уничтожен, периферия выйдет из-под американского контроля. Она перестанет экспортировать рабочее время по заниженным ценам в свои метрополии. В этот момент индустриальная пирамида в развитых странах будет обрушена. Можно предположить, что население бывших метрополий из последних сил будет пытаться сохранить свой высокий уровень потребления, усиленно распродавая остатки своего капитала, и сделает тем самым процесс демонтажа европейской и американской индустриальной цивилизации особенно стремительным».

На данный момент чудовищный кризис западной цивилизации очевиден, но кризис этот заключается не в «западности» этой цивилизации, а в ее сверхиндустриализации и сверхурбанизации. Те меры, которые сейчас предлагаются, — увеличение пенсионного возраста, урезание пенсий и частичная занятость стариков — являются только лишь полумерами, и похоже на то, что правительства развитых стран оказались беспомощны перед новой напастью. Выход один — увеличение рождаемости. Как добиваться этого, не совсем ясно, может быть, частичным или даже полным освобождением женщин, желающих рожать, от работы, может — запрещением абортов, может — разного рода пропагандой, но основная работа должна идти именно в этом направлении. Это то, что касается России.

Пока же в России в отношении демографии господствует политика, которая в лучшем случае может быть названа нелепой. С одной стороны, ведется явно целенаправленная пропаганда, направленная на подрыв семейных устоев, вроде поощрения половой разнузданности и пр., с другой — приглашение в Россию китайских гастарбайтеров, призванных заместить убыль населения.

Китай подобные проблемы еще не затронули. Китай, наоборот, борется с рождаемостью, но это пока.

По сообщению агентства ПРАЙМ-ТАСС от 24 апреля 2006 г., власти Китая не намерены в ближайшие 5 лет кардинально менять политику в области планового деторождения, основы который были заложены в 1970-е годы. Об этом заявил руководитель Комитета по демографической политике и плановому деторождению Чжан Вэйцина. По его словам, благодаря принципу «одна семья — один ребенок» в течение десятилетий удается удерживать уровень рождаемости на стабильной основе. В частности, если бы не меры административного регулирования, то в настоящее время численность населения КНР была бы выше, как минимум, на 400 млн. человек.

Чжан Вэйцина так же отметил, что небольшие изменения в демографической политике необходимы, так как с каждым годом становится острее вопрос старения населения. Вызывает беспокойство и растущая диспропорция между мужчинам и женщинам. По оценкам экспертов, в стране на 100 девочек приходится 117 мальчиков, в то время как нормальный показатель должен быть на уровне 100 к 104–107.

Итак. Надеюсь, что я смог показать и доказать читателю, что китайская миграция в Россию не является кознями коварного азиатского соседа, а есть следствие политики российской власти, не желающей заниматься демографическими проблемами русского народа. Скажу прямо, я не знаю как охарактеризовать данную политику. Глупость это, или преступление, или это «тяжелое наследие советского режима» — мне не ведомо. Мне понятно только одно: обвинения Китая в скрытой экспансии безосновательны. А теория «китайского заговора против человечества» несколько надумана.

Сейчас же перейдем к вопросам другого рода, среди которых история будет занимать весьма важное место.

Вопросы и задачи

Народ можно заставить повиноваться, но нельзя заставить понимать почему.

Конфуций

Л. С. Клейн в статье «Генераторы народов»[19] выдвигает очень интересную и весьма здравую гипотезу. Он пишет о возможном наличии трех «генераторов народов» — монгольском, семитском и индоевропейском, которые выбрасывали на просторы Евразии целые волны переселенцев-колонизаторов. «Самый ранний из таких крупных генераторов (индоевропейский. — К. П.) выбросил в короткий срок огромное количество племен с культурами „североевропейского“ облика — воронковидные кубки и многогранные топоры, шаровидные амфоры, шнуровую керамику и боевой топор — фасетированный, ладьевидный и пр.»

Где размещался данный генератор — вопрос сложный и спорный. Во-первых, мы не имеем по этому вопросу каких-либо показаний письменных источников. Во-вторых, в данный вопрос активно вмешивается политика.

Монгольский и семитский генераторы Л. С. Клейн описывает следующим образом: «Монгольский степной генератор был накрепко вмурован в каменное кольцо безжизненных пустынь и прикрыт, как крышкой, густыми таежными лесами Сибири, непригодными для пастбищ. С востока вся эта конструкция упиралась в недалекий берег Тихого океана.

Вначале Великая Китайская стена, поддерживаемая мощью огромного и опытного государства, а после ее обветшания пограничные гарнизоны почти всегда закрывали щели из котла на юг. Оставался узкий выход — на запад. Семитский генератор был опущен в знойный Аравийский полуостров, как в мешок с песком. Крышкой здесь служило побережье Средиземного моря. Эта крышка была чуть приоткрыта, оставляя две щели — на юг и на север. Но с юга у щели стояли настороже грозные армии фараона, и семитская экспансия вырывалась сквозь северную щель…»

Слова Л. С. Клейна не лишены образности и выглядят достаточно убедительно, между тем существуют некоторые претензии к схеме, описанной автором статьи. О локализации индоевропейского «генератора» я уже писал[20] и пока не стану возвращаться к этой теме. В данном случае меня интересует мысль о «монгольском степном генераторе», которая вызывает серьезнейшие сомнения. Данный постулат лежит в русле извечных умопостроений о «татаро-монгольском нашествии», расписанном нашими патриотическими кругами до фантасмагорического состояния и имеет все признаки сфабрикованной политико-идеологической конструкции. Дело в том, что «монгольский генератор» оказывается какой-то уж слишком малой, можно сказать микроскопической, мощности. Так, к концу XX века численность говорящих на монгольских языках составляла всего только 6,8 (!) млн. человек.[21] Для лучшей убедительности следует привести некоторую информацию об основных, сколько-нибудь значимых, наречиях данной лингвистической общности.

Монгольский язык. Обычно этот лингвоним применяется к языку монголов-халхинцев Монгольской Народной Республики.[22] Этот язык также называется халха-монгольским или просто халха по основному диалекту. Он имеет статус государственного языка МНР, а число его носителей составляло на 1995 г. около 2,3 млн. В более широком смысле термин «монгольский язык» включает в себя также язык монголов Внутренней Монголии, автономного района Китая, и соседних провинций Хэйлунцзян, Ляонин и Гирин. Число говорящих на этом языке (данные 1982 г.) составляло 2,713 млн. человек.

Бурятский язык (до 1958 г. официально называвшийся в СССР бурят-монгольским). Распространен на территории Республики Бурятия в составе Российской Федерации, в некоторых районах Читинской и Иркутской областей. Число этнических бурят в СССР по переписи 1989 составляло 421 тыс. человек, из них около 364 тыс. назвали бурятский язык родным; в Монголии проживает около 65 тыс. бурят (1995) и еще примерно столько же в КНР (по данным 1982 г.).

Дагурский (он же даурский) язык представлен носителями, проживающими в двух удаленных друг от друга регионах КНР: в провинции Хэйлунцзян (одна из провинций исторической Маньчжурии), в Хулунбуирском аймаке автономного района Внутренняя Монголия и в уезде Чугучак Синьцзян-Уйгурского автономного района, у самой границы с Казахстаном. Этнических дагуров (1990 г.) насчитывается около 121 тыс. человек, из них около 85 тыс. двуязычны т. е. владеют дагурским и китайским языками.

Дунсянский язык распространен на юго-западе провинции Ганьсу в КНР, в Баоаньско-Дунсянском автономном уезде автономной префектуры Линься. Число говорящих (1990 г.) составляет около 374 тыс.

Монгорский язык распространен на востоке провинции Цинхай и в провинции Ганьсу в КНР. Число носителей (1982 г.) — 90 тыс.

Калмыцкий язык (он же ойратско-калмыцкий), или западно-монгольский. Распространен в европейской части России, в Калмыцкой Республике — Хальмг Тангч, а также на территории Ростовской, Волгоградской и Астраханской областей. Число калмыков в СССР на 1989 г. составляло 173 тыс. человек, из них 156 тыс. назвали родным языком калмыцкий. Здесь следует дать короткую историческую справку.

Калмыки пришли на территорию современной Калмыкии в конце XVI — начале XVII веков, и здесь следует отметить, что калмыки, строго говоря, не те, кто пришли, а те, кто остались. Те, кто пришли, назывались ойраты. Калмыки, иначе «хельмг», т. е. «остаток» (тюрк.) — этноним, обозначающий ойратов, не принявших ислам. Некоторое время в составе России существовало относительно автономное Калмыцкое ханство, но в 1771 году его ликвидировали, и недовольная политикой русского правительства группа знати во главе с наместником Убаши увела подвластных себе людей (две трети от проживавших в России) обратно в Джунгарию. Переселение оказалось плохо подготовленным, и больше половины ушедших калмыков погибли в результате голода и болезней. На сегодняшний день в Синьцзян-Уйгурском автономном районе Китая проживает около 150 тыс. их потомков.

Итак, как лично может убедиться читатель, число говорящих на монгольских языках крайне незначительно, чтобы говорить о каком-то «степном генераторе».

Между тем только на славянских языках общаются, по данным Лингвистического энциклопедического словаря (М., 1990), свыше 290 млн. человек, а на германских около 550 млн. Причем прошу читателя учесть, что в группу германских языков входит еще и английский. Всего же к концу XX века на языках индоевропейской семьи общалось около 2,5 млрд. человек. Следует отметить, что арабский (семитский) мир, так же как и индоевропейский, представляет собой весьма многочисленную общность, но в данном случае я не стану подвергать его рассмотрению.

Таким образом, «монгольский генератор» не тянет даже на батарейку от ручных часов. Нельзя сказать, что идея Л. С. Клейна о генераторах народов лишена смысла, наоборот, она крайне интересна, но только в том случае, если она будет очищена от политической конъюктуры. Но если реально ни о каком «степном монгольском генераторе» говорить не приходится, то значит ли это, что Л. С. Клейн кругом неправ? Вовсе нет. Речь идет о генераторе народов монголоидной расы, но это вовсе не Монгольская республика, а хорошо известный нам Китай.

И здесь необходимо вспомнить следующее. Хорошо известный русской публике Хэлфорд Джон Маккиндер (1861–1947 гг.), создатель теории «хартленда», утверждал в 1943 году следующее: «Замена, контроля русских над глубинными районами континента на какой-либо иной не изменит географического значения осевой позиции (the pivot position). Если, к примеру, Китай, используя японскую организацию, развалит Российскую империю и завоюет ее территорию, на этом месте возникнет желтая угроза всемирной свободе, так как в таком случае Китай соединит преимущество широкого выхода в океан с ресурсами великого континента».[23]

Следует отметить, что Маккиндер являлся не только ученым, но и практическим политиком, он избирался членом палаты общин от либеральной партии и принимал, в частности, участие в подготовке Версальского договора, положения которого в немалой степени явились детонатором Второй мировой войны. Еще один крупнейший политик современности, Збигнев Бжезинский, без сомнения является продолжателем маккиндеровских идей, хотя и далеко не всегда ссылается на своего предшественника. «Чугунного Збигнева» русский читатель должен знать по его самой знаменитой книге «Великая шахматная доска», в которой автор. обнаруживает большую склонность манипулировать фигурами глобальной геостратегической игры. Понятно, что подобную склонность нельзя запретить законодательно, тем более, что мы имеем дело с большим начальством, а ему подобные вещи положены по штату. Единственное, в чем бы хотелось убедиться, так это в том, понимают ли данные господа правила игры или просто теоретизируют на тему «что будет, если Китай завоюет Россию»? А если Россия завоюет США? А если США завоюют Россию и т. д. «Если», «если» и еще раз «если»…

Каким образом Китай может использовать японскую организацию? В 1943 году он никак не мог ее использовать, поскольку это она использовала Китай. Т. е. сочетание китайской массы и японских методов управления возможно только в случае завоевания Китая Японией. Между тем в 1945, т. е. через два года после очередной публикации Маккиндером своих выводов, Советская Россия в кратчайший срок разбивает миллионную Квантунскую армию и тем самым освобождает Китай от японской организации. И что же? Конец истории?

Интересно следующее. Почему в тот момент (1945 г.) русская коммунистическая власть не воспользовалась благоприятной ситуацией и не присоединила Китай к России, соединив тем самым «преимущество широкого выхода в океан с ресурсами великого континента»? Недалекие русские коммунисты не удосужились прочитать труды гениального английского либерала? Понятно, что И. В. Сталин немало поспособствовал приходу к власти единоверного с ним Мао Цзедуна, но будущий Великий Кормчий, хотя и являлся убежденным коммунистом, все-таки, при этом, ни в коей мере не являлся марионеткой Кремля. Следовательно, жизнь, в том числе и политическая, куда сложнее размышлений довольно легкомысленного характера — «а что будет, если X завоюет У? А кто сильнее, тигр или медведь?».

Таким образом, перед нами встает ряд вопросов.

Вопрос 1. Как я уже писал в книге «Арии древней Руси», понятие «хартленда» («сердца земли») не есть только и исключительно географическое (Восточная Европа). Вопрос о «сердце земли» имеет расовый смысл, и география здесь будет совокупным фактором. А именно: хартленд — это территория зарождения, становления и начала возвышения индоевропейцев и, возможно, не только индоевропейцев, а еще и тюрков, и финно-угров, т. е. тех групп народов, языки которых современная лингвистика причисляет к ностратической языковой семье.

Китайский генератор народов (здесь применим термин «чайнахарт») также имеет вполне определенные географические координаты. Собственно китайская, ханьская, цивилизация зародилась в междуречье Хуанхэ и Янцзы и с одной стороны граничит с Тихим океаном (Желтое море), так же как хартленд граничит с Северным Ледовитым океаном.

Возникает следующая гипотеза. Между генераторами народов, в частности между хартлендом и чайнахартом, должно быть определенное территориальное разграничение. Данное разграничение, во-первых, каким-то образом связано с климатом (поскольку расы вообще связаны с климатом), во вторых, — с геополитической организацией генераторов, т. е. возможно предположить их строение как сердцевину, окруженную территориями «прямого протектората» на первом уровне и неустойчивыми окраинами-лимитрофами на втором. Т. е. нам необходимо определить «естественную» линию границы между хартлендом и чайнахартом, выход за которую опасен как для той, так и для другой стороны. Стремление соблюсти баланс — это стремление к устойчивости.

Вопрос 2. В какой связи находятся хартленд и чайнахарт? Если говорить прямо, следует дать ответ, кто опаснее — Россия для Китая или же Китай для России и почему? Безусловно, лучше всего, в этом случае, обратиться к истории, т. е. к опыту соседствования.

Очевидно, что необходимым условием для любого генератора народов является высокая продовольственная продуктивность его территории. Каким образом распределяются сельскохозяйственные земли Китая? Как ни странно, Но в современном его виде Китай — это страна с преимущественно горным ландшафтом. Области, находящиеся на Высоте выше 1000 м, составляют 65 % территории, при этом

71 % населения — это сельское население (По данным Интернет-энциклопедии «Кругосвет», данные от других источников могут несколько отличаться от приведенной цифры.), соответственно дефицит пахотной земли в Китае несомненен. В среднем на душу населения здесь приходится 1,6 му (15 му = 1 га) пахотных земель, и только 1,8 му на одного сельского жителя (в США эти цифры составляют 12 му и 350 му соответственно). Между тем в экваториальных районах, и на тропических равнинах в особенности, период роста растений длится круглый год, и там можно собирать до трех урожаев риса в год. 90 % пахотных земель сконцентрировано в восточном муссонном районе, на который приходится 45 % общей площади страны. Здесь следует особо отметить, что сочетание дождливого и сухого сезонов при муссонном климате способствует равномерному распределению температурного режима и влажности в большинстве областей, предоставляя благоприятные условия для развития сельского хозяйства.

Регион в среднем и нижнем течении Хуанхэ, известный как Центральная равнина, занимает 30 % пахотных земель страны. Регион в среднем и нижнем течении Янцзы также относится к регионам с высокой концентрацией пахотных земель — 21 %, Вот эти два региона (по совокупности 51 % пахотных земель) очевидно и составляют продовольственную основу Срединного государства, или в нашей терминологии — чайнахарта.

Северо-восточный регион (Маньчжурия) с умеренно-влажным климатом является новым районом сельскохозяйственного освоения. Ему принадлежит 18,5 % пахотных площадей страны. В Северо-западном аридном регионе (Синьцзян) находится 10 % пахотных земель. Южный регион с влажным- и жарким климатом, включает многочисленные горные цепи, и на него приходится 7 % пахотных земель страны, на влажный и жаркий северо-западный регион — 11 % и на регион Цинхай-Тибетского нагорья — 0,8 % пахотных земель.

Климат Китая и его продовольственные возможности соотносятся следующим образом.

Тропический климатический пояс. Широта 15°—23° с.ш. Средняя температура самого холодного месяца выше 16 °C. Растительность тропических муссонных лесов. До трех урожаев риса в год. Территория китайских земель, расположенных ниже 23 градуса, незначительна по величине.

Субтропический климатический пояс. Широта 23°—34° с.ш. Средняя температура самого холодного месяца 0°—16 °C. Растительность вечнозеленых широколиственных лесов. Два урожая риса в год.

Умеренно-теплый климатический пояс. Широта 34°— 43°. Средняя температура самого холодного месяца от -8° до 0 °C. Растительность листопадных широколиственных лесов. Один-два урожая риса в год.

Умеренный климатический пояс. Широта 43°—52° с.ш. Средняя температура самого холодного месяца около -24 °C. Растительность хвойных и смешанных хвойно-широколиственных лесов. Один урожай риса в год.

Выше 52 градуса территория Китая не распространяется, и здесь начинается умеренно-холодный климатический пояс. Средняя температура самого холодного месяца ниже -24 °C. Присутствует растительность таежных лесов, а на равнинных землях возможно выращивание яровых сортов. пшеницы и картофеля, хотя условия здесь недостаточно благоприятны. Условия для выращивания риса здесь, увы, отсутствуют.

Таким образом, зоной продовольственного обеспечения чайнахарта могут являться климатические пояса, расположенные от 23° до 43° с.ш., дающие в среднем два урожая риса в год (территория Тибета сюда, естественно, не входит). По сообщению газеты «Женьминь жибао он-лайн» от 08.09.2006 в Китае, в деревне Таоюань уезда Юншэн провинции Юньнань был достигнут рекордный урожай риса на один му равный 1287 кг. По сообщению агенства Синьхуа от 24.07.06, средняя урожайность риса, к примеру, в северо-восточных районах Китая достигала в последние пять лет 65 центнеров с га, а общая площадь посевов риса в этом регионе составляет около 3 млн. га.

В книге «Арии древней Руси» автор рассматривал Восточную Европу в качестве предполагаемой прародины индоевропейцев и увязывал понятие «хартленда» (как имеющее не только географический, но и расовый смысл) с территорией сегодняшних Центрального, Северо-Западного, Южного и Приволжского ФО. Как я уже упомянул выше, территории, претендующей на наименование «генератора народов», должна быть свойственна высокая продуктивность земледелия. В отношении междуречья Хуанхэ и Янцзы данное обстоятельство очевидно. В отношении же лесной зоны Восточной Европы — не вполне. Особенно в новое и новейшее время. Дабы читатель не стал подозревать автора в определенных натяжках, здесь следует привести в обоснование некоторые выкладки для системы подсечно-огневого земледелия, бытовавшей на Руси в древние времена.

Д.и.н. Р. Доманский утверждает: «До изобретения плужного земледелия — а это довольно позднее событие в истории человечества — люди были слишком слабы, чтобы бороться с буйной сорной растительностью Юга. А в лесах Севера у древнего человека была могучая помощь в виде огня, способного глубоко прожигать почву, уничтожая сорняки, их корни и вместе с тем удобряя ее золой. На пережженных лесных землях первые три года получают небывалый для любой другой системы урожай с прибавкой до 150 раз против посеянного зерна — „сам 150“».[24]

У современного читателя может вызвать удивление столь высокая цифра урожайности подсечно-огневого земледелия, однако ничего удивительного в данном случае нет. В. П. Петров писал,[25] что при ведении подсечного хозяйствования «почти всегда можно получить 100 пудов при посеве 3 пуда на десятину, с плодородных лесопаров… можно снять до 150 пудов ржи с десятины, посеяв пуда 2–3». Это означает получение урожая «сам 30–75» (а иногда и «сам 100»), в принципе, совершенно невероятного в условиях пахотного земледелия. Безусловно, в современных условиях подсека невозможна, т. к. она требует больших площадей для ведения хозяйства, что при высокой сегодняшней плотности населения сложно себе представить. Между тем где-нибудь в районе I тысячелетия до н. э. и вплоть до XV века подсека являлась более чем работоспособной схемой. И что же получалось в результате? Высокая урожайность приводила к быстрому приросту населения, которое, в силу ограниченности площадей, достаточно скоро достигало своеобразного порога насыщения, вследствие чего избыточная его часть время от времени предпочитала мигрировать во все стороны света в поисках неосвоенных территорий. Кроме того, высокая урожайность и обилие хлеба позволяют народу выделить большое количество людей в ремесленное производство, и в первую очередь на изготовление вооружения.

Одним из самых практических вопросов в антропологии, на мой взгляд, является связь между расой, географией и климатом. При этом следует сразу оговориться, что под расой мы понимаем систему исключительно биологических параметров человека. Этнос, хотя он и создается большей частью на основе схожих расовых признаков, может и не включать в себя людей с одинаковыми антропологическими признаками. Самая простая форма этнической организации — это племя, более высоким уровнем этнической организации является народность, а затем и нация. Между тем основой организации этносов являются не только соответствующие расовые признаки, но и язык, культура, традиции, религия, тип хозяйственной деятельности.

Несомненно, что расовые признаки изначально возникли как способ адаптации к климатическим и иным природным условиям. Здесь нельзя со всей определенностью утверждать, произошло ли человечество от одного стада обезьян и затем по мере расселения получило дифференцированные расовые признаки или от разных обезьяньих сообществ, проживавших в разных климатических зонах, поскольку сама теория происхождения человека от обезьяны не доказана еще со всей научной строгостью. Однако даже если мы примем теорию креационизма, то и в этом случае должны будем указать, что Бог не сотворил людей одинаковыми в биологическом смысле, а снабдил их теми приспособлениями, которые помогли им выжить в совершенно различных природных условиях, от тундры до экваториальных лесов.

Даже при самом поверхностном знакомстве с особенностями человеческих рас легко заметить, что в странах с жарким климатом цвет кожи людей заметно темнее, чем в странах с холодным. С чем это связано?

Связано это с тем, что темный пигмент кожи поглощает значительно большее количество ультрафиолетовых лучей, которые, как известно в настоящее время, достаточно опасны, поскольку приводят к появлению раковых заболеваний. Однако темная кожа сильнее нагревается от солнечных лучей, поскольку читателю должно быть известно из школьного курса физики, что теплопоглощение темных предметов выше. Этот недостаток скомпенсирован у негроидов более эффективной работой кожных желез, которые спасают организм от перегрева. Поэтому, несмотря на темный цвет, температура кожи негроида при тех же температурных условиях меньше, чем у европейца или азиата.

Светлая кожа европеоидов более подвержена ультрафиолетовому излучению, что способствует появлению раковых заболеваний. Однако в высоких широтах степень инсоляции будет меньше, чем на экваторе, по причине значительного времени пребывания в помещении и постоянного ношения одежды. В условиях сравнительно малой солнечной освещенности возникает проблема рахита, поскольку рахит возникает из-за недостатка в организме витамина О, который вырабатывается в коже под воздействием солнечных лучей. Таким образом, чувствительность кожи к ультрафиолету в северных широтах является уже не недостатком, а условием для выживания.

Курчавые волосы негроидов создают на голове своеобразную воздушную подушку, а поскольку воздух есть один из лучших теплоизоляторов, то такое устройство волосяного покрова дополнительно способствует лучшей теплоизоляции. Ближе к экватору увеличивается ширина носа, толщина губ, выступание лица вперед. Наличие данных признаков может объясняться следующим образом. Большая ширина рта и значительная ширина слизистой губ негроидов полезны в жарком климате, поскольку увеличивают поверхность испарения влаги, охлаждая организм. Уплощенный широкий нос также имеет свое значение. Небольшие размеры носовой полости не позволяют воздуху дополнительно нагреваться при вдохе.

Одним из характернейших признаков европеоидной расы является высокий и длинный нос. Воздух, проходящий через длинный носовой ход, успевает нагреться и попадает в легкие теплым, а укороченность лица у северных рас увеличивает изгиб носового хода и предохраняет носоглотку от переохлаждения. Узкий разрез глаз, свойственный не только монголоидам, но и бушменам и туарегам, предохраняет глазное яблоко от пыли, ветра и яркого солнца.

Итак, расовые признаки служили и, вероятно, служат по настоящее время для приспособления к условиям окружающей среды. Вопрос состоит в следующем: какова их роль в современных условиях? Имеет ли адаптивная ценность расовых признаков решающее значение в расселении той или иной расы на определенной территории в настоящее время?

Это очень серьезный вопрос.

Почему он так важен? Дело в том, что многие современные ученые и исследователи утверждают, что в настоящее время роль расовых признаков в расселении человечества по тем или иным территориям минимальна или вообще отсутствует. Как же обычно обосновываются данные утверждения? Если говорить прямо, то основной упор при этом делается на вредности расизма как такового. Согласен, расизм есть довольно гадкая политическая конструкция и является причиной многих бед. Так, на основании расистских постулатов, были фактически истреблены и загнаны в резервации коренные жители Северной Америки.

Однако чем же отличается нынешнее время, т. е. начало XXI века, от времен прежних, омраченных расовым невежеством, расовой нетерпимостью и тяжелыми условиями материального существования? В конце XIX — начале XX вв. в мире произошло качественное изменение производственной базы человечества. Возникла и продолжает развиваться индустриальная промышленность, потребности которой привели к резкому росту городов. Так, в России 73 % населения относится к городскому и 27 % — к сельскому (2002), занимающемуся в основном крестьянским трудом. В Китае, как уже было показано выше, численность сельского населения на начало нынешнего века составляла 71 %.

Между тем, прежде чем перейти к рассуждениям о том, что может случиться с монголоидной расой (генератором которой представляется Китай) в современных условиях и чего не случится с ней никогда, следует, по меньшей мере, посмотреть на то, что мы имеем. Для начала стоит вообще-то познакомиться с тем, что из себя данная раса представляет в принципе. Ее типичными признаками являются: уплощенное лицо, выдающиеся скулы, узкий разрез глаз и наличие эпикантуса (так называется складка верхнего века во внутреннем углу глаза, закрывающая слезный бугорок). Цвет волос и глаз практически всегда черный, волосы обычно прямые, а рост бороды, усов и волос на теле очень слабый. Цвет кожи у северных монголоидов светлее, чем у южных. Нос выступает слабо, переносье обычно вогнутое, толщина губ малая и средняя. Рост монголоидов невысокий, у северян пропорции коренастые, а ноги несколько укорочены.

К южноазиатской (малайская или индонезийская) малой расе относятся самые южные популяции монголоидов Индокитая, Индонезии и Меланезии. Ее представители отличаются низким ростом, смуглостью кожи, небольшим лицом и небольшой его уплощенностью, высокой и узкой формой черепа, иногда волнистыми волосами, большой шириной плоского носа и толстыми губами.

Зоной распространения дальневосточной (китайской) малой расы являются территории Китая, Кореи и Японии. Представители этого расового раздела отличаются высоким и узким лицом, высоким и узким черепом, большой частотой наличия эпикантуса, прямыми жесткими волосами иссиня-черного цвета.

Представители североазиатской малой расы проживают на просторах степей, тайги и тундры Сибири и Центральной Азии. От южных монголоидов они отличаются низким широким черепом, крайней уплощенностью большого, высокого и широкого лица, светлой пигментацией и тонкими губами и значительным развитием подкожного жира. Североазиатская раса имеет достаточно много разделов, в частности в ее составе присутствуют — туранская раса (смешение монголоидного и европеоидного комплексов) и уральская, в состав которой входят лопари, образующие лапоноидный (субарктический) тип.

В Северо-Восточной Сибири, на Алеутских островах, на Аляске, в тундре Северной Канады проживают популяции арктической (эскимосской) малой расы. Ее люди отличаются от сибирских монголоидов меньшей уплощенностью лица, большим выступанием узкого носа с высоким переносьем, широкой нижней челюстью, меньшей частотой эпикантуса и более толстыми губами. Характерными признаками данной малой расы являются смуглая кожа, значительный процент волнистых волос, очень массивное коренастое телосложение, слабое развитие подкожного жира и мощная мускулатура. Ряд вышеуказанных признаков свидетельствует, как ни странно, о ее южном происхождении.

Итак, монголоидная раса проживает практически во всех климатических поясах планеты, и любопытно, что монголоидные расовые признаки имеют тенденцию нарастать по мере продвижения с юга на север, что, кажется, может указывать именно на ее северное происхождение. Другое дело, что количество представителей той же североазиатской малой расы по сравнению с количеством представителей дальневосточной (китайской) малой расы ничтожно. Территорией распространения монголоидной расы является не только Евразия, но и Америка, но в нашем случае она находится за рамками исследования.

На огромных территориях Дальнего Востока и Сибири проживают следующие народы, представляющие собой североазиатскую малую расу. Это якуты, эвены, эвенки, буряты, сойоты, тоджинцы, тофалары, хакасы, шорцы, тувинцы, алтайцы и др. Что представляют из себя данные народы? Все они весьма и весьма немногочисленны.

Согласно данным последней переписи населения России, взятым с сайта «Всероссийская перепись населения 2002», численность тех же тувинцев составляет 243,5 тыс. человек, численность эвенков — 35,5 тыс., эвенов — 19 тыс., якутов — 444 тыс., хакасов — 75,6 тыс., шорцев — 14 тыс., сойотов — 2,7 тыс., тофаларов — 1 тыс., тоджинцев — 4,5 тыс., бурятов — 445 тыс., алтайцев — 67 тыс. человек. Т. е. речь не идет о каких-то миллионах и тем более десятках миллионов человек. Однако почему вышеперечисленные народы, расселяясь на столь обширных территориях, не достигли величин подобных ханьским? Может быть, репродуктивные способности бурятов несколько ограничены? Вряд ли. Все дело заключается в емкости природной среды, в климатических условиях вообще и продовольственных возможностях занимаемых территорий в частности. Увы, они сильно отличаются от условий междуречья Хуанхэ и Янцзы.

Сейчас вернемся к вопросу, поднятому выше. Что позволяет сегодняшним ученым и исследователям говорить о резком уменьшении роли расовых признаков в расселении человечества по тем или иным территориям в настоящее время? Какое у них есть основание для подобных заявлений? Может, изменился климат?

Климат не изменился и расовые признаки по прежнему служат для лучшей адаптации к тем или иным условиям среды. Изменилось общее содержание жизни. Индустриализация коренным образом изменила жизнь многих народов, большинство населения развитых стран переехало в города. Чем же отличается городское существование от сельского? В современном городе связь человека и климата значительно меньше, чем в деревне, поскольку основную часть времени человек работает в помещениях с искусственной средой. Расовые признаки, в этом случае, действительно не имеют какого-то особого значения. Но… есть очень большое «но».

Городское население, как показывает современная практика, не способно к расширенному и даже простому воспроизводству. Источником народонаселения является деревня с ее крестьянским трудом и особенным жизнеустройством, когда каждый родившийся ребенок рассматривается большей частью не как потенциальная обуза, а как потенциальный работник, с малых лет помогающий по хозяйству и укрепляющий семью, а не приносящий (при городском образе жизни) дополнительные проблемы.

Сломайте крестьянство, и вы сломаете нацию.

Из жизни религий

Лучше ничего не делать, чем стремиться к тому, чтобы что-нибудь наполнить. Если чем-либо острым все время пользоваться, оно не сможет долго сохранить свою остроту. Если зал наполнен золотом и яшмой, никто не в силах их уберечь. Если богатые и знатные люди проявляют кичливость, они сами навлекают на себя беду. Когда дело завершено, человек должен устраниться. В этом закон небесного Дао.

Лао Цзы

Сейчас мы несколько отвлечемся от основной темы разговора и попробуем вкратце познакомиться с духовной жизнью нашего великого южного соседа. Религиозная обстановка в Китае достаточно сложна и в то же время весьма интересна. Любопытно, но Русская Православная церковь считает ханьцев не кем иными, как… язычниками. Так, цитируемый выше Архиепископ Хабаровский и Приамурский Марк отмечает следующее:

«Китайцы являют собой очень яркий пример великой цивилизации, равно поражающей как своими историческими культурными достижениями, так и безмерностью своего духовного помрачения. Культура Китая самобытна и величественна, и у китайцев, несомненно, есть немало оснований смотреть свысока на окружающие их народы. Но эта великая культура сосуществует с языческой религиозностью, которая, господствуя в умах сотен миллионов китайцев, не способна дать им ни малейшей основы для собственно духовного развития. Религиозные, духовные плоды многовекового самостоятельного развития Китая скудны до ничтожности. Вполне справедлив Л. А. Тихомиров, который, сравнивая где язычество Средиземноморья и Китая, пишет: „Все это у нас было в младенчестве народов, а у них (у китайцев) развивается „учеными“, „философами“… Такой религиозной беспомощности мы не знаем ни у одного народа нашего западного мира. Словно какая-то темная сила не допускала китайцев и близко подходить к истине“» (http://pstgu.ru).

Слова архиепископа Марка выглядят довольно шокирующе. Есть ли в них хотя бы некоторая доля истины? Попробуем разобраться.

Следует отметить, что китайские власти всегда весьма подозрительно относились к христианству и к тому же исламу, т. е. к «авраамистическим» вероисповеданиям, обычно стараясь препятствовать их распространению в стране (это не касается могольской династии Юань). Широкое распространение в Китае имеет буддизм, но является ли реальный буддизм, ^ принятый в Китае и вообще в Юго-Восточной Азии, религией того же уровня, что и христианство, — есть большой вопрос.

Человек, воспитанный в христианской традиции, инстинктивно ожидает и от иных исповеданий чего-то подобного, т. е. единого Бога и стройной религиозной доктрины с мощным духовным наполнением. Между тем представления человека христианской культуры (в данном случае русского) о буддизме проистекают из книг, зачастую написанных западными авторами, мыслящими в категориях, весьма далеких от категорий Востока. Если же мы предпримем попытку взглянуть на дело не предвзято, то можем столкнуться с некоторыми весьма интересными вещами. Послушаем современного путешественника и наблюдателя, нашего соотечественника, А. М. Тюрина, долгое время наблюдавшего религиозную жизнь Китая собственными глазами.

«Реальная религия стран ЮВА и Китая (здесь мы рассматриваем только ту часть религии Китая, которая в общепринятых представлениях называется „буддизм“), включает четыре составляющие. Первая — поклонение духам предков. В Таиланде им через служителей храмов (в виртуальном объекте „буддизм“ их считают буддийскими монахами) посылают посылки: пластмассовые ведра, наполненные вещами первой необходимости (сигареты, спички, мыло, консервы и др.). Во Вьетнаме и Китае духам предков посылают символические посылки: сжигают бумажные символы золота, денег, продуктов питания, одежды и др…

Вторая составляющая реальной религии стран ЮВА и Китая — боги, демоны и святые. Высшие боги — Будды. Самые известные из них — толстый веселый Будда (в Таиланде и Вьетнаме его называют китайским) и худой, самоуглубленный Будда (в Таиланде его называют таиландским). Причем худой Будда главней толстого Будды, если судить по их местам на алтаре. В Северном Таиланде Буддами являются Шива и Генеша. В Китае, кроме толстого веселого Будды, имеется по меньшей мере еще три Будды. Их статуи в храмах расположены рядом. В Тибете поклоняются своему Будде. По старшинству сразу за Буддами идут младшие боги и демоны. Их много. В Южном Вьетнаме самая почитаемая из них — Тхиенхау (Thien Hau). Ее статуи стоят перед большинством храмов. Есть и храмы, посвященные только ей. Видел я ее статуи и в Китае, Гонконге, Лаосе. В Китае статус младших богов имеют некоторые исторические личности. В религии имеются и святые. Это люди, ставшие Буддами „регионального“ масштаба, или люди, вступившие в непосредственный контакт с Богами и получившие от этого контакта конкретные результаты. Стоящие в храмах статуи святых или их изображения на картинах можно легко отличить от изображений богов. У всех богов, включая Будд, — огромные мочки ушей, иногда „до плеч“. А у святых — нормальные человеческие уши.

Богов надо кормить. В Таиланде им два раза в день ставят в маленьких чашечках еду и питье. Еда та же, что кушают рядовые таиландцы. Во Вьетнаме и Китае богов кормят в основном фруктами. Исключением являются Камбоджа и Лаос, где богов почти не кормят. Богов надо окуривать благовониями, и главное — им надо молиться. У них можно допросить жизненных благ и исцеления от конкретных болезней. Например, в Таиланде человек, просящий исцеление, наклеивает на статую Будды специальную, размером с почтовую марку, золотистую бумажку. Причем наклеивает ее на строго определенное место, ту часть тела, которая у просящего нездорова. И естественно, Богам надо строить красивые храмы, где им будет удобно жить и принимать от людей почести и угощения. Эту часть религии региона следует отнести к религиям многобожников-идолопоклонников.

Первые две составляющие религии стран ЮВА и Китая, поклонение духам предков и идолам, образуют самодостаточную систему, вполне удовлетворяющую повседневные нужды рядовых граждан. Она включает и служителей эамов, которые оказывают рядовым гражданам различные ритуальные услуги от помощи в отправлении в последний путь тела умершего родственника до благословения на хорошую работу новой грузовой машины. В систему „вмонтированы“ еще две составляющие, являющиеся, по сути, ее декоративными элементами. Одна из них — миф об индийском принце Гаутаме. Наиболее известное проявление этого мифа — идентификация с принцем Гаутамой одного из Будд. Материально это выражается в наличии в храмах серии картин или фресок, в наглядной форме описывающих канонизированный путь Гаутамы к просветлению. Неотъемлемой составной мифа об индийском принце Гаутаме является приписываемое ему учение об этом пути. В Камбодже и Лаосе почти все храмы, построенные в последние десятилетия (а старых храмов там почти нет), имеют на своих стенах символику „пути Гаутамы“. В Таиланде я видел всего один такой храм. Храм старый, деревянный, расположен горном городке в приграничной с Бирмой зоне. В храме Имеется что-то типа картинной галереи. Картины написаны примитивно. На них — „путь Гаутамы“. Во Вьетнаме я видел четыре храма с подобной символикой. Картины написаны на их стенах. Все храмы новые и расположены они в провинции Бария-Вунгтау (два храма), в городе Далате (Южный Вьетнам) и в городе Хойане (Центральный Вьетнам). В Китае подобных храмов я не видел.

Третья составляющая реальной религии стран ЮВА и Китая находится в концептуальном противоречии с ее первой и второй составляющими. Действительно, как можно почитать духов предков, если сущность, покинувшая тело предка, находится в другом теле, возможно, и не человеческом? И зачем „кормить“ статую Будды, которая является отображением просветленного принца Гаутамы? Ведь сам Гаутама-Будда сегодня является сущностью, которая не нуждается ни в еде, ни в поклонении перед ней.

Четвертая составляющая религии стран ЮВА и Китая видна фрагментарно. Ее проявления напоминают о христианстве. Это те же серии картин, аналогичные картинам из жизни христианских святых, восковые свечи, приспособления для пожертвования денег, обрызгивание водой при благословении (это я наблюдал в вышеописанном старом храме в Таиланде, причем кисточки для обрызгивания почти такие же, как в православных храмах), колокола, монастыри, богослужения, храмы. Часто над головами Будд, младших богов и святых имеются нимбы. Сюда же можно отнести и встреченные мной в Китае наглядные представления об аде, почти идентичные христианским».[26]

Таким образом, А. М. Тюрин подтверждает практическими наблюдениями слова архиепископа Марка. Китайский буддизм есть идолопоклонничество и язычество со сложной и развитой мифологией, но тем не менее нисколько от этого не прекращающее быть этим самым язычеством. Реальная религия Китая, как считает А. М. Тюрин, есть самодостаточный симбиоз поклонения духам предков и многобожия-идолопоклонства с включением чуждых для него составляющих — мифа о Гаутаме и ритуалов, похожих на христианские.

По словам видного российского востоковеда проф. А. А. Маслова: «Китай в силу ряда причин — причин очень сложных и не до конца понятных — не вошел в „религиозную“ стадию духовного становления, хотя, разумеется, возникло много течений, которые принято называть религиями, например, буддизм, или порою так именуется даосизм».[27]

Весьма жесткую характеристику буддизму вообще, а не только его китайскому варианту, дает и Л. Н. Гумилёв: «Буддизм, как известно, не является связью человека с богом, потому что он отрицает бога, а точнее — относится к этой проблеме с абсолютным равнодушием. Буддизм также и не средство спасения души, бессмертия которой он в общем-то не признает. Целью буддизма является спасение избранных, т. е. монахов, „ставших на путь“, а мирянам, сочувствующим буддийской доктрине, за помощь и милостыню буддийской общине монахов предлагается „утешение“ и возможность хорошего перерождения, с тем чтобы в одной из последующих жизней, спустя миллионы лет, стать монахом. Эта идея проходит красной нитью через всю сутру „Мудрец и дурак“».[28]

Буддизм пришел в Китай из Индии и оказался соответствующим образом здесь переработан. Собственным произведением духовного творчества Китая является даосизм, который более всего похож на философию с элементами алхимии, поисками эликсира жизни и пр. Кстати, интерес именно к эликсиру жизни послужил поводом для встречи Чингисхана с монахом Чань Чунем, хотя, на мой взгляд, здесь со стороны Чингисхана более всего прослеживается политический интерес. Известно, что моголы проявляли большое участие в делах религий, бытующих в том или ином регионе.

О происхождении даосизма его последователи утверждают следующее. В третьем цзюане антологии «Юнь цзи ци цянь» говорится, что первоначально «учения (цзяо) не было, появилось же оно при „трех августейших“ и „пяти императорах“ (кань хуан у ди). Учение — значит передача информации (гао). Для него необходимы: словесная форма (янь), принцип (ли), смысловое содержание (и), получение от учителя (шоу) и передача традиции (чуань). Этому учению предшествовало его „домирное“ бытие как „самоестественного“ (цзыжанъ цзяо) и „божественного“ (шэнъмин цзяо) учения среди божественных ипостасей саморазвертывающегося Дао (тянъ цзунъ)».[29]

Таким образом, сами даосы не связывали появление своей религии с какой-либо конкретной исторической личностью и, как утверждает Е. А. Торчинов, «представление о Лао-цзы как основателе даосизма скорее возникло в старой западной синологии, особенно если учесть, что даосы наравне с Лао-цзы в данном качестве воспринимали и мифического Хуан-ди (Желтого императора), да и первые „воплощения“ Лао-цзы относились традицией к седой древности».[30]

Что такое вообще «Дао»? «Дао де цзин» на этот счет утверждает следующее: «Дао, которое может быть выражено словами, не есть постоянное Дао. Имя, которое может быть названо, не есть постоянное имя. Безымянное есть начало неба и земли (…) Тот, кто свободен от страстей, видит чудесную тайну Дао, а кто имеет страсти, видит его только в конечной форме». Т. е. значение «дао» словами передано быть не может. Основной принцип даосизма — не деяние. Способ познания «дао» — самопознание. Цель — просветление. Даосизм доктринально аморфен, в нем нет, как в христианстве, символа веры, систематическое изложение даосской философии отсутствует, и похоже, чтобы познать Дао, следовало бы родиться китайцем и вырасти в Китае.

С самого своего появления даосизм выступает как философское учение, только позднее получившее черты китайской национальной религии, вернее, системы имеющей статус религии с монахами (скорее служителями), храмами и ритуалами религиозного характера. Как бы там ни было (т. е. вне попыток определения даосизма как религии или философии), но даосизм, видимо, отражает сущность китайского национального сознания. По утверждению Е. А. Торчинова, все национальные китайские династии, так или иначе, в целом покровительствовали даосизму, тогда как, и могольская династия Юань (запрещение и приказ о сожжении всех даосских сочинений, кроме «Дао-дэ цзина» в 1281 г.), и маньчжурская династия Цин относились к нему негативно.

В общем и целом, следует различать даосизм как философию и даосизм религиозный. По религиозным представлениям даосов существует мир сверхъестественных сил и им правит Юй Хуан — «Нефритовый император» — как Небо, воплощенное в человеческой сущности. Отцом Юй Хуана является солнце, а матерью — луна. Так же в пантеоне божеств даосизма находится и обожествленный отец-основатель учения — Лао-Цзы, князь Востока Дун Вангун и его жена, мать Запада Си Ванму и различные святые, разделенные на несколько классов: небесные; земные, живущие в уединении в горах; отшельники; святые, живущие на волшебных островах в Восточном море; демоны. Принципиально к категории божеств в даосизме может быть причислен любой человек, проявивший себя как великий мастер в той или иной сфере деятельности.

Особым элементом даосской религии является учение о бессмертии, каковое и принесло даосизму популярность в народе и внимание императорской власти и дало даосам возможность выжить в условиях тотального доминирования конфуцианцев. По мнению даосов, на жизнь человеческого организма оказывают влияние множество различных духов. Поскольку человек не осведомлен об их существовании и не прислушивается к ним, то он подвергает свою жизнь опасности ранней смерти. Для достижения бессмертия необходимо добиться, чтобы духи не желали покидать тело и чтобы их сила росла. После чего духи завладеют человеческим телом и вознесут человека на Небо. Для достижения бессмертия даосы предлагали различные средства: от постепенного ограничения себя в еде до употребления всякого рода талисманов и эликсиров, что соответственно побуждало их к занятию химией, медициной и астрономией. После победы коммунистического режима в 1949 году даосизм претерпел определенные гонения от властей. Тем не менее в настоящее время в Китае насчитывается до 20 миллионов приверженцев данного учения, в основном в сельской местности, где сохранился до сего момента ряд даосских монастырей.

Что касается распространения в Китае христианства, то наибольшего успеха оно достигло здесь, пожалуй, только при могольской династии Юань. Особенное значение получило несторианство, считающееся после 431 г. ересью. Известен даже так называемый «желтый крестовый поход» — так называется попытка могольских войск освободить Иерусалим, об этом случае достаточно подробно написано у Л. Н. Гумилёва.[31] Насколько он был «желтым», мы не станем сейчас выяснять. Несторианство процветало при Юанях, а несторианская епископская (собственно, митрополичья) кафедра существовала в самом Пекине (Бэйцзине). Как сообщает энциклопедия Брокгауза и Эфрона, китайский несторианин Мар-Ябалах (р. 1245 г.), ученик другого китайца, сделался патриархом в Персии, даже несмотря на незнание сирийского языка.

В настоящее время несторианство в мире не имеет хоть сколько-нибудь широкого распространения. По словам Иоанна Мейндорфа: «Остатки их некогда больших общин живут в Ираке. (В послевоенное время многие из них из соображений безопасности переселились в Калифорнию)».[32]

Появление несторианства было обусловлено христолотическими спорами о природе Христа: кто Он, Бог или человек? Не имея никакой ценности для атеистов, данный вопрос имел для верующих людей большое значение. В начале V века ситуация в христианском мире накалилась. В апреле 428 года архиепископом Константинополя становится Несторий, который с самого начала проявил необычайное рвение в борьбе с ересями. «Самыми большими врагами Нестория были аполлинаристы, утверждавшие, что во Христе на месте человеческой души был божественный Логос, тем самым нарушая полноту человечности Спасителя. Вопрос о природе Христа тогда носился в воздухе, и все споры по существу сводились к проблеме, как называть Деву Марию — Богородицей или „человекородицей“. Несторий считал, что Пресвятую Деву не следует называть Богородицей, ибо она родила не Бога, а человека, Эммануила, с которым соединилось предвечное Слово Божие. Это решение было с большим негодованием встречено среди народных масс, так как в богослужении слово „Богородица“ уже стало привычным — о „человекородице“ и слышать не хотели. В качестве компромисса Несторий предложил называть Марию „Христородицей“, но это не решало проблемы, а лишь обходило ее. Очевидно было, что речь идет не о словоупотреблении, а о понимании сущности Воплощения».[33] По империи стала распространяться молва о новой ереси, смысл которой состоял в том, что Пресвятая Дева Мария родила простого человека Христа, с которым Бог впоследствии соединился нравственно и благодатно обитал в Нем, как в храме. Таким образом, Божественная и человеческая природы во Христе оставались разделенными.

Конфликт в церкви привел к созыву III Вселенского Собора (431 г.) на котором ересь Нестория была осуждена. Собор утвердил истину о том, что обе природы во Христе соединены в одно Богочеловеческое Лицо (Ипостась).

Утвердившись в божественной сущности Христа, некоторые епископы поспешили впасть в другую крайность — монофизитство, и в 451 году был созван IV Вселенский (Халкидонский) Собор для осуждения ереси Константинопольского архимандрита Евтихия, который, отрицая несторианство, стал учить о полном слиянии Божественной и человеческой природы во Христе (т. н. монофизитство). При этом Божество неизбежно поглощало человечество. Собор утвердил антиномическую истину о том, что две природы во Христе соединены «неслиянно и неизменно» (против Евтихия), «нераздельно и неразлучно» (против Нестория). Затем последовала новая смута, поскольку монофизиты обвинили приверженцев Халкидонского Собора (Феодора Мопсуетского, Феодорита Кирского и Иву Эдесского) в скрытом несторианстве. Для успокоения смуты был созван V Вселенский (II Константинопольский) Собор (553 г.). Собор осудил заблуждения трех учителей («трех глав»), а также заблуждения Оригена. Однако на этом дело не успокоилось, и на VI Вселенском (III Константинопольском) Соборе (680–681 гг; 692 г.) осудили еще и монофелитов, которые, хотя и признавали в Иисусе Христе две природы, но объединяли их одной Божественной волей. Собор утвердил истину о том, что Иисус Христос как истинный Бог и истинный Человек имеет две воли, но его человеческая воля не противна, а покорна Божественной.

Короче говоря, осужденные в 431 году как еретики несториане устремились в Центральную Азию, в том числе и в Китай, куда они проникали через Синьцзян. Поначалу отношения между китайской императорской властью и несторианами складывались неплохо, однако после эдикта 845, года несторианам, впрочем, как и другим христианам, прищлось оставить благословенные земли Поднебесной и, как это следует из многочисленных утверждений историков (и церковных, и гражданских), переместиться на север «к монголам». Похоже на то, что здесь несториане употребили все свои миссионерские возможности и достигли огромного успеха, о чем свидетельствует, к примеру, Марко Поло.

«Татары, нужно знать, жили на севере (север относительно Южного Китая. — К. П.), в Чиорчие; в той стране большие равнины и нет там жилья, ни городов, ни замков, но славные там пастбища, большие реки и воды там вдоволь. Не было у них князей, платили они великому царю и звали его по-своему Унекан, а по-французски это значит „поп Иван“; это тот самый поп Иван, о чьем великом могуществе говорит весь свет».[34]

О вышеупомянутом пресвитере Иоанне Рубрук сообщал, в частности, следующее: «У этого Иоанна („поп Иван“, он же „пресвитер Иоанн“. — К. П.) был брат, также могущественный пастух, по имени Унк; он жил за горами каракатаев, на три недели пути от своего брата, и был властелином некоего городка по имени Каракорум; под его властью находился народ, именовавшийся крит и меркит и принадлежавший к христианам-несторианам».[35]

Что произошло дальше, в общих чертах известно всем. Наследники Чингисхана завоевали ханьцев, а династия Сун пресеклась, уступив место Юаням, которые пригласили в Китай еще и католических священников. Известно, что в Пекине Иоанном де Монте-Корвино (ум. в 1333 г.) было учреждено католическое архиепископство с викариатством в провинции Фу-цзянь.

Джованни Мариньоли, епископ Базиньянский, совершивший в 1338–1353 гг. путешествие на Дальний Восток, в том числе и в Ханбалык (Пекин), писал в свое время: «Вышли мы из Авиньона в декабре месяце [1338 г.], пришли в Неаполь в начале великого поста и здесь пробыли до Пасхи (которая приходилась на конец марта) в ожидании корабля из Генуи, а на этом корабле находились послы, отправленные Кааном из Камбалеха [Ханбалыка], большого города, к папе, чтобы споспешествовать назначению папой послов и открытию пути к союзу с христианами, ибо Каан очень любит и почитает нашу веру. И важные государи его империи, которых называют аланами и которые правят всеми восточными землями империи (а их более тридцати тысяч, этих аланов), — христиане как истинные, так и только по имени, и они называют себя рабами папы и готовы жизнь отдать за франков; франками же они нас называют не по Франции, а по франкской земле».[36]

Успехи как католичества, так и несторианства оказались практически уничтожены во 2-й половине XIV в. с падением Юаней и воцарением в 1368 году династии Мин.

Особую роль (негативного рода) в жизни Китая сыграло манихейство, которое представляло из себя учение так называемого «синкретического» характера. Отец-основатель данного вероучения, Мани не стал изобретать что-то оригинальное и поступил достаточно распространенным образом — заимствовал из всех великих вероисповеданий некоторые части их религиозных систем и попытался соединить их в единое целое. Очевидно, что данное соединение оказалось довольно удачным, поскольку привлекло большое количество последователей. Манихейство сочетало в себе философско-религиозные воззрения зороастризма (дуальная оппозиция Света и Тьмы), некоторые этикодогматические установки иудаизма (элхасаиты) и раннего христианства (аскетизм, установление института монашества, иерархия и структурированность), космолого-антропологическую модель некоторых позднеантичных философских направлений и гностицизма (в его сирийском варианте) и буддийскую концепцию реинкарнации.

Манихейство отличала высочайшая степень приспособляемости к условиям совершенно различных стран. Оно легко инкорпорировалось в некоторые направления буддизма, даосские секты и тайные общества в Китае, в Средние века проникло в христианские общины Запада и трансформировалось в еретические движения катаров, богомилов и пр., отличавшиеся нешуточным размахом.

В настоящее время исследователями точно определена дата рождения Мани — 14 апреля 216 г., в Вавилонии, в городе Ктесифон на реке Тигр. В III в. Ктесифон стал столицей Парфянского царства, а затем — персидских царей династии Сасанидов. Парфия к этому времени перестала быть централизованным государством, ее раздирали внутренние смуты, а в религиозной жизни господствовал полный плюрализм. Наряду с зороастризмом здесь существовали христианство, гностицизм, митраизм, иудаизм и даже буддизм, что, собственно и создало определенную почву для возникновения манихейства. Мани родился в семье последователя иудейско-христианского элхасаитского учения Патика (Паттиция, в китайской версии Ба-ди) и воспитывался в обстановке крайнего аскетизма, проповеди безбрачия и вегетарианства. Затем в возрасте 24 лет, как это обычно водится в таких случаях, Мани явился небесный божественный двойник, сообщивший ему об избранности. После получения откровения свыше новоиспеченный пророк отправился с миссионерской деятельностью (240–242 гг.) в Селевкию-Ктесифон, затем Армению, Северную Индию, после чего вернулся обратно в Иран. В путешествии он обрел новых последователей и приступил к написанию нескольких книг. Удачно выступив при дворе Шапура I, Мани получил охранную грамоту, позволявшую вести проповедь во всех областях империи. Однако зороастрийское жречество, видимо, взревновав к успехам манихейского учения, предприняло при дворе успешную интригу против Мани, и тот оказался вынужден покинуть Иран и отправиться на некоторое время в Индию. По приходу к власти Бахрама I Мани бросают в темницу, где он, через короткое время и умирает (наиболее достоверная дата смерти — 20 марта 276 года).

Распространение манихейства имело широкий размах: в VI веке общины появляются в Риме, Северной Африке, Греции, Испании, Италии, Галлии; на Востоке они распространяются по всей империи Сасанидов, в Центральной Азии до Китая включительно, где манихейство официально просуществовало до XIV века, пока не было запрещено Чжу Юаньчжанем, первым императором династии Мин.

Реконструкция учения Мани дает вкратце, следующую картину мироздания. В первичное время, когда еще отсутствовали небо и земля, существовали два начала — доброе (обитающее в области Света), Отец Величия, и злое (пребывающее в области Тьмы), Властитель Мрака. Злое начало символизирует Материю. Однажды вся Материя устремилась к Области света. Это нападение возвестило современную эпоху, эпоху смешения. Для отражения натиска Материи Отец Величия производит из себя некоторых божеств, среди которых — Первочеловек. Идет борьба Света и Тьмы в самом человеке, который может спастись только следуя наставлениям Мани. Манихейская община структурно разделялась на «избранных» и «слушателей», составляющих основную массу верующих. Не манихеев ждет вечное проклятие.[37]

В Китай манихейство пришло через согдийских купцов в период с IV до VII вв. Земли, лежавшие к северо-востоку от Амударьи, были известны грекам как Согдиана уже со времен завоеваний Александра Великого. Согдиана, расположенная в бассейне рек Зеравшан и Кашкадарья (современная территория Узбекистана и частично Таджикистана), со своим главным городом Самаркандом, служила перевалочным пунктом между Китаем и землями к западу от Памира. Согдийские купцы занимались поставками шелка из Китая. В раннем средневековье Согдиана стала главным посредником в мировой торговле между Западом и Востоком. Доходы от этой торговли стали основой для быстрого роста городов, который начался в конце IV века н. э. Согдиана никогда не являлась единым государством, а представляла из себя конгломерат княжеств и вольных городов, возможно, объединенных в конфедерацию.

Помимо товаров согдийцы являлись «проводниками» культуры и религий. В конце VI — начале VII веков Китай консолидируется при династиях Суй и Тан, тогда же (при Танах) под китайский контроль попадает Синьцзян. Официально первое появление манихейского проповедника Михр-Ормузда относится ко времени правления императрицы У Цзэтянь (684–704 гг.), когда он изложил ей суть учения.

Следует отметить одну характерную особенность манихейства. Тде бы оно ни обнаруживалось, в Европе или Китае, и в каких бы формах ни распространялось, оно обычно носило подрывной по отношению к существующим властям характер и стремилось разложить господствующие в государствах традиции и религии. Уже в 721 году ряд народных волнений заставил китайское правительство внимательнее следить за представителями манихейских общин. До IX века манихейство существует в Китае на легальных УСЛОВИЯХ, в 843 году негативное отношение к нему обостряется, закрываются храмы, общины разгоняются. В период Пяти династий (907–960) последователи Мани изгоняются из пределов Срединного государства, и новым центром их активности становится Южный Китай (Фуцзян и близлежащие провинции).

Связь манихейства с народными восстаниями в Китае, например, с восстанием Фан Ла (1120–1122), всегда была достаточно явной. После подавления данного восстания чиновники-конфуцианцы в своих отчетах указывали на связь между повстанцами и сектами манихейского толка, которые они называли чицай-шимо (т. е. «есть постное и почитать демонов»). При династии Южная Сун гонения на манихейство продолжаются. Однако при династии Юань отношение к нему становится терпимым, что, несомненно, явилось большой ошибкой моголов, поскольку народное движение, уничтожившее государство Юань и приведшее к длительной и кровавой междоусобице, оказалось инициировано именно манихейскими сектами. Первый император династии Мин, Чжу Юаньчжан, принадлежал к секте подобного толка.[38] Поскольку подрывные возможности данного вероучения ему представлялись вполне очевидными, то после прихода к власти он, совершенно разумно, возобновил антиманихейские гонения (эдикт 1370 г.), завершившиеся в конечном итоге разгромом учения на территории Китая. Оно сохранялось еще в Южном Китае примерно до 1600 года и позднее окончательно утратило свое значение в народной жизни.

Итак. Если вернуться к проблеме китайской иммиграции в Россию, то следует отметить, что очень большому количеству российских граждан она видится как безусловная проблема. При этом довольно любопытным обстоятельством является то, что данный процесс может порождать проблемы не только для российской стороны, но и для китайской. Хочу подчеркнуть следующее состояние дел. Русская Православная церковь рассматривает китайцев как язычников со всеми вытекающими отсюда последствиями. Для нее язычники есть объект для обращения в истинную веру.

Можно сколько угодно внушать всем и каждому, что даосизм, буддизм и пр. есть религии того же духовного уровня, что и христианство и ислам. Вполне вероятно, что многие граждане могут даже поддаться подобному внушению. Следует только сказать, что для православной церкви подобное утверждение неприемлемо, и у нее на этот счет присутствует как свое мнение, так и своя программа действий.

Необходимо отметить, что если в отношениях между исламом и христианством и существовала, время от времени, определенная напряженность, вплоть до крестовых походов, джихадов и газаватов и пр., то тем не менее данные конфессии относились и относятся друг другу с определенным пиетитом, часто воздерживаясь от активных прозелитических поползновений в адрес соперника. Так, например, в Средние века христиане, заселявшие земли контролируемые исламскими правителями, по общему правилу не подлежали ни религиозному преследованию, ни насильному обращению, а платили особый налог — джизию. Автор середины IX в. Абул-Касим Убайдуллах ибн Абдаллах Ибн Хордадбех, упоминая о русских купцах, пишет в сочинении «Книга путей и стран»: «Что же касается до русских купцов, а они вид славян, то они вывозят бобровый мех и мех черной лисицы и мечи из самых отдаленных (частей) страны Славян к Румскому морю, а с них (купцов) десятину взимает царь Рума (Византии), и если они хотят, то они отправляются по… реке Славян, и проезжают проливом столицы Хазар, и десятину с них взимает их (Хазар) правитель. Затем они отправляются к Джурджанскому морю (Mare hyrcanium-caspium) и высаживаются на каком угодно берегу. И диаметр этого моря 500 фарсангов, иногда они привозят свои товары на верблюдах из Джурджана в Багдад, где переводчиками для них служат славянские рабы. И выдают они себя за христиан и платят джизию» (Древнейшие государства Восточной Европы. М.: Восточная литература, РАН, 2000 г.).

Между тем в отношении буддизма и даосизма та же РПЦ вовсе не так терпима как исламские правители к русским купцам, а в отношении китайских иммигрантов у нее присутствует далеко не пессимистическое отношение. Как заявил цитируемый выше архиепископ Хабаровский и Приамурский Марк в той же статье: «Однако, как уже отмечалось, китайская тихая экспансия дает нам замечательную возможность. Нам никто не даст прийти в Китай — но сегодня Китай сам пришел к нам. И на нашей земле у нас будет гораздо меньше препон для миссионерской работы». Здесь можно быть уверенным, что православная церковь использует все свои возможности в этом случае и то, что получит китайское правительство обратно, может его еще и не обрадовать.

«Создание в этой среде православной общины имело бы огромные последствия. Китайская Православная Церковь могла бы получить полную свободу в своем развитии (о чем в КНР остается лишь мечтать), и обращенные китайские христиане, поддерживающие тесную связь с Китаем, явились бы своеобразным „троянским конем“, способным подорвать еще крепкое китайское язычество (не только языческие культы, но и языческую составляющую традиционного философского мировоззрения). Этот путь православного миссионерского делания в китайской среде, на наш взгляд, в настоящий момент является самым перспективным. Не будем забывать и о том, что это дело имеет и большое государственное значение. Православный китаец не станет русским (да и цель мы ставим, в общем-то, обратную — создание именно национальной Китайской Церкви, что соответствует духу Вселенского Православия и отвечает духовным, историческим и культурным интересам китайского народа). Но он не будет уже видеть в русских своих смертельных и заклятых врагов, а наоборот, будет взирать на Россию как на страну, из которой он получил бесценный дар Богооткровенной Истины, подобно тому, как православный русский народ на протяжении всей своей истории смотрел на православную Грецию. Русские не стали „новыми ромеями“, а греки не обрусели, но времена кровавых конфликтов ушли навсегда, и ни один православный князь не дерзал уже прибивать свой щит к вратам Царьграда. Подтверждает возможность установления таких новых, по-христиански братских отношений и история Забайкальской Миссии. Когда началась Первая мировая война, православные корейцы, жившие в Забайкалье, изъявили желание идти добровольцами на войну, дабы защитить Россию, страну, в которой они обрели истинную веру. Эти люди менее, чем кто-либо другой, могли стать предателями, и они делом показали, что русская земля для них дороже, чем для иных русских» (http://ki-moskow.narod.ru).

Известно, что отношения Китая с православным христианством остаются, на протяжении всей его истории, довольно сложными. Китайским властям не нужна Православная Церковь, православное духовное просвещение, поскольку оно представляется им средством русского идеологического влияния. А я должен опять заметить читателю, особенно охваченному некоторой «китаефобией», что у китайцев есть достаточно оснований побаиваться русских и не доверять им. В отличие от среднего великоросса, уверенного в том, что он принадлежит к самой миролюбивой нации, средний китаец не совсем уверен в этом. Единственное, что может позволить правительство Китая в отношении РПЦ на текущий момент, — это создание нескольких храмов-памятников на китайской территории, в которых будет иногда совершаться служба — и то для демонстрации своих «широких взглядов».

Так вот. Считая православную проповедь средством политического влияния русских, Китай, в свое время предпринял соответствующие контрмеры. При заключении Буринского (1727 г.) и Кяхтинского (1728 г.) договоров Цинская администрация потребовала, чтобы на территории русского Забайкалья было разрешено распространение ламаизма.

Если, как это утверждает архиепископ Марк, на момент заключения договоров лам на забайкальской земле было не более шести, то в 1730 г. их прибыло уже 150. И, более того, в 1734 г., опять под давлением Китая, из дипломатических соображений православная проповедь в Забайкалье (на территории России!) была запрещена.

Здесь можно было бы заклеймить позором действия петербуржской администрации того времени, что архиепископ Марк и сделал в своем выступлении, однако не совсем ясно, насколько обширными ресурсами обладало тогдашнее правительство, чтобы отстоять позиции Православной Церкви.

Цивилизация и культура

Учиться и не размышлять — напрасно терять время, размышлять и не учиться — губительно.

Конфуций

Кроме того, что хартленд и чайнахарт представляются генераторами народов, т. е., выражаясь образно, «сердцами рас», они еще являются и особыми цивилизациями. Здесь следовало бы разобраться с данным понятием. Вообще-то, согласно определениям советской общественной науки, термин «цивилизация» является синонимом термина «культура» или же ступенью общественного развития, следующей вслед за варварством (Ф. Энгельс), и вообще высшей ступенью культурного развития в то или иное время.

С. Хантингтон дает следующее определение, и с этим определением следует, пожалуй, согласиться: «Цивилизация, таким образом, — наивысшая культурная общность людей и самый широкий уровень культурной идентификации, помимо того, что отличает человека от других биологических видов. Она определяется как общими объективными элементами, такими как язык, история, религия, обычаи, социальные институты, так и субъективной самоидентификацией людей. Есть несколько уровней идентификации людей: житель Рима может ощущать себя в различной степени римлянином, итальянцем, католиком, христианином, европейцем и жителем Запада. Цивилизация, к которой он принадлежит, является самым высоким уровнем, который помогает ему четко идентифицировать себя. Цивилизации — это самые большие „мы“, внутри которых каждый чувствует себя в культурном плане как дома и отличает себя от всех остальных».[39]

С. Хантингтон выделяет, среди прочих, Синскую (т. е. китайскую) цивилизацию, существование которой никем из ученых не оспаривается, и Православную (русскую) цивилизацию, в отношении которой он более осторожен: «Некоторые (выделено мной. — К. П.) ученые выделяют отдельную православную цивилизацию с центром в России, отличную от западного христианства по причине своих византийских корней, двухсот лет татарского ига, бюрократического деспотизма и ограниченного влияния на нее Возрождения, Реформации, Просвещения и других значительных событий, имевших место на Западе».[40]

Данная осторожность связана с определенным стремлением привязать Россию к Западу и с утверждениями, что Россия — это часть Западной цивилизации, но с теми оговорками, что это ее испорченная часть. На самом деле это не так. Россия — совершенно особый мир. Данное обстоятельство следовало бы понимать со всей ясностью и отказаться от нелепых попыток ее «европеизации», которые заканчиваются обычно плохо, в том числе и для самих «европеизаторов». Как правило, многие рассуждения в отношении России строятся или на совершенно неверных, искаженных исторических теориях или на столь же неверных, более того, нелепых выдумках западных европейцев.

С. Хантингтон не является каким-то исключением в западной науке и повторяет все те же, столь же избитые, сколь и далекие от реальности постулаты. Во-первых, русское Православие, византийскими корнями которого, непонятно из каких соображений, вечно попрекают русский народ, есть не более и не менее, как сохраненное во всей своей чистоте и величии ортодоксальное христианское учение, тогда как католичество — это западный уклон в христианстве, боковая ветвь, получившая в мире широкое распространение за счет активной колонизаторской политики Западной Европы уже в позднее, новое время. Если вы ищете христианство во всем его первозданном виде, то вам следует обращаться к Православию. Реформация, которая не затронула Россию, есть еще большее удаление от первоапостольного христианства, нежели католичество, и в этом отношении Россия действительно ничего общего с Западом, где вечно бушевали то ереси, то инквизиция, не имеет.

Что касается бюрократического деспотизма, то это очередной жупел, страшилка, которой принято пугать людей, и уж кто-кто, а Запад расходовал на бюрократию всегда много больше средств, чем Россия. И свободы в нашей стране всегда находилось достаточно и для Салтыкова-Щедрина, и для Белинского, Некрасова, Чернышевского и пр. Только кто же виноват, что весь этот вброшенный с Запада либерализм обернулся, в конечном итоге, коммунистической диктатурой и марксизмом, т. е. далеко не русским явлением? Деспотизм русской центральной власти также является предметом для дискуссий, поскольку известный всем как эталон самовластного душегубства, Иван Васильевич Грозный, оболганный историками по каким-то темным политическим соображениям, отправил на эшафот в разы, на порядок меньше людей, чем его «коллеги» по власти в Англии и Франции, правившие в одно с ним время. Что касается известной темы о двух веках «монголо-татарского ига», то данная мифологема, наряду с норманнской «теорией», лежит в русле извечных балалаечно-матрешечных представлений о России.

Впрочем, оставим эти разговоры. Россию следует изучать и изучать научно, если же на Западе полагают, что достаточно только распространять про нее гадкие мифы, то, в конечном итоге, последствия распространения этих мифов придется претерпевать и самому Западу.

Россия и Китай имеют много общего. Прежде всего то, что они представляют собой государства-цивилизации, а не государства-нации западного образца. Здесь могут быть некоторые возражения.

Известно, что согласно последней переписи 2002 года население РФ на 80 % состоит из русских. В этом смысле РФ есть моноэтническая страна. Относительно Китая следует сказать, что он еще более моноэтничен, чем Россия. 93 % населения КНР — ханьцы. По идее, РФ, так же как и КНР, фактически есть государства-нации. Однако это не совсем так. Относительно России мы в этой книге не станем вдаваться в подробности, а относительно Китая я постараюсь предоставить читателю некоторый материал для размышления.

Выше я поставил вопрос о хартленде и чайнахарте как о генераторах рас. Между тем тот же Хантингтон, повторяющий по отношению к России набор мифологем, определенно прав, когда ставит вопрос о связи расы и цивилизационного типа ее организации. Он пишет: «Существует корреляция между разделением людей по культурным признакам и их разделением на расы по физическим признакам».[41] Здесь определенно есть о чем поразмышлять, хотя и с некоторыми необходимыми оговорками. «И все же нельзя ставить знак равенства между цивилизациями и расами. Люди одной и той же расы могут быть разделены на различные цивилизации; людей различных рас может объединять одна цивилизация. В частности, самые распространенные миссионерские религии, христианство и ислам, охватывают людей многих рас. Коренные различия между группами людей заключаются в их ценностях, верованиях, традициях и социальных институтах, а не в их росте, размере головы и цвете кожи».[42] Здесь Хантингтон делает что-то вроде реверанса в сторону господствующих на западе социальных теорий, между тем расовые различия, так или иначе, будут играть громадную роль в человеческом общежитии.

Что лежит в основе китайской цивилизации? С. Хантингтон считает, что в ее основе лежит учение Конфуция, не оно одно, безусловно, но как платформа или как системообразующее явление, совершенно точно.

Если Лао-Цзы (учитель даосов) утверждал, что человек не должен мешать естественному порядку вещей и не должен никак воздействовать на мир, то Конфуций (Кун Цзы) придерживался иного мнения. Он считал, что к просветлению человека приведет добродетель, следование обычаям и благотворительность. Важное место в конфуцианстве (а это есть не религиозная этическая и философская система) занимает ритуал. Он понимается как форма символического мышления, как принцип иерархического понимания бытия и метод структурирования социума. Исполнение ритуала — путь к просветлению. Философия Конфуция основана на добродетели. Таким образом, добродетель, следование ритуалу, почитание родителей и благотворительность являются инструментами само преобразования и постижения истины. Согласно Конфуцию, мудрый правитель чтит ритуал и ценит добродетель, что позволяет ему поддерживать гармонию в стране. Конфуцианство имело и имеет колоссальное влияние в Китае, причем именно на государственный аппарат, и последователи этого учения всегда привлекались для управления страной, даже при иноземных завоевателях, например, моголах. Так, в биографии Елюй Чуцая, киданьца по национальности, говорится:

«В [году] дин-ю (28 января 1237 г. — 17 января 1238 г.) [Елюй] Чу-цай доложил императору: „Если [хотят] сделать утварь, то непременно используют отличных мастеров, а когда [хотят] сохранять достигнутое, то обязательно привлекают ученых чиновников. Профессия же ученого чиновника не совершенствуется легко без накопления [знаний] в течение нескольких десятков лет“. Император ответил: „Можно, действительно, назначать этих людей чиновниками“. [Тогда Елюй] Чу-цай сказал: „Разрешите провести им экзамены“. Тогда было приказано уполномоченному по сбору налогов Сюаньдэ-чжоу Лю Чжуну провести экзамены в областях по трем предметам: содержанию конфуцианских канонических книг, поэтическому описанию и [свободным] рассуждениям [на исторические и политические темы]. Если конфуцианцы были захвачены в плен и обращены в рабство, то им также было приказано отправляться на экзамены, а если их хозяева скрывали и не посылали [их], то [виновные] подлежали наказанию смертью. Всего было отобрано четыре тысячи тридцать человек [ученых]. [Из них] одну четверть составляли освобожденные от рабства…

Кроме того, по ходатайству [Елюй] Чу-цая [перед императором] были посланы люди за городскую стену для розысков потомков Кун-цзы (Конфуция. — К. П.) и найден потомок [Кун-цзы] в 51-м поколении Юань-цо. По докладу [Чу-цая] императору был присвоен [ему, т. е. Юань-цо, его прежний] наследственный титул Янь-шэн-гун и переданы ему земли под храм предков; приказано собрать тайчанов (тайчан — придворный чин, ведавший церемонией), учеников-церемонимейстеров и музыкантов, а также были вызваны знаменитые конфуцианские ученые Лян Шэ, Ван Вань-цин, Чжао Чжу и другие и приказано [им] непосредственно толковать девятикнижье и преподавать наследнику престола, да еще с классическими книгами в руках объяснять [их] смысл сыновьям и внукам сановников, чтобы [они] знали пути мудрецов; учреждено „Место по составлению [книг]“ в Яньцзине и „Место классической литературы“ в Пинъяне. Отныне просвещенное правление стало процветать».[43]

Конфуций родился в 551 году до н. э. во времена династии Чжоу (около 1100–221 гг. до н. э.) в маленьком городке Цзоу, в княжестве Лу, что было расположено на территории нынешней провинции Шаньдун. Следует отметить, что первые Чжоу не являлись собственно ханьцами, а представляли из себя инородческое полукочевое племенное объединение, но, как это неоднократно уже бывало в истории Китая, завоевав власть в Поднебесной, Чжоу «окитаились» и приняли традиции завоеванного населения. Для Китая подобный ход событий представляет собой обычное дело. Именно Чжоу стали основателями имперской системы эласти в Срединном государстве. При этой династии появилась письменность, чеканка монет, плуг, запряженный волами, началось широкое строительство дорог, больших ирригационных систем, в период правления Восточной Чжоу (770–221 г.г. до н. э.) процветали культура и искусства. В то же время, вероятно, по той причине, что правящие классы чжоусской империи являлись потомками завоевателей, отношения в обществе были напряженными. Аристократия искала славы и добычи в войнах и междоусобных конфликтах и холодно относилась к нуждам простого народа. Мораль оказалась в упадке, и обстановка требовала привнесения в жизнь какого-то порядка, цели и смысла существования.

Семья Конфуция, кажется, не являлась состоятельной, хотя, по многочисленным утверждениям, его отец и мать принадлежали к знатным родам. Отец Конфуция Шу-Лян Хэ был сначала военным, а затем стал судьей; мать, Ян Чен Цай, как сообщают, происходила от Бо Чина, старшего сына князя Чжоу по прозванию Ци. Когда маленькому Кун Цзы было три года, его отец умер, и семье пришлось переживать материальные затруднения. В 19 лет Конфуций женился на девице Ци-Гуан и через год у них родился сын Гун Ли. Уже в возрасте 22 лет Конфуций организовал школу, где пропагандировал свои идеи о преобразовании общества, о государственном управлении и нормах поведения. Огромное значение будущий учитель всего Китая уделял образованию. Он говорил: «В любом селении из десяти домов найдется человек, который не уступит мне в добродетели. Но никто не сравнится со мной в любви к учению».

Внешностью Конфуций не совсем походил на китайца-хань, хотя на многочисленных изображениях его лицо рисуется как лицо обычного представителя монголоидного племени. Во-первых, он постоянно изображался и изображается с обширной бородой, во-вторых, «Конфуций был ростом 9 чи и 6 цуней, все его называли верзилой, и этим он отличался от других людей».[44]

В настоящее время 1 чи равен 0,33 метра, а цунь — 0,1 чи. Если воспользоваться этими значениями, то рост Конфуция представляется просто громадным и потому — мифическим. Однако значение «чи» со временем менялось. А для того времени стандартной считалась длина человеческого тела 7 чи;[45] и согласно мнению самого учителя,[46] рост человека находится в пределах 3–10 чи. Можно предположить высокий рост Конфуция как наследственную черту, поскольку Сыма Цянь сообщает, что его потомок — Цзы Сян (111–11 гг. до н. э.), подобно своему предку, был гигантского роста — 9 чи и 6 цуней.

Итак. Конфуций оказался непревзойденным оратором, и его способности к убеждению привлекли к нему множество последователей, из которых 72 человека впоследствии станут считаться его продолжателями. В возрасте 35 лет великий учитель покинул княжество Лу вместе с князем Чжао, который претерпел от интриг недоброжелателей, и направился в княжество Ци, где провел восемь лет. Вернувшись в Ли Конфуций занялся литературной работой, а в 51 год был назначен управляющим местечка Чжун Ту. На этой должности он добился успеха, и через год его выдвинули на должность управляющего общественными делами, а затем главным сановником княжества по делам юстиции.

Около 497 г. до н. э. Конфуций вновь покинул Лу вместе со своими самыми верными учениками и отправился искать княжество, в котором он смог бы воплотить свои принципы.

В 484 году до н. э. учитель вернулся в Лу, пережив немало испытаний, и занялся обобщением полученного опыта, литературой и преподаванием. Умер Конфуций в 479 г. до н. э. и похоронен в Цуй-фу. Насколько китайский народ чтит память своего величайшего наставника, можно судить по погребальному комплексу Конфуция и по тому уважению и, почтению, какие оказывали китайцы его потомкам на протяжении двух с половиной тысяч лет истории Китая.

Уже в 478 году до н. э. был построен Храм Конфуция, и первоначально он имел три зала. В эпоху Хань император У-ди возвысил роль и значение конфуцианства до общенационального значения, а в храме приносили жертвы лично сами императоры и их посланники. В течение тысячи лет храм постоянно достраивался и улучшался, особенно он расширился в эпоху династий Мин (1368–1644 гг.) и Цин (1644–1911 гг.), ныне он занимает 218 тысяч кв. м, состоит из 9 дворов, насчитывает 466 отдельных помещений, имеет 54 мемориальные арки.

Как сообщает Хуан Ливэй в статье «Храм, дом и лес Конфуция», храм построен по принципу императорского дворца. Среди его павильонов особенно выделяется павильон «Да-чэндянь» («Великие достижения») высотой в 31,89 м — великолепное сооружение с большим числом ярусов, красными стенами и крышей, покрытой ярко-желтой глазурованной черепицей. Он имеет 34 м в длину, ширина его с востока на запад составляет 54 м. Здесь чиновники во все эпохи совершали ритуал жертвоприношений Конфуцию.

Дом Конфуция площадью в 160 тыс. кв. м. находится к востоку от храма и состоит из 480 помещений. В доме проживали потомки по прямой линии старшего внука Конфуция. В 195 году до н. э. наследники великого учителя китайцев получили от императора первый титул. С того времени род Кун Цзы стал пользоваться бесчисленными почестями. В 1055 году император пожаловал потомку Конфуция в 46-м поколении титул яныпэнгуна (продолжателя рода из поколения в поколение). Этот титул передавался в роду вплоть до 1935 года, когда его обладателем был потомок Конфуция в 77-м поколении.

Примечателен Лес Конфуция, его родовое кладбище, которое находится в 1 км к северу от Цюйфу. Это кладбище — самое древнее и крупное родовое кладбище в мире. В эпоху Цин родовая роща занимала 2 кв. км, ее окружала стена длиной в 7,5 км и высотой в 3,4 метра. Роща Конфуция состоит из более чем 20 тысяч деревьев, чей возраст насчитывает более 1000 лет.

В центре кладбищенского леса находится могила Конфуция. По правую руку от нее находится могила его сына, а с южной стороны — могила внука. Такой принцип устроения захоронения получил название «сецзы баосунь» («вести сына за руку, держать на руках внука»). Любопытно, что когда император Цяньлун маньчжурской династии Цин решил породниться с родом Конфуция, то, чтобы обойти запрет на брак между маньчжурами и ханьцами, он приказал своему чиновнику-ханьцу по фамилии Юй усыновить его дочь, а потом выдал ее замуж за потомка Конфуция. Ее могила также находится на кладбище рода Кун Цзы.

В краткий период царствования династии Цинь (221–206 гг. до н. э.), первым императором которой являлся известнейший Цинь Шихуан, последователей Конфуция подвергали гонениям, поскольку Цинь Шихуан был приверженцем легизма. В 213 г. до н. э. по его приказу сожгли множество конфуцианских книг, а в 212 г. до н. э. были произведены репрессии и против самих конфуцианцев. Однако, начиная с эпохи Хань (206 до н. э. — 220), конфуцианцы уже держали в своих руках управление государством и заботились о том, чтобы конфуцианские нормы и ценности стали общепризнанными и превратились в символ «истинно китайского».

С детства маленьких китайцев приучают к культу предков, почитанию старших, к соблюдению церемониала, к усвоению традиций, т. е. ко всему тому, что лежит в основе философии Конфуция. Таким образом, если впоследствии китаец становится буддистом, даосом или даже христианином или мусульманином, то все равно он поступает и говорит в соответствие с нормами, привитыми ему еще в детстве.

Конфуцианство — это философия, мораль, политика, административное управление, убеждения, психология, поведение, мышление, речь, восприятие, быт и уклад жизни. Оно всепроникающе и вездесуще, оно, в каком-то смысле, даже тоталитарно и напрямую связано с государством и соединяет народ и государство. Еще раз повторюсь — конфуцианство не религия, хотя в некоторых китайских областях и стоят храмы Кун Цзы и ему поклоняются.

Философские и политические идеи Конфуция можно почерпнуть из книги «Лунь-Юй» («Беседы и суждения»), составленной его учениками, которая стала особо почитаемой книгой конфуцианства. Целью последователей Конфуция является построение гармоничного общества, а сам учитель высказывался следующим образом о «государстве всеобщего благосостояния»:

«Когда верх одерживает совершенный порядок, мир становится подобен общему для всех дому. Добродетельных и I достойных избирают на государственные посты, и способные люди занимают в обществе выгодные должности. Мир и всеобщее взаимное доверие становятся основными жизненными правилами. Все любят и почитают своих собственных родителей и детей, а также чужих родителей и детей. О стариках заботятся, взрослые имеют работу, дети получают питание и образование. Существуют средства помощи как вдовам, так и вдовцам, всем тем, кто остался в мире один, а также инвалидам. Каждый мужчина и каждая женщина играют в семье и обществе свою роль. Сознание и участие в общем деле уничтожают последствия эгоизма и материализма. Преданность общественному долгу не оставляет

места для праздности. Неизвестны интриги и попустительские сделки с целью нечестного обогащения. Не существует негодяев, подобных ворам и грабителям. Ни днем, ни ночью можно не запирать двери домов на замки и засовы. Таковы характерные отличия идеального мира, государства всеобщего благосостояния».

Личной целью для человека в конфуцианстве является обретение характера «благородного мужа» (цзюнъ-цзы), которого, согласно конфуцианским представлениям, отличает пять постоянств.

Жэнъ — человеколюбие. Как Ли следует из И, так И следует из Жэнъ. Следовать Жэнъ значит руководствоваться сочувствием и любовью к людям. Это то, что отличает человека от животного, то есть то, что противостоит звериным качествам дикости, подлости и жестокости,

И — справедливость. Хотя следование Пи из собственных интересов не является грехом, справедливый человек следует Пи, поскольку понимает, что это правильно. И основано на взаимности: так, следует почитать родителей в благодарность за то, что они тебя вырастили. Уравновешивает качество «жэнь» и сообщает благородному человеку необходимую твердость и строгость. «И» противостоит эгоизму. «Благородный человек ищет „и“, а низкий — выгоды».

Пи — буквально «ритуал», соблюдение церемоний и обрядов, а также почтение к родителям и правителям. В более общем смысле Пи — любая деятельность, направленная на создание идеального общества. Именно Пи являлось, как очевидно следует полагать, наиболее важным понятием для Конфуция и его последователей. Внешняя сторона ритуала могла выражаться в поклонах, в формах подхода к вышестоящему должностному лицу, форме обращения со старшими, равными и подчиненными тебе. Ритуал имеет свойство как бы расставлять всех и каждого по своим нишам, местам, ячейкам. Тем самым он не то чтобы устраняет какую-то социальную несправедливость, а путем этой расстановки каждого на «свое» место он как бы гармонизирует общество, успокаивает его путем упорядочения. Справедливость конфуцианства можно усмотреть не в наличии в нем каких-то идей о всеобщем равенстве и братстве, а о предоставлении простому человеку возможности выслужиться перед государством и занять почетное и выгодное место. Именно конфуцианство постепенно превратило Китай из страны, управляемой наследственной аристократией, в общество, руководимое императором и аппаратом чиновников, которыми, теоретически, могли стать хотя бы и крестьяне, сдавшие соответствующие экзамены. Что, собственно, иногда и происходило.

Чжи — здравый смысл, благоразумие, мудрость, рассудительность — умение просчитать следствия своих действий, посмотреть на них со стороны, в перспективе. Уравновешивает качество «и», предупреждая упрямство. «Чжи» противостоит глупости.

Синъ — искренность, доброе намерение, непринужденность и добросовестность. «Синь» уравновешивает «ли», предупреждая лицемерие.

По словам Конфуция:

Благородный муж в душе безмятежен. Низкий человек всегда озабочен.

Благородный муж думает о должном. Низкий человек думает о том, что выгодно.

Благородный муж живет в согласии со всеми, а низкий человек ищет себе подобных.

Благородный муж помогает людям увидеть то, что есть в них доброго, и не учит людей видеть то, что есть в них дурного. А низкий человек поступает наоборот.

Благородный муж превыше всего почитает долг. Благородный муж, наделенный отвагой, но не ведающий долга, может стать мятежником. Низкий человек, наделенный отвагой, но не ведающий долга, может пуститься в разбой.

Благородный муж с достоинством ожидает велений Неба. Низкий человек суетливо поджидает удачу.

Благородный муж стойко переносит беды, а низкий человек в беде распускается.

С течением времени конфуцианство, как течение китайской национальной мысли, развивалось, разрасталось и усложнялось. В настоящее время, как ни странно может это прозвучать, довольно сложно определить, в чем состояла первоначальная доктрина, разработанная самим Конфуцием лично, если, конечно, конфуцианство можно считать доктриной. Из классических книг произведением Конфуция несомненно можно считать «Чунь-цю» («Весна и Осень», летопись удела Лу); весьма вероятно, что он редактировал Ши-цзин («Книга стихотворений»), все же остальные книги, авторство или редактирование которых обычно признается за Конфуцием, дошли до настоящего времени в поздних редакциях.

Как уже было сказано выше, особое значение в конфуцианстве занимает ритуал. С одной стороны, это ритуал культа предков с соответствующими обрядами, а с другой — ритуал культа лиц, удостоенных государственного чествования или пользующихся народным почитанием. «Главным предметом чествования должны служить предки, до 4-го колена включительно. Каждому из них посвящена отдельная дощечка или таблица. Эти таблицы хранятся в особых шкафах и чествуются ежедневно утром, поклонами и воз-жением курительных свечей, а в известные дни — и жертвоприношениями из различных напитков и кушаний. Перед этими же таблицами должны совершаться и обязательные доклады о всякой более или менее значительной отлучке из дома и о всяком выдающемся событии в доме» (Брокгауз и Эфрон).

Что касается государственного чествования, то ему может подлежать любое лицо, принесшее тем или иным способом пользу китайскому обществу. Государственному чествованию подлежат как китайские императоры и государственные деятели, так и великие ученые и герои. В конечном итоге его мог быть удостоен всякий, о чьей полезной деятельности местное начальство и население засвидетельствует перед императором. Даже отдельная семья может чтить своего собственного духа.

В прошлом для поклонении духу удостоенного человека на его могилу или в храм являлся госчиновник (при государственном чествовании) или член семьи и совершал определенное количество коленопреклонений, возжигал курительные свечи, ставил жертвы (какая-нибудь еда) и читал специальную молитву, написанную на отдельном листе, которая тут же и сжигалась в фонаре, находящемся прямо против статуи или изображения чествуемого. Похоже, что в настоящее время не изменилось ничего.

По сообщению «Жэньминь жибао он-лайн» от 18.09.2006, в Баоцзи состоялся ритуал поклонения Яньди. 7 сентября в первой половине дня в г. Баоцзи (пров. Шэньси) собрались около 10 тыс. человек, включая проживающих за границей этнических китайцев, чтобы провести ритуал поклонения I легендарному предку китайской нации Яньди (другое имя — Шэньнун, что означает «Божественный земледелец»). Яньди приписывают такие нововведения, как изобретение мотыги и плуга, положивших начало земледелию; с его именем также связывают зарождение торговли. В Древнем Китае он почитался в качестве божества земледелия, медицины и Солнца.

Председатель Городского комитета Народного политического консультативного совета Баоцзи Чэнь Цзижун объявил о начале церемонии, а затем с речью в честь Яньди выступил исполняющий обязанности мэра Баоцзи Ван Хунгун. Участники торжественного ритуала возложили живые цветы к скульптурному изваянию легендарного императора.

