Цветущая вишня [Юлия Горобец] (fb2) читать онлайн

- Цветущая вишня 1.8 Мб, 199с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Юлия Сергеевна Горобец

Настройки текста:




Часть 1. «До этого»


Стрелки настенных часов, купленных еще восемь лет тому назад, раздражающе тикали.

Вера вытерла холодный пот со лба своей старой рубашкой, рукав которой был заколот булавкой, потому что она до сих пор не умеет пришивать пуговицы. За окном стояла непривычная майская духота, солнце припекало лицо и опаляло кожу даже сквозь пуховые облака. Еще вчера Вера собиралась купить новые занавески, но что-то пошло не так и поездку в ближайший магазин пришлось отложить.

В раскаленной сковороде потрескивало масло. Вера медленно, осторожно резала ароматный сочный перец мокрыми руками. Кожа на ее пальцах сморщилась от избытка влаги, но женщина уже давно не пользовалась кремами. Она уже давно не пользовалась какой-либо косметикой, подчеркивающей внешний вид или дорогими средствами для ухода за собой. Первая причина это, конечно, экономия, а вторая посильнее – она просто не видела в этом смысла.

Иногда ее действия прерывались, когда в голове вспыхивала какая-либо тревожная мысль. Сейчас, например: «Господи, я заплатила за газ вчера или нет?». Потом она вытирала руки о свою юбку, потому что забыла надеть фартук, и бежала к своей прикроватной тумбочке, в которой хранила все самое ценное, среди чего был блокнот, где она вела учет домашних дел: оплата коммунальных услуг, продукты, деньги на дорогу до работы…

И, конечно, деньги на карманные расходы дочери.

Кате вот минуло семнадцать лет, а через четыре месяца она поступит в одиннадцатый класс, где ей придется сдавать ЕГЭ, чтобы поступить в университет. Забавно, но Вера даже не знает, какие именно предметы она выбрала для сдачи и куда вообще ориентируется поступать. Они об этом не разговаривали. Не так, как положено разговаривать родителям и детям: долго, тщательно, серьезно. Она один раз спросила, куда бы ей хотелось поступить, а та отвечала просто: «Да посмотрим». И так Вера и не знает, «посмотрела» ли Катя куда хотела или нет.

Они не были похожи. Ни внешне, ни внутренне.

Катя унаследовала все, даже самые малейшие, самые неявные, черты отца: как лица, так и характера.

Девочка была вспыльчивая, своенравная, самоуверенная и до ужаса строптивая. Флегматичной Вере с ее замедленной реакцией, бесстрастностью во всех ее проявлениях, было сложно справиться с пылкой дочерью, которая была похожа на синее пламя, безжалостно испепеляющее все на своем пути, а Вера была тоненькой, иссохшей тростинкой, смиренно и безропотно принимающей смерть от огня.

Вера знала свою дочь поверхностно, как директор школы знает вон ту ученицу из десятого «Б», но этой информации ей было достаточно, чтобы понять – им никогда не построить крепкие взаимоотношения.

Вдвоем они живут уже четырнадцать лет, но эта невидимая стена с каждым годом становилась все крепче, и теперь обе понимали, насколько они бессильны перед ней. Разрушить ее невозможно.

Невозможно, потому что нет желания. Того желания, которое может обрести невыразимую мощь, способную снести любую крепость.

Такие формальные и безучастные отношения вряд ли кому покажутся образцовыми. Но, опять же, ни мать, ни дочь об этом не задумывались.

У Кати была своя подростковая жизнь, в которую она уж точно не собиралась посвящать мать, а Вера…

Вера была похожа на разбросанные по разным углам пазлы, и кто-то, кто ее так старательно собирал, потерял зрение и уже не может найти все части. Каждое утро она просыпалась не с мыслью о том, насколько ужасный день ей предстоит вынести, а с абсолютной пустотой в голове и внутри себя вообще. Она открывала глаза, видя перед собой все тот же треснутый возле маленькой люстры потолок, думая ни о чем, пыталась встать с постели с болью в спине и ломотой в ногах, но не могла подняться еще минут десять. Она не могла не потому, что не выспалась или физически устала, а потому, что не знала, зачем. Не понимала, куда, с какой целью, для кого и для чего.

Жизнь ее была похожа на повторяющуюся серию неудачного сериала без определенного жанра. Работа, дом, скучные вечера за книгой или очередным фильмом, который крутят по телевизору, время от времени разговор с соседкой в лифте или случайно при встрече в очереди за продуктами, или по дороге домой. Вера не понимала четко, что с ней творится, что творится вокруг. Может, потому, что ничего конкретного и не творилось?

Как будто время остановилось или кто-то сверху каждый раз перематывал пленку, а она, как марионетка, безропотно выполняла установленные действия.

Часто она выходила на балкон, смотрела вокруг, стараясь не думать, как ненавидит то, что видит, но и это не помогало ей удержать наворачивающиеся слезы, спазм в теле и желание рассечь себе запястья.

Ей было тридцать девять лет, но она чувствовала, как углубляется дыра внутри нее, словно ей было всего-то двадцать или меньше. Тот самый подходящий возраст для депрессивного состояния, панических атак, суицидальных мыслей, желания уехать одним днем куда-то в горы и кричать, кричать, кричать, пока не порвутся голосовые связки.

Ее мучали бессонницы, она буквально жила на антидепрессантах и снотворных.

Катя была дома, но Вера всегда была одна. Всегда.

У нее не было никого, с кем ей так хотелось делиться своими переживаниями. Переживаниями, посеянными расставанием с мужем.

Он был ее единственной опорой, но он ушел. Ушел, и оставил ее одну с ребенком, который, как ни странно, не спасал ее от одиночества, а лишь наоборот угнетал ее положение.

Все эти четырнадцать лет были слабо окрашены радужными моментами в их семейной жизни. Было ли это действительно так, трудно сказать, ведь с тех самых пор, как она осталась одна с Катей, она уже не могла мыслить позитивно: любая неудача переносилась тяжело, она принимала слишком близко к сердцу даже малейшие пустяки.

Не стоит кричать: «Быть того не может! В жизни рано или поздно все-таки наступает светлая сторона!».

И с этим тоже спорить нельзя, это правда.

Светлая сторона в жизни Веры была.

Но ее нога на нее не ступала.


Когда выпадало время, Вера оглядывалась назад, но ничего не видела. Это как стоять посреди необъятного поля, затянутого густым, не просветным туманом и тщетно пытаться увидеть путь, который проложишь к той точке, в которой сейчас находишься. Так и Вера не могла вспомнить, когда и почему она оказалась в той жизни, которую сейчас проживала. Такую хмурую, пустую, унылую, монотонную…

Очень часто она находилась в подвешенном состоянии. Она буквально чувствовала себя невесомой, не поддающейся гравитации и застрявшей между небом и землей, между прошлым и будущем, и, в то же время, не попадая в настоящее.

Вера постоянно медитировала, не осознавая этого. Занимаясь каким-либо делом, она упиралась в одну точку, например, на своих уже жилистых руках, и отрывалась от реального момента, переходя в какое-то измерение, далекое от материального мира.

Однако эти медитации не приносили ей ни облегчения, ни удовольствия. Наоборот. Они высасывали из нее энергию, изживая ее тело, и, когда ей приходилось возвращаться «обратно», она сгибалась от неимоверной усталости. У нее ломили конечности, она зевала, засыпала на ходу. А в голове пусто: ни мысли, ни звука, ни образа, ничего.


Где я? Кто я? Почему я здесь?


Но потом наступала истерика. Она роняла голову на грудь, горло ее перехватывали слезы, но глаза оставались сухими, как выгоревшие поля. Подчас она бубнила про себя, как будто кто-то сидел рядом, а она не хотела быть услышанной:

– Давай, давай, убивайся. Ну-ну, продолжай, да только некому тебя приласкать, некому утешить. Ной, ной, дави себя, души.

Где-то во дворе соседнего дома раздавались счастливые детские крики.

– Мальчишки, девчонки… Как им хорошо, я вижу, сейчас. У них все только начинается.

Потом она, устав сидеть на одном месте, возвращалась внутрь, в квартиру, которая досталась ей от матери.

Горько усмехаясь, Вера думала: «А что мне-то принадлежит? Что мне удалось добиться самой? Где мое-то?».

А из «своего-то» у Веры была работа в «Пятерочке» и семнадцатилетняя дочь, которая за мать больше принимала Крис Дженнер, мать «великолепных» Кардашьян, чем Веру. И от такого «богатства» было невесело.

Убираясь в маленькой квартирке с низким потолком, из-за чего она так плохо освещалась естественным светом, Вера пыталась хотя бы на несколько минут отвлечься от гнетущих мыслей, но зачастую такие дела лишь углубляли ее самокопание и, как следствие, самобичевание.

– Сама виновата, – кряхтела она, яростно натирая тряпкой пол, – бесхребетная, мягкотелая, хлипкая, рваная, как эта тряпка и такая же…

Каждый раз она балансировала на слабо натянутом тросе. Вот, сейчас подует какой-нибудь ветерок или стоит ей колыхнуться, как она сорвется.

Можно, стиснув зубы, тащить за собой скопившееся за день или два эмоциональное напряжение, но стоит споткнуться всего лишь об один маленький камешек…

Надрыв.

Что и случилось, когда Вера, нарезая капусту для борща, порезала палец.

Она ни пискнула, ни выругалась, словом, ни звука не издала.

Будто завороженная, она подняла указательный палец и принялась наблюдать за ленивой струйкой темно-алой крови. Когда она уже скатилась к ладони, Веру затрясло, горло сдавило, и она застонала, даже заскулила, как собака, на хвост которой наступили каблуком. Не управляя собой, она схватила нож и, закрыв глаза, приложила тыльную сторону лезвия к запястью.

Вот так, с этим порезом, треснуло терпение женщины.

И она почувствовала, как мириады его осколков вонзились в каждую клеточку ее существа.

Она медленно втянула носом воздух, а потом закричала, и сделала это нарочно, чтобы заглушить боль, которую собиралась причинить себе…

Но она не успела. Бросив нож в раковину ее заставил стук входной двери. Тут же на кухне появилась Катя.

– Ты чего тут делаешь? – Спросила она, смотря на мать, как на умалишенную.

– Что? – Переспросила Вера, тяжело дыша. – Готовлю, не видишь?

Катя окинула ее взглядом с головы до ног. Лицо матери раскраснелось и вспотела, как будто она стояла над паром.

– Ты орала так, что аж в подъезде слышно было.

– Я? Орала?

– Да

– Я… я порезалась, – она мельком показала ее палец, который сжимала другой рукой, – больно… вот.

Катя покачала головой, закатила глаза и развернулась, чтобы уйти.

– Есть не будешь?

– Не буду.

– Ты умрешь с голоду!

Но ответа не поступило. Кажется, дочь скрылась в ванной комнате.


***


Однажды, в десять часов вечера, Вера сидела на кухне и вышивала. Она и без какого-либо дела теряла счет времени, а сейчас и вовсе забылась.

Когда она случайно накололась пальцем на иголку и рванула за пластырем, ее взгляд случайно упал на часы.

– Где Катя?

Вместо того, чтобы позаботиться о своем пальце, Вера пустилась в поиски телефона. Но на звонки несносная дочь не отвечала, и когда волнение Веры возросло до такой степени, что ей стало тяжело дышать, она решила пуститься в следующие поиски.

Накинув на себя куртку, потому что этим вечером после дождя было слишком холодно, и выбежала из квартиры.

Около их дома, к досаде Веры, сломался фонарь, поэтому ей пришлось взять свой. Но ей не особо ей помог справиться с непроглядными сумерками, сгустившимися к этому часу (23:00). Вера стояла на крыльце и, выдыхая пар, беспомощно оглядываясь по сторонам, словно слепой котенок в поисках матери.

– Катя, – шептала она дрожащими от стужи и страха глазами, – Катя, Катя…

В кромешной тьме она вдруг услышала чей-то смех поодаль. А затем странный звук. Еще раз. И еще раз. Тишина. Тихо.

Вера спустилась с маленького крыльца. Направив фонарь в сторону лавочки (она помнила, где та находилась), Вера прищурилась.

Там кто-то был.

Видимо, ее дочь.

Да, да, ее дочь. Она сидела…

На ком-то еще.

Вера наморщила брови. Затем она направила луч фонаря ни лица людей, чтобы убедиться в тревожных догадках. И они, к ее ужасу, оправдались.

– Эй! – Взвизгнула Катя, прикрываясь рукой от света.

– Катя… – Испустила Вера тихий шепот.

Дочь ее быстро спрыгнула с сидящего на скамейке парня. Тот, судя по неловкому кашлю, сильно смутился. Буркнув ей что-то на прощанье, он поспешил исчезнуть.

Вера подошла к Кате, гневно сжимая фонарик в руке.

– Да убери ты его! – Катя спрятала лицо от света.

– Ты что устроила?! Ты что устроила!

– Не ори, не позорь меня!

– Это ты меня позоришь! Ты видела время? Ты почему не берешь трубку? Где ты была? С кем? Кто это был?

– Тебе ведь не интересно, с кем я общаюсь!

– Это не общение, не общение! Вы… вы… вы эту скамейку…

– Опорочили, опорочили! Скажи это, ну! – Истошно прорычала Катя, дразня Веру, хотя та и не могла хорошо разглядеть язвительной мимики дочери. – Да какая тебе разница, что я здесь творю?!

Вера схватила дочь за плечо и встряхнула.

– Какая разница?! Что творишь?! Ты… – Она наклонилась к ней, принюхавшись. – Ты пьяная!

– Пьяная?! – Фыркнула Катя, отталкивая ее от себя. – Я тебя умоляю!..

– И будешь умолять, когда я закрою тебя в комнате, чтобы ты оттуда не выходила как минимум неделю!

– Чего-о-о?! – Протянула Катя в глубоком возмущении. – Я буду кричать!

– Ну, и кричи! Крики! – Вера топнула ногой и ударила фонарем воздух.

– Буду! – И Катя, напрягая мышцы, закричала пронзительно, оглушительно.

Вера вся задрожала от стыда и негодования. Она с опаской оглядывалась, боясь увидеть на балконе разозленных жителей. Она кусала ногти, орала на Катю в ответ (что с трудом ей давалось, ей, редко повышающей голос).

– О-о-о-о, замолчи! ЗА-МОЛ-ЧИ! – И она, зажмурившись, ударила ее по лицу со всей силы.

Крик девочки оборвался. Теперь был слышен только хрип, всхлипывание и тяжелое дыхание Веры.

Теперь темнота не помешала Вере увидеть испепеляющий взгляд горящих глаз дочери. Она держалась за щеку, дыша, словно разъяренный бык, и смотрела на мать с такой ненавистью, что у Веры в горле застрял горький ком.

– Понимаю, почему папа ушел от тебя. – Процедила она, почти не разжимая губ, и, намеренно задев плечо Веры, ушла прочь.


***


«Я молюсь. Никогда этого не делала и, надеюсь, не буду. Но сейчас я молюсь. И молюсь тебе, Мама. Мама, мне сложно. Я не такая сильная, как ты. Посмотри на меня. Знаю, ты меня видишь. Оттуда вообще все видно хорошо. Взгляни на мое удрученное, изможденное лицо. О нет, я не каменщик, я не шахтер. Я просто тщедушная, «дрожащая тварь». Не справляюсь. Не выношу. Мне сложно смириться с тем, что моя жизнь пролетела, как маленькая мушка из окна. Так быстро. Так молниеносно. И взгляни. Через час мне сорок лет, а такое чувство, что я спала как минимум двадцать лет, и вот, проснулась – старая, не жившая ни дня. Не жила! Я не жила, мама! Я думала, что живу, когда Он был рядом, когда Катя только родилась, когда у нас была семья, или, – какая разница? – видимость семьи. По крайней мере, тогда я чувствовала смысл просыпаться. Думала, что знаю. А сейчас… Все пропитало горечью. Все сухо, как во рту во время страшной жажды. О да, жажды. Жажда. Испытываю это. Именно это. Мне бы воды. Воды глоток. Всего глоток… Знаешь… Знаешь, такой воды, которую я пила из колодца, когда мы ездили к бабушке. Ты помнишь? Она все подтрунивала, что козочкой стану. Ах, да лучше б козочкой! Я бы убежала куда-нибудь в поле, вольная, сильная, свободная. А что? Тиски. Кандалы на мои руках и ногах! А вот бы обратно… обратно…».

Слова оборвались в голове Веры. Она увидела на безоблачном небе мигающую звезду, медленно пересекающую пространство. Это самолет. До того он летел медленно, что казалось, будто он и вовсе стоит на месте.

Вера хмыкнула.

Неожиданно подул холодный ветер.

Сегодня ночь такая теплая и мягкая, как пару дней назад. Но оно и понятно. Ведь это перед ее днем рождения погода ухудшается. Сейчас, немного поносится ветер и нагонит тучи, а куда же без дождя в такой «прекрасный праздник»?

«Да, назад, – продолжила она внутренний монолог, – мне бы назад. Когда я… когда только молоко на губах обсохло. Пусть глупая, пусть наивная, неопытная такая, даже легкомысленная, но ведь юная… Еще юная. Цветущая».

Стало зябко. Поежившись, она, потирая руки, опустила глаза. Кто-то вышел из подъезда… Какая-то влюбленная парочка…

Вера мечтательно вздохнула.

«Да, я, может быть, и самое унылое млекопитающее на планете сейчас, но мне же… Мне тоже хочется романтики. Не такое, когда у тебя по триста романов за полгода. Оно зачем? Нет. Немножко. Совсем чуть-чуть. Маленькую щепотку любви. И ее жажду так долго уже от собственной дочери. Скажи, мама, я заслужила? Я такая никудышная? Что-то не так делаю? Тебе виднее! Ну скажи! Ну почему ты вечно молчишь?!».

Она ударила кулаком подлокотник (до того она так часто проводила на балконе кресло, что поставила сюда старое, обитое войлоком кресло).

«Будь она хотя бы снисходительной… А ведь она не просто равнодушная, она…».

И ей стало не по себе даже от мысли, что дочь может относиться к ней с презрением. Хотя, это было очевидно. Кто угодно догадается, лишь проследив за тем, как Катя смотрит на Веру, не говоря уже о ее обращении к ней.

Много раз Вера прокручивала в голове сценарии лучшей жизни, где она безмерно счастлива и всем удовлетворена. Вот она отдыхает на берегу океана. Вот они с дочерью живут в новостройке (чего Катя желала, кажется, сильнее). Вот она работает в каком-нибудь престижном месте. Вот они с Катей держатся за руки, болтают, даже сплетничают, словом, проводят свободное время так, как оно и полагалось. А вот и Он рядом. Ее бывший муж, но только нынешний.

Но потом она просыпалась, а вокруг все на своих местах. Вот и старая однушка, вот и ущербная работа с мизерной зарплатой, вот и неблагодарная дочь, готовая скорее поругаться, нежели наладить отношения с матерью. И вот ее ментальные расстройства, вот бессонницы, вот стресс, апатия, неврастения…

«Не могу. Не хочу. Не надо так больше. Но ничего не могу поделать с этим. Я застряла, будто в трясине. Конченная. Это все».

Потом ее мозг отвлекся и принялся считать созвездия на небе. Но никаких особенных сплетений Вера не находила. Вон малая медведица, вон большая…

«Я имею право на желание. На желание, которое должно сбыться. Оно обязано сбыться. Хотя бы РАЗ в жизни кто-то там, наверху, должен меня услышать. Сделать так, как я прошу, хотя бы РАЗ! ОДИН РАЗ!».

Вера резко вскочила с кресла. Плед, что лежал на ее коленях, свалился на ноги.

– Я устала! Я хочу проснуться опять маленькой девчонкой, без работы, без прошлого, которое тащу на горбу, без ноющей спины, без этого клейма «матери-одиночки», влепившегося мне прямо в лоб! – Рычала она, а пена собиралась в уголках ее губ. – А! Да! Не хочу дочери! Уберите это отродье! Не нужна мне дочь! Я сама, сама хочу быть девушкой, подростком, глупым, только вступающим в жизнь! Верните мне детство! Верните!

Вера не знала, к кому обращается. Крики ее растворялись в воздухе, почти морозном. Где-то на улице заревела сигнализация в машине.

Легкие Веры чуть ли не разрывались, она все жадно дышала, словно пробежала целый город без остановки.

Она достигла своего эмоционального пика. Если человек, это существо чувствующее, то Вера сейчас как никогда была живой.

Женщины вернулась обратно в комнату. Пометавшись из угла в угол своей спальни, она бросилась на кухню.

Там она нашла пачку снотворного. Налив себе граненый стакан воды, высыпав горстку таблеток себе на ладонь, она, чуть ли не укусив руку, зубами захватила пилюли. А потом стала пить, с трудом глотая. Струйки воды текли по ее подбородку и шее…

– Ты что делаешь? – Раздался голос за спиной. Вера, едва ли не подавившись, обернулась.

– Катя?

– Ты пьешь, как собака.

Вера, вытирая рот и нос, издала смешок.

– Спасибо. Наверное, так и выглядит со стороны…

Катя подошла к ней, смотря на нее странно.

– Ты чего?

– Тоже пить хочу. – Она опустила глаза и увидела коробку. – Это что?

– Это… лекарство.

– Ты заболела?

– Нет. Я… уснуть не могу.

Катя пожала плечами, слегка оттолкнула мать, чтобы та не занимала лишнего места, достала свой стакан и налила себе воды.

У Веры болело горло, в желудке крутило. Испугавшись этих неприятный ощущений, она поспешила к себе в комнату.

«Нужно лечь спать и все пройдет. Пройдет».

Переодевшись в старую ночную рубашку и штаны, Вера юркнула в узкую кроватку, натянула на себя шерстяное одеяло и, свернувшись калачиком, зажмурилась так, что заболели веки.

«Сейчас… сейчас подействует».

На стенах оглушающе стучали стрелки часов.

Все раздражало Веру, все мешало ей успокоиться и расслабиться.

«Сейчас все подействует, сейчас я усну…».

И она потеряла сознание.


Часть 2. «После»


Глаза она открыла нехотя – слишком ярким был солнечный свет.

Проснулась она, лежа на боку, глубоко уткнувшись лицом в пуховую подушку. Повернувшись на спину, она откинула в сторону одеяло. Проведя рукой по животу, как она обычно делала, она с легким удивлением обнаружила… плотность? Она не знала, как это назвать, потому что обычно ее пальцы легко пересчитывали ребра и натыкались на острые бедренные кости. А сейчас… все было мягко, ровно, словно… словно за ночь она набрала несколько килограммов.

Вера нахмурилась, потом поднялась с кровати и потянулась. Сейчас она была приятно удивлена, так как впервые у нее не стреляло в спине и не ныла шея.

Почесав затылок, она отметила про себя необычайную густоту волос, а затем…затем, запустив в них пальцы, она поняла, что за ночь не только ее тело поправилось, но также волосам вздумалось удлиниться. Первая волна потрясения ударила Веру.

Сморгнув пелену в глазах, Вера посмотрела на будильник (будильник, который был подарен еще в детстве бабушкой) и моментально взбодрилась, поняв, что опаздывает на работу уже на целых два часа.

– Не может быть! – Вскрикнула она, когда увидела на часах «10:00». На секунду она задумалась над тем, как необычно прозвучал ее голос – более звучный, более высокий, более сильный…

Несмотря на то, что Вера проспала, с кровати она спрыгнула (именно спрыгнула!) без труда и опрометью понеслась в ванную.

– Катя, вставай! – Прокричала она по дороге.

Не закрыв за собой дверь, она лихорадочно включила кран, набрала воды полные ладони и умылась. Выпрямившись, чтобы вытереть лицо полотенцем, она впервые за утро посмотрела на свое отражение. Пока вода стекала по ее бровям, ресницам, носу и срывалась с подбородка в раковину, она ошеломленно смотрела на свое лицо.

Какое она видела в семнадцать лет.

Это было уже не осунувшееся лицо, какое ей представлялось в зеркале последнее время, но румяное личико здорового цвета. Брови и ресницы густые, зеленые, – не болотные! – блестящие глаза; губы, по-прежнему тонкие, теперь были розовыми и нежными, а не бледными и потрескавшимися. Даже на носу, как и тогда, в подростковом возрасте, слабо виднелись веснушки – украшения Весны.

Лицо ее уже обсохло само по себе, пока она старалась рассмотреть каждую его черточку.

Вторая волна потрясения едва не сбила Веру с ног.

Она зажмурилась изо всех сил, так, что заболели глаза, и резко распахнула веки. Когда яркие пятна растворились, она увидела все то же подростковое лицо.

Отражение в зеркале никуда не исчезло, а она – не проснулась. Когда человек спит, он этого не осознает, какими бы ужасными видения ни были. А раз ощущения Веры были слишком реальны, и сама она пребывала в разуме, то все сейчас происходило наяву.

Вера закрыла лицо ладонями, затем отдернула их. Нет. Все то же, все то же, все на месте! Но не может быть, немыслимо!

Она хлестнула себе по щеке, умылась еще раз, нарочно прикусила язык, защипала все свое тело, но ничего не помогало.

– Что за бред?.. – У нее вырвался истерический смешок. Она поймала себя на мысли, что просто не может оторвать глаз от себя. Сейчас она, безусловно, не отдавала отчета в тех чувствах, что зарождались где-то на фоне паники и потрясения: то было удовлетворение и даже радость.

Нет, у нее наверняка помутился рассудок. Или зрение ее, в конце концов, покинуло. Иначе куда делись морщины, куда делись темные круги под глазами (ставшие ей верными спутниками последние несколько лет?)? Отчего ее обычно блеклая, серая кожа теперь светилась? Этого не могло быть на самом деле, это всего лишь галлюцинация. Это галлюцинация.

Когда все способы вернуться в реальный мир были исчерпаны, она выбежала из ванной в комнату Кати. Вчерашняя ссора забылась моментально, и, быть может, это происшествие объединит их? Нет, иначе и быть не должно!

Но в комнате было пусто.

Сердце Веры билось глухо, руки и ноги онемели.

Кровать была аккуратно застелена, одежда и игрушки, подаренные ей еще в раннем детстве, были расставлены по местам, а не как обычно – вокруг кровати; шторы закрыты, повсюду порядок и чистота, будто… будто…

Будто никто здесь никогда не жил.

– Катя… – Прошептала Вера, едва держась на ногах. Похоже, девочка ушла из дома после вчерашней размолвки! Это она виновата, кто же еще!

Не теряя ни минуты, Вера вернулась в гостиную и, отыскав телефон, стала дрожащими пальцами искать номер дочери.

– Да где же… где же… – Бормотала она в тщетных поисках. Это было более чем странно, но Вера не сдавалась: она набрала номер по памяти.

«Абонент временно недоступен…»

Вера нахмурилась, яростно взглянула на телефон и прокричала:

– Как это, недоступен?! Не может быть! – Она бросила телефон на кровать, а потом схватилась за голову. Нет, здесь…нет, здесь нет ничего мистического, уж здесь-то точно. Наверняка девочка просто разозлилась и отключила телефон! Но где же ее искать?

– В школе, – осенило Веру, – точно, в школе!

И хотя рост Веры с семнадцати лет не менялся, формы ее в подростковом возрасте были намного округлее, чем в тридцать девять, и подобрать что-то из одежды было сложно. Но, к счастью, она смогла найти удобную рубашку и широкую кожаную юбку до колен, которую обычно носила на ремне (сейчас он ей не нужен).

А волосы!

Волосы! Они были такие длинные! И такие спутанные! Она так давно не расчесывала такие волосы, а Катя начала справляться со своей кудрявой копной уже лет в одиннадцать.

Вера отыскала деревянную расческу у дочери, подошла к собственному зеркалу и принялась осторожно водить ей по волосам. Они были теперь не темно-русые, а скорее каштановые; прядки на висках естественно завивались, а на лбу…

Прыщи?!

Приглядевшись и убедившись, что ей не кажется, Вера уронила челюсть.

– Что это?! – Прошептала она и потрясенно покачала головой. – Сто лет уже такого не было!

Помимо лба, больше никакая зона ее теперь свежего лица не была атакована. Вера аккуратно провела подушечкой указательного пальца от ложбинки между бровями по носу к его кончику, затем по губам, теперь более нежным, подбородку, а вскоре подключила вторую руку и стала как бы массировать щеки.

– Этого быть не может… – Шептала она, словно привыкая к своему лицу и теперешнему облику. – Это не реально… Это не может быть реальностью.

Когда женщине, теперь уже молодой девушке, все-таки удалось оторваться от своего нового отражения, она стремительно отправилась на поиски тем же мистическим образом пропавшей дочери.


Ей казалось, что она идет обнаженная, и каждый прохожий смотрит на нее в упор. Как будто бы она была маленькой девочкой, разукрасившей лицо маминой косметикой и вышедшей в таком виде на улицу – стыдно, неловко, неприятно.

Ноги у нее подкашивались, но энергия, подпитываемая стрессом, несла ее вперед.

В голове у Веры все крутилось: «Это сон, это сон, это сон…»

Но путь ее продолжался, время шло, а ничего не менялось. Она все в том же теле, в каком была десятки лет назад, а дочь продолжала игнорировать звонки.

Вот, наконец, подойдя к воротам школы, она замерла на месте, понимая, что это выше ее сил. Зайти туда, где кишели люди (дети, подростки, что еще хуже!), было поступком для нее немыслимым и безрассудным, как если прыгнуть в нору с оводами.

Но что делать? Она потеряла дочь всего за ночь, а школа, этот муравейник, единственное место, где она может находиться.

Вот она вошла во двор и засеменила к крыльцу. Но стоило ей шагнуть на первую ступеньку, как вдруг распахнулись двери и оттуда, как пенистое шампанское из прорвавшейся бутылки, хлынула толпа детей. Будто озверевшие, они не видели Веру и чуть не сбили ее с ног.

Вера опустилась на колени и взялась за голову. Дети радостно кричали, что-то восклицали, вроде: «Ура! Карантин!», но Вера посчитала, что ей просто слышится.

– Девочка, ты чего, что произошло?

Вера подняла голову и увидела перед собой директрису школы. Да, она точно знала это лицо. Ее Вере пришлось навещать за последний год по несколько раз и, к сожалению, не для того, чтобы послушать комплименты, вынесенные ее дочери.

– Что случилось? Пожар? – Вера вскочила на ноги.

– Карантин. – Ответила та лаконично. Тучная женщина среднего возраста поправила свои кучерявые, кое-где поседевшие, волосы, и припустила очки, откровенно-оценивающим взглядом окидывая Веру.

– Карантин? – Вера оторопела. – В мае?!

– Так, ты из какого класса?

– А где Катя? – У Веры задрожало тело. Она совсем забыла о своей трансформации, и потупленный взгляд директрисы раздражал и пугал ее одновременно.

– Какая именно?

– Кондратьева, какая еще мне может быть нужна Катя?! – Вера едва ли не сорвалась в крик.

Директриса хмыкнула, пожала плечами и заглянула в журнал, который крепко прижимала к пышной груди рукой. Придерживая другой рукой очки, она внимательно проглядела каждую страницу, а затем сказала просто:

– Такой у нас нет.

Вера задохнулась.

– Как это, нет?

– Ну нет, нет.

Вера посмотрела вслед исчезающим за домами детям, потом перевела взгляд на открытую дверь школы, откуда только что начали выходить учителя. Они встречали Веру с удивлением.

– Наверное, девочка, которую ты ищешь, – обратилась к ней директриса, заметив растерянность Веры, – учится в другой школе. Ты, наверное, перепутала, вот и все.

Вера вонзилась в нее глазами.

– Думаете, – возмутилась она, – я не знаю, где учится моя дочь?!

Директриса смотрела на нее с приоткрытым ртом.

– Где моя дочь?! – Вскричала Вера, хватая за плечи женщину и тряся. – Отвечайте! Отвечайте!

Вера не помнила, кто и как ее оттащил от перепуганной директрисы. Но больше ей не позволили донимать ее, и не слишком вежливо прогнали за ворота школы.

Вера не помнила, куда пошла дальше. Покачиваясь, словно пьяная, она брела по улице, перебирая в голове случившееся.

Итак. Ей семнадцать, ее дочь пропала и все, кто знает ее, прикидываются в обратном. Разве в такое можно поверить?

Вера постоянно останавливалась перед окнами какого-нибудь здания, пытаясь уловить в них свое отражение, точнее, свое прежнее отражение. Но нет. Она видела перед собой молодое лицо, еще не усеянное морщинками или пигментными пятнами.

Странно, а ведь это должно радовать Веру.

Неужели это не то, чего она так страстно желала накануне своего дня рождения? Ведь она так отчаянно пыталась воззвать ко Вселенной, что трудно теперь жалеть ее. Ее можно лишь упрекать в взбалмошности, вот и все.

«Куда мне идти? Где мне ее искать? А есть ли она вообще в этом… в этом городе? Нет, нет. Надо вернуться, надо лечь спать, а когда проснусь – все пройдет, как простуда на губе. Нет-нет, это просто бред. Я перетрудилась давеча, а теперь вот… галлюцинации. Мигрень. Все неправда. Это неправда».

Но чем дальше она шла, тем яснее и четче осознавала свое новое, молодое тело.

Вот так вот, Вера! Надо было быть осторожнее с мечтами, ведь они имеют свойство сбываться! И на каждое желание свое время. А ты такая нетерпеливая и вспыльчивая! Нельзя предъявлять претензия Вселенной, она этого не любит. Вот видишь, что случилось? Она одарила тебя сполна, как ты и заказывала, а ты по-прежнему недовольна?!

И так было всегда: если Вера и добивалась чего-то, то в скором времени жалела об этом.

Сейчас ее слегка ободряла мысль об исцеляющем завтра – что, если сила волшебства иссякнет на утро следующего дня? Тогда она проснется прежней…

Сорокалетней.

Неуравновешенной.

Работающей за гроши кассиршей.

Матерью-одиночкой.

Несчастной.

Вера застонала. Демоны терзали ее по сторонам, а она металась, не зная, в какой угол забиться.

Так она дошла до проспекта. Здесь и по будням всегда было много людей, в основном, молодежи. Было облачно, но довольно тепло. Легкое дуновения ветерка разносило по улице пряный аромат булочек и пирожных из кондитерских и терпкий запах полевых цветов, с которыми так желали расстаться бабушки-продавщицы, прикрывающие лица и головы огромными соломенными шляпами. Где-то недалеко играл бродячий музыкант на саксофоне что-то очень красивое, но тоскливое. Мимо шли люди: люди занятые, люди радостные, люди сердитые, люди живые.

Вера в этот момент почувствовала себя картонной декорацией, статуей, никчемным предметом посреди улицы. Она поняла, что мир вокруг нее не изменился. Высыхает цветок, но не все поле.

Вере хотелось подбежать к первому встречному и, встряхнув его за плечи, прокричать: «Эй, неужели вы не видите, что со мной?! Утром я проснулась маленькой, а ведь мне сорок, мне сорок лет!».

Она словно находилась в маленькой шлюпке после кораблекрушения в открытом, бушующем море. Это был неравный бой могучих волн и Веры – без весел, спасательного жилета и не умеющей плавать.

Покачиваясь, Вера дошла до первой лавочки и рухнула на нее. Закрыв глаза, она подставила лицо выглянувшему солнцу, которому она обычно предпочитала дождь или осеннюю прохладу. Руками она держалась за края лавочки. Ноги были вытянуты, пятки упирались в землю.

Тело ее полностью расслабилось, разум успокоился. Лихорадка отпустила сознание Веры, она с облегчением выдохнула.

– Господи, – шептала она, – как же сложно постоянно думать, думать, думать…

Интересно, а как часто и как много она думала, будучи семнадцатилетним подростком?

О нет, этот возраст совсем не подходит для глубоких и завышенных дум. Это время открытий – новых ощущений, чувств, возможностей, талантов, умений. Время, когда кирпичиком за кирпичиком прокладывается дорога. И какой сложной эта дорога может быть или, в конце концов, неправильной и бесполезной – не возникает и мысли.

Разве Вера не мечтала о том, чтобы вернуться обратно в свои лучшие годы? И никакой работы, никакого стресса, бессонниц, ссор с дочерью и…

И самой дочери.

Так почему же она не рада?

Почему ей по-прежнему одиноко, страшно, грустно и тяжело? Разве так оно должно было быть снова в юные семнадцать лет?

Однако в тот момент, пока Вера нежилась под солнцем, голова ее была пуста. Только неразборчивые картинки мелькали в сознании, не задерживаясь более чем на пару секунд.

В теле ее была пустота, словно все ее органы, кости и даже сама душа растворились, и теперь она была наполнена воздухом.

Сидела она рядом с открытым летним кафе, откуда доносились какая-то романтичная мелодия и усталые голоса уморившихся вкусной едой и жарой людей. Она не прислушивалась до тех пор, пока среди сплетений людских голосов не уловила знакомые нотки. Глаза Веры инстинктивно раскрылись, как у собаки, в чей нос резко ударил запах колбасы, которой дразнился ее хозяин. Выпрямившись, она сосредоточилась на этом звуке, который было так сложно уловить на расстоянии.

Та же интонация, тот же гортанный смех, те же вечно прерывающие разговор «а, наверное, наверное».

Ноги Веры онемели, сердце глухо забилось. У нее было состояние человека, услыхавшего подозрительный шум в соседней комнате ночью, хотя он живет в квартире совсем один. Надо бы проверить – но не хватает смелости. Вот и сейчас Вера боялась обернуться, хотя для подтверждения догадок ей осталось сделать всего лишь один жест.

В нерешительности она кусала израненные ветром и теми же зубами губы. В конце концов, она преодолела саму себя и повернулась.

Сидела она совсем рядом с кафе и могла с легкостью разглядеть каждого его гостя. Так, ближе к улице и, следовательно, к Вере сидела пара мужчины и женщины. В основном разговаривал мужчина, аккомпанируя себе руками, а женщина кротко кивала да пила что-то из белой круглой чашки.

Вера прищурилась; в нее ударила молния.

Не владея собой, она поднялась со скамейки, в упор глядя на мужчину, чье лицо ей было прекрасно видно (у женщины она видела лишь голову и иногда профиль, когда она незаметно меняла позу или смотрела в сторону).

Вера тихонько качала головой, как бы отрицая то, что видела. Итак, это третье потрясение за день. Прекрасно, что же ее ждет дальше?

Те же рыжие густые волосы, та же широкая улыбка большого рта и две ямочки на правой щеке, жесткая щетина, родинка на верхней скуле той же правой щеки, богатой причудами внешности, пронзительные сапфировые глаза, такие лучистые, такие искрящиеся; Вера перестала качать головой, когда узнала в лице этого человека даже самые мелкие черты, например, шрам, рассекающий, – правую! – бровь, крупные веснушки на горбинке носа, и будто прыгающие брови, не попадающие в такт всей мимики лица.

У Веры перехватило дыхание; сердце теперь стучало оглушительно и быстро, так и норовя вырваться из груди.

Так странно видеть спустя четырнадцать лет своего бывшего мужа в момент кульминации разворачивающихся в ее скучной доселе жизни чудес, в которые Вера никогда не верила.

Так странно видеть его сейчас, в обычный будний день, в обычном кафе, где средняя цена за обед не равняется десяти евро, к чему этот человек явно привык.

Так странно ей видеть его после того, как отпустила последнюю надежду на эту встречу.

Так странно.

Теперь перед Верой встал выбор: продолжить смотреть до тех пор, пока тот не заметит и ей придется обратиться в бегство или же…

Каким был второй вариант?

Что она могла еще сделать?

Это что-то должно контрастировать с первым вариантом. Это что-то должно противоречить даже самой ее, Вериной, природе. Это что-то должно пугать ее, наводить на ужас, удивлять, поражать. Действия, которые она не позволяла себе даже в самых смелых мечтах.

Этот выбор могла бы сделать… Катя.

Внезапно вся неуверенность, такое долгое время сковывающая Веру, превратилась в пепел. Он разнесся по ветру, оставляя свободное место для нового, ранее чуждого Вере качества, которое и толкнуло ее в тот момент на такой поступок.

Вера подошла к ограде кафе, уперлась в нее дрожащими руками и, наклонившись к мужчине, уставившегося на нее с приоткрытым ртом (до этого он что-то рассказывал своей спутнице), спросила:

И мужчина, и женщина вскинули брови, но промолчали, скованные удивлением. Женщина взяла чашку кофе (можно было догадаться по запаху) и облокотилась на спинке стула, как бы готовясь к представлению, заранее определив, что оно будет занимательным.

Мужчина же, наконец, обрел любопытство. Он слегка подался вперед к лицу Веры и сказал просто:

– Да, очень хорошо.

Веру задела его насмешливая реакция, но она попыталась не терять самообладание.

– Наверное, у тебя много свободного времени, и ты знаешь, как провести его с комфортом. Но странно, что ты выбрал такое… скучное место, учитывая твое положение.

У мужчины вырвался смешок, а женщина улыбнулась, приникая губами к чашке, не отпивая напитка.

Вера совсем перестала замечать его спутницу. В поле ее зрения теперь помещался один лишь он.

– Девушка…

– А ей ты уже все рассказал? – Вера кивнула в сторону женщины, не отрывая глаз от мужчины. – Ну, имею в виду, что ты любишь зеленый чай со сливками без сахара, сериал «Друзья», а в душе любишь петь песню Димы Билана «Против правил»?

Она выпалила это на автомате, но спутница успела уловить каждое слово и сглотнуть напитком вырывающийся смех. Мужчина же насторожился, а взгляд его напрягся словно тетива лука.

– Ты кто такая? – Вкрадчиво спросил он.

– А вы с ним уже достаточно долго или вы пока еще очередная попытка удержать статус неподражаемого обольстителя, каким он, возможно, был лет двадцать назад? – Вера, наконец, обратилась к женщине, повернувшись к ней лицом.

В тот момент Вера поняла, что сложно оттолкнуться на велосипеде и удержать управление лишь поначалу, а потом можно ехать, не держась за руль.

– Девочка, – она улыбнулась, – у тебя все хорошо?

– О да, – Вера закивала головой с таким видом, словно приняла этот вопрос серьезно и как искреннюю заботу. – У меня все хорошо уже четырнадцать лет. Но, возможно, мне было не лучше, чем ему все эти годы.

Мужчина теперь, не шевелясь, в упор смотрел на Веру стеклянными глазами. Улыбка уже не украшала его побледневшее лицо.

– Стойте! – Вера засмеялась, подняв указательный палец вверх, как учительница первого класса, собирающаяся объяснить какое-то обыкновенное явление, которое, однако, было трудно воспринимаемым для малышей. – Я знаю, кому было лучше всех эти четырнадцать лет! Догадываетесь?

Уже даже женщина, которая еще мгновение назад готовилась к веселой сцене, нахмурилась, слушая обезумевшую Веру.

– Конечно, – не дождавшись ответа, воскликнула Вера, – его дочери! Правда, Кит?

И она расхохоталась. Она расхохоталась так, как это делают душевнобольные, психически нездоровые, слабоумные. Она расхохоталась тем смехом, который слегка пугает здоровых людей.

«Кит» – так его называла Вера еще в первые годы их отношений, когда гнет брака не обременял их молодые плечи. Ему нравилось это прозвище, но с тех пор, как они разошлись, никто его так не называл. Или, по крайней мере, на тот нежно-шутливый манер, с каким это делала Вера.

Когда в ней еще была хоть какая-то страсть.

Или когда она еще могла откликаться на его страсть.

В общем, это было так давно, словно не с ними и не в этой эпохе.

– Дочери?! – Лицо его спутницы исказилось гримасой. Она уставилась на мужчину, всем видом требуя объяснений. Но мужчина находился в таком оцепенении, что никак не отреагировал на ее восклицание.

Он пристально смотрел Вере в глаза, но теперь уже не с тем выражением лица, что пару минут назад. Он находился в ступоре, и это отражалось в его глазах, приоткрытом рте и наморщившимся лбе.

– Никита? – Из гипнотического состояния его вырвал настойчивый голос женщины. – Ты это собираешься объяснять или нет?

Однако он продолжал ее игнорировать. Вместо ответа женщине, он наклонился еще ближе к Вере, принявшей самоотверженный вид, и прошептал:

– Катя? Катя, это ты?

Вера отшатнулась от изгороди, пряча глаза в землю.

Если бы она хорошенько обдумала план действий заранее, если бы она, при возможности, готовилась к этому разговору основательно, допустила ли она такой вариант развития событий?

Притворилась бы она своей дочерью?

Но ради чего?

Вера растерялась, не зная, как вести себя дальше. Она поняла, что зашла слишком далеко. Она заблудилась и не может найти путь назад.

– Катя? – Но Никите уже не нужен был ответ, ведь ее поведение твердо убедило его в догадках. Мужчина поднялся со стула, тупо повторяя. – Катя, неужели это ты?

Но Вера инстинктивно развернулась и пустилась в бегство. Никита стоял на своем месте, провожая ее ошеломленным взглядом. Спутница его скрестила руки на груди, сердито стуча носком туфли.

– И кто это был?

Никита ответил, казалось, спустя целую вечность:

– Моя дочь.


Убедившись, что за ней никто не следует, Вера остановилась, чтобы отдышаться. Восстановив дыхание, она стала осматриваться в поисках свободной лавочки, но такой не оказалось поблизости. Она решила спрятаться за ветвями старого могучего каштанового дерева от солнечного удара. Вытирая пот со лба, Вера подумала, что вспотела скорее от волнения, чем от бега.

Итак, Никита принял ее за Катю, то есть за свою дочь. И это не удивительно, ведь теперь Вера выглядит как ее ровесница. К тому же, она говорила такие вещи, которые не могла знать простая взбалмошная девчонка, которое было настолько скучно, что она решила продемонстрировать свое безрассудство простой парочке в летнем кафе.

Вера до сих пор видела перед глазами Никиту, будто пораженного громом, который шептал, едва шевеля губами: «Катя… Катя…».

Вере было интересно, о чем он думал тогда и сейчас. Он мог, конечно, вообще ни о чем не думать, но чувства не могли не вспыхнуть в нем. И, надеялась Вера, они сейчас душили его и отвлекали от всего вокруг, в том числе и от его спутницы.

– Конечно, – проговорила Вера вслух, согнувшись и упершись руками в колени, – такие, как он, и дня без интрижек не проживают.

Она думала о той женщине, брюнетке с идеальной осанкой, умело скрывавшей свой возраст косметикой (которая, что удивительно, не была отчетливо заметна). Эту женщину, видимо, он встретил не в метро, не где-нибудь на улице и даже не в том кафе. Выглядела она элегантно и, несмотря на старания Никиты раскрепостить ее своей болтовней, довольно сдержанно. Улыбаться ее как будто заставляли приличия, о которых она никогда не забывала, даже, казалось, в домашней обстановке.

Но когда она смотрела на Веру, зашедшей в своем поведении и речи чуть дальше положенного, была заметно, что она не лишена надменности и высокомерности. Она, казалось, не обращала внимания на сцену, разыгрываемую тогда Верой, но блуждала по ее телу оценивающим взглядом: как безвкусно, дешево и, словом, бедно одета эта девчонка! Что на нее сердиться, будто думала брюнетка в ту минуту, ее пожалеть надо и подать на пропитание!

Вера зажмурилась, заглушая нахлынувшие чувства стыда и унижения. В конце концов, не все ли ей равно, что эта особа думала?

Ей было важно сейчас разрешить проблемы, рухнувшие на нее, словно бетонный потолок посреди ночи.

Стоять на месте смысла не было. Нужно идти.

Идти.

Но куда идти?

«Домой».

А зачем домой?

«Нужно найти хоть какие-то признаки жизни Кати. Ее не могло стереть с лица Земли бесследно».

Кроме этого, она должна была проверить и свои вещи, которые могли подтвердить существование ее самой, но не как подростка, а как все еще взрослой женщины. Да, это было куда важнее, чем заботиться о мнении незнакомой дамы.

Так она снова побрела дальше, стараясь сосредоточиться на предстоящих делах. Но, как бы она не пыталась занять свои мысли, перед глазами у нее стоял Никита, в ушах звучали и ее, и его голоса одновременно, сердце то и дело сжималось, когда тело вновь переживало те же чувства, что и в тот момент. Это было сложно вот так оставить позади, как маленькое происшествие, сродни увиденной аварии на дороге: автобус задел бампер легковой машины. Пугающе, но не так впечатляюще.

Однако Вера погрузилась в раздумья настолько глубоко, что перестала видеть что-либо перед собой: голова ее была опущена так, что подбородок чуть ли не упирался в грудь. Какое-то время она была смешана с толпой, собирающейся на краю дороги, чтобы перейти после долгожданного «зеленого света», который, однако, не собирался загораться. Но так как она по-прежнему пребывала в трансе, она продолжила путь.

Лишь рев приближающейся машины урвал ее из забытья. Но Вера не успела спохватиться: уже слишком близко был несущийся автомобиль. Застывшая от холодного ужаса, пробравшего все ее тело, она смотрела на машину бездыханно, будто смирившись с неизбежным.

Но не успело это неизбежное произойти, как что-то снесло Веру с дороги, повалив на асфальт за проезжей частью. Она ударилась лбом и носом, из других частей тела больше всего пострадала рука: при падении она согнула правую руку до упора, прижав запястье к груди.

Никита приподнялся над ней, аккуратно повернув ее за плечи к себе лицом, чтобы проверить увечья. Кровь показалась на ноздрях, на лбу была сильная царапина. Она не сразу открыла глаза, а он заговорил:

– Катя, ты в порядке? Неужели ты не видела машину? Тебя же могли сбить, ты бы погибла!

Придя в себя, Вера оттолкнула его от себя.

– Тем лучше! – Огрызнулась она, стараясь не выдавать сильную боль в руке, которая, казалось ей, была сломана, и во всем теле. Когда Никита попытался подойти к ней ближе, она выкрикнула. – Уйди! Уйди от меня!

– Катя… – Он начал опасаться зевак. – Тише…

– Не буду тише, – Вера держалась за руку, и это не ускользнуло от его внимания, – видеть тебя не хочу еще одни четырнадцать лет!

– Прости, ты права, нам надо поговорить, – он снова постарался подступиться к ней, но это еще больше разожгло пламя ее ярости. Она даже подпрыгнула на месте, а глаза ее засверкали ненавистью:

– Не подходи ко мне, ты чужой, чужой! Всю жизнь испортил, всю жизнь! О-о-о!..

Никита растерянно смотрел по сторонам, с ужасом замечая интерес прохожих. Вон кто-то стоял у фонаря и, показывая на них пальцем, обменивался какими-то фразами. Никто не смеялся, но люди не были равнодушны.

– Катя, прошу тебя, – он осторожно подкрадывался к ней, как лев охотится за трусливой зеброй, – успокойся, давай поговорим где-нибудь, прошу…

– Поговорим, – процедила она, глядя куда-то в сторону; затем она резко вонзилась в него взглядом. – О, я тебе все выскажу! Все выскажу!

И она набросилась на него с кулаками, которые действовали на него как детский резиновый молоточек. Она рычала, отбивалась от его рук, сходила с ума. А Никита все пытался ее успокоить всеми способами, которыми он только мог воспользоваться. В конце концов, он перекинул ее через плечо и понес в ту сторону, где находилась его машина.

– Пусти! – Кричала она, брыкаясь. – Зверь! Негодяй! Предатель! Мерзавец! Ненавижу! Ненавижу!

А Никита старался идти как можно быстрее, чтобы скорее скрыться от людей – еще больше заинтересованных.

– Только так и мог решать проблемы! – Продолжала она кричать.

Никита вдруг вспомнил их частые с Верой ссоры, когда, не в силах уже терпеть ее истерики, он забрасывал ее, как мешок, себе на плечо и нес, куда ему вздумалось. Это воспоминание, подкрепившееся словами, как он думал, Кати, заставило его остановиться и опустить девушку на ноги. Та продолжила его бить кулачками, пока не устала – не устала от самой себя.

Оба отдышались, и Никита спросил:

– Что ты сказала?

Вера, поправляя волосы и одежду, не смотрела на него.

– Кать, – окликнул он снова, – ты сказала… сказала там что-то про…

– Отстань.

Но Вера поняла, что его смутило.

Постепенно ее состояние пришло в норму: дыхание восстановилось, кровь отлила от лица, слюна снова стала выделяться.

«Чуть не выдала себя, дура».

Но к чему ей волноваться? Она никаким образом не может выдать себя, ведь у нее есть мощное оружие против всех Никитиных подозрений – ее облик.

– Прости, – выдохнул он, поворошив волосы, – прости меня… Ты поговоришь со мной?

– О чем? – Она смотрела на его кожаный ремень, опоясывающий джинсы.

– Как «о чем»? Обо всем.

– Надо было говорить об этом четы…

– …четырнадцать лет назад, – подхватил он, – знаю, Катя, знаю! Но дай мне объясниться, дай мне…

– Оправдать себя? – Вера, наконец, посмотрела ему в глаза. – Ты сам себя слышишь? Сам понимаешь?

Никита не выдержал тяжести ее взгляда и отвернулся. Вера внутренне восторжествовала, но негодование не отпускало ее.

– Просто интересно, – бормотала она, нервно стуча ногой, – что же можно было делать столько лет, чтобы не суметь найти хоть часок свободного времени для встречи с дочерью.

Это словно возмутило Никиту, потому что голос его повысился:

– Ты многого не знаешь.

– Да ну? Оно и понятно, ведь…

– Я писал твоей матери, когда ее телефон перестал быть доступен даже для звонков. – Отрезал он ровным тоном. Вера взглянула на него и поняла, что он рассержен, и это крайне ее удивило. На что он сердится, спрашивается? И какое право он имеет на это? Как только у него хватает совести себя защищать, отстаивать честь, высохшую слезами на ее щеках, которые она проливала ночами, когда его не было рядом?

– Да как ты смеешь? – Прошептала она, сжимая кулаки как для очередной атаки.

– Я звонил, вернее, пытался дозвониться, но твоя мама…

– Не звонил ты мне!

Никита оторопел.

– Я… я этого и не говорил. Я звонил маме.

Вера повернулась к нему спиной, чтобы не выдать себя прорвавшейся на лицо гримасой. «Проклятье!» – подумала она и чуть слышно стукнула себя по лбу.

Никита воспользовался моментом, чтобы незаметно сузить расстояние между ними. Когда Вера обернулась, он уже стоял на колене.

– Катя, – он тяжело сглотнул, – знаю, ты меня ненавидишь. И… и ты имеешь на это право. Прости. Я… прости. Мне так жаль, я…

Вера сама шагнула к нему, наклонилась так медленно, словно боялась спугнуть муху, за которой следила, и, глядя ему прямо в глаза, спросила вкрадчиво:

– Тебе жаль?

– Да.

– За что ты просишь прощения?

Он поколебался.

– За… всё.

– За что «за всё»?

– Катя…

Состояние ее достигло той стадии, когда тело перестает реагировать на негативные эмоции, кипящие внутри, но остается лишь что-то вроде зуда во всем теле – так зудят нервы уставшего от стресса организма.

Вера взяла лицо мужчины в ладони и, буравя его глазами, проговорила так же низко и ровно:

– Невозможно.

Никита все стоял на колене и смотрел ей в потемневшие глаза, сдавленно дыша. Эта девочка вселила в него то леденящее душу чувство, которое он раньше, казалось, не ведал. Ему стало не по себе.

Но поведение девочки и эта сцена навеяли ему какое-то далекое воспоминание, которое прежде не посещало его память, похожую на старый сундук, спрятанный на чердаке и покрытый пылью и паутиной – ибо его так давно не касалась человеческая рука.

Прикосновения маленьких рук, этот пронзительный взгляд и голос, так выразительно произносящий всего одно лишь слово, заменяющее тысячи…

И он, стоящий на колене…

Кажется, когда-то давно ему часто приходилось упираться коленом в пол или в землю и стоять так подолгу, пока все не разрешится…

Мужчина все смотрел в эти болотистые глаза и не мог понять, что за воспоминание она в нем пробудила. Размытые картинки проплывали в его голове, но он не мог собрать их в одно целое. Глаза, руки, колено, голос…

Грудь его сдавил спазм.

Он осторожно коснулся ее рук, но не отнял их от своего лица. В ту секунду ему показалось, что взгляд девочки прояснился, а сама она изменила свой облик на мгновение и превратилась в совершенно другого человека. И тогда с его губ невольно сорвалось, словно отдаленное эхо в лесу, одно лишь слово:

– Вера…

Девочка ахнула и резко отпрянула от мужчины, отворачиваясь, чтобы он не видел ее лица.

А Вера, тем временем, дрожала и всеми силами пыталась подавить румянец на щеках. На щеках? Да она вся пылала! Как успокоиться, как снова овладеть собой?

Спустя недолгую паузу она вновь услышала его голос за спиной:

– Ты… ты так похожа на свою мать.

Странно, но почему-то Вера не почувствовала облегчения. Ей даже стало слегка досадно: она будто разочаровалась в том, что он ее… не признал по-настоящему.

Да, возможно, ей хотелось, чтобы он узнал ее – узнал Веру, ту Веру, прежнюю Веру, а не ребенка. Ах, если бы хоть кто-нибудь, даже этот презренный человек, узнал ее, принял ее, понял, что она – это Вера!

Но она не могла, боялась, не позволяла самой себе признаться в этом желании.

Но уже не могла сдерживать себя.

Чувства захватили ее.

Она хотела, чтобы он перестал принимать ее за Катю. Она не Катя! И ей не нужны эти подлые игры, в которых ловок только он. Все эти хитрости чужды ее натуре! Она не умеет лгать, не умеет играть, как актриса, не умеет манипулировать, не умеет…

«Ты так похожа на свою мать».

А ей так хотелось выкрикнуть: «Да потому что я и есть она! Я Вера! Вера! Я – ВЕРА!»

Но разум ее был сильнее сердца, и здравомыслие все же укротило ее горячность. Она услышала саму себя: «Поверь, будет лучше оставить его в неведении. Но ни к чему его отталкивать теперь».

Вера повернулась к нему, но ничего не сказала. Она ждала.

– Я подвезу тебя домой? – Но этот вопрос прозвучал утвердительно.

Вера кивнула.


Они молчали всю дорогу.

Неловкость разбавляло негромкое радио, которое обычно раздражало Веру, но не в этом случае. И хотя радио позволяло немного отвлечься от гнетущих мыслей, Вера, да и Никита тоже, не могла полностью расслабиться.

Они оба были скованны, как будто им обязательно нужно было о чем-то говорить, но у них не получалось.

Между тем гнев и все ему сопутствующие эмоции понемногу отпускали Веру. Ей больше не хотелось ругаться, спорить, доказывать. Будто она так тщательно рассматривала картину, как вдруг заметила загадочную деталь, без которой смысл произведения был неясен или же воспринимался иначе.

Но теперь она чувствовала тупое отчаяние сдавшегося человека. О да, она сдалась, сдалась тому, кого так сильно презирала и кому так страстно желала отомстить. И на что ее хватило? На маленький, молниеносный скандал посреди проспекта? Она ведь ничего не добилась, не удовлетворилась. В итоге сама попалась в сети, которые плела для жертвы, да еще и покорилась. Замечательно!

– Останови здесь. Там дальше не проедешь.

– А далеко тебе идти будет?

– Ты, конечно, уже и забыл все.

Она все же дала ему адрес дома, в котором они жили. Никита знал, что это дом ее, Вериной, матери всегда, но за долгие годы отсутствия фотографическая память начала ему изменять.

– Да… забыл… – Виновато признал он, выглядывая из окна на улицу. Он не стал задумываться над ее словами, хотя и было странно, откуда Катя осведомлена об их с Верой жизни. Может быть, они с матерью в таких тесных отношениях, что у них почти нет никаких запретных тем для разговоров? Что ж, это хорошо (и отчасти плохо), что она так много знает о своем отце…

– Я пойду, – сказала она натянуто и с небольшой неохотой в голосе, которой сама удивилась. Вера открыла дверь, но нарочно медлила, дожидаясь его действий.

Никита все колебался, и необъяснимый страх сдерживал его. Но, когда она уже переступила через дверь машины, он быстро схватил ее за руку, надеясь, что не грубо, и сказал:

– Катя.

– Что?

– Как там… – И он осекся, все не решаясь.

– Кто? – Она пытливо смотрела ему в глаза, а ее собственное сердце бешено колотилось.

– Мама, – выдавил он, и ему словно стало легче, потому что язык его сразу же развязался. – Как она? С ней все хорошо? Она не болеет?

Вера дрожала, вглядываясь в это лицо как будто впервые. Время его не обидело, с горькой усмешкой подумала она, отводя взор в сторону. А морщинки в уголках глаз у него были и по молодости – такая вот особенность. Она заметила в рыжих волосах проблески седины, но и это было украшением его столь необычной внешности, так что вряд ли это можно считать ударом зрелости. Все в нем было гармонично и очаровательно, что ей стало даже обидно. Ведь она с годами не молодела и уж тем более не становилась красивее. И откуда такая несправедливость?

Она дернула рукой так, чтобы он убрал свою руку, и проворчала:

– Какое это имеет значение…

– Имеет, – вставил он, едва она закончила. – Имеет.

– Неужели? – Она посмотрела на него с ироничной улыбкой. – Откуда такая забота? С чего?

Он растерянно повел глазами из стороны в сторону, лихорадочно пытаясь придумать ответ. Но она ввела его в ступор!

– Ага, – Вера кивнула, – не можешь ответить. Потому что не любил никогда.

– Любил… – Голос его звучал так глухо, словно принадлежал провинившемуся мальчишке, наказанному и поставленному в угол.

– Нет, – отрезала она резко и раздраженно.

– Я любил, Катя, я…

– Нет, – она повернулась к нему, сверкая глазами, – не любил, ты меня никогда не любил!

Никита оторопело молчал. Вера порывисто задышала, как выброшенная на берег рыба, и тут же вылетела из машины, стукнув дверью.

Никита даже вслед ей не смотрел, с трудом переваривая случившееся еще мгновение назад.


На ватных ногах Вера добралась до своего дома. В этот раз лестницей она не воспользовалась, так как совсем не осталось сил. Истощенная, она едва вползла в лифт и нажала на нужную кнопку. Пока она пыталась достать дрожащей рукой ключ из кармана юбки, Вера услышала приближающиеся шаги на лестнице – неторопливые и тяжелые. Эти шаги сопровождались негромкими женскими голосами, сплетенными в каком-то повседневном разговоре.

Уже вставив ключ в замочную скважину, Вера обернулась, чтобы посмотреть, кто это был. Соседки напротив, которые с таким любопытством осматривали ее сегодня утром, возвращались домой.

Они понизили голоса до шепота, так, чтобы ни единый звук не донесся до Веры и, искоса поглядывая на девушку, принялись что-то (а вероятнее, кого-то) обсуждать.

Когда Вера скрылась в квартире, встречая их бесцеремонные взгляды, они повысили тон:

– Да кто ж эта девчонка?

– А заметила ты, как она похожа на Верку?

– Да?

– Ага. Неужели не заметила? Глаза такие же, мне кажется, и веки точь-в-точь. Только эта маленькая еще…

– Может, у Веры есть младшая сестра, которую она скрывала?

– А с чего сестру-то скрывать? Скорее это дочь. Дочь-то можно скрывать – по некоторым причинам.

– Интересно, по каким?

– Да мне кажется, что…

Их сплетни унеслись вглубь квартиры.

Оказавшись наедине с самой собой, Вера сразу же отправилась в гостиную, дабы отыскать личные документы. Ее поиски не увенчались успехом, заставив ее беспрестанно твердить: «Не может быть, не может быть, не может быть, не может быть…».

Так, не было ничего, что свидетельствовало о ее фактическом существовании. Она была полностью уверена в наличии хотя бы паспорта, ведь она всегда знала точно, где он находится. Но и его не было в квартире. Она обыскала все, перевернула дом вверх дном, но ничего не смогла найти. Тогда ей пришла в голову мысль, что ее обокрали, пока она была в поисках дочери. Но она не приняла ее, так как никаких следов кражи не было.

– Меня тоже, что ли, не существует, – тяжело дыша, говорила она с истерическим смехом. Что происходит? Что за безумие? И почему именно с ней?

Она сидела на краю кровати, осматривая бардак, устроенный ей же, в комнате. Внезапно она вскочила и бросилась к зеркалу, дабы проверить, не вернулась ли она в прежнее состояние. Но в отражении она все еще видела маленькую Веру: чувствительную персиковую кожу с подростковыми покраснениями, розовые губы, испуганные глаза. Единственное, что ее радовало в этой перемене, это густые длинные волосы, по которым она так скучала. После рождения Кати ей пришлось распрощаться с любимой гривой. С тех пор у нее не получилось вернуть прежнее достояние, и это было первым камнем, брошенным в нее жизнью.

Вера, казалось, успокаивалась, пока ласкала собственные волосы. Она улыбнулась, расплетая косу и расчесывая крепкие пряди пальцами.

Она подумала, что у нее помутился рассудок, но не смогла остановиться. Это занятие и правда расслабляло ее, уводило от проблем, непосильных ее плечам, и даже убаюкивало.

Но спать ей было некогда.

Закончив заново знакомиться со своими волосами, Вера продолжила всматриваться в свое лицо, словно видела его впервые. И тогда ей показалось, что она не помнит, как выглядела еще вчера.

– Неужели я так сильно изменилась, что он не узнал меня? – Проговорила Вера вслух, удивляясь, как певуче звучит ее теперь молодой голос.

Поняв, что пустое разглядывания своего лица ничем ей не поможет, она направилась в комнату Кати, в которую без спроса заходила лишь затем, чтобы убраться. И даже этого было достаточно, чтобы возбудить неукротимый гнев дочери.

В комнате было темно и холодно. Шторы были затворены, солнце не проникало сквозь них и не согревало своими лучами. Но Вере показалось, будто на улице зима, а во всей квартире неотапливаемым местом было только это.

Помедлив несколько секунд, она сразу стала вспоминать, где хранились ценные документы в спальне дочери. Для начала она решила обыскать прикроватную тумбу. Не найдя там ничего, что было бы полезно, она бросилась к столу, служившему Кате и как туалетным, и как рабочим одновременно.

Она выдвинула все ящики, но находила лишь…

– Хлам. Господи, я же говорила, ну уберись ты, уберись в комнате, что за вечная помойка, веч…

Тут она наткнулась на цветастую книжку в твердом переплете. Она не была похожа на школьный дневник, но хранила в себе записи более личные.

Вера не понимала, откуда в ней проснулось влечение к этой вещи и не знала, как отбросить ее в сторону и продолжить поиски документов. Подсознание укоризненно нашептывало ей: «Ты же сама прекрасно понимаешь, здесь документов нет. Но зачем же ты сюда полезла? Ты знала, что здесь хранится совсем другое. Чего теперь стыдиться, когда дело начато?».

Вера оглянулась, как будто опасалась неожиданного прихода дочери. Совесть и любопытство вступили в схватку. Веру терзали сомнения. В конце концов, она подчинилась грехам и открыла книгу где-то посередине.

Первая запись, что бросилась Вере в глаза, начиналась так:

«Лучше б она меня била».

Вера зажмурилась, как будто увидела что-то страшное или омерзительное, но вскоре заставила себя продолжить, не понимая до конца, зачем:

«Не понимаю, почему она себя так ведет. Черепаха. Вечно прячется. И не важно даже, где прятаться. Вон Ксюха с мамой и в кино ходят, и на маникюр, а недавно она рассказывала, как они в кафе ходили… А с моей и поговорить нормально нельзя. Вечно кислая мина, как будто жизнь обидела. И ее-то обидела? Это она меня обидела, меня! Уже не могу здесь жить, не могу здесь…».

Вера яростно перелистнула несколько страниц вперед, будто желая пропустить все плохие записи о себе. Глядя на даты, она понимала, какие были ближе к настоящему дню. Она быстро пробегала глазами по страницам, выискивая знакомое «мама», а если этого не было, просто искала дальше.

Но редко где это слово не мелькало. И, к глубочайшему сожалению и разочарованию Веры, отзыв всегда был негативным.

«Попросила денег на концерт. Ну да, пять тысяч. Но это же моя любимая группа! Ну как она не понимает?! А, да она, наверное, в молодости вела такой же затворнический образ жизни. Только за хлебом ходила, наверное. Как она вообще папу-то встретила? Или он доставщиком пиццы был? А кем он был вообще? Кто он? Никита. Это все, что я знаю. А фамилия-то мамина. Даже с фамилией зажадничала. Черепаха».

Каждая запись, каждое предложение, каждое слово больно врезались Вере в сердце, словно острые спицы. Но, ведомая каким-то яростным чувством, она продолжала чтение.

«Мне очень нравится Марк! И я ему тоже! Он, конечно, не говорил, но иначе быть не может. Я что, не вижу, как он на меня смотрит? А ведь это самый красивый мальчик в школе! А какой он крутой! И спортом занимается. Что бы он мне ни предложил, я бы на все согласилась. Я бы даже…».

Вера быстро перелистнула страницу, тошнота подступила к ее горлу. Позабыв о прочитанном секунду назад, она приступила к другой записи:

«Ну-у-у, это все! Сил моих нет больше! Терпения нет! Все! Все!!!

Я ЕЕ НЕ-НА-ВИ-ЖУ!

Черепаха обозленная, сухая и черствая!

Позвала друзей посидеть, Марка тоже позвала, он бы с минуты на минуту пришел, так она ворвалась и давай орать! Сумасшедшая! Ух, ненавижу, все испортила, как обычно! Ничего другого от нее не дождешься! Только портить может, портить мне жизнь! Сначала эта хрущевка, потом утаивание отца, теперь вот это все! Я очень злая, не могу описать! И все из-за нее!

Да лучше бы она У-М-Е-Р-Л-А».

Что-то внутри Веры упало в самую бездну ее существа, лишив ее чувств и забросив в оцепенение. Она не заметила, как опустилась на пол, положив раскрытую книгу себе на колени. Взгляд ее потупился на невидимой точке на стене. Она ни о чем не думала.

Затем Вера растянулась на полу, раскинув руки в стороны, а книга лежала у нее на животе. Она смотрела в потолок, пока в голове ее стучало: «Да лучше бы она умерла».

За окном сгустились сумерки.

Вскоре Вера не смогла видеть даже потолок, потому что в комнате стало слишком темно. Страх подтолкнул Веру подняться на ноги и включить свет в комнате. Потом она подошла к окну, раскрывая шторы и с удивлением встречая поздний вечер.

Приближение ночи встревожило Веру. Она на минуту забыла о дневнике дочери и, не желая больше оставаться в этой комнате, вышла.

Темнота была повсюду. Охваченная необъяснимым страхом, Вера везде включила свет, не оставляя нигде темных мест. Ей было по-детски страшно и так сильно хотелось спрятаться у кого-нибудь в объятиях, обещающих защиту, опору, любовь.

И еще этот дневник…

Вера не знала, куда ей деться. Нетрезво она ступала на ноги, опираясь руками о стены и шатаясь. Снова она подумала, что бредит и что все-таки это неправда, неправда, неправда…

Гонимая страхом и отчаянием, тоской и одиночеством, она зашла в ванную комнату. Набрав ванну горячей водой, она сняла с себя юбку, но оставила рубашку. Так она залезла в воду, аккуратно и неторопливо, чтобы не выплеснуть ее через края.

Все ее тело покрылось мурашками, даже лицо. Вера напрасно считала, что здесь она будет в безопасности, ведь навязчивые мысли не остались за дверью этой комнаты.

Перед глазами Вера видела, как Катя жирно выделяет ручкой каждое слово, будто вкладывая в него всю свою ненависть. Как она презренно фыркает, вспоминая о матери, как она злится, бьется в истерике. Но как она сардонически улыбается, завершая текст предложением: «Лучше бы она умерла».

У Веры вновь заныло сердце. Она схватилась за края ванны и, зажмурившись, полностью погрузилась в воду. Сначала она инстинктивно задержала дыхание, но потом попыталась вздохнуть. Она сразу же вынырнула, откашливаясь.

Вода выплеснулась на пол.

Когда Вера смогла нормально дышать, продолжая чувствовать боль в носу, она стала лихорадочно думать о другом пути сделать это. Что именно, она сама смутно осознавала.

Вера даже вылезла из ванны, чтобы найти подходящую вещицу. Вода стекала по ней, особенно градом она лилась с потяжелевшей рубашки, которая плотно прилипла к ее мокрому телу, и с волос.

Схватив бритву, Вера вернулась в воду, и очень долго смотрела на этот устрашающий предмет, который должен был ей помочь.

Помочь в чем?

Вера не решалась даже ответить себе на то, что собиралась сделать.

– Лучше бы я умерла, лучше бы я умерла, – бормотала она, не в силах забыть ту строчку. Она вдруг почувствовала вину перед дочерью, что заставила ее написать такие жестокие слова. Может, если бы она вела себя иначе, то и отношения между ними сложились бы по-другому?

– Если тебе так хотелось… если тебе так хочется, – и Вера, стиснув зубы, прижала лезвие к запястью. Задержав дыхание, она резко дернула рукой в сторону. Она не почувствовала явной боли, но само действие привело ее в такой ужас, что она закричала и едва не расплакалась. Но потом, словно зараженная, не могла уже остановиться, пока вовсе не потеряла сознание.


Когда Вера открыла глаза, она не сразу поняла, что все еще лежит в ванне. Комната была залита каким-то пурпурным оттенком, как будто стены и потолок отражали кровь. Вера не успела оценить свое самочувствие, потому что внимание ее привлек скрип двери. Она повернула голову в сторону и увидела Катю: она стояла, сердито скрестив руки на груди, и укоризненно смотрела на лежащую в воде мать.

– Ну, и что ты там лежишь?

Вера сразу же выпрямилась, готова тут же выползти из ванны.

– Мне, вообще-то, уже пора.

Голос дочери звучал как-то отдаленно, будто она находилась не рядом с Верой, а где-то в подъезде.

Катя исчезла, а Вера незамедлительно последовала за ней (не забыв, однако, надеть перед этим юбку, лежащую возле раковины).

Мокрая, она шла к выходу из квартиры, потому что дверь была настежь открыта. Не закрыв ее и при выходе, она направилась к лестнице, так как заметила поднимающуюся по ней дочь.

– Катя! Подожди меня! Не надо так быстро!

Но та поднималась такой скоростью, будто спешила на автобус.

Вера замерзла, ей было тяжело из-за мокрых волос и рубашки, да и само тело, особенно руки и ноги, никак не обсыхали. Как будто она все еще находилась в воде.

По пути наверх Вера недоуменно оглядывалась по сторонам. Она что-то не припоминала этих стен, не бледно-зеленых, а ядовито-желтых, не припоминала номеров этих квартир и деревянные двери. Разве это ее подъезд?

И сам дом казался бесконечным. Они все поднимались и поднимались, но никак не могли достигнуть конечного этажа.

Вера отвлеклась и совсем упустила дочь из виду. В один момент она вообще исчезла, и это заставило Веру ускориться.

В конце концов, Вера достигла выхода на крышу. Она выбежала, и ее чуть не сбил с ног порывистый ветер, бьющий сильными толчками. Раздираемая страхом, Вера бросилась вперед, затем к другой стороне крыши.

Но она тут же застыла, едва увидев стоящую на краю крыши Катю. Ее густые рыжие волосы развивались на ветру, юбка надувалась. Руки ее были разведены в стороны, как будто она встречала друга.

– Катя, – окликнула ее Вера осторожно, чтобы не спугнуть. Но голос ее смешался с воем ветра, и она позвала дочь снова. – Катя! Катя, что ты там делаешь?

Дочь медленно повернула к ней голову, оставив корпус неподвижным.

– А тебе-то что?

– К-как что… – Запиналась Вера, подступая к ней мелкими шажками. – Я же… я… Катя, с-спустись, пожалуйста, не надо…

– А почему нет? – Она засмеялась, закинув голову назад. Вера с ужасом смотрела на то, как тело ее пошатывается от ветра, и ей хотелось кинуться к ней и стащить с высокого бордюра. Но что, если она все испортит этим? Что, если это очередные выходки дочери, и Вере просто нужно набраться терпения?

– Катя… Спустись, – повторяла она, но уже без дрожи в голосе, – я прошу.

– Да плевать, что ты там просишь.

Почему-то эта фраза хлестнула кнутом Вере по сердцу, и из глаз ее брызнули слезы.

– Зачем ты так со мной, – она закусила губу, – неужели ты не видишь, кто я? Почему ты не хочешь быть со мной заодно?

Катя не отвечала, понурив голову.

Вера перестала надвигаться.

– Почему ты грубишь, почему издеваешься? Ты несправедлива.

– Я? – Она усмехнулась. – Враньё.

Вера вытирала крупные слезы со щек, заправляла мокрые пряди за уши и не могла понять, почему ее тело не сохнет. Заметив сочащуюся из ее запястья кровь, она испугалась, но у нее не было времени на себя. Как обычно.

– Я же стараюсь быть… я… я стараюсь делать все для тебя, – продолжала она страдальческим голосом. – Ведь у меня никого, кроме тебя, нет.

Спустя пару минут Катя, наконец, обернулась к матери. Вера оторопела: она выглядела такой зрелой! Как будто ей было не семнадцать, а…

– Теперь у тебя вообще никого нет.

И в тот же момент она снова развела руки и, оттолкнувшись от бордюра, упала.


Кажется, она очнулась от собственного крика. Но когда сознание вернулось к ней, она замолчала, пытаясь открыть мокрые от слез глаза. Она слышала чей-то шепот очень близко, чьи-то руки пытались ее успокоить. Вера не понимала спросонья, что происходит, где она находится и кто это склонился над ней.

Сначала в глаза ей бросился белый потолок, дешевая люстра; кровать плотно примыкала к стене – холодной и бетонной. А лежала она в кровати с белым бельем.

Белое, белое, все белое…

«Больница» – ударило Вере в голову, и новый приступ паники охватил ее. Но когда она приподнялась на локтях, то увидела сидящего рядом с ней Никиту. Цвет лица его был таким же, как и все в этой палате – болезненно-бледным , с темными кругами под глазами. Заметив, что она проснулась, Никита встал с кресла и приник к ней.

– Ты в порядке? Все хорошо?

– Нет, – отрывисто ответила Вера, стараясь не смотреть ему в глаза. – Почему я здесь? Что случилось?

– Ты… – Он набрал воздуха в легкие. – Ты только не волнуйся, ладно?

– Это тебе надо волноваться, – Вера сделала жест, которым хотела оттолкнуть его, хотя он и не пробовал к ней наклоняться. – Что ты здесь делаешь? Со мной?

Он помолчал, собираясь с мыслями.

– Я нашел тебя в ванне, вода была… кровавая.

– Что?!

– Ты резала вены. О боже, Катя, – сама эта мысль привела его в ужас, – зачем же ты это сделала!

Вера наблюдала за тем, как он, закрыв лицо руками, подошел к окну и теперь стоял к ней спиной, борясь с эмоциями. Вера только дышала и ничего не могла ответить. Она взглянула на свою перебинтованную руку, и воспоминания потихоньку стали возвращаться в ее отуманенную голову.

Зачем она это сделала, правда? Зачем? У Веры не находилось ни одного разумного ответа. Очередной импульс, которому она не смогла противостоять.

Но она оставила эту проблему, решив разобраться с другой.

– Как ты вошел в мой дом?

И Никита сразу забыл о своих муках. В замешательстве он сложил руки в кулак за спиной и принялся расхаживать из стороны в сторону по палате.

– Как-ты-вошел-в-мой-дом? – Повторила Вера с долгими паузами через каждое слово.

– Только не нервничай, Кать. Тебе нельзя.

– Это тебе было нельзя врываться в мою квартиру! Какое право ты имел?

– Я же не собирался…делать что-то ужасное, Катя!

– Откуда мне знать? Ты чужой человек.

Никита всплеснул руками, но промолчал. Сказать было нечего.

Через минуту, надеясь, что девочка успокоилась, он продолжил:

– Я беспокоился за тебя. За… за маму.

– За маму, – фыркнула Вера, но он не расслышал.

– Я должен был прийти, должен был вас проверить…

– Четырнадцать лет назад! – Прокричала она, и острая боль ударила ей в голову. Она прижалась к подушке, тихонько постанывая, досадуя, что он стоит перед ней и все видит. Ее злость возросла. – Уходи отсюда.

– Дай мне объясниться.

– Врываться в квартиру могут только…только… – Она никак не могла подобрать подходящего слова, а он, воспользовавшись моментом, поспешно заговорил:

– Но послушай. Я бы не стал так делать, сама ситуация заставила.

– Какая еще ситуация? Какие жалкие оправдания…

– Ваши с мамой соседки напротив… Я случайно позвонил к ним, да, забыл, что у вас третья квартира, а не четвертая. Так они сказали, что к вам заходила какая-то незнакомая девочка, которую они прежде не видели. Сказали, что она как вечером пришла, так там и осталась. С ключом, понимаешь? Я… пойми меня, я… я звонил, стучал. Мы втроем пытались позвать хоть кого-ембудь, так вышло, так получилось, что я случайно, да, не смотри на меня так, случайно потянул за ручку, я… боже, ты права, жалкие потуги…

И он, беспомощно взявшись за голову, рухнул на свой стул.

Вера смотрела на него задумчиво. Неужели эти соседки что-то заподозрили? Конечно, им лишь бы найти тему для сплетен!

Вера негодующе завертела головой, представляя, что эти старые девы могли подумать. Ее всегда волновало чужое мнение, особенно сейчас, в такой ситуации.

– Прости меня. – Выдавил Никита, наконец, о котором Вера даже забыла на какое-то время. – Когда я…увидел тебя там, в воде… Пожалуйста, только без упреков и сарказма, умоляю. Я все понял, я… Я ужасен. Знаю.

Вера посмотрела на него, но без жалости. Она пока не могла проникнуть к нему радушными чувствами, рана, не та, что на руке, а там, глубоко внутри ее груди, еще сочилась. Но что-то вроде слабой веры, подобно тусклому лунному свету, пробивающемуся сквозь облака, потихоньку вставало на место холодного презрения. Злость уже не била ее тело дрожью. Она просто смотрела и ждала, что будет дальше.

Он резко поднял голову, будто его ужалила пчела, и спросил, не обращаясь к девушке:

– А где была Вера?

Она инстинктивно сжалась, натягивая одеяло до горла, как будто хотела спрятаться.

– Когда я вошел в квартиру, ее… не было. Кать… где мама?

Вера лежала, буравя взглядом какую-то точку на потолке, с ощущениями человека, загнанного в угол. Она не знала, что сказать, пока воспоминания прошлого вечера вновь не накрыли ее ледяной волной. Вера снова увидела перед глазами те безжалостные строчки, которые посмела вывести ручкой ее собственная дочь, снова содрогнулась от чувств, пережитых накануне происшествия, и поняла, зачем она резала вены.

И впервые за долгие годы Вера почувствовала нестерпимую жалость к самой себе. Теперь, когда она превратилась в подростка, она взглянула на себя со стороны, но глазами уже другой Веры, снова юной и цветущей. Она смотрела на себя, увядшую, одинокую, сутулую, вечно грустную и несчастную, никем не любимую, никем не поддерживаемую. Спазм сдавил ей грудь, и из ее горла невольно вырвалось:

– Она умерла.

Никита вскочил со стула.

– Что?! Что ты сказала?

– Мама умерла, – и она, закрыв лицо руками, повернулась к стене, сдавленно рыдая, уже не обращая никакого внимания на его присутствие. Она будто действительно оплакивала саму себя: до того больно ей было, до того обидно, что она больше не могла сохранять стойкость.

– Как… умерла?.. – Никита насупился, будто услышав что-то нелепое, однако неопровержимое. – Как? Когда?

Но, увидев, как трясутся ее плечи под одеялом, Никита понял, что вопросы его так и останутся без ответов. Да ему они, на самом деле, и не были нужны. Самого факта хватало для того, чтобы с полным опустошением внутри рухнуть обратно на стул и просидеть так в оцепенении хоть целую вечность.

Но такой страстный человек, как Никита, не мог сидеть на месте, не мог молча переживать горе, не мог мириться с неизвестностью. Он снова вскочил на ноги и шагнул вперед к кровати, орошая вопросами:

– Когда это случилось? Почему? Из-за чего? Она чем-то болела? Что же произошло, Катя, почему это случилось, как это случилось?

Но он умолк, когда осознание действительности обрушилось на него: так вот, почему девочка себя так ведет; вот, почему она сделала с собой это.

И, растрогавшись, он бросился к кровати, опустившись на колено, и нежно повернул Веру за плечо к себе. Та не противилась, но скорее от неожиданности. Он увидел ее раскрасневшееся лицо, эту неподдельную скорбь, и сердце его расплавилось. Никита нашел ее больную руку под одеялом, высвободил ее и начал покрывать поцелуями, будто хотел исцелить ее забинтованные раны.

Вера, глубоко пораженная этими действиями, не могла и шелохнуться. Она просто наблюдала за тем, как этот человек, казавшийся ей после развода таким бездушным, раскрывал ей свои чувства.

Каждый страдал по-своему. Но именно это и свело их в ту минуту.

Вера, тронутая поцелуями, заплакала еще сильнее и прильнула к его плечу. Никита крепко обнял ее, лепеча какие-то утешительные слова, гладя ее по голове и плечу.

– Все будет хорошо, все будет хорошо…

И ей хотелось повторить за ним: «Да, все будет хорошо! Да!», настолько она устала от этой безнадежности, на которую, по сути, обрекла себя сама. Все обиды, всю ненависть, все мысли об отмщении, все она оставила позади, за спиной, как будто положила груду ненужных вещей в старый чемодан и сбросила в реку, и та унесла его в неизвестном направлении.

– Забери меня домой, – не отпуская его из объятий, проскулила она, – я не хочу здесь больше оставаться.

– Хорошо, хорошо… Я отвезу тебя. – Он отпрянул от нее, чтобы, видимо, встретиться с доктором, и встал с колен. Вера схватила его за руку и, глядя ему в глаза так жалобно, что у него сжалось сердце, проговорила:

– Я не хочу возвращаться туда.

Вера вдруг осознала, что та Катя, которую она встретила в своем сне, была права – у нее никого не осталось. И если она сейчас вернется в эту пустую и холодную квартиру, она сойдет с ума! Ведь она надеялась, что с наступлением нового утра она вновь обратится в себя прежнюю. Но этого не случилось, а значит, не случится и потом. Она застряла в этом зачарованном мире, и ее некому было поддержать.

Вера готова была снести падение, на которое с трудом решилась.

– Я понимаю, – прошептал он. – Но… куда?

Вера прикусила губу, сдерживая подступающие рыдания. Он не понимает! Не понимает! Она не может вложить в его голову свои мысли, не высказав их прямо. Но как это сложно! Как сложно это сделать!

– Куда-нибудь, – выдавила она, – но только не туда. Не хочу.

Никита растерянно смотрел то на нее, то на ручку двери. Он в самом деле не понимал, что ему делать, но знал, что так просто оставить девочку он не мог.

– Я… надо подумать, – пробормотал он в замешательстве, – надо подумать, Кать… Я обещаю, я…

И он умолк, сам не зная, что обещал.

Вера вздохнула и перевернулась на другой бок, к нему спиной. Было ясно – помощи от него не жди. Катя права, права, права…

– Я вернусь, скоро вернусь, – сказал он и вышел из палаты.

Когда Вера убедилась в том, что осталась одна в палате, она разрыдалась так надрывно и громко, что испугалась саму себя.


Через пару дней ее выписали.

Утром того дня приехал Никита, они прогулялись по двору, а после вернулись в палату.

– Кать, – окликнул он, когда они вошли, – мне…надо с тобой поговорить.

Вера только посмотрела на него. Он понял, что она готова выслушать, но как раз в этот момент уверенность его покинула.

Никита глубоко втянул воздух носом и выдохнул шумно ртом. Еще раз прокрутив мысленно разговор, как он обычно делал, Никита сказал:

– Я редко бываю в этом городе. Ладно, – он виновато опустил глаза, рассматривая ее больничные тапки, которые ей выдала медсестра, – в последний раз я был здесь, кажется, лет пять назад. После развода с мамой я недолго здесь прожил. Завтра вечером я возвращаюсь в Петербург.

Внутри у Веры похолодело. Она невольно вздрогнула, отводя взгляд к окну.

– В Петербург, – эхом повторила она.

– Да.

– Да, ты об этом мечтал… – Проговорила она тихо, видя перед собой его молодой образ, полный воодушевления и радостного предвкушения. Сердце у нее защемило.

Никита замешкал. Порой ее поведение настораживало его: она часто говорила так, словно знала его с рождения или даже дольше.

– И… зачем ты мне говоришь это? – Ее голос предательски дрогнул, и она намеренно закашляла.

Он заломил руки за спиной.

– Я все еще обеспокоен твоей жизнью и тем, кто ее разделяет. Ты можешь не говорить мне, кто твой опекун, но просто скажи, что ты в безопасности.

Вера обхватила себя руками, шагнув вперед к окну, чтобы он видел только ее спину.

– В безопасности, – едва выговорила она.

Никита кивнул как бы самому себе.

– Я знаю, что… очень много времени прошло… и я его упустил. Но, клянусь, Катя, мне бы очень хотелось все изменить. Очень.

– О чем ты? – Вера посмотрела на него через плечо.

Он сжал кулаки, стараясь вернуть уверенность своему виду или хотя бы голосу.

– Я хочу, чтобы ты поехала со мной в Петербург. Хотя бы на летние каникулы.

Это предложение застало ее врасплох. Именно то, чего Вера никак от него не ожидала. Она снова отвернулась от него, вплотную приблизившись к окну, и уперла руки в подоконник. Мысли ее смешались, чувства сотрясали ее ослабленное тело.

Интересно, что бы ответила Катя?

О, эта несносная девчонка без всяких сомнений дала бы твердое согласие! Ни о чем не думая, никого не спрашивая, ни на что не обращая внимания, она бы пустилась в дорогу, окрыленная жаждой приключений.

Но Вера – не Катя.

И что же ответит она?

– Я тебя не тороплю. Я все понимаю, – он урвал ее из раздумий, – поэтому даю тебе время подумать.

Вера все молчала; ее взгляд приковали какие-то старички во дворе, гуляющие по дорожке.

– Я оставлю тебе свой номер телефона, чтобы ты, решив, смогла мне сообщить.

Никита не знал, может ли быть в палате ручка или хотя бы карандаш, поэтому достал собственную маленькую ручку из поясной сумки. Написав номер на одной из салфеток, лежащих на тумбочке у двери, он сказал:

– Вот номер. Пока собирайся. Отвезу тебя домой.

И он вышел из палаты.


Спустя полчаса после того, как они отъехали от больницы, Никита продолжил разговор, который пытался так неуклюже начать.

– Хорошо бы было, конечно, все же навестить психиатра.

– Ты считаешь, я чокнутая? – Спросила она отрывисто.

– Я этого не говорил, – спокойно сказал Никита.

– Но имел в виду.

Никита понял, что допустил ошибку, и теперь не знал, как ее исправить.

– Нет, Катя, конечно, нет. Не хотел тебя обидеть.

– Не надо было, тогда, вообще этого говорить, – процедила она, сердито скрещивая руки на груди и отворачиваясь к окну.

Так Никита понял, что собственноручно лишился возможности наладить с дочерью отношения.

Что касается Никиты, то ему сложно было предложить Вере эту поездку. Он колебался из-за ее непредсказуемого характера; он не знал, какой реакции следует ждать от девочки. Завопит, что он бессовестный? Или гордо вскинет голову, примет самоотверженную позу и самым пафосным тоном, каким только могут разговаривать эти юные защитницы собственных еще неразвитых личностей, откажет ему наотрез.

Но она промолчала. Она вообще ничего не сказала.

И поэтому мысли Никиты в дороге были заняты только этим. Если она согласится, то как их отношения будут развиваться в дальнейшем? И будут ли вообще развиваться? Что, если эта поездка ничего не изменит? Что, если она пожалеет?

А если она так и не согласится?

Однако стоит заметить, что Никита, как бы не противился этому чувству, а все же в глубине души своей, в тех ее чертогах, куда сложно было проникнуть постороннему взору, надеялся, что она примет отрицательное решение. Он думал, будет ли она готова к этому, но о себе-то он подумал? Готов ли он к такому серьезному шагу сейчас, если четырнадцать лет назад путь к ответственности для него был перекрыт?

Человек практичный, варящийся в котле социальных отношений уже доброе количество лет, он был готов принять любое, даже самое тяжкое бремя ответственности. Если оно, конечно, сулила ему сладенькой выгодой в зеленом цвете и крупном валютном размере.

Но только сейчас, столкнувшись с такой проблемой, он понял, какая здесь огромная разница.

Взрослая дочь с характером, который по вкусу можно было бы сравнить с перцем-чили, и развитие собственного бизнеса с большими рисками, казалось, не имели с собой ничего общего. Так было. Пока Никите не пришлось сравнивать.

Оценив ситуацию, в которой оказался, Никита пришел к выводу: ему такую ношу не потянуть.

Но раз он так привык к рискам в бизнесе, почему бы не попробовать и здесь?

Он попробовал, и, как в любом деле, придется ждать.

В то время Вера тоже была в раздумьях. Предложение Никиты было неожиданным. Она была уверена, что очень скоро он опять скроется, и следы его существования зарастут мхом и плесенью. Но то, что он сделал, сконфузило Веру. И колебалась она над ответом в большей степени по той самой причине, по которой Никита сейчас сожалел.

Никита проводил ее до самой двери. Там они распрощались, ни словом не обменявшись по поводу предложения Никиты. И обоим было легче от этого.

Вера вошла в квартиру, когда днем уже овладевали сумерки. Первым делом она прошла на кухню, чтобы выпить воды. Свет пока можно было не включать – закат пылал пурпурным светом, заливающим дома через открытые окна. Вера почувствовала страх, подкрадывающийся к ее душе маленькими шажками, намереваясь в один миг схватить ее в свои цепкие, леденящие нутро объятиями.

Вера стояла у стола с пустым стаканом в руке и смотрела вдаль, на уходящее за горизонт солнце. Скоро совсем стемнеет, и тогда Вера будет обречена на тупую тоску, которая протянется всю ночь – она не сможет уснуть, это определенно.

По крайней мере, у нее будет время хорошенько обдумать предложение Никиты.

Однако презрение к самой себе не отпускало Веру. Только прогнувшись под Никиту, она поняла, насколько малодушна. Ей хотелось оторваться от самой себя и прокричать: «Позор!».

В своих смелых грезах, на которые у Веры хватало хоть сколько-то хитрости, она в мельчайших подробностях представляла себе шумную сцену ее отмщения – как бы она унижала его речами, с каким бы превосходством возвышалась над ним, и как бы жалко выглядел он в свою очередь, моля об отпущении грехов. Ведь он бросил ее, бросил, бросил с дочерью на руках! Но самое страшное, что он сделал – стал счастливым без нее. Уже за это его можно было бы лишить прощения.

Но она поддалась минутной слабости, впрочем, как и обычно, и попалась в собственные сети – и потеряла достоинство. Потеряла!

Да, он все еще находится в заблуждении, что она – это Катя. Но Вере от этого было не легче – она ведь знала правду.

И эта глупая ложь про смерть…

Снедаемая мрачными мыслями, Вера бросилась в гостиную (по совместительству, ее спальню). Какая-то таинственная сила притянула ее в комнату дочери и заставила открыть тот самый ящик, в котором хранился ее личный дневник.

И Вера начала читать.

Она читала жадно, с некоторым остервенением, безжалостно удушая кричащую совесть. Потемневшие глаза Веры молниеносно пробегали по строчкам, то вправо, то влево, то вниз, то снова вверх, то возвращались к предложению, которое она случайно упустила из виду. Губы Веры шевелились, словно она читала проклятия, на лбу выступила испарина, а пальцы дрожали, переворачивая страницы.

Когда Вера прочитала больше половины дневника, ночь вступила в свои права. Ей пришлось встать с пола, на котором она решила расположиться, и включить ночник.

