Валор 8: Два Света (fb2)

- Валор 8: Два Света [СИ] (а.с. Паутина миров: Остров-8) 942 Кб, 271с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Иван Шаман

Настройки текста:



Глава 1

— Он вытащил всех жителей Тайного дворца. — с плохо скрываемой яростью заметил Гуань-Юнь. — Собирается прятаться за их спинами как за живым щитом?

— Сомневаюсь. Скорее попробует заставить их молиться. — ответил я, сконцентрировав внимание на едва видимых тяжелых повозках. Если на них пушки — у нас будут очень большие проблемы. Стены могут не выдержать точного попадания. И пусть по запасам ресурсов мы почти равны, я не могу себе позволить долгую осаду. А главное — гибель большого количества бойцов с любой стороны. Они все — мои подданные. Пусть даже пока не знают об этом.

— Если он знает о пушках, может подвозит свои? — с настороженностью спросил Бом.

— Будем надеяться, что нет. В любом случае, у нас есть преимущество позиции. Начнем стрельбу с возвышенности, как только они войдут в зону поражения. — приказал я. — Бом, сейчас многое будет зависеть от твоих успехов. Но Бомбардира пока не применяй. Даже если противники знают о его существовании, они не видели его в деле. Постарайся стрелять только наверняка. Когда другого выхода уже не останется. И готовь фейерверк.

— Уверен? Простите, господин Валор. Я не спорю. Но… — замялся главный техник и заведующий факультетом. — Это же оружие. Оно слишком…

— Мы применим его только если будем вынуждены. Но мы должны быть готовы.

— Все сделаем. — хмуро ответил Бом, и чуть поклонившись вышел.

— Фейерверк? — со смешком спросил Гуань-Юнь.

— Да. Похожий на тот которым мы убили божественного кракена. Только чуть сильнее. — ответил я, задумавшись. Это оружие не предназначалось для сражения на Чщаси. Более того, я вообще не был уверен в том, что его стоит использовать против разумных. Слишком разрушительно и бесчестно оно было. Но если противник не оставит мне выбора…

— В воздухе! Смотрите, что это?! — крикнул один из дозорных, показывая на восток. Смотреть против девяти солнц удовольствие ниже среднего. Они слепили, не давая возможности даже разглядеть что перед ними. Но моя способность к регенерации и закопченное стекло помогли.

— Духи преисподней… — пробормотал Гуань-Юнь, тоже разглядевший большие, даже огромные бурдюки, плывшие по небу. Под каждым из них виднелись крохотные корзинки, в которых можно было с трудом разобрать крылатых тварей.

— Что он задумал? Стрелять с них? — напряженно проговорил я, вглядываясь в детали. Враг сумел меня удивить, и это крайне плохо. Значит я не понимаю и не могу просчитать его тактику. — Поднять большую пушку они неспособны. Хочет выиграть позицию за счет летунов? Обстреливать стены сверху?

— Прикажете магам сбить их, господин? — спросила Сцилла Сифара, и я коротко кивнул. Неко сделала несколько пассов.

Ее подручные присоединились к массовому заклинанию. Вскоре с летающими шарами начало происходить невероятное. Они дергались из стороны в сторону. Расширялись и сужались. Большинство резко потеряло высоту. Остальные падали на землю сгорая еще в воздухе.

— Большая цель, не промахнуться. — улыбнулась Сцилла, поглаживая свой большой живот. — Вы можете рассчитывать на нас, господин.

— Рад это слышать. Благодарю. — с облегчением выдохнул я. В самом деле, маги стали решающей силой, которой Силерантилу было нечего противопоставить. Все остальное у нас было либо одинаково, либо лучше. Пушки, осадные орудия, войска. Разве что я не мог похвастать тем что вывел обычных граждан на передовую. Но это было скорее мне в плюс.

Потерю шаров противник явно воспринял очень болезненно. Пусть слова до меня не долетали, но я видел, как шагает перед армией крылатая черная фигура. Он возлагал на эту, и другую технику большие надежды. Я чувствовал его злость и что-то еще. Страх? От него? По приказу Силерантила войска отступали от падающих шаров. Несколько пернатых пытались на них забраться, но безуспешно.

— Почему они так суетятся? — удивленно спросил Гуань-Юнь. Ответ пришел уже через несколько секунд. Белесое облако выплыло из шара и опустилось на отряд не успевший отойти. Всего через несколько секунд солдаты начали падать, хватаясь за рты и горла. Быстрее всего слегли летающие, вероятно у них был лучше метаболизм. Дольше всего держались ящеры.

— Урод… — с трудом сдерживая ярость проговорил я.

«Внимание всем! Враг использует ядовитый газ, смертельно опасный даже для мастеров Джен-Ци. Имеет вид белесого облака. Попадание в него смертельно в течении нескольких минут. Всем воинам использовать дыхательные маски. Остальным — ни в коем случае не попадать в область действия».

— Враг может запустить газ с помощью ракет. — сказал Ичиро, поиграв желваками. — Если хоть одна ракета долетит до жилых районов — умрут сотни человек. Они даже не вступят в бой! Господин, мы должны атаковать первыми!

— Куда? — потерев переносицу спросил я. — Прежде мы должны понять с какой стороны он намерен атаковать. Узнать, что в повозках. И главное… в прочем не важно. При обороне стен у нас будет преимущество. К тому же он не знает о наших силах и планах, а мы полностью видим всю его армию.

— Всю ли? Я не был бы так уверен. — хохотнул Гуань-Юнь, показывая своим копьем на ряды противника теряющиеся за горизонтом. — Я чувствую. Это будет славная битва. Последняя в истории острова. И кончится она нашей победой, иначе и быть не может.

— Доклад с северной стены, господин. — на секунду замерев сказал Ичиро. — Войска ящеров перешли в наступление. Они применяют то же снаряжение что и мы, но куда крепче. Отряды отступников и защитников сдерживают их натиск. Но долго не продержаться. Нужно выслать подкрепление.

— Хорошо. У нас довольно резервов. — чуть задумавшись ответил я. — Если мы начали повышать ставки — пора использовать стрелков.

— Разве мы их не используем? — удивленно спросил Гуань-Юнь. — Лучники, арбалетчики, даже баллисты. Все давно на стене.

— Он говорит не об этом. — усмехнулся Ичиро, гордый тем что его посвятили в тайну.

Я же предпочел не объяснять, а показать на практике. Давно готовая барабанная винтовка, стилизованная под обычную глефу была моим достоянием. И одним из самых дорогих артефактов во дворце. Широкий набалдашник — противовес, использовался в качестве приклада. Граненый ствол — древко уходил в лезвие, которому позавидовал бы и меч. Спусковой механизм скрывался в небольшом расширении. Барабан приходилось держать отдельно, но он легко пристегивался.

Одним движением взведя курок, я прицелился через три едва заметных точки. Совместил их с противником. Грохот выстрела заставил Гуань-Юнь поморщиться. Облако белого дыма застелило поля зрения. Но проследив за направлением моего выстрела генерал тихо охнул. В пятистах метрах, за границей достижимой луками, ящер подпрыгнул и рухнул замертво.

— Мы называем их свистушками. — улыбнулся я, выпрямляясь. — За тот звук с которым они поражают цели. Неистовый свист. Но мое личное оружие я зову Грозой.

— Ваше изобретение? — спросил с удивлением рассматривая оружие Гуань-Юнь. — Ваши таланты поистине неисчерпаемы.

— Благодарю, но к сожалению, здесь я совершенно не при чем. Это запретная технология древних которую я узнал у библиотекаря. — признал я. — Мы много месяцев шли к ее созданию. Пережгли множество драгоценного металла. Бом заведовал всем что касается чертежей и сплавов. Так что в большей части это его достижение. Мне же принадлежит только проект личного оружия.

— И сколько у вас таких гроз? Способных убивать на расстоянии? — спросил, несколько напрягшись генерал.

— Недостаточно для уверенной победы. — с сожалением ответил я. — Однако… Они еще сыграют свою роль. В этом можете быть уверены.

Сказав это, я оглянулся на поле боя. Кажется, моя демонстрация произвела впечатление не только на тестя. Силерантил замер, остановился на месте, вытянув в мою сторону правую руку. И я запоздало вспомнил о его технике огненного шара. Мгновение, и в стену под нами ударила пуля. Каменный блок, поднятый магами земли, ухнул и просел, растрескавшись. У него было чем ответить… вот только.

— Где Роу? — спросил я достаточно громко и вскоре передо мной появилась девушка в темно сером кимоно. — Где ваша предводительница?

— На задании, господин. Ваша супруга… — начала было объясняться девушка, но я прервал ее взмахом ладони. — Что прикажете.

— Лучшую из вас. — коротко ответил я. — Ту что способна поразить цель в семистах шагах. Есть такие?

— Трое, включая госпожу Аи. — быстро ответила девушка.

— Мало. — сказал я, глядя на противника. — Тогда пять… нет весь десяток. Зови их сюда.

— Слушаюсь. — ответила девушка, а уже через минуту передо мной стоял отряд телохранительниц Юн, обученный владению новым оружием.

— Убейте его. — сказал я, ткнув пальцем в Силерантила.

— А как же поединок? — спросил в полголоса Ичиро, когда девушки, кивнув, засели меж бойниц. — Если вы одержите победу без личной схватки, всегда будут сомневающиеся в вашей финальной победе. Не я, конечно. Но…

— Он хотел убить нас с воздуха, потравить словно грызунов. — покачал я головой. Дальше не было смысла разговаривать. Заработали ружья.

Залп закрыл видимость на несколько секунд. Но благодаря зрению Юань-ци я прекрасно видел, что происходит в стане врага. Тяжелые закрученные пули ударили возле врага. В последнее мгновение он отступил на шаг. Открыл щит, закрепленный на предплечье. И принял на себя удар. Но стоящим рядом повезло меньше.

Даже на излете пули легко пробивали чешую ящеров. Что уж говорить о других тварях. Они падали, не в состоянии отразить удар. Разбегались, от выстрелов. Пытались забиться в землю, ломая порядки. Силерантил кричал, заставляя их подняться. А потом отдал приказ, от которого у меня мурашки пробежали по спине.

— Прекратить огонь! — приказал я, видя, как толпу горожан гонят под ружейные выстрелы. — Эльфов ко мне. Где их глава?

— Привести? — услужливо спросила телохранительница.

— Нет. — чуть отходя сказал я. — Нет, не надо. Готовьтесь к осаде. Мы не можем себе позволить терять людей. Даже если они на той стороне.

— А если он погонит их впереди армии? Если вы хотите стать императором, придется принимать тяжелые решения. — чуть помрачнев произнес Гуань-Юнь. — Если ради победы в войне нужно убить пару сотен горожан, так тому и быть.

— Он просто отойдет еще дальше. Нет. Убивайте командиров, там, где это возможно. — приказал я, глядя на армию противника. — Время не на их стороне. А если они захотят отдать нам граждан — мы это переживем. Стены все равно придется штурмовать бойцам.

— Снова с воздуха. Теперь одинокие птицы. — заметил Ичиро. С последнего полета прошло только полчаса, так что я не рассчитывал на скорое появление противника в небе. Но у Силерантила было другое мнение. Бедные, извращенные черной магией, называемой «морфизмом». Они тяжело поднимались над городом. Но у каждой в лапах были зажаты стеклянные тяжелые шары.

— Сбейте их всех. — безжалостно приказал я. — Ни одна тварь не должна пересечь стену. — Вновь загрохотали ружья, теперь они били по движущимся мелким мишеням. И даже мне пришлось присоединиться к обстрелу.

Судя по виду Силерантил творил этих существ из женщин. Девушек-эльфиек. По крайней мере внешние черты лиц говорили именно об этом. Их было достаточно. Не сотни — тысячи. Но далеко не у всех в лапах нашлось оружие. Мы били только наверняка. Разбрасываться драгоценным металлом я не имел права. Но даже так — убить всех просто не представлялось возможным. Волна приближалась…

Глава 2

— Что происходит? — не веря собственным глазам спросил я.

Снаряды падали один за другим, не долетая до стены несколько метров. И дело было не только в нашем ожесточенном отстреле. Многие «птицы» сбрасывали свой груз сильно заранее. Другие — без груза, будто не нарочно сталкивались с несущими стеклянные ядра. Газ из разбитых ампул поднимался тяжелыми белыми клубами. Но вскоре его относило воздухом в сторону врага.

Атака, которая могла стать смертельной — захлебнулась. Но нашей вины в том было меньше половины. Силерантил носился по полю боя, на своих лапах-крыльях. Орал так что отголоски эха доносились даже до нас. Требовал немедленно атаковать и разнести крепость. Но его слушали далеко не все.

— Кажется до них начало доходить что они сражаются не на той стороне. — широко улыбнулся Гуань-Юнь, вернувший себе хорошее расположение духа. — Еще немного и они сбросят этого чужака.

— На это можно не рассчитывать. У него довольно фанатиков, как из числа эльфов, так и других кланов, включая Гуй. — покачал я головой.

Теперь все внимание я сконцентрировал на действиях лже императора. Угадать что происходило в его голове было невозможно. Однако я уже видел его сильные стороны в бою. Так просто он ни за что не сдастся. А значит вскоре последует еще одна атака. Но после этого постыдного поражения ему придется действовать активнее.

— Что они делают? — настороженно спросил Ичиро, указывая на поставленных на колени горожан. — Хотят их демонстративно казнить?

— Хуже. Они собираются молиться. — ответил я, перезаряжая барабан. — Будьте готовы, что фанатики в экстазе пойдут на штурм.

— Да мы давно готовы. Быстрее бы уже. — произнес Ичиро, добела сжимая кулак на рукояти своей верной катаны.

— Идут. — заметил Гуань-Юнь, показав на ряды ящеров, прикрывающихся толстыми башенными щитами. — Смотри-ка, они переняли твою тактику.

— За год на острове он тоже подготовил армию. Только по-другому. — сказал я, наблюдая за неприятелем. — Еще и крестьян впереди гонит, урод. Чтобы мы не могли атаковать. Подпустим его ближе и с высоты стен расстреляем.

К сожалению моей задумке было не дано исполнится. Только прогрохотали первые ружейные выстрелы как поле заволокла плотная дымовая завеса. Ряды противника скрылись за ней. Маги попробовали сдуть завесу, но она оказалась слишком плотной и постоянно пополнялась. Стрелять наугад я не позволил. Дело было даже не в ценности жизни. У нас элементарно было не так много патронов, чтобы расходовать их впустую.

— Ичиро, твой выход. — приказал я, отстегивая барабан.

— Как прикажете, господин Валор. — кивнул новый глава Пинг. — ГОТОВЬСЬ.

— Готовьсь! — донеслось из ближайших башен, выходящих чуть вперед. Приказы передавались по цепочке. Уходя вне зоны видимости. Я конечно дублировал их через связь-ци. Но она распространялась только на клан Гуанг, а в обороне участвовали почти все великие кланы Чщаси. Дарить им эту технику я пока готов не был.

Продвижение войск врага сильно замедлилось прямо перед стенами. Вчерашнее болото давало о себе знать. Ящеры почти не снижали скорости, разгоняя воды грудью. А вот мирные жители двигались с большим трудом. Грамотно поставленная дымовая завеса не позволяла разглядеть все подробно, но моего зрения хватало, чтобы понять общую картину.

Враг наступал тремя большими группами. Вчерашним воинам и героям Чщаси, не нужны были лестницы чтобы взобраться наверх. Пусть они и обратились в чудовищ. Навыки, вырабатываемые годами, никуда не делись. Достаточно было прорваться к стенам, и они окажутся в своей стихии. Почти.

Силерантил готовился к сражению, как и я. Собирал армию фанатиков Света. Превращал их в… монстров во всем превосходящих обычных воинов. Собирал снаряжение. Готовил доспехи и оружие под измененные размеры своих слуг. Создавал марионеток для лобовых столкновений. Делал все необходимое. У него даже были последователи, советники, ярые сторонники. Но кое чего у него не доставало. Укреплений.

Я знал, что нас будут штурмовать. Рассчитывал, что все армии Чщаси сойдутся у моих стен. И пусть ситуация в целом изменилась — приготовления не прошли даром. Наши стены сильно отличались от внешних. Частые узкие бойницы, через которые невозможно проникнуть внутрь, но можно бить по наступающим. Выведенные вперед башни — каждая как отдельный форт. Ров с кольями.

Как бы сильны и ловки не были воины Силерантила — для них это стало настоящим вызовом. Они не учились бегать по стенам, которые нависают над ними из-за обратного угла. Не могли взять внешние башни без бойниц, а те обстреливали их — били в спины. А атаковать с другого направления враг не мог.

С юга нас прикрывала длинная граница с кланом Хэй. Ударить оттуда — значит подставить тыл и оба фланга под атаки. Усмирить в начале Хэй? Придется разбить армию на две части и иметь дело с нами одновременно. С севера дом Света почти упирался во внешнюю стену. Пришлось бы идти по узкой дороге, уязвимой для атак сверху. При таких раскладах лобовое сражение выглядело наиболее логично.

Хотя враг и оттягивал силы центрального гарнизона на сторонние вылазки, было очевидно, что главное сражение произойдет здесь. Собрав наибольший ударный кулак Силерантил собирался взять крепость силой. И военной хитростью, неотличимой порой от обыкновенной подлости. По-другому использование отравляющих газов и прикрытие мирными жителями я назвать не мог.

С другой стороны — это не его люди. Они для него почти ничего не значат. Я откровенно не понимал, зачем ему победа любой ценой. Утвердится в чужом народе? Даже сейчас, после того как он превратил большую часть своей армии в чудовищ, они не хотят служить. По крайней мере не все. Вера — сильное оружие. Но только если у тебя хватает убежденных сторонников. А сейчас… за что он сражается? За что хочет, чтобы умирали другие? За бога? За него? Ради чего?

— Все, кто сдадутся — попадут в плен и будут помилованы после окончания войны! — выкрикнул я, усиливая голос с помощью техник. — Не сражайтесь против братьев и сестер. Сдавайтесь. Вам не победить в этой бессмысленной схватке. Сдавайтесь!

— ВПЕРЕД! Во имя Света! — громогласно возразил мне голос Силерантила. Совсем близко, всего в нескольких десятках метров. Враг все же собрался закончить войну поединком? Не худший вариант.

Грохот прерывал мои мысли. Я едва успел одернулся от ударившей в лицо каменной крошки. Железное ядро, ударившее в край стены, разнесло один из зубцов. Через плотный дым пробивался небольшой огонек. Но когда телохранительница выпустила в ту сторону пулю, раздался глухой звон. Будто металл ударил о такой же, а может и еще более крепкий.

Плач гонимых вперед крестьян начал стихать под криками ящеров и рычанием зверей. Моим защитникам все больше приходилось орудовать не луками, а копьями. Враг взбирался вверх, но меня все равно беспокоил отблеск огня внизу.

— Маги! — приказал я, указывая на отблеск. — Развеять завесу в этом месте.

Потоки воздуха обрушились на плотный туман. Они ураганом высасывали дым, и вскоре передо мной предстало ужасное чудо техники. Трехметровый боевой костюм, питающийся от огненного меча за спиной. Вместо левой руки у него было метровое лезвие. Вместо правой — жерло пушки. Я понял, это стоило увидеть черное дуло.

Мы взглянули друг другу в глаза. Взгляд за забралом был острее кинжалов. Враг ловко вывернул оружие и ядро вылетело почти в меня. Я едва успел отдернуть телохранительницу с ружьем, как на ее месте в полу образовалась дыра. Магам не требовалось указки. Огненный шторм обрушился на металлическую махину. Но она этого будто не почувствовала. Силерантил перевел орудие.

— Назад! — приказал я, метким выстрелом ударив по забралу. Толстый металл выдержал. Но враг отвлекся, и я успел выиграть мгновение, чтобы мои войска отступили. Сразу за этим на стены обрушился град из снарядов. Под дымовой завесой смог подойти не только непробиваемый доспех Силерантила, но и его пушки.

Ядра со свистом обрушивались с небес, оставляя завихрения в тумане. У бомбардиров не было возможности прицелиться, но они и не пытались. Били почти наугад, попадая как по своим, так и по нам. Но чем дольше они вели огонь — тем точнее становились выстрелы. Обтесанные каменные валуны не могли разрушить стены — но убивали их защитников.

Бойницы быстро пустели. Количество раненных начало зашкаливать. Я понимал, что ситуация из прекрасной стала отвратительной. Слишком быстро. Враг пошел ва-банк. По какой-то неведомой причине он хотел взять крепость как можно быстрее. Но я не собирался ему это позволять.

-«Бом, запускай фейверк». — приказал я, вызывая огненного воина. Воодушевленные видом духа бойцы усилили сопротивление. Одним взмахом гигантского призрачного меча я смел добрую сотню врагов со стены. Пронесшееся с ревом лезвие разрубало мелких тварей, волков с щупальцами и насекомоподобных врагов. Разрубало их на дымящиеся половинки.

«Прошу, господин. Не надо». — попросил верховный техник. — «Мы отобьемся без этого. Я верю. Если мы используем его сейчас, чем будем лучше врага?»

«Тем что останемся живы. Защитим своих детей и близких. Запускай!» — второй раз приказал я. — «Сциллы, я прошу вас о помощи. Направьте мой праведный гнев на пушки врага. Пусть маги воздуха нам помогут».

«Как прикажете, господин». — хором пронеслись у меня в голове шесть голосов. А всего через несколько мгновений над городом с грохотом поднялось еще одно солнце. Сотни килограмм многократно перегнанного горючего, больше похожего на кислоту, сгорало каждую секунду. Фейерверк и в самом деле получился как надо.

Все, даже сцепившиеся на стене в схватках, обратили свое внимание на небо. На черный росчерк, остающийся в синеве. Пламя вскоре погасло. Гигантская труба начала падать, почти не управляемая. Она не предназначалась для точных ударов. Я планировал использовать ее против толп демонических зверей на Гэге. Но судьба внесла свои коррективы. Гигантская ракета рухнула с небес. А затем море огня поглотило вражескую армию.

— Нет. НЕ-ЕТ! — взревел Силерантил, видя, как полыхает вся его артиллерия. — Ты за это поплатишься, подделка!

— Настоящий здесь — я. — сказал я, выпрямляясь. — Отбросить врага! За Чщаси!

— За Чщаси! За Валора! За Гуанг! — хором ответили воины, с новыми силами бросаясь в схватку. Ружья гремели не переставая. Ящеры и волки падали один за другим. Марионетки разваливались под градом ударов. Стены, а главное — их защитники, выдержали штурм.

Первый. И я очень надеялся — последний.

Глава 3

— Вперед! Отбить крестьян! — приказал Ичиро, когда основные войска Силерантила начали отходить. Убийцы и защитники Пинг мгновенно подчинились новому главе. Переглянувшись с Гуань-Юнь мы отдали такой же приказ. Оставленные между трупами простые граждане, не достигшие даже ступени вона, не сильно спешили за ящерами. И это дало нам великолепную возможность.

Объединенный кулак из трех армий ударил в спину врага. Деморализованные, уставшие и израненные они дрогнули. Валились в болото, с трудом защищаясь. И только ядро рядом с самозваным императором держалось уверенно. Им на встречу уже спешили свежие силы. Силерантил ждал их чтобы атаковать спустившихся со стен солдат, но я не собирался давать ему такой шанс.

— Ты не можешь сражаться с ЭТИМ. — сказал Гуань-Юнь, поняв, что я собираюсь сделать. — Это не живой человек. Чудовище из стали которому нипочем огонь!

— У него уже кончились ядра. С остальным я справлюсь. Сражаться с ним один на один я и не собирался. — ответил я, подзывая вернувшегося Бома, Ичиро и Кувата. — Пора.

— Как скажете, господин. — устало кивнул градоначальник.

Вместе с отрядами телохранителей и Чимбом, мы спустились со стены, встав между Силерантилом и спешно уходящими в город беженцами. Пятьдесят человек против нескольких сотен чудовищ. Хоть и порядком потрепанных. Огненный воин возвышался над нашим отрядом, готовый к удару. Враг видел возможность для контратаки. Знал, что стоит убить меня и война захлебнется. Но также он понимал, что для отступления мне много времени не нужно, а его это подставит под прямой удар.

— А он не идиот. — играя желовками сказал Ичиро.

— К сожалению. — ответил я, поддерживая пылающего гиганта. — Сунься он сейчас под стены. Сам, или с охраной, пушки размолотят его в пыль. Но пока он на достаточном расстоянии — мы ничего не можем сделать.

— Второго фейерверка у нас нет. — заметил Бом. — И я не стану его строить. Ни против зверей, ни против разумных. Оно слишком разрушительно. На том месте где была сотня человек до сих пор полыхает пламя.

— Не станешь, построят без тебя. — сухо сказал я, не оглядываясь на друга. — Сегодня оно сохранило сотни, а может и тысячи жизней. Оно нам необходимо для взятия Гэге.

— Если война продолжится, нам никакое оружие не будет нужно. — вставил Ичиро. — Солдат не останется. За сегодняшний день уже было потеряно с обеих сторон больше трех тысяч. И это за один штурм.

— Идет. — прервал я начинающийся спор. — Готовьтесь.

Силерантил и в самом деле устал ждать. Стоило первому подкреплению влиться в ряды его отряда, и он пошел в атаку. Прикрывшись башенными щитами гигантские бронированные, ящеры бежали впереди. Сразу за ними неслась толпа черных тварей — марионеток. В небесах носились крылатые бестии. А в самые гуще войска шел сам полководец, облачившийся в трехметровый стальной доспех.

— Бом, только по моей команде. — приказал я, и дварф послушно кивнул. — Неко, готовьтесь. У вас будет всего пара секунд.

На нашей стороне было два фактора — неожиданность и подготовка. Я сотни раз прокручивал в голове именно такой сценарий. Прямого столкновения вражеского лидера со мной и моими друзьями. Я буквально вынуждал его к действиям. Упустить такую возможность он просто не мог. Как ее не упустил бы, и я.

— Куват! — успел выкрикнуть я, когда дуло пушки на руке врага нацелилось на нас.

— Да! — орк ударил по земле обеими руками и гигантский дух воина прикрыл нас щитами. Пушка громыхнула всего секунду спустя. Ядро, пролетевшее три сотни метров за пару мгновений, ударилось в зеленую преграду, пробило ее, ударилось во вторую, такую же… зарычав Куват заставил свой дух воина принять снаряд грудью.

Замедлившееся ядро рухнуло в паре метров от нас. А затем упал на колени лившийся сил Куват. Но враги этого не видели, ведь его мгновенно прикрыли щитами телохранители. По мановению моей руки стрелки встали на одно колено.

— Залп. — приказал я, и два десятка барабанных винтовок выстрелили разом. Маги сдули поднявшееся было облако дыма. И мы успели увидеть, как падают бегущие вперед враги. Тяжелые пули отлично пробивали щиты и доспехи из дерева. Но к доспеху Силерантила это не относилось. Он хищно взревел, направляя на нас волну марионеток.

Их встретил Ичиро и его Тысячерукий. Дух воина поднявшийся над нашим отрядом обрушил шквал ударов на подступивших врагов. Сотканные из камней и эссенции куклы разваливались на части. Их броня трещала, крошилась и ломалась. Конечности отваливались. Марионетки спотыкались о тела ящеров и падали не в силах подняться.

Но по их телам уже скакали волки с щупальцами на спинах. Отряды зверолюдей мчались вперед, подгоняемые криками. Враг же не спешил вперед. Он видел мощь моего огненного гиганта в бою и рассчитывал, что я израсходую все силы еще на подходе. И в этом была доля истины.

— Пусто! — выкрикнула одна из телохранительниц, убирая разряженный магазин и беря винтовку как копье. Благо полуметровое лезвие на конце позволяло. Вскоре к ней начали присоединяться остальные.

Подняв руки над головой, я ждал до последнего. Пока в ноздри не ударит вонь потных тел зверолюдей. Пока я не увижу их зрачки. Чимб рядом рычал, но я сумел выждать. В последнее мгновение огненный меч пронесся над землей, сметая почти сотню врагов одним взмахом. Пыль закружилась от поднятого лезвием ветра. Обугленные и обгорелые тела, разрубленные на неровные половинки, рухнули в десятке метров от нас.

— Теперь ты мой! — победоносно взревел Силерантил, целясь мне прямо в грудь.

— Маги! — крикнул я.

Объяснять Сциллам ничего было не нужно. Земля под доспехом разверзлась. Он не успел среагировать и выстрелил в чистое небо. Пошатнулся и рухнул в яму. Неко спешно закрыли дыру, надеясь запечатать в ней врага как в могиле. Но когда камни загрохотали, сходясь вместе, стальной доспех пробил себе путь наверх. В начале показалась рука-лезвие. Она разрубала даже самые большие валуны. Затем над ямой поднялась голова в толстой броне. Это был наш шанс.

— Бом, расчисть путь! — приказал я, бросаясь вперед. Дварф кинул, а в следующую сеунду над ним поднялся гигант, сжимающий в руках пушку. Огненное ядро с грохотом вырвалось из жерла, снося все на своем пути. Оставшиеся отряды противника просто разлетались в стороны. Но их все еще было слишком много. И все же я собирался успеть.

— Быстрее. — прорычал я, склонившись к самой гриве льва. Чимбик несся над самой землей, подобно черной молнии. Он усиливал мою Юань-ци, и вместе мы создавали десятки иллюзий. Вот только главный враг на них не повелся. Он встречал меня вылезши уже по пояс. Готовый к выстрелу.

В небесах грянул гром. Сухой воздух быстро электризовался. Я чувствовал, как энергия собирается на кончике моей глефы. Заставил льва уйти вправо, вне зоны обстрела пушки. Мне требовалось всего пара секунд. Еще мгновение и я прикончу урода, зажарив его в консервной банке на ножках.

Молния ударила одновременно с грохотом пушки. Лев прыгнул в сторону, я видел, что мы успеваем. А вот противник — нет. Яркая вспышка ударила в самоходный доспех, превращая его в груду сплавленного металла. Должна была ударить. Она отпечаталась на моей сетчатке ослепив на долю секунды. А когда зрение вернулось я понял, что врага рядом нет. Он исчез, провалился сквозь землю. Но не его армия.

— Назад. — скомандовал я, вызывая огненный дух. Чимб все понял правильно. Резко затормозил, вспахивая грязь лапами. А затем бросился назад. Клинок огненного гиганта обрушился на догоняющих нас тварей. Перебил несколько десятков врагов, но преследователи остановились только когда по ним заработали картечницы.

— Ушел? — спросил устало Ичиро. Я лишь кивнул.

— Поднимаемся. У всех полно работы. — сказал я, возвращаясь на стену.

С высоты пяти метров поля боя выглядело ужасно. Трупы лежали почти ровным слоем. На огромном поле догорала артиллерия врага, вместе со всеми, кто ее обслуживал. Под стенами скопились груды тел.

— Как наши дела? — спросил я, когда войска вернулись на позиции.

— Подсчет потерь еще ведется. Но уже понятно, что враг потерял больше пяти тысяч убитыми и ранеными. Мы сумели освободить почти две тысячи горожан из тайного дворца. Они наперебой просят оставить их в Доме Света. — сказал Ичиро, к которому стекались все доклады. — У нас с союзниками убитых куда меньше. Около семи сотен. Стены и пушки сделали свое дело.

— Если у него не осталось артиллерии, больше он на штурм не пойдет. Должен понимать, что трупами нас не закидать. — заметил Гуань-Юнь, с удовольствием пробуя новое слово на вкус. — В его войсках сейчас смута. Даже измененные не хотят травить и убивать бывших соратников и родственников. Особенно так подло — ядом.

— Это верно. Пленные говорят, что многие из них — заложники. Далеко не все захотели присоединяться к его армии добровольно. — подтвердил Ичиро. — В результате он настроил против себя даже те кланы, которые изначально выступали против нас. Если так пойдет дальше…

— Господин! — ворвался в башню запыхавшийся гонец. — Армия. Новая армия подходит с востока!

— Какого… откуда у него новая армия? — пробормотал я, поднимаясь на смотровую площадку. Высота в двадцать метров позволяла заглянуть даже за горизонт. И такое расстояние было неподвластно даже моему зрению Юань-ци. К счастью подзорная труба была на месте и настроив ее я смог рассмотреть приближающуюся полоску людей.

Вот только армией ее назвать было нельзя. Никаких порядков. Скорее огромная толпа под несколькими слабо различимыми флагами. Черным — очевидно флагом жречества. Оранжевым — скорее всего Пинг. Зеленым — Джен. И ярко желтым — золотым.

Лишь у одного клана на острове был такой флаг. У моего!

Но я никаких войск в обход не посылал. Да что там, у меня и резервов не было. Там же, в этой толпе, было по крайней мере несколько тысяч человек.

— Готовьте войска к выступлению. — коротко приказал я. — Похоже отсидеться за стенами нам не удастся.

— Если мы покинем выгодные позиции… заранее подготовленные… это может нам очень дорого стоить. — заметил Ичиро. — Мы защитники, а не атакующие. Уверены, что это необходимо?

— Не поддержим их сейчас, лишимся всего острова. — сказал я, перезаряжая барабан винтовки. — Выдвигаемся, немедленно.

Генерал не стал спорить. Лишь помрачнел больше обычного. Гуань-Юнь кивнул, и ушел к своим войскам. А уже через пятнадцать минут армия Гуанг отправилась на встречу с неожиданным союзником. Никогда еще километры не давались мне с таким трудом. За спиной осталась семья, сын и надежные укрепления. Впереди — две армии, одна из которых шла под моим флагом. Это могло значить что угодно.

Глава 4

Вблизи войско Силерантила казалось неисчислимым. Но я прекрасно осознавал, что в нем чуть больше двенадцати тысяч. Учитывая, что я вел за собой всего пять — этого более чем достаточно. Раскатать нас в тонкий блин, легкая задача, если все происходящее — ловушка. Но я не был в этом уверен.

Враг во время штурма потерял не только солдат — но и дух армии. Это не касалось фанатиков, им все нипочем. Другое дело — обычные воины и даже адепты. Те, кто до морфизма не участвовал в боях на стене или кровавых войнах. Те, чьи родственники остались в тайном дворце или сбежали из плена к нам в город. И таких должно было оказаться больше половины.

Но даже если это ловушка, мне было чем ответить. За первой линией моих бойцов с башенными щитами скрывались всадники. Если враг попробует атаковать в лоб, равно как и взять нас в окружение — его ждет неприятный сюрприз. Кроме того, все это время меня сопровождал грозовой дракон, парящий в черных тучах.

— Не похоже на ловушку. — сказал Гуань-Юнь, идущий рядом со мной и Чимбиком. Кровавый гигант возвышался над строем. — Слишком суетливо они выстраиваются в защитные порядки. Даже если это входит в планы их главы, они не о нем не в курсе.

— Ядро армии в полном порядке. Вот только строятся они кругом. — заметил я, оглядывая противника зрением Ци. Черное пятно, вызванное способностью Силерантила, сужалось с каждой минутой.

— Не могу понять, что они делают. До них меньше километра, а они стоят на коленях. Они что, молятся? — презрительно спросил Ичиро.

— Если это так, то наши проблемы могут резко вырасти. Не стоит недооценивать силу слепой веры в нашем изменившемся мире. — строго ответил я. — Если их молитвы будут услышаны — боги окажут свою поддержку. И никому не захочется испытать на себе их гнев.

«Юн, прикажи жрецам — пусть молятся о нашем благополучии. Истово, как только могут». — приказал я. Оставалось только надеяться, что наши пожелания тоже будут услышаны. Тонкая материя воплощения стала разменной монетой. И не важно, что противник считает ее грубой энергией простой Веры. Я уже познал на своей шее капризность энергий, связанных с Хаосом. Стихийная магия — только один из ее видов.

— Господин Валор, если мы атакуем — пора об этом сказать. — не выдержав сказал Бом. — Скоро расстояние для стрелков станет слишком мало.

— Нет. Держите щиты поднятыми, но тетиву не трогайте. — приказал я. — Что-то не так.

— Только что-то? — удивленно хохотнул Гуань-Юнь. — На мой взгляд последние полтора года «не так» абсолютно все.

— Можно и так сказать. — согласился я. — Воинам духа быть начеку. Враг что-то задумал. Я не берусь предсказать что. Занять возвышенность!

По моему приказу объединенное войско сдвинулось чуть в сторону, поднявшись на холм. Теперь между нами и армией Силерантила было меньше двухсот метров. Враг ощетинился частоколом копий. Защитники инстинктивно прижимались друг к другу, прикрывая товарищей щитами. Но учитывая прорехи было понятно, что бой в строю они не тренировали, в отличии от нас.

Наши первые ряды почти соприкасались. Я мог разглядеть усталые и злые глаза. Они дрожали от ярости, которая скрывала страх. Погасить их страх не получалось даже с помощью Юань-Ци. Они накручивали сами себя. Кричали и рычали, тряся оружием. Подначивали, закрывая щитами лица. Их было куда больше. Но они не верили в свои силы. Штурм их подломил.

— Вторая армия поджимает их со стороны тайного дворца. — заметил Гуань-Юнь, возвышающийся над всеми нами. — И похоже их это не слишком радует.

— Значит мы должны объединиться. — предложил Ичиро.

— Нет. Слишком опасно. Даже сейчас наша позиция неустойчива. — ответил я, глядя на приближающуюся толпу под разномастными флагами. Больше всего меня конечно волновал мой собственный — золотой. Знаменосцем не мог быть посторонний человек, но из-за черного пятна способности Силерантила я не мог узнать кто именно держит мой стяг.

Пришлось напрячься, разгоняя тьму. Но только я дотянулся до противоположного края, как она исчезла. Испарилась, словно ее и не было. А вместе с действием способности резко проредило и войско измененных морфизмом. Послышались редкие крики. Вой негодования. Но за рядами солдат было не разобрать что произошло.

— Поднять щиты! — зычно приказал Ичиро, когда войско врага колыхнулось в нашу сторону. Они сделали несколько шагов вперед и замерли, не почувствовав поддержки товарищей. Сквозь ряды щитоносцев стало видно, что количество солдат врага резко сократилось. Их стало меньше в полтора-два раза. И теперь, вместе с подступающей с востока армией наше количество сравнялось. Кроме того, я наконец увидел знаменосца.

— Хироши? — удивленно спросил я, но ответь он мне конечно не мог. — Если это еще один трюк этого пройдохи, он дорого нам обойдется.

— Армия врага, она же почти пропала? Куда? — спросил Бом, оглядываясь по сторонам.

Меня прошиб холодный пот. Вопрос «куда» не приходил мне в голову. Если они сейчас очутятся в центре Дома Света — некому будет им противостоять. Не найдется ни одного воина, что способен сравнится в бою с Силерантилом. Они смогут захватить наши семьи и держать их в заложниках как горожан Тайного дворца.

Открыв карту, я вывел на нее точки всех, имевших со мной связь. Несколько секунд сердце сжимала стальная рука. Обошлось. Ни в городе. Ни на флангах. Ни даже возле Хэй. Ядра армии фанатиков нигде не было видно. Странно, учитывая возможность я бы поставил что они атакуют нас с тыла.

— Может они сквозь землю провалились? — наивно предположил главный техник. — Закопало их, метров двадцать под землей. Или в бывшие владения неко отправило?

— Я бы на это не рассчитывал. Но пока враг в растерянности — мы обязаны воспользоваться таким шансом. — сказал Гуань-Юнь и я был с ним полностью согласен.

— Сдавайтесь, и вам не причинят вреда. — приказал я, подкрепив свои слова силой Юань-Ци. Я объединил собственный поток энергии с Чимбом и десятком мастеров Души. Волна приказа прошла по первым рядам армии врага. Загремело оружие. Толпа заволновалась, то подаваясь вперед, то откатываясь словно волна, ударившая о берег. А затем к моим силам добавились еще чьи-то. Посторонние, но не чужие.

— Именем господа Януса, сдавайтесь! — приказала Кингжао, идущая под черно золотым флагом древа и солнца. — Сдавайтесь, и вас минует гнев господень!

Удивительно, но эти слова подействовали куда лучше. Оружие вновь загремело, но теперь — падая на землю. Ящеры с отвращением бросали щиты. Волки складывали оружие. Гарпии сидели сложа крылья. И когда к нам подошла колонна из тайного дворца, стало понятно, что от армии Силерантила уже ничего не осталось.

— Император Гуанг Валор. — с гордостью и удовольствием произнесла Кингжао, которую вместе с флагом и троном несли шестеро золотых гвардейцев. — Господь ждет вас в своем главном храме.

— Рад вас видеть, верховная жрица Миу Кингжао. — поприветствовал я учительницу. — Обязательно явлюсь к нему, после того как мы закончим здесь.

— Немедля. — отрезала Кингжао. — Это божественный приказ, и вам не стоит им пренебрегать. Поверьте, я пекусь о ваших интересах. Что же до остатков армии Майкла… уверена ваши генералы примут его сдачу. А судьбу пленных вы сможете решить позже.

— Мы все сделаем, господин. — поклонился Ичиро.

— Ладно, я вам верю. — сказал я, глядя на дворец, находящийся на достаточном отдалении. — Постарайтесь не вестись на провокации.

Похлопав Чимба по шее, я направил его по прямой. Не к старым городским воротам, а прямо через стену. Для взрослого демонического льва стена не могла быть преградой. А противники и убийцы, уверен они еще есть, не смогут за мной последовать. С ходу лев взял такуя скорость что положенный отряд телохранителей остался далеко позади. А через несколько мгновений я включил око урагана и приказал им оставаться с войском.

Если и есть тот, кто обнаружит меня с Чимбиком под этой техникой, сотня воинов ничего ему противопоставить не сможет. Лишь будет меня отвлекать. Лев легко нес меня на своей спине, во многом благодаря гибкому продуманному седлу. Не давящему на какую-то конкретную точку позвоночника, а равномерно распределяющего мой небольшой вес. Но все предосторожности оказались избыточны.

«Господин Валор, это Хироши. Давным-давно вы дали мне доступ к душевной связи и теперь я вынужден ею воспользоваться. Мы обязаны примириться с оставшимися войсками Джен и Пинг, пошедшими за Силерантилом. А для этого перед ними должен предстать истинный император. Вы». — написал мне эльфийский заговорщик.

«Собери их. Позже обсудим». — коротко ответил я, не собираясь решать судьбу целого войска в попыхах. — «Ичиро, бейте врага на небольшие группы. Не больше десятка. Безоружных должны охранять, но при этом оказывать им поддержку. Горячая еда. Вода. Очаг и тепло. Сделай так чтобы они не чувствовали себя пленными, будучи ими».

«Как прикажете, господин». — ответил незамедлительно один из моих генералов.

Я зря опасался сопротивления или засады. Лишь один раз мне навстречу попался отряд потенциального противника. Но в нем не нашлось ни одного воина что был способен меня почуять. А когда я добрался до городской стены моим глазам предстало кошмарное зрелище. Тайный дворец будто вымер. Совершенно пустые улицы. Чернеющие глазницами дома. Ребятишки что со страхом жались в подворотнях. Город обескровел, и виновата в этом была не война с нагами, и даже не игры кланов. Силерантил.

Чимб глухо зарычал, открыв пасть полную острейших зубов. И я понял, что мое настроение передалось зверю. Нельзя оставлять все так. Мы должны вернуть людей в их дома. Вернуть в город жизнь. И чем скорее, тем лучше. Лев мчался по пустым улицам, мягко отталкиваясь лапами. Почти беззвучно. Но с каждым опустевшим домом, с каждой обездоленной и разделенной семьей что я видел моя решимость только росла.

Майклу Силерантилу, этому фанатику, возомнившему себя пророком бога света и его воплощением нет места в моем мире!

Лев принес меня к подножию храма, и остановился. Прозрачные мостки все так же вели в висящий над пропастью храм. Вот только теперь он не возвышался над пропастью, а висел над ней. Черное бурлящее море хаоса отступило. Погрузилось глубже в земную кору. Хотя менее фантастичным строение от этого не выглядело. А на поверхности бурлящего внизу озера по прежнему открывались порталы. То выпуская гейзеры лавы, то леденящую стужу. Но стоило им закрыться как все смешивалось в едином черном хаосе щупалец. Мы с Чимбом прошли по прозрачному мосту, почти касающемуся этой мерзости. Гигантские хрустальные двери окаймленные живой лозой распахнулись, и я вошел в тронный зал нашего бога, Януса.

— Наконец… — нетерпеливо проговорило божество. От простого слова у меня все затряслось внутри, но я выдержал напор. Боги изменились. Они стали сильнее. Но в то же время и в голосе, и во взгляде чувствовалась жуткая усталость. — На колени…

Глава 5

Оглядевшись я чуть поклонился. Ровно так, как должно быть. Не как мне кланялся Акио или Ичиро. А словно Гуань-Юнь, признавший меня старшим, но равный или наоборот превосходящий по многим вещам. Вновь изменившее лик божество посмотрело на меня двумя разительно отличающимися глазами. Оливково-зеленым и огненно-оранжевым. Прошло несколько тяжелых секунд, пока решалась моя судьба.

— Ты разумнее брата. — в конце сказали Янус. — Нас это устраивает.

— Брата? — переспросил я. — Если вы имеете ввиду Силерантила, то сомневаюсь, что у нас есть хоть что-то общее.

— Тут ты не прав. Вы вышли… нет. Это не важно. Важно. — божество дернуло головой, едва заметно. Большинство монахов и прислужников даже не заметили этого движения. Но я видел, как лица Януса на секунду исказились, будто в попытке разорваться. И что важнее — божество знало, что я вижу. — Вы братья. Как по отцу, так и по матери. Вы — Свет.

— Я не верю в это. — покачал я головой, выпрямляясь. — Найдется ли у бога Яныса время чтобы посвятить меня в это подробнее.

— Нет. Не зачем тратить… — божество прервалось, вновь замолчав. — Выйдите все! Оставьте нас с Валором наедине.

— Вы ослабли. — сказал я, глядя в глаза божеству, когда монахи вышли. — Мы создали храм, молитвы возносятся постоянно. Чем еще мы можем помочь?

— Если бы ты не закончил фразу, умер на месте. — ответили Янус, смерив меня с высоты своего четырехметрового роста. — Не все зависит от вас, дети. Некоторые вещи просто неподвластны пониманию и влиянию смертных.

— Ты назвал нас Светом и детьми. Но ведь свет — Вы. — сказал я, чуть подумав. — Что есть Свет?

— Ты задаешь верные вопросы, но вряд ли готов услышать истинные ответы. Я-Мы есть Свет. Ты его осколок. Ничтожно малая частичка. Майкл… чуть больше. — задумчиво проговорило божество. — После того как мы вернули его… осколок мира что был… после того как вернули часть себя — мы вспомнили-узнали. Вещи, которые тебе не представить.

— Я способный ученик, и готов узнавать новое.

— Тебе это не нужно… важно. Знать. — лицо и тело Януса исказилось. — Чертов самовлюбленный мальчишка! Он готов порушить все ради своего эго! Нет. Он может. НЕТ! Ты должен… нет… Пусть знает. Пусть.

Я ждал. Сказать сейчас что-либо означало вмешаться в яростный спор двух могущественнейших личностей. Личностей что сдерживают наступление хаоса на наш мир. И одновременно творят совершенно непонятные для меня вещи. Возможно все их действия объясняются простой противоречивостью слившегося воедино бога. Но может это далеко идущий план.

— Ты и Майкл — братья. Ваш отец — Свет. Я, бог, личность, единение миллионов душ. Хранитель мира. — решив наконец спор произнесло божество. — Общее начало, общее семя личности, разные слепки. Пусть вы и разные, вы больше чем близнецы. Вы — осколки Света. Первого истинного Света.

— Разве может быть Светом то, что творит Майкл? — удивленно спросил я. — Он развязал гражданскую войну. Превратил воинов в чудовищ. Собирался травить мирных граждан газом. Прикрывался заложниками в бою!

— Он видит это иначе. Он возвысил отсталую нацию. Приучил их к богу. Малой кровью собирался взять свое, запугав непослушных. — ответили Янус. — Твое самопожертвование и воскрешение не идет ни в какое сравнение с его судьбой. Он потерял всех близких. Умер, сражаясь за своего Господа. Возродился в жутком мире, где кровью и потом выбил себе место. Создал новое общество и вновь умер. Но он сохранил все воспоминания и принес их мне. Ты же помнишь лишь крошечный осколок.

— Два месяца ада войны с демонами. — поморщился я. — Это было так давно, что я почти забыл.

— Не для него. Ты — дитя Чщаси. Дитя многих мастеров, что стали для тебя не только наставниками, но и родителями. Большинство из них — живо или умерло своей смертью. Твои любимые — близки с тобой. Твой сын — рядом. — гулко ответили Янус. — Майкл лишился всего. Друзей, любимых, дочери. Для него мир — не то что нужно защищать. Его нужно поработить, переварить и перестроить. Он пламенно жаждет сделать этот мир лучше и готов на все ради этой цели.

— Это не дает ему права убивать всех неугодных. — возразил я. — Пусть его цель благородна, но разве она оправдывает средства?

— Для него — да. Для нас — может быть. Ты получил, что желал. Молитвы твоих людей были услышаны. Остров твой. Продолжай служить нам. Исполняй свой долг и не суйся дальше. Тогда твоя жизнь, твоих близких — будет спокойной. — сказали божества, откинувшись на своем троне.

Это перечеркивало все мои планы. Ломало общую концепцию развития острова. Но в целом я готов был подчиниться. Благополучие семьи и народа — важнее личной выгоды. И все же одна вещь меня очень смущала. Майкл. Я просто не верил, что он оставит все как есть. Смирится с поражением. Ведь если мы хоть немного похожи…

— Что случилось с Силерантилом? Куда он пропал? — спросил я.

— Мы отправили его. Отослали. Он пророк, пусть служит. — ответили Янус.

— Этого недостаточно. Что если он вернется? Если захочет захватить Чщаси независимо от вашего желания? — спросил я. — Куда вы его направили.

— Он хотел служить. Считает себя пророком… полубогом Света. Глупец… отступник. — Янус вновь вздрогнул, разделяясь на две части. То, что с ним происходило совершенно не напоминало гармонию. Его буквально разрывало от противоположных мнений и суждений. Но то что у обычного человека можно было счесть просто плохим днем — у бога могло стать концом света для острова.

— Куда вы его отослали?

— Гэге. Проклятый город. Старая столица. Ретранслятор. Нам нужна вера. Боги и демоны рвутся в наш мир. Нам нужна сила. — ответили Янус.

— Мы молимся. Построили храм. Если это поможет…

— Мало! — яростно посмотрели на меня обе части Януса. — Этого мало. Северные страны людей молятся Свету. Эльфы скрытого леса и среднелесья — матери земле. Ящеры, приносят кровавые жертвы солнцу. Но этого недостаточно! Орда орков, королевство Ничто, дварфы в своих крепостях, свободная Валия, северные леса, наги — они НЕ МОЛЯТСЯ НАМ!

— И вы дали в руки Майкла оружие, которое позволит убедить их?

— Не оружие, средство. Луна вернулась на свою орбиту. Нам нужно лишь средство. Ретранслятор. Подчинить всех, кто служил Империи. Заставить их молиться. Защитить наш мир. Запереть хаос. — произнесли, чеканя каждую фразу, Янус. В этом стремлении они были едины. Вот только я видел противоречие.

— А если он обратит эту силу не во благо вам, а в свою пользу? — тихо спросил я.

— Не посмеет. Он мал. Лишь осколок… нет. А вдруг? Нет. — ответили вразнобой Янус. — Он уже заставлял молиться себе. У него есть культ. Его аббатисы рвутся к нему. Они называют его больше чем пророком. Нет. Они служат нам. Нет.

— Вы видите больше чем я, но не можете прийти к единому мнению. Тогда я выскажусь — если у Майкла будет возможность, он перетянет одеяло на себя. Если он сможет подчинить все эти расы — вам места не останется.

— Он не посмеет. Нам будут молиться. Мы стали… были… будем! — ответили Янус, вновь сходясь во мнении.

— Тогда может вам стоит просто отправить его подальше? На север к его людям. А Гэге займемся мы. Спокойно расчистим остров. Зачистим плацдарм. Дойдем до столицы и сделаем все необходимое. Я не хочу быть богом. Мне достаточно знать, что мои близкие в безопасности, а у моего ребенка есть будущее.

— Ты готов отказаться от звания императора ВСЕГО? — с удивлением посмотрели на меня Янус. А когда я кивнул, даже отстранились. — Дефектный. Необъяснимо. Нет. Но может стать. Ты будешь править. Это не пожелание и не благословление, это обязанность. Мы хотим, чтобы ты захватил для нас Ретранслятор.

— А как же Майкл? Он уже ближе.

— Недостаточно. Он на самом севере острова. Столица в центре — захвачена. Ему понадобится много времени чтобы ее расчистить. И не меньше — чтобы пройти всю башню. — ответили боги. — Мы принимаем твое правление, отныне ты — лидер народов Чщаси. Служи нам верно, и мы никогда этого не изменим. Иди.

Поклонившись еще раз я удалился из зала. Прямо у порога мена ждал развалившийся на перилах демонический лев. А чуть дальше — группа монахов, возглавляемая старым знакомым. Бывший ректор Гуй Шен выглядел крайне грустно. Вся его злоба и решимость ушли. Осталась только бесконечная усталость.

— Господин Гуанг Валор, я хотел предложить… — начал было он, поклонившись мне как старшему. Но прервался, с ужасом глядя мне за спину.

Резко обернувшись я увидел, как к небесам поднимается чудовищный язык черного пламени. Из него вылетают отголоски — крылатые обезображенные демоны. А затем их со всех сторон окружают и быстро изничтожают яркие солнечные блики, в которых с трудом прослеживались человекоподобные фигуры. Мгновение, и все успокоилось.

«Дети мои, народы Чщаси и Влатарсии. С этого момента Гуанг Валор, наш достойный сын и слуга, становится императором Чщаси. Служите ему верно, как он служит нам. Майкл Силерантил — пророк наш. Его слово — наше слово. Да прибудет с вами наше благословение. Молитесь, служите, процветайте». — слова божества пронеслись по головам волной, и взгляд Шена вновь изменился.

— Боги… — глубоко вздохнув произнес бывший ректор. — И демоны. Когда мы все это начинали, кто мог подумать о подобном.

— Если хотите рассказать о прошлом, я найду для вас время.

— Не хочу. Прошлое осталось в прошлом. — покачал головой Шен. — Поздравляю. Янус сказал свое слово. Теперь дело за вами. Что вы собираетесь делать?

— То, что всегда хотел. Объединю разрозненный народ. Верну ему безопасность и веру в будущее. — чуть пожал я плечами. — А вы?

— Я всегда служил народу Чщаси. Сохранение жизни человечества было и остается моей мантрой. А что для этого придется служить юнцу с проблемной копией личности… бывало и хуже. Пока же, прошу прощения. Нам пора вести вечернюю службу. Поздравляю, ваше императорское величество Гуанг Валор. С этого дня у вас начинается совершенно другая жизнь. Поздравляю… и сочувствую.

Не позволив мне возразить тифлинг увел за собой монахов. Чтож, новая задача не могла ждать. Но прежде чем отправится к ретранслятору нам нужно было многое сделать. И в первую очередь — успокоить граждан.

— Пора вернуться домой! — сказал я, поднявшись на городские стены. Тысячи связанных со мной мастеров и адептов Юань-Ци вторили каждому моему слову. — Нет больше места для вражды между кланами. Каждый найдет свое место. Каждому найдется дорога. Всех нас ждет Путь по лестнице бессмертия.

Глава 6

Стоило войне прекратиться как дела навалились невероятной горой. Приемы, разбирательства и суды шли один за другим, и казалось, что им нет конца-края. Внезапно выяснилось, что многие конфликты кланов, тянущиеся столетиями, только и требовали, что лица, которое скажет — «Будет так и никак иначе». А самое противное — Шен об этом знал! Мог все сделать давным-давно. Но не стал, искусственно сдерживая рост кланов.

С другой стороны — появилась проблемная категория. Отступники, измененные, бывшие рабы неко. Одних, искаженных хаосом, отказывались принимать как равных. Вторых, подвергшихся морфизму, не пускали в дом, считая чудовищами. Третьи просто не нашли себе места в новой жизни. И это можно было использовать.

— Каждый из кланов, участвующих в экспедиции может рассчитывать на часть отвоеванных земель Гэге. — сказал я, на собрании глав семей. — В полном соответствии с внесенным вкладом. Это касается всех, даже самых маленьких семей.

— Но как это можно объективно оценить? — тихо, но все же достаточно четко чтобы все в зале услышали сказала Мингжу, сидящая за спиной Ичиро. Молодой глава Пинг недовольно взглянул на нее. Но вопрос и в самом деле был достаточно острый.

— Сложно не заметить убийцу монстров. Еще тяжелее — организованную на новой земле общину. — ответил я, поочередно вглядываясь в лица. — Мы тысячелетиями ютились на Чщаси, позволив остальному миру жить и развиваться по своим собственным правилам. Сейчас это недопустимо. Моя первоочередная задача — отвоевать Гэге.

— Кланы понесли большие потери в прошедшей войне. Население острова уменьшилось до критического минимума. — сказал Ксу Канг. — В ближайшие пятьдесят — сто лет нам хватит места для удвоенного роста. Экономить ресурсы придется, но не площади. Мы можем спокойно развиваться…

— И большая часть жителей займется именно этим. — прервал я дварфа. — Однако у нас более чем достаточно желающих из младших кланов. Отступники, измененные, племена подземелья. Семьи, которые хотят получить независимость. Будет тяжело вернуть их всех в нормальное русло. К тому же — есть приказ Богов.

— С их двойного мнения и началась война. — не слишком довольно сказал Хироши. — Если бы они изначально решили кому править островом и выбрали своего фаворита, этой войны можно было бы избежать.

— Сделанного не вернешь. Итак. Гуанг выделит небольшой участок для жизни тех из изгнанников, кто не захочет участвовать в экспедиции. Остальные будут вынуждены отправится на Гэге. — решительно заявил я. — Ичиро, сколько отступников, измененных хаосом будет в войске?

— Три сотни. Еще пять — воинов Пинг. Мы не собираемся оставаться в стороне, когда идет дележ богатых лесом, дичью и эссенцией земель. — ответил Ичиро.

— Из нескольких тысяч измененных морфизмом мы сможем вернуть в прежнюю форму около полутора. Еще две тысячи погибло в войне… хотя вернее было бы сказать бессмысленной бойне. — сказал Джен Ли. — Не поддаются лечению — около пяти сотен. Я бы хотел этим ограничится, но внучка меня не простит. Ее отступники и три сотни солдат Хироши пойдут с вами. Всего — тысяча.

— В таком случае мы должны выделить не меньше. — возразил Ичиро, которого поддержала матриарх.

— Тысяча, в свете последних событий — это много. Но мы готовы к таким рискам. Возвращение Гэге — достойная цель. — сказал Гуань-Юнь, немного подумав. — Я позволю себе остаться на острове. Надеюсь глава… хмм… император не сочтет за труд взять мою тысячу под управление?

— Предпочту, чтобы вы назначили генерала от своего клана. — строго ответил я. — От его действий будет зависеть, сколько получит клан Фенг. Хэй?

— Мы пойдем всем младшим кланом. — сказал Хэй Акио. — Обещанные земли ждут. Чтобы не рисковать лодками мы перенесем их посуху на северную оконечность острова. А затем спустим в пролив. Под моим командованием больше пяти тысяч человек. Но воинов из них чуть больше тысячи.

— Основа Хэй так же выделит тысячу воинов. — помедлив высказалась Хэй Лин. — Вам пригодятся умелые мореплаватели, а нам — будущая береговая линия.

— Мы можем выделить только пять сотен. — заметил, смущаясь Ксу Канг. — Больше мастеров и воинов отрывать от работы нельзя. Благодаря появлению магов земли мы можем извлекать из недр ресурсы в невиданных ранее масштабах. Так что свой вклад мы сделаем не войсками. Надеюсь господин Гуанг Валор оценит подобный шаг.

— По достоинству. — кивнул я. — Главное не увлекайтесь и не зарывайтесь слишком глубоко. Не хватало нам найти второе подземелье.

— Клан Сонг пойдет в одном крыле с Гуанг. Как и всегда. — сказала орчанка. — Уверена Неко и другие народы вас поддержат.

— Да, мы уже заключили соглашения. — согласился я. — Однако нам придется оставить вас и других преподавателей для работы в академии. Очень важно чтобы молодое поколение не потеряло навыки. В связи с этим я вынужден объявить, что от клана Гуанг в экспедицию отправится только две с половиной тысячи воинов. Остальные нужны для поддержания порядка на острове.

Таким образом объединенная армия составит не менее восьми тысяч воинов и столько же переселенцев. Каждой тысяче потребуется не только продовольствие, но и снабжение стрелами, одеждой, медикаментами и прочим. Каждый из кланов обязан обеспечить своих воинов.

— А что, если клан не может полностью удовлетворить потребность своего войска? — спросил обеспокоенно Ксу Канг. — Урожай не скоро. Новые земли щедро сдобрены кровью, но родят не скоро. А маги природы есть не у всех.

— Хороший вопрос. — кивнул я. — Мы возвращаем в оборот деньги. Единая для всех валюта — золотая монета Чщаси. За номинал ее мы принимаем одну улучшенную капсулу Ци. Все элексиры отныне будут стоить одинаково. Если они конечно надлежащего качества. Не важно к какому пути они относятся. Выпускать их будет монетный двор Гуанг, как и обеспечивать. Мы готовы немедля обменять тысячу доз эликсиров всех трех типов Ци.

— Ваши фермы на столько хорошо себя показали? — искренне удивился Джен Ли. — А как же остальные кланы? Экономика издревле держалась на том что мы производим эликсиры Чжен-ци. Хэй — Юань-ци а Фенг — Сюэ-ци. Если вы можете создавать все их — зачем вам мы? Почему не забрать все себе?

— Мы могли бы это сделать, но не станем. — ответил я, улыбнувшись. — Клан Гуанг не станет доминировать на рынке эликсиров, а в ответ просит остальные кланы принять единую валюту. Очень скоро она нам понадобится. Ведь многим новым ученикам требуется пройти полный курс терапии. А другим, обучиться впервые появившимся на острове умениям стихийной магии. Как и ранее — академия станет центром единения всех на острове. Но теперь мы не станем чинить искусственные распри.

— В таком случае стоит перейти к обсуждению потребностей армии. — заметил Джен Ли. — Предлагаю начать с продуктов…

Заседание верховного совета, получившего новый префикс, закончилось глубоко за полночь. Теперь императорский совет должен был осуществить все свои решения. Я же с удовольствием спихнул рутину на молчаливого Кувата. Он с женой теперь отвечал почти за все что отвечает с Домом Света. Был официально назначен градоначальником. Спал в полглаза, а ел, не отрываясь от бумаг.

Шпионов я с удовольствием доверил Юн, благо после возвращения Хироши наша сеть увеличилась в несколько раз. Сам эльф, далеко не такой веселый как раньше, собирался возглавить отряды Джен на Гэге. Учитывая, что он был далеко не самым старшим в эльфийской иерархии — это большое достижение.

Пустоты во власти, которой я так боялся, не случилось. Как главнокомандующий, я мог опереться на младшие кланы. Ичиро, Хироши и Акио изъявили желание отправится со мной в роли генерала. Хэй возглавил бывший адмирал Вейджа. Джен Мэй присоединилась как командир своих отрядов. Что до остальных — кланы должны были решить это без моего участия. В конце концов — это их дело.

— Я должна пойти с тобой! — уверенно заявила Юн. — Как ты, без нас?

— Говори прямо, сестра — боишься, что его уведет несовершеннолетняя? — поглаживая большой живот улыбнулась Аи. — Он справился с громовым драконом и собственной злой копией, одетой в стального гиганта. Неужели не справится с зверьем? Ох… дорогой. Прошу, вернись к рождению малышки.

— Два месяца? — я задумался, положив свою ладонь на живот супруги. — Я очень постараюсь. Надеюсь компания на Гэге станет менее опасна чем междоусобица.

— Наши маги сделают все, чтобы ты вернулся. — с улыбкой сказала Сифара. — Я доверяю сестрам как самой себе. Они не подведут.

— Надеюсь на то что их магия нам не слишком понадобится. — ответил я, кладя вторую ладонь на вздутый живот Сциллы. — Я обязательно вернусь…

Неделя выдалась беспокойной. Звукоизоляция едва спасала от криков наследника Тайяна. Мальчик рос сильным, но беспокойным. Хотару приходилось постоянно наблюдать за ним, чтобы не дать эссенциям выйти из-под контроля. Малыш получил сразу два источника. Они боролись за место в неокрепшем организме. Так что врач почти поселилась в наших палатах. Но учитывая двух малышей на подходе — никто не был против.

Через семь дней я стоял рядом с Чимбиком на внешней стене. Глядя на поднимающиеся над горизонтом солнца и бушующие в паре километров джунгли. Самое узкое место между полуразрушенной старой стеной и нашей новой составляло менее двухсот метров. И там мы собирались переправить большую часть армии. Но для начала — придется очистить плацдарм от опасных животных.

— Признайся, ты даже рад сбежать из дома. — ехидно спросил Хироши, внимательно посмотрев на тебя. — Радость отцовства не дает заснуть?

— Я давно уже привык компенсировать недостаток сна медитациями. — улыбнулся я старому другу. Пока мы были наедине, я попросил отказаться от формальностей и говорить все как есть. — Но ты прав. Немного развеяться не помешает. Как гарпии? Уже разведали местность?

— Ты никогда не стеснялся использовать все что у тебя под рукой. Такое даже уважать можно. Но не думаешь, что доверять вчерашним врагам разведку — хорошее решение? — спросил Ичиро, настороженно вглядываясь в противоположный берег. — Может стоит использовать орудия ваших мастеров?

— Пока есть возможность обойтись без них — так и сделаем. Незачем терять драгоценный лес. — ответил я. — Хироши?

— Они возвращаются. — указав на небо сказал эльф. — И куда меньше чем отправилось в разведку… похоже тебе все же придется спалить эти джунгли.

Глава 7

— Докладывайте. — жестко сказал я, когда потрепанные гарпии приземлились.

— Простите господин. Они управляют самим воздухом! — задыхаясь ответила раненная крылатая эльфийка.

— Воздухом? — удивленно спросил Хироши, но я уже все понял.

— Вы видели кто именно? На кого похож враг? — спросил я, успокаивая сознание измененной влиянием Юань-Ци.

— Гориллы, под два с половиной метра. В доспехах и с оружием. — сонным голосом ответила девушка, и я вытащил из ее головы картинку. Сомнений не осталось, в плотных джунглях прятались Гары. Представители одной из рас подземелья. И это были далеко не последние новости.

— Это беглецы из войска Яна. Те, с кем он сражался при запруде. — объяснил я остальным увиденное. — Но их слишком много для того войска. Сотни.

— Может успели расплодится за прошедшие полтора года? — спросил Ичиро.

— Нет. Очень сомневаюсь.

— Возможно дело в разумных обезьянах что мы встречали в северных джунглях Чщаси. — заметил Хироши. — Мы мало что знаем о Гэге, нужно быть крайне осторожными. Если старый враг нашел поддержку, битва может стать кровопролитной.

— К счастью Силерантил не на этом побережье, иначе экспансию можно было бы сворачивать. — сказал я, просчитывая варианты. — Бом, люди ценнее леса. Его если что можно вырастить заново. Пусть пушки проработают передний край, пойдем по мосту. Позже расширим зону влияния.

— Да, господин. — не слишком довольно кивнул Бом. Ему, как и мне, не нравилось использование оружия с большой зоной поражения. Но после первых залпов враг может отступить — а больше нам и не нужно.

Поднятая на лифтах артиллерия открыла огонь. Огненные росчерки оставляли жирные дымные следы в небе. А затем, обрушившись на противоположную сторону пролива, вспыхнули химическим зеленым пламенем. Огонь быстро перекинулся на ближайшие деревья. С ветром донесся едкий запах гари. А потом мнимая тишина взорвалась многоголосьем криков.

Животные, нечленораздельные возгласы. Угуканье и улюлюкание. Вопли и гудение растеклись по всему лесу. Сотни? О нет. Разведчицы очень ошиблись. Врагов были десятки тысяч. И они готовились к нашему вторжению. Над самым острием атаки сформировалась гигантская сосулька. Секунда и она рухнула вниз, на начавшие формироваться порядки солдат. Взмах огненного меча воина души откинул ее в сторону. Ледяной булыжник с грохотом упал в залив, подняв трехметровый фонтан брызг.

— Почему неко не отвечают своими заклятьями? — недовольно спросил Ичиро. — Они же маги, мы все видели их силу!

— Она устроена по-другому. Тоньше и искусней, но слабее. — ответил я, за отсутствующую Сциллу. Сифара не смогла ко мне присоединиться из-за беременности. Но категорически возражала, чтобы другие неко были рядом. Но среди десятков и сотен Гуанг хватало магов совершенно всех мастей.

— Может стоит приказать Акио отойти, господин? — спросил настороженно Бом. — Снарядов хватит только на пять минут обстрела. Дольше мы их прикрывать не сможем.

— Значит нужно подавить позиции противника раньше. — ответил я. соединяясь по связи с неко, получившими эликсир Юань-Ци. — «Займитесь врагами нп противоположном берегу. Огненный шторм был бы кстати. Или по крайней мере густой туман».

Маги ничего не ответили, но встали полукругом. Через несколько минут над джунглями встал неестественно желтый, плотный туман. Не хуже дымовой завесы. Артиллерия с зажигательными снарядами только добавляла гари. В результате вся линия фронта покрылась темной непроницаемой пеленой. Враги продолжали попытки отбиться магией, но не видя целей — били наугад. Иногда чертовски хорошо.

— Снаряды заканчиваются. — отчитался Бом, когда лес на противоположном берегу пролива сдался и затрещал в огне. — Сомневаюсь, что сейчас туда можно переправится.

— Без магии там точно делать нечего. — подтвердил я. — Но лучшего момента может не быть. Отправляй инженеров для возведения моста.

Группа из пяти дварфов и эльфов и орков-защитников с опаской приблизилась к старым развалинам. Их вершина — идеальное место для крепления веревочного моста. Особенно для переправки вниз — на ту сторону. Прикрываясь щитами, они поднялись на остатки стены. Подобрали перекинутую баллистой веревку. И закрепив ее начали протаскивать трос. У них даже получилось закрепить один из крюков. Но тут из дыма вылетело облако стрел, больше похожих на дротики.

Воины выдержали удар, но их оттеснили к самому краю. Работать под огнем противника они не могли. Отбиться — не получалось. Останутся они там, одни, без подкрепления — погибнут.

— Гарпун, на ту сторону! — приказал я, слезая с Чиба. — Прости приятель, ты немного тяжеловат для веревки.

— Что вы задумали, господин? — удивленно-возмущенно спросил Ичиро.

— Не стоит. — все поняв сказал Хироши. Но я был полон решимости.

Стоило второму гарпуну удариться о стену, как я побежал по веревке. Она выдержила мой вес только пятьдесят метров. Пришлось перескочить на другую. Гарпун предательски выскальзывал из пробоины. Воины, на том конце, увидев меня, ухватились за крюк. Не смотря на раны, они удержали веревку, пока я не перепрыгнул на стену.

Пламеносный обрушил свой огненный меч на первый ряд деревьев, подступающих к самым развалинам. Стволы жалобно загудели. Раздались нечеловеческие крики. Мой дух воина задел многих. Но не всех. Поток стрел вновь ударил по нашей позиции. Враги будто старались нашпиговать меня как подушку для иголок. Вот только били по пустым камням, обманутые техникой армии призраков.

Я отпрыгнул в сторону и показал себя. Отвлек внимание от отряда инженеров. Одновременно обрушивая на скрывающихся за деревьями тварей град кровавых игл. Прыгнул вперед, к деревьям, вынуждая врага атаковать именно меня. А затем вновь ушел в сторону оставив на своем месте иллюзию.

Выстрелив из браслета крюком, я выдернул себя на вершину дерева. Думал, что выиграю так позицию оказавшись выше противника. Но вместо этого попал под шквал атак. Быстрые словно тени приматы ловко кидались всем что попадет под руку. При этом сила была такова, что обычный камень, ударивший рядом с моей головой, вошел в ствол дерева на несколько сантиметров.

Через несколько секунд я уже понял, что соревнование в скорости осталось за мной. Летний вихрь и кровавая ярость сделали свое дело. Моя реакция, темп движения и сокращение мышц в два-три раза превышали нормальные. Этого хватало, чтобы уворачиваться от снарядов и одновременно атаковать. Но твари брали количеством.

На каждую созданную мной иллюзию тут же набрасывалось больше десятка обезьян. В отличие от подземелья здесь они были самых разных видов. При этом разумностью обладали только некоторые — рычанием и криками заставляющие остальных действовать. Но вот рефлексы и сила у них были на высоте.

Черные демонические орангутанги, с ярко выраженными шипами среди шерсти. Достигающие больше двух метров роста, но при этом не теряющие в ловкости они бились в первых рядах. Оружием им служили собственные пятисантиметровые когти и гигантские клыки. Но тело покрывала простоватая броня из веток.

Гориллы, еще более внушительные по размерам, били дубинами, сделанными из молодых деревьев с корневищем. От этих ударов крошились даже гранитные булыжники. Сила монстров была таковой, что, однажды поймав замах на блок, я навсегда отказался от этой идеи. Тело их покрывала толстая черная чешуя.

Держащиеся позади шимпанзе, достигающие человеческого роста, метали камни, заточенные палки и копья. Луков и арбалетов я не заметил. Но конечности обезьян, выворачивались под неестественными углами, работая не хуже пращи. Пропустить такой дротик — все равно, что попасть под выстрел осадной баллисты.

Но больше всего проблем доставляли Гары. Жители подземелья, творящие магию. Их выдавали приземистое телосложение. Даже для горилл мощная грудь. И на удивление хорошие доспехи. Оружием же им служили простые, но убийственные заклятья. Мне постоянно приходилось уворачиваться от метровых сосулек и огненных шаров.

Я с трудом сдерживал натиск приматов, используя весь арсенал своих способностей.

Взмыв в воздух я не секунду показывался врагу, снимая око урагана. Затем гарпуном уходил в сторону. Осыпая выдавших себя врагов кровавыми стрелами. Короткие болты из кристаллизованной крови с треском пробивали деревянные доспехи. Горилл было этим не взять — слишком тяжелая врожденная броня.

Ураганом ворвавшись в строй гигантов я проскальзывал под занесенными дубинами. Глефа сверкала в языках пламени, подрезая сухожилия и метя в уязвимые точки. А когда враг бил — уже отступал, оставив после себя лишь армию призраков. Воплощенные иллюзии не только отвлекали внимание. Они рубили своими лезвиями, оставляя глубокие раны врагам.

Три ядра позволяли мне долго поддерживать темп. Боевая медитация, вместе с эликсирами, давала потрясающие результаты. Ловким выпадом я пробил грудь ближайшего орангутанга. Увернулся от дубины, и запрыгнув на нее сверху, одним росчерком перерубил горилле шею.

Голова врага еще не успела коснуться земли, когда я исчез, растворившись в оке урагана. В место где я только что стоял ударило больше десятка дротиков. Нашпиговав труп гориллы со всех сторон и сделав его больше похожим на ежа. Призраки мгновенно прыгнули в темноту, атакуя метателей. Из-за густых листьев раздались крики и вой. Но расслабиться я не мог.

На место одного врага встало двое. Казалось, что на этом участке их просто бесконечно много. Я сразил уже не меньше сотни. Гора трупов уже сравнялась с развалинами стены по высоте. Места для маневра оставалось все меньше. Но враг только продолжал атаки. Количество шимпанзе — метателей все увеличивалось. Я прыгал уже не по ветвям — по воткнувшимся в деревья древкам.

По телам своих сородичей вверх поднимались новые твари. По крикам и отзывам я умел вычислить предводителя. Гигантская трехметровая тварь держалась на почтительном расстоянии. Не собиралась вступать в бой, отправляя на убой остальных. Но легче от этого не было. Ее магия регулярно обрушивалась на поле боя ледяной вьюгой, несущей острейшие лезвия. К счастью — чаще всего они попадали в иллюзии.

Но дальше так продолжаться не могло. Достать командующего приемами Сюэ-ци у меня не вышло. При любой попытке прорваться я напарывался на живую стену из орангутангов и горилл. А убив их — отступал под шквалом дротиков и магии. С каждой секундой врагов становилось все больше. А ситуация — хуже.

Все решилось в последний момент. Враг понял, что загнал меня на самый край старой стены. Заставил биться над обрывом с тремя гигантами. Отступать было некуда. Победа уже показалась. И тогда командующий сделал роковую ошибку. Гар, облаченный в тяжелый ледяной доспех захотел закончить бой сам. Вылез, готовя заклятье от которого зазвенел воздух и в нос ударил запах морозной свежести.

В то же мгновение громыхнула Гроза.

Тяжелая свинцовая пуля вошла между глаз твари, пробив и шлем, и череп. Но мое ликование было не долгим. Вместо того чтобы бросится наутек — твари набросились на меня со всех сторон с утроенной звериной яростью. Всякая логика в их атаках мгновенно исчезла. Шимпанзе забрасывали сородичей дротиками. Гориллы и орангутанги перли вперед, не жалея жизней.

Я уже думал отступать, когда над обрывом раздался ужасающий звериный рык. Первые ряды наступающих в ужасе посмотрели мне за спину. А затем бросились наутек. Даже переборов звериный страх перед огнем, они не смогли обуздать трусость пред истинным королем черных джунглей — легендарным демоническим львом.

— Чтож, ты меня спас, приятель. — выдохнул я, потрепав гриву перешедшего мост Чимба. Следом за ним по натянутым канатам уже бежали воины Чщаси. Стартовый плацдарм был захвачен.

Глава 8

Расслабится не удалось даже на несколько минут. Атаки возобновились раньше. И хотя нам удалось закрепиться, сражение не стало менее ожесточенным. Просто теперь в нем принимало участия больше воинов с нашей стороны. Маги неко сотворили настоящее чудо — очутившись в кругу щитов они создали заклятье восстановившее часть старых построек. Камни медленно возвращались на свои места. Земля поднималась, выпуская булыжники. Бойницы закрывали солдат от дротиков и камней.

Веревочный мост укрепили еще десятком канатов. Постелили доски и сделали перила. Достаточно, для комфортного перехода. Если не считать летящие в солдат снаряды. Даже лучники Джен не сразу смогли подавить очаги сопротивления вокруг образовавшегося передового форта.

Через час мы перетащили первые пушки. Перевели стрелков и снаряды. Разместили тяжелые баллисты на новом берегу. Группа телохранительниц с винтовками не отходила от меня ни на шаг. Ичиро кричал на подчиненных, заставляя отступников и измененных работать рука-об-руку.

Через два часа надежда закрепиться растаяла как дым. Стоило нам поверить в то, что форт выдержит любую атаку и можно передохнуть — враги использовали магию камня. Простую, но от этого не менее страшную. Земля задрожала. Многие воины попадали, не удержавшись на ногах. А затем под одной из ведущих стен образовался пятиметровый овраг. Камни начали рушиться один за другим, и вся постройка накренилась.

— Мы должны отступить. — горячо сказал Хироши, держась за остаток стены. — Войска не могут сражаться в этой местности! Незачем терять людей под обломками стен!

— Нет. — возразил Ичиро. — Мы продержимся. Нужна только точка опоры. Господин, нам нужно сохранить форт и начать контрнаступление. Вырезать магов врага!

— Отличный план. Как узнаешь их местоположение — говори. — мрачно ответил я, ощупывая силой Юань-ци ближайшие заросли. — Бом, что с артиллерией?

— Снарядов нет. Новые подвезут через пару часов. — ответил главный техник.

— Столько мы не продержимся. Нужна альтернатива. Используй своего духа воина, а я своего. Подпалим вражеские укрепления. Неко, не прекращайте укреплять крепость. Она должна выстоять! — приказал я, активируя технику иллюзии. Хотя она давно уже перестала быть простым обманом. Вобрав в себя не просто веру, твердую уверенность в реальности своего существования, огненный гигант опустил меч на укрытия врага.

Стволы затрещали. На них заплясали язычки пламени. А я в очередной раз удивился как легко мне дается воплощение. Что с армией мертвых — что с Пламенеющим. Нет, само создание требовало ровно тех же сил. Ровно, сколько было столько и осталось. Но вот эффект стал значительно ощутимей.

Огненный меч не просто поджег пару стволов. Он срубил передний ряд деревьев опалив их изнутри. А крики и вопли раненных обезьян говорили о том, что врагам тоже досталось. Выстреливший Бомбардир обрушил на пятиметровый участок огненный дождь. Мгновенно испарил влагу и поджег лес, заставляя зверей разбегаться от ужаса.

Но все это не могло спасти форт. Каменные стены продолжали рушится. Провал подполз уже под основное строение, держащееся веками. Подвесной мост зашатался, предательски скрипя и качаясь из стороны в сторону. Бегущие по нему воины вцепились руками в перила-канаты.

— Мы не удержим здание. Простите господин. — в панике заявила одна из Неко.

— Есть один вариант. — внезапно сказал Хироши, когда я уже собирался отдать приказ об отступлении. — Вы же владеете магией природы, верно? Пусть деревья в округе сплетут из своих корней сетку. Подстилку, на которой здание удержится.

— Не все из нас, но есть мастерицы. — воодушевленно улыбнулась кошка. — Спасибо, господин. Мы немедленно приступим. Но понадобится минут пять…

— Мы их обеспечим. — сказал я, оглянувшись. — Отступники! Измененные! Кто хочет покрыть себя славой и стать родоначальником нового великого рода! У вас есть шанс! Отбейте форт. Выиграйте нам несколько минут — и выживите. Земли у форта будут вашими. За славу и честь! За Чщаси!

— За Чщаси! За Гуанг! За славу! — подхватив мой воинственный клич вторили идущие на смерть.

— Не слишком ли жестоко их так использовать? — обеспокоенно спросил хироши, когда ящеры вместе с другими зверолюдьми бросились в атаку.

— Нет. Ведь я пойду среди них. — ответил я, спрыгивая с безопасной стены. Когда до подножия оставалось меньше метро, я оттолкнулся от каменной кладки. От силы прыжка за мной даже поднялись вихри. Клинок глефы сверкнул, отражая все девять солнц. Я отмахнулся от встречающих дротиков и обрушил на чащу яростный удар.

Скрывавшиеся в ветвях демонические шимпанзе заверещали, лишившись конечностей или получив рану. Некоторые падали на землю замертво. Но меня не интересовали простые бойцы. Едва коснувшись ногами ствола, я прыгнул дальше, в поисках достойного противника. И быстро на такого наткнулся.

Демоническая горилла. Трехметровый гигант, покрытый толстыми иглами, торчащими между чешуйками. Блестящий сообразительными и от этого еще боле страшными бусинками глаз. Он обрушил на меня свою каменную дубину, и я едва увернулся, прямо в воздухе поменяв направление благодаря гарпуну.

Тяжелый колючий набалдашник пролетел в паре сантиметров от моего лица. Обдав его потоком воздуха. Ударившись о землю, он взорвался дождем осколков. Но не обычных. Взлетев они на мгновение зависли в воздухе, а затем устремились за мной. Пришлось создать армию призраков, чтобы от них отделаться.

Не стесняясь я вновь использовал Грозу. Но противник этого ждал. Тяжелая свинцовая пуля ударила в каменный шлем, и раскрошив его осталась внутри, не добравшись до черепа врага. Я вновь нажал на спуск, собираясь второй пулей пробить дыру глубже. Но враг уже заставил камень срастись вновь.

Выругавшись про себя, я отпрыгнул. Активировал воплощение. И когда враг создавал гигантский щит, приказал атаковать Чимбу. Демонический лев, скрывающийся под оком урагана, обрушился на спину врага. Толстые клыки вонзились в шею врага. Демонические когти заскребли по броне. Оставляя глубокие царапины. Враг взревел, выворачивая руки за спину попытался сбросить со спины Чимба. И тогда я атаковал в лоб.

На встречу мне бросилось сразу несколько подошедших на выручку горилл. Дубины замелькали в воздухе. Но припав к самой земле я проскользнул через последнюю линию обороны. Клинок глефы сверкнул, отражая солнечные лучи. Вонзился в доспех врага. Пробил даже каменный нагрудник, добравшись до сердца.

Гигант взревел. Оглушил своим ревом и меня и подручных. А затем успел перехватить меня за древко глефы. Я попытался вырвать Грозу из его здоровой лапищи. Ударил подкованной пяткой в грудь. Но сковавший меня приемом враг обрушил на меня груд каменных шипов.

Увернуться от всех я не мог. Осколки стучали по металлическому доспеху, оставляя вмятины и пробоины. Стоило какому-то из лезвий застрять в броне — как он тут же начинал вытягиваться, иглой вонзаясь в тело. Я сделал единственное что мог — зажал спуск. Гроза громыхнула, оставив облачко белесого дыма. Враг пошатнулся, но выстоял. Еще раз. И еще — пока барабан не опустел.

Гигант вздрагивал от каждого выстрела. Покосился, отпуская оружие. И мгновенно перехватив инициативу я вонзил клинок глефы глубоко ему в глаз. Горилла вздохнула, жалобно, и наконец рухнула на колени. Умерев еще до того, как я выдернул лезвие, отряхнув его от кровавых потеков.

Пришедшие в себя враги попробовали контратаковать. Но волна дротиков натолкнулась на тяжелые башенные щиты, удерживаемые ящерами. Отступники и измененные не отпускали свой шанс. Извращенные воздействием хаоса или морфизма тела продолжали верно служить своим обладателям. А еще делали их куда сильнее и быстрее. Бой продолжился, но на сей раз мы сумели отбросить противника.

Возможно виной тому стала просека, вырубленная мной и Бомом. Возможно — закончившиеся в один момент подкрепления. А может огненный смерч что буйствовал в нескольких сотнях метров. Или главным стали смерти двух предводителей обезьян. Гары, возглавившие оборону сильно изменились за последний год.

Получив несколько минут передышки, я заставил свой организм вылечить полученные мелкие царапины и ранения. А затем занялся здоровьем Чимба. Тварь все же сумела его достать. Переломала ударом несколько ребер и раскрошила костяные пластины на боку. Но благодаря Чжен-Ци и природной гигантской регенерации демонического льва это не составило больших проблем.

— Господин, разрешите с вами поговорить? — спросила одна из неко, с опаской подойдя ко мне и рычащему от боли льву. Я как раз вправлял ему поломанное ребро. Но кивнул, говоря что слушаю. — Мы никогда не видели ничего подобного. Гары, наши Гары, могли магией создавать гигантских големов. Творить себе доспехи ростом под пять метров. Однако у этой твари мало общего с Гарами.

— Верно. Она подверглась изменению. — согласился я, закончив с Чимбом. — Все что попадает на этот остров — проклято. Раньше, до открытия хаоса, мы называли всех местных существ демоническими. Но сейчас понятно, что им далеко до тварей хаоса. Однако это не делает их слабее.

— Это какая-то болезнь? — с опаской спросила неко. — Мы можем ее подхватить.

— Возможно. В старых манускриптах это названо черной чумой. — за меня ответил подоспевший Хироши. — И все же мы научились делать из крови этих зверей эликсиры Юань-Ци. Даром их тела точно не пропадут.

— Верно. Но, как я понял, вопрос не в этом. — сказал я, осматривая поверженную тварь. — Мы однозначно изменимся, на этом острове. Вопрос только, как и насколько. Что мы получим и что потеряем в процессе. Но пока об этом рано думать. Обстановка?

— Приемлемая. — ответил Ичиро, стряхивая с клинка кровь широким взмахом. — Врагов несметные полчища. Некоторые из них хорошо организованы. Но сейчас сопротивление сломлено. По крайней мере на этом участке. Я слышал, что Акио удалось высадится чуть восточнее. Но не без потерь и благодаря поддержке наг и Вейджа.

— Чем больше мы закрепимся — тем лучше. — немного подумав решил я. — Перевозите войска. Разовьем успех на этих участках. Применяйте щиты и арбалеты. Если мы не можем создавать форты — придется драться армиями. Бом, на тебе поиск ресурсов. Все что можем применить на месте — использовать. Все что можно переправить на Чщаси — немедля доставить. В первую очередь это касается эссенции и металла.

— Да, господин. — с энтузиазмом ответил Бом. — Позвольте предложение?

— Конечно.

— Я достаточно изучил марионеток что использовал Силерантил. Если вы позволите — из поверженных демонических тварей мы сможем получить достаточно крови, чтобы создать первые прототипы. — сказал Бом, показывая на оставленную мной гору трупов.

— Хорошо. Они в твоем распоряжении. — приказал я. — Мы должны использовать все, чтобы сохранить жизни нашим солдатам. Пора развернуть наступление по нескольким фронтам. Заставим их обороняться сразу везде. И посмотрим где окажется тонко.

Глава 9

Я сам возглавил один из летучих отрядов. Выбрал северное направление, прямо к ретранслятору, о котором говорили боги. Меня сопровождали десяток измененных ящеров. Столько же отступников, оскверненных хаосом. Тройка личных телохранителей с ружьями. И дело было не только в том, что я не хотел рисковать слугами из Гуанг. Тяжело было это признавать, но воины, подвергшиеся воздействию морфизма и хаоса, стали сильнее. Хоть и потеряли человеческий вид.

— Держитесь ближе. Кто отстанет — пусть возвращается в лагерь. — приказал я, заметив, что некоторым прыжки по деревьям даются с трудом.

Гарпии, летящие впереди, держались на большой высоте. Высматривали путь между группами противника. Вглубь территории. Не может быть, чтобы у столь хорошо организованных существ не было поселений. Городов, где живут слабейшие. Детеныши, беременные самки. Я не собирался устраивать на них охоту. Хотел показать, что они в опасности, заставить врага отступить и перейти к обороне…

Выходило не очень. Лишь мне удавалось превосходить противника по скорости и ловкости. Да и то — когда оба ускорения активно работали. А поддерживать их постоянно — слишком расточительно. Большинство в моей команде, даже при активации летнего вихря или кровавого ускорения, с трудом могло сравняться в скорости с обезьянами.

— Господин, впереди большой отряд врага! — выкрикнула гарпия, уворачиваясь от летящих в нее дротиков. Определив по траектории точное направление, я активировал Пламенника и ударил двуручником по деревьям. Вои и крики подсказали, что я попал. Но следом за этим из кустов вырвалось целое полчище вооруженных приматов.

— Залп! — приказал я, махнув ладонью. Десяток ружейных выстрелов скосил первые ряды. Гигантские ящеры прикрыли нас от ударов горилл. Отступники били из прикрытия, не давая врагу окончательно нас окружить. Враги откатились обратно к деревьям, но тут же выскочили снова. Дым от ружейных выстрелов закрыл обзор. Крики становились все ближе и яростней. Обезьяны не думали сдаваться.

— Господин, пули кончаются. — сказала обеспокоенно телохранительница. — Остался последний барабан.

— Значит по шесть на бойца? — переспросил я. — Плохо. Отступаем.

— Есть. — с облегчением ответила девушка.

— В воздухе, смотрите чтобы нас не окружили! — приказал я, вынуждая льва забраться выше. — Возвращайтесь в лагерь, я продолжу разведку.

— Но как же вы, господин? — удивилась телохранительница. — Мы обязаны вас защищать!

— Пока выходит наоборот. — хмыкнул я, используя око урагана. — Идите.

Потерявшая меня из виду девушка закусила губу, но сопротивляться не стала. Отряд, огрызаясь ружейными выстрелами повернул назад. Я же сумел выйти из схватки незамеченным и пропустив вопящих приматов отправился дальше. Ядро Юань-Ци вырабатывало эссенцию на пределе своих возможностей. Этого едва хватало чтобы постоянно поддерживать скрывающую присутствие технику. И только присутствие Чимба позволяло держать на нас обоих око урагана.

Не говоря ни слова, лев понимал меня без них, я отправился в чащу. Спрятав когти, Чимб перемещался почти беззвучно. Перепрыгивал с ветки на ветку. Пропускал врагов, идущих рядом с нами. Заставить утихнуть его животным порывам удавалось с большим трудом. Ярость и жажда крови легко затмевали разум животного. И только работая в симбиозе мы могли двигаться дальше.

Стоило отдалиться от отряда — как враги стали встречаться куда реже. Выглядело будто есть армия и линия фронта. А за ней — пустота, или мирная жизнь. Но обычные обезьяны не могли додуматься до столь сложных вещей. Больше того. Ни все полководцы на Чщаси могли бы организовать грамотную оборону.

Продвигаясь вглубь джунглей я все чаще замечал, что деревья расположены не случайно. Фруктовые росли вместе, посреди толстых стволов. Будто кто-то расчистил для них площадку и заботливо вырастил. Окружил забором. А затем ухаживал и собирал урожай. Так же с особенно крупными экземплярами. Самые высокие деревья стояли далеко друг от друга. А земля у их подножия была расчищена.

Этот лес возник не на пустом месте. Можно было считать, что это останки древней цивилизации, населяющей Гэге. Но за тысячи лет с черной чумы, после которой все выжившие сбежали на Чщаси, сад сам сохраниться не мог. Отталкиваясь от этой простой истины можно прийти к двум выводам.

Первый — обезьяны достаточно разумны, чтобы поколениями выращивать деревья. Рассчитывать посадки, вовремя ухаживать за ними и прочее. Я допускал такой вариант. Но тогда придется признать их полностью разумными. А по стилю боя это не подтверждалось. Второй вариант — кто-то или что-то управляет лесом. Заставляет их вести себя разумно. Смотритель, вроде Гуй Шен.

Чимб припал к земле, и тихо зарычал. Я зарылся в его гриву, высматривая врагов. Вскоре стала видна процессия. Несколько сотен самок горилл с детенышами. Вот только окружали их крупные шимпанзе с копьями и дротиками. Не самцы горилл. Я мало что понимал в видах обезьян. Но мне показалось, что гориллы смотрят на стражу с опаской. Будто те служат угрозой, а не защищают от нее.

Рабство среди обезьян? Использование одного вида другим как животных? Черт его знает, я не удивлюсь никакому варианту. Но могу ли я это использовать? Какую реакцию вызовет освобождение рабов? А может они так смотрят только потому что вокруг идет война? Был только один способ проверить.

— Сделаем все тихо. — прошептал я на ухо Чимбу, и лев одобрительно рыкнул.

Первый болт из арбалета вошел в основание черепа самой большой шимпанзе. Обезьяна зашаталась и рухнула с ветки вниз. К ней тут же подскочило пять сородичей. Сверкнуло лезвие глефы, и голова одного из них покатилась в сторону. Не прекращая движение, я перерубил горло второй, и заканчивая линию вонзил клинок в глаз третьей.

Лев действовал проще и грубее. Могучая лапа раскрошила череп одному из копейщиков. А когда я закончил со своими, голова последнего лопнула в пасти Чимба. Мы с демоническим львом спрятались в оке урагана. Отпрыгнули в сторону уходя от любопытных глаз. Но реакция горилл была показательна. Они сгрудились в кучу, за спинами шимпанзе. Все-же больше охрана. Странно.

Оставлять в живых отряд противника я не собирался. Пусть самки и детеныши не представляют большой угрозы. Воины с дротиками — другое дело. Быстро обойдя противника по дуге, мы обрушились на копейщиков с тыла. Чимб приземлился на спину врага, выбивая из него дух. Я же воспользовался гарпуном пробив череп дальнего охранника. Враги все поняли, быстро развернувшись. Но нас уже и след простыл.

Мощные когти демонического льва позаолили нам забраться на самую вершину дерева. А когда противники вновь решили, что опасность миновала — мы обрушились сверху. Глефа со свистом разрубала воздух. Проходила сквозь тела и простенькие доспехи словно их и не было. Лев доминировал над врагом, легко уходя от ударов. И когда шимпанзе поняли, что не могут больше сражаться — с дикими криками бросились наутек.

— Постой. — приказал я Чимбу, который горел азартом и порывался догнать дичь. — Посмотрим, как быстро им придет подкрепление.

Лев недовольно зарычал, но все же замер на месте. Через пятнадцать минут мы заметили смешанный отряд. Наспех я успел насчитать больше десятка горилл переростков. Столько же орангутангов и около пятидесяти шимпанзе. Они двигались от линии соприкосновения, а не из чащи. И это значило очень многое. Мои генералы должны узнать об этой особенности. Но конечно в начале ее придется подтвердить.

Обезьяны внизу выли над павшими сородичами. Но хоронить их не стали, а собрав все оружие начали прочесывать местность. Это тоже могло натолкнуть на определенные мысли. Сражаться с сотней врагов без прикрытия, на их территории, я не собирался. Ядро Юань-Ци и так работало на пределе.

Будь моими противниками люди — я захватил одного из них и допросил. Но сейчас ситуация сильно осложнялась межвидовой разницей. К тому же сами обезьяны друг с другом общались короткими выкриками — командами. Полноценной речи я у них не заметил А может просто не понял что она есть.

Выждав удобный момент, я направил Чимба по кромке поляны. Обошел преследователей, а затем ударил по отделившейся от остальных, группе копейщиков. Не ожидавшие внезапного нападения приматы растерялись на долю секунды. Но мне больше было и не нужно.

Лезвие глефы прочертило изогнутую кровавую линию. Оставляя за собой отрубленные конечности и изуродованные тела. Лев подо мной бил когтями и клыками. Вырывал куски плоти по несколько килограмм. Не оставляя почти никакого шанса на выживание. Я действовал тоньше и быстрее, но до подхода подкрепления сумел перебить в два раза больше противников.

Меньше минуты — и мы вновь скрылись в ветвях, прикрывшись оком урагана. Чимбик довольно урчал, слизывая с черных губ остатки крови. Я же оставался абсолютно спокойными поддерживал боевую медитацию. Мы здесь не для драки, а для того чтобы смотреть и слушать.

Приматы, окружившие раненых, бросились за нами в погоню. Пытались найти место атаки, но быстро потеряв след вернулись к основной группе. Теперь они держались вместе. Ощетинились копьями и дротиками. Гориллы стояли спина к спине, оглядываясь по сторонам. Орангутанги прижимались к стволам деревьев.

Простенькая тактика, если ее вообще можно так назвать. Строя у них не было. А командир если и присутствовал, то не мог адекватно распределить силы. Больше было похоже на три разрозненных племени, чем на боевую группу. Хотя, что я мог знать о противнике которого вижу первый день в жизни. И все же наблюдения подарили мне ценную информацию. Больше в тылу врага делать было нечего.

Чимбик возвращался к лагерю неохотно. Слишком много добычи оставалось за спиной. Но куда важнее — чем ближе к форту, тем больше было врагов. Злых, осмотрительных, держащихся плечом к плечу. Не удержавшись я устроил небольшую диверсию. Атаковал со спины очередных застрельщиков.

Реакция на появление демонического льва была аналогичная. Я даже усмехнулся повторяющемуся поведению. В начале в нас выпустили рой дротиков, а затем приматы постарались забраться как можно выше. Меня это вполне устраивало. Вновь активировав око урагана, мы обрушились на разрозненный отряд и его остатки в спешке бежали.

— Движение на пять часов! — выкрикнул дозорный, когда мы уже приближались к форту. Волна стрел накрыла кустарник, через который мы продирались. Я едва успел среагировать, заставив Чимба отпрыгнуть в сторону. Лев такой подлости был очень удивлен. Как, это же его люди? Племя его ваожака. Почему они в нас стреляют.

— Это я! Прекратите обстрел! — выкрикнул я, со смешком. В следующую секунду из-за стены раздались извиняющиеся выкрики, но выехав на просеку я лишь отмахнулся. — Всем генералам собраться! Есть над чем подумать.

— Что вы видели, господин? — спросил Ичиро через несколько минут.

— Их организовывают. — ответил я, когда по моему приказу на столе в форте разложили карту. — Одни из приматов явно умнее других. Отличить их внешне почти нереально. От вида это не зависит. Но у командиров есть небольшие рожки. Гары управляют не везде. Находясь в тылу, я видел по крайней мере три отряда которые действовали без поддержки жителей подземелья.

— Значит у них есть лидеры? Можно их уничтожить. По одному. — предложил Ичиро.

— Да, как вариант. Но важнее другое. Они намного умнее остальных. Именно они следят за тем чтобы выполнялись приказы. Чтобы отряды действовали осмысленно. Когда я ранил большую группу, один до последнего отдавал приказы. После его смерти остальные чуть не разбежались как стая диких животных. — объяснил я. — И только после подхода другого рогатого — они вновь стали вести себя как отряд.

— Хотите сказать что они используют для управления Юань-Ци? — поинтересовался Бом, которому данная энергия была не чужда.

— Верно. А еще — что они такими не родились. Их кто-то такими сделал. Не может быть в одном и том же племени на столько разниться интеллект. — сказал я, очерчивая линию фронта. — Мы должны найти тех, кто управляет всем этим процессом. Если мы убедим их пропустить нас вглубь острова — сражаться не придется.

— Договариваться — я всегда за. — согласился Хироши. — Но что если они откажутся?

— Тогда мы их заставим. Устраним правящую верхушку, определяющую кто должен быть умным. Потеряв лидеров, они станут не более чем опасными зверьми. А с демоническими зверями мы сражаться умеем.

Глава 10

Каждый переправленный на Гэге воин делал наше положение устойчивее. Когда была сотня — мы с трудом отбивались от атак приматов. Пять сотен — и мы смогли отодвинуть их к кромке леса. А стоило на острове высадится тысяче — и всякое сопротивление врага превратилось рутину. Фронт расширился. Количество моих солдат сравнялось с войсками противника. Если конечно считать на метр противостояния.

Приматов все равно было в десятки раз больше. Они оставались хозяевами джунглей и могли себе позволить посылать в атаку один отряд за другим. Десятки тысяч воющих, орущих и скалящихся морд. Волна за волной они атаковали наши укрепления. И так же как волны — разбивались о камни.

Занятая нами область представляла из себя выжженное поле, с обугленными пнями. Каменная башня в центре только добавляла чарующего вида темных сил. Вероятно, именно так мы выглядели в глазах приматов. Захватчики и чудовища, посягнувшие на их родные земли. И так же выглядели их сородичи, когда пробивались через стену к нам. Но сейчас у нас было одно важно е преимущество — мы оборонялись.

Выходило конечно странно. Наступательная оборона. Продвинуться, возвести пост. Расчистить пространство вырубив деревья. Отбиться от одной или нескольких атак. И повторить по новой — пока хватает людей и припасов. Атака выдалась слишком тяжелой? Отступить на шаг. Перебить неудачливых захватчиков, вернуть пост… и так до бесконечности. Единственное, что меня сильно смущало — время.

За сутки мы продвинулись на несколько сотен метров. Такой результат нельзя было считать приемлемым. А потому я потребовал ото всех продумать варианты. Сам же я, с Чимбом, отправлялся в рейды для атак на тылы противника. Несколько раз мне удавалось перебить крупные отряды и уйти незамеченным. Отрезать пути для подкреплений. Но вечно мне везти не могло.

Демонический лев тихо зарычал, ловя запахи. Я прижался к его спине, зарывшись в гриву, и увеличил его восприятие силой Юань-Ци. Группа приматов двигалась неспешно двигалась по джунглям. И на первый взгляд она ничем не отличалась от прочих. Но стоило приглянуться, как я понял, что это не так.

Слишком хорошее охранение. Пара юрких шимпанзе, обычно двигающихся стаей — бежала впереди, проверяя безопасность. За ними двигался десяток горилл. Хотя обычно их количество не превышало четырех на группу. Следом шли орангутанги вперемешку с шимпанзе. В почти равной пропорции. И среди всей этой толпы возвышаясь на голову даже над самыми крупными особями, двигался вожак стаи. Гигантский орангутанг, чью голову украшали увесистые рога.

Вожак ловко передвигался по деревьям, цепляясь за ветки длинными, трехметровыми лапами. Он не пренебрегал броней покрывающей почти все тело, но не сковывающей движений. Плавность движений говорила о потрясающей ловкости. Хоть он и не выглядел быстрым — я заметил, что каждое его движение четко выверено. Оружия я не заметил, но лапы заканчивались длинными отливающими металлом когтями.

Враг явно принадлежал к высшему, если оно было, командованию племенами приматов. А значит его устранение являлось моей первоочередной целью. Не собираясь вступать в длительную схватку с многократно превосходящим по численности противником, я решил использовать «Грозу». Неслышно присоединил к оружию заряженный барабан. Придерживая пальцем взвел курок. Прицелился и нажал на спуск.

С грохотом и облаком белого дыма тяжелая пуля вырвалась из ствола. Раскручиваясь она летела прямо в череп врага. Расстояние не позволяло ему отреагировать или отскочить в сторону. Но тварь и не собиралась этого делать. Наклонив громадную башку, она приняла удар лбом. Раздался глухой звон, и я увидел, как пуля расплющилась о черный череп орангутанга.

Тварь взревела и бросилась в атаку. Я дернул Чимба, собравшегося уже встретить врага грудью. В ответ орангутанг метнул в меня… в первое мгновение я подумал, что камень. Визжащий лохматый камень в полете начал кидать дротики. Но делал он это наугад. Око урагана надежно скрывало меня от посторонних глаз. Но не от орангутанга.

Рогатый примат с яростью набросился на нас со львом. Возвышаясь на добрый метр, он ударил длинными лапами. Я едва успел пригнуться. Когти прошли через толстую древесину оставив царапины. Каждая по десять сантиметров глубиной. Поднырнув под лапу врага, я ударил глефой в локоть. Каленая сталь жалобно звякнула. Срезала клок шерсти и несколько длинных черных шипов. Но больше никакого урона не нанесла.

Я решил не рисковать. Отступить и продумать действенную стратегию. Молниеносным движением противник бросил себя вперед. Сократил дистанцию, не позволяя нам оторваться. Стало очевидно, что даже верхом на льве мне не уйти от погони. Придется сражаться как есть.

Не скрывая больше своего присутствия, я выпустил по твари весь барабан. Шесть пуль, одну за другой. Не смотря на всю скорость увернуться от них на близкой дистанции, враг не смог. Темно коричневая кровь фонтанчиками вырвалась из ран. Вот только тварь это лишь взбесило. Ранения, которые должны были остановить противника — разозлили его, но даже не замедлили.

Я создал несколько иллюзий, послала их в разные стороны. Но врагу было начхать на них. Он будто видел все мои действия насквозь. Раз за разом меня спасал тот простой факт, что гигант привык сражаться с равными себе. По размеру и силе. Он постоянно метил выше. Замахивался так чтобы гарантировано убить одним ударом. Но даже на Чимбе я был куда более маневренной целью. И когда это понял — ход боя переломился.

Мы прыгнули в разные стороны с Чимбом. Гигант в начале отвлекся на льва, как более крупного и опасного. Но стоило ему отвлечься, и я подскочил сбоку. Увернулся от мохнатой лапы и ударил глефой под колено. Словно копьем, тычковым прямым ударом. Вложив в это ускорение и вес всего тела.

Лезвие пробило кожу и вошло на пять сантиметров. Мне даже послышался шруст разрезаемых сухожилий. Но когда я, уворачиваясь от удара, отскочил в сторону, враг все еще стоял на обеих ногах. Будто ничего и не было. Он лишь взревел еще сильнее. Отмахнулся, заставляя меня отступить. А потом напал на одного Чимба. Я этого позволить не мог и вновь бросился в атаку.

Но тварь оказалась хитрее. Она извернулась, ударила себя ладонью по спине, и сумела меня достать кончиком двух когтей. Каждый сантиметров по двадцать. Броня с трудом выдержала удар. Меня отбросило в сторону хорошо приложив головой о ствол. Я едва успел перехватиться за ветку, чтобы не рухнуть на землю. А затем резко бросил свое тело вниз, под летящую лапу.

Орангутанг принял меня за основную угрозу, сконцентрировал атаки. Чимбик не мог перейти в наступление. Его индивидуальной Юань-Ци не хватало для поддержания ока урагана. И остальные приматы с воплями атаковали льва. Пока он отбивался, но долго это продолжаться не могло. Кто-то из нас должен выиграть поединок — иначе умрем оба.

Отпрыгнув от противника, я скрестился с ним взглядами. Крохотные, налитые кровью глазки бусинки светились интеллектом. Пусть по количеству техник он был далек даже от адепта, по силе Юань-ци — превосходил золотого воина, а возможно и героя. Но у любого мастера есть свои предпочтения и ограничения. Так и у моего врага. Чем больше я уворачивался и отходил. Чем дольше мы сражались — тем больше я о нем понимал. Еще минут пять — семь, таких танцев, и я найду против него гарантированно работающую тактику. Вот только за это время моего льва скорее всего убьют.

— Чимб! Ко мне! — крикнул я, бросаясь навстречу питомцу.

Орангутанг мгновенно встал на моем пути. Не то поняв речь, не то оценив намерение. Вот только сделал именно то что я от него ожидал. Сместился в сторону, освобождая пространство для маневра. В ту же секунду я выстрелил из гарпуна в стоящее напротив дерево. До него было метров двадцать. До земли — пять. Оставалось надеяться на скорость рук и работу пружин.

Примат, поняв, что его провели, прыгнул за мной. Но перемахнуть такое расстояние за один прыжок не смог. Трухнув на землю, он тут же поднялся на все четыре лапы. Прыгнул снова, сокращая дистанцию. Но на середине пути я извернулся. Выдернул гарпун из отмеченного дерева и выдернул себя назад. Орангутанг по инерции пробежал несколько метров. При попытке развернуться его занесло и всей тушей впечатало в ствол. Дерево затряслось, застонало, а на коре осталась глубокая вмятина.

Выигранные секунды я потратил как можно эффективнее. Напал сзади на атакующих Чимба противников. Вонзил одной из горилл лезвие в шею, пробив позвоночник. Затем мельницей порубил нескольких не ожидавших шимпанзе. Ударил глефой по кругу, отгоняя более мелких тварей. И вскочив в седло погнал льва прочь.

За спиной слышался треск деревьев. Грузный демонический орангутанг взбирался на ствол. Но мы выиграли несколько секунд, оторвались от преследования, и я все силы вложил в око урагана. Спустя почти минуту я позволил себе оглянуться — враг окончательно отстал. Но расслабился я только когда мы вернулись в форпост. Можно было остаться. Понять тварь и прибить. Но я расплатился бы за это жизнью Чимба, а на такие жертвы я идти не готов.

— Что-то случилось, господин? — спросил Бом, когда я зашел в зал собраний. — Вы выглядите обеспокоенно.

— Я только что встретил противника, которого не смог победить. Для этого понадобится другое оружие и другая тактика. Зато теперь ясно — у них есть свои лидеры. Та тварь — явно один из вожаков стай. — сев на походный трон я рассказал обо всем произошедшем. Подробно описав и орангутанга, и сопровождавшую его стаю.

— Это точно была не горилла? — напряженно спросила одна из посланниц Сцилл. И когда я кивнул, неко сильно зидумалась. — Простите, господин. Я не знаю, что сказать. В нашем подземелье их не было. Может они появились уже после того как мы покинули наш дом?

— Об этом можешь не беспокоиться. Виды за один день, и даже один год не появляются. Этой твари явно больше десяти лет. А если судить по глазам — и вся сотня. Мы просто не понимаем куда лезем, и это может стать фатально. — сказал я, жестом попросив слугу показать мне карту. — Мы не можем дальше лезть в джунгли без должной подготовки. Бом, что с добытой эссенцией? Мы можем создать из нее марионеток?

— Да господин. Больше того, она идеально подходит для этого. А вот для переработки в эликсиры совершенно не годится. — ответил Бом. — Это странно, потому что раньше мы с таким не сталкивались. Их эссенция близка к нашей. Она полностью сформирована, словно это не животное, а ученик на стадии адепта. Кроме того — мясо этих приматов не годится в пищу. Слишком ее много.

— Вот как? Значит нам нужна армия из марионеток. Сделаем их по образу и подобию того что создавал Силерантил.

— Мы можем взять не только это. — чуть помявшись сказал Хироши. — Сбежав ложный император оставил множество чертежей и схем. Даже несколько недостроенных устройств. Я позволил себе забрать их из кланового дома…

— Отлично! Это и в самом деле хорошие новости. Тогда у меня есть пара идей.

Глава 11

Я свернул все диверсионные операции до полной готовности войск. Терять даже один отряд — непозволительная роскошь. Учитывая, что с севера Гэге идет Силерантил, тратить время тоже. Мне лишь оставалось надеяться, что у него не меньшие проблемы, чем у меня. Пусть боги улыбаются нам одинаково.

— Три дня прошло. — сухо сказал я, когда генералы собрались вновь. — Пора показать прогресс. Докладывайте.

— О, прогресс? — ехидно переспросил Хироши. — Три дня, слишком малый срок. Вы слишком многого от нас ждете, господин Валор.

— И все же у нас есть чем похвастать. — вмешался в беседу Бом. — Первый летательный шар уже залатали и смогли поднять в воздух. А чертежи стали на самом деле прекрасным подарком. Только вариантов пушек больше пяти штук. В том числе — одна нарезная. Что же до марионеток, мне пока не удалось собрать действующий образец.

— Воздушный шар. — поправил дварфа Хироши. — Его называют воздушным, и кроме разведки применения у него нет.

— С этим я могу поспорить. Даже Силерантил собирался использовать их для атаки на Дом света. При этом он не мог управлять ветром. У нас же есть неко которые способны создать попутный ветер. — заметил я. — И это уже хорошие новости. В первую очередь мы должны полностью облететь поле боя. Выявить слабые и сильные стороны противника. Прощупать его оборону. Пусть Сциллы подберут лучшего из доступных магов воздуха.

— Как прикажете, господин. — склонилась ушастая девушка с длинным пушистым хвостом. — Мы немедля подберем вам спутницу.

— Не мне. Я хочу получать оперативные сведения, а не болтаться в воздухе без возможности принять участие в операциях. — отмахнулся я, вновь обращая свое внимание на карту. — Что с Хэй? Как далеко они смогли продвинуться?

— Они закрепились в двух бухтах западнее нас. — четко сказал Ичиро, показывая на укрепления клана моря. — Столкнулись с гигантскими рептилиями. Крокодилы, длинной больше семи метров полностью господствуют в заводях. Даже приматы не суются в эти воды. Но гигантские крабы и пушки Вейджа позволили им продвинуться вверх по руслу реки — вот в этом направлении.

Сражения были столь ожесточенные что ее уже назвали — Ксуесин, кровавая река. Однако пробиться дальше они не могут. Гориллы и шимпанзе удерживают небольшой остров в ее устье. К тому же сама река ведет в противоположном от нас направлении. Соединиться с войсками Хэй мы не сможем.

— Что на западном направлении? — уточнил я, показывая на край острова.

— Наш форпост — самая дальняя точка. За ней только мыс и открытый пролив с материком. А в нем безраздельно властвуют морские чудовища. — покачал головой Ичиро. — Корабли Хэй не предназначены для плавания в таких условиях. Даже флотилия Бжй Вэйджа не смогла пересечь пролив. Что уж говорить о рыбацких лодках?

— Ясно. Значит по крайней мере с этого направления нападения ждать не стоит. Что до наг? Они оказывают Хэй свою поддержку?

— Да, господин. — кивнул Хироши. — И очень рассчитывают, что по окончанию войны вы передадите весь пролив между островами в их владения.

— Можно это рассмотреть. Какие кланы переправились на этот берег?

— Семь сотен из Гуанг, по две сотни отступников и измененных. Четыре сотни Пинг. — не без гордости ответил Ичиро. — Мы принимаем на себя первые удары. Стена держится благодаря магам и воинам, стоящим плечо к плечу. Горилл из подземелий достаточно много. Стрелки убивают слишком зарвавшихся командиров. Все больше лучников поглядывают на ружья с уважением и трепетом. Да и я…

— Подумаем. Вполне возможно придется всем вам выдать подобие моей Грозы. — сказал я, перебирая варианты. Теперь, когда Чщаси оказался в моем подчинении, не было смысла сильно скрывать достижения клана. К тому же в верховном совете пятеро из семи — мои друзья и верные союзники.

— Я не слишком хорошо обращаюсь с глефой или копьем. — решительно сказал Ичиро. — Мне привычнее верный меч. Но я не откажусь от стрелка рядом.

— Хороший вариант. Бом, выдели каждому генералу по отряду стрелков. Мне самому подобрать личную группу. Не могу же я вечно таскать вас с собой.

— Я готов пойти за вами хоть на край света. — ударив себя кулаком в грудь произнес Ичиро. — Вы всегда можете на меня рассчитывать.

— И на меня. — тут же подхватил Бом.

— Спасибо за верность. Но кроме меня вы нужны своим людям. Никто так не разбирается в технике как ты, Бом. Ведь мы начали ее изучать, когда еще были детьми. Что же до вас, господин Ичиро, вы — глава своего клана. Пора привыкать к этой не легкой ответственности. Что не освобождает вас от роли генерала нашей объединенной армии.

— Ну у меня с этим проблем нет. — хмыкнул Хироши. — Я свободен как птица.

— Вот только можно ли тебе доверять? — прямо спросил Ичиро. — Ты пропадаешь без вести. Служишь то одному врагу, то второму. И если господин Валор тебя простил…

— Спокойно. Мы это уже решили. Он преданный сын своего клана. Достойный похвалы… в своем клане. Кроме того, он готовил переход под управление Гуанг. То, что у него не слишком вышло — не его беда. — сказал я, давя конфликт в зародыше. — Сейчас интересы Джен совпадают с интересами Гуанг. А значит ему можно доверять.

— Спасибо на добром слове. Оно и кошке приятно. — усмехнулся эльф. — А еще не забывай, что моя младшая сестра втюрилась в тебя с детства. Если я тебя предам сейчас — она никогда меня не простит. Я всегда служил семье, клану, острову и друзьям. Именно в таком порядке. А сейчас это одно и то же.

— Меня это устраивает. И раз уж мы заговорили о свадьбах. Ичиро… что ты думаешь на счет Хэй Лин? — спросил я, насмешливо глядя на товарища. Бесстрашный убийца мигом нахмурился, плечи его опустились. Забравшись пятерней в коротко стриженные волосы он со скрипом поскреб затылок.

— А можно обойтись как-нибудь без этого? — в конце концов спросил он. — У тебя уже есть две жены и одна невеста. Сцилла Сифара… опять. Одной больше, одной меньше. Возьми ее себе.

— Угу… а потом, по моему отъезду, Юн напоит всех чаем. — хмыкнул я, качая головой. — Нет. Спасибо. Не хочу быть причиной смерти нескольких девушек.

— О, дела гаремные. — улыбнулся Хироши. — Конфликта это все равно не отменяет. Но могу сказать, что Мэй в совершенстве усвоила техники Чжен-ци. Яды в привычном понимании ей не страшны. Кроме того — она была обещана императору еще до рождения. Должна была стать его почетной вдовствующей женой — девственницей. Войти в совет клана и острова, как матриарх. И тут на горизонте появился ты. Вернее — вы, господин.

— Отлично. Тогда вопрос с Лин отложим на потом. Я не собираюсь объединять все кланы брачным союзом. Иначе уже на детях это может сказаться не лучшим образом. — задумчиво сказал я. — Ладно. Пусть так. Немедля отправьте разведчика на воздушном шаре, а после доложите.

— Все исполним, господин. — ответил Бом, и гремя доспехами вышел наружу. За ним зал собрания экспедицией и мою комнату покинул Ичиро. Оборона требовала постоянного присутствия командующего на стене. Неко так же ушла подбирать мага воздуха. Задержался только Хироши. Он дождался пока мы останемся наедине и прикрыл шторкой выход. Убедившись, что нам ничто не помешает он встал на одно колено и протянул нож.

— Что ты задумал? — спросил я.

— Моя жизнь в твоих руках. — серьезно ответил эльф, не поднимая головы. — Я и в самом деле не раз предавал твои интересы ради острова или клана. Такое больше не повторится. Но, если ты считаешь, что я должен умереть.

— Встань. — поморщившись приказал я. — Твой поступок слишком наигран. Я мог убить тебя давным-давно. Еще когда ты появился как сторонник Силерантила. Тогда над твоей шеей и в самом деле нависла моя глефа. Однако с тех пор ты показал себя только с лучшей стороны. Помог поднять восстание в городе. Переманил на мою сторону руководство младших кланов.

— О, ты вновь мне доверишься? — с удивлением спросил Хироши.

— Не как в детстве. — хмыкнул я. — Но да. У тебя была возможность окончить схватку с Силерантилом в его пользу. Останься ты ему верен и атакуй нас с тыла или фланга — война закончилась в тот же день.

— Нет. Это стало бы началом куда большей, кровожадной и смертоносной войны за веру. — покачал головой Хироши, поднявшись. — И этого я Чщаси точно не желаю. Каким бы ты не был придурком — ты ценишь своих людей. Каждого, а не только ближайших соратников. И это заметно со стороны. Поэтому за тобой идут как за лидером.

— Вот как? — усмехнулся я. — А я уже думал из-за того, что я сразил дракона, пару демонов и толпу тварей.

— Ну и поэтому тоже. — рассмеявшись ответил Хироши. — Хотя вернее было бы сказать, что поэтому тебя заметили. Никто не смог добиться столь многого столь малыми силами. Владыка трех путей в двадцать с небольшим. Ты станешь легендой. Хотя мы с тобой знаем, что на самом деле это не так.

— О чем ты? — спросил я, чуть напрягшись, и эльф прикусил губу. — Если о том, что мое сознание было взрослее тела, это мало что значит для ядер.

— Оно все еще куда старше, ваше императорское величество. — глубоко поклонился Хироши. — Простите мне мой острый язык, я не имел ввиду ничего дурного.

— Нет уж. Говори. Ты знаешь куда больше. — сказал я, поймав эльфа на слове. — Рассказывай. То, что знаешь, или считаешь, что знаешь. В нашем случае это одно и то же.

— О, это только домыслы и слухи. — попробовал отмахнуться Хироши. Но увидев, как лев скалит зубы, тяжело вздохнул. — Чтож. Как я и сказал, это лишь домыслы и слухи. Что вам известно о Свете?

— Свет или Солнце — божество которому поклоняются жрецы Януса. Почти половина. Силерантил служил богу Света, Святогору. Был его верховным пророком. И стал таковым для Януса. Многие пошли за ним, как за воплощением этого Света. — чуть подумав сказал я. — Во время сражения с демоном в которого обратился Шуньюань я тоже стал частью Света. Чувствовал желания и веру тысяч людей…

— Все это верно. Но лишь от части. — замявшись сказал Хироши. — Вы говорите об этом легко и непринужденно. Ведь вы хоть и стали частью острова, но никогда на самом деле ей не были. Наша вера — в предков, в три пути по лестнице бессмертия. В ней нет места богам, которых невозможно достичь. Но возможно… только возможно. Что такой бог и в самом деле был.

— Ты слышал что-то в разговорах жрецов? — нахмурился я, и эльф спустя несколько долгих секунд кивнул. — В таком случае тебе пора все рассказать.

Глава 12

— Жрецы рассказывали о старых богах. Существах чей возраст сравним с возрастом нашего мира. Тех, кто имеет тысячи последователей на материке. Эти божества, или максимально к ним приближенные личности беспокоят Януса, а потому он часто обсуждает с приспешниками что с ними можно сделать.

Митсуне. Мать вечного леса. Та что была всегда. Ей поклоняются все эльфы севера, и, хотя она давно отошла от дел, является образцом для подражания. Каждое ее слово закон. Она безупречна во всем. И что бы она не сказала, как бы абсурдно это не звучало, эльфы выполнят приказ. Потому что она всегда заботится о своем народе.

Сукрам. Спящий Император. Его именем пугают детей и прислужников. Им заклинают младших демонов и отпугивают все остальные разумные расы. Его поклонники безжалостны и проникли во все сферы жизни Валтарсии. Они верят, что, если достаточно крови будет пролито на его гроб, в долине безумия, он воскреснет. И тогда мир падет к ногам тех, кто воскресил Императора.

Кузнец Драрин. Бог огня и трудолюбия. Многие дворфы поклоняются ему как покровителю искусств, тружеников и ремесленников. Однако так же ему поклоняются как богу сожжения очищающего пламени и мучительной смерти врагов. Его так же называют Чистильщик. Охотник на магов и чародеев всех мастей. Первый владелец топора, выкованного из кровавой стали (из крови и тел убитых им магов). Почитатели этого культа ненавидят все сверхъестественное, в том числе магов, и несут этому погибель.

Но опаснее всего старая религия Длани. Бывшая официальная религия империи людей и прочих свободных. Со своими инквизиторами и блюстителями. Проповедует что именно Владыка Демонов, сохранят людей и все остальные расы от вековечной тьмы. Сейчас они в упадке, но количество их последователей все еще исчисляется миллионами.

— Это то что осталось на материке. А что на счет Света и Геи? Они обсуждали зарождение этих религий?

— Да, господин. — кивнул Хироши. — Лишь на нашем острове поклонения не было. У нас иная философия. Была… Что же до Геи — ее знают под разными именами. Культ матери земли. У народов кочевников — культ плодородия, смерти и перерождения. Проповедуется большинством орков и их сородичей. Все пришло из земли и землей станет, а потому и смерть, и жизнь равны. Нет ничего плохого в том, чтобы нести смерть или умереть самому ведь этим ты несешь и жизнь и становишься ею. У эльфов, ящеров и кажется крыс — у всех них есть свои культы плодородия.

Что же до Света, Солнца или Светоча, я не уверен. Но кажется эта религия была под запретом, и до сих пор распространена у немногих народов севера. Ящеров, наг и крысолюдов. По крайней мере так говорили жрецы. Но когда я разбирал в библиотеке источники — нашел кое-что интересное. Простите господин, я просто не до конца уверен, что все правильно понимаю. А выдавать вам непроверенные сведения, не хочу.

— Ну. Говори уже. — нетерпеливо приказал я.

— Это лишь упоминания в очень старых манускриптах. Возможно вам стоит побеседовать с госпожой Кингжао. Или бывшим ректором. — сказал, немного замявшись, Хироши. Но затем, увидев мой требовательный взгляд продолжил. — Помните, в пещере, перед тем как Шуньюань обратился он что-то сказал про Гею? Но он не называл ее богиней.

— Он вообще ее никак не называл. Только приказывал.

— Верно. Но в документах она названа программой терраформирования. Я немого покопался… Не знаю, что конкретно это такое. Но оно должно было создавать условия для жизни. Природу, животных. Все. Даже воздух, которым мы дышим. — произнес с благоговением Хироши. — Понимаешь на сколько они могущественны? Создать мир!

— Погоди. А что на счет света? Его упоминания ты находил?

— Боюсь, что нет, господин. Лишь обрывочные сведения. На сколько я понимаю Светоч, Свет и Солнце — значат одно и то же. Была лишь запись, что свет пришел вместе с Луной. Но это странно. Ведь всем известно, что луна сама по себе не светится, а лишь отражает солнечные лучи.

— Выходит не всем. Может предки сомневались. — задумался я. — Жаль, что башня академии разрушена. Библиотекарь знал многое.

— Да, но остались ректор и госпожа Кингжао. И если верховная жрица сейчас занята, то с ректором думаю можно договорится. — предложил Хироши. — Подумайте сами. Сейчас он никто. У него отняли должности и власть. Последнего влияния он лишился, когда вы взошли на трон. Лучше момента не найти. Прикажете его привести?

— Нет. — покачал я головой.

У меня были другие планы. Заняться подготовкой армии для вторжения. Объединить захваченные участки Акио и наши. Но я не мог провернуть это пока не получу разведывательные данные. Это может занять весь день. И если я сейчас отправлюсь в тайный дворец — вернусь до рассвета.

— Собери отряд. Три десятка. Не младше бронзового героя каждый. — приказал я. — Кровавая ярость или летний вихрь — в обязательном порядке. Не хочу чтобы они отставали. Сбалансированный отряд. Ты понял меня?

— Да господин, к утру все будет готово. — сказал Хироши, чуть поклонившись. Дождавшись пока эльф выйдет, я кинул Чимбику ломоть мяса, килограммов десяти весом.

— Ешь. Тебе понадобятся силы. — сказал я, теребя гриву демонического льва. — Сорок километров в каждую сторону. Придется тебе меня нести.

Лев пренебрежительно фыркнул. Словно говоря, что в этом нет ничего сложного. И дождавшись пока он доест я позволил Чимбику показать всю его прыть. Прыжки мягких лап не потревожили постовых. Око урагана скрыло нас от посторонних глаз. И только пара героев обратила внимание на шевельнувшиеся ветки.

Демонический лев легко нес меня на своей спине. Удобное мягкое седло распределяло вес по всему позвоночнику. Мне приходилось лежать, чтобы Чимбик чувствовал себя комфортно. Но благодаря этому он мчался с гигантской скоростью. Даже мне, под двумя ускорениями, было бы нелегко за ним угнаться. А ведь лев не использовал никаких техник — это была его естественная скорость.

Промчавшись по северной стене мы прыгнули к подножию. Быстро миновали фермы Фенг, расположившиеся на отвоеванной Гуань-Юнь территории. Затем — подготовительные посадки, где в следующем году должен встать лес. Не везде хватало магов природы, чтобы ускорить рост растений. Наконец мы достигли распахнутых настежь ворот и проникли в тайный дворец.

Обстановка в корне изменилась. Еще неделю назад город был полупустым. Жутким и заброшенным. Сейчас же в свои дома вернулись даже многие жители Гуанг. Больше не было смысла отделять их от семей. Ведь вся территория принадлежала мне. И все же тревожность оставалась.

Дети радостно смеялись. Играли, но старались не отходить далеко от взрослых. Стук молотков и визг пил слышался из разных уголков квартала. Но половина лавочек и мастерских все еще пустовала. Две войны и появление новых богов сыграли свою роль. Оставили неизгладимые шрамы на лицах жителей, и на улицах города.

Никто не обращал внимания на поднявшуюся без ветра дорожную пыль. Демонический лев, словно мифический хищник мчался по мостовой. Втянув когти, он почти не издавал шума. А что осталось — я гасил оком урагана. Незачем людям знать, что я рядом. Иначе больше времени потрачу. Тем более что моя цель была совсем рядом.

Я никогда не оставлял Гуй Шена без присмотра. Слишком много дел мог натворить Владыка тифлинг. На острове было всего пятеро сравнимых с ним по мощи существ. И даже сейчас он оставался слишком большой угрозой. Но действовал всегда в интересах острова. Я прекрасно это понимал и ценил. Но и оставить его на видном месте, после всего произошедшего — просто не мог. Он был отстранен от всякой деятельности и сейчас сидел в небольшом домике, близко к опасному разлившемуся озеру хаоса.

— Входите, господин Валор. — сказал он, не оборачиваясь. Бывший ректор занимался каллиграфией, выводя длинной кистью иероглиф Жизнь. Рядом с ним лежала стопка уже использованной бумаги.

— Хорошего вечера. — пожелал я, слезая с Чимбика и подходя ближе к полуразвалившейся холупе. Домом достойным ректора это было не назвать. — Как ваши успехи?

— Не стоит быть вежливым с тем, кого вы почти убили. — усмехнулся Шен. — Если вы пришли закончить начатое — позвольте мне в начале дорисовать. Я обещал одному небольшому клану жизнеутверждающие плакаты. Скоро закончу.

— Можете не отвлекаться. — сказал я, присаживаясь на старую циновку. — Меня волнует всего несколько вопросов.

— На вашу власть я посягать не собираюсь. Пусть я немного туговат, но понимаю, когда все кончено. В конце концов — вы не худший вариант.

— Именно это я и хочу обсудить. Еще когда я был подростком вы раскрыли меня. Называли и светом, и императором. Пусть у нас разные подходы, но цель схожа. А потому я надеюсь вы просветите меня по нескольким вопросам.

— Хотите взять меня советником, но так чтобы никто об этом не узнал? — усмехнулся Шен, не отвлекаясь от каллиграфии.

— Нет. Мне нужны только ответы. Что такое Свет. А точнее Светоч.

— Светоч? — почти безразлично спросил Шен, но я увидел, как едва заметно дрогнула его рука. — Имеете ввиду тот Свет, которому сейчас все поклоняются? Это часть бога Януса. Половина, как и богиня Гея.

— Это я знаю и так. Что есть Светоч. Не свет. Не бог солнца — Светоч. Так же как что есть Гея — система терроформирования.

— Какие интересные слова вы знаете. — сказал Шен, отложив кисть и наконец повернувшись ко мне. — Это опасно. Очень опасно. Ведь то что все считают богами когда-то было людьми. Очень многими людьми. Я помню слишком мало. Прошло слишком много времени. Слишком много пришлось скормить библиотекарю… но кое-что осталось. Я не смогу рассказать вам что именно произошло, и кто это был. Однако вы должны знать — на Гэге есть место где вы возможно получите исчерпывающие ответы на свои вопросы.

Шен взял тонкую кисть и один из листов в пачке. Наскоро набросал карту островов. Отметил тайный дворец. Старую столицу, которую подписал — проклятым городом. А затем, ближе к побережью, поставил небольшой крестик.

— Я помню это место как храм памяти. И возможно это просто пустышка. — сказал Шен, протягивая мне свиток. — Но если мои догадки верны, вы узнаете больше, чем я сумел забыть. Но счастья вам это не принесет. Но раз вы решили стать Императором — вы обязаны посетить это место. Император должен знать с чего все началось, и чем может закончится.

Глава 13

— Вторая армия закончила высадку на западном мысе. — отчитался Ичиро, показывая пальцем направления атак. — Мы смогли оттянуть войска противника на наш форпост. Благодаря этому лодки Хэй при поддержке наг перевезли основные соединения Пинг и Джен на береговую отмель.

— Я бы не стал называть это войсками. — сказал я, осматривая с вновь возведенной стены джунгли. — Ни разу они не атаковали широким фронтом. Их действия не согласованы. Это скорее отдельные племена. Хотя и объединенные под правлением лидеров.

— Вожаки стай. — подсказал Хироши. — Думаю это для них самое правильное название. Господин Валор, можем мы узнать, почему вы изменили цель разведки?

— Не сейчас. — ответил я, выделив одного из Вожаков среди зарослей. — Мы должны вынудить этих существ отступить. Какие есть предложения?

— Это крайне странные звери. Они не бояться ни огня, ни воды. Опасаются только встречи с более крупными хищниками. — заметил Ичиро. — Зная, что они управляются рогатыми тварями мы собрали несколько отрядов из убийц. В том числе со стрелками. Это подействовало, но не так хорошо, как мы рассчитывали. Стоит вожакам погибнуть — и звери будто сходят с ума. Они бросаются в атаку, не жалея свои жизни.

— Сколько истребительных отрядов погибло? — спросил я напрягшись.

— Ни одного, господин. — поспешил меня успокоить Ичиро. — Но много раненых. Мы сумели вытащить всех и оказать необходимую помощь. Но тот монстр, о котором вы рассказывали — он все чаще появляется рядом с крепостью. Из-за его размеров многие начинают называть его — Цонгинь или просто Цонг. Правитель джунглей.

— Ясно. Рано или поздно это должно было произойти. — кивнул я, возвращаясь к карте. — Мы должны думать о них не просто как о сильных противниках, но и животных. Пусть оны умны и умеют использовать некоторые орудия труда. В основном они слишком примитивны, их оружие и броня не могут сравниться с нашими. Но меня смущает их сила. У демонических животных такой не было.

— Вы правы, господин, раньше мы такой не встречали. — сказал Хироши, по его велению в комнату занесли тяжеленный том на старой бумаге. — Это трактат мастерства. Пропавший из жома Джен во время восстания изменившихся. В нем заключено все, что когда-либо знали о демонических тварях.

— Стоит ли дарить господину ворованное? — спросил с сомнением Ичиро.

— Ворованное? О, нет. Мы его только нашли и конечно никому дарить не собираемся. Сразу как господин ознакомится с трактатом, мы вернем его в клановый дом. — улыбнулся Хироши, открывая книгу. — Если серьезно, то нас волнует всего несколько моментов. В первую очередь — все встреченные обезьяны проявляли частичную разумность. Но до этого момента они никогда не выступали общими стаями. Держались только одним видом.

Последний раз с ними сталкивались во время зачистки северного участка острова. Но дело в том что там они были представлены всего несколькими стаями. Гориллы, реже шимпанзе. Они уже тогда умели обращаться с простейшими орудиями — копьями и дубинами. Но при препарировании разница тоже видна.

— Конкретнее. — приказал я.

— Количество эссенции души, Юань-Ци. У местных особей оно просто зашкаливает. Будто их с детства кормят эссенцией. Но при этом ни в деревьях, ни в плодах ее нет. Мы проверили. Возможно дело в рыбе, или корнях у воды. — сказал Хироши, открывая трактат на странице с зарисованной тушей обезьяны, разделанной для наглядности. — Во время сражения за северную оконечность острова таких было встречено всего несколько десятков. В основном же в них почти не было эссенции души.

— Крайне странно. — нахмурился я, внимательно рассматривая иллюстрацию. — Нам требуется огромное количество ресурсов, для возвышения. Здесь же — оно происходит само? Сильно сомневаюсь. Мы должны обследовать доступный район подробнее. Через сколько вернется воздушный шар?

— Через пять часов, господин. — ответил Ичиро. — Вы в последний момент изменили направления разведки, но расстояние от этого не поменялось.

— Хорошо. Тогда попробуем до возвращения разведчиков сделать все от нас зависящее. — удовлетворенно сказал я. — Начинайте объединение отрядов Пинг. Я возьму на себя группу прорыва.

— Простите, господин, но это может быть слишком опасно. — возразил Ичиро. — Не лучше ли дождаться пока союзные отряды не возведут форпосты? После, шаг за шагом мы вгрыземся в джунгли. Отобьем территорию и приступим к зачистке.

— Изначально я так и планировал. Но этот план имеет две больших уязвимости. Первая — вожди и Цонг. Я не смогу быть постоянно рядом. Если мы сейчас не избавимся от их влияния — придется держать у берега большой гарнизон. Вторая — расстояние между крепостями. Пять километров — слишком много. Мы не сможем контролировать дороги в джунглях. Придется возвести центральный форт, рядом с рекой. Она почти по центру, и достаточно удобно расположена. Все ясно?

— Конечно, господин. Все исполним. — не став спорить поклонился Ичиро.

— Отлично. Ты возглавишь основную группу войск. — сказал я, проверяя легко ли достать и соединить новое оружие — усовершенствованную Грозу.

Стрелять держа ее в воздухе и прижимая рукой подмышкой оказалось не слишком удобно. Так что я попросил Бома добавить небольшое полукруглое углубление чтобы упираться плечом. Но стоило так сделать как оружие стало совершенно неприменимо в качестве глефы. Слишком увесистый противовес.

Пришлось разобрать новую Грозу на две части. Ствол с лезвием глефы и короткий ударный механизм с барабаном и прикладом. Вместо них я так же использовал булаву — навершие. Получилось три орудия, которые могли использоваться каждое отдельно или в разных вариантах сборки. Меч с длинной рукоятью, булава, глефа, винтовка и укороченная винтовка. Хотя в пользе последней я сильно сомневался.

Отряд, который я возглавил был подобран специально под меня. Пришлось сильно обескровить основную армию. Забрать многих десятников и даже сотников. Но у меня просто не осталось выхода. Слишком велика была разница в силе между воинами и героями. Джунгли не равнина. В строю не по сражаешься. А обезьяны, под воздействием Юань-Ци, оставались слишком серьезными противниками.

— Вперед, не отставать! — приказал я, похлопав по выпуклым мышцам лапы Чимба. Лев одобрительно рыкнул. Я снял с него седло, оставив только броню. Сейчас ему могла понадобиться вся скорость. Гарпун звонко щелкнул тетивой. Тонкий трос быстро размотался, и я дернул за него, выбрасывая себя вверх. Герои сделали то же, и вскоре вся сотня Света скакала средь деревьев.

Обезьяны среагировали почти мгновенно. Крупная стая бросилась на нас со всех сторон. Полетели копья. Но я даже не стал замедлять ход. Просто отбил несколько палок в полете, а затем резко ускорился. Мы прорвались через первый ряд обороны. Где концентрация приматов была максимальной. И через несколько минут с северного направления раздался громогласный рык.

Наше выдвижение не осталось незамеченным. Наперерез нам выдвинулась стая во главе с несколькими вожаками. Шимпанзе, быстро прыгающих с ветки на ветку было столько, что деревья потемнели. Но я продолжал бежать вперед, увлекая отряд за собой. Золотые воины держались, серебряные чуть отставали, но их прикрывали герои. Отряд шел одним большим ядром.

Я пристально вглядывался в джунгли. Искал взглядом поляну или просвет речного русла. Сейчас они были обязательным условием для победы. Большой разрыв, который не позволит обезьянам нас преследовать или по крайней мере заставит их идти в обход. Потерять скорость. Даст возможность защищаться только на одном направлении.

— Север, не пройдем! — крикнул один из героев. Я коротко зыркнул, и понял, что он прав. Нас обошли. Окружили и сейчас волна копий должна была обрушится на нас со всех сторон. Враг был на всех ветвях, занимая верхушки деревьев.

— Шашки! — приказал я. — Еще километр, не дайте врагу взять нас в кольцо.

— Есть! — тут же ответили десятники, и в обезьян полетели взрывающиеся черными облаками гранаты. Особый состав дыма на короткий срок закрывал видимость даже для мастеров Юань-Ци. Пользоваться зрением Ци становилось невозможно. К тому же газ ел глаза, так что противники на короткое время потеряли нас из виду.

К сожалению, не на долго. Стоило нам проскочить засаду и уйти вглубь острова — со всех сторон вновь доносились крики обезьян. Мы двигались быстро. Даже слишком. Все это время даже воины поддерживали летний вихрь или кровавую ярость. Далеко не все приматы могли сравниться с нами в скорости. И все же нас окружали.

Вдруг перед нами появился небольшой просвет. Ручей, которого я так долго ждал. К сожалению, не такой широкий, чтобы перелететь можно было только с помощью троса. Всего несколько метров между деревьями. Но нам пойдет и такой. Любой разрыв уменьшит количество преследователей.

— До реки пятьсот метров! — воодушевляющее крикнул я, когда все войска перебрались на противоположную сторону. — Окажемся там — сможем закрепиться. Если нужны силы, пейте эликсиры на ходу. Не стоим!

— Есть! — хором ответили герои и воины. Но их голоса потонули в полном ненависти реве гиганта. Цонг был совсем близко. Он кричал, подгоняя свою стаю. А та все редела возле каждого препятствия. Далеко не все приматы выдержали бешенный темп погони. Массивные гориллы и орангутанги лучше справлялись с расстояниями между деревьями, но их было не так много. В очередной раз оглянувшись я начитал три десятка. Такой отряд был нам вполне по силам. Если бы не его вожак.

Гигантский орангутанг, с массивными ветвистыми рогами, несся вперед не замечая преград. Он сносил своим массивным бронированным телом небольшие ветки и сучья. Толстые стволы гнулись под его титаническим весом. Я даже не стал пробовать его подстрелить. Лишь гнал отряд вперед.

Чимбик, которого я за сутки до этого посадил на строгую диету и заставил есть за четверых, мчался наравне со всеми. При этом лев не мог использовать техники среднего или нижнего дантяня. Я списывал это на демоническое преобразование, но пообещал себе разобраться. Я должен знать на что способен мой питомец и друг.

— Господин! — задыхаясь выкрикнул один из воинов. Я обернулся и понял, что мы не успеваем. До воды осталось совсем немного, но часть отряда уже была не в состоянии двигаться. Я слишком загнал их, но другого выхода я не видел.

— Герои! Помогите воинам добраться до реки! — приказал я, одним движением собрав Грозу. Гигантская черная тень промелькнула между деревьями. Я вскинул к плечу винтовку и зажал спуск.

Глава 14

Из ствола Грозы вырвалась струя пламени. Тяжелая свинцовая пуля прошила листву. Со свистом рассекла воздух и ударила в грудь гиганту. Он как раз перескакивал с дерева на дерево и не мог защититься. Зверь вскрикнул, на секунду замявшись. Его лапа сорвалась с намеченного курса. Пальцы пролетели мимо ветки, и орангутанг рухнул на землю с трехметровой высоты.

Я немедля выстрелил еще раз. Целясь в шею. Но ожидаемого фонтанчика крови не заметил. Тварь оказалась слишком живучей. Спустя несколько мгновений ее младшие собратья заполонили ветки. В меня устремилась добрая сотня копий. Отбить их все, как и прикончить врагов я просто не успевал. Но это было и не нужно. Я выиграл достаточно времени, чтобы отряд продвинулся к реке.

Цонг ударил всем телом в дерево, на котором я сидел. Ствол покачнулся, и мне пришлось перепрыгнуть на соседнее. Удерживать эту позицию дальше не было смысла. Сделав еще один выстрел по рогатой башке я позвал Чимба и последовал за отрядом. Обезьяны залились яростными криками. Почуяли, что добыча бежит, и бросились в погоню. Прямо под стрелы лучников, успевших занять позиции.

Стрелки поливали врага непрерывно. Тетива не успевала допеть свою песню как на нее ложилось новое оперение. Сунувшиеся вперед шимпанзе откатились назад, потеряв больше двадцати сородичей. Но им на смену пришил гориллы с дубинами. Они с рычанием прыгали по стволам, не доверяя свой вес ненадежным веткам.

Сражаться пришлось в кронах деревьев. У нас оставалось несколько секунд, пока Цонг не пришел в себя, и мы использовали их на полную катушку. Стоило одной из горилл сунуться вперед, и на нее прыгал демонический лев. Я поддерживал Чимбика оком урагана, позволяя спокойно атаковать даже в лицо.

Приматы не понимали, откуда берется гигантский лев. Пытались отбиваться. Но от первого удара увернуться не могли, а второй был не нужен. Чимбик бил наверняка. Длинными клыками вспарывал глотки. Пробивал тяжелыми лапами черепа, не оставляя даже шанса на выживание. Но рисковать питомцем я не собирался. Стоило Цонгу вернуться на деревья, и я отозвал льва.

Вожак обезьян смотрел прямо на меня. Он уже понял, кто является главной угрозой, и сейчас был готово вступить в бой. Но и лезть на копья он не собирался. Бил себя в грудь, грозно завывая. Угрожающе скалил клыки, не выпуская меня из виду. Ждал, пока подтянется основная часть его стаи.

Я тоже ждал. Отряд совершенно выдохся во время погони. Большинство воинов оказалось не в состоянии вести битву. Они храбрились, выставив оружие и всем видом показывая, что готовы умереть за господина. Однако я от них этого не требовал. Западня потихоньку захлопывалась и каждый думал, что попал в нее враг.

— Господин, на той стороне тоже обезьяны! — выкрикнул один из героев, показывая на противоположный берег. — Я слышу тот же крик что и у Цонга!

— Выходит отступать некуда? — в растерянности послышался голос воина. — Мы будем сражаться здесь?

— Верно. Но не так как ты или они думают. — сказал я, позволив себе короткую улыбку. — Готовьтесь к бою! Он будет жарким.

Я поднял руку к небу, и в воздухе тут же сформировался Пылающий. Огненный дух воина удерживал гигантский огненный двуручник. В джунглях стало светлее и вожак приматов понял, что больше ждать нельзя. Он взревел, призывая к атаке. Сотня обезьян вынырнула из-под густой листвы.

Земля исчезла под множеством тел приматов. Деревья почернели от обилия врагов. С дикими воплями они ринулись на наши позиции. Лучники стреляли, почти не целясь — даже выпустив стрелу наугад она все равно била в цель. Так много было врагов. Защитники просели под тяжестью щитов. В каждом из них торчало столько дротиков что они стали похожи на деревянных ежей.

Отряд телохранителей бил из винтовок. Одиночные залпы косили самых мощных тварей — гигантских горилл и орангутангов. И пока не кончились патроны — ни один противник не мог приблизиться к нам даже на пять метров. Но барабаны стремительно пустели, и я это знал. Еще пять залпов и придется переходить на арбалеты и луки.

Все это время Цонг ждал. Смотрел, как его младшие сородичи гибнут десятками и сотнями. Рычал, скрежеща массивными зубами. Но ждал. Смотрел только на меня, терпеливо дожидаясь пока меч рухнет на его соплеменников. И я прекрасно понимал, что этот момент скоро наступит.

Очередной залп и ружья стихли. Толпа обезьян рванула вперед, скидывая тела раненых и убитых с ветвей. Черное море врагов накатило, вынуждая меня сделать ход. Секунда — и враги прорвутся к нашим позициям. Возможно защитники выдержат. Отобьют первую атаку. Но может и нет.

Огненный клинок рухнул вниз. Пройдя по дуге, он рассек не меньше десятка тварей. Прихватил пару гигантских горилл. В нос ударил запах горелой плоти и шерсти. Волна приматов в ужасе откатилась назад. Я вновь поднял оружие и Пылающий повторил мое движение. Вот только меч сиял уже слабее.

Цонг рыкнул, заставляя приспешников вновь пойти на самоубийство. Некоторые за противились. Мотали головами, будто стараясь выбить из ушей воду. Глаза вождя обезьян засветились фиолетовыми искрами. По рогам прошла едва заметная молния. И приматы бросились в атаку, прямо под мой клинок.

Пылающий опустил меч. Срубил несколько тонких верхушек у деревьев. Вместе со всеми тварями что на них сидели. Больше двух десятков, наступавших рухнуло на землю. На сей раз рассеченных пополам оказалось не так много. Но раненные не могли полноценно участвовать в бою. Дух воина мигнул на прощание и пропал, растворившись оранжевой дымкой.

Цонг победоносно взревел и бросился вперед. Он уже знал, что я ничего не могу ему противопоставить. Моя глефа оставляла лишь глубокие раны. Ружье не могло его убить, хоть и ранило. А теперь и главная опасность — жуткий огненный воин, пропала. Орангутанг был уверен в победе и рвался прямо на меня.

— Назад! К реке! — приказал я, не поворачиваясь к противнику спиной.

Герои послушно отступали. Защитники бросали бесполезные щиты. Стрелки на бегу расходовали последние запасы. Почти не целясь. Я бил слишком зарвавшихся тварей. До последнего удерживал дистанцию с Цонгом. Но гигантский вожак стаи не собирался меня отпускать. Он рвался вперед, видя легкую добычу и важного врага. До реки оставалось меньше пяти метров. Между ветвями уже можно было различить воду.

Цонг хищно оскалился, готовясь вонзить в меня свои клыки. Он почти догнал. Протяни лапу и пальцы сомкнуться на тощей шее врага. Я отбил его пальцы глефой, а затем прыгнул солдатиком вниз. Когти просвистели над моей головой, почти задев шлем. Гигант прыгнул следом, а затем замер, ухватившись лапами за два дерева у воды.

— ПЛИ! — раздался жесткий каркающий голос и реку заволокло дымом.

Цонг попытался увернуться, но избежать ядра из пушки не вышло. Адмирал Вейджа стоял, ухмыляясь на борту новенького корабля. Рядом с ним суетились бойцы моего клана, единственные кто имел доступ к орудиям. Запыхавшиеся воины и герои толпились на палубе, а лучники и гарпунщики Хэй уже принялись за дело.

Стрелы нескончаемым ливнем обрушились на толпу обезьян. Те пытались огрызаться копьями. Но вторая пушка дала залп рубленным свинцом. В толпе образовалась метровая кровавая дыра. На добрых пятнадцать метров в глубину. Приматы, только что уверенные в своей победе, в ужасе бросились назад. Но жуткий рев остановил их, заставил подняться и продолжить атаку.

— Что за бред? — проговорил адмирал, вглядываясь в дымку. — Мы же попали!

— Заряжай по новой. — скомандовал я. Твари лезли в воду, перли на убой, только бы прикрыть своего раненного вожака. Орангутанг, держась за грудь лапой, медленно ковылял в чащу.

— Не выйдет, второй залп не пройдет. — с досадой сказал Хэй Вейджа. — Стволы отразят удар.

— Отпускать эту тварь нельзя! Иначе все пойдет по новой. — сказал я, метясь гарпуном в ствол ближайшего из деревьев. — Расчистите мне проход!

— Но господин, там же толпа… — попробовал возразить канонир.

— Выполняй приказ. — скомандовал Вейджа. — Быстрее!

Несколько человек завозилось у пушки. Забивали пороховой заряд, потом дробь. Все это заняло почти минуту. Но затем наконец громыхнуло вновь. Я не стал дожидаться пока облако белого дыма развеется. Рванул вверх, к обрезанным огненным мечом верхушкам деревьев.

Око урагана укрыло меня от налитых кровью глаз приматов. Я заметил полопавшиеся сосуды у тварей рядом с собой. Будто они не выдержали давления, что на них оказывалось. Проскочив между раненными, я быстро добил несколько наиболее опасных противников и не задерживаясь бросился в погоню.

Теперь мы поменялись местами. Цонг уходил вглубь леса, оставляя за собой широкую кровавую полосу. Я мчался, стараясь разминуться с его приспешниками. Но меня смущало что чем дальше мы уходили от реки, тем яростнее доносились крики с берега. Твари обезумели без вожака. Они сходили с ума. Становились неуправляемыми.

Хотя возможно на самом деле все обстояло совсем наоборот. Именно гигант управлял этими тварями, давал им достаточно разумности для сопротивления. Для совместных действий. Но тогда почему они атакуют все что движется? В чем разница между нашими силами Юань-Ци?

Я старался понять в чем дело, не на секунду не сбавляя темп. Тварь была все ближе. Она потеряла гигантское количество крови. Я заметил отпечатки лап на стволах. Чимбик бегущий параллельным курсом рычал, чуя близкую добычу. А затем мы оба выскочили на поляну. Прямо в объятья гиганта.

— Вуаар! — взревел Цонг, и по его команде на нас обрушились десятки дротиков. Противники нас не видели. Били по тому месту куда указывал когтистым пальцем вожак. Но нам от этого было не легче. Пришлось скрываться за стволами. Петлять из стороны в сторону. Прорваться к врагу сейчас оказалось невозможно, но я не оставлял надежду. Убить зверя сейчас, пока он ранен — наш единственный шанс.

Я прыгнул в одну сторону. Чимбик в другую. На сей раз орангутанг не сомневался по кому бить и указывал в моем направлении. И когда я пробежал десяток метров — Цонг оглянулся. Но было уже поздно. Демонический лев, отработанным приемом поднырнул под лапу гигантского примата и вонзил свои клыки ему в шею.

Цонг ударил Чимбика кулаком. Из пасти льва хлынула кровь. Не понятно чья. Но челюсти лев не расцепил. Наоборот, начал их сжимать и одновременно бить когтями по раненной груди гиганта. Орангутанг обеими лапами ухватился за морду Чимбика и отшвырнул его в сторону. Из горла зверя хлынула кровь. Но я не сомневался, если ему дать время — выживет. Так же как выжил при попадании пушки. Единственный шанс — добить тварь сейчас. И не важно сколько его сородичей вокруг.

Глава 15

Воспользовавшись секундной слабостью монстра, я прыгнул ему под ноги. Ударил глефой в шею, метя между пальцами. Цонг попытался отмахнуться, но лезвие вошло в рану. Пробилось глубже, достав до гортани через вену. Отпрыгнув от когтей твари, я не отступал. Ударил вновь, метя в глаза. Орангутанг взревел, и кровь начала вырываться из раны и пузыриться.

Новая волна дротиков ударила в место где я только что стоял. Око урагана надежно скрывало меня от шимпанзе и горилл. Вождь объединенных племен не успевал показывать мое местоположение. Казалось, что снаряды летят без определенной цели. Но я успевал атаковать с разных сторон, вихрем вертясь вокруг врага.

Каждый нанесенный порез, каждая ссадина и рана были сейчас важны. Они мешали общей регенерации. У которой естественно должен был найтись предел. Не могло такого быть, что существо без энергии восстановится само. Уже очень скоро запасы еды в желудке, свободной крови и эссенции Ци в теле должны подойти к концу. Должны. Но почему-то не подходили.

Раны затягивались прямо на глазах. Глубокие порезы покрывались тонкой черной пленкой. Концы порезов стягивались. Лезвие глефы все чаще натыкалось на жесткие шипы, блокирующие урон. Цонг оживал. И это было невообразимо. Я не видел никого, кто был способен выдержать такие повреждения. Даже герои защитники. Даже я, получивший артефакт Чжен-Ци от Мэй.

Выругавшись я переключился на ружье. Поднеся ствол почти в упор нажал спуск. Тяжелая пуля прошла сквозь затягивающуюся рану и застряла у монстра в колене. Едва увернувшись от когтистой лапы, я выстрелил еще раз, в то же место. Цонг рычал, но кровь уже перестала хлестать из его шеи. Рана затянулась.

Огромная впадина на груди еще кровоточила, но и она уже готова была закрыться. А ведь ядро попало почти в сердце твари. Шансов на победу становилось все меньше. Сжав зубы, я приказал Чимбу атаковать со спины. Раненный лев безоговорочно выполнил приказ. Его клыки вонзились в загривок гигантского орангутанга. И когда тварь закинула лапы за спину, чтобы сбросить врага, я атаковал в лоб.

Глефа вошла в закрывающуюся рану на груди. Я надавил на лезвие всем телом. Расширил края и открыл их. Цонг, поняв, что его обманули, ударил не глядя, наотмашь. Увернуться от такого я не мог. Меня отнесло в сторону, но перекувырнувшись в воздухе я приземлился на ноги, как и Чимбик.

Орангутанг бросился вдогонку, собираясь добить надоедливых мушек. Но это было уже не важно. Атака вышла удачной.

Взрыв потряс поляну. Кровавые ошметки разлетелись в разные стороны. Розовый дым на секунду заволок фигуру гиганта. А когда он развеялся я удовлетворенно взглянул на свою работу.

Половина груди Цонга оказалась разорвана в клочья. Ребра торчали вывернутые наружу. От сердца и левого легкого ничего не осталось. Кровь хлестала фонтанчиками, стекала по туловищу в быстро набирающуюся темную лужу. Гигант сделал шаг, и рухнул. Остался стоять на коленях, оперевшись на правую руку.

— Да, наконец. — с облегчением выдохнул я, закинув бесполезное ружье за спину. — Можем уходить. Чимб, ты чего?

Лев тихо рычал сквозь зубы, глядя на гиганта. Я тоже оглянулся. Но то что питомец понял инстинктивно мне пришлось осознать. Цонг оставался жив. Без сердца. Без одного легкого. Что-то заставляло его кровь двигаться. Заставляло его сопротивляться. Секундная слабость быстро проходила. А раны продолжали затягиваться.

— Бред. — помотал я головой, пытаясь прийти в себя. — Это просто невозможно.

Но орангутангу было плевать на логику и все мои мысли. Он поднимался. Медленно, но уверенно вставал. Монстр нашел меня глазами и взревел, указав пальцем. Десятки дротиков тут же упали рядом. Несколько я отбил, на другие просто не обратил внимания. В отличие от регенерации врага, их количество было не бесконечным.

Как сражаться с тем, кто в состоянии выжить без сердца? Я понятия не имел как справится с этой тварью. Но одна мысль у меня была. Даже если он совершенно бессмертен — новую голову не отрастит. А значит придется ее отрубить. Ну а если голова будет жить без тела… чтож. Это не станет большой проблемой.

Мы атаковали одновременно. Я — спереди. Чимбик сзади. Били, и мгновенно отступали чтобы не попасть под лапы врага. Кровавая ярость и летний вихрь действовали постоянно. Даже на лужах крови мои следы оставались уже после того как я отталкивался и улетал вперед.

Ранения все же сказывались на Цонге. Он двигался куда медленнее. Припадал на правое колено, пробитое двумя пулями. Левая рука, держащаяся на пустой грудине и переломанных ребрах, двигалась медленнее. Но враг все еще оставался смертельно опасен. Он быстро понял, что мы целим в шею и прикрывал ее левой лапой.

Когда Ччимб в очередной раз прыгнул гиганту на шею, тот извернулся и принял льва на рога. Пронзенный лев взревел, начал бить по морде твари когтями. Защищая глаза Цонг откинул Чимбика в сторону. Но лев уже был не в состоянии сражаться. Он только подвывал, волоча лапы. Я остался без союзника.

Глефа сверкала, оставляя глубокие порезы. Но ни один из них не был смертельным. Кожа и шерсть орангутанга были такими плотными что сталь не могла их пробить. Да и размер шеи был сравним только с толстым деревом. Я словно собирался перепилить кухонным ножом стол столетнего дуба.

Отгоняя подступающее отчаянье, я продолжал кружиться. Орангутанг отбивался все сильнее. Быстро приходил в себя, хотя должен был подохнуть. Прыжок, новая рана. Отступить, пробиться под лапу. Укол, и лезвие входит на пять сантиметров в вену. Но глубже я воткнуть его не успеваю. Приходиться отступать. И снова в атаку.

Единственный зрячий глаз Цонга горел ненавистью. Чудовище жаждало меня уничтожить. Прикрывая одной лапой шею, оно активно било в ответ второй. Но мои движения были не столь предсказуемы как атаки демонического льва. Я в последний момент менял направление удара. В прыжке отталкивался от ветвей и пользовался гарпуном, чтобы атаковать с другого направления. Я порхал вокруг гиганта, жаля его с разных сторон в шею.

Тварь не успевала показывать своим сородичам где я. Несколько раз пыталась меня боднуть, поймать в прыжке. Но я постоянно изворачивался. Уходил от столкновения и бил в ответ. Вот только все мои удары оказывались бесполезны. Даже ребра твари уже начали сами вправляться. Гигантская пробоина в груди — затягивалась. А шея хоть и кровоточила, но не слишком сильно. Я проигрывал.

Отступить? Заставить врага еще раз выйти на пушки и в этот раз бить в голову? А может таскать с собой орудие? Бомбардир Бома сейчас пригодился бы как нельзя кстати.

Точно!

Выругавшись я отскочил в сторону и воздел руку к небесам. Пылающий тут же сформировался надо мной. Не став ждать, я ударил врага трехметровым огненным мечом. Орангутанг заслонился больной лапой. Раздался грохот стали столкнувшейся с камнем. Воплощенный воин исчез, оставив после себя запах гари.

Я не был уверен, что смогу призвать его вновь. Поддерживать око урагана и одновременно создавать воплощение таких масштабов — даже для меня слишком. Но проблема была в том, что Цонг все еще стоял. Да, его левая рука висела на обрубке кожи. К ранам на груди и шее добавился глубокий порез, идущий через все плечо. Но тварь продолжала стоять! Император обезьян просто отказывался умирать.

Я тяжело дышал, восстанавливая дыхание. Все три ядра Ци работали на пределе. Поддерживаемые медитативные техники просаживали запас до нуля. Восстановить ее в таком режиме я просто не мог. Эликсиры сейчас только отняли бы больше сил на усвоение. А значит ничего не оставалось.

Я должен закончить бой одним ударом. И кажется я знаю, как это сделать.

Меня называли разными именами. Валор. Мальчик. Безумец. Император. Приносящий дождь. Но сейчас было важно совсем другое. Не имело никакого значения что во мне не осталось артефакта с турнира зимнего солнцестояния. В этом, новом, мире то что ты видишь и чувствуешь имеет такую же силу, как и то что существует на самом деле. Я — Грозовой зверь! Хозяин дракона!

Шимпанзе, гориллы и орангутанги, окружавшие поляну и рассевшиеся по всем ветвям, закричали, когда я снял маскировку. Отбросив бесполезное ружье, я освободился от потрепанной брони. Соединил глефу, закрепив оружие. Несколько дротиков полетело в мою сторону, но я не обратил на них внимания. Во всем мире осталось только двое.

Я и Цонг.

Молния пробежала по лезвию глефы. В чистых голубых небесах прогремел первый раскат грома. Крошечное белое облачко начало быстро расти. Увеличиваясь в размерах. Обезьяны с опаской смотрели вверх. Начали спускаться с верхушек деревьев. Они боялись попасть под молнию, но сейчас она была полностью в моей власти.

Каким-то образом Цонг все понял. Он взревел. Прикрывшись правой лапой прыгнул вперед. Его стремительная атака привела в ужас сидящих за моей спиной зрителей. Они отхлынули назад, но я не собирался отступать. Наоборот.

Улучив момент, я устремился навстречу врагу. Отталкиваясь кончиками пальцев, я летел над самой землей. За секунду до столкновения ушел влево, под обрубленную лапу. Пропустил над головой удар мгновенно развернувшегося гиганта. А затем взлетел к небесам. Ударил глефой точно снизу-вверх, пробив глазницу твари и глубоко всадив в нее лезвие.

Но я уже знал, что это бесполезно. А потому не останавливаясь перехватил оружие. Перекувырнулся через рога врага, оказавшись у него на загривке. И потянул глефу, используя ее как рычаг. Взревев от боли и ярости Цонг запрокинул голову. Попытался достать меня когтями. Но момент был упущен. Металлическое древко глефы смотрело прямо в небеса.

Выжигающее все вспышка ударила с небес. Грохот оглушил. Меня отбросило на несколько метров, сильно приложив об дерево. Сквозь пелену перед глазами я видел обугленный труп Цонга. Все было кончено, в этом я не сомневался ни на секунду. Его глаз погас, шерсть сгорела. А кровь наконец перестала бить из множества открытых ран.

Даже земля под монстром обуглилась. Чешуйки сплавились от жара и давления. Каким бы монстром не был Цонг — теперь он точно был мертв. Вот только сил не осталось даже на то чтобы подняться. Все мои ядра взбунтовались. Перестали работать как нужно. Не смотря на все мои усилия глаза закрывались. И последнее, что я увидел — подползающего ко мне Чимба.

Глава 16

— Господин очнулся! — раздался голос который я легко узнал.

— Хотару? — удивленно спросил я, снимая повязку, мешающую открыть глаза. Тонкие пальцы попытались меня попытались удержать, но я выдернул кисть и снял бинт. В начале я думал, что проснулся ночью. Но девять пятен за окном говорили о том, что идет день. Вот только зрение подводило.

— Лежите, господин. Не двигайтесь. — посоветовала Хотару. — Вас привезли только вчера. Я удивлена скорости вашей регенерации, но советую оставаться в кровати.

— Что с Чимбом? — спросил я, не ощутив рядом льва.

— Он во дворе. Разве вы его не чувствуете? — с опаской спросила Хотару, и по моей спине пробежали мурашки. Отбросив одеяло, я сел в базовую позу медитации и попробовал сосредоточится на своей Юань-Ци. Не вышло. Ее будто не было совсем. Даже интерфейс не отвечал. К счастью я уже сталкивался с подобной проблемой в прошлом.

— Мне нужна первородная эссенция Юань-ци. Немедленно. — приказал я.

— Ваша энергия уже сформировала ядро, господин. — покачала головой Хотару. — Раньше все три силы уравновешивали друг друга. Сейчас же… боюсь вы не сможете восстановить Юань-Ци в должном объеме для формирования ядра заново. Или на это потребуются долгие годы, как и всем, кто возвышается до ранга владыки.

— Мы перезапускали ядро Юань-ци даже у Тифлингов, после катастрофы. Должен быть способ перезапустить и мое. — упрямо повторил я. — Техники верхнего дантяня — основные в моей практике. Я не могу себе позволить потерять их сейчас.

— Боюсь в данный момент от вас это уже не зависит. С вашей помощью мне удалось помочь воинам и героям Юань-Ци, но у них присутствовало только одно ядро. У вас их два, полноценных. Чжен и Сюэ-Ци. При поступлении эссенции Юань-ци она будет просто растворена в существующих ядрах.

Вы самый молодой владыка, и этого уже никто не отнимет. Вы император нашего острова. Всей нации Чщаси. — строго сказала Хотару. — Уверена вы найдете выход из этой ситуации. Я же сделаю все от меня зависящее, чтобы восстановить вашу Юань-Ци. Но, господин, на это могут уйти годы.

— У меня нет даже месяцев. — ответил я, прикрыв бесполезные глаза, и потерев переносицу. — Вы должны начать лечебные процедуры немедленно.

— Как прикажете, господин. Я отправлю за концентрированной эссенцией, и мы начнем закапывать. — сказала Хотрару, поднимаясь. — Я бы посоветовала вам отдохнуть несколько дней, но понимаю, что это невозможно. В любом случае, постарайтесь не перетруждаться. Иначе последствия могут стать только хуже.

— Хорошо. Я это учту. — я кивнул, дожидаясь пока доктор выйдет.

Что мне теперь делать? Да, я победил Гуань-Юнь в поединке силы. Так что и в самом деле могу считать себя владыкой. Вот только этого недостаточно. Юань-Ци для меня это не только средство ведения боя. Большая часть моих техник основана именно на ней. Хотя я не пренебрегал и двумя другими Путями. Вот только…

Дверь с тихим шелестом отъехала строну и на пороге замер человек. Ее шаги были почти неразличимы. Возможно из-за толстых ворсистых дорожек. Но вероятнее из-за привычки танцовщицы, двигаться едва касаясь земли.

— Господин? — тихо спросила Юн.

— Хорошо, что ты пришла. — подумав сказал я. — Но я хотел бы поговорить со всеми вами. Позови Аи и Сифару.

— Может тогда и Лин с Мэй? — едва заметно фыркнув от неудовольствия спросила супруга. Но через мгновение взяла себя в руки. — Конечно господин. Я немедля пошлю за ними слуг. Им будет тяжело передвигаться. Все же последние недели, если не дни…

— Постой, ты права. — попросил я, подняв руку. — Незачем утруждать их сверх меры.

— О чем вы хотели с ними поговорить? — спросила Юн, сев напротив. Я даже почувствовал едва ощутимый цветочный аромат.

— Это не так важно. Сейчас я не в лучшей форме. Но должен знать, что происходит на фронте. — сказал я, собравшись с мыслями. — Свяжись с Ичиро, Бомом и Хироши. Мне нужны их отчеты.

— Но… — замялась на секунду Юн, и я понял, что она в чем-то сомневается.

— Говори. — приказал я, не дожидаясь пока девушка самостоятельно примет решение. — У тебя появились дельные предложения?

— Только мысли, господин. Не более. — осторожно сказала Юн. — Я знаю, что вы победили монстра. Вас обожгло молнией вместе с ним. И как результат вы потеряли Юань-Ци. Простите, но Хотару уже все рассказала. Я так испугалась, когда вы пропали из духовной связи.

— Да, и это одна из проблем. Я не могу управлять войсками и быстро связываться с соратниками. По крайней мере пока не прошло лечение.

— Зачем вам генералы, если вы не можете доверить им свои армии? Зачем вам слуги если приходится постоянно контролировать что они делают? Зачем вам мы, ваши жены и помощницы, если вы не в состоянии доверить нам самое важное? — с вызовом спросила Юн. — Хотите, чтобы мы оставались лишь украшением для званых обедов?

— Нет конечно. Я никогда не считал вас более слабыми или бесполезными. — ответил я, удивленный таким напором.

— В таком случае, прошу. Доверьтесь нам. Тем, кто готов отдать за вас и за клан Гуанг жизнь. Мы сделаем все необходимое. — уверенно произнесла Юн. — Пока вы вдалеке от фронта и своих солдат — я могу передавать сообщения. Уверена, мы не сможем удерживать вас вечно.

— Это верно. Даже без Юань-Ци мне придется быть на передовой.

— В таком случае я отправлюсь вместе с вами. — настойчиво сказала Юн. — О Тайян есть кому позаботиться. Его может вскормить Аи или одна из сиделок. Вам же нужно на кого опереться.

— Возможно ты права. Но пока такие меры не нужны. Я уверен, у Хотару все получится и вскоре я вернусь в норму. Но я благодарен за помощь. Доклады.

— Да. Конечно. — с облегчением вздохнула Юн, и мне показалось что она недоговаривала. Что? Этого я знать не мог. Ни прочесть ее мысли, ни увидеть мимику я был не в состоянии. Приходилось довериться ее лояльности.

— Пинг Ичиро смиренно просит прощения за то, что не смог защитить вас в трудную минуту. — начала передавать сообщение Юн. — Говорит, что вас принес на загривке раненный Чимбик. Он не знает с кем вы сражались, но позже начался хаос. Не прорыв, а в поведении врагов.

Обезьяны словно обезумили. Они начали нападать на позиции наших сил с утроенной яростью. Но их тактика в корне изменилась и стала более примитивной. В первые часы они потратили все копья. Гориллы и орангутанги бросились в самоубийственную атаку на стены.

Вместо того чтобы пополнить запасы шимпанзе пошли за ними. С утроенной яростью они заполонили форт и войскам пришлось отступить. Сражение стало больше похоже на гон демонических тварей. Нападение, которое тысячи раз приходилось отбивать защитникам Чщаси. Вот трус, как он мог потерять отвоеванные вашей кровью…

— Он поступил верно. — перебил я жену. — Нет ничего хорошего в том, чтобы потерять на ровном месте войска. Продолжай.

— Гон длился почти два дня. За это время все войска, за исключением сил Хэй Акио, отступили на стены. Несмотря на опасения твари не стали разрушать созданную оборону. Даже мост от Чщаси к Гэге остался в полном порядке. А когда гон прекратился — обезьяны начали сражаться между собой. Гориллы теснили орангутангов. Более мелкие и юркие шимпанзе ушли на деревья.

Через сутки все почти нормализовалось. Сражения из межвидовых стали внутри племенными. Самые крупные самцы горилл создали собственные небольшие стаи из самок и отогнали всех самцов мельче. Именно они закрепились в форте. А когда наши войска вернулись — не смогли оказать достойного сопротивления.

— Значит позиции были отбиты без каких-то проблем?

— Да, господин. Похоже войска Гуанг не только вернули завоеванные земли, но и продвинулись далеко вперед. Объединили фронт с Акио и его союзниками и создали на кровавой реке форт. Маги Неко быстро возвели укрепления и стены. Вскоре можно будет отправлять колонистов и лесорубов.

— Значит я был прав. Цонг был их императором, контролирующим все стаи. — удовлетворенно улыбнулся. — Значит дальнейшее продвижение не станет проблемой.

— Боюсь не все так просто, дорогой. — вздохнула Юн. — Бом передает что все это время находился на воздушном шаре. Он крайне сожалеет что его не было рядом во время схватки. Клянется, что больше этого не повторится.

— Давай дальше. — поморщился я, отмахнувшись. — Любезности можешь оставлять в стороне. К сути.

— Он так же рассказывает про гон. Про толпы тварей что начали сражаться в начале с нами, а затем друг с другом. Но кажется не все потеряли рассудок. Даже от лини соприкосновения некоторые племена отходили вполне организованно. Племена в которых оставались вожди смогли сохранить рассудок.

Несколько крупных объединенных стай остались в джунглях рядом с водой. Пара — возле наших позиций. Но самое крупное объединение приматов, насчитывающее до тысячи голов — организованно отступило вглубь джунглей. — продолжила бесстрастно зачитывать сообщение Юн. — Бом обнаружил там поселения на деревьях.

Слишком маленькие, чтобы зваться городами, но уже и не деревни. Они достаточно примитивны. Дома собраны из веток и листьев. Между ними натянуты лианы — дороги. Оценить точно население каждого такого поселения он не смог. Но утверждает, что общая численность может приближаться к… пятистам тысячам? Как это возможно?

— Если поселения разбросаны по всей территории острова, от побережья до побережья — в этом нет ничего странного. Обезьяны хоть и всеядны — предпочитают фрукты и насекомых. А этого в джунглях в достатке. — сказал я, задумавшись на несколько секунд. — Что с гоном в поселениях? Он что-то заметил?

— Нет. — вчитавшись в текст ответила Юн. — Кажется на территории поселений гона нет. Они разделены между собой пространствами в несколько раз превышающими радиус самого поселения. Наверное, это их угодья. Вроде наших ферм.

— Да, только им для жизни все дает сама природа, а мы берем силой. — ответил я, задумавшись. — Если в городах обезьян нет разлада, значит каждым из них управляет вождь. Вполне возможно — равный Цонгу или приближенный к нему по силе. Это может стать большой проблемой в будущем. Что с докладом от Хироши?

— Думаю его он может рассказать лично. — сказала Юн, и я впервые почувствовал чужое присутствие. — Он привез вас с отрядом воинов, что шли к реке. Все они должны были лишится голов, за то, что не сохранили господина. Но вместо того чтобы казнить их немедленно, я решила оставить это на ваше усмотрение.

— Мы полностью вверяем наши жизни в ваши руки, господин. — севшим голосом произнес эльф, все это время, стоявший в углу комнаты.

Глава 17

— Ты это уже говорил. — с небольшой усмешкой сказал я. — Что произошло за время моего отсутствия?

— Простите, господин. Но я все это время был с вами. — ответил Хироши. — Собранный отряд, после отдыха, занимался ликвидацией вождей. Они сумели уничтожить четверых без потерь. Помогли Ичиро вернуть контроль над крепостью. Убили вождей племен, которые могли помешать объединению армий. Сейчас заканчивают зачистку побережья.

— Они оставляют после себя обезумевшие племена. Пожирающие сами себя. — заметила Юн. — Об этом говорится в докладе Бома.

— Хорошо. Значит нашим солдатам не придется терять жизни. — с облегчением вздохнул я. — Если все так, пусть они продолжают свои вылазки. Чем больше вождей будет уничтожено — тем проще станет нашим воинам.

— Да, господин. Еще одно. Помните, вы пометили на карте точку интереса? Бом долетел туда, с помощью магии неко. Осмотрел местность. Он говорит, что в этом месте сходятся джунгли и равнинная часть Гэге. А кроме того — там нашлись странные древние постройки, наполовину вросшие в землю. И в них горит свет.

— Значит Шен не врал. — задумчиво проговорил я. — Придется добраться туда и проверить все. Вышли группу разведки.

— Позвольте я сам ее возглавлю. — выпалил Хироши.

— Хочешь быстрее убраться восвояси? — усмехнулся я, покачав головой. — Нет. Разведчики справятся и без тебя. Ты — связующее звено между кланом Джен и Гуанг.

— Уже нет. — ответил Хироши, и я сделал паузу позволяя ему высказаться. — После того как я не уберег вас. Не смог предотвратить падение Джен и возвышение Гуанг… после отделения фракции Мэй. Боюсь я лишь бесклановый эльф. Ничего больше.

— Джен Ли все же решил от тебя избавиться? А как же его привязанность к эльфам владеющим магией природы?

— С появлением прорыва хаоса таких становится все больше. — ответил Хироши. — Если раньше только члены старшей ветви могли претендовать на владение таким страшным оружием, теперь возникают даже отдельные течения внутри практик и техник. Мои способности больше не так востребованы, как дальше.

— Я помню, как ты управлял растениями во время сражения в подземелье. Это достойное боевое умение, ничем не хуже магии огня, земли или воды. — заметил я, задумавшись. — И все же я понимаю господина Ли. Мир меняется слишком стремительно для его восприятия. То, что вчера было невозможно — сегодня обыденность. И это касается не только появления Хаоса и богов.

— Все верно, господин. Кланы тоже меняются. После того как вы пообещали Хэй Акио собственный клан — многие герои захотели отделиться от больших семей для создания собственной. Ваши союзные кланы — не исключение. Богатые земли Гэге влекут всех. А слухи о разумных демонических обезьянах никого не останавливают. — сказал Хироши. — Возможно их стоит осадить? Предупредить их об опасности, которая может возникнуть даже для владыки?

— Это может стать очередной проблемой. Кто знает о моем ранении? Что именно о нем знают? — строго спросил я, понимая, что недавно полученный авторитет императора может рассыпаться словно пыль.

— Скрыть подобное невозможно. — тихо заметила Юн. — Я уже позаботилась чтобы ваше ранение было подано верно. Вы — владыка, уничтоживший величайшего из противников острова. Благодаря чему его враги остались без правителя. Вскоре вы выздоровеете и вернетесь к своим обязанностям. Это то что щебечут мои птички.

— Мои им вторят. — подтвердил Хироши. По сместившейся тени мне показалось что он кивнул. — Все знают, что вы живы и идете на поправку. А ваш подвиг воспевается всеми от рядового воина до героев.

— Этого скоро станет недостаточно. Завтра. Край после завтра я должен появиться на публике. Сильный, здоровый и демонстрирующий всю полноту власти.

— Дорогой, это просто невозможно. Никто не сможет восстановить вам зрение за такой срок. — возмутилась Юн.

— Я не сказал, что это будет так. Но все должны это увидеть. — поправил я супругу. — Мне понадобится ваша помощь в организации выступления.

— Нет. Выступление — не то что вам нужно. Император Гуанг Валор стал таковым не только за силу и целеустремленность. Но и за близость к своим людям. — поправила меня Юн, которая в политике всегда разбиралась лучше. — Нам нужен визит на публику. С ревизией или осмотром. Думаю, лучше всего для этого подойдет новое здание академии. Посетите несколько уроков. Поговорите с учениками и преподавателями. Сразитесь в тренировочном бою с тем, кто вам проиграет.

— Слишком опасно. Пусть господин и владыка двух путей — пока его зрение не восстановилось поединок может стать проблемой. — заметил Хироши.

— Моя боевая медитация достаточно хороша, чтобы выдержать сражение с воином не ниже серебра. — прервал я эльфа. — Лучшая регенерация и доспехи смогут дать мне фору. Но главным условием станет использование воплощения, после которого поединок будет завершен сдачей.

— Не худший сценарий, господин. — вынужден был согласиться Хироши.

— Хорошо. В таком случае разработайте конкретный план. — сказал я, поднимаясь. — Юн, проведи меня во внутренний двор. Я хочу поблагодарить своего спасителя.

— Конечно, дорогой. — ответила Юн, подав мне руку. Мы шли вместе, словно ничего не произошло. Но держась чуть позади меня жена направляла едва ощутимыми касаниями. Хорошо хоть у нас не было кривых коридоров. Все — под девяносто градусов. Я точно знал на сколько нужно повернуть и куда идти.

Я легко определял места слуг и стражей. Они не скрывали своего дыхания. А доспехи гремели слишком громко. Но бумажные стены не отражали, а поглощали шум. Определить их положение по слуху было невозможно. Глаза же оставались плохими помощниками в перемещении. Зато, когда я оказался во дворе найти Чимбика не составило труда.

— Хэй. — только и успел произнести я когда гигантская туша рухнула на меня, облизывая шершавым языком лицо. Как наждачной бумагой прошлись. Зарывшись руками в гриву зверя, я рассмеялся. — Я тоже рад тебя видеть мерзавец. Здоровенный детина, а все еще ведешь себя как котенок.

— Только с вами, дорогой. — заметила Юн, вовремя от меня отодвинувшаяся. — Служанки боялись к нему подходить. Пришлось носить мясо самой, вместе с Сикари. И львица его еле выдержала. Кажется, прайд вскоре станет больше.

— Ну, маленькому Тайю тоже нужен будет львенок. — усмехнулся я, отодвигая от себя лобастую рогатую голову. — Как ты себя чувствуешь, приятель? Раны зажили?

— Ему досталось куда меньше чем вам. — сказала Юн. — Несколько глубоких ранений. Пара переломанных ребер. Страшные, но не смертельные раны. К тому же они проще чем ваши… но вы уже идете на поправку и это замечательно.

— Общение с Чимбом тоже может стать проблемой. — сказал я, почесывая гиганта за ухом. — Все команды я отдавал через мысленную связь. Контролировал его ярость и поведение. Направлял без слов. Сейчас все это пропало вместе с ядром Юань-ци. Мы должны быть готовы к тому, что управлять им станет сложнее. Если не невозможно в принципе. А буйный демонический лев такой силы — слишком опасен.

— Я понимаю, дорогой. — со вздохом ответила Юн. — Но давайте пока не думать об этом? Он ваш верный товарищ.

— И надеюсь таким и останется. — с улыбкой ответил я, гладя зубастую морду. — Но готовым нужно быть ко всему. Верно, Чимб?

Лев ничего не ответил, лишь довольно прорычав. Я не отказал себе в удовольствии скормить ему несколько десятков килограмм мяса. Погулять на свежем воздухе. И только потом вернуться в покои. Стража, убедившаяся в том, что их господин идет на поправку, радостно приветствовала меня. Вечером в питейных они расскажут об этом друзьям. Потом своим семьям. Плохие слухи сменяться хорошими.

Через несколько часов вернулась Хотару. Она принесла несколько вариантов настоек для закапывания в глаза. Решено было использовать две. Одну — с максимальной концентрацией Юань-Ци. А другую с минимальной. И та, и другая содержали только чистую не использованную эссенцию. Ту что дают больным и маленьким детям. Безумно дорогое средство. К счастью у меня уже было достаточно денег чтобы не думать о стоимости лечения.

Юн старалась находиться рядом со мной. Но несколько раз отлучалась, чтобы покормить сына. В моменты одиночества я старательно использовал медитацию. Восстановительную, для ускорения регенерации тканей. Обновляющую, для роста Ци. И развивающую, во время которой концентрировался на одном аспекте.

И хотя ночь прошла относительно спокойно, утро я встречал, сцепив зубы от боли. В глаза будто насовали червей, которые старались пожрать мои глазные яблоки. Я попытался успокоиться. Взять собственные нервные окончания под контроль. Но боль никуда не уходила, наоборот, возрастала с каждой минутой.

— Боюсь я ничего не могу сделать. — с горечью произнесла Хотару. — Ваши глаза отказываются принимать эссенцию. А старая быстро выходит из организма под воздействием регенерации Чжен и Сюэ-Ци. В современной истории не было ни одного владыки трех путей. Боюсь я не знаю, как приживить вам обратно Юань-Ци.

— Вы должны придумать способ, иначе мой следующий поединок с Силерантилом окажется последним. — сказал я, с трудом сдерживаясь чтобы не перейти на крик.

— Возможно вам он и не нужен. — сказала доктор. — У вас достаточно талантливых воинов и героев чтобы сразится с одним вражеским владыкой. В конце концов — вы можете собрать всех глав семей и как император приказать им выступить против одного врага вместе.

— Это было бы смешно, не будь так страшно. — покачал я головой.

— По крайней мере в этом есть и хорошие новости. — попыталась ободрить меня Хотару. — То, что эссенция так сопротивляется росту, значит, что глаза приходят в норму. Вскоре к вам может вернуться нормальное зрение. Вы не сможете пользоваться взором Ци, но в остальном будете видеть прекрасно.

— Так себе утешение, если я не смогу использовать око урагана и быстро связываться с войсками. — сказал я, собираясь с мыслями.

— Прости, дорогой. Я должна была об это сказать раньше. — после того как в комнате больше минуты провисела тишина подала голос Юн. — Твоя связь. Она осталась с нами. Я могу разговаривать и с Бомом и с Ичиро. И даже с Куватом. А ведь последние два совершенно не обладают силой Юань-ци. Возможно дело в другом?

— А ведь ты права. — выдохнув ответил я. — Дело действительно в другом.

Я задумался. Так вышло, что, потеряв Юань-ци, я потерял и веру в свои силы. Но большая их часть никуда не делась. Кроме того, пример Кувата ясно давал понять — Юань-Ци не является обязательным атрибутом для связи. Даже Сюэ-Ци не нужно, ведь я связывался раньше с Хироши. А значит проблема не в эссенциях. Проблема в моем мозге. В моем восприятии. Осталось только ее решить.

Глава 18

С самого моего второго рождения интерфейс мне давал камень души. Часть диадемы власти. Позже я получил его вместе с перерождением в капсуле при храме Януса. Я передавал, и даже создавал его для других. Но ни разу не использовал для создания чего-то себе. К тому же, когда я создавал образ в мозгу своих соратников мне помогал собственный интерфейс. Сейчас же я пытался создать его с нуля. И естественно ничего не получалось.

Передать связь обычным способом, заученным для мастеров Юань-Ци мне, не смогли. Я дал эту возможность еще в прошлом году для управления войсками. Тогда же, когда начал формировать для своих граждан царей. Но как назло механизм прекрасно работал на всех с Юань-Ци силой воина и выше. У меня же она оставалась на нуле.

Но сдаваться я не собирался. Отправил послов к Кингжао. С вопросом, могу ли я использовать камеру не для создания нового тела, а для ремонта текущего. Ответ был достаточно простой и однозначный: Нет. Камера репликации предназначалась только для создания нового тела с нуля. И материалов для нее не было. Пришлось вновь сосредоточится на самолечении.

— Похоже мне не обойтись без твоей помощи. — вынужден был признать я через несколько часов безрезультатных попыток. — Юн, ты помнишь момент, когда я передал тебе связь? В подземелье.

— Это было больше двух лет назад. — грустно ответила супруга. — Но я попытаюсь сделать все что вы скажете, дорогой.

— Хорошо. Тогда попробуем использовать медитацию сосредоточения. Не боевую, а обычную. — сказал я, дождавшись пока Юн сядет напротив меня. — Расслабься. Почувствуй собственный разум. Как в голове гуляют мысли. Как они зарождаются и куда идут. Проследи за ними. Пусть каждое действие более сложным чем остальные — это не так. Прочувствуй себя. Свое я. А теперь отдай команду создать связь с Ичиро.

— …кажется я что-то чувствую. — не слишком уверенно произнесла Юн. — Мой дантянь будто разделен на зоны. Сгустки энергии. Да…

— Не спеши. Позволь себе полностью ощутить все зоны. Пусть они вырисовываются более четко. Одну из них ты не можешь полностью контролировать. Она будто существует одновременно в тебе и вне тебя. — говорил я, вспоминая собственные ощущения от работы с инструментарием. — Выдели эту область. Прочувствуй ее вязкость. А теперь попробуй сформировать ее отдельно. Как мысль, которую ты хочешь передать мне.

— Это так странно. Я пользовалась твоей схемой не изучая ее. Как готовую ментальную технику. Сейчас же я вижу внутри нее хитросплетения. Она словно комок водорослей со множеством центров и переплетений. — отстраненно сказала Юн. — Что мне делать дальше?

— Я раскрою свой разум. Сделаю его податливым. А ты постарайся внедрить мне эту схему словно мысль или образ. — произнес я, максимально расслабляясь. В таком положении мне можно было внушить все что угодно. Но Юн не стала злоупотреблять таким доверием. За несколько минут она передала и зашлифовала образ. Как делала много раз до этого с иллюзиями или внушениями.

«Работа с нанитами невозможна. Переключение на работу с квази. Переключение пройдено успешно. Объединение с схемой приема-передачи. Получены архивные сведения. Невозможно восстановить архив, база данных повреждена. Блок передачи поврежден. Частичное восстановление. Получен базовый ИД 001 Свет. Включение в локальную сеть. ИД распознан. Сеть включена».

На секунду перед глазами все померкло. Я успел испугаться что зрение меня окончательно покинуло, но затем перед глазами начал появляться привычный интерфейс. Правда множество плашек и кнопок отсутствовало. Но работала миникарта, передача и прием сообщений. А больше мне было и не надо.

«Господин Валор, войска рады вашему возвращению!» — мгновенно написал Ичиро. — «У вас получилось вернуть себе силы Юань-Ци?»

«Пока нет. Но со временем все восстановится. Пока я останусь в доме света. От тебя жду ежедневных докладов». — ответил я, не собираясь раскрывать товарищу лишние детали. Так же я поступил со всеми генералами и главами союзных кланов. Дал знать, что, жив и восстанавливаюсь. Не беспокойтесь. Правитель на месте.

Дальше было чуть сложнее. Сведения, предоставленные Бомом поражали воображение. Я никогда не видел детализированную карту Гэге. Хотя думаю никто из живущих ее не видел. Сейчас, благодаря миникарте и зарисовкам Бома у меня перед глазами предстала полная картина происходящего. Леса, реки, пастбища демонических зверей и поселения приматов.

Наша цель — столица острова, а именно стоящий в ее центре Ретранслятор, оказались слишком далеко на севере. Войскам придется несколько дней пробираться через джунгли. Сражаться с обезьянами и тварями куда хуже них. На карте было видно, что некоторые области обезьяны старательно обходят стороной. И не просто так.

Разобравшись с интерфейсом, пусть и работающим на одну десятую, я позволил себе сосредоточится на восстановлении глаз. Да, похоже вернуть Юань-Ци прямо сейчас мне не удастся. Но оставаться слепым — непозволительная роскошь. За сутки до официальной прогулки я сумел вернуть зрение на правом глазу. Зрения Ци это не вернуло, но в целом работало сносно.

— Уверены, что уже готовы к выходу в люди? — настороженно спросила Хотару, проверив что мои глаза нормально реагируют на свет.

— Меня не видели уже неделю. — сказал я, позволяя одевать себя в богатые золотые одеяния. — Если продолжить, у граждан может возникнуть множество вопросов. А допускать такое нельзя. Даже если я не могу пользоваться Юань-Ци. К тому же меня есть кому поддержать.

— Я всегда буду рядом, если тебе это нужно. — улыбнулась Юн, которую наряжали чуть ли не в несколько раз краше меня. Для нее это был первый официальный выход за долгое время. После того как она представила народу Гуанг моего первенца. Она только оправилась от родов, и я не хотел нагружать супругу сверх меры. Но она настаивала.

Сам выход должен был стать рядовым осмотром академии. А превратился чуть ли не в праздник с показательными выступлениями. Об этом нас предупредили заранее. Пришлось составить расписание, чтобы никого не обидеть и везде успеть. Каждый факультет хотел похвастать чем-то новым. Хотя с победы над Силерантилом прошло меньше месяца.

Процессия вышла даже с небольшим перебором. Почетный караул из героев, одетый в цвета клана. Мы с женой, на восседающие на демонических львах. Десятки воинов, решившие отвлечься от увольнения для того чтобы оказаться рядом. И сотни зевак, которых будто предупредили о нашем появлении. Хотя Юн клялась, что наоборот, старалась держать его в секрете.

— Ваше императорское величество. — не слишком умело попыталась склониться бабушка Аи. Она встречала нас с большой свитой, на пороге академии-амфитеатра.

— Не стоит лишних церемоний, госпожа Сонг. Ведь мы родственники. — улыбнулся я, давая знак ей подняться. — Не волнуйтесь, мы не с инспекцией. Мне просто захотелось лично убедиться, что в академии все в порядке.

— Я рада что вы нас посетили, господин Валор. — ответила с достоинством крепкая орчанка, до сих пор превосходящая меня в мускулатуре. — Как и все преподаватели вверенном вами учреждении. Кроме того, за столь короткий срок нам есть чем похвастать. Прошу за мной.

У академии и в самом деле нашлось достаточно поводов для гордости. В начале нас провели в классы для привычных техник. Неофиты здесь учились входить в медитации. Изучали базовые приемы и обращение с оружием. Выбирали, кем они смогут стать и чем хотят заниматься. У клана Гуанг было в достатке эликсиров, так что и выбор был широк.

Техническое образование являлось дополнительным для многих адептов. Но могло стать единственным выходом для тех, кто никогда не перешагнет ступень воина. Встречались на этом факультете как молодые и заинтересованные ребята, так и почти взрослые. Никто не хотел считаться младенцем до старости.

Факультет показал механизм плавки металла без топлива, с помощью солнечных лучей. Гигантская тарелка с зеркальной поверхностью собирала и концентрировала энергию от девяти светил в одну точку. Получалось весьма эффектно, хотя и устройство и теряло свою актуальность в связи с частичным возвратом Гэге.

Самым особенным и необычным стал факультет магии. Как я и предполагал изначально. Сейчас на нем было слишком мало учеников, в основном дети Неко. Но в классе встречались и более экзотические Гары или гиены. Хотя их количество не превышало пары на десяток. Меня уверили что ко всем ученикам относятся одинаково. И я постарался сделать вид что верю.

На факультете дети создавали из воздуха сосульки. Поднимали камни движением брови. Заставляли огонь гореть вниз, а не вверх, как обычно. Я все еще не мог привыкнуть к обилию того что не подчинялось обычной логике. Но в отличие от дискриминации к этому привыкнуть нам придется.

— Господин Валор, мы просим вас присутствовать на первом учебном поединке адептов у которых обнаружены задатки магических сил. — попросили Сциллы, в пять голосов. Странно, что, учитывая потерю Сифары они еще не выбрали новую голову.

— Да, конечно. — благосклонно сказал я. — Объединение боевых и магических искусств будущее нашего острова. Надеюсь вы сможете удивить нас с супругой.

— Мы тоже. — переглянувшись сказали хором Сциллы.

Поднявшись на балкон над ареной, мы смотрели как двое парней, лет пятнадцати, поклонились в начале нам, а затем друг другу. Оба в ученических кимоно. С забинтованными кулаками и ногами. Орк с серебряным поясом, и эльф с золотым. Разница на этом этапе обучения, не слишком существенная.

— Начали! — скомандовала госпожа Сонг, и юные бойцы бросились друг на друга в рукопашную. Золотой двигался чуть быстрее. Его аспект Чжен-ци явно был более развит. Но за мгновение до удара перед серебряным появилась прозрачная ледяная пластина. Не слишком толстая, но достаточная чтобы смягчить удар.

Орк перехватил руку, замедленную броней и рванул на себя, выводя на болевой захват. В тот же миг эльф ударил ногой по земле и голень орка обхватили каменные кандалы. Орк этого ждал, и следующий удар пришелся по золотому адепту со спины. Мощный ледяной кулак приложил его в район плеча.

— Достаточно! — скомандовала Сонг, и сосулька в руках орка замерла прямо у глаза эльфа. — Оба наших ученика специализировались в Чжен-Ци, до объединения с факультетами магии. Сейчас мы проверяем всех учеников на новые способности.

— Это очень правильное действие. — кивнул я. — Новый мир несет с собой как новые угрозы, так и новые возможности. Наш народ не имеет права их упускать из вида. Я бы попросил проверить не только детей и учащихся. Но и взрослых. Особенно из числа достигших своего пика воинов и героев. Я горд, что наша академия может открыть новые пути для восхождения. Мы должны дать своим людям все доступные преимущества.

— Это очень благородно, господин Гуанг Валор. — сказали Сциллы, переглянувшись. — Но если начинать обучать уже взрослых, не стоит ли брать тех, кто расположен к магии сильнее остальных? Возможно и в этом вам стоит возглавить народы Чщаси.

— Мне? — несколько удивился я.

— Конечно, господин. Раньше это было не так важно. Мы не умели так четко работать с энергиями чужаков и не знали их особенностей. Но сейчас нет сомнений, у вас очень большой потенциал. — заявили Сциллы. — Если вам интересно — мы поможем.

Глава 19

— Уверен, мы сможем обсудить это подробнее… наедине. — улыбнувшись сказала Юн, спасая меня из неловкой ситуации.

— Мы благодарны народу Неко и главам Сциллы за предложение. Так же, как и за обучение наших будущих героев. — громко, чтобы услышали закончившие спарринг бойцы, произнес я. — За их первенство я дарую каждому возможность получения стальных орудий по их выбору. Сила нашего народа, в стремлении к совершенству. Каждый может достичь вершины своего пути. За Чщаси!

— За Чщаси! — хором ответили мои телохранители, сопровождающие, и адепты.

Под дружные выкрики мы покинули балкон. Торжественно прошли по академии. Едва отвечая на поклоны всех встречных. И наконец зашли в кабинет ректора. По мановению руки стража вышла, и мы остались наедине с преподавателями и Сциллами. Предстоял тяжелый разговор.

— Ваша шутка неуместна. — сдерживая себя произнес я. — Мне не впервой вести за собой людей. Я множество раз жертвовал своим покоем и здоровьем для их благополучия. К тому же — именно мне, благодаря помощи друзей и собственной настойчивости, удалось стать самым молодым героем. Но стихийная магия… Публичное заявление о моих способностях к ней… это уже перебор.

— Простите, мы не хотели вас оскорбить. — сказали, переглянувшись Сциллы. — За год на поверхности мы многое поняли и сумели осознать. У нас есть те, кто способен определить магический потенциал. Талант. И если раньше вы обладали лишь задатками — сейчас мы уверенно можем сказать, у вас есть способности. Разве не вы создаете гигантского огненного воина, разрубающего каменные блоки?

— Это другое. — поморщился я. — И с магией ничего общего не имеет. Если хотите — это мой дух. Воин что живет в моей душе.

— Так же, как и дракон? — чуть менее уверенно, но все так же настойчиво спросили Сциллы, и я понял, что просто так этот разговор не закончится.

— Выйдите все кроме Сцилл и обладающих духом воина. — сказал я. Сонг посмотрела на нас неодобрительно. Но все же вышла, как и другие преподаватели. Теперь мы и в самом деле остались наедине. — Итак. Вы утверждаете, что чувствуете во мне магические силы?

— Да, господин Валор. Мы бы никогда не стали обманывать вас. — немедля ответили неко. — Сейчас мы уверены, силы наполняют ваше тело и душу.

— То, что мы расскажем, должно остаться в этой комнате. — произнесла Юн. — В противном случае, мы будем расценивать это как измену и предательство.

— Незачем так беспокоится. — улыбнулись Сциллы, но некоторые не слишком уверенно. — Если понадобится мы унесем вашу тайну в могилы.

— Хорошо. В таком случае вы должны знать — у нас нет никакой магии. — сказал я, и дождавшись пока неко переглянутся продолжил. — Все что вы видели. Воины, дракон, дождь — было создано не нами. Оно результат веры множества людей в реальность того, что на самом деле не существует. Мы называем этот феномен — Воплощением. Или ваша магия действует так же?

— Мы понимаем. — спустя несколько секунд ответили Сциллы. — Нет. Магия не такая. Нет нужды верить в то что у вас есть нос, даже если вы его не видите. Он просто есть. Так же, как Ци, о которой рассказывают ваши учителя. Мы видели ее применение — она столь же реальна как магия. Но, как и ваши техники, так и магию можно развить.

— Выходит, каждый желающий, путем тяжелых тренировок, может стать магом?

— Простите, мы не верно выразились. — переглянувшись ответили неко. — Каждый кого коснулся хаос. У кого есть предрасположенность. Кто является его окном в этот мир. Каждый из таких одаренных может стать магом.

— Я могу освоить магию воздуха? Воды? Земли? — устав бороться с идиотизмом спросил я. — Нет? Может тогда огня или природы?

— Нет, господин. Вы раздражены, но это совершенно зря. — сказали Сциллы, стараясь сгладить напряжение. — Разве вы не чувствуете себя несколько иначе чем раньше? Разве то, кем вы являетесь сейчас, и то, кем вы были — одно и то же существо?

— Я и в самом деле уже не тот. Последняя битва далась мне особенно тяжело. — сказал я, стараясь успокоиться. — Но это не значит, что во мне внезапно открылись новые способности. По крайней мере я их не чувствую.

— В этом мы можем вам помочь. — не сдаваясь, а может восприняв мои слова как призыв к действию, ответили хором неко. — Вы сейчас — словно малое дитя, которое лежит на ковре. Вы еще не знаете, что умеете ходить. Но если вас научить — никто больше не заставит вас только ползать.

— Хорошо. Допустим я вам верю. Допустим. И какой же силой по-вашему я владею?

— Только вы и магия знаете об этом. Мы не скажем, но можем показать вам. Истина всегда рядом. — произнесли Сциллы, и одна из них положила передо мной предмет в свертке. Убрав ткань, я обнаружил обычный черный камень в крапинку.

— Что это? — спросил я, рассматривая полированный шар.

— Мы называем его предсказателем. Эти самородки добывались анубисами рядом с храмом правителя. Возьмите его в руку. Не сжимайте. Не прилагайте к нему силы. Просто держите. — хором проговорили Сциллы, и я решил, что хуже не станет. Камень оказался легче чем я думал. Словно был полым.

— И что дальше? — спросил я, через минуту.

— Вы ничего не чувствуете? — удивленно произнесли Сциллы, глядя то на камень, то на меня. — Мы были уверены.

— Нет. Как я и сказал — во мне нет магии. — сказал я, положив булыжник обратно на тряпочку. — Мы только зря тратим мое и ваше время.

— Постойте. Еще одни раз. — попросили Сциллы. Я посмотрел на Юн, и она едва заметно кивнула. — Вы слишком напряжены. Слишком хотите оказаться правы. С детьми в этом плане легче, они просто действуют не задумываясь. Ваши адепты не сразу сумели показать себя. Мы нашли только троих. А из неофитов — уже несколько десятков.

— Возможно дело не в способностях, а возрасте? — спросила осторожно Юн. — Если начать восхождение по новому Пути, это может занять десятилетия.

— Что возвращает нас к мысли о бесполезности этого занятия. — ответил я, но камень вновь взял в руки.

Избавиться от посторонних мыслей? Легко. Я с детства обучался техникам Юань-Ци и достиг в них совершенства. Контролировать не только свои — но и чужие мысли, было моей прямой обязанностью. И пусть сейчас эссенции во мне не осталось. Пусть ядро стало неактивно. Но умения никуда не делись.

— Это бесполезно. — вновь сказал я, когда пальцы занемели от неподвижности и их начало покалывать. Но когда я открыл глаза — успел увидеть крохотные молнии, идущие по поверхности камня. Сциллы улыбались. Одни — по-доброму, словно маленькому ребенку, который не хотел вставать. Другие — откровенно злорадствовали, убедившись в своей правоте.

— Это не иллюзия. Я не почувствовала никакого воздействия. — сказала Юн, когда я вопросительно посмотрел на нее. — Так что это и не воплощение.

— Ладно. — я выдохнул, и вновь попытался сосредоточится на покалывании. На сей раз ничего не вышло.

— Ваша стихия — молния. — довольно сказала старшая из Сцилл. — Дар крайне редкий, хоть и не единичный. К сожалению, у нас нет магистра, умеющего с ним обращаться. Вам придется изучать свой дар самому. Единственное что мы сможем сделать — помочь. Показать путь. А вы его пройдете.

— Если вы покажете, как это сделать — проблемы в том, чтобы осуществить задуманное не будет. — ответил я, аккуратно положив камень на тряпочку. — С самого рождения я только и делаю, что учусь и совершенствуюсь. Это, пожалуй, то, что я умею на самом деле лучше всех. Покажите мне Путь.

— Мы с радостью станем вашими учителями, господин Валор. — довольно сказали Сциллы. — Но прежде, вам придется свыкнуться с этой мыслью.

— Я учился у Гуй Шена. Моего врага. Так что обучение у вас тоже не станет проблемой. — сказал я, но неко покачали головами.

— Это было до того, как вы выросли. Сейчас вы полная чаша, которую предстоит заполнить новым знанием. А для этого придется нарастить стены. — философски заметили Сциллы. — Мы начнем с самых основ. С мироустройства, того как мы его представляли. До разрушения подземелья и поднятия на поверхность. Пусть многое пришлось отринуть — оно основа нашего учения.

— Уверен, мы сможем взглянуть на старые проблемы по-новому. Начните сейчас, если будет непонятно, я переспрошу. — сказал я, готовый внимать любой мудрости.

— Мир… делится на до и после. На от и к… — начали рассказывать Сциллы. Я старался не только вслушиваться в слова, но и фильтровать смысл. Мне и в самом деле было интересно их представление о мире. Но куда больше интересовала практика развития в себе магических искусств.

В целом их мироустройство оказалось не слишком сложным. Река времени текла от самого начала к концу. Эти две точки были вполне осязаемы. Как для каждого индивида отдельно, так и для всех народов в целом. Но если на Чщаси считали, что после смерти все становятся удобрениями — Неко считали, что разумы сливаются в единую сущность. Всемогущую, но при этом совершенно ничего не желающую.

Когда рождался новый ребенок — эта сущность касалась его. Оставляя крупицу своих сил. Когда большую — а когда меньшую. Развить талант было невозможно. Лишь обрести над ним контроль и научиться пользоваться. Убить можно и зубочисткой, если знать куда и с какой силой ткнуть.

Талант или Дар, отвечал на призывы носителя. Но те должны не только четко формулироваться, но и иметь строгие параметры. Я назвал их активаторами или триггерами. Жесты, позы, мысли и слова. Они могли быть произнесены устно или про себя. Быть видны окружающим или скрыты под одеждой.

— Понятно. — сказал я, через несколько часов обсуждений. — Из всего вышеперечисленного я сделал один простой вывод. Нет никакой магии.

— Простите, господин Валор, но мы же только что… — попытались мне возразить неко. Но я остановил их жестом.

— Я не договорил. Нет никакой магии, и нет никакого Воплощения. Это единая сущность. Вы создаете Ритуал. То, что запоминает ваш разум. Вы верите в это. На столько сильно, что оно становится реальностью. Но в то же время Воплощение невозможно без прикосновения хаоса. Одних он изменяет. Извращает их природу. Другим дает возможность управлять… Даром. — сказал я, подняв ладонь.

Мне не нужно было закрывать глаза, чтобы создать в своем воображении молнию. И не нужно было медитации в том, чтобы поверить в ее реальность. Мгновение, и между пальцами появились небольшие искры. Достаточные, чтобы их можно было разглядеть даже в свете дня.

— Я не чувствую Юань-Ци. — настойчиво повторила Юн.

— Потому что я ее не использую. — усмехнулся я. — Магия. Воплощение. Дар. Теперь нет никакой разницы. Осталось только понять, что я призвал против Цонга. И смогу ли это повторить при необходимости.

Глава 20

Дар. Емкое простое слово, которым я обозначил множество факторов. Вот только ни мне, ни кому-либо из живущих он оказался непонятен. Как хаос повлиял на Дар? Как он преобразуется? Есть ли следы в теле от его воздействия? Что делает тебя измененным… одаренным?

Очевидный ответ — хаос. Вот только она не являлась верной. Никто не знал, чем именно этот хаос является. Преподаватели академии и Сциллы предпочитали работать на уровне «после». Не задумывались о первоисточнике. Считали, что, если Дар есть — его можно раскрыть, обучить с ним обращаться. Но не более.

Наткнувшись на стену непонимания мне самому пришлось принять его как данность. Позже, если у меня будет достаточно времени, я в этом разберусь. Сейчас же важным было другое — развитие и контроль открывшейся способности. И вот тут наступало настоящее безумие.

Народ Неко от их менее развитых сородичей отличала не сила магии, а умение ее использовать. Создание урагана — сильная магия. Но изначально — это лишь несколько ветров, переплетенных в один узор. С каменным големом или ледяной метелью, ситуация получалась схожей. Сила, требуемая для создания одной сосульки или веера крохотных игл, требовалась одинаковая. Умение — совершенно разное.

Но даже обладая максимальным умением использование заклятий вызывало достаточные трудности. Оно отнимало жизненные силы. И я сам мог в этом убедиться, на примере Имаджин и Сифары. Длительное и чрезмерное использование заклятий приводило к иссушению. А если вовремя не остановиться — и смерти.

К счастью я отличался от неко. Мое тело, закаленное многолетними тренировками, поддерживали ядра Чжен и Сюэ-Ци. Кроме того, артефакт вживленный мне Мэй позволил регенерировать ткани с бешенной скоростью. Я не был бессмертным, что не раз доказывали мои враги. Но мог выдержать куда больше повреждений и усилий чем даже самые стойкие из героев пути жизни.

А потому я тренировался каждую свободную минуту.

Между приемами и совещаниями. Перед, после и вместо сна. Единственное что я никогда не пропускал — приемы пищи. Восстанавливающееся тело требовало строительного материала. Требовало сил и энергии. После очередной серии молний в каменную стену я сжирал несколько килограмм мяса, овощей и питательных злаков.

Я заставил себя воспринимать информацию. Как бы абсурдно или нелепо она не звучала. Вычленял из нее каждую крупицу знания. Того, что мог передать остальным. А сейчас — применить сам. Для быстрейшего роста. И Сциллы уже на третий день начали смотреть на меня с опаской. О да, я умел учиться.

Ритуал — выработанная формула взаимодействия. Для каждого человека он был разным. Раскрываясь во время тренировок и кропотливого изучения себя. Но когда я понял, что у него есть основа — стало куда проще. Стоило прочувствовать положение тела, в котором мне комфортнее выпускать молнию. Найти в себе ядро, которое отвечало за преобразование энергии тела в энергию грома, и я начал свой путь.

Для меня основой ритуала стал жест. Два вытянутых пальца — указательный и средний. И два сжатых, будто обхватывающих древко копья. Именно в этой форме я призвал молнию, что испепелила Цонга и чуть не прикончила меня. А дальше на нее насаживались положение руки, кисти, пальцев. Темп и направление жеста. И наконец форма обращения силы.

— Мы никогда не видели ничего подобного. — сказали Сциллы, когда я на пятый день пять раз ударил в мишень, стоящую в десяти метрах от меня. — Ваша скорость обучения просто поражает, господин Валор. Как вы смогли этого добиться?

— В этом нет ничего сложного, если всю жизнь ты только и делаешь, что тренируешься. — без ложной скромности ответил я. — К тому же, если бы у меня не было ядра Чжен-Ци, я скорее всего не смог бы пережить такой марафон. Навыки, старание и подготовка сделали меня таким какой я есть.

— Вы станете великим магом. — довольно сказала старшая из Сцилл. — Вас можно будет приводить в пример всем ученикам. Как старым, так и новым.

— Вряд ли у вас будет много учеников, имеющих больше одного ядра. — усмехнулся я. — Но когда я вернусь — обязательно возьму несколько перспективных учеников под крыло. Сейчас — не то время.

— Вы собираетесь вернуться на войну, господин? — удивленно спросила Сифара. — Но разве ваши генералы не справляются без вас? Я слышала они продвигаются сквозь джунгли без остановок и перерывов. Неужели ваше присутствие там столь необходимо?

— Я покинул своих людей помимо воли и должен к ним вернуться. Возможно новые навыки помогут мне справится с главным врагом. — сказал я, выпив пол-литра питательной настойки. — Увы, его я не смогу доверить ни одному из своих бойцов. Даже навыков владыки может оказаться недостаточно для боя с Силерантилом.

— Вы сможете совершенствоваться в пути. — уверенно заметили Сциллы. — Ваш Дар должен развиваться и достичь небывалых высот.

— Постараюсь оправдать ваше доверие. — кивнул я, поднимаясь. — Благодарю вас за науку. Если бы не ваши объяснения, я не смог уловить суть.

— Мы благодарим вас. Смотреть как вы поглощаете знания — истинное удовольствие. — улыбаясь ответили Сциллы. Поняв, что им больше не место во дворе кланового дома они поднялись и благородно удалились. Их охрана и любопытные ученики ждали снаружи. Но сегодня представления они не получат.

— Господин, все готово в дорогу. — сказал Хироши, появляясь во дворе. Он обратил внимание на обгоревшие камни, но ничего не спросил. Видно до сих пор считал себя ответственным за потерю мною Юань-Ци. Чтож, сейчас я не собирался его переубеждать. Тем более, что дорога предстояла не слишком дальняя.

— Хорошо. Отправляемся. — сказал я, снимая тренировочную форму и облачаясь в свой генеральский доспех. Кузнецы Бома уже привели его в порядок. Восстановили содранные пластины и усилили кирасу. При этом умудрились не сильно утяжелить всю конструкцию. Что в бою было не менее важно.

Сломанную во время последнего боя с Цонгом Грозу я сменил своей старой глефой, подаренной Гуань=Юнь на свадьбу. Но от ружья отказываться не стал. Наоборот, за пять дней мне изготовили его усовершенствованную версию. Без утяжеляющего лезвия, но с барабаном повышенной емкости.

Заряжать ружье все так же приходилось, разбирая барабаны. В начале у каждого снималась задняя стенка. Затем вставлялось крохотное ядро. За ним — порох. И заканчивала все небольшая порция чистой селитры для воспламенения при ударе. После вся конструкция закручивалась. Барабаны менялись достаточно легко, чтобы не думать о дальнейшем усовершенствовании конструкции. К тому же у нас не хватало ресурсов.

Выйдя за порог, я обнаружил небольшую армию из полутора сотен героев и золотых воинов. Все те кто сопровождал меня в бою с Цонгом и «не оправдали» высокого доверия. Хотя в действительности, сделали ровно то, на что я рассчитывал. Они привлекли внимание обезьян, сумели отбить их атаки и нанесли несоизмеримый урон. Но объяснять это им — не требовалось.

— Поехали. — приказал я, взбираясь в седло Чимба. Лев довольно рыкнул, повернув морду, и я с готовностью его погладил. Всадников набралось не больше двадцати, из которых десять — личная охрана, включая Хироши. И на самом деле она тоже не требовалась. Остров вновь стал достаточно безопасен даже для крестьян. Вот только статус заставлял таскать с собой воинов, которых в случае сражения скорее всего придется защищать мне, А не наоборот.

Когда процессия уже выдвинулась из Дома света, я получил гневное сообщение от Юн. Вернее, оно было вполне обычным. На первый взгляд. «Удачной дороги, господин. Возвращайтесь в целости…» Вот только за этой короткой фразой крылось куда больше. Я так и представлял девушку, брызжущую ядом. Троеточие в конце, и обращение Господин вместо Дорогой, прямо говорили о ее настроении.

«Я вернусь, как только смогу. Позаботься о детях и сестрах. Ты моя первая и самая любимая жена». — написал я в ответ. А затем отправил похожее сообщение Аи, только назвав ее старшей. Мне очень хотелось остаться. Дождаться пока орчанка родит. Но беды, обрушившиеся на остров, не ждали. «Хорошо». — односложно ответила Юн.

— Всем пешим — идите к переправе. — приказал я, сверившись с ожившей миникартой. — Мы вас нагоним к завтрашнему утру. Всадники отправляются со мной.

— Да, господин! — ответили телохранители. Хотя скорее телохранительницы, большинство из них было девушками-воительницами. Отбор не зависел от моих личных предпочтений. Просто девушки обладали более легкой рукой и метким глазом — то что было необходимо для использования дальнобойных ружей. А еще все они являлись воинами пути Юань-Ци.

Избавившись от замедляющих нас солдат, мы ускорились и через час уже въезжали в ворота Тайного дворца. Жизнь на улицах восстанавливающегося города кипела. Старые здания, лишившиеся хозяев, разбирали. Новые достраивали или возводили заново. Торговцы — торговали. Ремесленники — мастерили. Дети — играли. Все были при деле и занимались тем чем были должны.

Но чем ближе к центру, тем менее оживленными становились улицы. Дома вблизи озера хаоса восстанавливали неохотно. Старались держаться подальше. Уступая место самым зависимым от хаоса — магам. Никто не хотел превратиться в измененного. В отступника которого обратили в монстра. И только серые рясы с капюшонами сновали между храмом, висящим над бездной и городом.

— Господин Валор. — радостно выкрикнул кто-то из детей, когда мы проезжали мимо. Я помахал ребенку рукой, но не стал тормозить льва. А через минуту его лапы уже мягко ступали по прозрачному мосту, поддерживаемому магией и силой самих богов. Вот только с ней что-то было не так.

Для того чтобы это понять не надо даже вглядываться. Озеро хаоса, и раньше не слишком спокойное, бурлило. Ежесекундно в нем открывались порталы. Из некоторых успевали выглянуть или даже выпрыгнуть диковинные твари. Спустя мгновение их пожирали ненасытные переливающиеся языки хаоса. Огненные и ледяные гейзеры били на несколько метров в высоту.

— Проводите меня к верховной жрице. — приказал я стражникам, встретившим меня у входа в храм. Свою охрану я оставил на берегу, возле ближайшего дома удовольствий неко. Незачем лишний раз подвергать их воздействию хаоса. Хорошо если в них зародится Дар… Но что если они станут чудовищами, мало приспособленными к бою в строю, плечом к плечу?

— Вы не вовремя. — произнесла Нио Кингжао, когда меня провели светлыми коридорами во внутренние покои жрицы. Ее белоснежная комната оказалась щедро украшена живыми растениями и цветами. Кровать застелена свежими простынями, но одного взгляда на них оказалось достаточно чтобы понять — на ней уже очень давно никто не спал. А когда тифлинг ко мне повернулась, я чуть не выругался. Никогда я еще не видел ее такой вымотанной.

— Что происходит? — спросил я. — Рассказывайте.

Глава 21

— Мы не должны обсуждать дела богов. — ответила Кингжао качая головой.

— Если это поможет богам — это наша обязанность. — решительно сказал я. — Если сейчас мы не выполним свое предназначение, другой возможности не представится. К тому же, кто если не мы? Что именно происходит? Я вижу, как хаос становится все менее стабилен. Гейзеры, всполохи, лезущие твари.

— Пока ситуация под контролем. — нехотя ответила Кингжао. — Но Янус уже повелел создать по периметру озера вышки. Многие из жрецов готовятся вновь взяться за оружие. Мы будем обязаны не только читать молитвы, но и защищать город от внутренней угрозы. И если вы выделите нам несколько сотен воинов.

— Сделаю это немедленно. — сказал я, назначая задачу гарнизону Дома Света. В отряд я назначил измененных, отступников и жителей подземелья. Тем, кому было не привыкать к близости с хаосом. Терять воинов мне совсем не улыбалось. А эти хоть новое предназначение получат. Почувствуют себя нужными.

— Это нас сильно выручит. — с явным облегчением вздохнула Кингжао. — Мы верные слуги Януса, но чем дальше, тем тяжелее становится нести свои обязанности.

— В чем дело? Они невыполнимы? — на всякий случай уточнил я, когда жрица замолкла на долго. — Возможно мои ресурсы вам помогут?

— Нет. Дело не столько в сложности. Сколько в противоречивости. — поморщившись ответила Кингжао. — Иногда мне кажется, что они не могут меж собой договориться. Раньше была только Гея. Властная и строгая, но она имела всегда четкую позицию. После проявления второй половины Янус стал более разносторонним. Некоторые вещи прощались. Другие были необязательны к выполнению. Но когда явился Силерантил…

Мне сложно говорить о фактах. Но кажется он сам мыслит себя если не равным богу, то крайне близким к этому понятию. Утверждает, что он пророк своего народа. Полубог Света. И возможно для этого есть все основания. По крайней мере из разговоров Януса я уловила что есть верующие молящиеся не свету, а лично ему.

— Не может такого быть, что свет пытается стать отдельным богом? — спросил я, и по дернувшимся вниз уголкам губ жрицы понял, что она думает о том же. — Что будет, если вместо одного бога у нас появится два?

— Бог, как и император, может быть только один. — с опаской ответила Кингжао. — Если они разделяться, начнется война куда страшнее вашей с Силерантилом. Вряд ли что-то останется от нашего острова. А если не слишком повезет — то и от всего мира. К такому мы точно не готовы.

— Значит мы должны сохранить божество в целости. — задумчиво проговорил я. — Наша единственная сила — Вера. Недавно я понял, как именно она работает. Включая воплощения и магию народов подземелья. У нас будет шанс все исправить только если мы досконально разберемся в божественной природе и верно составим молитвы.

— Хочешь управлять богами вместо того чтобы они правили нами? — удивленно спросила Кингжао. — Возможно у нас получится.

— Должно получится. Я не для того объединял остров чтобы мы все погибли от буйства божеств. — ответил я. — Вы должны побеседовать с Янусом. А позже — встретится с Юн. Ваша ученица уже несколько месяцев успешно использует молитвы в своих целях. Пришла пора и вам перенять ее опыт.

— Хорошо. — немного подумав сказала Кингжао. — Я сделаю все от меня зависящее. Но и вы должны постараться. Богам нужен ретранслятор. Это здание, находящееся в старой столице Гэге. С его помощью они свяжутся с верующими по всему миру. Тогда нам станет полегче. По крайней мере я очень на это надеюсь.

— Я не собираюсь останавливать свои войска. В течении нескольких недель мы закончим зачистку джунглей и выйдем к городу. — сказал я, сверившись с данными миникарты. — Даже если он заселен демоническими тварями — у нас достаточно сил чтобы пробиться к башне.

— Боюсь нескольких недель у нас может не быть. — не поддержав мой энтузиазм склонила голову Кингжао. — Мы вытянем сколько можем. Но вы должны поторопиться. Раньше я считала эту затею глупой и самонадеянной. Захват Гэге с уставшими от бесконечных войн солдатами — плохая затея.

Стоило выждать пару десятков лет. Подождать пока при вашем правлении подрастет новое поколение. Обучить новых воинов, снарядить армию. А после уже задумываться о возврате соседнего острова. Мы потеряли слишком много. Чщаси может выдержать в два раза большее количество жителей. Особенно с магами природы. Но сейчас… выхода нет.

— Не волнуйтесь, наставница. Я сделаю все от меня зависящее, чтобы ретранслятор был захвачен в ближайшее время. — попытался я успокоить жрицу. — Мы вернемся на передовую уже завтра утром. Вместе с генералами я разработаю новый план. И тогда у нас все получится. Уверен.

— Тогда отправляйтесь в путь, господин. Я буду молиться о вашем благополучии. — сказала Кингжао, склонившись в поклоне.

Все мои вопросы и предложения потеряли всякую силу. Сейчас и в самом деле было не до создания единой сети пропаганды. Хотя Юн конечно не упустит шанса расширить свое влияние. Как и влияние Гуанг в целом. Тут я был совершенно спокоен. Моя дорогая жена на столько поднаторела в интригах, что иногда казалось работает и за, и против нас одновременно.

Дележ тайного дворца тоже пришлось отложить. Если на улицы города хлынут твари хаоса, лучше, чтобы мои граждане оказались от них подальше. Все мои цели были отложены, ради одной — взятие ретранслятора. Вот только как ее осуществить в сжатые сроки, я не знал.

Вскочив в седло Чимбика я погнал льва прочь от храма Януса. Льву и самому было неуютно возле мерцающего озера. Втянув когти, он промчался по мостовой. Телохранительницы едва успели взобраться на ездовых птиц и ящеров. Всадники, оповещенные заранее, суетливо подтягивали пояса выбегая из дома удовольствий. В отличие от меня они успевали отдохнуть.

Поменяв приказы остальной сотне, я направил льва прямо к переправе. Хироши ничего не спрашивая погнал солдат к передовой. Но встретится как планировали мы не смогли. Чимбмк был вынослив даже по меркам демонических животных, и мне приходилось сдерживать его, чтобы всадники за нами успевали.

Но вскоре мне это надоело, дав приказ на перемещение я пригнулся к гриве, и мы быстро оторвались от сопровождающих. Я заранее написал Ичиро, Акио, Бому и Хироши, чтобы они собрались в форте. Каково же было мое удивление, когда, вернувшись на передовую я увидел там ушлого эльфа!

— Как тебе удалось меня обогнать? — удивился я.

— О, так мы давно знакомы, господин. — усмехнулся Хироши. — Я изначально взял курс на форт. Пара загнанных страусов и я на месте. К слову я уже оповестил всех генералов. Вскоре они прибудут.

— Это хорошо. Я тоже призвал их, надеюсь они и в самом деле будут скоро. — ответил я, позволяя Чимбику зарыться мордой в горе мяса. — Мне нужна карта, с детальной разведкой Бома.

— Уже готовят. — гордый своей предусмотрительностью сказал Хироши.

Я лишь улыбнулся. Пусть порадуется. На самом деле поводов для счастья становилось все меньше. Семья принесла новые заботы. Победа над Силерантилом в Чщаси вместо успокоения создала лишь новые проблемы. И решать их придется в ближайшее время… полубог недоделанный.

— Господин! — поприветствовал меня строгим поклоном Ичиро. Он прибыл первым, хотя находился примерно на той же позиции, что и остальные. — Вы уже оправились?

— На сколько это возможно. — ответил я. — Прежде чем начать совещание я хочу дождаться остальных. Мне понадобится вся информация и любые предложения.

— Как скажете, господин. Я пока подготовлю войска. — сказал Ичиро, выходя из походного шатра. Товарищ слишком хорошо меня знал, чтобы допустить даже мысль о том, что мы будем сидеть на месте. И это внушало надежду на реализуемость моего плана. Через полчаса они вошли уже все вместе. Впятером.

Ичиро как глава старшего клана поклонился первым. За ним Акио, как наследник и правитель нового клана. Следом Бом, как мой помощник. Хироши и Вейджа.

— Оставьте приветствия. — отмахнулся я, понимая, что сейчас может начаться долгая церемония. — Я знаю, что вы все меня уважаете. Я вас тоже. Так что опустим этот момент. Мне нужна ваша помощь в планировании операции. Рассказывайте по порядку, что происходит. Где, и какая обстановка.

— Позвольте мне, господин? — подошел к карте Ичиро, и дождавшись пока я кивну указал на выступ между рек. — Вот здесь, чуть севернее нас, мы разбили передовой лагерь. Он хорошо укреплен и прикрыт с двух сторон водой. Мы уже возвели стены, создали укрепления и разместили гарнизон из пяти сотен воинов. После смерти Цонга этого вполне достаточно, чтобы обороны.

— Хорошо. Но недостаточно. Это выиграет нам максимум полдня. — сказал я, прочертив прямую до старого города. — Бом, что в этом направлении?

— Поселения приматов. — ответил дварф-изобретатель. — Сейчас они активно объединяются. Отходят от наших рубежей. В последние дни мы наблюдаем с воздушного шара как племена стекаются к их главному городищу. Вот здесь, чуть выше по реке. — Бом обозначил область очертив ее карандашом, и я тихо выругался. Поселение обезьян стояло прямо между нами и столицей Гэге.

— Ясно. В таком случае нам нужен обход. Так чтобы войско в тысячу, а лучше пять тысяч голов спокойно могло пересечь эту местность и выйти к старому городу.

— По джунглям нам не пройти. — сказал Ичиро, задумчиво. — Хоть вы и уничтожили их главного лидера, приматов еще слишком много. Нас задавят числом.

— Нет, если будем подниматься по реке. — выступив вперед предложил Вэйджа. — Ваше императорское величество. Позвольте создать паром? Обезьяны боятся воды. Если мы сумеем уничтожить их передовые посты и отогнать тварей огнем и оружием — они не посмеют лезть на солдат.

— Хочешь подняться вверх по реке, против течения? — на всякий случай уточнил я. — А что если ветра будет недостаточно?

— Сядем на весла. К тому же крабы наг отлично ходят под водой и могут тащить не одну лодку. — сказал бывший адмирал. — Если правильно все сделать, мы сможем организовать постоянную переброску войск. Конечно, это большой риск, но куда быстрее чем передвигаться пешком. В случае если карта верна, мы сможем дойти почти до прерий. У вас там даже что-то отмечено.

— Да, отмечено. — согласился я, вспомнив о точке интереса. Комплекс зданий, почти погрузившихся в землю. Тот о котором рассказывал Шен. — Хорошо. Акио, я рассчитываю на вас и союзников. Лучше тебя и клана Хэй никто из воинов Чщаси не знает воды.

— Нам понадобится очень много судов. — сказал молодой глава клана.

— Это станет проблемой?

— Нет. Мы соберем все нужно. В крайнем случае соорудим плоты. — уверенно ответил Акио. — Можете нам это доверить, господин.

— Хорошо. Бом… я хочу оказаться там раньше основного войска. — немного подумав сказал я. — Подготовьте воздушный шар.

Глава 22

— Господин, это слишком опасно! — попробовал угрюмо возразить Бом. — Вы не должны идти без прикрытия. А на воздушном шаре больше пяти бойцов не поднять. Включая одного мага воздуха, чтобы двигать судно. А ваш лев в корзину даже не влезет.

— Я согласен с Бомом. — высказался Ичиро. — Если бы вы пошли с телохранителями…

— То что? Они справились бы с несколькими сотнями обезьян? — усмехнувшись спросил Хироши. — Если нас может быть всего пятеро, лучше собрать отряд.

— Позвольте мне пойти с вами, господин. — попросил Ичиро.

— Нет. На тебе экспедиционная армия. — строго ответил я. — Бом, тебя есть кому заменить в академии?

— Да, я полностью доверяю Ксу Канг. Раньше между нашими кланами могло быть соперничество, но сейчас я не вижу в этом смысла. — ответил мой главный инженер. — Если вы позволите, я хотел бы вас сопровождать.

— Как и я. — сказал Бэй Вэйджа. — Если хотите, я моргу принести вам личную присягу. Если придется — откажусь от службы в Хэй. Вы знаете, я всегда оставался верен императорскому престолу.

— Не нужно идти на крайности. Каравану нужен будет капитан, и без вас не обойтись. Как и без Акио. Я возьму с собой только тех, без кого можно обойтись.

— О, ты имеешь ввиду меня? — с ухмылкой спросил Хироши. — Всегда готов.

— Отлично. Бом, Роу, Хироши, я и неко-воздуха. Как раз пятеро. — сказал я, добавив в команду главную из телохранительниц Юн. — Остальным придется обойтись без нас. Соберите и проведите войска вверх по реке. Если понадобится — сожгите обезьяний город. Но если будет возможность — никого не трогайте. Врагов у нас и так хватает.

— Это может быть проблематично. — заметил Ичиро. — До этого момента приматы всегда нападали на нас первыми. Мы лишь оборонялись.

— Сохраните наших воинов в целости. О большем я не прошу. Сколько нужно на подготовку воздушного шара?

— Полчаса, господин. — ответил Бом.

— Отлично. Думаю, нам всем будет достаточно этого времени, чтобы собраться. — сказал я, оглядев присутствующих. — Удачи нам всем. Боюсь она понадобится. Если кто верит в Януса — можете помолиться о нашем благополучии перед вылетом. А теперь прошу прощения, мне тоже нужно подготовится.

Дождавшись пока все покинут палатку, я сел рядом с Чимбиком. Лев довольно урчал, словно лопасти водяной мельницы били о ручей. Гигант при всем желании не влез бы в маленькую корзинку. Но оставлять друга и питомца одного на долго мне не хотелось. В конце концов именно он спас мою жизнь, вытащив с поля боя.

— Прости, приятель. Взять тебя с собой не выйдет. — сказал я, почесывая толстую шкуру за ухом. Одно из немногих мест, не покрытых слоем черной чешуи. — Придется тебе побездельничать. Но я ненадолго.

Лев грустно посмотрел на меня и тихо проскулил. По глазам Чимбика я понял, что он все понимает, хоть и не одобряет моего решения. Несмотря на это я продолжил собираться. Помня о предыдущем опыте взял дымы и хлопушки. Три двенадцати зарядных сменных барабана для Грозы. Несколько зелий и эликсиров для быстрого восстановления как тела, так и духа.

Пришлось пополнить запас игл к арбалету на запястье. Проверить остроту когтей на ботинках и перчатках. К гарпуну я взял не только сменный крюк, но и трос. Просто на всякий случай. Все, вместе с броней, весило не меньше пятидесяти килограмм. Но долгие тренировки и большое количество Чжен-ци позволяли не чувствовать этой массы.

— Все готово? — спросил я, когда снаружи шатра аккуратно кашлянули.

— Да, господин. — ответил Бом, и погладив на прощанье льва я вышел к шару.

Хотя именно шаром он пока не выглядел. Скорее длинный продолговатый конус, обтянутый сеткой из веревок, медленно колышущийся в воздухе. В его основание старательно набирали горячий воздух. Судя по натянутым веревкам воздушное судно готово было в любую секунду сорваться ввысь.

— Залезайте скорее. — сказала неко-воздуха, уже сидящая в корзине. Веселая жизнерадостная беловолосая девушка с длинным гибким хвостом и задорными треугольными ушами. Она была одета не по погоде тепло, а на шею повязан толстый шерстяной шарф. Судя по всему, она уже освоилась и ей крайне хотелось оказаться в воздухе снова.

Я забрался в корзину первым. Шар покачнулся, но веревки все еще остались натянуты. А вот после того как присоединились Хироши и Роу, на мгновение просели. Когда же к нам добавился Бом, с объемистым свертком и полным рюкзаком, шар и вовсе предательски опустился.

— Все не унесем. Можно даже не подниматься. — сказала, нахмурившись неко. — Как хотите, но придется избавится от лишнего веса.

— А зачем нам эти мешки по бокам? Может сбросить их? — предложила Роу.

— В них топливо. Если понадобится набрать высоту — сожжем один из них. — объяснила неко. — Я видела куда мы направляемся и в прошлый раз мы еле дотянули туда вдвоем. Хотите полететь — либо кто-то должен выйти, либо избавляйтесь от лишнего груза. Снаряжения или припасов.

— Нет у меня ничего лишнего… — сказал Бом, когда мы все посмотрели на дварфа. — Серьезно! Это все нужное. Пусть лучше Роу вылезет, зачем нам ее ружье? У господина Валора одно есть и хватит.

— Всем выложить четверть припасов. — приказал я, демонстративно снимая с пояса барабан и несколько гранат.

Хироши отдал запасной колчан и второй меч. Роу тоже избавилась от части оружия, но боезапас оставила. Глядя на это Бом проворчал, но выложил несколько идеально круглых металлических ядер. Каждое с кулак размером. Веревки удерживающие воздушный шар снова натянулись.

— Отчаливаем! — весело крикнула неко, и махнула рукой. По ее команде тросы отвязали и шар с все возрастающей скоростью начал подниматься. Я легко с пружинил ногами гася инерцию, но вид отдаляющейся земли неожиданно заставил схватиться за борт корзины.

К моему успокоению не я один боялся остаться без твердой земли под ногами. Даже Бом, уже не раз отправлявшийся на разведку предпочитал держаться за канат. Вскоре последняя из веревок, удерживающих шар кончилась и дварф начал быстро ее сматывать, продолжая страховать себя локтем.

— Тяжело идем. — недовольно поморщилась неко. Но затем задорно улыбнулась. — От лица всех воздухоплавателей, и лично себя приветствую вас в небесах. Меня зовут Сянинь и я буду вашим проводником. Держитесь крепче. Нам придется подняться выше, чтобы потом спускаться в нужном направлении.

С этими словами она взяла один из мешков на боку шара и подсоединила его к горелке. Бурдюк, в котором оказалось дурно пахнущее рыбье масло, вспыхнул. Фитиль загорелся ярче и горячий воздух загудел, поднимаясь в шар. Земля начала отдаляться чуть быстрее, и я про себя выругался.

Никогда еще. Ни во время дуэлей. Ни в полномасштабных сражениях. Ни даже спускаясь в черноту неизвестности или навстречу демону Шуньюаню я не чувствовал себя таким беспомощным. Одна маленькая дырочка… одно неверное движение — и мы шмякнемся с такой высоты, что даже мои ядра тела и крови не спасут. Но самое обидное — я совершенно ничего не мог с этим поделать. Теперь идея отправится вперед войск и разведать неизвестные строения уже не казалась мне такой привлекательной.

— Чтож вы такие… тяжелые. — с досадой проговорила Сянинь, через полчаса. Не смотря на то что времени прошло немного, мы поднялись достаточно высоко. Воздух похолодел и изо рта начали вырываться облачка пара. К счастью в корзине мы набились битком, да и огонь в центре заметно грел.

На его пропитание ушло уже два бурдюка с маслом, но дальше мы уже не поднимались. Сложив сложную печать неко заставила ветер дуть в одном направлении, и мы пролетали над густыми джунглями. С такой высоты было не рассмотреть, что происходит внизу. Деревья сливались в один плотный зеленый ковер. Приходилось ориентироваться по общим очертаниям.

Но был в этом и один явны плюс — страх смерти ушел. Не потому, что я к нему привык — скорее смирился. Падение с такой высоты. Когда ты не можешь различить фигуры гигантских горилл внизу — уже казалось абстракцией. Пока летишь вниз можно, наверное, о многом подумать.

— Садимся через час. — сказала Сянинь, мельком взглянув на землю. — Надеюсь вы знаете что делаете. На обратную дорогу топлива не останется.

— Я тоже надеюсь. — пробормотал я, не видя места назначения.

Чем дальше проходил полет, тем беспокойнее становилась неко. Мешки с маслом уходили один за другим. Сянинь выпила и съела уже несколько высоко питательных булок, но этого все равно оказалось недостаточно. Из веселой и жизнерадостной она становилась уставшей. Видно было как образуются мешки под глазами. Девушка работала на износ, стараясь выполнить свою задачу.

— Последний. — с досадой сказала неко, перевешивая бурдюк с маслом. — Если на этом не дотянем, придется выкинут самого тяжелого.

— У нас есть порох. — переглянувшись с Бомом сказал я. — Можем попробовать сжечь его, если понадобится.

— Пока не нужно. — поморщившись ответила Сянинь. — Но, если у вас есть что выкинуть — пора сделать это прямо сейчас.

— Больше выкинуть нечего. — сразу сказал Бом, обнимая рюкзак.

— Не беспокойся, оружие нам всем пригодятся. — сказал я, вспоминая от чего можно избавится. Вскоре за борт отправились все столовые принадлежности. Одеяла. Лишняя одежда и даже запасы провианта. Все что можно было — я скормил неко и съел сам, про запас. Остальное полетело на землю и досталось какой-то счастливой обезьяне.

Но даже этого на долго не хватило. Мы ненадолго вывернулись, выпустив горячий газ из дымовых шашек. Потом в ход пошел порох. Сжигали внутри шара, подняв на копье, небольшими порциями. Под конец пришла пора стрел. Сняв наконечники Хироши сложил десяток домиком и поджег. Хватило ненадолго и шар продолжил спускаться.

— Дотянем? — спросил я, уже видя конечную точку.

— Должны. — устало произнесла неко, прикусив губу. Внезапный порыв ветра подхватил воздушный шар. Подтолкнул его чуть вверх и в сторону виднеющихся внизу зданий. Но почти сразу после этого девушка рухнула, лишившись сознания от переутомления. Все же ничто не давалось даром.

Я успел подхватить ее. Бом взялся за управление, сместив центр тяжести так чтобы нас тянуло в нужную сторону. Шар продолжил быстро опускаться. Верхушки гигантских деревьев приближались с пугающей скоростью. Ветки начали бить по днищу корзины, она накренилась, и я едва успел обрубить их глефой. Шар окончательно рухнул, заваливаясь набок и мы очутились на широкой поляне.

Глава 23

Мы рухнули у самой границы джунглей и уже в следующую секунду меж ветвями поднялись крики обезьян. Не дожидаясь пока на нас накинутся со всех сторон, я поднял глефу к небесам. Пламенный материализовался в ту же секунду. Хотя никакой иллюзии я не налагал. Хватило внимания соратников. Огненный гигантский меч прошел по дуге, от кромки леса донеслись яростные вскрики. Что-то вспыхнуло и приматы чуть отступили.

— Вставай! — приказал я, поднимая отключившегося Бома. Хироши уже пришел в себя и вытаскивал Сяньинь. Роу с трудом поднялась сама. Но тут же охнув присела на одно колено. Нога была сильно ушиблена.

— Прочь от леса! — сказал я, вытаскивая дварфа, которого по голове приложил его же сверток. Судя по весу там было не меньше чем миниатюрная пушка.

— Идут! — крикнула Роу, и сразу за этим раздался грохот ружья. Яростный рев обезьян на мгновение затих. Но через секунду усилился многократно.

На поляну выскочила здоровенная горилла, и тут же рухнула как подкошенная. Ее череп взорвался, разбрызгивая вокруг мозги и кровь. Щелчок барабана, и уже следующая тварь была на прицеле Роу. Девушка без промедления и сожаления выкашивала самых крупных тварей. Я же принялся за массу мелких.

Оттащив Бома чуть дальше, я не стал тратить драгоценные пули. Прыгнул вперед, на стаю орущих шимпанзе, и накрыл их одним кровавым веером. Сотни игл вонзились в шкуры демонических обезьян. Они бросились врассыпную, уступая место орангутангу с рогами. Но бритвенно-острое лезвие глефы достало шеи слишком многих.

Ступивший мне на встречу орангутанг был раза в два меньше Цонга. И все равно возвышался надомной словно дерево. Тварь с иссиня-черной шкурой и фиолетовыми горящими глазами бросилась вперед. И тут же попала под обратную вертикальную мельницу. Отбросив ее лапы вверх, я буквально нашинковал тварь попеременными ударами лезвия и шипа глефы.

Стоило вожаку рухнуть, истекая кровью, как приматы обезумели и толпой бросились на меня. Самые крупные твари были выше меня ростом. Гориллы и орангутанги шли в общей стае. Но дойти до меня им было не суждено. Самые опасные твари падали, словно споткнувшись. Некоторые, перед смертью, успевали схватиться за шею. Другие не замечали, входящих по самое основание, длинных стальных игл.

Хироши и Роу били предельно точно. Сейчас они были на своей основной дистанции. Использовали луки и браслеты-арбалеты с максимальной эффективностью. Основная же толпа просто не могла со мной справится. Они вышли из своего привычного места обитания. Слезли с деревьев. И теперь их скорость и ловкость значительно уступали даже золотому воину.

Я вращал глефу в безумном урагане, собирая кровавый урожай. Толпа быстро редела. Несколько брошенных дротиков не могло мне навредить. А дальность стрельбы эльфа и телохранительницы были куда выше. За несколько минут мы расправились с парой десятков тварей. Увы, расслабляться оказалось рано.

— Новая стая на подходе. — крикнул Хироши. — Будут здесь через три минуты. И с ними что-то ненормально большое!

Оглянувшись я понял, что он имеет ввиду. Верхушки деревьев колыхались, расходясь в стороны. К поляне шел настоящий монстр. И если судить по размерам деревьев — он должен оказаться куда крупнее Цонга или громового шестилапого дракона. Я мог бы с ним сразится… вот только шанс, что выживут остальные — минимален.

— Отходим к зданиям! — приказал я, беря под мышки так и не очнувшегося Бома.

Бежать с дварфом в полном стальном доспехе, с рюкзаком и какой-то дурой в свертке — дело не легкое. Он весил не меньше меня, несмотря на небольшой рост. Но Чжен-Ци и долговременные тренировки позволяли мне совершать и не такие фокусы. Хироши взвалил на себя Сянинь и поддерживал Роу. Что тоже скорости не прибавляло. А позади доносился глубокий утробный рев.

Выяснять, что за зверушку разбудили приматы, чтобы разобраться со мной — совершенно не хотелось. Но судя по звукам к человекоподобным обезьянам она отношения не имела. Зато у приматов появились новые вожди. Мельком оглянувшись я увидел, что стая замерла на границе леса.

Но не просто так. Обезьяны готовили дротики и копья для атаки. Шимпанзе выбирали ветки повыше. Но при этом несколько рядов деревьев оставалось совершенно свободными. Судя по всему, предполагалось, что именно там пройдет гигантская тварь. Я лишь надеялся, что мы успеем спрятаться вовремя.

— Осторожно. — сказал я, увидев, как в одном из окон, серых двухэтажных зданий, с куполообразной крышей, что-то мелькнуло. — Там тоже может быть враг.

— Отпусти меня, я очнулся. — проговорил Бом. Хотя взгляд его все еще был ошалелым, я положил товарища в высокую траву. Выпрямившись дварф оказался в ней по грудь. — Что делать, приказывай!

— Для начала приди в себя. — ответил я, вешая глефу на спину и достав ружье. — Хироши, как там неко?

— Крайне слаба, но жива. — немедля сказал эльф. — Сама идти не сможет.

— Роу? — так же коротко просил я.

— Нога сильно ушиблена. Броня сломана. Нужно перевязать. — нехотя ответила телохранительница. — Но стрелять могу.

— Ясно. Может это главное. — сказал я, оглядываясь. До кромки леса было около трехсот метров. Докинуть до нас дротики с такого расстояния обезьяны не смогут. Приблизиться незаметно — тоже. Вот только им это и не нужно. Под деревьями уже собралась приличная толпа из горилл и орангутангов. И на некоторых из них были вполне приличные доспехи.

— Гары. — подтвердил мои худшие опасения Хироши. — Если у них будет магия…

— Нужно уходить раньше, чем они нас атакуют. — согласился я, поворачиваясь к зданиям. — Наша задача — узнать, что там внутри. Я иду первый. Бом, на тебе Роу. Перевяжемся, когда будем в безопасности. Хироши, продолжай нести Сянинь, без нее мы отсюда не выберемся.

— Понял. — кивнул Хироши, забрасывая девушку за спину и привязывая одним из пяти поясов. Я побежал вперед, разведать обстановку. И не зря.

Когда до зданий осталось меньше ста метров из травы вылетел целый ворох дротиков. Метнувшись в сторону, я ушел от удара. Но следующая порция чуть меня не догнала. Дротики обильно падали, втыкаясь в землю и застревая между сочной травой. Уворачиваясь, я рывками сокращал дистанцию с противником, которого не видел.

Когда по расчетам я должен был обрушиться на головы стрелков, из травы поднялись несколько горилл. Необычных и даже не Гаров из подземелья. Эти твари были сплошь обвешаны тяжелой черной броней. Их рога не уступали по ветвистости Цонгу, хоть и были по размеру меньше в два раза. Отличалось и вооружение. Вместо дубин у горилл оказались шипастые булавы на длинной рукояти и щиты.

Не снижая скорости я ураганом обрушился на первого из врагов. Глефа высекла сноп искр из шлема твари. Но пробить его не смогла. Примат, не успевший среагировать на атаку, отмахнулся булавой. Я обтек неумелую контратаку и ударил прямо в глаз твари шипом, находящимся на другом конце глефы.

Монстр взревел. И попробовал атаковать снова. Этот удар я отбил подкованным ботинком. Подлез под вторую руку и вложив в замах весь свой вес обрушил на шею противника четырехгранный шип. Толстая шкура со скрипом поддалась, и все двадцать сантиметров стали вошли через подбородок в череп твари. Та хрипнула и рухнула на спину. Я едва успел выдернуть глефу и отскочить в сторону.

Остальные твари, явно такого исхода не ожидавшие, переглянулись. Зарычали, показывая внушительного размера клыки. Но в атаку не бросились, а пошли. Что было куда страшнее. Прикрываясь щитами, не уступавшими по размерам башенным, они брали меня в полукольцо. Собираясь атаковать меня со всех сторон одновременно.

Грохот выстрела нарушил все их планы. Тяжелая пуля пробила череп средней, самой крупной гориллы. Роу перевела ружье на следующую цель раньше, чем первая коснулась дырявой башкой травы. Но и я не мешкал. Ворвался в образовавшуюся прореху, заставив половину строя развернутся. Ударил крест-накрест под колени тем, кто развернуться не успел.

Заставил пару рухнуть на одно колено, еще одного врага — на оба. Шип и лезвие меняли друг друга со скоростью молнии. Кровавая мельница никак не могла насытится. А туман, поднимаемый глефой, становился все гуще. Целые капли оставались висеть в воздухе. Я отвлекал на себя максимум внимания, чем пользовалась Роу и Хироши.

Эльф не стоял на месте. Его колчан стремительно пустел. Обладая врожденной способностью к летнему вихрю он во всю пользовался этой способностью. Довел ее до абсолюта. До десяти выпущенных им стрел приземлялись одновременно. Не позволяя врагам уклониться или защититься. Метатели врага падали один за другим. И вскоре проход должен был освободиться.

— Твою мать. — выругался ошалело Бом, и я невольно оглянулся. Треск стоявший со стороны джунглей уже пять минут, прекратился. На поляне показался гигантский ящер, стоящий на мощных задних лапах.

Его спину украшал кривой гребень из полуметровых колючек. Морда и грудь покрывали плотное оперение из переливающихся изумрудных перьев. Глубоко посаженные хищные глаза смотрели прямо на меня. Клыки выглядывали даже из-под плотных губ, а в пасть мог поместиться дварф целиком. Тварь взревела, позволяя полюбоваться тремя рядами бритвенно-острых зубов. И обезьяны закричали в ответ, раззадоривая хищника.

— К домам! Быстро! — приказал я, одним движением заставляя весь кровавый туман обрушиться иглами на врагов.

Объяснять соратниками ничего не пришлось. Хироши отобрал у Бома рюкзак. Тот взвалил на себя Роу, которая при всем этом умудрялась отстреливаться из арбалета-браслета. Я же бросился на охранников. Не стараясь убить, я просто выигрывал нам время и место. Ведь если ты с соперником пошел охотится и встретил дракона, не обязательно бежать быстрее дракона. Главное бежать быстрее соперника.

Я предпочел в качестве приманки оставить живых, но огрызающихся горилл. Лишив очередную тварь половины рога, я обрушил на врагов ураган ударов. Рассекая доспехи бил шипом по коленям и тазу. Не добивал, оставляя калеками не способными соревноваться с нами в скорости. А стоило мимо меня промчаться Бому — сам прыгнул следом.

Обезьяны попробовали встать у нас на пути еще один, последний раз. Из засады осталось не больше десятка тварей. Хироши стрелял из лука на ходу. Выдергивал стрелы из павших и использовал их повторно. Отбив глефой дротики, я врубился в ряд врагов разметав их горизонтальной мельницей. За нами тянулся широкий кровавый след. И слышались подобные грому шаги догоняющей твари.

Глава 24

— Внутрь! — крикнул я, не оборачиваясь, когда Хироши добрался до окна и замер у него. — Чего ждешь?!

— Оно закрыто! — ответил эльф, и выругавшись ударил рукоятью кривого меча по прозрачной поверхности. Раздался стеклянный звон, но трещин не осталось. Я прыгнул, вкладывая весь свой вес и с разбегу ударил окно шипом от глефы. Оружие тряхнуло в руках, но на поверхности осталась только небольшая царапина.

— Проще стены пробить чем это стекло. — сказал я, быстро осматривая окрестности. — Такие же были на верхних этажах академии. Найдите дверь. Быстро. Я постараюсь задержать тварей.

Пернатый динозавр уже мчался за нами по пятам. Огромными пятиметровыми прыжками он пересек поляну, и был прямо над остатком отряда обезьян — защитников. Решение пришло мгновенно. Вскинув ружье, я всадил пулю прямо в глаз твари. Зверь коротко вскрикнул, а затем схватил пастью первого из попавшихся врагов.

Трехметровая бронированная горилла успела только пискнуть. Мощные челюсти сомкнулись на ее груди. Голова вместе с плечами и туловищем скрылась в пасти. Зубы клацнули со стальным скрежетом и кровь хлынула во все стороны тонкими фонтанчиками. Окружающие приматы начали кричать и тыкать в динозавра оружием. Может они считали монстра своей домашней зверушкой, но сильно ошиблись в методах принуждения.

Обозленный ударами палиц динозавр наступил на гориллу, расплющив и глубоко погрузив е ев землю. Мощный рев сотряс землю и выжившие приматы бросились наутек. Хищник мгновенно переключился на новую добычу. В два шага он догнал последних из тварей и смяв одну лапой сожрал другую.

Я как завороженный смотрел на то как гигантская бронированная горилла превращается в обычный кусок мяса. Динозавр поднял морду к небу и дергая шеей проглотил добычу целиком. Ком с трудом прошел под толстой бронированной шкурой. Но уже через несколько мгновений еда дошла до желудка.

— Нам конец. — громко простонала едва пришедшая в себя Сянинь. Роу тут же прикрыла рот неко ладонью, но было уже поздно. Динозавр обратил на них свое внимание. Зарычав сквозь длинные зубы тварь пригнулась к земле, для атаки.

— Дымы! Плотно! — крикнул я, выдергивая из гранаты запал. Соратники среагировали мгновенно. Между нами с динозавром упало несколько шашек. Со свистом и диким шипением газ заволок часть поляны. Черной непроглядной стеной над полем поднялся жирный дым.

С той стороны раздалось недовольное стрекотание. Будто гигантская птица пыталась найти потерянное зернышко. Вот только в роли закуски, по ее мнению, выступали мы. А я с таким тезисом совершенно отказывался соглашаться. Если бы у меня осталась сила Юань-Ци, возможно тварь уже на всех порах бежала подкрепляться своими прежними хозяевами. Но к сожалению, силы меня покинули, а Бом и Роу не обладали ей в достаточной мере, чтобы создавать иллюзии.

— Неко, держи облако в плотном состоянии. Чтобы ветер его не сдул! — крикнул я, оббегая дымовую завесу.

Динозавр мгновенно отреагировал на звук. Прыгнул в мою сторону, и гигантские челюсти с гулким клацаньем сомкнулись в паре сантиметров от меня. Не смотря на размеры у твари все было прекрасно со скоростью и координацией. К моему великому сожалению. Но и я, под двойным ускорением, двигался куда быстрее.

Завидев противника, динозавр удовлетворенно взревел. Бросился ко мне, да так что от его лап разлетались комья земли. Хорошо хоть молнией эта тварь не била. Иначе мне давно пришел бы конец. Уворачиваясь от выпадов гигантской головы я посмотрел на шею твари, усыпанную шипами. Если удастся на нее забраться, она не сможет достать меня ни лапами, ни челюстями.

Решив, что это вариант, я на полной скорости воткнул шип глефы в землю. Воспользовавшись оружием как шестом подпрыгнул на пятиметровую высоту. Зубы клацнули в воздухе, почти поймав меня за ногу. Но ее выпад только послужил мне дополнительным трамплином. Я приземлился прямо на нос твари, и она удивленно посмотрела на меня, от наглости даже замерев на мгновение.

Ждать пока она очнется я не стал. Рванул вперед, к шее, и когда челюсти подо мной разошлись в стороны я уже приземлился за глазами твари. Она такой прыти не оценила. Шипы поднялись, словно копья. И на конце каждого из них виднелась дырочка с жидкостью гнойно-зеленоватого цвета. Явно ядовитой.

На себе догадку я проверять не собирался. Схватился за толстый шип, и тут же пошел вниз, потеряв точку опоры. Шип оказался полый внутри и легко отделился от основной шкуры. Выругавшись я короткими быстрыми ударами расчистил себе место на загривке и со всей силы воткнул в плотную шкурку гарпун.

Динозавр взревел, неистово вертя головой. Он шарахался из стороны в сторону, но не был способен достать меня своими короткими лапками. Тогда зверь выбрал другую тактику. Разбежался и со всего размаху впечатался в древесный ствол. Да так что сидевшие на нем обезьяны посыпались гроздьями.

Вожаки пытались взять динозавра под контроль. Я видел, как светятся и искрят фиолетовым их ветвистые рога. Но обезумевшая от боли и ярости тварь бросалась на каждого встречного. Я лишь успевал уворачиваться от дротиков шимпанзе и перепрыгивать на противоположную от очередного дерева сторону. Не забывая при этом всаживать глефу на максимальную глубину. Ища дыры между пластинами брони.

Рогатые орангутанги, младшие братья Цонга, отвели приматов от края поляны. Но сильно это их не спасло. Зверь бился о деревья, выбиваясь из сил. Он рычал. Вопил. И бросался из стороны в сторону, пытаясь сбросить с себя назойливую блоху. Я отвечал взаимностью. Ударами глефы мне удалось расковырять и вырезать одну из чешуек. Теперь я бил в мясо, с каждым ударом погружая клинок все глубже.

Волна дротиков на мгновение заставила меня перейти в оборону. Но отвлекшись от основной цели я успел увидеть не менее опасного врага. Группа приматов, под предводительством одного вожака, двигалась к моим товарищам. Но хуже всего что среди черных горилл можно было легко отличить белых Гаров. Бывших жителей подземелья.

Я не мог допустить чтобы твари атаковали моих товарищей. Закрепил страховку и высунулся на морду динозавра. Тот, увидев добычу. Мгновенно щелкнул зубами. Но я этого ожидал и отпрыгнул в последний момент. Монстр решил, что цель слишком далеко и надо бы ее догнать. Помчавшись за мной, сидящим почти у нее на носу. Так используя себя в качестве морковки, я направил гиганта прямо в толпу обезьян.

Гигант промчался по отряду Гаров. Навсегда впечатав в землю пару неудачливых воинов. Те не остались в долгу. Спустя всего мгновение в меня уже летели гигантские сосульки. Земля вспучилась шипами. Огненные шары взрывались на чешуйчатой броне динозавра. А мне не оставалось ничего другого, кроме как уворачиваться.

Разъяренные Гары и приматы сконцентрировали на мне всю свою мощь. Но попадали в основном по динозавру. Теперь его даже не пришлось направлять. Монстр сам бросился вперед. Мне с трудом удалось удержаться на его загривке, когда резким кивком он схватил самого толстого, и, по мнению ящера, аппетитного противника. Дротики и сосульки оставили на шкуре только царапины. Засунув в рану на шее прощальный подарок с длинным фитилем, я спрыгнул в дым.

Звуки битвы, крики и ор продолжались почти минуту. А затем мой подарочек с детонировал. Фонтан оставил после себя кровавое облако, поднявшееся даже над дымовой завесой. Динозавр взревел, и грохнулся на траву. Под ним начала быстро скапливаться гигантская лужа из дыры в шее.

Выжившие приматы благоразумно отступили. А затем раздался еще один взрыв. Теперь уже со стороны здания.

— Все живы? — спросил я, пробиваясь сквозь белое облако порохового дыма.

— О, да. — закашлявшись ответил Хироши. — Кажется наш бомбардир нашел вход.

— Не нашел, а сделал. — довольный собой ответил Бом. — Не слишком большой. Но влезть можно. Возле одного из окон была решетка. Часть я открутил, но пару мест пришлось взрывать. Зато попасть сможем внутрь.

— Ага, по частям. — хмыкнул я, глядя на сорока сантиметровое отверстие. — Сам то как залазить в него будешь? У тебя же грудная клетка так не сожмется.

— Понадобится — сожмется. — проворчал Бом, стаскивая с себя броню. — Лучше залезли бы внутрь и помогли принять вещи.

— Ладно. В этом он прав. — со вздохом согласился я. — Хироши, Роу — забирайтесь. Посмотрите, чтобы там не было врагов.

— Да, господин. — не став спорить ответила телохранительница. Девушка довольно легко протиснулась в щель. Хироши пришлось чуть тяжелее, но он даже не стал снимать доспехов. А вот дварфу было явно такое не под силу. Кряхтя Бом отстегивал всевозможные ремешки на броне заменившей стандартный воинский комплект.

— В этой комнате никого нет. Можем заходить. — объявил Хироши, высунувшись на мгновение. — Подавайте вещи.

— Сначала прими проводницу. Сянинь, лезь внутрь. — приказал я. Девушка не слишком сопротивляясь кивнула. Я был не уверен что она пролезет без проблем. Но когда неко сбросила теплую куртку и штаны — оказалась чуть ли не стройнее Роу. Мгновение, и снаружи остались только мы с Бомом.

— Я пойду последним. — не слишком уверенно сказал коренастый дварф.

— Нет. Засовывай вещи и лезь внутрь.

— Ладно. — нехотя ответил Бом. На нем остались только подштанники и рубаха. Все остальное, включая орудие и рюкзак, уже переместилось внутрь. Бом в начале попробовал залезть головой вперед. Но уперся о края дыры плечами. Выругался. И попробовал залезть вперед ногами.

— Выдохни, максимально. — приказал я, когда товарищ застрял в районе пояса. Дварф, красный от натуги, и в самом деле выдохнул. Втянул живот и зашел еще чуть глубже. По грудную клетку. Но дальше, сколько не пытался залезть не мог.

— Тянем! — донесся глухой крик Хироши с той стороны стены.

— У-у. Нет-нет-нет. Я лучше назад. — попытался возразить Бом.

— Нечего. — сказал я, полив его маслом. — Руки вверх, и выдыхай. Все выдыхай!

Масло смочило края дыры и одежду дварфа. Ободрав ребра мы все же сумели протолкнуть его внутрь. И тут в помещении раздался жуткий вой.

— Что у вас там? — крикнул я, наспех скидывая броню. — Враги?

— Не знаем, не видно никого. — ответил Хироши. — Вой будто отовсюду сразу идет. Постойте. Нет! Я такой уже слышал! В академии во время побега Шуньюаня!

— Что? Только этого не хватало. — выругавшись я поднял голову и увидел то чего так боялся. Из пазов в стене медленно опускались броневые пластины. Которые ни мне, никому в нашей армии было совершенно не пробить. — Это блокировка здания во время опасности. Скоро оно полностью закроется от мира.

— Тогда надо вылезать! — крикнул Хироши, и я услышал полный отчаянья стон Бома.

— Нет. У нас может не представиться другой возможности. — сказал я забираясь внутрь.

Не обращая внимания на боль в ребрах и суставах, я впихнул себя в щель, ободрав локти и грудную клетку. Сирена продолжала выть, освещая красным мигающим светом коридор. Окна рядом с нами медленно затягивались броне пластинами. И дыра вентиляции вскоре закрылась. Единственный путь наружу был отрезан.

— Что теперь, господин? — спросил Хироши.

— Надеваем броню и идем искать местного владыку. — сказал я, подавая личный пример. — Раз это место до сих пор живо — им кто-то управляет. И мы должны его найти.

Глава 25

Перевязав раны и наложив на сломанную ногу Роу шину, мы вышли из темной комнаты в коридор. Здание местами напоминало академию Чщаси. Каменные перегородки и полы. Ровные стены. Вот только на нем совершенно не было заметно тысячелетнее увядание.

Никаких свисающих с потолка лиан или цепей. Пол — не продавленный тысячами ног за тысячи же лет обучения. Даже краска на стенах — будто недавно обновлена. Столы и диковинные стулья на одной ножке и колесиках расставлены аккуратными рядами. На каждом из столов — стеклянная прозрачная пластина.

— Эта обидеть напоминает дом богов. — проговорил Бом.

— О, нет. Храм Януса куда хуже и по виду, и по состоянию. — усмехнулся Хироши. — Если это дом богов — то настоящих.

— Так должна выглядеть академия. Внимание, мы не одни. — сказал я, заметив красные светящиеся точки под потолком.

— Что это еще за хреновина? — выругался Бом, вскинув ствол своего ружья.

— Спокойно! Держим противника на расстоянии, но не атакуем. — приказал я, помня, что пауки в академии были совершенно безобидны. По крайней мере в жилой ее части. Решетка в потолке с тихим шипением отъехала в сторону. Наружу выбрался полуметровый паук, который быстро засеменил к разбитому окну.

— Хранитель подземелья? Здесь? — удивленно проговорила Сянинь. — Они служители бога Шуньяаня. Нашего прошлого правителя.

— Не обязательно его. — сказал я, заметив, как напряглись остальные. — Не спускайте с него глаз. Возможно он и не опасен.

Паук осмотрел нас десятком черных точечек — глазок, отсвечивающих от ламп. Затем бочком прополз по стене. Собрал с пола осколки стекла. Подвинул на место несколько столов, которые мы задели. А затем подошел к окну и начал заливать его прозрачной жидкостью, одновременно пожирая обломки.

Спустя несколько минут он полностью восстановил окно. Подлатал стены и пол, убрав даже следы подпалин. Напоследок еще раз посмотрел на нас. Не слишком дружелюбно что-то прогудел-прострекотал. Стерев следы и капли крови вновь забрался в отверстие на потолке. После чего решетка закрылась все с тем же тихим шипением.

— Я так и чувствую, что он нам говорил. «Пришли, наследили, разбили такую хорошую вещь». — с сарказмом произнес Хироши. — Эй, Бом? Ты куда. Тебя что, взрывом контузило? Вроде далеко стоял.

— Да иди ты. — отмахнулся дварф, ощупывая стекло. Для верности он даже снял перчатку. — Гладкое.

— Конечно, он же его только, что отлил. — согласился я.

— Вот она, настоящая магия. — с восторгом сказал Бом. — А не все эти ваши ветры да огненные шары. Он вырастил стекло! Краску! Даже куски стен. Понимаете?

— Вполне. Эти пауки — хранители, создания древней эпохи. Части давно утраченных знаний. По крайней мере я так раньше считал. Они из того же времени что стражи, библиотекари и эти здания. — пояснил я. — Вот только по какой-то причине здесь они в куда лучшем состоянии чем на Чщаси.

— Может из-за черной чумы? — предположил Хироши. — Этот остров сильно отличается от нашего. Даже растениями, не говоря уже о животных. На Чщаси пара десятков видов растений, каждый из которых я знаю. На Гэге — сотни видов только в джунглях. Хотя растут они хаотично.

— На Чщаси осталось только то, что было полезно человеку. В хозяйстве или строительстве. Остальное истребили. — высказал я свое предположение. — Но это не значит, что здесь лучше, чем у нас дома. В любом случае, мы должны идти дальше. Если ответы и есть — то явно не здесь. Роу, ты можешь использовать зрение Ци?

— Да, господин. — кивнула телохранительница, которой уже наложили шину на ногу. — Как и каждый из стрелков Гуанг я обладаю Юань-Ци в достаточной мере, чтобы видеть души других… и не только души.

— Это я и хотел услышать. — удовлетворенно кивнул я. — Видишь, как в стенах течет энергия?

— Да, а вы разве нет? Вы же владыка трех путей. — замерев на секунду, будто в ожидании удара, спросила девушка.

— Верно. Но мой третий путь изменился. Если можно так выразится. — улыбнулся я, показав, как молния пляшет между пальцами.

Ее данный ответ полностью удовлетворил. По крайней мере она не подала виду что ее смутила резкая перемена. Ну захотел владыка вместо Юань-Ци освоить магию неко, почему нет? Он же владыка. Авторитет званий в лестнице восхождения среди наших воинов был слишком велик. Но пока это играло мне на руку.

— Нужно чтобы ты проследила за направлением линий. — сказал я. — Они должны привести нас к тому, кто этим местом управляет. Сможешь?

— Конечно, господин. — без промедления сказала Роу, поднимаясь. Она не могла ровно стоять и опиралась на ружье. — Следуйте за мной.

Хироши поддерживал ее под руку. Пришедшая в себя Сянинь могла идти и сама. Мы с Бомом почти не пострадали. Но теперь дварф останавливался при любой возможности. Он как завороженный притрагивался к стенам. Ощупывал все выступающие места и короба. С интересом заглядывал в каждую щель. И освещение это позволяло.

В отличие от академии здесь под потолком размеренно светились белые точки. Они совершенно не выделяли тепла. Не мерцали и не двигались как огонь. Но при этом давали куда больше света чем масляные лампы. Похожее… я встречал один раз на верхних этажах академии. Но тогда я так и не смог добраться до самой вершины.

Залы, идущие вдоль коридора, были похожи как две капли воды. Одинаковые столы и стулья. Одинаковые белые стены. Совершенно не различающиеся окна и подоконники. Но при этом, что удивительно, они не казались уродливыми или инородными. Словно галька вдоль берега реки.

— Расскажи, что ты видишь? — спросил Бом у Роу, когда через полчаса нам пришлось сделать перерыв. Сломанная нога Роу давала о себе знать.

— Ты же и сам владеешь Юань-ци. — удивилась телохранительница.

— Я развивал другой аспект. — нехотя признал дварф. — Контроль собственного я.

— Слышала это одна из тяжелейших техник. — с уважением произнесла Роу. — Вдохновение и полная невосприимчивость к внушению?

— Да. Контроль тела и разума. Но мы не о том. Что ты видишь вокруг? — с интересом продолжил Бом.

— Огни. Огни повсюду. — улыбнулась Роу, показывая пальцем невидимые для меня линии. — Они идут в каждую комнату, опоясывают стены. А затем собираются словно корни в один толстый ствол. Мы идем вдоль него.

— Ты не видишь, он спускается вниз или идет вверх? — спросил я, прикидывая направление движения.

— Нет, господин. Разветвления есть и туда, и туда. — ответила Роу, погрустнев от того что не может быть полезна в достаточной мере.

— Мы это и так знаем. — сказал Хироши. — Где бы мы не появлялись. Какие бы древности не откапывали — идти нужно вниз.

Тут он был совершенно прав. Древние не были дураками. Они строили даже не на века — на тысячелетия. А что надежнее может укрыть твое строение от повреждения, как не плотная скальная порода? Все самое ценное всегда скрывалось под землей. В ее глубинах. И сейчас, найдя лестницу, я нисколько не сомневался в направлении.

— Нужно проверить этот этаж. — сказал Бом, с интересом заглянув в дверь на пролет ниже. Я хотел было махнуть рукой, но ради товарища согласился.

— Мы скоро. Пока оставайтесь здесь. — приказал я, и отправился вместе с Бомом. Мы заглянули в десяток одинаковых залов. И я был уверен, что теперь дварф расстроится, но вместо этого он пребывал в необъяснимом восторге.

— Одинаковые. — сказал он с улыбкой, когда мы вернулись к остальной группе. — В точности! Один в один. Я проверил каждый стул и стол. Они совершенно одинаковые!

— Ну… хорошо. И что с того? — не понял я радости Бома.

— Вы не понимаете да? — ответил инженер со вздохом. — Ладно. Попробую объяснить. У одной женщины и мужчины есть разные дети… хотя это, наверное, плохой пример. Слишком сложный. А, вот. Придумал! Хироши, ты же сам делаешь себе стрелы?

— Да, чаще всего. Так они получаются ближе к моему стандарту. — сказал эльф.

— Верно. И все равно, они же не идеально одинаковые? Может вес и длина — но не узор на древке. Не длинна волосков в оперении. — не спрашивал, а утверждал Бом, и Хироши пришлось с ним согласится. — Вот. Даже когда мы отливаем пули для ружей — они разные. Чуть — чуть. Самую малость. Но разные. А ведь это простое отработанное действие.

А эти предметы мебели ОДИНАКОВЫЕ! Все! Вплоть до ворсинок на нижней стороне стола. Плоть до надписей. Я хоть и не понимаю букв — но они одинаковые. Я записывал! — в полном восхищении сказал Бом. — Невозможно создать руками что-то, что на столько одинаковое. Здесь случилась магия. Настоящая! И такой магии я хочу научится. Готов отдать всю свою Юань-Ци ради этого.

— Думаешь есть магия, позволяющая создавать одинаковые вещи? — задумался я на секунду. — И что бы ты с ней сделал?

— Тысячи ружей! Десятки тысяч! — произнес горя глазами Бом. — Пушки. Которые не надо проверять после каждого выстрела. Корабли! Воздушные шары!

— Пожалуй ты прав. Это и в самом деле могла бы быть самая могущественная магия. — сказал я, подумав несколько секунд. — Вооружи мы полторы тысячи стрелков барабанными ружьями — приматы не составили бы вообще никакой проблемы. Пять-десять тысяч… чтож. Мы могли бы покорить весь континент.

— Господин. Внизу. — предупредила Роу, отвлекая нас от беседы.

Выглянув через перила, я заметил несколько мигающих красных огоньков. За нами наблюдали. И это существо явно превышало по размерам обычного паука. Благодаря обостренному зрению я сумел заметить несколько стальных бликов, прежде чем существо отодвинулось в освещенный коридор.

— Держите оружие наготове. — предупредил я, беря глефу привычным хватом. — спускаемся.

— Достаточно! — раздался голос, будто сразу со всех сторон одновременно. — Вы здесь, не желанные гости. Ваш путь на этом окончен. Режим изоляции будет снят через пару часов. Дождитесь, и уходите тем же путем что пришли.

— Мы пришли за знаниями! — сказал я, оглядываясь по сторонам. — И мы готовы за них заплатить.

— Я услышал достаточно, чтобы понять за какими именно. — сказал тот же голос. — Вам нечего мне предложить, и я ни в чем не нуждаюсь. Убирайтесь. Или пеняйте на себя.

Глава 26

— Уходим? — спросил настороженно Бом, заглядывая вниз.

— Нет. Мы пришли за ответами. И получим их. — сказал я, оценив риски. — Я участвовал в нескольких сражениях со стражами. Если он будет один — у нас есть шанс.

— О, это замечательно. А если как в подземелье? Трое и больше? Нам предлагают убраться из мясорубки живыми. Я предлагаю, как минимум, рассмотреть этот вариант. Знания дороги, но не важнее наших жизней. Особенно вашей, господин. Умрете и начнется новая борьба за трон. — заметил Хироши, и был по-своему прав.

— В прошлой схватке со стражами погибли слишком многие. В том числе один из владык. А второй получил смертельное ранение от которого скончался. — подтвердила опасения эльфа Роу. — Моя единственная обязанность — защищать вашу жизнь. Даже если вам это не нравится. Простите, господин, но я против. Если понадобится я повисну на вас. Если придется — сражусь с вами.

— И немедля проиграешь. — ответил я. — Нет. Мы идем дальше. С тех пор очень многое изменилось. Мы знаем, чего ждать. Бом, настала пора рассекретить твое оружие.

— Я… я против того чтобы разрушать эту красоту. Но честь и преданность для меня важнее. — со вздохом сказал дварф, разворачивая наконец сверток.

Я не сразу понял, что спрятано в ткани. С первого взгляда — просто большая труба. Без барабана или чего-то подобного. Но затем дварф отогнул в сторону хитрый механизм. Переломил эту трубу пополам. И я увидел уже знакомую камеру для заряда. Вот только нереально больших размеров.

Вместо двухсантиметровой пули в нее влезало ядро пяти сантиметров в диаметре. Заряд пороха и селитры был соответствующий. Ручная пушка — не меньше. Я не был уверен, что смогу выдержать отдачу такого орудия. Но Бома это кажется не волновало и вскоре я понял причину. Дуло находилось на отдельном подпружиненном лафете, который упирался в плечо.

— С точностью у нее не очень. — признался чуть смущенно Бом. — Но зато силы хватит на десятерых.

— О, и почему ты не использовал ее против динозавра? — спросил в своей обычной манере Хироши.

— Заряжать долго. — честно ответил дварф. Процесс и в самом деле оказался не быстрый. Почти минуту в спокойной обстановке. А ведь тогда ему была поставлена совсем другая задача — найти или сделать проход в здание.

— Ладно. Готовим ружья. Если что — используем твоего монстра. — сказал я, заменяя глефу на Грозу.

— Монстр? А что, мне нравится. — улыбнулся Бом. — Теперь так ее и буду звать.

— Хорошо. Двигаемся медленно. Не спешим. Хироши и Роу — на вас разведка коридора. Враг знает о нашем местоположении. Нужно чтобы и мы знали о его. Видите врага — расходитесь в стороны, мы с Бомом его принимаем. — приказал я, выбрав оптимальную формацию. — Сянинь, постарайся не отставать.

— Хорошо, господин. — ответила истощенная полетом неко.

Остальным дополнительных команд не требовалось. Хироши со своей способностью к магии природы прекрасно видел живое. Роу — энергии души и электричества. И пусть девушке передвигаться было не слишком удобно — она взяла на себя роль наших глаз и оказалась незаменима.

— Идет! — предупредила телохранительница, за секунду до того, как в коридор выскочило замеченное мной чудовище.

Все сработали верно. Хироши схватил Роу и отпрыгнул в сторону. Бом зажал спуск метя в центр комнаты. Я ударил чуть ниже. Вылетевший на нас гигант отлетел назад, ударился о стену и частично разлетелся черными ошметками. Замер на долю секунды, а потом бросился на нас снова. Но этих мгновений мне хватило, чтобы рассмотреть врага.

Черная мигающая огоньками тварь скорее напоминала скорпиона, чем паука. Две клешни, шесть лап, два хвоста с хищно выставленными жалами. Каждая из лап заканчивалась длинным острым когтем, словно лезвие меча или граненого шила. Из хвостов высовывались длинные словно дротики жала.

Она мчалась со скоростью едва ли не превышающую мою. Но пуля летела быстрее. Под двойным ускорением, которое я запустил даже не задумываясь, время прицелится нашлось. Мгновение и тяжелый свинцовый снаряд ударил по тому месту где должна была находится голова. Тварь дернулась, чуть отлетела назад, а затем без видимых проблем вновь бросилась на меня.

Вторая пуля вошла удачнее — раздробила сустав тонкой черной ноги. Противник едва заметно покачнулся, но мгновенно перестроившись вновь ринулся вперед. Теперь он понимал, что угрозу представляет не только Бом. Тварь начала маневрировать. Петлять, мешая прицелиться, но и третья пуля попала в цель. Я лишил врага еще одной конечности с той же стороны что и в первый раз.

Оставшись на четырех лапах, скорпион рухнул. Но радость моя оказалась не долгой. Он тут же вскочил вновь, опираясь на один из хвостов и клешню. При этом двигался так, будто не было никакой разницы, лишился он лап или нет. С новым прыжком он сократил расстояние до метра. Ни выстрелить, ни ударить я уже не успевал.

На помощь пришла Сянинь. Внезапным порывом ветра тварь подбросило в воздух. Но вопреки моим ожиданиям она не рухнула обратно, позволяя ударить себя по больнее. А побежала в нашу сторону по потолку. Выстрелив еще раз я отбросил бесполезное в ближнем бою ружье и выхватил глефу.

Черная клешня столкнулась с лезвием. Раздался характерный металлический скрежет. Я понял, что не пробиваю конечность противника. Но сил хватило чтобы отбросить его назад. Тварь оказалась прочнее чем я ожидал. Даже прочнее чем чешуя Цонга. А значит бить придется наверняка.

Воздух загудел, когда я разогнал глефу в мельнице. Подоспевшая тварь наткнулась на вихрь стальных лезвий. Каждый ее удар — я блокировал. Отбрасывал мощные выпады лап. А когда противник посчитал что разглядел узор моего боя и пригнувшись попробовал атаковать — я обрушил на него шип глефы. Пробил прочный панцирь… и вот только дальше погрузить его не мог. Будто тварь вся из этого панциря состояла.

Скорпион не стал ждать моего решения. Ужалил в ответ. Хвост дернулся с молниеносной скоростью пробил мою оборону и почти пронзил ногу. В последний момент я отбил его удар в сторону. А затем едва не поплатился голенью за невнимательность. Клешня щелкнула, оставив на кованной пластине брони глубокую царапину. И это на стальном доспехе.

— В сторону! — крикнул Бом, и я не стал спорить.

Скорпион, помня о повреждениях, отскочил чуть ли не более резво. Но тут же получил пулю от Роу, оказавшейся за его спиной. Рухнул на пол, не долетев до намеченной цели. Но побежал дальше. Взобрался на стену, намереваясь вновь атаковать сверху. Но в этот момент я вновь ударил глефой, пригвоздив чудовище.

Стоило цели замереть на долю секунды и Бом не промазал. Его отдернуло отдачей, коридор заволокло белым едким дымом. Но ядро ударило прямо в центр туловища твари. Ее расплющило. Кусок отвалился в сторону. Брюхо искрилось, а из шести ног оставалось только две.

Но там, где любое живое существо уже подохло — это продолжало двигаться и огрызаться в ответ. Оно прихватило клешнями шип глефы. Заблокировало его, не давая вытащить оружие. А затем начало бить хвостами. Жала выпрыгивали в последний момент на пол метра вперед, и мне ничего не оставалось кроме как бросить свое оружие. Избавившись от глефы я вновь подобрал ружье. И твари это не понравилось.

Она вырвалась их пут, выдернув шип. Отпрыгнула в сторону и тут же получила еще два попадания. Славящаяся точностью Роу не оставила твари и шанса. Лишив последних лап. Поняв стратегию борьбы, я поменял барабан и добил тварь. Раздробил пулями суставы клешней и хвоста.

Оставшееся тело все еще продолжало попытки двигаться. Скребло пол обрубками. Но опасности почти не представляло. Мы же наконец смогли внимательно рассмотреть своего противника. Или то что от него осталось. Я прижал тело к полу и старался разглядеть раны. Роу взяла себе ногу. Хироши — один из хвостов. Но чем дольше мы разглядывали, тем не утешительней становился вывод.

— Я не понимаю, как это может жить. — решил высказаться Хироши. — У него нет ни сосудов, ни тканей. Он весь — словно переплетенный в косы кусок угля.

— Да, без магии тут не обошлось. — согласился я.

— Тут нет магии, по крайней мере нашей. — сказала едва живая от приложенных усилий Сянинь. — Я не чувствую Дара.

— И все же оно двигается. Настоящая магия. — с плохо скрываемым восторгом сказал Бом. — Стойте, оно рассыпается словно пыль. Только черная. Эй, погодите! А как же я его изучу? Вот бы разглядеть как оно устроено.

— Боюсь такой шанс у тебя скоро будет. — торопливо сказала Роу, пристраиваясь в уголке и перезаряжая ружье. — Сюда идут еще твари. По крайней мере десяток!

— Таких же? — торопливо спросил я вставляя новый барабан. Ответить она не успела. Из-за поворота, из щелей в потолке и стенах на нас перло настоящее воинство из небольших пауков-хранителей. Но не нужно быть, гением чтобы понять, что сейчас они будут устранять неисправность в виде нас.

Мы с Роу не сговариваясь взяли противоположные концы коридора. Ружья выстрелили дуплетом. Пули пробили тела несущихся на нас черных тварей насквозь. В разные стороны летели куски их жесткой камнеподобной плоти. Пауки оказались куда менее приспособлены для боя. И все же их острые когти легко могли пробить череп. А патроны имели свойство заканчиваться.

— Все? — с облегчением спросила Роу, когда первая волна из двадцати пауков закончилась.

— Все. — мрачно ответил я, только что присоединивший последний барабан к ружью. — Таким темпом мы не продвинемся даже на пару этажей. Патронов больше нет. Один барабан остался. Шесть выстрелов.

— Можем сделать из моих запасов. — предложил Бом. — Я так быстро стрелять не умею. А у меня еще на три залпа осталось.

— Подожди, может еще пригодится. — сказал я, подбирая глефу, оказавшуюся в нескольких метрах от меня в начале боя. — Эти менее прочные. Может их удастся убивать простым оружием.

— О, то что они не прочные это факт. Рассыпаются в пыль. Но боюсь вам это не понравится. — произнес Хироши, привлекая наше внимание. — Смотрите. Она сама утекает в щели, из которых пауки лезли. А от скорпиона уже ничего не осталось. Один скелет.

— Не знаю, что здесь происходит, но возможно это наш единственный шанс добраться до хранилища знаний. — сказал я, протянув руку Роу. — Идем, придется торопится.

— Не стоит. — послышался уже знакомый мощный голос.

Но теперь он шел не со стен, а раздавался будто был рядом. Обернувшись я увидел гиганта, под три метра ростом, бесшумно поднимающегося по лестнице. Он ничем не напоминал стражей или горилл. Кроме разве что длинных, ниже колен, рук. Заканчивающихся острыми блестящими когтями. В остальном же он больше напоминал рогатого тифлинга в броне.

— Я вас предупреждал. Вы убили моих питомцев. Прикончили стражей. Разорили мой дом. Пора этому прекратиться.

Глава 27

Гигант прыгнул вперед даже не договорив. Когти с визгом разорвали воздух. Ударная волна разошлась в стороны разметав остатки порохового дыма по коридору. Я едва сумел удержать дистанцию. И это при двойном ускорении! Враг двигался не просто быстро, он значительно превосходил всех виденных мной противников.

Показавшееся глупым решение использовать когти вместо оружия, оказалось правильным и сбалансированным. Трехметровый враг легко отбил мою глефу. Я воспользовался его мягким блоком для разгона оружия. Ударил снова — на сей раз шилом. Надеясь снизить скорость врага ранением. Но даже закаленное острие, пробившее скорпиона, лишь соскользнуло по броне врага.

Верно оценив угрозу, противник насел именно на меня. Каким-то чудом мне удавалось сдерживать его атаки. Постоянно отступая, уворачиваясь и держа дистанцию. Но с каждой секундой напор увеличивался. Враг, и в начале превосходящий меня по скорости и силе, будто начинал входить в свой привычный темп.

Ружейный выстрел сбоку на мгновение отвлек противника. Он интуитивно прикрыл голову локтем. Уменьшив свою зону обзора. Я немедля атаковал из-под его руки, надеясь остаться в слепой зоне. Выложившись полностью я достиг запредельной скорости. Вложил все силы и вес в один удар. Это было ловушкой.

В последнее мгновение, когда обе мои ноги уже оторвались от земли в прыжке, враг чуть повернулся. Схватил древко глефы ладонью. И играючи разрубил его напополам когтями. Я с трудом сумел перекувырнуться в воздухе. Оттолкнутся обеими ногами от рогатого шлема и уйти от смертельного апперкота.

Не снижая скорости, враг вновь ринулся в атаку. Следующий выстрел Роу он уже проигнорировал. Мне удалось разобрать оружие на меч и обломанную булаву в которой больше не было смысла. Но лезть на врага с таким набором — чистое самоубийство. Особенно учитывая легкость, с которой он разрубил древко. Выходя не оставалось.

Я разбил один из глиняных сосудов на поясе и кровь облаком встала между нами. Враг ее даже не заметил. Стараясь держать тучку у его головы, чтобы хоть немного снизить видимость, я заставил образоваться крохотные кристаллы. Вдохнет их — и через несколько мгновений не будет думать ни о чем, кроме очистки легких.

Надежда не оправдалась. То ли враг вообще не дышал. То ли делал это через задницу. Но кристаллы просто повисли в воздухе. Выругавшись про себя, я принял удар когтей на мягкий блок. Получил таким образом ускорение. И тут же за это поплатился. Враг не собирался совершить одну и ту же ошибку дважды.

Когти второй руки со свистом догнали меня в полете. Я вновь попробовал заблокировать удар. Надеялся перекувырнуться в воздухе. Но стена оказалась слишком близко. Меня впечатало спиной в каменную кладку. А следом прилетели когти. В последнее мгновение я вновь поставил блок, прекрасно понимая, что его пробьют.

Лезвие глефы со звоном разломилось на осколки. Но пожертвовав оружием, я выиграл драгоценное мгновение. Вытолкнул себя из смертельного захвата вниз. Под ноги противника. И прошмыгнув у него под носом откатился в сторону. Он среагировал в ту же секунду, но не учел подарочка повешенного на грудь.

Усиленная после встречи с Цонгом граната взорвалась прямо на теле врага. По помещению прокатилась ударная волна. Уши заложило давлением, и я чуть не оглох. А затем коридор заволокло сизым облаком дыма. От такого не смог бы спастись даже император обезьян. Я точно рассчитал количество взрывчатки. Но когда дым колыхнулся у меня в руках уже было ружье.

Облако взорвалось, выплюнув наружу врага. Он мчался с такой скоростью что в дыму стали видны завихрения. Гигант выпрыгнул, не произнеся ни звука. Его нагрудник был поврежден взрывом, осталась опалина и несколько глубоких вмятин. Но в остальном он оказался в полном порядке.

— Вниз! — крикнул Бом. Я тут же рухнул на пол. А в следующую секунду во врага прилетело пятисантиметровое железное ядро. В последнее мгновение противник заслонился, скрестив руки. Снаряд ударил его в локоть, сбивая часть брони. А уже через мгновение враг прыгнул вперед.

— По локтю! — приказал я, выстрелив почти в упор. Гигант дернулся, но продолжил движение. Я же как безумный носился из стороны в сторону. Стараясь дать Бому время на перезарядку. Противник это понял слишком рано. Когда я уже думал, что отвел его в коридор, по дальше от дварфа, он резко развернулся и прыгнул прямо на напарника.

Когти зловеще блеснули в свете белых точек на потолке. Дварф заслонился своим драгоценным оружием. И толстая стальная болванка разлетелась нашинкованная как колбаса. Мелкими кольцами. Я уже летел на выручку дварфу, когда противник нанес второй удар, пробив Бома насквозь. Толстый стальной нагрудник не смог его защитить.

— Нет! — крикнул я, приземляясь на спину врага. Приставив ствол ружья к его шее, я выстрелил в сочленение брони. Раздался глухой звон, доспехи прогнулись, но оказались не пробиты. Сцепив зубы, я выстрелил еще раз, в то же место. А затем еще. Пока не пробил крохотную дырочку. С наслаждением зажал спуск в последний раз, но курок глухо щелкнул по пустой камере. Патроны кончились.

Враг ударил себе за спину, пытаясь снять меня. Когти прошлись по Грозе, разрубая ружье на части. Я откатился в сторону, оказавшись совершенно безоружен. Враг же лишь отряхнулся, словно его покусал комар. И повернулся в нашу сторону. Его превосходство казалось неоспоримо. И все же собирался продать свою жизнь подороже.

— Хироши, выбирайтесь! Я попробую его задержать! — приказал я, поднимая пустые руки к потолку. Коридор слишком низкий, но мой дух воина все же сумел появится. Противник, явно подобного не ожидавший на мгновение замешкался. Это позволило эльфу проскочить у него за спиной и вытащить истекающего кровью Бома. Но вместо того чтобы бежать он начал что-то делать с рюкзаком дварфа.

Но времени разглядеть подробнее у меня не оставалось. Враг явно пришел в себя и прыгнул в атаку, собираясь закончить начатое. Вдохнув полной грудью, я обрушил кулаки вниз, и огненный воин повторил мое движение. Гигантский огненный меч, едва поместившийся в здании, ударил врага. Тот, совершенно игнорировавший Пламенного, рухнул от внезапного повреждения, встав на одно колено.

Видя, что броня противника быстро нагревается я продолжил давить. Но враг заслонился руками от лезвия и медленно поднялся. Я держал Пламенного сколько мог. Двуручный меч вошел на несколько сантиметров в броню на руках и левом плече противника. Черные капли сбегали с него на пол. Потеки застывали неравномерными узорами. Но нанести смертельную рану мне все же не удалось. Пламенный мигнул, и растворился в воздухе.

— Это все на что ты способен? — насмешливо спросил противник.

— О, обычно этого хватает. — раздался у него за спиной голос эльфа. — Валор, дави! Опрокинь его на спину!

Противник обернулся на звук, и я увидел прикрепленный к его шее сверток с зажженным фитилем. Объяснения не потребовались. Я вновь, с огромным трудом, вызвал Пламенного, но теперь не стал бить врага, а дернул его на себя. Дух воина подчинился приказу, прижав противника к полу.

Гигант отчаянно отбивался, маша когтями. Он вспорол воздух вместе с полупрозрачными руками огненного воина. Вырвался, но уже я прыгнул ему на грудь впечатав всем весом в пол. Мгновение, и удар противника был готов отправить меня на тот свет. Я уже видел приближающиеся к лицу когти.

Но взрыв прервал замах. Тело врага подкинуло. Я ударился головой о потолок, и отлетел в сторону. Весь коридор заволокло сизым едким дымом, в котором было не разглядеть совершенно ничего. Даже лицевая маска шлема с фильтром не спасала от запаха. Я закашлялся, пытаясь разглядеть, что происходит.

— Забавно. — рассмеялся уже знакомый голос. — Нет. Даже ВЕСЕЛО!

— Урод гребанный, все еще жив. — прокашлявшись сказала Роу. — Господин, я его не вижу, у меня осталось всего несколько патронов, но…

— Слово силы, подчинение. — уверенно произнес противник, и на меня навалилась жуткая тяжесть. Словно гигантский водопад обрушился на мои плечи. Словно на каждую конечность навесили по несколько сотен килограмм. Я прекрасно знал этот прием Юань-Ци. Мало эффективный в сравнении с иллюзиями. Прямое воздействие. Но здесь он достигал такой силы что любой обладающий развитым верхним дантянем просто не мог сопротивляться.

Вот только мое третье ядро выгорело в вспышке молнии.

— Кажется уже целую вечность никто не мог бросить мне вызов. — продолжал противник, выходя из облака дыма. Его броня была сильно повреждена. Половина плеча отсутствовала. Шлем слетел, и теперь я видел вполне человеческое лицо с ярко фиолетовыми глазами и светящимися рогами. Он был передо мной. И считал себя победителем.

— Кто ты? — спросил я сквозь зубы, отвлекая его так от бутылки с зельем.

— Я? Мое имя ничего вам не скажет… и это не важно. — сказал враг, усиливая давление. — Но вот вы, вы расскажете все что знаете. Без утайки и во всех подробностях. Я впервые вижу иллюзии наносящие прямой урон. И это не просто внушение или работа с нанитами. Это что-то д…

Я не дал ему договорить. Мои ядра Чжен и Сюэ-Ци находились на пределе после битвы. Даже с эликсиром жизненных сил могло не хватить для задуманного. Но сейчас у меня наконец появился мизерный шанс на победу и я не собирался его упускать.

— Бей в шею! — приказал я, и противник, посчитав что со спины есть враг обернулся. Всего на секунду. Но этого хватило.

Скрючившиеся от напряжения пальцы свело в вызубренном жесте. Молния ударила из моей ладони прямо в пробоину. Яркая дуга выжгла все тенив коридоре. Скакала между целью и потолком из которого начали фонтанами выбиваться искры. В воздухе повис запах горелой плоти и едких химикатов.

Враг рухнул. И я вслед за ним. Нижний даньтянь едва справлялся. Я почувствовал, как разом постарел на несколько лет. Если не облысею, то поседею — точно. Тяжело дыша гарью я постарался подняться. Но когда выпрямился увидел злые фиолетовые глаза. Он все еще был жив. Все еще готов биться.

Мои пальцы вновь скрючились, я был готов обменять жизнь по курсу один к одному. Молния ударила прямо в лицо врага, но тот заслонился когтями и заряд ушел в потолок.

— Достаточно. — прорычал противник. Я не прекратил. На мгновение убрал молнию, изменил направление и ударил снова. И снова он поймал заряд перенаправив его в стену. — Я сказал хватит! Если немедленно не прекратишь — твои друзья умрут. И ты судя по всему тоже. Ответишь на мои вопросы. И если мне понравится, что ты скажешь, я отвечу на твои. И так и быть, спасу твоего дварфа от неминуемой гибели.

— Я хочу знать, что такое Свет. — покачиваясь проговорил я.

Глава 28

— Свет? — удивленно переспросил противник. — Судя по твоему виду ты сейчас не о фотонах спросить хочешь. Но все вопросы позже. Если конечно хочешь сохранить своему другу жизнь.

— Да. Хочу. — сказал я, понимая, что справится с врагом мне не удалось.

Я довел его до критического состояния, но не победил. Все мои силы уже закончились. Одна-две молнии длительностью не больше пяти секунд — это все что я могу себе позволить. Оружия нет. Порох кончился. Роу и Бом ранены. Сянинь — без сил. Единственный кто мог бы продолжить битву — Хироши. Но он удерживает Бома, чтобы тот не истек кровью.

— Хорошо. Несите его за мной. — приказал противник. — Поговорим в мед части.

Он отряхнулся, словно не было никакой битвы, и повернулся к нам спиной. Показывал, что ему наплевать, или что полностью нам доверяет? После всего случившегося? Неужели он на столько уверен в своих силах… но тогда. Кто он, черт побери. Не страж. Это точно. И сил у него куда больше чем у Гуй Шена в лучшее время.

Зажав рану Бому мы шли за бывшим противником. Тот ни разу так и не оглянулся. Провел нас по коридорам в безупречно белую комнату с красным ромбом на двери. Внутри кроме постелей и столов было множество странных предметов. Я с удивлением увидел стоящую в углу капсулу репликации. Точно такую же, как те что уже второй раз подарили мне жизнь.

— Кладите его в автохирург. — приказал мужчина, под действием его ладоней поверхность одного из столов засветилась. В воздухе появились горящие символы и знаки. Стоило нам положить Бома, как по сторонам стола появились тонкие металлические руки, вооруженные тончайшими ножами.

— Что вы собираетесь делать? — спросил я, подавшись вперед.

— Я? Ничего. — ответил противник. — Я не хирург, в отличие от обслуживающего аппарата. Ему понадобится минут десять чтобы закончить операцию. Повреждения тяжелые, но не критичные. Все с ним будет в порядке.

— Вы пробили его когтями насквозь, а сейчас говорите, что все будет в порядке?

— Ты выжег мне большую часть нервных поверхностных окончаний. Уничтожил всю периферию и лишил левого глаза. — спокойно сказал мужчина. — Так что, учитывая, что он останется жив — думаю тут мы квиты. И раз уж мы начали разговаривать — неплохо бы представиться. Кто вы, и какого черта здесь делаете?

— Тому, кто спрашивает имя неплохо бы представиться самому. — тактично сказал я.

— Мое имя вам ничего не скажет. Можете называть меня Кзи. — легкомысленно ответил мужчина. Но я заметил, как хитро блеснули его глаза, осмотрев наши лица. Что-то внутри меня шевельнулось.

— Перед вами Император Чщаси, благословленный богом Янусом, громовой зверь приносящий дождь, убийца драконов… — начал перечислять Хироши, и я со вздохом остановил товарища. — Гм… самый молодой владыка трех путей — Гуанг Валор.

— Ха-ха. — рассмеялся мужчина. — Владыка? Хорошая шутка. Стойте, вы что не шутите? В таком случае это явный обман. А начинать знакомство со лжи — не слишком хорошо. Попробуйте еще раз. Ведь я вижу, что в нем нет активных нанитов. Как вы это здесь называете… Юань-Ци. Кажется, так.

— Все верно. Нет, в данный момент. — ответил я за товарища. — Они выгорели, когда я использовал молнию.

— Может и так. Были, но выжжены. Остались только рудименты. Что подводит нас к первому вопросу. — сказал, чуть подумав Кзи. — У тебя нет ни разрядника, ни шоковой пушки, ни даже симбионта электричества. Вообще ничего подобного. И все же ты ударил меня молнией. Как?

— Магия. — ответил я, глядя прямо в глаза собеседнику.

— Магия? Все что угодно можно объяснить магией. Вот только ее не бывает. — ответил с горькой усмешкой мужчина. — И тут есть два варианта. Либо ты не понимаешь, о чем говоришь. Либо врешь. И в том и в другом — разговаривать нам не о чем. Скоро твоего товарища подлатают, вы сможете его забрать и убраться из моего дома. Император… придумали тоже.

— Я не врал. Как и мой помощник. Под моим началом были объединены все кланы Чщаси. Создана единая армия и иерархия. — сказал я, жестом приказав Хироши и Роу помолчать. — А если наши формулировки различаются, это не значит, что я вру. Я тоже не понял половину из того что ты сказал. Что за наниты? Как они связаны с Юань-Ци? Это ее предельная концентрация? Порог?

— Объединил все кланы? — не отвечая на мой вопрос проговорил Кзи. — Учитывая обилие огнестрельного оружия и донесения с поверхности. Вы начали полномасштабное вторжение на Гэге. Верно? Раз так, значит наш договор с Шуньюанем расторгнут. Он предал свою клятву.

— Он расторгнут уже больше двух лет. — сказала Сянинь, пришедшая в себя. — Валор убил нашего бога. И сам стал правителем вместе со Сциллами.

— Убил бога? — мужчина поднял на меня глаза и внимательнее всмотрелся. — Император убивший Шуньюаня… Император и владыка трех путей. Постой…

— В чем дело? — спросил я, когда Кзи подошел ко мне вплотную.

— Шутка… дурацкая шутка судьбы. — усмехнулся он, внимательно рассмотрев. — Сколько тебе, реплика? Пять лет? Восемь?

— Двадцать два. — нахмурившись ответил я. — Девять, со второго рождения. А в чем дело?

— И он еще спрашивает в чем дело. В чем дело. — едва сдерживая смех сказал мужчина. Он отошел к одному из столов, быстро открывая и закрывая ящики нашел небольшую круглую пластину, а затем поднес ко мне. — Нет? Ничего не напоминает? А так?

С этими словами он повернул пластину чуть в сторону и приблизился ко мне головой. Так что мы оба отразились в зеркальной поверхности. Долю секунды я не мог понять, что он имеет ввиду, но затем отбросил все и взглянул как на чистый лист. На себя, на свое лицо. И на точно такое же лицо лишь на пару десятков лет старше.

— Вижу ты понял. — улыбнулся Кзи, вернее император Запад. Глава империи Ничто. Правитель четвертого царства. Последний из великих демонов. Тот, для кого предназначалось мое тело.

— Понял. — сухо ответил я, понимая, что, если сейчас возобновить сражение — он без труда убьет всех нас.

— Не стоит напрягаться. Я давно забыл о Чщаси. Таков был договор с Шуньюанем. — сказал Кзи, развалившись в кресле. — Но как интересно вышло. Девять лет назад… нет. Я тогда отправлял экспедицию за интерфейсом на всякий случай. Флотилия пропала, но что-то мне подсказывает камень нашел хозяина. Но думаю этот разговор стоит продолжить наедине. Даже если ты полностью доверяешь всем своим людям.

— Согласен. Что нужно, я перескажу им позже. Оставайтесь здесь, с Бомом. Я вернусь, когда мы договорим. — приказал я.

— Как прикажете. Господин. — чуть поклонился Хироши. Роу хотела последовать за мной, но я показал ей что нужно остаться на месте. Далеко мы уходить не стали. Перешли в одну из соседних комнат. Кажется, склад оружия. Совершенно не беспокоясь Кзи снял с себя доспехи. Без них он стал всего на голову выше меня.

— Итак. Продолжим. — сказал он, устраиваясь на белом стуле по удобнее. — Ты хочешь знать, что такое Свет. Зачем?

— Мне говорили, что я — часть Света. Недавно появилось еще несколько. Одна из них — Майкл Силерантил, император людей и эльфов. Пророк Святогора.

— Он на острове? — удивился Кзи.

— На Гэге, да. Мне удалось его победить и изгнать с Чщаси. Но это мне дорого обошлось. К тому же — пока он не повержен.

— А кто именно тебе сказал, что ты Свет? — так же спросил Запад.

— Гуй Шен, Янусы. К тому же у меня есть часть воспоминаний где я сам — пророк Света. Хотя я ее почти забыл.

— Запутанно. Но ответ будет ничуть не проще. — сказал Кзи. — Свет… как бы тебе по проще объяснить. Свет — это совокупность десятков и сотен тысяч личностей. Разумов, опыта и страстей. Свет — это коллективный разум. Или просто — Разум. Если тебе это что-то говорит.

— Получается во мне тысячи разных людей?

— Нет конечно. Человеческий мозг не предназначен для нормального функционирования даже двух личностей. Не то что десятка. Учитывая, что у тебя есть часть воспоминаний, значит слепок личности был загружен не полностью. И скорее всего дополнен одним из резервных. — Кзи задумался, беззвучно шевеля губами.

— Резервных слепков? — спросил я, заставляя собеседника вынырнуть из дум.

— Да. Извини. Привык за восемь лет, что общаюсь только с Царем. — ответил Кзи, улыбнувшись. — Да, резервная личность. Один из тысячей добровольцев. Скорее всего кто-то из командного звена Высших Светочей. Тех кто пожертвовал собой чтобы освободить место в ковчеге. Но я ответил на твой вопрос. Теперь моя очередь.

— Не до конца. — сказал я. — Свет и Силерантил применяли веру и молитвы себе на пользу. Больше того — заставляли других молиться себе. Как это работает?

— Нет, это уже другой вопрос и свой я не буду его менять. Как ты создал молнию? — настойчиво спросил собеседник.

— Мы называем это воплощением. Эффект базирующийся на ритуале и связанный с хаосом. — сказал я, и тут же понял, что сболтнул явно лишнего. Хотя фраза была максимально простая. По лицу Кзи стало видно, что он осознал куда больше чем я говорил и возможно даже больше чем подумал.

— Продолжай. — попросил император Запад.

— В начале скажите, что вы поняли.

— Хм… может из тебя и выйдет достойный правитель. Посмотрим. — усмехнулся Кзи. — У вас прорыв хаоса, и судя по всему — прямо на острове. Так? Мутантка что с кошачьими ушами, она тоже взаимодействовала с хаосом? Нет, не говори я вижу. Она была под него адаптирована. Если ты убил Шуньюаня и забрал их себе — значит у старого черта все получилось. Он все же вывел свою идеальную расу.

— Не до конца. Они не могут рожать мальчиков. — сказал я, и Запад удивленно посмотрел на меня. — К тому же их тела плохо принимают эссенцию.

— А, эксперимент с приживлением и активизацией нанитов, квази и биоройдов. — усмехнулся император. — Ну хоть его смогли довести до логического конца. Впрочем, по тебе видно, что это удалось не полностью. Полная стерильность тела не помогла? Приживление прошло удачно?

— Это ваш второй вопрос. Если говорить о становлении героем всех трех путей к двадцати годам — все получилось. — ответил я, стараясь угадать правильно ли понимаю суть вопроса. — Но после молнии мне не удалось восстановить Юань-Ци.

— Возможно и никогда не удастся. Я не очень понимаю, что такое Хаос… он не был исследован. И даже во всех базах данных с которыми сейчас связан мой мозг нет точного ответа. Но ты тоже рассказал, что знал. — Кзи задумался на несколько секунд. Но на сей раз его не пришлось окликать, чтобы вывести из транса. — Что ты хочешь знать еще?

— Действие веры и молитв. Чтобы с ними бороться, я должен знать, как именно они работают.

Глава 29

— Проще ответить «что я не знаю», чем рассказать все правильно. — горько усмехнулся Кзи. — Ты сталкивался с хаосом лично, я же с друзьями лишь видел последствия его появления.

— Это точно не ответ.

— Чтож, хорошо. Молитвы и Вера. — император задумался на несколько секунд. — Что ты знаешь о распределенных вычислениях? Я думаю ничего. А о природе нанитов и квази? Мне пришлось бы рассказать тебе начальный курс кибернетики просто для общего понимания ситуации. Так что придется принять сказанное мной на… — он усмехнулся. — Веру. Что поделать.

— Я слушаю словно первогодка в школе.

— Замечательно. Тогда просто о сложном. В каждом из нас есть некоторое количество эссенции. В разных странах Валтарсии ее называют по-разному, но всегда делят на три основных типа — черная, красная и зеленая. Хотя вернее красную называть прозрачной. — чуть задумавшись проговорил Кзи. — Одна из них есть в каждом живом существе Валтарсии — прозрачная или Квази.

— Сюэ-Ци? — на всякий случай уточнил я. — Центральный даньтянь.

— Да, хотя мне ближе конверсия Вольных. Но это не так важно. — сказал Кзи. — Главное, что эти частицы есть у всех. И в этом их большой плюс. Но минусов тоже хватает. Летучесть, большая энергозатратность, низкая прочность и главное — низкое быстродействие и удельная производительность.

Они не могут генерировать радиоволны. Не связываются с внешними источниками без прямого контакта. Зачастую легко взламываются с помощью нанитов. — продолжил перечислять Запад. — Но в то же время имеют определяющее значение. Что же до Веры — это один большой обман. Обман рассчитанный на ускорение и улучшение работы собственных квази за счет снижения быстродействия у доноров. Понятно?

— Если честно не очень. При чем тут Вера и воплощение? Зачем она богам?

— Под богами ты подразумеваешь Светочей? — спросил Кзи.

— Януса воплощенного. Объединенное божество солнца и природы. Слившееся из Геи и Света. — сказал я, понимая, что снова даю больше информации чем получаю.

— Тераформинг и часть базы слепков? Они конечно могли получить большую вычислительную мощность до падения ретранслятора. Но смысла в этом не так много. Они все равно не имеют доступ к глобальному вещанию, а старая система… погоди, ты ведь не об этом, верно?

— Я мало что понимаю в терраформинге, базах и слепках. Но со смертью Шуньюаня и прорывом хаоса у нас появилось две сущности ставшей позже одной. Гея и Свет. Они объединились в почти всемогущее божество — Януса. Он удерживает прорыв хаоса под контролем. Закрывает и открывает порталы. Может даже снижать яркость светил.

— Вот теперь ты говоришь то что с моей точки зрения кажется абсолютным бредом. — рассмеялся Кзи. — Наверное ты хотел сказать, что они создали себе мощное тело. Снабдили его излучателями и реактором для контроля разума посредством воздействия на квази. Так?

— Нет. — теперь уже настала моя очередь подбирать слова. — Они воплотились в реальность. Так. Боюсь у нас не выйдет играть в вопрос-ответ дальше. Очевидно, что наши знания находятся слишком далеко друг от друга. Для начала нужно определиться с основополагающими понятиями.

— Разумно. — кивнул Кзи. — С чего начнем?

— С Хаоса. Я не знаю, что это в точности такое и как он действует. Но на острове произошел его прорыв. Сейчас поверхность озера хаоса занимает километровую область и зовется озером Хаоса. В нем зарождаются монстры, открываются порталы из которых бьют огненные и ледяные гейзеры. Но оно же дает силы измененным.

— Измененным? Погоди, расскажешь в свое время. С научной точки зрения Хаос — абсолютная энтропия. Полная противоположность Забвению. — сказал Кзи и я в очередной раз понял что ничего не понимаю. Но к счастью он увидел это по моему лицу. — Подожди, дай дорисую картину, после спросишь.

Существует множество миров. Если угодно — паутина. Мы в ней находимся на третьем круге. Барьерный мир забвения, то есть максимально близкий к тепловой смерти. Жизнь в транзитных мирах и мирах забвения — невозможна. Как невозможна жизнь в абсолютном вакууме. Но и в мирах хаоса она невозможна, как на звезде.

Все же что между двумя этими полюсами имеет свой физический определенный вид. Где-то менее, где-то более упорядоченный. Для нас, существ из мира близкого к забвению — порядок необходим. Не будь прорывов забвения — и вовсе все было бы идеально. Но вселенная не знает жалости. Мир заселенный после прихода ковчега все равно подвергся воздействию Забвения. Хоть мы и выиграли у него кусочек.

— С помощью луны, на которой находился контролируемый прорыв хаоса? — спросил я, вспоминая что рассказывали друзья.

— Верно. Но в мирах ближе к забвению его создание и вовсе невозможно. Оттуда есть только один выход — наружу по паутине. Чем дальше от Забвения к Хаосу, тем больше разнообразия. Больше вариантов. И тем меньше шансы выжить нашему виду без изменений. В данный момент всех нас поддерживает только стабилизация Квази.

— Я видел, что может сотворить даже непродолжительное воздействие Хаоса на организм. — произнес я, вспоминая всех измененных отступников. Всех, кому не повезло на долго поселиться у озера, и кто не имел врожденного сопротивления. — Мутанты, полудемоны, искаженные. Многие не пережили такой близости.

— Об этом я и говорю. — кивнул Кзи. — Мы определили, что не можем двигаться дальше. Наш мир в эпоху разделения паутины оказался там, где и должен был быть. У центра. Жизнь почти не изменилась. По крайней мере до прорывов. Когда это произошло — никто не знает. Сотня тысяч лет назад? В нашем с тобой диалоге это и не важно. Ты сказал воплощение?

— Да. Моя молния — магия стихий. А дух воина — воплощение, работающее на вере в реальность других существ.

— А мы еще пытались объяснить это воздействием темной материи. — горько усмехнулся Кзи. — Ты сам ответил на свой вопрос. Наш мир ближе к хаосу чем тот из которого мы пришли. Для него изменение законов, по которым мы живем — логично и вписывается в общую теорию. Слышал когда-нибудь фразу — «Мысль материальна»? Думаю, она как можно лучше подходит к нашей ситуации.

— Возможно. Но тогда почему Майкл не использует чистые воплощения как я? Он преобразовывает солдат в чудовищ. Орков в ящеров, эльфов в птиц, людей в волков…

— Активно использует боевые мутации? — недовольно поморщился Запад. — Вот же урод. На это не шли даже самые отмороженные из претендентов на звание императора. Но слухи до меня доходили.

— Он верит, что делает это на благо. Правда не уточняет чье именно.

— Это не важно. Он может оправдывать себя, как угодно. — отмахнулся Кзи. — Хорошо. Допустим ты можешь показать мне своего воина? Без того чтобы рубить мне голову? Или пустить молнию легче?

— Сейчас? — на всякий случай уточнил я.

— Да, но лучше не в этой комнате. Это обычные жилые помещения, а у нас здесь есть вполне неплохие лаборатории. На нижних этажах. Если есть колебания энергии, да еще и такие чтобы она превращалась в материю, мы их засечем. — сказал, поднимаясь Запад. — Нам придется спуститься на пару этажей. Но твои товарищи останутся в полном порядке. Надеюсь мне не придется снова доказывать — здесь безопасно.

— Хорошо. — немного подумав немного решил я.

Заглянув в комнату с товарищами, я убедился, что Бому стало гораздо легче. Ногу Роу так же прооперировали. Остальные просто отдыхали. Но когда я подумал, что пора взять с собой Хироши, Кзи отрицательно покачал головой. Возможно и в самом деле им не стоит знать так многое. Это знание может разрушить не только иерархию Чщаси. Но и саму структуру общества, и не только нашего. Спустившись по лестнице, мы оказались в большом круглом зале.

— Здесь ты можешь совершенно спокойно использовать любые силы и энергии. — сказал Кзи, оставшийся снаружи. — Все что сломаешь — восстановят мои маленькие помощники. Если тебе нужен противник или цель — только скажи и ее предоставят.

— Нет. Мне достаточно себя самого. — ответил я, глядя на императора Запада, за стеклом. Поднял руку и надо мной тут же начал формироваться дух воина. Взгляд Кзи потемнел, он наклонился над горящими в воздухе цифрами.

— Пожалуйста продолжай. — попросил он, мельком взглянув на меня. — Ударь что-нибудь. Сломай. Можешь исполосовать стены или побить пол. Что угодно. Нам нужны данные. — в последней его фразе я услышал странную двоякость. И не стал списывать ее на стекло или перегородку. Со мной говорил не Кзи. Вернее, не только он.

— Хорошо. Но прежде я хочу получить ответ на вопрос. С кем я говорю сейчас?

— С нами. Со всеми нами. Слепками личностей тысячами исследователей и ученых. С Кзи. Императором Запада. — проговорил металлическим голосом собеседник. — Продолжай. Все что ты покажешь — крайне ценно.

Выругавшись про себя я сжал воображаемую рукоять и обрушил меч Пламенеющего крест на крест. Прямо напротив входа. Если мои опасения верны — единственный способ выбраться, пробиться силой. Бронепанель оплавилась, на ней остались глубокие раскаленные следы. Но пробить я ее не смог даже и близко.

— Отлично! Еще! — в восторге сказал Кзи. — Сильнее!

Зажав меч я ударил в центр пластины, стараясь расплавить ее. Прожечь себе путь наружу. А когда Пылающий пропал — с помощью магического жеста заставил бить в обугленное место молнию. Раз за разом. Пока силы Чжен-ци не начали меня покидать. Совершенно обессилев я рухнул на пол. А уже через секунду Кзи опустился рядом, подняв мою голову.

— Энтузиазм, это конечно хорошо. Но не стоит погибать за науку. — сказал он, легко подняв меня на руках. Мне совершенно нечего было ответить. Опасения не оправдались.

Запад буквально светился счастьем. Кажется, он получил что хотел. Но вместо того чтобы отнести меня наверх, к товарищам — он зашел в соседнюю комнату. Положил меня на мягкую кушетку, тут же принявшую форму тела. А в следующее мгновение мои руки, ноги и голову охватили стальные браслеты.

— Исследования не будут полными без всестороннего сканирования. — сообщил он, отступая на шаг. — Прошу не дергаться это займет всего несколько минут.

С этими словами кушетка заехала в плотную монолитную стену, а потом свет погас. Даже дернуться в оковах было проблематично. Сил не на что не осталось. Я полностью вымотался и почти смирился со своей участью. Нужно было подкопить энергии, восстановится и ударить вновь.

Но додумать я не успел. Загорелся свет и со всех сторон меня окружили тонкие стальные руки. Тысячи жал вонзились в мое тело. Ввинтились в виски. Несколько гибких пальцев раскрыли мне веки и тончайшие иглы вошли в мои глаза и виски. Вонзились в череп. Я взвыл, но не смог даже вздрогнуть. А затем по иглам начала поступать жидкость.

«Обнаружено подключение…»

Глава 30

— Валор! Господин, очнитесь! — донесся до меня далекий, словно в тумане, голос. Я без труда узнал Хироши, но не мог ему ответить. — Что вы с ним сделали?!

— Сделал? — удивленно спросил Кзи. — Вы обвиняете меня в том, что я хотел ему навредить? При том что я принес его к вам. Мои машины залечили вашего приятеля и восстановили ногу этой девушки, держащей меня на прицеле? Вы мне не враги и не противники. Но за сказанное вам придется очень сильно извиниться. И лучше сделать это сейчас. До того, как вы наделали еще больше глупостей.

— О, да что вы говорите. — саркастически ответил Хироши.

— Извинись. — прохрипел я, не открывая глаза.

— Господин! Вы в порядке? Что с вами? — тут же окрикнула меня Роу. Кажется, она переживала куда больше остальных. В принципе верно делала, если бы она выжила, а я погиб… уверен Юн придумала бы для нее такое наказание, что лучше умереть. Да и ядов у супруги достаточное количество на все случаи.

«Подключение интерфейса. Устранение конфликта версий…»

— Полежи еще несколько минут, пока процесс не завершился. — посоветовал Кзи. — Как себя чувствуешь?

— Благодарю, нормально. — ответил я, садясь на кушетке. — Зачем это было делать без моего спроса?

— Реактор начали разбирать на запчасти квази. Если я промедлил еще немного, ты лишился бы всех нанитов. — сказал, улыбаясь Запад. — К тому же я был просто обязан проверить как они взаимодействуют с локальным следом хаоса. На твоем организме его печать, крошечная нить, становящаяся явнее каждый раз при взаимодействии.

— О, так может поэтому прорыв увеличивается? — заметил Хироши. — Количество использующих магию хаоса растет. Мы сами обучаем ей в академии. Все больше измененных и магов.

— Если это так, процесс придется останавливать в срочном режиме. Но не уверен, что Майкл готов отказаться от энергии Веры. Он получает с ее помощью силы. Работает с воплощением. Если так пойдет мы обязаны будем уничтожить все культы и верования на континенте, а это значит развязать новую полномасштабную войну.

— Есть и другой вариант. Вы можете взять под контроль ретранслятор и подавить с его помощью желания людей к вере. Направить их всех по пути агностики или атеизма. — предложил Кзи.

— С наличием Януса под боком это равно самоубийству. — покачал я головой. — Нам в любом случае нужно добраться до Ретранслятора. Захватить его. А уже после — рассуждать о том, что делать дальше. Но благодаря вашему вмешательству мое Юань-Ци приходит в норму. Кажется.

— Это не самый быстрый процесс. — будто оправдываясь сказал Кзи. — Но ждать было нельзя. К тому же, с новыми данными стали понятны предыдущие аномальные показатели, которые собирают внешние датчики.

— И что с энергией хаоса? — спросил я, стараясь сконцентрироваться на важном.

— Она не поддается нормальному исчислению. — немного подумав ответил Запад. — приборы зашкаливают, а затем падают в ноль или отключаются. Хуже всего, что в момент активации перестают работать наниты. Не до конца, но их эффективность в эти моменты близится к нулю. Квази тоже сбоят, а вот биоройды работают почти как надо.

— Склонность эльфов к магии природы. — кивнул я, подтверждая собственные догадки. — Значит у них будет больше шансов стать героями и воинами этой дисциплины. Как и у орков. Хотя те имеют достаточную склонность к Сюэ-ци.

— Мне куда интереснее вопрос самой магии. — заметил Кзи. — С вашим присутствием и теми новостями, что доходили до империи перед падением ретранслятора становится понятно, что она присутствовала всегда. Другое дело — на сколько. И на сколько сильнее она стала сейчас.

— Упорядоченная форма хаоса высасывающая жизненные силы. Да еще и тянущая за собой в Хаос весь мир. По мне так стоит запретить магию в любом виде. — сказал Хироши. — Пусть она станет искусством только для избранных. А еще лучше — исчезнет вовсе. Мы уже можем отказаться от нее на Чщаси. Население уменьшилось, ресурсов хватает. Можно больше не выращивать еду и не возводить укрепления.

— Это частичное решение. Оно не решит вопрос Веры и ее предводителей. — заметил я, принимая обеспокоенность Хироши. — Для этого мы как минимум должны одержать победу над Силерантилом.

— Еще один аргумент за восстановление тебе нанитов. — кивнул довольно Кзи. — Однако главное, что меня беспокоит — боги. Если можно так их назвать.

— Вы можете назвать их по-другому?

— Боюсь нет. Я знаю слишком мало, хоть в моем распоряжении и все кристаллы памяти в этом здании. Данные за тысячи лет. Технологии, события, история… и про богов там тоже есть несколько догадок. — Запад сделал небольшую паузу. — Но точных сведений нет. Я располагаю только тем что происходило в этом мире. А реальность им не ограничивается. Но вы должны это знать.

Гея — программа. Сотканная из знаний, надежд и чаяний тысяч специалистов по биологии, биохимии и химии. Предназначенная для изменения планеты под наши нужды. Шуньюань использовал ее для построения собственной эволюционной цепочки нового ковчега. Видно, что идея не выгорела, но главное не в этом.

У нее всегда было сознание и самосознание. И одна функция — создание приемлемых для жизни условий. На сопутствующие потери ей плевать. Свет — еще хуже. Это общность тысяч личностей, не избавленных от людских пороков. Пусть и стремящаяся к миру и процветанию. Но жадность, зависть, чувство собственности — все это никуда не исчезло и составляет внушительную его часть.

— Как и у любого живого существа.

— Верно. Вот только они не живые. И даже в самом начале были куда больше чем существа. Боги — хорошее определение. Когда мы только высадились на Валтарсии фракция хранителей разделилась на две части. Надсмотрщиков и наблюдателей. У нас были разные подходы к главной цели — выживанию человечества.

Надсмотрщики, предлагали полностью контролировать человечество. Жесткой рукой управлять его действиями, чтобы не допустить исчезновения вида. Позже их стали называть демонами. Наблюдатели выступали за свободу выбора в среде естественной конкуренции. Изоляция не от внутренних, а от внешних угроз. Некоторые за такую любовь к свободам назвали их ангелами. Хотя большой разницы никогда не было.

Демоны сразу взяли контроль в свои руки. Захватили инфраструктуру. Выстроили жесткие порядки. Ангелы получили несколько испытательных полигонов. Но были и экстремисты. Те кто сошел с пути выживания и поставил иные цели во главу угла. Самое страшное, что среди ангелов их было больше чем среди демонов. А Разум… он поддерживал всех своих детей и тоже разделился.

В результате Ангелы получали поклонение от своих последователей. Опирались на распределенные вычислительные мощности. И жили вполне не плохо. Даже построили несколько собственных государств. Пока не началась волна Забвения на Валтарсии. Некоторые успели уйти по паутине дальше. Другие решили, что и здесь не плохо. В основном остались демоны.

— А боги?

— Когда ангел или демон имеет большие ресурсы, для среднего обывателя он неотличим от мифических богов. Всеведение, возможность контроля сознания и убеждений, перестройка даже химических связей в мозгу. Ну и планетарное орудие — Кара в наличии. — усмехнулся Кзи. — Однако ваши Янусы — совсем другое дело. Они получают подпитку Веры. И в то же время используют хаос. Чем они становятся сильнее, тем сильнее Хаос. Но чем сильнее Хаос — тем больше сил нужно для его сдерживания.

— Замкнутый круг. — резюмировал я. — Мы не можем закрыть прорыв — потому что у нас не хватает сил. У нас нет сил — потому что мало веры. У нас мало веры — потому что Ретранслятор не работает. Но если мы отдадим его Янусу — веры станет больше и воздействие хаоса усилится.

— Все верно. — согласился Запад. — Но это не единственная дилемма. Если хаос не остановить — он поглотит всю планету. Однако этого недостаточно. Если прорыв закрыть — забвение прорвется через преграду из нанитов и так же поглотит планету обратив ее в ничто. Так или иначе — надежда на успех минимальна.

— Погодите. Вы хотите сказать, что не нужно закрывать прорыв? Есть пара идей. — пробормотал я, потерев переносицу. — Но они могут как ни к чему не привести, так и стать большой проблемой в будущем. Прежде нам придется пробиться со своими войсками через джунгли.

— Не придется. Я тысячелетиями пытался вывести новое человечество, не склонное к агрессии. И результаты лично меня пока устраивают. Особенно учитывая, что я не использую генетическую эволюцию. — довольно улыбнулся Кзи. — Племена отступят, освободят вам проход. И отойдут от побережья. Но вы должны гарантировать, что оставите им место для обитания.

— Мне нужен этот остров чтобы… — я запнулся на полуслове. Чтобы что? Захватить империю? Так вот он, ее владелец. Прямо передо мной. Убей его в поединке и забери место на троне… вот только не выйдет, он нас всех в блин раскатает. — Чтобы вернуть в руки Света империю и остальные земли Валтарсии.

— Забирай, если сможешь. — улыбнувшись ответил Запад. — Я тысячи лет наблюдал и присматривал за своими людьми. Видел, как они скатываются в бронзовый век, а затем медленно выползают из него в цивилизацию. И знаешь, что я понял? Мы не нужны человечеству. Возможно это лучший способ уйти.

— Серьезно? Вы столько лет сражались за империю Ничто… Правили ею.

— У меня было время подумать. Долгих девять лет. — ответил Кзи. — Я не выходил из этого здания с момента его постройки. Управлял телами избранных на расстоянии. Иногда даже перехватывал контроль демонов, стоящих над моим еще не остывшим трупом. Да. Хватит. Пусть этим занимаются молодые. Которые верят в то, что могут изменить. А я займусь тем, что всегда требовали голоса в голове. Исследованиями. Если же вы не справитесь, после захвата ретранслятора — я вернусь. Не справитесь с ним, воспитаю армию приматов и пошлю на штурм.

— Не думаю, что у вас достаточно времени.

— В моем распоряжении тысячи тонн нанитов. Все что обрушилось на остров в момент падения дальнего периметра защиты от Забвения. — отмахнулся Запад. — А еще полный набор данных по всем военным технологиям. Вам я их конечно не дам. Но в случае необходимости просто построю танковую армию с рельсовыми орудиями. Принципиально ничего сложного в этом нет.

— Джинн всемогущий. — улыбнулся я, в ответ Кзи. — Мы постараемся сделать все что в наших силах.

— Вот и отлично. Дверь на чердак открыта. — сказал довольно Запад. — Орангутанги отойдут на несколько километров от реки. Вам останется только никого не трогать.

— Последний вопрос. — уже в дверях обернулся я. — Что нас ждет в столице?

— Настоящий ад. — хмыкнув ответил Кзи. — Пока не увидите, не поверите.

Глава 31

Забравшись на купол, мы наблюдали как медленно отходят в стороны стаи обезьян. Разговаривать не хотелось. Передо мной, перед всеми нами, открылся крохотный кусочек прошлой жизни. То, что принадлежало не нам, но истории. На столько древней что она казалась потерянной навсегда.

Но нет. Она не потеряна. Больше того, ее живой представитель все это время ухаживал за своим домом. Ремонтировал, воссоздавал и оказался не таким уж плохим хозяином. В плане гостеприимства. По крайней мере он залатал Бома и восстановил ногу Роу. Но что важнее — мы узнали главное. И смогли наконец добраться до истины. Хоть она и оказалась неприглядной.

— Что думаешь делать с ретранслятором? — спросил Хироши. — Есть целых три варианта. Хотя мне не нравится ни один их них.

— Для начала нужно до него добраться. — ответил я, не в настроении общаться с товарищем. — Решим, когда будем внутри.

«Синхронизация версий завершена. Восстановление базы данных завершено. Модификация интерфейса. Реактивация сетевого подключения. Поиск первичных узлов связи — не обнаружено. Поиск вторичных узлов связи — найдено 839. Создание локальной сети… выполнено. Запуск царя… личность не выбрана. Инициализация…

Добро пожаловать! Валор. Ознакомиться с профайлом пользователя?»

Непривычные слова пробежали у меня перед глазами. Я понял большинство из них, но многое осталось неопознанным. Интерфейс тоже оказался непривычным. Какие-то рамочки. Рисунки с непонятными названиями. Хорошо хоть основные иконки отличались только цветом и расположением. Немного подумав я нажал на мигающего человечка с растопыренными руками и ногами.

«Гуанг Валор. Возраст: 22 года. Раса: неприменимо. Класс: Гибрид. Уровень: 52/43/41. Обобщенный уровень: 72

Сила: 280

Ловкость: 360

Выносливость: 210

Восприятие: 370

Интеллект: 450

Пассивные умения: Рукопашник 5, Связь 3, Управление 2, Тихий шаг 2, Бесшумный бег 1, Экстренная регенерация 2, Электровиденье 4, Адаптация 4, Симбионт 5.

Активные умения: Рывок 5, Замедление времени 3…»

Ошибка формата данных… систематизация. Выбор оптимального формата.

«ИД 001 (временный): Гуанг Валор, император Чщаси. Возраст: 22 года. Раса: Полукровка. Показатели с учетом ранга медный владыка:

Сила: 5 из 10. Сила удара: 1120 кг. Максимальный поднимаемый вес: 350 кг. Значение не достигло пика.

Восприятие: 7 из 10. Уровень зрения: 1. Уровень слуха: 84 %. Восприятие расширено за счет навыка виденье Ци. Видящий Ци. Гипертрофированно.

Ловкость: 7 из 10. Мелкая моторика: 100 %. Координация: 100 %. Получено усиление координации в пространстве и на сыпучих поверхностях.

Выносливость: 4 из 10. Время активности: 72 часа. Время максимальных физических нагрузок: 20 часов в день (повышено за счет регенерации).

Интеллект: 9 из 10. Объем знаний: энциклопедический. Скорость мышления: высокая. Поддержка системы интеграции: 90 %. ЦАР не выбран.

Ци: 4070 из 15000. Уровень напряжения: повышенный. Абсолютная выработка — 1700 ци в день. Относительная выработка с учетом обновляемости клеток — 300 Ци в день. Скорость роста Ци: нет. Уровень запасов: полный. Тип Ци: Чистый лист. Универсальный реципиент. Обнаружены все три типа Ци. Юань-Ци: 1650. Сюэ-Ци: 1240. Чжен-Ци: 1180 Для достижения следующего ранга требуется 100 Ци.

Активные способности: Зрение Ци (ранг 20), Кровавая ярость (ранг 15), Летний вихрь (ранг 16), Армия призраков (ранг 20), Кровавый шип (ранг 18), Око урагана (ранг 20), Связь (ранг 20). Приобретенные пред прошитые способности: Регулируемый метаболизм, Очищение организма, Усиленное исцеление.

Генеалогическое древо: Приобретенное — тифлинг, орк. Основа — чистый человек.

Общая характеристика: Владыка трех путей».

— Я владыка… ого. — тихо произнес я сам себе.

— Вы что-то сказали, господин? — переспросил Бом, сидящий недалеко. Он отчетливо виднелся на моей миникарте. Так же как я видел его характеристики, профиль, специализацию и многое другое.

— Нет. мысли вслух. — отмахнулся я, отдаляя миникарту.

Это было удивительно, но она обновилась вместе с интерфейсом. При максимальном отдалении я видел не только текущую область. Даже не Чщаси и Гэге. Всю Валтарсию! При таком масштабе разглядеть крохотные островки было совершенно невозможно. Зато явно очерчивалась линия Тьмы. Стена из нанитов защищавших нас от прорывов Забвения.

Вернув масштаб я понял, что очертания островов не совсем совпадают. На карте был старый тайный дворец. Еще до войны с нагами. Отсутствовала западная плотина и Дом Света. Еще была на месте академия. Карте было около восьми-девяти лет. Как раз с падения ретранслятора. Но у меня была возможность ее обновить.

Тысячи сигналов от моих подданных сливались ко мне с обоих островов. От информаторов и доносчиков. От внедренных агентов и просто торговцев. От каждого кому я подарил интерфейс или дал Царя. Все что они видели, слышали, знали — становилось частью большого потока. Несколько мгновений и карта стала вполне реалистична. По ней поползли точки войск.

Еще через минуту обрадованные восстановлением связи отписались мои супруги. Чуть позже — заместители, генералы и министры. Прошло около получаса, и данные просто перестали помещаться на карте. Мне пришлось разделять их на множество слоев. Расположение армии. Пути поставок продовольствия. Торговые маршруты. Союзы…

— О! Я вижу первые шеренги войска! — крикнул не слишком воодушевленно Хироши. Я дал ему доступ к карте и отряды стали отображаться задолго до того, как среди деревьев появились первые солдаты.

— Отлично. Они как раз вовремя. — сказал я, поднимаясь и отряхивая штаны. — Встретим их у кромки леса. Незачем подходить к святилищу. А то еще нарвутся на приветствие Запада и на этом все закончится. Эльф не стал спорить и через минуту мы уже встречали порядком уставших, но совершенно целых воинов. Многие из них до сих пор не высохли после высадки. На некоторых была порвана одежда — но в основном ничего с чем не могли бы справится нитка и иголка.

Но перед ними всеми мчался гигантский черный зверь, обрушившийся на меня всем весом полутонного тела. Чимбик не дал мне сказать ни слова, облизывая лицо шершавым словно наждачная бумага языком. Бил от радости шипастым хвостом, оставляя на деревьях глубокие выбоины.

— Разбивайте лагерь не ближе трехсот метров от руин! — приказал я, едва успокоив пугающего солдат демонического льва.

На самой поляне вокруг зданий могло разместится не больше пятисот палаток. Чуть меньше тысячи воинов. Но большинству из них хватало для сна плаща — натянутого как гамак между палками или кольями. Так что кромка леса тоже подходила для лагеря. Тем более что пополнение припасов можно было ожидать только завтра.

Сотники отлично справлялись со своей задачей, но вскоре к армии присоединились и генералы.

— Господин, рад видеть, что вы в порядке. — чуть поклонившись сказал Ичиро.

— Как и ты. — кивнул я в ответ главе Пинг. — Были происшествия в пути? Потери?

— Нет, господин. Пара идиотов пыталась утопиться, свалившись с плотов. Но в целом все отлично. Адмирал Вейджа продолжает переброску. Господин Акио занял местность в устье Кровавой реки. Там возводятся укрепления. — отрапортовал Ичиро то что я знал и без него. — Какие будут дальнейшие приказы?

— Разбить лагерь. Отдохнуть. Завтра на рассвете выходим дальше. — сказал я.

— Не расскажете о том, что произошло в руинах? — осторожно поинтересовался Ичиро. — Как вы так быстро сумели восстановить Юань-Ци?

— У нас нашелся неожиданный союзник. Который мог стать очень опасным врагом. — улыбнулся я, похлопав товарища по плечу. — Не думай об этом. Теперь руины закрыты для всех, по крайней мере на время. Или пока мы не проиграем.

— Это тюрьма демона? — на всякий случай уточнил Ичиро.

— Да… и еще какого. — подумав согласился я. Рассказывать, что мы возле жилища истинного императора Запада я не собирался. Хотя уверен, что Роу и Хироши о чем-то догадывались. К счастью и шпион, и телохранительница умели держать языки за зубами. Бом провалялся в отключке большую часть беседы, а Сянинь была не в том состоянии чтобы подробно рассматривать наши лица.

Чтобы не беспокоить супруг я написал, что у меня все в порядке. Не вдаваясь в детали указал что вернул и даже увеличил Юань-ци. Похвастал что наконец официально приобрел звание Владыки. Что было для меня крайне важно. Аи и Сифара меня просто поздравили. Юн догадалась в чем дело и похвалила, с облегчением сказав, что ждала этого долгое время и теперь ни у кого нет даже шанса на оспаривание нашего статуса.

Как же она ошибалась. На одном крохотном острове собралось три императора. И пусть один отказался от престола, второй претендент не собирался сдаваться. К счастью наша армия превышала его отряды в несколько раз. И оснащением, и численностью, и силой. Даже по самым скромным прикидкам на каждого его измененного приходилось трое моих воинов.

Переброска войск шла весь вечер и закончилась только к полуночи. К счастью часть отрядов уже успела отдохнуть. Мы сделали ротацию, расставили часовых и отправили вперед лазутчиков-героев. К моменту, когда светила начали подниматься над горизонтом, в лагере уже кипела деятельность. Над кострами поднимались дымы похлебок. Всадники кормили скотину. Солдаты чистили оружие и готовились к маршу.

— Что показала разведка? — спросил я на утреннем совещании в командном шатре.

— Мы находимся в шести часах пути от выхода из леса. Деревья становятся реже, но воины без проблем переберутся по ним на край. А вот дальше расположилась равнина с редкой растительностью. Докладывают о большом скоплении демонических тварей. — Ичиро замолчал, указывая места на обновленной карте. — Каждое из них сравнимо с небольшим нашествием. Если же они соберутся вместе — это станет нашим концом.

— На сколько они сильны? — на всякий случай уточнил я.

— Я не видел ничего подобного прежде. — ответил Хироши, тоже ходивший в разведку. — Старейшины Джен предполагали, что Гон — это не естественное положение вещей. Что когда тварей становится слишком много — их выдавливают с Гэге более сильные и приспособленные особи. И они оказались правы.

— Хочешь сказать, что все нашествия демонических зверей, с которыми мы сталкивались, слабее того что гуляет в прериях?

— О, да. Я в этом абсолютно уверен. — не задумываясь ответил Хироши. — Может владыки и смогут справится с их вожаками один на один — но даже у героев не будет никакого шанса. Я видел рогатых тварей что по размеру больше громового шестилапого дракона. И они там не одни.

— Значит прежде чем направится в столицу Гэге нам придется познакомится с местной фауной. Мне прямо не терпится. — улыбнулся я, запуская ладонь в гриву Чимба. — Трубите подъем. Пора выступать.

Глава 32

Проблемы начались еще до того, как основное войско вышло из леса. Несколько отрядов спугнуло детенышей медведицы. Ничего страшного, если бы на их рев не пришла полуторатонная мамаша. В результате марш превратился в настоящую схватку. Но поучаствовать я в ней не успел. Ичиро справился с проблемой раньше. Не без помощи стрелков и магов, но для того мы и собрали разноплановую армию.

Благодаря слаженной работе разных солдат и специалистов мы смогли не понести серьезных потерь. Несколько раненных в такой ситуации стало большим успехом. Но чем ближе к прериям и дальше от земель обезьян — тем больше становилось демонических тварей. И далеко не все они соглашались сбегать при появлении войск.

— Левый фланг запаздывает. — мрачно заметил я, когда солдаты Ичиро заняли положенное место справа. — Хироши, что с проходом дальше?

— Разведчики не могут пройти мимо крупной стаи демонически волков, господин. — ответил товарищ, вернувшийся с переднего края. — Животные рыщут в поисках пищи, а наши воины выглядят куда менее опасно чем местная дичь.

— С этим придется согласится. — кивнул я. Благодаря восстановленному зрению Ци я мог прекрасно видеть на километры. А то что скрывалось от моего взора — дополняла картина с карты.

Даже привыкнув к гигантским свиньям Чщаси я был удивлен размерами местных кабанчиков. Черные монстры, покрытые наростами брони и толстыми иглами, мерно прогуливались по подлеску в поисках пищи. За свиноматкой размером с дом бежало несколько не крупных, по тонне каждый, поросят.

Чуть дальше, где начиналась степь, стадо оленей щипало траву. А возглавлял их пятиметровый вожак. Его мощные рога перетекали в чешуйчатую гладкую броню, покрывающую все тело до самого хвоста. На копытах виднелись длинные когти. А изо рта выглядывали клыки, сантиметров под двадцать.

— Такая дичь сама кого хочешь схомячит. — заметил Бом, уже вернувшийся в строй. — Господин, стоит ли лезть туда? Кзи говорил, что в столице все куда хуже. А значит и ваш соперник до ретранслятора не доберется. Есть ли смысл рисковать?

— Мы не можем знать наверняка. К тому же, судя по всему у нас немного времени. Если мы сами не захватим ретранслятор — потом может быть поздно. — сказал я, вглядываясь в степь. По всему выходило что прорываться придется с боем. Уж слишком плотно шли стаи. Хоть и не приближались друг к другу.

— Второй фланг на месте. — доложил, подбежав гонец. И я отпустил парня жестом.

— Держимся вместе. Старайтесь не вырываться вперед и не отставать. — сказал я, дублируя команду через интерфейс для всех сотников.

Благодаря отдыху и отсутствию схваток в джунглях мы полностью сохранили армию. Сейчас она насчитывала почти три тысячи солдат. Центр и почти полторы тысячи — оставалось за Гуанг. Тысяча — за Пинг. Остальные — сборная солянка из кланов союзников. При том что враг ушел с несколькими сотнями — у меня должно подавляющее преимущество. Но прежде хотелось до него добраться.

— Ичиро столкнулся с кабанами. — заметил Хироши, хотя я и сам это видел. — Может ему помочь?

— Пока не просит — нет. У него достаточно сил. В том числе личных. — покачал я головой. Свиньи меня не сильно волновали, на правом фланге достаточно стрелков. А сам мечник с помощью Тысячерукого без проблем справится с угрозой. — Бом — иди на левый фланг. В случае опасности используй Бомбардира. Справишься?

— Я вас не подведу, господин. — поклонившись сказал Бом, и пришпорив скакуна умчался к разрозненным кланам.

— Вы уверены, что это вообще хорошая затея? — в полголоса спросил Хироши, когда мы остались почти одни. Эльф ехал рядом на двуногом ящере, покрытом разноцветным оперением, и остальные не могли нас слышать. — Очевидно, что даже войско Пинг не дотягивает до слаженности и выучки Гуанг. Что говорить о союзных кланах. Они просто станут жертвами демонических тварей.

— Не должны. У них достаточно толковых командиров. Вейджа и Мэй со своими отрядами. Да еще и Бом. Справятся. — уверенно сказал я. — Но ты прав. На нас возложена ответственная миссия. Мы должны показать, как на самом деле должна действовать армия Чщаси. И по возможности не понести потерь.

— Но зачем? — все так же тихо спросил Хироши. — Простите, но я не слепой. Я видел ваше сходство с хозяином библиотеки. Вы почти одно лицо. Разве что шрамы в других местах и кожа не черная. Но я не об этом. Если я правильно понял — Империя Ничто теперь передана в ваши руки. Зачем нам армия?

— Пока империя в подвешенном состоянии. А что до армии — мы должны по крайней мере очистить Гэге. Обеспечить нашим детям и внукам спокойное будущее. А для этого одной армии мало. Как и одного острова. — возразил я, не став уточнять, что подобный разговор у меня состоялся с Шен когда он еще был Гуй Шен.

Нашу беседу прервала канонада с левого фланга. Над серо-коричневой травой возвышался широкоплечий Бомбардир. От его пушки шел сизый дым. Струя пламени сожрала полосу в сто метров длиной. А на другом ее конце валялась черная гора мяса, вид которой я не сразу смог определить.

— Волк. — подсказал Хироши, заметив, что я вглядываюсь.

— Продолжаем движение. — приказал я, сцепив зубы. Эльф понял меня без слов. Волк — это плохо. Очень. Львицы охотятся прайдом, аллигаторы и ящеры — в одиночку, волки — никогда. Если появился один, скоро объявятся и другие. И очень надеюсь, что пример этой твари убережет нас от скоординированной атаки.

— Нужно прикрыть тылы. Иначе потеряем цепочки снабжения. — догадался о моих опасениях Хироши. — Мне заняться?

— Нет. Придется менять формацию полностью. — сказал я, вглядываясь в карту на интерфейсе. Красные точки, означающие врагов, то появлялись, то исчезали на периферии зрения дозорных. Но их в любом случае было слишком много.

«Ичиро, пусть твои войска сместятся. Защитников и магов со стрелками держи по краям и позади. Вероятно, скоро начнутся нападения волков. Левый фланг встанет между нами. Прикроем воинов альянса» — приказал я, и генерал немедля прислал подтверждение.

«Бом! Смещайтесь ко мне. Становитесь за основными порядками. Немедленно!» — отдал я команду. Бом ее получил, а вот выполнить был уже не в состоянии.

«Нас атакуют! Удерживаем позиции!» — отчитался дварф-инженер.

«Иду к вам. Держитесь!» — сказал я, направляя Чимба. — Хироши, на тебе центр! Движение не прекращать, чтобы войска смогли сформировать ромб.

— Все сделаю! — уверенно кивнул эльф, но я все равно продублировал задачу всем сотникам. Если сейчас в армии начнется разброд и шатание — атаку мы не переживем.

Демонический лев гигантскими прыжками скакал по подлеску. Я и раньше замечал, что Чимб чувствует себя куда увереннее на равнине, чем в лесу. Сейчас же стало очевидно, что это его естественная среда обитания. Лев даже тихо рычал от удовольствия и ощущения собственной мощи. А вот мне было не до радости.

Гигантские, больше двух метров в холке, волки набросились на порядки левого фланга. Кланы сражались как могли. Воины, так и не ставшие солдатами, бились в тройках. Со своими соклановцами, игнорируя стоящих рядом союзников. Эльфы пытались забраться к деревьям. Хэй — уйти к воде. Разброд стал фатальным недостатком.

Я видел, как ворвавшийся между группами зверь клацнул пастью и уволок оставшегося в одиночестве золотого воина-орка. Тот отчаянно бился, с трудом пробивая коротким мечом шкуру волка. Но его судьба уже была предрешена. Стоило твари выскочить за пределы поля боя, как к ней подскочило несколько других демонических волков и орка разорвали на куски.

— Плотнее строй! — взревел я, врываясь в потасовку. — Бейтесь плечом к плечу!

— Валор с нами! — раздались воодушевленные крики. — Охраняйте императора! Все вместе со Светом! — От последнего я невольно поморщился. Но против ничего не сказал. Незачем им знать, что такое Свет на самом деле. Пусть он останется идеализированным символом. Вести армию вперед мне это не помешает.

Чимб глухо зарычал, увидев добычу и взмыл в воздух. Волк, мчащийся по полю, не успел среагировать. Черная тень рухнула сверху. Я в последнее мгновение соскочил из седла и освобожденный лев покатился по траве, выгрызаясь в глотку демоническому волку. Тот лишь хрипел и бил ногами пустое место, разбрызгивая черную кровь фонтаном.

Но на выручку твари уже мчалось несколько сородичей. Я рванул вперед, не заметив, как активировал оба ускорения. И когда слюнявая, воняющая тухлым мясом и кровью пасть уже была рядом с шеей Чимба — вонзил в нее острие новой глефы. Волк взвыл, дернулся назад и оружие со звоном лишилось лезвия.

— Дух воина! — приказал я Бому, сам вызывая Пылающего. На просторе он наконец смог развернуться во всю ширину плеч. Огненный двуручник опоясал небольшую дугу и разрубил очередного волка в прыжке. Рядом раздался грохот выстрела и еще одна тварь превратилась в комок кровоточащей плоти.

Стая, за несколько секунд лишившаяся троих сородичей, отступила. За соседним холмом раздался жуткий вой и вскоре его поддержало больше десятка голосов с разных концов. При этом обычные волки не выли. А через несколько мгновений я понял почему. Из-за пригорка вышел вожак стаи.

Он был даже по-своему прекрасен, в своей чудовищной извращенной силе. Хищная заостренная морда, покрытая толстой броней, венчалась двумя направленными вперед словно копья рогами. Из зубастой пасти доносился низкий утробный рык, и вырывались облачка пара. Покрытые толстой сросшейся в броню шерсть, лапы заканчивались длинными чуть загнутыми когтями, которые не могли втянуться в пальцы.

Вожак вышел вперед, и за его спиной встали другие волки. Они готовились к прорыву. Готовились ударить по нам всей объединенной силой. Но и мои войска без дела не сидели. За спиной у меня наконец начали формироваться стройные шеренги воинов. Защитники вставали в два ряда, плечо к плечу. Ощетинились копьями и готовились встречать любую угрозу.

— Держать строй! — приказал я, улыбаясь новому противнику. Сломанное оружие больше не казалось проблемой. Я подобрал с земли валявшееся копье, потерявшее владельца и приготовился к новой схватке. Но волки не атаковали. Они будто тоже выжидали чего-то или кого-то.

«Господин. Мы отбили атаку волков с тыла. Как вы и предупреждали». — отчитался Ичиро. — «Стая в пятнадцать крупных зверей, я таких на стенах не видел. Оказывается, монстры, что на нас нападали все это время были мелкими».

«Хироши, как у тебя дела?» — спросил я, видя по миникарте обилие красных точек рядом с основными силами.

«Солдаты сделали все за меня. Даже командовать не пришлось. Ружья и плотный строй творят настоящие чудеса». — ответил эльф.

— Значит остался только один вопрос. — произнес я, подбрасывая в руке копье и привыкая к весу нового оружия. — Чимб, приготовься.

Лев подошел ко мне а затем взревел, заставив врагов и друзей присесть в испуге. Я лишь улыбнулся и активировал око урагана. Пора разобраться с угрозой.

Глава 33

Волк несколько раз гавкнул, отдавая команду сородичам. Вой из-за леса становился все ближе. Стая приготовилась к рывку. Шерсть вздыбилась на спинах монстров. Покрытые броней морды скалились, обнажая длинные клыки. Но когда вожак ринулся вперед я сделал свой ход.

Укрывшись под оком урагана, я пригнулся к самой земле. Проскользнул над травой, сбивая стебли. И ударил врага в шею. Копье проникло между пластинами прочной черной брони. Вошло на всю длину наконечника. Волк встал на дыбы, пытаясь вырвать невидимую занозу. Но навалившись всем телом я погрузил оружие еще глубже. Древко не выдержало напряжения и взорвалось тысячей щепок.

Выругавшись я отпрыгнул в сторону, позволив выйти вперед Чимбу. Невидимый демонический лев ударил противника по шее когтями. Металлический скрежет и жуткий вой оглушили меня на долю секунды. Пластины брони разлетались в стороны, вонзаясь в землю. Волк крутил башкой, в попытке попасть по врагу.

Почти не задумываясь я вошел в медитацию единения с другими мастерами Юань-Ци. Активировал дух воина, и его огненная фигура расправила плечи над полем боя. Пылающий взмахнул клинком. Обрушил его на раненного вожака волков, и я услышал жуткий треск. Тварь прогнулась и взвыла.

Задняя часть тела его перестала функционировать. Рогатый волк все еще пытался отбиваться. Но его силы и раньше были равны Чимбу, сейчас же ни осталось ни шанса. Лев, рыча в охотничьем азарте, с ревом раздирал противника передними лапами. Рвал на куски шею и грудь волка, выхватывая гигантские куски мяса. Насаживал на собственные длинные рога, не позволяя ответить на удары.

Поняв, что питомец легко добьет вожака я переключился на остальную стаю. Бом, Мэй и Вейджа в целом держались не плохо. За счет Бомбардира дварф сам уже прикончил четвертого противника. Вэйджа попеременно использовал барабанный револьвер и кривой меч с техниками крови. Юркая эльфийка буквально превращала своего противника в полушку для стрел.

Но у обычных солдат дела шли совсем не так хорошо. Даже объединившись воины Хэй, Джен и союзных кланов не имели совместной выучки. Им было тяжело держать строй. Прикрывать друг друга. Они не могли поддерживать ровный ритм боя, постоянно прерывая его, или перегоняя товарищей.

Волки пробивались через ломанный строй. Сносили его, словно тараны. И только там, где копейщики и защитники объединялись — общий фронт держался. Даже медный воин, умудрившийся попасть в мягкое подбрюшье волка копьем, имел шансы на успех. Но получалось это далеко не всегда.

Оставив Чимба добивать вожака, я бросился к ближайшему противнику. Гигантский волк юлил между группами воинов. Бил в их слабые места, стараясь достать надоедливых стрелков. Защитники с трудом сдерживали его атаки похожими на лодки полукруглыми щитами. И когда их оборона уже готова была пасть, я обрушил на врага молнию.

Волк припал на раненную лапу, сведенную судорогой. Огрызнулся, выискивая противника. Но я не снимал с себя ока урагана. В полной невидимости я подхватил с поля оброненный длинный меч и взвился в воздух. Раг в последнее мгновение увидел отблеск солнца на лезвии, разинул пасть, намереваясь проглотить меня целиком. И я с удовольствием всадил меч ему в небо. Пробив до самого мозга. Челюсти начали закрываться в предсмертной конвульсии. Но я уже спрыгнул на землю, бросаясь к следующей твари.

Гигант наседавший на десяток эльфов успел заметить мелькнувшую черную тень. Обернулся, зарычав. И попытался ударить, ориентируясь только по запаху. Шея мгновенно вытянулась, став в три раза длиннее. Зубы со скрежетом сомкнулись, разрывая воздух. И подпрыгнув в момент удара я приземлился прямо на морду твари.

Волк тут же подался назад, попытался сбросить меня лапой. Но короткий меч вошел в левый глаз твари по самую рукоять. Подпрыгнув я разминулся с огромными треугольными когтями. Извернулся, схватившись за кровоточащую глазницу, и ударил, с другой стороны. Вырезая второй глаз.

Тварь взвыла. Рухнула на землю, пытаясь сбросить меня с морды. Но я и так не собирался задерживаться. Вскрыв вену на шее монстра, я отпрыгнул в сторону. С такими ранениями не живут. А значит через несколько минут демон подохнет сам. А если нет — ему помогут эльфы.

Удивительно, но даже с активированным оком урагана у меня хватало сил на другие техники. Ядро от императора Запада творило настоящие чудеса. И это радовало. К атаке на третьего волка откат на Пылающего уже прошел. Гигантский двуручник пробил спину чудовища и вышел из ребер. Кровь вскипела на клинке и сердце твари мгновенно остановилось. Вместе с жизнью монстра.

— Не дайте им уйти! — взревел Вэйжа, очередным точным выстрелом поражая врага в глаз. — Иначе они расплодятся и атакуют снова!

Дельный совет. Да только выполнить его могли лишь трое-пятеро бойцов на всю армию. В том числе я и сам адмирал. Волки, лишившиеся вожака и половины собратьев, в спешке отступали. Бросая раненных и не оглядываясь на убитых. Бежали. Трусливо поджав хвосты. Но нам от этого было не легче.

«Всем генералам, доложить о потерях». — приказал я, видя толпы раненных.

«Гуанг — потери минимальны. Десяток убитых, полторы сотни раненых. Тяжелых крайне мало, либо-либо». — отчитался Хироши, в очередной раз давая порадоваться за подготовку основного войска.

«Пинг — потерь почти нет. Полтора десятка убитых, сотня раненных. Несколько сотен получили ушибы, но не смертельные. Сложно научить старых воинов новым приемам». — сообщил Пинг Ичиро. — «На нас напало около десятка гигантских волков. Ушло пятеро. Мы задали им хорошую трепку».

— Раненных… больше сотни. — сказал Вэйджа, подойдя ко мне первым. — Мы не были готовы к такому сопротивлению. А учитывая, что это волки — это только первая волна. Дальше будет хуже. Они стайные и очень умные твари. Они могут загнать зверя в несколько раз крупнее себя. Мы же для них вроде грызунов или кузнечиков.

— Хороши грызуны, бьющие в ответ из пушек. — заметил Бом, явно довольный своим результатом. — Но господин Бэй прав. Альянс не выстоял. Чщаси нужна профессиональная, а не клановая армия.

— И флот. — добавил Вэйджа, кивнув. — Флот нам тоже необходим. Для вашего возвращения в империю.

— В начале отвоюем Гэге. — заметил я, не давая соратникам заглядывать слишком далеко. — Соберите оружие и доспехи. Похороните павших. Раненных под конвоем доставьте в крепость. Дорога назад должна быть свободна от приматов. Нужно разработать стратегию с учетом новых опасностей.

— Да, господин. — ответили хором генералы, расходясь к своим отрядам.

Через несколько часов войско вновь объединилось. Пришлось порядком изменить строй. Разместить обоз и новичков в центре. По флангам и впереди поставив проверенных в боях ветеранов. Основу войска все так же составляли бойцы Гуанг. У них и потерь и убитых оказалось меньше всего. Выучка давала о себе знать.

Однако теперь немногочисленные всадники почте постоянно были в разъездах. Пришлось разделить их на тяжелую кабанницу и разведчиков на птице-ящерах. Пестрые двуногие хоть и привлекали внимание врага — но быстро бегали, не позволяя себя поймать. А когда следующая стая собралась атаковать нас с тыла — им в бок ударили бронированные всадники с копьями.

Звери, не ожидавшие такого поворота, быстро ретировались. Но опасность не отпускала не на секунду. Прерии оказались куда более опасным местом чем мы себе представляли. Заполненная быстрыми мощными хищниками земля не давала укрытий. А когда мы собрались остановится на ночлег появилась новая беда.

— Что значит «неко не могут возвести стены»? — услышал я недовольный голос Ичиро. — Укрепления должны стоять до заката!

— В чем дело? — спросил я, выходя из поставленной в чистом поле командной палатке. — Какие-то проблемы с магами?

— Да, господин. — поклонившись сказала Сянинь, успевшая стать постоянным представителем своего народа. — Уже с полудня, когда закончилась битва с волками.

— Я заметил, вы почти не использовали магию.

— Да. С каждым километром это становится все сложнее. В начале — почти незаметно. — покусывая губу ответила неко. — Но дальше все сильнее. Мы думали дело в новом острове. В том, что мы очутились в новых условиях… но нет.

— Кто слабеет в первую очередь? — настойчиво спросил я, понимая, что такая маленькая неприятность может обернуться настоящей катастрофой.

— Мы много думали об этом. Пока — младшие. Те, кто родился меньше двадцати циклов назад. Те, кто провел большую часть жизни на верхних уровнях. Остальные могут применять заклятья, но плетения становятся все сложнее. И нам приходится прилагать не только боьлше усилий, но и отдавать большую плату. — ответила нехотя неко. — Мы советовались со Сциллами, и они велели рассказать все как есть.

— Значит укоренившийся хаос дает больше сил. Хорошо. Благодарю за сообщение. Нужно понимать кто еще может творить магию, и какой ценой. Разберитесь с этим. Ичиро, назначь удвоенные патрули. Пусть они сменяют друг друга каждые полчаса. И собери всех генералов. — сказал я, возвращаясь обратно в шатер.

— В чем дело, господин? — спросил обеспокоенно Бэй Вейджа когда они все оказались в моей палатке.

— У нас большая проблема. Маги — наше основное оружие и единственное преимущество против Силерантила. И похоже они теряют силу в зависимости от расстояния к прорыву Хаоса. Сколько нам до ретранслятора?

— Около пятидесяти киллометров. Почти столько же, сколько от нас до храма Януса. — ответил Бом, летавший здесь на воздушном шаре. — Мы не смогли продвинуться дальше чем на семьдесят. Но тогда Сянинь списала это на общую усталость.

— Не все так просто. Нужно понять, на сколько их силы сокращаются. Если в решительной схватке мы лишимся основного козыря — проиграем. А значит придется рассчитывать на что-то другое.

— Наша сила в организованной армии. — уверенно сказал Ичиро. — Даже если у каждого воина противника силы превосходят наши, вместе мы легко победим.

— О, совсем не обязательно. — усмехнувшись, покачал головой Хироши. — Все зависит от выбранной тактики и места.

— Увы, но я согласен. В чистом поле — мы сильнее. У нас больше войск, они лучше организованы и вооружены. Но если его извращенные существа будут атаковать на узких улочках — нам придется несладко. К тому же главная проблема не в этом. Для принятия решений, я должен понимать все обстоятельства.

Если неко не смогут жить без хаоса — стратегию придется менять. Если же они только лишаться сил — можно будет пренебречь потерей способностей. — сказал я, постукивая пальцем по карте. — Соберите все сведения. Проведите разведку и доложите о результатах. До утра. Если придется — возьмите пару всадников и увезите мага как можно дальше. Утром мы выступаем на столицу. Независимо от результата.

Глава 34

Уставшие после длительного перехода солдаты спали как убитые. Но среди командования никто не сомкнул глаз. Даже Вейджа, официально считавшийся лишь золотым воином. Я разрешил использование эликсиров и поддерживающих настоев. Дорога была каждая минута. И каждая здравая мысль. Я лично прокрутил в голове сотни вариантов и пришел лишь к одному выводу — мы должны победить в поле.

— Господин, позволите? — спросил Ичиро, когда небо окрасилось разноцветной радугой на заре. Я кивнул, и вместе с генералом вошло несколько сотников Пинг.

— Рассказывайте. — приказал я, прерывая церемониальные поклоны.

— Господин Гуанг Валор, ваше императорское величество. — все же поклонился мужчина с четырьмя золотыми и серебряным поясом. — Мы рассмотрели все возможные стратегии. Наши плюсы в подготовке и численности. Наилучший вариант — обойти город до столкновений на улицах. Обнаружить врага и уничтожить всеми силами.

— Звучит разумно. Однако главный козырь врага — внезапность. Если боги окажутся на его стороне — враг сможет уйти телепортом, или наоборот атаковать нас с тыла. — сказал я, оценив предложение Пинг. — Я учту ваше предложение. Что-то еще?

— Да, господин. — выступив вперед произнес Ичиро. — Хоть неко и жалуются на ослабление магии, мои силы в полном порядке. Тысячерукий — действует.

— Хорошо. Но он основан на других принципах. — удовлетворенно сказал я. — Донесения за ночь?

— Несколько серьезных ранений в результате стычек с демоническими тварями. Разрушено две повозки. В остальном все в полном порядке. — доложил Ичиро.

— Благодарю за службу. — кивнул я, чуть успокоившись. Все же дикие звери побоялись нападать на окруженное огнями войско. — Ичиро, останься. И пусть входят остальные генералы.

— Доброго утра, мой Император. — поздоровался Вэйджа.

— О, как бы я хотел, чтобы оно стало добрым. — едко заметил Хироши, и шедший следом Бом промолчал. — Но имеем что имеем.

— Если у тебя есть новости, говори за себя. — сказал я, понимая, что такое настроение неспроста. — И позовите уже Сянинь.

— Она не придет. — ответил эльф. — Не может. За ночь мы собрали отряд магов и всадников. Только самые быстрые и выносливые рептилии. Взяли несколько магов неко. От послушниц до архимагистра приближенной к Сциллам. Сянинь тоже пошла, но продержалась не долго. Вероятно, сказалась прошлая усталость и бои в здании. В общем не важно, она переоценила свои силы.

— Конкретнее. На кого мы можем рассчитывать?

— Результаты неоднозначные. — сказал Хироши не затягивая с новостями. — Сложнее всего с магией — у детей и подростков. Тех, кто ее до конца не освоил. Но в то же время даже при ее полном отсутствии они чувствуют себя вполне сносно на любом расстоянии. Лучше всего контролируют себя сильнейшие. Но чем мы дальше от прорыва — тем отвратнее их самочувствие.

— Это можно купировать с помощью Чжен-ци? — спросил я на перед.

— О, да. Я как обладатель ядра нижнего дантяня прекрасно пережил поездку. Вот только растения меня слушаются куда слабее. — ответил Хироши. — Они продолжают выполнять приказы, но совершенно не в том темпе, что я привык. А еще это вызывает реальную боль в нервах. Присутствующий до самого конца врач не смог определить причину ухудшений.

— Все что связано с хаосом не поддается нормальному контролю. Но это не значит, что мы не должны пытаться. — сказал я, потерев переносицу двумя пальцами. — Какие выводы из поездки? Кто может сражаться и на каких расстояниях?

— О, тут все куда проще. До столицы Гэге дойдут только пять процентов. Магию смогут применять — каждая сотая. Но и те лишь базовые плетения. Если что я проверил, техники трех путей действуют в полную силу.

— Выходит мы не можем рассчитывать на неко. Как я и боялся. — сказал я, зарывшись пальцами в гриву Чимба. — Чтож. Значит нужны другие варианты.

— У меня есть предложение, господин. — проговорил не слишком уверенным голосом Бом. — После увиденного в обители Кзи я задумался — «Что, если мы идем не верным путем». Мы пытаемся развиваться сами, нащупываем путь словно в темноте. Но если древние умели и создавали такое…

— Аккуратнее со словами. — шикнул на него Хироши, но дварф лишь отмахнулся.

— Мы должны использовать знания предков. Все, включая самые запретные. — уверенно сказал Бом. — Пусть библиотека академии сгинула в хаосе. В каждом клане с начала времен хранятся свитки. Записи. Воспоминания и истории основателей. Необходимо изучить их.

— Это может занять несколько месяцев. А у нас от силы пара недель. — возразил я. — Что ты и инженеры Гуанг могут предложить сейчас?

— Усовершенствовать передвижной город. Мы сумеем построить защиту для стрелков прямо на повозках. Пусть наши стены остались за спиной — им можно соорудить замену. — сказал Бом, расстилая на столе несколько пергаментов с чертежами. — Если бросить на это все силы, мы сумеем соорудить повозки за несколько дней.

— Так это же корабли на колесах. — с сомнением проговорил Бэй Вэйджа. — Разве они выдержат такой вес?

— Да, если делать их из правильных материалов. — уверенно заявил Бом. — Отдайте приказ, и мы немедля начнем приготовления.

— Выпадая таким образом из общего построения. — сказал я, поморщившись от того что на передовой я лишусь ценных кадров. — Хорошо. Вэйджа, вы вместе с Мэй, магами и союзными кланами остаетесь в джунглях. Обеспечьте инженерам и строителям безопасность. Наладьте поставку тяжеловозов с Чщаси. Кораблям, как вы их назвали, понадобится движущая сила.

— По ровной местности они могут передвигаться и с помощью парусов. — попробовал возразить Бом, но его слова были проигнорированы.

— Итак, я лишаюсь инженеров, магов и пятой части войска. Кто еще хочет меня порадовать? — устало спросил я.

— Если это поможет, мы пожертвуем своими судами! — сказал Вэйджа, и я улыбнулся в ответ порыву адмирала.

— Благодарю. Но этого будет недостаточно. Итак. Какие еще есть предложения? Никаких? — я задумался на несколько мгновений. — Хорошо. Перегруппируйтесь. Соберите войска и оставьте раненных. Ичиро, добавь к ним пару сотен твоих бойцов. Пусть помогают строителям. Бом, мы двинемся со скоростью пеших отрядов. Пятьдесят километров это три дневных перехода. К этому моменту в войска должен прийти хоть один укрепленный корабль.

— Это возможно. — кивнул Бом. — Все сделаем в срок!

— В таком случае все знают, что нужно делать. Выступаем, как только солнце взойдет окончательно. — приказал я, отпуская советников. У меня было еще несколько минут чтобы собраться с мыслями. И главная из них — смогу ли я победить без помощи магов и инженеров. Пока вывод был положительным. Просто за счет численности.

Через полчаса я уже возглавил передовую колонну. Чимбик на ходу пытался ухватить мелкую разбегающуюся живность, но я приструнил питомца. Все же несмотря на гигантские размеры и неимоверную силу он оставался еще подростком. Весом под тонну и с мышцами, позволяющими ему ломать ударом лапы костную броню. И даже несмотря на игривость его мозг был развит куда лучше, чем у обычных демонических тварей.

— Хватит дергаться. Эй! — окрикнул я Чимба, когда лев внезапно присел и повел ушами. — Что-то учуял?

Ответить мне он естественно не мог. Но окинув взглядом Ци окрестности я тоже заметил странности. Животных и птиц осталось слишком мало. Будто они разбежались при виде войска. А ведь совсем недавно незнакомые с людьми хищники пытались попробовать нас на зуб. Ружейный залп убедил их в глупости подобной затеи. Но беспокойство меня все равно не отпускало.

Проверив миникарту, я заметил, что разведчики правого фланга не отвечают. Точки их передвижения должны были совпадать с левым и центральным корпусом. Но вместо этого там зияла непривычная пустота.

«Ичиро, что с разведкой?» — спросил я, готовясь отдать команду к бою.

«Все в порядке, господин. Некоторые только возвращаются с донесениями». — успел ответить генерал Пинг, когда с его армией появилось несколько крупных красных точек. — «Демонические твари! Целая орава идет прямо на нас!»

— К бою! Щиты ставь! — приказал я, поворачивая Чимба чтобы отправится на выручку товарищам. Но лев не двинулся с места. — Эй, да что с тобой, приятель? Давай, пошли. Мы должны…

Чимбик припал к земле, так что мне пришлось спрыгнуть. А затем, выгнув спину, зарычал. Да так что волна пошла от ветра волнами. Несколько мгновений ничего не происходило, и я уже подумал, что это просто блаж. Но затем ему ответили. Утробное жуткое рычание раздалось в трехстах метрах впереди. А затем из высокой травы поднялся скрывавшийся в низине зверь.

Никогда прежде я не видел демонического льва подобных размеров. Даже Чимбик, уже переросший своего отца в полтора раза, казался на его фоне некрупным котенком. Гигант покрытый толстой броней мог гордится своей мускулатурой. На лапах зверя обнаружились внушительные шипы. На спине — роговой гребень, идущий до самого хвоста, обильно покрытого иглами.

Чимбик шагнул вперед, и противник зарычал. Оскалил зубы, показывая внушительного размера клыки. Враг тоже ступил вперд, с явным усилием топая передней лапой. И я успел заметить, как мой собственный лев дрогнул. На долю секунды мне даже показалось, что Чимб сбежит.

— Пушки готовь! — приказал я, и сотники, отошедшие от испуга, начали раздавать команды. Вот только очнувшийся лев грустно и неодобрительно посмотрел на меня.

— В чем дело, приятель? — спросил я, похлопав зверя по загривку. И внезапно он рыкнул на меня, напрягая мышцы. — В чем дело? — повторил я, заползая в его мозг с помощью Юань-Ци.

Представшая перед моими глазами картина вывела меня из равновесия. Невообразимая помесь из страха, ярости, радости и надежды захлестывала моего питомца с головой. Он жаждал этой встречи. Стремился к ней и в то же время боялся до дрожи в коленях. А еще я понял, что эта встреча ему была нужна не меньше, а может и больше чем мне сражение с Майклом. Этого требовали его инстинкты вожака.

— Не стрелять! — приказал я, отойдя ото льва. — Оборонительный строй. Атаковать только других тварей. Эту оставьте моему питомцу.

«Ну же? Если ты и в самом деле этого хочешь — иди!» — сказал я, внушая ему уверенность в своих силах. Мгновение лев еще простоял рядом, а затем прыгнул вперед, вмиг оказавшись перед врагом. Чимб был в полтора раза меньше и в два — легче. Но в его глазах полыхало фиолетовое пламя. Секунды напряженного стояния друг перед другом и львы бросились навстречу, оглушая всех своим ревом.

Глава 35

Враг воспользовался своим ростом. Встал на дыбы, размахивая передними лапами с чудовищными когтями. Распахнул пасть в попытке поймать Чимба. Мой питомец резко прыгнул в сторону, заходя сбоку. Противник пошатнулся, меняя положение. И в тот же момент Чимб атаковал сзади.

Вожак подпрыгнул, и развернувшись в воздухе на сто восемьдесят градусов приземлился мордой к Чимбу. Тот в последнее мгновение изменил направление атаки. Сумел избежать когтей врага и ударил в ответ сам. Но лапа лишь обрушилась на подвернувшийся камень. И в этот момент я понял всю вложенную в плавный удар силу. Камень лопнул, разлетевшись осколками в разные стороны.

Дикий лев прыгнул на встречу, пользуясь шатким положением Чимба. Он тысячи раз сражался с другими претендентами. Отгонял от земель своего прайда и молодых, и старых. Убивал дичь в несколько раз крупнее себя и сейчас действовал так же, как и всю свою жизнь. Поднимаясь на дыбы бил наверняка. Уверенный в собственной неповторимой мощи. И окажись на месте моего питомца обычный дикий лев — все оказалось бы давно кончено.

Но Чимб рос вместе со мной. Он видел мои тренировки и участвовал в них. Вместе мы сражались с тварями в разы крупнее себя. Вместе использовали техники Юань и Чжен-Ци. Он был не только моим зверем — но частью меня. И когда понял, что не в состоянии победить силой и ловкостью начал пользоваться всеми уловками.

Прыжок, и вот противник повернул морду в сторону пустого места. Чимб уже атакует сбоку. Вожак выгибается в явном намерении схватить моего питомца за шею. Челюсти с яростным щелчком смыкаются на бронированной шкуре Чимба, но вместо этого пронзают лишь воздух.

Чимбик прыгнул на спину врага. Порвал костяной гребень и мощным ударом когтей сбил несколько костяных пластин. Враг волчком повернулся к нему, метя рогами в брюхо. Но вцепившийся в лопатку зубами Чимб висел на нем словно клещ. Вожак рухнул на землю, придавив всем телом Чемба. Броня и кости питомца затрещали, и я с трудом подавил желание прийти ему на помощь.

Распахнув пасть Чимб выскользнул из-под гигантской туши вожака и скрылся в невидимости. А спустя всего секунду атаковал снова, с двумя иллюзиями. Противник вновь встал на дыбы, пытаясь ударить всех троих сразу. Когти вспороли воздух. Гигантская лапа обрушилась на Чимба, когтями распарывая броню на спине. Но и мой лев не остался в долгу. Он сумел ударить врага вспахивая когтями морду.

Чуть не лишившийся глаза вожак взревел. Извернулся, чтобы придавить Чимба к земле лапой. Но тот уже отскочил в сторону. Питомец тяжело дышал. Из его бока торчало сломанное ребро. От брони осталось только несколько целых пластин. И все же он не собирался сдаваться. Глухо зарычав он пошатываясь пошел на противника, готовый к последнему раунду смертельной схватки.

Вожак благодушно принимал эту жертву. Уверенный в своей победе он прыгнул на Чимбика. Я скрежетнул зубами, ведь все зависело от одного удара. Но мой питомец оказался готов к бою. Мгновение, и дикий лев обрушился на траву, подняв облако пыли. Его когти и клыки разорвали воздух. А в следующее мгновение иллюзия пропала и рога Чимба вошли глубоко в грудь врага.

Противник взревел, поднялся на дыбы, чтобы вновь обрушиться со всей мощью. Но именно этого Чимб добивался. Он прыгнул вперед, и враг, пытавшийся схватить его за шею, сам насадил себя на рога. Острые демонические пики пробили костяную броню и вышли из шеи вожака львов.

Несколько секунд тот еще сопротивлялся. Бил Чимба когтями в попытке вырваться. Давил всем телом. Старался извернуться и сбежать. Но мой лев не позволил этому случится. Он стойко терпел обрушившиеся на него удары. И только когда враг испустил дух Чимб скинул его тушу с себя. Отдышался несколько секунд. И вонзил клыки в разодранную глотку, утоляя голод мясом поверженного врага.

Встав передними лапами на тело поверженного монстра, он огласил равнину своим громогласным ревом. Несколько мгновений ничего не происходило. А затем из травы начали подниматься демонические львицы. Некоторые — крупнее самого Чимба. Они подошли ко льву, и начали выворачивать головы. Обнажали глотки, показывая свою беззащитность и покорность.

— Король умер, да здравствует Король. — усмехнулся Хироши, за время боя вставший рядом. — Как ты теперь перемещаться будешь? Пешком?

— Посмотрим. — ответил я. — По крайней мере одной угрозой в прериях будет меньше. Эти твари не мельче встреченных волков. А на них мы потеряли убитыми и тяжело раненными больше двух сотен.

— О, с этой точки зрения не думал. — признался Хироши. — Действительно хорошо. Трубить продолжение похода?

— Да. Я пока подожду результата. Можете выдвигаться. — сказал я, присев на небольшой булыжник.

Войско разделилось на колонны. Разошлось в стороны, обходя внезапную преграду в виде прайда демонических львов. Почти каждый проходящий мимо смотрел на тушу погибшего льва с ужасом и удивлением. Как новички, еще недавно бывшие адептами, так и закаленные ветераны. Все знали сколь опасны демонические твари. Все понимали, что за победу над ними пришлось бы заплатить высокую цену.

— Приятель, пора идти. — заметил я, когда войско уже прошло мимо. Лев зарычал в ответ. Подошел. Но когда я протянул руку — вскинул голову. По его горящим фиолетовым глазам я все понял.

Его желание наконец обрело плоть и кровь. Он перестал быть котенком. Перестал быть младшим в стае. Он хотел быть вожаком. Правителем собственного племени. И сейчас все зависело от того — смогу ли я его отпустить. У меня было достаточно сил, чтобы подчинить его своей воле полностью. Заставить покорно склонить голову и позволить возить меня до конца его дней. Но это ли то чего я хочу?

— Хочешь свободы? — задумчиво спросил я, гладя окровавленную зубастую морду. — Ты знаешь… я бы тоже хотел. Но за каждую ее крупицу приходится платить. Я отпускаю тебя. Будь королем прерий Гэге. Стань их ужасом. Всепожирающим пожаром. Если хоть раз твои львы попробуют напасть на моих людей или не помогут в схватке с остальными тварями. Ты знаешь, что будет.

Я ударил собственным верхним дантянем. Так же как по мне ударил Цонг несколько дней назад. Вдавил в землю ментальной волной всю стаю Чимба. Он тоже присел, но с честью выдержал давление. Хотя поблажек для льва я не делал — просто его Юань-Ци оказалось куда лучше развито.

— Свободен. — произнес я, убирая руку от морды, но не ослабляя напора.

Лев все понял верно. Угрожающе прорычал, обдав меня потоком горячего полного крови воздуха и забрызгав слюной, а затем отошел. Когда он оказался возле своего прайда я убрал давление. Позволил испуганным львицам встать. Они рычали и скулили, глядя на своего нового вожака. Теперь ни у одной из них не осталось сомнения в силе правителя. А через минуту львы исчезли в высокой траве.

— Ты в самом деле его отпустишь? — с крайним удивлением спросил Хироши.

— Нет. Он уже давно стал частью меня. Но пока он должен почувствовать себя свободным и сильным. — ответил я, глядя на миникарту. На ней подписанная точка Чимбика двигалась вдаль. — Мне не нужен покорный зверь, способный только сражаться за меня. Он должен вырасти. В том числе сам над собой.

— О… а после ты позволишь ему за себя умереть? — вновь поинтересовался эльф.

— Позволю. Если придется. — ответил я нисколько не смущаясь. — Но надеюсь, что до этого не дойдет. Как я уже сказал — он давно стал частью меня.

— О, ну в таком случае у него больше шансов чем у большинства воинов в нашей армии. — усмехнулся Хироши. — По крайней мере, они готовы умереть за своего героя беспрекословно. И кажется у тебя не было проблем в том, чтобы посылать их на бойню.

— У нас проблемы? — спросил я, повернувшись к соратнику. — Я сражаюсь в первых рядах, а не руковожу войском с вершины. И жизнью своей рискую куда сильнее чем каждый из них. Но тебя, кажется, не это смущает.

— Я предан вам, господин. Но вы меня держите рядом именно из-за моего скептического отношения ко всему. — довольно сказал Хироши. — Если остальные с вами легко согласятся, даже видя проблемы, кто же вам поможет?

— Ладно. Тут ты прав. — признал я. — Иногда это и в самом деле может быть полезно. Только к чему это сейчас?

— Лишиться скакуна в такой ответственный момент. Разве это не делает вас слабее? — спросил Хироши.

— Только если он не вернется. — ответил я. — В остальных случаях от данного решения я лишь выиграю. Как же получится на самом деле — покажет время.

— Тут вы правы господин. Гадать бесполезно. — пришлось согласиться Хироши. — Кстати, я вам привел ящера. За вашей спиной.

— А просто об этом сказать ты не мог? — усмехнулся я, обернувшись и видя отлично сложенного пернатого. — Обязательно было разводить философию?

— О. Без этого никак. — улыбнулся Хироши. — К тому же я выигрывал время пока его доставят. Но теперь мы сможем без проблем добраться до головы войска.

— Хитрец. Ох хитрец. — покачал я головой, не сумев сдержать улыбки. Через несколько минут мы уже вернулись к основной армии и обогнав порядки пеших воинов возглавили поход.

Вечером многие удивлялись, что нам удалось пройти вместо семнадцати километров целых двадцать пять. Но я не стал раскрывать маленького секрета. Чимбик с прайдом начал свою охоту. Разгонял мелкие стада и заставлял крупные уйти с линии пересечения. За счет этого количество схваток сократилось в несколько раз.

Воины смогли меньше уставать, даже несмотря на обилие снаряжения. Адепты пытались держаться на их уровне, но это удавалось, только разделив груз. В целом даже к концу дня, перед закатом, армия оставалась боеспособной. Но этого было недостаточно. Я прекрасно понимал, что столкнись мы с отрядами Силерантила и им пришлось бы туго. Даже несмотря на значительное численное превосходство.

— Господин, разрешите? — спросил Ичиро, входя в штабную палатку.

— Да, конечно. Входи. В чем дело?

— Воздушные шары. Маги больше не в силах ими управлять. Боюсь мы лишимся разведки. — выпалил генерал, сжимая кулаки. — Если так пойдет, то придется перестраивать структуру войска. Десятки во многом завязаны на действии неко. Многие из них уже опустели. Больше половины других потеряют магов завтра.

— Пока других вариантов у нас нет. — сказал я, поднимая глаза от карты. — Если хочешь предложить что-то, говори. Я выслушаю.

— Возможно нам стоит дождаться обещанных Бомом повозок? — проговорил обычно уверенный в себе мечник. — Или усилить отряды дополнительными стрелками, переформировав передовые сотни. Это частично компенсирует потерю в силе.

— Хорошо. Это возможно. Но это невыход. — подумав несколько мгновений сказал я. — Хотя возможно сейчас вообще нет никакого выхода. Что с измененными хаосом отступниками Пинг?

— Большинство из них осталось охранять прорыв Хаоса. — ответил Ичиро. — Те немногие, что идут с нами, стали существенней слабее. Вчера утром они сражались на ступень сильнее чем получили в академии. Сегодня — на пол ступени меньше.

— Хаос… опять Хаос. — проговорил я, потерев переносицу. — Мы от него зависим и в то же время боимся. Ладно. Завтра…

«Господин Валор! Это Акио! На наши войска напали!»

Глава 36

«Расскажи нормально. Кто напал, где, сколько сил, какое нужно подкрепление». — подавив желание обругать союзника написал я.

«Наги, господин. Огромное войско наг, которых мы никогда не видели. Их оружие, брони и одежда — совершенно не похожи на наши. Их тысячи. Прямо сейчас нападение идет и с востока, и с запада. Мы пока обороняем пролив, за счет крабов и башен на берегу. Но вскоре эти форпосты могут пасть, их просто слишком много!» — в панике ответил Акио. — «Нам нужны все силы что есть, иначе мы не продержимся и до утра».

«Главное — удержать переправу. Напиши сестре, я запрошу поддержку у других кланов и вышлю несколько отрядов стрелков». — передал я, осматривая миникарту. Ночью видимость сильно падала и от многих дозорных поступали только общие сведения. Но даже так на ней обнаружилось множество красных точек.

Мы слишком растянули фронт. Понадеялись на то что приматы не смогут взять форты. Разделили основное войско на несколько отрядов. И в этом конечно была в первую очередь моя вина. Нападение наг, да еще и неизвестного племени — такого я просто не мог предусмотреть. Но почему именно сейчас?

«Постарайтесь взять пленных для допроса». — написал я Акио. — «Мы должны точно узнать кто на нас напал, сколько у них сил и какая конечная цель. Подкрепления будут к утру. Продержитесь?»

«Благодарю, господин Валор. Сделаем все что в наших силах». — ответил глава нового островного клана. Хотя, если он не сможет удержать позицию на побережье, никакого клана и не возникнет.

«Господин Гуань-Юнь? Мне необходима ваша поддержка в обороне стен. Несколько часов назад на пролив напало большое войско врага. Точное количество неизвестно, как и планы. Однако они в основном атакуют с моря. Нужно чтобы они не пробились на Чщаси».

«Это наш долг, господин Гуанг Валор. Я немедля отправлю усиление на стену». — ответил Защитник острова. — «Нужны ли вам подкрепления для завоевания Гэге? Успешно ли проходит экспедиция?»

«Достаточно, хоть и не без трудностей. Треть острова уже осталась у нас за спинами. Здесь столько леса, дичи и металлов, что нашему народу хватит на сотни, ели не тысячу лет. Однако и опасностей достаточно». — ответил я, стараясь не вдаваться в подробности. — «Если ваш клан захочет получить больше земель, у него будет такой шанс при очистке территорий от демонических тварей».

«Пока мы не думали о переходе на Гэге. Но если это позволит нашему народу жить лучше — обязательно рассмотрим такой вариант». — написал тесть. — «Нужны ли вам какие-то припасы? Возможно несколько отрядов для обороны гарнизонов?»

«Да, было бы не плохо. Достаточно пары сотен воинов». — сказал я, понимая — согласившись на его поддержку получу в десять раз больше, чем просил. А еще потеряю часть самостоятельности в дальнейшей политике относительно земель где разместятся его воины. Но это был не худший вариант.

«Хорошо. К утру отряды придут на линию соприкосновения». — ответил Гуань-Юнь. — «Всего доброго, господин Валор».

Завершив беседу с тестем, я погрузился в данные интерфейса. Записи численности гарнизонов, подкреплений, припасов и резервов. Если Акио прав и на него напали многократно превосходящие силы — нам придется мобилизовать и без того уставшее от войн население Чщаси. А учитывая срочность — нужно повысить награды.

Общая численность народа на острове составила семьдесят тысяч, с хвостиком. Из них больше половины — не воины. Тридцать тысяч… раненых и увечных — тех кто не сможет продолжать войну — около пяти тысяч. Двадцать пять. Мое суммарное войско — четыре. В гарнизонах, резервах и патрулях на Гэге — еще две. Девятнадцать. Для охраны стены единовременно нужно десять тысяч плюс резерв в два раза больше. Итого минус одиннадцать тысяч воинов. Где их взять?

— Что-то случилось, господин? — спросил напряженно Ичиро, о котором я совершенно забыл, погрузившись в свои мысли.

— Да. На пролив напали неизвестные. Много. Приходится запрашивать поддержку у других кланов. В том числе и у вашего. — сказал я, с тяжелой душой смотря на старого друга. — Сколько резервов вы можете выделить на защиту стены?

— Из-а раздоров в клане, появления отступников и внутренней войны — не больше пяти тысяч. Если брать всех воинов от мала до велика. — ответил спустя несколько секунд Ичиро. — Мы обескровлены бесконечными стычками. Думаю, самый большой клан сейчас у эльфов. Они почти не участвовали в войнах на острове.

— Как и всегда. Блюдут свои интересы. Джен Ли… старая лиса. Похоже без его помощи нам не обойтись. — вздохнул я потерев переносицу. — Как и без войск Хэй.

— Если отряды врага на столько многочисленны, не стоит ли отступить на Чщаси? Наша оборона там — непревзойденна. Стены подлатаны, маги имеют полную силу. Мы сможем удерживать эти позиции бесконечно. — уверенно сказал Ичиро.

— Возможно… возможно. Но если наши расчеты верны — вскоре станет уже все равно, удержим мы внешнюю стену или нет. Хаос может нас добить изнутри так же, как монстры снаружи. У нас есть два пути. И оба мне не нравятся. — сказал я, по привычке опустив руку, чтобы забраться пальцами в шерсть Чимба. Вот только льва рядом не было.

— Я жду ваших приказов, господин. — выпрямившись проговорил Ичиро. — Мне начать мобилизацию? Перебросить резервы на Гэге?

— Нет. Это лишь поднимет мятеж против молодого главы клана. Нет. Мы должны действовать сами. Солдат не будить. Патрули оставить в обычном режиме. И отдай поварам приказ увеличить долю мяса и белков в пище. Возможно завтра нам придется совершить длинный марш бросок. — вздохнул я. — Прости, мне нужно побыть одному.

— Как прикажете, господин. — поклонившись, Ичиро быстро вышел, оставив меня наедине с невеселыми мыслями.

«Дорогая, как у вас дела?» — спросил я Юн, решив отвлечься.

«Рада тебя слышать, любимый. Тайян недавно уснул. Аи все больше беспокоит. Осталось несколько дней до родов. Надеюсь ее ребенка ты увидишь в день рождения». — ответила жена, и я немного успокоился. — «Сифара тоже на последних неделях. Так что скоро в нашем доме будет полный кавардак. К счастью Куват все понимает по собственным детям. Строители уже сделали дополнительную звукоизоляцию. Правда пришлось переделать потолки, чтобы ходил воздух. Как у вас дела?»

«В порядке. Мы движемся на север. Чимбик нашел себе большую новую семью. Хироши все та же язва как обычно. Это даже успокаивает. Если он сумел остаться прежним пройдя через похищения, предательство и многократную угрозу убийства — значит и мы сможем». — сказал я. — «Есть некоторые проблемы с магами. Но вряд ли мы в состоянии их решить в ближайшее время».

«Роу рассказала мне обо всем произошедшем. И во время экспедиции, и во время вашего небольшого приключения с императором запада. Ты же не думал, что она сумеет это сохранить в секрете от меня?» — произнесла Юн, заставив меня напрячься. — «Я рада, что выход на континент не станет большой проблемой. Сциллы уже пытаются решить сложности с магией и Сифара его активно продвигает. Если решение будет — то скоро».

«Хорошо, что ты в курсе. Не стоит переживать лишний раз обо мне. На острове нет никого сильнее». — сказал я, успокаивая супругу. — «Пока же можешь отправить отряды магов на обучение и охрану стен. Как внешних, так и внутренних. Кто его знает, когда нам понадобятся стражи возле озера Хаоса».

«Как скажешь, дорогой. Может я смогу помочь тебе чем-то еще?» — спросила Юн.

«Защищай себя и детей. Я позабочусь обо всем остальном». — пообещал я, отключив связь. Вот же… хотел успокоится, а в результате только больше разволновался. С другой стороны, Юн права. Незачем взваливать на себя все обязанности если есть возможность перенаправить их специалистам.

«Господин Ксу Канг, как ваше самочувствие? Как успехи в академии и клане?»

«Господин Гуанг Валор! Благодарю что связались со мной. У клана все прекрасно, мы осваиваем механизмы, увиденные на турнире мастеров. Создали достаточно интересных и полезных вещей. Многозарядную скорострельную баллисту собираемся поставить в войска уже через неделю. Другие — чуть позже». — несмотря на позднее время радостно ответил молодой глава клана. — «Господин Гуанг Бом заказал нам колеса с пружинами. Странная задумка, но она будет готова уже к утру».

«Хорошо. Радует, когда все по плану. Хотел вас предупредить — сейчас в проливе между Гэге и Чщаси может возникнуть проблема. Ваши земли недалеко от этого участка, так что постарайтесь выделить и войска, и инженеров для обороны стены».

«Конечно, господин. Немедленно отправим все готовые изобретения. Заодно протестируем их в процессе». — довольно согласился Канг. — «Нужна ли наша помощь еще в чем-то? Возможно мы сумеем оказаться полезными? Сейчас наши отряды находятся под управлением Бомом. Но если вы хотите — можно выделить еще несколько».

«Пусть ваши специалисты учатся и сопровождают механизмы что есть в вашем распоряжении. Особенно мне понравились передвижные баллисты на телегах. Они оказали значительное влияние в предыдущей схватке. Так же нам помогут дополнительные поставки горючего».

«Сделаем все от нас возможное». — ответил почти незамедлительно Ксу Канг. — «Но боюсь у нас не так много ресурсов. В основном горючие масла — достояние Хэй. Их перегнанный рыбий жир и растительные масла. Но все что от нас зависит — мы сделаем».

«Хорошо. Будьте уверены, на Гэге найдется для вас место». — сказал я, понимая подоплеку такой заинтересованности. Сейчас все кланы делили шкуру неубитого тигра. И два последних не были исключением. С тяжелым сердцем я приступил к последней части переговоров. Написал Джен Ли и Хэй Лин. Совершенно разным, но в то же время таким похожим главам великих кланов.

«Господин Гуанг Валор. Я так рада что вы со мной связались». — первой ответила Лин. — «Уверена, вы в курсе неприятностей что случились с моим передовым отрядом? Бэй Вейджа, которого я считала своим верным адимиралом, хочет принести вам прямую вассальную присягу. Это недопустимо. Если вы хотите получить помощь сверх нашего союза, я прошу образумить опального генерала. Что же до Акио, его судьба, как и судьба всех его последователей, меня более не волнует. Их выбор был отойти от клана и встать на путь самостоятельности. Пусть сами ее и расхлебывают».

«Понимаю, ваши отношения с братом сложно назвать теплыми. Но он ваш брат. К тому же разве вам самой не выгодно показать себя великодушной и помочь бывшим подданным? Возможно некоторые, оценив опасности на Гэге решат вернуться в прежнее русло. Что же до генерала — я поговорю с ним».

«С нетерпением буду ждать результата вашей беседы, господин Валор». — коротко ответила Хэй Лин. — «Пока же продолжаю высылать солдат и провизию строго согласно договоренностям. Всего вам доброго».

— Я понять не могу, она хочет, чтобы я ее клан разогнал к чертям что ли? — вслух изумился я, такому наглому ответу. Либо она взбешена ответом Вэйджа, либо знает что-то чего не знаю я. Будем надеяться на первое. Иначе картина уже совсем неприглядная. И все же ее ответ оказался куда лучше, чем полное молчание от Джен Ли.

«Хироши, мне нужно, чтобы ты поговорил со своим дедом». — написал я эльфу, ушедшему в разведку.

«Простите господин. Не сейчас». — быстро ответил Хироши. — «Я возле лагеря Силерантила… и тут происходит нечто странное. Они отстраивают гигантский причал. Но лучше вам самому все увидеть».

«В чем там дело?» — спросил я, не в восторге от идеи направляться в стан врага в одиночестве.

«Сложно сказать точно. Я могу только предположить. Скорее всего они собираются построить очень много лодок, или несколько больших. Но никаких козел на берегу нет. Я не вижу ничего подобного тому что делают Хэй». — ответил Хироши.

«В таком случае они не собираются строить лодки. Они хотят их встретить. Жди меня на месте. Скоро буду».

Глава 37

Три часа и четыре сменных раптора понадобилось мне, чтобы добраться до побережья. Отряд разведчиков во главе с Хироши встретил меня за несколько километров до противника. Мне выдали неброскую серо-зеленую одежду, с вплетенными в нее еще живыми веточками. Глаза пришлось прикрыть марлей. И только после этого меня провели тайной тропой, между патрулей врага. Забравшись на верхушку дерева, я наконец сумел рассмотреть, что именно испугало эльфов.

Рассвет был еще далеко, но лагерь ярко освещался десятком костров. Находясь примерно в километре от него, я мог рассмотреть быстро бегающие фигуры. Строительство причала проходило в большой спешке. Для его возведения даже разобрали часть окружавшего поселение высокого забора.

Видно, что событие не внезапное. Некоторые стройматериалы сразу таскали к берегу или сплавляли по небольшой речушке. Но к чему бы они не готовились — произошло это явно раньше срока. Вернее, вот-вот должно было произойти. Судя по спешке в лагере.

— Скольких вы насчитали? — спросил я у Хироши.

— Около четырех с половиной сотен. А была почти тысяча. Силерантил понес серьезные потери. Но от чего — мы пока так и не поняли. Местная фауна столь же агрессивна что и встреченная нами, но не на столько чтобы убить половину его войска. — ответил тихо Хироши. — Возможно они передумали и попытались сбежать. Или встретили легендарного монстра.

— Сейчас это не так важно. Главное, что они ослабли. Достаточно чтобы мы сумели справится с ними без больших потерь. Даже если маги не смогут участвовать. — сказал я с облегчением. — Хоть какая-то хорошая новость за последние дни. Другой вопрос — чего они ждут. Пробовали взять пленного для допроса?

— О да. Троих. Но они просто ничего не знают. Силерантил ни с кем не делиться своими мыслями — лишь приказывает. Пара приближенных у него есть. Один из моих братьев… это я виноват, что рассказал ему о пришествии императора. — с горечью произнес эльф. — Если бы я не настаивал, он мог сражаться на нашей стороне.

— Хватит самобичевания. Потом успеешь. — прервал я мысли эльфа. — Во что твоего брата превратили?

— В насекомое. — с отвращением произнес Хироши. — Насекомое которое может менять внешний вид. К счастью это только физиология, ни потоки Ци ни уровень дантяней это не изменило. Он как был, так и остается бронзовым героем.

— Второй помощник?

— Один из бывших тысячников Пинг. Старик, получивший новое тело ящера. На уровне пяти поясов. И он может стать настоящей проблемой. — с досадой произнес Хироши. — Очень опытный, а теперь еще и сильный, да к тому же с отличной регенерацией. Но главное конечно — его авторитет у Защитников.

— Ясно. Выходит, мы боремся с героями одного пути и возможно владыкой. При должном перевесе сил — это не составит трудностей. Проблема в их предводителе. Я даже отсюда чувствую враждебную ауру. — проговорил я, легко найдя вражеского предводителя. — Он не считает нужным скрывать свою Юань-Ци.

— Вероятно привык что в этом аспекте ему нет равных? — хмыкнул эльф, а затем показал пальцем на отдаленную часть лагеря. — Там у них лазарет. Без припасов и медикаментов чаще всего используют местные травы. Вместо казарм и палаток — навесы и шалаши. От дождя укрывают, но тепла ночью не дают. Питание централизованное, но довольно скудное. Никаких злаков — только то что выкопали и поймали охотники.

— Отлично. Это должно негативно сказаться на боевом духе.

— М-м. А вот тут могут возникнуть проблемы. — прокашлявшись сказал Хироши. — Не знаю, как, но оставшиеся поголовно верят в то что Силерантил — бог. Или по крайней мере его аватар. Они полностью доверяют его мнению и не оспаривают приказов. Возможно это действие подмешанных в еду трав. А может — его личная харизма.

— Энергия Веры. — проговорил я морщась. — Он заставляет их верить в себя. Подпитывается ими как костер топливом. Если так дальше пойдет — у него не останется войск. Но мы должны готовится к самому худшему. Если допустить что атака на пролив связана со строительством — у него появились новые союзники.

— Здесь? — удивленно спросил Хироши. — Наги конечно могут создать нам очень большие проблемы. Но мы знаем все их племена. Хэй и Акио с ними в союзах. Очень сомневаюсь, что мы пропустили что-то на столько существенное.

— Да, но проблема может быть в том, что они не местные. — возразил я. — По крайней мере Акио утверждал, что ни он, ни его союзники никогда не видели никого подобного. А раз так — значит противник мог приплыть специально ради Силерантила.

— После всего что он сделал с нашими братьями я не удивлюсь если он и наг переделал под себя. — сказал Хироши. — К тому же в это куда легче поверить, чем в прибытие неизвестно откуда взявшейся армии. Но даже если и так, какая разница. Они сейчас здесь. Его армия измотана. Побита. Нужно нападать немедленно!

— Даже если всей нашей армии повезет, и она избежит столкновений на равнине — им добираться девять часов. После этого уже они будут не бойцами. — покачал я головой, не отрывая взгляда от армии противника. — Подъем по расписанию, и к вечеру они прибудут. Судя по масштабам строительство завершится не раньше, чем через трое суток. Нам этого времени хватит с лихвой.

— Можно пригнать только всадников. — предложил Хироши. — Забор разобран, можно провести атаку, затормозить строительство и одновременно нанести непоправимый ущерб.

— А вот этот план мне нравится куда больше. — согласился я, связываясь с Ичиро. — «Собери всех всадников. Как тяжелых, так и легких. Все что может быстро прибыть на нашу позицию. Покормить, напоить, дать усиливающие Ци зелья. Мне нужна от них одна молниеносная атака».

«Сделаю, господин». — без лишних пререканий ответил Ичиро, получивший метку на карте. Теперь оставалось только ждать пока войска не прибудут. Но я не собирался сидеть сложа руки.

— Куда вы, господин? — схватил меня за руку Хироши. — Ближе подобраться не удастся. Вас легко опознают в лагере, а враг почувствует вашу Юань-Ци.

— Хорош бы я был, если бы не умел скрывать свою Ци так же как использовать. — усмехнулся я, убирая руку товарища. — Что же до опознания, посмотри на них. Думаешь после того как они разобрали на бревна смотровую башню, им до того чтобы проверять каждого шатающегося по лагерю?

— Позвольте по крайней мере пойти с вами. — попросил Хироши, и я нехотя согласился. Нянька мне сейчас была совсем ни к чему. Но отказать товарищу не вышло. Он все равно пошел бы за мной следом.

Спустившись с дерева, мы легко обошли позиции часовых. Сказывалась большая усталость их армии. Только один из тройки умудрился не заснуть на посту. Двое других без сил валялись в корзине. Ящер гигант смотрел мутными глазами по сторонам. Мы проползли по руслу ручья и оказались у самой стены.

— Нужно обзавестись их одеждой. — посоветовал Хироши. Я не стал спорить. Подобравшись к стене, мы выждали пока мимо прошел вымотанный полуволк. Легким движением я скользнул в его тень и вырубил воина ударом по голове. Через минуту то же проделал Хироши, но уже со своим сородичем. Одежда оказалась не совсем по размеру, но зато скрывала отсутствие шерсти.

Единственное что вызывало дискомфорт — сильный звериный запах, смешанный с потом и кровью. Кажется, владелец рубахи и штанов не мылся целую вечность. Но и это послужило неплохой маскировкой. Вряд ли кто-то в этом лагере оставался идеально чистым на протяжении недель в боях.

— Тащите бревна! — раздался громкий обозленный голос. — Император требует, чтобы постройка завершилась к утру!

— Утру? — тихо проговорил Хироши. Он сразу замолчал, отвернувшись, но прораб уже обратил на нас внимание.

— Эй вы, двое. Вас это тоже касается! Если не ранены — таскайте! — он двинулся в нашу сторону, но я пихнул Хироши. Оказавшись в тени еще целой стены, я подхватил бревно, но теперь уже приятель остановил меня легким хлопком.

— Мы устали, ранены. — прошептал Хироши. — Бревно несем вместе.

— Понял. — кивнул я, сбавив темп. Вдвоем, с видимым усилием, мы подняли бревно и положив его на плечи потащили к воде. Строитель мгновенно потерял к нам интерес, переключившись на других. Сейчас, измазанные в грязи и нагруженные, мы почти ничем не отличались от жильцов лагеря.

Он был переполнен носильщиками, словно муравьи выстроившимися в цепочку. Мы почти ползли, иногда покачиваясь. Пропускали шедших навстречу изможденных и вымотанных людей. Но оглядеться по сторонам не выходило. Может немногие могли бы узнать меня в лицо — но рисковать я не хотел.

Пройдя мимо соединенных вместе шалашей, я услышал тихое постанывание. Раненный в перепачканных кровью повязках свернулся калачом держась за обрубок ноги. Но его всхлипы перекрыл далекий гул какого-то зверя, идущий от воды. По сторонам от дороги сидели строители. Эти уже не могли больше работать. Кто-то спал сидя, другие прикрывали головы ладонями замерев на боку.

— Пошевеливаемся! — донесся до меня голос откуда-то спереди. В зону видимости выплыл здоровенный ящер, которого я едва рассмотрел из-за бревна. — Прибытие всего через пять часов! Тащите сразу на пирс, нечего здесь складывать!

— Но мы… — попытался возразить волк из пары перед нами.

— Я сказал на пирс! Достроим, отдохнем все вместе, а пока — всем пахать! — выкрикнул надсмотрщик, и я понял, что начинаю его тихо ненавидеть. Но куда больше его начальника — Силерантила. За неделю он довел армию до такого состояния, что страшно даже смотреть. Никаких оправданий такому людоедскому отношению быть не могло.

Добредя до пирса по скользким от соленой воды доскам, мы скинули груз стоящим по плечи в воде строителям. Те тоже держались из последних сил. Даже измененные гиганты — ящеры, с тяжело дышали, забивая сваи. Место для пирса было выбрано не лучшее. Но у них и не было особого выбора.

Дальше, где стоять было уже нельзя — стройка шла чуть медленнее. Я заметил несколько метнувшихся к бревнам фигур, и чуть не выругался. У этих наг было несколько хвостов! Словно передо мной осминоги, а не змеи. Я даже представить не мог что они могут получить нечто подобное.

— Нужно убираться отсюда. — сказал Хироши. — Не знаю кто прибывает утром, и знать не хочу. Вы все увидели своими глазами. Этого хватит?

— Нет. Притворись что тебе плохо. — приказал я, и когда эльф послушно упал на четвереньки я подставил ему руку.

— Эй, лоботрясы, в чем дело?! — выкрикнул ящер-надсмотрщик.

— Друг надорвался, нужны лекарства. — прохрипел я, искажая голос.

— Никаких лекарств! Работать! — еще громче прокричал ящер и в воздухе просвистел хлыст. Просвистел и замер, когда его перехватило гибкое щупальце, торчащее из спины стоящего к нам боком воина.

— Уже не нужно. — уверенно сказал Силерантил. — Они здесь.

Будто в подтверждение его слов до нас вновь донесся гул с моря. Но теперь, совсем близко. Майкл, не глядя на нас, пошел к причалу. А ему навстречу, из предутреннего тумана, выплыл гигантский обитый сталью корабль. Вместе с мачтами над ним виднелась толстая труба из которой шел дым.

Глава 38

— Тормозной якорь за борт! — послышалось с корабля. — Полный назад!

Гигантская махина, поднимая перед собой волны, начала замедляться. Недостроенный пирс едва не развалился по бревнышку. Только вовремя подоспевшие наги сумели удержать его в целости. Подплывший к берегу корабль оказался совершенно чудовищных размеров. Но куда больше меня беспокоили три ряда пушек по каждому борту. Это не мирный транспорт — а оружие уничтожения.

— Трап спустить! Приветствие! — продолжал отдавать команды громогласный голос. Самого говорившего видно не было. В отличие от стройных рядов солдат вдоль борта.

— Слава великому императору Майклу Силерантилу, пророку бога Света! — послышалось многоголосое приветствие. Майкл, усмехнулся, принимая его как должное. Но когда корабль окончательно пришвартовался даже у него чуть дрогнули губы. Высота борта оказалась больше трех метров!

— Спустить трап. Закрепить швартовые. Якоря в воду. — короткими командами говорил капитан. А через минуту широкий трап рухнул на пирс, и корабль окончательно замер. По широким доскам начала спускаться целая процессия.

Во главе шло пятеро. Однорукая гарпия, нага с щупальцами вместо хвоста, ящерица в золотых украшениях, и дворф в странном легком доспехе на высоких ходулях. Возглавляла колонну девушка с бледно белой кожей, седыми волосами и красными как кровь глазами. За ними — шли жрецы с огненными мечами.

— Верховная жрица Света, Мария София Катарина Маргарета фон Эраталь, со свитой! — объявил глашатай, шедший чуть впереди.

Я успел подумать, что гости выглядят куда внушительнее чем даже сам Силерантил, но затем он расправил крылья-щупальца. Те засветились, накрывая берег неземным сиянием, и вся процессия немедля рухнула на колени. Некоторые, кому не хватило места, даже попадали в воду. Но никто не посмел возмутиться.

— Господь, прими наши жизни в качестве скромной жертвы! — голосом полным восхищения и неземного обожания сказала Мария. — Мы лишь слуги твои, заблудшие дети что наконец вернулись к отцу!

— Встаньте и продолжайте служить. — громогласно приказал Майкл, и я почувствовал, как он дублирует голос ментальной командой. Мощно, да так что пробирает до самых костей. Но у меня хватило сил чтобы сопротивляться. Хироши сжался, морщась словно от боли. Но спустя мгновение его отпустило.

— Я долго ждал вашего возвращения. За это время произошло многое. И многое же нам нужно обсудить. — произнес Силерантил, жестом приглашая всех на землю. — Идемте, в мою скромную обитель. Мы разделим с вами трапезу и обо всем поговорим.

— Как скажет господь. — чуть ли не хором ответила Мария, нага, ящерица и идущие за ними жрецы. От гарпии веяло холодом и придельной внимательностью. Она тоже преданно смотрела на Майкла, но не забывала оглядываться по сторонам.

Меня же больше всего заинтересовал дварф. А вернее его снаряжение. Внешний скелет, повторяющий все движения носителя, делал его ростом под два метра. И при этом оказался достаточно компактным, легким и прочным. Судя по всему, на него легко мог одеваться тяжелый доспех. Но почему не снять его вне боя?

Торжественная процессия прошла мимо нас, почти не обратив внимания. А с корабля все продолжали спускаться люди. И не только они. Ящеры, дварфы, измененные. Многие несли странные приспособления или сами являлись их частью. Несколько доспехов пышущих паром быстро разгружали сотканные из веревок сети. Там, где понадобилось бы десяток, а то и сотня рабочих — они справлялись в одиночку.

— Нужно послушать, о чем они будут говорить. — сказал я Хироши. — Подберемся ближе, пока новая охрана не заняла весь лагерь.

— Нужно сменить маскировку. — предложил эльф, показывая на лазарет. — Раненных пока не тронут. Не должны по крайней мере.

— Хорошо. — кивнул я. Мы доковыляли до шалашей. Вид лежащих там раненных повергал в шок. Судя по всему, единственные доступные лекарства для воинов света — стиранные тряпки. Но теперь это изменится. По крайней мере припасов корабль привез прилично. И не только оружия, хотя и его хватало.

— Извини, приятель, тебе они больше не понадобятся. — прошептал Хироши снимая окровавленные бинты с погибшего измененного.

— Вы что делаете, уроды. Он же недавно только умер. — простонал лежащий неподалеку раненный.

— Ему бинты больше не понадобятся. А раненных еще много. Прокипятим и используем снова. — сказал я, утихомиривая бойца без вмешательства Юань-Ци.

— До чего докатились… бинты повторно. — тихо проговорил раненный, теряя к нам всякий интерес. Через минуту мы уже выходили из лазарета с перемотанными головами и руками. Хироши подволакивал ногу, но в целом мы старались не слишком обращать на себя внимание. К счастью страже было не до нас. Процессия остановилась у единственного собранного из бревен дома.

— …Все вы мои дети. — продолжал речь Майкл. — И каждого согревает и оберегает мой свет. Для каждого истинно верующего найдется подле меня место. Но дабы сохранить наш мир. Очистить его от скверны Хаоса — мы обязаны победить! Захватить ретранслятор, распространив нашу единственно правильную веру. А затем сжечь дотла остров еретиков!

— Сжечь еретиков! — выкрикнули как один десятки жрецов, воздев к небесам огненные клинки. — Слава великому пророку Света! Слава Майклу Силерантилу, императору всей Валтарсии!

— Располагайтесь. Берите что нужно и делитесь со своими братьями! — вдохновенно сказал Майкл. — И пусть никто не уйдет обиженным! Поставьте столы! Пусть все братья и сестры сядут вместе, как единая семья. За свет!

— За свет! За пророка! — подхватили его слова жрецы. Он продолжил толкать вдохновляющие речи, но я заметил, как глаза самозваного пророка бегают по процессии. По толпе. Он считал людей. Считал своих последователей. И я занимался тем же. Несмотря на гигантские размеры корабля он не мог вместить много.

— Готовьтесь к трапезе, братья и сестры. — приказал Силерантил. — Готовьтесь и мы вместе встретим новый рассвет. А пока я должен поговорить со своими апостолами.

— Начать приготовления. Кто был первым помощником? Теперь в твоих услугах больше нет нужды. Церковь палящего света все сделает сама. Займитесь всем, дети. Поставить столы, достать провизию. — скомандовала Мария, и десяток жрецов, поклонившись, тут же бросились выполнять ее поручения. — Мы вернемся к рассвету.

— Идем. — в полголоса сказала стоящая рядом однорукая гарпия и верховная жрица последовала за подругой.

Мы с Хироши аккуратно переместились под единственное окно, изображая из себя смертельно усталых и раненных. Слышимость была отвратительной, но на лучшее рассчитывать не приходилось. Разве что мы умудримся проникнуть в сам дом. К нашему счастью беседующие почти не снижали голоса.

— Вы прибыли раньше, и я вам за это благодарен. — строго сказал Майкл. — Однако ваша численность удручает. Я насчитал три сотни матросов и полторы — жрецов. Где остальные? Я оставлял вам миллионную армию!

— Простите, повелитель. В трюмах еще множество солдат. Больше полутора тысяч! И каждый верен вам до самого конца. — горячо ответила Мария.

— Семь тысяч наг идут за мной. — сказала девушка, очевидно та самая нага с щупальцами. — Было до ночной схватки. Большое войско.

— Недостаточно. — обрубил Майкл. — Против нас больше пятидесяти тысяч магов. Сто — если считать каждого на том острове. А вы говорите, что привели с собой всего десять тысяч? Вы понимаете, что стоит на кону?

— Простите, господин. — вступила в разговор гарпия. — Но наша армия — все что мы смогли собрать. После судного дня, когда вы приказали спасаться и мы спаслись — это все что осталось. Города пророка больше нет. Как и всех армий что его охраняли. Как и Империи демонов. И вольных городов эльфов, и бригад войны орков, и города мастеров. Ничего этого больше нет. Даже крысы что должны были выжить в туннелях — зажарились под тяжестью Кары.

— Какая речь. — фыркнул Майкл, но я услышал в его голосе усталость. — Ладно. Прости, Эва. Я не должен на вас наезжать. Но вы и в самом деле не понимаете всего происходящего. На кону не трон императора и даже не власть над всей Валтарсией — выживание всех видов нашей планеты.

— И вы меня простите, господин. Я позволила себе лишнего. — ответила гарпия. — Мы должны были собрать больше… но некого. Дома остались только немногочисленные жители, что обеспечивали наше аббатство продуктами. Мы выскребли все запасы, чтобы отправится к вам. И добирались почти год.

— Расскажи, что произошло в Славии во время моего отсутствия? — спросил Майкл.

— Нет никакой Славии больше. Все что от нее осталось — перешло под наш контроль. Но легче от этого не стало. — нехотя ответила Эва. — После божественной кары волна огня выжгла большую часть королевства. Леса пылали несколько недель. Воздух наполнился пеплом и солнце скрылось. Настала долгая зима.

— Мы выживали за счет найденных залежей черной эссенции. — поддержал разговор единственный новый мужчина в комнате — дварф. Его голос был чуть скрипучим, с явными хрипами. Похоже у него не все было в порядке со здоровьем. — Ее добыча и ваша вера сделали город и аббатство крупнейшим центром новых республик.

— В первую очередь — вера. Ведь именно она вернула нам солнце и согнала снег больше года назад! — сказала гордо Мария. — Мы молились солнцу — и оно ответило в девять раз сильнее. Снега наконец сошли! Наша вера — вот что спасло край!

— Пусть так, вера и в самом деле поддерживала нас в самые тяжелые времена. Вера и уголь от сгоревших лесов. — продолжила Эва. — Мы выживали, но находились далеко не в худшем положении. Все что южнее аббатства и севернее империи Ничто — было превращено в огненный котлован. Срединное море выкипело, а затем обрушилось на оставшиеся земли ураганами. От империи не осталось ничего. Говорят, трон императора так оплавился, что его не найти.

— Но мы выжш-шили. — прошипел новый голос, вероятно принадлежащий ящерице. — Варраприции слуш-шат и не спраш-шивают. Мы слуги Солнца.

— Да, Варна, мы все слуги Солнца. — подтвердила Мария. — И мы готовы отдать свои жизни за вас, господь.

— Ваши жизни. Вместо этого я прошу вас отнимать чужие, а ваши сохранить. Нас слишком мало. — ответил Силерантил. — Расскажите, какие силы вы привели. Чем мы располагаем и какие успехи у отрядов уже вступивших в бой?

Глава 39

— Главные сухопутные силы — три десятка тяжелых доспехов на новом двигателе. Мы так же усовершенствовали вашу личную версию. — довольно начал дварф. — Эти шагающие гиганты способны сломить любую оборону. Каждый вооружен пятизарядной мортирой, револьвером на сорок выстрелов и паровым молотом. Ни одно живое существо не сможет им противостоять.

Рассвет — наш крейсер, способен одновременно вести огонь шестьюдесятью пушками. Запасов пороха и снарядов хватит на два дня непрерывного боя. Его броня выдерживает прямое попадание всеми известными калибрами. — с гордостью отчитывался инженер. — Во время столкновения с Валийским герцогством мы одержали победу против сорока пяти судов!

— Племена кракена в море и на побережье помогут вам. — добавила нага. — Тысячи наши могут выйти на берег лишь недалеко.

— Наши основные силы — это верующие. Святые рыцари огня, прислужники пламени, сестры очищения. — сказала Мария. — Каждый из них одет в стальную кольчугу или латы. Ни стрелы, ни мечи их не пробьют. У всех солдат щиты и ружья с новой магазинной зарядкой, придуманной дварфами.

— Наши мастера вывели новую формулу взрыва. Больше никакого дыма при вылете пули — он мгновенно развеивается. Стрелки могут вести прицельный огонь, а время перезарядки совсем уменьшилось. — довольно сказал инженер. — Кроме того мы переработали быстрострелы империи. Теперь мы зовем их пулеметами. Они бьют пусть и не точно — но очень быстро. Патроны идут не магазинами или барабанами, а лентами. По две сотни выстрелов в каждой!

— Это очень впечатляет. Может у нас и в самом деле появится шанс на победу. — произнес Силерантил. — Что с артиллерией?

— Кроме пушек на борту корабля мы имеем два десятка дальнобойных орудий. Паровые доспехи могут тащить их на повозках со скоростью семь километров в час. — усмехнулся инженер. — Именно с такой скоростью врагу придется бежать с поля боя, чтобы выжить. А с новыми разрывными снарядами у них нет ни единого шанса!

— Если все что вы передавали правда, у нас будет тотальное технологическое преимущество. А учитывая силу веры — они и в самом деле ничего не смогут нам противопоставить. — сказала Эва, чуть помешкав. — Но есть ли смысл убивать их всех?

— Это единственный вариант. — ответил Майкл. — Все что вы говорите — верно. И в то же время вы понятия не имеете о настоящей угрозе. За тот год что я провел на острове — влияние хаоса лишь усилилось, и никто не в состоянии ему противостоять. Глупцы наоборот — учатся с ним работать. Они открыли целую академию, чтобы внедрить хаос в тела собственных детей.

Их добренький король-полудурок принимает в армию даже существ, извращенных хаосом до неузнаваемости! Он сам не брезгует использовать энергию хаоса хоть и обладает всеми эссенциями. Все их общество изначально строилось на принципе клановой структуры, но чистых видов почти не осталось. А хаос… он извращает все к чему прикасается, но дает такие возможности, которые идут вразрез с законами природы.

Их маги могут оживлять камни создавая из них големов. Не иллюзии. Не из черной эссенции с помощью призыва. Обыкновенные камни. Они могут создавать огонь на расстоянии без прямого контакта. Могут вызвать дождь и управлять ветром. — с досадой в голосе перечислял Майкл. — Вот что значит маги хаоса.

— Но если они так сильны, почему еще не выбрались с островка? — спросила Эва.

— По той же причине почему никто не знал о них на протяжении многих тысячелетий. Они оторваны от общества и окружающего мира. Не представляют, что происходит вокруг. Кроме того — они сдерживались прошлым правителем. Достаточно мудрым, чтобы не допускать создания хаоса.

— Даже так, у нас достаточно сил и веры чтобы подчинить их всех. Зачем убивать? — вновь попробовала возразить Эва.

— Ты не понимаешь. То, что вы пережили — чудовищно. Кара — жуткое оружие, которое должно использоваться только в крайних случаях. Но оно создавалось ради уничтожения Хаоса. Прошедшие восемь лет тяжело дались не только вам. Я видел такое, что не оставит никого нормальным. Даже полубога.

— Расскажите, повелитель. Прошу вас! — произнесла Мария. — Мы внемлем!

— Да, возможно вы должны. Когда кара ударила в первый раз — я воскрес на полой планете, нашей стальной луне. Второй раз она должна была ударить только по трону императора, очистить Валтарсию от демонической заразы. — сказал Майкл, и я почувствовал в его голосе раскаянье. — Получилось, как получилось. Но дальше все стало куда хуже. Я видел, что хаос может сотворить с самыми совершенными механизмами.

Малая сестра — вторая луна, она словно сыр, изъеденный проходами. Сыр из металла и материала, который местные дикие племена людоедов называют пластом. Там верх — это низ, а низ — это верх. Там небеса находятся под ногами. В коридорах почти никогда нет света. Тебя может убить каждая тень. А появление освещения связано с опасностью. Там каждый боится света и того, кто может его принести.

В начале я выжил лишь чудом. Моя камера находилась в последнем форте у джунглей хищных растений. Крохотное жившее там племя дало мне приют и показало, что значит жить в мире, у которого нет светила. Они сражались с людоедами, но оказались слишком слабы. Последних из них я заставил морфировать, чтобы выжить.

Вместе мы сражались, находясь в вечной полутьме. Но страшна не она. Не свет. Не монстры, что прячутся в бесконечных коридорах. Не сошедшие с ума железные люди. Нет. Они все — лишь прелюдия настоящего ужаса. В центре стальной планеты — ядро хаоса. Прорыв заполнивший всю ее поверхность немертвой массой.

Озера и поля из плоти, поглощающей все до чего она дотянется. Жуткие слизни — осколки. Ее невозможно убить совсем — она уже мертва. Ее можно выжечь, порубить, заморозить — но через несколько минут она вновь тянет к тебе свои отростки в постоянном чудовищном голоде. Нет места чтобы укрыться или спрятаться — а сражаться совершенно невозможно.

— Это действительно чудовищно. — тихо произнесла Эва.

— Да. А потому мы должны любой ценой уничтожить прорыв хаоса на нашей земле. — продолжил Силерантил. — Мы должны очистить планету. Уничтожить всех и каждого, кто хоть раз соприкасался с хаосом. Убить каждого мужчину, женщину и ребенка на ком есть его метка. Всех до единого.

— Но если все так как вы говорите — как мы это сделаем? Захватить остров — да. Отразить атаки неприятеля и уничтожить его войска — возможно. Но убить всех до единого? У нас просто не хватит сил. — сказал инженер. — Ни патронов, ни снарядов.

— К счастью нам и не придется делать это лично. — усмехнулся Силерантил. — Рядом с нами — старая столица этого острова. Она населена жуткими монстрами, но в ее центре замерла башня — ретранслятор. Такая же, как трон прошлого императора демонов. Стоит мне добраться до него, и я вновь использую Кару.

— Мы же говорили к чему это привело в прошлый раз! А если вы промажете и ударите по этому острову? — спросила Эва.

— В начале нужно подключиться, затем будем решать куда бить и бить ли вообще. — отмахнулся Майкл. — В любом случае, соваться на соседний остров с этими силами нельзя. Нас просто раздавят магией. Я пробовал пробиться к ретранслятору сам, но потерял половину всех войск. Однако с вами мы справимся.

— С войсками врага, что делать будем? — спросила нага. — У переправы держат силы они. Могут армию перебросить.

— Когда они это сделают, будет уже поздно. А после Кары мы сможем добить остатки войск противника с помощью артиллерии. В крайнем случае снимем дополнительные пушки с Рассвета. — уверенно произнес Силерантил. — С вами я уверен в победе как никогда. Высадим войска, отдохнем и перегруппировавшись отправимся в развалины снова.

— Конечно, господь, я отдам все приказы. — с готовностью сказала Мария. Она еще не вышла за порог, а Хироши уже поднялся.

— Ты куда? — шепотом спросил я, схватив его за рукав.

— Я должен ему все объяснить. Рассказать про нашу встречу с императором Кзи, про Забвение и Хаос. — так же ответил товарищ. — Даже если он мне не поверит, я должен попытаться. Теперь и его поведение, и потери во время войн стали понятны. Но он не знает, как работает Вера. Не знает, что она тоже использует Хаос.

— А ты умеешь подслушивать. — хмыкнул я. — Вот только что бы ты ни сказал — скорее всего тебя прикончат.

— Пусть. Я должен попытаться. Если есть хоть один шанс на мирное урегулирование — должен. — сказал Хироши, поднимаясь. Я поморщился, но руку товарища отпустил. Он прав. Если есть шанс — нужно его использовать. И у меня только что появилась идея как использовать свой.

— Куда прешь, дубина. Там господа общаются. — выкрикнул охранник из жречества, облаченный в полный стальной доспех.

— Майкл! Это я, Хироши! — выкрикнул что есть сил товарищ. — У меня есть для тебя ценные сведения. На столько что могут перевернуть все!

— Хироши? Стража, взять предателя! — донесся гневный голос Силерантила. На эльфа набросилось сразу десяток человек, хотя он совершенно не сопротивлялся. А через несколько мгновений его уволокли в дом. Я же, воспользовавшись суматохой, бросился к стоящему у причала кораблю.

— Стоять! Посторонним вход на пирс запрещен! — шагнул мне на встречу охранник облаченный в черную форму и отороченную мехом куртку. В руках у него было ружье странной, невиданной ранее конструкции. Но разбираться с ней не было ни времени, ни возможности. Врубив ускорение, я выхватил у стражника из рук ружье и огрел его прикладом.

Мне на перерез мгновенно бросился еще один охранник. Третий поднес ко рту рог, чтобы поднять тревогу. Но в тот же момент гигантский рог проревел на суше. Рабочие бросились в разные стороны от дыры в стене. А спустя всего несколько секунд через разобранный частокол в лагерь ворвались всадники, возглавляемые Ичиро. Его Тысчерукий безжалостно кромсал всех попавшихся на пути врагов.

Рога ревели по всему лагерю. Кто-то бил в гонг, только усиливая общий хаос. Ружейные залпы и крики умирающих складывались в жуткую какофонию. Но тут в нестройный хор вклинился новый звук.

Тудум-тум-тудум! — прогрохотали пушки Рассвета, и в лагере поднялись столбы взрывов. Земля фонтанами взлетала на несколько метров. Уносила вместе с собой и всадников, и рапторов, и попавших под раздачу предателей ушедших с Силерантилом.

Тудум-тум-тудум! — вновь раздались залпы крейсера. И я больше не размышлял.

«Ичиро, отступайте немедленно! Я буду через пять минут! Спасайтесь, сколько сможете». — передав приказ я перестал скрывать свое местоположение, и врубив око урагана бросился мимо стражи на корабль.

Глава 40

Расталкивая солдат, я ворвался на палубу. Гигантский корабль был велик во всем, так что понять куда бежать по этой посудине оказалось проблематично. Но не нужно было много ума, чтобы увидеть откуда выбегают вооруженные матросы. Едва касаясь деревянного пола, я пролетел по палубе и обрушился на поднимающихся из люка солдат.

Короткое лезвие, прикрепленное к вражескому ружью, сверкало словно наконечник копья. Быстрыми, отрывистыми движениями я разил врагов. Но до того, как тела падали — уже мчался дальше. Застигнутые врасплох матросы кричали в панике. Кто-то догадался что бой идет уже на судне и прямо пере до мной начала закрываться бронированная дверь. Куда быстрее, чем я мог до нее добежать. Но медленнее чем летела пуля.

Выстрелив на бегу, почти ни целясь, я пробил голову солдату внутри. Его товарищ тут же оттолкнул мертвого чтобы закрыть самому. Но мое лезвие уже пробило его сердце. Обрушившись на врага обеими ногами, я влетел на его трупе в помещение. За долю секунды понял, что рядом пушки и ударил по ближайшему солдату.

— Враг на палубе! — наконец раздался крик где-то позади. — Задраить все люки!

Сделай он это минутой раньше — и мне было бы не проникнуть так далеко. Но везение оказалось на моей стороне. Причалившие к дружественному берегу моряки не были готовы к бою. Все створки открыты нараспашку. А кроме того прямо у меня под ногами валялся здоровенный бумажный мешок знакомого вида. Порох!

— Не дайте ему пройти дальше! — кричал командующий, и его голос разносился по всему кораблю с помощью медных труб.

Конечно я не стал ждать пока приказ выполнят. Поджег мешок с порохом, кинув его к снарядам, и бросился к следующей металлической створке. Как раз вовремя чтобы воткнуть ружье в закрывающуюся щель. С той стороны закричали, но я дважды выстрелил и давление чуть ослабло.

Дернув створку на себя, я едва не получил коротким мечом в лицо. Увернулся на чистых рефлексах и тут же атаковал сам. Бросил себя вперед, мгновенно оказавшись в центре комнаты. Здесь солдат было уже шестеро. Неаккуратно одетые люди и дварфы бросились на меня. Но что куда хуже — двое из них решило поступить умнее. Они вместе с другой командой задраивали люк, помогая со своей стороны.

Я разделался с пушкарями ровно четырьмя быстрыми ударами. Они не сумели оказать никакого сопротивления. Вот только бросившись к стальной двери понял, что она наглухо закрыта. Ни одной щели не осталось — даже лезвие не засунешь. Попытавшись открыть ее силой, я понял, что с одинаковым успехом могу дергать цельный лист металла.

В это время позади громыхнуло. Мешок взорвался, поджигая другие снаряды. Дверь в предыдущее помещение вынесло ударной волной, и я понял, что следующая настигнет уже меня. Прыгнул к болтающейся створке, оперся о нее плечом и навалился всем телом. В последнее мгновение перекрыв доступ воздуху. Покореженный засов скрипнул металл о металл и дверь закрылась.

Следующие взрывы с той стороны оказались не так разрушительны, как я хотел и ожидал. Один за другим пакеты с порохом загорались и разлетались в стороны. Но даже не снесли стену рядом с которой лежали. Воздух и дым волнами выходили через бойницу наружу, но не наносили особого вреда.

«Господин, где вы? Мы отступаем!» — написал мне Ичиро.

«Не ждите. Уходите от берега». — приказал я, пытаясь придумать как нанести как можно больше повреждений. Почему порох не сработал? Чего ему не хватило? Заряд был приличный, килограмма полтора. Может то что взрывались мешки по очереди, а не разом? Или то что воздух выходил наружу, и ударная волна быстро гасла? Та или иначе у пушек был совсем другой результат. Я видел, как далеко они достреливают. А раз так…

Я попробовал подвинуть пушку руками. Повернуть ее. Не вышло — конструкция оказалась слишком тяжелой и прикрученной к постаменту, вмонтированному в пол. Тогда я мельком осмотрел всю пушку и увидел две ручки, соединенные с шестернями. Покрутил и понял, что с их помощью можно повернуть орудие. А через мгновение в моем мозгу уже родился достаточно безумный план, чтобы сработать.

Запихав в ствол снаряд и мешок с порохом, я повернул пушку дулом к стене, за которой укрылись матросы. А затем дернул за единственную незадействованную ручку. Раздался грохот. Ударная волна прошла по помещению, чуть не разорвав мои барабанные перепонки. Но в стене зияла двадцатисантиметровая дыра.

Не дожидаясь пока враги придут в себя, я засунул в щель бумажный мешок с порохом, поджег его и спрятался за пушкой. Жуткий грохот сотряс палубу. Дым и гарь заволокли помещение. Но цель была выполнена — от перегородки почти ничего не осталось. А в получившуюся дыру я легко мог пройти не нагибаясь.

Вот только что мне это давало? Следующее помещение отгорожено точно так же, как и предыдущее. Пробиваться одним и тем же способом, продвигаясь дальше? Враг уже в курсе где я. Подмоги не будет. А значит очень скоро я встречусь с Майклом Силерантилом и этот бой вполне может стать последним в моей жизни. Нет. Я должен нанести противнику непоправимый вред. Но как это сделать?

Варианты начались и почти сразу закончились. Единственное мое оружие способное нанести существенный урон — их же пушки. Для того чтобы они стали полезнее — стрелять нужно вниз. Но дула просто не опускаются. Не предусмотрено механизмом. Хотя, с другой стороны… Именно! С другой стороны! Сзади! Ведь мне все равно, на точность и дальность. Мне главное, чтобы она выстрелила.

Запихав в ствол несколько пакетов с порохом и забил ядро с неправильной стороны. Поднял дуло пушки к самому потолку. А затем закинул в него горящую бумагу бросился в другую комнату. Громыхнуло так, что перед глазами все потемнело. Голова с трудом выдержала ударную волну. Палубе так не повезло. Вниз, на несколько этажей, зияла черная дыра.

— Добавим в жизнь огня? — крикнул я, скидывая в дыру подожженные мешки с порохом. Снизу раздались суматошные крики. Кто-то попробовал затушить пакет водой. Закончилось это естественно плохо. Не жалея чужих боеприпасов я за несколько секунд запихнул все оставшиеся мешки с порохом вниз и поджег.

— Третья палуба! Он на третьей палубе! — донесся до меня крик командира. Сжавшись в углу, я закрыл уши и открыл рот. Помогло. Меня откинуло в сторону ударной волной, обожгло лицо и руки взрывом, подпалив волосы. Но дырка превратилась в провал куда я немедля спрыгнул.

Несмотря на силу взрыва кто-то выжил. Я слышал слабые стоны и едва слышное покашливание. Но разобрать в дыму ничего не мог. Меня заботила только одна цель, спуститься как можно ниже и взорвать как можно больше. В идеале, чтобы этот корабль затонул прямо здесь, в гавани.

Понимая, что помещения вряд ли сильно отличаются я на ощупь, нашел дверь и постучал в нее. Несколько секунд ничего не происходило, и я постучал снова.

— Старшой, там еще кто-то жив! — донеслось с той стороны. — Надо им помочь!

— Не лезь, придурок. — послышался недовольный голос, но молодого было уже не остановить. Скрипнул засов, дверь распахнулась и дым разрезала струйка свежего воздуха. Я схватил за шиворот недавно ставшего совершеннолетним парня и закинул его в прошлое помещение. А сам шагнул на встречу морякам.

— Помогать хорошо. — улыбнулся я, показывая клыки. — Кто знает, как пройти к пороховому складу?

— Огонь! — скомандовал старший. Но я уже активировал око урагана, вместе с летним вихрем и кровавой яростью. Матросы палили в пустоту, а я уже был за их спинами. Четырьмя ударами расправившись с медленной словно черепахи командой я выбил оружие из рук последнего и взял его за горло.

— Где пороховой склад?! Отвечай и мне не придется кипятить твои мозги.

— Славия больше никогда не подчиниться демонам, тварь! — выкрикнул мужчина, пытаясь ударить меня ножом. Я перехватил кисть и воткнул его же оружие в ногу. — А-а!

— Где склад с порохом. Не думай о пороховом складе. — приказал я, погружаясь в его мозг с помощью техники совместной медитации.

— Нет. — задергался старослужащий. — Нет!.. не…

— Пятая палуба вниз, запасы разнесены по разным складам. Благодарю, мне это сильно поможет. — сказал я, выудив из мозга лежащую на поверхности информацию. Осталось придумать как именно добраться до этих складов. Пробиваться с помощью пушки? Слишком долго. Но всех дверей руками не вскрыть.

Спустя минуту я повторил тот же трюк что и на верхней палубе. Дым и гарь валили наружу, соединяясь с облаком, идущим от двух моих предыдущих взрывов. Вот только беда оказалась в том, что на этой палубе не было ни пушек, ни запаса посоха чтобы пробиться внутрь. Только двери. К счастью засов нашелся на моей стороне. Распахнув дверь, я ворвался внутрь и замер.

Передо мной была жилая комната на несколько сотен человек. Раньше они спали здесь в гамаках, подвешенных в четыре ряда. Теперь же, полностью собранные и готовые, ждали команды к бою. Я среагировал раньше, чем враги. Прыгнул вперед, выхватывая оружие из ножен ближайшего противника. Ударом закрепленного на дуле клинка пробил ему череп и одновременно перерубил горло стоящему рядом.

— Враг на палубе! — наконец заорал командир. — В атаку! Числом задавим!

Тут он как ни странно был прав. Они вполне могли просто завалить меня трупами. Высота потолков оказалась низкой. Помещение узким. А их было уж слишком много. Но каждый в отдельности не представлял совершенно никакой угрозы. Минимальное количество Ци. Медленные ленивые движения. Отвратительная техника боя.

Я прошел сквозь их ряды на одном ускорении. Словно копье через водопад. Ни один из их мечей не достал до моего тела. Ни одна пуля не ударила даже близко. В их глазах мой образ превращался в размытый силуэт, бьющий сразу со всех сторон. Даже пытаясь отбить мои атаки они ничего не могли мне противопоставить. И когда последний из солдат на палубе пал я осознал одну простую вещь. Они готовились не к такой войне.

Не знаю, на что они рассчитывали. В замкнутом помещении даже десяток героев мог легко разделаться со всеми. Я же просто тратил на них свое время.

Точно! Время!

Выругавшись про себя, я выскочил из помещения и ринулся вниз по лестнице. Стук ног сливался в барабанную дробь. Я слетел на последнюю палубу, к складам боеприпасов. Но меня уже ждали.

— Я сделал бы так же. — усмехнулся облаченный в новый, трехметровый стальной костюм произнес Майкл Силерантил. — Тебе конец, подделка.

Глава 41

За мгновение я успел оценить противника. Тяжелый черный доспех, пышущий паром, делал его выше на добрый метр. Длинные руки заканчивались встроенными лезвиями. Но основное оружие было другим. К правой руке Майкла был приставлен ствол от которого уходила лента с патронами. Вместо левой зияла жерлом ствола пушка. Огненный меч торчал из-за спины. А по обе стороны от противника развивались сияющие крылья.

Сухо щелкнула шестерня, взводя курок, и я отпрыгнул в сторону. Позади дерево разлетелось в щепы от попадания крупной пули. Перекатившись я попробовал зайти снизу. Метнулся под конечность и едва успел отскочить. Когти ударили по полу, прорезая плотную древесину на несколько сантиметров.

— Я вижу каждый твой ход! — рассмеялся Майкл, преграждая путь для маневра. — Все твое обучение, все тренировки, все приемы — я все это видел. Джи все видела и передала мне. У тебя нет ни шанса!

— Посмотрим. — коротко сказал я, не сбивая дыхание. Можно было попробовать вывести его на беседу. Потянуть время. Но от этого я не выиграю. Нужно уничтожить корабль, взорвать его, пустив на дно. Иначе я просто попаду в окружение и на этом все закончится. Пусть его собственные помощники бездари, но есть еще и наши измененные герои, которые смогут оказать сопротивление и помешать мне.

Прыгнув вперед я в последнюю секунду остановился. А вот Силерантил не смог. Нацеленный мне в голову удар пролетел в паре миллиметров от моего лица. Я ударил клинком на оружии в прорез забрала. Металл противно заскрипел. Сталь начала с трудом поддаваться, но времени не хватило. Второй рукой противник сумел отогнать меня. Едва не нашинковав бритвенно-острыми лезвиями.

Стоило мне разорвать дистанцию как в след полетели пули. Скорость нового оружия дварфов была чудовищна. Несколько выстрелов в секунду. Только благодаря ускорению и общей неповоротливости парового доспеха я все еще мог уворачиваться от свинцовых конусов.

Враг не жалел боеприпасов. Кружился, стараясь поймать меня в прицел. Комната заполнялась вонючей пороховой гарью. Древесной щепой и пылью. Даже думать о нападении в таком бою не получалось. Я лишь успевал скакать по стенам, заставляя врага вертеться. К счастью его патроны кончились раньше, чем моя выносливость.

Майкл несколько раз по инерции щелкнул спусковым крючком. Выругался, взглянув на оружие. И я воспользовался этой секундной заминкой. Вскинул ружье и сам спустил курок. Противник дернулся, закрыл лицо рукой, и пуля бессильно ударилась о толстую стальную броню.

Не отчаиваясь я всадил еще одну пулю, в сочленение. И еще одну — в паровые медные трубки едва заметные под толстыми пластинами. Мне повезло. Одна из трубок порвалась. Из нее с свистом и шипением вырвалось белое облако перегретого пара. Кипяток мгновенно остыл, но перекрыл видимость. Враг стоял прямо посреди облака, ничего не видя и размахивая неповрежденной рукой.

Такой шанс упускать было нельзя. Я прыгнул вперед. Оттолкнулся от металлической руки и со всей силы всадил клинок ружья в глазницу шлема. Раздался уже знакомый скрежет, а затем… сдавленный смешок. Я дернулся назад. Понял, что это ловушка. Но увернуться не смог.

Крылья, все время боя почти неподвижно остававшиеся за спиной Майкла ударили со всех сторон. Каждое — словно хлыст с острым жалом. Я сгруппировался в полете. Защитился как мог, пожертвовав наименее уязвимой частью. И плечо обожгло взрывом боли. Горящее щупальце пробило его насквозь. Но воспользовавшись импульсом я сумел увернуться от остальных, оттолкнулся от груди врага и рухнул у самого борта.

— Поиграли и хватит. — ухмыльнулся Силерантил. Теперь его крылья-щупальца били не переставая. Со всех сторон, да так что я едва успевал блокировать только самые опасные атаки. Пришлось чем-то жертвовать. И вскоре мое тело покрылось десятками мелких порезов. Но сам факт того что он не может быстро победить бесил Майкла. И в этом был мой единственный шанс.

Прыжок, я ушел в сторону и десяток щупалец ударило в стену за моей спиной. Поднялось облачко пыли. Другие жала устремились вперед, но я успел схватиться за возвращающиеся и проскочить к груди врага. Тот, ухмыляясь сквозь прорези в шлеме, ударил когтями, намереваясь прихлопнуть меня, сжав в смертельных объятьях.

Пар со свистом вышел из сочленения. Стальная рука в мгновение ока ударила по толстому нагруднику. Вот только меня там и не было. Око урагана и армия мертвых сработали. Выиграли мне один удар. И я им воспользовался на полную. Покореженное в прошлых стычках лезвие с ружья вошло в локтевой сустав врага, заблокировав движения.

— Тварь! — выкрикнул в ярости Майкл. Он пытался вытащить оружие. Помогал полурабочей второй конечностью. А в это время отбивался с помощью щупалец. Но я уже зашел сзади, пытаясь найти уязвимое место доспехов. Поворачиваться с такой же скоростью враг не мог. Его движения оказались скованны, а радиус действия щупалец — весьма ограничен.

К сожалению, мне от этого было не легче. Потеряв единственное оружие, я держал в руках обломок бесполезного ружья. Отбивался им от щупалец выходило. А вот атаковать бронированный доспех — оказалось совершенно бесполезно. Но я выбирался и из худших ситуаций. Мне нужен только один удар. Одно точное попадание.

Армия призраков появилась по первому моему зову. Тени набросились на Силерантила со всех сторон. Он встретил врагов сотнями ударов щупалец. Развеивал каждую иллюзию своими выпадами. Но одна из них все же сумела пробиться через частокол шипов. Сверкнул призрачный клинок, и Майкл вскрикнул, чуть не лишившись глаза.

— Нулификатор! — взревел враг, и на меня опустилось тяжелое ментальное поле. Такое же, как то, что я почувствовал на арене во время боя с Гуань-Юнь. И во время схватки у стен Дома света. Давящее, вжимающее в землю, не оставляющее ни одного шанса на сопротивление. Полностью гасящее любые попытки использования Юань-ци.

Вот только и я с того времени изменился. Фиолетовые молнии прошли по моим рогам. Под кожей вздулись сосуды. А затем рядом со мной появился призрак. Полупрозрачный, но с каждой секундой все более осязаемый. Майкл взревел, обрушивая на место где я стоял десяток щупалец. Но они без сопротивления прошли через тело приманки, вонзившись в деревянный борт.

— Как? — выругался противник, не ослабевая напора. — Как ты смог?!

— Я достиг просветления. — усмехнувшись ответил я. — Лестница пройдена.

— Сдохни, демон! — вновь взревел Силерантил. Его щупальца обрушились градом ударов во все стороны, надеясь попасть по мне. Бросив попытки оторвать от груди сломанную руку, он водил по сторонам пушкой, готовый спустить курок в любую секунду. И я должен был этим воспользоваться.

— Нашел! — довольно вскрикнул Майкл, когда я нарочно не увернулся, а отбил щупальце обломком ружья. Пушка громыхнула. Раскаленное ядро вылетело из ее жерла и врезалось во внутреннюю перегородку. Дерево разлетелось сотней щепок. Вот только за ним оказалась бронеплита, удержавшая ядро.

Выругавшись я отлетел в сторону. А Силерантил снова обрушил град ударов на место где я только что стоял. Выдерживать напряжение противоборства нулификатору и одновременно использовать око урагана оказалось запредельно даже для меня. Я чувствовал, что выдыхаюсь. Выжигаю резервы. Но противник тоже лишился большей части оружия.

— Господин! — раздался крик сверху, и звали явно не меня. По голосу я узнал Эву.

— Не сейчас! — ответил Майкл, чувствуя, что вот-вот должен победить. Он почти загнал меня в угол. Бил щупальцами и рукой с разряженной пушкой, зачищая сектор за сектором. Мне же ничего не оставалось кроме как скрываться и драться безоружным.

— На лагерь напали сотни марионеток. Мы не справляемся. — выкрикнула Эва. — Пушки на этом борте повреждены. Запасы под вами. Вы единственный кто может захватить контроль над таким количеством марионеток!

— Я сказал не сейчас! — выкрикнул Силерантил, и я понял, это единственный шанс на победу. Даже не победу, а выживание. И я им воспользовался.

Резко сняв око урагана, я вложил все силы в рывок. Пролетел над потолком, получив ранение в ногу, и выскочил через пробоину в корпусе. Майкл прыгнул было следом, но в последний момент сдержался. На краю. Затем выждал секунду и отключил нулификатор.

— Приятно поплавать, урод. — проговорил сквозь зубы Силерантил. — Трия! Возьми своих лучших пловцов и выловите этого гада! В воде вам нет равных.

— Господин, что прикажет. Но… врага нет в воде. — донесся голос снизу.

— В смысле нет? — не понимая спросил Силерантил. — Я же своими глазами …

Он резко обернулся, как раз чтобы успеть увидеть, как я отковыриваю застрявшее в трещине брони ядро. Я не использовал маскировку, спрятавшись под грудой обломков, и он не чувствовал давления. А потому и не понял, что случилось. Но сейчас это было уже не важно. Я активировал воплощение и Пылающий уже занес клинок, чтобы вонзить его сквозь пробоину.

— Приятно поплавать. — вернул я Силерантилу издевку, улыбнувшись.

— Нет! — Майкл прыгнул вперед, бросая в атаку все щупальца разом. Но я оказался быстрее. В очередной раз. Двухметровый меч моего духа воина вошел в пробоину до самой рукояти. Порох по ту сторону мгновенно вспыхнул. Грохот взрыва дошел до нас одновременно с ударной волной.

Бронированная комната лопнула как воздушный шарик. Только вместо бумажных ошметков в стороны разлетелись стальные пластины и доски. Нас с Майклом раскидало в разные стороны. Удар был такой силы что мной пробило внешний борт, пострадавший во время сражения, и выкинуло в воду.

Только чудом я не потерял сознание. Понял, что, если сейчас позволю разуму ускользнуть — погибну на трезубцах наг или зубах их питомцев. Но оказалось, что им не до меня. Наги, вслед за своей предводительницей, бросились к сияющему противнику. Который плавал не лучше железного булыжника.

Из последних сил я греб к берегу. Рана на плече жутко саднила. Сотни мелких порезов тоже не давали покоя. Соленая вода не оказывала на тело благоприятного воздействия. А когда я был у самого берега меня вытащили чуть не за шкирку. НЕ видя ничего из-за усталости, я попробовал отбиться.

— Тише, тише, это я, дорогой. — раздался родной голос.

— Юн?! Что ты делаешь здесь? — спросил я с хрипом.

— Спасаю свою любовь. — со смешком ответила жена. — Тащите его к повозкам! Уходим немедленно!

Глава 42

Оказавшись в безопасности, я позволил себе ненадолго отключится. А когда пришел в себя — все раны уже были зашиты и перевязаны. Артефакт заживления данный Мэй в очередной раз спас мою жизнь. Хотя и пришлось заплатить за это парой килограмм мышечной массы. К счастью она быстро вернется в норму при должном питании.

— Где мы? — спросил я, едва открыв глаза.

— Во временном лагере у старой столицы, дорогой. — ответила Юн, проверяя бинты. — Как ты себя чувствуешь?

— Живым. — ответил я, морщась от зуда. — Сколько времени прошло?

— Пять часов. Не волнуйся, наши разведчики стоят по всему периметру лагеря Силерантила. Если он надумает куда-то двинуться, мы немедля узнаем. — успокоила меня супруга. — Твои генералы готовы сделать доклад. Но я не уверена, что тебе понравится услышанное. Даже стальные стражи что я привела — не смогли долго сдержать напор войск врага. У него слишком много пушек.

— И не только пушек. — вздохнул я, поднимаясь. — Но остановить его придется. Любой ценой. Зови всех.

— Как прикажете, дорогой супруг. Но в начале, не стоит ли привести себя в порядок? — настойчиво произнесла Юн, показывая на золоченые одежды.

— Мы на войне и здесь не до церемоний. — попробовал возразить я.

— Именно потому что мы на войне, церемонии так важны. — настойчиво сказала Юн. — Ваши солдаты должны видеть, что с последней схватки ничего не изменилось. Вы так же веселы и уверены в собственных силах. В противном случае, уже подчиненные начнут сомневаться. И ничем хорошим это не закончится.

Поддавшись на уговоры, я позволил сменить бинты. Регенерация грозового дракона действовала как нельзя лучше. Но в этом не было ничего удивительного. Если я руку отрастил, то с десятком ранений как-нибудь справлюсь. И все же я не пренебрегал эликсирами и зельями. Тело нужно поддерживать. Даже с ядром Сюэ и Чжен-Ци оно само не справится.

— Заносите еду и зовите генералов. — приказала Юн, и стоявшая в тени Роу мгновенно исчезла. Не чувствуй я Юань-Ци, посчитал бы что девушка использует технику ока урагана. Но от нее не осталось никакого следа.

— Как ты очутилась на Гэге. — спросил я, выхлебав кубок с питательным зельем. Отвратительным на вкус и вид, но дающим небывалый приток сил.

— Когда мой супруг сломя голову бросается в стан врага. Не говоря ни слова. Приходиться рассчитывать на верных помощниц. Не забывай, все же Роу моя телохранительница. — мило улыбаясь сказала Юн. — Поняв, что ты в очередной раз решился на безрассудную миссию я забрала всех готовых марионеток и отправилась на остров. С их помощью оказалось не так уж сложно пересечь Гэге за несколько часов. Марионетки не устают. Не требуют пищи. Только солнца и огня.

— Если все так хорошо, почему ты приказала немедля отступать? — спросил я, вглядываясь в хитрые глаза Юн. — Нужно было давить до последнего.

— Увы. Марионетки требуют хорошего контроля Юань-Ци. — со вздохом ответила супруга. — К тому же… они оказались почти бесполезны против стальных трехметровых монстров Силерантила. Его дышащие паром доспехи просто разрывают марионеток на части. Как и любого, кто попадется в их клешни.

— Значит главное не попадаться. — улыбнулся я, вспоминая собственный бой с Майклом. Одно неверное движение, и мою голову пронзило бы десяток щупалец.

— Господин, разрешите? — спросил Ичиро, чуть поклонившись.

— Да, заходите все. — махнул я, показывая на ковер. Один за другим в палатке появились Ичиро, Бом, Вэйджа и Сянинь. Я ожидал что появятся и другие связные или генералы, но больше никто не вошел. — Что с Акио?

— Погиб ночью на переправе. — ответил Бэй Вэйджа, виновато склонив голову. — Моя вина, господин. Я не успел вовремя перебросить силы обратно на юг. А единственный корабль с пушками передал вам.

— Хироши так и не вернулся? — с тяжелым сердцем спросил я.

— Нет. Но его видели несколько минут назад в лагере Силерантила. Живым, хоть и связанным. — ответила Юн. — Не корите себя, господин. Вы сделали больше чем можно было представить. Чудовищное судно врага получило такую пробоину, что еще несколько месяцев не сможет выйти из бухты.

— Этого недостаточно для победы. — поморщившись сказал я. — Вы смогли захватить оружие и пленных?

— Несколько ружей попало мне в руки. — ответил Бом. — Как и пара дварфов инженеров. Они пока не хотят разговаривать, но мы сможем найти общий язык. Что до оружия, мы его уже изучаем, господин. Это дело не быстрое. Но несколько интересных вещей уже начали прорабатывать. Одна из них — цельная пуля. Ее можно заряжать не по очереди, а сразу. Так же, как и поджигать. Пусть у нас нет такого количества меди для ее оболочки, но мы можем использовать тростник или молодой бамбук…

— Достаточно. Я верю, что ты в этом разберешься. Что на счет других пленных? Нам нужно знать о слабых местах стальных гигантов. Если мы не можем использовать против них магию — придется идти на ухищрения. — сказал я, вспоминая бой с титаном. — Я заметил, что ко всем конечностям идут тонкие трубки. Пусть и под броней.

— Нам не удалось захватить ни одного парового доспеха. — покачал головой Ичиро. — Но это не значит, что мы не пытались. Они слишком тяжелые. Сильные. А управляют ими — в основном опытные воины. Кроме того, у каждого есть не только оружие ближнего, но и дальнего боя. Их ручная пушка — разрушительна. А скорострельный револьвер косит воинов как траву.

— Они называют его пулеметом. — заметил я. — Да, пули тяжелые. Легко пробивают даже толстые доспехи. Но и у них есть предел. Если мы заставим врагов использовать пушки и отрежем поставку боеприпасов — сможем сражаться под защитой бронированных телег. Что с кораблем? Удалось поставить его на колеса?

— Да, господин. Но даже с тягловыми кабанами скорость не очень впечатляет. — нехотя ответил Бом. — Если же мы нацепим на него еще и стальные щиты — может вовсе не сдвинуться с места.

— Плохо. Но выхода у нас нет. Нам нужен передовой пост. Иначе всех расстреляют издали. — сказал я, задумавшись. — Во время сражения на судне я перебил несколько сотен воинов врага. Они не смогли оказать никакого сопротивления. Не владея Ци они надеются только на свое оружие и доспехи.

— Значит мы должны атаковать в ближнем бою! — воодушевился Ичиро.

— В начале придется до них дойти. — возразил я. — иначе наши воины кончатся до того, как мы сблизимся для рукопашной.

— Смею я предложить сделать несколько засад, между их лагерем и старой столицей? — спросила Юн, чуть поклонившись. — Пусть ваша честь не будет задета столь низким приемом. Это позволит сохранить множеству солдат жизнь.

— Верно. Это бесчестный прием, но другого я не вижу. Пусть будет так. Сделаем несколько засад. Если противник выдвинется днем — попробуем связать его перестрелками. А затем атакуем в ночи. Пусть несколько отрядов прячутся в джунглях побережья. Необходимо отрезать противника от линий снабжения. Как только он выйдет из лагеря основными силами, мы захватим оставшееся.

— Смелый план, господин. Но сумеем ли мы его осуществить? Какая вообще гарантия, что он пойдет из лагеря до того, как полностью отремонтирует корабль? — спросил Бэй Вэйджа. — Я никогда не видел таких монструозных судов. Оно двигается не за счет силы ветра, а за счет пара. Или какого-то иного топлива. И в несколько раз больше любого галеона империи. Если они выйдут в море — Чщаси не выдержит.

— Верно. Общими силами удалось отбить атаку на пролив. Но мы потеряли слишком много. — сказал Ичиро, сжимая кулаки. — У врагов странное и необычное оружие. Луки и гарпуны, способные бить из-под воды. Подводные корабли, которые невозможно заметить в темноте. Мы оказались беззащитны перед такой угрозой. Но маги спасли положение. Особенно неко воды.

— А что с их способностями возле столицы? — спросил я, глядя на Сянинь.

— Прошу прощения, господин. Но ничего обнадеживающего. — склонив голову ответила неко. — Те, кто пересилили нехватку магии могут оставаться вдалеке от нее. Но использовать плетения способны только самые сильные и умелые. К тому же их способности куда беднее чем на Чщаси.

— Ясно. Значит этим путем идти бесполезно. — вздохнул я, потерев переносицу. — В таком случае у меня нет выбора. Переждать катастрофу мы не сможем.

Закрыв глаза, я настроился на общение через связь Юуань-Ци. Медитация быстро охватила весь лагерь, но мне нужно было проникнуть куда дальше. Напряжение росло. По рогам начали пробегать, потрескивая, молнии. Я ощутил всех, кому даровал Связь раньше. Но этого все еще было недостаточно.

Мне нужны были конкретные лица. Те, кому я не мог доверять раньше, и врядли смогу когда-то в будущем. Но сейчас на кону стояла не моя честь или благополучие. Жизнь каждого живого на Чщаси. А потому я раз за разом долбился в ментальные стены. Они покрылись трещинами и в конце поддались. Когда же я открыл глаза передо мной сидели не только мои генералы, но и все главы кланов.

«Незачем быть таким настойчивым, господин Валор». — устало сказал Шен. — «Вы всегда знаете где меня найти. Мой разум, последнее место где я свободен».

«Вторжение в чужие мысли — худшее преступление чем воровство и убийство!» — поддержал его Джен Ли. — «Немедленно прекратите!»

— Хотел бы, но не могу. — произнес я и в реальном и в ментальном мире. — Майкл Силерантил не хотел захватывать остров. Он хотел развязать гражданскую войну, чтобы разрушить наше общество изнутри. Дожидаясь, пока его настоящие войска прибудут для зачистки. Вчера они атаковали переправу. Но это лишь часть войска.

Основные силы врага собираются в поход на ретранслятор. Но не для того чтобы вернуть Янусу верующих. И не для того чтобы самому получить эту силу. Нет. Он собирается использовать божественную Кару. Убить всех взрослых, стариков и детей, соприкасавшихся с Хаосом. Всех на Чщаси. Он уже проделывал этот трюк и от Валтарсии остался только тонкий ободок жилых земель.

«Какое нам дело до вашей войны?» — попробовал возразить Джен Ли. — «Эльфы не станут в ней участвовать! Сожрите друг друга, а мы договоримся с победителем».

«Если он ударит Карой, договариваться будет некому. И не с кем». — сказал новый голос, и невидимый до этого Кзи появился среди прочих правителей. — «Кара предназначена для зачистки территорий от Забвения. Оружие терраформирования и последнего шанса. После которого остаются лишь выжженные, напитанные энтропией континенты. Но если ударить им по прорыву хаоса. По изначальной энтропии. Она мгновенно разрастется до невероятных масштабов».

— Он не станет со мной говорить. Подумает, что это дезинформация и попытка выиграть время. Мой товарищ уже пожертвовал свободой чтобы донести сообщение. — с горечью сказал я. — Не вышло.

«Если все как ты говоришь, ситуация близка к катастрофической. Ты должен победить его. Уничтожить самого агрессора и всех его первых помощников. Чтобы некому было активировать чудовищное оружие». — безапелляционно заявил Кзи.

— Я уже пытался. Я сильнее и умелее. Но он использует доспех похожий на твой. Огненный меч, рубящий сталь словно бумагу. А из его спины растут десятки щупалец — жал, складывающихся в крылья.

«Светоч-Титан. Только этого нам не хватало». — с досадой сказал Кзи. — «Я не могу дать тебе оружие равной силы. Но дам знание, которое поможет тебе в столице. Приготовься, это будет болезненно».

Император Запад не врал. Уже через секунду моя голова начала раскалываться от потока информации. Я до скрежета сжал зубы, а потом, не выдержав, взревел в голос. Молнии из рогов начали бить по сторонам, поджигая бумагу. Генералы бросились ко мне, но Юн остановила их жестом.

— Теперь я знаю все. — прохрипел я, приходя в сознание. — Мы не о том молились. Но мы сможем победить.

Глава 43

Подготовка шла полным ходом. На протяжении суток я переносил полученные знания из головы на бумагу. Юн занималась не менее важным делом — готовила пропагандистов. У нас осталось совсем немного времени. Даже если войска смогут задержать Силерантила на пару суток.

После столкновения с этим монстром в ближнем бою я окончательно осознал простую до безобразия вещь. Его не победить. По крайней мере не теми способами которыми мы до этого пытались. Император Запад подарил мне не оружие. Но способ. Знание, которое могло привести нас к победе.

— Господин, все войска на позициях. — сообщил Ичиро. — Между лагерем врага и столицей теперь не пройти без длительного боя. Засады, рвы и минные заграждения.

— Отлично. Этого должно быть достаточно. На первое время. — кивнул я, не отвлекаясь от собственной заготовки.

— Простите, господин. Но что мы будем делать если они его не остановят? Почти все горючее и взрывчатка были потрачены на заграждения. — спросил Ичиро, и когда я поднял голову по его взгляду стало понятно — он боится. Боится проиграть.

— Мы победим, но сделаем это по-своему. — ответил я, пробуя успокоить товарища. — Для нашей победы не нужны ни сталь, ни порох. Только время. Если он не доберется до ретранслятора прежде чем мы закончим — победа будет за нами. Что с разведчиками?

— Вернулась только половина. — настраиваясь на серьезный лад сообщил Ичиро. — Те, кто наблюдал за внешним периметром столицы Гэге. Остальные погибли, передав лишь часть нужных сведений.

— Значит там действительно на столько опасно как говорил Кзи. — выругался я, потерев переносицу. — Ладно. У нас все равно нет выхода. Что рассказали выжившие?

— Столица разделена на пять округов. — начал рассказывать Ичиро, отмечая на карте. — Разрушенные здания и улицы покрыты серым туманом. Попавшего в него начинает разъедать, словно от кислоты. Не помогает ни одежда, ни вода. Только бегство. Но главная опасность не в этом.

Выжившие рассказывают о жутких монстрах, нападающих из тумана. Чудища мало напоминают людей, хотя явно произошли от них. Стальные клыки и когти. Покрытая язвами и чешуей кожа. Невидящий взгляд и иссушенное до проступания костей тело. Но при всем этом — невообразимая скорость и физическая сила.

— Низшие демоны. — кивнул я, сверившись с данными Кзи. — Или как их еще называют — дикие. Те чей мозг почти не сохранился. Если я все верно рассчитал — герои должны с ними справится. А мастера Юань-Ци защитят нас от тумана.

— Во всем нашем войске наберется не больше трех десятков героев. Владеющих на должном уровне верхним дантянем и вовсе — трое. Вы, госпожа Юн и, возможно, господин Бом. — с сомнением проговорил Ичиро.

— Нет. Он не подойдет. Я отправил гонцов за Шеном и Кингжао. Они должны справится. — ответил я, и генерал даже опешил.

— Ниу Кингжао — глава церкви Януса. Первое лицо после бога. Пусть она и ваша наставница, разве престало ей отрываться от своих дел? А что до Шена… вы его низвергли. Лишили власти и достоинства. Разве он не должен отплатить вам той же монетой? — настороженно спросил Ичиро. — Не лучше ли призвать Ксу Канга? Или кого-то из других мастеров?

— Нет. Они не выдержат напряжения. Скорее всего даже Юн не выдержит. Но она тренировалась вместе со мной и стала золотым героем. К тому же, нам не понадобится много сил для этого путешествия. Мы не планируем сражаться. — ответил я, успокаивая Ичиро. — Наша единственная задача — добраться до ретранслятора раньше Силерантила. А это можно сделать даже в одиночку.

— Простите, господин. Но я клялся вам в верности не для того, чтобы бросить в самой важной миссии. Я пойду с вами даже если вы прикажете мне остаться. — сказал Ичиро, выпрямив спину.

— Даже не собирался тебя отговаривать. Кроме того, Куват тоже идет с нами. Сказал, что давно не был на отдыхе. А по сравнению с домом полным малышни любое сражение — пикник. — ответил я, не сдержав улыбки. — Если мы проиграем, будет уже не важно, чего мы хотели и кого берегли. Если победим, но погибнем — наши любимые выживут и дадут миру новое будущее.

— Кто еще пойдет с нами? Вы уже решили? — спросил Ичиро. — Возможно стоит попросить у других кланов поддержки?

— Нет. Даже из героев Гуанг я возьму только добровольцев. Что уж говорить о других кланах. Действительно нужны мне лишь воины духа и владыки Юань-Ци. Остальные могут стать помехой. — сказал я, наконец решив какую форму должна обрести моя воля. — Как только все будут готовы, мы выступим.

— Все будут готовы? Вы имеете ввиду Шена и Кингжао, или ждете кого-то еще? — нахмурился Ичиро. — Господин, я не мог не услышать молитв Янусу. Еще вчера на них просили благополучия родным и близким. Смерти врагам и хорошего урожая. Сегодня же все, о чем молят люди…

— Простите господин. — прерывая беседу в шатер ворвался гонец. — Срочное донесение. От разведчиков.

— Говори. — приказал я, и парень поклонившись продолжил.

— Войска врага начали движение по реке, земле и воздуху. Одновременно. — сказал гонец. — Это все, господин.

— Что значит по воздуху? — переспросил я, но тот замявшись лишь пожал плечами. — Ладно, сам выясню.

Опершись руками о стол, я начал медитацию связи. Почти мгновенно на карте появилось несколько доступных точек, и я присоединился к ближайшей. Держа перед собой огненные мечи по суше шла гигантская толпа храмовников. По реке, так что вода вышла из берегов, двигались наги. Но больше всего меня беспокоило третье.

В небесах, над войском церковников, парил гигантский, продолговатый шар. Он двигался с большим усилием, против ветра. Но все же летел в сторону столицы. Хотя я не видел, чтобы его кто-то тянул за канаты. Да и магов в армии Силерантила просто не могло быть — на столько он боялся и ненавидел Хаос.

— Труби подъем. — приказал я. — Всем войскам приготовится.

— Есть, император. — сказал гонец, выбегая из шатра.

— Я соберу всадников, для флангового удара. — предложил Ичиро.

— Нет. Доверь это кому-то другому. Воздушный шар в наши планы не входил. И скорее всего Силерантил именно там. Это значит, что даже если мы уничтожим обе армии на земле — в небе нам не победить. Нет. Мы должны выдвинуться к столице. — я проверил точки Кингжао и Шена. — Опаздывают.

Бывший ректор уже почти прибыл в наш передовой лагерь. Оставалось не более трех часов. А вот верховная жрица так и находилась в храме Януса. Если так пойдет, нам вдвоем с Шеном придется сдерживать натиск пелены тьмы. Каждый сможет взять под купол не больше двух человек… Если так случится — мы скорее всего проиграем.

«Господин Бэй, ваш выход». — скомандовал я, наблюдая за полем боя чужими глазами. Адмирал, восседающий на лодке посреди поля, мгновенно поднялся.

— Стройся! Канониры готовь! Упреждение двадцать. Ветер северный, пять. — начал он раздавать приказы подвижной батарее. Их группа — единственная кого противник мог заметить и безусловно видел без труда. Но мы нарочито делали их более яркими. Показать врагу, куда бить. Подставить самое крепкое место, чтобы отвлечь от слабого и незащищенного фланга.

Вот только Силерантил начал стрелять слишком рано. Раздался чудовищный свист, и сразу за ним грохот. Взрывы поднимали в воздух клубы земли. И в то же время щедро засеивали ее металлическими шипами и осколками. Словно семенами. Десятки воинов мгновенно попадали. Передвижная батарея двинулась в сторону, одновременно открывая огонь по врагу.

Но я не видел, чтобы пушки в долине стреляли. Несколько стальных гигантов волокли за собой орудия, но не раскладывали их. А стреляли — сверху. Выругавшись я постарался вглядеться в воздушный шар. Под гигантским кабачком висела крохотная лодочка. И вынесенная вперед пушка с Рассвета. Этим главным калибром враг обстреливал наши позиции, не боясь получить в ответ.

Я собирался отдать приказ о смене позиции. Но адмирал Бэй и сам знал, что делать. В первую минуту он потерял три повозки из семи. Наземный корабль был поврежден, а кабан тяжеловес — ранен. И все равно они смогли выдвинуться в сторону. К переправе. И наги, увидевшие лакомую добычу, ринулись вперед.

Враги не могли этого не видеть с воздуха. Но кажется управлять полудиким племенем было не самой простой задачей. И я рассчитывал именно на это. Когда войско наг приблизилось к переправе, повозки резко замерли. Мост рухнул, перекрывая реку, а вместо воды хлынули годичные запасы рыбьего жира и масла. Перепачканные наги барахтались в обмелевшем русле, а следом пришел огонь.

Я не слышал воплей воинов, горящих заживо. Должен был, но не слышал. Ведь в это время основное войско храмовников подошло вплотную к позициям Бэй Вэйджа. Застрекотали пулеметы, заставляя канониров прятаться за щитами. Заухали ручные пушки, превращая повозки в груду дерева и металла. Мои войска были обречены в перестрелке. Но каждый в том отряде знал это и пошел на риск добровольно.

Когда уверенные в своей победе храмовники окружили небольшой, огрызающийся редкими ружейными выстрелами отряд, под ними раскрылись ямы. Выскочившие воины Чжен-ци, под ускорением, бросались на стальные доспехи. А затем обрушивались на стрелков с мечами и копьями. Они тоже не надеялись выжить — лишь нанести как можно больший урон врагу.

Одна за другой прикрепленные к доспехам мины взрывались. Закаленный металл прогибался. Элитные воины в них сгорали заживо. И даже если позже доспехи можно было бы использовать — их броня сплавлялась, не позволяя открыть доступ к внутренностям. Но к моему огромному сожалению повредить удалось не все.

Когда запруда не выдержала, и огромная масса воды обрушилась в прежнее русло. Большая часть наг уже пришла в себя. Обожженных и сгоревших заживо оказалось всего несколько сотен. Из тысяч, что служили в войске Силерантила. Волна прокатилась вниз, снося погибших и слишком слабых. Но движение продолжилось. Наги перебирались через обломки переправы и упрямо двигались к столице.

За первой волной храмовников шла вторая. Ловушка с артиллерией сумела вывести из строя почти все доспехи. Измененные, которых гнали вперед жрецы — погибли почти полным составом. Но стрелков все равно оставалось больше тысячи. А во главе армии все так же шли монахи с огненными мечами.

— Нам удалось их замедлить? — спросил с надеждой Ичиро, когда я открыл глаза.

— Да. Ненадолго. Но за это пришлось заплатить слишком дорогую цену. — сказал я, сжав кулаки. — Собирайся. Не важно прибудет Кингжао или нет. Мы выступаем через пять минут.

Глава 44

— Господин Валор. — чуть кивнул мне прибывший на позицию Шен. — Не думал, что вам понадобится моя помощь. И уж тем более, что соглашусь ее оказать.

— Не важно, о чем мы думали. Если бы не судьба острова и всего мира я тоже к вам не обратился. — ответил я, позволяя слугам закрепить последнюю деталь нового доспеха. С паровым монстром он сравниться не мог. Зато давал непревзойденную свободу движения и неплохую защиту.

— Кингжао не будет? — спросил Шен, оглядываясь. — А что на счет отшельника?

— Император Запад, он же Кзи, останется в убежище. На случай если мы все проиграем и планету придется заселять заново. Если будет что заселять. — сказал я, беря в руки модифицированное трофейное ружье. Очередная версия Грозы, с идущими отдельно стволом и лезвием. Хотя скорее всего она мне даже не пригодится.

— Все готово, дорогой. — сказала, подойдя к нам Юн. — Лучше уже не будет.

— Значит выдвигаемся. Ждать больше нельзя. — решил я. Выйдя к группе я осмотрел каждого. В самом деле, лучше подготовится они не могли.

Бом взял новую ручную пушку, но соединил ее со скелетом, опоясывающим спину и ноги. Его броня скрылась под обилием кармашков из которых торчали пороховые мешки, ядра и гранаты. Оружие когда-то бывшее основным он даже не взял. Вместо топора на его поясе висел короткий молот с острым клювом.

Куват, раздобревший от сидячей работы, облачился в тяжелый доспех. Три слоя стальных пластин накладывались друг на друга, давая защиту каждого жизненно важного органа. Шлем был на столько тяжел, что составлял единое целое с кирасой. Оставляя внутри свободное место для движения головы. К каждой руке он держал по ростовому щиту, вместе способному прикрыть сразу троих.

Ичиро предпочел стандартный доспех героя. Единственным изменением стал материал изготовления — не железное дерево, а превосходная сталь. Главным же отличием стало его оружие. На каждом бедре покоилось по паре мечей. Еще два — за спиной. Учитывая с кем нам придется сражаться — немаловажная предосторожность.

Юн, блистающая в своем кроваво красном платье, не забыла про защиту. Только ее доспех скрывался под нарядом. Боевые веера, служащие одновременно и щитом, и оружием, покоились на поясе. Десятки отсвечивающих кровавых капель на самом деле являлись метательными ножами. Но и обновку в виде ружья с несколькими магазинами она не забыла.

— Пять воинов духа и два владыки Юань-Ци. — улыбнулся я, глядя на собравшуюся команду. — Должно получится.

— Нет дорогой, обязательно получится. — подбодрила меня Юн.

— Проверьте зелья выносливости. У каждого должно быть по пять штук минимум. Это будет крайне тяжелая схватка. Нас с вами это тоже касается. — сказал я, протягивая Шену зелье ментальной силы. — Придется пройти через всю столицу.

— Мне не нужны временные бустеры, чтобы использовать боевую медитацию. — самодовольно улыбнулся бывший правитель. — Да и вам, владыка, они тоже вряд ли пригодятся. Вы стали куда сильнее чем во время нашей последней встречи.

— Нужно торопится. — встрепенувшись сказала Юн.

— В чем дело? — нахмурился я, а затем, взглянув на карту, все понял.

Хаос прорвался. Кажется, наши молитвы были услышаны. Но либо богам не хватило сил, либо ни оказались заняты другими делами. Твари из порталов заполонили улицы тайного дворца. Языки пламени и ледяные кометы накрывали целые кварталы. К счастью мы этого ожидали. Искаженные, отступники и жители подземелья заранее заняли позиции на городских стенах. Остальных эвакуировали в Дом света.

— Такими темпами он разрастется до городских размеров за несколько часов. — сказал я, прикидывая радиус прорыва. — Постараемся закончить раньше.

— Вы уже все закончили. — мрачно сказал Шен. — Все над чем мы работали тысячелетиями оказалось разрушено.

— Это не важно. — ответил я, глядя прямо в глаза ректору. — Если справимся, все обернется вспять. Если проиграем — некому будет горевать. Поехали!

Мы загрузились в повозку, запряженную шестеркой беговых ящеров. Кабаны могли бы унести нас в одиночку, но не достигнуть нужной скорости. Я сел впереди, рядом с взявшим вожжи Куватом. Чуть позади, в повозке, разместились остальные. Не дожидаясь команды, орк стегнул скакунов. Рапторы зарычали и помчались вперед, на встречу серому туману.

— Приготовьтесь поддерживать технику. — сказал я, принимая медитативную позу. — Плетение воли я вам передал. Юн, пока не начинай. Бом, на тебе расчистка дороги. Ичиро, если кто-то приблизится искромсай его.

— Можете на меня рассчитывать, господин. — ответил мечник, кладя ладонь на рукоять катаны.

— Начали! — скомандовал я, создавая мысленное поле воли. Мы на полной скорости въехали в туман. Но он расступился, обтекая нас, словно мы были под прозрачным куполом. И в то же время обнажились улицы и дома, которые раньше было почти не видно. Серые, но идеально ровные. Без следов ветхости или трещин. Будто их построили даже не вчера — а только что.

Идеально ровная дорога пружинила под ободами колес повозки. Тряска и качка мгновенно прекратились. Ни одной ямы или выбоины. Ни одного зазора между каменной кладкой. Будто мы едем не по дороге, а по разлитой стеклянной поверхности. Только что не отсвечивала, и была достаточно шерховатой, чтобы мы могли двигаться.

— Передних рапторов жрут. — сказал Куват, и после его слов я заметил, что пара скакунов не попала под поле. Их чешуйчатые шкуры быстро растворялись, словно в кислоте. Они начали дергаться из стороны в сторону. Реветь и задыхаться.

— Отстегивай. Расширять купол опасно. — приказал я, удерживая медитацию.

Куват немедля кивнул и выдернул колышек удерживающий первую пару. Рапторы с воем разбежались в разные стороны, но далеко не ушли. Первый, задыхаясь, рухнул в паре метров от нас. Он дергал в конвульсиях лапами. Шипел. Бился головой о дорогу и до мяса царапал собственную шею. Второй пробежал чуть дальше. Затем из тумана раздался приглушенный хруст и на дорогу вылетела откушенная лапа. Но даже она мгновенно начала испаряться без следа.

— Дикие идут! — крикнул Шен, удерживающий купол над повозкой. — Готовьтесь!

В следующую секунду из тумана выскочило несколько монстров, отдаленно напоминающих людей. В свете фонарей блеснули черные стальные когти и длинные пилообразные зубы. Враги бросились прямо на нас, не обращая внимания на животных. Позади раздался грохот и сразу троих снес поток свинца. Четвертый добрался до повозки, но в следующее мгновение его голова уже катилась прочь, а Ичиро спокойно вкладывал меч в ножны.

— Их слишком много. — сказал я, морщась от напряжения. — Двигаемся! Всех все равно не перебить.

— Да, господин. — кивнул Куват, хлестнув ящеров. Теперь повозка двигалась куда медленней, но все равно быстрее чем мы двигались бы пешком.

— Бом, спереди! Расчисти дорогу! — приказал я, чувствуя, что из тумана на нас смотрят десятки глаз. Пушка громыхнула вновь, взбивая туман в пену и оставляя за картечью длинные полосы воздуха. Но уже в следующую секунду они заполнялись, а монстры нападали со всех сторон.

Орудие дварфа гремело раз за разом. Мы влетали в расчищенную область и мчались дальше. Ичиро уже перестал после каждого удара вкладывать меч в ножны. Приходилось орудовать им молниеносно. Постоянно переключаясь на новые цели. Юн не отставала. Экономя патроны и метательные ножи, она била лишь наверняка.

— Впереди! — предупредил Шен, но оказалось поздно. Вынырнувшие из тумана гигантские челюсти сомкнулись на переднем рапторе. Повозка дернулась и перевернулась. Скинув всех нас на землю. Ящеры болтались в воздухе, дрыгая лапами и кусая воздух. Но пожирающий их титан этого даже не замечал.

— Все под купол! — крикнул я, держа туман на расстоянии. Куват отступил, прикрывая меня щитами. Позади встали Ичиро и Бом. Юн попыталась сама поднять купол, но он едва закрыл тело девушки. — Шен?!

— Я здесь. — сказал, поднимаясь из-за обломков повозки бывший ректор. Туман пожирал его плоть и одежду, но Шен лишь недовольно отряхивался. Затем, выругавшись он все же врубил поле и туман стек ручейками серого песка. — Чертовы наниты. Чума на всех их создателей.

— Некогда причитать. Идем, пока эта тварь не принялась за нас. — приказал я, направляясь к ретранслятору.

Монстр, обедающий рапторами, и в самом деле ужасал. Если его создал бог — то в этот день он явно оказался в плохом настроении. Тело чудовища состояло из переплетенных между собой трупов. Животные, люди, птицы. Будто у создателя кончались материалы, и он собирал новое творение из остатков. Не живое, но и не мертвое, оно пожирало рапторов включая их останки в собственное тело.

Длинные ходовые лапы чудовища сгибались в нескольких местах под неестественными углами. Из надутого живота торчали чьи-то острые кости, пробившие брюхо изнутри. А в дополнение к шести ногам оно орудовало четырьмя длинными, но почти человеческими руками. Помогало ими запихивать в рот пищу.

Голова монстра напоминала паучью. Состоящую из соединенных вместе черепов разных животных и людей. Половина глазниц оказалась пустой. В другой бегали черно-серые глаза, не останавливающиеся на одной цели на долго. Прямо к челюсти полной зубов крепились десятки пальцев, запихивающих вываливающуюся через дыры пищу обратно в рот.

— Двигаемся. Некогда с ним возится. — сказал я, глядя на быстро приближающихся диких. — Ичиро!

— Сделаю. — кивнул напарник. Он вышел чуть вперед, встав рядом с Куватом. А затем в тумане поднялся Тысячерукий. Град ударов обрушился на подбегающую толпу. Младшие демоны пытались уйти с линии атаки, но удалось это лишь единицам. А тех встречал уже герой лично.

— Сзади тоже напирают. — прокомментировала Юн. Но силы зря тратить не стала. Супруга прекрасно понимала, что худшее еще впереди.

Обойдя чудовище по широкой дуге, мы пробились через ряды диких демонов. С каждым шагом к центру удерживать поле становилось все сложнее. Ментальное напряжение сместилось в область физической тяжести. Я чувствовал, как десятки тонн серого плотного тумана облепляют нас со всех сторон. Но останавливаться было нельзя.

Впереди, над туманом, маячил Ретранслятор, и пробивающийся к нему дирижабль. Я уже видел, как вытянутый воздушный шар сделал полукруг возле вершины здания и начал опускаться вниз. Вероятно, они не нашли входа. Это здание оказалось так же заблокировано, как и академия во время тревоги. Но нам от этого тоже было не легче.

Через пятнадцать минут где-то впереди раздался жуткий грохот. По воздуху прошла быстро гаснущая ударная волна, всколыхнувшая густой туман. Огненный шар, поднявшийся было у основания ретранслятора почти сразу потух.

— Броню ковчегов не повредить даже прямым ядерным взрывом. — усмехнулся Шен. — Они ничего не сделают.

— То-то это помогло при появлении хаоса. — заметил я. — Ускоримся.

Мы пробились к основанию ретранслятора еще через пять минут. Останки рухнувшего воздушного шара почти полностью растворились. Даже от торчащей на носу пушки остались только обглоданные куски дула. Вход нашелся быстро. В бронированной перегородке первого этажа была прорезана неаккуратная дыра. Ее края уже начали затягиваться. Серый туман облепил их толстым слоем. Но под давлением куполов мы смогли проникнуть внутрь.

— Они уже внутри и опережают нас на несколько этажей. — заметил Ичиро.

— Пусть расчистят нам дорогу, мы догоним. — предложила Юн.

— Нет. В начале проверим другой путь. — покачал я головой, подходя к блестящей колонне по центру. Я до конца не был уверен, что это сработает. Но когда нажал на стрелку вверх — она загорелась. Где-то наверху раздался едва слышимый гул спускающегося лифта.

Глава 45

Двери лифта распахнулись с тихим шипением. Товарищи смотрели на это как на очередное чудо. Едва не пропустив выскочившего дикого. В последнее мгновение Куват закрыл меня щитом и стальные когти заскрежетали по броне. Этот звук привел в чувство Юн, и одним легким движением веера она обезглавила монстра.

— Это невозможно. — прошептал Шен, прикоснувшись к стене. — Им больше тридцати тысяч лет, но они до сих пор функционируют? Как?

— Кзи сказал, что кто-то пытался заставить наниты отремонтировать город после начала чумы. Но не рассчитал посыл. В результате чего они до сих пор восстанавливают все механизмы будто в первый день. Ресурсы подошли к концу и туман использует все и всех для выполнения задачи.

— Благие намерения, обратившиеся в настоящий кошмар. — пробормотал Бом.

— Верно. Но об этом мы можем и позже поговорить. — сказал я, входя в лифт. — Заходите. Все.

— А он выдержит? — с сомнением спросил Куват. — Мы не пушинки.

— Все должно быть нормально. Это грузовой лифт, рассчитанный на шестнадцать человек. — прокомментировал Шен, заглядывая внутрь. — Как странно все видеть в рабочем состоянии. Почему же нам не удалось это осуществить?

— Возможно потому что на Чщаси не обрушивалась черная чума? — пожал я плечами. Дождавшись, когда все заберутся внутрь я нажал на самую верхнюю кнопку. Лифт начал медленно подниматься, но с каждой секундой ускорялся. Этаже на тридцатом мы услышали взрыв, но промчались дальше. А через минуту лифт вновь распахнул свои двери. На сей раз — на пятидесятом.

— Нам нужно еще выше. На самый верх. — сказал Шен, поддерживая купол.

— Верно. В технические помещения. Я видел схему здания, к тому же все коды доступа у меня есть. — сказал я, насаживая дикого на лезвие.

Этаж, на котором аккуратно стояли ровные ряды серых столов, оказался заполнен демонами. Обезумевшими. Рвущимися в атаку. И падающими под нашими мечами и топорами с первого удара. Почти всегда. Они не составляли особенной проблемы. А вот раздающиеся откуда-то снизу взрывы и ружейные выстрелы вполне могли.

— Мы опережаем Силерантила, но всего на несколько минут. — сказал я, вешая оружие за спину и тоже активируя поле. — Двигаемся быстро, работаем тихо, по возможности оставляем врагов разбираться друг с другом.

— Последнее будет проблематично. — проговорил на выдохе Ичиро, срубив голову сразу двум диким одним взмахом. — Как их оставлять в живых?

— Не знаю. Но попробовать надо. Не выйдет — просто двигаемся быстрее. — ответил я, продвигаясь к лестнице. Дикие с радостью обрушились на нас воющей толпой. Куват принял первый удар на себя. Отбил волну в сторону, позволяя Юн и Ичиро прикончить врагов. Бом старался по моему приказу не шуметь, и пушка молчала.

— Идите вперд, я их оттесню! — сказал Куват, перегораживая воющей толпе проход. Мы проскользнули мимо него. В последнюю секунду выдернули товарища на зачищенную лестницу и закрыли дверь. С той стороны мгновенно раздался скрежет когтей. — Интересно, кто придумал размещать подъем и спуск по разные стороны этажа? Не лучше было их держать одну под другой?

— Зато оборонять легче. — заметил Бом. — Не думаю, что это недоработка. Скорее сознательное решение. Создатели очень не хотели, чтобы кто-то легко и просто добрался до самого верха. Вроде нас, например.

— Догоняют. — заметил Ичиро, когда взрыв раздался совсем близко. Всего в паре этажей. — Может попробовать отрезать дорогу? Взорвать лестницу и…

— Вряд ли это поможет. Майкл обладает крыльями. Сам если не взлетит — то заберется наверх с их помощью. И остальных перетянет. — ответил я. — Но задержать это их может. Хоть и ненадолго. Бом?

— Могу попробовать. Но лучше залить лестницу жиром и поджечь. — предложил дварф. Я отрицательно покачал головой, показав за окно. — Думаете туман все сожрет? Тогда ладно, будем взрывать.

Бом присел на корточки, устанавливая серию зарядов на нескольких ступенях. Так чтобы нельзя было их перепрыгнуть. Мы с боем ворвались на следующий этаж. Демоны были и здесь, больше двух десятков. Но с ними быстро расправились. Бом поджег фитиль. А затем позади нас раздался жуткий грохот.

— Есть! Лестница обвалилась! — довольно сказал дварф.

— Хорошо. Больше смысла скрываться нет. Поторопимся. — сказал я, устремляясь вперед. Девять этажей пролетели совершенно незаметно. Маленькие пространства и узкие коридоры позволяли держать поле в одиночку. И мы с Шен менялись, чтобы передохнуть. Дикие не представляли угрозы. Лишь выматывая во время схваток. Но с каждым этажом двигаться становилось все труднее. И дело было не только в монстрах.

В начале к диким присоединились ремонтники. Пауки переростки старались запрыгнуть на голову. Размозжить череп острыми лапами. Вгрызться в броню жвалами. Но их собственная защита оставляла желать лучшего. Пользуясь тяжелым доспехом Кувата мы собирали на него врагов словно пиявок, а затем убивали.

К семьдесят пятому этажу башня начала заметно снижаться. Мы дважды встречали скорпионов — защитников. Помещения со столами сменились небольшими комнатами. На многих из них значились цифры, коды и приписка Лаб. На одной из дверей даже полностью нашлось название — Лаборатория Л7501, по исследованию темной материи.

Мне это ничего не сказало, а остальные даже не интересовались. Стоило смениться помещениям как враги прекратились. Мы слышали скрежет когтей и рычание из-за закрытых дверей. В коридоре появлялись отдельные твари, и их мгновенно встречали отработанной командой. Вот только и противник нас догонял.

«Они прибыли! Вам нужно остановится, чтобы мы смогли к вам попасть». — прислала сообщение Кингжао. Мы как раз поднимались на восьмидесятый. На технические этажи. А позади уже громыхали подошвы паровых доспехов.

«Хорошо. У вас будет несколько секунд». — ответил я.

«Нам понадобится пять минут. Минимум». — вновь написала Кингжао и я тихо выругался. Пять минут мы не выдержим. По крайней мере команда не выдержит без меня. Да и со мной во время прямого столкновения вряд ли. Но мы обязаны попробовать.

— Господин Шен. Примите усилители. — сказал я, встав рядом с тифлингом. — Вам придется работать за двоих.

— В чем дело? — нахмурился Шен. — Хочешь красиво умереть?

— Строго наоборот. Хочу выжить. И чтобы наша планета при этом не погрязла в Хаосе или Забвении. У нас есть шанс. По крайней мере я верю, что он есть. Но не так.

— Хорошо. — ответил Шен, залпом выпивая фиолетовое зелье. — Надеюсь это того стоит.

— Найдите место для обороны. Нам нужно оставаться на нем пять минут. — сообщил я. — Юн, тебе придется побыть маяком.

— Пять минут… сделаем, господин. — сказал Куват, тоже принимая зелье усиления. Для орка — светло коричневое. Остальные тоже не пренебрегли эликсирами. И только мне пришлось пить обычное зелье энергии. Слишком много различных эссенций в организме.

«Начинайте переход. Ориентируйтесь на Юн». — передал я, и немедля почувствовал, как воздух в помещении изменился. Даже вне купола Шен. Он будто наполнился свежим ветерком. Неизвестно откуда взявшейся энергией. Хаос… он пробирался через толщу реальности. Пробирался по воле верховной жрицы.

Мы освободили небольшое помещение, стащив все вещи ко входу. Забаррикадировали дверь и распределили роли. Ичиро и Куват встречали врага у самого входа. Бом и Юн засели за укрытиями с огнестрелом. Шен остался ближе к центру, в небольшом углублении, за колонной. Я оставался рядом с ним, понимая, что придется ориентироваться по ситуации.

— Идут! — крикнул Куват, ставя щиты перед собой.

Громыхнуло. Орка отбросило на добрый метр назад. Разметав все наваленные вещи по комнате. Следом за ядром нас накрыла пулеметная очередь. Враги не жалели патронов, и мы ответили им тем же. Пули носились вокруг, жужжа сердитыми пчелами. Ичиро, на двойном ускорении, успел поймать и закинуть обратно гранату.

Но шаги становились все ближе.

Силерантил вошел в комнату во всеоружии. Тяжелый стальной щит, больше напоминающий дверь от городских ворот, перекрывал весь коридор. Майклу даже приходилось чуть наклонять броню, чтобы продвинуться. Пули не наносили ему никакого урона, осыпаясь вниз или оставаясь расплющенными блямбами прямо на щите.

Но в его силе крылась и главная его слабость. Тот наклон что он поддерживал заставлял щит чуть отходить по углам от пола и потолка. И именно в эту щель Бом засадил несколько гранат, одну за другой.

Под ногами у Силерантила загрохотало. Послышались крики раненных, и Майкл, взревев, бросился вперед. Он отшвырнул Ичиро одним взмахом щита. Прыгнул на меня. Намереваясь раздавить своей тушей. Но с грохотом отлетел назад, не добравшись каких-то полметра. В воздухе таял призрак Щитоносца.

— Смерть сторонникам Хаоса! — взревел Силерантил. — Боли нет. Тьмы нет…

— Заткнись. — тихо сказал я, высвобождая Пылающего.

Крылья за спиной Майкла засияли. Огненный меч разрубил тяжелую стальную пластину напополам, и враг отбросил бесполезный обрубленный щит. Но на второй удар времени мне не оставил. Силерантил прыгнул вперед, атакуя одновременно щупальцами и когтями на доспехах.

На сей раз его сбил в воздухе Тысячерукий. Вихрь клинков окружил стального гиганта и щупальца начали падать одно за другим. В зал ворвались жрецы с двуручниками, и тут же попадали под перекрестным ружейным огнем. А когда и дух Ичиро начал исчезать я сам бросился в атаку.

— На чей раз ты умрешь! — выкрикнул Майкл, раскрывая ладонь. И в то же мгновение поток серого тумана обрушился на его руку. Огненная вспышка ушла в пол, оставляя прожженный след. А я уже шел в атаку, раскручивая вертикальную мельницу.

— Стойте, господин! Там нет поля! — выкрикнула Юн, но я сознательно вышел за пределы защиты Шена.

Туман набросился на меня, словно на свежую добычу. И тут же отступил, повинуясь воле Владыки. Кзи не даром давал мне свои знания. Он вложил в мою победу больше чем хотел. И уж точно больше чем должен был. Он дал схему управления черной эссенцией, Юань-Ци. Так же, как мы управляли Сюэ-ци. А в этом я был чертовски хорош.

Глава 46

Волны серой крови хлыстами били по броне Силерантила, оставляя глубокие царапины на его доспехе. Он пытался отбиться щупальцами, но большая часть его сил уходила на спасение союзников. Он тоже знал секрет. Держал туман подальше от наги, которая насела на Кувата. От гарпии, схлестнувшейся с Ичиро. И перестреливающейся с юн белобрысой бестии. У него не нашлось приспешника способного удерживать над своими людьми поля.

Теперь он мог лишь отступать, надеясь на прочность доспеха и собственные навыки. Но сейчас у меня было неограниченное количество эссенции. Черный водоворот превратился в смерч. Мельница стала пилой, глубоко вгрызающейся в паровые доспехи. И даже их сантиметровая толщина не могла спасти противника от моих приемов.

Он несколько раз пытался прицелиться. Ответить мне залпом орудия или пулеметной очередью. И каждый раз потоки серой массы отбивали его конечности в стороны. Щупальца увязали в плотном тумане. Движения оказались замедленны. Но когда я в очередной раз отбил атаку прозвучал выстрел, и я заметил победоносную улыбку на лице Майкла.

Поле резко дернулось и пошло на убыль. Но затем стабилизировалось. Мельком оглянувшись я увидел дыру в колонне за которой прятался Шен. Его достали, а значит у моих друзей осталось совсем немного времени. Сейчас или никогда.

Наплевав на безопасность, я обрушил на Силерантила вихрь клинков. Лезвие на оружие быстро покрылось зазубринами и пришло в негодность. Но я совмещал выстрелы и удары. Всего через несколько секунд лапы доспеха замедлились до предела. Все трубки, по которым поступал перегретый пар оказались обрублены. Но это не остановило врага.

Взревев он выпрыгнул из доспеха и обрушил на меня свой огненный меч. Я с трудом отбивал его щупальца потоками Ци. Теперь приходилось отвлекаться для того, чтобы защитить выпавшего из поля Ичиро. Он справился с ящерицей, и сейчас добивал гарпию, отошедшую к белобрысой подруге.

Куват чуть отступил под напором наги, держащей оружие и в руках, и в щупальцах. Бом одним точным выстрелом пушки снес предателя-варана. Бывшего героя Пинг. Юн же помогала Шену поддерживать поле. И даже такая роль давалась ей не легко. Супруга скривилась от напряжения, выигрывая мне драгоценные секунды.

Огненный меч легко разрубал все встреченные на своем пути препятствия. Я даже не пытался парировать его атаки. Но в то же время он никак не мог меня достать и это бесило Майкла больше всего. Я знал его технику. Не будь у него крыльев — бой закончился бы не начавшись. Однако сейчас противник продолжал наседать.

Сделав вид что оступился, я подставил оружие для блока. Силерантил победоносно крикнул, отрубив лезвие. Его меч ушел назад, для того чтобы получить размах для финального удара. Но в тот же момент я нажал на спусковой крючок.

С такого расстояния было совершенно невозможно промазать. Тяжелая пуля ударила противнику в незащищенную грудь. Выбила фонтанчик крови. Майкла отнесло назад, на несколько шагов. Но он тут же сгруппировался и прыгнул на меня с утроенной силой. Теперь мне было нечем защищаться. Я лишь уворачивался. И ждал момент для контратаки.

Юн вскрикнула, падая на колени. И я невольно отвлекся. На долю секунды. Но этого хватило, чтобы несколько щупалец пригвоздило меня к полу. Я успел перехватить руку Майкла, сжимавшую огненный меч. Наши силы оказались равны. Поле пропало и мне так же, как и ему пришлось сдерживать наниты. Вот только меч продолжал опускаться вниз.

Раздался негромкий хлопок, и наниты разом рухнули. В помещении резко стало холодно. Затем та же резко жарко. А через мгновение Майкла снесло с меня потоком воздуха. Я вскочил, вытаскивая короткий меч.

— Привела? — коротко спросил я, оглянувшись. За моей спиной появилось несколько новых лиц. Пятеро если быть точным. Кроме верховной жрицы я без труда узнал Имаджин, одну из глав Сциллы. Трое других были мне неизвестны. Женщина со стальной кожей и две девочки. Одной лет шестнадцать, а второй от силы десять.

— Да. Они здесь. Как ты и просил у богов. Искатели и двое пассажиров. — ответила устало Кингжао. — Что бы ты не задумал. Делай это быстрее. От тайного дворца уже ничего не осталось. Хаос рвется наружу.

— С дороги, ничтожества! — выкрикнул Силерантил. — Вы довели нас до катастрофы! Но я не позволю этому так закончится. Это мой народ! Каждый из них, еще не рожденных детей и седых стариков. Я Майкл Силерантил, император людей и эльфов, пророк света и сам Свет. И если понадобится, я без раздумий отдам свою жизнь, чтобы спасти нашу планету!

— А ее жизнь отдашь? — спросил я, скидывая капюшон с старшей девушки.

— Ты не возьмешь меня своими жалкими иллюзиями. — взревел враг, подняв меч. — Нулификатор!

— Мои способности блокируются. — заявила металлическим голосом девушка со стальной кожей. — Внимание, опасность повторной активации нанитов.

— Посмотри на меня, придурок. — выкрикнул я, тыча себе в рога на лбу. — Я не использую Юань-Ци. Не сейчас. И никто здесь не использует, кроме тебя.

— Врешь. — сказал уже менее уверенно Силерантил.

— Майкл… это правда ты? — с опаской спросила девушка. — Ты… сильно изменился. Мы не видели тебя десять долгих лет. А наша дочь и вовсе не видела тебя никогда.

— Нет. Нет это все обман! Ложь, навязанная иллюзией. Верно же, Джи? Ты же тоже видишь это? — проговорил Майкл, опуская двуручник. Нулификатор отключился и поднявшийся было туман вновь осыпался на пол. — Как это черт возьми возможно?

— Мы прятались в южных лесах, когда за нами пришли… эти. — сказала эльфийка, снимая капюшон с девочки рядом. Та подняла глаза, и я с первого взгляда увидел выразительное сходство со стоящим напротив противником. Сомнений быть не могло.

— Чию? — прошептал Майкл. — Так не должно быть. Я думал вы мертвы. Сгорели вместе с остальными. Но… черт это все не важно. Они открыли портал в хаос. Они обрекли всех нас на смерть. Простите. Я не смог… не смог победить раньше.

— Главное, что ты рядом. — сказала эльфийка. Она с опаской посмотрела на меня. Убрав оружие, я махнул ладонью, и обняв дочку Чию подошла к законному супругу. — Жаль, что мы смогли объединиться лишь на мгновение.

— Это не так. — сказал я, дождавшись, когда Майкл опустит меч чтобы обнять дочь и жену своими крыльями.

— Что ты хочешь сказать, подделка. Знаешь, как спасти этот мир от Хаоса? — спросил чуть устало Силерантил.

— Возможно. Но прежде ты должен мне пообещать, что останешься владыкой, повелителем и императором Валтарсии. И только ее. Все что за пределами материка — тебя не касается. И перестанешь уже называть меня подделкой. — сказал я.

— Хочешь сдаться? Будешь довольствоваться двумя жалкими островами? Валор. — хмыкнул Майкл.

— Поклянись жизнью своей дочери и супруги. Чем бы и кем бы ты ни стал. Какой бы титул не получил. Ты не ступишь и не будешь присягать ни на какие земли вне материка Валтарсии. — упрямо повторил я.

— Ты… да плевать! Я Майкл Силерантил, император людей и эльфов, пророк и наследник Света, клянусь… — произнес он, прижимая к груди любимых. — …и не стану посягать ни на какие земли вне материка Влтарсии.

— Хорошо. — кивнул я, беря Юн на руки. — Идем, у нас осталось слишком мало времени.

Остальные последовали за мной не понимая, что происходит. Ошарашенные внезапным примирением они держались чуть поодаль друг от друга. Но узкие коридоры технических этажей не позволяли соблюдать дистанцию. Нам встретилось несколько стражей, но их судьба была не завидна. Огненный меч прервал их существование.

— Ничего не трогать. — сказал я, сажая Юн в кресло на вершине башни. — У нас будет только один шанс.

— Вы знаете как обращаться с терминалами станций ретрансляционного оборудования высокой мощности? — удивленно спросила меня стальная девушка.

— Если ты тоже знаешь, помощь мне не помешает. Нужно перенаправить все узлы связи на этот центр и завязать его на кубах базы личностей Свет. — сказал я, выгружая подарки Кзи — несколько десятков кубов, бережно хранимых под доспехами.

— Я Техник Инженер №A, сокращенно Тина. — произнесла она, подходя к одной из панелей. — И я обладаю достаточной компетенцией чтобы настраивать оборудование ковчегов любой сложности.

С этими словами она вытащила у себя из шеи провод и соединилась с рабочей панелью. Через несколько мгновений все здание ожило. Пол заходил ходуном. Гигантская куполообразная крыша разошлась в стороны, оголяя антенны. А еще через несколько мгновений в небеса устремился едва заметный луч.

— Майкл, ты должен меня услышать. — сказал я, подходя к противнику. — Если все получится. Запомни только одно. Твои дочь и жена здесь. Ты можешь их спасти. Понимаешь? Ты можешь их спасти.

— О чем ты говоришь, сумасшедший? Там прорыв хаоса, размером со всю вашу столицу! — прорычал Силерантил, но я в ответ лишь улыбнулся.

— Настройка и калибровка завершена, я готова перенаправить потоки данных. — сказала Тина, не отрываясь от панели с информацией. — Какие операции необходимо осуществить?

— Соединяй меня по простому доступу, без администраторского канала. — произнес я, снимая Юн с кресла.

«Соединение установлено, приветствую Вас, 001».

— Я, Гуанг Валор, добровольно отказываюсь от привилегий своего ИД и прошу назначить мне свободный. — произнес я заученную фразу.

«Благодарю за сотрудничество. Ваш новый ИД 9996533. Внимание. Конфликт ИД устранен. Передача потоков данных уникальному ИД001. Отключение посторонних пользователей».

— Что происходит? — спросил Майкл, удивленно глядя на меня. — Ты добровольно отдал мне номер? И что с того?

— Ты хотел быть богом? Будь им. Отдай команду соединения со Светом. Теперь каждый верующий. Каждый у кого есть частичка Сюэ-Ци. Каждый — в твоей власти. — сказал я, сбрасывая со своих плеч гигантский груз. — Только помни о своих обещаниях. И защищай тех, кого ты любишь.

— Начать соединение… — сказал Майкл. Его крылья вспыхнули. Он едва успел отойти от жены и дочки. А затем щупальца исчезли, превратившись в перья. Майкл взмахнул крыльями, и я почувствовал, как дрожит земля. Весь мир. А возможно и куда большее.

Глава 47

Прошло несколько минут. Жрецы бились в религиозном экстазе. Чию обнимала дочь и плакала. Они только что встретили мужа и отца, только чтобы вновь его потерять. Я же просто отдыхал, прислонившись спиной к панели управления ретранслятором. Теперь эта была лишь груда высокотехнологичного металлолома. Ведь все процессы оказались завязаны на новую сущность.

— Ты знал, что так будет? — спросил меня ласковый женский голос, от которого по коже пробежали мурашки. Воздух в зале погустел, запахло цветами и летним лесом. Но кажется никто кроме меня не обратил на это внимания. — Ты знал, что будет так? Или рискнул всем, даже не имея представления о грядущем?

— Владыка Янус? — на всякий случай решил уточнить я.

— Гея. Богиня хранительница Гея. Хотя для тебя — можно просто Гея. — ответила женщина. — Ты заточил меня в новой темнице. Но дал возможность быть везде одновременно. Как ты догадался, что прорыв хаоса нужно переместить к остывшему ядру планеты?

— Я лишь надеялся, и молился, чтобы это сработало. — улыбнулся я, закрывая глаза. — Сработало?

— Об этом ты должен будешь узнать сам. — произнесла богиня земли. — Мне пора. Верующие зовут. Теперь у меня будет очень много работы. Нужно восстановить всю поверхность планеты.

— Надеюсь на вас. — вновь улыбнулся я, и видение Геи исчезло. Только для того чтобы уступить место спустившемуся с небес Свету.

— Господь! — вскричали жрецы. — Майкл Силерантил…

— Свет. — отрезало новое крылатое божество. — Отправляйтесь к кораблям. Вас ждут в Валии и Республике Синих Гор. В каждом уголке, что еще не охвачен единственной правильной верой. Верой в Свет и Гею. Двух богов союзников.

— Да, да господь! — чуть не билась в конвульсиях от восторга Мария. — Я принесу весть о твоем возвышении всем народам. А те еретики что не последуют за нами — сгорят!

— Каждый получит то что должно. — произнес Свет, а затем подошел к Чию и дочери и обнял их руками и крыльями. Я думал они мгновенно вспыхнут, сгорят так что от них останутся только скелеты. Но ничего подобного не произошло. Свет оказался мягким и ласковым, а не обжигающе испепеляющим.

— Это и вправду ты. — рыдая сказала Чию.

— Я. И многие другие. Но прежде всего — Я. — ответило божество. — Я пропустил десять лет. Но теперь у нас все время мира.

— Не хочешь поговорить? — спросил я, понимая, что тот собирается удалиться.

— О твоем обмане? Нет. Ты получишь то, что хотел. Гуанг Валор, император всего, кроме Валтарсии. Я же восстановлю континент, который помог разрушить. В конце концов, ты умрешь. Когда-нибудь. Может через тысячу лет. Может через десять тысяч. Вернешься в Свет. И вот тогда мы поговорим снова. — ответило божество. — Пока же… у нас есть чем заняться. У всех нас.

КОНЕЦ ЦИКЛА ПАУТИНА МИРОВ: ОСТРОВ

КОНЕЦ СЕРИИ ВАЛТАРСИЯ

Важно!

Продолжение и многие другие книги вы найдете в телеграм-канале «Цокольный этаж»:

https://t.me/groundfloor

Нравится книга?
Давайте кинем автору награду на АТ. Хотя бы 10–20 рублей…

https://author.today/work/110192.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30
  • Глава 31
  • Глава 32
  • Глава 33
  • Глава 34
  • Глава 35
  • Глава 36
  • Глава 37
  • Глава 38
  • Глава 39
  • Глава 40
  • Глава 41
  • Глава 42
  • Глава 43
  • Глава 44
  • Глава 45
  • Глава 46
  • Глава 47
  • Важно!




  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики