загрузка...
Перескочить к меню

Изменяющая миры (fb2)

файл не оценён - Изменяющая миры (а.с. Изменяющая миры-2) 61K, 32с. (скачать fb2) - Дэвид Марк Вебер

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Дэвид Вебер - Изменяющая миры

Прыгающий-в-Ветвях притормозил на середине длинной ветви частокольного дерева, и его уши удивленно насторожились, когда он распробовал первые признаки приближающегося мыслесвета.

Точнее мыслесветов, поправил он себя, чувствуя двоих из Народа, пробирающихся к нему по широкой тропе, проложенной в древесных кронах. В одном из мыслесветов угадывалось нечто знакомое, но Прыгающий-в-Ветвях никак не мог решить, что же именно. Это было его обязанностью, и он знал это, и все же…

Он сел, выпрямившись, на заднюю пару конечностей, обвив лапы пушистым хвостом и уставился в том направлении, откуда приближались источники мыслесвета. Он уважительно отметил их силу, и ощутил слитные гармоники брачной пары. Мыслесвет кошки, разумеется, был более сильным. Так бывало почти всегда, но в этом случае ее мыслесвет должен был быть очень ярким, чтобы затмить спутника. Мощь мыслесвета кота и была тем, что смущало Прыгающего-в-Ветвях в его неуловимо знакомом вкусе. Он должен был узнать столь яркий мыслесвет, если когда-либо встречал его обладателя, пусть даже встреча была мимолетной, но было похоже на то, что именно сила этого мыслесвета делала его незнакомым. Кроме того, он знал все брачные пары клана Яркой Воды, и невидимые путешественники к их числу не принадлежали.

Его усы дернулись в недоумении. Со стороны брачной пары не было чем-то неслыханным путешествовать по территории чужого клана, но вежливость требовала, чтобы они предупредили клан о своем присутствии. Не то, чтобы Народ с осуждением относился к таким путешествиям — кроме, возможно, времени великого голода в самом конце дней холода в смене сезонов, когда даже пара лишних охотников могла покачнуть весы жизни и смерти для котят клана. Но такое случалось редко, и обычно это был просто вопрос любезности.

Он посидел еще мгновение, затем перебрался к ближайшему стволу частокольного дерева и легко вскарабкался на него. Он удобно устроился в развилке ветвей и приготовился к ожиданию. Чужаки приближались быстро, так что его ожидание обещало быть недолгим.

Так и вышло. Народ придавал меньше значения измерению таких вещей, как ход времени, в отличие от двуногих людей, с которыми он делил мир, но на взгляд Прыгающего-в-Ветвях прошло не более двух или трех рук человеческих “минут”, прежде чем показалась пара, которую он дожидался. Они двигались быстро, кот уверенно держался впереди, словно местность была ему хорошо знакома, и хвост Прыгающего-в-Ветвях дернулся за его спиной, когда его глаза сопоставили увиденное со вкусом мыслесвета пришельца и пришло истинное узнавание.

Смеющийся-Ярко!” — позвал он мысленно.

Мы не знали, что ты вернулся! Как, впрочем — тут его мыслеголос, несмотря на потрясение, выдал усмешку, — и то, что ты нашел себе подругу!

Кот приостановился, как и его подруга, и настороженно осмотрелся. Его глаза почти сразу же нашли Прыгающего-в-Ветвях, и разведчик Яркой Воды ощутил в его мыслесвете узнавание.

Я знаю, что вы не знали, Прыгающий-в-Ветвях”, — ответил он, и его мыслеголос лучился ироничным смешком. Кот не обратил внимания на шок, в котором пребывал Прыгающий-в-Ветвях, но разведчик знал, что тот почувствовал, как он смущен тем, что открыто проявил свое удивление. Но Смеющийся-Ярко установил связь с человеком более двух рук сезонов назад, а те, кто были связаны с людьми, почти никогда не находили себе пару среди Народа. Они могли найти себе временного партнера, когда имели возможность вернуться во владения своего клана, но связь, возникающая при принятии в силу своей природы почти всегда исключала возможность настоящего брака. Правда, существовали очень редкие исключения из этого правила, однако Прыгающий-в-Ветвях знал, что человек Смеющегося-Ярко очень редко бывал здесь, в мире Народа, что должно было сделать для Смеющегося-Ярко невозможной даже встречу с кошкой Народа, не то что брак! Неудивительно, что Прыгающий-в-Ветвях не узнал его мыслесвет, поскольку возможность того, что Смеющийся-Ярко вступит в брак за время, прошедшее с их последней встречи никогда не приходила в голову разведчику Яркой Воды.

Но, возможно, факт брака объясняет невероятную и неожиданную силу его мыслесвета, подумал Прыгающий-в-Ветвях. Когда Смеющийся-Ярко и его новая подруга подошли поближе, Прыгающий-в-Ветвях был вынужден приглушить собственную чувствительность, он словно мысленно зажмурился перед слепящим светом. Это было почти болезненное чувство, по крайней мере до тех пор пока он не привык к нему, а затем ощутил как его удивление тем, что Смеющийся-Ярко нашел себе пару поблекло перед трепетом, когда сила этих мощных мыслесветов простерлась над ним. Те, кто был связан с людьми обычно обнаруживали, что их мыслеголоса усилились, по меньшей мере так же, как и у тех, кто вступил в брак с другим представителем Народа, но Прыгающий-в-Ветвях никогда не сталкивался ни с кем из Народа, установившимобе связи!

По крайней мере, до сегодняшнего дня.

Прости меня, старший брат, — покаянно произнес Прыгающий-в-Ветвях мгновение спустя. — Я не хотел выглядеть столь удивленным. Просто это из-за того, что я думал, что ты покинул наш мир с Танцующей-на-Облаках. Я не подумал что ты можешь встретить других из Народа”.

Или что тот, кто вступил в связь с человеком найдет себе еще и подругу, младший брат, — с добродушной усмешкой ответил Смеющийся-Ярко. — Ну, я думаю, что не стоит винить тебя за это. Конечно я никогда не предполагал, что найду подругу, а даже если такие мысли меня и посещали, то я полагал, что найду ту, которая будет со мной лишь здесь, в нашем собственном мире. Но...” — он иронично тряхнул ушами, и Прыгающий-в-Ветвях обнаружил, что стал тихонько хихикать, очарованный богатыми юмором оттенками этого мощного мыслеголоса.

Но я забыл об этикете, который Двигающийся-Проворно вколачивал в меня, пока я был котенком, — сказал разведчик через секунду и его мыслеголос приобрел извиняющийся оттенок, когда он обратился к новой подруге Смеющегося-Ярко. — Добро пожаловать в земли клана Яркой Воды, — сказал он своей новой сестре. — Пусть твоя охота у нас будет доброй и обильной, сестра-по-выбору”.

Благодарю тебя, приветствующий меня младший брат, — ответила та с изысканной вежливостью, и, помимо своей воли, Прыгающий-в-Ветвях почувствовал, как его уши и хвост одновременно встали торчком, пока хрустальная чистота ее мыслеголоса катилась сквозь него. Нет! Не может быть! Ни один клан не допустит...

Я зовусь Золотой-Голос среди Народа клана Солнечного Листа”, — сказала она, и он сумел прижать уши в знак знакомства, несмотря на свое неверие в происходящее. Разведчик смотрел на нее несколько долгих мгновений, пробуя на вкус смесь веселья и напряжения, царившую в ее мыслесвете, пытаясь осознать, кто и что она есть. Несомненно, она предполагала такую реакцию… как предполагал ее и Смеющийся-Ярко, понял Прыгающий-в-Ветвях. Он не так хорошо знал старшего древесного кота, как мог бы, поскольку Смеющийся-Ярко слишком редко бывал дома, но он знал старшего разведчика достаточно хорошо чтобы понять, как бы тот прореагировал на такие чувства по отношению к своей подруге, если бы он не подготовился к их проявлению заранее.

Новая волна смущения поднялась в сознании Прыгающего-в-Ветвях, но на этот раз он не стал извинятся. В этом не было необходимости, так как, очевидно, Золотой-Голос и Смеющийся-Ярко ясно понимали, чем она вызвана. Кроме того, он сомневался, что сможет найти способ извиниться, не усугубив ситуацию еще сильнее, так как ничто из того, чему учил его Двигающийся-Проворно или любой из более старших старейшин клана не могло помочь ему найти правильную реакцию на такую неслыханную ситуацию.

Так что вместо того, чтобы извинится, он мысленно встряхнулся, зная, что они все равно почувствовали в его мыслесвете невысказанные извинения, и вновь обратил все свое внимание на Смеющегося-Ярко.

Вы собираетесь встретиться со старейшинами?” — Вопрос был излишним, так как это было очевидным намерением Смеющегося-Ярко и Золотого-Голоса, однако это было способом оставить в прошлом его недоверчивость, которая могла быть расценена как потенциальное оскорбление.

Собираемся, — подтвердил Смеющийся-Ярко. — Не составишь нам компанию?

С удовольствием”, — искренне ответил Прыгающий-в-Ветвях и повернулся, чтобы указывать путь к главному гнездовью клана Яркой Воды вдоль по тропе проходящей в кронах частокольных деревьев.


* * *

К тому времени, когда они добрались до места, Прыгающий-в-Ветвях справился со своим удивлением. У него не было четкой уверенности в том, что именно он думает по поводу беспрецедентных решений, которые несомненно приняла в своей жизни Золотой-Голос, но гудящая вибрацией связь между нею и Смеющимся-Ярко подспудно горела ярким огнем в его сознании. По мере того, как он привыкал к этому, ее почти болезненная интенсивность изменялась и преобразовывалась, превращаясь в нечто столь же мощное, но менее обжигающее, став путеводным маяком, а не слепящим светом, которым она казалась сначала. По мере того, как он приспосабливался к ней, он чувствовал в ней все больше тонких нюансов. Он был только разведчиком, не мыслеучителем или певцом памяти, но все же даже он мог ощутить странное, нескончаемое напряжение горя, постоянно парившее в их тесно связанных мыслесветах. Это исходит от Золотого-Голоса, осознал он. Ощущение тяжелой утраты, невыносимой печали и мучительной потери. Это не лежало на поверхности ее мыслесвета, и он даже сомневался, чтобы она вполне это осознавала, так как у горя был запах старой раны — той, что может не исцелится никогда, той, с которой придется жить всю жизнь, не имея другого выбора.

Было что-то неправильное в том, чтобы ощущать такое в столь великолепном мыслесвете, и все же, по мере того, как он распробовал этот оттенок, Прыгающий-в-Ветвях постепенно пришел к пониманию того, что странным образом (он самому себе не мог объяснить, каким именно), это горе было частью того, что сделало мыслесвет этой пары таким ярким. Как если бы горе, чувство потери каким-то образом закалили сталь радости, которую они нашли друг в друге, как если бы знание того, что потеряла Золотой-Голос, вынудило их еще больше ценить то, что было у них теперь.

И что бы Прыгающий-в-Ветвях или кто-либо другой не думали об уместности того, что Золотой-Голос связала себя с кем-то узами брака, он знал, что никто из ощутивших связь этой пары не смог бы усомниться в ее глубине и силе. Без сомненья, все, что вызывает такой восторг и радость в тех, кто это разделяет не может быть чем-то плохим, что бы он не думал о решениях, которые привели Золотой-Голос к ситуации, в которой их связь могла сформироваться. И даже если это было не так, согласно древнейшим традициям Народа связь брачной пары была сугубо личным делом. Никто не мог бы избежать прикосновения к их мыслесвету, но сам выбор вступать ли в брак вообще, и с кем именно, был тем, чего никто другой из Народа — даже старейшины клана — не имел права оспорить или подвергнуть сомнению. Хотя сомнения, конечно, имели место быть. Просто все остальные обычаи Народа утверждали, что Золотой-Голос никак не должна была...

Он снова прогнал эту мысль, что на сей раз оказалось куда легче — без сомненья, это означало, что он несколько лучше свыкся с нею — и повел компанию к самому высокому дереву в сердце главного гнездовья клана Яркой Воды. По мере того, как он, Смеющийся-Ярко и Золотой-Голос двигались сквозь переплетение веток частокольных деревьев, появлялось все больше взрослых членов клана. Разведчик пробовал их удивление, зеркальное отражение его собственного, когда они видели Смеющегося-Ярко и понимали, что тот мыслесвет, который они все ощущали, принадлежал именно ему.

Уши Прыгающего-в-Ветвях смешливо подрагивали, отражая его реакцию на некоторые воспринимаемые им эмоции. Смеющийся-Ярко был заметно старше его, и принял Танцующую-на-Облаках достаточно давно, так что лично Прыгающий-в-Ветвях никогда не видел шуток и розыгрышей, из-за которых Народ и назвал его Смеющимся-Ярко, однако он слышал достаточно рассказов о них, чтобы понимать, почему было дано такое имя. Теперь он чувствовал определенное напряжение среди старших членов клана, в то время как они впитывали новообретенную силу мыслесвета Смеющегося-Ярко и прикидывали, что бы он мог натворить теперь. Может, это и к лучшему, что он и Танцующая-на-Облаках редкие гости в мире Народа!

Они достигли высокого дерева, и, как обычно, Прыгающий-в-Ветвях почувствовал, что его шаги замедляются, а сам он пытается придать себе сдержанный и важный вид. Это дерево было сердцем клана Яркой Воды более десяти рук рук смен сезонов, дольше, чем все то время, которое люди пребывали на поверхности мира Народа. Менее двух рук кланов могли утверждать, что сохраняют неизменную территорию так много смен сезонов, а это дерево было местом, где вили гнезда несколько величайших певцов памяти всего Народа, включая саму Поющую-Истинно. Не в обычае Народа было испытывать трепет друг перед другом, это было бы странно для расы, имеющей возможность чувствовать мыслесвет и эмоции — даже сами мысли — своих клановых лидеров и певцов памяти, которые слишком хорошо знали друг друга для этого. Таково было положение вещей. И все же Прыгающий-в-Ветвях всегда чувствовал глубокий, почти на грани страха, трепет, когда поднимался на это дерево и понимал, что его когти касаются той же коры, той же древесины, что и когти легендарной Поющей-Истинно и всех ее преемников.

Теперь, достигнув верхней ветви, к которой и держал путь, он приостановился. Большое гнездо теперешней старшей певицы памяти клана Яркой Воды находилось перед ним, и не было нужды использовать колокольчик при входе, чтобы объявить о своем прибытии. Ветер-Памяти сидела перед входом в гнездо, посередине между Госпожой-Песен и Эхом-Времени, и почти две трети старейшин клана так же были здесь. Судя по всему, кто-то послал весть об их приходе заблаговременно, так как присутствовали все старейшины, находившиеся в это время в главном гнездовье, и их мыслесвета были сдержано серьезны.