Так, за полтора часа Вера узнала о своей дочери все, что она так и не смогла узнать за четырнадцать лет: ее любимый цвет, фильм, музыкальное предпочтение, к какому актеру она питала страсть, а к какому – неприязнь; что она обожала мармелад, но ненавидела кремовые торты; что она очень хотела сделать себе татуировку на животе и пирсинг в носу (но «эта черепаха» ей ни за что бы этого не позволила); что она любила морозную свежесть и покалывания в пальцах, когда лепишь снежки; любила зеленый чай с молоком и ненавидела крепкий кофе; что она была обманута подругой и опозорена учительницей, которая при всех огласила ее неудовлетворительную оценку по контрольной; что она жутко боялась темноты и всегда оставляла ночник включенным, когда засыпала; что она мечтала о красивой и роскошной жизни в столице страны, но ей «приходилось задыхаться в пыли этого маленького и душного города»; что она любила биологию и точные науки; что она хранила в себе столько неизведанного, а Вера ни разу не попыталась это познать.

Заложив линейку между тех страниц, где она остановилась читать, Вера отложила дневник. Сложив руки в замок на коленях, она закрыла глаза и беззвучно заплакала. Слезы медленно текли по ее щекам, соединяясь на подбородке и падая на большие пальцы. Она поняла свою ошибку, которую совершала ежедневно на протяжении стольких лет, но уже не могла ее исправить. Кати нет. Она исчезла. Исчезла так, как исчезают надежды – незаметно и бесследно.

– Доченька моя, доченька…

Вере самой было странно слышать от себя такие ласковые слова, ведь она никогда, даже в мыслях, не одаривала ими Катю. Для этого просто не было повода. Да и материнского порыва нежности она не ощущала с того самого момента, как Катя научилась с ней переговариваться.

И как же странно было видеть ее со стороны! Девчонка лет семнадцати сидит на полу и содрогается от слез, шепча: « Доченька, доченька!». Бывает ли такое в жизни, в этой удивительной, полной приятных и неприятных сюрпризов, жизни?

Когда слезы высохли на ее зардевшемся лице, Вера снова взяла книгу и случайно пролистнула до самой последней страницы дневника, которая, к удивлению Веры, была заполнена.

Холод прошелся по всему телу Веры, когда она принялась читать:

«Надеюсь, когда-нибудь она найдет этот дневник. Надеюсь, она все прочитает и все узнает. Потому что иначе она ничего не поймет. Мне иногда кажется, что она в какую-то секту попала несколько лет назад, и теперь ходит, как зомби, ничего вокруг не замечая. Или что возраст скрывает, а внешне хорошо сохранилась, потому что ведет себя как бабка столетняя – с этими старомодными взглядами.

Вообще… мне надоело. Осточертело! Как бы я хотела проснуться уже взрослой, и чтобы никакой школы, никаких учителей, экзаменов, мамы! Квартира, работа, свободная жизнь! И кошку бы завела, а то у мамы на все живое и нормальное аллергия ведь!

О да!

Это все, что я хочу!

Проснуться взрослой!»


У Веры помутнело в глазах. Словно в бреду, она поднялась на ноги, невольно роняя книгу, и легла на кровать. Ее тело забилось в лихорадке, а сама она хрипло шептала: «Все ясно, все ясно, все ясно…».

Если ее, Верины, слова, сказанные в канун дня рождения, были услышаны высшими силами, возможно, что и Катины строки пропитались магией.

Но, поняв это, Вера, однако, не облегчила свои проблемы. Да, есть вероятность, что Катя стала взрослой, но Вера по-прежнему не знает, где она находится! Ведь это только догадка, и как подкрепить ее фактами? Не пустится же она в путешествие на поиски дочери, не имея ни малейшего представления, где бы она сейчас могла находиться?

Остается только…

Смирение?

С этой мыслью Вера успокоилась, расслабилась и уснула.


Чьи-то руки встряхнули ее за плечи, и она мгновенно проснулась. Первое, что предстало перед глазами Веры, это нависшее над ней лицо дочери, тусклое в темноте ночи.

– Катя? – Прохрипела она, приподнимаясь на локтях.

– Опять ты храпишь, – прошипела Катя. В темноте Вера не могла разглядеть ее облик, но она казалась прежней семнадцатилетней девочкой, а не зрелой женщиной, как в ее прошлом видении.

– Я не храплю, – прошептала Вера, облизывая губы.

– Не ври.

Вера перевела дыхание.

– Катя, это правда ты?

Катя отпрянула от ее кровати и повторила:

– Перестань храпеть.

Затем она вышла в коридор, а Вера, не теряя ни минуты, бросилась за ней.

– Катя! Подожди!

Вера ворвалась на кухню, но там ее не оказалось. Потом она последовала в ванную, но и там было пусто. Тогда Вера поняла, что Катя, должно быть, скрылась в гостиной.

Дверь не открывалась, и Вере пришлось биться в нее всем телом. В конце концов, Вере удалось выбить дверь и ворваться внутрь, но она не смогла устоять на ногах и упала на колени. Подняв голову, она увидела перед собой тьму, так как ничто не освещало комнату.

Через минуту, пока Вера хоть что-то разглядеть перед собой, стены сотрясли раскаты грома, а затем такая яркая, почти ослепительная, вспышка молнии озарила комнату. И Вера увидела все.

Она увидела, как в углу комнаты повисло бездыханное тело.

«Повесилась», – и кровь ударила Вере в голову. Она вскочила и бросилась к телу, обхватывая его руками и пытаясь приподнять так, чтобы веревка перестала стягивать шею девочки. Но ее тело было таким тяжелым, словно жизнь уже давно его покинула. Она держала мешок с цементом.

Вера рыдала, рычала, злилась, злилась на саму себя, что ей не хватает сил приподнять свою дочь хотя бы немножко. Когда молния вновь осветила комнату, Вера встретилась взглядом с лицом своей дочери – и оно было абсолютно чужим. Это было лицо взрослой женщины, может, даже ровесницы Веры.

Испугавшись этого лица, Вера отпрянула от тела и рухнула на спину, ударившись головой.


В ту секунду она проснулась от очередного удара грома, разорвавшего небеса и выпускающего влагу на землю.

Вера села в кровати, обхватила колени руками и, покачиваясь, тяжело задышала, как будто ее ударили в грудь. Ее сердце билось небыстро, но сжималось так сильно, что Вера боялась, как бы оно не лопнуло.

Значит, все это время она была в беспамятстве. Лишь только гроза была реальной.

И через пару минут после пробуждения Веры молния снова залила своим светом комнату. И Вере показалось, что у окна стоял женский силуэт.

Страх пронзил Веру своим острием. Она вскрикнула и бросилась вон.

Одна лишь мысль пульсировала в ее голове: « Бежать! Бежать из этого дома!». Но куда? На лестничную площадку, оттуда на улицу, утопающую в ливне. А дальше? Дальше?

Кое-как нащупав во всех оставшихся комнатах квартиры выключатели, Вера не оставила ни единого уголка без света. Все еще чувствуя сильную слабость в теле, вызванную паникой, Вера села на колени в коридоре, лихорадочно соображая, что ей делать дальше.

Но решение не заставило себя долго ждать.

Как только очередной удар грома раздался над ее головой, Вера встала на ноги и схватила трубку телефона, примыкающего к стене возле ванной комнаты. Затем она достала из кармана комок салфетки, на которой был написан номер Никиты, и набрала его дрожащим пальцем. Ей показалось, что она ошиблась, раз-другой нажав не на ту цифру. Наконец, на том конце провода послышался хрипловатый от сна голос:

– Алло?..

Вера зажмурилась и истошно прокричала:

– Забери меня отсюда!

– Катя?.. Катя, это ты?

– Забери меня, забери меня сейчас же, сейчас!

И, не в силах больше выносить боль истоптанной гордости, Вера повесила трубку. Потом прислонилась лбом к стене и забила в нее руками, широко раскрыв рот, но не издала ни звука.

Сострадание к самой себе ласково шептало ей на ухо: « У тебя не было выбора. Это не поражение». Но Вера, привыкшая за столько лет к самобичеванию, отвечала твердо: «Это поражение. Поражение позорное, жалкое».

Ее размышления прервались воспоминанием о силуэте, толкнувшем ее на этот безрассудный поступок. И тогда мозг ее принялся с необыкновенной скоростью рисовать различные ужасающие картинки, на которых крупным планом представала эта тень, и Вера, снедаемая страхом, перебралась на кухню, где и решила провести остаток времени в ожидании Никиты.

И хотя она не была уверена, что он не забыл о случившемся и не заснул прежним крепким сном, в глубине души ее теплилась слабая надежда на его отзывчивость, которая и поднимет его на ноги в столь поздний час и скверную погоду.

Но сам Никита не знал, какое из его лучших качеств заставило его вырваться из теплой постели в путь к Вере. Но с этим он не протянул ни минуты. Ее голос встревожил его, проник ему в самое сердце, разбередил каждый нерв в его теле.

Через двадцать минут он уже выехал на дорогу, учащенно моргая, чтобы вновь не впасть в забытье. К счастью, его подбадривало радио; ведущие как раз рассказывали о чем-то забавном, и, хотя Никита не отдавал себе отчет в том, что слушал, он смог хотя бы немного отвлечься от беспокойных мыслей.

Он ехал недолго, учитывая расстояние от центра города и почти до его окраины. Дождь не прекращал, но он не забыл взять зонт, благодаря которому он смог спастись от неистового потока крупных капель.

Никита быстро добрался до нужной ему квартиры. Нажать на звонок хватило лишь одного раза – дверь открылась, не успел он и занервничать.

На пороге стояла Вера. Она взглянула на него лишь украдкой, как бы поздоровавшись, и, развернувшись, поплелась по коридору на кухню.

Никита так же молча вошел, разулся и последовал за ней. Вера уже сидела за столом, сцепив руки в замок и потупив на них взор.

– Что случилось, Катя? – Спросил он срывающимся голосом. – Я пересек полгорода в страхе, что ты здесь умираешь. Только не говори, что тебе просто кошмар приснился.

Вера медленно повернула голову и посмотрела на него таким взглядом, что Никита съежился и пожелал вернуть слова обратно.

– Между прочим, я дала тебе согласие на твое предложение. Но раз уж ты зол…

Никита заметил, что глаза у нее были красными, будто она несколько часов неотрывно смотрела на полыхающее пламя, а лицо бледным, с проглядывающими на нем венками.

– Что случилось, Кать? – Повторил он теперь уже вполголоса и шагнул к ней, садясь перед Верой на колено. – У тебя такой вид… Неужели кошмары мучают?

Вера, поколебавшись, кивнула, но старалась не смотреть ему в глаза. Она все боялась, что он может узнать ее, если их лица будут находиться так близко.

– Я понимаю, почему… – Он опустил голову, подумав, что продолжать говорить об этом невежливо. Вспомнив Веру, он поежился, как будто ее дух коснулся его тела. – Собирай вещи, мы сейчас же уедем.

Вера сразу принялась исполнять указание. Когда Вера ушла, Никита сел на ее место. Осматривая комнату, он не мог воскресить в себе ни одного воспоминания, в котором ему приходилось бывать здесь раньше. Вера лишь раз или два приводила его к матери. Первый это, конечно, день знакомства, а второй…

Но он не смог не вспомнить саму Веру.

Он видел ее перед собой сейчас молодую, свежую, с красивой кожей цвета слоновой кости, а не прокисшего молока, в который он превратился потом, после захвата ее здоровья нервных расстройств, помнил ее улыбку, украшающую ее лицо нечасто, ведь только ему удавалось ее вызывать. Отчетливо он помнил густоту ее длинных волнистых волос каштанового цвета и таких матовых, будто никогда не купавшихся в лучах солнца. Они были именно такими, какие они сейчас у Кати…

Задумавшись, Никита почти не дышал. Новость о смерти Веры произвела на него такое впечатление, что ни о чем другом он в последнее время не думал. Лишь о ней и о Кате…

Он помнил, как они расставались с Верой, помнил тот день, когда их общая жизнь разделилась надвое, помнил те чувства, которые переживал в минуты прощания…

Как давно это было, как давно!

Теперь Никите казалось, будто это вообще происходило не с ними, а с какими-то актерами из какого-то старого фильма, который они, однако, обожали оба. И теперь он пересматривал этот фильм один, и сердце его невольно заныло.

Никита сам по себе был человеком если не романтичным, то, во всяком случае, чувствительным. Он жил не мыслями, а эмоциями. Все происходящее с ним мужчина не обдумывал, а проносил сквозь себя. Возможно, именно такой образ жизни позволил Никите провести столько лет насыщенно, в полном физическом и душевном здравии. Он даже не знал свой фактический возраст, потому как ощущал себя на все двадцать пять.

Конечно, после развода Никита забыл о Вере. Но такое напоминание о ней не смогло оставить сердце мужчины бесстрастным.

Он мучился вопросом, как же эту бедную женщину постигла такая участь в столь раннем возрасте, на который ему, по всей видимости, никто не собирается отвечать. Но он, конечно, добьется разъяснений.

Немало интересно было и то, с кем же теперь живет Катя, и, что самое странное, почему сейчас в квартире лишь она одна?

Конечно, лаконично рассуждал Никита про себя, опекун у нее был – так предусмотрено законом. Но кто же?

Все было так запутанно, так туманно, что Никита, погруженный в раздумья, постоянно встряхивал головой, как бы удивляясь той или иной мысли. В полете размышлений он то и дело натыкался на одно из тех воспоминаний, которые настолько сильно потрясают человеческое сознание, что не хватит и всей жизни до конца искоренить их из головы. Вот Никита вбежал в ванную именно этой квартиры, и застал там умирающее тело девочки, погруженное в алую воду, расплескавшуюся на пол. Вот он извлекает неподвижное мокрое тело, вот уже и он сам весь мокрый, пока выходил из коридора, чтобы приказать своим спутницам, в лицах тех самых сплетниц по соседству, срочно вызвать скорую помощь. Потом он забежал в первую комнату, которую увидел, аккуратно положил мокрое тело на кровать и обтер полотенцем, в которое его и обернул. Паника лишила его возможности соображать точно и быстро, а потому он долго думал, как же остановить кровотечение. Он боялся потратить слишком много времени на поиски бинта, и он решил воспользоваться первой попавшейся вещью. Никита умудрился найти в шкафу с одеждой блузу, от которой пришлось отрезать рукав. Именно этим предметом он и обмотал изувеченную руку и, сжав ее, пристально следил за дыханием девочки. Сам он дышал порывисто, свистяще, плотно сжав зубы так, что на скулах его выступили желваки. Холодный пот струйкой бежал по его виску, щеке, а дальше по шее. Мужчина мысленно считал минуты, за которые должна уже прибыть скорая помощь. Но к тому времени, когда она поспела, он достиг таких цифр, которых, как он всегда думал, вообще не существует в этом мире…

Но внезапно все погасло.

Тогда Никита подумал, что он уснул. Но, на самом деле, погасло все в действительности – с очередным раскатом грома отключилось электричество во всей квартире, а может, и во всем доме.

Не успел мужчина осознать, что произошло, как из другой комнаты раздался чей-то протяжный звонкий крик. Никите показалось, что никогда в своей жизни он не слышал, чтобы кто-то кричал так – словно связки человека натянулись, но не как гитарные струны, а скорее как фортепиано, а сам крик шел глубоко из нутра этого человека. Словом, Никита был поражен и напуган. Он вскочил с места и, задевая все невидимые теперь предметы, побежал на этот звук, явно призывающий на помощь.

Когда Никита ворвался в нужную, как он полагал, комнату, крик прекратился, были слышны лишь жалобные всхлипы.

– Катя? – Он вытянул руки, как слепой, и маленькими шажками продвигался вперед. – Где ты?..

– Здесь, – раздалось бульканье впереди.

Никита уперся в стену, к которой она и прижалась.

– Здесь, – повторила плачущая.

Он опустился на колени, и рука его дотронулась до ее плеча. Он с облегчением выдохнул и сказал:

– Ах, вот ты… вот ты где… Иди ко мне, иди сюда.

Вера не шелохнулась, и он сам притянул ее к себе, успокаивая ее объятиями. Так они сидели несколько минут, пока Никита с легким смешком не произнес:

– Ты напомнила мне маму. Она так же боялась темноты. До ужаса, до слез. Как ты. Но ты не должна бояться, это ведь не человек. Представь теперь, каково живется…

– …слепым людям, – пролепетала Вера, вцепившись в его спину, словно боязливый котенок, которого только что спасли от разъяренных собак.

– Да… – Он отпрянул от нее с острым желанием взглянуть ей в глаза. В тот самый момент вспыхнула затяжная молния, и Никита вздрогнул, когда ему показалось, что перед ним предстало лицо его бывшей жены, Веры. Но разумное объяснение увиденному нашлось сразу же: это, конечно, недосып и сама нервная ситуация в целом повлияла на него таким образом. К тому же, в темноте многое может померещиться…

Девочка же глубоко вздохнула и сказала сорванным голосом:

– Надо найти свечки.

Только тогда он вспомнил о существовании телефона.

– Не надо, у меня есть фонарик на телефоне, – и он посмеялся.

– Хорошо, – спокойно сказала Вера, вставая на ноги, не без его помощи, – он поможет найти свечи.

После того, как желанные Верой предметы были найдены, они расположились на кухне. Сев за столом друг против друга, они зажгли длинную тонкую свечку и поставили ее посередине стола. Теперь их лица освещал теплый свет маленького огонька, танцующего от легких дуновений воздуха, выдыхаемых Никитой и Верой. Они сидели, сложа руки в замок на столе, и смотрели на свечу: Никита наблюдал за медленно стекающей каплей расплавленного воздуха, а Вера – за тем, как менялась форма маленького язычка пламени.

По окну барабанил надоедливый дождь. Лишь только гром успокаивался, и теперь его раскаты постепенно отдалялись. Молния больше не сверкала.

– В принципе, – заговорил Никита вполголоса, – через три часа утро. Еще недолго осталось переждать, а свет могут дать еще раньше.

– Или позже, – вздохнула Вера.

Никита проигнорировал ее пессимистичное замечание. Он обратил внимание на их уродливые тени на стене и, прищурившись, стал разглядывать нос своей тени. Вера подхватила его взгляд. Она бы наверняка испугалась, если бы не выражение лица Никита, убеждающее, что ничего страшного он не увидел. И все же она решила узнать, что его так привлекло.

– Тени.

Вера посмотрела на их силуэты, но не почувствовала того интереса, что вспыхнул у мужчины. «Мальчишкой был и останется», – подумала она, и ей захотелось улыбнуться.

Но вскоре Никита отвлекся от наблюдения за самим собой, и перевел взгляд на Веру. Она этого не заметила, поскольку сама потупила взор на свечи и, видимо, глубоко задумалась. Это было на руку Никите, ведь она, сама того не ведая, предоставила ему возможность понаблюдать за ней.

Как красиво ложились свет и тени на это не безупречное, но столь выразительное лицо. Наморщенные брови и сложенные в тонкую нить губы придавали ему недетскую серьезность. Но выбившиеся из растрепанной косы, покоящейся на спине обладательницы, прядки волос освежали ее лицо, придавали ему девичьей чувствительности, нежности. Никита отметил про себя, как гармонично сочетались в этом лице и юность, и зрелость.

В груди мужчины что-то всколыхнулось, у него дернулась рука, как будто он хотел что-то схватить, и так было на самом деле. Рука его невольно коснулась ее пальцев, из-за чего девушка вздрогнула и взглянула на Никиту удивленно. Однако руки не отняла.

Это прикосновение подействовало на Веру не так, как мог бы подумать Никита.

Он лишь хотел завладеть ее вниманием, развеять ее угрюмую задумчивость.

Однако Вера, отвыкшая от всякой близости с Никитой (да и с любыми мужчинами вообще), вся похолодела. Она усмотрела в этом невинном поступке что-то более глубокое, многозначительное. Что бы, между прочим, сделала всякая женщина.

Наконец, она осмелилась посмотреть ему в глаза. И она опьянела от девичьих фантазий, не так давно воцарившихся у нее в голове.

– Ты так похожа на маму! – Тихо воскликнул Никита, изучая каждую черточку лица девочки. – Просто копия, просто вылитая!

Ей хотелось сказать: «Не смотри на меня так», но в то же время это было единственное, чего ей так сильно хотелось. Чтобы он снова смотрел на нее так, как в былые времена, когда любовь их только зарождалась… Если таковая вообще была.

В смятении Вера опустила глаза. Она чувствовала тепло его большой ладони, накрывшей ее маленькую руку, и не смела даже шелохнуться.

– Как же так получилось, Катя… – Шептал он, будто не обращаясь к ней вовсе. – Как же мама… как же она…

Вера посмотрела ему в глаза, дрожащими губами произнося:

– От такой жизни кто угодно сляжет.

Никита принял меткий укор в ее словах и тотчас же убрал руку, положив ее на запястье своей другой руки.

– Ты винишь во всем меня, – изрек он после недолгого молчания.

Вера не могла возразить, поскольку с того самого момента, когда пути их разошлись, во всех своих неудачах она действительно винила Никиту.

Сам же Никита, как бы внимателен он ни был к собственной совести, не мог окончательно согласиться со столь категоричным и, смел он считать, жестким мнением. Она стоит на позиции матери и это вполне естественно. Но ведь она многого, многого не знает! Девочка сама не понимает, что, будучи уверенной в истинности своих умозаключений, очень даже заблуждается! Ей следовало бы во всем разобраться, прежде чем выносить приговоры.

Но в то же время Никита ясно понимал, что бросать вызов раненому может только самый подлый человек. И пока что он играл в смирение, именно играл.

– Ты, наверное, думаешь, что я бросил вас.

– А как это еще объяснить? – Встрепенулась Вера.

– Я бы мог объяснить иначе, – произнес он сдержанно.

– Правда? И как? – Глаза ее сузились.

Никита поерзал на стуле, шумно вдыхая воздух и осторожно выдыхая, дабы не затушить огонь свечи.

Где-то вдали послышался рокот грома.

Когда Никита понял, что минута его молчания затянулась, то ответил уклончиво:

– На то были свои причины.

– И какие же? – Допытывала Вера, чувствуя, что час отмщения, которого она так долго ждала, настал. Никита загнан в угол, и, словно только что оперившийся птенец, не мог покинуть своего заточения в виду своей слабости.

– Катя, – вздохнул он опять, – взрослые люди часто расстаются по причинам, непонятным детям, ведь…

– Так а я и не ребенок, – отрезала она сухо. – Что ж, ты обещал объяснить, так потрудись.

Казалось, что нужные слова уже вертелись на языке Никиты, но он почему-то отпирался от них.

– Кать, я бы не хотел говорить об этом сейчас, мне кажется, это не очень подходящее время…

Она понимала, что он имеет в виду не эту самую ночь и не этот самый момент.

– Нет! Нельзя найти времени более подходящего, чем сейчас.

– Но…

– Говори же. Или тебе, на самом-то деле, нечего сказать и ты пытался переменить мой настрой? Как это низко, это низко!

– Хорошо, – сорвался он, ударив ладонью по столу, тем самым осаждая возбужденную Веру, – я скажу тебе правду, но, Бог видел, я держался! Твоя мать, Катя, потеряла рассудок в одночасье, и более терпеть ее выходок я не мог. Ну, как тебе такая правда? А ведь она единственная.

Вера, будто ударенная по лицу, сидела понуро. Рот ее все еще был приоткрытым, так как готовился к продолжительному спору, но теперь в этом не было нужды. В разговоре как таковом теперь уж не было нужды. Ни в чем не было нужды…

Никита высказался, и стоит отдать ему справедливость – Вера сама подвигла его на это.

К счастью, Никита не отдался порыву полностью, а потому молчал, считая, что и так зашел слишком далеко. Ему казалось, что своей речью он оскорбил память о Вере, хотя на самом деле лишь желал усмирить Катю (и слегка ей досадить).

Тем временем дождь прекратился. Свеча переставала гореть, а в комнате было уже не так темно – занимался рассвет, хоть и спрятанный грозовыми тучами. Утро и без солнца приводит за собою свет.

Через некоторое время включилось электричество; на кухне вспыхнула лампочка. Привыкшие к темноте и пламени свечи, Никита и Вера заморгали, пытаясь справиться с резью в глазах.

Оба не двигались с мест.

Никита боялся, что одним лишь бездумным высказыванием изменил весь ход событий. Теперь ждать от девочки благосклонности было бы слишком наивно и даже нагло. И все же он надеялся на ее снисходительность…

Вера же поднялась со стула и сказала с бесстрастностью кассирши, прощающейся с покупателями:

– Мне надо собрать вещи.

Через секунду она удалилась, а Никита, закрыв глаза от облегчения, потушил свечу.


Вера пришла к выводу, что лучше собрать вещи Кати, нежели собственные. После этого странного разговора с Никитой ей в голову ударила неожиданная, будоражащая кровь мысль о том, что нужно начать жить иначе.

Собирая Катины вещи, Вера думала, как ей удалось не разрыдаться сейчас. Она была уверена, что ее охватит такая жгучая обида, что она не сдержит чувства. Однако тело ее было спокойным, в горле ничего не клокотало, сердце билось ровно, а сознание было ясным.

Но не думать ни о чем, особенно после сказанных Никитой слов, Вера не могла. Мысли не были ей подвластны, а потому врывались, как нежданные гости, в ее голову без разрешения.

«Я заставлю его пожалеть», – пульсировало у нее в мозгу. Но само понимание этой мысли было так размыто, что Вера просто тупо повторяла ее вслух: «Он пожалеет, пожалеет, пожалеет…».

О чем?

О том, что признался, в чем причина его ухода?

Или пожалеет о самом уходе?

Здравый смысл подсказывал Вере, что все это глупо и несерьезно. Продолжать быть узницей подлых желаний об отмщении может только самая отчаянная и падшая женщина. Но Вера не должна причислять себя к числу подобных. Особенно сейчас, когда ее жизнь так круто изменилась. Что, если куда разумнее было бы оставить ту жизнь, в которой она пребывала еще несколько дней назад, будучи тридцатидевятилетней, и начать жить так, как это делала бы новая Вера, семнадцатилетняя?

В тот момент, когда Никита выпалил те обжигающие сердце слова, Вера почувствовала, как внутри нее разверзлась пропасть. Сейчас, когда прошло уже некоторое время, она ощущала, как все скопившееся у нее на душе за все годы ее страданий полетело в ту самую пропасть.

И новое ощущение, уже давно ей неведомое, поселилось внутри Веры – легкость.

Механически складывая необходимые ей для поездки (а может, и для новой жизни, которую она теперь планировала начать) вещи, Вера заметила, как задрожали ее руки. Но это было отнюдь не действие открывшихся в ней чувств, а скорее страшного голода, который она игнорировала такое долгое время. Организм ее ослабел, но отчаянно требовал подкрепления. Вера нашла в себе силы закончить сборы (она, конечно, не забыла дневник Кати) и выйти к Никите.

Никита, услышав ее шаги, встал изо стола и посмотрел на нее не дыша, в ожидании конфликта. Но Вера смотрела на него невозмутимо, держа в руках сумки.

– Готова? – Спросил он осипшим голосом.

Она кивнула. Когда девушка хотела было сообщить о том, как сильно хочет есть, Никита сказал:

– Давай заедем позавтракать куда-нибудь.

– А мы успеем купить мне билет? – Вдруг вспомнила Вера.

– Об этом не беспокойся, – уклончиво ответил он.

Билет Вере уже был куплен. Изначально он, правда, принадлежал не ей, а той самой женщине, с которой он сидел в кафе в день их с Верой первой встречи. Никита был уверен, что его спутница непременно согласится поехать с ним в Петербург, однако после случившегося она посоветовала ему забыть даже ее имя. К слову, ее требование он выполнил без труда.

Когда они вышли из квартиры, Вера закрывала дверь на ключ, и в этот же самый момент из своей обители вышли те самые любопытные соседки. Теперь они уже не скрывали своего наглого интереса, открыто окидывая их оценивающим взглядом. Никите такая вольность показалась хоть и невежливой, но все же внимания он им не уделил. А вот у Веры вспотели ладони, пока она закрывала дверь. Она чувствовала, как две пары глаз сверлят ее спину, и щеки ее вспыхнули из-за негодования.

Но потом она выпрямилась, словно услышав чей-то приказ в голове, и, развернувшись, вызывающе вздернула подбородок, взяла Никиту под локоть и кивнула на лестницу. Пока они спускались по лестнице, Вера все не отрывала того взгляда от двух ошеломленных женщин, какой еще никогда не носила на своем лице. Это придало ей той уверенности, которой ей так не хватало, и она даже улыбнулась, обнажая зубы, двум сплетницам, едва сдерживая триумфальный смех.

Начало перемен новой Веры было положено в тот самый момент.

После того, как они позавтракали в одном кафе, они заехали в гостиницу, в которой пришлось поселиться Никите на некоторое время. Квартиру он, оказывается, уже давно продал, а в город приехал якобы «по работе». Вере было неприятно это слышать, так как она знала, что когда-то они вместе разделяли ту квартиру. И кому же она теперь принадлежит?

Наконец, окончательно собравшись, они отправились на вокзал.

Вера почувствовала, как снова проголодалась. Она невольно сравнила свой теперешний организм с еще вчерашним взрослым: одного полноценного приема пищи ей могло хватить до позднего вечера или вообще до следующего утра, иногда ей хватало пить один лишь чай на протяжении всего дня. Сейчас же она чувствовала, с какой молниеносной быстротой заработал ее обмен веществ. И это был не легкий голод, когда хочется «перекусить чего-нибудь», это было неприятное ощущение зияющей пустоты в желудке, заставляющее думать о целом шведском столе.

Вера старалась занять свои мысли о грядущей поездке, которая сейчас представлялась ей более радостной, чем прежде. В конце концов, она заслужила отдых. Когда она брала отпуск на своей, пусть и не такой сложной, работе? Иногда она находила возможность выходить за чужую смену, дабы увеличить свой заработок, несмотря на то, что процент был ничтожным.

– До поезда еще два часа. – Сказал Никита, взглянув на наручные часы; они уже покинули такси, забрав свой багаж. – Пойдем посидим. Ты голодна?

Она отрицательно покачала головой, задержав дыхание, чтобы задержать урчание в желудке. Почему-то ей было стыдно и неловко признаваться в этом.

Они зашли в здание вокзала, затем расположились на свободном ряду, поставив сумки возле ног. Вера осматривалась по сторонам, прикидывая, как долго она не была здесь. Последняя ее дорога была в Новокузнецк на похороны тетки. Тогда она лишилась последнего самого близкого родственника, потому как с дальними по крови она не имела никаких контактов.

В здании так же был телевизор, который смотрели в большей степени из-за скуки, вызванной тягостным ожиданием отъезда. Вера тоже не знала, чем заняться, поэтому и смотрела бездумно в экран настенного телевизора. Шла какая-то передача про здоровье, и Вера особо не отдала себе отчет в том, что видела.

Никита все ерзал на стуле, перекидывал ногу на ногу, вздыхал, сотню раз смотрел в телефон, и, не находя там ничего интересного, раздраженно фыркал. Увидев киоск, где продавали кофе и сладости, он слегка приободрился и, поднявшись, сказал:

– Возьму-ка себе стаканчик капучино. Ты хочешь? Ах, – не успела она ответить, махнул он рукой, – ты же не пьешь кофе. Но, может, чай?

– Не надо.

Когда он отошел, чья-то рука коснулась плеча Веры. Она испуганно вздрогнула и воззрилась на ее обладателя.

Это была полная женщина с проницательным взглядом черных глаз, обрамленных густыми ресницами, с кустистыми черными бровями, крупной родинкой на подбородке и пигментными пятнами на щеках. Одета она была в цветастую блузу с широкими рукавами, пеструю, длинную юбку с воланами. На груди у нее красовались золотые украшения, в ушах несколько колец, на запястьях – браслеты, на пальцах – кольца.

«Цыганка», – промелькнуло у Веры в голове, и она инстинктивно сжалась.

– Позолоти ручку, красавица, – произнесла она голосом, так сильно контрастирующим с ее внешним видом. Казалось, будто этот высокий мелодичный голос на самом деле принадлежал какой-нибудь оперной певице, но не женщине средних лет с такими болезненными мешками под глазами.

– У меня нет денег, – Вера попятилась.

– Но ты же добралась сюда как-то, – она продолжала таинственно улыбаться, демонстрируя свои неровные зубы (и один золотой). – Или пешком дошла с такими сумками, а?

У нее была та самая волнообразная интонация, по которой в ней можно было узнать цыганку даже слепому. Этот же голос так легко вводил человека в транс, заставляя его делать все, что заблагорассудится его коварной обладательнице. Вера об этом знала, но страх поддаться чарам этой женщины, взявшейся словно бы ниоткуда, был силен.

– Ничего не дам, – ответила Вера чуть тверже и даже сдвинула брови. Однако это не подействовало на цыганку, и она продолжила добиваться своего.

– Подай, – умоляла она, – ты же знаешь, как тяжело растить дочь одной.

Сердце Веры упало, сама она похолодела, глядя цыганке прямо в глаза.

– Что вы сказали?

Поняв, что не ошиблась, женщина раскатисто засмеялась.

– Все ты прекрасно слышала, моя милая! Ну? – И она протянула руку.

Вера посмотрела на нее, но смогла побороть внезапное желание отдать ей все, что находилось в ее личной сумке, вовремя поняв, что это обыкновенная цыганская уловка. Она не позволит себя обмануть!

– Нет. Ничего вы не получите. Отстаньте от меня.

Тогда же цыганка, смахнув толстую копну спутанных черных, как вороново крыло, волос с плеча, насупилась и поднялась с места.

– Дочь ты свою не найдешь.

Задохнувшись, Вера тоже вскочила с места.

– Где она, где моя дочь?

Цыганка опять расхохоталась.

– Она далеко, там, где редко светит солнце, а землю омывают ледяные ливни.

Этого было достаточно, чтобы Вера отыскала в карманах своей юбки бумажные банкноты и буквально впихнула их цыганке, уже сама моля:

– Скажи, где она, скажи мне!

Схватив деньги, цыганка, победно прищурив черные глаза, сказала вкрадчиво:

– А она не дочь тебе уже. Ты сама теперь ей как дочь.

Не успела Вера спохватиться, как ее окликнул Никита. Повернувшись, она увидела его настороженный взгляд.

– С кем ты разговаривала?

Вера повернулась, чтобы указать на цыганку, но та вдруг исчезла. Причем ее не было в зале вообще: Вера все оглядывалась по сторонам, пытаясь зацепиться глазами хотя бы за знакомую фигуру, но тщетно. Испарилась!

– Да так… ни с кем.

Никита молча сел на место, довольно мурлыча: «Отличный, однако, кофе здесь!». Вера тоже села, на какое-то время оцепенев. Она даже не думала ни о чем, хотя после происшедшего это было бы неизбежно.

Но странная пустота разверзлась в ее голове, и она, потупив взор на противоположном свободном сидении, угрюмо молчала. Никита же, наслаждаясь кофе, не отвлекал ее и решил последовать примеру остальных – уставиться на экран телевизора.

Заметив, что Вера сидит, сложив пальцы в замок на коленях, и смотрит в одну точку немигающими глазами, он удивленно воскликнул:

– У тебя что, нет телефона?

Вера содрогнулась, словно разбуженная, и недоумевающе воззрилась на мужчину. Он повторил вопрос.

– А, есть… – Рассеянно ответила она, приникая к своей сумке и доставая оттуда старенькую модель «Самсунга» с кнопками, которые в настоящее время популярны лишь среди людей преклонного возраста. И Веры.

Никита подавился смешком.

– Что ж это такое? Неужели… мамин мужчина, – он не знал, как назвать этого таинственного человека, к которому, по всей видимости, дочь относилась с любовью, – не мог тебе подарить хороший телефон?

– А этот телефон и не плохой, – вскинулась Вера, – и вообще, причем здесь мамин мужчина?

Понимая, что еще одна малейшая искра способна воспламенить ссору, Никита капитулировал. Так будет лучше для спокойствия обоих.

– Ни при чем, – сказал он сдержанно. – Забудь. У меня есть наушники, может, послушаешь музыку на моем телефоне?

Вера хотела уже было отказаться, но на секунду замешкала. Ей необходимо было отвлечься от мыслей о случившемся еще пару минут назад. Может быть, музыка поможет ей в этом?

В конце концов, Вера согласилась на его предложение, и взяла в руки последнюю модель белоснежного «айфона». «Нимало не удивлена», – подумала она с усмешкой, вставляя наушники в уши.

Она не знала, как пользоваться этим «навороченным гаджетом», как она обычно выражалась, наблюдая за современной молодежью и их увлечениями. Никита помог ей во всем разобраться, но Вера все еще с осторожностью водила пальцем по экрану, вздрагивая при всякой отдаче телефона на ее действия. У Никиты уже был готовый сборник любимых песен, и Вера, явно не способная укротить данное устройство, решила слушать то, что было.

К счастью, она смогла найти то, что более-менее ласкало слух, а не вызывало кровотечение из ушей, как она обычно сравнивала ощущения от прослушивания популярной в настоящее время музыки.

Это было произведение итальянского композитора Людовико Эйнауди «In a Time Lapse». Расслабившись, Вера вытянула ноги и слегка откинула голову назад. Вера знала, что Никита всегда хотел научиться играть на рояле, но, к сожалению, был исключен из музыкальной школы за плохое поведение. А испытывать судьбу очередной раз он не захотел. Именно не захотел, потому как, это уже известная черта его характера, Никита вступал в схватку с жизнью смело, даже вызывающе, и дерзко парировал всем ее издевкам, в итоге оставаясь победителем. Очевидно, он избрал другой путь, который вызвал его страсть и любовь в одночасье, поэтому давняя мечта об игре на столь прекрасном инструменте была отвергнута и позабыта. Хотя навряд ли он не вспоминает о былой одержимости, когда прослушивает композиции, исполненные на фортепиано.

Музыка понравилась Вере с первых секунд. Сначала она расплылась в довольной улыбке, бессознательно наслаждаясь мелодией, но затем проснулось ее воображение, которое так же не могло остаться равнодушным. Оно начало рисовать ей различные картины – сначала радужные, пестрые, приятно волнующие душу. Но потом эти картины закружились в вихре, разнеслись по свинцовому небу ее сознания и отдались во власть грозовому смерчу.

Фантазия ее создавала сюжет для произведения, которое она сейчас слушала.

И Вера представляла: она представляла, какой была бы сейчас жизнь, если бы она вела себя с дочерью по-другому. И важна не вся их совместная жизнь, а хотя бы те последние деньки, когда все было как обычно. Может, если бы она чаще улыбалась дочери, разговаривала с ней ласково, а не сухо и отстраненно, если бы она попыталась к ней подступиться, может, даже поговорить, если бы пригласила ее в какое-нибудь кафе, нарочно взяла бы выходной, сводила бы ее в кино, все было бы иначе? Совсем иначе?

Чувство вины бременем осело на ее душу, и она, согнувшись пополам от этой тяжести, заплакала.

Никита не сразу заметил резкую перемену в ее настроении. Услышав всхлипывания, он сел перед ней на колени и взял ее за руки.

– Катя? Катя, что с тобой? Что такое?

Конечно, глупо было ожидать от нее ответа, но его пугало ее состояние. Вера извлекла свои руки из его рук, вытерла вспыхнувшее от стыда лицо и проворчала:

– Я в порядке.

Придя к выводу, что девочка не смогла окончательно оправиться после смерти матери, Никита терпеливо вздохнул и сказал:

– Я не буду выпытывать. Ох, – он украдкой посмотрел на табло, – через час прибудет поезд. Пойдем-ка сразу на перрон.

Вера отдала ему телефон и наушники. Подобрав свои сумки, она потрусила за широко шагающим к выходу Никитой.


– Купе?

– А ты что, думала, я заставлю тебя тесниться в плацкарте?

Никита, посмеиваясь наивности дочери, открыл дверцу и позволил ей войти первой в их ложу.

– И какие места?

– Нижнее и верхнее

– Как хорошо, – облегченно выдохнула Вера, кладя сумки на белоснежную койку.

После того, как они расположились, они постелили белье и достали необходимые вещи из сумок, чтобы, в случае чего, не беспокоить соседей, которых пока что не было.

– Пока никто не пришел, – Никита подошел к двери, – переоденься и, как поезд тронется, сходим в вагон-ресторан. Ты, наверное, проголодалась?

Вера кротко кивнула, не в силах даже описать, как терзал ее желудок уже несколько часов подряд.

– Я пока выйду позвонить по делам. Переодевайся.

Никита вышел. Вера выждала пару минут, а затем раскрыла сумку с Катиной одеждой. Выбор ее пал на желтое, как лепестки подсолнуха, платье – цвет, который так радовал глаза дочери и так раздражал глаза матери. Однако, желая полностью обратиться в Катю, Вера переступила через собственные вкусы и взяла это платье с собой. А сейчас она его наденет…

Вера уже сняла с себя рубашку, как вдруг обратила внимание на окно. Задернув однотонные шторки малинового цвета, Вера с опаской взглянула на дверь. Никита не посмеет войти без спроса, тем более, у него был какой-то важный телефонный разговор. А что это она вдруг зарделась, покрылась мурашками?

Ах, ей интересно ее новое (а фактически – старое) тело.

К сожалению, у нее не было большого зеркало, через которое она могла бы хорошенько себя разглядеть. Но для чего же ей руки?

Сначала Вера положила руку на правое покатое плечо, а потом подключила другую руку, которой нащупала свой плоский живот. Ребра уже не выпирали, равно как и бедра. Живот был мягкий, но не рыхлый, без лишнего жирка. Грудь по-прежнему маленькая, но уже вполне сформировавшаяся. Вера не знала, и не помнила, как выглядело ее тело со стороны, но на ощупь оно ей очень даже нравилось. Оно было здоровым, еще находящимся в развитии, а не болезненно истощенным, слабым, жалким, каким было до ее возвращения в подростка. Ее тело было живым.

Дотронувшись до едва выпирающих ключиц, Вера стыдливо засмеялась.

– Господи, как нелепо я, должно быть, выгляжу сейчас!

Внезапно она услышала скрип двери и, вскрикнув, схватила рубашку, чтобы прикрыться ею. Зашедший понял, в чем дело и, пробурчав извинения, тут же вышел. Вера быстро напялила на себя платье.

Это был не Никита. Но кто же? Кто-то ошибся купе? Или же это, наконец, пожаловали их с Никитой соседи? Но где же, спрашивается, был Никита?! Ведь он прекрасно знал, что Вера переодевается и может быть застигнута совершенно нагой!

Позабыв о том человеке, который помешал ей до конца изучить свое обновленное тело, Вера сжала руки в кулачки и зло открыла дверь, собираясь напасть на Никиту словно дикая разъяренная кошка.

В коридоре, у окна, она увидела Никиту, весело болтающего с каким-то мужчиной, чьего лица она не видела, только спину. Заметив Веру, и ее рассерженный взгляд, Никита бросился к ней.

– Что-то случилось?

– Да! – Она топнула ногой. Дождавшись, когда Никита подойдет к ней настолько близко, что посторонний человек не сможет услышать их разговора, она процедила. – Пока я переодевалась, кто-то вошел в купе!

Никита нахмурился, но выражение его лица давало понять, что он догадывался, кто бы это мог быть. Он повернулся в сторону своего приятеля, а тот вопросительно кивнул ему. Тогда все трое обратили внимание на открывшуюся дверь тамбура, из которого вышел высокий молодой человек. Тот невозмутимо встретил эту тройку глаз, и произнес недоуменно:

– Что?

– Ты что ж творишь, негодяй? – Произнес приятель Никиты шутливо-сердитым тоном, каким обычно обращаются к горячо любимым детям, которых не хочется обижать, но приличия ради следует пожурить.

Парень развел руками, а в его пустых глазах, наконец, заплясали чертики.

– Да я ж нечаянно.

Отец его безнадежно покачал головой. Было понятно, что дальнейших действий с его стороны можно было не ждать.

– Он что, видел тебя голой, что ли? – Вспыхнул Никита, взяв Веру за плечо.

– Да н… Да не знаю! – Вера задохнулась от смущения, чувствуя, как теперь все внимание приковалось к ней.

– Сергей, – Никита метнул в друга многозначительный взгляд, которого было вполне достаточно, чтобы заставить мужчину воздействовать на сына. Тот уже собрался выполнять указание, как вдруг парень сам решил все уладить:

– Послушайте, я не знал, что или кто находится в купе, – он говорил негромко, но так, чтобы его было хорошо слышно, – перед девушкой я извиняюсь, если мое внезапное появление ее сильно задело. Хотя, позвольте заметить, испуганной она мне не показалась. А теперь разрешите расположиться, это, как-никак, и мое купе тоже. Отец, – осадил он его прежде, чем тот открыл рот, а потом, взяв сумки, стоявшие рядом с дверью, он вошел в купе.

Тройня обескураженно молчала. Лишь Вера подумала с негодованием уязвленной женщины: «Какой же вредный мальчишка!».

Неловкую тишину нарушил нарочитый кашель того мужчины, Сергея. Вера только сейчас пригляделась к нему: ростом, как видно, парень пошел в отца, потому что Сергей был на полголовы ниже Никиты; у него были коротко стриженные черные волосы, выпуклый лоб и резкие черты лица; телосложением он вышел неудачно, что подтверждала крепость его тела и вместе с тем слегка выпуклый живот. Вера смотрела на него долго, оценивающе, как смотрела бы на взрослого человека еще неделю назад (но лишь при необходимости, потому что сама Вера не любила быть мишенью чьего-то пристального взгляда). Сейчас же она смотрела слишком прямо, и оттого бесцеремонно, что казалось совершенно бестактным для юной девушки.

– Простите, – пробормотал Сергей, видимо, до сих пор чувствующий бремя ответственности за уже взрослого сына, – так уж вышло. Не заметили мы, как он вошел.

– Да, – подхватил Никита, воспрянув от поддержки Сергея, – видишь ли, Кать, Сергей мой давний друг и мы не виделись несколько лет. И вот, представляешь, в одном поезде, в одном вагоне, в одном купе, в одном…

– Достаточно, – отрезала Вера, взмахнув ослабленной рукой, – я поняла.

– Сергей, – Никита обратился к нему, – это моя дочь, Катя.

Вера смутно припоминала этого субъекта, но знала, что у Никиты был лучший друг, с которым они строили какие-то грандиозные планы еще в молодости. Но, как часто и бывает в реальной жизни, эти планы разделились на части, словно маленький островок в океане, и каждый стал обладателем своей собственной, кстати, процветающей, половины. Но дружбу это не порушило.

– Мы с ним как увиделись, сразу разговорились, – Никита не мог сдерживать улыбку, вызванную радостным возбуждением от неожиданной встречи, – а…

– А сын, – перехватил Сергей, – он позже зашел, мы его не заметили…

– Да мне не нужны объяснения, – спокойно осадила их Вера, пожимая плечами, – мальчик не виноват, раз его никто не предупредил.

Сергей не сдержал смешка, когда Вера произнесла слово «мальчик». Ему это казалось даже не нелепым, а скорее, милым. Никита улыбнулся, уже успев привыкнуть к этой ее странной манере говорить иногда как зрелая женщина.

Открылась дверь, из которой выглянула только голова виновника переполоха:

– Чего в коридоре-то стоите?

Тронулся поезд.

– И правда, – встрепенулся Никита. – Погодите, мы вот с Катей собирались поужинать. Ну, вы, конечно, с нами?

Сергей согласно улыбнулся. Они с Никитой взглянули на парня, который равнодушно пожал плечами. Вера, смотря на него так же в упор, как и на его отца, подумала: «Ему, похоже, вообще все безразлично».


Вагон-ресторан ничуть не уступал в роскоши какому-нибудь иному заведению подобного типа. Сервированные столы были накрыты белоснежными скатертями, на окнах гардины и муслиновые занавески бледно-малинового цвета. В конце вагона находилась барная стойка, которая приковала к себе мгновенно две пары глаз – Никиты и Сергея.

– Давайте сядем за тот столик, – предложил Сергей, кивком указывая на близкое к бару место.

– Отличная идея, – поддержал Никита.

Прибыл официант. Он вежливо поприветствовал их, подал меню и как бы вскользь заметил, что у них появился новый шеф-повар из Грузии, обладающий неведанным талантом готовить хачапури по-аджарски. Реклама на гостей не подействовала, и официанта учтиво отослали обратно на кухню.

От одного взгляда на названия блюд у Веры свело желудок. Глаза ее жадно носились от одного блюда к другому, фантазия бурлили, кипела, взрывалась, мучая Веру. Но не смела выдать своего состояния при мужчинах.

– Интересно, интересно… – Бормотал Никита, внимательно вчитываясь в содержание меню, как будто бы ему принесли какой-то официальный документ, требующий подписи. Сергей же, казалось, уже давно сделал выбор, просто ожидал, когда его объявит кто-нибудь другой, и теперь просто листал страничку то туда, то обратно. Его сын (чьего имени Вера по-прежнему не знала) смотрел в книжонку так, как будто ему подали журнал с чем-то вульгарным и отвратительным. Вера украдкой посмотрела на него и подумала: «Вечно всем недовольная молодёжь…».

– Кто-нибудь пробовал палтуса? – Вдруг спросил Никита, оторвавшись от меню.

– Да, очень нежное мясо у него, – ответил Сергей.

– Кать, ты, наверное, не пробовала. Заказать тебе?

– Я не ем рыбу.

Никита улыбнулся.

– Что, мама и тебя на вегетарианство подсадила?

– Я не вегетарианка, – напружинилась Вера.

Слева от себя, там, где сидел сын Сергея, она услышала смешок.

– Ну ладно, как скажешь. Ты определилась?

– Да.

– А ты, Матвей?

«Матвей», – мгновенно отразилось у Веры в голове. Ей нравилось это имя, и она с сожалением подумала, что оно совершенно не подходит этому парню.

– Ну-у-у… нет, – он захлопнул книжку и бросил на стол. – Выбор слишком скудный. Слишком много итальянской кухни – пихают ей куда попало.

Сергей лишь усмехнулся, видимо, привыкший к заносчивости сына, уже не считая это пороком. Никита пожал плечами и принялся тщательно перечитывать названия блюд, засомневавшись после замечания Матвея в своем выборе.

– Что? – Не сдержалась Вера, роняя меню на стол.

Матвей вопросительно взглянул на нее, как бы удивляясь не самому обращению Веры к нему, а тому, как она вообще посмела с ним заговорить.

– Ты… не доволен меню?

Матвей изогнул бровь.

– Да ты должен быть благодарен, что у тебя вообще есть возможность держать эту книжку в руках и читать названия этих блюд. – Чем дальше Вера заходила, тем сильнее закипала кровь в ее жилах.

Взрослые решили не вмешиваться – скорее, из интереса, чем из осторожности. Тем более, женщину в любом возрасте лучше не перебивать…

Матвей же уперся локтями в стол, приблизившись к Вере настолько, чтобы вид у него был достаточно угрожающим.

– Да что ты говоришь?

– Молодой человек, вы просто избалованный до невозможности, – произнесла она тоном учительницы, отчитывающей несносного пятиклассника.

Парень рассмеялся.

– У тебя есть суперспособность судить человека по трем словам?

Конечно, Вера понимала, что выглядит нелепо, но капитулировать – значит признать свое положение. Поэтому она поступила согласно типичной женской логике – она продолжила атаковать.

– Пока что вы находитесь не в лучшем свете, молодой мальчик. – Проговорила она строго, едва разжимая губы.

Все трое мужчин взорвались громким смехом. Вера, почувствовав себя обкиданной тухлыми помидорами, вжалась в спинку сидения. Щеки ее вспыхнули от стыда, и она возжелала в ту же секунду провалиться сквозь землю.

К счастью, накалившуюся обстановку остудил приход официанта. Мужчины сделали заказ, Вера тоже, и вот наступила очередь Матвея.

– Сальтимбокка из говяжьей вырезки, – произнес он вкрадчиво, а глаза его, едкие, словно кислота, вцепились в Веру. Она не поняла, что это за блюдо, но выражение лица Матвея было слишком красноречивым. Он заказал мясо явно не из любви к нему, а из неприязни к Вере.

Пока ждали заказы, разговорились. Сергей проявил инициативу первым:

– Кстати о России, – спасибо, Катенька, – на днях услышал такую новость, правда, забыл уже, где: в поселке Холмец Оленинского района…

– А это где? – Перебил Никита.

– Да Тверская область. В общем, там глава администрации района (запамятовал его имя, вроде бы, Олег Дубов) торжественно открыл уличный фонарь!

Никита расхохотался.

– Прекрасно! Россия идет в гору!

– Смотря, в какую, – вставил до сих пор безучастный Матвей. – Скорее, в ледяную горку на детском дворе.

Никита одобряюще улыбнулся, а Сергей вздохнул.

– Полноте. У России еще есть шансы…

– Да ладно, Сереж. Ты и сам видишь, что происходит, но продолжаешь слепо верить в то, что уже давным-давно порушено.

– Ах, эти бесконечные толки о политике…

– Сводишь все к политике, – перехватил Матвей. – А ты ведь в ней совсем не разбираешься.

– Я много в чем разбираюсь, куда бы тебе не следовало совать нос.

Вера мысленно обрадовалась, что Сергей наконец осадил несносного сына.

– Он все мечтает о переезде в другую страну, – с улыбкой произнес Сергей, слегка виновато посмотрев на Никиту и Веру.

– Амбициозно, – поддержал Никита.

Вере было не по себе от этой беседы. Всегда, когда ей приходилось бывать с Никитой (будучи еще ее мужем) в компании его друзей, между которыми постоянно разжигались подобные споры, она старалась быть в стороне. Она ничего не смыслила ни в политике, ни в экономике, а телевизор вообще не смотрела. Однако, так как была она человеком уж чересчур впечатлительным и восприимчивым, всеобщее негодование заражало ее, вселяя волнение и страх перед завтрашним днем.

– Да, – продолжил Никита, – уехать из России побуждают, как минимум, девять весомых причин.

– Ну, и каких же? – Неожиданно присоединилась Вера, уже однажды удивившая спорящих.

Никита улыбнулся, выставил руку, растопырив пальцы, а указательным пальцем другой руки приготовился загибать их.

– Ну, во-первых, безопасность. Вы верите в полицию?

– Нет, – фыркнул Матвей.

– Никит, ну что ты к этой полиции придрался, и так все понятно… – Было понятно, что Сергея эта беседа, так же, как и Веру, нисколько не забавляет. В отличие от его сына и Никиты.

– Вот именно! Во-вторых, здоровье. Найти хорошего специалиста (даже в Петербурге, про Москву не знаю) порой не просто сложно. Это невозможно! Стоит ли замечать, какие тонкости прописаны в наших страховых полисах? А? Вот это входит, а вот это вдруг платно! Больше половины возможных услуг платны. – Пользуясь случаем, что никто ему не вторит и не возражает, он продолжал. – Образование…

– А здесь что не так? – Устало перебил Сергей.

– Плавно перетекает в следующий пункт – непрофессионализм. Да, возможно, ведущие университеты Москвы и Петербурга еще выпускают подающие надежды умы, но так ли это на самом деле? Ничтожный процент, самородки, вундеркинды, просветленные. Но это гроши. В действительности мы окружены невеждами во всех сферах. Возьмем опять медицину, к примеру…

– Ладно, Никита, – Сергей махнул рукой, – остановись. К чему аппетит портить? Я уже настроился на свои тальятелле…

– Это просто нежелание сдаться, – победно улыбнулся Никита. – А ведь, признайся, мои аргументы убедительны.

– Я не хочу спорить. Я хочу есть. – Его поддержали смехом.

– А все-таки, – не унимался Никита, – этого вполне достаточно, чтобы отрезветь.

– Тогда зачем ты здесь живешь? – Выпалила Вера, обещавшая себе молчать вплоть до прихода официанта, но не сдержалась.

Воцарилось неловкое молчание.

– Тебе ли жаловаться? – Вера вся дрожала от нарастающего гнева. – Ты и многодетная мать из коммуналки в чертогах маленького города – разница, по-моему, не мала.

Сергей улыбнулся, но Вера этого не заметила. Хотя он уже успел ей симпатизировать настолько, чтобы пробудить в ней желание понравиться ему в ответ.

В то же время, наконец, появился официант с подносом. Вера, как и все остальные, тут же позабыла об их споре, получив свою долгожданную еду: гречневая паста с белыми грибами. Она выбрала это отнюдь не потому, что обожала макароны или грибы, а потому, что это блюдо было самым дешевым в списке. Ей все еще было немыслимо, что она имеет право на деньги Никиты, на то, чтобы он расплачивался за нее, ведь сейчас – она его дочь.

Голод вновь проснулся.

И дрожащей рукой, мучаясь от спазмов в желудке, Вера взяла вилку и принялась накручивать нежные спагетти на прибор. Она не особо владела этикетом, не знала, как пользоваться столовыми приборами для той или иной пищи, а потому чувствовала себя неуклюжей. Все для нее было простым – вот вилка, она острая, ей лучше есть салат или вареники, а вот ложка – для супа или пюре. А для чего они самом деле и как ими пользоваться? Загадка аристократов.

Веры совсем не было дела до того, с каким остервенением Матвей разделывал мясо, не кладя в рот ни кусочка, преследуя лишь одну цель – доставить Вере максимум недовольства. Да только он не знал, к преимуществу Веры, что голод ее был таким, словно она не ела два года. Потому она совсем не отвлекалась от своей тарелки.

Зато отвлекались мужчины.

Они постоянно прерывались, переговаривались, шутили, откладывали вилки и ножи, будто насытившись, но вновь возвращались к еде.

Вера ела жадно.

Никогда еще она не чувствовала такой животной потребности в пище.

В голове у нее пульсировало: «Это все растущий организм». Мысль эта казалась ей абсурдной, но в то же время верной. Как никак, она снова подросток… Или желудок все же решил взбунтовать, пережив годы скудного питания.

Не обращая ни на кого и ни на что внимания, она же своим поеданием привлекла внимание спутников. Они то и дело поглядывали на то, с каким аппетитом она жевала, облизывалась, чуть ли не зубами врезалась в вилку.

Но и это случилось.

В какой-то момент она взвизгнула, вскочила на ноги, схватившись за рот, и застонала.

Никита бросился к ней.

– Что такое, что случилось?

Боль не позволяла ей ответить, но, когда она ослабела (не отступила), Вера, сдерживая слезы, сказала:

– Зуб-бы…

– Зубы болят? Как приедем в Петербург, срочно…

– Нет! – Она оттолкнула его от себя. – Вилка!.. Зубы!..

– Есть надо спокойнее, – пропустил Матвей вскользь.

– Матвей! – Рявкнул Сергей.

Вдруг Веру пронзило что-то более острое, чем боль.

Стыд.

Мальчишка заметил, как сильно она была одержима едой. Да, если бы она жевала пищу медленно и не торопясь, как это и следует делать, она бы не вцепилась зубами в вилку. Наверняка он пристально следил за ней, а теперь мысленно насмехался над ее страданиями.

Вера вся напряглась, чувствуя, как вся негативная энергия внутри нее собирается в огромный ком, который вот-вот разорвет ее на части. Это и заставило ее опрометью покинуть вагон-ресторан.

Никита успел только дернуться с места, когда Сергей удержал его:

– Не надо. Убежала – значит так надо. Пусть одна побудет. Куда ж она из поезда денется?

Никита остался, но волнение удерживало его еще некоторое время.

Вера же вышла в тамбур. Поезд несся мимо полей и деревень, разбросанных по разным их частям. В сумерках сложно было полюбоваться из окна красотой природы: лишь застывшие облака на тускнеющем небе и мрачные земли, меняющие сквозь бешеную скорость формы. Она так ждала этой поездки лишь ради возможности понаблюдать за пейзажем. Удастся ли ей увидеть хоть что-нибудь на следующий день? Или ей опять кто-нибудь или что-нибудь помешает?

Потом она вернулась в купе. Там тихо и спокойно, уютно и светло.

Воспользовавшись уединением, Вера быстро переоделась в удобную одежду: Катины пижамные штаны сапфирового цвета и коралловую футболку. Платье она аккуратно положила назад в сумку.

Приближалась полночь.

Уставшая, Вера уже ни о чем не думала. Ей хотелось лечь на свою койку и уснуть.

Распустив косу, она расчесала их деревянным гребнем, поминутно ощущая, как внутри колышется легкое, шелковое, нежное удовольствие: ее волосы снова с ней! Снова такие густые, длинные и прекрасные, как когда-то прежде!

Ах, все-таки, как приятно иногда увидеть на ночном небе первую звезду, когда уже отчаялся увидеть на нем хотя бы какой-то блеск.

Вера не знала, что человек способен управлять собственной жизнью. Она безропотно склонялась под плетью событий, отравляющих ее существование. Она не знала, что человек способен не только подняться, но и, овладев этой самой плетью, отхлестать собственные неприятности и невезение. Вера не знала так же, что на проблемы можно смотреть и под другим углом; склонив голову, в каждой вещи, усыпанной изъянами, можно заметить достоинство.

Вера легла на свою маленькую кровать, не зная точно, принадлежала ли она ей. Во всяком случае, она всегда сможет ее покинуть, когда объявится истинный владелец. Осматривая купе, она вдруг задумалась над происходящим и это, к ее дикому удивлению, не расстроило ее, как обычно, а наоборот – рассмешило. Она смеялась, думая о своем теперешнем возрасте, воссоединении с Никитой, этой внезапной поездке в Петербург. Она не знала, что ее там ждет, в этом загадочном городе, обители достопримечательностей и безумно влюбленных туристов. Не знала – и это будоражило ее. Теперь не пугало, а возбуждало.

Вера смотрела в потолок и думала: «Господи, вот она, новая жизнь!».

Она так долго этого ждала, так страдала, молилась, надеялась…

И почему же говорит «нет»?

Почему не кричит неистово: «ДА»?

Она вновь молода, свежа, красива и беззаботна – где же радость?

Вера закрыла лицо руками. Волшебство! Магия! И с кем? С ней! Невероятно!

За разговором в ресторане она вновь забылась, обращаясь к Матвею не как к ровеснику, а как к юноше, младшему ее на несколько десятков. Она вновь утратила свою новообретенную личность, вернувшись к прежнему «Я». Но теперь она другая. И нужно к этому привыкнуть.

Если она готова, конечно.

Ведь, кто знает, что это превращение за собой повлечет…


Поезд остановился.

В кромешной тьме Вера не смогла разглядеть ничего. Только свет фонарей на станции освещал столик в купе и противоположную койку – пустую.

Вера села, коснувшись ногами пола. Темнота не помешала ей понять, что пассажиров с ней не было.

Отыскав телефон, Вера узнала время. Перевалило за час ночи. Где же все?!

Только Вера принялась перебирать возможные варианты отсутствия мужчин, как вдруг открылась дверь, в проеме которой Вера смогла разглядеть женский силуэт. Бледный свет фонарей лег на ее округлое лицо, словно пелена. Вера прищурилась: это был тот самый образ из ее кошмаров. Катя – в обличии взрослой женщины!

– Катя! – Вера вскочила на ноги, и тогда женщина исчезла. Вера бросилась за ней: та шла по коридору в направлении туалета.

Когда Вера вбежала в тамбур, она сразу же принялась барабанить в дверь, выкрикивая имя дочери.

Но никто не отвечал.

Ей казалось, что это будет продолжаться вечность или до тех пор, пока поезд вновь не тронется.

Но в какой-то момент Вера услышала, как щелкнул замок. Она отступила, и тогда дверь открылась.

Но перед ней стояла не Катя.

– Какая, к черту, Катя?!

Это был Матвей, и он был разъярен. Глаза у него покраснели, словно он с головой был погружен в густой дым.

– Матвей… – Растерянно прошептала Вера. – Я же не знала…

– Зачем так барабанить? Недержание?

– Матвей, – она мгновенно овладела собой, уязвленная его словами, – постарайся без грубости.

– А то что? – Он пытливо склонился к ней, видимо, желая напугать ее или смутить. Но сознание Веры не было таким же детским, как и тело: как на нее может повлиять мальчишка, на взрослую женщину?

– Да ничего, – она пожала плечами, – просто советую тебе быть вежливее.

– А по-моему, из нас двоих самый вежливый здесь я, – парировал он. – Ты ломилась.

– Потому что… да не твое дело. Лучше скажи, где Никита и Сергей.

Он нахмурился.

– Ты отца по имени зовешь?

Вера цокнула языком, поняв свою ошибку.

– Ну, отвечай же.

– Приказываешь?

– Хватит, Матвей, уважай старших.

– Старших?!

«Ох, господи, никогда не привыкну! Разгребая одни, создаю новые проблемы!»

– Ладно, Матвей, скажи мне, пожалуйста, где… где наши отцы?

Как дико было называть Никиту отцом!

Матвей помолчал, разглядывая ее тем самым взглядом, от которого у любой школьницы подкосились бы колени. Но Вера не была школьницей, и ее этот взгляд нисколько не взволновал. Однако насторожил.

– Чего это ты уставился?

Матвей невольно засмеялся.

– Чудачка.

– Ты ответишь или нет?

– Они все там же, – ответил он, погодя.

– Разве вагон-ресторан не закрывается после полуночи?

– Они доплатили.

– Господи, они пьют?

– Нет, на кофейной гуще гадают.

– Правда?

– Да пьют они, конечно!

Вера схватилась за голову, поворачиваясь к окну. Перед глазами стали мелькать образы пьяных мужчин, вваливающихся в купе, едва забирающихся на кровать, смеющихся, икающих, рыгающих…

Она вся задрожала от страха, зародившегося еще в далеком детстве, когда она становилась невольной свидетельницей избиения своей матери нетрезвым отцом. Это случалось не так часто, но и нескольких раз было достаточно для того, чтобы навсегда подорвать психику Веры.

– Ты что, испугалась?

Вера быстро выпрямилась, лихорадочно пытаясь вернуть самообладание. Ни в коем случае нельзя показывать слабость этому парню!

– Да нет, просто… волнуюсь за Ни… за отца.

– Как будто у них там литры самогона.

Вера не отвечала, полностью окунувшись в переживания. Она не могла контролировать свое воображение и эмоции, но могла, по крайней мере, попытаться не отражать их на лице, которого он, к счастью, сейчас не видел.

Разумом Матвей понимал, что делать ему здесь больше нечего и пора возвращаться в купе. Но неведомая ему самому сила удерживала его на месте, и он лихорадочно придумывал наималейший, наиглупейший повод продолжить беседу.

– Сколько тебе лет?

Вера обернулась через плечо.

– Что?

– Сколько тебе лет?

– Зачем тебе это знать?

Матвей промолчал, однако взгляд его был настойчивее всяких слов.

– Мне семнадцать, – буркнула она и снова повернулась к нему спиной.

– А разве в мае школьники не учатся?

Вере не понравился его тон, и вообще она уже не могла терпеть его присутствие. Сон ее спугнуло то навязчивое видение, оказавшееся очередной галлюцинацией, а возвращаться в купе ей не хотелось (ведь там уже могут быть пьяные Никита и Сергей!). Лучше она проведет всю ночь в тамбуре одна, чем в холодном поту среди этих мужчин.

– Иди спать, Матвей, – сказала она строгим тоном.

– Приказываешь? – Улыбнулся он.

Она посмотрела на него через плечо.

– Оставь меня и иди спать.

Матвей не стал возражать и придумывать новые ухищрения – он, по правде сказать, утомился за день, а эта странная девчонка не стоит того, чтобы тратить на нее последние силы. К тому же, не так уж она и хороша!

Он хмыкнул, ничего не сказав, и ушел.

Поезд тронулся.

Вера судорожно вздохнула, вглядываясь в свое отражение на окне. Сгустились сумерки и теперь уже невозможно было отличить землю от неба. Толща темноты, беспросветный мрак.

Вера хотела побыть одной, но так ли она ждала это уединение? Как только Матвей ушел, холод прошелся по ее спине, как будто невидимый дух коснулся ее кожи, заявляя о своем присутствии. Вере стало не по себе, не успела она и подумать обо всем случившемся. Она выбежала из тамбура.

Навстречу ей шла проводница. Увидев Веру, она остановилась и спросила:

– Все в порядке?

Вера кивнула, не останавливаясь. Кажется, вид у нее был действительный встревоженный, раз на нее обратили внимание.

Осторожно и тихо она зашла в купе: Матвей лежал на верхней койке. Она легла на свое место, перевернулась на бок и прижалась к стене, укутавшись плотным одеялом. Оно пахло травами, из-за чего у Веры свербело в носу. Закрыв глаза, она попыталась успокоиться, и вскоре ее дыхание стало мерным, как у спящего человека. Понемногу она стала проваливаться в дремоту (сон никак не приходил), когда сквозь забытье она услышала, как открылась дверь.

Вошедшие были безмолвными.

Вера вся напряглась, сердце бешено забилось. От волнения Веру затошнило, подмышки ее вспотели, тело задрожало.

«Они пьяные, пьяные, пьяные!» – эта мысль крутилась в ее голове, отягощая ее состояние.

Она слышала, как кто-то поднимался на верхнюю койку, но на другую.

– Осторожно, – услышала она шепот около себя. Ответа не последовало, лишь скрип матраса и хриплый выдох.

И вдруг тяжесть продавила ее койку. Чье-то резкое дыхание врезалось в ее затылок, чье-то тепло передалось сквозь одеяло и одежду…

Вера задержала дыхание.

Куда исчезли все ее инстинкты?! Почему она не вскочит, не закричит, не поднимет тревогу?!

– Вера… Вера… – Кто-то забормотал в ее волосы, а затем перекинул руку через ее сжавшееся тело.

Вера тихо вскрикнула, узнав голос Никиты. Неужели он назвал ее имя? Ее настоящее имя! Господи, он что, узнал ее? Нет, продолжала Вера лихорадочно рассуждать про себя, он не мог, он просто слишком много выпил и теперь ему мерещится бывшая, как он думал, умершая жена. Тем более, он сам не раз отмечал, как сильно «она» (ненастоящая Катя) похожа на мать.

Но почему Вера не оттолкнет его?

Почему опять забыла, что притворяется Катей?

Вера вцепилась зубами в костяшки пальцев, трепеща от нарастающего стыда и презрения к себе. Господи, да ведь она попросту не хочет его отталкивать! Ей нравится ощущать его близость, нравится чувствовать жар его дыхания на своем затылке и то, как он отзывается сотней мурашек на всем ее теле.

Она даже не замечала этот отвратительный запах перегара. Не думала она и о том, что рассудок его слишком затуманен и он лег к ней неосознанно. Она нарочно забыла о том, что он принимает ее за свою дочь.

Когда чувства ее усилились, когда томление в желудке стало перемещаться ниже, Вера с ужасом представила, как, должно, нелепо она выглядит со стороны и уже было хотела вырваться, оттолкнуть Никиту, привести его в сознание, как тот рукой увлек ее за собой на пол.

Вера вскрикнула от неожиданности, а купе озарилось светом.

– Что случилось?! – Сергей вскочил, но ударился головой о потолок. Матвей же стоял около выключателя и укоризненно смотрел то на отца, то на лежащих Никиту и Веру. Правда, Вера тут же слезла с Никиты, молясь про себя, чтобы небеса обратили ее в пепел через мгновение.

– Вы чего развалились-то? – Потирая голову, заговорил Сергей сиплым голосом.

– Кать, – Никита, щурясь, смотрел на Веру, поправляющую волосы и одежду, – что случилось, почему мы оказались на полу?

– Да это все качка! – Брякнул Сергей.

– Конечно, мы ведь на корабле! – Заговорил Матвей, наконец, своим привычным саркастичным тоном. – Да он просто лег на нее, вот и все.

– Лег?! – Одновременно воскликнули и Сергей, и Никита. Вера же вся сгорала от стыда.

– Как это так? – Голос Сергея уже подрагивал от наступающего смеха.

– Пить меньше надо, – сухо произнес Матвей, выключая свет и возвращаясь на свое место. Сергей же воспользовался моментом и расхохотался.

– Да полноте, Матвей, – он зевнул, – с кем не бывает?

– С нормальными людьми.

– Матвей!

Вера же прижимала к щекам тыльные стороны рук, пытаясь успокоить возбужденный организм. Но тело продолжало дрожать.

– Прости, Кать… – Услышала она шепот Никиты и его кряхтение, когда он поднимался с пола. – Я тебя покалечил, да?

– Нет, – буркнула Вера, не в силах обернуться.

– Покалечил, конечно… Сейчас я залезу наверх…

– И опять свалишься, – засмеялся Сергей, а Матвей лишь выдохнул: «Господи Иисусе».

– Правда, – голос Веры дрогнул, – лучше я полезу.

– Да что ты, Кать, не надо…

– Сергей прав: ты свалишься, не дай бог, на стол еще. Сам что-нибудь себе сломаешь и весь поезд на уши поднимешь.

– Это верно! – Вставил Сергей, а Матвей, как обычно, повторил вполголоса: «на уши поднимешь!» и усмехнулся.

Никита не стал больше спорить и умолк, потому что и сам не очень-то хотел залезать на верхнюю койку: он и в самом деле боялся падения.

Через несколько минут все угомонились. Вера с облегчением закрыла глаза и приготовилась ко сну, однако не чувствовала себя комфортно на новом месте. Она опасалась, что наверху ее может укачать.

Когда уже Вера расслабилась, поминутно теряя сознание, внезапно раздался храп снизу. А затем и с верхней параллельной койки.

Вера распахнула глаза. Было ясно – уснуть сегодня не получится.

На часах уже перевалило за час ночи.

Прошло десять минут, пятнадцать, еще несколько секунд, но храп не прекращался. Он все затягивался, разрастаясь, и становился чуть ли не оглушительным.

Вера переворачивалась с одного бока на другой, затыкала пальцами уши, жмурилась, считала про себя различных животных, но, в конце концов, сдалась и просто уставилась в потолок, смиренно ожидая рассвета.

– Ты спишь? – Услышала она снизу.

Вера чуть приподнялась на локтях, выглядывая.

– Нет. А ты?

То был Матвей. Он лежал на боку так, чтобы Вера видела его лицо.

– Конечно, не сплю. Ты бы смогла уснуть в тракторе?

Вера улыбнулась. Матвей же рывком спрыгнул с кровати, поднялся наверх к отцу и бросил ему в лицо свою подушку. На мгновенье храп прекратился, но так же быстро возобновился. Матвей изрыгнул ругательство, но на свое место не вернулся.

– Это невозможно! – Сказал он громко. – Ты же не спишь?

– Ну нет, конечно!

– Пойдем.

– Куда?!

– Да пошли, я тебе говорю.

– Но… – Вера поколебалась. – Как я слезу?

– Ты на Эйфелевой башне, что ли?

Вере это показалось убедительным аргументом, и она нехотя принялась спускаться вниз. Они говорили нормальными голосами, но Никиту и Сергея, похоже, невозможно было пробудить даже ядерным взрывом.

Обувшись, Вера и Матвей вышли в коридор.

– Куда мы? – Обеспокоенно спросила Вера.

– Да какая тебе разница? Там сейчас вообще невозможно находиться.

– И что? До утра осталось немного.

– И что? – Парировал Матвей. – Они неплохо так отдохнули, судя по их младенческому сну, а нам мучиться?

Вера заломила руки за спиной, нервно покусывая губы. Ей не нравилась затея Матвея, но, в то же время, она не могла с ним не согласиться.

– А если проводница…

– Да ты трусиха, – перебил ее Матвей, но не шутливо, а чуть презренно. – Все девчонки в твоем возрасте полны азарта, что ли, жажды приключений, а ты жаждешь скорее нового сериала на канале «Россия» и партию носков связать.

Он бросил в нее последний рассерженный взгляд, сунул руки в карманы и направился вдоль по коридору.

– Куда ты?

– В ресторан.

Вера бросилась за ним.

– Но тебя не пустят, он давно закрыт.

Матвей остановился, достал из кармана несколько смятых купюр и улыбнулся.

– А пару баксов?

Вера раскрыла рот.

– Откуда у тебя такие деньги?

– Это уже не должно тебя волновать.

– Но…

– Так ты со мной или носки вязать в коридоре будешь?

Вера поджала губы, пытаясь выдержать его пытливый взгляд, но потом опустила голову и пожала плечами.

– Да пойдем.

– Но нас не пустят!

– Иисусе, как же ты меня бесишь!

Конечно, ресторан был закрыт. Но Матвей был слишком настойчив (и зол из-за прерванного сна) и щедр – ровно на пятьдесят долларов. За такие чаевые официант взбодрился со скоростью света и даже надел свою рабочую форму. А на лице не осталось ни следа возмущения, вызванного поначалу вторжением Матвея и Веры. Он был даже более учтив, чем обычно. Конечно, фыркнул Матвей, когда они сели за столик, такие деньги он смог бы взять в руки только после нескольких месяцев службы.

– Ох, Матвей, как же неудобно! – Вздыхала Вера. – Подняли бедных людей вверх тормашками…

– Черт, – он посмотрел на нее изумленно, – откуда ж у тебя такой говор? Тебе точно семнадцать?

Вера, вся пунцовая, опустила глаза, сложив руки в замок на коленях.

– Нехорошо это, – прошептала она. Совесть разъедала ее, она не могла молчать.

– Расслабься.

К ним подошел официант. Вера боялась взглянуть ему в глаза, а когда сделала это, то с ужасом отвела взор к окну: глаза у молодого человека были красные, будто туда брызнули лимонную кислоту.

– Нам вина.

– Матвей! – Вспыхнула Вера. – Какое вино? Ты что! Я не пью!

– Научишься.

– Матвей! Ты и сам бы отучался от этой вредной привычки. К твоему сведению, это…

– К твоему сведению, – парировал Матвей раздраженно, – ты мне не мамаша. Так, Шардоне.

– Сию минуту. – Официант откланялся.

Вера все качала головой, окончательно забыв про то, что ей теперь семнадцать. Чувствовала она себя сорокалетней женщиной, редко испытывающей тягу к развлечениям подобного рода.

– Все это неправильно, Матвей!

– Будешь и дальше тут бубнить, я вытолкну тебя отсюда.

– Матвей, – она цокнула языком, – ну что за грубости…

– Да ты сама напрашиваешься. Расслабься и все. Кто-то сейчас сладко храпит в купе, которое, между прочим, и наше тоже. Перестань зудеть, либо уходи.

Вера замолчала. Мысль о возвращении не прельщала ее. Хотя она по-прежнему противилась затее Матвея.

Но потом она услышала внутри себя голос. Он будто не принадлежал ей и шел из самых недр ее существования: «Так бы отпиралась прежняя Вера. Ты же от нее отреклась. Так почему же сейчас сама ее воскрешаешь?».

Вера ощутила какой-то необъяснимый толчок в груди, а затем горячую дрожь во всем теле. В горле у нее заклокотало, и это ощущение, ей не знакомое, было таким острым и сильным, что она не могла не отреагировать.

– А теперь ты улыбаешься, – произнес Матвей задумчиво, как будто просто озвучил свои мысли, обращенные к самому себе, – что это за пугающие перемены настроения?

– Я улыбаюсь? – Ужаснулась Вера и, для убедительности, коснулась пальцами губ.

Матвей засмеялся.

– Ты чудная.

Принесли вино и бокалы. Вера, отбросив сковывающее чувство вины, теперь уже сидела прямо, положив руки на стол, и наблюдала за тем, как официант наполняет красивые пузатые бокалы красной ароматной жидкостью.

– Позову, если что, – бросил Матвей, жестом руки отсылая официанта прочь. Тот не помедлил, а Вера успела заметить в его глазах вспышку гнева – секундную, но такую яркую, ослепляющую. Ей стало опять не по себе.

– Он ненавидит нас, – подавшись вперед, прошептала Вера.

– Он ненавидит меня, – холодно поправил ее Матвей, поднося бокал к губам. – Пей.

Вера не возразила, но бокал взяла неуверенно. Долго разглядывая жидкость, она сначала поднесла ее к носу, вдохнула бродящий запах и закашлялась.

– Господи, – цокнул Матвей, закатив глаза.

– Просто я никогда в жизни не пила! – Встрепенулась Вера.

– А у тебя жизнь-то не особо долгая была, – усмехнулся Матвей, осушив свой сосуд. – Выпивай.

И Вера, не колеблясь более, выпила. Вино было горьким, обжигало горло и весь пищевод. Для Веры это были новые ощущения, которые она приняла уже без ужаса, а скорее с детской радостью, когда страшно, но хочется хихикать.

– И как? – Матвей улыбался, на правой щеке его углубилась ямочка.

Вера закивала: говорить она не могла.

– Оно и ясно, – он щелкнул пальцами, но когда ожидаемого им результата не последовало, он окликнул официанта. Тот явился уже с естественным выражением лица, без тени фальшивой вежливости – удрученным, сердитым. – Подлей вина.

На челюстях официанта заиграли желваки.

После того, как бедняга исполнил прихоть Матвея, он снова отослал его, но уже без высокомерной надменности, а даже с сочувствующей улыбкой, скользнувшей на его лице – Вера заметила.

– Зачем ты так с ним? – Тихо спросила Вера. – Если ты по статусу выше него, это не дает тебе права так издеваться над ним.

Матвей молча смотрел в окно – кажется, светало.

– Пей, – буркнул юноша, не отрывая глаз от окна.

И Вера, полностью отринув ум, выпила.

Следующего вызова официанта не было. Тогда Вера с облегчением убедилась, что сердце у него все-таки есть.

Они пили, и Вера, кажется, пила дальше больше, чем Матвей. Кровь ее закипела, щеки заалели, а настроение поразительно изменилось: она даже смотрела на все вокруг так, словно видела это впервые и считала даже скатерть на столе чем-то необычным и прекрасным. В ней проснулась энергия, доселе в ней не пробуждавшаяся, которая толкала ее к неопределенным действиям, к жизни – новой, полной волнующих событий и приключений.

Вера была пьяна.

В ней пробудилась так же и смелость, благодаря которой она смогла внимательнее приглядеться к Матвею.

Хоть глаза ее уже застлала легкая дымка, она все еще могла видеть его густые каштановые волосы, высокий лоб, острые скулы и подбородок, и глаза самого обычного карего цвета. Не было в нем ничего примечательного, что могло зацепить, врезаться в память. И все же он излучал такую мощную энергию одним лишь пристальным взглядом.

«Да, – задумалась Вера, подперев щеку кулаком и продолжая разглядывать парня, – Катьку бы он с ума свел. В миг бы забыла своего этого… а как его звали вообще?».

«Да он бы любую девчонку с ума свел, наверное», – продолжала Вера рассуждать про себя, – «но я бы такого сына не хотела. Уж больно норовистый, прямо как… Катя».

Это стоит признать честно, но мысли о Кате всегда угнетали Веру. И сейчас, даже нетрезвую, они приводили в уныние. Уж лучше полюбоваться мальчишкой, чем думать об ужасных отношениях с дочерью, которая не то что не любила, так даже самым малым уважением не обделила родную мать.

– Так странно, – голос у Матвея, как обычно, вкрадчивый, лился густой струйкой с его опьяневших уст, – у тебя постоянно меняется выражение лица.

– Правда? – Вера вскинула брови; язык у нее заплетался.

– Да, – он улыбнулся, откинув голову на спинку сиденья, – ты то довольная, то грустная, теперь какая-то… сердитая. И что более странно – ты смотришь мне прямо в глаза. И постоянно меняешься в лице.

Такая прямота наверняка смутила бы Веру, но не теперь, когда рассудок ее был затуманен, а реакции притуплены.

– Ох, Матвей, ты меня напоил… – Вздохнула она и негодующе покачала головой.

Матвей тихо засмеялся.

– Ты сама себя напоила. Я лишь подстрекал.

– Бессовестный.

Матвей потянулся за бутылкой, удивляясь, как быстро она опустела. Он повернулся к окну, наблюдая багряный рассвет.

– Уже утро. – Сказал он, переводя взгляд то с бутылки на окно, то с окна на бутылку.

Веру эта новость никак не тронула. Впервые находясь в состоянии опьянения, она с любопытством исследовала свои ощущения и мысли, крутящиеся в голове, но уже не навязывающиеся ей. Это были уже не те гнетущие думы, а скорее радужные образы, которые она давно отчаялась наблюдать в своей голове.

Еще ей хотелось говорить.

Постоянно.

– Я-то ладно, – рассуждала она вслух, не обращая внимания на Матвея, – но если б Катька так напилась, я бы ее…

– Какая Катька? – Нахмурился Матвей.

– Катька?.. Да… – Вера уже хотела пуститься в объяснения, как вдруг спохватилась. – Да не важно. Она меня ненавидела. И знаешь, что? Я тоже ее ненавижу. – Она засмеялась, почувствовав странное облегчение. – Тоже ненавижу. Цыганка сказала, что она далеко. Может, ее вообще нет. И ладно. А если она и есть где-то, то пусть будет сама по себе. У меня тоже нет матери. Но я же живу.

Матвей ничего не понял. Даже если бы он не пил (хотя вино не было для него таким уж крепким напитком), он все равно не понял. Речь Веры была бессвязной, заплетающейся. Матвей удивлялся не тому, что она говорила, а тому, как легко ее взял алкоголь.

– Ты уже чушь какую-то несешь. – Он поднялся. – Пошли-ка спать.

– Спать? – Сказала она, растянув букву «а». – Не, я не хочу.

– Пойдем. Иначе ты сейчас себе и мужа выдумаешь. – Он подошел к ней, потянул за руку, чтобы она встала, а потом обхватил рукой за талию так, чтобы она своей рукой обхватила его плечи и оперлась на его тело.

– А мужа у меня больше нет. Мы давным-давно развелись.

– Чудачка.

Он вел ее по коридору в купе, а она все бормотала про то, как хорошо ей теперь жить без мужа и дочери, как она рада, что вернулись ее волосы и красивое тело, как много в ней энергии и вообще, какое вкусное было вино!

Матвей не придавал ее болтовне значения, сравнивая ее с внезапно прорвавшейся канализацией. Это нормально, полагал он, и не важно, что от вина сложно потерять рассудок, ведь она впервые пила что-то алкогольное.

Современная молодежь на многое сейчас способна, и ему сложно было поверить, что она никогда даже шампанского не нюхала.

Они кое-как дошли до купе, когда солнце уже залило нутро поезда. Никита и Сергей продолжали видеть сотни снов, но теперь сопровождающиеся не оглушительным храпом, а сопением.

– Помогу тебе залезть. – Он поддерживал ее за плечи, пока она пыталась ухватиться за лесенку.

– Да ладно тебе, Матвей, – говорила она громким шепотом, – я и сама могу.

– Ага. И полетишь так же, как твой отец. Держись давай.

Вера неуклюже поднялась, ухватилась за одеяло и замерла.

– Матвей!

– Ну чего?

– Ты меня держишь за… за…

Он цокнул языком.

– За ягодицы, за ягодицы, – иронично повторял он, подталкивая ее. – Давай залезай!

Когда ему все же удалось уложить ее на койку, он и сам поднялся на свое место, с облегчением роняя голову на подушку. Матвей закрыл глаза, надеясь уснуть до того момента, когда и Вера начнет храпеть – всякое бывает.

Ждать ему долго не пришлось.

Он быстро уснул.


Кто-то постучал в дверь.

Один раз, еще раз.

Потом дверь открылась.

– Соседи, у вас сахара с собой нет, случайно?

Матвей, чей сон был очень чуток, сразу же открыл глаза и, приподнявшись, обратил внимание на человека, позволившего себе такую наглость – разбудить спящих.

– Чего вам? – Хрипло спросил он, потирая глаз кулаком.

– А-а-а! Вы спите! – Он перешел на шепот. Воспользовавшись минутой, пока Матвей еще не принялся выгонять его, он окинул беглым взглядом других обитателей купе. – А чего спите-то? Уже полдень.

Матвей никак не отреагировал на замечание человека, но лишь спустил ноги с кровати, зевая.

– Идите-ка вы за сахаром. – Посоветовал Матвей и посмотрел на него так, что тот сразу же откланялся.

Матвей сначала посмотрел в окно: была солнечная погода. Поезд стоял на какой-то людной станции. Взгляд молодого человека зацепила полная женщина с корзиной в руках, которая, судя по широко раскрывающемуся рту, что-то выкрикивала, пытаясь привлечь к себе внимание. Очевидно, в корзине находилась выпечка.

Потом Матвей посмотрел на противоположную нижнюю койку, где спал Никита лицом в подушку. Правая нога его свисала, а одеяло и вовсе лежало на полу.

Молодой человек усмехнулся, представив себе положение собственного отца, которого он, к счастью, видеть сейчас не мог. Потом он взглянул на верхнюю полку. Вера лежала на спине, ее грудь учащенно вздымалась из-под одеяла, и каждый нерв ее лица постоянно дергался. Наблюдать за ней ему пришлось недолго, потому что глаза ее внезапно раскрылись. Матвей не шелохнулся. Затем она, плотно поджав губы, приподнялась на локтях и медленно посмотрела в сторону Матвея невидящими глазами. Этот взгляд слегка взволновал Матвея: вряд ли кто-то когда-либо смотрел на него так же.

– Эй, – позвал он ее, забыв имя, – ты чего?

Лицо у нее было мертвенно бледное. По ее горлу он мог понять, что она постоянно сглатывала наворачивающуюся слюну. Пальцы ее вцепились в простыни.

– Ты в порядке? – Ему стало не по себе.

Вера, едва дыша, прошептала:

– Помогите мне спуститься.

Матвей не сразу разобрал услышанное.

– Помогите спуститься, – повторила она, осматриваясь по сторонам. В этот момент послышался протяжный стон. Раздался голос:

– Утро?..

Это пробудился Сергей.

– Отец, помоги ей спуститься, – Матвей нагнулся так, чтобы увидеть его лицо.

– А?

Матвей выругался вслух, спрыгнул с койки и подошел к Вере, протянув руки.

– Держись, я помогу.

Он опустил ее на ноги, и тогда Вера стремглав выбежала из купе.

– Что это с девочкой? – Спросил Сергей, вытирая сонные глаза.

Матвей не ответил, но повернулся в поисках воды. Тогда же признаки жизни проявил и Никита.

– Никит, – окликнул его Сергей, опустив ноги на пол, – у тебя дочке плохо стало.

Тот сразу же поднялся с койки. Вид у него был, конечно, ужасный: огромные круги под красными глазами, отпечаток подушки на щеке, помятая одежда.

– Где она?

– Выбежала. В туалет, наверное. Пойди-ка, что ли, проведай.

Никита тотчас последовал совету друга. Когда Сергей и Матвей остались одни, отец обратился к нему:

– Не знаешь, что с ней?

– Нет, – буркнул Матвей, наливая в стакан воды.

– Как спалось?

Матвей, поставив уже пустой стакан на столик, взглянув в окно.

– Лучше всех.

Около туалета уже выстроилась очередь, когда Никита подошел к нему. Среди ряда людей Веры не было. Значит, она внутри.

Он ждал около трех минут, когда она вышла. Взглянув на нее, Никита так встревожился, что подбежал к ней, опасаясь, что девочка вот-вот потеряет сознание.

– Как ты? Что с тобой?

– Тошнит… – Вполголоса ответила Вера, пряча глаза.

– Тебя рвало? Боже, ты вся дрожишь. – Он взял ее бескровное лицо в ладони.

– Отпусти, – пролепетала она, убирая его руки с лица.

Они вернулись в купе. Сергей понемногу приводил себя в порядок, а Матвей сидел на своей верхней койке и читал.

– Ну, как ты, девочка? – Обратился к ней Сергей, попивая чай.

– Девочка, похоже, отравилась, – ответил Никита, хватая свою сумку с одеждой.

– Отравилась? Это плохо! Но чем?

– Как «чем»?! – Никита повернулся к нему с футболкой в руках. – Конечно, это стряпней из ресторана. Сейчас же пойду и устрою им там…

– Нет, Никита, не надо! – Вера подалась вперед, но тут же спохватилась.

Никита украдкой посмотрел на нее, слегка удивившись, а Сергей хмыкнул. Но никто не прокомментировал ее обращение к отцу.

– Я пойду, – повторил Никита сердито.

– Вместе пойдем, – Сергей поставил чашку, поднялся с койки и погладил себя по выпирающему животу. – Меня тоже штормит слегка. Матвей, пойдешь?

– Пойду. Но в туалет. – Он положил книгу на подушку (койку он уже заправил) и спустился.

– Как хочешь.

– Вот именно, что не хочу.

Молодой человек вышел, а Никита наскоро переоделся в чистую серую футболку. Сергей уже был одет в клетчатую рубашку, но в прежние брюки, так же, как и Никита.

– Пожалуйста, – молила Вера, – не надо никуда идти, я не хочу проблем.

– У тебя уже есть проблемы – с желудком. А этот ресторанчик я сейчас мигом разнесу.

– Пойдем-пойдем, – кивал Сергей, хлопая ему по плечу, – так дело оставлять нельзя: Бог весть чем кормят, получается.

У Веры уже не осталось сил сопротивляться; у нее даже говорить сил не было. Тело ее ломило, желудок содрогался от спазмов, а голову будто стянул металлический диск. Однако она все равно сопровождала мужчин, чтобы, в случае чего, не позволить Никите разжечь скандал.

Они не дошли до кухни, когда застали в ресторане того самого официанта. Едва завидев их, молодой человек весь передернулся, сдерживая гримасу на лице. Никита рванул к нему, а Вера закрыла лицо руками.

– Чем вы, скажите на милость, кормите людей? – Никита сжал руки в кулаки, но поклялся себе не заходить слишком далеко, пока не потребуется. Сергей стоял рядом, придерживая его за плечо. Он знал его горячую натуру и боялся, как бы тот буквально не разнес здесь все.

Официант посмотрел на пунцовую от стыда Веру, затем на Никиту.

– Что, простите?

– Моя дочь отравилась ужином, приготовленным вашими поварами или кем они вообще являются там. Проведите-ка меня на кухню.

– Мужчина, – официант плотную подошел к Никите, заведенному уже до предела, – вашей дочери не от ужина так плохо.

– Неужели? – Вскинулся Никита, пока Сергей все бормотал: «Спокойно, спокойно».

– Ваши дети вчера ночью распивали здесь вино. Может, это я должен был заявиться к вам в купе, а не вы?

Никита вытаращил глаза на официанта, затем на Веру, а потом обратно. Мужчина отпрянул от официанта, ничего не ответив. Он уже не сомневался в правдивости слов молодого человека, так как вид Веры все подтверждал: она стояла с опущенной головой и заведенными руками за спину.

– Кать…

Сергей же, отняв руку от плеча Никиты, стремительно направился к выходу. Никита же, не взглянув на Катю, последовал за ним.

Когда все они оказались в коридоре своего вагона, Никита обратился к Вере:

– Это правда?

Она кусала губы.

– Правда?

Вера, не глядя на него, кивнула.

Никита вздохнул, но ничего сказал. Все-таки, он и сам вчера вел себя не самым подобающим образом. Расстроившись, что, возможно, девочка сделала это в отместку ему, он молча поплелся в купе.

Сергей уже был там.

Когда Вера и Никита вошли, они застали Сергея, громко отчитывающего сына:

– Да какое право ты имел так поступать?! Кого ты из себя слепить решил? Короля, у которого все на побегушках?

Вера взяла Никиту за руку.

– Нам лучше выйти!

– Да не надо, – махнул рукой Сергей, услышав ее. – Пусть ему будет вдвойне стыдно.

– Отец! – Заорал Матвей, отталкивая от себя Сергея. Тот, задохнувшись от гнева, уже было бросился на сына, когда Никита встал между ними.

– Довольно вам! Мы с тобой, Сергей, ничем не лучше.

Никите удалось успокоить Сергея. Матвей же продолжал сверлить отца испепеляющим взглядом. Когда Никита подошел к столу, чтобы достать необходимые ему вещи из своей сумки, Матвей шагнул к отцу.

– Пусть хоть этой ночью на побегушках был не я.

С этой фразой он покинул купе.

А через пару минут тронулся поезд. В помещение продолжала царить напряженная обстановка и мертвая тишина, которую разбавляло хлюпанье Никиты (он без кофе и дня, похоже, прожить не способен).

Вера же, наблюдая за по-прежнему разъяренным Сергеем, метавшемся то вправо, то влево, но способным вынести свою энергию в силу отсутствия достаточного пространства, попыталась разрешить ситуацию.

– Сергей, не злитесь так.

Он взглянул на нее.

– Я не злюсь.

– Злишься, – обронил Никита, поставив чашку на стол.

– А ты вдруг нет, – Сергей всплеснул руками. – Да этот негодник напоил твою дочь. Не волнует?

Никита перевел взгляд на Веру.

– Нет! Не напаивал меня никто! – Горячо возразила Вера, готовая чуть ли не в грудь себя бить, дабы доказать невиновность Матвея. – Пила я по собственному желанию, все-таки, мне уже…

Тут же она осеклась, вовремя вспомнив, сколько ей теперь лет.

Вера не знала, как выдержать два испытующих взгляда, прикованных к себе, и поэтому лихорадочно перебирала в голове возможные варианты продолжения фразы.

– Мне уже не пять лет!

Она даже зарделась, понимая, насколько глупо это прозвучало.

Но на мужчин это произвело неожиданное для Веры впечатление: они рассмеялись. Никита покачал головой, наливая еще кипятка себе в чашку.

– Пускай, Сергей. Ничего же страшного не произошло?

Товарищ его помолчал, понемногу остывая, а потом неуверенно возразил:

– Стыдно перед сотрудниками. Бедного официанта на дыбы поднять! Ясное дело, не твоей дочки эта инициатива была!

Вера хотела было выкрикнуть «моя!», но Никита смерил ее быстрым взглядом.

– Мы тоже не лучший пример своим детям показали, – сказал Никита, отвернувшись к окну.

Сергей промолчал и сел на свою койку, потупив взор на какой-то точке.

Вера вздохнула. Ей было приятно, что Никита чувствует себя виноватым за вчерашнее поведение. Конечно, чувствует. Не нужно слов, когда это понятно по взгляду. Ей уже самой не было стыдно за то, как они с Матвеем поступили. Казалось, все четверо были квиты и ни к чему здесь ссоры.

– Только… – Спустя долгое молчание, заговорил Сергей. – Как теперь на завтрак-то идти?

Никита махнул рукой.

– И здесь поедим. Да и кто из нас голоден?

Вера улыбнулась. Повернув голову, она увидела свое отражение в зеркале и едва сдержала испуганный крик. Господи! Ей надо срочно умыться и привести себя в порядок!

Она бросилась к своей сумке, достала оттуда зубную пасту, щетку и полотенце.

– О, это правильно! – Заметил Сергей. – Беги, беги, а потом и мы.

В тамбуре Вера застала Матвея: он стоял у окна.

– Там занято? – Робко обратилась она к нему, хотя заранее предугадала, что он ей не ответит.

– Матвей, – заговорила она снова, мягко и осторожно, будто боялась спугнуть птицу с подоконника, – ты злишься на меня, не на отца?

Он промолчал, чем подтвердил Верины предположения.

– Я понимаю. И знаю, что ты не виноват. Мне жаль, что Сергей…

– Ты, кажется, куда-то собиралась? – Раздраженно выпалил Матвей, когда в ту же минуту кто-то вышел из туалета. Вера не стала больше навязываться – это не было в ее природе. Но, прежде чем уйти, Вера вновь заговорила с молодым человеком:

– Возвращайся в купе. Не век же тебе здесь стоять. Да и не должен ты.

Она зашла в туалет, а когда вышла, Матвея уже не было в тамбуре.


К вечеру, когда стрелки часов перевалили за «18:00», поезд остановился, но теперь уже в последний раз. Люди торопливо опорожняли купе, толкаясь, задевая друг друга, но не замечая этого. Каждому из пассажиров хотелось поскорее выйти на свежий воздух, а дальше кто куда – домой или в отель.

У Веры от долгого пребывания в одной и той же позе (она то лежала, то сидела) затекло все тело. Ей больше всего хотелось пройтись, хотя бы немного.

Между тем, внутри у нее все переворачивалось от счастья. Они прибыли в Петербург! Все, финиш, назад пути нет! И что это, новая жизнь? Неужели, новая жизнь?

Вера вся трепетала, едва сдерживая улыбку, пробивавшуюся на устах. В горле ее клокотал радостный смех. Она уже видела перед собой яркие образы дней, окрашенных пестрыми красками приключений, ожидающих ее в этом загадочном, очаровательном и полном вдохновения городе! Страх, что окутывал ее еще до посадки на поезд, полностью улетучился. Теперь только приятное возбуждение.

Когда они уже оказались внутри вокзала, обе семьи принялись прощаться.

– Но нам обязательно нужно встретиться снова! – Заявил Сергей.

– Непременно! – Поддержал Никита.

– В моем ресторане, конечно.

Глаза Веры загорелись, однако она заметила, как сильно помрачнел при этом Матвей.

– Согласуем время и договоримся, – Никита пожал ему руку, а затем приобнял напоследок, – все-таки, как удивительно, что мы живем здесь столько лет и никогда не пересекались!

– Удивительная эта штука, жизнь, – улыбнулся Сергей, почтительно кивнул Вере, и развернулся в другую сторону. Матвей, не прощаясь, последовал за ним.

Никита еще несколько минут провожал друга счастливой улыбкой, а потом обратился к Вере:

– Пойдем.

– Ты уже такси заказал? – Она была уверена, что он обеспечил все удобства.

– Такси? – Он улыбнулся еще шире. – Тут минут десять до дома, даже меньше. Но, – спохватился Никита поспешно, – если тебе тяжело нести багаж, я, конечно, сейчас же закажу такси.

– Нет-нет, если не далеко, то пойдем.

Пока еще Вера не могла оценить всю красоту Санкт-Петербурга, потому что самые потрясающие открытия ждали ее впереди. Скоро Вера столкнется со всей красотой крупных церквей, соборов, дворцов и усадьб, архитектуру которых отличает разнообразие декоративного убранства, живописности, пластничности форм; она столкнется и с капризной погодой, такой истеричной и непредсказуемой; она столкнется с магией белых ночей, чарующих и пленяющих воображение творческих натур и ранимых сердце; бронзовые фигуры и триумфальные арки, бюсты и скромные стелы, воплощающие в себе трехвековую историю города и самой страны, сведут ее с ума; она неминуемо впитает этот особенный, дурманящий запах города – запах любви; весь он истощал любовь, любовь во всем, любовь повсюду, отовсюду, везде. И хоть Вера уже предвкушала неминуемую судьбу – город сведет ее с ума беспощадно.

Тогда она совсем потеряла себя прежнюю, ту угасшую апатичную женщину, которая давным-давно утратила всякий интерес к жизни. Она вновь почувствовала себя подростком, открытым и свободным, готовым окунуться в любой мир, какой сможет найти.

Тогда она почувствовала себя так, словно от нее отрезали какую-то невидимую нить, связывающую ее с прошлым. Сердце дрожало, в голове пульсировало: «Новая жизнь, новая жизнь, новая жизнь…».


Часть 3. «Recovery»


Квартира Никиты, как оказалось, находилась в самом сердце города. Это было не удивительно для Веры, хоть она до сих пор и не догадывалась, кем он работал. Но, судя по расположению дома, денег у него было предостаточно.

Расположены его апартаменты были на шестом этаже здания 1913 года постройки, известного как «Доходный дом М.М. Екимова». Произнося это, Никита гордо поднимал подбородок и улыбался так, словно это первое и единственное, чем он мог бы похвастаться незнакомцу. К тому же, он совсем недавно сделал ремонт, а это значит, что Вера должна быть еще больше довольна. А ей было совершенно наплевать, где он живет и где ей теперь придется жить (по крайней мере, какое-то время). Она в Петербурге! Разве этого мало для счастья?

Окна дома выходили во внутренний двор, благодаря чему совершенно не слышно шума с улицы.

Пока они поднимались на этаж, Никита не переставал говорить:

– От дома минут двадцать до Эрмитажа и, следовательно, не далеко сама Дворцовая площадь, Невский проспект, Летний сад (там можно с утра до вечера гулять и не заметить, как проходит время), Исаакиевский собор, Марсово поле, Казанский кафедральный собор. А сколько ресторанов, баров, кафе на любой вкус. Но главное, Катя, это «Галерея» – и она через дорогу. Мы туда непременно сходим, обещаю.

Вера подумала, что он говорит о какой-то популярной выставке искусств или что-то в этом роде, и очень обрадовалась этой новости.

Квартира была современная (в стиле Никиты, конечно), светлая и уютная. Прихожая была просторная, обставленная модным интерьером. Справа стена была окрашена оливковым цветом, а слева – бежевым. Никита повесил зонт на крючок и сказал:

– Нам повезло сегодня с погодой. А то, я смотрю, ты так легко одета. Нет, точно пойдем в Галерею, ты вещей-то совсем не взяла.

Вера заметила, что на соседней вешалке был еще один зонт.

– Разулась? Ну, ладно, пойдем я тебе все покажу.

Они прошли в гостиную, – а по совместительству и кухню, – где стоял серый плюшевый диван напротив электрического камина, огромное окно с занавесками того же успокаивающего оливкового цвета; в углу рядом с камином находился маленький табурет, а на нем – комнатные белые цветы в голубом горшке. С другой стороны от камина стояла белоснежная тумбочка с маленькой винтажной вазой на нем.

– У тебя нет телевизора? – Тихо удивилась Вера.

– Я не смотрю телевизор. Пойдем дальше.

Они зашли в спальню. Приятные пастельные тона расслабляли и умиротворяли. Над крупной кроватью висели две картины абстрактной живописи, а перпендикулярно входу – стеклянная дверь, ведущая в широкую лоджию. Занавески были кофейного цвета – любимого Вериного.

– Ты будешь спать здесь, конечно, – сказал Никита, проверив выключатель в комнате.

– А ты?

– В гостиной диван раскладывается. Да и не волнуйся, – улыбнулся он, – куда же я денусь?

Вера поставила сумки у кровати, которая веяла ароматом хвои и полевых цветов. Она чихнула.

– Будь здорова. Ты голодная?

– Да нет.

– Но чай-то выпить надо! А аппетит во время еды приходит. Но пока переоденься. Сейчас я освобожу тебе место для гардероба.

После того, как он позволил ей с комфортом расположиться в его спальне, они сели за маленький квадратный стол из красного дерева. Никита уже поставил чайник и приготовил себе омлет, пока Вера раскладывала вещи и переодевалась во что-то домашнее – футболку и махровые штаны.

Вера тихонько потягивала чай, а Никита, жуя свой ужин, впервые жалел о том, что в его доме нет телевизора.

Конечно, напряженная обстановка была неминуема. Да и чего оба ожидали? Что между ними сразу же установятся теплые доверительные отношения, когда будет удобно хотя бы кашлять друг при друге?

Они не знали, как себя вести, а потому смущались, смущались даже самих себя. Никите казалось, что он ест слишком громко и раздражающе, а Вера – что слишком громко глотает чай.

– Устала? – Спросил он, покончив с ужином.

– Немного.

– Тогда… иди спать. Завтра что-нибудь придумаем.

Вера поднялась изо стола, а потом спросила:

– Разве тебе не надо на работу?

– Я работаю несколько иначе, – он улыбнулся.

– Что это значит?

– Я фрилансер.

Вере это ни о чем не говорило, но она не стала переспрашивать, дабы не показаться глупой. Но Никита, почувствовав ее недоумение, объяснил:

– Работаю удаленно, то есть, дома. Иногда снимаю офис в каком-нибудь бизнес-центре, но это когда лень нападает.

– И кем же ты работаешь?

– Я программист, – погодя, ответил он. – Но также владею некоторыми проектами в интернете. На их разработку я спустил немало времени. К счастью, они полностью окупили и года, и инвестиции.

– Я рада.

– Спокойной ночи? – Никита улыбнулся.

– Да, – она подошла к двери, а потом сказала. – Спокойной ночи.

Уже лежа в кровати, глядя теперь в новый потолок, такой высокий, Вера думала о Никите. Жалел ли он, что взял ее к себе на летние каникулы? Беспокоился ли о том, как теперь пойдут их дела? Или его мысли были свободны от нее? Она ворочалась в постели, по-прежнему возбужденная.

Если ей и удалось заснуть, то она даже не помнит, как и когда.


Она не знала, сколько было времени, когда сон ее спугнул неожиданно начавшийся ливень. Его крупные капли забарабанили по стеклу, подействовав на Веру лучше всякого будильника.

Перевернувшись на живот, Вера зевнула. Ей совершенно не хотелось покидать такую теплую и мягкую кровать, в которой было так удобно и так хорошо! Погода скверная, так зачем вообще начинать этот день? Можно пролежать до самого вечера, не задумываясь, нормально это или нет…

Но кроме дождя до чувствительных ушей Веры донесся и другой шум, за дверью. Вера сосредоточилась на этом звуке, пока не стала различать голос, слова и, в конце концов, предложения.

Никита уже давно бодрствует, судя по его голосу.

Изо всех сил отгоняя видение ночного кошмара, Вера поднялась с постели, потянулась, немного размяла мышцы, но на большее ее не хватило.

Первым делом она расчесала спутанные волосы и заплела их в слабую косу.

Около шкафа с одеждой она заметила комнатные тапки, по размеру ей явно великоватые. Но выбора не было, и, надев их, Вера посеменила на кухню.

Выглянув из-за дверного косяка, Вера заметила беспокойного Никиту, парящего над плитой и одновременно разговаривающего по телефону.

– Да, макеты готовы! Сегодня же, – а может, и сейчас же, – я отправлю их на почту Степаненко. Охват? Да он колоссальный, Юра! Нет, ты послушай, послушай меня…

Он говорил быстро, непрерывно, без всяких знаков препинания и пауз. Вера едва ли успевала поймать хотя бы одно слово из того потока, что струился из его энергичного рта.

Когда она вошла, он сразу спохватился, бросился к столу, чтобы поухаживать за ней и помочь сесть. Однако не отвлекался от разговора.

Вера с удивлением наблюдала, как ловко Никита успевал и работать, и наливать ей чай, и выкладывать панкейки на тарелки, и заваривать кофе в турке. В нос Веры ударил терпкий запах, и она блаженно прикрыла глаза, вбирая его глубоко в легкие.

– Хорошо. Эм… нет, сегодня никак. Не могу. У меня другие планы. – Он вздохнул, искоса взглянул на Веру, и понизил голос. – Нет, я просто занят. К работе приступлю не раньше вторника. – А сегодня было воскресенье. – Обговорим все потом. До скорого.

Потом он налил себе в чашку кофе и заговорил с Верой:

– Доброе утро. Ты мыла руки? Иди-ка в ванную скорее.

После того, как она умылась, они принялись за завтрак. Но и еда во рту не мешала Никите верещать:

– Мне звонил Сергей. Сегодня вечером идем к нему в ресторан на ужин.

Вера промолчала, хотя и обрадовалась. Продолжая едва слышно жевать пищу, она разглядывала разные вещи в комнате.

– По такому случаю, – продолжал Никита, отпивая кофе, – сходим в «Галерею». Тебе наверняка нужно обновить гардероб, не так ли? – Никита улыбнулся, в надежде воодушевить ее, однако бесстрастность никак не желала сходить с лица девушки. Они робко посмотрела ему в глаза и спросила:

– Что за «Галерея»?

– Торговый центр. О, тебе там понравится, уверяю!

Когда они вышли из дома, дождь прекратился, оставив после себя сырой холодный воздух и хмурое небо. Порывистый ветер толкал Веру, будто намеревался снести ее с ног, но она сопротивлялась.

– Петербург славится своими ветрами, – с улыбкой отметил Никита, когда они переходили дорогу.

Здание торгового центра, столь величественного и огромного, восхитило и привело Веру в трепет. В нем лаконично сочетались современный европейский стиль, роскошь мировых модных домов и, главное, вековые традиции исторического Петербурга.

– Как красиво! – Воскликнула Вера, и ей нестерпимо захотелось выплеснуть энергию, скопившуюся в ней под действием такого сильного впечатления. Она едва ли не схватила Никиту за руку, но вовремя опомнилась.

– О да, – улыбнулся он, – великолепный дворец, великолепный. Один из лучших центров в стране, смею заметить. Идем?

Когда они вошли, Вера с болью в сердце ощутила свою низменность по сравнению с теми людьми, которые имели возможность проводить здесь свое свободное время без особого ущерба бюджету. Никогда в жизни Вере не приходилось бывать в таких шикарных местах, где сконцентрировались богатство и праздность. Она смотрела, она поражалась, она восторгалась.

Вера следовала за Никитой, который широким шагом вел ее неизвестно куда. Мимо проносились витрины с манекенами, одетыми в дорогие одежды, притягивающие внимание даже самого равнодушного к шопингу человека.

– Здесь где-то восемьдесят бутиков. Готова обойти каждый? – Улыбнулся он ей через плечо. Вера лишь изумленно вздохнула: говорить она не могла. Слова застряли у нее в горле, а мысли смешались во что-то бесформенное. Все, что ей сейчас хотелось делать – это смотреть.

И запоминать.

Ведь когда еще это повторится?..

Никита водил ее из одного магазина в другой, представляя ей запредельно дорогие платья, блузы, кофточки, юбки, брюки, шляпки, обувь, сумки и даже разного рода аксессуары, которые ей совсем ни к чему! От такого изобилия прекрасных вещей у Веры закружилась голова. Ей нравилось все! Но едва ее взгляд падал на ценник, как она, разочарованно вздыхая, отмахивалась от горячего желания приобрести желаемую одежду.

– Цены? Милая, да зачем ты вообще на это смотришь, – он положил руку ей на плечо.

Вера и представить себе не могла, что сможет позволить ему потратить на нее такие бешеные деньги! Но она не знала, что Никите это наоборот льстило. Мысли, приводящие Веру в ужас, щекотали его тщеславие. Он обожал дарить подарки и видеть искрящиеся счастьем глаза людей, чувствовать, как меняется их отношение к нему. Он знал, как вызвать благосклонность человека аккуратно, незаметно. И почти всегда использовал для этого «невинные» подарки и делал это спонтанно, когда от него этого никто не ожидал.

Но это была Катя, его дочь, с которой он так скверно обошелся. Это значило, что он должен, обязан удвоить свою щедрость, сделать ее безмерной, отдать ее сполна, до самой последней капли. Он должен убедить Катю, что с ним она будет окружена всевозможным изобилием. И, конечно, его подарки будут несравненны с теми, что ей преподносил (если такое вообще было) ее загадочный отчим. Даже не зная его, даже не представляя его себе, Никита считал его конкурентом, но конкурентом жалким и бессильным.

Он привел ее в бутик, где были представлены изысканные коллекции платьев, элегантных брюк и нежных блуз. Вера мысленно прикинула, сколько здесь стоит самая обыкновенная однотонная футболка, и голова ее пошла кругом, когда взгляд упал на вечернее атласное платье морского цвета.

И в этот раз Никита сам выбрал для нее наряд: маленькое черное платье без рукавов, с вырезом на спине в восемь сантиметров и кружевной юбкой.

Он был уверен, что оно понравится Вере, и не ошибся.

Глаза ее буквально пылали, когда Никита показал ей платье и предложил примерить. Она даже не стала возражать.

В примерочной Никита ждал ее на диване, листая какой-то журнал, специально предложенный для гостей бутика. Когда Вера вышла, журнал выпал из его рук. Он улыбнулся настолько широко, насколько ему позволяли губы, и прильнул к ней.

– Боже, Катя! Великолепно! Ты похожа на принцессу!

И Вера не могла сдерживать радости: каким красивым было платье, а как оно хорошо сидело на ней! Как приятно чувствовать на своем теле дорогую ткань, которая не просто одевает его, а чуть ли не впитывается в кожу.

Ощущение у Веры было таким, словно с платьем у нее выросли и крылья, которые так и норовили унести ее на седьмое небо!

– Тебе бы еще волосы распустить, – вздохнул Никита, любуясь ей, – так вообще – Королева.

В нем проснулась гордость: ведь это его дочь! Не верится, что такая красавица рано или поздно кому-то достанется…

Никита и Вера вернулись домой, чтобы собраться в ресторан. За это время погода успела измениться несколько раз, то проливая неистовые дожди, то осушая земли палящим солнцем, то снося людей бушующими ветрами.

Никита быстро привел себя в порядок. Пока Вера готовилась, он сидел на диване и разговаривал по телефону со своим коллегой.

Когда же Вера показалась в дверях, он быстро закончил беседу и поднялся.

– Готова?.. О нет, ты не готова! – Он бросился к ней. – Что это на голове?

Вера нахмурилась.

– Волосы?..

– Нет! Это что за старушечья коса? Распусти немедленно. Вся твоя красота в волосах, а ты так с ними поступаешь.

Он не стал дожидаться, когда она сама исполнит его приказ: негрубо повернув ее за плечи к себе спиной, он быстро распустил ее густые волосы, расправляя их и расчесывая пальцем.

Вере это доставило такое удовольствие, что она едва ли не откинула голову назад и не застонала, но стыд вовремя осадил ее.

Обернув ее к себе лицом, он полюбовался результатом. И на какое-то мгновенье забылся…

Как она похожа на Веру!

В голову его нахлынули разного рода воспоминания, центром которых была молодая Вера, та Вера, которую он впервые встретил и полюбил. И казалось ему, что она выглядела в точности так, как и Катя сейчас…

Те же большие печальные глаза болотного цвета, те же веки, придающие ей зрелости, те же тонкие губы и высокие скулы. Невинный образ чистой девушки… Скорбящий взгляд, кроткое дыхание… Душистые волосы, нежная кожа…

Поняв, что теряется, Никита встряхнул головой, заставив мысли уйти прочь. Очнувшись, он выдавил улыбку и сказал:

– Ты очень похожа на маму. Она бы сейчас тобой гордилась. – И быстро добавил. – Ну, идем?


Когда они уже направлялись к его машине («старушка Киа», как он сам ее называл) Никита заговорил:

– Знаешь, когда расцветает Петербург?

– Когда? – Вера уже улыбалась.

– Ночью. Сейчас узнаешь.

И, когда они выехали за пределы дома, Вера узнала.

Сумерки сгустились, но город продолжал гореть. Теперь он действительно раскрылся, как бутон самого красивого цветка в мире, и в него было невозможно не влюбиться. Вера открыла рот, жадно ловя глазами каждую пролетающую мимо вещь, будь то величественное здание или просто прохожий, так же наслаждающийся ночным Петербургом.

Ресторан Сергея располагался на Невском проспекте, где жизнь кипела круглосуточно. Здесь были люди самых разных национальностей, не устающих от суеты, но ловящих каждый момент существования так, будто он последний. Вера смотрела и заражалась этой сумасшедшей энергией, исходящей от людей, зданий, памятников, словом, от всего города. Она чувствовала, как что-то зарождается у нее в животе и расширяется. Это что-то горячее, это трепещет, оно толкает, оно призывает ее… жить.

«The Extravagante» – название, подходящее для заведения, очевидно, стиля модерна. Однако этот ресторан представлял абсолютно классический стиль интерьера. В нем было много простора, что сразу же понравилось Вере, большие окна с бархатными шторами цвета слоновой кости, зеркальные поверхности, хрустальные люстры в залах, изящные подсвечники, словом, все неотъемлемые элементы данного направления. Вере нравилось обилие теплого света вместо ослепительно ярких цветовых пятен и то, что в отделке использовались нежные пастельные тона. Они успокаивали, расслабляли и заблаговременно настраивали на приятный отдых.

– Как красиво! – Шепнула она, взглянув на Никиту. Он улыбнулся и подмигнул ей.

Хостесс проводил их за столик и, подав меню, пожелал «прекрасно провести вечер».

«Вечер, – мысленно подхватила Вера, – так ведь уже ночь практически!».

Не успели они взять в руки меню, как к ним подошел сияющий Сергей с распростертыми руками.

– А вот и вы! Задержался я? Да ладно, я здесь почти весь день – дела! Вам все нравится?

– О да! – Вырвалось у Веры. Да и если бы она молчала, восхищенный взгляд все равно выдал ее.

– Ну, мы еще еду не пробовали! – В свою очередь, произнес Никита, и Сергей поддержал его смехом.

– Она тебя не разочарует, поверь. – Он сел за стол и, отбросив меню, сказал. – Выбирайте все, что вашей душе угодно!

Как только Вера открыла бархатную алую книжонку, голова у нее пошла кругом. И не только от цен, показавшихся ей космическими, но и от названий блюд. Если они такие сложные, то что говорить об их приготовлении? К примеру, «Сибас, запеченный в банановом листе» или «утиная грудка с фламбированными яблоками и соусом из тархуна». Вера трясла головой, читая каждое блюдо и старалась не вскрикивать, глядя на цены. Господи, какие деньги! Какие бешеные деньги! Деньги, которые она получает в день зарплаты, у кого-то уходят в один хороший вечер в ресторане такого же типа. Захлопнув меню, Вера огляделась. Эти люди… респектабельные мужчины, уверенные в себе, элегантные женщины, любящие себя. Все это видно по их лицам, по их движениям, по тому, как они ели, как разговаривали, как смеялись, как молчали, как смотрели. Чем больше Вера наблюдала за ними, тем сильнее сжималось ее сердце. Но от чего? От зависти? Нет. От грусти? Навряд ли. Злости? Ну, уж точно нет!

Сейчас она чувствовала возбуждение, никак не связанное с негативными эмоциями. К чему эти глубокие описания? Она просто рада. Она просто счастлива. Однако уже давно отвыкла от этих состояний и не понимала, что это, на самом деле, такое творится в ее душе.

– Кать, – мягко урвал ее из забытья Никита, – ты не на людей смотри, а на меню. Что ты хочешь? Ты же голодна?

Она кивнула. Озвучивать свои мысли она не стала. Ей хотелось быть уважительной и вежливой по отношению к Сергею, ведь он явно хочет доставить своим гостям удовольствие. А она лишь все омрачит своей впечатлительностью.

И все же Вера постаралась заказать что-нибудь попроще, поэтому выбор ее пал на «Картофель Айдахо» и «Ананасы гриль» (она так обожала ананасы).

– Катенька, – обратился к ней Сергей, – если вы не едите мясо, что очень зря, предлагаю вам выбрать что-нибудь поинтереснее, например, рулетики из баклажанов с орехами или брускетты с икрой из тех же баклажанов. Люблю баклажаны, они напоминают мясо.

– Однако не заменяют его, – улыбнулся Никита.

Вера ненавидела баклажаны.

– Спасибо большое за совет, – ответила она учтиво, – но сегодня что-то не хочется.

Сергей не настаивал.

Когда мужчины определились, Вера неожиданно спросила:

– А где же Матвей?

Сергей, странно улыбаясь, ответил кратко:

– Сейчас придет.

– Все сделали выбор? – Осведомился Никита. – Может, позовем официанта?

– Он сам подойдет, – сказал Сергей, глядя куда-то мимо Никиты.

А смотрел он на официанта, не спеша направляющегося к ним. Вера, увидев его, оторопела.

– Здравствуйте, – с натянуто вежливой улыбкой произнес юноша, – сегодня я ваш официант. Вы уже сделали выбор?

Выдержав паузу, он добавил:

– Если нет, то прошу вас, поживее.

Сергей нарочито громко закашлял, метнув в официанта острый, как кинжал, взгляд.

Никита же, улыбаясь своим мыслям, опустил глаза в меню; Вера же, не в силах совладать с чувствами, продолжала смотреть на официанта. Когда мужчины озвучили заказ, она с трудом сделала то же самое.

– Прекрасный выбор, – иронично поддержал их юноша, – у вас отвратительный вкус. Будет готово не знаю, когда. Приятного отдыха.

Откланявшись, он поспешно удалился.

Наконец, Никита позволил себе засмеяться – но негромко.

– Матвей работает в вашем ресторане официантом? – Обращаясь к Сергею, вопросила Вера.

Тот невинно пожал плечами, будто не понимая изумления Веры. Впрочем, в этом действительно не было ничего такого ужасного или неприемлемого. Однако в данном случае трудно было не удивиться, учитывая отношение Сергея к сыну в поезде. Вера запомнила это, и поэтому ей можно простить теперешнее замешательство.

Так как Вера была не из тех, чье любопытство граничило с наглостью, она не стала допытывать подробности столь странной истории взаимоотношений отца и сына. Она предоставила право заводить беседу мужчинам, а кому именно – пусть решают сами.

Так оно и случилось.

Сначала они обсуждали что-то конкретное. Но, чем больше они говорили, тем дальше заходили. Затрагивая какие-то абстрактные темы, они спорили, пререкались, чуть ли не ссорились, но все же не позволяли себе такого поведения: конечно, из-за присутствия Веры. Но еще и потому, что умели вовремя одерживать утраченный контроль над разумом. А это, надо заметить, довольно редкое (и, следовательно, ценное) качество.

Мужчины пытались и Веру вовлечь в разговор. Как? Подняли тему образования, конечно. Однако Веру это нисколько не занимало, ведь она, если б они только знали, окончила школу уже давным-давно.

– Платное «бесплатное» образование, – посмеялся Сергей.

– А Матвей учится? – Спросила Вера.

– Да. На архитектора. Глупость, ей богу.

– Почему же?

– Лучше бы обучался предпринимательскому делу: это куда важнее в наше время.

– Да, согласен, – тихо согласился Никита, скрестив руки и упершись локтями в стол.

– Но ведь, если он там учится, это его мечта, верно?

Сергей пожал плечами.

– Бог его знает, Катенька. Долго я думал, что это так, детские игры. Пока он не предстал на пороге студентом университета архитектуры.

Вера промолчала. Как уже известно, она не любила, и не умела, спорить, поэтому решила, что лучше не развивать эту беседу дальше. Лучше подумать об этом, не озвучивая мыслей. Что ж, Матвей с первого взгляда не походил на молодого человека, горящего идеей возносить здания. Может быть, он действительно был похож на будущего предпринимателя с проницательным взглядом и расчётливым умом. А оказалось, что он – творец. Он предал жизнь искусству… По крайней мере, теперь Вера несколько поменяла свое мнение о юноше. Было заметно, что ему нелегко взаимодействовать с отцом, страдающим, видимо, перепадами настроения. Заметно, что Сергей пресекал его желания и стремления, что он пытался отучить сына мечтать. И, оказавшись слабым в схватке, он мстил ему иным образом. Взять, хотя бы, в пример сегодняшнюю ситуацию…

Вскоре появился Матвей и подал каждому блюда. Вера боялась смотреть на него – ей не хотелось его смущать. Сергей же вел себя так, словно знает Матвея не иначе как своего работника, которому он ежемесячно платит заработную плату и видится с ним пару раз в два месяца. Вера не переставала удивляться.

– Знаете, Матвей, – обратился к нему Сергей деловитым тоном требовательного начальника, – вы неправильно держите тарелки. Видите, эту тарелку, на которой лежит корейка ягненка на кости, которую вы мне подали, лучше держать так, чтобы ее овальный уголок упирался в локоть, вот так, смотрите, – он взял тарелку так, чтобы ее дно заполнило все его руку до внутренней части локтя. – Если же вы будете держать ее вот так, – он взял ее так, что большой палец едва ли не касался еды, словом, так, как мы обычно подносим блюдо самому себе дома, – вы не только сможете уронить ее, но и нарваться на проблемы: согласитесь, ведь я заказал корейку с пряным соусом из черного перца, а не вашего пальца.

Сергей поставил тарелку обратно и посмотрел на Матвея, выслушивающего поучение отца с каменным выражением лица. Когда тот закончил, губы молодого человека растянулись в усмешке.

– Я учту, господин, иначе как мне дальше жить, не зная, как правильно держать тарелки.

Матвей откланялся и уже было ушел, как вдруг Сергей прищелкнул пальцами.

– Через тридцать минут подайте вина. Никит, какого?

Тот, уже принявшись за телячьи щёчки с картофельным муссом, пожал плечами.

– Какого-нибудь игристого, французского. – Он не особо разбирался в винах и, если уж и выпивал алкоголь, то предпочитал коньяк или виски. К чему это баловство?

– Лансон блэк лейбл брют. Угостим и нашу юную гостью, – он улыбнулся Вере. Затем обратился к Матвею. – Поняли?

– Да, – Матвей осклабился.

– Через тридцать минут.

– От Рождества Христова?

Никита чуть не подавился, сдерживая смешок.

– Да. – Сергей терпеливо кивнул. – Идите.

– Время пошло, да? – Матвей засучил рукав на рубашке и взглянул на часы.

– Пошло. И вы… падите.

Матвей ушел, а Никита, наконец, рассмеялся.

– Ну что за игры у вас!..

Сергей проигнорировал это восклицание и приступил к ужину.

Вера молчаливо ковыряла вилкой свой картофель. Пытаясь согнать стеснение, вызываемое присутствием двух мужчин, – которые поедали свои блюда с нескрываемым удовольствием и аппетитом, она брала по маленьким кусочкам, чтобы жевать неслышно, глотать негромко. Со временем она поняла, что никто даже не смотрит ей в рот, как она того боялась. Оказалось, что это всего лишь бесплодные страхи, навеянные мыслями.

Во время ужина мужчины не разговаривали. Лишь изредка обменивались парочками слов. Например, в какой-то момент Никита, наконец, сделал комплимент Сергею относительно его вкуса в интерьере. Также он рассказал некоторые случаи, когда ему доводилось бывать в ресторанах с бесподобными кухнями, но весьма скверной обстановкой.

– А мне – с плохим обслуживанием, – вставил Сергей. – Поэтому я стараюсь следить за тем, как себя ведут официанты.

– И управляющий, – добавил Никита.

– Верно. Что ни говори, но обслуга – немаловажный элемент, на который обращают внимание гости. В ресторане может быть красиво, может быть уютно, может быть вкусно, но, если с тобой обращаются неподобающим образом – вряд ли тебе захочется возвращаться еще раз.

Вера же, распробовав блюда, не удержалась от восторга.

– Великолепный картофель! И ананас – так необычно!

Сергей улыбнулся.

– У нас есть повар, – он из Неаполя, – так он, в основном, специализируется на итальянской кухне. Встретил его случайно, – когда был в Неаполе, – Сергей рассмеялся, – там был какой-то фестиваль и…

Прибыл Матвей с вином.

– Мы еще не доели, – сказал Сергей, не взглянув на него.

Вера подняла глаза на Матвея и увидела, как на скулах его заиграли желваки.

– Но прошло ровно тридцать минут. Секунда в секунду. – Он показал ему руку, на запястье которой крепились часы.

– Очевидно, уже прошло и тридцать три минуты, – спокойно говорил Сергей, – но оно пока ни к чему. Придите-ка, скажем, минут через двадцать.

Вера боялась смотреть на Матвея, но так хотелось проследить его реакцию на лице!

Она лишь услышала его свистящее дыхание, показывающее его разъяренность куда лучше, чем мимика.

Наступила пауза.

Долгая пауза, не предвещающая ничего хорошего.

Никита немного напрягся, тщательно разжевывая мясо. Кусок не шел ему в горло. Видимо, он опасался того же, чего и Вера – скандала.

Внезапно Матвей, не сводящий свирепого взгляда с отца, расслабил хватку и уронил вино. Стеклянная бутылка разбилась, а брызги жидкости задели ноги и подол платья Веры.

– Упс, – просто сказал Матвей и по-детски пожал плечами.

Сергей, побагровевший от гнева, ударил кулаком по столу.

– Какого дьявола ты творишь!

Матвей развел руками.

– Сам не знаю!

Сергей вскочил со стула.

– И как ты этими дырявыми руками чертежи для домов рисовать собираешься? А, ты будешь строить туалеты, конечно! Что бы еще у тебя могло получиться?

Это серьезно задело Матвея. Сергей знал, куда целиться, и не промахнулся.

Матвей сорвал с себя бейджик и бросил его прямо в тарелку Сергея.

– Вы забыли, господин, – процедил он, глядя ему прямо в глаза, – еще у меня прекрасно получается лизать вам задницу.

С этими словами он развернулся и незамедлительно направился к выходу.

Вера, наблюдавшая за этим с нестерпимой тревогой, рванула за ним.

– Катя! Куда ты, ей богу! – Кричал ей вслед Никита, однако, не последовавший за ней.

– Пусть идет, – прошипел Сергей, имея в виду, конечно, сына. – Все равно приползет – выбора нет.

– Погорячился, – пробормотал Никита, имея в виду, конечно, Сергея.

Тем временем, Вера выбежала из ресторана и окликнула Матвея, уже на несколько метров отошедшего от ресторана. Он остановился, услышав ее, и повернулся.

– Матвей, – он подбежала к нему, не зная, зачем вообще это сделала, – только не делай глупостей.

– Чего? – У него вырвался смешок.

Вера сама не знала, как объяснить себе это, но сейчас она смотрела на Матвея и видела Катю – такую же непокорную, несносную и своенравную. Таких детей не укротить и, как Вера убедилась на собственном опыте, делать это бессмысленно. Пытаясь изменить ребенка, родитель ломает его – и кому от этого польза?

– Знаю, у вас с отцом недопонимания…

– Да ничего ты не знаешь, – сказал он вполголоса. – Иди-ка ты обратно.

Он отвернулся, но Вера взяла его за руку, заставляя взглянуть ей в глаза.

– Как бы то ни было, – продолжала она мягко, – я надеюсь, что эта ситуация (и любая другая, какая только происходила между вами), не озлобит тебя.

Матвей нахмурил брови, убрал ее руку со своей и, не сказав ни слова, продолжил свой путь.

Вера смотрела ему вслед, все еще не в силах оправдать свой поступок.

Глядя в спину уходящему Матвею, она думала, что это уходит Катя – обиженная, раненная, непонятая.

Если жизнь таким странным, таким причудливым образом обошлась с Верой, то стоит ли дивиться мысли, что душа Кати каким-то магическим образом вселилась в этого молодого человека?

Эти мысли, теперь уже не казавшиеся Вере безумными, испугали ее. Не желая рассматривать их подробно и тщательно, она забежала обратно в ресторан.


Когда Вера подошла к столику, там уже все прибрали. Сергей беспокойно барабанил пальцами по столу, а Никита чем-то занимался в своем телефоне.

– Ну, – завидев Веру, заговорил Сергей, – что он там про меня наговорил?

– Ничего, мы… не разговаривали. Он ушел. Не стал слушать меня.

– Не нужно было тебе вообще идти, – сказал Никита, убирая телефон.

– Тебе ли говорить об этом? – Вера села на место, затем обратилась к Сергею. – Право же, не надо было так жестко.

– Жестко?! Катенька, да ведь…

– Я, честно, не понимаю, что у вас за отношения такие, – и не мое это дело, – но я не поверю ни за что, если кто-нибудь из вас двоих скажет, что вас это устраивает. Неужели вам нравится вздорить?

Сергей покачал головой.

– Все совсем не так, Катенька, как вы думаете. Вы потерпите: вот своих детей родите и подумаете, как их воспитывать.

– Да мне уж довелось, – выпалила Вера, но вовремя осеклась. – Эм…видеть пример наилучшего воспитания, – она украдкой взглянула на Никиту, заерзавшего на стуле от ее слов. – Это правда не мое дело. Но, прошу вас, не упускайте из головы одну простую истину: хранить нужно то, что имеешь.

Сергей усмехнулся.

– Причем же здесь эта поговорка?

– К тому, что вы никогда не узнаете, что творится в голове вашего сына. И вы не можете знать на сто процентов, куда он ушел и с какой целью.

Сергей открыл рот, но не издал ни звука. Сжав кулаки, он отвел взгляд в сторону и наморщил лоб. Потом он, достав телефон из кармана, вышел изо стола и, извинившись, отошел.

– Да-а-а… – Протянул Никита, улыбнувшись.

– Что?

– Из тебя бы получилась отличная мать.

Вера с горечью улыбнулась, вздыхая.

– Но не получилась. – Прошептала она так, чтобы он не расслышал.

– А?

– Ничего. Куда он пошел, как ты думаешь?

– Звонить Матвею. Извиняться.

– Правда? Ты так думаешь?

– Уверен. Сергей отходчивый и всегда раскаивается искренне.

– Это хорошо…

– Но вопрос в другом: какой Матвей?

Вера промолчала. На этот вопрос не смог бы дать ответ, кажется, даже Сергей.

Да и как это сложно, как страшно и как, собственно, глупо – распознавать человека. Исследовать темные закоулки его несовершенной души, находить что-нибудь потрясающее или ужасающее – зачем это нужно? Не познавший себя так часто берется за такое грандиозное дело – расследование других. Это ли не слабоумие?

Спустя пару минут вернулся Сергей – мрачный, встревоженный, недовольный.

– Простите, что… испортил вам ужин, – казалось, даже это принесло Сергею облегчение.

– Да что ты, – махнул рукой Никита, – все было вкусно. Жаль только, что вина так и не попробовали.

– Вечно шутишь, – фыркнула Вера.

– Насчет этого не волнуйся: подарю тебе бутылку самого лучшего и, как ты хотел, игристого.

Никита рассмеялся.

После этого никому не хотелось продолжать ужин. Сергей проводил их до машины, желая им всего самого наилучшего, а Вере – сполна насладиться каникулами «в этом чудесном городе». Вера поблагодарила его и вновь не удержалась от совета:

– Будьте благоразумны, Сергей.

Она села в машину, оставив мужчину с круглыми глазами, на что Никита лишь улыбнулся: мол, вот такая она мудрёная.


Вера не совсем понимала, почему она все еще находится в ресторане.

Но самым странным было не это.

Почему она вся мокрая?

Она стояла на пороге ресторана, встречаемая статуями и раздражающей музыкой, больше похожей на скрежет чего-то острого по тарелкам. Вокруг витал бродящий запах вина. Черное платье, в котором она была на ужине с Никитой и Сергеем, прилипло к телу. Вера дотронулась до своих волос, так же мокрых, а затем поднесла пальцы к носу: вино. Она вся была в вине. Будто бы кто-то бросил ее в бочку с этой жидкостью и продержал там несколько часов!

Она раскрыла рот, но не смогла издать ни звука. Когда до сознания ее донесся чей-то смех, она решила последовать за ним.

Все столики в залах были заняты. Когда Вера пригляделась к каждому гостю, она поняла, что это не люди, а манекены, на пластиковых лицах которых застыла улыбка. Глаз у них не было.

Так Вера брела, пока не увидела за самым крупным столиком с золотой скатертью сидящих на королевских стульях двух живых людей. Именно они смеялись.

Вера стояла так, что было видно лишь лицо молодого человека, когда как его спутница, обладательница огненно-рыжих пышных волос, сидела к Вере спиной.

Посередине стола у них лежал окровавленный поросёнок, обрамленный копчеными початками кукурузы. В нос Веры ударил гнилостный запах убитой плоти, вызвав у нее тошноту.

Подавив неприятные ощущения в желудке, Вера обратила внимание на юношу и узнала в его лице Матвея. Он, заметив ее, поднялся со стула с распростертыми руками.

– Простите, Вера, что пролил на вас вино! Не серчайте! Присаживайтесь, у нас тут вкусное мясо! Получше вашей картошки и баклажанов!

Вера, однако, не могла сдвинуться с места.

Наконец, рыжая девушка обернулась и, посмотрев Вере прямо в глаза, сардонически расхохоталась.

– Да уж, мама, выглядишь ужасно! Впрочем, как всегда.

Капли вина сочились по ее ногам и рукам. Вера, уставившись на Катю, прошептала:

– Это ты?

– Ну а кто ж еще? А ты?

Вера оторопела.

– Какая ты…

– Красивая? – Она взмахнула копной волос.

– Взрослая, – выдохнула Вера. Действительно, Катя предстала перед ней в том же образе, в каком она ее обнаружила в своих предыдущих снах: постаревшей на двадцать лет минимум.

– А я теперь такая. – Она послала ей воздушный поцелуй. – Теперь ты моя дочка.

Матвей истошно расхохотался, чем слегка испугал Веру.

– Вы, Вера, случайно вина не перепили?

– Фу-у-у, мама, что это у тебя там течет? Фу-у-у! – Катя, зажав нос руками, вскочила со стула.

– Какая мерзость, – Матвей перекрестился и тут же рухнул на пол, потеряв сознание.

– Отвратительно! Отвратительно! – Визжала Катя, бегая вокруг стола.

Вера с недоумением опустила голову и увидела, как к щиколоткам вдоль по ногам стекает толстыми струйками алая кровь.

Она схватилась за низ живота, почувствовав пронзительную боль, и упала на колени.

– Фу! Фу! Фу! – Не унималась Катя.

А Вера смотрела, как над трупом поросёнка летают жирные мухи, и думала: «Моя дочь старая, моя дочь старая, моя дочь старая…»


Когда Вера открыла глаза, в голову ей пришла мысль, что она снова в больнице. Сморгнув пелену, она огляделась, с облегчением поняв, что находится в квартире Никиты. Но ощущение подавленности было таким, словно она билась в лихорадке всю ночь.

Постепенно внизу живота ее стала проявляться тянущая боль, а в голове – расплывчатые отрывки ночного кошмара.

Но запомнила Вера только Катю. Если бы ей приснилось несколько видений подряд, в одном из которых хотя бы на секунду промелькнула Катя, наутро бы Вера вспомнила только ее.

Вдруг Вера почувствовала сырость под собой. Задрожав от страха, она сбросила с себя одеяло и сдавленно вскрикнула.

Ее пижамные штаны во внутренней части бедер были пропитаны кровью. Поджав под себя ноги, Вера обнаружила на простыни пятно красно-бурого цвета.

– О нет, нет, нет! – Застонала она беспомощно. – Только не это, нет! Ну откуда у меня, ну не было же!

Менструаций у Веры не было с тридцати пяти лет, когда ей пришлось перенести опасную операцию на яичники. С тех пор она совсем не забыла о том, что они у нее вообще когда-либо были.

Но сейчас Вере было семнадцать (вероятнее всего), а это значит, что организм у нее был здоровым и правильно функционирующим. К сожалению, она совсем этого не учла при сборах и не взяла с собой ничего гигиенического.

Вера спрыгнула с кровати и стащила простынь. Скомкав ее, она выбежала из комнаты на пути в ванную, в которой уже чистил зубы Никита.

– Доброе утро, – пробормотал он с полным зубной пасты ртом. Она же лихорадочно засовывала простынь в стиральную машинку, не замечая его присутствия.

– Кать, – он сплюнул, с недоумением наблюдая за ней, – в чем дело?

– Ни в чем! – Огрызнулась она, начиная стирку.

Пожав плечами, Никита умылся. Вытирая лицо банным полотенцем, он сказал:

– Ну, ты умывайся, я пока чай тебе налью.

Когда он вышел, Вера прислонилась лбом к стиральной машинке и нервно выдохнула. Ей нужно было срочно поменять белье и штаны, но она не могла показаться ему на глаза в таком виде.

Прошмыгнув незамеченной в комнату, она взяла необходимые вещи и вернулась в ванную. Запершись, она переоделась. Ей было больно, ей было неприятно, ей было отвратительно. Она вновь почувствовала себя девочкой, впервые проснувшейся полноценной женщиной. Ей хотелось плакать, жаловаться маме и ничего не делать.

Идти на кухню она не собиралась. Ей нужно было прямиком в магазин, какой, к черту, завтрак?!

Но сначала нужно было известить об этом Никиту.

Она встала в дверном проеме, потирая низ живота, и тихонько заговорила, пока Никита наливай чай в ее чашку, а в свою – кофе:

– Ты бы не мог одолжить мне… немного денег?

Никита, увидев ее, сконфузился.

– А что такое? У тебя какие-то проблемы? – Он уже похолодел.

– Ну-у… не совсем. У меня месячные.

Никита, застыв как истукан, смотрел на нее не мигая.

– Ты дашь денег или нет?! – Вскричала она истерически дрожащим голосом.

– Ох, конечно, конечно, – он засуетился, но в панике как будто бы забыл, где вообще хранит свои наличные.

– Я как раз хотел тебе сказать… Кать, мне сейчас нужно отъехать по работе. Я ненадолго.

Вера пожала плечами. Она не испытала особой грусти или разочарования. По правде сказать, она ничего не ждала от сегодняшнего дня и, в принципе, отсутствие Никиты рядом с ней вряд ли могло ее расстроить.

– Знаешь, я вот так оставлю деньги, – он положил несколько банкнот на стол, потом выпил залпом кофе, прошипел: «горячо!» и метнулся к кровати, на которой лежало его пальто, – а мне уже бежать пора, представляешь? Сегодня очень даже прохладно. Оденься тепло перед тем, как идти в магазин. Вдруг еще простудишься?

Вера молча следила за его «аккуратной спешкой», если эти два слова вообще могут быть совместимы. Когда он полностью был готов к отбытию, он сказал:

– Чай на столе. Если захочешь чего-нибудь еще – кухня в твоем распоряжении. Ключи оставлю на столике в прихожей. Ну, до вечера.

Так как отношения между ними все еще были напряженными, он, как то бы сделал заботливый любящий отец, не чмокнул ее напоследок в макушку или щеку, не коснулся даже плеча или руки. Обойдя ее, но улыбнувшись на прощанье, он ушел из квартиры.

Вера стояла, вбирая в себя запах кофейной гущи, освежающий аромат мятного чая и горячих хрустящих тостов, к которым Никита даже не прикоснулся. Между тем, она почувствовала, как внутри ее постепенно разверзалась пустота, чему она незамедлительно решила воспрепятствовать.

Взяв деньги (их вполне могло бы хватить на годовой запах прокладок), она сунула их в карман джинсов и поспешила покинуть квартиру.

На улице было ветрено, холодно и пасмурно. Слоисто-кучевые облака неслись по небу, предвещая очередной ливень. Вере посчастливилось выйти в магазин как раз в момент передышки облаков – повсюду уже образовались лужицы после недавнего дождя.

Магазин был прямо за углом дома. Вера купила только то, что ей было необходимо, так как сильно сомневалась, что Никите могло чего-то не хватать из продуктов.

На обратном пути она все-таки попала под дождь. К сожалению, он был таким неистовым, что она промокла буквально до нитки.

Забежав домой, Вера, сняв обувь и верхнюю одежду, быстро отправилась в ванную.

Сделав все свои дела, Вера какое-то время не могла прийти в себя и понять, что делать дальше. Вспоминая свое маленькое приключение, которое еще несколько недель назад выбило бы ее из душевного равновесия, она засмеялась, как ребенок, не знавший ни единого повода для печали.

Когда желудок напомнил о своем жалком существовании без еды, Вера быстро отправилась на кухню, чтобы приготовить завтрак. Как она и предполагала, еды у Никиты было в достатке.

Так, сидя за своим пышным омлетом и большой кружкой чая (ту чашку, которую ей сделал Никита, она выпила в процессе приготовления завтрака), Вера размышляла над своим ночным кошмаром.

Почему же Матвей и Катя явились к ней вместе?

Вера не обладала особым мышлением, вроде Шерлока Холмса, и прийти к выводу, располагая лишь подозрительными совпадениями сновидений с ее собственными догадками, она не могла.

Одно Вере было ясно: Матвей, так или иначе, появился в ее жизни не случайно. У нее было ощущение, что он может помочь ей в поисках Кати, которая, она была уверена, где-то рядом.

Вера чувствовала себя слепым ребенком, наощупь пробирающимся к выходу из лабиринта. Однако она не сомневалась, что еще немного, и она выявит одну большую связь между всеми событиями в ее жизни и, тем самым, получит ключ к разгадке.


Когда Никита вошел в квартиру, в нос ему ударил букет самых вкусных запахов, которые только могут исходит из кухни. Желудок его моментально откликнулся, а настроение поднялось.

– Ка-ать, – позвал он, снимая обувь и пальто, – ты где?

Вера, в фартуке и рукавицах, вышла в прихожую.

– Пришел?

– Поздно, да?

– Нет, – она пожала плечами, критическим взглядом окидывая мужчину с головы до ног. – Дождь на улице? Переодевайся, мой руки, я приготовила ужин. Только аккуратнее: я там постирала твои грязные вещи.

Она скрылась, оставив Никиту одного переживать легкое потрясение.

Так как Никита всегда любил чистоту и порядок, особенной разницы в квартире он не заметил. Но все же почувствовал. По свежему запаху порошка и освежителя воздуха с ароматом хвои. Видно, Вера воспитала в Кате трудолюбие, которым и сама всегда отличалась.

Но не это удивляло Никиту.

С чего вообще такая забота?

Он ожидал, скорее, обнаружить ее где-нибудь в лоджии или кровати, смотрящей сериалы или читающей, а может, и вовсе спящей. Поэтому его так тяготила мысль о возвращении домой. Он был несказанно рад, что самые его худшие ожидания не сбылись.

В тот момент, когда он вошел в кухню, она поставила огромный противень с пирогом. От одного лишь взгляда на него Никита чуть не захлебнулся слюной.

– Ты пьешь кофе? Я не умею заваривать, уж прости, – сказала она, снимая с себя рукавицы и фартук. Заметив, что он сконфуженно стоит возле стола, она жестом пригласила его сесть. – Не стой же. Ешь, пока горячее.

Сама Вера не была особо голодной. За день она успела немного перекусить, а в процессе приготовления ужина невозможно не отщипывать ото всюду по кусочку. Так она и насытилась вполне.

В тарелке его лежали макароны по-флотски, а в отдельной тарелке овощной салат. Пирог был, как он понял, на десерт.

Он сразу же вспомнил один из вечеров из их с Верой прошлой совместной жизни. Когда дома почти не осталось продуктов, а в магазин идти не особо хотелось, она готовила именно такой «бюджетный» вариант ужина. И он нравился Никите намного больше, чем любая ресторанная еда за крупные деньги.

– Боже, Кать, – жуя макароны, Никита покачал головой, – это в точности, как мама делала. Как же так ты у нее научилась?

Это блюдо было таким примитивным и простым, но среди сотни его вариантов, приготовленных разными людьми, Никита смог бы узнать именно тот, что принадлежал Вере.

Вера пожала плечами и улыбнулась. Теперь ее больше не раздражало то, что он так часто вспоминал ее. В каком-то смысле, она теперь этого только и добивалась.

Никита знал, что еще не время, но когда-нибудь он обязательно спросит у Кати, что же случилось с Верой. Он не переставал думать об этом и вопрос о ее смерти мучил его.

– Ты совсем, что ли, не голодная? – Взглянув, как она сидит на диване, который он сложил поутру, спросил Никита. – Чай хотя бы попей с пирогом.

Она не стала возражать. К тому же, было интересно, каким получился пирог. Вера готовила его по своему собственному старому рецепту, который так нравился и ей самой, и всем, кто его когда-либо ел.

Когда он покончил с макаронами и принялся ее расхваливать, Вера нарезала им обоим по доброму куску пирога и разложила по чистым тарелкам. Никита начал варить себе кофе, а для Веры поставил чайник на огонь.

– Чем ты сегодня вообще занималась? Ну, кроме того, что играла в Золушку? – Он усмехнулся.

– Да ничем, – ответила она, поерзав на стуле.

Кофе был готов, чайник вскипел. Теперь они оба начали есть пирог. И тогда вкусовые рецепторы Никиты вообще взорвались, а сам он почувствовал небывалый прилив восторга.

– Да это же…

– В точности, как делала мама? – Улыбнулась Вера, отпивая чай.

Он рассмеялся.

– Именно.

После недолгого молчания, Вера робко спросила:

– Ты не общался с Сергеем, случайно?

Этот вопрос слегка удивил его.

– Нет, а что?

– Просто интересно, что там с Матвеем, – вздохнула Вера, отводя глаза.

Никита улыбнулся какой-то мысли, внезапно пришедшей ему в голову, но решил отложить ее на потом и хорошенько обдумать. Ему нестерпимо хотелось поддразнить дочь, но он пока опасался переходить границы, возможно, выстроенные ею же.

– Вы с Сергеем дружите с института, правильно?

Он в замешательстве наморщил лоб.

– Откуда ты знаешь?

– Ой, да я… просто предположила.

– Ну, да. Вместе даже акции покупали у одной и той же организации. Дружба еще та была.

– Была?

Никита хорошенько прожевал кусок и, запив его кофе, сказал:

– Возможно, и есть. Ну, это уже совсем, совсем взрослая жизнь, понимаешь?

Вера кивнула.

– Сергей человек хороший. Надеюсь, ты не судишь его лишь по… ну, скажем, его необычному отношению к Матвею.

– Нет, но… отношения у них и правда необычные. В поезде Сергей вел себя с сыном так, будто бы во всем ему потакает. А Матвей – настоящий баловень. Но после вчерашнего… – Вера встряхнула головой. – Даже и не знаю!

Никита вздохнул. По его хмурому выражению лица было понятно, что он многое знает, чем ему не очень хотелось делиться. Или, во всяком случае, он дал обещание хранить эту информацию в тайне.

– Знаешь, – продолжала Вера, – я тут заметила… у Сергея нет жены?

Никита поднял на нее глаза, механически жуя.

– Нет.

Вера потерла шею.

– Эм, а… этот факт имеет какое-то влияние на их с Матвеем отношения?

– Возможно, – облизнув большой палец, пробормотал Никита.

Веру уже охватило то самое любопытство, обычно граничащее с бесцеремонностью.

– А ты знаешь, что с ней случилось?

Никита долго молчал. Он не отмахнулся, не перевел тему, не осадил ее, что было бы ожидаемо. Он просто молчал, глядя в свою чашку с горячим кофе и о чем-то думал. Вера уже было хотела закрыть вопрос и извиниться за бестактность, когда он, наконец, заговорил:

– Жену у него звали, кажется, Инна. Сергея она любила, по крайней мере, когда-то, но очень не любила детей. Они часто ссорились по этому поводу, потому что Сергей хотел ребенка, а Инна, соответственно, нет. «Неожиданная» для нее беременность повергла ее в ужас. Постоянно она пыталась сделать что-то такое, что бы могло повлиять на развитие плода. Иногда, обычно во время ужасных скандалов, она грозилась сделать что-нибудь с собой и, заодно, с ребенком. Сергей за эти шесть месяцев чуть все шесть инфарктов не схватил. Но волосы у него поседели точно. Ну, с горем пополам родился Матвей, правда, Инна этим была довольна только потому, что прошел токсикоз. Она старалась смириться, старалась быть если и не примерной, то просто порядочной матерью. Как там все у них складывалось, я, честно сказать, не знаю. Только через пять лет, кажется, с небольшим она просто ушла. Оставила Сергею записку, где написала что-то вроде: «Больше не могу, прости». Кажется, это был день рождения Матвея.

Вера оторопела, ошеломленно округлив глаза. С приоткрытым ртом она смотрела на Никиту, улыбающегося ей.

– Да ладно, бывают истории и похуже.

– Пока что я не знаю ни одной истории, хуже этой.

Никита махнул рукой.

– Время прошло. Время идет. Раны заживают, не бойся.

– А мне кажется, нет, – Вера отпила чай и глубоко вздохнула. Никита снова принял этой на свой счет и умолк. Но Вера продолжала. – Кажется, это в равной степени сильно повлияло и на Сергея, и на Матвея…

– Ну, я предлагал Сергею походить к психологу еще несколько лет назад. Он все отпирался… Сейчас, правда, не знаю, как у него с этим дела обстоят.

– К психологу? – Вера пренебрежительно покосилась.

– Ну да. А что такого? Это совершенно не нормально. Я имею в виду: ходить к психологу. Тем более, в современном-то мире, где так легко сойти с ума, если не выложишь душу кому-нибудь более-менее безучастному.

– Но психолог по-прежнему человек, – возразила Вера, – с оценочным суждением. Мало ли он там о тебе думает, пока ты ему «душу выкладываешь», а?

– Да а мне-то какая разница, что он там думает? Его работа остается за ним. А то, что происходит в стенах кабинета, ни при каких условиях не должно выходить за их рамки. Ты же знаешь это, так? Да и что ж в этом постыдного? Не обязательно быть повернутым психом, чтобы пользоваться услугами врача.

– Нет, – покачала Вера головой, – психолог – не врач.

– А кто же? – Никита усмехнулся, допивая кофе.

– Болтун, – прошептала Вера, откинувшись на спинке стула.

Никита рассмеялся.

– Именно. Повторяю: это его работа.

– Ну, у тебя у самого был психолог?

– Да. Но он уехал заграницу, поэтому нам пришлось прекратить сеансы. А к другому пока не хочу.

– Неужели? – Удивилась Вера. – У тебя в самом деле был психолог?

Никита снова рассмеялся.

– Ну, что ж я, псих? М? – Он пытливо склонился к ней, заставив ее сжаться, хотя, по сути, ему всего лишь хотелось позабавиться. Затем он встал, чтобы помыть за собой посуду, а Вера безмолвно следила за каждым его движением. И неясный ее разуму трепет охватывал все ее тело. Сердце наполнилось теплотой и нежностью, горло конвульсивно сжалось.

Она чувствует, она помнит, как раньше все было хорошо! Так что же случилось? Неужели Никита прав и это она все разрушила?

Слова дрожали на ее губах, но она сдерживалась изо всех сил. Если она заговорит – неизвестно, куда это может зайти.

Никита, между тем, мурлыкал какую-то песенку, намыливая тарелки. Вера видела, как то и дело уголки его губ растягивались в лукавой улыбке, видимо, отвечая на его мысли.

«О какой-то бабе думает, конечно» – и Вера уныло вздохнула, опуская глаза.

– Жалко, конечно, что я так поздно вернулся, – сказал он, не глядя на Веру, – да и погода скверная, а так бы, может, и сходили куда-нибудь. Ну, ничего, – он вытер руки полотенцем и, бросив его рядом с раковиной, повернулся к Вере, – еще столько времени впереди.

Странно, что у обоих от этих слов всколыхнулось сердце, как у студентов-прогульщиков, узнавших о страшном экзамене за день до него.

Общества друг друга не было им в тягость, но и не доставляло полного удовольствия. Все еще завеса, все еще нерушимая. Обоим хотелось от нее избавиться, но никто не решался сделать первый шаг.



***



В фойе было пусто.

Но Вера была единственным человеком, сидящим на диванчике и ожидающим свою очередь.

Так если же она одна, то почему же она сидит?

Нет, твердила она самой себе, нужно ждать, когда позовут. А так – куда же мне идти?

Через пару минут к ней подошла девочка в белом медицинском халате, который ей был заметно велик. На вид ей было лет тринадцать. Короткая стрижка, вздернутый нос и ротик-бантиком – ожившая кукла советских времен.

– Вера? – Спросила она грудным голосом.

Она поднялась со стула, оказавшись выше девочки на голову.

– Я вас провожу.

Не отдавая себе отчет в том, что она делала, Вера последовала за этой бойкой куклой, стремительно шагающей вдоль по коридору.

Ноги у Веры были ватными, и она их почти не чувствовала и словно плыла – загипнотизированная. Коридор был темный, с замыкающей лампочкой, единственным источником освещения. Двери, мимо которых они проходили, были непривычно малого размера, а сам коридор тянулся, казалось, до бесконечности.

– Вот, заходите, вас уже ждут. – Девочка резко остановилась у одной двери, указала на нее рукой и, удостоверившись, что Вера все поняла, отправилась обратно. Топот ее шагов не был слышен. А когда Вера повернулась, чтобы посмотреть ей вслед, девочки уже не было.

Вера обратила внимание на табличку, украшавшую дверь. На ней детским почерком было нацарапано красным мелком: «ПСЕХОЛАГ».

Вера вошла.

Напротив нее за рабочим столом сидела Катя – в своем обычном возрасте, а сам кабинет оказался ее комнатой. Только вход в нее был с другой стороны.

– Ложитесь на кушетку: у вас серьезные проблемы.

Вера повиновалась. Кушеткой именовалась Катина кровать – без постельного белья, но обтянутая красной кожей.

Вера легла, сложив руки на животе, и уставилась в потолок, не осознавая, что происходит. Она услышала, как Катя подвинула стул ближе к ней и села.

– Ну, что случилось-то опять? – Спросила она вяло, закидывая ногу на ногу. В руках она держала блокнот и остро подточенный карандаш.

– У меня потерялась дочь.

– Пф, велика беда. Как потерялась, так и найдется. Да и вам же все равно плевать, не так ли?

Вера повернула голову, но не смогла увидеть лицо Кати: только ноги.

– Как это, плевать?.. Мне никогда не было на нее плевать…

– Ой, да не ври.

Вера услышала раздражающий скрежет карандаша по бумаге и поежилась.

– Так, – вздохнула Катя, – повторяю: что у вас случилось?

Вера перевела взгляд обратно на потолок, который, как ей показалось, сменил прошлый цвет: с цементного на болотный.

– Я живу одна с дочерью в квартире моей покойной матери. Мы с ней, грубо говоря, не ладим.

– С покойной матерью? – Иронично переспросила Катя.

– Даже с ней я лажу больше, чем с дочерью, – ровно парировала Вера. – Мне некогда. Я единственная, кто может нас прокормить. Мужа нет. Муж ушел.

– Да прям. Ушел, ага, как же, – фыркнула Катя, продолжая что-то царапать в блокноте.

– Но… это правда! Он ушел от нас!

– Да это ты его выгнала!

Вера приподнялась на локтях и ошеломленно уставилась на Катю, беззаботно болтающей ногой и увлеченной своим занятием.

– Что?..

– Совсем у тебя крыша поехала, придумала там себе что-то и выгнала его. Как обычно.

– Что?! – Вера спустила ноги на пол. Нервы ее содрогались, пальцы так и норовили вцепиться… во что-то.

– Чокнутая совсем, – усмехнулась вполголоса Катя, не обращая на Веру внимания. – И наивная. Думаешь, он к тебе вернется? Вернется к умалишенной?

Кровь хлынула к щекам Веры. Ощущения у нее были такими, словно ее раздели догола прямо на площади в воскресенье.

– Любой бы сбежал от тебя. Даже я сбежала.

Потеряв рассудок и отдавшись свирепой ярости, Вера повалила одним рывком Катю на пол. Мельком она взглянула на блокнот, в котором Катя, как оказалось, рисовала какие-то абстрактные фигуры, никак не касающиеся их разговора.

Катя продолжала выкрикивать вещи, больно терзающие сердце Веры, из-за чего та совсем обезумела. Она схватила Катю за тонкое горло и принялась душить, сотрясая ее голову об пол. Катя пыталась стащить ее руками, царапала ее лицо, брыкалась, но тщетно. Неизвестно откуда у Веры возникла мощная геркулесовская сила.

Она душила Катю до тех пор, пока не услышала ее сиплый голос:

– Жди меня в театре, мама.

А затем Вера задушила ее.


Проснулась Вера, услышав стук в дверь и голос за ней: «Доброе утро уже!». Открыв глаза, она с ужасом обнаружила, что лежит на полу с одеялом, которое она утащила за собой. Быстро встав на ноги, она заправила постель, а затем принялась приводить и себя в порядок. Расчесывая спутанные волосы перед зеркалом, она понемногу стала вспоминать минувший ночной кошмар.

Общую картину из мельчайших образов ей составить не получилось, но зато она отчетливо слышала до сих пор, словно наяву, голос Кати: «Если ты вернешь его, вернусь и я».

От этих слов Вера невольно содрогалась. Что дочь имела в виду, она понимала прекрасно, только боялась себе в этом признаться.

Выйдя из комнаты, Вера столкнулась с Никитой.

– Да уж, Катя, – протяжно заговорила он, критически качая головой, – ты, видно, устала за весь учебный год.

– А что такое?

– Время ведь полдень уже. Хотя и я люблю поспать. Только вот редко себе позволяю эту роскошь, – он посмеялся. – Беги в ванную. У меня для тебя отличная новость.

Покончив и с этим, Вера нашла Никиту на кухне, сидящим за столиком и попивающим кофе. В руках у него была газета. Несколько секунд Вера просто стояла, любуясь им, словно скульптурой в музее. Он был так же изящен и хорош, как несколько лет тому назад. Удивительно! Молодость его так полюбила, что, видимо, решила остаться в его теле навсегда.

Заметив ее, он махнул рукой.

– Голодна? Не знал, что приготовить. На самом деле, моя фантазия простирается от двух до четырех блюд, не больше, – по нему было видно, что это утро он начал с правильной ноги. – Как спалось?

– Хорошо, – она подавила зевоту.

– Садись, хотя бы чай выпьешь. Представляешь, звонил Сергей. Он достал нам шикарные билеты в Мариинский театр! Представляешь? В Мариинский! – Он был настолько полон воодушевления, что, казалось, вот-вот взорвется. – Я бы и сам мог это сделать, но что нам там с тобой вдвоем делать?

Вера села напротив него и, немного подумав, покосилась на Никиту.

– А так нас сколько будет?

– Четверо, – лукаво улыбнулся он, поднося чашку к губам.

– И Матвей? – Она изогнула бровь.

Никита закивал, все еще улыбаясь хитрой улыбкой.

Вера опустила глаза в стакан, наблюдая за тем, как исходит пар. Что ей преподнесет этот вечер, она не знала, но, безусловно, отказываться от него нельзя. Это очередной ход судьбы, на который Вера должна ответить.

– И во сколько?

– Успеем, – он поставил чашку на блюдечко и облизнул губы.

– Куда успеем?

– Как, куда? За платьем.

– Кому?!

– Мне.

– Тебе?

– Нет, конечно! – Он рассмеялся. – Тебе! Думаешь, я пущу тебя в том же платье, в котором ты была в ресторане? Ни в коем случае. Тебя уже видели в этом, разве ты имеешь право повторяться?

Вера смотрела на него, учащенно моргая, с приоткрытым ртом, только возразить не получалось. С одной стороны – воодушевление, а с другой – неловкость.

– Ладно, беги одевайся пока, а позавтракаем по-человечески в центре. Туда мы и поедем.

Расчесывая волосы, а затем заплетая их в слабую косу, Вера размышляла о Никите. Был ли он щедрым человеком? Несомненно. С замиранием сердца и нервно дергающимся глазом можно было наблюдать за тем, с какой легкостью он спускал деньги на дорогие подарки или развлечения. Было видно, что это человек, давно отвыкший от тягот нищеты, под которыми ему приходилось так долго жить. Он любил деньги так сильно, что деньги любили его в ответ и, уходя от него на какую-нибудь его нужду, возвращались в бывшему хозяину вдвойне или втройне.

– Да уж, – вздохнула Вера, глядя себе в глаза в зеркале, – если бы он с Катькой был до сих пор, это ей бы завидовала каждая вторая школьница, а не она.

И кем он был? Миллиардером? Бизнесменом? Депутатом? Вором?

Да никем он не был, никаких важных должностей никогда не носил, на высочайшие пьедесталы не вставал, долларовые ванны каждый вечер не принимал. И не претендовал на это. Его заработок, постоянно варьирующийся в зависимости от его усидчивости и трудоспособности, устраивал его вполне. Конечно, этого не было «как раз достаточно». Ни для кого не существует пределов. Но и с такими средствами Никита чувствовал себя если не Королем жизни, то Принцем точно.

– И был таким всегда, – выдохнула Вера, перекидывая косу через плечо, – даже когда голодать приходилось, он все равно жил припеваючи. Кто же он такой?

В центр они отправились пешком, чтобы, заодно, прогуляться и все посмотреть. Погода стояла замечательная: безветренная, солнечная и теплая. Вера щурилась, поднимая глаза к небу, и прислоняла ладонь ко лбу. Все вокруг было таким ярким, казалось, каждая частичка города блестела в этот прекрасный летний день.

Вера украдкой поглядывала на рядом идущего Никиту, как обычно энергичного, улыбающегося беспричинно и безупречно одетого. Иногда Вера обижалась, что он разбирался в стиле и моде лучше, чем она, женщина. Свою способность он не утратил со временем.

То и дело он указывал ей на какое-нибудь здание и рассказывал о его особенностях. Когда они свернули на Невский проспект, он принялся без умолку говорить о его истории и прочих примечательных моментах. Не забыл он так же упомянуть, что это его самое любимое место в городе. Хотя и выделить какую-то определенную точку сложно – сам город был его любимым местом в целом.

И Вере эта любовь передалась мгновенно.

С каждой минутой, вдыхая этот воздух, в котором смешались ароматы туалетной воды проходящих мимо жителей, выхлопных газов дорогих машин и автобусов, манящий запах вкусной еды из ресторанов и кафе и даже плесневелая влажность и спертая пыль, тянущиеся из метро неподалеку, она влюблялась в этот город все сильнее и сильнее. И ни одна мысль, ни малейшая мысль об отъезде не приходила ей в голову. Кажется, впервые она чувствовала жизнь тотально, как она пульсировала где-то вне и излучала энергию счастья. Ту самую энергию, те самые импульсы, которые никогда не доходили до нее доселе из-за завесы, которую она выстроила сама. Сейчас ей казалось, что у нее даже легкие стали больше – чтобы глубже дышать, дышать и задыхаться одновременно. Счастьем. Пока это было возможно.

Никита отвел ее снова в какой-то торговый центр, где, будто зная все наизусть, как собственный дом, повел ее в бутик женской одежды. Там он снова предлагал ей те или иные платья, отказывался слушать ее пререкания, накладывал буквально ей на голову вешалки с вещами и толкал в примерочную.

И, в то же время, молился, чтобы по воле судьбы какая-нибудь его бывшая не оказалась рядом.

А пока что Вера, – для него же Катя, – напоминала ему о молодости. Нет, старым он себя не ощущал никогда. Но ее улыбка, ее смех, ее самолюбование перед зеркалом в платье, которое он подобрал для нее, навевали ему о тех временах, когда молодость цвела где-то глубоко внутри него. В то время распускались бутоны в его сердце, когда он только влюблялся в свою избранницу – она же Вера. Она вообще никогда не любила шоппинг, но ради него иногда переступала через себя. Наряжая ее и одаривая самыми красивыми платьями, какие только могли представить престижные бутики, он чувствовал полное удовлетворение. Ведь что может быть лучше, когда твоя женщина довольна тобой? Когда она улыбается от счастья, отвечая на твою щедрость, как смеется, принимая твои подарки…

Он делал это и со многими другими женщинами. Но наслаждение не было таким же сильным: это как съесть половину твоей регулярной порции и больше не касаться еды до следующего случая. Сытости Никита не ощущал уже давно.

А вот теперь, казалось, все вернулось обратно. Его дочь, копия Веры, вернула ему давно забытое чувство, которое он уже похоронил в чертогах памяти. Кое-что, оказывается, все же вечно…

Потом он сводил ее в летнее кафе и накормил вкуснейшим завтраком, плавно перетекшим в обед. Никита смотрел, как она ест пышные горячие панкейки с взбитым кокосовым кремом и свежими лесными ягодами и как медленно таяли деньги на его банковской карточке. Но все это казалось ему таким пустым по сравнению с той радостью, которую он приносил своей дочери с помощью этих денег. И если уж они ушли, то пусть на такое благо.

Этот день уже выдался таким хорошим, что Никите казалось, будто с Катей он уже несколько лет. И не было никаких расставаний, не было никаких конфликтов. Будто они всегда были семьей, а этой пропасти между ними, которую им самим пришлось преодолеть, вообще не существовала.

Вера же весь день была непринужденно веселой, улыбающейся и смеющейся. Она даже разговаривала намного чаще, чем обычно. Именно тогда она чувствовала себя на все семнадцать лет. Ах, она ведь совсем забыла, каково это! И так приятно, так необыкновенно и чудесно снова оказаться в этом беззаботном возрасте!

Это был только первый день, а кто знает, что там, впереди?


Вера стояла в «своей» комнате и смотрела в зеркало, пока Никита собирался. Она все никак не могла поверить, что это ее отражение, а не чье-то другое: синее кружевное платье, скрывающее ключицы и плечи, подолом чуть ниже колен. Она касалась руками этой ткани и не верила, что она облегает ее тело, никогда не знавшее таких дорогих вещей. Она касалась своих пышных локонов, никогда не знавших дорогих косметических средств. Она смотрела на свои губы, теперь подчеркнутые матовой помадой бежевого цвета; брови такой четкой формы; и кожу, похожую на хрусталь.

Вере казалось, что ее просто переместили в другое тело, тело другого человека.

Она бы никогда не поверила, что может быть такой… прекрасной.

И, – какая ирония! – такой ее сделал Никита.

Она прекрасно помнила его взгляд, когда он увидел ее после трансформации в салоне. И ей вдруг так сильно захотелось, чтобы этот взгляд был подарен ей, Вере! Не фальшивой Кате, названной дочери, а ей, Вере, настоящей владелице «красоты», которой он восхищался! Чтобы его охватывала не отеческая гордость, а супружеская. Желание вернуть его чувства так внезапно, но так остро заявило Вере о себе. И оно утверждало – оно было всегда. Просто Вера его старательно игнорировала.

Ей стало не по себе. К счастью, в дверях показался Никита.

– Я готов. А, ты все налюбоваться собой не можешь? – Он улыбнулся, окидывая ее глазами с головы до ног.

– Да что ты, – пролепетала она.

– Ты готова? Идем.

Вере было жаль, что он не дал ей возможности рассмотреть его. На нем был двубортный смокинг классического покроя с атласными лацканами в рубчик. Цвет его был темно-коричневый. Брюки держались за едва заметные подтяжки, придающие образу Никиты еще больше элегантности.

«Да, – подумала Вера, – он всегда умел одеваться».

Когда они вышли из квартиры, на часах было семь часов вечера. Спектакль начинался в девять. Ехать было не слишком далеко, но Никита знал, что дороги загружены в час-пик, и им придется задержаться.

Пока они стояли в небольшой пробке, он говорил:

– Ты не знаешь, но за сценой театра находится настоящий колокол, который звучит во время опер «Борис Годунов» и «Хованщина». Когда-то он был сброшен с одной из церквей и утоплен в Крюковом канале.

– А как же его подняли?

– Да бог его знает, – он улыбнулся, убрав одну руку с руля, – главное, что теперь это чуть ли не главнейшая особенность театра. Только представь: колокол!

Какое представление их ожидало – оба не знали. Билеты купил Сергей и специально, чтобы надавить на любопытство Веры и Никиты, ничего не сказал. Однако они полностью доверяли его вкусу.

– Вряд ли что-нибудь классическое, – пожал плечами Никита.

– Почему ты так думаешь? Мне казалось, что Сергей консерватор до мозга костей.

Никита помолчал, обхватив руль обеими руками.

– Сергей – непредсказуемый человек. Поэтому трудно определить, какой он.

И Вера мысленно согласилась.


Когда они подъехали к театру, Вера выглянула в открытое окно машины и сразу задохнулась от восторга. Мощные архитектурные прожекторы освещали большие участки фасада. Благодаря высокому уровню светоотдачи стены подсвечивались снизу вверх. На фоне ночного города театр казался дворцом, настоящим украшением этой улицы, которой посчастливилось держать на своей земле такое прекрасное здание.

– Пойдем, – мягко сказал Никита, боясь спугнуть ее очарование.

Они вышли из машины, и Вера, не мешая холодному, но не сильному, ветру путать ее волосы и раздувать подол платья, с гулко бьющимся сердцем смотрела на пылающий ярким светом театр. Она почувствовала себя Золушкой, прибывшей на бал в замок прекрасного принца.

– А какой же он внутри? – Ахнула Вера, когда к ней подошел Никита.

Он посмеялся, слегка подталкивая ее вперед за плечи.

– Только, смотри, не ослепни.

Когда они вошли внутрь и сразу прошли к лестнице, на ступенях их ждал Сергей. Он так же был одет в смокинг, обтягивающий его плотное тело. Он встретил их, как всегда, с распростертыми руками.

– Очень рад, очень рад! Катенька, вы просто божественны! Не вы ли сегодня будете блистать не сцене?

Вера улыбнулась, смущенно опустив глаза.

– Сергей, вы очень любезны!

– Так, и что же нас ожидает? Спасибо за билеты, кстати, – Никита приготовился платить.

– Балет «Жизель» Адольфа Адана. Слышал? Сам, честно говоря, впервые, но его посоветовал Матвей.

– Правда? – Небрежно бросил Никита, выбирая купюры в кошельке, который, он вдруг заметил, сильно похудел за последнее время.

– А где же он сам? – Спросила Вера, оглядываясь. Но не успел Сергей что-либо сказать, как она сама увидела Матвея, спускающегося по лестнице. На нем был костюм цвета красного дерева, прекрасно ему подходящего. Веру слегка удивил его образ: она ожидала увидеть на каждом мужчине одни и те же цвета, скучные и унылые или, наоборот, строгие. Облик Матвея как раз сочетался с его темпераментом. Юноша, который не склоняется под систему, восхитительно, подумала Вера.

Он сразу же заметил Веру. По мере приближения к ней шаг его все замедлялся. Его взгляд казался ей напряженным и тяжелым. На лице не осталось ни следа от той лукавой улыбки, мелькавшей еще во время поездки.

Матвей остановился на ступень выше Сергея. Опустив руку на мощные перила, он продолжил буравить Веру глазами.

– Здравствуй, Матвей, – добродушно улыбнулась Вера, не стесняясь его проницательного взгляда, как то бы сделала любая другая девушка ее теперешнего возраста. Она по-прежнему чувствовала себя намного старше Матвея, а потому была бесстрастна. Да он сам был полон равнодушия, несомненно. – Ты отлично выглядишь, тебе идет этот костюм.

Никита улыбнулся, отводя взор в сторону, а Сергей подтолкнул Матвея:

– Ты б хоть поздоровался, джентльмен.

Матвей кротко кивнул Вере.

– М-да, – махнул Сергей рукой, вызвав у Никиты взрыв смеха. – Пойдемте уж! От этого урюка ни капли милости не дождешься. Не обижайтесь, милая, я сам повторю: вы выглядите божественно.

На губах Веры заискрилась улыбка.

– Что вы, хватит! И вовсе я не ожидала никаких комплиментов, даже от вас, хотя вы очень галантный.

– Он такой, – поддержал Никита, – достал билеты в царскую ложу!

Вера не имела никакого представления о «царской ложе», однако тело ее откликнулось радостной дрожью. Впервые за несколько лет ей не приходилось опасаться или тревожиться, а просто легкомысленно трепетать в предвкушении чего-то хорошего.

– Трудно поверить, что когда-то давно, в середине девятнадцатого века, театр был полностью уничтожен в результате пожара, – сказал Сергей на пути в ложу.

– Правда? – Вспыхнула Вера.

– О да! – Воскликнул Сергей. – От прежней постройки остались только стены и некоторые перекрытия. Страшное было зрелище.

– Как жаль!

– Да что уж, – посмеялся Сергей, – теперь-то вот он какой, театр! С Большим еще поборется!

– «Мариинка» молит о модернизации еще с 1860 года, – вставил Матвей так, будто обращался к самому себе, – только вот ремонт откладывается и по сей день.

Сергей лишь успел открыть рот, дабы ответить на его ироничное замечание, но Матвей продолжил:

– Проект со стеклянной крышей переделывали несколько раз, но в итоге и от этого отказались. Хотя он был предложен выдающимся архитектором Домиником Перро. Интересно, чем их так удовлетворили канадские ребята со своими там идеями? Но, если уж брать в сравнение, после реконструкции у Большого театра появился еще и подземный концертный зал. Так, борьба продолжается?

– Матвей, – вздохнул отец, – если тебя что-то не устраивает, можешь прямо сейчас купить билеты в Большой театр.

Вера уже приготовилась к очередной ссоре отца и сына, только, к счастью, пламя затухло, не успев и разгореться: они вошли в ложу и умолки.

Отсюда представлялся незабываемый вид на сцену. Занавес, повторяющий в точности рисунок парадной мантии императрицы Александры, сам по себе приводил в восторг зрителей. А что же там, за ним? Красота, еще более потрясающая?

Вера села в кресло, по-прежнему ощущая себя принцессой (или, лучше сказать, княжной), и вцепилась в подлокотники. Трудно было объять глазами всю красоту зала, да и невозможно передать, насколько он был прекрасен. Вера совсем забыла, как дышать. Ей все не верилось, что это реальность, что это здесь, что это сейчас, а не во сне. Ведь она уже привыкла, что все самое захватывающее происходит с ней отнюдь не наяву.

Матвей сел слева от нее, а справа – Никита. Они с Сергеем обсуждали зал и весь театр в целом, пока в этот момент к Вере обратился Матвей:

– Взгляни на этих людей, – он говорил с легкой усмешкой.

Вера посмотрела на огромный зал, уже почти заполненный.

Она не поняла, что Матвей хочет ей сказать, поэтому вопросительно уставилась на него.

– Все они строят из себя привилегированные общества, закрытые, аристократичные, надменные и высокие. Посмотри: каждый из них чванливо думает: «Я здесь, значит, я духовно развит и образован, я впитываю настоящую культуру, а не питаюсь отбросами массовой культуры». Но никто из них не пришел сюда с пустой головой и искренним желанием в душе насладиться искусством. Никто из них не способен к созиданию. Все они рушат или создают. А создавая, рушат. Я скажу: человек не может быть носителем элитарной культуры. Он приходит сюда, где еще витает ее дух, в надежде вобрать в себя хотя бы немного ее частиц. Но что им дает это времяпрепровождение? Глядя туда, на сцену, они ничего не видят. Не видят, потому что не понимают. Это лишь попытка заслонить форточку в голове, и чтобы никто ее не видел.

Вера слушала его внимательно и продолжала молчать даже тогда, когда и он кончил свой монолог. Эта была слишком трудная пища для размышлений, и Вера оставалась безмолвной еще пару минут после этого.

– Ты презираешь этих людей? – Спросила она.

Не глядя на нее, он слегка улыбнулся.

– Возможно.

– Включая и нас, верно? Включая своего отца? – Говорила она нетерпеливым, срывающимся голосом.

Матвей посмотрел на нее, наморщившись.

– Мой отец не эстет, понятно. Но и не притворщик.

– А ты зачем здесь?

С минуту он смотрел ей в глаза, будто искал в них ответ, но потом отвернулся, устремив взгляд на сцену.

Постепенно гаснул свет.

– Вот, Катенька, – Сергей протянул Вере миниатюрный золотой бинокль, – на случай, если нужно будет разглядеть детали.

– Прибереги их для себя, – бросил Матвей, усевшись поудобнее в кресле.

Величественный занавес раскрылся. Через несколько минут раздалась оркестровая музыка, а затем появились первые действующие лица. В центре внимания оказались юноша и девушка, изображая своим легким танцем любовную пару.

Вера не знала сюжета балета, а смотреть в либретто значило отвлечься от происходящего на сцене – это было практически невозможно. Словно завороженная, Вера, с приоткрытым ртом и застывшей в восхищении улыбкой, ловила каждое движение балерины или балеруна, казавшихся такими грациозными и невесомыми, словно сотворенными из волшебной пыли. Никогда прежде не встречавшаяся с искусством так близко, Вера была близка к катарсису.

Правда, с приближением кульминационного момента Вера начинала все больше и больше недоумевать. За подтверждением некоторых догадок она решила обратиться к Никите, но тот лишь пожимал плечами – этот балет он раньше никогда не видел и не слышал о нем ничего.

– Что ты шумишь? – Прошипел Матвей, когда Вера в очередной раз заговорила (разумеется, шепотом) с Никитой.

– Я просто… пытаюсь понять.

– Что тебе не понятно?

– Ну… – Она чуть было не выпалила «да все». – К примеру, вот эта девушка, кто это? Она не главная героиня, верно?

– Это Батильда, она невеста графа.

– Невеста графа? – Изумилась Вера. – Так ведь, получается, он обманывает главную героиню.

– Ее зовут Жизель. Да, обманывает, – Матвей не отрывал глаз от сцены, но, чтобы не создать много шума, наклонился специально к Вере, чтобы она его слышала и чтобы он сам слышал ее.

– И ты так спокойно говоришь об этом?

– А что мне делать-то?

Затрубил рог, привлекший внимание Веры. Наступил финал первого действия, завершившийся разоблачением графа и смертью главной героини.

– Что?! – Воскликнула Вера, когда во время антракта они покинули ложе. – Она умерла?

Матвей, опершись о стену и скрестив руки на груди, невозмутимо смотрел на Веру, всю раскрасневшуюся от избытка эмоций.

– Но ведь она главная героиня! – Продолжала она негодовать.

– И что, что главная героиня?

– Но… – Она запнулась. – Главные герои не умирают… по крайней мере, не в конце!

Матвей улыбнулся.

– Ошибаешься.

– Ну объясни мне!

Матвей медленно втянул носом воздух.

– Оглянись вокруг. Каждый здесь сидящий – главный герой своего собственного спектакля, фильма, мюзикла, называй, как хочешь. Единственное, что связывает их всех – финал. Он одинаковый. Это смерть. Понимаешь? У кого-то фильм коротенький, у кого-то долгий, в несколько частей. И никто, поверь, не скажет в конце: «Ай-ай-ай, как же так, ведь он был главным героем!..»

Вера растерянно смотрела на Матвея.

– Но… ведь найдутся те, кто пожалеют.

– Ты уверена? – Он склонил голову к плечу.

Вера поколебалась.

– Но ведь я пожалела Жизель.

– Остальные зевнули, другие подумали, когда уже антракт и можно перекусить или справить нужду, кто-то проснулся. Да и ты не пожалела. Ты просто возмутилась.

Уверенность Веры надломилась. Как же легко ее было ввести в заблуждение!

– У тебя, я смотрю, на все есть ответ.

Матвей посмотрел в сторону приближающихся к ним Сергея и Никиты.

– Что обсуждаете? – Спросил Никита.

– Смерть героини, – сказала Вера.

– О да, – подхватил Сергей, – жалко девочку!

Вера и Матвей молниеносно переглянулись.

Главная героиня, не в силах справиться с отчаянием и горем, постигшим ее после разоблачения обмана возлюбленного, погибает. И как это досадно – не страшная болезнь, стихийное бедствие или любая другая катастрофа отняли ее жизнь. Но помутившийся рассудок и душевное состояние, с которыми она просто не сумела совладать.

Об этом Вера размышляла по возвращении в ложу. До начала второго действия оставалось несколько минут, и Вера решила воспользоваться этим временем, чтобы лучше познакомиться с ложей. Восхитившись каждой деталью, она подошла к перилам, возле которых уже стояли Никита и Сергей. Они так же обозревали все вокруг, испуская короткие фразы и слова типа «красота какая».

Вера оперлась руками о позолоченные перила и, выпрямившись, устремила взгляд в зал. Многие уже вернулись на места, кто-то еще проталкивался сквозь людей к рядам; портеры по обеим сторонам заполнились. Вера обратила внимание на одну ложу, все еще пустующую. Она находилась слева от царской на не слишком большом расстоянии: по крайней мере, достаточно, чтобы разглядеть в ней присутствующих.

Наконец Вера увидела, как туда вошла женщина. У нее было роскошное темно-синее платье, усыпанное искристыми блестками, словно ночное небо – звездами; наряд ее прекрасно дополняли белоснежные перчатки и копна рыжих волос, словно львиная грива лежащих на плечах.

Вера не могла отнять глаз.

И привлекла ее не столь красота данной особы, сколь таинственность.

Вера была уверена, что в театре сегодня собралось множество красивых женщин, но эта была особенной.

Величественно она села в кресло, величественно выпрямила спину и величественно подняла подбородок, устремляя на сцену надменный взгляд, который сложно было не заметить даже на таком расстоянии. Вера не могла тщательно разглядеть черты ее лица, но внешности в целом было достаточно, чтобы навеять Вере размытые образы, мелькавшие в ее голове когда-то. Когда? Это были галлюцинации? Сны? Или же реальность?

Вера с замиранием сердца поняла, что именно она, эта женщина являлась к ней во снах. Но, если она существует (о чем Вера ранее даже не догадывалась), это не может быть сном!

Вера похолодела.

В какой-то момент мистерии надоело смотреть на пустую сцену и, видимо, силой мысли заставлять балет продолжиться, она подняла взор и устремила его прямо на Веру. Нет, она была уверена, что та смотрит именно на нее!

Постепенно гаснул свет.

– Кать, кого увидела? – Раздался голос Никиты за спиной. – Знаменитость?

Вера не могла шевельнуться. И, в то же время, ей хотелось броситься вон из ложи. Но что делать?

– М? – Она почувствовала руку Никиты на своем плече и только тогда откликнулась. – Начинается же. – Прошептал он, когда свет погас.

Балет больше не занимал ее. Веру уже не интересовало дальнейшее развитие сюжета – по крайней мере, первые минуты после впечатления, произведенного на нее той женщиной в ложе. Терзаясь сомнениями и догадками, Вера нервно теребила подол платья и лихорадочно думала: «Это сон? Это, наверняка, сон, ведь она всегда приходит во снах».

Тогда она, сама того не сознавая, повернулась к Матвею, невозмутимо и безмолвно следящему за происходящим на сцене, и вцепилась в его руку.

– Матвей, – прошептала она дрогнувшим голосом. Он посмотрел на нее спокойно, хотя этот внезапный жест удивил его.

– Матвей, – повторила она, облизывая пересохшие губы, – это сон?

В темноте он видел ее большие блестящие глаза, уставившиеся на него с тревожной мольбой. Он наклонился к ней совсем близко, так, что их носы чуть ли не соприкасались, и произнес вполголоса, так тихо, что слова его легко могли затеряться в шуме, поднятом на сцене:

– Откуда мне знать, спишь ты или нет?

Она оторопела, в растерянности воззрилась на сцену, где в сумрачной атмосфере происходило действие. В ту же минуту послышался шепот Никиты:

– Молодежь, не шумите: мы тут, в отличие от вас, заинтересованы балетом.

Вера услышала его, но слова эти пролетели мимо нее, не затронув разум. Чувствительность Веры обострилась: учащенно дыша, она вцепилась в подлокотники и начала приглядываться ко всему, что ее окружало. Но увидеть какие-либо подозрительные детали во мраке было почти невозможно, и все, что оставалось созерцать, был балет.

«И это тоже может быть сон. Матвей прав. И как мне узнать, что я не сплю?».

– Кать, что ты там ёрзаешь? – Не отрывая взгляд от сцены, прошептал Никита. – Что-то случилось?

Она не обратила на него внимания. Вера судорожно перебирала в голове всевозможные варианты пробуждения – теперь она почти не сомневалась, что спит.

Нужно вызвать стресс. Но как? Она попыталась найти какой-нибудь острый предмет, но поиски не увенчались успехом. А ногтей у нее и вовсе никогда не было. Как еще себя разбудить, если не вызвать боль?

В то время герои на сцене так же страдали и мучились под музыку мрачную, тяжелую и угнетающую. Каждому зрителю было не по себе, если он, конечно, находился в сознании. Вера никак не реагировала – она не знала, в сознании она или нет.

«Нет, это реальность», – решила она, делая очередной глубокий вздох. «Нереальность чувствуется по-другому. В ней все иначе. Это не сон. Все по-настоящему. Господи, значит, эта женщина…».

Вера потупила взгляд на перилах. Если эта женщина реальная, значит ли это, что в то время, когда она являлась к Вере, она не спала? Так когда же она спала, когда она спит, а когда бодрствует в этом мире? Не в ином, не в том, что за границей материального, существенного, «нормального», а в том, к которому все привыкли, именуя «реальным миром»?

Незаметно пролетело время, и балет закончился. Артисты вышли на сцену, сцепившись за руки, чтобы поклониться и встретиться с овациями и букетами цветов, летящих из зала и даже портера. Все встали, аплодируя, одна лишь Вера сидела на месте, уставившись невидящим взглядом куда-то вдаль.

– Катя, – удивленно воскликнул Никита, продолжая рукоплескать, – почему ты не аплодируешь? Тебе не понравилось?

Она не отвечала.

– Катенька? – Улыбнулся Сергей, украдкой взглянув на нее.

Один лишь Матвей стоял на месте, одаривая Веру тем же равнодушием.

– Кать? – Никита опустил руки, слегка насторожившись ее пугающей отстраненностью.

Она резко встала и, пробурчав: «Я не Катя», стремглав вышла из ложи.

Вера, не отдавая себе отчета в том, что делает, метнулась в коридор по направлению к холлу, где, в конце концов, собираются все посетители театра на пути к выходу. Уже многие высыпали из зала, образуя толпы. Вере всегда было некомфортно среди такого количества людей, но сейчас она не заботилась о своем психическом состоянии. Глаза ее искали одну лишь цель, обладательницу рыжих волос и белоснежных шелковых перчаток.

Приближаясь к лестнице, она вдруг заметила среди десятка голов одну рыжую – она уже спускалась по ступеням. Вера ринулась вперед, но врезалась в человека.

– Черт возьми! – Рявкнул какой-то седоватый мужчина, поправляя очки. – Смотрите, куда идете, девушка!

Проигнорировав его замечание и саму его персону, Вера бросилась сквозь людей.

И вот, она почти догнала девушку, стремительно направлявшуюся к выходу. К тому моменту, когда Вера, можно сказать, едва ли не уперлась в ее спину, она круто обернулась и вонзилась в Веру пронзительным взглядом, словно бы все это время она чувствовала, что за ней следят.

Вера от неожиданности раскрыла рот, но не издала ни звука – впрочем, как и рыжеволосая. Казалось, она была готова произнести первое слово, как вдруг подняла глаза на зов:

– Катя! Катя!

Вера обернулась. Это был Никита.

Спустившись по лестнице, он подбежал к ней, схватил за плечи и наклонился к ней так, что их носы почти соприкасались.

– Зачем ты убежала? Что произошло? Ты меня напугала!

Через мгновение к ним подошел Сергей, поначалу уделивший внимание найденной Вере, слегка потрепавший обоим мужчинам нервы, но затем, заметив недоумевающую женщину, он воскликнул:

– Катерина! Какая встреча!

И Вера, и Никита встрепенулись. Они увидели, как Сергей подошел к женщине и, взяв ее руку, запястье которой украшал бриллиантовый браслет, легонько поцеловал.

– Ах, Сергей, правда, не ожидала вас здесь увидеть. По крайней мере, сегодня.

– Звезды сошлись, – он посмеялся, а затем обратился к Никите и Вере. – Друзья, это Катерина Ни…

– Просто Катерина, – отрезала она поспешно; голос ее нервно дрогнул, и Вера не смогла пропустить это мимо ушей. – Добрый вечер.

– Это мой давний друг, – Сергей потрепал Никиту по плечу, – Фомичёв Никита. А это…

– Фомичёв? – Прошептала Катерина, сменившись в лице.

Никита улыбнулся.

– Знакомая фамилия?

– Навряд ли такая же распространенная, как Иванов, – посмеялся Сергей, ожидая, что шутку подхватит и Катерина, которая, к его разочарованию, продолжала завороженно смотреть на Никиту.

На фоне всего происходящего находилась оцепеневшая Вера. Сердце ее стучало так сильно, что она чувствовала его в каждой части тела, даже в горле, даже в ушах, даже в ногах, в животе, спине, руках, ногах. Она чувствовала пульсацию и холод колючих мурашек. Состояние ее было таким неведомым ей, и в другой ситуации она бы впала в панику, но не сейчас, когда сознание было далеко от ее существа. Стеклянными глазами она уставилась на Катерину, а в голове мелькали картинки, звучали голоса, и все смешалось, закружилось, завертелось. Ей хотелось кричать, но она не могла, горло ее конвульсивно сжалось, сил не было. Все, что ей оставалось делать – это стоять, смотреть и слушать.

– Просто… – Катерина опустила глаза и, согнав какую-то мысль, улыбнулась, – навеяло.

– Что? – Вырвалось у Веры. Женщина посмотрела на нее с приподнятыми бровями, а Вера же повторила. – Что? Что навеяло?

– А это его дочь, – быстро вставил Сергей, – Катя.

– О, – женщина улыбнулась, – тезка?

– И более того, – пробормотала Вера, но никто ее не расслышал.

Вера смотрела на Катерину так пристально, что той стало не по себе. У нее появилось внезапное желание спрятаться за кого-нибудь от этой пары глаз.

К счастью, в это время к ним присоединился Матвей. Он подошел к Вере, коснулся ее плеча и, когда та кивнула ему, он слегка кивнул ей в ответ, как будто бы они умели общаться мысленно. Затем он перевел взгляд на Катерину.

– А это… – Сергей вздохнул и понизил голос, лишившийся торжественности. – Это мой сын, Матвей.

Катерина, окидывая его взглядом, удовлетворенно улыбнулась.

– Очень приятно познакомиться! Я представляла вас иначе.

– Навряд ли отец говорит обо мне на каждом сеансе. – Мрачно отозвался Матвей, сунув руки в карманы своих бардовых брюк.

Сергей кашлянул в кулак, метнув в сына многозначительный взгляд, от которого тот, однако, уклонился.

– Сеанс? – Никита изогнул бровь. – Что за сеанс?

– Катерина мой психолог, – вздохнул Сергей.

– Психолог? – Бровь Никиты была готова заползти на затылок.

– Отбросьте стереотипное мышление, Никита, – вкрадчиво произнесла Катерина, – и примите тот факт, что в психологах нуждаются не только девочки-анорексички или душевнобольные.

– Люди, скорее нуждающиеся в психиатрическом диспансере, нежели в услугах психолога, – парировал Матвей, разглядывая стену позади Катерины.

– Прошу вас, – извиняющимся тоном заговорил Сергей, – не обращайте внимания на его язык. В жилах у него течет ядовитый сарказм, серьезно.

– Я заметила, – улыбнулась Катерина, без стеснения смотря на Матвея.

Вера узнала этот взгляд. Это был не простой интерес, сверкавший в ее маленьких, все так же хитрых глазках. Она увидела эту кроткую улыбку, легкий румянец на щеках.

На Матвея смотрела юная девушка в теле взрослой женщины.

И понять это могла только Вера, ведь никому и ничего не было известно.

– Послушайте! – Воскликнул Сергей. – Давайте же не будем стоять тут, на выходе. Я предлагаю нам завершить этот чудесный вечер ужином в ресторане. Катерина?

– Я только за, – улыбнулась она, неохотно отрывая взгляд от Матвея, отвечающего ей не очень благосклонным взором.

– И я не против, – выпалил Никита, но тут же посмотрел на Веру, готовый услышать ее протест. Но она, к его огромному удивлению, молчала. Она даже не обратила на него внимание – оно было всецело обращено к Катерине.

– В таком случае, – Сергей сцепил ладони, – вперед?

– О, только не в ваш средневековый замок, – сказала Катерина, предугадав его намерения.

– Почему же?

– Я перепробовала там все меню, – она рассмеялась, Никита подхватил. – А вообще, к чему так далеко ехать? Рядом с Мариинским театром есть очень много прекрасных мест, не хуже вашего ресторана.

– Не обижайте меня.

– И не думала, – Катерина взяла его за локоть, когда он подставил его ей, и они первые двинулись к выходу. Никита поравнялся с ними, последними же шли Матвей и Вера.

Когда взрослые вышли, Матвей взял Веру за руку, напугав ее.

– Ты знаешь ее?

Вера заморгала, глядя то на его руку, то ему в глаза.

– Матвей, мне…

– Ты ее знаешь?

Вера вздохнула. У него было странное выражение лица, заставившее ее затрепетать.

– Да, – выдохнула Вера, – знаю.

Матвей плотно сжал губы, опустил глаза и отпустил ее руку, позволяя ей двигаться дальше.


Через несколько минут они уже прибыли в ресторан, напоминающий старое английское кафе своим интерьером и теплым светом ламп. Потолки были не слишком высокими, столики казались слишком маленькими для больших компаний, а стулья не слишком удобными. И все же, место это было таким очаровательным, что мелкие недочеты, сперва попадающие в глаза, улетучиваются через мгновение.

Вера в ресторан влюбилась сразу. Здесь пахло терпким козьим сыром, благородным вином и дорогими сигаретами, дым которых выпускали алые губы богатых, одиноких женщин, занявших столики в самых глубинках зала. Здесь играл джаз, носились неугомонные официанты, всеми силами зарабатывающие чаевые, гремела посуда и смеялись гости, наслаждающиеся вечером и жизнью.

Вера опять почувствовала то блаженство, тот радостный душевный подъем, не объяснимый точно, но окрыляющий, стирающий в голове всякие мысли, еще накануне омрачающие все настроение. Она опять вкусила жизнь и ей показалось, что она такая сладкая, такая опьяняющая и что насытиться ей просто невозможно.

Маленькая пышная официанта с искренней лучистой улыбкой бодро поприветствовала своих гостей, усадила их за самых крупный столик с диванчиком пастельного тона, отдала им меню и откланялась, предоставляя им время для выбора.

– Только послушайте, – Никита улыбнулся, – «Морской волк двадцати пятиминутного копчения или запеченный в пергаменте с травами». Надо же!

Сергей хмыкнул.

– Не смейся, а попробуй. Поверь, оно того стоит.

– Как ужасно, – прошептала Вера, в голове которого вспыхнули не самые аппетитные образы от одного лишь названия блюда.

– Ну, Катенька, не реальный же это волк в пергаменте, – утешил ее Никита, перелистывая страницу.

– Сыровяленый свиной окорок, по-вашему, звучит соблазнительнее? – Вставила, в свою очередь, Катя.

Мужчины поддержали ее смехом.

Матвей листал меню с безучастным видом, как скучающий пассажир электрички бессознательно читает газету в пути, дабы убить время. Вера понимала, что особого удовольствия от вечера он не получает, но не понимала, зачем же он, тогда, пошел с ними. Навряд ли он побоялся отца и, уж тем более, не разделял симпатию отца к Катерине настолько, чтобы пойти против собственного настроения.

– А как рёбрышки Новозеландского ягненка с… – Начал было Сергей, когда вдруг Вера вскрикнула, затыкая уши:

– Довольно, хватит! Как это отвратительно, как ужасно даже слышать!

Матвей молча посмотрел на Веру, положив меню на стол. Сергей и Никита виновато опустили глаза в книжку, а Катерина, ничуть не тронутая восприимчивостью Веры, беззаботно улыбалась и листала меню.

– Я вспомнила свою маму, – произнесла она вслух, как бы объясняя свою улыбку.

Вера напружинилась.

– Маму? – Она подалась вперед.

– Да, – Катерина передернула плечами, не взглянув, однако, на Веру. – Она тоже не ела мясо. Сколько я ее помнила, она не ела мясо никогда.

– А сколько вы ее помнили?

Все сидящие за столом посмотрели на Веру, но только Катерина задержалась на ней недоуменным взглядом.

– В смысле?

Вера молча ждала ответа, не став повторять вопрос.

Катерина, словно уловив в чертах лица Веры что-то знакомое, резко вздохнула и вернулась к меню.

В это время к ним подошла официантка. Из основных блюд заказали антрекот из говядины с соусом из зеленого перца (Сергей), тунец гриль с кардамоном и соте из овощей (Никита). Вера решила, все-таки, попробовать крем-суп из тыквы с сыром горгонзола. Матвей остановился на буррате с томатами и базиликом.

– Что-нибудь на десерт? – Спросила пышка с крупными веснушками, украсившими все ее кругленькое румяное личико.

– Это позже, – махнул рукой Сергей.

– А вы? – Девушка посмотрела на Катерину. – Что желаете?

Катерина томно вздохнула, даже слегка наигранно, закрыла меню и протянула его официантке, говоря:

– Язычки ягненка с пюре из сельдерея.

Вера вздрогнула.

Матвей расхохотался.

Официантка ушла, а Сергей сердито уставился на сына.

– Тебе смешно?

Успокоившись, Матвей облокотился на спинке стула и, бросив в отца дерзкий взгляд, ответил:

– Да. Мне смешно.

Сергей слегка прищурился.

– Я тоже посмеюсь. Завтра. Когда буду устраивать очередного официанта.

Матвея резко отодвинулся на стуле, поднялся с места и бросился прочь. Вера, недолго думая, последовала за ним.

– Матвей, – она остановила его на пути к выходу, обогнув его так, что он чуть не врезался в нее, – постой.

– Уйди, – сказал он негромко.

– Тихо, тихо, – она положила руки ему на плечи, – не поддавайся отцу. Ты так хорошо держишься, не срывайся.

Он весь напрягся. На скулах его играли желваки, сам он был готов вскипеть.

– Давай вернемся. Ты заказал такое вкусное блюдо. Ты ведь голоден? Я удивлена, приятно удивлена. Я люблю сыр. Ты, видимо, тоже?

Так она увлекла его в обратную сторону, взяв его за локоть одной рукой, а другой успокаивающее поглаживала плечо.

– Не понимаю, зачем ты это делаешь, – он остановился и посмотрел на нее.

Вера отняла руки и обвела глазами зал.

– Просто… если ты уйдешь, я не продержусь там одна.

Он наклонился к ней.

– Так уйдем вместе.

Вера посмотрела на него. Рассматривая радужку его темно-карих глаз, она почувствовала странное томление в животе и трепет в груди. Это были неведомые ей ощущения или, по крайней мере, забытые. Забытые настолько, что она уже отвыкла от них.

– Я не могу, – мягко сказала она.

– Из-за нее? – Он выпрямился.

Вера кратко кивнула.

– Кто она тебе? – Матвею не было нужно даже произносить ее имя, как и Вере, чтобы содрогнуться от неприязни.

– Потом, – шепнула она, глядя в сторону их столика, – я тебе все расскажу, если захочешь. Тебе. Только не уходи, ладно?

Матвей вздохнул, сунул руки в карманы и двинулся обратно. Вера, чье сердце облегченно опустилось, пошла за ним.

Когда они вернулись на свои места, Катерина первая спросила:

– Все в порядке? – Она слегка вытянулась, обращаясь к Матвею.

– Более чем, – ответил он сухо, не смотря на нее.

– Извинись, – буркнул Сергей, насупившись.

Матвей бросил в него колкий взгляд, но промолчал. Тогда началась эта немая схватка – кого чьи глаза испепелят быстрее. Вера, спохватившись, заговорила:

– За что ему извиняться, Сергей? Будьте благоразумны. Хотя бы вы, – добавила она негромко, понимая, что этим задевает Матвея, уверенного в том, что девушка находится на его стороне.

– Может быть, – хлопнув в ладони, вступил Никита, – не будем портить этот прекрасный вечер? К тому же, ссоры плохо влияют на пищеварение. Верно? Сергей, расслабься ты, – он постучал ему по спине, заставляя того выпрямиться, – ни себе, ни людям, что ж ты за человек такой?

Тот улыбнулся, но отступил лишь ради Катерины, наблюдающей за всем как бы безучастно, но с явным интересом, проявляющимся на ее губах и в глазах, лукаво сверкающих.

– Никита, – Катерина оперлась подбородком на кулак, – а чем вы занимаетесь?

– Графический дизайнер, можно и так сказать.

Вера обратила внимание на его смущение и напряглась.

– То есть, вы с Сергеем не из одной области, верно?

– Нет, но… в последнее время я частенько задумываюсь о предпринимательстве. Хотя навряд ли готов к этому сейчас.

– А сколько можно ждать? – Перехватил Сергей. – Тебе не двадцать, чтобы мешкать.

– А что, я слишком стар, чтобы открыть собственное дело? – Возмутился Никита шутливо.

– Конечно. – Лаконично ответил Сергей. – С тебя, рыжий, уже давно сыпется песок.

– Что?! – Никита рассмеялся, готовый отвесить другу оплеуху. – Ты несносный, впрочем, как обычно.

– А если серьезно, нужно всегда помнить, прежде чем пускаться в вековые размышления и пустые сомнения, лишь только отнимающие время, что самый лучший момент начать – это сейчас. И не завтра.

– Потому что завтра не существует, – произнес Матвей.

Вера посмотрела на Матвея, но его затуманенный взор потупился на какой-то точке в столе. Ей нестерпимо захотелось остаться с ним наедине и поговорить. Она знала, верила, надеялась, что им есть, о чем поговорить.

– Вы философ? – Улыбнулась Катерина.

– Он бездельник, – махнул рукой Сергей. – Человек, потерявшийся в этом мире и с чего-то решивший, что должен быть архитектором.

– Эта тема закрыта уже давно, – отрезал Матвей.

– Никогда она не будет закрытой, – металлическим тоном процедил Сергей.

– Да хватит вам уже, – всплеснул руками Никита. – Я уже настроился на судака, заткните рты – оба!

Вера не сдержалась и положила руку на руку Матвея, которой он вцепился в колено. Он посмотрел на нее, а она кивнула, как бы отвечая на его немое рычание: «Все в порядке, спокойно». Было в этом прикосновении что-то заботливое, материнское. Вере хотелось погладить его по густым волосам, поцеловать в затылок и сказать: «Если хочешь, я буду твоей опорой, плечом, жилеткой, отдушиной, кем хочешь». Внезапно, в самый этот миг, а возможно, что и намного раньше, в театре, она увидела эту связь между ними. Наблюдая за всем этим безумием, она поняла, что в том мире, в котором, как она думала, Вера была одинока, рядом с ней находился Матвей. Именно сейчас она почувствовала, что только они, они вдвоем, обособлены ото всех.

«Тяжелая пища для долгих размышлений, но у меня еще будет время», – подумала Вера, убирая руку, когда убедилась, что Матвей остыл.

– Архитектор – это прекрасная профессия. – Возразила Катерина. – Сергей, вы опять за свое? Кажется, вам не достает очередного сеанса.

Никита недоуменно воззрился на друга, но тот не обделил его вниманием.

– Скажу так: самое худшее, что родитель может сделать для ребенка, это запретить ему быть собой. Знаете, каждый из нас ждал от своей матери… или отца поддержку, а что вместо этого? Непонимание, ущемление, принуждение…

– А вам самой это пришлось пережить? – Перебила ее Вера дрожащим голосом.

Женщина учащенно заморгала.

– Что-то… что-то вроде того.

– «Вроде того»?! – Вера изогнула бровь, усмехнулась. – Вроде того!

Никита смущенно покашлял, пытаясь воззвать к дочери, но та словно бы забыла о его присутствии.

– Неужели вам с матерью так плохо жилось?

– Что происходит? – Засмеялся Сергей, а Никита был готов свернуться, как ёжик, от неудобства, в которое его вогнала Вера. Он чувствовал, но не мог даже признаться себе в том, что стыдился ее поведения.

К счастью и облегчению многих, пришла официантка и подала еду – сначала Никите и Сергею, через пару минут – Матвею и Вере. Последней же свой заказ получила Катерина – огромную керамическую тарелку с язычками ягненка и пюре из сельдерея.

Вера изо всех сил сопротивлялась с острым желанием зажать пальцами нос или вообще пересесть за другой столик. Единственное, что ее удерживало – это теплый кремовый суп красивого оранжевого цвета. Помешав его длинной металлической ложкой, она заметила в нем серо-зеленые кусочки.

– Ой, что это? Плесень? Здесь ведь должен был быть сыр, нет?

– Это и есть сыр, – сказал Матвей, – «горгонзола».

– Никогда не пробовали? – Поинтересовался Сергей, вооружаясь столовыми приборами.

– Нет. Но как же его есть – взгляните, здесь одна плесень!

Никита и Сергей рассмеялись, Матвей сказал:

– Ты не думай, а пробуй.

Вера поднесла полную ложку к носу и, вдохнув выраженный, однако слегка перебитый пряностью тыквы, запах, запустила ее в рот.

Никита и Сергей с улыбками ожидали ее реакцию и, когда лицо Веры исказила гримаса, они залились смехом.

– Горгонзола! – Торжественно воскликнул Сергей.


Пустились в разговоры.

От горячей, вкусной еды поднялось настроение, закипела живость, хотелось смеяться и болтать о глупостях.

Вера, привыкшая к терпкому вкусу благородного сыра, вся разрумянилась и обмякла. От сытного ужина ее клонило в сон, но навязчивая мысль, которую ей еще не удалось обдумать, стучалась ей в голову, и она содрогалась.

И хоть глаза ее застлала сонная пелена, она не могла не следить за Катериной.

Сейчас, когда она была достаточно уязвима (к тому же, Сергей заказал бутылку вина и пару бокалов они уже отпили), Вере представилась прекрасная возможность рассмотреть ее тщательнее.

На лице ее Вера не видела сильного отпечатка зрелости, напротив, ее кожа казалась матовой, пусть и покрытой дорогой косметикой, ресницы были густыми и длинными, а губы полными и алыми. И все же, если приглядеться поближе, можно было заметить и морщинки в тех местах, где они должны быть, можно заметить, что и жилки на шее уже давно отвердели, да и блеск волос не такой яркий, как десять лет тому назад.

Да, это была та самая женщина из ее снов, Вера не сомневалась. И сюжеты этих самых снов совпали с так называемой реальностью – она психолог. Да, Вера ясно видела перед собой каждое из видений, одно за другим. Вера не знала, как успокоить свое дыхание и сердцебиение, но состояние ее было паническим.

Ведь если все совпадает, то перед ней сидела…

– Я отойду в уборную, – предупредила Катерина, грациозно поднимаясь со стула.

Через пару минут Вера, недолго думая, пробормотала:

– Мне тоже надо.

Матвей посмотрел ей вслед с негодованием, размышляя о чем-то, что было самому ему не понятно.


Когда Вера вошла в уборную, Катерина стояла перед зеркалом. Она сразу поймала взглядом ее отражение, но не обернулась, хотя выражение ее лица резко изменилось. Можно было подумать, что она испугалась ее.

Вера подошла к ней и встала рядом, глядя на собственное лицо, вдруг снова кажущееся ей чужим.

– А вы, – начала она непринужденно, – Катерина, давно в Петербурге живете?

Заправляя кудрявый локон за ухо, она сказала неуверенно:

– Да нет… не то, чтобы давно…

– Как долго? – Резко перебила Вера.

– А в чем дело? – Она издала нервный смешок.

– Вы же, наверняка, не отсюда, – продолжала Вера. – Вы из маленького городка, в паре тысяч километров от Петербурга, так?

Катерина смотрела на Веру, а брови и подбородок ее наморщились, как будто она была готова заплакать.

– И фамилия Фомичёв вам так знакома, потому что она принадлежит вашему отцу.

Катерина обернулась к ней. Ошеломленно воззрившись на Веру, она прошептала:

– Откуда ты знаешь?

Внезапно Веру охватил резкий импульс, и она, схватив Катерину одной рукой за плечо, а другой рукой за шею, наклонила ее к раковине. Женщина сопротивлялась, но Вера все же успела, откинув ее волосы в сторону, заметить на обнаженной шее крупное родимое пятно.

Отпрянув от нее, словно ужаленная, Вера врезалась в стену. Катерина, поправляя волосы и платье, воскликнула:

– Это что такое было?! Совсем с ума сошла?!

У Веры затряслись руки.

– Катя! Катя, я тебя нашла!

Женщина вытаращила глаза, вцепившись рукой в раковину.

– Катя, это ты, – продолжала Вера говорить сорванным голосом, – я тебя нашла, наконец-то, нашла!

Тогда Вера поняла, что один большой квест, который ей был задан в начале игры, пройден. Все закончилось. И нет больше места для бесплодных опасений, страхов осторожности. Что ей скрывать, зачем врать, зачем прикидываться? Вот она, Катя! Осталось только убедить ее, что перед ней стоит она, Вера.

И она рванула к Катерине, захватывая ее в крепкие объятия. Та немедленно оттащила ее от себя, вскричав:

– Да что с тобой?!

У Веры все пульсировало внутри. Она понимала, что приоткрыла завесу слишком сильно, и теперь ее настоящая личность видна достаточно четко. Назад пути нет. Если в глазах Кати она теперь сумасшедшая – то пусть. Это уже не исправить. Она потеряла в своей жизни слишком много минут, в которые она могла повести себя правильнее, чем получалось. И что ж сожалеть об этом?

– Катенька, доченька, – голос ее заклокотал, готовый сорваться в плач, – это я, это мама, смотри на меня, смотри!

Она похлопала себя по щекам, кивая, как умалишенная, пытающаяся убедить здорового человека в том, что не бредит.

Катерина успела открыть лишь рот, когда из кабины вышла одна женщина, в ужасе уставившаяся на картину, представшую перед ней. Через мгновение в уборной ее уже не было, да и Катерина, явно напуганная разыгранной сценой, поспешила исчезнуть.

А Вера назрела, подобно фурункулу, готовому прорваться. И, полностью отдавшись вихрю, захватившему ее, она выбежала из туалета.

– Никита, ваша дочь явно ненормальная! – Обойдя стол, но не сев на свое место, заявила Катерина. – Послушали бы вы, что за чушь она несла мне в уборной!

Никита обернулся, встречая вернувшуюся к этому моменту Веру. Она растерянно смотрела на всех присутствующих, краем глаза замечая обративших на них внимание других гостей, и не знала, что делать. Истерика ее была слишком сильной, чтобы успокоиться так быстро. Она не могла услышать свой внутренний голос, разум ее онемел, и вся она превратилась в сосуд с кипящими эмоциями.

– Зачем ты делаешь это? Ты же знаешь, кто я! Ты узнала меня, ты веришь, не лги!

Катерина громко усмехнулась, но ничего не ответила, лишь покачивая головой. Никита весь сжался, сгорая от невыносимого стыда.

– Катя… – Попытался он воззвать к ней, но был перебит.

– Я не Катя! – Вера топнула ногой. – Посмотри на меня, увалень, какая я Катя?! А еще мямлил что-то про любовь! Не узнаешь меня, а? Не узнаешь?

Вера прильнула к нему, схватив его за воротник рубашки, и едва не ударилась лбом о его лоб.

– Никита, успокойте свою дочь, иначе нас сейчас выгонят! – Приказала Катерина.

– Я ему не дочь, – процедила Вера, отпрянув от Никиты. – Взгляни-ка в глаза своему отцу, который ни разу за двенадцать лет не написал тебе даже письма!

На все это в полном молчании и хладнокровной невозмутимости смотрел Матвей, откинувшись на спинке стула и сложив руки в замок на животе. Сергей же наблюдал за этим с вытаращенными глазами и открытым ртом, пытаясь вставить хотя бы слово.

Вера была в бешенстве. Почему так происходит, если все должно закончиться?! Она дошла до конца, она выполнила задание, она сделала то, что от нее требовали эти самые «сверхъестественные силы», ее околдовавшие. Разве этого недостаточно, чтобы все прекратить и вернуть ее обратно, в прежнюю реальность?

Вера смотрела то на Катю, то на Никиту, пока у нее не заболели глаза. И сил доказывать что-то, бороться за что-то, взывать к кому-то у нее не осталось.

Вера упала на колени, схватилась за голову и заплакала. Это все, на что она была способна.

К ним уже подоспели официанты и менеджер, крайне возмущенные их поведением. В тот момент, когда менеджер потребовал объяснений, Матвей поднялся со стула, подошел к Вере и, подняв ее на ноги, повел к выходу, игнорируя всех присутствующих в ресторане.

Там, на улице, где дул сильный, но не холодный, ветер, юноша отвел ее подальше от здания, к мосту. Он схватил ее за плечи и, встряхнувшись, спросил:

– Кто ты?

Вера, еще не овладев собой, открыла рот, но ее челюсть задрожала.

– Кто ты? – Настойчиво повторил Матвей. – Как тебя зовут? Кто ты на самом деле?

И Вера, обессиленная, напуганная, растоптанная, растерзанная, вновь зарыдала.

– Они мне не верят! Мне никто не верит!

– Успокойся! – Он встряхнул ее снова. – Перестань, хватит!

Вера глубоко втянула воздух носом и медленно выдохнула ртом. Струйка воздуха врезалась в грудь Матвея, почти не дышащего.

– Они думают, что я сумасшедшая, – хриплым голосом произнесла Вера, не смотря на Матвея. – Я точно не вернусь обратно и уж точно не покажусь на глаза Никите. Господи, что я наделала…

Матвей отпустил ее. Возможно, он держал ее именно потому, что боялся, как бы она не свалилась на землю. Вера же, обхватив себя руками, отвернулась от молодого человека. Он приготовился услышать очередные стенания, но этого не случилось. Над головами у них пролетел вертолет, оглушая их своим мотором. Когда, наконец-то, между ними образовалась желанная тишина, Матвей сказал:

– Ты просто добавилась своего. То, что они подумали, не твоя проблема. Но иначе тебя судить им было сложно. Ты действительно вела себя как припадочная.

– Ты тоже так думаешь, прекрасно, – она горько усмехнулась. Он увидел ее профиль.

– Откуда тебе знать, о чем я думаю? – Сказал он просто и пожал плечами.

Вера, спустя пару минут, повернулась к Матвею и спросила:

– Ты хочешь знать правду?

Он не ответил.

– Тебе интересно знать, что происходит?

Он снова не отреагировал.

Вера сделала к нему шаг, опершись о перила, и сказала:

– Никита мой бывший муж, Катя моя дочь. Меня зовут Вера, мне сорок лет, и я ненавижу свою жизнь. Вот так. А теперь думай, что хочешь.

Вера перегнулась через перила, устремив взгляд в воду, в которую ей нестерпимо хотелось спрыгнуть. Она прислушалась к волнам, как они разбивались о каменные стены, слышала, как завывал время от времени вечер.

Стояли сумерки, именуемые белыми ночами. Романтики сегодня они, к сожалению, не создавали.

Прошла вечность, когда Вера услышала, как Матвей встал с ней рядом.

– Иногда мне кажется, что я сплю, – сказал он. – Иногда кажется, что я живу бессознательно, и это лишь существование, на которое я обременен. Этот мир, видимый, понятен лишь как следствие непроявленного. Иллюзорная форма, в которую я помещен. Я здесь, но я не осознаю, где. Это тупое созерцание, наблюдение, называй, как хочешь. Но нет чувственного переживания этой жизни, жизни в кавычках.

Он взял паузу, дабы выстроить из очередного потока мыслей следующие предложения:

– Все, что происходит во вне, кажется, не касается меня по-настоящему. Я не обращаю внимание на отца большую часть времени, но иногда я взрываюсь, и в эти самые моменты кажется, что я близок к пробуждению, но по-прежнему его не достигаю. Каждый день случаются такие моменты, когда в голове мелькает мысль, что вот, это случится сейчас, но…

Оба они увидели приближающийся катерок, наполненный туристами. Это были китайцы. Завидев на мосту Матвея и Веру, они дружелюбно помахали им руками, ожидая того же бурного приветствия в ответ. Вера, погруженная в себя, смотрела на них невидящими глазами, а Матвей, вместо того, чтобы помахать им, снял с себя пиджак и бросил с моста так точно, что он упал прямо в протянутые руки китайцев, встречающих «подарок» овациями.

– Ты что это?.. – Вера вздрогнула.

– Да какая разница?

Вера взглянула на Матвея, смотрящего в воду, и спросила:

– Зачем ты мне это все рассказал?

Он посмотрел на нее.

– А зачем ты мне все рассказала?


– И что же, ты не вернешься?

– Мне некуда.

От маленького мостика Матвей и Вера побрели дальше, пока не вышли к каналу Грибоедова. Там они не задерживались, а поскольку большую часть своего бесцельного пути они разговаривали, то уже через несколько минут пара вышла на Невский проспект – место, где особенно остро чувствовалась пульсация города.

– Я не люблю это место, – признался Матвей, заметив, как восторженно Вера встретила центр Петербурга.

– Почему?

– Слишком много народу.

– Так куда же пойдем?

Матвей пожал плечами и взглянул на свои наручные часы.

– Время…

– Не говори, – перебила она живо, – не надо… И какое это теперь имеет значение?

Через дорогу выступали уличные музыканты. Вера узнала песню Виктора Цоя, и ночь перестала казаться ей такой ужасной.

– Может, останемся?

– Будешь ночевать около собора?

Похолодало. Кожа Веры покрылась мурашками и, чтобы хоть как-то себя согреть, она растерла кожу на руках.

Матвей на секунду пожалел, что так безрассудно поступил, поделившись пиджаком с китайцами, а не с Верой.

– Тогда поехали.

– Куда?

– А какое это имеет значение?

Вера упросила Матвея не пользоваться метро, но все-таки растратиться на автобус. Тот не долго колебался, к тому же, то место, куда они направлялись, автобус как раз-таки проезжает.

Вера сидела у окна, не думая о том, что Матвею пришлось заплатить за обоих, и принялась наблюдать. Все, что случилось с ней не так давно, осталось позади, вне этого транспорта, где-то далеко, в каком-то ресторане под названием, которое она никак не могла припомнить теперь.

Да, она сказала, что ничего уже не имеет значение, но это было не совсем правильно.

Ее положение все еще необъяснимо.

Если ничего так и не разрешилось, то что делать?

Ничего не делать?

Отдаться потоку, и пусть ведет, пока она не свалится вниз с обрыва и не разобьется о скалы?

Между тем, они уже зашли в один старый дом на тихой темной улочке, поднялись на третий этаж и зашли в квартиру.

– Можешь не осторожничать, – сказал Матвей, хоть и негромко, – все равно никого не разбудишь.

Когда они проходили мимо одной двери, она неожиданно открылась, чуть не сбив Веру с ног. Из комнаты вышел здоровый лысый мужчина с голым пивным пузом, в спортивных штанах и рваных тапках. Он производил не слишком приятное впечатление на Веру, и она даже съежилась от его близости. От него несло перегаром.

Пытаясь разглядеть в темноте лица Матвея и Веры, он спросил:

– Э, кто это?

– Я, к сожалению, не привез вам кисель, Егор Палыч. Вы же мне эту оплошность простите?

– А-а-ах, Матвей Сергеич! В темноте-то и не признаешь. Что это вы, разве не в театре с отцом были?

– Были.

– Так что ж сюда приехали-то?

Вера даже удивилась, как звучал его голос – явно не принадлежащий человеку такого сомнительного внешнего вида.

– Долгая история.

– А это, – мужчина включил свет, заставив и пару, и себя сощуриться, – ваша спутница, а? Хорошенькая.

– Она не пьет кисель, Егор Палыч. Мы пойдем, – Матвей взял Веру за руку и повел к комнату напротив.

– А-а-а-а, – тот затряс указательным пальцем и сипло засмеялся, – ну-с, мешать не буду! Доброй ночи!

– Сладких снов, Егор Палыч.

Когда они оказались одни в маленькой комнатке, видимо, спальне Матвея, Вера громким шепотом воскликнула:

– Ты здесь живешь?

– Да, – спокойной ответил Матвей.

– С этим человеком?!

– Да. А в чем дело? Егор Палыч очень интересный собеседник, когда пьет что-то покрепче киселя.

Вера в растерянности смотрела на Матвея, снимающего с себя часы и бабочку.

– Но… почему? Почему ты не живешь с отцом?

Он лишь улыбнулся.

Комната была маленькая, но с высоким потолком и огромным окном – кажется, единственным источником света.

– Садись, – он кивнул на кровать, больше похожую на больничную койку.

Вера села, стараясь не задерживаться взглядом на каких-нибудь частях комнаты, дабы не смутить Матвея.

– Ты устала, – сказал он, упершись руками в подоконник, – можешь ложиться.

– А где же ты будешь спать?

– Я не хочу спать.

Силы Веры иссякли и сопротивляться было трудно. Вместе с ним исчезла и вежливость, а потому она упала щекой в подушку, подперев колени и подложив под щеку ладони. Закрыв глаза, она, встречая сон, забормотала:

– Не знаю, почему, но ты такой добрый. Спасибо тебе.

– Я? Добрый? – Он усмехнулся.

– А как иначе? Ты разрешил мне переночевать у тебя.

– Переночевать? И куда же ты собираешься утром?

Вера зевнула. Веки ее были настолько тяжелыми, что, казалось, их не смог бы открыть даже Геркулес.

– Пока никуда. Вообще-то… вообще-то, я…

И мысль ее растворилась в неге, что заволокла ее сознание. Матвей услышал ее мерное дыхание, увидел, благодаря падавшему сквозь окно лунному свету, как вздымалось ее плечо, как иногда подергивалась нога.

Пока она спала, он переодел брюки в домашние штаны и, сев в маленькое старое кресло, у которого пошатывалась ножка, принялся смотреть то в окно, то на Веру, о чем-то размышляя.

Вера проснулась, когда в нос ей ударил резкий запах одеколона. Она вскричала, когда перед глазами у нее предстало круглое лицо того лысого мужчины, улыбающегося во все свои неровные зубы.

– Доброе утро! Ой, ну что так визжать-то?!

В этот момент в комнату вошел Матвей и, закатив глаза, подошел к мужчине.

– Егор Палыч, я же попросил разбудить и позвать к завтраку, а не довести до инфаркта. Что вы тут устроили?

– Да ничего! Девочка сама испугалась. Ой, да больно надо, – он обиженно махнул рукой и вышел, оставив их одних.

Матвей посмотрел на Веру, прижавшуюся к стене и укутанную в одеяло. Вид у нее был таким, словно она увидела что-то необычайно страшное.

– Да что с тобой? Не чудовище же он.

Вера, отбросив одеяло, поправила волосы и села в постели.

– Прошу прощения. Просто напугал. Я спала еще…

Матвей достал из шкафа голубое хлопчатобумажное полотенце и протянул ей.

– Иди в ванную, пока там есть горячая вода. А потом можешь подходить к завтраку.

– Готовил ты? – Спросила она, подозрительно сузив глаза.

– Джейми Оливер. Ну а кто еще?

Он ушел, а Вера еще осталась в постели, чтобы окончательно пробудиться после сна. Она вновь оглядела комнату, теперь освещаемую утренним светом, хотя на улице было пасмурно. Выцветшие бледно-голубые обои, потрескавшийся потолок с лампочкой по центру, маленький дубовый шкаф (для Матвея, предпочитавшего минимализм во всем, он явно был достаточно вместителен), а в углу, между окном и шкафом, стояло кресло – по возрасту старше Матвея лет на тридцать.

Вере эта комната не представлялась жалкой или ущербной (как могло бы показаться Катя, подумала она) и уж тем более не вызывала отвращение. И в голове Веры никак не могла ужиться одна лишь мысль – почему Матвей живет здесь. Эта комната подходила скорее Вере с ее образом жизни, зарплатой и даже душевным состоянием. Матвей не был педантом уж точно, по крайней мере, в глазах Веры, и, скорее всего, довольствовался этой комнаткой. Комнаткой, ставшей ему убежищем. Именно этого и не понимала Вера – почему он прятался от отца. Наверняка он сбегал от него сюда, в единственное место, где Сергей не смог бы его достать.

Но почему?

Почему такие отношения?

Вера задумалась, пока смотрела на маленькую лампочку, похоже, уже давно перегоревшую.

У Матвея были деньги, комфорт, роскошь, возможно, даже власть (или, хотя бы, право на нее) – но он был готов отказаться от всего этого, лишь бы находиться подальше от отца.

Когда размышления Веры оборвались, она вдруг стащила с себя одеяло и с ужасом обнаружила, что спала в том самом платье, в котором была и накануне. Только волосы утратили былую укладку, да и на лице явно творилось безобразие. Вере было страшно даже представить, как она выглядела сейчас. Самое унизительное – Матвей ее уже увидел, и бежать стремглав в ванную было поздно.

В комнату проскользнул аппетитный запах чего-то поджаренного, на что желудок Веры отреагировал мгновенно. Она приложила руку к животу и проворчала:

– Подростки, вас не прокормишь.

И, кое-как покинув кровать-койку, она последовала в ванную.

Пугающие ожидания Веры оправдались – тушь у нее размазалась, блеск сошел с губ на подбородок, правда, тени остались на веках, но уже не украшали лицо Веры.

Перед глазами у нее встал образ Никиты, сердце ее сжалось так сильно, что она застонала, будто ее в прямом смысле пырнули меж ребер. Кое-как отогнав его лицо из головы, Вера вышла, уже свежая и чистая.

– Садись за стол, – сказал Матвей, не отходя от плиты.

– Ты умеешь готовить! – Восхитилась она.

– Так удивляешься, словно я памперсы щенятам меняю.

– Да он и это сумеет, зуб даю! – Раздался бас Егора Палыча, вошедшего на кухню. – Прекрасная дама…

– Ее зовут Вера, – сказал Матвей невозмутимо.

– Верочка, Вера, доброе утро! Все еще меня боитесь?

Вера покачала головой и выдавила улыбку – необъяснимое неприятие он вызывал в ней по-прежнему. Но вежливости ради она попыталась быть с ним радушной.

– Как спалось вам, кстати?

– Очень хорошо, – ответила Вера кротко и на секунду задержала дыхание, когда он сел рядом.

– А я вот не очень. – Он скорчил гримасу и помассировал выпирающий живот. – Что-то меня пучило после гороховой каши. Это потому-то, наверное, что Матвея Сергеича не было, вот приготовил бы мне какую-нибудь манку с кабачками, живот не бунтовал бы. А, Матвей Сергеич? Как насчет манки?

– Как-нибудь, – буркнул Матвей, снимая сковороду с плиты.

Егор Палыч, сложивший руки на столе, тщательно осмотрел Матвей с головы до ног и, прищелкнув языком, засмеялся.

– Слово от него клещами не вытащишь. Такой вот он.

Матвей это замечание проигнорировал, а Вера только вздохнула, невольно подумав: «Мне бы такого сына – просто сказка».

Юноша выложил на две тарелки по паре яиц идеальной формы, жаренные овощи (перец, лук и помидоры) и по запеченному тосту.

Егор Палыч потянулся к тарелке Веры и наморщил нос.

– Фу, яйца! Опять?

– Завтрак, – сказал Матвей, которому данный ответ показался исчерпывающим.

Егор Палыч всплеснул руками.

– Опять самому придется готовить?! Матвей Сергеич, вы эгоист.

– А что в этом плохого? – Он налил из большой стеклянной бутылки апельсинового сока и протянул ее Вере. Она охотно согласилась.

Егор Палыч замешкался, встав изо стола, чтобы самому приготовить себе поесть.

– Ну, – он пожал плечами, – это долгая дискуссия. А я на голодный желудок спорить не люблю.

«Под рюмочку легко», – промелькнуло у Веры в голове, когда она сделала первые два глотка сока.

– Наделаю себе бутики с паштетом любимым моим печеночным, – напевая, мурлыкал он и громко облизывал большие пальцы.

Вера старалась, как она привыкла, есть беззвучно и почти незаметно. Матвей относился к приему пищи так же серьезно и ответственно – как он привык.

После того, как Егор Палыч вновь присоединился к столу, между ним и Верой, не заметно для нее, завязалась непринужденная беседа. Понемногу Вера прониклась к этому человеку, которого так предвзято посчитала неотесанным, грубым и опасным. И стоит простить Вере эту оплошность – ведь так поступает каждый человек, пусть и неосознанно. Оценивает по внешнему виду и, порой, не дает человеку даже шанса проявить свою истинную душу.

Матвей в их беседу не вступал и не прерывал ее, но слушал внимательно. Закончив свой завтрак, он сразу же принялся мыть посуду – он не любил откладывать горящее дело на потом, когда была возможность выполнить его сразу. Пока в ушах его шумела вода, позади него за столом периодически взрывался то женский, то сухой, скрипучий как старая дверь, смех.

Потом, когда к ним вернулся и Матвей, решивший отдохнуть от небольшой работы, в комнате раздался протяжный писк.

– Ох, опять, – проворчал Матвей, – Егор Палыч, вы покормили свое существо? Я этого, вы знаете, делать не собираюсь.

Егор Палыч оскорбленно вскрикнул.

– Матвей Сергеич, ей богу, существо! Это моя киса, кошечка моя, Нюра! Нюрочка, ай-да на ручки!

Вера увидела, как он нагнулся, чтобы подхватить в свои большие ладони маленький пушистый комочек – пепельную кошку с длинными усами и большими, пугливыми глазами кристального цвета. Она замурлыкала, задрожала в любящих объятиях своего хозяина, и нисколько не сопротивлялась. Егор Палыч, воркуя какие-то нежные слова, то прижимал ее к себе, то отдалял от себя, любуясь своим сокровищем, то целовал ее в макушку и носик, и каждый раз прижимался к ней своей щекой, усыпанной маленькими шрамами после раздражений на коже.

Вера наблюдала за этой сценой с улыбкой. Но затем в ней резко разгорелось такое сильное сострадание, что она не смогла себя сдержать. Любовь, которую Егор Палыч проявлял к этому маленькому теплому созданию, тронула Веру до самое глубины души – до той глубины, где находятся те самые чувствительные струны, настолько тончайшие, что так легко их разорвать. И, видимо, эти струны разорвались внутри Веры – и она расплакалась. Прижав руку к губам, она смотрела на эту любовь, любовь, которой ей так не хватало в жизни, и плакала, потому что не могла, больше не могла.

Матвей, нисколько не сочувствующий ни Вере, ни «сладкой парочке», однако, проявил снисхождение, за которое Вера и поблагодарила его мысленно – она, скорее, ожидала осуждения за слабость, за неуместное проявление столь сильных чувств. Юноша лишь закатил глаза, но Вера не обращала на него внимание.

Как только Егор Палыч заметил столь неожиданную реакцию Веры, он, испугавшись, выпустил кошку из рук и потянулся к девушке.

– Ой, что такое, что с вами, девочка? Что-то заболело? Матвей Сергеич, чего сидите, у нее что-то заболело, поди, а она и сказать-то боится! Все они так, дети, до последнего терпят, до морга! Ну, что болит?

– Ох, ничего, ничего, не волнуйтесь! – Вера махнула рукой и стала оглядываться в поисках носового платка, так вовремя протянутого ей Матвеем – остававшимся по-прежнему бесстрастным. Вера поблагодарила его за любезность и поспешно высморкалась, вновь ощутив себя посмешищем. – Просто…

И она поняла, что не должна ничего объяснять. Это не имело смысла – ее никто не поймет. Матвею были чужды чувства – это правда. А Егор Палыч просто не был способен это сделать – он не знал ее истории, не знал, что творилось внутри Веры, снаружи, в ее жизни, и за это его можно простить.

– Пойду принесу корвалол, – Егор Палыч рванулся с места.

– Не надо никакого корвалола, – спокойно отрезал Матвей, – без этого справимся. Вы, пожалуйста, оставьте нас одних, хорошо?

– О, ну конечно! К тому же, мне пора собираться уже давно! Я же на собеседование еду, знаете, слыхали, говорил я вам? А вот так вот, да, я, можно сказать, устроился! А вы бранили, что ничего не делаю, все лежу да лежу, мол, не хочу ничего, мол, трутень, так я ведь…

– Я бесконечно счастлив и горд за вас, Егор Палыч, но просьба моя граничит с требованием – оставьте нас.

– Понял-с! Ушел!

И, поймав свою кошку, Егор Палыч, насвистывая, покинул кухню.

Матвей, проводив его взглядом, обратился к Вере:

– Тебе надо вернуться к отцу.

– Он мне не отец, я же говорила.

– Так будет разумнее, – продолжал Матвей. – И надежнее.

– Я не могу вернуться, ты же знаешь.

– Не знаю, – быстро оборвал Матвей. – Если все, что ты мне рассказала, правда, то…

– Конечно, правда! – Напружинилась она. – Я не лгала, не лгала!

– …то ты не должна вести себя, как капризная девочка, желающая что-то кому-то доказать, показать, что-то там отстоять, чего-то там получить. Если ты взрослая вразумительная женщина, ты и сама должна понимать, как надо поступить правильно. Слышишь? Правильно.

И Вера, спрятав глаза в пустой тарелке, задумалась. Вытерев влажные щеки, она почувствовала стеснение. Матвей оказался намного мудрее нее, что догадался до этого первым. Конечно, она ведет себя как взбалмошная истеричная девчонка переходного возраста, в которой бурлят подростковые гормоны. А это сильно подрывает доверие. Неудивительно, что Матвей вдруг засомневался в правдивости ее истории. Ведь, будь она умнее, вряд ли бы она все еще сидела здесь.

– Ты прав, – сказала она, наконец. – Я поняла, насколько глупо выгляжу, прячась здесь. Хотя, конечно, не думаю, что меня кто-то ищет и переживает, где я и что со мной. Но и ты пойми, Матвей. Ты сам видел, что произошло в ресторане. Как я буду смотреть в глаза Никите? Стоит мне вернуться, и он сразу упечет меня в психушку.

– Это было бы логично, – пожал он плечами, – но ты же не изображала обезьяну, тобой не овладел дьявол, ты не разделась догола и не танцевала лезгинку. То, что случилось, просто раскрыло твою неустойчивую психику, только и всего. Я думаю, как отец, он переживает за твое эмоциональное состояние – видимо, нестабильное.

«Отец», – подумала Вера, и ее сердце екнуло.

– Матвей, – она посмотрела на него серьезно, – никто мне не верит. Никто. А ты мне веришь?

Он долго молчал, смотря ей прямо в глаза. Он ничего не боялся, тем более долгих пристальных взглядов. Вера никогда не могла понять, о чем он думает, его никогда не выдавали глаза, обычно считающие зеркалом человеческой души.

Выдержав долгую паузу и что-то обдумав, он сказал кратко:

– Верю.

Но сейчас, именно сейчас, Вера заметила в его глазах что-то такое, что он обычно так умело прятал за прочной завесой своей флегматичности, хладнокровной невозмутимостью что-то похожее на вспышку, такую короткую, такую неуловимую, но оказавшуюся вполне убедительным доказательством того, что он ей не верил.

Вера, осознав это, закрыла глаза и опустила голову. В груди у нее саднило. Она ударила, но несильно, ладонями по столу и поднялась.

– Я возвращаюсь домой.

Матвей вздохнул и поднялся вслед за ней.

– Я вызову такси. – И Матвей вышел из кухни.

Вера судорожно вздохнула и выдохнула, но, к собственному удивлению, слезы не вырвались из ее покрасневших глаз.


Вызвав такси, Матвей вернулся на кухню и обнаружил Веру, моющую посуду за собой и Егором Палычем.

– Что ты делаешь?

– Не видно? – Бросила она через плечо.

Матвей молча прошел к столу, уперся руками в спинку деревянного стула, видимо, что-то обдумывая перед тем, как начать разговор.

Но она начала первой.

– Матвей, – заговорила она, не отвлекаясь от дела, – скажи, как с тобой можно связаться?

– В смысле?

– У тебя есть телефон? Ты собираешься жить здесь и дальше или вернешься к отцу?

– Я не думал об этом. А зачем тебе со мной связываться?

Вера вымыла руки и, вытерев их полотенцем, обернулась к Матвею. Волосы она умело забрала в тугой пучок, затянув его собственными волосами, чтобы они не мешали ей работать. Платье свое она уже забрызгала мыльными каплями. Сейчас Матвей вновь засомневался, стояла перед ним семнадцатилетняя девчонка, или женщина в годах, привыкшая к ежедневной домашней рутине. Он и сам удивился, почему именно сейчас, а не тогда, в театре и ресторане, своим растрепанным видом она всколыхнула в его груди сильный трепет. Он подавил это чувство и, прокашлявшись, повторил вопрос.

– Я бы хотела попросить у тебя помощи…если она вдруг понадобится.

– Помощи? Разве я могу чем-то помочь?

Вера расправила плечи, неожиданно ощутив внутреннюю силу.

– Да. Вообще-то, я думала, что ты теперь мой единственный союзник. Вчера вечером мне казалось, что ты считаешь так же.

– Считаю, – ответил он не сразу. – Но что ты задумала?

– Ничего. Я пока ни о чем не думала. – Сказала она честно. – Просто… здесь… сейчас…

Ее твердость пошатнулась.

– Сейчас мне не к кому обратиться. А я уверена, что мне придется это сделать. Матвей…

И речь ее оборвалась.

Она не знала, что говорить дальше, просто прикусила губу, дав понять, что продолжать не в силах.

Матвей вздохнул, отошел к окну и, сложив руки в замок за спиной, сказал:

– Вернись в мою комнату, найди там, в тумбочке, ручку и листок. Я продиктую тебе номер.

После того, как Матвей оказал ей такую услугу, поспело такси. Матвей проводил ее до машины, дал адрес водителю и заплатил за поездку. Перед тем, как сесть, Вера порывисто схватила юношу за руку и сказала:

– Я рада, что ты помогаешь мне, хоть и не веришь.

Матвей открыл было рот, но она взяла и вторую его руку, крепко сжав обе.

– Береги себя.

– Береги себя, – сказал и он, на секунду взглянув на ее обветренные губы.

Вера кивнула, отпустила его руки и села в машину. Матвей долго смотрел вслед исчезающей вдали Тойоты, не замечая, как бешено бьется его сердце.


***


Было пасмурно. Вера была уверена, что с минуты на минуту небо разорвется и прольет на город ледяной дождь.

Вера вошла во двор дома и остановилась. На лавочке, возле подъезда, сидел Никита. Он плохо выглядел, как будто не спал целые сутки, это было заметно издалека. Вера на секунду встревожилась, но голос разума осадил ее мгновенно.

«Вспомни, как сильно и как долго ты переживала из-за него. Пусть мучается. Он заслужил это. А ты будь хладнокровна. Это добьет его. Ты же этого и хотела. Ты этого и добивалась. Это месть. И есть месть. Разве нет?»

Никита не сразу заметил ее. Глаза его невидяще устремились куда-то вперед, и очнулся он из забытья только тогда, когда она совсем близко приблизилась к нему. Он вскочил с места и бросился к ней, выкрикивая ее имя.

– Катя! Ты меня так напугала! Зачем, – сначала он обнял ее, а затем, взяв ее за плечи, легонько встряхнул, – зачем ты убежала? Зачем ты это сделала? Я же чуть с ума не сошел!

На губах Веры проскользнула вялая улыбка.

– Да что ты?

– Ты что, ты не веришь мне? – Он сузил глаза.

– Нет, – она убрала его руки и направилась к подъезду, – пойдем домой уже.

Он не унимался расспрашивать ее, куда они с Матвеем отправились после ресторана, чем занимались, где ночевали, и требовал, чтобы она расписала все в мельчайших подробностях! По его поведению и словам Вера поняла, что он подозревал Матвея в совершении, как минимум, одного подлого поступка.

– Только не надо ни в чем обвинять Матвея, – перебила она его бессвязную речь. – Ты не знаешь, как сильно он мне помог, поддержав меня в ресторане.

– В ресторане… – Эхом повторил Никита и осунулся. – Катя… Случай в ресторане…

– Замолчи, – оборвала она.

– Понимаю, ты… не хочешь говорить об этом. Но так нужно.

– Нет уж, самое худшее уже случилось, и если ты просто хочешь посмеяться надо мной, сделай это после того, как я уйду к себе в комнату.

– Я не собираюсь смеяться, Катя, ты что!

Они сидели на кухне. Он укутал ее в махровый халат, усадил к себе на диван и поставил чайник на плиту.

– Я хочу, наоборот, помочь.

– Помочь? – Она изогнула бровь, следя за тем, как он хлопотал на кухне.

– Конечно. То, что произошло…

Он подошел к ней и опустился на колено, чтобы находиться с Верой на одном уровне.

– То, что произошло, говорит о том, что ты…

– Сумасшедшая, да? Мог бы и не говорить. Я же сказала, что не хочу…

– Нет. Я понимаю, ты еще не оправилась после… после… после того, что случилось с мамой. Это вполне объясняет твой нервный срыв.

Вера слушала, стараясь не перебивать его, хотя ей нестерпимо хотелось кричать. Но удерживала ее одна разумная мысль, так вовремя пришедшая ей в голову.

– Я понимаю, – продолжал Никита, – ты страдаешь. Вы с мамой были так близки…

«Конечно, да».

– …и ее смерть поразила тебя. Я понял это еще тогда, когда нашел тебя в ванне. Мне уже тогда нужно было что-то предпринять, но я лишь задумался. Этого было недостаточно. Я хотел уберечь тебя от тоски по матери, я правда старался сделать твою жизнь лучше, наполнить ее радостью…

«Ну конечно!»

Вера уже была на грани взрыва. Ее тело начало дрожать, но я держалась изо всех сил.

– И вчерашний случай… Я не считаю тебя сумасшедшей, что ты. Я понял тогда, что тебе очень больно, а я этого не замечал. Или, может, попросту игнорировал. Потом, когда ты убежала с Матвеем, мы с Катериной поговорили…

– Что? – Она спохватилась.

– Не волнуйся, – он взял ее руку, – все хорошо. Она предложила помочь тебе.

– Помочь?!

– Да. Она готова поработать с тобой, причем бесплатно. Она профессиональный психолог, и с ней ты можешь поделиться чем угодно. Я знаю, что мне ты не доверяешь, я понимаю, но с ней ты можешь быть откровенна. Она поможет тебе.

Вера была готова запротестовать, но та самая мысль, удержавшая ее однажды, ударила ей в голову с новой силой: только что ей открылась прекрасная, – и единственная, – возможность вновь увидеться с Катей! И, кто бы мог подумать, в этом ей помог Никита! Никита! Последний человек, на которого она могла рассчитывать.

– Что скажешь? – Спросил он с опаской. – Ты… знаю, ты лютая противница психолог и…

– Хорошо, – сказала она смиренно, – думаю, ты прав. Мне бы не помешала пара сеансов психотерапии.

Она встала с дивана и, выдавив улыбку, сказала:

– Можешь договариваться с ней насчет приема. А я пока в ванную, если ты не против.

Раскрыв рот, он проводил ее ошеломленным взглядом.


Сняв с себя, наконец, маленькое черное платье, оказавшееся не слишком счастливым, Вера с бескрайним наслаждением погрузилась в горячую воду, скрытую под толщей воздушной пены. Пока тело ее отмокало, ум принимался за работу. Ему, казалось, никогда еще не удавалось вымолить у своей хозяйки не то что отпуск, а даже маленький выходной, хотя бы на полдня.

Она смотрела то в потолок, то на кончики пальцев ног, которые она нарочно извлекала из воды, то на дверь, как будто ждала кого-то.

«Я заставлю тебя поверить. Я заставлю тебя принять».

Она пробыла в ванне где-то около часа, может, даже с лишком, пока ее безустанный раб не возродил в ее голове желанную идею.

Когда она проходила мимо кухни, в которой Никита готовил ужин, распространяющий свой запах чуть ли не на весь район, на губах ее играла странная, загадочная улыбка, которую даже сама Вера не привыкла чувствовать на себе. Когда же ее заметил Никита, то от удивления уронил тарелку.

– Что такое? – Вера зашла в комнату и, увидев на полу разбитое стекло тарелки с цветочными узорами и спагетти (лежащие и на полу в идеальной форме), она спросила снова. – Что случилось?

– Эх…уронил.

– Аккуратнее надо быть, – с этими словами она вышла.

Никита неподвижно стоял на своем месте несколько минут.

Тем временем Вера продолжала вести себя странно: она разобрала свой гардероб, разложила несколько вещей на кровати и долго рассматривала каждую из них, пока не выбрала черное бархатное боди и кожаную юбку агрессивно-красного цвета. Это был любимый образ Кати, что Вера всегда старалась исправить, но желаемого так и не добилась. Она ненавидела это боди, облегающим растущую фигуру дочери и нарочито ее подчеркивающую, за вырез, казавшийся Вере чересчур глубоким. А эта юбка раздражала ее – она была «слишком короткая» и абсолютно безвкусная. Это напоминало Вере о тех годах, когда кожа была на пике моды, и люди были готовы носить даже пижаму из кожи. Тогда у Веры были трудные времена в жизни, и, почему-то, именно такие юбки ассоциировались у Веры с ними.

Но сейчас она не думала о своей неприязни. Аккуратно Вера положила одежду на кресло, остальные вещи убрала обратно.

Остаток вечера она провела у зеркала, расчесывая волосы и разглядывая себя, словно незнакомку в противоположном окне дома.

Устав расчесываться, Вера положила гребень на столик, а потом провела кончиками пальцев по отражению.

– Прощай. Скоро.

Этой ночью ей ничего не приснилось. Она спала крепко и, к собственному удивлению, спокойно – словно младенец, уставший весь день рыдать и кричать, требовать что-то от этого дикого, пугающего своей неизвестностью мира.

Утром она не чувствовала привычной усталости и разбитости, как будто бы по время сна по ней проходил трамвай. Наоборот – она была свежей, полной сил и энергии. Она подумала, что так, похоже, встречают новый день счастливые и целеустремленные люди. Она же не могла вспомнить ни одного своего пробуждения в таком состоянии.

У нее не было счастья, у нее не было цели.

Счастья у нее нет и теперь.

Но есть цель.

За завтраком Никита объявил дату их с Катериной встречи – ровно через два дня,

«Два дня – два года», подумала Вера, обрадовавшись новости и расстроившись из-за нее одновременно.

– Ты не мог бы сказать мне свой адрес? – Попросила его Вера, прежде чем Никита отправился в кафе, где ему «легче работалось над своими проектами».

– Зачем? – Спросил он, надевая куртку.

– Хочу заказать пиццу.

– А-а… конечно.

Он записал на листке адрес, добавив:

– Только не увлекайся: вредно.

– Конечно. Ты скоро вернешься?

– К вечеру.

Он ушел, и Вера воспользовалась его отсутствием. Она набрала номер Матвея, который принял звонок удивительно быстро, будто все время ждал его.

– Да?

– Матвей, это Вера.

Он промолчал.

– Матвей, – продолжала она, – через два дня я должна встретиться с Катей. Я бы хотела, чтобы ты проводил меня. Сама я вряд ли доберусь до нее.

– А что твой отец?

– Ни к чему его сопровождение. Ты поможешь?

– Помогу. Вера?

– Да?

– Что ты задумала?

Вместо ответа Вера сказала:

– Записывай адрес Никиты. Ровно через два дня ты должен быть у меня, хорошо? И еще: вот адрес клиники…

В тот самый день Вера проснулась рано, на рассвете, и начала собираться. Надев себя на себя заранее приготовленный наряд, Вера отыскала в своей сумке последнюю вещицу, которая, она была убеждена, послужит ей в достижении цели – дневник Кати. Волосы Веры оставила распущенными.

Когда она вышла из комнаты, Никита завязывал галстук.

– Ты гото… – И, увидев ее в таком необычном для нее образе, он задохнулся.

– Я готова. А вот теперь нет смысла готовиться. – Произнесла она спокойно.

– К-как это? – Встряхнув головой, спросил он. – А кто ж тебя к Катерине повезет?

– У меня есть проводник, причем надежный. Ты можешь отдыхать.

Никита нахмурился.

– Проводник? Надежный? И кто же это?

– Это имеет для тебя значения? – Она изогнула бровь. – Послушай, Никита, тебе ни к чему быть рядом. Я не нуждаюсь в твоем эскорте.

Брови Никита сдвинулись так сильно, что, казалось, вот-вот срастутся в одну линию.

– Что?!..

Вера мягко улыбнулась, подошла к нему, цокая каблуками (которые, кстати, так же принадлежали ее дочери), и, погладив его по щеке и большим пальцем по подбородку, сказала:

– Возможно, я не простила тебя, но, честно сказать, была рада побывать с тобой рядом снова. Мне пора, Никита.

Она развернулась и вышла из кухни. Очнувшись от потрясения, Никита выбежал вслед за ней. Та уже была на выходе из квартиры.

– Катя! Катя, постой! – Он догнал ее и обернул к себе за плечо. – Катенька, что ты говоришь такое?

Вера смотрела на него тем ласковым и добрым взглядом, которым одаривала его когда-то давно, в минуты их пылкой влюбленности, едва зародившейся. Теплота разлилась в груди Веры, и она, позабыв обо всем мраке, причиной которому когда-то стал Никита, она приникла к нему и, обняв его за шею, прошептала на ухо:

– Меня зовут Вера.

С этими словами она вышла из квартиры и скрылась в лифте, из которого как раз вышли соседи Никиты. Они вежливо поздоровались с ним и крайне удивились, когда он, глядя на них в упор, не произнес ни слова, хотя рот у него был раскрыт довольно широко.


Вера обнаружила Матвея во дворе, сидящим на лавочке. У него была расслабленная поза медитирующего человека. Вообще-то, этим он занимался постоянно, и чтобы войти в осознанное состояние ему не приходилось садиться в позу лотоса и мычать.

Вера несколько секунд просто стояла поодаль, любуясь им. Именно любуясь. В эту секунду, когда сама она пребывала в блаженной неге, он казался ей не человеком, а самым настоящим произведением искусства – безупречным во всех отношениях. Она улыбалась, рассматривая его задумчивый профиль, наблюдая, как ветер путал его волосы, как редко вздымались его плечи при глубоком вздохе. Раньше она думала, что, если бы она и хотела сына, то только такого. Сейчас у нее не возникало никаких материнских чувств. И то, что пульсировала в ней так горячо и сильно, вряд ли можно было счесть за что-то подобное.

Но теперь она не пугалась этих чувств. И легко могла признать даже самые опасные подозрения на собственный счет. Теперь ей уже все было не важно. Что бы ни случилось – оно не касается Веры. Еще немного – и она сама оторвется от этого мира.

В конце концов, Вера подошла к нему, расстроившись, что пришлось его потревожить, и пролепетала:

– Здравствуй, Матвей.

Он посмотрел на нее, и она заметила, как медленно и широко округлились его глаза. Но он ничего не сказал, хотя по его оценивающему взгляду все было ясно и без слов.

– Каким образом случилось это? – Спросил он, не встав с лавочки.

– Все устроил Никита. Удивительно, правда?

Она улыбалась, и это насторожило Матвея.

– Что с тобой?

– А что со мной? – Это позабавило ее еще больше.

Юноша, наконец, поднялся и шагнул к ней, пристально глядя ей в глаза.

– Ты странная сегодня.

Вера рассмеялась.

– Ты так думаешь? Ну, хорошо.

– Нет, – отрезал он, – это навряд ли.

– Почему?

Матвей обратил внимание на книжку, которую она держала, и кивнул на нее:

– Что это?

– Это? А, это дневник Кати. Хочешь почитать? Там ты многое сможешь найти обо мне «хорошего».

Матвей сузил глаза.

– Это дневник Катерины, хочешь сказать? Откуда он у тебя?

Вера вздохнула.

– Да, наверное, это не хорошо – брать личные вещи своих детей. Но так нужно. Надеюсь, ты поймешь. Итак, идем?

Матвей заказал такси, так как смутно понимал, где именно находится клиника, в которой, по словам Веры, должна обитать Катя.

В дороге они находили около часа, и пункт назначения оказался совсем в другом районе.

Когда они вышли из машины, на небе ослепительно светило солнце. Оно припекало настолько сильно, что хотелось окунуться с головой в ледяную воду. Любому жителю Петербурга такая непривычная для города погода могла бы показаться подозрительной, не сулящей ничего хорошего. Над этим задумался и Матвей, сказав:

– Это ненормальное солнце.

А Вера, находясь все в том же состоянии, весело возразила:

– Да ладно тебе! Какой теплый, прекрасный день!

Матвей вздохнул, посмотрел на двухэтажное здание готического стиля и спросил:

– Зачем тебе с ней видеться?

Улыбка погасла на румяном лице Веры.

– Так надо, – сказала она коротко.

– Но зачем? Чего ты хочешь добиться?

– Признания.

– Признания? А для чего?

Когда она не ответила, он продолжил:

– Я думал, что ты мыслишь так же, как и я.

– Это правда, – перебила Вера. – И ты прав, Матвей. Все это нереально. Разве нет? – Она засмеялась, разведя руками. – Откуда, откуда доказательства, что мы сейчас не спим? О, как это точно, как верно. И как же я сама до этого не додумалась раньше? И сейчас, дорогой, я намерена проснуться. Поэтому я здесь.

Он покачал головой.

– Но ты же сама говорила, что ненавидела свою прежнюю жизнь. Не ты ли называла каждый день адом? Не тебе ли годы казались оборванным, выцветшим полотном? Не ты ли жаловалась на скверное отношение дочери к тебе? Что тебе одиноко, что тебе грустно, невыносимо терпеть однообразие и серость собственной жизнь? Все это ложь?

Вера смотрела на него, невольно соглашаясь с каждым его словом. Но впервые ее уверенность не поколебалась. Она подошла к нему и взяла его лицо в ладони.

– Единственное, за что я благодарна жизни, которая сыграла со мной такую злую шутку, это ты. Я бы никогда тебя не встретила, Матвей. И никогда бы мое сознание не перевернулось без тебя. Реален ты или нет – но ты замечательный. Спасибо тебе за поддержку. Я не понимаю, зачем ты мне помогаешь, но я так тебе благодарна. Все, что ты сказал, доказывает твою веру. Это то, чего я и добивалась. Спасибо.

Матвей взял ее ладони и мягко отнял их от своего лица.

– Ты хочешь вернуться обратно, – сказал от утвердительно. – Зачем? Разве тебе не нравится быть молодой, юной? Жизнь только начинается – и ты можешь ее изменить именно сейчас. Неужели легче строить дом на обломках старого, разрушенного сарая?

– Нет, милый, эта жизнь была мне послана не для этого. А чтобы я, наконец, поняла причину, по которой у меня все было не так. И за это я безмерно благодарна. Но сейчас пришло время доказать усвоенный урок.

Матвей снова покачал головой, но на этот раз не нашел слов. Единственное, что могло сорваться с его губ, было:

– Это все неправильно…

То, что происходило с Матвеем, было похоже на увядание доселе крепкого цветка. Он всегда был таким сдержанным, чересчур спокойным и оттого почти безжизненным. И закрытым. Он всегда был подобен плотно сомкнутым ставням. Но сейчас она увидела, как ставни эти приоткрылись. Она увидела, как постепенно стали проявляться эмоции на его лице, как заблестели черные глаза. И сердце ее содрогнулось. Она обняла его за шею и привлекла к себе, позволив его лбу уткнуться в ее обнаженное плечо, уже покрытое солнечным ожогом.

– Я никогда, никогда тебя не забуду, Матвей. Спасибо тебе, дорогой.

Он поцеловала его в висок, погладила по волосам и, последний раз заглянув ему в глаза, направилась ко входу в здание. Обернувшись, она сказала с улыбкой:

– Не жди меня.

Всем своим видом Матвей показывал яростное отрицание.


Но как мог страх не заявиться в душу Веры?

Конечно, именно тогда, когда она поднималась на нужный этаж в маленьком лифте, где пахло скважиной, Вера почувствовала ломоту во всем теле и сильную дрожь в коленях. Этот страх был бессознательным, но Вера узнала это ощущение. Его ни с чем не спутаешь.

Что она скажет Кате при встрече, когда в голове путается слишком много мыслей? Сможет ли она удержать самообладание? Как сильно будет дрожать ее голос? И не заплачет ли она в самый неподходящий момент?

Когда Веру подвели к кабинету, время для нее остановилось. Именно тогда, в ту минуту, Вера полностью отреклась от нынешнего состояния – она вновь стала сорокалетней Верой, матерью несносной дочери переходного возраста.

Нужно обойтись без прелюдий, здесь и сейчас они ни к чему.

Дверь перед ней отворилась, она вошла.

В глаза ей сразу же бросилась Катя, сидящая за своим рабочим столом в самом конце кабинета, у окна. Она смотрела на Веру так, будто ждала ее все это время.

Вера закрыла за собой дверь, другой рукой она прятала за спиной дневник. Не отрывая глаз от Кати, она сделала неуверенный шаг вперед, но дальше не сдвинулась.

– Добрый день, – разорвал напряженную тишину звучный голос Кати.

Вера лишь медленно втянула воздух носом, надеясь, что это успокоит ее нервы.

– Проходи, садись.

Вера проигнорировала ее предложение.

Катерина улыбнулась, откинув кудрявую гриву через плечо.

– Будешь стоять там? Откуда легче убежать?

Веселое настроение, в котором Вера пребывала еще утром, покинуло ее уже при входе в кабинет. Уверенность и надежда на победу еще раньше. Теперь она уже не знала, чем закончится этот визит, и, кажется, уже все равно. Цель одна – поставить свою дочь на место. Впервые за всю жизнь.

– Не притворяйся, – произнесла Вера низким голосом.

Катерина повела бровями.

– А кто здесь…

– Ты знаешь меня, Катя, – Вера принялась наступать, но очень медленным, осторожным шагом, – и ты узнала меня еще тогда, в ресторане. Черпнула радости из моего позора? Как всегда, ты питаешься только моим горем. Надеюсь, ты насытилась, но довольно игр. Нравится тебе быть взрослой? Вижу и сама.

Сначала Катерина изменилась в лице: она насупилась, глядя на Веру из-под бледных бровей, а затем надменно вздернула подбородок, показывая ей тем самым, на чьей, все-таки, стороне преимущество.

– Ты бредишь. Ты… бредишь. Садись. Мы с этим разберемся.

– Ну признайся уже, что узнала меня. Зачем продолжать прикидываться? Неужели тебе не было страшно, одиноко, тоскливо? Я очнулась там, дома, одна, вот такая, без тебя. Мне было страшно! – Вера прижала свободную руку к груди. – Я искала тебя по всему городу, но тебя как будто перестало существовать! И вот, когда я нашла тебя, ты продолжаешь надо мной издеваться?!

Катерина молча смотрела на Веру. Губы ее сложились в тонкую нить, а взгляд остыл. Видимо, она еще не придумала, что сказать, но Вера всегда была готова к нападению.

– Где ты живешь? С кем? Как ты оказалась в Петербурге? Почему? Почему мы поменялись возрастами? Почему оторвались друг от друга? Неужели тебя не мучали этим вопросы? Я ни за что не поверю. Если в тебе, дочурка, есть хоть капля человеческого, ты задумывалась об этом.

Дыхание Катерины учащалось: ее ноздри раздувались при каждом вдохе и наливались кровью. Но она продолжала хранить молчания, к удивлению и опасению Веры, слушая ее внимательно.

– Ты загадала это. Так? Загадала? – Вера подошла к столу. Ее била дрожь. – Ну, признайся, Катя. Все кончено. Никого здесь нет. Только ты и я. Мать и дочь, которые…

– Ненавидят друг друга. – Закончила она металлическим голосом, упавшим Вере прямо на сердце.

Вера оторопела. Сначала ее слова ударили ее, а затем успокоили – она признала.

– Да, мама, а что ты хотела услышать от меня? – Она сардонически улыбнулась, а потом начала ее передразнивать. – Ой, мама, я так скучала, мама, мне было так страшно, мама, мама, мама, мама, мама!.. Так вот – нет! Нет, это все не так! Думала, я упаду к твоим ногам, думала, все будет как в этих тупых мелодрамах для смазливых девчонок? Что мы обнимемся и будем рыдать от счастья, что, наконец, нашли друг друга? Ха-ха-ха! Господи, ты такая наивная!

Вера молча смотрела на свою дочь, уже не имея ни малейших сомнений в том, что это действительно Катя. Ее слова уже не били кнутом по ее и без того израненной душе, – она к этому привыкла, – но доставляли ей радость, ведь она, наконец, признала! Признала!

– Что, – Катя приподнялась со стула и уперлась руками в стол, – думала, напялишь мои шмотки и явишься ко мне с подготовленной речью, и все? А? Нет, мамочка. У меня, наконец, есть все, что я хотела.

– И что же это? – Спросила Вера, конвульсивно сглотнув.

Катя оскалилась, и от ее беспощадной улыбки у Веры все похолодело внутри.

– Свобода.

Между ними на какую-то минуту воцарилось молчание, необходимое для того, чтобы перевести дух обеим. Затем Катя спросила, полностью поднявшись:

– Зачем ты хотела меня найти?

Вера открыла рот, но испустила лишь пустой звук.

– Зачем? – Продолжала Катя. – Неужели тебе плохо быть вот такой, молоденькой? Хоть похорошела.

У Веры вырвался нервный смешок.

– Ты стала еще наглее.

– А что? – Катя засмеялась. – Имею теперь право. Взгляни на меня. Я взрослая, независимая, самодостаточная. Я нравлюсь мужчинам, мужчинам обеспеченным, готовым подарить мне что-то более ценное, чем их кредитная карточка. Я работаю там, где и всегда мечтала, а вот ты об этом даже не подозревала никогда. Ты и не интересовалась. Тебе всегда было плевать на меня.

– Не правда, Катя, это не правда…

– Да ну?! – Вскрикнула она. – Хочешь сказать, что была образцовой матерью? А ты не переоцениваешь себя, мамочка?

Чем больше она говорила, тем быстрее Вера тратила силы. Теперь она была уверена в победе, но только не своей.

– Удивительно, какой папа красивый. – Сказала Катя вдруг тихим голосом. – Как мне жаль, что я раньше не видела его. Как жаль, что увидела его только сейчас. Вот это – твое самое главное преступление.

Слезы встали в горле Веры. Она чувствовала – еще словечко, и ее прорвет.

– Он такой вежливый, общительный, интеллигентный. Видела, как он держался со мной? Он был настоящим джентльменом. Он принимает тебя за меня, конечно. Только это меня гложет – ведь это я его дочь. Поражаюсь, как он мог тебя любить, такую скрягу.

Вере хотелось что-то сказать, но она боялась, что ее голос сорвется и она заплачет, а это уже поражение. Она не может так быстро и легко сдаться. Нужно перестать слушать ее, нужно приложить все оставшиеся усилия и охладить пыл.

– Долго ты ждала, чтобы сказать мне это? Почему не сделала этого раньше, когда все было на своих местах? Боялась, что я влеплю тебе не одну, а две пощечины?

– Не сомневаюсь в этом, – она скорчила гримасу. – Вместо материнской ласки от тебя следует ожидать только этого.

Вере хотелось заскулить. Теперь ее руки дрожали, но от страстного желания вцепиться в чье-то горло. Раньше она не замечала в себе такого напряжения, но теперь четко осознавала, что это такое.

Ее разрывало внутри бурлящее чувство вины. Оно обжигало все нутро Веры, оно просилось наружу, будто кипящая лава. И Вера знала, что с минуты на минуту это случится – и она не сможет устоять.

– Я не знаю, что это такое произошло с нами, – говорила Катя, – но это истинное чудо.

– Чудо? – Глухо повторила Вера.

– А что, разве нет? – Катя усмехнулась. – Да какое это счастье – быть подальше от ворчливой черепахи, которая всем недовольна: тобой, собой, жизнью. Это так угнетает! А что сейчас? Что сейчас? Нет, даже не говори, зачем ты сюда явилась, даже не говори! Ничего не выйдет! Слышишь? Не выйдет!

Катя скрестила руки на груди и вызывающе вздернула подбородок.

Почва затряслась под ногами Веры. Она сделала шаг вперед, удерживая за спиной книгу.

– Ты не понимаешь, Катя! Это не чудо! Такого не бывает в реальной жизни! Нам нужно это исправить!

– Вот еще! – Закричала Катя. – Ты прекрасно справлялась, когда портила мне прошлую жизнь, а эту я тебе тронуть не позволю!

– Хватит! – Свободной рукой Вера сделала выразительный жест. – Я загадала в ночь на свой день рождения то же, что и ты! Не увиливай, не ври! Я все знаю!

Катя раскрыла рот, но застыла на месте, пытаясь самой понять суть ее слов. Когда же первая мысль пришла ей в голову, она вся побагровела от гнева.

– Ты что, была в моей комнате?! Ты дневник мой читала?!

– А что мне оставалось делать?! – Сорвалась и Вера на крик. – Я просыпаюсь – маленькая, прыщавая, в пустой квартире, тебя нет нигде, нигде! Ни в комнате, ни в школе, ни в городе, ни в мире! Что, что я должна была делать?!

– Жить дальше своей тупой жизнью и не копаться в моих личных вещах! – Катя выхлестнула всю свою злость, ударив ногой пол, а кулаком – воздух. – Ты – свинья! Свинья!

– Нет! Это ты свинья! Неблагодарная, неблагодарная…

Вера осеклась. Она и сама не знала причину, по которой запнулась – то ли слова подходящего подобрать не смогла, то ли вдруг осознала, что происходит.

Но слов больше не было.

Тяжело дыша, она смотрела на Катю, как на чужую взрослую женщину. Она больше не воспринимала ее как собственную дочь. И это была не ее трансформация во взрослого человека, не ссора, разгоревшаяся между ними сейчас. Это случилось уже давно, задолго до их превращения – Катя стала ей чужой еще несколько лет назад. Но точный день, точное время она не помнила. Просто убедилась в этом Вера только сейчас.

И это осознание потрясло ее больше, чем поведение Кати, чем ситуация, в которой они находились.

Вера оглянулась в поисках опоры, но и не могла сдвинуться с места. В глазах у нее помутнело. Она сморгнула пелену и как будто в первый раз увидела Катю. Она уперлась руками в стол и, глядя из-под блеклых бровей прямо на Веру, процедила:

– В ту ночь я загадала еще одно желание, которое, к огромнейшему сожалению, так и не сбылось. Ведь ты стоишь сейчас передо мной.

И Вера, совсем потеряв рассудок, закричала от отчаянной ненависти, прорвавшейся внутри нее, словно плотина. Замахнувшись рукой, в которой она держала дневник, Вера бросила его со всей силы прямо в лицо Кати.

Книга ударила уголком прямо в лоб Кати, так, что та пошатнулась, но не упала.

Однако Вера, не колеблясь ни секунды, решила это исправить: она перелезла через стол, набросилась на Катю, вцепившись руками ей в шею, и повалила ее на пол.

– Замолчи, дрянь! Молчи! Молчи!

Катя пыталась сбросить ее с себя, но Вера, подпитываемая гневом, была слишком сильна: она душила ее с таким неистовством, с такой жестокостью и безумством, каких доселе не наблюдала в себе. Все это когда-то казалось ей чем-то нечеловеческим, зверским, необъяснимым. А теперь вся она превратилась в чудовище, каких всегда боялась – дикого, голодного, бездушного.

Сцепив зубы, она душила Катю и смотрела, что происходило у нее на лице, глазами человека, питающегося муками и страданиями других. Она была сосудом, веками остававшимся незаполненным. Но теперь она чувствовала, как удовлетворение, то удовлетворение, что приносит подлинную радость, проникало в нее: сначала в мозг, а потом разливалось по всему телу.

Катя руками пыталась помочь себе, то царапая ногтями лицо Веры, то ее руки, но вскоре и это перестало получаться. Испуская свистящие звуки, Катя смотрела на мать выпученными от страха глазами. Это был тот самый жуткий, всеобъемлющий страх, с которым люди так часто путают чувства более отдаленные, вроде волнения перед экзаменами и всякого рода трепета. От такого страха кровь буквально стыла в жилах, цепенело тело и застывали мысли – думать было невозможно, даже о самом худшем. Сдавливало грудь, и нечем было дышать.

И когда сопротивляться уже не было сил, а кровь полностью отхлынула от лица, холод пробрал все тело Кати. Голова ее была пуста. Уже никакая мысль не заявлялась в ее сознание. Оно было чистым, так же, как и у человека едва вступившего в жизнь. Вот только она ее покидала.

И когда Катя уже не могла задыхаться, она схватила Веру за плечо и, прежде чем обмякнуть, прохрипела в последний раз:

– Мама!

Вера отдернула руки, но было уже поздно: тело Кати лежало бездыханным. Увидев ее застывший взгляд, – холодный и пустой, – Вера с криком отпрыгнула от нее.

Вера пятилась, пока не напоролась на стул. Закинув на него руку, будто пытаясь с его помощью подняться на ноги, она уставилась на тело Кати немигающими глазами, готовыми вот-вот вырваться из орбит. Ее сердце стучало оглушающе громко, а жадное дыхание свистело при каждом вдохе. Она застонала от одной мысли, показавшейся ей тогда нелепой, что она убила Катю. И застонала так отчаянно и истошно, точно кто-то со стороны провозгласил безжалостно: «убила!».

Вера попыталась задержать дыхание, не позволяющее ей сосредоточиться, и, приподнявшись так, чтобы взглянуть на грудь Кати сверху внизу, она судорожно закричала.

– Убила! О-о-о, Г-господи, я ее убила!

И она исступленно зарыдала, прижав руки ко рту. Зубы ее вцепились в костяшки пальцев, она захлебывалась слезами и кашляла, а потом, когда истерика ее достигла самого пика, в голову ей ударила ясная мысль: ее могут услышать!

Призвав все остатки рассудка, Вера заставила себя замолчать (хотя далось ей это нелегко, и для этого пришлось вонзиться зубами в нижнюю губу). Она с опаской взглянула на дверь, прислушалась, но услышала стук лишь собственного бешеного сердца.

Она не бросилась к телу дочери, не рванула она и к столу, где находился телефон, с помощью которого она могла бы вызвать скорую. Как будто все еще не уверенная в том, что она сотворила, Вера вскочила на ноги и убежала вон из кабинета.

Оказавшись на свежем воздухе, она с удивлением подумала, что провела у Кати полдня и уже наступил поздний вечер – на улице было слишком темно для обеда. Но потом она подняла глаза к небу и поняла, что во всем виноваты грозовые тучи, плотно заслонившие небо. Их цвет, черный, как дым пожаров, был настолько устрашающим и зловещим, что это просто не смогло не повлиять на Веру. И без того впечатлительная, она, уставившись на небо с открытым ртом, вся затряслась, словно провинившаяся собака, готовая принять удары своего хозяина.

«Не к добру. Не к добру!»

Поднялся ветер.

Пыль попала Вере в глаза. Она зажмурилась, протерла глаза и открыла их.

– Где же Матвей? Матвей! О боже, я ведь, я… я сама отослала его. Я одна!

Вера схватилась за волосы, готовая зарыдать, но потом, поддавшись неведомому импульсу, она кинулась вперед, туда, где виднелся мост.

Она не отошла от здания, где находилась Катя, слишком далеко, как вдруг кто-то схватил ее за руку и обернул к себе.

– Что случилось? – Это был Матвей.

– Матвей! М-матвей!

Она была бледна, точно изваяние, и это насторожило Матвея.

– Что случилось? – Повторил он тверже. – Почему ты здесь?

– Я… я…

Голос ее сорвался, и она сглотнула подступающий ком. Боясь, что, если продолжит говорить, вот-вот заплачет, она опустила влажные глаза.

– Вера, – он подошел к ней и приподнял ее лицо за подбородок, – ничего не получилось?

Губа ее затряслась. Глядя в глаза Матвея, она увидела в них те ужасные картины, развернувшиеся в кабинете Кати, и, не устояв, бросилась ему на шею, сотрясаясь рыданиями.

– Не получилось! Не получилось!

Матвей едва коснулся рукой ее спины, как вдруг холодная капля, упавшая ему на щеку, заставила его поднять голову к небу.

– Начинается дождь. Нам нужно идти.

– Д-да, п-пойдем… Пойдем же, скорее!

Она развернулась и быстрым, хоть и нетрезвым, шагом поспешила вперед – а куда, не важно, уже совсем не важно.

Редко падали крупные капли дождя, когда они начали пересекать мост. Чем быстрее шла Вера, тем сильнее ухудшалась погода: ветер, особенно рядом с водой, становился неистовым, а дождь превращался в ливень, больно ударяющий по лицу.

– Быстрее, – сказал Матвей, но голос его растворился в шуме природы. Вера смотрела на то, как ветер раздражал реку, будто пытаясь поднять ее и обрушить на город. Обхватив себя руками, она шла и смотрела на волнующиеся волны, и ей хотелось, чтобы они захлестнули ее с головой, чтобы река вобрала ее в себя, и чтобы…

Когда они, наконец-то, перешли мост, Вера обратила внимание на спуск, ведущий к реке. Она остановилась, заставив Матвея сделать то же самое.

– В чем дело?

Не слушая его, Вера быстро спустилась по каменным ступеням. Вода выбивалась из-за краев, омывая плиты. Вера стояла, мокрая насквозь, и завороженно смотрела на бушующую воду. Перед глазами у нее лежала Катя, бездыханная и уже холодная. А в ушах звенел ее голос, не тот свистящий хрип, а детская трель маленькой девочки: «Мама! Мама! Мамочка!».

Эти мысли вновь лишили Веру самообладания. Она упала на колени и, схватившись за голову, исступленно зарыдала.

Матвей спустился к ней и, совсем не обращая внимания ни на ливень, ни на реку, поднявшуюся за края плиты, и опустился перед Верой на колени. Он взял ее за плечи, пытаясь привести в чувства, но она, словно в бреду, что-то кричала и отмахивалась.

– Да что с тобой?! Мы тут сейчас вообще потонем, если ты не успокоишься! Зачем ты сюда спустилась? Вера!

Вера, цепляясь за Матвея, но не глядя на него, глотала то ли дождь, то ли слезы, то ли все вместе и, заикаясь, говорила:

– Убила ее, я убила ее! Я убила свою дочь, доченьку, Катеньку, убила! Собственными… ими! А-а-а, о боже, боже мой!

Голос ее надорвался, сделав ее рыдания чуть ли не пугающими. Матвею стало не по себе.

– О чем ты?! Вера, о чем ты говоришь?

Она повернулась к нему и, взглянув ему в глаза, сказала уже тихо:

– Я задушила ее. Я задушила Катю.

Вера впервые видела, чтобы лицо Матвея приобретало такое выражение. Именно это она и боялась увидеть – его глаза, полные ужаса.

– Что?!

И это добило Веру. Она откинула голову назад и издала звук, больше похожий на отчаянный вой. Она чувствовала, что сходит с ума, и единственное, что ей хотелось сейчас – покончить со всем этим. Открыть глаза и оказаться в своей спальне своей старой, но родной, квартиры, в тишине и покое, со своей ноющей спиной и седой прядью в волосах. Это желание разъедало все ее нутро, подобно яду.

– Я устала, Матвей, устала! Ничего не вышло! Она не поверила, она меня вынудила, понимаешь?! Она вынудила меня!

Но Матвей, по-своему потрясенный ее словами, угрюмо смотрел на нее. Но это не было осуждение или презрение. Это было что-то другое, но легко воспринимаемое как отвращение.

– Что мне делать, Матвей? – она схватилась за него, как за спасительный круг. – Что? Я хочу, чтобы все это кончилось! Я не смогу жить дальше, не смогу жить, зная, что я сделала такое! Избавьте, избавьте меня от этого, пожалуйста! О, Боже, что мне делать!

– Ты должна проснуться, – сказал Матвей ровным лаконичным тоном.

– Что? – Вера встряхнула головой, как будто ослышавшись.

– Ты должна проснуться, – повторил он.

– Как? Как! – Она вцепилась ему в плечи ногтями.

Они сидели на коленях друг против друга и молчали. Матвей, лихорадочно размышляя о решение проблемы Веры, вдруг ставшей и его проблемой, смотрел на воду, как она накрывала их колени, смотрел на свинцовые тучи вдалеке, так, где виднелся непоколебимый небоскреб. И когда мысль, которую он так тщательно плел на протяжении уже нескольких недель, появилась в его голове уже тугим узлом. Он посмотрел в глаза Веры и сказал:

– Ты спишь, Вера. И все, что происходит, это нереально. Твоя дочь жива, все это – твое воображение. Единственное, что может заставить тебя очнуться там, где ты потеряла сознание – это смерть во сне. Чтобы победить, сперва приходится проигрывать.

– О чем ты, Матвей? Я не понимаю…

Матвей вздохнул носом, а затем, взяв ее лицо в ладони, поцеловал в губы – и это было так нежно и легко, как будто по губам ее провели пушистым пером. Отпрянув от нее, он сказал:

– Наверное, я долго не протяну здесь, без тебя. Но проснуться у меня не получается уже несколько лет. Я желаю тебе удачи, Вера.

– М-матвей…

– До встречи.

И, взяв ее за волосы и шею, он резким движением опустил ее в воду и, чтобы она не смогла вынырнуть, он крепко держал одной рукой ее шею под водой, а другой пытался удерживать ее за талию. Она брыкалась, и пару раз ей удавалось вырваться из воды и глотнуть воздуха, но Матвей был сильнее. Отключив разум, он топил ее с зажмуренными глазами, пока небо разрывалось на часты от мощных разрядов молнии и грома.

Поначалу Вера изо всех сил боролась за жизнь: она вся извивалась, при этом задержав дыхание. Но после того, как у нее получилось перевести дух, она расслабилась, ибо в воображении вновь нарисовалась ужасная картина убийства Кати. Ведь она так же билась, так же пыталась спасти себя…

Смирение заставило Вера прекратить сопротивляться. Закрыв глаза, она позволила себе глубоко вдохнуть носом, а затем еще раз, пока вода не заполнила ее легкие.

Теперь уже не было никаких мыслей.

Лишь только голос: «Мама, мама, мама, мама…».


Часть 4. «Пробуждение»


Думаю, каждый человек хотя бы раз задумывался о том, почему некоторые сны кажутся такими явными, едва отличимыми от реальности, а другие и не запоминаются даже?

Конечно, мы все помним только те видения, что потрясли нас с первых мгновений их возникновения. Как только мы «теряем сознание» или, лучше сказать, связь с материальным миром, и переносимся в запредельное, грани стираются. Человек не думает в каждом своем сне «вот сейчас я сплю, и все происходящее лишь плоды моего воображения». И особенно глубоким является забытье в наиболее впечатляющих снах, тех, что надолго впиваются нам в память.

А что же касается продолжительности сновидений?

Бывало ли у вас ощущение, что вы «спали целую вечность»? Вы понимали это не потому, что у вас на утро ныло все тело, но как раз потому, что именно сон казался вам необычайно долгим, словно вы впали в полугодовую кому.

Например, наша героиня, Вера, растворилась в своих сновидениях полностью, прожив в них чуть ли не половину жизни – выдуманного ее разумом будущего.

Проснувшись посреди ночи в холодном поту и со спазмом в груди, Вера еще долго не могла прийти в себя. Она приподнялась на локтях, сдавленно дыша, и огляделась.

В сумраке ей удалось разглядеть спальную комнату: дверь, гардероб, где-то в углу большое зеркало, цветы повсюду, широкое окно…

У нее першило в горле. Вдруг она услышала чье-то мерное дыхание рядом и поняла, что кровать принадлежит не только ей.

Мужчина, укрывшись по самую голову, лежал к ней спиной. Вера долго рассматривала его, прежде чем сквозь маленькие дырочки в ее памяти не стали просачиваться воспоминания: Господи Иисусе, это же Никита!

– Никита, – прошептала она, затем приникла к нему и, толкнув его в плечо, заставила его очнуться, – Никита, проснись, Никита!

Тот застонал, обернулся и, хмурый со сна, прохрипел:

– Что случилось?

– Никита, мне такое приснилось, – голос ее трепетал.

– Ну, что такое? – Он жмурился, потому что она включила свой светильник.

– Мне приснилось, что мы с тобой развелись, я жила в маминой квартире, у меня…. У меня выпали волосы, я… я работала кассиршей, кажется, получала ничтожную зарплату, сводила концы с концами и… Боже, все было так страшно, так… так реально!.. Господи, – она выдохнула с еще большим облегчением, – как я рада, что все это сон…

– Конечно, сон, – он провел рукой по ее густым, растрепавшимся волосам, – иначе мы и не можем развестись.

Вера улыбнулась, но затем беспокойство вновь вспыхнуло на ее лице.

– А еще мне снилось, что… что ты встретился со своим другом, Сергеем.

– О, мне бы этого и самому хотелось очень, – расстроенно произнес Никита, приподнявшись. – С тех пор, как Матвей впал в кому, он предался своему горю и полностью отделился от внешнего мира. Никогда еще не видел, чтобы так переживали…

– Он же его сын…

– Знаю. Думаю, со мной бы было то же самое, случилось с Катей что-то подобное…

– Прикуси язык, – прошипела Вера живо.

В тот же момент раздался пронзительный плач.

– Я сама, – и Вера, отбросив одеяло, подбежала к кроватке, стоящей у окна. Наклонившись, она взяла в руки извивающееся создание, встревоженное, как обычно, без всякой причины.

– Проголодалась, солнышко, проголодалась? – Лепетала Вера, укачивая ребенка, пока тот не затих. Она села на край кровати, чтобы покормить дочь, и потом, когда та вскоре уснула, она вернула ее на свое место, но не ушла. Склоненная над ней, Вера наблюдала, как младенец спит. И перед глазами ее стоял образ «взрослой Кати», Кати-подростка, взбалмошной несносной девчонки. У Веры сжалось сердце. Нет, ее дочь никогда не будет такой! Она приложит все усилия и посвятит ее воспитанию все свое время, всю свою жизнь.

Когда все опасения, наконец, улетучились и Вера убедилась, что все вокруг на самом деле реально, она блаженно улыбнулась. В голову ей пришла мысль, что этот сон являлся попыткой ее разума показать ей один из вариантов развития ее будущего. И он же являлся, в какой-то мере, предупреждением. Завтра, когда она окончательно отрезвеет, она обязательно поразмышляет об этом.

Вернувшись в кровать, она сказала:

– Давай завтра навестим Матвея.

– С чего бы? – Удивился Никита.

Глядя куда-то сквозь дверь, в которую она уставилась, Вера сказала с загадочной улыбкой:

– Чувствую, он скоро очнется. Надоело ему спать.





MyBook - читай и слушай по одной подписке