Суженая из академии Рубенхолл (СИ) (fb2)

Александра Гусарова Суженая из академии Рубенхолл

Пролог

Природа любит все усреднять, поэтому притягивает противоположности. Например, если вы курносая тира, то представьте, что у вас может родиться от курносого же терра? Поэтому барышням со вздернутыми носиками нравятся мужчины с орлиными профилями и наоборот.

С профилем девушки, стоящей к нему вполоборота было все в порядке. Нос был аккуратный. Его острый кончик задорно смотрел вверх. Только вот все остальное…

Линдон любил барышень невысокого роста, слегка полненьких и кругленьких, с хорошо развитыми формами. Это было полной противоположностью его длинному, сухопарому телу. Сейчас же ему нужно было найти ту единственную, которая сможет выносить и родить наследника. Собственно говоря, поэтому герцог терр Раух и присутствовал на балу, прозванном в народе ярмаркой невест. И формы здесь играли самую последнюю роль.

Дело было в том, что родить ребенка сильному магу могла лишь та женщина, которую выберет родовой амулет. Но аристократы берегли своих дочерей как зеницу ока. Не дай Шерд, окажется избранной для какого-нибудь прохвоста! Его величество Кирхард III столкнулся с тем, что магия попросту стала вырождаться. Вот тогда он и придумал ежегодные маскарады и обязал аристократов привозить на эти балы незамужних дочерей.

Маски нужны были для того, чтобы молодые люди могли беспрепятственно знакомиться. Вернее, не знакомиться, а прикасаться друг к другу. Только так проявлялась родовая магия амулетов. И лишь когда мужчина предлагал барышне прогуляться по весеннему саду, маски снимались, и парочка знакомилась воочию. Такая прогулка могла приравняться к предложению руки и сердца.

Сейчас же Линдон стоял рядом с девицей, которая была почти с него ростом. Она была очень худой и плоской, как окрестили бы девушку его друзья. Он прямо слышал голос Фредди, который в своей манере, растягивая гласные, говорил:

— Фи, дружище, это что за фанера? Ее спереди видно, а в профиль нет!

Корсет совершенно ничего не утягивал, на такой худощавой фигуре утягивать было нечего. Само платье было коротко, оголяя лодыжки намного выше того, чем приписывал дворцовый этикет, хотя и выглядело достаточно дорогим и хорошо пошитым. Руки были затянуты в митенки, которые вышли из моды лет пять тому назад, и теперь нервно теребили нелепую газовую накидку на ее плечах. Ради танца, в котором проверялись претендентки, Линдон был готов простить ей все эти недостатки. Но то, что она на него совершенно не реагировала, стоя спиной к залу, было непростительно. И лишь факт, что он перебрал к этому часу всех девиц во дворце и не нашел ни одной подходящей, его удерживал рядом. Просто старый Перл, раскинув свои древние карты, предрек лорду, что именно сегодня он встретит свою судьбу. До этого часа старик ни разу не ошибался. Разглядывая девицу, молодой человек очень сильно надеялся, что это была первая ошибка предсказателя.

Девушка смотрела в окно, словно в непроглядной темноте видела что-то интересное, и остальной мир для нее просто не существовал. Неожиданно в приоткрытую створку подул майский ветерок и закрутился легким вихрем. Красивые ноздри на аккуратном носике (это была единственная притягательная часть ее тела) вздрогнули, втянули в себя воздух, словно это были ноздри не девушки, а поисковой собаки. И девица резко развернулась в его сторону, вопросительно приподняв одну бровь. Белая атласная маска скрывала глаза незнакомки, а вычурная шляпка с розочками прятала волосы, делая ее неузнаваемой. И только изящная бровка выглянула в незакрытую полоску.

— Разрешите пригласить вас на вальрус? — выдавил из себя Линдон и протянул руку в приглашающем жесте. В ответ получил неуклюжий книксен, и ладонь в митенке легла сверху. Дирижер взмахнул палочкой, и по залу полилась самая интимная мелодия из известных.

В отличие от книксена, танцевала она неплохо. Даже ни разу не наступила ему на ногу. Только движения напоминали не плавные жесты королевы бала, а были похожи на скупые и отточенные движения бойца на спарринге. Тело девицы было плотным и упругим. Намека на женскую мягкость не было и в помине. Но костей, как он ожидал, не чувствовалось. Линдон даже получил некоторое удовольствие от вальсура, удивляясь про себя, как внешнее не всегда соответствует внутреннему.

Когда музыка стихла, девушка снова неловко присела и, как ему показалось, вздохнула с облегчением. Затем неожиданно низким голосом с легкой хрипотцой сказала:

— Благодарю за танец, терр! — забрала свою ладонь из его цепких пальцев и быстро удалилась из зала. Он успел заметить, что она слегка прихрамывала на правую ногу. Странно, в танце этого не чувствовалось!

И лишь когда она скрылась за дверью, перевел взгляд на свой родовой перстень. Шерд! Белый камень наполнился золотым свечением, указывая на то, что эта была она, та самая. Линдон бросился за ней, но время было упущено. Девицы и след простыл.

— А может, и хорошо? — постарался успокоить он себя. — Жить с такой каланчой, над которой будут смеяться все друзья, сомнительное удовольствие. Кто сказал, что подходящая женщина лишь одна на всем свете? Просто нужно будет поискать другую.

Глава 1

Перед Кирхардом III навытяжку стоял элитный отряд королевской разведки. Война закончилась, и пришло время раздавать награды. Король подходил по очереди к каждому бойцу, вешал на грудь медаль и, дружески обнимая, хлопал по спине и приговаривал:

— Спасибо за службу!

Мужчины же на это заучено выкрикивали:

— Служу королю и Отечеству!

И лишь подойдя к последнему в строю офицеру, его величество несколько замешкался. Дело было в том, что Регина ти Роуд была девицей. Сидящий как вторая кожа парадный костюм бойца подчеркивал все ее женские прелести, в том числе хоть и небольшую, но высокую девичью грудь. Обычно она носила широкие штаны и просторную рубаху, что делало ее неотличимой от мужчины. Вернее, от подростка. Плечи в соотношении к росту для мужчины были все-таки узковаты. Парадная же форма, наоборот, все подчеркнула. Кирхард III очень осторожно, чтобы не коснуться тела девушки, прикрепил медаль на груди буквально двумя пальчиками. И вместо традиционного, спросил:

— Рига, война закончилась. Что бы вы хотели получить в награду от короля? — и тут же добавил:

— В пределах разумного, конечно!

Девушка усмехнулась. О скупости его величества ходили легенды. Только денег она требовать и не собиралась. В ответ же негромко попросила:

— Ваше величество, все, что я делала для отряда, было чисто на интуитивном уровне. Мне бы очень хотелось упорядочить свои умения и знания. Могу я рассчитывать на ваше позволение поступить в академию Рубенхолл? Говорят, там работают лучшие отравители королевства.

Король удивленно посмотрел снизу вверх на девушку. Она была его выше на полголовы точно:

— Рига, лучший отравитель в нашем королевстве — это вы! Но я обещал выполнить любое ваше желание. Единственным условием будет то, что перед поступлением вы посетите ярмарку невест. Негоже девице избегать ее.

В отряде знали, что на войну девушка отправилась, чтобы не выходить замуж за престарелого соседа, за которого Регину просватали родители. Она же пришлась к месту, выполняя вначале роль помощницы мастера Зиберта, а после ранения последнего полностью заменив его. Ее уникальное обоняние позволяло с легкостью распознать любой яд и приготовить противоядие. Еще удивительнее было то, что с помощью запахов она достаточно проворно считывала мысли и чувства людей. В разведке это было незаменимым качеством. И если бы девица ти Роуд была мужчиной, король, не задумываясь, оставил ее на службе. Но незамужней женщине во дворце делать было нечего. Поэтому он не оставлял попыток устроить ее судьбу.

От родителей Рига давно уже не зависела. Зачисление ее в отряд давало эту привилегию. Зато теперь она зависела от короля, и ей ничего не оставалось, как изобразить неуклюжий реверанс (сказывалось последнее ранение) и покорно склонить голову в знак согласия:

— Как скажете, ваше величество! — и с этими словами поспешить прочь из дворца.

Вернувшись домой после приема, Регина, прихрамывая, взбежала по лестнице и с такой силой захлопнула дверь, что в окнах коридора зазвенели стекла. Пройдя, не разуваясь, в зал, опустилась в кресло и обессиленно закрыла глаза.

— Тира, что-то случилась? — тут же отвлек ее мягкий голос пожилой служанки.

— Ой, Ами, и не спрашивай. Его величество велел мне завтра быть на ярмарке невест, — девушка открыла глаза и невесело усмехнулась.

Ами всплеснула полными руками, испещренными пигментными пятнами, и радостно улыбнулась:

— Так это же замечательно, ваша милость! Может, муженька там себе подберете, себе на любовь, а мне на радость!

— Какая же ты фантазерка, Ами! — рассмеялась в ответ Регина. Затем ловко вскочила на ноги и чмокнула старуху в морщинистую щеку. — Вряд ли найдется чудак, готовый жениться на той, которая выше его на целую голову и хромает на одну ногу. Но бал можно как-нибудь пережить. Зато потом мне разрешено поступить в магическую академию Рубенхолл и пройти там курс обучения. Вот это действительно радость!

С этими словами Регина обхватила служанку за полную талию и закружила по комнате.

— Тира, вы с ума сошли! Вы же со мной по сравнению тростиночка, а поднимаете, словно здоровенный мужик!

— Сколько раз тебе говорить, что я в первую очередь офицер его величества, и лишь потом Регина ти Роуд, дочь мелкого сквайра, — с этими словами она приняла горделивую позу, в которой обычно изображали на парадных полотнах знаменитого генерала терр Гилля.

— Нет, милая моя тира, — возразила служанка, — в первую очередь вы миловидная молодая женщина, а уж потом все остальное. И посмотрите, до чего себя в этой армии довели! Одни кости да кожа остались! Марш мыть руки и садитесь обедать. Его величество опять, наверное, на угощение поскупился!

Ами служила хлипким мостиком между мирным прошлым Регины и героическим настоящим. Пожилая женщина не побоялась и сбежала вместе с молодой хозяйкой из дома. Первое время работала совершенно бесплатно, так как Риге нечем было платить жалование. И они вместе перебивались, чем придется. А сейчас, когда деньги появились (разведке элитной гвардии, как ни странно, Кирхард III платил более чем щедро), девушка старалась баловать старушку. За это она служила ей верой и правдой. И куда бы ни забрасывала лейтенанта ти Роуд судьба, она точно знала, что в столице есть уютная квартирка, в которой ее ждут и всегда рады.

После сытного обеда, служанка помыла посуду и когда вернулась в комнату, застала хозяйку, стоящую перед распахнутыми дверцами шкафа. Она внимательно смотрела на аккуратно разложенные стопочки брюк и носков, на висящие на плечиках рубашки и камзолы. Иногда ее взгляд опускался вниз, где стояли начищенные сапоги и форменные тупоносые ботинки королевских гвардейцев. Все было пошито из дорогих тканей и качество было первосортным. Но…

— Ами! У меня же нет ни одного платья! В чем я пойду на ярмарку? Вряд ли получится найти портниху, которая возьмется сшить мне что-то за ночь, — она горестно покачала головой. — А не пойти я не могу. Это прямое неподчинение главнокомандующему.

— Если учесть, что за ночь тебе вряд ли смогут что-то сшить, значит нужно пойти и купить готовое платье. По-моему, все просто как дважды два, — пожилая женщина пожала плечами.

— Но на мой рост не подойдет ни один наряд! — лицо девушки исказила болезненная гримаса. Казалось, что вот-вот грозный лейтенант королевской разведки разревется на пустом месте.

— Во-первых, ответьте мне на вопрос: какие цели для себя вы ставите? Найти на балу мужа, покрасоваться перед Освальдинскими кумушками или приятно провести время? А от этого мы будем плясать дальше, — женщина подошла ближе и погладила Регину по спине, приободряя и успокаивая ее этим нехитрым жестом.

Освальдинскими кумушками в их королевстве звали женщин того возраста, когда они еще не превратились в бабушек, но уже утратили первую молодость. И теперь от скуки собирались на любое мероприятие, проводимое в столице, которая гордо именовалась Освальдином. Понравиться этому сборищу означало благосклонные взгляды почтенных матрон в твою сторону и многочисленные приглашения на балы и званые вечера. Только без пяти минут аспирантку академии Рубенхолл это совершено не интересовало.

Найти мужа? Рига и от этой мысли отказалась лет так пять назад, решив, что, скорее всего, останется старой девой. Даже прикупила по случаю пару вдовьих чепцов. Но до сих пор не придумала, куда и когда будет их надевать. Служа в армии и видя мужчин с изнанки, она решила, что достойных экземпляров разобрали уже давно. А то, что осталось, ей категорически не подходило. Иногда девушки в этом вопросе бывают крайне близорукими, думая, что холостой мужской род заканчивается на престарелом соседе да вечно пьяном капрале, готовом волочиться за каждой юбкой. Холостяком был еще и его величество, но так высоко она не заглядывала даже с высоты собственного роста.

Приятно провести время? А вот это пришлось бы кстати. Неужели она не заслужила такой малости? Поэтому девушка улыбнулась, дернула острым плечиком, словно была заправской кокеткой, и пропела:

Тирлим-бом-бом, тирлим, бом-бом!

Пусть радость к нам приходит в дом,

и изобразила что-то наподобие чечетки.

— Ох, и стрекоза вы, ваша милость! — рассмеялась старушка. — И где это кокетство до сих пор пряталось? Вы так и не ответили на мой вопрос.

— Ами, ответ и так очевиден: я буду безмерно счастлива, если не захочу спать в первые же полчаса бала. Остальное меня волнует мало.

— Тогда вас не должно волновать, что видят перед собой люди, — старушка со вздохом окинула глазом свою хозяйку, жалея о том, что такая красота пропадает зря. — Главным будет то, что видите вы! Сейчас вы поужинаете и пойдете купите себе платье, которое более или менее подойдет на вашу фигуру. А у меня есть хороший кусок газа. С его помощью к вечеру я подошью оборку, и никто не догадается, что оно когда-то было вам коротко.

На этом и порешили. Регина с мыслями об академии переоделась в повседневный сюртук и пошла в магазин женской одежды недалеко от их квартиры.

По магазинам, да еще по отделам женского платья она не ходила очень давно, даже не представляла, что сейчас в моде и что следует покупать. И сегодня, открывая двери знаменитой лавочки мадам Пиро, замерла на пороге, то ли чего-то опасаясь, то ли ожидая чуда. Только чуда не произошло. Небольшое помещение пахнуло на нее пылью, летевшей от разрезанной ткани, духами дам, которые покупали здесь одежду, да ароматами швей, имевших свой неповторимый запах и передававших его вместе с платьем новой владелице.

Именно это открытие дало ей подсказку. Она решила, что платье подберет не по моде, которую не знала, и не по фасону или расцветке, а по приятному запаху.

Мадам Пиро с тревогой поглядывала на странную посетительницу в мужской одежде, которая подходила к нарядам и нюхала их. Регина краем взгляда поймала полноватую фигуру хозяйки салона, которая неотступно следовала за ней по пятам. Девушка стремительно развернулась в сторону мадам и вопросительно посмотрела. Пиро тут же резко отшатнулась, изображая святую невинность и складывая руки на объемном животе. При этом весь вид хозяйки сейчас изображал собой вопрос: а у этой посетительницы есть деньги, если у нее даже захудалого платья нет, только штаны и сюртук? Хотя мужская одежда была отменного качества и стоила целое состояние.

Рига остановилась около большого зеркала, в котором отображалась во весь рост, и разумно решила, что мадам, пожалуй, права. Поэтому достала из-за пазухи мешочек с золотыми килесками и протянула его хозяйке:

— Платье я обязательно у вас куплю, поэтому не волнуйтесь. Надеюсь, монет хватит?

Мадам молча высыпала деньги на стол, быстро пересчитала их и отправила обратно в мешок, а мешок в потайное место за корсажем, одновременно присев в реверансе:

- Да, тира. Если вы скажете, что хотите, мои девочки быстрее помогут вам выбрать наряд, — деньги воистину могут творить чудеса.

— Скажите, а я могу сначала посмотреть на девушек? Мне легче выбрать одежду, если я буду знать, кто ее смастерил.

Мадам, скорее всего, сильно удивилась, но виду не подала. И с непроницаемым лицом позвала швей. Тут же на пороге примерочного зала возникли четыре женщины в темных форменных платьях и длинных клеенчатых фартуках, которые защищали одежду от пыли, клея и острых краев каркасных прутьев, использовашихся при изготовлении кринолинов и корсетов.

Регина, недолго думая, стала по очереди подходить к каждой из них и втягивать носом воздух, пытаясь оценить аромат каждой из швей. Нет, она не ощущала постоянно запахи, которые ее окружают. Так можно было бы сойти с ума. В голове ти Роуд словно стоял переключатель. Поэтому, когда она сосредотачивалась, то могла чуять то, что простым смертным было неподвластно. В обычной же жизни Регина разве лишь немного отличалась от среднего обывателя.

Первая мастерица пахла полынью и бескрайней степной дорогой, раскаленной полуденным солнцем. Именно такие сложные видения возникали в голове Риги. Ее наряды отлично должны были подходить для путешествий.

Вторая источала аромат утреннего леса, когда зелень блестит от капелек росы. Скорее всего, она шила прекрасные наряды для уютного дома.

Третья пахла смесью розы и мускуса. С этим ароматом перед взором открывались картины роскошных покоев. Ее наряды явно подходили для соблазнения мужчин.

И лишь четвертая швея пахла морозной свежестью. Так обычно пахнет белье, которое крестьянки без магии вывешивают сушиться его на морозе. Такая мастерица должна вкладывать в наряд чистоту и непорочность. Именно она могла сотворить такое платье, которое подошло бы для целей Регины.

— Мне, пожалуйста, покажите готовые платья, которые сшиты вот этой девушкой! — пальчик в лайковой перчатке показал на выбранную швею. — Остальные могут быть свободны.

Военная служба научила ти Роуд четко выражать свои желания и правильно отдавать команды. В бою от оперативности и правильности слов зависела чья-то жизнь.

Мадам Пиро удивленно вскинула брови, но затем быстро взяла себя в руки и спорить с покупательницей не стала. Лишь коротко скомандовала:

— Мариша, принеси все готовые платья, которые есть у тебя в наличии.

Девушка скрылась в подсобном помещении, чтобы через пару минут показаться с ворохом одежды, выполненной в голубых, синих и белых тонах.

— На заказ они шьют то, что требуют клиентки. А когда есть свободное время, я им разрешаю творить на свое усмотрение. Поэтому у нас всегда есть запас готовой одежды, который также пошит в единичных экземплярах, — дала разъяснения мадам, словно покупательница испугается и передумает у нее покупать. — Посмотрите, что вам понравится.

Платья были красивыми. Они переливались перламутровым блеском, который отбрасывал на атласную ткань жемчуг. Юбки из тюля были воздушными и красиво колыхались от малейшего дуновения воздуха. И Регина снова растерялась. Посмотрев на швею, которая замерла в ожидании, решила спросить ее мнения:

— Скажите, Мариша, а на ваш взгляд, что мне больше подойдет?

Женщина сначала побледнела, затем покраснела и сдавленно прошептала:

— Тира, вы очень высокая и худенькая. Сразу ни одно платье не будет вам как раз. Все нужно переделывать. Думаю, вот это требует меньшей переделки. Оно на шнуровке и может затягиваться по фигуре владелицы, — с этими словами она достала платье с открытыми плечами. Лиф был пошит из белоснежного атласа, юбка была из многослойного фатина, цвет которого перетекал из нежно-голубого в темно-синий. — Примерьте, пожалуйста!

Регина зашла за ширму, скинула мужской костюм. Швея помогла ей облачиться в воздушную ткань и подвела к зеркалу. Из-за стекла на Ригу смотрела напуганная брюнетка в красивом платье, которое было коротко в длину, но болталось как на вешалке в ширину.

— М-да, — задумчиво проговорила она. — Я-то думала, что надену платье и сразу стану «ах, барышня». А как была солдатом королевской армии, так им и осталась.

— Тира, если вы мне дадите два дня… — начала говорить швея.

— Мариша, нет у меня этих двух дней. Я завтра вечером должна присутствовать на ярмарке невест! — покачала головой покупательница.

— А чем вы, голубушка, раньше думали? — всплеснула руками мадам, заглянувшая в этот момент за ширму. — Тем более с такой нестандартной фигурой. Мы многое можем, но все же не волшебницы!

— А раньше, простите, — Рига развела руки в стороны, — я на этот бал совсем не собиралась. Заверните мне его. Ами обещала оборку по подолу пришить. Будет не так коротко.

— Я не знаю, кто такая Ами, но позорить собственную фирму не позволю! — неожиданно встала на защиту наряда хозяйка. — Мариша сама пришьет оборку. Все-таки у профессионала это получится лучше. А вот с корсетом мы сделать ничего не успеем. Вам придется просто затянуть его по максимуму. Можно еще поясок привязать, не так видно, что лиф широковат.

На этом и остановились. Рига добавила еще пару золотых за срочность, пообещав завтра в обед платье забрать.

Глава 2

В полдень девушка отправилась в мастерскую за платьем. Чуда она не ждала, но все-таки немного волновалась. ...

Скачать полную версию книги





«Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики