загрузка...
Перескочить к меню

Сокровища затонувшего корабля (fb2)

- Сокровища затонувшего корабля (а.с. Дети Шерлока Холмса-5) (и.с. Черный котенок) 273K, 124с. (скачать fb2) - Валерий Борисович Гусев

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Валерий Гусев Сокровище затонувшего корабля

Глава I Скучно не будет!

Когда бывшие мамины школьные подруги спрашивают при встрече, как ей живется, она немного думает, а потом грустно отвечает: «Во всяком случае, не скучно».

И она безупречно права, как говорит папа. В нашей семье случается всякое, но скучно не бывает никогда. Только за одно прошлое лето мы с моим младшим братишкой Алешкой сначала раскрыли банду опасных квартирных жуликов, потом обезвредили банду злобных сельских рэкетменов,[1] а после всего папа увлек нас в путешествие на парусной лодке – по местам своей далекой юности – на Белое море. Там нам тоже скучать не пришлось, некогда было: то пираты, то затопленное старинное подземелье, то вынужденная голодовка на необитаемом острове, то самый настоящий морской бой, в котором мы с честью одержали победу.

Ну а уж в это лето мама категорически заявила, что мы поедем отдыхать за границу. Как люди. Например, на Канары или на Кипр.

(Деньги у нас были, потому что Алешка в перерывах между схватками с жуликами, бандитами и пиратами успел разыскать старинный клад. Да к тому же еще и громадный золотой самородок. Он, правда, щедро одарил всех наших друзей и других нуждающихся, но кое-что, вполне достаточное, чтобы добраться до Канарских островов, у нас еще оставалось.)

Мама сказала, что пора бы и нам приобщиться к цивилизации. И к зарубежным культурным ценностям. А то наши дети (это про нас с Алешкой) растут дикарями.

– На фортепьянах не играют, – хмыкнул папа.

– Не играют! Они в карты играют! Я сама видела. А по-французски помнят всего одно слово – бонжур! И одно слово по-английски – гудбай!

Тут хмыкнул уже Алешка. А я хихикнул в кулак – знала бы мама, какими английскими словами и выражениями он свободно овладел в стенах родной школы, на улице и по телевизору, она бы нас за рубеж ни за что бы не взяла. В приличное общество во всяком случае. С иными культурными ценностями тем более.

– Будем жить в пятизвездочном отеле, – мечтала мама вслух, – на берегу безопасного Лазурного моря…

– Лазурное море, – буркнул под нос папа, – по-моему, несколько в другой стороне.

– Там все моря – лазурные, – упрямо мечтала мама. – И все мужчины – джентльмены. А дети – благовоспитанные.

– Умненькие, благоразумненькие, – коварно подпел ей Алешка.

– Как Буратино, – буркнул под нос папа. В полный голос он спорить с мамой не решался.

– Вот и хорошо, – она восприняла его реплику как согласие, – выбирай фирму, оформляй визу – едем на Канары!

– Ты что! – завопил Алешка, изумленно распахнув глаза и взбив хохолок на макушке. – Что там делать?

– Умирать со скуки на пляжах лазурного моря, – холодно подчеркнул папа.

– Лучше умирать со скуки, – отрезала мама, повысив голос, – чем от страха! – И глаза ее сверкнули.

– Ты безупречно права, – позорно потух наш папочка. – Давай свой паспорт.

Но тут и мама растерялась. Она не ожидала такой быстрой капитуляции. Ей очень хотелось еще повоевать. Чтобы ее победа была весомее, а наше поражение сокрушительней.

– Ну… Что ж так сразу? Надо выбрать страну. Ознакомиться с условиями. Все узнать, обдумать. Я посоветуюсь с подругами. – И она ушла к своей стиральной машине.

…Школьные подруги… Это да, это неотвратимый фактор, как иногда говорит папа. Мама очень любит вспоминать свои далекие счастливые школьные годы. Особенно – какой у них был дружный класс. Мне кажется, она втайне мечтает, чтобы и наша семья стала таким классом. Чтобы мы все дружно вставали, когда она входит, и показывали, какие у нас чистые руки. Чтобы посуду дружно мыли. Дружно ходили в магазин и таскали пылесос из угла в угол…

Когда мама вышла, мы все втроем дружно переглянулись. Папа поскреб лысеющее темечко, я вздохнул, а Алешка сказал папе:

– Бери одну путевку, женскую. А мы, мужчины, – едем на твое любимое Белое море. – И гордо показал эрудицию: – Как сказал недавно Пушкин, покой нам только снится.

– Это не Пушкин сказал, – машинально поправил задумавшийся папа. – И далеко не вчера. – Он размышлял. Он хотел не потерять свой авторитет в наших глазах. Маму он тоже не хотел терять. Это было видно по его глазам. Растерявшимся. Да еще мы на него уставились. Требовательно.

– Пойду на переговоры, – вздохнул он.

Вскоре он прошел мимо нас на балкон с отсутствующим лицом и с полным тазом выстиранного и отжатого белья. Мы – за ним.

Папа застенчиво развешивал белье, пытаясь отгородиться от наших требовательных вопросительных взглядов то мокрой простыней, то мокрым банным полотенцем. Алешка шагал за ним и отбрасывал одну преграду за другой. Папа оказался загнанным в угол балкона с пустым тазиком на боку. Мне стало его жалко. Но не Алешке.

– Ну? – сказал он, выставив палец пистолетом.

– Сказала: как знаешь, – вздохнул папа и виновато поправил очки.

Короче, пока папа увиливал, а мама советовалась с подругами, мы не успели попасть в ту группу туристов, которая нам больше всего подходила, и нам ничего не оставалось, как отложить поездку или ехать на Черное море. В какой-то рекомендованный папе на работе пансионат. А маме ничего не оставалось, как согласиться ехать с нами.

А вот там, когда мы опять влетели в криминальные приключения, мне не раз приходило в голову: зачем мы не послушались нашу мамочку? И как она была безупречно и неопровержимо права! Особенно когда говорила, что лучше умирать от скуки. А не от страха. По крайней мере дольше и не так опасно.

Правда, когда наши собственные приключения остались позади, мы узнали, что тот самолет с туристами, которым мы собирались лететь на Канары, захватили террористы. И он сел на каком-то песчаном острове среди моря. Лазурного, конечно. На острове не было ни воды, ни пищи. И никаких культурных ценностей. И в конце концов, пока не пришла помощь, они их съели. Пассажиры – террористов. Поделом, конечно. Но я бы предпочел умереть с голоду, чем питаться какими-то мерзавцами.

Но это – другая история. К нашей имеющая лишь косвенное отношение.

А наша, не менее драматичная, правда, без людоедства, начиналась так…

Глава II Таинственная дверь

Долетели мы благополучно. Двигатели шумели исправно. Никто не требовал под дулом пистолета изменить курс. Не обнаружилось на борту и взрывного устройства.

Только все время капризничала толстая вредная тетка с такими огромными сережками, что они оттягивали ее бедные уши до плеч. То ей жарко, то ей холодно. То пить хочется, то наоборот… кушать. А потом она выглянула в иллюминатор, ахнула и побледнела:

– Боже! Как высоко мы летим!

Бортпроводница терпеливо улыбнулась и сказала:

– Сейчас я попрошу командира корабля спуститься пониже. Правда, впереди очень высокие горы.

– Тогда не надо, – поторопилась тетка и стала думать, что бы ей еще потребовать…

В южном аэропорту нас встретила ослепительная тетя Женя – хозяйка пансионата «Горное гнездо». У нее были золотые, светящиеся под солнцем волосы до плеч, большие зеленые глаза и рот до ушей.

Тетя Женя подмигнула нам с Алешкой; улыбнулась, сверкнув белыми зубами, маме и, что-то шепнув папе, повела нас к большому красному открытому «Форду». Не распахивая дверцу, она просто перешагнула в машину, плюхнулась на сиденье и включила двигатель.

– Сейчас едем в порт. А оттуда на прекрасном белом катере – в мой замок на высокой морской скале. Где гнездятся чайки и пахнут магнолии. Годится? – спросила она Алешку, который уже сидел с ней рядом и нахально шарил в перчаточном отделении.

– Годится. А это что? – Алешка вытащил громадный черный длинноствольный револьвер. – «Кольт»?

Тетя Женя кивнула и ловко вывела машину из отчаянной сутолоки аэровокзала на приморское шоссе:

– У нас тут такое делается, на акватории! Завелась под водой какая-то громадная рыбина, из каких-то далеких океанов, вроде акулы. Рыбаки сети штопать не успевают. И еще завелись, плюс ко всему, какие-то тайные бандиты на быстроходном катере. Берут на абордаж мирные суда, грабят пассажиров и… исчезают, будто в тумане. Приходится вооружаться.

Мама вздрогнула и побледнела:

– Я так и знала. Говорила же…

Папа вздохнул и развел руками. Он вообще как-то странно воспринял эту тревожную информацию. Будто ничего нового тут для него не было. И еще мне почему-то показалось, что с тетей Женей он уже был знаком когда-то раньше. Но они оба скрывают этот факт. Почему? Зачем? И от кого? Подозрительно что-то…

– Нас бандиты не тронут, – уверенно сказала тетя Женя. И попыталась увести разговор в безопасную сторону: – Это кипарисы, – она кивнула на стройные красивые деревья по обочинам, млеющие под солнцем. – А дальше мандарины пойдут.

Алешка оживился. Он до недавнего времени полагал, что мандарины растут на елках, новогодних. Но мама ни на кипарисы, ни на мандарины не поддалась:

– Почему это они нас не тронут? – спросила она. Мне даже показалось, что с обидой.

– А что у вас грабить? – удивилась тетя Женя. – Какие сокровища?

– Разве что эти? – и папа кивнул на нас с Алешкой. – Ну, это смотря на чей вкус.

– Я бы не рискнула, – добавила мама с натянутой улыбкой. – Эти разбойники сами любых бандитов повяжут.

– Повяжем, – скромно согласился Алешка, небрежно так прицелился в несущийся навстречу автомобиль и звонко щелкнул языком. Автомобиль панически шарахнулся в сторону, Алешка убрал на место револьвер. – Повяжем. Опыт есть. И рыбину вашу отловим. И зажарим.

Мы мчались по шоссе, овеваемые горячим южным ветром. По обочинам мелькали кипарисы и мандарины. Позади была спокойная жизнь. А впереди – теплое заманчивое море. И приключения. Но об этом мы еще не знали. Иначе вздрогнули бы и побледнели. И так же быстро, а то еще и быстрее, помчались бы обратно.

Вскоре шоссе кончилось, и мы приехали в шумный порт, заставленный кораблями, забитый фурами и грузовиками. Ловко уворачиваясь от клыкастых и ковшастых автопогрузчиков, прошмыгивая под паучьими ногами кранов с птичьими шеями, тетя Женя подогнала машину к самому дальнему причалу и поставила ее на стоянку.

Там покачивался на ленивой зеленой волне, среди арбузных корок, небольшой, но «прекрасный белый катер». На корме, под легким полосатым тентом, уже сидели наши коллеги по проживанию в «Горном гнезде»: веселый дядька в тельняшке; пожилой, ученого вида профессор в детской панамке и в очках на носу; и… толстая вредная тетка из нашего авиалайнера с ушами до плеч. И как она здесь оказалась раньше нас? Не хватало нам такого соседства на мирном отдыхе…

Коллеги пили прохладительные напитки и ждали нас. Когда мы поднялись на палубу, профессор вежливо приподнял свою панамку, дядька в тельняшке – свою пивную кружку, а тетка, нахлобучив громадную, как спасательный круг, шляпищу, недовольно проговорила:

– Наконец-то! – И строго скомандовала капитану: – От винта!

Капитан, в белой с золотом фуражке и в белых шортах из махристо обрезанных брюк, вздрогнул и возразил:

– Мы не на самолете, мадам.

– Какая разница, – отмахнулась «мадам». Она, видно, почему-то привыкла, что с ней все соглашаются. Даже когда она говорит глупости. – И штаны наденьте. Здесь дамы.

– А у меня их нет, – засмеялся капитан и быстренько спрятался от нее в рулевой рубке.

Мы отчалили.

– «Как провожают пароходы…» – заревел дядька в тельняшке, но, тут же смолкнув, признался: – А дальше забыл. – И налил себе еще пива. Чтобы вспомнить, наверное.

Родители с тетей Женей сели пить прохладительные напитки, а мы с Алешкой прошли на носовую палубу. Смотреть, как красивый острый нос катера режет зеленую морскую воду и поднимает крутые пенистые усы. Отпуск начинался неплохо.

Катер быстро шел вдоль берега, который был сначала городской, а потом песчаный, а потом зеленый. А потом появились – словно выросли из моря, высокие скалы. Внизу они были мокрые, в водорослях и в морской пене, а повыше – сухие и горячие от южного солнца.

Капитан передал штурвал босому матросу (вся команда какая-то развеселая – кто босиком, кто в трусиках) и пришел к нам. Алешка тут же вцепился в него с расспросами про эту загадочную рыбищу из дальних океанов.

– Я ее сам видел, – похвалился капитан. – Примерно она с мой катер. И с вот такими глазищами, – он развел руки во всю ширь.

Алешка тут же похвалился, что поймает эту рыбищу, вот с такими глазами. Он, по молодости своих восьми лет, не боялся нереальных задач.

Капитан тут же подыграл ему и посоветовал снять со старой, затонувшей и выкинутой волнами на берег яхты тонкие стальные тросы вместо лески.

– А вместо крючка, – посмеиваясь, добавил щедрый капитан, – я, уж так и быть, подарю тебе кошку с тузика. Тузик – это не собака, а маленькая шлюпка. И кошка – это тоже не кот. А небольшой якорь с острыми лапами.

Алешка вежливо попросил капитана немедленно изменить курс и подойти к этой заброшенной яхте. Тут почти все наши коллеги по пансионату выразили недовольство. Особенно возмущалась толстая тетка в своих тяжеленных, как висячие амбарные замки, сережках. Она затрясла ими и завопила:

– Но мы же опоздаем к обеду!

– Вам это не повредит, – вежливо сказал рассеянный профессор, похожий на Паганеля.

Тетка в ответ опять затрясла ушами, и серьги ее заблестели на солнце. На одной сережке была выложена камешками буква «Р», а на другой – «М». Тетку уже так все и звали – Р.М., а никакая не Раиса Михайловна.

– А мне повредит, – поддержал ее бывший бравый моряк в тельняшке, которого мы прозвали Боцманом. И опять наполнил свою кружку.

Капитан все-таки послушался Алешку и пристал к берегу рядом с разбитой волнами яхтой. Ее почти всю занесло песком и ракушками и забросало водорослями. Босой матрос соскочил на берег, содрал с мачты все тросы и прихватил даже вьюшку – катушка такая, на которую наматывается якорный канат. И мы благополучно поплыли дальше. Под пронзительный скрип чаек и ворчание Р.М.

Тут к нам подошла тетя Женя с двумя громадными и холодными арбузными ломтями. Мы впились в алую мякоть, на щеки и подбородки брызнул густой сок, под носами выросли красные сладкие усы. Мы стояли на чуть покачивающейся носовой палубе, сплевывали косточки в несущуюся мимо бортов катера воду, и наши лакированные от сока лица приятно овевал влажный морской ветер.

Да! Отпуск начинался прекрасно…

Мы-то ведь еще не знали, что вместе с ним уже начались опасные приключения. Догадаться не могли, что вместе с нами плывет на катере наш будущий злостный враг. И даже не один, как потом оказалось. Целая стая врагов…

– Вон мой замок, – сказала тетя Женя, забирая у нас арбузные корки, обглоданные до самой зелени. – Место безлюдное, спокойное. Сказочный пляж. Рыбалка еще та! Слово рыбака.

Перед «Горным гнездом» раскинулось море. Сзади вальяжно поднимались горы. По бокам… Ну, по бокам тоже, можно сказать, высились горы. Пансионат как бы запрятался в небольшом прохладном ущелье. Причем не на берегу, а на высоком выступе скалы. Он и вправду был похож на гнездо, которое свила подальше от людского глаза, на недоступной скале, какая-то громадная и неведомая птица. И на старинный замок он тоже был похож. Сложен из серого камня, с дубовыми воротами, с башенкой и с острыми узкими окнами в фигурных решетках.

– На крепость похоже, – сказал и Алешка.

– Так и есть, – сказала тетя Женя. – Это здание построил один богач. Ему хотелось иметь неприступный для недругов замок.

– Потому что романтично? – спросил я.

– И потому еще, что у него было много врагов. Но потом он обеднел и продал его.

– А вы разбогатели и купили? – с непосредственностью малыша спросил Алешка. – А за сколько?

Тетя Женя почему-то чуть заметно смутилась, рассмеялась, пригладила ему хохолок на макушке и ничего не ответила. Коммерческая тайна, подумал я. Но немного ошибся, как оказалось в дальнейшем. Тайна была покруче коммерческой. Криминальная, я бы сказал…

Катер подошел к бородатому от водорослей причалу, стукнулся в него носом, и босой матрос перекинул на берег трап. Почти от причала поднимались вырубленные в скале и огражденные металлическими поручнями ступени. Все источенные за многие годы ветрами, дождями и подошвами. Тетя Женя объяснила нам, что в стародавние годы в этой скале, наверху, была пещера, а в ней жил святой отшельник. И люди, пока он был жив, все время наведывались к нему, а потом ходили смотреть его пещеру.

– А теперь куда она делась? – спросил Алешка, зорко наблюдая за тем, как Боцман сгружает на причал его добычу.

– Никуда не делась, – пожала плечами тетя Женя. – Вход в нее заложили, и все.

– А где он? – не отставал Алешка, большой специалист по пещерам и подземельям.

– А прямо в кладовке. Я потом тебе покажу.

Ступеньки прихотливо вились по скале, постукивали под ногами расшатанными камнями, и наконец мы добрались до небольшой площадки у входа. Она была окружена тоже каменной оградой, почти скрывшейся под кудряво вьющимися растениями. Была она похожа на крепостную стену с зубцами и бойницами. И даже в одном месте стояла небольшая старинная пушка на четырех маленьких деревянных колесиках. А рядом высилась пирамидка из круглых чугунных ядер.

Здесь мы остановились перевести дыхание и оглядеть открывшиеся с высоты бескрайние горизонты. Справа и слева – скалы, а впереди одно только море – то голубое, то зеленое, то цвета фольги под солнцем. А по морю туда-сюда неспешно плавают корабли, большие и поменьше.

– И пираты их подкарауливают, – мрачно угадал мои мысли Алешка. И спросил тетю Женю: – А ваша пушка стреляет?

– Не знаю, не пробовала. – Она распахнула калитку в воротах и пригласила нас в замок. И показала все помещения.

Нам понравилось – внутри тоже все было похоже на настоящий замок. В столовой – громадный камин с дровами, громадный деревянный стол, окруженный деревянными стульями с высокими спинками. По стенам висели всякие рога и шкуры добытых зверей, сабли и мечи. Мы сразу же попробовали снять по сабле, но ничего не получилось – они оказались намертво прикреплены к стене, это была такая декорация. Как на сцене театра. Хорошо, что мы тогда еще не догадывались, какие загадочные и драматические события разыграются на этой сцене…

Потом тетя Женя показала нам библиотеку и небольшой спортзал со всякими тренажерами, а также наши апартаменты и сказала, чтобы мы отдохнули с дороги и приходили потом на обед, где она расскажет о распорядке дня и программе отдыха. Нашей семье достался угловой двухкомнатный номер – одна комната с видом на море для мамы с папой, а другая с видом на ущелье – нам с Алешкой. Мы с ним сразу же сбросили кроссовки, завалились на постели и, задрав ноги, обменялись впечатлениями. И составили свою программу отдыха. И свой распорядок дня.

– Сопротивляться не будем, – шептал Алешка. – А делать будем по-своему. Я проделаю вход в пещеру, потом поймаю эту рыбищу, а ты обезвредишь пиратский корабль.

Возражать против такого распределения обязанностей я не стал – бесполезно. Уж если Алешка принимал решение, он шел к цели как хороший танк, который не остановят «ни горы, ни овраги и не лес. Ни океан без дна и берегов…». Впрочем, все это вы узнаете в дальнейшем…

После дружеского обеда вокруг стола и всяких разговоров для знакомства Алексей неожиданно для всех изъявил желание помочь тете Жене убрать посуду и объедки.

– Мы с Димой дома всегда помогаем маме, – скромно и с достоинством сказал он и подмигнул мне.

Папа надолго открыл рот, а мама от этой наглой лжи вздрогнула, побледнела и, как мне показалось, чуть не упала с высокого стула.

– Да, конечно, – сказал я, вставая. И начал собирать посуду, слепо повинуясь Алешкиным подмигиваниям. Мы перетащили посуду со стола на кухню, свалили в мойку. И тут все стало ясно.

– Теть Жень, – напомнил Алешка, – а кладовка? Вы обещали. Детей нельзя обманывать…

– А взрослых можно? – обиделась тетя Женя и вздохнула. Она уже поняла, что отделаться от Алешки невозможно.

Надо сказать, что задней стены у «Горного гнезда» не было. Вместо нее – ровная скала. Здание и впрямь, как птичье гнездо, прилепилось к горе. Тетя Женя провела нас в кладовку и там, за полками с консервами и за шкафом с посудой, показала сводчатый проем, вырубленный в камне и заложенный кирпичами на цементе.

– А зачем замуровали-то? – спросил я. – Интересно ведь. И романтично.

– Да как-то мальчонка один, вроде нашего, – она кивнула на Алешку, колупавшего ногтем шов кирпичной кладки, – заблудился там. Пещера-то ведь глубоко в скалу уходит. А дальше идет в катакомбы. Мы с вами туда съездим, на экскурсию. И не пытайся, – это она уже Алешке, который подхватил с полки консервный нож, надеясь с его помощью разобрать кладку. – Ничего не получится. Я уже пробовала.

– А динамитом?

– Динамитом? – задумалась тетя Женя. – Динамитом – нет. Не догадалась.

Алешка вздохнул. С сожалением. Но, по-моему, он притворялся. И скорее всего найдет способ «откупорить» пещеру. А там он, конечно, заблудится. И вся милиция, весь местный воинский гарнизон и МЧС из Москвы во главе с министром поднимутся по тревоге, будут его безуспешно искать, а он неожиданно объявится в самом неожиданном месте, с самой неожиданной находкой…

Тут уже вздохнул я. Хотя и не догадывался, как был недалек от истины…

Глава III Вот это рыбка!

Скучно нам не было и в первые дни, еще до приключений. За завтраком мы слушали радио, которое всегда включал Профессор, чтобы не отстать «от событий мирового значения». Обычно таким событием было очередное сообщение об очередном нападении неизвестного пиратского судна на мирных пассажиров. И очередное заверение начальника милиции о том, что «правоохранительные органы, проведя ряд оперативных мероприятий, вышли на след морских бандитов, и скоро предстанут перед судом».

Мама, как правило, при этом бледнела, папа почему-то переглядывался с тетей Женей, Боцман хмыкал в тарелку, а Р.М. укоризненно качала головой. И все при этом молчали. Только дотошный Профессор пытался выяснить вслух: кто же все-таки в скором времени предстанет перед судом – правоохранительные органы или бандиты? Сразу после завтрака, в час утренней свежести, как выражался Профессор, мы спускались к морю и не вылезали из него до обеда. Под руководством тети Жени гоняли на гидроцикле и водных лыжах, прыгали со скалы в набегающие волны, ловили крабов и собирали ракушки. Профессор в это время наслаждался легкой прогулкой вдоль кромки берега, изредка вздрагивая от наших восторженных воплей и визгов. Р.М. недовольно похрапывала в шезлонге под зонтиком. А Боцман чаще всего исчезал до обеда – у него все время был «час охлажденного пива». Потом, в час полуденного зноя, наступал обед, во время которого только и слышалось от Р.М.: не хлюпай, не звякай, не ерзай, закрой рот. Ей очень нравилось делать всем замечания. Она самоутверждается, услышал я, как шепнул папа маме. Самоутверждалась бы где-нибудь на пустынной скале посреди моря…

Зато потом тетя Женя приносила на берег акваланг и учила нас с ним плавать. В своем зеленом купальнике и длинных ластах она была и вправду, как заметил Алешка, похожа на большую красивую и веселую лягушку, когда быстро плыла под водой. Правда, и Алешка, когда плыл с ней рядом, был тоже похож на лягушонка. Ему страшно нравилось нырять и собирать с песчаного дна разные сокровища вроде крабовых красно-белых клешней и красивых камешков. Однажды ему повезло. Он вынырнул и показал тете Жене обычный камень невзрачного дымчато-сероватого цвета. Приглядевшись, мы увидели, что внутри него будто тлеет теплый красный огонек.

– Молодец, – похвалила Алешку «большая лягушка». – Счастливчик. Это хризолит. Он приносит счастье и ограждает от всяких бед.

Алешка подарил камешек маме, которая чаще всего сидела на берегу и тревожно смотрела в даль моря: не появится ли там грозный пиратский сорокапушечный фрегат или «вот с такими глазами рыбища», которая безжалостно схавает ее любимого «лягушонка».

А папа был задумчив. И озабочен. О чем-то все время размышлял и о чем-то иногда вполголоса и кратко переговаривался с тетей Женей, когда нас не было поблизости…

А в час вечерней прохлады мы иногда спускались с тетей Женей на пляж, и она устраивала час вечернего костра и пекла на нем мидии, которые мы собирали за день.

Приходил наш вечно сонный охранник, приносил охапку дров и, зевая, уходил наверх, спотыкаясь на ступенях. А мы долго сидели у костра, слушали, как, засыпая, чуть слышно вздыхает море, шурша сонными волнами по песку, как оглушительно скрипят всегда невидимые цикады. Смотрели, как мерцают звезды, как всходит луна, как таинственно скользят в дали моря огни его кораблей. И медленно движутся к городу, над которым светит своими огнями романтический маяк.

– Это не маяк, – как-то развеяла наше заблуждение тетя Женя. – Это такой небоскреб, высоченный и узкий. Он стоит над морем, прямо над обрывом. В нем тридцать этажей. – Это она сказала с гордостью, будто сама его построила. Или этажи считала.

– Во бы там пожить, – размечтался Алешка. – На самой крыше! Оттуда, наверное, Турцию видно. – Далась ему эта Турция.

– И не мечтай, – огорчила его тетя Женя, вороша ярко-красные угли. – Там не живут, там работают. Банкиры.

– Деньги делают?

– Ага. Это самый крупный банк на юге. «Кредит» называется…

Ну и пусть банк. Все равно красиво светится своими этажами над ночным морем…

А перед сном мы все собирались в столовой у камина как большая дружная семья. В которой, конечно, не без урода. Вообще коллеги наши по пансионату – пансионеры, как дразнила нас тетя Женя, – подобрались интересные. И в основном хорошие. Мы подружились с ними. Кроме, конечно, противной Р.М. Она строила из себя богатую и знатную даму и всех учила, как надо жить. Особенно за столом. То Профессор не в ту руку вилку взял, то Боцман чаем хлюпает, то Алешка от первого отказался.

Правда, ее никто не слушал. Даже когда она хвалилась своим мужем – отчаянным бизнесменом, который сделал капитал на торговле цветными металлами. «Наша фирма так и называется – „Русская медь“. Это понятно?»

– Спекулянт? – наивно уточнил Профессор. И не менее наивно продолжил: – А почему же вы, мадам, взялись отдыхать в таком скромном заведении?

Р.М., как ни странно, не обиделась:

– Знаете, Профессор, надоели вся эта суета и все это навязчивое подобострастие фенешебельных отелей…

– Фешенебельных, – поправил машинально Профессор.

– Какая разница… Захотелось уединиться в теплой семейной обстановке.

И испортить ее своими вредными замечаниями, прочел я в Алешкиных глазах. А Профессор кивнул, словно подумал о том же, и снова взял вилку не в ту руку. По-моему, нарочно. Наш Профессор был настоящий ученый, не то что Р.М. – барыня. Очень умный, рассеянный и дружелюбный. Он был океанолог. И все знал про Мировой океан. И щедро делился с нами своими знаниями вечерами у камина. И такое нам рассказывал про бездонное царство, что даже Р.М. открывала рот с золотыми зубами. И на них играло каминное пламя. Делом всей своей жизни Профессор считал сбор сведений о разных судах, затонувших со всякими сокровищами. Он собирал эти сведения в толстую тетрадь. На каждый корабль была своя страница: где затонул, при каких обстоятельствах, на какой глубине и какие сокровища унес с собой в морскую пучину.

Особенно внимательно слушал его рассказы Боцман. Он ведь был когда-то моряком, служил на подводной лодке. Потому мы его Боцманом и прозвали. Обычно он задумчиво подбрасывал поленья в камин и мурлыкал: «Когда усталая подлодка из глубины идет домой…» Дальше слов не знал и переворачивал свою пластинку. На той стороне у него было: «Как провожают пароходы…» И тоже – всего одна строка. Бросил полено – всплыла подлодка. Бросит другое – пароходы провожают. Сначала немного надоедало. А потом мы привыкли – как к непрерывному и однообразному звуку цикад. И шороху волн по песку.

Но вот когда Профессор начинал очередной рассказ о затонувшем паруснике с грузом золотых монет, песня Боцмана глохла, а его красное от огня волосатое ухо поворачивалось, как у собаки. И ловило каждое слово рассказчика. В этом было что-то тревожное и жуткое…

Море было большое и лазурное. Небо – синее. Далекий берег – золотистый снизу и зеленый вверху. А мы сидели в лодке и ловили всякую морскую рыбу: лобана, кефальку, даже вредную скорпену. Собственно говоря, ловили мы с папой, а Алешка, скептически похмыкивая на наш улов, без всякой зависти мастерил на носу какое-то устрашающее приспособление из якорной вьюшки, лодочной кошки и яхтенных тросов. Чем-то похожее в целом на гарпунную пушку для охоты на китов. Или громадную удочку для ловли «вот такой рыбищи». Мы с папой посмеивались, но в глубине души не сомневались, что затея ему удастся. Любая, самая фантастическая идея превращалась, если мой братишка брался ее осуществить, в простенькую, быстро решаемую проблемку. Стоило ему, например, прочитать, как жители Простоквашина пошли с чемоданом в лес за кладом, он тут же с таким же успехом повторил их опыт. А однажды, дожливым вечером на даче, листая со скуки какой-то журнал, он узнал, что человеку, которому удастся создать летательный аппарат, приводимый в действие мускульной силой, положена громадная Нобелевская премия. Там еще говорилось, что пролететь на нем изобретатель должен сколько-то километров, через Ла-Манш, что ли? Алешка хмыкнул и на следующий день за полчаса соорудил конструкцию из велосипеда, двух зонтов и лопастей старого «вертилятора»… Хорошо, что папа в это время шел со станции. Он успел подпрыгнуть и схватить Лешку за ноги, когда тот пролетал над ним, разогнавшись с горки.