Так что же такое «конфуцианство»? Философия, религия или, как утверждают некоторые исследователи Китая, философия, превратившаяся в религию? Человеку, принадлежащему к иной цивилизации, сложно дать ответ на многие вопросы, которые ставит перед ним Китай, тем не менее я хотел бы привести слова проф. А. Л. Маслова:[47]

«Конфуцианство — не учение, не стройная система взглядов, представлений, политических доктрин и морально-этических установок. Это абсолютный слепок национального характера китайской нации. Если в китайской экзегетике всегда представляется, что конфуцианство повлияло на весь облик современного Китая, на психологию и поведение всего населения Поднебесной, начиная от императора и заканчивая простолюдином, то, кажется, в реальности дело обстояло абсолютно противоположным образом: конфуцианство само явилось лишь слепком с уже сложившегося типа поведения и мышления. И здесь оно удивительным образом из „матрицы идеального китайца“ и благородного мужа превращается лишь в констатацию уже существующего стереотипа».

Чайнахарт и его окрестности

Территорию Китая можно условно разделить на пять, а скорее всего, даже на шесть больших исторических областей:

1. Хань (Han) — есть равнинный запад и юг Китая. Территория Хань, в принципе, совпадает с территорией Южной Сун, в период до завоевания ее моголами.

2. Мань (Man, Manchus) — Маньчжурия. Здесь проживают маньчжуры (до этого чжурчжэни, которых маньчжуры считают своими предками, что некоторым образом обосновано). Частично чжурчжэни также проживали на территории Приморского края Российской Федерации и, таким образом, имеют все права на российское историческое гражданство. Чжурчжэни создали известнейшую империю Цзинь, управлявшую Северо-Восточным Китаем. Их наследники маньчжуры управляли Китаем в эпоху династии Цин (1644–1911 гг.) и объединили весь Китай под своей властью.

3. Тибет (Zang, Tibetans) — территория Тибета разделена в административном отношении между Тибетским автономным районом и соседними провинциями Китая.

4. Китайский Туркестан (Hui, Turks) — это собственно есть Синьцзян-Уйгурский автономный округ, в который входят Таримская и Джунгарская равнины. В более широком смысле Туркестан, как он обозначался в XIX — начале XX вв., это территории в Средней и Центральной Азии, населенные тюркоязычными народностями. В Восточный Туркестан входили — провинции Северо-Западного Китая, в Западный — среднеазиатская территория Российской империи, северная часть Афганистана. Территория Туркестана в империи Моголов — это улус Джагатая (Чагатая), который включал в себя среднеазиатские земли (Мавераннахр, Семиречье) и Кашгар и к середине XIV века распался на ряд владений.

5. Монголия (Meng, Mongols) — разделяется на Внутреннюю Монголию в составе КНР и Внешнюю Монголию, которая получила в 1921 году независимость. Маньчжурские правители установили контроль над Внутренней Монголией в 1636 году, а в 1691 году и над Внешней (Северной).

6. Южный Китай — относительно него сложно сказать, насколько он представляет из себя некую самостоятельную область с независимой от ханьцев историей и культурой, но несомненно одно, Южный Китай испокон века заселялся народами, отличными от ханьцев, а именно — чжуана-ми, мяо, яо и др.

Так, народность чжуанов (самоназвание — бучжуан, бубу, буи, бунун), крупнейшее национальное меньшинство КНР (численность— 16,18 млн. человек, 2000 г.), населяющее главным образом Гуанси-Чжуанский автономный район, разговаривает на языке тай-кадайской языковой семьи (китайский принадлежит к сино-тибетской семье). На тайских языках также разговаривают народы Таиланда, Лаоса и Мьянмы (Бирма). По религиозной принадлежности чжуаны анимисты (частично, под китайским влиянием, — даосисты), они представляют собой один из древнейших народов Южного Китая, и его предки создали государство Нань-юэ (207–111 до н. э.).

Еще одной, весьма многочисленной национальностью Южного Китая являются мяо (самоназвание — хмонг), народ (численность в Китае 7,65 млн.), проживающий также еще и в Северном Вьетнаме (550 тыс.), в Лаосе (190 тыс.), Таиланде (120 тыс.), Мьянме. Говорят мяо на языке группы мяо-яо, малоизученной и, возможно, представляющей из себя языковую семью. На территории современных провинций Хунань и Гуйчжоу они в свое время создали государство Чу, сыгравшее важную роль в истории китайского Юга. Более того, первоначально термин «мяо» употреблялся расширительно, для названия всех народов Южного Китая. Однако, уже начиная с конца I тыс. н. э., он связывается преимущественно с предками современных мяо.

К языковой группе мяо-яо относится и язык народности яо (2,1 млн.), которая проживает в основном в Гуанси-Чжуанском автономном районе и частью в южных провинциях Хунань, Юньнань, Гуандун, Гуйчжоу. Яо проживают также еще и во Вьетнаме (460 тыс.), в Лаосе (80 тыс.) и в Таиланде (20 тыс.).

Название «Китай» имеет хождение, пожалуй, только в России да еще в странах бывшего СССР. Во всем мире Китай называется обычно Чайна (Чин, China), по китайски Chung-hua Jen-min Kung-ho-kuo.

Административное деление Китая в основном трехуровневое: провинции, уезды (города) и волости (поселки). Страна разделена на 22 провинции, 5 автономных районов и 3 города центрального подчинения. Три города центрального подчинения — это Пекин, Шанхай и Тяньцзинь. Двадцать две провинции — Хэбэй, Шаньси, Ляонин, Цзилинь, Хэй-лунцзян, Шэньси, Ганьсу, Цинхай, Шаньдун, Цзянсу, Чжэц-зян, Аньхой, Цзянси, Фуцзянь, Хэнань, Хубэй, Хунань, Гуандун, Сычуань, Гуйчжоу, Юньнань, Тайвань. Пять автономных районов — Внутренняя Монголия, Нинся, Синьцзян, Гуанси и Тибет. Эти города, провинции и автономные районы имеют под своей юрисдикцией 31 автономный округ, 321 город и 2046 уездов.

Термин «Китай» происходит от наименования китаев (киданей, или же ки(ци) — дань), которые доминировали в Северном Китае в X–XI веках и основали здесь государство Ляо, разгромленное чжурчжэнями в 1125 году. Часть китаев (кара-китаи) перешла после этого, как указывается в исторической литературе, в Среднюю Азию, в частности в Семиречье.

Собственно ханьские области Китая занимают не такую уж и большую площадь. Во-первых, территории выше Великой китайской стены это уже Северный Китай, т. е. Монголия, Маньчжурия и Синьцзян (Восточный Туркестан и Джунгария), а эти земли исторически ханьцам никогда не принадлежали (если только не считать времена правления инородческих династий), с запада исконные ханьские территории граничат с Тибетом, который соотносится с китайской историей так же, как Таджикистан с российской, а на юге Китая располагается пояс территорий, жители которых определенно связаны с народами Вьетнама, Таиланда и Лаоса.

Итак. Говоря о «генераторах народов», в частности о хартленде и чайнахарте, необходимо отметить их особенное устройство, вернее, особенное устройство их окружения. Хартленд, как ядро индоевропейского общества и генератор индоевропейцев (если все-таки принять гипотезу о Восточной Европе как прародине индоевропейцев) имеет следующую конструкцию. Его ядро, т. е. вышеуказанные территории Центрального, Северо-Западного, Южного и Приволжского ФО, окружены со всех сторон территориями прямого протектората, служащими хартленду броней. К слою такой брони я отношу Белоруссию и Украину на западе, Сибирь и Дальний Восток на востоке, Казахстан на юге (впрочем все это предположительно и подлежит более глубокому исследованию). Данные территории особенно важны именно как защитные элементы силовой организации. Кроме вышеназванных земель, подчинение которых или союз с которыми особенно важен, можно еще выделить так называемые «лимитрофные», буферные, территориальные образования, располагающиеся на границе цивилизаций. Например — Литва, Латвия, Эстония. У Китая, вернее у чайнахарта как генератора народов, я подозреваю наличие той же самой конструкции, что и у хартленда. Т. е. присутствуют ядро (сам чайнахарт) и зоны его культурного и политического влияния. Таким образом, Китай представляет из себя, образно, как бы некий цветок, разрезанный пополам, сердцевина которого прижата к морю, а по краям этой сердцевины располагается пять лепестков — Южный Китай, Тибет, Синьцзян, Монголия и Маньчжурия.

Здесь, однако есть сложность. Внутренняя Монголия, безусловно, территория «прямого протектората». Внешняя (МНР) выглядит более как государство-лимитроф. Не все ясно и с Синьцзяном. На первый взгляд, он определенно не выглядит как элемент защитной организации. И т. д. Безусловным защитным элементом брони чайнахарта выглядят земли, подпирающие его с юга, но не все понятно с провинцией Юньнань. Короче говоря, следовало бы рассмотреть схему организации китайского государства-цивилизации подробнее, по меньшей мере представить некоторую информацию, хотя бы для того, чтобы читатель мог поразмышлять самостоятельно. При этом большое внимание мы уделим присутствию европеоидной расы в китайской истории и ее влиянию на ханьцев и укажем территории, на которых активность, в частности, индоевропейских народов проявлялась наиболее очевидно. Для чего это нам необходимо? В исторической литературе постоянно проводится мысль об «угрозе» для западной (или же российской) цивилизации со стороны «злых монголоидов», причем никто особо не желает замечать, что индоевропейская угроза чайнахарту являлась и является ничуть не менее значительной. Здесь я хотел бы привести отрывок из одного, весьма любопытного документа.

Дополнение. Легенда о Белом царе

Легенды, как известно, не возникают на пустом месте. Для их появления в народной массе, закрепления и циркулирования в течение сотен лет требуется, во-первых, какая-то реальная подоплека, во-вторых, мощное воздействие в течение длительного времени на самую суть народной жизни. Петр Бадмаев сообщал царю Александру III в своей докладной записке от 13 февраля 1893 года следующее:

«Легенда о Белом царе

Теперь я постараюсь представить, насколько возможно наглядно, значение белого царя для всего Востока; на основании легендарных и исторических данных, и, надеюсь, будет понятно для всякого русского человека, почему белый царь так популярен на Востоке и как ему легко будет пользоваться результатами вековой политики своих предков. Один бурятский родоначальник, по имени Шельду Занги, бежал из пределов Китая с 20 000 семейств после заключения трактата, но был пойман и казнен маньчжурскими властями, на основании X статьи, около 1730 г.г., на границе. Перед казнью он держал речь, в которой сказал, что если его отрубленная голова отлетит в сторону России (что и случилось), то вся Монголия перейдет во владение белого царя. Монголы твердят, что при восьмом ургинском хутукте они сделаются подданными белого царя. Настоящий хутукта считается восьмым. Ургинский хутукта почитается монголами святым, как и далай-лама, и имеет громадное влияние на всю Монголию. Ждут также появления из России белого знамени в Монголии в седьмом столетии после смерти Чингисхана, умершего в 1227 г.

Буддисты считают белого царя перерожденцем одной из своих богинь Дара-эхэ — покровительницы буддийской веры. Она перерождается в белого царя для того, чтобы смягчить нравы жителей северных стран.

Легендарные сказания имеют гораздо более значения в этих странах, чем действительные явления.

Угнетаемые чиновным миром маньчжурской династии, монголы естественно крепко держатся преданий, обещающих им лучшее будущее, и с нетерпением ждут наступления его.

Историческое движение русских на Восток.

История дает нам достоверные сведения, что русские еще до татарского ига стремились за Урал. В XI веке слуга-отрок новгородца Гюряты Роговича дошел до Уральских гор и познакомился с зауральскими жителями юграми, имевшими сношение с самоедами.

Самоеды, как видно из атласа Клапрота, жили за 530 лет до Р.Х., в эпоху Кира, в верховьях Енисея, до 116 года по Р.Х.; затем они были вытеснены на северо-запад и, под названием тинлингов, населяли в 1000 году уже верховья Иртыша. Угры же, под названием восточных финнов, в 530 году до Р.Х., по тому же атласу, населяют восточный склон Уральских гор у Каспийского моря, а в 565 году по Р.Х., под именем оговор, или восточных финнов, занимают оба склона Уральских гор; в 912 году они, под названием угуров, уже населяют северную часть восточного склона Уральских гор, а в 1226 году вся эта местность называется Югрой.

Около 1187 года югры платили дань новгородцам. Татарское иго только замедлило движение русских за Урал, но, очевидно, оно не могло препятствовать этому движению; так, например, в XIII веке Югрия считалась в числе новгородских волостей. В 1364 году новгородцы совершили поход на Обь.

При царе Иване Васильевиче III в 1465 году была наложена дань на всю югорскую землю. С свержением татарского ига, в 1483 году, великий князь Иван Васильевич посылал на вогульского князя Асыку в Югру и на великую реку Обь войско под начальством Феодора Курбского-Черного и Ивана Ивановича Салтыка-Травина, которые привезли много добра и полону.

В 1484 году вогульские князья Юмшан и Калпа, сибирский Лятик, югорский князь Пыткей и другой еще знатнейший югорский князь Молдан прибыли в Москву и присягнули великому князю.

С покорением Казанского царства в 1552 году, движению русских в Сибирь более уже ничего не препятствовало. Сибирский князь Едигер послал также в Москву в январе 1555 г. послов поздравить царя со взятием царств Казанского и Астраханского и бить ему челом от своего имени и всей сибирской земли, чтобы царь Иван Васильевич взял его и всю сибирскую землю под свою защиту от всех неприятелей и наложил дань, за сбором которой прислал бы своего человека. Послом был отправлен Дмитрий Непей-цын с повелением привести к присяге всю сибирскую землю, переписать черных людей и взять с них всю дань сполна. Ногайские мурзы в 1553 году били челом государю, чтобы он пожаловал, оборонил их от Ямгурчея — царя астраханского и на его место посадил Дербыша. Послы хана хивинского, прибывшие в Москву в октябре 1558 г., били челом о том, чтобы царь Иван Васильевич велел дать дорогу гостям; о том же просили его и послы царя бухарского и самаркандского.

Достоверно известно также, что различные сибирские племена, особенно буряты и монголы, мечтали о подданстве русским царям.

Белый царь — идеал для народов Востока.

Итак, народы Азии искали покровительства, защиты, дружбы и подданства России. Они относились и ныне относятся с энтузиазмом к царствующему в России дому и беспредельно преданы ему. Весь Восток симпатизирует России, и русского царя называют на Востоке как русские подданные-инородцы, так и чужеземцы белым царем-богатырем. Нам кажется, не трудно объяснить историческую причину подобного явления» (http://www.east.cyxa.ru).

На самом-то деле исторические причины подобного явления гораздо глубже, масштабнее и серьезнее, нежели это следует из дальнейших объяснений Бадмаева.

Во всяком случае, так считаю лично я.

Далее по тексту я постараюсь предоставить читателю некоторую информацию в обоснование появления на Востоке легендарных представлений о Белом царе.

Новая граница

Когда устранили великое Дао, появилось «человеколюбие» и «справедливость». Когда появилось мудрствование, возникло и великое лицемерие. Когда шесть родственников в ссоре, появляется «сыновняя почтительность» и «отцовская любовь». Когда в государстве царит беспорядок, тогда появляются и «верные слуги».

Лао Цзы

«Синьцзян» означает в переводе с китайского «Новая линия», или «Новая граница» — китайское название, которое получили территории Восточного Туркестана и Джунгарии после их завоевания маньчжурской династией Цин (50-е гг. XVIII в.). Площадь Синьцзян-Уйгурского Автономного района равна 1600 тыс. кв. км, что составляет около одной шестой части всей площади КНР. Климат засушливый, резко континентальный.

Географически Синьцзян состоит из двух равнин — Таримской и Джунгарской, каждая из которых окружена, практически со всех сторон, горными массивами, и открытыми являются только их горловины обращенные к ханьским областям. Его население составляет 19,25 млн. человек (2000), из них 11 млн. человек — не ханьцы. Синьцзян населяет множество национальностей, и он является одним из пяти автономных районов национальных меньшинств Китая. Доминирующим этносом в Синьцзяне издревле являлись уйгуры, тюркоязычный народ европеоидного вида со сложным этногенезом. Отношения между уйгурами и правительством КНР особенно обострились с начала 1950 г., после того как Пекин начал массовое переселение китайцев в Восточный Туркестан. Если в 1949 году в Синьцзяне жило только 200 тысяч китайцев (10 % населения), то сегодня их здесь — около 8 миллионов.


Таблица 3. Национальный состав Синьцзяна, 2000 г.[48]
Народ Численность % к общему числу
Уйгуры 8,345,622 45.21
Китайцы 7,489,919 40.58
Казахи 1,245,023 6.74
Дунгане 839,837 4.55
Киргизы 158,775 0.86
Монголы 149,857 0.81
Дунсян 55,841 0.30
Таджики 39,493 0.21
Сибо 34,566 0.19
Маньчжуры 19,493 0.11
Туцзя 15,787 0.086
Узбеки 12,096 0.066
Русские 8935 0.048
Мяо 7006 0.038
Тибетцы 6153 0.033
Чжуаны 5642 0.031
Дауры 5541 0.030
Татары 4501 0.024
Салары 3762 0.020

В древности Синьцзян являлся главным коридором на Шелковом пути, и именно этим обстоятельством обусловлена его ранняя и средневековая история. До середины II века до н. э. данные земли были практически не знакомы китайцам и находились под контролем хуннов. О расовой принадлежности хуннов есть множество мнений, но несомненно одно, если у них и имелись монголоидные черты, то они были приобретены от смешения с местными племенами тунгусов, монголов и ханьцев.

Существует достаточно свидетельств о европеоидности хунну. Обратимся к некоторым сведениям, собранным современным китайским историком Юй Тайшанем (НИИ истории Китайской академии общественных наук), и его статье «Дискуссия об утверждении родственности сюнну и гуннов», размещенной на сайте Чувашского Государственного университета (http://human.cap.ru).

В «Хань шу: Цзинь Жиди чжуань» («История династии Хань: жизнеописание Цзиньжиди») сообщается «Цзинь Жиди, его второе имя — Вэньшу, сын-наследник правителя сюнну Сюту-вана…. Жиди был ростом в 8 чи и 2 цуня, вида очень сурового».

Напомню, что «Мэн-да бэй-лу» сообщает о «черных татарах» (безусловно принадлежащих к монголоидной расе) в XIII веке, что «самые высокие не превышают пяти чи и двух-трех цуней (156–160 см. — К. Я.)».[49] Конечно, сведения о росте хуннов еще не являются решающим доказательством их европеоидности, хотя для тех, кто видел массу китайцев или, к примеру, вьетнамцев, здесь все становится ясным. Между тем в «Цзинь шу: Лю Юаньхай цзайцзи» («История династии Цзинь: записки о Лю Юаньхай»), Лю Юань (правил в 304–310 гг.) описывается как «человек из новых сюнну, потомок Маодуня… рослый и широкоплечий, рост 8 чи 4 цуня, борода длиной в 3 чи с лишним». Наличие обширной бороды безусловно свидетельствует в пользу европеоидности Лю Юаня. В том же источнике в «Записках о Лю Яо» сообщается: «Сын Яо — Инь был ростом 8 чи 3 цуня. Длина волос ровна с своим телом»; в «Жизнеописании Фотучэн» написано, что Яо «ростом велик, белокожий».

Юй Тайшань резюмирует: «Из этих записей можно видеть, что сюнну (аристократы) были высокие, белокожие, с красивыми усами и бородой. А это явно не отличительные черты монголоидной внешности».

Памятники культуры свидетельствуют следующее. В Монголии в 1924–1925 годах советской экспедиции во главе с П. К. Козловым удалось обнаружить и исследовать древние могильники Ноин-Ула возле реки Селенге. Считается, что это захоронения сюннской знати периода Ван Манна и Восточной Хань. В том числе в захоронении № 25 найдено несколько вышитых портретов. На одном из них у человека волосы собраны пучком, черты лица суровые, лоб широкий, лицо вытянутое и худое, скулы не выступающие, челюсть расширяется назад, крылья носа широкие и большие, переносица прямая и высокая, усы над губами густые, коротко подстриженные, глаза вышиты черными, а зрачки — синими.[50]

Каменная скульптура эпохи Западной Хань под названием «Лошадь топчет сюнну» возле могилы Пяоци цзанц-зунь Хо Цюйбина в Синпине провинции Шэньси, также может дать некоторое представление о хуннах. Все вырезанные хуннские портреты выглядят так: лица сравнительно ровные, скулы слегка выступают, определенно нельзя сказать, что у них переносица высокая и глаза глубоко посажены, однако борода и усы чрезвычайно густые.

Вообще в Синьцзяне испокон века проживали многие народы, из которых, к примеру, хорошо известны усуни, коих ханьцы одно время даже считали предками русских из-за явной принадлежности усуней к нордическому разделу европеоидной расы. Так, о внешности последних китайские источники сообщают следующее: в «Ханыпучжу» («Примечания к Ханыпу») говорится: «Усунь из всех жунских [племен] Западного края особенны, их вид наиболее отличен. Те из нынешних ху (туркестанцы. — К. П.), которые имеют синие глаза, красную (рыжую) бороду, а наружностью похожи на ми-хоу, это собственно [и есть] потомки племени [усунь]».[51] Г. В. Вернадский («Древняя Русь») считал усуней за известнейший народ асов (аланов), из числа которых происходил знаменитый Один, божество скандинавов. Согласно скандинавским сагам («Сага об Инглингах»), у Одина имелись большие владения «в стране Турок». Китайские источники определяли территорию усуньского проживания следующим образом: «На востоке усуни общаются с сюнну. На западе усуни общаются с Даюань (Давань). На юге усуни взаимосмежны с подчиненными Китаю государствами (Чэнго-чжу-го, — буквально: государство с городами и предместьями). Первоначально это была страна Сэ (или Сай, — по-видимому, скифы или массагеты). Большие юечжи на западе разбили и прогнали царя сэ, царь сэ на юге перешел Висячий переход — перевал. Большие юечжи поселились на его землях. Потом усунский Гуньмо напал и разбил Большие юечжи. Большие юечжи переселились на запад, подчинили Дася, и усуньский Гуньмо поселился там (т. е. где жили ранее Большие юечжи, на землях царя Сэ)».[52]

Китайцы ознакомились с западными странами и установили с ними дипломатические и экономические связи во времена императора У-ди из династии Западная Хань, который отправил своего чиновника Чжан Кяня (Цяня) на запад — искать возможных союзников в постоянных войнах с северными кочевниками сюнну. Шицзи об этом сообщает следующее: «Сведения о Давани появились со времени князя Чжан Кянь. Чжан Кянь был уроженец области Хань-чжун в правление Гянь-юань [140–135 гг. до н. э.], получивший чин Лан».[53]

Именно с этого времени в китайских летописных записях появляются ясные сведения о национальностях Синцзяна, который в то время населяли хунны, саки, цяны, усуни и др. В 101 году до н. э. армия династии Хань начала колонизацию пограничных земель в Луньтае и Цюйли. Эти земли стали местами самых ранних поселений ханьцев в Синьцзяне. В 60 году до н. э. было учреждено управление наместника западного региона, после чего в Синьцзян стали непрерывно приезжать ханьские купцы. Между тем до эпохи династии Тан ханьское влияние здесь не являлось определяющим. Местная знать в древних росписях пещерных синьцзянских монастырей представлена блондинами с белой кожей и голубыми глазами, а в конце XIX века в Таримском бассейне были найдены документы, написанные на тохарском языке, который относится к индоевропейской языковой семье и имеет больше всего параллелей со славянской языковой группой, в частности с русским языком, как по наличию в нем соответствующей лексики, так и по характерной для славян фонетике. Дело в том, что тохарская фонетика показывает ряд специфических черт, в т. ч. оппозицию твердых и мягких (палатализованных согласных), аналогичную русскому языку, а известнейший лингвист Р. Якобсон утверждает, что «из славянских языков к палатализующим языкам относятся русский, белорусский и украинский, большая часть польских диалектов и восточноболгарские говоры; из германских и романских языков ни один не принимает участия в этом противоположении…».[54]

Тохарские языки зафиксированы индийской письменностью в Синьцзяне, в бассейне Тарима в VI–VIII вв. н. э., однако есть основания полагать, что ранние тохары поселились здесь уже с III в. до н. э., т. е. с того времени, когда хунны добились политического могущества.[55] Л. С. Клейн, как и Пулиблэнк, считает, что между усунями и восточными тохарами, населявшими бассейн Тарима, существует прямая связь.

«Пулиблэнк привел некоторые данные в пользу предположения, что настоящие тохары переселились в Среднюю Азию вместе с юечжами (ятиями)… с северной периферии Китая и уже здесь восприняли иранскую речь, а до переселения оба народа вместе с усунями (асианами) говорили на том же языке индоевропейской речи, что и арси и кучан (т. е. восточные тохары. — К. П.)».[56]

С середины VI века территория Синьцзяна находится под контролем Тюркского каганата, во всяком случае, общепринято считать, что он был тюркским хотя на политику его явно влияли согдийские купцы, а правящий слой каганата (именно тукюэ) по своим этническим признакам (погребальные обряды в частности) более похож на представителей индоевропейского сообщества.

Так, в 634 г., последний каган Первого каганата Хьели I был кремирован после смерти, о чем есть и соответствующая запись в источниках: «В восьмое 634 лето, 634, Хьели I умер. По смерти пожалован княжеским достоинством и именем Хуан. Указано вельможам похоронить его. Труп Хьелиев, по кочевому обычаю, сожжен. Могила его насыпана по восточную сторону реки Ба».[57] Д. Г. Савинов, например, считает: «Если же тюрки Ашина продолжали сжигать своих покойников и после 630 г., о чем свидетельствует опять же способ захоронения Хьели, то погребения с конем могут быть связаны с другими этническими группами, в первую очередь с местными племенами, входившими в конфедерацию теле».[58] А теле многими видными современными ориенталистами причисляются к динлинам (См.: Потапов Л. П. Этнический состав и происхождение алтайцев. Л., 1969.), что прямо подтверждается китайскими источниками.[59]

О внешности тукюэского хана Чулохэу китайские источники сообщают: «Шеху-хан Чулохэу. Чулохэу имел длинный подбородок, сутулую спину, брови редкие, глаза светлые; был храбр и одарен соображением».[60]

Длинный подбородок и светлые глаза хана свидетельствуют в пользу принадлежности хана к европеоидной расе. Кроме того, известно, что пигментация волос неразрывно связана с определенным цветом глаз.

Справедливости ради следует отметить, что тукюэские (общепринято считать их тюркскими, но скорее всего следует говорить только об их возможной тюркоязычности) каганы имели-таки некоторые монголоидные черты, поскольку зачастую роднились с правящими китайскими императорскими фамилиями. Гюнь-су говорил в свое время Чуло-хану, кагану Западного Дома тукюэ: «Хан! Твоя мать Сян-шы есть природная китаянка».[61]

С императорами Китая роднились не только тукюэ, но и хорошо известные уйгуры, в древности называемые «хой-ху», которые появились в Синьцзяне в 840 году, после разгрома их енисейскими кыргызами (енисейские кыргызы являлись европеоидами нордического типа). Об обычаях уйгурской знати китайские источники сообщают: «Вскоре хан умер. Вельможи хотели и царевну проводить за ним. Царевна сказала им: в Срединном государстве (Китай. — К Я.), если зять по дочери умрет, то жена три года утром и вечером обязана быть при гробе. Тем и обряд оканчивается. Дом ойхоров [хойху], заключив брачный союз за 10 000 ли, сделал это из преданности к Срединному Двору; следовательно я не должна сопутствовать хану. И так остановились; впрочем, она должна была, по их обыкновению, надрезать лицо себе и плакать».[62]

Следует признать, что родственники умершего хана вошли в положение китайской царевны и приняли ее аргументацию (учитывая этническую принадлежность вдовы), однако в качестве компромисса ей пришлось все-таки несколько поцарапать себе лицо для выражения безутешной скорби. Самое интересное состоит в том, что данный обычай хорошо согласуется с показаниями Ибн-Руста, который пишет следующее: «Когда умирает у них (славян. — К. П.) кто-либо, труп его сжигают. Женщины же, когда случится у них покойник, царапают себе ножом руки и лица».[63] О подобных обычаях у славян пишут многие восточные авторы, а Аль-Масуди и другие пишут и об обычае сати (соумирание жены) у славян: «Женщины их (славян. — К. П.) желают своего сожжения для того, чтоб войти с ними (мужьями) в рай. Это есть одно из деяний Гинда (хинди, индусов. — К. П.)».[64]

Таким образом, следует признать, что, задолго до появления китайцев в Синьцзяне здешние места уже населяли племена индоевропейцев (усуни, они же асии, асы, аланы) и далее индоевропейское, в частности тохарское, присутствие являлось в данном регионе весьма существенным, особенно в Средние века.

Об уйгурах следует сказать, что данный народ изначально являлся европеоидным, и во многих местах компактного расселения уйгуров признаки этой европеоидности еще очень сильны. Определенную долю монголоидности в облике они получили от смешивания с представителями соседних монгольских племен. У автора этой книги есть гипотеза, что и языком уйгуров (хойху) в древности являлся один из индоевропейских языков (возможно тохарский).[65]

Китай смог установить в Синьцзяне некоторый административный контроль в 645–763 гг., после распада Тюркского каганата, во времена династии Тан (618–907). Во времена династии Хань, как уже говорилось выше, Срединное государство контролировало только некоторые восточные земли Синьцзяна. В начале X в. здесь образовалось уйгурское Турфанское государство, ставшее в XII в. вассалом каракитаев (каракиданей).

С 907 и до 1124 года на территории Северного Китая, от Восточного Туркестана до Тихого океана, доминировала киданьская династия Ляо (Стальная). Кем были кидани по происхождению, в настоящее время трудно ответить однозначно. В 1948 г. Н. М. Залкинд, в первом номере журнала «Советская Этнография», обобщил работы западных и японских исследователей и сделал вывод, который сохранил свое значение и на сегодняшний день. По его мнению, все мнения о происхождении киданей можно свести к трем основным гипотезам: 1) кидани — тунгусский народ; 2) кидани — народ смешанного монголо-тунгусского происхождения; 3) кидани — монголы. Здесь есть некоторые сомнения, однако речь об этом пойдет ниже, в главе о Маньчжурии. Киданьская письменность в настоящий момент не расшифрована, поэтому о языке киданей нельзя ничего сказать определенно.

После разгрома империи Ляо чжурчжэнями (нюйчжи) в 1124 году часть киданей во главе с Елюем Даши перебралась в Среднюю Азию, в район Семиречья, где организовалась в государство Западное Ляо с административным центром в городе Баласагун. Эти кидани стали называться кара-кидани, и Ад-Дуния в свое время писал о них: «Хата. Нет в мире народа красивее их, на их теле не бывает волос. Они владели городами Мавераннахра. Великий султан Мухаммад б. Текеш полностью истребил их и отобрал у них все клады на земле. Та сторона очистилась от них, так что вокруг не встретишь ни одного мужа-[кара] китая».[66]

С начала XIII века Чингис-хан подчиняет себе Синьцзян, и тот входит в состав империи моголов. Ибн аль-Асир об этом сообщает следующее: «Вот (как происходило это) событие, искры которого разлетались (во все стороны) и зло которого простерлось на всех; оно шло по весям как туча, которую гонит ветер. Вышел народ некий из окраин Китая и устремился на земли Туркестана, т. е. Кашгар и Белясагун, оттуда на области Мавераннахра…».[67]

Общепринято утверждение, что моголы XIII века есть предки нынешних халхинцев, повсеместно именуемых «монголами». Однако это далеко от истины. Сам Чингисхан, по всем описаниям, выглядит как европеоид. О татарах византийские источники (Пахимер, Акрополит) и некоторые армянские (Магакия) сообщают как о тохарах, а тохары это индоевропейцы.

Армянский инок Магакия в «Истории народа стрелков» пишет следующее: «Главный из этих народов называется Бушх (или Булх?), а другой Тугары, которые, по моему мнению, и есть Татары».[68]

В примечании к тексту говорится следующее: «Что касается тугар, явно, что некоторые армянские писатели XIII века отождествляли древних тугар (тохар, от которых — тохаристан) с татарами, монголами. Может быть и древние тохары были турецко-татарское племя с такою же внешностью, которою татары в XIII веке поразили кавказские народы. У византийцев встречается также это смешение.

Акрополит постоянно называет татар тохарами, как и Пахимер, который о них пишет — и сообщает, среди всего прочего, следующее: „Ногай из тохарцев был человек могущественнейший, опытный в управлении и искусный в делах воинских. Посланный от берегов Каспийского моря начальниками своего народа, носившими название ханов, с многочисленными войсками из туземных тохарцев, которые назывались монголами…“» (выделено мной. — К. П.).[69]

Марко Поло сообщает о расовой принадлежности татар: «Ванху и Ченху сговорились, сообщили свое решение знатным катайцам (китайцам. — К. П.), с общего согласия передали то решение в другие города своим друзьям, и положено было в назначенный день по данному огнем знаку перебить всех бородатых, подать такой же знак другим городам и там то же сделать. А перебить бородатых хотели потому, что катайцы по природе без бород, татары же, сарацины и христиане носят бороды.

Нужно знать, что все катайцы не любят управления великого хана, потому что поставил он над ними татар и всего чаще сарацин; а этого катайцы не выносили, так как обходились с ними как с рабами. Великий хан овладел Катаем не по праву, а силой и не доверял катайцам, а отдал страну в управление татарам, сарацинам и христианам, людям из его рода, верным и не туземцам».[70]

Таким образом, даже при поверхностном ознакомлении с вопросом ясно видно, что главная роль в делах могольской империи принадлежала все-таки представителям европеоидной расы, скорее всего — индоевропейцам.

Уйгуры весьма охотно помогали могольской администрации. Они занимали политически значимые посты в администрации, а Чингисхан называл уйгурского правителя (идикута) своим пятым сыном (См.: Кадырбаев А. Ш. Уйгуры в Иране и на Ближнем Востоке в эпоху монгольского господства. // «Вопросы истории и культуры уйгуров». Алма-Ата, 1987.). (Впрочем, согласно Рашид Ад-Дину, пятым сыном Чингис-хан называл еще и тангутского Учаган-нойона.[71] Таковы, как видно, были особенности могольского политического родства). В этом нет ничего необычного, если принять во внимание показания источников о татарах как о тохарах. Тохары же являлись явно родственным уйгурам народом. Известно также, что моголы приняли для своего делопроизводства уйгурское письмо, а этот факт должен свидетельствовать о культурном уйгурском влиянии.

После крушения династии Юань вследствие народного освободительного движения, к власти в Китае пришла династия Мин с Чжу Юаньчжанем во главе. Минские императоры не являлись сюзеренами по отношению к наследникам Тимура. Так, взаимоотношения с Западным краем, даже в период внешнеполитического могущества, династии Мин не затрагивали автономии и суверенитета правителя Хами. «Во второй половине XV в. в Западном крае господствовали исламские правители Могулистана, и падение там политического и военного престижа Китая уже стало очевидным фактом».[72]

К середине XVII века государство Мин пало под натиском маньчжур, которые управляли Китаем с 1644 по 1911 гг. (династия Цин). Синьцзян оказался под властью Цинов при императоре Цяньлуне (правил в 1736–1795 гг.), и, кажется, с тех пор борьба уйгуров за свою независимость, то разгораясь, то затихая, не прекращалась никогда, и даже в настоящее время сепаратистские настроения в Синыдзяне достаточно сильны.

Еще одним важным вопросом является вопрос о культурной и религиозной связи населения китайского Туркестана и ханьского Китая. Поскольку в древние времена и в Средневековье Синьцзян являлся основным коридором для Великого Шелкового пути, а религии распространялись большей частью именно по торговым путям (миссионеры шли в новые земли в составе торговых караванов), то в Синьцзяне издревле сосуществовали различные вероисповедания и культы. В древнейшие времена здесь были распространены различные тотемические культы, поклонение солнцу, шаманство, а с V по I век до н. э. в Синьцзян проник и закрепился зороастризм — религия, родившаяся в древнем Иране. В Китае зороастризм называли «сяньцзяо» (огнепоклонничество). Каких-то подробных записей о распространении этой религии в Синьцзяне в начальный период не существует. В 1978 году при раскопках захоронения в Алагоу был найден жертвенник, по виду напоминавший найденные ранее в районах Средней Азии, которые использовались для жертвоприношений огню.

В период от династий Вэй и Цзинь до династий Тан и Сун зороастризм распространился во всех районах Синьцзяна. В самом Китае (в районах центральной равнины) зороастризм подвергался гонениям. Эту религию не приняли правящие слои, и она в основном распространялась в деревнях, где смешивалась с местными первобытными верованиями.

В I веке до н. э. из Индии через Кашмир, сначала в район Хотана, а вскоре по Шелковому пути далее на север, в Синьцзян пришел буддизм. Буддизм проповедует терпение, и вероятно по этой причине он стал активно продвигаться в обществе власть имущими слоями. В период династий Вэй, Цзинь и эпохи Южных и северных царств (220–589 гг.) буддизм в Синьцзяне достиг своего расцвета, и количество монахов тогда достигало весьма значительного числа. Так, в Юйтяне их в тот период насчитывалось несколько десятков тысяч человек, в одном только храме Цюймоди — 3 тыс. монахов. Во всех княжествах строили храмы и пагоды, особенно много их существовало в районе нынешней Кучи. Знаменитая Пещера тысячи будд, расположенная в районе Аксу на юге Синьцзяна, была вырублена именно в эти времена. СУ — по VII век в Синьцзяне часты были военные столкновения, экономика пришла в некоторый упадок, и влияние буддизма пошло на спад, о чем свидетельствовал монах Сюаньчжуан, побывавший в этот период в здешних местах.

Единственной религией, проникшей на территорию Синьцзяна из районов Центральной Азии, является даосизм, который появился здесь около V века и был распространен в основном в Хами и Турфане. Даосизм в процессе распространения и развития, для того чтобы закрепиться среди восточнотуркестанского населения, вобрал в себя немало буддийского содержания и приобрел в этих краях особую специфику.

Примерно в VI веке в Синьцзяне появилось манихейство и несторианство (напомню — ответвление христианства, утверждающее человеческую сущность Христа). Манихейство завезли сюда согдийские купцы из Средней Азии. Они осели на Алтае, в Турфане, Лобноре и других районах и образовали свои общины. Уйгуры, после их переселения в Синьцзян в середине IX века, восприняли манихейство, и оно даже стало главенствующей религией в Уйгурском каганате, однако будучи деструктивным религиозным верованием, не смогло надолго закрепиться среди населения. Вместе с манихейством в Синьцзян пришло и несторианство, называемое в Китае «цзинцзяо». Первое время несторианство распространялось в районе Турфана.

Сначала правления династии Западная Ляо (с 1124 г.), а в особенности в период правления династии Юань (до 1368 г.) несторианство занимало весьма серьезные позиции в Синьцзяне. Известно, что моголы весьма благоволили к этому христианскому течению. В те времена Кашгар, к примеру, являлся одним из несторианских районов. Марко Поло в свое время сообщал о наличии в Синьцзяне несторианских соборов и несториан в районах Кашгара, Еркана, Хотана, Луньтая, Или, Турфана и Хами. В этот период множество уйгуров исповедовали христианство несторианского толка. После падения династии Юань христианство в здешних местах постепенно пришло в упадок.

Следует отметить, что процесс проникновения христианства в Центральную Азию начался сразу после распятия Иисуса Христа. Уже святой апостол Фома проповедовал здесь Евангелие по пути в «страны индийские», подтверждением этому может служить тот факт, что индийские общины до новейших времен называли себя «христианами апостола Фомы». Очень интересен и тот факт, что в государстве гуннов-эфталитов, а оно охватывало в V–VI веках едва ли не всю Центральную Азию, христианство было объявлено даже государственной религией. Так, идеологическим основанием для союза эфталитов и армян в борьбе с зороастрийской Персией служило именно единство веры. Христианство, однако, не стало в этом случае общенародной религией и мирно уживалось с буддизмом, огнепоклонничеством и племенными культами.

В Центральной Азии действовали следующие митрополии: Мервская (кафедральный центр в Мерве, современный г. Мары, Туркменистан); Самаркандская, объединявшая общины Маверонахра (междуречье Амударьи и Сырдарьи, современный Узбекистан); Винкердская (центр в Винкерде, ныне городище на границе Ташкентской и Сырдарьинской областей); Невакетская (центр в Невакете, который был одной из столиц Тюркского каганата, в данный момент — это городище близ поселка Красная Речка в Кыргызстане). Невакетская митрополия объединяла общины Семиречья (современный Кыргызстан и Западный Казахстан). В XI веке Невакетская митрополия простирала свое влияние на громадную территорию нынешнего Казахстана, земель Восточного Туркестана и отдельных районов Сибири. Здешний церковный иерарх носил титул митрополита Невакетского и Кашгарского (по городу Кашгару в Восточном Туркестане, бывшему столицей государства кара-киданей).

Появление ислама в начале X века в Синьцзяне связано с политикой династии Караханидов, которая в середине IX века создала на территории Средней Азии и Синьцзяна, где проживали тюркоязычные национальности, свое государство. Караханиды провозгласили ислам на этих территориях господствующей религией и развязали против буддийского государства Юйтянь «священную войну». В результате Юйтянь пал, и сюда пришел ислам. Династия Караханидов на этом не остановилась и объявила войну уйгурам Гаоча-на, которая закончилась для нее поражением.

В начале XIII века Синьцзян вошел в состав улуса Чагатая, а в 1346 году правитель улуса Туглук Тимур принял ислам, став здесь первым могольским ханом-мусульманином. Затем последовал процесс «исламизации» Синьцзяна, зачастую насильственными методами, и к началу XVI века Тур-фан и Хами вошли в сферу влияния этой религии.

В конечном итоге мусульманство стало на территории Восточного Туркестана главенствующей религией. Буддизм и даосизм потеряли свое влияние, а зороастризм, манихейство и несторианство исчезли совсем. Между тем со времени начала правления династии Мин (1368–1644) в Синьцзяне приобрел весомое значение тибетский ламаизм (форма буддизма), а с приходом к власти династии Цин (1644–1911) буддизм и даосизм снова обрели здесь своих сторонников, возродив свойственную для Синьцзяна обстановку веротерпимости.

Что следует отметить в отношениях китайского государства и Синьцзяна? Можно ли утверждать, что ханьцы, как титульная нация империи, как-то по-особому агрессивны по отношению к народам, живущим по окраинам Китая? Вовсе нет. Посмотрите сами. Периоды протектората собственно ханьского Китая над Синьцзяном могут быть отнесены к временам династии Тан и к нынешним временам. К примеру, в период могольского (т. е. явно иноземного) владычества Синьцзян находился на привилегированном положении в империи. Мины, коих можно считать за ханьскую династию (впрочем Цины считали Минов юаньским домом — «Мины были юаньским народом»[73]) относились к Синьцзяну вполне индифферентно. Затем ханьцы вновь, уже на 300 лет, оказываются под пятой маньчжурского, фактически иноземного владычества, и покорение Синьцзяна в это время нельзя отнести на счет ханьской агрессии. Тем не менее следует признать, что стремление Китая прибрать Западный край к рукам вполне очевидно на протяжении всей его истории. Чем могло быть вызвано это стремление?

Несомненно, вне зависимости от того, кто управлял Китаем, сами ханьцы или иноземные завоеватели, те же моголы или маньчжуры, стремление китайской политики овладеть Синьцзяном имело место и зависело прежде всего от состояния самого Срединного государства. При общей нестабильности государства Западный край выходил из-под контроля, при усилении — подпадал под протекторат центральных властей. Таким образом, Синьцзян во всех отношениях представляется как типичный лимитроф, вроде прибалтийских государств в их связи с Россией.

Посмотрим как решался вопрос о Присоединении Таримской низменности и Джунгарии во времена династии Цин. Данному вопросу посвящено замечательное исследование Д. В. Дубровской «Судьба Синцзяна».[74] Не стану приводить все ее рассуждения и доводы, но прошу обратить внимание на следующие:

«…когда Синьцзян находился под контролем маньчжуров, им требовалось меньшее количество солдат для поддержания „естественной“ границы по Памиру, немногочисленные горные проходы которого, в случае необходимости, несомненно, было гораздо более просто оборонять, чем защищать непосредственно внутренний Китай». И далее:

«Дальнейшая логика приверженцев идеи обладания Синьцзяном проста: если из-за невыгодной географической позиции обороны надо было увеличивать общее количество солдат, то пропорционально увеличивалась сама цена национальной обороны. Это объясняет тот факт, что Цяньлун смог демобилизовать часть своей армии после того, как были завоеваны Джунгария и Восточный Туркестан и появилась возможность экономить деньги на содержании войск. Это было особенно выгодно, т. к. богатый южный Синьцзян мог взять на себя значительную часть расходов по обеспечению армии и гарнизонов».

Вэй Юань (1803–1861 гг.), один из наиболее известных историков цинского периода, считал, что во всех отношениях будет выгоднее охранять границу к западу от Синьцзяна, вместо того, чтобы, отказавшись от этих земель, приблизить ее к Пекину. «Вэй Юань ощущал нестабильность положения Китая в Синьцзяне, он отдавал себе отчет в русско-английском противостоянии в Центральной Азии и предполагал, что Британские политики опасались Российского проникновения в Афганистан и северо-западную Индию. Позиция русских представлялась ему идеальной, чтобы потеснить „Владычицу морей“ в этой части света».[75]

Таким образом, переселение китайцев-хань в Синьцзян с 1949 года и по наше время связано, скорее всего, не со стремлением решить некоторые демографические проблемы «стержневого народа», а со стремлением увеличить политическую устойчивость в этом важнейшем геостратегическом регионе. Если же читатель придерживается иного мнения, то пусть попробует ответить — каким образом увеличение численности ханьцев в Синьцзяне с 200 тыс. в 1949 году до 7,5 млн. человек в 2000 году (т. е. за 50 лет!) помогло решить китайскую демографическую проблему, притом что в настоящее время население в этой стране насчитывает более 1,3 млрд.? Безусловно, Западный край богат полезными ископаемыми, в частности, нефтью, однако во времена, предшествующие XX веку, нефть не играла никакой особой роли в экономике, тем более в середине XVIII века, тогда как стремление китайской империи, управляемой хотя бы и моголами, к контролю над Синьцзяном было всегда.

Сегодняшняя политическая ситуация в Синьцзяне неоднозначна. Уйгуры, которые до провозглашения КНР составляли этническое большинство в данном регионе, ныне составляют едва ли половину его населения. Увеличение доли представителей ханьского этноса в СУАР вызвало сильную национальную реакцию с уйгурской стороны: распространение сепаратистских настроений, межэтнические столкновения на бытовом уровне, а также всплеск терроризма.

На территории СУАР действует до 27 уйгурских сепаратистских террористических групп (информация, естественно, весьма приблизительная). Крупнейшими из них являются (или являлись) следующие: «Искра Родины» — специализируется на покушениях и похищении оружия. «Лобнорские тигры» — действует в районе полигона Лобнор, добивается прекращения испытаний ядерного оружия. Кроме того, в СУАР действует «Объединенный национальный революционный фронт Восточного Туркестана», который отстаивает идею создания независимого государства уйгуров. Создана эта организация в 1993 году, на базе «Национального революционного фронта Восточного Туркестана», с 1984 действовавшего политическими методами. Террористы этой организации специализируются на взрывах, убийствах солдат и полицейских и ограблениях банков. В 1997 году ими были предприняты в Урумчи диверсии против солдат армии КНР (убито 24 человека) и гражданских китайцев (в результате взрывов 4 автобусов погибло 27 человек), взрыв в здании Управления ГБ и пр. Кроме того, со стороны данной организации проводятся диверсии на линиях связи, электролиниях и водопроводах. ОНРФВТ имеет лагеря по подготовке террористов.

Дополнительными проблемами, вызывающими напряженность в Синьцзяне, являются бедность населения, слаборазвитая система здравоохранения и образования, отсутствие коммуникационной инфраструктуры и др. Весьма печальную роль сыграли эксцессы политики ограничения рождаемости, которую власти КНР проводят не только в отношении ханьского населения, но и в отношении уйгурского.

Нельзя сказать, что правительство КНР не понимает значимости данных вопросов. Оно вложило и вкладывает значительные деньги в экономику СУАР с начала 1990-х гг. Однако ожидаемого повышения уровня жизни не произошло. По крайней мере так считает Александр Кардыбаев в статье «Многомиллионное меньшинство», которая посвящена проблемам уйгуров в КНР. Для полноценного развития региона требуется определенное согласие уйгурского народа на сотрудничество с властями КНР, а оно, увы, дается с трудом.

А. Кардыбаев сообщает также: «Ситуация для Китая осложняется тем, что активизация уйгурского сопротивления происходит в месте, крайне важном в стратегическом отношении для КНР. Речь идет о регионе, где расположен атомный полигон в Лобноре, космодром и предполагаемые гигантские запасы нефти — стратегический энергетический резерв Китая. Окружение КНР базами США с северо-запада, то есть со стороны Средней Азии после разгрома талибов в Афганистане, вполне может привести к желанию американцев разыграть „уйгурскую карту“ против Китая».

Нет сомнения, что в случае острой необходимости данную «уйгурскую карту» могут разыграть не только США.

Итак. Синьцзян-Уйгурский Автономный район (СУАР) выглядит в конструкции китайского государства как типичный лимитроф, который в расовом, культурном и в религиозном отношении исторически слабо связан с метрополией, т. е. с чайнахартом. Географически СУАР также отделен от Центрального Китая и связан с ним только узкой полосой Хэсийского коридора. Если посмотреть на карту китайских провинций, то этот коридор ясно обнаруживается в очертаниях провинции Ганьсу.

Коридор Хэси, он же Ганьсуйский коридор, представляет из себя цепь котловин длиной около 1000 км у северного подножия Наньшаня и граничит на севере с пустыней Гоби. Ширина его весьма небольшая, до 100 км, высота составляет 800–1500 м. В ландшафте преобладают пустынные участки — солончаки, такыры и песчаные массивы. Часты здесь песчаные бури и ураганы. Вдоль Хэсийского коридора издревле проходил Великий шелковый путь, начинавшийся в районе Сианя и следовавший затем в Среднюю Азию.

Если Синьцзян является лимитрофом, то уже провинция Ганьсу и Нинся-Хуэйский.[76]

АР, расположенные на северо-западном направлении от чайнахарта, выглядят как защитные элементы (зоны прямого протектората) ханьских областей Китая, хотя и населенные некоторым количеством малых народностей, тем не менее неразрывно связанные с чайнахартом.

В 1990 году в провинции Ганьсу проживало 20,515 млн. ханьцев — (91,7 % от общего числа населения в Ганьсу). Численность национальных меньшинств составила 1,856 млн. человек (8,3 %), среди них хуэйцы, тибетцы, дунсяны, туцзяне, маньчжуры, уйгуры, баоаньцы, монголы, салары, казахи и т. д.

Что же касается Нинся-Хуэйского АР, то, по данным переписи 2000 года, из 5,61 млн. его населения, ханьцы составляли 3,68 млн. человек (65,5 %), а титульная национальность района, хуэй (дунгане) — 1,90 млн. (33,9 %). Дунгане (кит. Min zu, самоназвание Hui zu) считаются одним из 55 официально признанных национальных меньшинств КНР, между тем их главное отличие от ханьцев состоит не в наличии особого языка (они разговаривают на тех же диалектах, что и ханьцы), а в том, что они в течение многих веков исповедовали ислам (ханафитского толка). Соответственно культура дунган многим отличается от ханьской. Дунгане КНР проживают не только в Нинся-Хуэйском АР, здесь живет только небольшая их часть, но распространены практически по всему Северному Китаю, от Синьцзяна до Пекина и Ляонина.

История происхождения дунган начинается с VII в., когда некоторые арабские и персидские купцы, занимавшиеся в Китае торговлей, стали оседать в Гуанчжоу, Цюаньчжоу и других юго-восточных приморских регионах, но в основном формирование дунганского этноса произошло в начале XIII в. с заселением северо-западных регионов Китая среднеазиатами, персами и арабами, которые постепенно слились с местными ханьцами, монголами и др.

В провинции Ганьсу расположено большое количество — памятников собственно китайской истории. В связи с этим стоит упомянуть о некоторых темных деяниях, совершенных в начале XX века, когда Китай находился в весьма плачевном состоянии, да еще под контролем западных держав. (Россия тоже приложила к этому свою руку). Сайт «Проект Абирус» (http://abirus.ru) И. В. Мажарова (впрочем, данная информация помещена и на китайских русскоязычных сайтах) сообщает, в связи с историей провинции Ганьсу, весьма любопытную информацию. В 1900 году гроты Могао (одно из известнейших достояний китайской культуры), расположенные в Дуньхуане, оказались в центре внимания. Даосский монах Ван Юаньлу обнаружил в пещере № 17 тайную библиотеку, где хранилось более 50 000 (!) древних документов. Тексты были написаны на различных языках: китайском, древнесирийском, и в том числе на языках народов Центральной Азии, некоторые из которых считаются вымершими. Естественно, что вскоре сюда подтянулись искатели золота и антиквариата. Сайт утверждает, что «множество древних манускриптов попало в руки русских». Кроме того, «в 1907 году британец Аурель Штейн вывез отсюда 24 ящика с манускриптами и 5 ящиков с картинами, украшениями и другими предметами изобразительного искусства. В общем, насчитывается 13 300 предметов, большинство из которых сейчас выставлено в Британском музее. В 1908 году француз Поль Пеллиот (известнейший, кстати, ученый. — К. П.) тайно вывез из Китая во Францию 6000 томов писаний. Еще 900 манускриптов оказалось в руках японцев. По оценкам специалистов, около 80 % документов и других реликвий было вывезено за границу».

Меня весьма интересуют документы, попавшие «в руки русских». Интересно, что если о том, сколько и чего вывезли французы, британцы и японцы известно, то о попавших в таинственные «русские руки» древностях подробностей не сообщается. Возможно, не попало ничего, и мы имеем дело со злостными выдумками, возможно, какие-то основания для подобных утверждений есть. Увы, все скрыто мраком тайны. Но вот что привлекает внимание. Наши ученые все время жалуются на скудость источниковой базы по древней истории. Может, лучше не жаловаться, а посмотреть по «кремлевским подвалам», вдруг что-нибудь да обнаружится?

Великая и ужасная

Если кто-нибудь силой пытается овладеть страной, то, вижу я, он не достигнет своей цели. Страна подобна таинственному сосуду, к которому нельзя прикоснуться. Если кто-нибудь тронет его, то потерпит неудачу. Если кто-нибудь схватит его, то его потеряет. Поэтому одни существа идут, другие следуют за ними; одни — расцветают, другие высыхают; одни укрепляются — другие слабеют; одни создаются, другие разрушаются. Поэтому совершенномудрый отказывается от излишеств, устраняет роскошь и расточительность.

Лао Цзы

В настоящее время Внешняя Монголия (МНР) является независимым государством и, на первый взгляд, какого-либо отношения к Китаю не имеет. Между тем история МНР — это также и часть китайской истории.

Геополитически Монголия (в данном случае МНР) представляет из себя, точно также как и Синьцзян, типичный лимитроф, т. е. неустойчивую окраину. Однако, в отличие от Синьцзяна, территория МНР никогда не заселялась ханьцами, даже и в виде локальных групп, несмотря на то, что с 1691 года зависела от Китая. После крушения династии Цин в 1912 году Внешняя Монголия объявила о своей независимости, то же попыталась сделать и Внутренняя, но стремление последней к независимости оказалось быстро подавлено новыми китайскими властями.

Как Синьцзян географически отделен от Центрального Китая узким Хэсийским коридором, так и МНР отделена от него широкой полосой гобийских пустынь, что может создавать дополнительные препятствия как для противника Китая с севера, так и для контроля над монгольской территорией с юга.

Основную часть населения МНР составляют халхинцы (т. е. обитатели Халхи), которых в литературе обычно и принято называть «монголами». Читатель может удивиться тому обстоятельству, что термин «монгол» не является самоназванием этнического большинства МНР, тем не менее это так. В настоящее время самоназванием монголов является лексема «халха». Альтернативные этнонимы — халх, халхчууд, халх монголчууд, халхасцы. Происхождение этнонима «халха» можно датировать примерно концом XV — началом XVI в., временем правления Даян-хана.[77] Возможным будет полагать, что этноним «халха» установился в период, когда монголы вели военные набеги против Китая, стремясь вынудить его к торговому обмену ремесленных и земледельческих товаров на продукцию животноводства.[78] Территории, служившие базой для подготовки новых походов и отдыха, назывались «халха минь» — «щит мой» (в современных монгольских языках слово «халха» также имеет значение — «прикрытие, щит, заслон».[79] Таким образом, данный термин был перенесен на название страны, а затем уже и на название народа.

Между тем в данном случае речь идет о XV веке. Каково же было название халхасцев до этого? Ответ на данный вопрос может содержаться в «Шара туджи», монгольской летописи XVII века. Данный источник сообщает: «Тушемил Алтай Сандалиту-хагана, по имени Лонгам, хана убил. Когда этот тушемил на ханский престол воссел, то младший сын[80] Алтан Сандалиту-хагана Буртэ Чино ушел в землю Гонбо, там не прижился и, взяв жену свою по имени Гоа Марал, переправился на восточную сторону моря Тэнгис, достиг горы Бурхан Халдун [и] встретил народ по имени Вида.

Когда [он] рассказал о своих обстоятельствах, то тот народ Вида, посовещавшись между собой, поставил его нояном. Первым монгольским нояном был Буртэ Чино. После того как от Буртэ Чино прошло двенадцать поколений, родился Добо Мэргэн. Потом Добо Мэргэн переменил жизнь (т. е. умер.). Когда Аланг Гоа хатун жила без мужа, то ночью в юрту ее свет проникал и через дымоход желтый небольшой человек спускался, соединялся, и вследствие этого родился небесный сын Бодончар. Потомки Бодончара стали родом Борджигин. Через девять поколений от Бодончара, после того как от переселения Шигэмуни бурхана в нирвану прошло три тысячи двести девяносто шесть лет, в год огня-коня родился хубилган Чингис-хаган и покорил пять цветных и четыре чужих народа».

Название «Вида» представляет собой искажение китайского бэй-ди, термина, которым китайские авторы называли в древности всех монголов (в сегодняшнем этническом I смысле), во всяком случае, так считал в свое время И. Бичурин,[81] но он мог и ошибаться.

Монгольский историк Саган Сэцэн (Санан Сэчен) приписывал Чингис-хану следующие слова, сказанные на курултае 1206 г: «Этот народ биде, который, несмотря на все страдания и опасности, которым я подвергался, с храбростью, упорством и приверженностью примкнул ко мне, который, с равнодушием перенося радость и горе, умножал мои силы, — я хочу, чтобы этот, подобный благородному горному хрусталю, народ биде, который во всякой опасноcти оказывал мне глубочайшую верность, вплоть до достижения цели моих стремлений, носил имя „кеке-монгол“ и был самым первым из всех, живущих на земле!.. С этих пор народ этот получил название кеке-монгол».[82]

Здесь следует также отметить, что, как это следует из китайских источников (Сыма Цянь, 145 или 135 — ок. 86 до н. э.), название «Бэй-ди» в древнейшие времена обозначало область к северу от исконных ханьских провинций: «Вследствие сего набега китайский Двор назначил трех полководцев; армия расположена была в Бэй-ди, в Дай при Гэу-чжу, в Чжао при Фэй-ху-кхэу; по границе, для предосторожности от хуннуских набегов, также поставлены охранные войска».[83]

Локализовать область Бэй-ди в древности можно, например, из сообщения Сыма Цяня: «На четырнадцатом году правления (166 г.), зимой, сюнну, решившие перейти границы с целью разбоя, напали на крепость Чжаона и убили [Сунь] Ана — командующего войсками области Бэйди».[84] Крепость Чжаона (Чжаонасай) находилась в современном уезде Пин-лян провинции Ганьсу, которая граничит с севера с Внутренней Монголией. Относительно же провинции Ганьсу и народов, ее в глубокой древности населявших, Л. Н. Гумилёв сообщает:[85] «Ди — большая группа европеоидных племен, жившая в Западном Китае (Шэньси, Ганьсу, Сычуань) с древнейших времен до V в. н. э. Позже смешались с китайцами».[86]

Впрочем, здесь я еще могу порекомендовать читателю изучить статью Л. Н. Гумилёва «Динлинская проблема».[87] Он упоминает бэй-ди, т. е. белых ди, которые до 636 г. до н. э. жили в Хэси вместе с красными ди (чи ди), которые, возможно, являлись предками современных уйгуров.

Таким образом, вопрос о народе «бида» весьма непрост и опять же упирается в наличие в Северном Китае народов европеоидной расы. Посмотрите сами. Численность населения Внешней Монголии до 1917 года, согласно БСЭ, составляла менее 689 тыс. человек. Насколько велико было халхинское население этого региона в XIII веке? В книге «Князья Рос» я приводил данные для подсчета численности халхинцев в это время и, на мой взгляд, на территории современной МНР в XIII веке их проживало не более 20–30 тыс. человек с женщинами, детьми и стариками. Какое-либо серьезное влияние на политику северокитайского региона предки сегодняшних монголов оказывать не могли. Так что имеет смысл говорить о доминировании здесь племен европеоидной расы, тем более, что источники сообщают о внешности Чингисхана совершенно определенно как о европеоиде:

«Что касается татарского владетеля Тэмоджина, то он высокого и величественного роста, с обширным лбом и длинной бородой. Личность воинственная и сильная. [Это] то, чем [он] отличается от других» (Мэн-да бэй-лу.[88]

Рашид Ад-Дин в «Сборнике летописей» сообщает по поводу внешности рода Борджигинов, из которого происходит Чингисхан: «…нируны, которых также называют киятами; они разделяются на две ветви; кияты вообще и в этом смысле (они объединяют роды): юркин, чаншиут, кият-ясар и кият-бурджигин, что означает — синеокие; их ветвь произошла от отца Чингисхана и имеет (поэтому) родственное отношение (к роду Чингисхана и его отца)».[89]

Абул Гази писал о том, что у Борджигинов глаза «сине-зеленые…» или «темно-синие, где зрачок окружен бурым ободком».[90]

Марко Поло описывает Хубилая следующим образом: «Великий государь царей Кублай-хан [Хубилай-каан] с виду вот каков: росту хорошего, не мал и не велик, среднего роста; толст в меру и сложен хорошо; лицом бел и, как роза, румян; глаза черные, славные, и нос хорош, как следует» (в переводе И. П. Минаева).

Здесь переводчик несколько затемняет картину, однако Г. Е. Грумм-Гржимайло пишет в примечаниях: «По словам Марко Поло, Хубилай имел орлиный нос и прекрасные черные глаза».[91] Как я понимаю, Г. Е. Грумм-Гржимайло не пользовался переводом И. П. Минаева.

И далее, со ссылкой на Рашид ад-Дина (по D'Ohsson, op.cit., II, стр. 475): «Когда Хубилай явился на свет, Чингисхан удивился темному цвету его волос, так как все дети его были белокурыми».

Между тем не только род Чигисхана принадлежал к европеоидной расе. Китайский посол-разведчик Чжао Хун около 1220–1221 гг. доносил о проживании рядом с «черными татарами» монголоидной расы племен «белых» татар, погребальные обычаи которых явно соответствовали обычаям индоевропейцев, в частности славян, и которые значительно отличались внешними данными от «черных».

«Так называемые белые татары несколько более тонкой наружности, вежливы и почитают родителей. Когда умирают [у них] отец или мать, то [они] ножом изрезывают себе лицо и плачут (выделено мной. — К. П. Каждый раз, когда [я, Хун], проезжая рядом с ними, встречал таких, которые были недурной наружности и с рубцами от ножевых порезов на лице, и спрашивал, не белые ли [они] татары, [они | всегда] отвечали утвердительно».[92]

Чтобы не быть голословным в утверждениях, вновь приведу сообщения восточных авторов о славянских обычаях. Ал-Бекри в XI веке пишет о славянах: «И у них (у славян. — К. П.) обычаи, подобные обычаям индийцев. Они граничат с востоком и далеки от запада. И они радуются и веселятся при сожигании умершего и утверждают, что их радость и их веселость (происходит) от того что его (покойника) господь сжалился над ним. Жены же мертвого режут себе руки и лица ножами».[93]

Подобных сообщений о славянских нравах можно привести множество, и эти нравы в общем-то хуннские. Прокопий Кесарийский (между 490 и 507 — после 562), описывая славян в середине VI века, сообщает: «Образ жизни у них, как у массагетов, грубый, без всяких удобств, вечно они покрыты грязью, но по существу они не плохие и совсем не злобные, но во всей чистоте сохраняют гуннские нравы».[94] Если же принять теорию о тождественности хуннов и гуннов, то происхождение «белых» татар вовсе не представляет собой загадки, поскольку хунны издревле обитали в районах как Внешней, так и Внутренней Монголии, исторические данные об их европеоидности я уже приводил выше по тексту.

Политическая история Монголии представляет интерес, начиная со времен возвышения Чингисхана и до подчинения ее династии Цин в конце XVII века. В этот период Монголия является субъектом мировой истории, во всяком случае, таков общепринятый взгляд на события далекого прошлого. Однако, начиная уже с конца XIV века ее роль в международной политике стремительно умалялась.

Во 2-й половине XIV века могольская империя начала разваливаться. Государство Хулагуидов в Иране, после смерти Ильхана Абу Сайда (1335 г.), погрузилось в пучину феодальных междоусобных войн и к 1353 г. распалось на ряд независимых государств. В 1341 году умер ордынский царь Узбек, выдающийся правитель и мусульманин по вероисповеданию. После него на царство взошел Джанибек и, сказалась ли здесь слабость его управления или общий ход дел пошел уже на закат, но в 1349 году Западная Русь освободилась от татарского владычества и перешла под власть Литвы и Польши. Затем и Китай сбросил с себя бремя могольской оккупации в результате восстания «Красных повязок», с Чжу Юаньчжанем во главе, в период 1351–1368 гг. Практически события этого периода в Китае были полномасштабной гражданской войной,[95] и одной из причин этих печальных событий явилась подстрекательская деятельность сект манихейского толка.

Далее пришел черед Золотой Орды, в которой произошла так называемая Большая замятия. В 1359 году три сына царя Джанибека схватились за верховную, власть. Джанибеку наследовал его старший сын Бердибек. Есть версия (согласно Искандеру Анониму и Академической летописи), что Бердибек ускорил кончину своего отца и два его брата, Кульпа и Наврус, именно поэтому решили восстать против отцеубийцы. Так это или не так, сейчас уже трудно установить, но в 1359 году Кульпа и Наврус совершили дворцовый переворот и Кульпа стал царем. Кстати, Г. В. Вернадский по этому поводу замечает: «Следует отметить, два сына Кульпы носили русские имена — Михаил и Иван; первое имя было популярно у тверских князей, а второе — у московских. Нет сомнений, что оба сына Кульпы были христианами» («Монголы и Русь»). Захвативший в результате переворота власть царевич Кульпа недолго удержался у руля и был убит вместе со своими сыновьями братом Наврусом (около 1360 года). Тем не менее, политический кризис на этом не закончился. Вслед за Наврусом последовала целая череда царей, пока не определилась основная пара претендентов — Мамай и Тохтамыш. В 1380 году Мамай был разбит на Куликовом поле Дмитрием Донским.

Последствия «Великой замятии» оказались весьма значительны. Если ранее русские воинские контингенты отправлялись в Китай для поддержания там юаньского режима, то, как следует полагать, с началом ордынской смуты данная поддержка закончилась. Читатель может воспринять мои слова с недоверием, однако стоит послушать на этот счет Г. В. Вернадского, который на основании изучения китайских документов и, в частности, «Юань ши», писал в свое время: «В 1275 г. на Руси прошла новая общая перепись и набор рекрутов. Вероятно, приказ об этом исходил в 1273 или 1274 гг. от великого хана Хубилая, который нуждался в пополнении войск для кампаний в Южном Китае и Индокитае» («Монголы и Русь»).

Что касается именно «приказа», то здесь есть определенные сомнения, поскольку известно, что династия Юань производила выплаты Золотой орде и соответственно нельзя утверждать, что сарайские цари находились в вассальной зависимости от Китая. Китайский историк Чхао Чху-чанг сообщает: «Известно, например, что в Пекине правителей Улуса Джучи всегда называли „Си-бэ-чжу-Вань“ („северозападные царевичи“). Поэтому на территории Китая они имели свои хуби, т. е. Уделы».[96] Так, например, «Бату… имел вложения в Китае, в провинции Шаньси. В XIV веке хан Узбек еще собирал свои доходы там».[97] Золотоордынские цари имели, кроме Китая, еще и доходы с Ирана, о чем сообщает Джузджани: «В каждой иранской области, подпавшей под власть монголов, ему (Бату) принадлежала определенная часть ее, и над тем округом, который составлял его удел, были поставлены его управители. Все главари и военачальники монгольские были подчинены ему (Бату) и смотрели (на него), как на его отца Туши».[98]

Российская историческая наука всегда, без каких-либо оговорок, говорила о тяжком «монгольском иге» и завоевании русских княжеств некими узкоглазыми и желтолицыми пришельцами из халхинских степей, между прочим совершенно забывая, что в русских княжествах не стояли оккупационные войска, в то время как «из улуса Джучи в Юаньскую имерию направлялись воины из русского, асского и кипчакского населения».[99]

Действительно, сейчас очевидно не совсем удобно вспоминать, что столицу Китая при Юанях охраняли русские войска. «В 1330 г., при правлении императора Туг-Темура было учреждено специальное управление командования русским гвардейским корпусом „проявляющих преданность“. Командовал корпусом темник. В начале 1330 г. было собрано до десяти тысяч русских, которым для самообеспечения было выделено 100 цин (около 600 га) пахотных земель. По давней китайской традиции русские солдаты и их семьи являлись военнопоселенцами, статус которых был похож на статус российского казачества. В 1332 г. русским поселенцам были выделены быки для пахоты, семена и сельхозорудия. По другим сведениям, пахотных земель было выделено 300 цин, т. е. примерно 1800 га. Русские военные поселения находились к северу от столицы Юань г. Даду (Пекина), в районе современного поселка Цзюйюныуань».[100] Здесь еще следует добавить, что, согласно «Юань ши», командир русского тумена получил титул «капитан десятитысячного соединения Охранников Жизни [с именем] Герольд Верности», имел статус офицера третьего ранга, согласно императорской системе рангов, и был напрямую подчинен Тайному Государственному Совету. В 1331 г. командир русского тумена получил звание «командира русских войск Охранников Жизни», с тем же титулом «Герольда Верности», и должностную серебряную печать.[101]

После падения династии Юань потомки вчерашних завоевателей Поднебесной оказались вытеснены на север, а в самой Монголии началась эпоха феодальной раздробленности. В годы империи существовала государственная собственность на землю и система условных пожалований — хуби, которая уступила место системе частной феодальной земельной собственности и безусловных пожалований — умчи. Умчи стали принадлежать представителям рода Чингисхана как наследственные владения, а политическая система Монголии слагалась из феодальных образований в виде ханств или княжеств (оток), которые остро нуждались в рынках для обмена скота на земледельческие и ремесленные товары Китая. Между ханами восточных и западных районов Монголии развернулась длительная борьба за гегемонию над торговыми путями в Китай.

Последние попытки как-то преодолеть раздробленность состоялись в XV в., сначала при ойратском правителе Эсен-хане (правил в 1440–1455), затем при халхинском Даян-хане (около 1479 — около 1543). Однако после их смерти новообразованные государства развалились. После смерти Даян-хана состоялось разделение Монголии на Южную и Северную, с пустыней Гоби в виде границы между ними, а затем и Северная Монголия разделилась на Западную (ойратскую) и Восточную (халхаскую) по линии Алтайских гор. В XVI в. все три части Монголии насчитывали более 200 ханств и княжеств, каковое обстоятельство создало все предпосылки для последующего в конце XVII века ее подчинения маньчжурской династии Цин.

Итак. До Чингисхана история Монголии является историей отдельных племен и народностей, преимущественно кочевого образа жизни. Далеко не все из этих племен и народностей можно считать за предков современных халхинцев, а современную этническую ситуацию МНР никоим образом нельзя назвать продолжением и развитием этнической ситуации восьмивековой давности. Вовсе не является безусловным фактом то утверждение, что древние моголы (монголы) есть предки сегодняшних халхинцев, как не является безусловным фактом утверждение, что сегодняшние итальянцы есть потомки древних римлян. Всякий человек, хоть сколько-нибудь знакомый с историей Монголии-МНР со времен Чингисхана до настоящего времени, может уверенно выделить в этой истории два последовательных и совершенно различных по содержанию периода: 1) с начала XIII века по конец XVII, 2) с конца XVII до начала XX века.

В 1-й период Монголию очень коротко можно охарактеризовать как «воинствующая страна», во 2-й — как «монашествующая страна». Контраст между ними столь разителен, что мы вправе решить, что здесь идет речь о смене этнической доминанты.

В настоящий момент МНР моноциональная страна, более 90 % населения которой составляют монголы-халхинцы и слившиеся с ними инородные группы, говорящие на монгольских диалектах. Халхинцы принадлежат к центрально-азиатскому типу большой монголоидной расы. Данному антропологическому типу присущи круглый массивный череп, резко уплощенное, широкое и высокое лицо, высокие глазницы, слабо выступающий широкий нос. К этому же антропологическому типу относятся проживающие в МНР буряты, урянхайцы и казахи.

Корректности ради следует сказать, что этногенез халхинцев следует вести с XVI в., именно в это время они и стали появляться в истории под своим именем. Так же необходимо отметить, что правящие халхинские роды изначально имели иноэтническое происхождение, в пользу чего свидетельствует резкая разница в погребальных обрядах правящего слоя и простой трудящейся массы.

Так, согласно монгольскому историку Майдару Дамгин-жавыну,[102] по обряду ингумации хоронили только знатных людей, например Сецен-ханов, Дзасакту-ханов и других князей Северной Монголии. Здесь следует полагать, что данные знатные роды были тюркского происхождения, на что, в частности, указывает и наименование их ханами, т. е. тюркским словом. Собственно монгольские иерархические названия иные. Кстати, ингумация (трупоположение) с конем являлась характерным способом погребения именно тюрков. Для захоронения знати (ханов и высших представителей ламаистской церкви) применялось также мумифицирование — «шарил» (от санскритского «шарира»). Для них сооружались субурганы.

Таким образом, можно полагать, что старинная родовая халхинская знать имеет двухчастное происхождение, как тюркское, так и, возможно, индоевропейское. Известно, что одними из активных проводников буддизма являлись тохары, именно на этом языке записаны многие буддийские тексты.

Погребальные обычаи кочевого халхинского простонародья резко отличались от обычаев знати и имели вид труповыставления (открытого захоронения). Открытое захоронение заключалось в следующем: «… покойник оставался на земле, а над его головой водружался шест, который венчался изображением древнего тотема — луны и солнца (Солнце в шаманской мифологии — мать, а месяц (луна) — отец) со стилизованным изображением огня, в знак того, что потомство его будет продолжаться… Место для покойников выбирали такое, чтобы в изголовье была гора, а в ногах — вода („ундур улыг дэрлулж, ургэн усыг ушгэлулэн худэлу-лэх“ — положить в степи так, чтобы имел изголовьем высокую гору, а у ног — широкую воду)».[103] С принятием халхинцами буддизма данный обряд принципиально не изменился, а лишь несколько усложнился.

Кроме монголов-халхинцев, в МНР проживают около 20 монгольских и немонгольских этнических групп, которые консолидируются вокруг халха, постепенно утрачивая отличия от них в языке и культуре. Так, практически полностью слились с халхинцами небольшие группы южных монголов (харчины, чахары, тумэты, узумчины) и обособленные в прошлом хотогоиты, сартулы, дариганга.

В западных районах (аймаках) МНР — Убсунурском, Кобдоском, Баян-Улэгэйском — проживают дербэты, бая-ты, захчины, торгуты и олеты. Все они потомки западных монголов — ойратов.

На культуру халхинцев оказал значительное влияние тюркский элемент. Интересно так же и то, что если, к примеру, те же дербэты и олеты ведут свое происхождение от реальных племен, то захчины представляют собой образования не этнического происхождения, а социального, как потомки военизированных соединений (орд) созданных в конце XVII в. джунгарскими ханами для охраны своих границ от маньчжурских войск. Отсюда берет начало и этноним «захчин», что означает «окраинные». Этнонимы «тор-гут» и «баят» этимологически восходят к названиям дневной стражи дворца и личной дружины хана.

Социальное происхождение имеет и этноним «дархаты», населяющие Дархатскую котловину Хубсугульского аймака. Они известны с XVII в. и до конца 20-х годов XX века считались крепостными духовного ведомства Богдо-гэгэ-на. В дархатском этногенезе приняли участие самодийские, тюркские и монгольские элементы.

В МНР проживают также и буряты (46 тыс. чел., по переписи 1979 г.), которые расселены в северных аймаках: Восточном, Хэнтэйском и др. Буряты МНР и сейчас сохраняют свое этническое своеобразие, несмотря на некоторую «халхинизацию» их языка. Близка к ним также группа баргутов, прикочевавшая в 1947 г. из Северо-Восточного Китая и проживающая ныне одной общиной в Восточном аймаке.

Самая крупная не монгольская этническая группа МНР — это относящиеся к тюркоязычным народам казахи (по переписи 1979 г. 84 тыс. человек), язык которых входит в кыпчакскую группу тюркской языковой семьи. На территорию МНР казахи, также как и многие другие народности, прикочевали в середине XIX в. из районов Черного Иртыша и верховьев Бухтармы.

До середины XX века МНР являлась страной с преимущественно кочевым населением, отсюда проистекает и специфика ее этнической истории. Издревле на ее территорию приходили кочевники разнообразного этнического и расового происхождения, смешивались с местным населением, создавали пестрые племенные союзы и часто уходили на завоевания северокитайских областей, где также поглощались местным ханьским населением, передавая ему некоторые культурные и антропологические особенности. Так ушли, после разгрома их енисейскими кыргызами (относятся к нордическому типу европеодов), с территории Орхона уйгуры (хойху), изначально принадлежащие к европеоидной расе, а древние моголы (менгу) отправились на завоевание Средней Азии.

С XVII века, как я уже отметил выше, Монголия превращается из страны воинствующей в страну монашествующую.

Дело еще и в том, что маньчжурские завоеватели, возможно, хорошо представляли себе причину монгольской воинственности и значительно поспособствовали «умиротворению» тогдашнего кочевого населения Джунгарии и Халхи. К примеру, маньчжурская династия Цин в 1757 сместила последнего джунгарского хана и присоединила джунгарские владения к Синьцзяну. Народность чоросы, откуда были родом все ханы Джунгарии, была практически полностью маньчжурами истреблена, а на их землях были расселены тюркоязычные, халхинские и даже маньчжурские племена, а также калмыки, возвратившиеся с Волги после политического конфликта с российским правительством.

В конце XVI в. господствующей религией Монголии стал ламаизм, представленный сектой Гэлук-па, которая была основана одним из виднейших деятелей буддизма Цзонхавой (1357–1419) в начале XV в. В 1586 г. в Монголии был построен первый буддийский монастырь Эрдэнэ-Дзу, а ко времени получения ею независимости в 1921 г. на ее территории находилось около 750(!) монастырей, что для такой малонаселенной страны было чрезвычайно большим числом. Следует отметить, что население Внешней Монголии незадолго до 1921 года составляло всего 600 тыс. человек. Одной из особенностей ламаизма является установленное еще Цзонхавой безбрачие для лам, при этом следует учитывать, что монахи в Монголии составляли до 40 % (!) от всего мужского населения. Таким образом, в XIX веке прирост населения в Монголии был весьма низок, а в начале XX в. отсутствовал вообще.

Внутренняя Монголия. В отличие от Монголии Внешней (МНР) Внутренняя играет совсем иную роль в истории Китая. Если МНР выглядит как типичный лимитроф, (т. е., в данном случае, буферная территория между двумя государствами-цивилизациями), то АР Внутренняя Монголия представляет из себя территорию прямого протектората китайской государственной организации. Здесь я хотел бы отметить, что, по моему мнению, Китай, равно как и Россия, представляет из себя не просто государство, а «государство-цивилизацию», т. е. организацию на порядок более сложную, чем обычное национально-территориальное управление.

Население АР Внутренняя Монголия (АРВМ) составляло на 2004 год 23,84 млн. человек. Занимаемая районом площадь 1 183 000 кв. км


Таблица 4. Национальный состав Внутренней Монголии, 2000 г.[104]
Народ Численность Доля в %
Китайцы 18,465,586 79.17%
Монголы 3,995,349 17.13%
Маньчжуры 499,911 2.14%
Дунгане 209,850 0.9%
Дауры 77,188 0.331%
Эвенки 26,201 0.112%
Корейцы 21,859 0.094%
Русские 5,020 0.022%

На территории АРВМ находится весьма известный горный хребет Иныыань, чьи склоны были в свое время одной из опорных территорий хуннов, и здесь же находилась одна из ставок хуннских шаньюев, Дайлин, которая располагалась к югу от гор Инынань, напротив китайского пограничного округа Дай. Отсюда хунны делали свои многочисленные набеги на Срединное государство.

В Цяньханьшу говорится: «Известно, что по северной границе до Ляо-дун лежит хребет под названием Иныпань, простирающийся от востока к западу более чем на 1000 ли. Сии горы привольны лесом и травою, изобилуют птицею и зверем. Модэ Шаньюй, утвердившись в сих горах, заготовлял луки и стрелы и отсюда производил набеги. Это был зверинец его. Уже при Хяо Ву-ди, выступили войска за границу, отразили хуннов от сих мест и прогнали их за Шо-мо на север; основали укрепленную пограничную линию и открыли по ней караулы и дороги; сбили внешнюю стену и снабдили ее гарнизонами для охранения. После сего уже увидели на границе некоторое спокойствие. От Шо-мо на север земли ровные, лесов и травы мало, но более глубокие пески. Когда хунны предпринимают попытки произвести набеги, то мало имеют скрытных мест для убежища. От укрепленной границы на юг лежат глубокие горные долины, трудные для прохода. Пограничные старики говорят, что хунны, после потери хребта Инь-шань, не могут без слез пройти его».[105]

С Иныпанем связаны не только хунны, но и некоторые другие древние народы, оставившие в истории Китая и мировой истории вообще весьма значительный след. Здесь, в частности, проживали известнейшие «дада», которых современная историческая наука причисляет почему-то к татарам, оправдывая тем самым весьма некорректный термин «монголо-татарское иго».

Г. Е. Грумм-Гржимайло сообщает по этому поводу: «Согласно ранней „У-дай-ши“, да-да населяли северную часть провинции Шаньси, хребет Иньшань и степи к северу от границ Тангутского царства, согласно же „Ляо-ши“, они жили и по северную сторону Ша-мо, т. е. в Мо-бэй. Писатели времен династии Сун знали, по-видимому, только инь-шаньских да-да. Ученый X века Сун-бо считал их особым отделом мо-хэ. Оу-ян Сю, автор позднейшей „У-дай-ши“ (XI в.), писал, что мо-хэ, переселившиеся в Иньшань, сами себя называли да-да».[106] О мохэ мы еще будем говорить, а сейчас следует отметить, что северные склоны Иньшань пригодны не только для кочевого скотоводства, но и для земледелия, так, например, в «Сю Ю Цзи»[107] дается следующее описание Иньшани: «В 8-й луне 27-го числа мы прибыли к северной стороне Иньшани… Здесь страна весьма жаркая; винограду множество. На другой день мы отправились на запад, подле реки, и проехали два городка; повсюду были жители; в это время пшеница на полях только что созрела; все поля орошаются водою источников и оттого получают яровое; ибо дожди здесь редки».

Следует отметить, что когда по здешним местам проезжал Чань Чунь, он не замечал абсолютно никаких кочевников и их юрт, а встречал только оседлое земледельческое население «хой хэ». Являлись ли «хой хэ» уйгурами-хойху сказать сложно, но ясно, что это были не китайцы-хань. Что же касается монголов или, лучше сказать, моголов-менгу в XIII веке, то и с ними ситуация выглядит достаточно запутанной, поскольку в том же жизнеописании Елюя Чуцая сказано: «… должно наказывать смертью монголов (мэн-гу), мусульман (хуй-ху) и тангутов (хэ-си [жэнъ]), которые занимаются земледелием, [но] не платят налогов (шуй)…».[108] Таким образом, имеющиеся в науке представления о монголах-кочевниках не совсем корректны, или же речь идет не о предках современных монголов-халхинцев.

Интересно, что когда волна русской колонизации дошла до монгольских границ, то казаки-переселенцы встретились здесь далеко не с самым свирепым народом, как того можно было бы ожидать от потомков завоевателей Евразии. Отношения между русскими и халхинцами поначалу складывались весьма мирно и дружелюбно. Так, некоторые монгольские ханы и ламы переходили под власть русского царя, а землепроходец Иван Похабов даже предлагал вступить в русское подданство самому влиятельному из представителей монгольской знати — Цецен-хану.[109] Между тем в завязавшиеся русско-монгольские отношения стали активно вмешиваться маньчжуры, которые управляли в то время Китаем. В конце XVII в., например, Цинской администрации удалось спровоцировать несколько монгольских нападений на русские остроги в Прибайкалье, а после 1691 г., т. е. после включения Халхи в состав китайской империи, ситуация не стала более благоприятной. В 1720 г. маньчжуры выслали из Урги (столичный город Монголии) всех русских купцов и перекрыли доступ русским караванам в Пекин.

Что касается военных способностей монгольских племен, то следовало бы признать, что они оказались весьма низкими. Так, например Н. Я. Бичурин приводил некоторые сведения из истории освоения русскими Сибири: «В 1615 году отправлен был отряд стрельцов и казаков для усмирения Кузнецких Татар (Сии Татары живут в Кузнецком уезде Енисейской губернии — прим. автора), подущаемых Киргизцами к неповиновению. Но только лишь сии войска расположились по Татарским волостям, как со всех сторон были заперты пятью тысячами Калмыков (Здесь под Калмыками разуметь должно войска, присланные Ханом. Ибо и Киргизцы по племени также были Калмыки. Выше было замечено, что под словом Чжуньгар (Калмык) в теснейшем смысле иногда берется один Илийский округ, в котором жил Хан Чоросский, Глава Ойротов — прим. автора) и Киргизцев. К счастью, предводитель отряда Пущин успел обнестись палисадом, в котором с 200 человек более двух месяцев выдерживал осаду, и, наконец, по издержании съестных припасов учинил вылазку столь удачно, что сбив с поля 5000 отряд Калмыков, многих из них взял в плен».[110]

Стоит признать, что история, как ее пишут, иногда полна совершенных несуразностей. В данном случае нам предлагают поверить как в то, что кочевые монголы в XIII веке [оказались способны за пару месяцев взять штурмом четырнадцать укрепленных русских городов, так и в то, что триста лет спустя они оказались беспомощны перед частоколом с гарнизоном в 200 человек.

Ситуация изменилась после подписания Россией и Китаем Пекинского договора в 1860 г. и «Правил сухопутной торговли» в 1862 г., которые разрешили создание консульства в Урге, русскую торговлю в Монголии и пр. В Монголию потянулись купцы, казаки, мещане, крестьяне, и некоторые оставались здесь на постоянное жительство. К 1914 г. в одном только Урянхайском крае насчитывалось 35 поселков и 150 заимок. Русские селились в Ван-хуре, Цзаинь-Шаби, у озера Косогол, в основном в центре и на западе. В Урге их проживало от 1500 до 3000 человек,[111] что составляет весьма значительную по тем временам цифру.

Русское правительство не уделяло серьезного внимания Монголии, а проникновение русских в эти места и их деятельность носили, в подавляющем большинстве, частный и стихийный характер. Интерес к Монголии начал возникать у России только в начале XX в., когда она вступила в борьбу за влияние на нее с Китаем и Японией. При Советской власти данная борьба завершилась явной победой СССР.

Маньчжурский тигр

На прочные доспехи непременно найдется острое оружие: так ломается твердое. На острый нож непременно найдется твердый предмет: так тупится острое.

Гуань Инь-Цзы

Маньчжурия занимает в истории Китая особое место. Последняя императорская династия Цин правила Срединным государством практически триста лет, достигнув власти несколько позже династии Романовых в России и всего лишь на несколько лет раньше нее потеряв эту власть в результате революции. Здесь присутствует некоторая любопытная параллель, и даже какая-то общность. При той и другой династии и китайская, и русская империи активно расширялись, достигли своего территориального максимума и пришли в плотное соприкосновение друг с другом, не оставив по линии границы каких-то «воздушных зазоров».

Территория исторической Маньчжурии в настоящее время разделена между провинциями Хэйлунцзян, Цзи-линь, Ляонин и АР Внутренняя Монголия. И, если честно, я сомневаюсь, можно ли причислять Ляонинские земли к Маньчжурии (если считать маньчжуров потомками нюй-чжэней), поскольку на них ранее проживали кидани организовавшие здесь государство под предводительством династии Ляо.

О киданях я уже упоминал выше по тексту, они доминировали в Северном Китае с 926 года, когда киданьский князь Абаоцзи был возведен в императорское достоинство с именем Да-шэн Хуанди и ему было присвоено храмовое имя Тай-цзу («Великий предок»), как родоначальнику династии. Официальная же хроника династии Ляо, написанная Е Лун Ли, начинается с 916 г. и заканчивается 1124 г., годами правления императора Тянь-Цзо, когда государство киданей пало под ударами нюйчжэней (чжурчжэней), установивших власть династии Цзинь.

Как я уже отмечал выше, в современной исторической науке относительно происхождения киданей существует два мнения: одни историки числят их происхождение от монгольских, другие — от тунгусских племен. При этом письменность киданей так до сих пор не расшифрована.

Лично для меня причисление киданей как к монголам, так и к тунгусам вызывает недоумение. Дело в том, что кидани вообще не принадлежали к монголоидной расе. Во всяком случае, существует описание внешности Елюя Чуцая, киданьца по национальности, и оно никак не соответствует монголоидным признакам.

«[Елюй] Чуцай был роста в восемь чи и [у него] были красивая борода и звучный голос. Император, удивленный этим, сказал: „[Дома] Цзинь и Ляо — извечные враги. Мы отомстили им (т. е. цзиньцам) за тебя!“. [Елюй Чуцай] ответил: „[Еще] мои отец и дед, дав клятву на верность, служили им. Как бы [мы] посмели враждовать со [своими] государями, будучи их подданными!“. Император оценил эти слова. Оставив [его] около себя, [он] стал звать [Елюй] Чуцая „У-ту са-хэ-ли“ (Urtu sacal), а не по [его настоящему] имени. На [монгольском] государственном языке „У-ту са-хэ-ли“ означает „длиннобородый“».[112]

Длинная борода и высокий рост Елюя Чуцая свидетельствуют в пользу европеоидности киданей. Или, как минимум, в пользу европеоидного происхождения киданьской знати, поскольку Елюй Чуцай принадлежал к знатному роду. Сейчас, уважаемый читатель, давайте попробуем порассуждать на тему происхождения киданей. Их соседями на севере являлись племена шивэй и нюйчжэнь. Шивэй, согласно Бэй-ши, говорили с киданями на одном языке.