Приветствую тебя, Прыгающий-в-Ветвях”, — музыкальный голос Ветра-Памяти напоминал хрустальный звук “ветряных колокольчиков”, о существовании которых восхищенный Народ узнал от людей, и Прыгающий-в-Ветвях повел ушами в исполненном глубокого почтения приветствии. Но даже делая это, он неотступно помнил о силе и красоте мыслеголоса подруги Смеющегося-Ярко.

Приветствую вас, Старшая Певица. Старейшины, — ответил он, обращаясь также к собравшимся лидерам клана. — Я направлялся к широкой воде за плотиной древесных прыгунов, когда встретил Смеющегося-Ярко и его новую подругу. — Он ощутил возбуждение интереса старейшин, когда подтвердил то, что они уже наверняка знали. — Когда мы повстречались, я, разумеется, возвратился сюда, чтобы сопровождать нашу новую сестру-по-выбору”.

Ты поступил правильно, младший брат”, — серьезно провозгласила Ветер-Памяти.

Конечно, во всем этом не было необходимости, но этобыл вопрос этикета. При обычных обстоятельствах Смеющийся-Ярко стал бы членом Клана Солнечного Листа, поскольку, по общему правилу, кот становился членом клана своей подруги (в тех редких случаях, когда представители Народа вступали в брак с кем-то, кто не принадлежал к их клану по рождению). Однако, тот факт, что он и Золотой-Голос предприняли путешествие в Клан Яркой Воды ясно указывал, что они не намеревались в данном случае следовать обычаю — в очередной раз, сухо подумал Прыгающий-в-Ветвях — и в этом был определенный смысл. Смеющийся-Ярко принял Танцующую-на-Облаках, одну из потомков Погибели-Клыкастой-Смерти, а земли Клана Погибели-Клыкастой-Смерти граничили с землями Яркой Воды. Конечно, человеческие кланы не подразумевали под понятием “земли” (и, если уж на то пошло, и под понятием “клан”) в точности то же, что и Народ, но все же можно было провести достаточно близкие параллели. Если Золотой-Голос сама не была связана с человеком, то для нее было бы разумным присоединится к клану ее друга, если он находился ближе, чем ее собственный, к клану человека ее друга. Клан Солнечного Листа же был весьма отдаленным. Но если она выбрала присоединится к чуждому ей клану, то со стороны Прыгающего-в-Ветвях было бы крайне невежливо не сопроводить ее сюда, на встречу с ее новыми братьями и сестрами. И старейшинами. Особенно старейшинами. И особенно в этом случае.

Я приветствую тебя, сестра-по-выбору, — Ветер-Памяти вышла вперед, поворачиваясь к новой подруге Смеющегося-Ярко. — Я не ожидала, что Смеющийся-Ярко найдет себе пару среди Народа, особенно учитывая силу его связи с Танцующей-на-Облаках. Однако я чувствую и силу связи, которая объединяет вас, а его мыслесвет стал еще сильнее со времени последнего визита к нам. Связь между вами сильна, и я желаю вам наслаждаться ею”.

Я благодарю вас, Старшая Певица”, — ответила Золотой-Голос и Прыгающий-в-Ветвях ощутил дрожь потрясения, прокатившуюся по умам собравшихся старейшин и прочих членов Клана Яркой Воды, которые последовали за ними ко гнезду Ветра-Памяти, когда этот невероятный мыслеголос заструился сквозь них. Ветер-Памяти подскочила и выпрямилась, уши ее встали торчком, а Госпожа-Песен прямо-таки зашипела у нее за спиной. Это был не вызов, но знак недоверия, так как мыслеголос Золотого-Голоса пел в их умах с чистой, сладостной силой одного из громадных человеческих колоколов. Он с легкостью перекрыл мыслеголос Ветра-Памяти, а Ветер-Памяти занимала свое положение старшей певицы Яркой Воды как раз благодаря мощи своего мыслеголоса.

Ты та, кого зовут Золотой-Голос!” — почти выкрикнула Эхо-Времени. Золотой-Голос обратила к ней ярко-зеленые глаза, склонив голову набок, и Эхо-Времени опустила взгляд, а ее мыслесвет пылал смущением. Она бы не смогла выразить своим восклицанием больше неодобрения, даже если бы постаралась, и испытываемое ею чувство неловкости за свое поведение было совершенно очевидно. Но очевидно было и то, что она не была до конца убеждена в том, что ее неодобрение было безосновательным, и Прыгающий-в-Ветвях чувствовал эхо тех же самых эмоций, исходящее от других членов клана.

Это так, Певица Памяти”, — ответила Золотой-Голос спустя долгое мгновение. В ее собственном мыслеголосе не было и следа гнева или негодования, лишь спокойная уверенность в себе и, может быть, вспышка подавленного веселья, словно она уже хорошо привыкла к такой реакции. Что, подумал Прыгающий-в-Ветвях, несомненно было именно так.

Прости мне мое изумление, сестра-по-выбору”. — Извинение Эха-Времени было искренним, но относилось лишь к публично проявленной ею реакции, а не к признанию того, что ее неодобрение было ошибочным.

Зачем ты извиняешься? — просто спросила Золотой-Голос. — Если бы мы поменялись местами, я испытывала бы те же чувства, Певица Памяти. Конечно — тут она позволила себе сухой мысленный смешок — мои собственные родители и домочадцы были… озадачены сделанным мной выбором. А что касается певиц памяти моего клана!..

Она пошевелила кончиком хвоста в аналоге человеческого закатывания глаз, а Ветер-Памяти удивила присутствующих — включая себя саму, как подозревал Прыгающий-в-Ветвях — мяукающим смешком. Все глаза обратились к ней, и она дернула ушами.

Я не сомневаюсь, что они сочли тебя “озадачивающей”, сестра-по-выбору, — иронично согласилась с ней старшая певица памяти. — В самом деле, я получила их песню памяти о твоем решении, и меня всегда поражало, что они не спорили с тобой более настойчиво”.

Думаю, и мне следовало бы удивиться этому, — признала Золотой-Голос. — Я сочла их достаточно настойчивыми, Старшая Певица, но я в то время была всего лишь котенком, а удел молодежи — быть одновременно уверенными в правильности своих решений и обижаться на то, что старейшины не разделяют их уверенности”.

И в самом деле. Хоть я и вижу, что с того времени ты сильно повзрослела”, — Ветер-Памяти произнесла это сухим как пыль тоном, и настала очередь Золотого-Голоса засветиться смехом, так как она была очень молода. На взгляд Прыгающего-в-Ветвях она была более чем вдвое моложе Смеющегося-Ярко, хотя трудно было сказать наверняка. Как и все кошки, она была гораздо меньше среднего по размеру кота, и ее пестрая коричнево-серая шкурка не могла похвастаться кольцами на хвосте, обозначавшими возраст у котов. Оба этих обстоятельства усложняли оценку ее возраста, а то, что она так сильно… отличалась от любой другой кошки, которую он когда-либо встречал, еще больше усложняло дело.

Я пока еще не старушка, Старшая Певица — признала Золотой-Голос, — И все же не сожалею о принятых мной решениях. В Клане Солнечного Листа было две полные руки хорошо обученных певиц памяти. Непохоже, чтобы они серьезно нуждались еще в одной, а во мне была жажда человеческого мыслесвета. — Она снова дернула ушами, прямо встретив пристальный взгляд Ветра-Памяти. — Мы не отказываем в праве жаждать человеческого мыслесвета своим охотникам, или разведчикам, или любым другим котам. Другим кошкам случалось устанавливать связь с людьми, хоть их и немного. Со стороны моих старейшин было бы ошибочно и несправедливо отказать мне в праве установить связь только потому, что у меня был потенциал певицы памяти”.

У тебя не просто был “потенциал”, сестра-по-выбору, — впервые заговорила Госпожа-Песен. — Ты певица памяти, признаешь ты это или нет, и принимаешь ты или нет ее обязанности. И это ты знаешь не хуже меня самой. Если ты думаешь, что со стороны старейшин и певиц памяти Клана Солнечного Листа было ошибочно и несправедливо отрицать твое право установит связь с человеком, то не было ли ошибочно и с твоей стороны отказаться от ответственности за свой клан, которая неотделима от твоего мыслеголоса и глубины памяти?

После прямолинейного вопроса певицы памяти воцарилась мыслетишина. Среди людей, как говорили Прыгающему-в-Ветвях, такой вопрос сочли бы оскорбительным, или, как минимум, недопустимо грубым, но он никогда не мог этого по-настоящему понять. Для Народа не было смысла не задавать такого вопроса, или пытаться скрыть сопутствующие ему эмоции, так как представители Народа тут же узнали бы, что один из них пытается скрыть желание задать вопрос или же утаить свои чувства. Были вещи, о которых в Народе просто не спрашивали, но их было мало и все они относились к областям, которые считались глубоко личными еще в древнейших песнях памяти. Что касалось лично его, Прыгающий-в-Ветвях всегда полагал, что это из-за того, что предки Народа на своей шкуре поняли, что копание в этих областях — вроде причин, по которым пара выбирала друг друга — с большой вероятностью может спровоцировать конфликт. Разумные существа, имеющие возможность слышать мысли и пробовать мыслесвет друг друга, возможно, и не могли вывести за рамки обсуждения все возможные области конфликтов, однако, во всех остальных областях, кроме тех, на которые было наложено железное табу обычая, Народ обращался друг к другу с откровенностью, невозможной в мыслеслепом обществе.

Но даже принимая во внимание все это, вызов и недоверие второй по старшинству певицы памяти клана Яркой Воды повисли перед Золотым-Голосом подобно комплекту обнаженных клыков. Молодая кошка в течение нескольких долгих вдохов спокойно смотрела на Госпожу-Песен, а затем пошевелила кончиком своего хвоста в знаке подтверждения.

Я есть то, что — и кто — я есть, Певица Памяти, — затем сказала она. — Я не выбирала силу своего мыслеголоса, яркость мыслесвета и ту память, что у меня есть, так же, как не выбирала и жажду отведать человеческого мыслесвета. И я заплатила за свои решения как горем, так и радостью”.

Всплеск печали всколыхнул ее мыслесвет, когда горе, тонкую ноту которого Прыгающий-в-Ветвях чувствовал с самого начала, вырвалось на свободу. Это продолжалось всего мгновение, но горе заставило содрогнуться всех вкусивших его. Это была печаль певицы памяти, за ней стояла вся ослепительная сила ее разума, и в это обжигающее мгновение все в пределах досягаемости ее мыслеголоса составили с певицей одно целое, разделяя муку потери и невосполнимой утраты, в то время как ее человек умирал, и жестокий клинок смерти в клочья рвал тонкую взаимосвязь, делавшую Золотой-Голос и ее человека двумя разными личностями и одним целым. Словно само солнце взорвалось над ними, разрушая весь мир — но мир гиб не в огне, а в пробиравшем до костей холоде полного опустошения. Прыгающий-в-Ветвях припал на все свои шесть лап, прижимаясь к находившейся под ним ветви, когда эта идеально переданная картина момента мучительной потери сдавила ему горло. Он ощутил испытываемую Золотым-Голосом потребность последовать за ее человеком во тьму, потребность слиться с пламенем его мыслесвета, куда бы он не ушел… и отчаянную жажду спастись от ужасной пустоты, которую его смерть оставила у нее в душе и разуме.

Но все же в сопереживаемом моменте присутствовало нечто большее, чем просто отчаянье. Там был и другой мыслесвет, цеплявшийся за нее с еще большей силой, чем та, с которой она сама жаждала покоя небытия. Он изо всех сил удерживал ее, отказываясь отпустить и разгоняя тьму своим сиянием. Он отличался от мыслесвета ее человека. При всей его мощи, он был слабее, почти приглушенным — более утонченная красота, цвета смешаны более изящно, и в нем не было необузданной силы, присутствовавшей в человеческом мыслесвете. И, в отличие от человеческого, этот мыслесвет соответствовал ее мыслесвету на всех уровнях, сливаясь с ним, врастая в нее подобно тому как она врастала в него.

Это был Смеющийся-Ярко, понял Прыгающий-в-Ветвях, и направил свой исполненный почтения взгляд на старшего кота. Возможно, яркая, грубая сила его требования к Золотому-Голосу — жить — была слабее, чем сила человеческого мыслесвета, но все же она превосходила все, на что был способен мыслесвет кота. И, все-таки, даже когда ощущение почтительного трепета коснулось его, Прыгающий-в-Ветвях задавался вопросом, почему он чувствовал это. Насколько он знал, никогда прежде в истории взаимоотношений Народа и людей не было случая, когда оба члена брачной пары принимали людей… и никогда прежде кошка, обладающая мыслеголосом и мыслесветом певицы памяти, не принимала никого из людей. Смеющийся-Ярко и Золотой-Голос вступили на территорию, где до того не бывал ни один представитель Народа. Ничего удивительного, что они обнаружили там вещи, которых Народ никак не ожидал.

Да, ты заплатила, — согласилась Госпожа-Песен мгновением спустя, но если ее мыслеголос и был немного подавленным, то неодобрения в нем меньше не стало. — Но если бы ты оставалась с Кланом Солнечного Листа, в чем и заключался твой долг, то тебе никогда бы и не пришлось платить эту цену”.

Без сомнений, это так, Певица Памяти. И все же единственный способ избежать ее уплаты заключался в том, чтобы отвергнуть радость, бывшую ее причиной, а решения, которые я приняла — и то, как я за них заплатила — сделали меня той, кто я есть сегодня. Вы говорите, что я певица памяти, и, возможно, в этом и есть правда. Но я была так же связана с человеком, испробовала красоту и силу его мыслесвета… и муку его утраты. И я повстречалась со Смеющимся-Ярко, и познала радость и величие единения с тем, кто открывает тебе свой разум — и ты отвечаешь ему тем же. И я стала матерью наших котят и чувствовала мягкое волшебство их мыслесвета внутри меня, и приветствовала их появление в мире, когда их глаза впервые открылись и увидели солнечный свет. Я познала и совершила все эти вещи, Певица Памяти. Не просто услышала о них в песне памяти, которую я сделала своей и спела другим”.

И те из нас, кто не делал ничего подобного, те, кто могут узнать о таком “просто” из песен, тех, что мы чувствуем и поем, они как-то ущербны по сравнению с тобой, которая все это совершила?” — требовательно спросила Госпожа-Песен.

Я этого не говорила, Певица Памяти, — спокойно отвечала Золотой-Голос — И я так не считаю”.

Госпожа-Песен секунду пристально разглядывала ее, но затем хлестнула хвостом в жесте согласия. Мыслесвет Золотого-Голоса был чист и ярок, и Госпожа-Песен чувствовала ее искренность столь же ясно, как и любой из присутствующих.

Я лишь говорю, что познала и совершила их лично, — продолжала Золотой-Голос. — Это было мое решение, мой выбор, но я все же хочу кое о чем спросить вас, Певица Памяти. Вы пели песни всех тех, кто был связан с людьми, начиная с принадлежавших к вашему собственному клану Лазающего-Быстро и Погибели-Клыкастой-Смерти. Число разведчиков и охотников Клана Яркой Воды, связанных с людьми, больше, чем у любого другого клана, и вы знаете о вкусе мыслесвета членов клана Погибели-Клыкастой-Смерти, яркое сияние и мощь которого притягивают Народ со всех уголков этого мира. Если бы вы были рождены с той же жаждой, с той же потребностью вобрать человеческий мыслесвет, сумели бы вы отказаться от этого?

Я бы подумала о моей ответственности перед моим кланом”,парировала Госпожа-Песен, но снова опустила взгляд, когда почувствовала мягкий упрек Золотого-Голоса. Госпожа-Песен была на руки смен сезонов старше Золотого-Голоса, и все же в этот момент Золотой-Голос казалась гораздо старше, и в ее мыслеголосе слышались упрекающие нотки.

Я тоже подумала о своих обязанностях, Певица Памяти, — сказала она почти снисходительно. — Вы полагаете, что я могла забыть о них? Но это не ответ на мой вопрос. Я спросила, отказались ли бы вы от жажды человеческого мыслесвета, если бы она вдруг обуяла вас”.

Я...” — начала было Госпожа-Песен, но заколебалась. Момент колебания затянулся, чтобы затем превратиться в нечто иное. Глаза певицы памяти снова встретились с глазами Золотого-Голоса, и ее молчание красноречиво отвечало младшей кошке, так как певица памяти знала эту жажду и потребность из песен памяти других. Она разделяла ее, сливалась с этой жаждой так, как не мог никто, кроме певицы памяти, и будучи таковой, она знала — как не знал никто другой — как трудно было не отдаться этой жажде.

Я не думаю, что завидую тебе, сестра-по-выбору, — произнесла в тишине Ветер-Памяти. — Любой певице памяти знакомо желание слиться с мыслепеснями Народа, слышать, чувствовать и ощущать всех тех, кто пришел до нас, когда они оживают вновь — через нас. И поскольку мы пели песни тех, кто вступал в связь с людьми, даже в те дни, когда продолжительность человеческой жизни была настолько коротка, что поступить так означало также принять собственную смерть, любой певице памяти известны эти жажда и потребность. Чтобы выбрать…

Она медленно покачала головой, в жесте, который Народ позаимствовал у своих человеческих друзей, но Золотой-Голос по-прежнему смотрела прямо на нее.

Жизнь — это выбор, Певица Памяти. Тот факт, что никто из Народа никогда не выбирал то, что выбрала я, и не жил жизнью, которую прожила я, не может изменить этого. Если у меня были времена боли и потерь, то были и радость и любовь. — Ее гибкий хвост вытянулся, нежно, но крепко обернувшись вокруг Смеющегося-Ярко. — У меня есть Смеющийся-Ярко, и наши котята — да, и еще его человек, потому что у Танцующей-на-Облаках хватит любви на руки рук Народа, и, как и Смеющийся-Ярко, она и ее люди стали для меня таким же кланом, каким был Клан Солнечного Листа. Может быть, это и есть причина, по которой та, что могла стать певицей памяти, установила связь с человеком, а затем и вступила в брак”.

Что ты имеешь в виду?” —настойчиво спросила Ветер-Памяти, а Золотой-Голос внимательно рассматривала ее в течение нескольких длинных вдохов. Прыгающий-в-Ветвях напрягся и ощутил такую же реакцию со стороны остальных членов своего клана — особенно со стороны Госпожи-Песен и Эха-Времени — когда они пробовали ее мыслесвет. В нем была глубокая искренность, несмотря на юность, но так же и несгибаемая убежденность, твердая, как дюраллой металлических ножей и топоров, которые люди дали Народу. Это не был вызов. Это было нечто большее — словно несокрушимая сила природы — словно ветер, способный повалить даже самое мощное частокольное дерево или королевский дуб. Он понятия не имел, что стоит за этим, но в тот момент он почти жалел старейшин и певиц памяти Клана Солнечного Листа, которые встретились с чем-то подобным, когда пытались заставить ее стать певицей памяти.

Я имею ввиду, что пришло время закончить наш великий обман, Певица Памяти, — очень тихо произнесла Золотой-Голос. — Нам уже давно пора показать людям всю степень своей разумности”.

Нет! — Это была не одна из певиц памяти, а Мастер-по-Коре, второй по старшинству из старейшин Яркой Воды, чей мыслеголос выдал глубоко укоренившееся отрицание. Все взгляды обратились к нему, но он не отступил. — Сама Поющая-Истинно говорила нам, что мы должны скрывать силу нашего разума, и она была права — упрямо продолжал он.— Путь мудрости был в том, чтобы скрывать ее, пока мы не узнаем о людях побольше, и путь мудрости по-прежнему состоит в том же самом. Нас защищают человеческие рейнджеры. Они помогают нам в тяжелые времена холодных смен сезонов, их лекари победили многие болезни, которые приходили к нам раньше и убивали, мы многому у них научились, но мы всегда оставались самими собой. Возможно, мы относимся к ним без прежней недоверчивости, но мы не можем точно знать, как они прореагируют, когда обнаружат, что мы так долго обманывали их. И даже если сказанное мной несправедливо, было бы глупым разрушить и изменить все отношения между нашими расами, когда мы и сейчас имеем все, чего только могли бы желать!

При всем моем почтении, Старейшина, вы не правы”, — сказала Золотой-Голос, и в то мгновение в ее мыслеголосе звучала царственная уверенность, эхо которой и по сей день жило в мыслепеснях самой Поющей-Истинно. По возрасту она была где-то вчетверо моложе Мастера-по-Коре, и являлась только что принятым членом его клана, однако она встретила его страстную речь без трепета, но и без личного вызова, и Прыгающий-в-Ветвях почувствовал к ней глубокое уважение — и еще сильнее позавидовал Смеющемуся-Ярко.

Почему ты так считаешь, сестра-по-выбору?” — спросила Ветер-Памяти. Она одна оставалась почти столь же спокойна, как и Золотой-Голос, она смотрела на младшую кошку не моргая, и ее сосредоточенный взгляд был лишь бледным отражением тщания, с которым она пробовала мыслесвет и мыслеголос остальных.

Потому, что в этом больше нет необходимости… и потому, что мы больше не котята, Старшая Певица, — сказала ей Золотой-Голос. — Нет нужды еще глубже изучать людей. Наверняка ты, которая пела песни каждого человека, которого когда-либо приняли, любого из Народа, кто вернулся чтобы рассказать обо всем, что он и его человек видели и сделали, должна была это заметить. Ты знаешь имя каждого человека — их человеческие имена, как и те, что дал им Народ — любого, кто был когда-либо принят. Ты знаешь полные песни их жизней, то как они защищали и хранили наши секреты… и как остальные люди, с которыми мы делим этот мир, тоже научились принимать нас такими, какие мы есть и заботиться о нас. Мы можем вечно скрывать силу нашего разума, но если мы поступаем так только для того, чтобы гарантировать безопасность Народа, пока пытаемся больше узнать о людях, то мы скрывали ее достаточно долго. Если мы никогда не соберемся сказать правду, то нам придется найти для этого более подходящую причину, чем страх человеческой реакции, Старшая Певица”.

Ветер-Памяти поразмыслила над этим, а потом согласно тряхнула ушами.

