Баллада о том, как не надо писать книги [Николай Ободников] (fb2) читать онлайн

- Баллада о том, как не надо писать книги 1.83 Мб, 32с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Николай Ободников

Настройки текста:



Николай Ободников Баллада о том, как не надо писать книги

Вступление

Иногда лучшие мысли приходят далеко не в самых лучших местах. Лично я находился в ванной и брил себя налысо. Помогает сэкономить лишние четыреста рублей на стрижку. А это, знаете ли, критично для того, кто уже довольно давно бьётся головой об стену.

Так вот, сбривая очередной лоскут волос со своей лысеющей головы, я вдруг решил подсчитать, сколько лет я пишу книги. Думаю, оставшаяся половина волос встала дыбом. Восемь лет! Только представьте: восемь чёртовых лет я стучу киркой в буквенной каменоломне!

Что можно успеть за это время? Да много чего. Можно, к примеру, построить корабль и уплыть на Северный полюс, чтобы подружиться с пингвинами, а потом понять, что птички обитают на побережьях Антарктиды, и смотаться уже туда. Можно распахнуть двери семинарии и выучиться на священника, прости, Господи. Или даже побить рекорд Илкера Йилмаза1 по пусканию струи молока из собственного глаза.

А можно, чёрт возьми, написать отличную книгу!

Залезая под душ, чтобы смыть волосяное покаяние с тела, я разложил ошибки, совершённые в неуёмной попытке стать хорошим автором. Как я узнал, что это ошибки? Очень просто. Это перечень действий, мыслей и заблуждений, которые и привели меня сюда – в ванную, не только омывающую тело, но и служащую кабиной для стрижки.

За эти восемь лет мне удалось выпустить несколько книжек на различных платформах типа «самиздат», напортачить с рекламой, пообщаться с парочкой знаменитостей, пересмотреть взгляды, попытать счастье в конкурсах и многое другое.

Но обо всём по порядку. О, и налейте себе шипучки. Я угощаю.

Ошибка нумеро «уно»: Когда автора больше текста

С вашего позволения, кратко себя отрекомендую. Николай, Колямба, Николашка, Колюшка, 38 лет, сын, муж, брат, папа. Последнему рад больше всего. Сидите-сидите, я продолжу.

Уж не знаю, с чего вообще человек начинает писать, но подозреваю, что дело не только в лямках фантазии, зажимающих чувствительные участки тела. Кто-то бредёт к этому обелиску с детства, практикуясь в писательстве за монетки2. А кто-то и сам по себе – плод, взлелеянный обидами на жизнь и на производителей пива, решивших изменить объём пивной бутылки. Боже, дай им знак, что люди так спиваются!

В 2013 году я твёрдо решил, что начну писать. Считал, мне есть что сказать миру; что именно я должен погрозить ему пальцем и ткнуть в сделанную на ковре лужу. Я же уникален, а мои мысли и личный опыт – бесподобны. Здесь обязательно прикладываем три пальца к губам и делаем «ммуа». Знакомо? А стоило бы подумать о том, что двух одинаковых бородавок тоже не бывает. Сэкономил бы уйму времени.

Ошибка нумеро «уно», господа.

Мой первый продукт, который, без сомнения, заслуживал титул «Мозговая Отрыжка Года», содержал слишком много меня и чересчур мало художественной ценности. Это была сложная фэнтезийная история о про́клятом, который должен был каждую жизнь расправляться с самим собой.

Там, где герою следовало незамысловато порадоваться прошлому, он начинал рыться в платяном шкафу моих воспоминаний и выдёргивал то, которое ему нравилось. Затем он примерял его перед зеркалом, отводя подол в сторону. Героя не одолевала потребность быть собой. Он, чёрт побери, желал кутаться в мою шкуру!

Потому что я так хотел.

Все персонажи играли меня и отражали мои огни. Звучит довольно жалко, не находите?

Я потратил почти год на то, чтобы усадить гориллу по кличке Эгоцентризм в клетку. Когда это случилось, произведение наконец-то смогло говорить за себя. Удовлетворившись победой, я продолжил писать. И через шесть лет чужие грабли щёлкнули меня по носу как собственные.

В 2019 году я набрел на одну страничку «ВКонтакте», где озвучивали рассказы, чтобы потом транслировать их сиротливому стаду глухих коров. В общем, я купился и предложил пару глав «Бюро "Канун", или Ужасы Ивота», тогда ещё «черновика». Некий Господин Сноб (так я его и запомнил) ознакомился с ними и снизошёл до похвалы. Мои способности, по его словам, обогнали таланты граждан, которые не владели русским языком. Ну вы поняли.

Я и не подозревал, что, переслав пару глав, заключу сделку с самим Дьяволом.

Господин Сноб обозначил себя как исключительного литератора, после чего потребовал знакомства с его произведением. Будучи припёртым к стенке, я согласился.

Это был некий сборник историй, в котором имелось всего понемногу – от медузоидов до космических экспедиций. Приступив к чтению, я ощутил, как мои глаза самым мелодраматичным образом вытекают вместе со слезами. Текст напоминал испещрённую буквами плиту.

Один.

Сплошной.

Абзац.

И во всём этом витало оно – самолюбование. Ибо Человек Познал Мир.

Давясь кислыми слюнями, я узнал себя. Господин Сноб не оставлял читателю и шанса, пытаясь рассказать о том, какой он уникальный. Сюжет рвался на части и плавал где-то на другом берегу Атлантического океана, расталкивая мусор и распугивая акул.

Наконец последовал закономерный вопрос: «Ну как?»

Господи, мне хотелось съёжиться и присоединиться к кротам, которые, возможно, в этот момент рыли ход к ядру планеты, чтобы сгореть там. Пришлось ограничиться уклончивым: «Неплохо, но есть над чем поработать». И прежде чем я успел что-либо добавить, Господин Сноб спустил всех собак. Возможно, его род уходил корнями к ирландским сапожникам, потому что самым безобидным в его речи было панибратское «ты».

Ты.

Ты!

Ты-ты-ты!

Нужно ли говорить, что после этого я выложил всю правду? Думаю, в тот день я нажил персонального врага.

Я вас умоляю: если вам есть что сказать, используйте для этого социальные сети. Позвольте героям и сюжетам шагать самостоятельно, не держите их за ручку. Они научатся бегать, поверьте. А если они где-то и споткнутся, им хватит и толики вашего опыта. Не дарите им платяной шкаф своих воспоминаний.

Шейте новые.

Ошибка нумеро «дос»: Исключительные мысли

Хоть эта ошибка и созвучна с первой, её стоит упомянуть отдельно. Тогда, в далёком 2013 году, я посчитал, что мои мысли представляют собой отдельные государства. И боже упаси, чтобы какой-нибудь чёртов иммигрант с чемоданом, набитым декларациями о равенстве мыслей, попытался пересечь их границы.

Я перестал читать художественную литературу. Совсем. Просто забил на это дело.

А вдруг таким образом я мог потерять уникальность? Что, если чужой текст – похититель мозгов? Всё это представлялось сумеречной станцией переливания крови, в кресло которой усаживали волосатые лапы большого паука.

Как начинающий писатель я загнивал с самой головы.

Я много читал с детства и не прекращал до того идиотского момента. Перумов, Желязны, японская поэзия, Пратчетт, учебники по выживанию в экстремальных условиях – мой мозг с одинаковым удовольствием пожирал всё. Комичное заблуждение, послужившее причиной этому кретинизму, будет упомянуто чуть дальше, в ошибке нумеро «сьетэ». Поверьте, там ему самое место.

До меня никак не доходило: мои мысли, выключив в гостиной свет, начинали дрожать и лапать друг друга. А ведь им для счастья – и возможно, оргии – требовались гости, расположенные к экспериментам. Я же, вместо того чтобы восхититься чьим-нибудь описанием розжига костра, жевал одно и то же.

«Огонь разожгли».

«Разожгли огонь».

«Твою мать, огонь разожгли».

И тому подобное.

Чужие мысли жизненно необходимы. Но не для того, чтобы они закабалили ваши собственные. А для того, чтобы вы их творчески переработали. И тогда огонь начнёт «царапать глазное дно», «рдеть карбункулом» и «твою мать, полыхать, словно оборванец из преисподней».

Мне казалось, я подцепил какой-то малоизученный бзик, схожий по редкости с синдромом рыбного запаха3. Только как рыболовецкий траулер воняли книги, а не я сам. К счастью, уже в 2014 году я вернулся в мир большого чтения. И начал с книги «Над пропастью во ржи» Сэлинджера. И мне она чертовски понравилась, ей-богу.

В сентябре 2021 года случилось кое-что странное. Одна моя знакомая, Фифа Нос4, решила освоить писательское ремесло. Я, конечно же, включил заботливого коллегу и насоветовал ей кучу полезной литературы. А в ответ получил примерно следующее: «Да брось, Коль, я не хочу, чтобы моим малышкам в голове хоть что-то мешало. Я ничего не буду читать. Вообще».

Я пришёл в ужас. Хотелось запереть её в чулане, чтобы не допустить распространение заразы. Господи, у неё тот же бзик! Возможно, она даже успела покусать свою семью! И теперь никто из них не читает! Даже в туалете!

Дежавю опять сплюнуло на мой ботинок.

В тот самый момент, разговаривая с Фифой Нос, я с содроганием осознал, что время, проведённое без книг, уже никто не вернёт. Более того, небезызвестный Стивен Кинг в своём полуавтобиографическом труде «Как писать книги» указывает, что мастерство напрямую зависит от чтения. И от работы с текстом, разумеется.

Вывод пришёл сам.

Мысли – это кровь писателя, и они не должны застаиваться.

Ошибка нумеро «трэс»: Чёртовы помехи

Поговорим о них.

Мир вокруг не замирает, а Вселенная не заходит в любимое кафе, чтобы опустить нос в капучино, пока вы штурмуете мельницу, где засели буквы. О помехах в каторжном труде авторов не писала разве что тридцать пятая обезьяна с печатной машинкой5. Или уже писала?

В апреле 2020 года, когда я только приступал к работе над книгой «Чертовидцы, или Кошмары Брянской области», мне привиделась занятная ситуация. Как будто я даю интервью. Этой честолюбивой фантазией грешит каждый второй владелец шариковой ручки. Но боже милостивый – что же я ляпнул! Только вообразите.

Конференц-зал. Оператор проверяет освещение и включает видеокамеру для онлайн-трансляции. Фанаты в нетерпении скрипят стульчиками. На столике – башенка моих книг, только-только сбежавших из типографии. Напротив – миловидная и улыбчивая блондинка-интервьюер. Беседа начинает струиться освежающим ручейком, и все мы с удовольствием плещемся в нём.

А потом следует прозаичный вопрос, и я от души лажаю.

«Мешает ли вам что-либо, когда вы творите?»

«Да, онанизм».

Возможно, я даже произношу это раздельно, по слогам – так, чтобы меня сразу поняли.

О-НА-НИЗМ.

Повисает неловкая пауза. Лица фанатов вытягиваются. Оператор вполголоса смеётся. Выручает блондинка. Она вглядывается в серый зрачок видеокамеры и выдёргивает меня из ямы стыда всего одной фразой: «Так что держите себя в руках».

Конференц-зал заполняет смех. Посмеиваюсь и я, с этаким натужным облегчением. Позже, наедине, я благодарю свою спасительницу. Ну и мы занимаемся сексом. Фантазии такие неуправляемые, правда?

К чему это я? К тому, что под рукоблудством понимается абсолютно всё, что способно отвлечь вас. Фильмы. Видеоигры. Трёп с подругой о том, какие сапожки она урвала на пятничной распродаже. Или с двоюродным братом о том, сколько пива он вчера выдул перед тем, как блевануть в кошачий лоток.

У меня этих помех – мириады, хоть я и считаю себя волевым человеком. Что, нет? Ну, как скажете. Кто-то налепит на всё это ярлык «прокрастинация» и будет по-своему прав. Но давайте отодвинем баночку с этой штукенцией в сторону и посмотрим на ту, чьи помехи сложно игнорировать.

Жизнь.

И её кулаки лупят без жалости.

Она не даст передышки. Не станет снисходительно кивать головой, позволяя совершить скачок назад во времени. Ни черта она для вас не сделает. Всё, что может подкинуть эта долбаная упрямица, – Интернет, работающий без перебоя, чтобы вы могли посмотреть значение слова «абрис» или узнать, почему «мстители снялись в войне без конечностей».

Пауза.

Пауза…

Тишина.

При написании она должна быть абсолютной. Слушать или не слушать музыку – дело каждого. Но как, чёрт возьми, писать, когда город снёс яйцо, из которого вылупился неокрепший, буйный алкаш?

В конце апреля 2017 года, когда я корпел над «Viva Америка», книженцией о пришельцах, помогавших кое-какой стране кое в чём, в смежную квартиру въехал Хрипун. Назовём его так, да. Вот это была помеха так помеха. В первую же ночь он поставил на «повтор» какой-то новомодный музыкальный трек, и слушал его снова и снова. До самого утра. Потому что был мертвецки пьян.

Так по соседству образовался притон в его естественной среде.

Что я только ни делал. Я ругался с Хрипуном, мастерил от него звукоизоляцию, вызывал полицию, дежурил ночью с бейсбольной битой у входной двери, прислушиваясь к топоту проституток и любителей клубнички на лестнице. Господи, я даже пробовал с ним выпить!

Но помог лишь переезд.

Почти полгода сожрал ремонт в новой квартире. Все творческие процессы будто запускались в фоновом режиме. Нервы напоминали порванную лапшу. Следовало бы превозмочь себя и писать, но я предавался бренности бытия. Соседи – та ещё проблема.

Хрипуна, кстати, поймали на разбое. Дали условный срок. Только мы к тому времени уже сменили пенаты. И слава богу.

А теперь я назову самую серьёзную и самую неуязвимую помеху. И да простят меня тётушки, дядюшки, будущие внуки и почившие предки.

Это семья.

И я ни капли не жалею о том, что приходилось контролировать учёбу сына или его спортивное развитие, хоть на это порой уходило до четырёх часов в день. Общие застолья также останутся приятным бальзамом воспоминаний.

Любите свою семью, потому что с ней не сравнятся никакие книги. Даже самые лучшие. И когда-нибудь близкие примут ваше призвание и вместо вызова санитаров сделают кое-что другое.

Прикроют к вам дверь и на цыпочках уйдут на кухню.

Ошибка нумеро «куатро»: В папоротниках ждут капканы

К 2016 году мои плечи уже не выдерживали отказов бумажных издательств, и я понял, что дорос до платформ типа «самиздат». Суть их проста, как напальчник: загружаете своё чудо-какое-я-гений-без-памятника и, пока закипает чайник, наблюдаете, как приходит огромное и бесконечное… ничего. Как в моём конкретном случае.

«Самиздат» меня пугал. Знаете, какое дано определение этому слову? «В СССР: нелегальное бесцензурное размножение литературных произведений»6. Нелегальная бесцензурщина! Хуже всего было то, что многочисленные платформы Интернета, предлагавшие «бесцензурно размножиться» с их помощью, имели фасады старых зданий. Зайди в такое – и тебя завалит.

Поэтому я совершил главную ошибку – доверился глазам.

Одна платформа «самиздата» выглядела настоящей праздничной конфеткой. Перед глазами буквально раскатывалась пастила, настолько хорош был дизайн. Походило на идеальный городок, где на рассвете разъезжал молочник, за дверьми творилось нечто зловещее, а гостей встречала надпись: «Добро пожаловать в Паразитвилль!»

Назовём эту платформу Деньги Или Деньги. Мы же не хотим, чтобы название на что-то намекало, правда?

Стоило насторожиться ещё в тот момент, когда из моего кошелька потянули сто рублей на заключение договора. Но я этого не сделал. Так сильно гремел салют главной страницы.

На взаимодействие с Деньги Или Деньги я потратил почти два года. И оба года можно смело выбросить в мусорное ведро. Прощайте, бесполезные дни, я не очень-то в вас нуждался.

Мне ужасно хотелось быть популярным и клёвым, чтобы иметь хоть какое-то оправдание отросшего брюшка, и я решил вложиться в рекламу через Деньги Или Деньги. Выбрал и оплатил один из пакетов продвижения. Обещалась раскрутка в таких социальных сетях, как «Одноклассники», «ВКонтакте» и «Фейсбук».

Я нахлобучил зюйдвестку, сел у моря и стал ждать погоду. Дул ветер. У берега собиралась рябь. Но не продаж, а мыслей.

Прохиндеи попросту надурили меня!

Сцапав мои сбережения, платформа Деньги Или Деньги действительно дала рекламу в социальных сетях.

У себя.

На своих же страничках.

Чёрт возьми, я заплатил деньги, чтобы они в блогах написали: «Псс, мужик, хочешь чё почитать?» А деньги были немаленькие. Впрочем, они создали рекламный кабинет – чтобы подсветить собственные ресурсы, где ночевали мои книжки. И тоже за мой счёт.

«Эй, прохожий, зацени, как слепит наша ярмарка! Да брось, электричество оплачивает один кретин. Ну, мы жжём, а?»

Чувствуя себя обиженной собакой, я бросился перерывать Интернет. К моему ужасу, на свет божий выползли схожие упрёки от прочих начинающих писателей. Деньги Или Деньги зарабатывала НА авторах, а не С НИМИ. Это был кошмар. Настоящая литературно-финансовая пирамида какая-то.

В общем, я сбежал от Деньги Или Деньги, как только понял, что хожу с колокольчиком, а меня по утрам доят – и не в том смысле, который мне нравится.

В настоящий момент я прописан на трёх платформах типа «самиздат» и без стеснения назову их. Это «ЛитРес: Самиздат», «Author.Today» и «Литмаркет». Каждый из тройки имеет свои плюсы и минусы, но я здесь не ради рекламы, а ради кочек, из-за которых набил шишки.

А вообще, Интернет полон страшных топей и развалин, только и ждущих незадачливых путников.

Так что смотрите, куда ставите ногу: в папоротниках ждут капканы.

Ошибка нумеро «синко»: Пассивность и Интернет

Сейчас практически на каждом углу торчат Гавриилы с трубой, оповещая заблудших иудеев о том, что собственную книгу нужно продвигать. Привязывать её к спине воздушного змея и запускать в ущелья воющих троллей. Что тут сказать, хоть я и не иудей? Это правда.

Книгу нужно продвигать – и продвигать с этапа её создания.

Моя же пассивность начиналась у побережья Калифорнии, огибала мыс Канаверал и ела мороженое в Оймяконе. Я почти пять лет был примером такой несусветной глупости, как «Я ПИШУ, И МОИ СЛОВА ГОВОРЯТ ЗА МЕНЯ». Возможно, когда-нибудь я закажу футболки с этим слоганом и разошлю сотне начинающих писателей. Только не ловите меня на слове, о’кей?

Я полагал, что написанный текст примет позу ковбоя и пристрелит читателя, после чего тот, истекая восторгом, поползёт к остальным, чтобы отговорить их от чтения Кинга, Пушкина и Набокова. «Вы не слышали о новой восходящей звезде? Господи, ну вы и дурни!»

В первой половине 2019 года, когда жизнь понемногу устаканилась, я понял, что мне осточертело прозябать на скале под названием «El Passività»7. Табличка с глупой догмой, метившей в качестве слогана на футболки, наконец-то отправилась в пылавший камин. Я же сел за просмотр вебинара, посвящённого продвижению книг. Вела его миловидная блондинка. Возможно, та самая, что спасла меня во время надуманного интервью. Хе-хе.

И знаете, что я понял? Вам понравится. Я понял, что, удушая задницей стул, ничего не добиться.

Я надел плащ, закинул на плечо котомку с рукописями и отправился покорять Интернет. Работая в тот период над книгой «Бюро "Канун", или Ужасы Ивота», я начал выкладывать полусырые главы везде, где меня не сбрасывали в колодец «бана». Тематические группы в социальных сетях. Литературные порталы. Собственные странички. И мало-помалу на недописанную книжку стали покупать абонемент.

Манна! Манна небесная сыпалась мне на лицо!

А потом манна превратилась в колючую снежную крупу.

Когда книга была готова, я взял за правило рассылать по вечерам её электронный экземпляр всем, до кого только мог дотянуться. Люди читали, люди писали, люди покупали. Так бы и длилось, пока однажды не пришёл ответ известного издательства. Гром среди неба, возвещающий великий потоп радости!

Великое И Могучее решило издать в электронном виде приключения неуклюжих борцов с чертовщиной.

Без лишних подробностей скажу, что мне пришлось убрать «Бюро "Канун", или Ужасы Ивота» со всех платформ «самиздата», потому что того требовал эксклюзивный договор. Да, я сам его выбрал. Дурень. А ещё я был вынужден попросить рецензентов придержать публикацию отзывов. Я не хотел, чтобы читатели охотились за пустотой.

Книга исчезла, но в других местах так и не материализовалась. Возможно, потому, что всё упёрлось в пустошь на рабочих местах, выжженных пандемией. Попугай на другом конце провода твердил одно и то же: «Жди, маленький человек. Жди. Потому что это всё, что ты можешь».

На третий месяц ожидания я натолкнулся на публикацию, автор которой вляпался в аналогичную неприятность. Выяснилось, что Великое И Могучее лопатой гребло книги таких, как я, чтобы разместить их на том же месте, но уже под своей биркой, цепляемой на большой палец ноги. Вдобавок эта ритуальная услуга включала – безликую заглушку вместо оригинальной обложки и процент себе в карман.

То есть я, отказавшись от прямого сотрудничества с платформой «самиздата», перепоручил книгу посреднику?! В папоротниках притаился ещё один капкан: повторялась история с Деньги Или Деньги. К счастью, права на книгу удалось отбить в ту же неделю.

Но за эти три месяца костры погасли, а армии, осаждавшие читательские города, разошлись по домам. Книгу перестали покупать. Потому что о ней позабыли. Безвестность опять подкараулила меня за углом и набросила мешок на голову. «Тише, милый, тише. Таких, как ты, о-очень много».

Никогда не прекращайте продвигать свою книгу, слышите? И никогда не ослабляйте напор, пока не получите твёрдых гарантий, сверкающих золотом.

Ошибка нумеро «сэйс»: Критикуй меня нежно

О, этот раздел баллады мой любимый.

Кто-то сказал, что критикам не поставили ни одного памятника. Это всё равно что заявить: «Удаление зуба та-ак расслабляет! Сегодня, кстати, работает практикант». То есть это ни черта не утешает.

Я боялся критики. Боже, боюсь её и сейчас. Она походит на дольку лимона, подброшенную к миске с кошачьим кормом. И бедный Фон Кот, прежде чем добраться до кролика в соусе, вынужден выплакивать глаза, ожидая, пока лимон засохнет.

Только для начинающего писателя этот грёбаный лимон может засыхать долгие месяцы.

Давайте попробуем вот что. Мы уложим страх критики на кушетку психоанализа, а сами расположимся в кресле напротив. Да погодите вы со своей шипучкой! Слышите? Вот-вот раздастся то самое откровение.

«Я боюсь разоблачения».

Это оно.

Насколько нужно быть не уверенным в себе, чтобы опасаться, что читатель объявит вас фальшивкой?

Страшен не результат такой атаки – вы не фальшивка, уверяю вас, – а его инквизиционный процесс. Вас подвешивают за руки, под ноги ставят жаровню и тычут в живот кочергой. «Кто написал это дерьмо? Есть ли у него сообщники? Кто его хвалил? Где живут эти глупцы?» Конечно, вы не выдерживаете и орёте: «Это всё я! Я! Только не трогайте маму! Она ни в чём не виновата! Я лишь попросил её почитать!»

Но вас не отпустят, а жаровня продолжит запекать ваши ноги, потому что человек с кочергой – вы сами.

Так и я, избегая «разоблачения», скрывал своё творчество от мира. Потому что каждое замечание наносило глубокую рану, которую оставалось только присыпать пеплом.

Здесь пролегает основное понимание проблемы. Около семидесяти процентов критики исходит от адекватных людей, которые всего лишь высказали своё мнение. Если разворошить эту на первый взгляд отвратительную кучку, подброшенную на порог, можно отыскать зёрна мудрости. Только не спешите их сразу глотать. Сперва отмойте.

Остальные тридцать процентов критики приходятся на тех, кто развлекается или мнит о себе слишком много. Эти «мняки» решили нацедить стакан вашей крови, чтобы с печеньем выпить перед сном. И только-то.

Нормальный человек либо даст дельный совет, либо, кивнув, пройдёт мимо.

Когда до меня дошло, что книгу нужно продвигать до её завершения, я подхватил зонтик и выбрел под осадки. Барометр показывал одно-два оскорбления в месяц. Но я и предположить не мог, что голову нужно укрыть бетонной плитой, потому что с неба посыпятся шары для боулинга.

Чёрт возьми, меня критиковали и в хвост, и в гриву! И даже не читатели!

Как указывал выше, я продвигал книгу «Бюро "Канун", или Ужасы Ивота» где только мог. И люди, словно комары, изголодавшиеся до крови, принялись делиться своими соображениями. Им не нравилось абсолютно всё – имена героев, стиль, моя рожа.

«Какой, "пип", автор, такая "пип" и группа».

«Из-за таких отечественная фантастика на дне».

«А что покуриваешь? Можешь достать?»

«Обложка – глаз из жопы выглядывает».

С последним я ничего не мог поделать. Глаз, изображённый на обложке книги, сжимали губы, и при должном настрое действительно казалось, что он таращится из бессолнечного места. Упрекали и в том, что я добавлялся в друзья, чтобы втюхивать книжки. Звучало грубо и почти верно. Только я искал единомышленников, а не стадо кошельков, чтобы его подоить.

Были на этой войне и серьёзные ранения. «А-10! Убит, детка!»

Выложив очередной отрывок книги на страничках социальных сетей, я преспокойно лёг спать. Пробуждение, вместо того чтобы начаться с варки кофе, вылило его мне на утреннюю эрекцию. Я не верил собственным глазам.

Под опубликованным отрывком в комментариях развернулась самая настоящая баталия.

Некий Кретин Эс, проклянём его так, утверждал, что я – позор профессии и, внимание, позор отца.

То есть я, юрист по образованию, дал маха, вытолкав тележку с мозговой стряпнёй. Вдобавок Кретин Эс был знаком с моим прославленным в узких кругах родителем. Вооружившись щитом и, возможно, пачкой сигарет, за меня вступилась Аннушка, моя родная сестра.

Господи, чего только Кретин Эс ни писал. И про «кровь на снегу», и про «братков у бара», и про… Короче, я решил не заходить в центр сдачи крови и просто удалил всю переписку, добавив Кретина Эс в вечный блок. Покойся с миром.

Понравилось? Тогда вот вам ещё один памятный случай.

Прекрасным январским вечером 2020 года, когда валили крупные хлопья снега, мы с Никитой, моим сыном, решили отправиться на улицу, чтобы вылепить из снега крепость, а затем с воплями весело разломать её. И дёрнуло же меня перед самым выходом заглянуть на страничку «Бюро "Канун"». Под книгой был оставлен краткий геморроидальный плевок. Привожу его дословно и целиком.

«Это было бы актуально и прикольно где-то в начале 90-ых, но после "Красного Бубна" это читается как рассказики для детей с ограниченными умственными способностями».

Нужно ли говорить, что моё настроение уползло в бомбейскую канализацию? Конечно, мы с Никитой вышли под снег и даже начали лепить что-то там. Возможно, нечто уродливое и фаллическое, потому что у меня в голове всё крутился и крутился злогребучий отзыв. Мне было чертовски обидно и за себя, и за книгу, и за тех читателей, которым книга понравилась.

Какое-то время спустя бегавшая детвора попросила принять их в игру, в наш штурм крепости. Мне пришлось отказать им. Я был слишком зол, чтобы бросать снежки в чужих детей. Простите, ребята, но это было ради вашего же блага.

Я долго думал над тем, что ответить грубияну, и понял, что любой ответ сыграет не в мою пользу. Потому что писатель не должен и не имеет права вырывать глотку тем, кому его творчество пришлось не по вкусу. И тем не менее я отвечу этому товарищу здесь и сейчас. Получай.

«Очень жаль, приятель, что тебе пришлось вспомнить собственное детство».

Так что выкуси.

Ошибка нумеро «сьетэ»: Конкурсы и рассказы

Так сложилось, что с работой на должности главного государственного таможенного инспектора по правовому обеспечению я распрощался на ножах. Танец бумаг, и в трудовой книжке появилось «уволен по собственному желанию». Уверен, кое-кому хотелось приписать «АЛЛИЛУЙЯ». Бог с ними, раз такие набожные.

Пока кипели судебные страсти, во время которых я пытался доказать случаи нарушения трудового законодательства, я принял участие в своём первом конкурсе, и он даже близко не относился к литературе.

Проводила его японская компания «Нинтендо», наступавшая на российский рынок видеоигр. В конце 2012 года в мире состоялся запуск новейшей игровой консоли под названием «WiiU», и всем желающим предлагалось выиграть её, написав небольшой текст о том, почему хочется заполучить этот девайс.

Скажу сразу: я победил. И одержал верх над прочими конкурсантами так, как вообще не подразумевалось.

Одна из видеоигр для «WiiU» предлагала окунуться в мир зомби-апокалипсиса. Я проникся идеей и написал небольшую зарисовку, в которой выживший транслировал по радио своё бессвязное бормотание. Читатель выступал в роли анонимного слушателя. Выживший рассуждал о гигиене, блеске огней в осколках, сигаретах и прочем. Фоном для исповеди служили треск выламываемой двери и рычание мертвецов.

Зарисовка вызвала «фурор». Надеюсь, кавычки заметны? Хорошо. Сейчас станет понятно, для чего они.

Где-то через час после объявления результатов конкурса мне позвонил некий уважаемый индус, представлявший интересы «Нинтендо» в России. Простите, мистер, мне так и не удалось вспомнить ваше имя. Голос с характе́рным акцентом осы́пал меня поздравлениями, а потом умолк. И прозвучало это: «Николай, не могли бы вы что-нибудь написать в комментариях к публикации? Понимаете, люди считают, что мы отдали победу кому-то своему».

Но мою страницу на «Фейсбуке» парализовало от просмотров, и я не мог внести ясность от своего имени. Гневные участники конкурса, которым не досталось заветной коробочки, сажавшей зрение, срывали злость на мне. И главный упрёк окончательно перекрасил облака победы.

Меня обвинили в том, что зарисовка про безумного выжившего «слизана у Кинга».

Тогда я был практически не знаком с творчеством Стивена. Это чистая правда. Единственное, что я прочитал, – «Долгая прогулка», написанная им под псевдонимом Ричард Бахман. И я, только вдумайтесь, оскорбился! Мне не хватило мозгов понять, что я заслужил лучшую похвалу, какую только можно пожелать, – сравнение с самим Королём Ужасов.

Так залёг фундамент ошибки нумеро «дос»: желание иметь исключительные мысли. «Кинг? А кто это? Ну что вы, у меня свой подвал с крысами».

Прости, Стивен, я был несправедлив. Надеюсь, я успею удивить тебя при жизни.

С тех пор я упрямо игнорировал конкурсы рассказов, что представляется ужасно глупым. Разве не проще написать короткий метр? Нет, только не мне. Куда легче тянуть вёсла на галере романа. Вот ведь идиот, правда?

Конкурсы рассказов – наиболее лёгкий и эффективный способ заявить о себе.

Перенесёмся в современность. В октябре 2021 года я принял участие в литературном конкурсе «Заколдованные сказки», проводимом «ЛитРес: Самиздат». Я сбросил шкуру осла и сделал выстрел – мишень разлетелась. Рассказ «Опойца и сушь» вошёл в десятку победителей, обогнав прочих участников. Вместе с нами насчитывалось 470 человек.

Мне удалось состряпать на маленьком огне то, что не получалось годами приготовить на большом.

Неожиданной эмоцией стала печаль. Набрасывая краткую публикацию, посвящённую победе, я доверился этому чувству. Смотрите, что получилось. Привожу пару абзацев в первоначальном виде.

«Стоило увидеть шорт-лист конкурса, как меня посетило сюрреалистичное ощущение. Все конкурсные работы представились гладиаторами огромнейшего Колизея. 470 воинов. И они сошлись в жестокой схватке, за которой наблюдали два императора и две императрицы. Лязг стали, крики, персты повелителей то и дело обрывают чью-то жизнь. Конкурсантов-гладиаторов всё меньше…

Сегодня, увидев список победителей, я вдруг понял, что оплакиваю павших. Я глажу песок, что впитал ваши пролитые буквы. Переиграйте нас в следующий раз. Мы будем ждать».

Как видите, конкурсы рассказов могут не только показать ваш талант, но и способны обнажить вашу душу.

Только не ввязывайтесь в так называемый самосуд. Это когда конкурсанты анонимно хвалят или втаптывают в грязь чужие работы. Последнее вероятнее всего. И сторонитесь тех, кто будет говорить, что это как бы полезно. Всё равно что давать бить себя по голове, надеясь, что она от этого станет крепче. Не станет. Выбирайте конкурсы с жюри, особенно те, где в условиях прямо запрещено «досаждать другим участникам». Здесь я делаю ставку на «ЛитРес: Самиздат».

Дерзайте.

Ошибка нумеро «очо»: Реклама

Май можно с уверенностью назвать «сезоном пивных дождей», и май 2018 года не стал исключением. Я сидел в одном ресторане с приятелями, которых не видел около пятнадцати лет. Большой срок, согласитесь. Можно сказать, мы знакомились заново. И, как это часто бывает, «первое» впечатление получилось скомканным.

Мы обменялись краткой историей наших судеб. Что-то вроде – познакомился, выпил, переспал, пришлось жениться. Сообщили, кто чем занимается. А потом я возьми и брякни, что тяну лямку на поприще книг. И один из приятелей спросил о продажах. Порадовать его было нечем: продажи оставались ниже посадки черепахи. Но чёртов умник всё не унимался: «Столько продал? Больше тысячи? Нет? А чё так? Ну а сколько продал? Хоть сто есть? Нет? А чё так?»

Мне хотелось садануть ему по лбу бокалом. Но я этого не сделал. Пожалел пива.

Как же я мечтал в тот момент, развалившись на стуле, сообщить, что на вершине, которой достигли продажи, восседает Бог и снимают рекламу стиральных порошков. И в довесок к этому выдать улыбочку Майкла Джексона. Только хвалиться было нечем, и я продолжил цедить своё пиво.

Современные начинающие авторы вынуждены прогрызать себе выход из могил, куда их заочно определили крупные бумажные издательства. И помочь может такая капиталистическая лопата, как реклама.

Конечно, каждому хочется, чтобы его произведение напоминало красотку, которая показывает номер раунда зрителям. И чтобы обязательно звучал ангельский голосок: «Эй, этот парень – настоящий гений. Так что застегни ширинку и купи всё, что он написал». И вместо цифры на табличке – обложка книги. Идеально.

Но правда такова, что если вы не заявляете о себе, то никому и в голову не придёт купить вашу фантазию. Разве что кто-нибудь из родственников тайком приобретёт вашу книгу, чтобы порадовать вас хоть одной продажей. Скорее всего, это будет ваша мама.

Господи, даже всплакнуть захотелось. Мама, так это была ты?

В 2018 году я создал рекламный кабинет в социальной сети «ВКонтакте» и даже не удосужился найти людей, которые бы съели на этом хоть четверть собаки. Серьёзный просчёт, господа. Серьёзный.

Я просто подарил неизвестно кому пять кегов с вполне приличным пивом. Когда я теряю финансы, я всегда перевожу их в пиво. Так легче понимать объём утраты. После этого я зарёкся иметь дело с рекламой, сотрудничая исключительно с блогерами и группами в социальных сетях.

А потом, в августе 2020 года, я познакомился с Улыбчивой Лисой. Ореол обитания этой сдержанной бестии я оставлю в секрете. Главное, она обучила меня кое-какой рекламной премудрости.

На некоторых платформах «самиздата» нет возможности сразу продавать книги. Сперва нужно получить так называемый «коммерческий статус». Для выполнения этого квеста надо успешно выполнить ряд условий: набрать нужное «количество просмотров», «добавлений в библиотеку» и преодолеть прочие выдумки маркетологов.

Я буду максимально краток, потому что не преследую цель сломать систему. Слушайте внимательно.

На «Фейсбуке» создаёте страницу своего будущего хита. Запускаете рекламу. Указываете страны и возраст аудитории. Выставляете минимальный суточный бюджет. Картинка и текст объявления – на ваше усмотрение.

Здесь начинаются тонкости, сопоставимые с толщиной бумаги.

Первое. Точкой, куда будет приземляться жертва, ставите сам текст книги. Да, вы не ослышались: посылаете на первую страницу буквенного массива. За вас будет говорить не обложка или аннотация, а сотворённое вашим талантом слово. Возможно, оно даже пристрелит парочку читателей и повесит на забор к сохнущему ковру.

Второе, оно же самое важное. Не указывайте никаких интересов потенциальной аудитории. Умный алгоритм сам вычислит наиболее активных пользователей сайта, куда вы всех зазываете, и припрёт их к стенке, тыча в лицо лампой и вашим объявлением.

Мне, к примеру, в октябре 2021 года удалось получить «клик» стоимостью в каких-то 82 (восемьдесят две) копейки, если вам это о чём-нибудь говорит.

Катапультировать аудиторию лучше всего на платформы типа «самиздат», которые обладают элементами социальных сетей. Так вы сможете не только лицезреть, как произведение получает плашку «хит», но и узнаете мнение читателей. Возможно, выбьете тот самый коммерческий статус.

Конечно, не всё так радужно, как я расписываю. Активные пользователи могут попросту не читать то, что вы написали. Или само объявление будет напоминать призыв протестировать губную помаду на орангутангах. Нюансов много.

Но я вам всего этого не говорил, хорошо? Идём дальше.

Ошибка нумеро «нуэвэ»: Апостолы и фотография

В феврале 2020 года я зарегистрировался на «Smashwords», калифорнийской платформе для публикации книг. Через неё можно абсолютно легально вытолкать книгу на «Amazon». Ничего интересного там не случилось, и я сбежал оттуда. Но перед этим успел прочитать пару книг Марка Кокера, основателя этой платформы. Уж не помню, в каком именно «руководстве» Марк высказал эту мысль, но она великолепна.

Поклонники – это ваши апостолы. Они верят в вас и распространяют свет ваших книг. Мило, правда?

Моим первым апостолом «до гроба» стала Катя, моя крёстная и родная тётя в одном лице. Она живёт мирной поселковой жизнью в Ивоте́ (да-да, в том самом) и рвёт за меня глотки всем, кому не нравится, как я пишу. А так как Интернет её пугает, количество глоток соответствует числу старушек с её улицы.

Если существуют ревностные последователи, должны быть и «апостолы-иуды». Наверное, это прозвучит грубо, но я причислю к ним собственного отца. Он не прочитал ни одной книги, что я написал. Видимо, потому, что я – «позор профессии» и так далее.

Давление родственников порой может срывать все приваренные заклёпки. А когда молчаливого неодобрения накапливается достаточно, рука сама вешает перо на крючок. И тогда – прости-прощай, мечта.

Нечто подобное я ощутил в начале 2019 года. Раздался оглушительный треск, и я понял, что мой хребет писателя сломался. Бум, и нет больше творца. Я подал несколько заявлений на замещение вакантных должностей государственной службы и принял участие в конкурсах на включение в кадровый резерв. И сразу попал в поле зрения судов и администрации Брянской области. В хорошем смысле, разумеется.

Вот за это меня хвалили. Только звучало одно, а слышалось совсем другое: «Хороший, Колька, образумился. Выбросил дурь из головы».

Именно тогда первый из апостолов воссиял во всей красе. Тётя Катя, в том же 2019 году, на день рождения отца потребовала, чтобы я продолжил писать. «Пиши, твою мать! Это твой дар! Талант! Не вздумай бросать! Это твоё!» Прозвучало это настолько громогласно и воинственно, что никто из присутствующих не возразил.

И я поверил ей и в себя. Спасибо.

Этим крёстная не ограничилась. В начале 2020 года она, повелевая тем же громким голосом, усадила меня за мои же книжки – чтобы я подписал их. И не просто вывел «люблю-целую», а оставил: «ОТ САМОГО ИЗВЕСТНОГО И ЗНАМЕНИТОГО ПИСАТЕЛЯ!» Так она давала установку на успех, и её убеждённость согревала лучше выпивки.

Как бы странно это ни звучало, в мире полно людей, готовых прочитать вашу книгу и похвалить. Возможно, за это с вас возьмут расписку. Кровью. Из носа. Но это потом. Лично я в качестве благодарности уже пообещал апостолам две поездки в Париж и одно хорошее устройство для чтения электронных книг. Не исключено, что мой список долгов гораздо шире.

Ради бога, не зажимайте бумажные книги и отправляйте их всем, кому только можно. Ищите апостолов. И не берите за это деньги. Хотя бы поначалу. А это – верный плюсик к оценке произведения, уж поверьте. Я вот до сих пор безвозмездно высылаю имеющиеся у меня экземпляры. Видимо, это говорит о том, что я всё ещё в начале. М-да.

У всех шипучка? Замечательно. А теперь я расскажу одну забавную историю.

В мае 2017 года я заказал небольшой тираж книг «Замок Солнца» и «Хранитель Урожая». В типографии явно распылили что-то противозаконное над листами, потому что я практически «улетел», когда получил томики. Не помню, прыгал я или скакал весёлым козликом, но одно сделал точно. Готовы?

Я сфотографировался с книжками в руках на фоне долбаных обоев долбаной кухни. И выложил всё это на одну из своих страничек в социальных сетях.

Именно эта фотография украшает обложку. Посмотрели? Можете смеяться.

Картинку с моим глупым позированием утянули в одну электронную библиотеку. А потом в другую. И ещё. И всюду я, господи боже, торчал с глупой ухмылкой на фоне обоев! «Не желаете ли почитать книгу человека, у которого не хватило мозгов сфотографироваться где-нибудь получше?» – «А вы думаете, у такого для писанины мозги нашлись?» – «Вот и я о том же».

Не поскупитесь на хорошую фотосессию. Вы – последняя линия обороны после обложки и аннотации. Эта же линия – первая, если читателю интересен сам автор. И вы, чёрт возьми, должны восседать на коне, размахивая скипетром животного магнетизма! Я так и сделал. Нашёл хорошего специалиста, и мы отсняли несколько отличных кадров. Кухонная слава осталась в прошлом.

Так что лепите на штандарты самые удачные сцены фотосессии, собирайте апостолов и выходите в мир – проповедовать лучшую из религий.

Религию имени себя.

Ошибка нумеро «дъес»: Когда до казни три часа

Вот мы и добрались до бича писательства – сроков.

Сроки есть у всего. У сыра. У жизни. У вашего терпения, в конце-то концов.

На орбиту сюжетов я, как правило, попадаю с помощью ракеты, работающей на вдохновении. У кого-то это галера с потными рабами, у кого-то – американские горки с визгом и рвотой. А у меня – ракета, топливо которой заливают маленькие противные гремлины.

У этих ребят, как известно, ни совести, ни часов. Я мог вскочить в три ночи и голышом пошлёпать к компьютеру, чтобы записать вызревшую во сне мысль. Интересно, я тогда уже обзавёлся привычкой накрывать глазок веб-камеры?

Потом гремлины уходили в запой, а на смену им заявлялись верблюды, бредущие по пустыне со всей угрюмостью губастых животных. И с горба одного из них всякий раз спрыгивала она.

Вечность.

Ну, знаете её. Тихая, собранная, твердит об одном и том же: о том, что в запасе уйма времени. «Эй, да брось ты эту клавиатуру. Лучше проверь, что там у тебя в носу. Чисто? А теперь печатай. Или помой сперва руки».

Не верьте ей и не слушайте. Вечность – враг писателя. Она – чёртов арбитр, отсеивающий неудачников. Именно поэтому с ней лишь те, кто брал её за шкирку и вышвыривал прямо с порога.

Я не сразу осознал эту простую истину. Вот пример. Моя работа над книгой «Чертовидцы, или Кошмары Брянской области» затянулась на полтора года. Полтора года, вы только вдумайтесь! Сумасшедший срок для сумасшедшей затеи в миллион знаков с пробелами. Я начал в апреле 2020 года, а закончил под конец 2021. Хуже всего было то, что «Чертовидцы» выкладывались в режиме «черновика». То есть материал поступал читателю по мере готовности.

А потом конвейер дал сбой.

Не вижу смысла что-либо утаивать. Старушка с косой знатно прошлась по нашим рядам. И завела свою грёбаную газонокосилку с январскими морозами. Вдобавок я с семьёй переболел коронавирусом. Результат: два месяца на свалку истории – благословлённое время, когда я не чувствовал вони собственных подмышек. А ведь год ещё даже не закончился. Боже.

Конечно, «Чертовидцев» выперли из бара «Черновики» как перебравшего шулера. Я не в обиде и всё понимаю. Слава богу, книгу на тот момент можно было худо-бедно прочитать.

Из бесед с занудой, твердящей о вечности, усвоил одно. Писать нужно. И писать нужно – пока дышишь. Только так удастся развалиться на золотом троне, на который попадают единицы и лишь после смерти.

Возможно, это прозвучит грубо, но я скажу как есть. Я намотал яйца на кулак и стиснул зубы. Боль всегда будет идти рядом, а я хотел двигаться дальше. Что я и сделал, начав с участия в различных конкурсах. Писательству стал посвящать каждую минуту, когда не болели глаза.

Просто делайте шаг за шагом каждый день, пока чёртова метель не закончится.

Ошибка нумеро «онсэ»: Разгневанные знаменитости

Вы наверняка слышали фразу «не боги горшки обжигают». Считается, что речь идёт об упорстве, благодаря которому можно вытянуть себя за волосы из болота или поднять одной левой самку голубого кита. Уверен – победил. Мне же по какой-то необъяснимой причине это высказывание видится в иной плоскости.

Как бы ни обожествляли телёнка с золотыми яйцами, он по-прежнему останется млекопитающим, вывалившимся из того же места, что и все мы.

Иными словами – абсолютно всё сотворено людьми. Создал ли ты «Windows» или написал Мону Лизу, тебе всё равно приходится каждое утро натыкаться на запрос вскочившего «дружка» или мучиться вздутием живота после съеденного на ужин фахитос с чесноком.

Знаменитости, от Тарантино до Роулинг, – люди, пришедшие в определённый момент в ту или иную точку успеха; и это аксиома. Людьми они и остаются, хоть и выглядят небожителями.

И меня вдруг осенило. Если я рассылаю книгу блогерам, почему не могу предложить её тем русскоязычным писателям, кто даже по большому бегают в туалет вместе с солнцем?

Сказано – сделано.

Бил я наугад и наполовину спонтанно, но результат меня ошеломил. Все знают Сергея Лукьяненко, а также Дмитрия Громова и Олега Ладыженского. Последние двое пишут под псевдонимом Генри Лайон Олди.

Не стану раскрывать, где и как я их нашёл, да это и не секрет. Я написал Олди и попросил оценить книгу. Ответ пришёл в следующие десять минут. И, чёрт возьми, выглядел он так, будто его скопировали из какой-то другой переписки! Что-то вежливое, обтекаемое и, судя по всему, ещё тёплое. И-ик!

Я пожал плечами и указал на ответ под копирку. Мало ли сколько им пишет таких надоед, как я. Но долбаный чат ожил. Олди действительно общались и отвечали. А я только и мог, что думать: «Они – живые! Живые!»

Мне вежливо сообщили, что ответ был написан «специально для меня». Господи, я в который раз посмотрел себе под ноги, выискивая очередную экспедицию кротов. Затем «Бюро "Канун"» малость покритиковали, а мне пожелали удачи, напоследок указав, что посмотрят, как сложится дальше.

Я был счастлив и напуган. Мне ответили. И кто? Известные фантасты.

Теперь о Лукьяненко. К нему я не планировал обращаться, как и он, думаю, не ожидал, что получит моё неаппетитное письмо. Как известно, Сергей провёл эксперимент с книгой «Маги без времени». На мой взгляд, сомнительный. Для этого он инкогнито публиковался на одной из платформ «самиздата». Эксперимент должен был доказать, что новичок со способностями может добиться успеха.

Доказал.

Я разозлился, когда узнал об этом. Разве честно, думал я, сравнивать опыт признанного писателя с нашим? Оселком для его мастерства выступали годы карьеры и редакторы, но что было у остальных? Только годы жизни. И я решил разыграть карту Сергея: выступить в роли «молодого и наглого автора, который обращается к литературной знаменитости, чтобы та оценила книгу».

Письмо было смелым… и вызывающим.

Лукьяненко ответил. И тоже в течение десяти минут. И он также был живым, реальным, ироничным! Господи, я ему врезал по шарам своей писаниной, а он прочитал начало «Бюро "Канун"» и сказал, что это «небезнадёжно», хоть ему и «не зашло». Кроты на этот раз даже не стали закрывать люк. После ценнейшего совета не писать в ключе «я вам щас такое расскажу, что вы все усретесь седыми волосами» мы распрощались.

Олди, Сергей, вы – лучшие! Но я ещё выпрыгну из ваших шкафов с другой книгой, обещаю.

В чём моя ошибка в обоих случаях? В отсутствии морозилки, куда сперва следовало сунуть голову. Впрочем, это не отменяет главного: я долетел до солнца и вернулся неопаленным. Берите эти крылья. Они ваши.

И не забудьте: когда прокалите на огне смелость, опустите её в вежливость. Только потом разворачивайте карту звёздного неба.

Что-то подсказывает, что звёзды дадут вам ответ.

Чужая ошибка: Авторское право

Скажу сразу, этой ошибки я никогда не совершал; старичок с нимбом не даст соврать. Во-первых, я слишком щепетилен, чтобы копировать чужое. Во-вторых, почва юридического образования бесплодна для ростков подобной глупости. Но чего только не втемяшивают себе в голову начинающие писатели!

Осенью 2020 года, читая отвлечённую публикацию о литературе, я стал свидетелем и участником одного виртуального спора. Один из пользователей, назовём его Кокос В Шляпе, обратил внимание присутствующих на пугающую ситуацию. Некий Жаба Шельмец изъял из одного известного произведения фрагмент буквенного массива и поместил в свою книгу. И так продавал.

Пресновато получилось, не находите? Добавим естественных цветов.

Какой-то урод выдрал чужое и выдавал за своё. Буква к букве. Знак к знаку.

И знаете что?

Нашёлся кретин, который посчитал это приемлемым. Назовём его Господин Буквосос. Так вот, этот самый Господин Буквосос принялся убеждать всех, что такое называется заимствованием. А что такого? Зачем собственные мысли, если полно чужих? Можно ведь просто ЗАИМСТВОВАТЬ.

Чтобы не переливать из пустого в порожнее, я тоже воспользуюсь «заимствованием». Вот начальный абзац одноимённой статьи сетевого ресурса «Фёдор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества». Автор: Загидуллина М. В.

«Заимствование – одна из форм литературных связей, обращение к уже существующим в литературе идеям, сюжетам, образам, а также к фольклорным и мифологическим источникам. Виды заимствований: реминисценция, цитата, стилизация, подражание пародии и т. п.»

Спасибо, уважаемая Загидуллина М. В., вы нас очень выручили. Налейте себе шипучки. Хорошо.

Как видите, моё «заимствование» ограничилось законной цитатой. Статья 1274 ГК РФ может спать спокойно. Здесь и выделение, и указание автора, и источник. Сомневаюсь, что Жаба Шельмец хоть на миг задумался об этом, когда воровал чужое.

Есть такое выражение «упало забрало». Имеется в виду лязгнувший рыцарский шлем и уголёк в штанах, из-за которого борешься с несправедливостью или прыгаешь на байкеров, чтобы обозвать их педиками.

В общем, у меня упало забрало, и я сменил Кокоса В Шляпе на ристалище.

Но Господин Буквосос упорствовал в своей ереси. Хуже того, его комментарии, как и мои, получали плюсики к карме. Я пришёл в ужас: где-то существовало и паразитировало целое стадо Буквососов и Шельмецов! Кошмар!

Ему было плевать на подаренное дьяволом понятие «плагиат». Не обеспокоила его и «реминисценция». Не вдаваясь в излишние подробности норм и правил, скажу так. Писатель имеет полное право творчески переосмыслить любой сюжет, а также – сослаться на него и вдохновиться им.

Но безбожно копировать результат чужого творческого труда с последующей выдачей за собственный – нельзя. Это незаконно. Плохо. Фу.

Обязательно приколотите к лошади эти подковы, когда поедете доро́гой писательства. Так вы не закончите где-нибудь на северной развилке с выпущенными кишками. Авторское право защищает всё. Картинки, стихи, образы, литературные произведения и прочее. Если кто-то написал частушку и спрятал в стол – будьте уверены, там уже сидит закон с фонариком и лузгает семечки.

Как это ни банально, никто не имеет права присваивать чужое. Пока пишете своё – вы птица. Стоит удариться в книжный шпионаж и начать «заимствовать», как Жаба Шельмец, и вам обрежут крылья.

Господин Буквосос, к моему удивлению, внял цитате из Библии. Вот она: «Кто сеет ветер – пожнёт бурю». В самом Писании звучит несколько иначе8, но Бог свидетель – я о нём вспомнил. Господин Буквосос наконец-то уразумел, что фактически спустил штаны посреди улицы во время Энсьерро9. Он покинул беседу, уверив меня, что ему абсолютно не о чем беспокоиться. Что ж, охотно верю.

И в завершение. Кокос В Шляпе, по его словам, донёс на Жабу Шельмеца. Уж не знаю, чем всё закончилось, но не исключаю, что штрафами и скромной котомкой, выданной на КПП книжного издательства.

Ошибка нумеро «досэ»: Бета-ридеры как они есть

Бета-ридеры существовали всегда, даже если и не подозревали, что они – вот это самое слово. Если вкратце, это те, кто читают текст перед его публикацией. Очень нужные и полезные люди.

Моим первым и основным бета-ридером с 2013 года выступает Шурочка, моя жена. Она просто бесится, когда я её так называю. Вот и проверим, будет ли вычитана «Баллада». Хей-хей.

В том самом году я чуть ли не после каждого написанного эпизода «Заклеймённого» бегал на кухню, чтобы пристать к супруге с очередным: «Ну как?» И в ответ получал неизменно безвкусный бриз: «Ну, хорошо».

НУ, ХОРОШО.

Я не сразу понял, что за этим ну-с-чертовым-хвостиком кроется банальное «стараешься – молодец». Как будто после секса, когда пришлось хорошенько выложиться, вас похлопали по плечу. Стараешься – молодец. Ужасно, да?

Когда Шурочка уселась с моей первой рукописью на кровать, у меня едва не перевернулись все внутренности. Жена взяла карандашик, постучала им по зубам, а потом начала колоть и вспарывать текст. О да, ей это понравилось. А мне – нет.

Отдавать книгу на вычитку одному-единственному человеку – неразумно. И особенно неразумно, когда этот доброхот – ваш родственник. У девяносто пяти процентов близких вам людей язык не повернётся назвать вашу книгу – сырой картошкой, которую противно класть в рот. Ведь вы старались, пыхтели, недосыпали. Ну-ну, молодец. И шлепок по плечу.

Вам нужны оставшиеся пять процентов. Как вариант – читающие бывшие, с которыми сохранились более-менее приличные отношения. Будет вам и честная критика, и похвала. Лучше всего подойдут те, кто могли бросить в лицо что-нибудь про маленький член или груди-блинчики. Такие товарищи будут систематически вырезать из вас опухоль графомании.

У меня такой человек есть, и она тоже в своё время стегала меня «маленьким членом». Получилось двусмысленно. Кстати, мы оба подросли. И это прозвучало двояко. Разбирайтесь сами, а я перейду к следующему абзацу.

Но что же делать, если вам это не подходит? Как быть, если у вас тактичные родственники, а сами вы настолько удачно вписались в жизнь, что даже бывшие хотят замариновать вас в формалине и поставить на полку?

Извольте пожаловать на бульвар бета-ридеров. Пройдитесь по бутикам социальных сетей или заскочите на какой-нибудь литературный портал. Бета-ридеры как хлеб: они есть везде. Бесплатно, за деньги, взаимно – как угодно! Чёрт, похоже, я придумал слоган рекламы эскорт-услуг.

Хоть я и предпочитаю бета-ридеров домашней выделки, иногда приходится обращаться за помощью со стороны. Кто-то читает, что вы написали, и даёт дельные советы. Кто-то берёт файл, а затем изображает собственное похищение, побуждая клеить листовки о пропаже человека. Есть и те, кто может объявиться через три месяца с детальным разбором книги, походящим на второй том «Мёртвых душ», который так и подмывает сжечь. На запах такое не определить.

Иногда приходится тыкать бета-ридеров палкой, и будьте уверены – их палка окажется больше.

Ошибка нумеро «трэсэ»: Ошибка, которую я не совершу

Вы пишете книги? Да вы что! А почему вы нигде это не указываете?

Действительно: почему?

Кое-чего моим писательским потугам недоставало. Этакого отложенного удара, настигающего жертву в самый неожиданный момент – в метро, туалете или где обычно любят читать. Таким образом можно заявлять о себе, даже когда вы забираетесь с Мэрилин Монро на заднее сиденье кадиллака во сне.

Решение до смешного тривиальное.

Сперва я обновил социальные сети и мессенджеры. Просто указал, что я – писатель. А также добавил в подписи основных почтовых аккаунтов ссылки на свои книги. Это простой и доступный инструмент. Таким же простым стали сноски-ссылки в конце книг на мои произведения. Вот так, смотрите.

«Опойца и сушь» – рассказ, победивший в конкурсе «Заколдованные сказки».

«Стофунтовая голова» – первый рассказ «Хэллоуинского трио»; придётся по душе ценителям франшизы «Восставший из Ада».

«Чертовидцы, или Кошмары Брянской области» – коктейль из ужасов, фэнтези и иронии.

Прочитали, да? Спасибо. Простачки.

Но главное – обращение к читателю с просьбой оставить отзыв. Врать не буду, это казалось мне диким, будто я, примерив шляпу коммивояжёра, стучусь в уже закрытую дверь. Только это, чёрт побери, работает. За вас до читателя доберётся ваше послание, запрятанное в конец романа или повести.

Вот одно из моих обращений:

«Друзья! Оставьте на сайте ЛитРес отзыв на книгу «Бюро "Канун", или Ужасы Ивота», поделитесь впечатлениями с другими читателями! Вы – лучшее издательство, и только вам под силу продвинуть книгу, которая вам нравится. Буду признателен даже за пару честных слов! Это отлично стимулирует таких независимых творцов, как я, писать больше и лучше! С уважением и признательностью, автор».

Можете смело брать этот призыв и размещать от своего имени, я не возражаю. Это вам, потому что я вас люблю.

Только порежьте восклицательные знаки и сделайте три абзаца, договорились?

Послесловие

Спасибо за терпение. Я не задержу вас дольше необходимого, обещаю. Просто пару слов напоследок.

Кто-то сказал: если вы испытываете страх перед началом чего-то важного, значит, вы всё делаете правильно. И знаете, мне сейчас чертовски страшно, когда я вот-вот толкну лодочку баллады с водопада «Публикация». Я очень хочу встать, выдохнуть и с чистой совестью пропустить бокал-другой пива. Но не могу. Я всё ещё нахожусь в начале сложного пути, о пороги которого набил немало шишек. Моя болтовня вряд ли получит бейджик «ИСТИНА», и слава богу. Я просто хотел развлечь себя и вас. Надеюсь, получилось.

Эй, и не забудьте написать отзыв и допить шипучку. До встречи.


P. S.

Найти меня можно здесь: Instagram.

Примечания

1

Обладатель поистине странного рекорда «Книги рекордов Гиннеса»: стрельба из глаза на длину свыше 279 см.

(обратно)

2

Привет, Стивен!

(обратно)

3

Такое действительно есть. Называется триметиламинурия.

(обратно)

4

Настоящие имена совершенно не отражают суть человека. Так что в некоторых случаях я возьму на себя роль паспортного стола.

(обратно)

5

Теорема о бесконечных обезьянах. Рано или поздно обезьяна, забавляясь с печатной машинкой, напишет роман, или пьесу, или анекдот. Что угодно. Оставляйте заявки.

(обратно)

6

Из Большого толкового словаря русского языка (гл. ред. С. А. Кузнецов).

(обратно)

7

Пассивность (итал.)

(обратно)

8

«Так как они сеяли ветер, то и пожнут бурю: хлеба на корню не будет у него; зерно не даст муки; а если и даст, то чужие проглотят её» (Ветхий Завет, Книга пророка Осии. Глава 8, строка 7).

(обратно)

9

Национальный испанский обычай: когда безумцы, по-другому язык не поворачивается их назвать, убегают от разъярённых быков.

(обратно)

Оглавление

  • Вступление
  • Ошибка нумеро «уно»: Когда автора больше текста
  • Ошибка нумеро «дос»: Исключительные мысли
  • Ошибка нумеро «трэс»: Чёртовы помехи
  • Ошибка нумеро «куатро»: В папоротниках ждут капканы
  • Ошибка нумеро «синко»: Пассивность и Интернет
  • Ошибка нумеро «сэйс»: Критикуй меня нежно
  • Ошибка нумеро «сьетэ»: Конкурсы и рассказы
  • Ошибка нумеро «очо»: Реклама
  • Ошибка нумеро «нуэвэ»: Апостолы и фотография
  • Ошибка нумеро «дъес»: Когда до казни три часа
  • Ошибка нумеро «онсэ»: Разгневанные знаменитости
  • Чужая ошибка: Авторское право
  • Ошибка нумеро «досэ»: Бета-ридеры как они есть
  • Ошибка нумеро «трэсэ»: Ошибка, которую я не совершу
  • Послесловие
  • *** Примечания ***