Бэй-ши («История северных династий») сообщает о шивэй следующее: «Владение шивэйцев находится в тысяче ли к северу от владения уцзи и в шести тысячах ли от Лояна. Иероглиф ши пишется иногда по-другому. Шивэйцы относятся к киданьской ветви: живущих на юге называют киданями, живущих на севере называют шивэйцами.

Если выехать из Хэлуна на север и проехать более тысячи ли, прибываешь во владение киданей. Через десять дней пути на север подъезжаешь к реке Чошуй; через три дня пути на север имеется река Шаньшуй; еще через три дня пути на север лежат горы Дуляошань. Это высокие горы, имеющие в окружности триста ли. Проехав отсюда более трехсот ли на север, подъезжаешь к большой реке, называемой Цюйли. Через три дня пути на север прибываешь на берега реки Жэньшуй. Еще через пять дней пути на север прибываешь во владение шивэйцев.

В их владении есть большая река, текущая с севера, шириной более четырех ли, которую называют Нашуй. Земля низкая и сырая. Язык одинаков с языком кумоси, киданей и доулоусцев. Много сетарии, пшеницы и проса».[113]

Так вот. Самое интересное, что среди шивэйских племен китайские источники отмечали желтоголовых шивэй, которые, как следует полагать, не могли принадлежать к монголоидной расе никоим образом. Ху Цяо, начальник уезда Хэян, в области Тунчжоу, пробыл среди киданей семь лет. В третьем году эры правления Гуан-шунь (953 г.) он бежал в Китай и коротко рассказал о том, что ему пришлось увидеть: «На северо-востоке живут вацзецзы… С трех сторон вокруг вацзецзы живут шивэй, которые называются шивэй,

Гхуантоу шивэй (желтоголовые шивэй. — К. П.) и шоу ши-швэй. В их землях много меди, железа, золота и серебра. Шивэйцы искусны в ремеслах и прекрасно делают различную I железную и медную утваръ. Хорошо ткут из шерсти цветные ткани. В их землях еще более холодно».[114]

Е Лун Ли отмечает ведущую политическую роль хуантоу шивэй, которую те играли по меньшей мере при династии Тан: «В этот период (эпоха династии Тан. — К. П.) они (шивэй. — К. П.) делились более чем на двадцать кочевий, из которых наиболее сильными были желтоголовые шивэй».[115] Итак. Шивэйцы и кидани определенно принадлежали к одному корню и говорили на одном и том же языке и среди шивэйцев выделяются племена, явно имеющие европеоидные морфологические признаки. Погребальные обычаи и тех и других, в общем, одинаковые — труповыставление, но есть частные различия — «(кидани) считают, что горький плач по умершему отцу или матери приносит несчастье, поэтому трупы скончавшихся родителей кладут на деревья в горах, а по прошествии трех лет собирают кости и сжигают их», шивэйцы — «когда умирают родители, сыновья и дочери оплакивают их три года. Трупы умерших кладутся на деревья в лесу». Обычай труповыставления характерен как для тунгусов, так и для монголов, но он же мог принадлежать и иранцам-зороастрийцам или зороастрийцам вообще. Так же и тангуты (а они европеоиды, по виду похожие на цыган) хоронили своих умерших подобным образом, оставляя труп в лесу или в степи на съедение птицам. В. А. Обручев[116] считал, что «тангуты — народ, возникший из смешения ди и цянов (тибетцев)».

«Старая танская история» (гл. 199) о происхождении шивэйцев сообщает следующее: «Шивэй — особый род киданей, особое племя киданей, на северной границе дунху; это потомки динлинов. Живут на север от р. Наоюэхэ».[117] Таким образом, вопрос этнической принадлежности киданей выглядит весьма сложным, но непохоже, чтобы кидани были монголоидами.

Что же касается других соседей с севера, нюйчжэней (чжурчжэней, предков маньчжур), то желтоголовые племена в достаточном изобилии присутствовали и в их среде. О желтоголовых чжурчжэнях Е Лун Ли сообщает: «Желтоголовые нюйчжэни живут в горах и носят название „нюй-чжэни на подворьях Хэсугуань“. Подворья Хэсугуань имеются также в районе Хэси, в количестве восьми; находятся к востоку от Хуанхэ, против городов Цзиньсучэя и Ухуа-чэн (город Ухуачэн находился в тридцати ли к северо-западу от современного уездного города Юннянь в провинции Хэбэй. — Прим, к тексту). Желтоголовые нюйчжэни грубы, свирепы и не щадят своей жизни. Перед сражением кидани всякий раз надевают на них тяжелые латы и посылают вперед. У всех [желтоголовых нюйчжэней] желтые усы, зрачки глаз по большей части черные, но много также и светло-желтого цвета».[118]

Вообще-то вопрос о происхождении чжурчжэней, предков маньчжур, рассматривался автором в книге «Князья Рос».[119] Здесь хотелось бы повторить некоторые сведения. Дело в том, что этот исторический вопрос, как и многие другие, некоторым образом связан с политическими проблемами сегодняшнего дня. Не секрет, что территории сегодняшнего Приморского края и Приамурья были освоены в свое время «дикими» нюйчжэнями и «нюйчженями Восточного моря». Руины их города найдены археологами в районе г. Уссурийска, обнаружены также остатки поселений в районе с. Анучино, г. Дальнегорска и др. Соответственно в Китае, на основании сведений о расселении чжурчжэней, существует мнение, что территория того же Приморского края является исторической областью Маньчжурии и соответственно по праву принадлежит КНР. В ответ российские ученые[120] доказывают, что данные притязания являются необоснованными, поскольку государственная власть нюйчженей, дескать, никогда не распространялась на сегодняшние российские территории.

Между тем практически никто не упоминает о том, что принадлежность нюйчжи к монголоидной расе есть весьма и весьма дискуссионный вопрос, и далеко не все они участвовали в маньчжурском этногенезе, который в настоящее время закончился едва ли не полным окитаиванием маньчжуров. Так что претензии, предъявляемые китайской стороной, имеют в своей основе спекулятивные рассуждения, а не реальную подоплеку.

Нюйчжи, во всяком случае желтоголовые, по всем параметрам принадлежат к индоевропейской расе, и если они не родственники наших с вами, читатель, предков, то тогда весьма трудно сказать, чьи же они родственники вообще. Судите сами. О внешности нюйчжи мы уже знаем из сообщения Е Лун Ли. Важнейший этноопределяющий признак, погребальный обряд, также свидетельствует в пользу их арийских корней. Нюйчжи сжигали своих мертвых, о чем свидетельствуют показания «Цзинь ши» (История Дома Цзинь), в которой говорится о погребении последнего цзиньского императора Ай-цзуна:

«Император Ай-цзун, узнав о вступлении неприятеля, собрал все свои вещи и, обложив оные соломой, сказал своим приближенным, чтобы тело его, по смерти, сожгли вместе с сими вещами… Генералы и придворные чины, предав огню тело императора, все удалились. Один Цзян-шань остался при сгоревшем трупе и был задержан неприятелем. „Кто ты?“ — спросили его схватившие. „Я чиновник фын-юй, — ответил он, — мое имя Цзян-шань“. Неприятели продолжили: „Все твои товарищи разбежались. Почему же ты остался?“ Цзян-шань отвечал: „Здесь умер мой государь. Ожидаю, когда огонь погаснет и охладится пепел, чтобы собрать кости и предать земле“».[121]

Можно предположить тюркское происхождение нюй-чжи, однако утверждения о кремации у тюрков (прошу обратить внимание — тюрков, а не тюркоязычных) вызывают ряд возражений. Исконный тюркский способ захоронений — это ингумация с конем.

Академик В. Е. Ларичев сообщает: «В жертву им (знатным чжурчжэням. — К. П.) приносили любимых слуг и служанок, а также оседланных лошадей. И тех и других сжигали, а останки помещали в могилу. Кроме того, для покойника и его загробного путешествия чжурчжэни приносили в жертву свиней и собак, которых также сжигали. Кроме еды, в могилу помещали сосуды с питьем. Весь этот торжественный церемониал носил название „варить кашу для умершего“».[122] Здесь прошу читателя обратить внимание на то, что чжур-чжени приготовляли кутью или коливо для проводов покойного, что характерно и для славянских обычаев.

О погребальных обрядах чжурчжэней в XI в. также известно следующее: «Если человек умирает, [близкие] разрезают себе кожу на лбу, кровь и слезы [во время оплакивания] смешиваются. Называют это проводы слезами и кровью».[123] Резание рук и лиц являлось одной из составляющих славянского погребального обряда, и информацию об этом я уже приводил выше.

По сообщению Г. Г. Левкина,[124] «…в японских летописях есть сведения, что нюйчжэни в 1019 году на более чем 50 судах произвели нападение на корейское государство Коре (Гаоли), ограбили прибрежное население, завоевали остров Цусима, а затем напали на остров Ики. После этого вторглись в Японию, в провинцию Цикузен на острове Кюсю. Разграбили остров Нокозима, а затем местности Хаката и Фунакосицу, произвели набег на уезд Мацуура-гоори в провинции Хизэн, но там потерпели поражение. После этого нюйчжи ушли из Японии и совершили второе нападение на Коре (Гаоли)».

Данное сообщение, как справедливо отмечает автор статьи, показывает, что чжурчжэни являлись высококлассными кораблестроителями и мореходами. Это я прошу отметить особо, так как здесь сразу опровергаются какие-либо привязки чжурчжэней к кочевым народам.

История Дома Цзинь описана в исторической хронике «Цзинь ши», и она о происхождении чжурчжэней повествует следующее: «Династии Цзинь первоначальное имя нюйчжи. Предки нюйчжисцев произошли из поколения мохэ, которое прежде называлось уцзи. Владение уцзи в древности составляло страну Сушень (Племенной союз сушэнъ, известный по китайским источникам V–IV вв. до н. э., образовался на территории Северной Маньчжурии. — Прим. к тексту)».[125]

Так вот. Китайские летописи сообщают о поколении уцзи весьма интересные факты. Не буду приводить их все полностью, но кое-какие, думаю, следует предоставить читателю. Бэйши (гл. 94) сообщает:

«Уги (Уцзи. — К. П.). Владение Уги лежит от Гаогюйли на севере. Иначе называется Мохэ. Каждый город и селение имеют своего старшину, независимого от других. Там люди крепкого сложения, отважны и между восточными иноземцами считаются сильнейшими. Язык их совершенно отличен от других».[126]

Поэтому можно сделать вполне обоснованное предположение, что поколение уцзи являлось в здешних местах пришлым. Но если оно мигрировало в эту местность, то следует отметить, что путь его миграции шел по лесной зоне. Уцзи не были степными кочевниками, они жили оседло в полу землянках, выращивали пшеницу и занимались свиноводством, а в степях свиней никогда не разводили.

В 1124 году киданьская династия Ляо пала и политическую гегемонию на северо-востоке Китая приобрела нюй-чжэньская династия Цзинь, родоначальником которой стал князь Агуда, отличавшийся буйным и дерзким нравом, как о том пишет Е Лун Ли: «Следует сказать, что в последний год (1100 г.) правления, императора ко двору явился вождь нюй-чжэней Агуда в сопровождении Уши. Именитый ляоский сановник стал играть с ним в игру шуанпу. Сановник, неудачно бросивший кость, неверно передвинул лошадку. Крайне возмущенный, Агуда выхватил небольшой кинжал, висевший у пояса, чтобы заколоть сановника. Вмешался находившийся рядом Уши, который поспешно схватился за ножны. В результате Агуда сумел только ударить сановника в грудь рукояткой кинжала, и сановник остался жив».[127]

В 1101 г., после смерти нюйчжэньского вождя Янгэ Агуда становится на его место, а в 1114 г. он начинает активные боевые действия против Ляо, которые закончились поражением киданей. Причиной поражения Дома Ляо явилось разложение киданьского правящего класса, так во всяком случае представляет дело Е Лун Ли. Государство Цзинь просуществовало до 1234 года и потерпело поражение в борьбе с несколькими противниками, превосходящими нюйчжэньское государство по численности населения и величине ресурсов. Против Цзинь выступили в союзе с моголами (вернее фаньцами, так в китайском варианте «Цзинь ши») государства Си Ся и Южная Сун (собственно ханьское государство), кроме того, в тылу нюйчжэней то и дело происходили бунты и восстания, организованные очевидно покоренными киданями, которые после гибели Цзинь весьма активизировались и даже начали угрожать корейцам.

В период могольского владычества уцелевшие представители нюйчжэньской администрации перешли в большом количестве на службу новым гегемонам и заняли весьма ответственные посты при дворе могольских правителей. Так, уже при Чингисхане в его администрации находились перебежавшие к нему знатные цзиньцы. Около 1220–1221 гг. Чжао Хун, китайский посол-разведчик, писал: «Главный министр (Чингисхана. — К. П.) некий тай-ши То-хэ есть старший брат тай-фу Ту-хуа, по происхождению чжурчжэнь и чрезвычайно хитер. Оба брата перешли на сторону татарского владетеля и сделались полководцами и министрами. Второй за ним есть великий министр — татарин Цзу-лэ-то-хэ. Еще есть великий министр чжурчжэнь Ци-цзинь. Имен остальных не знаю. В общем все [они] — бежавшие чжурчжэньские чиновники. Как передавалось раньше, некие Бай Цзянь и Ли Цзао являлись министрами… Когда [ваш] посол приходил [к Мухали], то [эти] двое переводили его слова [на монгольский язык]. [Они] — бывшие правители у цзиньцев и чжурчжэни [по происхождению]».[128]

Высказываемое иногда в литературе (Л. Н. Гумилев) мнение о какой-то особой вражде между нюйчжэнями и моголами, на мой взгляд, несколько преувеличено. Вот между нюйчжэнями и сунцами (ханьцами) вражда действительно являлась весьма острой, и именно сунские войска нанесли цзиньцам решающий удар. Это обстоятельство как-то упускается из виду.

В 1368 году могольская династия Юань пала, и ее место заняла династия Мин. Маньчжурия в эти годы оказалась раздробленной. Южная ее часть составила провинцию Ляо-дун, под управлением особого генерал-губернатора. Минские войска были размещены здесь в крепостях и военных поселениях. Северная часть Маньчжурии не являлась территорией, подконтрольной Минам, и разделялась на ряд мелких княжеств непрестанно воевавших между собой. Имперская китайская администрация предпринимала ряд военных мероприятий по установлению контроля над севером, но успеха не достигла. Между тем в обстановке феодальной грызни, на севере Маньчжурии выделился мощный клан, который сумел объединить все маньчжурские влиятельные роды. Вождь этого клана, Нурхаци, в 1616 г. принимает титул императора, а при его сыне маньчжурскому дому удается захватить власть в Китае и воцариться под именем династии Цин.

Вопрос о происхождении маньчжур, если сказать прямо, является весьма и весьма запутанным. Общепринято считать, что их предками явились чжурчжэни (нюйчжи). Однако на деле все далеко не так однозначно. В Императорском указе от 42 г. правления Цяньлун (1777) о составлении труда о происхождении маньчжур говорится: «Начальный предок [династии Цзинь] жил в поколении ваньянь. Их страна имела Белые Горы (Бошань) и Черную реку (Хэйшуй). Бо-шань есть [хребет] Чанбошань и Хэйшуй есть Хэйлунцзян (Амур). Наша [Цинская] династия зародилась в Восточной стране. [Наши] горы и реки, природные дары и произведения в точности одинаковы с (династией) Великой Цзинь. История гласит, что предки цзинь вышли из поколения мохэ, древней земли Сушэнь. Когда возникла наша династия, в старину говорили, что [роды], подвластные маньчжурам, назывались чжушэнь. Впоследствии изменили название на маньчжу, а китайская письменность позднее ошибочно сделала маньчжоу.

На деле это есть превращение древнего [имени] сушэнь на чжушэнь. Перемена звука достаточно подтверждается тождеством страны [сушэней, цзиней и маньчжур].

Когда говорят, что хотя досточтимая нынешняя династия, как и Великая Цзиньская, находились в Восточной стране, но не принадлежат к одному и тому же поколению, то этот взгляд в особенности ничтожен (выделено мной. — К. П.)».[129]

Таким образом, в свое время династия Цин стремилась доказать свое происхождение от нюйчжэньской династии Цзинь, имея в виду определенные политические дивиденды, но уже тогда, как это следует из императорского указа, существовали весьма веские сомнения в этой преемственности. Китайские ученые, получив высочайшее указание, безусловно выполнили его и доказали наличие прямой связи между Цинами и Цзинями, и такие вещи неудивительны для любой страны. В России историки выводят происхождение русского княжеского слоя от Рюрика, немецкие историки утверждают о расселении германцев-готов на территории сегодняшней Украины, и пр. и все эти научные упражнения зачастую сопровождаются поправками при переводе источников и т. п. В общем, дело житейское… Тем не менее китайские источники сообщают о наличии среди маньчжур, даже в XVIII веке, достаточно большого количества людей с орлинными носами, темнокаштановыми волосами, голубыми глазами и густой бородой, что для монголоидной расы совершенно невозможно.

Династия Цин организовала управление Маньчжурией по чисто военному образцу и постаралась изолировать ее от китайского влияния всеми способами. Переселения китайцев на маньчжурские земли были строго запрещены. При императоре Кан-си Маньчжурия получила разделение на три провинции, которые управлялись тремя цзян-цзюнями. Поскольку Маньчжурия являлась родиной императорской династии, то она получила при ней особый статус и особые права. Так, в Мукдене были организованы министерства, подобные центральным, а сам город был выделен в особый административный центр. Китайский элемент проникал в Маньчжурию за счет продажности местной администрации, но не играл здесь особой роли, пока цинские власти Китая не дали официального разрешения на переселение сюда ханьцев перед лицом русской угрозы. В 1882 г. в маньчжурских провинциях были произведены административные реформы, и с 1885 г., вместе с реформой гражданской, началась реформа военная. В армии появились отряды нового образца (лянь-бин), обучаемые по европейским стандартам.

Маньчжуры властвовали над Китаем до 1911 года, когда в результате Синьхайской буржуазно-демократической революции был свергнут малолетний маньчжурский император Пуи. Успеху революции способствовала деятельность китайских тайных обществ, которые произвели необходимую подрывную работу, так же как и во времена падения могольской династии Юань.

Новая китайская смута, так же как и смута времен падения Юаней, закончившаяся гражданской войной, началась в Южных и Центральных (ханьских) провинциях империи, где было создано Временное революционное правительство, и проходила под лозунгами национального освобождения. Она началась с демонстраций протеста в Сычуани, неуплаты налогов, закрытия лавок, а затем переросло в открытое восстание. В конце декабря 1911 года в Нанкине была провозглашена Китайская Республика, а ее главой был избран Сунь Ятсен, прибывший к тому времени из-за границы. Императорское окружение, в свою очередь, приняло решение о назначении наместника провинций Хубэй и Хунань Юань Шикая главнокомандующим, а затем и премьер-министром, чтобы навести в стране спокойствие и порядок.

Успех революции был обеспечен, прежде всего, националистической идеологией, которую продвигали лидеры «Союзной лиги» («Тунмэнхуй»), основанной Сунь Ятсеном в 1905 году. Сам Сун Ятсен выражался следующим образом:

«…с тех пор как маньчжуры вторглись в Китай, прошло уже более 260 лет, любой ханец, даже ребенок, встретив маньчжура, сразу узнает его и никогда не примет за ханьца (выделено мной. — К. П.). В этом — суть национализма. Следует, однако, понять один очень важный момент: принцип национализма отнюдь не предусматривает изгнания из нашей страны каждого иноплеменника, а предполагает лишь положить предел захвату иноплеменниками власти, принадлежащей нашей нации…

Ныне, видя, что волна китайской национальной революции вот-вот хлынет на берег, маньчжуры начали проводить политику вытеснения ханьцев. Они постоянно повторяют, что их предки обладали сплоченностью и военной мощью и поэтому, мол, покорили ханьцев, что они всегда будут столь же сильны, чтобы вечно господствовать над другими. В основном эти слова правильны. Однако существует и еще одна, притом наиболее важная причина, по которой мы до сих пор терпим притеснения чужеземцев: у нас нет организации. Если же мы, ханьцы, обретем такую организацию, сила наша в миллионы раз превзойдет силу маньчжуров, и тогда нам нечего бояться, что национальная революция кончится неудачей.

Мне приходилось, однако, слышать высказывания, будто целью национальной революции является уничтожение маньчжуров как нации. Это большая ошибка. Причины национальной революции в том, что мы не желаем, чтобы маньчжуры уничтожали нашу государственность и управляли нами. Мы стремимся свергнуть их правительство и возродить наше национальное государство. Таким образом, мы питаем ненависть не ко всем маньчжурам, а лишь к тем из них, кто чинит вред ханьцам. Если во время революции маньчжуры не будут мешать нам, то нам незачем враждовать с ними».[130]

В качестве комментария следовало бы отметить, что хотя декларативно революционеры не стремились уничтожить маньчжуров как нацию, тем не менее последующим поколениям ханьских политиков, кажется, это удается. Здесь я далек от выставления каких-либо моральных оценок, но факт остается фактом. Маньчжуры, как нация, исчезают и ассимилируются в ханьском массиве.

Квинтэссенцией революционной программы стали следующие лозунги: «Изгнать маньчжуров», «Воссоздать Чжун-го», «Установить республику и уравнивание земельной собствености». В «Союзной лиге», основанной Сун Ятсеном, состояло также тайное общество «Гуанфухуй» («Общество восстановления старой власти»), т. е. национальной ханьской власти. Таким образом, основной задачей революционеров являлась ликвидация маньчжурского государства Дайцинго и воссоздание ханьского — Чжунго.

«Революционеры не скрывали своих целей и тем самым подчеркнули, что в период с 1683 года, когда были уничтожены последние органы старой государственности китайцев, Чжунго (Китая) не существовало, хотя современные китайские историки старательно затуманивают этот факт, рассуждая о непрерывности китайской государственности».[131]

12 февраля 1912 года от имени малолетнего императора Пуи был подписан акт отречения от престола. А в сентябре 1912 года Сунь Ятсеном и его товарищами была создана националистическая партия Гоминьдан. Вслед за свержением маньчжурского владычества, Китайская империя рухнула и развалилась в соответствии с историческими границами составляющих ее территорий.

В 1911 году произошло восстановление суверенной государственности Тибета, называемого китайцами Сицзан (Западное Хранилище Драгоценностей).

В 1911 году во Внешней Монголии (в Халхе) началось восстание, и уже в 1912 году она заявила о независимости, которая тут же была признана Российской империей и по договору от 21 октября 1912 года с правительством Урги (Улан-Батор) Россия приняла на себя протекторат над Урянхайским краем.

Любопытно, что китайская «Великая смута» началась на несколько лет раньше российской, но и закончилась несколько позже того момента, когда товарищ Сталин приступил к наведению порядка в СССР. Между прочим, русские товарищи в свое время немало помогли китайским товарищам в деле преодоления государственного развала. Это свидетельствует о том, что в политике (по крайней мере в русско-китайских отношениях) далеко не всегда присутствуют нравы волчьей стаи. Конечно, стремление воспользоваться слабостью соседа иногда берет верх, но и взаимопомощь встречается также.

Итак, в китайской «замятне» участвовало несколько сторон — националистическая партия Гоминьдан, которую в 1925 году возглавил будущий генералиссимус (1927 г.) Чан Кайши, искавший опору в державах Запада, китайские коммунисты, поддерживаемые Советской Россией, «маньчжурская партия» (возглавляемая сначала Юань Шикаем, затем Чжан Цзолинем, погибшим в результате покушения в 1928 году) и ее японские друзья. Япония весьма удачно воспользовалась всеми этими неурядицами и, имея в качестве прикрытия бывшего императора Пуи, предъявила свои претензии на территорию Маньчжурии.

Маршал (с 1920 г.) Чжан Цзолинь, маньчжур по происхождению, не умевший даже писать и читать по-китайски, некоторое время вел борьбу за центральную власть, вернее, за контроль над ханьскими областями, однако после поражения от У Пэйфу, командующего войсками Чжилийской провинции, провозгласил в 1922 году независимость Маньчжурии.

«В определенной мере весь предыдущий период (до гибели Чжан Цзолиня в 1928 г. — К. П.) был периодом борьбы маньчжуров, возглавляемых Чжан Цзолинем, с китайцами, руководимыми Чан Кайши. Китайцы восстановили Чжун-го в пределах Великой китайской стены, но севером бывшей Дайцинской империи овладеть не смогли, там властвовали маньчжуры и монголы».[132]

18 сентября 1931 года Япония ввела в Маньчжурию свои войска, которым не было оказано никакого сопротивления, а весной 1932 бывший император Пуи стал пожизненным правителем Маньчжоуго (Маньчжоудиго). В 1945 году, после разгрома Квантунской армии, Пуи был захвачен русскими десантниками и вывезен в СССР, где провел почти пять лет в г. Хабаровске. А территория Маньчжурии, Внутренней Монголии, запасы вооружения разбитых японских войсковых соединений были переданы русскими китайским коммунистам для борьбы с националистами Чан Кайши, которого поддерживали западные державы.

1 октября 1949 года была провозглашена Китайская Народная Республика. Страна вступила в новую эпоху, и уже в 1950 году тот же, к примеру, Тибет был опять присоединен к Китаю.

Как я уже упомянул выше, область исторической Маньчжурии в настоящее время разделена между провинциями Хэйлунцзян, Цзилинь, Ляонин и АР Внутренняя Монголия.

Что же представляют собой маньчжуры сегодня?

Согласно данным 5-й Всекитайской переписи населения (2000 г.), общее число маньчжуров в стране насчитывает 10,6823 млн. человек, по этому показателю данный народ занимает второе место среди нацменьшинств Китая, уступая лишь чжуанам. И вот на что обращаешь внимание при знакомстве с распределением маньчжуров по провинциям и автономным районам Китая: основная их масса, чуть более половины, проживает в провинции Ляонин, находящейся, как следует полагать, на территории бывшего государства Ляо, родины киданей. Т. е. того народа, который неизвестно откуда явился на эти земли и неизвестно куда исчез. Здесь мы не рассматриваем ту часть киданей, что мигрировала с Елюем Даши на запад. Собственно чжурчжэни, заявленные предки маньчжур, проживали севернее, в Хэйлунцзяне, севернее должны были проживать и желтоголовые шивэй.

В настоящее время маньчжуры, хотя они и владели триста лет Китаем, не имеют для себя даже собственной автономии, а их язык исчезает. Так, по сообщению агенства Синьхуа, директор НИИ истории Ляонинского отделения Академии общественных наук Китая Гуань Цзялу призвал соответствующие ведомства страны предпринять необходимые меры для спасения устного и письменного маньчжурского языка и возродить культуру маньчжуров.

По словам Гуань Цзялу, в настоящее время в Китае из 10 млн. представителей маньчжурской национальности всего только менее сотни могут говорить по-маньчжурски, а письменностью владеют не более 20 человек. Это показывает, что маньчжурский язык уже практически утрачен.

Под крышей мира

Лишь когда приходят холода, становится ясно, что сосны и кипарисы последними теряют свой убор.

Конфуций

Сказать о Тибете, что он является частью Китая, можно только в том смысле, в каком, во время Российской империи и СССР, Армения являлась частью России. У армян своя история, отличная от истории русского народа, своя государственность, своя культура, хотя и основанная на христианстве, но тем не менее — своя. Точно так же история Тибета, хотя и она и плотно соприкасается с историей Срединного государства, есть совершенно самобытное явление.

Тибет разнится от собственно Китая (Хань) во многом, если не сказать во всем. Он отличается языком, культурой, традициями, составом населения, хозяйством, географией, климатом и т. д. О его древнейшей истории известно очень мало; так, на плато Чан Тан были найдены доисторические укрепления на холмах и погребения времен железного века, но пока убедительного объяснения их происхождения нет. Возможно, здесь располагалась известная по некоторым тибетским источникам культура Чжан Чжун, являвшаяся носителем «коренной» религии Тибета бон, о происхождении которой известно немного. Существует версия об индоевропейских (арийских) корнях этой религии.

Один из исследователей так говорит о ее происхождении: «Касаясь вопроса о происхождении бона, Стейн[133] пишет, что существуют две тибетские версии относительно страны Олмо — родины Шенраба, основателя бонской религии. Согласно одной из них эта страна находилась в Шаншуне (Северо-Западный Тибет), а согласно другой — в Иране. При этом Стейн не обратил внимания на то, что тибетцы говорят о двух Шаншунах, один из которых действительно находится в Тибете, тогда как другой, родина Шенраба, — в Иране. Указывая на то, что в бонской религии можно видеть иранские влияния, то есть манихейские или гностические, Стейн все же считает, что Индия дала бону гораздо больше, чем Иран или Гилгит. Замечание вполне справедливое, но имеющее отношение, как это понимает и сам автор, только к бону в его позднем и современном состоянии».[134]

Материалов и исследований (кроме цитированной выше книги Кузнецова) по религии бон немного. Это древние китайские сведения, представленные отцом Иакинфом[135] более новые,[136] записки моравского миссионера А. Франке,[137] дипломатического работника Ч. Белла[138] и подлинная бонская рукопись, переведенная на немецкий язык Лауфером.[139] Весьма полные современные исследования о бонской религии содержатся в работе Г. Гофмана[140] и упомянутой выше работе Р. А. Стейна. Здесь я хотел бы порекомендовать читателю еще и статью Б. И. Кузнецова, написанную им в соавторстве с Л. Н. Гумилевым,[141] которую можно найти в Интернете.

Религия бон существует и доныне, хотя насколько ее сегодняшний вид можно соотнести с древней первоосновой, сказать весьма сложно.

Основы культа и его иерархию заложил Шенраб-мибо. Согласно его биографии учение началось с омовения учителя в святом озере при участии богов, людей и нагов. Затем Шенраб обратил дэвов в асуров, примирив их между собой, и стал обращать в свою веру людей. Некоторые бонские притчи гласят: «Те, которые не способны понять поучения, подобны гороху, бросаемому на скалу», или: «Ты будешь желать лучшего другому, как ты хочешь добра для себя».[142] Данные слова несомненно перекликаются с христианским вероучением, и возможно, что между ними существует прямая связь, во всяком случае этого не отрицает А. Франке. Кроме того, Шенраб перед смертью предрек вечность своего учения и предсказал приход «доброго учителя».

Бонская космология, как ее рисуют современные исследователи, представляет из себя мир, устроенный из трех сфер: небесная область богов — белого цвета, земная область людей — красного цвета и нижний мир водяных духов — синего цвета. Через все три мира произрастает Мистическое дерево, которое является путем, по которому миры сообщаются между собой. «По одной из бонских версий, в мире, в котором не было ни формы, ни реальности, появился чудесный человек между бытием и небытием, который стал называться „Сотворенный, владыка сущего“. В мире тогда не было времен года, сами собой росли леса, но не было животных. Затем возникают свет белый и свет черный, после чего появляется черный человек, олицетворение зла, создатель раздоров и войн. Но появляется также и белый человек, окруженный светом, которого называют „Тот, кто любит все сущее“. Он дает тепло солнцу, приказывает звездам, дает законы и т. п.»[143]

Далее стоило бы упомянуть и о народах, которые заселяли Тибет в древности.

О ранней этнической истории Тибета известно, что в начале I тыс. н. э. на Тибетском нагорье присутствовали четыре этнические группы:[144] 1) индоарийские племена дардов и монов, проживавшие в верховьях Инда, которые были оседлыми земледельцами, руководимыми родовыми князьями; 2) цяны — кочевые племена в Амдо, Цайдаме и Каме. В XIX в. их называли тангутами, но как считает Л. Н. Гумилев, ошибочно. Цяны управлялись родовыми старейшинами и воевали против империи Хань в союзе с хуннами; в) иранские кочевники, населявшие Шаншун (Северный Тибет), близкие к сакам. Л. Н. Гумилёв считает, что это они принесли на Тибет религию бон; 4) оседлые тибетцы — боты, распространившиеся по долине Брахмапутры (Цангпо), которые положили начало созданию Тибетского царства.

Здесь следовало бы несколько подробнее остановиться на повсеместно распространенном термине «иранцы», который постоянно употребляет в своих работах и Л. Н. Гумилёв. Вообще-то не всегда понятно, что конкретно имеется в виду под данным определением. Известно, что арии являлись в Иране (название Иран этимологически происходит от наименования ариев и обозначает «страну ариев») пришлыми племенами и, соответственно, после прихода сюда стали смешиваться с местным автохтонным населением. Если мы говорим об «иранцах», то, несомненно, подразумеваем их приход из Ирана, но более верно было бы говорить об ариях, индоевропейских племенах, чьей родиной, скорее всего, является Восточная Европа.

Когда мы говорим о скифах-иранцах, которые обитали в Причерноморских степях, то у читателя, как правило, складывается мнение, что речь идет о выходцах из Ирана, возможно, уже после ассимиляции с местным доарийским населением. К тому же у читателя в голове присутствует образ современных иранцев, увы, нисколько не схожий с арийским северным рыжебородым типом. Те же скифы, по свидетельству греческих источников, отличались светлыми волосами. «Кратин назвал скифским Гиппоника за то, что он был рыжий; и дерево, которым женщины красятся в белокурый цвет и красят шерсть» (Гесихий Александрийский «Лексикон», V век).[145]

Таким образом, мы имеем обоснованное мнение о религии бон, как об арийском вероучении, некоторые постулаты которого удивительным образом перекликаются с христианством. Здесь, конечно же, нельзя делать каких-то определенных выводов, но повод для размышлений все-таки присутствует.

Кстати… Прошу читателя заметить, что между христианством и иудаизмом, как бы то всячески ни утверждалось как со стороны иудеев, так и со стороны христиан, генетической связи нет, теория о происхождении глобальной прозелитической религии, каковой является христианство, из еврейского племенного культа выглядит крайне сомнительно.

В VII веке при Сонгцене Гампо (кит. Лун-цзань) (617–650 гг.) в Тибет начал проникать буддизм, который, в силу большой гибкости своего вероучения стал постепенно поглощать бонскую веру. При этом же царе Тибет достиг значительного политического влияния в регионе. Лун-цзань потребовал от китайского императора отдать ему в жены принцессу, но получил отказ. После удачных боевых действий против ханьских войск около озера Кукунор к северо-востоку от Тибета, император, в конце концов, дал согласие на брак, и в 640 г. между Тибетом и Китаем установилены мирные отношения. К тибетскому двору прислали принцессу Вэнь-Чжэнь, и вместе с ней в Тибет впервые проникла китайская цивилизация и начала делать быстрые успехи. Так же, с появлением при тибетском дворе принцессы Вэнь-Чжэнь, обычно увязывают и появление буддизма, о котором до этого момента в Тибете практически не слышали.

Лун-цзань построил дворец в китайском стиле, начал одеваться в китайские шелковые ткани и усвоил некоторые китайские обычаи. Соответственно, к его двору стали приглашаться китайские ученые для заведования царской канцелярией, а дети знатных тибетцев стали ездить в Китай для ознакомления с тамошней литературой и искусствами. В Тибете получило развитие шелководство, производство вина, бумаги и чернил. Ситуация (что-то вроде культурной революции), случившаяся в Тибете, кстати говоря, весьма типична для отношений Срединного государства с его соседями (можно сказать — окраинами). В принципе то же самое происходило и с хуннами, и с туцзюэ (именуемыми в исторической литературе тюркютами), и с другими народами, которые не уступали ханьцам в военной силе, но, увы, все они оказались подвержены сокрушающему воздействию китайских товаров, китайской культуры и китайских методов управления.

Так, во время правления хуннского Лаошань-шаньюя некий китайский евнух Юе, прибывший к нему в составе посольства из Китая, перешел на его сторону. «Юе научил шаньюевых приближенных завести книги, чтобы по числу обложить податью народ, скот и имущество».[146]

Евнух Юе весьма здраво понимал ситуацию и предупреждал Лаошань-шаньюя: «численность хуннов не может сравниться с населенностью одной китайской области, но они потому сильны, что имеют одеяние и пищу отличные и не зависят в этом от Китая. Ныне, Шаньюй, ты изменяешь обычаи и любишь китайские вещи. Если Китай употребит только 1/10 своих вещей, то все до единого хунна будут на стороне Дома Хань. Получив от Китая шелковые и бумажные ткани, дерите одежды из них, бегая по колючим растениям, и тем показывайте, что такое одеяние прочностью не дойдет до шерстяного и кожаного одеяния. Получив от Китая съестное, не употребляйте его, и тем показывайте, что вы сыр и молоко предпочитаете им».[147]

После смерти Лун-цзаня, его преемник Чжи-лу-со-цзан, также женатый на китайской принцессе, закончил объединение цянов и стал активно расширять границы своего государства Туфань. Это, в конечном итоге, привело к затяжному конфликту с ханьцами, которые поначалу не стремились к каким-либо боевым действиям. Впрочем, потеряв несколько провинций, ханьцы решились нейтрализовать своего воинственного соседа. Борьба продолжалась в течение 150 лет (с 670 по 822 г.), критический момент для ханьцев наступил во второй половине VIII века., когда Туфань, заключив союз с хуй-хэ, дважды овладевал ханьской столицей Чаньань (она же Сиань — начало Великого шелкового пути). Однако союз оказался непрочным, и Китай был избавлен от еще одного порабощения инородцами.

В 842 г. царствующая в Туфани династия прервалась, и государство погрузилось в пучину смуты и раздробленности, чем воспользовалась ханьская власть, которая вернула назад утраченные территории. Наиболее сильным из государственных образований на территории бывшей Туфани оказалось тангутское государство Си Ся (Западное Ся), которое просуществовало вплоть до 1227 года, т. е. года гибели Чингисхана. Кстати и сам Чингис погиб именно в походе на тангутов, о чем сообщали даже русские летописи еще под 1223 годом (тогда состоялась печально известная битва на Калке). Так, Типографская летопись сообщает:

«Милостивый же человеколюбець Богь, ожидаа покааниа хрестьяньскаго, обрати татары вспять оть рекы Днепра на землю восточноую и повоеваша землю Таноготскую и ины страны. Тогда же и Чаногыз, канъ ихъ, оубьенъ бысть».[148]

Откуда в 1223 году во Владимиро-Суздальском княжестве знали про землю Тангутскую, остается только догадываться, если, конечно, эти слова не позднейшая вставка, впрочем, как и весь рассказ о битве.

Государство тангутов Си Ся отличилось еще и тем, что в союзе с некими фаньцами (так в китайском варианте «Цзинь ши», в русском переводе «Цзинь ши» это были монголы) воевало против нюйчжэньской династии Цзинь. О тангутском государстве (не о народе) Марко Поло сообщал в конце XIII века:

«Здесь описывается Тангут. Как поедешь тридцать дней по той степи, о которой я говорил, тут город великого хана Сасион. Страна зовется Тангутом; народ молится идолам, есть и христиане-несториане, и сарацины. У идолопоклонников свой собственный язык. Город между северо-востоком и востоком. Народ здешний не торговый, хлебопашеством занимается. Много у них аббатств и много монастырей, и во всех множество разных идолов; народ приносит им большие жертвы и всячески их чествует… Тела мертвых идолопоклонников всюду сжигают (выделено мной. — К. П.)…».[149]

Описанные Марко Поло «идолопоклонники» не являлись собственно тангутами, о которых Л. Н. Гумилев в статье «Динлинская проблема» писал, что обитавшие в Сычуани тангуты назывались «фань». Кроме того, Л. Н. Гумилёв отмечал, что «тангуты по типу ближе к европеоидам, чем к монголоидам. Пржевальский нашел, что они похожи на цыган.[150] То же утверждают Козлов[151] и Обручев…[152] „тангуты — народ, возникший из смешения ди и цянов (тибетцев)“[153]».

Действительно, согласно энциклопедическому словаря Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона,[154] тангуты (у китайцев си-фань, т. е. западные варвары; нельзя сказать, что они тождественны фань) — племя, родственное тибетцам; живут в Северном Тибете в гористой области Гань-су, Кукунор, восточной части Цайдама, но более всего в бассейне верхнего течения Хуанхэ, распространяясь отсюда к югу до Голубой реки. Они европеоиды, однако по своему наружному виду мало походят на северные европейские народы, но при этом резко отличаются от китайцев и монголов и напоминают цыган.

«Они среднего роста, коренастого сложения, с широкими плечами; волосы, брови, усы и борода черные, глаза черные, большие, не узко прорезанные, как у монголов; нос прямой, иногда орлиный или вздернутый кверху; губы большие и довольно часто отвороченные; скулы хотя и выдаются, но не резко; общий цвет лица и кожи смуглый, у женщин иногда матовый. В противоположность монголам и китайцам, у тангутов сильно растут усы и борода, но они всегда их бреют; волосы на голове также бреют, оставляя косу на затылке. Ветвь этого народа — кара-тангуты — живущая в бассейне Куку-нора, в восточной части Цайдама и на верховьях Желтой реки, отличается большим ростом, более черным цветом кожи и наклонностью к разбойничеству; они не носят кос и бреют всю голову. Язык тангутов принадлежит к тибетской группе односложных языков».

Главным занятием тангутов издавна являлось кочевое животноводство, по религиозному мировозрению они буддисты. Трупы умерших у тангутов не зарывались в землю (в настоящее время этот обычай может быть изменен), а выносились в лес или в степь на съедение грифам и волкам (труповыставление). Здесь есть расхождение с показаниями Марко Поло о кремации у «идолопоклонников», и возможно предположить, что он описывал какой-то иной народ арийского происхождения.

Во времена династии Юань Тибет попал в зависимость от моголов, и император Хубилай решил усилить здесь влияние буддистов, для чего поставил во главе управления Тибетом известного буддийского учителя Пакба-ламу наряду со светскими правителями. Тогда же (в 1269 г.) моголы ввели в Китае, в качестве официального, алфавитное письмо, составленное Пакба-ламой на основе тибетского алфавита (так называемое квадратное письмо).

С этого времени буддизм в Тибете значительно усиливает свои позиции. В начале XV столетия в здешнем религиозном и политическом устройстве происходят резкие перемены. Великий буддистский учитель Цзонхава основал секту гэлукпа (шасер, «желтошапочники»), которую я уже упоминал выше. Цзонхава выступил за восстановление «истинного буддизма», отменил какие-либо послабления для монахов, ввел строгое безбрачие и суровую монастырскую дисциплину и ограничил практику магических обрядов. Таким образом, в результате решительных мер резко возрос авторитет буддийского монаха, ламы, которого Цзонхава в своих книгах, во-первых, противопоставил мирянам, во-вторых, объявил главнейшим фактором спасения для каждого. Буддизм в форме, установленной Цзонхавой, получил наименование «ламаизма», и с этого момента в Тибете появляются два высших буддийских иерарха — далай-лама, и панчен-лама (второй в иерархии), руководитель тибетских «желтошапочников», которые приобретают влияние и на управление страной. Данное влияние, после падения Юаней, поддерживалось как династией Мин, так и впоследствии Цинами.

Политическая власть над Тибетом переходит в руки далай-лам в XVII веке во времена пятого далай-ламы Нгаванга Лобсанг Гьяцо (1618–1682), который начал строительство дворца Потала в Лхасе и одержал победу над светским правителем, князем Шань, в длительной междоусобной борьбе. Надо сказать, что гражданские правители Тибета постоянно враждовали с духовными и стремились к освобождению от китайской зависимости, что, конечно же, совершенно не устраивало китайских императоров. В 1751 г. светское управление в Тибете было упразднено, и все властные полномочия оказались переданы императором Айсиньгиоро Хунли (девиз правления Цянлун, храмовое имя Гао-цзун, 1736–1795 гг.) исключительно далай-ламе. Кроме того, Цины контролировали и сам выбор далай-ламы.

Говоря о Тибете, безусловно, нельзя не остановиться на теме буддизма. Обычный русский человек весьма плохо представляет себе, что это такое, а попытки самостоятельно познать суть сего учения часто достаточно быстро прекращаются из-за сложности и мудрености буддийской литературы, продающейся в России, и материалов, размещенных в Интернете. В реальности же буддизм никогда бы не стал массовой религией, если бы его основные принципы не были просты и понятны простому работяге, который не отличается наклонностью к интеллектуальной деятельности.

Итак. В чем суть буддизма? Основа данного вероучения состоит в «четырех благородных истинах».

Первая Истина — о страдании: «Мое страдание есть результат моего не благого мышления и плохой кармы». Первая истина есть, грубо говоря, констатация наличия такой вещи как страдание, что, само по себе очевидно и не требует какого-либо напряжения ума для осознания.

Вторая Истина — о происхождении и причинах страдания: «Мое не благое мышление и плохая карма есть причина моего страдания и условия страдания других». Источник страдания, как утверждают буддисты, — привязанность и ненависть, а остальные пагубные эмоции, как правило, порождены ими. Их последствия приводят к страданию. Корень привязанности и ненависти — в незнании сути вещей.

Третья Истина — о подлинном прекращении страдания и устранении его источников: «Мое счастье есть результат моего благого мышления и моей хорошей кармы». Состояние, в котором страданий нет, достижимо. Следует избавиться от привязанностей, ненависти, зависти и нетерпимости.

Четвертая истина — о путях к прекращению страдания: «Мое благое мышление есть причина моего счастья и условие счастья других». Существует путь избавления от страданий и достижения нирваны, т. е. состояния, в котором человек полностью освобождается от страдания.

Можно сформулировать благородные истины еще проще:

1. Жизнь есть страдание.

2. У страдания есть причина.

3. Страдание можно остановить.

4. Есть способ остановить страдание.

Но даже и эти весьма простые истины могут быть непоняты и потому отторгнуты простым человеком в силу их определенной неконкретности, тем более может вызвать неприятие призыв избавиться от привязанностей, которые часто составляют саму основу обывательского существования. Речь следует вести о желаниях. Причина страданий есть тщета желаний. Совершенномудрый не страдает, потому, что ничего не желает, а не желает он потому, что у него все есть, а чего у него нет — того ему и не надобно. Таким образом, есть путь для двух практик — для духовной, которая заключается в избавлении от душевных переживаний, и для физической, которая заключается в правильном образе жизни и которая помогает избавиться от страданий физических (болезни и пр.).

Обычно с образом Будды ассоциируется образ Сиддхартхи Гаутамы (религиозное имя Шакьямуни), индийского принца арийского рода, проживавшего приблизительно с 623 г. до н. э. по 543 г. до н. э. Это он сформулировал «четыре благородные истины» и учил им. На самом деле любой человек может стать Буддой, т. е. достигнуть просветления (бодхи). Люди в России, воспринимая буддизм как религию, часто и Будду считают богом, хотя это не так. Историческое лицо, принц Гаутама, был не бог и не спаситель, а учитель, который мог выводить разумных существ из сан-сары, т. е. из «мирского» состояния. Как религиозная практика буддизм есть типичное многобожие-идолопоклонство, в котором различия между разного рода буддами, бодхисаттвами, дхармапалами (божествами-защитниками), йидамами (божествами-покровителями) и «богами» (дэвы на санскрите, лха на тибетском) размыты и неопределенны.

В буддизме существует два основных направления, две школы. Хинаяна («малая колесница») и махаяна («большая колесница»). Хинаяна есть наиболее древняя форма буддизма. Идеология хинаяны признает основным условием достижения нирваны отказ от участия в мирской жизни, уход в монашескую общину. Таким образом, человек обязан сам позаботиться о своем спасении, хотя бы и под руководством наставника. Достичь состояния нирваны, согласно хинаяне, можно только путем безукоризненного выполнения предписаний «восьмеричного пути», длительной концентрацией мыслей и медитацией. Естественно, что достижение нирваны и уход из сансары в этом случае возможны не для всех. Из-за строгости и жесткости своей доктрины хинаяна не сыграла большой роли в распространении буддизма, в частности в Средней, Центральной и Восточной Азии.

Махаяна предлагает спасение широкому кругу людей, а для этого широкого круга трудно объяснить понятие «нирваны». Поэтому махаяна делает упор на обожествление Будды и, способствуя усилению роли монашества, укрепляет в массах авторитет учителей, указывающих путь к спасению. Махаяна популяризирует институт бодхисаттв, т. е. тех, кто почти достиг нирваны, но, сочувствуя людским страданиям, отказался от ухода в нее, чтобы помочь человеческому роду найти путь к спасению.

Итак. На рубеже XIX и XX веков Китайское государство сильно ослабело. На его территории активно хозяйничали западные страны, особенно сильное влияние имела Великобритания. Россия, которая, как и всякий империалистический хищник (здесь я, собственно говоря, вовсе и не думаю ругаться), также оказалась не против воспользоваться трудностями великого соседа. Власть Цинов в Тибете в эту пору явственно зашаталась, уступая английским и русским поползновениям. Так, в частности, агенты влияния России находились в окружении Далай-ламы XII, а правительство Николая II принимало тибетские делегации в 1898, 1900 и 1901 году. Интриги закончились тем, что в 1904 году английские войска захватили Лхасу, причем весь этот разбой и безобразие мотивировались необходимостью противостоять русскому напору. Россия, по мнению Великобритании, хотела захватить Индию, а этого, конечно же, допустить нельзя было никак. При том, что англичане, к началу Первой мировой войны контролировали практически четверть всей земной территории с четвертью населения Земли, они рассматривали свои колонизаторские действия как цивилизаторскую миссию, а русских как агрессоров. В 1910 году Маньчжурская империя нанесла в Тибете ответный удар, введя сюда свои войска, а Далай-лама XIII побежал искать убежище под защитой английской администранции в Индии. Вслед за этим произошла упомянутая выше Синь-хайская революция 1911 года, цинские войска оказались вынуждены уйти из Тибета, а Далай-лама XIII в январе 1913 года возвратился в Лхасу.

В течение более чем 30 лет Тибет являлся фактически независимым государством, до тех пор, пока в 1950 году китайские, на этот раз коммунистические, войска не вошли на его территорию. В 1959 году на территории Тибета вспыхнуло восстание (не без участия ЦРУ США), оно оказалось неудачным и было подавлено, а Далай-лама XIV отправился по стопам своего предшественника в эмиграцию в Индию, здесь он поселился в г. Дхармасала (штат Химачал-Прадеш) и возглавил правительство Тибета в изгнании. В течение 40 лет в эмиграцию за ним последовало около 130 000 тибетцев, что является весьма значительной цифрой. В 1959, 1961 и 1965 были приняты три резолюции ООН по проблеме Тибета, а в 1989 году Далай-лама XIV удостоился Нобелевской премии мира за заслуги в области прав человека и ненасильственную борьбу за освобождение Тибета, что, само по себе, является не то чтобы компрометирующим, но довольно сомнительным обстоятельством. Известно, что Нобелевской премией мира награждался и широко известный политик М. Горбачев.

В настоящее время китайские власти разделили Тибет на следующие административные единицы: 1. Тибетский автономный район; 2. провинцию Цинхай; 3. тибетский автономный округ Дяньчжу и Тибетскую автономную префектуру Ганьнань в провинции Ганьсу; 4. Тибетско-цинхайскую автономную префектуру Аба, Тибетскую автономную префектуру Ганзи и Тибетский автономный округ Мули в провинции Сычуань; 5. тибетскую автономную префектуру Дэ-цин в провинции Юньнань.

Вопрос о количестве и национальном составе населения Тибета достаточно сложен. Эта сложность обусловлена политикой сегодняшнего правительства КНР, которое проводит курс на максимальную интеграцию Тибета в состав Китая. Во всяком случае, согласно данным 5-й Всекитайской переписи 2000 года общее число тибетцев к этому времени составило 5 млн. 416 тыс. человек, из них 45,6 % — проживали

в Тибетском автономном районе, 23,7 % — в провинции Сы-чуань, 19,8 % — Цинхай, 8 % — Ганьсу, 2,4 % — Юньнань.

Данные по Тибетскому АР следующие — общая численность населения ТАР составляет 2 млн. 616 тыс. человек, из них тибетцев 2 млн. 411 тыс. (92,2 %), ханьцев — 155 тыс. человек (5,9 %), представителей других национальностей — 50 тыс. человек (1,9 %).

Демографическую политику руководства КНР в отношении тибетцев пояснил председатель правительства ТАР г-н Лэгчоэ, который в интервью корреспонденту газеты «Жэнь-минь жибао» 15.02.2002 отметил, что с 1975 году в Китае осуществляется политика планового деторождения («одна семья — один ребенок»), которая, по его словам, охватывает главным образом представителей ханьской национальности. В 1985 году власти ТАР, исходя из реалий демографического развития Тибета, приняли решение, которое дает, в качестве поощрения для работников тибетской национальности, право на рождение второго ребенка после определенного интервала. Для крестьян и скотоводов тибетской национальности число детей никогда не ограничивалось.

В настоящее время «тибетский вопрос» является рычагом давления стран Запада на Китай. Так, например, по сообщению Владимира Белолипецкого из Агенства Национальных новостей (АНН) от 27 октября 2006 года, на очередной пленарной сессии Европарламента принята резолюция, осуждающая действия китайских властей в Тибете. Здесь, по сообщению агенства Франс Пресс, китайскими пограничниками убита молодая монахиня, что вызвало возмущение западноевропейских парламентариев. Их возмущение так же вызвали «неуклюжие попытки Пекина» оправдать действия своих военнослужащих.

Трагические события произошли 30 сентября, «когда более 70 тибетцев, в том числе дети, пытались из Китая уйти на территорию Непала в районе перевала Нангпа, и по ним началась прицельная стрельба». 12 октября китайское агентство Синьхуа признало факт инцидента в этом районе, и по его словам, пограничники пытались убедить нарушителей границы вернуться домой, но «нелегальные эмигранты отказались и атаковали солдат». Так это или нет, сказать сложно, однако особое удивление вызывает якобы совершенно случайное присутствие непосредственно в районе событий некоего румынского альпиниста с видеокамерой, который и заснял происшествие на пленку. Опять же сложно сказать, было ли это действительно случайностью или хорошо спланированной провокацией, но, повторюсь, в результате погибла молодая монахиня-буддистка по имени Келсанг Намцо. Естественно, что события 30 сентября вызвали протесты международных правозащитных организаций, которые обвинили Китай в репрессиях и политике устрашения в отношении верующих в Тибете, а министр иностранных дел Канады Питер Маккей решительно осудил действия китайских пограничников. «Мы потребовали от Китая проведения полного и независимого расследования и наказания виновных, а также немедленного возвращения задержанных тибетских детей в их семьи». Не совсем понятно, правда, почему в публикациях приводят заявление именно канадского министра, но если вспомнить географическое положение Канады, которая соседствует только с США и океанскими просторами и вряд ли может иметь происшествия на границах, то недоумение проходит довольно быстро. Странным во всей этой вышеописанной ситуации является еще и то, что Китай вовсе не является закрытой страной по образцу СССР времен «железного занавеса» и вполне охотно отпускает своих граждан на жительство за границу. Так, по сообщению сайта «Википедия», численность «тибетцев в изгнании» составляет около 134 тыс. человек: в Индии — 100 000 человек, в Непале — 20 000, в Бутане — 1500, в Швейцарии — 2000, в Европе — 400, в Австралии и Новой Зеландии — 200, в США — 8000, в Канаде — 1200, в Скандинавии — 100. Неужели все они эмигрировали нелегально?

В резолюции, подписанной Европарламентом, отмечается, что китайская политика в Тибете «не соответствует обязательствам, предусмотренным в международных соглашениях о гражданских и политических правах», которые подписаны и Китаем. Поскольку Запад поддерживает нынешнего Далай-ламу XIV с его стремлением к суверенитету Тибета, то совершенно логичным выглядит и призыв Еврокомиссии к представителям Далай-ламы и китайского правительства продолжить диалог между ними. Таким образом, Западом подчеркивается равноправие сторон и поддерживается тибетский сепаратизм.

Не отстают от Европы и США, которые также являются ярыми поборниками прав человека во всем мире и, конечно же, в Тибете. Так, по сообщению портала СгесЬ. ш от 14.11.2005 под пристальное внимание Конгресса США попал «вопрос об организованном разграблении тибетских артефактов, вменяемом в вину КНР». Этот вопрос встал в Конгрессе США на повестку дня постольку, поскольку в Америке «начинают прислушиваться к просьбам Китая о снятии ограничений на импорт археологических материалов», а ряд американских безнесменов от искусства горячо поддерживают данные просьбы, подсчитывая в уме возможные прибыли. Естественно, что объектами торговли могут стать и тибетские раритеты, законность приобретения которых сомнительна. Потому «Дана Рохрабейкер, представитель консервативных республиканцев в Конгрессе США, на протяжении многих лет выступающий против нарушения Китаем прав человека, объявил о том, что возглавит расследование фактов систематического разграбления предметов тибетского искусства китайскими властями с начала коммунистической революции в 1949. Это расследование совпадает с престижным аукционом в Пекине, где будут представлены артефакты, ранее принадлежавшие тибетским монастырям». Таким образом, правящий класс США добивается двух целей, с одной стороны он вожделеет китайских древностей, а с другой — снимает с себя ответственность в случае покупки каким-либо североамериканским бизнесменом раритета с сомнительной историей. Отсюда следует, что США, во-первых, получают моральные дивиденды, как защитники униженных тибетцев, во-вторых, получают заветные артефакты, в-третьих, явно желают сбить цену на предстоящем аукционе. Увы, но права людей, похоже, последнее, над чем будут когда-либо задумываться американские политики.

В настоящее время в СМИ и в Интернете можно найти множество заметок, статей и обзоров, в которых КНР рисуется самыми черными красками, как тоталитарная, дикая страна с ужасными восточными нравами. Безусловно, все эти журналистские произведения основаны на каких-то фактах и явлениях, но насколько эти факты и явления укладываются в определенную систему, сказать сложно, если только это не система очередной психологической войны Запада с очередным политическим или экономическим противником.

Между тем, даже учитывая определенный интерес Запада в «тибетском вопросе», следует все-таки признать, что почва для напряженности в Тибете имеется и ее существование не выдумано ангажированными СМИ. Далай-лама XIV в своем заявлении от 10 марта 2000 г. по случаю 41-й годовщины Тибетского национального восстания сказал:

«Это правда, что коренная причина сопротивления тибетцев и борьбы за свободу лежит в долгой истории Тибета, его особенной и древней культуре, его уникальности. Тибетская проблема гораздо сложнее и глубже, чем официальная версия, предлагаемая Пекином. История есть история, и никто не может изменить прошлое. Невозможно просто сохранить то, что хочешь, и устранить то, чего не хочешь. Лучше всего предоставить историкам и юристам объективно изучить дело и составить свои суждения. В делах истории политические решения необязательны. Я, следовательно, смотрю в будущее».

Хань

Если не находишься на службе, нечего думать о государственных делах.

Конфуций

История ханьского Китая уходит во тьму веков и отличается особой, я бы сказал, невероятной древностью. Сами ханьцы числят своим легендарным предком Хуан ди, «Желтого императора», который в XXVII в. до н. э. подчинил себе вождей отдельных племен и создал первое китайское государство в горах Кунь-лунь, далеко на западе от бассейна Хуанхэ, что, в принципе, вызывает определенное недоумение, поскольку помещает истоки ханьской цивилизации в некотором отдалении от ее признанной исторической области. Между тем события эпохи династии Ся, родоначальником которой являлся Юй, потомок Хуан ди, равно как и более ранние времена, считаются сегодняшними историками легендарными. Первый китайский исторический труд принадлежит перу Сыма Цяня (около 145 или 135 — около 86 до н. э.), который оставил после себя грандиозный свод «Ши цзи» («Исторические записки»). Данные записки послужили образцом для всей последующей китайской историографии и для написания династийных хроник. Всего насчитывается 24 такие хроники, и последней из них является «История династии Мин». История династии Цин составлена не была, поскольку императорский Китай после 1911 года остался в прошлом.

Первым безусловно достоверным периодом китайской истории является, пожалуй, время правления династии Чжоу, при которой, и выше я уже об этом упоминал, были заложены основы китайской императорской власти и системы государственного управления Китая. Повторю еще раз, что династия Чжоу являлась иноземной, что для ханьского Китая есть достаточно обыденное явление. К слову сказать, при изучении китайской истории, складывается такое впечатление, что для ханьцев вопрос этнического происхождения правителя не являлся принципиальным, поскольку реальную работу по управлению страной так или иначе производил ханьский бюрократический аппарат, а волюнтаризм императора, при всех громадных полномочиях последнего, имел определенные пределы.

Как сообщает современная интернет-энциклопедия «Кругосвет» (ст. «Китай»), в антропологическом плане племена чжоу «представляли собой западную разновидность прототюркского типа с возможной примесью прототибетских черт». Основы экономики «полукочевников»-чжоу, по словам энциклопедии, «составляли охота и подсечно-огневое земледелие». Следует отметить, что подсечно-огневое земледелие свойственно для лесных территорий, отсюда путь миграции чжоу вырисовывается вполне определенно, т. е. выше полосы степей и, скорее всего, он не имеет ничего общего с путями степных кочевников, к которым обычно причисляют тюрков, да и сам антропологический облик прототюрков, как можно понять из исторической литературы, еще далеко не ясен. Уже в раннем средневековье термин «тюрки» означал просто кочевников без всякой привязки к какой-либо этнической группе, и нельзя сказать, что в течении I тыс. до н. э. ситуация была иной.

Известно, что в социальной структуре чжоу имелось некоторое воинское сословие, которое составляло основы военных отрядов боевых колесниц. Здесь уместно вспомнить о тех же динлинах (которых еще называли «гаогюйцами»), которые хотя и вышли на историческую арену в более позднее время, но предками их были хунны, ездившие на повозках с большими колесами. Хунны же в китайской истории присутствуют с незапамятных времен.

Так, китайские источники, в частности Таншу («История династии Тан») в 217 главе, сообщали о предках уйгуров: «Предки Дома ойхор [хойху] были хунны. Они обыкновенно ездили на телегах с высокими колесами (выделено мной. — К. П.); почему при династии Юань-вэй [с 386 г.] еще называли их Гао-гюй или Чипэ, ошибочно превращенное в Тйепэ (теле. — К.Я.)». Вэйшу в 103 главе сообщает о хойху: «Гаогюйцы суть потомки древнего поколения Чи-ди. Вначале они прозывались Дили; уже на севере прозваны гао-гюйскими динлинами. Язык их сходен с хуннуским, но есть небольшая разница. Некоторые говорят, что предки гаогюйского Дома происходят от внука по дочери из Дома Хунну».[155]

Говорить же о хуннах как о тюрках можно только в вероятностном плане, и об этом читатель может более подробно узнать из моей книги «Арии древней Руси».[156]

Здесь может показаться, что связывать появление колесниц в древнейшем Китае с пришлым для ханьцев народом не совсем корректно, однако основания для этого имеются. Дело в том, что «историки культуры установили, что коневодство, колесницы, мифы и ритуалы, связанные с конем, заимствованы китайцами в бронзовом веке с запада» (http://stratum.ant.md).[157]

Кстати, в исторической науке давно уже поставлен вопрос об арийском происхождении чжоу, и здесь я не открываю ничего нового. Г. Е. Грумм-Гржимайло, исследовавший вопрос о присутствии народов европеоидной расы в Китае в древние времена, упоминает о полемике по поводу чжоу: «Terrien de Lacouperie допускает, что народ Чжоу, то есть метисы китайцев и ди, а, стало быть, и эти ди, имели примесь арийской крови; но с этим выводом не вполне соглашаются другие ориенталисты; так, de Harlez, например, пишет: „Дарместетер прав, высказывая сомнения в арийском происхождении народа чжоу (tcheou), так как в пользу такой гипотезы можно привести лишь этнические особенности этого народа и сходство его нравов с нравами арийцев, чего, конечно, еще недостаточно для придания ей желательной достоверности; вот почему в своей книге „Les religions de la Chine“ я и назвал чжоусцев народом докитайским, приближающимся к арийцам своими обычаями“».[158]

Территория чжоусского государства (около 1100–221 гг. до н. э.) занимала земли в междуречье Хуанхэ и Янцзы, т. е. «истинно ханьские» территории, а земли южнее Янцзы принадлежали различным племенам, таким как народность мяо, которые ныне расселены крупными и малыми компактными общинами в провинциях Гуйчжоу, Юньнань, Сычуань, Ху-нань, Хубэй, Гуандун и Гуанси-Чжуанском автономном районе. Кстати, мяо — одна из древнейших народностей Китая, по древности сравнимая с ханьцами. Данный народ поклоняется своему предку — Чи Ю, который, согласно китайским источникам, то вступал в союз, то воевал с Хуанди. Впрочем, мяо не единственные обитатели юга страны, здесь проживают еще и чжуаны, и яо, и пр.

В 221 г. до н. э. Цинь Ши Хуанди, правитель царства Цинь с 246 по 221 гг. до н. э., объединил Срединное государство под своей властью и основал новую императорскую династию, которая, правда, просуществовала совсем недолго. Цинь Ши Хуанди разделил страну на 36 провинций и назначил своих чиновников управлять ими. До него чжоусские правители страны носили титул «ван», однако этот титул в эпоху раздробленности чжоусского государства присваивали себе многие феодалы и он потерял свою значимость, поэтому первый император Китая принял титул «хуан». В годы правления Цинь Ши Хуанди были стандартизированы китайская письменность, денежная система, а также система мер и весов. Первый император Китая, кроме того, что он оказался весьма деятельным человеком, оказался еще и весьма жестоким правителем и приверженцем легизма.

Легизм (он же «школа законников», или «фа цзя») представляет собой комплекс идей об управлении государством и обществом, и к европейскому понятию законности он не имеет никакого отношения. Легистские схемы и постулаты, неоднократно реализовывались в России, правда, никто никогда не говорил и даже не думал, что они легистские, поскольку вырастали они на местной почве без всякого заимствования у Китая.

Один из крупнейших представителей «законников», Шан Ян, считал, что человек по своей природе глуп и порочен, что не так уж и плохо, поскольку глупость подчиненного удобна для начальства. По мнению легистов, приказы начальства должны быть ясными и понятными и выполняться безоговорочно. Если закон и порядок обеспечены, государство становится сильным, при этом народ необходимо искусственно ослабить (лозунг «Сильное государство — слабый народ»). Поведение людей должно быть максимально регламентировано, а контроль над ними должен осуществляться с помощью системы взаимных доносов и круговой поруки.

Шан Ян откровенно презирал народ и считал, что между кнутом и пряником следует выбирать, прежде всего, кнут. Между тем т. к. Шан Ян являлся практиком государственного строительства и занимал пост министра в царстве Цинь, он серьезно работал над конкретными вопросами административного управления. В частности он создал иерархию рангов административной структуры и определил величину льгот для ее ступеней, а также награждал внеочередными рангами воинов, которые прославились в военных кампаниях, создавая таким образом стимулы для воинской доблести.

Вообще-то легизм создан именно практиками государственного управления и для таких же практиков, в отличие от теоретиков конфуцианства, которые предусматривали несколько большую свободу для народа. Таким же практическим деятелем, что и Шан Ян, являлся и Шэнь Бу-хай (400–337 гг. до н. э.), который жил задолго до него. Шэнь Бу-хай считал, что глава государства должен опираться на многих способных помощников, не доверяясь ни одному из них. По его мнению, правитель должен быть точным в словах и неторопливым в делах, обязан контролировать свои чувства и продумывать действия, при этом мудрость его не должна бросаться в глаза. Главное в управлении заключается в том, чтобы не было необходимости в постоянном вмешательстве сверху, а все двигалось как бы само собой. Правитель должен внешне выглядеть обходительным, но постоянно готовым к схватке; он должен вести себя скромно, не хвастать умом и властью, но решительно пользоваться и тем и другим. Хорошего правителя обычно не волнует, каким образом подчиненный выполняет приказ, в этом он дает ему свободу действий, но в случае неуспеха жестко спрашивает с неудачника. Несколько отклоняясь от темы, следует отметить, что генеральный секретарь ЦК ВКП(б) товарищ И. В. Сталин по всем параметрам оказался очень достойным продолжателем идей школы «фа цзя», не будучи китайцем ни в малейшей степени.

Итак, сторонники легизма при Цинь Ши Хуанди заняли господствующее положение в государстве, а поскольку они являлись людьми решительными и способными на крайние меры, то они предприняли гонения на конфуцианцев, видя в них конкурентов и идейных противников. Кстати, «в КНР во время проведения кампании „критики Линь Бяо и Конфуция“ (1973–1976 гг.) легисты были официально объявлены прогрессивными реформаторами, боровшимися с консервативными конфуцианцами за победу нарождавшегося феодализма над отжившим рабовладением, и идейными предшественниками маоизма» (Энциклопедия «Кругосвет».).

Цинь Ши Хуанди во времена своего правления предпринял строительство грандиозной Великой стены, которая должна была защищать Срединное государство от набегов северных народов. Вопреки установленным в исторической науке аксиомам, скажу, что не все из этих народов являлись кочевыми. У тех же хуннов современная археология обнаружила мощный пласт земледельческой культуры. По утверждению Д. Г. Савинова, «в письменных источниках хунны описываются как скотоводческий народ — они „вслед за пасущимся скотом кочевали с места на место“, что, видимо, было характерно для раннего, ордосского периода истории хуннов. Археологические раскопки в Забайкалье, в первую очередь открытие и раскопки знаменитого Ивол-гинского городища, вскрыли мощный пласт земледельческой культуры хуннов, сочетавшейся у них со скотоводством.[159] Тот же хозяйственно-культурный тип, сочетание земледелия и скотоводства при подсобной роли других занятий (охоты и т. д.), был характерен и для многих средневековых обществ Южной Сибири, например, енисейских кыргызов, уйгуров, кимаков».[160]

Между тем, по другой версии, Цинь Ши Хуанди не начинал с нуля строительства Великой стены, а отчасти использовал участки стен, построенных некоторыми княжествами в предшествующий период раздробленности. Так это или нет, в принципе неважно. Считается, что строительство столь грандиозного объекта подорвало силы китайского государства и привело его в запустение, а некоторые участки стены оказались в буквальном смысле «построенными на костях».

С другой стороны, необходимость в мощной оборонительной линии против северных народов явно ощущалась китайскими правительствами во все времена, поскольку уже при династии Хань, которая последовала за Цинь, вновь велись крупные работы на Великой стене. Последнее большое строительство этого сооружения отмечено при династии Мин (1368–1344 гг.), когда на данный фронт работ китайское правительство направило около 1 миллиона человек. На особенно важных участках китайцы не ограничивались постройкой одной стены, и в отдельных местах количество оборонительных рубежей достигало десяти. Основное внимание при постройке уделялось строительству башен, которые должны были находиться в зоне видимости двух соседних. Сообщения передавались с помощью дымовых сигналов или барабанного боя. Кроме того, вдоль стены располагался ямной тракт с конными подстанциями, чем достигалась высокая скорость передачи сообщений.

Итак. Великая стена вполне определенно ограждала ханьские области от будущих северных провинций Китая, и на старых русских картах XIX века территория «собственно Китая» изображалась за вычетом Монголии, Маньчжурии, Синьцзяна (Восточного Туркестана) и Тибета.

Однако, что самое любопытное, кроме Великой стены, на территории сегодняшней КНР присутствуют остатки и других мощных древних оборонительных сооружений. Например, так называемый «Вал Чингисхана», который разделяется на два участка — Северный и Южный. Здесь мне представляется возможным привести данные Г. Г. Левкина,[161] бывшего в свое время заместителем начальника топографической службы Дальневосточного военного округа.

Южный Вал Чингисхана начинается в МНР (42°20′ северной широты, 102°30′ восточной долготы) вблизи южной границы МНР с КНР, в 10 км к северо-востоку от вершины горы Алаг-Ула и в 75 км к востоку от озера Сага-нур, находящегося на территории КНР (Внутренняя Монголия). Он проходит по большой дуге, выгнутой в сторону юго-востока, по территории АР Внутренняя Монголия и заканчивается около правого берега реки Нуньцзян (48°30′ северной широты, 124°30′ восточной долготы) у населенного пункта Хо-усюаньвоци (название указано по карте Северной Маньчжурии, изданной Экономическим бюро КВЖД), находящегося в 10 км к северу от г. Нирцзи (Ниэрцзи, он же Моаидаваци в провинции Хэйлунцзян, административный центр Морин-Дава-Даурского автономного хошуна) и в 30 км к западу от города Нэхэ (современный административный центр уезда Нэхэ, округ Нуньцзян, провинция Хэйлунцзян).

Интересно месторасположение Северного Вала Чингисхана, который начинается в 30 км к югу от устья реки Шу-сын-гол, впадающей справа в реку Онон-гол, в точке, имеющей координаты 48°27′ северной широты, 111°30′ восточной долготы. Затем на протяжении 375 километров вышеупомянутый вал проходит по территории МНР на удалении 100–175 км от границы с РФ и параллельно ей. Непосредственно в пограничной точке № 60, Товуй-тологой, находящейся на Валу, он вступает в пределы России и через 6 км пересекает железную дорогу Чита (РФ) — Харбин (КНР) вблизи от станции Забайкальск и заканчивается вблизи населенного пункта Ботокован у берега Аргуни (49°58′ северной широты, 119°07′ восточной долготы).

О вале Чингисхана писал в свое время прославленный летчик А. В. Ворожейкин: «Впереди на желто-сером фоне, от горизонта до горизонта, проходит темная нить. Что такое? Карта дает ответ: вал Чингисхана — наглядное свидетельство того, что ни одно государство, как бы оно сильно и могущественно ни было, не может долго существовать, если оно основано на порабощении народов. На востоке, в ста километрах от линии пути, — оккупированная японцами Маньчжурия; нет сомнения, она со временем тоже освободится от своих поработителей… За валом Чингисхана начинается зеленая степь. Вскоре показываются небольшие строения и юрты города Баин-Тумен».[162]

Точно неизвестно, насколько название Вала Чингисхана соответствует действительности, т. е. действительно ли он был построен при Чингисхане, однако народное его название именно таково. Имеется версия, что его возвели кидани или же нюйчжэни для защиты от степных кочевых народностей. Между тем если строительство Южного вала вполне может соответствовать вышеприведенному объяснению, то строительство Северного вала, согласно данной версии, выглядит неоправданным, поскольку ни от каких кочевников он не защищает. Дело в том, что ров, служащий дополнительной преградой и образующийся при насыпании вала, располагается с северной стороны, а не с южной, т. е. данное оборонительное сооружение было направлено против лесной Сибири, а не против халхинских степняков.

«В „Описании Маньчжурии“, составленном под общей редакцией Дмитрия Позднеева и вышедшем в свет в 1897 году, сказано, что Паллас высказывал гипотезу о строительстве оборонительного земляного сооружения в качестве оплота монгольской династии против нападения диких сибирских народов. К сожалению, какие сибирские народы имел в виду Паллас, нам не известно».[163]

Однако вернемся к нашим ханьцам. Династия Цин правила недолго, после смерти Цинь Ши Хуанди в стране начались волнения, его сын, вступивший на престол под именем Эр Ши Хуанди, оказался неспособным к власти человеком, в конце концов был убит в результате заговора, а в октябре 207 г. до н. э. цинская столица была захвачена мятежниками во главе с Лю Баном, который и стал основателем следующей династии Хань (206 г. до н. э. — 220 н. э.). Здесь следует отметить, что при династии Цинь у ханьцев не было ровным счетом никакого контроля за сегодняшними территориями Синьцзяна, Монголии и Маньчжурии. Контроль над территориями сегодняшних южных провинций являлся фрагментарным. При династии Хань ситуация не поменялась в корне, лишь усилилось влияние ханьцев на юге, да еще оказался под императорской властью Хэсийский коридор и незначительная территория на востоке Синьцзяна.

Первый период династии Хань длился с 220 г, до н. э. до 25 г. н. э. и носил название Ранней (Западной) Хань (китайской историографией выделяется в особый период время правления Ван Мана (9–23 гг. н. э.) и последующие 2 года правления Лю Сюаня). Именно во времена Западной Хань (при императоре У-ди) китайцы узнали о западных странах и начали устанавливать торговые связи с ними. К этим же временам относится и становление Великового шелкового пути.

Эта транспортная артерия начиналась в китайском столичном городе Сиане, который расположен на притоке Хуанхэ — реке Вэй, питающей плодородные почвы равнины Гуаньчжун — одного из древнейших очагов китайской цивилизации. В течение около 1200 лет Сиань (до XIV века Чаньань) был столицей многих китайских династий, а в эпоху Тан город насчитывал около одного миллиона жителей.

О Сиане Марко Поло сообщал: «А через восемь дней, как я говорил, большой и знатный город Кенжин-фу [Сиань]. Город большой, знатный, самый главный в царстве. В старину царство то было большое, богатое, сильное, и было там много добрых и храбрых царей. Теперь тут царит сын великого хана Мангалай. Отец дал ему царство и венчал царем. Город торговый и промышленный. Шелку у них много; работают тут всякие золотые и шелковые ткани. Всякую нужную войску сбрую делают тут; все тут есть, что нужно человеку, чтобы жить в довольстве и дешево».[164]

Далее можно крайне схематично (реальные торговые дороги были весьма разветвлены) обрисовать основную транспортную магистраль Великого шелкового пути. Из Сианя караваны следовали в Ланьчжоу (Гаолань, административный центр провинции Ганьсу) вдоль Великой китайской стены, кончавшейся неподалеку от Дунхуана. Затем следовало разветвление — северная трасса шла через Хали, Турфанский оазис и Урумчи, выходила в Семиречье, южная трасса шла на Хотан, далее на Херкент, затем на Кашгар, в Ташкент, далее в Самарканд.

После Самарканда путь шел на Бухару, Ашхабад, Тегеран, Тебриз и, наконец, приходил в Константинополь, бывший в средние века крупнейшим торговым центром мира. Также существовали ответвления к северо-восточному побережью Индии, по другим перевалам — к Пешавару, Кабулу и Герату и вне горных территорий путь ветвился, уходя к второстепенным торговым пунктам. Кроме того, существовала ветвь пути, ведущая через Волгу в южные русские степи и дальше — в Крым и Восточную Европу. Одним из торговых пунктов этой ветви являлся, к примеру, Сарайчик (Гурьев, ныне Атырау).

Наряду с Китаем, Индией, Индокитаем, странами Малой Азии, Транскавказа, Ближнего и Среднего Востока, Византии и др. — в торговлю в пределах Великого Шелкового Пути были также вовлечены Нижнее Поволжье, Булгария, Владимиро-Суздальское княжество, ряд стран Центральной и Западной Европы и т. д.

Здесь следует отметить, что сильнейшее негативное вляние на континентальную торговлю Евразии оказала эпоха великих географических открытий, относящихся к концу XV — началу XVI в. Главные торговые связи между Европой и Азией, также как и между Старым и Новым Светом, стали осуществляться посредством морских путей.

Первый император Дома Хань Лю Бан (храмовое имя Гао-цзун) начал государственные преобразования с того, что отменил жестокую систему легистского законодательства и объявил широкую амнистию. Крестьянский налог был снижен до 1/15 доли урожая (впоследствии даже до 1/30 доли), а солдаты армии Лю Бана освобождались от налогов на 12 лет. В стране пошло восстановление ирригационных сооружений, начался подъем экономики, произошло широкое раскрепощение государственных и частных рабов. Лю Бан привлек к управлению государством конфуцианцев, и с этого момента общественно-политическая система Китая сохранялась, с небольшими изменениями, вплоть до Синьхайской революции 1911 года.

Нельзя сказать, чтобы последующие императоры Поднебесной окончательно распрощались с легистскими методами управления, но, похоже, они осознавали, что легизм, в его чистом виде, не пригоден для управления из-за своей чрезвычайной жесткости.

В 8 году Ван Ман, родственник одной из императорских жен, произвел успешный государственный переворот и низложил малолетнего императора Ин-ди. Подоплекой переворота стало не только стремление Ван Мана к власти, но еще и потребность в реформировании административно-хозяйственной системы. Новый император объявил все китайские земли государственными и запретил их свободную куплю-продажу. Ван Ман придерживался теории Мэн Цзы, который писал: «В урожайные годы большинство молодых людей бывают добрыми, а в голодные годы — злыми. Такое различие происходит не от тех природных качеств, которые дало им Небо, а потому, что [голод] вынудил их сердца погрузиться [во зло]». Важнейшим средством достижения благосостояния Мэн-цзы считал систему «колодезных полей» (цзин тянъ)у которая предполагала разделение земельного участка в форме квадрата со стороной в 1 ли (ок. 500 м) и площадью в 900 му на девять равных полей наподобие иероглифа цзин («колодец»). Таким образом, каждый пахарь имел свое поле, а центральное поле в квадрате из девяти участков по 100 му обрабатывалось восемью земледельцами совместно в пользу казны. Дело здесь, конечно же, состояло вовсе не в каких-либо соображениях социальной справедливости, а в стремлении центральной власти убрать множество посредников между крестьянами и налоговой службой империи. Кроме того, Ван Ман ликвидировал систему частного рабства, но усилил систему рабства государственного, которую он питал людьми преступного поведения. Так же Ван Ман ввел (в принципе они существовали и ранее, но утратили силу) государственные монополии на вино, соль, железо и денежный кредит, и если кто-то может посчитать, что реформы нового китайского императора не являлись социалистическими по сути, то я даже и не знаю, что сказать.

Укреплению раннесредневекового китайского социализма помешала река Хуанхэ, которая в очередной раз изменила русло, затопила поля и города, в результате чего погибло много сотен тысяч людей. Центральная власть растерялась под напором обстоятельств, чем и воспользовались скрытые мятежники и «контрреволюционеры». В результате восстания «краснобровых» Ван Ман был убит, а к власти пришел Лю Сюань (храмовое имя Гэнши-ди) и через два года вслед за ним — Лю Сю (храмовое имя Гуан У-ди), представитель одной из боковых ветвей Дома Хань, который по многим пунктам продолжил политику Ван Мана, поскольку та оказалась вызванной к жизни не только волюнтаризмом последнего, а еще и нуждами государства.

Очередной династийный цикл, на этот раз Поздней (Восточной) Хань чуть было не закончился очередным же и одним из самых известных китайских мятежей — восстанием «Желтых повязок». Как это стало к тому времени уже традиционным, центральное китайское правительство в конце династийного цикла оказалось беспомощным перед наступающей анархией и созданием армий занялись аристократы-военачальники, которые в свою очередь привлекали для службы инородцев. Так полководец Цао Цао (основатель царства Вэй) привлек для борьбы с восстанием племена ухуань и ди. В 196 году последний император династии Хань Сян-ди переехал в целях безопасности из Лояна в Сюй под защиту вышеуказанного Цао Цао, который приобрел, таким образом, фактическую верховную власть, сохраняя Сян-ди в качестве номинального владыки. Однако после смерти первого его сын Цао Пи приказал убить императора. Так погиб Дом Ханьский. Затем наступила эпоха Троецарствия, блестяще описанная в одноименном романе Ло Гуань-Чжуна. В этом произведении мы встречаемся с одним замечательным эпизодическим персонажем — князем Шамокой: «Гань Нин поспешил высадиться на берег и тут же столкнулся с отрядом воинов из племени мань, служивших царству Шу.

Все маньские воины, волосатые и босые, были вооружены длинными копьями и луками, мечами, секирами и щитами; во главе их стоял князь племени мань по имени Шамока. Лицо Шамоки цветом своим напоминало кровь, голубые навыкате глаза его сверкали. Он был вооружен булавой из дикого терновника, окованной железом, у пояса висело два лука. Вид у него был необычайно воинственный и грозный.

Гань Нин не осмелился ввязаться с ним в бой и отступил. Шамока выпустил стрелу и попал беглецу в голову. Гань Нин так и бежал со стрелой. У него едва хватило сил добраться до Фучикоу, но тут он опустился под деревом на землю и умер. А на дереве сидели вороны и сразу же с карканьем слетели на труп».[165]

Здесь я прошу читателя оценить внешний вид князя Шамоки и факт присутствия европеоидной расы в Китае в начале I тысячелетия.

Итак. Срединное государство после 220 года оказалось расколото на три царства — У, Вэй и Шу, началась эпоха войн, все воевали против всех, и в Поднебесной воцарился неслыханный для нее дух военного романтизма. Почему неслыханный?

«Дело в том, что в традиционном китайском обществе статус военного не был почетен — „из хорошего металла не делают гвоздей, хороший человек не идет в солдаты“. Конечно, временами без войн и военных не обойтись. Но это не основание для того, чтобы считать военное дело престижным занятием. В отличие от других восточных обществ, от Турции до Японии, включая арабов, индийцев и многих других с их иктадарами, джагирдарами, тимариотами, самураями и т. п., китайцы никогда не ценили воинов-профессионалов. Их армия обычно набиралась из деклассированных элементов (откуда и приведенная выше поговорка) и возглавлялась малообразованными в конфуцианском смысле и потому не очень уважаемыми обществом военачальниками. Только в те годы, когда военная функция оказалась ведущей, ситуация менялась. Но и тогда статус военного не становился слишком почетным, а как только нужда в большой армии исчезала, уходили в прошлое военные дворы и военные поселения».[166]

Безусловно, можно попытаться оспорить мнение уважаемого ученого, но факт остается фактом, любой, кто хотя бы поверхностно знаком с историей Китая, может сказать: «Китайское общество далеко от идей милитаризма», подтверждением чему служат многократные его завоевания иноземцами, причем заканчивались все иноземные династии точно так же, как и родные, национальные — в результате очередного и традиционного всплеска недовольства народных масс в конце, так называемого, «династийного цикла». Бывали, конечно, и некоторые исключения.

Эпоха Троецарствия длилась с 220 по 280 гг. и далее история Китая приобретает весьма запутанный вид вплоть до установления в 618 году династии Тан. Дело в том, что с начала IV века, по неясным до конца причинам, Китай подвергся целому ряду нашествий «северных варваров», которые в некотором смысле шли волнами, и каждая волна оставляла в Северном Китае какое-нибудь царство, всего числом до 16, что и породило название «Ши-лю-го» (16 царств). Здесь происходило смешение «варварской» и китайской, конфуцианской, культур и в конечном итоге инородцы неизбежно «окитаивались». Любопытно, что энциклопедия Брокгауза и Эфрона в статье «Китай, государство в Азии» отмечает (а речь идет уже о XIX веке), что «население северного Китая (к северу от Ян-цзы-цзяна) ростом не уступает европейцам; население южного Китая гораздо ниже».

Таким образом, начиная с IV века пути Северного и Южного Китая несколько расходятся, но любопытно следующее. Несмотря на свою политическую власть над побежденными ханьцами (кстати, это имя закрепилось за ними со времен династии Хань, пожалуй, самой «китайской» из всех китайских династий) северные племена активно подражали ханьцам, стремясь перенять у них все самое лучшее. Дело доходило до парадоксов. Так, Тоба Хун, один из правителей сяньбийской династии Тоба, которая властвовала в царстве Северная Вэй (386–534 гг.), мечтая подчинить себе весь Китай и желая заставить ханьцев позабыть об его иностранном происхождении, в частности, и об иностранном происхождении правящего слоя в целом, провел реформы, по которым запрещалось говорить по-сяньбийски и носить сяньбийское платье при дворе.

На Юге так же было неспокойно, и династии здесь сменяли друг друга весьма быстро (Сун, 420–479 гг.; Ци, 479–502 гг.; Лян, 502–557 гг.; Чэнь, 557–589 гг. и сосуществовавшая с ней Поздняя Лян, 555–587 гг.). Ханьцы из северных областей бежали под напором «северных варваров» в южные районы страны, которые до этого были весьма чужды китайской культуре, да и вообще китайское влияние здесь было еще незначительным. Однако уже с V в., мигрировавшие на юг ханьцы в корне изменили хозяйственную жизнь южных территорий. Так, на полях южного рисового пояса стали собирать по два урожая в год, начался быстрый рост городов, получили развитие старые и возникли новые виды ремесел, расцвела торговля и денежная система.

Столетия Нестабильности, которые продолжались с 220 по 581 г., практически закончились с утверждением династии Суй (581–618 гг.), которая просуществовала недолго и пала под напором ряда народных восстаний. Тем не менее в годы ее правления закончилось разделение на Северный и Южный Китай. В этот период были осуществлены грандиозные проекты вроде постройки гигантского Императорского, или Великого, канала, который соединил реки Хайхэ, Хуанхэ, Хуайхэ и Чанцзян (Янцзы), что позволило преобразовать хозяйственные системы Севера и Юга страны в единое торговое пространство. Вследствие этого Южный Китай стал постепенно превращаться в центр сельскохозяйственного производства.

Наконец, в 618 году началась одна из самых блестящих эпох в жизни Срединного государства — период династии Тан. Танские императоры проявили весьма высокую внешнеполитическую активность и установили властный контроль над значительной частью Центральной Азии, Кореей и Северным Вьетнамом, овладели Синьцзяном и вели ожесточенные войны с Тибетом.

В танский период получила широкое развитие трехступенчатая система сдачи экзаменов (причем на конкурсной основе) на право занимать какие-либо государственные должности, которая впоследствии стала основополагающей для пополнения административных структур императорского Китая. Конфуцианцы, а они всегда являлись основой китайской бюрократии, уделяли мало внимания знатности происхождения и считали, что путь во власть должен быть открыт самым умным и способным. Таким образом, к сдаче экзаменов на чин допускалось и множество людей из простонародья. Безусловно, в большинстве случаев претенденты на государственные должности происходили из обеспеченных слоев, хотя бы потому, что материальное положение позволяло знатным семействам давать качественное образование своим отпрыскам, но в то же время, с ростом престижа экзаменов, все слои общества получили стимул к учебе. Любопытно, что появление умного и способного мальчика в китайской деревне всегда обращало на себя внимание окружающих. Далее дело происходило следующим образом: или находился богатый покровитель, или крестьяне в складчину брали на себя расходы, связанные с обучением юного дарования, поскольку это сулило как материальные выгоды, так и соответствующий престиж. Безусловно, успех не являлся гарантированым, но это был какой-никакой, но шанс, и в том случае, когда дело заканчивалось успешно, покровители оказывались многократно отблагодарены. Дело в том, что для человека, сдавшего все три ступени конкурсных экзаменов, минимальной должностью являлась должность начальника уезда, а его власть в уезде была практически неограниченной, поскольку он являлся и судьей, и налоговым инспектором, и вообще всякой иной властью.

Династия Тан прекратила свое существование в полном соответствии с законами так называемого «династийного цикла». То, что в конце танского периода большую власть получили военные наместники (цзедуши), поставленные для укрепления окраинных земель, только лишь некоторым образом изменило баланс власти, но не явилось причиной крушения государства. Причиной крушения очередной династии явились, в который раз, аграрные проблемы, а именно — обезземеливание крестьян.

Здесь «уместно сказать несколько слов об особенностях китайского династийного цикла, наиболее наглядно проявивших себя именно в годы существования империи, начиная с Хань. Как правило, каждая династия сменяла предшествующую в обстановке тяжелого экономического кризиса, социальных неурядиц и ослабления политической централизованной власти, что проявлялось в форме мощных народных движений, подчас в виде вторжений с севера и иностранных завоеваний (это следует особо отметить и запомнить. — К. П.). Механизм цикла, в ходе которого возникал очередной кризис, достаточно сложен; здесь играли свою роль и экономические причины, подчас и демографическое давление, и экологические, и иные объективные факторы. В самом общем виде дело обычно было связано со следующими процессами.

Китайская сельская община как сильный и тем более эффективно отстаивающий свою автономию институт была разрушена еще в древности. Перед лицом казны каждый двор отвечал сам за себя, при всем том, что казна была заинтересована в облегчении и гарантировании сбора налогов и с этой целью искусственно поддерживала некоторые традиционные формы взаимной ответственности в рамках общинной деревни. Относясь к общине как к важной социальной корпорации, каковой она и была, власти еще во времена реформ Шан Яна в Цинь и затем во всей циньской империи ввели удобный для них метод круговой поруки, создав искусственные объединения дворов в пятидворки, в пределах которых каждый отвечал за выполнение налоговых и иных обязательств четырьмя остальными, вплоть до обязанности восполнять недобор за собственный счет. И хотя этот жесткий метод функционировал в империи не всегда, о нем всегда вспоминали, когда следовало укрепить позиции власти… Сказанное означает, что перед лицом казны все землевладельцы были налогоплательщиками и все были равны в социально-сословном плане. Это касалось и сильных домов. Исключение делалось лишь для некоторых категорий привилегированных лиц — для чиновников и высшей знати из числа родственников императора.

Соответственно для государства существовали лишь — две формы земельного владения — государственные (они же общинные) земли, на которых жили и работали обязанные выплачивать ренту-налог в казну и нести различные повинности земледельцы, и казенные служебные земли, фонд которых предназначался для содержания двора высшей знати и чиновничества, в основном на началах временного, условного и служебного владения. Земли первой категории чаще всего именовались термином минь-тянь (народные — иногда этот термин смущает исследователей, упускающих из виду, что реально это были земли, верховную власть на которые имело государство, время от времени свободно ими распоряжавшееся, в частности, наделявшее ими крестьян после кризисов), вторые — гуань-тянь (казенные, чиновные). Вторая категория была сравнительно небольшой, обычно не более 15–20 %. Все остальное приходилось на долю минь-тянь. Предполагалось, что земли минь-тянь более или менее равномерно распределены между земледельцами, вследствие чего каждый пахарь имеет свое поле и аккуратно платит налог в казну (земли гуань-тянь тоже обрабатывались крестьянами, но налог с них шел их владельцу — чиновнику, двору и т. п.). Практически, однако, это было лишь в идеале. Реально жизнь складывалась иначе. У одних земли было больше, у других меньше, богатые теснили малоимущих, правдами и неправдами присоединяли к себе их земли и становились еще богаче, превращались в сильные дома, тогда как бедняки лишались последнего клочка земли („некуда воткнуть шило“, по выражению китайских источников). Что все это означало для государства, для казны?

Традиционное китайское государство с глубокой древности было едва ли не классическим воплощением принципа власти-собственности и централизованной редистрибуции. Именно за счет редистрибуции избыточного продукта существовал веками тот хорошо продуманный и почти автоматически воспроизводившийся аппарат власти, который управлял империей. Пока крестьяне имели наделы, обрабатывали землю и платили ренту-налог в казну, структура китайской империи была крепкой и жизнеспособной. Но коль скоро земли в значительном количестве переходили к богатым землевладельцам — а это рано или поздно всегда случалось, — ситуация начинала меняться. Богатые владельцы земли, сдававшие ее в аренду нуждающимся за высокую плату, отнюдь не всегда с готовностью брали на себя выплату в казну причитающегося налога. Напротив, богатые земледельцы обычно уменьшали ту долю налога, которую должны были платить в казну. И они имели для этого немало возможностей, начиная с того, что из их числа выходили чиновники, в руках которых была власть (своя рука всегда владыка), и кончая возможностью дать взятку тем же чиновникам и с их помощью избавиться от большей части налога.

Результат всегда был однозначным: казна не дополучала норму прихода, аппарат власти был вынужден довольствоваться меньшим, т. е. затягивать пояса, причем это нередко, как упоминалось, компенсировалось усилением произвола власти на местах (новые поборы, принуждения к взятке и т. п.). Это, в свою очередь, вело к углублению кризисных явлений как в сфере экономики (потеря имущества, затем и земли), так и в социальных отношениях (недовольство крестьян и их побеги, появление разбойничьих шаек, восстания), а также в области политики (неспособность правящих верхов справиться с положением, возрастание роли временщиков, заботившихся лишь о том, чтобы половить рыбку в мутной воде, и т. п.). Собственно, именно к этому и сводился обычно в истории Китая династийный цикл».[167]

Л. С. Васильев также отмечает, что цикличность подобного рода являлась характерной не только для Китая. Следует сказать, что смена периодов централизации и децентрализации свойственна и некоторым другим восточным (впрочем, не только восточным) государствам, однако китайские «династийные циклы» являются наиболее наглядными и яркими..

Таким образом, династийный цикл завершался обычно воцарением нового правящего рода и вообще правящего слоя, поскольку «старые» собственники оказывались уничтоженными стихией мятежа. Иногда обычный волнообразный ритм исторического развития Китая усложнялся за счет того, что властители проявляли волю и предпринимали соответствующие меры по ликвидации разбухшей олигархии, в этом случае острота кризиса нередко снималась, но вскоре дела начинали идти прежним порядком.

Итак. В 907 году империя Тан рухнула, и страна погрузилась в смуту. Последующий период 907–960 гг. получил название «Эпоха пяти династий и десяти царств». Кроме того, как уже было отмечено выше, на северо-востоке Китая с 907 и по 1124 год доминировали кидани и их династия Ляо, которую низвергли чжурчжэни (нюйчжи) и их династия Цзинь (иногда это название транскрипируется как Чин, Chin, в частности, на англоязычных исторических сайтах в Сети, посвященных китайской истории, транскрипируется именно так), а на северо-западе с конца X века и по 1227 год существовало государство тангутов Си Ся. В таких условиях к власти в Китае в 960 году пришла династия Сун. Экономика в эпоху Сун развивалась довольно успешно, однако внешнеполитическая обстановка для нее оказалась весьма сложной. С севера постоянно напирали тангуты и кидани, а в 1124 г. киданей сменили нюйчжи, что оказалось еще более губительным для ханьцев. По договору 1004 г. сунское государство вынуждено было платить Ляо 200 тыс. штук шелка и 100 тыс. лянов серебра ежегодно, по следующему договору 1042 г. размеры дани были увеличены до 300 тыс. штук шелка и 200 тыс. лянов серебра, но и это не спасло сунцев от дальнейшего грабежа. Так, в 1075 г. они оказались вынуждены передать киданям несколько северокитайских округов. Глядя на успехи соседей-киданей, не осталось в стороне и государство Си Ся, которое после удачно проведенных боевых действий вынудило Сун платить по договору 1047 г. ежегодную дань в 100 тыс. штук шелка и 30 тыс. цзиней чая.

В конечном итоге все это дело закончилось вторжением моголов и установлением власти Юаньской династии в 1279 году на всей территории Поднебесной, после завоевания Южной Сун. Между тем в истории могольских завоеваний есть немало темных пятен, а начальный период организации империи Чингисхана весьма запутан.

Во-первых. Известно, что Чингисхан был в большой дружбе с династией Сун и помогал той разгромить нюйчженьскую Цзинь. О чем весьма ясно пишется в «Цзинь ши». Дело в том, что война с Цзинь длилась с 1210 года, когда «фаньский» государь Тай-цзу (обычно имеется в виду Чингисхан) лично выступил в поход, и продолжилась под руководством Мухури (он же, очевидно, Мухали) до 1234 года. Но в 1234 году последний оплот цзиньцев штурмовали ханьцы, а не моголы-фань. «Сам государь Чэн-линь шел с отрядом войска для отражения неприятеля, но уже на зубцах южной стены стояли знамена сунские».[168]

Во-вторых. Сразу же после первой кампании против китадского Алтан-хана, Чингисхан устанавливает (первым же делом) официальные дипломатические связи с Южной Сун, и вторая кампания против Алтан-хана произошла из-за того, что тот препятствовал моголо-ханьской дружбе и сотрудничеству: «Затем Чингисхан вторично выступил в поход против китадского Алтан-хана Ахутая за то, что он учинил препятствия нашему посольству во главе с Чжуб-ханом, посланному для мирных переговоров с Чжао-Гуанем (т. е. государем династии Сун, по фамилии Чжао). Он говорил: „Как смели они, находясь с нами в мире, не пропускать нашего мирного посольства к Чжао-Гуаню?“».[169]

Безусловно, имея в тылу такую поддержку, как Южная Сун с ее колоссальными материальными и людскими ресурсами, можно было безбоязненно оставлять вместо себя Мухури (Мухали) и идти устанавливать новый могольский порядок на всем протяжении Великого шелкового пути. Из династийной хроники «Цзинь ши» прямо следует, что нюй-жэней давила: именно Южная Сун, в союзе с Си Ся, некими повстанцами (очевидно киданями) и моголами-«фаньца-ми». Возникает вопрос. Чья же группа купечества получила от деятельности Чингисхана больше всего преимуществ? Очевидно китайская, а не среднеазиатская. Тем более, что Чингисхан отправился в Туркестан и вообще в Среднюю Азию далеко не с мирными целями. Против Южной Сун он не воевал.

Сейчас прошу читателя обратить свое внимание на следующие обстоятельства.

Смена могольской политики в отношении сунского Китая произошла после таинственной смерти хана Гуюка. В конце 40-х годов XIII века конфликт между руководством Орды (Бату) со ставкой в Сарае и руководством «всея Моголии» со ставкой в Каракоруме (Гуюк) достиг своего апогея. Высокие стороны решились «выяснить отношения». И далее произошло следующее. Батый с войсками (очевидно, по большей части, с русскими, т. к. в 1237/38 и 1245 гг. шел широкий набор русских рекрутов «в татары»[170]), пошел к Каракоруму. Навстречу Батыю двинулся Гуюк, который также захватил некоторое количество войск. Но, не дошедши до места встречи (точнее сказать, битвы) Гуюк скоропостижно скончался (очевидно, был отравлен). «По прибытии в Ала-камак выяснилось положение Гуюк-хана (он умер). (Бату) там же и остановился. Царевичи с (разных) сторон явились к нему на поклон, и он утвердил ханство за Менгу-кааном (Мункэ. — К. П.)…»[171]

Таким образом, Бату назначил своего сподвижника Мункэ ханом Монгол-улуса, а центр политической силы Евразии перешел в Золотую Орду. Мункэ (Менгу) управлял вверенными ему территориями с 1251 по 1259 гг., а в 1253 году, после масштабной подготовки, началось настоящее завоевание Евразии, т. е. Китая и Ирана. Походом на Иран руководил Хулагу, и правившая здесь до этого в течение 525 лет династия Аббасидов была им уничтожена. Походом на сунский Китай руководил брат Мункэ Хубилай. Сам же Мункэ лично возглавил руководство войсками в 1258 г. и умер в августе 1259, предположительно от дизентерии, руководя осадой одного из городов в Сычуани. Его место занял Хубилай, который в 1271 году провозгласил новую династию Юань.

В 1276 г. полководец Баян захватил город Ханижоу в Шеньяне, где в то время находилась вдовствующая императрица с сыном. Императорское семейство было отослано в Пекин (Бейцзин, при Юанях — Даду), где ему ничего не оставалось делать, как добровольно передать императорские полномочия Хубилаю. В конце концов, после ожесточенного сопротивления отдельных военачальников, в 1279 г. моголам подчинился весь Китай.

Погибла династия Юань, практически тем же образом, что и многие династии до нее, т. е. в результате народных восстаний и смуты. В Китае разгорелась настоящая гражданская война,[172] а к власти пришел один из вождей повстанцев Чжу Юаньчжань, который к 1368 г. стал правителем всего Китая к югу от Янцзы после победы над другими конкурирующими за власть группировками повстанцев. Следует отметить, что точно такая же междоусобная грызня, которая шла в лагере мятежников, шла и в лагере противоборствующей стороны, и в конечном итоге все это была настоящая война всех против всех, победу в которой одержал самый удачливый, решительный и умный претендент на власть.

Чжу Юаньчжань, получив в 1368 году императорскую власть, пошел обычным путем многих китайских императоров, которые осуществляли свою деятельность в начале «династийного цикла». Новая политика минской администрации заключалась в следующем. Во-первых, был установлен государственный контроль над земельными ресурсами, для осуществления которого новому императору пришлось прибегнуть к жесточайшим и широким репрессиям среди правящего класса. Высокопоставленных чиновников наказывали палочными ударами в присутствии всего двора, и это являлось обычной практикой. Известны также случаи, когда в кабинете нового императорскоого назначенца вешали чучело его казненного предшественника. Таким образом, Чжу Юаньчжаню удалось пополнить государственный фонд, как владениями приверженцев юаньской династии, так и владениями тех, кого он подверг репрессиям. Вследствие проведенных мероприятий арендные отношения, обычно приводящие в Китае к обезземеливанию значительной части крестьянства, оказались практически ликвидированы. Основным налогоплательщиком в деревне стал самостоятельный крестьянин-землевладелец, чьи возможности по уклонению от налогов были существенно ниже, чем возможности богатых и влиятельных землевладельцев.

Во-вторых, минское государство обычным в таких случаях порядком решило утвердить себя еще и верховным «собственником» всех граждан, организовав над ними тотальный контроль. На следующий же год после основания династии была проведена регистрация всех граждан для составления новых подушных реестров. В 1370 г. была проведена перепись населения, в ходе которой определяли не только число всех подданных, но и размеры имущества каждого двора. Сведения об этом отсылались в центральное налоговое ведомство, копии оставались у главы домохозяйства и в местных органах, а налог определялся в зависимости от размера земельного участка, числа работников и имущества. В 1381 г. в эту систему были внесены некоторые изменения, и в своих основных чертах она сохранилась вплоть до Синь-хайской революции. В соответствии с этой системой дворы объединялись в группы, связанные круговой порукой по выполнению обязательств перед казной. Каждые 10 дворов объединялись в цзя, а каждые 10 цзя составляли ли.

Мины, как и всякая национальная династия Китая, не проводили агрессивной политики в отношении пограничных регионов. Как уже упоминалось выше, они предприняли новое строительство Великой стены и заняли в основном оборонительную позицию по отношению к народам Севера.

Здесь следует отметить еще одну особенность ханьской политики. Традиционно китайцы считают свое государство величайшим из всех когда-либо существовавших в истории, а китайские императоры издревле находили приемлемой для себя только одну форму отношений с соседними государствами — предоставление дани к императорскому двору. В некоторых случаях, когда соседи брали верх, а это случалось не так редко, и требовали дань в свою пользу, то предоставляемые иноземным вымогателям средства без всяких затей именовались «подарками». Случались и трагикомические казусы. В начале XV в. императорский двор отправил официальное послание известному завоевателю Тимуру с предложением ему засвидетельствовать свое почтение китайскому императору. Взбешенный Тимур собирался было отправить в Китай карательную экспедицию, но в 1405 году умер и тем самым, возможно, избавил Поднебесную от больших неприятностей.

Минская династия стала клониться к упадку в полном соответствии с законами «династийного цикла» приблизительно с конца XV века. Китайские богатеи постепенно скупали землю у крестьянства, увеличивая тем самым долю безземельных батраков, а обычная для ханьцев высокая рождаемость в благополучные годы (впрочем, не маленькая и в иные времена) также способствовала развитию очередного масштабного кризиса. Попытки здоровой части чиновничества из числа истинных конфуцианцев как-то повлиять на ситуацию в конечном итоге привели к некоторому успеху в 1628 году, и может быть, на этот раз обошлось бы и без масштабной гражданской войны или очередного иноземного вторжения, но, увы, дело зашло уже слишком далеко. В стране начались выступления крестьян, и в 1644 году один из повстанческих генералов Ли Цзы-чен занял Пекин, сверг Минов и объявил себя императором. Дело, вероятно, закончилось бы установлением в Китае новой национальной ханьской династии, но на беду ханьцев (впрочем не такую уж и большую) один из конкурирующих за власть с Ли Цзы-ченом генералов, У Сань-гуй, вступил в сговор с маньчжурами, которые к тому времени значительно усилились на своем Севере и даже объявили здесь, пользуясь случаем, новую империю.

Маньчжуры, с помощью У Сань-гуя, вторглись в Китай, захватили Пекин и… нисколько не мешкая, провозгласили новым императором своего, маньчжурского наследника престола. Далее начался новый династийный цикл, причем по тому же, отработанному за века, сценарию.

Маньчжуры, так же как и другие иноземные предшественники на китайском императорском троне, весьма быстро китаизировались, несмотря на запреты на смешанные браки и другие препятствия. Впрочем, маньчжуры никогда особенно и не противопоставляли себя ханьцам в культурном плане. Уже начиная с Канси (1662–1723 гг.), цинские императоры стали ревностными конфуцианцами. «Стоит напомнить в этой связи о 16 заповедях Канси — катехизисе для простого народа, вобравшем в себя в сжатом и понятном виде всю суть великого древнего учения, квинтэссенцию его, весь его нравственный потенциал. Уже одно то, что этого не делал никто до Канси и что это было сделано именно маньчжурским императором на китайском троне, говорит о многом».[173] Вся существующая до сей поры система управления страной оказалась не только сохранена, но и упрочена. Так же, как и другие династии в начале династийного цикла, Цины провели ряд мероприятий, направленных на упорядочение землепользования и налогообложения. Императоры весьма строго следили за порядком в деревенской крестьянской общие и порядком в низовых налогооблагаемых звеньях — пятидворках и десятидворках. Все эти меры дали хороший результат, и цинский Китай интенсивно развивался на протяжении почти двух столетий. Маньчжурское правительство обращало первостепенное внимание именно на состояние земледелия в соответствии с классическим тезисом древности: «земледелие — ствол, основа; торговля, ремесло и иные занятия — ветви, второстепенное». Во внутриполитическом плане маньчжуры обеспечили покорность китайского населения, несмотря на значительное сопротивление ханьцев в начальный период установления власти Цинов. Символом покорности являлась коса, и все китайцы мужского пола обязаны были ее носить под страхом смерти. Между тем получив в руки всю полноту политической власти, маньчжуры весьма активно заботились о процветании хозяйства страны и о благосостоянии ее населения.

Весьма любопытно, что маньчжуры, равно как и другие завоеватели-инородцы (те же моголы), вели очень активную и наступательную внешнюю политику, в отличие от большинства национальных ханьских династий, которые получив власть, тут же принимались за ремонт и модернизацию Великой стены. Особенно это заметно при сравнительном изучении исторических карт Династий Цин и Мин. Цины, кроме того, что включили в состав Китая свою собственную страну, Маньчжурию, установили контроль над Монголией, как Внутренней, так и Внешней, Джунгарией, Восточным Туркестаном, Тибетом, совершили ряд успешных походов на Непал, Бирму, Вьетнам, потеснили русских в районе Амура и даже пытались закрепиться за Тянь-Шанем, т. е. в западном направлении. На этом направлении, для Казахстана и Киргизии, кстати, может действительно существовать реальная опасность со стороны сегодняшнего Китая.

В XVII–XVIII вв. цинский Китай явно выигрывал в отношениях с внешним миром. Попытки колонизации Западом земель Поднебесной в эти времена оказались безуспешными. Западные христианские миссионеры, которые энергично действовали в стране с конца минской эпохи, в начале XVIII в. были выдворены, а церкви закрыты. Таким же образом Цины отнеслись и к западным торговцам (англичанам, голландцам, португальцам, французам), которые первое время вполне успешно осваивали необъятный китайский рынок. Однако в середине XVIII в. торговля с европейцами была прекращена. Исключение составил один порт в Гуанчжоу. Дело еще и в том, что Китай, по крайней мере в до-индустриальную эпоху, являлся самодостаточной страной и не нуждался в иностранных товарах, наоборот, стремился продавать свои высококачественные товары за серебро, т. е. свободно конвертируемую валюту того времени.

Все было бы хорошо, не случись катастрофы в самом прямом смысле слова. Англичане подобрали инструмент для взлома китайской экономики. Никто в те времена особенно не обращал внимания на опиум. Наркотиком, в современном смысле, его никто не считал, да и сама проблема наркомании серьезно тогда не стояла. Англичане начали ввозить в Китай опиум в широких масштабах и приучать китайцев в приморских районах к его курению. Дальнейшее развитие событий приняло характер эпидемии. Китайцы быстро и в массовом количестве пристрастились к опиумной наркомании, а опиум англичане продавали за серебро. В результате из Китая в короткий промежуток времени были выкачаны огромные деньги. Цины пытались противостоять бедствию и оказать отпор, что даже привело к серии так называемых «опиумных войн», но англичане отстояли свое право на наркоторговлю. Именно после опиумных войн Китай начал постепенно превращаться в колонию Запада и России.

«Нанкинский договор 1842 г. практически поставил Китай на колени: империя должна была выплатить огромную контрибуцию и предоставить Англии множество льгот, начиная с открытия для торговли теперь уже пяти портов и кончая льготными условиями для британских торговцев, вплоть до низких 596-ных таможенных тарифов. Вскоре аналогичные льготы получили торговцы других капиталистических стран, а все иностранцы приобрели право экстерриториальности, т. е. неподсудности китайским властям».

Таким образом, Китай ждала жалкая участь порабощенной и разделенной страны, однако в очередной раз события разыгрались именно по китайскому сценарию. В конце цинского династийного цикла возмущенный народ в очередной раз восстал и смел прогнивший режим. А что стало с английской опиумной торговлей?

После того как к власти в Китае в 1949 году пришла Коммунистическая партия, Великобритания потеряла рынок сбыта опиума и читатель может догадаться, куда перенаправился данный мутный наркотический поток. Конечно же, в США. Долго ли коммунистическому Китаю удастся продержаться против натиска западных стран, покажет время. «Династийный цикл» КПК пока на подъеме.

Итак. Цинский период продлился с 1644 по 1912 г., т. е. 268 лет. Соответственно, минский период продолжался с 1368 по 1644 г. — 276 лет. Усреднение этих цифр, очевидно и даст более или менее достоверное время продолжительности китайских династийных циклов.

Здесь я хотел бы обратить внимание читателя на одно любопытное совпадение. Китайская история имеет определенную цикличность. Наиболее явно проявляются династийные циклы, которые можно определить как имперские. Точно установить их длительность сложно. Кроме того, что вышеуказанные цинский и минский периоды продолжались 268 и 276 лет соответственно, плюс-минус определенная погрешность, можно выделить, к примеру, танский период (с 618 по 907 год) продолжительностью в 289 лет. Вообще длительность циклов различна; так, эпоха Хань в общей сложности продолжалась с 206 г. до н. э. по 220 г. н. э., т. е. 436 лет, но в ней четко выделяются два периода. Если полагать, что Сунская эпоха продолжалась с 960 г. по 1271 г., т. е. до момента провозглашения динстии Юань, то ее длительность составит 311 лет. Но здесь могут быть различные уточнения.

Дело в том, что в книге «Великая Татария» я предлагал для России модель цикличности, а Россия (хартленд), так же как и Китай (чайнахарт), по моему разумению, есть генератор народов. Это обстоятельство сильнейшим образом типологически объединяет эти два государства-цивилизации. Неудивительно, что они, как «сердца рас» обладают сходными характеристиками. В принципе, в книге «Великая Татария» я достаточно подробно описал предполагаемую мной модель цикличности российской истории и здесь я особо повторяться не буду. Скажу только, что, по моему мнению, полный (имперский) цикл в России составляет 288 лет. Приблизительно такое время просуществовала империя Романовых. Официально с 1613 по 1917 год.

Если продолжить циклическое исчисление российского исторического времени вниз, на 288 лет, то мы получаем 1341 год и период с 1341 года по 1629 год, который можно назвать полным циклом московской империи на территории России. Период с 1053 по 1341 гг. возможно считать сарайской империей. Здесь выделяется дата 1341, год смерти хана Узбека, вскоре после которой в Орде произошла «Великая замятня» и постепенный перенос власти в Москву.

В основе предложенной модели цикличности лежит теория этногенеза Л. Н. Гумилева. В книге «Арии древней Руси» я достаточно категорично заявил, что теория этногенеза может быть верной не тогда, когда она применяется ко всем народам, странам и государствам без разбора, а только в том случае, когда она применяется к хартленду, но не как к географическому, а как к расово-географическому понятию. Тогда я считал, что теория этногенеза может быть применима только к великорусскому народу, однако сейчас я должен скорректировать свое заявление и предположить, что теория этногенеза применима к «генераторам народов», таким как хартленд и чайнахарт.

(обратно) (обратно)

Линия баланса

Знающий людей благоразумен. Знающий себя просвещен. Побеждающий людей силен. Побеждающий самого себя могуществен. Знающий достаток богат. Кто действует с упорством, обладает волей. Кто не теряет свою природу, долговечен. Кто умер, но не забыт, бессмертен.

Лао Цзы

Сейчас, читатель, давайте вспомним процитированные выше слова Хэлфорда Джона Маккиндера (1861–1947), создателя теории «хартленда», который утверждал в 1943 году: «Замена контроля русских над глубинными районами континента на какой-либо иной не изменит географического значения осевой позиции (the pivot position). Если, к примеру, Китай, используя японскую организацию, развалит Российскую империю и завоюет ее территорию, на этом месте возникнет желтая угроза всемирной свободе, так как в таком случае Китай соединит преимущество широкого выхода в океан с ресурсами великого континента».[174]

Существует ли реальная угроза завоевания России китайцами? Лукавил ли Маккиндер или понимал некоторые вещи неправильно или неясно? Насколько может быть обоснована антикитайская пропаганда?

Изучение истории Китая показывает, что внешнеполитические проблемы есть всегда продолжение проблем внутренних. Если в большой стране наблюдается развал, царит несправедливость, права людей ущемляются, гражданам грозит голод и лишения, то овладеть такой страной может и какой-нибудь относительно незначительный по численности народ, спаянный жесткой дисциплиной и вдохновленный могучей идеей. Вторая сторона вопроса состоит в том, что после захвата власти в большой стране этому незначительному по численности народу придется в спешном порядке ломать свою национальную идентичность и перестраиваться в соответствии с культурой «стержневого» этноса, доминирующего в данной цивилизации. Почему? Просто для того, чтобы уберечь себя от обязательной в таких случаях национальной реакции со стороны культурного гегемона. Это первое замечание, хотя бы и относительно «японской организации». Японский народ, безусловно, немаленький, но по сравнению с ханьцами все равно невеликий — меньше в десять раз. Кроме того, далеко не все японцы переехали бы на жительство в Китай в случае его оккупации.

Второе замечание состоит в следующем. Какой основной, главный и, пожалуй, единственный аргумент выставляют люди, запугивающие россиян китайской угрозой? Этот аргумент — высокая численность ханьского населения Китая и связанные с этим определенные проблемы и сложности. Каким образом могут быть разрешены данные проблемы и сложности? В перспективе просматриваются два пути. Первый — искусственное ограничение рождаемости. Второй — завоевание новых земель. Причем относительно второго пути следует сразу отметить, что имеются в виду земли благодатные в сельскохозяйственном отношении и способные прокормить избыток населения. Зачем покорять Якутию, если затем, для здешних китайских переселенцев, придется ввозить продовольствие из провинции Хунань?

Здесь стоит, пожалуй, вспомнить одного широко известного вождя немецкой нации Адольфа Гитлера (да простят меня антифашисты) и его рассуждения по поводу демографического взрыва в Германии в его время. В чем, по мнению А. Гитлера, заключалась основная проблема Германии в начале XX века?

«Ежегодный прирост народонаселения в Германии составляет 900 тысяч человек. Прокормить эту новую армию граждан с каждым годом становится все трудней. Эти трудности неизбежно должны будут когда-нибудь кончиться катастрофой, если мы не сумеем найти путей и средств, чтобы избегнуть опасности голода».[175]

Какие варианты выхода из данной драматической ситуации видел Гитлер?

«Дабы избегнуть ужасов, связанных с такой перспективой, можно избрать одну из четырех дорог.

1. Можно было по французскому образцу искусственно ограничить рождаемость и тем положить конец перенаселению….

2. Другой путь — тот, о котором нам уже давно прожужжали все уши и о котором кричат и теперь: путь внутренней колонизации…

3. Можно было либо приобрести новые земли в Европе, расселить на них излишки населения и предоставить таким образом нации и дальше жить на основе добывания себе пропитания на собственной земле.

4. Либо оставалось перейти к работе для вывоза, к политике усиленной индустриализации и усиленного развития торговли с тем, чтобы на вырученные средства покрывать потребности собственного народа…»

Первый вариант А. Гитлер категорически отклоняет: «…кто хочет обеспечить будущее немецкого народа на путях ограничения его рождаемости, на самом деле отнимают у него будущее». По второму пункту, т. е. по пункту интенсификации сельского хозяйства, фюрер напоминает, что возможности почвы небеспредельны: «Без сомнения, урожайность почвы можно до известной степени повысить, но именно только до известной степени, а вовсе не безгранично». А. Гитлер отклоняет второй вариант: «Поэтому совершенно ошибочно предполагать, что любое повышение производительности само по себе уже создает все предпосылки, необходимые для удовлетворения растущего народонаселения».

А. Гитлер видит два реальных пути: 1. Захват плодородных в сельскохозяйственном отношении земель в Европе (здесь, безусловно, имеется в виду Россия и прежде всего — Украина с ее мощными черноземами). «Когда мы говорим о завоевании новых земель в Европе, мы, конечно, можем иметь в виду в первую очередь только Россию и те окраинные государства, которые ей подчинены» (Там же.). 2. Политика вывоза, индустриализации и усиленного развития торговли.

По какому пути пошел А. Гитлер?

По первому.

Он развязал войну против России на уничтожение, далее крепко получил от русских по зубам, потерял десятую часть населения Германии, в конце войны признал расовую неполноценность немцев и застрелился, отравив перед этим свою сожительницу и собаку.

Сейчас, читатель, давайте поставим вопрос прямо. Собирается ли китайское руководство идти по гитлеровскому пути, т. е. захватить плодородные земли Украины и РФ (Сибирь и Дальний Восток, кстати, в этом отношении сомнительны), истребить славян, как неполноценный в расовом отношении народ и расселить на освобожденных землях китайцев-хань?

Ответ очевиден. Нет.

Китайское руководство избрало «французский образец», связанный с искусственным ограничением рождаемости. Это упомянутая выше программа «одна семья — один ребенок».

По сообщению сайта «Подробности» (по материалам Associated Press), от 28 декабря 2006 года, Китай не намерен изменять текущую демографическую стратегию, выраженную знаменитым лозунгом «Одна семья — один ребенок». Как заявил глава правительства КНР Вэнь Цзябао, планирование семьи является критически важным элементом стратегии модернизации Китая.

Как отметил Вэнь Цзябао, выступая на конференции по планированию семьи и населения, «правительство сохранит приверженность основной политике планирования семьи», улучшив при этом работу социальных служб и их руководства. По его мнению, крайне важно, чтобы деторо-даемость в китайской сельской местности, где проживают 800 миллионов из 1300 миллионов жителей страны, оставалась низкой.

Читатель может возразить, что данная доктрина китайского правительства может существовать только на бумаге или недостаточно жестко выполняться. Нет. Она существует не только на бумаге и выполняется не просто жестко, а весьма и весьма жестоко.

Несколько фактов, подтверждающих это.

В сообщении Ян Мина, радио «Свободная Азия», размещенном на сайте «Великая эпоха» (http://epochtimes.ru), говорится: «Согласно данным Китайской Ассоциации гуманитарной помощи, опубликованным 17 апреля в штате Техас, США, в городе Байсэ провинции Шаньси в Китае проводится крупномасштабная программа проведения принудительных абортов. В народном госпитале в районе Юцзян только в городе Байсэ была 41 беременная женщина, которым в тот день насильно ввели специальный препарат, вызывающий выкидыш».

Информационное агенство «Прима News» от 17.05.2005 сообщает: «Политика принудительных абортов в Китае. КИТАЙ, Пекин. Руководство китайских городов на юго-востоке страны принуждает женщин совершать аборты. Начиная с марта этого года, только в одном поселке Чеван (Chewang) уезда Цаншань (Cangshan) провинции (Shandong) сотни женщин подвергли принудительным абортам, что привело, по меньшей мере, к одному смертному случаю. Многих из них избивали и брали под стражу за сопротивление требованиям властей» (http://prima-news.ru).

Подозрение в причастности к принудительным абортам в Китае может даже послужить причиной для экономических санкций: «Руководство Фонда ООН по народонаселению сожалеет об отказе администрации Соединенных Штатов внести 34 миллиона долларов в бюджет этой организации. Выделение этих средств уже было одобрено Конгрессом США. Вашингтон мотивировал отказ ссылками на якобы имевшую место причастность фонда к принудительным абортам в Китае. Руководство фонда отвергло эти утверждения, как совершенно беспочвенные» (http://www.un.ru).

И так далее.

В области же хозяйственного строительства Китай давно отправился по дороге, обозначенной в списке Гитлера под номером 4. Т.е Китай перешел «к работе для вывоза, к политике усиленной индустриализации и усиленного развития торговли с тем, чтобы на вырученные средства покрывать потребности собственного народа».

Здесь я не стану делать анализ развития китайской экономики и детально рассматривать ее успехи. Успехи эти очевидны. Просто приведу кое-какую информацию. По сообщению агенства Синьхуа от 13.12.2006 внешнеторговый оборот Китая утроился за прошедшие 5 лет после вступления страны во Всемирную Торговую Организацию. По последнему прогнозу Главного таможенного управления КНР, общий объем внешней торговли в 2006 г. достиг рекордной отметки в 1 трлн. 758 млрд. долл. США. В 2001 г., когда Китай получил членство в ВТО, он составлял «всего» 509,6 млрд. долл. С 2004 г. внешняя торговля Китая демонстрирует небывалые в истории мировой торговли высокие темпы роста — выше 300 млрд. долл. в год. С тех пор в мировом торговом рейтинге Китай занимает «третью строчку» после США и Германии, тогда как в 2001 г. он находился на шестом месте. В настоящее время доля Китая в мировом товарообороте составляет 7,5 процента против 3,9 процента до вступления в ВТО (htt://russian.people.com).

Ефим Клейнер в статье «Китайский феномен» (http://blotter.ru) пишет: «Ведущий редактор иностранных изданий журнала „Ньюс-уик“ Фарид Закариа приводит поразительные данные о сегодняшних экспортных возможностях Китая. Страна стала мировым лидером в добыче каменного угля, производстве стали и цемента, занимает второе место по потреблению энергии и третье — по ввозу нефти. За 15 последних лет объем китайского экспорта в США вырос на 1500 процентов, тогда как встречный импорт из США — всего на 415 процентов. На Китай приходится две трети всего мирового производства микроволновых печей, дисковых плееров и обуви, еще более существенна его доля в мировом производстве игрушек.

Зарубежные торговые фирмы неплохо кормятся от дешевизны китайских товаров. Феноменальные результаты — у американской корпорации „Уол-Март“, крупнейшей на планете. Густая сеть ее магазинов покрыла всю территорию США от океана до океана. В корпорации занято почти полтора миллиона сотрудников, годовой оборот в восемь раз превышает оборот всемирно известного концерна „Майкрософт“, а доля в общем валовом продукте страны достигает 2 процентов. Больше 80 процентов продаваемых ею товаров идет от поставщиков одного государства, и это не Соединенные Штаты, а все тот же Китай. В прошлом году „Уол-Март“ импортировала из Китая продукцию на 18 миллиардов долларов. Надо полагать, что прибыль от ее реализации американскому покупателю составила чрезвычайно внушительную сумму».

Вице-мэр Москвы, руководитель комплекса экономической политики и развития Валерий Шанцев в интервью от 07.05.2004 признался: «Мы только что приехали из Китая. Бонджоу, столица самой экономически продвинутой провинции Гуандун, ввела в строй первую очередь выставочного комплекса — четыреста тысяч квадратных метров современнейших площадей и на подходе вторая очередь — триста тысяч. Выставка экспортных возможностей Китая на меня произвела неизгладимое впечатление. За период работы выставки заключено контрактов на двадцать миллиардов долларов» (http://www.mosportal.ru).

Нет сомнения, что плоды успехов китайской экономики доступны еще далеко не всем китайцам и что по меньшей мере половина огромного населения Китая живет в страшной нищете. Однако не стоит забывать, что Китай встал на путь индустриализации почти на полвека позже России, что объем его совокупных проблем много больше, чем в России и что его желание добиться успеха в настоящее время гораздо сильнее, чем в России.

Необходимо также отметить, что, несмотря на все свои впечатляющие успехи, Китай по-прежнему остается аграрной, развивающейся страной. После того, как степень его индустриализации достигнет максимума, а трудовые ресурсы будут вычерпаны из деревни в промышленность, он столкнется с теми же демографическими проблемами, что и старые индустриальные государства в настоящее время. У Китая все это впереди, если только он не учтет просчетов Запада и России с их перегибом в сторону сверхиндустриализации и не сохранит крестьянство как класс.

Еще вопрос. А кто предупреждает российское общество о «китайской угрозе» и кто об этой угрозе больше всех говорит? Давайте посмотрим. Конечно же, и в первую очередь, это национально-патриотические движения и организации. Здесь все ясно как белый день. Только попробуйте представить себе русского националиста, который бы не предупреждал об американской, китайской, мусульманской, японской, еврейской и др. угрозах. Националисты, по определению, видят угрозу во всех нациях, кроме русской, так же как и патриоты видят угрозу в любой стране, кроме России. Здесь я не вижу ничего необычного и, более того, уверен, что именно так и должно быть.

О китайской угрозе предупреждает хорошо и печально известная организация — ЦРУ США. Так, по сообщению агенства Lenta.ru от 16 февраля 2005 года, глава ЦРУ заявил, что модернизация вооруженных сил Китая нарушает военный баланс в Тайваньском проливе и представляет опасность для американских войск, дислоцированных в регионе. Кроме того, глава ЦРУ подчеркнул, что Китай предпринимает военные и политические шаги, чтобы противостоять влиянию США.

Здесь много интересных моментов. Посмотрите сами, у США с Китаем в районе Тайваня имеется военный баланс. Спрашивается, а что, собственно говоря, США забыли в этом, весьма удаленном от Вашингтона месте? Ответ. То же, что и везде, где американцы пытаются реализовать свой диктат. Представьте себе, читатель, что Китай, ничтоже сумняшеся, даже пытается противостоять давлению США! Что сказать? Безусловно, наглости янки не занимать.

Предупреждает о китайской угрозе и томящийся в российских застенках Михаил Ходорковский (!). Сайт jewish.ru (этим-то китайцы больше всех угрожают) 22.11.2006 разместил на одной из своих страниц заметку под названием «Ходорковский предупредил Россию о китайской угрозе», в которой говорится, что экс-глава «ЮКОСА» написал статью для британского журнала Economist и утверждает в ней, что «2007 год может стать поистине переломным в новейшей истории человечества», а Россия продолжит испытывать все усиливающееся давление со стороны Китая. Михаил Ходорковский считает главной стратегической угрозой безопасности России стремительную китаизацию ее азиатской части. Об этом также сообщает агенство Грани. Ру.

По сообщению агенства Lenta.ru, от 17 марта 2006 года, в ближайшее время Япония, США и Австралия проведут в Сиднее переговоры на уровне министров иностранных дел, основной темой которых станет увеличение экономического и военного потенциала Китая (Kyodo News). Дело в том, что военный бюджет Китая в 2006 году составит 35 миллиардов долларов, или 7,4 процента от общего бюджета. По сравнению с 2005 годом он увеличен на 14,7 процента. РИА Новости отмечает, что модернизация китайского ядерного оружия и закупка у России новейших образцов военной техники для ВВС и ВМС КНР вызывает особое беспокойство США.

Итак. Компания «алармистов» подбирается весьма любопытная. И здесь есть повод для размышлений. Именно такими размышлениями и поделился 15 января 2007 года Ван Хайдун, который считает, что мифы о «китайской угрозе» запускает, прежде всего… Япония, «страна, которая на протяжении нескольких веков проводила политику, враждебную Китаю. Страна, которая до сих пор в целом не осознала своих преступлений в ходе агрессии во Второй мировой войне. В отличие от Германии она не сумела публично извиниться перед китайским народом и азиатской общественностью. Тема „извинения“ вряд ли может быть понята европейцами или американцами, но она весьма важна для азиатских народов, особенно бывших жертв японской агрессии» (http://www.analitika.org).

По словам Ван Хайдуна, японская концепция сразу получила поддержку со стороны США по нескольким причинам, но главная из них, на мой взгляд, состоит в том, что быстроразвивающаяся экономика может позволить Китаю в XXI веке занять ведущее место на мировой арене и помешать Америке проводить политику гегемонии, создавать по своему идеологическому стандарту новый мировой порядок.

Согласно теории «китайской угрозы», Китай в первую очередь создает опасность для Японии и США. Но, как считает Ван Хайдун, «в то же время США и Япония настаивают на том, что Китай в первую очередь угрожает России». И здесь, безусловно, присутствует стремление столкнуть лбами две великие соседствующие державы. С этой целью, как утверждает Ван Хайдун, с середины 90-х гг. в России начали распространяться слухи о якобы готовящемся вооруженном нападении Китая на Россию, муссироваться проблемы китайской иммиграции на Дальнем Востоке и утрироваться вопросы демаркации российско-китайской границы.

А что же думают о китайской угрозе наши российские граждане, не ученые и не политики? Всякое думают. На сайте «Союза правых сил» (http://sps.ru) посетитель edik сделал следующий комментарий: «Господа, я уже устал слышать про китайскую угрозу и решил высказаться на эту тему. Прежде всего, я даю вам ссылку, в которой все популярно объясняется, но прежде хочу вставить 2 слова. Какие угрозы нам приписывают от китайцев?

1. Они захватят наши территории. Вообще это смешно — наши территории были когда-то уже захвачены в 90-х годах 20 века. Были наместники от США и Израиля, которые и правили нашей страной. Министры назначались после консультаций в Вашингтоне. Повторяю, в Вашингтоне, а не в Пекине.

2. Они захватят наши ресурсы. Это тоже смешно, так как наши ресурсы были в 90-х годах уже захвачены и захвачены амерами и израильтянами. Со всей нефти Россия не получала ничего. Если взять, для примера, как бы это происходило в наше время, если бы, например, не пришел к власти Путин, то это выглядело бы так. Ходорковский добывал бы нефть, продавал бы его кипрской фирме ООО „Воровская Морда Лимитед“ по цене, например, 12$ за баррель, а уже, например, французской „Тотал“ по 50$ за баррель. Именно так обстояли дела при оккупационном режиме Ельцина. Заметьте, Ходорковский не является китайским гражданином, как, впрочем, и многие другие. Нам надо опасаться не китайцев, с которыми мы вообще никогда серьезно не воевали, а именно уродов, которые называют себя западными демократиями. Именно здесь у нас большая история войн».

Грубо и неполиткорректно, но таков уж vox populi.

Итак. Китай и Россия являются как государствами-цивилизациями, так и, вполне возможно, генераторами народов, лучше сказать, генераторами рас. Кроме того, они еще и соседствуют друг с другом. А не может ли быть между ними, как бы это лучше выразиться, «естественной границы» или той линии территориального баланса, за которую опасно заступать как хартленду, так и чайнахарту? Вполне может быть, что такая линия есть. Вопрос только в том, как подходить к делу.

Во-первых, можно использовать географический подход. Во-вторых, культурно-исторический, в-третьих, можно попытаться рассмотреть и иные критерии. Попробуем порассуждать.

Для начала ответим на один из основных вопросов. Кто опаснее — Китай для «северных народов» или «северные народы» для Китая? Трехтысячелетняя история показывает, что основная угроза для ханьцев обитала большей частью на Севере, и под этой угрозой следует понимать далеко не одних только монголов-халхинцев и тунгусов. Арийские и тюркские народы проявили себя куда более серьезным противником. Именно их натиску неоднократно вынужден был подчиниться ханьский народ в периоды смутного времени своей истории. Увы, но такой тяжкий исторический опыт не может испариться за каких-нибудь два-три поколения.

Наибольшего территориального расширения Поднебесная достигала в промежутке 1644–1912 гг. при господстве инородческой династии Цин. В этот период Китай достигал современных границ плюс к тому владел Внешней Монголией, ныне МНР, народ которой, кажется, и сегодня не в большом восторге от соседства с великим южным соседом. Увы, призрачные воспоминания о далеком прошлом не скрашивают современной реальности. В МНР неоднозначно относятся к Китаю. Впрочем, халхинцы также неоднозначно относятся и к России, но тут уж пусть они выбирают сами, с кем им лучше общаться, кого они хотят видеть в партнерах, и если они захотят придерживаться политики строгого нейтралитета, то это тоже их дело.

Лишь один раз за всю колоссальную по древности историю Китай выходил на запад за Тянь-Шань на киргизском направлении и на незначительное расстояние. Это было опять же при Цинах и быстро закончилось. Маньчжуры тогда уступили России. Как я понимаю, не могли не уступить, поскольку снабжение оккупационного корпуса и переброска подкреплений через Тянь-Шань вряд ли показались цинской администрации простым мероприятием.

Таким образом, естественной границей между двумя государствами-цивилизациями, Россией и Китаем, лично мне видится сегодняшняя линия границы, которая, и это очевидно, обусловлена соображениями безопасности именно для Китая, а не для России. С точки зрения географии, для Китая наиболее приемлемой северной границей следует считать условную линию, проходящую по Тянь-Шаню, пустыне Гоби, горному хребту Большой Хинган и реке Амур. На мой взгляд, данные естественные рубежи, если и не защищают, то хотя бы создают дополнительные препятствия для возможного вторжения с Севера. Здесь читатель может удивиться — «Разве Россия собирается нападать на Китай?». Конечно, нет. Но ее к этому явно подталкивают.

Однако продолжим тему географии. О значении Большого Хингана писал в свое время известный военный публицист, очень близко связанный с японским генштабом, С. Хирата:[176] «Куда первым делом обратит свои взоры Красная Армия, если она вздумает произвести вторжение в Маньчжурию, — это Б. Хинган… Горы, правда, не так уж высоки. Это — ряды небольших гор, своими волнами отделяю-щих равнины Маньчжурии от монгольских степей. На севере горы поросли лесом, на юге это голые сопки. Не поймешь, крепость это или естественная преграда. Взглянем на запад со ст. Хинган. Перед нами расстилается великая равнина Ху-лун-Буир. Пустыни и степи тянутся до самого горизонта.

Когда Красная Армия начнет натиск в направлении на Хинган, ей так или иначе придется пройти через степи. Переход от Даурии составит около 250 км Этот переход им придется совершить на равнине, на которой негде укрыться. Что же получится, если наша авиация вышлет крупные бомбовозы с базы у восточного подножья Хингана? Колонны Красной Армии явятся мишенью для наших бомб».

О трудностях перехода войск через монгольские степи и пустыни С. Хирата пишет следующее: «Граница Сибири, Хулун-Буира и Внешней Монголии представляет собой пояс дикой, первобытной степи. Линия КВЖД, направляющаяся на запад от Б. Хингана, и железнодорожная линия, идущая на восток от Читы, встречаются в Маньчжурии. Местность, лежащая на юг от этой линии, и местность, лежащая к северу от нее, совершенно различны. На севере встретишь и реки, и холмы, и густые леса. Здесь местность сходна с Североманьчжурской равниной.

На юге же — дикая степь.

Летом воевать пришлось бы при 40-градусной жаре, зимой — при 50-градусном морозе. Покрытая травой степь проходима и без дорог и, казалось бы, представляет удобства для ведения операций. Однако тут и там среди этой степи встречаются топи. В то же время питьевой воды здесь мало, колодцы встретишь один на 20 или 30 ри. Разве не прекрасная естественная преграда против Красной Армии, преграда, которую не заменили бы 1 или 2 дивизии, эта девственная степь? Летом раскаленный песок будет обжигать ноги солдат, пересохшее горло нельзя смочить глотком воды. Пустыня под палящими лучами солнца; над степью дымка испарений, заволакивающая цель, временами миражи, сбивающие с пути… Ночью усталые от похода войска должны расставлять палатки, чтобы спастись от москитов и оводов. Обстановка напоминает ту, которая выматывает французскую армию в Северной Африке. В пустыне, кроме того, случается страшный ураган. При встрече с ним приходится валиться на землю лицом вниз.

Затруднительны и зимние боевые действия. Даже в дни, когда стоит ясная погода, дует свирепый северо-западный ветер, вьет снежные хлопья, поднимает песчаную пыль. Совершать переход так же трудно, как и в метель. Для ночных привалов не хватает дров. Недостаток провианта одинаков и летом, и зимой. Необходимость вести боевые действия в такой местности — очень тяжелый факт. Красная Армия хвалится, что „и в такой местности мы покажем свою стойкость и сможем воевать, проявляя нечеловеческую силу“. В самом деле, солдаты Красной Армии, как и монголы, не испытывают затруднений от отсутствия овощей, легко переносят и холод и жару, готовы к войне в пустыне».

Еще одна естественная географическая линия разделения — это река Амур, одна из крупнейших рек мира, которая представляет из себя весьма серьезную водную преграду. В горных и равнинных местностях ее параметры различны, но, так или иначе, весьма внушительны. Так, к примеру, ниже с. Пашков и до с. Екатерино-Никольское р. Амур на протяжении 150 км течет в Хинганской теснине со скалистыми берегами высотой 80–100 м. На данном отрезке ширина русла сужается и составляет около 500 м. Здесь большие глубины и скорость течения воды. В период большого стока глубины могут достигать 15 м, а максимальная скорость — до 3–4 м/с. По выходе из Хинганского ущелья р. Амур протекает по обширной Средне-Амурской равнине, и несмотря на то, что здесь максимальная скорость воды обычно не превышает 2 м/с, возникает препятствие другого рода, поскольку ширина реки возрастает до 1 км и более.

Прекрасной преградой для наступающих воинских соединений может оказаться и Тянь-Шань, горная система, представлять которую нет особой необходимости и которая отделяет территорию Восточного Туркестана от территории Киргизии и Казахстана. Напомню, что одним из важных доводов, который подвиг цинское правительство на овладение Синьцзяном, являлась необходимость положить Тянь-Шань в качестве границы между Китаем и Западом.

Однако, в общем, здесь есть следующее замечание. В XX веке Советская армия, в ходе проведения операций по разгрому Квантунской армии (т. е. освобождая Китай от «японской организации»), преодолевала и Амур, и Большой Хинган, и Гоби,[177] а через Тянь-Шань, силами мехчастей, проходила как в ходе специальной операции НКВД в сентябре 1937 года в Синьцзяне,[178] так и в августе-сентябре 1953 года, когда в экспедиции участвовали танки Т-54 и Т-34–85, авиадесантные самоходно-артиллерийские установки АСУ-57, бронетранспортеры БТР-40 и БТР-152 и др. «Мероприятие было подготовлено весьма серьезно, и в результате удалось получить много ценной информации (например, выяснилось, что на высоте 4 тыс. м по сравнению с высотой в 1 тыс. м дизельные двигатели снижали мощность на 23 %, а бензиновые — на 40–50 %, соответственно уменьшались максимальные скорости, увеличивалось время и путь разгона машин), выработать полезные рекомендации (так, было предложено включить в существующие таблицы стрельб специальные графы, учитывающие поправки в установку прицела в зависимости от изменения высоты и др.)».[179]

Это то, что касается географического подхода. Сейчас попробуем подойти к делу с культурно-исторической точки зрения. Граница может проходить по линии компактного расселения народов, тяготеющих или к российской цивилизации, или к китайской. Но как определить, в какую сторону тяготеет тот или иной народ, если он вообще-то стремится к независимости? Не так уж и сложно, и здесь следует привести казахскую поговорку — «Кара кытай каптасы, сары орыс экендей болар» (Черный китаец навалится, рыжий русский отцом покажется). Т. е. речь должна идти о выборе, для того или иного народа, стороны «меньшего зла» и наибольшей культурной комплиментарности. Все-таки те же казахи, несмотря на свой сегодняшний национализм и сомнительные уверения в том, что Чингисхан был казахом и это казахи брали Москву в 1238 году, более всего тяготеют именно к русской цивилизации, а не к китайской.

Конечно, некоторые националистически настроенные современные казахские граждане, выступающие на форумах в Интернете, ведут себя очень уверенно и осыпают ругательствами Россию и Китай почем зря, но осыпают ее почему-то на русском языке. Это одно. А вот второе состоит в том, что Россия не завоевывала Казахстан и Киргизию и, если я не ошибаюсь, это вожди казахских племен прибежали добиваться российского протектората. Возможно, тогда на них произвел впечатление пример Джунгарского ханства, население которого было практически полностью вырезано цинскими войсками,[180] а возможно, что именно притеснения от джунгар послужили решающим толчком в обращении к России. Здесь отмечу, что в беседе с послом России А. И. Тевкелевым батыр Букенбай говорил: «Когда киргиз-кайсацкая (казахская. — К. П.) орда в подданство Российской империи была не принята, не ото всех ли сторон они по своим поступкам всегда беспокойства принимали, почти ото всех всюду бегая, яко зайцы от борзых собак, разорялись и свой скот, бегаючи, сами бросали». Пока казахи чувствуют себя защищенными, но кто знает, что будет дальше и не придется ли опять засылать гонцов в «Руслянд».

Нет сомнения, что со стороны Китая присутствует определенное движение в Казахстан, и китайские устремления к Каспию, к нефте- и газоносным районам также присутствуют. Однако говорить о том, что КНР пойдет на какое-то военное вторжение в эти районы, на мой взгляд, необоснованно. Почему? Дело в том, что тот или иной регион можно завоевать, но далее придется думать об его освоении и желательно — о мирном его освоении. Какое-то военное движение вперед возможно, но в этом случае желательно иметь крепкий тыл, тогда как никакого крепкого тыла у Китая в этом направлении не будет. Дело в том, что в тылу этой возможной экспансии остаются уйгуры с их явным сепаратизмом и сильным стремлением к независимости. И здесь следует отметить, что «уйгурский вопрос» так до сих пор и не решен хоть сколько-нибудь удовлетворительно. По данному вопросу я рекомендую читателю работу В. Хлюпина «Треугольник геополитического взрыва».[181] Обычно Россия жертвовала уйгурами в пользу хороших отношений с Китаем, но кто может поручиться за очередную жертву, если этим хорошим отношениям придет конец?

Еще одним подходом к определению «линии баланса» между российской и китайской цивилизациями может стать подход климатический. Выше я уже рассуждал о том, что расовые отличия служат человеку для лучшей адаптации к условиям окружающей среды. Вообще-то этот вопрос требует глубокого научного анализа, но если рассуждать на обычном, житейском, уровне, то следует сделать некоторые замечания.

Всем известен лозунг популярнейшего российского политика В. В. Жириновского «Мыть сапоги в Индийском океане!». Так вот. Данный лозунг, лично мне, определенно не нравится. Почему? Я вовсе не являюсь принципиальным противником завоеваний и убежденным пацифистом. Все объясняется проще. Меня не устраивает климат Индии. Понимаете ли, читатель, я как-то побывал в тропиках в ходе военной практики и скажу прямо — мне там не понравилось. Лично я не желаю завоевывать страны с тропическим климатом и после этого, Боже упаси, там еще и поселяться. Отдохнуть месяц с кондиционером я согласен, но жить там и работать?! Увольте. Также я совершенно уверен в том, что обычный китайский работяга согласится осваивать земли Якутии только за хорошие деньги, и он не собирается оставаться в подобных условиях более, чем того потребует рабочий контракт. Всем, кто попробует спорить со мной, скажу без обиняков: «Да езжайте вы в Магадан и там живите. На здоровье!» Сидя в Москве, легко рассуждать на тему о китайской экспансии, к примеру, в Хабаровский край, ни дня здесь не отработав. Что-то при товарище Сталине никто не горел желанием осваивать районы Крайнего Севера, и Советской власти приходилось загонять туда людей под дулом карабина или заманивать тройными окладами, а ведь речь шла о представителях северного раздела европеоидной расы.

Здесь следует ненадолго вернуться в историю и посмотреть на условия, при которых сложился ханьский этнос. Влияние условий окружающей среды на хозяйство и культуру народов и сейчас очень велико, несмотря на то, что во многих странах большинство населения вследствие урбанизации проживает в условиях искусственного климата. В древности влияние климата являлось, возможно, основным.

Во II–I тыс. до н. э. климат Среднекитайской равнины был даже более влажный и теплый, чем сейчас. И именно тогда началось формирование древнекитайского этноса, которое проходило на территории значительных размеров, но практически в одинаковых условиях, в долинах среднего и нижнего течения реки Хуанхэ. С ростом численности ханьский народ стал выходить за пределы своего исконного ареала обитания.

«В результате завоевательных походов Цинь Шихуана и ханьского У-ди китайцы вышли за пределы первоначального района расселения. Экологическая среда изменилась, и территория была уже не так однородна, как раньше. На севере часть китайского населения оказалась в зоне пустынь и полупустынь, где летом было очень жарко, а зимой холодно и почва была не пригодна для земледелия. На юге же переселенцы увидели густой лес и бамбуковые заросли, много змей и хищников, сплав по рекам был затруднен из-за порогов. Жаркий и влажный климат способствовал распространению желтой лихорадки. Но тем не менее на юге китайцы приспосабливались быстрее, чем на севере, т. к. они селились в плодородных долинах рек, где условия были близки к их родным местам, в то время как коренное население было оттеснено в горные районы».[182]

Таким образом, несмотря ни на какую урбанизацию, следовало бы ожидать от китайцев усиления экспансии на территории южнее Китая, что в принципе в настоящее время и происходит. Китайское влияние наиболее сильно в пределах ЮВА. Как уже отмечалось выше, в 1990 году только в двух странах из 136, где присутствовали китайские иммигранты, в Индонезии и Таиланде, проживали 35 % хуацяо, а вот сведений об освоении китайцами Аляски я не нахожу, несмотря на то, что в США, которые этой Аляской владеют, живет весьма многочисленная китайская диаспора. Кстати, в этом североамериканском штате добывается нефть, но вот его население составляет всего только 632 тыс. человек, из которых 80 тыс. относятся к коренным народностям. И это при том, что для Аляски установлены большие льготы, по которым население (физические лица) полностью освобождены от региональных и местных налогов, а власти осуществляют программы ускоренного бытового обустройства людей. «К 2004 г. 84 % населения должно быть обеспечено централизованными или автономными системами водопровода и канализации. В 1990 г. этот показатель равнялся 40 %, в 1980 г. — 20 %»\ Вот как! Но не едут туда китайцы — хоть плачь. Хотя туристы Аляску посещают охотно, до 700 тыс. человек в год.

В завершение можно сказать, что у Китая достаточно болевых точек и слабых мест. Есть соблазн ударить по ним, что в принципе и предлагает известнейший наш геополитик и евразиец Александр Дугин в своем фундаментальном труде «Основы геополитики»: «Тибет, Синьцзян, Монголия, Манчжурия составляют вместе пояс безопасности России. Основная задача в этом регионе — сделать эти земли подконтрольными heartland'у, используя при этом потенциальных геополитических союзников России — Индию и Японию, а также страдающее от Пекинского диктата местное население. Для самого Китая этот пояс является стратегическим плацдармом для потенциального „рывка на Север“, в Казахстан и Сибирь. Это земли, вплотную примыкающие с юга к Lenaland, вокруг которой с неизбежностью будет разворачиваться позиционное геополитическое противостояние ведущих мировых сил. Россия должна оторвать этот плацдарм от Китая, отбросить Китай к югу и предложить ему в качестве геополитической компенсации развитие по оси Север-Юг, в южном направлении: Индокитай (кроме Вьетнама), Филиппины, Индонезия, Австралия».

Предлагаемые А. Дугиным мероприятия, как-то «оторвать» и «отбросить», вызывают уважение грандиозностью замысла, поскольку отрывать придется не у Афганистана, а отбрасывать предстоит вовсе не движение «Талибан». Однако есть и некоторые соображения.

Во-первых, предложение Китаю, особенно со стороны России, да еще в качестве компенсации, заняться развитием по южной оси выглядит достаточно любопытно. Китай уже давно и без всяких ультиматумов работает на данном направлении, и его не стоит особо упрашивать об этом.

Во-вторых, на ближайшие полтораста лет предложения А. Дугина в отношении Китая бесперспективны, поскольку он уже вошел в полосу подъема современного «династий-ного» цикла и выйдет из нее нескоро.

В-третьих, китайское государство никогда, еще раз подчеркиваю, никогда не согласится с утратой влияния в Тибете, Синьцзяне, Монголии (по крайней мере, во Внутренней) и Манчжурии. Это я могу утверждать без всяких консультаций с Пекином. Китайское государство может потерять власть в этих областях в результате сугубо внутренних проблем, вроде очередного развала страны, но, так или иначе, пусть и ценой определенных жертв, будет стремиться вновь заполучить его (влияние) обратно. Это неизбежно, и это следует из всей древнейшей ханьской истории. Я думаю, что вышеуказанные области определенно являются буферными или защитными территориями для чайнахарта. Использовать их в качестве плацдарма для захвата таких же буферных и защитных территорий Российской цивилизации есть сущее безумие, которое так или иначе будет вылечено известными способами. Так же как Китай никогда не примирится с потерей Тибета, Синьцзяна, Монголии и Маньчжурии, так и Россия никогда, подчеркиваю, никогда не смирится с потерей Дальнего Востока, Сибири, Казахстана, Белоруссии и Украины и, рано или поздно, вернет утраченный было в 90-х годах контроль над некоторыми из этих областей.

Посему России можно и нужно бороться за права уйгурского народа и его автономию, но в составе КНР. Можно и нужно бороться за предоставление маньчжурам такой же автономии, за сохранение их как нации, но опять же в составе КНР, то же самое следует делать в отношении монголов (имеется в виду АРВМ). Поступая таким образом, мы, во-первых, сохраняем вышеперечисленные народы в их самобытном существовании, в том числе и как определенную гарантию безопасности («пояс безопасности» по определению А. Дугина) для народов России, во-вторых, сохраняя их в составе КНР, мы являемся добрыми соседями для Китая и можем расчитывать на его поддержку. В случае же возможной (в политике ничего не следует сбрасывать со счетов) экспансии Китая на территорию Российской цивилизации мы действительно имеем возможность заставить китайское государство отказаться от своих намерений, обратившись напрямую за помощью к тем же маньчжурам, которым мы помогли бы в становлении их автономии, или к уйгурам, автономию которых мы бы поддерживали.

Также, на мой взгляд, не стоит рассуждать об ханьском народе так, как обычно привыкли рассуждать в пределах Западной цивилизации, т. е. сообразно лозунгу «хороший индеец — мертвый индеец», или геополитическими категориями А. Дугина, т. е. «оторвать» и «отбросить». Не думаю, что это наш метод. Как бы там ни было, но китайская цивилизация — это наш сосед, и было бы неплохо, и прежде всего выгодно, торговать и сотрудничать с ней, а не строить планы в стиле «убить-зарезать». Тем более в этом ракурсе довольно неожиданно выглядит следующее предложение А. Дугина высказанное им в той же книге:

«Восточнее идет сектор Монголии, стратегического союзника России. Здесь важно действовать превентивно и не допускать самой возможности усиления прокитайского фактора в монгольской политике. Монгольские степи и пустыни прекрасно защищают Южную Сибирь от Китая. При этом следует активизировать связи Монголии с Синьцзяном и Тибетом, чтобы создать предпосылки для новой конфигурации всего региона с ориентацией на постепенное вытеснение Китая и его геополитического влияния. Для этой цели можно выдвинуть проект Монголо-Тибетской федерации, куда могли бы войти также Бурятия, Тува, Хакассия и Алтайская Республика. Единство ламаистской традиции этих народов для Москвы является важным инструментом для антикитайской геополитической стратегии».

Безусловно, А. Дугин прав, и китайскому влиянию на монгольском направлении можно и нужно противодействовать. Но… Во-первых, А. Дугин предлагает вывести Бурятию, Туву, Хакассию и Алтайскую Республику из состава Российской Федерации. Если это геополитика, то в чью пользу? Во-вторых, А. Дугин предлагает еще и «оторвать» и «отбросить», т. е., на современном этапе, это означает ввязаться с Китаем в жесточайший конфликт, в-третьих, собственными же руками создать из лимитрофных государств некую федерацию и, как следует полагать, получить еще одну крупную проблему на российские головы. Зачем? Каковы будут последствия? И вообще, что это, ответственная политика или просто стремление по-бжезински двигать фигуры на «великой шахматной доске»?

Могу заявить со всей определенностью, что сегодняшняя граница между российской и китайской цивилизациями есть плод очень долгого и тернистого исторического процесса, и нет сомнения, что какие-либо эксперименты в этом направлении представляются весьма сомнительными.

(обратно) (обратно)

Заключение

Подведем некоторые итоги. На вопрос «Угрожает ли России военное вторжение Китая?» следует, пожалуй, ответить отрицательно. Лично я хорошо помню, как во времена поздней Советской власти, годах эдак в 70-х — начале 80-х, коммунистическая пропаганда довольно активно запугивала граждан СССР китайской угрозой, и это притом, что военное могущество Советского Союза не подвергалось сомнению. В обществе ходили анекдоты про «бои на китайско-финляндской границе» и про встречу Брежнева и Форда под присмотром китайского надзирателя. С началом «перестройки» все эти страхи оказались напрочь забыты, на первый план вышли ужасы сталинского режима и «стремление к демократии». В 90-х годах, когда гражданам не платили зарплату годами, а инфляция свирепствовала почище маоистских хунвэйбинов, населению России вообще было глубоко наплевать на какую-либо «желтую угрозу» со стороны китайцев, которые со своими дешевыми штанами и кроссовками представлялись не в таком уж и страшном виде, по сравнению с доморощенными кровопийцами-либералами.

С приходом к власти В. В. Путина жизнь потихоньку стала налаживаться. Почему же рисуемые всеми оттенками черного цвета ужасные китайцы не воспользовались развалом 90-х годов и не завоевали матушку-Россию со всеми ее баснословными богатствами Сибири и Дальнего Востока? Может быть, они расчитывали сделать это тихо-мирно, дождавшись, пока население ДВ частью вымрет, частью уедет в Среднюю Россию? Может быть. Исключать ничего нельзя. Вот только как после этого назвать российское правительство, желающее заместить вымирающий русский народ заезжими китайскими работягами? Кстати, еще в начале XX века один дальневосточный публицист, С. Д. Меркулов, выпустил брошюру «Вопросы колонизации Приамурского края», посвященную «желтому засилью» на Дальнем Востоке. Меркулов видел положение безнадежным. Поток китайских рабочих, по его прогнозам, должен был усиливаться с каждым годом. Безнадежность положения, по его мнению, осложнялась тремя наиболее важными факторами: неспособностью правительства, бездарностью местной администрации и ни-на-что-непригодностью русского человека (весьма знакомые интеллигентские стенания). Прошло совсем немного времени, и в том же Приморском крае не осталось ни одного хуацяо. Всех выселили и вопрос закрыли.

Так получилось. И кто может дать гарантию, что на этот раз не получится так же? Не верится? А верилось ли в 90-е годы, что «этот кошмар» когда-нибудь, причем достаточно быстро, закончится? Россию не стоит переоценивать, как бы сильна она не была, но роковой ошибкой было бы недооценивать ее, даже когда она слаба. Не помню, кто это сказал, но это был мудрый человек.

Как я несколько выше отметил, в вопросах политики не следует ничего исключать. Кроме одного: необходимо исключить следование в фарватере политики США, которые явно не против противопоставить растущей мощи Китая остатки российского военного потенциала. Еще раз напоминаю — США являются крупнейшим иностранным инвестором КНР, и наших интересов в их возможном конфликте нет. Незачем платить своими жизнями за правильное распределение прибылей между товарищем Чжаном и мистером Смитом. Нам более важен собственный народ, богатый и свободный, сильный и единый. Нам небходимо, чтобы он жил, потому что этот народ и есть мы.

Ай-гун спросил Цзай Во [о деревьях, которые сажают у] алтаря. Цзай Во ответил: «[При династии] Ся сажали сосны, [при династии] Инь — кипарисы, [при династии] Чжоу — каштаны, и [все для того], чтобы заставить народ бояться». Учитель, услышав это, сказал: «Не следует говорить о том, что уже совершено. Не следует противиться тому, что уже делается. Не следует порицать за то, что уже упущено».


(обратно)

Примечания

1

А. А. Бурыкин. Заметки об этнониме «чжурчжэни» и наименовании «чжурчжэньский язык».

(обратно)

2

РГИА. Ф. 394. Оп. 1. Д. 7. Л. 301

(обратно)

3

РГИА. Ф. 394. Оп. 1. Д. 7. Л. 297

(обратно)

4

Сорокина Т. Н. Китайская иммиграция на Дальний Восток России в конце XIX — начала XX вв.; http://www.hronos.km.ru

(обратно)

5

Сорокина Т. Н. Китайская иммиграция на Дальний Восток России в конце XIX — начала XX вв.; http://www.hronos.km.ru

(обратно)

6

Там же.

(обратно)

7

Сорокина Т. Н. Китайская иммиграция на Дальний Восток России в конце XIX — начала XX вв.; http://www.hronos.km.ru

(обратно)

8

Круглый стол по проблемам иммиграции в рамках XIV Международных Рождественских образовательных чтений. 2 февраля 2007 г.: http://pstgu.ru

(обратно)

9

См.: Ларин А. Ретроспектива: китайцы в России // Миграция, № 1, 1997 г.

(обратно)

10

Судоплатов П. Спецоперации. Лубянка и Кремль. 1930–1950 годы; http://lib.ru

(обратно)

11

Ст. «Китайское „вторжение“ в Сибирь и на Дальний Восток: мифы и реальность».

(обратно)

12

Я. Я. Бичурин (Иакинф). Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. М-Л. АН СССР, Институт этнографии им. Миклухо-Маклая, 1950.

(обратно)

13

См.: «Великая Эпоха», http://www.epochtimes.ru; «ЦентрАзия», http://www.centrasia.ru и др.

(обратно)

14

Евстафьев Д. Несколько мыслей об Америке.

(обратно)

15

Там же. С.40.

(обратно)

16

Евгений Берлин. «Желтое племя» // «Эксперт» № 27 (240), 17 июля.

(обратно)

17

См.: Екатерина Кудашкина. «Лишние» пенсии // Ведомости (Москва), 06.04.2004.

(обратно)

18

Там же.

(обратно)

19

См.: Клейн Л. С. Генераторы народов // Бронзовый и железный век Сибири: Материалы по истории Сибири. Древняя Сибирь. Вып. 4. — Новосибирск, 1974. С. 126–134.

(обратно)

20

Пензев К. Арии древней Руси. — М.: Алгоритм, 2007.

(обратно)

21

См.: Тодаева Б. Х. Монгольские языки; http://krugosvet.ru

(обратно)

22

Халха — это их самоназвание, альтернативные этнонимы — халх, халхчууд, халх монголчууд, халхасцы.

(обратно)

23

Цит. по: В. И. Максименко. Россия и Азия, или анти-Бжезинский (очерк геополитики 2000 года) // Восток, № 1, 2000.

(обратно)

24

Доманский Р. Горнило народов; http://kladina.narod.ru

(обратно)

25

См.: Петров В. П. Подсечное земледелие. Киев, 1968.

(обратно)

26

Тюрин А. М. Супермиф «Буддизм» и реальная религия стран Юго-Восточной Азии и Китая; http://lah.ru

(обратно)

27

Маслов А. А. Странствия в мире мертвых; http://maslov.msk.ru

(обратно)

28

Гумилёв Л. Н. Бон (Древняя тибетская религия) // Доклады ВГО. 15: Этнография. Л., 1970.

(обратно)

29

См.: Торчинов Е. А. Даосизм; http://ki-moskow.narod.ru

(обратно)

30

Там же.

(обратно)

31

См.: Гумилёв Л. Н. В поисках вымышленного царства. М.: Айрис-Пресс, 2006.

(обратно)

32

Прот. Иоанн (Мейндорф). Введение в святоотеческое богословие. М., 2001.

(обратно)

33

Там же.

(обратно)

34

Джованни дель Плано Карпини. История монголов. Гилъом де Рубрук. Путешествия в восточные страны. Книга Марко Поло. М.: Мысль,1997.

(обратно)

35

Вильгельм де Рубрук. Путешествие в восточные страны. / Пер. А. И. Малеина. М., 1957.

(обратно)

36

После Марко Поло. Путешествия западных чужеземцев в страны трех Индий. / Пер. Я. М. Света. М.: Наука, 1968.

(обратно)

37

См.: Алексанян А. Г. К проблеме феномена манихейства в Китае.

(обратно)

38

См.: УХань. Жизнеописание Чжу Юаньчжаня. М.: Прогресс, 1980.

(обратно)

39

Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. М.: АСТ, 2003.

(обратно)

40

Там же.

(обратно)

41

Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. М.: АСТ, 2003.

(обратно)

42

Там же.

(обратно)

43

Китайский источник о первых монгольских ханах. Надгробная надпись на могиле Елюй Чу-Цая. / пер. Н. Ц. Мункуева. М.: Наука, 1965

(обратно)

44

Сыма Цянь. Исторические записки. / Пер. Р. В. Вяткина. Т. VI. М., 1992, с.

(обратно)

45

См.: Сюнь-цзы. Пекин, 1956, т. 2, с. 7.

(обратно)

46

См.: Сыма Цянь. Там же.

(обратно)

47

Маслов А. Л. Китай: колокольца в пыли. Странствия мага и интеллектуала. М.: Алетейя, 2003.

(обратно)

48

Статистика с сайта http://russian.china.org.cn

(обратно)

49

Мэн-да бэй-лу (Полное описание монголо-татар) / Пер. Н. Ц. Мункуева. М.: Наука, 1975.

(обратно)

50

См.: Ецзы. Эго Кэсылофу таньсяньдуй Ваймэн каогу фасянь цзи-люэ («Краткий отчет об археологических находках русской экспедиции Козлова во Внешней Монголии») / Пер. на китайский Сян Да. // «Дунфан цзачжи» («Восток»), т. 2, кн. 15 (1927), с. 29–40.

(обратно)

51

Кюнер И. В. Китайские известия о народах южной Сибири, Центральной Азии и Дальнего Востока. М.: Издательство восточной литературы, 1961.

(обратно)

52

Там же.

(обратно)

53

Бичурин Н. Я. [Иакинф]. Собрание сведений… 1950.

(обратно)

54

Якобсон Р. Избранные работы. — М., 1985. — С. 92–104.

(обратно)

55

Подробнее см.: Пензев К. А. Князья Рос. М.: Алгоритм, 2007.

(обратно)

56

Там же.

(обратно)

57

Бичурин Н. Я. [Иакинф]. Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. М-Л.: АН СССР, Институт этнографии им. Миклухо-Маклая, 1950.

(обратно)

58

Савинов Д. Г. Народы Южной Сибири в древнетюркскую эпоху. Л., 1984.

(обратно)

59

Бичурин Н. Я. [Иакинф]. Собрание сведений… 1950.

(обратно)

60

Там же.

(обратно)

61

Там же.

(обратно)

62

Бичурин Н. Я. [Иакинф]. Собрание сведений… 1950.

(обратно)

63

Откуда есть пошла русская земля… Т. П. М.: Молодая гвардия, 1986.

(обратно)

64

Абуль-Хасан Али ибн-Хуссейн, известный под прозванием Аль-Масуди. В кн.: Сказания мусульманских писателей о славянах и русских. СПб., 1870.

(обратно)

65

Об этом см.: Пензев К. А. Арии древней Руси. М.: Алгоритм, 2007.

(обратно)

66

Аджаиб Ад-Дуния. Чудеса мира / Пер. Л. П. Смирнова. В кн.: Аджа-иб ад-дунья (Чудеса мира). М.: Наука, 1993.

(обратно)

67

Ибн аль-Асир. «Совершенство по части летописания». В кн.: Тизен-гаузен В. Г. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. СПб., 1884.

(обратно)

68

История монголов инока Магакии XIII века. / Пер. К. П. Патканова. М., 1871.

(обратно)

69

Георгий Пахимер. История о Михаиле и Андронике Палеологах. / Под ред. проф. Карпова. СПб.: В типографии департамента уделов, 1862.

(обратно)

70

Джованни дель Плана Карпини. История монголов. Гильом де Рубрук. Путешествия в восточные страны. Книга Марко Поло. М.: Мысль, 1997.

(обратно)

71

См. «Сборник летописей» М.-Л., 1952.

(обратно)

72

Дубровская Д. В. Судьба Синьцзяна. М.: ИВ РАН, 1998.

(обратно)

73

См.: Кюнер И. В. Китайские известия… 1961, с. 259.

(обратно)

74

Дубровская Д. В. Судьба Синцзяна. М.: ИВ РАН, 1998.

(обратно)

75

Дубровская Д. В. Судьба Синцзяна. М.: ИВ РАН, 1998.

(обратно)

76

Вообще-то термин «Нинся-Хуэйский» фонетически более корректно записывать без буквы «э», а национальность «хуэй» (дунгане, китайские мусульмане) так же именовать соответствующим образом, однако вследствие неблагозвучности получаемого термина его обычно несколько искажают.

(обратно)

77

См.: Бичурин Н. Я. (Иакинф) Историческое обозрение ойратов или калмыков с XV столетия до настоящего времени. Элиста: Калмыцкое книжное издательство, 1991; Златкин И. Я. История Джунгарского ханства (1635–1758).

(обратно)

78

См. статью «Монголия» // БСЭ, исторический раздел.

(обратно)

79

Калмыцко-монгольско-русский словарь, 1986.

(обратно)

80

Шара-туджи. Монгольская летопись XVII века / Пер. Н. П. Шастиной. М.: АН СССР, 1957.

(обратно)

81

И. Бичурин (Иакинф). Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена, т. I, стр. 43; т. II, стр. 188.

(обратно)

82

Цит. по: Эренжен Хара-Даван. Чингисхан как полководец и его наследие; http://kulichki.com

(обратно)

83

Н. Я. Бичурин (Иакинф). Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. М.-Л.: АН СССР, Институт этнографии им. Миклухо-Маклая, 1950.

(обратно)

84

Текст воспроизведен по изданию: Сыма Цянъ. Исторические записки. / Пер. Р. В. Вяткина и В. С. Таскина. Т. 2. М.: Восточная литература. 1975.

(обратно)

85

Гумилев Л. Н. История народа хунну. М.: АСТ, 2004.

(обратно)

86

См.: Грумм-Гржимайло Г. Е. Западная Монголия и Урянхайский край. Т. II. Л., 1926;

(обратно)

87

Гумилёв Л. Н. Динлинская проблема // Известия Всесоюзного Географического общества СССР, 1959, № 1.

(обратно)

88

Полное описание монголо-татар / пер. Н. Ц. Мункуева. М.: Наука, 1975.

(обратно)

89

Сборник летописей / Пер. Л. А. Хетагурова. М.-Л., 1952.

(обратно)

90

Цит. по: Я. Н. Гумилев. Древняя Русь и Великая степь.

(обратно)

91

Грумм-Гржимайло Г. Е. Западная Монголия и Урянхайский край. Т. II. Л., 1926.

(обратно)

92

Мэн-да бэй-лу («Полное описание монголо-татар»). М.: Наука, 1975.

(обратно)

93

Цит. по: Известия ал-Бекри и других авторов о Руси и славянах / Пер. А. Куника. Часть 1. // Записки императорской Академии Наук. Том 32. Приложение № 2. Спб. 1879.

(обратно)

94

Прокопий Кесарийский. Война с готами. О постройках / Пер. С. П. Кондратьева. М.: Арктос. 1996.

(обратно)

95

См.: У Хань. Жизнеописание Чжу Юаньчжаня. М.: Прогресс, 1980.

(обратно)

96

Чхао Чху-чанг. К вопросу о взаимоотношениях юаньских и золо-тордынских правителей (по данным китайских источников). / Источниковедение истории Улуса Джучи. Казань, 2001.

(обратно)

97

Вернадский Г. В. «Монголы и Русь»

(обратно)

98

Джузджани / Пер. В. Г. Тизенгаузена. В кн.: Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. М., 1941.

(обратно)

99

Чхао Чху-чанг. К вопросу о взаимоотношениях юаньских и золотордынских правителей…

(обратно)

100

Кычанов Е. И. Сведения из «Истории династии Юань» (Юань ши) о Золотой Орде / Источниковедение истории Улуса Джучи. Казань, 2001.

(обратно)

101

Вернадский Г. В. Монголы и Русь.

(обратно)

102

Майдар Дамгинжавын. Памятники истории и культуры Монголии. М., 1981.

(обратно)

103

См.: Памятники истории и культуры Монголии. М., 1981.

(обратно)

104

Статистика с сайта http://russian.china.org.cn

(обратно)

105

Бичурин Н. Я. (Иакинф). Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. М-Л.: АН СССР, Институт этнографии им. Миклухо-Маклая, 1950.

(обратно)

106

Грумм-Гржимайло Г. Е. Западная Монголия и Урянхайский край. Л., 1926.

(обратно)

107

Описание путешествия на запад даосского монаха Чань Чуня / Пер. П. И. Кафарова. Серия альманахов «Арабески истории». Вып. 2. «Пустыня Тартари».

(обратно)

108

Китайский источник о первых монгольских ханах. Надгробная надпись на могиле Елюй Чу-Цая. / Пер. Н. Ц. Мункуева. М.: Наука, 1965.

(обратно)

109

См.: Мясников В. С. Договорными статьями утвердили. Хабаровск, 1997. С. 174.

(обратно)

110

Бичурин Н. Я. (Иакинф). Историческое обозрение ойратов или калмыков с XV столетия до настоящего времени. Элиста: Калмыцкое книжное издательство. 1991.

(обратно)

111

См.: Кузьмин Ю. В., Дэмбэрэл К. Русская колония в Урге (1861–1920 гг.) в российской историографии // Диаспоры в историческом времени и пространстве. Иркутск, 1994. С. 118.

(обратно)

112

Китайский источник о первых монгольских ханах. Надгробная надпись на могиле Елюй Чу-Цая. / Пер. Н. Ц. Мункуева. М.: Наука, 1965.

(обратно)

113

Е Лун-ли. История государства киданей. / Пер. В. С. Таскина. М.: Наука, 1979.

(обратно)

114

Ху Цяо. Записки о пребывании в плену на севере. Е Лун-ли. История государства киданей. / Пер. В. С. Таскина. М.: Наука, 1979.

(обратно)

115

Е Лун-ли. История государства киданей. М.: Наука, 1979.

(обратно)

116

См.: Обручев В. А. В дебрях Центральной Азии. М., 1956.

(обратно)

117

Цит. по: Кюнер И. В. Китайские известия о народах южной Сибири, Центральной Азии и Дальнего Востока. М.: Издательство восточной литературы, 1961.

(обратно)

118

Е Лун-ли. История государства киданей. М.: Наука, 1979.

(обратно)

119

Пензев К. А. Князья Рос. М.: Алгоритм, 2007.

(обратно)

120

См., напр.: Левкин Г. Г. Вал Чингис-хана — государственная граница империи Айсинь Гурунь. // Наука и природа Дальнего Востока, 2006, № 2.

(обратно)

121

История золотой империи. / Пер. Г. М. Розова. Новосибирск: СО РАН, 1998.

(обратно)

122

Там же.

(обратно)

123

Сюй Мэн-синь — Кычанов Е. И. Чжурчжэни в XI в. (Материалы для этнографического исследования) // Древняя Сибирь. Сб. ст. Вып. 2. Сибирский археологический сборник. Новосибирск, 1966. (Материалы по истории Сибири).

(обратно)

124

Левкин Г. Г. Вал Чингисхана — государственная граница империи Айсинь Гурунь. // Наука и природа Дальнего Востока, 2006, № 2.

(обратно)

125

История золотой империи / Пер. Г. М. Розова. Новосибирск: СО РАН, 1998.

(обратно)

126

Бичурин Н. Я. (Иакинф). Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. М.-Л.: АН СССР, Институт этнографии им. Миклухо-Маклая, 1950.

(обратно)

127

Е Лун-ли. История государства киданей. М.: Наука, 1979.

(обратно)

128

Мэн-да бэй-лу («Полное описание монголо-татар») / Пер. Н. Ц. Мун-куева. М.: Наука, 1975.

(обратно)

129

Кюнер И. В. Китайские известия о народах южной Сибири, Центральной Азии и Дальнего Востока. М.: Издательство восточной литературы, 1961.

(обратно)

130

Сун Ятсен. Три народных принципа и будущее Китая. 21 декабря 1906 г.

(обратно)

131

Левкин Г. Г. Китай или Маньчжурия — сосед России?

(обратно)

132

Левкин Г. Г. Китай или Маньчжурия — сосед России?

(обратно)

133

См.: Стейн Р. А. Тибетская цивилизация. С. 200.

(обратно)

134

Кузнецов Б. И. Древний Иран и Тибет (История религии Бон). СПб.: Евразия, 1998.

(обратно)

135

Бичурин Н. Я. (Иакинф). История Тибета и Хухунора. Т. 1. СПб., 1833.

(обратно)

136

См.: Ивановский А. О. Материалы для истории инородцев Юго-Западного Китая. СПб., 1887.

(обратно)

137

France A. H., A History of Western Tibet. L., 1907.

(обратно)

138

Bell Ch. The Religion of Tibet. Oxford

(обратно)

139

Laufer B. Über ein tibetisches Geschichtwerk der Bonpo // T'oung Pao. Ser. II, 1901, vol. II

(обратно)

140

Hoffmann H. Quellen zur Geschichte der tibetischen Bon-Religion. Mainz-Wesbaden, 1950

(обратно)

141

Кузнецов Б. И., Гумилёв Л. Н. Бон (Древняя тибетская религия) // Доклады ВГО. Вып. 15. Л.: Этнография, 1970.

(обратно)

142

Кузнецов Б. И., Гумилев Л. Н. Бон.

(обратно)

143

Там же.

(обратно)

144

См.: Л. Н. Гумилев. Этническая история Тибета в I тысячелетии н. э. // Центральная Азия и Тибет: История и культура Востока Азии. Новосибирск, 1972. Т. 1. С. 73–77.

(обратно)

145

См.: В. В. Латышев. Известия древних писателей о Скифии и Кавказе // Вестник Древней Истории, № 4, 1948 г.

(обратно)

146

Бичурин Н. Я. (Иакинф). Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. М.-Л.: АН СССР, Институт этнографии им. Миклухо-Маклая, 1950.

(обратно)

147

Бичурин Н. Я. (Иакинф). Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. М.-Л.: АН СССР, Институт этнографии им. Миклухо-Маклая, 1950.

(обратно)

148

Типографская летопись // Полное собрание русских летописей, т. XXIV. М.: Языки русской культуры, 2000.

(обратно)

149

Марко Поло. Книга о разнообразии мира / Пер. И. П. Минаева; http://lib.ru

(обратно)

150

См. Пржевальский Н. М. Монголия и страна тангутов. Т. 1. М.: 1946., с. 221.

(обратно)

151

См.: Козлов П. К. Монголия и Кам. М., 1947., с. 223.

(обратно)

152

См.: Обручев В. А. В дебрях Центральной Азии. М., 1956.

(обратно)

153

См.: Грумм-Гржимайло Г. Е. Западная Монголия и Урянхайский край. Т. II. Л., 1926., с. 26–27.

(обратно)

154

Энциклопедический словарь Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона. М.: Русское слово, 1996.

(обратно)

155

Бичурин Н. Я. (Иакинф). Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. М.-Л.: АН СССР, Институт этнографии им. Миклухо-Маклая. 1950.

(обратно)

156

Пензев К. А. Арии древней Руси. М.: Алгоритм, 2007.

(обратно)

157

См.: Л. С. Клейн. Миграция тохаров в свете археологии.

(обратно)

158

Грумм-Гржимайло Г. Е. Почему китайцы рисуют демонов рыжеволосыми? СПб.: Типография В. С. Балашев и K°, 1899.

(обратно)

159

См.: Давыдова А. В. К вопросу о роли оседлых поселений в кочевом обществе сюнну. // КСИА, вып. 154, 1978; Давыдова А. В. Письменные и археологические источники о скотоводстве у сюнну. В кн.: Историческая этнография: Традиции и современность. Л., 1983.

(обратно)

160

Савинов Д. Г. Народы Южной Сибири в древнетюркскую эпху. Л., 1984.

(обратно)

161

См.: Левкин Г. Г. Вал Чингисхана — государственная граница империи Айсинь Гурунь; http://www.levking.ru

(обратно)

162

Ворожейкин А. В. Истребители. М.: Воениздат, 1961.

(обратно)

163

Левкин Г. Г. Вал Чингисхана — государственная граница империи Айсинь Гурунь; http: www.levking.ru

(обратно)

164

Марко Поло. Книга о разнообразии мира / Пер. И. П. Минаева.

(обратно)

165

По Гуань-Чжун. Троецарствие. / Пер. с кит. В. А. Панасюка. Стихи в обработке И. Миримского. М., 1954.

(обратно)

166

Васильев Л. С. История Востока; http://gosprav.ru

(обратно)

167

Васильев Л. С. История Востока; http://www.gosprav.ru

(обратно)

168

История золотой империи / Пер. Г. М. Розова. Новосибирск: СО РАН, 1998.

(обратно)

169

Козин С. А. Сокровенное сказание. М.-Л., 1941.

(обратно)

170

См.: Вернадский Г. В. Монголы и Русь. М.: Аграф, 2001.

(обратно)

171

Джувейни. История завоевателя мира / Пер. В. Г. Тизенгаузена. В кн.: Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. М., 1941.

(обратно)

172

См.: УХанъ. Жизнеописание Чжу Юаньчжаня. М.: Прогресс, 1980.

(обратно)

173

Васильев Л. С. История Востока.

(обратно)

174

Цит. по: В. И. Максименко. Россия и Азия, или анти-Бжезинский (очерк геополитики 2000 года) // Восток, № 1, 2000.

(обратно)

175

Гитлер А. Моя борьба; http://lib.ru

(обратно)

176

Хирата С. Как мы будем воевать. Токио, 1933.

(обратно)

177

См., напр., книги С. А. Плиева «Через Гоби и Хинган», «Конец Квантунской армии».

(обратно)

178

См., напр.: Нэх В. Ф. Специальная операция НКВД в Синьцзяне.

(обратно)

179

Киселев Е. Он-лайн версия «Независимой газеты».

(обратно)

180

См.: Хафизов К. Казахско-китайская граница в прошлом и сегодня.

(обратно)

181

Хлюпин В. Треугольник геополитического взрыва. М., 1999.

(обратно)

182

Савин А. В. Географическая проблема Севера и Юга в сознании и культурном наследии китайцев: история и современность.

(обратно)

Оглавление

  • От автора
  • Вот придут китайцы…
  •   Дополнение. Китайская грамота
  • Чайнатаун и мировые проблемы
  • Вопросы и задачи
  • Из жизни религий
  • Цивилизация и культура
  • Чайнахарт и его окрестности
  • Дополнение. Легенда о Белом царе
  • Новая граница
  • Великая и ужасная
  • Маньчжурский тигр
  • Под крышей мира Хань Линия баланса Заключение

    Загрузка...

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии

    загрузка...