Империя Хоста 1 [Дмитрий ] (fb2) читать онлайн

- Империя Хоста 1 [СИ] (а.с. Империя Хоста -1) 1.26 Мб, 363с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Дмитрий

Настройки текста:



Империя Хоста

Глава 1

Мрачный сырой замок, примыкающий к высокой скале, был окружен двумя рядами стен с двух сторон и скальным основанием ещё с двух. Я стоял и смотрел на поднимающийся мост надо рвом. Слава богу император Хост уехал, уехала и его свита. Оставив мне конный десяток гвардейцев и седенького мага волшебника шестого ранга для защиты.

Я новый барон Кныш. Гарод Кныш, отчества в империи Хоста не в ходу. Кругом сплошное средневековье, сдобренное магией. Вся моя родня погибла в недавнем бою защищая императора. Умер и Гарод, но маг императора успел вернуть к жизни тело, но не душу. Магу было необходимо выполнить волю императора, и он притянул мою душу в это неказистое тело. Вряд ли Хост заподозрит подмену, видел он меня первый раз и то случайно, думал маг, а меня никто не спрашивал. В этом мире я уже третий день, а до этого я был заключенным на старушке Земле, и умерев попав в этот мир, я конечно охренел, но постепенно принял как должное что я теперь буду жить тут. Сам бой я помнил только из остатков воспоминаний пацана. Гарод и его семья — отец и четыре старших брата, умерли как герои, но дали время охране императора отбиться. Смерть императору не грозила, в этом магическом мире было доступно воскрешение. Не для всех, но император бы воскрес в одном их храмов столицы. Поэтому его и хотели взять живым, парализовав. Один из магов оказался предателем, и вместе с одним из претендентов на трон пытался убить Хоста. Не удалось. Что делал император в глуши на окраине империи я не знал, да и не хотел. Меньше знаешь крепче спишь.

Хост наградил меня по-императорски:

Дал мне восьмикратное воскрешение в храме (прям щас мне это не нужно)

Дал освобождение от власти королевства Синок в которое мое баронство входило (тут я реально в минусе, налоги мизер, а помощи много было от них)

Оставил на десять лет гвардейцев (нахлебников) которых будут менять (а мне корми дармоедов, хотя жалование платит империя) и мага (старого маразматика слабака).

Земли ноль, не дали новой! Денег ноль, меднушки и той не пожаловали! Здоровье не подправил, полечил от травм и то хлеб! Даже с барона не повысили, а я может графом хочу быть! Хотя аристократия без земельного надела тут не практикуется.

Есть и плюсы. Я не раб, не крепостной, не простолюдин, есть деревенька жителей на двести, и пара хуторков. Замок опять же есть! Старенький, сырой, но свой. Как пятому сыну, стать бароном мне не светило, был бы баронет до смерти, если бы удачно не женился. А на ком? Нет поблизости никого! Уже собрав прислугу, я размышлял, что все не так плохо, налогов нет, в замке появились платежеспособные жители — гвардейцы и маг. Лошади тоже кушать хотят, ещё статья доходов. Из прислуги остались в живых: кухарка, конюх муж и жена, их сынишка лет десяти помощник по всем делам, две свиноподобные служанки, отвратного вида и возраста. Был ещё мажордом, он же управляющий, он же кладовщик, но у него сердечко не выдержало. Остатки памяти Гарода дали мне понимание языка и кое-какие воспоминания.

— Песья шкура! Где ключи от склада? — кричал я на флегматичную кухарку.

— Известно где! В ваших покоях. — отвечала ни капли, не волнуясь, она.

— Так, а почему ужина нет? — напирал я.

— Так вы три дня столовались сместе с императором. Она мечтательно зажмурилась, видимо представляя неземные яства императора.

— Не сместе, а вместе! Не ел я там ничего! Бульончиком кормили. Пошли выдам тебе продукты на ужин и завтрак.

Мы зашли ко мне в покои, мрачную темную комнату, убого обставленную и я забрал связку ключей действительно валявшеюся на кровати. Поди ограбили черти, ключи то вот они. Потом мы спустились по лестнице в кладовую, а я расспрашивал языка.

— Что вы сами то ели?

— Не извольте беспокоится барон! У нас запасы есть свои.

— Ну-ну, надеюсь не из баронской кладовой?

— Ни в коем разе!!

Открыв кладовую, я удивился обилию припасов. В леднике висели колбасы, дичь и другое мясо. Висели хвосты свежей рыбы, бочки с соленой. В основной части стояли мешки с мукой и крупами, кадки с медом, сыр, овощи, отдельный отсек был под вино. Кухарка шустро набрала еду в большую корзину.

— Зелень и молочное возьмем в деревне. — сказала она.

— Откуда это? — спросил я, кивая на кладовку.

Гарод оказывается тут и ни разу не был. Не сильно интересно было ему раньше, а мне вот надо вникать.

— Так оброк же с деревни, мед с хутора, где пасека, а рыба с хутора на реке. — пояснила она — Денег то у них нет, а платить надо оброк, вот и накопилось. Хотя батюшка то ваш был горазд пожрать — посмеиваясь добавила.

Точно! У меня же ещё два хутора есть, один на реке, второй в лесу. И надо бы в деревню наведаться, может найду нового мажордома, да и служанок бы помоложе.

Бабы у меня давно не было. Отсидел я немного, меньше года, а должен был пятнашку минимум. За день до суда мне ткнули заточку в бок, чтобы не болтал лишнего. Подельники мои дружбаны постарались. Я и не думал болтать, но они решили сделать профилактику. Занимался я рукопашкой, причем делал успехи, когда предложили подработать. Скоро я бросил спорт и занялся делом более денежным, но мой босс перешел дорогу сильным мира сего и защищая его жизнь мне пришлось убивать…Вспомнил свою бессмысленную жизнь — ни семьи, ни детей. Родители со мной не общались, бандюк-бандюком говорили они. Вот он, шанс стереть тридцать пять прожитых лет, и начать заново. Тем более Гарод заработал для меня лишние жизни. Надо наведаться в баронскую казну и к магу. Да и проведать, как гвардия разместилась.

Кухарка потопала готовить кушать, ворча про прорву народа, которых ей придется кормить. А я поднялся в отцовы покои. Комната побольше, кровать поширше, а в общем такое же убожество. Где потайная комната я знал, и как родного по крови меня запирающая магия признает. И действительно, подвинув кресло, я надавил на потайную доску и дверь в казну открылась. Так, что тут у нас — оружие разное и доспехи побогаче. На меня, пятнадцатилетнего, большие размером. Документы на баронство, старые. У меня новые выписаны. Магический браслет, никогда у папы не видел. Большая карта, ещё одна! Это нужные вещи. Пяток золотых украшений, явно покойной мамочки. А вот и сама казна!

Открываю сундучок! Ну, удружил батя! Три золотых, ТРИИИ!! Всего! Горсть серебра, и с пяток кошелей с медью. Вытаскиваю и считаю. В золотой марке сто серебра, в серебреной марке сто меди, вот и вся система. Итак, три золотых, сто девятнадцать серебра, тысяча сто сорок меди! И где, сучий потрох, остальное!!

Вспоминаю, за месяц до смерти отец ездил в столицу королевства и платил налоги за пять лет. Вот не мог он подождать? Сейчас налоги то я не плачу. Мне только на определение магических способностей золотой нужен! Ну, спасибо вам за это, ваше императорское величество! Низкий поклон! Причем до перевода моего баронства в свободные я бы не платил вообще ничего! И зачем мне этот статус свободного баронства?

В принципе золотой это зарплата гвардейца за месяц, то есть у моих служивых каждый месяц на кармане по десятку золотых! Надо только дать им возможность потратить! Кабак, бордель, что ещё? Починка доспехов и оружия, тут кузнец нужен. А у меня в деревне есть, но вспоминаю, хотел уйти. Крепостные могут и уйти, заплатив выкупной взнос. Надо будет узнать, что и как тут. Взяв с собой кошель меди и браслет, отправился в башню к магу. Тому лет триста уже, наверное, а уровень слабый, хотя вроде лечить чуток мог, поэтому его и оставил император. С магией тут вообще плохо, никаких Армагеддонов.

В башне, мага не было. Пройдясь по этажу, обнаружил его в комнате старшего брата на последнем этаже. Она светлая была, и размером почти с отцовскую.

— А что ты тут делаешь? — начал с наезда я.

— Вежливые люди приветствуют сначала друг друга! Ко мне обращайся «Ваше мудрейшество» Бурхес! — ответил тот, раскладывая вещи из багажа по комнате.

— Бурхес! Повторяю, вопрос! Я тебе башню выделил, а ты самовольно занял комнату.

— Тут удобнее, а места полно — уже более миролюбиво ответил тот.

— Да бог с тобой, живи тут. Я тебе браслет хотел показать магический.

— Безделушка — едва глянув, сказал маг. — Отвод глаз ненадолго и не всем. Но пяток золотых стоит, могу купить!

— Не продаю! — отказал я на такое предложение. — Пять золотых — это твоё содержание за полгода!

На кой хрен мне незаметные маги в замке? Да и стоит он наверняка больше.

— Я предложил, ты думай — пожал он плечами. — Да раз уж ты тут, мне нужна служанка помоложе и покрасившее, и подмастерье.

— И где взять? У меня и двух с половиной сотен нет в баронстве! — ответил я.

— Надо глянуть. Давай сходим завтра в деревню, выберем из худших лучших! — предложил Бурхес.

Почесав голову, я согласился. Служанка и мне не помешает! О ритуале определения магии расспрошу после ужина, может он подобреет и расскажет больше. А пока спущусь в казарму к гвардейцам.

Глава 2

Отдельно стоящее здание было отдано под казармы, собственно дюжина клетушек, общий зал и ничего больше. Но зато у каждого гвардейца была своя комната. Один из них сейчас стоял на карауле в башенке у ворот. Да, наш престарелый маг навесил сигналку на дороге к замку, но на него надежды было не особо много.

Зайдя в общую комнату, я увидел пятерых гвардейцев, выпивающих что-то из фляжек и играющих в кости. Нет, точно надо открывать срочно кабак.

— Здорово орлы! — крикнул я им, что смотрелось, несколько комично, учитывая мой возраст.

— Будь здоров Гарод! А что, невесты в твоей деревне есть?

Я, не раздумывая, считай на автомате, ответил:

— А кому и кобыла невеста! — чем вызвал ржание солдат, явно незнакомых с этой шуткой. Смотреть на меня стали с большей симпатией.

— Все будет, и кабак, и невесты, неделька, другая обживусь и хозяйство приму. Кто у вас тут десятник?

— Гвардии десятник Ригард, к вашим услугам барон!

— Ипать-копать, франт столичный какой, ты посмотри! — ляпнул я и шутка опять зашла солдатам.

— Ригард, завтра двоих с утра выдели, поеду в деревню.

— Сам поеду и вон Борила возьму. — он кивнул на коренастого гномоподобного воина. — Ужин, когда у вас?

— Принесут скоро, я распорядился. А послезавтра в город поеду, тут надо человек пять взять, мало ли на дорогах неспокойно.

— Сделаем — флегматично ответил Ригард, — А далеко до города?

— День пути, да и город так себе, городишко тыщи три народу.

Гвардия опять заржала, чего это они…?

Вот я дятел, мерю местные поселения по земным. Тут две тысячи — это капец как много. Собственно, как подсказывает память, это был второй по величине город королевства Синок, куда ранее входило мое баронство. Порт на реке, которая текла по моим землям. Заехать мне туда надо, чтобы узнать по налогам, нельзя ли вернуть, да прикупить чего. Ну и проверить на магию себя.

— А чего вас сюда сослали? — наугад спросил я.

— Наоборот, я взятку дал чтобы нас тут оставили. Курорт считай, у меня за три года десяток наполовину обновился. Мы хоть и гвардия да полк у нас восьмой, последний по счету не жалко нас в разные дыры пихать.

— Ну и нам никого не жалко, — добавил вдруг Борил.

— Я-то думал вы на приемах блистаете — опять смех.

— Это первый парадный не вылазит из дворца, а наш полк ни разу в столице и не был.

— Потренируете меня с мечом и копьем? — задал я основной вопрос.

— А чего нет? Потренируем.

Попрощавшись, я ушел. Основной вопрос вроде решен. Их поставили охранять барона, то есть меня, ну и само баронство. А учить они меня не обязаны. Поднялся на верх в свою комнату и ещё раз оглядел замок, уже взглядом хозяина. Тесноватый дворик с казармой, конюшней и ещё парой построек во дворе. Башня при воротах, с опускающимся мостом. Там сейчас стоял часовой. Глубокий ров вокруг стен замка, метров десять не меньше, вода там есть, но мало. Сам замок был прилеплен к отвесным стенам скалы с двух сторон. Был уже постаревший, но ещё крепкий, хотя выглядел неказисто. Наверняка он знавал лучшие времена, но лучше он вряд ли выглядел. Замок был квадратный, но угол был у него один и в нем была башня мага. Насколько я помню, там раньше обитал второй по возрасту брат, у которого способности к магии имелись. Я у него бывал редко, но сейчас заглянуть надо будет.

— Ваша милость извольте откушать!

Я прошел в каминный зал, где мы с семьей обедали. Прямоугольный зал, с камином, горящим так ярко, что в комнате было светло. Тяжелый деревянный стол был заставлен едой. Массивные стулья окружали его.

— Клариса, стулья лишние убрать — дал команду я массивной служанке, расставляющей посуду.

— Куды их? — всплеснула руками она.

— Вон у стенки поставь, куды-куды. У меня жопа одна, зачем мне семь стульев?

— И то верно — посмеялась она и принялась шустро оттаскивать ненужные стулья.

— Баронский оставь — крикнул ей, увидев, что она схватилась за кресло отца.

— Мой забирай! — я слез со своего, привычного, насиженного места.

Надо привыкать быть бароном. Ужин я начал с горячей похлебки. Этикету батюшка нас не учил, а мамку я не помнил. Вот ещё проблема с этим этикетом. Надо подтянуть, а то пригласят куда, а я и опозорюсь! Потом откушал запечённую утку, потом отведал колбасок пяти сортов, заливной рыбки, пахучего сыра, паштет и запивал это покупным, кислым и слабым вином. Самогонный аппарат у отца был, но за наливками надо было идти в кладовку, а уже лень и клонило в сон. Сегодня я решил переночевать в своей комнате. Служанки жили на первом этаже, а у конюха с кухаркой и их сыном была своя постройка во дворе.

Утром, бодрый, я решил размять свое тело. Нет, накачан Гарод был прилично, но мышцы совсем не растянуты, да и рост подкачал. Против моих прежних ста восьмидесяти, тут в лучшем случае сто шестьдесят пять. Хотя папа был могуч и высок! Ещё вонюч и волосат, так что я имел шансы взять от него рост и силу. Насчет волос и помывки, надо думать, бани тут нет и парикмахеров тоже. Сделав разминку в пол силы, я стал разглядывать карты баронства и королевства. Единой карты побольше у нас не водилось. Мои земли вытянулись на километров шестьдесят вниз, вдоль реки, и зажаты были с одной стороны скалами, с другой болотом. Ширина колебалась от двадцати пяти около замка, до десяти в районе границы с королевством. Больше тысячи километров квадратных! Не хилый кусок! Хотя окраина империи, да ещё и неудобица, скалы да болота. В соседях выше по течению реки был барон Малосси. Народу у него было около пятисот человек, а земли поменьше. Именно его дочку хотели сватать отец с братом, или уже посватали. Видел я ту девицу — задница, что руками не обхватить. Пока молодая, миловидная ещё, но судя по её маме, подурнеет.

Слева и справа были баронства братьев Готриб, но к ним у меня дороги не было, только через королевство. Невест подходящего возраста у них не было. Королевство занимало полосу вдоль моря шириной километров триста и глубиной от сорока до двухсот километров. Сколько там народу ютилось я не знал. Деревенька моя, стояла недалеко от замка, километров семь. Хутор на реке был почти на границе с королевством. Жили там десяток рыбаков, снабжавших меня рыбой, впрочем, была и привозная морская. Ещё один хутор-пасека был в середине леса, километров в двадцати пяти от замка. Там жила одна семья в дюжину человек. От них к нам шла дичь, мёд, лесные ягоды, грибы и прочее. Деревенька занималась сельским хозяйством, все люди были у меня в крепости или в закупе, как обычно говорят. Три раза в год, заплатив двойную свою цену, они могли уехать от меня. Но на практике это удавалась очень редко. За того же кузнеца, выкуп был четыре золотых, и не факт, что он найдет место лучше. Суд и законы были королевские. Хотя какой выкуп? Сейчас мои законы, а не королевские! То есть я могу и крепость отменить, а могу и запретить выкуп. Вольное баронство! Хотя удрать они могли и без выкупа, ловить их никто не стал бы. Но без документов им устроится будет тяжело. Но если припрет, то куда деться? Сбегали, не у нас, конечно, а у хозяев похуже. Рабов у нас не было, свободных жителей тоже.

— Барон, мы готовы ехать! — услышал крик Ригарда.

Я спустился, и мы вчетвером поехали в деревню. Почему четверо? За нами увязался маг, надеясь непонятно на какой профит.

Глава 3

Доехали быстро. Не знаю, как, но крестьяне были в курсе нашего прибытия. Ломали шапки и кланялись в пояс. Деревенька у нас была зажиточная, домов тридцать, кругом поля и луга. На одном из них паслось десятков шесть коров. Ехал я по направлению к дому старосты, бывал я у него мальцом и не раз. Да и округу всю излазил, и меня тут помнят. Память выхватывала, то один кусок из детства, то другой. Староста встречал нас у своего подворья, поклонился мне, но не низко, как было положено крепостному.

— Долгих лет тебе Гарод!

— Спасибо Клык! И тебе того же! А ты в путь собрался что ли? — недоуменно спросил я.

И действительно, пяток подвод стояли уже груженые скарбом, а на одной из них сидели обе дочки старосты и его жена.

— Так уезжаю, я! Неужто барон тебе не сказал?

— Нет! А что он сказать должен был?

— Выкупились мы, как раз в тот день, что битва была. Вот и уезжаем.

— А деньги?! — спросил я, уже начиная понимать подоплёку событий и вследствие этого закипая.

— Отдали же Барону! — с надрывом в голосе ответил староста.

— Свидетели были? — уже спокойнее спросил я — Документ выписали?

— А как же, вот мажордом ваш покойный и был свидетелем, он и подписал вольную. Староста засуетился и начал совать мне бумаги.

— Ложь это! — отрезал я. — Денег в казне нет, подписи барона нет.

— Деньги отдал, восемь золотых! А барона то нет! Он умер!

— Не было в казне такой суммы, а отец деньги только в казне хранил. И почему говоришь, что барона нет? Я барон!

— Все отдал, позволь уехать, — задергался Клык.

Заскулила его жена, насупились дочки. А старшая хороша! Уже невеста. Я, конечно, не планировал женится, но на без бабья и дочь старосты сойдет.

— Так не пойдет, ни денег, ни документов, вижу обмануть меня хотел!

— Я готов ещё раз заплатить, уже зло сказал староста.

— На ближайший год никого отпускать не буду.

— Я в королевский суд пойду! Не имеете право! — начал угрожать и качать права староста.

— Император дал моему баронству статус вольного! И я теперь тут закон! — закончил прения я.

Стоявшие рядом Борил и Ригард посмеивались, а Бурхес начал ворожбу. Ясно, что староста спорить не смог, и махнул рукой сельчанам, чтобы разгружали обозы.

— А за попытку обмана я забираю твою дочь, как заложницу в услужение — сказал Бурхес.

— Помилуйте барон — упал в ноги староста.

Вот же пень трухлявый, заявил права на дочку раньше меня. И спорить с ним не с руки, незачем наши споры видеть другим. Да и прав он. Вдруг сбежит гад или отравит, ведь продукты все через него идут. Но оказалось, что Бурхес положил глаз на младшую. Ей лет четырнадцать! Не сформировалась же ещё! Хотел возмутиться, а потом подумал, да и пусть. Будет наглеть, успею осадить.

— Возьми меня вместо неё! — старшенькая вступилась.

— Лиана нет! — тут уже мать её возмутилась.

— Я тебя возьму в служанки, пять серебра в месяц. И не причитайте вы, ничего с ними не будет. Можете хоть каждый день проверять, живы и здоровы останутся.

Пришлось девкам собираться, а старосте наоборот, всё возвращать. Впрочем, это дело я пресек.

— Собирай всех людей, будем смотр делать!

— И кузнеца? — староста после слов об оплате успокоился.

— Конечно — отвечаю.

— И пастухов?

— И их давай!

— Стадо разбежится! — спорит он.

— Короче младенцев не надо, тех кто работу прервать не может тоже, а от десяти лет всех тут собирай.

Пока люди собирались, я зашел во двор к главе селенья. Что сказать — лучше меня живет. Просторный дом, чистенько, банька, зелень кругом. Курорт, да и только! У меня была мысль сменить старосту, но решил шило на мыло не менять. Можно и выборы устроить и такую фишку, как закрытое голосование, но мне-то нужен не самый популярный человек в деревне, а тот, кто может управлять. Народ постепенно собирался, и мне становилось неуютно. Хотя мои спутники смотрели презрительно на крестьян.

Когда все собрались, я выступил с зажигательной речью:

— Слушайте меня! Я ваш новый барон милостью императора! Отец мой и братья погибли, защищая его! Я был ранен и еле выжил. Вы все меня знаете, и никому я плохого не делал. Но порядок есть порядок. Император даровал мне вольное баронство, а значит и законы теперь мои! На этот год я отменяю выкуп, если кто захочет.

— А староста остался? — крикнул, как я помню кузнец. Высокий жилистый мужик.

— Да, он хотел уехать, но я не разрешил. Пока староста он. Налог на этот год уменьшаю с трети до четверти.

Собрание радостно загалдело, обсуждая новость.

— А ну тихо! Сыпь рыбья! — гаркнул Ригард.

— Наказания я не отменяю, пороть будут, как и раньше, так что старайтесь. Для работы в замке нужны слуги. Один конюх, одна повариха или повар, две служанки, и один кладовщик. Конюх нужен умелый, служанки крепкие и не страшные мордой, кладовщик грамотный, повариха должна уметь готовить. Жить все будут в замке. Буду платить. Конюху, поварихе, по две серебрухи, служанкам по одной, кладовщику пять серебра в месяц! Кормежка наша. Есть желающие?

— И мне нужен помощник, — подал голос маг, — плата серебруха и учеба.

Толпа засомневалась, заволновалась, поднялся шум и гам, и я сделал знак Ригарду.

— Тихо! — крикнул он и все замолкли.

— Думать до завтра, не будет желающих возьму сам кого захочу. А пока буду смотреть по спискам.

— Пожалуйте списки — староста был сама любезность.

Я читал свиток с именем и возрастом, а названный делал шаг в центр, и потом возвращался назад.

— Хм, кузнец, а где твоя дочка двадцати лет?

— Она за огнем смотрит — недовольный вниманием сказал тот.

— Зови сюда, а пока, кто у нас грамоту знает?

— Так она и знает, она и староста! Других грамотеев нет. — крикнули из толпы.

Недовольный кузнец пошел за дочкой, а я подумал, что надо бы полегче с ним, полезный человек.

Тут люди на просмотр закончились. Что сказать — нормальных баб я не увидел, хотя братья на деревню бегали, я знаю. Значит судьба такая у дочки старосты. И тут же передумал. Ко мне подошла дочка кузнеца, я её и не помнил, старая для меня она была. Крепкие тугие бедра, обтягивало платье, пуговицы на груди чуть не отрывались от напора, рыжие волосы, дерзкий взгляд.

— И чего она у тебя не замужем? — спросил я у кузнеца — Лет то ей сколько!

— Нету желающих в крепостные лезть, а в деревне ровни ей нет. — сказал тот одновременно и с гордостью, и с сожалением.

— Пойдешь ко мне склад держать? Ты говорят грамотная?

— Пойду, чего не пойти, сколько плату положишь?

— Пять серебра в месяц для начала. А там посмотрим, как покажешь себя.

— Погоди Гарод, нужна она мне в кузне! — заспорил кузнец.

— Да у тебя трое пацанов! Вон старший скоро моего возраста будет, подтягивай его. Не дело бабе на кузне. — осадил я его.

Пообщавшись, минут десять и ответив на вопросы, мы поехали домой. Я наказал дочкам старосты и кузнеца к обеду быть в замке. Никаких реформ я затевать не стал, рано пока, надо осмотреться. Кладовщик кладовщиком, а мне срочно нужен корчмарь и девки. На завтра наметил выезд в город.

— Потренироваться не хочешь — спросил меня Ригард после обеда.

— Полежать бы, чтобы жир завязался… ну давай.

Мы пошли на плац, и час меня гоняли, как цуцика. Стойки я заучил хорошо, и даже попробовал несколько выпадов. После этого я поднялся в башню. Узкая лестница, сорок две ступеньки и я в комнате среднего брата. Удивительно чистая, и светлая она мне сразу понравилась. Состояла она из трех помещений. Одно, самое маленькое — туалет вместе с большой деревянной ванной, второе вроде кабинета, стол и шкаф с бумагами, надо бы их разобрать. А самая дальняя и большая комната была спальней: сундук, кровать столик, довольно изящной формы, пара кресел и небольшой камин.

Мне все понравилось, и я решил переехать сюда. Еще выше по лестнице было две небольших комнаты, одна над другой. Там у нас иногда сидели часовые, зимой в будке около ворот было холодно.

— Барон, служанки прибыли! — крикнул мне кто-то из солдат.

— Спускаюсь, сейчас буду!

Глава 4

— И что вы так задержались? Я вам приказал к обеду тут быть, а уже часа два прошло после него.

— А надо было к вашему обеду? — притворно изумилась Кларисса, дочь кузнеца — Я думала к нашему обеду, а у нас в деревне только сейчас садятся.

— Индюк тоже думал да в суп попал — не нашел сразу, чем возразить на подобную наглость я.

Шутка зашла, что-то часто я шучу, хотя может из уважения смеются, но не похоже. Пока я размышлял над карьерой Петросяна лихой дед-маг уже подкатывал яйца к моей Клариссе!

— Элька, иди в комнату вещи неси, и приберись там — маг мельком взглянул на младшую дочь старосты.

— А я где буду жить — успела вставить слово Лиана.

Но мы с дедком, похоже, запали на Клариссу, так звали дочку кузнеца. Я-то думал дед педофил, а ему реально служанка нужна была. Сам смотрит на мое яблочко! И как мы её делить будем? Это я про Клариссу.

— Пойдемте, я вам расскажу, какие мне требуются условия для хранения трав и прочего, а вы уж не обидьте, постарайтесь!

Дед внаглую, тащит куда-то девчонку, ну нет уж!

— Кларисса следуй за мной. — даю команду и не глядя на нее, разворачиваюсь и иду на кухню.

— Барон, кого мне слушать, вы одно говорите господин маг другое.

— А деньги кто тебе платить будет? Вот ты и ответила на свой вопрос. На будущее, если не хочешь порки мои приказы выполнять не думая. — излишне резко осадил я её.

Надулась, но идет следом, старый пень поперся к себе видимо. Кухарка готовила ужин. На кухне я был, но Гарод воспринимал это как само собой разумеющееся, а именно антисанитарию — мясо лежало рядом с рыбой, по углам мусор, столы не протерты. Я поморщился. Надо порядок навести, а то потравит ещё.

— Мелия ты бы здесь порядок навела, что ли. — обратился я к кухарке. — Вот наш новый кладовщик передай ей все запасы. Знакомы?

— Что же я дочку кузнеца не знаю! Добилась своего, ушла с кузни?

— Так за такие деньги батюшка был не против. — ответила Кларисса.

— Деньги? — тупо переспросила Мелия — Тебе что, платить будут?

— А вам батюшка не платил? — спросил я, уже зная ответ.

— Мы же закупные твои, никогда не платил, то есть, бывало, сыпанет на праздник медяшек и все.

А что, так можно было, забрать и заставить работать? В моей голове это не укладывалось, а Гарод по малолетству был не в курсе. Вот я маху дал. Хотя лучше бы я дал Маху.

— Сколько?? — вытаращила глаза Мелия. — ПЯТЬ серебрушек каждый месяц?! — расслышав ответ Клариссы, выкрикнула кухарка.

— Спокойно! — осадил я её, — У тебя теперь содержание будет три серебрухи, у твоего мужа тоже три и у сына четыре серебрухи, но в год.

— Такие деньжищи! Не извольте сомневаться! Блестеть кухня будет! И продукты посчитаем быстро!

М-да, надо подбить баланс, чего я уже наобещал.

— Скоро ещё люди будут, две служанки, повариха тебе в помощь и конюх твоему мужу. Служанок сам принимать буду, а конюха и повара вам смотреть, и за них отвечать будете сами.

— Жить будут в замке? — деловито спросила Мелия, уже подсчитывая деньжищи в уме.

— Мест полно, пусть тут живут.

— Надо открыть комнаты, сейчас только тебя запирающая магия пропускает.

— А маг как занял комнату? — удивился я.

— Так он маг, но кроме него некому. А он вредный ужас, всё некогда ему. Я главное говорю у меня вот тут на боку бородавка, свести бы надо, а он взашей меня. Или ещё вот сегодня хотела…

— Так, правильно он сделал. Магу не мешать, занимайтесь!

Бросив их, я пошел в комнату мажордома. Есть у меня мыслишка проверить имущество его, и в комнате, что маг занял, тоже. Мое наследство! Даже к магу первому пойду. И я сменил курс движения, на ходу подсчитывая свои расходы. Вышло почти двадцать серебра в месяц! Точнее девятнадцать и одна третья. Это в год. Два золотых и тридцать с небольшим серебра. Пока терпимо. Но этот аттракцион щедрости пора заканчивать. Размышляя таким образом, я добрался до комнаты мага, попытался зайти, но не смог, пришлось стучать.

— А! Господин барон пожаловал, что требуется? Сигналку обновил перед замком, больных нет.

— А Мелия? — не смог удержаться от шутки я.

— Пороть её надо, чтобы болячки не выдумывала. — не принял шутку и серьёзно ответил Бурхес.

— Согласен, но у меня дела поважнее. Завтра будут люди, их селить надо, думаю пару комнат братьев освободить. Надо запирающую магию снять.

— Снять не могу, только перестроить, но дело плёвое. Я думал ты Клариссу пришел делить — усмехнулся он.

— Что её делить, девка молодая всё успеет, но я первый на неё залезу.

— Речь не мальчика, но мужа! — выдал маг заезжую на земле метафору, заставляя заподозрить в нем попаданца.

— Я ещё за вещами пришел, память о брате, надеюсь, ничего не прикарманил?

— Сундук открыть только барон может, вон стоит, забирай. — он кивнул на объемистый сундук.

— Я его, пожалуй, не подниму, надо гвардейцев попросить.

— Не их дело, конюха можешь послать, у него и тележка есть.

— Так и сделаю. Завтра поедем после обеда, заночуем в хуторе. Расскажи про испытание — задал я главный свой вопрос.

— Магия бывает тридцати двух рангов по силе, я вот только до шестого дошел. В нашей империи выше двадцать шестого никто не поднимался, вот раньше да, были.

— А что ты можешь?

— Немного подлечить, сам себя не могу оздоровить, плачу за это гильдии. Сигналки, запоры, светляки. Боевой магии нет почти. Но хорош в передачи сообщений, за это лет сорок назад и получил шестой ранг.

— Сколько тебе платят? И как много магов у нас?

— Платят двадцать пять золотых в год, а магов дай бог один из пяти тысяч. От семьи зависит.

— Шансов, то есть, нет у меня?

— Наоборот, мама твоя покойная до шестнадцатого добралась, пока в отца не влюбилась твоего. Замок весь зачарован. А чем сильнее маг, тем больше шансов на детей магов. Брат твой на второй уровень сдал в прошлом году, и всё! Один из пяти детей мало, для мага такой силы. Жаль барон продал магические вещи жены, кроме гарнитура из серебра.

— Есть гарнитур! Серьги браслеты, ожерелье, но всё женское.

— Не важно, золотых двадцать он стоит, очень помогает для роста растений. Но маг должен быть не ниже десятки. — показал информированность Бурхес.

— А учат магов где? — спрашиваю я.

— Академии есть, но тебе не грозит, пока детей не наделаешь. Ты последний в роду.

— А воскрешение — это как? Меня император наградил.

— Большая ценность, для того и наградил, чтобы род не прервался! Сейчас уже такое не могут, а вот пару тысяч лет назад были умельцы, сделали артефакты.

— Так долго и все равно работают! — вырвалось удивление у меня.

— В нашей империи да, а есть места, где и нет такого.

— А есть и ещё империи, расскажи?

— Потом, потом, забирай шмотки у меня дел ещё много — отделался обещанием не такой уж вздорный старикашка.

Выйдя от него, дал команду конюху вещи из комнаты мага перенести в мою башню, этажом выше. Черт, а я ведь забыл про плату пять серебрух дочке старосты! Вот же спермотоксикоз проклятый! Они и так виноваты передо мной, а я им деньги. Итого почти три золотых надо в год изыскивать. Но скоро урожай, и десятка три золотых я за него получу, я помню, отец говорил, что такие деньги приносит наше баронство. Только продавать надо, а цен я не знаю. Буду смотреть записи батюшки. Зайдя в комнату покойного мажордома, я удивился. Уж очень по земному тут все было.

Уютные занавески, небольшой столик, мини бар, и сундук с ценными вещами, куда без него. Запирающая магия, которую, как я узнал, ставила маменька, меня конечно же признала, и вскоре я рылся в сундуке. Прямо сверху лежали серебром три золотых. Думаю, от старосты взятка. Узнал, о гибели барона и решил подзаработать. Порылся дальше и ещё кошель! Двенадцать золотых!! Серебром, медью, но было и пять золотых монетами! А жизнь то налаживается. Бумаги, одежда, кинжал. Оружие крепостным давали изредка, для охоты, например. Кинжал старенький, но отделан серебром и выглядит прилично. В сапог его. Жулик видно большой был, наш управляющий. Отведал я и напитки в баре, крепкие настойки, ударило в голову. Захотелось секса, может зайти к Лиане, раз Кларисса занята? Им отдельный домик с сестрой выделили во дворе. А сестру, Бурхес припахал, я помню. Сказано — сделано!

Глава 5

Ох, как Лиана орала! Я и не думал, что так орут, причем девочкой она не была, а значит, опыт имелся, и кто-то эти крики уже слышал. Драл я её нещадно, у Гарода это был первый опыт. Член стоял так, что от живота не оторвать! Сколько раз смог? Не буду говорить, чтобы вы мне не позавидовали и не сглазили, но провозился я до ужина с ней. Забыл, про комнаты, которые хотел обшмонать, про сундук старшего брата, про многое другое, процесс увлек. Год у меня женщины не было в тюряге, и пятнадцать, почти шестнадцать у тела, в которое я попал. Домишко у них с сестрой был маленький, но две комнатки были. Младшая сестра была занята уборкой у мага, Кларисса принимала склад, а больше новых людей не было.

— Барон, есть вопрос! — с уважением глядя на меня, сказал десятник.

— Говори, чё мнешься.

— Нам тут без баб тяжко будет, десять мужиков, да ещё и эта горластая орет во всю глотку. Я готов ей заплатить чуток, пусть обслужит и меня. Хоть и страшненькая она, но фигурка есть и это дело любит.

— Нет, потерпи до завтра, поедем в город я прикуплю рабынь для вас. Харчевню хочу поставить, планов много.

— Ну, хорошо, завтра так завтра. Пятеро едут с тобой?

— Да, сам подбери. Кроме меня ещё маг увяжется уверен.

Идя на ужин, я размышлял. Мне баб-служанок не жалко, но жалование гвардейцев мне самому нужно. Лиана заработает, а мне какая прибыль с этого? Куплю им трех-четырех рабынь, и золотишко мне пойдет, а не мимо кассы. Где я поставлю бордель и харчевню я уже знал — недалеко от замка был ручей, впадающий в речку. Поляна там есть, леса полно у меня, а я там ещё и баньку поставлю! В замке с местом не густо, но народ селить надо, а захламлять двор не хочу. На ужин соизволил прийти маг, первый вопрос у него тоже был про баб.

— А ты силен Гарод! Надо и мне попробовать сегодня её. — сказал Бурхес.

— Не надо, итак, гвардейцы позавидовали, завтра поедем в город, купим там рабынь для борделя.

— Ну, я себе сам куплю парочку — оживился маг, — думаю черненькую взять…

— Хрен тебе! — невежливо перебил я его. — Купить можешь, но в моем баронстве они жить не будут. Сделаю бордель и буду зарабатывать, на кой ты мне конкуренцию тут селить будешь?

— Жадный ты — не сильно огорчился маг. — Но хоть цену то не ломи!

— Посмотрим, скажи спасибо, что с Клариссой не запретил, да и сестер не жалко. Но не забывай, что хозяин им я.

— Тебе точно пятнадцать? Выгоду свою разумеешь лучше взрослого!

— Ох, кобели — то ли осудила, то ли похвалила, Мелия подавая на стол блюда.

— Ты чего сама подаешь? Две служанки новые! — спросил я, прожевывая сочный антрекот.

— Они мне не подчиняются, мажордома то нет у нас до сих пор!

— Клариссу позови мне, даже если занята, пусть зайдет.

Минут через десять, пришла и Кларисса.

— Садись, перекуси и расскажи, что и как.

— Благодарю, я поужинала уже. Склад приняла, запасов много, что-то уже портится.

— Что вот-вот испортится, надо съедать. — даю совет я.

— Не съесть столько, да продать можно что-то — возражает она.

— Будешь пока совмещать и должность мажордома. Служанками командуй, их три у тебя. Что по жилым комнатам?

— В большой пристройке к замку живут солдаты, в двух домиках слуги, конюшня на тридцать лошадей, столько и есть сейчас. Впритык, то есть.

— В самом замке как? — спрашиваю я.

— Судя по плану в правом крыле четыре комнаты, и в левом шесть. И три комнаты в башне. Я, кстати, займу одну над вами, чтобы всегда под рукой была.

Старикашка захихикал, вгоняя в краску девушку.

— Выше будет жить сын конюха и поварихи. Мелия сама попросила, им свободнее будет.

— Не возражаю.

— В комнатах сейчас живет господин маг в одной, служанки старые во второй. Нужно открыть и настроить комнату для помощника мага и конюха, и вторую для двух служанок новых. Итого их шесть будет! Не много ли?

— Нормально, пусть две новых помогают повару и прислуживают мне и магу. На двух старых — солдаты и общий порядок в замке. Лиана подчиняется лично мне, её сестра вообще Бурхесу, он ей и платит.

— Итого шесть комнат свободны? В трех жили мы с братьями, в одной отец, одна была мамина. Их не трогайте. Остальные мы сейчас с магом настроим на вход, а лучше вообще открыть.

Этим мы занялись после ужина, потом я пошел к себе и стал разбирать сундук старшего брата. Меня ждал сюрприз.

Денег у брата было больше, чем у мажордома. Почти двадцать шесть золотых. Я вспомнил, год назад он продал шкуру дикого тигра. С учетом накопления Гарода уже сорок пять золотых есть. Стоп! Я сундук брата-мага не обшарил! И точно! Восемь золотых. А ведь ещё у двух братьев не смотрел. Пока бегал, пока находил их невеликие запасы, стемнело. Тем не менее, я успел забрать из их комнат ещё четырнадцать золотых в разной монете. Итого шестьдесят семь золотых! Решил шестьдесят потратить на закупки. Глаза слипались и измотанный Лианой, я уснул быстро.

Рано утром пришли желающие работать в замке. Человек сорок не меньше, маг выбрал быстро, здорового детину моих лет или чуть постарше. Вроде как он его и проверит за свои деньги, но позже. Конюх взял своего знакомого в помощники, что сказать, морда тупая, здоровый как бык, но говорят, кони его любят. Мелия потащила троих на кухню и обещала выбор сделать позже, а я с интересом осматривал служанок. Было их десятка два, половина замужние вообще! Возрастом от пятнадцать до сорока. Вчера они мне не глянулись, ведь возможности навести красоту я им не дал. А сегодня парочка вообще неплохих вижу.

— Девки и бабы стройтесь — гаркнул я во всю силу.

М-да, это бедлам какой-то, друг друга толкают, ругаются между собой. Кое-как их выстроил в ряд. Хожу, рассматриваю.

— Кто умеет шить шаг вперед!

Шагнули все. Ну, ещё бы. Беседовать с каждой? Не вариант. Ткнул пальцем в двух крепких и симпатичных молодух.

— Ты и ты приняты, остальные свободны. Следуйте за мной, и, не слушая гомон возмущенных несправедливым выбором баб, я пошел в зал с камином.

— Ну-с девушки рассказывайте о себе. — я ткнул пальцем на одну.

— Зовут Гита, умею всю бабскую работу делать, замужем за Якимом плотником. Лет мне двадцать, двое детей мальчиков, с ними бабка сидит, но рожать больше не могу, лечили плохо. Муж отпускать не хотел, говорил, затрахают солдаты, но серебрушка нужна, по весне издохли обе коровы у нас.

— Ты что, на месяц сюда, что ли? — перебил я тараторку.

— Почему? Пока не надоем, мужу инструменты бы подновить, детям одежку каждый год менять. А затрахают, не боюсь, у меня муж вон бесплатно на мне елозит, а тут серебрушка! — бесхитростно поведала свои планы Гита.

— Трахать тебя никто не будет, пока я не разрешу, полезет кто, так и говори всем. Особенно солдат гоняй! Барон, мол, запретил! А муж хороший плотник?

— Да лучший у нас! — похвалилась Гита.

— Лучший, потому что единственный? — пошутил я.

— Нет! Все могут плотничать, но, если дом кому ставить или баню все моего на помощь зовут. — с гордостью сказала «верная» жена.

— Найду ему работу по специальности. Ты будешь убираться, да поварихе помогать! Ты тоже! — кивнул второй — Расскажи о себе.

— Я Зика, дочка пасечника и охотника, нас восемь баб у батюшки вот он и рад меня отдать кому, да некому. Умею заготовки делать из лесных даров, травки лечебные знаю, дичь разделывать, шкуры выделывать, из лозы плету корзинки и другое.

— Достаточно! А лет тебе сколько?

— Шестнадцать, но я скоро именины праздную!

— Поручаю тебе помогать кладовщице на приеме товара, травки собирай, разрешаю.

Закончив на этом краткое знакомство, я стал собираться в путь, и выехали мы всемером задолго до обеда.

Глава 6

Ехали не быстро, дороги как таковой не было — наезженная колея, заросшая раньше травой, но вытоптанная свитой Императора. Впрочем, он ехал в нужном нам направлении недолго, потом он пересел на лодки и проплыв мимо моего хуторка очутился в порту. Порядок движения был такой: впереди один гвардеец как разведчик, и потом мы тремя парами, где я с Бурхесом посередине. Лес был рядом не везде, и большей частью мы двигались быстро. В лесу осторожничали и не зря. Под вечер километров десять до хутора на нас напали. Первым попытались убить мага, стрелы лучников бессильно опали, под действием защитного амулета Бурхеса. Ригард и другие среагировали моментально!

— Борил, Джун направо, Ран и Малик налево. — крикнул Ригард, ехавший впереди в разведке.

Сам же он, вернувшись, прикрыл меня корпусом коня. Меня задело пара стрел, но одна попала в шлем, вторая в броньку, и то скользком. Но мы с магом шустро затихарились под укрытие деревьев, предоставив делать работу профи. И профи не подкачали. Все-таки гвардия императора, пусть и полк восьмой — это хорошие бойцы. Даже не так. Восьмой полк, имея обширный боевой опыт лучше первого. Луков у моих солдат не было, но не хуже справились арбалеты и мечи. Минута боя и шесть трупов врага. Сбежавших не было. Бандитами оказались дезертиры, совершенно не ожидавшие что в конвое, будут аж пятеро гвардейцев. Расспросить никого не удалось, пленных не было, но Ригард признал в погибших, слуг невезучего претендента на императорское место. Быстрый сбор трофеев, где я ни на что не претендовал, и мы едем дальше. Удалось найти их стоянку неподалеку, так что вещей было прилично, но бросать жалко.

— Странно это, что они не скрылись из баронства и вообще осмелились напасть на семерых. — я озвучил свои сомнения.

— Одурманены они, вот и потеряли осторожность. — выдал заключение маг. — Пахло от них конотой, а это опасная травка.

— Вот чего не надо у меня в баронстве так дезертиров.

— Вообще, я уверен, мы всех перебили в горах, да и далеко от места стычки здесь. — сказал Ригард.

— Для этого нас император и оставил тут в баронстве — дополнил Борил.

Подъехав к реке, я подумал, а ведь можно на лодках по реке идти и быстрее, правда, от замка до реки километров пятнадцать, но всё не восемьдесят. Зато путь более безопасный. Вскоре показался хуторок, обнесенный высокой изгородью большой дом рыбаков. Нас встречали со всем радушием, отдали свои места для ночлега, накормили ужином, планировали встать утром и выехать к порту. До него дорога была уже получше, но расстояние было километров семьдесят. Для наших довольно тяжелых коней, массой около полтонны, это часов восемь, десять пути. Сам хуторок был обособлен и хорошо защищен. Шесть сыновей и сам глава семейства могли не только хорошо заработать на рыбе, но и защитить себя. Я, просматривая записи, видел, их ежегодную треть мне рыбой и деньгами примерно шесть, итого девять серебра в месяц. Налог я им тоже уменьшил, но про себя отметил, что контролировать их доходы трудно. Ведь раз в два дня к ним поднимались за рыбой их города. Вроде и порт и в море полно рыбы, а речная все равно пользуется спросом! Глава хутора упросил меня дать разрешение на постройку двух домов, и расширения подворья. Оказывается, его старший сын жил с женой уже, и ещё один собирался жениться. Я дал добро на вырубку леса и расширения подворья. Взамен потребовал поставить гостевую избу для меня, может, захочу порыбачить. Кроме сыновей у них была дочка лет десяти, чудный ребенок уже умеющая читать и писать! Это было редкостью, но единственную дочку в семье баловали. Ригард кстати продал хозяину кое-что из трофеев, что укрепило мою мысль о необходимости сделать для хутора вмененный налог. Такого в империи не было, будем вводить новшества.

Ворочаясь перед сном, я пытался понять, что ещё из попаданских знаний я могу использовать. Песни? Да тупо не знаю ни одной, так куски текста. Да и, поди, переведи с русского их.


«Я оглянулся посмотреть, не оглянулась ли она,
Чтоб посмотреть, не оглянулся ли я»

Да голову сломаешь, чтобы эту нетленку перевести, нет песни это не моё. Я неплохой рукопашник, могу потренировать хоть кого, но тело пока растет и моторика не развита. Система счисления здесь тоже десятичная. Ввести двоичную? Не то. Порох… так пропорции не помню, технические вещи вроде паровой машины, тоже мимо. Тупой зэка, до этого отбитый боец. Шучу, конечно, насчет отбитого, но вряд ли чего изобрету. Надо было учить матчасть. Заработки? Вот тут куча идей, начиная от казино и лотерей, заканчивая финансовыми пирамидами. Но опасненько, надо осмотреться. Рэкет? Тьфу, вообще ерунда лезет в голову. Даже обидно за себя стало, бесполезный и бесталанный я какой-то. О вспомнил, чередование культур при посевах, селекция скота! Уже теплее. Убаюканный надеждами я уснул.

Утром, попрощавшись, мы выдвинулись к королевству. И уже через часик были на границе. Внешне никак не обозначенной. Надо столбики тут вбить, хотя украдут, как пить дать. Дорога стала приличной, и у меня возникла мысль сделать свою дорогу хорошей, тем более проходя по баронству, она шла к соседу, а там ещё дальше. Не часто, но ездят по ней. Решено, хрен с ней с полянкой, поставлю свою харчевню на пересечении ручья и дороги. И вода, и денежные путники. От замка, правда, уже не километр, а четыре, но не страшно. Прибыли мы к дорожному посту. Меня узнали, и денег пытались не взять, но я уже, будучи вольным Бароном, не имел право бесплатно ездить, насильно заплатил за всех. Часа в три-четыре мы заехали в Лейну, порт королевства. Сразу поехали к гостинице и сняли несколько номеров. На сегодня я запланировал торговые дела, а на завтра посещение ратуши градоначальника и разборки с моими магическими силами. Поехали по магазинам, и первым было посещение лавки местного мага. Как сказал Бурхес, маг был аж двенадцатого уровня. Что он тут забыл?

— Привет коллеге, поможешь амулет зарядить?

— И вам всего хорошего, конечно, показывайте. — и он стал заниматься амулетом защиты Бурхеса.

Мы тем временем оглядывались. Амулет как у мага, в лавке стоил сорок пять золотых.

— Уважаемый, а есть дешевле? — отвлек я магов.

— Нет, он вообще один, держит пяток стрел из арбалета в упор, из лука и с дистанции до полутора десятков.

В итоге купил только перстенек для определения отравы в еде. И недорого. Двадцать серебра, хотя может зря потратился. Наверняка у покойной родни были, опознать бы их. Но он мне и тут пригодится. История с нападением дезертиров, заставила меня озаботиться собственной безопасностью. Приглянулся эликсир, на ночное зрение, на второе дыхание, на резвость коня. Но пока решил сильно не тратиться. Потом прошлись по продуктовым, я купил сладостей и специй, а также фруктов. Зашли в оружейные лавки, там гвардейцы продали трофеи, мне ничего не понравилось, оружия и так полно в замке. В одежных лавках та же история, трофеи продавали, а я купил пяток костюмов для купания, буду в них тренироваться. Облегающие кожаные рубашки и штаны. Крепкие, и красивые. А то одеть на разминку нечего, а я решил набирать форму бойца, растяжка, набивка кулаков, отработка борцовских приемов. С кем только?

Вернулись поздно, и легли спать. За день потратил золотой, на товары и гостиницу. Успел попробовать перстенёк — ни чё так, кормят не отравой. Надо сказать, как подступится к главной задаче, а именно поставить трактир и бордель, я не знал. Ну, девок куплю, на рабском рынке завтра, а кого брать в компаньоны, ума не приложу! А придется, денег у меня не хватит. Жратву, место под дом, защиту дам. Но надо же ещё и оборудование. А ткани здесь дорогие, как бы белье постельное дороже девок не вышло. А были планы и на пару-тройку номеров для путников при харчевне. Решил утром начать с посещения ратуши, прояснить всё по налогам. Если батюшка платил вперед, пусть вернут! Потом магические силы проверить. Ну а девушки? Ну а девушки потом!

Глава 7

Сквозь сон я слышал, как гвардейцы пользовались услугами профессионалок, но выспался отлично. Хорошо быть молодым.

— Гарод подъем, ты сказал разбудить рано — стучался в дверь Ригард, но я уже проснулся и сделал разминку.

— Я готов, что там по завтраку? — спросил я, выходя из комнаты.

Завтрак нам подала зевающая служанка, таких форм, что мы смотрелись на её фоне детьми. Жильё мы сняли с питанием, этакий олинклюзив, может, поэтому выбор был не особенно широк. Зато попробовал местного пива, хмельного и крепкого. Выпил кружку, и настроение пошло вверх. Надо купить пару бочек, себе в замок. Хотя оно тут наверняка не пастеризованное и скиснет быстро.

Где ратуша бургомистра я знал, бывал с батюшкой пару раз. Буквально пять минут, и я у ворот привязываю коня к коновязи. Ратуша, большое здание из камня, в три этажа, а перед ним большой парк. Я-Гарод это видел ранее, но мне-земному было интересно. Я разглядывал и оформление, и сам стиль, и рисунки по камню. Увиденное заставило немного стыдится своего мрачного замка из грубых скальных глыб. Украсить, что ли замок, не сейчас, потом, когда лишние деньги будут. На удивление, в ратуше были служки — на столь ранее появление главы города я не рассчитывал. Мой план как раз состоял в том, чтобы без бургомистра узнать всё нужное взяткой.

— Любезный, как тебя, я новый барон Кныш, мне бы по налогам узнать.

— Ойлин меня кличут, а что случилось со старым? Неужели помер — удивленно спросил он.

— Да, помер батюшка, мне бы узнать, по налогам, сколько я должен. — сказал я, радуясь, что градоначальник не в курсе или ещё не сообщил своим подчиненным, о том, что мое баронство вышло из состава королевства.

— Да платили же вы недавно все недоимки, даже аванс внесли сорок пять золотых. — удивился служка.

— Ну, отлично, документ можешь сделать, чтобы я у батюшки не искал. — сказал я, крутя в руке серебрушку.

Я бы дал и золотой, но боюсь спугнуть идиота.

— Сию секунду! — служка был сама любезность. — Да и не нашли бы вы, борон покойный никогда не брал бумаги, вы же другое дело! Сразу видно серьезного обстоятельного человека — льстил мне Ойлин готовя документ.

— Держи — я катнул монетку по столу, беря в руки документ.

— Там ещё печать нужна, но господина бургомистра нет ещё — извиняющимся тоном сказал Ойлин.

— И что, мне ещё раз заходить? Неужели ничего нельзя сделать — я достал ещё серебрушку.

— Никак нельзя — не сводя глаз с монетки печалился служка, но морда была какая-то неискренняя.

— А так? — я достал ещё одну монетку.

— Думаю, можно в канцелярии взять, можно даже без бургомистра. Дело то обычное, чего по пустякам тревожить занятого человека. — сказал он, имея в виду то ли меня, то ли бургомистра, и взяв монетки, умчался вместе со справкой.

— Готово! — буквально через пару минут он отдал мне документ с печатью.

Интересно, за счет чего такой налог? По моим прикидкам грязными у меня выходило двадцать, двадцать два золотых с продажи продукции в год. С этой суммы пятую часть отдавал королевству Синок, откуда ещё доходы?

— Так у вас доля же, в морской компании! — пояснил Ойлин удивляясь.

— Упс, я, что это вслух сказал? — удивился я.

— Вот, ваш доход записан, сто семь золотых за пять лет, ещё двенадцать с прочих доходов и сто сорок с прибыли морской компании. — не стал заострять на моих словах внимание Ойлин.

— Неплохо! — вырвалось у меня.

— С этой суммы налог, почти пятьдесят два золотых, плюс согласно справке, он внёс ещё сорок пять в счет будущих налогов. И насколько я знаю на остатки прибыли выкупил долю у города. Теперь вся судоходная компания ваша! Желаете справочку о компании?

Ойлин был в ударе. Серебро лилось ему в карман рекой, а всего-то и делов, простофилю паренька проконсультировать! Правда настроение немного портили, слишком взрослые и безжалостные глаза парня. Это он в папеньку, решил про себя служка.

Вскоре лишившись ещё двух серебрух, я получил справку по компании и её доходам и налогам. У компании, незатейливо названой «судоходная компания Кныш», было всего два грузопассажирских корабля, но новых и дорогих. Компания приносила, пятьдесят шесть золотых в год грязными, после уплаты налога доля отца была двадцать пять монет в год. Теперь она возрастала в полста, с небольшим, монет в год в общем! Неплохо так. И как это прошло мимо меня? По малолетству не иначе. Хотя стоп! Я налоги не плачу же, мои обязательства только перед императором, и то защитой и участием в войнах. Полновесные пятьдесят шесть золотых! Узнав, где располагался офис компании, я сделал себе пометку зайти туда. Я не стал ждать бургомистра, справедливо считая, что раньше обеда тот не придет, и отправился в храм единого для проверки магии. Надо, сказать, религия в этом мире не играла большой роли. На этом сказалась давняя затяжная война церковников с магией, закончившиеся полной победой последних. Подойдя к храму, я чуть не перекрестился, за время в сизо привык посещать службы, все, какое-никакое развлечение. Сам храм был по типу земного, на входе стояли лавки и конторки, где-то тут и нужный мне человек.

— Мне бы на магию проверится — обратился я к магу за отдельной конторкой.

— Четвертый ранг — фыркнул сзади Бурхес. — Ещё и лысый! Совсем безрукий, раз волосы не вырастил.

— А-а, сын барона Кныша — признал меня тот.

— Уже сам барон! Батюшка оставил мне наследство, и я теперь вольный барон милостью императора Хоста.

— Сочувствую, тогда с вас один золотой. — совсем не сочувственным тоном ответил маг, доставая артефакт.

Далее он смешал два порошка в стакане вина и дал мне выпить. Положа руку на теплый камень, весь исписанный рунами, я ощутил покалывание.

— Что чувствуешь? — словно читая мои мысли, спросил маг.

— Колется немного — отвечаю.

— Поздравляю! У вас первый ранг! Согласно эдикту императора, вы обязаны вступить в гильдию, взноса нет.

— А что дальше? Как развивать, где гильдия? — я взволновано и радостно затараторил, явно Гарод прорвался детскими эмоциями.

— Пошли. — тронул меня за плечо улыбающийся Бурхес — Все расскажу. Нам к Остину, это глава местной гильдии.

Надо же, улыбается, наверное, себя вспомнил, подумал я.

Гильдия была по соседству, небольшой дом, наполовину жилой наполовину нет. В нем жил третий и самый сильный маг города, четырнадцатого ранга. Постучавшись, мы заставили слугу разбудить хозяина, довольно молодого мага.

— Кого я вижу! Новый барон Кныш! И королевский маг связник Бурхес. Мои почтения гвардии — он кивнул моим сопровождающим. — Чем могу быть полезен?

— Хочу вступить в гильдию! — улыбаясь во весь рот против своей воли заявил я.

— Да неужели у великой Леи ещё один сын маг! Жаль, что погибли твои родные, я хорошо знал батюшку, а уж мама твоя была моей наставницей в академии.

— Вы уже знаете, что произошло? — констатировал факт я.

— Да, вчера пришло сообщение из дома императора, ты теперь вольный барон поздравляю, если с этим можно поздравить.

— А чего нельзя? — удивился я. — Вы уже сообщили бургомистру?

— Отправил весть, но этот старый алкаш напился и пока не знает. Пошли в гильдию расскажу, что и как.

Мы зашли в нежилую половину дома, большой приемный зал оккупировали мои гвардейцы, а мы втроем прошли в кабинет старшего мага королевства.

— Вот твой знак, поздравляю, ты бы имел право на обучение в академии, но пока ты последний в роду это не получится. — Остин передал мне диск из бронзы сантиметров пять диаметром.

— Но азам тебя и Бурхес обучит, за плату, конечно, пары серебра за занятие хватит.

— Остин, плату устанавливаю я! — возмутился недовольный Бурхес.

— Да ради бога, я лишь сказал, за сколько барон может найти другого учителя — усмехнулся Остин, явно с симпатией относящийся ко мне.

— А чем плохо вольное баронство? Налоги не плачу, законы свои. — пытаюсь на волне дружелюбия выяснить нюансы.

— Империя мощный огромный мир, там кроме налогов есть и права, и льготы. Уровень жизни в империи высокий, есть судебная защита, а вольный барон решает силой. Ладно, тебя пока император прикрывает, а потом? Есть медицинский минимум, разный для разных категорий, конечно, но в этом здании я веду прием как маг-лекарь.

— Бесплатно, что ли? — удивился я.

— Да, для других, но вольные баронства платят. Я получаю неплохой оклад в двенадцать золотых в месяц от империи. Образование для тебя опять же платное, да что говорить — за проезд по дорогам и въезд в города и то платить надо!

— Императору выгодны вольные баронства, не нужно обеспечивать им уровень жизни, чем больше вольников, тем меньше расходы казны. А ваши мизерные налоги не покрываются расходы даже на половину. — дополнил Бурхес.

— А плюсы есть? — спросил я упавшим голосом.

— Во-первых, твой статус вольного барона автоматически вводит тебя в высшую аристократию, ты наравне если не с герцогом, то с графом точно, женится будет проще. Во-вторых, нет самодурства начальства, ты фактически не подчиненный, а младший товарищ императора.

— Маловато. — скривился я.

— Многим хватает, поэтому награждают этим, но на самом деле империи — это выгодно. И земли не разбежались, но тратиться на нищих не нужно. — закончил Остин.

— А большая империя? — спросил я, подойдя к карте, на которой мой баронство на краю моря было мелкой точкой.

— Пошли девок покупать — позвал меня Бурхес. — Купим тебе книги по географии, зачитаешься.

— Сначала в мою компанию зайдем — настоял я.

Мы тепло попрощались с городским магом и двинулись к порту по мощеной камнем улице. Порт поразил пустотой. Всего лишь тройка кораблей стояла на разгрузке. Видно, не торговый сезон был. С помощью уличного мальчишки нашли небольшой домик, тоже полу жилой, где было правление компании. Не смотря на ранний час в компании было три человека, массивная баба, мелкая девушка, но с третьим размером груди, и хмурый дядя оказавшийся старшим.

— Глава «судоходной компании Кныш», Борил. — недовольным, но острожным тоном сказал он, заметив мой интерес к бугоркам девчонки.

— Барон Кныш — сказал я, переведя взгляды с откуда хотелось на куда надо, а именно на переносицу мужика.

Этому приему я научился ещё с бандитских времен, действует нервирующее.

— Моя дочь Мари и жена Сайтин — уже добрее ответил он. А может на него подействовал Борил недовольный наличием тезки.

— Мой отец умер и теперь я глава. Показать печать?

— Я помню вас, видел пару раз с отцом, а как он погиб, и как вы стали наследником, а ваши братья?

— Братья погибли тоже, спасая императора. Теперь я вольный барон и хотелось бы поподробнее знать о моей компании. — я надавил интонацией на слове «моей».

— Сочувствую вам. Что ж давайте к делу. Сайтин принеси документы.

Дела были, на мой взгляд, в порядке, прибыль была той, что я узнал в ратуше. Компания владела двумя судами, которые, впрочем, не ходили далеко. Пять кают на одном корабле и шесть для пассажиров на другом и сорок тонн грузоподъёмности. Что самое приятное, рейсы были закольцованы. Отсутствие холостого пробега давало неплохую прибыль. Проверил я и ведомость зарплаты моряков и управляющей тройки. На троих выходило один золотой и двадцать пять серебра в год. Может и можно урезать, но не стану. Забрал я выручку за три месяца в размере четырнадцати золотых, итого у меня семьдесят три золотом! Проинструктировал по налогам, Борил заверил меня, что со всем справится.

Мари вертелась рядом со мной, пытаясь, понравится, что явно не нравилось отцу. Поэтому я не обращал на неё внимание, а вскоре попрощался и ушел. К девочкам!

Недалеко от порта был невольничий базарчик, около восьми десятков рабов и рабынь, Бурхес оживился и пошёл прицениваться. Я медленно шел, вдоль клеток, где днем сидел живой товар и рассматривал всех. Бурхесу приглянулись две черные рабыни, тощего вида, но одну я решил купить, уж больно округлая задница у неё, и опыт работы в сфере услуг. Просили за неё двадцать золотых, сбил цену до семнадцати. Купил и двух женщин попроще, не таких сексуальных, но крепких, и широких в кости. Борил и Ригард покупку одобрили. За обеих заплатил двадцать золотом. Была ещё одна, красивая метиска, с ногами от ушей. Запал я на эти ровные красивые ножки, но просили за неё сотню! Купил двух рабов мужчин, один каменщик, другой плотник. Ещё минус двенадцать. Итого на руках двадцать четыре золотом, если выбить сорок пять из бургомистра и то, мало. Ведь придется платить за повозку. Надо было брать её с хутора, эх не подумал я.

После базара зашли на книжный двор. Не сказать, что там было много книг, но он так назывался. Много было писчих принадлежностей. Я кроме вожделенной географии, купил книгу по животному и растительному миру, толстый талмуд аристократов на букву К. Почитаю про себя. Книжку поменьше про высшую знать, еще книжку про королевство Синок, справочник по магии и всё. Больше тратить жаба задавила. И так выкинул восемь золотых! Так-с, что я помню про книгопечатание? Остаток шестнадцать, пора идти богатеть на прием к бургомистру.

Зайдя в приемную, узнал, что глава города баронет Идрин был уже у себя, но общался с кем-то из своих подчиненных. Меня попытались не пустить, два здоровенных амбала телохранителя. Но Ригард и Джун взяли обоих за шкирку.

— Бунт? — тихо спросил Ригард — Форму гвардии императора не видишь?

— Порядок просто такой, хотел доложить — забормотал амбал.

— Добрый день, честная публика! — это уже я зашел в кабинет Идрина.

День был добрым и для Идрина. Он, поставив раком какую-то девку, пялил её со всем старанием.

— Ну, что, вполне себе важное дело, а вольный барон Кныш пусть постоит подождет и королевская гвардия тоже?

— Ты не Кныш, а что от меня хочет император? — вычленил главное баронет, натягивая штаны и выгоняя девку.

— Император дал команду охранять вольного барона Гарода от любых неприятностей. За особые заслуги. — пояснил спокойно Ригард.

— Прошу прощения, я не в курсе был изменений, вы наследник? — быстро взял себя в руки Идрин.

— Я наследник и вольный барон милостью императора. Зря, я вас, конечно, отвлек, вот и сотрудница ваша из-за меня ушла какая-то… неудовлетворенная что ли?

— Ничего я успею её помочь попозже, жаль барона, знал его хорошо, и вас маленький Гарод я вспомнил. — насмешливо ответил Идрин.

— Мой маленький тебе в рот не влезет! Зубы выбьет! — начал заводится я, и бургомистр это почувствовал.

— Да полноте вам барон! Не хотел обидеть! Что у вас за дело.

— Для начала ознакомьтесь с письмом из императорской канцелярии, а пришел я забрать излишне переплаченную сумму налогов.

Идрин открыл письмо, внимательно прочитал.

— Что ж всё верно! А о какой переплате вы ведёте речь?

— Сорок пять золотом, в счет будущих налогов — ответил я.

— Откуда такие деньжищи? Есть документы? Покойный барон, кстати, доверял мне, и никаких бумаг никогда не брал. — усмехнулся плут.

— Он не брал, а я взял. Извольте. — и я подал справку с печатью Идрину.

— Что за! Когда вы! Откуда вы! — баронет не мог подобрать слов. Наконец нашел нужное. — Поубиваю мерзавцев!

— Полноте, вы команд никаких не давали скрывать от меня правду.

— Денег нет, и да откуда такие доходы? Баронство у вас бедное же?

Если бы я точно не знал, что он в курсе про компанию, я бы купился. Актер пропадает!

— Вот вторая справка, неужели запамятовали? — я показал справку по компании.

— Запамятовал — скрипя зубами, согласился он и добавил.

— Старый стал, дожил до седых волос, а до сих пор баронет, папенька сволочь старая никак не помрет, а без земли бароном не стать. Ничего, вот-вот уже, подам в отставку, буду дочку выдавать замуж — он показал на портрет страшной девахи над столом. — Уж я никаких денег для неё не пожалею, и усадебку в городе, и кораблик ещё куплю.

Реклама дочки поперла, Он че, сватает её мне?

— О дочке позже, хотелось бы получить деньги.

— А денег нет, совершенно пустая казна, и рад бы да нету.

Вечер, перестаёт быть томным!

Глава 8

— Мне подождать, когда кто-нибудь принесет налоги и забрать свое? — иронично спрашиваю у Идрина.

Какое-то время мы меряемся взглядами.

— Вы понимаете, что пытаетесь ограбить барона находящегося под защитой императора? Это бунт? — опять тихо спрашивает Ригард.

— Черт с тобой, забирай! — померившись пару секунд взглядами с Ригардом, сдувается градоначальник. Выписывает бумажку.

Я выхожу, где-то в голове отмечая, что слишком огорченным тот не выглядел. Гарод бы этого не заметил, а я вижу насквозь, хоть и фамилия моя не рентген. А зайду-ка я к своему прикормленному другу! Пока его не вздрючили.

— Ойлин, дружище, бургомистр приказывает выдать мне излишки.

— Баронет, разрешил? — удивленно переспросил он.

— Ага — безмятежно говорю я и тыкаю бумажкой с разрешением.

— Как же это? — в голове у служки не укладывается картина «Идрин отдающий деньги», но он не возражает и отдает.

— Да, а есть ещё мои долги перед королевством?

— Да откуда? У вас кроме компании, только домик с участком, давнее владение, но там имперская земля и не город.

— Да, да папаня говорил — вру, радуясь я про себя.

Кто хитрый сукин сын? Я хитрый сукин сын!

— Дай и по нему выписку, кручу пальцами серебрушку.

Через пять минут, с деньгами (около шестидесяти одного золотого) я еду в гостиницу. Сраный папаша! В принципе не вел документов никаких.

— Ойлин! Кусок говна! — в спину доносится грозный рык бургомистра.

Сейчас вставят втык не в меру информированному служке! «Любишь медок люби и холодок». Не жалко мне моего сребролюбивого друга. Без лоха и жизнь плоха.

Еду и думаю. Хоть разорвись сейчас, и трактирщика искать, и ехать участок смотреть. Участок примыкает к реке в районе её впадения в море. Уже не черта города, а сама река и устье собственность империи как я выяснил. Явно батя мутил что-то. Решение моей проблемы нашлось само, по приезду в гостиницу, меня ждал посыльный от мага Остина, пришлось, бросив покупки ехать к нему, а Бурхес свалил по своим делам. Надо грит, помочь сироте какой-то. Сто пудов в бордель намылился! Или сироту эту пялить. Но поехал без него. Захожу в гильдию, и вижу, идет прием лекаря. Здоровый мужик с висящей плетью рукой, по виду вышибала в кабаке.

— Остин, ты искал меня? — спрашиваю, зайдя в гильдию.

— Сейчас этого грузчика поправлю — и он принялся колдовать над рукой мужика.

— Готово! — выдохнул маг.

— Быстро ты.

— Вот пример помощи империи гражданам. Раз в год свободный человек может получить магическую помощь до пятого ранга. Крепостной, раз в пять лет до третьего, и твои, кстати, это знают.

— Совсем некстати, но буду думать позже, ты за этим меня звал?

— Нет, ты искал себе опытного человека для организации трактира? — спросил Остин.

— Да, очень надо, ума не приложу, где искать — пожаловался я.

— На рынке рабов продается личный повар, Эмира Джинов. Я про старого эмира. Он умер, а новый не хочет чужих людей оставлять на готовке еды. Вот и продал её, правда цена кусается в сотню золотом.

— Это такая стройная красавица? — сразу понимаю о ком идёт речь. — Она повар??

— И очень искусный, дашь ей помощницу и работягу, какого, и она справится. Трактир сам поставишь. Потянешь по деньгам? Или я могу занять.

— Половина есть, чуть больше — признаюсь, загораясь идеей купить стройняшку.

— Знаю доходы твои крепкие, пиши распоряжение отдавать мне прибыль с судоходной компании, пока не выплатишь пятьдесят пять золотых, и я дам тебе пятьдесят взаймы.

Соглашаюсь и рысью на рынок, спеша купить приглянувшийся товар. Десять процентов за год, это считай подарок. Надо потом отблагодарить его чем-то. Подгон сделать, как сказал бы я прежний.

На рынке к почти моей уже красавице присоседился толстячок, и пытается сбить цену. Вот он говорит продавцу:

— Или девяносто, или ухожу — и действительно пытается уйти, но уверен блефует.

— Покупаю за сто — делаю я шаг вперед.

— Продано — лениво цедит продавец, а красотка заинтересованно смотрит на меня.

— Эй! Даю сто пять! — кричит толстяк.

— Это не аукцион, вот хозяин покупай у него — говорит продавец, пересчитывая золото.

— Тебе деньги не нужны? — кричит возмущенно неудачник.

— У меня такса твердая, за её продажу пять золотых, мне свои деньги побыстрее получить — пояснил продавец.

— Продай! — пытается сблизиться со мной неудачник, но получает удар бронированным локтем от Джуна.

— Отвали, не продается. До завтра остаётся у тебя — говорю уже продавцу.

— Сутки рабов держим бесплатно — флегматично ответил тот.

Толстяк в бешенстве, но вид пятерых гвардейцев в броне его трезвит. Заезжаю к Остину, благодарю и получаю подарок — книгу, этикет аристократа. Еще раз благодарю его и расставшись, едем с гвардией обедать.

В городке неплохо с общепитом, и есть места подороже, одно из них мы и посетили. Просторный шатер, с коврами вместо столиков, манящие запахи мяса. Не знаю, чем нас потчевали, память Гарода молчит, а у гвардейцев я спрашивать не стал, но было вкусно. А уж тюлень это был или олень всё равно. В тюряге кормили гораздо хуже. И отдали за это два серебра всего.

— Есть планы посмотреть мой участок, — говорю Ригарду, после еды. — Час езды туда.

— Поехали посмотрим, — отвечает тот.

— И надо решить, как рабов везти, и товар!

— Что за товар? — повернул голову десятник.

— В кармане больше десятка золотыми, прикуплю на всю сумму товар, — поясняю я.

— Повозки есть на хуторе, до него предлагаю двигаться на лошадях, а рабы на плоту. Отправим одного охранника с ними, — сообщает свой план Ригард.

— Ты молодец, — радуюсь идее.

Выезжали из других ворот, гораздо меньше размерами, чем главные, выезд бесплатный. Дороги как таковой не было, но по галечному пляжу можно было ехать вдоль моря, что мы и сделали. Солнце пекло, но ехали, конечно, в броне. С полным брюхом мы ехали дольше, часа полтора. Что сказать, участок большой, огороженный высоким забором, часть участка выходит на морской пляж. Река уже в месте впадения в море широка, метров сорок. Кругом низкорослые кустарники. Красота! Сам дом видно плохо, стучу в ворота, нас явно заметили, но не открывают. Что за дурость. Можно подумать мы сейчас уедем обратно!

— Эй! Мы вам сейчас копье кинем! — кричу со всех сил.

— Горящее! — добавляет Борил.

Эх, не знаком с русской мультипликацией. Цитату не узнал. Дверь приоткрывается, но не вся, а небольшая калитка.

— Что хотели, — высунулась голова мужика.

— Хозяин приехал, открывай! — говорю ему.

— Хозяйка у нас, и она не принимает.

— Участок принадлежит мне! Я новый барон Кныш! Старый умер, я его сын, — не нагнетаю, а спокойно разруливаю я.

— Сейчас доложу хозяйке, — он пытается прикрыть дверь, но Ригард ловко суёт копье в дверь.

Ран и Малик соскакивают с коней и силой открывают калитку, слышны крики о помощи, но парни уже успели открыть ворота. Навстречу нам бегут пятерка воинов с мечами, по гвардейцам стреляет лучник, но Джун мечом отбивает стрелу и срывает с пояса арбалет. Выстрел, крик боли и лучник вне игры. Меня не принимают за бойца, и не трогают. Я зверею.

— Рубить их насмерть! — даю команду заигравшимся гвардейцам.

— Стойте, — с крыльца бежит девушка.

Даю отмашку на остановку, противники опустили руки, у одного отрублена кисть, парочка истекают кровью, судьба лучника неизвестна.

— Я хозяйка этого поместья! Понятно, да?

— Ты манде своей уже не хозяйка! — немного остываю я, и разглядывают девку.

Наливные груди, приятная тяжесть в бедрах, красивые волосы — она мне нравится! Хотя, мне много кто нравится. Чертовы гормоны пацана! Только о бабах и думаю, злюсь, но тут же остываю.

— Повторяю, я новый барон, Гарод Кныш, а это мое наследство! — я обвожу вокруг руками.

Девка ахает и плачет.

— Я жена барона, а в комнате наша дочь, меньше года ей. Как он умер? Когда?

— Жена? Не было жены, кто вас поженил? Дочка? Моя сестра? — растерянно бормочу я.

— Как он умер, когда? — плачет «мачеха».

— Защищая императора, как герой. Выжил только я.

— Нас не женили, он не хотел говорить вам, — плачет она.

— Тогда ты никто! Уматывай, не зли барона! — это Борил не может остыть после боя.

— Погоди, если у неё дочь от моего отца, то она мне сестра, а это мама моей сводной сестры, тоже не чужая. Пошли в дом, а вы помогите воинам. Ригард ты со мной.

Лучник был жив, но ранен, так что обошлось без смертей. Умелые воины попались.

Зайдя в дом, попадаю в нирвану. Большое помещение, занимающее весь первый этаж, кругом ковры и диваны, круглый очаг, стоят глиняные кувшины с цветами. На стенах гобелены, в центре комнаты бассейн метра полтора в диаметре, с фонтаном. Старый слуга подносит напитки и сладости.

— Рассказывай, — усевшись поудобнее приказываю я.

— Я бывшая рабыня, твой отец выкупил меня два года назад, — начинает она.

— Давай так, имя, возраст, гражданство, кто родители, где жила, как попала в рабство, текущий статус — уверенно спрашиваю я. Блин ещё бы статью спросил.

— Аньен, семнадцать лет, родилась в эмирате Гастлунда, отец кормчий был, свой корабль, мать бывшая шлюха. Жили хорошо, пока отец не погиб в бою, сразу оказалось куча долгов и меня с мамой продали в рабство за долги. Год назад твой отец дал мне вольную, так что твоя сестра и я не рабыни. Все документы в королевстве есть. Нас твой папа скрывал от детей, говорил, мол, женю пару тройку оболтусов, тогда и мы поженимся.

— Живете не бедно, а почему поместье ты решила, что твое? Оформлено на отца, теперь мое.

Тут мой взгляд падает на украшения, мамины, вспоминаю я.

— Снимай, — дай команду я.

— Это подарок! — возражает она.

— Мне силой сорвать? Это моей мамы украшения, и мне все равно, — может я не прав, но Гарод внутри доволен.

— Расскажи, как он умер, — она в слезах снимает сережки и браслеты.

— За каким-то делом в наши скалы наведался император, была попытка его захватить, мы сопровождали императора и помогли отбить нападение. Все кроме меня погибли. Я еле выжил.

— Отец говорил, про тебя, ты не похож характером. Говорил, ты был мечтателем, даже женщины у тебя не было. Говоря это, она вытянулась, и обнажила часть бедра.

Она что, меня соблазнить хочет? Я в принципе не против (чертовы гормоны), но что-то меня насторожило. И вовремя! Дряхлый слуга, еле волочащий ноги, попытался резким ударом проткнуть мне шею кинжалом из рукава. Я успел сместиться, но спас меня резкий выпад мечом Ригарда. Отрубленная кисть вместе с кинжалом покатилась, пачкая ковер кровью. А меч Ригарда, уже у шеи старика, явно ждет моей команды.

— О, боги зачем! — ожила Аньен.

— Он последний, убить его, и баронство может перейти к твоей дочери. — пояснил старик, истекая кровью.

— Кто это? — спрашиваю у Аньен.

— Год назад нашла и выкупила нашего старого слугу, он с рождения со мной. Не убивай его!

— Не буду, — легко согласился я. — Выкинь эту падаль за ограду, выживет, так выживет.

— Он истекает кровью, помоги ему!

— Чтобы он ещё раз ткнул меня ножиком? — усмехнулся я.

Ответить она не успела, старик дернулся и затих.

— Вот теперь можно и похоронить его, дай команду, — говорю десятнику.

А ведь он, скорее всего жизнь спас мне. Трахать Аньен уже расхотелось, да и надо думать, что делать с ними. И посоветоваться не с кем! Может с тем же Остином? Хотя это человек Идрина. А у Идрина, явно были планы на поместье, если все оставить как есть, может и подлянку кинуть. Может надо забирать с собой? А что, «друзей держи близко, а врагов ещё ближе».

— У тебя есть выбор, или забрать личные вещи, и идти на все четыре стороны, или поехать со мной в замок. Сестру я не обижу, тебя тоже.

— Давай я останусь здесь, ты просто продай мне поместье. Оно стоило двести золотых, я дам двести пятьдесят!

— Я сейчас хорошо поищу и найду, эти двести пятьдесят, — усмехнулся я.

— Нет, у меня около двадцати золотом осталось, есть человек, которые поможет! — уверено говорит она.

— И кто такой щедрый? Отец-то знал про него?

— Знал, это его товарищ по торговым делам!

— Идрин, значит. Вот он что задумал, забрать поместье, если не получится даром, то по дешевке. А тебя на хер, причем в прямом и переносном смысле.

— Судоходную компанию я уже забрал, а судя по документам на поместье, оно может и стоило двести, но без обстановки.

— Откуда ты все знаешь? — удивляется Аньен.

— Вижу, в документах! Оно подарено империей моей покойной матери за заслуги, ровно двадцать лет назад. И я вспоминаю, что отец и мать иногда уезжали из замка по делам, на пару неделек.

— Да, так и было, но барон подарил его мне! — настаивала уже из упрямства Аньен.

— Затрахала! По документам оно мое! Вопросы? Хотел бы подарить отец, оформил бы на тебя! — взорвался я выведенный её ослиным упрямством.

— Я не поеду с тобой, лучше уйдем, куда глаза глядят! — заплакала она.

— Ты можешь идти, сестру я тебе не отдам, воспитаю сам. Оно мне надо иметь претендента на мое место? Понятно, что сестра ещё малышка, да и ты дура мне не соперник. Но хитрожопых полно кругом, вас просто используют. — поясняю ей.

— Ты не имеешь право отбирать мою дочь, — она в слезах кинулась на меня с кулачками. Ригард, что характерно даже не шелохнулся.

— Отцепись, — я с трудом оторвал её руки от себя любимого. — Законы империи гласят, дети аристократов до шестнадцати лет принадлежат их семье!

— Я её семья! — кричит «родственница».

— Ты не аристократка, ты просто гражданка, и то надо проверить, может ты рабыня по-прежнему.

— Хорошо я поеду с тобой, дочку не брошу, — поникает, зная мою правоту Аньен.

— Зови слуг и охрану, побеседуем.

Пока я обходил дом удивился уюту. Умеет его создать «мачеха». Потом пообщался со слугами, поскольку платил им отец, а теперь я, проблем не было. Шесть охранников, один калека без руки, ещё трое раненых, но выживут. Оставил всех в поместье, оплату положил раненым пол золотого в год, здоровым два. Это ещё четыре золотых в год! Деньги текут рекой сквозь пальцы. Хотя два десятка «её личных» я отобрал, сама отдала, когда я спросил, кто платил налоги и откуда деньги. Итого на руках тридцать один золотой, и дома оставалось шесть, хм… отдать может часть Остину? Нет смысла, будет процент выше, не важно, когда отдам, пять монет сверху все равно обещал! Слуг помимо старика было трое, баба повар и служанка, конюх и работник по дому и садовник. Но они рабы, денег не просят. И чё говорят, рабский труд не эффективен? Люди довольны тем, что остались тут.

Почему я оставил всех в поместье? Гуманизм? Да на хер, гуманизмом мальчики в детстве занимаются! Не хотел, чтобы информация уходила на сторону, об изменениях в статусе и жильцах поместья, ну и некоторые служили уже больше десятка лет тут. Батя, конечно, удивил, столько времени скрывать от детей поместье и бабу. Но это я не в курсе, а кто-то из старших вполне мог быть в курсе. Посмотрел на сестру, пока ничего в душе не шевельнулась. Назвали её Ольча, довольно крикливое создание. Морда, кстати, мамина, скорее всего, подбородок, точно её. Тонкий, изящный, у нас другой, мощный. Дал команду собирать необходимые вещи для Аньен и дочки. Предупредил, чтобы брали все ценное, но весь дом собирать не надо. Обстановку тут оставлю. Отправил Малика в гостиницу, предупредить мага, и чтобы нашел повозку утром. Магу передал поручение искать плот на завтра на обед. Чувствую, загостился я тут. Сегодня решили заночевать в поместье. Ночью в кровать пришла Аньен, налаживать отношения как она пояснила. Долго и качественно орала, во время наладки! Я даже решил, ей наутро разрешить носить мамины украшения, временно, конечно. Сказала, что у меня больше, чем у бати! Врет, наверное. Чем-то же батюшка подкупил крутую магичку, мою маму. Вариантом, что подкупил глубоким духовным миром, или большим богатством не рассматриваю! Уснул я один, не доверяю я пока Аньен. Ночью придумал пять разных способов, как отжать это поместье самому у себя. Не могу перестроить мышление пока. Отнять и не делить! Ну, лежит душа к этому.

Глава 9

Хотел уехать рано, а не получилось. Не было повозки, поэтому, «маман» и успела собраться. Еды в поместье было достаточно, но я оставил треть золотого на непредвиденные расходы. Наказал баб не водить и стеречь имение. Долго думал, кого оставить старшим, потом оставил Онга, воина, который потерял кисть. Хоть какое-то ему будет утешение. Кисть можно и отрастить, но это магия пятнадцатого уровня как минимум, и нужно кучу дорогих ингредиентов. Но шанс был у него. Потом приехал Малик с повозкой с широкими колесами, запряженный парой лошадей. Давай грузить, а не входит всё! Я выкидывать лишнее, на мой взгляд, Аньен в слезы! Ох, и орал я со злости, громче, чем она ночью.

— Короче! Короче! Грузим, сколько можем, сколько влезет и едем. Остальное тут оставим.

И прибавил пару матерных по-русски. Люди уже привыкли к моим словам для связки, а самый прошаренный Малик уже и использовал пару слов. Писдессс! Уморительно звучало, но энергетически сильно!

Напуганная моими криками, Аньен шустро командовала перегрузом вещей. Малышку с мамой посадили в начале возка, где трясло меньше, и мы выдвинулись. Ехать пришлось три часа, и часиков в десять я уже был на рынке рабов. Забрал всех пятерых купленных рабов, и выдвинулся на повозке к гостинице. Старый плут маг был тут как тут и ждал меня.

— Нашел плот, который к нам идет за рыбой, с удовольствием возьмут нас. Плата — четыре серебра.

— Торговался хоть? Им всё равно туда плыть, а тут ещё за холостой ход заплатят! — спросил для проформы я.

— Обижаешь! Семь просили, скоты! — ухмыльнулся Бурхес.

— Ты сам готов? Собирайся и с моей «маман» и сестрой езжай на пристань грузитесь, и ждите нас. Забери только мои покупки.

— Госпожа Лея жииииваааа? — начал заикаться Бурхес.

— Ты Малика не видел, что ли? А откуда про плот узнал.

— Записку написал он мне.

— Нет, я не про маму. Это папа подженился под старость лет, неофициально, ну и дочку родили, — ответил я.

— Ясно, понять его как мужчину можно, тот ещё жеребец был. Пол деревни перепортил, говорят.

— Ладно, иди знакомиться, я прошвырнусь по магазинам, деньги ляжку жгут!

— Как ты сказал? Ха-ха-ха, — посмеялся маг и ушел к повозке.

— Малик ты на плоту, защищай в первую очередь малышку.

— Понял, исполню. — кивнул смуглый живчик.

Иду и думаю. Пол деревни! Там, поди, бастардов штук двадцать! Как бы сестру не отодрать! Да пес с ним! Надо прикупить продуктов, карту хотел взять, свод законов империи, одежды под бордель, туда же постельное, может чего из посуды. В общем, планы были как у Гитлера.

И надо сказать в отличии от бесноватого они удались.

Самая дорогая покупка — подробная карта империи. Отдал золотой и семь серебра. Подозреваю, серебро можно было выторговывать, но некогда. Правду говорят, время — деньги! Одежда, и бельё тоже дорогие. Взял и себе пару комплектов, плюс подушку под себя. Мои родные уж очень аскеты были в плане комфорта. А я помыкался по тюрьмам и сейчас хочу комфорта и бабу! Тьфу, опять гормоны! В бордель надо зайти, заодно гляну, как там устроено. Сказано — сделано, нашел самый лучший, китайского вида домик, вроде пагоды, рядом с домом пруд. Внутри много цветов и растений, живых причем. Несколько столиков, пара девиц совсем не шлюшьего вида, официантки, наверное.

— Чего изволите, — спросила приятная дама средних лет, одета скромно.

— Женщину! Можно двух! — уверенно отвечаю, думаю, что на двух может времени не хватить.

— Эльза, Элиза ко мне! — командует она.

Подходят две женщины, не могу назвать их девушками, симпатичные, но с плотной фигурой.

— А можно всех посмотреть? — против воли вырвалось у меня.

Ригард сзади насмешливо хмыкает, но молчит. Он пришел меня охранять, а не за женщиной.

— Сейчас свободна ещё одна, но на неё запись, хотя минут сорок у вас есть. Эльча, будь добра! Мадам делает знак рукой.

— То, что доктор прописал! Восклицаю, глядя на стройные ножки, в короткой тунике, подходящие ко мне.

Выше тоже было на уровне, но с такими ножками выше можно и не смотреть!

— Эльчу на всё время, что у неё есть! Сколько с меня?

— Пять серебра! И это граф только для вас, со скидкой! — льстит мне бандерша.

— Я барон, но пофиг! — расплачиваюсь наперед я.

Дюжина ступенек, и мы в просторном коридоре, где всего четыре двери. Я шел сзади, конечно, и увидел, что попа тоже красивой формы. Заходим в ближайшую дверь, Ригард тут же выходит, осмотрев комнату. Кровать, со шкурами, застеленными бельём, надеюсь, блох тут нет. И вообще хорошо бы предохраняться, хотя в империи лечат всё! Эльча падает на кровать, туника соскальзывает со смуглой груди, потом на секунду оголилась вторая, чтобы тут же закрыться густой копной волос. Эльча глядя мне в глаза, широко распахивает ноги, делая этакое «здрасте»! Я не выдерживаю, и на ходу снимая броньку, вступаю в дело! Сорок минут пролетело как одна, но я высушен до упора. Слышу звонок колокольчика в комнате, хитрым способом, связанным с первым этажом. Он дает знать, время вышло. Эх, хорошо молодым быть! Собираясь уходить, слышу:

— Барон, а деньги? — искренне удивленно так, протянула девушка.

— Бароны денег не берут! Шучу! Я же платил уже!

— Это хозяйке, а мне? — поясняет фея.

— О как! А сколько тебе?

— Обычно одинаково дают. — на голубом глазу заявляет девочка.

— Держи, я кидаю на кровать двадцать серебряных и выхожу, слыша за спиной восторженный писк.

Черт! Черт! Сраные гормоны! Отвык я от эмоций, огрубел. А тут кидает меня то в радость, то в гнев. И обстановку борделя толком не разглядел! Че туда ходил спрашивается?

Приехал к речной пристани. Она километров в семи от моря и от города километров двенадцать. Следом за мной кроме четверых гвардейцев следуют две лошади, загруженные покупками. Ума не приложу, как возок на рыбном хуторе увезет все имущество. Два раза ездить, наверное, будем. Плот не выглядит большим, шестеро гребцов, но течение реки не сильное. Плот уже загружен, вижу встревоженную мордашку Аньен и подхожу к хозяину плота.

— Как погрузка? Есть проблемы? — задаю вопросы ему.

— Готовы отчалить, серебра добавить бы, хлопот много!

— Ты выше по реке поднимался? — игнорируя вопрос, задаю свой.

— А как же! Возил свиту императора! Золотой дали!

— Можешь сразу туда отправиться? Это недалеко же от моего замка?

— Тропу там хорошую вытоптали, да и берег сходней оборудовали. Отчего нет! Доплатишь если! А от реки до вашего замка километров двенадцать!

— Отвезешь туда, плюс захватишь два возка, и лошадей четыре штуки я заплачу пять серебра сверху! Шучу! Три!

— Всего?!!! Золотой это стоит!

— Очумел? За золотой я воробья в поле загоняю! Я тебе император, что ли?

Но торговаться было лень, и я согласился на двадцать серебра всего, а не плюсом к старой сумме. Уже собираясь в путь, я сказал, как бы мимоходом.

— Ты вообще свой годовой доход за поездку сделаешь!

— Ну да, мне рыбаки твои за год почти золотой отдают! А есть и ещё приработок!

— Ну, счастливо! — кивнул я ему и дал команду ехать обратно в баронство.

Еду и кубатурю. Хуторяне золотой отдают только за перевозку рыбы, мне и то меньше золотого за год. Судя по объему и ценам на рыбу, его доход золотых шесть-десять, в год!


Вечерело, я собирался заночевать на границе с баронством. Там стоял двор королевского егеря, прошлый раз мы его проскочили, но я выяснил, что егерь за плату пускает заночевать к себе. Но подъехав, был удивлен количеством повозок около и во дворе егеря. Чую ночевать придется в поле.

— Добрый вечер барон! Меня заметил егерь и хозяин двора.

— И тебе привет браконьер! Отвечаю сразу с наездом.

— Что это так? Опешил егерь.

— Лес мой в километре от твоего дома, хочешь сказать, что никогда не заходил в него? — смотрю глаза в глаза ему.

— Бывает, но только потому, что тут трудно понять, где граница, — отводит глаза он.

— Ну, если иногда и случайно и не далеко, то не страшно! Пустяковая услуга то! Вот заночую, у тебя, да и в расчете! Но не наглей дальше.

— Мой дом, твой дом! — выдыхает егерь, не охота ему с психованным пацаном связываться.

— Я думал занято всё, — обвожу рукой повозки и народ вокруг.

— Это? Это комедианты бродячие и торгаш, едут к тебе как раз, а дальше к барону Малосси, — пояснил егерь.

— Что ж пошли в дом, ужин и спать!

Глава 10

С утра, мы, позавтракав, едем к хутору. Я занимаюсь разработкой источника магии, успел прочесть одно упражнение. Надо скорее брать уроки, путь мага долгий, но и бонус порадует потом. Упражнение называлось, «заполнение». Я пытался представить полусферу внутри себя, и заполнить её водой. Саму точку я видел, Остин помог, а вот дальше дело шло туго. Я пробовал разные способы, но ничего не выходило. И вдруг я проваливаюсь в эту точку, вокруг темно. Резко выхожу из этого состояния, но перед выходом вижу огромную чашу и себя в ней. Я, оказывается, упал. Ригард сказал я просто сполз с коня.

— Магия тренирую, — смущенно говорю гвардейцам.

— Осторожнее надо, — ворчит Ригард.

— Видел чашу, пошло развитие! — радуюсь и не могу держать это в себе.

— Изнутри или снаружи? — внимательно спрашивает Бурхес.

— Снаружи, — зачем-то соврал я. Хотел поправиться, но не стал.

— Ну, правильно, так обычно и бывает. — теряет интерес Бурхес.

Делаю себе зарубку, узнать подробнее и перевожу тему разговора.

— Есть планы, сделать проезд по дороге платный, хоть медяшку, а лишней не будет. Как в других вольных баронствах?

— Обыкновенно, для нас и магов бесплатно. — отвечает Ригард. — Реки, озёра тоже бесплатно, это принадлежит империи. А так, попросишь серебрушку с лицедеев, и пору тройку с торгаша и нормально за такой небольшой кусок дороги!

— Можно и больше, но не забывай соседи для тебя тоже могут плату поднять, да и смотреть косо станут, — добавил Бурхес.

— Я этих соседей сроду не видел! — отвечаю пренебрежительно.

— Увидишь ещё на балах и собраниях. Или ты не поедешь? — спросил с интересом Ригард.

— Поеду, не зовут пока никуда. — отвечаю я, а сам про себя думаю, что жениться то надо, а то академия накроется медным тапком.

За светскими беседами доехали до хутора.

— Представляете господин барон! Плот проплыл мимо и рыбу не забрал! — удивленно-возмущенно горячится Кут, глава семьи.

— Это я их попросил, — успокоил я его. — вернутся к вечеру.

— Рыба может пропасть, а это убытки. — намекая на компенсацию, говорит Кут.

— Само собой! — лезу в кошель, — Считай, купил я эту рыбу, засуши её для меня! Сколько стоит?

— Да обычно шесть-семь серебром! — наглеет Кут.

— Держи, — отсчитал я ему серебро.

И, глядя ему вслед говорю:

— Ты погоди с рыбой, по налогам обсудим.

— Я плачу налоги! — утверждает он.

— Твой доход больше десятка золотом в год, один ты перевозчику отдал.

Пара минут вычислений, и готов ответ.

— Твой налог два с четвертью золотого в год! — довольный итогом утверждаю я.

Кут растерян, но кивает согласно.

— Давай так! Ты доходы не считай, сколько продашь, столько продашь, но мне полторы золотых в год выложи! — предлагаю я.

— Согласен, — произносит Кут и веселеет.

Терять время не стали, поехали в замок. Сам плот будет на месте выгрузки позже, уж очень медленно идти против течения. Проехали место нападения, проехали развилку, где император свернул к реке, далее поворот в лес перед замком, и мы дома! Я уже называю это мрачную глыбу камня своим домом. Нас встречают оставшиеся солдаты и Кларисса.

— В замке все в порядке! Ужин будет через полчаса! — докладывает звонким голосом она.

Солдаты за её спиной ухмыляются. Суки, сто пудов её научили армейским случаям, как бы не отодрали на халяву ещё. Ригард видя мое недовольство и нарастающий гнев, спешит вывести своих парней из-под удара.

— Смирно! Пни лесные! — доложить по форме.

— В замке порядок, происшествий не было, старший охраны Арчин! — докладывает один из них.

— Служанку трахнуть не происшествие? — не успокаиваюсь я.

— Не могу знать! — бодро отвечает он же.

Да хрен с ними, решил я и пошёл к себе. Тоже додумался, оставил пять молодых баб и пять молодых парней одних в замкнутом помещении. Зайдя в башню, выложил лишние вещи, подумал и вызвал всю пятерку к себе. Ригард попросился поприсутствовать. Я был не против.

— Итак, воины сами признаетесь или следствие провести?

— Что случилось? — получивший взбучку от командира Арчин мрачен.

— Особо ничего, но вы пользовались моим имуществом без моего согласия. Служанок трахали? А они мои крепостные.

— Мы же им вреда не принесли, только пользу, — пытается свести к шутке Арчин. — Да и не всех, малолетку и Клариссу никто не трогал.

— Могли залететь, могли заразиться, да и в принципе имущество моё! Я им прямо запретил, насиловали что ли? — стою на своем я.

— Подпоили, уговорили. — вздохнул Крит, ещё один залётчик.

— Ригард, что за это по уставу?

— За воровство рубят руку, тут вроде как взяли имущество попользовались и вернули. Порка или десять дней ареста, но тут нет камеры нужной, по двадцать ударов розгами нормально, но ката нет у тебя, пол месячного жалования думаю, хватит. Ущерб если таковой будет, отдельно, ущерб чести аристократа — месячный оклад, думаю. Ну и я их отдельно накажу, своей властью. Не поймут, поедут в Эригские горы усмирять восстание. Наш полк там сейчас.

— Есть возражения? Вопросы?

— Возражений нет, вопросы есть. Нам полагается один выходной раз в три дня, чем себя развлечь? Скучно тут. — без наезда спросил опять Арчин.

— За пару тройку дней трактир поставлю, и девки там будут, — уже привезли трех, успокоил я их. — На первый раз без штрафа обойдемся.

Жаба давит прощать, но ребята мою жизнь охраняют, достаточно просто поставить их в рамки, а то пацана не воспринимают. А деньги и так мне принесут. Все расходятся, ждем приезда повозок. Их долго нет, но, в конце концов, под вечер прибыли и две повозки, доверху груженные припасами и вещами. И ещё три лошади, навьюченные в основном едой.

— Как добрались, — спросил у Аньен.

— Муторно, и ста километров нет, а ехали больше суток. Я даже наших рабов мужчин за весла посадила.

— Отдаю вам папину комнату и одну из старых служанок в помощь. Вам покажут, располагайтесь!

Всех остальных рабов разместил в одной комнате, к себе вызвал только красотку повара. Длинные ровные ноги, небольшая грудь, смуглое лицо, стройная, но сильная.

— Как зовут, возраст, как стала рабыней, что умеешь? — задаю привычные вопросы.

— Лиска, двадцать шесть лет, родилась рабыней, смею думать хороший повар. Но делать буду, все, что хозяин скажет. Я чудом спаслась от смерти, у нас не принято оставлять в живых слуг.

— Хочу поставить трактир и бордель недалеко от замка. И тебя туда определить! Что нужно, чтобы кормить путников? И может про бордель, что скажешь?

— Про бордель не знаю, тут от клиентов зависит, чем богаче, тем больше изысков надо…

— Клиенты солдаты да путники, — перебиваю я.

— Тогда просто, им изысков не надо, павлинов готовить тоже. С борделем, тоже самое! Те девушки рабыни для этого подходят! Ты бы поручил это кому ещё, а я могу услаждать исключительно только твой вкус.

— Заманчиво, тем более с твоей внешностью, ты и взор можешь удовлетворять, — задумчиво и нагло осматриваю её.

— И взор и чресла! Я буду стараться, не надо бордель! — горячо поддержала мысль Лиска.

Хм, она подумала я её работать в бордель отправляю? То-то такая нежная со мной!

— Завтра попробуешь приготовить еду, а сегодня готовься к другой проверке, в постели.

— Мне бы помыться с дороги! А кушать я завтра сделаю как надо, я вижу, и специи ты купил и фрукты. — обрадовалась она.

— Иди к Клариссе, скажи я распорядился и приходи потом на ужин. И путь тебе покажет, одежды, что я купил. Выбери себе.

Она умчалась, а я стал подумывать о водопроводе, у меня он был, но без магии нет работал. И вообще со смертью мамы многое пришло в упадок в замке.

Глава 11

Ужин не затянулся, Лиска и Аньен буравили друг друга взглядом и не слова не проронили друг другу. Я посмеивался про себя. Еда была простая, но привычная, и стоит ли менять шило на мыло я ещё не решил. Но сеанс массажа от Лиски, после ужина дал ей сотню очков форы. Секс был тоже не плох, но я устал и быстро выгнал её в свою комнату. Я по-прежнему не доверяю никому.

Утром я вызвал плотников из деревни, в том числе счастливого обладателя любвеобильной Гиты, и нового раба. Раб, был неплохим плотником, но застав свою жену с другим порубил обоих в куски! За это его и приговорили в рабство без права выкупа. Чё-то неуютно я себя чувствую, когда этот псих с топором в руках рядом.

— Так орлы! В двух километрах от замка есть полянка с источником, ставьте там таверну вот по этому плану. И я достал план таверны, купленный мной за половину серебряка в книжной лавке.

Плотники повертели его, и начали задавать вопросы.

— Лес сырой лучше не брать, в деревне есть сухой, но нужны лошади, притащить его, — высказал мнение муж Гиты.

— Лес брать разрешаю, лошадей тоже, и в деревне должен быть запас леса, так что надо пополнить его потом. — соглашаюсь я.

— Зачем так много жилых комнат, и два зала на первом этаже? Для трапезы одного хватит. — недоумевал псих.

— Второй зал для борделя, три девушки будут там работать. Комнаты для их проживания там же. Кроме того, будет и комната для тебя и поварихи, и думаю пару помощников ей дать из мальцов. — подробно поясняю и это.

— Далеко от дороги и реки, надо бы будет знак указывающий поставить. — ещё кто-то умный, дал дельную мысль.

— Молодец! Вот и займись этим. — а что, пусть привыкают, что инициатива имеет инициатора. Хотя слов таких они не знают.

По оплате сговорились на два серебряка каждому, на постройку просили неделю. Думал надо ли платить рабу, в империи это не принято, но решил и ему выделить долю. Итого минус двенадцать серебра! Раздал зарплату вперед за месяц, и на руках после всех покупок в городе осталось восемь золотых, да тут шесть, итого четырнадцать. Проживу!

— Барон надо по жилью определиться! — остановила меня Кларисса.

— Слушаю. В чем вопрос, — поворачиваю голову к ней.

— Нет вопроса! Нужно утвердить. — произносит Кларисса и далее перечисляет:

— Башня, три комнаты — вы, я и сын поварихи с конюхом.

— Комната первого сына — маг.

— Комната второго сына — свободна

— Комната мажордома — свободна

— Ваша бывшая комната — Аньен с дочкой

— Комната отца — свободна.

— Комната матери — свободна.

— Комната четвертого сына — для нового конюха и помощника мага.

— Комната двух старых служанок, пока живут там они же и две новых.

— Комната — четыре рабыни.

— Комната — два раба.

— Казарма — 10 гвардейцев.

— Дом конюха и поварихи.

— Дом дочек старосты.

— Итого в замке, десять воинов, шесть рабов, две поварихи, шесть служанок, два конюха, я, помощник мага, Аньен, её дочка и вы!

— Умничка! Возьми с полки конфету, — говорю шуткой из своего мира.

— Где конфеты? — моментально оживает Кларисса. — Те, что справа в кладовке?! Они же жутко дорогие! Там всего две коробки! Правда можно! Вот спасибо!

— Принеси мне коробку, тоже попробую. — ошеломлен её напором я.

Обычные марципаны! Нагреб себе в карманы, и пару штук отдал счастливой Клариссе. Она их тут же скушала. Коробка красивая, прочная, и открыть только барон может. Запирающая магия мамы! Сладкоежка, наверное, была. Коробку велел отнести в кладовку, пригодится потом. По таверне все решил, жить там будут девки рабыни, повариха из новых деревенских, плотник псих, официанткой одна старая служанка. И командовать будет Лиска. Жить будет в замке. Итого в замке останется двадцать пять человек. Из домика, дочек старосты надо переселять, жирно им! А туда кого? Подумаю. Раба каменщика пока в замке использую, потом камины делать в таверне отправлю. А пока надо решить по занятиям магией. Пойду до мага пройдусь, можно его и к себе вызвать, но сейчас мне с ним договариваться по цене за занятия.

— Досточтимый, Бурхес! Как ваше драгоценное здоровье? — вежливо интересуюсь у мага, зайдя к нему в комнату, что характерно — постучавшись!

— Видно здоровье лучше, чем ваше! — он кивает почему-то на конфету в руке.

— А что не так с конфетой? — удивляюсь я.

— «Шеридинские особые»? Ты не в курсе? — удивляется уже в свою очередь маг.

— Нет, думал просто сласти, вот ем их, вкусные!

— Это магически обработанные конфеты, добавляют здоровья, укрепляют, тело, омолаживают даже ну или добавляют срок жизни молодому. Стоят по золотому за штуку минимум! Хранить в темноте и прохладном месте. Не знал, что у тебя есть такие! Ах-ха-ха, — заходится смехом маг.

— Спасибо что пояснил, вытаскиваю из кармана конфеты и считаю. Две отдал Клариссе, две сам заточил, восемь штук остаток. И ещё коробка на складе, итого два десятка.

— Я бы купил штуки три, а то здоровье мое уже не то. Почем продашь?

— Погоди, с ними позже. Я представляешь, две отдал Клариссе! — огорченно говорю ему.

— Так забери срочно! Крепостных он кормит ими, а маг имперский лапу сосет! — негодует старик.

— Поздно, она при мне съела их! — в огорчении остужаю его порыв, догнать и отнять.

— Умница девочка! И не сказала, что дорогие они? — спросил он прищурясь.

— В том то и дело, что сказала! Мол, дорогие! Я думал серебрушка за коробку! «Дорогие» понятие относительное!

— М-да, не придерешься! Ладно, давай по занятиям решим. Два часа — две серебряных монеты. Устроит? — спросил маг.

— По рукам! Первые пятьдесят занятий оплачу «особыми»! Устроит? — даю конфету магу, и тот берёт, и тут же суёт в рот!

— Часа два у нас есть, пока магия не подействует. Начнем, пожалуй. Садись вон в кресло и расслабься — командует маг.

Сажусь и послушно выполняю все указания мага, учусь заполнять чашу внутри себя, что трудно, ибо она огромная, учусь чувствовать мир вокруг себя, ощущая его магией. Никаких заклинаний пока не учу. Тренировка закончилась, но силы только прибывают. Сказывается действие конфет.

— Гарод, мне бы черненькую, что купили. Борделя нет, а мне сейчас будет надо.

— Отправлю её к тебе, ты мне по структуре магии дай почитать что-нибудь? — вспоминаю я.

— Вот возьми, тут по рангам магии информация, — маг дает мне тонкую, но большую по формату книжку.

Выйдя от мага, спустился во двор, где наткнувшись на Ригарда, попросил его о занятиях.

Следующие два часа до обеда, я удивлял десятника. Сила, напор, реакция, выносливость. По всем позициям кроме техники, я был сильнее!

— Эликсир выпил какой-то? — удивленно спросил Ригард.

— «Шеридинские особые», — похвастал я.

— Обычно старики их пользуют, но и молодым польза большая! Дорогие они. Я дешевле золотого не видел.

— А верхняя граница? — интересуюсь.

— До десятка доходит! — удивляет меня Ригард.

— Вот же старая сука, за золотой сторговал, — огорчаюсь вслух я.

— Кто? Бурхес? Та ещё шельма! — смеётся Ригард. — Но я брать не буду, молодится мне рано, а эликсиры империя бесплатно нам выделяет.

Идя на обед, пригласил мага, Клариссу и Аньен. Ригард отказался. Готовила сегодня обед Лиска, прислуживала официанткой Лиана. Было около десятка блюд, и для большинства присутствующих они не знакомы. Но я плов, тушеный нут и пахлаву узнал. Еда была выше всяких похвал!

Рис — зёрнышко к зёрнышку, пропитанный и нежный — буквально светится янтарным светом, и дышит теплом Кусочки мяса лучатся созревшей юностью — ни жилки, ни плёнки.

Я впал в нирвану, остальные хоть и с осторожностью ели незнакомы блюда, но видно, что с удовольствием.

— Отлично! Ты настоящий мастер! — не кривя душой, говорю Лиске.

— Ваша похвала, цветок в моём саду! Со временем, этот сад будет утопать в цветах. — красиво ответила Лиска.

— Гарод, малышке нужна прикормка, моего молока уже не хватает. Может ли Лиска готовить для неё? — спрашивает Аньен.

— Сможешь? — переадресую вопрос рабыне.

— С удовольствием, сегодня и начну!

После обеда, поднявшись к себе в башню, начал читать книгу мага.

Маги разделены на четыре группы:

С первого по восьмой ранг, это «начало», с девятого по шестнадцатый это «опора», с семнадцатого по двадцать четвертый это «сила», с двадцать пятого по тридцать второй это «власть».

Дальше была небольшая таблица


уровень мага — ступень для присуждения уровня — редкость один на — денежное содержание, золота в год

1 ощущение магии 53000 — 0

2 принятие магии 78001 -1

3 воздействие магией 92335 -5

4 изменение сути вещей 1234410 -10

5замена сути вещей 1529815 — 15

6 связь сути вещей 1891725 — 25

7 сращивание сути вещей 2013335 — 35

8 защита магией 2367045 — 45

9 проницающий взгляд 2967260 — 60

10 сверхвосприятие 3534580 — 80

11 определение 38533100 -100

12 переброс 56911125 -125

13 деформация 62099150 150

14 затухание 70016175 — 175

15 запирание 89128200- 200

16 трансформация вещей 125125225 -225!

17 трансформация живого

18 ментальная сила

19 левитирущая магия

20 прокол пространства


Чего она не полностью? Может секрет. Сколько сколько??? Я глянул на ежегодное содержание магов! Где такие деньги?? Вопрос требовал срочного уточнения! Я рванул к Бурхесу.

— Бурхес есть вопрос! Забежал, даже не стучась и нарвался на интим Бурхеса с рабыней. Она, склонившись к паху, работала ртом.

— Я тебе один раз разрешил! — возмутился я.

— Не было такого, да и поздно! Бурхес схватил черненькую за волосы и задрожал! — видимо всё.

— Фу, — отвернулся я.

— Спрашивай, — довольный Бурхес лежал на спине голый и был ещё омерзительные, чем мне показался сначала.

— Уматывай, — я перевел взгляд на рабыню, которая, не стесняясь, одевала свои немногочисленные одежды.

— Что хотел? — уже прикрыв срам одеждой, опять вопросил маг.

— Ты чего не закрываешься? — наехал я.

— Ты барон, магия откроет тебе любые двери, а так-то я закрывался. — отбрехался маг, — Так какой вопрос?

— Содержание денежное увидел в книге! Куда могли деть такие деньги родители? Я про мамину плату за уровень мага.

— Никуда, не было их. Платят тем, кто на службе как Остин, например! А мама твоя как год академию закончила и работала там ассистентом мага. Получала свои двадцать пять, как я. Потом уехала в баронство и за пятнадцать лет поднялась в уровне. Но империи она не служила, и денег не получала.

— Черт! — расстроенный, я хотел расспросить про экзамены и уровни, но вредный старикан отказался делать это не во время занятий.


Огорченный, отправился по комнатам родственников, ища любые документы и ценности. Самое интересное я нашел не у них, а мажордома! Причем совершенно случайно. У всех в комнатах был небольшой санузел и душ. С санузлом понятно, как в любом порядочном замке, отходы в ров, туда втекал ручей, и вода со рва уже уходила в болота. А вот душ не работал никогда на моей памяти, после смерти мамы. Меня привлек красивый металлический кран на душе, и я его крутанул. Потекла вода! В замке был свой колодец, но вода там была холодная. Водопровод замка брал воду в том же колодце и подавал в комнаты. Сейчас служанки таскают ведрами. У мажордома работал душ! Стал разбираться, вытаскивая камни из стены, куда уходила труба, и нашел там магический насос! Причем он ещё и нагревал воду, такой был только у мамы. Она любила нас купать в ванной. Стоил он немало, наверное. Я тут же вызвал каменщика раба и мага и дал им команду переставить насос ко мне в башню. Бурхес завистливо косился на насос, но клянчить не стал, памятуя о всех своих косяках. Одни конфеты чего стоят! Думаю, насос этот из маминой комнаты, когда мама погибла. Мажордом его снял, якобы для хранения и себе приспособил.

Довольный находкой, я принял душ, когда насос был установлен. Для нагрева под вентилем был рычажок, который двигался взад-вперед. Под вечер, ещё чувствуя бурлящую энергию магии, я пошел на тренировку к Ригарду. После неё мы отправились вместе ужинать, компанию нам составила Аньен, с интересом смотрящая на красавца десятника. Тот не оставлял её вниманием тоже. А ведь у меня проблема, в замке кроме моих рабов и крепостных есть свободная баба! Которая может дать кому угодно! И ничего ни ей, ни её кавалерам не сделать. Свободный человек. Может её свести с Ригардом, минимизировать убытки?

— Ригард расскажи про преступность в империи? — спросила Аньен, но мне эта тема была тоже интересна.

— Ничего необычного, воровство, попрошайки, вымогатели, убийцы. — ответил он.

— А ты с ними сталкивался? — опять Аньен.

— А есть крупные структуры, гильдии или там ещё что? — это уже я.

— Есть, но не у нас. В нашей империи много магов, и менталы есть. — ответил он на мой вопрос, что несколько обидело девушку.

— Вымогатели, это как? Приходят в лавку к хозяину и угрожают избить или поджечь, если не будут им платить?

— Например, узнали секрет нехороший и требуют за молчание. А про то, что ты говоришь, я даже не слышал. — Ригард удивленно посмотрел на меня.

Упс! Сейчас научу их нехорошему! Стоит подумать надо ли мне такие заработки. Надо срочно тему перевести.

— Так, что там с бандитами, встречались? — переспрашиваю вопрос Аньен.

— Было пару раз, но отбился. — серьезно произносит Ригард без подробностей, видимо неохота вспоминать.

— Барон! Там на подходе комедианты эти и торгаш. Сигналка звякнула. — заглянул к нам Бурхес.

— Зови их старших ко мне, и пусть близко к замку не становятся на ночлег.

— Ты сегодня караул, удвой, — даю совет Ригарду.

— Не учи папу детей делать, — усмехнулся тот поглядев почему-то на Аньен.

Та, даже покраснела. Ой, точно трахнет он её. Да бог с ней, лишь бы не стала, как переходящее знамя из рук в руки шествовать.

Минут через сорок ко мне проводили двух представителей кочевого племени, что расположились под моим замком. Один нескладный высокий дядька оказался актером и главой труппы. Я его выслушал и разрешил дать представление для людей, завтра в полдень. Второй наоборот был коренаст и приятной внешности. Он представился вольным торговцем Клаудом. С ним путешествовало шесть охранников, и две женщины. Как он их использует я, не стал выяснять. Он просил запустить его завтра с утра с товаром в замок, для помощи в переноске тяжести просил разрешить вход также трём спутникам. Ещё просил, дать возможность сельчанам прийти за покупками.

Я, поглядел на кивнувшего незаметно Ригарда, дал согласие на посещение делегации, и на выходной день для своих крепостных.

— Дальше то куда поедете? — спросил я, интересуясь новостями и соседями.

— К Малосси, он заказывал мне «Шеридинские особые», и ещё кое-что.

— И почем если не секрет сладости? — спросил я внешне равнодушно.

— Не секрет, семь золотых это с доставкой до него! Сам купил за пять, так, что навар не особо! Да и досталось мне только две штуки, надо ждать корабль из столицы.

— Возьми у меня, — я вытащил парочку конфет из кармана.

— Одной не хватило. Даю пять золотых! — воодушевился Клауд.

— За полдня пути два золотых. Да я за такую плату не устану ходить. Шесть с половиной! — дал я свою цену.

— Он мне только шесть выделил! Доплатит или нет неизвестно, — спорил торгаш.

— Уговорил за шесть продам. А Малосси, это всем известно, человек слова! Раз привез товар, отдаст деньги.

— Ну да, ну да, — кивал головой Клауд, доставая монеты.

— А что с папиным поручением? — спросил я и увидел, что попал в точку! Наугад ведь спросил, папа вполне мог поручить купить или продать торгашу, раз тот ездит постоянно. Хотя я на своей памяти видел около замка торгашей да комедиантов раз пять-шесть, не больше. Впрочем, тот «я», ребенок был не любопытным.

— Завтра принесу арбалеты, — сказал он, поглядывая на десятника.

Чего это он?

— Лук и арбалеты, только гвардии разрешены, магам и знати. — пояснил мне нюансы Ригард.

— А продать-то продал, что папа поручил? — ещё раз спросил я.

А что, смысл ему тащить кошель с кучей золотых в замок? Наверное, мне и нес, так бы оставил охрану. Никогда не поверю, что человек будет таскать пяток килограмм с собой постоянно. Просчитал я его.

— Да, вот оплата, — он отдал мне кошель, — тут сорок золотых и тысяча двести серебром. Больше за деревяшку не давали.

— Бурхес, может посох мага из киприлового дерева стоить полсотни золотом или мало? — вспоминаю я деревяшку, так мама называла свой посох. Его я, кстати, не видел в замке, пропал вместе с украшениями.

— Может, неплохая цена. — серьезно кивнул старикан.

— Ну, тогда до завтра! — и я пошел спать, ради разнообразия один.

Глава 12

Проснувшись, начал день с дыхательной гимнастики. Как показывает практика, это полезно всем, не только спортсменам. За этим делом и застал меня Ригард, с интересом посматривающий за моими усилиями.

— Это медитация такая? — не выдержав, спросил он.

— Специальные упражнения, чтобы лучше дышать при больших нагрузках, меньше уставать, в общем, быть выносливее. — пояснил я.

— Не видел, такого, а кто научил тебя? Вижу, не просто так плечами шевелишь, а целый комплекс. Его придумать надо, попробовать, проверить действенность. — интересовался Ригард.

И что сказать ему? Покойный папенька научил? А чего тогда он сам не пробовал? Надо осторожнее с прогрессом тут, спалюсь, ой спалюсь!

— Трактат читал, правда, продал папенька его кому-то, — соврал, наконец, я.

— Жаль, я бы попробовал! Я чего пришел, торгаша к нам с товаром пустим, или сами пойдем. С утра принесли шесть арбалетов и стрелы, и Лиска просится на рынок, специи там или для таверны чего купить.

— Я бы сходил, там ещё и циркачи! — обосновал я свое желание. Лиске выделю золотой, если надо добавлю.

— Ну, давай, парочку возьму собой бойцов, мало ли. — принял приказ десятник, и ушел собираться.

Я, оделся, сел на коня и вчетвером мы поехали на луг перед замком. Народу собралось как бы не вся деревня. Человек двести точно! Кибитка торгаша стояла дальше от замка, и мне пришлось пройти мимо сцены, где показывали гимнастический этюд три рослых гимнаста. Я постоял, посмотрел, кинул медяшку и поехал дальше. Вечером обещали пьесу. У торговца были и помощники. Сейчас три человека вовсю продавали товар крепостным. Особым успехом пользовалась одежда и обувь, не производили этого мои фермеры. Процветала и меновая торговля: продукты, растения, дары леса, изделия из дерева обменивалось на стальные игры, гребни из кости неизвестного зверя. Люди побогаче, вроде кузнеца приценивались к украшениям. Для меня Клауд лично поднял задницу и поклоном поприветствовал нас обоих.

— Прошу в шатер — улыбнулся он.

— Парни вы тут, — дал команду Ригард и шагнул первым в шатер.

А как же! Может так убийца, или змея, например, ядовитая. Зайдя внутрь, я сразу понял, что Клауд не бедствует. Как бы не богаче меня был. Внутреннее убранство говорило о достатке и стиле хозяина. Мягкие кресла, на которых можно полулежать, вычурной работы позолоченный столик, стильные сундуки, окованные цветными полосами металла. Чувствую, оставлю тут все капиталы.

— Присаживайтесь, — гостеприимно махнул рукой торговец.

— А неплохо у вас тут, — сказал я, проваливаясь в мягкое кресло, Ригард, впрочем, остался стоять на ногах.

— Как ваши дела барон? Мы с вашим батенькой знались больше двадцати лет, жаль, что он погиб.

— Дела… пока не понятно, но разбираюсь. А вы, куда думаете заехать. Я местность плохо знаю, — спросил я. — И вообще опишите местность рядом.

— За вами баронство, Малосси, ну и королевство дальше заканчивается, мы сделаем разворот налево, и заезжая в ханство кочевников Вей, возвращаемся назад по баронствам королевства Синок в его столицу. Итого восемь замков по пути.

— И сколько вы будете в пути? — уточнил я.

— Примерно недели три пути. Кроме вас, Вольных баронов вокруг нет, да и немного народу живет, в двадцати двух баронствах на краю королевства тысяч пятнадцать народу, в пяти графствах тысяч двадцать пять, в двух герцогствах живет ещё столько же и в самом королевстве тысяч сто сорок. Итого больше двухсот тысяч человек.

— А много земель у короля? — продолжал прояснить ситуацию я.

— Вместе с баронствами и графствами около ста тысяч километров квадратных! Дальше от моря, земли кочевников Вей. Ещё в соседях у короля Вольное герцогство, и два королевства побольше. Все земли подвластны императору Хоста.

— Понял, давай приступим к трате денег! — закончил я курс политической географии.

— Мое самое любимое дело! — полностью согласился Клауд.

Чего, только в сундуках не было. Оружие, одежда, драгоценности, даже были артефакты. Я, правда, их брать не стал, явно у профильного мага дешевле. Прикупил книг, по развитию магии, дорогие. Взял не пойми, зачем несколько украшений, заметно дешевле книг. Малый лекарский комплект эликсиров обошелся в десяток золотых! Пяток светильников, не магических, а масляных, но светящих ярко. Очень хотел взять комплект посуды, на десять персон, но пожадничал. Зато взял походную палатку королевских егерей с печкой и матрасом, и последней покупкой была зрительная труба. В ноль я не потратился, но остаток опять не радовал, всего восемь золотых с небольшим. Хоть жалование заплатил и то хлеб. Вы думаете, я смог уйти с остатками золота? Да ни фига! Лиска ограбила еще на золотой, видите ли, она увидела посуду для таверны и борделя, какие-то мази для лица и тела, кучу женской одежды и прочее. Вроде все и невысокого уровня, а набежало.

Прикупились все, даже Аньен, не всё я у неё отнял, как оказалось. Но брала она и себе и дочке, и я не возражал. На представление я не пошел. А предпочел посмотреть родовые записи. Наше баронство насчитывало больше семи сотен лет, и было отдано за заслуги моему предку, магу кстати. Тот прожил больше трехсот лет, но был нелюдим и развитием земель не занимался. В лучшие времена, в баронстве жило раза в три больше народу, чем сейчас, да что говорить ещё тридцать лет назад было около пятисот человек, но мор, периодически заглядывающий и сюда выкосил много крепостных. Положение спасла мама, выйдя замуж за отца, она быстро набрала силу, и никакая зараза нам больше не грозила. Военная стычка с братьями Готриб, где мы выступали в союзе с бароном Смельтом, закончилась поражением. Наш союзник был убит, в его замок вселился один из братьев близнецов. Теперь слева и справа были недружественные соседи. Население баронства пострадало от войны и сократилось. Барон Малосси был нейтрален, и замок его в краю болот был особо никому не нужен! Тем не менее, два года назад, мой старший брат был помолвлен с дочкой барона, и было принято совместное решение о выделении земли из наших баронств для создания нового. Малосси давал также шесть десятков человек, столько же планировали прикупить. Понятно, что баронство мог дать только император, или его канцелярия точнее. Но там проблем бы не было, империи плевать на земли на окраине! В принципе я мог и женится на дочке, но смысла уже не было, да и страшная она я помню.

После ужина я тренировался магии, выпуская астральный щуп, пытался нащупать живое вокруг себя. Глаза предварительно завязывал. Получалось хуже, чем вчера, но это длинный путь к магии. Лег спать я опять в одиночестве, хотя было желание позвать Лиску.


Утром традиционная разминка. Шапито уже уехало, и Ригард вывез меня на место табора для обучения конной сшибке. Поставили щиты, и я с разбегу учился попадать в щит. Что сказать, могло быть лучше.

— Гарод, я не хочу тебе советовать, но надо иногда посылать пары на патрулирования твоих земель. Обратился ко мне десятник, когда мы уже возвращались обратно.

— Ты сам решай, надо так надо. А не мало пары?

— Ты нас в деле видел, хватит, — успокоил меня охранник.

— Сгоняйте в хутор лесной в первую очередь, только ты мне тут нужен для тренировок.

— Я понял, завтра и начнём с утра. И ещё, надо оправить крестьян вырубить вон тот лесок, он мешает обзору. Да и трубу, твою хорошо бы караульным давать. — высказал свою мысль Ригард.

— И это сделаем! — соглашался со всем я. — Да, если есть желание могу поучить вас драке на кулаках если интересно.

— Не особо благородное занятие, но почему нет.

Глава 13

До обеда, съездил, проверил, как идет строительство таверны, но там ещё и конь не валялся. Нет, что-то сделали. Был сделан отвод ручья, прорыты траншеи в мусорные ямы, огорожена территория, привезены доски. А вот само строительство даже не начиналось.

— Что держит, когда начнете? — задал я вопрос рогатому плотнику.

— Вот погреба отроем, тогда и начнем, — ничуть не смущаясь, отшил меня купленный раб.

— И когда закончите?

— За день не поставим, дня три четыре с отделкой не меньше, нам ещё столбы вкапывать. Дом будет на сваях. Весь запас досок потратим. Не забудь Барон, потом нам лес выделить. — попросил он.

— За мной не заржавеет! — бросил непонятную им фразу и отбыл в замок.


Приехав, с аппетитом пообедал, уже для меня лично готовила Лиска, прислуживала мне она же. Остальным готовила Мелия и официанткой работала Клариса, которая не дочь кузнеца, а старая служанка.

Сразу после обеда занятие с магом. Первый раз получилось воздействовать магией на предмет. Полноценный первый ранг, ёптыть! Час занятий с Ригардом, в бою с мечами.

— Что попробуем без оружия? — заводил гвардейца я.

— Давай, но учти я выше тебя на голову.

Ригард разделся и разулся, а я быстро надел купленный костюм из кожи. Выглядел гвардеец угрожающе. Массивный торс, сам весь увитый мускулатурой, здоровенные ручищи и ноги. Причем подвижный и гибкий. Гибкости мне пока не хватало, не так быстро растяжку освоить. Но кое-что я уже в этом теле мог. Да и Гарод не был задохликом, невысокий просто на фоне десятника, но я вырасту!

Бой начал с осторожных двоечек в голову, а Ригард попытался сразу схватить меня. Схватил ага, на свою голову! Бросок через бедро, он падает и пытается перекатом уйти от моих ударов ногами. Получается у него плохо, но я не бью во всю силу и даю встать. Ригард разъярён и кидается на меня пытаясь пробить прямой в челюсть. Отработанный уход влево на полусогнутых ногах, с подсаживанием под кулак. Перенес только туловище, ноги стоят на месте. Вижу открытый бок, засаживаю апперкот в печень и тут же на разгибании боковой в челюсть уже правой. Сразу повторяю двойку. Ригард ошеломлен и не может дышать от боли, лоу кик по боковой стороне бедра, он автоматом переносит вес на одну ногу, и я тут же рву на себя мужика подножкой через ногу. Шкаф падает. Падает громко. Ни петь, ни рисовать он уже не может.

— Сильно, удивил! — отдышавшись, говорит поверженный боец мне.

— Бил не в полную силу, как видишь убить можно и без оружия.

— Можно и без рук, ты же маг, — ворчит Ригард.

За нашим поединком наблюдали свободные от работы слуги и гвардейцы кто был не занят.

Поднимаясь по лестнице, натолкнулся на Клариссу, спускающуюся из своей комнаты.

— Барон, вы отлично выглядите! — с интересом оглядывая обтянутые защитной кожей мои ноги и тело. — Шикарный костюм!

— Хочешь померить? — вырвалось у меня моментально.

— Хочу! — бросила чертовка и облизнула губы.

— Заходи, — приглашаю её к себе, открывая комнату.

Она, покачивая бедрами, входит и оглядывается, а я кладу оружие в сундук, доставая ещё один облегающий кожаный костюм.

— Даже не отвернешься? — сбрасывая с себя платье, спросила дочь кузнеца.

— Посмотрю, пожалуй, — голос чуть не сорвался.

А посмотреть было на что, ведь под платьем не было ничего. Из одежды. Зато были длинные красивые ноги, торчащая в разные стороны грудь, лишь попка была видна плохо. Глядя на меня, Кларисса одевает трико и рубашку. Каждый анатомический изгиб её тела виден очень четко, грудь вырывается из рубашки. Не в силах ждать, обхватываю её руками под пятую точку и несу в кровать. Она смеётся, и целует меня. Крышу сорвало конкретно! Отодрал я её знатно, и самое главное, не смотря на мою молодость, я устал первым. Вот девка! А эти костюмчики тема! На женскую фигурку вполне идут. Надо парочку отдать в бордель. А с гормонами решать надо, слава богу, нашел батино средство от зачатия, и пью потихоньку. Может и нет бастардов в деревне, маменька позаботилась. Кларисса ушла, и пришел Ригард.

— Я и парни готовы поучится у тебя бою без оружия, если не сильно дорого.

— Дорого? Вообще денег не возьму, вы с меня не берёте же, — удивляюсь я.

— Мы другое дело, наша служба тебя опекать, и поднять твой уровень боя в наших интересах, — поясняет он.

— И, тем не менее, бесплатно поучу, — оставил за собой последнее слово я.

— Есть ещё просьба, насчет домика, где Лиана с сестрой живет. Нам бы его под другое дело приспособить. — попросил Ригард.

— Догадываюсь, о чем ты. Можно и переселить их. Удобно тебе будет там? — решая уже отдать им с Аньен жилплощадь. Сто пудов ведь уже поимел.

— Да нам все равно! Мы люди неприхотливые. Да и рабыням тоже. Что по деньгам думаешь? Серебряк, два, за час мы потянем. — воодушевился Ригард.

Так он про бордель? Чуть не обмишурился. А что! Таверну пока не поставили, а девки простаивают!

— Черненькая два, остальные две по серебряку. Позови Клариссу! Дам ей команду. И Лиску зови тоже.

Ригард довольный ушел, зашла комендантша, а я уже чуток передохнул. В общем, когда пришла Лиска, сил на неё уже не было.

— Лиска, придется тебе ещё и за домиком для утешений следить. Дел немного там, всё успеешь. Кларисса тебе найти место для дочек старосты, — даю команды.

— Комната второго сына свободна, вернее твоего брата второго по старшинству, — поправилась дочь кузнеца.

— Пошли, открою доступ, дам команду вещи на склад отнести.

Одна из кладовок забита вещами из комнат родственников, но место есть ещё. Руки не доходят разобрать.

— Гарод! Нас выселяют! — звонкий голосок Лианы напомнил мне о её страстных криках.

В деревне она мне глянулась, да и секс был на уровне, за счет темперамента. Но по большому счету деревенская девка, и «я — земной» никаких к ней обязательств не видел. Ну, отодрал барин крепостную. Бывает.

— Так надо! Да и вам лучше в замке будет, особенно зимой. — отмахнулся я от неё.

Отмахнулся и забыл, а вечером за каким-то лешим приперся староста в замок, вижу, возмущенный бежит ко мне.

— Господин барон! Помилуйте, девочек моих в публичные девки определили.

— Кто посмел? — морщу лоб реально недовольно.

— Так сказали, ваши указания! — уже морщит лоб сам незадачливый староста.

— А-а, так я их переселил просто в замок! Ты заглянул в домик, а там охи да ахи? — посмеялся я. — Пошли чайку выпьем!

Нафик не упал он мне, чай с ним пить ещё, но после находки насоса у мажордома хотелось бы и про другие дела покойника прояснить.

Сели мы в зале, а ведь реально мне личного кабинета не хватает. Где просителей принимать. Комната мажордома подойдет! Надо будет прошерстить её, и оборудовать под свой вкус. Чай, особенно вкусный, нам принесла Лиска, что и оценил Клык.

— Не пил раньше такой, очень вкусно! — похвалил он.

— Даже у покойничка мажордома? Судя по его жилью, он был ещё тот транжира!

— Что есть, то есть, но он больше по красивым вещам, еду любую кушал. Напитки разве что покрепче любил.

— Да помню, запас напитков у него неплохой. Может делал сам?

— Что сам, а что привозили ему. — потягивая чай, отвечал Клык.

— Да нечасто к нам приезжали вроде. — наигранно удивился я.

— В доверии он был у барона, многое тот ему позволял. И раз пошел такой разговор, скоро опять гости к нему приедут. Хе-хе. Вот удивятся, а люди там ой непростые, — проговорился Клык.

— У меня маг, да десяток гвардии! — пытаюсь раскрутить дальше его.

— Вам-то да, в замке, а знаешь, почему одна деревня у нас всего? — с горечью произнес староста.

— Ну?

— За последние тридцать лет трижды горели новые, людей уводили, дома сжигали! Поэтому деревня рядом с замком, чтобы и мы к вам могли удрать, и вы к нам, защитить.

— А кто? Соседи, что ли? Кочевники? — наседал я.

— Если бы! Секта в горах есть, и Готриб трясут и Малосси. К нам редко попадают, больше браконьерят. Мама твоя в один из их приездов и погибла. Мрачно ответил Клык.

Капец! Вот не было печали! Только жить начал! Бордель строю!

— Так пустишь меня в замок? — попросил он за себя.

— Рассказывай подробно, что знаешь, но сначала позовем Ригарда.

И я дал команду позвать десятника.

Глава 14

— Это не секта, — выслушав вводную заявил Ригард. — Обычный орден, из влиятельных, идут по пути совершенствования. В столице он присутствует. Ну и представительств много.

— То есть, опасности нет? — уточнил я.

— Не станет орден идти против воли императора. — согласился Ригард.

— Да это отщепенцы ордена, сбежали полста лет назад, обосновались в землях кочевников. — поправил Клык.

— А что за дела с мажордомом были у них? — прямо спросил я.

— Точно не скажу, может, что покупал для них. — пожал плечами староста.

— В замке нас не достать! Против сотни обычных воинов устоим. — успокоил гвардеец.

— Деревню не охота терять, буду договариваться, — вздыхая добавил, закончив на этом разговор.


Я ушел спать, размышляя, чего я здесь трусь на окраине? Получил свободу и власть, и куражусь. Фигней занят! Надо не таверну ставить, а жениться и детей делать. Тогда могу уехать в столичную академию. Развить магию, получить возможность продлевать себе жизнь и здоровье. Поднять бабло и позже можно, да и магу проще это. А вот где жену взять, непонятно, свах тут, что ли искать? На балах может знакомиться? А когда они будут то. Эх! Надо было торгаша расспросить! Но к выбору жены нужно осторожно подходить, а то и замок просрать можно. Приедешь домой, а там уже теща и два десятка других родичей, и тебя не пускают. А, что наследник есть, а барона и под нож можно. Мрачно всё, беспредел, никакой этой, как его там…. Во! Куртуазности! Не заметил, как уснул. Проснулся от сигналки! Я для тренировки ставлю простенькую на стены башни, по лестнице много кто пройти может, будят. И вот она сработала! Это, что, сейчас кто-то по стенам лезет? Может жених к Клариссе? Да ну нафик! Вскочил, на себя кольчугу, арбалет в руки, зарядил, тут же меч и шлем нацепил. Обуться не успел, пока делал куклу на кровати под одеялом, оконце моргнуло луной и в него змеёй проскользнула тень. Стреляю из арбалета, и уверен, попадаю, но тень скользит ко мне. По наитию вскидываю меч и отражаю страшный удар. Меня спасло то, что я стоял за широким столом и нападавший наткнулся на него. С испуга зажигаю светляк освещения! Полноценный второй ранг! Это решило дело, нападавший, а вернее нападавшая были под эликсиром ночного зрения, и вспышка ослепила её сильнее, чем меня. Бью по руке, держащей меч, он выпадает, девка рвется к окну, в другой руке у неё торчит стрела из арбалета, и она понимает, что не уйти, банально не сможет выбраться в окно. Назад ко мне! Делает амплитудный удар маваши гери мне в голову! Да ладно! Мастера спорта по рукопашке, сраным круговым ударом ногой! В голову! Успеваю мысленно выпить кофе, покурить, и уклоняю голову от удара. Девку слегка заносит и разворачивает, и мой джеб в нос завершает поединок. Начинаю связывать прыткую деваху и в уши врывается шум боя и крики во дворе. Не отвлекаюсь, делаю перевязку, не из гуманных соображений, мне нужен язык. На улице становится светло, в дело вступает маг, освещая поле боя. Успокаивает, что шум не во внутреннем дворике замка, а на его стенах. Думаю, гвардейцы и без меня справятся, тем более нападавшая приходит в себя от нокаута.

— Кто такая, кто послал? Зачем меня убить хотела?

— Я не хотела убивать, ты сам напал, выстрелив в меня. — отвечает слегка заторможено, но уже уверенно.

Одета откровенно, обтягивающая кожа, пояс с кучей кармашков.

— А что искала в моей комнате? Да, слышишь шум на улице? На замок явно напали. Не сходиться у тебя что-то.

— Тут другой человек жил, маг. И не было в планах у нас нападать! — они шипит от боли.

Отходняк начался у неё, адреналин уходит, приходит боль. Мог Ригард сам напасть? Да легко! Если заметил опасность, девка вряд ли знала, что я тут уже живу. Значит, могла лезть за чем-то ценным. Теперь сходится.

— Брат тут мой жил, да, он маг был, но погибли все недавно, я теперь барон. Чего искала, говори! — давлю на неё напористо.

— Знаю, что погибли, погиб и ваш мажордом, с которым мы имели дела, поэтому и полезла сюда! Нужны документы, мы заказывали, деньги платили! — довольно искренне отвечает она.

— Подробнее, кто мы, что за документы. — спрашиваю, слыша, что шум боя за окном стихает.

— Наш орден силы «великого Астена»! Документы на проезд нужны были. Вашими кораблями. Мы в империи не на хорошем счету, — успокаивается она.

— Много вас в ордене? Чем занимаетесь? Какая у вас цель? — задаю вопросы, пока отвечает, но аттракцион неслыханной щедрости заканчивается.

— Извините барон, но это не могу раскрыть вам. — твердо глядя в глаза, говорит симпатичная девчонка, с полу перерубленной кистью одной руки, и с дыркой от стрелы в другой.

— Скажешь. Засуну прут железа в задницу тебе и буду нагревать, — мрачно обещаю ей.

— Прут? Может, сойдемся на другом предмете? Отпусти барон, а? Вражды нет между нами! — пытается кокетничать она.

— У меня в замке гвардейцы императора и его маг, так что против императора я не пойду, максимум отдам за деньги документы, если найдем их сейчас, — отвечаю подумав.

— А если не деньги, а другие услуги?

— Задница твоя меня не интересует, а что ещё можете предложить?

— Например, защиту от соседей. Братья Готриб наёмников нанимают, может и к тебе заглянут.

— Хотят сдохнуть, милости просим. Пока весь десяток тут, отобьёмся. Если уеду, например, по делам далеко и с собой заберу несколько человек, то твоё предложение будет интересно.

— Согласна! Ищи подорожные! Присмотрим, чтобы не нападал никто. И напомню от моей задницы ты уже отказался, — смеётся сквозь боль девушка.

Нашлись подорожные быстро, фантик и фантик, проезд для четверых баронетов Кныш!!! Проезд в… та-дам! Проезд в Эмират Джинов! Напомню, он вне нашей империи лежит, и моя Лиска оттуда! Совпадение? Не думаю!

— Ну и зачем тебе эти бумаги теперь? Братьев то нет, да и власть в Эмирате сменилась недавно.

— Документы, на всякий случай, а что ты сказал про власть? Информация точная? — интерес красавицы неподдельный.

— Точная, могу дать пообщаться с личным поваром бывшего эмира, сейчас она мне готовит! — не удержался и похвастал я.

— Было бы просто отлично! Взамен восемь лет будем помогать тебе сохранить власть в баронстве, показываю подземный ход, которым я пробралась сюда, помощь лекаря десятого ранга при ранении. Вот эту руку, которую спасла только стальная перчатка, он мне за два дня починит!

— Мало восемь, — начинаю торговаться, досадуя, что сразу не выяснил, как же она сюда забралась. — И расскажешь про смерть мамы!

— Дольше никак, мы планируем переселиться через это время в эмират Джинов, там почитают великого Астена тоже. И попроси своих охранников прекратить бойню, там всего шестеро человек.

Кричу сыну конюха, чтобы спустился и вызываю через него Ригарда, и Лиску. Первым приходит гвардеец.

— На вас напали? — спрашивает он, бледнея, при этом кивая не пленницу — Что это за девица?

— Напали, отбился. Это моя пленница пока, но планирую отпустить. Ты рассказывай, что за бой был.

— Барон, дозор заметил трех подозрительных личностей около замка, и пленил их. Но пока тащили их в замок, напали ещё трое. Двоих ранили, один сбежал. Планирую поиски!

— Это её поддержка, окажи им врачебную помощь и скажи, что их главная сейчас придет.

Только уходит десятник, приходит Лиска и испуганно смотрит на диверсантку.

— Лиска, расскажи этой девушке про эмират свой бывший. Как, кстати, твоё имя?

— У нас нет имен, я сто седьмая! Я из ордена великого Астена! Расскажи про ваш орден, и кто правит сейчас в эмирате?

— Глава ордена всегда Эмир. Сейчас Эмир — Мудрагет, я его знаю хорошо, даже была его наложницей! Но у него своя свита, меня не убили только из-за нашей старой связи. Но оставаться было там опасно, со временем он изменил бы свое мнение и меня удавили бы. А сейчас, пока я чья-то собственность мне ничего не грозит.

— Ты знаешь нового эмира! Вот удача! Расскажи подробнее про него и орден. — сто седьмая забыла про свои боли.

— Орден у нас живет хорошо, под крылом эмира. Но подчинятся нашим законам и эмиру обязательно! Пока платите налоги, вам ничего не грозит. Новый эмир, это потомок старого, я могу написать эмиру, в память обо мне он вас выслушает.

— Это будет отлично! Хочешь, мы выкупим тебя! — опять воодушевляется сто седьмая.

— Тормози! Ты свою просьбу высказала, сейчас иди ход показывай, потом решим, что вы мне должны будете за помощь. — обрываю поток наглости.

— Это очень важно… — вновь она пытается что-то мне сказать, но я прерываю.

— Ишь выкупим! А я продам? Оборзела совсем?

— Прости барон! — опускается на колени сто седьмая, — Я виновата, прошу осудить.

— Помочь я могу, но услуга уже другая и цена должна быть другая. Ты, как переговорщик, мне не нравишься, скажешь «первому» или кто у вас там, пусть пришлют поумнее тебя. Сейчас иди к своим, и валите, но ход покажи, как залезла. Но сначала про маму расскажи.

— Ещё раз прошу простить, — стоит на коленях она, на глазах слезы.

— Хер с тобой, можешь и ты приехать, обсуди с главным, что можете взамен дать.

— Спасибо! Я отблагодарю, когда выздоровею! Я буду через неделю не позже! Не пристрелите меня случайно! — повеселела девка. — А про маму вашу, я не в курсе, но узнаю и расскажу.

На секс намекает что ли? Думает раз пацан, то поведусь? Отправив её вниз к Ригарду, стал пытать Лиску.

— Ты чего молчала про связи свои в эмирате и про орден?

— Про связи не было времени сказать, да и нет связей, но эмир моё письмо прочете и их выслушает. Про орден вообще не думала, что это важно.

— Будут предлагать за тебя деньги, хочешь, продам? — спросил я прямым текстом у Лиски.

— Прошу не надо, орден это, очень… практичные люди. — подобрала слово она.

— И что плохого?

— А что стоит услуга, которая уже оказана? Ну, помогу я им связаться и что? Дальше буду особо не нужна. Я бы хотела остаться с будущим могучим магом, чем безродной приживалкой неизвестно с кем.

— Ну, до могучего мага далеко ещё, ладно иди, отдыхай.

Я спустился вниз, и увидел, как побитое воинство уходит из замка.

— Представляешь Гарод! В замке подземный ход есть, узкий, я не пролезу, а она смогла! — горячился Ригард.

— Представляешь, а ко мне бабы не только в дверь, но и в окно лезут! — шучу я.

Посмотрел на суету во дворе и ушел досыпать. Думал, не усну. А вырубило меня часика на три. Утром разминка завтрак и совет. Я, Ригард, Лиска, Кларисса, Клык. Собрались в батиной комнате.

— Кларисса, один из рабов каменщик, пусть займется подземным ходом. И в этой комнате сделай мой кабинет, большой стол тут есть, шкафы тоже. Кровать убери, и сама подумай, что тут поставить ещё.

— Лиска ты расскажешь всё про эмират, и нового эмира Ригарду. — тыкаю в неё пальцем.

— Всё, своим выдай премию по десять серебра, и себе сорок. — это уже задание Ригарду.

— Клык, с ребятами этими пришлыми все хорошо, наоборот будут нас защищать. Тебе за усердие десять серебра! Расскажи, по прошедшей торговле что? И по урожаю.

— По торговле, ничего особенного, вовремя заехали. Все, кто хотел, закупились, у кого денег не было, я даже занял немного. Урожай… тут пока неясно, но лучше, чем прошлый год точно, ну и хуже, чем, когда мама ваша помогала.

— Просьбы есть? — для проформы спросил я.

— Мельницу подновить, бревна и доски все ушли под ноль, надо готовить, ну и помощь лекаря не лишняя будет. Пока мы в империи были, была надежда на её помощь. Сейчас случись что и куда нам?

— В замок, команду дам, но не наглеть! И с остальным помогу.

— Запас соленой рыбы большой у нас, хоть и в леднике, а часть пропасть может, тоже самое с овощами солеными. Скоро уже новые пойдут, а места нет. Это уже Кларисса вступила в разговор.

— Отдавай старосте. Возьмите сейчас подводу или две, нагрузите и раздавайте желающим, если такие будут. — решаю сразу вопрос с излишками.

— За деньги? — оживляется Клык.

— Нет, просто так отдавай, всё равно пропадет, — машу рукой.

— Ну, тогда рады все будут, овощи ещё туда-сюда. А рыбку поесть хорошо бы. — радуется староста. — Да, мужики интересовались, а им в домик утешения можно?

— Работать что ли? Шучу я. Если есть серебрушка и жена потом не убьет, пусть приходят.

— Ригард, патрули можно и пореже, вроде должны договориться с орденом.

— Хорошо бы наемников нанять на патрулирование, в порту я приценялся, за двадцать серебром можно конного нанять, — высказал идею десятник.

— И сколько нам надо? Я не против, лучше вам в замке быть и не разделятся.

— Две пары хватит, — подумав, решает гвардеец.

— Решено, нанимаем. Пойду к старикану, он вроде связаться чуть ли не с портом может, — и я закончил собрание.

Пять минут на настройку комнаты на Клариссу, мебель она, конечно, таскать не будет, есть кому, слава богу, и я иду к магу.

— Значит, говоришь второй ранг! Неожиданно и быстро-то как! Ещё и первый не освоил толком! И как тебе это удалось? — вопрошает маг.

— Жить захочешь, ещё не так раскорячишься, — буркнул я. — По ордену можешь дополнить рассказ?

— Орден этот знаем, но это отщепенцы. Их отлучили давно. Представляешь, выдумали брать голытьбу и обучать их знаниям аристократов.

— А что плохого? — осторожно спросил я, были и у меня мысли школу открыть в деревне.

— А, что хорошего? Вот представь, ты бык, но тебя растят как человека, ты уже привык, но все кроме твоей семьи видят в тебе кусок мяса. Ты начинаешь злиться, появляются мысли, что это неправильно, и не справедливо! А ты по-прежнему бычок, но вырастаешь в быка! И твои возможности уже гораздо больше, и ты от мыслей переходишь к действию!

— Ну.

— Будешь защищаться, пытаться изменить судьбу, может даже трахнешь не телочку, а женщину, которая этого не переживет. Потом разломаешь загон, и в ярости будешь крушить всё неправильное с твоей точки зрения. В знании таится опасность! Все дело закончится бунтом против власти.

— В Эмирате Джинов разве по-другому будет?

— А там почти нет аристократии, есть кланы родственников, то один к власти придет то другой. Есть рабы и есть свободные. Да, там по-другому. Ну, что начнем занятия.

— Есть ещё два вопроса. Первый — по связи. Хочу нанять четверых наемников конных, для патрулирования. Свяжись с Остином, пусть поможет. И второй вопрос по лечению крепостных.

— С Остином помогу, а по лечению крестьян я мало чего умею. Но за небольшую плату готов помочь.

— Выделяю десять серебра в месяц. Нормально?

— Посмотрим, думаю за глаза! — обрадовался деньгам маг.

На занятии с Бурхесом, отработал светляк. Если один с перепугу зажег, теперь дело пойдет проще. Потом к Ригарду, там было два занятия, с мечом он проводил. А рукопашку преподавал я, пока основы, конечно, растяжка и прочее.

Вечером ради разнообразия вызвал Лиску, секс был неплох, массаж ещё лучше, но не то, даже Лиана была круче. Лиска была вышколена на доставление удовольствия мужчине, а мне нужна была отдача! Если отдачи нет, то не в кайф. Надо и Аньен время уделить, тяжела жизнь барона!

На следующий день меня позвали смотреть здание таверны.

Доехали за пару минут, не больше, ограда уже стояла, но ворот не было, кузнец задерживал. Само здание было из двух двухэтажных теремов, соединённых крытым переходом. Красиво изукрашенное крыльцо, обеденный зал человек на тридцать и две отдельные комнаты. На втором этаже, шесть комнат для гостей, внизу погреб, домик для прислуги будет на улице. Камин, кухня, кладовки. Перешел во второй терем, там прихожая, общий зал, тоже большой и наверху шесть комнат, три для прислуги и девочек, и три для собственно работы борделя. Винный бар пока только угадывался. Да и в общем, вид неказистый. Внутри было пусто и неуютно, стояли только голые стены. Я похвалил ребят и собрался ехать домой. Но тут услышал стук копыт. Борил и Джун мои охранники среагировали быстро, Борил поехал вперёд, а Джун увлек меня в сторону замка.

— Погоди, один вроде скачет, судя по звуку, — торможу я его.

От замка уже спешит к нам Ригард с двумя бойцами.

— Бурхес сказал сигналка сработала, едет один человек. — пояснил свое появление Ригард.

Работяги, видя суету укрылись в Тереме, а мы встретили конного. Это был старший сын с рыбацкого подворья!

— На хутор напали, — выдохнул он, видя нас.

Глава 15

Кто посмел? В моей голове крутятся варианты. Дезертиры, королевство, соседские бароны, но действительность оказалась другая.

— Волки! Целая стая! — выпалил гонец.

— Тьфу, — сплюнул Ригард, — что, сами не сможете отбиться?

— Это стая, возможно управляется магом! Уж очень умные, выходы перекрыли все. — оправдывается паренёк.

— Если управляет маг, то да. Вполне проблем доставить могут, — соглашается Ригард.

— Ехать надо, — емко сказал молчун Джун.

— Отправлю троих, но, если маг силен, можем и потерять их, — подумав, заключил десятник.

— Если маг силен, давно бы уже захватил хутор. — со скепсисом сказал я.

— Может он тебя выманивает? Нет, ехать надо хоть и опасно, но можно подмогу попросить в городе, — добавил Ригард.

— Поехали в замок, решим, кого отправить на хутор и поговорю с магом насчет наемников. — даю команду.

Бурхеса я заловил выходящим из борделя. Золото, а не старик! Дай бог ему мужской силы! Мне деньги сейчас очень нужны. Вид у старика был умиротворенный, но это не помешало ему ехидно заявить:

— А я же вчера нанял через Остина четырех наемников. Хоть ты и не интересовался и команды не давал, но они уже едут сегодня к нам!

— С языка снял вопрос. Нанял-таки? Ну молодец! А связаться с ними можем? — задаю важный вопрос.

— Ты тоже с языка снял! А вот и могу! Остин передал амулет связи с ним, то есть не только я могу общаться, но и любой. Не очень большой радиус, сотни-полторы километров, но амулет подотчётный, через десять лет надо сдать или выкупить.

— А стоит он мама не горюй? — перебиваю болтологию мага. — Связывайся немедленно и предупреди, что хутор окружен волками.

— Волками? — удивляется маг. — Да разгонят их в момент!

— А если их координирует маг? — задаю резонный с моей точки зрения вопрос, хотя сам в это не верю.

— Поверь, маг восемнадцатого ранга, которому под силу ментальная сила в управлении животными, найдет способ стереть хутор с лица земли за пару минут! — смеётся Бурхес. — Надо бы проверять задания, которые я задал тебе. Вот жаль пороть нельзя, а то были у меня студенточки которых только поркой можно было научить. Ух я их порол!

— Все равно свяжись с наемниками и предупреди их! — даю я команду извращенцу.

— Подожди связи с наемниками, и согласуй совместные действия, — обращаюсь к Ригарду.

Быстро поднимаюсь наверх в свою комнату, достаю из сундука карту, внимательно рассматриваю её. Карта новая, купленная в порту, и более подробная чем была у отца в замке. Судя по карте, от замка до хутора около сорока километров, и от порта до хутора столько же, или чуть меньше. Если выехали утром, то вполне уже могут добраться до осажденного «замка». Лес вокруг есть, но хилый, не прокормится там волчья стая. Значит точно пришлые, обложили дороги. Да не верю! У страха глаза велики. Думаю, обычная стая, вот только чего она трется около хутора? Рыбки хочет? Справа вниз река, могут они переплыть? Вряд ли. Слева вниз километров десять мелколесья, и дальше скалы, и земли барона Готриб. Мог барон стаю пустить, тем более он вроде наемников собирал. А смысл ему? На кой ему рушить источник дохода свой будущий, захоти он напасть. Да и веры словам ордена пока нет. Кстати, да! Ордену есть резон меня поднапрячь, чтобы ценнее в моих глазах услуга охраны выглядела, и в замок они не полезут, но времени среагировать и подстроить пакость у них минимум. Если заранее не готовили. Их не сбрасываю со счетов, но думаю не они. Кто ещё? Бургомистр? Ему логичнее ударить по судоходной компании, или по усадьбе. Хутор мелковато. Кто же против меня затеял игру? В случайность нападения стаи окончательно не верю. Будем думать. Спускаюсь вниз, там уже маг пообщался с наемниками.

— Едут пятеро! Три мечника, копьеносец, он их старший и проститутка! Солдаты из шестого конного. Вот я понимаю люди готовятся! — порадовался за наёмников Бурхес.

— Погоди ты с блудом, что по делу? Помогут? — прерываю осанну таким продуманным наемникам.

— Парни опытные, если из шестого конного. Я их командира даже знал. — успокоил Ригард, стоявший сзади.

— Далеко им до хутора? — уточняю.

— Пол часа ходу. — отвечает маг.

— Наших не отправляй, но будь готов. — киваю Ригарду.

— Занятие магией не отменяем? — спросил Бурхес.

— Пошли. Война войной, а обед по расписанию!


Пока мой кабинет не готов, уселись у мага в комнате. Я пытаюсь воздействовать магией на окружающий мир. Магический фон выглядит как паутинка, после взятия второго ранга, я линии вижу хорошо, а вот сделать простое действие никак. Что-то смущает меня, я перестаю делать попытки воздействия и осматриваюсь, а чтобы было удобнее, закрыл глаза. Бурхес бормочет, больше сбивая, чем помогая. Четко вижу, одна из линий магической паутинки имеет другой, более насыщенный цвет! Уходит она в сундук, но под самое днище. Больше из хулиганских, чем из обучающих побуждений трогаю её, тоже мысленно. Раздаётся негромкий «Бзиньк», от неожиданности открываю глаза и вижу, как нижняя часть сундуку выдвинула небольшой ящик. Бормотание прекратилось, Бурхес смотрит тоже искоса, низко голову наклоняя. И вид у него удивленный.

— Что это за тайник? — заглядывает он в ящик.

Но я ближе и успеваю достать цепочку, которая виднелась на дне небольшого ящика. Сама она из матово-черного металла, с ярким фиолетовым камнем в центре.

— Вот увидел линии другого цвета и дернул за неё, — повинился перед магом.

— Фамильная магия, именная цепочка. — с уважением говорит Бурхес. — Я эту нить и не увижу, только член семьи может, родная кровь. Дай гляну изделие.

— Что за украшение? Для чего она? — найденная находка воодушевила меня.

— Это редкий артефакт на защиту плода и детей у женщины. Ну и на само зачатие, но это не точно. Источники противоречивы! Это «скорлупа Деи», — оценивающе чмокая губами говорит старик.

— Женская! — разочарованно резюмирую я.

— Женская! С такой можно и не пять детей родить, а двадцать пять, и все дети будут здоровыми. Родить можно и в пятнадцать, и в сто пятнадцать лет. Стоит шестьсот золотых примерно!

— Ого, но продавать не намерен, у самого ещё нет наследников. — подвожу итог оценке находки.

— А когда планируешь кстати? Я про детей, — спросил маг.

— Да, даже не думал об этом серьезно, нет кандидатур. Соседей почти не знаю.

— Ай, зачем соседи? В империи есть «воспитательные дома» для сирот, и бедной знати, в том числе и женские. Лучшие жены там! Нет ни проблем с уважением мужа, ни проблем с родственниками, да и умеют все что нужно женам.

— У них в женихах нехватка? — удивляюсь.

— Обычно выходят замуж за граждан, и аристократки теряют привилегии своего положения.

— Хм, идея прямо скажу новая, надо обдумать. Но на первый взгляд интересная! — и тут же интересуюсь, — А где ближайший дом?

— Ближайший? Ты со своим положением вольного барона, магическими силами, да и молодостью и привлекательностью достоин столичных невест. У тех выбор бывает, но обычно или купцу достанется, или старику, — убеждает маг.

— Ехать туда далеко, — поникаю я.

— Ехать все равно придется скоро, забыл, что у императора именины? Три недели запрещены военные конфликты в империи, а вольные бароны или графы стараются прибыть на празднование обязательно. В канцелярии опять же отметиться. Ты обязанностей имеешь немного, но службу забывать нельзя. — открыл мне глаза маг.

— Три недели? А до столицы сколько? — уточняю, хотя по моим прикидкам до неё тысячи три-четыре километров круголя, вокруг моря.

— До порта день пути, там на корабле дня три-четыре, и потом по хорошим имперским дорогам дней шесть-десять до столицы. У тебя и корабли есть свои, но выехать лучше немного загодя, иначе дорого там проживание тебе обойдется, — посчитал Бурхес.

— Заманчиво! — согласился я.

— Стоп! Вызов с амулета, — и маг, впав в транс общался по магической связи с наемниками.

Я затих, обдумывая слова о женитьбе и именинах. А подарок нужно делать или нет? И невесту лучше не в одном доме искать, а как говорится «можно всех посмотреть». Тут маг прервался.

— Волков разогнать не смогли, убили парочку, да и нет смысла разгонять. Жрать захотят уйдут сами.

— А что там стая делает? — недоумеваю по-прежнему.

— Приманили её. Чем-то обмазали забор вот и рвутся волки к нему. Недруг завелся у тебя!

— Сам знаю об этом, но не знаю кто. Поймаю ноги выдерну.

— Как там выдернешь? — Бурхес всерьез воспринял мои слова, не поняв метафоры.

— Гм… два дерева наклоняешь верхушками и привязываешь к ногам гада, потом отпускаешь верхушки, деревья распрямляются и ноги в разные стороны! — выдал я где-то прочитанное зверство из своего мира.

— А что! Дельно, дельно! Должно сработать! — и маг с уважением посмотрел на меня.

Тьфу! Начал прогрессорствовать! Нет чтобы нужное чего изобрести, вот обруча не хватает крутить, например, или эспандер. Хм, а ведь и то, и то могу сам изготовить, а для занятий пригодится. Надо раскинуть мозгами, может чего ещё вспомню. Вот можно крысу посадить в бак железный… опять я не туда свернул.

— Они выехали к нам, к вечеру будут в замке. А волки без людей не страшны, человеческих следов нет, пусть не боятся хуторяне твои, — отвлек от размышлений меня Бурхес.

Я спустился и дал команду отбоя для Ригарда. А к вечеру приехала пятерка наемников. Вернее, четверо и деваха разбитного вида.

— Вы чего с прицепом к нам? У нас и свои бабы есть, — добродушно спросил я.

— Это боевая подруга! И на часах может постоять, и снаряжение поправить если что, постирать и другое. — оправдался старший из наемников со звучным именем Хват.

— В казарме всего три комнаты, и то небольшие, занимайте. По планам будете работать парами на патрулировании княжества. Жить будете в таверне, для вас три комнаты уже готовят. Там шесть гостевых комнат, и место есть. Но будет желание и домик можете поставить и семью завести.

Наемники, не возражали, да и уставшие они были. Отпустил их спать. А сам навестил Аньен, та ждала, но, судя по всему, не меня.

— Не вовремя вы барон, я уже спать собиралась.

Ага верю! Аж два раза! И волосы уложены, и сама помыта и халат полупрозрачный, и лентой ножки перевиты. Есть тут такая мода.

— Да я много времени не отниму! — уверяю её, разворачивая спиной к себе.

— Знаю я тебя! Всю ночь терзать будешь! — не сопротивляясь моему натиску, покорно нагибается красавица. И вскоре не сдерживает крик страсти.

— Вот и все, а ты боялась, даже халатик не помялся, — я и вправду был скор сегодня. А вот Аньен только разошлась, и была на мой взгляд разочарована.

Шлепнул её по попе, и ушел к себе спать. А кого-то она ждет ведь! Проследить? Да шут с ней, свободная женщина, ещё и родня, какая-никакая!


Следующий день пытался воплотить свои задумки в дело. Обруч получился быстро, нашли подходящее дерево плотники, а вот эспандер никак. Нету пружин. Зато сделал турники и гири и удивлял народ выкрутасами на турнике и работая с грузом. Спортзал нужен, на улице не очень комфортно. Баньку опять же в замке прям хочу! Заставил работников из крепостных оборудовать подвал. Банька там выйдет, что надо по моим то чертежам. А вот для спортзала надо занимать комнату чью-то, в подвале низкие потолки. Кабинет мой уже оборудовали. Большой отцов стол, позади него стояло мой кресло, за креслом, у стены, шкаф с документами, и разными безделушками. Отдельно место занимал бар с напитками, притащенный из спальни мажордома. Для посетителей было пара столиков поменьше, лавка и три кресла попроще чем у меня. На стенках вместо картин висела карта баронства, и королевства. Я позаботился и об хорошем освещении, пришлось использовать магический светильники, но я уже мог их сам заряжать. Два окна давали мало света, так как были цветными витражами. Зато камин получилось переделать под мои потребности. И жар, нагревал воду не только для туалетной комнаты, но и для обогрева помещения. Была задумка по теплому полу, но пока отказался. Хлопот много, да и будет холодно, постелю шкуры. Их много у нас. Подумав, я дал добро оборудовать мини качалку рядом с парной, а турник путь будет на улице.

Вообще в замке мне становилось скучно, все были заняты делами и моего участия не требовалось. Ну прогулялся до таверны, рассчитался с работягами. Остались только мужики, оборудующие мебелью комнаты, да каменщик, выкладывающий камины и очаг в кухне. Так день и прошел. А утром меня побеспокоил гость.

— Гарод, к вам посланник барона Малосси, и два солдата с ним, впускать? — задал вопрос дежурный стражник.

— Пусть проводят в кабинет. Но только посланника! — даю команду Ригарду, — И Лиску позови.

— Само собой, — кивает головой он. — Мы ещё и парочку человек поставим около кабинета.

— Барон моё почтение! Я Ранвир, и представляю барона Малосси вашего соседа! Позвольте вручить вам подарок по-соседски, так сказать! — кланяется худощавый паренек и протягивает мне свёрток.

Я снимаю тряпку и подарок чирикает птичьим голосом! Это был не сверток, а клетка с птичкой. Разноцветная и, судя по всему, говорливая. Она мне понравилась. В замке не то, чтобы мало живности, те-же кони, а украшения нет. Пусть будет.

— Благодарю! Присаживайся, отведай с дороги напитка.

Лиска наливает в кубок парню горячий пунш. Научил её готовить. Вот ещё один след в истории империи! Парень с явным удовольствием делает пару глотков.

— Необычно и вкусно! И пахнет приятно! — хвалит Ранвир.

Пара фраз о здоровье, видах на урожай и посланник берёт быка за рога.

— В замке гостит торговец Клауд, он иногда покупает для нас разные редкие вещи. От него мы узнали, что ты можешь продать «Шеридинские особые».

— Могу, сколько надо?

— Нужно две-три штуки, барон готов купить по восемь золотых!

Я прикидываю, вроде остаток восемнадцать штук, продам, пожалуй.

— Согласен, пусть барон в гости приезжает!

— Деньги у меня с собой, барон вряд ли может приехать, засранцы братья Готриб собирают силу, думаю ударят ещё до именин императора.

— А, что барон собирается ехать? — удивляюсь я, — Ему не обязательно же!

— Давно хотел он. А вы барон тоже едете? Можно же и вместе!

— А что мысль. У меня и корабли есть подходящие. Нет, нам надо бы пообщаться с бароном! А чего он с соседями не поделил?

— Их не двое братьев, а трое. И третий пока без земли. Вас нельзя захватывать, пока вы под защитой императора, другие соседи у них сильнее моего барона.

— Есть угроза? — волнуясь уже за попутчика спрашиваю я.

— Мы успели нанять два десятка наемников, у братьев в два раза больше их, но это им не поможет. Клауд, привез парочку магических артефактов!

— Успокоил. А зачем столько сладостей барону? Ну одной за глаза же!

— У нас постоянные есть воины, двое бывшие гвардейцы. Но старые, и барон сам не молод. Вот и хочет усилить и себя и стражу. Не всю понятно, но четверых надо! Ещё одну жене барона, иначе пусть нас лучше Готриб захватят. Легче смерть будет!

— Да, бабы они такие бывают! Тогда понятно! — смеюсь я.

— Не буду задерживаться, вот золото и хочу отбыть немедленно, барон ждет.

Мы совершили сделку, и я стал богаче на двадцать четыре золотых! А с соседями надо решать, что-то, видно соглашусь на предложение о помощи ордена. Уехать чуть ли не на месяц страшновато. Если будет попутчик, охраны можно взять не пятерых, а трех. Пока мы беседовали, коней гостей накормили и обиходили. И через пару минут тройка всадников выскочила из замка. Кстати! Неожиданная мысль посетила меня.

— Бурхес, а чего сигналка не сработала? — поймал блудника, выходящего из борделя за рукав.

— Чего ей срабатывать? — удивился тот.

— А вот пока ты развлекался, я с посланником барона Малосси общался. И как-то же они добрались сюда через твои сигналки!

— Гм… смущается тот. Сработала, но я был занят!

— Ну ты даешь старый! Бордель для тебя на три дня закрыт!

Еще немного покантовав ему мозг, ушел к себе.

Глава 16

Следующий день прошел скучно. Занятия с мечом, занятие с магией, тренировка по рукопашке с бойцами. Ради интереса попробовал одну из новых служанок, которая замужем за плотником. Ничего особенного, да и её больше порадовала серебруха, чем мачо, в виде барона. Мой первоначальный после тюремный интерес к бабам угасал, но гормоны мальчонки ещё действовали. Окончательно выработал себе цель, женится, забацать наследника, и учится в академии магов. С ростом магической силы могу продлять свою жизнь, да и заработки будут не шесть десятков золотых в год. Это я уже после всех расходов прикинул, вместе с доходами от кораблей. Я даже захандрил чуток, тоскуя по земле, но утром был как огурчик и вызвал в кабинет Ригарда и Бурхеса.

Сижу в удобном кресле, пью самодельный коктейль, но слабый. Слышу стук в дверь.

— Заходите, — кричу им.

И тут же вопрос:

— Ригард, а ты был на празднике именин императора?

— Не доводилось, но слышал. Грандиозная вещь! Тысяч пятьдесят приглашенных и раза в три больше тех, кто сам приехал.

— А сколько же людей живет в столице империи, да и вообще?

— В столице около миллиона, а в империи, кто же скажет точно? Может сорок миллионов, может восемьдесят!

— Судя по количеству магов в гильдии, вторая цифра, это минимум, — влез в разговор Бурхес. Он всё пытался скостить срок своего наказания, но безуспешно.

— А сколько магов? — заинтересовался я.

— Примерно пятнадцать тысяч, а есть ещё и вне гильдийные.

— Не так уж и много, — высказал свое мнение.

— Знати в империи больше полумиллиона, — заметил Ригард.

— Читал я, справочник родов на букву «К», там Кнышам две строчки уделены. Где находится и население. И вторая, кто и когда основал, и кто текущий глава. Там кстати отец пока, — показал я свою информированность.

— Там ещё герб есть и девиз. Обычно ещё пишут, славные вехи истории и известных представителей. А отца в справочнике заменят, как раз к именинам выпускают новые издания, — успокоил Бурхес.

— Герб ещё ничего, щит с полоской зеленой, а вот девиз дурацкий у нас. Что же за девиз такой: «Не забудем». Что именно? Кому занимали или кому должны? Плохое или хорошее? Как наша фамилия? — вспомнил и озвучил я мысли Гарода.

— Это надо в истории баронства читать! — поучительно потряс пальцем маг.

— Нету этой истории, и давно уже, лет двести без неё живем! Может, сожгли в камине, может зад подтерли! — опять я вспомнил воспоминания пацана.

— Зад, бумагой?? — чуть ли не хором удивились мои собеседники.

— Да на кой его подтирать вообще? — это Ригард.

— Это очень дорого! — удивление Бурхеса.

Тьфу! Опять культурный конфликт, тут бумага дорогая, опять фигню сморозил. А в камине значит можно жечь?? Странная логика.

— Шучу! Найдется! Так, что там с поездкой? — задаю вопрос, чтобы съехать с темы, и чтобы узнать нужную дату. Ну не помнит Гарод никакие именины!

— Возьмем с собой ещё четверых гвардейцев, из тех, у кого родня поблизости от столицы. Пусть повидаются, — пожал плечами Ригард. — Ехать дней десять-пятнадцать. Хорошо, что большую часть на корабле. Именины через четыре недели уже.

— Я поеду, и служанку, наверное, возьму, — это маг уже произносит.

— За свой счет бери хоть трёх служанок! А так я поеду с Лиской. Она и повар, и служанка, — торможу его наглость я.

— Итого нас восемь человек, — посчитал маг уже без своей служанки.

Жаден он, за свой счет не повезет. Нам надо четыре каюты. На одном из суден, шесть кают. Две оставшихся можно Малосси сдать.

— То есть нам уже через пару недель ехать? — спрашиваю их.

— Получается так, — согласно кивает головой Бурхес.

— Где эти, с ордена? — задаю вопрос сам себе.

— Сигналка сработала! Едут трое. С ними десяток коней. — встрепенулся маг.

— Откуда? — уточняю у него.

— С дороги свернули, вполне могут со стороны Малосси, — уверенно говорит маг.

Ригард ушел встречать, маг тоже взял коктейль. Ждем.

Через двадцать минут, бойкая Гита передала весть:

— Приехала, та, которую ловили! Ригард спрашивает пускать?

— Хм, с ордена, то есть. Ну, пусть запускает.

Моё почтение, с радостной моськой заходит моя не состоявшаяся убийца. Выглядит неплохо, рука ещё не зажила, но ноги и задница отменные, а уж грудь норовит вывалиться в декольте.

— И тебе привет сто какая-то! — киваю благосклонно.

— Уже девяносто девятая! — лыба становится шире, хотя и так дальше некуда.

— Мор у вас случился? — мрачно шучу я.

— Нет, что вы! Оценили мои заслуги! И вот сразу компенсация, двадцать золотых! — она достает мешочек с монетами и бросает на стол.

— Это за письмо? Мало что-то! — решительно отвечаю я.

— Это за волков извинения! Хотели посговорчивее вас сделать, намазали «эликсиром волчицы» двери и забор хутора, и заодно столбы у дороги, — поясняет посол ордена.

— Так это ваших рук дело? Вот где собака порылась!

— Чего? — не понимает она.

— Не важно, хорошо, что одной проблемой меньше стало, говори дальше!

— За письмо с рекомендацией, мы будем присматривать за вами до своего отъезда, и десяток коней ханской породы!

— Ценная вещь. Каждый не меньше двух десятков золотом стоит, — влез в разговор Ригард, уже видевший этих коней только что.

— А вот первое слишком расплывчато! До вашего отъезда это как? Может, вы завтра уедете? — спросил Бурхес.

— Письмо должно дойти, вернутся с ответом, мы должны собраться, не меньше года. А крайний срок восемь лет. — отвечает девяносто девятая.

— Почему восемь? — интересуюсь я, — Что такого случится позже?

— Через восемь лет будет общеимперский конклав нашего ордена, а нас заклеймят как отступников, если мы не уедем. Пока хан нас приютил, а потом может и выгнать. И не факт, что в империи будет для нас место. А переезд, за переездом, это такие хлопоты! — логично пояснила она.

— Да уж, два переезда это как один пожар, — понимающе киваю головой я.

— Очень мудро сказано, — удивлено смотрит на умного пацана девяносто девятая, да и остальным фраза понравилась.

— Я не против, давайте текст, Лиска перепишет своей рукой. И я хочу скоро уехать на именины императора, на его праздник. Так, что готовьтесь охранять баронство, тем более у братьев Готриб куча наёмников, а ну как передумают идти на Малосси?

— Уже не куча. Вчера вечером проезжали мимо замка, как раз был бой, и Малосси сжег половину их солдат каким-то артефактом. Ещё часть порубил, захватил в плен и остальных разогнал, — порадовала новостью девяносто девятая.

— А подробности? Хорошо, что опасности нет, а то страшно уезжать было, неизвестно же когда нападут, может через месяц. Задаю вопрос больше из любопытства. Так-то мне все равно, главное результат.

— О, за сроки можно не переживать было, никому не охота платить вхолостую наемникам и выжидать! А подробностей пока не знаю, — разочаровывает меня посланница.

Зову Лиску, и она под моим присмотром пишет письмо. В процессе выяснил, что у местного ордена пятьсот тридцать человек, четыре мага, один десятого и три пятого ранга. Нехилые денежные запасы в облигациях «Морского банка» сколько не пишут. Тут есть банки?? Вопрос надо прояснить. Это же, сколько схем можно проработать! От фальшивых авизо, до мошеннических схем. Я в тюрьме наслушался. Утром работники «сбербанка» орали — «ауе это сила!»

— А про маму узнала чего? — напоминаю посланнице об её обещании.

— Тут, вроде случайность, полезла за редкими ингредиентами в горы и попала под обвал. Амулет защиты не выдержал, пока раскопали, спасти не смогли. А привязку души она не делала, это только по императорскому позволению. А отец, что говорил?

— То же самое, — вспоминаю я.

Расследование ничего не дало, но обвалу могли и помочь.

Через часик девяносто девятая уехала. Я сходил, посмотрел коней. Да, они вполне могут стоить годовой доход с баронства! Мощные, все одной масти. Уточняю по месту для коней на корабле, меня успокаивают, что это предусмотрено. Золота накопилось уже почти долг отдать. Но пока не буду, ведь столица любит деньги, и жильё там стоит немереное количество золота.

Утром встаю полный сил и с желанием ехать. Через три дня приедет пятерка людей с ордена. Поселю в таверне пока их.

— Ригард готовь гонца к Малосси. Может он хочет раньше выехать? Бурхес связывайся с Остином, пусть передаст в нашу компанию, что временно снимаем корабли с рейса, — отдаю я распоряжения.

— Одного же корабля хватит! — возражает маг.

— Оба! Там на месте решим, что и как, может, в один не войдем.

Поехал проверять таверну, она выглядела как небольшая крепость. Высокий забор, мощные ворота, во дворе два домика для прислуги, конюшня, банька! Надо и мою, замковую проверить, молчат же ироды. Как говорится — ёж птица гордая, пока не пнешь, не полетит! Сама таверна уже приняла жилой вид, на кухне хозяйничала новая кухарка, комнаты отделаны убранством и мебелью. Можно переселять девок сюда. Но решил подождать приезда орденских. Вернулся в замок и вижу скандал! Бьют кузнеца, причем бьет и жена, и дочка! Солдаты мои стоят и ржут.

— Отставить! — Гаркнул я, — Доложить обстановку! Что за драка!

— Он серебрушку между ног спустил. Хорошо доча увидела, а то он мог больше потратить, — говорит запыхавшаяся бить здорового мужа, тоненькая жинка кузнеца.

— В бордель сходил? Что теперь убивать его? Кузнец мне нужен! — стараюсь я говорить без смеха.

— Ничё, мы ничего нужного для работы не тронем! — не менее кровожадная Кларисса, держит в руках палку. Грамотная все-таки. Рукой если бить, то можно и повредить её.

— Ты сколько потратил болезный? — уточняю у кузнеца, который не выглядит сильно истерзанным, но явно пытается таковым прикинуться.

— Серебрушку! — хором ответили почему-то все трое.

— В замок десяток коней пригнали, надо подковать их. Справишься, верну серебрушку и ещё одну бонусом! — даю задание.

— В лучшем виде сделаю! — убеждает довольный намечающийся амнистией кузнец.

Уже не сопровождаемый побоями, мужик отправился к коням оценить фронт работы. Бабы тоже выглядят удовлетворенными, не супружеская неверность их расстроила, а потеря денег! Амнистией… Что-то мелькает в голове у меня. Амнистия, амнистия… Причем мысли не мои, а остатки Гарода. Твою мать! Вспоминаю! В подвале уже недели три сидит беглый крепостной Малосси, поймали за браконьерством у нас в лесу. Помню, отец хотел отдать как подарок на сватовство старшего брата к дочке барона Малосси. Не сдох ли? И не напомнил же никто. Никакой инициативы у слуг!

Зову Ригарда и Клариссу.

— А что там наш пленник? — как бы между делом интересуюсь я.

— Сидит! — опять хором отвечают они.

Прям сегодня день хорового выступления. Кстати, может мне хор создать или театр? Опять мысли не туда, но радует, что пленник жив.

— Пошли, глянем, — зову их в подвал.

Со времен попаданства, в подвале был один раз, когда кладовую смотрел, а ведь там много помещений. Сначала зашел в будущую качалку и баньку. Тренажерка почти готова. Созданная по моим эскизам штанга и гири, шведская стенка для разминки и прочее, было уже внутри. Освещение магическое, но одного фонаря мало, или разрядился он. Банька состояла из двух помещений, одно побольше, как общий зал, вторая парилка. В общем зале из камня уже изобразили бассейн метра два на полтора, и высотой полтора. Он уже был заполнен водой, и не тёк. Удачная покупка, этот раб каменщик. В парилку, он же, изготовил печку с камнями. Но больше ничего не было, даже полатей в парилке, или скамеек со столом в предбаннике. Конь не валялся, надо втык вставить!

— Кларисса, завтра вечером я иду в баню, и не дай бог, она не готова будет, высеку всех!

— Мебель готова, только принести, осталось работы плотнику на день! Сделает, я прослежу! — не сильно испугалась наказания девица.

— Пошли пленника глянем. Кормят его? — обращаюсь опять к Клариссе.

— Кормят, даже подлечил маг чуток, а вообще, что он бездельничает? — удивляется кладовщик-мажордом.

Проходим ещё пару комнат, в одной, было место для порки, но ката у нас нет. Небольшая тускло освещенная комнатка, решетка, за ней ведро для отходов, топчан с соломой и пень вместо столика. Охота им было пень тащить сюда?

— Что сидишь, болезный? Как зовут? — спрашиваю молоденького паренька весьма могучей комплекции.

— Сижу, спасибо кормят господин барон! Зовут меня Миртом, — он встает и кланяется.

— Чего бежал? Били, наверное? Или дел натворил? — заинтересовался неожиданно Ригард.

— Продать хотели кочевникам! Я ведь конюший был, а к барону гости да конях, хороших ханских. Я обиходил их и показал мастерство. Барону за меня два золотых посулили он и отдал, — рассказал свою нехитрую историю паренёк.

— Думаешь плохо там, мастеру то у кочевников? — заинтересовался я.

— Может, нет, только моя любимая ждать бы не стала, годик и выдали бы её замуж! Вот я и решил денег заработать! — сознался несостоявшийся кочевник.

— А ведь мне подарили коней ханских, вроде объезженные, но мало ли. Дорогие они. А тут ещё в столицу империи ехать. Могу выкупить тебя с твоей милой, заодно и столицу повидаешь, и семью заведешь.

Паренек, молча, упал в ноги!

— Пошли, узник замка ИФ. Коней посмотришь, — и я стал подниматься во двор, ведя за собой арестанта.

Кузнец уже ушел, а паренька я велел поселить временно в башне, с сыном конюха. Мирт уже выяснил, что коней кормят не тем, и сейчас выяснял у Клариссы, когда привезут нужный фураж. А ведь ехать к барону надо! Сам не поеду, кого бы послать?

— Так-с, кого послать к барону? — спросил я у десятника. — Выкупить двоих, да договорится по отъезду?

Тут меня окликнул маг.

— Сигналка, едут трое, от Малосси, думаю, — коротко доложил он.

И действительно через часик я принимал мордатого мажордома барона.

— Слышал, угрозы нет больше? Рад за вас! Надеюсь, потери малы?

— Дорого нам победа обошлась, но угроза осталась, зубы мы им выбили, а добить нечем, будут в замке сидеть, пока денег не накопят снова на наемников.

— Я слышал погибших много у них, может и деньги останутся?

— Что вы барон! Этим мерзавцам уже на слово не верят, вперед деньги просят, или через гильдию только! — уверяет посланник.

— Тогда да, пусть копят, — соглашаюсь с ним.

— Есть шанс, что передумают, мы третьего брата подранили сильно, может сдохнет. И нет проблемы, — с неожиданной злостью говорит мордатый.

— Есть человек — есть проблема, нет человека — нет проблемы! — важно повторяю слова из земной книжки.

— Как тонко сказано. Надо записать, — и посланник реально лезет за карандашом и записывает! — А вы мудр не по годам!

— Обращайтесь, — киваю ему.

— В дорогу барон предлагает выехать через два-три дня. Ехать недели две, зато потом можно и раньше уехать. — высказали мне пожелание от Малосси.

— Согласен. Со мной поедет маг и пятеро гвардейцев, пара слуг, итого человек десять.

Решил все-таки я взять девчонку, дочку старосты, служанку мага, Лиску, Мирта и нас семеро. Без слуг можно, но лучше с ними. Тем более за конями, оказывается, особый уход нужен. И кораблей возьму два, грамотно я распорядился оба снять с рейсов.

— Барон поедет со средним сыном, и дочкой, может, найдет им жену и мужа. Пятеро солдат, замковый маг седьмого ранга, конюший и две служанки. Итого дюжина. Получится всем уехать? — поднимает бровь посланник.

— Два корабля, шесть кают на одном и пять на другом. Барону отдам побольше. Есть ещё просьба. Поймали вашего беглого конюха, я хочу выкупить его, и его невесту у барона.

— Проблема только в цене. За него давали три золотых, конюха подешевле купить можно. Этот ценный потому, что с ханскими конями имел дело. Вам-то он зачем? Девчонка мелочь, за четверть золота отдадим. Тощая, бесполезная, — сообщает мажордом Малосси.

— Было же два золотых за него? И есть у меня кони уже! На них и поеду в столицу, — удивился я новой цене за беглого.

— Про коней не знал, дорогие же они! А два было вначале, потом, когда сбежал, покупатели три предложили! Хотели, наверное, наказать его, — пояснил собеседник.

— Три с четвертью готов платить, и сейчас выдам, а аренда судна двадцать пять серебра в сутки.

— Помилуйте! Это же девяносто один золотой в год, да ещё с четвертью! — быстро считает ушлый посланник.

— Ты вычти зарплату морякам, ремонт и содержание судна, цены реальные. Пара золотых туда-сюда!

— Согласен! — вздыхает он и прощается, забрав деньги.

Деньги, деньги. Вспомнил! Надо про банки местные узнать! К магу надо идти, солдаты всё на шлюх спускают. И узнать у Лиски, сколько денег они, кстати, спустили.

Глава 17

— Банки? А как же! Сам храню там часть денег, — подтвердил мои предположения Бурхес. — Вот жетон владельца, магически настроенный только на меня, — показал он сантиметровый кругляш на цепочке.

— И сколько процентов в год? — интересуюсь я карьерой рантье.

— Для каждого клиента ставка своя, у меня пол процента, а кому-то и приплачивают!

— У тебя вычитают? — недоумеваю я.

— Ну, конечно, банк то «имперский», самый надежный. Некоторые и десять, тридцать процентов в год дают, но рискованно. Я лучше немного потеряю, чем всё пропадет. Поэтому из двухсот золотых, один в год снимают у меня за ведение счета.

— А какие из надежных прибавляют? — пытаю языка.

— «Горный» дает, полтора-два процента, но он не везде есть, мало отделений, — сетует старик.

— А «морской», вот слышал тоже? — вспоминаю, где находится казна ордена.

— Тоже в портах в основном филиалы, а процент не помню.

Ушел я томимый раздумьями, как передают информацию о счетах? Магией? А был ли у родителей счёт? Думаю, нет, ведь тогда бы не было смысла занимать в магистрате. Да и не видел я жетонов в вещах.

— Вызывали барон? — в комнату постучавшись зашла Лиска.

— Ну и как у нас половой вопрос в замке, решается?

— Для вас, барон, моментально, — начала раздеваться она, сняв платье и нагнувшись, чтобы разуться.

— Я вообще про бордель хотел спросить, — говорю, уже заводясь как мужчина.

— Зачем бордель? — недоумевает рабыня, и садится на меня голым телом, попутно раздевая.

— Я про доходы, хотел спросить, — уже входя в неё, шепнул ей на ухо.

— Вот я дура, — хихикнула она и отдалась страсти.


— Почти золотой уже потратили, в основном маг да гвардейцы, — доложила она минут через двадцать, уже отдышавшись и умиротворив меня.

— Ого! — порадовался я, — А сельчане ходят? — вспоминаю недавно пойманного на горячем кузнеца.

— Кузнец и сейчас там, например. Вообще он раза четыре уже ходил, даже черненькую попробовал. Конюший разок, староста тоже отметился. Ну и прочих человек пять из деревни. Но могло быть больше, уж очень дорого за такой пустяк.

— Вот кобели! — порадовался я. — Подумаю над снижением.

Лиска уже ушла, а я ещё валялся довольный тем, что дело выгорело. Чем тут еще заняться в глуши? Карт игральных нет, одни кости. Ну и бабы. А это мысль — придумать карты, домино, настольные игры! Монополия та же. Там и правил учить не надо. Ходи да читай, что на поле написано. Решено, начну с монополии! Как был голый, так и сел составлять поле и придумывать игру. Доделать то за день успел, но пропустил ужин. Голодным, конечно, не лег, перекусил, чем бог послал на ночь. А он послал стараниями Лиски омлет, с паштетом из гусиной печени.

С утра вызвал плотника и дал задание ему сделать деревянное поле, складывающееся, несколько фишек и кубиков из кости. Распишу поля монополии сам. Потом две тренировки по магии и бою на мечах, а после стал собираться к поездке. Нашел парадную одежду — такое впечатление, что от кого-то из братьев досталась. Память пацана молчит, не обращал внимание видно, да и не ездил никуда. Кольчугу, батин меч и шлем присмотрел. Копье взял свое, отцово большое. Взял арбалет, один из привезенных торговцем, кинжал богато украшенный, нож сапожный, палатка из непромокаемой ткани, минимум рыльно — брильных, но пушок растет небольшой пока. Из хозяйственных вещей ложка, да магический светляк. Все остальное пусть Лиска тащит. А ведь без неё бордель кроме как на Клариссу оставить не на кого. Бедный кузнец! Деньги доча ему тратить на шлюх не даст, да и он сам не самоубийца. Снизил плату за блуд ровно в два раза, крутовато я загнул изначально. Коней, блядовитый отец Клариссы подковал. Бывший пленник подобрал мне самого лучшего, девкам самых смирных. Лиска как бы ни лучше меня на коне управляется, но нельзя ей лучшего. Сексизм! Перед ужином позвал мага, Клариссу, Лиску и Ригарда поиграть в монополию. Восторг полный! С развлечениями тут не густо, и настолка пошла на ура! Причем три раза подряд выиграла Лиска. Вот же прёт ей. Ригард с магом заспорили, кому утащить на ночь доску. Не отдал никому, пусть спят. Ещё десяток досок обещали к утру сделать, тогда и наиграются. Я, кстати, плохо разбираюсь в путешествиях. Ригард настоял взять ещё двух коней заводных, да и в запас, мало ли.

Осталось ждать барона Малосси и бойцов с ордена. Лег спать несколько нервозный, никого не трахнул, поэтому долго ворочался. Но проснулся бодрячком! Вот она молодость!! Утром после завтрака созвал совет: я, Бурхес и десятник. Вопрос номер один, что подарить императору? Ясно, что он даже не узнает, кто чего подарил, но в канцелярии запишут. Тут был вариант или бабский кулон, мамин, такой не стыдно и подарить, или… новую игру монополию! В закромах родины валялся кусок дерева Дерц, оно и магическое, накапливает манну, крепкое и красивое. Только жалко мне его, редкое оно, растет в горах. Но отдал плотнику-рабу. Сверху поля решили золотом залить, этим уже кузнец занят. Выезд завтра-послезавтра, но мандражирую. Явно не мой псих, а мальчонки. Лег спать опять один, но Лиска сделала массаж, секса не было с ней, на меня это не похоже!

— Барон, господин маг передал, что едут пятеро от братьев Готриб.

— Этим-то что нужно! Передай тревога, сейчас приду.

Надеваю броню, беру меч и арбалет и спускаюсь. Ожидание минут двадцать, а ничего так маг сети сигнальные раскинул.

Тьфу! Ложная тревога, прибыли пятеро бойцов от ордена. В замок я велел их не пускать, пусть едут сразу в таверну, тем более там и бордель уже и кухня работает.

— Что хоть за бойцы? — спросил небрежно у Ригарда.

— Серьёзные люди. Двое бывших егерей королевских, в лесу как дома, ещё двое в личной гвардии короля Бартолии были, мы к этому королевству причалим после морского участка пути, — отвечает он.

— Орден непростые люди. Только народу мало у них, — впечатленный охраной говорю я. — А ничего, что я их не принял? Не обиделись?

— Нет, пожали плечами и поехали в таверну. Наоборот, ещё больше зауважали тебя, раз не принял, значит крутой аристократ! — серьезно ответил десятник.

— А чо, бля, есть сомнения? — полез я в скандал.

— Ни малейших! Бля! — не моргая, сказал Ригард.

Ну, вот на кой я их учу русскому языку? Как дети за мной повторяют! А гвардия после уроков рукопашки, меня реально уважает. Нет в этом мире бойца равного мне. А может и есть, но победитель панкратиона — это не мелочь! Связки уже растягиваются, технику мышцы приняли. Да и конфетка-допинг повлияла. Окреп я, хотя шестнадцать недели через три. Ёптыть!! Мой день рождения совпадает с императорским! Только сейчас это осмыслил. А кто знает? Слуги? Вряд ли. Так и не поздравит, думаю никто. Хотя были и дни рождения похуже. Довелось мне послужить, причем два года, так вот в учебке сержантской, гоняли нас страшно. В этот день мы всё делали бегом, и в противогазе. Снимали три раза на завтрак, обед и ужин. Снимаешь, лужа пота выливается! Весь день бегом, занятия разные. Перекличка перед отбоем, вызвали двоих, поздравили, меня забыли. Отбой, подъем! Отбой, подъем! Традиционные пять раз подряд перед сном. Уже лежка в кровати сверху свесилась морда одноклассника Кольки Дуся.

— С днем рождения братан!

— Да забыть его как страшный сон! — ответил я и провалился в сон.

Чёрт, а на земле ничего и не осталось хорошего у меня. Пить я не пил почти, бабы были регулярно, но без фанатизма. Это здесь гормоны Гарода мучают. Ну, двушка пустоватая, ну лексус, а не интересно! А тут прикольно, не жалею, что пырнули меня! Я ведь жив!

Глава 18

А ведь в теории, я могу и вернутся домой. Раз маг меня сюда вытащил, то возможно есть и обратная дорога. Правда, уровень мага, который меня сюда вытащил был запредельный. Вроде двадцать шестой ранг, один из двух таких магов в империи. И лет ему под сраку было! Но глобально, я пока не решил, а надо ли мне это? А с монополькой удачно вышло! Чую ждет меня успех. Кстати, а что там с авторскими правами? Вызову-ка я Бурхеса.

— Не знаю таких прав! С чего ты решил, что у кого-то есть права, а у кого-то нет, — возмущался дед.

— Ну, например, монету чеканит, только император. У других нет прав, — начинаю выискивать соответствия я.

— То монета! А то развлечение пустое. Кто захочет, тот и сделает. Отвлекаешь, а у меня тут задачка. Служанка не умеет на коня даже садиться, пацаненка что ли взять? — поведал о своих проблемах маг.

— Да бери кого хошь, хоть Лиану, сестру её. Она умеет на коне держаться, — расстроено говорю я.

— Отлично! То, что надо, — довольный маг уходит.

Итак, дико разбогатеть не выйдет ни на чем! Можно лишь разок хапнуть, а потом лавочка закроется. Так будет с любой вещью, если я смогу сделать, то и другие справятся. Нет смысла в прогрессе для меня! Хотя в шахматах, например, есть теория, но я ничего не знаю, даже желать не интересно. Вот карты игральные, тут есть смысл подумать, я и играть могу, и колоду, как надо тусануть. Но опять же маги тут есть, может они и сквозь рубашку видят.

Освободил для соседа барона три комнаты. Для самого барона комнату мажордома, для его детей комната брата. Третью комнату, которую занимали рабы, переехавшие в таверну, освободил для слуг Малосси. Остатки его воинства можно в таверне поселить. Мага приютит Бурхес. Так он сам захотел, странно, хотя может хочет, чему-то поучится у мага десятого уровня силы.

— Барон, сигналка! Едет тринадцать человек, — сообщил Бурхес.

Он после наказания золото стал, а не человек!

— А чего их тринадцать? И число не хорошее, и дюжину обещали вроде, — вслух подумал я.

Через полчаса стало ясно. Притащили с собой невесту для перекупленного пацана. Это он мне сам радостно и сообщил.

— Надеюсь она изменит свое мнение, — добавил беглый конюх волнуясь.

— Вот сейчас я не понял! Она что не согласна была? — недоумеваю я.

— Не хотела, да и родители за другого сватали, — бесхитростно подтвердил парень.

Ну да, с чего я решил, что у них взаимно? Прям не красавец он. Да и крепостной. Может она о принце мечтала? Или о бароне? А девчуля то ничего! Интересно есть тут право первой ночи или нет? Не помню. Тем временем гости спешились, и заходили во двор. Выделялся барон Малосси, крепкий высокий мужчина, хоть и потасканный жизнью. Был он седоват и имел волевой подбородок, и поломанные как у борца уши. Парень, сын барона, выглядел взросло, статью пошел в папу. Вообще копия папы будет. И без тестов ДНК ясно чей он сын. Доча, доча… Вся её беда, что ей тоже не требовался тест ДНК! Здоровая бабища, выглядит молодо, но толста и страхолюдна. Про неё ещё можно было много чего рассказать, но разглядывать не хотелось. Магом оказалась девица! Весьма молодая почему-то. И как теперь господин Бурхес приютит коллегу? Он то не знал, что приедет девушка. Или знал? Точно знал! Морда хитрая, я думаю, чего он решил потесниться.

Принимал я их четверых в кабинете. Там же был Бурхес и Ригард.

— Моё почтение барон! — на правах хозяина с первым хлопком поприветствовал всех, — Как дорога?

— Гарод сынок! Жаль твоих братьев и отца! — забасил Малосси. — Да и Хейга, тоже расстроилась, — кивнул на «исхудавшую» от горя дочку.

— Спасибо за сочувствие барон! — молвил я.

— Это сын мой Рон, и магесса Альфрика! — кивнул он на остальных.

Рон поприветствовал меня хлопком ладоней, Хейга изобразила приседание, а Альфрика просто кивнула, в наглую разглядывая меня ниже пояса. Разбитная бабенка! И симпатичная!

— Вам уже приготовили комнаты, солдаты могут переночевать в таверне. Магессу вот хотели к магу поселить, но теперь вижу неудобно, — начал оправдываться я.

— Очень даже удобно, если этот маг ты! — выдала Альфрика, под ухмылки остальных.

Да чего я буду отказываться? Считай языка взял. В постели. Хм, двусмысленно как-то. Хотя там посмотрим.

— Ну раз вопрос решен, осталось выяснить, когда поедем? — задал я главный вопрос.

— Да чего тянуть? Поехали завтра с утра! — удивился Малосси вытягивая ноги в кресле и пробуя коктейль принесенный услужливой Лиской.

Гад такой, по заднице её хлопнул ещё! Мелкий собственник, в виде Гарода внутри меня возмутился, а взрослый циник, вроде меня земного, лишь ухмыльнулся на это. Неспешная беседа ещё минут пять, и нас пригласили на ужин. Прислуга расстаралась! Выставили парадный комплект посуды, дичь, рыба, супы и закуски. Шеф повар Мелия, но и Лиска приготовила ряд блюд. Среди ужинавших была и Аньен. Малосси с интересом выслушал её историю, но комментировать не стал. Барон со смехом рассказывал про военные действия, я славил его подвиги. Малосси хвалил моих коней и блюда на столе, я хвалил его экипировку и оружие. Собеседники блистали остроумием, а Хейга, ещё и аппетитом. Я повинился, что не знал о нежелании невесты Мирта выходить за него замуж.

— Ерунда! Бесполезная девка, да и худая. Если бы я своих крепостных каждый раз спрашивал, то на другие дела времени бы не было, — успокоил меня сосед.

И правда, чего это я? Тут демократий нет и не предвидится. Ещё я провентилировал наличие «права первой ночи». Нет оказывается! Но мысль барону понравилась. Но сынок папу не поддержал, мол бывают такие страхолюдины, что приплатишь лишь бы не быть первым.

— Рон, что ты! Это же право, а не обязанность. — успокоил я паренька, — Может и нетронутой уйти.

— Зато если проверишь сам лично, девушка или нет уже это такой почет для брачующихся, — поддержал меня старший Малосси.

— Барон, может уже покажете мои покои? — это Альфрике надоело тереться об меня и наваливаться грудью.

— Предлагаю для начала баньку! Вчера доделали. — с готовностью принимаю её пожелание.

Банька была хороша, и что удивительно, я дотерпел поддразнивания магессы, до тех пор, пока мы не помылись и попарились. Потом мы уже обновили стол в бане, использовав его не по прямому назначению. Альфрика выглядела удивленной, напор Гарода и мой опыт творят чудеса. Да и сама она, хороша чертовка! Языка я расспросить так и не успел, были дела поинтереснее.

— Как ты так быстро достигла седьмого ранга, — чтобы сменить тему и не уподобляться озабоченному, спросил я.

— Почти пятьдесят лет занятий всего. Есть у меня талант. — польщенно похвасталась она, — В академии в десятке лучших на курсе была.

Сколько, сколько?? Ей больше полтиника?? Да ей не дашь и тридцати! Вот я и на старух перешел. И главное ноль косметики. Возмущался я молча. Возмущение было больше от Гарода, но и «я земной» находился в шоке. Мы поднялись ко мне, где я опять не оплошал, аж два раза! И один раз ещё утром! Языком потрепаться не удалось, но Альфрика немного моих планов вытянула. А я узнал лишь то, как она попала к Малосси. Она тупо там родилась. Причем рабыней, но овладев магией этот позорный статус сменила. Магов-рабов не бывает по законам империи. Более того, любой маг уже благородный человек, выше, чем обычный горожанин. И после академии, ей пришлось отрабатывать обучение, ну её и отправили домой. Через два года срок истекает, но будет менять место или нет, сама не знает.

Утром решили выехать рано, даже не позавтракав.

Малосси с сыном съездили в бордель, взяли всех троих рабынь ещё и одарили каждую серебрушкой. Я решил не отнимать у них премию.

Смотрю на свою свиту — гвардия и маг выглядят прилично, я серединка на половинку, а вот слуги прямо-таки скажу, позорили меня. Если Лиска как моя любимица в любой одежде выглядит хорошо, то даже Лиана дочка старосты простушка простушкой, не говоря уж про Мирта. Но ничего, приодену их, и сам оденусь подобающе!

Отдаю последние указания, назначаю старшим Борила. Кузнец притащил подарочную доску для игры, а плотник десяток простых. Жаль поиграть не успели с соседом. Мирта провожала уже его невеста, я пообещал по приезду свое волей поженить их, а девку отдал в услужение Аньен на время. Невеста стояла надувшись. Ох и наплачется Мирт с ней.

Наконец сборы завершены, и кавалькада всадников выехала из замка. Впереди ехал дозор, хотя такой прорве народа нечего опасаться.

Глава 19

Так-то оно так, люди не напали.

Зато напала громадная кошка, то ли тигра, то ли рысь. Я в этой зоологии не разбираюсь. Да и нет такого зверя вроде на земле. Я вообще заметил много совпадений с земной флорой и фауной, но были и различия. Кошак этот был из данной серии. Планета, на которую я попал ничем не отличалась от земли, может состав воздуха другой немного, ну и география совсем другая. А сила тяготения, например, такая же. А вот в законах физики я уже не совсем уверен. По крайней мере полет кошки размером с телёнка не подчинялся законам гравитации. Сидевшее в засаде животное выбрало свое целью Альфрику. Прыжок, длинный, затянувшийся и прервавшийся ударом о защитную сферу. Явно артефакт у девочки. Кошак был отброшен, но изловчился кувыркнуться в воздухе, ещё раз царапнуть лапой сферу и запрыгнуть на дерево. Вжиик! Арбалетные стрелы сорвались в сторону этого дерева, но животного уже там не было, она опять прыгнула, и прыгнула на меня! Как я успел достать меч, самому интересно, но ещё интереснее, что я успел махнуть им защищаясь от зверя в прыжке. И совсем уж невероятно было, что отрубил одним ударом голову! Нет, я понимаю, что у страха глаза велики, но удар вышел на загляденье. Мгновение и голова кошки летит слева от меня, а туловище — справа. Все в восторге, я в шоке.

— Барон, я вижу удар бойца! Перерубить одним ударом, голову горной рыси дорогого стоит, — первым поздравил меня Малосси.

— Пора уже вам давать задание на тренировках посложнее, — задумчиво молвил Ригард.

— Да чего она на нас напала? Орден может шалит, — удивился я, вспоминая случай с волками.

— Мальчик мальчиком, а иногда как выдаст, — задумчиво молвила Альфрика, вспоминая явно что-то ещё, и вгоняя меня в краску.

— Орден не стал бы натравливать, так как они держат своё слово, да и сами убили бы зверюгу, если бы могли, — авторитетным тоном заявил Бурхес.

— Да цена на шкуру дорогая будет. — резво снимая её с туши, сообщил Мирт, — Она уж очень большая, а чем старше, тем ценнее мех.

— Вообще их убить тяжело, шкура имеет антимагическую защиту. Зверя не обнаружить магией, да и зрением тоже трудно, удачно маскируется, — опять дал заключение Бурхес.

Небольшой привал на снятие шкуры, и я понимаю, что перерождение в репликаторе было в шаге от меня. Цену на шкуру, даже представить трудно. Стоили и сотни монет, а за такую красоту могут и тысячу отвалить. Такую особенно любят маги — непромокаемая, не продуваемая, маскирует, отражает магию. При этом легкая и красивая. Дурак буду если продам! А ведь уже кто-то из бойцов Малосси ляпнул, что отличный подарок императору. Нет уж. Доску подарю для игры в монополию. А шкуру мне. Моя прелесть! С осторожностью сходил в лес по кошачьим делам, после чего мы вскоре продолжили путь, и к обеду были уже в хуторе. Тут нам реально повезло. В хуторе готовились к отгрузке два плота с рыбой, и мне удалось договориться, за плату, конечно, чтобы взяли наш балласт. Слуг да служанок. Кроме того, захотел прокатиться на плоту Бурхес и дочка барона. Много времени не получится выиграть, но и мешаться они нам не будут. Само течение, плюс гребцы, часа три выиграют. Я дал команду им ехать сразу в поместье. Придется ночевать там, ведь корабли будут поздно вечером и раньше утра не отчалим. Я ещё и не видел, что там за судна у меня, есть нехорошие подозрения.

В хуторе мы перекусили, накормили нас рыбой, конечно, приправленной травами. От медовухи мы отказались. Я по наитию, отдал на хутор один комплект монополии, пояснил нехитрые правила, и мы рванули в путь. Дорога была всё лучше и лучше, балласта не было, и мы достаточно быстро добрались до таможни. Тут меня ждал сюрприз — мстительный бургомистр дал приказ солдатам, чинить мне препоны.

— Господин барон, согласно решению магистрата, вам разрешен бесплатный въезд в городскую черту! — загнусавил плюгавенький стражник.

— Ну, отлично! — ответил я, ещё не понимая подоплеки этой щедрости. — Пусти я проеду, — добавил я и тронул вперед коня.

— Но для этого вам надо подать заявку на рассмотрение, — и не думал уступать путь стражник.

— Ха-ха, а заявка платная! Ну и сколько с меня, — уверенный, что понял правильно, лезу за монетами в кошель.

— Что вы, заявка абсолютно бесплатная. Просто подать заявку и вам её сразу одобрят.

— Ну давай, где там роспись ставить? — думая по каким ещё схемам меня могут обмануть.

Ну получат мою подпись, ну и что? Я вообще оттиск печати могу сделать, и магией плеснуть. Слава богу это я уже умею и могу.

— Вот, заявочка! — услужливо суют мне пергамент.

Так-с… что там, я как вольный барон… пропускаем… имею право… пропускаем… прошу обеспечить мне свободный проезд. Всё норм. Ставлю печать. Тем временем, спутники все прошли, а меня по-прежнему не пускают.

— Что ещё? — закипая, спрашиваю плюгавого.

— Все хорошо, магистрат завтра одобрит заявку и вас пропустят! — гаденько ухмыляется крысеныш в форме.

— Завтра? Чего не через год? — уже понимаю подставу я.

— Сегодня работают до обеда, завтра утром сразу рассмотрят!

— А если платно заехать? Заплачу, как и все монетку?

— Никак нельзя! Умаляет вашу часть свободного барона.

Малосси уже тоже понял, что десяток стражников стоит на посту не просто так, а меня красивого помучить.

— Помочь не могу, сорится с королевством не с руки, я-то не вольный барон разводит руками он.

— Опасности вашей жизни нет, честь тоже не задета, именем императора ничего не сделаешь. — это уже сожалеет Ригард. — Ничего разобьем лагерь тут заночуем…

— Любезный продай лодку, кричу я мальчонке рыбаку у реки.

— А сколько дашь дядя? — отвечает ломающимся голосом пацан.

— Лови! — кидаю серебруху, которую он ловко ловит.

— Лодка ваша граф! — льстит мне малолетний торгаш, сует монету в рот и убегает.

— Реки собственность империи, а поместье моё как раз на реке, — поясняю Ригарду.

— А лошадей забрать нам? — Малосси ухмыляется.

— Можно было и нам забрать, лошади отлично плавают, но быстрее будет если вы их привезёте.

Со мной в лодку сели Малик и Ригард, сразу взявшись за весла. Ошарашенный гаденыш-стражник лишь взором проводил меня. Пару часов гребли, и я у поместья. Тут уже подъехали слуги и маг с дочей. Мы заехали в поместье, чей порядок меня порадовал. Я дал команду готовить ужин и кучу мест для ночевки. Поместье не особо большое, а мне и барону нужны отдельные комнаты. Правда я решил, что возьму Лиску, а барону суну его сына, ничё, не сахарный не растает. Подъехали остальные, а я уже пил чай и беседовал с Бурхесом.

— Был и другой путь — показать жетон мага. Гильдейским бесплатный проезд, — покачал головой маг, выслушав мою историю.

Чёрт, как я сам не дотумкал, я же ещё и маг на службе государства! Альфрика ведь не платила, показала жетон и всё.

Сели ужинать, решил удивить новой игрой. Опять полный успех! Пришлось доставать ещё доски, чтобы хватило на всех. Оптимальное количество игроков четыре-шесть человек. Я играл с бароном, его сыном и Лиской. До вечера успел два раза выиграть, один раз выиграл Малосси. Но сын ему явно подыгрывал, обменивал карточки уж очень для барона выгодно. Рону, сыну барона явно глянулась Лиска, о чем тот подвыпив не преминул сообщить мне.

— Барон, хочу вашу рабыню ангажировать на ночь, вы позволите?

Вежливо попросил собака, и не нагрубишь. Придется подыскивать слова. Но я уже тоже выпил, и совсем куртуазно уже не смог.

— Нет, сам её сбираюсь пользоваться, другим не даю.

— Да полно вам, может научится чему эдакому от меня? — насмешливо говорит не ожидавший отказа Рон.

— Её учить только портить, — постарался шуткой отказать я.

— Но почему? Боишься потом не сможет меня забыть? Да я и выкупить смогу!

А вот это хамство уже! Чё неужели запал на неё?

— Ну надеюсь драться за неё не станете баронет? — подчеркнул я наши разные статусы.

— Детей не люблю бить, — зло выплюнул Рон.

— Да что с тобой сынок? Хорошо же сидим, — произнёс старший Малосси недоумевая.

— Я пойду отдыхать, — послушав отца Рон повернулся и хотел уйти.

— Стоять! Баронет, а если ребенок побьет тебя?

— Барон прошу прощения за сына, не стоит обнажать оружие из-за рабыни, — Малосси тормозит уже нас обоих.

— Оружие? Да я просто отшлепаю его по щекам, — кипятится Рон.

— Меня по щекам?! — я заржал в голос, — Этот недоросль думает со мной справиться без оружия?

— Хм, не мое дело, но вы рискуете пострадать баронет, — сквозь смех сказал Ригард.

И если барон просто недоумевал над нашим весельем, то баронет рассвирепел и отбросив кинжал попытался ударить меня ладошкой по щеке.

Хрясь! Это я, подседая под руку, бью правой рукой джеб в челюсть Рона. Его мотает в сторону, а я уже справа, не щадя возможное потомство бью по яйцам, баронет падает и мой завершающий удар по шее, сверху ребром ладони, окончательно вырубает сластолюбца.

— Э… Он жив? — спрашивает ошарашенный скорой расправой Малосси.

— Жив, но вот надо ли ему теперь жениться, не уверен, — ещё будучи в запале отвечаю я.

— Альфрика! — орет барон. — Срочно окажи помощь баронету!

— Что тут… Ох-тыж! Так, чего у нас… челюсть сломана, починим, яйцам досталось. Тут хуже! Или сейчас починю, но потом ехать на коне не сможет, или лечение мягкое, но заживать будет неделю. Само собой, женщины тут противопоказаны.

— А чего он не очнулся? — спросил успокоенный барон. — Давай чтобы на коне мог ехать.

— А надо чтобы очнулся? Больно будет ему! Наложила лечебный сон до утра, — пожала плечами Альфрика.

— Барон, приношу свои извинения и готов компенсировать вам обиду.

— Пустое, кровь молодая горячая. Могу его потренировать, я гвардейцам даю уроки, — успокоил я его.

— И недорого, — ляпнул Ригард.

— Было бы неплохо! А вы полны сюрпризов барон! — задумчиво промолвил сосед.

Восторженная Лиска расстаралась и массажем, и сексом.

— Кому расскажи, не поверят! — шепнула она на ухо.

— Не надо никому говорить, я мог и слабее побить.

Утром баронет пришел извиняться лично, и не смотря на мой отказ от компенсации, притащил за каким-то чёртом серебряную фляжку меньше литра объёмом.

— Барон, я такое себе обычно не позволяю…

— Но как выпьете, то это уже не вы, а другой человек? Который способен и не на такое? — пошутил я.

— Да, — облегченно выдохнул он. — Вот подарок, магическая фляга, не нагревается, не остужает, не портится. — прорекламировал он свой подарок.

— От души! — хлопаю по ладошке Рона.

Ну не практикуют тут рукопожатия! Недолгие сборы, оставляю охранникам зарплату за месяц и выезжаем в порт. Я ожидал, что бургомистр и тут меня будет щемить, но доехали спокойно. Вернее, я сначала доехал до Остина, получил знак о втором ранге и первое жалование — один золотой. Благодарю мага за всё, и еду в порт. Так-с, где мои корабли?

Судна выглядели неплохо, причём моё, с пятью каютами, было больше, чем то, которое я выделил Малосси.

Обе были двухмачтовыми шхунами длинной около сорока метров и шириной около семи. Они имели по девять парусов, общей площадью около четырехсот метров квадратных. Водоизмещение было двести тонн. Скорость выдавали около двенадцати узлов. Имели небольшую осадку и могли ходить по мелководью. Но вот пересекать море без мага не рекомендовалось. Всё это мне рассказал капитан моей шхуны Риц. Экипаж состоял из двенадцати человек, и взять мог ещё десятка два в каютах. Ну и груз, которого сейчас не было, но были лошади. Мы стали грузиться, а я прошел в свою адмиральскую каюту. Не сказать, что огромная, три метра на шесть, да и то был отделён закуток для душа с туалетом. Кроме кровати и стола, там был диван, сундук, и шкаф. Над диваном узкая длинная картина морской тематики и часы. Настоящие механические часы! Рядом стоял стол с магическим светильником. На автомате зарядил его до упора. А это, что за узкая лестница вверх? Поднимаюсь. Крыша! Небольшой шезлонг, мини бассейн и столик. Ну что же. Путешествовать можно. Не было бы морской болезни. Лошадей завели в трюм, припасы погрузили ночью. Стою на палубе смотрю как мы отчаливаем. Первой ушла, так и не осмотренная мной шхуна с Малосси, Риц отчалил только что. Вижу, нас нагоняет лодка, и человек в ней машет нам руками, и шустро так идёт лодка, явно помогает маг. Точно, это Остин!

— Капитан, подберем лодку, — даю команду я.

— Уф, еле догнал, — это довольный Остин поднимается на борт шхуны.

— Что-то случилось? — настороженно спросил я. Не люблю сюрпризы.

— Для вас нет новостей, а вот мне срочно нужно прибыть в столицу. Возьмете? Я заплачу!

— Да не стоит. Бурхес вас приютит. А что за спешка?

— Да так, повод небольшой. Сдал на пятнадцатый ранг! — улыбается маг.

— Звучит как тост! — произнёс я и позвал Лиску.

— Слушаю барон.

— Накрыть в кают-компании стол побогаче, и займись вместе с коком приготовлением праздничного обеда.

— Сколько персон? — деловито уточнила она.

— Давай на десять. — считаю капитана и боцмана.

— Сделаю! — и уходит колдовать на кухне.

Я валяюсь у себя в каюте. Ещё одна отдана девкам, Лиске и Лиане. Да, может вызвать пока Лиану? Хотя нет, орет громко, я не стесняюсь, но чего зря народ баламутить. В третьей, оба мага, четвертая и пятая каюты заняты гвардейцами. Мирта отправили в трюм к матросам, наказав следить за лошадьми. Есть ещё капитанская, она небольшая, но капитан не жалуется. Наверху ещё кают компания есть, а кухня внизу.

Обед приготовлен и на удивление рыбных блюд мало. Не считать же за рыб водоплавающих птиц вроде гусей. Зато полно фруктов, они тут в порту недорогие. Меня не тошнит и слава богу, но на алкоголь я не налегаю, маленький ещё.

— И сколько сейчас у тебя оклад? — спрашиваю юбиляра.

— Двести в год, это не весь мой доход.

— А что за магия на пятнадцатый ранг? Запирание? Что такое? — пытаю вопросами Остина.

— Это вроде замков у тебя в замке, завязать можно и на человека, и на кровь, — пояснил Бурхес.

— И всего то? — разочарованно протянул я.

— Это только часть ранга, на самом деле лишь научившись связывать кровь человека и вещь можно получить ранг. Ты на расстоянии, делаешь привязку. Например, меча, и никто другой его не возьмет. Воровство у тебя лишается смысла! — поясняет Остин.

— Это гораздо круче, — соглашаюсь с ним.

— У вас Гарод отличные перспективы. Два ранга подряд, и мне тут Бурхес шепнул, что ты близок к третьему, — польстил мне Остин.

Так и прошёл обед в дружественной обстановке, а потом игра в монополию. Остин был ошарашен и просидел за игрой до вечера. Пытался правда жульничать с кубиками, но был быстро на этом пойман. А вечером, шепнул мне на ухо:

— Барон не одолжите служанку или рабыню? Для известных целей. Я заплачу!

— Никакой платы, выбирайте! А девушке можно и дать чего на булавки.

— А кто более страстная?

— Не могу точно сказать, но Лиана орет громче.

— У вас поди все орут, — смеётся он. — Давайте Лиану!

— Лиска ночуешь у меня. Лиана окружи заботой господина мага!

— Да барон! — хором сказали обе и присели на секунду.

— Ух какие! — Остин был впечатлен.

Лиана и правда орала, причем сначала тихо, а потом во всю глотку. Хорошо Остин уже не мальчик, лёг спать.

— Чего она орать громче стала, зелье какое дал? — спросил я у него утром.

— Ага, артефакт, один золотой называется, помогает получать удовольствие девушкам. Гарантированно! — посмеялся Остин.

Мы с Лиской всё в постели сделали тише, по-семейному, так сказать. Вопреки моим ожиданиям, гвардейцы, наоборот, поздравляли Остина, мол показал силушку пятнадцатого ранга. Им маг про подаренный золотой умолчал. Особо тренироваться некогда, ветер был хороший и помощь мага не требовалась. Вторая моя шхуна — Сельта, шла немного сзади и, судя по всему, там было весело. Кричали и смеялись. Вот и пойми или они с утра надираются или ещё с вечера отжигают. Лиска опять занялась готовкой, на этот раз на меня одного. Я пошел на свою личную крышу, лёг в шезлонг. Тут и нашла меня Лиана с корзиной фруктов. Привлек её к себе, да бросил в бассейн, она вылезла вся мокрая, но довольная и разделась до гола. Положил её рядом и давай гладить животик. Эх хороша жизнь барона! Только задумался, как услышал громкий хлопок и трезвон корабельного колокола.

Глава 20

Я как был голышом, скользнул вниз и принялся одеваться. Бегать с голыми бубенцами и мечом, так себе идея. Глухой стук в днище корабля, был такой силы, что корабль немного подпрыгнул. Я стал лихорадочно искать что-нибудь, что поможет мне удержаться на поверхности. Плавать я не умел. Тут же плюнул, не о том я думаю.

Крики капитана на палубе, но что орет, не слышно. Выбегаю опять на крышу, и вижу доблестного Остина, обвитого щупальцем огромного осьминога! У мага, явно сработал амулет защиты, но судя по его мерцанию, ему скоро придет кирдык, и сфера защиты спадет. Несколько щупалец шарят по кораблю, вижу гвардейца в крови, убитые матросы раскиданы по кораблю. Лежит без сознания отброшенный в сторону Ригард. Два гвардейца, частично одетые, рубят безуспешно морского гада. На корабль напала морская живность, явно агрессивная. На щупальце, обвивавшем Остина, видны проплешины то ли от огня, то ли от кислоты, не разобрать. Думаю, работа мага. Весь обзор ситуации занимает секунду-две.

Не теряя больше времени, прыгаю сверху и бью мечом в отмеченное проплешиной место. Кусок щупальца падает на палубу, маг освобождается и в этот момент его защита спадает. Осьминог содрогается, и его щупальца соскальзывают в море. Отрубленный кусок длинной метров пять извивается на палубе. Ригард уже открыл глаза и ошарашено смотрит вокруг, поэтому помощи ему пока не нужно, я пихаю локтем мага и кричу, чтобы помог гвардейцу. Пространство наполняется звуками, взгляд выхватывает новые, неважные прежде детали, вроде Лиски лежащей у борта, живой и, по-моему, даже невредимой, но обляпанной едой. Бурхес, только что выскочивший из трюма. Чего бы он там делал? Я не удивлюсь, если тиховался.

— Бурхес помоги матросам, и если есть раненые, то и им, — командую ему.

— Эти двое трупы, — кивает он на корабельного кока, разорванного чуть ли не пополам, и на молодого матросика, вышедшего, как я помню, в первый рейс.

— Ты крут барон, — вставая с колен на ноги, искренне говорит Ригард.

— Точно! — поддерживает его капитан.

— Будет мразь, разная склизкая, мой корабль трогать, — с неожиданной злостью пинаю кусок щупальца.

И уже отходя от горячки боя, реально понимаю — я крутой отморозок! Инстинкт самосохранения, базовый у человека. Как я его, сука, отключить то смог?

— Жить будет, но путешествовать нет, недельки две, — встает Остин.

— Жаль. Придется оставить в порту, — сочувствую я.

— Спасибо барон, ты мне жизнь спас! — Остин хлопает меня по ладони. — Буду должен!

— Да, ладно. А что за зверюга была? — перевожу я тему.

— «Ужас глубин», до этого только слышал об нём. Как ты его убил то? Меч магический что ли, дай посмотреть?

— Да на! — отдаю меч.

Остин смотрит его, цокает языком, и отдает.

— Обычный меч, зачарованный на крови, ваш фамильный, но без урона магией, — с этими словами маг возвращает мне оружие.

— Бил по пятну от магии, — пожимаю плечами.

А и вправду, меч обычный. Я маг, считай никакой, повезло? А с кошаком этим, в лесу? Начинаю осмысливать. Сила моя сильно не изменилась, техника ударов тоже, реакция уже моя земная, координация движений тоже, ловкость — близко к моей лучшей форме, хорошо просчитываю ситуацию в бою, но действую на автомате. Резюмирую — везет сильнейшим! Мой потолок, один два удара, долгий бой не для меня, не потяну, ни физически, ни технически. Капитан ушел оценивать повреждения корабля. После нападения твари у нас два трупа матросов и один серьезно раненый гвардеец. Дрожащая от ужаса Лиска, пытается что-то сказать мне, но язык её не слушается.

— Иди в мою каюту, там душ прими. Теперь ты за кока, готовишь на всех, Лиана тебе в помощь, — занимаю её делом.

По себе знаю, лучше не утешения и рефлексия сейчас, а что-то делать, быстрее успокаивает. К нам спешит вторая моя шхуна, Альфрика с громадным посохом выше её роста смотрит в воды моря. Но тварюга, уже исчезла в глубинах, оставив после себя кусок щупальца. Кстати, да! Кусок осьминога. Может бронь какая из него получится? Но спрашиваю против воли у Остина другое.

— Слушай, а эту живность едят?

— Ты все готов сожрать? — Остин смотрит на кусок плоти, явно не с гастрономическим интересом.

Наверное, вспоминает, как чуть не погиб. Надо бы помягче с ним, стресс у человека.

— Шкуру содрать, мясо сожрать. — против воли говорю я.

Сказал помягче называется!!

— Действительно есть захотел? Вот ты безбашенный! — с уважением смотрит на меня подошедший Бурхес.

— Именно в таком порядке. Шкуру сдерем, стоит прилично, а мясо отличный допинг и возбудитель. Лучше бы его заморозить и на берегу продать. — ответил наконец Остин.

— Иначе перетрахаем тут друг друга, — добавил Бурхес.

— Шхуна в порядке, порвали пару парусов, сейчас поменяют, — прервал нашу беседу подошедший капитан.

— Вместо кока будут мои девочки. У матроса погибшего, если есть родня, передай, — кидаю золотой капитану. — Если нет, то пропейте.

— Да там такая родня! — начал было капитан, но посмотрев на отрубленный кусок осьминога, на ходу переобулся. — Хотя помянем на свои лучше.

Уже вечером поглощая изысканный ужин и запивая отличным бренди, Бурхес рассказал, как лет сто назад такое чудо раскидало флот императора. Маги убили его, и с тех пор у нас его не видели. В других империях да, имеется, привозят оттуда.

— Этот ещё был небольшой. Но встречаются в наших морях они редко, я его заморозил целиком. Подарок императору отличный будет!

— Допинг, опять же возбудитель для баб, хорошо? — возразил я уже пьяный, отходняк от боя настиг и меня.

— Пф-ф-ф, бабы тебе и так давать будут, а допинг и другой бывает, — аргументировал Бурхес.

— Подумаю, может, кусок себе отрежу. — закончил я прения.

Ушел спать, причем один. Лиска, как не скреблась в двери, я не пустил, ну не было сил моральных.

Тем не менее, утром, я встал бодрым и погнал алкоголиков на разминку. Матросы давили, конечно, косяка, а остальные привыкли. Легкий завтрак и иду брать урок магии у Остина. Раз есть такая возможность, хоть сравню их.

Сели у меня в каюте, пятиминутка расслабления. Остин учит меня трогать магией предметы, в эфирном плане. Неожиданно у меня получается с третьей попытки — затушил магический светильник, нагрел стакан воды. Остин был ошарашен.

— Третий ранг! Уже освоил воздействие магией. Я через семь лет смог, уже перед самой академией! — тараторил он.

— Мне пока академия не грозит, потомства то нет, — пробурчал якобы недовольно.

Но довольная улыбка, против моей воли, выдала моё счастье с головой. Я билять, великий маг?!

— Жаль, что ранг высокий, а заклинаний мало знаешь. — спустил меня на землю голос мага. — Чем с тобой там Бурхес занимался?

— Готов пробовать, — наполнился энтузиазмом я.

— Ну давай попробуем, например, проращивание растений.

После двух часов занятий, я был вымотан, но доволен. Чувствуется разница в подходах обучения.

В обед вторая моя шхуна запросила стыковку, и на борт запрыгнул один барон Малосси.

— Гарод, краем ушка слышал, кусок «Ужаса глубин» ты отрубил?

— Было дело, — не стал отпираться я.

— Хочу, по-соседски купить у тебя немного, говорят в мужской силе помогает, а женщины аж на стенку лезут.

— Тоже слышал, но не пробовал, заморозили мы кусок, императору в подарок, но себе, наверное, отрежу.

— У тебя есть отличный подарок, игра новая! Да раз уж зашла беседа, давай и доску куплю у тебя, пить уже надоело в дороге!

— Бери, для тебя цена золотой. А вот с подарком не так просто, у меня и маг имперский и гвардия его. Дойдут слухи, что зажал, ой неудобно будет. А может ещё и больно, нрав то у нашего господина суровый.

— Что есть, то есть, но если вдруг случится оказия…

— Я понял, понял. Ты то сам что даришь? — перевел с неудобной темы разговор.

— Мазь для загара, он будет ровный и кожа не сгорает на солнце. Императору не надо, а вот близким его ещё как.

— Сам сделал?

— Не сам, конечно, Альфрика изготовила. Но ингредиенты местные с болота нашего. Всё мечтает о столице, дурочка.

— Почему? Жизнь там веселее! — удивился я.

— Угу, и дороже, но шанс есть! Если подарок по душе, император обычно ответный делает. Не сам, а через канцелярию, но честь большая.

— Не слышал, — сознался я.

— Так ты без задней мысли дарить хотел? Вот ты простой же какой, — барон развеселился.

— Ясно. Делай что надо и будь что будет.

— Красиво сказано, а ты в курсе, что империя планирует военные действия в этом году? Пока ты последний в роду тебя не тронут. А будет сын, придется идти воевать, тем более ты маг.

— Война? С кем? — удивился я, — Первый раз слышу.

— А что ты вообще слышал об наших соседях? — спросил Малосси усаживаясь поудобнее на диван, и делая глоток коктейля, заботливо принесенный Лиской.

— На нашем материке есть ещё две империи размером с нашу, и десятка три образований помельче. — выдал я все свои знания.

— Всё так. Отношения с ними всеми ровные, давно сложилась система противовесов и нет смысла в войне. Выгоднее торговать.

— Ну.

— А вот на другой стороне экватора есть ещё материк, и там есть пара крупных государств, одно из них теократия. Там нет императора, мало магов, но есть людские ресурсы, и непримиримые борцы с магами — церковники. Их никто не любит, но врагов на континенте нет, соседей они не трогают, но к нам лезут постоянно.

— Через море?

— Гарод, ты меня пугаешь! Тебя вообще не учил никто? Книжки читал?

— А зачем? — искренне удивился я.

— И правда, тебе незачем, зато мечом махаешь и копьем, между ног которое. И папа твой такой же был. Так вот! — продолжил барон. — Мы плывем по внутреннему морю нашего континента.

— Оно как океан, от пятиста до полутора тысяч в ширину и в длину до четырех тысяч. Это я знаю, — перебил я его.

— Тут, конечно, полно пиратов, но на магов они не лезут обычно. А есть внешнее побережье, и до соседнего материка в некоторых местах километров триста. Ясно, что там постоянные нападения, — продолжил Малосси. — Императора это периодически напрягает, и он иногда собирает флот.

— И вот сейчас настало это иногда? — уже понял я.

— Не сейчас, а на следующий год. Понимаю, как ты хочешь повоевать, но не торопись с рождением сына, мой совет.

Понимает он. Ничего он не понимает! Нет, Гарод был бы рад, а мне земному этот гемор зачем? Я совсем не рвусь на войну. А барон молодец, прояснил ряд моментов, собственно, мне не нужных, но как выяснилось полезных. Поболтали ещё с ним, о том, о сем. Он пожалился на старшего, мол хочет править сам, того и гляди отравит. Вот и хочет женить его на аристократке с землей, а значит и с титулом. Дочку, просто бы отдать в хорошие руки. Маленькая такая хорошая была, поэтому и назвали «лучик солнца» — это означает её имя. Вот мой старший брат уже полюбил её и готов был жениться, редкого ума был человек! Ага, помню, как плевался братец, но против отца не смог пойти. В общем, как только началась оголтелая реклама «лучика солнца», я закруглил разговор, и мы расстались в общем-то друзьями. В комнате меня ждала Лиска, но не для секса, а поговорить.

— Барон, простите меня, я не сказала сразу про «Ужас глубин». Если особым образом приготовить из него блюдо, то вероятность зачатия мага вырастает!

— Откуда ты знаешь?

— Узнала случайно, Эмир Джинов употреблял в пищу. Я готовила.

— Ого! И намного?

— Если это простые люди без магов в роду, то вероятность родить мага раз в триста выше! Для аристократов по-разному. Но у Эмира из восьми детей, трое были маги, — пожала плечами Лиска.

— Ценная информация, а что за блюдо?

— Никому нельзя говорить! — всполошилась Лиска, — меня маг обрабатывал ментально, но со сменой хозяина, закладка перешла на тебя, наверное.

— Да и не собирался я. Не дурак.

— Я знаю, вы самый лучший в мире господин, ваша сила и удача больше, чем у Эмира, ваш лик затмевает солнце, ваше естество…

— Так, слушать приятно, но что за блюдо, как долго можно хранить? Как трудно приготовить, как долго принимать?

— Э…

— Вот тут надо бойко языком чесать, а о том какой я замечательный, что я и так знаю.

— Блюдо, сушеное щупальце, приготовить надо в течение месяца после поимки, до этого хранить замороженным, есть надо обоим за час до зачатия, для приготовления надо набор специй, порция порядка сотни грамм.

Чётко по-военному отрапортовала Лиска.

— Вот молодец! — хвалю её, — Есть пожелания?

— Да! Хочу от вас ребенка!

Я оглядел её внимательно, длинные стройные ноги, метиска, смуглая кожа, рельефная попка и небольшая грудь. Изрядно тренированное тело, ни капли жира.

— Ты ничего не перепутала? Ты рабыня я твой господин!

— Господин Гарод, прошу сразу не отказывайте. Меня все устраивает! У вас могут быть и бастарды, мне свобода не нужна, она для меня опасна. А вот ему дадите вольную, а если заслужит, то и фамилию. Прав на баронство он иметь не будет, но если родится маг, то ему они и не нужны.

— Не хило ты все продумала. Думаю, это возможно. Но пока не обещаю.

Вот бабы! Чуть моргни, и уже и женат и с детьми! Не особо я детей люблю, терпеть их могу, а желания пока нет. И это у меня, у пацана вообще все мысли о сексе.

День закончился спокойно, я опять ночевал один, удивляя остальных. Но мне нужно было обдумать, слишком много информации. И насторожили закладки в башке Лиски, мало ли чего там сунули? Надо поузнавать осторожно у магов. Насчет зачатия магов, думаю император в курсе. У него за полторы сотни лет жизни, около сотни детей было, сколько сейчас живых я не в курсе. Так вот из этой сотни человек шестьдесят магов. Это вычитал, в подаренной книги по манерам поведения. Остин подарил, так там правила для магов и для аристократов разные. И была такая строчка, мол «из сотни принцев и принцесс, почти все выбирали для себя аристократические традиции и правила приличия, не смотря на то, около шестидесяти из них маги». А что! Я вполне могу извлекать информацию, написанную между строк. Я для себя выбрал тоже манеры аристократов. Очень уж они проще. Маги должны постоянно учитывать и ранг собеседника, и его должность. Аристократы все равны и графы, и баронеты. Но императорская семья, конечно, выше.

И я изучал правила этикета, не такие уж сложные. Все же Гароду, мама заложила и манеры за столом и куртуазные обороты при общении. Но может быть я и сглупил! Остин, вполне с Бурхесом общается, без закидонов же. Ну что сделано, то сделано. Утром традиционная разминка, завтрак, разок сыграл в монополию, мне она уже приелась, а у других аж до криков доходило. Проведал раненого гвардейца, одарил его золотым, тем который получил от Остина за ранг. Кстати, вот ещё проблема будет, если я буду в гильдии, то с четвертого ранга уже должен выполнять задания гильдии магов. Пусть простые, но тем не менее. И отчетность там есть. Может ну его, эту карьеру мага? А в академию меня возьмут?

— Остин, а в академию, берут не гильдейцев?

— Конечно, сдавай на четвертый ранг и три года имеешь право обучаться. Но кроме академий есть и ещё ряд заведений по проще. Школы магов, например.

— Там тоже три года? — мне и вправду интересно.

— По-разному, школы есть гражданские и военные. Вот в военных учат и бесплатно и три года, боёвка, в основном.

— А у тебя какое самое сильное заклинание? — подзуживаю мага.

— Ловчая сеть! Бью, недалеко, но сильно. Тринадцатый ранг, между прочим, магия деформации! — хвалится он.

— Покажи? Если не трудно.

Остин готовится, потом взмах рукой, из неё вылетает сетка с мелкой ячейкой, она на лету расправляется во всей красе. И вдруг, пространство перед сетью мерцает и наполняется глубиной и тенями, становится виден силуэт корабля, на расстоянии ста метров от нашего! На его палубе толпится десятка три воинов в полном обмундировании. Остин, от неожиданности тянет и схлопывает сеть! Раздаётся жуткий вой сминаемых воинов. Сеть и правда мощная!

— Нападение! К бою! — ору я во всю глотку.

На мне нет доспехов, но есть обувь и меч в руках. Да что-же такое, как война так я голый!

Глава 21

Сеть Остина собрала в кучу и стянула в море весь отряд на корме вражеского судна. Но были и лучники и два мага. Вражеские маги атаковали Остина, заставив зажечься знакомую защитную сферу. По опыту борьбы с осьминогом ясно, что минуту-две магу точно ничего не грозит, а вот мне лучники угрожали. Справившись с ошеломление от раскрытия их засады, они втроем атаковали меня, заставив расцвести опереньем мачту за которую я предусмотрительно укрылся. Два гвардейца выскочив из кают, были также атакованы ими, но десятник Ригард и Кант, наш лучший копейщик были в броне. Мощный бросок копьем и минус один лучник. Двойной выстрел из арбалетов и два других летят из корзин вниз, но явно неубитых. Вторая шхуна с Малосси отстала от нас прилично, и к бою не успевала. Ситуация патовая, судно захватчик было больше по размерам, но у нас нет десанта на него. У пиратов людей тоже нет, сеть Остина смахнула их в море. Дистанционные ударники в виде магов и лучников врага тоже уступали и заметно, нашим гвардейцам и Остину с Бурхесом. Подоспевший старик, начал уверенно жечь палубу под ногами магов, их защита ещё держала, но атаковать они уже не могли.

— Остин, жги судно если можешь, — принял решение я.

Всё равно нам не захватить судно, рисковать ребятами я не хочу. Остин, наконец справился с одним магом, а второй неожиданно от нас нырнул в воду и исчез. И это посреди моря! Хотя он маг, мало ли какие возможности у него, всё лучше, чем гореть на корабле. Он, кстати, уже хорошо разгорался. Сеть с абордажной командой уже на дне, а кое-кого из экипажа не худо бы допросить. Подоспевшая Аврика — моя вторая шхуна уже собирала тонущих. Корабль пиратов весело горел и тонул одновременно. Мы тоже начали выуживать матросиков. Продам их как рабов, всё денюшка. Краем глаза увидел, что Малосси поднимает лодку. Это интересно. Корабль нападающих горел минут десять, а потом разом нырнул на дно. Мы спасли троих, если так можно сказать, а на Аврику подняли семерых пиратов.

— Остин, а как ты узнал, что там враги? — ради шутки спросил я.

— Не поверишь, меня как толкнуло, кидай мол сеть туда. Да и не хотел я тебя веселить, но кинул же.

— Нет, я тоже молодец, упросил тебя магию показать, но почему ты согласился? Сигналка сработала?

— Глупости, нет сигналки в море, я не могу ставить. Сферу защиты ещё туда-сюда, но ненадолго. Корабль же движется, а сигналка стоит.

— Удачно вышло, забористая штука эта деформация, — отметил я. — Ригард, а чего вы в броне были?

— Тренировку хотели провести, развел руками он, а сейчас думаю двоих постоянно в броне держать. Проходной двор, а не шхуна в море.

— Допрашивай пока пленников.

— Сделаем!

Тем временем мы подплыли к соседям.

— Ну ни дня без приключения, — довольно смеялся барон Малосси.

Ещё бы, ему не ржать, это не по его голым яйцам стреляли.

— Барон гони сюда всех, мостки уже перебросили же.

— Ай, момент, — он дал команду и шесть человек связанных перешли на наш корабль.

— А ещё один? И лодка с вещами где? Всё давай сюда.

— Это мои трофеи! — заявил барон. — Там мы капитана выловили, выкуп за него получить хочу!

— С какого перепугу? Мой корабль, мои люди воевали, моя добыча.

— Ну один маг не ваш, потом, когда капитана поднимали на борт, он сопротивлялся, то есть мы тоже принимали участие!

— Оборзел ты барон! — влез в разговор Остин, — Я пассажир и защита судна моя обязанность. Считай весь бой люди Гарода провели.

— Ну хорошо! Но не влезли бы, и они могли утонуть же.

— Капитан вряд ли, он на лодке был. — заметил я. — Но доля с продажи будет для тебя, одного раба хватит. Согласен?

Судя по всему, мой хитрый друг на это и рассчитывал, хоть что-то урвать. Он быстро согласился и отдал капитана с небольшим сундучком, и лодку.

— Ну что, рассказывай кто надоумил вас нападать? И сами вы кто?

— Живем мы этим самым, сами с архипелага, — ничуть не пугаясь отвечал пленник, поглаживая сундучок. — Зовут меня Карил, выкуп за меня двести золотых!

Последнее он проговорил гордо. Двести монет! Неплохо. Нет, конечно, по справедливости, надо с Остином делиться. Это гвардейцы и Бурхес на службе, и я могу им не выделять ничего, а Остин сам по себе.

— Сундучок открывай, — ласково улыбаясь, говорю пленнику.

— Да, да, конечно! Надеюсь, личные вещи оставите?

В сундуке, карты моря, шелковая рубашка. Надо же, первый раз увидел шелк здесь. Пара платков нашейных, ножик обычный, небольшой, явно дорог как память. Кулон из серебра без цепочки, столовые принадлежности, бритва, иголка с нитками. В общем ничего стоящего нет.

— А деньги? — задаю вопрос я.

— Утонули. В казне были, — вздыхает чуть ли не со слезой пират. — Да, за каждого моего человека, даю ещё пять золотых! Ты их дороже трёх не продашь, да и то случайно только. Сбегают часто.

— Хорошо, но связать я тебя пока, свяжу. И как я получу деньги?

— В порту есть банк, напишу расписку. Придет посредник с деньгами. Не в первый раз.

— А что за банк? «Пиратбанк» что ли? — пошутил я.

— «Морской».

— Есть такая схема, — подтвердил молчавший до этого Остин.

— Не отдавайте меня обратно, — вдруг подал голос один из спасенных матросов, молодой паренек.

— Молчи Слыкша! — зло сверкнул глазами капитан.

— Тихо будь! — велел я. — Рот ему заткните, а парня ко мне, — дал команду гвардейцам.

— И чего ты не хочешь обратно? — говорю я, оглядывая с ног до головы Слыкшу.

— Я сам пленник, попал три месяца назад в плен, у меня родня в столице.

— Они тебя выкупят? Я-то терять деньги не готов, а за тебя пятерик дают.

— Не-а, не выкупят. Сам выкуплюсь, — ухмыляясь говорит паренёк. — В сундуке есть секрет, двойное дно. Увидел случайно.

Вырвал сундук из рук бешено сопротивляющегося пирата, дал команду закинуть его в трюм, а Слыкшу развязать и напоить. Повозится пришлось, открыть так и не смогли, но Остин выбил запирающую магию и сломанный таким образом секрет показал свою изнанку. Выкатился ящик с деньгами, золотых было много, сорок шесть штук, серебра сотни две, и немного меди. Были ещё и бумаги.

— Не бог весь что, но на выкуп хватит. Дам ещё пол сотни серебра. — улыбнулся Слыкше, заодно порадовал его.

— Благодарю, в столице у моего отца швейная мастерская, будем рады вас там видеть! — благодарит Слыкша. — Я и в матросы пошел, чтобы сбежать при случае.

— А как попал то в архипелаг? — интересуюсь между делом.

— Жениться поехал, но не успел. — вспомнив свое, он загрустил.

— Всё зло от баб, — авторитетно заявил я.

Просмотрел бумаги. Пара закладных на дома, гарантийное письмо об оплате за некие услуги, несколько разрешений на посещение портов, контракт на перевозку, прошлогодний, акт осмотра судна после ремонта. Для меня ничего интересного, но закладные на дома заберу. Хоть и недвижимость на архипелаге находится.

До вечера ничего особенного не случилось, как и на следующий день. Ригард, дал команду попарно дежурить в броне, раненого гвардейца мы не трогали. Ветер был хороший, и на послезавтра к вечеру мы планировали прибытие, пройдя по морю больше двух тысяч километров. В объезд, по берегу, было бы раза в два дальше. Но наши планы немного подкорректировал ветер, он стих совершенно, и лишь усилиями магов мы поддерживали около двадцати километров в час. В итоге потратив неделю в общем на дорогу мы причалили в порту. Таможенник взял с нас налог, но мы были без груза, а налог за тоннаж небольшой. Хотя мы причалили вечером, но оставаться на судне никому не хотелось. Я отправил одного гвардейца искать постоялый двор. Прошел час, когда он вернулся.

— Нашел неплохое место, но дорого и всего три комнаты, — отчитался он.

— Нормально! Одна мне и Лиске, другая магам, третья вам.

— Я тут оставлю парочку, хоть и спокойно в городе, но не хочу рисковать, — сообщил десятник.

Ехали уже почти по темноте. Гвардейцев оставил троих, раненый не смог держаться в седле, а кареты не было.

Городок, имевший название Параз, мне понравился. Улицы, мощенные камнем, дома вдоль улиц тоже из камня. Судя по всему, рядом были каменоломни. Таверна, огороженная деревьями, была шумна и опрятна. Большой просторный двор, где у нас сразу приняли коней. Сам зал освещался магическими светильниками. Народу было много, и на нас внимание не обратили. Двое вышибал намекали, что конфликты тут бывают. Мы, не задерживаясь, прошли наверх по своим номерам. Стоимость за сутки постоя вышла почти четверть золотого. Но убранство в комнатах мне понравилось, без излишеств, но со вкусом. Была и душевая, но воду нужно было приносить горячую. Кровать была одна, и мы с Лиской по очередности помыв друг друга после почти супружеского секса уснули.

С утра спустились в общий зал, и позавтракав я договорился о продлении комнат ещё на сутки. Тем более, освободились ещё три. Малосси ночевал в другом месте, он был явно лучше готов к путешествию. Погода была теплее, чем у нас за морем, недалеко от порта даже имелся пляж. Но у меня были другие планы. Я, спросив у трактирщика дорогу, отправился в банк «Морской». По дороге любовался городком, много уже открытых лавочек и магазинов, деловито сновали кареты и телеги. Сам банк был не очень большой, но красивый. Украшенные колонны держали свод центрального зала. В самом зале кроме конторок была пара лестниц вниз и наверх, и десяток дверей. Народу было немного, парочка мутных личностей сидела за конторкой и общались с представителями банка. Навстречу мне вышел маг восьмого ранга, как я увидел из его жетона.

— Вижу, победители пиратов нас почтили! — усмехнулся он.

Я напрягся. Откуда он знает, если мы тут недавно. Уже хотев прямо спросить об этом мага, но тут же успокоился, увидев Малосси, выходящего из комнаты.

— Долго спишь Гарод! А нам ещё пиратов продавать!

— За пять золотых продам их капитану, проинформировал подельника.

— Каждого?

— Да.

— Ну неплохо, я и парочке был бы рад! — улыбнулся крохобор.

Маг, посмотрев расписки, назначил передачу пленников и выкупа днем в порту. И мы толпой пошли по магазинам.

Я прикупил сумку-холодильник, магическую, конечно, но других тут нет. Будет где хранить щупальце. Взял приличный костюм для дороги, а для приема нужно будет заказывать в столице. Зашли и в магистрат, справится по премии за уничтожения пиратов. Выдали аж три раза! Дали почетный знак, позволяющий бесплатно заезжать в город и все. Вот уроды жадные! А мысль со знаком перспективная, ведь ни орденов, ни медалей я тут не видел. Надо обмозговать.

Видно, что город южный, много специй. И я не пожалел, что взял, с собой Лиску. Она борзо накупила себе одежды, также купила и конюху, и Лиане кое-что. Специй взяла аж на семь золотых, и за минусом одежды, и номера в гостинице у меня осталось восемьдесят золотых. Но, я рассчитывал сегодня дико разбогатеть. К обеду, всех спутников удалось переправить в трактир, а раненому гвардейцу я организовал пансион, который мне обошелся в полтора золотых за месяц. Услуги лекаря ему будут бесплатно предоставляться, как служащему в армии императора. Про пансион мне подсказал десятник, обычно так и делают. Нашел домик и хозяйку лет тридцати — вдову с детишками. Думал, отпускать корабли или нет, потом решил пусть деньги зарабатывают, и наказал капитанам вернутся через три недели и ждать нас.

Сама передача пленников прошла буднично, чем способствовал Остин своим немалым рангом. Посредники, четыре вооруженных воина и маг непонятной силы, но старый. Принесли двести сорок золотых, правда пытались заплатить векселем банка, но я наотрез отказался искать его отделение в столице. Капитану отдал его сундук, без денег и закладных на дома. Пират пытался выкупить закладные.

— Господин барон, на что вам они? Вы же не станете там жить? Да и гостей у нас не любят.

— Деньги есть? — предлагай.

— Нет денег, на выкуп матросов еле наскрёб!

— А двести золотом кто платит? — удивился я.

— Это страховка банка, два года откладывал.

— Завязывай ты с этим опасным бизнесом! — дал совет напоследок я.

Паренька я уже отпустил вместе с кучкой серебра. Остин собирался дальше ехать другим путем, и я на корабле раздал всем премию за пирата. Пять золотых Малосси, ещё по пять, четверым гвардейцам, и десять раненому. Остину я выделил шестьдесят золотых, он сам попросил о такой доле, Бурхесу — ещё двадцать пять. Итого сто двадцать золотых мне, но я выдал команде золотой и на руках осталось почти двести золотом, сто девяносто девять, ну и серебра с медью ещё на пять-шесть золотых. Богатею не по дням, а по часам! От радости подарил по одной игре Малосси и на каждое судно. Для развлечения пассажиров, ну и сами пусть играют.

— Ну что, господа победители пиратов даю вам полдня отгул, сам буду в таверне.

— Парами сходим по лавкам, — отрезал Ригард.

— Ну сами решите, — не стал спорить с ним.

— А я загляну в пару книжных лавок, да зелья прикупить бы надо. Ох и потрачусь, — ворча Бурхес ушел по своим делам.

— Знаю я где он потратится, — под общий смех в спину сластолюбцу заявил я.

Сам я хорошо позанимался силовой гимнастикой, на корабле я расслабиться не успел, а молодые мышцы требовали нагрузки.

Вечером, позвав Лиску, мы занялись приготовлением осьминога. У нас такие здоровые не водятся. Я взвесил его — вышло около тридцати килограмм. Размораживать не стал, просто отрубил кусок примерно в треть и потом уже разморозил. Лиска купила сегодня нужные специи, и тонко пошинковав мясо, принялась сушить. Для это использовалась небольшая печка, и особый вид угля. Печку взяли у хозяина таверны и поставили в камине, чтобы не дымить сильно. Камин не топился полгода, но тяга была хорошая. Управились к вечеру, оставшуюся часть щупальца я уложил в сумку холодильник, хотя обновлять магией зарядку сумки приходилось пару раз в день. Вышло чуть больше восьми порций. Их я уже уложил в сундук. Туда же отправилась кожа с морского гада. Она уменьшилась в размерах, но сделать, например, магические ножны из неё можно было. Как пояснил Остин, некоторые магические вещи надо подзаряжать, а в ножнах разрядка идет медленнее. А неплохо вышло, я окончательно решил подарить Императору кусок «ужаса» и доску. Интересно он хоть узнает кто чего подарил? Вряд ли. Аристократов и магов много, а он один. Легли мы спать.

А на утро стали собираться в дорогу. Ещё в замке, я наметил путь движения, но Малосси немного его подправил. Якобы безопаснее. И вышло так, что один раз нам придется ночевать в поле, или ехать ночью, чего мне не хотелось бы. Но я решил послушать соседа, не враг же он себе! Кавалькада из уже девяти всадников, плюс две лошади с грузом и барон Малосси и «компани» бодро трусил по чахлому лесу. Впереди отправили Альфрику, как самую сильную в плане магии. Мы привычно ехали в середине. Проехали несколько деревень, в одной из них остановились на обед. Небольшой хуторок даже, а не деревня, было три дома и три семьи, всего человек двадцать. Статус земель был тоже необычный для меня. Они были императорскими. Как сказал Бурхес, порядка шестьдесят пяти процентов земель, это земли императора. И крепостные его, но бедными они не выглядели. Или догляд был плохой за налогами, или дорога кормила. Но сервис был отлажен, кони напоены, под большим деревом, дающим тень бил родник, рядом огромное кострище. Мы было собрались сами готовить, но аборигены все принесли нам. И горячее, и напитки, обошлось это в три серебряных всего и своих денег стоило, да и время на готовку не теряли, просто отдохнули часа три пока жара не пошла на убыль. Пара молодок поглядывала на нас с интересом, что наводило на мысль что и другие услуги, будь на то желание, будут оказаны. Тут за морем заметно жарче, и днем ехать то ещё удовольствие.

Только выехали как Альфрика подала знак тревоги!

— Кто-то едет впереди, минут пять есть у нас, — сказал Бурхес.

Мы отогнали заводных и слуг в сторону, а сами приготовились встречать гостей.

Глава 22

Первыми показались два всадника, на хороших конях и в плащах белого цвета. А что, подумал я и солнечные лучи отражают, и красиво! Надо бы и себе подобрать что-то белое. Притормозив перед нами, они перекинулись парой слов, и один выдвинулся вперед.

— Кто такие? — оглядывая нас взглядом, напряженно спросил воин.

— Вежливые люди сначала представятся сами, — спокойно заметил барон Малосси.

Хорошо, что он раньше начал беседу, я уже хотел быкануть.

— Мы охрана графа Вейт Кааса! Барон уступите дорогу, — неожиданно вежливо продолжил всадник.

Но глядел он почему-то не на барона, а на Ригарда. Явно заметил знак императора на броне, и решил, что барон Малосси его командир.

— Ну раз целый граф едет! Барон давайте уступим дорогу, — обратился ко мне сосед, вызвав тем самым удивление авангарда графа.

— В сторону, — командую Ригарду, и поворачиваю коня.

— Слушаюсь! Принять вправо, Кант сотню метров вперёд. — удивил ещё больше представителей графа Ригард.

Моё эго было удовлетворено, и я спокойно наблюдал приближение кавалькады всадников и карет. Порядка двадцати конных воинов и аж четыре кареты, особенно выделялась одна. Размеры, отличная пара коней, позолота на дверях, цветные витражи. А рессор нет, усмехнулся я про себя глядя как карета прыгает по кочкам. Мимо они не проехали, взмах изящной ручкой из окна кареты и старший охраны даёт приказ стоп. Краем глаза вижу, Ригард и Малосси напряглись, Альфрика наоборот оживилась и даже заулыбалась. Слуга, спрыгнув с места кучера открывает дверь и из кареты выходит молодая красивая девушка, в очень легкомысленном голубом платье до колен, и с кучей цацек в виде украшений. За ней спрыгивает рослый гигант. Он с удовольствием вытягивается, видно, что рад открытому пространству.

— Ах, какие чудные у вас кони! — прощебетала юная прелестница. — Это же ханская порода? Ох и издалека же вы!

— Позвольте представиться! Вольный барон Гарод Кныш! — залез я вперед открывшего было рот Малосси.

— Гадкий прыщ? — заржал спутник девушки. — А я граф Вейт Каас! И это моя спутница!

У-у-у, несет от него спиртным немного. И спутницу он так и не представил.

— Барон Малосси, а это моя семья… — начал было барон.

— Кто-то? Выбью глаз? Странные у вас фамилии, — не дал я закончить соседу представление его семьи.

Против ожидания Граф не разозлился, а засмеялся.

— Ха-ха-ха! А ты ничего, бойкий! Хоть и маленький ещё, сосунок. А уже целый свободный барон! — загоготал он.

Сука, ведь он нарывается! Спокойно Ипполит, спокойно, но гормоны пацана и память бандита с земли устроили заговор против моего разума.

— Мой маленький, тебе в рот не влезет! Зубы выбьет! — высказался я, и что характерно не соврал, на размеры я не жаловался.

— Я тебе уши отрежу, — потянулся за мечом громила.

— Граф прошу вас, не надо никого убивать опять! — схватила его за руку незнакомка.

— Граф, вам придется убить сначала имперских гвардейцев. — это уже Ригард обнажил меч, а размерами мой десятник был лишь чуть меньше наглеца графа.

Черт, вот и на кой я подставляю парней?

— Восьмой имперский? — задумчиво глядя на моих солдат, молвил Граф. — Порвем же вас, нас двадцать пять бойцов. Да и как-то надо осадить вашего подопечного. Пинков может надавать ему? — размышлял он вслух.

Пинков? Да неужели! А это мысль.

— Граф, я тоже думаю надо вас проучить, но убивать вас неохота. По морде дать вам что ли?

— Ха-ха-ха, шутник! Как насчет дружеской тренировки без оружия?

— А давай, разомнемся, — я скинул броню и приготовился к драке.

— Вейт, не убейте парня, и вообще это не куртуазно, как мужики драться.

— Эй! Старшой! Как насчет пари? Ставлю на барона десять золотых! — Ригард крикнул начальнику охраны графа.

— Принимаю, — меланхолично кивнул он.

— И я пять.

— И я!

Ставки сделали гвардейцы, сосед отмолчался. Ну и логично, парней я часто валял по земле, и они в меня верят.

— Хм… есть ещё желающие? Я ставлю сотню золотых, неожиданно подал голос Бурхес удивив всех.

— Я принимаю, — гордо вздернув носик пошла к карете миролюбивое, но глупое создание. Достала кошель или мешочек с чем-то позвякивающим.

Граф, оглядел недоуменным взором спорящих, но желание драться не потерял. Он тоже снял легкую броню, и даже разделся до пояса, видимо желая напугать меня своими банками. А вот хрен! Мой банки на бицепсах не меньше, но раздеваться я не стал. Вейт, сделал пару шагов ко мне, создавалось впечатление что он не знает, что со мной делать. Но, он тут же опроверг это утверждение. Быстрый, для его габаритов, удар мне в голову, но для меня он медленный. Я даже, не стал уходить от удара, просто качнул влево голову и его кулачище пролетел мимо уха. Вейт, ударяя, нагрузил на переднюю ногу почти весь свой вес, и грех было этим не воспользоваться. Подсечка его выступающей правой ноги и моя коронка из прошлой жизни. Удар лбом в челюсть, благо тот уже падал сбитый подсечкой и прыгать не пришлось. Он сел на задницу, но сознание не потерял, так поплыл немного, пытается встать, его сильно ведет и мой футбольный удар ему в голову. Нокаут! Лежачего не бьют? Хм. В рукопашке бьют, да и он вставал уже.

— Браво барон, — захлопал Бурхес в ладоши, — Сударыня вы позволите забрать свой выигрыш. — обратился он к остолбенелой девушке.

Та, молча отдала мешочек, но говорить по-прежнему не могла. Нехотя рассчитались и по остальным ставкам, а около графа кружил его маг и кажется уже привел его в сознание.

— Что это было? Меня бык боднул? — недоуменно сказал он.

— Вы славно бились граф! — протянул я поверженному сопернику руку.

— Да я и не успел ничего, — недоуменно сказал он, принимая мою помощь.

— Вы почти убили меня ударом, но я успел уклониться, а то бы…! — успокаивал я его.

— И главное упал же я! — продолжал несвязно удивляться проигравший. — Барон вы достойный соперник, а поехали ко мне в гости? У меня знаешь какая псарня? А винный погреб!

— Вейт! Мы же ехали в порт. Нам на корабль нужно. День рождение дядюшки! — затопала ножкой прелестница.

— Точно! Ещё и корабль искать, — скривился граф, как выяснилось молодой парень, лет двадцати не больше.

— У меня в порту два корабля, выбирай любой! Советую Риц, там есть адмиральская каюта. Хотя вас же много, берите оба! А куда плыть то вам?

— Было бы неплохо! — обрадовался пацан. — А плыть на архипелаг, дядюшка празднует юбилей. Чертов пират.

— Пират? Слушай у меня есть пара закладных на дома на архипелаге, может покажешь ему, он и выкупит или кого присоветует? Деньги пополам.

— А где дома? Архипелаг, он не маленький, сотни три островов. Мы в Тартуг собрались, самый большой остров и самый населенный.

— Да ща гляну! Оба дома именно на Тартуге, стоимость заклада двести пятьдесят золотых за каждый. — обрадовался я через минутку.

Граф кивком подозвал толстого бодрячка из другой кареты.

— Ну-ка глянь, — он передал документы ему.

— Ликвидно, — одним словом согласился эконом.

— Я обратно через две недели. Моя столица сорок километров по этой дороге, там и город, и замок. Напиши письмо пусть расселят в замке моих гостей. Всё за мой счет! — дал указание Вейт помощнику.

— Тогда и за корабли не буду брать плату, две недели они ваши граф! Сейчас напишу письмо капитанам. Они до завтра никуда не отчалят.

— Позвольте представиться, баронесса Эльза Даян, мой муж вассал графа! — взяла в свои руки, представление самой себя, как выяснилась далеко уже не девушка.

— Барон стар, а баронесса любит путешествие, — ухмыльнулся Вейт и потискал её задницу своей ручищей.

Что не удивительно, никто из свиты даже не моргнул, а баронесса прильнула к голой груди проигравшего.

— Обратно поеду недели через три, там и пообщаемся, — выдал я свои планы.

— Позволь представить — барон Малосси мой сосед, его дочка Хейга, и сын Рон. — представил наконец своих спутников.

— Рад познакомится, — сказал сосед.

Рон промолчал, а Хейга игриво сказала произнесла:

— С удовольствием погощу у вас граф, — и присела, показав в декольте свои буфера размера пятого.

— Гм, гм! Вы чудо как хороши, — сглотнул слюну пацанчик.

— Граф, нам пора! — нахмурилась Эльза.

— Вы бы слышали, как она поёт! — начал рекламу товара Малосси, воодушевившись титулом Вейта.

В итоге мы расстались совершенно друзьями, и решили проблему ночевки сегодня и завтра. Да, да! Владения Графа велики, и за день не проехать. Завтра вечером мы ночуем на постоялом дворе, который принадлежит графу, причем тот пообещал, что встретят там нас как королей.

— Гарод, а ты умеешь заводить друзей, — промолвил Малосси, после того как мы двинулись в путь.

— Да оно само как-то.

— Само, не само. Но знакомство полезное! Опять же прибыток, какой-никакой. — довольный как слон Бурхес поглаживал кошель с золотом, который он подвесил на пояс.

На его месте должен быть я! И чё я такой тормоз? Настроение немного ухудшилось. Но прекрасная погода, и лесок, который скрыл жаркое солнце, настроение опять поднял. Интересно, а эта Эльза даст или нет? Вейт ей не муж, может и выгореть. Коней сильно не гнали, и к вечеру, проехав сотню километров от порта, мы увидели стены города. Час назад мы проехали серьёзный такой таможенный пост. Но, благодаря письму от эконома, нас пустили бесплатно. Не хилый такой пост. Десяток дежурит.

Стены не выглядели неприступными — то там, то сям виднелись следы разрушений, да и сам город давно выплеснулся за стены. Большой пригород из маленьких домиков, размеров как бы не больше самого огороженного стенами города. Но мы в город заезжать не собирались, хотя изначально план был заночевать там. Мы поехали к замку Графа, который был в километрах трех от города, но стоял отдельно и на пригорке. С трех сторон замок обтекала река, а с четвертой был ров с мостом, в данный момент поднятым. Пару минут ожидания, и мост опускается. Как выяснилось, граф отправил гонца в замок, или связался магией с ним, поэтому нас ждали. Мельком глянув бумаги, охранник запустил нас во двор. Мажордом принялся хлопотать по размещению. Конями занялись, но я отправил своего конюха в помощь. Замок был раза в два больше моего, но не новее. Хотя обстановка была заметно богаче, чего стоил один мозаичный пол! Мне выделили гостевую комнату размеров с две отцовы. В замке был душ с горячей водой, видно магия работает. Я помылся, переоделся и был приглашен к столу. Кроме меня позвали Малосси с семьей и наших магов. Ригард, впрочем, встал у входа в столовую.

Большое помещение, г-образный стол, шикарные резные стулья для каждого, посуда из серебра, заставленный едой стол. Встречала меня… жена графа!

— Графиня Кейда Каас! — представилась молодая женщина, лет на пять старше Вейта.

— О! Вы, я вижу, в положении? — я кивнул на большой живот дамы. — Кого ждете мальчика или девочку? — ляпнул и пожалел, ну нет тут УЗИ ещё.

— Мальчика, конечно, наследника. — совершенно нормально восприняла мой вопрос Кейда и кивнула на девчушку лет двенадцати. — Это сестра барона, Мия.

— Это наш маг Корин, — представила старика, который выглядел чуть ли не старше Бурхеса.

— Десятый ранг! — веско сказал Корин, а я услышал хмыканье Альфрики.

Мы тоже представились, сели за стол. Я предложил тост за хозяйку замка.

— Хозяин тут Вейт, но бывает редко, любитель путешествий и развратных баб, — резко ответила Кейда. — Я рада, что вы смогли его немного приструнить.

— А чего не поделили? — любопытствовал маг.

— Не сошлись в вопросах богословия, — ответил я цитатой из Дюма. — Спрашивайте у графа.

Ишь падла, допросы мне будет устраивать. Я стал пробовать блюда. Что сказать? Лиска готовит лучше, я так прямо и сказал.

— Шикарная кухня, я вообще знаю только одного человека, который может приготовить не хуже.

— Пустяки, — довольно улыбнулась графиня. — А что у вас за баронство, большое?

— Живем за морем, баронство около тысячи километров квадратных. — похвастав размерами, умолчал я про население.

— Ого! У нас всего вместе с шестью вассальными баронствами меньше четырех тысяч. И людей у нас живет тысяч сорок в графстве и тысяч пятнадцать у вассалов. — похвасталась Кейда.

— Хм… у меня поменьше конечно!

— Да уж поменьше, — заржал Малосси, — у меня около четырехсот километров квадратных и семьсот жителей.

Сестра Вейта, почти ничего не ела и быстро ускользнула к себе. Не интересны ей наши беседы. Малосси заливался соловьем, осыпая комплиментами всё вокруг. За столом выяснил, что один в комнате живу только я. Малосси жил с сыном, Хейга с Альфрикой, а Бурхес с конюхом. Ведя таким образом светские разговоры, я выяснил, что родители графа погибли четыре года назад — несчастный случай на охоте. Якобы. Как было на самом деле не известно. Граф воевал за свое наследство почти год, с дядьями. Армия у него в мирное время, пятьсот человек, и сотни две стражников в городе. Сейчас он поехал к дяде, который единственный из братьев отца был на его стороне. Графство богатое, кроме приличного города, с не менее приличными налогами, были и рудники железные. Замуж вышла Кейда меньше полугода назад. Была она дочкой барона с побережья. Зачем вышла? Да по залету. Сделала ошибку, проявила слабость, а граф женится был не против. Надоело ему быть последним в роду мужчиной, что очень знакомо. Так, что рожать Кейде, пока не родит сына, а лучше двух-трех. Эта перспектива не радовала её, но уж больно зол был папенька на неё, за ребенка в подоле. В столице она была ещё девчонкой, ей понравилось. Тут скучно, даже дома было интереснее. Так мы проболтали часа два, и стали расходится. Завтра рано выезжать. Я выходил последним, за мной шла графиня.

— Барон, вам прислать служанку? — лукаво посмотрела на меня Кейда.

— Ясень пень да!

Лежу, жду служанку, спать охота. Никого нет, ну вот, опять зря помылся. Ан нет! Стук в дверь и заходит… беременная фигура в вуали и ночнушке, обнажающей очень стройные, но полноватые ноги.

— Милая дитя, тебя графиня прислала? — я сделал вид, что не узнал.

— Да графиня! — смеясь, ответила Кейда.

— А не вредно, у тебя срок уже месяцев семь?

— Пять с небольшим, папаша здоровый был, вот и ребенок большой, наверное, будет.

— Все равно вредно же, — сомневался я.

— Есть и другие пути, — хихикнула Вейда садясь на кровать и откидывая одеяло.

— Ого! Ага! — удивилась, а потом обрадовалась, что все работает как надо.

— А граф нам головы не оторвет случайно?

— Я же не со стражником, а с бароном. Да он и сам пару раз подкладывал меня под своих друзей. Он сам ни одной юбки не пропустит! Служанки, все как одна через его постель прошли. А мне ни с кем нельзя, мир несправедлив. — то ли пожаловалась, то ли похвасталась она.

По крайней мере, гордость я услышал в её суждениях о муже. М-да, два сапога пара. Или нравы в империи другие? А я за женой сюда приехал! Только графиня ушла, поскреблась в дверь служанка, но сил не было никаких. Развернул её спиной и шлепнул, отправляя прочь из комнаты. Больше до утра меня никто не побеспокоил.

Поспал я часа три, и был выжат как лимон. Чувствовался немалый опыт в любовных делах графини. Ага, совершила ошибку, проявила слабость. Я и не уверен, что ребенок Вейта. Хотя, с развитой магией, проверить это, минутное дело. Да и средства контрацепции магические, надежнее земных.

Рано утром мы собрались и тихонько уехали, нас проводил только мажордом. Накрапывал редкий в этих местах дождик. Утро было даже прохладным, но мы быстро разогрелись на ходу. Через час, перед нами предстала развилка, из трех равноценных дорог.

— И куда нам? — почесал репу Малосси.

— На карте непонятно, — сказал Ригард.

— Ты же ездил этим путем? — спрашиваю у соседа.

— Этим, нет! — надо спрашивать у проезжающих.

— Эх вы! Сейчас помогу, — Альфрика стала доставать инструменты и снадобья.

Я думал она будет компас придумывать, а она выпила зелье и стала смотреть! Зелье приближения.

— Вправо дорога хиреет, посредине замок виднеется на пригорке, слева километров через десять трактир, — быстро сказала она.

— Поедем влево, крутое зелье, — похвалил я.

— Теперь два часа видеть близко не буду, ведите моего коня.

Глава 23

И как выяснилось, все эти танцы с бубнами были зря. Через минут пять движения, нас нагнал всадник, молодой парнишка, баронет. Ехал, пардон, на блядки в какой-то хуторок, поэтому один. Он нам и подтвердил правильность движения.

— Вот я дура, теперь два часа как слепая! — сокрушалась Альфрика.

— Зато далеко и хорошо видишь, — попытался утешить её я. — А что там дальше?

— Ничего не вижу, зелье действует минут пять.

— Фигово тогда, а ты вообще ничего не видишь?

— Э… ручонки не тяни свои ко мне, а то в жабу превращу! Вижу, но мутно все.

— А что так можно? В жабу?

— Шутит она, не в духе просто. Ответил с улыбкой Бурхес. Эх и шебутной ты, вот я помню в молодости такой же был. Бывало, поедем в соседний город… Стой ты куда? Дослушал бы!

— Да мне надо проверить авангард, вот Альфрика тебя слушает, аж рот открыла.

Нафик, мне его басни в двадцатый раз слушать, Альфрика пусть страдает, раз её Бурхес на поводу ведёт.

Доехали и до таверны, но задерживаться не стали. Ехали вообще быстро, пару раз встречали караваны торговцев, один раз нас перегнала пара священников, торопились куда-то. Уже перед самым обедом, а мы хотели сделать привал в небольшом городишке тоже принадлежавшему графу, увидели интересную сценку. На дороге стояла телега, груженная зерном, а вокруг неё бегала дородная баба-крестьянка и лупила тряпкой мелкого мужичка, тот причитая бегал от неё вокруг кареты. Зрелище настолько уморительное, что мы остановились поглазеть. Баба оглянулась, и дала время мужичку спрятаться под телегу.

— Что делается! — заголосила она уже в расчете на зрителей, явно призывая примкнуть к её негодованию. — Пропил последнею серебрушку, теперь чем с мельником рассчитываться, зерном?

— Не пропил! Выронил. — раздалось из-под телеги.

— Знаю я тебя! Я тут все обыскала в пыли! Чем бы достать то тебя мерзавец, — она попыталась залезть под телегу, но габариты не позволили.

— Ты палкой, палкой его. Вон лежит, — посоветовала Хейга.

— Лезь ближе к лошади! Там тебя достать трудно будет, — смеялся Рон.

— Ну, поехали, а? — бубнила Альфрика, которая ничего не видела и ей было скучно.

— Щас, серебруху поищем, — смеялся Малосси.

— Ой, да найду я вам, есть у меня остатки зелья, я хоть и слепая, но направление покажу. — Альфрика полезла в сумку и выпила небольшой флакон жидкости.

— Да это зелье раз в десять дороже! — возмутился Бурхес. — Расточительно!

— Вон под правым колесом ваша серебруха. И вон там справа от дерева, у обочины, ещё одна, — не слушая старика, подсказала Альфрика.

— Точно серебруха, так ты не врал? — удивилась крестьянка, доставая серебрушку.

— Когда я тебе врал! — гордо заявил мужик, вылезая, из-под телеги. — Пошли у дерева посмотрим.

— Да всегда врал, как есть возможность, так врешь! — припечатала его старуха.

— А ну погоди! — рявкнул Бурхес. — Сами посмотрим, вы до этого дерева даже не доехали!

Он спешился, порылся в траве и достал золотой треугольник!

— Это знак ордена «видящих». Как он тут очутился? Надо отнести им в гильдию, — пробормотал он, садясь на коня.

— Половина моя, — чуть помолчав, произнесла Альфрика, уже отъехав от незадачливой парочки.

— Треть! — отрезал маг.

— Тебе, — парировала магесса.

— Хорошо половина, — вздохнул Бурхес.

— Что за орден, и чего вы делите? — поинтересовался я.

— Серьезный орден, много магов и аристократов. Это их жетон, дадут награду, золотых двадцать может. — пояснил Малосси.

Пообедали мы в большом трактире у развилки дорог. За своих платил я, и обошлось это в двадцать серебра, правда мы еды с собой взяли немного. Но цены! А делать нечего, я обязан и слуг кормить и мага с гвардией, и рабыню. Нашли лоха! А рассчитаться пришлось.

Дальше до самой границы графства ничего интересного не случилось. На постоялом дворе по письму Вейта нас поселили по высшему разряду, и на еде я сэкономил. Таких постоялых дворов я не видел ещё. Огороженная территория, отдельно здание гостиницы и несколько домиков, сад с прудом. Нас, аристократов и магов, поселили в домике, а слуг и солдат в гостинице. Дорога меня, не то, чтобы вымотала, но изрядно надоела и уснул я быстро. Утром встал раньше всех, разминка под восхищенные взгляды служанки и завтрак в общем зале. Официантки быстро разносили всем блюда с едой.

— Гарод, по плану следующую ночь проведем в чистом поле. У меня палатки, а ты как ночевать будешь? — спросил меня Малосси за завтраком.

— Есть у нас палатки, я проверял. А чего нам пораньше не тормознуть где или позже?

— Раньше никак, мы же кусок срежем по местным дорогам, поедем по захолустью, императорский тракт петляет, а позже, это ночью ехать. Нежелательно.

— Чего-то опасаешься? Бандитов?

— Да на них плевать, — сморщил лицо барон. — Тут другое. Встреча у меня там. Только это секрет, ты то ладно, а вот Бурхес твой, да гвардейцы обязаны заложить будут.

— Ты сдурел меня о таком просить? Я на измену тоже не подпишусь!

— Там не измена, так… контрабанда. Мне нужно, чтобы ты своих людей подальше от меня поставил.

— Не нравится мне блудняк этот. Не вписывай меня сюда, — от волнения, я блудняк произнес по-русски.

— Что? «блютняк»? — не понял он.

— Не обращай внимания! Просто попроси подальше поставить палатки, и делов-то. Подробности мне не нужны, меньше знаешь — крепче спишь.

— Заметано! — барон расслабился и ушел.

Уже в пути я думал, чего-то этот мутный тип мне не договаривает. Зачем я с ним поехал вообще? Обратно один поеду. Что за контрабанда может быть в империи? — пришпорив коня, я догнал Бурхеса.

— Читал законы империи, есть непонятные вещи. Может прояснишь?

— Как слушать что-то интересное, так ты меня бабе спихиваешь, а тут «прояснишь», — попытался надуться маг, но не вышло.

— Во-первых, по дуэлям. Правила читал, что оружие выбирает оскорбленный, про виды дуэлей, а вот про замену не ясно. В каком случае могу замену ставить?

— Старики, калеки, дети могут замену поставить. Тебе нет двадцати одного, ты мог замену поставить, вот Вейт бы и сдулся. Ригард убил бы его в момент.

— Ух ты! А ещё?

— Нельзя одного и того же вызывать за одно и тоже, нельзя отказываться, это повод к войне, вызываемый имеет право выбрать до смерти, до ранения, до сдачи боя.

— Это для трусов! — твердо заявил я.

— Повод должен быть значительным, есть имперский комитет по дуэлям, ваш с Вейтом не повод совсем. А вообще купи дуэльный кодекс да почитай. Вызвать тяжело, редко дуэли бывают.

— Но учиться драться нужно и на мечах, и на ножах, и на копьях, — добавил пару слов, вслушивающийся в разговор Ригард.

— Нормально у меня с ножами, — отмахнулся я.

И призадумался. Да на земле я успел поучится ножевому бою, но тут ни разу даже не бросал нож, забыл. Как есть! Надо тренировки возобновить.

— Нормально? — хмыкнул Ригард, — Нормально даже я не могу.

— Проверим, — отмахнулся я.

— Что ещё интересует? — спросил Бурхес.

— Например, что можно привозить в империи, что нельзя?

— Аристократом почти все можно, кроме дурмана травы разной.

— Вроде коноты? — вспомнил я бой в лесу.

— Вроде неё. — согласился маг.

— Запрещены к ввозу деньги других государств, вернее их надо декларировать и сдавать. Запрещены некоторые виды животных и растений. Были случаи, когда плодились жуки, которые ели все подряд, или травы, которые засоряли поля. Список есть, — продолжил маг. — Вот и все, наверное.

— Рабов забыл. Да, точно! Рабы подлежат тоже декларации, с некоторыми странами у нас соглашения о выдаче. Так, что попросят их продать, причем по невысокой цене имперской канцелярии.

— Ясно, — протянул я. — А еще вопрос про жен. Можно больше одной взять?

Парочка советников ухмыльнулась, на самом деле мне плевать на жен, я бы и одну не брал. Но как сказал Штирлиц, запоминается последнее.

— Тут тебя интересует твой личный случай, наверное? Тебе как вольному барону можно и не одну, но обычно берут вторую, если мальчиков от первой нет, или больные. Но поверь, не надо тебе несколько. Возьми наложницу, а детей признать потом можно, — сочувственно посмотрел на меня Бурхес. — Я вот так и не женился.

— Сколько бы тебя об этом ни просили твои дети? — пошутил я.

— Ты откуда знаешь? — удивился маг.

— Шучу! Спасибо за ответы.


Ехал и размышлял, чего везет Малосси. Рабы отпадают, остальное может. Ладно, чего голову ломать.

Пообедали в небольшом городке, и почти без отдыха двинулись в путь. За сегодня намерены проехать километров сто двадцать. Можно и больше, но коней жалко, да и не все наездники хорошие. Это, я в том числе и про себя. Вечерело, и мы свернули с основной трассы на дорогу поуже. Вскоре и показалось место стоянки, небольшая группа деревьев и ручеёк. Но места там было немного, и «благородный» Малосси сказал, что разместится на полянке подальше от ручья. Мы поставили палатки, день был на исходе и наскоро поужинав мы легли спать. Ригард, как всегда, поставил караул. На чистом воздухе спалось хорошо, мне снилась родная земля, ресторан «Суриков» и разборки в нём. Сквозь сон услышал возню и шум, окончательно меня разбудил крик Ригарда «в броню»! Я проснулся и на волне недавних разборок во сне, оделся быстро.

— На барона напали, — пояснил Ригард.

— Бери с собой одного своего, и Бурхеса, пойдем проведаем.

Небольшой спуск, огонь костра в который только что подбросили хворост, и раненый Малосси у палатки, которому оказывала помощь Альфрика.

— Что случилось? — спрашиваю первым.

— Бандитская стрела!

— Бандитская… хм… Стрела дура, меч молодец? — наугад спросил я.

— А ты разбираешься в драке! — похвалил Малосси. — Напали на нас трое, хорошо я до ветру вышел. Двоих убили, один удрал.

— С мечом вышел? — кивнул Ригард на оружие в руках барона.

— Пошли к нашим, мы тут уже не нужны, мало ли чего, — позвал я десятника назад.

Ой барон, ой дурак. Деньги решил сохранить? Скорее всего, если бы его хотели кинуть, пришли бы не втроем. Я заметил ещё и одного убитого нападавшего, у него было перерезано горло. Следов борьбы нет, нападение он не ожидал. Явно застали врасплох, поэтому и увел своих оттуда. Зачем лишние вопросы? А Малосси мне теперь должен, гад. Чтоб я ещё раз согласился в лесу ночевать.

Остаток ночи прошел спокойно, я на удивление уснул легко. Утром позавтракали, и выехали в путь, вскоре мы уже на имперском тракте, но первый городок мы проехали. План был такой — доехать до городка со звучным названием Босс, и отдохнуть подольше. Если не будем обедать, то часам к трем будем там. Хватит время и по магазинам пройтись. Ведь я материковые магазины и ассортимент товара ещё не узнал хорошо.

Немного задержались в пути, не учли переправу через реку, моста не было и ходил паром. Очередь, хоть и небольшая, а час потеряли, но прибыли к «Боссу» не поздно. Постоялый двор, сожрал у меня семьдесят серебра, и это ещё не самый дорогой! Я изначально в сорок золотых хотел уложится, но тут расходы, там расходы. Хоть пираты помогли! После похода по магазинам, осталось сто девяносто шесть золотых. Купил, всего ничего. Дуэльный кодекс, будь он не ладен, но раз интересовался, то надо взять. Подробную карту столицы, со справочником постоялых дворов, таверн и гостиниц. Правда годовалой давности и неполный. Немного хозяйственных мелочей, девочки очень просили хорошее мыло я и купил, минус двадцать серебра. Ох зря я им потакаю. Рабыня, да крепостная. Конюху взял ремешков, якобы сносились уже за дорогу, но там мелочь. Зато душ, массаж от Лиски и спокойный сон без жужжащих гостей над головой. Была даже мысль ещё погостить тут, такая расслабуха. Переговорил и с бароном, насчёт случившегося конфликта.

— Приехали не те, привезли не то. Обмануть хотели. — скупо ответил Малосси.

— Я думал, ты чего привез!

— Чего в нашей дыре достать можно?

— Ты должен мне теперь, своих я вовремя увел.

— Должен — отдам, махнул рукой сосед.

На этом беседу мы закончили. Уже в пути я осмысливал ситуацию, но так и не смог ничего решить. Но обратно все-таки поеду один. Мутный тип этот сосед. Ближе к обеду мы увидели на дороге забавный каменный столб с текстом.


Если

Скучно, то

Заходи в гости

Накормим, напоим, развеселим


И стрелочка, такая забавная, с хвостиком.

— Игорный дом! — хором произнесли почти все, и гвардейцы и Бурхес, и Малосси.

— И бордель! — презрительно произнесла Альфрика.

— Заехать бы, — мечтательно протянул Бурхес. — Отдохнуть.

— Недавно же отдыхали! — возмутился я.

— Это да, — погрустнел маг.

— Это лучший в империи, орден «мечты», странно, что его поставили тут. — сказал Ригард.

— Давай заедем посмотрим, — решаюсь я.

Возражений не было, и минут через тридцать движения по стрелке мы увидели шатры, а ещё раньше услышали музыку. Подъехав, увидели, кучу народа, и что интересно почти все военные.

— Что тут происходит, — поймал за руку одного подвыпившего парня, в дорогой кольчуге, но босого и без меча.

— Празднуем захват пригорода!

Оказывается, армия некого герцога уже почти год осаждает замок непокорного вассала некого барона. Три тысячи воинов! В замке барона говорят около семисот. Раз в месяц штурм, как развлечение. Орден, прознав про осаду приволок сюда свои шатры и уверен гребет деньги лопатой! Наверняка и герцогу часть денег уходит. Вот размах у людей, и я со своей кучкой золота. Стыдоба.

— Поехали, нечего тут делать. — разворачиваю я коня.

— Погоди, давай хоть до утра задержимся? — обращается ко мне Малосси.

— Хочешь оставайся, я поеду. — радуюсь про себя возможности сбросить с хвоста барона.

— Вместе так вместе! Поехали. — разочарованно говорит барон и сетует, — Эх молодой ты ещё.

Тут до меня доносится голос с поляны с шатрами.

— Бой без оружия с чемпионом! Участие десять золотых! В случае победы получаешь сто! Делайте ставки!

— Бой без оружия? — произношу вслух.

— Ставки? — хором говорят ещё человек пять.

— Уговорили! Но, после боя поедем назад! Кто хочет может сходить в бордель, кто хочет можете на мой бой посмотреть.

Мы заезжаем на поляну и спешиваемся.

— Аренда шатра, двадцать серебра в сутки, — мгновенно подскакивает к нам служка. — В цену входит уход за лошадьми.

— А на пару часов сдаете? — интересуюсь я.

— Никак нельзя, к сожалению, — но сожаления на его плутовской морде никакого и нет.

Спешиваемся и я иду к помосту. Краем глаза вижу вселенскую муку Борхеса. Он разрывается между желанием сходить в бордель и сделать ставку на мой бой. И алчность побеждает похоть, стареет Бурхес!

— Чего изволите молодой человек.

— Свободный барон Гарод Кныш, маг третьего ранга. А изволю провести бой с чемпионом.

— На сегодня все бои расписаны, могу записать на завтра.

— Видишь сама судьба нас оставляет здесь, — радуется Бурхес.

— Плачу двадцать, но бой сейчас, — поднимаю я ставки.

— Сию минутку, — распорядитель исчезает как в сказке.

— Все в порядке. Бой через десять минут. Желаете сделать ставки? Ставить можно только на себя.

— Желаю. Сотню поставлю.

— И я сотню, — кричит Бурхес.

— Я тридцать, — кричит Ригард.

Остальные пожелали поставить от пяти до десяти.

— Внимание, через десять минут бой! Вольный барон Гарод Кныш и наш чемпион Карил! Есть ставки на барона в размере двести шестьдесят золотом, — потрясает мешочком ведущий. — Делаем ставки!

Десять минут крика и звона.

— Ставки приняты! На барона триста пятнадцать золотом, а на Карила — восемьсот девяносто!

Мысленно считаю, за вычетом десяти процентов организаторам получу двести пятьдесят четыре за ставки. И восемьдесят за бой. Своего соперника я видел, он, конечно, здоровый шкаф, но в скорости я думаю превосхожу его. Рядом с помостом дежурит маг аж двенадцатого ранга. Наверняка лекарь.

Выхожу на высокий помост, а соперник запрыгивает туда с места!

Уже страшно! Аж два раза!

Народу кругом, человек триста. Нам объясняют правила. В глаза и пах не бить, магия под запретом.

Глава 24

Внимательно оглядел соперника, и увиденное мне не понравилось. Мало того, что выше меня и массивнее, ещё и резвый. А сбитые костяшки рук, сломанные уши, кривой нос и щербатый рот свидетельствовал о его немалом опыте в драках. Но, я уже восстановил моторику рук и улучшил растяжку.

Осторожно двигаюсь к сопернику, он лениво смотрит на меня и даже руки не поднял. Явно не считает меня за соперника, хотя количество ставок на меня он оценил.

Делаю пару шагов вперёд и бью хуком скручивая корпус левой в челюсть. Соперника ведёт и на развороте добавляю ему прямой правой в челюсть! Соперник падает на спину, вскидывая ноги, это я решил закончить бой быстро, забрать деньги. Восторженный рев моих попутчиков. И вот когда уже звон монет звенел в моей голове, меня неожиданно роняет сильнейший удар по ногам. Я его пропустил, так как уже разворачивался корпусом к выходу. Упал не на спину, а боком, это и спасло меня он удара ногой сверху, ведь я успел довернуть туловище. Сука, какой он быстрый! Уже на ногах, и следов нокаута не видно! А я видел, что попал я конкретно ему, и он поплыл. Рев уже громче, и это явно орут не мои. Вскочил, уклонился от одного удара, от второго, оба раза с трудом. Мимоходом, всадил апперкот в печень, явно пробил, хотя ударил, как по бетону. Карил перенес и этот удар за пол секунды, так, небольшая неприятность для него. Получаю акцентированную двойку в голову, пришлось принять удар на руки, поэтому отлетаю согласно всем законам физики к краю помоста. Народ неистовствует, но я уже собран. Ещё в полете очухался и быстро сел на корточки, вижу летящую мне в голову ногу, уклон головы, соперник делает шаг назад и готовится добить меня, так и не вставшего. Моя задумка — это редко применяемая мною связка из двух круговых ударов ногой. Круговой (на триста шестьдесят градусов) удар ногой из положения сидя по опорной ноге, резкий прыжок вверх и «хвост дракона», круговой удар в голову в прыжке. Смотрится красиво, но однажды я получил во время исполнения удар по хребтине и старался эту связку не исполнять. Вообще, кроме лоу-кика, обычно ничего не использовал. Нагрузить ножки соперника ударами по ляжкам, обычно хватало. От круговой подсечки Карил теряет равновесие, от кругового в прыжке в голову на секунду теряет сознание. Я на инерции прыжка бью, разгибая тело правой рукой снизу в челюсть. Шкаф падает, после такого не встают! Карил тоже не успел, я не желая рисковать бью беспомощного соперника ногой, отчего челюсть наверняка вылетает, и опускаясь к полу десяток ударов за секунду другую по беспомощному уже сопернику. Сигнал арбитра о моей победе, и мой сальто из угла в угол помоста. Победа! В оглушительной тишине спрыгиваю с помоста и подхожу за выигрышем. Почему в тишине? Мои уже рванулись за деньгами! Слышу мычание за спиной, зверюга Карил уже встал, но, как и ожидалось, говорить не может пока челюсть не вправят. Подхожу к букмекеру.

— Мой выигрыш?

— Конечно, конечно!

Получаю сотку за бой, и триста сорок четыре за ставки. Ошибся я расчетах что ли? Всего ставок на тысячу двести пять, за вычетом десятины организаторам останется тысяча восемьдесят четыре с половиной золотом на выдачу выигрыша. Так как на меня поставили триста пятнадцать золотых, надо эту тысячу на эти триста поделить. Ох грехи мои тяжкие, в уме не поделю! Отхожу в сторону, начинаю на песке палочкой считать. Итак, на один золотой должны вернуть три и ещё сорок четыре серебром и двадцать восемь медью. За ставку в сто золотом должны триста сорок четыре золотом, двадцать восемь серебром, медь прощу. Ого, мне недодали двадцать восемь серебром! Тут я замечаю за спиной Бурхеса.

— А чего ты тут делаешь? — он смотрит на мое деление в столбик.

Догоняю, что тут такого не используют. Нет, система счисления тут десятеричная, знаки другие, конечно, ноль, например, как ёжик— полукруг с черточками, как иголки. А вот делят по-другому, гораздо сложнее. Я делил на автомате, как учили в школе.

— Мама так делила, — отбрехался я. — Представляешь, двадцать восемь серебра нам не дали с тобой. Ты же тоже сотку ставил?

Постарался перевести стрелки и сработало! Про новый метод жадный старик тут же забыл.

— Пошли скорее, надо забирать! — возмутился он.

— Любезнейший! Ошибка вышла. Серебра не додали. — обратился я к букмекеру.

— Да берите, — он отсчитал по двадцать восемь серебра мне и Бурхесу.

Что интересно, сумму мы ему не говорили, он сам выдал, значит знал, что обманывает. Но меня так просто математикой не обмануть! Два десятка лет, когда я получал по башке, не выветрили до конца школьную программу. Я помню до сих пор с содроганием свои училку по математике. Массивная женщина, в очках и с выступающими хищными зубами. Она швыряла свои очки в роговой оправе при малейшем психе на пол.

— Я отказываюсь это понимать! — орет она.

Хрясь, очки на пол! И они ни разу не разбились.

Ботан с первой парты замучился ей поднимать их.

Брр… Вот на кой я ужасы вспоминаю? Вот когда я один от четверых отстреливался, прикрывая раненого босса, и то так страшно не было.

— Хотели деньги отобрать! — возмущен до сих пор Бурхес. — Да про деление покажи потом, интересно.

Вот не забыл же любопытный. Пока мы вертелись около букмекера, а Малосси отошел к торговым рядам, обстановка вокруг изменилась. Я оглянулся. Вижу группу воинов в богатой одежде.

— Позвольте представится! Маркиз Шейк Буси, Главнокомандующий этой армией. — представился один из них, не самый крупный кстати.

И что тут имя, а что фамилия? Маркиз — это вроде титул сына герцога?

— Гарод Кныш! Вольный барон, маг третьего ранга.

— Такой молодой и уже третий ранг, и руками вы горазды бить. — улыбнулся мне мужчина.

— У мамы был шестнадцатый, но погибла рано она, — проинформировал я маркиза.

— Неплохо! Я вот не маг, но у нас придворный маг ниже рангом, так что впечатляет! Но я по другому поводу.

— Слушаю вас.

— Видел ваш бой, и очень понравилось. И есть к вам предложение! Я поспорил со своими штабными, что мой боец вас победит.

— Нет сил. Этот здоровяк меня чуть не убил, так что извините не могу, — отмазываюсь я.

Оно мне надо? Я щас, чудом не проиграл.

— Это не страшно! Можете пока отдохнуть день, два… Эй любезный поставьте мой шатер для барона! — тут же отдал он команду.

— Мой боец тоже усилен магией, но вы с одним справились и есть шансы на бой со вторым.

Усилен магией? Вот же подстава! Я думаю, чего он не падает. Рискую я, оказывается. Не хочу пока больше драться, убьют ещё, не дай бог. Но ведь не отстанет же!

— Я подумаю. Сейчас меня маг осмотрит, а условия какие?

— Ставите по сто золотых, победитель получает все!

— Не интересно. Я готов выйти на помост если мне сотню заплатят просто за выход и сотню если выиграю.

— Ты боишься проиграть? — иронично смотрит маркиз.

— Боюсь? Я такой вариант держу в голове. Проиграю, мало того, что деньги отдам, так ещё по голове получу. — набивал цену я.

— А кто платить то тебе должен за выход?

— Я думаю ты, раз тебе это зрелище интересно.

Пока мы препирались, подтянулись все мои спутники кроме слуг. Маркиз с уважение поглядел на Альфрику, на моих гвардейцев, на мордатого Малосси и согласился!

— Пятьдесят золотом за выход и сотню за победу, устроит?

— Эх, ни тебе ни мне! А давай! Где там твой соперник.

— Эй любезный, освободи помост! — крикнул спутник маркиза.

Раздеваюсь опять, остыть я не успел.

— Внимание! Коммерческий бой, барон Гарод Кныш против «Зари». Делайте ставки! — под эти слова из шатра выходит гора и направляется ко мне.

Описать соперника в двух словах? Похож на сумоиста! Рост под два метра и вес килограмм триста. И вопрос как его победить не стоит, а вот как выжить или не покалечиться актуальный. Печень у него надежна защищена горой мышц или сала, что не имеет значения, голову он наклоняет низко, кадык не сломать, ноги две огромные тумбы, нагрузить их ударами я даже не попытаюсь. Тактика его думаю такова — схватит меня руками, сожмет, и останется надеяться на судью, чтоб вовремя остановил бой.

— Барон, вот твоя плата за выход на помост, кинул кошель рядом с моей одеждой маркиз.

— Готовь остальные! — буркнул я, забираясь на помост.

За всю жизнь на земле такого соперника у меня не было, ни в спорте, ни в жизни. Но это не значит, что я не ничего не придумал. План был.

— Барон ставки делать будете? — отвлек меня голос организатора.

— Десять на свою победу!

— Итого на барона семьдесят три, на «Зарю» тысяча четыреста сорок!

Ого, коэффициент! На меня поставили хоть немного, и моя десятка может принести сотни две! Смотрю на соперника, он раздевается по пояс, разминает руки. Блин, да это же баба! Лысая, толстая, но баба! Она перематывает не маленькие груды бинтами и поднимает руку, мол готова.

— Начали! — кричит распорядитель.

Она неторопливо, с ухмылкой, которая не делает её красивее подходит ко мне. Я скачу как козлик, отступаю к краю помоста и выбираю момент. Она как огромный бульдозер зажимает меня в угол, протягивает руку, желая схватить, я же замахиваюсь, показывая направление удара и хватаю её за руку и проскальзываю у неё между ног своими ногами вперед. На манер фигуристки. Очутившись за спиной, даю ей пинка под зад, и она падает с помоста! Победа?! Хрен!

— Бой продолжается! — кричит ведущий, — Пока один из бойцов не сможет стоять на ногах, или не будет в отключке!

Да ну нафик! Они ещё и правила сменили. Подставиться под удар, в надежде что Ригард или Бурхес спасет? А если нет? Здравствуй перерождение? В это время злая Заря залезла на помост и уже осторожно пытается поймать меня пальцами-культяшками. Я успешно убегаю, иногда пиная её, но постепенно задыхаюсь. Делаю финт ушами, словно случайно падаю с помоста… А что! Я тоже читер. Толпа орет протестующе, я, не спеша встаю, и иду опять на свою голгофу. Заря выдыхается, но схватить меня не может, я наловчился, то дам ей леща, то пну. В момент хватания, стараюсь сразу сорвать захват. Вижу соперница звереет, делает замах для удара, от которого может уйти и одноногий пенсионер. Я тоже мог, но план другой, подставляюсь под удар лицом и лечу на пол. Глаза закрыты, делаю вид, что в отключке, но внимательно слушаю шаги и жду отмашки судьи. Сигнала от него нет, грузные шаги, наступающая на меня тень, чьи-то крики и долгожданный крик судьи. Тень надо мною качнулась, и отступила. Я был готов скользнуть с помоста, но обошлось. Открываю глаза, делая вид что в шоке и вижу Ригарда с обнаженным мечом, и остальных моих гвардейцев тоже. Меч Ригарда направлен на судью, гвардейцы полукругом стоят за его спиной против людей маркиза.

— В чем дело? Приподнимаюсь я на локтях, на самом деле готовый прыжком спуститься вниз.

— Ваш воин угрожает моему судье! — выделил интонацией слово моему Шейк Буси.

— Ригард? — вопросительно смотрю на него поднимаясь на ноги.

Кровь, кстати, течет по лицу заливая глаза. Брови мне этот монстр разбил.

— Мерзавец наступил мне на ногу, — улыбается гвардеец.

— Вспори ему брюхо если не извинится!

— Барон я сам решаю, как наказывать своих людей! — кричит маркиз.

— Мой друг, мы же не будем сорится из-за быдла? — спокойно говорю я.

— Он требовал остановить бой, — фальцетом кричит судья.

— Бой? Ах, да! Я проиграл! И желаю реванша! — заявляю остолбеневшему маркизу.

— Это меняет дело, — маркиз успокаивается. — Победитель Заря! Эй выдать ей золото! — Кричит он кому-то. Когда второй бой, может тебе нужно прийти в себя?

— Готов прямо сейчас, естественно соперник должен быть другой! Этой я уже проиграл, нет интереса ставить.

— Другого бойца нет, барон, вы специально поддались, бой надо продолжить! — понял подставу маркиз. Судья зря остановил бой.

— Ты отказываешься от своего слова? Ты сам заявил, что бой закончен! — якобы удивленно смотрю на маркиза.

— А ты хитрый жук, — он разворачивается и уходит.

— А соперник? — кричу в спину.

— Нет соперника, — не оглядываясь говорит маркиз.

— Барон, мы можем на завтра вам найти достойного соперника, — очухавшийся судья уже не вопит и не возмущается.

— Да отвали! Топчешь ноги моим людям!

Спешно собираемся и выезжаем, я даже по лавкам не прошел, зато приятно греет кошель с золотом. Пятьсот десять золотом! Пока едем до развилки, размышляю. Я поехал в империю с суммой раз в десять меньше. Возможности тут гораздо больше и мои планы вроде таверны с борделем или трехполья такие мелкие. Но уехать не могу, воля императора!

— Где сегодня ночуем? Время потеряли много?

— Наверное опять в поле, или там, где планировали обедать, остановимся на ночь, заодно и отдохнем. — предложил Малосси.

— Нахрен поле, давай там и заночуем. А что дальше нет ни таверн, ни постоялых дворов?

— Есть мелкие и они могут быть заняты.

— Давай рискнем! Что-то мне близость к этому маркизу не нравится, — откровенно говорю я.

— Догоняют сзади, предупредил нас арьергард. Всадники, человек двадцать.

— Черт, накаркали, — огорчился я. — Ригард командуй.

— Обоз на обочину, мечи пока не вынимаем.

Стук копыт становился всё слышнее, но я не переживал. Вырвался от бабы живодерки, и тут выкручусь. Хотя почему живодерки, может она ласковая в постели? Тьфу! Лезет же в голову! Нах! Нах!

Всадники все ближе и ясно, что это не люди маркиза. Едет маг, по виду неслабый. С ним сопровождение десяток женщин и пяток воинов мужчин. Всадницы и их спутницы одарили нас взглядом, но ни слова не пронесли. Их охрана тоже. По всей видимости они торопились и быстро миновали нас.

— В путь, — вздохнул Малосси.

Часа через два показался городок, но мы туда и не заехали, отправились сразу на паромную переправу. Десяток серебра и мы продолжаем путь. Первые два хуторка мы пропустили, счастье пытать стали лишь часа через три после городка. Но, как назло, мест не было нигде. Был вариант остановится рядом с таверной, например, но я его отверг. И вот уже затемно, когда я морально решился опять ночевать в лесу, мы увидели свет гостиницы.

— Хозяева места есть? — спросил Малосси.

— Ох, вас больше двух десятков, но поселим! — быстро посчитал старик на входе. — Распрягайте коней!

— Цена какая? — спросил деловитый сосед.

— Семь комнат, всего с завтраком и ужином золотой!

— Ого, цена! Овес нынче дорог? — возмутился я.

— Как вы верно сказали! Подорожал овес то!

Торговаться нет смысла. Скинулись с Малосси по половине золотого и пошли устраиваться. Мне досталась небольшая комната на троих, взял Ригарда и Бурхеса.

Принял душ, естественно воду таскали вручную слуги, но я заплатил, отдайте!

Помытый и довольный спускаюсь вниз поужинать, там уже сидит Рон, и один из гвардейцев и пялятся на баб. Какая встреча! Я узнаю давешних всадниц, что обогнали нас днем. Вот и куда спрашивается торопились? Их ужинало шесть человек и с ними было два воина, мужчины, которые стояли по краям занимаемого ими стола. Остальные или придут позже, или поужинали. Ан нет! Поужинали, места то нет больше куда сесть. Кроме нас было пара купцов, монах, и мутная личность, судя по его бегающим глазам. Мы заняли аж четыре стола.

Дожидаюсь пока расставят еду и разглядываю соседок, благо сижу напротив них. Увиденное мне нравится — все красивые, и не смотря на явно длинную дорогу, холеные. Что говорит либо о немалом опыте путешествий, либо о врожденном воспитании. Пытаюсь понять их статус. Судя по одежде и украшениям, они аристократки. Но к чему такая спешка, аристократки любят комфорт. Но знаки в виде гербов говорят о правдивости моей версии. Одна из них, жгучая брюнетка, лет тридцати, пристально смотрит на меня. Немаленькая грудь заставляет и меня смотреть на неё. Она усмехается и что-то шепчет подруге, обе смеются, приятным сексуальным голоском. Но на меня накатывает раздражение.

— Что вы на меня смотрите? — и добавляю цитату. — Вы на мне дыру прожжёте. На мне узоров нету и цветы не растут!

Глава 25

На меня укоризненно поглядела уверенная в себе женщина.

— Не сердись маленький. У нас просто хорошее настроение.

Она сменила позу, и ткань на её платье и так плотно обегающее ее, ещё больше натянулась, очертив немаленькую грудь, от чего у меня перехватило дыхание. Да, для меня нынешнего тридцатник — это много, а я земной только таких женщин и любил. И я пропустил мимо ушей это её «маленький». Ну маленький и что? Самое время этим воспользоваться.

Встаю и подхожу к их столу, наёмники, или их охрана не напрягаются даже.

— Позвольте представиться! Вольный барон Гарод Кныш!

— Баронетта Элина, к вашим услугам! — она положила красивую ухоженную руку на стол, пара перстней выделялись своими камнями.

— Леди Мари, магесса шестого ранга, — представилась её спутница.

Я от желания казаться учтивым взял и поцеловал руку Элины, и только потом понял, что тут такой традиции нет. А зачем она руку протянула? Перстни показать? Мой поцелуй удивил обеих, но руку Элина отнимать не стала.

— Бог мой! Какое ты чудо! — умилилась Элина. — Садись к нам, поговорим!

— Что пьёте? Хочу вас угостить! — спросил я, усаживаясь между ними.

А что! Сами посадили так.

— Мы тебя сами угостим. Целый вольный барон! И такой красавчик, — перебила меня Мари. — Бокал молодому господину, с придыханием добавила она.

Я выпил достаточно крепкого вина и оглядел обеих женщин. Мари была явно моложе, лет двадцать пять, стройная спина, короткая прическа, миловидное лицо с ямочками при улыбке. Элина хоть и выглядела постарше, но была утонченно элегантна, хорошо пахла, а её большие голубые глаза завораживали. Губы были пухлыми и, явно не надуты, свои родные. Глаза тоже без линз, средневековье мать вашу! Мы вели неспешную беседу, кто и куда. Я рассказал свою нехитрую историю, дамы поведали о своей миссии. Обе оказались училки! Не совсем, конечно, обычные. Магическая школа Драга! Старик, что ехал с ними, был магом одиннадцатого ранга, и хозяином школы, именно хозяином, а не директором. Директором была Элина.

— Мне бы такую в школе, я бы был очень послушным мальчиком! — сказал я неожиданно свои мысли вслух.

— Мы учим детей помладше, хотя урок-другой я бы тебе дала, — посмеялась Элина.

— И я бы дала! — добавила Мари и положила свою руку мне на ногу. Точнее даже не ногу… ну вы поняли.

И так они уже нарезались прилично, что я облизнул губы от желания. Интересно тут есть ещё отдельный номер? Не в свой же на троих их тащить.

— Мы поселились вдвоём, может продолжим беседу там? — предложила Элина, тоже кладя руку мне на ногу, ещё и поглаживая.

И как мне теперь встать? Они что, секс втроем предлагают?

— Было бы неплохо, а то тут трудно расслабиться, — соглашаюсь я.

Мы поднимаемся на второй этаж, и заходим в угловую комнату.

— Чтобы расслабиться, надо сначала напрячься! В учебе так малыш, — едва зайдя за дверь, Мари ухватила меня за задницу, Элина шарила спереди, закрывая мой рот своим.

— Э, да тут не малыш у нас, а воин! — расстегивая мне штаны восхитилась она.

Училки выжали меня досуха! Обе как с цепи сорвались, они продолжали любовные игры даже когда у меня сил не было даже пальцем пошевелить.

— А ты ничего, крепкий малый! — похвалила меня Элина утром. — Жаль нам в разные стороны.

— А вы куда такой толпой едете?

— Меняем дислокацию. Герцог Ван Ист, открывает школы для девочек.

— Герцогов развелось, как собак не резаных, — проворчал я, вспоминая вчерашний день.

— Будешь и ты ещё графом как минимум! А может и королем! — неверно истолковала моё недовольство она.

— А много в империи герцогств?

— Совсем не учили ничему тебя? Эх неуч, — она гладила меня по животу заводя и себя и меня одновременно. — Сто семь, из них всего сорок четыре свободные, остальные в составе королевств и прочее.

— Немного. А баронов сколько?

— Про свободных не скажу, а всего их больше двадцати тысяч. Половина аристократов бароны и члены их семей. А все герцогские семьи не больше полутора тысяч человек вместе. Причем в империи живет около ста миллионов человек.

— Так герцог редкий зверь!

— Очень! Поэтому приглашение, да такого богатого аристократа для нашей школы это большая честь, — окончательно усаживаясь сверху закончила моя любовница.

Но молодость победила опыт, я перевернул её на живот и буквально растерзал.

— Всё-всё! Надо в дорогу собираться.

— А я, — сонно протянула Мари.

— В следующий раз девочки! — я быстро оделся и поцеловав обеих ушел к себе.

— Наблудился, котяра? — несколько неприязненно сказал Бурхес.

— Завидуешь?

— Чему там завидовать, — скривился он одеваясь. — Вот помню послали нас в академии на практику…

Но я уже не слышал, а сбегал вниз, на завтрак. Следом за мной топоча, как слон, бегом в столовую ворвался Ригард.

— Как его воспоминания надоели! — усаживаясь рядом, пробурчал он.

— Вот зря вы не слушаете, глядишь и чего нового узнаете. — спустился с гордым видом Бурхес.

— Чё ты нам нового придумать можешь, — вполголоса сказал кто-то из гвардейцев и народ засмеялся.

— Ты бы записал свои истории, а то на слух плохо воспринимают же. Книжку издай! — сказал я, чтобы сгладить момент.

— Как я сам не додумался! Книгу надо издать! — ошеломленный новой мыслью, маг аж застыл с куриной ножкой в руках.

— Непременно в золотистой обложке, — важно подтвердил Ригард.

— Ну что друзья, в путь? — громыхая железом спустился Малосси. — Как девочки?

— Высший сорт, — не соврал я.

— Уезжают уже, торопятся, иди попрощайся, — посоветовал барон.

— Долгие проводы, лишние слезы, — отмахнулся от него.

— Это по-нашему! — одобрил он.

— По кобелиному? — спросила невинно Альфрика.

Так весело перебраниваясь, мы позавтракали и собрались в путь. На сегодня был запланирован самый длинный кусок пути. Всё дело в горном перевале, там и переночевать негде! Можно и в объезд, но лишний день пути.

Ранним утром, когда жара ещё не мучает бронированную тушку барона, я пребывал в расслабленном состоянии. Легкий ветерок нёс пока не жару, а прохладу. Со временем воздух нагрелся, но мы уже заехали в лес и скрылись в тени деревьев. Ехали обычным порядком, с Альфрикой впереди. Обедать решили в небольшом лесном хуторке, там не было таверны, но хоть люди рядом и ручей. За километр до него мы услышали лязг железа и крики.

— К бою, — дал команду Ригард.

— Десяток оборванцев хозяйничают на хуторе, — вернулся через несколько минут один из стражей Малосси.

— Надо помочь, — предложил я и оставив слуг, под охраной одного стража, мы пришпорили коней.

Боя как такового не было, голодранцы, завидев нас бросились в лес, и преследовать их у нас не было желания. Мы убили лишь одного, копьем в спину, как обычно отличился Кант. Ещё двух удалось задержать на горячем, они насиловали жену хозяина, не старую ещё женщину. Раненый муж лежал рядом.

— Альфрика подлечи мужика. — дал команду Малосси.

— Ну что субчики, рассказывайте, как вы до жизни разбойной докатились? — по-доброму спросил Ригард, тыкая мечом в одного из разбойников.

— Удрали мы от хозяина, замучал совсем, жизни нету, — стал он жаловаться на жизнь.

— И вы решил отыграться на этом хуторе? — спросил я.

— Жрать хотелось, вот и напали! — в злости крикнул второй и плюнул мне на сапог.

— Ах ты гнида! — изумленный, я стал доставать свой меч.

— Не обращайте внимания барон, — успокоил меня Ригард мимоходом вскрывая горло хаму. — А ты не отвлекайся, рассказывай — обратился он ко второму, вернее к первому.

— Вот мы всемером и убежали, одного медведь задрал, тут она жопой вертит, а мы поесть хотели взять. — несвязно вываливал всё подряд перепуганный пленник.

— Жить будет, но крови много потерял, — обернулась к нам Альфрика заканчивая лечебные процедуры.

— Спасибо! Век помнить будем! — благодарил хозяин, кланяясь.

Кланялась и его жена, что в разорванном платье было довольно пикантное зрелище.

— Ну этого мы убьем, — лениво процедил барон, — А вот трое в лесу неподалеку, не спасли мы вас, вернутся они.

— Дочки убежали в соседнею деревню, если час тут побудете, придут мужики оттуда и найдем беглецов, уж в своем то лесу, — не согласился хозяин хутора.

— Чего не побыть, обедать тут собирались, — успокоил я.

— Да я накормлю вас сейчас! Жена! Срам закрой и накрывай столы!

Уже обедая, мы увидели крестьянскую солидарность в действии. Десяток мужиков с топорами и косами пришли через час ровно. Что интересно, деревня была вольная. Налог они платили графу, но закупными не были. Достаточно редкое явление, чтобы не купцы или ремесленники, а именно крестьяне были не в закупе.

— Что с этим делать мерзавцем? — спросил я перед отъездом указывая на связанного разбойника.

— Отпустим мы его, так решили. Еды дадим и пусть уходят. — неожиданно сознался чуть не убитый хозяин хутора.

— Опа! А что так? — заинтересовало меня.

— Это нам повезло, а у них жизнь не сладкая, вот и удрали.

— Зря вы, вернётся с дружками, — не согласился я.

— Дружки уже в лесочке связанные лежат, поучим их плетью и отпустим, — усмехнулся хозяин. — Поймали мы их, пока вы обедали.

— Ловко! Ну, ваше дело, — я кинул серебруху хозяйке. — Вкусно было, молодец.


Мы двинулись дальше, набирая хороший ход, обычно мы коней старались сберечь, но тут дорога пошла в гору и нам бы пересечь долину засветло. А коням отдых можно дать попозже.

Сама долина с небольшим перевалом была пустовата, хотя говорят в сезон дождей тут все цветет. Тем не менее сейчас растительности было мало и видимость была хорошая. Уже под вечер мы увидели перевернутую телегу и малыша под ней, уже не кричавшего, а попискивающего. Родителей видно не было, да и сама картина была странная, ни следов боя, ни крови, вещи все не тронуты. Но это было странно лишь для меня, мои спутники сразу поняли, что случилось.

— Орлы утащили, вот следы от их ног, вот видно, как тянули кого-то.

— Орлы? И телегу они перевернули? — спросил я.

— Телегу перевернули те, кто ехал. Хотели скрыться, но не получилось, места под телегой только малышу хватило, — пояснил один из людей Малосси.

— Под телегу нельзя забраться было? — уточняю у него.

— Там нет места, телега для хороших дорог. Вот её и переворачивали, да не успели.

— Родителей утащили, злобные твари. Летают стаей по десятку птиц, поднимают и взрослого, — добавил Бурхес.

— Жуть! — я внимательно оглядел небо и горы неподалеку.

— Родители были стекольщики, судя по документам. Что с сиротой делать будем, — спросила Альфрика.

— Сдадим в гильдию. Где искать ближайшую не ясно, — ответил ей барон.

— Да это понятно. Как его увезти? Нас и так время поджимает, а в седле он ехать не умеет, — пояснила магесса.

— Это проблема — признал я.

— Можно одного оставить на телеге, пусть везет в город, а сами поедем вперед, — предложил Ригард.

Так и решили, перевернули телегу, поймали убежавших коней, и оставив двоих сопровождающих, поехали к месту ночевки. На этот раз мы планировали остановиться в монастыре, там принимали путников, за плату, конечно.


К монастырю добрались засветло. Достаточно большое огороженное пространство состояло из двух частей. Небольшого внутреннего двора и самого монастыря, а второй частью были каменные одноэтажные бараки. Нас поселили в последних. Плату взяли небольшую, но и удобств особых не было. Но коней простроили и дождь не лил над головой, а он уже с неба начал накрапывать. Религия в этом мире была разнообразной, конкретно в этом монастыре верили в единого, поэтому принимали всех. А были религии, нетерпимо относящиеся к иноверцам, в такой монастырь нас бы не пустили. Соседей по бараку не было и два десятка человек стали располагаться. Я предложил выслать навстречу телеге ещё бойцов, но меня заверили, что два бойца с луками отобьются от стаи. Да и утащить бойцов невозможно, мечами порубят.

— Барон, что с ребенком делать? Может оставим здесь? — я обратился к Малосси.

— Жалко девчушку, — спасли мы именно девочку.

— Что плохого? Святые люди же!

— Гарод, но вот чего они святые? Какая судьба у неё тут? То-то! Закабалят наверняка, а она свободная, может и родня есть.

— Не подумал. Но как нам ехать с ней дальше?

— Оставим тут, — противоречит сам себе Малосси.

— Ты же сказал… — начал возмущаться я.

— Погоди! Оставим тут, дадим денег на уход, как будет кто попутный из гильдии, заберёт.

— А если тоже не сможет? Не проще найти желающих отвезти девочку сразу к гильдии, она, наверное, в любом городе есть.

— В любом, да не любом. А мысль здравая. Эй Рон! Поищи желающих, — крикнул он сыну.

На том и порешили. Я в монастыре ни разу не был, на земле тоже. Пойти грехи отмолить? Встал и пошел ко входу во внутренний двор. Но меня неожиданно не пустили.

— Простите барон, посторонним нельзя! — остановил меня служка.

— Да я посмотреть только!

— Нельзя, только с разрешения отца настоятеля, а он спит уже.

Недовольный я, ушел готовится ко сну, тем более телега с девочкой прибыла в монастырь без приключений.

— Нашел купцов, которые заберут ребенка, — обрадовал Рон.

— И чё платить? — спросил отец.

— Заберут телегу, коня и вещи, этого хватит.

— Ну пойду поговорю сам, денег дам ещё ребенку. — вздохнув, поднялся барон.

— От меня золотой передай, — я неожиданно для себя расщедрился.

— Я тоже дам, — потянулся в кошель Бурхес!

Ох, божечки мои, что делается! Я думал он совсем эгоист.

Малосси тоже был удивлен, но ушел.

— В лучшем виде всё будет, — вернулся он через несколько минут.

— Не обманут? — засомневался я.

— Не думаю. Знают же, что проверим. — успокоил барон.

Странные люди, уже засыпая думал я. Разбойника зарезать это мигом, пороть крестьян тоже, а ребенка пожалели. Уснул быстро, а вот просыпаться не хочу. Мы изначально хотели отдохнуть тут подольше. А я всё-таки хотел ещё сходить в монастырь, глянуть, что и как там.

Подхожу опять к воротам, там служка уже другой, но я прошу не впустить, а позвать старшего. Через некоторое время приходит отец настоятель. Сразу видно святой человек, тощий как спичка.

— Что вы хотели барон?

— Хотел посмотреть на вашу службу, как тут устроено всё.

— Служба у нас утром рано, — усмехнулся он. — А смотреть зачем?

— Это секрет?

— Да не секрет, не принято у нас это.

— Жаль. — и я разворачиваюсь уходить.

— Но для тех, кто вносит пожертвование, мы делаем исключение.

Может и святой, но деньги любит. Расстегиваю кошель достаю золотой.

— Это вам на нужды монастыря.

— Всего один? — ненатурально удивился настоятель.

Не иначе заметил блеск других золотых в кошеле.

— Я с тобой! — Ригард сделал шаг к воротам.

— С двух, два золотых! — моментально отреагировал святой.

Делать нечего, мне с десятником имперской гвардии и правда спокойнее. Достал второй, отдал.

— Маркус, покажи нашим гостям монастырь, — подозвал он сгорбленного старика.

— За мной прошу! — отреагировал наш провожатый.

Начали мы со двора. Первое, что отметил была чистота и аскетизм. Затем посетили столовую, нам даже предложили супу, но мы отказались.

— Не будем вас объедать, — дипломатично заявил я.

Спальни монахов были не лучше наших, минимум личных вещей, и однообразие.

— Моему сотнику порядок бы понравился, — даже Ригард высказался.

Дошли и до молельного зала, тут всё было с точностью до наоборот, чем везде. Богатая обстановка, иконы или картины на стенах. Громадная магическая люстра вверху.

Нас попытались развести на покупку сувениров, явно громадной силы и помогающих от всех проблем. Но мне было, жалко и одну серебруху, и мы отказались.

— А где трудятся ваши люди? — спросил я у сопровождающего.

— В каменоломнях, мастерской по обработке камня, на полях. — ответил Маркус.

Погуляв часик, мы собрались на выход.

— Бедновато, конечно, в основном. — сказал Ригард.

— Но чистенько! — добавил я вторую фразу анекдота.

Возражений не было. Нас уже ждали, кони были готовы, люди тоже.

Выехали в дождик, он был тут редким явлением, но нас это не смутило. Проскакав в хорошем темпе пару часов, нам пришлось спешиться. Конь барона захромал, потеряв подкову. На наше счастье, это было поправимо. И слуги занялись этим. А я решил поваляться на травке, задница пусть отдохнёт думал я. Развалившись на травке я услышал шипение и внезапно меня пронзила боль в руке. Змея! Заползла под кольчугу и укусила!

— Чёрт, меня змея укусила, — сказал я, зло топча уже раздавленную моей тушкой змейку.

— Она ядовитая, — сказала Альфрика. — Быстро снимай броню с руки!

Глава 26

Первый момент, я не сильно и испугался, уж очень мелкая змеюжка была. Но видя встревоженные моськи магов я зашевелился. Вроде надо кровь отсосать ядовитую, или прижечь? Вспоминаю свои знания по змеиной теме. Альфрика получив доступ к комиссарскому телу начала манипуляции с мазями, одна, другая третья! Лучше не становилось.

— Рука холодеет или немеет, — пожаловался на симптомы я.

— Руку надо резать, пока можно, по локоть. — выдал заключение Бурхес.

— Опухли?!! Я вам уши отрежу! Лечите срочно!

Я как-то узнавал расценки на восстановление конечности. Мне долго будет не по карману. Пятьдесят тысяч золотых в среднем! Совместная работа мага шестнадцатого уровня и двадцать первого, и не самые дешевые компоненты.

— Уйдёшь на перерождение, когда зараза плеча достигнет, это в лучшем случае. Если успели нити твоей души прикрепить к камням души в храме. — пояснил Бурхес.

— Вы же маги! Ничего нельзя сделать? Насчет перерождения — император при мне дал команду, значит сделают.

— Ты тоже маг, был бы четвертого ранга, мог изменить яд в теле, но ты третий ещё не освоил. — задумчиво молвила Альфрика.

— Говори, что делать!

— Да без толку, — сморщил лицо старик, — резать надо.

— Резать, резать! Я кочерыжку тебе отрежу! Верхнюю или нижнюю не решил пока! Рассказывай, что делать!

— Ложись поудобнее, попробуем, минут десять есть, не больше.

— Жгутом надо артерии пережать, чтобы кровь не поступала, — вспомнил я важную деталь.

— Да на кой! — возмутился Бурхес. — заражение по тканям идет.

— Делай, не спрашивай.

Ригард выполнил мою команду моментально, я лег и стал выполнять команды более опытной Альфрики. От меня требовалось хоть немного изменить яд в моей руке, это как раз четвертый ранг, изменение сути вещей. Ощущая поток крови в руке, начинаю проникать в ткани, мышцы, сухожилия, кожу, плоть. Пытаюсь проникнуть ещё глубже, и мне это удается. Начинаю различать яд в руке, и поражаюсь, как далеко он уже зашел, почти до локтя. Воздействие магией, это уже взятый третий ранг. Пытаюсь изменить хоть что-то. Проваливаюсь в транс, не слышу ни звуков, глаза закрыты, но ничего не выходит. Часть подсознания шепчет — ничего не выйдет, тебе же говорили. Другая земная злится — кого нагнуть решили? Злость постепенно перевешивает, и зараза внутри меня немного меняет цвет. Пока небольшой кусочек, но работает! Перехожу выше по руке и вижу, что зараза уже около плеча. Начинаю менять цвет там, постепенно переходя вниз. Сколько прошло времени я не понял, но закончив с заразой пришлось отдыхать, нету сил даже открыть глаза, магическое истощение. Постепенно начинают возвращаться звуки, запахи, и резко открываются глаза. Вижу такую картину: Бурхес с топором стоит рядом со мной, сбоку стоит Ригард с мечом, тоже обнаженным. Рука приготовлена в усечение, только непонятно, кто рубить будет, Ригард или Бурхес. Ага, вижу, Бурхес хотел, а Ригард ему не дал, потом проанализирую. Поворачиваю бошку и вижу удивленную магессу.

— Уже двадцать минут прошло, а зараза не добралась до плеча, может и правда надо артерии пережимать? — обратилась она ко мне.

— Как рука? — не стал обсуждать с ней знания, полученные ещё в школе.

— Что-то странное. Зараза есть, но другая и не растет, и не спадает. Что ты сделал? Руку чувствуешь?

— Изменил цвет и всё. Руку не чувствую. Ай нет, начинает болеть, — я стиснул зубы, чтобы не орать.

— Выпей отварчика, — Бурхес сунул мне склянку.

Я, не спрашивая, что там, выпил. Боль начала уходить, вернее отступать в глубину.

— Как ты ранг то взял? — удивлялся Бурхес.

— Жить захочешь, еще не так раскорячишься.

— Надо тебе полежать, я попробую поэкспериментировать, — молвила магесса.

— Сидеть на коне можешь? — уточнил Малосси, разглядывая карту.

— Могу, чего нет. С жопой слава богу все в порядке. Тьфу! — сплюнул я три раза.

— В получасе езды, графство Еней, и небольшой замок, непонятно чей. Поедем!

Свернув с тракта, мы помчались по небольшой дороге, идущей вдоль речушки, или даже ручья. Она вывела нас к замку, уютному, но маленькому. Вход в замок был через мост, в данный момент поднятый. Сзади замка виднелся хуторок или деревушка на десяток домов, распаханные поля говорили, что место обжитое, наверняка и в замке есть кто-то.

Подъехали к замку покричали, представились стражнику и стали ждать. Минут через десять мост опустили и ворота открылись. Въезжаем в ставший сразу тесным дворик замка и спешиваемся.

— Господа, виконтесса Еней, ждет вас.

Виконтесса, дочка графа, проносится в голове. Обычно дети живут с родителями, как мы. Если есть деньги, возможностей больше: армия, религия, купеческие союзы, магистраты городов и прочее. Но дочек обычно тупо выдают замуж и забывают. Дробить землю категорически нельзя, только с позволения императора. И с выделением нового аристократического рода. А, чтобы дочкам давали кусок земли, не слышал такого. Любит, наверное, папа дочу, ох любит.

Мы с Малосси поднимаемся вслед за слугой в зал, за нами идут Рон, Хейга, маги и Ригард. Остальные рылом не вышли. Неожиданно взгляду предстаёт просторный зал и нас встречает красивая женщина, лет тридцати.

— Виконтесса Моли Еней, к вашим услугам!

Мы представились. Я краем глаза заметил плотоядный взгляд барона на женщину. А губа не дура у него, мне она тоже глянулась, немного тяжеловата в районе задницы, но это её не портит, а совсем наоборот.

— Прошу к столу, — она кивает на стол, быстро заставляемый закусками и напитками.

— Нам бы молодого барона уложить, его змея укусила, надо с ядом разобраться. — говорит Альфрика.

— Мага в замке нет, но вас проводят, — Моли дала команду ещё одному слуге.

Нас проводили в комнату, этажом выше. С нами пошёл по моей команде и Бурхес. Правда он с таким вожделением смотрел на закуски, что мне его даже стало немного жаль. Но себя мне жальче! Короче оставив Моли почти наедине с коварным растлителем Виконтесс, бароном Малосси, я улегся на единственную кровать в небольшой комнате.

— Ну никакой это уже не яд, но выводить эту дрянь долго, физические нагрузки помогут. — выдала заключение Альфрика, под согласное кивание головой Бурхеса.

Башкой трясет, а сам ни ухом, ни рылом, неожиданно разозлился я на него.

— Хорошо бы конфету твою, «Шеридинскую особую», она ускоряет циркуляцию веществ в организме… — начала Альфрика.

— Есть же у меня, — восклицаю я.

— Подстегивает регенерацию… — не слушая меня продолжала она.

— Есть, сейчас достану, — роюсь в поясе.

— Да и все органы обновляются и стремятся к идеальному состоянию, и магические каналы расширяются… — маша пальцем перед моим носом, продолжала лекцию магесса.

Я разворачиваю конфету, Бурхес тихо ржет над нами. Хлоп! Шлепаю её по попе!

— Ой! Ты себя здоровым почувствовал? — нахмурилась от шлепка она.

— Конфета! — показываю на очевидное я.

— А что ты молчал то? Ешь конечно! Я перед ним распинаюсь, а он молчит. — под уже открытое ржание мага возмущается она. — Чё ржешь пень трухлявый?

— Он тебя перебить не смог! — оправдывается маг.

— «Сшушал» уже! — дожевывая конфетку заявил я.

Дальше дело пошло легче, и уже до ужина я окончательно избавился от последствий укуса. Пришлось, конечно, попотеть. На ужин мы сели без Моли и Малосси, они появились через десять минут, довольно растрепанного и покрасневшего вида. Соблазнил уже, неприязненно глянул я на барона. Он, наоборот покровительственно потрепав меня за плечо, заявил:

— Ты Гарод не торопись. Главное здоровье. Виконтесса нам места для проживания выделила, я уже опробовал.

— Я уже здоров! — удивил я его.

— Радость какая, — умильно поглядела на меня Моли.

— Виконтесса, а где ваш муж? — в пику довольной морде барона спросил я.

— Я не замужем, да и замок не мой, а папин. Просто мне здесь спокойней жить. Да и молода я для замужества! Самая младшая в семье.

— Это ваше дело, спасибо вам за приют, завтра поедем с утра. — благодарю я.

— Гарод, не надо спешить, — барон явно желает углубить взаимодействие с дочкой графа.

— Чего время терять? И так, то одно задержит, то другое.

Ужин прошел в теплой, почти семейной атмосфере, я ушел спать в свою комнатку, а счастливчик Малосси ушел с Моли.

— Слава богу мы спали в разных крыльях, а то мешали бы тебе спать всю ночь, — самодовольно заявил барон мне, уже когда мы покинули замок и ехали к тракту.

— Так уж и всю ночь? Десять минут вечером и десять утром? — подколол я барона, на самом деле не завидуя ему.

Выехали со стороны.

Я утром, тоже оставил Моли память о себе, написав слово из трёх букв на стене. Жаль никто не прочитает. Я, конечно, не писал, а изменял цвет краски, но все равно. Четвертый ранг магии взял наскоком! Многие годами идут до четвертого ранга, или даже десятилетия. Перспектива хорошая я думаю, от этого и на душе хорошо. Мы ехали, не сильно загоняя коней, но место обеда уже было другое, вместо городка недалеко от тракта, пообедали в районе таможенного поста между графствами. Там никаких удобств, но вода, уход коням, место для костра и никаких гадских змей. Обед и отдых растянулся на два часа, а я, от нечего делать, считал проезжающих. Восемь караванов и семнадцать карет, и двенадцать всадников в шести группах и по одному. Итого у меня вышло золотой за два часа непыльной работы. Чтоб я так жил! А сколько гребут у столицы…?

Вспомнил, что давно не играли в монополию, всё времени нет. Дорога меня не изматывала, а вот Лиску и Лиану потрепала жизнь, и только конюху Мирту было нипочем. Я в который раз порадовался, что взял его. Отдохнув, двинулись в путь, но вместо шикарного постоялого двора ночевали в маленьком и грязном. Проехали мы место ночевки задолго до темноты. В этом постоялом дворе, не было денег на потраву клопов, и я был покусан мелкой нечестью со все пролетарской ненавистью. Поэтому утром я ехал в довольно раздраженном настроение. Тракт упирался в реку, и паромная переправа удивила своей очередью.

— Ярмарка в городе, — пояснил важный дед на телеге с горшками.

Ясное дело, в очереди мы стоять не захотели и ждали возвращения парома, чтобы уехать по более дорогой цене, но без очереди. Паром уже причаливал, и я готовился садится на него, как сзади нас раздался властный крик.

— Посторонись затопчу!

Я насмешливо оглянулся узнать, кто там такой смелый, топтать меня? И увидел десятка два всадников сопровождающих богатую карету.

— С дороги! Представитель имперской канцелярии баронет Тук едет!

И точно, его окружали гвардейцы, но более нарядные и холеные.

— Подождет твой «Стук», — под настроением от укушенных клопов ответил я громко.

Замечу, что и Ригард, и Малосси с дороги сразу ушли, я обратил на это внимание, но «Остапа понесло»

— Кто там такой дерзкий? — высматривает меня, как видно командир охраны.

Меня и вправду плохо видно, я невысокий, ещё и спешился.

— Кто? Кто тебя не боится! Свободный барон Гарод Кныш, а ты кто такой?

— Аж целый барон, усмехнулся офицер. Я полусотник второго полка имперской гвардии баронет Карт. Эй, десятник ко мне! — увидел он Ригарда.

— Дома, женой своей, командовать будешь! — сплюнул Ригард и вытащил меч из ножен.

Тут же, и остальные три моих гаврика, обнажили мечи.

— Бунт? Взвизгнул полусотник! Запорю псина безродная!

— Бунт? Полусотник, у тебя голова лишняя? Сейчас укорочу! — насмешливо ответил отморозок Ригард.

— К бою! — дал команду Кант.

— К бою! — в ответ произнёс Малосси, наконец определившись с приоритетами.

— Что тут происходит? — спросил голос из кареты.

Спустя секунду из кареты выскользнул змеёй мужчина средних лет, и средней паршивости мордой. Но двигался он ловко. Опасный соперник, решил про себя я.

— Десятник, ты на службе!?

— На службе! Личный приказ императора, защищать барона Гарода Кныша, даже ценой собственной жизни!

— Ох, — удивились и чинуша и полусотник.

— А причина? — спросил, оглядывая меня заново Тук.

— Деяние двенадцатой ступени! — коротко ответил Ригард.

— То есть он ещё и на возрождение может уйти? Это меняет дело! — сказал Тук. — Убрать мечи, — дал команду представитель.

— Баронет, горжусь знакомством с вами, но к чему раздувать конфликт, я еду по очень важным делам, — стал выговаривать мне баронет Тук, — Могли бы и пропустить.

— Могли! Если попросили бы нормально. Учите своих людей разговаривать, а то без головы разговаривать будет им неудобно, — ответил я, и стал грузится на паром.

— Ещё раз прошу прощения, — услышал я вслед от чиновника. От полусотника раздалось только злобное сопение.

— Гарод, ты бы поспокойнее, что ли. Чем ближе к столице, тем больше таких персонажей.

— Я понял, постараюсь.

— Умирать, если что за тебя мы будем.

— Да прав ты, прав. Ночью клопы пожрали меня, хотелось всё утро убить кого-то. А что за ступени?

— Всего шестнадцать ступеней, самое важное — это спасение империи, как раз шестнадцатая ступень. Ступени выше двенадцатой, как правило дают право на возрождение в колыбели душ.

— И много таких награжденных?

— Выше двенадцатого человек триста.

— А сколько можно в колыбели душ привязать человек?

— Я слышал, что две тысячи, или чуть больше. Но учти, императорская семья тысяча двести человек, это кровные родственники, они все привязаны.

— У императора много жен? — осторожно спросил я.

— Долго живут просто, нынешний император правит лет четыреста, и ждал своей очереди столько же. У него есть дети, внуки, правнуки и так далее. До восьмого колена считаются императорской семьей. Плюс старики, которые старше императора!

— Маги, тоже могут долго жить, лет двести в среднем. — вставил слово Бурхес, который к нам прислушивался.

— Кстати, есть специальные знаки доблести, вроде моего — сказал Ригард и показал, достав из пояса, бронзовый диск с цифрой два и двумя мелкими рубинами.

— Хочу такой, где дают? — загорелся я.

— Покупать надо, — посмеялся Бурхес. — Твой стоит сотни три золотом. Мой вот десяток всего, — он достал такой же диск, но камни были не рубин, а сапфир.

— Я что так дорого! — возмутился я.

— У тебя и сам диск из золота и рубины большие, — наставительно произнес маг.

— А ещё какие камни есть? — заинтересовался я.

Если подвиг по дипломатии — алмаз.

Экономический подвиг — изумруд.

Лечебный подвиг — топаз.

Магический подвиг— сапфир.

Военный подвиг — рубин.

— Много чего ещё есть, — перечислил Бурхес.

— А что вы не носите? — заинтересовался я.

— Да было бы чем хвастать, — сказал опять Бурхес. — Твой кстати ещё и артефакт! Советую купить. Такие артефакты под тысячу золотом стоят, с тебя возьмут за материалы только.

— А что он делает? — мысль купить свой знак овладевала мною.

— Клопов отгоняет, — как бы серьезно сказал маг.

— И всё?

— Нет, конечно, но ни змея, ни клопы тебя не кусали бы. Он защищает от всего живого и неразумного, у кого инстинкты вместо разума, — пояснил Бурхес.

— А от ужаса этого?

— Вряд ли, там магическая тварь, но вот от акул — защищает. Или ещё от какой морской гадости.

— И такой артефакт стоит тысячу? Да и не кошака убить мне, ни ужас укоротить!

Замолчали. Я ехал и думал. Да дорого, но понты! Понты дороже денег… Решено, куплю если денег хватит!

Как съехали с парома, не сговариваясь набрали ход, уж очень не охота на лесной дорожке встретится с обиженными гвардейцами. Боюсь всё не так мирно закончится. Больше ничего интересного до вечера не было, ночевали в довольно большом городе. Навскидку человек тысяч сорок-шестьдесят. Выбор гостиниц был большой, но я решил экономить и поселился в гостиницу средней руки. Сам номер был хороший, но душа не было, и завтрак-ужин за отдельную плату. Вечером я спустился на ужин в большой зал, который был наполовину полон. Ну или наполовину пуст, если ты пессимист. И что мне понравилось, в зале сидели десятка два девушек фертильного возраста! Конечно, были и пара охранников и пара седых матрон, но изобилие женского красивого тела, заставило мои глаза разбежаться в стороны. Хотя об их телах мне судить было сложно, одежда мешала, но личики у них милые и фигурки думаю тоже. Я попытался с ходу сесть за их столик, но меня не пустили.

— Молодой человек, вы не в борделе! — строго сказала одна из мымр.

— Да я познакомится просто хочу! Намерения у меня серьезные! — выпятил я грудь.

— Знаем какие серьезные, обрюхать по серьезному и сбежать, — хмыкнула вторая жаба.

Глава 27

— Я вам клянусь! Семья, дети, для меня на первом месте!

— Кто вы такой, — спросила мымра.

— Вольный барон Гарод Кныш собственной персоной! — громко, чтобы девушки слышали. — Маг четвертого ранга, правда сдал пока на второй, — уже тише добавил я.

— Это вы зря. Если освоили четвертый ранг, то и сразу сдавайте. Это же деньги! — пожурила меня жаба.

— Не успел просто, в поездке два ранга поднял, — сознался я.

— Это сколько же лет вы ездите?? — удивились обе.

— Да и двух недель ещё не в пути, — не стал скрывать я.

— Враки, — убежденно заявил, подошедший сзади старичок, явно маг. — Ну допустим третий у вас был на подходе, но за пару недель сдать на четвертый можно, только если вы гений!

— Меня змея укусила, пришлось яд в теле изменять, жалко же руку! — заспорил я.

— Не хотите говорить, так и не врите. Можете четвертый ранг показать? — перебил меня старик.

— Легко!

И действительно я легко нагрел пиво в стакане жабы. А, что! Было жидкое стало газообразное. А не фиг! Покупай себе пиво теперь опять. Матрона отшатнулась от стакана.

— Ой! — басом сказала она.

Краем глаза вижу заинтересованность в глазах девиц.

— Гм, ну есть четверка, вижу. Я вам напишу письмо, зайдете в гильдию, вам проставят экзамен.

— А вы кто? — удивился я.

— Маг четырнадцатого ранга, преподаватель академии Центрального королевства Цон Астин Сыч. А вы барон откуда?

— Центральное королевство Цон, моя мама там академию заканчивала! Я с юга.

— Розалия Кныш случайно не ваша мама? — удивился Сыч.

— Покойная, к сожалению, как и вся остальная моя семья.

Мордашки девочек наполнились слезами. Не у всех, конечно.

— В так случае все ясно, очень талантливая ученица. Рекомендую вам тоже поступать к нам, я один из деканов академии, в рейтинге, мы в пятерке по империи, — разошелся Сыч.

— Так не могу! Личный приказ императора, жениться сначала, и род продолжить.

Слезы высохли, а взгляды девочек стали… как бы подобрать сравнение… Во! Однажды довелось смотреть в дуло пистолета и ждать выстрел. Так и тут! Только калибр мощнее, и стволов больше! Я банально испугался, как не пугался с седьмого класса, когда играя, случайно схватил за титьку одноклассницу, а та заорала, от удовольствия не иначе, и решил перевести разговор на нейтральные темы.

— А это ваши воспитанницы? Куда вы с ними едете? — спросил я у мага.

— Я просто сопровождаю их, нам по пути, вот и попросили меня помочь, не смог отказать. — ответил он и посмотрел почему-то на мымру.

Мымра покраснела. Да ладно! Дедок, мягко сказать, неразборчивый. Ну, да не мне его судить. Я сам как-то проснулся однажды после пьянки, смотрю тетка рядом со мной спит… Хотя это не интересно, жаль развидеть не могу.

— Барон, мы едем в столицу на день рождения императора, лучшие выпускницы пансионатов нашего королевства. Пояснила недолюбленная, как выяснилось, жаба.

— Я тоже еду туда, можем и вместе продолжить путь! — обрадовался я.

— Это вряд ли! Ведь мы на каретах, а вы верхом, скорость разная, вы рано выехали, между прочим. — ответила жаба.

Они, кстати, представились. Жаба была баронетой Ле Фьюи, а мымра имела имя и титул — баронета Портин Пью. Корявые имена, про себя буду называть мымра и жаба.

— Что есть, то есть. Мы по делам ещё должны успеть до праздника. И да! Хотел сказать, у меня в этот день тоже день рождения. Шестнадцать лет!

— О! Хотелось бы вас поздравить лично! Вы уже решили, где остановитесь в столице? — спросила одна из матрон.

— Пока увы нет, в столице предстоят серьезные траты, возможно остановимся вне её. — сказал я честно.

— Хм, напомните мне об этом утром, может, что посоветую, — сказала жаба. — А что за баронство у вас?

— Около тысячи километров в квадрате, народу не много, меньше трехсот, километрах в ста двадцати порт, там у меня ещё усадебка.

— А на чем специализируется ваше баронство? — спросила она же.

— Сельское хозяйство, ну и небольшая судоходная компания есть.

— В таком случае да, в столице на праздник тяжело будет место найти, — задумчиво молвила мымра. — А что за расходы? Знаете, есть места, где можно купить дешевле, но качеством не хуже.

— Это вряд ли! Я собираюсь брать знак доблести, а это только в одном месте.

— Любите славу, — усмехнулась мымра. — Они и не сказать, чтобы дороги, до восьмой ступени включительно в полсотни золотых уложится можно. — несколько пренебрежительно заявила она же.

Услышанное девочкам не понравилось, многие вернулись к трапезе. Барон нищий почти! Хотя парочка сверлили меня взглядом, а одна даже облизала губы и распустила роскошную гриву волос, от чего я начал возбуждаться.

— Ольча минус пять баллов, не поворачивая головы сказала жаба.

— Есть минус пять баллов! По-военному ответила пышногривая.

— Так, а чему у вас учат воспитанниц? — постарался я прийти на помощь девушке.

— У нас учат, вести хозяйство, вплоть до графского, этикету, танцам, воспитанию детей, изучают географию, родословные аристократов, структуру империи. Да много чему! На конях только ездить не учат, и есть варить. Для этого кареты есть и слуги. — меланхолично перечисляла мымра.

— Но некоторые и это умеют, — опять подала голос Ольча.

— Минус десять баллов! — хором сказали тетушки.

— Есть минус десять баллов! — отрапортовала девица.

— Госпожи баронеты, а вы позволите пообщаться с нарушительницей? — осмелел наконец я.

— Если под нашим присмотром, хм… разрешим? — мымра обратилась к жабе.

— Пусть займут отдельный столик, но руки не тянуть к ней! — согласилась жаба.

Ольча встала, и устроила цирковое представление под названием сведение с ума молодого пацана. Она не стала просить соседок подвинуться, а наклонилась немаленькой грудью к столу и ко мне, и в такой позе стала активно пробираться к выходу, не забывая вертеть круглой, фигуристой попой, обходя коленки недовольных соседок. Выйдя из-за стола, она ещё раз тряхнула гривой, немного подобрала длинное платье, оголив прелестные лодыжки и проследовала к столу.

— Тебе не кажется, что она сильно ушила платье? — спросила одна из матрон у другой.

Не знаю кто у кого, я был занят пожиранием взглядом девушки и звуки раздавались глухо в стороне.

— Точно ушила! Вон как задница выпирает. — возмущенно сказали голоса.

Попочка и правда выпирала знатно, платье, предназначенное для скрытия фигуры, делало в точности до наоборот. Когда Ольча садилась, платье натягивалось и облегало ножку. Наконец аттракцион вожделения закончился, и она села. Я сглотнул слюну, но рано. Ольча поерзала попой усаживаясь поудобнее, и мне пришлось быстро сесть за стол скрывая конфуз.

— Позвольте представиться! Барон Гарод Кныш! — склонил голову в поклоне я.

— Вольный, насколько я помню, ещё и маг, — рассмеялась она.

— Это да, — сказал я, окончательно утопая в её голубых глазищах.

— Я принцесса королевства Сетин — Ольча Сетин!

— Ого!

— Ага! Да только у нас маленькое королевство, в джунглях на западе. Шесть баронств, два графства, и людей живёт не больше пятидесяти тысяч человек. А территория вовсе меньше вашего!

— Мы тоже были в составе королевства Синок, но император дал нам свободные права. Правда для этого пришлось погибнуть всем моим братьям и отцу, мама умерла ещё раньше.

— Сочувствую, а у моего папы двенадцать детей из них десять девочек, замуж в нашей дыре выйти не за кого, вот меня и определили в пансионат, — грустно сказала Ольча.

— Дружная семья? — спросил я чтобы отвлечься от её губ.

— Совсем нет! Гадюшник тот ещё, я рада, что уехала.

— Ну не будем о грустном. Сколько тебе лет?

— Я младше тебя на пару недель, в этом году шестнадцать, и прощай пансионат. Нас везут на смотрины в столицу. Самых лучших.

— Самая лучшая тут одна. Это ты! — твердо заявил я, словив удивленно-благодарный взгляд.

— Спасибо, но вы просто плохо знаете девочек, тут много красавиц, — она повела рукой в сторону подружек, в ответ услышав громкое фырканье.

Я заказал нам десерт и вино, самого лучшее, что тут было. Матроны поморщились, но промолчали. Что им будет с одной бутылки, наверное, подумали они.

— Я краем ушка слышала, что у вас есть знак доблести, а какой ступени?

Она действительно дотронулась до своего ушка, убрав для этого прядку своих волос. Очень сексуально, но я уже научился с этим бороться. Просто представлял, что я на земле, а передо мной старым, малолетка. Восемь лет, восемь лет, звучало в ушах и немного остужало мои порывы. К черту восемь лет! Я сам малолетка.

— Двенадцатой ступени, рубин.

— Двенадцатой! Ахнула она, прижав руки к своим щечкам, что вышло совсем кавайно.

Сказала она это совсем громко, и подружки соперницы услышали. Орудийные башни их глаз уже развернулись на меня, обернулись даже случайные посетители в зале. Зависть была настолько осязаема, что следующие её слова просто завязли в воздухе.

— Рубиновый! А за что?

Положение спас Ригард спустившийся с остальными гвардейцами вниз.

— Барон, я выставлю пост одного человека, тут спокойно. Сказав, он сел за соседний столик, а ещё два гвардейца контролировали вход в зал с улицы и с лестницы.

— Хорошо, — сказал я Ригарду и добавил для Ольчи, — В общем-то за кровь. Мы защитили императора, но далось это нашей семье дорого. Отец и четыре брата сгорели в огне, я выжил чудом, императорский маг поднял меня на ноги только за три дня.

Говорил я негромко, и не сказал, что нашу семью сжег тот же маг, что и вылечил меня. У мага не было выбора, перед ним стоял вражеский маг и дело решали секунды, я стоял в стороне, за небольшим уступом, это меня и спасло. Возможно, в качестве извинений император и оставил свою гвардию мне, и мага какого-никакого, а имперского, на службе! Я зла не держал, мне на родню плевать, я их не ощущал своими. Да и понимал я мага, а мнения Гарода уже не узнать, от него одни гормоны остались, ну и память.

— Это, что гвардия императора? — восторженно зашептала Ольча, показывая на ребят.

Её шёпот, вызвал неудовольствие остальных, которым явно было интересно послушать! Вот хитрюжка! Откуда чего берётся у них? Она опять поерзала на попе, но уже не сексуально, а просто мило.

— Да гвардия, восьмой полк, это десятник Ригард, — представил я их.

— Очень приятно, — сказал десятник.

— Принцесса Ольча Сетин! Говорят, восьмой самый свирепый полк?

— И самый обновляемый, к сожалению, — ответил Ригард.

Тут спустился Бурхес и скорешившись с Сычом подсел к тетушкам за столик. Купили вино, и что покрепче. Бурхес принялся рассказывать наши злоключения, начал с укуса змеи. Тетушки, признавая моё моральное право на общение с Ольчей, к нам вообще не поворачивались, остальные Ольчины подружки ели десерт и смотрели на мою спину, я чувствовал их взгляды. Да, Ольча ещё и села грамотно, посадив меня спиной к подружкам.

— Барон, а вы не покажете «ужас глубин»? Никогда не видел. — обратился ко мне с просьбой Сыч. — Говорят, вы отрубили себе кусок на память, — иронично закончил преподаватель.

— Я занят, у меня свидание, — пытался отмазаться я.

— Барон! Так «ужас» не сказка? Покажите, покажите, я не уйду! — в ход пошла тяжелая артиллерия в виде просительных глаз Ольчи.

Делать нечего, поднялся, открыл сундук достал из сумки холодильника замороженный кусок, тяжелый падла килограмм двадцать, двадцать пять. Захватил парочку конфет, и спустился вниз. Шума было много, Сыч остолбенел, разглядывая прозрачную глыбу с щупальцем.

— Это он! Даже не помню, когда у нас его ловили. Какого же он был размера, если это кончик щупальца? — спросил маг.

— Размером с мой корабль, да и не убили мы его, удрал он, убив двух моих матросов и покалечив гвардейцев.

— Ужас! Настоящий ужас! — ахала Ольча.

— Это тебе подарок, я отдал ей две магические конфеты.

— Ох ничего себе подарок! Спасибо! — искреннее поблагодарила она, вызвав ещё волну одну зависти конкуренток.

Воспитательницы разрешили посмотреть на это чудо всем девушкам, и те превратили сие действие в свою рекламу. Столпились вокруг глыбы льда и давай нагибаться! Всех интересовал вид глыбы снизу. Одна изощрилась до такой степени, что чуть ли не в лицо мне сунула свой, достаточно объемный зад. Я остолбенело смотрел, то на него, то на Ольчу, ожидая вспышки ее недовольства. Но она лишь улыбнулась, глядя на мои страдания.

— Беги! Гарод! Беги! — смеялась она.

Я стал всерьез рассматривать пути отступления, но мымра с жабой быстренько навели порядок отправив большую часть жопокруток спать. Нам, милостиво, разрешили продолжать общение, чем мы и воспользовались, беседуя абсолютно обо всем. Бутылка вина закончилась, на соседнем столике тоже, понятливый Ригард тихо притащил нам вторую. Кутеж, за столиком магов, продолжался, и красноречие Бурхеса заставило меня бежать за шкурой горной рыси и рассказывать про бой, вызвав очередное восхищение окружающих.

— Гарод, мне пора спать! — громко сказал вдруг Ольча, вызвав одобрение хорошо поддатых наблюдательниц.

— Доброй ночи, — я слегка обиделся.

Все же хорошо было! Что я сказал? Ольча поднялась по лестнице, скромно, без виляния задом и махнув рукой ушла к себе.

— Барон, я сегодня у ребят переночую, шепнул мне на ухо Ригард.

— Так ты думаешь она…?

— Наверняка придет. Живет она в маленькой комнате, вдвоем с подружкой, думаю договорится.

Я расплатился и ушел к себе. Только успел зайти и сложить оружие, как услышал тихий стук в дверь. Открываю, там Ольча!

— Ах барон! — она прильнула к моим губам. — Ты так мне понравился!

Я ничего ответить уже не мог, рот был занят, а руки… а руки балдели от желанного тела. Но, как ни странно, мне кроме поцелуев и объятий не обломилось. Когда дело дошло до раздевания, она была не против, явив стройные ноги и немаленькую грудь для ласк. Но стоило мне перейти к главному, как она оттолкнула меня!

— Передумала? — спросил я, жадно целуя, всё до чего мог дотянуться.

— Я бедная девушка, и моя невинность всё что у меня есть. Ты готов забрать у меня всё? Я не могу это отдать, это только для мужа, — ответила она тяжело дыша. — И так позволила себе и тебе лишнее!

Вот ушлая какая! Нет, не спорю она хороша. Но, я хотел всех посмотреть. А, была не была, че тянуть, вроде не дура и не ревнивая, а уж красотка какая.

— Будь моей женой, — сверкая голой задницей опускаюсь на колени.

— Ой какой ты смешной! — смеялась она, — Ты думаешь так просто? Ты должен просить руки у моего отца, если он будет не против, уже у меня. Я дам тебе адрес нашего посольства. Тебе повезло, отец будет на празднике.

— Думаешь он согласится? — чего-то замандражировал я.

— Скорее всего да. Кроме меня, у него ещё семеро дочек не замужем. Если подаришь, кусок «ужаса глубин», то наверняка согласится.

— Я его императору планировал подарить!

— Что, вот так поехал на день рождения без подарка? А если бы не напал он на тебя? — не поверила мне она. — Да и дорогой подарок! Или тебе нужен ответный подарок?

— Хочу сделать монумент отцу и братьям, погибшим защищая императора.

— О-о-о! Благородная цель!

— А подарок планировал вот такой, — я достал доску с игрой.

— Что это? — возбудилась Ольча.

Я объяснил правила, она загорелась поиграть, и час мы убили не пойми на что. Стук в дверь. Ригард.

— Барон пьянка внизу закончена, маги повели своих спутниц по номерам. Не знаю, как Сыч, но нашему Бурхесу минут десять хватит на Ле Фьюи. Дедушка старенький, — усмехнулся он.

— Я пойду, — Ольча уже оделась и прильнула ко мне губами. — Жду от тебя известий, адрес я тебе написала, — шепнула она, ускользая к себе.

— Гм, не хочу казаться бестактным, но как она вам?

— Реально спасибо, но не твое дело. — Я был немного зол и сильно возбужден.

— Да я не это, а другое. Мы охраняли вашу комнату, семнадцать девушек пытались проникнуть к вам поочередно. Даже взятки мне давали!

— Ого! Гм… а где ещё две?? Я что, им не понравился? — пошутил я, посмеявшись вместе с Ригардом.

— Завтра выезжаем попозже, надо выспаться, — дал команду я.

— Девушки едут рано.

— Они в каретах поспят, а мне на коне трястись.

Я ушел спать, думая об Ольче и Ригарде. Точнее не так. Ольчу я вожделел, и Ригарду был благодарен за помощь.

Уснул я быстро, сон был спокойным, но, что снилось не запомнил.

Глава 28

Утром я поспал подольше, и встал бодрым, обдумывая вчерашнее безумие. На земле, я так и не женился, но не из-за комплексов, а просто не видел смысла в этом. На завтраке, а точнее почти обеде, я встретил недовольного Малосси и Бурхеса. Первый был недоволен, что я продинамил Рона, его сына, и не позвал смотреть моих! Девочек! Это же надо — моих!! А второй, безапелляционно заявил, что я ему должен, за помощь с жабой.

— Чего я должен? Ты получил удовольствие, а я должен?

— Удовольствие? — взвизгнул старик. — Да я там такое испытал, когда тебя прикрывал!

— И что ты испытал-то?

— Ты слишком молод, чтобы я портил твою неокрепшую психику подробностями, — отрезал Бурхес.

— Хорошо, должен! — вынужденно признал я, уж очень неохота выслушивать эти подробности.

Малосси я ответил, что мы легко можем догнать моих Девочек. Я ему от щедрот своих отдам девятнадцать. Легко не легко, но они выехали часа на три раньше. Раньше вечера их не догнать. Этим мы и занялись. Дорога уже напоминала, если не садовое кольцо в час пик, но уже была оживленная. Но внезапно стала пустеть. Остановившись перекусить в таверне, мы быстро выяснили в чем дело. Оказывает герцогство, расположенное по дороге, было не очень пригодно для путешествий. Они и раньше выкидывали различные трюки, а сейчас совсем распустились. Виной тому тяжелое ранение местного герцога, в результате которого правит там сейчас фактически простолюдин! У Герцога всех детей, внуков и правнуков ноль, вернее они в детском возрасте. А праправнук уже не считается аристократией.

— Четвертое колено, — пожал плечами Бурхес. — У тебя вообще только дети баронеты будут, а внуки уже сами должны титул добывать.

— Эффективно! А титул без земли особо и не дают.

Так вот местный «маркиз», как он себя именовал, был на редкость неадекватен. Обычно империя таких осаживала, но тут просто ещё не успела. И дорога дальше была банально опасна.

— Надо бы объехать, — предложил Малосси.

— Согласен, — поддержал Бурхес.

Ригарду было все равно, но он заметил:

— В таверне сказали, что кареты с воспитанницами проехали в герцогство.

— Ну да. У них все места проплачены до столицы, и кроме как в городе им ночевать негде. — поддержал Бурхес. — Город, кстати, имперский, им там ничего не грозит.

— До города ещё доехать надо, давайте поедем по старому маршруту, — решил я.

Раскланиваться мы, ни с кем не собирались, и ехали быстро. Чем ближе столица, тем дороже таможня. Проехав очередной пост на границе безымянного герцогства, я наконец увидел кавалькаду карет, стоящих на съезде с основной дороги. Отъехали недалеко, но были уже не на имперском тракте.

— Вон мои девочки, толкнул я барона. Выбирай! — широким жестом я указал на кареты.

— Интересно чего они стоят? Вроде город рядом, — задумчиво сказал тот.

— Не знаю, сломалось может что, — пожал я плечами.

— А нет не сломалось, — увидел я подробности, которые мне сильно не понравились.

Десяток или около того, всадников окружили кареты и вытаскивали наружу визжащих девчонок. Охранники стояли в стороне и не вмешивались, маг чего-то орал, но на него внимание не обращали, воспитательниц тупо пороли розгами. Привязали их к дереву с разных сторон и один из бандосов лупил их прутьями. Жаба ещё орала, а мымра просто плакала. Девочек пока не насиловали, а просто лапали, но дело к тому шло.

— Ни хрена себе беспредел, — вслух сказал я. — Придется драться!

— Вздеть броню! Арбалеты зарядить! Маг, что там у тебя убойного есть?

— Гм, мы вообще тебя только защищаем, — заявил трусоватый Бурхес.

— Меня или мою семью тоже?

— И твою семью, — не стал спорить он.

— Там моя невеста, значит и её надо защитить.

— Ты уже успел сделать предложение? — спросил, одевая броню Ригард.

— Успел.

— Ой, дурак! — запричитал, роясь в сумке маг.

— Вы поможете? — спросил я у Малосси.

— По обстоятельствам, — буркнул он. — У нас запасных жизней нет.

— Ну и нахрен ты мне такой хороший в спутниках?

Впятером, плюс маг сзади, мы на полной скорости помчались к нападавшим. Нас заметили, один их нападавших лениво махнул рукой и пытался прокричать.

— Маркиз…

— Я не маркиз! — прорычал я.

Больше ничего он не успел, я срубил ему голову, еще десяток секунд, и я у кареты, где два гогочущих воина вытаскивали из неё Ольчу. Я рассвирепел! Рубанул одного по шее, второго по рукам. Одна рука упала на землю, вторая почему-то повисла на платье Ольчи. Это я заметил уже краем глаза, отражая удар опомнившихся нападающих. Первый удар ополовинил нападающих, ещё пяток всадников столпились около орущего павлина явно бухого, на громадном коне, чуть ли не на тяжеловозе. Завязалась борьба на равных, пять на пять. Ряженный павлин одет был богато, много драгоценностей, а трусил. Маг что-то бросил в нападавших, но его плетение бессильно повисло на защите другого мага, которого мы не заметили.

— Я Маркиз Мерли! По какому праву! — орал он.

— По праву сильного! — я наконец убил своего соперника, и прорвался к Маркизу, но его нормально ударить не смог, помешал дядька с розгами, ценой своей жизни спасший аристократа, но я успел убить коня, и маркиз был вынужден спешиться.

— Стойте! Я сдаюсь! Я заплачу выкуп, — опустился он на колени.

— Стоп машина, — сказал я по-русски, но моя гвардия уже наблатыкалась.

— Билять! — чуть ли не хором сказали они.

Сзади подбегала ко мне Ольча, кисть по-прежнему сжималась в предсмертной схватке на её платье, но она этого не видела. Зато видел маркиз, судя по выражению ужаса на его лице.

— Гарод, как хорошо, что ты приехал! Чуть не случилась беда, — плакала она.

— Отвяжи теток своих лучше, — дал команду я.

На практике лучше средство от шока, это занять чем-то себя.

Что делать с этим недомаркизом? Бросить? Так он, пожалуй, вернется в замок и приедет с армией человек в сто. Везти в город что ли, как заложника? Так та же история, приедут спасать. Хотя он, что-то про выкуп говорил. Вжик! Тело действовало само! Я мечом отрубил ухо у пленника, тот заорал.

— Хороший удар, похвалил Ригард, точный, выверенный. Чувствуется моя школа!

— Я голову хотел срубить! — пошутил я.

— М-да, это я погорячился насчет моей школы, — не понял шутки Ригард.

— Эй! Вот тебе ухо, вези в замок и собирайте выкуп. Полторы тысячи золотых! — подцепил я кончиком меча ухо и кинул в ближайшего стражника герцогства. — Время вам до утра.

— Где вас искать? — хмуро спросил тот, поднимая ухо.

— В городе заночуем!

— В город не поедем, там на нас злые все, живыми не выпустят.

— Ну на выезде из города встретимся, — согласился я.

— И это заберите, — Ольча, кинула отрубленную кисть, наконец отцепив её от платья.

Моя девочка! Улыбка сама собой появилась у меня на лице. Безухий окончательно впал в оцепенение. Посадив пленника на коня, мы конвоировали его на привязи. Пришлось замедлить скорость, и сопровождать кареты.

— Слушай, а чего тут такой беспредел везде? — спросил я у Ригарда.

— Обычно империя не дает борзеть сильно, потому и обновляется мой полк частенько. Тут помимо империи будут проблемы и с королевством Цон. Оно сильнейшее в империи. Вполне скоро одним герцогством станет меньше!

— Да и с гильдией магов будут проблемы, — добавил Бурхес.

— Это-то почему — удивились мы хором с Ригардом.

— А не фиг плеткой заместителя главы магической академии бить! — ехидно сказал Бурхес.

В город прибыли к вечеру, ошарашив стражников видом пленного неприятеля.

— Это, как это вы его сподобились поймать? Он меньше, чем с двумя десятками воинов не передвигается. — удивился начальник поста, отправив гонца в управу.

— Меньше было, дюжина всего, — буркнул Ригард.

Поселились мы с воспитанницами в разных местах, у них было место похуже, но дешевле. Я выбрал лучшую гостиницу и отдал пару золотых за пять номеров и завтрак. Таких шикарных номеров я ещё не видел. Мой был, мало того, что двухкомнатный, так ещё и с большим балконом. На балконе росло множество растений превращая его в небольшой садик. Ванна, а не душ, с горячей водой, кровать с балдахином и периной. Номер стоил своих денег. Пленника мы определили в комнату гвардейцев, покормив и оказав медицинскую помощь. Пришлось и мыть его, отчего вид у него стал жалким, и он стал окончательно похожим на свинью. Толстый, заплывшие жиром глаза, пальцы сосиски, ещё и без уха! И кем пугали целый город, тысяч в двадцать народу? Выспался я отлично, а вот завтрак меня разочаровал. Дали кружку пива, и салатик.

— А мясо где? — заорал недовольно я.

— Мясо у нас за отдельную плату и в завтрак не входит, — невозмутимо сказал корчмарь.

Но после того, как вышибала чего-то шепнул ему на ухо, исправился!

— Колбаски будут сей момент! Омлет с зеленью, рыба в кляре, и вина самого лучшего!

И действительно вскоре стол был завален едой, а дрянное пиво заменили вином. Наверное, ему доложили, кого мы с собой привезли. А потом началось паломничество просителей. Первым подсел Малосси.

— Гарод, ты не обижайся, но струсил я. Сын, дочка, да и сам старею.

— Замяли, я тоже ляпнул лишнего, у тебя нет возрождения, и как я бы поступил на твоем месте я не знаю, — успокоил я его.

— Так-то оно так, но у Ригарда тоже нет, но он пошел в бой. Стыдно в общем, больше не подведу!

На этом мы замяли и ко мне сел за столик представитель городской управы.

— Жиж! Просто Жиж. Позволите присесть? — попросил опрятный старичок.

— Садись и не жужжи! — пошутил я.

— Управа уполномочила предложить вам тысячу золотых, за разбойника, именующего себя маркизом Мерли.

— Хорошее предложение, если его родня не привезет полторы тысячи, отдам вам за тысячу!

— Э… растерялся старик. А если мы дадим больше? — забросил он удочку.

— Я уже пообещал, к сожалению. Кто же знал, что такой спрос на него.

Представитель ушел ни с чем, а ко мне подсел торговец редкостями, и предложил купить шкуру рыси. Давал восемьсот золотых, я не согласился, но заметку о цене на шкуру сделал. Потом сел неожиданный покупатель… на последнее ухо Мерли. Седой старик, хотел отомстить за обесчещенную внучку, предлагал двадцать золотых между прочем! Может мне его выгоднее по частям продать? По ногам он знатно успел тут оттоптаться. А под конец завтрака пожаловала Жаба!

— Барон, мы в долгу перед вами, а наше королевство добро помнит.

— Я защищал свою невесту, — смутился я от похвалы.

— И тем не менее! Да, насчет невесты… если уж так надо, могу посодействовать!

— Как это?

— Ваш выбор мне понятен, целая принцесса и красавица, но характер! А главное — бедная. Среди моих подопечных есть выбор не хуже. Дурнушек нет, а вот родовитых и с хорошим приданным много. Хотите помогу?

— Приданное мне не нужно особо, проживу. А за беспокойство спасибо. Для меня важен характер, а деньги наживём.

— Дело ваше. У меня к вам ещё просьба. Я понимаю, что нарушаю ваши планы, но вы наш единственный выход.

— Что такое, не томите, говорите прямо.

— У ворот ждет сотня всадников герцогства, якобы ждут вас для обмена. И в результате все, кто хотел выехать — не едут, а ждут вас, и пока эта банда уедет.

— Понял, сейчас в путь соберемся!

— Это не всё, я прошу вас проводить нас до границ герцогства, благо тут рядом, к вечеру приедем.

— У вас есть охранники я знаю, — подколол я.

— От них не будет пользы, их всего двое.

— Что так мало взяли с собой?

— Давно не было инцидентов, отвыкли, расслабились. Так что? Проводите?

— Надо посоветоваться с компаньоном, ждите нас у ворот, мы сейчас будем.

— Благодарю, мы уже там.

Позавтракав, мы двинулись в путь. Малосси чувствуя свою вину, согласен был потерять пол дня, чтобы сопроводить в пути девочек.

На подъезде к воротам, мы увидели толпу повозок и карет, наши воспитанницы стояли в самом начале очереди. Обогнав, пропустивших нас пару караванов торговцев мы выехали из ворот. Всадник Мерли, сидел на лошади, и выглядел за ночь отдохнувшим. Увидев своих, он обрадовался и махнул рукой подзывая кого-то. К нам подъехал мощный мужик средних лет, с парочкой сопровождающих.

— Барон Квинси, дальний родственник этого мальчишки, — он кивнул на псевдомаркиза.

— Что же у вас простолюдин титул себе присвоил? — начал я с наезда.

— Тут не так всё просто, да по бумагам он не аристократ, но по крови маркиз.

— Ниче не понял, — удивился я.

— Герцог обрюхатил маму этого шалуна! — по-простому, плюнув на политесы, изъяснился посланник.

— А, вот он что! Ну титула то у него нет, — спорил я.

— Может и есть, уж две недели, как отправили заявку в канцелярию империи, с подтверждением родства по крови.

— Хрен ему, а не титул! — зло сказал Сыч, стоявший за моей спиной. — Нашел шалуна!

— По сути преступления против короны нет, заявка подана и в случае удовлетворения наказания не будет, — спорил посланник.

— А ничего, что в таком случае требуется признание его прав герцогом, а он без сознания? Иначе он так и останется бастардом? — спорил Сыч.

— Вот и не так! Согласно уложению за номер… о правах аристократий от…

Далее я не слушал, а смотрел на ухо в руках посланника, завернутое в пакетик. Двадцать золотых… золотых! Напевала мне в ухо жадность.

— Итак возвращаемся к нашей теме! Я отдаю оговоренную сумму, а вы передаете вашего пленника, и можете выехать свободно из герцогства, — заявил громко Квинси.

— Я за! — меланхолично кивнул.

— В таком случае совершим обмен, — он передал мне мешок с золотом. — Считать будете?

— В таком приличном обществе? А как же!

И я увлекся пересчетом, откладывая монеты по кучам, по двести пятьдесят золотых в кучке. Почему так? Я решил поделить на всех, кто воевал. Вот такое я нелепое создание, но иначе мне показалось крысятничеством.

— Забирайте, — я подал повод коня, и протянул руку за ухом.

— С вами приятно иметь дело барон, но дорого, — пробурчал Квинси машинально отдавая ухо.

Я пока ехал ко входу заприметил давешнего просителя, и отъехав метров на сто нашел его в очереди.

— Как и обещал ухо!

— Как и обещал двадцать золотых. Повешу ухо у себя в гостиной, — обрадовался старик.

Потом я подозвал стражников и Бурхеса и отдал им их долю, все были в шоке, но никто не отказался.

— Я после службы у тебя подам в отставку! Денег куча, заведу лавку оружейную, — поделился планами радостный Ригард.

— Ждите ответные меры, — пообещал Сыч, вызвав моё неудовольствие.

— Вот зачем его злить, и дразнить, придавите позже потихоньку, — посетовал я преподу.

— Твоя правда, нам только до столицы доехать, а там наш второй осадный полк стоит. Мы им покажем! — раздухарился маг.

Мы двинулись в путь, причем колонна у нас растянулась донельзя длинной, но делать нечего. Девицы, норовили чуть ли не выскочить в окошки карет, так им хотелось с нами пообщаться. Слава богу окна хоть не открывались. Ближе к вечеру, но ещё задолго до места ночевки, мы остановились перекусить в таверне. В знак моих заслуг мне разрешили пообщаться с Ольчей.

— Ты мой герой! — прямо заявила она, глядя восторженно-влюблёнными глазами на меня.

— Я сделал то, что должен был для тебя, — отверг похвалу я.

— Я даже жалею, что… Впрочем, я о другом! Мне сегодня за тебя тысячу золотых давали!

— Это как? На время?

— Я должна была отказаться от тебя и порекомендовать покупательницу. Но я отказалась. У-у-у-у, тысяча золотых!

— Здорово! — только и смог сказать я. — А кто предлагал?

— Та жопастенькая, которая чуть не села тебе в тарелку!

— Помню. Чёткая такая задница! — без задних мыслей сказал я, как другу, можно сказать.

— Моя лучше! — ущипнула меня Ольча, тут же наказав за забывчивость.

— Барон вы позволите? — обладательница обсуждаемой задницы присела к нам за стол.

— Тебя как отпустили к нам? — удивилась Ольча.

— Барон, а вы знаете, что свободным баронам, если они последние в роду разрешается до трех жен? Проигнорировала она вопрос моей невесты.

— Ты оглохла? — закипала Ольча.

— Да, у вас уже есть невеста умница и красавица принцесса, но может вам нужно положение в империи и деньги? Я виконтесса Арчи, папа мой богатый граф, а дочерей у него я одна!

— Скажи спасибо, что я умница, — успокаивалась Ольча.

Глава 29

Вот так заявочка! Я на земле уродом не был, и женским внимание не обделён был. Как говорится «спасибо матери с отцом за то, что вышел я лицом» Но у Гарода морда обычная, беспородистая даже. Да, есть накачанная фигура, и небольшое бедное баронство. Я понимаю бесприданница клюнула, а вот что этой виконтессе надо от меня?

— Гм… Неожиданно, но мне кажется вы меня переоцениваете.

— Я вас вообще не оценивала. Сердечко рвется к тебе в объятья!

— Эй! Поднимай свой зад и вали откуда пришла! — заволновалась Ольча.

— Успокойся, — я накрыл её руку, своей. — Я сам поясню.

— Ты интересная конечно девушка, но давай по порядку. Как тебя к нам отпустили?

— Десять золотых и у меня пол часа времени. — улыбнулась Арчи.

— Суки продажные! — выругалась Ольча.

— С этим понятно, — я не обратил внимание на выпад невесты. — А с чего ты решила, что мне нужно две жены? Или три? Мне, по сути, нужен наследник, а уж красота, ум, честность Ольчи, это как дополнение.

— Ты посмотри на мои бедра!

Она встала и поглаживая себя обернулась на триста шестьдесят градусов. Впрочем, когда поворачивалась ко мне спиной, то сжала свои ягодицы пальцами. Я аж вспотел. Ольча, уже успокоилась, и смотрела насмешливо на соперницу-соратницу.

— Мне рожать явно легче, чем твоей подружке, бедра шире!

— Аргумент! — ситуация начинала меня забавлять.

— А если посмотреть на мои груди, — она склонилась к нам вырезом, показывающим объемистую грудь. — То ясно, что и кормить мне будет ребёнка легче!

— А если посмотреть у тебя между ног, то будет ясно, что и зачать тебе проще? Все уже разработано? — засмеялась Ольча, обломав демпоказ.

— Ах ты пигалица малолетняя! — набрала Арчи воздух в грудь.

— Стоп! А почему малолетняя? Арчи тебе сколько лет?

— Мне восемнадцать лет! — гордо сказала Арчи. — И я позволю себе закончить. Моё приданное двадцать пять тысяч золотом, это, не считая фамильных украшения, одежды, экипажа и прочего.

Я сглотнул слюну. У меня после получения выкупа и продажи уха было около семьсот семидесяти золотых, а тут раз в тридцать больше. Но посмотрев, на грустную мордашку Ольчи я сказал.

— Деньги-тлен! Главное честь!

— А ты ещё спросил, чего я в тебе нашла. Предложение сделано, найти меня можно в доме королевства, мы там остановимся, — Арчи встала и ушла.

Я, проводив её взглядом, заметил про себя, что моя невеста гораздо сексуальнее ходит, легче что ли. Да и разнесет Арчи с возрастом.

— Ну что скажешь? — два голубых прожектора сверлили меня насквозь.

— Не нужно мне этого. Куча денег, конечно, но и родня в придачу, будут опекать её, ещё и не дай бог говорить, что мне делать. Хотя разок бы я её…

— Тьфу кобелина! Разок, другой можешь, конечно, но она потом вообще не отстанет. Не советую. — успокоилась невеста.

После обеда мы продолжили путь. Я всё опасался нападения людей герцога, но нам удалось спокойно пересечь границу герцогства. Ради разнообразия мы попали на земли вольного барона, и драл он за проезд не по-детски. Куда я там поехал, с полусотней золотых, без штанов вернулся бы. Хотя можно было и продать кое-что, да и игру давно не продвигаю. Но бои без правил, ставки и выкуп, сильно меня поднял по деньгам. Да и все мои попутчики заработали баснословно много! Проехав небольшую таверну, мы планировали заночевать уже после выезда из баронства, но сначала сломалась карета, потом ещё одна. Мымра крыла возчиков матом, но уже стало темнеть.

— Что делать будем? До нашего места отдыха ещё часа два пути, а уже темнеет, — спросила почему-то меня мымра.

— Я могу и в поле заночевать. А девочки в каретах, например.

— Там сидеть не особо свободно, а уж спать. Да и у нас заплачено!

— По темноте ехать, конечно, неудобно. А ваш маг помочь может с освещением?

— Два с лишним десятка лошадей, шесть карет — мы растянулись на полкилометра, столько не сможет.

— Поедем до упора, авось доедем.

— «Авос»?? Что такое «Авос»?

Тьфу, опять русицизм в речи, когда уже избавлюсь от пережитка земного. Хотя забывать родной язык мне и не хочется.

— Это старое заклинание, не утратившее ещё до конца силы, — так я пояснил свою оговорку.

«Заклинание» сработало, освещая путь каравану силами четырёх магов, мы к часу ночи добрались до постоялого двора, где нам по законам подлости не хватило места! Воспитанницы, не ужинав легли спать в заранее забронированные комнаты, а мы ютились под навесом для сена. Пришлось выставить часовых. В общем, когда я уже проснулся, девочки умотали вперёд, не став ждать нашего пробуждения. А зря, между прочим, ведь барон Малосси предложил мне ехать другим путем.

— Мы серьезно сэкономим, вместо четырех границ проедем всего одни за день, — аргументировал он.

— Есть смысл. Что ж, я не против поедем.

Весь день скакали. Столица всё ближе и ближе, если всё пойдет по плану, то послезавтра будет на месте, размышлял я в кровати небольшой придорожной гостиницы к концу пути. За весь день ни одного происшествия. Я вызвал было к себе Лиске и Лиану, но они были настолько умотаны дорогой, что я их отправил спать не тронув. Утром, я часик позанимался гимнастикой, вызывая удивление своим простым поведением у купцов. Они составляли основное население местной гостиницы. Что характерно, в сторону столицы груза шло больше, чем из. Обратно, нам, то там, то тут, попадались пустые телеги, а в сторону столицы только загруженные. Поместья аристократов закончились, и начались земли империи, что не могло не радовать уменьшением расходов на таможню.

День прям задался с утра! Во-первых, мы успели на переправу прямо перед большим караваном какого-то аристократа, и не теряя пару часов на ожидание, переправились через огромную реку с километр шириной. Дальше мне повезло продать лошадей по дороге. Дело в том, что помимо запасных, взятых с собой из баронства, у нас были трофейные герцогские. Они были настолько хороши, что во время обеда, в небольшой закусочной на дороге, ко мне обратился купец с просьбой продать их.

— Даю десять золотых! — предложил он.

— За одного? Спросил для проформы.

— Да уж не за десяток, — смеётся он, — за всех дам сотню.

— По рукам!

Получив сотню, делиться ни с кем не стал. Чего ради? Тем более, я коней кормил по дороге. Далее, дождь, начавшийся днем, нас не замочил, мы ехали хоть на минуту, но впереди его, и так продолжалось долго. Потом, уже под вечер Бурхес и Альфрика оказывали помощь купцу. Его обоз попался нам по пути, сам купец страдал болями в сердце, и чуть не окочурился. Но по моему настоянию, маги вытащили его из кризиса, отпоив настойками. Денег купчина нам не дал, зато отблагодарил как мог. А мог он отличными колбасами и разными мясными изделиями. В общем приехав к месту ночевки, я был не удивлен, что там оказались свободные места причем с большой скидкой. Большой караван, которого ждал хозяин, не прибыл и забронированные номера он был рад сдать хоть кому-то, лишь бы не терять деньги на простоях. Поужинали мы пивом, вином и дареными мясными продуктами. Опять экономия! А вечером пришла Лиска и забацала массаж со счастливым концом, как говорили у нас на земле. Проснувшись, я понял, что жизнь хороша! И жить хорошо! А хорошо жить ещё лучше! И для меня было удивление утром увидеть недовольную моську Малосси. Оказалось, его сын, вчера перепив, задрался с местным баронетом, а сегодня тот приехал на дуэль вызывать Рона.

— Что делать, что делать, — бубнил Малосси. — Причем мой вызвал!

— Да на хрен послать этого баронета! — отмахнулся я.

— Как его послать, там человек двадцать солдат с ним!

— А кто виноват был?

— А не всё равно? — вопросом на вопрос ответил Малосси.

— Да всё равно, наверное, а замены ты там говорил?

— Жив здоров и больше двадцати одного — сам будет биться. Причем тот ещё и оружие выбрал, и формат дуэли — «до смерти». Приплыли короче.

— Пойдём посмотрим на эту «рембу», — говорю я даю знак своим гвардейцам.

— Не реббу а Робби. — поправил меня барон.

И действительно на улице было десятка два, два с половиной вооруженных людей. Рон стоял тут же, и с помощью бойцов отца одевал броню. Вид у него был уже убитый.

— Это что тут за стадо собралось? — якобы недовольным голосом спросил я.

— Пацаненок ты кто? Жить надоело? — спросил крепыш, уже одетый в броню и верхом на коне, что был привязан к стойлу во дворе.

— Барон Гарод Кныш! А ты что за псина безродная, раз тявкаешь на меня?

— Я баронет Робби! И не позволю хулить меня!

— И что ты сделаешь? На дуэль вызовешь?

— На дуэль? Уж нет, по таким поводам не вызывают, да и молод ты наверняка вон того гвардейца выставишь за себя. — он кивнул, показывая кого-то за моей спиной. — А вот заехать к тебе в замок, да пообщаться с твоей мамочкой, пожалуй, могу!

— Гарод, кто этот некромант, — деланно удивился Бурхес, охотно вступая в конфликт.

— Сочувствую парень, но это не повод влазить в разговоры старших, да ещё и хамить. — правильно понял мага Робби.

— Вы стоите у меня на пути. Ещё и угрожаешь. Ты уже мне должен! И да — клал я на ваши разговоры! У вас минута времени рассосаться по округе, я тут во дворе буду гимнастику делать.

— У нас тут дуэль и мы заняли это место первые, — спокойно отвечал Бобби.

Я за время бандитской жизни, наблатыкался наезжать, но этот тип реально острожный, да и возможности местного языка не сравнить с русским, плюс сленг я местный плохо знаю. Что ж, будем работать с тем, что есть.

— Ты оскорбил мою покойную маму (прости мама, хоть я тебя и не знал, но уважаю), мага шестнадцатого ранга.

— Ошибся! Прошу прощения, — выставил он руку вперед.

Реально продуманный, аж зло берёт, работаем по второму варианту.

— Кого ты псиной то назвал? — я вытащил свой меч их ножен.

Ребята сзади сделали тоже самое, молодцы у меня гвардия!

— Я? Это ты назвал! — наконец я увидел проблески эмоции на лице этого робота.

— Какая разница? Я, ты. Минута прошла? К бою! — успешно отыгрывал я отморозка, пользуясь подходящим возрастом.

— Стоп! Всем покинуть двор! — дал команду баронет. — Делайте вашу гимнастику, мы подождем.

Непробиваемый! Самое время достать биту и вдарить ею по хребтине кого-нибудь из собеседников. Но биты нет, а просто резать два десятка народу впятером не вариант. Хотя не впятером, маги и четыре охранника Малосси тоже стоят за спиной, а Малосси уже и шлем одел с броней.

Делать нечего, раздеваюсь и начинаю разминку. Зрелище сюрреалистичное, три десятка воинов конно и оружно, и посреди двора пацан шестнадцати лет машет ногами и руками. Машу руками, качаю маятники и в голове качаю ситуацию. Сейчас разомнусь и Рона убьют, или нам придется драться против превосходящих сил и трупом уже могу быть я.

На территории двора гостиницы, кроме нас и Робби на коне, нет никого. И тут в голове моей возникает дерзкий план, я мать вашу гений, долбаный гений!

Начинаю отрабатывать удары в прыжке, делаю круговой удар и попадаю вертушкой по стойлу, оно с треском ломается и вылетает вверх! Вместе с ним летит и привязанный повод коня Робби. Конечно, тушу коня он не может за собой утащить, но это и не надо. Конь недовольно машет мордой, конец обломка стойла летит ему в морду, и он встает на дыбы. Не повторяйте за мной! Я делаю подшаг к туше коня и картинно падаю, якобы от удара лошади.

— Барон вы в порядке?! — кричит Робби успокаивая коня.

— Да, в порядке, — встаю и якобы падаю. — Хотя нет! Ваш конь меня покалечил!

— Вы сами виноваты, — начинает баронет.

— Чего? Я же попросил не мешать разминке, чего вы не отъехали, — картинно морщась говорю я.

— Чёрт с тобой, баронет Рон, предлагаю вам замирится, повод слишком ничтожный чтобы умирать. — правильно понял комедию Робби.

— Я согласен, — говорит Рон.

— Вот и отлично! Барон прощайте, — кивает он мне.

— А деньги? — удивленно ору я.

— Боже мой! За что деньги? — устало вздыхает баронет.

— Ваш конь меня покалечил! Возможно, я сегодня не уеду, придется нам заночевать тут, а цены ломит хозяин конские. Потом уход мага за ранами, одежда вот порвалась…

— Двадцать.

— Сорок!!

— Тут тридцать! По рукам?

— Согласен.

Баронет уезжает, а я делю по пять золотых каждому из своих, включая Бурхеса.

— Мало взял, — деловито пересчитывая монеты сказал Бурхес.

— Да уж, наезд на героя империи награжденного знаком двенадцатой ступени, охраняемого гвардией императора, да ещё и рядом со столицей! Сотка, или две даже.

— А раньше сказать не могли? — возмутился я.

— Ты ж времени не дал, — резонно отмазались мои советчики.

— Вы реально молодцы, не испугались, — хвалю их. — Наверное, трудно с таким психом, да и опасно.

— Гарод, опасно при штурме замка, только я там получаю золотой за месяц, а тут я за десять минут заработал как за полгода войны, — философски отвечает Ригард.

— А что, у меня реально есть права как у награжденного? — спросил у Бурхеса.

— Не особо. Ты имеешь право на наследственное баронство, но ты и так барон, скидка на учебу для тебя и детей, скидка на движение на судах императорского флота, и случись что, тебя только император судить может.

— Это то и испугался баронет, его слово и твое как героя империи, — добавил Ригард.

— Ещё землю в лен можно получить, от девятой рубиновой ступени, — вспомнил Бурхес.

— Что за лен? Не слышал такого, — удивился я.

— Земля дается без титула, ты уже не простолюдин, но и не аристократ, имеешь право на прибавку к имени Сэр. Для военных — пять золотых в год до смерти. Землю дает император для аренды, после смерти отходит назад императору. А не слышал, так их немного совсем. Пара тысяч на всю империю, — пояснил маг.

— Знаки рубина очень редко дают, ты реально совершил подвиг, и твои родственники тоже, — Добавил Ригард с уважением.

Тут ко мне подошел Малосси и Рон.

— Спасибо Гарод! Я буду должен! — сказал Рон.

— Спасибо сосед! Жаль, что ты один остался, я мечтал породниться с вашей семьёй.

— Да ты убил бы этого наглеца, и он это знал, поэтому толпу народа и пригнал, — хлопнул я по плечу Рона.

— Урок мне, в столице могло быть жестче, спасибо за помощь и добрые слова, — улыбнулся он.

— Это тебе в подарок, — Малосси протянул мне цепочку из серебра.

— Спасибо! А что это? — спросил я, разглядывая небольшую старую цепь.

— Это цепочка обезболивает, даже с отрубленной рукой можешь воевать. Редкая вещь, сейчас таких не найти.

— Подтверждаю, мощный артефакт. Я бы купил себе такой. — сказал из-за плеча Бурхес. — Но маги такое не делают, или те, кто делает, уже не продает.

— Тебе то, зачем — удивился я.

— Молодой ты ещё! А вот бывает, кости ломит, а магией не помочь, да и с утра бывает, что голова болит.

— Она работает всего час в день, и потом надо заряжать на солнце, — извиняющее пояснил Малосси.

— Спасибо! Считай в расчете, — сказал я.

Мы быстренько собрались и поехали дальше. Я боялся засады и требовал быть настороже, но ничего не случилось. До обеда ничего не случилось. А в обед, когда мы сидели, и кушали, в трактире завязалась драка. Нет, не с нами. Подрались две бабы! Одна из них заловила своего мужа в компании своей подруги, в самый пикантный момент, когда они расслаблялись в номере. Я уже успел пообедать и хотел вставать, когда ко мне на колени прилетела полуголая красотка, а следом подскочила со зверски красивым лицом обманутая жена! Первый удар, чем-то вроде скалки она нанести успела, а потом увидела меня и замешкалась.

— Герцог спасите меня, умоляю! — обвила меня руками порядком побитая бабенка.

— Гм… Я барон, — сделал попытку вырваться из капкана рук и ног дамочки.

А ничего так, оглядев её, решил я для себя.

— Раз уж она попала ко мне в руки, то придется тебе дальше бить только мужа, — улыбнулся фурии я.

— Хорошая мысль!

И женушка помчалась на второй этаж в номера, подобрав юбку, и взяв поудобнее биту. А нет не биту, скалка все-таки, отметило моё подсознание.

— Кто ты, несчастная женщина? — спросил я у нежелающей вставать дамочки.

Глава 30

— Ты кто милая? — удивленно повторил я вопрос, наконец отцепляя девичий репейник от себя.

— Марьяна! Занимаюсь пошивом одежды, сюда приехала к заказчику.

— Это вон к нему? — я кивнул на мужика, уже изрядно побитого, с фингалом, на обоих глазах, которого с победным видом конвоировала жена.

— Да, это купец, он занимается тканями, у нас с ним давнее сотрудничество.

Последнею фразу она произнесла потише, ведь мимо проходила обиженная дамочка, которая, впрочем, не захотела связываться с аристократом. Тем не менее её взгляд сулил Марьяне проблемы.

— Я вообще-то уже собирался ехать, — сказал я портной и стал подзывать официанта, чтобы рассчитаться с ним.

— С вас двадцать серебром, — важно сказал он, будто не деньги просил, а милостиво собирался принять их в дар.

— Позвольте я оплачу! Я все-таки должна за спасение. — Марьяна залезла в маленький кошель и достала серебрушки. В кошеле я заметил и пару золотых. Видимо профессия доходная.

— Что шьёшь? — спросил я, вставая и пробираясь к выходу.

— Да всё, что закажут. У меня доля в швейной мастерской. — ответила она, ужом пробираясь за мной и избегая прикосновений окружающих.

— Ладно, приятно пообщаться. Мне и вправду пора. Не попадайся больше.

— Позвольте просьбу барон…

— Кныш. Гарод Кныш.

— Гарод, позвольте мне проехаться немного с вашим отрядом? Конь у меня есть, мне только платье переодеть, это минута времени.

— Боишься мести? — усмехнулся я, заново оглядывая дамочку.

Ничё так бабенка, тридцать плюс. Чуть полновата в бедрах, небольшая грудь, но стоячая. Сама довольно милая с ямочками на щеках, и светловолосой косой. Одета просто, синее платье с разрезом в ногах, мятое, но из хорошей ткани, и босоножки. Больше ничего, насколько я понял наощупь.

— Присоединяйся.

Пока садились на коней, Марьяна уже переоделась в просторные штаны, и рубаху, завязанную как у ковбоя на животе. Конь был неплохой, а вот вещей один тюк всего. Нисколько не смущаясь неодобрительных взглядов Лиски и Лианы, она поехала рядом со мной, неспешно ведя беседу.

— Барон, а ведь у нас есть точка для сотрудничества, вам бы не мешало обновить гардероб.

— Мне или моим спутникам тоже?

— Маг и гвардия носят свое, слуг можно особо не показывать, так что мой ответ — вам лично.

— Цена вопроса?

— Если не следовать досконально сегодняшней моды, то золотых сто, это минимум.

— И что входит в комплект?

— Пара камзолов, пара штанов, дорожный костюм, а я вижу вы носите кольчугу, а значит ещё и рубаха под неё.

Нехило! Доход с баронства года за три, четыре! Надо узнать у неё по остальным ценам в столице, раз уж едем рядом.

— Приемлемо, деньги есть.

— Отлично! Могу вечером снять с вас мерки и передать с магом нашим в мастерскую.

— Марьяна, а с мехом вы работаете?

— Конечно. — удивленно посмотрела она на меня. — Но порядок цен другой. У нас жарко тут, но сейчас в моде меховые плащи с капюшоном от дождя и ветра. Полы плаща, заправляют внутрь, получается накидка, сидящая на плечах. И не так жарок и красиво, и ордена видны. Ха-ха-ха. — Засмеялась она своей, как она считала, удачной шутки.

Но я смех не поддержал, а спросил.

— Знак доблести двенадцатой ступени виден будет?

— Ик! — от неожиданности она аж икнула. — Тебе сколько лет, что ты такие планы строишь? Думаешь пригодится?

— Думаю, а сам плащ из дикой рыси хочу сделать!

— Серьезные планы, но рысь не очень большая и две-три шкуры искать надо. Потом, редко их добывают целыми, уж очень злобное и живучее создание говорят. А как материал он отлично подходит, даже императорская семья не побрезгует!

— Ну, рыси и большие бывают. И сколько стоит такое удовольствие?

— Если найдешь такую шкуру, чтобы на плащ целиком хватило, то монет пятьдесят золотых, а могут и доплатить, если оставишь остатки шкуры, — опять не поверила она мне.

— Тоже приемлемо, — подумал и согласился я.

— Значит и одежду не будешь заказывать? — правильно, как ей казалось, поняла мою «шутку» Марьяна.

— Буду, хоть и денег жалко. Да, глянь на эту шкуру, на меня пойдет плащ из неё? — и я достал из своего тюка на заводной лошади шкуру.

Мхатовская пауза, глаза по восемь копеек, пока Марьяна щупала мех.

— Тыщи три минимум стоит, огромная какая! — она уважительно посмотрела на меня. — Да откуда??

— Напала эта сучка на меня в лесу! Пришлось голову отрубить. Одним ударом, — зачем-то добавил я.

— Одним ударом!? У вас там горы рядом?

— Одним, одним, горы не сильно и рядом, но за моим баронством как раз их начало.

— Что, такое большое баронство?

— Тысяча километров квадратных, вроде не маленькое.

— Вам там в городке швейная мастерская не нужна?

— Нету городка, деревенька только, — улыбнулся я, — окраина же.

— Уф! Всё-таки не всё идеально в тебе, народу в баронстве немного, — засмеялась она.

— И про знак я не шутил, выкупать надо. А вот с обувью что делать мне?

— Не шутил? Ого! Обувь? Что обувь, вижу сапоги магические из шкуры питона, подошвы не видно, но поступь ровная. Если на бал идешь, и то одеть их можно. Дорогая вещь, почем покупал? Не говори, что питона сам убил и сапоги зачаровал тоже сам, — попросила портниха.

— Да отцовы сапоги, удивительно по ноге мне сели, отец глыба был, а сапоги мама зачаровала, как я помню, она была на 16-ом ранге уже.

— Да ты из серьезной семьи! Может и сам маг?

— Четвертый ранг.

— А ты парень не промах, какие ещё будут пожелания мой господин? — вроде как шутливо, но при этом серьёзно спросила Марьяна.

— Расскажи про цены в гостиницах столицы и про праздник, — нашлось пожелание у меня.

— А зачем тебе столица? Ты на прием к императору идешь? Умоляю тебя, скажи, что нет, а то я умру от восторга.

— На прием не звали, на собрание аристократов да, ну и подарок же подарить надо, да и в канцелярии отметится.

— Пф… Нет смысла в столице жить, я вот в пригороде живу, домик с двориком есть, было бы вас поменьше, могла у себя поселить.

— Да ты сама не бедная, — польстил я. — Со мной лично четыре гвардейца, маг и три слуги.

— Знал бы ты какие расходы… Насчет жилья смотри, маг имеет право жить в гостинице гильдии, гвардейцы тебе все не нужны, тут столица. Один с тобой, а трое в казармах, их поселят. Трое слуг, две дамы и паренек конюх?

— Одна дама рабыня, другая крепостная, а так да.

— В-о-от, паренька можно у меня в конюшне, а девочек твоих в нашей мастерской поселить, она через дорогу! Итого, троих у меня можно. Стоить это тебе будет три золотых в день, без питания.

— Рабыня моя отличный повар, хотелось бы её иметь под рукой. А вообще согласен.

— Она может приходить, готовить, будет под рукой, как и я, кстати, — она лукаво улыбнулась.

— А что про праздник посоветуешь?

— Рано едешь, начало мероприятий через неделю, а мы уже завтра вечером будем у меня. Ну отдашь подарок, отметишься, и что? Сами собрания проходят по регионам, их будет двенадцать штук, ты с юга, значит твоё будет дня через четыре, после начала. Потом в принципе свободен, но надо оставаться, мало ли, вдруг император захочет тебя увидеть, или кто из его семьи, или кто из верхушки власти.

— Я маг ещё, надо сдать со второго на четвертый ранг.

— Точно! Это тоже минутное дело.

— Хотел поездить невесту себе повыбирать, но вроде в дороге уже познакомился.

— Это грамотно. Там знаешь сколько будет павлинов раскрашенных? Нет, девочек тоже привезут много, но они все на богатых и родовитых западают. А что за невеста?

Беседуя таким образом, мы достигли места ночевки, в громадном городе, раскинувшегося на берегах могучей реки. Что интересно никаких паромов, четыре моста только есть.

Марьяна нас привела в хорошую и недорогую гостиницу, за золотой я получил пять номеров. Вечером перед ужином, мы поиграли в монополию, Марьяна сказала, что перспектива у игры есть, но много не заработать. Мы прекрасно провели вечер, выпили вина. Ночевали, разумеется, вместе, я даже не обсуждал это. Просто встали и пошли ко мне в номер заниматься любовью. Молодое тело не подвело, и я прилично прокатился на «старушке», хотя для меня и моего сознания она в самом соку. Тем не менее, я остался доволен. Была ли довольна Марьяна я не стал спрашивать. Мне какая разница, орала она громко, но может притворялась. Выяснять я в любом случае не стану.


Но как мне оказалось, Марьяне понравилась. Она растолкала меня утром для секс-гимнастики.

— А ты ничего, для любовника, — похвалила меня партнерша.

Я постарался нацепить лыбу, как хвастливый малолетка, но особенно не вышло, земное эго мешает. Собрались ещё затемно и с первыми лучами солнца выехали из гостиницы. Нам пришлось проехать через весь город, и я увидел средневековые пробки. Пять километров к воротам, ехали два часа. Обгоняли торговцев, солдат, монахов, город большой, но в отличии от земных городов, тут пробки рано утром. Марьяна пыталась затащить меня и в местную маг академию, и в пансионат посмотреть на девочек, может кого подберу ещё, сказала она, и на рынок рабов, и по магазинам.

Не смотря на раннее утро, магазины работали. Я проехал по целой улице магазинов одежды, выбор был солидный. Но я был стойкий к соблазнам, а точнее хотелось уже закончить надоевший путь. По общему соглашению, решили проделать последний участок пути одним рывком, без обеда и отдыха, перекусим на ходу, благо есть чем. По пути обгоняем множество карет и повозок, Марьяна сообщает, что есть и грузовые ворота, и грузовой путь. Я в который раз радуюсь, что не стал брать карету — ехали бы раза в два дольше! Также сообщил Малосси и остальным, где я собираюсь жить. От гвардейцев и Бурхеса возражений не было, но Ригард настоял, что все выходы в свет будут в их полном сопровождении. Я не возражал. Может ему надо для отчетности, как мне говорили серьезная преступность, вроде грабителей и убийц была под корень выведена магами. Воришек я сам не боялся, большинство ухваток мне знакомы, да и не лох я. Ближе к вечеру добираемся до пригорода столицы, последний платеж за въезд в город, десять серебрушек с коня и человека. Отдал два золотых. Стен как таковых не было, но были ограды домов, то есть альтернативные входы в город имелись через эти граничные участки. Первое новшество что я заметил — было городское магическое освещение. Только центральных улиц, ну и магазины освещали свои подступы. Второе, на что обратил внимание — широкие улицы, а ведь это пригород! Людей, несмотря на вечер, много, кроме улиц были и тротуары, и много людей по ним спешили по своим делам. Знать было сразу видно, обычно ездят отрядами, богато одеты и хорошо вооружены. Марьяна передала мои размеры под одежду, вчера вечером с курьером в столицу. Завтра и я оденусь нормально. Ох и растраты предстоят. Малосси остаётся искать место для жилья, а мы оставшимся десятком поехали в домик Марьяны. Ехать устраиваться уже поздно, и я снял для всех три номера в гостинице неподалеку. Отдал шесть золотых, очень недорого, если учесть, что без питания и на ночь, а не на сутки! А я, Марьяна, Ригард и конюх Мирт поехали селиться к портнихе. Ехали по центральному тракту, но свернули. Узкие улочки были чистыми, а усадьбы и усадебки зелеными. Вильнув пару раз, мы прибыли на место.

Что сказать? Не усадьба, а дачка небольшая, соток на шесть. Домик размерами восемь на восемь в два этажа, в конце участка, конюшня, наши четыре коня туда еле поместились, на крыше конюшни сено под навесом. Единственный слуга Марьяны старик — на все руки мастер, ночует именно там. Туда я и отправил Мирта. Во дворе выделялся колодец, гордость портнихи, он был не у всех, на их улице. Ограда заросла виноградом, и улицы не было видно, хотя и слышно. Старенький магический фонарик на улице я моментально зарядил, за что удостоился благодарного взгляда слуги. Во дворе никаких построек больше не было, не считая полупустого навеса с дровами. На участке росли пара фруктовых деревьев, грядок не было. Размерами участок был семь-восемь соток. Сам домик не впечатлял, печать разрухи виднелась и там, и там. Сломанная ставня, покосившееся ступенька, ржавый железный запор. Вошли в дом, Марьяна быстро зажгла свечи — светильников больше нет. Первый этаж был занят под гостиную-кухню, пару кладовок, небольшую комнатку, почти пенал, для ночевки Ригарда и неожиданно хорошую ванную комнату. Ну да, вода то рядом в колодце. Надо бы помыться с дороги, жаль бани нет. На втором этаже были две просторные комнаты, причем комната хозяйки была пустовата, а комната для гостей заставлена кучей безделушек. Любит пускать пыль в глаза, решил я про себя. Помыться я смог, заставил Мирта натаскать воды и нагрел её. В итоге помылись все, но мне пришлось греть воду для Ригарда и потом для Марьяны. Против ожидания мне ничего не обломилось от женщины.

— Устала как собака, спать, спать, — пробурчала она и реально уснула. М-да, укатали сивку крутые горки. Пришлось и мне ложиться. Ночью я слышал шум на первом этаже, и вроде бы даже разговоры. Чертов Ригард! И не спится же ему! Но утром оказалась, что виноват не Ригард. А некий баронет, пришедший к своей любовнице или даме. Вот она чего мне не дала! Ригард естественно его запустил, и не выпустил. И утром я застал такую картину спускаясь вниз: баронет лет двадцати спит на кресле, а Ригард караулит его рядом.

— Часа четыре всего поспал, потом этот пришел к Марьяне.

— Да запусти ты его, и иди поспи ещё, уже никуда не торопимся, — махнул я рукой десятнику.

Баронет резво рванул наверх, надеясь увидеть следы неверности подруги, и даже чего-то там поскандалил. Но когда я после разминки и ведра воды из колодца, поднимался наверх они уже активно мирились, хотя, как заметил я, ехидно про себя улыбаясь, орала Марьяна не в пример тише, чем позапрошлой ночью. Я не стал их обламывать и шум скоро прекратился, потом некоторое время раздавался яростный шёпот, и в конце концов рогатый любовник свалил по-английски, не попрощавшись со мной.

— Гарод, надеюсь вы не в обиде за это маленькое недоразумение, это мой жених и сегодня он не должен был прийти.

Она была в единственном одеянии — короткой просвечивающей ночнушке, и я не мог не простить её, яростно вдалбливая в свою кровать. Громкость она прибавила!

— А ты жеребец Гарод! И умелый не по годам. Так, что, простил меня?

— Лишь бы жених не сбежал, мне-то что. Не сбежит? — Ответил я вопросом на вопрос.

— Ха-ха-ха. — посмеялась она. — Он догадывается, но любит сильно меня. Кстати, у него есть шансы стать бароном! Но не скоро, он старший сын, но отец ещё может долго прожить. Так глядишь, и я стану баронессой!

— Ну что, какие планы? — закрыл я тему.

— Мастерская, потом за твоими в гостиницу, поселим слуг и можно по твоим делам.

— Лиска пусть меня в комнате ждет, и заодно кушать приготовит, денег я ей дам, пусть купит что надо. Да и ты не особо нужна, возьмем проводника и поедем сами по столице.

— И то верно! Я пока займусь твоей одеждой и плащом.

Мы выехали втроем из усадебки, и проехав метров триста очутились у большого барака. Это и была их мастерская. На входе охранник и две приемщицы, никаких проблем нам не доставили, я внес аванс за одежду и пошел беседовать с мастером по меху. Против ожидания это был не старик, а молодой парень с помощником того же возраста.

— Шкура идеальная! Предлагаю сделать её на вырост, подогнуть снизу плащ и рукава тоже закатать. Ты молодой, вырастешь быстро.

— Разумно! — с уважением посмотрел я на мастера.

— По деньгам, пол сотни золотых, где-то. Это хорошая цена!

— Я на такие деньги и рассчитывал! Деньги после работы?

— Замечательно, и да, золотые я отдам после работы, когда получу обрезки шкуры.

Так это он мне платит? Вообще хорошо! Чуть не облажался. Хотя может обрезки эти отдать дороже можно? Так получилось он купил за сотку остатки. Но я отдал шкуру, и мы поскакали в гостиницу за служанками, и остальными.

Глава 31

Добравшись до гостиницы, устроил всем побудку. Люди, закончив дальний путь, желали отдохнуть, ну и отдохнули! Напоили всех, даже Лиску с Лианной. Собственно, старался больше всех кобель Бурхес, но и трое гвардейцев не отставали. Лиска не далась пьяным мужикам и спала одна. Бурхесу, удалось утащить к себе в номер Лиану, где я благополучно их и застукал.

— Подъем старый кобелина! — рявкнул я.

— Ой, барон! Простите! — разбуженная Лиана бегала голой по комнате ища одежду и хватаясь руками за голову.

— Подъем говорю, — пнул слегка кровать со спящим магом.

— Ой, что ж так рано? — запричитал свалившийся с кровати старик.

— Ты чего мне служанок портишь?

— Не ругайся! Так громко хотя бы. — поморщился не сильно то и испугавшийся маг.

— С тобой что делать, чудо ты громкое? Купить, или нанять палача, да пороть вас?

— Я не помню, — размазывала слезы и икала прелестница.

— Хрен с тобой, одевайтесь и поедем, — плюнул я на все разборки.

Позавтракали в напряженной атмосфере, но видя, что барон не сильно гневается гвардия постепенно расслабилась. Шебутной Малик даже начал шутить над Бурхесом.

— Сегодня ты на посту будешь, — сказал я ему.

— Всё лучше, чем в казарме, — пожал он плечами.

Начать покорение столицы решили с посещения имперской канцелярии. Дал команду всем одеть парадную одежду.

— Гарод, может для начала нам приодеться? — заспорил молчаливый Джун.

— Одежду так быстро не сшить, снимите мерки и за день-два сделаем вам новую, если деньги есть, — влезла в разговор портниха. — Давай доедем до меня и служанок определим, пусть приберутся, да ты поварихой хвастал. А вечером их в мастерской поселим, насчет комнаты им я договорилась.

Так и порешили. Дорога до канцелярии не близкая, часа два-три ехать из пригорода. Но скучно не было, даже было желание задержаться. Я громадным усилием воли проехал мимо ряда книжных лавок. Вообще книгопечатание не было редким, но стоимость книг ограничивала стоимость бумаги. Уж очень дорогая она была. Я было попытался вспомнить из чего её делают. Вроде из деревьев, помню на Байкале целлюлоза — бумажный комбинат был, значит и вода нужна. Но вспомнить детали? Да боже упаси!

Ехали мы достаточно быстро, и ранее утро и широкие улицы помогли нам доехать без заторов. Кроме широких улиц я отметил освещение, уже по причине светлого времени суток не работавшее, и многоэтажки. Натуральные пяти, шестиэтажные каменные дома! Но, основная часть строений, принадлежала торговой элите. Было и несколько усадеб, наверняка совершенно нереальной стоимости. Вот я и добрался до имперской канцелярии. Это было не одно здание, а целый комплекс. Нам пришлось спешится и далее следовать пешком. Но коней нам разрешили вести на поводу. Надо решать, отдавать «ужас глубин» или нет. Пока шел, решил — отдам. Всяко после моего хвастовства информация будет у многих. Но и доску с игрой подарю.

Для приема подарков был отдельных вход, я снял с лошади тюк и зашел в светлое помещение огромных размеров, тут было прохладно, работали человек сорок грузчиков, служащих, но конторка была одна. Снял тюк с «ужасом», распаковал его.

— Нужна постоянная подпитка магией… — начал я.

— Разберемся, — сказал тощий паренек и я осторожно передал сумку со льдом крепышу в униформе.

— Куда? — спросил тот.

— Магу неси.

— Есть ещё игра настольная, вот правила, вот сама игра, — я достал золоченую доску и богато украшенный пергамент с правилами.

— Любопытно, такого не упомню в подарках, — с небольшой теплотой в голосе произнес приемщик. — Всё?

— Всё.

— Имя? И капни кровь сюда, он подал иголку и пробирку из серебра.

— Свободный барон Гарод Кныш, южный сектор, бывшее королевство Синок. А кровь зачем?

— Чтобы знать, что именно ты передал, мало-ли.

Я иголкой добыл пару капель крови и капнул в пробирку.

— Записано, вот грамота о приёмке, — паренёк передал мне светлую, кожаную полоску.

Читать не стал и пошел отмечаться. В канцелярию я пошел вместе с Бурхесом, ребята ждали на улице, а портниху вообще не пустили даже за ограду, она сказала, что будет ждать у входа в комплекс канцелярии.

Просторный зал, высотой потолка метров сорок, с кучей дверей и столиков. Небольшая очередь из аристократов, впрочем, двигалась она быстро. Человек подходил к конторке, представлялся и его отправляли в разные комнаты.

— Граф Бурде Максис, подарок, налоги, воинская повинность.

— Второй этаж, комната семь.

— Вольный барон Гарод Кныш, подарок, налоги, воинская повинность, — с попугайничал я.

— Какие налоги у вольных? Не морочь голову! — мотнул лысой башкой крепкий мужчина за конторкой.

— Вольный барон Гарод Кныш, подарок, воинская повинность, — невозмутимо поправился я, расслышав смешок сзади от очередника и спереди от девушки писца.

— Вот молодец! Первый этаж комната три. Запиши! — дал он команду девушке, в белоснежном хитоне, которая записывала пришедших.

Повернул по земной привычке налево, но вспомнил, что тут нумерация справа налево. И с ворчанием «всё тут как не у людей устроено» зашел в нужный кабинет. Довольно странное помещение, опять высокий потолок метров пять, но почти пустое. По центру стоит на высоком, метра полтора примерно, постаменте — стол, за столом на шикарном кресле, чуть ли не троне, важный господин, по бокам на постаменте стояли стулья.

Кроме него в комнате по краям шкафы и два небольших стола друг напротив друга у стен. За ними сидели по одному чиновники попроще. Зашел, посмотрел по сторонам, подошел к постаменту. Неудобно! Смотрю снизу-вверх, как холоп.

— Кто вы молодой человек. — ровным голосом спросил центральный.

Рывком заскакиваю по ступеням на вверх, беру стул и сажусь напротив мордатого чинуши. Тот хмыкает, но молчит.

— Вольный барон Гарод Кныш, подарок, воинская повинность.

Чиновник делает знак нижним, те роются в книгах в шкафу, находя нужную и подают наверх.

— Ух ты! Двенадцатая ступень! Гм… последний в роду… это не интересно.

— Воинская повинность переносится на пять лет, до двадцати одного года, желательно к тому времени обзавестись наследником. Разрешается до трех жён, в том числе неблагородных две. Что за подарок?

— Игра настольная, кусок «ужаса глубин», — флегматично говорю я.

— Ты его с червяком не перепутал? Что за кусок то? Сохранность какая? Хотя сейчас на приемке уточню.

Он сделал знак, и один из боков умчался из комнаты.

— Подарок проверят, пожелания есть какие?

— Хочу поставить памятник родным, павшим за императора, хочу купить знак доблести свой, хочу сдать магический ранг, — не стал я кочевряжится.

— Магию в гильдии, а знак в соседнем здании, сейчас черкну записку.

— А памятник?

— Насчет памятника решить может только император. Хотя если притащил то, что сказал, то думаю тебя отметят. Редкая вещь. Попробуй добудь её.

Тут вернулся посыльный, тоже с полоской и передал наверх.

— Да ладно! Двадцать шесть кило щупальце, причём окончание его. Там чудище тонн двадцать, вы как выжили то? — он удивленно посмотрел на меня.

— Выжили не все, есть и убитые и раненый гвардеец.

— А у тебя еще и гвардия есть с магом, — как бы вспомнил чиновник. — Можешь на них представление на знак доблести написать.

— Да там не только «ужас», ещё и пираты были! А где писать?

— Можешь тут, сейчас бланки заполним.

Я написал. И на защиту от «ужаса глубин» и на «отражение атаки пиратов», и на отражение «атаки разбойников», и на мага, и на гвардию. Перечислил всех поименно. Из десяти гвардейцев отличились семь, остальным троим не повезло, сидели все время в замке. Расстались мы совершенными друзьями, я расчувствовался и подарил конфету-допинг, якобы к чаю. Подарок был благосклонно принят и смахнут в ящик стола. Хорошо, что взял их, правда всего одиннадцать штук осталось, может подкуплю ещё. Выхожу из кабинета и вижу, людей прибавилось, человек сорок уже стоит в очереди.

— Ну что орлы заждались? Идем знак выкупать! — весело говорю я своим.

Идти пришлось минут пять, но никакой очереди в «помещении доблести» не было, так, человек пять, не больше. Знак стоил триста семьдесят пять золотом! Но выдавили мне его без лишних слов. Даже немного обидно, вроде как заслужил, дайте почетную речь, рукоплескание публики, а нету.

Сам знак впечатлял — круглой формы диаметром сантиметров семь, красивые лучи на фоне солнца, двенадцать штук, и конец каждого украшен рубином. Крепился он на одежде магическим способом, дырок делать не пришлось. Снять могу только я, ну и плюс не до конца мне известные магические свойства.

Еду размышляю. Было около девятисот золотых, почему осталось пятьсот три? За одежду не платил, отдам со шкурных, как раз, то на то и выйдет. Ах, да, ночевки, таможня, питание, деньги Марьяне отдал вперёд за пять дней. М-да, деньги текут рекой. Но основные расходы сделал, можно и кутить.

— Долго то, — не то укоризненно, не то жалостливо сказала Марьяна после моего выхода из канцелярии. — Хотели же ещё в гильдию магов, на ранг сдать?

— Вперед и с песней! — согласился я.

— Что петь? — деловито осведомилась она.

— Гм… я пошутил, так поедем, петь потом будешь.


В гильдию добрались к обеду, изрядно проголодавшись. Куча мест общепита от небольших уличных точек до шикарно обставленных ресторанов попадались то там, то тут. Была мысль даже сначала пообедать, но чувство долга победила чувство голода, и я изрядно раздраженный зашел в гильдию. Выглядела она авантажно — сплошная сталь и стекло, так мне показалось изначально. Сталь оказалась каким-то металлом, а стекло мозаикой из прозрачного тонкого кристалла. Тем не менее, такое здание я пока видел в столице всего одно. Бурхес тут был сто раз, и провел меня подпольными тропами, сразу на сдачу экзамена на четвертый ранг. Мои сопровождающие отправились обедать, хотя дольше часа Бурхес сказал нас не задержат. Но ничего подожду их потом.

Четверо магов экзаменаторов, но четвертый, Бурхес, в сторонке. Сам зал размером со школьный спортзал был приспособлен для испытаний, манекены, автоматы кидавшие стрелы и много другое. Всего на экзамене давалось шесть заданий, и для сдачи необходимо было выполнить любое. Плевое дело для меня, решил я.

Начал с самого простого для меня — изменение сути вещей. Всего лишь немного изменить свойства предмета. Брусок серебра, надо же! И не жалко им. Я уже пробовал менять теплоту, цвет, вкус даже. Для бруска я выбрал изменения цвета и температуры. Сил расплавить не нашлось, но окрасил в черный цвет и прилично нагрел. Деревянный стол аж почернел.

— Зачет! Поздравляю, коллеги вы как? — обратился центральный маг к соседям.

— Общим решение присвоен четвертый ранг. Поздравляем!

— А можно ещё задание? — азартно спросил я.

— А зачем? Ну, как хочешь, — разрешил центральный.

Следующее задание было создание защитного полога. Я корпел с минуту, но смог создать небольшую полусферу вокруг головы, мог бы и больше, но для меня держать её трудно было пока. В сфере защиты гасли любые скоростные предметы, стрелы, падая из-за потери скорости на пол, и удар мечом замедлялся сильно.

— Просто отлично, и источник силы уже большой у тебя, — похвалил один из боковых.

Третье задание было на создание атакующего заклинания.

Это совсем просто, изменил электропроводность воздуха и подал на край электрический разряд. Получилось эффектно! Полоса молнии шириной с полметра дотянулась до конца комнатного полигона и бессильно сползла по антимагической защите стен.

— Браво! — рукоплескали все четверо. — Вижу изменил и свойства воздуха, а что за силу подал на край? Молнию?

— Немного изменил её, но да молнию.

Как мне им про электричество объяснять?

Четвертое задание, зарядка амулета, тоже на ура зарядил три штуки.

Пятое задание, лечебное плетение. Тут я решил выполнить от и до экзаменационное задание. Порезал палец и остановил кровь. Это вроде легко, но увеличить вязкость или свертываемость крови не выход, пришлось в месте разреза увеличивать свертываемость, а дальше возвращать к исходному состоянию. Маги морды покривили, но зачли и это задание.

Шестое задание бытовая магия. Вариантов куча, но выбрал сигнальную нить, не пойми почему это бытовая. Но не спорить же. Сил хватало на круг радиусом метров пять. Это не семь километров Бурхеса, но и лет мне меньше.

Колпак на голову, и попытки магов нарушить круг сигналки. В итоге тоже сдал.

— Отлично справились, видно запас маны, пока небольшой, и поток силы подавать надо тренировать, но перспективы! А вот твое боевое заклинание — это новая вещь! Гильдия уполномочила меня выкупать новые заклинания, но это не каждый год такое происходит, а тут на изученном вдоль и поперек четвертом ранге создать новое заклинание. Поделитесь секретом?

— Конечно! Раз ещё и заплатите? А сколько кстати?

— Это будет ясно после изучения. Как вы вообще додумались?

— Я заметил, что удары молнией по металлической кирасе очень эффективны, поражается всё покрытое металлом тело. Но радиус у молнии не высок, я лично метр могу, не больше, стал думать, как увеличить. Почему удар молнии по дереву, например, не дает такого эффекта? Значит дерево и металл имеют разные свойства для проводки молнии по материалу.

— Будьте добры помедленнее, я записываю, — по киношному попросил один из крайних магов, действительно старательно записывающий мои слова.

— Так вот! Выяснил, что мокрое дерево проводит молнию лучше, чем сырое. Причем вода дождевая, хуже проводит, чем из озера или ручья. Стал думать, как выявить эти примеси, меняющие свойство воды, и нашел решение! Воздух совсем плохо проводит молнию, но я смог изменить по подобию дождевой и речной воды свойства воздуха. Пусть узкая полоса, пусть недалеко, но гораздо дальше, чем просто удар молнией на метр.

— Я лично молнией на сотню метров бил, да она ослабляется, и про железную броню это давно известно. А вот, изменить свойство воздуха, это новая мысль. Как вы достигли результата понятно. Подумайте об столичной академии, я глава одного из факультетов императорской академии магов, маг девятнадцатой ступени граф Гарод Коллен, официально, вас свободный барон Гарод Кныш, приглашаю на учебу. Как решите вопрос с наследованием милости прошу!

Хм, сильный маг! Ещё и тезка. Далее мы занимались оформлением заявки, что отняло ещё час у меня. Уроков физики у магов не было и о таком свойстве вещей, как электропроводность они не знали. Про ионизацию даже объяснять не стал. Я был доволен, что выкрутился, рассказав про воду и её различие. Никаких опытов я не проводил, просто знал, что дождевая вода не проводит электричество. Как-то пришлось её в аккумулятор заливать в детстве, хотя это было в деревне, в городе такой трюк не прошел бы. Но тут деревня и есть деревня. В школе я учился неплохо, жаль потом пошел в бандиты. Это сейчас жаль, а тогда деньги, уважение (или боязнь), девки. Было интересно. Мне выдали новый знак и девять золотых годового содержания.

Выйдя из гильдии, был атакован вопросами Бурхеса, а что, а почему он не в курсе, а не мама ли мне помогала? Насчет отмазки про маму я думал, но не был я тогда магом, не могла она меня учить.

— Бурхес, чего мне тебе говорить? Я думал просто заклинание. Все могут! Лучше скажи много дадут денег?

— Не знаю, тут от пользы зависит, но могут и много. Как маг бьет молнией? Создает две точки подает энергию на одну со всей дури и прокалывает пространство молнией. Цель поражена, а соседи нет. А ты по-другому, меняешь воздух и цель может быть не одиночная, а групповая. Идет полоса измененного воздуха и все, кто в ней, пострадают.

— Так это чудо оружие!

— Против нищих! Богатые имеют зачарованные брони, — усмехнулся маг.

Выйдя из гильдии, обнаружил своих спутников, уже сытых и довольных.

— Долго вы. И как, успешно? — спросил Ригард

— Если сейчас выдвинемся домой, то к ужину приедем. — добавила Марьяна.

— Щас! Не поеду я голодным! Что тут из ресторанов рядом?

Глава 32

— Тебе «попроще», «или»? — спросила наш гид.

— Давай «или», — Тряся в руках жалованием за год, сказал новый маг четвертого ранга.

— Мы в «попроще» на золотой наели, кстати с тебя оный, — сказал Ригард.

— Я помню, кормёжка за мой счёт, но в столице будем теперь сухпаёк кушать. Вот это, что за заведение? — ткнул пальцем в небольшой шатер.

— Не знаю, не заходила ни разу, но место тут дорогое, гильдия магов рядом, — ответила Марьяна.

Мы привязали коней, и оставив одного гвардейца, пошли в шатер. Я ожидал там ковров, мангалов и казанов по типу земных кафешек в восточном стиле, но нет. В центре стоял большой стол, уставленный различной едой, а по краям шатра стояли лавки и столы, частично занятые разной публикой.

— Тут нужно брать, что хочешь, и кушать, но плату берут не за еду, а за время, проведенное тут. — сориентировалась Марьяна.

— Нам лучше снаружи подождать, — сказал Ригард и указал на ценник.


1 час — 25 серебра с человека

минимум 1 час.


Да уж! Постараемся побыстрее покушать, — сказал я и пошел к центральному столу. Бурхес топотал за мною. Чего там только не было! Мясо, рыба, овощи, фрукты, сладости. Я набрал себе еды и пошел за столик. Съем ли я всё? Размышляя, расставлял на стол кушанья. М-да. Вот у кого нет сомнений так у Бурхеса, набрал раза в два больше моего и не жужжит.

— Ты время засек? — спросила моя жаба у мага.

— Зачем? Ты же платишь, — искреннее удивился тот.

— Ешь тогда резче! Я больше золотого тратить не намерен.

А вообще неплохо, смесь шведского стола и антикафе. Но дорого же! Месячная плата гвардейца за два раза. Если перевести на земные мерки примерно тысяч пятнадцать двадцать рублей за покушать одному. Трапеза подходила к концу, когда я нарвался. Карма у меня такая что ли? Приятного вида девушка села за наш стол. Не то, чтобы места не было другого, но видимо мы с седеньким магом показались ей наиболее подходящей компанией, чем кучка воинов, чинуша, парочка молодежных шумных стаек. Взяла она немного, как птичка и только овощное. Веганка, краем глаза отметил я. Редкая птица тут в империи.

— Красавица, я граф Нордри, желаю пригласить тебя к нашему столу.

— Я уже пообедала, спасибо, — вежливо сказала девушка, торопливо дожевывая свой салат.

— Давай не кочевряжься, строишь из себя знатную, а у самой на лбу всё твое происхождение написано, — ухмыльнулся граф.

На лбу у неё и действительно было что-то написано, но эти буквы были мне незнакомы. С интересом поднял глаза на парочку. Я был сыт и благодушен.

— Граф, а что там написано, — миролюбиво спросил я.

— Интересно? Ты кто такой?

— Ты явно больше меня знаешь, расскажи. Я свободный барон Гарод Кныш, маг четвертого ранга.

— Аж четвертого! Не лезь куда не надо барон, целее будешь.

— А вечер перестал быть томным, — протянул я с налетом разочарования в голосе. — Ты не бойся! Садись рядом поговорим, что жопой трясти около меня? — предлагаю графу.

— Ты охамел? — удивился граф. — А ты сидеть! — он концом меча придавил голову девушки, явно пытающей улизнуть под шумок нашего спора.

— Позвольте уйти граф, я плохая собеседница, — попыталась разжалобить хама девушка, явно жалея, что зашла сюда.

— Ты чего так разошелся? — удивлялся я.

— Да надоела чернь, лезущая в места для людей с положением, — пояснил он мне вполоборота, ножнами проводя по груди девушки. — А ты можешь молчать, говорить будешь, когда я скажу. Встала и пошла за столик! — рявкнул он.

— А ну сидеть! — крикнул я заводясь. — А ты меч убрал, и свалил быстро к своей стае в угол! Считаю до двух! Уже раз!

И не давая опомнится графу, крикнул два, и долбанул электрозарядом по его броне. Выглядело это эффектно — тонкая лента золотого сияния рванула к Нордри заставив заорать от боли. Да, доспех был зачарованный, но полоса задела руки графа ничем не прикрытые. А вы попробуйте покушать в латных перчатках. Далее события понеслись вскачь. Девушка села на лавку и закрыла голову руками, ко мне с одного конца рванули друзья хама, с другого вышибала или охранник кафе. Жующий Бурхес бросил мне фразу:

— Гарод! Крови поменьше сделай, а то я кушаю.

Нордри стал трясти башкой, явно не понимая, что случилось. Я выхватил меч и приготовился продать дорого жизнь. Пятёрка дружков графа и вышибала застыли в трех шагах от меня в куске льда, или типа того. А сзади, раздался знакомый голос Гарода Коллена.

— Интересное свойство заклинания! Простой удар молнией доспех отразит, а волна задела. Чувствуете перспективу? А?

— Чувствую, — ляпнул я.

— И в чем она?

— Ну, пока не чувствую, но…

— Правильно! Не надо целиться в открытые места с шансом промазать, — не слушая меня радовался тезка.

Позади него ворвались в кафе мои гвардейцы.

— Уже всё под контролем, — махнул им маг рукой.

— Спасибо за помощь! Я уж думал повоевать.

— Ай! Это плохо, день рождения императора, а вижу драка намечалась, что тут произошло?

— Этот баронишка, полез на нас с мечом, — закричал Нордри.

— Этот маг под защитой гильдии и императора! Знак доблести не виден? — нахмурился маг. — И я вижу ты пришел к барону, а не наоборот, и меч в твоей руке вижу.

— Погорячился, — промямлил он, вставая с пола, — А можно моих друзей освободить?

— Гарод ты как? — обратился ко мне Гарод.

— Ну не знаю, я уже настроился подраться! Куда кураж девать? — засомневался я, больше издеваясь над хамом. — Пусть извинится.

— Прошу прошения барон, был не прав, когда помешал вашему обеду, — быстро извинился граф.

— Принято, ты тоже не держи зла, я больше с испуга по вам врезал. Да и перед моей спутницей извинись.

— Она же позже пришла, какая она спутница, — возмутился Нордри опасливо поглядывая на мою тезку за спиной.

— Сидела за моим столом же! Ты мог подойти, у меня спросить, а не стал. Просто полез внаглую, как будто меня нет!

— Извини, — посопел на неё граф, но принял правильно решение.

Коллен разморозил всех, и компашка быстро удалилась, даже не доев, что взяла. Девушка сидела нахохлившись и явно решила дать деру, но куда и когда пока не обдумала.

— Я бы попросил не учить никого этому заклинанию, — сказал маг, присаживаясь к жующему Бурхесу.

— Я понял, не буду. Бурхес у тебя пять минут доесть.

— Барон можно я пойду, — взмолилась девушка.

— Ты кто такая и что на лбу написано? — проигнорировал я её просьбу.

— Маликна, послушница ордена ледяных отшельников, в королевстве Синок. На лбу написаны имена наших святых. Можно я пойду?

— Синок? Ха! Я барон с тех мест, ещё месяц назад мое баронство входило в состав королевства. Куда идти тебе? Надо проводить, там тебя могут подкараулить.

— Ах, вот вы какой барон Кныш! Я перед отъездом слышала про бой в горах. Наш орден тоже в горах, но, с другой стороны, от ваших, — обрадовалась она. — Мне в пригород надо, там у нас небольшое представительство. Только я пешком.

— Чего тут ошиваешься?

— Сопровождала нашу главу в гильдию магов, приехали поздравить императора.

— Ну пошли что ли, по пути расскажешь.

— День-два, мы решим по нашим делам, — на прощанье сказал мне маг.

— Гарод, я ещё посижу, сегодня в гильдии заночую, завтра приеду, — отпросился Бурхес и добавил шепотом, — Постараюсь узнать по деньгам. Повезло нам что такой сильный маг за тебя вступился. Граф по виду склочник, а испугался.

Наверняка блудить и алкашить будет, ну пусть с ним. А насчет денег он зря переживает, я с ним делиться не буду.

— Жду, где найти меня знаете!

Попрощался с магами, рассчитался, вышел на улицу к своим, посадил девушку на коня, попялился на её ноги в подобранном до жопы платье. А иначе, как её посадить на нашу заводную лошадь? В платье особо не поездишь на коне.

— Мясо то совсем не ешь? — спросил я для затравки разговора.

— И рыбу! Устав ордена запрещает, — охотно ответила Маликна.

— Не вижу смысла, — отрезал я.

— Я тоже, но нашему ордену три тысячи лет, за меня всё решили давно.

— Ого! И много у вас людей?

— Я не знаю, сотни две в общем по империи. Землю нам выделили в королевстве, в аренду, но бессрочно. У нас свои деревни, но жители не входят в орден.

— А ты как попала? Орден то магический?

— Нет, не магический, раньше бывали и маги, но редко, и тогда в ордене сотни тысяч людей было. Я родилась в крестьянской семье, но сирота. А орден военный, изучает военное искусство.

— Так ты воин? — ухмыльнулся против воли я.

— С шестом.

— А на шесте? — пошутил я.

— Как это? Научи! — загорелась она.

— Гм… Это неприлично! — отмазался я. — А чего ваш орден не загнулся до сих пор?

— Пусть неприлично, ты покажи хоть немного! А не загнулся из-за земли. Именем императора у нас есть кусок земли километров двести в квадрате. Сдаем в аренду, на это и живем. Магов и родовитых нет, торговлей и производством не можем заниматься, только аренда земли и плата за обучение искусству, но последнее редко очень.

— Орден источился в войнах, но так бывает. — подал голос Ригард сзади, с интересом глядя на голые ноги девушки.

— И не захватывают вас? — продолжил допрос я.

— А зачем? Земля императора же, да и орден под его защитой.

— Странное образование, землей владеют не маги и не аристократы. Ну я рад землячке всё равно!

Так беседуя, мы ехали часов пять до места жительства. Всё, дела сделал, после чего отпустил гвардейцев в казарму наказав приехать завтра, но не рано. В гостях у Марьяны сегодня остался Малик на охране, Ригард взялся проводить девушку до места её ночевки, Лиска наготовила ужин и ушла вместе с Лианой спать в мастерскую. Я остался с хозяйкой, считай один на один. Но вместо секса мы стали играть в игру, вдвоем мне было не интересно, и я скоро стал зевать, а потом и спать ушел.

Утром разминка. Эх, мало тренируюсь я, может и нервный поэтому. Лиска кормила меня и остальных завтраком, Марьяна даже позавидовала её мастерству. Первым приехал Ригард, и чего-то один.

— Садись с нами завтракай! — радушно пригласил я.

— Шпасибо! — накинулся на еду он аки лев.

— Ты чего так за ночь проголодался? — удивился я. — И отчего нет остальных гвардейцев.

— Да я в казармах и не был. Проводил Маликну до их домика, и там и остался!

— Красавец! — искренне порадовался за него я. — Как тебя пустили?

— Там не домик, а одно название, кроме Маликны, глава ордена живет, но она в городе заночевала, и охранник из наших военных бывший. С ним договорился быстро.

— Не посрамил честь гвардии? — подколол я.

— Наоборот преумножил! Нравлюсь я ей, да и она мне, вот и слюбились.

— Так женись! Чего тянуть? — ляпнул я и попал в точку.

— А жить нам где? Я при тебе постоянно, потом, конечно, могу выйти в отставку, ну а пока? — остро глянул он на меня.

— Домик, где Лиана с сестрой жила, считай твой. После службы сдам в аренду кусок земли в баронстве.

— Очень рад твоему предложению! Я обсужу с ней.

— Чё обсуждать, зови замуж.

— Из ордена так просто не выйти, на каждом долг висит, — нахмурился он.

— Прорвёмся! Лично займусь этим, — пообещал я воодушевленному десятнику. — Обратно можем вообще вместе поехать.

Мне бы десятка два таких молодоженов и можно без защиты императора жить.

— Странно всё как-то у них! Ну симпатичная, и все. Не сказать, что красавица, не знатная, не богатая, а присушила десятника моего, — посоветовался я с Марьяной.

— Гарод, женись все на красавицах и знатных и богатых, империя давно бы вымерла! — посмеялась она.

Постепенно все собрались, последним прибыл маг. И мы отправились в мастерскую заказывать одежду. Я заказал на своих трёх слуг и на себя, но моя одежда уже была готова. Последний писк моды в империи напрягал. Очень много прозрачного шелка, ну или полупрозрачного. Много открытых мест.

— Броню в такую жару носят только провинциалы и военные, — безапелляционно раздевала меня Марьяна.

— Я провинциал! Мне в броне спокойнее, — возмущался я, но одеяние было и вправду удобнее.

Но бабское какое-то! Штаны с гульфиком, слаба богу не в обтяг, но мое обширное хозяйство ниже пояса задорно выпирало. Зато рукава с вырезом на бицепсах обнажали мою могучую мужественность.

— Да ну ерунда, — сомневался я.

— Тебя постричь, вот сюда твой знак доблести прикрепить. Сапоги с высокой платформой, для увеличения роста, вот и солидный дядя, а не пацан! — убеждала меня Марьяна.

Уломала она меня, я вышел к своим в таком виде.

— Ох, как вам идет! — простодушно восхищалась Лиана, глядя на мой выпирающий гульфик.

— Какие планы барон? — пряча усмешку спросил Ригард.

— По бабам, — меланхолично сказал я.

— Куда именно? Я знаю пару мест, — деловито влез Бурхес.

— В столичные пансионаты! Невест смотреть. — обломал я его надежды.

— В самые лучшие нет смысла ездить, сейчас такой большой выбор аристократов, воинов, магов, богатых купцов в городе, — засомневалась Марьяна.

— Можно на рабский рынок съездить, там кого прикупить, — подала голос моя рабыня Лиска.

— Хотя с такими достоинствами! — Марьяна перевела взор с гульфика на знак доблести. — Поехали и в лучшие! — решила она за меня.

— Стоп! Поедем в ближайшие. Зачем мне лучшие?

— Там и знатнее, и богаче девушки, — стала загибать пальчики Марьяна.

— Есть у меня уже одна принцесса, завтра можно навестить её, и богатая подруга у неё есть. Я просто посмотреть!

— Тогда ближайший в километре от нас, в пригороде. «Ветеранский приют». Там дочки погибших армейцев в основном, все бедные и не родовитые. Всё как ты любишь, — подколола меня она.

Мы оседали коней и всемером поехали в пансионат, почему-то называемый приютом. Приют был небольшим зданием из трех крыльев. А приехали мы туда вовремя! У девочек была разминка, и они в обтягивающих брючках и тонких рубашках осваивали гимнастику. Встреча была неожиданной. Заехал я один, для начала, в приют, представился. Охранник отправил к директору, та была на занятиях, и мне сказали, где это. Я зашел в зал для занятий в тот момент, когда девушку разминали ноги раздвигая их широко в стороны сидя на стуле. Открыл дверь, а там три десятка девчонок — раз, и раздвинули ноги по команде!

— И вам здрасте… — только и смог сказать я.

— Ноги вместе! — продолжала командовать директриса. — Здрасьте, — уделила она мне секунду. — Ноги в стороны! Девочки поздоровайтесь.

— Здрасьте, — сказали девушки, и послушно раздвинули ножки, причем, как мне показалось, шире, чем раньше!

— Гм, закончили упражнение! — дала команду моложавая директор, но со следами ожога на лице.

— Вы продолжайте, я не буду мешать.

— Так девочки, на гульфик не смотреть. Не смотреть! Встали все! Подошли к стене повернулись спиной, не смотрим, и отрабатываем наклоны. Вы кто такой? — строго спросила она.

Чёрт, я забыл про штаны предатели, скосив взор, я увидел моего возбужденного дружка, ни капли не скрываемого гульфиком. Не стыдно и показать!

— Я свободный барон, маг четвертого ранга. Гарод Кныш! Приехал с целью выбрать невесту.

— Это вы молодец, что приехали к нам, у нас очень хорошие девочки, дисциплина, уважение к мужу, хозяйственность…

Всё, что она говорила, пролетало мимо моих ушей. Чертовки дословно выполнили команду не смотреть на меня, все послушно повернулись спиной. Ни одного взора. Но три десятка задниц в обтягивающих шортах, периодически выгибающихся в мою сторону, это незабываемо.

— Я и сам вижу, что у вас тут всё поставлено на высшем уровне, — посмотрел я на училку, трясущую меня за рукав. — Вы очень правильно придумали. Не стали скрывать изъяны и достоинства, — еле оторвал я взор от девочек.

— Что такое я придумала?! Тьфу! Барон прошу за мной. Вы мне занятие сорвёте.

— А вон та рыженькая кто? — я упирался и не хотел уходить.

— Мы сейчас обсудим это в моем кабинете наверху. Следуйте за мной!

Да куда я денусь! Директор тоже была в обтягивающих шортах, видимо показывала упражнения. И я послушно пошел за ней глядя на перекатывающиеся полушария снизу-вверх. Зайдя в кабинет, я дал волю рукам, схватив дамочку за зад.

— Не сметь!

— Да что вы позволяете!

— Я старше вас раза в два.

— Нет, так неудобно…

— Не останавливайся!!

Вот и все её слова в ближайшие десять минут.

— Ну ты и кобель, барон! Я же не красивая, с ожогом!

Глава 33

— Да клал я на твой ожог! Зато задница какая!

— А ты молодой, да ранний. Что, на невесту сил найдёшь?

— Придется. Раз приехал. А чего ожоги не сведёшь?

— Магия это. Ходила, до тринадцатого ранга к магам, никто и не слышал даже, как исправить, — нахмурилась она.

— Ну-ка посиди ровно.

Я попробовал изменить суть вещей, поменяв состав кожи — никак. Упирается живой материал. Глубокий ожог, судя по структуре, чуть ли не до кости. Что там на земле делают? Пилинг? Силикон? Тьфу на голую грудь зря посмотрел. Замажут скорее всего чем-либо. Попробовать? Начинаю заменять край ожога пленкой кожи — не даётся! А если брать слой поменьше? Что-то получается. Ес! На щеке появляется небольшой слой ровной кожи, сам ожог никуда не делся, он внутри. Но миллиметровый или меньше слой кожи разглаживает бугры, кожа постепенно выравнивается. Это замена сути вещей. Пятый ранг! Кожа выделяется цветом, она светлее и ровнее чем остальная, тоже плохо. Но с этим и четвертый ранг справлялся. Минут сорок я пыхтел. Моя любовница, кстати, так и не знаю её имя, молчала и сидела ровно. Пару раз в дверь стучались и уходили.

— Готово! Где у тебя зеркало?

— Я боюсь, — пропищала она, совсем не похожим на свой обычный командный голос.

— Не бойся!

— Боюсь!

— Не бойся, может и не вышло ничего — попробовал я схитрить.

— Я чувствовала магию, явно изменил кожу, а лучше или хуже не знаю, вот и боюсь.

Я взял небольшое, но чистое зеркало и показал ей лицо.

— Не может быть! — ахнула она, руками ощупывая кожу.

— Не лапай! Слой кожи тонкий, ожог там внутри! Я, кстати, пятый ранг открыл!

— Как? Скажи, как? Мне нечем тебе заплатить! Мой оклад десять золотом в год и проживание с питанием.

— Гусары денег не берут! — расслаблялся вином я, но было мне хреновато. Развернул конфету допинг, скушал, сразу стало легче.

— Богато живешь! — усмехнулась любовница. — Меня леди Марчер зовут, кстати. Да знаю, что тебе пофиг! — она налила и себе вина.

— Угощайся, — я протянул конфету леди.

Что мне понравилось, она не стала ломаться, а резво развернула её и заточила в один момент. Да и от секса она не стала упираться, столичная штучка!

— Вдова?

— Разведенка, муж бросил, когда я на службе получила ранения, ни рожать ни красотой блистать. Слушай, а это красота надолго? — она осторожно тронула лицо рукой.

— Может на всю жизнь, но слой тонкий будь осторожна, хоть первое время.

— Да мне бы до бала эту красоту сохранить, пусть увидит этот козел от кого отказался!

— Он удавится — факт! — согласился я, ещё раз обозревая красоту фигуры.

Леди это заметила и поменяла позу, выпятив грудь и махая ножкой. Желание нарастало, она тоже хотела, и ещё минус пол часа жизни! Хотя скорее плюс!

Прервал стук и голос встревоженного Ригарда.

— Барон ты тут?

— А куда я нафиг денусь, — изрядно поддатый, я уже закончил и одевался, — Открой ему, — я кивнул Марчер.

Она щелкнула чем-то на столе и Ригард с Бурхесом ворвались в кабинет.

— Гм, барон! Извини, что не вовремя, просто ты поднялся по лестнице и пропал тут в кабинете. — улыбался Ригард.

— Барон, на кой хрен мы сюда приехали? Хотя я тебя как мужчина понимаю. — не стал гнать волну Бурхес оглядев внимательно потрепанную директрису. — Но все же! Мы устали ждать, Марьяна вообще свалила по делам.

— Тихо маг! Сейчас всё порешаем. Пошли за мной! — сказала Марчер.

— У-у! Да ты выпила, — замахал руками старик, учуяв знакомые нотки запахов.

Мы спустились в столовую, где две сотни девочек обедали.

— Выбирай! — широким жестом махнула рукой Марчер.

На нас посмотрели, как на идиотов! Я даже стушевался.

— Завтра заеду, сейчас дела, — и я заспешил к выходу.

Ну опасаюсь я пьяных баб! Вот где обезьяна с гранатой предпочтительней. Леди последовала за мной, пыталась поцеловать, но я увернулся. Что не помешало ей с размаху, звонко, ударить меня по заднице на прощание. Понравился я ей!

Хлясь!

Получил шлепок по заднице ошалевший Ригард. А, нет. Может и не понравился. Может, просто бухая. Бежать, бежать!

— Ну, чё Гарод, присмотрел кого там? — насмешливо подколол Ригард.

— Да там их десятки. Посмотреть удалось, а выбрать нет, все богини.

— Эх, хорошо молодым быть, — вздохнул невпопад Бурхес.

— Надо пообедать, — вслух решил я.

— Вон таверна на въезде, например, — предложил Бурхес.

— Уф, господа! Еле догнала вас! Я смотрю Гарод — ты живой, не заездили тебя малолетки, — нагнала нас Марьяна.

— Что за таверна вон там? — не обращая внимания на её слова, указал на общепит.

— Для сельчан, но недорого, на пять серебрух можно заказать на одного в среднем, — сообщила хорошо знакомая с местностью портниха.

— А на пару-тройку золотых на нас всех, что есть приличного?

— Разбогател, что ли? — подозрительно скосила она глаз на меня.

— Повод есть!

— Ой, да разве это повод. Вот я как-то на каникулах в пансионате, — начал рассказ Бурхес…

— В-о-он приличное место! — поспешно перебила Бурхеса Марьяна, заставив остальных благодарно взглянуть на неё.

Место шикарное, но что бесит — это отсутствие транспорта кроме карет в столице. Пришлось привязывать коней, спешившись. Потом идти ко входу. Но место и правду шикарное. Нет, расположение не выгодное, но сама структура помещения неожиданная. Отдельный кабинет для всех! С туалетом и комнатой для умывания. Рассевшись на диванчиках, мы стали слушать от официантки кучу незнакомых для меня блюд, да и остальные не всё понимали.

— Стоп! Давай так. Фирменные блюда, отдельно блюдо на всех с мясом разным, вино почтенному магу и девушке, мне сок, гвардейцам пиво.

— Всё будет! — исчезла боком официантка.

— Чё? Нормально заказал, если не устроит покупайте за свой счет!

— А что за повод? — откидываясь на спинку, спросил Бурхес.

— Отодрал пару раз директрису пансионата? — засмеялся Ригард.

— Да ладно! — ахнула доверчивая Марьяна.

— Пятый ранг открыл! — похвастался я.

— Не может быть! — хором воскликнули мои спутники.

— Это как ты открывал? — пробормотал Бурхес.

— Щас покажу.

У Марьяны на лице ожога не было, но на шее было пара пятен пигментных. Я напрягся и заменил верхний слой кожи, потом подобрал по цвету и вуаля!

— Бог мой! — удивилась она, — Это и на попе можно так убрать?

— Я не убрал, а прикрыл слоем новой кожи, пятно там, под ней. Будь осторожна и не лапай пока руками.

— Гарод, а ведь это ещё новьё. И стоить будет дороже! Научи а? — попросил Бурхес.

— Попробую, но сначала покажу в гильдии, — пообещал я.

— Ясно-Ясно! — прокручивая в голове открывавшиеся варианты, согласно замахал руками старик.

А хорошо так посидели. В таверне помимо отдельных кабинетов была и звуковая завеса. А уж кухня, особенно мясо, мне очень понравилось. Я даже решил замутить шашлычка как-нибудь. Обед плавно перетек в ужин, а затем мы разъехались, по местам обитания. Марьяна всё рвалась показать мне свою покоцанную попу, но я уже бухой был и хотел спать.

Утром клятвенно пообещал себе не пить. Нет, голова не болела, но лишь из-за подаренного амулета. Я и на земле пил редко, а тут ещё и масса тела не позволяла. Резкая разминка, обливание холодной водой из колодца и завтрак, приготовленный моим личным поваром.

— На сегодня план такой — едем в посольство, надо же пообщаться с родней Ольчи.

Забавно я сам родня Ольчи! Своей сестрёнки сводной.

— Я считаю надо ехать в гильдию магов, — высказал своё мнение Бурхес.

— Туда тоже. Эх, неудобно всё как-то тут у вас, далеко ехать и медленно, — посетовал я на расстояния в столице.

— Можно переселиться в центр, — надулась Марьяна.

— Может так и сделаем, — не стал обнадеживать её заработком.

Выдвинулись в путь на сей раз без Марьяны, и без одного гвардейца. Кант отпросился на день к родне, просились двое, Кант и Джун, я тупо кинул монетку кому сегодня, кому завтра. Пусть ребята повидаются с родней. У Малика родня была в степи, а Ригард особо не рассказывал о себе, да я и не лез с расспросами. Не люблю, когда ко мне лезут и сам не стану. Перед встречей с папА, я не волновался. Не согласиться старый хрыч, украду невестушку. Но вёз с собой одну дозу снадобья из «ужаса глубин». Семь осталось, нашёптывала мне жадность. Даже шесть свободных — я обещал одну с Лиской использовать. Или не обещал, а она просто просила? Детей заводить откровенно не хотелось, да и жениться, я тоже не видел смысла. Но приказ императора не обсуждают. Ещё я вез небольшой кусок мяса от щупальца, как возбудитель. Я себе отрезал пару килограммов, на всякий случай. Ну и пока не решил, что отдать королю. Через час с небольшим, ориентируясь по карте и с помощью прохожих, добрались до посольства Сетин. Что сказать — я удивлен, что оно вообще было, ведь в столице земля дорогая. Может со старых времен остался этот клочок земли. Узкая полоска земли, огороженная небольшой оградкой, на территории всего одно здание. А где конюшня? Здание из двух этажей, но видно, что к основательному, первому этажу, пристроили методом тяп ляп второй, отчего внешний вид не впечатлял. На входе охранник, похмельного вида усато-бородатый дядя с копьем.

— Вы к кому? — сделал он попытку приосаниться.

— Свободный барон Гарод Кныш! Сватаюсь к принцессе Ольчи Сетин! — гордо сказал я.

— Барон!! — завопил стражник. — Как мы рады вам! Вчера весь день отмечали это событие! Только король Филик спит ещё, он вчера…эээ… — пытался подобрать слова стражник.

— Работал с документами? Размышлял о делах государственной важности? — попытался помочь ему я.

— Второе! Документы он не читает, не научен. А вот размышлять мог. Да! Именно размышлял! Я, кстати, дядя Ольчи.

Родной брат короля?? — Ну совсем бедное королевство.

— Дядюшка! — завопил я. — Где можно подождать беседы? — добавил я уже без ёрничества.

— Заходи, заходи! Какой красавец! И знак на месте!

Безымянный пока дядя, провёл меня и спутников в гостиную. Только уселись по диванам, как со второго этажа смерчем слетела Ольча. Вот же… редиска… не сказал, что и невеста тут, посетовал я про себя на дядю.

— Гарод ты приехал! — плюхнулась она мне на колени обхватив за шею.

— Как я мог не приехать!

— Ух и правда двенадцатый ранг! — потрогала она знак.

Потом повертела, пытаясь, наверное, отодрать знак гильдии магов. Уже устаревший буквально за сутки.

— Я с папой говорила, он не против, — шепнула она на ухо. — Но я буду ломаться для приличия!

— Только недолго, а то помру от огорчения, — пошутил я.

— Не умирай! Я твоя буду! — серьёзно пообещала моё чудо.

— Барон, гоните эту кошку со своих ног, — вышел на шум видимо король.

Настоящая корона и полу запахнутый халат, кто это ещё может быть?

— Гарод Кныш! — вскочил я на ноги и сделал поклон. — Есть к вам разговор!

— Доча! Марш одеваться, а вас барон попрошу подождать четверть часа, я вас позову.

Ольча упорхнула, а я и мои спутники развлекали себя обсуждением обстановки вокруг. Посольство просыпалось и казалось оно набито народом. Всё королевство что ли приехало? Раза четыре спускались сестры Ольчи, представлялись и уходили. Не думаю, что такие вежливые, скорее всего любопытство женское. Прошло поболе пятнадцати минут, но я не гоношился, а ждал. И меня наконец пригласили к королю. Кабинет явно был и спальней, и столовой, но при этом на удивление большой для такого здания. То тут, то там проглядывала роскошь старых времен. Лепнина на стенах, балкон, мраморные статуи, и прочее.

— Свободный барон Гарод Кныш к королю Филику Сетину! — представил меня дворецкий.

— Ну-с! С чем пожаловали барон?

А то ты не в курсе, подумал я.

— Хочу дочку вашу взять в жены!

— И какую именно? У меня их десяток и восемь не замужем.

А ты не знаешь! Опять подумал я, но продолжил игру по правилам.

— Самую лучшую! Ольчу!

— О!! Она ещё молода и несколько недель придется подождать.

— Я готов! Король, моё баронство далеко от вас, но я всегда буду готов вас принять в гости или даже насовсем.

— До этого надеюсь не дойдет, мне и у себя неплохо. Вы же её сразу обрюхатите!? — совсем не куртуазно добавил Филик.

— Это будет могучий маг! Я уже пятый ранг открыл, а мама моя покойная до шестнадцатого добралась.

— Был же четвертый? — удивился король.

— А! — махнул я рукой, мол не о чем и говорить, такой пустяк для меня.

— Дочка говорила про «ужас глубин» неужели удалось добыть?

— Отдал императору, он для меня много сделал. Но себе оставил кусок небольшой. — не стал я хитрить.

— А если…

— А если сладиться у нас, то поделюсь, с папой-то! — и я достал двухсотграммовый кусочек в заморозке. — Десятину отрезал, — не соврал я.

Снадобье для зачатия прижму! Такой секрет лучше в себе держать, а тут явно секреты не держатся.

— Гм… Дочка тебя любит. Повезло тебе парень. Я согласен!

— Ей будет хорошо со мной, а уж внуки у вас будут на загляденье! — обрадовался я завершению переговоров.

— Да есть уже десяток. Махнул рукой король. Думай, как на троне усидеть теперь. Потому и хорошо, что ты далеко, — посмеялся он.

— А ты я смотрю герой! — он кивнул на доблесть. — В храм купели уже ездил?

— Куда?

— Тебе что, не рассказали? Ну, место, где ты возродишься в случае смерти. Да там ничего интересного, был я там.

— Может и поеду, уж очень могучая магия, интересно.

— Это остатки былых времен. Ещё триста лет назад работало в два раза больше купелей воскрешения. А потом война началась.

— Кстати о войне, слышал краем уха, мол скоро будем воевать? — решил прояснить ситуацию по военным действиям.

— Есть такое, готовят флот, через год, самое позднее. Теократия обнаглела вконец, давно готовимся. Я от своего королевства сотню десанта выставлю.

— А они наверняка в курсе, будут ждать нас.

— Ну, а как ты тут утаишь? Масштаб огромный приготовлений. Ты тоже был бы должен выставлять, как свободный барон, но пока нет наследника не поедешь.

— Ну да.

— Не расстраивайся! Успеешь навоеваться. Ну что, дочу радовать будем? — хлопнул он меня по плечам.

— Погоди радовать папа. А наследство! Не отдашь же ты самую любимую дочь без ничего? Ей обидно будет!

— Взял бы без ничего, была бы самая любимая точно! Ох, какая молодежь сейчас, всё выгоду ищут, а девочка у меня сама по себе чистое золото. Вот когда я женился…

Я благополучно пропустил минут пять нытья и воспоминаний не мигающим взглядом смотря на Филика.

— Ладно, чего это я. Наследство то давно готово для девочки. Во-первых, усадебка в столице, домик неплохой, посадки опять же…

— За чем мне домик за тысячи километров?

— Погоди не перебивай! Домик приготовлен заранее, я же не знал, что она так далеко найдёт милого. Но это не всё ещё! Во-вторых, жалую карету. Карета здесь. Забирай! В-третьих, одежда, украшения, какие-никакие, а есть. В-четвертых, даю двух коней для кареты!

— Карету даёшь без коней?? Ну и жук ты, ваше величество!

— А как же! Может тебе не надо?

— Ладно, пусть будет, в-четвертых. Но домик заменить бы не худо было. Хотя, я его в аренду сдам!

— Э… там пока живет моя родня, но вообще он твой.

— Так им и сдам! Не буду же выселять и моих теперь родственников. Что там по аренде получится?

— Не станут они платить, понимаешь, там тетя живет, лет ей уже…

— Пинком под сраку тетю твою! Раз мой дом, сам и сдавать буду. А что, деньги внукам твоим лишние будут?

— Да как ты сдашь? Ехать далеко!

— Есть мысль, как будут на руках документы, увидишь. — блефовал я.

Не совсем и блефовал, была мысль сдать через местных магов домишко. Если нет, пусть пустой стоит.

— Ну хорошо, — сказал Филик.

— Можно радоваться?

— Эй, кто там, позовите Ольчу!

В комнату вплыла моя милая, простое белое платье с открытыми руками, длиной в пол. Пышная прическа на голове, на нас с отцом не смотрит. Чудо хороша!

— Будь моей женой Ольча! — сказал я, встав.

— Рад я дочка, что муж тебе такой достанется, если согласна. И герой и маг и хозяйственный! За каждую подушку торговались. С таким по миру не пойдешь.

— Я согласна!

— Вот и славно! Можете обняться! — ответил король.

Глава 34

Мы обнялись, я поцеловал невесту, потом мы отметили это дело. Я, помня печальный опыт пьянки в этом теле, не налегал на спиртное, а «батя» радостный, что спихнул одну гирю с плеч, наклюкался на удивление быстро. Потом осмотрел карету и коней, кони как кони, низенькие, но выносливые. А вот карета удивила. Я думал там хлам, а нет. Приличная широкая карета, даже не карета, а дилижанс. Передние колеса меньше задник, две двери, три окна. А нет! Присмотрелся, открыл двери, одна дверь для пассажиров, вторая для конюха. Карета из двух отсеков, спереди два места с дверью и окном, и второй отсек побольше, два окна и посередине дверь. Там и шестеро поместятся. Сзади большой ящик для вещей. Но главное не это. На карете были лежачие рессоры, четыре штуки около каждого колеса. Я раньше видел только рессоры в виде ремней, на которых висел корпус карет. Но я особо не приглядывался.

— Что, оценил? — улыбался пьяненький папА. — Не трясет в этих каретах. Но дорогие, жуть!

— И почем купил? — заинтересовался я.

— Хм… Я не покупал её, как налог досталась. Барон, один из моих шести, не смог налоги заплатить, я и забрал.

— Он, наверное, был недоволен?

— Не то слово! Я правда пообещал отдать, когда он налог заплатит, но не выйдет уже. Да там налога этого! Голытьбы одна у меня.

То-то он с такой ценной вещью расстался, жаба задавила возвращать. Ну дареному коню в зубы не смотрят.

— Судя по зубам — лет десять лошадкам, — авторитетно заявил Бурхес.

Тьфу, такой афоризм испортил!

— По сравнению с тобой, это жеребята, — парировал наезд Филик.

— А ты не сравнивай меня с лошадью! — чего-то обозлился Бурхес. — Маги по триста лет живут, в отличии от королей.

— Да разве это жизнь? Я вот хорошо пожил, да и поживу ещё. — не уступал ему король.

— Вот это ты, зря, я так пожил в свое время, сейчас волосы дыбом становятся. Вот как-то по молодости меня занесло в ваши края, практика после академии была. И был там замок одного барона, с тремя женами, жившими каждая в своей башне…

А ведь придется ждать две недели после праздника, пока Ольче шестнадцать не исполнится. Иначе жениться можно только с соизволения сюзерена. Размышлял я, краем уха слушая Бурхеса.

— Да знаю я этот замок. Ты выходит всех трех жён осеменил? Почтенные бабушки они сейчас! — ржал в голос папА.

— Нет, была идея, их всех вместе собрать, но кроме барона были и его слуги в замке… — продолжал маг интересный обоим собеседникам рассказ.

Расходы, расходы, а ещё обратный путь. И явно он затянется. Милая моя, на лошади плохо ездит, да и карету не бросить. И что с толстожопиком делать? Денег у неё немеряно, да и сама интересная. Пока молодая, конечно. Но продуманная! Наверное, поищу жён в столице ещё! Вчерашний пансионат посетить надо бы.

— И все три родили неизвестно от кого! Да у нас про этот скандал до сих пор помнят, — шлёпал себя по ляжкам король, слушая бредни Бурхеса.

Или не бредни? Вот как детали то совпали? Задолбали старпёры! Отвлекают.

— Бурхес пора по делам ехать. Нам ещё в гильдию заезжать, да в пансионат вчерашний, — попробовал я отвлечь старика от воспоминаний.

— Что за пансионат? Ты смотри не передумай! И первая жена у тебя — моя дочка! — заворчал король.

— Думал трех сразу завести.

— Ну и зачем?

— Потом за невестами хлопотно ехать. Живу на отшибе.

— Да и не надо трёх тебе, возьми ещё одну и хватит.

— Я так и планирую, — заверил я родственника.

Мы собрались в путь, и я попрощался с невестой. Выдал ей на обновки пятьдесят золотых. Девочкам надо на одежду давать, это я с земли усвоил! Наказал всё потратить на себя любимую. Ольча таких денег сроду не держала, и аж всплакнула. Но была рада, ведь у них скоро бал. Можно было и настоять, чтобы она не ходила туда, ведь муж-то есть у неё уже, но я решил сделать ей праздник. Наверняка готовилась долго и мечтала об этом, а я обломлю. Мозги то у меня взрослые, женские потребности примерно понимаю.

— Гарод, надо ранг сдавать, и заклинание показывать, поехали сразу в гильдию, — подал голос Бурхес.

— Сначала пансионат вчерашний, — решил я повредничать.

В пансионате моё появление произвело фурор! Я понимаю девочки, мечтают вырваться со дна нищеты, но на меня пялились и вполне взрослые фемины, лет до шестидесяти.

— Барон! Рада вашему появлению, у девочек сейчас перерыв в занятиях, можете пообщаться.

— Вижу с лицом все хорошо, а начать хотел с личных дел воспитанниц.

— Ты походи дуралей, поосмотрись. Видишь ждут тебя, — шепнула леди Марчер.

Я прошелся по парку, мимо клумб с цветниками. Да, у них был парк! Военные не жалели денег на сироток, хотя, судя по одежде, сильно и не тратились. Одежда, к сожалению, показывала только общие контуры фигур, но по вчерашним воспоминаниям — можно любой пятерку ставить. Девочки, именно девочки, а не девушки, собирались кучками и щебетали, посмеиваясь и стреляя в мою сторону глазками. Я подходил вместе с Марчер, то к одной кучке, то к другой, и беседовал. Ну как беседовал, здрасьте, пару комплиментов, выслушивал дежурные глупые вопросы вроде «а вам какие глаза нравятся», и шел дальше. Постепенно мы осмотрели всех, кроме одиночек. А таковых было две. Одна нескладная, высокая, с надменным лицом, и вторая хрупкая девчушка с большими оленьими глазами, и черными как смоль волосами. Глаза, тоже черные, на удивление. А я её вспомнил! Стояла с краю на занятиях.

— Эта почти замужем, леди махнула рукой в сторону надменной, а эта изгой! — указала она на вторую.

— Ясно.

— Ну теперь можно и личные дела посмотреть, — Марчер развернулась и собиралась уходить.

— Подожди я с вашей одиночкой пообщаюсь.

— Ничего особенного, ещё и воровка, но дело твоё, — Марчер повела меня к оленихе.

— Свободный барон Гарод Кныш! — представился я ей.

— Мила, — кивком поприветствовала меня воровка.

— Мила у нас из семьи гвардейца, сирота уж как два года, девушка хорошая, но был случай воровства. Боюсь трудно ей мужа найти будет, — влезла директриса.

— Я не крала! Забрала свое! — проявила первую эмоцию девушка и её глаза наполнились слезами.

— Откуда у простолюдинки такое украшение? Да и твоя подружка, с которой ты приехала говорила иное. А она аристократка и врать не будет. Пошли Гарод, тут всё ясно!

Она опять развернулась и даже сделала пару шагов, но видя, что я не двигаюсь тоже остановилась.

— Гарод, я покажу тебе документы…

— Полк какой? — перебил я леди.

— Восьмой был. Этот кулон правда мой! — подняла на меня чёрные глаза Мила, полные слёз.

— Ты не сочиняй! — опять влезла Марчер.

— Леди Марчер, попрошу вас помолчать, иначе ещё слово и мы с вами поссоримся. Ясно выразился?! — разозлился я.

Леди на удивление, испугалась и вместо согласия, просто молча кивнула головой, чем немало удивила воспитанницу.

— Знаю восьмой, у меня охрана оттуда. Император дал.

— Вижу у вас знак боевой, зачем я вам барон? У вас большой выбор, любимец императора совершивший подвиг.

— Не говори глупости, я императора один раз видел, когда меня маг огнем жёг. — умолчал я о том, что это был свой маг, которому мы тупо мешали на проходе.

— Больно было? — ахнула Мила.

— Очень, чуть не обгадился, просто нечем было гадить. Отец и братья погибли там же.

— А мама?

— Мама раньше погибла, ты тоже сирота?

— Да, отец погиб, когда отражали набег теократов, а маму они увезли с собой за океан. Может и жива она. Мы на берегу жили тогда, мама всё время за папой ездила. Куда бы его не отправляли.

— То есть ты мир повидала? А я вот первый раз выбрался из своей глуши. Расскажешь, кто, где и как живет?

— Я не крала! Кулон мой был! — вместо рассказа сказала Мила.

Марчер на заднем плане закатила глаза, но поймав мой бешенный взгляд припухла.

— На бал идешь?

— Выпускной? Конечно! У нас это шанс понравится кому-то, иначе через год дадут мне двадцать серебрушек, узелок с одеждой и иди телом торгуй.

— Думаю не дойдет до этого.

— Я не крала!

— Да мне всё равно. Крала или нет, мне плевать. Хочешь вместе чего-нибудь украдем? Хочешь выкуплю твоё сокровище?

— Почему тебе плевать? Ты же жену ищешь, а кому такая как я нужна? А ты говоришь со мной уже долго, меня ночью побьют опять. Ты красивый и сильный.

— Кто тронет тебя, будет иметь дело со мной, руки на хрен оторву любому. И это буквально сказано, — я обернулся к леди Марчер.

— Ах! — прижала Мила ладошки к щекам, — Так не бывает, ты смеёшься надо мной?

— Когда у вас бал? — снова обернулся я к леди, но та ехидно показала на свой закрытый рот. — Да говори уже!

— Послезавтра, с началом праздников. И у нас будет два бала, один выпускной, второй императорский, но на него не все попадут. Милу не планировали, но если таково твое желание, то можем. Но у Милы и пойти на эти балы не в чем, только форма есть.

— Чё там по деньгам на одежду надо?

— Я не возьму! — запротестовала Мила.

— Пять золотых, не меньше, — авторитетно заявила леди.

— Вот тут двадцать пять, это для Милы, — отсчитал я золото под удивленные взоры окружающих. — Пригласишь меня на бал? — спросил я у Милы.

— Приглашу! Не возьму… — зашептала она.

— Так! Слушай меня! Воровать можно, бить можно, гадости недругам делать — вообще нужно! А вот с будущим мужем спорить нельзя! Пока нельзя.

— Так Гарод, подожди я хоте… — пыталась сказать Марчер, но я её не слушал.

— Я же простолюдинка! — пискнула Мила.

— Да мне всё равно. У меня уже есть одна невеста, она принцесса, дочь короля. Я тебе предлагаю стать моей второй женой.

— И-и-и-и-и, — закрутилась на месте Мила подняв руки над головой и став окончательно похожа на чудесную бабочку.

— Мила? Это значит да? — обеспокоился я.

— Я подумаю! Приглашаю вас на бал послезавтра. И если госпожа директор даст время я буду достойна вас, — гордо ответила Мила.

— Дам, куда я денусь. И сопровождающих найду и поселю отдельно, а то заклюют тебя в спальне. Подумает она! Ну надо же, — заворчала Марчер.

— Я согласен ждать и приду на бал.

— Гарод! Это верх легкомыслия, боже мой, какой ты мальчишка! Надо глянуть же бумаги было для начала. Я бы тебе дала…

— Контора пишет! — отмахнулся я. — А дашь потом! Если Мила не согласится, — пошло пошутил я.

— Ох, наглец! Повезло девочке. Гарод, а почему она? Ну миленькая и все.

— Миленькая? А глаза просто смерть мужикам! А задница!

— Да где ты там под платьем увидел?

— Вчера она была без платья, и стояла с краю, не выгибалась, как другие, просто ровно стояла, но такая красивая выпирающая попка, круглой формы, ножки мечта.

— Грудь мелкая.

— Родит одного-двух, рассосут.

— Ну ты ушлый, смотрел меньше минуты, а углядел её! А что, правда, у тебя принцесса в невестах? Прости, но не верится.

— Ольча Сетин.

— А-а-а, Сетин. Есть такое, вроде небольшое в джунглях, где-то. Тогда понятно.

— Ты неплохо географию знаешь я смотрю.

— Да не особо. Я упражнения для тела даю. Просто королевств, ханств, каганатов, эмиратов и прочих, в империи всего сорок девять. Твоя Ольча — из пятерки самых мелких.

— Упражнения для тела. Гы… — вспомнил я.

— Мальчишка! Герцогств кстати сто шестнадцать, а графств тыщи две с половиной, точней не помню.

— Я на тебя рассчитываю. Ей шестнадцать есть уже?

— Ровно. Три месяца назад исполнилось.

— Ну и чудно, сразу две свадьбы.

— Нельзя две! По правилам ждать надо месяц.

— Это мне тут ещё куковать сколько? — расстроился я. — А у меня там возможно братья Готриб замок осадили!

— Это не проблема, обручишься и в положенный срок она станет твоей женой, без свадьбы даже можно. Тем более она простолюдинка.

— Будет у неё свадьба! Ладно пора мне, в гильдию поеду пятый ранг получать.

Я вышел из пансионата к своим, терпеливо ждущим спутникам. Отметив, что они не сильно и скучали, беседуя с каким-то прохожим.

— Гарод! Позволь представить — управляющий постоялого двора в столице, Ульмер Дон.

— И зачем он нам? — спросил я кивнул мужику.

— Сорвались гости у меня, буквально час назад. И свободен гостевой дом на двенадцать человек.

— Прям дом? И размеры дома? Где находится? Цена за сутки?

— Находится неподалеку от имперской гильдии магов, в отдельном дворе, собственность императорского двора, сдавать могу лишь аристократам. Там четыре отдельных домика, ваш будет самый большой. От центрального проспекта меньше километра. Есть своя конюшня, и таверна с тремя десятками номеров, но все заняты.

— Ты цену сразу скажи и попрощаемся, — перебил его я. — Что толку слушать, всё равно надо смотреть!

— Цена двенадцать золотых в сутки, без обеда, но с завтраком.

— Не потянем, — сразу решил отказаться я.

— Но если снимете на пять суток, то цена будет десять! А если от десяти суток, то по восемь с половиной золотых за сутки!

— А если пятнадцать? — я прикинул время до свадьбы.

— Договоримся!

— Ну, поехали смотреть.

Уговорил он меня. Деньги есть, пока, и ещё надеюсь маги подкинут. День рождения императора и моё кстати, тоже через три дня, потом две недели ждать свадьбы с Ольчей. Можно и на пятнадцать дней снять. Десять золотых это на земные цены тысяч шестьсот восемьсот рублей! Вот где бизнес хороший. Но центр столицы, и праздник опять же.

— Ехали не быстро, но часа через два были на месте. Действительно от гильдии магов недалеко, мы её проехали, свернув в глубь от центральной улицы. Огорожено было не оградой, изгородь была живая. Но видно двор таверны не было. Таверна стояла на небольшом проулке, но была посещаемым местом. Это я понял по трафику гостей, что заходили и выходили из неё, и по количеству лошадей у коновязи. За таверной была конюшня, а ещё четыре плохо видных из-за буйной зелени домика.

— Близко как домики расположены, — начал сбивать цену я.

— Для столицы это ещё хорошо. Да и соседей вы даже видеть не будете, — ловко парировал Ульмер.

— Гостей много в таверне, того и гляди напьются и пойдут гулять рядом с нами.

— Нет, к домикам так просто не пройти. Вон в будке охранник, — кивнул управляющий на пару молодцов в униформе.

А сам дом понравился, два этажа, большой холл, лужайка перед домом, тоже наша. Решил взять, но у меня заплачено ещё у Марьяны.

— С завтра беру на пятнадцать дней, сколько стоить будет?

— Хоть вообще не живите, но плата уже сегодня начнется, — не согласился Ульмер.

— Ну хорошо, сколько на шестнадцать дней?

— Так, сто двадцать семь с половиной, если по десять, но скидка за долгий срок. Сто десять золотом!

— Сто пять!

— Сто восемь, меньше не могу.

Делать нечего отслюнявил ещё сотку с лишним, в кошеле ещё бренчит что-то, но очень грустно бренчит. Поехали в гильдию. Я, Ригард и маг. Двое остались устраиваться в домике. Бурхес наложил сигналку и малый охранный круг.

В гильдии нас не ждали, но были рады. Мы даже не успели дойти до нужного кабинета, как меня выловил правый служка из кабинета тезки.

— Гарод, удачно вы зашли. Пришла оценка за ваше заклинание. Вы теперь богатый человек!

— Я на пятый ранг хочу сдать и новое заклинание показать.

— Как интересно, прошу тогда за мной.

Тот же кабинет, тот же маг. Я опять залажу наверх и сажусь рядом со столом.

— Пятый ранг? — удивленной спросил он. — Показывай!

— Пока одно заклинание, могу исправить кожу, например, ожог магический.

— Друг мой, это не пятый ранг, ты пошутил?

— Пятый, пятый. — сказал Бурхес, — Мне он кожу поправил.

— У кого из наших ожог есть, — спросил Гарод Коллен.

Привели старушенцию, которая, впрочем, ещё молодилась. Ожоги были, но плохо видные. Тем не менее я убрал, за пару минут их остатки. Магия давалась мне легче и легче.

— Невероятно, но факт! Рассказывай подробнее, что за заклинание, — сказал Коллин.

— А что за цену мне предложила гильдия за прошлое заклинание.

— Гм… мы не очень богаты вопреки досужим домыслам, так что, прошу заранее войти в наше положение.

— У меня две невесты и свадьбы вот-вот, домик снял по конской цене, больше сотни золотых отдал. Прошу войти в мое положение, заранее прошу заметьте!

Глава 35

Я уже понял, что меня нагло кинут, но решил отыграть роль до конца.

— Мы выдадим вам двести золотых! Это намного выше среднего за заклинание четвертого ранга!

— Я благодарен вам! Надеюсь это без годового содержания за пятый ранг?

— Конечно! — обрадовался тезка.

— Что же! Тогда прощаемся! — я кивнул головой и спрыгнув пошел к выходу.

— Минуточку! Чтобы получить деньги вам нужно подписать документы о передаче всех прав на заклинание нам, и вы хотели показать новое заклинание! Оно нас признаться впечатлило! — заторопился Коллин.

— Если не подпишу отказ, то денег не будет? — остановился я.

— Разумеется! Так у нас устроено!

— А как вы будете контролировать меня?

— Ментальный маг. Пожал плечами Коллин.

— Будете лазить у меня в голове? Ну уж нет! — решительно отказался я.

— Лазить в голове не так просто, а вам нужно раз в год отвечать на вопросы, а маг всего лишь проверит правдивость ваших слов.

— Тем не менее, я все-таки не буду передавать вам права, а попытаюсь продать его, но не гильдии. А уж про новое заклинание вообще забудьте!

— Эх, молодость, так не справедлива к старости! А ведь я всегда был, на твоей стороне, и даже когда…

Не слушая его бормотание, я направился к выходу. Уже на выходе меня поймал помощник Коллина, и фальцетом крикнул.

— Двести пятьдесят!

Я хотел было показать ему средний палец, а потом подумал и решил! Какого черта! Вот вам! Я вытянул правую руку, сжав кулак и ладонью левой, ударил по сгибу локтя! Кулак качнулся от амплитуды раза три. Да, такой жест, на планете не был известен, но мне показалось, что помощник и сам Коллин, спешащий к выходу, прекрасно поняли мой посыл.

— Остановите его! — крикнул запыхавшийся тезка охранникам на входе.

Те, не разобравшись, вытащили мечи, и один из них приставил меч к моему горлу! Вжик! Дзинь! Шмяк! Свистнул меч Ригарда, упал меч охранника, а следом упал обрубок руки его же. Ригард, ждал меня на входе, и не стал позволять угрожать мне убийством, попросту отрубив руку наглецу! Второй охранник, опешил, но сделал шаг назад опустив меч, обрубок руки его коллеги обильно поливал своего напарника. В зале стало заметно тише, те кто видел эту сценку, просто онемели.

— Бунт? Барон под защитой императора! — сказал Ригард.

— Прекратить! Не трогать его! — запыхавшись крикнул тезка охраннику, подбегая к нам.

Две секунды на остановку крови, пара команд и раннего охранника, вместе с обрубком кисти потащили вглубь гильдии, а любопытных стало больше. Сильно больше! На нас смотрели все!

— Барон, что вы за клоунаду устроили! — возмущенно завопил Коллин.

И уперся грудью в меч Ригарда.

— Барон, убить этого хама? — спросил он.

— Выслушаем для начала, — ответил я.

— Что? Убить? Да я одним движение пальца сотру вас в порошок обоих! — раздухарился Коллин.

— Выслушали! Пошли!

Я развернулся и пошел к коновязи, следом шел Ригард в оглушительной тишине.

— Барон прошу простить хамское поведение и моё и других гильдейских лиц! — крикнул в спину тезка.

— У вас две минуты господин маг! — опять остановился я.

— Это стандартная цена, стандартная процедура и вам ответственно заявляю…

— Что-то ещё будет кроме пустых слов? Время идет. — утомленно интересуюсь у него

Ну, задрали они меня, че им от меня надо? Заклинание, я им передал, продавайте, я вообще уверен, что больше мне не заработать. На кой им я теперь?

— Сколько вы хотите за заклинание, за эксклюзив на него, за новое заклинание, за эксклюзив за него тоже. — наконец пошел в правильном направлении представитель гильдии.

— А вот щас не понял! Я же вам заклинание молнии передал вам уже.

— Не передали, пока нет договора и оплаты от нас, мы не имеем право его использовать!

— Вот где собака порылась! Ну Бурхес! Ну гнида! И про это умолчал! — поразился я.

— Ай! Пообещал ему после вашего контакта омоложение вне очереди, вот он и хитрил, но волю императора не нарушал! — отмахнулся Коллин.

— Я не знаю, сколько стоит, буду узнавать! Да магия четвертого, но бьет то сильно! Выясню, на какой ранг заклинание, и потом пообщаемся.

— Барон, может, вернемся в кабинет! — предложил Коллин. — Тут уже народу много.

И действительно, зеваки толпились рядом, но к нам не приближались.

— Именно из-за своей низкоранговости оно и интересно! Это позволит призывать для военных действий кучу низкоранговых магов! Вы как патриот империи должны же понимать, как это поможет императору. Вы же патриот?

— Я уже помог императору! — я указал на свой знак доблести.

— Я помню!

— Есть вопросы патриот я или нет?

— Хорошо! Две тысячи за оба эксклюзива! Думайте, и прошу нас навестить завтра!

На этом мы расстались, и я провожаемый взглядами окружающих сел на коня и поехал в старый дом за вещами. По дороге я излил душу Ригарду, про предательство Бурхеса. Но он неожиданно меня не поддержал.

— Он старик, лет двадцать ещё прокоптит, а омоложение добавит лет пятьдесят к жизни ещё и форму поможет вернуть физическую.

— Его доводы мне понятны, мне с этого что? Так бы накопил денег и сделал омоложение.

— Лекари расписаны все, там и за деньги нельзя попасть на прием. А стоит оно дорого, в среднем пятьдесят тысяч золотом, а ему, наверное, и скидку сделали. Для него это вопрос жизни и смерти. И да, я считаю, он схитрил, но не предал. Вспомни, он тебя уговаривал продать заклинание?

— Нет, но и отговаривать не стал.

— Гарод! Он решил угодить обоим! Он знает тебя уже немного, и был уверен, что ты за копейки не продашь!

— Ну, не знаю! — засомневался я.

— Попробуй дать ему шанс, ведь все что ему по-настоящему нужно, он уже заработал!

— Я подумаю.

Добравшись до домика Марьяны, я пошел беседовать с ней. Нет, я не собирался забирать задаток, хотелось наоборот расстаться друзьями, ну узнать, что там с плащом у нас.

— Гарод! Я рада, что ты вернулся! Все готово, и есть ещё небольшой остаток с обрезков шкуры, сотню забрали за твою одежду, и ещё двадцать пять деньгами!

— Давай пойдем мерить! — улыбнулся от души ей.


Плащик был отличным! Очень приятного цвета. Он застегивался, на шее, не надевая рукава, или можно было их одеть и застегнуть плотнее. Плюс капюшон. Мне понравилось, а деньги лишние не были. Посчитал остаток, на руках триста тридцать два золотых, и немного серебра с медью. Хотя тут в столице, другие монеты кроме золота не так уж и нужны. Ещё и гильдия заподлянку кинула с оплатой. Заклинание косметическое стоило дорого, я конечно доказать это не мог, но сердцем чуял. А вот боевое надо продавать, иначе не хорошо выйдет, вроде война на носу, и куча магов маленьких рангов с ним уже вполне реальная сила! А ведь до императора это, точно дойдет. Такое усиление своей армии перед войной он отследит, и я буду некрасиво выглядеть. Хотя, с другой стороны, деньги нужны. Марьяна щебетала, показывая одежду для меня и остальных.

— Слушай, я хотел тебя позвать пожить в центре, поработаешь гидом и советчиком.

— Ты съехать решил? — уловила она главное.

— Решил, уже снял домик недалеко от гильдии магов.

— Ясно, — потупила глаза она.

— Так поедешь? Домик большой, а ты реально нужна мне.

— Задаток заберешь или?

— Или.

— Хорошо. Сегодня заночую тут, а завтра поеду с утра к вам, расскажи подробнее.

Мы вместе со слугами и Маликом уехали на новое место. Вещей накопилось! Надо ещё одну лошадь брать, для вещей. Решил по цене на заклинание узнать у своих новых знакомых, у леди Марчер и у папы Ольчи. С тоской смотря на витрины магазинов я подъезжал к новому дому. Ну нет времени даже по лавкам походить! Завтра вот с утра поеду разбираться с ценой на заклинание. Отличный повод ещё больше наладить отношения с папашей. Вот и таверна. Мы спешились и стали проходить к себе в домик, и что я вижу? Бурхес собственной персоной трётся около лужайки, не заходя в дом.

— Пришел обновить заклинания сигналки, — не глядя мне в лицо заявил предатель. — Прогонишь?

— Заходи уже, я остыл чуток. Но если ещё один такой закидон, то пинок в морщинистую жопу и скатертью дорога!

— Коллину выделили семь тысяч золотом на оба заклинания, — торопливо сказал Бурхес.

— Веры тебе нет, я сам цены уточню.

— Есть верхний предел цен, для магии четвертого ранга это две тысячи пятьсот монет, для пятого четыре тысячи пятьсот монет, — усмехнулся он.

— За эксклюзив?

— Ну, сам то ты можешь пользоваться любыми заклинаниями своими, учить других нельзя.

— За две пятьсот я бы отдал сразу, зачем меня бесить надо было? Теперь человек из-за ваших игр без руки остался!

— Ты про охранника? Да уже давно пришили руку ему. И две пятьсот не даст, две тысячи максимум за эксклюзив — это возможно.

— Где ж ты раньше был.

— Я не мог советовать, это было условием омоложения моего. Мне сто семьдесят лет, последний раз омоложение было лет пятьдесят назад, и я ждал его столько же. Очереди! А тут такой шанс.

— А сколько маги живут вообще?

— Я знаю человека, которому восемьсот семь лет.

— А императору сколько? — заинтересовался я.

— Уж это надо знать! Ему и будет восемьсот восемь.

— Да, это я должен знать. Ладно за две тысячи я отдам, а за второе — пятого ранга, хочу много. Красота — это такой товар, за который женщины будут платить дорого!

— То есть продавать не будешь? Ну твое право, только в глуши ты не заработаешь много.

— Мысль логичная, но мне и не к спеху.

Лёг спать, размышляя куда потратить деньги. Самое логичное — в собственную безопасность. Может вместо денег артефакты попросить? Так обманут же опять. Две тысячи хорошая сумма для меня, ну и ценность моего закла преувеличена, ведь с четвертым рангом его на большое расстояние не сможешь использовать. Пока ты его подготовишь, тебя уже сто раз из арбалета застрелят или копьем проткнут. Но, оно понизит минимальный уровень боевого мага — это точно!

Утром, взяв всех четверых гвардейцев, я поехал прямиком в гильдию. Вместо поездок к родственнику лучше по лавкам и магазинам пройдусь. Охранники без звука пропустили нас в гильдию, но маг Гарод Коллин был занят и не принимал. Вместо этого меня принял и довольно радушно, здоровенный дядя, двух метров росту, накачанный почище Ригарда.

— Ну вот мы и встретились! — зловещим басом сказал дядя.

— И вам не хворать! — ответил я, оглядываясь в кабинете и ища пути отступления.

— Маг пятого ранга барон Гордон Шмит, я занимаю должность заместителя казначея гильдии.

— Меня вы знаете или мне представиться? — спросил я.

— Не каждый день появляются новые заклинания, я узнал о вас всё, что смог. Но хотелось бы беседовать не об этом.

— Интересует права на заклинания? — спросил я в лоб.

— Да, за первое даю максимум что мы имеем право дать, без собрания конклава магов. Две тысячи пятьсот золотых.

— Даже так? А мне сказали, что максимум не дадут, и больше двух тысяч не получить.

— Расписались бы вы все равно за две тысячи пятьсот, усмехнулся барон.

— Остальное чья-то доля? — понимающе ответил улыбкой я.

— Вот именно. Вы своим заклинанием пользоваться можете, а все остальные права у нас.

— Я, и члены моей семьи, имеют право на использование, две тысячи пятьсот золотых, и помощь с подбором артефактов.

— Договорились! — сказал Шмит, доставая мешок с золотом. Здесь ровно две тысячи пятьсот монет, двенадцать с половиной килограмм золота. Унесешь?

— Своя ноша не тянет, унесу.

— Теперь по артефактам, тут выбор большой, ну и у тебя я вижу знак доблести, это сам по себе сильный артефакт.

— Я знаю, живность меня трогать не будет.

— Там маленько другой механизм, живность не только вас игнорирует, но и расположена к вам, если вы захотите. Ещё стоит температурный блок, мороз и жара вам не страшны. И последнее. Он улучшает память носителя. Но последнее не афишируется.

— Я бы хотел артефакт с зашитой от дальних атак.

— Таких много, атаки магические или бросковые?

— И те и те, и от магии, и от стрел.

— Лучший вариант армейский, для сотников, и по деньгам и держит много ударов. Ну и в деле был не раз, само собой разумеющееся. Цена четыреста сорок для военных, и раза в полтора выше на рынке. Вам ввиду особых заслуг, — он кивнул на знак, — Скидка от минимальной цены, пять процентов. Итого четыреста восемнадцать золотых.

— Может, для усиления удара ещё чего посоветуете?

— Господь с вами, ваш меч и так зачарован на скорость, силу, и прочность, я так понимаю работа мамы?

— Мой меч? — удивился я, вытаскивая простенький, не украшенный ничем меч, — Мама дарила мне его на десять лет.

— А вы и не в курсе? — усмехнулся Шмит. — А на шее медальончик знаете про что?

— На шее? Точно что-то висит, — удивился я, снимая медальон отца. Зачем я его одел не помню.

— Это очень мощный артефакт, но ворованный и разряженный. Он даёт защиту от скрытой угрозы. «Открывающий взор» украден в академии центрального королевства Цон, видимо вашей мамой. — Шмит откровенно забавлялся.

— А почему разряжен, и почему украден? — тупил я.

— Разряжен скорее всего в бою с пиратами, мне сразу показалась странной история с ними, уж как-то легко вы их раскрыли, очень невероятное событие. Видя медальон, я понимаю, что это он сработал.

— Что-то папе он не сильно помог.

— И не мог помочь, ведь его бил свой маг в спину, а от магов выше двадцатого уровня ни один имперский артефакт не спасет.

— Значит мама украла, и что теперь с ним будет?

— Ничего! Зарядишь за двадцать золотых и носи. Эти дятлы его списали в какой-то заварушке. И они ему официально не хозяева. Ты не крал, тебя наказывать не за что.

— Уф, гора с плеч. А вы информированный человек.

— Шутите? Это моя работа! Есть ещё перстенек дешёвый на яды и отраву, и браслет на обезболивание неплохой.

— Это цепочка, а перстень, да, сам купил. А есть боевой артефакт, хочу ещё на ночное зрение, бытовые артефакты тоже неплохо бы.

— Послушай Гарод, возьми только защитный, не надо тебе никаких зрений, а мощные боевые стоят дорого. И что там по второму заклинанию?

— Не продаю, сам потом буду пользоваться им.

— Но регистрировать надо, иначе может кому другому в голову придет.

— Готовь бумаги — вздохнул я.

А ведь Бурхес говорил, нет тут патентного права, а у магов оказывается есть, думал я, подписывая бумаги. Из гильдии я выходил довольным магом пятого ранга. Положенное годовое содержание за новый ранг я взял и не побрезговал пятью золотыми. Две тысячи шестьдесят семь золотом, итого почти две тысячи четыреста золотых на руках! Третью жену — нафик! Хватит пока двух.

Заехал в дом, и там спешился. Решился день просто погулять, взял с собой Лиску. Гордым богачом я прошелся до первой книжной лавки. Полный список заклинаний на пятый ранг из сорока двух томов стоил пять тысяч золотом! Я покупать не собирался, но понял какие деньги тут крутятся. В книжном я купил этикет по танцам, мне ведь завтра на бал идти, почитаю. Купил карты центра империи вплоть до моря, буду выбирать путь сам, без Малосси. Томик заклинаний бытовой и хозяйственной магии, воду там согреть, осушить землю, охлаждающая маги, вплоть до заморозки, это двенадцатый ранг. Отдал двадцать шесть золотых, и облизнулся на полную историю империи за последние тысячу лет. На неё денег хватало, но восемьсот золотых жалко. Прошелся я и до лавки специй. Редкие масла, приправы и специи, ещё минус девятнадцать золотом, хотя Лиска облизывалась на всё содержимое лавки. Желая поощрить её, купил ей ещё одежды на два золотых с мелочью, рабыню в ней теперь не узнать, да вела она себя с достоинством. В лавке украшений я выбрал невестам подарки, набор подвеска, серьги, кольцо. Золото и сапфир для Ольчи, и серебро и аметист для Милы. Ещё минус двадцать два золотых. Финишировали мы на рынке рабов. Трёхъярусный рынок торговал, всем! Тут были и рабы и долговые, и закупные. Всё сортировалось по цене. На верх я не полез, не по карману, внизу смотреть не на что, а вот на среднем ярусе я купил мужика. Собственно, это был лекарь, но не маг, а самоучка. Но мог многое, и кости сложить, и вывих вправить, и травы знал разные. Вид у него был страхолюдный. Ростом с Ригарда, такой же накачанный, но на удивление тихий голос. Просили за него сорок золотом, но продавал хозяин, молодой парень, который получил наследство отца и конвертировал его в золото. Двадцать пять золотых, неплохо я торговался. Поселю его в деревне, пусть лечит народ. Напоследок, зашли в кондитерские лавки и купили сладостей моим невестам, минус четыре золотом. Итого день покупок обошелся мне в девяносто восемь золотом.

Глава 36

Вечером приехала Марьяна и мы разучивали единственный танец, самый простой, но обязательный на балах. Нечто вроде нашего вальса, только медленнее и ближе друг к другу. Потом я проверял полученный артефакт, он неплохо держал стрелы в упор. Два десятка выстрелов защита отбила, прежде чем зарядка начала падать. Было и занятие по бытовой магии. Бурхес помог разучить заклинание звукового полога из купленной книжки. В продолжение занятий, я на ночь позвал к себе громкую Лиану. Поставил полог, дал ей возбудителя из щупальца и устроил ей секс марафон. Утром уточнил — у нас было тихо как в могиле. Очень полезное заклинание! Лиана уже обтесалась и не выглядела крестьянкой, вполне приличная девушка. Замуж её за кого теперь выдавать? В деревне и нет никого достойного. Утром начал опять разминаться, потом тренировка с копьем, потом я тренировал ребят. Сегодня начинались праздничные мероприятия, мой бал аристократов и бал Ольчи завтра, а сегодня выпускной у пансионата. К выезду на него я готовился основательно, лучший костюм, все артефакты, знак доблести и плащ. Со мной поехали Лиска, три гвардейца и Бурхес. Лиску взял на всякий случай.

Кавалькада из шести всадников добралась до пансионата после обеда.

— Гарод! Мы рады вам, — расцвела на входе пожухлая училка неопределенных лет, надетая в нарядное платье, но слишком короткое.

— Не мог не посетить вас! — учтиво приветствовал я.

Кроме меня, была куча другого люда, и военные, и купцы, и чиновники. Слетелись на молодое мясо, с недовольством подумал я. Но тут же настроение улучшилось, темноволосый смерч засосал меня обняв всеми конечностями сразу.

— Гарод! Ты приехал! Посмотри какая я нарядная! — отцепилась наконец от меня невеста.

— А были сомнения?

— Ни малейших! — за неё ответила подошедшая леди Марчер.

— Да! Я знала, что ты придешь! А они говорили!

— Мила, отцепись от барона, это неприлично!

— Кто говорил? — улыбаясь против воли, спросил я.

— Да одноклассницы все. Мне завидуют!

— Они должны мне завидовать. Ты красотка! — не покривил я душой.

— А-а-а-а-а, — счастливо закружилась девчонка. — А когда мы поженимся?

— Недели через две, и сразу уедем домой в баронство, — предупредил я.

— А можно будет хоть денечек походить по столице? Ты всё видел уже, наверное, а я в первый раз тут.

— Да ничего не видел особо, вчера походил по магазинам. Вот кстати тебе подарок! — и я, взяв подарки у стоящей рядом Лиски, отдал их Миле.

Подарки зашли на ура, и сладостям обрадовались не меньше, чем комплекту украшений. Моё чудо мелькнуло в комнату, одеть комплект украшений и отнести сладости, а я смог наконец рассмотреть в чем она одета. Белоснежное короткое платье, пышное в нижней части, туфельки и желтые атласные ленты обвивающие ноги от лодыжек и уходя под юбку. Смотрятся лучше, чем чулки даже, решил для себя взрослый кобель с земли, внутри восхищенного местного Гарода.

Минут через сорок нас позвали в столовую, где уже организовали фуршетные столы. Нанятые музыканты пока негромко наигрывали музыку. Есть я ничего не хотел и просто любовался невестой. Она, шурша платьем, что-то щебетала мне, но я пропускал это мимо ушей. Наконец открыли бал, и я пригласил Милу на танец. Народу было человек сто, но девчонок около тридцати, и десятка полтора училок, разного периода свежести. Остальные, мужики в форме и без, красавцы и толстопузы, пареньки вроде меня и дедки вроде Бурхеса. Мила явно привлекала внимание, одета она была, как бы не лучше остальных, и уж точно сексуальнее. Директриса постаралась, подумал я, домучивая обязательный танец.

— А ты не очень хорошо танцуешь, — без задних мыслей ляпнула невеста и тут же прикрыла руками ротик. — Ой! Прости!

— Что есть, то есть. Со мной сильно не потанцуешь, но, если хочешь, можешь потанцевать с другими.

— Ты что отказываешься от меня! — возмутилась она.

— Мила! Это всего лишь танцы, и ты долго ждала этого дня. Танцуй не заморачивайся, я рядом, если что. Тем более на тебя смотрят с интересом, пользуйся пока не замужем, и я не против.

— Барон, позвольте пригласить вашу даму на танец, раз вы не танцуете!

Высокий статный красавец в мундире сотника и со знаком доблести пятой степени пригласил мою невесту.

— Можно? — спросила Мила, глядя, не мигая на меня.

— Раз моя невеста не против, то я тоже! Танцуйте сотник!

Мила и безымянный сотник закружились в сложном танце, а ко мне тут же подлетела разбитная девушка с высокой грудью, выпирающим из форменного платья.

— Барон! Вы уступили свою невесту? Можно я пока займу вас? Меня зовут Ирила, и я наслушалась от моей подруги Милы про вас.

— Не уступил, а разрешил потанцевать — это раз, мне не скучно — это два, и Мила говорила, что у неё нет тут подруг — это три.

— Ну да! Но мы были соседками по комнате, и я её не обижала, она меня даже на свадьбу пообещала пригласить.

— В таком случае, можем пообщаться. Ты тоже из семьи военных?

— Что? Нет! Мой папа был чиновником, и его казнил император, а меня определили сюда.

— Сочувствую, но наверняка ваш отец заслужил.

— Не знаю, я была маленькая, лет пять мне было и плохо помню. Но близких людей у меня нет, и ко мне никто и не приходит, меня поэтому и определили в комнату к Миле.

Тут танец закончился. Мила вырвала почти с усилием, ладошку из рук сотника и направилась ко мне, но её перехватил пузан средних лет. Мила растерялась и смотрела на меня, я, подумав кивнул поощрительно, мол танцуй. Танцуй пока молодая, раздалась песня в голове. Вспомнил.

— Не расстраивайся, найдешь себе ещё свое счастье, ты такая молодая ещё. — сказал общие слова я Ириле.

— В пансионате жить можно, пока тебе не больше шестнадцати лет, и месяцев через пять мне придется отсюда уехать. Накоплений нет, знакомств нет, но я не унываю.

Да она пьяная же! И где взяла? Запах был сладким, наверное, пила вино.

— Пока молода есть шанс сделать карьеру шлюхи. Барон вам шлюха не нужна в замке?

— У меня маленький замок, да и что ты можешь в шестнадцать лет, наверное, даже не целовалась ни разу.

— Слишком хорошо обо мне думаешь, например, нынешний партнер по танцам Милы драл меня неделю назад, и вообще за год, человек десять было.

— Вас выпускают что ли? А про Милу что скажешь? — мне стало резко интересно.

— Нас не выпускают, к нам сюда приводят. Про Милу я ничего не знаю, но многим бедным девочкам приходится иногда отдыхать с попечителями пансионата.

— Первый раз слышу, но мою помощь ты уже заслужила. Не переживай, короче, прикрою тебя со всех сторон.

Чувствую у меня назрел разговор с директрисой. Тут я увидел, что партнер по танцу начал позволять себе лишнее, он ухватил Милу за задницу и тискал, а Мила, отчаянно пыталась разорвать дистанцию глядя умоляющим взглядом на меня. Я хищно улыбнулся и пошел сквозь зал к ним. Не хотелось устраивать скандал и портить праздник, выведу этого козлину, и убью в сторонке. Ярость билась во мне бешенной волной. Но я не успел, раньше меня к парочке подскочила леди Марчер и вырвала из лап похотливого сатира Милу, а затем врезала по морде чинуше.

— Сука! Я сгною тебя! — зашипел, брызгая слюной тот.

— Мой друг, не стоит нервничать. Пойдем подышим, у меня к вам деловое предложение.

Я обнял наглеца и потащил, не взирая на его сопротивление к выходу, благо было недалеко от входа. Играла музыка, и довольно громко и особо никого эта сценка не привлекла.

— Ты кто мальчишка? Отпустил меня, быстро! Я глава бюро в канцелярии императора по проверке состояния дел в домах воспитанниц!

Тем временем, я с помощью подоспевшего Ригарда, уже утащил хама в ближайший учебный кабинет. Вжик! Голова слетела с плеч чинуши и упала на пол, а обезглавленное тело падая заливало кровью столы и стулья вокруг.

— Ты теперь просто голова, — сказал я, подняв окровавленную бошку за волосы.

За спиной зажав рукой рот от ужаса стояла Мила и леди Марчер. Ригард быстро закрыл комнату, от зевак.

— Ты что, подкладываешь девочек под мужиков? — мой меч упёрся в горло Марчер.

— А-а-а. О-о-о. Ы… — она не могла произнести ни слова.

— Такое было всего два раза! — выдала с головой директрису Мила и зарыдала в голос.

— Я не могла отказать, у них огромная власть, меня могли просто казнить, подставив! — начала оправдываться Марчер.

— Продолжай!

— Маленьких мы никогда не выдаем, а те, кто созрел и за кого некому заступиться в их власти. Милу этот, — она кивнула на голову трупа, — брал два раза и давно. А тут увидел её такую красивую и воспылал.

— Я ему сказала, что у меня жених барон.

— Почему ты мне раньше про это не сказала? Нет у тебя никакого жениха больше. Подарки оставь себе.

— Нет!!! — заистерила Мила, — За что? Я ничего не могла сделать!

— Могла! Могла сдохнуть, а не даться, могла убить его, могла мне рассказать сразу, как я сделал тебе предложение.

— Я не успела! Я хотела! Я боялась! — отвечала на все вопросы она плача.

— Теперь ты! Отвечай на вопросы и поживешь немного. Узнаю, что соврала, жить будешь недолго и не счастливо — обернулся я к директрисе. — Ясно?

— Да, ясно!

— Давно это происходит? Кто брал Милу кроме этого?

— Только он два раза, ему не понравилась и больше никто и не претендовал. А как давно, не помню, лет десять не меньше.

— Кто это тип, и кто ещё брал девочек, давай поимённо, когда и сколько.

— Это глава бюро канцелярии — Ускат Пиф. Бюро нас курирует, и они могут придраться к любой мелочи или закрыть глаза. Берут обычно тех, за кого заступиться некому. Из этого потока и тех, кто младше классом, восемь человек брали. Всего было человек десять гостей, список напишу. За всё время их было человек сорок. Обычно это попечители или друзья Уската, или те, кому он хочет сделать одолжение или подарок. Раза два-три в месяц нас навещают.

— Им, что борделей мало? — удивился молчавший Ригард.

— Им тут интереснее, — пояснила Марчер.

— И во всех пансионатах так? — спросил я.

— Не думаю! Мы бедные, и зависим от бюро больше других, и много сирот у нас беззащитных.

— Пиши участников — говорю я директрисе.

— Что скажешь? — спросил я у Ригарда.

— Раньше не мог спросить? Вообще ты в своем праве, праздник только завтра, пока убивать можно. Но я уже боюсь за завтра!

— Поясни.

— На праздники запрещены драки, убийства, дуэли, за любой конфликт могу обезглавить — оскорбление императора. И я боюсь за тебя, ты реально без головы иногда, не пацан, а машина по убийству.

— А то, что я убил чиновника?

— Тоже не мог сразу спросить? Научил мечом махать на свою голову! Будет разбирательство, тебя оправдают, есть свидетели, оскорбление делом, девочку ментально проверят, на то, что она говорила про жениха.

— Ну слава богу, — обрадовался я легкому разрешению конфликта.

— Это формально! А есть члены семьи, друзья, подельники и прочее. От них добра не жди. Бежать надо с этих именин. Все дела сделали, Ольчу в охапку, нанять охрану, сотню конных и домой. Туда если полезут, то каждый человек на виду.

— У меня другие планы, вырезать всех, кто сюда ходит.

— Гарод! Ты слушай старших! — скрипя пером посоветовала леди.

— Вызывай тогда службу безопасности империи, они такие дела любят. Но врагов сильно не уменьшится.

— А почему любят? — спросил я.

— Преступление против лиц, находящихся на попечение императора, это коронное преступление. Распутать легко, опасности минимум для них. Считай готовый знак доблести валяется на дороге.

— Давай вызывать.

— Уже, — в кабинет залезла голова Бурхеса.

— Ты чего подслушивал? И как ты так быстро вызвал?

— Да, как увидел этот «блудняк», так и вызвал.

Блудняк — он произнес на русском языке к моему неудовольствию.

— Ждем тогда. Ты написала? — обратился я к Марчер.

— Да, вот, вроде всех вспомнила.

— Иди зови убрать здесь все. Теперь с тобой! — я развернулся к Миле.

— Я тебя простил, но насчет женитьбы подумаю.

— Я понимаю, мной уже пользовались, кому я нужна.

— Да хоть целый полк у тебя между ног побывал! Я отказываюсь потому, что ты сразу не сказала мне. Насчет этого покойника — ну было и было я тебя не виню, тут ты жертва.

— Правда! И я тебе призналась, ты просто прочитать не успел, в кармашек я тебе положила записку, когда обнимала тебя. Думала после бала рассказать всё, если сам не прочитаешь до этого.

И точно, в кармашке для мелких монет пояса лежала записка, я открыл и начал читать записку. Милый любимый Гарод, я не достойна тебя… пропускаем… меня изнасиловал… я боялась… не простишь, то умру!

— Дитя! Поедем со мной до моря, до этого времени решу. А щас, не реви и иди танцуй. Это мой приказ!

И она, вытерев слезы, послушно ушла в зал, а в комнату ворвались два служащих и начали убирать кровь и завернув тело в ковер утащили его неизвестно куда. Я вышел в зал и наблюдал за балом, попутно читая список. Восемь фамилий, два купца и шесть чиновников разных рангов. Мила, словно отойдя от смерти, веселилась как в последний раз, танцевала ещё раз с сотником, отчего тот влюблённо таращился на неё остаток вечера. Через час-полтора, прибыли из службы безопасности, два мага, шесть военных и старший чиновник.

— Арестовать! — он указал на меня, выслушав Марчер и охранников пансионата.

— Башка лишняя? — удивился Ригард. — Вот у одного лишняя была, барон помог ему. Нужна вам помощь-то?

— Чего это?

— Во-первых кавалер знака доблести двенадцатой ступени подлежит аресту только по указанию главы службы, у вас оно есть? Во-вторых, нападение на лицо, охраняемое императором это бунт! Я обязан буду пресечь.

— Гм… в таком случае прошу прощения, а я ещё гадаю, что тут гвардия императора делает. Тогда прошу сообщить ваш адрес и не выезжать никуда.

— Вы, надеюсь, допросите директрису с помощью ментальной магии? Надо арестовать и сообщников преступника, — спросил я.

— И где я вам мага восемнадцатого ранга найду для допроса?

— Я тут! — представился один из магов, — Я как раз с целью быстро установить истину.

— Вы тут сами по себе, навязались на мою голову — недовольно скривился чиновник.

— Не сами! У нас предписание от гильдии магов на защиту мага пятого ранга Гарода Кныша. Хотите повоевать или будете делать свою работу? — влез в разговор второй маг.

— Хорошо, не будем спорить. Приступим! — развел руками следак.

Бал затянулся ещё часа на три, мы с Милой удрали с бала и болтали в беседке на улице. Потом к нам присоединилась Ирила, и я предложил ей поехать ко мне помощницей в замок. Мила не была довольной, но чуя вину была согласно на всё.

— А может сбежим из этого гадюшника? Выпуск прошел имеете право!

— И куда? У вас дом в столице? — спросила пьяненькая и готовая на всё Ирила.

— Угадала. Домик! Я его снял на пару недель.

— Я пойду собирать вещи, — загорелась Мила.

— Джун! Проводи девочек. Малик найди карету, если надо купи.

— Не надо карету, — услышал я за спиной голос второго мага. — У нас есть карета, мы довезём вас.

— А расследование?

— Я здесь для твоей охраны, от гильдии магов. Маг семнадцатого ранга Тайрум Растин. Мой коллега останется тут и проследит за сбором улик, но уже скоро и они уедут.

— С чего такая щедрость от гильдии? — усомнился я.

— Приказ! — пожал плечами маг.

— Ты думаешь дело могут замять? — спросил я у Тайрума.

— Чинуши, покрывают друг друга очень часто.

— Маги тоже, — усмехнулся Ригард.

Девочки вернулись минут через десять, что по женским меркам очень быстро.

— Гарод, я пыталась тебя предупредить, чтобы ты не брал Милу, — подошла ко мне Марчер.

— Я помню, но это хороший выбор для меня, я забираю её и подружку.

Нашла чем меня испугать, я как-то на земле год жил с проституткой — но бывшей! И всё у нас было хорошо и в сексе, и в жизни.

— Вообще, так не принято, мы должны их подготовить, есть целый ритуал… — начала говорить она.

— Да мне всё равно! Забрал и забрал, если кто против, брюхо вспорю.

— Верю-верю, — она отошла прощаясь.

Карета была неказистая снаружи, но удобная внутри. Рассевшись, мы двинулись в обратный путь, карета и шесть конных.

— Гарод, что хочешь делай, а завтра любой конфликт опасен для тебя. Император шутки не шутит, — волновался Ригард.

Глава 37

Доехав до дома уже затемно, я завалился спать. Девочек, ввиду нехватки комнат, уплотнили с Лианой, а Лиска и Марьяна жили отдельно. Надо будет решить завтра по отъезду, или Ригард меня пугает?

Утром выяснилось, что не пугает, меня ждал посыльный из имперской канцелярии.

— Ригард, меня вызывают по вчерашнему инциденту, собирайся.

— Бурхеса с собой бери как свидетеля, — посоветовал он.

— Гарод ты надолго? — выскочила егоза Мила.

— Не от меня зависит, но у меня сегодня планы, на именины императора во дворец поеду.

— А я, наверное, на имперский бал и не попаду, — загрустила девчушка.

Ехали мы быстро, пуская коней вскачь, и добрались бы быстрее, но народу на улицах города прибавилось.

Приехав в канцелярию, мы все втроем подошли к знакомой конторке. Лысый крепыш, отправил нас на третий этаж в приемную главы южного сектора графа Агве Сан.

— Большой начальник, — шепнул мне на ухо Бурхес.

Большая приемная, два секретаря, и не одного посетителя.

— Гарод Кныш? Вас ожидают! Вы подождите, — секретарь указал магу и десятнику на стулья.

— Гарод Кныш, свободный барон, маг пятого ранга! — представился я.

— Граф Агве Сан. Вы уж простите, что в такой праздник я вас выдернул, но дело важное.

— Да, я понимаю. — поник я, чувствуя разнос. — Будете наказывать?

— Наказывать? За что? И почему вы сказали пятого ранга, а у меня отметка о четвертом, — листая бумаги заинтересовался Агве.

— Вчера сдал на пятый. А наказывать за убийство вашего чиновника, — пояснил я.

— Что за ересь мне принесли? — вслух сказал свои мысли граф читая бумаги.

Он дёрнул за шнурок и в кабинет ужом проскользнул секретарь.

— Почему нет данных о новом ранге барона, и убийство какое-то!

— Вот последнее, — секретарь передал пару листков бумаги.

Граф углубился в чтение, а я недоумевал зачем же меня тогда вызвали?

— Ну, наказывать вас не за что, наоборот наградим. Это же надо, сирот солдатских обижали. Всех повесим, кто причастен!

— И леди Марчер? — тупо спросил я, понимаю, что подставил свою любовницу.

— Кто это? А, директор приюта сирот. Есть пожелания?

— Да, она помогла раскрыть негодяев.

— Хорошо, пусть живет, — граф сделал пометку. — Ты в курсе, что тебе положена награда, в виде части имущества казненных?

— Нет, но это справедливо. А что уже казнили? — непритворно удивился я скорости правосудия.

— Пока нет, там есть аристократы, но одному то ты уже голову отрубил. Зайдешь потом в казначейство, выберешь, что из имущества нужно.

— Мне бы жизнь спасти, ведь недругом прибавилось, мой десятник даже советует уехать скорее.

— Там, где поработают ментальные маги, недругов не останется. День-два и всех причастных к ногтю прижмем, — успокоил меня граф.

— А зачем вы тогда меня вызвали? — задал я мучивший меня вопрос.

— Так по памятнику! Твои подарки пришлись императору по вкусу! Особенно игра ваша новая. Знаешь главный враг императора? Это скука. Чего бы он полез в вашу глушь? Заманили! И знали ведь, чем. Приключениями! Но уже с заговором разобрались, отсюда подвоха не жди. Император лично велел удовлетворить твои просьбы.

— Я вроде памятник только просил, — озадачился я.

— Хм, у меня отмечена заявка на знаки доблести гвардейцам и магу от тебя.

— Точно! Подавал прошение о поощрении!

— Вот! Оно тоже удовлетворено. Сегодня во время бала твоих ребят наградят!

— Отлично! А что с памятником? Есть конкретные пожелания у императора или указания?

— Приедешь, он уже стоять будет. И не просто памятник, а магический артефакт на плодородие, поправку здоровья, в радиусе пяти километров. Дополнительно у людей твоей крови будет выше реакция и сила. Чем ближе к памятнику, тем выше эффект.

— А место выбрать можно? Мне бы и замок, и таверну и деревню захватить, — имел я наглость попросить.

— Уже нет, но вроде ставят около замка.

— Тоже неплохо, — порадовался я.

— И ещё, за заклинание, тебя лично награждают знаком магической доблести восьмой ступени! Тоже на балу наградят.

— Это честь для меня! — я вытянулся в стойку, и поблагодарил поклоном головы.

— И поскольку у тебя сегодня день рождения, то все знаки оплатит император. Это подарок!

Я опять поблагодарил высокого чиновника. Девять знаков на халяву! А ведь ни одна сволочь меня с утра и не поздравила. Кроме императора.

— Пошли в казначейство, — дал команду Ригарду и Бурхесу.

Про знаки я решил не говорить им, пусть будет сюрприз.

— А чего вызывали? — спросили, чуть ли не хором мои спутники.

— Памятник будут ставить, магический. На плодородие, на здоровье, и по крови моей на реакцию и силу.

— Ох ничего же себе! — поразились оба.

— Вы так и будете хором говорить? Тренировались, что ли?

— Магических обелисков и памятников около сотни на всю империю, — пояснил Бурхес. — Так что это большая честь!

— И сильный артефакт? — спросил я у мага.

— По плодородию, раза в два прирост, по долголетию на третью часть примерно, по силе и по ловкости — вполовину сильнее будешь, — пояснил маг.

— Харчевня твоя определенно будет успехом пользоваться, там кроме долголетия небольшого, ещё и серьезные раны заживают, у нас у одного моего знакомого, списанного из гвардии, глаз выбитый появился, он лет восемь прожил охранником у такого памятника, — сказал Ригард.

— А чего про чиновника этого сказали?

— Граф и не знал сначала, а потом сказал, что наградят меня, мол помог империи. Вот и идем за наградой.

— А сколько дадут? — оживился Бурхес.

— Сказали можно имуществом убиенного взять.

Так за разговорами дошли до нужного кабинета, зашли ради разнообразия втроем. Изложили суть дела.

— Решение вынесено час назад, а уже за наградой пришел. Шустрый ты барон! — похвалил очередной чиновник.

— Я сам удивлен скоростью решения, — ответил я.

— Гильдия магов помогла, отправила ментала на допросы. Обычно их не допроситься, а тут из штанов выпрыгнули. Да и император резолюцию наложил быстро, не полгода, как обычно, а за пол часа, судя по отметкам на решении.

— Да, с менталом, куда как легче допрос вести, — посмеялся подхалимски Бурхес.

— Так-с, посмотрим, что тут нажил Ускат Пиф. Тебе полагается десятая часть за донос и суд. Повезло тебе, что он не аристократ. Так бы затянулось всё, — опять заметил чиновник казначейства.

Мы склонились над списком, слева колонка имущества, справа цены. Я сразу усмотрел общую сумму внизу. Не тем делом я занят! Ой не тем! У хорька этого поганого имущества было на двести шестьдесят тысяч золотых. Дом в столице, дом в пригороде, домик для любовницы в столице, доля в коневодческой компании, доля в транспортной компании, собачий питомник, драгоценности и артефакты, ещё куча долговых расписок и мелких паев в разном бизнесе, несколько счетов в банках, самый крупный сорок пять тысяч золотом.

— Знал бы такой расклад, убивал бы преступников с десяти лет! — восхищенно сказал я.

— Есть что выбрать. Я вот советую вот этот артефакт, — полез с помощью Бурхес.

— Погоди, лучшее вложение — это недвижимость и в аренду сдать можно! — заспорил с ним Ригард.

Споры разгорелись, и мы минут двадцать подбирали мою долю. Наконец я выбрал домик любовницы (интересно жена про неё знала?) за двадцать две тысячи золотом, собачий питомник за три тысячи, и на тысячу взял долю транспортной компании, как сказал Ригард её можно продать быстро или выделить имуществом. Бумаги были оформлены быстро и вскоре довольный я, ехал в наш домик. Настроение омрачало лишь то, что меня никто так и не поздравил. С имуществом буду разбираться завтра, скоро ехать на бал в честь императора. Собственно, их было несколько, шестнадцать региональных, по одному каждый день, для магов, для военных и много других помельче составом. Странно, я слышал, что четыре региональных будет. Праздник уже набирал обороты и на улице, то там то тут виднелись кучки нарядных граждан, было выставлено угощение, вовсю выступали театры, цирки и другие развлекательные учреждения.

Уже с трудом пробираясь среди толпы я подумал, что надо бы выехать заранее. До дворца было часа два езды и в спокойное время, а тут как бы не в два раза дольше. То есть осталось не более часа, полутора, и надо выезжать! Но и оказалось, что я на своих грешил зря. Мне просто решили сделать сюрприз! Только я подъехал к своему домику как увидел толпу своих людей и барона Малосси. И как он меня нашел? Проорав кучу поздравлений, мне стали дарить подарки. Огромный торт и куча вкусностей от Лиски, поясок от Лианы, меховая подушка под попу от конюха Мирта, чтобы сидеть на земле удобнее. А что. Хорошая вещь! Я благодарил! Гвардейцы скинулись на копье, подарок со смыслом, ведь с копьем я управлялся плохо. От Бурхеса, конечно, магический артефакт, перстенек эхолот, пустоты показывает в стенах, например. Надо будет полазить по замку. Девочки-сиротки подарили самолично вышитые шейные платки, у них это было как занятие в школе. Малосси с сыном и дочей, подарили мне магические светильники для замка. Шесть штук, и что приятно уже заряженные. А я думаю, чего я хотел ещё купить? Освещение меня нервировало в замке. Мы посидели на улице, и двинулись в путь на бал. К сожалению, спутника, на сам региональный бал, я брать не мог, поэтому Милу я оставил дома. Малосси, конечно, увязался со мной, оставив, впрочем, одного своего стражника охранять мой дом, а Бурхес и гвардейцы будут меня сопровождать. Их конечно не пустят со мной, и так на балу ожидалось тысячи три народу, но все аристократы. Но Агве Сан наказал мне взять спутников на празднование, для получения награды. Я и взял их, недоуменных, но не спорящих. Малосси был тоже в непонятках, но потом узнает.

Доехать получилось быстрее, чем планировал. Основные улицы стали чистить от прохожих, для проезда гостей. Императорский дворец, а вернее дворцовый комплекс занимал огромную площадь. Наш бал проходил почти на улице. Уложенная камнями площадь, прикрытая сверху навесом огромных размеров. Стен не было, да и не надо, тепло же. Подбежавшие слуги приняли коней и выдали номерки. Как в нашем гардеробе, умилился я, вспомнив родину.

Оставив гвардию и Бурхеса и наказав им никуда не уходить, я вместе с семейством барона и самим Малосси двинулся на бал. Приехали рано, но людей уже было много, стояли столы по типу фуршета, сновали слуги, разнося напитки и еду, убирая мусор, помогая советом. Я спросил у одного про удобства, он меня проводил до ближайшего. Играли музыканты, люди танцевали, общались друг с другом, Малосси пару раз завязывал беседу, я же пока только оглядывался. Много аристократов было с семьей и детьми, уже созревшими для брака. Вот оно как бывает, где невесту оказывается можно искать себе. Моя молодость и знак доблести, притягивали взоры дам, но пока атаковать меня не решались. Я, присев на резную деревянную лавку очутился чуть ли не в одиночестве на ней, лавки стояли вместо стен, по краям и обзор был плохой и садиться туда никто не хотел. Пока не хотели, так как не устали. Но на моей сидела пышная дама в самом соку, и мелкая девчушка с таким надменным лицом, что хотелось встать и поклонится ей.

— Позвольте представится! Свободный барон Гарод Кныш, маг пятого ранга! — наконец решился я, начать с кем-то беседу.

— Уж видим, что не граф и не двадцатый ранг, — сказала мамочка.

Девица в мою сторону даже голову не повернула!

— А что за прелестное создание сидит рядом со мной.

— Я не знакомлюсь с нищими, — выдала фразочку девица.

— Малыш не влазь в разговор, я имел ввиду твою сестру, — отбрил хамку я.

— Ох, барон! А вы умеете делать комплименты, — рассмеялась её мама. — Я замужем. Графиня Бон Де Ро, а эта бука — моя дочка Пьон Де Ро.

— Думаете уже пора делать какого-то мужчину несчастным? Выдав за него свою дочь?

— Опять в точку! — захохотала Бон, а дочка её покраснела от злости.

— Я всё папе расскажу! — злобно смотрела на меня дитё.

— Да, мой муж не одобрит флирт со мной, но можете потанцевать с моей дочкой. Пьон! Встала и пригласила барона!

— Барон потанцуем? — уныло протянула руку неожиданно послушная дочка.

— С удовольствием! — я как раз этот танец умею танцевать.

Я взял её руку, и мы пошли на свободное место.

— Ненавижу балы! Скучно! — завела светскую беседу Пьон.

— А что весело? — спросил я.

— Я собак люблю, охоту, турниры смотреть разные, — начала перечислять она.

— О! У меня есть собачий питомник, хочешь подарю пёсика?

— А вы откуда? — заинтересовалась тощая бука.

— Баронство раньше было в составе королевства Синок, километров сто от порта.

— Слышала, а мы живем на другой стороне моря. Как же мне забрать свою собачку? А каких собак вы разводите? А какой у них возраст? Есть большие? — завалила меня вопросами дитя.

— Я его сегодня только получил, даже не был там.

— Купил, что ли? А зачем?

— Нет, получил как награду, за суд и убийство преступника.

— Да ладно! А что он сделал?

— Девочек насиловал твоего возраста, — помявшись не стал я скрывать. — Повадился в приют сирот солдатских ходить и выбирать самых беззащитных.

— Ой, ужас! Расскажу подружкам они не поверят! И кто его убил? И когда?

— Я и убил, вчера. Как увидел, что он мою невесту лапает, вывел из зала и отрубил бошку.

— Гарод, ты такой молодец! Я рада, что мама заставила с тобой танцевать. Ты прости, меня замучали этими женихами.

— С кем не бывает! — философски сказал я.

— А у тебя и невеста есть? И она сирота?

— Две невесты, одна принцесса, вторая сирота. Могу ещё и третью взять, я последний в роду. Пойдешь за меня? — пошутил я.

— Меня? Дочь графа! Замуж?

Пьон остановилась, и оглядела меня с ног до головы. Уделив особое внимание знаку доблести и выпирающему гульфику.

— А ты хорош! И знак доблести я сразу не заметила под плащом. А пойду! Буду тебе верной женой и помощницей, только сразу не брюхать меня!

Я остолбенел, и только хотел было сказать, что я пошутил, как Пьон рванула к маме и подошедшему важному папе, и заорала.

— Барон мне сделал предложение, и я согласилась!

Вот я сходил на бал! Крики девушки привлекли внимание людей, нас стали поздравлять незнакомы люди.

— Барон! Соблаговолите изъяснится! Вы не спросили у меня как отца позволения. Вас совсем не интересует приданное?

— Ну раз вы против, я даже не знаю, что сказать, — начал съезжать я с темы.

— Папа, ты что! Гарод убил преступника, у него свой питомник собак в столице, он красивый и сильный и маме понравился! И баронство у него через море, около Синок. — начала дитя убеждать папу.

— Господи! Дурдом! Как вспомню, что у меня ещё три дочки подрастает, так волосы дыбом, — пожаловался почему-то мне граф. Не иначе по-родственному.

— Граф! Я приму любое ваше решение, да я и не собирался таким образом делать предложение, я хотел бы сделать всё правильно, рассказать о себе, спросить разрешение у родителей, обговорить приданное…

— Что уж поделать, такая у меня дочка. Теперь она ваша! Воспитывайте! Я не буду стоять на пути вашего счастья. Я, Граф Доранд Де Ро согласен на ваш брак!

Занавес! Так судьба меня ещё не била по морде в этом мире! На кой мне это прыщавое костлявое создание, хотя и миловидное не спорю. Вот маман я бы отодрал в охотку, в моем вкусе дамочка. И не съехать то никак, оскорбление же. Надо было сразу мазаться, а как? Орать вслед этой заполошной, что я пошутил? Идиотская ситуация!

— Где мы можем обговорить свадьбу? — спросил папа желая окончательно сбагрить дочурку.

— Можете приехать ко мне, могу я к вам. Как удобно!

— Ты чего такой бледный сынок, — ласково сказала «мама» таких контральто, что мой гульфик начал расти в размерах.

— Да переволновался, не каждый день с дочкой графа сговоришься, — смеялся подлец папа.

— Должен сказать! Я последний из рода и у меня уже есть невеста, принцесса одного небольшого королевства. И есть планы второй женой взять сиротку дочь военного.

— Ну уж нет! — обрадовал было меня своим гневом папа. — Ну уж нет! Только второй женой! Моя всё-таки аристократка.

Разбил все мои надежды граф.

Глава 38

Раздумывая над этой ситуацией, я постепенно успокаивался. Плевать я хотел на все их порядки, не хочу, не буду жениться. А там, путь предъявят, что хотят. Девчушку жалко, но не могу этого тощего цыпленка представить в своей кровати. Хотя дух у малышки есть! Праздник набирал обороты, невеста щебетала, но на удивление грамотные вещи. Не засирала мой мозг бабскими финтифлюшками, а деловито поясняла мне важность собак для моего баронства, например.

— Ты пойми Гарод, без собак как выследить нарушителя или браконьера?

— Магией можно, — отбрехивался я, тем не менее внимательно её слушая.

— Маги не всегда рядом, да и что тебе делать нечего, как ловить браконьеров? А вот нападение на твой хутор, ты говорил про волков. Да был бы там пяток «кальманских сторожевых» на хуторе, волки закончились бы очень быстро. Эти собаки обучены действовать пятерками, и могут серьезного зверя завалить!

— Вот именно. Обученных! А где учителя взять? — спросил я.

— Тебе лично повезло. У тебя есть я! А так это проблема, да. Я тебе надрессирую, каких надо. Эх, хоть бы хороший питомник у тебя был. Завтра поедем! Поедем же да? — заглядывала она мне в глаза с надеждой.

— Она права, влез в разговор папа, у нас в графстве собаки и сторожевые, и охотничьи, и пастухи. Каких только нет! Доча у меня спец! Чистое золото, один к одному по живому весу!

— Что же ты папа её так плохо кормишь? Мог бы богаче быть килограмм на десять, — посетовал я.

Граф расхохотался, а малышка пыталась обидеться и надуться, но в итоге тоже засмеялась звонким колокольчиком. Вот отличный же сотрудник в мою фирму! Но в постель лучше маму, покосился я взглядом на сидевшую спиной графиню. Тут к нам подошла девушка лет двадцати пяти, в шикарном бальном платье с разрезом по бокам до попы. Недолго думая, она засосала графа поцелуем! А жена, сидящая рядом только, поморщилась, Пьон же шепнула.

— Папина вторая жена! Женился в этом году. Он говорит, что политический союз, а на самом деле жарит её как сучку!

— Господи, Пьон! Откуда такие знания и лексикон?

— Я что, по-твоему, не видела, как собаки размножаются? Вот мой папан также с ней.

— Одно другому не мешает, может и политика тут важнее чем секс. — обдумывал я неожиданную, но логическую подкованность Пьон в вопросах размножения.

— Ну вот смотри, — она достала из лежащего рядом мешка дощечку и принялась чертить.

Блин, а сумочек то нет тут! Золотое дно. Надо обдумать.

— Вот наше графство, вот шесть наших баронов, а вот папа этой шалавы, она показала на дощечке контуры земельных уделов.

— Прикольная дощечка, рисовать на ней можно.

— Обычная восковая. Бумага дорогая, а мыслей много, я сначала их на дощечках пишу, потом уже, если надо, переношу на бумагу. Но не отвлекай! Я про политику.

— Боже упаси! Я весь одно большое ухо.

— Ухо! — хихикнула Пьон, и поцеловала оное. — Слушай уже ушан!

— Я ещё и носан! — шутил я.

— Так, вот папа её, граф Растин — вроде и рядом, и по союзу обязан прийти на помощь. Но вот тут и тут болота, а вот тут скалы. У соседа двести, двести сорок конных, и сотни три пеших, но они по замкам и городам сидят, и на сбор их уходит от семи, до двенадцати дней. А всадники по тропам не проедут, им в объезд надо, километров триста, это дня два-три пути, но до нашей границы. — быстро чертила она маршруты движения.

— Ну пару дней не долго, — не понимал я.

— Пару-тройку дней до границы, а до ближайшего вероятного места конфликта неделя! У нас, знаешь графство не маленькое. И враги у нас с двух сторон, вот тут и тут, — она ткнула точки на карте.

— Ну хорошо, неделя, тоже неплохо, — спорил я, увлекаясь картиной конфликта.

— А зачем они мне через неделю, если за неделю я ополчение своё из городов подгоню пару тысяч. Вот и получается. Нет нужды в союзе!

— Ну сам по себе нейтральный сосед тоже аргумент, а что такое своё? — я не понял.

— Соображаешь! Поэтому, я эту сучку и терплю. Для графства какая-никакая польза есть, хотя и мизерная, — она одобрительно поправила мой плащ, чтобы знак доблести стал лучше виден проходящим мимо дамам.

— Так, а что за ополчение?

— Да так. Года четыре назад, блажь мне в голову стукнула, начиталась книжек. В каждом городе и хуторке, я обучаю военному делу горожан и сельчан. По месяцу в год. Народу у нас в графстве семьдесят тысяч живет в городах, в основном свободные, но защищать графство обязаны. Раньше откупались налогом, но там он маленький. А так около восьми тысяч мало-мальски обученных ополченцев. Сила немалая!

— Я бы не так сделал. Берешь, парней кому, например, восемнадцать исполнилось, и учишь их год военному делу, через год учишь других. Так у тебя есть постоянный состав для охраны дорог, например, поиска разбойников, да и дороги строить могут, дома, пока дел других нет.

— Это ведь сколько можно денег сэкономить! Разогнать стражу, пусть молодежь охраняет и налоги берёт. Гарод ты гений!

— Я долбаный гений, да! Тут ещё есть кое-что. Этих парней раз в три года призывать на неделю или больше, чтобы службу не забыли. И нужны кадры для обучения, десятники, сотники. Казармы, питание.

— Да есть они, у меня вся постоянная стража состоит из десятников, полусотников и сотников. Они при созыве ополчения становятся офицерами.

— Кадрированная армия, — произнес я вслух.

— Как? А! Ну да! В составе графской стражи офицерские кадры для ополчения — правильное слово. Соображаешь! Я уж боялась ты тупой вояка с отбитой башкой, а ты слава богу думаешь, — она поцеловала опять в облюбованное ею моё ухо.

Часа полтора пролетели, как одна минута, и я уже сомневался, стоит ли бросать такой выгодный союз. Да, гордячка, надменная и высокомерная, на хромой козе не подъехать, но умная же! И не просто книжный ум, но и навыки есть. Например, до важности физической подготовки солдат сама дошла, и сама организовала тренировочные помещения. Родители Пьон были довольны нашим общением. А папа даже улучил момент и шепнул мне на ухо.

— Гарод, пригласи тещу по-родственному на танец. А я бы со второй женой потанцевал, она мне всю плешь проела уже.

— Да с удовольствием! Я правда плохо танцую!

— Ай, да чё там танцевать, ухватил за талию, да переминайся с ноги на ногу.

— Графиня позвольте пригласить вас на танец.

— Если муж не будет против и твоя невеста, — графиня встала, оправилась.

— Нет, не будут! — хором сказали граф и Пьон.

Я повел графиню подальше от глаз родственников, а граф повел вторую жену в другу сторону, имея те же мысли что и я, наверняка. Полапать партнершу по танцам. Пьон же с низкого старта рванула в туалет, она давно хотела, о чем простодушно сказала мне раза два уже. Пока я думал, как бы аккуратно погладить мягкие местечки моего предмета вожделения, Бон решила этот вопрос кардинально. Она сжала руками мою задницу, засунув руки под нижний край плаща, причем ногти впились в меня с немалым азартом.

— Барон, я вижу вы нашли общий язык с моей дочкой. Жаль, что я останусь без неё скоро, я буду совсем одинока. Она мой первенец, я её в шестнадцать родила. Еще три дочки и два сына есть, но больше не рожаю. Да, мне всего тридцать два! Старше выгляжу? Муж мой — не вылазит из койки этой стервы! — жаловалась она, прижимаясь ко мне телом.

— Граф совершенно не прав, нельзя оставлять такую женщину без внимания. Вам и двадцать пять не дать! — солидным голосом говорил я, плохо соображая от желания. — Вы можете навещать дочку, когда вам будет нужно.

— У тебя там кроме неё, будет ещё две жены, да и так, наверное, девок полно? — невпопад ответила она.

— Сил для тебя найду, в любой момент. — уверил я её.

— Свадьбу надо у нас играть! А мужу я душу выну, ишь утащил лярву свою с моих глаз.

— Да черт с ним, нам же лучше. Пусть резвится, добрее будет.

— А вообще, да! Самое удобное время, попросить что-нибудь у него.

Танец закончился, и мы пробирались к своему месту, а я думал, может черт с ним, жениться. Тут графиню Бон пригласил на танец неизвестный красавчик, и та, не ломаясь пошла с ним. Пьон уже ждала меня. Девчонка умная и мне полезная, опять же теща сказочная. А если поиметь тещу и сбежать со свадьбы? Ой, совсем плохо буду выглядеть. Так ничего и не решив окончательно, я чуть не пропустил появление императора. А оно вышло совсем по началу не торжественное, просто на помосте в центре зала стали появляться гвардейцы, высокие усачи из первого гвардейского, внизу, и личная охрана на помосте. Потом появился сам император. В воздухе взорвался кометой салют. Заиграла музыка. На первый план вышел император, Гарод видел его один раз, когда чуть не сдох, но сразу узнал.

— Жители империи! Моя опора! Высшая знать моей империи. Я благодарен, что у меня есть такие подданные! Благодарю вас за подарки, я очень ценю ваши усилия.

Император изощрялся в славоблудии, минут пять, за ним выступали члены его семьи, высшие сановники, верховный маг империи. Благодаря магии, все что происходило на помосте, было хорошо видно и слышно. Служки начали разносить спиртное в ледяных бокалах. Бокалы холодили руку, но не таяли, а если их бросить на пол, моментально растекались лужицей. Удобная вещь, бытовая магия! Вроде народу пять тысяч человек, а сотня официантов разнесли напиток за пару минут.

— «Солнечный дар» магический напиток, если его испить, то можно крепко выпивать, болеть утром не будешь, ну и омолаживание легкое, или укрепление организма, — шепнула мне Пьон.

— Ты пила, что ли уже? — удивленно посмотрел на неё я.

— Нет, ты что! Только во дворце императора его подают, в продаже не бывает.

Тем временем торжественная часть закончилась, и верховный маг предложил выпить за императора.

— За императора! — заорала толпа, и я вместе со всеми.

Выпив бокал солнцедара, по традиции кидали ледышку на пол, на счастье. Я так и сделал.

— Ну теперь и по домам можно, — сказала Пьон, и заорала дурным голосом кошки, которой прищемили хвост.

— Мааам! Поехали домой!

— Может барон тебя проводит? — попыталась отмазаться маман, уходя танцевать с очередным кавалером.

Я был не против, но интересовал вопрос о знаках доблести.

— Барон, вас приглашают на награждение. Напугал меня из-за спины рослый служащий в богатой одежде в цветах императора.

— А моих спутников? — обернулся я.

— Они уже там. Следуйте за мной.

И я, послушным телком, пошел за широкой спиной посыльного. Меня привели к выходу, затем метров сорок по каменной дорожке изумрудного цвета, выложенной мелким камнем до соседнего здания.

— Изумруды, подарок соседней империи, потом перенесут в сад императора, — не поворачивая головы пояснил проводник.

— Дорогой подарок! — крякнул я.

Мы зашли в одноэтажный дом, даже не дом, а барак без окон, но с высоким потолком. Везде горели магические светильники, пол застелен коврами.

— Свободный барон Гарод Кныш. — представил меня спутник и скрылся незаметно за моей спиной.

Два десятка военных, магов, чиновников стояли за столиками, а мои гвардейцы и Бурхес жались в углу. Увидев меня, они облегченно заулыбались. Чего это они?

— Барон, подойди ко мне, седовласый маг улыбался мне широкой улыбкой.

Я подошел, и вблизи увидел, что к широкой улыбке прилагался острый колючий взор. Так на меня смотрел мой босс на земле, если он подозревал, что я накосячил. Он думает меня пронять таким взором? Я усмехнулся.

— Я имперский маг двадцать шестого ранга, член конклава гильдии Торин Тук.

— Даже не мечтал, чтобы такого сильного мага увидеть! — не сильно то и покривил я душой.

— Ты очень помог империи своим заклинанием. За это гильдия награждает тебя знаком доблести восьмой ступени! Знай, что гильдия тебе всегда поможет, а за любое твое новое заклинания я лично буду утверждать награду, — он достал диск из золота с восьмью сапфирами, и прикрепил на другой стороне груди.

Также мне разрешили обучение в любой магической школе или академии по выбору, за счет империи. Я поблагодарил одного из самых сильных магов империи и ушел из-под прицела его глаз.

— Вызывается, Бурхес Бро!

— Ваше магичество! — поклонился чуть ли не в пояс старик.

— За выполнение задания император по охране барона и неоднократную помощь, награждается знаком доблести восьмого ранга!

— Это честь для меня, — сказал взволнованный Бурхес.

Надо же старик даже прослезился, хотя хитрая старая сволочь ещё и неплохой актер. И я впервые услышал его фамилию — Бро. После этого вышел военный, тысячник восьмого полка гвардии императора, и наградил Ригарда знаком доблести восьмой ступени, но рубиновым! Он же получил знаки за Тарака, раненного в схватке, и ждавшего нас в порту, тоже восьмая ступень. Джун, Малик и Кант получили знаки шестой ступени, а оставшиеся дома Борил и Рон знаки четвертой ступени. Особым удовольствием было и то, что император сам оплатил награды. Как подарок мне на день рождения.

Кроме того, все гвардейцы, в том числе и не награжденные, стали десятниками, с увеличением денежного содержания. А Ригард стал полусотенным. И это ещё не все. Бурхесу утвердили сдачу экзамена на седьмой ранг.

После военного выступил чиновник, скупо одетый, но целый барон. Меня за подарки императору наградили магическим обелиском в память о погибшей родне. А за добычу редких ингредиентов для важных магических зелий (три раза ха! Суперконский возбудитель очень важен!) меня наградили королевской яхтой! Я тут же принялся мечтать, ведь уточнять что за яхта было неудобно. Кроме того, на яхту давался экипаж из восьми человек, сроком на пять лет. И я мог затребовать дополнительно до десяти гвардейцев на один год, при нужде. Ну и напоследок, так сказать вишенка на торте, император разрешил мне брать трех жен, и праздновать свадьбы хоть завтра. Ольче подарили на личные расходы тысячу золотых, Пьон получит семьсот пятьдесят, а Мила пятьсот золотых!

— А откуда император знает на ком я женюсь, Пьон, я только что предложение сделал! — не выдержал и задал я вопрос.

— Она у вас очень громкая, — по-настоящему тепло улыбнулся чиновник.

— Это да! — вспомнил я.

— Весь бал мог услышать. Да вы не смущайтесь. Дело молодое. И первая, родившая мальчика, получит ещё тысячу золотом!

Моих ребят вывели отдельно, я им разрешил уехать праздновать, а сам вернулся на бал и тут же попал в лапы Пьон. Но Ригард твердо решил остаться и ждать меня. Я вернулся в зал и был атакован молнией.

— А что за семьсот пятьдесят золотом? Мне выдали, только что! Сказали узнавать у тебя! — спросила Пьон.

— Подарок императора тебе, на личные расходы, в честь нашей свадьбы. Всем трём дали, принцессе тысячу, а Миле пятьсот. И тысячу получит та, кто родит мне мальчика первой.

— Хм, я считаю мне ещё рано, но наверняка есть способы… тут же начала обдумывать план дополнительного заработка моя будущая жена.

Да, уже деваться некуда, не соскочить. Император уже одобрил и потратился.

— Гарод! — раздался вопль в мое дважды целованное ухо.

— Что?

— У тебя магическая доблесть восьмой ступени! Откуда?

— Да наградили за новое боевое заклинание! Ещё подарили яхту и восемь человек экипажа на время, а за подарок императору, моим погибшим родственникам поставят магическую стелу, плодородие, здоровье, кровная сила.

— Ух ты! Обелиск! Там и развитие маги идет быстрее. Жаль я не маг. Но шанс ещё есть, у нас в родне по папе были.

Я хотел было съязвить, что с такой мамой не факт, что у неё есть нужные гены, папой вполне мог быть и конюх, но не стал портить праздник девчонке.

— Яхта жаль небольшая, восемь человек, один повар пара слуг, капитан, боцман, и трое матросов наверняка. Думаю, кают пять, шесть не больше. — бормотала моя хозяюшка, прижимаясь костлявым боком.

А она милая, и ноги ровные, но подержаться не за что! Не то что теща. Она как раз проплывала в быстром танце мимо нас, и мой гульфик на это отреагировал.

— Гарод, собака бешенная! Ты чего! — Пьон ударила по моему чувствительному месту, но лучше этим она не сделала. — Я понимаю, что нравлюсь тебе, но тут люди. Тьфу! Не то сказала, мы не женаты ещё. Так, что успокаивайся.

Тут меня отпустило, и я стал ржать. Я оказывается был в напряге все это время.

Глава 39

— А что будешь с деньгами делать? — поинтересовался я у Пьон.

— На четыреста сорок золотых куплю долю в «южной дилижансной», это примерно тридцать пять золотых в год, на двести восемьдесят куплю домик в столице нашего графства, и буду сдавать в аренду, это ещё два золотых в месяц и два золотых на содержание в год. Итого будет шестьдесят один золотой в год, примерно. Ведь транспортная компания может и другую прибыль дать.

— А на остатки? — заинтересовался я.

— Двадцать два золотых потрачу на книги, я уже присмотрела, остальные восемь добавлю в свой резерв, у меня там почти полторы сотни будет.

— Давай я тебе куплю книги. — щедро предложил я, — Мне все равно подарок на свадьбу надо готовить тебе.

— Подарок дочке графа за два десятка золотом? Минимум пять десятков. Почитай последний вестник хотя бы.

— Что за вестник? Ну и я могу на семьдесят пять золотых книг купить же.

— Вестник, это еженедельное издание, дорогое конечно, двадцать серебром стоит, но там много новостей. А насчет подарка не парься, я лелею надежду на твою псарню. Когда уже поедем смотреть? Когда?

— Да завтра с утра приеду за тобой и сразу поедем собак гладить. Надо будет вестник купить, никогда не читал таких изданий. А что за книги то выбрала?

— Эх, ну и глушь у тебя, про журналы и газеты не слышал даже. Бееедненький! — я был поцелован в ухо, и опять в тоже самое.

Интересно, а я ведь стоял другим ухом ближе! Есть все-таки у моей невесты женские тараканы. Есть! Ну и слава богу, а то прикинет пользу и вред от меня, и ну как пустит на колбасу. Не люблю сильно расчетливых.

— Книги женские, по домоводству, по шитью одежды. У меня есть небольшой швейный цех, тебе надо кстати выпросить его мне в приданное. Не забудь! Гарод! Не верти головой, ни одну задницу не пропустил!

— Я тут! Приданное — это хорошо.

— Так вот! Есть три швеи рабыни, есть оборудование, материалы даже есть, а шить что, не знаю. Я ведь в этом не разбираюсь почти, — Пьон виновато чертила ножкой полукруг.

— А откуда цех? Шили же они что-то раньше. — продолжал я допрос.

— А! Ерунда. Цех папа забрал у одного торговца, он поймал их с мамой. Ну и торговцу голову отрезал, а цех себе забрал. У торговца лавка была ещё, но папа её семье убитого оставил. Папа добрый!

Добрый! Ну его нахрен, такую доброту. А я ещё слюни распустил, надо быть поосторожнее, я, конечно, не торгаш, но тесть вон какой здоровый, словно медведь. И меч ему не нужен будет, так голову открутит.

— Ну твою маму понять можно, папа вон только на вторую жену и смотрит!

— Да он и не сердится на неё, сказал только, чтобы не залетела и не попадалась. А Растин, будет только рада, если у мамы кто будет. Но мама старая же, кому нужна?

— Ну да, кому нужны старухи, когда рядом такие цыпочки как ты, — фальшиво поддержал я невесту.

— Цыпочки? Я не цыпочка! Хотя… ладно пусть буду цыпочка, но не цыпленок!

— Цыпочка! — моментально согласился я. — А ты красивая, и ноги ровные!

— Грудь вот не растет только, и попа, — вздохнуло обсуждаемое создание.

— Вырастет! А нет и не надо. — успокоил девочку я.

Поболтав ещё минут двадцать, я засобирался домой.

— Понимаешь, у меня сегодня тоже день рождение, шестнадцать лет, я тут, а уже темнеет. Меня ждут и хотят поздравить наверно.

— Паааапа! — истошно заорала Пьон, танцующему неподалеку графу.

Нет, с этим надо что-то делать, уж очень громкая она! Ладно бы в кровати орала, как Лиана.

— Что доча, решила, как потратить подарок императора, — папа шлепнул меня по плечу, похабно подмигивая.

Э-э-э, да ты уже нарезался! После речи императора стали подавать спиртное и многие уже были хорошо выпившие, по крайне мере почти все скамейки по краям были заняты, в зале были проплешины, а официанты носились кругами без устали.

— Гароду сегодня шестнадцать лет! — выпалила Пьон.

— О! Да ты вырос мальчик. Чтобы тебе подарить? Держи! — он снял с пояса под плащом кинжал.

— Дорогая вещь, — рассматривал я, одних камней сколько, — Спасибо! От души вам!

— Ой пустяки! Гарод с днем рождения! — и поскольку ухо я спрятал, повернув голову, Пьон обхватила меня руками за шею, и повизжав немного, отпустила.

— Как же я его без ножен понесу, — раздумывал я, куда бы прикрепить кинжал.

— Вот ты шустрый малый, — удивился граф отстегивая ножны от пояса и передавая мне.

— Да я без задней мысли! — честно признался я, но моим слова не поверили.

— Молодец! — похвалила меня Пьон и все-таки поцеловала моё порядком изнеженное ухо.

Мы выпили, поболтали и, договорившись о встрече завтра утром, я покинул полюбившихся мне уже новых родственников. Хотя может это алкоголь так действует. Ригард ждал меня в небольшом шатре от входа. Таких шатров было с пол сотни, и они не пустовали. Там тоже наливали, и Ригард был умеренно выпившим. Да хоть бы в дрова, пьяно думал я, трясясь на лошади. Гайцов тут нет! Моя версия об ожидании меня с бала, оправдалась. Нас весело встретили мои собутыльники, вернее спутники. А Мила ошарашено смотрела на меня держа в руках мешочек с золотом.

— Ты все-таки простил меня? Я твоя невеста? — тихо спросила она, обняв меня за шею.

— Конечно! Что было, то было! Я и сам не подарок, женщин полно было.

Ага! Попробуй тут не прости, раз император всё решил за меня.

Мы хорошо отметили мои шестнадцать лет, а я даже пытался петь по-русски — «где мои шестнадцать лет? На большом каретном». А ночью меня ждала Мила, вот уж кто не походил на цыпленка. Ладненькая, кругленькая в нужных местах. Пятьдесят килограмм чистого секса. Неопытная, но очень старающаяся, и уже начавшая получать удовольствие сама. В общем шумовой полог лишним не был. Утром, действительно голова не болела, и других симптомов похмелья тоже не было. Я размялся, посмеиваясь над болеющими гвардейцами, им то напиток императора не достался.

— Ригард, Малик, Бурхес! Пол часа на сборы! Едем сначала к графу, а потом нажитое смотреть, — дал я команду.

Но выехали мы только через час. Проснулись девочки и окружили меня заботой, покормили, почистили, причесали и всё в восемь рук. Ехать было около часа, у графства был двухэтажный домик, вернее его часть, дворика как такового не было, но охрана на входе присутствовала.

— Гарод Кныш? Граф вас ждет! — церемониально кивнул долговязый лакей.

Малик, остался на улице, ведь собственной конюшни у графа не было, и они ставили своих коней неподалеку. Небольшая прихожая, и я попал в просторное помещение, устланное коврами. Разуваться тут не принято, и меня проводили к столику в центре, а Бурхес и Ригард сели на софу у окна. Спустился сам граф, одетый весьма торжественно. Золота и каменьев на нём было чуть ли не с половины веса невесты.

— Барон! Я вижу вы человек слова, я тоже. Обговорим приданное дочки?

— Она там что-то про мастерскую одежды говорила, — якобы вспомнил я.

— А! Да это мелочь, пусть забирает. У неё же целое ополчение! Я только сейчас подумал, а как я без неё то. Но надо замуж выдавать, у меня ещё три дочки и два сына.

— Так что там по приданому? — отвлек я графа от ухода разговора в другую сторону.

— Есть у неё нянька, рабыня лет сорока, я сначала себе её брал, ну ты понимаешь. А потом постепенно она Пьон нянчила, да та и привыкла к ней. В общем забирай. С оружием как у тебя?

— Лишнего нет, а так вроде обеспечен.

— Даю двадцать коней и десять комплектов брони и оружия. И не ополченских, а моих лично. Она и сама всадник хоть куда, три коня у неё, их тоже отдам. Вещи личные, к ним она привыкла, одежду, белье, ну и карету для перевозки добра. Опять же раба кучера, старый, но дело знает. На берегу моря есть хуторок рыбацкий, его тоже отдам вместе с закупными. Ну и свадьба с меня!

— Свадьбу в пополаме! А хуторок как? Проясни, землю то дробить нельзя.

— Ну выпишу аренду лет на пятьдесят, столько я надеюсь протяну. А есть ещё и обмен, но это долго и не всем разрешают.

— Обмен землёй? Это как?

— Для родственников разрешен обмен, но площадь одинаковая, и местность тоже должна быть. Горы на горы, пустыню на пустыню, лес на лес, море на море. Через канцелярию императора обмен, но разрешают редко. Я если подам, мне откажут, а тебе нет. К тебе отношение императора другое.

— Зачем тебе кусок земли у меня? Да у меня и моря нет.

Ишь хитрый, то подарю, то обменяю. Да и в долги императору залазить не хочу.

— Ну аренда, значит будет, там и порт можно построить, глубина залива позволяет, но небольшой.

— А сам чего не ставил?

— У меня два порта и так есть. Вот карта, кстати, графства.

Я стал рассматривать под пояснение графа, владения моего нового родственника. Нехилый кусок земли, раз в восемь больше моего. Большое побережье, около сорока километров, в глубь графство было от ста до трехсот километров. Шесть городов, тысяч сто свободных граждан. Крепостных, закупных и рабов тысяч двадцать, шесть баронов в вассалах. Прибыль графство давало около восьми тысяч золотых в год!

— Армия кушает две тысячи золотом в год, семейство моё ещё столько же, но откладывать могу. Больше ста тысяч в банках держу. Похвастался Доранд Де Ро.

Потом спустилась дочка, обняла меня, поцеловала, сами знаете куда и количество доспехов и оружия утроилось, добавилось двадцать комплектов ополченцев, оно конечно похуже качеством, но пригодится. Для перевозки швейной мастерской ещё два дилижанса, к ним четверо крепостных, две собаки личных её, какой-то очень любимый кактус, и прочие мелочи. Свадьбу будем праздновать в столице графства, дней через десять. Сначала у меня в планах свадьба с Ольчей, потом дорога неделя. Раньше никак не выйдет.

Далее мы поехали вместе с Пьон и охраной из пяти стражников в мой питомник, благо он рядом был. Что понравилось Пьон собралась быстро, не девочка, а клад. По пути размышлял. Я решил, что перегоню свой флот в главный порт графства, два судна и личная яхта! Хотя судна у меня на маршруте стоят, а найдется ли загрузка для них на новом месте, это вопрос. По приданному, пока сказать не могу, но доспехи, оружие и кони — хороший подарок. Рыбацкий хутор? Ну посмотрим, сколько земли он даст не сказал же. По швейной мастерской — ну вот не хочу замок захламлять производством, надо думать и чем их занять и где им жить. А по ассортименту неожиданно пришли в пустую голову умные я надеюсь мысли! Что не хватает? Нормальной одежды! Костюм не планирую, а вот убожество вроде моих штанов, с предателем гульфиком, надо менять. Да и пёстро все. Я понимаю много ярких цветов — это дорого-богато здесь, но мне не по душе. Джинсы бы, да ткани такой не найти, хотя бы шорты. О! Шорты! Мысль! Показать красивые женские ноги и красивую попку, что может быть лучше? И ткань на шорты проще подобрать! Не знаю, как в империи, а мои девочки не будут эти платья или штаны бесформенные носить. Что ещё? Чулки лезут в голову, но тут даже подступиться не знаю как. Пришли в голову ещё подтяжки, пока ехали. Сам питомник был огорожен высокой оградой, и охранялся сторожем, он же кормил псов. Для обучения вызвались специальные люди, в штате никого не было, даже ветврач и тот был привозной. Доход питомника был в разные годы от пятидесяти до трехсот золотых. Но бывший хозяин много собак дарил. Пьон, королевой прошлась мимо клеток с собаками. Первый проход был быстрый, потом она стала изучать каждую клетку, а в ней каждого пса. Я понял, что это дело затянется.

— Что, есть ценные породы?

— Определенно! — буркнула Пьон. — Собаки тут декоративные, и места мало занимают и в столице расходятся неплохо. Питомник продавать надо, тебе эти собаки в глуши не нужны будут.

— Вот же есть большие, — указал я, на пару клеток.

— Это неплохие гончие, для охоты. Тебе оно надо? Вот здесь охранные, а вот здесь розыскные. Их берем с собой, сотни четыре они стоят все вместе, потому что обученные. Остальное тысячи за три-четыре продавай.

— Мне дальше ехать надо, а ты тут хозяйничай. Хорошо?

Мы двинулись ко второму пункту нашего маршрута, к домику любовницы. Он совершенно неожиданно для меня, находился в очень дорогом районе. Я это понял по множеству шикарных лавок с артефактами, оружием, драгоценностями. Вот передо-мной вынырнул искомый домик. Первое, что отметил — нет соседей. Рядом с домиком, то ли склады, то ли мастерские. Сам домик утоплен в зелени, а из дворика вытекал ручеёк. Он быстро исчезал в небольшой речке с весьма мутным содержимым. Ограда невысокая, но что делается во дворе не видно. Широкая дверь, не иначе для заезда карет, венчалась огромной, висящей, бронзовой ручкой, которая по всей видимости исполняла функции звонка. Мы спешились. Я подошел к двери и постучал по ней этой монструозной ручкой.

— Сова открывай! Медведь пришел!

— Кого там принесло, — раздался рык такой мощи, что я невольно схватился за меч.

— Новый хозяин этой усадьбы! — чуть не пустил я петуха голосом.

— Хозяйка у нас. Валите! Не доводите до греха в праздник, всех не пожалеют.

— Он прав, ссорится в недели празднования и тем более биться плохая примета, — быстро заметил Ригард с уже вытащенным мечом.

— Плохая примета? — усмехнулся зло я. — К повешению не иначе?

— Не иначе, — подтвердил голос из-за дверей.

— Слышь! Голосистый! С тобой говорит свободный барон Гарод Кныш, маг пятого ранга кавалер знака доблести двенадцатой ступени с рубином, и восьмой ступени с сапфиром. И я новый хозяин этой халупы.

— И что? — спросили из-за двери.

— И то! До подвешивания, надо ещё дожить, а тебе это точно не грозит. Дверь отрыла образина! — завелся-таки я. — Считаю до двух! Уже раз!

— Да заходи, — сдулся наш невидимый соперник.

— Ох и образина! — вырвалось у меня при виде собеседника. — Двухметровая, поперек себя шире, обезьяна!

— Ох и мелкий, а злой! — тоже не сдержал удивления образина.

Я оглядел немаленький двухэтажный домик, посмотрел на ключ, бивший из-под земли, на большую конюшню. Да как бы не больше, чем тот, в котором мы сейчас живем. Выглядел дом опрятно и ухоженно. Ещё приглянулась беседка, рядом с небольшим озерком который был делом рук родничка. По виду площадь участка была метров сорок на сорок.

— Кто в доме есть, — спросил Ригард.

— Восьмой гвардейский! Иди ты! — удивился привратник.

— Что весь полк прям поместился? — усмехнулся я.

— Что? Да я про…

— Да понял я! — отвечай в доме кто. — Перебил я его.

— Хозяйка леди Дарина, и кухарка ейная.

— Зови! — коротко сказал я и зря, искомая дама вышла на крыльцо.

— Вы пришли, убийца. Радуешься крысеныш, но зря! Не жить тебе. Косточки твои побелеют, родных твоих крысам скормят! — злобно ярилась шикарная дама.

Я подошел и молча съездил ей по лицу. Брызги крови полетели во все стороны, а она упала и ошарашено смотрела на меня снизу-вверх, её грудь вывалилась наружу и трепетала, но меня она не заводила.

— Угрожать вздумала! — на это раз ей прилетело по лицу уже ногой.

— Гарод тормози, не убивай, нельзя в праздники! — потянул меня за рукав Ригард.

— Ты же сказал менталы проверяют и наказывают только зачинщиков и не я стал угрожать и оскорблять.

— Разборки лишние будут всё равно.

— Надо её слать менталам, чую она в курсе всех грязных делишек покровителя. Может тоже солдатских сирот в приюте насиловала, а уж угроза убийством человека находящегося под защитой императора это не преступление?

— Сдадим страже и магам, давай я свяжу, — попросил Ригард.

— А кто сироток насиловал? — угрюмо спросил привратник. — И проверяли нас менталы, не знали мы ни о чем.

— А чего она злобствует? — удивился я. — Если я за дело убил её хахаля.

— Я бы сам за такое убил, — сказал привратник. — Я из восьмого пехотного, осадник. А злобствует понятно, неохота ей на улицу. Вон вчера всё ценное из усадьбы продавала.

— Ой нужен ментал! — запричитал Бурхес. — Всё имущество продала!

— Ну пойдем, посмотрим, чего там осталось. Эту — я кивнул на окровавленную женщину, связать.

— Я не знала про сирот! И прошу прошения за злобу. Дура как есть, — слишком спокойно сказал она.

Глава 40

Против ожидания, в доме было много различной обстановки. И дело не в основательной красивой мебели, неизвестно как попавшей в дом, ведь двери были малы для неё, а в общем уюте: вазы, горшки с цветами, тут коврик, там шкура тигра. Я первый раз увидел картины! Шесть комнат наверху, каждая со своим туалетом, две комнаты внизу и кухня с кладовкой, в подвале. Это помимо общего холла в центре первого этажа. Магический насос качал воду, куда уходила канализация я пока не разобрался. Кладовая забита едой, и судя по большому столу в холе, хозяйка могла принимать и накормить десяток с лишним гостей одновременно. На втором этаже, где были комнаты гостей и хозяйки, было ещё дороже и богаче. Но в самой спальне Дарины, был разгром и опустение. Она явно успела вывести и продать большую часть вещей. Шкафы были распахнуты и пусты, сундук зиял открытой крышкой, секретный сейф в стене, тоже был открыт настежь и секретным уже не являлся. На стенах не хватало пяти картин, судя по пятнам и вбитым гвоздям. Я вышел на балкончик, выходящий на улицу. Уютное мягкое кресло, две плодоносящих небольших слив в специально выложенном мини колодце, заполненном землёй. Шкаф с вином и другими напитками, которыми побрезговала хозяйка-воровка. Да воровка. Эдикт императора был ясен, дом участок и все содержимое, движимое и недвижимое имущество передавалось мне. Личные вещи? Нет, не слышал, не надо свои личные вещи держать в чужом доме. Ясно, что изначально не хотел выгонять её голой из дома, моё земное воспитание было против. Но, любой местный аристократ сделал бы это с простолюдинкой. Она не была ни закупной, ни рабыней, в отличие от слуг, я специально узнавал. Она была просто никто, и жила в чужом доме милостью покойного любовника. Когда я ехал сюда, у меня были разные мысли, в том числе и фривольного содержания, но «радушный» приём отбил охоту миндальничать с ней. Спустившись вниз, подошёл к связанной Дарине.

— А почему слуга назвал тебя леди? Ты простолюдинка, родилась в семье трактирщика. Знаешь, что бывает за присвоение аристократического титула? Сдать тебя страже императора?

— Откуда мне знать, что этот отбитый на голову раб ляпнет, я так не представляюсь.

— Хитро, хитро! А как быть с ворованными вещами, где драгоценности, где картины, где одежда твоя? Мне передали дом со всем содержимым.

— Это подарки, или я купила сама!

— Даже если бы тут лежал товар, например торговой лавки, он стал бы мой. Есть эдикт императора. Не прикидывайся дурочкой, вчера его тебе зачитали.

— Большую часть вещей я продала до того, как мне его зачитали. И деньги в банке на моем личном счете.

— Да ты богатая невеста.

— Думаю проблем с замужеством не будет, я ещё хороша и воспитана. Что продала вчера, я отдам или скажу кому продала. Простите за это барон.

Веры ей нет, но судя по всему, она что-то успела урвать. Повезло, что не всё продала. Обещает часть вернуть? Ну, пусть вернет. Но к менталам её ещё раз сводить надо, и если она соврёт, и отдаст не всё, её будут судить. Скорее всего, рабство. Хотя тут не коронное преступление и менталов надо будет ждать год-два, а может и двадцать. И, судя по всему, она знает это.

— Бурхес иди, запиши, что кому продала, — старик поопытней меня в этом деле, и судя по скисшей мордашке пленницы, она и это поняла.

Далее я разбирался с рабами, с кухаркой и служанкой, тощей девчонкой лет пятнадцати. Всё просто. Ухаживать ей за домом! Оставил серебра на ведение хозяйства. Та сразу включилась в дело.

— Барон, в кладовке много припасов, можно продать в трактиры. Пропадет же!

— Сама сможешь? Тебе сколько лет то?

— Пятнадцать, сама не смогу, но мои родители могут.

— Ты стала рабыней почему, если есть родители? И почему вы у разных хозяев?

— Да родилась в семье рабов, год назад меня хозяин продал, — пожала она плечами.

— Давай так, я даю тебе вольную, назначаю оклад десять серебра в месяц. И ты ухаживаешь за домом.

— Как же так! Я пять золотых стоила, меня продать же можно! — бормоча, она бухнулась мне в ноги.

— Не обеднею. Хотел сдавать дом, но передумал. Может сам тут буду жить, тем более академия магов рядом, а я планирую учиться.

— Всё будет в лучшем виде, только вы дядю Дрона не продавайте, его тут все боятся в округе.

— Дрон, иди сюда! Я твой новый владелец, как попал в рабство? Я могу и тебя отпустить.

— Не можете, — вздохнул он. — Я коронный раб, убил сотника по злобе своей, это пожизненное рабство.

— Осадник говоришь, а я тебя не знаю, хотя должен, моя сотня осадные машины охраняла, — спросил Ригард. — Сотник у нас был барон Морт.

— Молод ты ещё меня знать, а барона я помню молоденьким десятником, — усмехнулся, видно вспоминая славные денечки великан. — Мне полсотни лет уже, и двадцать лет я раб, где только не был, сейчас вот тут осел.

— Остаешься тут, следишь за порядком. Никого не впускать, поможешь этой, девчушке… как её. Ну, в общем, она не рабыня считай, а управляющая имением.

— Домик за приличную сумму можно сдать. Тебе оно надо терять пару тысяч золотом?

— И то верно! — поддержала малышка. — Уилза я. Вы спрашивали, — засмущалась она.

— Что, реально, две тысячи? — удивился я.

— Можно и три, как договоришься. Могу поискать среди магов. За долю малую, — добавил Бурхес.

— Ищи нормального, что бы дом не спалил, и десятина твоя! Хотя много, двадцатая часть.

— Пятнадцатая?

— Уломал, ищи. Что там с имуществом?

— Отдала в лавки на продажу, картины, вещи свои, просит не отдавать страже, мол, выкупит всё сама. Предложила двести сорок золотом.

— Не хило она распродалась, — поразился я.

Все-таки большие деньги в столице крутятся, но и жизнь тут дорогая.

— Я тебя отпускаю, к вечеру привезешь триста золотом, я не требую от тебя больше ничего. Устроит?

— Устроит, но можно я ещё возьму коня, какого дадите. Я бы на нем до банка доехала и рассчиталась сразу. Тут минут двадцать до него!

— Ригард, возьми её коня и съезди до банка, а мы тут подождем пока.

Развязав даму, отправили её за конём. Решил я отпустить её, хотя, может себе проблем создаю в будущем, но я и посильнее людям ноги оттаптывал.

— Завтрак готов Барон! — позвала меня откушать Уилза.

— Да уж обед, время подходит, но пойдем, посмотрим, что ты там приготовила.

Неплохо проведя время до приезда Ригарда, я обсудил изменения, которые надо сделать в хозяйстве. Только Ригард вернулся, мы отправились к моему первому тестю, да и Ольчу повидать надо. Не забыл я и подарок, который купил для неё. Думаю, они в шоке от визита императорских посланников, ну и тысяча золотом это большие деньги.

Еду, настроение прекрасное, улицы после праздничной ночи оживают, и готовятся к сегодняшнему продолжению. Улица не центральная, поэтому и не широкая, порядок движения был таков, Ригард, потом я и замыкающим Бурхес и Малик. Слышу сначала звон, выскальзываю из своих мечтаний и вижу конфликт Ригарда и нескольких важных военных. Он столкнулся с ними, когда проезжал мимо переулка, из которого они выскочили. Пришпорил коня и через пару секунду слышу разговор.

— Полусотник совсем ум потерял? Я полутысячник второго гвардейского, граф! А ты хамишь мне.

— Я на службе, — негромко говорит Ригард и оборачивается на меня.

— Граф, — я намерено назвал собеседника титулом, чтобы подчеркнуть свою независимость от армии. — Позвольте узнать, в чем именно хамство? Пока я слышу, хамишь только ты.

— Я полутысячник второго гвардейского полка, Граф…

— Мне все равно кто ты, я задал вопрос, отвечай!

От возмущения граф и оба его спутника, стали похожи на рыб, выброшенных на берег, выпученные глаза и раскрытый рот.

— Я вижу, вы со знаками доблести и рубин, и сапфир, и поэтому я вас не убью… — начал полутысячник.

— А что, запрет на конфликты, в праздник именин императора, уже не довод для вас? Ригард это как?

— Я на службе, прямой приказ императора защищать спасшего его барона, — ответил он не мне, а начавшими вытаскивать меч оппонентам. — И фехтовать я не буду, кишки вам выпущу, и пусть проверяют потом, прав я или нет.

— Громкие слова, но вы правы. После праздника поговорим в полку. Напыщенно сказал полутысячник, укладывая свой меч назад. Скажешь сотенному, что я вызвал тебя для наказания.

— Дядя ты дебил? — не выдержал я, — Они ко мне на десять лет прикреплены императором. Ко мне в баронство поедешь? Так оно свободное, повешу вас, как браконьеров! Или нет, давай медведям скормим а? — спросил я у Ригарда, сделав вид безбашенного идиота.

— Граф, погоди, надо разобраться, тут серьезные обстоятельства, — потянул за рукав военного немолодой сотник.

— А что хамить обязательно? — успокаиваясь, спросил граф. — Всегда так делаешь?

— Обычно голову отрезаю, хамить не люблю, да и мама покойная была против, когда я ругался. — окончательно сделал вид злобного, окосевшего от вседозволенности малолетки.

— Так очень легко и голову потерять! — заметил второй спутник графа.

— Точно! А я думаю, чего я забыл сделать. Хотел же заехать в храм, посмотреть, где меня возродят маги после смерти! — искренне обрадовался я.

— А ведь он прав, у него-то жизнь не одна. — засмеялся сотник, разряжая обстановку.

— Ладно, вижу человек на службе, зла не держу. Я граф Мод О При, если захочешь подняться в полк поприличнее, я тебя выслушаю, — сказал он Ригарду.

Не прощаясь, они поехали по своим делам, а мы по своим.

— Вот делать мне нечего, в другой полк идти, я вообще уволиться хочу, — пробурчал Ригард.

— Ты свататься когда будешь? Или передумал? — вспомнил я про планы Ригарда.

— Нет, не передумал. А ты не передумал? — улыбнулся он.

— Куда там, уже император принял участие! — вздохнул я. — Да и сам хочу.

Ехали молча, думали о своём, на страже стоял тот же дядюшка, что и прошлый раз. Интересно, совпало или он залётчик? — подумал я.

— Барон! Я вижу, ты уже в магии отличился. Проходи, проходи, невеста твоя ещё тут. Соскучился?

— А ты чего на посту опять? И как тут дела вообще? — ответил вопросом на вопрос.

— Да любит меня король, вот и тренирует. А из нового — приезжал вчера посланник императора, привез, чуть ли не месячный доход королевства. Король с бала вернулся, офигел. Он не один вернулся, поэтому сразу принять не может, а невеста твоя щас примчится.

Едва спустившись коня, я увидел Ольчу. Она не мчалась, одета была в строгое синее платье до колена.

— Как знал, тебе подарок приготовил! — я достал комплект украшений из золота и сапфиров.

— Синее к синему? Может и пойдет, — Ольча примерила подвеску, серьги и перстень, сняв свои серьги и кулон.

— Тебе очень идет! — убеждающее сказал я.

— Спасибо! — она чмокнула меня в губы.

— У тебя сегодня бал я помню.

— Хочешь, наверное, посмотреть платье, которая я себе купила?

— Только за этим и приехал! — я не дурак говорить нет.

— Точно? Ладно, скоро буду. Жди в гостиной! — моментально согласилась Ольча.

Я пообщался с сестрами Ольчи, меня в прошлый раз с ними знакомили, но общих тем для разговора не было. И кроме как на вопрос, видел ли я императора, сказать мне было нечего. Спустилась Ольча в пышном голубом платье, с вырезом на груди. Я сглотнул слюни, скорей бы в койку её затащить, а кстати, зачем ждать? Ведь я могу свадьбу уже играть, разрешение есть!

— Ну как?

— Девчонки все умрут от зависти, а мужики от огорчения, что ты занята!

— Мне тут император подарок прислал небольшой, ну и разрешение не ждать шестнадцати, — как бы невзначай сообщила Ольча.

— Так когда? Я только за, чтобы не ждать.

— А что ты решил по остальным жёнам?

— Полный комплект, — сказал я, предчувствуя серьезный разговор.

— Так и кто они? — нахмурилась Ольча.

— Одна сиротка из ветеранского приюта, хорошая добрая девушка, и вчера договорился на балу с графской дочкой. Она будет второй после тебя женой, но пока маловата для замужества, так что брак будет платоническим. Наверное.

— Так Арчи не будет?! Ты отказался от двадцати пяти тысяч золотых! — ахнула Ольча, — Ради меня?

— Только ради тебя! — не понял причину её радости, но быстро согласился я.

— Ох, а сколько третьей жене? Зачем брать малышку?

— По возрасту подходит, но тоща страшно! А семья хорошая, приданное тоже, да и сама она в хозяйстве разбирается.

— Брак по расчету? Мне это нравится, — неожиданно сказала невеста. А вторая? Ну, или третья? Почему её выбрал? Она простолюдинка? Очень красивая? Красивей чем я? — начала она засыпать вопросами мой мозг.

— Сирота, их подкладывали под разных людей важных, а так да, красивая, но другая красота не как у тебя. Она черненькая, а ты беленькая. — сказал я, покосившись на греющих ушки сестер.

— Брак из жалости! О Гарод! И ты взял её в жены? Ты самый лучший мужчина в мире! Я бы таких гадов, что трогают бедняжек, убивала!

— А я как узнал, так сразу и убил мерзавца.

— Убил? — сказала кто-то из сестер.

— Император накажет тебя? Надо срочно уезжать? Черт с этим балом поехали, папу разбудить надо! Хорошо мешок денег есть! — затеяла кипишь Ольча.

— Ольча, все нормально. Все нормально! Уже был суд и по эдикту императора мне даже дали часть имущества убитого!

— Вот поподробнее, что дали? — сказал спускающийся в короне и мантии Филик, папа Ольчи.

— Домик в центре за двадцать две тысячи, питомник собачий за три, и на тысячу долю в транспортной компании.

— Отличный куш! Я так понимаю, коронное преступление остановил, и ещё покарал сам?

Пришлось рассказывать про всё, в том числе и про награждение, и про невест. Общались до вечера, пока Ольче не пришлось уехать на бал. Она красивая села в карету, кроме неё поехала ещё одна сестра с ней, одета она была неплохо, но на фоне Ольчи, мягко сказать не выделялась. Кстати, девочек очень заинтересовали собачки, пришлось им пообещать подарить. Папа, правда порывался купить, но не искренне и больше для приличия. Мы обговорили свадьбу на послезавтра. А чего тянуть. Папа для застолья снимет на мои деньги зал. Он предлагал на окраине, но не искренне, явно разрываясь между желанием пожадничать и покрасоваться, но быстро согласился на центр, когда я пообещал взять расходы на себя. Вообще свадьба обойдется мне в сотню-полторы золотых, ещё и папа добавит. А ведь продукты можно и свои принести? У меня полная кладовка. Я думал, кого пригласить, и выходило пятеро моих спутников, семья Малосси и Альфрика, графьев, своих будущих родичей решил позвать, это тоже четверо. Директрису, магов из гильдии, слуг и рабов незачем. Раздумывал над приглашением Марьяны и решил позвать. Идея с шортами меня всё больше будоражила. А она в этом разбирается. У меня вообще была мысль забрать её с собой в баронство, да не поедет. Со стороны короля будет двадцать три человека, почти вся их делегация. Около сорока человек!

Едем домой, ещё не темно, но уже людно. Праздник набирает обороты. Внезапно захотелось и мне праздника, и я предложил заехать в ресторан.

— Поехали лучше в купальню, — неожиданно предложил Бурхес. — Тут недалеко, отличное место, я там был. Помоемся!

— Парилка есть? — спросил я для профилактики, уже согласный на любой кипишь, кроме голодовки.

— И парилка и массаж, — горячо подтвердил маг, вызвав тем самым усмешку и у меня, и у гвардейцев.

Вот оно что. Ясно, что не мыться туда едет, а блудить. А не устроить ли мне мальчишник?!

Подъехали к одноэтажному зданию, с высокой прозрачной крышей. Вход стоил недорого, пол золотого с носа, я благородно потранжирил деньги, и отдал за всех две монеты. Там мы сняли отдельный кабинет бассейном и с парилкой, заказали выпивки и закуски. Ригард хорошо попарил меня, старик быстренько умчался массажироваться. А к нам заглянул седенький дедушка, копия Бурхеса и предложил:

— Желаете заказать танцовщиц?

— Желаем! — рявкнул я.

— Сию минуту.

Минут через пять после стука открывая дверь комнаты я увидел пятерых девушек, в одинаковых одеяниях, если таковыми можно считать две полоски из блестящей ткани на груди и на бедрах.

Глава 41

Старичок поставил с краю неглубокую корзину без крышки с лентами и каким-то реквизитом и исчез, наклоняя голову и не встречаясь с нами взглядом. Пятерка гибких, спортивных девушек и мы, распаренные и разнеженные бассейном, удобно сидели на широких лавках рядом со столом, забитым едой и напитками. Алкоголь и гормоны давили на мозг, в предвкушении зрелища, и последующего расслабона.

Мне не было стыдно перед невестами, особых чувств к ним я не испытывал, так — сильное влечение, ну и малышку Пьон я ещё уважал за её безбашенную хозяйственность и деловитость. Она бы не одобрила траты, мелькнуло в голове. Стоп траты? А сколько это будет стоить? Явно не пара золотых, что я отдал за номер. За напитки попросили отдельно, да и Бурхес умчался на массаж, сжимая в потной старческой ладошке пяток золотых. Мозг Гарода протестовал против насилия, думать не хотелось! Но ум бандита, вылезшего из десятка передряг, пройдясь по краю тропки в ад, протестовал. Не бывает ничего бесплатного! Может, попросят позже, тоже не вариант, заломят цену в тысячу золотом, нет, так дела в империи не делаются. Девчонки уже начали свой танец, их тела, блестя смазанным маслом, извивались и переплетались, открывая то там, то тут сокровенные девичьи места. Ригард и Малик застыли, пожирая глазами зрелище. Но я реагировал спокойнее, мой мозг был закален посещениями стрипклубов, вызовами элитных проституток, да и так, на земле бывали такие у меня красотки, что поначалу сам себе не верил. Уродом-то я не был. «Спасибо матери с отцом, за то, что вышел я лицом». Заныло под лопаткой, как тогда, когда я закрыл босса телом от пули, и отделался легким испугом и одним покоцанным легким. Тем временем, девушки достали из корзины кегли и начали жонглировать. Клац, еле слышно разрядился украденный мамой амулет. В голову как будто плеснули воды, и пожар сладострастия в ней угас, взор стал чище, я стал замечать каждую деталь. Мышцы налились сталью, но я, делая вид, что плохо стою на ногах сделал шаг навстречу к прекрасному, но на самом деле я приблизился к вешалке, где висели доспехи и оружие.

Раз! Я хватаю оставленные Ригардом и Маликом мечи в ножнах и кидаю им. Два! Выхватываю свой меч. Три! Ору к бою!

Ригард отреагировал быстрее Малика видимо на рефлексах, поймал ножны и вытащил меч, недоуменно смотря на меня. Малик тупо таращился на оружие, разбившее ему нос, явно не понимая в чем дело, и поплатился за это. На мой выкрик среагировала изумительно сексуальная пятерка убийц. Кегли, как, оказалось, скрывали внутри себя кинжалы, и пятерка кинжалов вылетела к нам, звеня в воздухе смертью. Ригард смог отбить свой ножнами, Малик прошляпил нападение, и, хрипя пробитым горлом, сползал с лавки, орошая кровью окрестности. В мою сторону, полетело сразу три кинжала, один разминулся с моим горлом из-за небольшого поворота телом, что я сделал на рефлексе. Второй я тупо отбил мечом. Никогда не подумал бы что смогу, но сила броска была такова, что меч выскользнул из рук. А третий — воткнулся мне в печень. В парилке я снимал купленный дорогой защитный артефакт, чтобы не сжег кожу, а вот артефакт, подаренный Малосси, я оставил. И сейчас, минут пять, я был берсерком, не чувствующим боль! Вытаскиваю кинжал из тела и почему-то отбрасываю его. Подсознание хочет разорвать врагов руками! Вместо шока, безоружный и голый, как обычно звеня яйцами, я в прыжке круговым ударом ноги, бью ближайшую убийцу. Бил я с так называемым «проносом», это когда предполагаемая точка удара ставится, например, не на подбородке, а чуть дальше. Страшный удар, в спорте никогда его не применял, можно убить человека. Что и произошло. Сломанной куклой со свернутой головой она отлетела к стене. Не теряя амплитуду и скорость, а главное инерцию, падая на ноги, искривляю тело, и бью левой в печень соседки. Полное впечатление, что ударил стенку, а девочки-то под артефактами. Кулак я уже более-менее набил и руку не сломал, а вот пробить печень не смог. Но, законы физики никто не отменял, и импульс удара послушно отбросил девочку метра на три, на ту же стенку что и соседку. Не жилец, отметил я силу удара её головы со стенкой. Тем временем Ригард показал, наконец, силушку богатырскую, вернее силушку самого боевого полка империи. Он, первым же выпадом в прыжке, располовинил с головы до ног одну из убийц, и на развороте прорезал широкую полосу мечом в животе второй. Последняя из убийц атаковала естественно меня, и сбила с ног круговой подсечкой. Прыгает ко мне, упавшему позорно на пятую точку, и бьет в кадык. Я и сам любил бить в кадык, особенно зимой, когда на человеке полно одежды, самый убойный удар. Летом да, можно ткнуть и в печень, ударить по коленной чашечке… впрочем, чего я вас учу? Тычки, в ближней рукопашке, эффективнее ударов. И мой опыт помог спастись в этой ситуации, небольшой наклон подбородка и кадык не сломан, лишь слегка поврежден, от остальных ударов я блокируюсь, успешно вертясь на полу. Точку ставит Ригард, ударивший плашмя дамочку мечом и вырубив её.

— Есть язык! И пара неплохих сисек, — пробивает на смех меня.

Но смеяться нелегко, горло повреждено, говорить не могу, хриплю, и в печени рана. Положение у Малика как бы ни хуже, но Ригард, без малейшей царапины, бросается спасать меня. Он умело фиксирует шею и тело, при помощи одежды и ножен, потом занимается печенью, тут он просто попытался остановить кровотечение, прижав тампон, причем смочив его чем-то из крепких напитков. Чувствуется немалый опыт. Малик ещё жив, но кинжал, по-прежнему в горле, слабое свечение на пальце говорит, о том, что работает какой-то артефакт у Малика. Хочу прохрипеть, чтобы Ригард звал мага, но он сначала связывает пленницу, потом тыкает мечом всех оставшихся, контрольный выстрел, мелькает в голове согласие с его действиями. И лишь потом выбегает за дверь. Пара-тройка минут ожидания и в комнату залетает мужик, абсолютно голый, но безоружный, а за ним Ригард с мечом, и кровавой царапиной на бедре от колена до таза! Мужик, с торчащим хером наперевес, бросив взгляд на меня, бросается к Малику, и я вижу свечение его рук. Маг это. Говорит Ригард, но я и так понял, лежу не шевелюсь, жду своей очереди. Заметив мой взгляд, на его царапину, Ригард лишь махнул рукой. Мол, и говорить не о чём, такой пустяк. Оживает пленница и получает от Ригарда второй раз по красивой голове, опять в отрубе. Вот мой будущий спаситель идёт ко мне, и вовремя. Артефакт Малосси заканчивает действие, я чувствую нарастающую боль, и с минуту мне приходиться терпеть, пока я не догадываюсь зарядить арт самостоятельно. Я же сука маг! И обучен, биться и мечом, и кинжалом, а полез в рукопашную. Злюсь на себя, но быстро отхожу, видя бледного, и виноватого Малика. Горло мне уже восстановили, маг колдует над ножевым, и я говорю Малику.

— Не парься! Жив и хорошо. Молодец, что не сдох.

— Это фамильный перстень, «второе дыхание». Первый раз сработал, почти разрядился. Вовремя меня подлатали, — оправдывается тот.

— Это вообще не проблема, щас зарядим, — и я заряжаю, неожиданно ёмкий перстень Малика.

Пришлый дядя, наконец, откидывается от меня в сторону.

— Ну, печень лучше, чем была, но сегодня не пей, — смеётся он.

— Спасибо от души! Я свободный барон Гарод Кныш, сам маг пятого ранга. Готов оплатить ваши услуги и прерванный отдых, — серьезно говорю я.

— Да уж желательно, я ведь уже сегодня не ходок по бабам, да и помыться даже не успел. Я маг пятнадцатого ранга. Тарин Скут, отдыхал тут с друзьями, когда ваш заполошный охранник залетел в комнату.

— Это ваши его так? — я кивнул на полосу.

— Это старичок, что девочек привёл, он снаружи караулил, — ответил Ригард.

— Убил или он сбежал?

— Вряд ли он мог сбежать без головы, — усмехнулся Ригард.

— Так, что по оплате? — я не поскуплюсь.

— Полсотни золотом, но не за услуги большую часть, а за заказанный номер и прочее, ведь уже этим не воспользуюсь, сил нет, — развел руками Тарин.

— Я заплачу сотню, и знайте, у вас есть друг! — я стал и обнял Тарина, впрочем, сильно не прижимаясь.

И надо же именно в этот момент в номер заскочил паскудный Бурхес.

— О… — только и смог он произнести, глядя на наши объятия. — я помешал?

Трупы девочек и пленницу, оживший Малик уже утащил к стенке, а парочка изначально там и лежала, и маг их сразу и не заметил.

— Простите, что помешал господин барон! Я хотел вам девочек предложить! Но вот сейчас и сомневаюсь, — ехидным голосом начал издеваться он.

И издевался бы ещё долго, насколько я его знаю. Но я указал рукой на трупы убийц и сказал:

— Девочек я и сам могу тебе предложить! Выбирай, одну, две? Или даже, только сегодня, могу полторы предложить. Или половину, если ты в себе не уверен, — и я указал на раполовиненный Ригардом труп.

— Да что тут произошло? Они что тебе не дали? — стал тупить Бурхес.

— Глаза протри! — рявкнул Ригард. — Забыл указ императора охранять барона?

— Да, не кричи, хорошо хоть один из нас отдохнул, — сказал я одеваясь.

— А вы заслуженный, как я вижу! И рубиновый, и сапфирный аж восьмой, — заметил Тарин мои знаки доблести. — У меня шестой всего кстати.

— Было и было, сапфирный за новое заклинание дали. Оно убойное, но на мелкий ранг.

— А так вы и есть Кныш? — удивился, Тарин. — Сегодня с утра обсуждали его на военном совете, я полковой маг второго гвардейского.

— Второго гвардейского? — стушевался я. — Ну передавайте привет полутясячнику, графу Мод О При. Я знаком немного с ним.

— Он меня не сильно жалует, — усмехнулся Тарин, — но передам.

— Что с бабой делать? — Малик кивнул на надежно связанную, с кляпом в зубах пленницу.

— Надо страже сдавать, почесал репу я. Мало ли, вдруг опять коронное преступление?

— Что значит опять? — заинтересовался Тарин.

— Да был тут случай недавно, — махнул рукой я, собираясь к выходу, — Спасибо друг за помощь! Кстати, приглашаю тебя на мою свадьбу с принцессой Ольчей Сетин!

— Сетин, что-то слышал. А ты ушлый парень, говори, когда и, если смогу, приду, — улыбнулся маг.

Обменялись адресами, и мне пришла в голову новая идея. Визитки! Не надо записывать, отдал бумажку и все. А они и из золота могут быть, для понтов! Кто долбанный гений? Я долбанный гений! Тут подоспела стража, и мы полчаса давали пояснения, и наконец, сбагрили пленницу. Выйдя из бань, мне захотелось жрать, наверное, последствия боя, или лечения.

— Ну что, может перекусим? Раз в бане не получилось.

— Поехали лучше домой, не нравится мне это нападение. Явно не последнее. Повезло, что пленницу захватили. — серьезно сказал Ригард, и все его поддержали.

Домой приехали уже когда стемнело, и меня встречала Мила со щеночком руках.

— Приезжала твоя вторая жена…

— Невеста, но ты продолжай.

— Гарод у тебя кровь? — ахнула девочка.

— Пустяки, рассказывай дальше.

— Ох, тут в столице в праздник нельзя в конфликты вступать. Щеночка привезла, сказала завтра утром приедет.

— Ну и славно! Лиска! Есть что пожрать?

— Она мне понравилась, но маленькая ещё, хотя по возрасту пора уже. Ты будь с ней поаккуратнее, а то у тебя большой… Ой! — прижала ладошку к губам Мила, заметив, что нас слушают. — Потом поговорим, — засмущалась она и убежала.

Ужин удался. Я сожрал целого цыпленка, хотя там был не цыпленок, а вполне половозрелая курица, заел салатами, колбасками, рыбкой, запил пивом и, поедая паштет, наконец-то расслабился.

— Я спать! Ригард, Малика в караул сегодня не ставь. Сам тоже отдохни!

— Спи уже, разберемся, — не больно то и кинулся он исполнять команды.

Уже в постели, слушая бормотание Милы, о том, куда она вложит свои пятьсот золотых, я чуть не уснул. Но на морально волевых, перевернул Милу на спину и, назло всем своим недоброжелателям, довел невесту до первого в её жизни оргазма.

— Гарод! А что это было? — спросила расслабленная малышка, лежащая рядом.

— Потом, все потом! Ты лучше расскажи, что там за доля в пивоварне и винодельческом заводе, — попросил я. И провалился в сон под бормотание Милы.

Выспаться не удалось, рано утром меня разбудил гонец от имперской безопасности с письмом о вчерашнем покушении.

— А чего, не мог передать вон полусотнику например? — поворчал я для порядка.

— Приказано лично в руки! Невозмутимо ответил гонец, пряча десяток серебром почему-то в рукав.

Ну а что? Человек трудился в такую рань, надо отблагодарить.

— Читай! — вскрывая печать, даю Ригарду бумаги. Башка с утра не варит.

Вчитываясь, он удивленно хмыкает.

— А ведь привет от Ускафа Пифа!

— Менталы не доработали? Рукожопые! — спрашиваю я.

— А вот и нет, это его любовница, зря мы её отпустили.

— Да ладно! Так любила его?

— Ты ее, ударив, обокрав и выгнав, сильно обидел. Сняла накопления и наняла убийц. Поэтому менталы и не смогли ничего найти. Не было покушения два дня назад, она вчера только решилась и заплатила.

— Тут что, гильдия убийц есть?

— Тут всё есть, но этот отряд из наёмников. Элитный. Восемьсот золотом обошелся найм. Она отдала почти все, что было. И да, это не коронное преступление, так что никаких денег ты не получишь, ни с отряда, ни с покойной Дарины, всё в казну.

— Да как так? И что её казнили уже?

— А чего с простолюдинкой церемониться? Повезло, что менталов запустили в работу, если бы знали, что напали на тебя из-за обиды, то результат не скоро узнал бы. А так спи спокойно, это покушение не повторится.

— С паршивой овцы, хоть шерсти клок! — удивил опять я своей мудростью.

— Так! Раз встали до завтрака тренировка. А то Малик ворон ловит, а потом кинжалы шеей. Я вам разрешал сдохнуть?

Интенсивная тренировка, потом вкусный завтрак, и только я хотел составить план на день, как за меня всё решили. Приехала Пьон с покупателем на питомник. Приехали на карете в сопровождение десятка охранников, но половина были не её.

— Гарод я нашла покупателя, вот барон Келайл, готов купить. Я отложила хороших собачек и Миле и Ольче, и в запас пяток, к нам в баронство тоже возьмем охранных и розыскных четырнадцать штук.

— Сколько платите? — спросил я у Келайл, поздоровавшись и представившись.

— Так вроде ваша невеста четыре тысячи запросила! Землю, и плюс племенной фонд. Хорошая цена!

— По рукам! Давайте оформлять!

Продуманная Пьон, захватила с собой и чиновника с управы, так что сделку оформили очень быстро.

Было две тысячи четыреста, потом сотню на подарки спустил, потом с убийцы двести сорок плюсом, королю Филику отдал на свадьбу сто пятьдесят, в бане три золотых, на номер и еду. И вот сейчас плюсом аж четыре тысячи. Шесть тысячи триста восемьдесят пять золотых насчитал в сундуке. Это ещё жду деньги с аренды домика, тысяча с транспортной в загашнике, и пиратская недвига, как её теперь забрать только. А есть ещё заклинание, за которое не дают хорошей цены, и пара бизнес идей. В минусах ещё три свадьбы и три подарка невестам. Ну и дорога домой! И, пожалуй, надо наградить Пьон за старание.

— Пьон! Вот тебе сотня золотом за работу с питомником. Твоя доля. Надо решить по доле в транспортной компании, и есть идейка у меня. Надо посоветоваться.

— Ой, Гарод! Я и не думала, что получу что-то. Спасибо!

Чёрт я расслабился! Облюбованное ухо было не только поцеловано в засос, но ещё и укушено! Правда слегка, но буду в голове держать и такой вариант.

— Надо брать два дилижанса. Под собак я уже наняла, и большие собачки едут в них к нам в графство, ещё пришлось купить двух кучеров, и двух собачников из рабов. Охрану папа дал бесплатно. С тебя сорок золотых! Уж извини, рабы ценные, хороших денег стоят.

— Да не вопрос, — отсчитал сорок и в уме отложил цифру шесть тысяч, двести сорок пять.

А деньги летят, как птицы.

— Нам надо по магазинам, многие вещи можно купить только тут. Бери Милу и двести три золотых!

Блин, вот откуда такая точность? Не двести, двести пятьдесят, а именно двести три.

— Я возьму двести четыре, — пошутил я.

— Правильно! Всегда нужно иметь запас. Я вот как-то в одной лавке увидела трусики… хотя тебе это не интересно, — покраснела она.

Глава 42

Уже подъезжая к лавкам и магазинам, я почувствовал уныние. Долгие походы по магазинам меня вымораживали. Был период в моей жизни, когда я жил с ослепительно красивой, модной и болтливой девушкой. Хватило меня тогда на пару месяцев, и сломался не от болтовни, дурости, или даже не от неуёмного сексуального желания девчонки, а от походов по магазинам. Эти бесконечные ряды торговых комплексов, примерка одежды и обуви, выбор косметики. Как вспомню о потерянном времени, так вздрогну. Вот я и сейчас вздрогнул, предчувствуя неприятности, когда Мила в первом же магазине набросилась на нелепые салфетки, покрывала, скатерти и ещё не знаю, что. И знать не хочу! А скорее всего придется. Но на удивление, хотя чему удивляться, у Пьон был четкий план и список товаров.

— Гарод, два золотых, четырнадцать серебра и три медью. — потребовала она у меня денег.

Я с любопытством дал два золотых кругляша, и горсть серебра.

— Нету меди! Мы южные бароны — медь не носим.

— Пф-ф-ф! — Закатила глаза Пьон, — Много серебра дал, ну пусть у меня полежит.

Она перечислила весь список товара и отдала два золотых и отсчитала четырнадцать серебра.

— Но тут не хватает, серебра вышло двадцать четыре! — возмутился, пересчитав деньги, продавец.

— А скидка три процента? — Пьон указала на вывеску. — Скажи спасибо, что я медь не беру!

— Оборзел? — спросил я с наездом, ещё не избавившись от плохого настроения.

— Нет, нет! Всё верно. Запамятовал просто! — испугался длинный мальчонка, с зализанными блестящими волосами.

— Эй, парень! Отнеси в карету. — Пьон передала помощнику продавца в лавке пакеты с покупками и сунула в руку три монеты медью.

— Э…

Я хотел было сказать, что и сам могу донести, но Пьон поняла неправильно.

— Ч