Больше того, — продолжила Золотой-Голос, — время больших перемен вот-вот наступит для наших людей — и, через них, для нас. Они воюют — она использовала человеческое слово, так как в мыслеголосе Народа не было подходящего, однако все, кто слушал ее, поняли, что она имеет в виду — с врагом, у которого куда больше гнезд, куда больше воинов, чем у наших людей. Смеющийся-Ярко и я встречались с некоторыми из этих врагов. — Ее хвост, обернувший друга, снова напрягся, как и его хвост, удобно обвившийся вокруг нее. — Из-за них я потеряла моего человека, а Смеющийся-Ярко потерял того, к кому был сильно привязан, того, кого любила Танцующая-на-Облаках. Некоторые из них действительно злы, до такой степени, какую немногие из Народа могут даже полностью представить. Большинство же, конечно, не такие. На самом деле, мыслесвет многих из тех, кого мы встречали, легко мог бы принадлежать нашим собственным людям. Но Смеющийся-Ярко и я так же видели оружие, которое они используют, и чувствовали страх многих людей — вражеских людей и наших собственных — страх того, к чему может привести эта война. Она может прийти даже сюда, поскольку наши люди в ужасающем меньшинстве. Они храбры и целеустремленны, и я уверена, что они сражаются куда лучше их врагов, но даже самому храброму сердцу не под силу победить время холода или остановить наводнение во время грязи. Их оружие может убивать даже сами миры, Старшая Певица — случайно, с тем же успехом, что и намеренно. Я знаю, что наши люди скорее умрут, чем по своей воле допустят использование такого оружия здесь, так как это и их мир, и они будут защищать нас так же отчаянно, как защищают собственных детей. Но все же это может произойти, и что станет с Кланом Яркой Воды, или с песнями памяти его Народа, если такому оружию суждено будет нанести удар сюда, в это главное гнездовье?

Холодная мыслетишина была ей ответом, а Прыгающий-в-Ветвях чувствовал тот же ледяной холод в своем сердце. Он никогда даже не рассматривал такую возможность, однако знал теперь, что должен был бы. Он тоже слышал песни памяти, пробовал сами мыслесвета Смеющегося-Ярко и его человека, когда они находились под ударами ужасного оружия, которое только что описала Золотой-Голос. И в этих песнях Смеющийся-Ярко всегда знал, что такие устрашающие орудия человека могут быть использованы даже здесь, в мире Народа. Однако так получилось, что взаимосвязь ускользала от Прыгающего-в-Ветвях, потому что такие устройства находились далеко за пределами его мысленного кругозора. И пробуя окаменевшее молчание вокруг него, он понял, что был не одинок в своем заблуждении. Вероятно даже сами певицы памяти не осознавали — или не смогли признаться себе в том, что осознавали — значения всего, что Смеющийся-Ярко и другие подобные ему из других кланов докладывали своим певицам памяти.

Народ ничего не может сделать для того, чтобы предотвратить подобное несчастье, — продолжала Золотой-Голос со все той же ужасной, несгибаемой честностью и прямотой, — и, как я и сказала, наши собственные люди охотно встанут лицом к лицу с самой смертью, чтобы уберечь нас от этого. И все же это не означает, что мы должны закрывать глаза на то, что может случиться, несмотря на все их усилия”.

Только что ты сама утверждала, что мы ничего не можем сделать, чтобы предотвратить это”, — указал Мастер-по-Коре. Его мыслеголос больше не был упрямым. Он был отчасти ошеломленным и испуганным, но в его ответе была не только паника. Он говорил как старейшина клана, тот, чьей обязанностью было угадывать опасности, встававшие перед Яркой Водой и искать способы избегать их… и кто знал теперь, что есть опасность, которой нельзя избежать, как бы он этого не хотел.

Нет, но мы можем предпринять шаги к тому, чтобы избежать последствий, — сказала ему Золотой-Голос. — Это одна из причин, по которым я утверждаю, что пришло время покончить с нашим обманом. Народ живет только в одном мире; наши люди объявили своими гнездовьями три, и есть еще много других, принадлежащих их союзникам и друзьям. Я верю, что для Народа тоже пришло время расширить свои гнездовья, и искать себе земли в других мирах, таких же, как наш собственный”.

В других мирах?!” — Мастер-по-Коре недоверчиво уставился на нее, и она встряхнула ушами с намеком на нетерпение.

Старейшина Клана, пора для такого решения давно пришла, — твердо сказала она, со всей властностью певицы памяти, которой она никогда не была. — Руки рук смен сезонов мы знали, что эти миры существуют. Смеющийся-Ярко и я посещали многие из них, пробовали их воздух и их воду, обнюхивали их почву, взбирались на их деревья. Не каждый будет хорошим домом для Народа, а многие из тех, что будут, не позволят нам жить на них так, как мы всегда жили здесь. Мы будем вынуждены узнать новые пути и новые вещи, приспособить к новым условиям наши старые обычаи, возможно, даже полностью изменить многие из них. Однако жить означает принимать решения и развиваться; отказаться от этого означает внутреннюю смерть, даже если тело продолжит жить. Народ всегда менялся медленно, но мы всегда понимали, что перемен избежать нельзя… и что перемена не всегда есть зло или заблуждение только потому, что она — перемена. Более того, у нас есть наши люди, чтобы оказать нам помощь. Вы думаете, что после всего того, что мы о них узнали, всех правил, которые они установили для самих себя, чтобы защитить нас, они не помогут нам в этом?”

Но они не смогут помочь нам так, как всегда помогали раньше, — заявила Ветер-Памяти, поднимая руку, чтобы указать на плотную зеленую листву и широко раскинувшиеся вокруг них ветви кроны частокольного дерева. — Если нам придется изменять наши пути и наши обычаи на этих других мирах, мы не сможем больше жить так, как всегда жил Народ, или выжить без наших людей”.

Не сможем, — согласилась Золотой-Голос. — Это одна из основных причин, по которым я говорю, что настало время отбросить наш обман. Если мы будем жить на других мирах наших людей — или даже на еще более далеких мирах — то мы должны создать новые модели общения со всеми людьми. Мы должны позволить им понять, насколько мы на самом деле умны, и даже те из Народа, что не связаны с людьми, должны научиться жить среди них. Не так, как мы делаем это сейчас, когда любой из нас может на время посетить любое человеческое гнездовье, а затем вернуться на нашу собственную территорию, но научиться жить среди них постоянно, а это может оказаться трудным. А со временем, как я подозреваю, нам придется найти способы делать вещи, в которых они нуждаются, чтобы они научились обращаться с нами так же, как это делают люди, связанные с нами — как с партнерами, чьи навыки и труд высоко ценятся, а не просто как с котятами, которых нужно оберегать, какими большинство людей видят нас сейчас. Мы слишком долго позволяли относиться к себе именно так, Певица Памяти. В самом деле, временами я задаюсь вопросом — не начали ли мы сами воспринимать себя так, как хотели бы, чтобы нас воспринимали люди”.

Ветер-Памяти начала было с горячностью отвечать, потом остановилась, и Прыгающий-в-Ветвях ощутил ее удивление, когда она заставила себя осознать слова Золотого-Голоса, и нашла в них горькую ноту правды.

Но есть и еще одна причина, по которой я полагаю, что пришло время сделать этот шаг, — развивала свою мысль в тишине Золотой-Голос. — Вы, Яркая Вода, даже лучше меня знаете, сколь многие поколения Народа искали общества людей Клана Погибели-Клыкастой-Смерти и вступали с ними в связь… и знаете, почему. Многие были избраны из других человеческих кланов, особенно из числа их Высокого Клана, но снова и снова мы выбирали людей из Клана Погибели-Клыкастой-Смерти и его дочерних кланов. А почему это так, Певица Памяти?

Потому, что они значительно менее мыслеслепы, чем большинство людей”, — ответила Ветер-Памяти.

Совершенно верно, — сказала Золотой-Голос. — О, были так же и другие причины. Они хороший клан, из тех, чьи люди всегда заботились о мире, который мы с ними делим, и о Народе. Конечно, среди них встречались и те, с кем никто не хотел бы вступить в связь, однако такие есть и среди Народа. Но в основном представители Клана Погибели-Клыкастой-Смерти были людьми, связь с которыми почтет за честь любой кот или кошка. Но истинная причина, по которой мы избрали столь многих из них, были блеск их мыслесвета и сила связей, что мы создавали с ними. Я была связана с тем, кто не происходил из этого клана, — внутри нее снова раздался беззвучный взрыв безутешного, бездонного горя, но в этот раз у него не было иззубренных, ранящих как нож граней, — и я не жалею об этом. Все же я скажу вам, что связь Смеющегося-Ярко с Танцующей-на-Облаках настолько сильнее, чем была моя со Звездным-Охотником, насколько голос певицы памяти сильнее голоса охотника или разведчика. Я не думаю, что Танцующая-на-Облаках даже теперь понимает, насколько сильно она похожа на одну из Народа, потому что она пробует мыслесвет Смеющегося-Ярко почти так же, как это делаем мы. Вы, которые пели их песни, знаете это, но вы знаете лишь то, что Смеющийся-Ярко смог вам об этом рассказать. Я же видела это, будучи той, что может видеть изнутри через свою связь с ним, и я говорю вам, что Танцующая-на-Облаках действительно может слышать его мысли”.

Это невозможно, — категорично заявил один из старейшин. — Люди мыслеслепы. Даже Враг-Темноты смог услышать мысли певицы памяти лишь благодаря тому, что ей помогали многие руки охотников и разведчиков!

Я не думаю, что Враг-Темноты даже тогда на самом деле слышал ее мысли, — спокойно сказала Золотой-Голос. — Я слышала ту песню множество раз, и я полагаю, что он попробовал ее песню, так и не услышав ее по-настоящему. Но Танцующая-на-Облаках слышит Смеющегося-Ярко. Не так, как одна из нас, и, конечно, не настолько отчетливо. Я даже не думаю, что она слушает теми же чувствами, которыми пользуется Народ. Это почти как… как если бы ее способность пробовать его мыслесвет была настолько сильна, что его мыслеголос доходил бы к ней через ту же самую связь”. — Она повернулась и посмотрела на своего друга, и тот тряхнул ушами.

Я думаю, что Золотой-Голос права, — сказал он. — Танцующая-на-Облаках, — нежность и любовь в его мыслеголосе протекли сквозь слушателей, словно легкий ветерок, когда он назвал имя своего человека, — не слышит меня так, как слышит Народ, не воспринимает мои мысли как мысли. Я точно не знаю, как она их слышит, так как не осознавал вплоть до нескольких последних рук смен сезонов, что она вообще может это делать”.

Мысленное встряхивание ушами в знак согласия прокатилось по его аудитории, потому что это был Клан Яркой Воды, и все его члены слышали песни памяти о том, как Смеющийся-Ярко заставил Танцующую-на-Облаках попробовать мыслесвет злодеев, от которых они спасли старейшин второго мира Танцующей-на-Облаках.

С того времени, она научилась пробовать мыслесвет других людей все более и более уверенно, — продолжал Смеющийся-Ярко. — Она еще этого не поняла, но в действительности для этого ей уже не нужна связь со мной. Я думаю, наша связь упрощает дело, но несколько раз она дотягивалась самостоятельно, даже не понимая, что она этого добилась. — Он наклонил голову, и остальные представители Народа ощутили его гордость и удивленное восхищение тем, чего достиг его человек. — В то же время, мы с ней ближе, чем кто-либо другой из подобных нам — я думаю, даже ближе, чем Быстро-Бьющий и Враг-Темноты — к настоящей беседе разума с разумом. Это трудно описать, потому что человеческое сознание очень сильно отличается от нашего. Как сказала Золотой-Голос, она не слышит меня так, как мы слышим друг друга. Скорее это похоже на общение с очень маленьким котенком, когда мысли и чувства по-настоящему не отделены друг от друга. Я еще изучаю эту новую возможность, еще ищу способ усилить ее, и с тех пор, как я встретил Золотой-Голос, моя связь с Танцующей-на-Облаках, кажется, сделалась еще сильнее и глубже. — Он послал волну любви и нежности своей подруге, но его взгляд оставался направленным в глаза старейшинам его клана. — Мы далеко продвинулись, и, благодаря человеческому “пролонгу”, у нас впереди еще много рук смен сезонов, чтобы продвинуться еще дальше. Я не знаю, смогут ли остальные люди и коты обнаружить схожую способность, но даже если единственная пара сможет сделать последний шаг и по-настоящему услышать друг друга, общаться так же легко и просто, как мы с вами или человек с человеком…

Его мыслеголос затих, и Золотой Голос снова взяла слово.

Естественно, есть и другие причины действовать немедленно, как естественно и то, что многие из нас смогут найти доводы в пользу того, почему нам не следует изменять привычному образу действий. Но я прошу всех вас понять следующее: Танцующая-на-Облаках и Смеющийся-Ярко не только разделяют более глубокую, более чистую связь, чем та, что любой из Народа когда-либо устанавливал с человеком, но она к тому же стала великим старейшиной среди людей. Может быть, не таким великим, как Стальная-Душа, потому что она не является главой Высокого Клана наших людей, но тем не менее великим старейшиной в другом ее мире. Она — ветвь, по которой Народ может достичь этого ее мира, потому как в ее власти сделать нас желанными гостями там, а ее любовь к Смеющемуся-Ярко — и ко мне и нашим котятам — пылает в ее сердце, как лесной пожар. Она поможет и поддержит нас, если мы попросим, она и ее люди будут защищать нас так же, как и Клан Погибели-Клыкастой-Смерти защищал и оберегал Народ здесь”.

Она умолкла, и глубочайшая тишина, казалось, опустилась на главное гнездовье Клана Яркой Воды. Она длилась бесконечно, а потом Ветер-Памяти встряхнулась, как котенок, которого дождь застал врасплох. Она повернулась и оглядела собравшихся старейшин и всех остальных взрослых членов клана, которые смотрели и слушали, а затем снова посмотрела на Золотой-Голос.

Ты не теряла времени даром, спланировав засаду на глупых древесных прыгунов, из которых, похоже, состоит твой новый клан, сестра-по-выбору! — заметила она мыслеголосом, в котором смешались тревога, отчаянье, надежда и глубокое изумление. — И ты проделала это прежде, чем мы даже успели предложили тебе и Смеющемуся-Ярко гнездо на то время, пока вы будете среди нас! Возможно, Клану Солнечного Листа повезло куда сильнее чем они сами считают, ведь им удалось избежать постоянного присутствия такой, м-м, энергичной певицы памяти!”

Я частенько подумывала, что мои старейшины оказались более удачливы, чем они сами считали… во многих областях, Старшая Певица”, — настолько скромно ответила Золотой-Голос, что рассмеялись даже многих из тех, кого она ошарашила наиболее сильно.

Может и так, а может и нет, — куда более серьезным тоном произнесла Ветер-Памяти. — Я не шучу, когда говорю тебе, что то, что ты предложила нам сегодня, может оказаться даже более важным — или опасным — для Народа чем все, что могла представить себе сама Поющая-Истинно. Это наверняка самая серьезная вещь, которую кто-либо выносил на обсуждение со времен Поющей-Истинно, и я полагаю, что польщена и горда тем, что ты пришла с этим в клан, откуда произошли она и Лазающий-Быстро”.

Даже если Золотой-Голос и права, — вступил в беседу Кривой-Хвост, другой представитель старейшин, — это не значит, что мы покинем старые пути за один единственный день, Старшая Певица. Если мы сделаем так, как говорит она, то мы, разумеется, для начала пошлем в другой мир Танцующей-на-Облаках лишь немногих. Не больше руки, самое большее — двух”.

Не обманывай себя, Кривой-Хвост, — ответила Ветер-Памяти. — Да, мы начнем лишь с немногих. И по крайней мере одна певица памяти должна быть с ними, поскольку — она метнула на Золотой-Голос ироничный взгляд — я не имею намерения пытаться убедить замужнюю кошку, обремененную собственными котятами, которая к тому же была связана с человеком, сделать то, в необходимости чего все старейшины Клана Солнечного Листа не смогли убедить неопытного котенка так много смен сезонов назад! И среди них должны быть охотники и разведчики… я бы сказала, по меньшей мере три руки. Но главную роль здесь играет не число — оно неважно. Значение имеют перемены. Я не думаю, что они придут сразу же, и я по-прежнему советую продвигаться вперед осторожно, однако само это продвижение потребует от Народа явить свой истинный разум людям. А это изменит сами взаимоотношения между людьми и Народом, повсеместно, навсегда”.

Ты говоришь правду, Старшая Певица, — согласилась Золотой-Голос. — Но я добавлю вот еще что. Хотя Поющая-Истинно и советовала нам остерегаться, она всегда знала, что придет тот день, когда Народ сделает этот шаг. Я думаю, что она могла бы согласиться с вами в том, что мы не должны двигаться с опрометчивой поспешностью… но я так же думаю, что она бы удивилась, что мы так долго шли к этому”.

Что же именно ты советуешь, сестра-по-выбору?” — спросила Ветер-Памяти мыслеголосом, в котором больше не слышалось и намека на враждебность.

Кошка-мать, связанная с человеком, обычно оставляет своих котят в своем родном клане, — ответила Золотой-Голос. — Я так не поступлю. Вместо этого, Смеющийся-Ярко и я возьмем их с собой в другой мир Танцующей-на-Облаках. А когда мы это сделаем, то, как и предлагала Ветер-Памяти, мы возьмем с собой других помогать нам обучать и растить их… и открыть людям новую дверь”.

Это смелый план…и опасный, — медленно произнес Мастер-по-Коре. —Окончательное решение будет принято не здесь и не сейчас, сестра-по-выбору, и это касается не только нашего клана. Мы должны посоветоваться с другими кланами и их старейшинами”.

Я понимаю. Но я также понимаю, что, как часто случалось и прежде, остальные кланы последуют за Яркой Водой. Этот клан был первым, распахнувшим дверь; если он решит открыть следующую, то недолго будет оставаться в одиночестве”.

Возможно, так оно и будет, — признал Мастер-по-Коре, — однако было бы невежливым, а так же и опасным приступить ко всему этому, по крайней мере не выслушав их мнения. Это займет какое-то время, по крайней мере две или три руки дней”.

Это достаточно быстро, — сказала ему Золотой-Голос. — Танцующая-на-Облаках наверняка не покинет наш мир в течение этого времени. У нас будет время для множества споров”.

Это точно, — вставил Смеющийся-Ярко, гордость за подругу ярко сияла в его мыслесвете, когда он обнял ее рукой. — Но каким бы не оказалось решение, Золотой-Голос и я, и наши котята, уйдем с Танцующей-на-Облаках”. За этим заявлением разведчика не последовало такого шока или удивления, который оно бы вызвало в других кланах. В конце концов, это же был клан Яркой Воды… и старейшины знали Смеющегося-Ярко с его младых когтей.

Мы это понимаем, Смеющийся-Ярко, — сказала ему Ветер-Памяти, ее мыслеголос и мыслесвет были насыщены сдерживаемым весельем, — но по крайней мере оставь нам иллюзию, что мнение всего остального Народа этого мира имеет хоть какое-то значение!

О, само собой, Старшая Певица! — со вспышкой радости заверил ее Смеющийся-Ярко. — В конце концов не следует проявлять неучтивость, ведь так?


* * *

Хонор Харрингтон бросила взгляд поверх своего книжного проектора, когда открылась старейшая на всем Сфинксе кошачья дверь. Ее пра-пра-пра-(и так далее)бабушка Стефани и Львиное Сердце были первыми, кто стал пользоваться этой дверью сотни стандартных лет назад, и она улыбнулась, в то время как еще два древесных кота воспользовались ею, чтобы просочится в помещение.

— Привет, Паршивец! — сказала она, отставляя свою кружку с какао. — Ну что, хорошо провел время с родней?

— Мяу! — согласился Нимиц, мягко перетекая по полу к ней и излучая почти невыносимое самодовольство. Он выглядел так, словно только что обнаружил, что является полновластным хозяином целой грядки с сельдереем, подумала Хонор, и с усмешкой покачала головой.

— Он иногда бывает ужасно самодовольным, не правда ли? — спросила она меньшую по размеру пеструю древесную кошку, которая сопровождала его, и Саманта согласно мяукнула. Она направилась к кушетке и легко запрыгнула на нее, чтобы заглянуть в корзинку, стоявшую рядом с Хонор. В ней спокойно спали четыре восхитительных клубочка пушистого меха — причем один из них слегка похрапывал — и Саманта снова мяукнула, мягче и более нежно, и протянула тонкую руку, чтобы ласково погладить одного из своих детей.

— Я же обещала присмотреть за ними — сказала ей Хонор, потянувшись, чтобы в свою очередь приласкать ушки Саманты, и подруга Нимица повернулась, чтобы посмотреть на нее ярко-зелеными глазами. Секунду они выглядели такими серьезными и осмысленными, что Хонор удивленно моргнула, но затем Саманта, похоже, одернула себя. Она отвернулась от своих спящих детей и мягко взобралась на колени Хонор, сворачиваясь в аккуратный бублик, а Нимиц устроился позади своих подруги и человека.

Саманта уткнулась носом в Хонор и глубоко вздохнула, затем закрыла глаза и заурчала в медленном, глубоком мурлыкании, поскольку длинные пальцы Хонор стали поглаживать ее пушистую шубку. Меньше чем через пять минут ее мурчание превратилось в медленное, глубокое дыхание, и Хонор взглянула сверху вниз на полностью расслабленную, шелковисто-теплую кошку, так доверчиво уснувшую у нее на коленях. Затем она посмотрела на Нимица, столь же аккуратно свернувшегося около нее на кушетке, и покачала головой.

— Взгляни на нее! — мягко произнесла она, и усмехнулась. — Такая усталая, что можно подумать пока ее не было, она мир изменяла, или творила еще что-то в этом роде!

— Мяу! — согласился Нимиц, а затем устроил собственный подбородок на бедре своего человека рядом с Самантой, и мягкое урчание его мурлыканья перекрыло медленное дыхание его подруги, а Хонор снова усмехнулась и положила руку ему на голову.



Вход в систему

Навигация

Поиск книг

 Популярные книги   Расширенный поиск книг

Последние комментарии

Последние публикации

Загрузка...