Рапунцель [Ирен Тримбл] (fb2) читать онлайн

- Рапунцель (пер. Т. А. Денисова) (и.с. disney. Любимые мультфильмы. Книги для чтения) 1.75 Мб, 59с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Ирен Тримбл

Настройки текста:



Ирен Тримбл - Рапунцель

Литературно-художественное издание

Для среднего школьного возраста


DISNEY. ЛЮБИМЫЕ МУЛЬТФИЛЬМЫ. КНИГИ ДЛЯ ЧТЕНИЯ


TANGLED JUNIOR NOVEL



Руководитель направления Т. Суворова

Ответственный редактор С. Мазина

Младший редактор Ю. Пичугина

Художественный редактор И. Успенский

Технический редактор О. Лёвкин

Компьютерная верстка М. Караматозян

Пролог

Когда-то давным-давно с неба упала капля солнечного света. И из этой капли вырос волшебный цветок, способный исцелять больных и раненых.

Однажды пожилая женщина по имени Матушка Готель, мягко напевая себе под нос, в очередной раз прогуливалась вдоль крутого склона холма и обнаружила золотой цветок.

Она уже собралась выдернуть цветок из земли, как заметила, что он светится. Матушка Готель продолжала петь, и её голос становился сильным и чистым. Её старушечьи косточки, кажется, совсем перестали болеть. Она взглянула на свою сморщенную руку и увидела, что кожа разгладилась. Она вдруг вновь помолодела, и её глаза расширились от восторга!

Матушка Готель решила оставить цветок расти на своём месте, чтобы и дальше пользоваться его силой. Это был только её секрет. Так веками жила она в радости, день ото дня напевая цветку, отчего он сиял, а магия этого сияния сохраняла её красоту и молодость. Но из-за её эгоистичного стремления сохранить цветок для себя, больше никому не удалось воспользоваться его исцеляющим даром.

Время шло, и поблизости появилось небольшое, но процветающее королевство. Эта прекрасная страна омывалась искрящейся голубой водой. Залитое солнцем небо сияло над ней, а земли были богаты и плодородны. Люди жили здесь счастливо, и гармония и спокойствие царили в их сердцах. Хотя жители и были знакомы с легендой о золотом цветке, никто его никогда не видел. Эта легенда была одной из тех историй, что рассказывают у камина холодными зимними вечерами; на самом же деле люди королевства никогда и не нуждались в этом цветке.

В последнее время все здесь были особенно счастливы: разнеслась весть, что у королевы скоро родится ребёнок. Однако вскоре пришли дурные новости. Говорили, что королева смертельно больна. Казалось, уж ничто на свете не могло ей помочь.

Или могло? Быть может, золотой цветок не был всего лишь древней легендой?

Желая сделать всё, чтобы спасти свою правительницу, люди организовали поиски по всему королевству и в близлежащих землях. Они прочёсывали холмы и поля, горы и долины. Они даже пересекли чистую водную гладь, чтобы исследовать пустынную каменистую местность на другом берегу.

Матушка Готель всегда избегала встреч с людьми из королевства и прятала от них цветок. Она как раз пела ему, когда заметила каких-то незнакомцев вдали. Они тщательно обыскивали местность, не упуская ни сантиметра. «Мой цветок! – самолюбиво подумала Матушка Готель. – Они не должны его найти! Он – мой!» Но Матушка Готель была не права. Волшебный цветок вовсе не принадлежал ей. И она ничего не могла сделать, чтобы помешать другим использовать его целебную силу.

Матушка Готель очень испугалась. Она поспешно спряталась и наблюдала, как незнакомцы приблизились к выступу, на котором рос золотой цветок.

– Мы нашли его! Мы нашли его! – закричали люди.

Матушка Готель в ужасе смотрела, как гвардеец короля с корнем вырвал цветок и понёс прочь. Она в панике последовала за людьми, увозившими её сокровище во дворец, надеясь, что придумает, как вернуть его себе.

Но у неё ничего не вышло. Из цветка изготовили лечебное снадобье и напоили им больную королеву. Магия сработала, и она выздоровела! Ликовал и король, и весь народ.

Вскоре после этого король и королева уже стояли на балконе, держа на руках новорождённую принцессу. Она была миленькой малышкой с изумрудно-зелёными глазами, как у матери, и золотыми кудряшками, блестевшими на солнце. Внутренний двор замка наполнился восхищёнными криками и поздравлениями, когда жители королевства в первый раз увидели свою крошечную принцессу.

Но Матушка Готель, наблюдавшая из тени, вовсе не испытывала радости. Без волшебства золотого цветка она с каждым днём всё больше старела. Теперь она выжидала, кипя от злости.

Когда день обратился в ночь, в честь рождения принцессы король и королева запустили в небо светящийся воздушный фонарик. В этот фонарик они вложили всю любовь к ней и все свои надежды. Толпа внизу с восхищением смотрела, как сияющий фонарик взлетает всё выше и выше.

Но счастье короля и королевы было недолгим. Той же ночью, когда все в королевстве уже спали, мстительная Матушка Готель пробралась в детскую комнату дворца и подошла к колыбели принцессы. Она уже протянула руку к ребёнку, как вдруг остановилась. Милые золотые кудряшки малютки очаровали её. Заворожённая ими, Матушка Готель стала мягко поглаживать девочку по волосам, а затем начала тихонько напевать, точно так же, как она много раз пела цветку.

И вдруг волосы девочки засияли! Матушка Готель поначалу удивлённо, а затем торжествующе смотрела, как разглаживается и молодеет морщинистая кожа на её руке. Исцеляющая сила золотого цветка продолжала жить в золотистых волосах маленькой принцессы!

Матушка Готель отрезала небольшую прядь и стала разглядывать её, держа в руке. Она заберёт волшебный локон с собой, и он всегда будет при ней.

Однако этому не суждено было случиться. На глазах Матушки Готель светлые волосы в её руке стали тёмно-коричневого цвета. Она взглянула на место, где был срезан локон: там торчала короткая коричневая прядь. Матушка Готель пришла в ярость! Она поняла, что магия работает только тогда, когда она поёт и поглаживает волосы принцессы! Без этого волосы бесполезны!

Значит, был только один выход. Ей придётся выкрасть девочку... и до скончания времён скрывать её от всего остального мира.

Глава 1

Люди королевства многие годы искали свою принцессу, но так и не нашли. Никто не знал, что далеко отсюда Матушка Готель растила девочку как собственную дочь, прячась в долине, скрытой от чужих глаз. Чтобы та не сбежала, женщина держала её на верхушке высокой башни, которую они называли домом.

Малышка любовалась изумительными видами прекрасной долины. С крутых скал, окружавших долину, лился водопад, становясь частью искрящегося извилистого ручья. Луга были сплошь покрыты цветами и сочной зеленью. Из воды частенько вырастали радуги, вставая мерцающей аркой над каменной башней.

Днём Матушка Готель уходила из башни, чтобы собрать трав и овощей. Временами малышка наблюдала, как Матушка Готель подходит к краю долины и проскальзывает в тёмную дыру у основания скалистого утёса, исчезая в тоннеле, что вёл в места, где ребёнок уже не мог её видеть.

Тоннель выходил в лес, окружающий долину. Матушка Готель всегда внимательно осматривалась: никто не должен видеть, как она входит и выходит. Если бы кто-то заметил это, он мог найти башню и спрятанную в ней принцессу.

Матушка Готель обожала Рапунцель, и девочка тоже очень любила её. Как-никак она была единственным человеком, которого принцесса знала и помнила. Матушка Готель кормила и купала малышку. Она видела, как Рапунцель делает свои первые шаги. И она каждый день пела девочке колыбельные, пока гладила и расчёсывала её волосы. Рапунцель совсем не знала истинной любви своих настоящих родителей.

Прошло около четырёх лет, когда Рапунцель впервые спросила Матушку Готель:

– Почему я не могу выйти наружу?

Матушка Готель отвечала с осторожностью. Она знала, что следует припугнуть девочку, чтобы она никогда не покинула башню, где была в безопасности.

– Мир снаружи полон опасностей, в нём столько ужасных, корыстных людей, – произнесла она. Она не хотела потерять Рапунцель. Сейчас дитя было частью неё. Она хранила девочку, как драгоценный цветок, как дорогое сокровище.

Матушка Готель приподняла волосы Рапунцель. Девочка потрогала маленький локон у шеи. Кроме него, у неё больше не было тёмных коротких прядей.

– Они хотели забрать себе твой дар, – солгала Матушка Готель, глядя на прядь, которую она сама и срезала. – Поэтому они отрезали частичку твоих волос.

– Понятно, матушка. – Рапунцель слегка содрогнулась. Мир снаружи, должно быть, невероятно опасен.

В ночь на свой четвёртый день рождения Рапунцель на цыпочках подошла к окну башни. Там, в ночном небе, она увидела тысячи блистающих огней, что поднимались вверх, к звёздам, над гребнем гор вокруг долины.

То же самое случилось и в ночь её пятого дня рождения, потом шестого и седьмого. Рапунцель очень нравились эти парящие огоньки. Ей казалось, они как-то связанны с ней.

Девочка не знала, что король, королева и все их подданные каждый год запускают тысячи сияющих фонариков, которые должны послужить путеводной звездой их пропавшей принцессе. Они надеялись, что однажды эти огни приведут её домой.


* * *

Шли годы, и Рапунцель превратилась в милую девушку с искрящимися зелёными глазами и золотистыми волосами, что были около двух десятков метров длиной. Из волос она делала качели или с их помощью могла залезать на балки под потолком башни и спускаться обратно. А ещё она любила рисовать, и волосы служили ей кистями. И пусть она одиноко жила на верхушке башни, ничто не могло испортить ей настроения.

По мере приближения своего восемнадцатого дня рождения Рапунцель решила, что он должен отличаться от предыдущих. По крайней мере, она надеялась на это. Но для начала ей нужно было набраться смелости попросить Матушку Готель о самом большом одолжении, что та могла сделать. Матушка Готель всегда говорила, что однажды, когда девушка будет достаточно взрослой, когда она будет готова, ей разрешат выйти наружу. Наружу! Рапунцель могла только представлять себе то, что снаружи, – то место, что она едва видела из окна, место, полное разных существ и растений, всех этих звуков и запахов, о которых она ничего не знала!

Рапунцель ужасно волновалась, надеясь, что Матушка Готель наконец-то позволит ей выйти наружу. Она должна была отыскать источник тех таинственных парящих огоньков!

Глава 2

Распахнув ставни, Рапунцель выглянула наружу, перегнувшись через подоконник и вдыхая утренний воздух. Казалось, снаружи он был приятнее, чем внутри башни, всегда более прохладный и свежий. Из цветочного горшка с кустиком клубники, что стоял рядом, выполз крошечный хамелеон по имени Паскаль, чтобы поздороваться с девушкой. Паскаль был единственным другом Рапунцель, и он радостно смотрел на неё, моргая огромными глазами. Он мог стать почти любого цвета. Сейчас, почувствовав её настроение, он окрасился в ярко-жёлтый.

Паскаль всегда знал, что было для Рапунцель лучше всего. Она хотела выйти наружу! Паскаль быстро пересёк подоконник и жестом предложил ей отправиться вместе с ним. Но Рапунцель покачала головой. Она не могла выходить наружу. Ей нужно было разрешение матушки. Паскаль немного огорчился.

– Ох, Паскаль, ну, хватит, – жизнерадостно сказала Рапунцель, махнув ему, чтобы он возвращался в башню. – Тут не так уж и плохо.

Она потянула рычаг, обхватив его своими золотистыми волосами. Толстые деревянные ставни, закрывавшие окна на самом верху башни над её головой, раскрылись. Башня наполнилась солнечным светом, в котором сверкали частички летающей в воздухе пыли. Их день вот-вот начнётся – тот самый день, когда она попросит у Матушки Готель разрешения сходить посмотреть на мерцающие огоньки!

В башне было не много жилого места – она была высокой, но узкой. На основном этаже располагались маленькая кухня и зал с огромным камином. С одной стороны было окно, через которое Матушка Готель попадала в башню и покидала её. Матушка Готель отдыхала в спальне, которая тоже располагалась на этом уютном этаже.

Наверху находился небольшой чердак, в который вела деревянная винтовая лестница. Там спала Рапунцель. Здесь же хранились её коробка красок, гитара и стояла маленькая кроватка для Паскаля.

Рапунцель была занята каждый день. Но сегодня Паскаль чувствовал её волнение, пока она спешно выполняла свои обязанности – натирала воском полы, сделанные из толстого золотистого дерева и блестящего камня, и стирала своё единственное бледно-фиолетовое платье. Затем девушка села играть на гитаре. Конечно, она была самоучкой, но мелодии, льющиеся со струн, были великолепны.

У Рапунцель было несколько пазлов, которые она то и дело собирала и разбирала. Когда девушка начинала чувствовать, что устала сидеть взаперти, она играла в дартс. Она неплохо прицеливалась и попадала во все сектора, постепенно увеличивая сложность, чтобы испытать себя. Однажды она сделает дротик, который сможет пересечь долину и удариться об одну из далёких скал. Но тот день настанет совсем не скоро. А ещё Рапунцель и читать любила! У неё было всего три книги, которые она уже выучила наизусть, – одна кулинарная, к которой она обращалась при готовке; одна о геологии; третья была о растениях. Её любимой была книга о растениях – в ней были самые яркие картинки, а ещё она рассказывала о том, что растёт снаружи!

Паскаль терпеливо наблюдал, как Рапунцель проделывает одни и те же действия снова и снова, но порой он просто не мог не закатывать глаза. Это было скучно – особенно когда ей приходилось по несколько часов расчёсывать свои волосы.

Этим утром, когда она наконец закончила со всеми делами, гитарой, пазлами, книгами и волосами... Рапунцель улыбнулась Паскалю. Как обычно, она оставила самое приятное напоследок. Рисование! Оно было её страстью. Перекинув волосы через одну из балок на потолке, она поднялась к своему любимому рисунку.

Но сегодня, отдёрнув занавеску, которая прикрывала рисунок, она смотрела на него по-другому. Картинка изображала вид из её окна – ночную сцену с сияющими огоньками, поднимавшимися в небо. Доставая краски, она нашла пустое место, которое хотела заполнить. Закончив, она пририсовала маленькую фигурку самой себя. Фигурка готовилась пойти в лес за тоннелем, чтобы увидеть мир снаружи её маленькой долины.

Внезапно Рапунцель услышала голос матери.

– Рапунцель! – звала Матушка Готель, стоявшая снаружи башни. – Рапунцель! Сбрось свои волосы!

У девушки перехватило дыхание. Наконец-то настал тот самый момент! Она сделала глубокий вдох и повернулась к Паскалю, и он храбро улыбнулся ей.

Глава 3

– Хорошо, – ответила Рапунцель Паскалю, пытаясь успокоиться. – Ничего сложного, я просто сделаю это. Я просто собираюсь сказать: «Матушка! Есть кое-что, о чём я хочу тебя попросить!» – Голос Рапунцель ослабел, когда она добавила: – На восемнадцатилетие.

Она почувствовала, как сжимается сердце. Может быть, она ещё не была готова выйти наружу.

Паскаль взглянул на девушку и выпятил грудь, убеждая её быть смелее.

– Я знаю, Паскаль, – сказала Рапунцель, оценив его поддержку. – Ну давай уже. – Она подталкивала друга, чтобы он спрятался. – Нельзя, чтобы она тебя увидела.

Матушка Готель не любила домашних питомцев.

Паскаль кивнул и сменил окраску. Теперь он выглядел как камешек у камина.

Матушка Готель крикнула снизу:

– Рапунцель! Я здесь не молодею!

Рапунцель поспешила к окну.

– Иду, матушка!

Рапунцель зацепила волосы за балку, торчавшую снаружи над окном, и спустила их вниз. Когда Матушка Готель сделала из них петлю и встала на неё, и Рапунцель медленно подняла мать к окну башни. Нелёгкая работа!

– Здравствуй, матушка! – сказала Рапунцель, едва дыша.

– Рапунцель, и как тебе удаётся проделывать это каждый день? Ты же, наверное, ужасно устаёшь! – произнесла Матушка Готель, забираясь внутрь.

– Ох, да нет, ерунда, – жизнерадостно ответила Рапунцель.

– Тогда я не понимаю, почему это занимает так много времени, – язвительно сказала Матушка Готель, добавляя самым милым голоском, на который была способна: – О, я просто шучу.

– Эм-м, так вот, матушка... – начала Рапунцель.

Но Матушка Готель сразу же перебила её.

– О, Рапунцель, посмотри в зеркало. Знаешь, что я вижу? – Матушка Готель приобняла девушку, стоявшую рядом. – Я вижу сильную, уверенную, красивую молодую даму.

Рапунцель растерялась и засмущалась, а потом поняла, что Готель говорила о своём собственном отражении!

Рапунцель вздохнула и снова попыталась с ней заговорить.

– Так вот... матушка. -– Рапунцель запнулась. – Ты же знаешь, завтра мне исполнится восемнадцать. И я хотела попросить... то, что я действительно хочу на этот день рождения... на самом деле я хочу этого уже несколько дней рождений...

Матушка Готель нетерпеливо помотала головой:

– Ох, Рапунцель, перестань мямлить. Ты знаешь, как я не люблю, когда ты мямлишь. «Бла-бла-бла!» Это так раздражает.

Рапунцель вздохнула. Паскаль махнул ей, чтобы она продолжала.

Рапунцель кивнула и залпом выпалила:

– Я хочу увидеть парящие огоньки!

Матушка Готель остолбенела. Рапунцель остолбенела тоже. «Я сделала это! –думала она. – Я наконец-то попросила!»

– Что? – спросила Матушка Готель.

– Ну, – ответила Рапунцель. – Я надеялась, что ты возьмёшь меня с собой, чтобы посмотреть на парящие огоньки в этом году.

– А, ты имеешь в виду звёзды, – сказала Матушка Готель, рассчитывая, что Рапунцель всё ещё довольно маленькая и её можно обмануть.

Рапунцель покачала головой.

– Я не о них, – ответила она с предвкушением. – Я рисовала карту звёзд, и они всегда на одном месте. Но эти! Они появляются каждый год в мой день рождения, матушка! И я не могу не думать, что они предназначены для меня! Я должна их увидеть, матушка, – продолжала девушка. – И не просто из окна, а своими глазами. Мне нужно узнать, что это такое.

Матушка Готель пыталась сохранять спокойствие.

– Выйти наружу? – переспросила она, собираясь с мыслями. – Зачем же, Рапунцель? Ты же знаешь, почему мы живём здесь, в этой башне.

– Я знаю, – ответила Рапунцель.

По её спине поползли мурашки, пока Матушка Готель рассказывала об ужасных, пугающих людях – бандитах и разбойниках, вооружённых до зубов. Матушка Готель продолжала, пока не уверилась, что Рапунцель поняла, что должна защищать свой дар, свои волшебные золотые волосы. После этого она решительно произнесла:

– Рапунцель, даже и не думай снова просить меня о том, чтобы покинуть башню.

– Да, матушка, – потупившись, послушно ответила Рапунцель.

– Ох... – Матушка Готель сменила тон и тепло обняла Рапунцель. – Я тебя очень люблю, моя дорогая.

– Я люблю тебя больше, – как всегда, тихо сказала Рапунцель.

– А я тебя – ещё больше! – прошептала Матушка Готель, целуя Рапунцель в макушку и собираясь снова уйти.

Рапунцель посмотрела в небо. Как она могла сомневаться в любви своей матери? Она перевела взгляд вниз и помахала Матушке Готель, прежде чем та исчезла за стенами долины... в таинственном внешнем мире.

Глава 4

В это время обаятельный вор по имени Флин Райдер бежал через лес так быстро, как только мог. С ним бежали братья Граббингстон, два его сообщника.

Их по пятам преследовали конные гвардейцы короля. Мощные и натренированные белые лошади хотели изловить злодеев не меньше, чем сами всадники. Флин Райдер и братья Граббингстон украли корону, принадлежавшую давно пропавшей принцессе. Для королевства это было нешуточное дело. Люди всё ещё верили, что однажды их принцесса вернётся, и её корона непременно должна быть под рукой! Королевские гвардейцы ни перед чем бы не остановились, чтобы вернуть пропажу.

Флин Райдер притормозил у дерева, пытаясь перевести дух. Заметив плакат с надписью «Разыскивается», он рассмеялся:

– Вы только посмотрите на это!

Братья Граббингстон уставились на плакат непонимающими взглядами.

– Что, так сложно попросить, чтобы мне нос нормальный нарисовали? – Флин почувствовал себя оскорблённым. И недовольно добавил: – Он такой... на луковицу смахивает.

– Они здесь!

Отряд гвардейцев заметил воров с обрыва над их головами. Флин сунул плакат в заплечную сумку и вместе с подельниками сорвался с места. Они снова бежали со всех ног, но вскоре овраг закончился, и они оказались в ловушке. Единственный способ выбраться – вскарабкаться по отвесной стене в пять метров высотой.

Хоть крупные и сильные братья Граббингстон и были сообщниками Флина, в то же время они оставались, вероятно, самыми опасными головорезами, которых он когда-либо встречал. Братья-близнецы были похожи как две капли воды, даже шрамы у них были одинаковые. Флин различал их только потому, что один носил повязку на глазу и всегда молчал. И прямо сейчас Флин боялся, что они могут убить его за корону. Ему срочно нужен был план, как сбежать от них и не попасть в руки королевской гвардии!

– Хорошо, – быстро соображал Флин. – Подсадите меня, и я потом вас затащу наверх.

– Сначала отдай сумку, – потребовал брат без повязки на глазу.

– Что? – Флин притворился, что эти слова ошеломили его и ранили в самое сердце. – Но почему? Я просто поверить не могу, что после всего, через что мы вместе прошли, вы мне не доверяете!

Но братья Граббингстон не собирались уступать. Флин понимал, что уговоры бесполезны. Ворча, он вручил братьям сумку с короной и вскарабкался им на плечи. Однако Флин был парень не промах. Поднимаясь, он незаметно забрал сумку обратно.

Взобравшись на верхушку уступа, он продемонстрировал сумку и ухмыльнулся братьям.

– Наслаждайтесь тюрьмой! – крикнул он и бросился наутёк. – Найдёте там себе занятие по уму!

Капитан отряда гвардейцев заметил, что Флин убегает.

– Он убегает! – крикнул офицер. – Не дайте ему уйти!

На Флина обрушился град стрел, но ни одна не попала в цель – он перепрыгивал крупные камни и поваленные деревья, огибал кусты и нырял под низко склонившиеся ветви.

Все ещё преследуемый гвардейцами короля, Флин приметил впереди дерево в форме буквы «У» и побежал к нему. Он прыгнул прямо в середину «рогатки», приземлившись с другой стороны. Лошади королевской стражи наткнулись на препятствие и остановились – все, кроме одной. Лошадь капитана! Она перемахнула через развилку дерева так же лихо, как воришка. Флин был поражён.

– Ха! Сейчас мы его схватим, Максимус! – воскликнул капитан, обращаясь к своему мускулистому белому коню. – На этот раз он не уйдёт!

Флин мельком взглянул на коня. Как он умудрился проскочить в такую узкую щель?

Ухватившись за лозу, Флин раскачался в воздухе и полетел назад, выбив капитана из седла и заняв его место.

– Иии-хаа! – Флин издал торжествующий клич, будучи чрезвычайно довольным собой. Он провернул именно то, что и хотел. Но ухмылка быстро сползла с его лица, когда конь внезапно остановился как вкопанный, едва не выбросив Флина из седла.

– Ну, давай, кляча! – прикрикнул Флин.

Максимус был лучшим конём в королевстве, и ему вовсе не понравилось, что его назвали клячей. Он злобно повернул голову и попытался отобрать драгоценную сумку у непрошеного наездника.

– Нет! – крикнул Флин. – Стой! Стой! Плохой конь, плохой конь!

Максимус стал нарезать круги, пытаясь сбросить Флина, но молодой вор неплохо держался в седле.

– Воу, полегче! – кричал он. Теперь у Флина был другой противник – помешавшаяся лошадь!

Глава 5

– Отдай! – вскрикнул Флин, когда Максимус, извернувшись, вонзил зубы в сумку.

Завязалась отчаянная борьба, напоминавшая перетягивание каната, и вот Флину удалось, использовав все свои силы, высвободить сумку и отбросить её далеко за пределы досягаемости. Сумка приземлилась на дальний конец упавшего дерева, которое всё ещё держалось корнями за край скалы, нависая над глубоким оврагом.

Тяжело дыша, Флин и Максимус мгновенно оценили ситуацию. Не привыкший к таким опытным соперникам, Флин спрыгнул со спины коня и бросился к дереву, чтобы успеть первым. Максимус не отставал. Вор ухмыльнулся, скользнул под ствол и двинулся к сумке на руках. Ни одна лошадь не посмела бы ступить на свисающее со скалы дерево.

Ни одна лошадь, кроме Максимуса.

Он взошёл на дерево, изо всех сил пытаясь пройтись прямо по рукам Флина. Молодой вор глазам своим не верил. Огромная лошадь почти на цыпочках шла по верхней части горизонтально лежащего дерева.

– Ха-ха! – наконец воскликнул Флин. Торжествуя, он вцепился в кончик дерева, повиснув на ветке, которая просто не могла выдержать вес коня. Флин махнул сумкой, чтобы показать Максимусу, что тот проиграл.

Максимус уставился на Флина.

Хруст! Теперь они оба застыли, услышав, как корни дерева вырываются из края утёса. Дерево рухнуло, и Флин и Максимус с воплями и ржанием полетели вниз.

Приземление было жёстким. Максимус быстро вскочил на ноги и отряхнулся от пыли. Он был в порядке! Но Флина нигде не было видно. И конь стал нюхать землю вокруг в поисках следов вора.

Флин тихо и осторожно крался вдоль крутой каменной стены. У него была сумка. У него была корона. Всё, что ему сейчас требовалось, – избавиться от этой безумной лошади! Увидев какие-то кусты, он сунул в них руку и раздвинул ветви. Вглядевшись в темноту, он обнаружил пещеру. Идеально! Он скользнул внутрь за секунду до того, как мимо прошёл Максимус, вынюхивая, словно настоящая ищейка.

«Этот конь никогда не успокоится!» – подумал Флин, затаив дыхание. Обернувшись, он увидел, что у пещеры есть выход и с другой стороны. Он так отчаянно пытался сбежать от Максимуса, что без раздумий пошёл вглубь пещеры и оказался в тоннеле. Выбравшись наружу, он замер.

Прямо перед ним раскинулась прекрасная долина. Земля была покрыта сочной зеленью. Водопад переливался в солнечном свете, стекая с рыжевато-красных каменных стен, что окружали это дивное местечко, и впадал в чистый пруд со свежей водой, поднимая облако брызг. Искрящийся ярко-голубой ручеёк журчал вдоль извилистой тропинки, что шла через цветочные луга.

А в середине долины высилась до самых небес башня. Мгновение Флин просто стоял и любовался, ошеломлённый красотой долины, очарованный открывшимся ему таинственным миром. Он нашёл нечто поистине восхитительное.

Он едва слышал Максимуса у дальнего конца тоннеля. Флин застонал, осознавая, что ему нужно что-то быстро предпринять, чтобы ускользнуть, – что-то, что Максимус никогда не сможет сделать. Он вынул несколько стрел и с их помощью стал подниматься в башню. Было невероятно трудно, но он должен был найти укрытие. Гримасничая, Флин вставлял стрелу за стрелой в щели наружной стены, поднимаясь всё выше и выше.

Некоторое время спустя он забрался в окно на её вершине.

– Наконец-то я один, – произнёс он, вздохнув с облегчением. В конце концов он смог найти безопасное убежище, где его никогда не найдут ни гвардейцы короля, ни королевский конь, ни братья Граббингстон.

Бах! Что-то ударило Флина по затылку. А затем он провалился во мрак.

Глава 6

Рапунцель стояла над лежащим без сознания Флином. Она всё ещё удивлялась тому, как сильна оказалась сковородка, поднятая против первого настоящего человека, которого она увидела, – конечно, первого, не считая Матушку Готель. «Он наверняка грабитель», – подумала девушка. Матушка Готель предупреждала её о грабителях.

После того как Рапунцель поняла, что оглушила непрошеного гостя, она посмотрела на его руки. Затем она несколько раз ткнула в него сковородкой и перевернула его лицом вверх. Она исследовала его глаза и оттянула губу, чтобы проверить, нет ли клыков.

Но острых клыков не было. На самом деле этот грабитель даже казался довольно симпатичным.

Она повернулась к Паскалю. Что ей теперь делать? Но Паскаль только плечами пожал, не зная, какую окраску выбрать.

Рапунцель начала бить дрожь. Она только что одолела злого человека – человека, который наверняка пришёл за её золотыми волосами.