– Доволен? – сердито кричал Алешка, вырываясь из папиных рук и показывая, как скрывается вдали над лесом его летательный аппарат, приводимый в действие мускульной силой. – Кто-нибудь его поймает и премию вместо меня получит! Доволен?

– Я доволен, что ты остался с нами, – пыхтел папа, с трудом удерживая авиатора, рвущегося в бескрайние просторы. – Фиг с ней, с этой премией. Ты нам дороже.

Я уверен: когда Алешка узнает в школе, что вечный двигатель невозможен, он тут же – из спичечного коробка, катушки от ниток и еще какой-нибудь ерунды – создаст этот несоздаваемый двигатель, и тот будет работать хоть сто лет. А всякие ученые мужи будут скрести свои умные затылки и хлопать себя по мудрым лбам.

…Алешка осмотрел свое устройство, выбрал из нашего улова самого большого лобана, привязал его к кошке и, поплевав, как положено для рыбацкого счастья, зашвырнул в море. Плюхнуло здорово. И сейчас же под нами, в сумрачной зеленой глубине, у самого дна, метнулась серая тень. Трос натянулся, зазвенел, вьюшка-катушка начала бешено вращаться – рывок, и наша лодка, сорвавшись с якоря, помчалась в открытое море. Трос, косо уходя в воду, резал ее как бритва, казалось даже, что он шипит в воде, разогретый огромной скоростью. А за кормой бурлили буруны.

– Вот она! – в восторге орал Алешка. – Попалась!

– Она нас в Турцию утащит, – беспокойно сказал папа, оглядываясь на убывающий вдаль родной берег. – Давай ее отпустим…

– Щас! Разбежались!

Отпустим, грустно подумал я. Кто кого поймал-то? И в этот момент трос лопнул где-то в глубине, свистнул как Соловей-разбойник и бессильно опустился дальним концом на дно моря. Папа вздохнул с облегчением. Алешка взвизгнул от разочарования. И стал наматывать трос на вьюшку.

– Вот это рыбка! – приговаривал он. – Видал, какие глазищи? – И, как капитан катера, раскидывал руки во всю ширь. – Только они почему-то у нее на спине.

А папа, осмотрев конец троса, словно перекушенный острейшими гигантскими кусачками, задумчиво проговорил:

– Да, большая рыбка. Со стальными, похоже, зубами. – И задумался еще больше.

– Ну погоди, – с угрозой проворчал Алешка куда-то вдаль.

Но на рыбалку с папой мы больше не ходили. Когда мы, восторженные и расстроенные, добрались до берега, нас уже ждала мама с телеграммой в руке: папу срочно отзывали из отпуска. Такая уж у него работа.

– Я с тобой, – сказала мама. – Я никогда не оставляла тебя в трудную минуту. Не оставлю и теперь. – Мама, оказывается, знала, что папу посылают в загранкомандировку – не то в Австралию, не то в Австрию.

– А мы?! – в один голос завопили ее дети.

– А вы останетесь здесь, – подошла к нам хозяйка «Горного гнезда» рыжая тетя Женя. – Скучать не будете. Слово рыбака.

И мы обрадовались. Тетя Женя, большая лягушка, нам очень нравилась: красивая, умная и веселая. Папа говорил, что это очень редкое сочетание в одной женщине. Он, мол, за всю жизнь только вторую такую встречает. (Первая, конечно, наша мама, его жена.) Маме она тоже понравилась (несмотря на эти папины слова), потому что у тети Жени в ее школьные годы тоже был очень дружный класс. Такой дружный, рассказывала она, что после школы весь класс дружно пошел служить в милицию.

– И вы, Женечка, тоже? – ахнула мама.

– Конечно, – засмеялась тетя Женя и вдруг осеклась и, как-то виновато взглянув на папу, вильнула как золотая рыбка хвостом: – Но это было давно…

– И неправда, – поддержал ее зачем-то Алешка…

Перед отъездом, собирая вещи, мама выставила нам свое первое требование. Или наставление:

– Вы должны дать мне слово, что будете беспрекословно выполнять все указания Евгении Семеновны. И не будете обижать тетушку Р.М. Она славная. – Алешка на это «славная» изумленно выпучил глаза и вздыбил хохолок на макушке. И машинально кивнул, давая согласие.

Глава IV Пираты!

Сегодня, дорогие гости, – сказала за завтраком тетя Женя, – нас ждет интереснейшая экскурсия. В одиннадцать часов за нами придет прекрасный белый катер, и мы отправимся в старые катакомбы.

– Зачем? – холодно спросил Алешка, намазывая хлеб маслом.

– Как это зачем? – возмутилась тетка Р.М. – Тебе неинтересно? А руки ты мыл?

После отъезда наших родителей этот вопрос она задавала Алешке при каждой встрече. Двадцать раз на дню. Будто у него не две руки, а сорок.

– Мыл, неинтересно, – лаконично ответил он сразу на оба вопроса, впиваясь зубами в бутерброд. – А интересно в эти катакомбы из кладовки пролезть! Теть Жень, можно я лучше на гидроцикле погоняю?

– Не выйдет, дружок, – улыбнулась тетя Женя, – не увиливай от культурной программы. Я твоей маме обещала.

С Алешкой у них были прекрасные отношения. Основанные на том, что с первого дня тетя Женя предупредила за обедом всех постояльцев:

– Гидроцикл у меня всего один, поэтому… – она посмотрела на Алешку, и он ее понял без слов. Но не только он.

– Вот еще! – заявила вредная Р.М. – Я тоже хочу освоить это транспортное средство.

– Вы его утопите, мадам, – сказал Профессор. – А мальчику…

– А мальчику, – рассердилась Р.М., – надо почаще мыть руки!

Когда наши родители уехали, Р.М. взялась за наше воспитание всерьез. И сейчас она стала доказывать, что если Алеша не посетит эти самые катакомбы, то у него останется пробел в эстетическом воспитании на всю жизнь.

– Ну и пусть, – сказал Алешка.

– Я этого не могу допустить, – возразила тетя Женя. – Живо собирайтесь. Не пожалеете.

Это точно. Не пожалели. Запомнили эту поездочку на всю жизнь. Пробел заполнили. В своем эстетическом образовании. В разделе «Пираты XX века». До сих пор, как вспомню, так холодею изнутри и снаружи.

Вначале-то все хорошо было. Пришел белый катер. Мы все на него ловко попрыгали с причала. Только тетка Р.М. свалилась на палубу, как с дивана во сне. Но капитан быстро ее подхватил и поставил на ноги. И белый катер, завивая винтом буруны, помчался вдоль скалисто-каменистого берега и золотых пляжей. Усеянных песком, зонтиками и загорающими. Быстро домчались до пустынного берега, пристали к нему и стали взбираться по скалистой тропе. Тетя Женя ловко, как дикая коза, скакала впереди, мы карабкались за ней, а последней, как улитка на капусте, пыхтя ползла Р.М.

У входа в катакомбы – это был, так сказать, парадный вход – экскурсовод пересчитал нас по головам, выдал каждому по свечному огарку и отпер железную решетку, закрывавшую вход в подземелье.

– Еще раз напоминаю, – строго сказал он, глядя почему-то на Алешку, – о требованиях безопасности. В катакомбах можно легко заблудиться и бродить там, в темноте и холоде, всю оставшуюся жизнь. Поэтому идти строго друг за другом, никуда не сворачивать и не отставать. Впереди идет еще одна группа. Попрошу с ней не смешиваться. Всем понятно?

– Всем, – за всех ответил Алешка.

Спустившись глубоко вниз по крутому провалу, экскурсанты цепочкой пошли узким и низким проходом куда-то в темную даль. Мы с Алешкой шли в середине цепочки, за нами – тетя Женя. Впереди и сзади светлячками мерцали слабые огоньки свечей. Было холодно и страшновато. И я подумал, как люди здесь жили месяцами, да еще и воевали с врагами. И выдерживали не только подземелье, но и все гадости фашистов: они закачивали в подземелье морскую воду мощными насосами, чтобы затопить его; они запускали сюда вредные газы, чтобы удушить партизан, бросали в штольни гранаты. И отравленную пищу. (Это нам все экскурсовод по пути рассказывал). И партизаны ничего этого не боялись. А я, если честно, даже переночевать здесь не согласился бы.

Особенно интересно было в одной большой комнате. Здесь были вырублены в стенах такие ниши, в них партизаны спали после боев. Стоял простой стол, на нем коптилки из снарядных гильз, две мятые миски и солдатский котелок, из которого торчала алюминиевая ложка. На стенах висели автоматы, дырявый от пуль ватник и портрет Ленина в рамочке, вырезанный из газеты. Была даже полка с книгами. Казалось, что обитатели этой комнаты вот-вот вернутся с боевого задания, сядут за стол и будут есть гречневую кашу, вспоминая эпизоды горячего боя. И читать героические надписи на стенах, выцарапанные штыком: «Смерть фашистским оккупантам!» и «За Родину, за Сталина!». Были, правда, и другие надписи на стенах. Противные. Они уже в наше время появились. Сделанные гадкими руками. «Я бы их отрубал без жалости», – сказал экскурсовод. И мы все с ним согласились. И пошли дальше, смотреть подпольную типографию, где партизаны печатали свои листовки.

В общем, в катакомбах нам очень понравилось. Даже интересно было. Особенно когда потерялась тетя Женя. Куда-то свернула и – исчезла. И Алешка исчез тоже. Хотя я послушно выполнял второе мамино наставление: крепко держал его за руку. Но я не успел еще испугаться, как он появился снова. Вот с такими глазами! Он поманил меня пальцем и шепнул:

– Кого я видел! С тетей Женей!

По его голосу и глазам можно было подумать, что он видел с тетей Женей какое-то подземное чудище.

– Папу! Они шептались!

Фантазер. Папа давно уже в Австрии. Или в Австралии.

– Не веришь? Они там о какой-то ерунде говорили, я подслушал. О какой-то знакомой тетке Марье. Папа сказал, что ее купила какая-то кривулька. За очень большие деньги. И эта Марья занимается теперь не наукой, а грабежом.

«Чушь собачья!» Я так и сказал Алешке. Шепотом. Чтобы другие не слыхали.

– Вот и не чушь! Что, я папину начинающую лысину, что ли, не знаю! Сходи посмотри.

Но посмотреть папину лысину не пришлось. Тетя Женя, как привидение, выплыла из бокового прохода и спокойно заняла свое место в строю экскурсантов. Никто и не заметил ее отсутствия. Кроме нас и Р.М. Она покосилась на тетю Женю, потом на Алешку, видимо, хотела спросить его про руки. Или еще про что-нибудь. Но передумала. Вскоре мы, полные впечатлений, с облегчением выбрались на белый свет, сдали экскурсоводу свои огарки и, щурясь от солнца, спустились к катеру.

– Все здесь? – спросил капитан. – Никто не заблудился?

Мы переглянулись – и обнаружили, что с нами нет Боцмана. Тетя Женя нахмурилась. А Р.М. поспешно сказала:

– А он с нами и не ходил! Он наверху остался – свое любимое пиво пить.

А меня что-то кольнуло вдруг, какое-то беспокойство – я точно помнил, как Боцман ворчал где-то сзади, когда мы спускались по ступеням. И в проходе он две свои короткие песни напевал – про пароход и подлодку.

– Врет, – шепнул мне и Алешка. – Он с нами шел. – И сказал вслух: – А вот и нет. Боцман с нами шел.

Р.М. так рассердилась! И сказала:

– Старших нельзя поправлять. Им надо верить!

«Даже если они врут?» – прочел я в Алешкиных обиженных глазах.

– Ждите меня здесь, – сказала тетя Женя. – Я сейчас. – И опять как дикая коза поскакала по скалам наверх.

– Врет Р.М., – шепнул мне Алешка. – Я слышал, как она с Боцманом в сторонке переговаривалась. Она ему еще сказала: «Хватит ерундой заниматься. Беритесь за большое дело».

– А он ответил: «Бусделано, шеф» и опять про подлодку запел.

Странно как-то это все. Непонятно. И неприятно.

Вернулась тетя Женя быстро и всех успокоила: экскурсовод сказал, что на выходе опять всех пересчитывал по головам, обе группы – и все сошлось. Не заблудился, значит, наш бравый морской Боцман.

А что-то здесь все-таки не то!

Капитан дал звонкий свисток и отчалил, а мы уселись вокруг столика, под полосатым тентом, пить кока-колу. И никто не заметил, как откуда ни возьмись, будто из густого тумана, которого вовсе и не было на ясном море, нам преградило путь странное небольшое судно с двумя круглыми иллюминаторами, меж которых торчал ствол какого-то орудия. Капитан резко сбавил ход. На странном судне откинулся люк и появился человек с автоматом в руке. Он дал короткую очередь в воздух и сказал в мегафон:

– Стоп машина, капитан! Это нападение. Экипажу и пассажирам сдать все ценности моему матросу.

На нашем корабле – всего один капитан, всего один матрос и ни одного оружия. Значит, мы беззащитны. Странное пиратское судно скользнуло к нам и стало борт к борту. Второй человек из второго люка, в маске и тоже с автоматом, протянул в нашу сторону большой, широко раскрытый парусиновый мешок. Пассажиры, парализованные страхом и наглостью, подходили к мешку по очереди и бросали в него все, что считалось ценностями.

– А у меня ничего нет, – скрипнув зубами, сказал капитан, – кроме фуражки и штанов.

– Оставь их себе, охламон, – заржал капитан пиратского судна.

– На помойке небось подобрал?

Р.М. бросила в мешок свои сережки. Но ее освободившиеся от тяжести уши так и остались висеть, как у грустного спаниэля, – уже привыкли. Профессор машинально бросил в мешок часы, обручальное кольцо и пустую пивную бутылку. Он не сводил глаз с пиратского судна, хмурился, будто силился что-то вспомнить, и что-то бормотал. – Счастливого плавания, – матрос подбросил мешок в руке с яркой татуировкой – раскоряченный синий якорь. – Маловато что-то, – рассмеялся он и исчез в люке вместе с мешком. Капитан пиратов нырнул в свой люк.

Судно мягко тронулось, легко и плавно заскользило по глади моря. Алешка размахнулся и в сердцах швырнул ему вслед бутылку колы.

Она ахнулась в корму – и судно исчезло прямо на наших глазах.

– Подбил, что ли? – удивился наш капитан. – Утопил! Ну молодец!

Алешка, как капитан Немо, задумчиво скрестил руки на груди и проговорил:

– Теперь я, кажется, что-то начинаю понимать…

А Профессор, стоя рядом, добавил рассеянно:

– Где же я это видел?

Вернувшись в «Горное гнездо», мы собрались в столовой. Тетя Женя позвонила в милицию, сообщила об очередном разбойном нападении пиратов. Положив трубку, начала нас успокаивать.

– Да, вам хорошо, – заныла Р.М., – у вас нечего было грабить. А я лишилась своих дорогих сережек, которые подарил мне любимый муж.

– Ну да, – посочувствовал ей Профессор. – Русская медь.

– Никогда! – вскричала в негодовании Р.М. – Слышите! Никогда Раиса Кривулько не носила меди в ушах!

Алешка распахнул глаза и уставился на меня. Кривулько! Это, оказывается, ее фамилия! А ведь это слово он совсем недавно слышал в катакомбах. От человека, похожего начинающей лысиной на нашего папу!

Ну и дела!

– А вам, Профессор, – продолжала вопить, как обсчитанная торговка, Р.М., – вам вообще жалеть не о чем. Вы и так все теряете. Все равно потеряли бы и свои часики!

Тут в дверях послышалось довольное бормотание «усталой подлодки» и вошел наш бравый Боцман. Сразу запахло пивом – и обстановка разрядилась. Все стали наперебой рассказывать ему о том, что произошло после экскурсии. Боцман вертел головой от одного к другому и приговаривал:

– Да ну! Вот это да! А они что? Ни фига себе! Хорошо, я в эти катакомбы не полез…

Мы с Алешкой переглянулись. Еще одна загадка!

– Лучше пиво пить. Безопаснее.

И тут я поймал взгляд тети Жени. Она так внимательно смотрела на Боцмана, как мама на Алешку, когда он нахально что-нибудь врал.

– Ладно, братцы-матросики, – принялся успокаивать нас Боцман. – Чего не бывает на море в тумане. Еще хорошо отделались.

– И верно, – поддержала его тетя Женя. – Давайте пообедаем и поскорее забудем этот печальный эпизод.

– Да, – опять заныла Р.М., – у вас-то ничего не отобрали!

– А вам было бы легче в противном случае, мадам? – вежливо укорил ее Профессор.

Р.М. не ответила.

После обеда мы разбрелись по своим комнатам – тетя Женя строго следила, чтобы днем все без исключения обязательно отдыхали.

– Ну? – спросил я Алешку, едва за нами закрылась дверь. – Что все это значит, сэр?

«Сэр» неторопливо разделся, высыпал в корзину для бумаг песок из кроссовок, улегся и отвернулся к стене:

– Не мешай мне, я буду думать.

… Думал он долго. Я разбудил его перед самым ужином. За которым все постарались не вспоминать о дневном приключении, не самом удачном в наших биографиях. И попросили Профессора, чтобы отвлечься, продолжить свои лекции о подводных чудесах.

– …Вообще говоря, – начал он свой очередной рассказ, раскуривая у камина трубку, – море скрывает в своей глубине несметные сокровища…

– Золото? – перебил его Боцман.

– И золото, конечно, – улыбнулся Профессор и надолго замолчал, раскуривая трубку. – Представьте себе, сколько кораблей с ценными грузами за всю историю мореплавания нашли свой последний причал в глубинах океана. И лежат эти сокровища в вечном мраке и покое десятки и сотни, даже тысячи лет…

– И еще столько же пролежат, – буркнул Алешка, звеня ложечкой в стакане.

– Не брякай, – сделала ему замечание Р.М. – Ты не в чайной.

– Ну почему же, – продолжил Профессор, не обратив на нее внимания. – Примеров удачного подъема судовых грузов достаточно много. Не далее как десять лет назад с затонувшего на глубине ста двадцати метров теплохода «Каир» было поднято восемь тонн золотых слитков и почти сорок тонн серебра…

– На общую сумму?.. – деловито уточнил Боцман, будто он сам участвовал в подъеме ценного груза, и почему-то посмотрел на Р.М.

Профессор опять улыбнулся.

– На общую сумму около миллиона фунтов стерлингов. – Он похлюпал трубкой и добавил: – Да примерно на такую же сумму золота осталось в трюмах несчастного теплохода.

– Я б не оставил, – проворчал Боцман. – Все до штучки бы выбрал. – И пропел недовольным голосом про подлодку.

– Кстати, – вспомнил Профессор. – Институт океанографии, руководить которым в свое время имел честь ваш покорный слуга, спроектировал и заказал одному военному ведомству специальную подводную лодку для розыска и подъема со дна моря ценных грузов с затонувших кораблей.

– А где она? – вскочил Алешка. Ему тоже, видно, не терпелось поднять со дна океана тонн десять золотых слитков. И тонн пятьдесят серебра.

Профессор развел руками:

– К сожалению, времена изменились, и мы не смогли выкупить свой заказ. Так что, где теперь плавает наша «Марфа» – бог весть. Да и плавает ли?

– А почему «Марфа»? – уточнил Алешка.

– По первым буквам названия: Малогабаритный Автономный Реактивно-Форсированный Аппарат для подводных исследований. – Профессор заметно погрустнел. – Я ведь ее даже не видел, только в чертежах и разработках… А лодка получилась славная!

– Большая? – с надеждой спросил Алешка, будто собирался ее купить и ему было очень важно, чтобы сокровищ в нее побольше влезло.

– Зачем большая? Совсем небольшая. Со среднюю акулу. На двух человек экипажа – командира и инженера. Но зато все на автоматике, оборудована бортовым компьютером. В него закладывают нужные данные, ну, к примеру, маршрут, глубину – нажимают кнопку, и все. Она сама мчится со страшной скоростью в место назначения…

– И как вмажется с этой скоростью в какую-нибудь подводную скалу или в какое-нибудь несчастное судно! – пообещал Алешка.

– А вот и не вмажется! – по-детски возразил Профессор. Даже с обидой. – Она любое препятствие за целую морскую милю чует. И стороной обходит. А потом на прежний курс ложится. А впереди у нее есть такой манипулятор, похожий на пушку – им можно поднять со дна моря целый танк. Или наоборот – крохотный камешек. И этим же манипулятором можно разрезать под водой, как масло ножом, любое железо, даже броню боевого корабля. Так что, найдя затонувший корабль, можно без всякого труда пробраться в него, вскрыть сейфы и забрать на борт лодки их содержимое…

– Все до штучки, – щелкнул пальцами Боцман и опять почему-то посмотрел на Р.М.

А та почему-то отвернулась. И опять сделала Алешке какое-то бессмысленное замечание, ну совершенно не в кассу. Профессор полистал свою знаменитую тетрадь, полную подводных кладов.

– Да… – мечтательно протянул Боцман, – щас бы вашу лодочку, да полистать вашу тетрадочку…

– Это зачем? – встревожился Профессор. И, как ребенок игрушку, спрятал тетрадь за спину.

– Ну как же! Выбрали бы что-нибудь поближе. Да на небольшой глубине. Снарядили бы экспедицию. – Размечтался старый морской волк. – Алешка – командиром, я – манипулятором. Эх, разбогатели бы разом! И навсегда.

– За чем же дело стало? – как-то презрительно улыбнулся Профессор. – Вот, – он просмотрел записи, заложил страницу пальцем, – недалеко отсюда, на глубине всего-то тридцать метров, на скальном грунте лежит теплоход «Тасмания». В его трюмах больше золота, чем было на «Каире». Да еще, в сейфах, драгоценности двухсот пассажиров.

– И где же он лежит? На этом скальном грунте?

– В Средиземном море. У Мессинского пролива.

– Где Сцилла и Харбида? – поторопился проявить эрудицию Алешка.

– Хариеда, – поправил Профессор.

Смолчать бы Алешке в этом месте. Нет, ляпнул-таки:

– Они кусаются?

Профессор расхохотался от души:

– Нет! Они не кусаются. Они пожирали древних мореплавателей. Которые между ними проплывали. Узким проливом. Сцилла – чудовище с шестью головами на длинных шеях и с двенадцатью когтистыми лапами…

– Вроде динозавра? – уточнил наш эрудит.

– Ну, похоже на то, – не очень охотно согласился Профессор. – Так вот, Сцилла сидела на скале по одну сторону пролива, а Харб… извините, Хариеда пряталась в глубине вод у другой стороны…

– А она как выглядела?

Профессор виновато развел руки.

– Не знаю, юноша. Ее никто не видел. А кто видел, уже никому рассказать не успел.

– Понятно. Значит…

– Вот именно. С той поры выражение «между Сциллой и Харб… Хариедой», – ученым тоном продолжил Профессор, – означает подвергаться одновременно двум серьезным и равновеликим опасностям.

Не знаю, как Алеха, а я в это время почувствовал себя окруженным со всех сторон этими харибдами. С равновеликими опасностями.

– В этом проливе и лежит «Тасмания», – заключил Профессор.

– И координатки у вас есть? – хитренько как-то спросил Боцман.

– «Координатки» есть, – усмехнулся Профессор. – Да вот лодки нет.

Боцман щелкнул пальцами и опять посмотрел на Р.М. Чего они все время переглядываются? Тут ворвалась в столовую тетя Женя:

– Все, дорогие пансионеры! Спать до утра. Спокойной ночи. Гашу свет.

Мы пошли проводить Профессора в его комнату – он все время забывал, где он живет, и то в одну чужую комнату сунется («извините»), то в другую («простите великодушно»).

– Вы очень неосторожны, Профессор, – сказал я, когда мы шли по коридору. – В вашей тетради такие ценные сведения! А вдруг они попадут в чужие руки?

– Друзья мои, – он положил нам руки на плечи, – юные друзья мои, неужели вы тоже думаете, что я такой простофиля?

Тут мы с Алешкой не выдержали и рассмеялись. И Профессор с нами. Дело в том, что когда мы все знакомились, он так и сказал, представляясь:

– Филипп Аристархович. Имя достаточно сложное, так что можно называть меня просто Филя.

Но надо сказать, простофилей его называла только Р.М. И то – за спиной и вполголоса.

– Так вот, друзья мои. Записи координат в моей тетради зашифрованы. И ничей чужой глаз никогда их не расшифрует.

– Очень сложный шифр? – спросил я. А Алешка рот открыл, ожидая ответа. Он, мне кажется, не прочь бы за сокровищами понырять.

– Очень простой. К каждой координате я прибавил одно число. И это число…

– Известно только вам, – догадался я. – А вдруг вы забудете?

– Нет. Я все время повторяю его про себя. Для тренировки. Так что если кто-то, по моим данным в тетради, станет искать сокровища на дне морей и океанов, он ошибется на несколько морских миль.

– Здорово, – сказал Алешка разочарованно.

– Не горюй, отрок, – улыбнулся Профессор, прощаясь с нами у своих дверей. – Когда мы выкупим «Марфу», обещаю: ты первый спустишься со мной в таинственные глубины на поиски морских сокровищ. – Он поправил очки, удивленно посмотрел на дверь и спросил:

– А куда это вы меня завели?

– Это ваша комната, – сказал Алешка. – С точностью координат. Без всяких шифров.

– Благодарю вас, юные друзья. Доброй вам ночи.

Когда за ним закрылась дверь, я с грустью подумал о том, что с такой рассеянной памятью даже сам Профессор никогда не сможет воспользоваться плодами своих сорокалетних трудов. Не говоря уже о посторонних лицах, вроде нас, например. Мы пошли к себе. Улеглись. Я уже начал задремывать, но тут вдруг Алешка сказал ясным голосом:

– Ничего, Дим, мы с тобой скоро на подлодке поплаваем. – Помолчал. – Про сокровища не знаю, а подводным миром полюбуемся. И Хариеду эту подводную разглядим. Открытие сделаем.

– Что? – я даже подскочил от неожиданности.

Алешка не ответил. Видимо, просто во сне пробормотал.

Глава V Самое чрезвычайное происшествие

Утром я напомнил Алешке его вечерние слова. Сначала он сделал вид, что не понимает, о чем я его спрашиваю, а потом важно сказал:

– Все в свое время. Нельзя опережать события.

И мы пошли завтракать. В столовой, как обычно, включенное Профессором радио сообщало о «событиях мирового значения».

Мы как раз остановились в дверях и открыли рты, чтобы со всеми поздороваться. Но не сказали ни слова, а так и остались стоять с раскрытыми ртами.

«… Иными словами, – взволнованно говорил диктор, – произошло самое большое и самое загадочное ограбление банка за последние двести лет. Правда, представители компетентных органов пока не утверждают, что это было именно ограбление. „У нас есть несколько версий, – заявил начальник городского УВД полковник милиции Знаменский, – и одна из них: необычный акт мести либо со стороны конкурентов или вымогателей, либо со стороны обманутых вкладчиков. Мы работаем по всем направлениям и, я уверен, раскроем это загадочное преступление. И преступники скоро предстанут перед судом в результате проведенных оперативных мероприятий“. Напомню нашим радиослушателям, что в исчезнувшем сейфе банка „Кредит“ находились ценные бумаги и деньги, в том числе и в валюте, на общую сумму около пятисот тысяч долларов. Обещаем держать наших радиослушателей в курсе событий по мере поступления информации. Слушайте последние известия».

– Закрой рот, – сказала Р.М. Алешке. – Руки мыл?

И тут все заговорили разом, обсуждая это ЧП и высказывая свои предположения.

– Во хапанули гаврики! – восхитился с оттенком зависти Боцман.

– Как же это им удалось? – разводил руками Профессор.

– Найдут! – сердито просипела Р.М. – И воздадут по заслугам!

– Откупятся, – радостно возразил Боцман. – Отвалят полковнику Знаменскому в лапу кучку зелененьких – и все дела.

– Не говорите глупостей, – строго сказала тетя Женя. – Наша милиция…

– Ваша милиция, – перебила ее Р.М., круто меняя курс, – только и умеет наезжать на бизнесменов и разгонять старушек с зеленью у метро.

Тут и мы с Алешкой не выдержали, тем более что наш папа тоже был в какой-то степени милиционер. Он служил в МВД по линии Интерпола, боролся там с международной преступностью.

– Наш папа, – завизжал Алешка, – сто раз рисковал жизнью, но ни разу не брал взятки!

А я добавил, что по отдельным негативным случаям нельзя судить о честных работниках любой профессии.

– Какие вы умные! – Р.М. даже руки в бока уперла и стала похожа на рассерженную кухарку. – Вот посмотрим в будущем – кто из нас прав. Будущее все покажет! – злорадно и непонятно завершила она свою реплику. Может, она сама собиралась дать взятку какому-нибудь милиционеру?

Но она оказалась права – будущее, уже ближайшее, многое показало… Тут тетя Женя звонко хлопнула в ладоши и сказала:

– Хватит спорить, прошу к столу.

За столом уже не спорили, а завтракали и обсуждали детали происшествия. Из разговоров мы с Алешкой поняли, что оно действительно очень странное. Во-первых, этот исчезнувший сейф был самым большим и самым тяжелым в мире. И находился на двадцатом этаже того самого банка «Кредит», похожего на ночной маяк. Этот сейф поднимали туда краном. Засунули в коридорное окно, а потом закатили в специальную комнату: он из-за своей громадной тяжести имел маленькие колесики – иначе его с места не сдвинуть. И вот эта громадина исчезла с самого верхнего этажа!

– Я только одного не понимаю, – задумчиво говорил Профессор, примеряясь под черным взглядом Р.М., в какую руку брать вилку. – Я не понимаю смысла. Ведь, насколько нам известно, такой сейф невозможно вскрыть. Он имеет десять степеней защиты. Изготовлен из металла необычайной прочности. Его не открыть и за десять лет. За это время в нем все деньги сгниют… Или обесценятся…

– Вы думаете? – почему-то в один голос спросили Р.М. и Боцман.

– Я уверен. В страховом обществе Ллойда до сих пор хранится сейф, поднятый с броненосца «Мирный». Лучшие специалисты, даже, извините, взломщики сейфов пытались открыть его – все безуспешно. Ни один ключ, ни одно сверхтвердое сверло не помогли. Даже саперы не справились.

– Ну вот, – пожалел Боцман жуликов, – люди старались, старались… И зря?

– Так им и надо! – сказал Алешка прямо в тарелку.

– А салфеткой, – напомнила ему Р.М., – не утираются как полотенцем. Ею легонько промокают губы.

И она показала, как это нужно делать. Профессор рассмеялся. Потому что получилось у нее нелепо. Будто она это делала в первый раз в жизни. Как корова веером обмахнулась. А тетя Женя подмигнула Алешке своим веселым зеленым глазом. На этом завтрак закончился. Мы отнесли посуду на кухню (это как-то незаметно с того еще раза стало нашей обязанностью) и пошли к себе переодеваться в плавки. В коридоре послышалась песня про усталый пароход, и нас догнал Боцман. Будто специально ждал.

– А что, мальки, ваш батя и впрямь милицейский офицер?

– И впрямь, – сказал я.

– Героическая профессия. Почти как у нас, подводников. Бывших, конечно, – зачем-то поправился он. – А что ж он вас так срочно бросил?

– Он не бросил. Его в командировку послали. В Австрию.

– Ку-куда? – испуганно вылупил глаза Боцман.

– В Австралию, – деловито и гордо поправил меня Алешка. – Это даже дальше, чем две Америки.

– Ну… – успокоился и даже повеселел Боцман. – Австралия – это совсем другое дело. Будете ему писать, привет передавайте от старого морского волка.

– Спасибо. Непременно, – вежливо отозвался Алешка.

Боцман снова запел и постучался в дверь Р.М. Они вообще как-то сдружились. Несмотря на то что Р.М. все время всеми командовала. И только один Боцман ее слушался. Мне даже иногда казалось, что он ее побаивается.

Мы переоделись в плавки и сбежали по скачущим, уже горячим от солнца, ступеням на пляж. Море было синее и спокойное. Только крошечные волны выбегали на песок и гасли в нем с чуть слышным шипением, будто испарялись от его горячего жара. Морю как будто очень хотелось, чтобы мы поскорее бросились в него с поросячим визгом. Мы так и сделали. Наплавались. А потом плескались у обрывистой скалы, похожей на чей-то крутой лоб. Быка или слона. Это было, как говорил Алешка, самое уловистое место. Тут всегда бегали по дну крабы и ползали по дну ропаны в красивых витых ракушках. Но было довольно глубоко, и я, выполняя главное мамино наставление, не спускал с Алешки глаз. И вот, когда я вынырнул в очередной раз и не успел еще отдышаться, кто-то схватил меня за ногу. И Алешка тоже взвизгнул. И рядом с нами вынырнула из воды большая лягушка в зеленом купальнике и зеленой шапочке с белым цветочком.

– Испугались? – засмеялась тетя Женя.

– Удивились, – признался я. И откуда она взялась?

– А хотите еще один фокус? Только уговор – не пугаться раньше времени.

– А потом можно? – это Алешка уточнил.

– Сколько угодно, – засмеялась тетя Женя. – Только не придется. Потом весело будет. Пока! – сказала она и нырнула, задрав ноги в ластах.

Мы думали, она сейчас что-нибудь необычное со дна достанет – осьминога какого-нибудь или ржавую мину времен войны…

Но ничего она не достала. Больше того – сама исчезла. И вот нет ее и нет. Мы испугались, несмотря на обещание. Подумали, что с ней случилась под водой какая-нибудь беда.

– Боцмана побегу позову, – сказал Алешка. – На помощь.

– Не надо, – сказала тетя Женя откуда-то сверху.

Мы подняли головы – она стояла на лобастой скале в своем зеленом купальнике, а зеленые ласты держала в руках и хлопала ими, будто аплодировала сама себе за хороший цирковой номер. Мы так раскрыли рты, что даже соленой воды нахлебались. А тетя Женя очень красиво прыгнула со скалы к нам. Сначала она раскинула руки как птица, у самой воды сложила их как рыбка и вонзилась в воду как стрела, без капельки брызг.

– Здорово? – спросила она, вынырнув и отдышавшись. – Хорош фокус?

– Ага, – сказал Алешка. – А как? Я тоже хочу.

– Тебе еще рано, потренироваться надо. – И показала на скалу. – Вот здесь, в этой скале, есть подводный грот. А в потолке у него дырка, наверх.

– Здорово! Я пошел! – и Алешка, сверкнув пятками, попытался нырнуть, но тетя Женя успела схватить его за ногу.

– Алексей! – строго сказала она. – Что нельзя – то нельзя. Ты столько под водой не проплывешь. Вот акваланг освоишь – вместе сплаваем. Слово рыбака.

– Там страшно?

– Не очень. Сумрачно только, света мало…

– А кто-нибудь там не живет? Какая-нибудь рыбища с вот такими глазами?

– Не знаю, – как-то странно ответила тетя Женя. Задумчиво и загадочно. Наверное, чтобы отбить у Алешки желание забраться в этот сумрачный грот.

Мы выбрались на берег и бросились на горячий песок, только сейчас почувствовав, как замерзли. Особенно – Алешка, весь в синих пупырышках. Похожий уже не на лягушонка, а на цыпленка. Голого. Но ему это было все равно. Он сел, посмотрел в море, потом повернул голову к скале, опять глянул на море и сказал непослушными синими губами, но уверенно:

– Там она живет, точно. У нее там берлога. Подводная.

Тетя Женя перевернулась с живота на бок и взглянула на него с удивлением:

– Опять что-то придумал?

– Ничего не придумал, – загорячился Алешка, как всегда, когда ему не верили. – Где мы с папой рыбу ловили? В тот раз, когда эта рыбища клюнула? Вон там, видите, где два камня из воды торчат? Вот она прямиком из норы своей вылетела и прямо в открытое море и помчалась, прямо на мой крючок!

А ведь похоже, прикинул я.

– Ерунда, – сказала тетя Женя. – Она могла и вдоль берега плыть, а потом к лодке свернуть, за добычей.

Алешка не ответил. Только пожал плечами.

– Без меня в грот не лазить! – Тетя Женя опять легла на живот. – Слово рыбака?

– Слово, – нехотя буркнул Алешка. И передразнил Боцмана: – Бусделано.

– То-то, – вздохнула тетя Женя. – А я за это не скажу вашим родителям, что вы все время с Р.М. цапаетесь.

Это было несправедливо. Мы с ней не цапались. Это она сама к нам все время цепляется. Об этом мы и сказали в один голос.

– А вы попробуйте с ней иначе.

– Это как? – Алешка даже зубами перестал лязгать.

– Вежливо. Она вам замечание, вы ей – спасибо.

– Зачем? – искренне удивился мой младший брат.

А я еще больше удивился, когда тетя Женя ответила коротко:

– Надо!

За обедом мы опять слушали последние новости и обсуждали их. Новости такие. Расследование дела показало, что сейф выкатили в коридор, прокатили до торцевого окна в коридоре и… непонятно как спустили вниз. Окно разбито, вернее выбито вместе со всеми еврорамами, а по всему коридору – следы от колес, будто броневик проехал.

– Ловкачи! – восхитился Боцман. – Спустили его, значит, прямо на палубу корабля – и в открытое море. Ищи-свищи! Да, Алеха?

– Спустили! – буркнул Алешка. – На подтяжках, что ли?

– Лебедкой. Блоками. Физику еще не проходил? «Проигрываем в расстоянии, выигрываем в силе». Я и то помню. Сколько лет уже.

– Это вряд ли, – высказал сомнение Профессор. – Шестьдесят метров высота. Никакая физика не поможет. Да и времени очень много нужно для того, чтобы в силе выиграть. Даже проигрывая в расстоянии.

– Что-то вы, Профессор, все время спорите? – вступила в разговор Р.М. – А сами такой рассеянный. Все время что-нибудь теряете…

– А я докажу! – рассердился Профессор. – Научно обоснованно докажу. Вот смотрите. – Он схватил салфетку и стал шарить по карманам – авторучку искать.

– Она за ухом у вас, – подсказал Боцман. – Вы прямо как плотник.

– Поближе положишь – поближе возьмешь, – объяснил ученый. – Вот смотрите, – он накидал на салфетке схему, что-то подсчитал и объявил результат.

По его подсчетам получалось, что спустить сейф с двадцатого этажа можно с помощью… двадцати четырех блоков… полутора километров стального троса… в течение двух суток.

– А я вам говорю…

– Нет, вы не понимаете…

– Наука наукой, а практика…

– И что вы все время спорите?..

Спор разгорался, как хворост в костре. Алешка переводил глаза с одного спорщика на другого. А я смотрел на тетю Женю. Она одна молчала. Внимательно слушала каждого. И было что-то такое в ее зеленых глазах…

– Тихий час отменяется, – сказал мне Алешка, когда мы пришли после обеда к себе. – Берем лодку, понял? Банк ограбленный смотреть.

– Зачем?

– Ты скажи еще: мама не велела.

– Не велела. Никаких расследований, это ее двенадцатый перед отъездом наказ. Или наставление.

– Я этого не слышал, – резонно возразил Алешка. – Это она тебе говорила. Поедешь со мной?

А почему – нет? Ведь, с другой стороны, мама наказывала мне не спускать с него глаз. Так что взаимоисключающие наказы получаются. Есть возможность выбора. И я выбрал. Мы взяли не лодку, а гидроцикл – так быстрее. И есть шанс, что наше отсутствие останется незамеченным. Я сел за руль, Алешка – сзади, обхватив меня руками, – и мы помчались по волнам. Но не сразу в сторону города, а для отвода глаз – к Камням. Это такое место, не очень далеко от берега, где из воды торчат разные камни, вроде небольших островков. Там, между ними, здорово ловится рыба, и нам разрешалось туда плавать без сопровождения взрослых. Гидроцикл (мы прозвали его Горбунком) несся прекрасно – по долам, по горам: он то проваливался меж гребней, то мчался по ним, веером разбрызгивая блестящую на солнце соленую воду. Было так здорово, что мы совершенно забыли о цели своей поездки. И только когда я сделал круг и мы помчались обратно в замок, спохватились. Пришлось делать еще один крутой вираж и снова мчаться вдаль…

Банк действительно стоял на крутой, обрывистой скале, будто вырос из нее. К нему вела широкая лестница из гладкого мрамора, а внизу у лестницы была лодочная станция. Мы втиснули Горбунка между катером и водным велосипедом, привязали его покрепче и по красивым ступеням поднялись к зданию банка. Вокруг него еще толпился любопытный народ и разглядывал разбитое окно на двадцатом этаже. Мы тоже потолпились, тоже поглядели. Но ничего особенно не выглядели. Банк был оцеплен веревками с флажками и охраной. Поближе нам подобраться не удалось. Охранники и близко никого не подпускали. Лучше бы за своими сейфами следили… Мы уже собирались уходить, жалея потраченное время – уж лучше бы по морю погоняли, – но тут наше внимание привлекли две старушки. Одна из них торговала сигаретами. Другая – конфетами. Одна говорила, другая слушала.

– Вот, мать моя, в самую ночь, я уж домой собралась, лоток упаковала – а темно кругом, народ уже разошелся, один фонарь подале горит, а другого не видать… Спустилась на набережную, дай, думаю, руки сполосну. А лоток-то вот так рядышком поставила. Умылась, значит, утираюсь платком… А тут вдруг как в воду плюхнет! И брызги до неба! И волна вспучилась! Так мой лоток подхватила да и унесла. А в ем еще три блока непроданных. Вот тебе и убыток!

– И что ж это плюхнуло?

– Да знать бы что! Да спросить бы с кого! На три блока погорела, мать моя!

Дальше мы слушать не стали, сбежали на пристань, взяли со стоянки своего «конька». И помчались домой.

– Ты только никому не рассказывай, – посоветовал Алешка. – И в споры не лезь.

– Почему это? – мне не терпелось поделиться нашим открытием. Хотя я не совсем понимал, зачем понадобилось выбрасывать сейф с деньгами с двадцатого этажа в море? Чтобы плюхнуло?.. Чтобы брызги до неба?.. Может, действительно это месть? Кому? Бабке с сигаретами от конкурентов? Больно накладно: «пол-лимона» баксов за три блока «Явы». Тут мне все это надоело. Мы отдыхать приехали или нет? Море, солнце, свобода! Родители в Австралии. Или в Австрии! А тут эти назойливые мысли. И всякие события. Которые, как выяснилось, только начинаются. И с каждым разом все ближе подбираются к нам. Все настойчивее, и, так сказать, затрагивают нашу личную безопасность. Это факт теперь неопровержимый…

Глава VI У профессора беда!

Этим же вечером мы засиделись в столовой, засмотрелись по видаку «Иваном Васильевичем…». Особенно Алешка. Я даже испугался – как бы он, по примеру Шурика, не надумал сделать машину времени. Родители вернутся – а нас еще нет. Мы все еще в каких-то неведомых исторических далях. Недосягаемые для наказов и наказаний. Но тут вошел Профессор. И прервал мои испуганные мысли. Он был какой-то расстроенный. На себя, всегда добродушного, не очень даже похожий. Боцман встал со своего места и погремел коробкой с шахматами:

– Сбацаем, Профессор?

Но тот, обычно очень вежливый, даже не ответил ему и стал мыкаться из угла в угол, заглядывать под стол и стулья, зачем-то подергал на стене и отвернул дырявую шкуру буйвола, подвигал и переставил на полке кассеты. Потом остановился посреди комнаты и спросил:

– Вы тут ничего не видели?

Странный вопрос. Только Алешка и нашелся с ответом:

– Видели.

Профессор обрадовался и протянул к нему руку.

– Кино, – уточнил Алешка. – Про Ивана Василича…

Профессор руку уронил.

– А в чем дело? – спросила Р.М. Она весь фильм проспала, похрапывая в кресле.

– У меня тетрадка потерялась.

– С кладами? – ахнул Алешка.

– С кладами. Итог сорока лет работы.

Сначала мы не встревожились: Профессор все время что-нибудь терял. Мы уже к этому привыкли и даже над ним подшучивали. Одна Р.М. была недовольна его рассеянностью. «Когда-нибудь наш простофиля штаны прямо на улице потеряет», – неприлично ворчала она.

И мы стали искать тетрадку. Повсюду. Все перерыли и перевернули. Особенно Боцман старался. А Р.М. только вздыхала и для виду переставила вазочку на серванте. А тетя Женя очень рассердилась. Ну, ее можно понять.

– А вы у себя в комнате смотрели? – спросила она.

Профессор только вздохнул и развел руками.

– Где она обычно лежала?

– В столе. В верхнем ящике. Всегда под рукой.

– А в нижнем искали? – спросил Алешка.

– В нижнем? – переспросил и сразу обрадовался Профессор. – А вот в нижнем-то и не смотрел! – Он весело щелкнул пальцами и побежал к себе.

И мы все, с надеждой, побежали за ним. Конечно, в комнате был такой «порядок», что не только тетрадка – портовый кран мог потеряться. Профессор выдвинул нижний ящик и вывалил из него все, что там было, прямо на пол.

– О! – обрадовался он. – Очки нашлись.

– А тетрадь? – спросила тетя Женя.

Профессор не растерялся, вывалил на пол содержимое еще двух ящиков. И еще что-то пропавшее нашел. А вот тетради не было.

– Вы ей случайно, Профессор, камин не растапливали? – ехидно спросила, стоя в дверях, Р.М.

Профессор сперва замахал руками, а потом в ужасе задумался. Но быстро посветлел лицом:

– Исключено.

– Ладно, поиски продолжим завтра, – сказала тетя Женя. – Поздно уже. Алексей, помоги Профессору навести порядок.

Но и наутро, обыскав все «Горное гнездо» и ближайшие окрестности, даже лодки осмотрев, тетради мы так и не нашли.

– Ее украли, – уверенно сказал Алешка, когда мы с ним, расстроенные и встревоженные, спустились на пляж.

– Зачем? – удивился я. – Кому она нужна?

– Там же клады! – горячо зашептал он. – Прочитал – выбрал – забрал.

– Не так это просто. Они же на дне моря. И зашифрованы.

Алешка только хмыкнул. Помолчал и добавил:

– Я знаю, кто украл.

– Кто?

– Не скажу. Ты притворяться не умеешь. А я еще не все выяснил. Мама правильно говорит: у тебя все на лбу написано. Спугнешь жуликов.

Я машинально провел ладонью по лбу, словно стирая на нем написанное. Но на Алешку это не подействовало.

– Не скажу, – повторил он. – Ты лучше акваланг у тети Жени стащи.

– Зачем?

– Мне одно дело проверить надо. И тогда все ясно станет. Почти.

Я вспомнил любимое мамино наставление – ни за что не позволять Алешке ввязываться ни в какое расследование. И сказал:

– Ни за что.

Он усмехнулся:

– Как миленький побежишь, спорим?

– Спорим, не побегу.

– На твоего краба.

Алешка давно на него глаз положил. Такого большого и красивого краба никто еще не мог поймать. Даже тетя Женя, помогая его высушить, восхищалась.

– Согласен. И на твой камень.

Тут пояснять ничего не надо. Счастливчик Лешка, как только подарил маме свой первый хризолит, тут же нашел второй – еще лучше и даже с дырочкой. И носил его на шее для еще большего личного счастья.

Он сидел на песке, пересыпал струйки из ладошки в ладошку – процеживал. Будто важнее, чем какую-то ракушку выудить, и дела у него нет.

– Помнишь, тетя Женя фокус показывала? В грот ныряла, помнишь?

Еще бы! Она хоть и предупредила нас, мы все равно перепугались. А Лешка с той поры не оставлял надежды посетить этот грот. Чтобы взглянуть этой рыбище прямо в ее «вот такие глазищи».

– Я один раз туда нырнул, – признался он. – Но там страшно. Темно. И этот грот куда-то далеко уходит. Прямо в подножие горы.

– Ну и на фига нам это нужно?

– Там разгадка, – серьезно сказал Алешка. – Даже три. Этой рыбищи с глазами – раз, – он стал загибать для убедительности пальцы. – Этих пиратов – два. И тетрадки спертой – три.

Ну наворотил! Фантазер необузданный.

– Иди за аквалангом… Постой, – спохватился он. – Не три, а четыре. Четвертая – сейф! – И, довольный, загнул еще один палец. И показал мне – для убедительности. – Видал сколько?

Целый кулак получился. Угрожающий. Но спорить я с ним не стал – самому сделалось интересно. Оставалось только уточнить детали. Насчет акваланга.

– А как я его пронесу? Тетя Женя увидит.

– В окошко спустишь, на веревке.

Все уже продумал, авантюрист с хохолком. Я так и сделал. Забрал в лодочном сарае веревку подлиннее, обмотался ею и сверху натянул безрукавку. Перетащить акваланг из кладовки в нашу комнату удалось без проблем. (Профессор в своей комнате продолжал поиски тетради, Р.М. в своей комнате похрапывала до обеда, Боцман опять где-то пил пиво, а тетя Женя гремела кастрюльками на кухне.) И без проблем я спустил акваланг на берег. Алешка тут же спрятал его в кусты, а я втянул назад веревку и побежал к нему.

– После обеда сплаваем, – шепнул он. – Когда тетя Женя всех отдыхать уложит. Не пожалеешь, – многозначительно добавил он. – Будешь приятно удивлен. – Подумал и сказал честно: – Или неприятно.

После обеда мы послушно ушли к себе, дождались, когда по холлу разнесся трубный храп Р.М., и на цыпочках выбрались из замка. Я перетащил акваланг к скале. Поставил его торчком на песок. Лешка потрогал вентиль, примерился к баллонам – они были только чуть пониже его ростом – и честно признался:

– Мне с ними не справиться. Ты поплывешь.

– А ты думал, я тебя пущу? – И уточнил: – И что мне там искать?

– Рыбу с глазами. Если она там, то рассмотри ее как следует. Если она… – тут он задумался и мысль свою не закончил.

Если она там… Если она меня не проглотит… Ох, как мне не хотелось нырять в какую-то черную подземно-подводную дыру. Где почти наверняка прячется какое-то чудище. Но не показаться же младшему брату трусливым старшим братом. Я навьючил акваланг, взял в рот загубник и браво помахал ему, прощаясь.

– Ты только не бойся, – сказал Лешка мне в спину, когда я, шлепая ластами по мокрому песку, пошел в воду. – Там не очень страшно. Но ужасно интересно.

Я погрузился в воду и поплыл к скале. Сначала было хорошо – песчаное, в рубчиках, дно, веселые рыбешки, крабик, присевший от страха на попу, когда на него упала моя тень… А потом… Потом мрачный провал в теле скалы, обросший острыми ракушками мидий. За ним, в его глубине, пугающая чернота. Я поплыл в него, вяло работая ластами. Журчал выдыхаемый воздух, остальное – глубокая черная тишина. Через несколько метров стало светлее. Я глянул наверх – там светилось в скале «окошко», к которому взбирались крутые, заросшие ракушками ступени. А на одной из них… лежал чужой однобаллонный акваланг. Не знаю, зачем и почему, но я подплыл к нему и, отвернув вентиль, выпустил из него весь воздух. Он, большими пузырями, весело умчался наверх, в свою родную стихию. И растворился в ней. А я в чужой, враждебной стихии все-таки поплыл в глубь грота. Заранее боясь темноты и холода. Насчет холода, да, я не ошибся – вода в глубине скалы становилась все холоднее, пока не стала откровенно ледяной. А вот насчет мрака я чуточку ошибался. В глубине грота что-то неясно светилось. Слабо указывая мне путь во мраке. Я немного проплыл, и мне показалось, что грот не заполнен водой доверху. И я стал медленно всплывать, вовсе не будучи уверенным, что не упрусь макушкой в твердый камень. Не уперся. Высунув голову из воды, увидел над собой полукруглый мрачный свод, который мерцал каплями влаги, словно черное ночное небо звездами. А на поверхности воды, в самой глубине грота, лежало тело огромной рыбы. И два ее огромных глаза зловеще светились. И в одном из них вдруг мелькнула какая-то тень – рыба словно ехидно подмигнула мне. Долго не раздумывая, я развернулся, погрузился и, работая ластами, как пароход колесами, дунул в море – туда, где приветливо светился выход из грота. Из этой загадочной пещеры капитана Немо.

Всплыв возле самой скалы, я добрался до пляжного берега и лег на песок, обессиленный краткими, но яркими впечатлениями. Алешка оказался прав только отчасти: было интересно, но и страшно тоже. Пожалуй, было страшнее, чем интереснее, если честно.

Он помог мне отстегнуть ремни и выбраться из акваланга. И нетерпеливо спросил:

– Ну?

– Там подводная лодка. Не очень большая. И в ней кто-то есть…

– Знаю, – перебил меня догадливый братишка. – Это «Марфа».

А не Марья. О которой он подслушал в катакомбах. Это я тоже понял.

– Что еще видел? – теребил меня младший брат.

Я рассказал ему про чужой акваланг и поторопился добавить:

– Пошли домой.

– Сейчас, – он задумчиво теребил хохолок на макушке. – Сейчас мы с тобой еще одну рыбку узнаем. Прячемся.

Это он верно сообразил, вспомнил я про разряженный мною чужой акваланг.

Мы забрались в кусты и улеглись на теплый песок. Ждали мы долго, я даже подремал немного, согревшись под солнцем.

– Вот он! – дернул меня за руку Алешка.

Из воды, задыхаясь и кашляя, выскочил… наш бравый подводный Боцман.

– Вот это да! – прошептал Алешка. – Не ожидал. – Он внимательно наблюдал, как Боцман, волоча акваланг, выбирался на берег и исчез за скалой.

– А кого ты ожидал увидеть? – спросил я.

– Того, кто тетрадку спер.

Ах, вот оно что!

– А кто ее спер?

– Теперь я и сам не знаю, – растерянно признался Алешка. – Но узнаю, – с угрозой пообещал он.

Мы тем же путем затащили акваланг в замок, убрали его на место. Я завалился на кровать – переживать свои приключения в мире подводного мрака, а Алешка переставил краба с моей тумбочки на свою и добросовестно сел за свой дневник.

Глава VII Наставление номер двенадцать

Любимая Алешкина учительница настояла, чтобы ее любимый ученик дополнительно позанимался летом русским языком.

– У него очень своеобразные отношения с грамматикой, – сказала она маме с улыбкой.

– Я знаю, – грустно покачала мама головой.

И они договорились заставить Алешку вести на каникулах дневник, а меня – проверять его и прорабатывать вместе с ним ошибки.

– Обоим будет полезно, – сказала мама. И напомнила мне при отъезде: – Не забывай про Алешкин дневник. Отмечай ошибки красной ручкой. Обещаешь?

Обещал и это. Хотя наставление было не из самых приятных. Тем более что у меня самого отношения с грамматикой тоже несколько своеобразные…

Алешка сделал очередную запись и задумался.

– Давай сюда свои мемуары, – лениво протянул я руку. И так же лениво стал просматривать первые страницы. Ничего интересного. Кроме ошибок. Все какая-то ежедневная ерунда. «Утром ветир сильный, а вечиром западный… Поймал двух крабов на палец…»

Хороший способ ловли, надо сказать. Тетя Женя научила. Покачаешь перед крабиком пальцем, будто грозишь ему – не балуйся, мол, а он – цап клешней и повис на пальце. Тут его сзади берешь за спинку другой рукой и – в сетку.

Читаю дальше: «Солнце взашло утром посли заката. Научился прадуватся…»

Тоже полезное дело. И тоже тетя Женя научила. Когда ныряешь глубоко, вода начинает больно давить в уши. Нужно зажать нос пальцами и хмыкнуть, будто сморкаешься – и все, давление внутри головы поднимается, боль проходит. Можно нырять дальше. И глубже.

«Пагода хрошая. Был шторм восимь балов. Два раза».

Что два раза? Хорошая погода? Или два раза по восемь баллов?

В общем, просмотрел я Лешкины записи и уже было положил тетрадь на тумбочку, но что-то вдруг ущипнуло меня где-то внутри, как маленький, но вредный краб. Что-то в его записях показалось мне странным, достойным внимания, как сказал бы папа. Какие-то совпадения.

Я сел к столу, взял красную ручку.

– Ошибки нашел? – удивился Алешка. Вздохнул, подумав: – Исправляй.

Ошибку я нашел только одну – в слове «пагода». Но из-за нее не стоило бы хвататься за ручку. Снова листая дневник, я внимательно перечитывал отраженные в нем события. И вдруг помимо моей воли рука подчеркнула одну фразу. И чуть пониже – другую. И еще на одной странице. И еще! А вот совсем свежая новость!

– Смотри, Леха! – ахнул я от догадки.

– Да ладно тебе, – отмахнулся он. – Потом, в последний день, объяснишь. Все равно я все забуду.

– Смотри, ребенок! – я даже заорал и прочел вслух: – «По радиву собчили что на мори опять поивились ператы».

– Я торопился, – оправдался Лешка, но я перебил его:

– Слушай дальше, в тот же день. «Хадили в горы. Тетька Р.М. падвернула ногу. Прафесор патирял трупку и ручьку. А Боцман нихадил с нами, куда-то делся. Пиво любимое наверно пил». Совпадение? – спросил я, переводя дыхание.

Алешка тут же сообразил, в чем дело, выхватил у меня дневник и стал читать подчеркнутые фразы: «Сматрели катакомбы. Тетя Женя ни много патирялась в тимноте. А потом нашлас. А Боцман ни нашелся».

Теперь я уже вырвал у Лешки тетрадь: «Сматрели кино и гатовели сашлык. А Боцману нидали, опять куда-то делся».

Мы переглянулись и покачали головами. Вот это да! Открытие! Всякий раз, когда на море происходило пиратское нападение, Боцмана в пансионате не было! Он, стало быть, как хищная птица покидал «Горное гнездо», улетая за добычей. Для морского разбоя! И тут мне еще вдруг вспомнился синий якорек на руке, которая держала мешок, куда мы «сдавали» пиратам свои ценности. А ведь у нашего Боцмана точно такой якорек!

– Во гад! – выдохнул Алешка. – А еще про подлодку поет, усталую.

Я машинально листал тетрадь, искал новые доказательства соучастия Боцмана в преступлениях на море. Ага! Вот и на суше. В ночь, когда из банка выкинули сейф, Боцман, как он объяснил нам всем наутро, заночевал у своего сослуживца по подводным походам.

– Все ясно! – сказал я и захлопнул тетрадь.

– Не все, – вдруг серьезно проговорил Алешка. – Ты чем подчеркивал, красной ручкой? Да?

– Ты же видел, – удивился я.

– А ты еще посмотри, – это он посоветовал совсем уж мрачно. В голосе его звучала тревога, и на лице была написана тревога.

Я снова раскрыл тетрадь.

– На полях смотри, – подсказал Алешка.

Еще новости! И как я сразу не заметил? Против каждой отмеченной красной пастой фразы на полях стояли крохотные, еле видимые карандашные галочки…

Значит, кто-то чужой смотрел Алешкин дневник. И значит, этот чужой тоже почему-то обратил внимание на эти совпадения. На эти ключевые, как сказал бы папа, фразы. Эх, где же ты, наш папочка? В какой далекой Австралии? Купаешься в океане? Кушаешь мясо кенгуру? Кидаешься бумерангами? А твои любимые дети – в кольце незримых врагов. В самом эпицентре криминальных событий. Между сциллами и харибдами.

– Кто? – спросил Алешка, тыкая пальцем в тетрадь. И сам ответил: – Тетка Женька!

– Ты дурак? – искренне возмутился я.

– А у кого еще ключи от нашей комнаты? У кого? – Лешкин палец уже не в тетрадь тыкался, а мне в пупок.

Это довод, конечно, грустно подумал я. Такая красивая, веселая, умная… На свете всего две таких – она да наша мама. Я не мог согласиться с этим подозрением, все внутри сопротивлялось.

– Не может быть! – уперся я без всяких доводов. – Человеку надо верить!

– Она не человек, – прошипел Алешка. – Она зеленая лупоглазая лягушка! Жаба!

Но тут я нашел, чем оправдать лягушку:

– А ты хоть раз за все это время запирал дверь?

– А ты?

– И я – нет.

– Значит, любой мог к нам прокрасться? А кто? Профессор? Р.М.? Боцман? Или Охранник? Ну уж не Охранник, это точно. Мы его всего два раза и видели-то. Один раз, когда он дрова на берег приносил, а еще раз, когда спал на раскладушке под ветками винограда.

– Ты как хочешь, – сказал Алешка, – а я этого так не оставлю!

Он сидел на кровати в одних плавках, худенький, решительный, с хохолком на затылке, и сердито жестикулировал.

– Какие-то бандиты покупают прекрасную научную подводную лодку для изучения подводных глубин, а вместо этого грабят на ней мирные пассажирские суда! Нет, вы подумайте! – он вскочил и гневно заходил по комнате, шлепая босыми ногами. – Ученые придумали, инженеры построили, а бандиты грабят, да еще собираются присвоить себе золото «Тасмании»!

– С чего ты взял?

– А зачем они тетрадь украли? Им, видите ли, сейфа мало! Самого большого в мире. Едем в милицию!

Тут он прав. Самим нам не справиться. Тем более что мы не знаем – с кем.

– Поехали, – согласился я. – Только штаны надень.

Мы заперли комнату и пошли на пляж. По дороге Алешка заглянул на кухню и крикнул с порога:

– Теть Жень, мы покататься пошли, – и тут же захлопнул дверь, чтобы не услышать в ответ:

– Хорошо. Только рядом с берегом.

До города мы домчались быстро и без осложнений. Только Алеха всю дорогу трещал мне в ухо:

– Ишь, придумали! Бухнули сейф в море – кто его там догадается искать! Вскроют его под водой этим… как его… мультипликатором – и все денежки себе.

– Манипулятором, – поправил я.

– Какая разница!..

Мы оставили своего Горбунка в яхт-клубе и пошли в милицию. По дороге Алешка сказал:

– Тебе задание. Разведай у Лягушки про Охранника. Только осторожно. Чтобы она не догадалась.

– Как же я разведаю?

– Намеками. Понял?

Понял. «Как вы думаете, тетя Женя, ваш Охранник жулик или нет?»…

Дежурный в милиции довольно вежливо спросил нас:

– Чего надо, пацаны?

– Нам нужно поговорить с вашим начальником, – сказал я. – По очень важному делу.

– У него этих важных дел – во! – и дежурный поднял ладонь над головой.

Мы бы еще долго препирались, если бы не нашелся Алешка:

– У нас есть информация, – вполголоса, очень веско сказал он, потянувшись на цыпочках к краю барьера, – о местонахождении сейфа, похищенного из банка «Кредит».

Дежурный подскочил так, будто его кто-то укусил в… ногу.

– Старшина, – гаркнул он, – немедленно проводите граждан к полковнику!

У дверей кабинета начальника терпеливо сидели другие граждане, дожидаясь своей очереди на прием. Но у них не было ценной оперативной информации, и старшина без всяких объяснений провел нас через толпу ожидающих и распахнул двери. Секретарша чуть привстала над своим столом, но старшина движением бровей усадил ее на место и сказал:

– Быстро, Леночка, к шефу! Ребята по сейфу что-то принесли!

Леночка вспорхнула, щелкнула какой-то клавишей:

– Товарищ полковник! К вам посетители с информацией по банку «Кредит».

– Срочно – ко мне! – прохрипело в динамике.

И мы оказались в кабинете начальника. Он привстал над столом, когда мы входили, в нетерпеливом ожидании, но, увидев нас, несколько разочаровался и грозно нахмурил брови в сторону старшины. Тот быстренько скрылся за дверью и плотно ее прикрыл.

– Прошу вас, – довольно вежливо сказал полковник, указывая на кресла возле его стола. – Слушаю внимательно.

По мере нашего рассказа полковник несколько раз менялся в лице. Сначала оно было строгое, потом стало сердитое, потом крайне недоверчивое, потом оно подобрело, и он весело рассмеялся.

– Фантазеры! Жуль-верны! Но все равно – молодцы! Спасибо за информацию. Вы выполнили свой гражданский долг, – Он нажал клавишу селектора: – Леночка, две бутылки воды и две шоколадки! Срочно!

Если полковник думал так просто отделаться от Алешки, то он жестоко ошибался. Алешка закинул ногу на ногу, откинулся на спинку кресла и твердо заявил:

– Я не уйду из вашего кабинета до тех пор, пока вы не пошлете аквалангиста обследовать дно моря под окнами банка.

– Ах так! – вскипел полковник и нажал клавишу: – Елена! Ни капли воды, ни куска шоколада!

Но Елена уже входила с подносом в руках. Тут и я добавил, но миролюбиво:

– Товарищ полковник, ну что вам стоит проверить эту версию?

Но Алешка опять оказался хитрее:

– Не упустите шанс завтра стать генералом.

И столько уверенности было в его голосе, что полковник смирился:

– Хорошо! Но если там ничего нет, я посажу вас в камеру «за введение представителя правоохранительных органов в заблуждение заведомо ложной информацией при исполнении им служебных обязанностей»! – Он перевел дух. – Вот!

Я испугался. А Алешка – нет. Он наивно, как-то совсем по-детски, пригрозил:

– А я папе скажу!

И это подействовало. Полковник был опытен и осторожен.

– А кто твой папа?

– Начальник отдела в МВД, – это было сказано Алехой так скромненько-скромненько. Даже жалобно. Будто за это его сейчас должны отругать.

– Как фамилия?

Алешка сказал. Полковник достал из глубины стола какой-то телефонный справочник, поискал оглавление, полистал и, найдя нужную строку, хмыкнул:

– Не врешь?

– Папа не велит, – съехидничал Алешка.

– Будь по-твоему, – согласился полковник Знаменский и отдал необходимые распоряжения. – Пошли на берег. Водичку с собой заберите.

– И шоколадки тоже, – сказал Алешка, сгребая плитки с подноса.

В дверях полковник пропустил нас вперед и отомстил, укорив:

– Ты бы все-таки в милицию в штанах приходил.

А мы и забыли, что Алеха в плавках поехал, торопились… Мы вообще, надо сказать, за последнее время одичали немного без маминого присмотра. Ходили все время в плавках. Только к столу выходили в шортах из-за Р.М. А Леха еще на шее таскал свой камень на тесемке. Куда подвесил еще и две ракушки с клешнями.

Мы вышли на набережную, прошли немного до здания банка, присели на скамейку. Вскоре появился открытый милицейский катер и стал на якорь. Аквалангист в черном гидрокостюме, стараясь не привлекать внимания, сделал знак полковнику и бухнулся за борт. Полковник откинулся на спинку и закурил.

– А где папаша-то? – спросил добродушно.

– В Австралии, – небрежно бросил Алешка.

– Эк его занесло, – посочувствовал полковник.

– Служба, – вздохнул Алешка, разворачивая шоколадку и предлагая полковнику дольку. – Интерпол.

– Понимаю, – вздохнул и полковник, поглядывая на море, – сам при погонах.

И, наверное, замечтался о том, что завтра у него будут другие погоны, побольше этих. И лампасы на штанах генеральские. В это время рядом с берегом вынырнул аквалангист, снял маску и медленно поводил ладонью в воздухе. Мол, нет ничего.

– Ну! – грозно повернулся к нам полковник.

Это уже был совсем другой человек. Но нас уже как ветром сдуло. Мы дунули в сторону яхт-клуба, плюхнулись на своего Горбунка и вылетели в открытое море. Но поторопились. Оказывается (об этом мы узнали позже), аквалангист, когда выбрался на берег, доложил начальнику, что, мол, сейфа на дне действительно нет, а следы его – громадная вмятина в песке, еще не смытая волнами, – есть!

– Догнать мальчишек! – взревел полковник.

Но, как говорится, ищи ветра в поле!

Мы благоразумно, соблюдая осторожность, едва отойдя от города, свернули к берегу, спрятали меж прибрежных камней Горбунка и уселись, покусывая шоколад и попивая воду, наблюдать, как по морю туда-сюда носится милицейский катер. Потом ему это надоело, он вернулся в город, а мы в свой пансионат.

Глава VIII Неожиданная находка

– Прокололись мы, – сказал я, когда мы карабкались наверх по каменным ступеням.

– Да, – вздохнул Алешка. – Это я не сообразил. Эти бандиты просто не умеют включать этот… вестибулятор…

– Манипулятор, – терпеливо, как Профессор, поправил я.

– Какая разница! – Алешка остановился на площадке. – Они оттащили сейф в грот, спорим? Профессор говорил, что лодка очень сильная. Зацепили тросом и поволокли.

Жуль-Верн, как говорит полковник.

Но Алешка оказался прав (это мы тоже потом узнали). Правда, прав не совсем. Лодка не тащила сейф по дну, а буксировала его при небольшой плавучести. Оказывается, среди всяких умных приспособлений, которыми она была оборудована для всяких исследований, имелось устройство для подъема или транспортировки всяких тяжелых грузов. Это были такие малогабаритные понтоны, их прикрепляли к грузу и надували сжатым воздухом (вернее, особой газовой смесью) – груз немного всплывал – и тогда тащи его на мелкое место или поднимай на поверхность. Но мы этого тогда еще не знали…

– Ничего, я с ними разберусь, – и Лешка снова деловито зашлепал босыми ногами по каменным ступенькам.

После ужина я вызвался помыть посуду и, пока тетя Женя прибиралась на кухне, приступил к выполнению Алешкиного задания.

– Теть Жень, – начал я издалека, – а зимой здесь кто-нибудь живет?

– Нет, зимой здесь неуютно. Оставляю охрану и уезжаю в город.

– Ненадежный у вас Охранник. Спит целый день.

Она вздохнула:

– Какой есть. Он ведь тоже ученый. Как наш Профессор.

– Океанолог?

– Нет, электронщик. Специалист по компьютерным программам.

Я чуть не выронил тарелку. Вот как! Значит, получается целый экипаж. Подводник Боцман и электронщик Охранник. Который наверняка разобрался в управлении лодкой «Марфа» и вместе с Боцманом совершает пиратские рейды.

– Его институт закрыли, – продолжала тетя Женя, – он остался без работы, и я его взяла вместо сторожа…

Я больше не слушал ее. Мои мысли помчались дальше. Ведь если он может запрограммировать «Марфу», то значит, пропажа тетради действительно не случайна. Значит, бандиты в самом деле собираются отправиться на поиски золота! И что нам делать? Если мы расскажем о своих подозрениях полковнику Знаменскому, он… Страшно подумать, что он с нами сделает!

Алешка прав – пора вступать в решительную борьбу с бандитами. И я так грохнул стопку тарелок на столик, что самая нижняя из них разлетелась вдребезги.

– Иди спать, помощник! – рассердилась тетя Женя, сверкая своими зелеными глазами. – Ты мой замок без посуды оставишь.

А Лешка тем временем снова помогал Профессору искать его тетрадку. А потом надолго застрял в его комнате. Вернулся поздно и долго, отмахиваясь от моих вопросов, что-то записывал на отдельных листках, а потом свернул их и засунул в наволочку – спрятал от чужого враждебного взгляда. Я рассказал ему о своих выводах. Он не удивился, будто заранее знал о результатах «опроса» Лягушки. И лег спать. А я долго не мог уснуть. Все обдумывал последние события. Но ничего умного не придумал…

А утром – опять сюрприз. Из сферы «мировых событий». В дверь постучали, на пороге стояла тетя Женя. Решительная и строгая. Руки в бока. Как Р.М. Только у Р.М. это получалось сердито, а у тети Жени – красиво.

– Алексей! – грозно сказала она. – Ты нарушил наш уговор.

– Какой? – Алешка сел в постели.

Действительно, сообрази тут. У них столько было уговоров: не грубить Р.М., не нырять глубже трех метров, не приближаться к гроту…

– Ты опять дверь ковырял?

– Какую?

– В пещеру.

– Не успел, – признался Алешка.

– Не врешь?

– Слово рыбака, – Алешка прижал руки к груди.

А у тети Жени опять что-то такое труднообъяснимое появилось в глазах. Как будто она огорчилась, что это не Алешка дверь ковырял. Уж лучше бы он, чем кто-то другой.

– Пошли, посмотрим. – Он соскочил с кровати – и за дверь.

– Штаны, Алеша, – напомнила ему вслед тетя Женя, – а то Р.М. опять тебе замечание сделает.

– Я поблагодарю ее за это, – донеслось из коридора. – Слово рыбака.

Тетя Женя улыбнулась и пошла за ним. Опасаясь, как бы Алешка и в самом деле не взорвал чем-нибудь эту кладку, тетя Женя попросила Боцмана придвинуть вплотную к двери шкаф с посудой. Сегодня ей вдруг показалось, что этот шкаф стоит не совсем так, как его поставили. Она не поленилась, выгрузила посуду на пол и отодвинула шкаф. И точно – в кладке были явные следы от каких-то ударов чем-то железным.

– Зубилом, – сказал Алешка.

– Теть Жень, – сказал я, – на Алешку не думайте, он бы шкаф не сумел отодвинуть.

– А на кого мне думать? – серьезно спросила она, будто надеялась на нашу подсказку.

– Это не мы, – начал перечислять Алешка. – Не Профессор, это точно. Не Р.М., конечно – где ей! Остается Боцман. Или ваш Охранник… Или вы.

– А мне-то зачем? – удивилась тетя Женя. – Мне спокойнее так.

– Разве не интересно? – удивился Алешка.

– И романтично, – добавил я.

– Давайте мы вам поможем, – предложил Алешка. – Мы справимся.

– Не сомневаюсь, – тетя Женя опять уперла руки в бока. – Помогайте: поставьте шкаф на место и загрузите в него посуду. А за это обещаю вам – когда вернутся ваши родители, мы вместе вскроем эту таинственную дверь. – И добавила загадочно: – Тогда будет можно.

– Слово рыбака? – спросил Алешка.

Тетя Женя улыбнулась и кивнула. А я подумал: кто же все-таки ковырял эту дверь? И главное – зачем? Что там за ней, такое важное?

– А когда вы меня с аквалангом научите плавать? – вдруг напомнил Алешка.

– Да хоть сегодня и начнем.

– Сегодня не могу, – с важным видом отказался он.

– Это почему же? – тетя Женя закрыла дверцы шкафа и удивленно обернулась.

– У меня сегодня библиотечный день, – еще важнее произнес Алексей. – У вас есть «Энциклопедия»?

Тетя Женя чуть не села на пол от удивления.

– Есть. В библиотеке. – Потом вдруг, сделав хитрые глаза, сказала: – Хочешь проверить, как пишется слово «пагода»? – И пошла на кухню, всем видом показывая, что отвечать ни на какие наши вопросы ни за что не будет.

Нам оставалось только переглянуться и по очереди пожать плечами. Опять какое-то подозрение холодком шевельнулось где-то внутри.

Алешка и в самом деле не пошел на пляж, засел в библиотеке. Когда я зашел за ним, то еле разглядел его макушку с хохолком за стопой томов «Энциклопедии».

– Не мешай, – сказал он. – Поищи лучше на полках французского писателя-фантазера. Жулеверна.

– А что именно? – с иронией уточнил я. – У него знаешь сколько томов написано?

– Мне сколько-то не нужно. Мне один нужен. Про этот… про «Наутилиус».

– «Наутилус», – поправил я. – А автор не Жулеверн, а Жюль Верн. Запомни.

– Какая разница! – и он снова зашелестел страницами «Энциклопедии». – Никак Сридиземное море не найду. Плохая «Энциклопедия». Вот, смотри, – он с трудом выговорил не то что по слогам, а по буквам: – Сривиллипуттур, город в Индии, – есть. Сринагар, тоже в Индии, – есть. А Сридиземного моря нет, пропустили, наверное.

– Сридиземного моря на самом деле нет. Есть Средиземное, – с умным видом поправил я его.

– Точно? Откуда ты знаешь? О! Правда, нашел! И карта есть. Все, не мешай. Ищи мне этого… Жуля Верна.

– Может, хватит дурака валять? На фига это тебе надо? – не выдержал я.

– Узнаешь. В свое время.

Когда Алешка так говорит, дальнейшие расспросы бессмысленны. Я отыскал ему «Восемьдесят тысяч километров под водой» и пошел купаться. Еще не догадываясь, что мы вступаем в новую фазу наших приключений.

Вечером мы все снова сидели в столовой и слушали замечания Р.М. Боцман с Профессором играли в шахматы. А после того как Профессор опять проиграл, он приподнял шахматную доску и заглянул под нее – все, видно, надеялся найти свою тетрадь. Но почему-то особой тревоги не проявлял. Наверное, у него остались черновые записи, и он надеялся восстановить результаты своих сорокалетних трудов. Но ведь теперь ими собираются воспользоваться другие. В корыстных целях.

– Алеха, – окликнул Боцман, – в «Загадай число» играем?

Алешка сидел на диване в уголке, подобрав под себя ноги, с упоением читал Жюля Верна. Даже не сразу отозвался. Он был мастером в этой простенькой игре. Суть ее не сложна: кто-то загадывал в уме число, а отгадчик задавал ему всякие арифметические действия и определял загаданное. Р.М. в эту игру не играла. Боцман играл с удовольствием, а у простодушного Профессора загаданное число всегда было одно и то же – три.

– Помешался на «тройках», – ворчала Р.М. – Видно, в школе троечником был. Как из него профессор получился? – И совсем шепотом, почти про себя, добавляла: – Простофиля.

– Алеха, – снова позвал Боцман. – Очнись.

Алешка захлопнул книгу и спустил ноги на пол.

– Что-то я не пойму этого вашего Верна.

– Рановато тебе еще, – вставила Р.М. – Интеллекта не хватает.

– Спасибо за внимание, – машинально ответил Алеха, выполняя уговор с тетей Женей.

– А что неясного, юноша? – спросил Профессор.

– Ну вот: самая большая глубина, вы сами говорили, в Мировом океане – одиннадцать километров, так?

– Так, – Профессор кивнул и продолжил «слушание».

– А книга про «Наутилус» называется «Восемьдесят тысяч километров под водой» – это как? Где он такую глубину нашел?

– Но это же фантастика, – с умным видом пояснила Р.М. – Каждый автор имеет право на преувеличение. Гиперболоид, называется.

– Гипербола, вы хотели сказать, – с вежливой улыбкой уточнил Профессор.

– Какая разница!

Вот у кого Алеха эту фразу прихватил.

– Но здесь дело не в этом, – продолжил терпеливо Профессор, – автор имел в виду не глубину погружения «Наутилуса», а тот путь, который он прошел под водой за время плавания.

– Понял, – сказал Алеша. – А ваша «Марфа» могла бы столько пройти?

– Дружок, – Профессор даже чуть надулся от гордости. – «Наутилус» по сравнению с «Марфой» – это даже не вчерашний день. Это целый позавчерашний век. – И он опять начал хвалиться своей «Марфой». Особенно напирая на то, что она заправляется особым ракетным топливом, которого ей хватит не на 80 тысяч километров, а на все 800 тысяч.

Правда, слушали его только Боцман и Алешка. Боцман качал головой, а Алешка время от времени одобрительно приговаривал, как Бунша из фильма: «Очаровательная Марфа Васильевна». Меня удивляло его самообладание. Он спокойно и даже дружески разговаривал с Боцманом, а я… я даже не мог смотреть ему в глаза, после того как заподозрил в морских бандитских разбоях… На самом интересном месте вошла тетя Женя и разогнала всех спать. Правда, Р.М. уже выспалась в кресле, пока мы слушали Профессора. Ей, наверное, гиперболоид снился.

А я опять долго не мог заснуть. И мне все казалось, что кто-то осторожно ходит по коридору и трогает ручки дверей, словно проверяя, где заперто, а где нет. Лешка, правда, заснул сразу, но спал очень беспокойно. Все время вертелся и что-то бормотал во сне. Несколько слов я разобрал. «Мессинский пролив. Координаты. Поправка. Загадай число…» Просто бред какой-то. Я даже забеспокоился – не заболел ли он? Потрогал ему лоб – и он сразу открыл глаза. Будто и не спал вовсе. И сказал совсем не сонным, а очень свежим голосом:

– Завтра угоним «Марфу».

Повернулся на бок и крепко заснул. А я так и не уснул до утра. Но едва меня одолел тяжелый сон, как безжалостная Алешкина рука вырвала меня из него. Не совсем, конечно.

– Ты знаешь, кто у этих бандитов главный? – шептал он мне в ухо.

– Знаю, – я отвернулся к стене и натянул одеяло на ухо. – Жюль Верн. Полковник Знаменский.

– Открой глаза! – Алешка сорвал с меня одеяло. – Самое главное проспишь!

Я наконец-то немного врубился. Сел на край кровати. Протер глаза. Продул уши.

– Что ты разорался?

Алешка молча протянул вперед обе ладони… На каждой из них лежало по громадной сережке. Похожих на висячие замки. С выложенными камешками буквами «Р» и «М»! Глаза мои чуть не выскочили из орбит и чуть не запрыгали по полу.

– Где ты их нашел?

Алешка покачал головой:

– Проснулся? А я всю ночь не спал. Анализировал, – это слово он произнес с важностью. Как Р.М. – «гиперболоид». Наверное, в «Энциклопедии» оно ему попалось.

– Где ты взял сережки? – грозно повторил я.

Он ехидно скривил губы:

– Ни за что не догадаешься. – Помолчал для большего эффекта и выпалил: – В комнате Р.М.! На ее столике с косметикой! Понял?

Понял. Неужели Р.М. из той же шайки! И грабили ее для отвода глаз! А потом вернули ей горячо любимые сережки, подаренные ей горячо любимым мужем!

– Не слабо! – только и сказал я.

– А вот это? – и Алешка как фокусник вытащил из-за пазухи… тетрадку Профессора. – Спроси, где взял?

Я машинально повторил вопрос и сам на него ответил:

– В комнате Профессора. На его столике с косметикой.

Алешка сначала фыркнул, а потом громко захохотал.

– А где? Неужели у Лягушки?

– Успокойся, кавалер. Тетрадку я нашел там же, у Р.М., за батареей.

– Ты что же, в чужой комнате шарил? – Это мне очень не понравилось.

– Не шарил, – пожал он плечами, – а проводил негласный обыск.

– Какая разница! – ляпнул и я эту привязчивую фразу.

– Большая. Я же не деньги у нее искал. – И опять с важным видом: – А вещественные доказательства. И истину. – И поднял вверх указательный палец.

– А если бы Р.М. тебя застала в своей комнате? Она бы тебя в милицию сдала.

– Во-первых, я бы извинился, а ей бы это понравилось. А во-вторых, – он помолчал, любитель эффектов, и очень серьезно сказал: – Во-вторых, в милицию она ни за что бы не побежала. Потому что, я уже не сомневаюсь, – Р.М. – главарь этой бандитско-пиратской шайки. Вернее, не она, а ее горячо любимый муж, который дарит ей горячо любимые сережки!

– Доказательства, сэр, – растерялся я.

– Прошу вас, милорд. – И Алешка, покопавшись в своей наволочке, вытащил из нее обрывок газеты. – Это мне в библиотеке попалось, я и выдрал.

В маленькой заметке говорилось о том, что известный предприниматель И.Кривулько объявил себя банкротом, отказался от всех выплат и с оставшимися деньгами скрылся за рубеж. Предположительно в Австрию.

– А наш папочка? – вспомнил я. – Туда же отправился?

– Не путай. Папочка здесь ни при чем, он в Австралии. Среди кенгуру. Теперь тебе все понятно?

И я честно признался:

– Теперь мне вообще ничего не понятно.

И Алешка, вздохнув, согласился:

– И мне тоже.

Глава IX Криминальный пасьянс

Мы лежали на берегу моря и лениво переговаривались. Нам было скучно. Не хотелось нырять. Не хотелось гонять на Горбунке. Не хотелось ловить ни рыбу, ни крабов. События последних дней настолько захватили нас, что по сравнению с ними все остальные забавы и удовольствия казались пресными, бесцветными и бессмысленными. Жгучие тайны поманили нас и оставили перед закрытой наглухо дверью – стучи не достучишься, ори не доорешься. Никто тебе не ответит и не откроет…

– Леха, – сказал я. – Чтобы разобраться в этой паутине и добраться до главного паука, нужно из всего, что мы знаем, выстроить логическую цепочку.

Мудро сказал. А Леха не менее мудро возразил:

– А в этой твоей цепочке знаешь сколько дырок будет?

Он, наверное, хотел сказать: сколько будет недостающих звеньев. Но я его понял.

– А дырки, – сказал я, – мы заполним предположениями и догадками. Наиболее вероятными. Мы что, дураки?

Лешка хмыкнул как-то двусмысленно. Можно было понять: себя он, во всяком случае, дураком не считает.

– В библиотеке чистые каталожные карточки есть? – спросил я. – Тащи их сюда. И ручку захвати.

– Зачем?

– Сейчас поймешь. – Мне надоело, что он все время командует. Настала пора брать инициативу в свои руки.

– Давай так, – сказал я, когда он вернулся. – На каждой карточке напишем одно из событий последнего времени…

– Зачем?

– …А потом разложим их. В каком-то порядке. Чтобы получилась логическая цепочка. И все станет ясно. Пиши, я буду диктовать.

– Сам пиши. У тебя почерк лучше.

Понятно. Я не стал спорить. Устроился на плоском камне и стал заполнять карточки. Алешка подсказывал и напоминал. Мы записали все, что сочли важным. И отлучки Боцмана, и появление сережек. И загадку в катакомбах, и чужой акваланг. И сброшенный в море сейф, и чуть заметные галочки на полях Лешкиного дневника. И царапины на камнях, которыми была заложена таинственная дверь, и пропажу тетради.

А потом началась работа. Мы без конца тасовали карточки (их, кстати, получилось тридцать шесть, как в карточной колоде) и раскладывали на камне как бесконечный и бесперспективный пасьянс… И нам это уже стало надоедать, как вдруг мы в один голос воскликнули:

– Стоп! Получается!

Я переложил еще две карточки, еще две поменял местами. Все! Можно хронологически и логически восстановить события и заполнить пустые места в получившейся картинке. Как в сложенной мозаике. Куда оставалось без труда вложить на свои места две-три детали.

– Читай по порядку, – сказал Леха.

«Крупный бизнесмен И. Кривулько потерпел банкротство и купил на оставшиеся деньги подводную лодку „Марфа“ и поручил двум своим бандитам грабить мирных морских путешественников, чтобы поправить свои темные дела. Лодка пряталась в гроте, под самым пансионатом „Горное гнездо“. Бандиты проникали в грот в аквалангах. Но они знали, что из пансионата, через таинственную дверь, можно проникать в грот попроще. И делали тайные попытки эту дверь открыть. Добыча, которую они грабили для И.Кривулько, была мала. И он послал бандитам на помощь свою Р.М., чтобы она („хватит заниматься ерундой, пора браться за большое дело“, – сказала она Боцману в катакомбах) организовала что-нибудь более добычливое. Тогда они проникли в банк, выкатили к окну и сбросили сейф в море. А потом спрятали его в гроте».

– Здесь пустое место, – сказал Алешка. – Даже два. Первое: с кем тетя Женя шепталась в катакомбах? И почему экскурсовод не ошибся при подсчете голов на выходе?

– Будущее покажет, как обещала Р.М. Теперь дальше. Тут появляется тетрадка Профессора. У бандитов созревает план. Что им пятьсот тысяч баксов, если на дне моря лежат миллионы? Они похищают тетрадь.

– И завтра поплывут к Сцилле с Хариедой за сокровищами!

– Пустое место, – сказал я. – Кто и зачем лазил в твой дневник?

– Будущее покажет…

Мы так увлеклись, что даже не вздрогнули, когда на наш «карточный столик» упала чья-то тень и чей-то голос спросил:

– А что это вы делаете, а? Опять в карты играете?

Мы обернулись. Перед нами – руки в бока – стояла Лягушка в зеленом халате и ждала ответа.

– Мы не на деньги, – виновато пролепетал, оправдываясь, хитрец Алешка. – На ракушки.

– Ну-ка, давайте их сюда. Конфискую.

Алешка сгреб первые попавшие под руку раковины вместе с песком и чьим-то окурком и наивно протянул тете Жене.

Она усмехнулась:

– Не валяй дурака, Алексей! Карты давай.

Я сложил карточки в стопку – получилась прямо карточная колода. И вложил ее в подставленную ладонь. Тетя Женя не глядя сунула колоду в кармашек халата и зашагала к лестнице.

Мы переглянулись.

– Может, она их смотреть не станет, – сказал Алешка без особой надежды. – Выбросит в помойное ведро. А мы их оттуда…

Я только вздохнул. И немного растерялся, подумав: «А если все-таки тетя Женя из той же пиратской банды?»

– Не думаю, – прочитал мои мысли Алешка. И брякнул: – Она не из банды. Она из милиции.

Я онемел. И в этой немоте, под горячим солнцем, под шелест волн и скрипучий крик чаек, услышал еще одну новость:

– А в катакомбах она все-таки с папой шепталась.

Вот тебе и еще три пункта!

– А знаешь, – добавил Алешка, – почему экскурсовод в наших головах не ошибся? Потому что вместо Боцмана вышел на свет наш папочка. А Боцман остался искать проход в пещеру капитана Немо.

У меня уже кружилась голова от всех этих находок и открытий. Больше всего мне сейчас хотелось вернуться назад, недели на две. На машине времени. И начать новый отсчет в нашей жизни. С путешествия на Канары, к примеру. Но жизнь ставила свои задачи и диктовала свои условия. Мы пошли к Профессору. Чтобы его обрадовать. Я постучал в дверь.

– Да! – отозвался Профессор. – Милости прошу.

Мы вошли и увидели, что он сидит за письменным столом, перебирает какие-то карточки и что-то выписывает из них в новую тетрадь.

– Я рад вам, юные друзья, – он сказал это так, что мы сразу ему поверили. – Располагайтесь. А я вот, видите ли, восстанавливаю безвозвратно утраченное.

– Не совсем, – сказал я.

– Что – не совсем? – не понял Профессор.

– Не совсем безвозвратно.

Тут Алешка вытащил из-под футболки «пропавшую грамоту» и положил ее на стол, прямо под нос Профессору. Тот вскочил и сперва заломил руки в экстазе (в восторге, иначе говоря, кто не знает), а потом руки расцепил и схватил свое бесценное сокровище.

– Друзья мои, – прошептал он, едва сдерживая слезы. – Вы нашли ее. Сорок лет я… Что вы хотите? Любое ваше желание… – Он схватил с подоконника громадный бинокль в футляре и повесил его Лешке на шею. Потом стал рыться в ящиках и на полках, отыскал красивую черную трубку и протянул мне.

– Ах, да, – спохватился он вовремя, – вы же не курите, мой юный друг. – И опять принялся за поиски.

Алешка поступил тут честно и благородно. Я даже не ожидал. Он положил бинокль на место (с глубочайшим внутренним вздохом сожаления) и сказал:

– Что вы, профессор? Нам ничего не нужно.

– Чем вас все же отблагодарить?

– Расскажите нам что-нибудь еще про тайны океана. И про «Марфу».

– С величайшим удовольствием. Только тетрадь спрячу. – И Профессор начал ходить по комнате в поисках надежного места. Как собака с косточкой – где бы получше ее закопать, чтобы хозяйка не догрызла. Наконец, он убрал тетрадь в верхний ящик стола, запер его, а ключ спрятал на одной из полок стенного шкафа.

– Забудете, профессор, – сказал я. – Придется стол взламывать.

– Ах, как это верно, – засуетился он, забегал по комнате, ища более надежное место для тайника.

Тут Алешка опять проявил истинное благородство. Он снял с шеи тесемку и передал ее в дар Профессору. А хризолит и раковины сунул в карман шортов. Профессор сообразил: надел на тесемку ключ, сунул в нее шею, и ключ исчез под его белоснежной рубашкой.

– Ну вот, – удовлетворенно погладил он себя по груди, – теперь он всегда со мной.

– Про «Марфу», – напомнил Алешка.

– Ах, да! Минуточку, друзья мои. Я только сбегаю на кухню и приготовлю нам кофе.

– Лучше я это сделаю, – настоял я. – Боюсь, что от радости как бы вы не сыпанули в кофейник вместо кофе черный молотый перец.

По лицу Профессора мелькнула тень какого-то воспоминания. Он улыбнулся и признался:

– Да, знаете ли, это вполне возможно.

Мы долго пили кофе. Профессор долго и увлеченно рассказывал нам о загадках океана, о достоинствах неповторимой, тоже безвозвратно, как он полагал, утраченной «Марфы». Не догадываясь, насколько близка она от него. Но рассказать ему об этом мы пока не решились. При его рассеянности и доверчивости Профессор мог нарушить все наши планы. Мы даже намекнули ему, чтобы он не вздумал поделиться с кем-нибудь своей радостью. По поводу тетради. Потом мы стали прощаться. А Профессор принялся искать ключ от ящика, чтобы еще раз приласкать свою тетрадку. Мы помогли ему найти ключ. Он рассыпался в благодарностях и погрузился в записки, наверное, заново переживая радость своих открытий. Совсем как ребенок, которому наконец-то отыскали любимую игрушку. Под кроватью, например.

– Где же вы ее отыскали, друзья мои?

– Внизу, на пляже. Под самым вашим окном, – не задумываясь, соврал Алешка.

– Ну да, ну да, конечно, – бормотал Профессор, бегая жадными глазами по страницам тетради. – Лежала на подоконнике, была подхвачена западным ветром и… – Что это? – вдруг тревожно воскликнул он и сбросил очки со лба на нос.

– Что? – испугались и мы.

– Здесь нет одной страницы, – зловеще прошептал Профессор. – Моей любимой.

– Точно нет? – усомнился я.

– Точно нет. Они нумерованы.

– А какая ваша самая любимая? – спросил Алешка, тоже с тревогой в голосе.

– «Тасмания». Это ведь почти рядом с нами. В Средиземном море. На «Марфе» – сутки пути. Мессинский пролив.

– Где Сцилла и Харибда?

– Хариеда, – машинально поправил Профессор и уронил голову на грудь.


– Мы должны их обогнать. – Алешка сидел на кровати и любовался выигранным крабом.

– Не успеем, – возразил я. – Сейчас придет тетя Женя и посадит нас под домашний арест.

– Не придет, – Алешка поставил краба на тумбочку. – Я карты изъял. Из ее халата.

Способный мальчик. На все способен.

– И моя версия подтвердилась, – он опрокинулся на спину и задрал ноги на спинку кровати. Видела бы Р.М. – Лягушка – наш человек. Знаешь, что у нее было в другом кармане?

Он, значит, оба кармана обшарил! А все-таки?

– Маленькая такая… Черненькая… С кнопочками…

– Не понял.

– Рация! Папочка наш не случайно тянул с поездкой. Его послали сюда от работы. Следить за обитателями замка. Понял? А раз этот И. Кривулько удрал в Австралию, папочку послали следом за ним. А мамочку – для маскировки. А Лягушку оставили здесь, для связи и наблюдения.

– За нами?

– Ну и за нами тоже. А больше – за пиратами.

– Что же делать?

Алешка спустил ноги на пол. Встал. Подошел к окну. И долго смотрел из него вдаль, скрестив руки на груди как капитан Немо. Потом медленно повернулся ко мне и сказал торжественно:

– Готовиться к бою!

Глава X Похищение «Марфы»

Мы прекрасно понимали (не такие уж дураки), что, похитив «Марфу», навлечем на себя репрессии со стороны бандитов. Но мы на это пошли сознательно. Во-первых, потому, что мы знали, с кем придется воевать (не знали только, к сожалению, сколько их), а бандиты и пираты не догадывались о наших планах. А во-вторых, угнав «Марфу», мы могли бы с ее помощью доставить сейф полковнику Знаменскому и в его лице обрести мощного союзника со всем его правоохранительным потенциалом. Исходя из этой концепции, как сказал бы наш далекий папочка, мы и разработали свою стратегию. Причем Алешка проявил при этом несвойственную его возрасту предусмотрительность. Он просчитал, на всякий случай, все возможные ответные шаги наших врагов. И, как опытный полководец, разработал ответные меры.

– Ты в электричестве чего-нибудь понимаешь? – спросил он меня.

Понимаю. Знаю, как свет включить. И как выключить. По моему молчанию Алешка понял возможный ответ.

– Эх ты, старшеклассник! Ладно, тогда тебе другое задание. Возьмешь на кухне корзинку со спичками…

Возьмешь… Деликатно выразился. Стащишь, это точнее.

Замок был достаточно далеко от города, в довольно глухом месте, и здесь бывали перебои в электроснабжении. Поэтому тетя Женя держала на кухне аварийный запас – корзинку со спичками и корзинку со свечами.

– …Найдешь пустые банки, – продолжал наш полководец. – Лучше майонезные.

– Все? – Я встал, готовый выполнять задание.

– Возьмешь у Боцмана или Профессора лезвие для бритвы…

Это у него называется «возьмешь».

– А зачем?

– Обрежешь у всех спичек головки и сложишь в банки.

Издевается малец! Совсем обнаглел. И я вспомнил крайнее мамино наставление: не позволяй Алешке садиться тебе на шею, он это умеет. И, вспомнив об этом, я взял плавки и небрежно помахал младшенькому ручкой в дверях.

– А чем ты от бандитов отстреливаться будешь? – сказал он мне в спину.

Эта загадочная и угрожающая фраза остановила меня на пороге. А Леха произнес еще одно слово.

– Так бы и сказал. – Я бросил плавки на подоконник и пошел красть спички и лезвия.

Потом понадобилось еще очень многое, чтобы обезопасить замок от вторжения врагов. Пришлось взять у тети Жени удлинитель с розеткой, пришлось выклянчить у нее оставленные для нас родителями деньги, якобы на покупку учебников, на самом деле мы приобрели на рынке хорошую дрель и несколько победитовых сверл. Пришлось в удобное время прочистить шампуром ствол пушки, забитый пылью веков. И это еще не все! Как-то вечером Леха бухнул на стол кусок хозяйственного мыла.

– Спрячь, – сказал он. – Подальше. Только не забудь, как Профессор, куда.

Это уж слишком!

– Банный день намечается? – Я с обиженным видом взял мыло и демонстративно отнес его в ванную.

– Только осторожнее с ним, не намочи, – услышал я Алехин голос. – Это динамит.

Рука моя непроизвольно сжалась, хотя ей больше всего хотелось разжаться. А ногам – унести меня подальше. Доигрались!

– Ты – совсем? – спросил я, вернувшись в комнату вместе с «мылом». – Только этого не хватало!

Алешка пожал плечами:

– Мало ли? Может, что-нибудь взорвать будет нужно.

Как про авторучку. Может, что-нибудь записать придется?

– Где взял?

– У Боцмана. У него в комнате, под кроватью, целый ящик. Ему хватит.

Вот оно что! Боцман приготовил взрывчатку, чтобы взломать сейф.

– Надеюсь, детонатора у тебя нет? – спросил я слабым голосом.

– Нет. Да он и не нужен. Обойдемся, если что. Подручными средствами.

Леха из всего умеет извлечь полезное. Оказывается, когда я в катакомбах безмолвно восхищался доблестью защитников Родины, он снял там с полки маленькую книжицу и внимательно изучил ее. Книжечка была вроде пособия для партизан. Устройство всякого оружия, особенно трофейного. Способы выведения из строя всякой вражеской техники. Советы по взрывному делу и т. д. Там он и про динамит прочитал. Если нет взрывателя к нему или детонатора, возможно «применение подручных средств, как то: сильный удар тяжелым металлическим предметом». Молотком, например…

Я осторожно покачал брикет динамита в руке и подошел к окну.

– Не вздумай, – завизжал Алешка. – Пожалеешь!

Мне и самому было страшно выбрасывать его в окно – вдруг взорвется и скинет наш замок со скалы.

– Ладно, – сказал я. – Положи его на место.

– Ладно, – сказал Алеха. – Положу. – И сунул брикет под тумбочку.

Еще одна бессонная ночь. Словно на мине с часовым механизмом.

Утром тетя Женя сообщила, что все желающие могут отправиться на белом катере в город, за покупками.

– Сегодня там большая ярмарка. Будет интересно.

Все обрадовались, а Лешка сказал:

– У меня живот болит.

И я сказал:

– У меня тоже.

– Руки надо мыть, – обрадовалась Р.М. – И фрукты тоже.

А Профессор забеспокоился и заявил:

– Я не оставлю больных детей без присмотра.

А тетя Женя, похоже, не очень-то нам поверила, но успокоилась, когда узнала, что мы остаемся не одни.

– Алексей! – сказала она (руки в бока). – Только без фокусов.

– Какие фокусы! – истошно завопил Алешка и, обхватив живот, помчался в туалет.

– Дизентерия! – злорадно констатировала Р.С. – Всех заразит!

Профессор так посмотрел на нее, что я без труда прочел его мысли. Что-то вроде: зараза к заразе не пристает, или сама ты дизентерия злостная! Так или иначе, но мы с Алешкой остались дома, помахали с площадки отходящему катеру и занялись своими тайными делами. По очереди отвлекая Профессора. Сначала я сидел у него в комнате и задавал ему глупые вопросы, на которые он весьма охотно давал умные ответы, а Лешка тем временем доводил до ума старинную пушку у бойницы. Потом Леха конспектировал данные об устройстве «Марфы», о которой Профессор мог петь часами, а я в это время работал в кладовке: сверлил неподатливую кладку. К возвращению катера мы все успели сделать, даже убраться в кладовке, уничтожить следы нашей деятельности, придвинуть на место шкаф и заставить его посудой. Тетя Женя ничего не заметила. Никто вообще ничего не заметил.

И наступила ночь. Решающая.

Мы долго лежали в постелях, одетые и обутые, изредка шепотом переговариваясь. Ждали, когда затихнут обитатели замка. Было очень тихо. Слышались только звон цикад, легкий шелест волн, кашель Профессора и храп Р.М. Наконец часы в столовой пробили два удара. Мы вскочили и тихонько выглянули в коридор, слабо освещенный дальней лампочкой. Здесь вообще была почти мертвая тишина: ни цикад, ни волн – только храп у комнаты Р.Кривулько.

Алешка на цыпочках подкрался к комнате тети Жени и подсунул под дверную ручку заранее приготовленную палку – на всякий случай. Мы пробрались в кладовку, отодвинули в темноте шкаф (посуду опять пришлось составлять на пол) и остановились перед дырой в пещеру. Оттуда несло холодом и страхом. Я зажег свечу, но ее тут же задуло сквозняком. Пришлось отыскать среди посуды подходящую стеклянную банку и вставить в нее свечу.

– Пошли, – выдохнул Алеха.

– Пошли, – вздохнул я.

И мы по очереди пролезли в дыру.

Осмотрелись. Слева, сразу у входа, был проем в небольшую пещеру. Это, наверное, и была келья отшельника. Неровный свет свечи выхватил из темноты что-то вроде каменного ложа и выбитый в камне на стене крест. А прямо шел бесконечный проход куда-то далеко вниз, где начинались катакомбы. Оттуда несло ледяным холодом. Над проходом нависал, весь в трещинах, каменный карниз. Казалось, что он вот-вот (только чихни) оборвется и рухнет. Хорошо, что нам туда не надо. А надо направо, куда круто уходят каменные ступени и откуда доносится запах моря. Направо пойдешь – морского коня найдешь. Или голову потеряешь.

Держа банку со свечой над головой, я стал спускаться по ступеням. Алешка – за мной.

Шли мы очень долго. Каменная лестница вилась и вилась вдоль каменной стены – и становилось все холоднее и холоднее.

И вот заблестело на черной и гладкой воде отражение нашей свечи. Мы стояли на ровной прямоугольной площадке, похожей на морской причал. Тем более похожей, что к нему прижималось стройное тело рыбищи по кличке «Марфа». Вот с такими глазищами.

Она была похожа на маленький современный истребитель – узкий фюзеляж, короткие крылышки по бокам, кабинка на спине с двумя иллюминаторами, а между ними – что-то похожее на пушку или пулемет: тот самый манипулятор.

– Очаровательная Марфа Васильевна, – пробормотал за спиной Алешка.

И только сейчас я по-настоящему понял, какое нахальство мы затеяли. Это ведь не Горбунок. Алешка почувствовал мое сомнение и сказал:

– Не бойся, Дим. Я все записал на шпаргалку. Прямо по пунктам. Пошли на борт.

Мы ступили на палубу «Марфы». Она гулко отозвалась своей пустотой. Я распахнул оба люка, и мы нырнули внутрь, где были небольшие пластиковые креслица. Сели. Прямо перед нами – по иллюминатору и большая приборная доска с двумя экранами, большим и поменьше.

Алешка посмотрел в свою шпаргалку, пошарил глазами по приборам и щелкнул каким-то тумблером. Сразу же на одном экранчике вспыхнуло, и мы увидели всю внутренность грота капитана Немо во всех мельчайших подробностях, даже слабо мерцающую свечу в банке, оставшуюся на причале. И целую кучу награбленного пиратами добра, аккуратно сложенную в уголке.

Вместе с экраном над нашими головами зажглась красная мигающая надпись: «Закрыть люки. Пристегнуться».

Закрыли, пристегнулись.

Лешка провел пальцем по листку, нашел нужный пункт и нажал две нужные клавиши – одна с цифрой «5», другая – со стрелочкой «вниз».

«Марфа» плавно погрузилась на пять метров в черную воду, которая сразу же озарилась автоматически включившимся прожектором. А на экранчике мы увидели подводную часть грота с гладкими каменными стенами. Вдоль одной из них спокойно расположился громадный сейф. По бокам его виднелись присосавшиеся, как рыбки-прилипалы к акуле, баллоны с газом, которые держали тяжелый железный ящик в плавучем состоянии.

– Возьмем его с собой? – спросил Лешка. – Спрячем?

– А зачем? – возразил я. – Без «Марфы» им до него не добраться.

Он кивнул и сказал:

– Поехали, – и опять нажал две клавиши: одна «самый малый ход», другая – со стрелочкой «вперед».

Лодка чуть дрогнула и двинулась, разворачиваясь, к выходу из грота. Лешка вцепился в рукоятку, которая торчала перед ним, – ручное управление, понял я. И как оказалось, очень простое. Ручку на себя – лодка идет вверх; от себя – вниз. И так же вправо и влево.

Вот впереди, освещенная прожектором, показалась дыра в скале, ведущая в море. И на экранчике – то же самое. Я пошарил глазами по панели, отыскивая выключатель прожектора, – такой яркий свет под водой не мог остаться незамеченным либо случайному, либо неслучайному взору. Разобраться здесь совсем несложно. Где-то были надписи на кнопках, где-то простые, доходчивые символы. Ткнув наудачу одну из них, я погасил прожектор. И вовремя – лодка уже скользнула в дыру и выбралась в море. В иллюминаторах – одна чернота, лишь изредка мелькали светящиеся точки. А на экране все красиво голубело, как в старом телевизоре. Рубчатое дно, разбуженные рыбешки, повисшая в дремоте медуза. Но вот дно стало исчезать, оставалась перед глазами только толща воды и мелькающие в ней тени. Мы даже увидели метнувшуюся в сторону от нас небольшую акулку.

И было совершенно тихо. Лодка беззвучно, медленно скользила в морской толще. Не проскочить бы мимо цели, подумал я.

– Давай всплывем, – сказал я Лешке, – осмотримся. А то умахнем так малым ходом в Турцию.

– Ага, – согласился он. И нажал кнопку со стрелочкой «вверх».

Лодка послушно изменила курс… Очаровательная Марфа Васильевна… В иллюминаторах начало постепенно светлеть – и мы всплыли. Особой видимости не было. Но было светлее, чем под водой. А на экране четко обозначились те два камня, где мы хотели спрятать «Марфу». Они медленно приближались, росли, и наконец лодка вошла между ними, отгородившись одним камнем от берега, а другим со стороны моря.

– Стоп! – сказал Лешка и нажал нужную кнопку.

Повернулся ко мне. На лбу его блестели капельки пота от волнения. А на затылке торчал хохолок от восторга.

– Даже вылезать не хочется, – сказал он.

Мы отстегнулись, выбрались на палубу.

Все вокруг было тихо и спокойно. Меж камней чуть слышно плескалось спящее море. Где-то на берегу светились редкие огни, сиял маяком ограбленный банк, а в море тоже светились и скользили огоньки красные и зеленые, обозначая в темноте движущиеся суда. Мы закрыли люки и перебрались в лодку, которую еще днем отбуксировали сюда Горбунком и спрятали меж камней.

Я сел на весла, и мы благополучно вернулись к берегу. Прокрались в замок, минуя спящего на площадке Охранника, и шмыгнули в свою комнату.

– Здорово, да? – восхитился Алешка, раздеваясь в темноте. – Теперь поплаваем!

Еще как поплаваем – как в воду глядел.

– Стой, – сказал я. – Про дырку-то забыли!

Мы пробрались в кладовку, сдвинули на место шкаф и снова заставили его посудой. И мгновенно уснули, едва упав в свои постели – от всех ночных переживаний сон навалился мгновенно. И последняя мысль у меня была о том, что мы еще что-то забыли сделать. Но она мелькнула лишь на мгновение и тут же погрузилась в сон, как «Марфа» в темную воду…

Глава XI Осада замка

Разбудили нас какие-то стуки, крики и суета. Спросонок мне показалось, что в замок ворвались бандиты, пронюхавшие о пропаже «Марфы». Постепенно мы стали различать возмущенные голоса наших пансионеров. Все кричали то по очереди, то врозь, то вместе:

– Кто это сделал? – тетя Женя.

– Хулиганство! Форменное! – Р.М.

– Почему хулиганство? Просто шалость. – Профессор.

– Я похожа на шалунью? – Р.М.

– Нет, но на хулиганку… – Профессор.

– Как вы смеете?..

Постепенно до нас дошло, что происходит. И мы, укрывшись с головой одеялами, немного похихикали. Пока не поняли, что отвечать все-таки придется. Алешка, когда мы отправились похищать «Марфу», припер дверь в комнату тети Жени первой попавшейся палкой. А это оказалась клюшка, которую таскала за собой Р.М., после того как подвернула ногу. Она ей и на фиг не была нужна, но очень хотелось, чтобы ей посочувствовали. И Р.М. оставляла свою клюку в коридоре, прислонив к двери своей комнаты.

Тетя Женя проснулась раньше всех. Попыталась выйти из комнаты – да не получилось. Она подняла шум. Все сбежались. Лягушку выручили. А так как клюку эту все знали, подозрение пало на Р.М. Учитывая ее вредный характер.

Отсмеявшись, мы сделали серьезные и встревоженные лица, оделись и тоже вышли в коридор. Все обернулись к нам, когда мы вежливо поздоровались.

– Вот они! – сказала Р.М., тыкая в нас пальцем. – Хулиганцы!

Мы недоуменно переглянулись. Алешка даже посмотрел на свои руки и показал ей – чистые-пречистые! В чем дело-то?

Тетя Женя – руки в бока – сердито, но с пляшущей в глазах улыбкой, приступила к допросу:

– Алексей! Это ты сделал?

Алешка вскинул на нее невинные глаза и так захлопал ресницами, что было, наверное, слышно даже на пляже.

– Что сделал?

– Вот это! – и тетя Женя вскинула руку с клюкой.

– Нет, не я, – честно сказал он и кивнул на подводника. – Это дядя Боцман ее вырезал, когда мы в горы ходили.

– Бесполезно, – сказал Боцман. – Что он – дурак, что ли, сознаваться? Выпороть – и все! Я могу.

– Прецептор злобный, – пробормотал Алешка чуть слышно.

– Ладненько, разбирайтесь тут, – сказал Боцман, – а мне в город пора. «Когда усталая подлодка…» – И скрылся из виду… в туманной дали.

Тетя Женя свернула инцидент, сказав, что сейчас не время искать разбойника, а время завтракать. И все разбрелись по своим углам готовиться к приему пищи.

– Ща будет, – сказал Алешка, когда мы остались одни. – Ща Боцман примчится.

– А кто такой прецептор? – с интересом спросил я, подходя к окну.

– А я знаю? – удивился Алешка. – В «Энциклопедии» попался. Жулик, наверное.

– Скачет, – сказал я. – Рвет и мечет. Сейчас ему Р.М. вкатит. За потерю бдительности.

– И утрату материальных ценностей, – подсказал Алешка.

Не зря он «Энциклопедию» мучил, намного поумнел. Такие слова знает.

– Пойдем подсмотрим, – сказал он. – Или подслушаем.

Мы дождались, когда по коридору дробно простучали башмаки Боцмана, и приникли всеми ушами к двери Р.М. Но можно было и не приникать. Слышимость была отличная. Р.М. орала на Боцмана так, что этого «прецептора» даже немножко жалко стало.

– Идиоты! Ничего вам нельзя доверить! Вы знаете, что натворили? Вы поставили меня и Игоря между Сциллой и Хариедой! Срочно собрать всех ребят и выколотить из этой рыжей бестии – куда она девала лодку! На штурм, братва! После завтрака!

– Сейчас скажет: а руки ты мыл? – хихикнул Алешка и скомандовал: – От винта!

Мы отскочили от двери, обнялись и, когда взмыленный Боцман выскочил в коридор, пошли небрежными походками, напевая его любимую песню.

Боцман так посмотрел нам вслед, что у нас чуть волосы на затылках не задымились.

За завтраком царила напряженная атмосфера. Р.М. пыхтела в тарелку. Боцман боязливо косился на свою вилку, не зная, как за нее браться. Тетя Женя была строга и серьезна. Один Профессор с удовольствием ел, время от времени прикладывая руку к груди, где под белой рубашкой прятался его «золотой ключик»…

Похватав грязную посуду, мы загнали тетю Женю в угол и ошарашили:

– Сегодня бандиты будут штурмовать замок.

– Я догадываюсь, – подозрительно спокойно восприняла она эту информацию. – Но у вас ведь все готово для отражения натиска врагов?

Ну все знает!

– Сколько у вас патронов? – деловито спросил Алешка.

– Шесть.

– Всего-то! – ахнул он. – Не густо.

Тетя Женя развела руками:

– Ладно. Отобьемся. У нас кое-какие сюрпризы есть. Для того, кто сунется.

– Ну-ну, – как-то подозрительно легко согласилась Лягушка.

И мы не догадались о ее коварстве. Это не Лягушка, как выяснилось, это змея подколодная!

– Так, – сказала она, – посуда подождет. Нужно отправить катер в город. Поможете мне?

Когда мы спустились на причал с какими-то коробками, катер уже был готов к отправлению. И все пансионеры находились на борту.

– Вот сюда, – сказала тетя Женя и показала на дверь в каютку. – Поставьте их там, на диванчик. И поднимайтесь в замок, кофе пить.

Мы вошли в каютку, и… за нами щелкнул дверной замок.

– Для вашего же блага, – послышался за дверью голос коварной лягушки. – И вашей же безопасности. В городе вас встретит полковник Знаменский. Расскажете ему все, что знаете. Алексей, не смей визжать, никто тебе не поверит и дверь не отопрет. Гудбай, май лав!

Мы буквально онемели. Ноги у нас подкосились, и мы плюхнулись на свободный диванчик. Вот это влипли! А катер тем временем задрожал, злорадно свистнул и, стукнувшись пару раз бортом о причал, потрюхал себе в город.

– Хитрая, да? – упавшим голосом спросил Алешка. – И вредная. – Помолчал. – Но все равно – нельзя оставлять ее одну в такой опасности.

Тем более что никакой лодки она не крала. И опасность эту мы сами ей создали. Он подошел к двери, подергал ручку. Огляделся в поисках выхода. Нашел… Даже такие умные и красивые женщины, как наша мама и тетя Женя, тоже ошибаются. Иногда. И тоже не всегда могут все предусмотреть. Особенно когда имеют дело с такими сорванцами, как мой младший братец.

Конечно, если бы в эту каютку заперли взрослого человека, да еще такого толстого, как полковник Знаменский, ему нипочем отсюда не выбраться. А нам и щелки достаточно. Мы сдвинули в сторону стекло в бортовом окошке, переглянулись.

– Пробираемся на корму, – сказал я. – Перебежками. С кормы незаметно – в воду.

– Ага, – согласился Алешка. – И плывем к берегу. А то до замка уже далеко.

Мы по очереди выскользнули на палубу. Под прикрытием рубки пробрались на корму. Никто нас не заметил. Все были заняты своими делами. Капитан смотрел вперед, Профессор щупал на груди свой ключик. Р.М. что-то шепотом толковала Боцману. Тот слушал, кивал и машинально мурлыкал про подлодку.

– Будьте здоровы, – прошептал Алешка, тихо спускаясь в воду.

– Счастливого плавания, – шепотом попрощался и я.

…Плылось нам легко. На нас были только шорты и футболки. Да и за это время мы освоились в море не хуже рыб. Выбрались на берег, нашли подходящую тропку и бодрым шагом вернулись в замок. «Кофе пить». Как нас встретила тетя Женя, описывать не берусь. Пожалуй, во всей этой истории это был самый опасный момент. Что там руки в бока! Что там Сцилла с ее Хариедой! В конце концов тетя Женя отбросила веник и схватилась за рацию.

– Поздно, – сказал Алешка. – Вон они! Готовьтесь к бою.

С моря шли к нашему причалу два катера. И даже издалека было почему-то ясно, что идут они явно не с добрыми намерениями. Что-то такое было в их стремительном, напористом ходе, от чего становилось неуютно. И даже издалека было видно, что оба катера набиты вооруженными головорезами. Во главе с разгневанным Боцманом и Охранником. Бывший подводник и бывший электронщик. Нынешние бандиты.

– Орудие к бою! – заорал Алешка, когда катера стали разворачиваться, примериваясь к причалу.

А тетя Женя все со своей рацией возилась. Орудие у нас было. И ядер было полно. Небольших, с кулак всего, но увесистых. Но вот «пороха» мы настригли всего на два заряда, две майонезные банки. И весь замок без спичек оставили.

Я открыл одну из них. Лешка задрал дуло пушки вверх. И я всыпал в ствол полную банку спичечных головок. Алеха затолкал туда же вместо пыжа скомканный кусок газеты и вкатил ядро, которое тоже туго забил пыжом. Действуя клюшкой Р.М., я подсыпал немного серы на затравочную лунку. Алешка навел пушку и чиркнул спичку. Пушка выкинула из своего жерла клуб вонючего дыма и острое жало пламени. И, довольная, откатилась назад. Выстрел оказался удачным. Ядро ударило ближайший катер прямо в стекло рулевой рубки, разбило его вдребезги. Рулевой, не ожидая такого отпора, на секунду растерялся, не сбавил ход – и катер на полной скорости вмазался в причал. С его палубы, как яблоки, посыпались в воду бандиты.

– Заряжай! – скомандовал Алешка. – Чего ты любуешься!

Мы вернули пушку на место, зарядили и ахнули во второй катер, который уже, прижавшись к причалу, сбрасывал на него свой десант. И это ядро не пропало даром. Одним махом пробило носовую палубу – только щепки полетели, – а за ней и днище катера. И пока бандиты выскакивали на берег, подбираясь к лестнице, он начал тихо и плавно тонуть, опуская свой нос все глубже и глубже в наши территориальные воды. Оправившись от такой встречи, нападавшие залегли на пляже и ударили из автоматов по замку. Но мы были надежно укрыты каменной стеной. И только влетавшие меж ее зубцов пули, крошившие деревянные ворота и визжавшие при рикошете, заставляли нас неуютно поеживаться.

А тетя Женя, бросившая наконец свою рацию, приладилась к удобному камню и, как только бандиты, проведя огневую подготовку, ринулись к лестнице, открыла ответный огонь. Бандиты залегли, пряча в песок головы. Но патроны ее быстро кончились. И первый бандит уже вступил на первую ступеньку, ухватившись за металлический поручень. Это был Боцман.

– Давай, давай, – злорадно прошептал Алешка. – Все песни поешь. А сейчас попляшешь.

И он щелкнул выключателем, который вмонтировал в удлинитель от пылесоса. Оголенные концы удлинителя он загодя присоединил к поручню. Визг, который выдал Боцман, никак не походил на песню. А пляска была! Та еще хабанера! Не зря Алешка про капитана Немо читал.

– Да где же этот Знаменский? Со своими людьми? – волновалась тетя Женя.

Бандиты тем временем оторвали вопящего Боцмана от перил и оттащили в сторону. Он все еще дергался, ругался и дул на руку. А потом уставился на подошвы своих башмаков – они легонько дымились. Желающих повторить его «подвиг» не находилось.

– Эй вы! – заорал, задрав голову, Охранник. – Предлагаю перемирие и переговоры!

– Лучше бы вы сдались! – выкрикнул Алешка. – Гарантируем жизнь!

Снизу раздался смех. Дружный, но не очень уверенный.

– Наши условия! – опять заорал Охранник, а Боцман стал разуваться. – Вы возвращаете нам лодку, а мы вас не тронем!

– И разойдемся, как в море корабли, – Боцман зашвырнул свои башмаки без подметок в море.

– Наши условия! – заорал Алеха, не высовываясь из-за стены. – Мы даем вам лодку…

– То-то же! Похвально.

– Мы даем вам лодку, – продолжил Лешка, – весельную. Продуктов и пресной воды на два дня. И вы плывете, куда хотите. А мы вас не тронем.

Вместо ответа дружно забили автоматы. Но не в стену, и не в ворота, а куда-то выше.

– Сообразили, – сказала тетя Женя. – Сейчас провода перебьют.

И точно. Над замком, где проходила подводка электричества, что-то вспыхнуло, заискрило с треском, и оба провода, разрезанные очередью, упали на землю.

– Вперед! – заорал Охранник. – Мы их обесточили.

Бандиты гурьбой полезли по ступеням.

– Да где же этот Знаменский!

Положение стало не просто угрожающим, оно стало критическим. Впрочем, не знаю, что хуже. Мы совершенно безоружны. Патроны к револьверу кончились. «Порох» тоже. Остались одни бесполезные ядра, горкой лежавшие у бесполезной пушки. И тут меня осенило! Я схватил ядро – круглое, увесистое – и пустил его по ступеням. Оно охотно поскакало вниз, звонко стуча по камням, набрало скорость и самому первому бандиту вмазалось в коленку. Он взвыл, опрокинулся сам и опрокинул тех, кто взбирался позади него. И мы в эту кучу малу пустили еще несколько ядер.

Ответом послужила бессильная, но злобная ругань и бешеная, но бесполезная стрельба – мы были надежно укрыты за «крепостной» стеной и могли безнаказанно скатывать ядра на взбешенного врага. Я спустил еще один чугунный шар и выглянул, чтобы не пропустить самое интересное. Не пропустил. Бандиты шарахнулись от него так, будто это была граната. Двое из них крепко столкнулись лбами.

– Все, – сказал Охранник. – Десятое ядро. Они у них кончились, я считал. – И первый попер по ступеням.

– Считать научись, – буркнул Алешка и послал вниз сразу два увесистых «мячика».

Ничего получилось. Охранник увернулся от первого, а второе ударило его точно в лоб. Мелькнули задранные ноги, звякнул выпавший из его рук автомат.

– Удираем, – сказал Алешка. – Больше воевать нечем.

– А куда удирать-то? – спросила тетя Женя.

– Куда-куда? В кудыкину гору, – не очень вежливо, но по существу, ответил он. – Мы там дырку проделали.

– Да, – задумчиво сказала тетя Женя, – вас лучше иметь друзьями…

Пока враги не опомнились и покуда приводили в чувство своего поверженного командира, мы рванули в дом, влетели в кладовку и втроем мгновенно отодвинули шкаф вместе с посудой. Алешка шмыгнул в дыру, зачем-то прошептав: «Осторожно». За ним – я и тут же, обо что-то споткнувшись, полетел на пол. Тетю Женю, судя по ее вскрику, постигла та же участь.

– Я же сказал: осторожно, – мягко укорил нас Алешка.

– А что это здесь? – спросила тетя Женя, поднимаясь на ноги.

Ответ был оглушающим:

– Гиря от тренажера.

– Зачем? – в один голос взвыли мы.

Ответ был категоричным:

– Надо!

– Нужно изнутри придвинуть шкаф. Чтобы они нас не нашли, – наивно решила тетя Женя.

– Совсем наоборот, – сказал Алешка. – Пусть найдут.

– Но они нас догонят в катакомбах, – возразила она.

– Не догонят. Потому что нас там не будет.

Он все уже продумал. Всю тактику со стратегией.

– Мы тихонько сядем в келье, поняли?

Поняли. Разгоряченные погоней, обозленные неудачами и потерями, бандиты ринутся мимо пещерки отшельника, мимо ступеней, ведущих в грот, где пряталась «Марфа», в дальнюю глубь катакомб по нашим горячим следам, а мы спокойно выйдем из кельи, выберемся в кладовку – а тут уже – здрасьте – полковник Знаменский со своими людьми.

Сейчас, когда уже все позади, я признаюсь, что недооценил Алешку. Сначала было так, как задумано. Мы притаились в келье, даже дышали через раз. Слушали, как по дому громыхают бандиты, как все беспощаднее близится создаваемый ими шум… И – радостный вопль:

– Вон они куда делись! Боцман, дыра здесь!

Засверкали в темноте лучики фонариков, прогромыхали, поругались, споткнувшись о гирю, бандиты и затихли вдали. Вернее – в глуби.

– Пошли, – скомандовал Лешка. – На выход.

Мы вышли из кельи. И уже было полезли обратно в дыру, как он сказал:

– Это еще не все! Помоги мне.

Я услышал, как загремел в его руках спичечный коробок. Вспыхнула ярким светом в темноте спичка. Затеплилась и разгорелась свеча. Мы стояли в том самом месте, где подземный ход ограничивался сверху узким, испещренным трещинами карнизом. С карниза свисала веревка.

Алешка привязал ее к гире:

– Тяни изо всех сил.

Не споря и не спрашивая, я потянул веревку, и гиря, покачиваясь, повисла в проходе.

– Сматываемся, – решительно сказал Алешка, поставив свечу на гирю так, что язычок ее касался веревки и тут же начал ее лизать. Алешка что-то быстро положил на пол, под гирю, и повторил: – Даем деру!

Не споря и не спрашивая, мы просочились в дыру и стали за ней по обе стороны.

– Что ты подложил под гирю, Алексей? – строго спросила тетя Женя.

И он спокойно ответил:

– Маленький кусочек динамита.

Ну да, мало ли… Может, что-нибудь взорвать придется?

Сейчас свеча пережжет веревку, и гиря бухнется на динамит. Не зря он эту брошюрку изучал: «если нет детонатора, динамит можно взорвать ударом тяжелого металлического предмета».

Так и случилось.

В глубине пещеры ухнуло, из отверстия выбило волну горячего воздуха. Загремели осыпавшиеся камни карниза, надежно отгородив нас от бандитов. И надолго заперев их в бесконечных катакомбах.

– Вот и все, – печально сказал Алешка. – Теперь они будут бродить там, без пищи и света, всю оставшуюся жизнь.

А тетя Женя осматривала кладовку. Никаких особых повреждений от взрыва здесь не случилось. Шкаф, правда, опрокинулся. Со всей посудой. И в общем-то все. Ну, еще окна вылетели, вместе с рамой. А так вроде и ничего особенного. Полки рухнули немного. И кухонный комбайн сорвался и разлетелся по кладовке всеми своими составными узлами и агрегатами.

Тетя Женя уперла руки в бока, но сказать ничего не успела – снаружи послышался шум моторов. Прибыл полковник Знаменский со своими орлами-волкодавами. И мы пошли их встретить. Над пляжем висел вертолет. С него прыгали в песок бойцы в камуфляже, а другие прикрывали их выставленными в дверцы стволами.

– Эй! – крикнула им тетя Женя, перевесившись через зубец стены. – Вовремя прибыли! Гильзы на пляже соберите!

Офицер поднял голову и помахал ей автоматом:

– Где эти бандюки?

– Фиг найдешь! – Алешка пристроился рядом с тетей Женей. – Они во тьме веков бродят. – И ловко сплюнул вниз.

Офицер засмеялся и стал взбираться наверх. И тетя Женя напоила их всех кофе, поблагодарила за выручку и отправила обратно. Наказав передать горячий привет полковнику. За своевременную поддержку. Вертолет подобрал бойцов, втянул в себя трап и, чуть накренившись, взял курс на город.

– Так, ребята, – сказала тетя Женя, когда мы остались одни. – Мне тоже надо отлучиться, только Р.М. дождусь. А вы оставайтесь здесь и больше не воюйте. С вами побудут двое моих товарищей. Приглядят за вами. Я ненадолго, дня на три всего отъеду. А вы пока тут порядок наведите. Годится?

– Не очень, конечно, – согласились мы. Нам уже стало скучно.

Но ненадолго. Вскоре пришел наш прекрасный белый катер с нашими пансионерами, и тетя Женя прямо на причале объявила Р.М. о том, что задерживает ее как представитель правоохранительных органов и доставит в город, где ей придется нести ответственность за организацию ряда тяжких преступлений.

– Собирайте вещи, гражданка Кривулько.

Профессор почему-то нисколько не удивился. Мне даже показалось, что он с каким-то облегчением проводил Р.М. взглядом, когда она снова спустилась на катер. Теперь уж ему не придется раздумывать за столом над вилкой. А Р.М., стоя на палубе, погрозила нам кулаком. Это было смешно. И мы рассмеялись. А Алешка вдруг закричал: «Подождите!» и бросился вверх по лестнице. Скатившись по ней обратно, он перепрыгнул на катер и что-то передал Р.М. Я думаю – ее любимые медные сережки.

Когда катер вернулся, на причал сошли двое товарищей нашей Лягушки по оружию. Один товарищ – девушка, по имени тетя Света, другой товарищ – парень, по имени дядя Серж. Они оба были в форме и с оружием. И еще они были, как мы узнали, муж и жена. И, в общем, они нам понравились. Тетя Света сразу же пошла на кухню, готовить нам пищу, а дядя Серж сказал:

– По приказу Евгении Семеновны вы поступаете в мое распоряжение с целью наведения порядка на вверенной мне территории.

– Тетя Женя сказала, – нагло соврал Алешка, – что она для наведения порядка вас вызвала. А нам велела никуда не лезть и ни во что не вмешиваться.

Тем не менее мы дружно взялись за работу. Особенно дядя Серж. Он даже развел цемент и так заделал дыру в подземелье, что она стала совсем невидной. Ни на взгляд, ни на ощупь. Потом он поставил на место шкаф, убрал всю битую посуду, вставил стекла. И даже ловко собрал весь разбежавшийся по углам кухонный комбайн. И ловко починил его. Тот стал такой же новенький, каким был до взрыва. Но не работал.

– А на фига он нам такой? – спросил дядя Серж Алешку. – А давай его в ущелье сбросим. Во грохнет.

– У! Давайте! – восхитился Алешка.

И они дружно перетащили комбайн на подоконник и столкнули его вниз. И долго, свесившись из окна, смотрели, как он падает на дно ущелья. И слушали, как он там грохнул об камни. И с этой минуты они стали друзьями. А тут тетя Света позвала нас ужинать. И мы собрались в столовой. Но было как-то непривычно. Никто не напоминал про мытье рук и не делал замечаний. Никто не заводил коротких песен про подлодку и пароход. Только Профессор все время что-то привычно искал то в кармане, то под тарелкой. Но было очень уютно и спокойно. Одни друзья за столом. И никаких врагов.

И всю ночь мы спокойно проспали, не строя никаких планов, не опасаясь никаких бандитов. А наутро Алеха сказал:

– Хватит дрыхнуть. Пора отплывать за кладом.

– Куда еще? – я отвернулся к стенке.

– В Средиземное море.

Глава XII ОЧаровательная Марфа Васильевна

Я ничего не стал ему говорить, ничего не стал объяснять. Ни в чем не пытался убедить. Я только молча показал ему фигу и натянул одеяло на голову.

– Ну и дурак, – не обиделся мой младший брат. Он знал, как втянуть меня в дискуссию.

– Почему? – не мог не спросить я. Из-под одеяла.

– Потому что вернется наша тетя Лягушка вместе с полковником Знаменским, и они заберут у нас лодку. И мы еще им сейф отдадим.

Я откинул одеяло, сел. Действительно, когда у нас еще будет такая возможность – поплавать под водой на такой очаровательной Марфе Васильевне? Проникнуть в сказочный мир? Да еще поднять золото «Тасмании»? А?

Видимо, это «А?» я произнес вслух, потому что Алешка отозвался однозначно:

– Бэ! – И стал аргументировать: – Мы с тобой отыскали «Марфу», спасли украденный сейф с деньгами, загнали бандитов в катакомбы. А что нам за это? Лодку отдадут ученым, деньги – вкладчикам, бандитов отловят как осенних мух и ордена получат. Знаменский генералом станет. А мы?

– Да не мечтаю я стать генералом!

– А кто тебя просит? Пока Лягушка в городе, мы с тобой быстренько смотаемся за золотом. За три дня вернемся. Пусть тогда забирают «Марфу»: мы уже наплаваемся.

Это точно. Забегая вперед, скажу: наплавались мы… до ушей!

Мне, конечно, как старшему брату, нужно было бы проявить предусмотрительность, взвесить все опасности и возможные последствия и отговорить младшего брата от этой дурацкой затеи. Но кто бы смог отказаться от такой возможности? Вот вы бы смогли? То-то же.

И мы начали быструю и строго конспиративную подготовку к плаванию. И с каждым шагом вся эта затея казалась все проще и проще. Пока вдруг один Алешкин вопрос не ввел меня в состояние шока.

– А Средиземное море, – спросил он, – оно за границей?

Ни фига себе капитан у нас!

– Да ладно, – не смутился он. – Доберемся. У меня и карта есть. – И он гордо показал мне выдранный из «Энциклопедии» лист.

– Ты бы еще из атласа контурную карту предложил!

– А что? Элементарно, Ватсон. – И он повел пальцем по карте. – Мы где? А, вот – Черное море. Чешем напрямую, от берега до берега, вот сюда, видишь, пролив Босфор, понял? Оттуда – шнырь, и в Мраморное море. А дальше вообще ерунда. Дандарделы…

– Дарданеллы, – вздохнул я.

– Ну! И вот тут вот меж островов, меж островов, – он повилял ладошкой как рыбка хвостиком. – Тут еще пролив, видишь, какой большой, не застрянем. А тут уже по Средиземному морю, и плюх прямо в этот, вот… Гиблар…

– Гибралтарский пролив.

– Ага! И вперед!

– Куда? – заорал я. – Куда вперед? Там уже Атлантический океан! Так и почешем? Вокруг Земли?

– А нам куда надо-то? – опомнился капитан – любитель золота.

– Вот, – показал я. – Мессинский пролив. Между Италией и Сицилией. Видишь, Италия на старинный сапог похожа. А вот здесь, у самого его носка, – пролив.

– Сцилла и Хариеда, – вспомнил великий мореплаватель. – Ну и все ясно.

Куда уж ясней! Шнырь – Босфор, шмыг – Дандарделы, плюх – Гиблартар. Элементарно, Ватсон.

И мы начали подготовку к экспедиции за золотом. Для начала стали таскать из кладовки консервы. И прохладительные напитки. Прятали их под кроватями. Потом сказали дяде Сержу, что нам хочется погонять на Горбунке и что тетя Женя разрешает нам доплывать на нем до Камней. Что мы, мол, и собираемся сделать.

– Вообще-то, – неуверенно сказал он, – Семеновна предупредила меня, чтобы я не очень-то вам доверял… – Какое коварство с ее стороны! Или предусмотрительность. – Ну уж ладно, сгоняйте. Но чтоб к обеду вернулись.

– Это смотря что на обед будет, – сказал Алешка.

– Поторгуйся мне!

Торговаться мы не стали и обещали в «час полуденного зноя» вернуться в замок. Нам нужно было, во-первых, перетащить продукты на борт «Марфы», во-вторых, проведать ее и, в-третьих, немного ее освоить, изучить получше. Потренироваться в управлении перед дальней дорогой.

Мы сложили награбленные продукты в Лешкин рюкзачок и спустились на пляж. Но тут нас ожидало препятствие в виде Профессора, который прогуливался по кромке берега, о чем-то размышлял и наслаждался «часом утренней свежести». Пришлось сунуть припасы под лестницу. О чем мы скоро пожалели.

«Марфа» была в порядке. Она мирно дремала меж камней, высунув из воды свою горбатую спину с двумя глазами. Мы привязали Горбунка к подходящему камню и забрались в лодку.

Алешка сразу сел в капитанское кресло и разложил на пульте свои шпаргалки.

– Так, молодые люди, – в манере Профессора сказал он. – Начинаем ходовые испытания.

Пристегнулись, закрыли люки.

– Погружение! – скомандовал Алешка сам себе. По-моему, «Марфа» стала для него чем-то вроде любимой игрушки. И он совершенно не боялся ее сломать. И абсолютно не боялся, что она выйдет из повиновения.

Послушная первой кнопке, «Марфа» не спеша пошла в глубину. В иллюминаторах сначала поиграли зайчики, потом в них заголубело, засинело, затемнело. На табло пошли сменять друг друга цифры. Как в лифте. Только наоборот: в лифте, чем ниже спускаешься, тем цифры меньше, а здесь они непрерывно росли по очереди. Скоро стало совсем темно, и вот уже на табло двести метров под уровнем моря. И тут вдруг раздался какой-то тревожный прерывистый писк, а цифры стали плавно менять свой цвет – из голубых, приветливых, они, прямо на глазах потемнев, превратились в темно-красные, цвета опасности.

Мы сообразили, что «Марфа» нас предупреждает: глубже нельзя, корпус не выдержит давления воды.

– Пошел наверх! – крикнул я.

Лешка, почти наугад, ткнул сразу две кнопки – погружение замедлилось, «Марфа» застыла в глубине, а потом начала, почему-то задирая нос, вначале не спеша, но все быстрее идти наверх. Вскоре она стояла уже в воде вертикально как ракета… да не стояла, а наращивая скорость, неслась к поверхности моря.

– Тормози! – в панике заорал я. – Сейчас из воды вылетим!

И на орбиту выйдем.

Алешка стал лихорадочно перебирать бумажки со своими записями, ища нужную. Она все не находилась, и он стал тыкать пальцем все кнопки подряд. И тут началось! Завертелась рубка. Как башня у танка. Только в сто раз быстрее. Мы оказались вроде как бы на подводной карусели – и перед нами то мелькало светлое пространство – поверхность воды, еще далекая, то пространство черное, глубинное. Лешка опять что-то ткнул, чем-то щелкнул. Рубка крутиться перестала, зато стала вращаться вокруг своей оси сама «Марфа». Как болванка в токарном станке.

– Хватит! – устало сказал я через некоторое время. – Выключай!

– А как? Я знаю? – он продолжал бегать пальцами по кнопкам и клавишам, щелкать тумблерами.

А «Марфа» продолжала выделывать фигуры высшего пилотажа: то заложит «мертвую петлю», то ринется на глубину в крутом «штопоре», то сделает такую «горку», от которой вспыхивает тошнота в животе.

В общем, метод проб и ошибок себя в какой-то степени оправдал. Правда, ошибок почему-то получалось больше, чем проб. Словно «Марфа» стремилась показать нам, на что она способна. И, надо сказать, ей это удалось… Наконец она успокоилась. Замедлила ход и приняла горизонтальное положение. Правда, брюхом вверх. А мы, конечно, головами вниз. Немного непривычно.

Алешка еще пощелкал, понажимал – нет результата. Он вздохнул, подумал и, прошептав: «Осталось последнее средство», вкрадчиво произнес:

– Марфушка, Марфушка, встань ко мне передом, а к лесу – задом.

«Марфа» прислушалась и… послушалась. Видимо, она была так запрограммирована, чтобы долго не оставаться в неправильном положении. И принимала правильное уже без команды.

– Очаровательная Марфа Васильевна, – пробормотал Алешка.

И я с ним согласился. Ведь если вдруг экипаж не сможет дать такую команду – уснет, например, или сознание потеряет, – он так и будет вверх ногами висеть? Кому это надо?

– Теперь – на скорость, – решил Алешка, придя в себя. И стал по порядку нажимать клавиши ускорения хода.

На третьей клавише я почувствовал, что какая-то незримая, но мощная сила вжимает меня в кресло. К тому же «Марфа» стала резко и круто вилять, обходя всякие подводные препятствия. А потом влетела в огромную стаю каких-то мелких рыбешек – и мы пронеслись сквозь нее как самолет через густой серебристый дождь. Или снег. А потом «Марфа» погналась за небольшой акулой. Вернее, это ошалевшая акула никак не догадывалась от страха свернуть в сторону и неслась впереди нас, видимо, считая, что за ней гонится другая акула, ростом побольше. Наконец хищница вильнула вглубь, а Алешка замедлил ход и откинулся на спинку кресла.

– Всплывем? – спросил он. – Осмотримся?

Не мешало бы. Интересно все-таки: далеко ли мы от берега оторвались? И как он выглядит издалека? «Марфа» послушно всплыла. Мы отстегнулись. Открыли люки. И вышли на палубу. Посмотреть, как берег выглядит. А он никак не выглядел. Не было его. Нигде. Одно море кругом. Доигрались! А у нас и консервов с собой нет. И воды – ни капли. Все припасы где-то под лестницей валяются.

Я присел на край люка:

– И чего будем делать?

– Спросим кого-нибудь, – неуверенно предложил Алешка.

Ага, спросим… Какую-нибудь бабульку с сумкой. Как пройти на Красную площадь?

Алешка тоже присел на люк. Он чувствовал себя немного виноватым. Но недолго. Вскоре он уже болтал ногами и напевал любимую песню Боцмана. Правда, звучала она сейчас не так оптимистично, а скорее тревожно. Не идет ведь домой усталая подлодка. Потому что не знает, где ее родной дом. Заблудилась. Как Красная Шапочка в дремучем лесу. Того и гляди – Серый Волк выскочит.

– Ничего, Дим, – бодро сказал Алешка. – Черное море – не океан. Здесь очень оживленное мореходство.

Мы еще немного посидели на палубе, а потом забрались в лодку, стало холодно, на нас ведь, кроме шортов, ничего не было. В креслах мы согрелись – в лодке автоматически поддерживалась комфортная температура – и даже чуть не задремали. Устав от впечатлений.

– Мы так корабль проглядим, – забеспокоился я.

– Не проглядим, – сказал Алешка. На капитанском месте он опять почувствовал себя самоуверенно. – По очереди будем наблюдать. Чур, ты первый! – И он включил медленное вращение башни. И я оценил это устройство. Развалившись в кресле, я мог, не вертя головой, оглядывать все морские горизонты.

Долгое время они были пустынны. И наконец вдали появилось какое-то судно. Оно шло не прямо на нас, а немного стороной. Дождавшись, когда оно поравнялось с нами и мы могли прочитать на его борту название «Томск», мы выскочили на палубу, заорали и замахали руками.

Никакой реакции. Сухогруз пыхтел стороной, не обращая на нас внимания. Тогда Алешка содрал с себя шорты и принялся размахивать ими над головой как сигнальным флажком. Вот тут нас заметили. «Томск» немного изменил курс, и его громадный черный, с потеками ржавчины, корпус медленно пополз мимо нас на расстоянии «слуховой связи».

– Эй, на «Томске»! – заорал Алешка.

К борту подошел матрос, видимо, вахтенный, и сплюнул за борт.

– Чего надо?

– Где берег? – спросил Алешка.

– А какой надо-то? – и опять равнодушно сплюнул.

– Какой поближе?

– Вон там – болгарский, – он махнул куда-то в сторону. – А там – турецкий. А там – российский. Годится?

– Годится.

– А ты чего без штанов?

– А у меня их нету, – ответил Алешка точно так же, как в свое время капитан нашего прекрасного белого катера.

– А, понятно, – и матрос опять лениво сплюнул за борт, будто встретить посреди открытого моря непонятно на чем и почему-то голого пацана – самое обычное для него дело.

Он повернулся к ходовой рубке, что-то сказал и, сплюнув еще раз, помахал нам рукой:

– Ну, пока.

«Томск» чуть свернул в сторону, увеличил скорость и вскоре уже казался игрушечным корабликом в большом тазу.

– Надо было пожрать чего-нибудь попросить, – спохватился Алешка. – И пресной воды. Да ладно, к обеду домой успеем.

И как в воду глядел. К обеду, к «часу полуденного зноя», мы успели. Даже руки помыли.

Но за столом показали такое рвение, что тетя Света порозовела от удовольствия. А дядя Серж смотрел на нас, мне показалось, со страхом. Даже отодвинулся на всякий случай. И тарелку свою от нас локтем отгородил.

А Профессор спросил довольным голосом:

– Нагуляли аппетит? Небось далеко плавали?

– Не очень, – сказал Алешка, уже поклевывая носом от сытости и усталости. – Километров двести всего.

Все засмеялись. А Алешка с трудом проговорил:

– Тетя Женя велит нам спать после обеда. Обязательно.

Мы с трудом поднялись от стола и, поддерживая друг друга, поползли в свою комнату. И услышали вслед наивные слова:

– И чего Семеновна их опасается? Нормальные пацаны. Погуляли малость, поели и спать пошли.

Знал бы дядя Серж, как мы погуляли! Я бухнулся в постель, благо ничего снимать с себя не надо было и, засыпая, услышал сонный Лешкин голос:

– Испытания прошли успешно… Тренировка закончена… Завтра отплываем…

– Отплываем… – согласился я, стремительно погружаясь в сон. – Только не вверх ногами…

Глава XIII Это странное Средиземное море

Мы сидели в лодке, готовые к отплытию. Консервы и вода загружены, записка тете Жене оставлена. Гребная лодка, на которой мы добрались до «Марфы», вытащена на камни и перевернута вверх днищем на случай дождя.

Лешка рассматривал карту, водил по ней пальцем и недовольно хмыкал.

– Ты чего?

– Странное какое-то это ваше Средиземное море.

– И чем же оно тебе не нравится?

– Как это так? – он пожал плечами. – В одном море – столько других морей.

А ведь и правда. Я как-то об этом никогда не задумывался. Глянул в карту – запутаешься. Все Средиземное море, довольно-таки большое, состоит из других, маленьких морей. Тут тебе и Эгейское, и Кипрское, и Критское, и Адриатическое, Ионическое, Мраморное… Штук восемь, в целом. Заблудишься среди них.

Алешку, похоже, тоже беспокоило это географическое многообразие. Он вздыхал, пыхтел, фыркал… Проговаривал маршрут:

– Ну ладно, сперва прямо плывем. Потом сворачиваем налево, в этот… в Босфор. Тут тебе Турция! Это хорошо – всплывем и турок посмотрим. Ни разу не видал. – Опять вздохнул. – Нет, не разберешься тут. Посмотри, Дим, на полке – нет там какой-нибудь карты получше? Не такой путаной.

Прямо у меня над головой была небольшая полочка с двумя-тремя книжками. Одна оказалась англо-русским словарем. Другая – лоцией Северного Ледовитого океана, совсем уж ни к чему. А третья, самая полезная – морской справочник. Я стал его листать и – вот сюрприз! Внутри спокойно лежала себе та самая любименькая страничка из любимой тетради Профессора. С данными на «Тасманию». И я честно сказал:

– Дураки мы оба!

– Это почему? – обидчиво не согласился Алешка на «оба».

– Потому что Профессор, помнишь, говорил: можно заложить в бортовой компьютер весь маршрут, и «Марфа» автоматически, минуя все преграды, самостоятельно придет в точку назначения! Понял?

– Понял, – ехидно сказал Алешка. – Закладывай. А я посмотрю.

Но я его живо на место поставил. Взял и включил экран главного монитора. И на нем вспыхнула голубым светом красивая карта большого Средиземного моря со всеми его маленькими морями, а рядом – Черное море, тоже голубое. А у самого его правого берега – яркая красная точка. Это были мы! Точнее, «Марфа», ее положение в пространстве.

– Вот это да! – Алешка не сдержал восхищения. – А как ты догадался?

– Очень просто. Зачем бандиты сперли эту страницу? Полюбоваться? Нет, они собирались забрать золото «Тасмании», так? И, значит, подготовили «Марфу» к этому. Ведь Охранник – бывший инженер-электронщик. Он и заложил данные в компьютер.

– И спасибо ему, – сказал Алешка. – Помог честным людям. – И вдруг мгновенно помрачнел. – Слушай! А ведь он сделал это неправильно.

– С чего ты взял? Тоже мне – специалист по компьютерам! – я даже разозлился. А зря!

– С чего взял? Профессор-то координаты зашифровал! Какое-то число к ним прибавил!

Точно, я совсем забыл об этом. Значит, конечная точка маршрута «Марфы» отстоит от «Тасмании» на сколько-то морских миль! И все наше задуманное путешествие не имеет никакого смысла. А мы еще записку Лягушке оставили. «Ушли за золотом. Будем через три дня. Слово рыбака».

– А! Ладно! – Алешка решительно захлопнул люк и пристегнул ремень. – По дороге что-нибудь придумаем. Или на месте разберемся. Пошастаем там вот так, – он повилял ладошкой, – и найдем. Она же небольшая, эта «Тасмания». С полкилометра длиной.

И я понял, что вовсе не золото влечет моего младшего брата в путешествие. А возможность пошастать на очаровательной Марфе Васильевне в морских глубинах, полюбоваться морскими сокровищами. Флорой и фауной. И я тоже захлопнул свой люк и пристегнулся.

Над морем смеркалось, вечерело. Солнце, где-то впереди, уже окуналось в воду. От него бежала по волнам золотистая дорожка.

Мы нарочно выбрали этот час. «Час вечерней прохлады». Во-первых, он нам давал фору – целую ночь. После ужина мы пожаловались (один на живот, другой на голову) и сказали, что пойдем спать. И попросили тетю Свету не будить нас к завтраку. Все отнеслись с пониманием к нам, высказали предположение, что мы перегрелись на солнце в «час полуденного зноя», и проводили сочувственными взорами. Правда, мы чуть все не испортили. Маленько перепутали наши симптомы. Алешка жаловался на живот, а томно прижимал пальцы к вискам. Я ссылался на головную боль, а держался за желудок. Но никто этого не заметил.

А во-вторых, мы рассчитывали пройти у берегов Турции утром: Алешке очень хотелось турок посмотреть…

Мы нашли на приборной доске тумблеры перевода лодки в автоматический режим и включили их. «Марфа» медленно, постепенно набирая ход, двинулась вперед, одновременно плавно погружаясь. Почти сразу за иллюминаторами стемнело. На глубине ста метров наступила вечная ночь. Но она была не совсем глухая и черная. В этой непроницаемой черноте все время что-то вспыхивало яркими точками, комочками, колечками, полосками. Было похоже, будто мы мчимся в ракете в черном межпланетном пространстве, где мерцают и несутся навстречу звезды, кометы, планеты… Сначала было немного жутко. Но потом, когда мы, ненадолго включив прожектор, увидели, как ловко и плавно «Марфа» обошла какую-то темную большую массу, видимо, подводную скалу, мы совершенно успокоились и доверили ей свою безопасность.

«Марфа» мчалась под водой так быстро, бесшумно и плавно, что мы ничего не успевали заметить, даже включая прожектор. И это однообразие, в сочетании с комфортом и чувством безопасности, привело нас сначала в состояние восторга, а потом легкой сонливости. А ближе к утру мы уже откровенно дремали в своих креслах. В пять часов пополуночи включился таймер и дал нам сигнал к всплытию.

– Пересекли государственную границу, – важно сказал Алешка и перевел «Марфу» на ручное управление.

Мы всплыли. Нужно было дать «подышать» «Марфе» и самим проветриться. Откинули люки, вышли на палубу. Алешка сладко потянулся всеми своими худенькими косточками и выдохнул:

– Заграница!

– С чего ты взял?

– А все вокруг иностранное.

Вокруг было море, неторопливые волны и далекая, чуть видная полоска берега. Чего он тут иностранного разглядел? На палубе мы не задержались – было свежо и прохладно, – нырнули обратно в лодку.

– Во! – Алешка ткнул пальцем в монитор. – Смотри!

Красная точка, указывающая положение «Марфы», была уже не у правого берега Черного моря, а у левого, в непосредственной близости к морю Средиземному, а точнее – к Мраморному, составной его части. Здорово! Теперь мы ни за что не заблудимся. Вот только как назад дорогу найдем? Опять спрашивать будем? А если судно иностранное попадется? Впрочем, ведь у нас словарь есть. Да и Алешка кое-какие английские выражения знает. Правда, отбойные в основном. Ничего, что-нибудь сформулируем…

Под водой еще было сумрачно, хотя «Марфа» шла на пятнадцати метрах глубины. Но ничего, даже когда и рассвело, в глубине, под водой, мы не увидели. Рыбы не было. Зато появились корабли. Это понятно. Впереди – пролив. И корабли, бороздящие моря, стягиваются к нему. То они шли каждый своим путем, а теперь пойдут общим. Об этом мы узнали опять же по монитору – вокруг «Марфы» начали вспыхивать и мигать красные точки.

А иногда мы видели, как впереди и немного сверху быстро наплывает на нас громадная длинная глыба – подводная часть корабля, который легко нагоняла «Марфа». Она проходила под ним, и мы разглядывали ржавое или крашеное днище, поросшее ракушками и водорослями, которые тянулись за ним как зеленые космы, и бурлила вода и воздух вокруг и позади винта.

А один раз с небольшого буксира прямо рядом с нами бухнулось в воду оборвавшееся ведро. Таща за собой веселые пузырьки и хвост веревки, оно ушло в глубину мимо нас. В общем, было довольно интересно. Необычно как-то.

Когда звездочка «Марфы» на мониторе приблизилась к Босфору, мы всплыли, но не очень сильно – чуть высунули из воды верхний край рубки. И «Марфа» тут же сбросила ход. Дело в том, что высокую скорость она развивала только под водой. А на поверхности, из соображений безопасности, где все время что-нибудь плавает, она автоматически сменяла полный ход на малый.

Не выходя на палубу, мы через иллюминаторы и на экранах пытались рассмотреть Турцию и ее аборигенов. Но были разочарованы. Потому что на карте этот самый Босфор – узкая щелочка, а на самом деле он такой широкий, что слева, где Турция, был едва различим далекий берег. Подойти к нему поближе мы не решились. Сообразили, что там нас могут засечь пограничные сторожевые суда. И забросать, к примеру, какими-нибудь глубинными бомбами. Мы тогда еще не знали, что на «Марфе» можно было включать специальное защитное устройство, которое не давало ее обнаружить никакими хитрыми современными средствами – ни эхолотами, ни локаторами, ни радарами.

С этим устройством можно было с полной безопасностью проплывать прямо под военным кораблем, даже ему в днище постучать. Шваброй, например. Как расшумевшемуся соседу с верхнего этажа. Мы еще многого в ней не знали. И не знали, в том числе, о другом устройстве на борту «Марфы» – прямо противоположном. Которое позволило нашим врагам дождаться и встретить нас у самого входа в пролив. И этой встречей едва не закончилась наша экспедиция…

Перед тем как войти в пролив, мы вернулись немного в открытое море, чтобы позавтракать на свежем воздухе, в стороне от оживленных морских путей, и обсудить следующий этап путешествия. Всплыли, расселись на люках. Разложили рядышком консервы и расставили бутылки с водой.

Лодка чуть покачивалась на мягкой волне, словно дышала, отдыхая. Море вокруг было красивое. Разного цвета. Рядом с нами – голубого, чуть подальше – зеленого с белым, а совсем далеко – синего, сливающегося с таким же синим небом. За бортом иногда чуть всплескивало: то ли шальная волна, то ли игривая рыба. А в остальном было тихо и безмятежно.

– Хорошо за границей, – сказал Алеха. – Даже аппетит появился. Открывай консервы. – И взялся откручивать пробку у пепси. – Ну чего ты? Есть хочется!

– Мы нож консервный не взяли…

Это была катастрофа. Кроме консервов, у нас не было никакой еды. Я лихорадочно перебрал все банки, искал какую-нибудь с ключиком, бывают такие. Нашел одну, селедку в винном соусе, мы ее случайно захватили в темной кладовке, потому что терпеть ее не можем. Но все-таки я ее открыл. Алешка поковырялся в ней тем же ключиком, вздохнул: «Будешь?» – и бросил банку за борт. Она булькнула и утонула.

– Ладно, попросим у кого-нибудь нож, – успокоился наш оптимист. – А вон катер идет. Машем ему?

Но махать не пришлось: большой катер шел прямо на нас. Со страшной скоростью. Будто на таран. Мы побросали продовольствие в лодку и спустили в нее ноги – на всякий случай. И не ошиблись. Катер подошел почти вплотную и резко сбавил ход. Буруны у его носа опали, и «Марфа» закачалась на поднятой катером волне, будто здоровалась с ним. И в ответ с борта катера послышался знакомый до боли голос Боцмана:

– Здорово, мальки! Загулялись вы, однако. Домой пора.

Выбрался-таки, прохиндей.

С катера спустили шлюпку. В нее спрыгнули Охранник и еще один жлоб с автоматом.

– Алеха! – продолжал орать веселый Боцман. – В «Загадай число» сбацаем? Раз – и вы в шлюпку. Два – и мы в «Марфу».

Три! – и мы уже в «Марфе». Четыре – Алешка врубает «полный вперед» и «погружение экстренное». А вот дальше счет не идет. «Марфа» не спеша движется по поверхности и погружаться не собирается. Со шлюпки гремит автоматная очередь – грозное предупреждение. Справа и слева от «Марфы» вскидываются фонтанчики от пуль. Положение не только угрожающее, но и критическое. Близкое к катастрофическому. Лешка лихорадочно шарит глазами по пульту, бегает пальцами по клавишам, шелестит шпаргалками. А «Марфа», чуть покачиваясь, идет медленным надводным курсом к далеким Сциллам и Хариедам. Впрочем, нам и своих Хариед хватает. Близких. Катер, с которого ругается Боцман, идет справа от нас. Шлюпка, с которой стреляет жлоб, – слева. Успокаивает только то, что в «Марфу» они стрелять не станут – она им самим нужна.

Но почему она не слушается? Ведь все сделали как обычно: с палубы все убрано, пристегнулись, люки…

– Люки! – заорал я как сразу два дурака на празднике.

В спешке и волнении мы не закрыли люки, и упрямая «Марфа» не соглашается погрузиться при таком явном непорядке на ее борту. И ее можно понять! Мы одновременно захлопываем люки, и «Марфа» круто уходит в спасительные глубины Мирового океана. Мы вздыхаем с таким облегчением, что даже иллюминаторы потеют.

– Ну я им сейчас покажу! – шипит Лешка. И, взявшись за ручку управления, ложится на обратный курс. Мстительный капитан Немо.

Мы прошли немного на небольшой глубине, и вскоре над нами появились два брюха: катера и шлюпки, побольше и поменьше. Лешка аккуратно подвел «Марфу» под днище шлюпки и дал ей резкое всплытие.

Толчка мы даже не почувствовали, а когда высунулись наружу, перевернутая шлюпка плавала в одной стороне, а ее экипаж тонул в другой. Охранник, сплевывая воду, добрался до шлюпки и уцепился за нее. А жлоб (уже без автомата) не придумал ничего умнее, как повиснуть на «Марфе».

– У тебя нож есть? – спокойно спросил его Алешка.

– Ка-какой?

– Ка-ансервный.

– Сейчас посмотрю.

Ошалевший жлоб оторвал одну руку от борта и стал шарить по мокрым карманам. Достал перочинный нож. Со многими лезвиями. В том числе и с консервным.

– Давай сюда! – Алешка протянул руку.

– За-ачем? – испугался жлоб.

– Есть хочу, – признался Лешка.

– За-арежешь? – ахнул тот.

– Больно надо. Я всякой дрянью не питаюсь. – И тут он заметил, что катер с Боцманом под шумок подбирается к нам, и заорал на него: – Только попробуй! Всех утоплю! – Забрал нож и юркнул в лодку.

Он не только очень мстительный Немо, наш Алешка, он еще и очень практичный. Мы захлопнули люки, медленно и плавно скрылись под водой и понаблюдали, как Боцман подобрал на катер своих потерпевших кораблекрушение членов экипажа. И налегли на консервы.

– Но как же они нас нашли, а? – спросил Алешка с набитым ртом.

Хотел бы и я это знать. Но это был еще один секрет очаровательной «Марфы», который нам открылся много позже. Но он был не последний…

Глава XIV Между Сциллой и Харибдой

Маленькое Мраморное море мы проскочили без проблем, на одном дыхании, а вот в следующем – Эгейском – суши, а точнее, островов, по-моему, было больше, чем моря. Мы плыли на небольшой глубине, в голубоватом подводном свете, будто среди множества гор. Правда, верхушек их мы не видели, они выходили на поверхность и, наверное, торчали из воды. И в этом месте их окружало пушистое облако прибоя. Вода была такая прозрачная, словно ее вообще не было. И порой казалось, что «Марфа» парит в воздухе. Даже в животе от этого какой-то холодок бурлил.

Но все равно это было волшебное царство. Рыб полным-полно, всяких форм, цветов и размеров. И животных разных хватало. И пресмыкающихся. То мы видели, как тюлень упорно гонится за мечущейся от страха рыбешкой. То замечали большого краба, суетливо, бочком пробегающего по песчаному дну. Потом нам встретился огромный сад из красных кораллов. И проплыл над ним, как кусок одеяла, лениво волнуясь всем телом, плоский скат. Потом мы успели разглядеть, как размахивает своими пупырчатыми щупальцами забившийся в щель осьминог. Нам даже громадные акулы встречались. Не меньше, чем наша «Марфа». Но они с ней осторожничали. Не нападали и даже не приближались, ходили вокруг нее кругами и поглядывали искоса. Конечно, они очень красивые. И приспособленные к своей среде. Плавают легко, без всяких усилий. Но нам они не понравились, уж очень у них глаза страшные. Страшнее, чем зубы. Равнодушные такие, холодные. Как, наверное, у наемного убийцы, которому все равно кого убивать – лишь бы денежки платили.

И еще нам не понравилось, что очень много мусора на дне. Не меньше, чем у нас. Сначала появился драный левый сапог с разинутой пастью. Потом покрышки от машин пошли. А потом и целый трактор попался, так и стоял на колесах, будто посреди поля. А в его распахнутые дверцы и разбитое стекло все время зачем-то вплывали и выплывали рыбы.

– Ничего себе, – сказал Алешка. – Как он сюда доперся? С горы, что ли, съехал?

– Небось с корабля скатился. Плохо закрепили на палубе – он и булькнул.

– Надо от них подальше держаться, – рассудил капитан, – булькнет что-нибудь на голову…

«Марфа» здесь заметно снизила скорость, осторожно петляла меж островов, как умная лисица меж охотников. И поэтому мы могли подробно рассматривать все неземные красоты подводного мира, все его сокровища. Ну очень все было интересно. Иногда, правда, страшновато. А иногда смешно. Алешка, например, все время хихикал, когда нам встречались висящие в глубине рыбацкие сети. Рыбы кругом – хоть экскаватором черпай. А в сеть она не лезет. Плавают вокруг всякие макрели и тунцы, пасутся, резвятся, а сети стороной обходят. Но еще смешнее было, когда на нас аквалангист напоролся. Он с подводным ружьем за небольшой рыбкой крался. А тут мы выплываем из далёка сумрачных вод. Он как заорет – только пузыри изо рта наверх полетели. Ружье свое бросил и – скорее наверх, дрыгая что есть сил ногами, даже ласты с него свалились. Наверное, со страха принял «Марфу» за акулу новой породы…

А мы все плыли и плыли как завороженные. Только иногда капитан сообщал деловито:

– Справа – Греция. Слева – Турция.

– А впереди? – спрашивал я.

– Впереди остров Крит. Мама там тоже хотела побывать.

– Свозим. Вот золото продадим – и возьмем родителям путевку на остров Крит. Пускай порадуются.

Где-то они, наши родители? В какой Австралии? Или Австрии…

Но вот настал «час Мессинского пролива».

– Справа Италия, – прокомментировал Алешка. – Носок сапога. А слева… тоже Италия, только Сицилия.

Мы прошли весь пролив, над самым дном, чтобы вдруг не пропустить «Тасманию», и всплыли, чтобы оглядеться и сообразить, откуда лучше всего начинать ее поиски. И попали между Сциллой и Харибдой. В прямом смысле. Мы поднялись на поверхность в северной, самой узкой части пролива. Слева – городок Мессина, а справа – я не запомнил какой. Слева – военный корабль, на борту которого латинскими буквами написано: «Сцилла», а справа – военный корабль под названием «Хариеда».

И как только мы неожиданно возникли в территориальных водах государства Италия, «Сцилла» прерывисто, на весь пролив, завизжала сиреной.

– Попались, – сказал я сквозь зубы. – Сейчас стрелять начнут.

– А что он орет? – спросил Алешка. – Что ему надо?

Я схватил морской справочник и нашел таблицу со звуковыми сигналами. Вот:

– «Обращаю внимание».

– Отвечай, – посоветовал Алешка. – Хуже будет.

У нас тоже был звуковой сигнал. Но что отвечать-то? Я побегал глазами по строчкам и нашел самый подходящий ответ:

– «Вас не понял».

«Сцилла» выдала четыре длинных истеричных визга («Требую остановиться»), а «Хариеда», медленно разворачиваясь, двинулась нам наперерез, угрожающе опуская свои ракетные пушки.

Я быстренько ответил: «Становлюсь на якорь», а Лешка погнал «Марфу» на глубину. «Марфа» вильнула хвостиком и скрылась под водой.

– Теперь они уверены, – сказал я, – что мы иностранные шпионы.

– Ну и пусть.

И тут же загрохотали в глубине взрывы. Приближаясь к нам. Лодку стало бросать из стороны в сторону. Мы вылетели из зоны бомбежки и легли на грунт. Отдышались.

– Чего будем делать? – спросил Алешка. – Теперь еще и эти нас искать будут.

– Надо удирать. Домой. Пока не поздно.

– А «Тасмания»? Пусть так и лежит со своим золотом?

– Тебе оно очень надо?

Лешка не успел ответить, как вокруг «Марфы» снова загремели разрывы глубинных бомб.

Мы опять сорвались с места и сделали рывок в неизвестном направлении.

– Почему они нас так быстро находят? – задумался я вслух.

– И Боцман нас нашел, – Алешка поскреб затылок. – Давай лучше поплаваем. Так спокойнее будет.

А куда плыть? Если включить автоматику, «Марфа» вернется в пролив. И снова станет добычей этих монстров.

– Покатались – и хватит, – решительно сказал я. – Поворачивай домой.

– А куда поворачивать? – спросил Алешка. – Где он, дом-то? В какой стороне?

Я подумал.

– Включаем монитор, так? И следим за красной точкой. И будем ее корректировать.

– Попробуем, – неохотно согласился Алешка.

Красная точка замерцала на карте невдалеке от Мессинского пролива. Я с тоской посмотрел на нее и перевел взгляд чуть повыше. И натолкнулся на кнопку, которой мы еще ни разу не пользовались. На ней было изображено что-то вроде рупора, из которого расходились концентрические дуги. И все это было перечеркнуто красным крестом.

– Постой-ка, – задумался я. – Помнишь, ты как-то спросил Профессора: а что будет, если «Марфа» вдруг заблудится в глубинах? Или застрянет где-нибудь в подводной пещере?

И я вспомнил!

«Найдут, – сказал тогда уверенно Профессор. – Наша „Марфа“ непрерывно посылает специальный сигнал. Его можно поймать даже обыкновенным транзисторным приемником».

Я не успел еще ничего объяснить Алешке – снова послышались вокруг громовые раскаты.

– Вот ненасытные, – проворчал он.

А я нажал эту кнопку. Она матово засветилась… А раскаты послушно прогремели уже в стороне и вскоре совсем прекратились. Чего здесь бомбить-то, если нечего? Вот по этому сигналу нас и Боцман разыскал. Ну все, теперь мы невидимки!

– Проверимся? – спросил я.

Капитан согласился. Мы вернулись в пролив и дважды нахально прошли под железными брюхами сторожевых кораблей. Сначала под брюхом «Сциллы», потом – «Хариеды».

Они и ухом не повели.

– Эй вы та-ам, наверху-у, – издевательски пропел Алешка. – Постучать бы им щеткой в потолок. Или в пол? – задумался он.

– Теперь можно спокойно «Тасманию» искать, – сказал я. – Никто не помешает своими бомбами.

– Сначала пообедаем, – сказал Алешка. – А то у меня после этой бомбежки живот от голода урчит.

Я согласился. Тем более что давно уже настал «час полуденного зноя».

Глава XV Куда нам столько золота?

«Марфа» спокойно дремала на дне, на глубине почти в сто метров. Прожектор мы не включали, даже иллюминаторы зашторили (хотя за ними все равно была вечная ночь), чтобы ничего нас не отвлекало. Мы думали. На дне Тирренского моря, у берегов Италии. На глубине почти в сто метров. В тишине – до звона в ушах. Видела бы нас наша мамочка…

– Она, наверное, вздрогнула бы и побледнела, – прочел мои мысли Алешка.

– А папочка, наверное, позавидовал бы, – вздохнул я.

И мы опять задумались. На глубине в сто метров.

Не знаю, о чем думал Алешка, а я думал совсем не о том. Я думал о том, как хорошо и спокойно в нашем далеком родном доме. Даже в пансионате «Горное гнездо» и то лучше, чем на дне моря. Сидели бы сейчас, в «час полуденного зноя», в столовой… Тетя Женя звенит посудой на кухне. Бандитка Р.М. похрапывает в кресле. Алешка шелестит страницами книги. Боцман, разинув рот, слушает рассказы Профессора о подводных кладах. А Профессор, когда мы играем в «Загадай число», всегда загадывает одну и ту же цифру. Цифру «3».

– Лешка! – вскрикнул я.

– А? – он вскинул голову. – На самом интересном месте разбудил. – Он уже втянулся в тети-Женин режим и неумолимо спал после обеда.

– Потом досмотришь. – Я весь дрожал от простой разгадки шифра, который придумал наш наивный и простодушный Профессор. – Загадай число!

Он повернул ко мне голову и хлопал глазами.

– Загадал?

– Загадал. А зачем?

– Три! – выпалил я. – Понял?

Алешкины глаза начали яснеть, просыпаться и расширяться.

– Профессор всегда загадывал эту цифру, чтобы не забыть ее. Чтобы не забыть, сколько он прибавлял к координатам!

– Он, наверное, все время твердил ее, держал в голове. О! Я еще вспомнил! Р.М. его один раз спросила, сколько ему лет, а он ляпнул: три!

– Глупая шутка, – сказала тогда Р.М. – Простофиля.

Мы включили главный монитор. Вспыхнула красная точка на зеленой карте. Расчерченной сеткой параллелей и меридианов.

Алешка повернулся ко мне:

– Разбирайся. Мы их еще не проходили.

Мы-то проходили. Но от всех этих «северная широта», «западная долгота», от градусов и минут ничего в голове у меня не осталось. Да и не было, если честно. Кроме путаницы. Никогда не понимал: какая может быть долгота у шара? Где у шара длина, а где ширина? Вы знаете? Вот именно.

Задачка в принципе была не сложной. Определить, сколько там в одном градусе миль, сделать простой расчет на разницу и прибавить по трешке к каждой координате.

– Ты размеры Земли помнишь? – с надеждой спросил я Алешку.

– Какой земли? На даче?

Ясно. Я опять с надеждой взялся за морской справочник. И нашел-таки нужные цифры. Разобрался в них с грехом пополам. Подсчитал в уме, прибавил. Показал Алешке на карте.

– Понял, – сказал он. – Вверх и вправо.

– На Север, – уточнил я с возмущением, – и на Восток.

– Какая разница? – тоном Р.М. отрезал он. – Поехали!

Он перевел «Марфу» в режим автоматики, и через несколько минут мы оказались в той точке, которую заложил в компьютер Охранник. Как и ожидалось, никакой «Тасмании» здесь не было. Были только заросли водорослей, разбитая лодка вверх дном и все те же драные покрышки. Мы повисели немного над этим безобразием, и Алешка подвел курсор к нужной точке: вверх и вправо. Туда и сюда по нескольку миль. «Марфа» рассудила более рационально. Она не полезла вначале вверх, а потом вправо. Она пошла ходом шахматного «слона» – по диагонали. Плыли мы недолго, на небольшой глубине. День на поверхности был солнечный. По песчаному дну бегала веселая рябь. Резвилась мелкая серебристая рыбешка. Особенно когда в стайку врывались разбойники-тунцы или беспощадная акула.

Но мы мало обращали внимания на повседневную жизнь и проблемы подводной фауны. Мы смотрели вперед, в туманную дымку. А она начала вдруг сгущаться, плотнеть, словно в голубом небе собиралась из светлых облаков серая густая туча. Она становилась все резче в своих очертаниях и все темнее в цвете. И как бы превращалась в длинную подводную скалу. Немного заросшую водорослями.

– Вот она, – тревожно выдохнул Алешка. – «Тасмания».

Да, это была «Тасмания». Она стояла (или лежала) на илистом дне на ровном киле, лишь чуть накренясь на правый борт. И была похожа на длинный панельный дом. С побитыми стеклами. Мы подплыли к «Тасмании» с кормы, на которой четко виднелось составленное из выпуклых латинских букв ее имя, а весь корпус уходил от нас вдаль, все в ту же туманную дымку.

– Какая она громадная, – прошептал Алешка.

«Марфа» зависла над «Тасманией», словно давая нам внимательно ее рассмотреть. Это было печальное зрелище. Оно вызывало какое-то щемящее чувство. Похожее и на грусть, и на тревогу одновременно.

Судно лежало здесь еще сравнительно недолго, но уже подверглось разрушительному действию моря. Со всех мачт, антенн, лееров, надстроек, шлюпбалок свисали лохмы водорослей. Слой ила покрывал палубы. Стекла в иллюминаторах и окнах, если были целы, покрылись тоже каким-то зеленым налетом.

Грустная и жуткая картина.

– Дим, – тихонько спросил Алешка. – А Тасмания – это королева такая?

– Река, кажется, – неуверенно соврал я.

– А где?

– Там, – я махнул рукой куда-то за спину, – в другом полушарии.

– А! В Восточном, да?

– Или в Южном.

– Тогда тем более…

Поговорили… Совсем не о том, что нас тревожило при взгляде на печальный вид затонувшего корабля.

– Дим, – прошептал мне в ухо Алешка, – я туда не полезу. Там, наверное…

– Нет, – уверенно сказал я. – Профессор говорил, что все пассажиры и весь экипаж спаслись на шлюпках. И их подобрал на борт какой-то танкер.

– Все равно, – он поежился как от сквозняка. – Как-то мне не нравится…

Я его понял. Мне тоже не нравилось, что мы собираемся нарушить покой этого затонувшего корабля. Ведь он был полон жизни. Бороздил морские просторы. На нем плыли люди. Чему-то радовались. А потом им выпало такое испытание. А мы за золотом полезем… Но «Марфу»-то надо выкупать. Для Профессора и его исследований. Правда, мы ее угнали у бандитов, но ведь какой-то легальный владелец у нее есть…

Теперь нам предстояло приступить к работе. Вообще, когда я увидел, какой громадный корабль эта «Тасмания», я понял, что отыскать в нем золото просто невозможно. Но, к счастью, на обороте любимого листка из любимой тетради Профессора была изображена схема корабля – в разрезе, и на ней отмечено расположение корабельного сейфа.

Чтобы добраться до него, нужно было пройти через три железные переборки и внешний борт. Толщиной, я думаю, сантиметров пять. Причем наш манипулятор ведь до внутренних помещений «Тасмании» не дотянется. Значит, «Марфа» должна будет проникнуть внутрь корабля. А если она там застрянет? И мы вместе с ней. Вот тогда и мамочка наша ахнет и папочка нам позавидует. Все это я высказал Алешке. Все свои сомнения. Но он «безупречно» верил в «Марфу».

– Не застрянет, – уверенно сказал капитан, поглаживая рукоятку управления. – Очаровательная Марфа Васильевна.

Мы еще раз обошли «Тасманию» и установили «Марфу» носом к ее борту, где предполагали начинать работу. Я взялся за рукоятки манипулятора и включил режущее устройство. Это было что-то вроде лазера, как я понял.

Ствол манипулятора не доходил до борта «Тасмании» метра на три. Но как только я нажал кнопку, на ржавом железе затонувшего корабля вспыхнула и окуталась комочком пара ослепительно яркая точка – как звездочка в белом облаке. Я медленно повел ствол манипулятора вправо, и звездочка стала послушно чертить на корпусе «Тасмании» тонкий огненный след. Потом он пошел вниз, влево и снова вверх, замыкая на борту периметр громадного квадрата.

Вырезанная часть борта качнулась, накренилась и стала падать прямо на нас. Лешка успел дать задний ход, и «Марфа» вовремя отскочила от упавшего стального щита. Лодку сильно колыхнуло, а с места падения стало подниматься черное облако ила. Оно росло и пучилось, переливалось и переваливалось и вскоре совершенно скрыло от нас корпус «Тасмании». Мы перегнали «Марфу» к другому борту. Решили подождать, пока осядет ил.

– Он скоро развеется, – сказал Алешка. Он уже стал опытным моряком. – Здесь течение есть. Его снесет в сторону.

А из-за «Тасмании» все выше вставало угрожающе черное клубящееся облако. В этом было что-то жуткое. Будто какие-то подводные силы решили нам помешать. Но реальная опасность была не в том.

– Смотри, – Лешка схватил меня за руку и показал куда-то вверх.

Прямо над нами двигалось брюхо какого-то корабля. И черное облако поднялось уже настолько, что едва не касалось этого брюха.

– Они там увидят, в панику впадут. Водолазов спустят. И плакало наше золото.

За этим судном прошло другое, потом три небольшие яхты, потом буксир протащил связку плотов. Но, к счастью, облако заметно сносило течением, и оно постепенно светлело. Пока совсем не растворилось в воде.

Теперь мы работали осторожнее. «Марфа» засунула нос в образовавшуюся дыру, здесь уже было темно, как в брюхе у кита. Мы включили прожектор, взрезали первую переборку и аккуратно, тем же манипулятором, уложили ее на днище «Тасмании».

В общем, дело пошло на лад.

«Марфа» упорно пробиралась к сейфу, минуя или убирая все преграды на своем пути. Нам встречались каюты, коридорчики и трапы, всякая мебель, прикрепленная к полу, – и все это в свете прожектора, в застоявшейся воде, все бросало дрожащие тени, колебалось, меняло очертания, и казалось, что здесь, после гибели корабля, настала другая жизнь, призрачная и опасная для посторонних.

Тем не менее к часу вечерней прохлады мы добрались до камеры, в которой скрывался корабельный сейф, и вскрыли ее. Сейф был большой, старинного вида. Он стоял на львиных лапах. И даже не заржавел нисколько. Над ним плавал у потолка пустой графин с пробкой.

Я аккуратно срезал петли, на которых висела дверца, похожая на танковый люк, вырезал замок и отставил дверцу в сторону… В свете прожектора, в железном нутре сейфа, блеснули золотые слитки. Они лежали друг на друге, как кирпичи. И на них были выбиты какие-то буквы и цифры.

– Золотишко! – сказал Алешка.

Странно, но мы совершенно не ошалели при виде такого количества золота. Кирпичи как кирпичи. И чего это «люди гибнут за металл»?

– Выкладывай, – сказал Алешка. – Очень есть хочется и спать.

Я стал аккуратно вынимать брусок за бруском и складывать в багажный отсек «Марфы». Делать это было очень просто. У манипулятора, когда нужно, выдвигались вроде как бы пальцы. А я вставлял свою руку во что-то вроде перчатки. И когда я делал в ней какие-то движения, манипулятор совершенно точно повторял их своей «рукой». Я раскрываю пальцы – и он тоже. Я сжимаю кулак – и он сжимает. Только во много раз сильней.

Сначала мы с Лешкой считали бруски, а потом сбились. По моему счету пятьдесят шесть, по Лешкиному – шестьдесят пять. Но мы не стали спорить. У нас и с арифметикой тоже своеобразные отношения. И мы покидали оставшееся золото в багажник без счета. Какая нам разница – миллионом больше, миллионом меньше. Засунули в багажник и небольшой железный ящик. Наверное, в нем хранились важные судовые документы, деньги и ценности пассажиров…

– Уф! – сказал Лешка с облегчением, будто он сам перетаскал эту тонну золота на лодку. И дал «Марфе» осторожный «малый назад».

Мы тихонько выбрались из чрева «Тасмании» и, рискуя привлечь внимание светом прожектора, долго мотались в проливе, пока не нашли уютное местечко для ночлега – загнали «Марфу» под нависающую скалу и легли на грунт. Миллионеры. Которые еще не знали, что владеть этим золотом им остается всего несколько часов.

Мы без аппетита пожевали консервы, откинули спинки кресел и легли спать. В лодке было тихо. Тепло и уютно. Я стал задремывать.

– Дим, – уже сквозь сон спросил Алешка. – А чего можно купить на это золото?

– Все, что хочешь, – зевнул я.

– И такую «Марфу»?

– Хоть тыщу «Марф».

Лешка помолчал, я думал, уже вырубился. Но он вздохнул, погладил ладонью подлокотник кресла и нежно сказал:

– Нет, тыщу мне не надо. Мне одной хватит. Нашей.

С тем мы и уснули. В Мессинском проливе, близ берегов Италии, на глубине тридцати метров.

Глава XVI «Когда усталая подлодка…»

Проснулись мы, когда давно миновал «час утренней свежести» и приближался «час полуденного зноя».

– Мы с тобой уже два дня не умывались, – сказал я.

– Трагедия! – ужаснулся Лешка. – И руки не мыли.

– Плывем домой, – сказал я. – Мне тут уже надоело.

Мы вывели «Марфу» из-под скалы и тут же порадовались, что догадались под нее спрятаться. Прямо перед нами косо висела якорная цепь. Какое-то судно стало здесь на стоянку и сбросило якорь. А если бы в «Марфу» попало? Когда мы обходили цепь стороной, она дрогнула, натянулась и потащила якорь наверх. И мы чуть не попались на него. Как в тот раз, когда Лешка пытался ловить «Марфу» на кошку и лобана.

Мы развернули «Марфу» носом на обратный путь, включили автоматику. И усталая подлодка двинулась домой. С грузом золота. И начала отсчитывать на табло очередные мили. Только там какой-то сбой произошел. «Пройдено 1200» – это правильно. А вот «осталось 2000» – ошибка. Если в один конец столько, то и в другой тоже. Ведь так? Ладно, решили мы. Так или иначе, а завтра утром мы будем спать в «Горном гнезде». На радость тете Жене, тете Свете и дяде Сержу с Профессором.

– А если они будут выступать, – сказал Алешка, – мы им отвалим золота по охапке – и все!

Да, золото решает многие проблемы. Особенно когда его очень много. За этими милыми беседами вперемешку с колой и «Сардинами в масле» мы обогнули мысок Италии и вышли в Ионическое море. А там уж рукой подать до родных берегов.

– Э! Э! – вдруг заорал Алешка, хватаясь за рукоятку. – Ты куда?

Я сначала не понял, кого он спрашивает. Оказалось – «Марфу».

– Смотри, Дим, куда она прет! – Алешка кивал на главный монитор.

«Марфа» деловито обогнула «итальянский каблук» и почесала по Адриатическому морю. Я выключил автоматику. Лешка развернул «Марфу» в сторону дома. Включили автомат. «Марфа» упрямо развернулась и опять устремилась в глубь Адриатики.

– Испортилась! – ахнул Алешка. Не со страхом, а с обидой.

Мы снова проделали тот же маневр. И снова с тем же результатом. «Марфа», как стрелка компаса, упорно поворачивала туда, куда ее зачем-то и что-то тянуло. Еще один сюрприз.

– Куда она прет-то? – в отчаянии завопил Алеха. – Что ей там надо?

И тут до меня дошло. Это не ей надо. Это надо тому, кто закладывал программу ее маршрута. Какая-то смутная догадка стала мерцать у нас в головах. Я внимательнее рассмотрел карту. В конце Адриатического моря виднелась близко от берега страна Австрия. Так, так… И.Кривулько – в Австрии. А его команда должна была взять золото «Тасмании» и… Куда его деть? Не в пансионат же везти. Тете Жене. А наш папочка? Тоже в Австрии?

Мы уставились друг на друга и молчали как рыбы в воде. Выпучив глаза. Значит, И.Кривулько дал задание Боцману поднять золото и доставить его в какое-то место вблизи Австрии. Это ясно. А что делают вблизи Австрии наши родители? Или они все-таки в Австралии?

Нет ответа.

– Фиг с ней, – сказал Алешка. – Пусть плывет куда ей надо. На месте разберемся.

Да, разберемся… Если в конечной точке «Марфиного» круиза нас встретят бандиты И. Кривулько, разборки нам не избежать. Причем крутой.

– Удерем, если что, – успокоил меня Алешка. – На «Марфе».

А потом, ведь у нас манипулятор есть, подумал я. Если его с умом использовать, еще то оружие получится. И мы доверились «Марфе», не пытаясь больше свернуть ее с выбранного пути.

Надо сказать, что этот сонный Охранник здорово справился с программой. «Марфа» подошла к самому северному берегу Адриатического моря, в глухом скалистом месте, и всплыла в узкой бухте с высокими берегами. Мы вышли на палубу. И у нас даже закружились головы от натурального воздуха. Тем более что он был чист, свеж и прозрачен.

– Во, – сказал Алеха, показывая на берег, – и здесь кипарисы.

– И катера, – сказал я.

В бухту со стороны моря, как будто из-за угла, влетел довольно большой вооруженный катер. И прямо к нам. На носу его, расставив ноги, стоял человек с мегафоном в руке. И что-то громко сказал в него не по-нашему. И высокие, прогретые солнцем скалы с кипарисами повторили его слова гремучим эхом.

– Ну, отвечай, – повернулся я к Алешке. – Ты же чего-то знаешь по-ихнему.

– Знаю, – он насупился. – Обидятся еще. – И замахал руками и завопил: – Твоя моя понимай нету!

В ответ раздался хохот, усиленный скалами, и на палубе катера появился… Боцман.

– Здорово, мальки! – заорал Боцман так радостно, будто соскучился. Да не по нам. По золоту.

– Сам дурак! – достойно ответил ему Алешка, и мы нырнули в «Марфу». Хлоп-хлоп люками, врубаем полный на погружение и…

И ничего. Только чуть слышно щелкает таймер. Даже это предусмотрел Охранник, специалист по компьютерам. «Стоянка поезда пятнадцать минут». Для перегрузки золота на катер. Вот теперь попались. Пока не истечет заложенное в бортовую программу время стоянки, очаровательная «Марфа» ни за что не погрузится в воду.

Но еще не вечер.

Я взялся за рукоятки манипулятора, включил на режим резания и медленно навел на катер, решив отхватить ему нахальный острый нос. Для начала. А там посмотрим. Но посмотреть не пришлось. И даже начала не получилось. Вражеский катер все так же шел на нас, не разлучаясь с носом. Манипулятор отказал. Потом мы узнали, что в режиме резания он работает только под водой. Мы поднялись на палубу. Обескураженные. Но еще не побежденные.

– «Марфу» я им не отдам, – сказал Алешка. – Поторгуемся.

– Золотишко-то добыли, мальки? – спросил еще издалека Боцман. – Если поможете перегрузить, так уж и быть, по бутылке пепси вам поставлю. И по две жвачки на закуску. Небось проголодались?

– На фиг тебе золото? – сказал Алешка, уперев руки в бока, как тетя Женя. Не так красиво, но так же убедительно. – Ты его сразу на пиве своем пропьешь.

Боцман повернулся к рулевой рубке и что-то сказал. На палубу вышел еще один мафиози, подошел к пушке, навел на нас и жахнул!

Снаряд взорвался рядом с «Марфой». Здорово взорвался. Нас приподняло взрывной волной и сбросило в море.

Когда мы, как пробки, выскочили на поверхность, то увидели, как та же волна захлопнула люки «Марфы», и она без всяких слов ушла в глубину. Все правильно. Время стоянки закончилось, люки захлопнуты – пора в путь.

Боцман взвыл. И словно в ответ ему, взвыли сирены, и в бухту ворвались еще два катера, с полицейскими. Один из них загородил выход из бухты, а другой бросился к бандитскому судну и предупредительно ударил по нему из пулеметов. Бандиты послушно рухнули на палубу и заложили руки за головы. С полицейского катера перебросился десант. И заработал наручниками.

Потом нас втащили в шлюпку и доставили на главный катер. Там стоял какой-то высокий человек в чудной фуражке и красивом мундире и разговаривал с господином в иностранном костюме и с «дипломатом» в руке. Они говорили на каком-то языке о том, что операция по ликвидации банды международных террористов успешно завершена.

Понять это было не сложно. «Операция», она и на английском почти «операция». «Финиш», он и по-нашему тоже «финиш». А слово «бандитто», которое все время повторял военный в красивом мундире, вообще в переводе не нуждается.

Они торжественно пожали друг другу руки и, улыбаясь, похлопали друг друга по плечу. И повернулись к нам. Мокрым до того, что под нами на палубе растеклись две лужи. Господин в иностранном костюме и с «дипломатом» посмотрел на меня, на Лешку и упал в обморок.

Это был наш папа.

Глава XVII Где ты, «Марфа»?

Обратно мы плыли на огромнейшем российском военном корабле. В комфортабельной каюте.

И сначала было довольно интересно. Мы его весь облазили, всех матросов и офицеров замотали вопросами, забирались на мачты и оглядывали горизонты. А потом стало скучно. Мы уже привыкли к другой жизни. Самостоятельной, полной приключений и опасностей. Нам очень не хватало нашей очаровательной Марфы Васильевны.

Пошлявшись по кораблю, я обычно забирался в расчехленную шлюпку, где жил корабельный пес Клотик, и сидел там, страдая от тоски. Клотик клал мне голову на колено и млел от удовольствия. А я почесывал ему затылок и время от времени вздыхал: где-то там наша «Марфа»? Где она бродит в одиночестве, в темных безднах? Среди акул и затонувших кораблей? Клотик поднимал голову и печально смотрел мне в глаза, словно говоря с обидой: какая Марфа, ведь я с тобой.

Потом приходил Алешка, забирался к нам и тоже начинал грустить. Клотик перекладывал голову к нему на колено. Но снова, услышав кличку Марфа, обиженно поднимался и уходил к себе – под носовую палубу шлюпки, где проводил время в непогоду. Или при дурном настроении. Потом приходила наша мамочка и тоже забиралась в шлюпку, слушала наши рассказы о наших романтических приключениях, вздрагивала и бледнела. А потом обхватывала нас руками и крепко прижимала к себе. И нам казалось, что все наши злоключения остались далеко позади, страшным, но навсегда прошедшим сном.

Если бы это было так…

А потом нас вызывал к себе папа. В его каюте жил еще один человек – следователь по особо важным делам. И мы рассказывали ему обо всех наших открытиях и «раскрытиях». Он качал головой, что-то записывал и задавал много вопросов. Постепенно вся эта криминальная история прояснилась и для нас, и для следователя. А кое-что нам по секрету рассказал папа. Он уже совсем пришел в себя, только изредка почесывал на своей лысинке шишку, которую посадил, падая в обморок при виде собственных детей у берегов Италии, вблизи Австрии. (Не путать с Австралией.)

Вот как выглядела эта история.


«Предпринимательские» дела И.Кривулько в его «Русской меди» шли все хуже и хуже. И постепенно его сотрудники под его руководством из жуликов и спекулянтов превратились в откровенных бандитов. Они взяли в аренду «Марфу» и начали промышлять морским разбоем. «Марфа» базировалась в подводном гроте возле пансионата «Горное гнездо». Боцман поселился там и пристроил на службу Охранника.

Об этом стало известно нашим компетентным органам. Тетю Женю быстро сделали хозяйкой пансионата, чтобы она на месте разобралась в ситуации и подготовила операцию по обезвреживанию пиратов. А потом, под видом отдыхающего со своей семьей, ей в помощь прислали нашего папочку. Он должен был разведать в катакомбах проход в «пещеру капитана Немо» и осуществлять связь с местной милицией.

К этому моменту главарю бандитов уже стало ясно, что большой прибыли пиратство не дает. Тем более что экипаж «Марфы» скрывал большую часть добычи от хозяина. Тогда И.Кривулько прислал на Черное море супругу Р.М., чтобы она взяла этот бизнес в свои руки. И навела в нем порядок. Р.М. и придумала ограбление банка.

А в это время наш наивный и доверчивый Профессор рассказал о своих изысканиях и о своей тетради, где сосредоточилась информация о несметных морских сокровищах. Р.М. срочно сообщила об этом своему Кривульке. И у него созрел план. И.Кривулько перебрался в Австрию, чтобы организовать там прием и реализацию золота с затонувших кораблей. Он вышел на местных бандитов и организовал международную криминальную структуру.

А мы с Алешкой эту структуру разрушили. Правда, не вовремя и не в соответствии с разработками Интерпола.

– Так всегда бывает, – поучительно сказал папа, – когда некомпетентные люди берутся не за свое дело.

– Это ты об Интерполе говоришь? – с наивным нахальством спросил Алешка. – Или Боцмане?

– И о нем тоже, – деликатно ответил папа. – Кстати, ваш ловкий Боцман, воспользовавшись тем, что главные силы полиции были отвлечены на ваше спасение, незаметно скользнул за борт и удрал…

– А дальше? – заинтересовались мы, не обратив внимания на этот замаскированный упрек.

– А дальше он добрался до берега. Несколько дней, питаясь одними дикими оливками и маслинами…

– И без глотка пива, – посочувствовал Алешка.

– …Бродил по безлюдной местности, а потом нашел общий язык с местными преступниками, и, по нашим сведениям, они переправили его в трюме рыболовного судна на российский берег…

…Мама обо всех этих криминальных проблемах ничего не знала. Ее отправили с папой в Австрию (а не в Австралию, это точно) для конспирации: подумаешь, приехала семья туристов из России. Никто из бандитов не испугается. И не догадается, что ее лысоватый муж прибыл с заданием развалить их теплую компанию и засадить ее за решетку. И наша мамочка, не бледнея и не вздрагивая, спокойно наслаждалась западными культурными ценностями. И не беспокоилась о своих детях, которые находились под присмотром тети Жени. В бандитском логове.

Тем более что мама тайком попросила ее проверять Алешкин дневник, справедливо не доверяя моей грамотности. Вот тогда наша зеленоглазая Лягушка и поставила галочки на полях Алешкиных записей.

Да еще и папа ей посоветовал приглядываться к нашим делам. У них, сказал он, очень острый глаз. Они могут заметить такое, что нам и не снилось. Мы заметили и невольно вмешались в дела Интерпола…

Мы еще плыли Средиземным морем, со скукой разглядывая поверхность его вод, когда нас догнал пестрый вертолетик и сбросил на палубу пачку итальянских газет с сенсацией. Следователь терпеливо перевел нам ее содержание.

На всех первых страницах помещались цветные фотографии «Сциллы» и «Хариеды», портреты их бравых капитанов и громадными буквами сообщалось о том, что в территориальные воды Италии сделали попытку тайного вторжения хорошо вооруженные вражеские подводные силы. И что благодаря самоотверженности, патриотизму и прекрасной боевой подготовке экипажей сторожевой эскадры эта попытка была решительно пресечена. В результате чего вражеское разведывательное судно неизвестной принадлежности нашло свой последний причал на дне Мессинского пролива, потопленное великолепными современными средствами морских вооруженных сил республики.

А внизу статьи двумя строчками крохотных буковок сообщалось о том, что эта информация несколько не соответствует действительности. И добавлялось, что двое юных российских граждан оказали активное содействие Интерполу в задержании членов международной мафии.

Мы немножко погордились этими статьями, но вскоре о них забыли: наш крейсер проходил через Босфор в родное Черное море.

И вот из морской дали встал во весь свой рост банк «Кредит», все еще похожий на маяк, а чуть позже завиднелись Камни и прилепившееся к скале наше горное гнездышко. Крейсер сбавил ход и избавился от своих пассажиров. Папа, мама и следователь на шикарном военном катере отправились в город, а мы с Алешкой на лодке, которая терпеливо дожидалась нас на Камнях, как ни в чем не бывало причалили у подножия замка в час полуденного зноя.

Тетя Женя встретила нас «руки в бока» и веником, а дядя Серж заявил, что «с такими авантюристами и обманщиками он больше никогда разговаривать не будет». И правда, дулся и молчал очень долго – минут пятнадцать. Зато тетя Света на нас не обиделась и сразу усадила обедать. Мы даже руки не успели помыть. А Профессор сказал, что без нас ему было очень скучно.

– Мы тоже без вас очень скучали, – вежливо соврал Алешка.

«Особенно на дне Мессинского пролива, под ударами глубинных бомб», – подумал я.

После обеда мы завалились в кровати, задрав ноги, и я сказал, что приключения и путешествия, конечно, вещь хорошая, но простые удовольствия вроде сытного обеда и спокойного сна мне больше по душе. На что Алешка заметил:

– Мне тоже, Дим, не всякие сокровища нравятся.

И оба мы не догадывались, что эта история с приключениями и сокровищами еще не пришла к своему счастливому концу.

Глава XVIII «Здравствуйте, я ваша тетя!»

Два дня мы жили спокойной, размеренной жизнью, от которой уже отвыкли и которой уже тяготились. А потом Алешка, посидев над своим дневником и что-то в нем почеркав, поманил меня пальцем. Причем – рот до ушей и хохолок на макушке. Сначала я испугался – вдруг он что-то еще задумал, а потом обрадовался. Сейчас поймете.

На отдельном листке дневника почти ничего не было. Кроме нескольких цифр: «1200–2000» и «1600–1600». И я не сразу понял их смысл. А потом вспомнил: первая пара цифр была на табло «Марфы», когда мы прибыли в Мессинский пролив. Мы тогда еще подумали, что получился какой-то сбой в отсчете. Как это: пройдено 1200 миль, а осталось 2000. И это в конечной точке маршрута! Явная ошибка.

Все разъяснилось, когда «Марфа» поперла на север Адриатического моря. И вот, вылезая на палубу подышать свежим воздухом и посмотреть на кипарисы, Алешка бросил взгляд на табло: «1600» и «1600». А это значит, что «Марфа» пришла именно в ту точку, которая была заложена Охранником в программу. И пойдет оттуда в начальную точку, откуда взяла свой курс на Австрию.

Следовательно… Мы выскочили за дверь, пролетели коридором в кладовку и стали лихорадочно выгружать из шкафа посуду… Но за шкафом была ровная стена со следами хорошо схватившегося цемента – дядя Серж постарался!

– Съели? – ехидно послышалось за спиной. – И акваланг я вам не дам. Хватит приключений. Убирайте посуду! – И тетя Женя угрожающе уперла руки в бока.

– Там «Марфа»! – отчаянно завизжал Алешка.

– Кошка, что ли? – то ли притворилась, то ли в самом деле не поняла тетя Женя.

И тут Алешка прибег к помощи классика.

– Папа Карло, – угрожающе произнес он, – сдери этот холст со стены!

Тетя Женя озабоченно положила ладонь на его лоб – нет ли температуры? Пришлось ей все рассказать. Хотя, догадываюсь, она и без нас многое знала. Не знала только, куда исчезла «Марфа». А «Марфа» домой вернулась. 1600 миль туда и 1600 обратно.

– Ну ладно, – согласилась зеленоглазая и рыжеволосая Лягушка в конце нашего сбивчивого рассказа, – зовите сюда Сержа.

Дядя Серж пришел, выслушал и сказал:

– Опять? А потом снова? Не буду.

– Хочешь, мы заплатим золотом? – опять процитировал Лешка, но уже другого классика.

– Соглашайся, Серж, – с улыбкой посоветовала тетя Женя.

– Не обманут? Точно? И много золота? А если нет, то я их…

Как он с нами расправится, мы не услышали. Угрозу свою он произнес уже в коридоре: за инструментами пошел. А вернувшись, продолжал ворчать:

– …и если вы еще раз заставите меня…

– Заплатят, заплатят, – перебила его, успокаивая, тетя Женя и подмигнула нам зеленым глазом: – Они теперь богатенькие Буратино.

А мы об этом и забыли…

Дядя Серж просверлил электродрелью несколько дырочек в стене, вставил туда какие-то штучки вроде пальчиковых батареек и сказал:

– Разбегаемся! Всем в укрытие!

Мы отошли подальше, а дядя Серж спрятался за шкаф.

– Не много заложил? – спросила тетя Женя из своего угла, где она держала нас за руки.

– В самый раз, – ответил дядя Серж.

И тут грохнуло. Посыпались камни на пол. Пахнуло дымком. Да, в этот раз разрушений получилось меньше. Это понятно – профессионал работал. Мы втроем перевернули упавший шкаф, чтобы вытащить из-под него профессионала.

– Это вам в лишний мешок золота обойдется, – сказал он, отряхиваясь.

– Договоримся, – пообещал Алешка и сунул нос в дыру.

– На сегодня хватит, – решительно сказала тетя Женя, оттаскивая его за шорты. – Ночь на дворе. Завтра приедут ваши родители и полковник Знаменский, с ними и спуститесь в грот. Одних я вас не пущу! Серж, запри их в комнате. И не визжать – бесполезно!

Этому мы сразу поверили. И безропотно, в сопровождении дяди Сержа, отправились под домашний арест. В коридоре нам встретился Профессор и спросил:

– Что, гроза на море? Как громыхнуло!

– Шторм начинается, – сказал дядя Серж и распахнул нашу дверь. – Прошу!

Алешка остановился на пороге и сказал:

– Если запрете нас, золота не получите.

– А мне и не надо, – ответил дядя Серж. – У меня свое есть, – и показал обручальное кольцо на пальце. – А взяток я не беру.

Алешка презрительно фыркнул и вполголоса сказал мне:

– Жалко, мы из шкафа всю посуду вытащили.

Дядя Серж захлопнул дверь, запер ее и, оставив ключ в замке, пошел докладывать Лягушке о выполнении задания. Мы сели на кровать, глубоко задумались. На душе почему-то было тревожно. Какое-то предчувствие шептало, что встречу с «Марфой» нельзя откладывать.

– Свяжем простыни, – предложил Алешка, – и в окно вылезем.

Ну да, повисим немного над пропастью и обратно влезем. И тут я вспомнил, как поступают в таких случаях опытные воры и частные сыщики.

– Газета есть? – спросил я Алешку.

– Половинка.

– Хватит. И скрепку найди.

– А зачем?

– Сейчас увидишь.

Я подсунул газету под дверь и выдвинул ее в коридор. Распрямил скрепку и стал ковыряться ею в замке. Сначала никак не получалось, а потом, когда я уже вспотел от усердия, ключ выпал из скважины и упал на газету с той стороны двери. Я потянул ее за край, и она вползла в комнату вместе с ключом.

– Здорово! – сказал Алешка. – Надо запомнить.

Мы дождались, когда в пансионате наступил «час безмятежного сна» и на цыпочках пробрались в кладовку. Здесь было не очень темно (из коридора немного светило), и мы увидели рядом с отверстием два фонарика. Видимо, тетя Женя приготовила их к завтрашнему спуску в грот. И очень кстати.

Осторожно и бесшумно, чтобы никто не помешал, мы пролезли в пещеру и начали осторожно спускаться по холодным ступеням. Вдруг Алешка остановился и погасил свой фонарик. И я свой, на всякий случай.

– Тихо, – шепнул он мне, – слушай. – Мы замерли и прислушались.

Снизу, из самого чрева пещеры капитана Немо, доносились какие-то неясные звуки и что-то похожее на бормотание. Стало страшно. Мы были готовы вернуться за подмогой. Но тут послышалась до боли знакомая строчка: «Когда усталая подлодка…»

– Прецептор злобный, – сквозь зубы процедил мой братишка, – обогнал все-таки.

– Сержа позовем? – спросил я. – Или сами справимся?

– Пойдем, подглядим, что он делает, а потом за Сержем сбегаем.

И мы продолжили свой бесшумный спуск. В темноте, на ощупь. Стараясь не свалиться со ступенек в далекую еще воду. Через некоторое время внизу появился слабый свет. И шум стал погромче – Боцман над чем-то трудился. И вскоре стало ясно – над чем.

В слабом свете оставленного нами свечного огарка мы увидели у причала нашу очаровательную умницу «Марфу». Живую и здоровую. Благополучно вернувшуюся домой. Люки ее были распахнуты, и Боцман перетаскивал в лодку награбленное добро, которое кучей лежало на камнях.

Вот жлоб! В лодке тонна золота, на миллионы баксов, а ему все мало. Ненасытный. Но что делать? Сейчас он переложит в лодку все эти часики, рублики и колечки, захлопнет люки и… всплывет через несколько дней где-нибудь в Австралии. Золото – фиг с ним, а вот с «Марфой» нам больше не видаться.

И я решился.

– Отвлекай его, – шепнул я Алешке. И перешагнул со ступенек на карниз, который шел по всему гроту.

Алешка спустился пониже и, включив фонарик, громко сказал:

– Здорово, прецептор!

Боцман вздрогнул и уронил бутылку, которую когда-то бросил в мешок Профессор вместе со своими часами. Неужели он и ее хотел забрать с собой? Чтобы сдать за границей в пункт приема стеклотары? Боцман выпрямился и, заслоняясь рукой от фонарика, которым Алешка светил ему прямо в лицо, пытался разглядеть своего неожиданного собеседника.

– А, это ты, малек? – с облегчением спросил он. – Чего надо? Заблудился?

– Дай миллион, – словами Паниковского ошарашил его Алешка.

А я тем временем уже почти обошел грот и приближался за спиной Боцмана к «Марфе».

– А два не хочешь? – ответил Боцман и снова склонился над кучей награбленного добра.

– Так нечестно, – сказал Алешка. – Это золото мы добыли. Со дна моря. Подвергаясь опасности.

– Ну и фиг с вами. Скажи спасибо, что целы остались. – Он опять выпрямился. – Лодку сперли – раз. В катакомбы нас заманили – два…

Молодец Алешка, сумел его втянуть в дискуссию. Ведь стоило бы Боцману обернуться – и все, мой план его захвата рухнул бы бесповоротно, как говорит папа.

– …Ментов иностранных на нас навели, – продолжал считать обиды Боцман. – Шлюпку угробили.

А я уже шагнул на четвереньках с причала на палубу «Марфы», прополз по ней до люка.

– Воровать не надо было, – назидательно ответил Алешка. – И грабить мирных людей.

Я скользнул в люк, уселся в кресло и взялся за манипулятор.

– Много ты, малек, понимаешь, чего надо и чего не надо. Я вот тебе скажу…

Не сказал. Не успел. Стальные пальцы манипулятора схватили его за шиворот и подняли над причалом. Боцман завопил, заболтал ногами так, что с них опять свалились башмаки. Вот не везет ему с обувью.

Алешка завершил свои назидания и, обойдя Боцмана, который трепыхался в воздухе как рыба на крючке, уселся рядом со мной, взялся за ручку управления.

– Куда его отвезем? – спросил он. – В милицию?

– Далеко, – не согласился я. – Пиджак не выдержит. Гони на Камни.

Лешка включил «самый малый вперед», и «Марфа» двинулась к морю, держа над собой визжащего Боцмана. У выхода из грота Алешка крикнул ему:

– Не ори и зажмурься. – И захлопнул люк.

«Марфа» нырнула, вышла в море и сразу же всплыла. Боцман все так же висел над ее палубой, но теперь с него водопадом текла вода. Отомстили, подумал я.

У Камней Лешка сбавил ход и подошел к ним вплотную. Я опустил Боцмана на землю. Манипулятор разжал свои пальцы. «Марфа» предусмотрительно отскочила назад. Нам было его немного жалко, но зло должно быть наказано.

– Гудбай, май лав, – попрощался Алешка с Боцманом. – Подумай о своем поведении. В «Задумай число» поиграй.

– Не стыдно? – проговорил Боцман, выжимая штаны. – Хулиганье. Жалко, я тебя тогда не выпорол.

Мы не ответили, взяли курс на пансионат. А сзади во все горло зазвучала нам вслед боевая песня:

– «Когда усталая подлодка совсем не так, как поезда!..»

Алешка не выдержал и высунулся из люка:

– Хватит орать! Людей разбудишь.

– Для себя пою, а не для славы, – донеслось до нас…

По дороге мы обсудили дальнейшие действия. Вернулись в пещеру капитана Немо и поднялись в пансионат, прихватив ту самую страничку из той самой тетради. Там я запер Алешку в нашей комнате, чтобы утром, когда ее отомкнут коварные тетя Женя и дядя Серж, им было о чем подумать. А сам опять спустился в грот, подцепил манипулятором сейф, который все это время так и проболтался под водой, и отправился с ним в город.

У берега, под самым банком, я без труда (уже светало) нашел то место, куда этот сейф плюхнулся, и уложил его точно в оставленный след, который еще не затянуло песком. Это будет наш подарок полковнику Знаменскому.

Потом я вернулся к пансионату и подремал в «Марфе» до того момента, когда к причалу подошел наш «прекрасный белый катер» с капитаном в обрезанных штанах. Тут я скромненько всплыл на поверхность и высунулся из люка.

Тем временем тетя Женя щелкнула ключом в нашей двери и сказала:

– Выходите, разбойники. – Помолчала. – А где Дима?

– Не знаю, – Алешка пожал плечами.

– Удрал?

– Как? – спросил Алешка скептически. – На воздушном шаре?

– Серж! – закричала тетя Женя.

Примчался Серж, что-то жуя на ходу.

– Где Дима? – строго спросила его тетя Женя.

– Под домашним арестом, товарищ капитан, – он проглотил свой кусок. – Согласно вашему приказу.

– Покажи мне его. Ткни в него пальцем.

Серж вошел в комнату. И чуть не проглотил свой язык.

– Удрал! – громко просипел он. – На воздушном шаре.

К счастью, в это время внизу просигналил пришедший катер. Все помчались вниз. А Алешка зашел к Профессору и вручил ему по порядку его часы, кольцо и драгоценную страничку. Которая теперь уже ничего не стоила. Разве что для истории.

Профессор растрогался, но Алешка предупредил его:

– Это еще не все. Главный сюрприз ждет вас на берегу.

И они тоже спустились на пляж. К этому моменту остолбенение прибывших на катере (мама, папа, полковник Знаменский и Р.М. для участия в следственном эксперименте) уже закончилось и начались всякие «ахи» и «охи».

Полковник Знаменский перебирал ограбленные вещи и радовался, что скоро сможет вернуть их счастливым хозяевам. Папа вертел в руках слиток золота. А бледная мама не сводила глаз со «славной тетушки» Р.М. А Р.М. не сводила глаз с золота.

Тут появились Алешка и Профессор. Р.М. перевела на них свой туманный взор. Я думал, она сейчас скажет что-нибудь про мытье рук, но она промолвила другое:

– Мне бы такую команду… А не этих болванов. – И обратилась к Профессору: – А вас, милейший, я предупреждала, что вы когда-нибудь потеряете свои штаны.

Она и тут не могла обойтись без замечаний. Но в данном случае была «безупречно права». Профессор в спешке не заправил даже рубашку в брюки. А подтяжки свисали сзади как два хвоста. Как он не запутался в них на ступенях? Но Профессор не слышал критики Р.М. Он молча смотрел на «Марфу» и что-то пытался вспомнить.

– Это ваша «Марфа», – подсказал Алешка.

– С золотом на борту, – добавил я.

– Боже мой! – Профессор шагнул к лодке, прижав руки к груди. – Этого не может быть! – И глаза его влажно блеснули сквозь очки.

А Алешка продолжал распоряжаться и раздавать подарки.

– Товарищ полковник, – обратился он к Знаменскому, – пошлите, пожалуйста, водолазов и плавучий кран на место падения сейфа.

Полковник повернулся к папе:

– Опять врут?

– Не думаю, – сказал папа.

Знаменский быстренько полез обратно на катер.

– По пути, – догнал я его своей информацией, – снимите с Камней Боцмана. Он, наверное, уже просох.

– Спасибо, – машинально ответил полковник Знаменский.

– Не за что, – вежливо ответили мы с Алешкой.

Тут нас обнял Профессор и сказал, что он держит свое слово и нас первыми прокатит на «Марфе» по подводному царству.

– Дим, – сказал Алешка, – ты лучше сам покатай Профессора.

Опять он прав. Если рассеянный Профессор сядет за управление, мы вернемся домой годика через три, не раньше.

– А ты? – спросил я.

– Мне некогда, – он деловито нахмурился. – Надо в библиотеке поработать. Одно слово в словарях поискать.

– Какое? – спросили мы все в один голос.

– Прецептор, – ответил Алешка и зашлепал босыми ногами по каменным ступеням.

Я полагаю, навстречу новым приключениям…

Примечания

1

Подробно об этих расследованиях читайте в книгах В. Гусева «Клад» и «Скелеты в тумане», вышедших в серии «Черный котенок». (Прим. ред.)

(обратно)

Оглавление

  • Глава I Скучно не будет!
  • Глава II Таинственная дверь
  • Глава III Вот это рыбка!
  • Глава IV Пираты!
  • Глава V Самое чрезвычайное происшествие
  • Глава VI У профессора беда!
  • Глава VII Наставление номер двенадцать
  • Глава VIII Неожиданная находка
  • Глава IX Криминальный пасьянс
  • Глава X Похищение «Марфы»
  • Глава XI Осада замка
  • Глава XII ОЧаровательная Марфа Васильевна
  • Глава XIII Это странное Средиземное море
  • Глава XIV Между Сциллой и Харибдой
  • Глава XV Куда нам столько золота?
  • Глава XVI «Когда усталая подлодка…»
  • Глава XVII Где ты, «Марфа»?
  • Глава XVIII «Здравствуйте, я ваша тетя!»


  • Загрузка...

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии

    загрузка...