Испытание (fb2)

- Испытание [СИ] (а.с. Потомок Богов -2) 1.06 Мб, 320с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Анатолий Зеру

Настройки текста:



Глава 1

— Арака унаар дре эйскин.

Это были первые слова, которые услышал Егор. Он очнулся в небольшой телеге, которая парила в полуметре над поверхностью. Повсюду, насколько хватало глаз, была пустыня, жёлто-белый раскалённый песок покрывал всё пространство на многие километры вокруг. Барханы сменяли друг друга и дорога пролегала то вверх то вниз по ним. Каждый шаг его спутников вызывал небольшую песочную лавину, когда они были на вершине очередного бархана.

Он пытался рассмотреть того, кто произнёс слова, но не мог различить черты его лица. Большая часть была скрыта маской, натянутой на нос, на голове была широкополая шляпа, закрывавшая верхнюю половину лица. Глаза были скрыты прибором, который напоминал очки, но был более массивным. Этот человек был крупным, ростом около двух метров. Одет он был в штаны серого цвета из грубой материи, куртка такого же цвета и чёрные высокие сапоги. Поверх всего был накинут грязный длинный плащ.

— Арака унаар дре эйскин! — обратился высокий человек к своему спутнику.

— Дезере, — коротко ответил второй. Голос его был более мелодичным и не таким грубым, как у гиганта. Скорее всего, под маской скрывался совсем юный парень. — Дахк ним серантес, — продолжил он.

Паренёк был намного ниже своего спутника, а если судить по голосу, то и на много моложе. Он вёл себя странно, как будто нарочно старался не смотреть на Егора, постоянно отводил взгляд и подгонял странное существо вёзшее телегу, которое отдалённо напоминало верблюда, только у него было три горба и шесть ног, и оно было больших размеров, чем обычный верблюд. Егор по-прежнему сравнивал новые знания и вещи с тем, что он видел на своей родной планете. Он не так много времени прожил в империи, чтобы мыслить её категориями, вот и искал во всём земного смысла. Двигались не быстро и Егор, то и дело, отключался на некоторое время.

Следующие несколько часов спутники не произнесли ни слова. Великан подходил к Егору и давал ему несколько глотков странной жидкости, от которой ему становилось лучше. У неё не было ни запаха, ни вкуса, но это была не вода. Громила хранил её в каком-то кожаном тюке, так что жидкость сохранила прохладу и свежесть.

Всё время, что они шли, Егор пытался понять, где он находиться и, как здесь очутился? Последнее, что он помнил — это испуганного мальчишку, смотрящего на него и какого-то мужчину, Егор не мог вспомнить черты его лица, всё было, как в тумане. Незнакомец что-то ему говорил, но он не мог различить его речь. Затем всё вокруг стало белым, и он очнулся один посреди пустыни. Он долго брёл в никуда, повсюду был лишь песок и ничего более. Было жарко, сильно болела голова, солнце слепило глаза, очень хотелось пить. Шаг за шагом он брёл по этой нескончаемой пустыне, с каждой минутой становилось всё тяжелее передвигать ноги. Шаг, ещё один шаг и всё — силы покинули Егора, он упал. И вот он очнулся в этой странной повозке, рядом с людьми, которые говорили на странном языке.

Солнце клонилось к закату, когда они вышли на равнину. Пустынные дюны остались позади, и вдалеке виднелось что-то похожее на поселение. Час спустя они подошли к небольшому городку. Егору было уже намного лучше, и он принял сидячее положение. Он внимательно разглядывал невысокие постройки города, которые не превышали трёх этажей. Люди вокруг внимательно разглядывали его, кое-кто даже вышел из дома, чтобы посмотреть на чужака. Как показалось Егору, поселение было небольшим, рассчитанное всего на несколько сотен человек, не больше. Дома были построены просто, без особых изысков, в основном они были похожи на металлические коробки, стоящие рядом друг с другом, а иногда одна на другой. Егору уже доводилось видеть нечто подобное, такие города были верным признаком присутствия частных шахтёрских компаний, либо имперских. Подобная архитектура встречалась везде, где побывали эти компании, везде, где добывали ксенил и другие полезные ископаемые. Но этот город был сильно разрушен и заброшен, как казалось на первый взгляд.

Улица привела их на большую круглую площадь. Они остановились перед большим трёхэтажным строением, которое напоминало здание ратуши. Новости в небольшом городке расходятся быстро, и большая часть жителей пришла посмотреть на «находку» своих соплеменников. Площадь заполнялась народом.

Через несколько минут к ним вышел седовласый старик с волевым и суровым лицом и начал о чём-то шептаться с великаном. Старик был среднего роста, седые волосы падали на плечи, аккуратная подстриженная борода закрывала всю нижнюю часть лица, зелёные глаза, орлиный нос, тонкие волевые губы. Похоже, что этот старик был главой города, так как гул голосов, собравшихся людей стих. После того, как он закончил шептаться с человеком, который привёз Егора, он обратился ко всем присутствующим. Несмотря на его возраст, голос старика был громким и звонким, вокруг все стихли и жадно ловили каждое его слово. Егор не понимал языка, на котором они говорили, но после того как старик окончил свою речь все потихоньку начали расходиться с грустным видом.

— Дэя протимус калс? — спросил старик у Егора, после того как площадь опустела.

— Что? Что вы спросили? Я вас не понимаю! — ответил ему Егор.

Старик удивлённо посмотрел на него, затем внимательно стал сверлить его взглядом. После чего достал какой-то странный прибор и поднёс его к руке Егора, сделал несколько манипуляций, тяжело вздохнули и сказал:

— Мен Карривал Солдарс, мен Карривал Солдарс, — повторил он несколько раз, положа руку себе на грудь. — Ту? — он показал рукой на Егора.

— Егор Зорин.

— Егор Зорин, — повторил старик.

— Да, — ответил он. Потом добавил. — Где я нахожусь? Что это за место?

— Сейм, — старик сказал это и сделал жест, говорящий, чтобы Егор следовал за ним. — Сейм, сейм, — повторил он несколько раз.

Егор чувствовал себя намного лучше, он поднялся на ноги и последовал за стариком, представившимся Карривалом. Они поднялись по нескольким ступенькам и вошли в здание ратуши. Внутри было без особых изысков, длинный коридор проходил вдоль всего здания, а от него шли небольшие ответвления. Иногда это были просто двери в другие комнаты, иногда коридоры поменьше. Стены были голубоватого оттенка, несколько больших растений вдоль них, пожалуй, это всё, что было для красоты интерьера. Егор и Карривал прошли весь коридор и остановились перед последней дверью. Старик приложил ладонь к стене, и она загорелась зелёным цветом, после чего дверь отворилась он прошёл сквозь дверной проём, приглашая Егора следовать за собой.

Войдя в кабинет, Егор увидел достаточно скромную обстановку. Большой письменный стол, кресло, пара стульев для посетителей перед ним, небольшой диван у стены — это была вся мебель кабинета.

Карривал уселся в кресло и жестом пригласил Егора сделать то же самое, указывая на стул перед собой. Егор послушно сел и вопросительно посмотрел на старика. Тот, молча, сделал несколько манипуляций, после чего смотровое окно в стене потемнело, и в комнате убавился свет. Над столом из воздуха возникла проекция в виде нескольких звёзд и планет, вращающихся вокруг них. Это была очень качественная трёхмерная инсталляция, однако несколько секунд спустя она начала сильно мерцать. Старик несколько раз пнул ногой по столу, и изображение снова стало нормальным. Он «листал» звезду за звездой, всего Егор насчитал двенадцать звездных систем, на которых останавливался старик. Карривал сделал жест, как будто обхватывал всё и сказал:

— Терриленд Лория!

— Империя Лория?! — повторил Егор.

— Ва.

Это было странным, но старик как будто понимал всё, что говорил Егор. Скорее всего, в его организме были наниты их ещё называли нанороботы. Егор начал догадываться об этом, когда Карривал показал ему Лорию. Именно поэтому он понимал всё, что он говорил. Старик продолжал манипулировать проекцией и приблизил одну из небольших жёлтых звёзд, близнеца Солнца. Вокруг него вращалось семь планет, самая большая почти вплотную подходила к нему, остальные уменьшались по мере того как отдалялись от звезды. Четвёртой по счёту была та планета, на которой и был Егор. Старик показал на неё, потом показал рукой на пол и сказал:

— Альдеран! Альдеран!

Перед ним была планета преимущественно жёлто-зелёного цвета, чуть больше Земли, но на ней почти не было видно воды, не было, ни морей, ни тем более бескрайних океанов, только кое-где виднелись несколько голубых пятнышек, разбросанных в разных частях планеты.

— Альдеран! — повторил за ним Егор, говоря тем самым, что он понял его.

— Ту? Ареа ту вейл? — спросил старик и вопросительно посмотрел на Егора.

— Я с Земли! — догадался ответить Егор.

Старик сделал удивлённое лицо. Он явно не мог понять, что Егор имеет в виду и что на это ответить. Молчание затянулось. Егор понимал, что Карривал был в замешательстве и нагнулся ближе к столу.

— Можно? — спросил он.

Карривал жестом показал, что он не против. Егор начал быстро манипулировать трёхмерной картой. Сначала он уменьшил её до размеров галактики, затем отыскал сектор, где находилась солнечна система и его родная планета. Однако, больше информации об этом секторе галактике в памяти устройства не было и увеличить изображение оказалось невозможным. Егор указал на сектор и сказал:

— Земля! Где-то в этом секторе.

Старик ещё больше удивился, он смотрел на Егора, потом на карту, снова на Егора и снова на карту. Он долго молчал, что-то обдумывал, затем закрыл карту и сказал:

— Сейм.

Он повёл его обратно наружу на площадь, где по-прежнему ждал «великан» и его спутник. Егор послушно шёл за ним, однако в этот самый момент слабость дала о себе знать и, когда они вышли на улицу, он рухнул на землю и потерял сознание.

Очнулся Егор в мягкой постели, сверху он был накрыт одеялом из шкуры какого-то животного, скорее всего из такого же, которое было у тех людей, что подобрали его в пустыне. Он ощущал слабость во всём теле, но попытался встать. С горем пополам ему это удалось. Осмотревшись, он увидел, что лежит на кровати посреди небольшой комнаты, в дальней стене было небольшое окно, сквозь которое он увидел темноту, спустившуюся на город. Егор встал с постели и медленно побрёл к тому самому окну, опираясь о стены комнаты. Ему было не легко, но он, всё же, добрался до своей цели. В окне он увидел тёмную улицу без освещения, на другой стороне он видел силуэты таких же домов, в каком был он сам. Дома сливались с темнотой ночи, и воображение играло злую шутку с тем, кто не знал, что перед ним. Казалось огромный большой, длинный монстр ползёт в ночи, покачивающиеся на ветру части крыши создавали иллюзию движения, кое-где видневшиеся огоньки придавали ещё более жуткий вид этим постройкам.

С левой стороны от окна неожиданно возник огонь, и Егор увидел одного из своих спасителей — это был молодой паренёк, совсем худенький, как тростника или это освещение играло с его зрением злую шутку? Егор кое-как выполз на улицу и как можно мягче и нежнее сказал:

— Доброй ночи!

Паренёк вздрогнул и резко обернулся. И тут Егор увидел, что это был вовсе не паренёк, а совсем юная девушка. Она была одета в мужскую одежду, что и сбило его с толку. Только увидев её милое личико с чуть курносым носом, алыми губами и красивыми зелёными глазами, в которых играл свою безумную пляску костёр. От этого взгляд приобретал что-то хищное и пугающее и совсем сбивал с толку, так как шёл вразрез с миловидными чертами её личика. В свете огня в её глазах было и что-то завораживающее, что-то мистическое. Несколько чёрных, как смоль локонов, выглядывали из-под потрёпанной шляпы.

— Ваель ту кейрон? — спросила его девушка.

— Ты девушка? — удивился Егор. — Прости, никак не ожидал, что ты девчонка.

— Ту! Сейм алиес! — она показала на дом и повторила это несколько раз.

Егор смотрел на неё, не понимая, чего она от него хочет. Она повторила ещё несколько раз одну и ту же фразу, но Егор просто смотрел в её прекрасные глаза и слушал её завораживающий голос. Девушка не выдержала, подошла к нему и начал толкать его в сторону двери.

— Сейм, сейм!

— Подожди! — сказал Егор, смеясь. Ему было щекотно от её прикосновений. — Как тебя зовут?

Она уставилась на него, не понимая, что ему надо. Егор ещё раз, но уже более спокойным голосом спросил, чеканя каждое слово:

— Как тебя зовут? — затем добавил, положив ладонь руки себе на грудь. — Я Егор! Егор! А ты? — он указал на неё.

Несколько секунд она смотрела на него, потом ответила мелодичным голосом:

— Эйлани!

— Вот и познакомились! — улыбнулся Егор. — Я хотел сказать, поблагодарить…

Девушка снова посмотрела на него непонимающим взглядом.

— В общем, спасибо, что спасли меня.

— Сейм! — ответила девушка и указала на дверь, при этом легонько подтолкнув Егора. Он послушно направился ко входу в дом.

С трудом добравшись до постели, Егор рухнул в неё и напряжение спало. Эта прогулка далась ему нелегко, он немного ещё поразмыслил над тем, как и почему оказался здесь, на этой планете, но мысли не связывались, и ничего путного на ум не приходило, он устал. Через десять минут Егор спал сном без сновидений.

Глава 2

Прошло чуть больше полугода с тех самых пор, как Егор появился на Альдеране. Он окреп и полностью восстановил силы, он даже стал помогать по хозяйству Сулле, тому самому «великану», и его дочери Эйлани, которые спасли его. Собственно говоря, это было одним из древних законов этого народа, если ты спас кого-то, то ты за него в ответе. Ты в ответе за его жизнь, за его поступки и действия. Вот Сулла и его дочь были вынуждены приютить Егора, поэтому Эйлани была так недовольна и обижена на отца, когда он решил подобрать его. Она знала, к чему это приведёт. Она знала, что им придётся кормить ещё один рот, а их семья была небогата и не могла себе этого позволить. Но Сулла не мог поступить иначе, он не мог бросить умирающего человека. Несмотря на свой грозный и устрашающий вид, у него было большое доброе сердце и чистая душа.

Впрочем, когда Егор поправился, он оказался весьма полезным работником, и очень пригодился Сулле и Эйлани в их деле. Отец с дочерью были искателями, так они себя называли. Они занимались тем, что искали на заброшенных свалках разного рода полезные вещи, которые можно было обменять на рынке в Окелтоне, самом крупном городе в этой части планеты. Сулла с дочерью наведывались туда раз в несколько месяцев и обменивали там свои находки на продукты, семена, одежду или другие вещи, которые могли пригодиться в хозяйстве. Большая часть городка занималась подобной деятельностью, за каждой семьёй была закреплена своя территория пустыни и ещё часть огромной свалки, которая была в пол дня пути от городка. Там-то Егор и трудился, тем самым выплачивая долг своим спасителям. Признаться, Егору нравилась эта тяжёлая, но, в то же время, простая работа, он чувствовал себя занятым делом, он чувствовал, что помогает своим друзьям. За эти несколько месяцев он сблизился с Эйлани и Суллой. Они помогли ему освоить местный язык, и он уже довольно бегло разговаривал на нём.

— Вот оно наследие империи, — сказал ему однажды Сулла, когда они завершили очередной день работы на свалке. — Всё, что осталось от когда-то самого крупного месторождения ксенила.

— А что произошло? — спросил Егор.

— Когда-то эта планета была самой богатой из всех мест, где когда-либо добывался ксенил. Этот минерал был практически повсюду, как будто она была вся из него. Империя построила множество шахтёрских городов здесь, добыча была поставлена на поток. Сотни грузовых кораблей каждый день улетали, наполненные столь драгоценным ресурсом. Десятки лет продолжалась эта эйфория. Население планеты росло, несколько поколений сменилось, прежде чем случилась катастрофа.

— Катастрофа? — отреагировал Егор.

— Да великий катаклизм. Некогда зелёная планета стала превращаться в пустыню. Учёные не знали, почему это происходит, но никакие предпринятые ими меры не смогли это остановить. А только усугубили и ускорили разрастание пустыни. Песок постепенно захватывал всё, он уничтожил леса, уничтожил моря и океаны, уничтожил почву. Конечно же, первыми планету покинули чиновники и шишки из добывающих корпораций, после них улетели учёные, которые так и не смогли объяснить случившееся. Последними планету покинули военные, забравшие всё самое ценное оборудование. С ними улетели те, кто смог накопить достаточно средств, чтобы заплатить за место на кораблях. У остальных либо не было денег, либо им просто не было куда лететь. Альдеран был для них Родиной, и другого дома у них не было.

— Что же случилось, по-твоему? — спросил Егор.

— Я не знаю. Это произошло задолго до моего рождения. Как рассказывал мне отец, а до этого его отец и отец его отца дело всё в ксениле. Он говорил, что минерал — это не только самый мощный источник энергии, но и важная составляющая часть самой планеты, как органы у человека, как его душа. По сути, мы сами убили планету. И теперь пожинаем плоды того, что натворили наши предки. С тех самых пор, когда империя покинула планету, оставшиеся люди научились выживать, кто-то остался в крупных городах, таких как Окелтон, хотя о других я давно ничего не слышал. Большинство, как мы, живут в маленьких бывших шахтёрских поселениях, которые разбросаны по всей планете.

— И вы так и живёте с тех самых пор, борясь за жизнь? Почему вы не попросите помощи у империи?

— У империи? — Сулла громко рассмеялся. — Империя давно забыла о нас, мой мальчик. Если бы они хотели помочь, то давно бы уже это сделали, а так, как ты видишь, мы всё ещё здесь, и мы живы.

— Но к чему всё это ведёт? Так и будете годами искать ценные вещи и продавать их в городе? Будете каждый день бороться за жизнь, а для чего? А когда закончатся все свалки, что будет тогда? И как же Эйлани, разве такого будущего ты для неё желаешь?

— Замолчи! — крикнул он на Егора.

Несколько минут они молчали. Егор никогда не видел такой реакции у великана. Немного успокоившись Сулла добавил:

— Я хочу, чтобы она была счастлива, чтобы нашла мужа и родила детей, но не здесь. Говорят, далеко на западе есть город, там ещё есть земля неиспорченная песком, там есть вода в достатке и растут деревья. Не то, что у нас, где мы боремся за каждый метр, за каждый литр воды. Но самое главное там есть корабль, который может увезти нас с этой планеты в один из двенадцати миров, где мы сможем начать новую жизнь.

— Если это правда, то это должно быть очень дорого, — сказал Егор.

— Да! — ответил Сулла и задумался. — Это очень дорого, но мы накопили достаточно, чтобы улететь с планеты.

— Тогда почему вы этого ещё не сделали? — задал напрашивающийся сам собой вопрос.

— Потому что нам нужны ещё деньги для того, чтобы жить в новом мире. Мы не сможем там заработать, я ведь ничего не умею, кроме как копаться в мусоре, — он пнул, лежавшую рядом металлическую деталь от какого-то непонятного устройства, которая с громким гулом улетела вдаль.

Егор видел, что Сулле было больно думать об этом. Он очень беспокоился за свою дочь и хотел для неё только самого лучшего и его бессилие, что-либо сделать для этого, очень сильно угнетало. Егор отложил кружку с довольно крепкой выпивкой, которую местные гнали из сушёных фруктов, напиток уже изрядно ударил ему в голову, но Егор осознавал то, что хотел сказать. Он подошёл к Сулле и попытался положить руку ему на плечо, но с трудом дотянулся до него, поэтому перехватил чуть ниже локтя и сказал:

— Сулла! Я понимаю тебя и за то недолгое время, что я с вами, вы стали мне очень близки. Я помогу тебе, и не успокоюсь, пока у тебя и Эйлани не появится шанс на новую, более достойную жизнь. Тем более я у вас в долгу, — он улыбнулся и подмигнул ему.

— Спасибо Егор! Ты честный и благородный человек. Я ни разу не пожалел, что спас тебя.

— Ещё по стаканчику? — спросил Егор.

— Не откажусь!

В тот вечер они мечтали о том, как улетят с этой планеты, как купят новый просторный дом, где-то в новом мире, как Эйлани отдадут на учёбу, как выдадут её замуж за достойного человека, и, как Сулла будет нянчить своих внуков и внучек. Мечтал, конечно же, Сулла, которого разгорячил хмельной напиток, а Егор лишь поддерживал его во всём, но в глубине души он думал о том, как же помочь этим добрым людям. Так они у уснули в небольшой кибитке, которая была построена Суллой на его участке свалки на тот самый случай, если он не будет успевать вернуться в городок.

Наутро Сулла проснулся с дикой головной болью, давно он так не напивался. Он встал и сразу же присосался к фляге, которая была на столе. Ему немного полегчало, и он огляделся. В времянке никого не было, постель Егора была пуста.

«Уже работает, вот молодец», — подумал он.

Однако, выйдя на улицу, Сулла никого не увидел. Он обошёл весь свой участок и несколько соседних. Егора нигде не было. Вернувшись к своей времянке, он внимательно всё осмотрел и увидел под флягой маленький кусочек материи, на котором была начертано несколько слов:

«Сулла, прости, но я должен исполнить вашу мечту. Я должен помочь тебе и Эйлани. Я найду ксенил, лишь с его помощью вы сможете начать новую жизнь».

— Нет! — прокричал Сулла.

Егор проспал всего пару часов. Ночь была в самом разгаре. Он посмотрел на сопящего в углу Суллу и задумался. Ему вспомнился весь их вечерний разговор. Ему стало душно, и он вышел на улицу. За огромной кучей металлолома виднелся огромный спутник Альдерана, здесь его называли Тиру. Никто не знал, почему именно такое название было у спутника, да и никому до этого дела не было, у жителей этих мест были заботы и проблемы поважнее, чем разбираться в таких мелочах. Егор смотрел, как Тиру медленно ползёт по звёздному небу и думал о том, что он может сделать для Суллы и Эйлани. Он понимал, что поиски разного рода хлама займут ещё не один год, чтобы приблизится к минимальной суме, которая им нужна. Это было слишком долго и не надёжно, да и сколько полезного они смогут найти в этой куче хлама, а может и ничего не найдут, это было дело случая, а в таком деле Егор не мог полагаться на слепой случай.

Он сидел и думал, долго думал. Тиру уже клонился к закату, что означало скорый рассвет. Тогда-то Егор и вспомнил об одном разговоре, который он случайно услышал в городе. Двое рассказывали друг другу последние новости и один из собеседников упомянул, что некий бедняга Эймс Кален отправился в старые заброшенные шахты, где добывали ксенил. Бедняга совсем отчаялся и лишь небольшой кусок драгоценной руды мог решить все его проблемы. Говорят, что в шахтах осталось ещё немного минерала, который не успели вывезти с планеты и, что он до сих пор там лежит не тронутый и ждёт, когда его заберут. Но кто бы ни спустился в эти шахты, больше никогда не возвращался назад.

Для Егора ксенил был единственным шансом помочь Сулле и его дочери. Он быстро написал на подвернувшемся куске материи несколько слов и оставил его на столе. Взял свой меч, который сделал из куска прочного металла. Он сам сделал рукоять и сам выточил нужную длину и ширину. Меч был не очень длинным и не коротким, слегка изогнутым, он был лёгким и очень хорошо лежал в руке. Егору очень нравилось его оружие. Он положил его в самодельные ножны за спиной, взял флягу с водой и несколько свет-камней, они светились в темноте, как фосфор, только намного ярче. Здесь их использовали для освещения в домах, когда прекращали подачу энергии. После этого он отправился к ближайшей шахте, которая была в паре часов ходьбы к северу от свалки.

У шахты всё было так же в песке, как и везде. Многие постройки были разрушены временем или засыпаны песком, напоминая о себе, лишь небольшими песчаными буграми. Вход в шахту был ещё различим, но уже наполовину засыпан песком. Егор подошёл к нему, осмотрелся по сторонам, немного постоял, ему было страшно, но вспомнив о своих друзьях и своём обещании, он решительно сделал шаг вперёд. Песок ушёл из-под ног, и он начал быстро скользить вниз, как на снежной горке. Он долго скользил, пока не упал на твёрдую поверхность. Вокруг было темно, не было видно даже того места, где он провалился вниз. Горка петляла в разные стороны и уходила далеко вниз. Егор достал свет-камень, который моментально осветил окружающее пространство. Он увидел перед собой несколько проходов и пошёл в тот, что был ближе. Егор не стал полагаться на чутьё или логику, и то и другое было бесполезным здесь. Пройдя несколько десятков метров, Егор вышел ещё к одной развилке из двух тоннелей. Он свернул направо и через несколько минут уткнулся в тупик.

— Чёрт! — выругался он в темноту.

Вернувшись к развилке, Егор пошёл в левый тоннель. Он долго шёл, проход петлял в разные стороны, уходя, то вниз, то вверх. Вскоре тоннель стал сужаться, и Егору пришлось пригнуться, чтобы продолжить свой путь. Вскоре он полз уже на четвереньках, но он упорно продолжал двигаться вперёд. Последний свет-камень был на исходе, он еле мерцал в темноте, толку от него было мало, поэтому Егор отбросил его в сторону. Дальше он уже полз совершенно без света, на ощупь. Но вдруг, то ли это зрение с ним сыграло злую шутку, то ли у него были галлюцинации на почве усталости и отчаяния, но Егору показалось, что он увидел какое-то мерцание. Он прополз ещё несколько метров. Проход немного сворачивал в сторону, Егор прополз ещё немного и увидел свет, который играл на мокрой стенке тоннеля. Впереди он увидел выход из тоннеля. Проход немного расширялся, и он смог встать на корточки. Он подошёл к краю и увидел перед собой огромную пещеру. Сверху, невероятно большими сталактитами свисали свет-камни, освещая большое озеро, которое покрывало почти всё дно пещеры. В стенах маленькими звёздами сверкали всё те же свет-камни, придавая ей поистине потрясающее зрелище.

Но Егор был не один в пещере. Несколько широких площадок, врезавшихся в озеро, были усеяны какими-то странными существами. Издалека они были похожи на огромных рептилий, но со своего места Егор не мог разглядеть, что это были за создания, и ничего хорошего от них он не ждал. Существа сбивались в кучки по трое-четверо, тем самым, согревая друг друга. Их было около тридцати, насколько Егор смог подсчитать. Это очень сильно затрудняло его задачу, так как в самом центре площадки, на которой они находились, была огромная куча ксенила. Егор ни с чем не спутал бы его янтарный цвет, который играл в лучах света.

Звери лежали кольцом вокруг ксенила, как будто охраняли его, как сокровище, поэтому необходимо было придумать, как пройти через них. Егор подождал несколько минут, наблюдая за происходящим. Казалось, они все спали и не почувствовали присутствие чужака. Егор ступил на небольшой выступ, который плавно спускался на одну из площадок и начал медленно продвигаться к своей цели. Спрыгнув на площадку, он спрятался за большим камнем, удачно примостившемуся на краю площадки. Когда он подошел ближе, то мог разглядеть своих новых знакомых. Это были четвероногие твари с массивным телом, с крыльями на спине и с длинным хвостом и шеей. Голова их была вся в роговых отростках, челюсть была вытянута, со множеством острых зубов. Это были драконы. Да, самые настоящие драконы, которых описывали в сказках и фантастических романах, на его родной планете. Только эти были намного меньше змеев из легенд и мифов, но чуть больше земных аллигаторов. Вероятно, их предки, когда-то водились на Земле и со временем люди истребили их. И как это свойственно, многим из землян, они несколько приукрасили свои подвиги, придав этим тварям безумную свирепость и исполинские размеры.

Понаблюдав ещё несколько минут за драконами, он окончательно убедился, что вся стая спит. Их бока медленно вздымались вверх и также медленно опускались обратно, как бывает, когда спят глубоким сном. Егору даже показалось, что он слышал звук, отдалённо напоминающий храп. Он вышел из-за своего укрытия и осторожно стал пробираться сквозь спящих змеев. Обошёл одних сбившихся в кучу, затем других. Егор ступал беззвучно, с пятки на носок, стараясь не потревожить сна диких тварей.

«Наверное, они видят какие-то сны?», — думал Егор пока пробирался мимо драконов. — «Или они бездушные твари, которые живут лишь одними инстинктами. Каково это, когда не обладаешь сознанием, когда не ощущаешь этот мир так, как человек?»

«Наверное, чувствуешь покой», — отвечал он сам себе. — «Ни сомнений, ни переживаний, ни чувств, чётко знаешь, что тебе нужно, где твоё место в пищевой цепи, живёшь лишь одними инстинктами. Получается, когда наши создатели наделили нас сознанием и чувствами, то тем самым они прокляли нас, обрекли на вечное сомнение? А как же любовь, счастье, радость, как же чувство удовлетворения от того, что можешь познать мир, познать неизведанное. Получается, нас одновременно наделили самым великим даром во вселенной и самым ужасным проклятием?»

«Заткнись, философ», — поругал сам себя Егор. — «Нашёл время и место рассуждать, тебя вот-вот сожрут, а ты тут о высоком разглагольствуешь».

С такими мыслями он добрался до центра площадки, где лежал ксенил. Возле него, отдельно от других лежал змей намного крупнее остальных. Скорее всего это был вожак стаи. Он лежал на чём-то непонятном, присмотревшись, Егор был ошеломлён, «постель» змея была сделана из человеческих останков. Он заметил несколько раздробленных черепов и, кажется, несколько костей от рук и ног. Вот какая судьба ждала смельчаков, решившихся спуститься в шахты, за своей мечтой. И, кажется, эти твари не такие примитивные, как предположил в самом начале Егор.

Он повернулся назад к груде ксенила и внимательно осмотрел. Взял небольшой кусок и положил в свою сумку. На самом деле, такой кусок ксенила мог бы с лёгкостью дать энергию, чтобы десятки лет освещать шахтёрский городок. Сейчас у него в руках была новая жизнь для Суллы и Эйлани. Егор развернулся и медленно вернулся обратно к камню, стараясь наступать там, где он уже проходил. Оказавшись у камня, за которым он укрывался, Егор выдохнул. Теперь осталось самое сложное, необходимо было подняться по выступу к тоннелю, который привёл его сюда. Добравшись до выступа, он начал медленно подниматься. Подъём был трудным, так как камни были влажными и скользкими. Ноги Егора постоянно норовили сорваться. Когда он был уже у цели, произошло непредвиденное. Кусок камня под ногой Егора отвалился, и с громким грохотом, ударяясь о скалы, рухнул в озеро. Громкий гул заполнил пещеру, Егору показалось, что это было самое громкое, что он слышал в своей жизни. В ту же секунду драконы начали просыпаться, они ещё не понимали в чём дело, и разглядывали потревоженную гладь воды, несколько из них нырнуло прямо в озеро, чтобы лично найти виновника их пробуждения. Вожак встал и начал осматривать пещеру. Его взгляд упал прямо на Егора. От неожиданности он смотрел на вожака и не шевелился, он как будто оцепенел. Вожак драконов издал громкий рёв и клубы дыма и огня вырвались из его пасти. Все остальные посмотрели на своего альфу, затем обернулись к Егору и дико зашипели. Каждый дракон из стаи начал расправлять крылья и подниматься в воздух, чтобы атаковать врага. Тут-то Егор и оттаял, он как можно быстрее проделал остаток пути до тоннеля и одним прыжком оказался внутри, по пути захватив, торчащий из скалы свет-камень. Его спасло то, что тоннель был достаточно узким и драконы не смогли в него пролезть, он ощутил лишь жар пламени, который пощекотал ему спину и пятки. От этого он начал ползти ещё быстрее. Когда он смог встать в полный рост, Егор побежал, свет-камень кое-как освещал ему дорогу, но этого хватало, чтобы не упасть и не врезаться в стену. Он пробежал мимо развилки и за несколько секунд преодолел путь к пещере, где был выход наружу.

Егор оказался у той самой песчаной горки, по которой он спустился в пещеру. Тут-то его и пронзила мысль, о том, что подняться он не сможет. У него ничего не было, ни верёвки, ни специальных приспособлений, чтобы подняться. Он попробовал забраться наверх, но песок был скользким и текучим и не давал пройти больше пары метров.

«Вот он и конец, — подумал Егор. — Наверное, все так и погибали, потому что не думали на несколько ходов вперёд. А были лишь ослеплены жаждой добычи и наживы. Хотя, с другой стороны, они не знали, что пещера была обитаема и это несколько уменьшает их…, да, идиотизм. Ну, нет! Я так просто им не дамся. Нескольких я заберу с собой перед смертью».

Егор огляделся по сторонам и увидел недалеко от себя металлическую пластину, когда-то она была частью какой-то машины. Он взял пластину в руку и приспособил её как щит, в другой руке у него был самодельный меч. Егор бросил свет-камень ближе к проходам в тоннели и стал в круг света. Драконы не заставили себя долго ждать и с громким рёвом вырвались с одного из трёх тоннелей. Их было всего двое, скорее всего самые голодные. Они бросились к Егору, изрыгая на ходу пламя. Он умело прикрылся импровизированным щитом от огня и нанёс рассекающий удар. Голова одного из драконов отлетела в сторону. Не зря он каждый день в течении всех этих месяцев точил свой клинок. Второй дракон бросился к Егору и нанёс сильный удар длинным хвостом. Егор успел подставить щит под удар, но он был столь мощным, что его отбросило на несколько метров в сторону. Поднявшись на ноги, Егор краем глаза заметил приближающегося змея с фланга и моментально нанёс удар, дракон с глухим рёвом упал на землю.

В этот самый момент ещё пятеро змеев выбежали из тоннеля. Силы были не равны, но отступать было некуда, или он или они. Егор встал в оборонительную стойку и приготовился к нападению. Они подходили медленно, изрыгая попеременно пламя из пастей, отчего тьма в пещере отступала и, казалось, что Егор был гладиатором на древней арене, борясь с заморскими чудищами на потеху публике. Только вот никого не было кроме него и тварей, готовых вцепиться ему в глотку в любой момент. Двое змеев выдвинулись вперёд и обошли Егора с разных сторон, он сжал сильнее свой щит и свой меч. Атака была молниеносной, но Егор ждал этого и успел отойти в сторону, дракон промахнулся, однако второй ударил его хвостом прямо в незащищённую спину. Он упал ни живот и выронил своё оружие, дикая боль пронзила его тело, но сейчас не было времени обращать внимание на это, он тянулся к мечу кончиками пальцев, который упал в полуметре от него. В это время змей подошёл к Егору и разинул пасть, чтобы изрыгнуть пламя и закончить эту битву. В эту же секунду несколько миллиметров отделяли Егора от его оружия, ещё одно усилие, и он схватил меч, резко обернулся и пронзил шею зверя, от чего последний захлебнулся собственным пламенем и упал замертво.

Пока Егор боролся за свою жизнь, пещеру заполнило почти два десятка тварей во главе с вожаком, который наблюдал за всем происходящим со стороны. Когда Егор расправился со своим очередным соперником, вожак издал жуткий вопль, от которого дрожь пробежала по всему телу. После этого все твари начали подходить ближе к Егору и окружать его со всех сторон. Землянин стоял весь в синей крови драконов с мечом в руках и готовился к смерти. Вот он его конец, он станет ужином для этих тварей, не очень благородная смерть, но он одолел нескольких драконов и попытается забрать с собой ещё парочку, прежде чем погибнет.

В этот самый момент, когда Егор прощался с жизнью, пещеру озарил яркий луч света, и несколько пучков энергии полетело в толпу змеев. Они упали замертво, ещё несколько залпов взрыхлили песок перед ними. Драконы с жутким рёвом бросились бежать, одновременно посылая языки пламени в нападавших. Через несколько секунд они скрылись в глубине тоннелей и ещё долго эхом отдавались крики их поражения. Егор взглянул в то место, откуда были выстрелы и увидел огромную человеческую фигуру, это без всяких сомнений был Сулла. С ним было ещё несколько человек, вооружённые бластерами. Он подошёл к Егору положил ему руку на плечо и сказал:

— Ты в порядке? Живой?

— Что?

— Ты не ранен? — продолжал задавать он вопросы.

— Нет, нет! Всё нормально, я не ранен, — ответил Егор, приходя в себя.

— Давай поскорее выбираться отсюда, пока они не вернулись, заряда хватит ещё на несколько выстрелов. Быстрее, — сказал гигант и поторопил своего друга.

— Стой, надо найти мою сумку, — Егор бросился искать сумку. Он отбросил её во время боя.

— Брось, — сказал Сулла, — я потом дам тебе другую.

— Нет! Ты не понимаешь, мне нужна эта сумка, — Егор выхватил несколько свет камней у Суллы и снова начал искать. Наконец у одного из камней он увидел свою пропажу.

— Вот она! Уходим! — сказал он, после того как подобрал её.

Поднявшись с помощью верёвок на поверхность, они пошли по направлению к городку. Сулла больше не произнёс ни слова. Пока они не дошли до своего дома. Когда Егор вошёл Сулла ударил его по лицу. От удара великана его пошатнуло, и он упал на колени.

— Отец! — крикнула Эйлани, которая вошла в дом вслед за ними.

— Тихо! — прикрикнул он на неё и продолжил, обращаясь к Егору. — Ты идиот! Какого чёрта ты попёрся в эти шахты? Тебе жить надоело? Я не для того тебя спасал, чтобы ты покончил жизнь самоубийством. Ответь мне? Почему ты молчишь?

Егор улыбнулся. Он не был в обиде на друга. Затем без слов достал из сумки кусок камня цвета янтаря.

— Провалиться на месте ты смог достать его?! — воскликнул Сулла.

— Что достать? Папа, что это? — спросила ошеломлённая Эйлани.

— Дочка, милая, это ксенил!

— Что? — удивилась девушка.

— Ксенил! Ты понимаешь, что это значит? — спросил он скорее не у неё, а обращаясь к вселенной.

— Не совсем! — ответила девушка.

— Это значит, — вступился в разговор Егор, — что вы с отцом сможете улететь с этой планеты и начнёте абсолютно новую жизнь.

— С чего вдруг? Это всего лишь маленький кусок камня? — скептически сказала она.

— Этот маленький кусок камня стоит больше, чем весь этот городок и ещё десятки таких же вместе взятых, — сказал ей Егор. — А теперь собирайтесь, завтра мы отправляемся на запад. Завтра начинается поход семьи Келлеварс к новой жизни, — с некоторым пафосом произнёс Егор.

Отец и дочь обнялись в радостном порыве, затем гигант притянул к себе и Егора и они стояли так несколько минут, смеясь и одновременно плача от счастья.

— Крирри! — сказала Эйлани, рассмеялась и вышла на улицу, готовиться к их уходу. Она знала, что Егор не очень хорошо знает их язык и иногда подначивала его, выдавая незнакомые ему словечки, и громко хохотала, когда он делал удивлённый вид.

Глава 3

Они собирались долго, почти целый день, некоторые соседи спрашивали Суллу о том, куда они уезжают, тот отвечал, что они собираются на рынок в Окелтон, чтобы обменять вещи на продукты и семена. По правде говоря, он не обманывал соседей, они и вправду собрались в Окелтон, чтобы продать весь, накопившийся за долгое время, хлам. Там они намеревались набрать припасов для долгой дороги на запад, ведь никто из них не знал, сколько им придётся провести времени в пути, поэтому было необходимо основательно подготовиться к путешествию. Помимо припасов им нужно было оружие и ещё пара феталов, тех вьючных животных, с которыми Егор «познакомился», когда очнулся на этой планете. Свой план они хранили в полной секретности, ни к чему было говорить соседям о том, что они уезжают. Друзья договорились, что Егор расскажет всем правду, когда Сулла и Эланий покинут планету, они решили, что так будет лучше для всех. Возникла бы куча вопросов почему и за какие деньги они это сделают, тогда пошли бы подозрения, а после недавней истории с драконами, многие могут догадаться о ксениле и у кого-то обязательно возникнет мысль помочь избавиться им от этой находки.

Слухи в таком маленьком городке расползаются быстро, как срамная болезнь в турецком гареме, поэтому уже к вечеру на Егора многие стали коситься. Он единственный кто выжил, после того, как спустился в шахты. И многие начали подозревать, что он что-то нашёл там, а если не подозревать, то додумывать. Нет ничего ужаснее слухов, они могут сделать тебя как героем в глазах других, так и самым ненавистным человеком. И никто не сможет объяснить, почему тебя любят или ненавидят, слухи затуманивают разум, затупляют ум. И, к сожалению, для Егора никто не считал его героем. Это была ещё одна причина поскорее убраться из городка.

На рассвете они начали своё путешествие. Телега, которую вёз за собой фетал, была нагружена до отказа. Они сгрузили всё, что казалось им более или менее стоящим, остальное оставили в доме. Когда они отошли на несколько сотен метров от городка, Эйлани резко остановилась и обернулась. На глазах её были слёзы, оно и понятно — это был её дом, её Родина, Егор понимал её, он чувствовал себя точно так же, когда его забрали с Земли, поэтому не торопил Эйлани и дал ей возможность в последний раз проститься с домом.

— Пойдём, милая! — сказал Сулла дочери. — У нас долгая дорога впереди, нам нельзя задерживаться.

Егор до сих пор удивлялся тому, как этот великан нежно относится к своей дочери. Глядя на него, никак не ожидаешь, что он способен на такие чувства. Но Сулла очень любил свою девочку и любил её мать, которая погибла несколько лет назад в страшной пустынной буре, которая неожиданно застала их, когда они возвращались из Окелтона. Ветром их отбросило друг от друга, и они в секунду потерялись, песок был повсюду. Сулла пока мог, выкрикивал её имя, но ничего не было видно, и не слышно. Он случайно наткнулся на фетала, который был с ними, и воспользовался им, как укрытием. Это спасло ему жизнь. После бури он долгими днями искал свою жену, но так ничего и не нашёл, пустыня поглотила её. Он пил, буянил, проклинал всё и вся на свете. И только благодаря своей маленькой Эйлани он смог оправиться, вернуться к жизни. Он стал жить ради дочери, ради её улыбки, ради её счастья, ради её лучшего будущего. К слову идея о том, чтобы покинуть планету, была жены Суллы, она давно мечтала, что они всей семьёй покинут этот проклятый шарик и начнут новую жизнь в другом мире. После потери жены он решил, во что бы то ни стало добиться этого и обеспечить новую, лучшую жизнь для своей девочки, в память о своей жене.

До Окелтона оставалось всего несколько часов пути, большую часть которого они прошли без каких-либо приключений. Сулла остановился, чтобы сделать привал и перекусить, так как в городе им будет не до этого. Они расположились в низине между несколькими барханами и развели огонь, чтобы немного подогреть пищу. Эйлани занималась приготовлением еды, а Егор и Сулла пошли осмотреться. Они поднялись на один из песчаных холмов, которые были рядом и устремили свой взор вглубь пустыни. Кроме песка ничего не было видно. Солнце уже перевалило зенит и понемногу клонилось к закату.

— Не верь никому на слово, — напутствовал Егора Сулла, когда они спускались назад к Эйлани. — Все сделки заключаю только я, меня знают в этом городе и не посмеют обмануть. Вы с Эйлани только ищете покупателей и приводите их ко мне. Всё понятно?

— Да! — ответил Егор.

Обед их был скудным, пару глотков воды, несколько сухих коржей, напоминавших лепёшку, и разогретая похлёбка, что-то из бобовых, которую Эйлани бережно передала отцу и Егору. Быстро поев, они отправились в путь, ещё несколько часов они шли, не сказав ни слова. К вечеру друзья подошли к Окелтону. До города оставалось несколько километров, когда они спустились с очередного холма и попали на ровную чуть извилистую дорогу. С обеих сторон обочины дороги поднимались вверх, создавая, таким образом, импровизированные борта. Эти борта тянулись вдоль всей дороги до самого Окелтона.

— Странная какая-то дорога? Зачем нужны эти борта? — спросил Егор.

— Это не дорога! — ответила Эйлани, прежде чем Сулла успел открыть рот. — Когда-то здесь была река, а эта дорога — её русло, точнее то, что от него осталось.

— Когда-то эта река питала всю эту часть планеты, она тянулась на многие километры на восток. Раньше здесь были луга и леса, а теперь сам видишь — вокруг одна пустыня, — закончил за дочь Сулла.

Остаток пути они прошли молча. Чем ближе они подходили к городу, тем больше народу они встречали на дороге. Люди выходили на дорогу и направлялись в город, чтобы продать или обменять найденные вещи, на еду, семена, землю или что-нибудь ещё. Такие путешествия были достаточно опасны, часто на одиноких торговцев нападали пустынники, местная банда мародёров. Пустынники забирали всё — одежду, весь товар, они даже тел не оставляли, ходили слухи, что они были каннибалами, поэтому и нападали, только на мелкие группы, которые были не больше трёх-четырёх человек. Но здесь, вблизи крупного города, бояться было нечего. Здесь торговцы сбивались в кучу, иной раз их собиралось несколько десятков со всех окрестных поселений, так что остаток пути люди шли, не озираясь по сторонам.

Окелтон был не похож на шахтёрские поселения. Он был намного больше, это был самый настоящий город в прямом смысле этого слова. Вокруг него была построена высокая стена, она была слеплена из металлических балок и листов, старых механизмов, машин, остатков шахтёрских домов и прочего хлама — всё пошло в дело. Кое-где в фундаменте были видны массивные камни, редкость для этих мест. День ото дня она укреплялась всем, что не пригождалось в повседневной жизни и с течением времени превратилось в массивное укрепление, которое было не так просто пройти. В целом, для умирающей планеты — это зрелище было впечатляющим. Огромные ворота были единственным проходом в город, которые открывались сверху вниз, с помощью подвесного механизма, создавая, тем самым, мост, по которому можно было пересечь ров, огибающий город со всех сторон. На самом деле ров — это русло той же самой реки, которая некогда огибало остров, на котором и находился Окелтон. Только ров был в несколько раз углублен, что не давало возможности подступиться к городу с разных сторон. Когда Егор увидел эту картину, то невольно улыбнулся, он и представить себе не мог, что за тысячу световых лет от дома увидит что-то столь похожее на средневековый замок. На страже этих ворот было несколько часовых вооружённые бластерными винтовками.

— Охрана, — шепнул Егору Сулла, когда они подошли к воротам. — В Окелтоне строгие правила, если ты пришёл честно торговать товаром, то тебе нечего бояться, но если ты задумал, что-то недоброе, то твой пыл быстро остудят. Городом правит союз трёх семей. Они издают законы, они принимают все важные решения, они устанавливают правила, они обеспечивают охрану жителям и тем, кто здесь проездом. Каждый, кто хочет торговать или остаётся в городе больше чем на один день, должен заплатить пошлину в городскую казну.

Внутри город оказался не таким, каким представлял себе его Егор. Большие, просторные улицы были вычищены и ухожены. Множество снующих туда-сюда людей заполняли эти улицы. Крики и гул раздавались повсюду. Множество вывесок, заманивали всех своими кричащими названиями. Все дома были выстроены в ряд и были похожи один на другой, единственное, что выдавало в нём некогда шахтёрский город.

Когда они пришли в город солнце практически зашло за горизонт, поэтому друзья сразу же отправились на поиски ночлега. Благо в городе не было проблем с местом. Переночевали они в одной из многочисленных гостиниц, которые одновременно были и харчевнями, и увеселительными заведениями. После быстрого и небольшого ужина Егор, Сулла и Эйлани сразу отправились в свои комнаты и проспали до самого утра.

Как ни странно, песка в Окелтоне почти не было, все улицы были выложены специальным покрытием, похожим на плиты, только материалом им служил не бетон, а что-то другое, во много раз легче, крепче и долговечнее. Никто не знал, что это был за материал и как его добывали, технология умерла вместе с уходом империи. Егор догадывался, что, возможно, это был пенно-бетон, специальный материал, который использовался в империи при колнизации новых планет, позволяющий за считанные часы проложить километры ровных, прочных и долговечных дорог. Сам город был выстроен, как и большинство городов империи в форме круга, с главной площадью в центре. И каждая улочка, каждый переулок были сделаны так, что, так или иначе все приходили на эту самую центральную площадь.

Сама площадь была огромной, в центре её находилась высокая стела, из неё била ключом вода, а вокруг был бассейн с водой мутно-зелёного цвета. От фонтана расходилась спираль из лотков и различного рода временных лавок с товаром. Между витками спирали был проход в метра два шириной. Такое устройство сделали для того, чтобы вошедший на рыночную площадь, осмотрел все имеющиеся товары и никого не пропустил. Так, зайдя в спираль с одной стороны, выходить из неё приходилось с другой. То ли из-за большого потока покупателей и продавцов, то ли, из-за принятых негласно, правил поведения на рынке, но многих устраивало такое положение дел.

Сулла оставил своего фетала в специальном загоне, рядом с рынком, затем они с Егором потащили свою телегу с товаром на свободное место. Вскоре они нашли его и разложили свой товар. Эйлани, ещё до того, как они разложились, убежала вглубь рынка на поиски покупателей. Для неё это было не впервой, и к тому же, перед молодой, милой и симпатичной девушкой мало, кто мог устоять. Через десять минут она вернулась с клиентом, который тотчас же купил какую-то штуку, название которой Егор даже не знал.

— Схему понял? — спросил его Сулла. — Видишь, кто пришёл сюда за покупками, не навязчиво предлагаешь товар и приводишь сюда. Только будь аккуратнее, другие не любят, когда у них отбивают покупателей, не попади в неприятности.

— Я понял, Сулла! Всё будет хорошо! — ответил Егор и подмигнул ему, перед тем как отправиться вглубь рынка.

С самого утра Егор и Эйлани бегали по рынку и предлагали свой товар. Для начала Егору было сложно подходить к незнакомым людям и что-то им навязывать, но со временем он втянулся и через несколько часов уже чуть ли не в наглую уводил потенциальных покупателей у других торговцев. Это несколько раз чуть не закончилось потасовкой, но постоянно патрулирующая стража рынка быстро завершала все споры. К концу дня они продали большую часть своего товара. Сулла был очень доволен.

— Хорошо! Очень хорошо! — говорил он, потирая руки. — Если так дело и дальше пойдёт, через день мы сможем отправиться в путь.

— Поскорее бы! — сказал Егор. — У меня нехорошее предчувствие, что-то в этом городе не так.

Егор и вправду почувствовал что-то неладное. Она сам не знал, что именно, но какой-то негатив витал в воздухе. Ему казалось, что за ним целый день следили, слишком часто охранники оказывались рядом в самый нужный момент. Сначала он не придавал этому значения, но, когда они уже собирались, он заметил, что один из стражей внимательно за ними наблюдает. Может быть, он любовался Эйлани? Всё возможно, но Егор привык доверять своей интуиции, и сейчас она кричала, что им необходимо, как можно скорее убираться из этого города. Он поделился своими опасениями с Сулой за ужином, когда Эйлани ушла в свою комнату спать. Именно из-за этого Егор настоял, чтобы они сняли пару комнат в другой гостинице, которая находилась ближе к рынку. Он хотел сменить обстановку и, по возможности, запутать следивших за ними стражников.

— Не знаю, может быть, ты и прав, — сказал Сулла. — Действительно что-то происходит. Я поговорил с несколькими знакомыми торговцами, они рассказали мне последние слухи. Говорят, что в правящих семьях разлад и сейчас идёт негласная борьба за власть. Ещё говорят, что пустынники слишком близко подходят к городу и совершают набеги на мелкие группы торговцев и путников, раньше такого не было. В своей борьбе правящие семьи неспособны обеспечить должную безопасность городу, наступают смутные времена. Это хорошо, что мы покинем эту планету. Я не хочу, чтобы Эйлани застала подобное, хочу, чтобы она жила в лучшем мире, чем этот. Она должна выйти замуж и нарожать детей, она не должна бояться за своё будущее и наслаждаться настоящим. Я должен сделать всё, что в моих силах, и даже больше ради её счастья. Ты понимаешь Егор?

Егор это понимал, и очень переживал за Суллу и его дочь. За то недолгое время, что он провёл с ними, Егор успел привязаться к ним и полюбить их, как своих родных. Он всей душой желал им помочь и готов был на всё, так же, как и ради своей собственной семьи. Долгие годы он не видел их. В последний раз он видел мать и отца, когда пришёл с ними попрощаться семь лет назад. Он успокоил их, уверил, что с ним всё будет в порядке. Сказал, что ему надо будет надолго уехать по работе, обещал присылать весточки, как только сможет, соврал, но нужно было успокоить мать. В тот самый вечер он думал, что больше никогда не увидит их. Но теперь, когда он вновь стал обычным человеком и находился рядом с Суллой и Эйлани, тоска по родным, по Родине всё чаще овладевала им. Желание попасть на Землю не оставляло его последние несколько месяцев. Но он так же чаще стал задаваться вопросом о том, как он здесь оказался и для чего? Чья злая воля играет его судьбой? Егор этого не понимал, и ничто вокруг не могло ему рассказать или подсказать ответы на эти вопросы. Именно поэтому он решил сосредоточиться на помощи своим друзьям.

— Егор! Ты со мной? — Сулла вопросительно смотрел на него.

— Прости, Сулла! Я задумался! — сказал Егор. — Нам пора отдохнуть, завтра тяжёлый день.

— Да, ты прав! — поддержал его Сулла и пошёл к себе в комнату. Егор последовал его примеру и тоже отправился спать.

Ночь была беспокойной. Егор долго не мог уснуть, постоянно ворочался и когда, наконец, морфей овладел им, странные сновидения пришли и начали будоражить его сознание.

Видения были нечёткими и неразборчивыми, они молниеносно сменяли друг друга. Немного погодя они замедлились, и он начал различать кое-какие детали — одинокое дерево, растущее на вершине скалы, какая-то башня из камня и стали, она была похожа на старый маяк. Всё исчезло — вокруг была лишь пустота, ни лучика света, ни огонька, ничего вообще, вдруг пустота сменилась мириадами маленьких лампочек, которые были повсюду. Они вращались вокруг него, словно в танце, кружа голову. Приглядевшись, он увидел сотни тысяч галактик, с миллиардами звёзд в каждой из них. Все они были разных форм и размеров, всех цветов радуги и даже больше. Они начали разлетаться в разные стороны, всё дальше и дальше, пока он вновь не погрузился в темноту. Ему было страшно и неуютно здесь, он попробовал крикнуть, позвать на помощь, но звук сразу обрывался, не было, ни крика, ни эха, не было ничего. Он не видел даже собственного тела, лишь одно ощущение, лишь осознание того, что он существует, но где существует? Это понять было невозможно. Ещё секунда или вечность и Егор почувствовал, как начал куда-то проваливаться, он почти физически ощущал это. Его как будто затягивало в водоворот, огромный фиолетово-синий омут, искрящийся такими же молниями. Его кружило в пространстве, пока он не очутился в каком-то тоннеле, по которому он нёсся с огромной скоростью. Сердце колотилось, тело тряслось от страха, он хотел закрыть глаза, но почему-то всё видел сквозь веки. Путешествие его продолжалось недолго. Он оказался на земле, вокруг насколько хватало глаз, была лишь степь, с какой-то причудливой сине-жёлтой порослью. В небе была зелёно-жёлтая звезда, он никогда таких не видел. Неожиданно всё изменилось, и он оказался на берегу очень быстрой реки с зеленоватой водой. Перед ним была огромная гора, из неё водопадом ниспадала та самая река, а на горе распростёрся город, большой древний каменный город. Недалеко от него он заметил тот самый маяк из камня и стали, который указывал путь, устремляя свет, исходящий из изумрудного шара во все стороны.

Он любовался этим великолепием, как неожиданно всё изменилось — стены города были в огне и полуразрушены, маяк уже не мерцал, вода в реке окрасилась в кровавый цвет, повсюду были слышны крики и стоны. Город умирал, его сжигали дотла, жителей вырезали. Он обернулся и увидел человека в странной маске, тот замахнулся на него мечом и нанёс удар…

Егор открыл глаза и вскочил с кровати, готовый отразить любую атаку. Он был весь мокрый и липкий от пота. Лишь спустя несколько секунд он осознал, где находиться.

За окном уже светало, на улице уже слышались голоса, тех, кто встал пораньше, чтобы начать новый день, за дверью работники постоялого двора уже вовсю бегали и занимались уборкой, подметали и мыли полы, счищали песочную пыль, налетевшую за ночь. Егор прислушался ко всем этим звукам и немного расслабился. Он постарался успокоиться, сердце всё ещё колотилось в груди. Егор умыл лицо, оделся, вышел в коридор и постучался в соседнюю дверь, где ночевала Эйлани с отцом. В комнате было тихо и пусто, отец с дочерью куда-то пропали. Егор подумал, что они вышли подготовить всё для нового дня торговли и спустился на первый этаж, где был устроен сам трактир. Там никого не было, кроме заядлых постояльцев, хозяина и нескольких его работников. Егор подошёл к хозяину и спросил, не видел ли тот его друзей. Но хозяин постоялого двора помотал головой и всем своим видом показал, что ему нужно заниматься своими делами. Егор ещё раз осмотрелся, затем поднялся в свою комнату, взял свои вещи, заткнул меч за спину и пошёл на поиски Суллы и Эйлани.

Его начало одолевать беспокойство, когда он не нашёл их у рынка на площади, он не знал куда пойти и, где ему искать их. Егор был впервые в этом городе, не знал их обычаев и законов. Он бессмысленно блуждал вокруг площади, где народ уже начал собираться для того, чтобы начать новый торговый день.

Внезапно к нему подошёл человек невысокого роста, с большим животом и густой рыжей бородой. Этот коротышка быстро шепнул ему:

— Никак не реагируй на мои слова, слушай внимательно. Твои друзья в опасности, они у Каверана, главы одного из семейства, управляющего этим городом. Каверан ищет какую-то ценную вещь, которая, как говорят, есть у Суллы. Его дом вон там, на той стороне площади, тот, который с куполообразной крышей.

— Почему ты мне всё это рассказываешь? — шёпотом спросил Егор.

— Я очень обязан Сулле, он спас мою жизнь, — затем добавил громко, когда из-за поворота показалась охрана города. — Вы предлагаете такую маленькую цену за отличный товар, наивысшего качества. Да вы просто издеваетесь надо мной! Всё я больше не имею желания с вами беседовать. Прощайте! — и шепнул, разворачиваясь. — Скорее, они долго не протянут.

Егор был ошеломлён таким поворотом событий. Значит, кто-то узнал, что они нашли ксенил. Но кто мог это сделать, кто мог предать их? Явно кто-то из их городка, сам себе ответил Егор. Но кто это мог быть? Ответа у него не было, и оставаться на месте и бездействовать он тоже не мог. Надо было что-то срочно придумать и как можно скорее.

Площадь стала заполняться торгашами и покупателями, с каждой минутой народ прибывал. Пройдя на другую сторону площади, он подошёл к дому, на который указал рыжебородый. Дом был в три этажа высотой, большой и богато украшенный, не чета, большинству домов, которые были в городе. У дверей было два вооружённых охранника. Сам дом окружали высокие стены, перебраться через них не было возможным. Помимо стражи, вокруг была толпа людей, которые тотчас же заметили, если бы он попытался преодолеть эту стену. Егор стоял у самого ближайшего к дому торгового ряда, делая вид, что интересуется товаром, но он внимательно наблюдал за домом и за поведением стражи. К слову сказать, они не были такими уж добросовестными, так как привыкли к тому, что никто не посмеет посягнуть на дом одного из хозяев города, скорее они находились здесь для того, чтобы придать большую значимость и статус хозяину дома. Стражи постоянно заигрывали с молоденькими девушками, проходившими мимо и не только, молоденькими. Курили какую-то смесь, которую заворачивали в листья одного из растений, которое, несмотря на песок, всё ещё росло в городе. В общем, были не всегда на стороже. Во время своего наблюдения Егор заметил небольшой проход в стене, которым пользовались служащие хозяина. Проход был закрыт изнутри, но те, кто входил снаружи, использовали какой-то тайный рычаг для открытия двери, быстро заходили и проход снова запирался.

Он знал, что необходимо сделать и быстро пошёл к главному ходу, по пути он «нечаянно» обронил громоздкий кусок чего-то у ближайшей лавки, так, что шум заполнил пространство, послышалось ворчание и крики хозяина. Люди начали толпиться возле его лотка, чтобы посмотреть, что же случилось. В это время Егор прошёл ещё несколько метров и незаметно поджог разноцветную тряпку у одного из торговцев. Она вспыхнула моментально, пламя сразу же перекинулось на остальные лоскуты, а после охватило соседние палатки.

— Пожар! — громко крикнул Егор.

— Пожар! Пожар! — подхватили в толпе.

Люди начали суетиться и бегать в разные стороны. Началась небольшая паника. Это Егору и было нужно. Когда охранники оставили без присмотра двери и стену со вторым проходом, Егор быстро подбежал к последнему и начал искать потайной рычаг. Потратив минуту, он нашёл небольшой выступ, нажал на него и потайная дверь, с небольшим скрипом, открылась. Он проскользнул в дверь и оказался в небольшом дворе. Егор не поверил своим глазам, здесь росли кусты и небольшие деревья, были клумбы с цветами и газоны зелёной травы. Песка совсем не было, вместо него была самая настоящая почва, для этих мест, это большая редкость.

«Вероятно этот Каверан, очень богат», — подумал Егор.

Он пересёк двор и оказался у двери, ведущей в дом, проскользнул в неё и очутился в помещении, которое напоминало кухню. Здесь хлопотала женщина, которая готовила завтрак. Он прошёл мимо неё, когда она отвернулась, и попал в длинный коридор, от которого в разные стороны расходились двери. Архитектура домов на отдалённых планетах не отличалась изысканностью и разнообразием, в этом не было никакого смысла, для строительства колоний не требовалось ни полёта фантазии, ни чего-либо другого. Были официально утверждённые планы, которые использовались во всех колониях — это экономило время и снижало затраты на возведение новых построек. Везде и всегда прибыль стояла на первом месте. Егору это было до боли знакомо, даже здесь, в других мирах — люди были всё теми же алчными и эгоистичными существами, которых занимала лишь собственная прибыль и благополучие.

Землянин прошёл по лестнице на второй этаж. Как ни странно, в доме никого не было: ни охраны, ни тех, кто в нём живёт, но он не придал этому значения, его целью были поиски своих друзей. На втором этаже дома дверей было меньше. Несколько из них он попробовал открыть, но они были заперты. Дальше по коридору, который был идентичен тому, на первом этаже, он увидел приоткрытую дверь. Он заглянул в щёлку и увидел человека, сидевшего в большом кресле, перед ним на круглом столе стояла чашка с горячим напитком и несколькими лепёшками. Он изучал какие-то бумаги, и, казалось, ничего вокруг не замечал. Егор вытащил свой меч, и молниеносно оказался рядом с мужчиной, направив острие ему в грудь.

— Здравствуйте, милейший! — сказал мужчина, не дрогнув ни одним мускулом, и не оторвавшимся от изучения документов. — Мы ждали вас.

В этот момент Егор оглянулся и увидел летящий кулак ему в голову. От мощного удара он потерял сознание. Но без чувств он был не долго. Почувствовав влагу на лице, Егор очнулся.

Осмотревшись, он увидел в дальнем конце комнаты Суллу и Эйлани, которые сидели на стульях связанные по рукам и ногам. Рядом с ними было несколько охранников. Сулла был избит, лицо его было в крови, бровь рассечена, Эйлани была в порядке, они её не тронули. Сам Егор тоже был связан. Он посмотрел на, как он уже понял, хозяина дома, тот был высок ростом и широк в плечах, седина начала покрывать его виски, зелёные, изумрудные глаза, казалось, смотрели сквозь тебя, нос с горбинкой, тонкие, как нитки, губы. У него уже был заметен второй подбородок, и брюшко выпирало из-под одежды. Когда-то он был в хорошей физической форме, возможно даже воином, но со временем жизнь в неге и достатке взяла своё.

— Меня зовут Каверан Тормус. Я глава дома Тормус и этого города.

— А я слышал, что лишь один из трёх, — усмехнулся Егор, уколов Каверана своим замечанием.

— Ненадолго! Вскоре я стану единственным. Особенно после того, как вы отдадите мне вашу находку.

— Какую находку? — Егор вложил в эти слова, как можно больше удивления. — Если вы о том хламе, которым мы торгуем на рынке, так вы могли бы его спокойно купить по сходной цене. Не обязательно было устраивать весь этот балаган и уж тем более не похищать моих друзей.

Пощёчина прервала его монолог.

— У меня нет времени на ваши шуточки и уловки. Я точно знаю, что вы нашли в заброшенной шахте ксенил.

— Ксенил? — удивление Егора было столь натуральным, что на лице Каверана промелькнула тень сомнения. — Я не знаю, что вы себе придумали, но ксенила на этой планете, насколько я знаю, больше нет.

— Не ври мне мальчик! Я точно знаю, что ты принёс с собой в город небольшой кусок ксенила, но в ваших комнатах и вещах его нет, где вы его прячете?

— Я не знаю ни о каком ксениле, и ничего не могу… — Егор осёкся, перед ним появился сморщенный старик, с лукавой улыбкой на лице.

— Карривал!? — громко выкрикнул Сулла. — Ты?

— Удивлён, Сулла? Один из твоих помощников рассказал, что вы помогали Егору в пещере и, что он нашёл что-то там. А после того как ты спешно засобирался в Окелтон, я сложил два плюс два. Не трудно было догадаться, что вы нашли и почему решили покинуть город.

— Даже если и так! Ты предал нас! — выкрикнул гигант.

— Предал? Не говори мне о предательстве, Сулла. Ты нашёл одно из величайших сокровищ этой планеты. Ты бы мог обогатить наш город и спасти многих от голодной смерти, но ты выбрал другой путь. Ты сбежал, ты бросил всех нас, друзей, соседей, чтобы улететь навсегда. Не смотри на меня так, я знаю, о чём говорю, ведь я сам тебе рассказывал о городе запада, где есть последний корабль способный перевезти людей на другую планету. Это ты предал свой народ. Я всего лишь хочу улучшить жизнь нашего города. Мистер Тормус согласился дать нам часть вырученной прибыли за этот камень, мы сможем купить много семян и почвы, чтобы самим выращивать и потом продавать семена, овощи и фрукты, сможем купить и разводить животных — это нужно нам, чтобы не умереть с голоду. Мы не сможем вечно копаться в помойках и продавать хлам, тем более они скоро иссякнут.

— Я должен был поступить так, как поступил ради дочери. Ты знаешь, я работал в поте лица больше десяти лет. Я ждал этого момента очень долго, и я не жалею о том, что поступил таким образом. Ты можешь считать меня предателем, но я никогда не скрывал от тебя и ни от кого другого свои планы, и, как только появилась возможность, я ей воспользовался. И знаешь, что Карривал? Ни капельки не сожалею об этом.

— А как же наш город? Как же твои друзья? — возразил старик. — Кто помог тебе, когда твоя жена погибла? Кто заботился об Эйлани, пока ты напивался до беспамятства? Кто помогал тебе все эти годы? Ты мог просто поделиться с нами. Небольшой части хватило бы, но ты решил забрать себе всё.

— Если бы мы рассказали правду, — вступил в разговор Егор, — было бы то же самое, что происходит сейчас, а может быть и намного хуже. Новость быстро распространилась бы по округе, и город был бы обречён, если не Окелтон, то пустынники разорили бы его, погибло бы много людей, ради куска камня.

— Мы смогли бы защитить наш город, — сказал Карривл.

— Вы не способны защитить даже себя! — ответил Егор.

В этот самый момент Тормус направил бластер на старика и выстрелил, энергетический луч вонзился в спину Карривала. Старик замертво рухнул на пол.

— Мне надоела вся эта трогательная сцена, — сказал он, убирая оружие в потайной ящик в столе. — Итак, мы выяснили, что мне всё известно, и я спрошу ещё одни раз, где минерал?

— Он не с нами. Было бы глупо соваться к вам с такой ценностью, — ответил Егор. — Особенно после того, как за нами вчера целый день следили ваши люди. Он надёжно спрятан, вам никогда его не найти.

— Что ж! По-хорошему вы не хотите. Значит, будем действовать по-плохому, — он подал знак своим людям. В ту же секунду они подошли к девушке и приставили к её голове оружие. — Я не хотел этого, но раз вы столь упрямы. Она сейчас лишиться жизни, и все ваши труды и годы тяжёлой работы, пойдут прахом, — сказал он, обращаясь к Сулле. — неужели этот кусок камня стоит её жизни?

— Отец не надо! — сказала Эйлани. Её глаза были красными, слёзы катились по щекам.

— Итак. Один, два…

— Стойте! — крикнул Егор. Каверан жестом приказал своим людям остановиться, затем посмотрел на Егора. — Отпустите Суллу и Эйлани!

— Послушайте, милейший, вы не в том положении, чтобы выдвигать требования.

— Отпустите их, и я сделаю вас самым могущественным человеком на планете, — повторил землянин.

— Я вас не понимаю, но направление ваших мыслей мне нравиться, продолжайте, — немного расслабился хозяин дома.

— Вы отпускаете Суллу и его дочь, обеспечиваете их транспортом и провиантом и предоставляете беспрепятственный проход по вашим землям. За это я отведу вас в то место, где я нашёл ксенил.

— А вы хитрец молодой человек! Неужели я похож на идиота? — удар в живот одного из подручных Тормуса, заставил Егора согнуться вдвое. Тормус продолжал. — Неужели вы думаете, что я отдам свои гарантии в виде этих двух и доверюсь вам? Как по-вашему, если бы я доверял каждому, с кем имел дело, разве я был бы сейчас правителем города?

— Одним из трёх, — сказал Егор откашлявшись. — Ты всего лишь один из трёх правителей Окелтона, а я предлагаю тебе стать правителем всей планеты, в буквальном смысле этого слова. Там, куда я могу вас отвести в разы больше ксенила, чем вы видели за последние сотни лет. С такой мощью, с таким богатством в своём арсенале, вы станете первым правителем этой планеты, никто не сможет противостоять вам. За это я прошу всего лишь отпустить моих друзей и дать им возможность свободно уйти.

— Похоже, ты не совсем понимаешь куда попал, мальчик? Я, Каверан Тормус, и я не торгуюсь. — Он подал знак охранникам, те моментально приложили длинные тонкие ножи к горлу Эйлани и Суллы.

— Если хоть волос упадёт с их головы ты никогда не найдёшь эти копи, ты можешь делать со мной всё, что захочешь, но я не скажу тебе ничего. Ты до конца своих дней останешься одним из трёх правителей Окелтона.

Тормус долго смотрел в немигающие глаза Егора и пытался понять говорит он правду или блефует. Егор, в свою очередь, придал своему выражению лица самый решительный и грозный вид, на какой только был способен. Так они стояли почти минуту, глядя друг другу в глаза. После Тормус отвернулся и сказал:

— Приготовить провиант и транспорт, этих двоих отпустить, — он указал на отца с дочерью, — а тебе лучше бы говорить правду, — повернулся он к Егору, — и привести меня к ксенилу, иначе я использую всю свою власть, чтобы эти двое и ты, умерли самой мучительной смертью, которая только известна человечеству. Мы выходим завтра на рассвете.

— Пока Сулла и Эйлани не покинут город, я никуда не пойду.

— Они покинут город, так же, как и мы — на рассвете, — отрезал Тормус.

Спорить было бесполезно, поэтому Егор промолчал. Охранники освободили их от пут и отвели в разные комнаты, где они провели вторую половину дня и ночь. На рассвете их разбудили, хотя Егор почти не спал, он долго обдумывал свои дальнейшие действия и не мог понять, как ему пришло в голову снова сунуться в ту пещеру, когда драконы были уже на стороже? Во второй раз ему может не повезти. Но выхода не было, ему пришлось рискнуть ради своих друзей. Идея сыграть на честолюбии Тормуса была весьма кстати, но вот, как теперь выкрутиться он понятия не имел.

Егора и остальных вывели во двор, где был уже Тормус со своими людьми, готовый к походу. Все были вооружены до зубов ножами и энергетическим оружием. Тормус был в начищенных до блеска высоких сапогах, тёмные штаны держал ремень из чистой кожи какого-то местного зверя. Ремень был затянут чуть ниже выпирающего живота, даже куртка не могла скрыть его. Поверх всего у него был накинут тёмно-зелёный плащ. На бедре была прицеплена кобура с игольником, Егор видел такое оружие раньше, обычно его использовали военные, но и в жизнь гражданских он уже просачивался. Этот вид оружия стрелял сотнями мелких игл, которые пронзали всё на своём пути и могли превратить человека в настоящее месиво. Однако, они были почти безвредны против качественной брони. Из-за спины торчали рукоятки кинжалов, небольшой меч, напоминающий мачете, был прицеплен к ноге с другой стороны от игольника. Некоторые люди Тормуса были вооружены более мощным оружием.

— Вот припасы на неделю, все ваши деньги и имущество возвращены, — он указал на двух феталов, нагруженных провиантом, один из феталов принадлежал Сулле. — Как ты видишь, мы исполнили свою часть договора, теперь дело за тобой.

— Когда мы выйдем из города и они покинут его, только тогда я покажу, куда нам надо двигаться.

— Хорошо, но советую тебе мальчик не испытывать моё терпение, — сказал Тормус и направился к запасному ходу в стене.

На улицах города было совсем мало людей, поэтому их процессию почти никто не заметил. Их группа быстро продвигалась к воротам. У самых ворот их ждало несколько передвижных средств, похожие на машины, только они были приспособлены для передвижения по пустыне. Авто работали на солнечных батареях, как мог судить Егор. У них было три пары мощных колёс на специальных подвесках, способных противостоять любым поверхностям.

- Хорошие машинки, — сказал один из охранников Тормуса, увидев удивлённое лицо Егора.

— Так мы быстрее доберёмся, а? — весело спросил Тормус.

— Я хотел бы попрощаться со своими друзьями, возможно, мы больше никогда не увидимся.

— Только быстро! — позволил Тормус.

Егор подошёл к Сулле. Посмотрел ему в глаза и сказал:

— Спасибо за всё друг! Спасибо за то, что спас мою жизнь, — он улыбнулся и добавил, — пришло время выплатить этот долг. Давай же попрощаемся, как принято на моей планете.

Егор пожал руку Сулле, потом обнял, насколько это было возможным, посмотрел ему в глаза и отпустил. Сулла ничего не сказал, да и в такой ситуации нельзя было найти слов. Егор повернулся и подошёл к Эйлани, он обнял её, потом нежно поцеловал в щёку:

— Будь умницей и слушайся отца! Я благодарен судьбе за то, что узнал вас.

Он повернулся, в этот момент девушка тихо сказала:

— Я не хочу… Я… Обещай, что вернёшься и найдёшь нас! Обещай мне! — по её щекам лились слёзы, девушка подошла к нему ближе и поцеловала в губы.

— Как трогательно! — вмешался Тормус. — Ну, всё! Нам пора. Выдвигаемся! — двое его подручных подошли и взяли Егора под руки и усадили в ближайшую машину.

Когда они немного отъехали, Егор услышал, как девушка прокричала его имя. Сердце его сжалось, но другого выхода спасти их не было. Лишь так он сможет отвести от них опасность. Кто бы мог подумать, всё это произошло из-за предательства человека, от которого меньше всего этого ожидали? Хотя, если задуматься, старик Карривал был в чём-то прав. Он радел за своих горожан, за их благополучие, за их будущее, за их жизнь. А продай они ксенил на рынке, то смогли бы на годы обеспечить себя семенами, почвой и другим оборудованием для возделывания земли. Жители города смогли бы улучшить свою тяжёлую жизнь. Но был и другой вариант развития событий. Могло быть так, что в их городок съехались бы со всех уголков планеты разного рода и сорта люди, охотники за сокровищами, воры, убийцы и другие, те, кто ищет быстрой и лёгкой наживы. Городок был бы переполнен такого рода личностями и неизвестно, чем бы всё это закончилось, потому что на защиту Окелтона, как уже выяснилось, надеяться было нельзя.

Об этом и многом другом думал Егор, пока они ехали к драконьей пещере, так он решил её называть для себя. Ему казалось, что это будет уместно, тем более, что так оно и было. Только вот Тормусу и его людям незачем было этого знать. Они двигались быстро и всего за несколько часов проехали путь, на который обычным путникам понадобился бы день.

— Переночуем здесь! — сказал Тормус оглядевшись. — Развернуть лагерь.

Через полчаса люди Тормуса закончили сооружать лагерь. Здесь было две куполообразные палатки: одна небольшая, видимо для Тормуса, другая немного больше, для его людей. Рядом с палатками соорудили, что-то вроде кухни, здесь было устройство, напоминающее печь, только оно, как и согревало пищу, так и охлаждало её: микроволновая печь — холодильник. Удобная штука для длительных походов.

Быстро стемнело и в пустыне стало прохладно. Егор подсел поближе к костру, для него использовали несколько специальных спрессованных поленьев, которые горели почти шесть часов. Он не пытался бежать или выкидывать какие-либо фокусы. Всё было бессмысленно, если сбежать, то в лучшем случае он заблудится в пустыне, и умрёт от жажды, в худшем случае его поймают пустынники и одному Богу известно, что с ним сотворят? А про них ходили самые жуткие слухи, Егору не хотелось послужить для них обедом. А уж пытаться пойти против десяти человек, было совсем глупостью, поэтому Егор решил придерживаться первоначального плана и отвести Тормуса и его людей в драконью пещеру, а там уже действовать по обстоятельствам.

— Когда я был маленьким мальчиком, отец часто брал меня с собой в путешествия по пустыне, — сказал Тормус и сел рядом с Егором. — Он сажал меня к себе на плечи и говорил:

«Посмотри сынок, всё вокруг — это наша земля, наша Родина, наше наследие. И однажды это всё станет твоим.

— Но отец, вокруг лишь одна пустыня! — отвечал я ему.

— Неважно, что вокруг тебя, леса или пустыня, важно принять то, что у тебя есть, и когда ты осознаешь это, то станешь великим правителем этих мест и лидером тех, кто живёт здесь».

— Я не совсем понимаю, что вы имеете в виду? — неуверенно спросил Егор.

— Конечно, не понимаешь, ты чужак и тебе никогда не понять, почему остальные не уходят отсюда, а продолжают жить и бороться за эту землю каждый день.

— Мне казалось, что им просто некуда идти. Будь у них возможность, они бы не задумываясь, покинули и эту пустыню, и эту планету.

— Ты ошибаешься! — резко сказал Тормус, но потом сразу еж добавил, — они живут здесь, потому что это их дом, и как бы ни было тяжело, они здесь счастливы. Каждый по-своему, но счастливы. И я здесь счастлив. Попадаются, конечно, такие как твой друг Сулла, которые будоражат умы и пытаются убежать от своей судьбы, но каждый из них бесследно исчез в попытке покинуть эту планету.

— Может быть, они просто все улетели? — съязвил Егор.

— Я был на западе, мальчишка! — повысил ещё раз голос Тормус. — Там нет ничего, там нет никакого корабля, который может улететь с этой планеты. Когда твои друзья придут на запад, они найдут лишь руины и отравленный радиацией мир, никакой жизни там нет, и не будет ещё сотни лет.

— Но люди говорят, что там…

— Люди много чего говорят, слухи, легенды и сказки не более. Сколько твой друг собирает деньги на то, чтобы улететь с этой планеты? Лет десять?

— Да, около того, — согласился Егор.

— А я слышал об этой легенде ещё, когда был мальчиком. Вот и подумай, сколько с того времени людей могло покинуть планету и сколько из них могло сообщить об этой планете в мирах империи? За это время Лория давно бы предприняла хоть какие-то попытки, если не забрать отсюда людей, то хотя бы помочь. Но, как ты видишь, мы по-прежнему все здесь, и по-прежнему боремся за своё существование, за свою жизнь.

— Да! Особенно ты борешься каждый день. Я был в твоём доме и видел, как ты «нуждаешься» во всём.

— Ты осуждаешь меня? Я правлю этими людьми. Ты думаешь править легко? Решать все их проблемы и мелкие дрязги и ссоры и быть судьёй, ты думаешь это лёгкое бремя? Ты не имеешь представление о власти, а моё безбедное существование это всего лишь небольшая плата за мою работу. И, если это буду не я, то будет кто-то другой.

Егор молчал и внимательно слушал излияния Тормуса.

— Я не стремился к власти, она досталась мне по наследству от моего отца. До этого я желал быть воином или искателем. Я мечтал исследовать новые земли, возможно, найти другое место для своего народа, лучшее, где они смогут жить, не думая, что их ждёт завтра, где они смогут возделывать землю, разводить животных, где они смогут жить. Но правда в том, мистер Зорин, что такого места на этой планете нет. Поэтому я каждый день просыпаюсь с мыслью о том, что лучше уже не будет, и мне каждый день надо говорить своим людям, врать им о том, что нас ждёт лучшее будущее.

— Но, если всё так плохо, почему вы не свяжетесь с другими мирами? — спросил Егор.

— А ты думаешь, мы не пробовали? Или поколения, которые жили до нас? Каждый день в космос уходит радиосигнал о помощи. Ретранслятор стоит где-то на юге, его построили ещё, когда мой отец был мальчиком. Но прежде, чем сигнал дойдёт до обитаемого мира, если дойдёт, пройдёт не один десяток лет, а может и больше. Не говоря уже о том, что его ещё должны засечь и принять. Нет, слишком мала вероятность.

— А как же бейроновые лучи, о них ваши предки должны были знать? С их помощью уж точно можно связаться с любым из миров империи?

— Бейроновые лучи? — задумался Тормус. — Ах да! Мой дед рассказывал мне об этом. Лучи, с помощью которых передавали информацию в кратчайшие сроки на любые расстояния. Ты об этих лучах?

— Да!

— Что конкретно произошло, — сказал Тормус, разговаривая скорее сам с собой, чем с Егором, — никто не знает, но суть в том, что планета находиться в каком-то вакууме и ничего нельзя передать с их помощью. А сейчас уже нет такого оборудования, и, тем более, тех, кто смог бы его использовать.

— Это всё звучит странно, — сказал Егор.

— Да, наверное, — Тормус посмотрел на Егора и как будто очнулся, он продолжил, — но реальность такова, что люди, живущие на этой планете, это единственное, что у нас есть, и надеяться больше не на кого. Так что, парень, ты отправил своих друзей ещё в большую пустыню, чем здесь, а может быть, даже на смерть. Если их не убьют пустынники, то голод и радиация на западе сделают своё дело.

Тормус поднялся и пошёл к своей палатке. Егор остался один у костра, он задумался над его словами.

«А ведь во многом он прав. Что делать, когда планета умирает и всё идёт к концу? Как сказать людям, что их усилия напрасны, что, сколько бы они ни старались, ни боролись за лучшее будущее, всему придёт конец? Если они этого не увидят, то их дети обязательно испытают агонию этого мира. Как удивителен и прекрасен человек в своих инстинктах. Инстинкт самосохранения, инстинкт продолжения рода, инстинкт выживания и многие другие инстинкты и чувства, которыми одарила человека природа, или Создатели Сущего, кто во что верит. Но, всё-таки, находясь в самой сложной и безвыходной ситуации, человек ищет решение, он борется, он сражается за себя, за свою жизнь, за своих детей, за лучшее будущее, и неважно один человек или их тысяча. На какие великие идеи и открытия способны люди, находясь на грани?

Тормус со всей ему свойственной холодностью, суровостью и жестокостью, сейчас, перед этим костром показался не таким уж и бесчеловечным. Его можно даже понять! Понять, почему он такой, почему он хладнокровно убил старика, и, наверное, не только его? Почему он стремиться к единоличной власти? Всё ради них — ради его народа, ради его людей, ради тех, кому больше не на кого надеяться. Он, их лидер. Его сила, уверенность в себе, в лучшем будущем, он сдерживает их и не даёт опустить руки. Также как человек прекрасен, борющийся за своё будущее, сохраняя каплю надежды, он также отвратителен и ужасен в своём отчаянии. Наружу выползает вся мерзость, чудовищность, злость, вся грязь человеческого рода. Если люди теряют надежду, они становятся как затравленные и подраненные дикие звери, опасными и непредсказуемыми существами. Сдерживать эту ярость, этот гнев, эту волну насилия и ужаса — величайший и самый жестокий труд. Тормус и ему подобные с одной стороны делают великое дело для своего народа, но, в то же время, они частично поддаются тому, что пытаются сдержать — это их бремя, их плата за спокойствие своего народа».

От этих мыслей Егора начало клонить в сон, он встряхнулся, стал и пошёл по направлению к палаткам. Когда он проходил мимо палатки Тормуса, то внезапно захотел рассказать ему о пещере и драконах, он захотел во всём признаться, но всплывший образ убитого старика Карривала, образ Суллы с Эйлани сразу же отогнали эту мысль. Он прошёл мимо, лёг на отведённое ему место и быстро уснул сном без сновидений.

Рассвет наступил неожиданно быстро, Егор почувствовал это, когда один из людей Тормуса ткнул его ботинком в бок. Было больно, но он подавил в себе чувство нахлынувшего гнева.

— Вставай! — сказал верзила, стукнувший его.

Егор поднялся, протёр глаза, погладил нывший бок и увидел, что почти весь лагерь был собран. Надо было отметить, что люди Тормуса были на удивление дисциплинированны.

— Можно было и повежливее, — огрызнулся он на охранника.

Тот оскалил зубы, но ничего не сказал, только издал звук, похожий на рык.

Завтрак был небольшим, но питательным. Они потратили на него пятнадцать минут. С прошлой ночи Тормус не сказал Егору ни единого слова, да и вообще старался не смотреть в его сторону.

Следующие несколько часов они пересекали пустыню на машинах, пока не прибыли к пункту назначения. Здесь у шахты всё было так же, как и несколько дней назад. Ничто не говорило о том, что здесь кто-то был.

— Ты уверен, что это то самое место? — спросил Тормус, впервые за день, обратившись к Егору. — Не похоже, что здесь есть ксенил?

— А ты что ожидал увидеть? Неоновую вывеску с надписью: «Заходите, здесь спрятано ваше господство над миром»?

— Мальчишка, не играй со мной, а то пожалеешь. Показывай куда идти?

— Вон тот проход под землю, — Егор указал на яму, в которую он не так давно провалился.

Тормус показал несколько жестов, в ту же секунду его люди начали готовить всё для спуска. Они установили несколько лебёдок для спуска и подъёма, затем сбросили вниз верёвки. Через десять минут всё было готово.

— Мерсис, Тэйлон! Вы остаётесь на поверхности, будете охранять машины, и смотрите в оба! — он взглянул на Егора, затем снова повернулся к своим людям. — Если этот вернётся без меня — убить! Я тебе не доверяю мальчик, — сказал он, смотря Егору в глаза.

В пещеру они спустились быстро, лебёдки работали исправно. Свет нескольких мощных фонарей пронзил темноту и озарил пространство пещеры. Здесь всё было по-прежнему, вернее ничего не было, кроме камней и песка. Пожалуй, Егора смутил только запах, запах чего-то протухшего, как будто мясо испортилось. Под одним из камней он увидел чьи-то останки, которые служили причиной этого жуткого запаха.

— Чёрт, что эта за вонь? — не выдержал один из люде Тормуса.

— Что Кастлер, непривычно? — сказал, рассмеявшись, здоровенный охранник.

— Смотри не оставь здесь свой завтрак! — хохот толпы заполнил пещеру и отражался от каждой из стен.

— Молчать! — рявкнул Тормус. Все сразу же смолкли. — Вы стадо баранов! Разве не видите, что это животное и его кто-то прикончил. Всем быть на чеку, мы можем быть здесь не одни. Мне не нужны сюрпризы.

Затем он повернулся к Егору и спросил:

— Тебе что-нибудь известно об этом?

— Нет! — бессовестно соврал Егор. — Наверное, какое-то дикое животное упало в пещеру, смертельно поранилось и сдохло.

Тормус пристально посмотрел на него, как будто пытался прочесть его мысли, но Егор придал своему лицу самый безразличный вид, на какой только был способен.

— Хорошо, — сказал Тормус. — Веди! Куда дальше идти?

На самом деле Егор начинал немного паниковать. Драконы поедали себе подобных, значит, они голодают и тем ещё опаснее. У него было два выхода, либо повести Тормуса и его людей путём, который приведёт их к пещере с ксенилом и драконами, тогда все погибнут. Либо повести их в другую сторону, где они будут блуждать часы, пока им не надоест и Тормус не пристрелит его самого. Если уж погибать так с компанией. Егор принял решение:

— Нам направо, вон в тот проход.

Егор провёл их тем же путём, который проделал несколько дней назад. Вскоре они вышли к пещере. На удивление она была пуста. Озеро, стены со свет-камнями, ксенил — всё было на месте, только драконов не было. Это было очень странно, землянин ещё больше напрягся, он прислушивался к каждому шороху, к каждому малейшему звуку.

— Отлично, мальчик! Ты сдержал слово! Ты только посмотри на эту гору ксенила. С ним я стану самым могущественным человеком на планете! — глаза Тормуса блестели и непонятно от чего, то ли от радости, то ли от падавших лучей света, то ли от того и другого вместе.

— Давайте ребята, забирайте всё! — сказал он.

Его люди начали спешно рассовывать куски ксенила в сумки, через четверть часа они разложили по сумкам почти всю кучу. Однако, в этот самый момент до них донёсся всплеск воды, гладь озера что-то потревожило.

— Что это? — спросил один из охранников.

Все начали всматриваться в дальний край пещеры и смотреть на озеро, но круги на воде стихли, и всё вновь окунулось в тишину.

— Это просто кусок скалы упал в воду. Ничего страшного! — сказал Тормус. — Продолжайте работать.

После этих слов два шара огня вынырнули из темноты и врезались в двух, стоящих у края озера людей, они с громкими криками начали валяться по земле, но через несколько секунд пламя сделало своё дело. «Драконы!» — сразу догадался Егор и поспешил укрыться за большим камнем. В этот момент наёмники начали стрелять во все стороны, но плазменные заряды их винтовок врезались в безжизненные скалы. Ещё несколько шаров огня поразило троих, которые так же моментально сгорели.

— Что это? Что это такое? — кричали на перебой люди.

— Что здесь твориться? — с ужасом в голосе и глазах кричал молодой паренёк, Кастлер.

Но ничего не было видно. Вокруг были всё те же серые скалы и гладь зеленоватого озера. Люди стали в круг, заняв оборонительную позицию. Они озирались по сторонам, и с каждой секундой ужас охватывал их. Всё усугублял неприятный запах гари и сожжённого мяса от чего желудку хотелось выплеснуть всё, что в нём было, наружу.

Драконы были не видны взору, Егор предположил, что, скорее всего они могут изменять окраску под окружающую среду, как хамелеоны, и прячутся где-то на скалах. Это было для него неожиданностью. Эти змеи ждали прихода людей, особенно после того, как один от них ускользнул.

«Не такие уж они и дикие и бестолковые твари», — подумал Егор. — «Только существа, обладающие сознанием могли подстроить подобную ловушку. Значит в легендах о них не всё вымысел».

Охранников оставалось всего пятеро, вместе с Тормусом. Они продолжали озираться по сторонам, но страх и невидимый противник сковал их, они не могли сдвинуться с места. Спустя ещё секунды от скал, у потолка пещеры, начали отделяться камни. На самом деле это змеи решили подойти к своей добыче поближе. Около девяти драконов парили в воздухе над группой людей, они играли со своей добычей, старались запугать ещё больше, это был своего рода ритуал. Энерголучи пролетали мимо или врезались в грубую как сталь кожу змеев, не нанося им большого ущерба. Драконы начали снижаться, один из них устремился как хищная птица вниз и перед самой землёй затормозил, вонзив свои огромные когти в плечи одного из людей, который немного отошёл от группы. Он поднял его как пушинку, подбросил вверх, и там стая растерзала человека на мелкие кусочки прямо в воздухе. Кровь хлынула на оставшихся внизу людей, окрасив их лица в красный свет. Кто-то испугался и бросился от драконов в воду, но несколько тварей затаилось на дне озера, и они с громким рёвом вынырнули из воды, раздирая на части беднягу.

Боеприпасы были на исходе и Тормус достал спрятанные за спиной длинные ножи. Он вонзил их в бока твари, которая бросилась на него, и та с диким визгом свалилась на землю, захлёбываясь собственной кровью. Нож у Тормуса оказались не простыми, они были сделаны из особого железа, которое во много раз было крепче стали, никогда не тупились и могли пронзить что угодно, даже толстую и твёрдую, как камень шкуру дракона.

В это время Егор, воспользовавшись тем, что его не заметили, и тем, что драконы были всецело поглощены Тормусом и его людьми, быстро начал продвигаться к выходу. Скрываясь за камнями, он мелкими перебежками добрался до уступа и начал аккуратно, но как можно быстрее, подниматься по нему. Когда Егор был уже у входа в тоннель, он обернулся и увидел, что все люди Тормуса были повержены. Сам же он стоял с окровавленными ножами в руках и готовился к новой атаке. На него летела очередная тварь, и она уже была готова вцепиться когтями в Тормуса, но в самый последний момент выстрел отбросил дракона в сторону. Тормус обернулся и увидел Егора, держащего оружие в руке, которое он успел подобрать. Воспользовавшись замешательством, Тормус нырнул в один из тоннелей и скрылся в нём. Егор долго не думал и последовал его примеру. Он, не оглядываясь, бежал по проходу, и за несколько минут преодолел огромное расстояние.

Землянин остановился только тогда, когда добрался до пещеры, где был выход наружу. Егор тяжело дышал, было такое ощущение, что он сейчас выплюнет лёгкие, но несколько секунд спустя сердце начало успокаиваться, а дыхание выравниваться. Он сделал несколько шагов к выходу, но в этот самый момент ему преградил путь огромный дракон. Он был больше остальных и отличался ярким цветом. Кожа его скорее была красно-бурого оттенка, а не зелёной, как у остальных. Он смотрел своими жёлтыми змеиными глазами прямо на Егора. Грудь дракона тяжело вздымалась, а шея наполнялась светом изнутри, он готов был изрыгнуть пламя. Секунду спустя шар огня врезался в землю рядом с Егором.

«Не двигайся чужеземец!» — голос звучал отовсюду, как будто из каждого уголка пещеры. Егор от неожиданности начал озираться по сторонам.

«Куда ты смотришь чужеземец? Я здесь, перед тобой!»

Егор посмотрел на дракона удивлёнными глазами.

— Это ты говоришь? — сказал он дрожащим голосом.

«А разве ты видишь здесь кого-то ещё?» — ответил всё тот же голос.

— Но как? — Егор осёкся.

Тем временем дракон продолжал:

«О! Люди! Вы думаете, что вы самые умные и уникальные? Вы думаете, что вы единственные во всей вселенной? Это не так».

— Но как? Ты не шевелишь губами и не открываешь рта?

«Ты правильно подумал — телепатия. Понимаю, это неприятно, ты это ощутил, когда впервые услышал мой голос в своей голове. Сейчас ты уже немного привык».

— Почему я всё ещё жив? — спросил Егор.

«О! Это очень хороший вопрос. А ты как думаешь?» — ответил вопросом на вопрос дракон.

Немного подумав, Егор ответил:

— Тебе что-то от меня нужно?

«Почти! Я хочу, чтобы ты кое-что сделал для меня, для этой планеты», — последние слова он произнёс он после небольшой паузы.

— Но что я могу? Я всего лишь обычный человек? — ответил всё ещё изумлённый землянин.

«Я думаю, это не так. И ты знаешь об этом.»

— Что ты имеешь ввиду? — не унимался Егор.

«Ты и сам прекрасно знаешь. Ну ладно, да ты человек, но ты тот самый человек, о котором говорилось в пророчестве».

— Каком пророчестве? — удивился Егор.

«Я покажу!» — дракон пристально посмотрел в глаза Егору.

В этот самый момент перед ним начали всплывать множество образов. Сначала они лились сплошным потоком так, что ничего нельзя было разобрать. Потом он увидел большую стеклянную сферу изумрудного цвета, она висела в воздухе, и снизу её обдавало небольшим сине-зелёным пламенем. Затем картина сменилась, и он увидел маленькое изумрудное, немного прозрачное яйцо. В нём рос небольшой дракон — первый дракон. Мгновение и перед ним множество стай змеевидных тварей. Они были разными, некоторые были похожи на длинных угрей с размашистыми крыльями и маленькими лапами, другие массивные с такими же большими крыльями и сильными лапами, третьи отличались от вторых длиной шеи, четвёртые были гигантскими, но напрочь лишены крыльев и способности передвигаться по воздуху, пятые имели несколько голов. И их окрас. У каждого вида был свой окрас: кровавый, красно-жёлтый, зелёный, сине-зелёные, тёмно-коричневые, серо-зелёные. Разнообразие было таким, что Егору не хватало цветов описать всё полностью, не говоря уже о различных формах и размерах. Все эти драконы, жили на огромной планете, с широкими океанами, длинными реками, высокими горами, обширными лесами. Природа была настолько великолепна и поразительна, что дух захватывало.

Затем появилась новая картина, всё вокруг было покрыто мраком, дымкой. Тысячи драконов лежали замертво на земле. Другие задыхались и были готовы присоединиться к своим павшим собратьям. Разломы в тектонических плитах планеты вызвали масштабные землетрясения и извержения вулканов, воздух был отравлен, планета погибала, а вместе с ней и все её обитатели. Но неожиданно с неба спустился огромный космический корабль, который был не похож, ни на один из кораблей мира людей. На этот корабль забрали всех выживших драконов и увезли в другую галактику, на отдалённую зелёную планету, которая так была похожа на их старый дом.

Боги драконов оставили послание, Егор слышал его у себя в голове: «Однажды великие змеи падут, и будут нуждаться в помощи, они будут блуждать во мраке и тьме. Тогда и только тогда придёт последний потомок Богов и выведет благородных змеев к свету. Он укажет им путь в будущее, где они обретут новый дом».

Вновь изменилась картинка, и Егор увидел знакомые корабли Лорийской империи. Это были военные корабли, из которых выходили тысячи солдат и дроидов. Началась великая зачистка, драконов истребляли. Их расстреливали, жгли, бомбили их убежища в горах и под водой. Это был самый настоящий геноцид, сражаться было бесполезно, против металла и мощного оружия они были бессильны. Немногим удалось скрыться в самых глубоких пещерах и расщелинах, куда людям невозможно было подступиться. Драконы были на грани вымирания. Сотни лет они скрывались в своих убежищах, когда однажды не произошло это — планета начала умирать. Климат, флора и фауна, сама планета начали меняться. Океаны и моря иссыхали, реки мельчали, почва превращалась в песок, всё вокруг изменилось.

Образы в голове резко исчезли, осталась пустота, которую секунду спустя заполнила печаль, боль и сожаление.

«Прости. Эмоциональная составляющая — побочный эффект от слияния сознаний».

— Я всё равно не совсем понимаю, чего конкретно ты от меня ждёшь? — спросил Егор, поле того как немного пришёл в себя.

«Ты тот самый человек из пророчества, ты вернёшь нам свободу и надежду на будущее. Ты приведёшь нас в новый дом».

— С чего ты взял, что я тот самый человек из пророчества?

«Не забывай, я дракон, я чувствую в тебе наследие Богов. Ты их последний потомок».

— Я думаю, ты ошибаешься, я всего лишь помогаю своим друзьям найти новый дом. Никакой я не потомок Богов и не человек из пророчества. Ты ошибся.

«Ты можешь не принимать своей сущности, но всё, что ты делаешь, было предопределено уже давно. Ты тот, кто ты есть. Ты помнишь, как оказался здесь? Ты знаешь для чего ты здесь? Ты понимаешь, что должен что-то сделать, но что именно? Вот тебе и ответ — ты должен спасти нас всех».

Егор задумался. Он понимал, о чём говорит дракон, о его необычности, о его отличии от других людей. Он понимал, что оказался на этой планете не случайно, что должен был что-то сделать. Он полагал, что задача его помочь Эйлани и Сулле найти новый дом, он на это надеялся. Егор не хотел в очередной раз становится пешкой в странной игре, затеянной Создателями Сущего, Богами или кем бы они там ни были. Он устал, он хотел покоя и умиротворения, но судьба странным образом не отпускала его, преподнося всё новые и новые испытания.

— Мне пора уходить! — сказал Егор и поднялся на ноги. — Я должен помочь своим друзьям.

«Ты можешь идти. Я не трону тебя, но помни, соглашаешься ты или нет, однажды тебе придётся принять свою сущность, ради всех нас».

— Прости, но я никак не могу принять, что должен стать спасителем целой расы, ещё и драконов. Нет, это уж слишком.

«Как знаешь. Прежде чем ты уйдёшь есть ещё то, что ты должен знать. Когда планета начала умирать, никто не понимал, что происходит на самом деле. Многие из твоей расы считали, что это из-за добычи ксенила, из-за того, что его почти весь вывезли с этой планеты. Но мы драконы знаем истину. Всё началось на западе. Да, именно там, куда ты отправил своих друзей. На планету привезли злой предмет, после чего она медленно начала угасать. Этот предмет сильный, мощный он высасывает жизнь из всего, что его окружает, и будет делать это до тех пор пока здесь не останется безжизненная пустыня.»

— Это очень странно, — сказал Егор задумавшись. Он медленно пошёл к выходу, подцепил трос и нажал на пуск. Лебёдка моментально начала работать и за несколько секунд вытащила его на поверхность. Всё это время дракон пристально смотрел на него своими жёлтыми глазами.

Оказавшись на поверхности, Егор увидел два обугленных трупа на земле. Он не стал долго здесь задерживаться, собрал всё, что могло пригодиться. Взял воду, еду, запасные батареи, одну из машин и отправился на запад вслед за своими друзьями.

Глава 4

Светило было высоко в небе, и своими лучами раскалило песок добела. Сулла смотрел вдаль на горизонт, впереди были лишь песок и непрекращающаяся пустыня. Местами песок перекатывался небольшими ручейками с вершин барханов, создавая иллюзию какой-то жизни в этой безжизненной пустоши.

Они с дочерью шли практически без остановок с тех самых пор, когда Егор вложил ему в руку записку о том, где спрятал ксенил и карту. Карту, которую досталась Сулле и его жене совершенно случайно, от умирающего мужчины, которого они отбили от группки пустынников. Муж и жена пытались ему помочь, но они опоздали, стервятники успели над ним поиздеваться и смертельно ранили. Оставались лишь считанные минуты до того, как он отойдёт в иной мир. Мужчина тогда до последнего сжимал некий свёрток из грубой кожи, а когда отошёл, то Сулла обыскали все тела, в том числе и спасённого ими мужчины, на этой планете не было места сантиментам и выживали лишь практичные. Поэтому выживали самые практичные и всё полезное шло в копилку.

Карта — небольшой отрезок грубой кожи какого-то местного животного, на которой были отчётливо выведены направление и координаты, которые вели к некому месту, способному вывести с планеты. Небольшая надпись так и гласила об этом. Именно тогда у жены Суллы зародилась мысль покинуть планету.

С момента, когда отец и дочь расстались с Егором прошло три дня и с тех пор от него не было никаких вестей от Егора. Жив ли он или погиб от рук Тормуса? Неизвестность съедала Суллу изнутри, он ненавидел это состояние, впрочем, его никто не любит. Эйлани почти не разговаривала с отцом, только, когда они делали короткие привалы, она подходила и справлялась о дороге, смотрела карту и пыталась понять, сколько им ещё идти к своей цели? Она была немного обижена на отца, на себя, в ней боролись противоречивые чувства. Она хотела, чтобы они повернули назад, и пошли на выручку своему инопланетному другу, но с другой стороны она не хотела быть неблагодарной дочерью, ведь отец стольким пожертвовал ради неё. И Егор был бы против, если бы они упустили свой шанс на лучшую жизнь. Ради них он отправился с Тормусом, ради них пожертвовал собой. Она должна быть сильной ради него, ради отца, она должна сделать всё возможное, чтобы найти этот корабль. Но порой чувство брали над ней верх, и Эйлани была готова бежать назад, лишь бы хоть на мгновение увидеть его красивое лицо, посмотреть в его зелёные, нежные глаза.

— Ты заблудился! — сказала Эйлани, подойдя к отцу.

— Нет! Если верить карте, то мы прошли уже половину пути. Вот, посмотри, — он протянул карту дочери, — вот эти каменные холмы мы прошли вчера утром, а от них чуть больше двух дней пути, до окончания пустыни. То есть нам необходимо идти ещё день или полтора вон в том направлении, — он указал рукой на северо-запад.

— Но я ничего не вижу вдалеке? — сказала Эйлани.

— Поэтому я и остановился! На многие километры во все стороны одна пустыня. И никаких признаков начала других земель? Возможно, мы идём правильно, просто…

— Просто что? — не выдержала девушка и повысила голос. Она была уставшей, два дня назад они потеряли одного из феталов, поэтому часть припасов пришлось нести на себе. Это очень сильно изматывало, а нет ничего лучше для гнева и злости, чем усталость. — Прости, я не хотела, — сказала она успокоившись.

— Всё хорошо, малышка! Ты просто устала, нам надо немного отдохнуть. Давай устроим небольшой привал, и ты поспишь.

— Хорошо, папа!

Эйлани действительно валилась с ног, она скинула рюкзак и повалилась на землю прямо там, где стояла. Сулла подвёл фетала и усадил рядом с ней, всё-таки он создавал некий уют и иллюзию защищённости, в отличии от того, когда спишь на голом песке. Эйлани моментально уснула. Сулла сел рядом достал засохшую лепёшку и начал медленно её жевать, запивая водой. Поев, он достал карту и начал снова её изучать. Так прошло около часа.

— Эйлани! Милая проснись! — Сулла легонько тряс дочь за плечо.

Девушка с трудом открыла глаза и спросила сквозь сон:

— Что случилось, папа?

— К нам кто-то приближается. Я услышал этот звук минут десять назад. Сначала мне показалось, что это ветер и воображение играют со мной злую шутку, но теперь я уверен, что это машина и она приближается.

Эйлани поднялась на ноги и прислушалась к всё более отчётливому звуку мотора.

— Ты знаешь папа, мне кажется, что…, - сказала девушка.

— Что?

— Мне кажется там не одна, а несколько машин.

Сулла напряг слух. И действительно уловил звук ещё нескольких транспортных средств, которые приближались на огромной скорости. Рёв их моторов старался перекричать друг друга и звук разносился на многие километры. Через несколько минут они так же услышали отчётливый звук выстрелов из энергетических винтовок. Эти звуки ни с чем нельзя было спутать.

— Что же это? — с придыханием спросила девушка.

Они никого не видели, так как со стороны, откуда доносились эти звуки, был небольшой холм и скрывал всё происходящее. Положение было критическим, бежать было некуда, они бы и не смогли оторваться от машин, даже если бы захотели. Ко всему прочему животное испугалось, и начало истошно кричать, что придавало ещё больше напряжения сложившейся ситуации. Сулла вскинул ружьё и приготовился отстреливаться от врагов, Эйлани последовала его примеру.

В этот самый момент из-за холма выпрыгнула пустынная машина, она поднялась на пару метров вверх и пролетела почти десять метров, затем с громким грохотом опустилась на песок. В машине был всего один человек и Сулла на мгновение засомневался, стоит ли открывать огонь, он ожидал увидеть банду пустынников, или людей Тормуса, но не как не одиноко водителя. Это и спасло Егора. Он мчался прямиком к Сулле и Эйлани.

— Егор! — воскликнула Эйлани и побежала к нему на встречу.

Когда он подъехал к ним, то очень быстро сказал:

— Быстрее! Залезайте в машину! Скорее! Берите всё самое необходимое и садитесь.

— Что случилось? — спросил Сулла.

— Некогда объяснять! Скорее садитесь.

В этот миг из-за холма появилось три машины, в которых сидели пустынники. Их было по пять человек в каждой машине, все свирепо кричали в разгаре охоты. А когда увидели ещё две потенциальные жертвы, пространство вокруг пронзил жуткий нечеловеческий вопль, состоящий из десятка голосов. Сулла и Эйлани забросили первые попавшиеся под руку сумки и запрыгнули в машину. Егор нажал на газ, и транспорт на всех парах поехал вперёд, удаляясь от своих преследователей. Но их отрыв длился недолго, через пару минут преследователи сократили путь и были от них в метрах пятидесяти.

— Как ты нашёл нас? — спросил Сулла.

— Я запомнил карту и ехал в этом направлении пару дней. Останавливался только тогда, когда надо было сменить батареи на машине. День назад я наткнулся на труп фетала и понял, что это ваш, однако на песке я увидел ещё несколько свежих следов от машин. Кто-то начал преследовать вас. Несколько часов назад я увидел этих пустынников, они сделали привал и у меня появился шанс. Я объехал их стороной, но, когда я уже почти скрылся из виду, кто-то, всё-таки, заметил меня, с тех самых пор они гонятся за мной. Надо отдать им должное, они упорные парни. Я пробовал их сбросить со следа, петлял, несколько раз менял направление, но они никак не отставали. Потом подумал, что мне надо быстрее найти вас с Эйлани иначе было бы худо. А полчаса назад, они каким-то образом нагнали меня. После этого вы знаете, что произошло.

В этот момент пуля ударилась о корпус машины. У них, как оказалось, было не только энергетическое оружие, но и совсем старое, пороховое, которое от этого не становилось менее смертоносным. Пустынники подъехали на достаточно близкое расстояние, чтобы вести прицельную стрельбу.

— Эйлани пригнись! — крикнул Сулла. — Винтовку! — дочь послушно повиновалась отцу.

— Так легко мы им не сдадимся! — сказал Сулла и, взяв винтовку из рук дочери, открыл ответный огонь.

Несколько машин мчалось на огромной скорости по гладкой поверхности пустыни. Одна из них была немного впереди, две другие медленно, но уверенно приближались к ней. Те, кто преследовал, поражали свою цель огромным количеством пуль и энергетическими лучами, которые поражали машину, но не приносили ей большого ущерба. Из одинокого автомобиля производились одинокие ответные выстрелы, небольшая попытка обороны от загнанного зверя. Эти одинокие вспышки также почти не наносили никакого урона преследователям.

— Так нам от них не уйти! — крикнул Егор. — Нужно что-то срочно придумать. Идеи есть?

— Ни одной! — прокричал в ответ Сулла и в очередной раз выстрелил в преследователей.

Уже около двадцати минут они мчались на огромной скорости, выжимая всё возможное из своего транспорта, пытаясь уйти от погони. Сплошь до горизонта перед ними была одна лишь пустыня, никаких признаков легендарных западных земель.

— Они догоняют нас! — крикнул Сулла. — Эйлани, перезаряди.

Дочь передала отцу оружие, Сулла прицелился и один из преследователей вывалился из машины.

— Отличный выстрел, пап! — сказала Эйлани.

— Да, но теперь они ещё больше озверели, смотрите.

Одна из машин резко ускорилась и начала быстро приближаться. Через десять секунд они сравнялись с друзьями.

— Пригнитесь! — успел крикнуть Егор.

Вспышки и пули начали биться о крепкий бронированный железный бок их машины или пролетали над головами. Егору необходимо было что-то предпринять. Но в голову ничего не лезло, ни одной полезной идеи.

Выстрелы прекратились, оружие преследователей иссякло. Они так были увлечены погоней, что забыли перезарядить его. Егор поднял голову и вдалеке увидел небольшой холм впереди. Был только один шанс, который он не мог потерять.

— Держитесь крепче! — крикнул он Сулле и Эйлани.

Егор направил машину немного левее. Тридцать, двадцать, десять метров — он резко вывернул руль и толкнул преследователей прямо на холм. Их машина взлетела вверх, перевернулась в воздухе и с грохотом рухнула на землю.

— Это было невероятно! — крикнула Эйлани и обняла Егора. — Ай! — неожиданно вскрикнула она, пуля пронзила её плечо.

— Эйлани! — крикнул Сулла, голосом наполненным страхом и ужасом. Он схватил ружьё и открыл огонь по преследователям. Он кричал, и десятки выстрелов поразили машины, которые их преследовали, однако это не нанесло им практически никакого урона.

— Пап! Пап! Я в порядке! Это просто царапина! — девушка остановила отца.

Сулла несколько секунд смотрел на дочь, не понимая, что она говорит. Разум его был затуманен от страха и ненависти, но услышав голос дочери, он немного успокоился.

— Всё хорошо, рана неопасна. — Эйлани успокаивала отца.

— Сулла! Аккуратнее с боеприпасами, их осталось не так много, а они нам ещё понадобятся, — сказал Егор.

В подтверждение его слов пуля вонзилась в приборную панель рядом с ним. Егор вильнул и изменил направление. Пустынники не отставали от них, их подгоняла жажда наживы и эйфория охоты. Страх в глазах загнанной жертвы — его ни с чем не спутать, его ничем не заменить, однажды вкусив его, вкусив власть над жизнью и смертью, больше не сможешь избавиться от этого, это чувство затянет тебя как наркотик.

— Что-то здесь не так! — сказал Сулла.

— Ты о чём? Что именно? — спросил Егор.

— Это не похоже на пустынников, они так не действуют. Они бы уже давно бросили погоню. Такое ощущение, что они целенаправленно нас преследуют.

— Но для чего? Почему именно мы? — спросила Эйлани.

Все сразу подумали об одном и том же.

— Ксенил! — высказал догадку вслух Егор.

— Но как они узнали? — непонимающе спросила Эйлани.

— Есть лишь одно объяснение, — сказал Сулла. — Кто-то из людей Тормуса сообщил им.

Егор кивнул в знак согласия с ним. Затем посмотрел на приборную панель и сказал:

— У нас другая проблема!

— Что случилось? — спросил Сулла.

— Заканчивается заряд батареи!

— А запасные?

— Я как-то не успел их зарядить! — Егор широко улыбнулся.

Сулла улыбнулся в ответ.

— По-моему, сейчас не время для шуточек! — укорила их Эйлани. — Что нам делать? — спросила она.

— Вот, смотри! — Сулла указал куда-то вдаль.

— Я ничего не вижу, — сказал Егор.

— Я тоже! — поддержала его Эйлани.

— Да вон же, там на горизонте, смотрите чуть правее.

Оба посмотрели туда, куда указал Сулла и увидели вдалеке небольшое возвышение. Оно напоминало гору, но издалека было трудно определить, что это было. Но Егор послушал Суллу и направился прямо к возвышению. Чем ближе они приближались, тем отчётливее становилось видно, что это была гора. Огромная каменистая возвышенность, которая одним своим видом отпугивала, говоря, что её лучше обходить стороной. Она росла прямо из песка, как огромный клык какого-то гигантского невиданного чудовища. Приблизившись к ней, Егор рассмотрел на одной из её вершин нечто. Это был замок, настоящий средневековый замок, выстроенный прямо на горе, как будто кто-то вырезал его из скалы. Замок был самый настоящий, окружённый высокими стенами с бойницами, с ещё более высокими башнями, врезающимися в небосвод. Было странно видеть такое сооружение здесь, на этой планете.

Несколько напряжённых десятков минут, пока они добирались до горы, над ними нависало ощущение преследования. Когда они доехали до горы, то смогли немного оторваться от преследователей и заделать небольшую фору.

Длинная узкая дорога петляла по горе вверх до самых ворот. Она обвивала гору, как гигантский змей, захвативший добычу в свои смертельные объятья.

Егор направил машину прямо по этой дороге, и они начали свой затяжной подъём. Продвигались они не так быстро, как им хотелось бы, но это было лучше, чем ничего. На середине пути машина остановилась.

— Батарея разрядилась! — констатировал Егор. — Берите всё, дальше идём пешком.

— Почему нас никто не преследует? — спросила Эйлани.

Действительно, за ними никто не гнался. Дорога завела их за скалу, и они потеряли из виду своих преследователей, но когда они вышли из-за поворота им открылся вид на пустыню и на две машины пустынников, стоявшие у подножия горы. Человек десять металось из стороны в сторону и сыпало проклятьями и стреляло в воздух, так показалось Егору. Они не осмеливались подниматься на гору за своей добычей.

— Странно! — сказал Сулла. — Почему они остановились?

— Наверное, бояться развалин, — сказал Егор.

— Я раньше никогда не видел и не слышал, чтобы пустынники чего-то боялись.

— Главное, что они от нас отстали. Нам надо продолжать идти. Укроемся в замке и переночуем, а дальше будем думать, что делать.

— А что в том замке? Или кто? Почему пустынники не идут за нами? Это важно.

— У нас нет времени на раздумья. Сейчас у нас два пути либо к ним, — Егор указал на пустынников всё ещё бегающих у подножия горы, — либо наверх.

Никто больше ничего не сказал. Они молча начали подъём на вершину к замку. Дорога была долгой и трудной, местами часть её была разрушена, и перед ними представала зияющая пропасть. Таких участков было много для одной дороги, и преодолеть их было можно лишь по небольшому выступу возле отвесной стены. Сулле с его огромным ростом было труднее всего преодолевать их, но он проявлял завидную ловкость и терпение. С каждым шагом становилось всё труднее подниматься, они делали небольшие передышки, не больше пяти или десяти минут. В эти минуты отдыха, Эйлани с самой тёплой и искренней нежностью смотрела на Егора. С тех самых пор, как они расстались у Окелтона, она не переставала думать о нём. А во время погони не было времени насладиться счастьем воссоединения, у неё были только эти минуты. Егор заметил, как она на него смотрит и подошёл к девушке. Он обнял её, поцеловал в лоб и прошептал:

— Всё будет хорошо! Я вытащу вас с отцом с этой проклятой планеты.

Девушка натянуто улыбнулась, пристально посмотрела на него своими изумрудными глазами, словно пыталась пробурить его насквозь, но так ничего и не произнесла. Егор отпустил её и обернулся на звук шагов. Сулла ходил на разведку и только вернулся.

— Нам надо пройти ещё несколько сотен метров, к вершине дорога сужается, но проход есть, — сказал он. — Если поторопимся, то придём к воротам ещё до заката.

Взяв все свои вещи, они пошли за Суллой. Здесь дорога не была такой крутой и идти стало легче. Через полчаса они вышли из-за поворота и увидели перед собой большую ровную долину, на которой был построен тот самый замок. До ворот оставалось метров двести, когда Сулла сказал:

— Не нравится мне это место. Будьте на чеку.

— Согласен, слишком тихо. Такое хорошее укрытие не должно пустовать.

Они проделали весь остальной путь в тишине. Здесь никого и ничего не было, даже завывания ветра не было здесь, казалось, что всё вокруг и сам замок вымерло десятилетия назад. Подойдя ещё ближе, Егор заметил, что на самом деле это был никакой не замок, вернее не такой, какие были на Земле. Он был похож на земные, но имел совсем другое предназначение. То, что он принял за стены с бойницами, оказались всего лишь металлические здания, плотно прилегающие друг другу и имеющие одинаковую окраску. А их архитектура, они стояли в шахматном порядке, создавала иллюзию защитных сооружений, остальное доделало отдалённость и воображение. Высокими башнями в действительности оказались башни, только их конусовидные вершины были передающими или принимающими антеннами, или что-то вроде того, судить им было трудно. Здесь была и стена с воротами, но не такая высокая, как показалось им ранее.

— Это похоже на какую-то лабораторию для исследований, — сказал Егор. — Я видел такие раньше, когда был… Когда…, - он осёкся. Егор не любил вспоминать о прошлом, и мало, что рассказал Сулле и Эйлани о том периоде своей жизни. Он рассказал им лишь о том, что служил когда-то давно в армии. И немного о своей родной планете. Вспоминать о всех тех событиях, которые произошли с ним на Лории и на той злосчастной планете было очень больно. Он сразу же отгонял эти мысли, ведь они приносили ему воспоминания об Акано и императоре, Дрейке и Касте, и о Добре. Всплывали и о нём — о свихнувшемся клоне императора. Он вспоминал и о кристалле, и о многом другом. Но в первую очередь он вспоминал её — Эйли Алайну Унара, единственную кого он до сих пор любил. Эти воспоминания отзывались резкой болью в сердце.

Сулла и Эйлани не донимали Егора вопросами, они понимали, что с ним произошло много плохих событий и не хотели травить ему душу, настоящие друзья, которым не нужно ничего объяснять, они просто рядом. Но человеческое любопытство брало верх, и когда Егор впадал в очередной ступор, они умолкали, надеясь услышать, что-то новое и интересное о его прошлом. Но в этот раз он сумел сдержатся и быстро отогнать от себя мысли о прошлом, ему даже показалось, что он заметил в глазах Эйлани разочарование. То ли из-за своего неуёмного любопытства, то ли из-за молодости, но она не могла себя сдерживать, как её отец и в этот раз разочарование в её глазах была куда большим, чем обычно.

За воротами всё казалось давно заброшенным, вокруг всё было покрыто песком или каменной пылью. Возле некоторых зданий были давно разрушенные, ржавые и, местами, сгнившие машины: погрузчики, кары, несколько десятков различных дроидов и другая техника. Скорее всего, эту лабораторию покидали в спешке и многое ненужное решили попросту бросить. Здания на удивление не разрушались, их не брало ни время, ни коррозия — это одно из уникальных достижений современной Лорийской архитектуры, всё проектировалось так, чтобы могло простоять тысячи лет. Несколько зданий создавали комплекс и были соединены между собой переходами, высота их была различной от трёх до пяти этажей. Всё было по стандартам империи. В центре стояло отдельное здание в форме сферы — это был главный корпус, Егор знал об этом из своего курса обучения в форте «Аркадия». Об этом он рассказал Сулле и Эйлани.

— Думаю, нам стоит укрыться там, — сказал он.

— Почему именно там? — спросил Сулла?

— В главном корпусе максимальный обзор всей территории. Плюс, ко всему прочему, в нём должны быть подземные этажи, на случай, если понадобиться укрыться. Нам это не помешает.

— Хорошо! — согласился Сулла. — Пойдёмте скорее, солнце уже садится.

И вправду последние лучи покидали их, и наступало время чудес. Егор вспомнил, что так на Земле называли сумерки. Он улыбнулся и пошёл за Суллой и Эйлани.

Друзья расположились в главном зале второго этажа. Отсюда они могли наблюдать за воротами, которые предварительно закрыли на самодельные засовы, да и вся остальная территория просматривалась почти со всех сторон. Правда ночью это было не так уж и важно, территория не освещалась, а тусклый свет Тиру, который светился лишь на четверть, не очень помогал. Егор и Сулла решили сменять друг друга на посту каждые два часа, но Эйлани возразила и сказала, что тоже будет стоять на посту, что она уже давно не ребёнок и тоже может быть полезной. Мужчины оба согласились с ней, с женщинами спорить было себе дороже и всю оставшуюся ночь нарочно не будили её, Эйлани проспала до самого утра.

В одной из таких смен Сулла заметил задумчивое лицо Егора и спросил:

— В чём дело, мой друг? Что тебя беспокоит?

— Я всё не могу успокоиться, — ответил Егор. — Меня беспокоит эта карта. Ведь если верить ей мы должны быть где-то рядом, но здесь ничего нет, кроме этой лаборатории. Я ничего не понимаю! Ты уверен, что она реальна? Ты доверяешь тому, кто отдал тебе её?

Сулла немного подумал, затем сказал:

— Это было пятнадцать лет назад, за это время многое изменилось. Что касается доверия — мне её отдал умирающий торговец, которого мне удалось вырвать из рук пустынников, не думаю, что он желал меня обмануть. Скорее он хотел меня отблагодарить, поэтому и отдал карту.

— Я тоже думал об этом, — продолжил Сулла после небольшой паузы, — карта говорит, что мы почти в тех самых западных землях и Дэир совсем рядом, но я, как и ты вижу лишь пустыню вокруг и эту лабораторию в горах. Мне это тоже все не нравиться, но пути назад у нас нет, в Окелтон мы не можем вернуться, нас пристрелят, как только мы покажемся на горизонте. Здесь оставаться тоже нельзя, без воды и еды мы долго не протянем. Нам остаётся только искать Дэир или умереть в его поисках.

Последнюю фразу он произнёс тихо, почти прошептал, но землянин его расслышал. Он понимал, что Сулла беспокоиться за Эйлани, ему было плевать, что случиться с ним, главное это счастье для дочери. Егор не был отцом, но он искренне проникся его чувствами, и он также желал ей лучшего будущего. Он взглянул ещё раз на карту, потом на Суллу и сказал:

— Вот, посмотри на эту отметку! Что, по-твоему, это означает?

Сулла всмотрелся и ответил:

— Это вода. Этот знак обозначает воду, а вот здесь водопад, — он ткнул пальцем в карту. — Постой! Подожди секунду! Но это же то самое место, где мы сейчас находимся? — на его лице была смесь удивления и ужаса. — Как это возможно?

— У меня есть несколько вариантов, один хуже другого. Первый — это карта всего лишь злая шутка; второй — это подделка; третий — это и есть Дэир.

— Это не может быть Дэир. Здесь один хлам и развалины, ни воды, ни деревьев, ни людей, ни тем более космических кораблей! — Сулла был вне себя от злости.

— Тише! — успокоил его Егор. — Ты разбудишь Эйлани. Я понимаю и, поверь, меня терзают те же самые вопросы. Но, похоже, что это и есть то самое место. Недалеко отсюда я увидел высокую башню, она там, на восточной стороне города, ещё дальше вверх по горе.

— И что?

— Я раньше видел его.

— Его? — удивился гигант.

— Да, это был древний маяк и там, на вершине, был какой-то артефакт, какой-то древний, мощный артефакт — изумрудный шар. Он висел в воздухе и свет от него исходил во все стороны.

— Когда ты его видел?

— В Оклетоне, — честно признался Егор. — Ночью мне приснился сон и в нём я увидел этот маяк и замок, построенный прямо в горе. Вернее, мне показалось, что это был древний земной замок, скорее всего, особенности восприятия, — улыбнулся он. — Я тогда не придал этому значения, но теперь я не уверен, что это был просто сон.

— Почему ты не рассказал мне? — спросил его большой друг.

— Я не хотел вас беспокоить, да и у нас были дела поважнее. Сулла, я думаю, нам надо осмотреть этот маяк. Мне кажется, что я не случайно оказался здесь на этой планете и мой сон, тоже не был случайностью. Что-то здесь происходит, что-то нехорошее, недоброе, страшное. Я нутром чувствую это.

— Хорошо, утром мы осмотримся здесь, может быть, найдём что-то полезное, а ты осмотришь маяк. После того как вернёшься, будем решать, что делать дальше. Сейчас отдохни, до рассвета осталось несколько часов.

Егор послушно направился к спальнику, оставив Сулле несколько свет-камней. Он думал о маяке, о своём сне, о том, что же на самом деле происходит, для чего он здесь? Странно, но до событий последней недели он никогда серьёзно не задумывался о том, как и для чего он на этой планете. Он просто жил, наслаждался тяжёлым трудом, и забывчивым сном. Последний раз он так работал, когда помогал своей семье возделывать огороды, чтобы у них было чем питаться следующую зиму и весну. Это была тяжёлая работа от заката до рассвета, но в ней был смысл, она была нужной, в ней была простота и спокойствие. Также, как и помощь в работе Сулле с Эйлани. Здесь он обрёл покой, не было ничего вокруг, не было ни прошлого, ни будущего, здесь в этот самый миг была сосредоточена вся его вселенная. Но теперь ситуация изменилась, сейчас его мозг работал с бешеной скоростью и не давал ему покоя. Вопросы так и всплывали в голове, но ответов пока не было. Он знал лишь одно, если здесь замешены Создатели Сущего и древний артефакт, то ничего хорошего не будет. С этими мыслями он уснул.

Остаток ночи прошёл быстро, Сулла разбудил их после рассвета. Увидев солнце, Эйлани поняла, что её провели, и надула губки в знак недовольства, она что-то буркнула себе под нос и полностью сосредоточилась на своём завтраке, который заблаговременно подготовил Сулла.

Егор тоже принялся уплетать свой завтрак. Он молчал, как и все остальные. Говорить не очень хотелось, да и в очередной раз обсуждать, что, возможно, они сами себя обрекли на смерть, было невмоготу. Позавтракав, друзья решили придерживаться плана, который придумали ночью. Сулла вкратце рассказал всё Эйлани. После чего она подошла, обняла Егора и тихо сказала:

— Будь осторожен!

— Всё будет хорошо, милая Эйлани! Я скоро вернусь.

— Я знаю, но всё это, — она сделала жест, который подразумевал всё, что с ними произошло, — мне как-то не по себе.

Глава 5

Егор взял рюкзак и длинную верёвку. Подъём к маяку будет трудным и долгим. Он вышел из здания, где они ночевали и обвёл глазами весь комплекс, всё было так же, как и вчера — пустым и безжизненным. Через пару минут он осторожно вышел за ворота комплекса, опасаясь, что за ними его может поджидать кто-то из пустынников, но его опасения были напрасны, здесь было также пустынно, как и везде. Они боялись подходить сюда, это было подозрительно, ещё одна загадка этой планеты. Когда же появятся ответы на его вопросы? На маяке он уж точно найдёт один из них. Не зря же он ему приснился, а в совпадения Егор не верил.

Он направился к той части горы, на которой был расположен маяк. Это заняло у Егора всего около десяти минут. Между скалами он заметил небольшую тропу, уходящую маленькой извивающейся змейкой вверх. Когда-то здесь были вырезаны каменные ступени, но со временем они почти все разрушились. Проход между скалами был узким, таким, что помещался всего лишь один человек, да и то с трудом.

«Сулла бы тут точно не прошёл», — подумал Егор и улыбнулся.

Пробираясь по тропе, скользя, устраивая маленькие каменные обвалы, он цеплялся за выступы в скале. Шаг за шагом он приближался к своей цели, чем выше он поднимался, тем ему сложнее было продвигаться вперёд. Казалось, к вершине скалы начинали сжиматься, в некоторых местах землянин мог пролезть только боком, рюкзак пришлось бросить, но с верёвкой он не хотел расставаться, она могла пригодиться.

Пройдя ещё один такой узкий участок, он неожиданно вышел на достаточно широкую площадку. Отсюда он видел почти всю окружающую местность. Подножие горы, там было пусто, даже пустынников не было. Их автомобиль посреди горной дороги, здания лабораторного комплекса и пустыню, которая тянулась до самого горизонта.

Немного передохнув, Егор пошёл дальше. Отсюда тропа расширялась и не была такой крутой, и идти стало легче. Ещё какое-то время он шёл, поднимаясь вверх, но после тропа выровнялась, и Егор уже почти бежал по ней. За поворотом он увидел широкое плато, в центре которого возвышалось здание маяка. Оно было полуразрушенным и выглядело весьма плачевно, но всё ещё гордо возвышалось над всем вокруг. Это было чёрно белое здание, формой напоминавшее восьмиугольник, сужающееся к вершине, на которой была установлена широкая платформа. Вокруг маяка, как можно было судить по руинам и разрушенным тропам, был когда-то сад или небольшой сквер. Местами были видны, когда-то ровные и аккуратные тропинки, для прогулок. Или для чего-то другого, об этом Егор не мог судить.

Он решительно направился к маяку и вошёл внутрь. Здесь было темно, но несколько солнечных лучей, пробивающихся через зияющие дыры в стенах, создавали некоторое освещение. Егор увидел винтовую лестницу, на вид она была крепкой, но как только он прошёл несколько метров, она с жутким скрипом начала покачиваться в разные стороны, словно маятник. Когда конструкция успокоилась, Егор начал движение, но на этот раз очень аккуратно и медленно. Каждый его шаг сопровождался едким скрипом и грозил обрушить всё вместе с ним. От такого напряжения пот стекал по его лбу и заливал глаза, но вытереться он не мог, каждое лишне движение было чревато негативными последствиями. Ему казалось, что он уже вечность находиться на этой лестнице, но с каждым шагом землянин приближался к своей цели. Он уже видел выход на платформу, до него оставалось всего несколько метров. Егор немного ускорился и сразу же понял, что совершил ошибку, поторопившись. Вся конструкция начала трещать и трястись, готовая рухнуть, лязг ломающегося металла заполнил всё пространство. Он молниеносно проскочил оставшиеся ступеньки и впрыгнул в дверной проём в тот самый момент, когда за его спиной рухнула лестница.

— Вот и верёвка пригодилась, — сказал он улыбнувшись. Он подошёл к проёму и посмотрел вниз. — Ух! Чуть не упал. Повезло.

— Это уж точно!

Егор от неожиданности подскочил, резко повернулся, успев достать из-за пояса оружие, которой направил в ту сторону, откуда донёсся голос. Но, к его удивлению, он никого не увидел. Платформа была абсолютно пуста, не было ни единого намёка на чьё-то присутствие. Это было уже странно, неужели он так устал, что у него начались слуховые галлюцинации. Он мотнул головой из стороны в сторону, пытаясь прийти в себя, ещё раз оглядел платформу, но всё вокруг, по-прежнему, было пусто.

— Показалось! — сказал он вслух.

— Конечно, показалось! Ведь это самое нормальное объяснение.

От неожиданности Егор подскочил ещё раз. Он вертелся из стороны в сторону, пытаясь обнаружить источник голоса, но никого не было. Это уже начинало раздражать и пугать одновременно.

— Кто ты? Где ты? — задал он вопросы в пространство.

— Успокойся. Посмотри в центр платформы, — сказал голос.

Это был обычный голос человека, даже приятный, только одно смущало — человека не было.

Егор посмотрел туда, куда указал голос и увидел небольшую рябь в воздухе на уровне груди. Как будто кто-то бросил в это место камень и от этого в воздухе появились небольшие волны.

— Кто ты? Что ты? — спросил Егор.

— Я тот, кто перенёс тебя сюда. Разве ты не помнишь? — показалось, что в голосе прозвучали нотки разочарования и обиды.

Память моментально перенесла Егора на Землю, в тот самый переулок, где он повстречал незнакомца. Он вспомнил мальчика, которого излечил, вспомнил его полные страха, но и благодарности, глаза. В памяти всплывали странные картины того, как он летит сквозь пространство, преодолевая сотни световых лет. Перед ним возник водоворот, огромный космический водоворот, затягивающий в себя всё вокруг. Егор не мог сопротивляться, и его затянуло в эту светящуюся, переливающуюся всеми цветами радуги воронку. Упав в воронку, он попал в такой же светящийся извилистый тоннель, по которому начал молниеносно лететь куда-то вдаль, пока не очутился перед огромной звездой. Затем темнота. В следующее мгновение он очутился на поверхности планеты, под ним был песок, много песка. Везде, насколько хватало взгляда, был песок. Он вспомнил, как пошёл на восток, так ему казалось. Он шёл и шёл, шёл и шёл, а пустыня не заканчивалась. Солнце поднималось всё выше, а температура росла, всё тело было липким от пота, вся одежда промокла, но влага почти сразу испарилась, он помнил лишь запах, неприятный, отвратительный запах. Голова его сильно болела, во рту пересохло до такой степени, что он не мог дышать. Каждый шаг давался с огромным трудом, ноги заплетались, он постоянно падал. Упав в очередной раз у него уже не было сил на то, чтобы подняться, он просто закрыл глаза и приготовился к смерти. К счастью, немногим позже, на него наткнулись Эйлани и Сулла.

Все эти воспоминания пронеслись за несколько секунд перед глазами землянина. Это были те воспоминания, которые он так хотел забыть. Но этот голос в воздухе вновь окунул в них его.

Отогнав от себя эти мысли, Егор внимательно посмотрел туда откуда доносился голос и спросил:

— Как ты это делаешь?

— Что делаю? — ответил вопросом на вопрос голос, будто не понимая, о чём спрашивает землянин.

— Как ты говоришь со мной? Вся планета находиться в изоляции.

— Боюсь, это сложно объяснить, — сказал голос, — ты не поймёшь.

— А ты попробуй!

— Это портал силы…

— Что ещё за портал силы? — перебил Егор.

— Не перебивай! — отрезал голос.

В нём чувствовалась сила, поэтому Егор решил пока не рисковать перечить этому «нечто», тем более ему нужны были ответы.

Тем временем голос продолжал:

— Портал силы, который защищал эту планету. На этом самом месте находился шар силы, который впитывал в себя энергию портала и излучал необходимое её количество в окружающее пространство, давая, тем самым, этой планете жизнь.

— Что за бред? Я о таком никогда не слышал? На других планетах никогда ничего подобного не было. Для чего он был нужен? Зачем его построили?

— Порталы и шары силы были сотворены для того, чтобы наши дети могли жить здесь.

— Дети? — удивился Егор.

— Да, дети! Ты встречался с ними, в той самой пещере. Уже забыл?

Егору показалось, что голос насмехается над ним, но отбросив эти мысли в сторону спросил:

— Драконы? Драконы ваши дети?

— Одни из многих, — многозначительно ответил голос. Затем продолжил. — Драконы? Хм. Да, ты знаешь их под этим именем, но мы дали им иное, их первое имя — локари.

— Как это?

— А ты не догадываешься? Вселенная безгранична, она настолько огромна, что если начать думать об этом, то можно сойти с сума. Ваша галактика, не говоря уже о планетах, на которых вы живёте, маленькая песчинка во всём этом пространстве. Во многих галактиках, как и в этой, живут наши дети. Мы заботимся о них и за всеми присматриваем.

— Но они же монстры, они убивают людей…

— А люди убивали их, — возразил голос. — Кажется, ты сам убил нескольких? И что значит монстр? Это всего лишь вопрос восприятия, как у вас говорят: для синицы и кошка монстр.

Егор молчал, голос тем временем продолжил:

— Мы создали эту планету специально для них. Их предыдущее пристанище было уничтожено в результате…, — он замолчал, как будто задумался о чём-то, но через некоторое время снова начал говорить. — Вы — люди, оказались неожиданно кровожадными, ради наживы и богатства вы истребили почти всех на этой планете. А мы надеялись, что вы сможете ужиться вместе, ведь локари так мудры и благородны, они так чутко чувствуют суть жизни. Вы смогли бы многому у них научиться.

— Ты лукавишь, — сказал Егор. — Вы создали нас такими, вы вложили это в людей и если вы так умны и могущественны, как ты говоришь, то должны были предвидеть такой исход.

— Ты определённо наша лучшая работа, — сказал голос с нотками гордости. — Да ты прав, мы предвидели что-то подобное, поэтому и подстраховались. Эти порталы являлись ещё и системой защиты планеты, они не давали проникнуть посторонним на неё. Но произошло непредвиденное, даже для нас. Один из представителей вашего рода нашёл наш давно утерянный артефакт, никто не ожидал такого, но этот предмет смог подавить защиту планеты. Тогда-то люди и смогли проникнуть на неё и причинить столько вреда локари. Они высосали все соки из планеты, они забрали весь ксенил, они практически убили её, но самое главное, что сделали твои собратья — они нарушили баланс шаров силы. С этого самого места твои люди забрали изумрудный шар — жизненная энергия перестала поступать в этот мир и планета начала умирать.

— Это всё очень интересно, только я не понимаю, каким боком это всё касается меня?

— Мы хотим, чтобы ты спас эту планету и спас наших детей.

— Я? Спас? Вы, кажется, ошиблись адресом, я никого не намерен спасать. С чего вы вообще взяли, что я соглашусь?

— А что тогда ты делаешь здесь с теми людьми? С мужчиной и его дочерью?

— Откуда вы узнали? — удивился Егор.

— Мы знаем всё! — ответил голос.

— Вы за мной следите? — спросил Егор.

— Нет! Я бы так не сказал.

— Тогда как? — не унимался он.

— Мы настроились на тебя и знаем почти всё, что с тобой происходит. Это, чтобы тебе было понятно, как слушать радио.

— Ясно, следите за мной. Но я повторюсь, я не собираюсь вам помогать, у меня есть уже дела поважнее.

— Но ты уже помогаешь. То, что ты ищешь, поможет и всем остальным. Ты хочешь помочь своим друзьям выбраться с этой планеты — это благородно и достойно уважения, но как быть с остальными людьми? Как быть с теми тысячами людей, которые погибнут здесь от голода и войн? Как быть с теми, кого заберут пустынники? Ты действительно думаешь, что сможешь жить с этим? Мы знаем тебя Егор, ты не такой человек.

— Люди меняются, — сказал Егор и сбросил верёвку вниз, предварительно привязав один конец к платформе.

— Если вам так необходимо, — сказал Егор через минуту, — спасти эту планету и ваших «детей», почему бы вам не прилететь самим сюда и не сделать это? Из-за вас и ваших артефактов, машин, оружия и много ещё чего я лишился всего: семьи, друзей, любимой женщины, я лишился дома и оказался на этой богом забытой планете. Из-за вас я уже не знаю, кто я такой, у меня ничего нет, кроме этих двух людей там внизу. Сейчас они моя родня и я должен сделать всё, чтобы они смогли найти новый дом.

— Твоя цель благородна, и она стоит того, чтобы бороться за неё, но спроси себя, помощь этим людям, почему ты это делаешь? Почему ты так рьяно защищаешь их? Потому что они помогли тебе в трудную минуту? Или потому что они стали тебе близки, как семья? Или есть иная причина? Почему ты им помогаешь? Скажи, а если бы на их месте были другие люди, которые так же помогли тебе и так же позаботились в трудную минуту? Спроси себя, что было бы тогда? Ты бы отказался им помочь или бросил их здесь? Чтобы ты сделал? Молчишь. Потому что в душе ты знаешь ответ на эти вопросы: ты бы так же рьяно им помогал, как делаешь это сейчас. Откуда мы это знаем? Мы создали тебя, мы вложили в тебя это. Твоя суть, цель, если угодно, помогать людям, защищать их, где бы ты ни находился. В этом твоя миссия, для этого тебя создали. Где бы ты ни оказался, ты всегда будешь искать тех, кому нужна помощь, тех, кто нуждается в спасении. Без этого твоя жизнь пуста и бессмысленна.

Голос говорил и говорил, а Егор молча слушал. Он не мог пошевелиться, что-то его удерживало, он лишь мял в руках верёвку. В словах этого голоса была правда, всю свою жизнь он не мог отказаться от помощи людям. Даже в мелочах он редко отказывал кому-нибудь. Он всегда ощущал в себе это желание помогать, защищать, оберегать окружающих. Ему хотелось думать, что это из-за его характера, доброго и мягкого, что так его воспитали родители, что он вырос в таком окружении. Но теперь, получалось, всё это сделали с ним искусственно, что все его помыслы и поступки были не вопросом выбора, а всего лишь заложенной программой в его разум. Все его решения и действия определяла заложенная в него, на уровне базовых инстинктов, генная аномалия, созданная специально для него.

— Это ложь! — крикнул Егор, наконец вышедший из оцепенения. — Это не может быт правдой. Вы всё это придумали для того, чтобы заставить меня делать так, как вы хотите.

— Сомнения — это нормально для вас! Но в глубине своей души, в глубинах подсознания ты знаешь, что мы говорим тебе правду.

Егор молчал, он не знал, что ответить. Ему хотелось кричать, биться руками и ногами о землю в истерике, но он сдерживал себя. Не каждый день узнаёшь, что ты всего лишь машина для достижения цели, что ты пешка в руках других.

— Почему я? — спросил Егор, успокоившись. — Почему именно я?

— Всё дело в наших генах, они раскрылись в тебе, на твоём месте мог быть кто угодно, но серия случайных событий и совпадений привела к тебе.

— И это ваше объяснение? Случайность?

— Да, так и есть, — как будто насмешливо ответил голос.

— Но как же так, это бессмыслица какая-то? Вы оставили всё на самотёк? На случайность?

— Это кажется лишь на первый взгляд. На самом деле мы знали время и место, когда защитник людей должен был проявиться. Мы это спланировали, мы подготовили для этого почву, мы дали тебе все необходимые ресурсы, чтобы ты смог быть тем, кем мы тебя задумали.

— Замолчи! — крикнул Егор. — Замолчи! Не говори так, я человек! Я не игрушка в чьих-то руках и не машина, чтобы исполнять приказы. У меня есть право выбора. И я, только я решаю, что мне делать!

Он тяжело дышал, его заполняла злоба и гнев на таинственный голос, но срываться на пустоту было глупо. Несколько минут он стоял в полной тишине, сердце перестало колотиться, дыхание стало ровным, в голове крутилась тысяча мыслей, но он не знал, что сказать. Наконец он произнёс:

— Если то, что вы говорите, правда, почему вы забрали его? Почему вы забрали кристалл? Почему вы лишили меня сил? Разве не было бы логичнее оставить мне силу, для того, чтобы я смог защитить людей? — он вопросительно посмотрел на рябь в воздухе, которая медленно покачивалась из стороны в сторону.

— Логичнее? Нет! Кристалл мироздания не должен был находиться в этой галактике. Его наличие здесь это ошибка одного из наших братьев. Мы забрали его, потому что его сила, его энергия не предназначена для людей. Не беспокойся о нём, кристалл в надежном месте. Тебе стоит подумать о сферах силы и о том, как восстановить баланс планеты. Эта истинная цель, для которой ты был послан сюда.

— Я ни на что подобное не соглашался, это ваши проблемы, это ваши шары, сами их и разыскивайте. А моя цель — это помочь моим друзьям убраться с этой планеты. И спасителем рода человеческого я не нанимался.

— Твоя цель? — голос замолчал, а затем добавил. — Ты уникален, Егор, тебя одарили даром сочувствия, ты способен на великие дела во благо людей, твоя цель — помощь людям. Кто ещё может похвастаться этим?

— На самом деле сотни тысяч людей: люди, которые помогают сиротам и голодающим, дети, ухаживающие за родителями, когда те тяжело болеют. Люди, которые бросают всё и несутся на помощь незнакомцу, врачи, которые без страха и сомнения лечат больных, страдающих заразными заболеваниями, пожарные, бросающиеся в огонь ради спасения людей и ещё сотни и тысячи разных случаев, когда мы проявляем отвагу, заботу, сострадание. Для вас, может быть, это сверхъестественное чувство, а для моей планеты — это нормальное поведение.

— Ты правильно рассуждаешь, но ты, ты способен на большее. Ты рождён, чтобы спасать целые планеты. Большинство из вас проживают тихую и спокойную жизнь, думая лишь о своих низменных инстинктах: поесть, поспать, о продолжении рода или получать одни удовольствия. Их не заботит ни прошлое, ни будущее. Они живут и умирают как вспышка света в ночи и больше ничего. Если ты примешь своё предназначение, примешь свою суть, то сможешь спасти миллиарды людей, сможешь гореть для них ярким пламенем и вести их в светлое будущее. Тебе стоит лишь примириться с самим собой. Начни с этой планеты, начни с этих людей.

Голос замолчал, Егор тоже не произнёс ни звука. Мёртвая тишина воцарилась вокруг, ни единого звука, ни дуновения ветра, не было ничего.

— Как я уже сказал, — произнёс неожиданно Егор. — Моя цель в том, чтобы спасти моих друзей. Я не мессия и не спаситель миров, я просто человек, и я сделал свой выбор.

После этих слов Егор обернул верёвку вокруг себя, перепрыгнул через край платформы и начал спускаться на землю.

Тем временем голос произнёс:

— Какой бы выбор ты ни сделал, он приведёт тебя лишь к одному логическому итогу — ты будешь тем, кем мы тебя создали.

После этого рябь испарилась, не было ни единого её следа. Егор не услышал этих слов, так как был уже внизу маяка. Он как можно быстрее направился обратно на станцию. Путь назад был легче и тем самым быстрее, его уже не сдерживала горка, а маршрут был изучен. Спустя полчаса он уже был у дверей главного корпуса, где его ждали Сулла и Эйлани.

— Егор! — радостно воскликнула девушка, когда он оказался на месте их импровизированного лагеря.

— Да это я! — улыбнулся он в ответ девушке, чем немного её смутил. Щёки её покрылись небольшим румянцем, а сама она опустила глаза в пол.

— Рад, что с тобой всё в порядке, — сказал Сулла и пожал Егору руку. — Как твоё путешествие? Ты что-то разузнал?

— Ничего особенного, — соврал Егор.

Он не хотел беспокоить их, открывшимся ему откровением. Им незачем было знать, и он не хотел отвлекать их от своей цели. Если бы Сулла узнал правду, то он никогда бы не смог покинуть планету, если есть шанс спасти остальных. Таким он был — воин без страха и упрёка, готовый до последнего биться за свой народ. Таких людей было очень мало во вселенной.

— А у нас кое-что есть, — перебил его мысли Сулла.

— Можно я, можно я расскажу! — неожиданно воскликнула Эйлани.

— Хорошо! — рассмеялся Сулла.

Девушка начала что-то быстро тараторить, но Егор не мог уловить смысл её слов.

— Подожди! Даже я тебя не понимаю, — всё ещё, улыбаясь, остановил её Сулла. — Успокойся, милая, говори спокойно, не торопись.

Девушка выдохнула и начала заново:

— Мы с папой исследовали лаборатории, те помещения, в которые могли попасть. Надо сказать, здесь куча всякого хлама, раньше он был бы полезен, но сейчас в них совсем нет энергии, куча бесполезного металла и пластика. В общем, мы несколько часов блуждали по этим комнатам, но так ничего стоящего и не находили.

— Постой, ты сказала часов? — Егор удивился.

— Ну да прошло часов шесть с того момента как ты ушёл, а что?

— Мне показалось, что прошло всего пару часов, неважно. Продолжай.

— Так вот, поиски наши не давали никаких результатов. В открытых помещениях почти ничего не было, тогда я начала пробовать, хоть как-то попасть в те, что были закрыты. Это было мучительно и бесполезно, ни одна из дверей не поддалась. Я ещё долго ходила от одной двери к другой, но ничего. Пока я не увидела это — одна из стен закрытой комнаты как будто была немного отогнута. Я удивилась и решила проверить и, ты не поверишь, нашла потайной ход. Он был узким, но мне удалось протиснуться и смотри, что я там нашла.

Эйлани подошла к небольшому столику, накрытому какой-то материей, отдёрнула покрывало, Егор увидел контейнеры для питания сложенные в несколько стопок.

— Это же армейские питательные галеты! Откуда они здесь?

— Это ещё не всё, — сказала девушка. — Смотри! — она вытащила из кармана небольшой полупрозрачный шар. Такие сферы использовали для хранения и передачи информации, если шар пустой, то он был прозрачен, но по мере заполнения его различными данными, шар постепенно начинал заполняться, одновременно меняя цвет, чем больше было данных, тем темнее становился шар.

— Я не знаю, что это, но мне кажется это важно!

Девушка смотрела на Егора, показывая всем своим видом, что она ждёт похвалы.

— Ты умница, Эйлани! — похвалил её Егор. — Это шар с данными, возможно, мы узнаем, чем здесь занимались или ещё что-нибудь важное. Только нам нужна энергия для того, чтобы прочитать информацию на нём.

— Я принесу батареи из машины, — сказал Сулла.

— Хорошо, а я пока поищу, на чём его можно будет воспроизвести.

Через некоторое время Сулла вернулся с двумя солнечными батареями на плечах. Егор тем временем нашёл один из серверов лаборатории, который подавал надежды больше других.

Они возились около часа, прежде чем смогли подсоединить сервер к батареям. Несколько раз Егора ударило током, и он выругался, за что Сулла дал ему пару затрещин.

— Вот, всё готово, теперь должно получиться, — сказал Егор. — Эйлани, дай мне шар, пожалуйста.

Девушка передала шар Егору, он вставил его в проигрывающее устройство. Спустя секунду на экране появилось изображение. Они увидели лабораторию, когда она ещё не была заброшена, повсюду были сотрудники, которые занимались каждый своим делом. В ней кипела работа, жизнь, люди, снующие из стороны в сторону, были заняты делами. Они ходили с таким важным видом, как будто от них зависела вся жизнь на планете.

Изображение было не очень чётким, скорее затуманенным, Егор попробовал сделать несколько манипуляций, но лучше не стало.

— Либо повреждена капсула данных, либо мы что-то не так соединили, — сказал он.

— Оставь как есть, — сказал Сулла. — Если начнём ковыряться, то вообще ничего не увидим.

Они продолжили смотреть запись, которая вела их по всему лабораторному комплексу. Те, кто снял это, заглянули в каждый уголок комплекса, не оставили без внимания ни единый закуток. Вдруг неожиданно донёсся голос:

«— … лучший из современных лабораторных комплексов. Как вы видели, здесь есть всё, от лабораторий, оснащённых по последнему слову техники, до помещений, оборудованных для отдыха сотрудников и персонала комплекса. Комплекс абсолютно автономен и может существовать до десяти — пятнадцати лет без поддержки из вне. Помимо всего необходимого для работы, здесь сосредоточены множество объектов для отдыха и развлечения сотрудников комплекса. Это и бассейны и парки отдыха и детские площадки…».

Запись прервалась, не было ни изображения, ни звука. Спустя несколько секунд вновь возобновилась, только теперь перед ними предстала женщина лет сорока. Она находилась в каком-то помещении, видимо в одной из лабораторий, лицо её было испуганным, глаза, как им показалось, полны страха. Она начала говорить:

«Ничего не предвещало беду. Лаборатория работала больше пятнадцати лет. Мы полагали, что нашли нечто, нашли то, что способно изменить представления о нашей вселенной. Помимо того, что на этой планете необычайно много залежей ксенила, мы нашли здесь места скопления странной аномальной энергии, питавшей эту планету. Рядом с одним из таких мест мы построили эту лабораторию. Долгие годы мы наблюдали, исследовали эту энергию, проводили эксперименты и сделали немало открытий. Все исследования говорили, что энергия не из нашей галактики. Накопителем этой энергии служил некий шар, сфера изумрудного цвета. Мы пришли к выводу, что кто-то специально построил эти порталы накопления и передачи энергии. Наши исследования зашли очень далеко; мы начинали понимать природу этих образований, они сулили нам возможность путешествовать в другие галактики, мы могли подарить людям бескрайние горизонты вселенной. Какими же мы были глупцами.

Всё началось неожиданно, так, наверное, всегда бывает, когда группа наших учёных сделала предположение о том, что эта технология принадлежит к эпохе древней цивилизации, к эпохе Создателей Сущего. После этого из столицы Лорийской империи прибыли странные люди. Они представились особым отделом имперской гвардии, комплекс заполонили военные, все исследования приостановили, а древний артефакт — шар, было приказано изъять. Мы говорили им, что нам ещё многое неизвестно об этом явлении, что нельзя подвергать его такому грубому вмешательству, но они не слушали нас. Эти люди забрали шар и увезли его. После этого планета начала умирать. Никто кроме нас не смог связать всё воедино, никто не знал о произошедшем. Всю лабораторию засекретили и спешно закрыли, нам запретили рассказывать обо всём, что здесь произошло. Конечно, мы пытались вернуть всё обратно, но нам этого не удалось, мы нарушили структуру древнего механизма, о котором не имели практически никакого представления.

Сейчас лаборатория закрыта уже несколько месяцев. За это время четверть планеты покрылась песками, империя и все горнодобывающие концерны спешно покинули её. С их уходом мы потеряли надежду на спасение этого мира. Древний артефакт потерян, заперт в ящик и вывезен с планеты, так нам сказали. Больше нет никакой надежды. Сейчас, в долине Эйладис, около девятьсот пятидесяти километров к северо-западу отсюда готовится к вылету последний космический крейсер, который заберёт оставшуюся часть сотрудников лаборатории. Мною принято решение оставить большую часть оборудования, чтобы забрать с собой, как можно больше людей из окрестных шахтёрских городков. Но мы не сможем забрать всех, несколько десятков тысяч человек остаются на планете без какой-либо помощи империи и корпораций. Судьба этих людей в руках Создателей. Что же мы наделали? Простите нас, мы не желали такого исхода. Мы стремились лишь подарить людям вселенную, возможность путешествовать в другие миры и галактики. Я делаю эту запись, чтобы люди узнали правду, чтобы все знали, что здесь произошло на самом деле. Я, магистр космологических наук, член Лорийской Академии Наук, Секвала Амалия Дендо — я виновна в гибели этого мира».

Запись закончилась. Все смотрели друг на друга, но не могли произнести ни единого звука. Эйлани и Сулла, были поражены услышанным. Не из-за природного катаклизма, ни из-за добычи ксенила, не из-за чего-либо подобного, а просто, из-за за неуёмной жажды людей получать всё новые и новые знания, дающие им власть над природой, власть над окружающим миром. Тысячи людей были обречены на смерть из-за чьей-то алчности.

Егор понимал, что твориться в их головах и не стал ничего говорить, он дал время своим друзьям осмыслить всё, что они услышали. Они должны были переварить эту мысль и свыкнуться с ней.

— Как же так? — первой нарушила молчание Эйлани. — Почему они оставили их? Разве империя не могла забрать всех с этой проклятой планеты? Почему они так поступили с ними? С нами?

Сулла обнял дочь, но сказать ничего не мог, у него не было объяснений этого. Но неожиданно для них Егор сказал:

— Я знаю, почему они так поступили.

— Что!? — вместе спросили отец с дочерью.

— Здесь замешан древний артефакт, который относится к эпохе древнейшей цивилизации, к эпохе Создателей Сущего. Я встречался с подобными предметами, когда был на службе в лорийской армии. Император очень бережно относится ко всему, что касается артефактов древних, он считает их своей собственностью, по праву родства, — Егор немного задумался, затем продолжил. — Я знаю человека, который виновен в том, что произошло на этой планете, я узнаю его почерк.

— И кто же это? — не скрывая любопытства, спросила Эйлани.

— Его имя не имеет значения, значение имеют его дела. Только теперь я осознал, как же много он успел сделать за то долгое время, что он находился у власти. Сколько же вреда он нанёс империи и галактике, последствия которого до сих пор всплывают? Сколько же он забрал жизней на своём пути, чтобы осуществить свои планы?

— Да кто же он? — ещё раз спросила Эйлани.

— Не важно. Его больше нет.

— А что случилось?

— Я его убил, — сказал Егор, поднялся со всего места и вышел из комнаты.

Он с задумчивым видом подошёл к большому окну и устремил свой взор вдаль. Нет, он не смотрел на что-либо, он смотрел глубже — в свою память. Егор вспомнил Акано, его верного товарища, наставника, друга. Он вспомнил других своих друзей, вспомнил всю свою команду. Он вспомнил Алайну, чувства к ней никогда не угасали в нём, и сейчас он это ощутил более чем когда-либо за последние годы. Прошлое не отпускало его, оно доставало его с разных сторон, с каких он и не ожидал. Снова древние артефакты, снова борьба за жизнь из-за этих древних Создателей Сущего, которые разбросали свои игрушки на погибель людей. А он должен за ними убираться? Нет, на это он не подписывался, и никакого желания участвовать в этом у него не было. Он должен позаботиться о своих друзьях — вот его единственная цель, больше он никому ничего не должен.

— Егор! — Эйлани хотела подбежать к нему, но отец остановил её в дверях.

— Дай ему время! Пусть побудет один.

— Но…!

— Не спорь, милая! — мягко, но тоном, не терпящим споров, сказал Сулла.

— Не надо, Сулла, — сказал Егор. — Всё в порядке. У нас много дел, нам надо готовиться к новому путешествию.

— Путешествию? — удивились они.

— Ну да! Разве вы не слышали, что сказала магистр, как её там? Секвала. Девятьсот пятьдесят километров к северо-западу отсюда. Последний крейсер, который должен забрать нас с этой планеты, — улыбнулся Егор. — Вы разве не поняли?

— Не совсем, — сказал Сулла.

— Магистр сказала, что они отправляются на последний крейсер. Я думаю, что они не смогли покинуть планету. Именно об этом корабле говорилось во всех этих легендах, именно на это указывала карта. Теперь всё сошлось, теперь я знаю, как вывезти вас с этой планеты.

— Нас! — сказала Эйлани.

— Что? — переспросил Егор.

— Вывезти нас. Всех вместе. Ты это хотел сказать?

— Конечно, я это и имел в виду, — улыбнулся Егор.

Весь остаток дня они готовились к путешествию. Собирали всё необходимое, то, что ещё могло понадобиться. Запасы еды и воды они перенесли в машину, запасные батареи, несколько энергетических винтовок и энергетических гранат, Егор случайно обнаружил небольшой арсенал в одной из комнат. Он даже удивился, что его до сих пор не разграбили. Когда село солнце они устроились вокруг нескольких свет-камней, которые у них ещё остались. Они сидели и обсуждали, что будут делать, когда найдут космический корабль. Разговор не очень получался, потому что никто не знал, что их ждёт. И никто не хотел слишком надеяться на эту возможность, пока что у них не сильно получалось следовать изначальному плану, но, всё же, надежда теплилась в их сердцах.

Эйлани ушла спать первой. Она трудилась, как пчёлка, бегала весь день в поисках полезных вещей. Вот она тащит какую-то сумку из дальней комнаты, а через пять минут она уже во дворе комплекса и несётся в очередное здание. Вечером она занималась сортировкой всего, что им удалось найти. То, что могло пригодиться она аккуратно откладывала в сторону, а то, что оказалось хламом, отправлялось в большую кучу свих «собратьев» позади неё.

Она уснула быстро. Егор смотрел на её красивое, милое личико. Она была так юна, так прекрасна, девушка не заслужила такой жизни. С самого детства отцу приходилось учить её выживать, с самого детства она была лишена всего. Ни близких друзей из соседских ребятишек, ни закадычных подруг, только она и её отец. Двое, которые бросили вызов этой планете, двое которые бросили вызов всем, двое которые долго и упорно идут к своей цели, двое против всего мира. Эйлани очень повезло с отцом.

— Егор! — Сулла позвал его полушёпотом, чтобы не разбудить дочь.

— Да? — также спросил Егор.

— Я сверился с картами, и меня кое-что беспокоит.

— Что именно?

— Посмотри! — он пододвинул несколько карт, которые они отыскали в комплексе, даже странно, что они сохранились, к свет-камням и указал место на них. — Вот здесь мы. Так? А вот, предположительно, то место, куда мы направляемся.

Егор кивнул и посмотрел в глаза Сулле.

— Что тебя беспокоит? — спросил он.

— Если верить нашим картам, то это место находиться почти у самой границы с землями пустынников. Мы с большой вероятностью можем столкнуться с ними.

Егор несколько минут внимательно смотрел на карту. После чего сказал:

— Это старые карты, да и никто точно не знает, где их территория и насколько она распространяется. Всё, что за пределами Окелтона, может быть их территорией. Боюсь, нам надо рискнуть.

— Я не за себя боюсь, ты же понимаешь? Будь я один, вопрос бы не возник. Но Эйлани, она не готова к тому, что мы можем там повстречать.

— У нас нет выбора. Она мне тоже очень дорога, я погибну, но не допущу, чтобы с ней что-то случилось.

— Спасибо, мой друг, за твою заботу. Я рад, что мы повстречали тебя тогда в пустыне, — искренне сказал гигант.

— Скорее наткнулись на меня, — улыбнулся землянин. — И ты уже это говорил. Ладно, я пойду немного посплю.

Егор поднялся и пошёл к своему спальному месту. Когда он устроился, то на удивление быстро уснул. День был напряжённым и следующий не обещал быть легче.

На этот раз они разделили ночь на троих, Эйлани разбудила Егора за пару часов до рассвета.

— Вставай, — сказала она тихо и мило улыбнулась. — Время твоего дежурства.

— Хорошо, — сказал Егор, протерев глаза. — Дай мне минутку.

— Егор! — Эйлани посмотрела прямо ему в глаза.

— Что?

— Егор! У нас всё получиться? — в глазах девушки читался испуг, до этого момента она держалась, старалась не показывать свой страх. Но этой ночью чувства взяли над ней верх.

— Конечно, Эйлани! — успокоил её Егор, придав своему голосу, как можно больше уверенности и одновременно нежности. — У нас всё получиться! Я в этом не сомневаюсь.

— Я никогда не говорила об этом, но я мало верила в то, что нам удастся когда-нибудь покинуть эту планету.

— О чём ты говоришь? — удивился Егор.

— Когда я была маленькой, мы потеряли нашу маму. Я смутно её помню. Только улыбку и золотистые волосы, как я мечтала о таких волосах, но мой цвет достался мне от отца. Я даже пыталась перекрасить их, но в итоге несколько месяцев ходила лысая, немного переборщила с пропорциями, — Эйлани немного улыбнулась, затем продолжила. — Отец тогда очень рассердился, а скорее всего, испугался за меня. Но я сказала, что хотела быть похожа на маму и он немного остыл. Тога всё было просто, мы жили вдвоём, папа заботился обо мне, а я о нём и мне этого было достаточно. Отец много работал, чтобы у нас был кров и еда, когда я подросла, то стала помогать ему в делах по дому, занималась уборкой и готовкой. Мне нравилось заботиться о нём и другой, иной, судьбы я не просила. Когда я была подростком, он рассказал мне об их с мамой плане, мечте. Он начал брать меня с собой в пустыню и научил всему, что знал сам. Я трудилась день и ночь, я видела, как для него это важно, старалась поддерживать его во всём. Но, я никогда не верила, что у нас что-то из этого выйдет. Не верила до тех пор, пока мы не нашли тебя. Я говорила отцу бросить тебя в той пустыне, не помогать тебе. Как же я ошибалась! С тех самых пор, как я узнала тебя, я впервые поверила, что всё может измениться, что мы сможем покинуть эту планету и начать новую жизнь в новом мире. Не уверена почему я так думала, наверное, из-за того, что ты другой, не такой, как все на этой планете. В тебе есть что-то особенное, необычное, в тебе есть сила. Я! Я думаю, что…

Последнюю часть своей речи Эйлани говорила почти взахлёб, а произнеся последние слова, обняла Егора за шею и поцеловала в губы.

Как ни странно, но Егор ответил на поцелуй девушки. Они долго целовались, пока в его голове не щёлкнула мысль. Он отстранился от девушки и произнёс:

— Эйлани! Эйлани стой, мы не можем. Это неправильно. Ты не должна…

— Но я хочу, — сказала девушка. — И ты тоже.

— Нет! Ты ещё молода и у тебя вся жизнь впереди. Ты встретишь ещё много парней в своей жизни и обязательно кого-нибудь полюбишь.

— Я не хочу других парней. Я хочу тебя! — настаивала девушка.

— Эйлани, тише! Ты разбудишь своего отца. Милая, здесь не время и не место для этого. И я не тот человек, который нужен тебе, поверь, из этого ничего хорошего не выйдет.

— Но…

— Всё! — резко отрезал Егор. Затем более мягко добавил. — Давай забудем об этом, и ничего не будем говорить твоему отцу. Хорошо?

Девушка что-то пробормотала себе под нос, Егор не смог разобрать, и затем отправилась спать. Её чувства, молодое и упругое тело пробудили в нём давно забытое желание. Этим поцелуем, она как будто ударила его обухом по голове. Но во время него, с ним произошла странная вещь. На мгновение Егору показалось, что в его объятиях была Алайна. Чувства к девушке проснулись моментально и напомнили о себе с такой силой, что голова пошла кругом. Алайна, его любимая Алайна, где-то на другом конце галактики, как же он хотел хоть на миг увидеть её, прикоснуться к ней, почувствовать аромат её золотистых волос. Сейчас он был готов променять всю вселенную лишь за один миг рядом с ней. Но после он вспомнил, как он оставил её одну, наверняка она плакала и не один день. Прошло почти восемь или десять лет с тех пор. Какая она стала? Изменилась ли? Где она сейчас? Все эти мысли огромной волной поглотили Егора.

За этими мыслями он не заметил, как наступил рассвет. Солнце уже окрасило горизонт, и край его диска начал медленно появляться на небе. Вокруг была тишина. Ни криков животных, ни журчания воды, ни завывания ветра, ничего этого не было слышно. Хотя он провёл здесь немногим менее года, но к такому было привыкнуть трудно. Тишина на этой планете всегда была другой, чужой, зловещей и опасной. Здесь никогда нельзя было расслабляться до конца, необходимо было быть постоянно начеку. По правде сказать, это всё закаляло характер, давало способность подстраиваться, учило выживать.

Глава 6

Увидев рассвет, Егор поспешил разбудить Суллу и Эйлани. Отец и дочь нехотя поднялись. Сулла поздоровался с Егором, Эйлани же, молча, поднялась и, не сказав ни слова, ушла умываться в другую комнату, в то же время, одарив Егора самым презрительным взглядом, на который была способна.

— Что это с ней? — спросил Сулла.

— Не знаю, — соврал Егор. — Наверное, не выспалась.

Собрав остатки своих вещей, они пошли к машине. Эйлани старалась не разговаривать с Егором, а если разговора не получалось избежать, то отвечала простыми и односложными фразами.

Машина была на том же самом месте, где они её оставили, когда убегали от пустынников. Только она немного была засыпана песком, который налетел за эти несколько дней. Пришлось немного потрудиться, чтобы всё очистить.

Полчаса спустя они уже направлялись на северо-запад, как и говорилось в найденной ими записи. Их преследователей не было видно, Сулла посчитал это добрым знаком. Однако, Егор не мог успокоиться. Он не понимал, почему пустынники так боялись преследовать их до лаборатории. Этот и многие другие вопросы, по-видимому, останутся без ответа.

Друзья продвигались по пустыне почти половину дня. За это время солнце поднялось высоко над головами и всей своей мощью нещадно раскаляло воздух и песок. Несмотря на то, что Егор с друзьями ехали на машине, и их обдувало ветром, воздух был настолько горячим, что это совсем не помогало, а, только наоборот, ещё более усугубляло их мучения.

— Всё, я больше не могу это выносить, мне нужна тень и прохлада, — взвыла Эйлани. Остальные были с ней полностью согласны. Вся их одежда почти полностью пропиталась потом. Им необходим был привал.

— Вон там! Смотрите! — Егор указал на какой-то отблеск вдалеке. — Там может быть укрытие от этого палящего солнца, — сказал он и направил машину немного правее.

Через десять минут перед ними было небольшое шахтёрское поселение, полуразрушенное и почти полностью засыпанное песком. Только крыши домов немного выглядывали из песка. В тех домах, которые были повыше, можно было спрятаться, но на верхних этажах под палящим солнцем было невозможно усидеть, это всё равно, что попасть в духовку, а вот на нижних было даже прохладно. Туда и направились Егор с друзьями, оставив свой транспорт у одного из таких домов и накрыли разным мусором, чтобы хоть как-то замаскировать машину.

На верхнем этаже, через который они вошли, всё пространство было засыпано песком, воздух здесь был сильно нагрет, так что дышать было почти невозможно. Спустившись по остаткам лестницы на следующий этаж, они увидели несколько предметов, отдалённо напоминавших мебель. Точнее эти предметы и были мебелью, пока время не превратило их в хлам. Здесь также было много песка, но воздух был уж не таким горячим, и можно было нормально дышать. Следующий этаж был таким же, как и предыдущий, в нём не было ничего примечательного. Наконец, опустившись вниз на четыре этажа, они увидели несколько валявшихся стульев, диван, который когда-то парил в воздухе, сейчас же просто лежал на полу. В помещении был ещё один небольшой круглый столик и несколько полупустых шкафов. Поживиться было нечем, но друзья пришли сюда не для этого. Немного отдыха и прохладного воздуха — это было как раз то, что нужно.

Все расположились в разных углах комнаты, Эйлани заняла диван, Сулла из-за своего огромного роста не помещался на стуле, поэтому он расположился у одной из стен, смотав свою куртку в клубок, сделав из неё импровизированную подушку. Егор подобрал валяющиеся стулья, сложил их вместе, и растянулся на них во весь рост.

Десять минут они просто лежали, не произнеся ни звука. Они наслаждались прохладой воздуха в этой комнате, хотя это было единственным его достоинством. Затхлый запах и небольшая спёртость, сводили почти на нет всю их радость.

Первым тишину нарушил Егор:

— Я думаю, нам стоит подождать несколько часов, пока солнце не опустится, и снова отправиться в путь.

— Полностью поддерживаю, — согласился Сулла.

— А я против, — неожиданно возразила Эйлани.

— Почему? — удивился Сулла.

— Я думаю, нам надо остаться здесь до вечера, переждать эту чёртову жару, а по пустыне передвигаться только вечером, ночью и утром, до жары.

— Эйлани, милая! Что ты такое говоришь? Я тебя не узнаю? Передвигаться ночью очень опасно.

— С одной стороны я согласен с ней, — сказал Егор. — Но отец прав ночью передвигаться не слишком безопасно. Во-первых, мы не сможем видеть дорогу, а местность здесь, ты сама знаешь — непредсказуемая. Во-вторых, нам придётся включать прожектора, а это не только выдаст наше местоположения для пустынников или кого-нибудь похуже, но и значительно увеличит наши траты энергии. Самый оптимальный вариант — это передвигаться днём, ну а если будет такая же жара, то мы будем искать укрытие.

— Ты такой умный? Всё знаешь? Такой уверенный в себе, а на моё мнение наплевать? Я что совсем дура по-вашему? — Эйлани вскочила на ноги и направилась к ближайшей двери.

— Эйлани, куда ты? — окликнул её Сулла.

— Пойду, осмотрюсь, — кинула она зло через плечо и исчезла за дверью.

— Стой! — Сулла было ринулся за ней, но Егор остановил его.

— Не надо! Пусть немного побудет одна.

— Ты что-то знаешь? Она с самого утра сама не своя? — произнёс отец девочки.

После этих слов Егор рассказал Сулле о том, что произошло ночью.

— Я знал, что рано или поздно это произойдёт, — сказал Сулла.

— Ты не сердишься на меня? — спросил Егор.

— Нет. Я всегда боялся этого момента. Она сейчас в таком возрасте, когда дети делают глупости, влюбляются, ссорятся, для них сейчас всё обостренно. И каждая неудача грозит концом света. Жаль, что её матери нет с нами рядом, она смогла бы найти нужные слова. А я всего лишь неотёсанный искатель хлама, я не знаю, как и что ей сказать.

— Ты её отец, и ты любишь её. Честно, даже на моей планете многие отцы не заботятся так о своих детях, как ты заботишься об Эйлани. Это великий дар и, признаться честно, я тебе немного завидую. В том, что случилось, есть и моя вина. На фоне её сверстников я выглядел несколько лучше, загадочнее, интереснее, вот она и направила свою юношескую симпатию на меня.

— Я не сержусь на тебя. Я даже рад, что это оказался ты. Другой, мог бы воспользоваться ситуацией, но ты, мой друг, ты… Я горжусь тобой.

Внезапно женский крик прервал их разговор.

— Эйлани! — одновременно крикнули Егор и Сулла, и моментально бросились к двери, за которой недавно скрылась девушка.

Она привела их в длинный коридор, вдоль которого, по обеим сторонам были двери, стандартное административное здание шахтёрских городов. Некоторые двери были нараспашку, но они были пусты, другие были заперты. Егор мчался по коридору, не обращая внимания на комнаты. В конце коридора он заметил кровь на стене рядом с открытой дверью.

— Нет! Не может быть! — в глазах Суллы был ужас.

— Мы ничего ещё не знаем, рано паниковать, — успокоил его землянин.

Сулла моментально взял себя в руки, выучка бывшего воина дала о себе знать. Они медленно вошли в комнату, держа оружие наготове. Помещение было пустым и ничем не примечательным, оно было таким же, как и все остальные. Но Егор заметил след алой крови на полу и указал на это Сулле. Они подошли поближе и отодвинули лист металла, который лежал рядом со следом. Перед ними предстала зияющая дыра в темноту, дна совсем не было видно.

Сулла бросился прямо к ней, и хотел было уже спрыгнуть, но Егор снова его остановил.

— Подожди, мы не можем броситься туда просто так, без света, без боеприпасов. Надо вернуться к машине и идти сюда уже подготовленными.

— Нет, там моя девочка. Я не могу ждать, каждая минута может стать роковой, — он силой оттолкнул Егора, достал из кармана несколько свет-камней и бросился прямо в яму.

Тем временем Егор моментально поднялся на ноги и бросился к машине. Через несколько минут он экипировался по полной. Взял ещё один бластер, боеприпасы к нему, несколько энергетических гранат, закинул в карманы ещё парочку свет камней, а на одном из энергетических ружей прикрепил небольшой фонарь. Ещё один небольшой прожектор повесил себе на шею. Со всей амуницией он двигался медленнее, но, всё же, через минут семь он оказался у ямы.

Егор бросил один из свет-камней в яму. Тот остановился на глубине в метрах двух-двух с половиной. Землянин прыгнул не раздумывая Оказавшись внутри, Егор увидел перед собой тоннель. Он включил фонарь на бластере и как можно быстрее направился вперёд.

Так он прошёл несколько сотен метров. Егор постоянно следил за следами на земле. Он видел огромные следы, которые оставил Сулла, их ни с чем не перепутаешь, но ещё он заметил несколько пар следов не похожих ни на что. То ли это были лапы, то ли ноги, понять было трудно. Тоннель постепенно уходил под уклон и ещё через несколько сотен метров круто заворачивал в сторону. За поворотом был такой же тоннель, только уже гораздо шире. Земля была утоптана, это был не очень хороший знак. Егор прошёл ещё несколько метров и услышал странные звуки, доносившиеся из ответвления в тоннеле. По мере продвижения по нему, звуки становились громче и отчётливее. Вскоре он увидел яркий свет.

Свет привёл его к небольшой пещере, в которой он увидел несколько странных существ ходивших вокруг небольшого огненного шара. Шар плыл в воздухе прямо в центре пещеры. Своего рода маленькое солнце, которое освещало и обогревало пещеру. Но самым странным было то, что периодически существа подходили к этому «солнцу», выплёвывали пламя прямо в него, тем самым подпитывая его.

«Немыслимо», — подумал Егор. — «Что это? Как это возможно?».

Но странным было не только это, сами существа были ещё более странными. Сложением они напоминали гуманоидов, тела их практически не отличались от человеческих. Кожа была тёмно-зелёного цвета, покрытая вся мелкими чешуйками, руки были немного длиннее, чем человеческие. Мощный, широкий торс, длинные крепкие ноги, вместо ногтей на руках и ногах были когти длиной в несколько сантиметров. Самый маленький из этих существ был не меньше двух метров. Грудь была окрашена в красно-жёлтый цвет. Нет. Она светилась красно-жёлтым, именно там формировалось пламя, которое они изрыгали. Лица их были немного вытянуты, уши заострены, вместо волос на голове были мелкие роговые отростки.

Зрелище было ужасающим. Эти существа были явно гибридами человека и какого-то другого существа. Самое страшное, что Егор догадывался какого именно. Он понаблюдал ещё несколько минут за скоплением гибридов и все сомнения улетучились. Перед ним были гибриды человека и локари.

«Но как? Этого не может быть? Это бессмыслица какая-то?», — возмущался про себя Егор. Он не мог поверить своим глазам, это было какое-то явное отклонение от всех законов природы, от всего, что он когда-либо слышал и знал.

Ни Суллы, ни Эйлани здесь не было, поэтому Егор оставил это сборище существ. Землянин вышел в главный тоннель, так он его про себя окрестил, так он был больше остальных, и осторожно пошёл дальше, на всякий случай Егор приглушил свет фонаря. Ситуация становилась пугающей, он не мог найти своих друзей и даже их следов. Он спустился в тоннель всего лишь на несколько минут позже, но их и след простыл. Пройдя ещё несколько сотен метров, он снова наткнулся на отдельный тоннель, уходящий в сторону. Нырнув в него, Егор оказался в пещере. Она была в несколько раз больше предыдущей. У потолка сияло красное «солнце» и несколько десятков тварей постоянно его поддерживало, поочерёдно насыщая своим пламенем. В центре на высоком постаменте находился огромный трон, вырезанный из большого камня ксенила. На троне восседала женская особь этих гибридов. Все эти существа не имели одежды. Поэтому не трудно было определить их половую принадлежность, кстати, она была такая же, как и у людей. Егор заметил, что женские особи были намного меньше, чем мужские, они были размерами с обычных людей.

Перед троном стояли на коленях, связанные по рукам и ногам Эйлани и Сулла. Надо было срочно действовать, но Егор не знал с чего начать. Существ было много, и он не знал, на что они были способны, помимо того, что они были огромными и изрыгали пламя.

«Я приветствую тебя. Мы рады, что ты зашёл к нам», — неожиданно услышал голос у себя в голове Егор. В следующий миг он увидел над собой огромное зелёное оскалившееся лицо с десятками острых, как иглы зубов. В этот же момент сильный удар по голове лишил его чувств.

«Просыпайся, мой милый. Хватит притворяться!», — услышал снова мелодичный голос в своей голове Егор, после того как очнулся.

Открыв глаза, он увидел перед собой трон и восседающее на нём существо. При всём своём неестественном виде оно не было лишено изящества. Гибкие формы рук и ног, мощный, но в то же время, изящный торс, переливающаяся разными оттенками зелёного чешуйчатая кожа, красно-жёлтое свечение в груди и идеальное лицо. Ни единой морщинки, ни единого изъяна, даже чем-то красивое женское лицо, которое завораживало взгляд. Несмотря на то, что само их существование противоречило всем законам природы, было в этих существах, что-то гармоничное, что-то правильное.

Существо пристально смотрело на Егора своими жёлто-зелёными глазами. Казалось, оно пыталось пронзить его своим взглядом насквозь.

— Тебя трудно читать, — сказало уже вслух существо мелодичным женским голосом. Егор удивлённо посмотрел на него. — Когда-то я была человеком, — ответила она на его немой вопрос.

— Меня зовут Телия! — продолжила она. — Я мать и предводительница всех саалов на этой планете, — при этих словах маленькие языки пламени вырвались из её рта. — Кто вы? И что вам нужно в наших землях?

— Саалы? — спросил Егор.

— Это мы! — она обвела руками, указав на всех присутствующих существ в пещере. — Мы Саалы, властители этой планеты. Мы будущее этого мира!

— Эти люди, — он показал на Эйлани и Суллу, — и я не причинили вам вреда и никогда не хотели этого сделать. Отпустите нас, и мы уйдём с миром. Всё, чего мы хотим — это покинуть эту планету, мы просто хотим отправиться своим путём.

— Отпустить вас? Кажется, ты не понимаешь, куда ты попал, мой милый мальчик? Вы присоединитесь к нам, вы станете нашими братьями, нашими верными солдатами, а девушка как раз подходит для продолжения рода.

— Но мы люди. Мы не можем просто так превратиться в вас? — удивлённо сказал Егор.

— Все из нас когда-то были людьми, пока мы не встретились с великой Богиней саалов. Она дала нам эту новую жизнь, она вдохнула в нас силы, она избавила нас от страданий, боли, страха, она излечила нас. Это, вскоре, ожидает и вас. Когда всё будет кончено, вы тоже будете освобождены от своего страха. Вы станете саалами, вы станете нашими братьями и сестрой.

— Сулла?! — Егор посмотрел на своего друга. Тот был до странного молчалив и сосредоточен. Затем Егор посмотрел на Эйлани, девушка тихо всхлипывала. Она подняла голову, и Егор увидел ужас в её глазах, сердце его сжалось.

— Всё хорошо, Эйлани! Не бойся! Я с тобой!

— О, надежда, это так по-человечески! — перебила его Телия, королева саалов. — Скоро вы избавитесь от своих чувств. Вы не будет чувствовать ничего. Подготовить сердце богини для ритуала, — отдала она приказ. Несколько существ быстро выбежало из пещеры. Телия ходила вокруг своих пленников, она была довольна, все её острые зубы были напоказ. Это придавало ей некую хищность.

Руки Егора были крепко связаны, он всеми силами старался освободиться из пут, но пока ему это не удавалось. К счастью, саалы плохо его обыскали, они не нашли небольшой нож в его ботинке, но достать его не было возможности. Тогда Егор спросил:

— Для чего вам всё это? Зачем мы вам нужны? Мы всего лишь обыкновенные люди от нас мало пользы.

— Это пока, — ответила Телия. — Скоро вы вберёте в себя силу и могущество нашей богини, вы станете саалами. Тогда все вопросы станут неважны и не нужны.

— Зачем вам новые саалы? — не успокаивался Егор. — То есть, я имею в виду, вы можете размножаться, вам не нужны люди для этого?

— Мой мальчик, люди нам нужны не только для продолжения рода но и для еды. У людей есть одно замечательное свойство.

— Какое?

— Они вкусные! — Телия звонко засмеялась, её смех разнёсся по всей пещере. — Но таким как вы сильным, крепким, выносливым, я даю шанс присоединиться к нам, даю шанс пополнить ряды моей армии в будущей войне.

— Войне? Какой войне? — удивился Егор.

— Всё-то ты хочешь знать! Какой же ты любопытный, мой мальчик, — она пристально смотрела ему в глаза, но через несколько секунд устремила взгляд в сторону. Егору показалось, что он увидел на её бледно-зелёном лице тень разочарования и досады. — Хорошо, — продолжила Телия. — Я расскажу вам. Скоро вы всё равно обо всём узнаете.

Телия поднялась со своего трона и снова подошла к пленникам. Она обошла их сзади и начала медленно идти от одного к другому. Егор услышал шаги за спиной и почувствовал острые когти на своём затылке, которые легонько оцарапали ему кожу. В этот же миг Телия начала говорить:

— Несколько лет назад я была таким же человеком, как вы, и как те, снаружи, которые цепляются за своё жалкое существование. Они каждый день проживают с надеждой на лучшее будущее. Одни тяжело работают от зари до зари, чтобы прокормить себя и свои семьи, другие, более смелые и отчаявшиеся, убивают ради этого. Кто-то возвышается над всеми ними и живёт за их счёт, обращая труд и старания людей себе во благо. Но всех их объединяет одно — все они бояться умереть. Ох уж эта человеческая черта, этот инстинкт самосохранения. Кто мог наградить людей таким бессмысленным и ненужным чувством? Все они испытывают страх, все они бояться жить в этом мире, все они не могут его понять и принять. Мы же — саалы, благодаря силе и покровительству нашей богини лишены всех этих недостатков. Мы не знаем страха, мы не знаем сомнения, мы не чувствуем боль, мы лишены сострадания, мы принимаем этот мир таким какой он есть. Мы абсолютно новый вид существ в этой вселенной, мы это будущее этого мира.

— Звучит убедительно, — перебил её Егор, за что сразу же поплатился, получив сильную пощёчину. Острые когти немного оцарапали его щёку, кровь мелкими струйками начала стекать по ней. Несколько саалов, которые были поблизости, начали ёрзать, почуяв запах крови. Но Егор не обратил на это внимания и продолжил. — Я всего лишь хотел сказать, что, насколько мне известно, у любого существа во вселенной есть инстинкт самосохранения. Это неотъемлемая часть любой формы жизни.

— Так было раньше. Мы же абсолютно новая жизнь. Наша богиня избавила нас от этих предрассудков. Мы не боимся смерти, потому что, умирая, каждый саал становится частью других, делая нас сильнее и могущественнее. Вы скоро присоединитесь к нам и сами ощутите эту силу, это могущество. Вы почувствуете всех нас.

Телия снова звонко засмеялась и уселась на своё прежнее место. Один из саалов вернулся и что-то тихо прошептал ей на ухо. Королеве пришлось снова подняться, но в этот раз она была сосредоточена и серьёзна.

— Приглашаю вас на процедуру посвящения, — сказала она. — Прошу за мной.

Её напускная вежливость сильно настораживала. Трое из существ подошли к Егору и остальным, грубо подняли их и повели вслед за Телией. Поравнявшись с Эйлани, Егор вновь шепнул ей на ухо, что всё будет в порядке. Девушка повернулась и посмотрела на него глазами полными слёз и страха, но ещё он увидел в них, что она ему верит, он увидел в них лучик надежды. Теперь он не просто обязан был помочь ей, он должен сделать всё возможное и невозможное, чтобы спасти их.

Коридор, по которому их вели, отличался от остальных, которые он видел раньше. Здесь было яркое освещение, стены были ровными и гладкими, поверхность под ногами тоже была ровной. Они шли недолго, прошли всего несколько сотен метров. Их провели сквозь резную арку в огромную пещеру, которая была похожа на древний амфитеатр. Посреди неё находилась круглая площадка, от которой вверх уходили широкие террасы. В дальнем конце пещеры находился высокий постамент, на котором Егор заметил большой тёмно-зелёный шар.

Вверху пещеры было огромное искусственное солнце, которое освещало и согревало её. Террасы постепенно начали заполняться саалами. Егору это всё напоминало подготовку к популярнейшему развлечению древних землян — гладиаторским боям.

Помимо Егора, Суллы и Эйлани, саалы привели ещё нескольких человек. Они были сильно напуганы и не понимали, что происходит с ними. Страх и ужас в их глазах был столь сильным, что даже влиял на других, Эйлани совсем поникла, похоже, что она смирилась со своей участью. Сулла был сам не свой, он не был похож на того, когда-то великого, воина, что-то его терзало и не давало покоя. Он был необыкновенно молчалив и одновременно потерян. Егор старался, во что бы то ни стало сохранить присутствие духа, к тому же ему удалось надрезать путы на руках, когда он дотянулся до ножа во время разговора с королевой. Он стремительно оценивал обстановку, озираясь по сторонам и прикидывая план отхода. Силы явно были не в их пользу. Пещеру заполнило уже более пятидесяти саалов и все они были огромными, сильными и дико страшными существами.

— Слушайте, внимайте, смотрите, — начала громко говорить Телия. — Сегодня мы примем новых братьев и сестёр, мы очистим этих людей от скверны и сделаем их равными себе. Богиня прими жизнь этих людей и наполни их бренные тела жизнью саалов.

Одного из мужчин подвели к Телии, которая к этому моменту была в нескольких шагах от реликвии саалов. Она повернулась и вонзила свои острые когти в живот бедняге. Егору, повидавшему многое, было тяжело смотреть на это жестокое и бессмысленное жертвоприношение. Раненный мужчина упал на землю, лужа крови начала медленно растекаться из его живота. Он был уже на последнем издыхании, когда Телия вновь заговорила:

— Великая богиня саалов, великая мать новой жизни, прими в дар бренную душу этого человека и надели его тело силой своей, верни нам нашего брата из глубин вселенной.

Неожиданно шар засветился и приобрёл ярко-зелёный цвет. Зелёные лучи света извивающимися змеями начали выходить из него. Они медленно подлетели к умирающему, обхватили всё его тело и как пушинку подняли в воздух. Продержав в воздухе тело несколько секунд лучи начали медленно проникать в его кровоточащую рану. Они входили в него до тех пор, пока полностью не исчезли.

Мужчина был исцелён. Рана больше не кровоточила, он поднялся на ноги и начал озираться по сторонам, не понимая, что с ним произошло. Ещё через несколько секунд он упал и начал корчиться в диких конвульсиях, как будто его тело пронизывала жуткая боль. Кожа его начала быстро приобретать зелёный цвет, тело вместе с руками и ногами начало вытягиваться, волосы его почти моментально выпали, оголив круглый, зелёный череп, который, в свою очередь, тоже начал вытягиваться и покрываться роговыми отростками. Пока всё это происходило, мужчина кричал от дикой боли. Неудивительно, моментальная трансформация в другое существо, рост мышечной массы, перестройка костей скелета, рук и ног, должно быть это очень больно.

Спустя несколько минут всё было кончено. Перед ними предстал совершенно новый саал, к нему тут же подошли его собратья и увели прочь из пещеры.

Телия повернулась к Егору с друзьями и произнесла:

— Вы наблюдали рождение нового саала. Наша великая богиня приняла его душу, дав ему взамен силу и новый смысл жизни.

— Зачем было его убивать? — Егор задал вопрос, чтобы разговорить Телию и получить возможность для побега. В момент превращения того бедолаги, он заметил в руках одного из саалов, охранявших их, свой рюкзак. Ему нужно было потянуть время, чтобы придумать, как подобраться к своим вещам.

— Убивать? Мой мальчик, мы дали ему новую жизнь, разве ты не видел?

— Ты поняла, о чём я спросил, — отрезал землянин.

— Да, я тебя поняла. Это всего лишь формальность. Видишь ли, в вас в людях сидит то, что вы называете душой. Именно это не даёт вам смотреть на вещи реально, именно она влияет на ваши эмоции, именно душа отвечает за страх, совесть, сострадание и прочую чушь, которая мешает вам возвыситься. И лишь перед самой смертью она покидает ваши тела. Наша богиня забирает эти души себе, а взамен она наполняет вас, нас — своей силой, силой саалов. Только умерев, вы сможете переродиться. Это прекрасно! Абсолютно новая жизнь без правил, без запретов, без оков, мы полностью, абсолютно свободны.

— Звучит заманчиво, но я не вижу, что вы свободны. Вы скрываетесь среди пещер и скал, похищаете людей, обращаете в себе подобных. Такое поведение нельзя назвать свободой. Скорее вы прячетесь от чего-то, чего-то или кого-то, вы боитесь. Я угадал? — он посмотрел в глаза Телии и увидел в них небольшую тень страха. Теперь он знал, что нащупал то, чего они возможно боятся. — Я прав. Вы боитесь нас людей.

— Не смеши меня мальчик. Мы ничего и никого не боимся! — залилась в истеричном хохоте королева.

— Нет! Ты врёшь! — Егор повысил голос так, чтобы его услышало, как можно больше саалов. — Вы все боитесь нас, не по одиночке, в таком составе мы слабы и не соперники вам. Вы боитесь, что мы объединимся против общего врага, а все вы когда-то были людьми и знаете, на что мы способны, когда мы вместе. Вы судорожно собираете свою армию, обращаете людей, тех, кто потерялся в пустыне, тех, кто отбился от группы. Вы действуете тихо без ошибок, забираете немного, так, чтобы не вызвать подозрений, никогда не показываетесь на глаза. Вы похищаете людей во время песчаных бурь или по ночам. Люди и не подозревают о вашем существовании, вы всего лишь страшные сказки, которыми пугают детей по ночам.

— Это ложь! — крикнула Телия. Она ударила Егора в живот, от чего он согнулся и начал сильно кашлять.

— Ложь? — сказал он после того как перевёл дыхание и намного тише. — Тогда почему ты прячешь свой народ в пещерах? Почему тщательно собираешь и увеличиваешь свою армию? Почему вы так ненавидите людей? Почему вы не ищете с ними мирного сосуществования? Почему не вышли к ним? Я отвечу тебе! Потому что вы знаете, что люди вас не примут. Они испугаются, они будут охотиться на вас. Люди всегда бояться того, что им незнакомо, того, кто отличается от них. Ты это знаешь, потому что вы думаете так же, как и мы. Вы те же самые люди, только усиленные какой-то энергией из другого конца вселенной. Вы не новый вид существ, вы всего лишь мутанты, которых не хотела создавать природа.

— Кто ты такой, чтобы судить, что должна была создавать природа или не должна? — крикнула Телия и сильным ударом отправила Егора на Землю. — Кто ты такой, чтобы ставить под сомнение наше существование и нашу свободу? Кто ты такой, чтобы сомневаться в нашей богине и в её силе?

Ударом Егора отбросило к охраннику, у которого были его вещи, а ему только это и было нужно. Егор быстро вскочил на ноги и подбежал к нему. Сильным ударом он сбил его с ног, ему пришлось постараться, саалы были очень крепкими. Выхватив сумку из его рук, он достал оттуда бластер и сделал несколько выстрелов. Саалы, стоявшие ближе всего к нему, рухнули на землю. Телия громко закричала, но это было похоже, скорее всего, на рёв животного, нежели на крик человека. Егор достал несколько гранат и бросил их в разные стороны.

— Закройте глаза! — крикнул он Эйлани и Сулле.

Яркая вспышка ослепила всех вокруг. А одна из гранат взорвалась густым, синим дымом.

— Скорее! У нас всего секунд двадцать, — сказал он Сулле, разрезая его путы. — Очнись же, Сулла! Что с тобой?

Сулла был, словно в прострации и не произнёс ни слова с тех пор, как очутился в пещерах саалов. Он ни на что не реагировал.

— Папочка, миленький, что с тобой? — сквозь слёзы крикнула Эйлани.

Слова дочери словно вывели его из гипноза. Он огляделся, дым уже заполнил почти половину пещеры, с террас на площадку начали спрыгивать приходившие в себя саалы. Они были разъярены, и с разных сторон слышался яростный и злобный рёв.

— Скорее, у нас мало времени! — повторил Егор.

— Понял! — отчеканил Сулла и принял от Егора бластер. Он сразу же начал раздавать выстрелы в разные стороны, сшибая чудовища одного за другим.

Все трое быстро побежали прочь из пещеры. Егор напоследок запустил ещё несколько дымовых гранат, чтобы сбить с толку преследователей, которые уже оправились от первого шока. Вдогонку им летели огненные сферы, беспорядочно выпускаемые саалами.

— Убить их! Убить их! — послышался крик Телии позади них.

Продвигаться по тоннелям было трудно, пара меленьких фонариков, которые достал Егор из кармашка своей сумки, не очень сильно помогали, но без них им было бы намного сложнее передвигаться. Они быстро бежали, преодолев немалое расстояние. После чего очутились на развилке тоннелей. Выбирать и думать было некогда, поэтому Егор свернул направо. Они бежали, бежали, но тоннелю не было видно конца, за спиной был слышен топот ног преследователей, которые уже оправились и быстро их настигали. Их преследователи имели огромное преимущество — они хорошо знали тоннели и имели острое обоняние и, скорее всего, хорошо видели в темноте. Побег был практически обречён, но Егор с друзьями не сдавались, они продолжали бежать по тоннелю шаг за шагом, борясь за свою жизнь и свободу.

Неожиданно Сулла остановился.

— Что ты делаешь? — удивлённо спросил Егор. — Скорее, нам надо бежать дальше.

— Мы не сможем от них оторваться. Я задержу их.

— Ты сума сошёл? Не будь глупцом. Мы выберемся все вместе.

— Папочка?! — пропищала сквозь слёзы Эйлани.

Сулла подошёл к ней, обнял и сказал:

— Так надо, милая. Не плачь, ты должна быть сильной. Я вас догоню после.

— Но… Егор, сделай что-нибудь! — крикнула она на него.

— Сулла, ты не должен оставлять свою дочь. Останусь я. Я втянул вас в эту историю, мне вас и вытаскивать. Бегите. На споры нет времени, они уже рядом.

Егор! — сказала Эйлани со страхом в голосе. Она боялась потерять отца, но и к Егору она испытывала нежные чувства.

— Так нужно, Эйлани! Вы должны уходить, — отрезал все споры землянин.

Сулла взял Эйлани за руку, и они побежали во тьму тоннеля. Егор смотрел в их сторону, пока свет фонаря не скрылся за одним из поворотов. Затем он быстро залез в рюкзак и достал оттуда три энергетических гранаты. Он осмотрел стены и нашёл несколько трещин в них, куда поместил гранаты. Егор установил их через каждые два метра, чтобы добиться волнового эффекта.

— Хорошая идея, — сказал он сам себе. — Остаться и погибнуть во тьме пещеры. Ты просто гений.

Время шло на секунды. Вдалеке он увидел несколько огненных вспышек, которые быстро приближались.

«Они почти здесь», — сказал он про себя. — «Итак, гранаты рассчитаны на семь секунд. По две секунды на гранату. Итого — три секунды до первого взрыва. Три секунды, чтобы успеть выбраться из зоны поражения, три секунды жизни. Не так уж и плохо».

В этот самый момент рядом с его головой пролетел огненный шар и ударился о стену тоннеля. Егор в ту же секунду взвёл первую гранату, быстрыми огромными шагами он подбежал ко второй и взвёл её. То же он сделал с третьей и со всех ног кинулся бежать.

«Один», — начал он отсчёт в уме.

«Два», — за спиной послышались дикие крики, похожие на рык животного. Тоннель за ними озарился ярким светом. Оглянувшись, он увидел множество фигур саалов.

«Три».

Несмотря на то, что Егор ждал этого, но взрыв прогремел неожиданно. Замкнутое пространство тоннеля усилило его звук в несколько раз, Егора даже немного оглушило. За первым прогремел второй. Егор услышал вопли саалов и почти сразу же прогремел ещё один взрыв. Он заглушил все остальные звуки: крики боли и стоны. В этот же момент тонны породы начали обрушаться на головы саалов. Стоны, крики прекратились, пещера погрузилась в мертвецкую тишину. Егор остановился и начал прислушиваться, преследователей больше не было слышно, ничего не было слышно. Однако, спустя несколько секунд громкий скрежет пронзил тишину. Это был скрежет потревоженной породы, взрыв повредил целостность тоннеля, и он продолжил обрушаться в том направлении, куда убежал Егор. Направив луч своего небольшого фонарика на потолок, он заметил, как тот начал обрушаться, полностью заваливая тоннель. Егор вновь побежал, изо всех сил, но споткнулся о камень и упал лицом в землю. Он снова погрузился во мрак.

— Быстрее вытаскивай его! Ещё вот этот камень забери.

Очнувшись, Егор увидел две фигуры, склонившиеся над ним. Луч фонаря мелькнул и осветил столь знакомые лица Эйлани и Суллы.

— Почему вы не ушли? Вы не должны были возвращаться.

— Мы не смогли тебя оставить! — сказала Эйлани. — А поле того как услышали взрыв, сразу побежали обратно.

— Ты идти можешь? — спросил Сулла.

Егор попробовал пошевелить освободившимися от камней ногами, они слушались его, как и раньше, только очень сильно болели.

— Да, — ответил Егор.

— Тогда уходим скорее, пока они не опомнились.

— Мы нашли выход из тоннеля, — сказала Эйлани, помогая Егору подняться на ноги. — Он там, недалеко, за поворотом.

Они пошли, как можно быстрее. Егору было больно наступать на ноги, поэтому он опирался на руку Суллы. Когда они подошли к выходу, боль в ногах немного поутихла, и Егор уже мог передвигаться без посторонней помощи. Они вылезли из небольшой ямы посреди пустыни. На поверхности была уже почти ночь, и синий, почти круглый, диск Тиру медленно выкатывался из-за горизонта, придавая ночи особую окраску. Егор с друзьями бросились к небольшим возвышениям, которые виднелись вдалеке, это были те самые дома, где они остановились переждать жар солнца. Четверть часа спустя они были у цели. К счастью машину никто не тронул, по-видимому, саалы не особо желали подниматься на поверхность, особенно днём. Все их вещи были на месте. Они с облегчением заняли свои места и отправились, как можно дальше от этого ужасного места.

Час они провели в абсолютной тишине, только слышалось небольшое жужжание электродвигателя. Егор пытался понять и осмыслить то, что он увидел и узнал в пещерах саалов и связать это со своими предыдущими видениями.

Сулла был необычайно задумчив и угрюм. На него это было совсем не похоже. Егор не хотел его тревожить, пока, но это его сильно волновало.

Эйлани тоже молчаливо сидела, она смотрела вниз на руки и яростно перебирала пальцы. Она стыдилась того, что из-за её капризов они попали в такую беду и чуть не погибли.

— Простите меня, пожалуйста! — сказала девушка, нарушив общее молчание.

— За что простить? — удивился Егор.

— За мою глупость! Если бы я не ушла от вас, то ничего бы этого не случилось, мне так стыдно.

— Эйлани, в случившемся нет твоей вины, — попытался успокоить девушку землянин.

— Нет, есть! Всё из-за меня! — выкрикнула она, но потом снова забилась в сиденье машины, словно пыталась слиться с ним воедино.

— Я ещё раз повторяю, в этом нет твоей вины. У меня на родине говорят так: «То, чему суждено случиться, так или иначе, произойдёт».

— Что это значит?

— Это значит, что винить себя в случившемся не имеет никакого смысла. Если что-то произошло, то это должно было произойти и назад время уже не вернуть. Наша задача не в том, чтобы сожалеть о случившемся, а в том, чтобы понять, как жить дальше с этим.

— И ты веришь в это? Это же бред! Мы сами строим свою судьбу. И только мы в ответе за всё, что с нами случается.

— Я с этим и не спорю, — улыбнулся Егор. — Мнений может быть множество, человечеству никогда не суждено раскрыть тайну судьбы. Я хотел лишь сказать, что рано или поздно мы бы узнали о существовании саалов. И в данном случае, я считаю, что раньше — лучше. Этот случай открыл нам существование мира, о котором мы и не подозревали. И этот мир опасен для всех людей на этой планете.

Егор замолчал и устремил свой взгляд вдаль. Тиру освещал им путь, но ночью передвигаться было опасно, дорога с трудом просматривалась. Егор остановился у небольших камней, торчавших из песка.

— Думаю, нам стоит передохнуть и осмыслить всё. Давайте заночуем здесь, а завтра с утра будем решать, что же делать дальше. Сулла! Сулла! — Егор обратился к другу, но тот не отзывался. — Сулла!

— А? Что? — растерянно ответил Сулла.

— Что с тобой? Ты растерян и невнимателен? Что случилось? Что произошло в этих пещерах, что ты там увидел?

— Всё, всё хорошо, — медленно сказал Сулла. — Я просто, очень сильно испугался за тебя! — он посмотрел на Эйлани, и по его грубой щеке скатилась слеза.

— Папочка! — Эйлани подбежала к отцу и крепко обняла его. — Я больше никогда, никогда не ослушаюсь тебя.

— Давайте спать, — сказал Сулла. — Я подежурю первый.

Он отошёл к небольшому прибору, который отапливал их по ночам. Им очень повезло, что они нашли это устройство. С ним отпала необходимость разжигать костёр, и он достаточно давал тепла, чтобы согреть их ночью.

Егор очень беспокоился за Суллу. Он не мог понять, что с ним происходит, и он видел, что его что-то сильно беспокоит. Он никогда не видел его таким задумчивым и угрюмым. Этой ночью Егор лёг спать с тяжёлым сердцем. Но усталость взяла своё, и через несколько минут он окунулся в царство снов.

«Он брёл по широкой дороге, усеянной островками пробивающейся сквозь утоптанную землю пучками зелёной травы. Вдоль дороги на обочинах росли деревья, которые своими огромными зелёными кронами давали столь желанную и необходимую тень от палящего дневного солнца. Егор шёл по дороге, но не знал куда он идёт и для чего. У него не было ни цели, ни стремлений, он просто шёл, наслаждаясь миром вокруг него, тишиной и спокойствием. Тишину иногда прерывала трель какой-нибудь поющей птицы, полевые мыши и другие грызуны копошились в густой траве. Чуть дальше на всю ширину дороги растянулись муравьи-рабочие, они шли одной длинной струйкой, трудились на благо своего сообщества.

Он шёл и шёл, и ничего не было прекраснее этого. Егор подставлял под тёплые лучи солнца своё лицо, когда выходил из тени, и это было великолепно. Он был свободен от всего: от людей, от проблем, от мыслей. Это был покой.

Но его радость длилась недолго. Солнечный день сменился ночью, как-то сразу, молниеносно стало холодно, неуютно. Шорохи доносились с разных сторон, ветер завывал голосами страха, кроны деревьев тёмными массами надвигались на него, пытаясь поглотить всего целиком. И он побежал. Побежал к единственному, что увидел в этой кромешной тьме. К огоньку света вдалеке, что так заманчиво зазывал всех, кто его узрел. Он бежал, почти летел, приближаясь к своей цели. По мере приближения огонёк разделился на два огонька, потом ещё и ещё. Он приближался к этой стайке огоньков, а их становилось всё больше и больше.

Егор остановился резко, как будто что-то схватило его сзади, но никого не было, это был инстинкт, молниеносная реакция. Перед ним во всей своей красе он увидел множество жёлто-красных огней саалов, горящих в их груди. И одно большое «солнце», висевшее в воздухе и зазывавшее всех, кто имел неосторожность поддаться страху темноты.

— Вот ты и пришёл, мой мальчик! — сказала саал, которая вышла к нему на встречу. — Мы тебя ждали.

— Кто ты? — спросил Егор.

— Разве ты не узнаёшь меня? Я мать саалов. Я их богиня. Я самый первый саал.

Мать саалов была прекраснейшей из женщин. Несмотря на её зелёную кожу, она была очень красива притягательно и сексуальна. Идеальные пропорции её тела могли бы свести сума любого мужчину. Несколько повязок, прикрывавших её интимные места, придавали ей особую пикантность. Её кожа, в отличии от сородичей, была идеально гладкой. Одно её отличало от других, изгиб её спины переходил в длинный, гибкий хвост.

Закончив разглядывать её, Егор спросил:

— Что тебе нужно? Что здесь происходит?

— Здесь начинается будущее, — ответила богиня.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Посмотри, — сказала богиня. — Присмотрись, взгляни на этих саалов. Ты никого не узнаёшь?

Егор посмотрел на толпу, сначала он не мог никого разглядеть. Лица саалов были все как одно. Но они отличались от тех, что видел Егор в пещере. Они не были огромными двухметровыми, грубыми и неотёсанными монстрами, а были размерами с обычных людей. Они внимательно их разглядывал, пока не увидел знакомые черты. Эйлани вышла к нему, а за ней и её отец.

— Егор, наконец-то ты пришёл, — сказала Эйлани. Зелёная кожа её лица мерцала в лучах искусственного солнца. Она была прекрасна. От этого Егору, стало ещё больше не по себе.

— Мы ждали тебя, — продолжила девушка. — Ты присоединишься к нам? Ты будешь с нами?

— Егор, друг! — выступил вперёд Сулла-саал. — Тебе нужно принять дар богини. Ты должен быть с нами.

— Нет, нет! Этого не может быть. Что ты с ними сделала? — крикнул он и повернулся к богине саалов. — Как это возможно? Этого не может быть. Это всё ложь.

— Это будущее, мой мальчик. Скоро все на этой планете будут с нами. А затем и всё человечество. Посмотри на них. Они счастливы. Они больше не чувствуют боли, они не знают страха им чужда жадность и чувство вины, ни сомнений, ни угрызений совести и всего остального хлама, которым так славиться твой вид. Они живут под крылом их богини, им больше не надо лгать, не надо думать о будущем, им больше не надо делать выбор, им больше не надо бояться ничего. Они все вместе, едины, они живут ради друг друга, они живут ради меня. Присоединись ко мне, стань частью меня, как стали они и ты тоже забудешь о боли и страхе, что так терзают тебя, ты больше не будешь бояться темноты, ты больше никогда не будешь одинок.

Егор не знал, что делать он был обессилен, ноги и руки не подчинялись ему, он не мог пошевелиться. Он ещё раз посмотрел на толпу саалов, но теперь он не видел Эйлани и её отца. Перед ним предстали его старые друзья. Он увидел Акано, его старого друга и брата по оружию, он увидел своих друзей из академии и друзей из гвардии императора. Он увидел её, свою любимую Алайну. Все они были саалами с зелёной кожей и жёлто-красными огнями, светящимися в их груди. Рядом с Алайной он увидел маленькую девочку лет семи-восьми, она была похожа на его возлюбленную, и она тоже была саалом. Егор ужаснулся и закричал:

— Нееет!»

Он очнулся и увидел звёздное небо над головой и синий спутник Тиру. Егор поднял голову и заметил сидящего недалеко от него Суллу. Он был человеком, и Егор облегчённо выдохнул.

— Ты сильно ворочался и что-то бормотал во сне, — сказал Сулла, когда Егор подошёл к нему.

— Приснился кошмар, — ответил Егор. — Ты не разбудил меня, чтобы я сменил тебя?

— Мне нужно было подумать.

— О чём?

— Обо всём.

Егор сел рядом с Суллой, внимательно посмотрел на него и сказал:

— После той пещеры с этими монстрами ты сам не свой. Я вижу, тебя что-то беспокоит. Расскажи мне, поделись своей ношей, ты можешь мне довериться, друг.

— Хорошо. — он тяжело вздохнул, а после продолжил, — всё дело в моей девочке.

Егор молчал. Тогда Сулла снова продолжил говорить:

— Ты знаешь я жизнь готов за неё отдать, но там, в пещерах, там я встретил того, кого не ожидал увидеть. Я встретил её мать.

— Мать Эйлани? — удивился Егор.

— Да.

— Но как? Она же много лет…

— Мертва, — закончил за него Сулла. — Да, я знаю. Но это была она — королева.

Егор положил руку на плечо Суллы и сказал:

— Я сожалею. Не представляю, что ты сейчас чувствуешь, но ты должен понять одно, может быть королева и была когда-то твоей женой, но теперь её нет — это другое существо, чужое, противоестественное и оно лишь похоже на твою жену.

— Нет, — вспылил Сулла. — Это она. Когда ты ещё не пришёл у нас было несколько минут наедине. Она узнала меня, и я тоже сразу узнал её, несмотря на её метаморфозы. Но она была другой, как будто у неё отняли часть её души. Но я видел, я чувствовал — это была она. Она всё ещё там, борется, а я не могу ничего сделать.

— Но назад её не вернуть она не сможет снова стать человеком. Она навсегда останется саалом.

— Знаю, поэтому я сидел и думал полночи, размышлял. Вот, — он протянул Егору небольшой кусок твёрдой ткани, сложенный в несколько раз. — Передай это Эйлани и скажи, что я люблю её.

Он резко выдернул бластер и направил на Егора.

— Прости, друг.

Сулла выстрелил оглушающим зарядом, Егор упал без чувств на том же месте, где и стоял. Очнулся он уже, когда светило было над горизонтом. Рядом с ним сидела Эйлани и тихо плакала.

— Что случилось? — спросил Егор, поднимаясь на ноги.

— Он ушёл, — тихо сказала девушка.

— Что?

— Он ушёл! — крикнула она со злостью. Она бросила в него комок материи. — Вот прочти.

Егор развернул комок и начал читать.

«Моя милая Эйлани, когда ты будешь читать это послание, я буду уже далеко и скорее всего не буду собой.

В тот самый день, когда ты появилась на свет, я стал самым счастливым человеком во всей вселенной. Мы с твоей матерью хотели, чтобы ты была счастлива, чтобы ты узнала лучшую жизнь, чем мы. Поэтому и решили, во что бы то ни стало улететь с этой планеты. Мы трудились днями и ночами, мы жили лишь одной тобой. Но судьба жестока, она забрала твою маму у нас, у меня. Я был вне себя от горя, но ради тебя я собрался с силами и решил продолжать воплощать её мечту о лучшей жизни. Ты это и так прекрасно знаешь, я пишу это лишь для того, чтобы ты поняла, почему я поступил именно так.

Королева тех существ, которых мы встретили в пещере, королева — это твоя мать. Да, ты правильно прочитала, это наша мама. Ты была маленькой, когда она «погибла» и не помнишь её, но как только я увидел королеву, я сразу узнал в ней свою жену. Это звучит невероятно, но это правда.

Милая, я очень сильно тебя люблю, но ты уже взрослая, ты выросла в прекрасную девушку. Я надеюсь, что ты повстречаешь человека, которого полюбишь, с которым создашь семью, с которым будешь идти по жизни. И однажды, я уверен, ты поймёшь, почему я так поступил.

Я долго думал и принял решение, что хочу быть с твоей мамой. Пусть мы не будем людьми, пусть мы будем кем-то иным, но мы будем вместе.

Я оставляю тебя в надёжных руках, Егор позаботиться о тебе и поможет начать новую жизнь. Прошу, не ищите нас, просто покиньте эту планету, как мы и хотели. Знай, я всегда буду любить тебя».

Егор сложил листок и положил его в карман. Он подошёл к Эйлани и обнял её. Так они стояли несколько минут, она плакала, уткнувшись лицом в его грудь. Немного отстранившись, он посмотрел в её заплаканные глаза и сказал:

— Эйлани, я знаю это тяжело принять, но он сделал свой выбор. Нам пора уходить.

— Он бросил нас, он бросил меня! — крикнула девушка. — И ради кого? Ради чудовища! Почему он это сделал?

— Потому что он любил, — сказал Егор. — Ради любви люди готовы на невероятные жертвы и необдуманные поступки. Он любил тебя, но он и любит твою мать. Ради неё он готов отказаться от человечности и…

— Стать монстром, как и она, — закончила за него девушка.

— Они не монстры, — неожиданно возразил Егор.

— Что? — уставилась на него Эйлани.

— Ты верно расслышала. Они не монстры, они другой вид, которого не должно было существовать, но по какой-то причине они появились. Помнишь, мы видели превращение человека в одного из них, всё конечно было напыщенно и затуманено, важно был лишь изумрудный шар и энергия, сочившиеся сквозь него, — Егор увлёкся и со стороны, казалось, он говорит сам с собой. — Вот в чём дело. Шар — это портал, энергия из другого измерения, которая не должна была столкнуться с человеком, но каким-то образом это произошло. Это не случайно, я не верю в случайности.

— О чём ты говоришь? — девушка испугано смотрела на него.

— Прости, — он, словно вышел из транса. — Нам пора идти. Твой отец забрал машину, поэтому путь предстоит долгий и трудный.

— Путь куда?

— Путь домой. Я увезу тебя с этой планеты, — ответил землянин.

— Где теперь мой дом? — задала она вопрос в никуда.

— Он там, — Егор показал на небо, — среди звёзд.

Он давно не ощущал этого, но неожиданно почувствовал тоску по прошлому. Ему не хватало путешествий среди звёзд, не хватало чудес новых миров, захватывающие виды, леденящие сердце ужасы. Он ощутил тоску по друзьям, по сослуживцам из гвардии и академии, тоску по той жизни, где была цель, было всё просто и понятно.

Они собрали все вещи, которые смогли взять с собой. Рюкзаки с питанием, половину, которого пришлось оставить, так как оружие и боеприпасы им тоже были необходимы. Егор и Эйлани отправились в путь.

К вечеру они прошли на удивление большое расстояние. Когда солнце зашло за горизонт, они сделали привал в небольшой низине. В течении вcего пути они почти не разговаривали. Егор много думал о происходящем, а Эйлани, молча, осмысливала потерю отца. Она иногда всхлипывала, но старалась не подавать виду, что плачет. Егор делал вид, что не замечает этого.

— Ты должна поспать, — сказал ей Егор.

— Зачем? От этого мне не станет легче.

— Не станет, но ты не будешь валиться от усталости. Эйлани, послушай, я не оправдываю твоего отца, и у меня нет тех слов, которые облегчат твоё горе, но ты должна быть сильной, ради него, ради себя, ради будущего, которое твои мать и отец желали для тебя.

— Будущее? Ты сказал будущее? Какое будущее без них? Зачем оно мне нужно, если их нет рядом? — она заплакала. — Он эгоист, он оставил меня ради монстра.

Егор подошёл к ней и обнял.

— Всё будет хорошо! Тебе нужно отдохнуть.

Он уложил её на импровизированную постель. Эйлани ещё долго всхлипывала, а Егор сидел рядом и держал её за руку. Теперь он был в ответе за неё, он должен был, во что бы то ни стало сберечь её, должен был найти ей новый дом.

Егор держал её до тех пор, пока она не уснула. Тиру был высоко в небе и своим светом закрывал ближайшие звёзды на небосводе. Его диск уже шёл на спад и светил он не так ярко, как несколько дней назад, но его света хватало, чтобы Егор мог чертить на песке.

На песке Егор рисовал всё, что он узнал об этой планете, он потратил на это много часов. И вот, работа была закончена. Землянин смотрел на то, что у него получилось, и не верил своим глазам. Огромная паутина рисунков и надписей, названий, имён, его ночных кошмаров — всё было начертано на песке. Так или иначе, они перекликались между собой, были соединены странными, невидимыми нитями судьбы и случайностей.

Егор начал бормотать себе под нос, перебирая всё, что ему было известно:

— Первое, моё загадочное появление на этой планете, — он подошёл к одному из рисунков, изображавших начало его пути. — Второе, Альдеран почему он стал таким, почему его поглотила пустыня? Это могло быть что угодно: оледенение, наводнение, загрязнение атмосферы, вулканические взрывы и множество других катастроф. Почему именно песок, почему пустыня? Что же ещё? Ах да! Странная башня, башня с изумрудным шаром. Имперская лаборатория, построенная рядом с разломом во вселенной. Создатели Сущего, говорящие о моём предназначении. Драконы, верящие в меня, как в спасителя. Да, драконы, они здесь на этой планете. Их не должно быть здесь, но, всё же, это реально, они живут под землёй, они страдают, они на грани вымирания. Саалы! Как же они появились? Откуда? Как это вообще возможно?

Он ходил среди своих рисунков и записей на песке, бормотал и бормотал, не останавливаясь, не прерываясь на отдых или сон. Тиру почти скрылся из виду и свет его лишь мельком озарял временную стоянку Егора. Он включил небольшой прожектор, чтобы различать свои записи. Хотя рассвет уже был не за горами, и свет начал понемногу прогонять ночную тьму.

Его записи на песке стали больше. Они охватывали уже несколько метров в диаметре. Егор продолжал, как сумасшедший чертить всё новые составляющие его теории о происходящем. Он добавил загадочную видеозапись, найденную в лаборатории, пустынников, связал их с саалами. Вспомнил о радиосигнале и о том, что он транслируется много лет, туда в далёкий космос, где живут другие люди. И Окелтон, он записал Окелтон, с его множеством людей, борющихся за жизнь каждый день. Несмотря на все свои пороки они достойны спасения, они заслужили жизнь.

— Люди! Да, вот, что важно! Тысячи людей на этой пустынной планете. Почему их оставили? Для чего их бросили? Это не похоже на ту империю, которую я знал. Людей никогда не бросали в беде. Забирали всех, чтобы ни случилось, если только…

— Только что? — Эйлани проснулась и несколько минут наблюдала за Егором. — Только что? — спросила она ещё раз. — Что ты хотел этим сказать и что всё это значит? — она указала на его рисунки.

Егор смотрел на неё, не понимая, что она хочет от него.

— Егор! — крикнула девушка.

— А! Что? — очнулся он словно ото сна.

— Что всё это значит? — снова задала вопрос девушка.

— Это значит, что я самый полный идиот во всей галактике.

— Почему?

— Это было перед глазами, с самого первого дня. Но я не мог увидеть этого или не хотел видеть.

— Но что? Что ты не видел? — не успокаивалась девушка.

— Карантин!

— Я не понимаю тебя?

— Карантин. Меня запутали все эти ваши легенды о том, что корпорации и имперские власти оставили вас, все эти истории, которые прошли через поколения. Но истина была лишь в одном. Катаклизма, как такового не было, никакой природной катастрофы. Планету закрыли на карантин.

— Как это возможно? Почему же они оставили тысячи людей?

— Потому что так требует протокол. Если грозит опасность столь большая, что могут пострадать другие миры, планету просто закрывают, прекращают всякую связь с ней. Полёты, перелёты, гиперпространственные прыжки в её квадрант, радиосигналы, и вообще все сигналы и линии связи прерываются. Планета находится в полном вакууме, в космическом вакууме. Вот почему у вас не получилось ни с кем связаться, вот почему империя спешно покинула эту планету.

— Но почему? Что должно было случиться, чтобы сделать это?

— Что? Да, это интересно! Ты видела это, там, в пещере.

— Саалы?

— Да, девочка! Саалы! — Егор был возбуждён. — Вернее, то, что сделало их такими. Та сила, которая пришла из другого конца вселенной и обратила людей в них. Именно из-за этого планета была запечатана.

— Это ужасно, но мы здесь! Мы живы! Мы не саалы, мы — люди! Почему они бросили нас? — глаза Эйлани наполнились слезами. — Все эти страдания, все эти смерти, вся эта боль. За что они так с нами?

— Всё просто, они не должны были выжить. Все они, ваши предки, должны были обратиться в саалов, в монстров, которые так напугали империю. Что-то пошло не так. Кто-то или что-то остановили трансформацию и люди выжили на этой планете, но и саалы выжили. Они затаились и стали вынашивать свои планы.

— Какие планы?

— Они хотят захватить нашу галактику, а затем и всю вселенную, — улыбнулся Егор.

— Откуда ты всё это знаешь?

— Я подумал! — сказал Егор. — Я просто сложил всё воедино и подумал. Смотри, — он указал на свои рисунки. Эйлани посмотрела на них.

— Я ничего не понимаю, — сказала девушка.

— Смотри внимательнее, увидь общую картину, ну же девочка, ты сможешь.

Эйлани смотрела на эти надписи, смотрела на рисунки, но по её виду было видно, что она с трудом понимает их.

— Я не вижу, — сказала девушка.

— Смотри внимательнее, — сказал Егор. — Сосредоточься. Ты сможешь, я знаю.

Девушка продолжала смотреть, но ничего не видела кроме трудно читаемых символов и рисунков. Она ходила вокруг всего его «творчества» шаг за шагом, проделывая один и тот же путь, шаг за шагом она вглядывалась в рисунки. Вдруг она воскликнула:

— Не может быть!

— Ты увидела? — Егор улыбался.

— Но как ты догадался об этом? — спросила Эйлани.

— Мне помогли. Самому мне было бы тяжело до этого додуматься, — ответил Егор.

— Но, что это значит для нас?

— Это значит то, что мы сможем выжить, — сказал он с воодушевлением. — Нам пора отправляться. Собираемся и идём на север. Он находиться там.

— Он?

— Наш путь домой.

Они быстро собрались и пошли по выбранному направлению. Путь был долгим. Песчаные барханы сменялись один за другим. Иногда ветерок поднимал небольшие песчаные бури в миниатюре. Барханы сменялись ровными длинными прямыми песочными участками, по ним было легче идти, и Егор с Эйлани ускоряли шаг. Они делали короткие привалы, когда натыкались на растущие прямо из песка камни, скорее всего это когда-то были небольшие горы. В камнях была небольшая тень, в которой они укрывались от надоедающего солнца и пополняли силы найденными в лаборатории багетами с едой. Они были удивительны эти багеты. Один мог накормить и напоить пятерых. Продукты были сжаты в специальные кубики разных цветов, не больше двух кубических сантиметров. Нужно было лишь немного воды и огня, чтобы придать им съедобную форму. Егору и Эйлани одного багета хватало на несколько раз, и голубые кубики давали по литру воды каждый. «Иногда люди бывают удивительно изобретательны», — подумал Егор и отхлебнул немного воды из небольшого пластикового стакана.

Глава 7

Путь их длился уже несколько дней, усталость от постоянной ходьбы давала о себе знать. Эйлани чаще и сильнее выдыхалась, сам Егор чувствовал, что силы покидают его. Но ещё больше их выматывал один и тот же пейзаж огромной непреодолимой пустыни. И ничего больше на многие километры вокруг. Они видели несколько пустых шахтёрских городов, которые ещё окончательно не поглотила пустыня, но к ним Егор решил не приближаться, учитывая, что произошло с ними в прошлый раз. Они видели торчащие скалы из песков, кричавшие о том, что эта планета не всегда была пустыней. Но всё эти впечатления поглотил песок, бесконечный жёлтый, белый, местами красный песок, который был повсюду.

Но выбора не было. Им необходимо было идти дальше, усталость давала о себе знать всё чаще. Теперь они по многу раз за день останавливались на передышку. Эйлани начинала терять терпение, в её глазах Егор читал сомнение, но ничего не мог поделать, их цель была впереди, и назад пути уже не было. Их запасы заканчивались, как оказалось, багетов было не так много. По подсчётам Егора еды хватило бы на неделю, воды, если экономить — на полторы.

Они мало общались с того самого разговора, Эйлани оплакивала отца, и Егор не хотел мешать её горю, но он всегда был рядом и одобрительным жестом или тёплым взглядом пытался подбодрить её. Иногда они болтали, но, ни о чём серьёзном, о погоде или о настроении, а иногда о дороге, советовались какой путь лучше выбрать.

С тех пор, как Сулла оставил их, прошло чуть больше недели. Их цели не было видно, вокруг были одни холмы из песка.

У одного такого холма Егор решил переждать ночь. Они приготовили постели для себя и готовились ко сну. Им приходилось дежурить по пару часов за ночь, сменяя друг друга на посту. Такой график дежурств не придавал сил, сон получался разбитым и организм не мог полностью отдохнуть.

Как Егор и думал, ночь не дала долгожданного отдыха. Утро было тяжёлым и подъём таким же. Эйлани не могла подняться, ей хотелось спать, больше не из-за того, что она не выспалась, а скорее из-за усталости, а организм не знал другого способа восстановить силы. Но Егор настоял, и она со злостью и недовольством бормотала себе под нос слова, которые трудно переводились. Скорее всего это были слова проклятья, она злилась, сильно злилась, но это была не ненависть, эта была та злость, которую обычно испытывают к самым близким людям. Егор подготовил завтрак и после того, как Эйлани умылась, они принялись его поглощать.

— Что дальше? — спросила девушка, набивая рот пюрешной массой, напоминавшей по вкусу фасоль или что-то бобовое.

— В каком смысле? — удивился Егор.

— Что мы будем делать дальше? Скоро у нас закончится еда, а потом и вода, а что мы будем делать дальше? Мы идём по этой пустыне в никуда, там ничего нет, нет корабля, нет выхода. Мы застряли на этой планете, мы умрём в этой пустыне.

— Когда ты потеряла веру? — спросил Егор.

— Веру во что?

— В меня. Когда ты сдалась?

— Я не знаю, но эта пустыня меня изматывает, нет ничего другого. Я устала, Егор, я очень устала. Наша цель недостижима, мы прошли уже много километров, мы должны были найти хоть что-нибудь, но этого нет. Ничего нет, кроме этого проклятого песка.

— Эйлани, успокойся, прошу тебя. Выслушай меня, пожалуйста. Ты устала, я это понимаю, мы оба устали, но ты должна верить, верить в меня. Я обещал твоему отцу, я обещал тебе, что не дам тебя в обиду, я обещал, что ты выберешься с этой планеты.

— Это всего лишь слова, — сказала девушка.

— Нет, это не просто слова. Ты же сама видела. Я показал тебе это. Разве ты забыла? — спросил землянин.

— Я уже не знаю, что видела. Я не уверена ни в чём.

— Ты видела это. Корабль он там, совсем близко, где-то совсем рядом, нам нужно только идти и…

— И?

— Верить. Эйлани, у тебя было тяжёлое детство, ты с ранних лет знала лишь одно — эту пустыню и умирающую планету. Ты потеряла родителей, сначала мать, а затем и отца и это тебя сломило. Я знаю, не спорь, но вот, что я ещё знаю, ты самая сильная девушка, которую я кода-либо встречал, и я знаю, что ты сможешь преодолеть это. Ты можешь быть сильной и побороть свой страх, побороть усталость, чтобы воплотить мечту твоих родителей. Это твоя цель, это то, что мы сделаем, это твоё наследие.

Эйлани посмотрела на Егора таким благодарным взглядом, она плакала, но это были слёзы радости.

— А теперь, — продолжил Егор. — Соберись и преодолей этот путь. И, знаешь, что?

— Что? — дрожащим голосом спросила девушка.

— Я буду идти рядом с тобой, — он обнял её, поцеловал в лоб. Затем они поднялись на ноги и начали собирать свой лагерь.

Когда сборы были закончены они пошли на вершину огромного песчаного холма, у которого остановились прошлым вечером. Поднимались они долго, это была почти песчаная гора, но не с такими крутыми склонами. Хотя больше половины их запасов иссякли, рюкзаки, порой, тянули их вниз. Сказывалась всё та же, не проходящая усталость. Они были уже у вершины.

— Поднажми Эйлани. Осталось совсем чуть-чуть. Всего лишь несколько метров.

— Я сама вижу, — оскалилась девушка.

Когда они поднялись на вершину, перед ними предстала невероятная картина. До самого горизонта, насколько хватало глаз, был большой, невероятно большой котлован. Не считая холма, от поверхности глубина котлована была метров тридцать. Завораживающий вид нечто большого, необъятного, совершенно неожиданного и немыслимого просто лишил их дара речи. Но самое невероятное было то, что в котловане не было песка.

— Невероятно! Невозможно! Как это может быть? — сказала Эйлани удивлённым и одновременно испуганным голосом.

В этот момент её обуревали сильные эмоции. Весь мир, всё, что она знала о своём мире, начало рушится. Кроме песка она ничего не знала, песок был в тот момент, когда она родилась, и был всегда на протяжении всей её жизни. Теперь, стоя на вершине холма, она не знала, что думать. Она была растеряна, испугана, во взгляде было непонимание, отрицание и ещё много разных чувств. И этот взгляд, испуганный взгляд её глаз, страх перед неизвестностью.

— Что это? — спросила Эйлани. Голос её дрожал, но она изо всех сил пыталась не показывать своего волнения.

— Океан? — просто и спокойно ответил Егор.

— Что такое океан? — спросила девушка.

Егор удивлённо посмотрел на Эйлани. Но секунду спустя он осознал, люди Альдерана лишились всего. Они жили и выживали, каждый день боролись за себя и своих детей, проблема образования никогда не стояла перед ними. Образования как такового не было. Не было ни школ, ни академий, ни институтов, не было ничего. Родители воспитывали своих детей сами, учили их полезным навыкам, которые были необходимы для работы и выживания. Что уже говорить об уроках географии, биологии, химии, физики и прочей ненужной ерунде. Зачем школы умирающему миру? Несмотря на всё это, надо отдать должное Сулле, он воспитал свою дочь очень хорошо и обучил её всему, что знал сам. И постоянно искал, что-то новое, чтобы порадовать свою маленькую девочку, чтобы наполнить её новыми знаниями, чтобы привнести в её жизнь что-то прекрасное. Ожидать такого отношения от Суллы было удивительно, хотя он и старался, но его стремления были ограничены ресурсами умирающей планеты. Егор посмотрел на девушку и сказал:

— Я и забыл, что на этой планете нет школ, и ты не очень хорошо знаешь географию, — он улыбнулся.

— Я, по-твоему, дура? — сразу вспылила Эйлани.

— Нет, конечно! — поспешил успокоить её Егор. Я просто сказал без всякой задней мысли. Так вот, океан — это бескрайняя водная гладь. Как бы тебе сказать, это огромное озеро, охватывающее большую часть планеты.

— А разве так бывает?

— Бывает? Хм. Насколько я знаю так на многих планетах. Вода есть везде это самое универсальное вещество во всей нашей галактике, а может и во вселенной. Океаны и моря, реки и озёра — все они несут в себе жизнь. Существует теория, что жизнь началась в воде, это уже потом, спустя миллионы лет появилось множество разных животных, часть из которых вышла на сушу и в итоге эволюции появились люди.

— Как-то мало вериться в это, — со скепсисом в голосе заметила девушка.

— Согласен, вериться с трудом. Но есть факты, доказательства в её подтверждение. В принципе, теория не лишена красоты, но, на мой взгляд, в ней мало таинственного и загадочного.

— Ты видел океаны? — спросила она.

— И не раз. Я бороздил водную гладь много месяцев, когда жил…

— Где? — заинтересованно спросила девушка.

— Не здесь, — замялся Егор. Затем продолжил. — Что ж. Нам пора в путь, то, что мы ищем находиться в нескольких десятках километров вон в ту сторону, — он указал направление рукой.

— Тогда пошли скорее, нечего время терять, — она побежала по склону песчаного холма, уволакивая за собой песок, тем самым создавая небольшие песчаные лавины. Эйлани звонко засмеялась, что было редкостью для последних дней.

Егор хотел последовать за ней, но песок перед ним неожиданно взмыл вверх. Второй энергетический луч бластера потревожил песок ещё ближе к нему. Он моментально обернулся и увидел несколько машин мчащихся прямо к ним.

— Эйлани! Эйлани! — крикнул Егор.

— Что? — девушка остановилась.

— Беги, беги не оглядывайся.

— Зачем? — не поняла она.

— Просто беги! — кричал Егор.

Землянин подобрал рюкзак и побежал к ней, на ходу он проверил бластер. За несколько длинных шагов он догнал девушку, и они вместе побежали к обрыву.

Несколько секунд спустя на вершине холма, там, где они стояли, показалась группа из человек восьми-девяти. Они тут же бросились в погоню за Егором и Эйлани, выстреливая в них из своих энергетических винтовок.

— Кто они? — спросила Эйлани.

— Не знаю! — ответил Егор. — Но они нам не друзья. Беги.

Они бежали настолько быстро, насколько позволял песок. Через несколько сотен метров они были на краю обрыва.

— Что нам делать? — Эйлани была напугана. — Нам некуда бежать.

— Не останавливайся, — Егор схватил её за руку и увлёк за собой. — Надо бежать. Смотри, — он показал на место в метрах пятидесяти от них. — Мы сможем там спуститься.

Когда они приблизились к месту, которое указал Егор, то увидели пологий склон, ведший к самому низу обрыва. Не задумываясь, они прыгнули вниз, и, как на водных горках, скатились ко дну бывшего океана. Здесь, внизу не было песка, поэтому передвигаться стало легче, но земля была немного влажной, как будто прошёл дождь, а поверхность каменистой. Для планеты полностью покрытой пустыней, и не видевшей никаких осадков, это было довольно странно, но разбираться было некогда, Егор бежал без оглядки, он всё ещё держал Эйлани за руку. Впереди было несколько больших камней, за которыми они поспешили укрыться.

Когда Егор оказался за камнями, ему удалось оглядеться. Он осмотрел местность — ничего примечательного не было, кроме камней укрыться больше было негде. Их преследователи были у края обрыва, они спускались по одному, постепенно окружая Эйлани и Егора. Он насчитал семерых человек. Они разбежались по сторонам, захватывая Егора с Эйлани в кольцо. Силы были не равны, но без боя Егор не собирался сдаваться. Он выглянул из-за валуна и сделал прицельный выстрел, один из преследователей упал. Несколько энерголучей врезалось в камень, рядом с тем местом, где был Егор. Он вовремя успел спрятаться.

Этим выстрелом Егор разозлил своих преследователей, они начали вести непрерывный огонь так, что ему невозможно было высунуться из-за своего укрытия.

Ситуация была безвыходной. Егор посмотрел в испуганные глаза девушки, но ничего не мог сказать. Он подвёл её, он не смог сдержать обещание. Всё, что от него требовалось — это помочь девушке выбраться с этой проклятой планеты, но он не смог этого сделать.

— Что с тобой? Что с тобой? — спросила Эйлани.

— Прости меня, — ответил Егор. — Я подвёл тебя.

— Что? О чём ты говоришь? Ты сдался? Вот так просто? Я думала ты воин? — сказала девушка.

— Я не знаю, что делать, ситуация безвыходная, — ответил он.

— Может быть и нет, — лукаво улыбнулась она. — Я берегла их на крайний случай. Видимо он настал, — Эйлани вытащила из рюкзака несколько гранат. Они были всего лишь световыми, но это всё, что было необходимо.

— Я люблю тебя! — воскликнул Егор, взял гранаты и приготовился действовать.

На долю секунды он выглянул, чтобы осмотреться, тут же в него полетели заряды, но этого времени хватило Егору, чтобы увидеть, где находиться враг. «Световые гранаты с пятисекундной задержкой», — он нажал на гранату и начал считать. — «Раз, два, три», — затем бросил гранату так, чтобы она оказалась на уровне глаз врага.

Вспышка.

В то же мгновение он вышел из-за укрытия и начала раздавать выстрелы. Преследователи падали один за другим. Пятеро были уже повержены, как неожиданно его бластер заклинил. Последний из преследователей уже отошёл от яркой вспышки и направил оружие на Егора, но в это мгновение он упал навзничь. Егор оглянулся и увидел Эйлани, которая держала бластер дрожащей рукой.

Егор подбежал к ней забрал оружие из её рук и крепко обнял.

— Всё хорошо, — сказал он. — Всё хорошо. Ты сделала всё правильно. У тебя не было другого выхода.

Девушка была в небольшом шоке, это был первый человек, которого она убила, ей было страшно и больно, она была в ужасе. Но времени на остановку у них не было. Он прикрикнул на Эйлани, пребывавшую в ступоре:

— Эйлани! Эйлани! Соберись. Ты мне нужна.

Тем временем он осмотрел трупы, но кроме оружия у них ничего полезного не было. Эйлани ему помогла, но двигалась она всё ещё медленно, случившееся не отпускало её. Он забрал заряды для бластеров и вернулся к Эйлани. Они просидели около десяти минут на месте боя, после чего Егор взял девушку под руки и повёл прочь от этого места.

Час спустя Эйлани неожиданно спросила:

— Егор.

— Что, милая? — откликнулся он.

— Я его убила, да?

— Нет, Эйлани, не смей думать об этом так. Ты защищалась. Ты защищала себя и меня. Либо он, либо мы. У тебя не было выбора.

— Но он был человеком, — не прекращала спрашивать девушка.

— Да, но он был плохим человеком, он хотел убить нас. Жизнь жестока и несправедлива, она заставляет нас делать выбор, но суть в том, что между тем, что мы должны выбрать нет правильного решения. Чаще мы должны выбирать между плохим и ещё более худшим вариантами. Нам приходиться делать выбор среди того, где нет правильного решения. Знаю, это удручает, это несправедливо, это жестоко, но, к сожалению, это и есть жизнь. Прошу, не зацикливайся на этом, живи дальше, попробуй не думать об этом, ведь однажды тебе представиться шанс сделать всё правильно и это перекроет все прошлые неудачи и тяжёлые решения. Ты должна крепиться и постараться не думать о том, что случилось.

Эйлани ничего не ответила, только натянуто улыбнулась.

Они шли уже больше часа. Вокруг не было песка, что было странно, но необычность ситуации перекрывало то, что идти было на удивление легко и быстро. Ноги не увязали в песке, не надо было каждые полчаса вытряхивать ботинки, в ногах не было тяжести.

Они прошли настолько большое расстояние, что стены обрыва были почти на уровне горизонта. Местность вокруг была каменистой. Камни были повсюду, от небольших, размером с горошину до довольно внушительных, размером с человека, а некоторые и больше. Большинство из них имели причудливые формы, как будто какой-то скульптор пытался изваять что-то странное, что-то необычное, что-то новое, чего никогда не существовало.

— Егор, смотри! — воскликнула Эйлани.

Он подбежал к ней, она смотрела на землю, вся её поза показывала удивление. Егор посмотрел в том же направление и увидел кем-то протоптанную тропу.

— Что это? — спросила девушка.

— Это тропа на земле, — констатировал Егор.

— Я не дура, — ответила девушка. — Как она здесь появилась?

— По-моему, ответ очевиден. Здесь есть люди, это человеческая тропа.

— Ты издеваешься? — девушка обиженно посмотрела на него. — Откуда они здесь взялись? Тут на километры ничего и никого нет?

— Я думаю, нам предстоит это выяснить. Вперёд, мы уже близко.

Они пошли вдоль тропы с ещё большей скоростью. Земля под ногами была утоптана и через несколько сот метров тропа стала расширяться, пока не перешла в широкую дорогу, в которую вливалось ещё несколько похожих троп. Они прошли ещё несколько километров, когда Егор внезапно остановился.

— Что случилось? — спросила Эйлани, которая шла позади.

— Дорога кончилась, — ответил Егор.

— Как это?

— Смотри, — он указал на землю. — Вот тропа, а через метр рыхлая земля, на которую никто не ступал? Как по-твоему? Это странно?

— По-моему, да! — ответила девушка.

— И я так думаю. Вперёд! — после этого он направился прямо туда, где обрывалась тропа. Через метр воздух вокруг начал плыть, вокруг Егора появилось множество волн, как будто он нырнул в озеро, но воды не было.

— Похоже, какое-то поле, не могу понять его природу, оно не защитит от оружия и от проникновения.

— Для чего же оно нужно? — спросила Эйлани.

— Не знаю, никогда раньше не встречал такого. Это очень любопытно. Мы уже близко, пойдём.

Когда Егор и Эйлани прошли невидимое поле, они снова оказались на дороге. Она шла прямо, никуда не сворачивая и, по всей видимости, ею часто пользовались. По обочинам дороги росла мелкая розовая трава. По мере их продвижения мелкие пучки сменялись небольшими лужайками. Вскоре она разрасталась большими участками, которые разбавляли одинокие цветы. Ещё через несколько сотен метров местность вокруг них превратилась в настоящую степь, ослепляющую глаза различными красками от светло розового до сине-зелёного.

Эйлани удивлённо смотрела на всю эту растительность, она никогда не видела ничего подобного. Девушка озиралась по сторонам, показывала пальцами на тот или иной цветок, привлекая внимание Егора, но не позволяла подойти себе ближе. Она боялась, всё новое и неизвестное сильно пугает людей, и заставляет их опасаться, но почти всегда любопытство пересиливает страх. Это и случилось с Эйлани. Она подбежала к густорастущим цветам и начала вдыхать их аромат. Она трогала их руками, рассматривала со всех сторон, ходила вокруг них. Егор смотрел на неё и думал о том, что в этой простой, немного детской радости молодой девушки что-то есть, что-то удивительно прекрасное.

Они шли дальше и луга сменялись кустарниками. Пройдя ещё немного дальше, Эйлани встала в ступор. Перед ними было множество мелких деревцев, которые вереницей уходили вдаль, где росли их собратья могучие великаны с пышными кронами различной окраски.

— Пойдём, — сказал ей Егор. — Всё хорошо, бояться нечего.

— Я не боюсь, — сказала Эйлани. Глаза её наполнились слезами. — Как же здесь прекрасно, — девушка тяжело дышала, слёзы радости залили обе щеки, она не могла остановиться.

Несмотря на всё это великолепие, Егор не расслаблялся. Он заметил, что поля были ухожены, некоторые были возделаны, в кустах и деревьях он слышал шорохи и щебетание птиц. По обочинам дороги он заметил экскременты, вероятно, каких-то животных. Это всё сделали люди, но каким образом им удалось добиться такого на пустынной умирающей планете? Как они смогли победить пески, как они смогли создать маленький райский уголок среди ада? И почему они скрываются от других? Он был начеку ещё и потому, что не знал, чего ожидать от хозяев этих мест. Как они воспримут их появление здесь, без спроса? Егор крепче сжал оружие в руках.

Но было уже поздно, из кустов и деревьев появилось множество вооружённых людей. Их не было видно сначала, скорее всего из-за защитного камуфляжа, подстраивающегося под любую местность. Землянин сразу отметил, что такие технологии применяли в армии Лории, в специальных подразделениях.

Вокруг них было около пятнадцати человек мужчин и женщин, некоторые были совсем седыми стариками, но на вид крепкими и не робкого десятка. Егор вытянул руку с оружием и медленно опустил его на землю перед собой. Затем медленно достал свой игольник, который подобрал у одного из напавших на них, и повторил своё действие. Знаком он приказал Эйлани сделать то же самое. Девушка покорно послушала. Другого выхода у них не было, силы были неравны. С другой стороны, если бы их хотели убить, то у окруживших их людей была масса возможностей для этого.

Он ещё раз внимательно осмотрелся и остановился напротив того, кого посчитал главным группы. Это был человек лет сорока-сорока пяти, коренастый, на лицо была натянута повязка, закрывавшая его нижнюю часть лица так, что были видны лишь глаза и лоб. Лоб был испещрён морщинами, в глазах читалась твёрдость духа и уверенность в себе. Егор не знал почему, но интуиция говорила, что он был главным в этой группе.

— Я Егор Зорин, человек с планеты Земля, что находится на другом конце галактики, — сказал он и окинул взглядом окружающих, ожидая хоть какой-то реакции. Он произнёс слова медленно, чтобы каждый мог понять их. Но их новые «знакомые» и виду не подали, ни единый мускул не дрогнул на их лицах, по крайней мере в тех местах, что были открыты взору.

Егор продолжил:

— Это Эйлани, дева Альдерана, рождённая на этой планете, — снова тишина. — Мы ищем укрытие, мы устали и голодны, нас преследовали грабители и пустынники, мы повстречали странных существ, называвших себя саалами. Всё чего мы хотим это отдыха и немного еды. Мы пришли и уйдём с миром.

На секунду Егору показалось, что при упоминании саалов, несколько из группы поёжилось, как будто они испытывали глубокое отвращение или страх.

— Да, вы всё верно услышали, — решил попробовать надавить на больную мозоль Егор. — Мы наткнулись в пустыне на поселение саалов, нам посчастливилось убежать от них. Мы ищем убежища и защиты, чтобы отдохнуть и восстановить силы.

— Оденьте на них повязки, — сказал тот, кого Егор принял за главного. Ведём их к ней, пусть сама их допросит.

Свет ударил прямо в глаза. Он отвернулся, но это мало помогло. Егор не мог видеть окружающих, но он знал, что вокруг него есть люди, он слышал их дыхание и то, как они шептались у стены.

Глаза очень долго привыкали к свету. Он попытался открыть сначала один, затем другой глаз, но никакого улучшения, было неприятно и больно. Повязка на глазах была очень долго. Насколько он понимал и ощущал, их вели по той же ровной утоптанной дороге. Егор насчитал несколько тысяч шагов, после чего их усадили в транспортное средство, и они ехали около получаса.

Их стражники запретили Егору и Эйлани разговаривать, поэтому он старался быть как можно ближе к девушке. В машине он держал её за руку и, судя по тому, как крепко девушка сжимала его руку, ей это было необходимо.

Но, когда их привели в помещение, где он находился в данный момент, он потерял связь с Эйлани. Не дожидаясь, когда вернётся зрение, Егор громко сказал:

— Эйлани? Эйлани ты здесь?

— Да, — кротко ответила девушка.

Его глаза уже различали силуэты, и он мог видеть несколько фигур вокруг себя. Секунды спустя он полностью привык к освещению и полноценно огляделся. Рядом с ним стояла Эйлани испуганная, но не сломленная. Всем своим видом она показывала, что ей не страшно, но Егор хорошо изучил этот взгляд, он говорил о её страхе, который был глубоко внутри.

Рядом с ним стоял коренастый, который задержал их на дороге. Сейчас лицо его было полностью открыто, и Егор увидел немолодого мужчину с худым лицом, крючковатым носом и тонкими губами. Он улыбался, и губы его превратились в две тоненькие нити.

— Кэно, вот задержали этих двоих на подступах к колонии. Вот этот, — он указал на Егора, — утверждает, что инопланетянин, по мне так врёт. А девчушка — местная.

Коренастый обращался к человеку, который сидел в небольшом кресле перед ними. Их разделял большой письменный стол, похожий на тот, который Егор видел в администрации, в селении Суллы и Эйлани. Когда коренастый закончил говорить, тот к кому он обращался, медленно повернулся на кресле.

Егор увидел перед собой симпатичную женщину лет тридцати пяти. Её чёрные, как смоль волосы были затянуты в пучок на голове. Взгляд тёмно-карих глаз как будто пронизывал его насквозь. Пухлые манящие губы, чуть курносый нос притягивали к себе взгляд. Она была одета в обтягивающий комбинезон тёмного цвета, который подчёркивал её соблазнительные формы.

— Я сама буду судить о том, кто врёт, а кто говорит правду, Дарзе, — сказала она мелодичным, приятным голосом, но в то же время он прозвучал властно и не терпящим препирательств. — Отправляйся обратно на пост.

— Слушаюсь, — быстро ответил коренастый и направился к выходу. За ним последовало ещё несколько человек, из тех, кто сопровождал Эйлани и Егора. В комнате осталось двое вооружённых людей, по-видимому, охранники, сам Егор, его подопечная и Кэно.

— Кэно…, - начал было Егор, но женщина остановила его жестом.

— Я говорю, ты слушаешь, я спрашиваю, ты отвечаешь и никак иначе. Тебя это тоже касается, милашка, — сказала она Эйлани. — Итак, что же привело такую сладкую парочку к нам?

— Я, Егор Зорин, — сказал землянин, но женщина вновь остановила его.

— Я не об этом спросила. Разве я спрашивала ваши имена? Ты глухой или тупой?

Кровь начала закипать в Егоре, он готов был вцепиться в горло этой мегере. Он очень давно не испытывал подобного отношения к себе, но смог сдержать растущий в нём гнев.

— Как я уже сказал, меня зовут Егор Зорин, моя спутница Эйлани. И я не глухой и уж тем более не тупой. Я прекрасно слышал то, что вы сказали, но в таком тоне у нас не получится нормальной беседы, — сказал Егор, как можно более спокойным тоном.

— О, так ты у нас смелый. Очень мило. Люблю дерзких, — она игриво улыбнулась.

Егор не мог понять, что это, почему она так себя ведёт? Либо она играет с ним, либо это специальная проверка, но так или иначе женщина перед ним была довольно странной.

— Вернёмся к моему вопросу. Для чего вы здесь? — на этот раз она не улыбалась, и голос её был серьёзным.

— Нам нужна помощь, — ответил Егор.

— Какого рода помощь вам нужна? — уточнила кэно.

Егор переглянулся с Эйлани.

— Нам необходимо покинуть планету, — сказал землянин спокойным голосом.

Женщина громко засмеялась.

— Покинуть планету? Вы откуда вообще свалились? Никто уже многие годы не может покинуть планету, также, как и прилететь сюда. И отсюда мой следующий вопрос, как получилось так, что вы представились моим людям человеком с другой планеты, о которой никто слыхом не слыхивал? Вы либо сумасшедший, либо лжец, который обманом проник в сердце нашей колонии. Для чего? Кто вас послал? Что вам нужно? — она говорила быстро и жёстко, в её голосе чувствовалась сила и уверенность.

— Я не лжец и не сумасшедший. Я действительно с другой планеты. Вы позволите? — Егор подошёл к её столу и сделал несколько манипуляций. Комната наполнилась изображением звёзд и планет. Егор нашёл нужную планету и увеличил её. Здесь база была намного новее и полнее, чем в селении Эйлани и он смог найти схематическое изображение нужной звезды и планеты.

— Вот моя родная планета — Земля. Вы не знаете о ней, потому что она не включена в реестр обитаемых планет империи, пока не включена, а поскольку ваши базы не обновлялись многие годы, поэтому вы не нашли её, — он убрал изображение и продолжил. — Для вас это хорошая новость.

— Почему?

— Потому что я здесь, стою перед вами. Вы говорите, что на планету невозможно попасть, но я живое доказательство того, что это не так. Раз есть способ попасть на неё, есть возможность того, что найдётся способ и улететь с этой планеты. И я уверен, что у вас есть транспорт для этого.

— Как же вы это определили? — спросила женщина.

— Кэно, форма на вас, раньше подобной оснащались группы учёных-исследователей, бывших на службе империи. Оружие у ваших охранников, таким оснащались имперские войска. Вся обстановка в этом помещении говорит о том, что мы находимся на одном из имперских крейсеров. Я раньше бывал в подобных местах и очень хорошо их изучил. Плюс, ко всему прочему, ваши люди завязали нам глаза и долго водили по тропам пытаясь создать видимость, что это место находиться далеко. Но это было лишь уловкой, чтобы сбить нас с толку. Уверен, мы не далее, чем в нескольких километрах от того места, где нас задержали.

— Очень хорошо, а вы не так просты, как кажетесь, господин Зорин. И, кстати, кэно — это титул, зовут меня — Омела Тарик. Я лидер колонии, что важнее. Если то, что вы сказали на счёт возможности покинуть эту планету — правда, то сегодня наш счастливый день. Идите за мной, я вам кое-что покажу.

Егор с Эйлани, которое всё время молчала во время разговора, пошли вслед за Тарик. Выйдя из кабинета, они попали в просторный коридор. Прошли по нему несколько метров затем свернули в открывшиеся двери, прошли ещё один коридор, а за ним несколько автоматических дверей пока, наконец, не вышли на открытое пространство. Они очутились на, своего рода, небольшом балкончике, откуда было видно окружавшую их местность.

Егор был прав, они находились на имперском крейсере, который, в свою очередь был на острове. Вокруг них был широкий ров, заполненный водой, через который в нескольких местах были наведены подъёмные мосты. Корабль был словно средневековый замок.

— Как много воды, — удивилась и обрадовалась Эйлани. — Я раньше ничего подобного не видела.

— Как вам удалось избежать изменений? — спросил Егор.

— Нам удалось сохранить то немногое, что осталось от этой планеты. Этот водоём, несколько десятков гектаров плодородной почвы, где мы выращиваем различные культуры, домашний скот — всё это помогает нам выживать долгие годы. По началу пришлось трудно. Наши предки не сразу пришли к размеренной жизни, были споры, столкновения и восстания, боролись за еду и за власть, но со временем нам удалось найти в себе силы, чтобы объединиться. Долгие годы мы надеялись на помощь империи, посылали сигналы о помощи, но в ответ была лишь тишина. Затем планета начала угасать. Среди нас были учёные, а на корабле оборудование, с помощью которого нам удалось выявить некие сильные излучения, которые были источником происходящих на этой планете метаморфоз. Все ждали неминуемого — превращения целой планеты в пустыню, но случилось невозможное. Мы обнаружили странную сферу, которая также испускала неизвестные нам излучения. Как, оказалось совершенно противоположные тем, которые уничтожали экосистему планеты. Плодородная земля, вода, животные, которых вы видели, всё благодаря этой сфере. Как мы выяснили позже, она была не человеческим продуктом, но какая разница, если она помогает? — Омела улыбнулась. — С тех самых пор мы живём и стараемся найти способ обратить изменения вспять. А думать о том, чтобы покинуть планету? Это было невозможно из-за отсутствия необходимого количества энергии для полётов, не говоря уже о межзвёздных перелётах, а, чтобы оживить его необходимо столько солнечных батарей, сколько нам не собрать за тысячу лет. Вот так и живём, боремся за выживание каждый день.

— Я не понимаю, — сказала неожиданно Эйлани.

— Что, милая? — спросила Тарик?

— Почему вы не помогли остальным людям, тем, кто живёт в другой части планеты. Они там так же цепляются за жизнь. Каждый день ищут пропитание, воду, немного почвы, чтобы выращивать пищу. Питаются крохами, каждый день. Многие из нас голодают и умирают от этого, а вы здесь сытые и довольные говорите, что боретесь за жизнь? Вы лицемеры! — девушка смотрел на неё с ненавистью.

— Я понимаю тебя, девочка, — сказала Омела нежно. — Но ты должна понимать, что на первый взгляд внешнее благополучие обманчиво. Мы пытаемся выжить, так же, как и все. Пойми, если бы мы могли, то обязательно спасли бы остальных, но наших запасов на всех не хватит. Стоит нам пригласить больше людей сюда. То помимо проблемы нехватки места, наши запасы еды исчезли бы за несколько месяцев. Было бы намного хуже. Я понимаю твои чувства, но прежде всего я должна заботиться о своих людях.

Эйлани посмотрела на неё, но ничего не ответила. Тарик тем временем продолжила:

— Вы шли сюда с целью улететь с планеты. Как вы узнали, что здесь есть корабль, способный это сделать?

— Вы знаете, слухи расходятся быстро, у нас была старая карта с обозначенным местом.

— Могу я взглянуть на неё?

— Вам не о чем беспокоиться, — сказал Егор, протягивая ей потрёпанную карту. — Место на ней отмечено далеко не точно, верно лишь направление.

Тарик внимательно осмотрела её, а затем разорвала в клочья.

— Это было необязательно, — сказал Егор.

— Вы должны понять, я не могу допускать, чтобы сюда приходили другие. Это опасно. Мы не можем допустить, чтобы нас обнаружили.

— Вы живёте в огромном крейсере посреди пустыни, мне кажется, вас быстро обнаружат при желании.

— Голографическое поле! — улыбнулась Тарик. — Скрывает всё от посторонних глаз. Плюс та граница, которую вы пересекли, оповещает дозорных о непрошенных гостях. Мы должны быть осторожны в свете последних событий.

— Каких событий?

— Это не так важно, — ушла от ответа Тарик. — Вы верно устали с дороги и голодны. Эти господа проводят вас туда, где вы сможете привести себя в порядок и переодеться к ужину. Ужин будет через три часа в моём кабинете. Прошу вас, чувствуйте себя как дома.

Двое охранников появились рядом с ними. Они молча пошли в сторону двери, Егор и Эйлани последовали за ними. Плутая по коридорам и лестницам корабля они, наконец, оказались наедине в отведённой для них комнате.

— Она какая-то странная, эта женщина, кэно или как там её? — сказала Эйлани.

Комната была разделена на два небольших отсека, таким образом, чтобы Эйлани и Егор чувствовали себя достаточно уютно. Здесь была общая ванная комната, стол и несколько стульев. Ещё в каждом из помещений, отделённые друг от друга перегородкой были две кушетки, на вид не очень удобные, но Егор и Эйлани столько времени провели засыпая на песке, что даже такая маленькая кушетка с мягкой подстилкой, была райским наслаждением. Именно на одной из них валялся Егор, когда Эйлани произнесла эти слова. Он немного потянулся, глаза уже смыкались, и дремота начала одолевать его. Но он сделал над собой усилие, открыл глаза и ответил:

— В каком смысле странная?

— Не знаю, — сказала Эйлани. — Просто странная. Она что-то скрывает и недоговаривает.

Егор тихо рассмеялся.

— Конечно она многое скрывает и недоговаривает! — сказал он. — Эти люди только что встретили нас. Он могли бы нас запереть где-нибудь в неприятном месте, но, сама посмотри, это не похоже на тюремную камеру.

— Она тебе понравилась? — неожиданно спросила девушка.

— Ч…что? — заикнулся от неожиданного вопроса Егор. — Что ты такое говоришь? С чего ты взяла?

— Она красивая, для своего возраста. Даже сексуальная. Я видела, как ты на неё смотрел.

— Эйлани, милая. Я даже не думал об этом. Что ты такое говоришь?

— Ну, а почему ты тогда так её защищаешь?

— Я просто смотрел на вещи трезво. Ты устала, тебе надо пойти в ванную комнату, поверь, ты будешь приятно удивлена. А я, пожалуй, вздремну немного, — после этих слов Егор повернулся на бок и закрыл глаза показывая, что разговор окончен.

Глава 8

Через несколько часов за ними пришли. Охранники провели Егора и Эйлани в кабинет кэно, который значительно преобразился со времени их первого посещения. Яркое освещение придавало ощущение светлого дня, в кабинете кэно не было окон или иллюминаторов, всё-таки, они находились на космическом крейсере. В центре стоял небольшой стол с накрытым ужином, без изысков, но выглядело всё очень вкусно и аппетитно.

Помимо Омелы Тарик за столом сидело ещё несколько человек. Все были одеты в праздничную одежду. Женщины были облачены в разноцветные широкие одеяния и платья, мужчины носили имперскую парадную форму. Так выглядели приёмы, принятые в военных кругах империи, в своё время Егору удалось побывать на нескольких таких раутах.

Омела Тарик предстала перед ними во всей красе. На ней была ярко-красная парадная имперская униформа, которая была украшена небольшим букетиками цветов. Волосы были убраны назад, в которые были искусно вплетены бутоны небольших розово-синих побегов. Это выглядело так очаровательно, что Эйлани не могла отвести взгляд. Минимум косметики на её лице, элегантно подчёркивало её необычайную природную привлекательность. Даже Егор смотрел на Омелу немного приоткрыв рот. Кэно мило улыбнулась, ей была приятна реакция гостей на её внешний вид. Она жестом пригласила друзей занять отведённые им места за столом и добавила:

— Мы рады приветствовать наших гостей на этом скромном ужине. Надеюсь вам всё понравиться, и вы будете довольны.

— Вы очень добры, кэно, — сказал Егор, усаживаясь за стол. — По правде сказать, сейчас я рад любой еде, которая не имеет ничего общего с военным рационном.

Егор широко улыбался, Эйлани тоже улыбнулась, но как-то робко.

«Чтобы ни случилось, тебе придётся мне подыгрывать, — сказал ей Егор, перед тем как они пошли на ужин. — Мне не нравиться всё, что здесь происходит, слишком уж хорошо нас приняли. Позволь мне выяснить, в чём дело и подыграй. Главное усыпить их бдительность и попытаться разузнать побольше об этом месте и людях, которые здесь живут.

— Что ты имеешь ввиду? — спросила его Эйлани.

— Любой уважающий себя правитель сначала бы посадил нас за решётку, потом допрашивал несколько дней, а потом уже думал стоит ли нам доверять или нет. Или сразу пустил в расход. Но они этого не сделали, более того они приняли нас будто мы важные персоны, либо им от нас что-то нужно, и я начинаю понимать, что именно, либо им что-то известно о нас и о цели нашего путешествия. Запомни одно, у нас здесь нет друзей. Постарайся меньше говорить и резко не реагировать на то, что будут говорить другие. Сейчас нам нельзя давать им ни малейшего шанса усомниться в нашей благосклонности».

— Нет такого вы здесь не найдёте, — рассмеялась в ответ Омела. — Последние запасы были съедены несколько десятилетий назад. Всё, что на столе выращено на полях нашими людьми. Всё исключительно натуральное и невероятно вкусное. Обязательно попробуйте суп из хоритака, — сказала кэно. — Вы не сможете оторваться.

— Непременно, кэно! — ответил Егор, расплывшись в доброжелательной улыбке.

— Милая, Эйлани! — обратилась Тарик к девушке. — Вам нравиться наряд, который я прислала?

Эйлани смутилась и покраснела, девушка, привыкшая носить почти всегда одежду для работы в пустыне чувствовала себя неуютно в широком голубом платье с бахромой и блёстками. Несмотря на его пышность оно очень гармонично подчёркивало красоту её молодого личика, а также красоту и утончённость её фигуры в нужных местах. Когда Егор увидел Эйлани в этом платье, то он абсолютно по-другому посмотрел на девушку, так, как никогда прежде не смотрел. Но он быстро отогнал от себя эти мысли.

— Да, — тихо ответила девушка, смутившись.

— Не смущайтесь, милая. Мы все здесь люди простые и вас никто не обидит, — подмигнула Омела ей и изобразила нежность на своём лице.

— Моя спутница не привыкла к таким вечерам и прекрасным нарядам, — вмешался Егор.

— Мы понимаем! — сказала Тарик, а затем продолжила. — Позвольте мне представить присутствующих. Мой советник и заместитель Кондр Сайкл, помимо всего прочего Кондр мой наставник и учитель во многих вопросах, что касается управления, — седой старик лет семидесяти с длинными бакенбардами кивнул в сторону Егора, но ничего не сказал. — Рядом с ним сидит Марцела Солт, — продолжила Тарик. — Марцела отвечает за исследования в области растениеводства, она создаёт для нас новые и более плодородные сорта. Слева — Корун Даст — начальник службы безопасности. И, конечно же, Сэйлер Дори — глава научного отдела и его очаровательная супруга Делана Дори.

— Мы очень рады познакомиться со всеми вами, — сказал Егор. — И благодарим вас за столь радушный приём, который для нас был большим сюрпризом.

— Довольно слов, — сказала Тарик. — Пора приступить к ужину, не будем ждать урчания животов.

Все присутствующие приступили к ужину. Еда была вкусной, Егор давно не ел с таким большим удовольствием. Ещё тогда, дома, когда он приходил к родителям в гости мать готовила домашние котлетки и борщ, а какая была вкусная каша, и пироги, и блины, а ещё торт на десерт — всё было таким домашним, вкусным. Лучше мамы никто не накормит, думал в этот момент Егор, когда уплетал за обе щеки какие-то плоды, отдалённо напоминавшие картофель, вгрызаясь в крольчатину, на вкус это была именно она, и запивая всё каким-то хмельным напитком, которое немного ударило голову.

Для Эйлани этот ужин был праздником. Она с детства не знала подобных яств и изысков, для неё всё было в диковинку, как будто всё происходило во сне. Это была сказка для юной милой девушки, которой она себя почувствовала в этой обстановке и в наряде. Глаза разбежались по столу, она не знала с чего начать, ей всё хотелось попробовать, но в то же время она боялась.

Егор это заметил и постарался подбодрить её одобрительным взглядом. И подкрепил это тем, что незаметно сжал её ладонь под столом в своей руке. Для девушки это было очень важно, в её глазах Егор увидел благодарность. Переведя дух, она почти с жадностью набросилась на блюдо, стоявшее перед ней.

Тем временем, подождав пока гости немного утолят голод, наставник и советник Тарик, Кондр Сайкл сказал:

— Скажите? — он вопросительно посмотрел в сторону Егора.

— Егор Зорин, можно просто Егор, — поспешил он напомнить.

— Да, да я помню, — улыбнулся старик. — Так вот, скажите Егор как вы, всё-таки, оказались в этой части планеты? Поведайте нам свою историю, конечно же хотелось бы узнать подробности, — Сайкл говорил медленно, размерено, неторопливо, он подбирал каждое слово и произносил их очень чётко.

— История скучная и не очень интересная…, - начал говорить Егор.

— Позвольте сразу же с вами не согласиться, — перебил его Сайкл. Он пристально посмотрел в глаза Егору. — Пройти вдвоём с молоденькой девушкой через мёртвые земли, избежать пустынников и саалов, по-моему, это стоит по меньшей мере восхищения и удивления, — он замолчал, но продолжал смотреть прямо в глаза Егору. Его взгляд был настолько тяжёлым и всепроникающим, что, казалось, он видит Егора насквозь и читает все его тайные мысли.

— Саалы? — выразил удивление Егор после небольшой, едва заметной паузы, но, как ему показалось, Сайкл заметил его замешательство. — Позвольте поинтересоваться кто такие эти саалы?

— Неужели вы не слышали о саалах? Кошмарные твари! — неожиданно воскликнула Делана Дори, миловидная брюнетка, на вид лет двадцати пяти. Но она осеклась, как только Сайкл метнул суровый, пронзительный взгляд в её сторону.

От Егора не ускользнул этот маленький эпизод, впрочем, как и от всех присутствующих за столом. В воздухе повисло напряжение, молчание стало тяготить гостей.

— Саалы, народ живущий глубоко под землёй в пещерах, которые были скрыты с течением времени под песком, — нарушила молчание Омела Тарик.

Оплошность Деланы дала возможность Егору сменить тему от их путешествия, его мотивов и всего произошедшего с ним за это время, в русло неприятной темы для их нынешних хозяев, по крайней мере — на время. Это поняла и Тарик, поэтому решила взять разговор в свои руки.

— Мы мало о них знаем. Ходят разные слухи, но, как вы успели заметить, мы живём обособленно и нам мало известно о том, что происходит в других частях планеты. О саалах мы узнали случайно, когда отправили группу людей для того чтобы установить контакт с большим поселением к югу отсюда, Акел…, нет — Окелтон, кажется.

— Да, всё верно, — кивнул Егор. — Это крупное поселение людей в той местности.

— Группа была достаточно большой, несколько наших учёных из разных областей, группа сопровождения и конечно же представители руководства нашего города. Мы хотели наладить взаимоотношения с людьми Окелтона для того чтобы обмениваться знаниями, информацией, достижениями, ресурсами. Это было необходимо для нас, на первый взгляд всё было хорошо, но многое оборудование корабля устарело или вышло из строя, а поселения находятся в основном в бывших шахтёрских городах, особенно Окелтон, который разросся из главного города того региона. Город и поселения вокруг него имеют доступ к заброшенным шахтам, где, возможно, сохранились ресурсы. Тесное сотрудничество было в наших общих интересах. Это было около тридцати лет назад, если вам это интересно. Предполагалось, что за три недели группа доберётся до Окелтона и столько же времени понадобиться, чтобы вернуться назад. Когда вышли все сроки, мы были вынуждены признать, что затея провалилась и группа считалась пропавшей без вести. Однако, спустя десять недель вернулся один человек, который входил в состав группы. Молодой паренёк из взвода охранников, было ему тогда лет пятнадцать — шестнадцать. От него мы и узнали, что в одном из заброшенных поселений они подверглись нападению. Некоторые члены группы погибли при атаке, но большую часть утащили под землю странные существа, отдалённо похожие на человека, только с какой-то чешуйчатой кожей или что-то вроде того. Он поведал нам ещё одну деталь — грудь их светилась жёлто-красным светом, и они могли извергать странное пламя. Это была шокирующая новость для всего нашего города. Нам пришлось долгие годы собирать информацию по крупицам. Саалы весьма осторожны и дисциплинированы их трудно застать врасплох или вообще увидеть. За двадцать лет мы находили лишь небольшие следы в подтверждение их существования, и смогли два или три раза увидеть их воочию. Насколько нам стало известно их ареал обитания, если можно так выразиться, охватывают большую часть земель межу нами и Окелтоном. Другая часть принадлежит пустынникам, но они не представляют особой угрозы, в основном они падальщики и не имеют никаких видов на земли.

Тарик остановилась, потому что Сайкл испепелял её взглядом. Это не ускользнуло от Егора. Но он не успел сделать выводы, Сайкл повернулся к нему и сказал:

— Удивительно, что вам удалось пройти вдвоём мимо пустынников и саалов совершенно невредимыми. Как так вышло?

— Наверное, — сказал Егор, придав своему лицу простоватый вид, — нам просто повезло.

— Хм. Мне кажется, вы лукавите мой друг, — вставил своё слово Сайкл. — Такого везения не существует. Вас не поймали пустынники, не схватили саалы, и песчаные бури обошли вас стороной, мне кажется это почти невозможным.

Он смотрел на Егора, не отрывая взгляда и не мигая, будто снова хотел прочесть его мысли. Егор снова почувствовал тяжесть его взгляда на себе и начал немного ёрзать на стуле, он не смог сдержаться.

В этот момент Сэйлер Дори неожиданно вмешался в разговор:

— Скажите, мистер Зорин, для чего вы, всё-таки, отправились в столь сложное и опасное путешествие, в компании с юной леди. Это, по меньшей мере, безрассудно. А с другой стороны попахивает склонностью к самоубийству.

— Обещание, — ответил землянин.

— Какое такое обещание?

— Я дал обещание отцу Эйлани, прежде чем он скончался, позаботиться о его дочери. Вот и всё.

— Так почему же вы не остались? Вероятно, там у вас был дом и друзья, для чего рисковать всем и отправляться в пустыню?

— Там друзей нет в принципе, — сказала Эйлани. Все посмотрели на девушку. — Уже давно люди в шахтёрских городах живут лишь для того чтобы выжить. Каждый сам за себя. Внешнее проявление дружбы — всё это лишь игра, иллюзия, видимость, оставшаяся нам от предков, плюс ко всему — это выгодно. Выгодно жить большими поселениями. Проще отбиваться от врагов и охранять дома. Вот и вся дружба! — девушка говорила искренне о том, что накипело. — Я не говорю, что там люди плохие или сплошь негодяи, но каждый ищет способ прокормить лишь своих родных и близких. Когда умер мой отец, мне больше не зачем было оставаться в том месте.

— Так печально, — сказала Делана Дори.

— Мы сочувствуем вашей утрате, дитя. Надеюсь вы сможете утешиться и обрести покой. Ведь здесь всё совсем иначе. Мы, как одна большая семья и всегда помогаем друг другу во всём, — Омела Тарик посмотрела с нежностью на Эйлани и сжала её руку. — И, надеюсь, вы сможете обрести здесь новый дом.

— Спасибо! — сказала с благодарностью в голосе девушка.

Раньше Егор не замечал в ней таких искренних чувств к женщинам. К ним она относилась с недоверием, даже опаской. Наверное, сказалось то, что Эйлани рано потеряла мать. А может быть то, что Сулла после смерти жены так и не смог привести другую женщину в дом, и воспитал дочь один, без женского внимания. Но, так или иначе, девушка смотрела на Тарик восхищёнными, благодарными глазами.

И не удивительно, ведь Омела подкупала, что-то было в ней такое, нет, не её красивая внешность или мягкий мелодичный голос, а что-то такое невидимое, незримое, что-то, что прокрадывалось к тебе в душу и оседало там. Что-то такое, после чего тебе хотелось быть рядом с этой удивительной женщиной. Для каждого это было что-то своё. Эйлани никогда не знала любовь матери, и Омела заполняла эту пустоту.

Егор же испытывал совсем иные чувства к этой женщине. Он поймал себя на мысли, что растворяется в её глазах. Он заметил, что слушает каждое её слово, ловит каждый её жест — это было очень странно. Он давно не испытывал ничего подобного. Но маленький червячок сомнения не давал ему полностью поглотиться мыслями об Омеле. Слишком многое с ними произошло в последнее время, чтобы он мог позволить себе до конца расслабиться. Логика и ум должны были управлять его действиями.

Егор отбросил все романтические мысли и настроения, которые так легко им завладели и сосредоточился на том, что происходило за столом. Он огляделся. Делана Дори наслаждалась десертом, её муж от неё не отставал. Марцела Солт и Корун Даст сидели молча и не вмешивались в разговор остальных. Егор заметил, что они украдкой поглядывают друг на друга. Им было не до гостей. Кондр Сайкл своими узенькими глазами пожирал Егора и Эйлани, а ещё не оставлял без внимания и свою ученицу. Егору было не по себе находиться рядом с этим человеком. Он больше не мог находиться в компании абсолютно чужих им людей, тем более он не мог понять их мотивов, а это заставляло его нервничать. А мотивы у присутствующих были, им что-то было нужно от него и Эйлани, только вот что? Неужели они знают о ксениле? Или у них на уме что-то другое? Он перебирал в уме всевозможные варианты и не мог найти ни одного, который удовлетворил бы его.

«Слишком мало информации, — размышлял Егор. — Надо подождать ещё немного, а затем смогу понять, что им нужно».

— Спасибо за чудесный ужин, — сказал Егор и начал вставать из-за стола. — Всё было просто изумительно. Я давно так не объедался, — рассмеялся он.

— Но вы не съели десерт? — сказала Омела.

— В меня больше ничего не лезет, — ответил Егор. — Пожалуй, пришло время отдохнуть. Эйлани, что ты скажешь? Не хочешь пойти лечь спать?

— Да! — коротко ответила девушка.

— Наши люди проводят её в комнату, — вмешалась Тарик. — А вас я так просто не отпущу, нам есть много, что обсудить. Пойдёмте, — она взяла Егора под руку и уволокла его в другую комнату. Тем временем Эйлани в сопровождении Коруна Даста, он вызвался проводить девушку до её комнаты, вышли в другую дверь.

Несколько минут спустя они очутились в небольшом кабинете, скромно обставленном, но не лишённым вкуса. Здесь было несколько деревянных стульев с интересными причудливыми узорами, небольшой диван и письменный стол, тоже выполненные из дерева, неизвестной для Егора породы, тёмно-зелёного цвета. Металлическая обшивка корабля была обработана каким-то непонятным составом, но стены приобрели светлый оттенок, переливающийся от света нескольких светящихся сфер, закреплённых под потолком.

Омела грациозно приземлилась на диванчик и взяла бокал с небольшого столика, который стоял рядом с ним. Бледно-розовая жидкость с дивным сладким ароматом, разнёсшимся по всей комнате, блестела в лучах света. Омела отпила глоток и похлопала по поверхности дивана, приглашая Егора присесть рядом с ней. Егор послушался её и присел. Он взял со столика второй бокал, так предусмотрительно приготовленный для него, и поднёс его к своему носу, вдыхая сладкий запах.

— Попробуй, — сказала Омела. — Поверь, ты никогда ничего подобного не пил. Помимо того, что он невероятно вкусный, этот напиток придаёт лёгкость мыслям и телу, придаёт сил или расслабляет, смотря, чего ты хочешь, — она улыбнулась. После игриво добавила, — это наш ритуальный напиток на свадьбах в ночь зачатия потомства.

— Как интересно! — сказал Егор. — Необычный вкус, — он сделал несколько глотков и действительно почувствовал себя бодрым, сильным, энергичным, как будто он хорошо выспался и поел одновременно.

— Подожди, то ли ещё будет, когда мы допьём всё до последней капли, — произнесла она томным голосом.

После этих её слов Егор сделал ещё несколько глотков, но теперь голова его немного затуманилась, всё вокруг начало расплываться, комната начала терять очертания, но только не Омела. Егор видел её ясно и отчётливо. Её красивое лицо, пронзительны взгляд красивых глаз, манящие нежные губы, её волосы были распущены и ниспадали на плечи. Мгновение спустя она была уже обнажённой, и Егор увидел её формы, которым позавидовали бы самые красивые женщины Земли. Он словил себя на мысли, что вот уже, как несколько минут они целуются и ему это нравилось. В эту ночь он овладел ею, он не мог вспомнить детали, но ясно помнил, что он занимался любовью с Омелой, помнил ощущения, чувства, желание, помнил её невероятную красоту и гибкость, но больше ничего, никаких деталей.

— Как же хочется пить, — сказал он после того как открыл глаза. В горле жутко пересохло, потом начала болеть голова. У него было жуткое похмелье.

— Где я так напился? Ничего не помню, — произнёс он в слух.

— Мне вот тоже хочется знать, где это ты так напился и с кем?

Голос пронзительно зазвучал над ухом. Нет даже в голове, как будто кто-то колотил по ней, как по барабану. Стало ещё больнее.

— Прошу, не надо! Не так громко.

— Так, где ты был?

Егор узнал голос Эйлани. Девушка стояла рядом с ним и протягивала ему чашку с водой.

— Вот выпей, — сказала она без особой доброжелательности. По её интонации не трудно было догадаться, что она зла на него. И, что Егору придётся долго объясняться.

— Я ничего не помню, — ответил он.

— Что? Как это?

— Всё, что было после ужина, всё как в тумане. Последнее, что я помню это… Нет, не могу вспомнить. Похоже, я выпил что-то не то.

- А знаешь, как я запомнила вчерашний вечер? — Эйлани чуть ли не со слезами на глазах выпалила, перебив Егора. — Я была совсем одна! А ты не появлялся. Я пробовала поспать, но так и не смогла уснуть. Я вышла, чтобы немного прогуляться и развеять мысли. Не знаю, сколько я блуждала по тёмным коридорам, как вдруг услышала голоса. Всё-таки, это странное место, не спокойно мне здесь. Если бы не Омела, я бы тотчас бы ушла отсюда.

— Омела? — удивился Егор.

— Да! — засмущалась девушка. — Она такая, такая… Ей хочется верить, она не похожа на других.

— Понятно, — прошептал про себя Егор, разглядывая пол. — Ты остановилась на голосах, что это были за голоса?

— Ах, да. Я не видела кто это был, но один из голосов показался мне знакомым. Я не хотела, чтобы меня заметили, и спряталась за одной из лестниц. Там было достаточно темно, и меня никто не заметил. Как мне показалось, их было двое, двое мужчин. Один из них был постарше, мне так показалось. Тот кто постарше сказал, что-то насчёт сроков и, что у них осталось максимум два дня для того чтобы получить информацию. А потом добавил: «Если "он" не расколется в ближайшие два дня, то им придётся применить более жестокие меры»". Второй ответил ему: «Она знает своё дело. К утру у нас будет всё необходимое». После они прошли дальше, а я побежала в нашу комнату. Ты уже был здесь, но крепко спал. Я попыталась тебя разбудить, но ты не просыпался.

Эйлани закончила говорить. Голос её немного дрожал, а глаза наполнились слезами. Не трудно было догадаться, что речь шла о них. Понятно было и то, какую информацию хотели от них получить. Дело приобретало критический оборот, Егор не помнил, что с ним произошло ночью, но то, что его опоили было вне всяких сомнений. Он не знал, что он рассказал в таком состоянии Тарик.

— Ясно одно, — сказал землянин. Голова у него жутко болела, трудно было сфокусироваться, но он постарался максимально сосредоточиться. — Они не получили то, что им было нужно.

— Откуда ты знаешь? Ты же ничего не помнишь? — спросила девушка.

— А оттуда, если бы я им рассказал что-то конкретное, то мы бы с тобой сейчас так мило не беседовали. А теперь собирай всё необходимое, вечером мы уходим.

— Куда? — с испугом в голосе спросила Эйлани.

— Ещё не знаю, но здесь нам оставаться нельзя. Эти люди нам не помогут. Я на разведку. Ты оставайся здесь.

— Что ты собираешься делать? — девушка не на шутку забеспокоилась.

— Буду действовать по обстоятельствам. Дождись меня.

Егор выскочил за дверь и направился прямо в кабинет Тарик. Именно там он надеялся получить ответы. Прошлая ночь и разговор, который подслушала Эйлани не оставляли сомнений — здесь им не помогут, здесь их ждут только мучения и, скорее всего, смерть.

Он практически молниеносно вбежал в кабинет кэно, попутно раскидав охранников. Глубоко вдыхая воздух, он смотрел на Омелу, сидящую в кресле за своим большим столом, смотрел прямо в её глаза и ловил малейшее изменение на её лице.

— Вы свободны, — сказала Тарик подбежавшим охранникам. — Всё в порядке. Оставьте нас и закройте дверь за собой, — охрана неукоснительно повиновалась и покинула кабинет.

— Что происходит, Омела? — начал Егор. Он всё ещё не сводил с неё глаз, чтобы ничего не упустить.

— Ты о чём, милый? — спросила женщина, излучая доброжелательность и некую заинтересованность.

— Милый? Когда это мы стали настолько близки?

— А ты не помнишь прошлую ночь? — наигранно-удивлённо спросила кэно.

В памяти Егора моментально возникли образы обнажённой Омелы, её сексуальные формы и то, как им было хорошо вместе. Он отогнал эти мысли и сказал:

— Помниться с трудом. И в этом виновата ты. Что ты мне вчера дала выпить? Ты пыталась меня отравить?

— По-моему, тебе это приснилось. Подумай сам, если бы я хотела тебя убить, то могла бы это сделать в тот самый момент, когда ты впервые стоял на этом самом месте.

Егор сознательно задал этот вопрос, ответ на который был столь очевиден, но теперь он увидел, как она выглядит, когда говорит правду не контролируя свои эмоции. Ещё несколько секунд он смотрел на Тарик и молчал.

— Что же вчера произошло? Почему я ничего не помню? — спросил он наконец.

— Так ли и ничего? — подмигнула она ему.

Егор почувствовал, как его лицо начало наливаться кровью.

— Почти ничего, — уточнил он.

— Я так и подумала, — сказала Тарик и поднялась из-за стола. Она сделала несколько шагов и приблизилась к нему вплотную. Она не сводила с него глаз, губы её не шевелились, но Егор отчётливо услышал её шёпот. — Не реагируй. Через десять минут встречаемся на балконе, куда я вас водила. А сейчас подыграй мне.

— Вижу, ваш взор затуманен, — сказала она уже громко. — Мне понятны ваши переживания. Новое место, множество незнакомых людей вокруг — это обескураживает. А по поводу ночного инцидента, признаюсь, это моя вина. Неподготовленные люди очень сильно подвержены влиянию шериса, и часто к ним приходят видения, галлюцинации, если угодно. Я не должна была настаивать на том, чтобы вы его пробовали.

Егор сделал удивлённое и обескураженное лицо, помялся немного на месте и, хотел было открыть рот, но Тарик его опередила:

— Поверьте Егор! У вас здесь нет врагов, — но глаза её говорили обратное.

— Простите, кэно! Похоже, я погорячился, не знаю, что на меня нашло, — ответил он.

— Я полагаю, конфликт исчерпан?

— Да.

— Тогда не смею вас задерживать.

Егор повернулся и вышел прочь из кабинета. После того как он свернул за угол, быстрым шагом направился на балкон, где вчера Омела показывала им свои владения. Он бежал и думал об этой удивительной женщине, о том, что же она хотела ему сказать.

Ситуация становилась до абсурдного странной и непонятной. Все, что она ему сказала, то, что слышала Эйлани ночью — ничего из этого не давало разумного объяснения. Ясно было лишь одно, с того самого момента, как они отправились в своё путешествие, людям было нужно лишь одно от них, их билет на свободу — ксенил. Пожалуй, из всех были искренними и прямолинейными только саалы. Они хоть не скрывали, что им нужны их души. Какой же ироничной бывает жизнь. Чудовища в своих помыслах и действиях намного честнее и благороднее людей.

С этими мыслями Егор добрался до балкона. Солнце поднималось всё выше и, согревало своим теплом всё пространство вокруг. Внизу, в саду, в тени деревьев играли дети. Немногим дальше рабочие трудились на полях, собирая урожай. Ещё дальше Егор увидел небольшую речушку, переливающуюся светом от солнечных лучей, создавая небольшие волшебные радужные мостики. Жизнь кипела в этом месте. Ему трудно было привыкнуть к такому, ведь каких-то пару дней назад, их окружала беспросветная пустыня, и не было ничего кроме песка и камней. Это место напомнило ему дом на Земле. То как прекрасна природа в своём труде созидания. Напомнило то, как рядом с таким великолепием оживаешь сам, то, как начинаешь чувствовать себя живым.

Он быстро отвлёкся от этих мыслей. Сейчас необходимо было быть собранным и ни на что не отвлекаться. Егор отошёл от края балкона и прижался к стене, чтобы не быть замеченным. Он весь превратился вслух.

Спустя несколько минут до него донеслась лёгкая поступь шагов. Через мгновение перед ним стояла Омела во всей красе. Чёрный обтягивающий комбинезон подчёркивал её идеальную фигуру, высокие имперские сапоги закрывали ногу почти по колена, на спине была лёгкая накидка с капюшоном, а на плече небольшая походная сумка.

— Хорошо, что ты здесь. Значит, время ещё есть, — сказала женщина.

— Время для чего? — удивлённо спросил Егор.

— Время, чтобы убраться из этого места?

— Я не понимаю.

— Объяснять некогда, — сказала Омела и направилась к краю площадки. — Скажу вкратце: вам здесь находиться опасно, вы должны как можно быстрее покинуть наш город, — она переступила через перила и оказалась на небольшой лестнице ведущей вниз.

— Ты почему застыл, как вкопанный? Вперёд! — сказала Омела.

— Я не уйду без Эйлани. Или ты думаешь, я брошу её здесь одну?

— Об этом не беспокойся! Я отправила ей сообщение, мой человек проводит её к месту встречи. А теперь нужно торопиться.

Омела больше не сказала ни слова и начала быстро спускаться. Егору пришлось последовать за ней. Странно, он не мог ей доверять и не должен был, но что-то было в её глазах такое, что подкупало его, что-то от чего хотелось верить этой женщине.

Спустившись вниз, они повернули за угол. Через несколько десятков метров они зашли в небольшой, густо заросший сквер. Там на лавочке сидела Эйлани. Рядом с ней был молодой паренёк с взъерошенными волосами и немного глуповатой улыбкой на лице. Очевидно Эйлани произвела на этого паренька впечатление, так, что тот не мог отвести от неё глаз.

Когда Егор и Омела подошли к ним, лицо паренька быстро изменилось и преобразилось от романтически-глуповатого до невероятно-серьёзного.

— Всё в порядке Торвуд? — спросила Омела у паренька.

— Кэно, всё хорошо. Мы прошли без помех, нас никто не видел.

— Молодец, Торвуд. Ты можешь быть свободен. И помни, ты никому не должен говорить об этом. Ты понял? Никому!

— Я всё понял, кэно. Вы можете на меня положиться.

— Могу! — она погладила паренька по-матерински, по щеке и одарила напоследок очаровательной улыбкой. В тот же миг мальчишка скрылся из виду. — Нам пора! — сказала Омела и пошла вперёд.

— Постой, — остановил её Егор, схватив за руку. От этого прикосновения он вздрогнул, так же как и Омела. Егор почувствовал это, но постарался отбросить всё и продолжил. — Объяснись, что всё это значит?

— Я всё объясню, но, пожалуйста, не здесь, давайте сделаем это по дороге. Я всё вам расскажу, обещаю! — она умоляюще посмотрела Егору в глаза. Он не смог выдержать этого взгляда и сдался.

Глава 9

Спустя несколько минут они шли по небольшой тропинке среди тенистых деревьев, на которых росли какие-то непонятные плоды фиолетово-розового цвета. Омела Тарик шла впереди, за ней Эйлани, а Егор замыкал их небольшую группу. Сад раскинулся на пару километров, но они прошли их быстро, дальше начинались поля. Высокая растительность, что-то вроде пшеницы, почти полностью скрывала их, и они могли не опасаться, что их заметят со стороны.

Егор поравнялся с Омелой и сказал:

— Мне кажется, пришло время всё рассказать.

— Егор, — осуждающим тоном сказала Эйлани.

От Егора не ускользнуло то, что Тарик сильно влияет на неё. Эйлани, как будто находилась под очарованием этой женщины. Она сама ему нравилась, но сейчас он не мог поддаваться чувствам — не время и не место для этого. Поэтому он не обратил внимания на укор Эйлани.

— Я хочу знать, что происходит? И куда мы направляемся?

— Скоро вы всё увидите, — ответила Омела. — За этим полем есть небольшая станция. Туда мы и направляемся. Там я расскажу всё, что знаю.

После этих слов она ускорила шаг. Егор и Эйлани поспешили за ней. Спустя тридцать минут все трое стояли перед небольшой дверью, которая была ловко замаскирована среди нагромождения нескольких каменных глыб. Пройдя процедуру инициализации, Омела жестом пригласила пройти их внутрь.

Свет моментально озарил всё помещение, как только нога Егора коснулась пола. За ним вошли Эйлани и Омела. На несколько секунд они были ослеплены, но после зрение к ним вернулось. Он нигде не мог найти источник этого света, казалось, свечение исходит отовсюду.

Изнутри помещение было похоже на комнату какой-то лаборатории. Это было куполообразное здание и казалось намного больше изнутри, чем это можно было бы предположить глядя на него снаружи. В комнате было абсолютно пусто. Не было ничего, кроме полукруглых стен, от которых исходило небольшое мерцание.

— Омела Тарик! Кэно! — сказала она громко. После этого из пола, в центре комнаты, поднялась подставка с небольшой серебристой сферой на ней. Омела медленно подошла и положила на неё руку, через мгновение сфера засияла ярким белым светом и неожиданно стены вокруг покрылись множеством изображений и символов, как будто множество жидкокристаллических экранов соединили воедино. Зрелище было завораживающим. Эйлани никогда ничего подобного не видела. Она смотрела на происходящее с большим интересом, но и с небольшой опаской в глазах. Егор подошёл и тихо прошептал:

— Не бойся, это не опасно. Что это за место? — обратился он к Омеле.

— Это каирн памяти моего народа, — ответила она. — Здесь хранятся все наши знания, достижения, все когда-либо сделанные записи с того самого момента, как корабль оказался на поверхности планеты. Уже несколько поколений мы записываем все наши наблюдения о планете и помещаем их сюда, в надежде, что однажды каирн сможет найти ответ.

— Какое ответ? — спросил Егор.

— Ответ на вопрос.

— А каков вопрос?

— У всех, кто живёт на этой планете всегда был лишь один вопрос.

— Как нам отправиться домой? — ответила за неё Эйлани.

Егор повернулся на звук донёсшегося голоса. Этот вопрос произнесла Эйлани. В её голосе звучала такая боль, боль всех тех поколений, которые были вынуждены существовать на этой планете. Всех тех, кто мечтал найти путь домой.

— Так значит это правда? — спросила девушка. — Правда, что говорили все эти люди: путешественники и отшельники. Можно улететь с этой планеты? Я никогда до конца в это не верила, — сказала Эйлани, уже обращаясь к Егору. — Ты можешь смотреть неодобрительно или осуждать меня, но я не верила в это. Я никогда до конца не понимала эту навязчивую идею отца, его маниакальную страсть ко всему, что касалось возможности убраться с этой планеты. Вы не подумайте ничего плохого, я любила отца, но его попытки забрать меня, вырвать из объятий этого мира, мне кажется это было не только ради меня, я бы даже сказала, что не ради меня, а ради его утраченной жены. Во мне он всегда видел её, я не дура и не маленькая, чтобы этого не понимать, но он всё это делал ради себя. И пытался мне с детства внушить, что это только ради меня, ради нашей семьи. А я не верила, я никогда не верила в успех.

— Тогда почему ты отправилась с нами, почему ты не сказала об этом раньше? — спросил Егор.

— Из-за тебя. После того как мы нашли тебя в пустыне, отец посчитал, что это хороший знак и начал работать в два раза больше в надежде, что ты приведёшь нас к нашей цели. Он не ошибся. И я тоже поверила в тебя. Ты не такой, как те кого я когда-либо встречала, ты странный, загадочный, завораживающий. В тебе скрыта сила и не только физическая, я это чувствую — в тебе что-то есть. Я пошла в этот поход только из-за тебя.

— Эйлани, милая…

— Не говори ничего! — перебила его девушка. Она отвернулась и закрыла лицо руками.

Омела подошла к Эйлани и нежно обняла её.

— Успокойся, дорогая, в этой комнате нет твоих врагов. Здесь только те, кто любит тебя и тебе нечего стыдиться.

— Эйлани, мы найдём выход, всё будет хорошо. Мы сможем улететь отсюда, я обещаю тебе, — сказал с уверенностью в голосе Егор.

— Всё хорошо, всё хорошо, — Эйлани вытерла слёзы. — Что мы здесь делаем?

— Я хотела вам показать то, что нам известно. Мы в курсе, что вы обладаете чуть ли не последними запасами ксенила на этой планете. Не удивляйтесь, у Сайкла шпионы повсюду, почти во всех людских поселениях на этой планете. Я не знаю, как ему это удалось, но он знает почти всё, что происходит как внутри нашего города, так и за его пределами. Мне до сих пор неизвестно каким образом он общается со своими шпионами, хотя все известные нам средства связи не функционируют. Раньше он был кэно, но законы нашего города не позволяют оставаться у власти пожизненно, поэтому ему пришлось сложить с себя полномочия несколько лет назад. Но он по прежнему очень влиятелен, люди прислушиваются к нему, и тем самым он остаётся очень опасным.

— Почему ты нам всё это рассказываешь? Мы чужаки, ты знаешь нас третий день. Откуда ты знаешь, что нам можно доверять? — задал резонные вопросы землянин.

— Ты не слышал меня? Я сказала, что Сайкл, очень влиятелен и многие его поддерживают, а вы, как ты правильно выразился — чужаки, и вряд ли находитесь под его влиянием.

— И чем же конкретно тебя не устраивает Сайкл? Помниться ты называла его своим наставником и учителем?

— Когда-то так оно и было, но много лет назад он изменился. Он стал жестоким и непредсказуемым, он больше не похож на того добродушного старика, который меня когда-то обучал. Власть стала для него превыше всего. С тех пор у нас стали пропадать люди, мы конечно не афишируем это, но возникающие вопросы и конфликты стало очень трудно сглаживать. А недавно я заметила, что за мной ведётся постоянная слежка, явно дело его рук. Мне кажется, что он замышляет что-то недоброе, что-то, что скажется на безопасности моих людей. Я, прежде всего, кэно — я должна заботится о своём народе.

— Но что мы можем сделать?

— Постойте, — перебила Эйлани. — Вы сказали, что за вами следят. А разве они не узнают, что вы пропали?

— Не волнуйся, милая! — улыбнулась Тарик. — Я позаботилась об этом. Помнишь Торвуда?

При упоминании этого имени Эйлани немного покраснела. Молодой парень ей очень понравился.

— Так вот, — продолжила Омела, заметив, однако, реакцию Эйлани, — он кое что сделает, что даст нам несколько часов. Нас не хватятся до того как мы вернёмся.

— Но всё же зачем мы здесь? Как мы сможем помочь? — спросил Егор.

— Вот! — она нажала на какое-то устройство, после чего всё вокруг молниеносно закрутилось, переливаясь разными красками и слепя всем глаза. Несколько секунд и эта яркая метаморфоза цвета начала приобретать осмысленные черты.

— Что это?

— Смотри, — только и ответила Омела.

Яркий белый свет заполнил всю комнату. Он был настолько ярким, что Егор не видел ничего перед собой, кроме этого света.

— Эйлани? — громко позвал он.

— Я здесь, — ответила девушка.

— Не бойтесь, стойте спокойно, — сказала откуда-то слева Омела.

Яркий свет сменился кабинетом. Это было обычное помещение имперского чиновника. Минимум обстановки в интерьере, гравитационная мебель, несколько картин на стенах, с непонятными сюрреалистическими сюжетами, огромное смотровое окно и несколько осветительных сфер, болтающихся в воздухе.

В огромном кресле за столом удобно расположилась женщина лет сорока. Её лицо было сосредоточенно, глаза жадно пожирали информацию, которую она черпала из устройства в своих руках.

«— Вы уверены в этом, Секвала? — спросила женщина, после того как подняла глаза.

— Да, мадам! — ответил ещё один женский голос.»

Егор инстинктивно начал озираться по сторонам, однако в комнате больше никого не было.

— Что это? — ошарашенно спросил он.

— Это воспоминания. Они изъяты и сохранены в каирне памяти, и воспроизводятся так, как будто мы сами находимся в том месте и времени, где и их хозяин, — ответила Омела.

— Удивительно! — воскликнула Эйлани.

Тем временем запись продолжала идти:

«— Вся информация подтвердилась, были обнаружены два объекта. Нет сомнений они принадлежат к эпохе древних людей».

Голос Секвалы был сильно взволнован, вероятно это было что-то очень важное. Но даже в этом дрожащем и взволнованном голосе Егор уловил очень знакомые нотки, однако не мог вспомнить, где именно он его слышал. За последнее время произошло столько много разных событий, что он списал этот всплеск в памяти с усталостью или попросту паранойей. Он отбросил от себя эти мысли и сосредоточился на том, о чём говорили женщины.

«— Поступил приказ с самого верха, вы немедленно вылетаете на планету и начинаете заниматься изучением этих артефактов. Нам нужна максимально полная картина о том, что они из себя представляют. О том, какие полезные свойства они имеют и имеют ли в принципе, а самое главное о том, какие они несут угрозы.

— А разве вы думаете они будут опасны?

— Дорогая Секвала, я на этой работе уже более семидесяти лет и поняла одну простую вещь, все устройства, объекты, артефакты, которые принадлежат к эпохи древних объединяет лишь одно…

— Что же это?

— Они чрезвычайно опасны и в большинстве случаев несут лишь смерть».

Дальше комната начала расплываться, всё вокруг закружилось и вновь сменилось разноцветными тонами. Снова яркая вспышка и всепоглощающий белый свет.

«- Не плачь моя малышка!»

Перед ними появилось заплаканное лицо маленькой девочки. Она рыдала в захлёб и не хотела успокаиваться.

«— Я не хочу, чтобы ты улетала, мама, — сказала девочка сквозь слёзы.

— Я знаю, милая! Я тоже не хочу улетать, но я должна, много людей зависят от твоей мамы, я не могу их бросить. К тому же папа будет с тобой всегда рядом.

— Я боюсь, мамочка, — продолжала обливаться слезами девочка. Она прижалась к матери.

— Я обещаю, что буду звонить каждый день. И очень скоро вернусь, ты даже не успеешь соскучиться. А чтобы ты не боялась я всегда буду рядом с тобой. Вот смотри, — Секвала, это была она, надела девочке на шею небольшое устройство, с виду напоминавшее кулон. — Этот кулон принадлежал моей матери, а до неё её матери. Это реликвия нашей семьи, теперь он твой. — Возьми его в руку.

Девочка послушно взяла кулон в руку. В ту же секунду голубой свет прошёл сквозь неё и изображение красивого лица Секвалы повисло в воздухе перед девочкой.

— Видишь, теперь я всегда буду рядом с тобой, и когда тебе будет одиноко или грустно, то просто зажми его в своей руке.

Девочка потянулась к матери и крепко обняла её».

Снова радужный круговорот вокруг, яркий свет и вот Егор и остальные стоят в помещении, сильно напоминающее лабораторию. Перед Егором было огромное смотровое окно, за которым копошилась дюжина человек в защитных костюмах. Приглядевшись Егор заметил необычный изумрудный шар, вокруг которого столпились учённые. Затем он услышал голос:

«— Вы не должны были этого делать! — Секвала говорила с дрожью в голосе, она явно очень сильно беспокоилась. — Разве вы не понимаете, что подвергаете нас всех опасности? Мы совсем ничего не знаем об этом объекте, нельзя было нарушать его естественное состояние и перевозить в лабораторию.

— Ваша теория конечно же хороша и даже интересна, но, как видите, ничего страшного не произошло. Мы все живы и никаких катаклизмов не наблюдается, голос был жёстким, даже немного надменным. Говоривший явно наслаждался своим высоким положением и властью, которой он обладал.

— Советник! — воскликнула Секвала. — Как вы можете говорить подобное? — она быстро повернула голову по направлению к тому к кому обращалась».

— Боже, нет! — воскликнул Егор.

— Что? Что случилось? — спросила Эйлани.

— Ты его знаешь? — добавила Омела.

— Да.

В памяти Егора молниеносно пронеслись события, которые он так долго пытался забыть. Он вспомнил Алайну, Акано, вспомнил Дарко, Добра, Каста, Дрейка, вспомнил всех своих друзей в Аркадии, вспомнил всех, кого он потерял. Он вспомнил и Сарривала — императора Лории и всей галактики. Вспомнил и его безумного клона из-за которого он лишился нормального будущего, из-за которого ему пришлось отказаться от любимой и от близких друзей. Неужели этот страшный человек будет преследовать его до конца жизни? Неужели он никогда не оставит его в покое? Даже сейчас после своей смерти он всё равно наносит вред невинным людям, тысячам людей. Какой же злобой должен был обладать этот человек, чтобы его действия могли повлечь за собой ужасные события галактического масштаба.

— Кто он? — спросила Омела. Картина вдруг неожиданно остановилась и Егор смог различить черты женщин.

— Это будущий император Лории или прошлый, — ответил землянин.

— Как это? Не понимаю.

— Около десяти лет назад во главе империи стоял император Сарривал, однако на троне он находился не несколько десятилетий, как все считали, а несколько тысячелетий. Каждые двести или триста лет он создавал своего клона и загружал в него свою личность, воспоминания, мысли, чувства, страхи. Однако клонированной особи, чтобы развиться и быть способной принять в себя личность императора необходимо было прожить определённое время самостоятельной жизнью. Это было рискованно и очень глупо, на мой взгляд. Около ста или ста пятидесяти лет назад, может быть двести, я точно не знаю, был создан ещё один клон, очередной сосуд будущего императора. В этот раз что-то пошло не так, произошла какая-то ошибка на генетическом уровне. Этот клон был настоящим психопатом. Однако, это слишком поздно заметили. За свою жизнь он наворотил очень много дел, ужасных дел. Поиск артефактов древней цивилизации был его навязчивой идеей. Вся галактика была в раскопках, все известные горнодобывающие компании так или иначе работали на него. Это не удивительно, пользуясь неограниченной властью самого императора он мог делать всё, что угодно.

— Значит этот человек виноват во всём, что с нами произошло? — спросила Омела.

— Я убью его! — неожиданно воскликнула Эйлани. — Чего бы мне это не стоило.

— Не знаю виноват ли он напрямую в том, что здесь произошло, но то, что он имеет к этому отношение я не сомневаюсь. Он долго терроризировал галактику и на его совести немало жизней, сотни тысяч жизней, а может и больше. Он виновен во многих преступлениях и он за них заплатил, когда я убил его.

Егор посмотрел на Эйлани, протянул руку и сжал её плечо.

— Искать, кто во всём виноват, нет смысла, и в мести его тоже нет. Единственное о чём стоит думать так это о том, что же делать дальше?

— Давайте закончим, — сказала Омела.

Запись снова возобновилась.

«— Я же вас предупреждала, что могут быть непоправимые последствия нашего вмешательства, но вы меня совсем не слушали. Это не одномоментные катаклизмы, не землетрясения или наводнения, хотя могут быть и они. Вы нарушили некую экосистему, некий механизм питающий огромную планету. Разве вы не понимаете, что это чревато для всех кто находится на этой планете? Десятки тысяч людей в опасности.

— Доктор, попрошу не учите меня делать свою работу. В наши руки попала очень ценная вещица и я не намерен ждать пока вы будете прыгать вокруг неё с приборами и измерять какие-то там показатели. Мне нужна её мощь прямо сейчас и ни вы, никто другой меня не остановит.

— Вас остановит император! Я немедленно отправлю сообщение в Лорию о вашей полной некомпетентности и безалаберности.

— Доктор Дендо! — советник приблизился к женщине почти вплотную. — Я вам настоятельно не советую что-либо предпринимать, — он достал из кармана какой-то предмет. — Я тайный советник императора и все, что вы отправите будет прямиком направленно ко мне, так что утихомирьте свой пыл. И ещё, — в руке у него был экран на котором было, изображение маленькой девочки рядом с мужчиной. — Если вы не прекратите нам препятствовать, то сможете в скором времени вернуться к своей семье целой и невредимой.

— Вы! Вы мерзавец! — воскликнула Секвала».

Новый радужный круговорот засиял в глазах. У Егора немного начала кружиться голова, он немного зашатался, но взял себя в руки.

Теперь перед ними распростёрлась огромная бескрайняя степь. Ветер звенел в ушах. Вдалеке к небу поднимались маленькие смерчи, переливаясь яркими отблесками на солнце. Они, то вздымались в небо, вытягиваясь в длинные воронки, то опускались на землю, смешиваясь с поверхностью.

Секунды спустя ветер стал сильнее, смерчи начали расти и через несколько минут соединились в огромную стену из песка и пыли, своего рода это был большой песчаный цунами, который с бешенной скоростью двигался по направлению к ним, сметая всё на своём пути, поглощая, уничтожая, захватывая абсолютно всё. Этот цунами всё вокруг превращал в пустыню. Зрелище было настолько завораживающим, насколько и пугающим. От такого нельзя было оторвать глаз. Можно было только восхищаться силой, мощью и красотой природы.

«— Нам пора, — сказал голос рядом. — Больше нельзя здесь оставаться.

— Вы смогли зафиксировать все нужные нам показатели? — спросила Секвала.

— Да, нам удалось засечь все очаги излучения энергии, вот показатели.

Секвала взяла в руки предмет, напоминающий земной планшет, но более изящно выполненный, и начала изучать результаты. На приборе были указаны три пульсирующих очага и их координаты.

— Летим к ближайшему, времени совсем не осталось, скоро нас накроет песчаная буря. Необходимо успеть до того как это произойдёт.

— Да, кэно!»

После этого всё вокруг погасло. Егор с девушками по-прежнему находились в каирне и смотрели друг на друга.

Первой молчание нарушила Омела:

— Секвала была нашим первым кэно. Только благодаря ей наши люди смогли выжить. Она принимала жёсткие и необходимые решения. Она была очень решительной, она была потрясающей женщиной. В то время ситуация была критической, крейсер не мог покинуть планету, люди были в ловушке, надежды не оставалось. Именно она смогла найти тот артефакт, который сейчас спасает нас от пустыни. Она работала над ним день и ночь и однажды смогла построить машину, которая была способна обуздать его энергию и пустить её для нас во благо. Мы смогли построить город вокруг крейсера, возделывать землю, выращивать деревья, сады, животных. Мы смогли выжить. Всё это благодаря ей — она стала лидером нашего народа, она стала нашим кэно.

— Для чего вы нам это всё показали? — Эйлани задала такой же вопрос, какой крутился на языке у Егора.

— Я тоже не понимаю всего этого? — поддержал девушку Егор. — Какое отношение эта история имеет к нам?

— Перед смертью мама сказала мне, что…

— Подожди секунду! Кто? Мама?

— Да. Секвала моя мать, — гордо сказала Омела.

— Но это же невозможно. События о которых ты рассказываешь были много десятилетий назад. Ты не можешь быть её дочерью.

— Нанороботы, — тихо сказала Омела.

— Разве? Но как? — удивился Егор.

— Ты ведь знаешь, как это действует?

— Да, я знаю. Но как она смогла передать тебе их, — всё ещё удивлённо спросил землянин.

— Мама починила медицинский отсек и смогла провести одну операцию по передачи нанороботов в другой организм — мне. Я тогда была совсем маленькой. Но это не имеет никакого значения сейчас, главное то, что она сказала мне перед своей смертью.

Егор внимательно смотрел на Омелу и пытался понять почему эта женщина так откровенна с ними? Почему она решилась открыться именно им? Мотивы её были туманны и неоднозначны, вся ситуация была странной. Ему хотелось ей верить, но что-то его смущало. С самой первой минуты нахождения их здесь, в этом городе, Егора мучило чувство беспокойства. Странные взгляды окружающих, странный приём и затем ужин. Разговор ни о чём и в то же время обо всём. Что это было? Сомнения или его вновь обретённое качество не доверять никому? Егор не мог понять. Загадки и таинственность начинали его раздражать. Он более не хотел мириться с таким положением дел.

— Омела, — сказал Егор, придав своему голосу максимальную жёсткость. — Что ты хочешь от нас?

Тарик посмотрела пристально на Егора затем на Эйлани. Она не произнесла ни единого слова, но по глазам было видно, что в ней происходит какая-то борьба.

— Говори открыто, — начал давить на неё Егор. — Ты и так много всего рассказала. Не время отступать, если тебе нужна наша помощь, то мы должны понимать в чём именно?

— Мне нужен ваш ксенил, — молниеносно выпалила Омела.

В воздухе повисла пауза. Егор и Эйлани пожирали женщину глазами, Омела, в свою очередь, смотрела то на Егора, то на Эйлани, стараясь найти поддержку в глазах первого или второго. Егор это заметил и нарушил молчание:

— С чего ты вообще взяла, что он у нас есть? Откуда такая уверенность?

— Сайкл никогда не ошибался, а он уверен, что ксенил у вас. Я думаю, что в таком вопросе он всё несколько раз перепроверил. Отдайте мне его. С помощью минерала я смогу спасти свой народ. Мы сможем покинуть эту планету. И я обещаю, что заберу вас двоих с собой.

— А как же Сайкл? — спросил Егор. — Думаешь он будет спокойно сидеть и смотреть, как ты получаешь столь мощный рычаг власти в свои руки. Если то, что ты рассказала про него правда, то он не будет сидеть сложа руки.

— Именно, — ответила Тарик. — Когда люди увидят, что появилась возможность выбраться, что больше не придётся терпеть эту ужасную планету, они сплотятся вокруг меня и Сйкл потерпит поражение. Он не сможет ничего предпринять против большинства, ему останется только смириться.

— А что на счёт твоей матери? — неожиданно перебила их Эйлани. — Для чего ты всё это показывала? Что она сказала тебе перед смертью?

— Что? — от неожиданности голос Омелы дрогнул. — Ах да, главного я и не сказала, — продолжила она после небольшой паузы. — «Сфера — это самое важное, что есть у нас. Она должна вернуться на своё место тогда и только тогда мы сможем спастись. Ты должна во что бы то ни стало найти источник её силы. Ты должна спасти наших людей.» Это были её последние слова. С тех пор прошло много времени, эта сфера открыла нашему народу множество тайн. Благодаря ей мы можем выращивать урожай и животных, она защищает нас не только от пустыни, но и от таящихся в ней опасностей. Когда я встала во главе нашего народа, то уже не смогла осуществить просьбу матери — этот артефакт стал нашей жизненной необходимостью. К тому же Сайкл и остальные не позволили бы мне осуществить последнюю волю матери.

— Но это может спасти всю планету и всех кто живёт там в голоде и страхе, тех кто из последних сил борется за свою жизнь! — Эйлани перебила Омелу.

— Милая, ты не представляешь, как опьяняет власть, пусть и маленькая. Они ни за что не согласились бы потерять свой статус из-за призрачной надежды на лучшее будущее. Сайкла и его приверженцев устраивает нынешнее положение дел и, сказать по правде, большинство жителей смирились, что уже никогда не покинут эту планету, поэтому поддержат его.

— Почему тогда ты решила разрушить всё? Для чего тебе это? — спросил Егор.

— Ради мамы. Ради её семьи, ради моей семьи. Мама мне так много рассказывала о моей сестре и отце, которые остались на Лории. Я хочу их найти, и у меня осталось слишком мало времени для этого.

— Но как же твой народ? Ты готова рискнуть всем, чтобы увидеть родных, которых никогда не знала? Эти люди, там, — Егор взмахнул рукой в сторону города, — они надеются на тебя, на твою защиту. А ты готова бросить их, оставить на произвол судьбы…

— Для этого мне и нужен ксенил, перебила его тираду Омела. — Когда он будет у меня в руках, я смогу заменить сферу на него и обеспечить защиту своему народу. После чего я смогу отправиться на поиски источника, чтобы вернуть сферу. Я не могла претворить в жизнь свой план, но когда я узнала о том, что нашёлся последний ксенил на планете, то всё стало возможным. После этого я узнала о необычном человеке, который смог добыть минерал, то есть о тебе. И когда я увидела вас то поняла — пришло время. Вы украдёте сферу, после чего мы сможем отправиться на поиски источника. Мы вернём планете жизнь и спасём людей, которые здесь живут.

— По-моему ты торопишь события. С чего ты взяла, что мы согласимся? Я на подобное не подписывался, — перебил её Егор. — А Эйлани совсем ещё девочка…

— Я не девочка! — вмешалась Эйлани.

— Тем не менее мы не обязаны спасать кого бы то ни было, подвергать себя опасности ради иллюзорной возможности. Я дал слово Сулле, её отцу, что увезу его дочь с этой планеты и обеспечу её светлое будущее. И у меня есть всё, чтобы сдержать своё слово.

— И как же ты это сделаешь? У тебя есть только ксенил. На нём далеко не улетишь.

— О, это самое интересное. Всё, что мне необходимо находится в нижней части крейсера, я знаю, где находится спасательный корабль, потому что уже летал на подобных судах. Ах да, совсем забыл сказать, я раньше служил в лорийской армии, мне знакома эта система.

— Но как же? — удивлённо пробормотала Омела. — Ты мне показался совсем другим. Не может быть, чтобы тебе было наплевать?

— Может, мной много раз помыкали и это чуть не привело к концу света. Более того много хороших людей погибло — моих друзей. Я больше не хочу, чтобы подобное повторилось. Эйлани, пойдём! Нам пора выбираться с этой планеты.

Егор направился к выходу. Он не знал почему так разозлился? Он просто хотел уйти отсюда. Омела напомнила ему о прошлом, когда он служил в армии Лории, когда он оказался пешкой в чужой игре, когда он потерял братьев по оружию, друзей, когда он потерял её — свою любовь, Алайну. Это имя острым ножом прорезало память, её образ всплыл в подсознании, старые чувства вновь нахлынули. Он никогда не сможет её забыть, этот рубец никогда не затянется. Тогда Егор хотел быть лишь с ней, создать семью, растить детей, неважно где в галактике, лишь бы они были вместе. Но этому не суждено было сбыться. Он потерял её. Боль была сильной, каждый день без неё был мукой, со временем он привык к такому состоянию, и никогда не забывал о ней.

— Ты можешь идти, но вряд ли ты доберёшься до корабля, посмотрим как у тебя это получиться, — сказала Омела ему в след.

— Ты удивишься, узнав на что я способен. Эйлани, я жду тебя.

Девушка сделала шаг по направлению к Егору, но остановилась как вкопанная.

— Эйлани!? — Егор обернулся и посмотрел на девушку. Она не двигалась и смотрела то на него, то на Омелу.

— Эйлани, идём! — сказал он, добавив жёсткости в свой голос.

— Я! Я не могу.

— Что?

— Отец всегда хотел улететь с этой планеты. Он с самого детства твердил об этом и я его поддерживала, Но это неправильно, нельзя бросать их, это несправедливо, как я смогу быть счастлива где-то там, если буду знать, что тысячи людей погибают здесь в этой пустыне. Когда отец был рядом, я не сильно думала об этом, но теперь, когда появился шанс спасти всех, я не могу так поступить. Прости Егор, но я не пойду с тобой, я просто не могу.

Минута, две, три — он продолжал молчать.

— Нам пора уходить, — нарушила молчание Омела. — Ты поможешь мне, моему народу?

— Да чтоб вас всех, — выругался Егор. — Изложишь подробности по дороге назад.

— Я знала, что ты…, - Омела не успела договорить, Егор вышел наружу.

Глава 10

План оказался на удивление прост. Омела рассказала, что доктор Сэйлер Дори посещает сферу каждый день в три часа дня. Для него это стало почти ритуалом, который он выполнял, как самый неистовый верующий. Он проводил у сферы около часа, на это время Дори отпускал всю охрану и сотрудников лаборатории. Никто не знал, что именно он там делал, но каждый день он выходил оттуда весьма возбуждённым и довольным. Доктор говорил, что сфера открывает ему новый взгляд на мир. Все, конечно же, воспринимали такое его поведение, как чудачество учёного и давно перестали обращать на это внимание. Именно в этот самый момент Омела предложила нанести первый удар. Они проберутся в лабораторию через вентиляционные шахты, обезвредят Дори и смогут спокойно забрать сферу. Тарик заставила Егора и Эйлани запомнить наизусть комбинацию, которая открывала доступ к сфере, и категорически запретила прикасаться к ней голыми руками. Сфера имела необычное излучение, и рисковать испытывать его на себе, было бы крайне неразумно. После этого они должны отправиться в пустыню и найти источник силы, где и необходимо установить сферу. У Омелы была карта, на которой они были отмечены. Она досталась ей от матери и женщина хранила её все эти годы.

На карте было указано, несколько точек — ими были отмечены порталы силы, излучение которых, в своё время, смогла засечь Секвала. Порталы предназначались для сфер и только для них. По теории, если все шары будут совмещены с порталами, то произойдёт обратный процесс и планета возродиться. Как и что это будет, никто не мог предсказать, поэтому могло произойти всё что угодно.

— Раз всё так просто, почему ты не доверила это кому-то из своих людей? — спросил Егор, когда они подходили к городу.

— Я мало кому могу доверять, а те, кому могу, не справятся с этой задачей, — ответила Омела.

— Нас ты знаешь всего пару дней и всё-таки доверилась? — настаивал он землянин.

— Я не первый год стою во главе своего народа. Эта должность ко многому обязывает и в то же время учит разбираться в людях, в их стремлениях, их тайных желаниях и мотивах. Я научилась разбираться в людях, и несмотря на всю твою таинственность я вижу, что ты человек чести. Твоя забота об этой девочке, твоё стремление помочь ей, говорят о многом. Несмотря ни на что, за всё то время, что ты провёл на этой планете ты привязался к ним. И всех других людей ты не сможешь бросить, если есть хотя бы маленький шанс на спасение. Всё здесь — в твоих глазах, — Омела замолчала и пристально посмотрела на него. — Хотя, — продолжила она с улыбкой, — может я доверила вам просто, потому что мне больше неизвестны те, кто смог пересечь мёртвые пески. Моим людям не справиться с таким, мне остаётся лишь довериться вам.

В город они попали тем же путём, которым его покидали. Вокруг всё было так же, каждый занимался своими делами, об их отсутствии никто не подозревал. Они вошли внутрь корабля, никем незамеченные. Торвуд, помощник Омелы, уже ждал их.

— Кэно, — сказал он, заметив Омелу.

— Торвуд! Какие новости? — спросила кэно.

— Никто не догадывается о вашем отсутствии. Мистер Сайкл провёл всё это время в своём кабинете и никуда не отлучался. На время вашего отсутствия я смог замкнуть в круг наблюдение за вашими покоями. На записи будет видна лишь вы сидящая в своём кабинете и работающая над проектом.

— Молодец, — похвалила его Омела. — Доктор Дори скоро будет в лаборатории, времени совсем мало, необходимо отправляться прямо сейчас.

Через несколько минут они поднялись на нужную им палубу.

— Вот вход в вентиляцию. Два раза налево, один раз направо и вы на месте. Удачи, я верю в вас. Мне необходимо отправиться на своё рабочее место. После того, как вы заберёте сферу, Торвуд будет ждать вас в саду на том же самом месте. Он подготовит всё необходимое. Ах да, вот карта моей матери, здесь все необходимые координаты.

— Ладно, сделаем это. Хватит топтаться на месте, — сказал Егор и полез в вентиляцию.

Егор жутко не любил замкнутые пространства, поэтому на половине пути дыхание его начало сбиваться, воздуха не хватало, он тяжело дышал.

— Давай скорее, — прошептала Эйлани. — Почему ты медлишь?

— Не торопи меня, — зло прошептал в ответ ей Егор. — Я не очень люблю узкие помещения.

— Да как ты вообще в армии служил, если ты такой неженка? — хихикнула Эйлани.

Не обратив внимания на её замечание, Егор перевёл дыхание и пополз дальше.

— Мы на месте, — сказал он через несколько минут.

Сквозь вентиляционное окно он увидел сидящего в кресле доктора Дори. Доктор что-то усердно изучал на стеклянных экранах своего стола. В них отражалось множество непонятных формул и показателей. Егору было трудно разобрать со своего места что это были за показатели, и что они отражали, но усердие доктора вызывало в нём любопытство.

Некоторое время ничего не происходило, доктор Дори продолжал по-прежнему заниматься своими делами.

— Что там? — спросила шёпотом Эйлани.

— Подожди, — также ответил ей Егор. — Нужно дождаться удобного момента, когда он отойдёт от стола, наверняка у него где-то там пульт рядом и он вызовет охрану до того, как мы сможем до него добраться.

— Время поджимает, — сказала Эйлани.

Егор снова посмотрел на доктора Дори, но его не оказалось за столом. Были слышны шаги по металлическому полу и звук открывающейся двери. Егор решил рискнуть и немного высунулся из своего укрытия. Землянин отодвинул решётку и просунул голову вниз, сквозь большое смотровое окно он увидел Дори, стоящего рядом с шаром. Он смотрел на него не отрываясь. Неожиданно изумрудная дымка поплыла от шара и начала проникать в Дори прямо через рот. Как будто он поглощал испускаемую шаром энергию. Дори схватился за шар обеими руками и был уже полностью охвачен изумрудным туманом.

— Пора, — сказал Егор и спрыгнул на пол в лаборатории. Дори не услышал этого, так как был занят совсем другим. Эйлани моментально последовала за Егором и спустя секунду стояла рядом с ним.

— Что он делает? — ужаснулась девушка.

— Теперь мы знаем для чего Дори запирался в лаборатории каждый день. Он поглощает энергию сферы. И это, — Егор замолчал. Они с Эйлани смотрели сквозь то же большое смотровое окно на сферу и изумрудную дымку с доктором Дори внутри. Но это был уже не Дори. Кожа его была коричнево-зелёного цвета, покрытая мелкой чешуёй, вместо ногтей длинные когти, в центре груди горел яркий красно-жёлтый свет. Они знали кто перед ними и не могли поверить своим глазам. Саал в самом центре города. Это было странно и страшно. Чего теперь ждать? Много ли здесь подобных существ? Что делать теперь? Следовать плану или предупредить всех? Масса вопросов возникла за секунду.

— Как это возможно? — перебила Эйлани размышления Егора.

— Вероятно, при прямом контакте сфера меняет природу человека на генном уровне, но как ему удаётся сохранять человеческую форму? Вот в чём вопрос. И самое главное, сколько их здесь?

— Ты думаешь, есть ещё? — спросила девушка.

— Насколько я успел узнать этих тварей, одной особью они не обойдутся. Ставлю на то, что его дорогая жёнушка с ним заодно. Дождёмся, пока он не выйдет и снова не превратится в человека, а после сделаем то, зачем пришли.

Ждать пришлось недолго. Всего несколько минут и саал-Дори закончил свой ритуал. Он направился к двери, а тем временем, Эйлани и Егор притаились в засаде, укрываясь за немногочисленными приборами лаборатории. Когда Дори вышел из хранилища он вновь стал человеком, он сделал это практически мгновенно, пока проходил через дверь. Плохая новость, очень плохая, если он способен за секунды перевоплотиться, то вычислить подобных ему будет практически невозможно.

Долго размышлять было некогда. Мощный тычок в области затылка и Дори уже валялся без чувств. Армейские тренировки оказались весьма полезными. В «Аркадии» Егора научили практически всем видам ведения боя, в том числе, обезвреживание при различных диверсиях.

— Руки помнят, — сказал Егор, скорее сам себе, и улыбнулся.

— Что?

— Нет, ничего! Это так мысли вслух, иногда такое бывает, — поспешил оправдаться Егор перед девушкой. — Свяжи его, а я добуду сферу.

Он направился в хранилище, попутно надел специальные перчатки для сферы, они нейтрализовали эффект от испускаемой энергии шара, и сумку, для транспортировки этой сферы. Он переключил несколько тумблеров рядом с постаментом, тем самым переключая станцию на запасное хранилище энергии, чтобы город мог существовать какое-то время без артефакта и бросился назад к Эйлани, которая мастерски связала доктора Дори по рукам и ногам. Этим узлам её научил отец.

— Готово, пора уходить отсюда, — сказал он девушке.

В этот самый момент дверь в лаборатории открылась и в дверях появилась Делана Дори — жена доктора. Скрываться было уже поздно, она увидела Егора, Эйлани и своего связанного мужа.

Ждать больше было нельзя, Егор моментально запустил одним из стеклянных экранов в женщину, подхватил Эйлани и затолкал её обратно в вентиляцию, в тот же момент передал ей сумку с шаром и сказал:

— Уходи отсюда, я их отвлеку.

— Я не могу тебя бросить! — воскликнула Эйлани.

— Уходи, встретимся у назначенного места через десять минут.

Девушка повиновалась Егору и быстро уползла по вентиляции. Тем временем Егор подскочил к Делане, и хотел было её обезвредить, но мощная чешуйчатая рука сжала ему горло. Он не ожидал такой реакции от женщины и был не готов к этому. Он пытался разжать её когтистые пальцы, но это ему почти не удавалось. На удивление Делана была очень сильной и, что отметил для себя Егор, обратилась лишь частично. Они не были обычными саалами, скорее они были более развитыми, сильнее, быстрее, они были другим видом саалов. Теперь слова Деланы о мерзости саалов за ужином, в их первый вечер здесь, приобрели новый смысл.

Но отвлекаться было нельзя, Егор почувствовал, что у него больше не осталось воздуха, в глазах помутилось, сердце бешено колотилось, он сопротивлялся из последних сил. Сделав над собой усилие землянин достал нож из-за спины и смог порезать щёку Деланы. От неожиданной боли рука разжалась и Егор рухнул на пол, заглатывая воздух большими глотками. Он откашлялся несколько раз и принял оборонительную стойку.

— Кто ты? Что ты? — спросил Егор у Деланы. Он пытался выиграть время и найти слабое место у женщины. Он проигрывал ей по всем показателям и бой был бы неравным.

— Тебя это не должно волновать, тебя уже ничто не будет волновать, ведь ты сейчас умрёшь, — спокойно ответила Делана. Её обе руки уже изменились, она начала быстро превращаться в саала.

— Ты и твой муж саалы!? Я прав? — сделал ещё одну попытку землянин.

Делана остановилась, она почти полностью изменилась, лишь её голова продолжала оставаться в человеческом облике. Красивое лицо на теле монстра — это было что-то новенькое. Вид был шокирующим. Но Егор продолжил:

— Я встречал твоих сородичей, там в пустыне.

— Я не имею ничего общего с этими тварями. Они падальщики, низшие существа, — Делану явно разозлило упоминание о саалах. — Они ничтожества. Я и мой муж саарталы, мы высшие существа, мы их Боги — они наши рабы. Они будут нашими рабами.

Делана подошла к своему мужу и срезала когтями путы, но тот продолжал оставаться неподвижным и без сознания. Егор применил специальную технику и пережал доктору Дори несколько точек, которые парализовали его на несколько часов, очень удобная штука, когда нужно кого-то обезвредить и потом не волноваться, что он освободится от пут и сбежит. После увиденного Егор решил перестраховаться.

— Что ты с ним сделал? — спросила девушка-монстр после того, как не смогла разбудить доктора.

— С ним всё в порядке, если его состояние порядок…

— Что ты сказал? — пришла в ярость Делана.

— Спокойно, тихо! Он без сознания и парализован — это продлится всего пару часов. Я одного не пойму, если вы такие сильные, если вы высшие существа, что вы делаете в этом городе, и почему прячетесь среди людей?

— Мы охраняем сферу, так велела нам наша матерь. Но это не твоё дело. Мне надоело с тобой болтать, сейчас ты умрёшь.

— Погоди, погоди! — крикнул Егор. — Ещё только один вопрос. Ты о той сфере, которая должна была быть там? — он указал на хранилище и пустой постамент.

— Нееет! — закричала Делана, повернувшись лицом к хранилищу.

В этот самый момент Егор молниеносно подскочил к ней и нанёс сильный удар в область сердца, в маленький чёрный участок под красно-жёлтым светом в груди, туда, где по какой-то причине не было чешуи. Весь разговор был отвлекающим манёвром, ему необходимо было застать её врасплох иначе он не смог бы победить Делану.

— Вы монстры, в вас нет ничего божественного, — сказал Егор, проворачивая кинжал в её сердце. После чего добавил. — Я найду все ваши сферы и уничтожу вас всех вместе с ними. Я очищу планету от вашей заразы.

Глаза девушки закрылись, после смерти она приобрела вид нормального человека. Это было удивительно и неожиданно. На самом деле ему повезло, что Делана Дори оказалась саалом или саарталом, всё равно как их называть. Из-за этого она не смогла поднять тревогу и никто в городе не знал о произошедшем в лаборатории. Егор смог спокойно уйти через вентиляцию и оказался, с небольшой задержкой, в назначенном месте встречи.

— Ты опоздал, — бросилась к нему Эйлани со слезами на глазах и обняла. — Я думала ты не придёшь.

— Ты во мне сомневалась? Глупышка, не смей больше этого никогда делать. Я дал тебе слово, и я его сдержу, во что бы то ни стало. Я обещал, что найду тебе лучший дом, значит, я выполню своё обещание. А теперь идём нам надо спасти эту планету.

Глава 11

Ветер свистел в ушах Егора, пока он, вместе с Эйлани, мчался по безжизненной пустыне, на двухместном иржеконе, машине подобной земным "багги", с широкими колёсами и огромной солнечной батареей на корме автомобиля.

Омела обо всём позаботилась, Торвуд ждал их в ранее оговорённом месте с транспортом наготове. Она отдала распоряжение подготовить необходимые припасы — еду и оружие, специальные спальные мешки, оборудованные установкой кариуса, способствующую быстрому и полному отдыху. Наследие Лорийской империи, оставшиеся немногие достижения науки и техники на некогда бывшем космическом крейсере.

Прошло уже около пяти часов, с тех пор как они пересекли невидимый барьер, отделяющий город от остальной планеты. Солнце было высоко и, по прежнему, нещадно жарило, невзирая ни на что. Эйлани уткнулась в карту, которую дала им Омела, и в приборы, указывающие их нахождение на местности. Приборы говорили ей, что до ближайших координат, указанных на карте было около семи-восьми часов езды. Эйлани повернулась к Егору, который был поглощён созерцанием песочной дороги, и сказала ему об этом.

— Что нас там ждёт? — добавила она с тревогой в голосе.

Когда она решилась на это, то не думала о последствиях. Единственной её мыслью было то, что она сможет спасти этот мир и людей, которые здесь живут. Ею управляли эмоции и ничего больше. Егор это понимал, но не смог найти слова, чтобы разубедить девушку в её порыве. Или не хотел. В глубине души он понимал, что не сможет жить с чувством вины, он не сможет обречь тысячи людей на медленную и мучительную смерть, тем боле после того, как он узнал, какие опасности им грозят. Он думал о саалах и саарталах. Кто они? Чего от них ожидать? Что им нужно? Хотя ответ на эти вопросы он знал и не мог бросить людей на произвол судьбы. Такой уж он был человек, он должен был поступать правильно, он должен был защищать людей. Егор не знал, почему был таким, но это было его сутью, было частью его. Много раз он пытался отречься от подобных мыслей и действий, пытался жить лишь ради себя самого, но у него ничего не выходило. Каждый раз судьба ставила его перед выбором, и он всегда выбирал благополучие и безопасность людей.

— Не знаю! — спокойно ответил Егор прервав свои рассуждения. Он посмотрел на Эйлани и улыбнулся. — Мы этого не узнаем пока не приедем. Не так ли?

— Да! — нахмурилась девушка. Тревога охватывала её всё больше.

— Эйлани, ты, наверное, догадалась, что когда-то давно я служил в армии. Я видел вещи, которые многие даже представить себе не могут, и на первый взгляд они были всегда пугающими, жуткими, иной раз отвратительными. Мой друг всегда повторял одну и ту же фразу: «Прежде всего, мы должны победить врага здесь, — Егор показал на свою голову. — Иначе, каким бы ты ни был храбрым, решительным, отважным, если ты не победил страх в своей голове, то тебе уже ничего не поможет».

Егор посмотрел на Эйлани, она ответила ему немного смущённым взглядом, вероятно она не поняла полностью смысл его слов. Тогда Егор поспешил добавить:

— Ты знаешь, что нас там ждёт?

— Нет! — ответила девушка.

— Сейчас ты можешь с этим что-то сделать? — продолжал он задавать вопросы.

— Нет!

— Пойми, страшиться того, что ещё не произошло — в этом нет смысла. Всё вот здесь — в твоей голове! Когда ты поймёшь, что переживать о том, чего ты не знаешь или о том, на что ты не можешь повлиять — бессмысленно. Тогда все твои сомнения и страхи уйдут. Ты сможешь обрести спокойствие. Но это не значит, что нужно расслабиться. Ты должна быть готова ко всему, ты должна быть готова к худшему, тем более на этой планете. Это не страх — это предосторожность.

Эйлани смотрела на Егора, в её глазах он читал благодарность, девушка даже немного повеселела, тревога сошла с её лица.

— Что ты скажешь о Торвуде? — неожиданно спросил Егор.

— Что? О ком? — запинаясь переспросила Эйлани.

Пустыня вокруг была однообразной и в голову лезли всякие мысли, поэтому он решил отвлечься от них и заодно изменить тему разговора в другое русло.

— А что с Торвудом? — спросила Эйлани.

— Мне показалось, что он неравнодушен к тебе, — ответил Егор.

— С чего ты взял? — румянец залил щёки Эйлани.

— Я мужчина и знаю, что означает подобный взгляд, каким он смотрел на тебя. Он тебе нравиться?

— Я, я не знаю! — ответила девушка и опустила глаза в пол. — Он милый и симпатичный, — добавила она еле слышным шепотом. — Хоть мы знаем его всего ничего, но он показался мне хорошим парнем. Надеюсь, мы ещё увидим его и Омелу.

— Я тоже, — поддержал её землянин.

После этого они долго не произнесли ни звука. Так и ехали молча много часов.

Внезапно иржекон остановился. Эйлани ударилась головой о панель впереди. Удар был несильным, но неожиданным.

— Что случилось? — спросила девушка, потирая ушибленное место.

— Смотри! — ответил Егор и жестом указал перед собой.

Впереди, в нескольких километрах, в лучах заходящего светила блестели крыши домов. Издалека эти крыши напоминали большое озеро, которое раскинулось посреди пустыни, завлекая в своё лоно заплутавших путников. Однако, было что-то в этом виде отталкивающее, пугающее, что-то, что говорило пройти мимо, ни в коем случае не идти туда, не идти на этот головокружительный танец сверкающих огней.

Отложив бинокль, Эйлани сказала:

— Жуткий вид, у меня почему-то мурашки по коже пробежали.

— Ты права, место и впрямь жутковатое. Только судя по показанием прибора, одно из мест силы находится за этим городом.

— Что это за место?

— Полагаю, когда-то это был шахтёрский город, — сказал Егор. — Непохоже, что там кто-то живёт, но не стоит забывать о нашей прошлой остановке в подобном месте.

От этих слов Эйлани покраснела и опустила голову.

— Прости, я не это имел в виду, — поспешил добавить Егор, заметив реакцию девушки.

— Ничего. Всё хорошо. Что мы будем делать? — спросила она, задумчиво всматриваясь в даль.

— Думаю, нам стоит переночевать в той низине, а утром примем решение, — ответил землянин.

— А как же люди из города? Думаешь, они не станут нас преследовать?

— Определённо они отправили погоню по нашим следам, но у них нет информации, куда именно мы отправились, поэтому о них нам пока не стоит беспокоиться. Но на всякий случай мы будем дежурить ночью по очереди.

— Я буду первой! — вызвалась Эйлани.

После нескольких часов девушка нежно разбудила Егора. Он поднялся с трудом, протёр глаза и посмотрел на ночное небо, усыпанное звёздами. Он заступил на свой пост, отправив девушку спать.

Друзья устроились в небольшой низине, которая защищала их от прохладного ночного ветра. Ночью, в тишине время тянется медленнее, намного медленнее и в голову лезут разные мысли, которые отправляют тебя в самые тёмные уголки твоей души. Плохие воспоминания, мысли, желания так и норовят поглотить сознание.

Сколько мыслей и переживаний проходит через сознание в одно мгновение. Через несколько секунд уже не можешь понять, где твои мысли. Всё становиться запутанным, непонятным, неосмысленным. Пытаешься зацепиться за еле вспыхнувшую светлую мысль, обрести смысл в злобном танце негативных воспоминаний и переживаний, которые когда-либо происходили. Неправильные решения, плохие мысли или слова, все ошибки, которые совершил, которые не мог исправить. Боль, которую причинил. Все эти мысли и воспоминания жгут тебя, прожигают изнутри стремясь полностью поработить твой разум. Вот, что такое ночь, когда остаёшься наедине с собой.

У Егора таких мыслей хватало. За всю его жизнь он наделал немало глупостей. Как на Земле, так и в новой его жизни на Лории. Сейчас это всё тяжёлым грузом давило на него. И с этим ничего нельзя было поделать. Но теперь у него появился шанс, маленький шанс отдать долг вселенной, судьбе. Вот его маленький спасительный огонёк — он может спасти планету, спасти людей и не только. Он спасёт Эйлани от жизни в этом аду.

Голос у портала силы сказал всё верно. В его крови быть тем, кто приходит на помощь людям, он должен спасти их и поступить иначе не может. Это его сущность, его судьба.

Странный шум оторвал его от этих мыслей. Он поднялся из своего укрытия и обратил взор в сторону города. Бинокль, с функцией ночного видения, вооружение лорийской армии, отчётливо показал какое-то движение возле небольших стен города. Редкие огни в разных его частях говорили о том, что он не пустует, как могло показаться ранее. Грохот доносился всё чаще, ночью в пустыне звук легко преодолевал большие расстояния, тем более ветер дул в его сторону. Было ощущение, что работал какой-то двигатель, но разобрать по обрывочным звукам было сложно. Рассмотреть, что там происходит, тоже было трудно. Он видел мечущиеся фигурки людей, снующие в разные стороны, но что они делали, разобрать было нельзя. Да и сейчас это было не особо важно. Их новая проблема была в том, что город оказался не пустым и проехать через него незамеченными им не удастся. Объехать его было невозможно: слева к верху поднимались небольшие каменистые холмы, справа — чуть ближе к самому городу был глубокий, с отвесными стенами каньон, что также затрудняло их путь. Единственной дорогой был путь через город, но сейчас он был закрыт.

Дилемма, которую Егор не смог предвидеть. Почему он решил, что всё будет так легко? Он расслабился, позволил думать, что саалы и пустынники остались позади. Позволил себе думать, что погони за ними не будет. Теперь он уже не был так в этом уверен. «Ты размяк. Тряпка. Ты подверг опасности и её и себя. Чем ты думал?» Егор попытался привести себя в чувства подобными напутствиями. Оставалось только одно, дождаться утра.

Сейчас уходить из их укрытия было небезопасно, свет от машины могли заметить и погони не избежать. Поэтому Егор решил дождаться рассвета, чтобы совместно с Эйлани обсудить сложившуюся ситуацию.

Когда Эйлани проснулась Егор рассказал о том, что заметил ночью.

— Я долго думал, что же нам делать, но я вижу лишь один путь, — подытожил он свой рассказ.

— Какой? — подалась немного вперёд девушка.

— По данным карты, которую дала нам Омела, сосредоточение силы находиться в тех холмах, прямо за городом. Напрямик мы не сможем пройти, в этом деле мы никому не можем доверять. И я сомневаюсь, что в том городе нам будут рады. Назад пути тоже нет. Через каньон нам пробраться будет очень сложно. Спуститься мы сможем, но вот подняться по отвесным скалам, нет, даже с самым лучшим альпинистским оборудованием. Остаётся путь через вот эти холмы, слева от нас.

— Похоже, ты уже всё решил, — сказала Эйлани.

— Да у меня было время подумать. Мы спрячем транспорт у подножия холмов, он нам понадобиться. А дальше пойдём пешком. Итак, ты готова?

— А куда я денусь, — ответила Эйлани. — Пошли скорее.

Путь до холмов занял не так много времени. Им пришлось отъехать немного назад, чтобы остаться незамеченными в городе, а затем принять немного влево, так, чтобы объехать холмы с другой стороны.

Горные породы оказались не столь дружелюбными, как это казалось издалека. После того, как они спрятали и замаскировали инжеркон то увидели перед собой не пологие склоны приветствующие путников, а огромные острые камни, которые вырывались из под песка. Они шли между огромными валунами, иногда пути вперёд не было и приходилось взбираться по жёсткой поверхности камней. Затем снова спускаться на «тропу». Хотя тропы никакой не было Егор вёл Эйлани по пути, который вероятнее всего привёл бы их к нужному месту. По большей части он интуитивно выбирал дорогу, а иногда местность делала этот выбор за него. Солнце начало свой путь к закату, когда он решил сделать небольшой привал между несколькими огромными валунами. В их тени они укрылись от палящего светила и от горячего ветра, который не освежал, а делал только хуже.

Они прошли уже приличное расстояние с тех пор, как начали взбираться по этим холмам. Справа через небольшие просветы между скалами они видели обратную сторону шахтёрского городка. Странно, но в свете дня не было ни малейшего намёка на присутствие кого бы то ни было. Такое ощущение, что ночью Егору всё приснилось и звуки, и люди. Сколько ни пытался он высмотреть кого-нибудь, у него ничего не получилось.

— Странно, что это за люди, которые днём спят, а ночью работают, — спросила Эйлани.

— Не знаю, но это мне не нравиться. Пойдём нам нельзя задерживаться, у нас ещё много дел впереди.

Поднявшись на вершину самого высокого холма Егор смог осмотреть всю долину. Бывший город шахтёров остался далеко позади, лишь отблески на солнце говорили о его существовании. Каньон, который не дал им возможность обойти городок справа оказался излучиной некогда бывшей на его просторах реки, которая затем впадала в огромное море. Несмотря на пустынность всего этого пейзажа, отсутствие воды и зелени, но вид был поистине поражающим, захватывающим дух.

— Жаль нет с собой фотоаппарата, — сказал Егор.

— Чего? — переспросила Эйлани. Она не поняла последнее слово, которое Егор произнёс на русском. У него иногда такое бывало, он начинал говорить на родном языке, о существовании которого никто даже не подозревал в этой части галактики.

— Ну, это прибор, который сохраняет то, что ты хочешь в виде изображения, — попытался объяснить Егор.

— Зачем?

— Для того, что бы сохранить память о том, что ты когда-то видел или то, где ты был или с кем ты был.

— Но зачем? Я и так помню всё, что когда-либо делала или где была. Зачем это ещё сохранять в виде изображения? — никак не могла понять этой необходимости девушка.

— Я не знаю, как это объяснить, — честно признался Егор. — Так поступают люди на моей планете. Таким образом они делятся впечатлениями, эмоциями между собой, хвастаются, радуются…, - он посмотрел на хмурое лицо Эйлани и остановился. Как можно объяснить девушке, что такое радоваться жизни, которая потеряла родителей, которая родилась и прожила всю жизнь в умирающем мире? Это было бессмысленно. Сейчас Егор подумал и о том, что он просто обязан вырвать эту девушку из объятий этой планеты, он должен найти ей дом.

Егор молча пошёл дальше. Поднявшись на вершину идти стало легче и они ускорили шаг. Неожиданно карта начала подавать звуковой сигнал. Егор посмотрел на неё и сказал:

— Согласно карте мы рядом. Нам надо пройти ещё несколько километров в ту сторону.

— Наконец-то хоть какой-то прогресс. Я уже устала от вечной ходьбы, — заявила Эйлани.

Они шли, не произнеся ни звука. Егору не хотелось ни о чём говорить, да и настроение девушки говорило о том же. Поэтому он сохранял тактичное молчание. Солнце клонилось к закату, его диск был над самым горизонтом. Отсюда с вершин казалось, что оно далеко внизу падает за край земли. Всё-таки красоту можно найти даже в самом глухом и непривлекательном месте.

— Должно быть нам сюда, — сказал Егор, склонившись над небольшой расщелиной.

— Ты уверен? Мне не хочется туда, — девушка с опаской заглянула за край расщелины, прямо в пропасть.

— Понимаю, но думаю сейчас для нас это единственный путь.

— Я ничего не вижу.

— Дай верёвку, — сказал Егор.

Эйлани повиновалась. Егор обвязал её за один из больших камней с помощью замысловатого узла, которому его научили в армии. Затем скинул её в расщелину и начал спуск. Он оказался не таким длинным, всего метров пятнадцать-двадцать. Внизу было сыро и прохладно, после жары такая атмосфера приятно холодила кожу. Егор подал знак Эйлани и она спустилась вслед за ним.

Они зажгли фонари и увидели, что стоят посреди широкого тоннеля. Снова пещера. Егору начинало надоедать подобное положение дел. Он каждый раз оказывался в какой-то пещере. Словно все вокруг сговорились и спрятали все важные места и вещи в различных пещерах или под землёй. Он выругался про себя, так чтобы Эйлани не поняла, о чём он говорит. Надолго останавливаться было нельзя, поэтому они пошли вперёд по указаниям карты. Теперь, когда масштаб её был изменён она показывала, что источник силы находился в каких-то сотнях метрах от них.

Они медленно продвигались вдоль стенок тоннеля, не встречая на пути преград. Это были не природные образования. Надо отдать должное кто-то хорошо постарался, чтобы вырыть их. Шаг за шагом они продвигались к цели, на карте отсчитывались метры, оставшиеся до источника. Когда осталось тридцать метров, Эйлани сказала:

— Я ничего не вижу. Разве мы уже не должны видеть этот источник? — девушка волновалась, ей не хватало хладнокровия Егора.

— Эйлани, мы ведь толком и не знаем, как он должен выглядеть, так что не стоит пока волноваться. Помнишь? Если ты ничего не можешь сделать, то не надо преждевременно разочаровываться и волноваться. А на самом деле мне и самому интересно, что там может быть, — Егор улыбнулся и пошёл дальше, немного ускорив шаг.

Когда карта показывала десять метров они вышли из-за небольшого поворота. Перед ними раскинулась огромная пещера. Свет фонарей заглушало свечение, которое исходило из самого центра пещеры. Оно переливалось яркими красками всех цветов радуги. Жуткий и одновременно красивый танец цветов, переливающийся в непонятных извивающихся формах, создавая причудливые узоры.

— Мы нашли его! — воскликнул Егор.

— Да! — Эйлани была поглощена зрелищем и не могла оторвать глаз от свечения в центре. — Это восхитительно! Ничего прекраснее я не видела в своей жизни.

Девушка мелкими шагами продвигалась к этому самому свечению, как будто её затягивало туда. Она не могла с собой ничего поделать и всё шла и шла навстречу прекрасному.

— Эйлани! Эйлани! — окликнул её Егор. Но она уже не обращала на него никакого внимания, она всецело была поглощена светом пещеры.

— Стой! — Егор отдёрнул девушку за плечи и начал трясти её. — Что с тобой? Очнись!

— Ой! Что случилось? — испуганно спросила девушка.

— Ты была как будто под гипнозом! Тебя затягивало прямо туда, — он указал на свет. Ты не помнишь?

— Не знаю! Я не понимала, что делаю. Когда я на него смотрела, то чувствовала себя такой счастливой, не было ничего вокруг ни боли, ни страха, ни страданий только я и этот прекрасный свет. Мне было так хорошо и легко. Мне хотелось прикоснуться к этому свету и всё. Я не могу это по-другому объяснить.

— Ясно. Ну, мы выяснили, что к свету тебе нельзя. Не смотри на него и не подходи к нему близко.

— А почему он на тебя не подействовал? — спросила девушка.

— У меня иммунитет к таким вещам, — улыбнулся Егор. — Это долгая история, потом расскажу. Оставайся здесь и ничего не делай, я помещу шар в центр света, и мы сможем уйти отсюда. Ты поняла? Отойди подальше, оставайся там и никуда не двигайся.

Егор взял рюкзак с шаром, надел специальные перчатки, а затем взял шар в руки. Он осторожно подошёл к свечению в центре пещеры, которое было как раз над ним. Ему осталось только протянуть руки вверх и всё будет кончено. Только Егор собрался это сделать, как неожиданно, что-то молниеносно пронеслось возле него и сбило с ног.

— Что это было? — послышался голос Эйлани.

Егор пришёл в себя и попытался встать на ноги. Через секунду он снова лежал на земле. Нога и грудь ныли от боли. Удары были сильными и мощными. Такого он уж точно не ожидал. Во время второго падения он выронил шар из рук, который откатился на несколько метров. Мгновение спустя кто-то или что-то подняло его с земли. Егор не мог его разглядеть, нечто мерцало, и было полупрозрачным, но оно напоминало человека.

— Кто вы и что здесь делаете? — спросил мерцающий.

— Мы люди, а ты кто такой? — задал вопрос Егор.

— Я искусственный кибернетически-модифицированный механизм призванный защищать портал силы от угроз и разрушения.

— Кто? — удивлённо спросила девушка.

— Робот! — ответил машинально Егор.

— Не робот, — возразил киборг. — Искусственный интеллект в теле кибернетического организма.

— Да, так намного понятнее, — прошептал про себя Егор.

— Что вам здесь нужно, люди? — киборг произнёс вопрос чётко и беспристрастно.

— Мы пришли, чтобы спасти планету, — выпалила Эйлани.

— Планету? Спасти? — повторил киборг. — От чего?

— Как от чего? Ты что всё время провёл в этой пещере? — воскликнула Эйлани.

— Моя задача защищать портал. Я нахожусь здесь постоянно, — ответил киборг.

— Планета умирает, из-за того, что порталы силы были повреждены. Вокруг бесплодная пустыня, — сказал Егор.

— Это меня не касается. Моя задача не допускать никого к порталу. Уходите или будете уничтожены. У вас есть ровно десять секунд. Десять. Девять. Восемь.

— Подожди ты не можешь так просто…

— Семь, шесть.

— Стой же! — испуганный голос Эйлани отразился от стен пещеры. Но киборг был неумолим. Он уже поднял руку, в которую было вмонтировано оружие и направил на Егора с Эйлани.

— Пять, четыре, три, два…

— Стоять! — голос Егора прозвучал громогласно и величественно. — Я Егор Зорин, тайный советник императора Сарривала, первый торион армии Лории и командир императорской гвардии, — говоря это, Егор обнажил плечо и показал татуировку со странными замысловатыми символами на нём.

— Ты обязан подчиниться мне, — продолжил он.

— Один.

Киборг опустил руку, встал на одно колено и сказал:

— Я повинуюсь.

Эйлани, тем временем, смотрела на Егора глазами полными удивления, восхищения и страха одновременно.

— Я объясню тебе всё позже, — сказал Егор, посмотрев на девушку.

Егор подошёл к киборгу и сказал:

— Кто дал тебе задание? Отвечай мне.

— Приказ отдал советник Кейлон, — ответил киборг.

«Не может быть!», — мысли Егора унеслись далеко в прошлое. В памяти всплыли те ужасные моменты, связанные с этим человеком. Нет, не человеком — чудовищем. «Сколько смертей, сколько страха, боли и ненависти принёс он галактике. Миллионы жизней были уничтожены всего лишь им одним. И сейчас, когда он уже столько лет мёртв, этот человек вновь приносит страдания и смерть ни в чём неповинным людям. «Сколько ещё придётся подчищать за ним?»

Егор, молча, стоял перед киборгом, не произнеся ни звука. Он не понимал, где находится, так сильно имя клона императора влияло на него, что он мог потерять контроль над собой.

— Что он тебе приказал делать? — задал вопрос землянин.

— Советник Кейлон, приказал ни в коем случае не подпускать никого к порталу, что бы ни произошло. Портал должен оставаться в нынешнем состоянии.

— Я отменяю приказ Кейлона и даю тебе новую установку. Ты подпустишь меня к порталу и не будешь мешать. Задача принята? — чётко произнёс Егор.

— Задача принята! — киборг встал и отошёл в сторону.

Егор осторожно забрал шар из рук киборга и вновь направился к центру пещеры. Подняв его над головой, он аккуратно поместил шар в центр портала и отошёл в сторону.

Несколько секунд спустя голубоватый свет полностью заполнил пещеру, он был настолько ярким, что Егору и Эйлани пришлось закрыть глаза. Когда свечение спало, то перед ними предстала потрясающая картина: шар изменил свой цвет на синий; он в центре пещеры повис в воздухе и вращался вокруг собственной оси. Вокруг него, с геометрической точностью и красотой вращались пять разноцветных колец, какие бывают у планет. В своём танце они выглядели завораживающими, ослепительно красивыми, невероятно притягивающими. Казалось, вся эта конструкция, словно пульсировала, и от неё исходило еле заметное свечение, которое накатывало волнами. Каждая из волн была сильнее предыдущей, свечение усиливалось и постепенно начало заполнять пространство пещеры.

— Думаю нам пора уходить, — сказал Егор, повернувшись к Эйлани.

— Хорошо! — ответила она.

Эйлани направилась к выходу из пещеры, Егор последовал за ней. Когда он приблизился к проходу то почувствовал, как что-то мощное и сильное схватило его за плечо. Через секунду он был уже на противоположном конце пещеры, больно ударившись о каменную стену. Он пролетел метров двадцать.

Киборг молниеносно приблизился к нему.

— Егор! — крикнула Эйлани.

— Эйлани, беги! Не оглядывайся! — успел крикнуть Егор девушке.

— Егор!

— Убегай! Я приказываю, уходи отсюда.

В это же время он выхватил игольники сделал несколько выстрелов в направлении киборга, но иглы пролетели мимо, слишком быстро он двигался, и поразили только скалы. Прижавшись к стене, Егор озирался по сторонам, но не мог ничего разглядеть. Киборг умело скрывался, вероятнее всего встроенная функция маскировки, предположил Егор и оказался прав. В эту ж секунду киборг появился перед ним, как будто из воздуха и попытался нанести удар, но Егора было не так-то просто застать врасплох. Он был готов к нападению и успел выстрелить. Иглы поразили киборга в плечо, они не принесли ему сильных повреждений, но несколько всё же вонзились и немного отбросили киборга назад Последний не ожидал этого и снова ушёл в режим маскировки. Егор спрятался за одним из огромных валунов, стоявших неподалёку.

— Статус! — выкрикнул Егор в пустоту. Необходимо было что-то предпринять. Силы были неравны, необходимо было попытаться сбить настройки машины. — Твой статус! — ещё раз выкрикнул Егор. — Как тайный советник императора, я приказываю тебе сообщить о своём статусе.

— Уничтожить! — послышался голос отовсюду.

— Отмена!

— Невозможна. Задействованы скрытые протоколы.

— Подробнее, — выкрикнул землянин.

— Скрытый протокол: если целостность портала нарушена, уничтожить нарушителя, затем уничтожить источник негативного влияния на портал.

«Ну конечно же! Как я сразу не догадался» Вот я… Это же Кейлон, от него стоило подобного ожидать», — думал про себя Егор.

— Отмена скрытых протоколов. Приказ. Первый торион армии Лории.

— Невозможно, — послышался всё тот же металлический голос, который доносился со всех сторон.

— Отмена скрытых протоколов. Приказ. Тайный советник императора Сарривала, — продолжал попытки Егор.

— Отмена невозможна, — продолжал отвечать киборг своим неживым голосом.

— Причина отказа?

— Скрытые протоколы. Приказ. Император Сарривал.

Теперь Егору стало всё ясно. Кейлон воспользовался своим сходством с императором и императорской печатью и запрограммировал киборга так, чтобы никто во вселенной, кроме императора или его самого, не смог отменить приказ. Положение дел стало ещё боле удручающим. Осталось всего два выхода либо он убьёт киборга, что было сделать почти невозможно, либо киборг исполнит свои протоколы.

Неожиданно пещера затряслась. Волны исходившие из шара почти достигали её стен, тем самым создавая вибрацию. В любую минут всё могло обрушиться им на голову. Рядом с Егором уже упало несколько небольших камней и это было только начало. Вибрация усиливалась, пол пещеры ходил ходуном, стены трещали, мелкие трещины в них начали разрастаться мелкой паутинкой, каменная порода начинала опадать вниз. Егор выпрыгнул из своего укрытия как раз вовремя. На то место, где он стоял обрушился огромный каменный пласт.

Свечение усилилось, и яркий свет постепенно заполнял всю пещеру. Нужно было немедленно уходить отсюда, но путь к выходу ему отрезал киборг. Один плюс всё же был во всей этой ситуации. То ли из-за повреждений, полученных от камней, то ли из-за необычного излучения шара киборг потерял свои способности к маскировке. Оружие его так же вышло из строя. Но и оружие Егора тоже было нерабочим. Они остались один на один. Сила была явно не на его стороне. Пришлось действовать хитростью. Егор разбежался и петляющими движениями побежал в сторону стоящего киборга. Последний, внимательно наблюдал за ним, но не двигался с места, как будто вычислял действия своего соперника. Для Егора единственным шансом выбраться было нестандартность его действий, нелогичность и запутанность. Как бы там ни было разум киборга это разностная машина, он подчиняется только логике и математическим законам, которые в него заложены. Потому Егор бежал в сторону киборга, затем резко менял направление и делал несколько быстрых шагов в сторону, в другую секунду он резко поворачивался, растягивая жилы и мышцы до предела и бежал прочь от него. Снова поворот на сто восемьдесят градусов и резкие рывки в сторону машины, которая, в свою очередь, оценивала его действия, но, по-прежнему, стояла на месте. Приблизившись к киборгу на несколько метров, Егор вновь сменил направление и теперь уже сделал несколько кувырков. Поднялся на ноги и побежал к одной из стен. Киборг ринулся за ним, его особые функции были выведены из строя, поэтому он не мог двигаться молниеносно, как раньше, но всё же он был намного быстрее и сильнее человека. Киборг догнал Егора за несколько секунд у самой стены. Землянин этого и ждал, не переставая бежать прыгнул на стену, сделал несколько шагов вверх, резко развернулся и отпрыгнул в сторону, одновременно он бросил большой камень прямо в голову киборгу, тем самым на несколько секунд дезориентировав его. Благодаря своему манёвру Егор оставил робота позади себя, а выход из пещеры был в паре десятков шагов от него. Он резко поднялся на ноги и побежал к выходу. Перед самым выходом из пещеры киборг настиг Егора и схватил его за плечо. От боли Егор опустился на колени. Второй рукой киборг обхватил шею землянина, и хотел было уже сжать её, но свет энерголуча пронзил темноту тоннеля и впился своим горячим поцелуем прямо в лицо машине. Киборг упал.

Из темноты вышла Эйлани, которая дрожащей рукой держала энергетическое ружьё.

— Эйлани?! Я же приказал тебе уходить, — рявкнул на неё Егор. В душе он был ей благодарен, но почему-то он на неё кричал.

Девушка опустила оружие и обижено надула губки.

— Он не мёртв, — сказал Егор, поворачиваясь к киборгу. — Необходимо его добить. Дай мне своё оружие. Моё оружие не функционирует.

Девушка протянула винтовку Егору, но в этот самый момент огромная часть потолка пещеры откололась и упала прямо на то место, где лежал киборг, подняв большую тучу пыли и грязи.

— Теперь мёртв, — сказала сухо Эйлани. Положила оружие в кобуру и повернулась к выходу.

Они, молча, покинули пещеру. Быстро проделали путь к тому месту, где они спустились. Как можно быстрее поднялись по верёвке и оказались на поверхности, вдохнув свежий, даже прохладный ночной воздух. Всё время их пути они чувствовали, как усиливается вибрация, поэтому долго не рассиживались, а быстро собрав свои вещи отправились по тому пути, которым пришли.

После того как они отошли на достаточное расстояние, на такое при котором не ощущали вибрацию, остановились и повернулись. В бинокль Егор увидел, как несколько вершин рухнуло вниз, внутрь горы, так что на том самом месте образовалась воронка. Из неё виднелось яркое синеватое сияние, которое огромным маяком озаряло пространство на многие километры вокруг.

— Жители города точно это заметят, а может и многие другие, — сказал Егор. — Нам необходимо покинуть это место, как можно скорее. Не хочу ни на кого наткнуться.

Они пошли дальше, не оглядываясь и не останавливаясь на отдых. Позади них сине-зелёный или сине-жёлтый свет превращался в яркий столп, который рос и рос к самому небу, а может быть и дальше.

Энергия портала и шара были вновь соединены. Никто не знал, что произойдёт если их вновь соединить, но, то, что это было необходимо сделать Егор уже не сомневался. Как сказал «голос» тогда у маяка — порталы это сосредоточение энергии, силы, а шар это способ привнести эту силу на планету. Другими словами портал это накопитель энергии, а шар — это её распределитель. Долгие годы портал накапливал энергию, которая не имела выхода, она скапливалась и скапливалась и неизвестно было, что же произошло со временем, если бы Егор не смог поместить шар обратно. Огромной силы взрыв, который смёл бы часть галактики или что ещё хуже? Поэтому его сюда отправили Создатели Сущего, для этого он здесь, чтобы предотвратить катастрофу вселенского масштаба. Теперь он это понимал и в душе уже принял решение для себя, хотя он всё ещё сопротивлялся, но никто кроме него не смог бы этого сделать.

Энергия в этих порталах — она дурно влияет на людей, она заставляет их делать нелогичные, необъяснимые вещи, либо меняет их генетическую структуру, что много хуже. Лишь он может противостоять ей, лишь он потомок богов может усмирить её, вернуть жизнь планете и спасти людей, оказавшихся здесь в ловушке. Одна беда, с ним была Эйлани, он не мог её нигде оставить, а таскать с собой было слишком опасно. Девушка может пострадать, тогда он точно этого себе никогда не простит. Он не мог доверять никому кроме себя. Дилемма, которая требовала решения, но решения не было.

— Ты отлично стреляешь, — сказал Егор, когда они вновь ехали на своём транспорте по новым координатам.

— Ты не очень-то был рад этому, — зло выпалила Эйлани.

— Я рад! Правда, рад. Но в тот момент я испугался за тебя. Пойми, я не могу позволить, чтобы с тобой что-то случилось.

— Я уже не маленькая, мне не нужна нянька! — ответила девушка.

— Эйлани, я понимаю, что ты считаешь себя взрослой и хочешь поступать так, как ты решишь. Но я повидал побольше твоего и если я говорю тебе что-то, то ты должна это исполнять.

- Ты мне не отец! — выкрикнула она. Затем, после небольшой паузы добавила. — Прости, я не хотела.

— Нет, всё правильно. Ты права. Я не Сулла и не имею права тебе приказывать. Но я дал ему обещание, что с тобой ничего не случиться, и я его сдержу.

— Тогда почему ты не оставил меня с Омелой в городе? — спросила девушка, стараясь разозлить его.

— Потому что, — перешёл на крик Егор. — Потому что, — уже более спокойным тоном сказал он, осознав, что кричит. — Я ей не доверяю. Я никому не доверяю, кроме себя и тебя. Понимаешь, с собой я не хочу тебя брать, но и оставить тоже нигде не могу. Замкнутый круг.

Егор вздохнул перевёл дыхание и продолжил:

— Мы ввязались в очень неприятное и опасное путешествие. Можешь считать, что мы на войне. Мы поступим следующим образом. Ты выполняешь любую мою команду, без споров, без обсуждений. Я говорю — ты делаешь. Это понятно? — сказал он строгим тоном и лицо его в этот момент было очень серьёзно, так что девушка не решилась ему противиться.

— Да, — тихо ответила девушка.

— Я говорю сидеть — ты сидишь. Я говорю лежать — ты лежишь. Я говорю не дышать — ты не делаешь ни единого глотка воздуха. Поняла?

— Поняла.

- Теперь ты солдат, а я твой командир, — закончил он свои наставления.

Они мчали по ночной пустыне, свет фар освещал несколько метров песка впереди. Егор не опасался, что их кто-то увидит, так как они въехали в мёртвые земли. Здесь даже воздух был другой, тяжёлый, затхлый — здесь никто не обитал.

Они мчались по этим мёртвым землям. Но далеко позади ввысь устремился яркий синий столп света, который пронзил ночное небо и пространство. И что было ещё более странным ночное небо начало постепенно меняться, от столпа разрасталась тёмная дымка застилающая собой привычное звёздное небо. Что-то начало меняться. Но Егор и Эйлани этого ещё не знали.

Глава 12

Солнечные батареи в машине разрядились за несколько часов до рассвета. Егор пытался понять, что за местность там, куда указывает карта. Данных было мало и кроме пустошей ничего больше не было видно. Скорее всего, данные были внесены заочно, и никто с уверенностью не мог бы сказать, что именно находится в той части планеты. Впрочем, как и обо всей планете. Никто уже многие десятилетия не путешествовал, не совершал длительных переходов по поверхности планеты. Отчасти из-за отсутствия транспорта, отчасти из-за страха перед опасностями, которые поджидали путников в бескрайней пустыне. Но главной причиной, наверное, было то, что никому это было ненужно. Люди города создали карту планеты по большей части из данных, которые были получены много лет назад. В те времена, когда ещё кэно была мать Омелы. С тех пор прошло много времени и данные не обновлялись. Оставалось надеяться, что те пустоши на самом деле пусты.

Егор изучал карту уже на протяжении нескольких часов и не заметил, как наступил рассвет. Солнце поднялось на востоке и первыми же лучами начало отдавать свою энергию замысловатому механизму солнечных батарей.

Это было странное утро, чувствовалось в нём что-то новое, необычное. На этой планете никогда ничего не менялось уже несколько десятилетий, а то и больше, поэтому каждый день был похож на предыдущий — ни изменений в погоде, ни дождя, ни бури. Всё как всегда днём неумолимо палящее солнце, ночью холодные мрачные звёзды усыпавшие небосвод. Своего рода настоящий ад для каждого кто здесь находился.

Говорят ад это или вечное пламя или жуткий холод и если человек попадает в него, то его, либо, жарят на раскалённой сковороде, либо замораживают заживо. Живым, конечно, это не узнать, но почему-то именно такие представления об этом месте. Но здесь, на этой безжизненной планете слово «ад» приобрело новую суть — это безысходность, это отсутствие всякой надежды, это однообразное и бессмысленное существование. Человек проживает день за днём, не имея даже маленькой надежды на лучшее будущее, на лучшую участь. Сотни, тысячи жизней потрачены зря, появились и ушли, не имея никакого смысла. Вот настоящий ад.

Такие мысли посетили Егора, когда пребывание на этой планете приблизилось к году. Сейчас, этим утром он почему-то опять вспомнил о своих прошлых размышлениях. Егор сам не знал, почему он об этом вспомнил. Иногда так бывает, что мысль, давно ушедшая вновь возвращается из глубин памяти и словно заевшая пластинка снова и снова прокручивается в голове.

Егор отбросил эти мысли и снова попытался сосредоточиться на карте. За эти несколько часов он так устал, что даже сам не понял, как начал отключаться. Веки его отяжелели и он уже почти уснул, когда Эйлани тряхнула его за плечо.

— Ты устал! — заботливо сказала она. — Ляг отдохни, я покараулю.

— Спасибо!

Егор отправился к машине и достал свой спальный мешок. Через минуту он спал крепким сном. Поэтому он не почувствовал новые веяния утра. Спал он крепко, но недолго. Эйлани разбудила Егора через два часа. Благо спальные мешки были оборудованы установкой Кариуса, поэтому ему показалось, что он проспал все семь часов.

Девушка была испугана и взволнована, она заикалась и пыталась произнести, но слова у неё не получались, лишь какие-то непонятные звуки, которые доносились из её рта.

— Сма…, тта…, ри…

— Спокойно Эйлани! Что случилось? — попытался он её успокоить.

Девушка показала рукой на горизонт. Егор присмотрелся в том направлении куда она указывала и тоже на несколько секунд потерял дар речи.

— Спокойно девочка. Бояться нечего. Это всего лишь облака.

В их сторону насколько можно было судить, с огромной скоростью надвигались тёмно-серые, местами чёрные грозовые облака. Огромные молнии прорезали их темень, норовя разорвать в клочья всё вокруг. Ужасный танец их пугал и не сулил ничего хорошего. Всю эту картину дополнял сильный ветер, который вздымал вверх песок и мелкие камни, закручивая их в невероятном, мощном, удивительном вихре.

Картина была настолько потрясающей, насколько и пугающей. Эйлани прижалась к Егору, схватив его руку. Она вся дрожала, Егор даже услышал, как её зубы бьются друг об друга. Её можно было понять, когда ничего не видишь кроме солнца и песка, другие проявления природы кажутся чудом и чем-то не мыслимым и невероятно страшным.

Итак, вся эта неудержимая сила двигалась в их сторону с огромной скоростью. Теперь она была всего в нескольких километрах от них.

— Нам пора, — выкрикнул Егор и начал спешно собирать вещи.

— Что это такое? — спросила Эйлани, помогая ему забрасывать вещи в машину.

— Это буря и она с минуты на минуту будет здесь. Нет времени объяснять, нам срочно нужно где-нибудь укрыться. Думаю у тех высоких камней, которые я видел вдалеке на востоке. Они ещё и нам по пути. Скорее пора отправляться.

Он ощутил дуновение свежего морского ветра на своей коже. Это было уже странно. Впрочем вся ситуация нуждалась в глубоком осмыслении. Сейчас некогда было думать об этих вещах, необходимо было спасти свои жизни.

Егор и Эйлани наконец запрыгнули в машину и помчались прочь от бури. Благо батареи смогли достаточно зарядиться за несколько часов утреннего солнца, и даже сейчас впитывали его энергию, пока его не скроют надвигающиеся штормовые облака. А в том, что их настигал именно шторм, у Егора больше не было сомнений. Но как он может быть на суше, вот в чём был вопрос?

Они мчались, что есть мочи. Егор выжимал всё возможное из машины. Их предполагаемое укрытие было уже совсем близко, но до него ещё нужно было добраться. Стихия настигала их. По металлу машины забарабанили капли дождя. Ветер усилился в несколько раз. Управление становилось тяжелее, колёса начинали вязнуть в промокшем песке.

— Ай! — воскликнула Эйлани.

— Что ещё? — задал вопрос землянин.

— Как что? Вода льётся с неба прямо на нас. Тебе что совсем не страшно? — испуганно ответила девушка.

— Эйлани, это всего лишь вода. Бояться стоит того, что следует за ней.

— А что за ней?

— Скоро узнаешь, — пробормотал Егор и свернул немного левее. До их укрытия оставалось всего несколько сотен метров. Это обнадёживало, но стихия не отступала.

Вокруг машины начали ударять молнии. Как будто артиллерия пыталась их накрыть. Гроза их почти настигла. Эйлани громко закричала и ещё сильнее прижалась в сиденье. От страха она закрыла глаза руками.

— Уже скоро, девочка. Всё будет хорошо, — попытался успокоить её Егор, но ударившая прямо радом с машиной огромная молния свела его попытку на нет.

Егор успел направить машину между двух больших камней как раз в тот момент, когда в один из них ударила молния. Дальше он проехал мимо ещё одного валуна и заехал в нечто напоминающее грот. Припарковал машину плотно к стене, взял Эйлани за руки и вытащил из машины. Он потащил девушку в самую дальнюю часть их укрытия, подальше от бури. Оставив девушку в углу, Егор вернулся к машине схватил рюкзак со спальными мешками и с провизией, схватил пару одеял затем вернулся к девушки и полностью накрылся одеялами. Несмотря на их укрытие, они слышали сильное завывание ветра, капли дождя выбивающие барабанную дробь на камнях, скрежет машины о скалы, чувствовали, как мокрый песок заполняет их укрытие.

— Мне страшно, — девушка дрожала и ещё крепче обняла Егора.

— Не бойся, я рядом. Скоро всё закончится.

Но скоро это не закончилось. Провизия, захваченная им из машины, была кстати, они смогли утолить голод после нескольких часов ожидания. После этого они отключились.

Очнувшись, Егор почувствовал какой-то груз, который давил сверху на одеяло. Он попытался откинуть его, но с первого раза у него это не получилось сделать. Егор дёрнул посильнее, и мокрый песок обрушился на него. Они был наполовину засыпаны этим самым песком, мокрым, холодным, который проник в самые труднодоступные места под одеждой. Ощущение было не самое приятное. Их укрытие поменяло свой облик, здесь было чуть больше песка, машина почти вся была погребена под тем же ненавистным песком. По началу казалось, что всё закончилось, но буря не утихла. Они не были в её эпицентре, но она по-прежнему бушевала. Молнии заполнили горизонт и сверкали своим серебряным светом, разрывая окружающую тьму вокруг. Здесь позади, не щадя никого и ничего, лил проливной дождь, превращая песок в болото. Егор увяз до самых колен, когда вышел осмотреться. Солнца не было видно из-за облаков, вокруг была тьма, много падающей воды и жуткий, пронзающий насквозь ветер.

— Такого не было сотню лет, — сказала Эйлани, которая вышла вслед за Егором, чтобы посмотреть на происходящее. — Папа рассказывал, что только его отец, когда сам был совсем маленьким, видел дождь. Он шёл очень редко и недолго. Мне казалось, невозможным, что вода способна литься с неба, а эти сверкающие вспышки и громкий грохот, что это? Мне ещё никогда так не было страшно.

— Это молнии и гром. Они не так опасны, как кажутся, хотя опасаться их стоит, — ответил Егор.

— Как это возможно, чтобы было вот так вот? — удивлялась девушка.

— На моей родной планете такие явления не редки. Бури не так сильны и не имеют таких масштабов, а эта, похоже, охватила всю планету. И мы тому причина, мы вернули шару его законное место. Этот мир начал меняться, и я не совсем уверен, что в лучшую сторону? — Егор скорее рассуждал сам с собой, чем говорил с Эйлани. Он был погружён в свои мысли. — Ты промокла. Пойдём внутрь, не хватало, чтобы ты ещё заболела.

Они вернулись обратно в своё укрытие. Егор заставил Эйлани залезть в спальный мешок, который, помимо установки сна, обладал возможностью обогрева, на случай, если была необходимость отдыхать в условиях низких температур. Создатели этого предмета позаботились обо всём, чтобы комфорт преследовал обладателей этих чудесных вещей.

Мешки почти моментально согрели их, высушили одежду, стало тепло и приятно, Было очень хорошо. Егор давно ничего подобного не ощущал. Он спал, согреваемый своей постелью, не опасаясь того, что их настигнут или застанут врасплох, так на всей планете никто кроме него не видел до этого бури. Эйлани вздрагивала каждый раз, когда сверкала редкая молния или был слышен звук грома, хотя Егор много раз уверял её, что это совсем не опасно. Невиданное чудо природы могло повергнуть в страх даже самого смелого человека на этой планете. Егор был уверен, что несколько дней все жители будут прятаться в своих домах и не показывать носа на улицу.

Они провели день просто наблюдая за серой мглой дневного неба и за ночной тьмой без звёзд и Тиру. Отдыхать и нежиться было здорово, но необходимо было приниматься за работу. Егор начал откапывать их транспорт, потратив на это почти весь следующий день. Работа была нелёгкой, песок был мокрым и очень тяжёлым. Давно он так сильно не трудился. Эйлани помогала, как могла. Несмотря на то, что она привыкла с детства к тяжёлой работе, этот вид труда дался ей весьма сложно.

Сделав большую часть работы, и запихнув в себя, с трудом, армейские пайки они рухнули и проспали всю ночь. В эту ночь дождь лил с удвоенной силой, а может и ещё больше. В редких моментах, когда его сон ослабевал, Егор, как будто сквозь пелену, слышал, как эта неумолимая вода бьётся о камни, впитывается в песок, который был повсюду, он слышал скрежет вокруг, как будто что-то огромное передвигают из стороны в сторону. Но сил подняться и посмотреть на происходящее у него не было и он вновь погружался в сладкий плен сна.

Утром он очнулся от звука журчания воды. Оглянувшись, Егор не увидел рядом Эйлани и быстро вскочил на ноги. Он позвал девушку, но она не откликнулась. Землянин вышел наружу и увидел девушку, сидящую на одном из камней, которые были рядом с их укрытием. Эйлани смотрела, не отрываясь куда-то вперёд. Егор посмотрел в том же направлении и увидел бескрайнее озеро, распростёршееся по всей долине. Его подпитывало несколько небольших речушек с разных сторон так, что вода в озере постоянно прибывала. Вода размыла песок у их убежища, и теперь они оказались на возвышении и могли наблюдать всю долину.

— Я не видела ничего прекраснее, — сказала девушка. — Это так красиво и в то же время ново и страшно для меня.

— Ваш мир меняется, я говорил уже об этом. Всё это лишь малая толика тех изменений, которые произойдут. А вот если мы не поторопимся, то вода загонит нас в ловушку. Смотри, ещё несколько часов и вода заполнит всю эту долину. Видишь. Вон там вдалеке, если мы не поспешим, то не сможем покинуть это место, и нам придётся выбираться вплавь. Не хочу промокнуть, а ты?

— Нет, — ответила девушка.

— Тогда за работу и в путь.

— Но куда мы направимся?

— Мы направляемся в будущее, — задумчиво ответил он.

После этого они вернулись и собрали все свои вещи, погрузили их в транспорт. Егор осторожно вывел машину из укрытия и начал потихоньку спускать её со склона. На самом деле их машина планировалась как вездеход и конструкторы многое предусмотрели. Этот транспорт мог пройти почти по любой более или менее твёрдой поверхности, не говоря уже о крутых подъёмах или спусках. Просто в пустыне не было необходимости пользоваться всеми прелестями этого чуда имперской инженерии.

Егор без особого труда спустил машину с холма и направил её в излучину, туда где он заметил проход, чтобы безопасно покинуть эту озёрную долину.

Через полчаса они оставили место своего пребывания далеко позади. Машина мчалась по мокрой песочной поверхности, однако, Егор видел, что местами проскальзывала чёрная смоль земли. Вероятнее всего дождь был намного сильнее, чем он думал раньше. Небо было затянуто серыми облаками, просвета нигде не было видно, серая пелена, словно шапка покрывала планету. Дождя не было, но в воздухе чувствовалось напряжение, и Егор не сомневался, что скоро разразится новая гроза. До этого момента им необходимо было добраться до какого-нибудь укрытия или города.

На самом деле дорога была легче, когда не мучаешься под изнуряющим дневным солнцем, поэтому настроение у Егора было хорошим, несмотря на хмурость дня. Эйлани всё время смотрела наверх изучая любые изменения пролетающих мимо облаков, вдыхая свежесть влажного воздуха, она тоже находила в этом какую-то радость.

Чем дальше они ехали, тем изменчивее становился рельеф поверхности. Слева от них начинались предгорья новых, гор, которых раньше не было. Или были, но в виде отдельных небольших груд камней? Егор сам не мог привыкнуть к новому виду планеты. Но это сулило большие проблемы, два оставшихся шара силы могли поменять своё местоположение или вообще кануть в каком-нибудь новообразовавшемся каньоне или ущелье. Хотя где находился один из них, Егор всё же знал, и знал, куда его стоит поместить. Он старался пока не думать об этом, но мысли то и дело посещали его. Племя Саалов владело этим шаром, Егор это очень хорошо помнил, они с помощью него изменял людей, превращали в себе подобных, изменяя их восприятие и сознание. Это было чудовищно, ужасно и мерзко, негодование переполняло его. Но было и ещё одно «но», предводитель этих саалов была матерью Эйлани. Вот же странное совпадение? Или может быть не совпадение то, что именно Сулла и Эйлани нашли Егора в пустыне? Может это проведение направило его прямо к ним? Нет! Ну конечно же не было никакого провидения. Точный математический расчёт «высших» существ, которые много лет управляли его жизнью. Это Егора злило, но его внутренняя сущность не могла сопротивляться их приказам. Ведь его стремления всегда оказывались идентичны с их волей и желаниями. Странность или невероятная космическая шахматная партия? А он пешка. В другую секунду его мысли вновь обращались к шарам. За долгое время работы с этой картой, Омеле удалось засечь ещё два сигнала, которые были чуть слабее, но всё же давали примерную область, обозначающую, где находятся оставшиеся шары силы. Егор решил пока заняться другим шаром силы, тем на который указывала карта Омелы. Поэтому и гнал их транспорт через половину планеты. Эти мысли угнетали и Егор решил отвлечься.

— Как тебе всё это? — сказал он просто так, но и как бы обращаясь к Эйлани.

— Что именно? — спросила девушка, непонимая о чём он гворит.

— Планета? Изменения, которые произошли? Что ты чувствуешь?

— Чувство странное на самом деле, — Эйлани задумалась. — Мне страшно, но в то же время я испытываю какой-то восторг, подъём. Мне хочется и смеяться и плакать. Я готова обнять целый мир.

Её ответ был неожиданным.

— Радость?

— Ну да! Понимаешь, когда живёшь всю жизнь в одном месте не видя ничего кроме песка и солнца, а то что происходит сейчас — это настоящее чудо, это, это… У меня нет слов, чтобы всё это описать.

— Наверное ты права, — сказал Егор. — Я ведь здесь не родился и жил недолго. Поэтому я не проникся твоей радостью. Но скажу одно, всё это мы сделали, и сделаем ещё лучше, наверное.

— Конечно, сделаем, всё будет хорошо, теперь я это знаю. Мы вернём жизнь этой планете и спасём людей, — радостно произнесла девушка.

Она была полна счастья и решимости. Егор давно не видел Эйлани такой, да что там давно — никогда не видел. Дальше разговаривать было бессмысленно и Егор оставил девушку с её радостью и мечтами.

До конца дня они ехали вдоль скалистых гор, которые как хребет выросли посреди земли. На карте они не были указаны. Вероятно огромный пласт песка был смыт потоком воды, что обнажило некогда усыпанные горы. Да, планета изменилась до неузнаваемости. Но другого выхода не было, необходимо было ехать вперёд и постоянно быть начеку. Ведь в любую секунду их поджидала опасность, не только пустынники или саалы или просто разбойники, но теперь они могли попасть в ловушку гор, или обнаружить перед собой непроходимую реку, озеро, а может быть и море. Оставалось надеяться лишь на свои глаза и инстинкты.

Вечером они смогли рассмотреть диск заходящего солнца. Облака немного рассеялись на горизонте и его голубой, казалось, горящий пламенем, диск скрылся за горизонтом. После всё погрузилось во мрак. Егор устал и Эйлани тоже, поэтому решили переночевать прямо там, где их застала ночь.

Ночь была тихой, но они на всякий случай снова начали дежурить по очереди. На следующий день, когда рассвет озарил небосвод, они смогли рассмотреть светило сквозь дымку облаков, они стали реже и светлее. Теперь солнце даже согревало своими лучами планету. Оно приятно согревало кожу изредка прорывая пелену облаков.

Следующие два дня Егор и Эйлани ехали вперёд к своей цели. Солнце уже выглядывало из-за туч на час или два, так что они могли подзарядить батареи для своего транспорта. Ничто и никто им не мешал. Они были всё ближе к точке, которую показывала карта. Мимо них проносились горы и холмы, длинные глубокие ущелья, и пустынные поля. Несколько раз они натыкались на озера, переехали вброд дюжину мелких рек, которые несли вдаль потоки воды. Пару раз даже чуть не упали с обрыва, но ничего из этого не уменьшило их решимость продолжать свой путь.

Ещё несколько дней спустя почти все тучи исчезли, остались лишь небольшие белые облака, изредка проплывающие по небосклону. Они поражали своими причудливыми формами, а иногда и размерами. Эйлани как маленькая девочка не могла оторваться от созерцания этого чуда природы.

— Смотри, смотри! — выкрикивала она, когда очередное облако проплывало над головой. — Эта похожа на огромный космический корабль. Правда здорово?

Егор отвечал ей доброжелательной улыбкой и снова продолжал везти их к своей цели.

— Мы почти на месте, — сказал Егор, когда они остановились перед большой рекой, которая быстрым потоком несла огромную массу воды. — Место, которое нам нужно находиться в паре десятков километров в том направлении, прямо за этой рекой.

— И как же быть? Нам не удастся объехать её. И я плавать не умею, — задумчиво сказала девушка.

Егор улыбнулся.

— Будет время, я обязательно научу тебя. Но ты права объехать мы не сможем и вброд… да мы его даже здесь не найдём. Но мы сможем переплыть.

— Переплыть? Но как?

— Эта машина не только может ехать по земле, она должна ещё и плавать, только вот я не вижу нужной мне панели. Кажется механики города посчитали, что им не понадобиться эта функция и внесли кое какие изменения в управление этим агрегатом. Мне нужно только понять, как всё изменить?

Егор начал лазить по всей машине изучая её содержимое и внутренне устройство. Это заняло чуть больше времени, чем он ожидал, намного больше времени. Он исследовал уже большую часть узлов машины, но по прежнему не мог найти нужной ему функции.

— Почему я не механик? — выкрикивал он вслух, когда у него что-то не получалось. — Говорили же мне, учи всё подряд, пригодиться. Кто ж знал-то? — ворчал Егор себе под нос. За эти несколько часов Эйлани успела приготовить обед, покормила его, выслушивая причитания по поводу их транспорта и своей некомпетентности. Но, как послушная жена выслушала всё что он высказал. А потом и успокоила ласковым словом и словами поддержки.

«Откуда у них это?» — думал Егор. — «Наверное, это передаётся на генном уровне у всех женщин».

Он продолжил своё «исследование» и к вечеру всё получилось. Каким-то образом он запитал нужный узел и функция «амфибия» включилась, трансформировав их транспорт для водных поверхностей.

— Это было не сложно, — сказал Егор.

— Да уж, — ответила насмешливо Эйлани. — Главное, что у нас ещё целый день впереди.

— Сарказм? Ну, ну. Лучше было бы перебираться вплавь? Я бы на тебя посмотрел.

— Ладно, ладно. Ты молодец. Я в тебе не сомневалась, — сказала девушка и ушла готовиться ко сну. Солнце уже склонилось к горизонту, говоря тем самым, что готовиться покинуть их.

Но почему-то у Егора осталось чувство вины после их короткого разговора.

— Как они это делают? — прошептал он про себя и последовал примеру Эйлани. Ночью было опасно переправляться через бурлящую реку, поэтому он решили отложить это на утро.

Утром река показалась ещё более бурной, чем была вчера. Это было странно, течение за одну ночь не могло настолько усилиться, но с нынешним положением дел многое, что происходило, было удивительно. Егор отметил это, но отбросил свои сомнения в сторону. Сейчас у него была совсем другая проблема — безопасно переправиться через реку.

Собрав все вещи, они начали штурм этого бурлящего потока воды. Егор нашёл более пологое место и направил машину прямо в реку.

— У нас получиться? — спросила с волнением в голосе Эйлани, когда они подъехали к краю реки.

— Не знаю! — ответил Егор и нажал на педаль газа.

Машину подхватил поток воды, развернул её вокруг своей оси и понёс за собой. Егор пытался направить машину на противоположный берег, но она не подчинялась командам, он полностью потерял управление. Мотор машины не заводился и их движущая сила в воде в виде двух боковых турбин не работала. Эйлани испугано смотрела на Егора, но ничего не могла сказать. Машина стремительно неслась по течению.

— Ну, мы не утонули! — сказал Егор с улыбкой, пытаясь вернуть бодрость духа девушке.

— Да, только нас несёт черти знает куда! — обозлённо сказала девушка. — У тебя хотя бы был план или ты просто понадеялся на удачу?

— Эйлани, после всего, что мы вместе прошли, ты мне до сих пор не доверяешь? Я не ожидал от тебя такого.

— Прости! — сказала девушка и виновато опустила голову вниз. — Просто я от всего этого уже устала. Я не хотела срываться на тебя.

— Всё хорошо, девочка! Я не позволю нам здесь сгинуть.

Егор продолжил попытки завести двигатель, но тщетно. Он не поддавался. Раз за разом он отжимал кнопку запуска, но слышал только, казалось, стонущие звуки какого-то животного.

— Нет! Я так просто от тебя не отстану! Ты у меня заведёшься! — Егор барабанил по панели приборов, чеканя каждое слово при очередном ударе. На последнем двигатель рявкнул и продолжил тихо работать, сливаясь с шумом реки. — Я же говорил! — воскликнул радостно землянин. — Старая добрая русская починка неработающей техники — никогда не подводит, — он улыбался во весь рот.

Егор направил машину к противоположному берегу. Несмотря на то, что машина работала на полную, течение всё равно несло их вперёд, но теперь они хотя бы продвигались к своей цели. Машина была уже в нескольких километрах от того места, где они начали свою переправу, но и они уже пересекли большую часть реки. Медленно и уверено друзья продвигались к своей цели.

— Ты это почувствовал? — взволнованно спросила Эйлани.

— Что? Не понял её Егор.

— Как будто кто-то нас подталкивает.

Егор ничего этого не чувствовал. Его мысли были совсем далеко, он был погружён в них, поэтому не обращал внимания на незначительные события.

— Наверное, течение реки меняется, вот тебе и показалось, — предположил он. — Бояться нечего, скоро мы будем на другом берегу.

— Хорошо, ты прав. Это всё нервы, — согласилась с ним девушка.

Однако, настороженность Эйлани передалась и ему. Теперь он всецело был поглощён тем, что происходит с машиной и рекой. «Никогда не пренебрегайте своей интуицией, однажды она спасёт вам жизнь», — вспомнились ему слова инструктора Варкса, когда Егор обучался в Аркадии, военной академии Лории. Туда он попал случайно и познакомился со своим лучшим другом и соратником Акано, воином с планеты Карна. Это было лучшее время за всю его жизнь. Мысль пронеслась в глове за долю секунды, но согрела душу.

«Что это?», — подумал Егор. Его мысли вновь вернулись к действительности и он почувствовал лёгкий толчок в бок машины.

— Ну вот, снова этот толчок, — сказала девушка. — Ты ощутил его?

— Да. И мне это не нравиться. Это не течение и уж точно не подводные камни.

Они смотрели внимательно по бокам машины, пытаясь разглядеть в мутной воде хоть что-то. Ничего не было видно, вода была слишком грязной. Вдруг в нескольких метрах от машины, что-то блеснуло на солнце. Показалось или нет? Через несколько секунд толчок, он раскачал машину на водной глади.

— Там кто-то есть под водой, — уже испугано крикнула девушка.

— Смотри в оба и приготовься стрелять, — сказал Егор.

До берега оставалось всего несколько десятков метров, но Егор направил машину по течению, что вдвое увеличило их скорость. Он сильнее нажал на газ и машина, словно подгоняемая ветром, ринулась вдоль по реке. Быстрее и ещё быстрее. Егор выжал всё, что только можно из двигателя. Теперь они неслись, как большой быстроходный катер.

— Там! — крикнула Эйлани и указала рукой куда-то в бок.

Егор присмотрелся и увидел над водой огромное, длинное, склизкое существо. Было видно только его туловище или хвост, определить было трудно, но оно быстро продвигалось по воде, и постепенно нагоняла их.

— Что это? — испуганно крикнула Эйлани.

— Понятия не имею, — ответил Егор и направил машину немного правее, чтобы приблизиться к берегу. Они немного потеряли в скорости, но начали постепенно приближаться к заветной суше.

Егор понимал, что существо, преследующее их, скорее всего обитает только в воде и единственный шанс уйти от него это суша. Но до неё ещё надо было добраться. Тридцать метров оставалось до спасения. Он всё больше увеличивал угол поворота, а машина замедлялась — это был оправданный риск. Либо спасение на суше, либо смерть. Вряд ли у этого существа были добрые намерения.

Из ныне живущих, никто никогда не слышал о подобных тварях. Да и не могли они слышать, реки высохли сотню лет назад и вероятнее всего эти существа впали в спячку, а когда на планету вновь вернулись реки и озера, а возможно и моря, то вот они и выползли на свет. И, как казалось Егору, вряд ли они после ста лет спячки ищут живого общения.

Все эти выводы молнией пронеслись в его голове. Тем временем он приближался к суше. Оставалось около пятнадцати метров до берега, как вдруг между ним и машиной вылезло преследующее их существо. Его длинное тело возвышалось в метрах десяти над водной гладью, огромная страшная голова, покрытая роговыми шипами, шипы были и на шее, словно воротник. Голова вытянутая вверх, выдвинутая вперёд челюсть, открывающаяся в три разных стороны словно треугольник, обнажая при этом сотни острых, как шипы клыков. Большие круглые глаза, лишённые век, пронзали свою добычу, своим пугающим жёлто-зелёными взглядом, как будто они пытались загипнотизировать её.

Егор никогда не видел ничего подобного. Он оцепенел под этим взглядом, так же, как и Эйлани. Но через мгновение Егор смог взять себя в руки и крикнул:

— Эйлани, стреляй.

Она моментально отреагировала и выпустила несколько залпов прямо в монстра. Большая часть выстрелов пролетела мимо, но один всё же настиг склизкое тело чудовища, сделав глубокий разрез на его коже. Из разреза начала вытекать чёрная как смола кровь. Это даже была не кровь, а скорее густая чёрная слизь. Чудовище громко взревело, обнажив все свои зубы, и ринулось прямо на них. В этот момент Егор выпустил ещё пару зарядов. Первый поразил один из двух глаз существа, а второй попал чуть ниже головы. Пронзительный крик заполнил пространство вокруг них. Егор никогда не слышал более отвратительного звука. Он даже на мгновение потерял координацию, настолько мощным был этот крик.

Чудище скрылось под водой, оставив на воде чёрное пятно своей крови, которое быстро растворилось в воде.

— Оно ушло? — спросила Эйлани.

— Не думаю.

Егор был прав, победу было рано праздновать, поэтому не стоило терять ни секунды. Он направил машину к берегу и они быстро, насколько позволяло течение и мощность двигателя, поплыли к берегу. Когда до него оставалось всего десять метров сзади поднялось три чудища, которые пронзительно кричали. Слушать этот крик было почти невозможно, Егор зажал уши руками и посмотрел в сторону чудовищ. В это мгновение в машину воткнулось несколько шипов, пробив обшивку.

— Это уже становиться интересным, — сказал про себя Егор.

Чудища ринулись на них и быстро настигали. Один из монстров выпрыгнул из воды и поднялся над ней метров на десять, затем молниеносно обернулся вокруг своей оси и направился прямо на их машину. Егор успел увидеть это и в нужный момент резко сменил направление. Монстр промахнулся совсем ненамного, какой-то метр был между ними, однако волна от падения чудища отбросила их транспорт почти к самому берегу. Наконец им повезло, Егор нажал на педаль газа и через несколько секунд машина, словно пуля вылетела на берег.

— Оторвались. Теперь мы в безопасности, — сказал Егор. — Они не смогут выползти на берег.

Эйлани выскочила из машины и упала на мокрый песок.

— Стой! — крикнул землянин.

Эйлани было плохо, она тяжело дышала, словно пыталась глотать воздух, адреналин зашкаливал. Егор ринулся за ней и не заметил, что три головы снова появились над гладью воды.

— Спокойно девочка. Нам нельзя здесь оставаться, нужно уходить сейчас же.

— Я, я. Мне тяжело дышать, — выдавила она из себя.

— Успокойся, всё позади, давай вернёмся и уедем подальше отсюда, — говорил он успокаивающим голосом. — Ты доверяешь мне? Всё кончено, ты в безопасности.

Он встал и поднял за собой девушку. Эйлани было уже лучше, она снова могла нормально дышать. Они направились обратно к своему транспорту, но в этот самый момент в них полетели шипы, выпущенные чудищами. Егор поздно заметил это, но успел прикрыть собой Эйлани и повалить её на землю, за машину, чтобы в неё не смогли попасть. Он услышал, как ещё несколько шипов вонзилось в борт машины. Пару мгновений спустя они осторожно сели в машину, так чтобы их нельзя было достать и умчались подальше от реки.

— Боюсь, это только первый сюрприз, — сказал Егор, когда они отъехали на достаточное расстояние.

— Что же будет дальше?

— Этого никто не сможет предугадать. Но одно я знаю точно.

— Что же?

— Назад пути нет, — сказал он.

В глазах Егора потемнело, жутко заныло плечо. Он начал проваливаться в какое-то тёмное ущелье. Он чувствовал, как падает и падает. Бесконечное падение. Он не знал, сколько прошло времени, но ощущение падения не исчезало. Однако, как ни странно, страха не было, он, словно парил. Тьма сменилась светом, но через него тоже нельзя было ничего увидеть. Он был повсюду, словно сам Егор был этим светом.

Теперь он лежал на чём-то мягком, словно самая нежная перина. Ему было хорошо. Он хотел остаться тут навсегда. Не было ни проблем, ни трудностей, он чувствовал себя отлично. Здесь не было времени, не было ни дня ни ночи.

Резкая боль в плече вернула Егора к реальности. Он лежал на песке и увидел над собой заплаканное лицо Эйлани. Лицо девушки было словно за мутным стеклом, он с трудом различал её черты, она что-то говорила, но слова он тоже с трудом разбирал. Боль от плеча распространялась по всему телу. Это было жуткое чувство, едва терпимое, через несколько мгновений он отключился.

«Егор! Егор!». Он услышал голос доносившийся откуда-то издалека, попытался открыть глаза и осмотреться, но ничего не вышло. Вокруг была белая дымка, которая застилала глаза.

«Егор» — ещё раз донёсся голос, но уже ближе.

— Кто здесь?

«Тебе надо лишь посмотреть», — сказал всё тот же голос, который приближался к нему.

— Я тебя не вижу, — сказал Егор, напрягая все свои силы, чтобы хоть что-то увидеть сквозь белую пелену.

- Потому что ты не смотришь, — голос прозвучал совсем рядом.

Едва заметная тень проскользнула поблизости. Сначала с одной стороны, а затем с другой. Егор вертел головой туда сюда, пытаясь увидеть, кто или что находится рядом с ним. Но ему так и не удалось никого рассмотреть.

Окружение начало приобретать очертания. Рядом с собой он увидел небольшое кресло обитое красным бархатом, чуть поодаль стоял небольшой столик, на котором в светлой корзине аккуратно были сложены фрукты. Через мгновение он оказался на террасе какого-то дома. Деревья зелёными кронами устремились вверх, словно пытаясь дотянуться до неба, цветы, огромное многообразие полевых цветов, жёлтые красные, синие, казалось, сама радуга опустилась на землю. И, конечно же, зелёная трава — всё вокруг пестрило разными красками и воздух был заполнен невероятно сладким и свежим ароматом. Этот приятный аромат свежего воздуха, лёгкое дуновение ветерка, ласкающего кожу, это дивный и прекрасный своим многообразием и, в тоже время, удивительно простой маленький уголок мира, которого так не хватало ему уже очень давно.

— Где я? — спросил Егор.

— Тебе виднее, — ответил человек, который подошёл из-за спины и сел в кресло рядом с ним.

Лицо человека было обычным, никаких примечательных черт не было, но оно было настолько знакомым. Егор никак не мог вспомнить, где он его видел. Человек улыбался искренней улыбкой и смотрел на него серо-зелёными глазами, разглядывая с ног до головы.

— Кто ты? — задал он самый простой вопрос.

— На этот вопрос ты и сам можешь ответить, как и на предыдущий, — сказал человек всё также улыбаясь.

Егор сел во второе кресло рядом всё с тем же журнальным столиком, которое появилось ниоткуда. Он не понимал, что с ним происходит. Всё было так необычно и непонятно, объяснений у него пока не было. Он продолжал сидеть и смотреть на человека перед собой. Тот, в свою очередь, смотрел на Егора и молчал. Так продолжалось почти вечность, как показалось, но никто не произнёс ни звука. Наконец, он не выдержал и спросил у человека:

— Так что здесь происходит?

Человек улыбнулся, но ничего не ответил.

— А, ну да, я и забыл. Я сам должен знать.

— Вспомни! — сказал человек.

Егор напряг память и перед ним пронеслись недавние события: река, торчащие из-под воды головы чудищ, стрельбу, и отравленный шип, который вонзился ему в плечо. Боль мгновенно пронзила всё его тело. Всё вокруг померкло, и перед ним снова было заплаканное лицо Эйлани. Она что-то говорила, но он не мог разобрать, её речь была еле слышна. Он чувствовал, как падают её тёплые слёзы на его лицо. Через секунду он вновь был в кресле на террасе, рядом с незнакомцем. Боли не было. Солнце согревало кожу, он чувствовал себя на редкость хорошо. Он не понимал где реальность, а где плод его воображения. Всё вокруг казалось таким естественным и реальным, звуки, запахи он ощущал, как по-настоящему. Но и рядом с Эйлани он чувствовал, что всё вокруг реально, та боль, пронзающее тело, её милое лицо, тёплые слёзы на коже. Егор запутался. Собравшись с мыслями, он спросил:

— Что тебе нужно?

— О, мне ничего не нужно от тебя. Скорее помощь нужна тебе, я для этого и пришёл в твоё сознание, чтобы помочь.

— Моё сознание? Так всё это в моей голове?

— Да. Это своего рода убежище, защитная реакция организма на внешние раздражители.

— Но я не знаю, где мы?

— А ты не торопись, оглядись и вспомни, — весело ответил мужчина.

Егор посоветовал совету незнакомца и осмотрелся. В памяти его начали всплывать какие-то фрагменты, вспышки.

— Я понял где мы находимся. Только здесь намного чище и светлее, чем обычно это бывало.

— Да и что это за место? — заинтересованно спросил незнакомец.

— Это загородный дом моего хорошего друга. Здесь мы с друзьями собирались когда учились в школе и в университете. Это были одни из лучших дней в моей жизни. В те времена здесь было так спокойно на душе. Близкие люди рядом, вокруг несравненная красота природы, свежий воздух. Я всегда чувствовал себя здесь в безопасности, без хлопот и забот. Мы просто наслаждались жизнью.

— Вот и ответ на твой вопрос.

— Какой вопрос?

— Почему именно это место? — незнакомец улыбнулся.

— Да, пожалуй, — сказал Егор и опустил голову. Он хотел ещё спросить человека, но начал сомневаться стоит ли. За всё время здесь в его «фантазии» он ни разу прямо не ответил на вопрос.

Егор оглядел место, где он сидел ещё раз, глубоко вздохнул и сказал:

— Значит ты плод моего воображения. Если это так, то почему я не знаю тебя?

— Я?! О нет, я не из твоего воображения, — неожиданно ответил незнакомец. — Я посланник от твоих предков.

— Кого?

— Вы называете нас древней расой — Создателями Сущего.

— Но как это возможно?

— Ты до сих пор удивляешься тому на что мы способны? Пора принимать вещи такими каковы они есть. Ты наш потомок, в тебе наша ДНК, мы можем связаться с тобой когда захотим. Как бы объяснить, чтобы тебе было понятно? Это особая ментальная связь, которая связывает нас всех в единую сеть. Мы можем общаться, передавать мысли и образы, даже вкус и запахи.

— И как мне тебя называть? — спросил Егор.

— Зови меня — Баллот, — ответил мужчина.

— Баллот?! Необычное имя. Что ж Баллот, если ты со мной связался, значит у тебя есть послание для меня?

— Это хорошо, сразу к делу. Да есть. Не продолжай своё путешествие.

— Что? Я не понимаю? — удивился землянин.

— Остановись. Не активируй порталы силы, — повторил мужчина.

— Почему? Вы же сами этого хотели, вы отправили меня сюда, вырвали из моего мира, вы…, - он не смог дальше продолжить так как его выбросило в другую реальность, где он был ранен и испытывал адские муки.

Через мгновение он снова очутился перед Баллотом. Егор не мог понять был ли его провал связан с эмоциями или же это его собеседник регулировал процесс? Всё становилось странным ещё больше. Что им от него было нужно? То его отправили на планету, чтобы спасти её, то теперь заставляют этого не делать?

— Что это было?

— Я напомнил тебе, что ты всего лишь человек, — сказал Баллот. — Впредь не советую мне перечить, иначе боль будет ещё нестерпимее.

Голос Баллота был жёстким и высокомерным, как будто Егор был для него всего лишь букашкой. Но лицо этого человека или кем он там был, не передавало абсолютно никаких эмоций.

— Ты должен делать то, что тебе говорят и ничего более, — сказал он спокойно.

— Почему?

— Что почему?

— Почему я должен делать это? Вы всё твердите, что я должен то, должен это? С какой стати? Ты и тебе подобные не могут приходить в мою жизнь и указывать, как мне жить, сидеть, стоять, дышать. Это моя жизнь, и мне принимать решения какой она будет.

Егор старался говорить спокойно, чтобы не повторить прошлого провала, но голос его всё же дрожал. Его переполняли эмоции.

— Ах вы, людишки! — всё так же надменно сказал Баллот, при этом, не выразив ни единой эмоции на своём лице. — Всё-то вы считаете себя центром вселенной. Свобода воли и прочая ерунда. Мы дали вам эту иллюзию, мы и только мы решаем, что вам делать, как быть и как жить. Всё, что вы якобы делаете самостоятельно, давно предопределено. Все ваши действия, которые вы считаете своими решениями, заранее записаны и просчитаны. В конкретной ситуации вы действуете в таком порядке, в каком записан алгоритм в вашем мозгу. Всё в вашем мире лишь иллюзия.

— Это не так, — возразил Егор.

— Даже сейчас ты сопротивляешься моим словам, потому что так устроен мозг человека. Ты сопротивляешься тому, что не в силах понять. Это всего лишь алгоритм действий, который создал мой родственник. Все ваши мысли, действия всего лишь, как бы это сформулировать, чтобы ты понял, да вот оно — всего лишь компьютерные программы, которые включаются когда это необходимо, в зависимости от ситуации и подходящих под решение той или иной проблемы.

— Выбора у тебя особого нет, — продолжил Баллот после небольшой паузы, чтобы дать осмыслить Егору, сказанное им. — Ты можешь сопротивляться, не верить, стараться что-то изменить, но так или иначе ты сделаешь так, как нужно нам.

Воцарилось молчание. Егор не мог ничего ему ответить или, скорее, не хотел. Сейчас он должен был подумать. Необходимо было решить, что же делать дальше? Он морщил лоб, напрягал мозг, но никаких хороших мыслей не было. В голове был сумбур и бардак. Вдруг его осенило.

— Что будет, если я откажусь? Что будет с планетой? Что будет с вашими «детьми», с людьми и локари? Что будет с ними со всеми?

— Нам больше не интересна эта планета. Мы не хотим, чтобы ты её возрождал к жизни.

— Почему?

— Тебя это не касается, — ответил Баллот.

— А что будет, если я откажусь.

— Тебе будет очень больно. Ты ведь помнишь, что там, с другой стороны реальности?

— Так если я всё равно умру, зачем тебе меня принуждать не делать чего-то, если твоя цель в этом и заключается — остановить меня. Тебе стоит лишь немного подождать. Если только… Да, если только я не оправлюсь от раны. Как ты там говорил? Во мне кровь Создателей, она не даст мне погибнуть, а ещё я обладал великой силой — это оставило след во мне, мой организм борется с ядом, и ты знаешь, что я скоро от него оправлюсь. Поэтому ты так спешишь остановить меня. Только неясно почему? Возможно ты, возможно, ты боишься. Да, но чего? Саалов? Саарталов? — Егор увидел, как на лице Баллота дрогнул мускул. Значит, он попал в точку. Но почему Создатели так боялись этих существ, что они могли сделать им, бессмертным существам, которые создали всё в этой вселенной?

Мысли начали снова путаться, они, словно волны, накатывали друг на друга. Егор мотнул головой несколько раз из стороны в сторону и сказал:

— Ты не имеешь власти надо мной. Ты зря сюда пришёл. Я не отступлюсь. Я спасу людей на этой планете — ваших детей, тех кого вы обязаны защищать, а ещё, локари, которые не заслуживают такой участи. И ни ты, ни кто-либо другой не остановит меня.

— Нет! Ты не понимаешь! Они придут, и ничего нельзя будет исправить. Ты должен поверить мне…

Глава 13

Это последнее, что услышал Егор, прежде чем очутился в объятиях Эйлани. Боль снова сковала его тело, но он чувствовал некоторое облегчение. Кровь древних вывела яд из его организма и рана на плече начала заживать. Он, по прежнему, чувствовал лёгкую дезориентацию, всё вокруг плыло или было, как в тумане, но лицо Эйлани он видел чётко. Она была измучена, заплаканная, но не подавала виду, что устала. Улыбка на её лице, кричала о том, как она была счастлива, что Егор очнулся.

— Жутко есть хочется, — сказал Егор спустя пару минут.

Эйлани быстро побежала и начала шарить в сумках. Через мгновение Егор набивал желудок чем-то очень вкусным.

— Никогда такого не ел! Что это? — спросил землянин.

— Это обычный армейский паёк, — ответила девушка.

Егор посмотрел на неё с удивлением в глазах.

— Надо же, никогда бы не подумал.

— Ничего удивительного. Ты почти три дня ничего не ел. Я только отпаивала тебя водой, в которой разбавляла немного пайка.

— Тогда понятно, — улыбнулся он. — Можно мне ещё?

— Можно, — засмеялась Эйлани. — Только ешь спокойно, не хватало ещё, чтобы у тебя живот схватило.

После того, как Егор подкрепился ему стало намного лучше. Боль из тела почти вся ушла, только плечо немного ныло. Яд полностью был выведен из организма. Чудо крови. Он не рассказал об этом Эйлани, не хотел больше взваливать на её плечи, чем требовалось. Пусть она думает, что ему просто повезло. Хотя по поведению девушки понимал, что она что-то начала подозревать.

— Что было в эти три дня? — спросил её Егор.

— Ничего особенного. Ты валялся весь в поту, бредил, говорило чём-то, — ответила Эйлани перебирая их вещи.

— О чём?

— Не знаю, я не разобрала, — соврала Эйлани.

Егор это заметил. Девушка не хотела больше об этом говорить, поэтому он сменил тему.

— Мне уже намного лучше. Завтра мы сможем вновь отправиться в путь и продолжить нашу миссию.

— Ты уверен? — спросила она загадочно.

— Да со мной всё в порядке, — хотя он понял, что вопрос Эйлани касался не его самочувствия.

Утром они снова двинулись в путь. Переправляясь по реке, они отклонились на несколько десятков километров от своей цели, поэтому им пришлось сделать небольшой круг, чтобы обогнуть ущелье, которое неожиданным образом появилось перед ними.

Объезд занял у них почти пол дня. Когда солнце было в зените, они добрались до очередного места, которое было указано на карте Омелы. Машина стояла посреди пустыни, вокруг не было ничего кроме песка. Дождь хоть и охладил планету, но солнце вновь брало своё и сейчас уже было невыносимо находиться под его лучами.

— И что дальше? — спросила Эйлани. — Здесь ничего нет. На десятки километров один песок. Ни намёка на то, что нам нужно.

— Это странно. Прошлое место карта указала верно. Может она сломалась? — Егор потряс планшет в воздухе, пытаясь таким способом починить карту.

— Это не поможет, — сказала Эйлани и улыбнулась.

— Да, ты права. Это скорее привычка. Думаю, карта работает исправно, — Егор говорил скорее себе, внимательно рассматривая изображение на экране. — Кажется, мы не совсем на том месте, где необходимо. Тут не очень заметно, но мы несколько метров не дошли.

Егор начал ходить из стороны в сторону, пытаясь определить, где находится нужная им точка, но метка на дисплее карты всё время перескакивала нужную им отметку, то влево, то вправо на несколько метров.

Раньше такого не было, Омела утверждала, что это самая точная карта, которая только может быть. Карту разработала Секвала, мать Омелы, она использовала всю мощь оборудования имперского крейсера, чтобы сотворить это чудо техники.

«В то время, — сказала Егору Омела, перед их отъездом, — моя мать обладала всеми ресурсами. Она долго трудилась, многие месяцы, чтобы отследить нужные нам излучения. У порталов и шаров разные излучения, которые может отследить только эта карта. На ней излучения шаров отмечены красным спектром, излучения порталов силы — синим. Мне пришлось дорабатывать её позже своими силами, так как у сфер куда меньший спектр излучений, то Секвала нашла лишь предполагаемый район их местонахождения. Но я, основываясь на данных нашего шара смогла вычислить их точные координаты. Всё здесь, на этом планшете. Мама не могла отправиться в путь, чтобы найти их, тогда всё было в хаосе, и кроме задачи с порталами на ней лежала ответственность за людей. Ей пришлось пожертвовать многим, чтобы спасти жителей города. И в том числе, поиском этих артефактов. Сейчас мы должны продолжить её дело, настало время всё поменять и, наконец, вырваться с этой проклятой планеты».

Егор вспоминал слова Омелы, продолжая дальше ходить из стороны в сторону. Сторонний наблюдатель подумал бы, что он сошёл с сума или проводит какой-то странный и непонятный ритуал. Как только эта мысль посетила его, он тот час же остановился.

Тем временем Эйлани отошла от него на большое расстояние. Она была в метрах тридцати от Егора и, кажется, что-то пристально разглядывала. Что-то, что блестело под лучами солнца.

— Эйлани! — крикнул Егор. — Что ты там делаешь? Что ты там нашла? — он быстрым шагом пошёл в её направлении.

— Мне кажется, что здесь что-то есть под песком, — ответила девушка, когда Егор приблизился к ней. — Но я не могу понять, что это может быть? Похоже что-то металлическое и очень громоздкое.

Девушка усердно раскапывала. Песок большими горстями летал в разные стороны. Егор приблизился к Эйлани и увидел, что она сидит на какой-то металлической пластине. На ней что-то было написано или нарисовано, краска выцвела и разобрать было сложно и она откапала слишком маленькую часть. Судя по размеру надписи, под песком было захоронено что-то большое.

— Помогай давай, — с укором прикрикнула на него девушка. — Чего стоишь?

Егор опустился на колени и начал усердно разгребать песок. Несколько часов они провели на коленях. Спина Егора зудела, мышцы и даже кости ныли от такой тяжёлой работы, но за это время они смогли расчистить приличный кусок своей находки. Чёрно-синяя эмблема почти стёрлась и разобрать полный рисунок было сложно. А вот надпись рядом с ней подавалась прочтению.

— Я не знаю, что это за язык?! — сказала Эйлани, пытаясь прочесть надпись.

Солнце уже почти закатилось за горизонт и на планету опускались сумерки. Всё вокруг постепенно начинало меркнуть. Тьма поглощала планету.

— Скоро ничего видно не будет, давай утром продолжим, — предложила Эйлани.

— Хорошо! — согласился с ней Егор. — Ты пока иди разогрей ужин, а я присоединюсь к тебе чуть позже. Хочу ещё кое-что проверить.

Когда девушка ушла, Егор начал быстро изучать раскопанную ими надпись. Он уже видел раньше подобные обозначения, такими они были только на имперских шаттлах. Но обычно названия им не давались, только порядковый номер. Значит, это был чей-то частный шаттл, обычно какой-нибудь важной персоны. Только они имели права давать названия мелким судам. Что же он сейчас стоял на борту одного из таких уникальных во всей галактике кораблей, осталось одно, проникнуть внутрь. Егор специально отослал девушку, он не хотел, чтобы с ней что-то случилось, ведь там могло быть, что угодно. Но, скорее всего, главной причиной было то, что он боялся воздействия этих шаров на неё. По каким-то причинам люди, обычные люди, не могли противостоять их влиянию, что и произошло с профессором и его женой в городе. Их изменяли не только на клеточном уровне, но и менялся образ их мыслей, как будто разум поглощало какое-то общее сознание — сознание саалов.

Всё это были лишь догадки, основанные на том, что он успел узнать и увидеть — этого было мало для построения какой-то разумной теории, но, всё же, мозг его старался всё осознать и соединить воедино.

Егор знал, что шар находится именно в этом шаттле. Это подтверждала карта и надпись на самом корабле. Только у важных персон в империи были именные корабли, и Егор догадывался кому принадлежал этот. Вероятно, шаттл пытался вывезти шар с планеты, но по каким-то причинам не смог этого сделать. То ли из-за погодных условий, то ли из-за какого-нибудь другого катаклизма, или виной всему было излучение артефакта, корабль потерпел крушение. Гадать можно было вечно о том, что же произошло на самом деле, но по первому взгляду нельзя было ничего определить. Борт шаттла выглядел неповреждённым. Судить было рано, перед ним была всего лишь небольшая часть корабля.

За всеми этими мыслями Егор искал возможность войти внутрь. Где-то сбоку должен был находиться отсек для спасательной шлюпки. Его практически нельзя было заметить снаружи, если не знать где он находиться. Но у Егора было достаточно богатое прошлое в обращении с подобными кораблями, поэтому он знал, что и где искать.

Ещё несколько усилий и груда песка улетела в сторону, обнажив нужное ему место. Лёгкими взмахами руки он очистил небольшую, еле заметную консоль рядом с люком для шлюпки.

— Только бы получилось! — прошептал он еле слышно.

Через мгновение перед ним было несколько плат с микросхемами. Несколько незамысловатых манипуляций и отсек люка тихо открылся. Капсулы внутри не было и он мог спокойно пройти внутрь корабля.

Внутри было темно. Егору пришлось включить фонарь, свет которого сразу же упал на металлические части внутренностей шаттла. Продвигаться было сложно, так как корабль был перевёрнут набок. Егору приходилось спускаться внутрь наступая и цепляясь за выступы перевёрнутых проходов, лестниц, перил. Несколько усилий и он попал в проход, ведущий в кабину пилотов. Он шёл по стене, которая стала полом, и осматривал всё вокруг себя, всё, что мог осветить фонарь. Дверь в рубку была открытой. Егор пролез в неё и оказался рядом с двумя креслами пилотов. Два мёртвых тела пилотов были пристёгнуты в креслах. На удивление они очень хорошо сохранились и непонятно было из-за чего. Такое ощущение, что не было всех этих лет, и они погибли только вчера. Вид был жуткий и пугающий. Егор залез в одну из панелей и вытащил оттуда небольшую прозрачную сферу, на которой должна была храниться вся информация о полётах этого корабля. После этого он покинул кабину и начал продвигаться вглубь корабля.

Шаг за шагом Егор осматривал каждый угол. Где-то были пустые коридоры и отсеки, где-то валялись части оборудования или повреждённые детали шаттла. Он дотошно осматривал каждый узел, каждый отсек, каждую комнату, но никак не мог найти артефакт. Здесь карта была бесполезна. После того, как он спустился, она указывала ровно на ту отметку где был корабль. Большего добиться от неё он не смог.

Потратив ещё минут пятнадцать на поиски, Егор отчаялся и сел в одном из отсеков на пол. Отсек был похож на комнату отдыха или что-то вроде того, ничего примечательного всё по стандартам империи. В вопросах разнообразия и индивидуального подхода в строительстве техники, домов, городов, если того не требовали особые условия, имперские инженеры не отличались оригинальностью. Зачем строить и придумывать что-то новое, если можно учесть все плюсы и минусы, создать один раз общий шаблон для всех и строить по нему. Так и дешевле и практичнее. Егор никогда не мог понять жителей Лорийской империи в этой страсти к единообразию. Нет, они конечно создавали великие шедевры искусства, музыка, архитектура и многое другое были поистине величественны и завораживающими, но что касалось, например, массовых построек, обходились лишь несколькими шаблонами.

— Вот оно! — воскликнул Егор.

Эти мысли о единообразии подали ему идею. Егор быстро начал продвигаться к отсеку, где обычно располагался капитан или важные персоны, которые были на корабле. Несколько минут, и он был уже в нужном месте. Он начал рыскать вокруг осматривать стены и пол и, наконец, нашёл то, что искал. Тайник, в котором можно было спрятать шар. Его бы поместили именно сюда, так как вскрыть этот сейф было практически невозможно, если ты не знаешь правильный пароль. Или если ты не знаешь слабого места. Один давний друг Егора в военной академии, раскрыл ему этот секрет. Оставалось только применить этот приём, открыть сейф и извлечь содержимое.

Несколько манипуляций, очень точный расчёт и дверца на стене со скрипом отъехал в сторону. Внутри тайника Егор обнаружил стопку небольших информационных консолей, несколько сфер информации и ящик резной работы, сделанный из дерева. Он достал ящик, открыл его и в глаза ударил свет. Он был зелёным, даже изумрудным. Свет слепил глаза и переливался мелкими волнами в свете фонаря. Егор закрыл шкатулку, сгрёб всё содержимое тайника в сумку и отправился к выходу. Это заняло у него около десяти минут. Когда Егор вылез наружу, там уже была глубокая ночь. В ночи, рядом с кораблём стояла девушка, и по её силуэту Егор догадался, что Эйлани разозлилась.

— Ты пошёл без меня! — сказала она зло. — Отправил заняться ужином, а сам полез вот в это. Что это?

— Эйлани, послушай…

— Ничего не хочу слышать, — перебила она. — Как ты можешь так со мной поступать? Ты обманул меня. Почему? Почему ты меня обманываешь?

— Я не хотел подвергать тебя необдуманному риску. Там могло быть всё что угодно. И да — это имперский шаттл, небольшой корабль для космических перелётов в пределах нескольких звёздных систем. Я полагаю, он с одного из крейсеров, которые были когда-то здесь, до того как произошла катастрофа.

— Это всё интересно, но я так и не поняла, почему ты меня не взял с собой, — Эйлани посмотрела на наполненную сумку Егор и спросила. — Это оно? Ты нашёл его? Можно мне взглянуть?

Егор заметил, как глаза девушки блеснули каким-то неестественным светом. После того как она побывала рядом с порталом что-то в ней изменилось и он не мог понять, что именно. Эти артефакты странно влияли на неё. Или ему просто показалось, но всё же, он рисковать не стал.

— Нет! Не стоит делать этого сейчас, — ответил Егор.

— Но Егор! Всего чуть-чуть. Одним глазком, — просила девушка

— Это опасно.

— Тебя послушать так для меня всё опасно, — взорвалась девушка. — Сколько можно меня оберегать, я уже не маленькая девочка?

— Эйлани, я забочусь о твоей безопасности.

— Ты только это и повторяешь, а сам таскаешь меня по этой пустыне уже столько времени, и мы то и дело подвергаемся разным опасностям. Разве нет? Я прошу взглянуть всего лишь разок на то, что мы столько искали, разве я прошу так много? Что в этом такого опасного?

— Эти шары обладают странной силой, они очень сильно влияют на людей. Посмотри на себя, ты не можешь себя контролировать.

— Я, я? — девушка задыхалась от злости. — Да… Это всё из-за тебя. Ты потащил нас в эту пустыню. Если бы ни ты, то отец был бы жив. Мы бы спокойно жили и не знали бы горя. Всё из-за тебя. Как только ты появился в нашей жизни всё пошло наперекосяк. Из-за тебя погиб папа, из-за тебя мы здесь. Надо было оставить тебя в пустыне умирать.

Он посмотрел в глаза Эйлани, в них была ненависть, отчаяние, страх, злость. Так много чувств в одном взгляде. Она тяжело дышала, жадно глотая воздух. Грудь её вздымалась вверх и вниз, кулаки были сжаты так, что ногтями она впилась в ладони. Некоторое время они смотрели друг на друга. Егору эти мгновения показались вечностью. Он не ожидал услышать такое от Эйлани. Было обидно и больно осознавать всё, что она сказала, но он не винил её, в чём-то она была права, и в глубине души Егор был с ней согласен.

Эйлани ещё смотрела на него несколько секунд, затем развернулась и убежала к машине. Егор не был уверен, но ему показалось, что она всхлипнула на ходу. Он не торопился идти за ней и дал ей время побыть одной. Землянин расположился на краю их импровизированного лагеря и встал на часы. Через несколько часов Эйлани поднялась и без слов сменила его на посту. Атмосфера была напряжена, поэтому Егор без слов отправился спать.

Утром Эйлани лёгким толчком разбудила его. Он посмотрел на заплаканное лицо девушки, хотел было открыть рот, но она его опередила и выпалила:

— Прости меня, пожалуйста! Мне так стыдно за мои вчерашние слова. Я совсем не хотела этого говорить. Я так не думаю! — её глаза вновь налились слезами. — Я была так зла на тебя, сама не знаю почему, но ярость кипела во мне. Ты простишь меня? — она тяжело дышала и пристально смотрела Егору в глаза.

— Я знаю почему ты злилась, — ответил он после небольшой паузы. — Всё из-за этого, — он показал на коробку с древним шаром. — Они странно влияют на людей и мне непонятно каким образом. Тебе стоит держаться подальше от него. Вот почему я не хотел, чтобы ты шла со мной туда, чтобы ты вообще была здесь, но у нас нет другого выхода. Мы можем доверять только друг другу. Только поэтому я пошёл на риск и взял тебя с собой в этот поход. И да, я тебя прощаю. Но во всех твоих словах была и истина. Если бы я не появился, ничего этого бы не было.

— Да но и люди бы просто вымерли или ещё хуже, они могли бы стать такими как те, как саалы.

Егор крепко обнял Эйлани. Затем вытер слёзы с её красивого молодого лица и сказал:

— Нам предстоит ещё одно дело! Необходимо отправиться в путь прямо сейчас. Карта уже отметила местоположение портала. Путь предстоит неблизкий, но я, кажется знаю, где конкретно находиться это место.

Глава 14

Пять дней в пути, а Егор и Эйлани объехали уже парочку озер, перешли в брод несколько небольших речушек. Ущелья, трещины в земной коре, выросшие скалы всё это появлялось, как по волшебству. Первый шар кардинальным образом изменил ландшафт планеты. Вернулась вода, начали вновь наполняться моря и океаны, так предполагал Егор. Это был долгий процесс, и зачастую таил в себе массу опасностей, но назад пути не было. Начало возрождению планеты и спасению людей было положено. Так он себя успокаивал. Как только Егора одолевали сомнения, он тот час же вспоминал о тех несчастных людях, которые выживали здесь сотни лет. О тех, кто не заслужил подобной судьбы — сгинуть на проклятой планете. Он думал об Эйлани, о Сулле и об Омеле, о том, что так многим пообещал спасти их, что просто не вправе был останавливаться на половине пути.

Сомнения брали своё. То, что творилось с планетой тревожило его. Много людей, скорее всего, погибли из-за этих перемен. Возродились древние чудища, которые были очень опасны. Какие загадки ещё скрывает это место?

Сомнения всегда приходили не вовремя. Когда кажется, что вот он путь прямой и открытый, остаётся лишь следовать ему, как вдруг тень сомнений падает на него. Мелкие детали, отдельные слова, звуки, окружающие люди могли в любой момент родить самые большие сомнения. И силы более разрушительной не было во всей вселенной. Сколько планов, возможностей, правильных решений разрушила эта непреодолимая сила. Никто не смог бы этого сказать. Егор старался откинуть эти мысли, но червячок сомнения всё же засел где-то внутри него и продолжал делать свою работу.

— Мы должны были уже давно приехать к месту, — сказала Эйлани. — Сколько нам ещё добираться?

— Всё изменилось, пришлось объезжать некоторые места, — ответил землянин.

— Воспользуйся картой, — настаивала девушка.

— Карта бесполезна в этом случае, она показывает место, но не то, что на пути к нему. Не переживай, мы уже близко.

Егор взглянул ещё раз на карту и направил машину к западу, прямо на закат. Диск солнца уже был над самым горизонтом, казалось, они едут прямо в этого голубого гиганта.

Когда солнце зашло, они прибыли к месту назначения. Знакомые горы были перед ними. Никаких изменений не произошло с того самого момента, как они были здесь последний раз. Кроме одного — с ними не было Суллы. Во тьме они поднялись и направились прямо к лабораториям.

Ночь прошла спокойно. Никто и ничто не тревожило их. Но Егор не мог уснуть он ворочался всё время и от силы вздремнул лишь час, аппарат в спальных мешках всё же взял своё, но ненадолго. Остаток ночи он лежал с открытыми глазами и глядел на мерцание небольшой лампы, которая заставляла тени причудливо танцевать на потолке и стенах. Что-то не давало ему покоя и он не мог понять, что? Это было мучительно, каждый миг трепетать от незнания, от непонимания происходящего, мучиться от чего-то неизведанного.

Утром они направились к маяку. Путь прошли, как можно быстрее, стараясь нигде не задерживаться.

Маяк по прежнему возвышался истуканом над горой. Как будто этого места не коснулись изменения, которые произошли со всей планетой. Солнце ещё не поднялось над горой, поэтому маяк был в тени скал, здесь ощущалась утренняя прохлада и свежесть.

Эйлани с открытым ртом смотрела на всё вокруг, не обращая внимания на холод и сырость. Хотя за последний месяц она много чего видела, но здание маяка не оставило её равнодушной. Она восхищалась величественным видом этого огромного здания, которое было непохоже ни на какое другое из тех, что ей доводилось видеть прежде

— Как здесь красиво! — впечатлённым голосом сказала Эйлани. — Ты не рассказывал, что здесь так здорово.

— Обычное здание, только высокое, ничего особенного, — сказал спокойным голосом Егор. Он многое повидал за свою жизнь. Сейчас его мало, что могло удивить, тем более какое-то здание.

Верёвка осталась висеть на том же самом месте, где он её и оставил, когда покидал маяк в прошлый раз.

— Хорошо! — сказал Егор, проверяя канат на прочность. — Не нужно искать способ подняться наверх. Эйлани, ты останешься внизу. Если вдруг что — кричи.

Егор схватился за верёвку, и хотел было начать взбираться, но остановился, секунду подумал, повернулся и сказал:

— И будь готова ко всему. Возможно, нам придётся быстро уносить ноги.

Взбираться было очень трудно. Рана в плече всё ещё болела и рука плохо его слушалась. Когда он подлез к вершине, то был абсолютно весь мокрый. Пот струился по спине и ногам, заливал глаза, на губах ощущался солёный привкус. Ощущение было не из приятных. Одежда почти насквозь промокла и прилипла к разгорячённому телу. Ко всему прочему солнце вышло из-за гор и не осталось в стороне, обрушив на Егора всю свою согревающую мощь.

«Хорошо, что не полдень», — подумал Егор после того, как перебрался через парапет и рухнул на пол террасы маяка.

Он тяжело дышал, грудь, словно поршень ходила вверх и вниз. Мышцы рук и ног жутко ныли, спина была словно каменной, напоминая болью о своём существовании. Несмотря на свою физическую силу и выносливость, Егор был измотан этим подъёмом. К тому же дополнительный груз также доставил трудности, болтался из стороны в сторону, и изредка стучал по ногам и спине, или вовсе норовил сползти и упасть вниз.

Всё было позади. Он успешно поднялся и сейчас просто отдыхал, переводя дух.

— Егор?! — донёсся голос Эйлани снизу. — Егор?!

— Всё в порядке, — попытался крикнуть Егор, но голос его не послушался и он скорее прохрипел фразу, нежели крикнул.

Он поднялся на ноги, подошёл к перилам и посмотрел вниз, выдохнул и выкрикнул:

— Всё нормально! Не рассчитал свои силы. Жди, я быстро.

Егор развернулся и подошёл к появившейся аномалии в центре террасы. Она светилась красным, зелёным и голубым цветами, которые переливались друг с другом, создавая феерическое световое шоу.

Подойдя к порталу, Егор достал шар, который был окружён аурой изумрудного света. Шар был горячим, он чувствовал это, несмотря на то, что был в специальных перчатках, которые он забрал из лаборатории города. Ему даже показалось, что артефакт сам притягивается к порталу, как будто магнит. Он хотел было отпустить раскалённую сферу, но голос из портала остановил его.

— Не делай этого!

— Что?

— Забери этот камень и уходи отсюда, — повторил голос.

— Кто ты? — задал землянин очевидный вопрос, но больше в голову ничего не пришло.

— Ты знаешь это сам.

— Тогда я не понимаю, чего вы от меня хотите? То вы говорите, что я должен спасти ваших детей, то наоборот — говорите ничего не делать.

— Ты ведь понимаешь, что не у всех у нас единое мнение. Некоторые из нас видят совсем иное развитие вселенной, чем это есть сейчас.

— И как мне узнать кто есть кто? — спросил он.

— Никак, — как будто с насмешкой ответил голос.

— Что это значит? Объясни?

— Как тебе уже известно, вы не единственные наши дети. Есть и другие, их много и все, по своему, уникальны. Мы держим вас на значительном расстоянии друг от друга и не даём возможности сосуществовать вместе.

— Почему? Что в этом плохого? — спросил Егор.

— Для начала, половина из наших детей истребит вас, другую — истребите вы.

— Я не уверен в этом. Человек разумен, если всё правильно преподнести, то мы сможем найти компромисс.

— Человек — разумен, люди — нет. Вспомни, что сделали твои сородичи с этой планетой только ради выгоды. А локари? Смогли бы вы сосуществовать? Я в этом не уверен. Ты и сам это знаешь из истории своей родной планеты. От них остались лишь легенды. Сложно объединить такие разные виды.

— И, тем не менее, вы это сделали.

— Что? Ах да, Саалы.

— И саарталы, — добавил Егор.

— Это была ошибка. Они не должны были появиться, — голос несколько поник, как показалось Егору.

— Это я уже понял. Вернёмся к нашему вопросу. Почему я не должен возрождать планету?

— Если ты сделаешь это, то ввергнешь всех людей в большую опасность. Всё, что ты знаешь обратиться в хаос.

— Как это взаимосвязано?

— Я бы не смог тебе объяснить даже если бы захотел. В вашем мире даже нет таких понятий.

— То есть я должен поверить тебе на слово? Обречь тысячи людей на вымирание или даже хуже, они станут монстрами, просто, потому что ты так сказал?

— С кем ты говоришь? — голос Эйлани раздался за спиной.

— Эйлани? Я же сказал оставаться тебе внизу, — крикнул на девушку Егор от неожиданнсоти.

— Мне показалось, ты меня позвал, — соврала девушка. Егор увидел это в её глазах. Они неестественно блестели и были обращены к порталу.

«Приди ко мне», — услышал жуткий голос Егор. — «Иди ко мне, девочка».

— Что ты делаешь? — крикнул Егор, обращаясь к голосу. — Оставь её!

— Я ничего не делаю, — ответил голос древнего.

«Иди ко мне, девочка. Ты не будешь знать ни боли, ни страха, я верну тебе родителей, вы будете все вместе, вместе со мной. Я спасу вас от всего. Прими меня в себя. Не бойся, всё измениться как только ты откроешься мне».

Эйлани мелкими шагами шла прямо к порталу. Глаза её стали красными, она была словно загипнотизирована.

— Эйлани, нет! Остановись! Не слушай её! — кричал Егор, но девушка не обращала на него никакого внимания.

Егор подбежал к ней, схватил за руку и попытался оттащить в сторону. Мощный всплеск энергии отбросил его к перилам. Он поднялся на ноги и вновь попытался подбежать к девушке, и снова был отброшен.

— Останови это! — крикнул Егор в портал, обращаясь к древнему.

— Я не могу, — ответил голос. — Мне это неподвластно.

Эйлани была уже почти у портала. Егор снова предпринял попытку прорваться к ней, но на этот раз даже не успел подняться с пола. Невидимая сила прижала его к нему. Мерзкий женский голос продолжал шептать и зазывать девушку в свои объятия.

— Отсюда я не могу повлиять ни на что, — сказал голос древнего. — Мне жаль твою подругу, но она обречена.

Егор наблюдал как Эйлани тянется к порталу, а навстречу ей тянулась рука из энергии красно-зелёного света. Девушку окутала аура портала, она почти была в его власти. Слёзы бессилия потекли по его щекам. Он не мог смотреть на это и отвернулся в сторону. В этот момент он заметил возле себя изумрудный шар. Последней атакой на Егора, шар случайно отнесло ударной волной и он оказался рядом с ним. Так как неизвестная сила посчитала, что Эйлани в её власти, то хватка её ослабла, и Егор мог пошевелиться. Он моментально подхватил шар. Как только он его коснулся — вереница странных видений перенеслась перед его глазами. Но он отбросил все мысли в сторону и сильным броском запустил шар прямо в портал. Сферу притянуло как магнитом. От воссоединения с порталом яркая вспышка озарила всё вокруг. Образовавшейся ударной волной Егора выбросило через перила, но в самый последний момент он успел ухватиться за один из выступов. Секундой спустя, он поймал Эйлани за руку, которую также отбросило той же волной.

Столб красного света взвился в воздух прямо к небу, уничтожив при этом крышу террасы.

— Ааа… — закричала Эйлани, которая пришла в себя. — Что происходит? Как я тут оказалась?

— Давай после, — сказал Егор сдавленным от напряжения голосом. — Сейчас надо постараться не умереть.

Они с трудом вылезли на террасу.

— Ты чувствуешь? — спросил Егор.

— Что? Нет!

— Вибрацию. Чувствуешь? — повторил он.

— И что?

— Это плохо. Нам пора.

Вибрация начала усиливаться. Маяк раскачивало из стороны в сторону. Егор с Эйлани побежали к верёвке и быстро спустились вниз. Это было сложно, так как их раскачивало вместе с маяком. По стенам здания пошли трещины, начала опадать облицовка и отдельные части стен. Добравшись до земли, они быстро побежали прочь от маяка. Через несколько секунд здание рухнуло, обдав их при этом клубом пыли, песка и камней. Но на этом всё не закончилось. Вся гора продолжала трястись и частично разрушаться.

Обратный путь от маяка оказался намного сложнее. Им приходилось уворачиваться от камней и валунов, обходить или перелазить небольшие завалы на тропе. Местами перепрыгивать через пропасть, где обрушилась тропа.

Когда они спустились к комплексу, казалось, всё закончилось, но Егор не был в этом до конца уверен.

— Ты в порядке? — спросил он после того, как они зашли в здание, где расположились на ночлег.

— Да. Почему ты спрашиваешь?

— Ты помнишь, как оказалась наверху? — проигнорировал он вопрос Эйлани.

— Да. То есть нет, — запуталась девушка. — Я не знаю. Всё как в тумане. Я была внизу ждала тебя, а затем сразу наверху, смотрю на тебя и…

— И?

— Мне было так легко и хорошо, спокойно. А потом тьма. И я над землёй в твоих руках… Странно это всё как-то?

— Это влияние портала. Его излучения повлияли на твою память. Ничего, всё закончилось. Скоро я закрою последний и всё будет в прошлом.

Он не стал рассказывать Эйлани правду, не хотел её беспокоить, не хотел, чтобы она ещё больше переживала. С ней и так творилось что-то неладное и он не хотел ещё больше усугублять положение дел. Она не был готова услышать правду. Пусть всё пока остаётся так как есть.

А пока красный, нет — бордовый столп энергии впился своим острием в небо, выпуская всю энергию в этот многострадальный мир.

Глава 15

— Для чего всё это?

Егор был в наручниках. Пара охранников вела его по длинному коридору. Он не совсем понял, как всё так получилось? Они с Эйлани возвращались к городу, после того как поместили второй шар в портал силы. Казалось, большая часть пути была пройдена, и осталось сделать последний шаг для того, чтобы всё получилось.

Егор пытался спланировать свои дальнейшие действия. Он знал, где находиться третий шар и у кого он. Но чтобы он ни придумал, ему никак не удавалось создать мало-мальски хороший план, где он мог бы заполучить артефакт лишь с помощью Эйлани. Идти в логово саалов было самоубийством. Они в прошлый раз чудом спаслись и теперь снова оказаться там, подвергнуть девушку опасности — это было крайне безрассудно. Отправляться самому — это была ещё более глупая мысль. Даже, если его засекут не сразу, и ему удастся проскользнуть мимо охраны, и попасть в комнату, где находиться шар, то уйти с ним будет почти невозможно. Сейчас наступил тот момент, когда наудачу надеяться больше не стоит.

Поэтому Егор принял решение вернуться в город к Омеле и просить её помощи. Это тоже был рисковый шаг. Могло получиться так, что их схватят и запрут в одной из камер, но обращаться к жителям одного из мелких городов или даже в Окелтон было бессмысленно. Даже если бы он рассказал всё, что знает о происходящем, он не был уверен сможет ли убедить их помочь. Тем более он не мог точно знать существует ли они до сих пор, после всего, что произошло?

Путь был лишь в город и только к Омеле. Она была в курсе всего происходящего и только она могла помочь заполучить третий шар.

Егор и Эйлани долго ехали по направлению к городу. Благо на карте сохранились данные о его местонахождении, и им не пришлось снова проделывать весь тот путь, которым они впервые попали в него.

Машина резво несла их по импровизированной дороге. Солнце было в зените, но так сильно жарко как раньше не было. Однозначно климат планеты начал меняться. По крайней мере, они заметили эти изменения. До города оставалось несколько часов пути, Эйлани находилась в некотором возбуждении. Егор тоже был в приподнятом настроении духа. Несмотря ни на что, он жаждал встречи с Омелой. Эта женщина пробудила в нём давно забытые чувства. Было в ней что-то такое притягательное, таинственное, что-то, что не оставляло равнодушным ни одного мужчину. Или ему это только казалось?

— Скоро мы приедем. Надеюсь, Омела нас встретит, — сказал Егор Эйлани.

- Я тоже хочу её поскорее увидеть. Хочу ей всё скорее рассказать, о наших приключениях, — эмоционально сказала девушка.

— Кстати об этом, — Егор нахмурился, немного сбавил ход, затем добавил. — Я прошу тебя не рассказывать о том, что произошло на маяке.

— Почему? — удивилась Эйлани.

— Понимаешь, там что-то произошло. И я не совсем понимаю, что именно. Не стоит раньше времени давать ей повод переживать об этом. Я сам ей всё расскажу, когда придёт время, когда я выясню, кто это был…

— Что?

— Я сам ей всё расскажу, — поспешил сказать Егор. — Доверься мне. Хорошо?

— Ладно, — ответила Эйлани, но явно немного расстроился.

— Осторожно!

Резкий, сильный удар в борт машины подбросил их транспорт высоко в воздух. Они несколько раз перевернулись и кубарем покатились с одного из песочных холмов. Атакующие выехали из-за холма. Похоже, они поджидали их и устроили засаду. Егор не был готов к этому. Это его вина, он слишком сильно погрузился в свои мысли и результат не заставил себя ждать.

Голова кружилась, он с трудом выполз из машины и начал мотать головой из стороны в стороны, пытаясь найти глазами Эйлани. Рядом её нигде не было. Он озирался по сторонам, голова его начала кружиться ещё больше. Егор попытался подняться на ноги, но они его не слушались и он рухнул на колени. Мгновения спустя он увидел в метрах пятнадцати от машины, лежащую на песке Эйлани.

— Нет! Не может быть, — скорее прохрипел он, чем сказал.

Усилием воли Егор поднялся на ноги и побежал к девушке. Он словно пьяный петлял из стороны в сторону, но продвигался к Эйлани. Несколько секунд спустя Егор опустился на колени перед ней и взял руку девушки в свою.

— Эйлани! Эйлани! — говорил он ей, но девушка не отзывалась.

Егор гладил её по голове и по тёплому лицу. Она не реагировала.

— Эйлани! Очнись! — глаза его наполнились слезами, которые струились по щекам и смешивались с кровью, которая сочилась из рассечённой скулы.

— Очнись же! — кричал он.

Удар в затылок погрузил Егора во тьму. Говорят, что кода человек теряет сознание он ничего не помнит и не чувствует в этом состоянии. Егор был без сознания, но он полностью себя ощущал. Время для него перестало существовать. Здесь его почти не ощущалось, казалось, секунда длилась вечность, но и вечность пролетала за секунду. Это было странно. Егор пытался вырваться из этого замкнутого круга, но ему никак этого не удавалось. Он знал лишь одно — несколько маленьких тихих ударов, которые он ощутил на своих пальцах, перед тем как впасть в это подобие комы, сказали ему, что Эйлани жива.

Что-то холодное и мокрое было на его лице. Когда в него плеснули второй раз он ощутил прохладу воды.

— Ну что пришёл в себя? — спросил грубый и недружелюбный голос.

Когда Егор смог сфокусировать зрение перед собой он увидел огромного верзилу с выдвинутой вперёд и вниз челюстью, его огромные ручища были сложены крест накрест на исполинской груди, а ноги, как две колонны, словно впивались в землю, поддерживая громадный торс.

— Лучше бы не приходил. Не пришлось бы глазеть на твою уродскую рожу, — огрызнулся Егор.

— Что?! — взревел великан. — Да я тебя…

Сильный удар огромного кулака, в половину головы Егора, обрушился ему прямо в ухо. От этого у Егора в голове стоял звон, словно колокол бил набат.

— Тише, тише, Варт. Ты так его убьёшь, — сказал небольшого роста человек, стоявший в стороне.

— А ты большой! — снова сказал Егор, когда немного пришёл в себя. — Отбираешь завтраки у детей?

— Ах ты… Тебе мало? — заорал верзила.

Здоровяк было замахнулся, но второй вовремя подоспел и остановил его руку.

— Стой, — сказал тот, что был поменьше. — Ты его так убьёшь и мы не сможем его допросить.

— Где девушка, которая была со мной? Что вы с ней сделали? Отвечайте! — крикнул землянин.

— Ты не в том положении, чтобы задавать вопросы, — ответил тощий. — Лучше расскажи нам зачем ты ехал в город, с какой целью? И откуда у вас взялась наша техника?

— Что вы сделали с девушкой? Где она? Отведите меня к ней, — не унимался Егор и не обращал внимания на вопросы.

— Лучше бы тебе говорить, а иначе мой друг все кости тебе переломает.

— Я не скажу ни единого слова, пока не увижу Эйлани.

— Хорошо, вижу ты настроен серьёзно. Тогда посиди немного в камере, а потом посмотрим на твоё поведение. Нам торопиться некуда. Времени у нас много.

Егора вели по длинному коридору двое охранников. Он пытался поговорить с ними, но они не реагировали на его вопросы, словно два робота выполняющие программу и ни на малую толику не отступали от своих обязанностей. Похвально. Даже слишком.

В коридоре, по которому ввели Егора, было темно и неуютно. Он не мог определить, где конкретно находился, но вокруг всё подсказывало, что он в городе, на крейсере. Скорее всего, где-то в нижних палубах, которые, как он уже догадался, были переделаны под тюрьму. Бессловесные стражники кинули его в камеру в конце коридора, закрыли дверь снаружи и всё вокруг погрузилось во мрак.

Егор встал на ноги и попытался на ощупь определить размеры комнаты его нынешнего пребывания.

«Что за судьба такая?» — задавался он вопросом про себя. — «Либо тюрьма, либо смерть. Что-то из этого постоянно мне угрожает. Когда я уже буду жить спокойно?»

Камера была небольшой метра два в длину и полтора, может чуть больше, в ширину. И около двух метров высотой. Развернуться особо было негде.

«Хорошо, что ещё можно лечь и вытянуться во весь рост. Могли бы и в ящик посадить», — посетила его мрачная мысль, хотя он и улыбнулся тёмным стенам.

Егор почесал руку в месте, где ему сделали укол, прежде чем привести в сознание.

«Что же произошло с Эйлани? Куда они её дели?» — Егор задавался этими вопросами постоянно, с того момента, как очнулся. Сердце его начинало колотиться быстрее, когда он думал о судьбе девушки. Ужасные мысли лезли в голову, одна хуже другой.

— Так, спокойно. Не паниковать. Она была жива, это точно. Если мы в городе, то с ней должно быть всё в порядке, — успокаивал он себя вслух.

Сердце его снова забилось ровно. Егор сел на холодный пол и уснул.

— Вставай!

Удар по ногам вывел землянина из царства морфея.

— Вставай, тебя хочет видеть командир.

Он вновь в наручниках прошёл по длинному коридору. Но теперь его вели не в комнату допроса, а прямиком к лифту. Несколькими минутами позже Егор вместе со своими охранниками поднимался на лифте. Двери его распахнулись и он оказался перед входом в просторное помещение, своего рода огромный полукруглый зал. В центре его стояло несколько человек. Двое из них были мужчины, третья была женщиной. Они были одеты в строгие имперские комбинезоны высших военных чинов империи. Группа о чём-то оживлённо спорила, но сразу же смолкла, как только заметила присутствие пленника.

Они повернулись к нему лицом и Егор узнал Омелу Тарик. Двух других он раньше не видел. Омела кинулась к Егору и в несколько прыжков была рядом с ним. Она обнимала его и целовала, словно не видела целую вечность.

— Омела! Омела! Что ты делаешь? — смущённым, от неожиданности, голосом спросил Егор.

— Я так рада, что ты жив. Я ждала, надеялась, что ты вернёшься. Почему он в наручниках? — Омела строгим и властным голосом обратилась к стражникам. — Живо снять.

— Да, не тёплый у вас нынче приём! — сказал Егор, потирая запястья. — Что здесь вообще происходит?

— О! Это просто поистине невероятная история…

— Погоди! — перебил её Егор. — а где Эйлани? Что с ней, Омела?

— Не беспокойся. Она жива. Правда я приказала подержать её в больничном отсеке ещё один день. Ей сильно досталось при аварии. За ней присматривает Торвуд. Она в надёжных руках.

— Да, кстати об этом? Почему твои люди на всех нападают без разбора? Помниться раньше вы были куда более дружелюбны?

— Люди напуганы, — сказала Омела. Егор услышал в её голосе беспокойство. — После того как ты уехал, мне пришлось действовать быстро. Делану Дори мы нашли мёртвой, а её мужа без сознания. Появилось много вопросов. Но твоё сообщение о том, что они монстры повергло в шок даже меня. Мои верные люди смогли изучить их кровь и выявить аномалию в ДНК, после чего мы знали, как распознать тварей в наших рядах. В течении нескольких дней мы проверили всех жителей города на наличие аномалии. Я приказала всем сдать кровь на анализ из-за возможной угрозы заражения, так мы смогли усыпить бдительность чудищ, если они окажутся среди нас. И представь наше удивление, когда анализы выявили несколько монстров. Их быстро схватили и обезвредили, — голос её немного стих.

— Обезвредили? В смысле убили? — спросил землянин.

— Растерзали. Мне стыдно об этом вспоминать, но жители обезумели от страха. Не лучшая часть нашей истории. Но одно дело, когда ты слышишь о монстрах где-то там за защитным барьером, и совсем другое, когда монстрами оказываются твои соседи и друзья. Но мне жаль, что так вышло, я ничего поделать не могла с этим. Большую часть мы упустили. Через несколько дней после начала проверки исчезло сорок семь наших граждан. Полагаю, они раскусили нас и сбежали за пределы города. Среди них были Кондр Сайкл и Корун Даст. Удивительно как они близко подобрались к верхушке управления городом. Чудо, что они не смогли меня обратить в себе подобных.

— Полагаю, они пытались завладеть всеми руководящими и ответственными постами в городе и готовились к дальнейшему захвату?

— Да! Я тоже так решила! — ответила Омела.

- С тех самых пор мы находимся в постоянной готовности к атаке. Меры безопасности усилены до максимума. А учитывая, что у нас осталось энергии всего на несколько недель, чтобы обеспечить былую защиту… Это очень усложняет поддержание боевого духа в городе. Многие испытывают страх, они испуганы и озлобленны, они почти утратили надежду.

— Как только я вернулась в город, — продолжила Омела. — И прочитала донесение о задержанных мужчине и женщине, я сразу приказала привести вас. Я так надеялась, что это был ты и Эйлани. И мои ожидания оправдались. Я никому уже давно так не радовалась.

Омела немного покраснела и чуть опустила голову. Егор видел её искренность, и это сильно тронуло его сердце, но он не показал вида, что заметил поведение женщины.

— А что же было с вами? Что произошло, когда вы вернули артефакты на место?

Егор вкратце рассказал о своём путешествии. О том, что случилось, когда они соединили шары с порталами силы. О том, как это повлияло на всё вокруг и на планету. Правда он опустил несколько значительных деталей касающихся его и Эйлани, о странном влиянии портала на обычных людей, о том, кто виной всему случившемуся. Он не мог никому полностью довериться, даже Омеле.

За своим разговором они дошли до медицинского отсека. Кэно провела Егора в комнату, где находилась Эйлани. Комната была светлой, несколько смотровых окон были открыты и солнечные лучи, струясь проникали в помещение, освещая и согревая всё вокруг.

Эйлани спала. На лбу у неё красовалась небольшая повязка, скрывавшая небольшую ссадину, которую она получила, когда машина перевернулась. Но даже это не могло омрачить красоту её милого личика. Растрёпанные, чёрные как смоль волосы рассыпались по всей белоснежной подушке. Она немного сопела во сне, что придавало ей ещё большую привлекательность. Егор раньше никогда не замечал этого, потому что голова была постоянно занята другим и он на такие мелочи не обращал внимания.

— Она такая милая, — прошептала Омела. — Просто чудо!

Девушка очнулась, голоса разбудили её и она вопросительно посмотрела на своих посетителей.

— Эйлани, я тут достал для тебя…, - Торвуд остановился, как вкопанный, увидев Омелу и Егора у постели девушки. Лицо его побелело от неожиданности и испуга, затем вмиг покраснело от стыда. В руках его было что-то из еды, по запаху какая-то сладость, которая манила своим ароматом. Егору сразу же захотелось есть, он забыл, что вот уже почти целый день ничего не забрасывал в желудок. Живот заурчал и его повело. Парнишка хотел было убежать, но голос Эйлани остановил его:

— Что ты принёс мне, Торвуд? Что-то вкусненькое? Ты меня так балуешь! — произнесла девушка и тут же покраснела.

Егор улыбался, Омела тоже едва сдерживала улыбку.

— Пожалуй, мы зайдём попозже, — сказал Егор, почти смеясь.

— Всё хорошо, моя милая, — сказала нежным голосом Омела. — Поправляйся. Мы увидимся позже. Пойдём, — сказала Омела Егору. — Она в надёжных руках.

Егор с Омелой покинули медицинский отсек, оставив в нём покрасневших от стыда детей. Он был рад, что с девушкой было всё в порядке и беспокойство, которое сидело в нём всё это время, сразу же улетучилось.

После они направились в кабинет к Омеле.

— Я заметила, как ты смотрел на еду, — сказала она в коридоре Егору. — И уже распорядилась о том, чтобы подготовили обед в моём кабинете.

— Спасибо! — сказал Егор и отправился вслед за ней.

Обед был очень вкусным или, по крайней мере, Егору так показалось, потому что он был невероятно сильно голоден. Он не ел — он проглатывал еду, сметая блюдо за блюдом. Наевшись до отвала, Егор развалился в кресле полностью удовлетворённый.

— Ты наелся? — спросила Омела. Всё это время она молчала и смотрела, как Егор поглощал пищу.

— Да, — с трудом сказал землянин. Ему было трудно говорить, так сильно он объелся. — Спасибо! Всё очень вкусно.

— Хорошо, тогда приступим к решению насущных проблем, — сразу приступила к делу женщина.

— Что!? — удивлённо спросил он.

— Входите! — сказала громко Омела, не обращая внимания на вопрос и удивлённое лицо Егора.

В кабинет вошло пять человек. Все были одеты в военную лорийскую форму претерпевшую некоторые изменения. Теперь такой была форма города.

«Вероятно ещё шишки из руководства», — предположил Егор, но не произнёс ни слова. Он молча наблюдал за всем, что происходит и пытался уловить каждую мелочь в поведении и действиях присутствующих.

— Это мои заместители и помощники, — сказала Омела. Она указывала на каждого слева на право, называя его имя и занимаемую должность.

— Керрида Праймс, начальник службы безопасности, новый начальник. С прошлым, как ты знаешь, мы распрощались.

Керрида кивнула Егору, он ответил тем же.

— Дорстей Фалинов, до недавнего времени он возглавлял наш специальный отряд, отвечавший за разведку и защиту внешних границ города. Сейчас я назначила его главным над всеми военными силами города.

— Рад нашему знакомству, — сказал Фалинов. — Жаль, что мы раньше не познакомились, в прошлый ваш визит я был за пределами города.

— Рад с вами познакомиться, — сказал сухо Егор.

Следующим Омела представила Мартиша Олэйка. Он был коренастым, широкоплечим молодым человеком. Его лицо ещё не было покрыто морщинами и Егор искренне удивился, увидев его здесь.

— Олэйк наш главный инженер, — сказала Омела. — Пусть вас не обманет его слишком молодой облик. Несмотря на свой возраст, Мартиш невероятно умён и изобретателен.

— Вы мне льстите, кэно, — сказал Олэйк, но по его голосу Егор определил, что ему были приятны слова Омелы. — Я наслышан о вашем прошлом пребывании здесь, — обратился он к Егору. — И от себя лично, и от всей моей команды хочу сказать вам спасибо, что вы смогли разоблачить зло в нашем городе. Не могу сказать за всех жителей, но что-то мне подсказывает, что они того же мнения.

— Спасибо за ваши тёплые слова, — ответил Егор. — По правде сказать, это вышло случайно…

— О, не скромничайте, мы жили рядом с этими монстрами не один год, он посмотрел в сторону Керриды и бросил на него многозначительный взгляд. — Кто знает, что было бы с нами если бы вы так вовремя не появились.

— Думаю мы не будем сейчас обсуждать то, что уже прошло и чего назад не вернуть, — жёстким и неоспоримым тоном прервала его Омела.

— Да, как скажете, кэно. Я просто пытался выразить благодарность.

— С Марцелой Солт ты уже знаком.

— Да. Рад вас видеть, — ответил Егор и поприветствовал женщину.

Марцела кивнула в знак приветствия, но ничего не сказала.

— И, наконец, Эвалин Суорри. — Омела повернулась к женщине лет сорока-сорока пяти и пристально на неё посмотрела. — Эвалин, глава медицинской службы.

— Я польщён познакомиться с вами со всеми, — сказал Егор. — Но я не совсем понимаю для чего мы все здесь собрались? Чего вы от меня хотите?

— Время пришло! — Омела смотрела на него.

— Время? Для чего? — всё так же не понимал землянин.

— К этому всё шло. С самого первого дня мы шли к этому моменту, — ответила Омела.

— Перестань говорить загадками! — не выдержал Егор и повысил голос. — К чему всё шло? К какому моменту?

— К войне.

Егор не мог поверить своим ушам. Он рассмеялся во весь голос. Правда Омела выглядела вполне серьёзной и все вокруг, вторя ей, не выказали никаких эмоций.

— Какой войне? — успокоившись, спросил Егор. — Кого с кем?

Хотя в душе Егор понимал, о чём они пытаются ему сказать. Это была защитная реакция — делать вид, что не понимаешь, о чём идёт речь. Он отнюдь не был глупым человеком, скорее наоборот он всё прекрасно понимал и, может быть, даже лучше всех остальных. Такое поведение давало ему возможность обдумать разные варианты развития событий и придумать наиболее выгодный для себя путь. Егор знал, что Омела и остальные хотят уничтожить саалов. Знал, что они не остановятся ни перед чем, но снова отправиться на войну, целенаправленно убивать, даже если это саалы, ему претила сама мысль о войне. Когда-то давно он поклялся больше никогда не участвовать в войнах какими бы справедливыми они ни были.

— Что ты ответишь? — перебила его размышления Омела. — Ты поможешь нам?

— Нет.

Все вокруг посмотрели на него неодобрительным взглядом. Конечно они ожидали иного ответа, но Егор не желал идти у них на поводу, он не желал участвовать в бойне. За последнее время многое изменилось. На планету он попал не по своей воле — это был факт, но ввязаться во все прошедшие события он решил сам. Конечно, он преследовал благородную цель — помочь Эйлани и Сулле выбраться из отчаянной ситуации, избежать гибели и забвения на мёртвой планете. Но потом это стало куда большим. Вмешались высшие силы, древние существа, да даже неважно кто они — просто те, кто пытались манипулировать им в угоду своим скрытым, корыстным целям.

После всего, что с ним произошло его мнение и мысли изменились. Он и сам не мог объяснить почему? Просто он больше не видел в саалах чудовищ. Он видел людей, которые по чьей-то злой воле превратились в них. Он видел игру древних — Создателей Сущего, так их называли в Лории, которые позволяли себе играть с людьми в свои безумные игры, позволяли проводить над ними эксперименты. Вот его главная цель, вот чему он должен был себя посвятить — прекратить издевательства над людьми и над саалами тоже.

— И какой именно помощи вы от меня ждёте? Я обычный человек, — произнёс он вслух.

— Мы оба знаем, что это не так. Егор Зорин — человек. Родная планета — Земля, не входит в состав империи, новый мир людей, малоисследованный. Прошёл обучение в военном форте «Аркадия» — лучшем в империи. Окончил академию вместе со своей группой на полгода раньше положенного срока. Один из лучших пилотов империи, лучший снайпер, лучший тактик, эксперт по вооружению и взрывотехнике. После окончания академии информации нет. Данные засекречены или были уничтожены.

— Откуда ты всё это знаешь? — спросил Егор и удивлённо взглянул на Омелу.

— То небольшое количество ксенила, которое ты мне передал, — перед тем, как попасть в город, Егор решил позаботиться о безопасности. Когда они с Эйлани наткнулись на защитный барьер, он понял, что их цель совсем близко, но идти к ним и принести на блюдечке минерал — это было верхом глупости. Он спрятал основную часть ксенила, недалеко от барьера, рядом с несколькими запоминающимися камнями. И ещё одну часть, которую с трудом смог отделить, у дрцгих камней в нескольких сотен метрах друг от друга. Так он решил обезопасить себя. Если бы они пошли в город со своим богатством, то их уже ничего не спасло. От них попросту избавились и концы в воду, как говорили на Земле. — Позволило нам восстановить ряд узлов на корабле, в том числе и общую базу данных. А несколько дней назад она чудесным образом обновилась. Для нас это было большим сюрпризом. Сперва мы не понимали, что происходит? Но позже до меня дошло — восстановление порталов каким-то образом открыло доступ для приёма потока данных, которые рассылаются автоматически из центрального сервера империи всем военным судам. Мы получили доступ к информации за последнюю сотню лет.

— Что ж, это радует! — сказал Егор. — И вы хотите, чтобы я возглавил ваше войско?

— Нет.

Такого ответа Егор не ожидал.

— Тогда чего вы хотите?

— Я хочу, чтобы ты отдал нам остальной ксенил. Я знаю, не отрицай, что ты спрятал большую его часть. Этого количества должно хватить для того, чтобы полностью вернуть к жизни наш корабль.

— И всю систему вооружения, — прошептал Егор, но недостаточно тихо, Керрида Праймс услышал его.

— Да вы правы, — сказал Праймс. Его вытянутое, худощавое лицо излучало саму серьёзность. — Нам необходимо оружие, мы должны раз и навсегда покончить с этой заразой. Мы должны истребить нечисть, называемую саалами.

— Почему?

— Почему? — Праймс не мог сдержать удивление. — А того факта, что они чудища для вас мало?

— Смотря, что называть чудовищем, — не сдавался Егор. — Среди них много ваших друзей и коллег, не говоря уже о других невинных людях. А вы, не задумываясь, хотите их уничтожить.

— Они больше не наши друзья, — зло сказал Праймс.

— Они были ими, а вы даже не задумались о возможности помочь им. Вы захотели их сразу уничтожить. Что с вами люди? Откуда в вас такая жажда убивать?

— Он прав.

Егор посмотрел в сторону, откуда донёсся женский голос и увидел Эвалин Суорри, пристально смотревшую на него. Её немолодое лицо не показывало ни единой эмоции. Несмотря на свой возраст, было видно, что в молодости Эвалин была очень красивой женщиной и смогла сохранить черты былой красоты даже в этом возрасте.

— Он прав, — повторила Эвалин. — Нам до сих пор неизвестно, как произошла трансформация и каким образом она повлияла на организм обращённых. Пока мы не удостоверились в обратном, сохраняется возможность обратить процесс вспять и излечить большинство заражённых. Хотя я сомневаюсь на счёт тех, кто находится в таком состояние длительный срок. Скорее всего для них нет надежды.

— И когда же вы будете знать ответ на этот вопрос? — язвительно спросил Праймс. — Времени всё меньше и меньше.

— Я согласен с Праймсом, — вмешался в разговор Олэйк. — Времени совсем немного, судя по показаниям приборов планета находится в очень непростом состоянии.

— Как это понимать? — спросила Омела.

— Ну, — замялся Олэйк.

— Говорите, как есть, — настояла кэно.

— Планета на грани катастрофы, — выпалил учёный.

Все удивлённо посмотрели на него.

— Я объясню, — продолжил он. — Когда мистер Зорин восстановил первый портал, он, таким образом, запустил некий механизм по восстановлению планеты. Он начал действовать в виде волн, которые накатывают одна на другую. Далее, наш покорный слуга запустил следующий портал ещё более мощный, который в свою очередь начал действовать обратно пропорционально первому, тем самым сталкивая две силы между собой. По моим расчётам третий портал должен служить буфером между двумя первыми и уравнивать их влияние на планету, создавая тем самым оптимальные условия для её существования.

— Как-то всё сложно, — вмешалась Марцелла. — Вы не находите? Ну зачем, скажите на милость всё так усложнять? Обычная планета, как и тысячи других, но там нет ничего подобного, никаких тебе порталов и прочей ерунды.

— Да это обычная планета, — вставил Егор. — Но и тем временем и необычная. Дело в том, что она не из этой галактики и не должна находиться здесь, а возможно и из другого измерения. Поэтому такие сложности в её устройстве. Для этого и нужны порталы, чтобы стабилизировать планету в нашем пространстве.

— Поэтому мы не можем остановиться на достигнутом, нам необходимо найти последний шар и активировать портал, — закончила за него Омела.

— По моим подсчётам, — добавил Олэйк. — У нас осталось всего несколько недель до того как планета начнёт разрушаться и ещё меньше времени до того как наши защитные системы перестанут функционировать.

— Нам нужен ксенил! — подытожила Омела.

— Что? Для чего вам это?

— Мы должны обеспечить охрану наших людей, — вмешался Дорстейн Фалинов.

— Или вы хотите с помощью этой энергии заставить функционировать ваши малые корабли, с помощью которых сможете полностью уничтожить саалов.

— Это и есть защита и безопасность наших людей. Вы думаете эти твари нас пощадят или прислушаются к нашим доводам? Они не будут разговаривать с вами, они понимают только силу. Я видел на что они способны. Однажды, мы отправились с небольшой группой патрулировать наши границы. Ночь была ясной, Тиру освещал всю долину. Мы заметили странность в нескольких километрах к северу от нас, какое-то мимолётное движение, проблеск в лучах Тиру. Вскоре это повторилось. Эти непонятные проблески быстро приближались и мы не понимали, что это значит? Когда они приблизились на такое расстояние, на котором можно было различить странную аномалию — было уже слишком поздно. Мы увидели перед собой группу саалов, десять-пятнадцать особей, они были настроены не так дружелюбно, как некоторым может показаться. Но прежде чем мы опомнились и смогли хоть что-то предпринять для своей защиты, откуда-то с фланга на нас напала ещё одна группа существ, которая была полностью скрыта до этого момента. Они так и действуют — одни отвлекают, другие наносят удар. И у них не было желания с нами говорить, что-либо выяснять или нечто подобное. Они искусно, изощрённо, целенаправленно, без доли сомнения и жалости вели на нас охоту. Для них это было обычным делом. Мне удалось спастись лишь чудом. Первым делом они пустили в ход своё мощнейшее оружие, огненное пламя — половина моих людей сгорела заживо. Затем они начали играть со своими «жертвами», то окружали, то отступали, давая возможность вырваться, давая ложную надежду, а затем ловили и ядовитым укусом усыпляли. И они забирали всех, кто там был, мёртвых забирали для питания, ещё живых для обращения. Мне удалось выжить, потому что мой друг прикрыл меня от пламени, а затем, когда они играли с нами, кто-то меня толкнул и я упал в яму, а сверху меня присыпало песком, так, что я оставался невидимым для их ночного зрения. Я пролежал там несколько часов до самого восхода, находясь каждую секунду в страхе, что они специально меня оставили на десерт и ждут пока я покажусь, чтобы убить всякую надежду на спасение. Утром, я полуживой добрался до города, силы мои были на исходе, я истекал кровью, во время падения я поранил ногу. После всего этого я провёл три недели в лазарете, и ещё больше времени мне понадобилось, чтобы прийти в себя. Вы когда-нибудь видели, как пожирают ваших друзей? А мне довелось! И после всего этого вы мне говорите, что они стоят жалости и сострадания? Не знаю, как вы, кэно, но я считаю, что наша задача, нет, наша миссия заключается в том, чтобы мы искоренили этих тварей с лица галактики.

— Спасибо, Дорстейн за вашу красочную речь. Мы должны все понимать, что там, среди саалов, есть наши братья и сёстры, да и все они когда-то были людьми. Но с другой стороны мы все должны понимать, что нам следует готовиться к худшему. Готовиться к тому, что вернуть назад их невозможно и нам придётся принять меры к их истреблению.

— Истреблению? Истреблению? — возмутился Егор. — Вы себя слышите? Вы говорите, как напуганные, бездушные люди, которые из-за своего страха готовы уничтожать всё подряд без разбора, всё, что не похоже на вас.

— У нас нет другого выхода, — возразила Омела. — Еще немного и они поглотят всю планету, всех кто здесь живёт, включая и нас. Мы не можем допустить подобного. Мы не можем выпустить их и позволить захватить другие миры.

— Тогда не надо было начинать всю эту историю с возрождением порталов, — выпалил Егор.

— В таком варианте развития событий мы тоже все погибли бы. Единственный выход — это восстановить наш военный потенциал и первыми нанести удар. Если мы сможем одновременно уничтожить все их гнёзда, то избежим распространения этой заразы и сможем вернуться домой, и спасти всех кто пожелает улететь с этой планеты.

В глубине души Егор понимал, что Омела права и то, что саалы, а вернее та неизвестная сила, которая овладела ими, была опасной для всех не только на этой планете, но и для всех других людей во всех двенадцати мирах. Но и был другой голос, нотка сомнения в том, что саалы не должны сгинуть в небытие.

Дилемма была непростой. С одной стороны, чтобы покинуть планету необходимо было активировать последний портал. Для этого необходимо забрать последний шар у саалов, но это означает полное их уничтожение, поскольку просто так они не отдадут свою реликвию. С другой стороны, чтобы поднять в воздух крейсер и долететь до ближайшей обитаемой планеты империи, необходимо было потратить весь ксенил, который у него был. Но чтобы улететь с планеты необходимо было активировать портал, а для того чтобы была такая возможность необходимо было с помощью оставшегося ксенила возобновить военную систему крейсера, с помощью которой, в свою очередь, необходимо было уничтожить саалов, чтобы завладеть последним оставшимся шаром. А если они потратят ксенил на оснащение боевой системы корабля, то его не хватит, чтобы обеспечить крейсер необходимой энергией, чтобы совершить прыжок в гиперпространстве к ближайшей обитаемой планете империи.

Когда Егор начинал об этом задумываться, то голова шла кругом. Не говоря уже о том, что необходимо было сделать выбор.

Все вокруг молчали, а Егор отчаянно искал решение этой проблемы, но в голову ничего не лезло и он не мог придумать никакого мало-мальски здравого решения, которое устроило бы всех в этой комнате.

— Хорошо, — сдался Егор. — Я согласен с кэно. Омела, действуйте как считаете нужным. — Егор взял небольшой планшет, который лежал на столе перед ним, и набрал на нём несколько цифр и букв. Это были координаты места, где он кода-то оставил ксенил. — Здесь вы найдёте всё, что вам необходимо, Кэно, — Егор повернулся к Омеле, передавая ей планшет, и пристально посмотрел ей в глаза. — Я надеюсь, вы не подведёте меня?

— Не беспокойся, — ответила женщина, взяла из рук планшет и передала координату одному из помощников.

— Но как? — удивлённо спросил Олэйк. — Вы не будете принимать участие в операции?

— Нет, господин главный инженер. С меня хватит убийств.

Глава 16

Девушка звонко смеялась. Звук её смеха разносился далеко по округе и эхом отражался от разных металлических поверхностей, создавая иллюзию того, что смех раздавался с разных сторон. Её чёрные, как смоль волосы падали локонами на открытые, загоревшие плечи, то скрывая их, то обнажая. Лёгкая белая блузка подчёркивала полную грудь, и немного сужаясь к поясу, показывала осиную талию. Упругие бёдра были затянуты в обтягивающие чёрные брюки, а на ногах по колено были натянуты такого же цвета сапоги, которые подчёркивали стройность ног. Молодой парнишка лет двадцати говорил ей что-то, от чего девушка неистово смеялась, и никак не могла успокоиться.

Через несколько минут она повернулась и обнажила коралловые зубки. Её нежные пухлые губы были необычно яркими и манящими, на щеках горел румянец, а глаза искрились радостью и счастьем. Повернувшись, девушка заметила Егора, который наблюдал за этой картиной с балкона, и помахала ему рукой. Егор, не ожидал, что будет замечен, смутился и каким-то неловким движением сделал жест, который отдалённо напоминал мах.

Егору ничего не оставалось, как спуститься к ребятам, так как он был уже раскрыт, и Эйлани не простила бы ему, если бы он куда-то убежал.

— Здравствуй, Егор! — сказала девушка звонким голосом, когда он подошёл на достаточно близкое расстояние. После этого, не дожидаясь пока он подойдёт, она подбежала и крепко обняла.

— Где ты пропадал столько времени? Ты оставил меня здесь одну. Если бы не Торвуд, то я не знаю, что со мной было бы.

— Здравствуйте, господин Зорин, — юноша робко подошёл к ним. — Я, пожалуй, пойду, посмотрю, не нужна ли моя помощь кэно.

Торвуд быстро ушёл, оставив Эйлани наедине с Егором.

— Мне кажется, — сказала девушка. — Он тебя побаивается.

— С чего вдруг? Разве я такой страшный? — с усмешкой спросил Егор.

— Дурак! — Эйлани шутливо ударила его по плечу. — Но согласись, тот, кто смог преодолеть мёртвые земли, избежать пустынников и саалов, восстановить жизнь на планете — заслуживает того, чтобы его боялись.

— Как ты себя чувствуешь? — сменил тему Егор.

— Хорошо. Уже почти ничего не болит. Только здесь, — она замялась немного

— Что здесь?

— Это место стало странным. Оно и раньше не внушало доверия, но теперь здесь происходит что-то непонятное. Все суетятся, бегают туда-сюда, повсюду солдаты. Никто ничего толком не говорит, даже Торвуд обходит эту тему стороной, когда я его об этом спрашиваю. Что происходит, Егор?

— Они готовятся напасть на саалов, — ответил он коротко.

— На саалов? Но зачем? Для чего это нужно? Неужели нельзя оставить всё, как есть и вместе с остальными людьми убраться с этой чёртовой планеты?

— Так не получиться. Я сам многого не понимаю, но если мы не вернём тот самый шар, помнишь? Тот, который мы видели в их пещере, и с помощью которого они обращали людей в себе подобных?

— Да. Это было ужасно, — она вздрогнула от неприятных воспоминаний. — А ещё вчера я видела летающие по воздуху дома.

— Что? — не понял землянин.

— Ну, такие большие штуковины, которые плыли по воздуху, словно по воде, — уточнила девушка.

— Ты имеешь в виду корабли? Небольшие летающие штуковины, которые перевозят людей по воздуху в любую точку планеты. Их называют по-разному: корабли, шлюпки, суда, лайтботы, самолёты и ещё множество других названий. Так значит, Омела закончила подготовку к атаке? — спросил он скорее у себя, чем обращался к Эйлани. — Что ж, скоро всё начнётся.

— Ты пойдёшь с ними? — в голосе девушки чувствовалось волнение.

— Мне придётся. Без меня они не смогут подобраться к шару, даже если захотят и уж тем более восстановить портал.

— Я пойду с тобой, — решительно сказала Эйлани.

— Нет! В этот раз ты останешься здесь, — возразил ей Егор.

— Но я не боюсь. Я хочу отправиться с вами. Я должна это сделать.

— Должна? — он вопросительно посмотрел на неё.

— Да! Я хочу отомстить этим тварям за всё, что они сделали с моей семьёй. Я должна отомстить за родителей.

— Отомстить? Месть не вернёт тебе родителей.

— Зато мне станет легче, — отрезала девушка.

— Ты заблуждаешься. Если поддашься мести, она съест тебя изнутри. Родителей это не вернёт, но и ты погибнешь. Мысли, эмоции, чувства будут подчинены только одному, а после, даже если ты добьёшься успеха, что будет дальше? В лучшем случае ты сгниёшь заживо где-то в глуши, неспособная обрести покой, а в худшем ты будешь искать новую цель для своей мести, и когда от твоей руки погибнет невинный, пути назад не будет. Ты превратишься в чудовище, в такое же, которому ты когда-то поклялась отомстить. Ты этого хочешь? Так ты хочешь распорядиться своей жизнью? Подумай, неужели твои родители хотели бы такого будущего для своей дочери? Я думаю, что это не так. Даже Сулла, когда он ушёл, то оставил тебя со мной, зная, что я отдам жизнь за то, чтобы ты была счастлива. Поэтому я не могу позволить тебе уничтожить себя.

— Ты не можешь мне запретить, — разозлилась она.

— Нет, не могу. Поэтому и прошу тебя, одумайся! А если с тобой что-нибудь случиться? Если ты пострадаешь?

— Я не боюсь смерти.

— Я боюсь, — ответил Егор. — Я не смогу простить себя, если с тобой произойдёт несчастье. Эйлани, мы с тобой многое пережили, ради меня выбрось эти мысли из головы и оставайся здесь в безопасности.

— Хорошо, — сказала девушка, немного, подумав. — Значит, мы теперь им доверяем?

— Нет. Мы по прежнему никому не доверяем, но сейчас наши цели совпадают и враг у нас общий. Поэтому мы сможем им довериться, на время.

Неожиданно земля под ногами начала трястись. За последние несколько дней это был далеко не первый случай. И с каждым разом сила землетрясения увеличивалась. В начале, они почти не ощущались, но постепенно, словно волны, они накатывали друг за другом и их сила усиливалась. Сейчас оно ощущалось на четыре-пять баллов.

— Это сильнее, чем предыдущие, — сказала Омела, которая незаметно подошла к Егору и Эйлани. — Как только я узнала, что ты ввернулся, то поспешила к тебе.

— Омела! Рад видеть тебя.

— Ты нашёл, что искал?

— Почти, — ответил уклончиво Егор.

— Что ж, это сейчас неважно, а важно следующее — нам удалось поднять в воздух несколько боевых ботов с помощью ксенила и восстановить боевые орудия всего крейсера. Вчера мы отправили корабли во все известные нам города, где живут люди, чтобы набрать новую армию. Они присоединяться к нам или же останутся на этой планете навсегда.

— Вы их бросите? — спросила Эйлани. — Но как же так?

— Решение было принято на общем совете. Как оказалось, крейсер не способен поднять на борт всех предполагаемых жителей планеты. Их слишком много, поэтому было принято решение, что смогут улететь лишь те, кто заслужит место на корабле.

— Это глупое и неадекватное решение? Кто его предложил? Ты или кто-то из твоих помощников? — в Егоре закипала ярость. — Как вам вообще пришло в голову обсуждать такое?

— А что я могу сделать, по-твоему? Мне и так еле удалось уговорить их забрать женщин и детей. С тех пор как ты пришёл, я утратила реальную власть. Теперь все решения принимает совет, я лишь слежу за их выполнением.

— Так значит, это я во всём виноват?

— Я не это хотела сказать.

— Я сам сейчас всё им выскажу. Собирай совет, немедленно.

В зале за круглым столом собрались все члены совета. Все те, кого Егор видел несколько дней назад. Лица были их удручены и озабочены, на кону стояло выживание народа, и от них люди ждали решений, которые бы его обеспечили. Не нужно говорить, что груз ответственности за чужие жизни — это самый большой из грузов, который когда-либо может лечь на плечи любого из людей. Поэтому такая мрачная атмосфера царила в зале, когда Егор вошёл в него вместе с Омелой.

— Итак, господа! — начал он без всяких прелюдий и приветствий. — Смотрю я на вас и вижу испуганных маленьких мальчиков и девочек, неспособных из-за своего страха рассуждать здраво.

— Я бы вас попросил, мистер Зорин, — прервал его Фалинов. — Не прибегать к крайностям. В чём суть ваших претензий и такого невероятно, хамского поведения?

— Суть? Я расскажу вам о сути, — в нём начинало всё закипать, эмоции переполняли. — Ваше решение о судьбе людей на планете, о том, что вы решили бросить большую часть из них, а другую отправить на верную смерть. В этом вся суть. Что с вами люди? Когда вы стали такими безжалостными?

— Вам стоит успокоиться, — остановил его Фалинов. — Если вы хотите и дальше разговаривать с нами. Суть ваших претензий ясна и очевидна, но решение уже принято и не подлежит изменению. Прежде чем вы, мистер Зорин, будете возражать примите следующие факты: ваши крики и возмущения не имеют здесь власти, вы можете сколько угодно возмущаться и причитать, но это ничего не изменит. Нас слишком мало, чтобы атаковать врага и прежде, чем это сделать, необходимо создать преимущество в силах и средствах, а сделать мы это можем лишь с помощью жителей городов. Что касается нашего предложения о награде за их помощь — мы не можем позволить себе забрать всех жителей планеты в виду того, что это технически невозможно. Энергии от оставшегося ксенила хватит лишь на один полёт крейсера и чем меньше нагрузка на систему жизнеобеспечения, тем больше шансов улететь остальным.

Фалинов замолчал. Егор пожирал его взглядом, готовый напасть на него в любой момент. Всё что говорил командующий, вызывало в нём ещё больший гнев. Но всё же он не мог поддаться этому столь сладостному чувству, внутреннее «Я» сдерживало его от взрыва.

В армии Лории знают своё дело в подготовке солдат. Сохранять спокойствие в любой ситуации было отдельной и особенной тренировкой в учебных военных центрах, в том числе и в Аркадии, где обучался Егор.

— Вы себя не слышите, мне казалось, люди этого города достойны спасения, за своё мужество, за стремление выжить, за борьбу, которую они вели много лет. Но сейчас вы доказываете совсем обратное. Где ваше сострадание? Где оно?

— Сострадание не поможет нам одолеть саалов. Мы на пороге войны, а на войне мы должны, прежде всего, думать головой, быть расчётливыми и не давать волю чувствам. Мне тоже не по себе от того, что многие не смогут покинуть планету. Другого выхода нет, у нас лишь один шанс покинуть планету и я не собираюсь его упускать.

— Вы правы в том, что на войне должно соблюдать трезвость ума, думать на несколько шагов вперёд, быть расчётливым и хитрым — это всё способы её ведения, но вы забыли о самом главном.

— И о чём же? — Фалинов надменно посмотрел на Егора.

— Вы забыли, ради чего ведётся эта война — спасение невинных, тех, кто не может за себя постоять, тех, кто не заслужил той участи, которую вы им уготовили.

Все вокруг опустили глаза, Егор видел, многие из них задумались и в глубине души понимали, что он прав. Но страх, именно страх не позволял им сделать правильный выбор.

— Что вы предлагаете? — Мрацелла Солт встала и посмотрела на Егора. В её глазах он увидел поддержку и то, что она сделала свой выбор.

— Дайте команду десантным ботам и шатлам забрать всех кого они смогут найти, привезите их на базу, обеспечьте место на корабле, едой, водой и другими необходимыми вещами. Те, кто могут драться пополнят боевые отряды, остальные будут помогать здесь в тылу.

— Но нам едва хватает продовольствия для жителей города, а вы говорите о тысячах, даже о десятках тысяч, — возмутился Олэйк. — Я сильно сомневаюсь, что он сможет совершить полёт с таким количеством народа на борту.

— Крейсер рассчитан на возможность взять на борт до двадцати тысяч человек, учитывая, что он будет полностью вооружён и забит до отказа оборудованием. Нам ничего этого не нужно. Если мы сможем добиться нашей цели, мы бросим десантные боты и другое оборудование на планете — это даст нам возможность забрать всех. И нам необходимо сделать всего лишь один небольшой скачок в гиперпространстве до ближайшего форпоста империи. Доступной энергии должно хватить.

— Вот именно, должно хватить. Вы не уверены в этом, а что если не хватит, что если что-то выйдет из-под контроля? Вы об этом подумали? Вместо того чтобы спасти десять тысяч человек из-за вашей сентиментальности и слабохарактерности погибнут все.

Керрида Праймс, обычно молчаливо наблюдавший за всем происходящим и впитывающий каждое слово, вступил в спор.

— Поверьте, — продолжил Праймс. — Я вас понимаю и даже где-то на вашей стороне, но, как тонко подметил наш главный инженер, продовольствия на всех не хватит. Предположим, что мы согласимся на ваш план, только предположим, что будет, если в полёте наши двигатели откажут, и мы застрянем в открытом космосе с ограниченными запасами еды и воды? Мне даже страшно представить такую картину.

— Но оставить на верную смерть от разрушения планеты десятки тысяч людей намного страшнее. Вы готовы взять на себя ответственность за все эти жизни? Подумайте, каждый из этих людей, дети, женщины, мужчины, десятки тысяч людей будут приходить к каждому из вас по ночам, вы готовы жить с этим?

В зале снова повисло молчание. Вдалеке звук работающей техники и крики людей говорили, что там происходило какое-то оживлённое действие. Скорее всего, снова была тренировка солдат. Егору были знакомы подобные звуки, вновь сотни и тысячи солдат отправлялись навстречу смерти по странной прихоти судьбы. Никто их не заставлял и никто не виноват, что так сложились обстоятельства, они шли на это сознательно, шли для того чтобы защитить своих родных и близких, чтобы дать им возможность выжить. Но от осознания этого легче не становилось. Многие из них не вернутся домой, погибнут в жерновах войны.

Егора захватили свои мысли, и он ненадолго отвлёкся от происходящего в зале.

— Егор! Егор? — голос Омелы вернул его к реальности. — Суорри задала вам вопрос.

— Простите, я не расслышал. Не могли бы вы повторить?

— Я спросила, — Суорри поднялась со своего места. — Почему вы уверены, что забрав всех с этой планеты, мы сможем выжить и даже добраться до цивилизации?

— Потому что я верю в это.

Все удивлённо посмотрели на него. Его ответ немного удивил членов совета города.

— Верите? Я не совсем понимаю? — спросила Суорри.

— Это сложно объяснить и мне не хватило бы и нескольких лет для этого. На моей планете девяносто пять процентов населения верят в высшее существо, которое создало всё сущее. Для кого-то это Бог, для кого-то Будда, для кого-то Аллах и многие другие. Но все они едины в одном, что что-то или кто-то защищает нас, влияет на ниши судьбы, помогает нам, когда мы в этом нуждаемся, наказывает, когда мы того заслуживаем и поощряет, когда мы поступаем правильно.

— По-моему, верить в кого-то, кто влияет на вашу жизнь извне, верить в высшее существо, обладающее невероятным могуществом? — вставил Олэйк. — Это верх глупости и архаизма. Давно всем известно, что нет никаких высших сил и таких понятий, как судьба, рок, фатум — этого всего нет и быть не может. Только человек, его труд и решения определяют настоящее и будущее, как человека, так и всего человечества.

— Но мы верим! — вставила Марцелла. Она поднялась, вышла из-за стола, сделала несколько шагов по направлению к Егору, посмотрела прямо в его глаза. В них Егор увидел то, что давно не замечал во взгляде жителей империи — веру. Ту самую веру, которая присуща только землянам и никому более. — Мы верим, — продолжила Марцелла. — Мы верим в Создателей Сущего.

— Бросьте, Марцелла! Это же сказки для маленьких детей. Для жителей империи, как мне рассказывал мой отец, а ему его отец — это всего лишь пережиток прошлого, традиция. Создатели Сущего — всего лишь отблеск древней могущественной расы людей, живших до нас, наших предков. Позже мы возвели их до уровня богов, но они всего лишь люди — не более. И уж точно они не определяют нашу судьбу и не влияют на наши жизни. Марцелла, вы же человек науки, как вы можете говорить подобное?

— Надежда! Это то, что даёт нам вера. Надежда на лучшее будущее. Неважно верите вы в богов или в людей, но вы должны верить — это позволяет и вам, и другим делать всё, чтобы выжить. Сейчас нам именно это и нужно, верить, что мы даём лучшее будущее для всех, неважно кто это — житель города или шахтёрских поселений. Все мы люди, и все мы имеем право на спасение. Поймите, именно сострадание к другим делает нас настоящими людьми, человечеством, а не бесчувственными машинами.

— Всё это прекрасно и невероятно чувственно, но вернёмся к нашей проблеме, — сказал Фалинов. — Проблема остаётся и времени для её решения всё меньше. Нам необходимо принять решение прямо сейчас. Предлагаю голосование, кто готов поддержать план мистера Зорина?

— Я верю вам, — сказала Марцелла Солт.

— Я, против! — спокойно и даже мелодично сказал Праймс.

— Я поддерживаю Праймса, — высказался Олэйк, после чего добавил. — Если мы заберём слишком много людей, то рискуем потерять всех. Как учёный я не могу этого допустить.

— Эвалин, ваше слово.

Доктор Суорри сидела, молча, и пристально разглядывала небольшой участок стола перед собой, как будто в нём заключался целый мир. Затем она окинула взглядом всех присутствующих и, наконец, произнесла:

— Это очень тяжёлое решение, с одной стороны у нас есть шанс спасти наших людей, но при этом обречь тысячи на мучительную смерть. С другой стороны мы должны рискнуть, чтобы спасти всех, но при этом велика вероятность, что все мы и погибнем. Как человек, я хочу спастись не меньше других, но, как врач, я должна бороться за каждую жизнь, даже если надежда призрачна. Я поддерживаю план нашего гостя.

— Итак, два голоса за, два против.

— Три голоса, против, — сказал Фалинов. — Простите, Егор. Вы мне симпатичны и я прекрасно понимаю, что вы хотите спасти людей, но риск слишком велик. Я должен заботиться о людях, которые ждут от меня этого.

— Кэно? — обратился он к Таррик.

— Когда я приняла этот пост, то поклялась защищать людей города от всех угроз. И признаться, от части, во всём, что сейчас происходит, есть и моя вина. Я направила нашего гостя активировать порталы, я дала ему карту и позволила забрать шар силы. Я, и только я подвергла наших людей и эту планету опасности. Признаюсь, я не предполагала, что будут подобные последствия и, что нам придётся принимать столь важные решения, этого никто не мог предположить. Но это случилось и мы на краю гибели только по моей вине. Наши люди, и все люди на этой планете.

Было ощущение, что она не говорит с присутствующими, а скорее сама с собой. Как будто она исповедовалась перед невидимым собеседником. После небольшой паузы Омела добавила:

— Я принимаю план Егора. Но с одним условием. Вы, Егор, возглавите наш штурмовой отряд, и добудете для нас шар. Вы активируете последний портал.

Это предложение было совсем неожиданным. Егор не хотел возвращаться на войну. От одной этой мысли его выворачивало наизнанку. Он хотел было возразить, но взгляд Омелы был настолько красноречив, что ему осталось только согласиться на условия, предложенные ею. Он кивнул в знак согласия.

— Но, кэно!

— Так нельзя, кэно!

Протестные возгласы послышались от Олэйка и Праймса.

— Молчать! — неожиданно властно и громко крикнула Омела. — По нашим законам последнее слово остаётся за мной. И я приняла решение. Сообщите командирам десантных ботов, шатлов, чтобы они забрали всех кого смогут найти.

— Передайте им ещё, чтобы никаких лишних вещей, только припасы и вода, — вставил Егор. — Придётся бросить всё имущество на планете.

— Выполняйте. Мы закончили.

Все встали и разошлись по своим делам. Егор задержался в дверях и сказал:

— Спасибо, Омела. Ты сделала правильный выбор. Я рад, что ты поддержала меня.

— Я сделала это не ради тебя, я сделала это ради Секвалы. Она жила ради того, чтобы спасать людей. Она посвятила жизнь этой цели. Если бы я бросила всех тех людей на планете — я была бы недостойна её.

— Я понимаю, — ответил землянин.

— Ты помог мне убедить совет. Я знала, что у тебя получиться, — улыбнулась она.

— Так ты меня использовала?

— Мне пришлось. Женщины в нашем совете заинтригованы тобой, ты на них произвёл хорошее впечатление, и Фалинов к тебе благосклонен. По правде сказать, о тебе уже ходят слухи в городе, они думают, что ты их спаситель и вернёшь их домой. Но хочу предостеречь тебя — есть те, кто винит тебя и недоволен, что ты запустили процесс распада, что мы запустили его. По мне, так они просто завидуют.

— И всё же я рад, что ты поддержала меня, несмотря на свои интересы, — подытожил Егор.

— Лучше бы, чтобы ты оправдал ожидания, иначе нам всем конец.

После этих слов Егор вышел прочь и отправился отдыхать. Он устал за этот день и разговор с советом его вымотал окончательно. Он понимал, что жители города напуганы, и их лидеры не отставали от них.

Комната Эйлани была рядом. Он постучал, но никто не ответил. Вероятно, она гуляет с Торвудом. Егор оставил попытки достучаться до неё и пошёл к себе. Завалившись на кровать, он провалился в желанную и столь необходимую ему дрёму.

Глава 17

Несколько дней подряд прибывал транспорт с новой партией людей. Взрослые, дети, старики — город преобразился. Так много людей было в этом месте, как никогда. Егор и не подозревал, что на планете осталось столько много людей. Командиры воздушных судов докладывали о том, что несколько городов были разрушены катаклизмами, часть жителей погибло, многие остались без крова и выживали на руинах. Люди располагались, кто, где смог, появились временные жилища, в которых жило по десять-двадцать человек.

Надо отдать должное Омеле и её людям — всё было организованно очень быстро и качественно. Каждую новую партию беженцев размещали во вновь построенные жилища и обеспечивали самым необходимым. Они помогали строить дома для своих «коллег» по несчастью, часть была приобщена к скорейшему сбору созревшего урожая и погрузке всё на крейсер. Другая, занималась подготовкой этого самого космического судна к полёту. За ту сотню лет, что он находился на этой планете, многое было изменено в угоду его хозяевам, чтобы облегчить им существование, но, к счастью, эти изменения были некритичны и легко устранялись. Но основная масса была добровольцами в боевые отряды. Мужчины, женщины, все кто был способен держать оружие, были среди добровольцев. Их обучали владению оружием и основам тактического боя, многие из них были воинами или их потомками, поэтому большая часть времени уделялась тренировкам.

За несколько дней удалось мобилизовать огромное число людей ради одной единственной цели — выжить. Выжить и покинуть эту ненавистную планету.

Но ещё одной проблемой стал забор крови у вновь прибывших. Необходимо было проверить их на отсутствие генома саалов, лаборатория работала на износ, необходимо было проверить огромную массу людей, а это было сделать очень сложно, тех, кто не прошёл проверку не выпускали из зоны карантина. Очереди на анализы с каждым днём росли. В карантине среди людей начинал ходить разброд и недовольство. Агенты Омелы, как могли, старались успокоить людей, но это удавалось не всегда. Вспыхивали драки, и солдатам приходилось принимать меры, чтобы успокоить зачинщиков. Хотя это не приводило к должному эффекту. Агрессия, демонстрация силы вызывала ещё большее недовольство среди тех, кто находился в карантине. К счастью, ещё несколько дней спустя транспорты стали вылетать всё реже. Они практически не находили людей. Как доносили разведчики, все уцелевшие жители планеты были в стенах города — тридцать одна тысяча семьсот пятьдесят три человека. Все потомки бывших шахтёров и военных, имевших неосторожность посетить эту планету.

— Времени почти не осталось, — голос Омелы вывел Егора из задумчивости. Он, как и прежде стоял всё на том же балконе крейсера, откуда мог лицезреть все окрестности города. — Нам необходимо предпринять меры. Нам нужно завершить процесс иначе всё будет напрасно.

Егор знал об этом и без её слов. Толчки с каждым часом усиливались. Планету как будто что-то терзало изнутри и даже у самых ярых скептиков не оставалось сомнений, что это конец. Как ни странно, но это ещё больше сплотило людей — общая беда вызвала в них небывалый всплеск работоспособности, взаимопонимания и терпимости. С людьми иногда такое бывает, просто они об этом забывают, когда каждый заботиться только о себе, когда каждый живёт в своём собственном маленьком мирке. Но как только наступает глобальная проблема люди, на удивление, забывают свои старые обиды, дрязги, ссоры, предрассудки и всё то, что разделяло их в обычной жизни.

Процесс идентификации проходил всё быстрее и в зоне карантина своей очереди дожидались последние несколько десятков человек. Сформировались отряды, каждый занимались своим делом. Те, кто вступил добровольцем в боевые группы, усиленно изучали тактику ведения боя. Тренировать их было сложно, но Егор тратил на это почти всё своё время. Он считал, что чем больше он сможет рассказать и показать каждому из этих людей, тем больше у них шансов выжить в этой борьбе. А может быть, до последнего он затягивал обучение, чтобы не посылать их в бой, чтобы они не могли почувствовать весь ужас войны. Где-то в глубине души он надеялся на другой исход. Но реальность жестока и беспощадна, многим из них уготована лишь одна судьба — смерть.

Голос Омелы вернул его к реальности и отогнал удручающие мысли. Он повернулся и посмотрел на её красивое лицо. Она, как и прежде была великолепна. Стройные ноги, манящие бёдра, тонкая талия и грациозная осанка — всё это в ней кричало Егору прямо в голову, мысли иного характера начали просыпаться в нём. Землянин почувствовал, как кровь приливает к его лицу. Жилки в висках бешено стучали, сердце колотилось, отбивая чечётку, ладони вспотели.

— С тобой всё в порядке? — спросила Омела.

Егор сделал глубокий вдох, затем выдохнул. Мысли пришли в порядок, сердце успокоилось.

— Всё хорошо, — ответил он и попытался улыбнуться, но вышло как-то коряво и даже неприветливо.

— Ты слышал, что я тебе сказала? Нам необходимо переходить к активным действиям.

— Я слышал. Они ещё не готовы, — Егор посмотрел вниз, на тренирующихся мужчин и женщин.

— Они никогда не будут готовы. Ты же это понимаешь?

— Да. Но у меня не исчезает ощущение, что мы всех отправляем на верную смерть.

— Если мы этого не сделаем, то они точно умрут. Если не от рук саалов, то вместе с планетой уж точно, — сказала Омела.

— Да. Ты как всегда права.

— В этом случае мне не хочется быть правой.

Егор признательно посмотрел на Омелу.

— Я научил их всему, что знаю, но на подготовку у нас слишком мало времени. Моих знаний недостаточно, если нет практики. Многие из них слишком молоды и не знают, как обращаться с оружием, другие слишком стары или слабы. Я знаю, кто такие саалы, — продолжил Егор после небольшой паузы. — Они безжалостны. Они не знают ни страха, ни боли, ни жалости. Они орудия в руках их жестокой богини, совершенные во всём отношении их кожа крепка как броня, пламя внутри их расплавит любой металл, не говоря уже о плоти, каждый из них вдесятеро сильнее обычного человека. И мы отправляемся на них с мечами, копьями, луками и стрелами.

— Огнестрельного оружия на всех не хватает, Бластеров, игольников и энергетических ружей и того меньше. У нас есть лишь то, что есть. Пойми, другого выхода у нас нет. Я хотела бы, чтобы он был, но его нет, и не будет. Мы должны вступить в этот бой.

— Омела, ты знаешь, что так не должно быть. Они не заслужили подобной участи.

— Я знаю! — тихо произнесла Омела. — Но они всё, что есть у нас, а мы всё, что есть у них. Мы должны оставаться сильными. Мы не имеем права подвести этих людей.

— Не подведём. Мы атакуем завтра на рассвете, — Егор произнёс эти слова бесстрастным голосом. — Надо ещё многое сделать.

Егор пошёл по направлению к лестнице, когда он оказался в проходе, Омела окликнула его:

— Егор! Чтобы ни было в прошлом, чтобы не подготовило нам будущее, помни — ты дал им надежду, ты подарил надежду всем нам.

Он ничего не ответил и пошёл дальше. По лестнице он спустился на несколько уровней ниже и встретился с Фалиновым. Тот находился в окружении своих офицеров и разрабатывал план атаки.

За эти несколько дней Егору часто приходилось с ним видеться и обсуждать различные военные вопросы и споры. Надо отдать должное Фалинов был самородком, его понимание военной стратегии и тактики были исключительными. Егор никак не ожидал от него таких глубоких познаний. В то же время этот человек совмещал в себе глубокую заботу о людях и солдатах. В каждом его решении, тактической задумке или в других аспектах жизни проявлялась эта забота. Такое встречалось крайне редко, особенно среди высоких чинов. Если нам удастся выжить, как-то подумал Егор, то этого человека ждёт блестящее будущее в имперской армии.

Высокий, широкоплечий, средних лет мужчина — одного взгляда на него хватало, чтобы проникнуться его уверенностью в неминуемой победе. Чёткость действий, неустанное стремление к цели, он понимал, что необходимо для дела и требовал усилий от других, не забывая проявлять собственную инициативу. Энергичность этого человека заставляла и всех остальных работать не покладая рук. То он в штабе разрабатывал план атаки, то на полигоне обучал солдат военному искусству, то помогал восстанавливать оружие на десантных ботах и подготавливать их к предстоящему бою.

Таких людей встретишь не часто. Они, как единороги из легенд и мифов, встречаются крайне редко. Их внутренняя сила столь велика, что подобно солнцу, освещает всех вокруг, согревая своей уверенностью и надёжностью.

Это почувствовал не только Егор, но и многие другие. Фалинов быстро завоевал уважение среди людей. Настоящий лидер, который был так необходим в этот непростой и сложный час. Он оказался тем, кто внушал людям веру в будущее, веру в победу.

— Итак, — сказал Фалинов, когда Егор подошёл к нему. — Медлить больше нельзя. По последним данным наших учёных нам осталось не больше пары недель, после планета погибнет. Наш единственный шанс добыть последнюю сферу — это атаковать не откладывая.

Егор ничего на это не ответил, лишь одобрительно кивнул.

— Стоит ли оно того? — продолжил Фалинов.

— Что именно?

— Всё это! Активация древних сфер, война с саалами. Ты ведь понимаешь, что в лучшем случае многие из нас погибнут, а в худшем…

Егор молчал. Этот вопрос мучил его уже очень давно. Он понимал Фалинова и его сомнения. Но он знал, что на это ответить.

— Да, оно того стоит, — ответил он коротко.

— Хорошо.

Иногда не нужно долгих речей, чтобы убедить человека или развеять его сомнения. Достаточно одного слова или взгляда, чтобы придать уверенности. Даже лидеров накрывает тень сомнений, несмотря на кажущееся спокойствие, им необходима поддержка других.

— Мы начинаем на рассвете. Будь готов. Ты наше главное оружие, — сказал командующий.

Фалинов удалился заниматься последними приготовлениями. Егор остался один. Мысли полезли в голову непрошенным потоком и заполонили всё сознание. Он не хотел оставаться один в эту, возможно последнюю ночь и отправился к Эйлани.

Егор нашёл девушку в одной из столовых комнат. Она была в окружении группы молодых парней и девушек. Они что-то очень живо обсуждали, громко смеялись. Их звонкий смех разносился по всему помещению. Давно он не видел Эйлани такой счастливой. Да что там давно — никогда. Он был поистине рад за неё. Девушка была очень красивой, доброй и отзывчивой, несмотря на то, что её воспитал отец, и выросла она не совсем в хороших условиях. Но это не изменило её сути. Она быстро нашла друзей среди своих ровесников, а таких здесь было немало. Ей было, что рассказать о диких и мёртвых землях, о жизни в маленьких шахтёрских городах, разбросанных по всей планете среди песков. И, конечно же, она была спутницей Егора, самого странного человека на всей планете. О нём быстро расползлись слухи, как о победителе саалов, как о грозе мёртвых земель и пустынников. Надо отметить, что распространению этих слухов немало поспособствовала сама Эйлани. Нет, Егор не сердился, сейчас общения со сверстниками ей было только на пользу.

Торвуд, подопечный Омелы, сидел рядом с Эйлани и крепко обнимал её за талию. Егор сначала было возмутился, но в ту же секунду поумерил свой пыл. Торвуд хороший парень и с ним она будет в безопасности, так что беспокоиться не о чем.

Он ещё раз окинул взглядом шумную компанию подростков, развернулся и пошёл к выходу. Мгновение спустя кто-то схватил его руку. Егор резко обернулся и увидел Эйлани.

— Ты думал, что я тебя не замечу? — с усмешкой спросила девушка.

— Я! Я! — запнулся Егор. — Я не хотел мешать.

— Ты мне никогда не помешаешь. Мы с тобой слишком уж многое пережили. Ты что-то хотел сказать?

— Нет ничего серьёзного. Просто хотел узнать всё ли у тебя в порядке?

— Да, всё хорошо. Мы с друзьями решили немного передохнуть. Сегодня в лаборатории было много работы, и Торвуд предложил собраться всем вместе, чтобы немного расслабиться. Ты же не против?

— Нет! Что ты? Я наоборот рад, что у тебя появились друзья. Тебе нравиться работать в лаборатории?

Егор не хотел, чтобы Эйлани была занята хоть каким-нибудь образом в предстоящей операции, поэтому он уговорил Омелу записать её в помощницы к Эвалин Суорри главе медицинской службы города. Девушку зачислили в штат медицинской лаборатории, здесь она помогала докторам и лекарям и училась всему, что видела, но иногда она помогала доктору Суорри в её повседневных делах. Сначала девушка сопротивлялась и хотела быть рядом с Егором, но через несколько дней ей даже понравилось. Суорри была строгой и педантичной в работе — настоящий профессионал, но в то же время она прониклась к Эйлани нежностью и любовью и девушка это почувствовала. Она налету схватывала все премудрости медицинского дела, к тому же Эвалин была прекрасной наставницей.

- Да, там замечательно. Это очень ответственная и важная работа и Эвалин так добра ко мне, не знаю, чем я заслужила такое отношение? Но мне там очень понравилось.

— Я рад, что у тебя всё хорошо. Беги, друзья тебя уже заждались.

Хорошо! Завтра я проведу с тобой всё свободное время, обещаю.

— Договорились, — ответил Егор слегка удручённо.

Девушка обняла его и поцеловала в небритую щёку.

— Ну, всё, беги. Увидимся завтра, — отстранился он от неё.

Эйлани повернулась и побежала к друзьям. Егор взглянул на неё — хорошо, что он ничего не сказал, пусть они потратят этот вечер на счастье.

От звука открывающейся двери несколько небольших сфер вспыхнули и устремились к потолку, попутно освещая всё пространство небольшой комнаты, которую выделили Егору. Она была довольно аскетична, никаких излишеств, только всё самое необходимое, для нормального проживания. Егор бросил куртку на стул и следом сам рухнул на него. Налили стакан воды, и сделал несколько глотков.

— Смотри не поперхнись, — прервал его водопой женский голос.

Егор поперхнулся водой и закашлялся, повернувшись, он увидел Омелу в своей постели. Женщина была обнажена и её округлые формы заманчиво манили.

— Омела?

— Да это я! Не знала, что у тебя плохо со зрением.

— Я не это имел в виду. Что ты здесь делаешь?

— А разве так не понятно? Возможно сегодня последняя наша ночь, завтра мы отправляемся на войну. И я не хочу провести её в одиночестве. И я уверена ты тоже. Довольно слов иди ко мне.

Егор без лишних слов поднялся и направился к кровати в объятия одной из самых красивых женщин, каких он когда-либо видел.

Глава 18

Рэтчет, один из видов десантного бота, летел высоко над землёй, оставляя за собой далеко внизу изменившуюся до неузнаваемости поверхность планеты. Кое-где виднелись, недавно поднявшиеся из земли острые как акульи зубы скалы, всем своим видом указывая на свою опасность и агрессивность, словно говоря случайному путнику, что не стоит рисковать и приближаться к ним на слишком близкое расстояние. Но, как известно, одиноких путников и странников на этой планете не было уже слишком давно, это было чревато жуткими последствиями. В бывших шахтёрских городах поговаривали о том, что люди, решившиеся на дальние путешествия отчаянные безумцы, лишившиеся рассудка. Если таковые появлялись в городках, на них смотрели косо, чурались их и обходили стороной, словно прокажённых. Кое-кто их жалел и сочувствовал им, но таких было немного, большинство смеялись над такими чудаками, но втихую, стараясь не показать своё отношение в открытую. Ведь, какого бы мнения не были об этих чудаках, их всё же побаивались, ведь чтобы решиться на такой шаг, нужно было обладать не только смелостью, но и силой.

Многие так думали о Сулле, отце Эйлани, но в тайне. Его боялись и не решались говорить о его желаниях в открытую, шушукались по уголкам и закоулкам, когда он или Эйлани проходили рядом. Суллу боялись и уважали, в городе многие просили у него совета и просили разобраться в склоках и ссорах между соседями. Несмотря на то, что это была забота старосты, но всё-таки большинство обращалось к Сулле. Тот не затягивал разбирательств и не разводил демагогий, его решения были просты и справедливы. Может быть, поэтому Солдерс и предал Суллу, за то, что тот был больше уважаем в их городе, чем он — законный староста.

Ещё одно играло в их пользу, красота Эйлани пользовалась славой на весь город. Все знали, что дочь Суллы самая желанная невеста. Множество мужчин, мальчишек и стариков набивалось в мужья этой милой девушке, но Сулла их успешно отгонял, кого одним только суровым взглядом, кого знатной оплеухой, а то и затрещиной, иных просто колотил пока не выбивал всю дурь из их голов. Удар у него был сильный, и сразу вправлял мозги, многих в городе он отрезвил своим исполинским кулаком. Эйлани, надо отдать ей должное, несмотря на свою хрупкость, могла дать затрещину не хуже отца. Сулла гордился своей дочерью, и сердце его расцветало и радовалось тому, какой же прекрасной, умной и сильной девушкой стала. Она так быстро выросла — он не успел заметить, как это произошло. Он слишком любил её, может, поэтому он не смог никому отдать её в жёны, хотя по меркам города она слишком долго засиделась в невестах, подумать только недавно ей минуло семнадцать лет.

Егор не знал, почему он вспомнил об их разговоре, в тот вечер, когда Сулла разоткровенничался и рассказал ему многое из своей жизни, но почему-то именно сейчас он думал об этом могучем человеке, коих он не встречал никогда ранее. А между тем пейзажи под ними быстро сменяли один другой: вот, только что под ними было широко раскинувшееся озеро, а через секунду это уже бурная река со множеством мелких порогов и водопадов, ещё мгновение спустя глубокий каньон рассек землю, но он так же быстро сменился всё той же неприветливой, но такой знакомой жёлто-красной пустыней. Барханы блестели от света, подымающейся из-за горизонта, звезды, отбрасывая тень на свои склоны, кое-где виднелись небольшие вихри вздымающие вверх пыль и песок.

«— Ты не можешь мне запретить! — вспомнил Егор слова Эйлани перед тем, как они отправились в полёт.

— Я не хочу тебе что-либо запрещать, но ты не должна лететь — это не твоя война, — голос Егора в этот момент немного дрожал. Он тяжело выдохнул, чтобы перевести дух. Сколько он себя ни подготавливал к этому разговору, но теперь, стоя перед девушкой, он боялся сказать лишнее, но твёрдо решил, во что бы то ни стало оставить девушку в городе. Он ожидал от неё самой бурной реакции и оказался прав, Эйлани была в гневе, щёки её раскраснелись, нижняя губа, чуть приоткрытая, тряслась от негодования, переполнявшего её, глаза налились кровью.

— Как ты можешь мне такое вообще говорить? Мы должны быть вместе, мы всегда были вместе. Мы вместе пережили столько всего, разве я не доказала, что способна выдержать какую-то небольшую операцию.

— Это совсем другое.

— Отчего же?

— Это не просто прогулка — это война. В ней нет ничего — ни чести, ни радости, ни героизма, ни справедливости. Вообще ничего, кроме грязи. Война — это бойня, где гибнут невинные люди, где всё человеческое в людях исчезает, подобно самым жутким тварям люди нещадно уничтожают друг друга и чтобы кто ни говорил, война — это уж точно не место для молодой девушки.

— Они не люди, — Эйлани не любила называть саалов их именем, она испытывала какое-то непонятное отвращение к этому слову и никак не могла к нему привыкнуть. — Ты не понимаешь, я хочу отправиться с вами, они должны заплатить за всё, они отобрали у меня родителей.

— Мы с тобой уже обсуждали этот вопрос и у меня нет ни времени, ни желания снова повторять тебе прописные истины.

До этого Егор особо не задумывался о том, что чувствует Эйлани, слишком много всего навалилось и это ушло на задний план. А ведь девушка потеряла родителей и виною всему, как выяснилось, стали всё те же саалы, которые трансформировали её мать в королеву, и неизвестно, что сотворили с её отцом, который потерял рассудок, узнав о судьбе своей любимой. В ней всё больше росло чувство ненависти к этим существам, месть съедала её изнутри.

Всё это он увидел в её глазах и впервые осознал насколько всё серьёзно, осознал, что вовремя не погасил искру мести в её душе, и теперь эта искра разгорелась в огромное пламя.

— Месть это не выход, — повторил он то, что уже однажды говорил девушке.

— Нет, месть — это именно то, чего я хочу.

— Я понимаю, что ты чувствуешь…, - начал говорить Егор, но Эйлани тут же его перебила.

— Не понимаешь! Откуда тебе знать? Ты когда-нибудь терял родителей? Эти твари забрали у меня всех, кого я любила, всех кто любил меня.

— Остановись, Эйлани! Ты действительно хочешь идти по этому пути? Месть ничего не изменит, она принесёт облегчение, но лишь на пять минут, а затем станет ещё хуже. Подумай о том, что хотели бы для тебя родители? Чтобы ты росла в ненависти и постоянном напряжении, чтобы однажды ты сгинула, пытаясь отомстить за них? Или же они хотел бы, чтобы ты жила счастливо, в мире и согласии, встретила любовь и создала бы семью, чтобы у тебя были дети, чтобы ты жила полной жизнью. Сколько можно возвращаться к этому? Я не раз говорил тебе уже, что месть это не выход. Ты знаешь меня не первый день, неужели я не заслуживаю твоего доверия?

— Я…я…не знаю.

— Пойми, тебя никто не осудит за то, что ты не пошла на верную смерть, чтобы доказать, что ты хорошая дочь и любишь своих родителей. Наоборот, если ты начнёшь новую жизнь, пойдёшь дальше — именно так ты сохранишь о них память. Я обещал Сулле, что найду для тебя лучший дом, и я намерен сдержать обещание. Ты останешься здесь и подготовишься к нашему перелёту, ведь когда всё закончится, мы отправимся в наш новый дом».

Егор вспоминал разговор с Эйлани и пытался себя уверить, что убедил девушку в своей правоте. Но она была на редкость упряма, и тень сомнения довлела над ним. Наверное из-за того, как Эйлани на него посмотрела в тот самый миг, когда он садился в рэтчет. Был какой-то странный блеск в её глазах, который он раньше не замечал, или, может быть, ему просто показалось, или это неудачно отразился свет прожектора? Он старался себя успокоить, когда к нему подошёл командир одного из отрядов и сказал:

— Приближаемся!

— Спасибо, — тихо пробурчал Егор и направился в кабину пилотов.

— Судя по карте, мы в десяти километрах от поселения врага, — сказал пилот и широко улыбнулся. — Предположительно время прибытия — пять минут.

Егор посмотрел в смотровое окно и заметил, как все воздушные суда сплотились в один ряд и начали понемногу снижаться.

— Вам лучше занять своё место и пристегнуться.

Егор послушно сел на своё место и начал было пристёгивать ремни безопасности, но звук взрыва пронзил пространство. Крики пилотов были не разборчивы, но он сумел понять пару слов: «рэтчет сбит».

«Как это возможно?», — промелькнула мысль в его голове, но дальше крик пилота прервал его размышления:

— Слева, слева! Они летают!

В этот момент сильный удар сотряс их рэтчет и он стремительно начал падать. Несколько бойцов потеряли сознание или умерли, разобрать было трудно, они лежали бездыханно на полу корабля. Один из пилотов судорожно нажимал на кнопки, пытаясь выровнять судно и приземлиться, второй пилот был без сознания и повис на ремнях безопасности на своём месте. Всё это время Егор крепко держался за какую-то ручку в стене, но его мотало из стороны в сторону вместе с рэтчеом, и он несколько раз сильно ударился о его стенки. Наконец пилот смог справиться с управлением и направил судно на посадку. Приземление было жёстким и быстрым. Когда корабль оказался на земле Егор, и другие выжившие быстро выбрались из рэтчета и собрались возле него. Егор посмотрел вверх и увидел невероятную картину, которую никак не ожидал увидеть. Вверху рядом с воздушными судами летали жуткие твари, они напоминали людей, гуманоидов, но с огромными размашистыми крыльями, кожа их была тёмно-красной с чёрными полосами вдоль всего тела и вся она была покрыта большой чешуёй. Это были саалы — совершенно новый вид. Они летали среди рэтчетов и плевались огнём, расплавляя металл прямо в воздухе. Часть боевых машин взорвались в небе, однако большей части удалось сесть на поверхность.

— Они летают! — с ужасом кричали солдаты. Сумбур и паника царили среди людей, они разбрелись в разные стороны и были лёгкой добычей. Необходимо было срочно принимать решение, Егор подозревал, что это только начало.

— Что нам делать? — спросил, подбежавший один из командиров отряда, который он, видимо, потерял и теперь не понимал, что происходит.

— Необходимо организовать оборону — это не конец, — сказал Егор, смотря куда-то вдаль. — Занимайте позиции у уцелевших ретчетов, часть солдат сориентируйте на воздух и очистите небо. Быстро. Это необходимо сделать прямо сейчас.

Дальше Егор отправился к подбитым десантным ботам и прихватил с собой ещё несколько человек. Они вытаскивали раненных и оказывали им возможную помощь. В это время к нему подбежал Фалинов:

— Вы живы? Это хорошо! Что это было? Почему они летают? — сыпал он вопрос за вопросом.

— Не знаю. Что-то их изменило или кто-то, — Егор посмотрел через плечо Фалинова. Всё вокруг полыхало, крики раненых разносились далеко в пространстве, беспорядочная стрельба в воздух не давала никаких результатов. Однако, кое-кому удалось убить несколько саалов и их тела, укрытые огромными перепончатыми крыльями, лежали на земле, местами засыпанные песком. Через минуту Егор добавил. — Соберите людей, скоро начнётся атака, мы должны приготовиться.

— Предполагалось, что мы будем атаковать, а не нас, — сказал Фалинов. Он взял себя уже в руки и пытался просчитать ситуацию.

— Не время рассуждать, действуйте. Используйте уничтоженные рэтчеты, как баррикады. Необходимо занять круговую оборону, выслать разведывательные группы, выясните, сколько бойцов в строю, и необходимо постоянно сканировать небо.

Фалинов не стал спорить, несмотря на то, что он был командующим, он послушно пошёл претворять в жизнь, все распоряжения Егора. Через несколько минут все командиры отрядов собрались вместе.

— Сколько?

— Пятьдесят три, — ответил один из командиров, коренастый парень, одетый в потёртую чёрную куртку и такие же потёртые штаны.

— Семьдесят восемь, — сказал, стоявший за ним офицер.

— Сто семнадцать.

Каждый из командиров говорил о количестве выживших бойцов. В итоге, когда все доложили, Фалинов произнёс:

— Всего восемьсот двадцать три человека, включая раненых. Больше половины погибла.

Среди командиров послышался ропот и даже нотки паники промелькнули в рядах. Фалинов заметил это и быстро пресёк подобные возгласы:

— Молчать. Отступать нам некуда. Там позади только смерть. Даже, если вы сумеете убежать и вернуться в город, то от разрушения планеты вас ничто не спасёт. Я знаю, что многие из вас впервые в бою и тем более, впервые сражаются с таким врагом. Бояться — это нормально, в этом нет стыда. Но отвага заключается не в отсутствии страха, а в том, можем ли мы его преодолеть или нет. Я верю в вас. За вами ваши близкие: жёны, дети, родители, братья и сёстры — все они надеются на вас, больше не на кого. Сейчас идите к своим бойцам и скажите им тоже, что и я вам, и приготовьтесь к бою, битва будет жаркой.

Егор смотрел на него с некоторым восхищением и даже не из-за его слов, а скорее из-за той интонации и силы, с которой он произносил их. Каждое новое слово вызывало уверенность в своих силах и даже самый напуганный и неопытный боец, обретал мужество и наполнялся отвагой.

Командирам не пришлось пересказывать речь Фалинова, к тому времени как он начал говорить связисты починили ретрансляторы на нескольких рэтчетах и все бойцы услышали своего командующего. После этого они воспряли духом и принялись готовиться к предстоящей битве. Повсюду строились редуты и баррикады в дело шло всё — искорёженный металл и сломанное оборудование, кое-где виднелись даже сломанные пушки всё с тех же рэтчетов.

— Я поражён, — сказал Егор, когда все разошлись по позициям. Фалинов обернулся к нему, но ничего не ответил. — Я не ожидал услышать от вас столь проникновенной речи.

— Я сам от себя такого не ожидал, но люди были раздавлены и сломлены, я должен был их воодушевить, но я не горжусь этим.

— Отчего же? — удивился Егор.

— Мы в ловушке и все здесь погибнем. Я мог бы дать им шанс, чтобы уйти и спастись, я должен был дать им надежду.

— Однажды, мне сказали, что истинный лидер всегда поступает так, как правильно, даже если это противоречит всему. Ты поступил верно, если нам суждено умереть мы должны сделать это с честью, с оружием в руках, защищая то, во что мы верим, то, что нам дорого. И, как ты заметил, если мы убежим сегодня, в любом случае завтра планета погибнет и никому не удастся спастись.

— Возможно, — удручённо сказал Фалинов и продолжил смотреть на возможный план боя.

— У нас есть шанс победить, — сказал неожиданно Егор. — Необходимо всего лишь добраться до пещеры.

— И выстоять против атаки. Сотни, а возможно и тысячи саалов отделяют нас от неё, нам не пробиться сквозь них.

— Наверное, ты прав, но бои выигрывались и меньшими силами. Терять людям нечего, и они это понимают, всё зависит от нашей стойкости и решимости.

Вдалеке послышались выстрелы и крики людей.

— Началось, — сказал Егор и побежал на звуки боя.

Он мчался изо всех сил, рядом с ним было ещё человек двадцать-двадцать пять. Через несколько сотен метров они остановились у заграждения, слепленного из разбитого рэтчета и листов искореженного металла. В нескольких разбитых окнах стояли люди, как в бойницах древнего замка. Мощные бластеры в руках бойцов были направлены вперёд, и они старательно что-то высматривали. К слову такого оружия было немного лишь несколько десятков на всю их армию, основными боевыми единицами были старинные ружья, автоматы или самодельные огнестрелы. У многих были, выточенные из кусков металла, небольшие мечи, скорее даже мачете. Бластер легко пробивал чешуйчатую броню саалов, но вот огнестрельное оружие не всегда, необходимо было попасть в менее защищённое место, но и при этом не было гарантии, что пули пробьют их броню. Однако, они были способны задержать их, а также наносили достаточно сильные и болезненные удары. Так как других альтернатив не было, приходилось уповать только на то, что было.

Меч красовался и за спиной Егора. Ему его вручила Омела. Высшие офицеры имперской армии были обладателями подобного холодного оружия. Это был скорее символ, нежели необходимость. Но согласно традициям офицер должен был иметь подобное оружие.

Имперские мечи делались по особым технологиям, их специально закаляли с помощью ксенила, говорили даже, что такой меч вбирал в себя всю мощь этого драгоценного материала. Говорили, что ему нет равных и он способен разрубить всё, что угодно. К тому времени как Егор попал на Лорию — это оружие практически исчезло, сохранилось всего несколько экземпляров, которыми владели члены императорской семьи, включая и самого императора. Затем их стали заменять оружием из обычного металла, пусть и очень хорошего, но они не могли сравниться со своими знаменитыми аналогами.

«— Этот меч принадлежал моей матери, — сказала Омела, когда вручала оружие Егору, — а ей он достался от её отца, а ему от его отца. Эта реликвия хранилась в нашей семье долгие годы. Это очень мощное оружие и я приняла решение, что именно ты достоин, взять его в бой.

— Это очень дорогой подарок, я не могу его принять, — ответил землянин.

— А кто сказал, что это подарок? — Омела лукаво улыбнулась. — Вернёшь его, когда всё закончиться.

Егор звонко засмеялся, давно ему не было так весело. Всё-таки эта женщина пробуждала в нём массу положительных эмоций. Отложив меч на стол, он крепко обнял Омелу и страстно поцеловал её.

— Я вернусь, обещаю! — сказал Егор, взял меч со стола и направился в ангар, где готовились к старту рэтчеты».

— Что здесь происходит? — спросил Егор у обернувшегося на них паренька лет двадцати.

— Заметили несколько особей, вон на том холме. Ещё несколько — чуть левее. Мне кажется, это были разведчики.

— Вполне возможно. Ещё что-то необычное было?

— Ну, — паренёк посмотрел на своего товарища, оба переглянулись, — да нет, это какой-то бред.

— Говори, — прикрикнул на него Егор.

— Нам показалось, мне показалось, что я ощущал вибрацию под землёй, — сказал за паренька его товарищ.

— Но этого не может быть, бред какой-то, — с надеждой в голосе сказал паренёк, скорее ища у Егора поддержки.

— Запомните, сейчас ничто не считается странным. Даже самый бред, будьте готовы ко всему.

Но Егор не успел договорить, в нескольких метрах перед разбитым десантным ботом земля заходила ходуном, трещины поползли во все стороны, вибрации передалась по всей близлежащей поверхности, и с диким рёвом из под земли выпрыгнули огромные, метра три ростом, уродливые саалы. Они ринулись прямо на баррикады и сразу же были сражены несколькими залпами из бластеров. Но это был не конец. Из прорытого ими туннеля на людей бросились десятки саалов. Егор оглянулся и увидел, что такое же творилось в нескольких местах одновременно. Саалы нескончаемым потоком выливались из тоннелей и ударялись в выстроенные стены пытаясь сорвать их, сломать. Пока людям удавалось их сдерживать, и первая волна была отброшена назад. Некоторым из саалов удалось перепрыгнуть через заграждения в слабых местах, но они тут же были уничтожены.

Рядом с Егором неожиданно появился один из монстров, он взобрался на рэтчет и сумел перелезть через него. Спрыгнув он набросился на того самого молодого паренька, с которым только что говорил Егор. Руки саала потянулись к его шее, но молниеносным ударом меча Егор разрубил тварь надвое. Клинок был настолько острый и мощный, что лишь едва заметная капля крови была на его острие.

— Вставай, — крикнул Егор пареньку, — битва только началась.

Он умчался вперёд, туда, где оборона была почти прорвана. Несколько десятков саалов почти развалили стену и норовили прорваться внутрь. Подбежав, Егор и ещё несколько бойцов выпустили залп из бластеров и ружей. Несколько саалов упало, остальные отступили.

— Заделайте брешь, — крикнул Егор.

Люди тотчас же потащили к месту разрыва больше металла, вбивая его в землю и присыпая песком. На время им удалось отбить атаку с этого направления, но всюду полыхал огонь. Его красные языки местами сжирал металл, оставляя за собой зияющие дыры, кое-где железо не поддалось, но стало мягким словно желе. Люди стремительно заделывали бреши в защите, жар пламени мучил воинов, от него они вдвое быстрее уставали, полуденное солнце, поднявшееся высоко над головами, тоже не щадило никого. Казалось, всё вокруг было настроено против людей. Последние запасы воды были истрачены на ликвидацию очагов огня. Положение становилось критическим.

Егор бегал от одного конца их импровизированного лагеря до другого и старалася на каждом участке поддержать оборону и переломить её ход в пользу людей. Где-то они состыковывались с Фалиновым и вместе вели людей в атаку. Они потеряли много сил, но на удивление враг дрогнул и прекратил нападения, видимо, решил перестроиться.

Минут через тридцать Егор подбежал к месту, где Фалинов соорудил штаб. Здесь они собрали уцелевшие рэтчеты, которые образовывали своего рода кольцо вокруг командующего и его помощников.

— Как наши дела? — спросил озабоченно Фалинов.

— Не так, как хотелось бы, — ответил землянин.

— Сколько мы ещё сможем продержаться?

— Недолго, — коротко ответил Егор.

— Значит, действуем по плану.

— Да.

— Ты же понимаешь, что это безумие и скорее всего верная смерть.

— Да, но иного выхода я не вижу. Если мы не будем ничего предпринимать, нас просто перебьют. Мы и так уже потеряли четверть людей после их первой атаки.

План они разработали буквально на коленке, когда Фалинов был рядом с Егором, они в это время отбивали очередную волну саалов. Толпа врагов смогла расплавить один из металлических щитов защищавших группу солдат, и ворвались за ограждения. Егор выскочил и двумя выстрелами уложил первых двух нападавших, через мгновение к нему присоединились и другие члены их группы. Ещё несколько саалов упало на землю. Так продолжалось недолго, десятка два врагов ринулось в эту брешь, их невозможно было сдержать бластерами, они двигались молниеносно и многие выстрелы просто ударялись в землю, создавая небольшие взрывы на ней, в то место, где долю секунды назад был очередной саал.

«— Врукопашную, — крикнул Егор.

Он поднял перед собой лист металла, служивший ему щитом, и бросился в гущу неприятеля. Ловко увернувшись от запущенного в него огненного шара, и кувыркнувшись по земле так, что ему позавидовали бы самые лучшие гимнасты, Егор совершил выпад и проткнул своим оружием противника. Выставив щит перед собой, он укрылся от очередного огненного шара, быстро поднялся на ноги и несколькими длинными шагами оказался сразу среди трёх саалов. Одного он ударил щитом, другому быстрым движением разрезал грудь, третьему просто вспорол брюхо и развернувшись к первому ловко снёс ему голову с плеч. Фалинов и другие бойцы поддержали его напор, и через несколько минут пара десятков зелёных трупов валялось среди людей.

К тому моменту брешь была заделана, и можно было немного передохнуть.

— Нам так долго не выстоять, — сказал Фалинов, тяжело дыша, опираясь на меч. — Нужно срочно что-то придумать.

— Есть идея.

— Говори, я готов сейчас всё выслушать.

— У нас остались рэтчеты в строю. По какой-то причине они не посылают на нас свои главные силы — летающих саалов. С воздуха они смогли бы нас легко уничтожить, я полагаю, что они потратили все свои силы, чтобы разгромить наши рэтчеты. В этом и будет наше главное преимущество».

— Пора, — сказал Егор после нескольких минут молчания. С момента последней атаки прошло около получаса, сейчас с разных сторон слышались редкие залпы ружей и автоматического оружия. Запасные обоймы для бластеров были на исходе, и всем была дана команда — не стрелять, без особой необходимости.

Егор вдохнул воздух наполненный гарью и подгоревшим мясом, тошнота подступила к горлу, раньше, в горячке боя, он не замечал этого, но сейчас он отчётливо почувствовал этот неприятный запах, щекочущий ноздри стремящийся заполнить всего его. Чувство было не из приятных и Егор попытался скорее отстраниться от него, он зажал нос и рот рукавом и попытался вдохнуть через него. Стало немного легче после чего он продолжил:

— Все приказы отданы, люди наготове, осталось только исполнить.

Фалинов выпрямился, внимательно посмотрел Егору в глаза, как будто пытался что-то в них увидеть, затем подошёл к нему вплотную, протянул руку и произнёс:

— Для меня было честью биться бок о бок с тобой. Как бы не закончился сегодняшний день, ты можешь рассчитывать на меня, чтобы ни случилось, можешь считать меня своим другом.

Егор крепко пожал протянутую ему руку, как это было положено по имперским традициям, обхватив ладонью её у самого локтя.

— А ты, Дорстей, меня своим, — этот порыв растрогал Егора, хотя он всячески пытался этого не показать. Сам не зная почему, но он проникся к этому человеку. Что-то было в нём такое, что ускользало от глаза, и от этого он становился ещё более загадочным человеком. Его самоотверженность и труд на благо всего народа открыли перед Егором, абсолютно другого человека, каким он казался на первый взгляд. Это было сложно объяснить, но он верил, нет — знал, что Фалинова ждёт великая судьба. Правда осталась небольшая мелочь — выжить в битве и улететь с планеты.

«Всего-то делов», — подумал Егор, затем быстро отвернулся, а вслух сказал:

— Вот, вот начнётся новая волна атаки, действовать необходимо быстро и чётко.

Снова послышались выстрелы с разных сторон. Посмотрев на Егора, Фалинов передал всем командирам приказ:

— Открывай.

Почти моментально со всех сторон открылись проходы в баррикадах. К этому времени большинство людей отступили в центр за уцелевшие рэтчеты, которые образовали собою круг. Нескончаемым потоком саалы хлынули за отступающими людьми. Сферы огня полетели в стенки рэтчета, обдавая их нещадным жаром и оставляя чёрные следы на бело-серых стенах этих стальных летающих аппаратов. Некоторые огненные сферы не долетали до цели и падали на землю, разрыхляя её. От их удара горсти песка и земли взлетали в воздух, оставляя за собой небольшие кратеры.

Вся эта орда саалов, словно мухи, облепили рэтчеты, пытаясь пробиться сквозь них, но стальные корабли держались и не двигались с места под напором зелёных тварей. Крики злобы, ярости и отчаяния гулким эхом раздались над всей долиной.

— Пора, — крикнул Егор в рацию и потянул штурвал на себя. За то время пока сотни саалов атаковали рэтчеты, он занял место пилота в одном из них и поднял машину в воздух. Остальные боты последовали его примеру и ровным кругом нависли над недоумевающими саалами.

Взлетев, рэтчеты оставили под собой, высокие стены из ломанного метала, за которыми была несколько сотен отчаянных добровольцев, вызвавшихся отвлечь на себя основные силы противника. По команде десантные боты открыли огонь по саалам из крупнокалиберных пушек, сметая десяток саалов за один выстрел. Люди за стеной также открыли заградительный огонь по противнику. Впервые за всё время боя саалы дрогнули. Доносились крики ужаса и паники, огонь был повсюду, саалы беспорядочно изрыгали его во все стороны, не обращая внимания на то, кто был целью, свои сородичи или же люди. Было очень странно наблюдать за таким их поведением, раньше они не выказывали страха и каких-либо ещё сильных эмоций. Всё-таки их разум не до конца был трансформирован, и человеческого в них осталось куда больше, чем люди предполагали.

Бойня закончилась быстро, несколько групп саалов по пять, шесть или семь особей пыталось скрыться внутри прорытых тоннелей. Егор не стал тратить на них время и отдал команду остальным отпустить их. После того как последние противники скрылись, Егор направил рэтчет по указанным на карте координатам. Больше терять времени было нельзя. День близился к своему логическому завершению, а они ещё даже не нашли нужный артефакт. Остальные воздушные суда последовали за Егором. Фалинов остался на земле с добровольцами, он должен был разобраться с остатками саалов и пойти по земле вслед за Егором.

— До встречи, друг! — услышал Егор в своём наушнике. — Удачи вам!

Светило было над горизонтом и краем своего синего диска касалось земли. Медленно, но неумолимо оно всё больше погружалось за горизонт. Рэтчеты почти были на позициях, когда им навстречу поднялось облако крылатых тварей. Своими огромными телами они заволокли небо и частично свет от заходящей звезды померк. Грозная стая летела прямо на них.

Силы были не равны, но отступать было некуда.

— Подпустите их поближе и не промахивайтесь, берегите заряды, — передал Егор остальным пилотам рэтчетов.

Так и летели навстречу друг другу. Воздушный бой завязался быстро, на подлёте Егору удалось сбить несколько тварей, ещё несколько штук сбили остальные. Но скорость, с которой летели саалы, была высокой, и попадать становилось всё труднее. Перед самым носом удалось сбить ещё троих, но дальше всё; летающие твари ворвались в ряды рэтчетов и облепили несколько из них со всех сторон. Другие залетали в тыл кораблям и запускали огромные комки огненной плазмы прямо в двигатели рэтчетов. Три машины с грохотом упали на землю. Две из них взорвались и продолжали гореть дальше. Четверо или пятеро саалов облепили рэтчет Егора. Они вцепились своими огромными острыми когтями в него, словно кошки в дерево и пытались пробить обшивку. Егору удалось направить рэтчет вверх, над основной массой противника и сманеврировать так, что он оказался над тем местом, где вёлся бой. Сверху он смог расстрелять саалов и почти дюжина особей кубарем упала вниз. Ещё несколько залпов и ещё десять тварей отправились за своими собратьями. Это не могло продолжаться долго, и уже около десяти саалов с разных сторон летели в сторону рэтчета Егора. Он видел, как наливалась плазмой их красно-жёлтая грудь, как ярко начинали светиться их шеи и вот они уже готовы выпустить свои смертоносные заряды прямо в него. Молниеносно что-то рассекло небо, перед его судном, возникли невероятно огромные создания, с крыльями как у саалов, только значительно больших размеров. Саалы на секунду замешкались, но после этого замешательства вновь устремились вперёд на внезапно появившегося врага. Новообретённые союзники Егора, а это были локари, только почему-то в несколько раз больше, чем те, которых Егор видел в пещере, встретили саалов огромной стеной огня, в которой последние моментально сгинули, не оставив после себя ни единого следа.

«Вот мы снова и встретились!» — Егор услышал знакомый голос в своей голове.

— Не стрелять. Повторяю, не открывать огонь! — отдал приказ Егор и направил свой рэтчет вниз. В это время драконы избавились от последних саалов. Никто не ускользнул из их могучих лап. Собрав все тела саалов в огромную кучу, драконы испепелили все; ничего не осталось, кроме пепла на голой земле.

— Как вы здесь очутились? — спросил Егор, когда стоял напротив своего спасителя. Дракон был в несколько раз больше относительно своих предыдущих размеров. Массивные лапы, длинный хвост, огромные крылья, длинная мускулистая шея, голова покрытая рогами как мелкими, так и парой больших, множество острых зубов и несколько пар больших клыков торчали из пасти. Вся поверхность кожи также была покрыта мелкими роговыми отростками, которые крепились на сверкающей чешуе. Всё в его виде наводило ужас и благоговение перед такой мощью. Даже Егор немного вздрогнул, когда приближался навстречу своему старому знакомому.

Люди стояли позади Егора, в метрах тридцати, они явно были напуганы и не понимали, что происходит. Кто-то судорожно схватился за оружие и начал нервно передёргивать затвор, кто-то постарался отойти как можно дальше от громадных тварей, но не слишком далеко, чтобы его не сочли трусом, и наблюдал за происходящим из-за спин своих товарищей. Некоторые, наиболее смелые, подошли ближе, они хотели лучше рассмотреть этик диковинных исполинов. Перед тем как Егор отправился к драконам, он отдал приказ никому ничего не предпринимать, и уж тем более не стрелять, но среди людей росло напряжение, он понимал это, поэтому отправился как можно быстрее, чтобы разрешить сложившуюся ситуацию. Хотя, честно признаться, он не понимал, отчего люди такие, ведь кто бы ни были эти существа, они спасли жизни всех, кто сейчас был в долине, и заслужили лишь благодарность. Но, как водится, человек слишком труслив и боится всего, что ему непонятно и всех кто отличается от него. Откуда такая черта в людях он не знал, но ничего не поделаешь, так они устроены — страх является составляющей человека.

«Мы пришли на зов», — произнёс дракон, отвечая на вопрос Егора, но голос, как и раньше, звучал лишь в его голове.

— На чей зов? — удивлённо спросил он.

«На зов наших отцов. Нас призвали помочь избранному, и мы откликнулись».

— Я благодарю вас за это. Вы спасли множество жизней — это дорогого стоит.

«Не трать время на любезности. Скажи, чем ещё мы можем помочь?», — спросил вожак.

— Хорошо, ты прав. Но прежде, один вопрос: как так случилось, что вы стали такими огромными?

Дракон посмотрел на своих собратьев, которые стояли позади него, возвышаясь над всей долиной, играя друг с другом, выпуская клубы дыма и огня, затем обернулся к Егору, который в свою очередь вновь ощутил влияние телепатии:

«Ты нас спас».

— Я! — удивился Егор.

«Да, в тот момент, когда ты соединил артефакты с порталами силы, мы вновь получили доступ к древней энергии, которая некогда питала нас. Трансформация была болезненной и многие из нас погибли, но те, кто выжил, впрочем, ты и сам видишь. Только благодаря тебе мы смогли обрести былое могущество. Но время уходит и этот мир скоро разрушиться, пока не будет активирован последний портал силы, никто не сможет спастись. Скорее, мы должны лететь немедленно».

— Хорошо, я должен отдать приказы.

Десять минут Егор беседовал с людьми и уверял, что опасаться нечего, что эти огромные «монстры» пришли для того, чтобы помочь в их борьбе, и так же, как и они, пытаются спастись. Кое-как ему удалось убедить людей, что драконы не враги, ему пришлось очень сильно попотеть, чтобы найти нужные аргументы, в конце концов, он сказал людям, что если они не доверяться ему, то могут спокойно идти по домам и ждать, когда придёт конец всему. Это повлияло намного больше, чем уверения в дружелюбности драконов. Все разошлись по своим местам и рэтчеты один за другим поднялись в воздух.

«Ты полетишь со мной», — эхом пронеслось в голове Егора.

— Ты уверен? — с опаской спросил землянин.

«Да. Твои люди и мои драконы разберутся с саалами, я же доставлю тебя прямо к камню».

— Ты знаешь, где он?

«Я чувствую его энергию. Скорее забирайся на меня».

Это было непередаваемое чувство, Егор не мог подобрать слов, чтобы описать своё состояние в тот момент, когда он, верхом на древнем драконе, поднялся в воздух. Страх, его он ощутил чётко, удивление, после того как отступило чувство страха, восхищение, когда дракон поднялся высоко в небо. Эти слова лишь блеклой тенью могли описать то, что он ощутил. Эйфория, наверное, это было самое подходящее слово во всём человеческом лексиконе. Ощущение, почти свободного полёта, под ногами огромное, мощное существо, неистово пронизывающее воздух. Ему казалось, что больше его нечем удивлять в этой жизни, но полёт на гигантском змее был восхитительным, невероятным событием в его жизни.

«Мы приближаемся!» — вновь услышал он голос в своей голове.

Отряды рэтчетов и другие змеи не отставали от своих предводителей. Егор обернулся и увидел, как они стремительно приближаются. В это время откуда-то из под земли сотня ссалов взмыла вверх. Завязалась битва.

«Мы отвлечём их. Вперёд, мы верим в тебя»

Это напутствие смутило Егора. Дракон спустился ниже и на бреющем полёте скинул его рядом с входом в пещеры. И тот час же направился ввысь сражаться с их общим врагом. Егор увидел столбы огня и проблески плазменных орудий рэтчетов, но моментально обернулся и направился вглубь пещер. Сейчас было не до этого. Его задача заключалась в том, чтобы отыскать древний шар и что-то ему подсказывало, где именно он мог находиться.

Прожектор рассёк тьму пещеры и осветил её голые стены. Здесь всё казалось тихим и спокойным, звуки боя не доносились сюда. Егор брёл во тьме, которую рассекал лишь свет его фонаря. Немногим временем спустя он вышел в тоннели, которые напомнили ему те, что он видел в прошлый свой визит к саалам. Высокие, безжизненные они наводили страх и жуть на тех, кто посмел явиться сюда без приглашения и особенно на тех, кто был приведён в них насильно.

Пройдя несколько таких просторных пещер, Егоры вышел в ту, которая была нужна ему. До этого он прошёл несколько развилок и, как, оказалось, выбирал всегда нужный путь. Он не знал почему, и как ему это удалось, но факт оставался фактом. На высоком постаменте посреди пещеры находился шар, светящийся зеленоватым светом и окружённый ореолом энергии светло-зелёного цвета. Артефакт как будто витал в воздухе, медленно вращаясь вокруг своей оси, но не так как планеты, а постоянно меняя направление той самой оси.

Сделав несколько шагов вперёд, Егор остановился, вокруг никого не было, стояла абсолютная, всепоглощающая тишина, такая тишина, от которой становится ужасно тоскливо, смутно и жутко на душе.

«Что-то здесь не так?», — подумал Егор и тяжело вздохнул. Звук от его дыхания показался ему таким громким в этой мертвецкой тишине, словно били десятки колоколов.

— Не так громко! — выругал себя Егор, прошептав слова лишь губами, но и это едва уловимое действие показалось ему набатом. Он сделал несколько осторожных, бесшумных шагов к своей цели. Ничего не происходило. Ещё несколько шагов и случайно задетый камушек упал с небольшого выступа, увлекая за собой немного земли и песка, словно лавину в горах.

Егор ещё раз перевёл дыхание. И, крадучись, пошёл дальше. Он чувствовал, что-то и не мог понять, что именно? Это чувство поглотило его, он весь напрягся, превратился вслух, слышал малейшее дуновение ветра, хотя в такую глубокую пещеру ветер не забирался, скорее он слышал своё собственное, едва уловимое дыхание. Комок подступил к горлу от напряжения, стук сердца раздавался в висках, ускоряя свой ритм.

«Нет. Надо успокоиться!», — он вздохнул, не опасаясь, что его кто-либо услышит. Ещё раз, звук дуновения разлетелся во все стороны и через некоторое время отразился гулким эхом от стен. — «Хватит. Возьми себя в руки».

Егор выпрямился во весь рост и быстрым шагом направился к сфере, не обращая внимания на шум своих шагов, которые в свою очередь, вместе с эхом создавали своеобразную симфонию. Но это было лишь напускной бравадой, сам же Егор оставался напряжённым и был готов ко всему.

Огненный шар пролетел мимо него, землянин краем глаза заметил вспышку света слева и моментально отвернулся, плазма ударилась о соседнюю стену пещеры.

— Промазал, — сказал в темноту Егор.

— О, нет! Мы привлекли лишь твоё внимание.

Из темноты выскользнуло несколько плазменных шаров, устремившихся вверх, они соединились над Егором и начали медленно крутиться вокруг своей оси, освещая большую часть пещеры.

Слева от себя Егор увидел королеву саалов, она же когда-то была матерью Эйлани. Её тёмно-зелёная, чешуйчатая кожа переливалась изумрудными отливами в свете импровизированного солнца. Егор не мог не заметить, что она была грациозна и изгибы её тела были довольно сексуальны, даже длинный хвост за её спиной придавал ей особую сексуальность. Рядом с ней стоял, почти два с половиной метра роста, огромный, мощный верзила саал, в нём трудно просматривались черты его прошлой жизни, когда он был человеком, но всё же Егор узнал Суллу. Красно-жёлтая грудь его полыхала, глаза были налиты кровью, злые и жестокие, в нём почти ничего не осталось человеческого.

— Друг мой, прости меня, — сказал Егор, обращаясь к верзиле, — я виноват, мне не стоило тебя отпускать. Если в тебе осталось хоть капля от того Суллы, которого я когда-то знал, прошу не останавливай меня.

— Он не испытывает тех, чувств, которые ты пытаешься в нём вызвать. Он вообще не испытывает никаких чувств: ни страха, ни злости, ни боли, ни любви, ни жалости, ни прощения, ничего того, что держите в своих головах вы. И желание у него только одно — быть полезным нашей матери.

— Знаю я вашу мать — безжалостная стерва, ставящая опыты над людьми и…

Шар огня полетел в Егора, но он вовремя увернулся.

— Не смей так говорить о ней, — зло выкрикнула королева.

Ага! Значит, какие-то чувства в них всё-таки есть, подумал Егор про себя, а вслух добавил:

— Пожалуй, у нас не получиться разговора, если вы то и дело будете плеваться в меня огнём.

— Разговора?

— Да, разговора. Ты же за этим пришла сюда и вот уже несколько минут со мной болтаешь, хотя могла с лёгкостью от меня избавиться.

Егор пристально посмотрел на королеву и заметил в её виде некоторое смятение. Похоже, она не знала, что на это ответить.

— Разговоры, это не по мне, я бы хотела насладиться твоей плотью, выпить все твои соки и разбросать твои кости по всей этой пещере, что бы мои дорогие дети сгрызли их без остатка. Но ты прав, я хочу предложить тебе сделку.

— Сделку? — удивился Егор.

— Да. Я отдам тебе сферу и позволю всем вам — людишкам, убраться с этой планеты. Взамен вы оставите нас в покое, и оставите нам несколько челноков, чтобы я могла спасти своих детей.

— Звучит заманчиво только, как я могу тебе верить после всего, что вы сделали?

— Мы ничего не сделали, мы хотели жить для нашей богини. Это наше право.

— Только вот передо мной стоит мой друг Сулла и его, некогда погибшая жена. И они явно не были саалами и уж точно не желали ими стать?

— Никто нас не заставлял, мы сами сделали свой выбор, теперь мы принадлежим нашей повелительнице, и только её воля для нас закон.

— Ложь! — крикнул Егор, и его голос разнёсся по всей пещере и отразился многократным эхом от её стен. Он пристально посмотрел на королеву. Её глаза странно блестели в смеси света от искусственного солнца и древней сферы. Она стояла рядом с постаментом нагая, её формы были идеальны, если бы она была человеком, и гордо смотрела на него свысока.

— Я видел, что вы делаете с бедолагами, которым не повезло попасть к вам в лапы, — продолжил Егор. — Вы обращали их в свою веру, в себе подобных. Не говорите мне, что они сами этого захотели.

— Мы давали им выбор. Сильные духом становились на сторону нашей повелительницы, слабые, — она немного задумалась, — им была уготована иная участь.

— Они стали вашим обедом!

— Ты осуждаешь нас? Мы были слабы и беззащитны, мы делали лишь необходимое, для того чтобы выжить. Разве люди не тем же занимались всё это время? Разве они не выращивали и не убивали всякую живность для своего пропитания, разве не извели всех кто ещё остался на планете? А разве не люди, в своей кровожадности и алчности уничтожили, некогда прекрасную планету, лишь для того чтобы насытить свои карманы и свои желудки? Мы делали тоже самое, только нашим…

— … только вашим скотом были мы, — закончил за неё Егор.

— Вы, люди, мните себя центром вселенной, считаете, что можете делать с планетами и звёздами всё, что вам заблагорассудится. Вы неугомонные твари, переходите от планеты к планете и высасываете всё из них, пытаясь наполнить свои бездонные закрома, и вам всё мало и мало. Вы никогда не насытитесь. Пока вы существуете, вы будете вечно убивать, уничтожать, захватывать, высасывать все жизненные соки из всего, что вам приглянется. Но вы ошибаетесь, вы не центр вселенной и далеко даже не избранные. Моя богиня показала мне всю бескрайнюю вселенную, показала всех своих детей и вы ничтожества по сравнению с ними. Вы пыль и грязь под их ногами. Многие из них столь величественны, что даже сами законы вселенной работают по одному мановению их слова. И они идут, они скоро явятся за вами. И когда это произойдёт, саалы займут достойное место рядом со своими братьями.

— Если останетесь живы! — добавил с сарказмом землянин.

Егор выстрелил из бластера прямо в лоб королеве. Он сделала это так молниеносно, сам не ожидая от себя подобной скорости. Сулла-саал взревел. Он бросился на Егора и мощным ударом в грудь отбросил его на метров двадцать или даже двадцать пять. За несколько прыжков, он оказался рядом, с лежащим на земле Егором, корчащимся от боли, так как спиной он врезался в несколько выступающих из земли камней. Он почти отключился, но всё же смог взять в себя в руки. Во время падения выронил бластер из рук, и ему теперь не было чем защищаться, кроме как мечом.

Когда Сулла-саал подбежал он схватил Егора за ногу, поднял как пушинку над землёй, раскрутил и подбросил высоко вверх. От неожиданности землянин не успел ничего предпринять, но в воздухе он сгруппировался и смог вытащить меч из ножен. Он вонзил его в стену, вдоль которой уже падал вниз, прервав своё падение, а затем опустился на землю. Сулла вновь почти моментально оказался рядом с ним. Но на это раз Егор был готов и нанёс ему несколько быстрых ударов, сделав несколько небольших порезов на руках и животе бывшего друга. От боли Сулла-саал взвыл.

— Сулла! — пытался перекричать Егор вопли. — Послушай меня, ты не обязан этого делать. Я верю, человеческое в тебе ещё есть и оно где-то там, в глубине твоей души.

Сулла не слушал его слов и вновь ринулся в атаку. На этот раз Егор старался уворачиваться от его ударов, отпрыгивал в стороны, делал кувырки, укрывался за камнями. Но Сулла-саал продолжал нападать, не чувствуя усталости, словно огромный механический робот. Отбежав в сторону и укрывшись за огромным камнем, Егор снова попытался достучаться до друга.

— Послушай, Сулла! Мы были друзьями, ты же это помнишь? Ты спас мне жизнь, помнишь? Тогда год назад, в пустыне. Ты подобрал меня, привез к себе домой, ухаживал за мной. Мы стали друзьями, помнишь? Ты должен вспомнить!

Но зверь не поддавался уговорам. Он настиг Егора и мощным ударом снова отправил его на землю. Сплюнув откашлянную из груди кровь, Егор попытался вдохнуть воздух, но сделать это было тяжело. Похоже, у него были сломаны рёбра, и при вдохе резкая боль пронизывала почти всю грудь. Превозмогая боль, Егор поднялся и встал на одно колено. Одной рукой он держался за бок, другой опирался на меч. Зверь подошёл к нему и протянул руку к его горлу. В этот момент, резким движением Егор сделал пол оборота и воткнул остриё меча прямо под сердце чудовищу. Но это не остановило его, он протянул руку и сомкнул длинную, холодную ладонь на шее Егора. Он медленно сжимал ладонь, отправляя его по ту сторону жизни.

«Вот и конец», подумал Егор. Но в этот самый момент ещё одна мысль пронеслась в его голове. Мысль о светлом человечке, которого он полюбил, и без которой не представлял своего существования.

— Эйлани бы этого не хотела! — прохрипел он, глядя в глаза Сулле-саалу.

Егор как будто увидел искру в глазах чудища или ему это показалось, но неожиданно рука Суллы разжалась, он отошёл в сторону и упал на колени, из груди его торчал меч, но он, казалось, не обращал на это внимания. И, как показалось Егору, заплакал.

Что во вселенной может быть сильнее, чем любовь родителя к своему чаду? Ничего. Это самое сильное чувство, которое может только быть. Вся та любовь, забота, что ты даришь этому крошечному комку, который только пришёл в жизнь не сравниться ни с чем. Помимо любви и заботы ты испытываешь страх за него, за всё, что может произойти с этим чудом. И ты чувствуешь себя самым могущественным во всей вселенной, ты готов на всё, чтобы сберечь его, оградить от опасностей. И вот ты заботишься о нём, а он, не зная бед и горя, растёт на твоих глазах и радуется жизни, открывает огромный, странный, иногда пугающий, но такой удивительный мир. И самое удивительно то, что ты и сам познаёшь этот мир вместе с ним. Это самое сильно чувство, которое нам подарили создатели, кто бы они ни были, и ничто во вселенной не могло его сломить.

Конечно Сулла, который практически воспитал свою маленькую девочку, никогда бы не смог забыть об этом, и никакие силы во вселенной этого бы не изменили. Отец-одиночка, который научил свою милую Эйлани всему, что знал сам. Отец, который заботился о ней с самого её первого дня и никогда после не переставал этого делать. Отец, который заботился о ней, когда ей было плохо, когда она болела или просто была расстроена. Отец, который разделял с ней радости и радовался сам как ребёнок, когда его маленькая девочка добивалась в чём-то успеха. Отец, который видел, что его ангел превратился в красивую молодую девушку и гордился этим. Как может такой отец забыть об этом. Нет. Не было во вселенной такой силы, которая бы смогла изменить его чувства к своей дочери.

Егору удалось достучаться до подсознания Суллы и вытащить воспоминания об Эйлани наружу, которые были глубоко спрятаны в нём, но так и не были уничтожены. Он медленно и коряво поднялся на ноги, дышать всё ещё было тяжело, шея ужасно болела, и рёбра от неё не отставали. Медленно подошёл к Сулле, несмотря на его внешний вид — это был уже он. Егор знал это, поэтому не боялся. Он положил руку на его могучее плечо и сказал:

— Всё нормально, старина. Я рад, что ты вернулся.

Зелёная кровь, которая сочилась из его раны, стала густой и тёмной. Егор посмотрел на неё и добавил.

— Не волнуйся, мы тебя подлечим, — он попытался засмеяться, но это чуть не стоило ему потери сознания.

— Она жива? — спросил Сулла, голос был не его, и каждое слово давалось ему с трудом, дыхание его участилось.

— С ней всё в порядке, — ответил Егор. — Она в безопасности и её окружают только друзья.

Немного подумав, Егор добавил:

- Она будет рада снова тебя увидеть.

— Она увидит не меня, а монстра.

— Мы что-нибудь придумаем. В Абероне, в городе, который мы нашли, один доктор работает над лекарством от этого и у неё были какие-то подвижки, я уверен мы сможем обратить процесс, когда доберёмся до лабораторий на Лории.

— Ничего не получиться. Слишком поздно. Я питался и поэтому процесс уже нельзя обратить.

Егор замолчал, он понимал, что его друг находиться и в смятении и в шоке одновременно. Но он не хотел сдаваться и продолжил:

— Пусть так, но ты вернулся, ты снова обрёл себя. Пусть ты выглядишь не так, как все остальные, но ты всё тот же Сулла — любящий отец и великий воин, этого никому не отнять.

— Ненадолго.

— Что?

— Я чувствую зверя внутри, я с трудом ему сопротивляюсь и с каждой минутой становиться, сложнее это делать. Прости меня, я виноват, я не знаю, что на меня тогда нашло, но я сам не понимал, что делаю, а потом всё закружилось и я, как будто бы был в кошмарном сне и не мог проснуться.

— Ты не виноват, у тебя не было сил сопротивляться этой силе, их ни у кого нет, — сказал землянин.

— Но ты же смог? — он посмотрел прямо в глаза Егору.

— Я другой, не такой как все — это моё проклятье.

— Нет, это дар, именно с его помощью ты всех спасёшь, я верю в это и всегда это знал. Теперь, друг, сделай последнее одолжение для меня. Ты должен убить меня.

— Нет! Ни за что! — вскричал Егор, и снова почувствовал резкую боль.

— Не спорь, ты должен. Зверь возвращается, и я не могу его сдержать. Ты должен.

Слёзы потекли по щекам Егора. Он не мог поверить, что ему придётся убить друга. Одного из немногих кого он мог так назвать и кому всецело доверял. Но в глазах Суллы он видел непоколебимость и решительность. Он знал, что ему следует сделать, но всё же не мог решиться на это.

— Давай же! — поторопил его исполин. — И ещё одно, скажи Эйлани, что я всегда буду её любить.

— Скажу. Прощай, друг.

Егор взялся за рукоять меча, торчащего из груди Суллы, и резко провернул его вокруг своей оси. Исполин издал последний вздох и покинул мир живых. Так погиб великий воин, а главное самый любящий и преданный отец во всей вселенной. Егор вытащил меч, рукавом вытер кровь и вставил его в ножны. Другим рукавом он вытер слёзы со своих щёк и обернулся к сфере. Она по-прежнему парила над постаментом, окружённая светло-зелёной аурой. Он подошёл к ней и взял её в руки. Егор не боялся последствий, так как знал, что она не окажет на него ни малейшего влияния. Он долго всматривался вглубь сферы, словно пытаясь узнать все её тайны, но ему так ничего и не открылось. Егор оторвал кусок своей рубахи и обернул им древний артефакт. После чего направился к выходу.

Глава 19

Когда он почти подошёл к тоннелю, ведущему вон из злополучной пещеры, ему преградили путь десятки саалов, которые вылезли из всех щелей. Егор сделал несколько шагов назад и долго не раздумывая, достал меч. Саалы окружили его и приготовились к атаке. Страха не было, наоборот его пронизывал гнев и презрение к этим существам.

— Пусть я не выйду отсюда живым, но и никому из вас тоже не уцелеть, это я вам обещаю, — зло произнёс он.

Егор бросил сферу на землю и приготовился к бою. Увидев свою святыню, саалы отступили и засомневались, стоит ли нападать на этого человека. Они кружили вокруг него словно стая шакалов, которые боялись нападать на того, кто стоит выше них, такой вид был сейчас у Егора. Так продолжалось несколько минут. Но вдруг, неожиданно пещеру заполнил шум и грохот выстрелов, яркие вспышки наполнили всё пространство пещеры, звуки ударяющегося металла о стенки, звуки пролетающих мимо энерго лучей бластеров. Егор упал навзничь, чтобы не попасть под обстрел. Когда всё стихло, он с трудом поднялся, опираясь на меч, словно на трость. Ногой нащупал сферу, поднял её, поправляя тряпку, которой она была замотана.

— Кажется, все мертвы! — послышался чей-то голос.

— Кажется или точно? — сказал другой, но уже знакомый Егору голос.

— Да у нас тут выживший!

— Ну-ка, пропустите, дайте мне на него посмотреть.

Из прохода выскочило несколько человек, и направились прямо к Егору.

— Тебя-то мы и искали, — сказал радостно Фалинов, и крепко обнял Егора. Последний поморщился от боли и чуть не свалился с ног. Фалинов вовремя подхватил его за плечи. — Да ты ранен! Срочно найдите доктора, — отдал он приказ одному из бойцов, тот моментально скрылся в темноте тоннеля. — Скорее пошли отсюда, тебе нужна помощь.

Всю дорогу, пока они выбирались из пещер, Фалинов не прекращал говорить. То он рассказывал, как им трудно дался переход через пустыню, и что во время этого перехода они наткнулись на засаду саалов и если бы не летающие зверюги, то он не знает смогли бы они вообще выжить.

— Как ты вообще смог с ними подружиться? Откуда ты мог вообще узнать подобных исполинов? А они неплохие бойцы, в бою им равных нет, они даже наши рэтчеты, при желании, передавят как насекомых! Хорошо, что они на нашей стороне! — задавал множество вопросов и одновременно восхищался Фалинов. По-видимому, он никак не мог отойти от эйфории победы. Его первой победы. Столько чувств его захлёстывало, несмотря на его внешнюю сдержанность. Но сейчас можно было расслабиться и ощутить вкус победы.

— Ты нашёл его? — начал снова задавать вопросы Фалинов, когда они вышли на поверхность. — Это оно? — спросил он, указывая на обёрнутый тряпкой артефакт в руках Егора.

— Да. И у нас нет времени на пустые разговоры. Нужно отправляться дальше.

Дракон подлетел к ним и мягко опустился на поверхность земли.

«Я вижу, ты достал шар силы. Я не сомневался в тебе, как и наш отец. Нам пора отправляться в путь. Я отвезу тебя к порталу», — голос дракона звучал в голове Егора, и от этого ему было очень больно. Но змей, великий змей, был прав, на нежности не было времени.

— Передайте, кэно, что необходимо готовиться к тому, чтобы в кратчайшие сроки покинуть планету. Нужно собрать всех людей. Я прилечу, как только всё будет кончено.

— Не сомневайся, мой друг, я всё сделаю. Мы отправимся в Аберон тот час же, — сказал Фалинов более спокойным, серьёзным и бесстрастным голосом. Просто при виде этих существ он не мог себе позволить вести себя недостойно.

Егор с трудом взобрался на корпус змея, удерживая в руке артефакт. Локари взмыл в воздух и отправился в ночи на свет нескольких созвездий, которые светили со стороны юга. Они летели долго, и к тому времени как дракон сказал, что они подлетают, занялся рассвет.

Во время полёта Егор уснул и дракон, увидев это, летел аккуратно, пытаясь, чтобы перелёт не сильно беспокоил его пассажира.

«Просыпайся», — разбудил Егора голос в его голове. — «Мы на месте».

Егор огляделся и увидел с высоты большое озеро, посреди которого находился небольшой островок. Ничего в этом месте не говорило о том, что здесь находиться древний портал силы. Обычное озеро без растительности по берегам, только голые камни, земля и местами лежали жёлтые пятна, словно кто-то пролил нечаянно краску, мелкого, жёлтого песка. Небольшой ветерок тревожил гладь озера, создавая то там, то здесь водную рябь. Поднимавшееся над горизонтом светило ярко отражалось в мутной воде озера, создавая ощущение, что это было огромное зеркало, впитывающее в себя весь свет и тепло утреннего солнца. А островок был обычным камнем, вернее скалой, которая своей пологой, мертвенно-чёрной вершиной возвышалось над зеркальной гладью озера. Правда, когда они подлетели поближе, Егор заметил какие-то колебания воздуха. Сначала он подумал, что ему всё это показалось из-за истощения и усталости. Но потом он быстро отсёк эту мысль. Змей сделал ещё вираж над островом и приземлился на его краю. Сверху ничего этого не было видно, но когда Егор слез с дракона, то ему предстало во всех красках разрозненное, хаотичное движение изумрудной энергии вокруг некоего сферического предмета.

— Что это? — спросил Егор у дракона.

«Я не знаю!» — услышал он ответ. — «Я впервые вижу что-то подобное, но всё мое естество говорит, что этого здесь быть не должно».

— Моё тоже.

Он подошёл ближе. Портал отреагировал на его приближение. Предмет внутри него начал двигаться быстрее, а энергия изумрудного цвета расширяться и приближаться к нему, словно пытаясь захватить его в своё поле.

— Я надеялся, что ты справишься, — услышал голос из портала Егор.

— Надеялся? Мне кажется это не то слово, которое ты хотел употребить? — задал вопрос землянин.

— Ты прав. Я знал, просчитал. Так будет точнее, — сказал голос, затем добавил. — А ты быстро учишься. Я рад, что сделал ставку на тебя.

— Ты снова? — обозлился Егор.

— Прости, я пытаюсь говорить удобным для тебя языком, чтобы мы могли вести беседу.

Ухмылка Егора, показала всё, что он об этом думает, жаль только через портал он вряд ли видел выражение его лица, кто бы он ни был.

— Значит всё это, всего лишь игра?

— Конечно, мы уже это обсуждали. Но это не значит, что нам безразличны ваши судьбы. И что ваша жизнь лишена всякого смысла. Пусть вы и являетесь частью игры, сама игра является средством к достижению великой цели.

— Цели? — недоумённо произнёс он.

— Да, именно цели.

— И какова же она, если не секрет?

— Цель заключается в том, чтобы доказать, что вы достойны жить. Что люди являются важной и неотъемлемой частью всего мироздания.

— И кому мы обязаны всё это доказать?

— Остальным нашим детям.

— Не ты ли говорил, что многие из них сильнее и умнее нас и, что при желании они сотрут нас в порошок.

— Да я упоминал об этом. Но вы доказали, что достойны и, что даже находясь на краю гибели вы всегда находите путь к спасению, доказали, что объединившись между собой и с другими нашими детьми вы способны победить врага превосходящего вас по силе во много раз.

— Так значит всё, что было здесь — это была всего лишь проверка, испытание? — ещё раз удивился он, хотя удивляться не было смысла.

— Мы никогда ничего не делаем просто так. Всё, что происходит, является нашим продуманным планом, — ответил древний.

— И гибель моего друга, тоже часть вашего плана?

— Люди гибнут и это прискорбно, но без жертв не добиться успеха. Я сожалею о твоём друге.

— Не говори