Человек застонал, и Рапунцель отскочила. Нужно было что-то сделать, пока он не очнулся, быть может, запереть его в таком месте, откуда он никогда не выберется. Она взяла его за руки и потащила через комнату. Он был куда тяжелее Матушки Готель! Рапунцель взглянула на шкаф и поняла, что нашла то, что искала. У него никогда не получится сбежать из шкафа! Сгибая и переворачивая тело грабителя, Рапунцель затолкала его в шкаф и захлопнула дверцы. Чтобы шкаф нельзя было открыть, она подпёрла дверцы стулом.

– Хорошо, хорошо, – сказала она самой себе. – У меня в шкафу человек. Подождите-ка. Это значит – у меня в шкафу человек! – Рапунцель чуть с ума не сошла от страха. Подумать только, она одержала победу над ужасным злым монстром и упрятала его под замок!

– У меня в шкафу человек! – лихорадочно повторяла она.

Внезапно её тревога обратилась в восторг.

– У меня в шкафу человек! – радостно воскликнула она, обращаясь к Паскалю. Это доказывало, что она могла справиться с чем угодно. Она была готова! Матушка Готель увидит, что она может управиться с любым злодеем, и разрешит ей выйти наружу! Она сможет пойти посмотреть на фонарики!

Рапунцель заметила сумку, лежавшую на полу. Из неё выглядывала украшенная драгоценными камнями корона. Рапунцель понятия не имела, что это такое. Вещь выглядела как гигантское кольцо. Она вытащила его и осмотрела. Затем она надела его на запястье. Паскаль взглянул на это и помотал головой. Эта штуковина была слишком велика, чтобы быть браслетом.

Рапунцель была в замешательстве. Вещица сияла, но кольцом или браслетом быть не могла. Возможно, это ожерелье! Подняв странное украшение, чтобы примерить на шею, она подумала, что оно хорошо ляжет поверх волос. Так вот что это!

Рапунцель подошла к зеркалу, чтобы увидеть, как блестящая штуковина будет смотреться у неё на голове.

Но... было что-то странное в этой вещи. Она сидела как влитая, как будто для неё и была предназначена. Глаза Рапунцель заблестели. Отражение вызывало странное чувство в душе. Кем была та девушка, что смотрела на неё из зеркала? Кто она?

Внезапно снаружи башни послышался голос:

– Рапунцель! Сбрось свои волосы!

Это была Матушка Готель.

– Ох, секундочку, матушка! – откликнулась Рапунцель. Она быстро сунула корону и сумку в горшок.

– У меня есть для тебя сюрприз! – весело крикнула Матушка Готель.

– У меня тоже! – отозвалась Рапунцель, спуская волосы.

– О, готова поспорить, мой сюрприз больше!

Поднимая матушку вдоль стены башни, Рапунцель взглянула на шкаф и прошептала себе под нос:

– Я очень сильно в этом сомневаюсь.

– Я принесла пастернак! – объявила Матушка Готель, едва оказавшись у подоконника. – И я собираюсь сделать суп из лесных орехов на ужин. Твой любимый! Сюрприз!

Но Рапунцель не особенно удивилась ни пастернаку, ни ореховому супу. Нет, её просто на части разрывало от желания рассказать Матушке Готель о том, что теперь она может увидеть воздушные фонарики. Она нашла идеальное решение: грабитель мог послужить ей проводником!

Глава 7

– Матушка, я хочу тебе кое-что сказать, – осторожно начала Рапунцель.

Матушка Готель вновь заговорила о предыдущем споре, убеждая девушку, что та не права, что права Матушка Готель. Но Рапунцель осталась сосредоточена на своём.

– Хорошо, – сказала она. – Я много думала о том, что ты говорила до этого, и...

– Надеюсь, ты не о звёздах говоришь до сих пор, – нетерпеливо перебила Матушка Готель.

– Парящие огоньки, – быстро поправила её Рапунцель. – И, да... я веду к этому, но...

– Я была уверена, что мы больше не будем поднимать этот вопрос, милая.

– Нет, матушка, – сказала девушка. Ей нужно было рассказать, что она схватила грабителя – сама! – Я хотела сказать, ты думаешь, что я недостаточно сильная, чтобы позаботиться о себе там, снаружи, но...

Матушка Готель рассмеялась:

– Ох, дорогая, я точно знаю, что ты недостаточно сильная, чтобы позаботиться о себе там, снаружи.

– Но послушай... – Рапунцель не хотела ссориться с матерью, но очень хотела, чтобы та выслушала её.

– Рапунцель, мы закончили наш разговор об этом, – отрезала Матушка Готель.

– Поверь мне, – продолжила Рапунцель, решительно настроенная рассказать то, что собиралась.

– Рапунцель. – В голосе Матушки Готель звучало предупреждение.

– Я знаю, что я...

– Рапунцель! – закричала Матушка Готель. – Хватит об этих огнях, Рапунцель! Ты не покинешь эту башню! Слышишь меня? Никогда!

Матушка Готель стояла в середине комнаты, сжав кулаки. Рапунцель была потрясена. Она вдруг поняла, что совсем не важно, что она делала и говорила. Нет никакой надежды, что Матушка Готель когда-нибудь позволит ей выйти наружу. Рапунцель останется запертой в башне на всю оставшуюся жизнь.

Рапунцель повернулась и с тоской посмотрела на свой рисунок огоньков, затем – на шкаф. Внутри шкафа сидело доказательство того, что она сможет постоять за себя во внешнем мире. Внутри шкафа был грабитель, которого она поймала. Сама!

Внутри шкафа был проводник, который отведёт её посмотреть на мерцающие огоньки. И Матушка Готель никогда не должна узнать об этом.

Рапунцель приняла решение.

– Всё, что я хотела тебе сказать, матушка, – это то, что я теперь знаю, что хочу на свой день рождения.

– И что же? – спросила Матушка Готель.

– Новую краску, – ответила Рапунцель. – Ту самую, сделанную из белых ракушек, которую ты мне когда-то приносила.

– Ох, это будет очень долгое путешествие, Рапунцель. Около трёх дней, – ответила Матушка Готель, пытаясь отговорить девушку.

Но в этот раз всё было по-другому. В этот раз Рапунцель знала, чего она хочет, и точно знала, как это заполучить.

– Я просто подумала, что эта идея лучше, чем звёзды.

Лицо Матушки Готель немного посветлело. Она хотела услышать именно это.

– Ты тут справишься одна?

– Я знаю, что я в безопасности, пока я тут, – ответила Рапунцель.

Матушка Готель вздохнула. Она собралась, взяла немного еды в дорогу и поцеловала девушку в макушку.

– Ну, хорошо тогда. Я вернусь через три дня, – сказала она. – Я тебя очень люблю, дорогая.

– Я люблю тебя больше, – тепло откликнулась Рапунцель, помогая Матушке Готель спуститься с башни.

– А я тебя – ещё больше! – ответила Матушка Готель.

Рапунцель следила из окна, пока Матушка Готель не скрылась в лесу. Затем она распахнула дверцы шкафа.

Человек в шкафу всё ещё был без сознания. Девушка быстро усадила его на стул и крепко связала своими волосами.

Рапунцель вскочила на балку под потолком, сжимая сковородку. Она была готова ко всему. Паскаль запрыгнул на парня и попытался привести его в чувство, ударяя хвостом по лицу. Не помогло. Паскаль взглянул на Рапунцель. Она дала ему знак, чтобы он продолжал. Паскаль снова похлопал хвостом по щекам человека. Всё равно не помогло.

Паскаль задумался на секунду. Затем он выбросил свой длинный язык, попав точно в ухо грабителя.

– А-а-а! – Флин резко очнулся. Язык Паскаля довольно толстый, и от него становилось щекотно!

– Сопротивление бесполезно, – твёрдо сказала Рапунцель. Она спрыгнула с балки и оказалась с незнакомцем лицом к лицу.

Глава 8

– Я знаю, зачем ты здесь, – продолжила Рапунцель, угрожающе сжимая сковородку. – И я тебя не боюсь.

– Что? – сказал Флин, ничего не понимая. Кто эта девушка, волосы которой, казалось, заполонили всю комнату?

– Кто ты такой и как ты нашёл меня? – спросила Рапунцель.

Флин колебался, и Рапунцель подняла сковородку.

– Хорошо, хорошо, как скажешь, – быстро произнёс он, не желая снова получить по голове.

Теперь Флин смог получше разглядеть девушку. У неё были поразительные зелёные глаза, а её волосы, пусть и слишком длинные, сияли восхитительным золотым светом. Она была прекрасна. Но что она от него хотела?

Флин попытался очаровать её.

– Я не знаю, кто ты. И пришёл я сюда не затем, чтоб найти тебя, но позволь мне просто сказать... привет. – Флин поднял одну бровь, и его лицо расплылось в ужасной ухмылке. – Меня зовут Флин Райдер. Как делишки?

Рапунцель понятия не имела, чего хотел этот парень, но выглядел он странно, по правде говоря. Быть может, он сошёл с ума?

– Кто ещё знает, где я нахожусь, Флин Райдер? – требовательно спросила девушка. Она должна была узнать обо всём, прежде чем продолжить претворять в жизнь свой план.

Флин вздохнул.

– Я попал... в неприятную ситуацию и бродил по лесу. Потом я случайно набрёл на твою башню, и... – Флин резко остановился, исполнившись тревоги. – Где моя сумка?

– Я её спрятала там, где ты никогда не найдёшь, – уверенно сказала Рапунцель.

Но ему потребовалась всего пара секунд, чтобы оглядеть комнату, а затем перевести взгляд на девушку и спросить:

– Она же в том горшке, да?

Как он узнал? Рапунцель замахнулась сковородкой. Бах! Ещё один удар. Взглянув на потерявшего сознание человека, она подумала, что, быть может, немного переборщила. Сковородка, кажется, была отличным оружием для того, чтобы оглушать грабителей. Рапунцель быстро осмотрелась, чтобы снова спрятать сумку, на этот раз в более надёжное место. Она приподняла плохо закреплённую доску на лестнице и закинула сумку под неё.

Несколько минут спустя Паскаль снова сунул язык в ухо Флина, и тот даже подпрыгнул, придя в себя.

– Прекрати это! – крикнул он, извиваясь.

Рапунцель просто улыбнулась и сказала:

– Теперь она спрятана так, что ты её никогда не отыщешь.

Она ходила вокруг, ещё сильнее опутывая его своими волосами. Она определённо почувствовала себя увереннее, осознав всю мощь сковороды.

– Так что ты собираешься делать с моими волосами? Отрезать их? – спросила она обвиняющим тоном. – Продать их?

– Нет! Слушай, единственное, что я хочу, так это выпутаться из твоих волос, – сообщил Флин. -– И это правда.

– Подожди. Тебе не нужны мои волосы? – Рапунцель не могла поверить в это. Матушка Готель говорила, что каждый человек на свете хочет украсть их.

– Да зачем мне вообще твои волосы? – ответил вопросом на вопрос Флин. – Смотри: меня преследовали, я увидел башню и забрался в неё. Конец истории.

Рапунцель пристально посмотрела на него. Если ему не нужны её волосы, тогда она может доверять ему! Рапунцель взяла себя в руки и приготовилась выполнить следующий пункт своего плана.

– Хорошо, Флин Райдер, – наконец произнесла она. – Я готова предложить тебе сделку.

– Сделку? – заинтересованно, спросил Флин.

– Посмотри сюда, – сказала Рапунцель. Она направилась к камину, но её волосы всё ещё были обмотаны вокруг Флина. Его стул закрутился как волчок.

– Ты знаешь, что это такое? – спросила она, забираясь на полку. Она отдёрнула штору, показывая рисунок парящих огоньков.

Флин кивнул:

– Ты имеешь в виду фонарики, которые они запускают для принцессы?

– Фонарики? – тихо охнула Рапунцель. – Я знала, что это не звёзды!

Глава 9

Чувствуя себя увереннее, чем когда-либо, Рапунцель пересказала Флину свой план:

– Завтра ночью эти фонарики осветят ночное небо. Ты будешь моим проводником, отведёшь меня к замку, а потом проводишь домой, чтобы я была в безопасности. Только после этого я верну тебе сумку. Это моё предложение.

Флин отказался.

Паскаль ударил кулаком о ладонь, воодушевляя Рапунцель. Возвышаясь над камином со сковородкой в руке, она сказала как можно твёрже:

– Ты можешь разнести эту башню по кирпичику, но без моей помощи свою драгоценную сумку тебе не найти.

Флин повторил предложение Рапунцель:

– Я отведу тебя посмотреть на фонарики, потом приведу обратно и ты вернёшь мне сумку?

Рапунцель кивнула, добавив:

– Я обещаю. А если я дала обещание, я никогда в жизни его не нарушу. Никогда.

Но Флин понимал, что не может вернуться в королевство – не сейчас! Его разыскивают как вора. Так что он решил применить другую стратегию, положившись на своё очарование. Он уверенно сжал губы и медленно изогнул одну бровь, зная, что так он выглядит наиболее привлекательным.

Но ничего не вышло. Флин ждал реакции Рапунцель. Рапунцель ждала, пока что-нибудь произойдёт. Она никогда не встречала других людей и понятия не имела, что пытался сделать этот Флин Райдер, но выглядел он очень странно. Было очень похоже на тот безумный вид, что он уже демонстрировал ей до этого.

– Не самый удачный сегодня день, – пробормотал Флин, начиная сомневаться в себе. Ему было сложно поверить, что его очарование не сразило эту девушку наповал!

– Хорошо, – наконец вымолвил он. – Я отведу тебя посмотреть на фонарики.

– Правда? – воскликнула Рапунцель. У неё получилось! Она увидит огоньки! Она была так взволнована, что стала скакать по комнате, заставляя привязанного к стулу Флина подпрыгивать, пока он в конце концов не приземлился лицом на пол.

Немного позже Флин, освобождённый от волос девушки, уже спускался вниз так же, как и залез, используя стрелы. Он и поверить не мог, что на самом деле покидает это место. Ведь совсем недавно он думал, что здесь сможет спрятаться от лошади!

На полпути он посмотрел обратно, наверх. Рапунцель стояла на подоконнике. На всякий случай она всё еще держала в руках сковородку. Она не сдвинулась ни на сантиметр.

– Ты идёшь? – крикнул Флин.

Рапунцель приготовила петлю из своих локонов, чтобы безопасно спуститься с башни. Затем она убедилась, что Паскаль не выпадет из её волос. Маленький хамелеон показал ей большой палец, чтобы приободрить. Сегодня у неё важный день! Она очень боялась.

Рапунцель обернулась и посмотрела назад, на свой рисунок, на огоньки, которые она столько лет рисовала на стене. Эти огоньки манили её всю жизнь, а сейчас, если она не струсит, сможет пойти и увидеть их. Она хотела бы сходить с Матушкой Готель, но осознавала, что ей придётся сделать это одной.

Рапунцель медленно спустилась с башни –впервые в жизни. Она скользила к земле, используя волосы в качестве каната, как много раз делала Матушка Готель, но она сама – никогда. И вот кончики пальцев её ног коснулись мягкой травы у подножия башни. Пару секунд спустя она в первый раз встала на землю! Травка щекотала ей пальцы. Это было поразительно. Это было замечательно. Небо казалось огромным. Солнце поблёскивало сквозь листву деревьев. Воздух был невероятно свеж. Снаружи оказалось просто невероятно!

– Ю-хуу! – закричала Рапунцель, танцуя в солнечном свете. – Поверить не могу, я это сделала! Поверить не могу, я это сделала!

Паскаль держался крепко, не желая расстаться с жизнью.

Глава 10

– Это невероятно! – произнесла Рапунцель, когда они с Флином зашли глубже в лес. Но затем она подумала, как огорчится матушка, если узнает, что она её ослушалась. Рапунцель помотала головой:

– Матушка будет в ярости. Это её убьёт. – Она взглянула на Флина. – Но всё в порядке. Я имею в виду, то, о чём она не знает, не может убить её, верно?

Флин просто кивнул и дёрнул плечами.

Рапунцель опустилась на колени, чтобы рассмотреть листья и землю под покровом леса. Всё вокруг для неё было новым и восхитительным. Она никогда не видела ничего подобного.

– Так весело! – сообщила она Флину.

Рапунцель забралась на дерево, затем пробежала по усыпанному цветами лугу. После она заметила холм. Большой холм, поросший травой. Он выглядел... забавно! Она упала на спину и скатилась с холма, испытывая настоящее удовольствие. Она намотала волосы на ветку и раскачивалась на них, крича:

– Лучший! День! В моей! Жизни!

Но тут, вспомнив снова Матушку Готель, она упала и разрыдалась, облокотившись на валун.

Флин присел рядом с ней.

– Знаешь, – осторожно произнёс он, – я не мог не заметить, что... ты словно борешься сама с собой.

– Что? – слабым голосом спросила Рапунцель.

Флин придвинулся поближе, стараясь быть помягче. У него появилась идея. Он сыграет на чувстве вины девушки, чтобы заставить её вернуться в башню, где он получит обратно свою сумку и продолжит жить своей жизнью!

– Я тебя прекрасно понимаю. – Его голос был тихим и сладким, словно сахар. – Слишком сильная опека матери. Запретное путешествие. Я имею в виду, что всё это очень серьёзно. Но позволь мне облегчить твою совесть: всё это – часть взросления. Немного протеста, немного приключений, всё это хорошо! Я бы даже сказал, нормально!

– Ты так думаешь? – Рапунцель немного оживилась.

– Я знаю! – с уверенностью ответил Флин. – Ты слишком много об этом думаешь. Доверься мне. Заслуживает ли такого твоя матушка? Нет. Разобьёт ли это её сердце, ударит ли в самую душу? Конечно. Но ты просто обязана это сделать!

– Это её просто убьёт, – подытожила Рапунцель.

Флин старался выглядеть таким же встревоженным, как и девушка. Она целиком и полностью в его власти! Помогая ей подняться на ноги, он сказал так мягко, как только мог:

– Ох, вот же проблема. Ну хорошо, не верится, что я говорю такое, но я освобождаю тебя от сделки.

– Что? – спросила Рапунцель. Она понимала, что, наверное, ей следует вернуться к Матушке Готель, но ей так нравилось снаружи. Никто не навредил ей. Быть может, Матушка Готель всё же в чём-то была не права.

Флин начал поворачивать обратно к башне.

– Не благодари меня, – говорил он. – Давай просто пойдём домой. Я получу обратно свою сумку, ты – отношения между матерью и дочерью, основанные на взаимном доверии, и вуаля! Мы расстанемся, будто никогда и не встречались.

Рапунцель взяла себя в руки. Она не была готова вернуться в башню.

– Нет. Нет, – твёрдо сказала она. – Я увижу те фонарики.

– Ох, да что же это! – взвыл Флин. – И чего же мне будет стоить вернуть сумку обратно?

Сразу после этого в кустах что-то зашуршало.

– Что это? – в ужасе спросила Рапунцель. – Это бандиты? Разбойники? Они пришли за мной?

Она спряталась за Флином.

Из кустов выскочил пушистый кролик. Ну что ж, вышло немного неловко. Рапунцель не знала, заметил ли Флин, что она слишком бурно отреагировала.

– Возможно, лучше, если мы будем избегать бандитов и разбойников? – спросил Флин.

Рапунцель согласилась:

– Это было бы лучше всего.

Внезапно в голову Флину закралась новая идея.

– Ты не голодна? – спросил он, коварно улыбаясь. Он всё ещё надеялся запугать её настолько, чтобы они вернулись в башню – к его драгоценной сумке с короной. – Я знаю отличное место, где можно перекусить.

– Где? – откликнулась Рапунцель.

– О, не волнуйся, – ухмыляясь, ответил Флин. – Поймёшь, когда придём.

Глава 11

В другой части леса Максимус, конь дворцовой стражи, всё еще выискивал на земле следы Флина Райдера. Он был невероятно зол от того, что потерял вора. Увидев на дереве плакат с надписью «Разыскивается» и портретом Флина, он в ярости сорвал его с дерева зубами и порвал на мелкие кусочки. Максимус не привык терпеть поражение. И в этой погоне он точно не проиграет. Он от души презирал этого дерзкого воришку и не мог смириться с мыслью, что тот от него ускользнул. Максимус знал, что его считали лучшей лошадью в королевской гвардии. Он помогал людям получать награды и вознаграждения, продвигаться по службе. И всё, что он просил взамен, – тёплую конюшню, сено и, быть может, немного овса каждый день.

Но сейчас всё было по-другому. Когда речь зашла об этом дерзком и коварном воришке, Максимус достиг своего предела. Он хотел самостоятельно схватить Флина Райдера!

Максимус понюхал воздух, пытаясь уловить запах негодяя. Он искал почти незаметные следы, оставленные маленьким человечком, который, ступая, едва оставлял отпечаток на земле. Максимус знал – о, он знал! – он отыщет эти следы, как бы малы они ни были, и выследит Флина Райдера.

Внезапно он навострил уши. В кустах что-то зашевелилось. Ага! Конь спрятался за большим зелёным кустом, приготовившись схватить человека. Тёмная тень приблизилась. Когда человек подошёл достаточно близко, Максимус выпрыгнул из укрытия. Но это был вовсе не Флин. Он оказался лицом к лицу с Матушкой Готель!

«Кто это?» – подумал Максимус.

Матушка Готель подумала то же самое про него. Поначалу она удивилась, но быстро заметила королевскую эмблему на уздечке.

– Лошадь из дворца? – пробормотала она. – Где же твой наездник?

Гвардейцы редко появлялись в этой части леса, по крайней мере до этого...

– О нет, – у Матушки Готель перехватило дыхание. – Рапунцель!

Другого объяснения и быть не могло. Всадник наверняка искал Рапунцель. Это была единственная причина, по которой гвардейцы короля могли забрести в эту часть леса. Что, если он нашёл тоннель, ведущий в долину, и оставил лошадь дожидаться снаружи?

Матушка Готель в панике развернулась и кинулась обратно к башне. Добравшись до неё, она позвала:

– Рапунцель? Рапунцель! Сбрось свои волосы!

Но ей никто не ответил.

Она обежала башню, оказавшись с противоположной стороны. Она уже давно не использовала этот вход. Когда волосы Рапунцель отросли настолько, что Матушка Готель смогла с помощью них подниматься в башню и спускаться из неё, она как следует запечатала дверь, заложив её кирпичом. Теперь она очистила вход от веток, которыми он зарос, и вскрыла секретный проход.

«По крайней мере, этим путём никто не поднимался», – подумала она и стала разбирать кирпичную стену голыми руками, пока не смогла открыть дверь за стеной, которую сама же и построила.

Взобравшись по потайной лестнице, Матушка Готель ворвалась в башню сквозь незаметный люк в полу. Осмотревшись, она поняла, что башня пуста, – именно этого она и боялась.

Матушка Готель в ярости обшарила все закоулки. Рапунцель не могла уйти. Ведь это она её вырастила! Рапунцель верила всему, что говорила ей Матушка Готель. Столько сил и времени она вложила в воспитание своего драгоценного цветочка, дитя с волшебными волосами, – неужели всё это было напрасно?

– Рапунцель! – в отчаянии позвала она. Затем женщина заметила, как что-то блестит под лестницей. Она направилась туда, и спустя несколько шагов доска под её ногой скрипнула.

Матушка Готель вырвала доску и нашла спрятанную сумку. Она заглянула внутрь и, к своему ужасу, обнаружила корону. Корону пропавшей принцессы! Затем она увидела плакат с надписью «Разыскивается» и портретом Флина Райдера.

Матушка Готель не стала терять ни минуты. Она схватила кинжал и сумку и быстро покинула опустевшую башню.

Глава 12

Пока Матушка Готель продиралась через лес в поисках Рапунцель, Рапунцель и Флин всё ещё искали место, где могли бы перекусить.

– А, вот оно! – наконец-то воскликнул Флин. – «Сладкий утёнок»!

Рапунцель уставилась на маленькую таверну. Выглядело интересно. Она склонила голову набок. Старое, покосившееся деревянное строение жалось к основанию огромного дерева. Казалось, дерево и здание росли вместе, и дерево решало, как они будут расти. Рапунцель никогда не видела других зданий, кроме башни, и подумала, что это весьма естественно, что деревянная черепица и ставни подходят прямо к дереву. Стена таверны огибала корень. Конёк крыши согнулся под тяжестью сука. Таверна выглядела очень ветхой.

У таверны стояли лошади. Они казались довольно безобидными. Рапунцель их не очень боялась, но на самом деле она не понимала, почему их привязали к изгороди.

– Не волнуйся, – сказал Флин. – Симпатичное местечко, то, что нужно для тебя. Мы же не хотим, чтобы ты испугалась и отказалась от своего путешествия, не правда ли?

Он был решительно настроен запугать эту девчонку так, чтобы она убежала обратно в свою башню, а он забрал и продал корону.

– Ну, утят я люблю, – ответила Рапунцель, пытаясь оставаться весёлой, хотя её беспокоило, что внутри могут быть грабители.

– А кто их не любит? – живо отозвался Флин.

Он усмехнулся про себя. Эта девушка так наивна! Она практически жалась к нему, дрожа от страха.

– Официант! – крикнул Флин хозяину, как только они вошли в ветхое здание. – Лучший столик, пожалуйста!

Внутри таверны было темно и пахло плесенью. А ещё было шумно. Таверна гудела от голосов мужчин, которые кричали, дрались, хохотали и ворчали. Рапунцель широко распахнула глаза. Едва они с Флином вошли, как в помещении воцарилась тишина. В таверне была куча страшных, звероподобных людей!

«Бандиты и разбойники! – Сердце Рапунцель учащённо забилось. – Им нужны мои волосы!»

Рапунцель боялась всё сильнее и сильнее, пока они с Флином пробирались к столику. Разбойники были сплошь покрыты боевыми шрамами, их одеяния пострадали от стрел; у всех были мечи или топоры. Все как один немыты и небриты. Бедняга Паскаль стал болезненно-зелёного цвета, когда заметил, что повар готовит жаркое из ящерицы.

Вдруг Рапунцель почувствовала, как кто-то схватил её за волосы.

– Так много волос, – угрожающе произнёс разбойник.

– О, это у тебя кровь? – обратился Флин к другому разбойнику, поменьше. – Ты только посмотри, посмотри, сколько у него крови на руках! – повернулся он к Рапунцель.

Девушка в ужасе попятилась и натолкнулась на ещё одного разбойника.

– Простите, – сказала она ему. – Простите.

Флин видел, что Рапунцель была бледна как смерть. Всё шло так, как он задумал.

– Эй, красотка, плохо выглядишь. Может, хватит на сегодня, пойдём домой? – с надеждой предложил он.

– Хорошо, – кивнула Рапунцель.

– Наверное, это лучшее решение. – Флин пожал плечами. – Так или иначе, это первоклассное местечко. Если тебе оно не по душе, то что поделать, возможно, тебе следует вернуться в свою башню.

Флин уже открыл дверь, собираясь уйти, когда огромная рука схватила и захлопнула её. Та же рука пришлёпнула на дверь плакат с надписью «Разыскивается» и портретом Флина.

– Это ты? – спросил великан.

Теперь побледнел Флин. Он был в комнате, полной разбойников, и его опыт общения с ними подсказывал, что они не проявят особой милости, если речь идёт о награде.

Глава 13

Все разбойники уставились на сумму обещанной награды, которая была написана на плакате. Затем все повернули головы в сторону Флина, глядя на него с неподдельным интересом.

– Это он, всё верно, – сказал один из разбойников. – Грено, сходи поищи гвардейцев.

– С такой наградой я смогу купить себе новый крюк, – облизываясь, произнёс однорукий разбойник.

Бармен сгрёб Флина.

– Мне очень нужны эти деньги, – сообщил он.

– А как же я? – перебил ещё один. – Я на мели.

Тут же завязалась настоящая драка, с бьющимися бутылками и пролетающими над головой стульями. Каждый тянул Флина на себя. Перепуганные Паскаль и Рапунцель пригнулись и сжались в комочек.

– Пожалуйста! – завопил Флин из-под кучи-малы. – Давайте всё решим!

Но ответом ему служили только крики, рыки и ворчание.

Рапунцель попыталась помочь ему. Она подняла свою сковородку и громко сказала:

– Эм, простите? Грабители?

– Джентльмены! Прошу вас! – взмолился Флин. Одна его рука была выкручена за спину, а колено придавило столом.

– Могу ли я получить обратно своего проводника? – крикнула Рапунцель. Она даже ткнула сковородкой в одного из разбойников. – Остановитесь, пожалуйста, остановитесь!

Но ничего не изменилось.

Рапунцель осмотрелась, увидела большой стол и запрыгнула на него. Время действовать! Она ударила сковородкой по гигантскому котлу, свисавшему с потолка. ДОНГ! Затем она крикнула со всей силы:

– Оставьте его в покое!

На секунду в таверне повисла абсолютная тишина. Все разбойники замерли и посмотрели на девушку.

Рапунцель сделала глубокий вдох.

– Хорошо, – обратилась она к бешеной толпе. – Я не знаю, где я, и он мне нужен, потому что он должен отвести меня посмотреть на фонарики. Я об этом всю жизнь мечтала! В вас что, совсем человечности нет? – взмолилась она. – У вас что, никогда не было мечты?

Флин поёжился. Мечта? Она вправду хотела поговорить о мечтах с этим сбродом? Его сердце замерло. Нет, в конце концов ему точно сломают его замечательный нос.

Разбойник с крюком вместо руки с угрожающим видом двинулся к девушке. Рапунцель застыла.

– Когда-то у меня была мечта, – неожиданно мягко произнёс бандит. Он отбросил свой топор и сообщил, что мечтал стать пианистом. И в ту же секунду плюхнулся за маленькое пианино в углу и принялся играть.

Крепкий разбойник, весь покрытый синяками и шишками, воспользовался ситуацией, чтобы рассказать Рапунцель и о своей мечте. Он вручил ей цветок. Он так хотел кого-нибудь полюбить! Рапунцель погладила его по руке.

Флину становилось всё интереснее. Да что такое с этой девушкой? Он наблюдал, как разбойники растрогались и, рыдая, рассказывают Рапунцель о своих мечтах. Они признавались, что хотели быть кем угодно, начиная с садовников и заканчивая танцорами балета. Всё это время верный хамелеон Паскаль был настороже и сидел на плече хозяйки. Он не верил своим глазам, но казалось, что Рапунцель всем тут очень нравится!

К сожалению, за стенами таверны тем временем творились ужасные вещи.

Матушка Готель выследила Рапунцель и Флина, обнаружив их в «Сладком утёнке». Она заглянула в окошко и остолбенела. Рапунцель веселилась с этими разбойниками! Матушка Готель почувствовала, как рушится её мир. Без запертой в башне Рапунцель, без её волшебных волос жизнь Матушки Готель вскоре оборвётся – без них она стала очень быстро стареть. Она должна что-то сделать, чтобы остановить это!

Толпа внутри наконец-то повернулась к Флину Райдеру.

– А что насчёт тебя? – спросил разбойник с крюком вместо руки. – О чём ты мечтаешь?

Отчаянно надеясь, что такого ответа будет достаточно, Флин сказал, что хочет жить на собственном острове. Разбойники одобрительно взревели, подкидывая Флина в воздух.

– У меня тоже есть одна мечта! – крикнула Рапунцель. Он знала, что может доверить свою мечту этим людям. – Я больше всего на свете хочу увидеть светящиеся фонарики!

Она рассказала, как это, к её удивлению, восхитительно – оказаться вне башни. Она узнавала всё больше с каждой минутой, ей нравились места, что она видела, звуки, что она слышала, и люди, которых она встречала.

Разбойники разразились одобрительными криками.

Снаружи Матушка Готель изо всех сил сдерживала себя, подглядывая в окно. Ей нужно было сосредоточиться на создании плана, который позволил бы вернуть Рапунцель в башню.

Заслышав за спиной какой-то звук, она быстро спряталась в тень. Отряд разгневанных гвардейцев пронёсся мимо неё и ворвался прямо в «Сладкий утёнок».

Глава 14

– Где Райдер? – закричал капитан отряда. – Где он? Я знаю, он где-то здесь. – Он оглядел грязную толпу. – Найдите его, – приказал он гвардейцам. – Переверните здесь всё, если потребуется!

Флин сгрёб Рапунцель с Паскалем, который всё еще держался за её волосы, и нырнул за барную стойку. Поглядывая поверх неё, он заметил, что гвардейцы привели братьев Граббингстон. Их руки были закованы в кандалы. Затем он увидел, как в таверну, всё ещё вынюхивая его, вошёл Максимус, громко топая копытами. «Этот конь! Да как он умудряется каждый раз находить меня?» – подумал Флин.

Кто-то протянул руку и схватил Флина и Рапунцель. Флин сжался, думая, что ему пришёл конец. Но это был разбойник, который поднял дверцу секретного люка в полу, открыв потайной ход.

– Иди к своей мечте, – ласково сказал он.

– Пойду, – ответил ему Флин, думая, как странно, но как же хорошо повернулись события. По-настоящему хорошо!

– Твоя мечта плохо пахнет, – прямо сказал ему разбойник. Затем он кивнул в сторону Рапунцель. – Я говорил с ней.

Рапунцель улыбнулась разбойнику, пока Флин забирался в потайной ход.

– Ты идёшь, красотка? – спросил он.

Рапунцель заглянула в тёмный тоннель и, увидев ободряющую улыбку Паскаля, последовала за Флином. Дверца закрылась за ними, и впереди предстал длинный, тускло освещённый проход.

Гвардейцы продолжали искать их внутри таверны.

На Максимуса никто не обращал внимания, но он к этому привык. Он учуял запах этого негодяя и шёл по следу, пока не заметил, что в одном месте половицы лежат не совсем ровно. Он также увидел и едва заметный отпечаток сапога Флина. Максимус топнул по полу, и дверца распахнулась. Ага!

– Проход? – спросил капитан, подойдя к Максимусу. – Сюда, ребята. Идём!

Конь бросился вперёд, за ним последовали гвардейцы.

– Конли, проследи, чтобы эти парни не сбежали, – сказал капитан одному из гвардейцев. Тот кивнул, и капитан растворился в тоннеле.

– Не болит? – спросил один из братьев охранявшего их гвардейца. Братья были на пару голов выше него. И они выглядели по-настоящему злыми – злее, чем все преступники, которых гвардеец когда-либо видел.

– Что не болит? – нервничая, переспросил солдат.

Бам! Братья так сильно ударили его головами, что он без сознания упал на пол. Схватив копьё, они разломали оковы. Головорезы были невероятно сильны.

– Не рискуем? – спросил один из братьев, указывая на дверь таверны. – Или пойдём за короной?

Злобно улыбнувшись, они направились к тоннелю. Собственная безопасность их не заботила. Они хотели вернуть драгоценную вещь и поквитаться с предателем.

Матушка Готель всё еще наблюдала, стоя снаружи. Если и есть на свете дело, в котором она действительно хороша, то это наблюдение. Она знала, что терпение всегда будет вознаграждено по заслугам. Поэтому она наблюдала... и выжидала.

Наконец она увидела, как из двери таверны вывалился одинокий разбойник. Матушка Готель вышла из тени и обратилась к нему:

– Простите, господин, – сказала она самым умоляющим голосом, каким только могла. – Я отчаянно пытаюсь найти мою дочь. Куда ведёт тот тоннель?


* * *

Флин первым шёл по тоннелю, радуясь, что смог сбежать.

– Знаешь, – неловко сказал он Рапунцель, стесняясь от того, что его спасла девушка. – Имей в виду, у меня всё было полностью под контролем.

– Оу, – Рапунцель смутилась. – Как скажешь.

– И всё же... Хорошо, что ты вмешалась. Поэтому... спасибо за это.

В тоннеле было темно и прохладно. Флин нашёл лампу, и они шли в круге её тёплого света.

– Итак, Флин, откуда ты? – спросила Рапунцель.

Но Флин не захотел говорить на эту тему. После всех унижений в таверне он не желал ничего о себе рассказывать.

– У меня тоже есть вопрос, – сказал он. – Если ты так хотела посмотреть на фонарики, почему раньше не сбежала?

Глаза Рапунцель расширились от страха. Она колебалась:

– Ох... хм. Ну...

– Я серьёзно, – настаивал Флин.

И едва он это произнёс, пещера задрожала. На их головы посыпались камешки и мелкий песок.

Рапунцель обернулась и увидела Максимуса, несущегося к ним по тоннелю. За ним по пятам следовали гвардейцы.

– Флин! – закричала она.

Один из гвардейцев заметил их и взревел:

– Райдер!

Флин крикнул Рапунцель:

– Бежим!

Глава 15

Флин и Рапунцель бежали со всех ног к выходу из тоннеля. Внезапно тоннель кончился, и перед беглецами открылась огромная расщелина, дно её было усеяно огромными острыми глыбами. Хрупкая деревянная плотина неподалёку сдерживала большое количество воды. Флин глянул назад, на несущихся гвардейцев с лошадью во главе. Затем взглянул вниз, в расщелину, где братья Граббингстон уже поджидали его у основания расщелины.

И тут он увидел, как Рапунцель бросила свои волосы через пропасть, как лассо, зацепив их за большой крепкий камень. Кинув Флину сковородку, она перелетела через расщелину, благополучно приземлившись на выступ скалы, похожий на столп.

В этот момент подоспели гвардейцы.

– Ха! – вскричал Флин, один за другим выбивая мечи из рук гвардейцев и оглушая их. Сковородка Рапунцель и правда оказалась неплохим оружием.

И тут Флин увидел его – Максимуса. Конь схватил меч в зубы. Дзынь! Сковорода то и дело скрещивалась с мечом, пока Максимус не выбил её из руки вора. В последний момент Флин услышал, как Рапунцель зовёт его. Она бросила ему свои волосы, и он крепко за них ухватился. Решимость внутри неё била ключом. Она уже много раз проделывала это в своей башне. То же самое, что и прыжки с балок. Она ловко зацепила волосы за выступ на своём столпе и наблюдала, как Флин полетел над каньоном. Она рассчитывала, что он спустится до самого дна расщелины и мягко там приземлится.

Флин чувствовал себя так, будто научился летать. Он снова улизнул от Максимуса и теперь готовился к мягкой посадке! Потом он увидел братьев Граббингстон. Он совсем забыл о них. Они стояли прямо у него на пути, обнажив мечи. Рапунцель дёрнула свои волосы, и Флин пролетел выше – прямо над головами братьев! Он издал торжествующий клич – и врезался прямо в длинный деревянный водосток. Хитрое деревянное сооружение служило отводом для излишков воды, вытекающих из дамбы, и, извиваясь, вело прямо к началу расщелины. Флин вскарабкался на деревянный жёлоб, пока Рапунцель готовилась спуститься на землю.

Но разъярённый Максимус и не думал сдаваться. Поднявшись на дыбы, он выбил большую доску, которая поддерживала дамбу. Доска упала именно так, как он и хотел – став мостом для него и гвардейцев. Теперь они могли перейти на другой каменный уступ, чтобы оказаться ближе к Флину.

Но хрупкая плотина, лишившись одной из опор, просела и треснула. Вода начала сочиться сквозь трещины, и этих трещин становилось всё больше. Прорыв мог случиться в любой момент!

Флин был в ужасе. Страшное наводнение было уже близко, но он никак не мог добраться до Рапунцель. Ещё и братья Граббингстон уже приближались, готовые атаковать их обоих. Рапунцель снова спешно кинула свои волосы, наблюдая, как они закружились и зацепились за крепкий камень. Она спускалась вниз, оставаясь целой и невредимой. Но братья Граббингстон уже бежали в её сторону!

Флин прыгнул в жёлоб и заскользил вниз, к Рапунцель. Он пытался рассчитать, где она приземлится, и понял, что она упадёт прямо на каменное дно расщелины. Флин ускорился и прыгнул. Он успел поймать её в самый последний момент!

Глава 16

Дамбу прорвало, да так, что земля дрогнула. Вода с рёвом хлынула в расщелину.

Мощный поток воды сшиб каменный столп. Флин бежал со всех ног. Он нагнал Рапунцель с Паскалем и схватил в охапку её волосы. Они на ходу искали, где бы укрыться. Братьев Граббингстон давно уже унесло потоками воды. Огромный столп треснул и начал рушиться, не в силах противостоять несущемуся потоку. В нескольких метрах от себя Рапунцель и Флин заметили крохотное убежище, что-то вроде маленькой пещеры, но столп падал прямо на них. Они вложили все силы в последний длинный прыжок. Столп упал прямо за ними, едва они успели нырнуть в пещеру. Они прикрыли головы руками, и лавина обломков обрушилась и засыпала вход.

Гвардейцев короля и Максимуса тоже смыло несущейся снаружи водой.

Наконец Флин и Рапунцель были в безопасности, но выход перекрыло обломками упавшего столпа. Вместе с маленьким Паскалем они были заперты в этой скалистой пещерке.

Но заваленный вход не защищал их от воды. Прошло несколько минут, и она поднялась по пояс, продолжая быстро прибывать. Флин нырнул, пытаясь найти выход. Обшаривая зазубренные камни в поисках щелей, он и не заметил, как поранил руку.

– Бесполезно, – сказал он, вынырнув и переводя дух. – Ничего не вижу.

Рапунцель глубоко вздохнула. Она уже собиралась нырнуть, как Флин схватил её за руку.

– Эй, послушай, – сказал он. – В этом нет смысла, красотка. Там темно, хоть глаз коли.

Флин и Рапунцель беспомощно смотрели друг на друга. Они так далеко зашли вместе и теперь должны были также вместе погибнуть в этой маленькой пещерке.

– Это всё моя вина, – сказала Рапунцель. – Матушка Готель была права. Мне не следовало покидать башню. Мне так жаль, Флин.

Рапунцель не могла не думать о предупреждениях Матушки Готель, но всё же... Насчёт некоторых вещей Матушка Готель ошибалась. Матушка Готель говорила, что разбойники из таверны и Флин – злодеи, но она подружилась с ними, и Флин...

– Юджин, – сказал он, крепко сжав её руку. Это было сродни исповеди умирающего. – Моё настоящее имя – Юджин Фицерберт. Кто-то же должен знать.

После секундного молчания Рапунцель выпалила:

– У меня волшебные волосы, я пою – они светятся.

Она поверить не могла, что нарушила запрет Матушки Готель и рассказала об этом Флину!

– Что? – Флин подумал, что неправильно расслышал её слова.

– У меня волшебные волосы, я пою – они светятся.

Повторив свою фразу, Рапунцель вдруг осознала, что её волосы могут помочь им найти выход. И запела.

Флин слушал, потеряв дар речи. Спустя пару мгновений её волосы засияли, осветив пещеру.

Рапунцель сделала глубокий вдох и нырнула, освещая путь. Флин последовал за ней. Он заметил небольшую брешь в углу. Он взял Рапунцель за руку, и они поплыли к этому месту. Изо всех сил отбрасывая камни, он наконец проделал дыру.

Вода хлынула в отверстие, унося Флина и Рапунцель в реку, что текла по дну ущелья.

Кашляя и хватая ртом воздух, Рапунцель, Флин и Паскаль вскарабкались на берег. Они несколько минут лежали, уткнувшись лицом в землю, и просто дышали.

– Я жива, – выдавила Рапунцель.

Флин посмотрел на Паскаля. Молодой вор был бледен, его глаза расширились от удивления. За свою жизнь он совершил множество невероятных поступков, но такого с ним ни разу не приключалось!

– У неё волосы светятся!

Флин едва сдержал крик, разговаривая с хамелеоном.

– Я жива! – радостно завопила Рапунцель, даже и не услышав, что там болтает Флин.

– Я такого совсем не ожидал, – в отчаянии прошептал Флин Паскалю. Тот смотрел на него не моргая. – Её волосы и правда светятся!

– Юджин! – позвала Рапунцель.

– Почему её волосы светятся? – спросил Флин, но хамелеон только и мог, что пожать плечами.

– Юджин! – крикнула Рапунцель, пытаясь привлечь его внимание.

– Что? – завопил в ответ Флин. Он всё ещё был ошеломлён увиденным и пытался понять, как такое вообще возможно.

Рапунцель стала вытаскивать свои волосы на берег. Выжав их досуха, она уставилась на раненую руку Флина. Рана выглядела плохо.

Рапунцель вздохнула. Флин ещё не пришёл в себя от потрясения. Но ей нужно было ему помочь.

– Они не только светятся, – сообщила она.

У Флина отвисла челюсть. Он взглянул на Паскаля, который наблюдал за ним с широченной ухмылкой. Хамелеон знал, что Флина ждал ещё больший сюрприз.

Глава 17

Кинжал Матушки Готель показался очень убедительным тому вору, которого она встретила у «Сладкого утёнка». Он в подробностях рассказал ей, как найти выход из тоннеля, через который бежали Флин и Рапунцель.

Добравшись до нужного места, Матушка Готель стала выжидать, держа кинжал под плащом. Она не задумываясь пустила бы его в ход, только бы избавить Рапунцель от того вора, Флина Райдера. Но, когда дверь тоннеля распахнулась, из неё вышли вовсе не Рапунцель с Флином. Это были те самые преступники, которых она видела стоящими в кандалах в таверне. Матушка Готель быстро спряталась за дерево.

– Я его убью. Я убью этого Райдера, – разъярённо сказал один из братьев. – Мы его прирежем и заберём корону. Вперёд!

– Или, быть может, вы всё же перестанете носиться, как собака за хвостом, и хоть немного подумаете? – громко сказала Матушка Готель из своего укрытия. Её планы внезапно изменились.

Братья Граббингстон вздрогнули и обнажили мечи. Матушка Готель бесстрашно вышла из- за дерева.

– В этом нет нужды, – сказала она и кинула им сумку, найденную в башне. Братья вытащили корону и расплылись в улыбках. Матушка Готель не собиралась драться с этими двумя. Она надеялась, что они помогут ей, поэтому просто отдала им корону, собираясь завлечь их кое-чем получше.

– Ну, раз корона – это всё, что вам нужно, тогда счастливо оставаться, – произнесла она. – Я было собралась вам предложить кое-что, что стоит в тысячу раз дороже этой короны.

Братья смотрели на неё.

– Вы даже не поверите, как бы вы разбогатели, – продолжала Матушка Готель. – Это ведь лучшее из сокровищ. Она сделала паузу и рассмеялась. – Ох, ну что ж поделать. C’est la vie – такова жизнь!

Она отвернулась, собираясь уйти, но позади неё раздался голос:

– Что за лучшее сокровище?

Матушка Готель показала им плакат с портретом Флина и тихонько подлила масла в огонь:

– Что, если вы сможете отомстить Флину Райдеру?

Братья Граббингстон вдруг навострили уши. Матушка Готель коварно улыбнулась. С их помощью она вернёт Рапунцель и раз и навсегда избавится от Флина Райдера.


* * *

А в это время Рапунцель и Флин сохли у костра на берегу реки. Рапунцель взяла пострадавшую руку Флина и стала наматывать на неё волосы. Таков был её дар, и она хотела использовать его, чтобы помочь Флину.

Флин вопросительно посмотрел на неё.

– Флин, пожалуйста, – успокаивающим голосом произнесла Рапунцель. – Просто... не впадай... в панику.

Она запела, медленно и нежно. Её волосы засияли. Длинные локоны, окружавшие их лагерь, осветили ночь. Поражённый Флин смотрел, храня молчание. С его раненой рукой что-то происходило. Он это чувствовал. Волосы согревали и успокаивали, мягкие и приятные, как и голос Рапунцель.

Закончив петь, она аккуратно убрала волосы с руки Флина.

Он взглянул на Паскаля. Маленький хамелеон жестом пригласил его взглянуть на свою руку.

Рана зажила, будто её и не было!

– Оу, – произнёс Флин дрожащим голосом. Его переполняло волнение.

– Ты боишься меня? – спросила Рапунцель, заранее страшась его ответа.

Флин прерывисто ответил:

– Что? Я? Боюсь? Нет, вовсе нет.

Но, сказать по правде, он и впрямь был напуган! Ему казалось, что он лишь тихонько вскрикнул, а на самом деле издал громоподобный вопль. Затем, вновь обретя контроль над собой, он продолжил:

– Так вот. То, что делают твои волосы, – очень мило. И как давно это началось?

– Не знаю, – вздохнула Рапунцель.

Но она доверяла Флину. Пришло время поведать ему свою историю.

– Люди пытались отрезать их, когда я была маленькой. Они хотели забрать их себе. Но, если их отрезать, они теряют свою силу. Такой дар нужно защищать. Поэтому Матушка Готель никогда не разрешала мне... – Рапунцель снова вздохнула. Стоило ли рассказывать Флину о том, что она никогда не покидала башню? – Поэтому я никогда не...

Наконец-то догадавшись, Флин закончил за неё:

– Ты никогда не покидала башню.

Это открытие потрясло его до глубины души, и ему захотелось защищать её.

– И ты всё равно собираешься вернуться?

– Нет! – ответила Рапунцель. Но затем сказала: – Да. Ох! – Она спрятала лицо в ладонях. – Всё так сложно.

Она быстро сменила тему. Она хотела побольше узнать о Флине Райдере. Оказалось, что Флин был богатейшим и сильнейшим человеком в мире. В мире книг. Человеком, который мог делать всё, что пожелает, и идти туда, куда захочет. Он был персонажем книги, которую Флин – точнее, Юджин – читал по вечерам, когда был маленьким. Позже Юджин стал называться этим именем.

Закончив свой рассказ, Флин встал и потянулся.

– Пойду наберу побольше дров, – сообщил он и, пообещав скоро вернуться, скрылся в ночном лесу.

Чувствуя, как её обволакивает тепло костра, Рапунцель вдруг услышала смутно знакомый голос за своей спиной. Она оцепенело повернулась, оказавшись лицом к лицу с гостем, закутанным в плащ с капюшоном.

Глава 18

Рапунцель ахнула, глядя на тёмную фигуру Матушки Готель.

– Здравствуй, дорогая, – произнесла Матушка Готель.

– Что... что ты здесь делаешь? – спросила Рапунцель, ища нужные слова. – Я имею в виду, как ты нашла меня?

Матушка Готель подошла к Рапунцель и обняла её.

– О, это было просто на самом деле, – ответила она. – Я просто учуяла запах предательства и пошла за ним.

Рапунцель пыталась найти объяснение всему, что произошло. Она чувствовала себя ужасно виноватой.

– Рапунцель, мы идём домой! – скомандовала Матушка Готель. – Прямо сейчас.

– Ты не понимаешь, – возразила Рапунцель. – Это путешествие просто невероятное, я так много увидела и узнала! Я даже кое-кого повстречала.

– Ага. Разыскиваемого вора. – Матушка Готель нахмурилась, на её лице появилось отвращение.

– Нет, матушка, подожди! Я думаю, я ему нравлюсь.

– Нравишься? – переспросила Матушка Готель, сердито глядя на Рапунцель. Забавно, девушка думала, что этот грабитель может полюбить её, ну что за наивное дитя! – Именно поэтому тебе никогда и не следовало выходить наружу, – усмехнулась Матушка Готель. – Весь этот роман, что ты сама себе напридумывала, лишний раз доказывает, что ты слишком беспечна, чтобы оставаться здесь. С чего бы ты ему нравилась, в самом деле?

Матушка Готель смеялась над ней, пытаясь разрушить её доверие к Флину. Рапунцель и раньше приходилось выслушивать такие презрительные насмешки Матушки Готель. Но она уже не верила в них так, как раньше. Матушка Готель лгала ей всю её жизнь. Рапунцель знала, что нравится Флину. Она знала, что во внешнем мире у неё появились друзья. Но в то же время у неё еще оставались сомнения, подтачивавшие её уверенность. Возможно... возможно, Флин просто старался казаться благородным, чтобы выполнить свою часть сделки.

– Давай, давай, – проговорила Матушка Готель. – Ты знаешь, что я права.

Она кинула Рапунцель корону. Она велела Рапунцель отдать её Флину, чтобы узнать, чего он хочет на самом деле.

Рапунцель задумалась: если она отдаст Флину корону, не перестанет ли он так хорошо с ней обращаться? Не бросит ли он её, сбежав со своей драгоценностью?

– Нет, – твёрдо сказала Рапунцель.

Огонь костра осветил полное ярости лицо Матушки Готель. Подумать только, Рапунцель сомневалась в словах собственной матери.

– Не говори потом, что я тебя не предупреждала. Покажи ему эту вещь, – Матушка Готель указала на корону, – и увидишь, как ты ему дорога!

– И покажу! – с вызовом ответила Рапунцель. Видя, что мать собирается уйти, она окликнула её: – Постой, матушка!

Матушка Готель просто повернулась к ней спиной и растворилась в тёмном лесу.

Рапунцель молча села. Прошло несколько минут, и Флин вернулся.

Райдер попытался завести непринуждённую беседу, но Рапунцель его не слушала.

– Ты в порядке? – спросил он.

Рапунцель обернулась.

– Да, прости, – сказала она. – Я думаю, я просто... эм-м... вся ушла в свои мысли.

Флин трудился над костром.

– Так вот, я хотел спросить, – сказал он, всё ещё заинтригованный Рапунцель и её необычным талантом. – Будут ли работать твои волосы, если ты споёшь о чём-нибудь определённом? Например, ну, не знаю, если ты споёшь песню о кексах?

Рапунцель не ответила. Она смотрела на дерево, на ветке которого спрятала сумку и корону. Всю свою жизнь она верила Матушке Готель. Но сейчас, познакомившись с Флином, она совсем не знала, что делать. Невозможно было верить сразу обоим.

В это время братья Граббингстон прятались в лесу вместе с Матушкой Готель. Им хотелось схватить Флина, корону и девушку с золотыми волосами прямо сейчас. Но Матушка Готель осадила их.

– Терпение, мальчики, – прошептала она. – Доверьтесь мне, всё идёт по плану.

Глава 19

Когда солнце осветило их маленький лагерь, Флин Райдер всё ещё крепко спал. Он не заметил, что его обнаружил Максимус. Конь разглядывал спящего человека, размышляя, с чего бы начать.

Он скакал, плыл, карабкался по горам, доводя себя до изнеможения, изо всех сил стараясь поймать Флина. И вот он здесь. Максимус щипнул Флина за рукав, и Флин вскочил на ноги.

Рапунцель проснулась от крика. Упорная лошадь тащила Флина прочь, держа его за ногу.

Поражённая Рапунцель попыталась помочь, схватив Флина за руки. Рапунцель и Максимус перетягивали Флина, как канат.

– Не волнуйся, красотка, – выдавил Флин, стараясь, чтобы голос звучал так, будто у него всё под контролем. – Я нашёл его там, где и хотел!

– Отдай его мне! – приказала Рапунцель Максимусу.

Они тянули Флина в разные стороны, пока тот не извернулся и не высвободил ногу, оставив ботинок в зубах Максимуса. Флин попятился. Максимус бросился за ним.

Рапунцель встала на пути у коня.

– Эй, дружок, – мягко произнесла она. – Успокойся. – Она взяла его за уздечку и зашептала: – Успокойся, тише. Ш-ш-ш. Тише, тише, дружок.

Максимус взглянул на Рапунцель. Она обратила на него внимание!

Паскаль, выглядывая из её волос, с восхищением смотрел, как она приручает лошадь.

– Вот так, – милым голоском произнесла девушка. – Теперь сидеть.

Максимус колебался. Но Рапунцель посмотрела ему в глаза и повторила:

– Сидеть.

В этот раз Максимус сел. Это было приятно. Он уже несколько дней только и делал, что бегал, искал, вынюхивал и падал с утёсов!

Рапунцель улыбнулась.

– Ты такой хороший мальчик, – похвалила она, гладя его по шее. – Да-да, именно ты. Просто умница. А теперь будь паинькой, выплюнь ботинок.

Ботинок немедленно полетел на землю. Рапунцель аккуратно погладила коня.

– Ты только посмотри, весь промок и устал. Ты устал, потому что преследовал этого плохого человека по всей округе?

Максимус всегда знал, что женщины более ласковы, чем мужчины, когда речь заходит о лошадях. И часто более умные.

– Никто тебя не ценит, да? – по-доброму спросила Рапунцель.

Флин был изумлён. Она перешла на другую сторону – не ту сторону!

– Что? Ты меня разыгрываешь, – сказал он, напяливая ботинок обратно.

Но Рапунцель не обратила на него внимания и продолжила разговаривать с лошадью:

– Ты устал, а этого никто не ценит, верно? Верно?

Конь заржал, и Рапунцель сочувствующе закивала.

– Ох, ну хватит! – нетерпеливо встрял Флин. – Это плохая лошадь!

Рапунцель просто отмахнулась от него.

– Да он просто милашка, – сообщила она. Прочитав имя лошади на уздечке, она улыбнулась. – Не правда ли, Максимус?

Флин закатил глаза:

– Нет, ну ты просто издеваешься надо мной.

Затем он поёжился. Ему в голову пришла мысль: «Я что, ревную к лошади?!»

Рапунцель снова посмотрела в большие лошадиные глаза и всё объяснила.

– Сегодня – самый важный день в моей жизни, понимаешь? – спросила она. Максимус закивал. – И дело в том, что я хочу попросить тебя не арестовывать Флина. Всего двадцать четыре часа. А потом можете преследовать друг друга сколько пожелаете. Хорошо? – Рапунцель сделала паузу. – И ещё сегодня мой день рождения – просто чтобы ты знал.

Максимус негромко заржал и кивнул, будто говоря, что всё в порядке. Но он делал это только ради Рапунцель.

Рапунцель осторожно подвела Максимуса и Флина друг к другу. Она хотела, чтобы они пожали руку с копытом в знак перемирия. Парень и лошадь сердито переглянулись. Они друг друга терпеть не могли.

Конь всхрапнул и наконец поднял копыто. Флин неохотно протянул руку, чтобы пожать его. Он делал это только ради Рапунцель.

– Уфф!

Флин почувствовал, как копыто миновало его руку и ударило в живот. «Хорошенькое начало перемирия», – подумал Флин.

Это было начало прекрасного дня, думала Рапунцель. И только она уверилась, что лучше и быть не может, как издалека послышался звук колоколов, звонивших в королевстве.

Рапунцель бросилась на вершину ближайшего холма, следуя за звуком.

Перед ней раскинулось королевство, и было оно в тысячу раз прекраснее, чем она себе представляла. Нарядный замок сверкал на солнце, окружённый гладью кристально чистой воды, а на его шпилях развевались бесчисленные флаги. Вокруг него примостился городок с множеством маленьких мостиков и уютных каменных и деревянных домишек.

Рапунцель обернулась и улыбнулась Флину. Она не могла больше ждать, ведь сегодня она побывает в королевстве, а ночью наконец-то увидит те огоньки.

Глава 20

Вскоре Рапунцель с Флином уже стояли у королевских ворот. Паскаль ехал на голове Максимуса, ухватив его за уши, которые он использовал как вожжи. Маленький хамелеон тоже чувствовал себя так, будто это был самый важный день в его жизни! Когда они приблизились к мосту, который охранял отряд гвардейцев, Флин заволновался, что они узнают его и арестуют. Но Максимус был решительно настроен позаботиться о том, чтобы всё прошло гладко.

Надеясь, что Рапунцель заметит, как он умён, Максимус приметил впереди мальчика, державшего в руках кучу маленьких королевских флажков. Рапунцель уставилась на флажки: золотое солнце на фиолетовом фоне. Ей виделось в них что-то знакомое. Но она так и не смогла вспомнить, что именно.

Максимус подхватил мальчика и усадил его Флину на руки. Флажки загораживали лицо вора, и они без проблем миновали гвардейцев. Максимус гордо взглянул на Рапунцель.

– Доброе утро! – жизнерадостно сказала Рапунцель гвардейцам.

А затем Рапунцель внезапно оказалась прямо в городке. Она едва могла сдерживать волнение. На улицах толпились люди – они болтали, делали покупки, развешивали бельё и занимались ещё тысячей дел. Куда ни посмотри, повсюду бурлила жизнь и звучал смех. Совершенно очаровательно!

Она чувствовала запах пекущихся булочек и пирожных. Повсюду с прилавков свисали красивые ткани и корзины.

Рапунцель поспешила вперёд. Она хотела увидеть всё!

– Ой! – вскрикнула она, чуть не упав на землю. Флин и Максимус сразу же оказались рядом. Люди наступали на её волосы! Пробираться через толпу с волосами в два десятка метров длиной – это не только новый опыт, но и новые трудности.

Решение нашлось совсем рядом. Несколько девочек заплетали друг другу косички. Стоило им увидеть Рапунцель, как их глаза расширились. Флин кивнул, и они бросились к ней, чтобы потрогать её волшебные волосы. А потом они плели... и плели... и плели.

Девочки по праву могли гордиться своей работой: заплетенные в толстенную косу, волосы Рапунцель изящно ниспадали вдоль спины до самых лодыжек. Своё творение они украсили чудесными цветами

– Спасибо! – поблагодарила девочек Рапунцель и отправилась дальше, сопровождаемая Флином и Максимусом.

Девочки хихикали, глядя на волосы Флина. Они тайком заплели волосы и ему, да ещё украсили милыми бантиками!

Рапунцель забежала в магазин с платьями и примерила одно, кремового цвета. Оно было таким мягким и бархатистым, что она радостно кружила по всему магазинчику. Флин посмотрел на неё, и его сердце замерло. Рапунцель была прекрасна.

Они купили с десяток пирожных, покрытых розовой глазурью. Рапунцель никогда не ела ничего вкуснее! Сахар таял у неё во рту, и она съела их все! Бедный Флин едва успел попробовать кусочек, но ему было очень приятно наблюдать за девушкой.

Они остановились в книжной лавке. За всю свою жизнь у Рапунцель было всего три книги – те три, что Матушка Готель разрешила держать в башне. Рапунцель оглядела полки, на которых стояли сотни книг, и решила во что бы то ни стало прочитать их все. Она и поверить не могла, сколько тут было новых знаний и опыта! Флин одну за одной снимал книги с полок, складывал их в стопки на полу и потом сидел рядом с Рапунцель, пока она взахлёб читала.

Внезапно с площади в центре городка раздался голос городского глашатая:

– Пришло время, наш добрый народ! Собирайтесь! Да, собирайтесь здесь! Сегодня мы танцуем в честь нашей пропавшей принцессы. Это – танец надежды, в который партнёры приходят вместе, затем расходятся и возвращаются друг к другу вновь. Точно так же, как однажды вернётся к нам наша принцесса.

Пока он говорил, внимание Рапунцель привлекла мозаика, изображавшая короля и королеву. Она не могла оторваться от картинки с изображением королевской четы, держащей ребёнка. Этот портрет был сделан незадолго до того, как принцессу похитили. Почему-то Рапунцель манили изумрудно-зелёные глаза королевы и её дочери с короной на голове. Королева была очень похожа на Рапунцель.

Внезапно городской глашатай объявил:

– Да начнётся танец!

Флин и Рапунцель оказались в самой гуще танцующей толпы, потому что все жители стекались на площадь.

Флин кружился с Рапунцель в такт музыке. Потом они разошлись и стали танцевать с другими партнёрами. Затем они снова оказались вместе – и их взгляды пересеклись. И только Рапунцель успела подумать, что не может быть ничего волшебнее, как городской глашатай крикнул:

– К лодкам!

Восхитительный день закончился, и на королевство опустилась ночь. Настало время запускать фонарики.

Глава 21

Рапунцель махала Максимусу, пока Флин помогал ей сесть в лодку и отчаливал от пристани.

– Куда мы плывём? – спросила девушка.

– Ну, если это самый лучший день в твоей жизни, – ответил Флин, – было бы неплохо заполучить для тебя самое лучшее место.

Рапунцель обернулась и увидела королевство, лежавшее перед ней как на ладони.

– О, как красиво! – воскликнула она.

– Да, – произнёс Флин, глядя при этом на девушку. – Теперь нам нужно просто посидеть и подождать, – сообщил он, зная, что самая лучшая часть ещё впереди. -– Ну что, волнуешься?

– Кажется, я очень боюсь, – отозвалась Рапунцель, тихо глядя на воду.

– Почему? – спросил Флин.

– Я восемнадцать лет сидела у окна, смотря наружу и представляя себе, как могло бы выглядеть это место, что я буду чувствовать, когда эти фонарики взлетят ночью, – сказала она. – Что, если всё будет не так, как я себе представляла?

Флин улыбнулся:

– Всё будет именно так.

– Но если так, – продолжила Рапунцель, – что я буду делать потом?

– Это здравая мысль, я думаю, – ответил Флин, вместе с ней глядя на королевство. – Когда одна мечта сбылась, ты отправляешься за новой.

Король и королева запустили первый фонарик с балкона внутреннего двора дворца.

Рапунцель в волнении бросала в воду цветочные лепестки, когда вдруг увидела отражение фонарика, поднимающегося в воздух. Она подняла голову. Чувства переполняли её. Тысячи фонариков поднимались вслед за тем, первым, наполняя небо! Рапунцель была так увлечена, смотря на них, что пробежалась вдоль края лодки, чуть было её не опрокинув.

Они будто плыли по морю звёзд.

Потом она повернулась к Флину и увидела, что он держит в руках фонарик. Он купил его в деревне и спрятал в лодке, чтобы сделать ей сюрприз.

Взволнованная Рапунцель бросилась к нему и приняла подарок.

– Поверить не могу, что я и правда здесь! – воскликнула она. – Не знаю, что это за чувство, но я будто часть всего этого! – Нагнувшись, она вытащила сумку Флина. – У меня тоже для тебя кое-что есть, – сообщила она, вручая ему его «награду». – Мне следовало вернуть её раньше. Но я просто боялась. И дело в том, что я больше не боюсь. Понимаешь, что я имею в виду?

Она хотела, чтобы Флин понял. Она хотела признаться ему, что Матушка Готель всегда ей говорила, что люди вроде Флина – злые, но сейчас... сейчас Рапунцель верила в Флина.

– Да. Да, я понимаю, – честно сказал Флин. Он знал, что корона всё ещё в этой сумке, но для него это уже не имело особого значения. Он повернулся к Рапунцель. Поддерживая фонарик, они вместе запустили его в небо.

Затем Флин приблизился к Рапунцель, желая поцеловать. Но замер. Он смотрел за её спину. Там, на берегу, его ждали братья Граббингстон.

– Всё в порядке? – спросила Рапунцель.

– Да... да, конечно, – ответил Флин, не желая испортить ей день. Он начал грести к берегу, чтобы встретиться с братьями.

– Прости, – сказал он. – Всё в порядке, но мне нужно кое о чём позаботиться.

Рапунцель и их совместное путешествие – всё это изменило Флина и его взгляд на мир. Он хотел всё сделать правильно. Он полюбил Рапунцель. Он больше не хотел быть вором, одиноким разбойником, бегущим от всего на свете.

Флин причалил лодку и спрыгнул на берег, попросив Рапунцель подождать его здесь. Он обшарил кусты, нашёл братьев Граббингстон и бросил им сумку.

– Вот, – сказал он, глядя на корону, выпавшую наружу. – Вы получили, что хотели. Теперь оставьте нас. Не хочу вас больше видеть.

Он повернулся, чтобы уйти.

– Снова недоговариваешь, Райдер? – спросил один из братьев, в то время как второй подкрадывался к Флину со спины.

– Что?

Флин ничего не понимал, ясно было только одно: корона братьев Граббингстон больше не интересовала.

Глава 22

Разбойники с явной угрозой в голосе поведали Флину всё, что они узнали от коварной Матушки Готель.

– Мы слышали, ты нашёл кое-что. Кое-что в разы дороже, чем корона.

И оба брата посмотрели в сторону лодки, где сидела в ожидании Рапунцель.

Флин содрогнулся, поняв, что братья как- то прознали про волшебные волосы Рапунцель, и отчаянно кинулся в драку.

Уставшая от ожидания Рапунцель облегченно вздохнула, увидев, как из кустов наконец-то показался человек.

– Я уже начала думать, что ты сбежал с короной, оставив меня! – рассмеялась она, думая, что это Флин.

– Он и сбежал, – прозвучал грубый ответ.

У Рапунцель перехватило дыхание. Этот человек не был Флином. К тому же их было двое – двое братьев Граббингстон.

– Что?.. – в замешательстве переспросила Рапунцель, начиная паниковать. – Нет, он бы так не сделал.

– Взгляни сама! – ответил один из братьев, показывая на воду.

Рапунцель посмотрела в ту сторону и увидела Флина, стоявшего за штурвалом небольшого судёнышка.

Она позвала его. Но он не отозвался и даже не обернулся. Мир Рапунцель рухнул.

Жестокий человек, стоявший за её спиной, рассмеялся.

– Справедливый обмен – корону на девушку с волшебными волосами, – сказал первый брат. – Как думаешь, сколько человек готовы платить за то, чтобы всегда оставаться юным и здоровым?

Рапунцель не понимала. Как это могло произойти? Неужели Флин предал её, обменяв вместе с волшебными волосами на ту вещь, что прятал в сумке, – корону, которая должна была принести ему неплохие деньги?

– Нет. Пожалуйста, нет. Нет! – закричала Рапунцель, увидев, что братья идут к ней. И она побежала. Она бежала в темноту ночи так быстро, как только могла.

К сожалению, коса, в которой держались её волосы, начала распускаться. Она зацепилась за ветку, не давая бежать дальше! Рапунцель в страхе пыталась освободиться. Она услышала громкий стук и несколько ударов позади.

Рапунцель напряжённо обернулась.

– О, дорогая моя доченька! – воскликнула Матушка Готель, которую, казалось, переполняли эмоции. Братья Граббингстон без сознания лежали у её ног.

– Матушка? – ахнула Рапунцель.

Матушка Готель обхватила её. Рапунцель тоже обняла мать и наконец-то разрыдалась.

– Ты в порядке? Ничего не болит? Они не навредили тебе? – спрашивала Матушка Готель.

– Нет. Я в порядке, матушка, но как ты?..

Матушка Готель заломила руки.

– Я так за тебя волновалась, дорогая! Поэтому я последовала за тобой. Я увидела, как они напали на тебя, и... Ох, милая моя, пойдём отсюда, пока они не пришли в себя.

Рапунцель замолчала и оглянулась, чтобы увидеть Флина. Он уплывал всё дальше и дальше.

– Ты была права, матушка, – сказала она, кивнув. Её взгляд стал пустым, а сердце словно окаменело. Всё-таки Флин лгал ей. – Я больше никогда тебя не покину.

Рапунцель никогда ещё не испытывала такого сожаления.

– Я знаю, дорогая. Я знаю, – отвечала Матушка Готель, крепко держа Рапунцель.

Голос Матушки Готель был полон грусти и сострадания, но уголки её губ приподнимались в коварной улыбке. Всё шло по плану. Она обманула братьев Граббингстон, заставив их помочь ей поймать Флина и в бессознательном состоянии привязать его к кораблю. Она пообещала, что они получат девушку с волшебными волосами, которая принесёт им несметные богатства. И всё это была ложь ради лжи. Рапунцель должна была снова поверить, что Матушка Готель – единственный человек, которому она может доверять.


* * *

Судёнышко, зайдя в гавань, теперь двигалось к пристани, но не потому, что им управлял Флин. Братья Граббингстон оглушили его и привязали к штурвалу.

Следуя указаниям Матушки Готель, они крепко примотали корону к его руке. Было ясно, что произойдёт, когда гвардейцы короля обнаружат дрейфующий кораблик. Флин Райдер окажется в тюрьме.

Флин всё ещё не пришёл в себя, когда течение ударило судёнышко о край пристани. Два гвардейца, находившихся неподалёку, услышали звук ломающегося дерева. Они решили посмотреть, что случилось, и увидели Флина Райдера, человека с плаката с надписью «Разыскивается», который стоял у штурвала.

Глава 23

Флин пришёл в себя как раз вовремя, чтобы увидеть, как к нему бегут гвардейцы. Он в замешательстве осмотрелся, не понимая, как оказался на корабле.

Тут он услышал голос одного из гвардейцев:

– Смотрите! Корона!

И Флин вспомнил братьев Граббингстон. Он понял, что, скорее всего, это они его подставили, но всё, что его сейчас беспокоило, – что же случилось с Рапунцель?

– Рапунцель? Рапунцель! – в отчаянии закричал Флин.

Единственным свидетелем происходящего был Максимус. Он помнил про своё обещание Рапунцель. Он сердито фыркнул, когда гвардейцы потащили Флина в королевскую тюрьму. После этого он поскакал к воротам, ведущим из королевства. Ему нужна была помощь.


* * *

Пока гвардейцы были заняты арестом Флина, Матушка Готель отвела Рапунцель обратно в башню.

Рапунцель сразу отправилась к себе на чердак. Паскаль всё ещё держался за её волосы около плеча, надеясь как-нибудь помочь. Но Рапунцель словно впала в оцепенение после всего, что случилось. Она до сих пор не могла поверить, что Флин забрал корону и бросил её. Упав на край кровати, она засунула руку в карман и достала маленький флажок королевства – фиолетовый с золотым солнцем. Она смотрела на него и вздыхала, думая о Флине, дружелюбных разбойниках в таверне, людях в городке. Что пошло не так? Паскаль тоже тяжело вздохнул и стал голубым, в тон грустному настроению Рапунцель.

Рапунцель посмотрела на беднягу Паскаля. По крайней мере, один друг у неё ещё остался. Она в шутку кинула в него флагом. Она хотела, чтобы он снова стал счастливого жёлтого цвета.

– Ну, давай же, – сказала она ему, как всегда говорила, когда он становился голубым из-за неё. – Всё не так уж и плохо.

Рапунцель взглянула на свой рисунок на стене и поняла нечто странное. Казалось, солнце с флага было повсюду, то и дело проступая в разных местах. Теперь она могла его видеть. Рапунцель рассматривала свой рисунок пристальнее, чем прежде. Королевский знак солнца был в каждом её рисунке. Все эти годы, сама того не осознавая, Рапунцель рисовала золотое солнце на каждой своей картине!

Голова Рапунцель сразу наполнилась воспоминаниями. Она вспомнила, как Флин рассказывал, что огоньки – воздушные фонарики – запускали в день рождения принцессы. Её день рождения. Она вспомнила мозаику, изображавшую королевскую семью. Король и королева держали на руках пропавшую принцессу. И у королевы, и у ребёнка были зелёные глаза – совсем как у Рапунцель. Она вспомнила своё отражение в зеркале с короной на голове.

Пока Рапунцель глядела вверх, на все эти золотистые солнышки, всё встало на свои места. По крайней мере, теперь Рапунцель точно знала, кто она такая.

– Рапунцель? – позвала Матушка Готель. Но ответа не последовало. Матушка Готель, всячески желая снова вернуть расположение девушки, начала медленно подниматься в комнату Рапунцель.

– Рапунцель, что там у тебя происходит? Ты в порядке? – нетерпеливо спросила она.

Глаза Матушки Готель расширились, когда она увидела, что Рапунцель молча стоит на ступенях выше неё.

– Я – пропавшая принцесса, – негромко сказала Рапунцель.

Матушка Готель попыталась ускользнуть от ответа.

– Ох, Рапунцель, говори громче. Ты же знаешь, я терпеть не могу, когда ты мямлишь, – огрызнулась она, но Рапунцель заметила страх в глазах женщины.

– Я – пропавшая принцесса, не правда ли? – звонко и чётко произнесла Рапунцель. – Так достаточно громко, матушка?

Глава 24

Матушка Готель застыла на месте. В голове у неё всё смешалось. Её секрет всё-таки раскрыли. Цепляясь за соломинку, она попыталась вернуть утерянный контроль:

– Рапунцель, ты хоть слышала, что сказала? Почему ты задаёшь такие смешные вопросы?

Рапунцель прошла мимо Матушки Готель, спускаясь всё ниже. Матушка Готель лгала ей. Она лгала ей с тех пор, как украла её у настоящих родителей.

– Это была ты! – холодно произнесла Рапунцель. Она думала о Флине. Матушка Готель обманула и его. – Это всё ты!

– Всё, что я делала, было ради твоей безопасности, – умоляла её Матушка Готель. – Куда ты пойдёшь? – вдруг резко спросила она. – Ему сейчас не до тебя!

Рапунцель обернулась и посмотрела на неё:

– Что ты с ним сделала?

Рапунцель чувствовала, как в её сердце поднимается любовь к Флину, которая придавала ей смелости противостоять Матушке Готель.

– Он преступник, и за преступления его повесят. – В голосе Матушки Готель прозвучала жестокость.

– Нет, – в ужасе пробормотала Рапунцель. – Нет.

Матушка Готель видела, что Рапунцель разозлилась, и приблизилась к ней, чтобы не упустить шанс.

– Ну-ну, всё в порядке, – успокаивающе сказала она. Женщина, как всегда, протянула руки. – Всё так, как и должно быть.

– Как ты могла это сделать? Я люблю его, – сказала Рапунцель.

Матушка Готель попыталась погладить Рапунцель по голове, словно маленького ребёнка.

– Я знаю, что ты действительно так думаешь, дорогая, – сказала она самым ласковым и успокаивающим голосом, на который была способна.

– Нет, – твёрдо ответила Рапунцель, оттолкнув руку женщины. – Ты ошибалась насчёт мира, матушка. И ты ошибалась насчёт меня. Я – не глупая и не маленькая. И я не позволю тебе больше касаться моих волос!

Рапунцель оттолкнула Готель. Женщина не удержалась на ногах и врезалась в большое, во весь рост, зеркало. Зеркало разбилось, и его осколки посыпались на пол. Рапунцель отвернулась и демонстративно пошла прочь.

Матушка Готель смотрела ей вслед.

– Хорошо, будь по-твоему, – сказала она себе под нос. Она дала Рапунцель шанс оставить всё так, как было раньше. Теперь Матушка Готель собиралась перейти к более решительным действиям.


* * *

Флин сидел в своей камере в королевской тюрьме, гадая, где сейчас Рапунцель, не пострадала ли она и не попала ли в беду. Он чувствовал себя виноватым. Не укради он корону, ему никогда бы не пришлось спутаться с этими братьями Граббингстон.

– Время покончить с этим, Райдер, – сказал охранник, отпирая дверь камеры.

Флин знал, что он в беде. Ведь он украл корону пропавшей принцессы. В наказание за это его повесят.

Но волновался он не за себя, а за Рапунцель. Проходя по тюрьме в сопровождении двух гвардейцев, он заметил братьев Граббингстон в одной из камер. Подскочив к решётке, он схватил одного из них за воротник:

– Как вы о ней узнали? И что с ней сделали? Говорите, сейчас же!

Флину нужно было понять, что случилось, как они узнали о Рапунцель и где она!

– Это не мы. Это та старая женщина.

Флин усилил хватку, и гвардейцы грубо потащили его прочь.

– Подождите, подождите! – кричал Флин своим сопровождающим. – Подождите же! Вы не понимаете, она в опасности!

Его не беспокоило, что они вели его на смерть. Он должен был спасти Рапунцель!

Внезапно снаружи послышался шум. У Флина отвисла челюсть. Это были разбойники из «Сладкого утёнка», и они пришли, чтобы вызволить его из тюрьмы! Он не знал, почему они это сделали, но не мог упустить такую возможность.

Взмахнув цепями, в которые был закован, Флин сбил с ног двух гвардейцев. Вместе с разбойниками он бросился к воротам. Разбойники размахивали кулаками, бились и дрались с гвардейцами короля. Под конец один из разбойников сгрёб Флина и поставил его на край тачки, а ещё один разбойник вспрыгнул на другой её конец. Получился незамысловатый трамплин, и Флин отправился в полёт. Он приземлился прямо на спину Максимуса. Конь фыркнул, надеясь, что теперь-то его седок поймёт, насколько он хорош. Это Максимус со всех ног скакал на поиски разбойников из «Сладкого утёнка», чтобы привести их на помощь к Флину.

– Закрыть ворота! Закрыть ворота! Закрыть ворота! – кричали гвардейцы.

Максимус нёсся вперёд! Быстрая лошадь успела проскользнуть через ворота за секунду до того, как они захлопнулись. Оказавшись в безопасности, Флин и Максимус поспешили на помощь к Рапунцель.

Глава 25

– Рапунцель! – закричал Флин, спрыгивая со спины Максимуса. Ответа не последовало. – Рапунцель! Сбрось свои волосы! – снова крикнул он, отчаянно надеясь, что с ней всё в порядке.

Шух! Светлые волосы Рапунцель скользнули вниз из окна башни. Она жива! Ухватившись за них, Флин карабкался наверх так быстро, как только мог. И вот он добрался до окна и залез внутрь.

– Рапунцель, я думал, что никогда тебя больше не увижу! – воскликнул он. И тут же остановился и ахнул. Он увидел на полу осколки разбитого стекла и услышал приглушённые звуки голоса Рапунцель. Она стояла на коленях напротив него. Матушка Готель приковала её к стене и заткнула рот. Глаза Рапунцель расширились от ужаса, она боролась, пытаясь предупредить его... И тут Флин почувствовал, как лезвие клинка Матушки Готель вошло в его спину. Он рухнул на пол от пронзившей его боли.

Рапунцель закричала сквозь тряпку, засунутую ей в рот. Но Матушка Готель лишь холодно взглянула на неё и сказала:

– Посмотри, что ты наделала, Рапунцель. Но не волнуйся, дорогая. Наш секрет умрёт вместе с ним.

Рапунцель не могла говорить, но она поняла, что Матушка Готель собиралась оставить Флина умирать!

Рапунцель должна была спасти его силой своих волос!

Матушка Готель схватила Рапунцель за цепь, на которую посадила, и потащила к секретному люку.

– Ну а мы –- мы отправимся туда, где тебя никто не найдёт. – Матушка Готель дёрнула Рапунцель, которая упиралась изо всех сил.

– Рапунцель! В самом деле! – прикрикнула Матушка Готель. – Достаточно! Перестань сопротивляться!

Но Рапунцель продолжала бороться изо всех сил, пока кляп не выпал у неё изо рта.

– Нет! – вызывающе ответила Рапунцель. – Я не остановлюсь! Я буду сражаться каждую секунду всю свою оставшуюся жизнь! – Сейчас Рапунцель была намного сильнее – сильнее, чем когда-либо. По крайней мере, она знала правду. Она всё знала и всё понимала. – Я никогда не перестану пытаться сбежать от тебя. – Она перевела дыхание, не отводя глаз от Матушки Готель. И приняла решение. – Но если ты позволишь спасти его, я пойду с тобой.

– Нет! – крикнул Флин. Рапунцель должна была стать свободной. – Нет, Рапунцель!

Но девушка продолжала смотреть на Матушку Готель.

– Я никогда не оставлю тебя, – пообещала она. – Я не попытаюсь сбежать. Только позволь мне исцелить его. И мы с тобой будем вместе. Навсегда. Совсем как ты хочешь. – Рапунцель понимала, что она не посмеет нарушить обещание и больше никогда не увидит Флина, но, по крайней мере, она будет знать, что он жив, жив в прекрасном внешнем мире, полном замечательных добрых людей. Почти перейдя на шёпот, она повторила: – Позволь мне исцелить его.

Матушка Готель прищурилась на мгновение, а потом отпустила Рапунцель.

Рапунцель бросилась к Флину. Он всё ещё лежал на полу, скрючившись от боли.

– Нет, Рапунцель! – его голос был слаб. – Я не могу тебе позволить...

Его голос затих, и он схватил осколок разбитого зеркала. Он лучше умрёт, чем позволит милой, жизнерадостной Рапунцель провести остаток дней взаперти в какой-нибудь тайной башне вместе с Матушкой Готель.

Флин приподнялся и из последних сил одним быстрым движением отрезал волосы Рапунцель.

Длинные золотистые локоны упали и потемнели, лишённые своей магии. Короткие пряди на голове Рапунцель тоже стали коричневого цвета.

– Нет! Что ты наделал?! Нет!

Матушка Готель хваталась за безжизненные пряди. Её волосы стали быстро седеть, кожа иссохла – она быстро и безвозвратно старела. Спотыкаясь и шатаясь, она побрела по комнате. Оказавшись возле окна, Готель оступилась и выпала наружу, но до земли долетел лишь её плащ – сама она превратилась лишь в горстку пепла. Злая женщина исчезла насовсем.

Но Рапунцель смотрела только на Флина. Он умирал, и в её волосах не осталось магии для его спасения.

– О нет! Юджин! Не уходи. Останься со мной! – плакала она. – Не покидай меня. Я не смогу без тебя.

– Эй, – прошептал Флин, делая последний вдох. – Ты стала моей новой мечтой.

– А ты моей. – Рапунцель прижалась к Флину, и его глаза закрылись.

В отчаянии она запела. Она хотела выдавить хоть немного магии из остатков своих волос, чтобы спасти его. Но вся магия исчезла вместе с ними.

Рапунцель обезумела от горя. Она рыдала, обхватив обмякшее тело Флина.

Тут на его щёку упала её слезинка. Вдруг она засияла золотым светом и впиталась в кожу юноши. Спустя мгновение Флин пошевелился. Пусть Рапунцель и не знала об этом, но внутри неё ещё осталась капелька магии, и эта капелька была в той самой слезинке. Флин открыл глаза.

– Рапунцель! – прошептал он.

– Юджин!

Флин ожил!

Глава 26

Рапунцель вернулась в королевство вместе с Флином. К этому времени все уже прослышали о возвращении давно пропавшей принцессы. (Разбойники из таверны не очень-то умели хранить секреты, особенно когда дело касалось романтики.)

Держа Флина за руку, Рапунцель следовала за провожатыми короля, ведущими её во дворец. Вскоре они уже стояли в тронном зале.

Рапунцель услышала голос. Казалось, он звучал издалека, хотя на самом деле говоривший был довольно близко.

– Сюда, ваше величество. Она здесь!

И тут она увидела их – короля и королеву. Рапунцель посмотрела им в глаза. Она знала. Их любовь была невероятна, она заполнила всю комнату и сердце девушки.

Флин, стоя позади и наблюдая, тоже чувствовал, как его обуревают эмоции. Изумрудно-зелёные глаза Рапунцель были совершенно такими же, как у её прекрасной матери. Глаза короля, угасшие за годы, что он провёл, беспокоясь о судьбе дочери, вдруг снова заблестели.

Королева больше не могла сдерживаться и бросилась к Рапунцель, крепко обняв её. Спустя мгновение к ней присоединился и король. Плача от радости, и король, и королева знали одно: их дочь, их драгоценное дитя наконец-то вернулось домой.

Новости в королевстве распространялись быстро. Конечно же, был устроен большой праздник. Люди королевства делали то же самое, что и все эти восемнадцать лет, – запускали в небо тысячи фонариков, а затем шли танцевать для своей любимой принцессы во внутреннем дворе замка. И в этот раз она танцевала вместе с ними.

А что потом? А потом они жили долго и счастливо.

Иллюстрации


Оглавление

  • Литературно-художественное издание
  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Иллюстрации




  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики