Тропа до звезд (fb2)

- Тропа до звезд 1.19 Мб, 260с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Александр Лепехин

Настройки текста:



Александр Лепёхин Тропа до звезд

Пролог

— Лоцман, на мостик. Лоцман, на мостик, готовность полчаса!

Саймон приближался к месту своего назначения. Коридор почти незаметно изгибался, следуя обводам старборда, потолочные панели светили мягко и без теней. Коммуникации за декоративными, покрытыми пост-кельтским орнаментом панелями неявно шуршали потоками фотонов. Все было, как всегда: обыденность рабочей вахты.

В принципе, Саймон мог не торопиться: корабль бы никуда не делся. Особенно без него. Но Профсоюзные наставники и кураторы настоятельно рекомендовали стараться «не обострять» и «не заноситься». Он, собственно, старался. Получалось не ахти.

«Характер — как вещь в себе: уж если он есть, то в рукав его, словно пятого туза, не спрячешь». Эту шуточку регулярно выдавал Чжао Лян, одногруппник Саймона по учебке. Правда, совершенно непонятно было, где он ее подцепил. Последние лет сто бумажные или пластиковые карты вживую можно было увидеть разве что в музее, где-нибудь в Петергофе или Берлине. Лян же вообще родился на Сириусе-Б-Четыре, а на Земле впервые оказался после зачисления на курс. Строго говоря, коренным землянином в группе был один Саймон. Все остальные «понаехали»; точнее, «поналетели».

И в самом деле, характер господина коренного землянина, гордости курса и всея Академии — ну, как минимум, последних пяти выпусков — был далеко не сахарным. А также не медовым и не карамельным. Предположения по этому поводу высказывались разные.

Одни, поправляя декоративные очки, упирали на то, что лоцман — в принципе профессия специфическая, требующая вполне определенных умственных усилий, а человек думающий не может не ощущать себя в известной мере выше вот этого вот всего. Другие же ссылались на статистику, помахивая старомодными распечатками выборок и корреляций, мол, генотип лоцмана сам по себе обуславливает ряд особенностей эмоционального и личностного толка. Споры кипели, как орбитальный трафик в час пик, и утихать не собирались.

Как-то, веселья ради, Лян залез на стол с ногами и зачел однокурсникам ряд выдержек из статей, мусоливших обе версии. Саймон в дискуссии не участвовал, демонстративно отсев и отвернувшись. Учитывая, что сам оратор обладал широчайшей душой и был в доску свой парень, в его случае авторы и их источники крепко обмишурились. А вот с землянина — хоть портрет пиши: лоцман типовой, vulgaris, в привычном состоянии духа.

Ну а чего вы хотели от человека, у которого минимум шесть официальных лоцманских поколений в генеалогическом древе и половина лоцманских же Семей в той или иной степени родства? «Лоцман, лоцман, лоцман», — жужжали в уши с детства. Саймон был готов проклясть Абрахама Фишера, своего знаменитого предка, с легкой руки которого журналисты и подхватили это липкое словечко. Как тот сказал тогда: «Я — тот, кто провел судно по безопасному маршруту. Получается, что я лоцман?» По всему выходило, что шуточки и шутники дотянулись до Саймона еще до его рождения.

Утешало одно: он действительно был лучшим.

Тот же Чжао Лян, несмотря на высокие ожидания своего куратора, не осилил на выпускном экзамене больше десяти парсек. Ну, десять с квантами, но это уже мелочи. Просьбу о пересдаче удовлетворили — явно под давлением все того же куратора, какого-то дальнего родственника Адамски-Фишеров, из побочной ветви. Сам Лян краснел, бледнел, забывал про свой обычный юморок и заявлял, что он, собственно, не претендует. На повторной аттестации выдал тот же результат — и от него отступились.

«Ну что, тихоходы нам тоже нужны», — сказал ему тогда Саймон и хлопнул по плечу. Он спиной чувствовал взгляд одногруппника, пока шел по коридору к своим. К Семье. К отцу, к матери, к многочисленным братьям, сестрам, дядьям, теткам и кузенам. К прямым потомкам «того самого» Фишера, безо всяких ветвей. Потому что если ты Фишер — ты всегда показываешь высший класс. А остальные пусть себе мелко плавают.

Нет, ну серьезно. Пятьдесят парсек — и это в неудачный день. Прямо скажем, на экзамене Саймон даже не вспотел. Он был слегка похмелен, это факт — выдалась на редкость загульная ночка, и у него побаливала голова. Галстук, скатанный в компактный и крайне дорогой рулон, кокетливо выглядывал из кармана слегка помятого и тоже крайне дорогого клубного пиджака. Приходилось носить этот атавизм, вместе с непрактичными светлыми брюками и мокасинами от Tod’s. Никаких тебе гидрозащитных и адаптивных тканей, только натуральные хлопок и шерсть — именно потому на брюках красовалось слегка замытое, но отчетливое пятно. То ли Glenlivet, то ли Laphroaig, помнилось смутно. Встрепанные темные волосы, породистый профиль, ярко-синие, «фишеровские» глаза — характерные для всех прямых потомков. И фирменное же «фишеровское» нахальство.

Да, господа комиссия, он готов к экзамену. Нет, никакого недомогания. Нет, не стоит переназначать. Да, действительно, на самом деле готов — он, что, настолько невнятно изъясняется? Возможно, возможно, это бывает с недосыпа. Конечно же, практиковался всю ночь, неужели не заметно?

Кому-то другому подобное поведение с рук не спустили бы. Потомственному Фишеру прощалось буквально все. Втайне Саймон планировал разозлить кого-нибудь из комиссии, вывести из себя, чтобы ему указали на дверь — а еще лучше на шлюз. Просто чтобы отец не выглядел таким самодовольным, ожидая его в коридоре. И чтобы Лян не расстраивался. И чтобы ребята не шептались за спиной. Но в итоге он «взял полтинник», не особо напрягаясь, а потом, на волне внезапного приступа гордости, выдал пассаж про тихоходов…  И больше они с Ляном не разговаривали.

Саймон отогнал воспоминания. Почему-то они накатывали каждый раз именно тогда, когда по корабельной связи объявляли «на мостик». В принципе, никакой необходимости в этом не имелось — судовой ИИ рассылал уведомления на личные смарты и вообще был большим умницей. Но пустотники уважали традиции. Даже такие странные, как брюки, пиджак и галстук.

Впрочем, сейчас эти элементы туалета остались аккуратно сложенными и убранными в багаж. Во время работы предписывалось носить удобный, хоть и слегка безликий комбинезон. Безликость была относительной — любой желающий мог уяснить, что перед ним не механик и не бортпроводник, обратив внимание на шеврон. Особо «одаренные», в жизни не видевшие лоцманской «звездной тропы» — профессионального знака Профсоюза, — отправлялись по известному адресу — в смысле, в сетевые энциклопедии.

На подходе к мостику дежурно торчал космопех. Саймон невольно ухмыльнулся: словечко звучало так же по-дурацки, как и «лоцман», но так же неизбежно прижилось. Совершенно, правда, выходило непонятно, от кого эти бравые парни, закованные в легкие пехотные оборонительные комплексы, должны были, собственно, оборонять. Легендарных Чужих в обитаемом космосе не нашлось и не предвиделось; беспорядки, возникавшие на тех или иных колониях, не выплескивались за пределы гравитационных колодцев, а пираты…  Если на корабле наличествовал лоцман — ему не страшны были никакие пираты. По крайней мере, так показывал весь имеющийся у человечества опыт.

Когда Саймон, делая страшно деловой вид, прошагал к трапдору, космопех отдал честь резким, механическим движением. Впрочем, он и выглядел в своей броне, словно андроид. «Хорошо, что не додумались тяжелых «Голиафов» на пассажирские суда ставить, — подумалось ехидно. — Такой бы точно весь коридор занял».

Гермодверь мягко щелкнула за спиной, и, наконец, мостик оказался достигнут. Капитан, крепкий, опытный флотский в возрасте около сорока, щеголявший густыми пшеничными усами, уже полусидел в своем ложементе, обозревая с нейромаски отчет по работе систем корабля. Физиономия у него была кислая.

— Машинное! Чиф, ну что там у тебя?

Саймон подключился к капитанскому каналу — маленькие привилегии лоцмана. Впрочем, виду не подал: не имело никакого смысла ссориться с «хозяином» судна. Пока что. Слушая объяснения старшего механика, он прошел к своему загону.

— Полпроцента мощности как корова языком слизнула, кэп. Ума не приложу…

— Нам эти полпроцента погоду делают? Вообще, когда ты последний раз видел живую корову?

— Обижаете, кэп, на прошлых выходных внуков в зоопарк водил. Ну, ежели вы скажете, так я и дам добро. Однако по прибытии надо бы задоковаться: полпроцента туда, полпроцента сюда…

— Добро даю, заявку скинешь мне на подпись. Гони зеленый, у меня сейчас лоцман звереть начнет, а бизнес-класс устроит бунт.

— Еще ж пятнадцать минут до готовности. Ну лады, лады, ставлю «годно».

Капитан пошевелил пальцами, приняв подтверждение от машинного отделения, а затем, сдвинув маску, обратился к Саймону:

— Лоцман, приветствую на мостике. Пост ваш.

Тот важно кивнул.

— Лоцман пост принял. Звереть не собираюсь. Обещаю.

Капитан на мгновение замялся, но сделал вид, что толстого намека не уловил. Вместо замечания об этичности подслушивания переговоров с командой, он вернулся в сеть и продолжил опрос служб.

— Жизнеобеспечение?

— Подтверждаю.

— Медотсек?

— Готов.

— Оборона?

— В режиме.

— Стюарды?

— Секунду…  Готовы.

— Стюарды, проблемы?

— Никаких, подтверждаю. Полностью готовы к обслуживанию пассажиров.

— Принято. Ну что же, — теперь он снова обращался к Саймону, подчеркнуто деловито и нейтральным тоном, — мы на стабильном курсе, вектор по касательной, скорости выравнены. Дело за вами.

Лоцман был единственным членом экипажа, который не пользовался ложементом. Строго говоря, он и не являлся одним из корабельных служащих — Профсоюз договаривался с владельцами линий, и назначения на конкретный рейс согласовывали вне обычных флотских расписаний. Да и ложементы оставались скорее такой же данью традиции, как и галстуки с пиджаками, и присутствие военных на борту. Но только лоцману требовалась полная свобода действий и движений — которую, как ни парадоксально с таким названием, ему обеспечивал загон.

Выглядело это как невысокий, в десяток сантиметров, круглый пьедестал. Саймон прошел на середину, подключился — и тут же воспарил над полом. Силовое поле мягко обхватило его и приняло в самые нежные во Вселенной объятия. И самые надежные: что бы ни произошло с кораблем, лоцман остался бы жив. Слишком уж он был ценен, слишком уж редок, слишком дорог. Для всего человечества.

— Приступаю через пять, — предупредил Саймон, и капитан продублировал по общей связи:

— Господа пассажиры, через пять минут мы переместимся в систему нашего назначения. Капитан и команда желают вам приятного перехода.

Фраза тоже являлась чистой формальностью. Просто корабль вместо «тут» оказывался «там», в одно мгновение, без каких-либо внешних эффектов; переход не ощущал никто. Никто — кроме лоцмана.

Потому что именно лоцман и был переходом.

Вы когда-нибудь пробовали поднять космический корабль? Да, вот так, при полном «g», а то и более — поднять на собственных руках, взвалить на себя и не отпускать ту долгую, бесконечную секунду, пока мир вокруг сворачивается в игольное ушко, в субатомную горошину, а потом разворачивается обратно целиком. И при этом вроде бы понимаешь, что все ощущения строго субъективны, что происходит это сугубо в твоей голове, что на деле ты просто висишь в коконе силового поля и работаешь исключительно «силой духа», «верхней чакрой», «движениями анимы» — в общем, какие там еще были у яйцеголовых версии по «феномену лоцманов»? Но все же впечатления были непередаваемыми.

Поэтому, когда пять минут истекли и прозвучал предупреждающий сигнал, Саймон затейливо выматерился, поплевал на ладони…

И поволок.

Часть первая

Глава 1

Сам по себе транспорт серии «Нарвал» не являлся космическим аналогом древних океанских кораблей. В том смысле, что у него не было объемистых трюмов или многочисленных пассажирских кают. Нет, у экипажа имелись свои жилые площади — порой приходилось в прямом смысле дневать и ночевать на работе. Проще выходило перекантоваться в казенном уюте каюты или кубрика, чем гонять в гравитационный колодец или до терминала штатный челнок.

Больше всего корабль напоминал рыбий скелет. Вот крупная, вытянутая «голова» кабины, вот «хребет» с консолями-«ребрами» и закрепленным сверху «плавником» энергетической установки, вот «хвост» с развернутым оперением сенсорных мачт. Поднимающиеся с планеты лихтеры с грузом и пассажирами облепляли остов, фиксируясь на консолях и словно создавая «плоть» этой межзвездной «рыбы». Которая, в отличие от них, никогда не смогла бы нырнуть в глубины атмосферы и дотянуться до «дна» — до поверхности планеты.

Саймону порой вспоминалась та пара месяцев, которую он провел на лодке дяди Анджея. Тот в свое время, после очередной размолвки с ныне уже покойным дедом, послал всю родню на дальний вектор, отказался от прав, привилегий и доли в Семье, получил полагающуюся по Укладу Семей компенсаторную пенсию и купил себе яхту. Морскую, как в старину. И уплыл на ней куда-то в сторону Фиджи. Ловить рыбу, загорать на палубе и перевозить всякую мелочевку между островами.

Дядя Анджей был гей. Естественно, это вызывало трения. Настоящий Фишер обязан хоть тушкой, хоть чучелком, но произвести на свет потомство, и желательно побольше. Талант лоцмана не манифестировал себя в брате будущего главы Семьи, но это не имело значения. Неуловимый ген, отвечавший за способность чувствовать пространство, улавливать колебания массы и во мгновение ока переноситься, делать шаг по звездной тропе из одной точки галактики в другую — он мог проявиться и через поколение, и даже через два. Кровь лоцманов оставалась драгоценностью. Дар оказался редок, научными методами принципиально невоспроизводим, и между человечеством и иными мирами всегда маячил призрак молчаливой, устрашающе одинокой пропасти. Поэтому Анджея осуждали.

У дяди Анджея был любовник — и многочисленные друзья. Ни разу ни один из них не допустил в сторону Саймона каких-либо сальностей или намеков. Ни разу не упомянул о том, что молодой человек мог бы пересмотреть свои взгляды на половую жизнь. Самому будущему курсанту стукнуло на тот момент лет пятнадцать, и вкусы его, как ему тогда казалось, уже вполне сформировались. Казалось, конечно, ошибочно, но общая тенденция светила ясно: в будущем Саймон вполне мог стать новым «племенным жеребцом» Семьи. Когда подобные безрадостные мысли накатывали на подростка, дядя Анджей молча вручал ему гарпун — и они плыли куда-нибудь за риф, ловить массивных тунцов и проворных марлинов.

Именно на марлина походил собой корабль при взгляде со стороны. В момент перехода лоцман всегда как бы покидал свое тело и видел происходящее в комплексе. У каждого это происходило по-своему, но в одном сходились все: ты словно удерживал здоровенную, неудобную тушу из металла и керамокомпозитов на руках. А вокруг шуршал, пульсировал и переливался огнями древний космос. Жутко — и монументально, до судорог в душе прекрасно. Жалко только, что художников среди лоцманов практически не было. Не поощрялось.

Из субъективно бесконечного транса вырвало прорывающееся в голосе капитана раздражение. К слову, вполне понятное.

— Мы на границе экзосферы Нового Эдинбурга. Лоцман, вы нас в термопаузу воткнуть хотите?

Саймон открыл глаза. Не самое необходимое действие: смарт, замкнутый на корабельную сеть, уже начал транслировать картинку, снабженную векторами, коридорами, пиктограммами и пояснениями. Мда, увлекся малость.

Среди лоцманов считалось эдаким шиком «притереть» судно вплотную к атмосферному пределу для межзвездных кораблей. Те, естественно, никогда не шли на посадку, ревя двигателями и мужественно преодолевая встречные потоки бушующей на обшивке плазмы. Подобные выдумки стоило оставить на совести режиссеров тридео. Во-первых, гравитационные зеркала работали бесшумно. В том числе и на взлетно-посадочных модулях, которые по старинке называли «лихтерами». А во-вторых, конструкция межсистемного носителя не предусматривала маневров в атмосфере. Максимум — приблизиться к точке оптимальной дистанции высадки. И не впилиться при этом в соседей по орбите.

Впрочем, Саймону лоцманские понты были до фотосферы. Просто он, несмотря на всю свою показную небрежность, грешил некоторым перфекционизмом. И в данный момент морщился от совершенной ошибки.

— А вы куда смотрите? — огрызнулся он, не желая признавать промашку. — Ваш корабль, вы и командуйте.

Капитан снова сдвинул нейромаску и уставился на хама. «Вот же, — подумалось Саймону, — здоровый, крепкий сорокалетний мужик, наверняка уже не меньше полусотни тысяч налета. А приходится терпеть эдакого молокососа с гонором. Меня, то есть». Он дернул уголком рта и попытался сформулировать извинения так, чтобы не звучало обидно ни для кого из присутствующих, но тут на мостике моргнул свет.

А вслед за этим пришло непонятное. Пугающее. Чуждое.

Сколько Саймон себя помнил, он всегда ощущал мир вокруг. Не только зрение, слух, обоняние и осязание — постоянно было что-тоеще. «Нюх на массу», — как шутили курсанты. «Барионное видение», — как предполагали некоторые ученые. Это что-то и отличало «ходоков до звезд» от простых «пешеходов» — как иронизировали в лоцманской среде. Юмор, естественно, был злой.

Саймон никогда не терялся в невесомости. Он всегда мог сказать, с какой стороны находится гравитационный колодец. Он мог почувствовать приближение корабля на встречном курсе. На поверхности планеты эти чувства оказывались спутаны, приглушены — масса геоида, строения, люди, машины. Впрочем, определить, что за углом кто-то стоит и ждет, труда никогда не составляло. Это отменяло любые сюрпризы — как приятные, так и не очень.

И вот теперь все это пропало.

Лоцман висел в силовом поле, в пределах загона, и от удивления не мог произнести ни слова. Зато слова нашлись у первого пилота, который вышел на капитанский канал из своего компартмента:

— Что за ерунда? У меня коррекция не отрабатывает.

Капитан нахмурился, вернулся в сеть и уточнил:

— Что значит, не отрабатывает? Диагностика движков есть?

Отозвался второй пилот:

— Нет, и у меня тоже. Спросите у машинного, что они там намудрили.

— Принято. А ведь чиф словно чуял засаду…  — пробурчал капитан, а затем обратился к Саймону: — Лоцман, перенесите нас на стабильную орбиту.

— Не могу, — сквозь зубы прошипел тот.

Молчание длилось пять секунд. Затем капитан ровным, усталым голосом произнес:

— Я не вполне понял. Повторите?

— Повторяю, — ядовито выплюнул Саймон. — В силу не зависящих от меня причин не могу осуществить перенос судна на безопасное от планеты расстояние. Кэп, — он поежился, обхватил себя руками и уставился куда-то за командирскую консоль, — я космоса не чувствую.

Собеседник еще пару секунд переваривал услышанное. Затем окончательно стянул нейромаску, деактивировал силовые амортизаторы, отстегнул ремни и встал из ложемента.

— Что. За. Хрень, — раздельно произнес он. — Как это, «не чувствую»?

— Ну, вот так, — сощурился Саймон, подплыл к границе загона, опустился на палубу и сделал шаг в сторону. — Словно отрубили от пространства. Такого раньше не случалось.

— Прыжковый синдром? — озабоченно уточнил капитан. Нет, все-таки нормальный он мужик. Не бросился обвинять, не начал паниковать. По лицу видно, что параллельно просчитывает варианты и прикидывает шансы. Саймону до его выдержки оказалось далеко. Он отключил загон и уселся на край постамента, стараясь не выдать дрожь в коленках.

— Другое. Синдром появляется только после перенапряжения. И начинается не сразу. И лоцман все равно чувствует мир — просто он…  Устает. Как старик от жизни, — попытался он дать внятное объяснение. Капитан кивнул.

— Ясно, но мне это не поможет, — не возвращаясь к маске, он махнул рукой над консолью. — Пилотажный, порадуете?

— Никак нет, — голос первого был глух и растерян. — С машинным-то что?

Капитан хлопнул себя по лбу и переключился.

— Чиф, у нас тут проблемка…

— Драть нас всех через мезон проблемка! — гаркнуло в ответ. — У меня все, все ходовые генераторы потухли! На аварийке тянем!

Саймон с интересом понаблюдал, как самый главный человек на корабле жует губами.

— Перезапуск?

— Пробовал, — отрезали с той стороны.

— На холодную?

— Пробовал.

— Ну…  На горячую?

— Да пробовал я, коротыш мне в дышло! — кипело в канале. — Да, без приказа. Но сам понимаешь…

Капитан понимал. Понимал и лоцман: старший механик лично отвечал за любые неполадки в своем хозяйстве. Если что-то шло не так, и можно было решить проблему, не привлекая внимания начальства — восемь из десяти стармехов постарались бы провернуть дело тихой сапой.

И тут корабль вздрогнул. Капитан молнией бросился к ложементу, схватил нейромаску, изучил диагностику.

— Отделился наш челнок. Телеметрия с борта заблокирована, удаленного контроля нет, — констатировал он. — Мне одному это не кажется совпадением?

Совпадением это не казалось никому. Тут же прорезался пост обороны:

— Кэп, мы санкционировали вылет?

— Ни в коем разе, — с оттенком злорадства отметил тот. — Можете аккуратно пробить ему зеркало? Чтобы не развалился до появления силовиков?

Оборона откашлялась.

— Со всем уважением, кэп, но пока генераторы по нулям — я могу только вытянуть палец и сказать «пиу-пиу!» Что там у нас происходит, к слову?

— Работаем, — лаконично отрезало начальство, снова отключилось и устало потерло лицо. — Нет, ну вот же гадство…

Впервые Саймон наблюдал, как человек в экстремальной ситуации изо всех сил старается держать марку. Сам он, если честно, был на грани отчаяния. Пространство продолжало молчать, и это угнетало даже больше падающего на планету корабля. Тишина. Одиночество. Бессилие. Больше всего на свете молодой лоцман ненавидел бессилие.

И когда уныние стало сменяться яростью — он словно что-то почувствовал. На самой грани, на полувздохе, на полувзгляде. Знакомое дуновение эфирного ветра, голос материи и отклик структуры вселенной. Звон в ушах и щекотка в мизинцах. Пение гравитации…  Он вскочил.

Да, что-то определенно есть! Продолжая распалять себя, Саймон потянулся, поднялся на цыпочки, рванулся…

И сделал шаг.

И оказался в собственной каюте. Далось ему это, прямо скажем, нелегко. Руки дрожали, ноги подламывались — словно он только что пытался перетащить с орбиты на орбиту целый планетоид. Пот заливал глаза, и шатало, как после удачного вечера. Но ведь получилось!

Решение пришло как-то само собой. Прислонившись к стене, чтобы не упасть, и выдернув из держателей аварийный комплект, он развернул легкий скафандр, проверил кислород и аккумуляторы, влез внутрь, пристегнул на пояс штатный шокер-парализатор…  Со смарта раздался голос капитана.

— Лоцман, вы что там творите?

Саймон мотнул головой, пытаясь разогнать звездочки перед глазами.

— Некогда, кэп. Попробую постучать в шлюз к беглецам.

Секунда раздумий, потом по связи одобряюще уточнили:

— Получится? Посылаю к вам отделение космопехов, возьмете с собой.

— Не стоит, — отбился Саймон, собирая себя в фокус и проводя затверженные процедуры тестов. — Я все еще словно подушкой хлопнутый. Если промахнусь…

— Если промахнешься, — внезапно перешел на «ты» капитан, — погибнем все. Лихтеры ведь не отстегнуты…  Я пока не объявлял чрезвычайного положения, но мы по-прежнему падаем.

— Когда я учился на втором курсе, — лоцман проверил шлем и замкнул забрало, — мы с однокашниками угнали старый буксир, который значился нашим тренировочным судном. Пятеро идиотов хакнули управление и решили покататься по системе.

— Ну? — в голосе собеседника звучало недоумение. Пришлось пояснять.

— А чтобы нас не спалили, от станции мы уходили на малой реактивной тяге. Обманули внутренний шлюз, и кислород из помещений подтолкнул нас, словно шампанское — пробку.

Снова молчание. Наконец, задумчивый тон дал понять, что сказанное услышано:

— Можно попробовать. Сейчас предупрежу стюардов, да и чиф тоже захочет послушать, расскажешь ему…

— Некогда, кэп, — пришлось прервать реплику. — Я уже иду.

— Хорошо, — ответил капитан. Голос его дрогнул. — Удачи. Удачи…  Сынок.

Саймон сосредоточился. Надо разозлиться, сказал он себе. Эти козлы решили уронить целый корабль — и подгадить лично ему. Они знали, что лоцман молод, что он выпендрежник и фанфарон. Они что-то сделали с миром вокруг него — и мир почти перестал откликаться на его зов.

Но именно что почти.

Саймон сосредоточился. Потянулся. И шагнул.

Глава 2

Сороковые годы двадцать первого века дались человечеству нелегко.

Серия сверхмощных вспышек на Солнце чуть не погубила цивилизацию. Коммуникации сыпались, словно карточный домик. Перегрузки на энергосетях вызывали массовые блэкауты. Атмосфера сошла с ума — за штормами и ливнями следовали засухи и штили, зимой в тропиках выпадал снег, а что творилось в переходный сезон, лучше и не вспоминать. Пророчества о конце света плодились, как крысы на продовольственном складе.

Но именно тогда несколько энергичных, предприимчивых политиков самых влиятельных государств — Китая, России, США, все еще объединенной Европы и начавшего поднимать голову Ближнего Востока — решили, что так дальше продолжаться не может. И выработали беспрецедентный по уровню международного сотрудничества план.

Во-первых, подразумевалось урегулирование многочисленных политических разногласий. Организация Объединенных Наций, бывшая до того момента, по сути, номинальным «клубом по интересам», наконец стала именно той структурой, которая смогла объединить страны и народы. Генсек ООН получил невиданные доселе полномочия — со всей сопутствующей ответственностью, конечно же. Даже самые радикальные «ястребы» осознали, насколько хрупок мир. И как легко его потерять — вовсе не из-за войн, а по прихоти своенравной Матери-Природы.

Во-вторых, были проведены расчеты по взаимному интегрированию экономик. Как с определенным удивлением обнаружили аналитики Второго комитета, синергия отказа от межгосударственной конкурентной борьбы давала такие приросты, что стоило задуматься, почему не могли — или не хотели? — проделать нечто подобное раньше. Впрочем, тут же в обиход вошла знаменитая русская пословица: «Пока гром не грянет, мужик не перекрестится». С поправкой на политэкономическую специфику, естественно.

И в третьих — а по сути, это и ставилось основной целью, — началась разработка программы по освоению Солнечной системы. В перспективе же — по выходу за ее пределы и созданию колоний на пригодных для жизни мирах, возле иных звезд. Смыслом этого шага было перераспределение генетического пула человечества и остальной биосферы Земли — реализация древнего принципа «не складывай все яйца в одну корзинку». То есть, космическая экспансия.

И все шло в меру гладко, пока в две тысячи пятьдесят первом году газовый танкер «Фархад» не оказался в поле тяготения Юпитера с поломкой основного плазменного эмиттера…

Историю своей Семьи приходилось учить наизусть. Никто никогда не знал, где на него мог выпрыгнуть неугомонный репортер с ритуальным вопросом: «Скажите, вы ощущаете ответственность перед своими великими предками?» В учебке Саймон поднабрался разноязыких ругательств — и венгерских, и японских, и, естественно, припал к неисчерпаемой кладовой могучего русского мата. Нередко подмывало применять, но это привело бы к долгому, занудному мозгоедству со стороны родни. А выслушивать морали и поучения было еще одной вещью, которую молодой лоцман терпеть не мог.

Впрочем, именно похождения Абрахама Фишера пришли ему на ум, когда Саймон буквально ввалился в крохотный грузовой отсек челнока. Вместе с навыками в области инвективной лексики: перестраховавшись, он шагнул подальше от основной массы, и оказалось, что промахнулся на пару метров выше уровня пола. Искусственная гравитация небольшого судна позаботилась о том, чтобы приземление вышло не сильно мягким.

Радовало только одно. Потирая ушибленный бок и шипя проклятия сквозь зубы, неопытный десантник отметил, что на челноке пространство ощущается уже гораздо привычнее. Впрочем, оно и понятно: кораблик успел довольно резво отмахать не меньше тысячи километров, когда не иначе как чудом его сумел догнать Саймон. Прислушавшись к себе и к миру вокруг, лоцман переполз за ближайший контейнер с припасами и взял оружие в подрагивающие после тяжелого перехода руки. Система наведения подключилась к смарту и выдала пару предполагаемых целей: она тоже почувствовала людей.

Саймон прикрыл глаза, игнорируя кружение звездочек под веками. Потом сверился с объемной картой и покивал сам себе. Выходило, что в ближайшем коридоре, возле энергоузла, стоит как минимум один человек. Еще двое сидят в пассажирском отделении. И, судя по всему, должен иметься пилот — если, конечно, эти деятели не посадили за штурвал ИИ. Но стоит подозревать худший вариант.

Плохо было то, что дверь в коридор находилась прямо рядом с упомянутым узлом. То есть, высунуться, прокрасться и тихонечко пальнуть не получалось. Что ж, оставалось действовать нахрапом.

Нельзя сказать, что Саймону не было страшно. Он запросил у корабля перечень персонала на борту, используя лоцманский доступ к системе — и та вдруг отказалась выдать конкретику. По всему выходило, что работают не простые хулиганы, а вполне серьезные люди. Так что поджилки подрагивали. Да и от перехода, совершенного «через не могу», он еще не вполне отошел. Но тут уже помогала злость — она, казалось, придавала и сил, и решимости. Впервые в жизни лоцман порадовался своему дурному характеру.

Спотыкаясь, он добрался до трапдора и прислонился к косяку. Хорошо, что подрагивающие пальцы и комок в животе не повлияли бы на меткость: микроконтроль эжектора у модели «Скат-47» был на высоте. Сколько часов на семейном стрельбище проведено — и не сосчитать. Отец всегда настаивал на том, что Фишер должен уметь защитить себя, даже в одиночку. Вот и пригодилось.

Но как же тяжело сделать шаг! Всего один шаг, даже не лоцманский — а просто выйти за дверь, держа перед собой оружие, и нажать на спуск. Потому что человек, стоящий в коридоре, тоже почти наверняка вооружен. И у него может быть отнюдь не гражданский станнер. Всего один шаг до смерти. Ну хорошо, не до смерти, по крайней мере, не такой уж неминуемой — только лишь до шанса умереть. Погибнуть — и утащить за собой всех остальных. Всех пассажиров, весь экипаж, плюс, возможно, случайные жертвы на поверхности планеты. Пускай в обычной, мирной жизни обыватели вызывают в лучшем случае неприязнь. Но нельзя же махнуть на них рукой и сбежать?

Признаться, идея искушала. Саймон сжал губы в нитку и помотал головой. «Нет, — сказал он самому себе, и на место секундной слабости пришло знакомое раздражение. — Хрен им, а не побег. Почему? Да потому что. Из гордости. Из вредности. Потому что если ты Фишер — ты не бегаешь. Ты идешь и делаешь свой шаг. Вперед».

И с этой мыслью он вывалился в коридор.

Парень, ковырявшийся в некоем устройстве, больше всего напоминавшем мусорную урну, начиненную неудачными экспериментами кружка «Юный Техник», успел обернуться. И даже потащить из креплений на поясе нечто подозрительное. И начать выкрикивать предупреждение. Но все-таки у Саймона была фора.

Тело свалилось на мягкое покрытие пола. Лоцман не шибко изящно скорчился за тумбой с проводами и взял пять секунд на отдышаться. «Так, — мысленно похвалил он себя, — не все фотоны еще пропиты по кабакам. Выберусь — загоню свою тушку в спортзал. И перестану филонить курсы выживания. И вообще».

Лицо оглушенного казалось знакомым. «Кто-то из персонала машинного отделения», — вспомнилось Саймону. Любопытно, что считать личную метку тоже не выходило — у «пиратов» в команде явно имелся толковый хакер. Возможно, именно его он сейчас и завалил.

Урна, мерцающая индикаторами, вызывала закономерный интерес. По всему выходило, что это именно на ее цифровой совести лежал саботаж генераторов и лоцманских способностей. Однако следовало поторопиться — до входа в плотные слои атмосферы, даже если капитан последует совету Саймона и придаст кораблю ускорение «по старинке», оставалось всего ничего. Сверившись с пространственным чутьем и убедившись, что остальные диверсанты еще не в курсе потерь, Саймон направился в сторону пассажирского отсека.

Тут становилось сложнее. Судя по ощущениям, практически возле заднего — относительно пилотской кабины — входа сидел какой-то здоровяк. И он был на взводе: крутил головой и сжимал кулаки. К слову, за подобную детализацию на курсе четырехмерной сенсорики ставили «выше всяких похвал» и рекомендовали пообщаться с ректоратом о карьере в спецслужбах. Но Саймон плевал на игры особистов — особенно учитывая ранние этапы истории лоцманов. Главное, что сейчас он практически видел своего противника.

Ближе к носу корабля, между обоими рядами кресел стоял еще кто-то. Невысокий, не очень внушительной комплекции. Стоял, похоже, спиной к Саймону. Это оказалось удачей.

Вдох, выдох. Зайти на счет «три», шаг вправо, навестись на амбала, выстрелить. Его прикрывает спинка кресла, поэтому главное — не дать нырнуть за нее окончательно. Потом шаг влево, поймать коротышку в прицел, еще выстрел. И можно заняться пилотом. Выдох, вдох. Ну, «поехали!», как говорил святой Гагарин.

Здоровяк действительно оказался нервным. И неплохо тренированным. Когда зашипели приводы дверей, он успел вскочить и даже выстрелить в проем. Увернулся лоцман исключительно благодаря дару— и все той же «выживальщине». «Спортзал», — напомнил он себе, ныряя в сторону. «Тренировки», — ехидно прошелестело где-то в затылке, вслед за влепившимся в переборку зарядом. «Лучший инструктор с рекомендациями», — родилось и утвердилось в глубине души титанованадиевое намерение.

Автоматика не подвела, руки — аналогично. Амбал изогнулся и осел на то же сиденье, с которого его сорвала тревога. Саймон потратил мгновение, чтобы удостовериться, проверил индикатор заряда и переключился на коротышку…

Которого не было.

Еще мгновение оказалось бездарно профукано на совершенно неуместное удивление. А потом небольшая, но крепкая ладонь рубанула лоцмана по кисти — и все завертелось.

Тут никакой заслуги в том, что остался жив и цел, он себе приписать не мог. Действовать пришлось исключительно рефлекторно — и, если объективно, получилось так себе. Когда Саймон после резкого броска все же сгруппировался и откатился по проходу, то понял, что около десятка секунд отчаянно сражался с невысокой, но крайне энергичной и серьезно настроенной девушкой. Та сощурилась, тряхнула короткими, густого медного цвета кудряшками и снова прыгнула на противника.

И снова ему повезло. Оружие здоровяка, более массивная и массовая модель того же «Ската», подвернулось под руку, когда шея лоцмана уже была зажата в классический «треугольник» между бедрами агрессивной барышни. Саймон ухватил за эжектор, почти не глядя размахнулся — и крепкая, удобная рукоять опустилась противнице на висок. Девушка закатила глаза, обмякла, разжала захват. Пришлось потратить еще около полуминуты на то, чтобы мир перестал раскачиваться и танцевать от гипоксии. Потирая отбитое запястье, морщась и кривясь при каждом шаге, сплевывая кровь из разбитой об «забрало» губы, лоцман встал с четверенек, подобрал оба ствола и направился в сторону кабины пилота.

Тот, судя по всему, за обстановкой на борту не следил. Поэтому, когда Саймон вломился внутрь, почти не отреагировал. Пришлось ткнуть его эжектором в затылок.

— Nani? — пилот обернулся, глаза его расширились, а потом он сник целиком и проворчал: — О, de puta madre, ну ты и Schwuler.

— Да, я такой, — прохрипел Саймон, живо представляя, как феерично сейчас выглядит. Потом откашлялся и продолжил уже более уверенно: — А ты, cabron, заворачивай барбухайку, не то я тебе fosz na dupe натяну — через плечо.

— Oui, — мрачно бросил пилот и поколдовал над консолью. Когда он закончил, и лоцман почувствовал смену курса, пришлось снова ткнуть оружием.

— Как отключается та херня в коридоре?

— А смысл? — удивленно приподнял брови собеседник. За что получил эжектор в зубы, проникся и запыхтел: — Неф, беф футок, оно фамо! Мы фе не палафи!

Саймон убедился, что челнок лежит на курсе к транспорту, оглушил пилота и побежал к загадочной тумбе. Буквально стоило ему приблизиться, как несколько огоньков моргнули и сменили цвета, в основном с зеленого на желтый. Пара погасла совсем. Смарт запоздало подтвердил полный доступ ко всем системам корабля, подключилась и диагностика, и связь. По основному каналу пробился капитан:

— Черт побери, парень, я не знаю, что ты сделал, но у нас все заработало! Мы выравниваемся!

— Ага, — промычал «парень». Накатывала слабость, мутило, тело казалось как не своим. — Сделал вроде. Вы это, берите управление на себя. Я пойду, посижу…

И он ополз по стенке на пол.

Глава 3

В области акушерства и неонатологии Семьи лоцманов придерживались на редкость ортодоксальных взглядов. Это не было связано с традициями или замкнутостью клановой среды — хотя отчасти уже могло быть отнесено к оным. Так уж получалось, что ребенок, выращенный в реплистате, с куда меньшей — на порядки! — вероятностью проявлял нужные Семьям таланты, чем выношенный и рожденный естественным путем. Еще одна из многочисленных загадок лоцманов — которые они сами порой не могли решить.

Именно в силу того, что был произведен на свет традиционным образом, Саймон имел полное право сказать: «Мама, роди меня обратно!»

Корабельный медик, которому капитан скинул телеметрию со смарта Саймона, впал в состояние тихой паники и не придумал ничего умнее, чем запихнуть пациента в регенератор. Удачным оказалось то, что эта модель предусматривала возможность транспортировки в стационар — прямо внутри капсулы. Так что в себя лоцман пришел уже на поверхности, сидя на койке в палате центральной столичной клиники.

По идее, телесный дискомфорт подлежал решительному экзорцизму. Все синяки, ссадины и даже рассеченную губу затянуло буквально на глазах — да и оказалось-то их всего ничего. Но на память осталась фантомная боль. Организм не верил, что мог поправиться так быстро, и проявлял бдительность.

А тем временем в помещении происходила приторно вежливая, исполненная заверений в бескорыстной любви и взаимной лояльности, но от того не менее яростная перебранка. Именно она вызывала у Саймона желание дезинтегрироваться куда подальше. И невозможность провернуть свой любимый фокус погружала в тихую, холодную ярость.

Ругались трое, стоявшие неподалеку. Рослый, массивный в плечах, едва заметно полнеющий брюнет с тускловатыми глазами, изначально имевшими цвет royalblue. Низенький, пингвинообразный тип с абсолютно незапоминающимся лицом, с сонными, тяжелыми веками на оном, в абсолютно не сидящем сером, словно бы пыльном костюме. И еще один темноволосый — смуглый, крепкий, с фигурой атлета, пышущий сдержанной энергией; на нем результаты работы дорогого портного смотрелись более чем к месту. Соломон Фишер, Кирилл Мягков и Анжело Оосава — самые влиятельные люди на ближайшую сотню парсек. А то и не на одну.

Фишер-старший являлся главой Семьи Фишер. Самой старой, самой большой, самой уважаемой. «Быть Фишером» означало «быть богатым, влиятельным и одаренным». Породниться с Фишерами мечтал каждый. В силу этого их голос в Профсоюзе всегда оказывался если и не решающим, то очень, очень значимым. «С Фишерами не спорят», — так было заведено. А последнее время традиция усугублялась еще и поддержкой Мягкова.

Кирилл не родился в одной из Семей. Вернее сказать, он был лоцманом, но, что называется, «самородком». Дар проснулся в ничем не примечательном пареньке с одной из дальних колоний — такое случалось, и не так чтобы редко. Да и проснулся тот, честно говоря, так себе; серединка на половинку. Зато организаторские навыки во время учебы юный курсант проявил просто фантастические, умудряясь при этом оставаться по большей части в тени. «Хитрый план Мягкова», — это выражение прижилось, означая нечто многоходовое, неочевидное, но сулящее в итоге масштабный профит. Потому-то отец нынешнего главы Семьи Фишер быстро выделил неприметного, но толкового юношу. И способствовал его карьере в администрации Профсоюза.

Оосава же прибыл из ООН. После реформирования многие из подразделений взяли на себя не вполне свойственные им функции. Так, например, Четвертый комитет на бумаге занимался вопросами колоний, правами человека и миротворческой деятельностью. А по факту стал чем-то вроде космической службы безопасности, незаметно инкорпорировав в свои структуры Интерпол, ФСБ, АНБ, Гонг-Ан-Бу и прочие организации. И заместителем главы Четвертого комитета, главным межсистемным секуристом оказался как раз таки Анжело Оосава.

— Я не вполне, видимо, понимаю вас, уважаемый Кирилл? — голос ооновца можно было намазывать на хлеб и употреблять с чаем. — Вы предлагаете нам пытки?

Стоявшего в углу телохранителя можно было участником дискуссии не считать. Его спокойный взгляд постоянно сканировал помещение — а еще обращался к показаниям датчиков, встроенных в спецверсию смарта. На слово «пытки» он не отреагировал никак.

Взгляд Мягкова тоже «читать» не получалось. Он пожал плечами и негромко изрек, будто бы и не обращаясь к собеседнику:

— История всегда была одной из моих любимых дисциплин в Академии. Если память не подводит, в свое время спецслужбы это не смутило — в отношении лоцманов.

Замглавы Четвертого комитета начал закипать, но тут вмешался Фишер-старший, до этого стоявший возле койки сына и взиравший на спорщиков сверху.

— Ну, будет тебе, Кирилл, будет. Вы уж не обижайтесь на него, Анжело — но и авторитетом давить не советую. Это только с виду наш Мягков такой мягкий, а на самом деле — ух, кремень! Как мой Саймон, — и он одобрительно потрепал молодого лоцмана по плечу.

Саймона снова одолело желание сделать шаг — и оказаться где-нибудь на другом конце галактики, к примеру. Или хотя бы в одной из местных забегаловок. Кухня Нового Эдинбурга не славилась кулинарными изысками, но туристам здесь имелось, где перекусить, а после регенератора аппетит лютовал всегда. Увы, если бы он провернул подобный демарш — не миновать занудной беседы на тему «ну мы же Фишеры, сынок, мы так не поступаем». В вопросах имиджа Семьи обычно добродушный отец становился упертым, словно бульдозер.

А еще вспомнились подростковые выходки, любимой из которых было сбежать с какого-нибудь официального мероприятия или пафосного приема. Просто взять и раствориться в воздухе на глазах изумленного собеседника. Оказаться на яхте дяди Анджея, слушая его добродушное ворчание и вполне дельные советы. Вдохнуть горький, солоноватый морской воздух и услышать режущие, полные тоски крики чаек: «Текели-ли! Текели-ли!» Сбросить пиджак, брюки, рубашку — всю эту светскую броню, лишний вес цивилизации. Сигануть за борт, смывая с себя липкое, вяжущее раздражение.

Правда, потом все равно приходилось возвращаться. В пятнадцать лет от Семьи особо не убежишь. Впрочем, оно же справедливо и для двадцати двух. Особенно если ты Фишер.

Поэтому Саймон всего лишь скроил кислую улыбку. Этого оказалось достаточно.

— А вообще, конечно, надо бы с этими засранцами что-то делать, — озабоченно продолжал Соломон, вернувшись к собеседникам. Те сделали вид, что это замечание крайне важно и исполнено смысла. Анжело даже покивал:

— Надо. Но у меня связаны руки. Вокруг постоянно вьются репортеры, активисты из правозащиты, служба внутренних расследований…  Мы уже больше века не просто комитет ООН, мы, shimaimashita, галактическая служба по вытиранию соплей! Только называемся иначе. И вынуждены играть строго по правилам.

Мягков снова негромко, но выразительно хмыкнул. У Оосавы сжались кулаки и скрипнули зубы. Фишер-старший нахмурился и неуверенно предположил:

— Но ведь есть улики…

— Косвенные, уважаемый Соломон, косвенные, — в голосе Анжело слышалась неподдельная досада. — Да, они угнали челнок. Но знаете, что поют эти хитрые Arschlochen нашим следователям? Они испугались! Вы понимаете? Psia krew! Двое стюардов, один младший механик и один палубный матрос. Испугались. Вот собираюсь выдать санкцию на глубокое полиграфическое исследование, но она требует согласований с ВОЗ.

— Записи. У вас есть записи с моего смарта, — Саймон потрогал губу и решил, что уже не болит. — Один возился с устройством. Другой сказал…

— Механик утверждает, что пытался разобраться. Ему, мол, эта штука сразу не понравилась. Обвиняет вас, — Оосава еле сдержался, чтобы не ткнуть пальцем, — в том, что вы на него напали и помешали. No te joda, так и сказал. А пилот — один из стюардов, к слову, — уверяет, что имел в виду, будто бы они ни в чем не виновны. «Мы же не палачи». А устройство не имеет к ним отношения: «Оно само» появилось на челноке. Кстати, это только передатчик. Пульт управления, если можно так выразиться. Дистанционка.

— Они напали…

— Самооборона, — снова перебил Анжело. — Приняли вас за террориста. Вы же были в шлеме.

Это звучало серьезно. Саймон потер шею и шепотом выругался. В шлеме, ага. Жаль, эта модель не крепится прямо к плечам, как на древних скафандрах. Рыжая его чуть не придушила…

Ооновец сочувственно покосился, затем продолжил:

— А система наблюдения в ряде отсеков вообще отрубилась на все время теракта. Причем мы не можем обнаружить следов взлома — ну, кроме самого факта взлома. Там стерто напрочь все. Похоже, одноразовый вирус-камикадзе. Техники сейчас перебирают судно по кусочку — ищут глушилку, которой вас…  — он замялся, — подавили.

— Мне это не нравится, — заметил Мягков. — Больше всего мне не нравится история с «отключением» Саймона от пространства. Как ты справился? — обратился он к молодому коллеге. Тот ссутулился и пожал плечами.

— Как-то. Разозлился. Взял себя «на слабо» и шагнул наугад. Если говорить объективно, то зря, наверное — корабль ведь вытащил не я.

— Да ну будет тебе, сын! — гордость Фишера-старшего ощущалась физически. — Так или иначе, но ты сделал все, что мог. Вон, террористов нам наловил!

— Это еще требуется доказать, — устало потер лицо Оосава, — что они террористы. Нет, я-то практически не сомневаюсь. Но интуицию к делу не подошьешь.

Скорее всего, у Мягкова снова нашелся бы какой-нибудь пренебрежительный звук, но тут ооновец поднял руку.

— Pardonne, звонят, — он отошел в сторону. — Да. Да. С кем? Хорошо, пообещайте в обмен на сотрудничество. А я попробую…  Да.

Обернувшегося замглавы Четвертого комитета встретило три пары заинтересованных глаз. Впрочем, он и сам выглядел заинтригованно.

— Саймон, как вы себя чувствуете? — вопрос оказался внезапным. Юный лоцман демонстративно потыкал себя пальцем в разных местах и бросил в ответ:

— Сойдет. Я вам нужен?

— Нужны, — не стал упираться Оосава. — Один, точнее, одна из подозреваемых хочет поговорить. С вами.

— Слушайте, — встрял в разговор обеспокоенный отец, — а у вас там решетки прочные? Сын, ты не торопись, подумай. Мало ли, вдруг в этой дамочке взрывчатку не отыскали. А что, я в кино видел! Не обижайтесь, Анжело, но глава должен заботиться о Семье.

— Я понимаю, — возвел очи горе ооновец. — Но, честное слово, мы задействовали все доступные ресурсы. Все, что не запрещено законом и не осуждается правозащитой. Саймон будет в полнейшей безопасности.

— Безопасность — отличное слово в нашей ситуации, — скепсиса в голосе Мягкова плескалось, хоть отбавляй, но прежде, чем Анжело успел парировать, Саймон ответил:

— Я согласен.

Он сам не очень понимал, зачем это делает. Больше всего на свете ему сейчас хотелось шагнуть куда-нибудь на другую сторону планеты. Или вообще домой, на Землю. Благо никакие таинственные глушилки больше на него не действовали, и обошлось бы парой переходов. Тройкой, уточнил он сам для себя, прикинув карту систем. Завалиться в бар, осесть у стойки, врубить классику со смарта — старые, плоские еще мультфильмы. И, подпевая героям — «Соблюдает дня режим Джим!» — накидаться какой-нибудь гадостью до бровей. Дорогой, выдержанной, с привкусом дубовой бочки и ледяной воды из ручья гадостью.

Но в итоге Саймон встал. Покачал головой, разминая шею. Снова поморщился. И проворчал:

— Давайте, пообщаемся. Где там ваши застенки?

Глава 4

Новый Эдинбург заселялся людьми неспешными, основательными, прижимистыми — и скупыми на незаслуженное сочувствие. Поэтому для пенитенциарных нужд оказались приспособлены пещеры горного массива, в паре сотен километров от столицы, города Джейкобстаун. Сторонники гуманного обращения с заключенными, конечно, негодовали. Они считали, что таким образом нарушаются права «социально нестабильных категорий граждан» на солнечный свет и вид из окна. В ответ новоэдинбуржцы, пожимая плечами, парировали: «Зато не сбегут».

Правда, в итоге местной системе исполнения наказаний пришлось пойти на уступки. Каждая колония имела свои кодексы — как уголовный, так и административный. Как правило, они списывались с кодексов государства-основателя, либо же, если получалось поселение смешанного состава, вырабатывались по результатам обсуждений, голосований и подковерных сделок. Но существовал еще и Устав ООН, заметно расширенный в процессе космической экспансии. И он считался приоритетнее.

Так что со временем терраса перед входом в пещеры обросла небольшим двориком для прогулок. «Ничего, — утешали себя законопослушные граждане, — с обрыва не сиганут». С этим было сложно поспорить.

Добраться до тюрьмы получалось только по воздуху. Нет, конечно, если какой-нибудь энтузиаст обладал временем, навыками, набором снаряжения и совершенно не интересовал ИИ охранной службы — он мог забраться наверх по скалам. Но почему-то подобных не находилось.

За время полета Саймон успел перекусить, переодеться, а перед этим даже принять душ — Оосава заявился в систему на личном катере, который оснастили всеми возможными удобствами. Багаж молодого лоцмана также доставили с поставленного на досмотровую орбиту «Нарвала», и сейчас Саймон обдумывал, как бы так обнаглеть и выудить из чемодана бутылочку Dalmore. Ситуацию спас сам ооновец.

Жестом радушного хозяина он предложил свой путевой бар на разграбление. Стоило отметить, что выбор у замглавы Четвертого комитета имелся как минимум приличный. Отказался только Мягков — но тот вообще не употреблял.

— Скажите, Саймон, а почему вы все-таки согласились? — поинтересовался Анжело, устраиваясь в кресле. Настоящая, без дураков, кожа. ООН, конечно, не бедствовала, но вряд ли подобные излишества закладывались в бюджет. Значит, замглавы Четвертого комитета тот еще гедонист. — Не то чтобы я против, но…

Намек улавливался с лету. Видимо, психологический профиль неуживчивого юнца был передан Оосаве перед встречей, и добровольное согласие на сотрудничество в него не вполне укладывалось. Саймон, посмаковав недурной сингл молт, вытянул ноги и ответил вопросом на вопрос:

— Вас когда-нибудь пытались убить?

В соседнем кресле поперхнулся отец, и Мягкову пришлось аккуратно постучать ему по спине. А вот Оосава неожиданно улыбнулся, знаком успокаивая напрягшегося телохранителя:

— Понимаю. Хотите взглянуть в глаза своей несостоявшейся смерти? Но, если честно, вряд ли девушка хотела именно такого развития событий. Мы пока не смогли установить подлинные личности террористов…  Да, Кирилл, да, — раздраженно пробурчал он в ответ на поднятую Мягковым бровь, — у этих putos хакнутые одноразовые смарты. Никаких указаний на владельца. Мы сделали геноскан, но в местной базе совпадений нет, а пока еще придут общесетевые результаты…  Так вот, предварительные оценки психологов указывают на то, что наши космические хулиганы действительно не убийцы. «Мы не палачи», — снова процитировал он. Фишер-младший поморщился.

— Не спорю. Хотя, если честно, я пожалел, что воротник у «аварийника» недостаточно жесткий. Но соль не в экстриме, — лоцман замялся, пытаясь передать всю гамму смущающих его ощущений. Это было непросто: он и сам пока не до конца разобрался в своей мотивации. — Конечно, в первую очередь мне просто интересно. Но дело не только в этом. Я выиграл…  Победил…  В общем, остался на своих двоих. Четверых, — он ухмыльнулся и тут же посерьезнел. — Но при этом ударил женщину. У нас так не принято. И я бы хотел извиниться.

Сказал — и сам удивился, как легко далось ему это «нас». Неужели он все-таки причисляет себя к той социальной группе, от которой всю сознательную жизнь пытался отмежеваться? Да, вот тебе и регулярная фронда, вот тебе и протест по мелочам. В главном-то выходит полное согласие.

Соломон лучился довольством. Он дотянулся с соседнего кресла и попытался приобнять сына за плечи.

— Вот так, Анжело, вам скажет любой настоящий лоцман. Мужчина! Да, характер у него не сахарный, но сердце — сердце золотое. Горжусь!

На самом деле, в Семьях действительно практиковался достаточно патриархальный подход к роли женщины. Обусловлено это было тем фактом, что именно жены лоцманов являлись «производительницами» — обеспечивали приток новых членов Семей, как бы цинично это не звучало. А поскольку попытки прибегнуть к помощи реплистатов показали всю свою несостоятельность — над фертильными барышнями Семьи тряслись и берегли их пуще зеницы ока.

Впрочем, были и исключения — и не сказать, чтобы малочисленные. Одно из них Фишер-старший тут же и припомнил.

— Кстати, — обратился он к Саймону, — я выписал тебе отпуск. Небольшой родительский произвол, — прозвучал короткий смешок. — Отдохни, помоги парням из ООН, — на слове «парни» Оосава слегка побагровел, — развейся. За тебя пока выйдет Феруза.

Не подавиться и не закашляться стоило больших усилий. Троюродная племянница, из родственной ветви Семьи Аль-Азиф, выросла особой свободолюбивой, самоуверенной, вздорной — и при этом зверски талантливой. Настолько, что даже сам патриарх Абу-Али махнул рукой на загоны и выпендреж внучки, разрешив той перейти с «женской» половины на «мужскую».

Казалось бы, между ней и Саймоном должна была возникнуть некая общность интересов — как минимум, в ершистом подходе к менторски настроенной родне. Но в данном конкретном случае оба сильных и независимых характера при сближении начинали отчаянно искрить — и любое упоминание одной при другом вызывало у последнего стойкую идиосинкразию.

Тем временем, катер прибыл на посадочную площадку тюрьмы. Встречать их вышел сам главный надзиратель — впрочем, оно и понятно. Не каждый день в колониальное пенитенциарное заведение заявлялся целый Анжело Оосава. А уж если в сопровождении каких-то явно важных спутников…

— Доброго вам дня. Приветствую, проходите, — в голосе пожилого крупного мужчины, одетого строго и державшегося с достоинством, не звучало ни капли подобострастия. Просто поздоровался, просто проявил уважение к высоким гостям. Саймон мысленно накинул ему пару баллов. — Ваши следователи возились все утро, сейчас ушли на обед в административный корпус. Пусть отдохнут, умаялись ребята. Давно не видел таких упрямцев, с какими им пришлось работать.

— А девушка? — уточнил ооновец. — Она все еще настроена говорить?

— Да, но только с лоцманом, — пожал плечами надзиратель. — Прочих вежливо, но твердо заворачивает. Я так понимаю, ее «настроение» это кто-то из вас? — он обратился к Фишерам и Мягкову, но ответил снова Анжело.

— Так точно. Целых три лоцмана, пусть выбирает…  Хотя речь, конечно же, идет об одном конкретном. Пойдемте, господа.

Коридоры были частью прорублены прямо в скальных породах, частью проложены в разветвляющихся пещерных ходах. Проектировали, впрочем, просторно, с размахом — видимо, учитывались нужды не только заключенных, но и сотрудников, которым пришлось бы трудиться под тоннами гранита и осадочных пород. Саймон прислушался к пространству и одобрительно покивал: здесь хватало и толстых стен, и обширных залов. Можно было бы резиденцию Семьи разместить, вот только без окон получалось как-то мрачно.

Телохранитель остался в катере — на территории комплекса охрану предоставляли служащие тюрьмы. Это имело смысл, ведь взаимодействие сотрудников разных ведомств и разного уровня подчинения могло в экстремальной ситуации стать как минимум затруднительным, а то и конфликтным. К тому же Оосава, скорее всего, хотел показать, что доверяет местным «органам». Дипломатия на нескольких уровнях.

Пока шли до камер, Соломон, видимо, вернулся к своему подозрительному настрою и решил уточнить:

— А вы их надежно заперли? Я почему спрашиваю, — сделал он понимающее выражение лица, чтобы не обидеть администратора пустыми подозрениями. — Все-таки, как глава Семьи, я несу ответственность. Мне надо знать.

Старший надзиратель даже как будто оживился. «Видимо, действительно ценит свою работу, — предположил Саймон, — раз любит о ней поболтать».

— Что вы, господин…  Эээ…

— Фишер, — подсказал Мягков. Тюремщик благодарно кивнул, а затем до него дошло.

— Сам Фишер? Однако…  Керн, Вальтер Керн, — представился он, придя в себя довольно быстро. — Так вот, я выделил подозреваемым отдельный блок для особо опасных преступников. У нас там нечасто бывают «постояльцы» — планета все же скорее тихая…  Но тем не менее, весь передовой опыт мы переняли на совесть. Радиальное расположение камер — при этом каждая обособленно. Силовые барьеры в сочетании с композитными материалами. Постоянный мониторинг со стороны ИИ — и вооруженная охрана…  Да вы сами убедитесь! — и он приглашающе, солидно повел рукой.

Действительно, пройдя еще пару массивных, бронированных дверей, сделавших бы честь иному корабельному доку, посетители оказались в круглом зале. По периметру, отделенные друг от друга значительными промежутками, располагались достаточно комфортные, но в то же время по-спартански обустроенные клети. Всего их насчитывалось восемь, но заняты оказались только четыре. Либо не сезон, предположил Саймон, либо прочих насельников переместили в другие блоки — от греха и пущей секретности ради.

Посередине зала возвышался массивный «Голиаф», увешанный оружием, как новогодняя елка игрушками. Впрочем, по большей части это оказались нелетальные средства — парализаторы, сетеметы, широкополосные шокеры, водяные пушки. Сенсорные башенки медленно вращались, а верхняя часть корпуса периодически покачивалась из стороны в сторону — видимо, оператор проводил визуальный осмотр. Вдоль камер прохаживалась еще пара охранников — в легких «доспехах» и с куда более скромным арсеналом. Керн развел руками.

— Вот, поставил лучших парней: Ланц, Райзе. Задействовали тяжелую технику — это у нас Макс Хагнер, он после десанта перевелся, знает толк. Готов ручаться, как за себя.

«Парни» тем временем пересеклись возле одного из занятых помещений и на пару секунд задержались. Подойдя ближе, Саймон понял причину: на полу камеры ритмично поднималась и опускалась знакомая рыжеволосая фигурка. Охранники негромко считали вслух.

— Сорок семь, сорок восемь, сорок девять…  А молодец девчонка, за полтинник перевалило, — хмыкнул один из них. Второй покосился на посетителей, толкнул напарника локтем, и они вернулись к обходу. Девушка тоже заметила гостей, перестала отжиматься и медленно встала.

«Да, неплохо я так приложил», — подумалось молодому лоцману с долей раскаяния. Регенерацию для задержанных проводили, видимо, по принципу «жив и ладно», и потому с левой стороны на виске пленницы сквозь волосы наблюдался масштабный кровоподтек, переходящий в лиловый фингал сбоку и под глазом. Тем не менее, выглядела барышня бодро — похоже, нервные ткани успели восстановиться.

— Привет! — прозвучало довольно низко, хрипловато, но чуть ли не радостно. — Молодец, что пришел. Есть разговор.

Саймон замялся, затем рассердился на самого себя и выдал:

— Ага, и тебе. Слушай, я должен извиниться…

— Да не, ерунда, все путем! — энтузиазм в голосе не утихал. — Честно подрались, честно одолел. Надо было мне помнить про ту хреновину. Между прочим, на рукопашке всегда предупреждали: не жди от противника fair play. Он в полном праве воспользоваться хоть песком в глаза, хоть пряжкой от ремня в челюсть. Так что ты молодец.

Одобрение вышло неожиданным, но приятным. Сбоку попытался было сунуться Оосава, но девушка подняла руки.

— Я же сказала: говорить буду только с ним. Отойдите.

— Вы забываетесь, — напомнил ооновец. Рыжая посмотрела на него снизу вверх, но уверенно и с прищуром.

— Я все помню. Но если вы хотите этого разговора — не влезайте.

Замглавы Четвертого комитета обернулся на Фишера-старшего и Мягкова. Соломон благодушно улыбнулся и отошел в сторону, Кирилл вообще пожал плечами и отвернулся. Пришлось ретироваться и прочим: Анжело отвел Керна ко входу в зал и начал о чем-то расспрашивать. Охранники протопали мимо и пошли на очередной круг. Девушка наклонилась к слабо мерцающему силовому барьеру и поманила Саймона пальцем.

— Нужно кое-что тебе сказать, — перешла она на шепот. — Ясное дело, что потом весь разговор снимут по записи, но прямо сейчас — с глазу на глаз. Не люблю посторонних ушей. Идет?

— Идет, — согласился ее визави. Он тоже склонил голову и прислушался. Собеседница серьезно кивнула…

А затем в темных изумрудах глаз засверкали золотистые хулиганские искорки — и она задорно, надсаживаясь, заорала:

— Лоцман! Ты идиот!

Глава 5

Выходцы из Семей получали, что называется, «классическое образование». На самом деле, к своему историческому прототипу эта традиция имела достаточно отдаленное отношение. Все же без курса естественных и точных наук в наше время сложно считаться подготовленным к дальнейшей житейской и трудовой деятельности, а он в оригинал «классики» не входил. Но лоцманам было приятнее считать, что они поддерживают некую абстрактную «связь времен».

С другой стороны, в массе своей население Объединенных Систем (как их после долгих споров начали именовать официальные пресслужбы ООН) было вынуждено довольствоваться ускоренными, сжатыми образовательными пакетами. Оно и понятно: работы на каждой заселенной планете имелся непочатый край, и кадровый голод стоял за спиной любой отрасли, от терраформирования до сельского хозяйства. Поэтому большинство подростков обучали в объеме «необходимо и достаточно».

Отдельные вундеркинды, проявившие лоцманский дар вне Семей в достаточно раннем возрасте, тут же отлавливались соответствующими службами и направлялись в подготовительные спецклассы — иначе минимальный базис для усвоения академического образования им было просто не набрать. Именно после подобной ускоренной накачки знаниями в учебку перевели и Ляна — сразу на второй семестр первого курса. Тот еще долго потом вспоминал, как приходилось корпеть над учебниками и отлеживать бока в мнемодидактере. Зато никакой латыни.

Совсем еще юный Саймон Фишер же был вынужден ознакомиться с многочисленными шедеврами мировой литературы, собранными в образовательную программу личным преподавателем. Тот, видимо, в силу развитой гордости своими этническими корнями, упирал на изучение русской словесности девятнадцатого века, а особенно превозносил пьесу «Ревизор» за авторством Николая Васильевича Гоголя. «Постмодернизм! — завывал полноватый мужчина в декоративных очочках и винтажном вязаном жилете. — Постмодернизм задолго до постмодернизма! Фарс и трагикомедия!» Молодой лоцман успел возненавидеть маленькие уездные городки, фразу «в дороге совершенно издержался», а также фамилии Добчинского, Бобчинского и Ляпкина-Тяпкина.

Но все же было, было что-то цепляющее, что-то вневременное в строках этого древнего, чуть ли не средневекового писателя. Ничем иным не получалось объяснить тот факт, что первой мыслью Саймона, когда тот, слегка оглохнув на одно ухо, машинально обернулся назад, стало промелькнувшее в голове: «Немая сцена…»

Фишер-старший стоял, разведя руки и хлопая глазами — рот его приоткрылся, словно он хотел что-то сказать, но забыл, что именно. Мягкова слегка перекосило, будто ему предложили спиртного, которое он, как известно, терпеть не мог. Оосава, державший Керна под локоток, изумленно обернулся, а сам главный надзиратель всем своим видом изображал максимум неудовольствия, как если бы его оторвали от сытного завтрака после пары недель поста.

Оба охранника, надо отдать им должное, вскинули свои «Скаты» и прицелились в сторону источника звука. «Голиаф» тоже переступил ногами — сменил сектор наведения основного орудия, зафиксированного на корпусе. Виновница торжества довольно ухмылялась. Саймон цокнул языком, демонстративно поковырял мизинцем в ухе и попросил:

— Я немножко не расслышал, ты не могла бы повторить?

Изумруды снова заискрили, но девушка не стала дублировать свой демарш. Вместо этого она села на пол камеры, прямо перед решеткой, предварявшей с ее стороны изолирующее поле. Только теперь лоцман осознал, что синяк совершенно не портит ее…  нет, не красоты даже, а хулиганского, энергичного обаяния. «Веснушки, — отметил он отстраненно, усаживаясь напротив и скрещивая ноги. — Нравятся мне эти веснушки. Плохо дело».

— Ты bakayaro, Саймон Фишер. Cretin и schlimazl, — чуть ли не устало вымолвила пленница, с укоризной глядя на собеседника. — Какого diableтебя понесло с падающего корабля? Прыгун-экстремал, baszom az anyat…

— Так, — поднял руки Саймон, в том числе и для того, чтобы охрана перестала сверлить ему спину виртуальными прицелами, а все остальные, успевшие сбежаться к собеседникам, отошли назад. — Так. Давай без сленга. Я тоже в него умею, но не буду. И тебе не стоит.

— Не вопрос, — девушка сложила руки на коленки и взмахнула ресницами. Образ милой покладистости вышел настолько убедительно, что его не могли развеять ни сбитые костяшки кулаков, ни бесформенный тюремный комбинезон. — Но ты все равно идиот.

Молодой лоцман жестом остановил отца, порывавшегося высказать нахалке все, что тот думает по этому поводу, и бросил в ответ:

— Мотивируй. Чтобы я поверил.

— Не обязана, — парировала рыжая, но тут же смилостивилась. — Скажи, кого ты ожидал увидеть на челноке? Пиратов? Убийц? Террористов?

— В идеале — никого, — огрызнулся Саймон. Разговор начинал напоминать перебранки с Ферузой, и это была нелестная ассоциация. — Пришел, увидел, завернул. А тут ваша компашка. Угонщики…

— Но-но, без обвинений, — палец с коротким, под корень обстриженным ногтем взвился в воздух и покачался перед носом барышни. — А то нас тут уже в терроризме пытались замазать…  Некоторые.

Взгляд «террористки» устремился, судя по всему на Оосаву и Керна, хотя и тот, и другой вряд ли являлись к пленникам лично. Лоцман решил кое-что проверить.

— Кстати, откуда ты знаешь мое имя? Я его вроде не называл. Или это секретное радио стюардов?

Девушка поморщилась, осторожно потерев кожу возле синяка.

— Слухами космос полнится. На корабль назначили кого-то из Семьи. Молодой, свежевыпущен из Академии, красавчик. Достаточно один раз глянуть светские новости, чтобы опознать: Саймон-мать-иво-Фишер, собственной персоной.

— Мать не трогай, — ровным тоном ответствовал поименованный. — Лучше скажи, как называть тебя. А то неудобно получается: ты меня знаешь, я тебя нет.

— А оно тебе надо? — рыжая села поудобнее и снова уложила ладони на бедра. — Ты же лоцман. Что вам какие-то пешеходы?

Удар был нанесен качественно. Перед внутренним взором снова стало лицо одногруппника: Лян, сразу после объявления результатов экзамена. А сам Саймон произносит…  Хотя нет. Он тогда сказал про тихоходов, а не пешеходов. Наваждение развеялось.

В этот момент все-таки не удержался и влез Оосава. Он не стал присаживаться рядом, а наклонился и начал «давить» на задержанную. «Неверный ход», — подумал лоцман.

— Неуважаемая, вы собираетесь сотрудничать со следствием? Вот человек, о котором говорилось в соглашении. А вы какую-то ерунду городите. Если так будет продолжаться — я лишу вас собеседника. Увезу его, и вся недолга.

Кажется, девушка собиралась что-то сказать, но ее опередил сам Саймон. Он воззрился на ооновца с максимально непроницаемым выражением лица и полюбопытствовал:

— Увезете? Лоцмана? Анжело, вы всерьез?

Замглавы Четвертого комитета сначала смутился, а потом вскипел.

— Да, porca Madonna, увезу! В конце концов, прибегну к авторитету вашего отца…

— Не-е-е, — протянул тот, подтягиваясь к плацдарму, — тут даже я вам не помогу. Саймон у нас личность самостоятельная, ежели чего надумал — без вариантов разубедить. Так что давайте сбавим обороты. Пусть еще поболтают.

Мягков, так и стоявший поодаль, одобрительно кивнул, а Керн закатил глаза. Молодой лоцман заметил, что остальные заключенные откровенно веселятся, наблюдая за сценой. И здоровяк, и пилот, и техник — они, кажется, слышали все, до последнего слова. Это же понял и Оосава. Решив все-таки канализировать свой гнев, он напустился на главного надзирателя:

— У вас что, акустические барьеры не опущены? Место хотите потерять?

Тот выглядел озадаченным.

— Но позвольте, это ваши следователи настояли. Мол, пусть подозреваемые болтают, могут забыться, проговориться о чем-то важном…

Анжело зашипел, как закипающий чайник, и отошел в сторону. Видимо, собрался вызвать и пропесочить кого-то из подчиненных. Раздались аплодисменты.

— Браво, маэстро, браво, — рыжая смотрела на Саймона с каким-то новым интересом. — Послать на три кириллические буквы самого Оосаву. Впрочем, я думаю, quod licet Fisheri…

— Челнок, — оборвал ее собеседник, чувствуя, что тоже недалек от взрыва. — Что вы там делали?

— Так все сломалось же — снова взмах ресниц. — Я перепугалась, а потом побежала, и вот встретила ребят на посадочной палубе…

— Перепугалась, — лоцман даже не стал маскировать скепсис. — И побежала. К слову, на работе службы стюардов поломка не отразилась никак — я был в рубке в тот момент и, признаюсь честно, подглядывал в капитанский канал. Но даже если не придираться…  Как такая перепуганная и бегущая от опасности женщина решилась напасть на незнакомца в скафандре и с оружием?

Девушка сощурилась. Казалось, она хочет то ли надерзить, то ли ответить честно и открыто, и принятие решения дается ей крайне нелегко. И тут у Саймона зачесалось между ушей.

Каждый лоцман воспринимал мир по-своему. Кто-то закрывал глаза и продолжал видеть то, что его окружает — плюс векторы тяготения, колебания силовых полей, импульсы гравитационных зеркал. Кто-то говорил, что масса звучит — чем больше по модулю, тем толще струна. «Отрицательная» масса, создаваемая корабельными агравигенераторами, звучала наоборот, вгоняя тех, кто пытался себе это представить, в ступор. Некоторые даже утверждали, что могут почувствовать Вселенную на вкус, и этому тоже никто не удивлялся.

А вот когда рядом кто-то шагал — родственники, однокашники из Академии, члены других Семей, — у Саймона Фишера, будущего наследника Семьи Фишеров и продолжателя дела Фишеров, возникал какой-то странный зуд внутри головы. Аккурат между ушных раковин. Не сильный, но ощутимый.

Он вскочил и попытался прислушаться. Все прочие присутствующие уставились на него с недоумением…  Кроме пленницы. Она тоже встала, оправила комбинезон и пощелкала пальцами, привлекая внимание собеседника.

— Ты спрашивал, как меня зовут? В дело можешь не заглядывать: там, конечно же, враки. Так надо, поверь. Но согласна, что было бы невежливо оставить твою просьбу без ответа.

Старший Фишер тоже что-то почувствовал. Он завертел головой, а потом вопросительно посмотрел на сына. Оосава, Керн и Мягков переводили взгляды с одной фигуры на другую, заключенные оживились, один из охранников что-то начал докладывать по смарту…

А затем в камере напротив возник человек. Среднего роста, скорее худощавый, одетый в мешковатую рубаху и светлые, мятые джинсы «под старину». Копна волнистых темных волос сливалась с недлинной бородой, взгляд карих глаз был мягок и даже слегка укоризнен. Он кивнул заключенной, та быстро махнула ему ладонью.

— Меня зовут Магда. Встретимся еще, Саймон Фишер, — произнесла рыжая. Она обняла гостя, тот вдохнул…  И оба исчезли.

В остальных камерах происходило то же самое. Из ниоткуда появлялись какие-то непонятные люди — и снова пропадали, уже вместе с пленниками. Главный надзиратель, обомлев, застыл как изваяние. «Голиаф» крутился, пытаясь взять на прицел сразу четыре точки. Анжело Оосава, надрываясь, орал:

— Стазис! Врубайте стазис в камерах, придурки!

Но было уже поздно. Идеальный побег состоялся.

Глава 6

Возвращаясь к вопросам воспитания, нельзя было не упомянуть широкие возможности лоцманов в этой сфере. Обеспечивались они, с одной стороны, даром, а с другой — наличными материальными благами. Причем одно проистекало из другого.

Будучи абсолютными монополистами на межсистемные перевозки, Семьи зарабатывали на этом бешеные деньги. Единственно, что и цена за подобное благосостояние выходила немалой, ведь прыжковый синдром не щадил никого. Плюс пристальное внимание спецслужб — поумеривших, правда, свои аппетиты после памятных событий конца двадцать первого века.

Так или иначе, а возможности, врученные им природой и собственным трудом, лоцманы реализовывали вовсю.

Саймону вспомнилась поездка в Приморский сафари-парк. Тот располагался недалеко от бывшей российско-китайской границы, и за прошедшие со дня основания два с половиной столетия сей природный комплекс разросся до полноценного заповедника. Несмотря на соседство с Владивостокско-Находкинской городской агломерацией, на эту землю не покушался ни один застройщик. Поделенный незаметными силовыми барьерами на территории копытных, хищников и птиц, с возможностью бродить среди редких, но постепенно восстанавливающих свою популяцию видов, парк действительно впечатлял.

Отец тогда с большим трудом угомонил разношерстную толпу двоюродных братьев, племянников, отпрысков младших ветвей и прочей молодой родни, собравшейся на экскурсию. Пришлось прибегнуть к помощи свободных женщин Семьи — без них вышло бы совсем тяжко. Мужчины все отсутствовали в рейсах, а старшие дети в Академии, поэтому компания малолеток оказалась грозной силой. Каждый порывался шагнуть — и хорошо, если просто в любимое кафе за мороженым. А если на спор до одного из промышленных лунных городов? А если в историческую или промышленную зону? Проблемы светили нешуточные.

Саймону быстро стало скучно. Он не любил природу и считал, что соприкосновение с ней следует сводить к минимуму. Но даже его проняло, когда пожилой смотритель провел их на территорию амурских тигров.

Животные выглядели прекрасно. Они словно выражали скрытую силу, грациозную мощь и великолепное презрение к окружающему миру — готовое при этом вспыхнуть ярким и внезапным гневом. Наглядно это проявил эпизод, когда кто-то из шибанутых сопляков решил пощекотать себе и окружающим нервы — и, шагнув за барьер, оказался в паре метров от крупного, флегматичного на вид самца. Тот в момент ощетинился, вскочил, прижал уши, зарычал…  Хорошо, что у паренька хватило ума не окоченеть от страха и совершить переход обратно за границу поля. Смотритель чуть не поседел, а отцу, всемогущему Фишеру, пришлось долго извиняться — и даже выплатить штраф. Точнее, «добровольное пожертвование на нужды парка».

Именно реакция тигра на возникший перед носом раздражитель пришла на ум молодому лоцману, когда он узрел Анжело Оосаву в гневе.

Словарный запас ооновца внушал не меньше уважения, чем выбор напитков в его же баре. Вполне возможно, что он мог чему-научить научить как впечатленного Саймона, так и безвременно покинувшую место своего заключения Магду. Именно в адрес последней и оказалось направлено большинство ругательств.

— … Сука! — выдохнул наконец замглавы Четвертого комитета. — Нет, ну как она нас всех…  А я тоже молодец, стою, уши развесив, жду чистосердечных признаний, ну или хотя бы оговорок, обмолвок…  А тут на тебе!

Остальные благоразумно молчали. Фишер-старший, забыв, судя по всему, что он глава могущественнейшей Семьи, взглядом искал, куда бы спрятаться. Мягков задумчиво опирался на орудийную конечность застывшего «Голиафа», а выскочивший оператор, юркнув за машину, тихонько препирался с главным надзирателем. Охранники выбежали из зала — видимо, занимать места по тревожному расписанию. Саймон же продолжал воздвигаться памятником сосредоточенности недалеко от опустевшей камеры.

Впрочем, молчание никого не спасло. Пропесочив беглянку со товарищи, Оосава напустился на лоцманов:

— А скажите-ка мне, любезный Соломон, что за kusou здесь происходит? — наступал невысокий, относительно собеседника, Анжело. Его оппонент, вытаращив глаза, медленно пятился и порывался поднять руки. — Кем по-вашему, могли бы быть сообщники наших беглецов? Уж не лоцманы ли это?!

Под конец фразы голос ооновца тонко взвился, и ему пришлось прокашляться, чтобы замаскировать конфуз. Ситуацию спас Мягков. Он вклинился между Оосавой и Фишером-старшим — и уставился на первого своим блеклым, но тяжелым взором. Анжело невольно сделал шаг назад.

— Я правильно понимаю, что властные структуры в вашем лице снова горят желанием начать «охоту на ведьм»? — чуть ли не кротко, вкрадчиво прошептал Кирилл, не опуская взгляда.

«Как удав и кролик, — подумал Саймон. — Точнее, два удава. Мастера подковерных извивов и угрожающего шипения».

— Вы что же, всерьез думаете, что Семьи пошли бы на такое?

Воздев ладони, обвинитель выразительно пожал плечами.

— Мало ли, что я думаю? Факты, Кирилл, факты: только что на моих глазах четыре лоцмана уволокли на закорках четверых арестантов. А еще трое находились при этом по другую сторону решеток — и теперь прикидываются невинными овечками. Madre de Dios…

Но человека в сером оказалось не так-то легко смутить. Он заинтересовано наклонил голову, пожевал губами и осторожно полюбопытствовал:

— Мне кажется, или это старый добрый расизм?

Анжело поперхнулся и сбледнул. Обвинение было серьезным. А Мягков, усугубляя эффект, рубанул:

— Какой смысл нам — нам, уважаемый Оосава, официальным представителям Семей! — так подставляться? Особенно в вашем присутствии? Думайте, пожалуйста, думайте. Не мало, а много думайте. Это полезно.

Бледность ооновца на последних словах оппонента прошла, снова сменившись гневным багрянцем. Он набычился и хотел что-то рявкнуть, но тут вмешался Саймон.

— Я знаю, где наши беглецы.

Немая сцена случилась вновь. Правда, на этот раз присутствующие пришли в себя быстрее. Первым, что любопытно, опамятовался Керн. Он выглянул из-за «Голиафа» и задумчиво почесал кончик носа.

— А, простите, откуда…

— Не откуда, а куда, — перебил его Саймон, а затем обратился к Оосаве. — У вас ведь есть доступ к службе орбитального контроля?

К чести Анжело, тот соображал споро. Хлопнув в ладоши, он скомандовал:

— В катер! — и отдельно, обернувшись: — Керн, наведите тут порядок!

Молодой лоцман прикинул позицию, схватил устремившегося к выходу ооновца за рукав — и шагнул. Не ожидавший подобного, Анжело зашатался, но упал удачно — в кресло. Телохранитель, бдивший возле шлюза, не проявил ни грамма удивления: вошел, кивнул прибывшим, включил голоблок стратегического ИИ. Шагнувший чуть позже Фишер-старший, неизменно сопровождаемый Мягковым, с уважением поцокал языком. Подобные устройства, точнее, целый комплекс, включая и сам искусственный интеллект, стоили больше, чем катер, в котором размещались, и шли в основном на нужды армии.

— Ну? — терпение Оосавы балансировало на той тонкой грани, когда новый взрыв мог последовать буквально через мгновение. Саймон решил не нагнетать.

— Некоторые лоцманы чувствуют не только свои переходы, но и чужие. Я — чувствую, — уточнил он. — Отец тоже, но хуже, — Соломон улыбнулся и развел руками. — Чего не чувствует почти никто, так это вектор. Особенно если это индивидуальный перенос. Нам крупно повезло, что их было четверо — я смог засечь…  Не координаты, но примерное направление и дальность. Это где-то рядом.

— Насколько примерные? — буркнул ооновец, выходя на связь с нужными службами. Карта системы уже светилась в центре комнаты, и в данный момент к ней добавлялись точки, эллипсы и касательные. Молодой лоцман покривился.

— Плюс-минус километр. Я не каждый день это делаю…

Оосава оторвался от разговора с диспетчерами и воззрился на Саймона. Остальные тоже потрясенно молчали.

— И он еще прибедняется, — резюмировал Фишер-старший, хлопнув ладонью по колену. — Сынок, напомни, чтобы я поговорил с функционерами Профсоюза о премии. Скажем, пара годовых окладов…

Не вытерпев, Анжело перебил:

— И где?

Саймон запросил доступ, повертел модель, подвигал масштаб. Прикрыл глаза.

— Здесь, — палец обвел область на высоте парковочной орбиты Нового Эдинбурга, с другой стороны планеты относительно местоположения катера. — Трясите контроль, теперь их очередь на вазелин.

Проигнорировав колкость, замглавы Четвертого комитета принялся переругиваться с ответственными лицами. Соломон подвигал носом, хмыкнул и, видимо, пытаясь сгладить неловкость от предыдущей беседы, задал вопрос:

— Анжело, а где ваша секретарша? Вы все сам да сам…

Выкроив мгновение, тот отмахнулся.

— В офисе, на Земле. Ей есть, чем заняться, а в поле я привык работать лично. Svoy glazok smotrok, как русские говорят. Подождите…  — лицо Оосавы стало задумчивым, затем он вывел полученные данные на карту. — Этот район пуст. Там никого не было в обозначенное время. И за полчаса до — тоже. Подозрительно как-то даже, удобная орбита, а простаивает…

Нахмурившись, молодой лоцман наклонился вперед и помедитировал на голограмму.

— То есть, вообще ничего?

— Радары, оптика, гравиметрия, — выводил подписанные объемы с информацией ооновец. — Чисто, как у девственницы.

— Оптика, — пробормотал Саймон и сощурился. Мысль не давала ему покоя. — Оптика…  Ведь есть на этом камне астрономы?

— Обсерватория на обратной стороне Хаггиса, — при упоминании национального шотландского блюда, давшего название местной луне, Анжело покривился. — Но они выше…

— На поверхности, — ткнул пальцем вниз Фишер-младший и, раздражаясь непонятливостью окружающих, пояснил. — Любители.

— Ааа…  — протянул Оосава. Затем его осенило, и он воскликнул в совсем ином ключе: — Ааа! Uno momento!

Оперативности местных внутренних органов можно было только позавидовать. Уже через час полный перечень проданных и ввезенных на планету телескопов, подзорных труб и цифровых биноклей — с указанием владельцев, — был составлен, прислан и развернут. А еще через два Саймон устало потер лицо, отхлебнул замечательный, сваренный в джезве телохранителем Оосавы кофе и проворчал:

— Если метадата не врет — вот ваши беглецы. По тоннажу похоже на то, что я почувствовал…  Анжело, а еще еда у вас есть?

Ооновец ответил не сразу. Он сверился с данными орбитального контроля, снова уставился на изображение. А потом пробормотал в тон вопросу:

— На социалке сгною разгильдяев, — затем спохватился и позвал охранника: — Йорген, организуй нам обед. И вот что интереснее всего, — в голосе Оосавы, когда тот указующе ткнул пальцем, звучало чуть ли не восхищение. — Где они взяли этот реликт?

Глава 7

Попытки создать идеальный корабль предпринимались энтузиастами своего дела во все времена.

Над этой задачей ломали головы еще тогда, когда деревянным — а позже металлическим — коробкам приходилось бороздить не разреженный межпланетный газ, дилетантами ошибочно именуемый «вакуумом», а вполне себе упругие и хлесткие волны морей да океанов. Уже в ту пору многие решительно настроенные конструкторы, некоторыми из современников называемые отважными визионерами, а некоторыми — придурковатыми прожектерами, озадачились идеей сотворения такого судна, чтобы «и в пир, и в мир, и на абордаж, и тоннаж, и экипаж, и авианесущая палуба».

Увы, история и практика показали полную несостоятельность подобных замыслов.

Ну посудите сами. Если корабль забронирован от макушек мачт до гребного винта, это резко увеличивает его массу и снижает маневренность. Если, наоборот, воткнуть на него несколько силовых установок и придать обводам гидродинамические профили, облегченная конструкция не выдержит и одного меткого попадания. Орудийные башни, десантные катера, возможность погружаться в бездонные пучины или, наоборот, покорять небеса звеньями юрких истребителей — все это требует специализации и уступок законам физики, принципам сопромата и экономическим реалиям.

С началом эпохи покорения космоса вся эта эпопея дала новый виток. В первую очередь решались задачи разведки и колонизации: как доставить на свежеобнаруженные миры — с индексом подобия от «ноль восемь» до «ноль девяносто девять» — самих колонистов, сотни единиц необходимой им техники и аппаратуры, а также тонны и кубометры первичных расходников. Землю охватил кораблестроительный бум. И каждый заявлял, что именно он спроектирует универсальный планетолет, на котором и грузы, и пассажиры, и вооружение — на всякий пожарный.

Что удивительно, кое-кому это даже удалось.

Колониальный транспорт серии «Группер» являлся далеким, далеким предком того самого «Нарвала», на котором работал Саймон. У проектировщиков вышло поистине уникальное судно, предназначенное в некотором роде «на заклание»: после посадки на планету подразумевалось, что корабль больше никогда и никуда не поднимется, и поселение странет развиваться вокруг него, используя структуры, оборудование и мощности «Группера» для нужд колонистов. Для дальнейшего же исследования планеты, системы, а также межсистемного сообщения каждый такой транспорт имел пару модулей-челноков класса «Ремора».

Именно характерные, приплюснутые обводы «Реморы» на плоском стоп-кадре наблюдали в данный момент все присутствующие.

— А хороший у этого чудика телескоп, — с одобрением заметил Фишер-старший. Остальные обернулись. — Ну, для колониального астронома. Прекрасное разрешение. Я в детстве сам того…  Баловался…

Он покраснел. Оосава, проявив неожиданный для своего характера такт, решил сместить точку фокуса.

— Если это продвинет наше расследование — объявим любителю звездного неба официальную благодарность. Как там, кстати, его зовут…  Арнери Гаспар, доктор астрофизических наук. М-да. И кстати, о благодарностях.

Анжело откинулся на спинку кресла, свел пальцы подушечками вместе и полюбовался на уминающего недурной стейк Саймона. Тот пару секунд ничего не замечал, а затем спохватился и отставил тарелку.

— Что? — прозвучало резковато, но молодой лоцман считал, что имеет полное право возмущаться. В конце концов, еда стынет. Ооновец сделал вид, что не заметил тона.

— Саймон, как вы смотрите на должность в Четвертом комитете?

Воцарилась мощная тишина. Мягков, тоже ковырявший вилкой в посуде, приподнял брови. Соломон откровенно выкатил глаза и чуть не закашлялся, а сам герой дня нахмурился в недоумении.

— С какого…  перепуга? — удалось подобрать цензурный синоним. Оосава откинулся еще сильнее и довольно потер ладони.

— Ну, давайте посчитаем. Вы в одиночку обезвредили четверых террористов, будучи при этом под действием некоего, доселе никому неизвестного, как я понимаю, поля подавления лоцманских способностей. Это раз.

— Повезло, — буркнул Саймон, возвращаясь к жеванию. — Разозлился. Плюс тренировки.

— Далее, — развивал мысль Анжело, игнорируя контраргументы собеседника, — во время беседы с подозреваемой вы проявили достаточно сдержанности, хладнокровия, — тут у Фишера-младшего глаза начали округляться, — и развитые коммуникативные навыки. Это два.

Фишер-старший с недоверием уставился на сына, а тот беспомощно пожал плечами. Мягков откровенно веселился.

— В довершение всего вы смогли засечь точку, в которую произвели переход наши беглецы, и высказали отличную идею с опросом астрономов-любителей, которая по-хорошему должна была прийти в голову мне. Это три, — подвел итог ооновец и со вкусом отхлебнул собственный кофе, принесенный Йоргеном. Возникла пауза.

— Слушайте, — пытался собраться с мыслями Саймон, — все эти дифирамбы…  В общем, я сейчас не в той форме. Мне бы домой, — эта мысль казалась все притягательнее, да и как повод отказаться от немедленного принятия того или иного решения смотрелась вполне себе. — Ведь не каждый день так развлекаюсь.

Соломон одобрительно закивал, тоже принимая чашечку с ароматным напитком.

— Эт верно, эт правильно. Дом, милый дом! — он улыбнулся доверительно и обезоруживающе. — Нет для лоцмана большей ценности, чем Семья. Вы уж отпустите нас с сыном, — просьба была обращена к Оосаве, и тот поморщился, но промолчал. — Ему нужен отдых и покой. Да и меня с Кириллом дела ждут.

— Собственно, я тоже собирался обратно, на Землю, — задумчиво протянул собеседник. — Дальнейшее мое присутствие здесь уже не требуется, текучка, опять же, накопилась…  Подбросите? — шутливо подмигнул он Фишеру-старшему, и тот ответил в тон:

— Не в первый раз за сегодня. Билет туда и обратно, Анжело. Насчет оплаты не волнуйтесь: за счет Семьи, — и он коротко хохотнул. Саймон с недоумением слушал, а потом до него дошло.

— Ты сам шагал?!

Отец расправил плечи и надул щеки.

— Ну дык, чай, не лыком шит, — выражение было почерпнуто из все той же классической русской литературы, и юный лоцман против воли рассмеялся. Потом встал и предложил:

— Может, я тогда?

Возникла заминка. Оосава переводил взгляд с одного Фишера на другого. Старший махнул рукой.

— Отдыхай, отдыхай. Я же сказал — отпуск. Вот и пользуйся.

Саймон воспользовался. Что любопытно, до этого момента он никогда не видел отца за работой. Даже в детстве. Поэтому, удобно устроившись в свободном ложементе пилотской кабины, юный лоцман принялся наблюдать.

В загоне Соломон вел себя строго по наставлениям преподавателей Академии: раскинул руки, прикрыл глаза, расслабленно повис над постаментом. Сразу вспомнились часы практических занятий, демонстраций, тридео-лекций, отсмотренных по учебе и по собственной инициативе. Поза отца выглядела настолько типовой, что Саймон непроизвольно обернулся, ожидая увидеть сокурсников, внимающих указаниям тьютора.

Затем почувствовалась ожидаемая чесотка. Младший из Фишеров прикинул, куда целится старший: ага, отец решил пойти по длинному маршруту, в бо́льшее количество переходов. Ну, с другой стороны, оно даже безопаснее. Не всем же носиться по зведной тропе — некоторым и шагом неплохо.

Узор созвездий на проекционной сфере моргнул и сменился. Соломон довольно крякнул и открыл глаза.

— Ну, как я, еще ничего для старика?

Воздержавшись от возведения очей горе, молодой лоцман сдержанно похвалил:

— Ты же Фишер. Было бы странно…

Йорген, оказавшийся еще и пилотом, внезапно обернулся.

— Господин Фишер, позвольте сказать. Это большая честь. Сам глава Семьи…  Только не сдавайте меня господину Оосаве: мне вообще-то запрещено разговаривать с посторонними, когда я при исполнении.

Улыбка подняла уголки его рта, что смотрелось на доселе строгом и практически бесстрастном лице предельно чуждо. Но неожиданно обаятельно. Саймон кивнул, развернулся к отцу и повел руками в сторону телохранителя: мол, ну вот тебе и подтверждение. Тот снова цокнул языком и предупредил:

— Следующий переход через пять.

Наконец появилось время немного расслабиться. Юный лоцман валялся в ложементе, рассеянно наблюдал за работой отца и Йоргена, думал о своем. Точнее, о чужом: о веснушках Магды. И об улыбке — конечно, не пилотской.

«Вот же странное дело, — вертелась у него в голове навязчивая мысль: — Считается, что для того, чтобы стать лучшими друзьями, двум сильным мужчинам обязательно надо как следует подраться. Интересно, а если один из драчунов внезапно симпатичная девушка, это тоже работает? А если после драки ты допрашивал ее, стоя по другую сторону тюремной решетки? Как тогда?»

Наконец, катер оказался на орбите самой главной планеты Объединенных Систем — голубовато-бело-серого шарика под названием Земля. Саймон поймал себя на ощущении, что успел соскучиться по колыбели человечества. Он редко испытывал религиозные чувства, но в этот момент вдруг захотел вознести хвалу святому Циолковскому — за то, что все космические корабли когда-нибудь возвращаются домой.

Оосава, о чем-то полемизировавший с Мягковым, привстал в кресле, когда Фишеры вернулись в кают-компанию.

— Вижу, мы добрались. Ну что ж, благодарю за сотрудничество, господа лоцманы. Я мог наговорить резкостей — прошу за это простить, работа нервная…  Саймон, подумайте над моим предложением, — он покачал указательным пальцем. Соломон кивнул вместо сына и ответил:

— Мы подумаем, — и, обращаясь уже к Саймону: — Давай на площадку у главного фасада, к фонтану. Там тебя уже ожидают.

Молодой лоцман поморщился. Ох уж эти Семейные заморочки…  Он представил многочисленную родню, всех этих братьев, сестер, кузин, кузенов, дядь, теть и прочую шушеру. Хорошо хоть мать встречать, скорее всего, не выйдет — она на последнем месяце, ей волноваться нельзя. А так бы еще и слезами полили. Фальшивыми, конечно, но…  Бр-р-р. Что поделать, придется терпеть. Саймон собрался с духом и шагнул.

Реальность оказалась хуже ожиданий. Гораздо, гораздо хуже.

На широких, плоских ступенях толпилась чертова уйма народу — и все они, как один, были репортерами. Единственный свободный пятачок, куда с легким, едва слышным хлопком материализовался Фишер-младший, окружало кольцо охраны с носимыми силовыми щитами. Впрочем, какой-то вертлявый тип с хорячьими глазками умудрился нырнуть между фигурами в серых костюмах и, сопровождаемый репортажным миниботом, подскочил к Саймону.

— Скажите, вы ощущаете себя героем?

Сзади хлопнуло еще раз. Фишер-старший, по-хозяйски положив сыну руку на плечо, покровительственно бросил:

— Да куда же он денется. Герой и есть! Будущий глава Семьи…

Медленно, но верно закипая и чувствуя, как багровеют уши и скулы, «глава Семьи» развернулся и уставился в глаза. В когда-то ярко-синие, но потускневшие от времени «фишеровские» глаза, которые в данный момент искрились от удовольствия. Ну конечно же. Отец не упустил повода еще немножко приподнять престиж предприятия. С трудом сдерживаясь, Саймон прошипел:

— Я ощущаю себя, как un morceau de merde.

И снова шагнул. Наугад. Навскидку. Куда угодно, лишь бы подальше.

Глава 8

Есть такие уголки мира, время в которых словно остановилось.

Нет, конечно, речь не идет о бесплодных песках, океанских глубинах или молчаливых, стылых пещерах. Даже в этих, казалось бы, пустынях все равно продолжается то или иное копошение жизни, привнесенное туда ее вездесущими агентами — животными, растениями, грибами, микроорганизмами…  Людьми.

Речь идет о таких местечках, где темпоральная петля проигрывает себя, будто антикварный, заезженный компакт-диск: снова и снова, по кругу, непрерывным и неизменным циклом. Ты знакомишься с подобными тихими заводями в детстве — и навсегда сохраняешь о них теплые, уютные, золотистые воспоминания. Потом опять попадаешь туда, будучи уже взрослым, умудренным, тертым и битым. Ходишь, смотришь. Не веришь глазам.

Все так же тикают на стене механические — честное слово, механические! — ходики, которым вторит по ночам жук-древоточец. Стол накрыт выцветшей, порезанной столовыми ножами скатертью, и ты даже помнишь, как сам проколупал вот эту конкретную дырку, пытаясь отвертеться от полезной, но крайне неприятной манной каши. В коридоре от веранды до столовой ты спотыкаешься об коробку со швейной машинкой — и знакомо потираешь знакомый синяк, поражаясь, насколько же ничего и никак в этом месте не изменилось.

Нет, перемены происходят. Всегда и везде. Ель возле крыльца подросла, и теперь ее нижние ветви утыкаются тебе чуть ли не прямо в лицо, стоит начать спускаться по ступенькам. Один из валунов, окружающих клумбу, лопнул пополам — видать, по трещинам просочилась вода, которая в суровую зиму замерзла и порвала камень. Соседские дети не зовут играть, а обращаются опасливо и уважительно, на «Вы». И ты понимаешь: время тебя немножко обмануло. Но ты вроде как и сам рад обмануться.

Именно эти ощущения испытал Саймон, когда после своего спонтанного перехода очутился на смутно знакомом, перечеркнутом удлиняющимися тенями пляже. «Все верно, — мелькнула отстраненная мысль, — дома было раннее утро. А на Фиджи, значит, поздний вечер. Удачно попал».

На причале, окунавшем металлопластиковые опоры в расплавленную медь закатной дорожки, в плетеном кресле сидела смуглая старушка в панамке. Она что-то читала с планшета, который выглядел минимум раза в три старше ее самой. Залетный гость решил уточнить свое местоположение.

— Mbula! — выкрикнул он, мучительно пытаясь освежить в памяти скудный словарный запас. — Vosoti au, vei au…

— Да ты не хипеши, лоцман, — откликнулась бабуля, не отрываясь от чтения. — Я и на системном волоку.

Акцент в ее речи практически не ощущался. А вот Саймон почувствовал себя дураком, уже который раз за день. Нет, за утро. Нет, вечер же! Кстати, недурно было бы подремать — когда последний раз спал, сутки тому назад, дольше? Сдерживая накатившую от этих мыслей зевоту, он подошел ближе.

— А почему сразу лоцман?

Не ворчать в любимой манере оказалось сложно, но он почти сдержался. Старушка наконец отложила планшет и повернула к нему морщинистое, улыбчивое лицо.

— А кому сюда еще сваливаться с такой кислой рожей? Ну и хлопнуло немножко — я слышу-то неплохо для своих лет. А уж два и два складывать умею.

На самом деле, акустическое сопровождение от перехода было едва слышным. Лоцманы инстинктивно контролировали баланс материи в том месте, куда шагали — и это особенно нервировало ученых, изучавших феномен. Другой вопрос, что при переносе массы, превышавшей определенный предел, свой для каждого лоцмана, подобный контроль осложнялся. Поэтому корабли все же таскали за пределами атмосферы, чтобы не возникало катастрофических перепадов давления.

— А кроме того, тут один из ваших регулярно швартуется. Вы с ним похожи. Родня, что ли?

Саймон вскинулся:

— Подождите…  Какой это остров?

— Моала, вестимо, — удивилась бабуля, поправив панамку. — Ты что же, не знал, куда прыгал?

Лоцман обругал себя последними словами. Хорош гусь! А если бы в море плюхнулся? Ну ладно в море, а если в скалу, на атомарном уровне? Хотя инстинкты сработали, как надо — и, по ходу дела, довольно удачно. То-то пляж таким знакомым показался.

— Анджей Фишер, — уточнил горе-путешественник, показывая для убедительности ладонью на себя. — Мой дядя. Не подскажете, где он сейчас?

Старушка окинула его внимательным взглядом, пожевала губами.

— Вообще-то информацию о клиентах разглашать нельзя. Стандарты компании, да и по-человечески нехорошо. Но ты лоцман. И ты похож на своего дядю. А он хороший человек, — и, озвучив это парадоксальное наблюдение, смотрительница причала поколдовала над смартом. — Вот, лови карту. Там стоит метка на яхту. В гости?

— Ага, — обрадовался Саймон, чуть ли не впервые за последнее время. — Спасибо. Честно, очень помогли.

— Привет ему переда…  — проворчала бабуля, но лоцман уже шагнул.

И чуть не врезался в широченную, густого шоколадного колера спину. Спина медленно обернулась и проревела:

— Ойя, Сэмми, малыш! Ты ж так угробишься!

«Малыш» сделал шаг назад, потер чуть было не расплющенный нос и честно признался:

— Ага. Что-то я сегодня лажаю.

Иясу Гэбрэ, двухметровый и широкоплечий амхарец, давний и верный любовник дяди Анджея, широко улыбнулся, сверкнув жемчугом зубов, и, сбавив тон, попенял:

— Давно к нам не забредал, паршивец. Молодец, кстати, что без приглашения. Договариваться заранее — что может сильнее испортить удовольствие от встречи? — и он крепко обнял гостя. Ребра протестующе хрустнули.

У Саймона по поводу внезапностей было свое мнение. Но озвучивать его он не стал, а вместо этого, пережив медвежьи ласки, уселся на скамью под фальшбортом.

— Плавает? — кивок на волны показал, о ком идет речь. Иясу вздохнул.

— Уже час как. Сказал, мол, видел тунца, центнера на полтора. Взял свое ружье — и нырнул. А я тут переживай.

Он уселся напротив и вздохнул еще раз. Саймон хотел было протянуть руку и похлопать гиганта по плечу, но вспомнил прикосновение отца — и сам дернулся. Гэбрэ отметил это движение.

— Тяжело было?

— Что именно? — осторожно уточнил лоцман. Амхарец хмыкнул и развел руками.

— И то, и то. Корабль тащить, людей спасать — верю, что непросто. Я в ваших лоцманских делах ни в зуб ногой, но верю. А вот твое шедевральное по краткости интервью только что выложили чуть ли не все стрим-каналы.

Саймон застонал и уткнулся лицом в ладони. Иясу хотел еще что-то сказать, но отвлекся. Он посмотрел в сторону, характерным для чтения смарт-данных расфокусированным взглядом, а потом поднялся.

— Ну все, возвращается охотничек. Наверно, добычу тащит

Действительно, неподалеку от борта сначала показался ярко-оранжевый буй, а затем голова в маске оксигенатора. Маска раздвинулась, и на любопытствующих посмотрели холодные голубые глаза. «Совсем другие, чем у отца», — подумалось Саймону. Обладатель пронзительного взора тем временем подплыл к заднему трапу, перекинул через борт гарпунное ружье и поднялся сам.

— Кран готовь, я его таки взял, — скомандовал он амхарцу, и тот принялся поворачивать за борт стрелу подъемника. А сам Анджей Фишер шагнул вперед и, как был, мокрый и слегка продрогший, обнял племянника.

— Здравствуй, Сэм. Давно к нам не забредал.

Укороченную, а тем более ласкательную форму своего имени Саймон не любил. Но этим двум людям он простил бы, даже если бы они начали и далее ее коверкать, в меру своей фантазии. Именно потому, что не стали бы — а также потому что здесь это ощущалось не самым важным в жизни. Особенно по сравнению с уровнем принятия самого юного лоцмана как личности.

После того, как они втроем затащили на палубу тушу здоровенной рыбины с засевшим в ней гарпуном, Гэбрэ уволок добычу на небольшой камбуз — разделывать, охлаждать и готовить. По части рыбных блюд ему не имелось равных, и сам Анджей вмешиваться в кулинарные таинства даже не рисковал. Вместо этого он влез в шорты, футболку, накинул на плечи слегка линялое пончо и уселся, вытянув голенастые ноги.

— Ну, рассказывай.

— Да что там…  — смутился лоцман. — Про транспорт вы, как я понял, уже в курсе.

— В курсе, — согласился Анджей и, порывшись в боковом кармане шорт, вытащил пачку сигарет. Единственная роскошь — помимо личной яхты, естественно, — которую он себе позволял. Стоил настоящий, не облегченный табак бешеных денег. Впрочем, тут его Саймон со своей любовью к односолодовым изыскам вполне себе понимал.

— А еще я в курсе, — продолжал дядя, затягиваясь, — что когда у тебя эдакое выражение лица, то значит, ты опять перессорился со всей родней и пришел ко мне искать утешения. Которого я тебе, естественно, не дам. Потому что только ты сам можешь все для себя разложить по полочкам. А я — ну, помогу. Чем смогу.

Вместо ответа Саймон скинул ему первую попавшуюся ссылку на собственное явление пред светлы очи сборища репортеров. Анджей просмотрел, затем снова затянулся.

— Судя по всему, история там длинная и непростая. Ты отучился откалывать подобные номера лет в четырнадцать, если моя память не спит с другим.

— Я ей посплю, — грозно посулились с камбуза, и старший из присутствующих Фишеров улыбнулся.

— Значит, помню верно. Давай признавайся, что тебя так проняло, что ты окрысился на невинную шуточку моего любезного братца.

Слегка сбиваясь на спорных, по собственному ощущению, моментах, молодой лоцман пересказал события последних суток. Дядя не перебивал. На камбузе стучали ножами и что-то зазывно булькало. Солнце практически село.

— А еще я так и не могу понять, — признался Саймон. Кинув окурок в глубокую пепельницу, Анджей уточнил.

— Не можешь понять что именно?

— Понять…  кто я, — смог наконец сформулировать племянник. Он потер переносицу и уставился на волны, ведущие свой гипнотический танец испокон веков. Им не было ровным счетом никакого дела до лоцманов, террористов и поисков смысла жизни.

— Я занимаюсь каким-то подростковым самокопанием, — оторвав взгляд от воды, пожаловался Саймон. — То ощущаю себя частью Семьи, то вскидываюсь на любые попытки примазать к общему делу. То бросаюсь спасать корабль, падающий в колодец, то огрызаюсь на людей, обращающихся ко мне «эй, лоцман». Я не вижу своего места в мире, — признался он, осознав, что же тревожило все это время на самом деле. — Я точно знаю, чего не хочу, но не знаю, чего хочу. Да и с «не хочу» тоже все как-то мутно. А теперь еще эта история…

— Не вижу противоречий, — отрезал старший Фишер и поднялся во весь свой немаленький рост. — Ты можешь быть кем угодно и делать при этом что угодно. Все ограничения — у тебя в голове, — костлявый, длинный палец постучал по лбу. — Мой брат, несомненно, ответственный человек, пекущийся о долге перед Семьей. Только он забывает, что есть жизнь и помимо этого. И ты вовсе не обязан стать новой и улучшенной копией его самого.

— Да я осознаю…  — протянул Саймон, но тут снизу снова окрикнули:

— Все готово! Садитесь жрать, пожалуйста! — и через мгновение. — А то я поднимусь и надеру ваши тощие белые задницы!

— А вот это серьезно, — флегматично отметил Анджей и направился к спуску в трюм. — Ты хочешь с ним ссориться? Я бы не рекомендовал, — закончил он фразу, ныряя под притолоку.

Молодой лоцман хрюкнул, сдерживая смех. Посмотрел бы он на того, кто решит ссориться с Иясу Гэбрэ! Может, даже венок на могилку пожертвовал.

И тут смарт выкинул уведомление о вызове. Канал не опознавался в списке доверенных, но на запрос идентификатора всплыла пафосная табличка: «Заместитель главы Четвертого комитета ООН Анжело Оосава». Саймон мысленно застонал. Тут же вспомнилось еще одно классическое произведение русской литературы: «И ночью при луне мне нет покоя, зачем потревожили меня? О боги, боги…» Но ответить пришлось.

Ооновец выглядел так же устало, как ощущал себя сам лоцман. Тем не менее, он улыбнулся и достаточно вежливо поинтересовался:

— Доброго…  Ага, вечера. Прощу прощения, если отвлекаю — me scusi. Саймон, вы могли бы завтра заглянуть в Женеву?

Глава 9

Комплекс Дворца Наций, построенный в начале двадцатого века, смотрелся внушительно. Центральное здание своим прямоугольно-ступенчатым профилем отдаленно напоминало оба знаменитых мавзолея. Впечатление усугублялось выросшими на фоне общего ансамбля парными небоскребами, относительно успешно стилизованными в той же манере и из-за этого вызывающими ассоциации с египетскими обелисками.

Рассветное солнце уже успело окрасить светлые мраморные стены в теплый оранжевый тон, и мягкие утренние тени спешили смениться глубокими, контрастными дневными. Поток посетителей, настроенных прикоснуться к истории ООН, не оскудевал. На Саймона, шагнувшего прямо посреди парка Ариана, никто не обратил внимания: мало ли лоцманов на Земле? Кроме того, европейские традиции подразумевали, что проявлять любопытство, изумляться необычному — неприлично.

Сама Европа, как некое территориальное объединение близких по уровню культуры и развития стран, давно утратила актуальность. Она, скорее, превратилась в туристический аттракцион планетарного масштаба. Каждый второй колонист горел желанием хотя бы раз в жизни ощутить сопричастность все еще живой истории человеческой цивилизации. Прибыв на родительскую планету по делам и выкроив из них свободный денек, почти никто не упускал шанса пройтись по узким, мощеным булыжником улочкам, посидеть в кабаке, который «стоял тут со времен древних римлян», накупить сувениров и нащелкать тридов.

У местных обитателей, аборигенов тех самых улочек, все это вызывало снисходительные, покровительственные усмешки. Булыжник давно был заменен стойким литопластом, пиво для подвального кабачка варили на многоцелевом пищекомбинате, с доставкой малых партий грузовыми дронами, а сувениры оказывались произведены где-нибудь на Тьянтан-Шихуанди — за тридцать парсек от Солнечной системы.

Впрочем, все это не имело ровно никакого значения. Подлинными всегда оставались лишь эмоции и воспоминания. Если — а точнее, когда, — жизнь выбрасывала «зеро», они доставались из-под полога памяти и помогали вынести, перетерпеть, а то и преодолеть. А уж как все было устроено на самом деле — так ли оно оказывалось важно?

Сейчас же Саймон шел на встречу с человеком, который как раз отвечал за «устроено на самом деле» — по целому ряду важных вопросов.

Оосава скинул ему и схему здания, и указатели, и допуски, долженствовавшие укротить служебный пыл охраны. Но все равно пришлось изрядно поплутать. На ум пришло выражение «коридоры власти». И в коридорах этих обретались вполне себе решительно настроенные «псы режима» — вооруженные и с детекторами.

— Прошу простить, — покачал головой замглавы Четвертого комитета, широким жестом приглашая гостя к удобным креслам. Те выглядели действительно древними; возможно, ручной работы. — После теракта мы просто обязаны были ввести повышенные меры безопасности. Таков протокол. Вы не представляете, как сложно порой проявить инициативу в условиях подобной зарегулированности, — и он улыбнулся, подразумевая, что упомянутую инициативу как раз и реализует в данный момент. Саймон сдержанно кивнул и устроился на сиденье.

— У вас остались ко мне какие-то вопросы? — уточнил он, когда Анжело лично вручил лоцману широкий стакан с чем-то зазывно благоухающим. Впрочем, стоило подождать с выпивкой до прояснения ситуации. Хозяин офиса, в который, к слову, юного Фишера впустили неохотно и с настороженностью, пожал плечами.

— Вопросы? Конечно. Мне всегда было интересно пообщаться с кем-то из Семей. Вы же понимаете: несмотря на привычность творимых вами чудес, многие простые люди до сих пор воспринимают их именно как чудеса. А я, в сущности, — он провел ладонями вдоль собственного тела, — тот самый простой человек, волею судеб оказавшийся наделенным правами и обязанностями.

Теперь улыбнулся и Саймон.

— Так-таки простой? — он все же пригубил напиток, покатал по языку, аккуратно сглотнул. Великолепно. Любопытно бы разведать, где ооновец берет подобные изыски.

Оосава сощурился. Он явно понял подоплеку вопроса.

— Да, должен признаться, — наконец вымолвил он, — я специально изображал гневливого, властного чинушу-самодура в присутствии вашего отца и Кирилла Мягкова. Опыт показывает, что именно этого ждут от представителя силовых структур люди, от оных структур далекие, — пожатие плечами и снова скользнувшая между губ улыбка. — Впрочем, подобным образом я еще и развлекся от души. Нет ничего дурного в том, чтобы получать от своей работы удовольствие в процессе.

С этим сложно получалось не согласиться. Саймон снова отхлебнул и опустил руку с емкостью.

— Давайте вернемся к делу. Я готов отвечать. Правда, не вижу, чем мог бы быть вам полезен — помимо всего прочего.

— О, это вы действительно всего лишь не видите, — оживился Анжело и стал похож на севшего в засаду кота. — А у меня есть к вам уже слышанное вами недавно предложение. Работайте на меня, Саймон. Я серьезно.

Возникла пауза. Молодой лоцман осторожно подбирал слова. На комм-узле кабинета Оосавы пару раз всплывали какие-то уведомления, но он, не глядя, сбрасывал их в «отложенное». Видимо, разговор оставался важнее.

— И все-таки я не очень понимаю, — решил быть честным Саймон. — Что вам в одном-единственном лоцмане? Или дело в том, что я из Фишеров? Вы хотите как-то сыграть на чувствах и самомнении отца?

— Не буду отрицать, такие цели в списке тоже есть, — согласился ооновец. — Правило хорошего тона в политике: если можешь одним действием добиться нескольких целей, добейся. Но в данный момент это не главное.

Анжело затих, а потом извинился, выудил из кармана пиджака портсигар и закурил. Мысленно юный лоцман восхитился.

То ли у Четвертого комитета отлично поставлена разведка — ну а как иначе? — и господин Оосава в курсе, что вчерашний вечер, ночь и большую часть дня по ту сторону Земного шара его собеседник провел в обществе курящего родственника. Любимого курящего родственника, прошу заметить. То ли ему просто плевать на писаные и неписаные нормы и стандарты заботы о личном здоровье граждан Объединенных Систем, и он хочет сыграть на этом дорогостоящем нонконформизме. Вызвать у собеседника симпатию, тем или иным способом.

Наконец, Анжело решил перейти к делу. Он затянулся поглубже, выдохнул дым через ноздри и наклонился в сторону гостя.

— Я уже объяснял вам — вкратце. Вы находчивы, сообразительны, способны к тактическому и стратегическому мышлению. В конце концов, вы одарены — данное при рождении в землю не зароешь. А еще вы умеете быстро принимать решения, которые позже оказываются вполне себе удачными. Удача в нашем деле, господин Фишер, — Оосава впервые назвал Саймона по фамилии, — не последний фактор.

— Ну хорошо, — лоцман еще раз попробовал содержимое стакана. Положительно надо спросить контакты этой винокурни. — Предположим, вы спели мне дифирамбы, предположим, я действительно не так плох. Каковы мои резоны?

— Свобода выбора, — тут же парировал Анжело, очевидно ждавший вопроса. — И не стоит так кривиться, я не шучу. Позволите изложить по пунктам?

Саймон, действительно изобразивший лицевыми мышцами нечто не сильно вежливое и уместное в разговоре с одним из высших чинов ООН, досадливо кивнул. Оосава подобрался и начал увещевать:

— Во-первых, так мы выводим вас из-под опеки Семьи Фишер. Я же вижу, что вы тяготитесь навязанной ролью. «Делай то, не делай это, так не говори, эдак себя не веди…» Не буду врать — в работе на Четвертый комитет тоже требуется соблюдать и дисциплину, и некий поведенческий кодекс. Но это обоснованные требования, — выделил он голосом, — а не «тут так заведено». Разумно?

С разумностью юный лоцман не спорил. На самом деле, предложение Анжело звучало крайне соблазнительно. Но что-то внутри, какой-то дух противоречия и упрямства просто требовал покобениться и поворчать. Он и поворчал:

— Я перестану работать на Семью и Профсоюз — и начну работать на вас и ООН. Не сочтите меня невежливым, но нет ли здесь обмена шила на мыло?

Оосава хохотнул, откинулся на спинку кресла и погрозил ему пальцем — шутливо.

— Вы действительно сложный собеседник. Неуживчивый, как мне вас описали. Впрочем, я успел убедиться.

Глава комитета побарабанил пальцами по портсигару, склонил голову набок и прищурился.

— Не стану врать: да, вы будете работать на меня. На ООН. На благо всего человечества, уж простите мой пафос. Но я предлагаю вам прежде всего интересную должность. И обязуюсь предоставить максимум воли в принятии тех или иных решений. Есть задача, — он повел рукой в сторону, — есть несколько путей решения, — другая рука сделала несколько махов, — а уж какой вы выберете, — ладони схлопнулись, — это решать вам и только вам. Ну, понятное дело, согласовывая со мной. Кто-то же должен обеспечивать подстраховку и ресурсы.

Выглядело все заманчивее и заманчивее. Прямо настолько, что тянуло отказаться. Впрочем, тут дело было, скорее всего, именно во врожденной неуживчивости — поэтому Саймон подавил свои инстинкты. Следовало выслушать хозяина до конца.

— Это было «во-вторых», — учточнил тем временем ооновец. — Есть еще и «в третьих». Вы нужны мне, — он снова подался вперед. — Да, именно мне. Видите ли, Саймон, ни одна организация не является монолитной. Для вас, я думаю, это не секрет: Профсоюз и сам состоит из нескольких Семей, которые постоянно делят власть и меряются влиянием. Так же и в комитетах. Везде есть фракции, группки, течения…  По мере сил я стараюсь свести их воздействие на практические результаты нашей общей деятельности к некоему выгодному для общества балансу. Я безнадежный альтруист, господин Фишер, — Анжело слегка беспомощно улыбнулся и закурил следующую сигарету. — Все пытаюсь нанести максимум добра и причинить разумное количество пользы. Получается же порой…  Как получается.

— Верно ли я понимаю, — осторожно уточнил Саймон, — что вам внезапно понадобился кто-то со стороны? Подозреваете внутренних врагов и не можете доверять своим?

— Ну вот, а вы говорите, «дифирамбы», — негромко проговорил Оосава, в очередной раз затягиваясь. — Вполне заслуженная похвала. Вы бы очень помогли мне, Саймон. Результаты ведомственных игр налицо: помните ведь, что корабль террористов не зафиксировался системой планетарного контроля? А технология подавителя — где они ее откопали? Что, сами ставили эксперименты? На лоцманах? Да и вообще, уровень обеспечения…  Кто-то играет против установившегося в мире порядка. Хочет перекосить баланс. Вы представляете, что начнется, если люди перестанут доверять ООН?

Саймон представлял. Несмотря на все пренебрежение идеалами и принципами, декларируемыми официальной властью, картина того, что произошло бы, если бы система начала разваливаться, ужасала. Куча планет — и население каждой заперто в собственном мирке. Разобщенная экономика, разрушенные связи, удар по общественной морали…  Он поежился.

— Давайте подобьем итоги, — окурок канул в пепельницу, и Анжело начал отгибать пальцы на кулаке. — Почему вы нужны мне? Вы умны, одарены, в вас есть здоровый авантюризм — не спорьте! — и вы привносите взгляд извне. Почему я нужен вам? Я даю вам независимость, интересную работу, право на приключения и возможность обоснованно поднимать самооценку. Самореализация — это очень важно для развитой личности, — он благодушно улыбнулся и помахал пятерней. — Ну что, вы в деле?

Восторгу Саймона не хватало предела. Ну и жук же этот господин замглавы! И себя не обидел, и его заинтересовал. А заинтересованность юного лоцмана являлась очевидным фактом — даже учитывая все не утихающее бурчание встроенного в подкорку скептицизма. Ну что же, видимо, стоило соглашаться.

Он уже открыл было рот, чтобы озвучить эту мысль, как Оосава вдруг нахмурился и упреждающе вскинул руку. Над комм-узлом высветилась зловещая алая рамка и раздался неприятный треск зуммера. Ооновец скинул вызов себе на смарт, пробежался по нему глазами. Скулы его заострились.

— Еще один повод нам с вами поскорее начать сотрудничать, господин Фишер, — спокойный тон очевидно давался Анжело нелегко. — Только что поступили сведения из сразу четырех систем. Произошли новые теракты, — он замолчал на мгновение. — На этот раз успешные.

Саймон поперхнулся. Оосава же встал, подошел к окну и прошептал:

— Помоги нам всем Мироздание…

Глава 10

Любая сложная система уязвима. Порой эта уязвимость заключается в тех допущениях, которые легли в основу системы. Порой — в непрочных взаимосвязях между крепкими, основательными, продуманными базовыми элементами. Нередко во всем оказывается виноват пресловутый «человеческий фактор». Чаще всего — все сразу.

Космический корабль тоже является сложной системой. Корпус, энергетические установки, двигатели и движители, жизнеобеспечение, связь…  Но важнее всего — контроль. Именно здесь обретается ахиллесова пята.

Отрубите курице голову, и можно будет понаблюдать дивное зрелище: безголовая птичья тушка носится по двору, размахивая крыльями и врезаясь в предметы фермерского быта. Отрубите голову человеку — и все закончится гораздо быстрее, ведь человек сложнее курицы. Впрочем, крыльев у него тоже нет. Как и у космического корабля.

Правда, эффект от усекновения главы на межзвездном судне напоминает, скорее, поведение именно курицы, а не человека. Отдельные службы отчаянно пытаются сохранить функционирование массивного корпуса, слепленного на орбитальных верфях из сложной композиции металлов, органики, керамики и прочих плодов изысканий материаловедов. Что-то подергивается, что-то пульсирует, откуда-то бьют тугие пучки жизненной силы корабля — энергии, расходуемой не так, не туда и не за тем.

А само судно уже мертво.

Хотя возможно, что голова не отрублена вчистую. Может оказаться, что хитрый экспериментатор просто перекрыл прохождение нервных импульсов от мозга головного к мозгу спинному. От думателя к деятелю. От адресата к получателю. И сидит неподалеку, наблюдает за тем, как тело, лишенное представления о том, что голова и шея все еще состыкованы, носится по двору, машет крыльями…  В общем, все как по-настоящему. Только на самом деле нет.

Именно по этой схеме действовали террористы, решившие напомнить человечеству, что такое бесконечная, одинокая пустота космоса.

Как удалось выяснить подконтрольным Четвертому комитету следовательским группам, на кораблях, подвергшихся атакам, заранее оказались размещены с виду совершенно стандартные узловые блоки. Причем ИИ воспринял их, как родные: и серийные номера, и коды производителей, и даже ключи шифрования выглядели самыми что ни на есть подлинными. Отличие имелось только в одном — в момент выхода на орбиту планеты назначения судовая сеть падала, как эпилептик во время приступа, а сам искин оказывался погружен в цифровую кататонию, плотно и необоримо.

Кроме того, выпущенный на волю вирус-самоубийца принудительно останавливал все силовые машины корабля — кроме минимальной мощности аварийных. Останавливал, впрочем, мягко. Судя по всему, пошедшие в разнос реакторы были террористам действительно ни к чему.

Мягкость не означала слабости. О работе вируса имелись только косвенные данные — можно даже сказать, следовые. Он полностью самоликвидировался из сети, выполнив свою задачу. Чувствовался почерк серьезных корпоративных специалистов, собаку съевших на промышленном шпионаже и диверсиях. Или же следовало допустить наличие в команде злоумышленников неведомого гения-самоучки.

Но самый разрушительный эффект произвели подавители.

Среди лоцманов, обслуживавших пострадавшие суда, ни нашлось ни одного, способного повторить фокус Саймона. В какой-то момент каждый из них утратил связь с пространством. В какой-то момент каждый из них с ужасом осознал, что не может шагнуть хотя бы на пару метров. В какой-то момент каждый из них почувствовал себя беспомощным — и впал в панику. И перепугал всех вокруг.

Впрочем, массовой истерики среди пассажиров удалось избежать. На трех кораблях оказались достаточно компетентные капитаны, опытные экипажи и умелые стюарды. Особо впечатлительных приходилось пользовать успокоительным из палубных аптечек. Кто-то не выдерживал, вскакивал с места и умудрялся получить синяк или ушиб. Случилась пара предельно коротких потасовок — вмешались наконец пригодившиеся космопехи. И, в общем, на этом практически все неприятности заканчивались.

Но четвертый грузовик, перевозивший только редкоземы и продовольствие, подпортил благостную статистику.

Как и в случае с транспортом Саймона, террористы не стали доводить дело до крайности. Корабли просто беспомощно зависли на орбитах, маневровые двигатели, слушаясь указов вируса, подтолкнули их в сторону гравитационных колодцев планет — не все лоцманы любили притираться к атмосфере, — пассажиры и экипажи заработали седых волос на целую скирду, если суммарно. А через некоторое время системы ожили, капитаны отдали лихорадочные команды, корабли выровнялись и все смогли облегченно выдохнуть.

Все, кроме тех, кто работал на четвертом судне.

В самом начале атаки, когда отрубились генераторы, и лоцман, висящая в силовом коконе загона, схватилась за голову, невидяще и с ужасом уставившись во внезапно нахлынувшую бездну, капитан грузового корабля «Медея» получил на личный смарт голосовое сообщение. Впрочем, как выяснилось, миллисекундой позже оно же упало всему остальному экипажу. Видимо, чтобы ни у кого не оставалось сомнений.

«Мы не палачи, — мягко убеждал бесполый, но выразительный голос. — Мы не хотим лишних смертей. Но мы хотим, чтобы нас восприняли всерьез. На то, чтобы покинуть судно, у вас есть двадцать минут. Это не шутка и не розыгрыш. Повторяю, мы не палачи…» Дальше запись зацикливалась. Некоторые прослушивали по три, некоторые по пять раз. Некоторые не дослушали и одного.

Давки возле спаскапсул не возникло. Все-таки экипаж сложился опытный, слетанный, учебные тревоги отрабатывались регулярно — за этим тщательно следили. Так что эвакуацию можно было бы назвать даже образцовой. Если бы не оставшиеся.

Никто так и не смог сказать, зачем капитан Ежи Шеметский отказался покинуть судно. Может, решил возобновить славную, но печальную традицию времен морских баталий и флотской романтики. Может, бежал от постылой супруги, карточных долгов или ошибок молодости. Может, искренне прикипел сердцем к своей «Медее». Версий имелось много, версии звучали разные.

Но вот зачем осталась лоцман Феруза Аль-Азиф — это выходило понятно и просто. До последнего момента она надеялась, что пространство, наконец, отзовется, что судно получится перетянуть на стабильную орбиту, что ценный груз не канет в атмосферу кипящим комком, рассыпающимся на мелкие метеоры. А когда убедилась, что молчание вселенной и не думает прерываться, вступила в жаркую полемику с капитаном, уговаривая того все же покинуть корабль; сохранить собственную жизнь и немалый опыт для благодарного человечества. Увы, капитан оказался упрямее. И неплохо владел самбо.

Узнав про Ферузу, Саймон промолчал. Пока Оосава излагал дежурные, но, похоже, искренние соболезнования, сам лоцман пытался вызвать в памяти какие-то воспоминания, связанные с племянницей. Что-то, что можно было согреть у сердца и отпустить — в самую дальнюю из доступных человеку дорог. Но на ум приходила только глупая дразнилка, исполняемая вредным девичьим голоском: «Саймон дурак, курит табак…» От этого становилось горько на душе и кисло во рту.

Три выживших лоцмана в данный момент тоже испытывали серьезный душевный кризис. Один вообще оказался в состоянии помраченного рассудка, и его пришлось госпитализировать, накачав нормотимиками и анксиолитиками. Еще один энергично переживал произошедшее, вращая глазами, размахивая руками и охотно, в деталях излагая внимательному следователю подробности собственных ощущений и впечатлений. Третий в основном молчал, обтирал лицо одноразовыми салфетками и периодически косился на потолок. Врачи кружили неподалеку, готовые напрыгнуть, спеленать и бескомпромиссно позаботиться.

Кружили и журналисты. История Саймона как-то сразу оказалась задвинутой на периферию новостного поля. Хотя нет, ее упоминали — в том контексте, что вот же, мол, совсем недавний прецедент, а власти ни сном, ни духом. Впрочем, как известно, помимо кухарок, таксистов и парикмахеров, именно представители «второй древнейшей» во все времена являлись общенародно известными экспертами по всем возможным вопросам. Они и не стеснялись во мнениях.

Во-первых, обвиняли лоцманов. Во-вторых, ООН — конкретно Четвертый комитет. В третьих, владельцев транспортных компаний. Мелкой россыпью шли упреки в адрес капитанов, экипажей, самих пассажиров — не очень понятно, каким образом, но эта мысль периодически озвучивалась. Только террористов почему-то огибали по кривой.

Публика внимала. Публика переживала. Публика негодовала. Почва оказалось благодатной, жирной и питательной. Брошенные в нее зубы дракона уже понемногу давали всходы. То тут, то там на открытых сетевых площадках вспыхивали жаркие диспуты. И основной их мотив потихоньку выкристаллизовывался: «Зачем нам лоцманы, если они не способны никого спасти?»

За пару последних дней Саймон от души проникся тяжестью работы замглавы Четвертого комитета. Анжело, казалось, не спал совсем. Когда бы молодой Фишер ни оказывался в его кабинете, там всегда было накурено и душно от кипучей деятельности. Постоянно валились уведомления с комм-узла — и это уже отфильтрованные взводом секретарей и ассистентов, — появлялись и исчезали руководители отделов, сновали дроны с закриптованными инфоносителями. Толком поговорить не хватало ни минуты.

Жил молодой лоцман в гостинице. Сразу после получения известий о терактах Оосава уговорил его перебраться в недурной люкс — с видом на озеро и едва различимый на горизонте Монблан. «Прошу меня заранее простить, — сказал он, нервно дернув веком, — но на пару дней я упаду в легкий нокдаун». Прогноз оказался верным.

Вот только эта пара дней прошла для Саймона под знаком суровой, мощной, всепоглощающей тоски.

Нет, ему хватало чем заняться. Большую часть времени юный Фишер думал. Об отце, о Семье, о себе. О Ферузе. О том, что говорил ему Анжело, и о том, что говорил ему дядя Анджей — забавно, в сочетании этих имен звучало что-то библейское.

И, конечно же, о Магде.

Рыжая и самоуверенная мордашка упорно не шла из головы вон. Саймон сходил в бассейн, прогулялся по окрестностям, покормил лебедей в парке Совабелен и произвел набег на винные погреба Les Nations. Помогало не очень.

Именно тогда озвученное Оосавой предложение стало выглядеть не просто привлекательным, а единственно уместным.

На этот раз в офис замглавы Четвертого комитета его пустили практически беспрепятственно. Видимо, в первые заходы его держали под искусно замаскированными сканерами и детекторами, чтобы снять модель для сверки, а потом просто убеждались в отсутствии критических отличий от оригинала, помеченного в базе данных как «безопасный». Ощущалось даже немного обидно.

Анжело курил. Посреди офиса сейчас находилось сразу три сдвинутых стола, заваленных планшетами, портативными трикордерами и даже архаичными распечатками. Сам ооновец устало валялся в кресле, закинув ноги на один из столов. Он вяло махнул рукой пришедшему, показывая, что заметил.

— Я все еще не очень понимаю, чем смогу вам помочь. — Признание было искренним. Оосава снова повел кистью, стряхнул пепел и сел прямо. Он слушал. — Но если вы считаете, что смысл есть и видите, как применить меня к делу, то я готов.

Пару секунд оба молчали. Затем усталая, осунувшаяся фигура встала.

— Это отрадно слышать. Merde, Саймон, вы не представляете, как я доволен, — пробормотал Анжело. — Правда, по мне не скажешь, да? Вы уж извините, но я тут имею феерический секс…

— А то я вот не заметил, ага, — буркнул его собеседник. Оба улыбнулись. Ооновец хрипло приказал в смарт:

— Соледад, кофе. И виски господину Фишеру. Виски же? — он попытался сфокусироваться на госте. Тот отмахнулся.

— Тоже кофе. Пить при начальстве, на мой взгляд, дурной тон.

Оосава повел пальцем.

— Не начальстве. Да, формально вы будете мне подчиняться. Но по факту я собираюсь сдержать данное слово. Полная свобода действий, мнений и выбора. Так будет выгоднее для нас обоих.

Он закашлялся, с ненавистью полюбовался окурком и метнул в угол. Пепельница-дрон, обнаружив непорядок, скользнула следом, щелкнув крышкой. Саймон уселся в одно из кресел с угла стола и осторожно поинтересовался:

— Так чем я могу быть полезен? Есть какие-то наводки?

Анжело закашлялся снова. Его смуглое лицо за последние дни стало оливковым, под глазами накопились тени — как зримое выражение забот и тревог. Покачав головой, он произнес:

— В том-то и дело, что никаких. Пустота. Мы роем носами землю, а в земле только она сама. И мне очень, очень нужна ваша толковая голова.

Глава 11

Еще одним из преподавателей, успешно действовавшим на нервы Саймону в годы отрочества, был математик. Этот худощавый, сосредоточенный, встрепанный, вечно небритый и при этом умудряющийся как-то не зарасти бородой мужчина врывался в аудиторию, словно кара Господня. Пылающим взором он обозревал окрест — к слову, довольно скудный, ибо единовременному приобщению таинств тех или иных наук обычно предавались двое-трое, максимум четверо молодых Фишеров, — а затем бросался к огромному, во всю стену, старомодному экрану и начинал тыкать в него указкой, параллельно скидывая туда со смарта формулы, схемы и графики.

Интенсивность потока данных, сыпавшегося на прифронтальный неокортекс юных лоцманов, подавляла. Робкие попытки убедить провозвестника математической истины сбавить обороты оказались пресечены одной единственной фразой: «Вы что, считаете себя идиотами?» Не возымело результата даже появление Фишера-старшего — после жалобы кого-то из особо впечатлительных племянников. Главе семьи, попытавшемуся напомнить бойцу педагогического фронта, кто в этом доме платит деньги и заказывает музыку, было поставлено на вид. В том смысле, что если он хочет видеть свое многочисленную младшую родню успешными членами Семьи, а главное — профессиональными лоцманами, то тем придется учиться работать с информацией в самых экстремальных условиях.

Именно этот довод пришел Саймону на ум, когда он получил доступ к массиву собранных следственными группами сведений.

А сведений хватало с избытком. Составы экипажей, грузовые декларации, перечни оборудования на борту, замеченные неисправности, настораживающие детали поведения тех или иных персоналий…  Не было только главного: кто, как и зачем. Это и оставалось головной болью господина замглавы Четвертого комитета.

— Ну что, есть в этом мусоре интересное? — без особого любопытства уточнил Анжело, энергично уминая принесенную секретаршей пасту феттучини. Перекусывал он, что называется, не отходя от кассы, но Соледад зорко следила за тем, чтобы рацион шефа не скатывался до бутербродов и кофе.

Саймон, макавший роллы с тунцом в соевый соус, пожал плечами. Рыба была более чем неплохой, но все-таки до свежевыловленной, свежевыпотрошенной и свежеприготовленной умелыми руками Иясу Гэбрэ ей было далеко. Поэтому в жесте проявилось в равных долях как недоумение, так и сожаление.

— Я ничего не обнаружил, — честно признался лоцман. — Впрочем, не уверен, что вы ждали, будто меня моментально озарит, и я раскрою вам это дело сей секунд.

— Не ждал, — качнул головой Оосава. — Но надеялся. Как я уже говорил, вера в чудеса — неотъемлемая моя черта. Ну что же, тогда сосредоточимся на том, что нам уже известно.

Известно было, на самом деле, изрядно. Так, например, громоздкая система распределенных полицейских архивов наконец пережевала, переварила и вернула результаты генетического скрининга террористов, «взятых» Саймоном на орбите Нового Эдинбурга. Анжело скинул данные свежеиспеченному помощнику — официальная должность, оклад, страховка, полномочия, — комментируя каждый файл вслух:

— Ахмед Новак, младший механик — тот, которого вы положили возле передатчика. Родился на Високе Небо, два брата, четыре сестры. Ускоренный общеобразовательный выпуск, техучилище, курсы корабельных механиков. Не женат, детей тоже нет. Любит ковыряться в незнакомой аппаратуре, зависает на форумах программистов. На досуге предпочитает посидеть с друзьями в баре и попеть в караоке. Раньше периодически высказывался в поддержку Новых Автономий, но около года назад перестал.

Лицо на снимке выглядело знакомым. В прошлый раз оно оказалось сначала сосредоточенным, затем изумленным. Запечатленный для социальной сети кем-то из друзей, Ахмед Новак улыбался. Казалось, такому человеку совершенно незачем устраивать теракты.

— Марк Фэннинг, палубный матрос — здоровяк из пассажирского отсека. Уроженец Порт-Мидуэя, рано осиротел, воспитывался в интернате. Потом — служба в армии, два контрактных срока. Ссора со взводным сержантом, уволен в запас, но без нареканий в послужном списке. Некоторое время провел без работы, пил, но в меру, поругивал правительство. Затем устроился на ваш «Нарвал».

Этого типа Саймон запомнил плохо — он целился в корпус, не в лицо. Тип мрачно зыркал из-под насупленных бровей на своем триде, взятом, кажется, из армейских архивов. В потенциальные преступники его можно было определить абсолютно без каких-либо колебаний.

— Фам Со Джон, один из стюардов. Пилот-любитель. Неплохой, кстати, пилот — регулярно занимался с инструктором, около семи сотен часов налета. Атмосфера, пространство, нагруженные маневры. Выраженных политических взглядов не имел, но пару раз был замечен в обществе просепаратистски настроенных персонажей. Родом из вполне обеспеченной семьи с Диньбакбо, в деньгах не нуждался, увлекался всем подряд, от живописи до гольфа. Удивительно, что кадровая служба не поинтересовалась, какого кванта «золотому мальчику» нужно на позиции корабельного стюарда.

Несмотря на вьетнамскую фамилию, угонщик челнока не выглядел азиатом. Нет, если присмотреться внимательнее, становились заметны некоторые характерные черты. Впрочем, кого в двадцать втором веке волновали эти вопросы? Человечество все же смогло вырасти из коротких штанишек расизма. Правда, полностью ксенофобию избыть не удалось — и лоцманы ощущали это на своей шкуре постоянно.

— А это, — ооновец усмехнулся и кинул на собеседника задумчивый взгляд, — ваша vis-à-vis. Магда Маричкова, с Млады-Оломоуца. К слову, тоже любимая дочка не бедствующих родителей. Студентка, спортсменка, красавица, — еще один взгляд, на этот раз искрящийся пониманием. — Училась на социолога, занималась туризмом, увлекалась рукопашным боем; впрочем, вы это успели испытать на себе. Призовые места на планетарных и межсистемных соревнованиях — крайне интересная девушка…

«Интересная девушка» в кадре старалась держаться серьезно, но в глазах ее горел знакомый, изумрудный с золотом огонек. Саймон поймал себя на том, что почти не слушает Оосаву. Какие-то подробности…  Зачем они? Рука непроизвольно дернулась — поправить одну из пружинистых прядей, свесившихся на висок. «Вот я еще голограммы не причесывал!» — удалось рассердиться и прийти в себя юному лоцману.

Оказалось, Анжело успел замолчать и в данный момент с интересом наблюдал за эмоциями на лице Саймона. Благостности к настрою это не добавило.

— Если вы что-то хотите сказать, то сейчас самое время, — буркнул молодой Фишер, маскируя смущение за раздражением.

Ооновец откинулся в кресле и сплел пальцы. Пару минут он молчал, пока Соледад собирала столовые приборы. Затем секретарша вышла, и Анжело вздохнул:

— Саймон, не делайте этого.

— А именно? — хмыкнул лоцман. Негатив успел слегка выветриться за то время, пока посуда перекочевывала со стола на поднос, а далее — за дверь кабинета Оосавы. Возможно, на то и было рассчитано.

— Не думайте то, что вы сейчас думаете, — в голосе Анжело звучало настолько искреннее сочувствие, что Саймон даже не смог толком рассердится. Но повторил с нажимом:

— А именно?

— А то, что вы планируете в отношении нашей рыжей хулиганки, — замглавы Четвертого комитета улыбнулся, но как-то печально, глядя при этом в сторону. — Да, да, я знаю, какие смутные, но прекрасные планы носятся сейчас в вашей светлой, но не слишком опытной голове. Сам таким когда-то был, уж простите мне эту пошлую и затасканную фразу.

Он помотал головой, достал портсигар и повертел его в руках. Курить, впрочем, не стал, за что Саймон остался ему благодарен; несмотря на интенсивную работу климатизаторов, в кабинете уже пощипывало глаза.

— Вы настроены романтически, — вымолвил Оосава чуть ли не нараспев, — мол, я ее найду, поговорю с ней, смогу переубедить и направить на путь истинный. Каким бы этот путь ни оказался. Она, совершенно очевидно, хорошая, умная девушка и, несомненно, прислушается к голосу разума. Ну и, возможно, подпадет под ваше суровое, лаконичное обаяние.

Только все это чушь, — тон вдруг стал резким, категоричным, грубым, — и вы это знаете. Я бы не очень рассчитывал на то, что человек вашего возраста способен радикально переменить свои взгляды и убеждения — из-за того, что представитель противной стороны оказался харизматичным и привлекательным. Все-таки симпатии симпатиями, а мировоззрение не карандаш: двумя пальцами не переломишь.

Интересно, отстраненно подумалось Саймону, откуда всплыла эта архаичная метафора? Карандаши — штука редкая, встречаются либо в музеях, либо у художников, придерживающихся классического подхода. Впрочем, это не являлось главным.

— Почему вы так уверены, что я в ее глазах — враг?

Дернув уголком рта, Анжело побарабанил пальцами по столу.

— Не враг. Скорее, негативный фактор, препятствующий реализации задуманного. Ну посудите сами, — он подвесил над столом четыре снимка с краткими сводками по каждому персонажу. — Новак: сочувствует сепаратистам. Фам: сочувствует сепаратистам. Маричкова: не просто сочувствует, встречалась с сепаратистом. Фэннинга можно в расчет не брать, он просто мускулы и рефлексы.

— Встречалась? — промычал Саймон, захлопав ресницами. Оосава вздохнул.

— А вы прослушали, значит. Все печальнее, чем я думал…  Да, господин Фишер, ваша принцесса-разбойница любит плохих парней. А сейчас я попробую простимулировать ваше воображение, чтобы оно наконец вынырнуло из облака сладких грез. Скажите: что, или вернее, кто является естественным антагонистом для людей, настроенных отделиться от Объединенных Систем?

Саймон повел челюстью и отхлебнул остывший кофе. На душе веяло какой-то незнакомой пустотой, с примесью легкой горчинки. Ооновец терпеливо ждал.

— Лоцманы, — признаться самому себе вышло нелегко, но необходимо. — Мы обеспечиваем логистику, мы поддерживаем стабильность связи между мирами. Если люди перестанут верить в лоцманов — начнется полный…

— Точнее и не скажешь, — хмыкнул Анжело. — Полный и неотвратимый. Теракты — удар по вам в первую очередь. Так почему вы, Саймон, так уверены, что сможете добрым словом без пистолета вправить мозги целеустремленной и воинственно настроенной женщине?

Звучало жестоко. Но справедливо. Молодой Фишер поморщился, одним глотком опустошил свою чашку и грохнул ее на стол.

— Все, я вернулся с небес на землю. Что у нас еще есть из серьезного?

Оосава одобрительно покивал:

— Вот таким вы мне снова нравитесь. А из серьезного…  Ну, вот еще данные по «Реморе» с Нового Эдинбурга. Честно говоря, я пока не вижу, чем это может нам помочь. Мои спецы смогли установить конкретную модель, год выпуска, даже серию и номер корпуса. Но отследить по ним, где и кем был куплен или украден данный экземпляр, не удалось. Я все же подозреваю серьезную инфодиверсионную поддержку террористов со стороны игроков внутри комитета…

— А в последних четырех случаях? — уточнил Саймон. — Террористы покидали корабли тем же способом?

— Ну да, крали штатные челноки. Потом эти суденышки находили брошенными на дальних орбитах. Видимо, пересаживались на свои транспорты.

— Есть данные, на какие именно? — вопрос казался странным самому лоцману, но почему-то просился на язык. Оосава насторожился.

— В смысле, «какие»? Орбитальный контроль мы снова вздрючили, но сами знаете, возле обитаемых планет всегда такое столпотворение…

— Орбитальный контроль вам ничего не даст, — убежденно проговорил Саймон. — Как и в прошлый раз. Я бы на месте наших оппонентов подстраховывался по полной. Но можно попробовать провернуть уже удавшийся нам фокус с астрономией. И знаете, что? Готов поспорить на бутылку Macallan полувековой выдержки, что обнаружится все та же «Ремора». Или ее парный модуль.

В глазах ооновца светился неподдельный восторг. Он снова помотал головой, вскочил и прошелся вдоль стола.

— Я правильно понимаю, к чему вы ведете? Как интересно получается, psia krew…

— Да, я думаю, вы понимаете правильно, — лоцман пожал плечами. — И, Анжело…  Можно мне еще кофе?

Глава 12

Эволюция часто идет по спирали. Она копирует те или иные приемы, методы и элементы из предыдущего витка в новый, развивая и улучшая, упрощая и отбрасывая. В отношении технического прогресса, который можно условно назвать эволюцией искусственной, не сильно умело направляемой человеком, это справедливо в той же мере.

Нагляднее всего, как выяснилось, данный эффект проявляется в отношении способов передачи информации на расстояние.

К середине двадцать первого века Интернет был везде. Еще через десяток лет — везде не только в планетарном, но и в системном масштабе. Развитие технологии связи, основанной на принципе квантовой запутанности, рвануло вперед после победы над проблемой декогеренции. Если вкратце — связанные сложнопостижимыми законами микромира частицы стало возможно сохранять в этом их странном состоянии сколь угодно долго. И скорость передачи данных в сотни тысяч раз превышала скорость света.

Правда, как выяснилось позже, когда лоцманы вышли из тени и первые поселения человечества возникли за пределами облака Оорта, проблема расстояний никуда не делась. Более того, она вышла на новый уровень. Квантово запутанные корпускулы, доставленные с Земли, скажем, в систему Тау Кита, послушно принимали сигнал от своих далеких близнецов. Но на сигнал этот накладывалось столько искажений, что кое-кто по старинке обозвал явление «белым шумом».

Над решением задачи билось не меньше исследователей, чем тех, кто в это же время занимался вопросами терраформирования новооткрытых планет. И наиболее эффективным вариантом признали проект челночных накопителей. Ну, за неимением лучшего, как водится.

Каждый корабль, совершающий регулярные переходы между системами, оборудовался независимыми приемником, передатчиком и объемистым банком данных. Информационные запросы, направленные из системы вовне, скидывались в это хранилище прямо перед тем, как корабельный лоцман делал шаг — отчасти этим объяснялась получасовая готовность перед каждым прыжком. Сетевые узлы, расположенные на планетах и в пространстве, получали сигнальные пакеты. Информация начинала поступать на гигантскую «флэшку», в которую превращалось судно.

А затем, по достижении транспортом точки назначения, данные с накопителя сбрасывались обратно в сеть — уже новую. Запросы проходили анализ и трассировку, единицы и нули обрабатывались, пользователи получали нужный им контент. При необходимости — проводился редирект на новый носитель. И на следующий. И еще. Получался такой себе аналог голубиной почты — на гораздо более масштабном уровне.

Но на все это требовалось время. Так что немудрено, что сбор сведений по кораблям террористов занял у многочисленных, но все же не бесконечных служб Четвертого комитета не меньше недели.

За этот период Саймон окончательно втянулся в ритм и стиль работы. Он тоже начал пропускать обеды, перекусывать во время обсуждения тех или иных вопросов, перестал воспринимать табачный дым как раздражитель. Удалось даже выбить разрешение от службы безопасности на право перехода напрямую в кабинет Оосавы — с полного одобрения и даже настояния последнего.

Новости поступали тревожные. Террористы залегли на дно, а вот информационная волна, поднятая последним падением грузовика, захлестывала каналы, сетевые площадки и умы публики. Самым популярным вопросом, поднимаемым на всевозможных ток-шоу, равно как и на форумах, в соцсетях и на якобы стихийных митингах, оставался: «Нужны ли нам лоцманы, если они ни на что не способны?» А кроме того, с обновленным энтузиазмом встрепенулись сторонники тех или иных отделений, автономий и самостийностей.

Периодически Анжело встречался с представителями прочих комитетов, согласовывая взаимодействие. Атмосфера этих собраний нервно искрила, и в такие моменты Саймон ощущал себя лишним, но ооновец рекомендовал ему присутствовать. «Для опыта, — пояснял он. — Пригодится». В текущей перспективе это казалось маловероятным, но все же не невозможным.

Отец не писал и не звонил. Видимо, решил дать блудному чаду время: вспомнить былые подвиги, побуянить, побунтовать…  Саймон порой ощущал что-то вроде смутного сожаления и даже жалости. Но, во-первых, тут же снова накатывала злость, а во-вторых, отвлекаться на посторонние переживания выходило не с руки.

Наконец, удалось собрать более-менее достоверную картину эвакуации диверсионных команд. Как Саймон и предсказывал, данные служб орбитального контроля оказались кем-то подправлены. Зато удалось неплохо поживиться среди астрономов, а также снять записи с радио-, опто- и гравилокационных комплексов тех кораблей, что курсировали неподалеку.

— Что же, кривые глухие окольные тропы оказались не такими уж запутанными, — отметил Оосава, удовлетворенно потягивая морковно-грушевый сок из высокого стакана.

Неожиданное содержимое появилось в результате маленького бунта секретарши, которая заявила, что уволится, если начальство не перестанет забивать фазу на свое здоровье. Такой же неожиданной стала внезапная покладистость Анжело, согласившегося на все условия. Это навело юного лоцмана на интересные мысли…  Впрочем, озвучивать их вслух он благоразумно не стал. Вместо этого предложил свою теорию:

— Я просто подумал: что, если они не покупали этот челнок? Если даже и не крали?

Тоже решив поддаться уговорам Соледад, Саймон налегал на минералку — напиток чем-то неуловимо напоминал о доме. Точнее, о детстве, проведенном в нем, хотя подобные ассоциации вызывали смешанные, сложно разлагаемые на компоненты чувства.

— Существуют же документальные свидетельства о провалившихся попытках колонизации? Я и прикинул: один канувший в гравитационный колодец «Группер» — это сразу две потенциально бесхозных «Реморы». Осталось провести идентификацию и сложить два и два.

— То есть, вы считаете, что наши деятели могли обосноваться где-то на Потерянных Мирах? — ооновец махом опрокинул оранжевую жидкость в себя и удовлетворенно поморщился. — Да, дурацкое название, но как-то прижилось.

— Так же, как и «лоцман», — заметил Саймон и улыбнулся. — Самые глупые и неочевидные словечки проще всего прилипают на язык. А про Потерянные Миры я слышал. Говорили, что там не обошлось без жертв…

— Увы, — Оосава снова поморщился, на этот раз с горечью в глазах. — Тогда ведь перли напролом, хватались за любой каменный шарик с мало-мальски пригодными условиями. Есть вода? Берем! Есть кислород? Отлично! Есть полезные минералы? Дайте две!

Досада в голосе замглавы Четвертого комитета звучала абсолютно неподдельная. Видно было, что ошибки прошлого, причем не личного, а общечеловеческого, вызывают у него не вполне рациональную, но очевидную боль. Саймон с трудом подавил желание похлопать своего непосредственного руководителя по плечу. Помогло воспоминание: так же делал отец. Рука отдернулась сама.

Анжело потянулся за портсигаром, но передумал. Вместо этого он ткнул пальцем в данные по челнокам.

— Вот, как вы и говорили, это парные модули. И у нас есть все данные, чтобы связать их с носителем. Только я не понимаю, — густые брови Оосавы сдвинулись, — почему до сих пор нет информации по их миссии?

Архивный ИИ общался со всеми желающими припасть к мудрости веков, а точнее, изыскать сведения по налогам, удоям, покосам и космическим путешествиям при помощи невнятно-бесполой аватары, обладающей таким же неразличимо-приятным голосом. Голос же самого Анжело, судя по характерным вибрирующим ноткам, был готов перейти на вторые командные интонации:

— Что значит, доступ заблокирован? Вы там ins Kopf gefickt совсем среди ваших серверов?!

Саймон припал к минералке, чтобы не начать хихикать. Это вышло бы неприлично и неуважительно. Правда, скорее всего и человеку, и машине было бы радикально наплевать на странные звуки с его стороны.

— Ограничение доступа наложено по распоряжению, поступившему из Четвертого комитета с пометкой «особо важно», — вежливо парировала аватара. Ее, естественно, угрожающий тон не впечатлил.

— Кто? — прорычал Оосава, параллельно вызвав список фамилий и должностей. Видимо, собирался в случае отказа вычислить хулигана, отфильтровав перечень по критериям полномочий.

— Господин Анжело Оосава, заместитель главы Четвертого комитета Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций.

На выражение лица господина заместителя стало любо-дорого взглянуть. Саймон уже практически открыто ухмылялся, стараясь, чтобы это смотрелось хотя бы чуть-чуть виновато. Соледад, заглянувшая в кабинет, озабоченно переводила взгляд с начальства на изображение и обратно.

— Так, — поднялся Анжело, разрывая связь махом кисти. — Так. Madonna putana, я впечатлен. Саймон, вы когда-либо имели намерение побывать в наших архивах? Физически, я имею в виду. Минус двенадцатый этаж, усиленная охрана, защитные поля. Почти как в той тюрьме на Эдинбурге, только в разы серьезнее.

— Всю жизнь мечтал, — юному лоцману удалось вложить в голос поровну серьезности и сарказма. Оосава кивнул, дав понять, что уловил оба посыла.

— Тогда давайте прогуляемся. Нет, не шагнем, — уточнил он, когда Саймон прикрыл глаза, вслушиваясь в структуру здания. — Ножками. Мне нужно время, чтобы слегка остыть. А то чревато.

В «чревато» верилось сразу. Фигура ооновца выдавала спортивное прошлое — либо же армейскую привычку держать себя в форме. Этот вопрос еще требовал прояснения, но оставался, понятное дело, не самым приоритетным.

За ними увязался было Йорген, все это время скрывавшийся где-то в кабинете — причем так, что Саймон его практически не чувствовал, пока не сосредотачивался. Анжело махнул рукой, и телохранитель отстал.

— Они что, думают, мне заняться нечем? По себе судят, kurwa mac! А между прочим, — пожаловался ооновец Саймону, — у нас тут и текучку никто не отменял. И дело беглых киберов до сих пор не закрыто!

— Киберов? — поднял бровь лоцман, когда они зашли в лифт. Оосава дернул уголком рта и потер висок.

— Не новая история…  В общем, вы же в курсе, что наш ИИ, по сути дела, не ИИ. То есть, интеллекта там хватает. Искусственность, опять же, в полный рост. Но это нельзя назвать личностью. Это симулякр, программная оболочка, предназначенная упростить взаимодействие человека и машины. Да, он может быть обучаемым и даже имитировать некоторые эмоции — но в них всегда можно будет почувствовать фальшь. Достаточно хорошенько прислушаться.

Саймон прислушивался с интересом. В голосе обычно прагматичного и порой резковатого Оосавы зазвучали поэтические интонации. То самое «благоговение перед чудом»? Похоже на правду.

— Так что одна исследовательская группа, заручившись поддержкой некоего робототехнического консорциума, а также военных — куда же без них, — решила вплотную заняться вопросом создания настоящего, истинного разума. Удивительно, что вы пропустили тот шум в новостях, который подняли правозащитники: они сразу же потребовали, чтобы ИР априори был наделен всеми гражданскими правами. Назвали историю «Массачусетским экспериментом». Кучка поразительных идиотов, — Анжело покачал головой. — Умудрились сотворить скандал вокруг еще даже не начатой разработки.

— Я правильно понимаю, что в итоге разработка оказалась успешно завершена? — произнес Саймон, когда лифт наконец затормозил. Они вышли, и тут же попали под прицелы пары шок-ганов в руках охранников. Естественно, не только их: в небольшом зале-тамбуре с лаконичной, но не слишком казенной отделкой явно обитали и скрытые огневые точки, и чертова уйма разнокалиберных датчиков, и эмиттеры стазисных полей. Но и без пары человек в броне не обошлось.

Оосава скинул на контрольный пост ключ-файл с полномочиями. Саймон повторил, мимоходом напрягшись, хватит ли у него уровня доступа. Хватило. Их пропустили, хотя лица у вояк выражали сомнение до последнего. Впрочем, лоцман удостоил их фирменным высокомерным игнором. Анжело устремился дальше по центральному коридору, отвечая на предыдущий вопрос:

— Все верно, иначе мы бы об этом не говорили. Андроидов спроектировали и вырастили — за основу взяли человеческую ДНК, но переписали геном так, чтобы не имелось оснований называть результат людьми. При этом внешне сходство было полным. А затем в готовые тела начали монтировать гибридный биокибернетический мозг.

Ооновец вздохнул и притормозил. Он снова повертел в руках портсигар.

— В общем, около десятка особей сбежали. Среди ученых нашлись те, кто проявил избыточную эмпатию. Поддался на лозунги анархистов. И я расстраиваюсь не из-за того, что проект пришлось прикрыть, вовсе нет. Не считайте меня черствым функционером, — вздох повторился. — Просто…  Вы бы видели, что с ними стало в реальном мире. Половина не протянула и недели. Они получились детьми. Умными, сильными, ловкими детьми. И как дети, были великодушны, нежны, жестоки и слепы.

Молчание возникло и длилось. Позади за ними внимательно наблюдали охранники, впереди ждали ответы, которые кто-то пытался утаить. Наконец Анжело встряхнулся:

— А вторую половину мы пока обнаружить не смогли. В этом и заключается проблема. И ее с меня никто не снимал. Пойдемте, Саймон: сейчас мы будем задавать вопросы и бить лица. Возможно, даже не фигурально.

Глава 13

Теоретически, персональный нейропроектор, для простоты именуемый «смартом», обеспечивал доступ к любой информации, имеющейся в сети. Могло также статься, что это оказывался не простенький бытовой, а, допустим, продвинутый армейский, инженерный или научный модуль — и тогда в нем поселялся ограниченный, но сообразительный ИИ. Подобный девайс становился способен присоветовать пользователю те или иные решения, в зависимости от сложности поставленных задач. Недаром у русских вместо «смарта» более распространено оказалось словечко «бес» — от БЭС, «Беспроводная Эвристическая Система». Правда, это прозвище вызывало возмущение у представителей православной церкви — чисто номинальное, естественно.

По факту же уровень доступа всегда зависел от статуса пользователя. Смарт могли украсть, могли подделать идентификаторы, но подменить человека, владеющего устройством, не вышло бы. А все входящие и исходящие пакеты данных шифровались уникальным ключом, завязанным именно на ДНК носителя. Хотя, конечно, существовали способы взлома даже такой защиты.

И не вызывало удивления, что заместитель главы Четвертого комитета ГА ООН мог выудить из сети такие вещи, о которых рядовому пользователю не только не полагалось, но и в целом не рекомендовалось любопытствовать. Ведь «меньше знаешь — крепче спишь». «Во многие знания многие печали». «Quod licet Jovi, non licet bovi». Эти простые истины со временем не менялись.

А вот если упомянутому замглавы в доступе к некоей информации отказывали — тут действительно стоило насторожиться. И на всякий случай немножко попаниковать. Слегка; исключительно для поддержания остроты мироощущения.

Господин Оосава не паниковал. Он выглядел злым, веселым и сосредоточенным. Саймон, шедший за ним чуть сбоку, поймал себя на мысли, что прикидывает маневры ухода во фланг для перекрытия секторов обстрела. Ощущение было интересным.

Но пострелять, а также помахать кулаками, подрать глотку и потыкать в оппонентов обидными жестами им оказалось не суждено. В открывшемся за массивными, укрепленными дверями зале архива — полутемном, дышавшим прохладной сушью — отважных борцов за историческую правду встретил руководитель отдела. Он же практически единственный человекообразный сотрудник. И бить его выходило как-то не с руки.

Складывалось впечатление, что Ицхак Шмуэль, достойный сын славного народа, разменял уже не первую сотню лет, а как минимум третью. Тело маленького, щуплого архивиста, гордо уставившего на вошедших свой выдающийся во всех смыслах нос, представляло собой мозаику из относительно живой плоти и искусно подобранных имплантов, протезов и дополнительных эффекторов. Сам он кутался в некую бесформенную хламиду, давно утратившую товарный вид и накидываемую на плечи исключительно в силу привычки. Над лысой, пятнистой головой ревнителя музы Клио флегматично порхала парочка дронов, зачем-то выполненных в форме человеческих черепов. Видимо, специфический архивный юмор, подумал Саймон.

— Тишина в библиотеке! — угрожающе вскинул костистую длань, а также пару иных манипуляторов хранитель сакрального знания. — Что это у нас тут за набег? Откуда вы взялись, молодые люди?

— Я впечатлен, — пробасил Анжело, нависая над стариком. — Вы вообще в курсе, что над вашим скромным захоронением расположен целый комплекс ООН?

— Не делайте мне повод считать вас идиотом, юноша, — парировал архивист и задрал нос еще выше. — Что это вы такой сердитый, будто плохо кушали и мало спали? И по какому праву здесь вообще топчетесь?

— Я заместитель главы Четвертого комитета, — веско уронил заместитель главы Четвертого комитета. — И право имею. А вот что вы тут натворили с ведомственным ИИ — это хороший вопрос.

— Вопросы это по моей части, — смягчаясь, наклонил голову набок Ицхак. Он махнул кистью куда-то в сторону, и один из дронов унесся по указанному направлению. — Таки задавайте, господин Оосава, и я уже попробую вам ответить в меру своих скромных сил.

Саймон поискал глазами какой-нибудь табурет, не нашел и облокотился на разделявший собеседников стол. Тот оказался выполнен из темного, древнего дерева — как и многочисленные стеллажи, набитые папками, пухлыми томами и просто стопками бумаги и пластика. Вокруг каждого, впрочем, еле заметно мерцало стазисное поле. Высоких технологий в архиве не гнушались, предпочитая сочетать, а не заменять.

— Ваш искин не хочет отвечать на мой запрос, утверждая, что доступ к данным закрыт. И якобы закрыл его я сам. Совершенно точно подобного я не делал, а значит, у вас тут либо программный сбой, либо диверсия. Что вам больше нравится? — продолжал наседать ооновец, сбавив, тем не менее, тон. Архивист шевельнулся под своим балахоном — видимо, это означало пожатие плечами.

— Сбои-шмои…  Давайте я сам гляну. Есть двери и есть ключи, господин Оосава. Вам же на данный момент важнее получить информацию, а не поймать хулигана, так? Иначе вы побежали бы во внутреннюю безопасность, а не ко мне. Вот и поищем.

Анжело еще поворчал, но скинул со смарта благоразумно сохрененный запрос. Старик принял его, пожевал губами, сощурился единственным живым глазом. Искусственный сверкнул и еле слышно щелкнул диафрагмой.

— Действительно, закрыто. Говорите, не вами? Все ключи похожи на подлинные…  Я даже могу понять, зачем нужно было это прятать. Печальная страница нашей истории, — он вздохнул и насупился. — На том корабле служил мой дед. Ах, как летит время…

— Что-то нашли? — Оосава не дал архивисту поностальгировать вдоволь. Тот не обиделся, а кивнул.

— Конечно. Всегда есть пути-дорожки. Тайные тропы, — он покосился на Саймона. — Вы же вот лоцман, вы должны знать, юноша.

Юноша еле удержался, чтобы не выругаться. Все, решительно все определяли в нем представителя Семей! Интересно было бы знать, как.

Тем временем, добравшись до заветных данных, Анжело впал в легкую прострацию. Впрочем, он довольно быстро вернулся к реальности. Видимо, найденное его впечатлило.

— Ну конечно! Ильмаринен! Глизе восьмьсот тридцать два цэ!

Молодой лоцман и дряхлый архивист синхронно нахмурились.

— Это что-то важное? — не удержался от любопытства последний. Впрочем, удовлетворять оное любопытство никто не собирался. Оосава ухватил Саймона за локоть и буквально поволок к выходу.

— Я тоже помню эту историю, — чуть ли не напевал он, пока летел по коридору в сторону лифта. — Одна из самых ранних попыток колонизации. Компания, выигравшая тендер на первичную разработку, исполняла перед международной комиссией серенады, мол, богатые минеральные запасы, шикарные промышленные перспективы, не такой уж суровый климат…  Но, как водится, человек предполагает, а мироздание располагает.

— Их эвакуировали? — с долей сомнения уточнил лоцман, пока уютная, просторная кабина поднималась обратно к офису. Анжело дернул уголком рта.

— Не всех. Не успели. Выжило около десяти процентов колонистов. Упрямые оказались ребята, до последнего не желали признать провал своей миссии.

— Тогда понятно, почему могли забыть челноки, — Саймон пытался рассуждать хладнокровно, но честно говоря, история трагедии задела и его. Правда, признаваться в этом он не собирался. — Спасатели прибыли на своих судах и снимали в первую очередь людей. Имущество компании наверняка застраховали, так что в мертвой колонии остались и драгметаллы, и руда, и промышленные мощности…  Лакомый кусок для любой организации по ту сторону закона.

Оосава смотрел на него со странным выражением. Наконец понимающе улыбнулся.

— Не так плохо быть человеком, господин Фишер. У вас тоже есть чувства. И у меня они есть. И даже у старика Шмуэля, — он ткнул пальцем вниз. — Желание их спрятать, чтобы не казаться уязвимым, понятно, простительно и даже разумно. Только не увлекайтесь. Просто совет, ни в коем случае не приказ.

Сначала накрыло волной смущения. Затем появилось желание разозлиться и надерзить. Но оно тоже прошло, и вспомнилась надпись на кольце царя Соломона. Ооновец выходил прав. А Саймон не хотел «делать ему повод считать себя идиотом». Поэтому он вдохнул, выдохнул, кивнул и продолжил рассуждать:

— Хорошо. Тогда я бы предложил сходить туда и посмотреть. Опыт — отец всякой достоверности.

— Согласен и утверждаю, — охотно ответил Анжело. — Вот только есть один небольшой затык.

Лифт прибыл на базовый этаж. Оба пассажира молчали, пока открывались двери, молчали в коридоре до офиса, молчали, пока рассаживались за рабочим столом. Наконец Саймон не выдержал:

— А именно?

— Видите ли, — осторожно начал Оосава, закуривая и глядя куда-то перед собой, в столешницу, — разведывательные подразделения, которыми располагает наш комитет, укомплектованы достаточно специфически.

Лоцман улыбнулся.

— В курсе. Не забывайте, я из Семей.

— Не забываю ни на секунду, — все так же мягко и с расстановкой вымолвил Анжело. — И меня слегка смущает необходимость отправить в поле отряд, состоящий из ваших пусть дальних, но все же родственников.

— Почему? — изумился Саймон. Его собеседник затянулся и выпустил колечко дыма.

— Я им не доверяю, — сознался он наконец. — И как уже говорил, я вообще никому сейчас не доверяю. Возможно, это ошибка. Возможно, я просто старый bakayarou и ahou, но интуиция подсказывает: в этом деле не все так гладко. Вы не обидитесь, если я предположу, что кто-то из Семей ведет в этой мутной воде свою тихую игру?

Снова накатил гнев. Неимоверным усилием воли, натренированным за годы общения с окружающими, юный лоцман смог удержаться от резких слов и промолчать. Впрочем, это не ускользнуло от внимания Оосавы.

— Понимаю ваше…  недоумение, — ооновец хмыкнул и кинул окурок в пепельницу. — И не вполне уверен, что сам бы не стал возмущаться. Но просто примите, как данность: замглавы Четвертого комитета не хочет поручать секретное задание спецподразделению, сформированному из лоцманов. Потому что ощущает запах серы.

— И что вы предлагаете в качестве святой воды? — сквозь зубы поинтересовался Саймон. Его начало отпускать, и на место ярости пришло ехидство. Анжело встал и прошелся вдоль стола.

— У меня есть группа доверенных агентов, — нехотя произнес он, потирая лицо руками. — И я даже могу аккуратно, не привлекая лишнего внимания, собрать их для инструктажа, поставить задачу и благословить в путь. Но все перемещения в пространстве Объединенных Систем, а также за его пределами контролируются, опять же, Семьями. А спугнуть террористов раньше времени мне бы не хотелось.

Взгляд Оосавы снова потемнел, на скулах шевельнулись желваки. Видно было, что он всерьез расстроен и обеспокоен тупиком, в который забрело расследование. Саймон, тоже ощущавший какую-то звенящую, бесполезную пустоту в голове, подметил любопытную мордочку секретарши, заглянувшей в кабинет. Решив, что хозяин помещения слишком погружен в раздумья, он показал девушке два пальца и сделал помешивающее движение. Соледад кивнула и исчезла в направлении кофемашины. Тут лоцмана осенило.

— А что, если я сам их переброшу?

Пару секунд Анжело воздвигался памятником настигнувшей внезапности. Затем его взор оформился, сфокусировался и наполнился смыслом. Пробежавшись вокруг стола, замглавы Четвертого комитета рухнул в кресло и наклонился вперед.

— Если я скажу, что эта идея лишена всякой привлекательности, можете обозвать меня гнусным лжецом. Но, madre de Dios, это опасно. Это очень опасно. Саймон, вы не представляете, на что способны те люди. Я, — он подчеркнул интонацией, — не представляю, на что способны те люди. А у моих агентов не будет возможности вас толком прикрыть. Скорее, вы сами могли бы, после должной подготовки, выдернуть их оттуда, если станет горячо…  — Оосава задумался. — Черт, но как же искушает!

— Я верно понимаю, что иных вариантов у нас нет? — из вопроса получилось хмурое бурчание, но за ним скрывалось удовольствие от завуалированной похвалы и предвкушение приключений. Анжело нехотя кивнул.

— Вы ставите меня в неловкое положение. Но, учитывая, что по сравнению с террористической угрозой миру, это затекшая нога против ампутации головы, я вынужден согласиться, — он вызвал меню смарта и ловкими движениями пальцев разослал несколько сообщений. — Тогда действовать будем так. Сейчас я собираю своих людей. Потом — отрабатываем совместное взаимодействие. Тренировки, тренировки и еще раз тренировки. Много времени у нас не будет, поэтому пахать придется на износ. Вы готовы?

— Всегда готов, — вспомнил уроки истории Саймон. — Когда начинаем?

Глава 14

Отношения между лоцманами и спецслужбами не задались с самого начала. Когда Абрахам Фишер волок на собственном, фигурально выражаясь, хребте порывающийся упасть в атмосферу Юпитера «Фархад», он и представить не мог, что буквально через пару месяцев окажется в застенках. Причем не один, а вместе со всеми «телепортерами» — как их тогда называла пресса, — которых удалось вычислить, изловить и удержать.

Участники инициативной группы «Veritas», бывшие сотрудники бывших силовых структур, на суде оправдывали свои действия заботой о будущем человечества. Они приводили достаточно разумные доводы: сила, которой обладали лоцманы, должна была быть изучена, познана, приструнена и поставлена под контроль. И сделано для этого оказалось немало.

Под содержание подопытных и проведение потребных исследований оказался оборудован уникальный научный комплекс — на Луне, в заброшенной гелиевой шахте, где-то на территории кратера Нансен. Каждый из «объектов» принудительно погрузили в полубессознательное состояние. Возле каждого постоянно находилось трое сменяющихся охранников, готовых в любой момент, если им хоть что-то покажется подозрительным, применить электрошок и экспресс-инъекторы с транквилизаторами. Посреди основного блока разместили даже экспериментальный на тот момент генератор искусственной гравитации — в надежде сбить наведение заключенным. И постоянно, непрерывно проводили разнообразнейшие эксперименты. Далекие от понятия «гуманность».

Однако ни одна тайна не способна хранить себя вечно. В прессу просочились сначала слухи, а затем и достоверная информация об исчезновениях людей «со способностями». Кто-то слил данные о готовившейся операции, кого-то замучила совесть, и он решил во всем сознаться. Второй вариант, к слову, многим казался не слишком достоверным, но когда по планете прокатились массовые демонстрации с требованиями прекратить опыты на людях — обсуждать эту тему стало как-то недосуг.

Руководителем и идейным вдохновителем «Veritas» неожиданно для многих оказался тогдашний замглавы Четвертого комитета, Рандольфо Сикарио. Именно он произнес на слушании по делу «о похищении и пытках» пламенную речь, в которой упоминались святая вода и сера. То, что речь эту частично процитировал Анжело Оосава, замглавы нынешний, вызывало интересные аналогии.

Еще более интересным фактом было то, что личный состав спецподразделения «Призрак», предназначенного для реализации тактики «hit’n’run», действительно набирался из членов Семей. Те из лоцманов, кого природа не наградила талантами выдающимися, пригодными для кораблевождения, но все же достаточными для вполне определенных целей, проходили строгий отбор, а затем еще более строгие, жесткие, даже жестокие тренировки, совмещенные с муштрой и идеологической накачкой на предмет верности идеалам ООН. Многие не выдерживали и выбывали из программы, но те, кто оставались, оказывались способны на многое. Очень на многое.

Тем не менее, решение не привлекать «Призраков» к разведывательной миссии казалось вполне обоснованным. Кровь не водица: Саймон, несмотря на всю свою фронду и антагонизм с родней, до сих пор ловил себя на том, что частенько оценивал ситуацию с точки зрения «типичного Фишера». И легко было допустить, что даже после мощной дрессуры кто-то из спецназовцев оставался верен конкретно своей Семье, а не человечеству в целом.

Единственное, чего юный лоцман пока так и не осилил понять: каков мог выйти пускай даже теоретический профит с поддержки террористов у его сородичей? Казалось очевидным, что подрыв репутации грозит Профсоюзу весомыми проблемами. Кто захочет пользоваться услугами лоцманов, если те не способны предотвратить возможную катастрофу? При этом, естественно, мало кто задумается об иных факторах риска, свойственных космическому кораблю: подрыв реактора, попадание метеорита, перегрузка систем искусственной гравитации, сбой ИИ. Нет, кто-то, может, и вспомнит, но громче всего будут звучать иные голоса.

Вопрос, естественно, озвучили вслух. Анжело, к которому он и адресовался, только поморщился.

— Ничего конкретного сказать не могу, — развел он руками под пристальным взглядом Саймона. — Предчувствия к делу не пришьешь, но они есть. Вы же доверяете своему нюху на массу? Вот доверьтесь и моему l'appréhension. Не требую, прошу.

Разведчики, вызванные Оосавой, прибыли в течении суток. По отдельности, но видно было, что это сработавшаяся, слаженная команда. Их оказалось пятеро — плюс командир, невысокий темноволосый крепыш, похожий на борца-вольника (визуальное сходство с самим Анжело Саймон решил не комментировать). Отделение больше тянуло на звено: естественно, обычные армейские мерки не применялись к таким отрядам. Расположилась команда на одной из квартир, арендованных замглавы Четвертого комитета для подобных нужд. Риск был велик, но так уж складывалась ситуация.

Когда по адресу, для секретности аккуратно выписанному карандашом на блокнотном листке, явился сам молодой лоцман, его встретили настороженными взглядами и молчанием. Впрочем, минут через пятнадцать Анжело разрядил обстановку, ворвавшись в помещение, словно банковский грабитель.

— Przepraszam, panowie…  Тьфу, опять на язык прилипло, — пожаловался он. — В Первом комитете подозрительно высокая концентрация этнических поляков. Еле вырвался.

Присутствующие с выражениями понимания на лицах синхронно кивнули. Саймон, устроившийся на углу стола, перестал делать вид, что его не раздражает подозрительность спецгруппы. Оосава тем временем вывел в центр комнаты объемную картинку.

— Вот что у нас есть. Карта системы, — мах рукой в сторону лоцмана, — приблизительное положение места высадки на глобусе планеты, — знак командиру разведчиков. Снова кивки и молчание. — По последним поступившим данным, «Группер» сел в горной долине, которая открывается в холмистую низменность. Неподалеку есть река, а в полутысяче километров — море. Только климат на Ильмаринене более чем прохладный, поэтому девяносто процентов суши покрыты снегом, а водоемы льдом. Колония запустила терраформеры, но они просто не справились с нагрузками. И вам, — он обвел широким жестом людей в комнате, — придется подумать, где высаживаться и как добираться до цели.

Отделение переглядывалось. Лоцман зевнул, чтобы скрыть нервную ухмылку. Анжело по очереди присматривался к каждому. Наконец командир поднялся и ткнул пальцем в изображение.

— Детальной карты у нас нет, понятное дело, — голос у него оказался мягкий, тихий, без лишних эмоций. — Ну и если бы даже была — это горы, снег, ветер. Рельеф мог поменяться целиком. Кроме, разве что, крупных формаций. Поэтому, если уважаемый представитель Семей готов…

— Я не представляю Семьи, — перебил Саймон. — Я здесь сам по себе и работаю на уважаемого замглавы Четвертого комитета. Лично.

Во взгляде разведчика что-то изменилось. Он склонил голову набок.

— Если вы готовы, то я бы предложил высадиться тут, — указанный участок увеличился, и стало видно скалистый отрог, прорезанный относительно невысоким перевалом. — Горы укроют нас от сканеров, а идти получается не сильно далеко. Кроме того, с перевала можно будет провести первичную оценку состояния корабля.

Сощурившись, Саймон прикинул дистанцию и задумчиво протянул:

— Ну-у-у…  Я бы нас почуял.

— Через гору? — скепсис, казалось, можно было потрогать руками. Напомнив себе, что их задачей является сотрудничать, а не собачиться, лоцман повел челюстью и уточнил:

— Если бы мы просто пришли с той стороны — вряд ли. Но мы планируем делать межсистемный переход. Это как если бы я вышел в соседнюю комнату и заорал. Звукоизоляция поглотит, но не до конца. А на месте их лоцманов я бы сидел и слушал. Круглосуточно.

Слушали и присутствующие. Оосава взялся за лацканы и нахмурил брови.

— Насколько я помню, вас называли лучшим в выпуске. Ваш отец…  — и он замолчал. У Саймона дернулся уголок рта.

— Да, отец говорил верно. Мои результаты перекрывают рекорды последних трех поколений. Вижу, к чему вы клоните: я на вашей стороне, и второго Фишера у террористов не завалялось. Но я бы перебдил.

Командир спецотряда покрутил карту, что-то посчитал в уме. Выражение лица оставалось спокойным и даже скорее довольным.

— Вот еще одна подходящая точка. Но нам придется сделать несколько лишних километров. Вы справитесь? Ветер. Снег. Горы.

Уловив подначку, Саймон тоже встал, подошел, присмотрелся. Разведчики перестали буравить его пристальными взглядами, напряжение в комнате заметно спало. Анжело вытащил из портсигара свежую порцию отравы и выжидательно вертел ее в пальцах.

— Да, — медленно произнес лоцман, оценивая в уме расстояния, плотность породы и общий гравитационный фон. — Да, вот здесь я бы вряд ли засек с «Группера». Списал бы на помехи. А справиться — постараюсь. Должен, значит, смогу.

Сомнение на лице старшего промелькнуло и тут же растаяло — как его и не было. Он протянул руку.

— Микко Джавад. На время операции — позывной «Фогель-зеро». Остальные, — он пересчитал подчиненных указательным пальцем, — по порядку «Фогель один-пять». Запоминайте, привыкайте.

— Я «Фогель-шесть»? — уточнил Саймон, улыбаясь. Ответил Оосава, закуривая и хитро щуря глаза:

— Нет, вы станете «Апостолом». Чтобы не запутаться. Ну и простите мне библейские ассоциации: Петр Симон рыбачил…

— Ага. Фишер. Я понял, — улыбка лоцмана стала еще шире. — Лихо вы меня.

— Я надеюсь, — вклинился Микко, — что по случаю вы и чудо сможете организовать. Так, все, мы готовы к отработке.

Остальные разведчики кивнули в который уже раз. Саймон, получив добро от начальства, прикинул недлинный переход, сосредоточился…  И комната опустела.

Еще одной из заранее подготовленных площадок, находившихся в ведении Четвертого комитета, оказался обширный полутемный ангар, при должной изобретательности приспосабливаемый под самые разнообразные нужды. К тому моменту доверенные техники Анжело развернули там целый виртуальный полигон, на котором и предстояло тренироваться сводному отряду. По всей доступной площади стояли трипроекторы, эмиттеры силовых полей, малые гравизеркала. Веселье планировалось нешуточное.

И повеселиться пришлось на славу. За первые сутки Саймон упахался так, как никогда в жизни — пот пропитал термоподкладку легкой брони, которая по идее должна была отводить влагу от тела, а не накапливать. Впрочем, сдержанно-одобрительные взгляды команды и переход на «ты» под конец дня со стороны Джавада того стоили. На следующее утро проблемой стало даже встать с походной койки, разложенной там же в ангаре, но после первого получаса тренировок об этой проблеме вспоминалось с теплым, нежным, уютным чувством.

Наконец Микко счел, что отделение пришло в форму, а юный лоцман не будет обузой и даже способен приносить пользу. Анжело еще раз пробежался по всем пунктам задачи:

— Вы должны обнаружить убедительные доказательства наличия на планете базы террористов. Убедительными считаются: вооруженный персонал, военная техника, признаки производства вооружения или боеприпасов, тренировочные лагеря и процедуры. Не рисковать. В огневой контакт не вступать. В случае невозможности избежать контакта — вести огонь наверняка, чтобы не успели поднять тревогу, — он вздохнул и тяжело, нехотя изрек. — Разрешаю применение летальных средств.

Впервые Саймон видел ооновца в настолько мрачном расположении духа. Впрочем, оно и немудрено: после начала экспансии человечество старалось свести к минимуму любые внутренние вооруженные конфликты. Жизнь ценилась. Но при случае могла быть и переоценена.

В другом конце ангара ждал небольшой десантный бот — как раз на полноценное отделение; их семерка уместилась без тесноты. В контроллер вложили программу «короткий спуск в турбулентной атмосфере»; пилот означал расширение круга посвященных в задачу. Оосава в последний раз махнул всем рукой и вышел. Гермодверь закрылась.

Забортное давление упало — в ангаре откачали воздух. Лоцман прислушался к окружающему миру. Все оставалось на местах: звезды плыли по своим орбитам, планеты — по своим. Корабли появлялись и исчезали, люди на них и в колодце пили, ели, шутили, спали. Глубоко вдохнув и стиснув зубы, чтобы те не выдали его дрожи, Саймон примерился, настроился — и шагнул.

Глава 15

Самым сложным в любом переходе оказывалось взять верный прицел. При всей кажущейся сверхъестественности лоцманского дара, закон обратных квадратов никто не отменял. И чтобы шагающий мог почувствовать нечто удаленное, этому «нечто» требовалось обладать заметной массой.

Побочным эффектом подобной дальнозоркости становилось падение разрешающей способности. Если возле планеты крутилось несколько кораблей — лоцман, скорее всего, мог их засечь и перенести свой так, чтобы ни в кого не впаяться на субатомном уровне. Но ближе к поверхности, в области уплотнения гравитационного поля, искажения нарастали, и отдельные предметы ощущались уже с трудом.

Логичным выходом становилось подойти поближе и «понюхать» вплотную, с орбиты. Правда, в этом варианте имелся весомый минус: если у террористов имелась развернутая РЛС, чего не стоило исключать ни в коем случае, то разведку ожидал гостеприимный пушной зверек. А сами «плохие парни» получали однозначное предупреждение и фору, чтобы передислоцироваться.

Поэтому идти решили в один прыжок, благо от Земли это получалось всего шестнадцать световых. В нарушение всех правил техники безопасности, расчетная точка выхода находилась внутри тропосферы — по меркам космоса, впритирку к планетарной коре. Не самое приятное знание — и килотонны ответственности для лоцмана.

Бот тряхнуло, потом возникло короткое ощущение падения. Через мгновение спуск замедлился, началась болтанка. Финальный толчок через несколько минут показал, что экспедиция прибыла. Тут же заработали грависенсоры, радары и прочие детекторы.

— Чисто, — отметил один из разведчиков. «Фогель-четыре», вспомнил Саймон. Тот оказался вооружен по минимуму, зато нес отдельный комплекс датчиков, закрепленный за спиной и торчавший строенным антенным блоком над плечом. Серьезная аппаратура. Военпром.

Короткими, резкими жестами командир спецгруппы раздал указания. Дверь упала в снег, став рампой, и «Фогели» высыпали в метель, проламываясь скозь нее темными пятнами. Впрочем, тут же начали работать мимикриды в доспехах — пятна посветлели, покрылись движущимися росчерками, и уже через пару секунд лоцман не смог бы сказать, кто где притаился, если бы смарт не выделял разведчиков рамками.

— Апостол, занять точку «Алеф-раз», — тихо, но отчетливо прошипело в ухе. Саймон вспомнил, что он вообще-то не турист, покраснел под броней и, пригнувшись, устремился к обозначенному синей меткой валуну. Вокруг шлема заскрипело — мелкие, угловатые снежинки стремились ободрать все на своем пути, как поток наждака из пескоструйной машины, виденной в сетевом музее. Пришлось снизить чувствительность микрофонов, хоть это выходило и небезопасно.

Остальные заняли позиции по ордеру «обратная звезда». Первый и второй выдвинулись вперед и по флангам. Третий и пятый — оттянулись чуть назад и по сторонам. Командир замыкал, а четвертый изучал данные сканирования неподалеку от лоцмана — по центру фигуры. Около полуминуты все обозревали окрест, затем, видимо, удовлетворившись осмотром, Микко приказал:

— По вектору.

Высветилась стрелка, указывающая направление движения. Разведчики начали выметываться короткими перебежками, так, чтобы все время держаться в поле зрения друг друга. То один, то другой поднимался из-за камня, сугроба или скальной гряды — и бесшумной, мо́рочной фигурой проскальзывал над снежным полем. Выглядело это красиво, но жутковато.

Начался подъем. Склон оказался достаточно пологим, но Саймон запыхался минуте на пятнадцатой. Его передвижениями руководил сам Джавад, и двигаться в том темпе, который задавал двужильный командир, оказалось тяжко. Гораздо сложнее, чем на тренировке. Виду юный лоцман старался не подавать, но, по ходу дела, тяжелое дыхание в микрофон сказало о его состоянии достаточно.

— Привал минута, — снова прошелестело на общем канале. Саймон, пригибаясь от ветра, нырнул за каменный козырек, удачно накрывавший небольшую площадку. Туда же устремились четвертый «Фогель» и Микко.

— В норме, — стараясь, чтобы пыхтение не звучало совсем уж беспомощно, лоцман отрапортовал вставшему на одно колено командиру. Тот кивнул, и тусклый, рассеянный метелью свет мягко сбликовал на шлеме.

— Не надрывайся, Апостол, — все так же тихо посоветовал Джавад в личном канале, — ты должен быть собран и в силах, — и тут же перешел обратно на циркулярную связь, — Фогель-четыре, обстановка?

— Все еще чисто, — отрапортовал тот. Остальные аналогично кратко подтвердили. Минута закончилась до обидного быстро.

Наконец, группа добралась до верхней точки перевала. С неуловимой сноровкой попрятавшись в складки рельефа, разведчики принялись сканировать вид по ту сторону хребта. А там было, на что посмотреть.

Ветер, закидывавший перевал ледяной сечкой, сразу за склоном утихал, и погребенное под снегом дно долины оказывалось вполне различимо. Между тремя пологими, плавными холмами лежала туша корабля, даже на расстоянии смотрящаяся внушительно. Вокруг корпуса виднелись какие-то постройки — видимо, та самая незадачливая колония, так и не переросшая размеров среднего поселка. Какого-либо движения, свечения, звуков и прочих признаков жизнедеятельности человека не наблюдалось.

Саймон хотел было уже отметить очевидное, просто чтобы разбавить царящую в эфире тишину, но его остановили болезненно знакомые ощущения. Рефлекторно подняв руки к голове, чтобы остановить зуд и чесотку между ушей, он выдохнул:

— Переход! — и вернул чувствительность на внешних микрофонах. Разведчики замерли, как неживые. По связи еле слышно прошелестело:

— Где?

Но ответ не потребовался. Буквально в считанных метрах вниз по тропе, с заметным хлопком, из ниоткуда соткался десяток грузных, одетых в утепленные куртки и комбинезоны фигур, вооруженных всем подряд — от шок-ганов до индуктивок. У одного, кажется, имелся даже экзоскелет, дополненный закрепленным над плечом плазмометом. Саймон очень надеялся, что ему показалось, потому что сам он тут же рухнул за камни и постарался вжаться в снег целиком.

Правда, через мгновение пришла картинка от сенсорного массива, который волок «Фогель-четыре». На ней стало видно, что тесная группа «гостей» рассыпалась, и сейчас они обшаривают склон. В сторону разведчиков никто, по счастью, не выдвинулся, но полагаться на везение было нельзя.

По сети пришел сигнал к медленному, осторожному отступлению. Все так же ползком, стараясь, чтобы укрытые снегом камни не стронулись со своих мест, лоцман начал сдвигаться в сторону, с которой они явились. Остальные перемещались примерно тем же манером и, казалось бы, все могло пройти гладко.

Но не прошло.

На схеме, исправно отображаемой смартом, одна из фигур в рядах противника замерла. И медленно повернулась в сторону «Фогелей». Ну конечно, обругал себя Саймон, у них тоже есть лоцман. И тот почуял нехарактерное движение.

Ни крикнуть «замрите!», ни как-то еще предупредить отделение не получилось. Командир приказал поднять силовые щиты и открыть огонь. Видимо, тоже подметил избыточное внимание и решил, что профилактика надежнее лечения. Бой вскипел в единый момент.

Стрельбу разведчики вели не прицельную, а, скорее, на подавление — рассчитывали на отступление с переходом. Соответствующий приказ тут же пришел юному лоцману, но выполнить его не имелось никакой возможности…

Потому что после первого же выстрела, вспоровшего воздух, в голове у Саймона разлилась мертвенная, холодная, всепоглощающая пустота. Кто-то тоже распознал в нем лоцмана — и включил подавитель. Отход становился все менее реальным.

Террористы — в этом сомнений уже не осталось — залегли напротив, укрываясь гладким каменным валом. Разведчики же постоянно перебегали между валунами и скальными выступами, создавая иллюзию, что их больше, чем на самом деле. Обе стороны осторожничали, но палили со всем энтузиазмом. А лоцман пытался донести до Микко суть проблемы.

— Что за хрень?! — всегда спокойный, в бою голос командира отряда стал резким и категоричным. — Как это «не могу»? Никогда о таком не слышал!

— Анжело не сказал? — плюя на конспирацию и пытаясь выцелить кого-нибудь сквозь метель, выдавил Саймон. Он неудачно упал за укрытие, и теперь подвернувшаяся нога слегка ныла. Слегка — потому что адреналин боя пока скрадывал боль. А кроме того, бо́льшую часть внимания оттягивала холодная пустота в голове. — Новости тоже не смотришь?

— В culo новости! — прорычал Джавад. — Вот они, все перед нами! Придется отступать ножками, под сплошным огнем! Отделение…

И тут мир вздрогнул.

Закрутив головой и даже осторожно высунувшись из-за камня, лоцман увидел причину. Огромный, древний «Группер» стряхивал с себя лед, снег, крепежные балки ближайших домов, медленно поднимаясь над землей. Судя по реакции террористов, точнее, по отсутствию оной, так и планировалось с самого начала.

Микко заковыристо, искренне выругался. В его голосе звучала досада профессионала: цели разведки уплывали из-под носа в прямом смысле слова. То есть, доказательство существования у террористов схрона на планете — вот оно, прямее некуда. Только смысла в нем теперь оставалось не больше, чем говядины в синтобелковой котлете.

А потом мир вздрогнул еще раз. И еще.

Сверху зарокотало. Вскинув взгляд, Саймон с долей ужаса и восхищения обнаружил, что полог низких, плотных туч по обе стороны долины вспухает перевернутым грибом, а из клубящейся мглы падают хищные, заостренные силуэты. Когда детали корпусов стали различимы, он смог определить, что это «Гарпии» — легкие рейдеры, приспособленные для высадки на планеты и атмосферных маневров. Кажется, прибыла кавалерия.

Вот только совершенно становилось непонятно, откуда взялись эти крейсера. Неужели Оосава следил? Но изначальный план миссии не предусматривал никакого вмешательства военных. Более того, насколько понимал сам молодой лоцман, в случае успеха разведки, захват террористов должен был перерасти в, скорее, полицейскую операцию — при силовой поддержке армии и флота, но все же.

О том, что капитаны кораблей настроены решительно, стало понятно сразу, когда с бортовых установок вылетел целый рой небольших ракет. Скорее всего, «Гарпии» запустили малые ЭМП-глушилки, планируя ослепить противника и принудить к посадке. Но навстречу своре реактивных хищников ударили бледно-фиолетовые лучи — заработали ионизирующие атмосферу мультидиапазонные лазеры непосредственной обороны. А кроме того, из развалин поселения начали бить гауссовы зенитки, разгоняя детонирующие в облаках контейнеры с плазмой. Похоже, заговорщики подготовились ко всему.

Рейдеры вильнули в стороны, и вниз посыпались десантные боты. Террористы, прижимавшие к земле группу «Фогелей», заволновались. Видимо, на полномасштабную наземную операцию они все же не рассчитывали, и это смешало им планы. Опасность быть окруженными поубавила решительности и заметно снизила плотность огня. Микко скомандовал отступать энергичнее.

Снова раздался рокот. Уже ничего не понимая, Саймон опять запрокинул голову. Над зависшим в воздухе «Группером» скользнул еще один силуэт — на этот раз не опознаваемый ни самим лоцманом, ни системами смарта. По размерам судно было схоже с «Гарпией» и, очевидно, выполняло те же функции, потому что тоже начало с энтузиазмом высаживать десант. При этом оно уверенно вело огонь по кораблям ООН.

А когда откуда-то сзади подтянулась еще пара кораблей, относительно схожих с третьим незнакомцем, лоцман понял, что вся операция скатывается в полный хаос. Он разрядил в сторону воспрявших террористов свой шокер, снова упал в укрытие, сменил батарею и вызвал Джавада.

Тот начал первым, с насущного:

— Переход можешь?

Мир вокруг молчал. Саймон скрипнул зубами.

— В глубоком блоке. С кораблей ответили?

— Аналогично, — голос звучал глухо, сосредоточенно. — Десант тоже не пингуется. Сдается мне, нас сдали в утиль.

Мысль резанула больно, но свежей не оказалась: ломан и сам начал испытывать сомнения. Он хотел было согласиться вслух, но тут раздались выстрелы со спины.

Оказывается, неопознанные корабли высадили двойку ботов за хребтом — по крайней мере, приближающихся человеческих фигур хватило бы как раз на пару отделений. Командир разведчиков мрачно выматерился…

И тут перед глазами Саймона все вспыхнуло. Он вскинул руку к лицу, валясь в сугроб. Сумел смягчить падение. Выплюнул снег. Снег?

Остатки шлема торчали по обе стороны лица, как обломки зубов. Похоже выстрел угодил метко и перегрузил силовое поле, но остаточный заряд пришелся по касательной. Лоцман ощутил, как кожу начинает обдирать потоком ледяной крошки. Он стянул отныне бесполезную защиту, чтобы та не мешала обзору — и уставился на чьи-то ботинки.

Ощущение пустоты в голове, там, где обычно крутились миры и покойно, мерно дышала гравитация, резко усилилось, смешавшись с незнакомым доселе, томительным, выматывающим предчувствием неизбежности. Саймон поднял взгляд на покрытую камуфляжными разводами куртку — и, почти не удивившись, обнаружил под капюшоном знакомые, сверкающие золотом и смарагдом глаза. Магда радушно улыбнулась.

— Привет, лоцман!

Затем один из ботинок рванулся вперед.

Наступила темнота.

Часть вторая

Глава 1

Когда к человеку возвращается утерянное сознание, в первые мгновения его вниманием завладевает какая-нибудь одинокая деталь. Это могут быть голоса птиц за окном, или солнечный зайчик на потолке, или запах еды, доносящийся с кухни. Объясняется подобная сосредоточенность просто: мозг перезапускается после холостого режима, активирует все свои подсистемы по очереди, и на это требуется время. Поэтому та из сенсорных служб, которая стартует раньше других, начинает искать в пространстве некий якорь, за который можно зацепиться и удержаться. И находит.

Но птицы, еда и солнце — еще не худший вариант. Гораздо обиднее, когда подобным якорем становится, к примеру, тупая боль в виске. Или вид на не слишком чистый пол, переходящий по углам в столь же несимпатичные стены. Или запах старого металла, горячего пластика и вездесущей пыли. Или тихое, но неприятное зудение магнитного дросселя в светильнике, дающем холодный, блеклый, неуютный свет.

Или отсутствие привычного с детства ощущения, сопровождавшего каждый шаг на протяжении жизни — дыхания мирового континуума: массы, материи, гравитации. Его нет, и непривычный вакуум где-то под затылочной костью медленно втягивает в себя ленивые, спутанные мысли, словно тепло из неизолированного корабельного корпуса. Этот войд почти успевает растворить в себе то, что составляет личность, сущность, особость…

И тогда Саймон волевым усилием пугается.

И садится. Прямо на полу, где лежал до этого, безразлично обозревая стены, светильник и чьи-то ботинки.

Ботинки переступили и цокнули языком. Внутри них обнаружился внезапно знакомый мужчина — тощеватый, мешковатый и бородатый. Тот самый лоцман, который уволок Магду из тюрьмы Нового Эдинбурга. Он стоял за решеткой, подменявшей одну из стен небольшой, вытянутой пеналом комнатки, и рассматривал Саймона, добродушно улыбаясь.

Пленник — а это уж без вариантов — уставился на гостя в ответ. Гляделки длились пару секунд, затем бородатый полюбопытствовал, мягко и негромко:

— Ну как ты? Совсем хреновенько?

— Все хорошо, прекрасная маркиза, — пробормотал Саймон. Он попытался потереть ноющий висок и зашипел от резко усилившейся боли: регенерацию проводить, судя по всему не стали, и ссадина от пинка заживала своим ходом. Между прочим, тоже кое-чьи ботинки постарались.

Собеседник оживился:

— О, ты смотрел? Классный мульт! Хоть и старенький.

— Ну, если объективно, — Саймон еще раз прикоснулся к виску пальцами, скривился и подтянул колени к груди, сев поудобнее, — изначально это не мульт. Изначально песню сочинили во Франции, где-то в начале двадцатого века, потом ее перевели в СССР, потом ее исполнил какой-то местный джазмен, из знаменитых, потом сделали анимационную версию…  А так-то история уходит корнями аж в двенадцатый век, к сборнику поучительных баек на латыни. Я интересовался, — пояснил он в ответ на восторженный взгляд бородатого. Тот снова поцокал языком.

— Вот что значит хорошее лоцманское образование! А я бы и рад учиться новенькому, так ведь еще знать надо, о чем ты не знаешь и что хочешь знать. А многие ресурсы платные, не всем по карману.

— И поэтому вы решили подложить толстосумам свинью? — Саймон поерзал и решил, что удобнее будет сидеть, скрестив ноги. — Мол, пусть не расслабляются там себе, в своих башнях из слоновой кости, да?

Гость рассмеялся и пригладил бороду, все так же кротко глядя на пленника.

— Боевитое у тебя настроеньице, смотрю. Не смиренное. Кстати, — спохватился он, — как голова? Ну, помимо травмы, — и бородач покрутил растопыренной пятерней над затылком. Саймон понял.

— Дерьмово голова. Но терпимо. Это все ради меня одного? Польщен.

— Так ведь не каждый день к нам Фишеры на огонек забредают, — раздался знакомый хрипловатый альт. Магда энергично протопала к решетке, собирая по пути свои кудряшки в некое подобие пучка, и уселась напротив. «Как же это я ее не почувствовал? Ах, да…» Бородач спохватился и плюхнулся рядом.

— Серьезно? — поморщился лоцман в ответ на «забредают» и демонстративно повернул висок в сторону зрителей. — А что, мне нравится. Как минимум, нестандартный подход — свежие веяния в гостеприимстве. Кормят, опять же, на убой…

Кудряшки упрямо рассыпались, когда Магда затрясла головой от хохота. Она замахала руками и даже хлопнула соседа по плечу.

— Ой, не могу! Ой, уморил! No me jodas! Назар, ты посмотри на него! — Ага, значит, так зовут бородатого? — Ни за что бы не подумала, что Саймон Фишер такой нытик.

Поименованный Назаром укоризненно положил свою ладонь поверх предплечья девушки. Саймон, успевший по поводу «нытика» уже и вскипеть и остыть, снова внутренне ощетинился. И сам удивился: чего это он? Неожиданно.

— Мэг, ты слишком строга к людям, — голос бородача звучал так, словно он разговаривает с ребенком. — Кроме того, док сказал, в тюрьме тебя все-таки прорегенили. Маленечко, но было. Наверное, надо позвать…

— Да выживет, — безапелляционно заявила Магда и перекинула вперед походную торбу, которая, как оказалось, висела у нее за плечом все это время. — А пожрать я как раз принесла. Мы же не варвары.

В торбе оказалась пара стандартных пайков. При взгляде на них у Саймона, с одной стороны, заурчало в желудке, а с другой, слегка закружилась голова, намекая, что без сотрясения таки не обошлось. Выпендриваться он, впрочем, не стал. Покладисто принял переданное меж прутьев и запустил подогрев. Зрителей, обменивавшихся взглядами, старался игнорировать.

Картофельное пюре и биошницель оказались даже приличными. Ну, то есть, не шедевр, но и не отрава. Явно сдобрены витаминами и прочими БАДами, чтобы колонисты получали сбалансированный рацион в отсутствие собственного пищепрома; дата на упаковке говорила сама за себя. Когда с половиной порции было покончено, Саймон убедился, что рвотных позывов не ощущает, и решил кое-что прояснить:

— Зачем я вам? — вопрос прозвучал слегка невнятно, потому что мысль опередила челюсти, не успевшие дожевать. — Заложник? Выкуп? Шантаж?

— Кажется, я ошиблась, — Магда флегматично почесала кончик носа. — Он не нытик. Он ворчун. Все, так и стану теперь называть.

Саймон изобразил уничижающий взгляд на пустое место, а потом повел подбородком в сторону Назара. Тот с охотой отреагировал:

— Нет, почему? Мне это точно не нужно. И Ла Лоба такими вещами не занимается. Вообще-то, — он снова улыбнулся и развел руками, — я тут ничего особо не решаю. Просто пришел тебя проведать.

— Он у нас самаритянин. Из тех, которые добрые, — девушка потянулась и обняла бородача за плечи. Внутри у Саймона снова кольнуло. Нет, ну может, они просто друзья? — Всех любит, обо всех заботится. Невыносимый человек, тяжело с ним. А ты, Ворчун, дурак. Ты же помнишь, что ты дурак?

— Идиот, — холодно поправил пленник. — Ты называла меня идиотом. Будь последовательной.

— Да как скажешь! — в голосе Магды звучали восхищенно-издевательские нотки. — Я это все к чему? А к тому, что ты, mi querido haragan, на самом деле просто лишен перспективы. Картины мира. Угол обзора прищемили, с детства и на всю жизнь.

— А у тебя, значит, поширше будет? — поднял бровь Саймон, и кудряшки почти серьезно качнулись в ответ.

— У меня и опыта поболе твоего, — кончик носа, крапленый веснушками, снова почесали. — И люди правильные в жизни случились. Но меряться вивимахерами не хочу, благо, у меня его нет. Пока что впитай и уясни одну мысль: мы тебе не враги. И ты нам — тоже. Мы действуем и в твоих интересах.

— Это твоя личная позиция, или тебе поручено передать? — заинтересовался лоцман. Магда нахмурилась, плечи ее обмякли.

— Ну не то чтобы поручено…  У нас тут сложно. «Единой линии партии» не существует, если ты об этом.

— Тут — это где? — осторожно уточнил Саймон. На удивление, вопрос не проигнорировали: Назар только посмотрел на соседку и коснулся пальцем решетки.

— Кораблик назвали Encarnacion — это Ла Лоба так решила; что-то историческое. С предыдущей локации мы снялись, как понимаешь. Не очень уютненько, когда ооновцы над головой реют. Новых координат, увы, не дам, но мы снова в колодце. Планетка такая же негостеприимная, как и прежняя, только с другим знаком: жара, песок, штиль. Но вообще тут неплохо, — неожиданно заключил он, — похоже на дом.

— Ты с Эрец-Кохавим? — догадался лоцман. Бородач только улыбнулся и пожал плечами в ответ.

— Не поверишь, не знаю. Помню пустыню. Помню солнце — местное, конечно. Помню, как отец пел. А потом…  Много чего было, — заключил он и встал. Магда тоже поднялась и оправила комбинезон. Изумрудный задор в ее взгляде смягчился.

— Короче, Ворчун, расслабляйся пока. Моральный долг победителей мы выполнили: ты накормлен и просвящен в базовой версии. Доступ со смарта я тебе приоткрою, — она повозилась пару секунд, — можешь активировать койку, рукомойник и латрину. Ну и подать сигнал, если станет скучно. Только у нас тут не санаторий, на результат шибко не рассчитывай, verstehst du?

— Jawohl, — бросил Саймон, не вставая. Если его собирались оставить одного, то самое время откупорить второй паек и закрепить результат. Экономить смысла не имело: захотят убить — убьют и так. А сбежать, пока действует поле подавления, не оставалось никакой возможности.

Пустота в голове стала почти привычной, хоть и нервирующей. Почти — потому что выработанная годами манера поведения, необходимость прощупывать пространство вокруг, подмечая, кто куда пошел, как изменился вектор тяги, насколько близки центры значимых масс — все это стало частью личности, вросло в нее, как привычка сверяться со смартом каждое утро, в поисках свежих новостей и сообщений. Наверное, так же себя ощущали дауншифтеры времен начала инфоэпохи, решившие или вынужденные отказаться от сетевых технологий и перебравшиеся «ближе к природе».

Поэтому раздавшиеся в коридоре неспешные, уверенные шаги вызвали в смеси с любопытством вполне определенное раздражение. Как у обычного человека, чуть не натолкнувшегося в потемках на дверной торец или внезапную тумбочку. И, что любопытно, ощетинилась сама Магда. «У нас тут сложно».

Человек, выступивший из полусумрака, был изящен. Темнокожее лицо казалось вытянуто вдоль породистого, аристократичного носа — но это не делало его непропорциональным или конским. Полные, но не толстые губы приветливо улыбались, глаза цвета крепкого кофе внимательно изучали сцену. Одет он был в армейские брюки — и неожиданный, яркий оранжевый лонгслив, поверх которого оказалась накинута модная фиолетовая куртка из синтекожи. Двигался человек плавно, мягко и трудноуловимо — только что стоял в начале коридора, и вот уже вырос рядом с решеткой, складывая руки ладонями вместе.

Девушка нехотя кивнула, глядя исподлобья.

— Моди.

Назар просто широко улыбнулся и повторил за Магдой.

— Моди, — затем склонил голову набок и добавил. — Тоже решил Саймона развлечь?

Губы гостя шевельнулись уголками.

— Развлечь. Хорошее слово. Я не задерживаю? — вопросительная интонация суммировалась с едва уловимой повелительной, и Магда нехотя отступила назад. Напоследок она сверкнула изумрудами в сторону Саймона.

— Не доверяй ему, — ткнуть указательным пальцем в новоприбывшего ей, видимо, очень хотелось, но было то ли запрещено, то ли брезгливо. Гость вздохнул.

— Я и не прошу. Здравствуйте, господин Фишер. Многие зовут меня Моди, как вы уже поняли, — теперь он обращался к пленному лоцману. — Но это, скорее, прозвище. Как у Назара, — многозначительное, медленное движение бровями. Бородач вдруг стушевался и устремился прочь из поля зрения, за ним последовала Магда. — На самом деле родители дали мне имя Бернар Джахо Ба. Впрочем, Моди меня вполне устраивает.

— Я слушаю вас, господин Джахо Ба, — согласно качнул головой Саймон. Ему становилось интересно. — Что мы будем делать?

— Слушать, собственно, — гость оглянулся вокруг, затем опустился на корточки. Белки его глаз блеснули. — Слушать и говорить.

Глава 2

Искусству ведения переговоров лоцманов не обучали. Ну, в рамках академического курса, естественно. Официально декларировалось, что это не самый необходимый навык для человека, занимающегося межзвездной навигацией при помощи силы мысли. Но, конечно, каждый лоцман так или иначе видел себя в сложной, запутанной и разветвленной иерархии Семей. А для того, чтобы плавать в этих темных водах, знания одних только законов физики или характеристик кораблей не хватало.

Мастерства плести интриги, заключать союзы, изображать конфликты и достигать договоренностей выходцы из Семей чаще всего набирались на, так сказать, натурных примерах — то есть, наблюдая за повседневной жизнью старших. Особенно поучительны в этом плане оказывались заседания Профсоюза — на которые, само собой, мог попасть далеко не каждый. Складывалась тенденциозная ситуация: лучше всего познавали правила «большой игры» те из юных лоцманов, кто и так относился к высшим стратам даже внутри Семей, негласно считавшихся чем-то вроде новой аристократии нового мира.

Саймон терпеть не мог политику. Но хорошо осознавал, что без основательных знаний в этой области его довольно быстро сожрут, стоит выбраться из-под отцовского крыла. Что обиднее — его могут использовать для достижения каких-то личных целей, причем втемную. Хуже стало бы только физическое изнасилование.

Поэтому приходилось припадать к истокам познания. Делать это следовало украдкой, не афишируя свой интерес и не создавая ситуаций, в которых тебе могли предложить что-либо в обмен на что-то. Урок первый: не плоди долгов и не будь зависим.

Основной интерес юного лоцмана лежал не в области активного манипулирования, а в области пассивной обороны. «Я как лист на ветру» стало за годы жизни чуть ли не мантрой. Увы, получалось так себе: характер ему достался непростой и враждебный. Прежде всего — по отношению к самому себе.

Но кое-какие умения все же прижились. И сейчас, глядя на своего посетителя, Саймон мог с достаточной долей уверенности произвести классификацию.

Хищник. Осторожный, терпеливый, любит и умеет в засады и ловушки. Если вычислить базовую линию поведения — относительно предсказуемый. Но от того не менее опасный.

Подтверждая предварительные выводы Саймона, Моди наклонил голову. Вполне по-кошачьи. Мышке стоило сидеть очень, очень осторожно.

— Значит, регенерацию не проводили. Плохо, — гость задумчиво осмотрел голову пленника. — Но ожидаемо. Нам же некогда, мы же вершим великие дела…

И все-таки, что имела в виду Магда, когда говорила про «сложно»? Несколько центров силы? Раскол в организации? Изначальная немонолитность? Если бы это подтвердилось — можно было попытаться использовать противоречивый расклад в своих интересах. Саймона передернуло при мысли о том, что он тем или иным образом натравливает одних террористов на других.

— Я не так плохо себя чувствую, — пожал он плечами, сдержав шипение от боли. — Вероятно, просто обошлись без косметики. А вы, получается, не в курсе. И, наверное, не сможете мне помочь.

На слово «помочь» Моди сделал стойку. Он опустился с корточек на колени, сложив руки на бедра, как самурай на старинной шелкографии, и внимательно подался вперед.

— Был бы рад оказать вам любую посильную услугу, господин Фишер. Видите ли, я вам не враг.

«Решительно никто из присутствующих мне не враг, — восхитился Саймон. — Тогда, внимание, вопрос: почему я все еще за решеткой? Или они таким образом хотят меня от кого-то уберечь? Неужели от ООН? Прекрасные, заботливые, искренние люди!»

Моди тем временем продолжал:

— Мне совершенно ни к чему портить отношения с Семьями. Вернее, мне нет нужды их усугублять, — он улыбнулся, давая понять, что не безгрешен, но не потерян для диалога. — Возможно, я далеко не ангел. Моя репутация, скажем так, не имеет снежной белизны.

— Не знаком с вашей репутацией, — признался Саймон.

На мгновение во взгляде собеседника скользнула досада. Честолюбие? Или это нарочитая демонстрация? Впрочем, он быстро вернулся к своему вкрадчивому, мурлыкающему тону.

— Зато я знаком с вашей. А вы известны, как человек прямой, категоричный и предпочитающий обходиться без ужимок.

Ну да, подумалось с долей горечи, после того интервью…  Интересно, отец уже волнуется? Вдвойне интересно: волнуется ли Оосава? Интересно втройне: какую игру ведет господин заместитель главы Четвертого комитета? Ведь не случайно же группа Джавада попала под раздачу. И, кстати, об услугах: где сам Микко?

Мысль о командире разведчиков вернула к реальности. Саймон улыбнулся максимально приветливо, с долей суровой, простоватой искренности.

— Ничего не утаить в наше время. Да, я бы хотел обойтись без обиняков. Скажите: сколько пленников на борту?

Взгляд, которым наградил его Моди, был сложночитаем. Улавливались в нем и любопытство, и оценка, и некоторое разочарование, и даже узнавание — словно встретился старый, не слишком приятный знакомец. Наконец, гость пожевал губами.

— Я полагал вас более практичным, господин Фишер. Хотя, если вспомнить, как вы в одиночку отважно спасали целый корабль…  Но мне казалось, что вы делали это из личных соображений.

Саймон еле сдержался, чтобы не поперхнуться. Это из каких же, интересно? Погеройствовать на камеру? Мда, к вопросу о репутации…  Но можно попробовать сыграть и с этим. Он расправил плечи и скромно потупился.

— Ну, не без них, конечно же. Редко когда выпадет такой шанс — обычно у нас все рутинно. Пост принял, шагнул, пост сдал. Минимум свободы для маневров, — пришлось аккуратно выделить интонацией слова «пост» и «маневры». Моди уловил намек правильно — его глаза сощурились.

— Ах, вот в чем дело. Я думаю, Абрахам Фишер был бы доволен таким потомком. Очень, очень доволен. Не боитесь запачкать руки…  — он покачал головой с одобрением.

Тошнота начала подкатывать к горлу. Не очень понятно, отчего: то ли дали о себе знать сотрясение и полный желудок, то ли проявился побочный эффект от поля подавления, то ли сказалось так и не изжитое отвращение к интриганству. Да, сложно играть с хищниками на их поле. Оосава в этом плане воспринимался проще: он либо не дурил юного лоцмана, либо притворялся так искусно, что это не ощущалось. Ну так у него и лига повыше, и игра потоньше. А с этим…

«Этот», убедившись, что изначальный посыл вышел верным, принялся увещевать:

— Я готов помочь вам в любом, — произошло движение бровями, — любом вашем интересе. Думаю, нам светит игра с ненулевой суммой; на условиях сотрудничества в прибытке окажутся все.

Решив подыграть образу «прямого и категоричного», Саймон важно кивнул. В процессе пришлось проявить бдительность, чтобы не поддаться усиливающемуся головокружению. Хотя если уж он «обходится без ужимок», то, может, стоит для убедительности стошнить на пижонскую куртку господина Джахо Ба?

Не подозревая об уготованной ему жуткой участи, Моди продолжил вкрадчивое воркование:

— Вам нужны ваши спутники? Хотите что-то им передать или поспособствовать улучшению условий содержания? Это можно устроить. Видите, я говорю прямо. И так же прямо предлагаю вам взаимодействовать.

— Чем я могу помочь такому серьезному человеку, как вы, из этого, — Саймон повел руками вокруг, — положения? Мне кажется, вы торопитесь.

— А не скажите, господин Фишер, — взгляд гостя стал цепким. — Вы же не думаете, что станете сидеть за решеткой вечно? Даже Ла Лоба должна осознать, что нельзя быть такой упертой. Она упряма, но не глупа.

Впитывая информацию, Саймон мотал на ус. Значит, Ла Лоба. Ее, кстати, упоминал Назар. Оппонент Моди? Еще одна из вождей местной шайки? Интересно бы повидать. Характерно, что господин Джахо Ба прибежал первым — видимо, опасался конкуренции и хотел вложить свою картину мира в голову пленника раньше прочих.

— Так вот, — медоточивость в голосе говорящего ощущалась тщательно отмеренной, чтобы не переборщить, — вас рано или поздно начнут обменивать. На какие-либо преференции, бонусы, уступки со стороны правительства…  Все как всегда. Но мне это не нужно. Я человек простой, — Моди усмехнулся, — простодушный. Я всего лишь хочу, чтобы меня не трогали. И свой кусочек от общего пирога. А пирог у вас, господа лоцманы, достаточно велик, чтобы никто не заметил пропажи пары крошек.

«Все гениальное просто», пришлось согласиться Саймону. Иммунитет и деньги. Действительно, а зачем нужно остальное? Достаточно, чтобы все было, и ничего за это не было. Он выразительно вздохнул и потер лицо. Притворяться особо не пришлось: голова начала трещать, и делала это все увереннее.

— Как вы себя ощущаете? — забеспокоился Моди. — Возможно, стоило бы позвать врача?

Дорогое имущество надлежит беречь. Сдержавшись, чтобы не буркнуть, мол, «ощущаю тем самым куском пирога», юный лоцман сослался на травму:

— Кажется, Магда перестаралась. Кстати, а кто она? Ну, в вашей организации?

Губы собеседника дернулись, словно он собирался их поджать. Тяжеловато ему дается контроль над мимикой. Явно не хватает опыта того же Мягкова. По лицу Кирилла никогда нельзя понять, о чем тот думает или что чувствует; разговор с андроидом.

— Туристка просто одна из тех мотыльков, что летят на огонек свечи, — нараспев продекламировал Моди. Саймон мысленно взял на карандаш: Магда, Мэг, Туристка. Сколько у нее имен? — А в роли опаляющего пламени выступает всенародно любимая Ла Лоба. Вы с ней еще пообщаетесь: именно она здесь отдает приказы. Пока что. Но здравомыслящие люди уже начинают понимать, что к чему. И обращаются ко мне. А я делаю наши с ними жизни легче и интереснее.

Значит, у Мэг и Моди взаимный антагонизм. Это хорошо. Не хотелось бы, что он оказался с ней как-то связан. Поймав себя на этой иррациональной мысли, Саймон даже устыдился и с усилием вернул себя в русло беседы о личном гешефте.

— Скажите, — он избрал в меру осторожный тон, — а нет ли сведений, когда именно начнется обмен, скажем так, «военнопленными». Очень уж у вас камеры спартанские.

Зрачки гостя расширились. Он заглотил наживку вместе с крючком, и теперь собирался подсечь сам себя. Отныне главным было — не помешать процессу.

— В данный момент я не обладаю такой информацией, — медленно, с расстановкой протянул Моди. — Но это не значит, что я не могу обрести ее в будущем. В самом ближайшем будущем. Если мы договоримся…  — он сглотнул. — Нет, не будем договариваться. Просто пообещайте. Одну вещь. Совершенно вас ни к чему не обязывающую.

Саймон кивнул, зашипев от боли. Он готов был пообещать все, что угодно, но хищник по ту сторону клетки осторожничал. Что же, это понятно: иначе он бы никогда не поднялся до своего уровня.

— Запомните, — пристально глядя в глаза, вымолвил собеседник. — Запомните, что меня зовут Бернар Джахо Ба. Видите, все просто. Что имя без человека? Что человек без имени? Но вот соединяясь вместе…

Он хотел сказать что-то еще, но в коридоре снова раздались шаги. Размышляя о том, не воспользоваться ли унитазом вместо куртки Моди, Саймон уловил слабые отличия в звуке. Это была не Магда и не Назар.

Саймон ошибся. Первой из-за поворота в освещенное преддверие камеры вышагнула смарагдоглазая «туристка». А вот за ней…

В который раз стоило поблагодарить преподавателей — как частных, Семейных, так и академических. Методы запоминания важной информации всегда стояли в почетном первом ряду жизненно необходимых дисциплин. Их эффективность нарабатывалась способами, не сильно далекими от прямой дрессуры, но сейчас господин Фишер не склонен был возмущаться.

Итак, Марк Фэннинг, громила из пассажирского. Видимо, это намек. Видимо, подразумевается, что обитатель камеры станет сопротивляться, дергать пяткой, обнимать унитаз, требовать адвоката…  А может, учитывая местную вольницу, бывший вояка просто пришел понависать. Из любви к искусству.

Вообще странно у них тут. Дисциплины никакой. Где охрана у камеры? Где тридеонаблюдение? Где строгие секуристы и зачитка прав с обязанностями? Не очень верилось, что кучка ведущих себя настолько пофигистично пиратов умудрилась собрать — сколько там прилетело, два, три? — космических корабля, способных противостоять ооновским «Гарпиям». А значит, прав был Анжело. Кто-то еще играет на этой площадке.

Но как же мерзко, как ущербно ощущать себя лишенным чутья! Словно ослеп или оглох — при том, что врожденные слепота и глухота вполне поддавались излечению, и порой еще на эмбриональной стадии. Саймон закусил губу и зажмурился, пытаясь дотянуться хоть краешком, хоть легчайшим дыханием разума…

Мир молчал.

Моди не расстроился при виде пришедших. Он гибко, изящно встал, кивнул обоим и полюбопытствовал:

— Зовет?

— Ага, — осклабился Фэннинг. — Вызывает. Общаться будет, — и он выразительно потер ладонью кулак. Согласно улыбнувшись, господин Джахо Ба еле заметно подмигнул Саймону. Тот в ответ не сделал ничего.

Но ничего и не требовалось.

Глава 3

Саймон не верил в теорию разбитых окон.

Он бывал во многих «красных» исторических зонах: и в фавелах Рио-де-Жанейро, и в лондонском Ист-Энде, и в знаменитом Купчино. Магда посмеялась бы над ним и непременно высказалась в том духе, что папины сынки из богатых семей ищут адреналина на собственные ухоженные задницы. Если бы, конечно, она знала; впрочем, могла и знать. Саймону не давала покоя ее осведомленность.

Ни в одном из этих «мутных» районов он не видел настоящего бардака. Нет, встречались и пьяницы, завалившиеся в тенек, и кучи отходов, окружавшие невнятного цвета мусорные баки — но все это безобразие словно оказалось задвинуто местными обитателями на задворки существования. Туда, где подобное неизбежно. «Вы же не станете возмущаться наличию известных субстанций в латрине, господин лоцман?» Господин лоцман и не возмущался.

Господин лоцман с интересом вертел головой и впитывал информацию о мире. Магда сказала, что он лишен перспективы; заявление звучало спорно. Саймону доводилось общаться с такими типами, по сравнению с которыми Фэннинг смотрелся бы ручной обезьянкой, а Моди — дошкольником, пытающимся сорвать утренник в детском саду. Типы оставались неизменно вежливы и предупредительны. «Нет никакого смысла тыкать заточкой в утренний ветер», — так сказал ему один из рапазисc Барра да Тижука. Метафора выходила чуть более цветистой, чем того требовал хороший вкус, но суть передавала.

И везде, везде, куда юного лоцмана заводили ноги, любопытство и шило в «ухоженной заднице», царствовал принцип «бедненько, но чистенько». Это являлось основой существования в подобных кварталах, столпом, вокруг которого вертелось все их общество. Не можешь позволить себе новые ботинки? Начисти старые, чтобы блестели. Заношенная футболка вся в дырках? Пусть эти дырки пахнут дешевым стиральным порошком, а не прогорклой шаурмой. Люди в старых ботинках и заношенных футболках носили ножи, выточенные из куска арматуры, но они делали это с достоинством — и не захламляли свою экосистему.

Схожий подход Саймон наблюдал и в данный момент. Основательно переработанный «Группер» буквально сверкал чистотой и вынужденной лаконичностью интерьеров. И везде деловито сновали люди.

Камера, в которую его поместили изначально, располагалась на одной из промежуточных палуб. У Саймона сложилось впечатление, что дизайнер планировал ее как загон для домашних животных: по обеим сторонам расписанного яркими, живыми красками коридора шли такие же неширокие пеналы с решетками. Вряд ли у антилоцманской вольницы имелась такая уж потребность в карцерах, а значит, речь шла об иных обитателях. Клетки в большинстве своем пустовали; Саймон невольно поморщился, представив себе причины.

Впрочем, некоторые загоны использовались. Где-то громоздились штабеля ящиков, где-то вместо решеток стояли пневмодвери. Проходя мимо одной такой, лоцман услышал томные ритмы бхангра и почуял характерные запахи индийской кухни. Желудок тут же скрутило: сотрясение напомнило о себе.

За коридором шел невысокий, но обширный зал. В нем творилась упорядоченная суета: несколько разномастных бригад монтировали какое-то незнакомое оборудование. Саймон против воли принялся вертеть головой — и заработал приступ жесточайшей мигрени. Пришлось прислониться к ближайшей переборке, отчаянно моргая и шипя.

Фэннинг откровенно ухмылялся:

— Какое дивное зрелище, протон меня побери. Бальзам на душу и пиршество для глаз. Что, височки ломит?

— Заткнись, — буркнула Магда. Она терпеливо ждала, пока Саймон придет в себя, не отпуская по этому поводу никаких комментариев, не притопывая нетерпеливо и не поджимая губы. Уже за это стоило быть благодарным.

— Да ладно, Мэг, когда еще такой повод случится?

Лицо добровольного конвоира выражало искренний восторг. Он похлопал по висящему на магнитном держателе шокеру и с нежностью проворковал:

— А то может жахнуть его, а? Легонечко. В целях анестезии всей головы сразу.

— Заткнись, сказала! — Туристка развернулась и ткнула указующим перстом в широкую грудь спутника.

— Ла Лоба требует лоцмана живым и максимально непокоцанным — помимо уже имеющихся дефектов. Ты правда хочешь ее рассердить?

Вот теперь на Фэннинга стало приятно посмотреть. Он как-то разом скис, осунулся и нехотя дернул локтем, мол, идем дальше. В голове у Саймона к тому моменту как раз слегка прояснилось, и он успел поймать за хвост одну любопытную мысль. Глупую, рискованную, но любопытную.

— Слабо́, ага…  — сказано было тихо, но так, чтобы здоровяк услышал. Вернее, чтобы тому показалось, что он услышал. Из расчета на реакцию.

Марк Фэннинг словно налетел на стенку. Он постоял на месте пару секунд, двигая челюстью и глядя куда-то в пространство. Затем обернулся к Саймону и уставился на него в упор.

— У тебя какие-то проблемы?

Успевшая отойти за угол Магда высунулась и недовольно тряхнула кудрями.

— Что происходит? Маленькие игры больших мальчиков? А мне казалось, вы оба предпочитаете женщин.

Саймон оценил почти успешную попытку лавировать в мутной воде. Не погружаясь в детали ситуации, Туристка с ходу начала перехватывать и переводить фокус конфликта. Это выглядело разумно, но его собственная цель еще не была достигнута. Поэтому он осторожно пожал плечами и заявил:

— Правда, не знаю. Могу говорить только за себя.

Вышло метко. Громила ухватил лоцмана за воротник и поволок от переборки, за тот самый угол, из-за которого уже бежала навстречу Магда. Еще до того, как ее изумруды предупреждающе сверкнули, Фэннинг толкнул Саймона на дальнюю стенку и прошипел:

— У тебя определенно проблемы, мутант. А если нет, то сейчас начнутся.

Стенка оказалась настолько уютной, что ей можно было простить даже твердость. Тесно прижавшись лопатками к прохладной керамопластовой панели, «мутант» скрестил руки на груди и зевнул.

— Обращение с военнопленными на высоте. Что дальше? Пытки? Учтите, Семья меня в покоцанном виде не примет. Скажет: «Товар некондиционный».

— Оба! Заткнулись! Нахрен!

К обладательнице такого голоса стоило проявить уважение. И Фэннинг, и Саймон невольно обернулись, и лоцман был готов поставить коллекционный Dalmore против незрелой браги, что у них обоих на лицах мелькнуло что-то вроде «он первый начал!» По крайней мере, за собственными мимическими мышцами он подобный порыв уловил. Но вроде успешно пресек, чего нельзя было сказать об оппоненте.

Отставной вояка и фальшивый матрос втянул воздух носом, поднял обе ладони над головой и сделал пару шагов назад. Желваки у него так и плясали.

— Найти бы в этом тощаке, обо что кулаки марать. Но не будь он пленником Лобы, лежал бы в юшке.

Ага, сделал себе мысленную пометку Саймон, значит все же Ла Лоба — центральная фигура. И фигура сильная. Случись у террористов настоящий разброд и многовластие, по его душу прибежал бы не одинокий Моди, а вся небольшая толпа клановых вождей. Таки не каждый день с неба Фишеры падают.

Он поднял бровь и вполголоса пробормотал:

— Кто-то уже лежал, когда я не был пленником…

Бум! Не имея возможности положиться на чутье, Саймон доверился инстинктам. Голова снова взорвалась, словно Гонконг на Новый Год, но хотя бы не от пропущенного джеба, а от успешной попытки увернуться. Стенной панели за спиной повезло меньше.

— Марк! — Рыжие локоны вспыхнули между лоцманом и разъяренным громилой. — Отставить, солдат! Ты что, не видишь, что он тебя провоцирует?

Умная девочка. Только уже поздно: Фэннинг смотрел почти не мигая. И смотрел только на него. Саймон знал этот взгляд.

Человек устроен невообразимо сложно. И при этом — очень просто. Есть определенные рычаги и потайные тяги, за которые можно взяться, чтобы весь этот механизм пришел в движение. В нужном направлении, конечно же.

В случае с Марком Фэннингом все рисовалось ясно с самого начала. Он не мог забыть, что его уделал какой-то штатский хлыщ в шелковой сорочке — и плевать, что на тот момент Саймон был одет в штатный комбез со скафандром из аварийного комплекта. Сорочка выступала символом классового неравенства. И что обиднее всего, неравенства генетического. Такое не прощали.

Сдерживая очередной приступ тошноты, лоцман поднес ладонь ко рту. А когда отпустило — осторожно, чтобы не увидела Магда, но выразительно пошевелил средним пальцем. Для пущего эффекта еще и кончиком языка уперся в щеку, подвигав им в такт.

Это было уже грубо, но действовать стоило наверняка. Фэннинг покрутил головой и потащил Саймона дальше по расписному коридору — к виднеющейся пневмодвери. Вовремя: со стороны зала послышались шаги и гул голосов. Магда, невнятно зарычав, устремилась следом.

— Значит, так, — перехватила она инициативу, когда дверь щелкнула за спинами. — Я, de puta madre, против. Уверена, Ла Лоба тоже выскажется против. Но если вам обоим яйца мешают спокойно ходить — jak si přejete, насуйте друг другу в морду. Только без смертоубийств и членовредительств. Марк, сдай оружие.

Комнатка оказалась небольшой и пустой, только груда упаковочного пластика пылилась в углу. Удивительно, что на этом корабле в принципе нашлось столько свободного пространства, не занятого никем и ничем. Насколько Саймон был в курсе, традиция бешено экономить место и прикручивать все подряд чуть ли не к потолку шла в космонавтике еще со времен Гагарина. Значит, либо нынешние владельцы наложили свои руки на «Группер» недавно, либо им здорово не хватало экипажа. Либо происходило нечто, требующее масштабной реорганизации всей структуры судна.

Снова вспомнились ооновские «Гарпии» и их противники, зависшие над снежной равниной. Ведь эти корабли требовалось спроектировать, построить, оснастить…  Укомплектовать экипажами. Подобное требовало времени, а значит, антилоцманский заговор крутился уже давно. Но вот вам полупустой «Группер», выглядящий так, словно в нем на днях затеяли генеральную уборку. Что-то здесь не стыковалось.

Лоцман катал эти мысли в голове, чтобы заглушить, задавить голос здравого смысла. А тот, настырно лез наверх, истошно попискивая: «Дурак! Идиот! Ты bakayaro, Саймон Фишер, cretin и schlimazl, верно Магда сказала! Сейчас тебя размажут по стенке, и что?»

И ничего. Рубикон оказался таким мелким, что он перешел его вброд, не замочив голеней. Ālea iacta est.

Первый хук он успешно пустил поверху, пригнувшись. И от лоу-кика ушел полууворотом. Дальше стало куда кислее. Даже головная боль и тошнота словно отступили в какой-то момент, согласившись, что есть вещи куда более интересные и требующие остаточных резервов тушки. А интересно выходило вполне.

Перейдя от угроз к рукопашной, Фэннинг как будто расслабился. Возможно, так оно и вышло: попадая в знакомую ситуацию, в которой тело полагалось на инстинкты, а голова лишь курировала общую картину, психика имела свойство рассеивать накопившийся стресс. «Ты знаешь, что делать», — транслировала она. На лице матроса появилась улыбка. Удары сыпались обманчиво лениво и беззлобно. Это было его ремесло, это было то, что он знал и любил.

Саймон же почти не рыпался. Он уворачивался, блокировал, отступал по кругу — и только ритмично повторял про себя: «Рано. Рано. Рано, сказал!» Шанс у него оставался только один.

И этот шанс вдруг мелькнул заполошной синицей. Занося кулак для очередного удара, Фэннинг раскрылся. Не просто изобразил, заманивая противника, а на самом деле снял защиту. Видимо, решил, что лупцевание «хлыща» пройдет вполсилы. Саймон просто не смог пройти мимо.

Он быстро переступил, перенес центр тяжести, набрал воздуха в легкие. Крутанулся на носке, придавая полетевшей по дуге ступне добавочное ускорение. Четко представил себе точку контакта на стыке височной и челюстной кости…

И в этот момент организм решил, что все. Голова заискрила архаичной электросваркой, в желудке вспучило клубок змей, опорная нога подломилась. Уже падая на пол, Саймон понял: «Промазал».

Рядом с ним гулко рухнуло чье-то тело.

Тошнота наконец вошла в свои права. Ничего не видя из-за вспышек перед глазами, на ощупь найдя стену и рывком встав на колени, лоцман отчаянно блевал, надеясь только не замарать комбинезон. План провалился по всем статьям: как бы там ни вышло с Фэннингом, сейчас Магда его скрутит, вызовет дополнительную охрану…

В плечо ткнулось что-то твердое.

Проморгавшись, утерев сопли, слезы и прочие субстанции, Саймон рискнул повернуть голову. Прямо перед носом маячил цилиндрик одноразового инъектора. Надпись на пластике не сразу сложилась в осознанное, но когда смогла — брови лоцмана взлетели вверх.

Панаксол. «Бог из тюбика», — как называли его в спецподразделениях. Препарат гормонов, энзимов и наномашин, способный привести смертельно раненого солдата в боеготовое состояние за считанные минуты. Дорогое удовольствие.

— Держи, чемпион, — фыркнула Магда, возвращая шокер на пояс. — Кстати, ты помнишь, что ты идиот?

— Не устаю повторять про себя, — прохрипел Саймон, отодвигаясь от мерзко пахнущей лужи. — А теперь…

— А теперь ты бежишь.

Он уставился в невыносимо зеленые глаза. Секунду помолчал. Затем кивнул, вскочил на ноги и проскользнул к двери, сжимая инъектор в кулаке.

В коридоре было пусто. Сзади — тихо.

Глава 4

Да, когда в жизни не на что жаловаться — это никак не менее чем чудо.

Инъектор впился в шею с тихим шипением. В принципе ничто не мешало целить в бедро или в плечо, но первым делом Саймону хотелось восстановить работоспособность мозга. Конечно, это являлось иллюзией: панаксол разносился с кровотоком и распределялся по организму равномерно. Но кто мы без веры в чудо?

Собственно, иллюзией же оказалось, что он сможет справиться с Фэннингом один на один, если верно рассчитает момент, силу и точку ее приложения. Или что Анжело Оосава действительно восхищен его талантами и нуждается в помощнике. Или что отец…  Но на этой мысли внутри все вскипало таким противоречивым клубком, что после первой попытки Саймон предпочел отложить разбор полетов на потом. До того момента, в котором он будет находиться подальше от сердитых террористов и поближе к бутылке горячительного.

Лоцман решительно ковылял по коридору — прочь от Магды, прочь от Фэннинга, прочь от вопросов и нестыковок, потирая на ходу синяки, ссадины и растяжения. Боль словно стекала из организма с каждым неуклюжим шагом, в голове прояснялось. Желудок больше не хотел наружу, а, наоборот, требовал что-нибудь запихнуть внутрь. Желательно покалорийнее. Саймон вспомнил второй паек и досадливо скривился: что стоило придержать его на потом? Кабы знал…

Впрочем, его нательный комбез не имел карманов. Подразумевалось, что легкий боевой скафандр ООН и так снабжен всеми необходимыми емкостями и полостями. Вот только незадача вышла: все эти полости и емкости либо остались на поле боя, либо покоились где-то в интендантской, как трофей. Волочь контейнер-самогрейку пришлось бы в руках.

Серая, вязкая муть, облепившая разум, наконец рассеялась хлопьями неубедительного тумана. Мысли начали выстраиваться в цепочки, и от желудочной неудовлетворенности Саймон перешел к более насущным проблемам. Комбинезон фигурировал и в них: следовало срочно мимикрировать, пока его не взяли тепленьким и до отвращения, но бесполезно поздоровевшим.

Маскироваться требовалось не только от глаз или камер. Спохватившись, лоцман нырнул в одну из стенных ниш, присел за какие-то ящики и принялся колдовать над смартом. Устройство нужно было не просто отключить, а вывести в режим полного обесточивания — так, чтобы оно не отзывалось даже на активное сканирование, призванное засечь любую электронику. Все-таки стоило поблагодарить господина замглавы Четвертого комитета: дорогая, но гражданская модель, которой до этого владел Саймон, не умела многих фокусов из арсенала спецдевайса, выданного перед десантом.

Удивительно, кстати, что смарт не сняли. Еще и ограниченный допуск выдали. Предчувствуя подвох, Саймон не удержался и запустил осторожный поиск систем наблюдения.

Барьеры, поставленные вокруг учетной записи пленного, военная техника обошла достаточно шустро и при этом тактично: ни к чему было тревожить протоколы безопасности и оставлять следы в сети. Время поджимало, полноценную трассировку сделать не вышло, но результат все равно впечатлял. Судя по всему, граждане пираты просто отключили все датчики внутри корабля. Зачем?!

Версий у Саймона хватало. От принципиального раздолбайства и свободолюбия всей местной банды, не признававшей никакого контроля — что выглядело неубедительно, учитывая наличие бывших военных в рядах — до уже приходившей на ум перепланировки и реорганизации судна. Последнее могло оказаться ближе к истине. Если на «Группере» велись какие-то масштабные работы, то древние системы древней машины, не являющиеся критичными для выживания, просто отъедали нужные ресурсы. Логично, что их держали в гибернации.

Смарт печально моргнул последним уведомлением и умер. С ним Саймон терял последние глаза и уши — фигурально выражаясь, конечно. Теперь, без лоцманского чутья и без данных, предоставляемых сетью, он чувствовал себя голым и беззащитным. Словно пещерный человек.

И методам взаимодействия с миром требовалось измениться соответственно. Большинство повреждений уже успело зажить — слава современной медицине! — но Саймон не спешил менять ковыляющую походку. Более того, он ссутулился (чего не делал вообще никогда, несмотря на значительный рост), склонил голову к плечу и слегка отвесил челюсть. Катастрофически не хватало зеркала, желательно в полный рост.

Надеясь, что выглядит не карикатурно, лоцман боком выбрался из ниши и уже неспешно, но деловито похромал дальше. Он на этом корабле не чужой, у него дела. Навстречу идут: привет, парни; добрый день, леди. Не надо озвучивать, кивка достаточно. Такие же кивки в ответ. Отлично, он слился со средой, стал ее частью.

Но походки, конечно же, было мало. Спустившись по архаичному трапу на палубу ниже, Саймон обнаружил не то импровизированную прачечную, не то общехозяйственное помещение. Главной ценностью оказались пласталевого цвета штаны с накладными карманами, футболка с абстрактным принтом и бежевая ветровка. А когда в дальнем закутке он наткнулся на зеркало, раковину и шкафчик с мыльно-рыльным барахлом, лоцман окончательно уверился: ему везет.

Уверился, конечно же, зря. Накатывая с неотвратимостью прилива, тушу «Группера» встряхнула сирена. Гнусавый звук впился в перепонки, не давая ни малейшего шанса остаться в неведении: вставай! беда! пожар! враги! Или, что вероятнее, побег важного пленника.

Иллюзии снова попытались завладеть Саймоном — может, дело не в нем? Может, учебная тревога? Но в этот раз он перехватил их на подлете, сбил на пол и затоптал. Трудно работать с реальным миром через призму когнитивных искажений: все равно что шагать наугад. Особенно с отключенным чутьем.

Суетиться не стоило. Стараясь, чтобы пальцы не дрожали от паники, лоцман выудил из шкафчика дешевый триммер. Тот оказался заряжен на треть, но этого должно было хватить с лихвой: аккурат сбрить упрямые черные волосы с висков. А повязав найденную тут же пеструю, но уже слегка выцветшую тряпку в роли шейного платка, Саймон стал самым нонкомформистским нонконформистом на всем корабле. Не хватало только «живых» татуировок на лице и каких-нибудь выразительных имплантов.

Вслед за «нонконформизмом» по цепочке ассоциаций пробежало еще одно слово. Вернее, имя: «Магда». Крепко зажмурившись, Саймон дал себе несколько секунд порефлексировать. С побегом он, конечно, опростоволосился; впрочем, спишем на травму и вызванное ей помрачение разума. Но какова Туристка! Любопытно было бы однажды проникнуть за искрящуюся броню иронии в этом изумрудном взгляде, познать в нем добро и зло, поверить алгеброй гармонию

От этой мысли по загривку прошуршал отряд мерзких, липких лапок — никак не меньше взвода. Ощущение вызвало гадливость, прежде всего по отношению к самому себе. Саймон никого и никогда не впускал в свою «Внутреннюю Монголию», кроме людей, которые декларировали и демонстрировали, что им туда особо и не надо. Даже думать о том, чтобы повести себя иначе с другим живым человеком, обманом или ухищрением забраться за редуты и срисовать карту уязвимых тылов…  Святой фон Браун, избавь от лукавого!

Сирена понадрывалась еще, а потом утихла. Понятное дело: все, кто имел в деле интерес, получили уведомления на смарты, а звуковой сигнал лишь подстегнул бдительность. Лоцман аккуратно собрал волосы, усыпавшие раковину, в кучку и в несколько движений перекидал их в утилизатор. Конечно, наследил он в любом случае, но хотя бы на первый взгляд всему полагалось выглядеть чисто.

В бок толкнулось что-то жесткое. Похлопав по карману ветровки, Саймон выудил из него смятую форменную кепку. По тулье бежала затертая вышивка: «Ilmerainen». Тоже вариант.

Он вдохнул, выдохнул. Попробовал потянуться к планетарной массе, почувствовать хоть что-то. Пустота в затылке, ставшая пугающе родной, молчала. Ладно, придется импровизировать.

В этот момент в комнату вплыло фиолетово-оранжевое пятно.

Часть мозга Саймона, та, что досталась от далеких рептильных предков, среагировала правильно: отключила любую рефлексию и дала команду коленям. Впрочем, другая часть, унаследованная и развитая от высших приматов, перехватила контроль сразу после того, как тело рухнуло за укрытие. Лоцман снова повторил дыхательное упражнение, встал и сказал:

— Здравствуйте, господин Джахо Ба.

— Здравствуйте, господин Фишер, — эхом откликнулся Моди. Он оперся бедром об стиральную машинку и сплел длинные, изящные пальцы перед собой. — У вас хорошие рефлексы. И вы сбежали от Туристки. Будущий глава Семей с подобными навыками…

Он округлил глаза. Саймон вдруг понял, что ужасно, бесконечно устал. Больше всего ему хотелось упасть обратно, на кучу нестиранной одежды. Но пока было нельзя.

— Вы меня нашли. Полагаю, это означает, что Семьям придется подождать? — образ амбициозного, но простоватого парня требовал шутки. Моди поверил.

— Вовсе не обязательно, — промурлыкал он, чуть разведя ладони в стороны. — Господин Фишер, мне лестно, что вы все еще помните мое имя. Это вселяет надежду и будит во мне давно и крепко уснувшего альтруиста. Впрочем, надеюсь, вы не верите в альтруизм.

Они обменялись улыбками, об которые можно было порезаться. Моди начинал нравиться Саймону, а значит, бдительность следовало утроить: обаяние в руках подобных типов служило оружием.

— Знаете, наш перелетный дом сейчас на стадии капитального ремонта, — господин Джахо Ба покачал головой, не то с осуждением, не то извиняясь. — Столько бардака, столько суеты…  В технических коридорах настоящее вавилонское столпотворение. Все куда-то бегут, наступают друг другу на ноги, в лица не смотрят…  Уверен, с вашим побегом и поступившим сверху приказом запустить сеть внутренней безопасности ситуация станет только веселей.

Саймон буквально сделал стойку. И тут же еле удержался, чтобы досадливо не скривиться: он понял, что Моди понял. Удивительно, но с травмой головы самоконтроль давался ему лучше. Надо будет внимательнее ознакомиться с химсоставом панаксола — уж больно реакции пошли инстинктивные.

Проблемой становилось то, что прямо сейчас наследник Семьи Фишер активно влезал в долги. Этого, согласно собственной внутренней саймоновской философии, следовало не менее активно избегать. Но, видимо, не вышло. Что ж, следовало играть теми картами, что упали в прикупе.

Обнаглев от безысходности, Саймон уточнил:

— Технические коридоры, значит? И как там с освещением?

Моди повел рукой. В дальнем конце помещения, за той самой раковиной, где недавно прихорашивался лоцман, одна из панелей щелкнула и скользнула вглубь. Из проема хлынула уютная оранжевая полутьма.

Наверное, впервые Саймон не знал, что сказать. Ну не благодарить же этого падальщика?! Альтруизм и в самом деле не заслуживал веры.

Но ничего говорить и не пришлось. Перестав пожирать взглядом путь к спасению, лоцман обернулся туда, где стоял его собеседник, и с некоторым даже удовольствием обнаружил, что тот исчез. Ушел, совершенно беззвучно и без следов. Следовало понимать, что в первое свое появление господин Джахо Ба старательно топал, словно взвод швейцарской гвардии на торжественной смене караула.

А на стиральной машинке, возле которой отирался призрачный гость, осталась сумка. Пара ремней, множество кармашков, торчащие наружу рукояти инструментов. Обладатель подобного ягдташа не мог быть никем иным, кроме как деловито спешащим куда-то техником. Особенно в виде плоского профиля на фоне дежурного освещения.

Поднимая сумку, Саймон чуть не смахнул тонкий слой пыли, скопившийся на верхней панели прачечного агрегата. Стиральный порошок и ошметки волокон ткани образовали странный узор, который едва не погиб от неосторожного движения. Но лоцман оказался бдительнее. Он наклонился, чтобы свет падал чуть сбоку, и рассмотрел панель внимательнее. Да, ошибки не произошло.

Чей-то изящный и почти наверняка длинный палец нарисовал схему. Прямо, прямо, поворот. Стрелочка — видимо, спуск. Еще одно переплетение тоннелей, еще спуск. И что-то крупное, помеченное латинской литерой «H».

Саймон смежил веки. Распахнул, еще раз внимательно изучил схему. Потом небрежно повозил по ней рукавом, чтобы пыль разлетелась равномерно. И устремился в сторону прохода.

Ничем иным, кроме как ангаром, буква «H» быть не могла.

Глава 5

А вот когда все идет слишком гладко — это повод насторожиться. Весь житейский опыт, вся выстраданная практика познания мира — да интуиция, в конце концов! — должны в этот момент стройным хором греческого theatron’а возопить: «Случилось страшное!» Не прислушаться к бдительному многоголосью окажется последней из ошибок — и по мере унизительности, и в общем порядке событий, возможных в жизни, пока оная жизнь оной ошибкой не пресеклась.

Круг предметов, преподаваемых юным лоцманам в стенах Академии, был широк. Порой широта эта казалась некоторым из них неоправданной, избыточной, ненужной. Ну право слово, в какой из ситуаций члену Семей могут пригодиться знания в области аналитической химии или математической статистики? Этот и прочие сродственные вопросы нередко озвучивались вслух — на посиделках в любимой забегаловке после занятий, что чаще, либо же на самих занятиях, в адрес готового идти на контакт преподавателя, что реже.

Ответы, как возникавшие сами собой, в оживленных диспутах, так и даваемые ex officio профессорским составом, вернее, его наиболее терпеливыми представителями, никого особо не удовлетворяли. Так что те предметы, по которым не велся учет посещаемости, не проводились зачеты и не сдавались экзамены, большинство курсантов прогуливало — с той или иной степенью чистоты совести. Ректорат профилактически ворчал, но на деле смотрел на подобное сквозь пальцы.

Саймон же старался ничего из академической программы не упускать. При всем своем вольнолюбии, при склонности к фрондерству, а то и к откровенному бунту против Семейных и Профсоюзных порядков, он полагал, что есть вещи, пренебрегать которыми просто глупо. Картина мира, доступная лоцманам при помощи их дара, их чутья, и так выходила сложнее — и страшнее, — чем то, что мог себе представить рядовой обыватель. И при этом еще отказываться от ключа к шифру мироздания? Подобное было не в духе наследника Фишеров.

А кроме того, упомянутый Фишер считал, что «косить пары» и «динамить упры» — как раз таки и есть одна из пошлейших традиций Семейской молодежи. Поэтому регулярное посещение необязательных занятий тоже в чем-то становилось вызовом status quo.

В курсе общей физики, который, строго говоря, факультативным не являлся, для желающих пущей наглядности проводились лабораторные работы. Балл за них в общий зачет уже не шел, поэтому после обязательных лекций редко кто сворачивал на лестницу, ведущую в основательно экранированный подвал, хотя там как раз было интереснее всего. Оборудование, которое порой оказывалось реликтами века двадцать первого, а то и двадцатого, жужжало, дышало озоном и подмигивало индикаторами. Задачки, подбрасываемые преподавателями, походили на запутанные головоломки. В стенных шкафах зазывно мерцали корешками справочники и методички — от виртуальных моделей до древних бумажных изданий, защищенных локальным стазисом. Саймон искренне не понимал, как можно добровольно игнорировать подобные богатства.

Но при этом он же искренне и со всей самоотдачей раздражался, когда полученный в результате эксперимента результат не сходился с эталонным. Сколь бы аккуратно ни ставили опыт, сколь бы тщательно не снимались вымеряемые аппаратурой значения ключевых параметров — всегда наличествовала ошибка. Погрешность. Принципиальная невоспроизводимость верного решения.

Однажды вопрос «почему?» был задан заведующему лабораторией, как человеку относительно молодому, терпеливому и готовому разъяснять курсантам прописные истины. Тот сначала провел небольшой экскурс в историю инструментальных методов науки, затем напомнил о доверительных интервалах, статистических гипотезах и коэффициентах Стьюдента. Но видя, что ничто из вышеперечисленного не убеждает собеседника, потер пятнающие висок разъемы не самого нового мнемоимпланта, склонился ниже и доверительно прошептал:

— Ведь это тоже урок, господин Фишер. Урок того, что далеко не все и не всегда идет согласно нашему представлению. Пылинка, попавшая в луч лазера; дыхание экспериментатора, нагревшее термопару на доли градуса; метеорит, врезавшийся в планетарную кору за сотни километров от лабораторного стола. Все эти подарки судьбы призваны поколебать нашу веру в реальность, помочь нам увидеть истинное положение вещей как суперпозицию «должно», «может» и «невозможно». Цените это.

Тот разговор Саймон очень живо вспомнил теперь, когда из-за вентиляционной решетки обозревал полупустой ангар. Охраны почти не наблюдалось, троица техников неспешно ковыряла какой-то смутно знакомый агрегат. Плоский силуэт «Реморы» покоился на стояночных опорах, и внешние двери обоих шлюзов стояли открытыми. Как-то все выходило уж больно сырно да масляно.

На всякий случай лоцман попробовал потянуться к массе челнока. Увы, над затылком глухо отдавалась все та же пустота. Саймон старательно гнал от себя любые панические мысли, но где-то на периферии сознания уже начала шуршать одна такая — нехорошая, сволочная: «Что, если это навсегда?»

Между лопаток протянуло снежным комом, под язык забралась тошнота. Сделав несколько глубоких вдохов и выдохов, Саймон крепко зажмурился, потом медленно открыл глаза и вернулся в реальность. В конце концов, побег сам себя не провернет. А за пределами поля подавления — ищи лоцмана в вакууме!

Но до упомянутых пределов еще надо было добраться. «Ремора» все так же занимала центральное место в плане, но что-то не давало просто сдвинуть решетку, подойти к челноку и забраться в кабину. Что-то назойливо мешалось в эту благостную картину, будто не давая совершить глупость, которую сходу приметить не смог.

Топтаться на месте, провоцируя подозрения, тоже не стоило. Порой прятаться лучше не по темным углам, а на виду — поэтому Саймон, взвесив «за» и «против», решил обнаглеть.

Он отошел к распределительному щитку, замеченному ранее, нашарил в нем древнюю сенсорную панель и ввел пару команд. Решетка вентиляции, выступавшая еще и сервисным люком, отъехала в сторону. Лоцман примерился, скрючился и, протискиваясь в проем, нарочито запнулся, дав телу потерять равновесие и въехать в невысокий штабель пустых ящиков, составленных возле стены.

Техники обернулись на грохот — и с удовольствием выслушали затейливую тираду «коллеги», густо сдобренную разнонациональным матом в адрес «криворуких конструкторов этого хламовоза». Один, ухмыляясь, словно бегемот на обеде, выкрикнул:

— Эй, cabron! Фонарик потерял, что ли?

— Иди в Arschloch! — в тон ему ответил Саймон, стоя к веселящейся компании спиной и делая вид, что пытается выстроить ящики, как было. — Понавтыкали тут!

Залп хохота и ядовитых комментариев показал, что тактика сработала. Даже стоящая на галерее охранница хмыкнула и пошла дальше по своему маршруту, который прервала ради эффектного саймоновского появления. Это было именно то, что нужно.

Еще немножко поворчав, демонстративно охлопывая одежду, лоцман поправил сумку с инструментами и поковылял мимо челнока. Самым сложным оказалось не переигрывать; подобный опыт раньше как-то заполучить не довелось, и насколько достоверно выглядит сутулая спина вкупе с неровной походкой, приходилось только гадать. При этом еще требовалось успевать украдкой осматриваться, одновременно делая вид, что шлялся по этой палубе уже не меньше сотни раз и с удовольствием бы пропустил данный конкретный.

Обойдя «Ремору» со стороны кокпита, Саймон мысленно почесал собственную интуицию за ушком. Во-первых, кто-то разобрал дальний, скрытый от взгляда со стороны сервисного тоннеля борт: обшивка легкого корпуса аккуратной стопкой лежала рядом, начинку частично раскурочили, а между стрингерами набора виднелся прочный корпус. Великий побег закончился бы, не начавшись.

А во-вторых, за челноком стоял еще один аппарат, гораздо более скромных габаритов и с виду новее. Конструктивно он напоминал тот десантный бот, который сбросил Саймона и отряд «Фогелей» на Ильмаринен, в дизайне же чувствовалось нечто общее с кораблями, атаковавшими ооновские «Гарпии». Свежие воспоминания упали на молодого лоцмана, как затаившийся на шкафу кот, и он чуть не споткнулся во второй раз.

Размышления, подстегнутые мстительной памятью, выходили невеселыми. Ведь он так и не связался с отцом; да, тот, конечно, сам виноват, но…  А как же мать?

С матерью они никогда не были близки. В Семьях дети вообще рано становились «общественным достоянием» — читай, общественной собственностью, в которую вкладывались время и ресурсы, а также надежды и чаяния. Но это не давало повода мучить человека безвестием — особенно учитывая оного человека «интересное» положение.

От родственников причудливый ассоциативный ряд протянулся обратно к «Фогелям». Да, парни были сотрудниками Оосавы, но реакция Микко на появление «Гарпий» не допускала иных трактовок: их предали. Актером сержант Джавад выглядел еще худшим, чем сам юный лоцман, так что стоило считать пленных разведчиков товарищами по несчастью. «Это если Моди не наврал, и они вправду живы», — напомнил сам себе Саймон. Ответственность за других он на себя брать не любил, но тут просто смирился: кто, кроме него?

Впрочем, любым героическим (и не очень) свершениям следовало подождать. Сперва надлежало покинуть зону действия подавителя, а для этого нужен был транспорт. Компактный бот подходил идеально.

Чувствуя себя ловцом космических кораблей в их естественной среде обитания, Саймон с независимым видом потопал по широкой дуге, долженствовавшей привести к пилотскому шлюзу. Соображения о том, как он будет пробиваться из ангара наружу, если повезет запустить движки, пока пришлось задвинуть на задворки мыслительного процесса. Если память не подводила, этнические русские называли это «положиться на авось»…

Из-за бота вышел человек.

За долю секунды Саймон успел перепугаться, разозлиться и чуть не расхохотаться. Что, сложно без чутья, а, господин лоцман? Раньше такого сюрприза просто не могло бы произойти. Лишний повод не терять бдительности и хладнокровия.

Человек оказался еще одним охранником. Он улыбнулся в ответ на кривую фишеровскую ухмылку и заметил:

— Долго ты. Тревогу вон когда объявили…

Сердце снова чуть не рухнуло в штанины, но мозг успел перехватить инициативу. Лоцман фыркнул и выпятил подбородок:

— Как смог. Не все из нас бездельничают, пыль пиная.

Это оказался верный ход: охранник надулся и пробурчал в ответ:

— Да-а, пыль, ага. Пока вы, летуны, бока належиваете, раз в месяц по тревоге бегая за штурвал, мы тут, конечно, пинаем…  всякое.

— А, так ты пилот? — раздалось сзади. Саймон развернулся и увидел одного из техников, видимо, поддавшегося зову любопытства. — Войцех, отстань от парня. У нас палубная дверь барахлит, так ему пришлось через сервисный лезть. Измазался вон целиком.

— Я в курсе! — возмутился охранник. — Самого чуть не придавило! Когда пофиксите, бракоделы?

Перебранка набрала явно привычные обороты. Пользуясь тем, что более не является новостью дня, лоцман таки подобрался к боту вплотную…  И застыл. В плане нарисовалась критическая уязвимость, не замеченная ранее и тем более обидная — из-за своей, в общем, очевидности: шлюз требовалось как-то открыть, а доступа не было.

Охранник тоже заметил озадаченный взгляд. Правда, отреагировал не так, как ожидалось: подошел ближе и махнул запястьем возле гермодвери.

— Опять забыли предупредить, что ли? — проворчал он, когда створка скользнула в борт. — Сейчас сеть безопасности перестраивается, поэтому доступ завязан на конкретный код. Всем не раздают; секретность. Хотя уж пилотам могли бы…

— Факт, — кивнул Саймон, взбираясь на приступку. — И это, про пыль…  Извини, в общем.

— Проехали. Кастовые шуточки, — улыбка снова появилась на лице собеседника. Он покачал головой, отвернулся и пошел дальше.

Когда лоцман уже был готов нырнуть в проем, сзади раздалось неуверенное:

— Эй, пилот! No entiendo una cosa, инструменты-то тебе зачем?

— Сменщик жаловался, в кабине свет барахлит, — нашелся Саймон, мысленно кляня себя за непродуманность, а остальной род людской за любопытство. — Решил, мол, чего вас отвлекать, сам гляну перед вылетом.

— А-а-а…  — протянул техник и тоже направился по своим делам. — Ну, если не справишься, зови, te ayudaré.

Внешняя дверь прошуршала на место, датчики подтвердили, что выравнивание давлений не требуется, и перед лоцманом открылся короткий коридор в кабину. Пока он шел до пилотского ложемента, в голове вертелся весь богатый ассортимент ругательств, густо замешанных на самокритике. Магда в очередной раз оказывалась до обидного права: он идиот.

Вообще ему до безобразия везло. Причин тому могло быть несколько: от не скованного железной дисциплиной бардака в рядах террористов до чьей-то целенаправленной воли, решающей за его счет собственные задачи. Снова вспомнились слова физика про подарки судьбы. Любопытно: кто и где так наступил на бабочку, чтобы здесь и сейчас одному глупому лоцману улыбалась фортуна? Или, может, взаимосвязи проще, только он их не видит? Если бы дело происходило на страницах приключенческого романа, Саймон бы заподозрил автора в фаворитизме.

Но вместо литературного рояля в кустах его ждал пилотский ложемент. Устроившись поудобнее, лоцман кинул сумку в шкафчик для личных вещей — и тут же вытащил обратно, углядев в глубине ниши знакомые очертания. На свет внутренних ламп — работавших, к слову, исправнее некуда — явилась идентичная потребленным ранее упаковка с пайком. Возблагодарив чью-то тягу к спонтанным перекусам и привычку делать заначки, Саймон ткнул пальцем в надпись «разогрев».

Приборная панель тем временем помигала индикаторами и коротко пискнула. Достав из раздатчика одноразовую салфетку, лоцман протер нейромаску с внутренней стороны, приложил к скулам, и та зашевелилась, подстраиваясь. Вспыхнул сигнал анонимного подключения — смарт все еще сидел в глубоком шатдауне. Впрочем, система приняла это спокойно; видимо, бот не был привязан к конкретному «владельцу».

По воздуху пробежал ряд зеленых и синих огоньков: предполетная проверка и самодиагностика успешны, системы в пределах нормы, контроль жизнеобеспечения рекомендует пристегнуться. Формальность — но уже на правах традиции.

Потом в аудиоканале зашуршало и недовольный женский голос окликнул:

— Пилот, это диспетчер! Мне сказали, вы уже на месте. Где идентификатор?

— Смарт барахлит, — выдал Саймон заготовленную фразу. Момент выходил скользкий, но с учетом всего прочего могло сработать. — Я это, уже задолбался: то сеть не видит, то батарейка в ноль…

— Бардак, — резюмировали в ответ. Не согласиться было нельзя. — Ладно, потом. Есть версия, что беглец уже не на корабле. Дайте пару кругов, потом по спирали. Про сенсоры не забудьте: все записи потом Ла Лобе лично.

— Фак фофно!

Запах из-под крышки пайка доносился головокружительный, и пока предыдущая тирада диспетчера не закончилась, лоцман успел откусить от па́рящей котлеты. Откусить — но не прожевать. В динамиках насторожились:

— Не поняла…  А. Ясно. Слушайте, все пилоты на рабочем месте жрут?! Бардак два раза…

Саймон промычал что-то извиняющееся и в то же время утвердительное. В ушах щелкнуло, потом бот отрапортовал, что в ангаре задействовано герметизирующее силовое поле и внешняя дверь пошла на подъем. Поперек виртуальных экранов протянулась яркая горизонтальная полоса…

А через десяток секунд маленький кораблик уже срывал песчаные шапки с барханов, закладывая крутую дугу.

Глава 6

Кафедра летной эксплуатации в Академии тоже существовала. Никто не собирался делать из лоцманов профессиональных пилотов, но азы преподавались широко: от едва ли не винтовых атмосферников до современных межсистемных транспортов. И уж эти занятия по доброй воле не пропускал ни один курсант.

Саймон любил летать. Нельзя сказать, что его «непрестанно влекло небо» или «завораживал танец звезд» на обзорных экранах — нет, юный Фишер вообще к чрезмерному увлечению чем-либо относился скептически. Тут, наверное, сказывалось детство, проведенное под размеренный речитатив: «Для лоцмана главное — дар, Семья и Профсоюз!» Лучшей прививки от любого фанатизма было и не придумать.

Но полет оставался простым, здоровым удовольствием. Чем-то сродни прыжку с крыши сарая в кучу осенних листьев или футбольному матчу в компании Семейной молодежи, спонтанно организованному на лужайке за фамильным имением Фишеров. Чтобы летать, требовалось всего две вещи: желание и умение. Даже без лоцманского дара вполне получалось обойтись.

Кружа между палевыми дюнами, Саймон вспоминал первые полеты. И, к слову, первый угон.

На учебный буксир однокашники облизывались давно. Ходили разговоры о вольном курсантском духе, о достойном приключении, о традициях, в конце концов. Острые, вопросительные взгляды упирались в спину наследника Семьи Фишер; то тут, то там заходила речь о родоначальнике, знаменитом Абрахаме Фишере; припоминали и вошедшую в анналы историю с шаттлом. Отшучиваться становилось все тяжелее.

Саймон терпеть не мог cваленную извне ответственность. Но авторство плана побега принадлежало именно ему. Как и теперь.

На ум пришел разговор с командиром «Нарвала» — того самого, с которого все началось. Капитан ведь, судя по отчетам, не заартачился, не стал размахивать авторитетом, а воспользовался советом «молокососа с гонором», задраив пассажирские и командные отсеки, надругавшись над системами безопасности и открыв шлюзы, смотревшие в сторону планеты. Воздух вырвался наружу реактивной струей — и так кораблю удалось выгадать десяток-другой километров стабильной орбиты; около получаса до точки невозврата. Стоило поднять вопрос о внесении «пневматической тяги» в методички экстренных процедур…

«Это если ты доберешься до авторов рекомых методичек», — скептически шепнул внутренний голос. Спорить с ним не было настроения: и так понятно, что влип лоцман по самые неприличные части тела. С одной стороны — террористы, цели которых неясны, с другой Оосава, чьи намерения тоже еще предстояло разгадать…  Пока выходило неочевидно, как во всей картине стоило понимать роль отца и Мягкова, но, видимо, тоже требовалось поостеречься.

Вспоминая все произошедшее с ним за последнее время, лоцман послушно закладывал круг за кругом по периметру туши «Группера». Сенсорные массивы, естественно, работали, и ситуация отдавала сюрной комедией. Снаружи датчиками окажется перевернута каждая песчинка — метафорически. Но ни один из них не был настроен для сканирования внутри судна.

Покашляв в кулак, Саймон взял пару низких нот — убедиться, что голос звучит чуждо и незнакомо. Потом снова вызвал диспетчера:

— Облет завершаю, перехожу на спиральную траекторию. Визуального подтверждения по цели нет, на остальных каналах тоже пусто. Отбой.

— Принято, пилот, — буркнул уже знакомый женский голос. — У нас тут все бегают. Бардак…

— … Три раза, — подхватил лоцман и, поддавшись наитию, добавил: —Слушайте, это…  У кока будет чего пожевать? Вернусь голодный.

В канале возмущенно фыркнули, а потом раздался с трудом сдерживаемый смех, поддержанный голосами на фоне. Отлично, в диспетчерской успели составить мнение — и оно максимально далеко от истины. Это дает время, пока кто-нибудь не сложит два и два.

Бот взял в сторону, вильнув между пары особо мощных барханов. Саймон держался невысоко: с одной стороны, такой порядок рекомендовали для режима поиска согласно всем протоколам, с другой — появлялась возможность быстро укрыться от радаров и иных корабельных «глаз», не вызывая подозрений. На горизонте как раз проступила более темная, чем окружающие пески, возвышенность — и выглядела она привлекательно.

Первую пару витков необходимо нарезать штатно. Пока никто ничего не сообразил, не стоило привлекать к себе внимание. На третьем заходе бот вильнул сильнее, обходя удачно попавшийся гребень дюны не поверху, а вдоль. Диспетчерская молчала. Саймон терпеливо ловил момент.

К следующему заходу он, прикинув все за и против, перезапустил смарт: опасность обнаружения по учетной записи снизилась до пренебрежимой. Кроме того, перед десантом Микко показал ему один фокус, и сейчас тот мог прийтись кстати.

Когда подмеченное ранее плато снова всплыло по курсу, лоцман дал на движки бо́льшую мощность и по очереди дернул маневровые. Со стороны это должно было выглядеть, как будто кораблик рыскнул, словно гончая, почуяв добычу. Естественно, с базы отреагировали:

— Что там у вас? Докладывайте!

Помолившись святому Попову, чтобы все сработало, Саймон запустил собранное на коленке приложение генератора помех. В эфир, постепенно нарастая, посыпался вполне убедительный белый шум, простреливаемый щелчками разрядов. Под эту какофонию озабоченность и отвлеченное внимание в бормочущем голосе пошли на ура:

— Кажется…  Нет, может, ошибка…  Я посмотрю…  Сенсоры барахлят, проверить бы…  Слышите меня?..

— Прием! — надрывались в канале. — Пилот, как слышите! Прием! Что за…

Но теперь визг и скрежет забивали трансляцию полностью. Подождав еще с десяток секунд, лоцман отключил связь совсем — и рванул в сторону подмеченного ранее скального массива. Кроме времени, терять становилось нечего.

Время же требовалось экономить. Судя по не прекращающейся глухоте в потылице, на этот раз у пиратов стоял куда более мощный подавитель. Здравый смысл говорил: у его поля обязаны иметься границы, а значит, следовало их достичь. Далее по обстоятельствам, но уж это — в первую очередь. Обидно будет, если высланные следом перехватчики успеют раньше.

Бот целеустремленно взрывал воздух, оставляя за собой буруны и пыльные смерчи. Поставив автопилот на удержание курса, Саймон стянул нейромаску и сел прямо. Ложемент заботливо подхватил под лопатки; желание командира — закон для корабля.

Мир молчал. Сквозь стиснутые зубы, сквозь волевым усилием придавленную суматоху мыслей, сквозь отработанное годами тренировок в Академии правильное дыхание — не доносилось ни звука. Неощутимая, но неизбежная пустота смотрела на Саймона Фишера и терпеливо ждала.

Он открыл глаза. Подвигал плечами, ослабил застежку куртки на горле. Встряхнул кистями рук, украдкой покосившись на смарт: нет ли тревожных уведомлений? Отвел взгляд, выругался и постарался расслабиться. Не помогло: мир все так же молчал и говорить с лоцманом не собирался.

Паника, смешанная со злостью, бросилась в виски, свела зрение до узкого тоннеля, заставила вскочить с сиденья. Да как же так?! Да ну нахрен! Должно же хоть что-то…

За спиной тихо хлопнуло. Знакомо так. До ледяной иглы в сердце.

— О, попал, — жизнерадостно отметили следом. — Никогда раньше в бот не ходил…  А тут уютненько.

Оторопев, Саймон медленно развернулся всем телом — да так и плюхнулся обратно, откуда встал, совершенно неэлегантным образом. Мимо прошуршали мешковатые джинсы, мелькнула борода, волнистые длинные волосы…

— Привет, — сказал Назар, боком устраиваясь на второй, резервный ложемент. — Ну как ты? Можно с тобой?

Слова, которые по идее требовалось произнести, столкнулись все разом где-то в гортани и образовали пробку. Еще никогда до этого Саймон не ощущал себя настолько нецельным, разбитым, разорванным в клочья. Вихрь отрывистых, ошметочных мыслей смахнул и страх, и бешенство, и только один из мелькающих в сознании хвостов удалось поймать: «Как?»

— Как? — прохрипел он, сглотнув и закашлявшись.

— Да обычненько, — гость пожал плечами и кинул взгляд на штурманскую панель. — Мы никуда не впишемся? Скорость-то ой-ей-ей.

Лоцман схватил нейромаску и облегченно выдохнул: автоматика бдила. Гравизеркала бота сглаживали смену векторов, но препятствия умная машинка огибала прилежно. И прежний курс держала без тени сомнений.

Отключившись от интерфейса, Саймон поднял глаза на собеседника — и вдруг понял, что почти успокоился, перестал метаться, сосредоточился на деле. Да, ловко бородач его отвлек…  Впрочем, вопросы остались те же.

— Что ты здесь делаешь?

Это было не то, не так и не в нужном порядке. Но улыбка на лице Назара не выглядела издевательской. Он вообще весь излучал спокойствие, понимание — ни в коем случае не снисходительность! — и какую-то задушевность. Как лоцман ни прислушивался, фальши он почуять не мог.

— Прямо сейчас? Сижу, с тобой разговариваю, — борода шевельнулась, кончики губ поползли в стороны. — Вообще меня за этим и послали. Я почему-то у людей доверие вызываю; уж не знаю, как так выходит…

И снова никакого лукавства. Собеседник просто подмечал вслух то, с чем давно сжился, но что до сих пор вызывало у него самого простодушное удивление: вон как бывает, надо же. Окончательно свыкнувшись с мыслью, что можно поднять забрало и опустить щит, Саймон чуть расслабился.

— Ладно, поговорим. Но слушай, как ты здесь оказался?

— Шагнул, — пожал плечами Назар. — Ты тоже так можешь.

— В том-то и дело, что не могу…

Зубы опять скрипнули. Лоцман в очередной раз потянулся — туда, где должны были гулко рокотать планетарные орбиты и низко пульсировать звезды. В ответ звучала только тишина. Она хоронила надежду, та своими предсмертными судорогами рождала отчаяние, отчаяние снова вытаскивало из-за пазухи панику и сажало ее на загривок…

— А, понимаю, — бородач протянул сочувственно и поднял ладонь, словно собирался коснуться локтя Саймона. Поднял — но тут же медленно опустил обратно. Видимо, почувствовал что-то. — Вот с чего ты такой сердитый…  Неприятненько.

Даже уменьшительно-ласкательные формулировки умудрялись не раздражать. Саймон сделал несколько глубоких вдохов, считая и делая паузы, потом потер лицо ладонями и усмехнулся:

— Ладно. Что теперь?

— Теперь? Ну, давай, может, обратно, — Назар обвел взглядом кабину и задержался на упаковке от пайка. — Или можем еще полетать. Ла Лоба сказала, что не против: «Пусть нагуляется». Она вообще хорошая, только сердитая, как ты.

— «Нагуляется…»

Еще никогда Саймону не было так досадно. Не унизительно, не обидно — да, его обыграли, но сделали это честно, насколько термин мог быть применим к ситуации, — именно досадно. Комбинация ходов вышла верной, лучшей, что он смог выдать, но не сработала. Этот побег он провалил. Что же, следовало признать поражение и принять полученный опыт.

— Ладно, — повторил он, приложившись кулаком по боковине сиденья, и то с готовностью шевельнулось, — la grande vadrouille est finie, — а на озадаченный взгляд пояснил: — «Большая прогулка» закончена. Был такой фильм…

— А, точно! — оживился Назар и даже хлопнул в ладоши. Вышло это у него так непосредственно, что лоцман даже слегка позавидовал этой жизнерадостности. — Я же тоже смотрел! Забавненький…  Сам хочешь вести — или мне шагнуть к ангару?

— Давай ты. Теперь уже как-то…

Он не договорил, втиснул плечи в услужливо подкравшийся ложемент и махнул рукой. Внезапно накатила слабость, безразличие повисло на локтях и коленях, из позвоночника будто вынули упрямую пласталевую спицу. Все, на что оставалось сил — ждать, как станут развиваться события; сами по себе, без его активного участия.

Возможно, это тоже был урок. Но если и так — выводы из него оказывались неутешительными.

Глава 7

Стыд и Саймон разминулись довольно резво. Слабое подобие этого некомфортного чувства юный Фишер последний раз испытывал в подростковом возрасте, когда дядя Анджей наконец купил себе яхту. Ведь яхта, понятное дело, должна ходить по морям, а иногда даже по океанам. Сбежать от родственного мозгоедства на такую трудновычислимую цель выходило и удобно, и достойно гордости.

Стыдно, к слову, было не за сам побег, а перед понимающей улыбкой дяди-изгоя. Действовала эта улыбка безотказно: уже через пару часов Саймон начинал слушать доводы разума, а через сутки, максимум двое допускал вероятность вернуться домой. Видимо, принятие и непорицание в исполнении одного-единственного человека работали эффективнее наставительных отповедей всей остальной Семьи.

А к пятнадцати годам лоцману полагалось готовиться поступать в Академию. Тут становилось не до стыда, да и накопленный запас житейского цинизма начал наконец работать, как до́лжно. На все претензии в свой адрес, возникавшие у многочисленной родни, Саймон лишь поднимал левую бровь и молчал. В роли ultimo ratio regum порой могла выступить фраза: «Да, я такой», — не более. Эта броня оказывалась эффективнее любой пластали и силовых полей.

В Академии к защите наработанной неожиданно прибавилась защита клановая. Оказалось, быть Фишером кроме очевидных Саймону минусов имеет и внезапные плюсы. Ряд преподавателей старательно огибал скользкие вопросы не то что по касательной — по сильно удаленной от любой болевой точки дуге. Тем же иногда грешили и сокурсники; к счастью, далеко не все. Порой молодого лоцмана буквально подмывало отмочить какую-нибудь глупость или даже гадость, лишь бы получить в ответ не нечто отвлеченно-нейтральное, а прямой укор или выход на конфликт.

Дядя Анджей сказал бы на это что-то вроде: «Тебе ведь не сама драка нужна. Тебе нужно внимание, упрятанное за дракой. Это естественная потребность чувствовать себя живым человеком, а не статуей с табличкой на постаменте, где написано, что ты лоцман, Фишер и наследник». Впрочем, нет: не сказал бы. Просто промолчал и улыбнулся, вкладывая весь смысл в морщинки у глаз и бархатистый сигаретный дым. За эту бытовую телепатию юный Саймон и любил его настолько, насколько вообще был способен кого-либо любить.

Саймон повзрослевший уже понимал, что многое, многое оказалось и сложнее, и проще.

Когда Назар сделал шаг, и обзор нейромаски вместо плоскогорья на горизонте вывел близкую ангарную дверь, несостоявшийся угонщик поспешно обнулил автопилот и сбросил скорость. Перед этим он, как мог, вслушивался в пространство, пытаясь почувствовать хотя бы эхо, хотя бы отголосок перехода, знакомую щекотку между ушами, звон перетянутой струны…  Но дождался только грохота крови в сосудах внутреннего уха и тонкого писка искрящего где-то контакта.

Значит, дело не в поле подавления. Значит, пинок Магды нарушил что-то тонкое, неопределимое средствами современной медицины, что делало лоцмана лоцманом — и даже панаксол не смог это восстановить. Либо случилось что-то вроде прыжкового синдрома, усугубленного стрессом, беготней, стрельбой, драками — до состояния, когда не только утрачивается возможность «ходить по звездной тропе», но и теряется связь с миром вообще. О таком никто никогда не слышал, но это не значило, что так не бывает вовсе.

Заводя бот на посадочное место, Саймон поглядывал не только на парковочные датчики, но и по сторонам. А раньше мог бы проделать подобное на ощупь…  Он дернул подбородком, вернувшись от саможаления к делу. По идее, сейчас за границей силовой стенки полагалось дежурить конвойному взводу, по галерее рассредоточивалась бы охрана, а из потайных лючков выглядывали эжекторы аварийных шокеров, похожие на мордочки любопытных енотов. Укоризненный и ехидный взгляд Магды, пришедшей с конвоем — если только ее не отстранили за содействие беглецу — должен был внушать тот самый стыд, от которого, казалось, удалось избавиться прочно и навсегда. Ведь ладно, что сбежал, так и побег-то до ума довести не смог!

Но вокруг оказалось пусто. Вернее, не обнаружилось всего того, что успел вообразить себе лоцман; за полуразобранной «Реморой» все так же ковырялись техники, пара охранников лениво бродила по залу, сирены не завывали и красные лампочки не мигали. Некий намек на оранжевые маячки помаргивал, обозначая посадочную площадку кораблика — и только лишь.

Удивление оттеснило даже накатившую было апатию. Обернувшись к Назару, Саймон поднял бровь, потом понял, что тот ничего вокруг бота не увидит без нейромаски, и включил дублирующие экраны кабины. Бородач повертел головой и тоже сморщил кожу на лбу.

— Что-то не так? Ты кого-то ждал?

— Я думал, после всего случившегося меня поведут исключительно под прицелом. — Губы скривились сами собой. Впрочем, стравливать свое дурное настроение на этого собеседника почему-то не хотелось. Усилием воли мимика была взята под контроль. — Странно, в общем. Неожиданно.

— Поведут? — Назар заморгал, потом разулыбался. — А, ты думал, решетки, застенки, допросы?.. Мрачненько у тебя в голове.

Настал Саймонов черед моргать. Бородач снова присел на ложемент, с которого встал, когда шагал, и сплел пальцы перед собой.

— Пойми правильно; это важно. Ла Лоба ясно выразилась в том духе, что не хочет видеть тебя пленником или заложником. И не хочет, чтобы ты себя так воспринимал. Да, имел место неприятненький конфликт, который начали не мы…

— Это с «Нарвалом»-то не вы начали? — Саймон все еще не мог заставить себя сердиться, но от комментария удержаться не смог. Пожав плечами, Назар тихо парировал:

— История длиннее, чем ты сейчас видишь. Но давай вернемся обратно. Сейчас я скажу то, что услышал: тебя просят — просят! — прийти и поговорить. А теперь мое собственное мнение: сходи. Поговори. Для всех нас это будет полезненько.

— Нас? — безвыразительно уточнил Саймон. Бородач молча, но отчетливо кивнул. Что-то в его взгляде заставило кожу на загривке собраться мурашками, поставив шерсть дыбом; предчувствие не угрозы, но опасности, причем не личной, а действительно общей. Отведя взгляд в сторону, лоцман буркнул:

— Диспетчеры…

— Да, поговори с ними, — почесав кончик смуглого носа, Назар поднялся и пошуршал в сторону шлюза. — Девочки не в курсе. Наверное, лучше, чтоб так и осталось, но решать тебе.

Еле удержавшись от повторения тирады про бардак, Саймон глубоко вдохнул. Сюрреализм ситуации, подкрепленный молчанием со стороны чутья, густым и невнятным плетением эмоций, застывшим, по ощущениям, где-то в диафрагме, а также только что прозвучавшими смутными намеками, требовал как-то рубануть этот гордиев узел. Очень хотелось включить широкополосную связь и заорать на весь эфир: «Привет, я Саймон Фишер и я сам себя поймал!»

Вместо этого лоцман прокашлялся, припомнил модуляции голоса, которыми пользовался недавно, и вызвал диспетчерскую…

Палубная дверь действительно барахлила, и до коридора из ангара пришлось добираться в обход — снова через технические лазы. Топая вслед за Назаром и уже не изображая чужую походку, Саймон старательно ловил взгляды идущих навстречу: нет ли в них издевки, укора, злорадства? «Вот идет лоцман, потерявший дар! Гоните его, насмехайтесь над ним!»

Но люди — совершенно обычные люди, к слову, не отмеченные книжными «печатями зла» или «преступными намерениями» — либо кивали, либо здоровались с Назаром, либо пробегали мимо по своим делам. Похоже, никто не собирался бить лоцмана под дых или плясать на костях его самолюбия.

И к слову о танцах: лоцман вдруг понял, что желание стиснуть зубы и скрючиться, став боком для лучшей защиты, растет не только из беспокойства за собственную судьбу. Нет, ощущались в этом мышечном узле и опасения по поводу шансов на очередной мордобой, и медленно, необоримо накатывающая депрессия из-за утраты дара — доселе гипотетической, а теперь, похоже, все более реальной. Но обнаруживалась там и потребность быть в курсе судьбы сержанта Джавада — с некоторым удивлением, — и необходимость успокоить наверняка сходящую с ума родню — с удивлением еще большим, — и даже нечто похожее на ответственность перед Семьями, Системами и человечеством в целом. Последнее изумляло крепче всего.

Погрузившись в клубок телесных ощущений и пытаясь аккуратно раздергать его на отдельные нити, которые можно было бы прочувствовать и обдумать по очереди, Саймон не заметил, что они пришли. Но даже почти не удивился, когда понял, куда.

Спортзал на «Группере» спроектировали так, чтобы одновременно в нем могло заниматься не меньше трети населения колонии — до того момента, когда корабль утилизируют ради ресурсов и конструктивных элементов. Тут была и зона переменной гравитации, и комплексы наведенной миостимуляции, и классический боксерский ринг. Народу хватало: видимо, свободный от дежурств персонал тратил время с пользой. Как раз неподалеку от ринга в воздухе сверкнуло знакомой медью.

На вопросительный взгляд Назар с энтузиазмом закивал:

— Ага, там. Приятненькое с полезненьким.

За ограждением открылся любопытный вид. Магда расстегнула комбинезон до пояса и связала рукава узлом спереди, чтобы не путались под ногами. Черная спортивная майка облегала плечи, под кожей которых перекатывались нешуточные дельты и трицепсы. Ноги были расставлены для лучшего упора, а обеими руками девушка держалась за увесистый и местами штопанный боксерский мешок.

С другой стороны по мешку размеренно лупили.

Невысокая, как и ее «ассистентка», по-военному стриженная темноволосая женщина отрабатывала связки. Каждый из с виду неспешных, но хлестких ударов заставлял и «грушу», и саму Магду ощутимо вздрагивать. Саймон приподнял бровь и закусил губу, чтобы не расхохотаться: он с неприятной наглядностью осознал, что с Фэннингом ему, в общем, повезло.

К слову, сам бывший вояка обнаружился тут же. Он стоял навытяжку, но весь словно скрючился и усох, также порываясь дергаться при попаданиях по снаряду. Сие, видимо, не дозволялось, и от того широкоплечая фигура сдувалась все сильнее.

— Я не хочу сказать, что ты плохой солдат, — голос женщины звучал негромко, но, что называется, «с подачей». Резкие выдохи рубили фразы коротко и четко. — Ты выполняешь приказы. Ты дисциплинирован — может, не идеально. Но мне не нужны роботы. Мне нужны единомышленники.

Мысленно Саймон поаплодировал. Ла Лоба — а это, несомненно, была она — одновременно решала несколько задач: отчитывала Фэннинга, намекала Магде, что в курсе ее «темных дел», и демонстрировала свои навыки руководителя залетному лоцману. Кирилл Мягков бы одобрил.

— Робот может совершить ошибку. — Подъем стопы, голень, «двойка» кулаками. — У робота может слететь программа. Единомышленник лишен такой слабости, он думает об общем деле. Он отвечает за общее дело.

Смотреть на Фэннинга становилось жалко. Саймон снова поймал себя на каких-то незнакомых, не слишком вписывающихся в собственный образ эмоциях. Он решительно мотнул головой и поднял руку:

— Боюсь, слабостей не лишен никто. Да и не слабости это вовсе…  Homo sum, humani nihil a me alienum puto.

Темные, внимательные глаза поймали его в фокус. Ла Лоба мягко отпрыгнула от «груши», сделала несколько вдохов и выдохов. Потом протянула узкую ладонь.

— Здравствуй, Саймон. Назар, спасибо.

— Не за что, — улыбка, казалось, жила на лице бородача и место жительства менять не собиралась. — Это его собственное решение.

Распекаемый громила чуть расслабился, сменив «смирно» на промежуточный вариант в сторону «вольно». На лоцмана он смотрел без враждебности: неожиданная смесь любопытства, уважения и чуть ли не одобрения. Магда, тоже отступившая от боксерского мешка, поправила волосы — и под прикрытием этого движения быстро-быстро, едва заметно подмигнула.

«Ах, вон оно что», — эту мысль Саймон постарался задавить еще до ее рождения, чтобы по лицу не шмыгнуло даже тени. Он опустил руку, подкрепляя обмен приветствиями, и как бы невзначай посмотрел на Назара. Тот тоже вскользь обменялся взглядами с Магдой, потом еле заметно, определенно утвердительно шевельнул бородой. «То есть, даже вот так». Выходило все интереснее.

— Я должна представиться, — Предложения остались такими же краткими и резкими, словно Ла Лоба все еще отрабатывала удары. — Не хочу быть в привилегированном положении. Меня зовут Сперанца Виго. Или Ла Лоба — я не против. Ты сам не против, что мы на «ты»?

— Только за, — пожал плечами Саймон. Потом ему вспомнилось начало беседы с Моди. — Как понимаю, ты хочешь поговорить.

Ла Лоба улыбнулась, и лоцман вздрогнул — словно сам оказался «грушей», в которую «прилетело». Нельзя сказать, что у предводительницы пиратов проступил «звериный оскал» или «хищная ухмылка». Нет, выражение лица вышло вполне благожелательным…

Только чувствовалось, что благожелание это направлено на вполне конкретных людей. Тех, кто стоит рядом, локоть к локтю — в прямом и в фигуральном смысле. На остальных оно пока не распространялось. А Саймон пока оставался тем самым «остальным».

— Поверь, это ты хочешь поговорить. Точнее, хотим мы оба. А еще точнее — нам это нужно. Всем нам.

— Ну, раз нужно…

Саймон вдруг понял, что в зале стало тихо. Все присутствующие прекратили свои занятия, оставили тренажеры, выключили аппаратуру и смотрели на них с Ла Лобой. Он с силой выдохнул, стиснув зубы, облокотился на угловую стойку ринга и произнес:

— Раз нужно, значит, поговорим.

Глава 8

За политической обстановкой Саймон не следил. Объединенные Системы в его понимании всегда существовали как бы отдельно от Семей, хоть Семьи и работали на Объединенные Системы — точнее, на ООН. В килограммах взаимных обязательств и центнерах двусторонне-возмездных договоров с тоннами приложений мог разобраться только Мягков, повелевающий своей маленькой армией управленцев.

Правда, слухи курсировали по инфосфере. Порой они просто врезались в Саймона, пролетали насквозь, словно призраки из старых двумерных фильмов, и неслись дальше, по своим сплетническим делам. А след — в виде осевшей на неокортексе информации — оставался. И был он подчас тревожен.

«Новые Автономии» — эти слова мелькали в новостях, но как-то стыдливо и невнятно, словно нечто несущественное, мифологическое, вроде шапочек из фольги и рептилоидов на внутренней стороне Земли. В сетевых источниках скупо всплывали перекрестные ссылки на энциклопедические статьи: «независимость», «самоуправление», «сепаратизм». Информацию не скрывали, просто не афишировали. Общий дискурс велся скорее мягко-осуждающе и слегка недоуменно.

Но когда начались атаки на транспорты, о Новых Автономиях вдруг заговорили громко и всерьез.

Ла Лоба обвела рукой людей, подошедших ближе к рингу.

— Вот мы. Скажи, Саймон Петр из Семьи Фишер, — лоцман вздрогнул, когда Ла Лоба обратилась к нему по полному имени, — ты видишь среди нас террористов? Убийц? Бандитов?

Риторика была простая, но эффективная: нестареющая классика ad hominem. Впрочем, способы парировать ее тоже появились не вчера.

— Я не знаю, — Саймон развел руками, как бы повторяя жест собеседницы. — У вас у всех есть передо мной преимущество: вы видели меня в новостях, читали обо мне в стрим-каналах, обсуждали в обеденных перерывах или на рабочих местах. Объясни мне, пожалуйста, — теперь он снова смотрел на женщину, — кто вы?

— Хорошо, — кивнула темноволосая, а Магда за ее спиной предвкушающе ухмыльнулась. — Мы Фогельзанг.

На десяток секунд лоцмана, что называется, «завесило» — словно вычислитель, в котором отключили интеллектуальную защиту от парадоксов и без обиняков предложили делить на ноль. Но потом по переносице пробежали морщинки, дернули за углы губ, за искорки в глубине глаз — и Саймон расхохотался.

— Вы действительно хорошо меня изучили, — сообщил он, когда приступ веселья слегка утих. — Любовь к книгам, причем к вполне конкретным…

— Не зазнавайся, Ворчун, — хмыкнула Магда. — Ты правда думаешь, что название выбирали исключительно под тебя?

Выпятив губу и покачав головой, лоцман не выдержал и снова прыснул. Тут же прикрыл рот ладонью, сделал несколько глубоких, медленных вдохов и выдохов.

— Простите. Простите…  Да, есть такой недостаток: устойчивое впечатление, что мир вертится вокруг меня. Ну или как минимум вокруг Семьи Фишер, ее возможностей и ее денег. Но вам, конечно, не нужно ни первое, ни второе?

Шпилька вышла добротной — вокруг заворчали, даже Назар покачал бородой. Сама Магда дернулась было вперед, но застряла на полушаге. Смотрела она при этом куда-то вниз, и Саймон, кинув взгляд туда же, понял, что именно сработало настолько эффективно.

Ла Лоба, до того момента державшая кисти рук собранными в полурасслабленную «щепоть», резко растопырила пальцы. Да, похоже, суровая пиратская капитанша выработала в своих «единомышленниках» рефлексы на уровне Павловских собак. Или так проявлялся настоящий, ненадуманный авторитет.

— Ты прав. Мы не ссылаемся на название некоего хутора к северу от Берлина. И уж тем более не намекаем на один учебный лагерь на окраине Шлайдена. Мы романтики, Саймон, — женщина улыбнулась, как-то просто, будто извиняясь, и лоцману с удивлением вдруг захотелось верить ей, верить со всей горячностью и искренностью, на которую он был способен, и даже немножко сильнее. — Мы плохо организованная банда наивных прожектеров и склонных к постоянным спорам друзей. Нам даже до книжного Фогельзанга далеко, хоть некоторые из нас и «провели значительную часть жизни в тюрьмах. В ямах. В кандалах».

Она подчеркнула цитату интонацией, продолжая улыбаться. Помолчала немного, глядя куда-то в сторону, вся словно озаряясь изнутри этой своей улыбкой. Потом сияние резко угасло.

— Но мы, повторюсь, не бандиты. Не убийцы. Не террористы. «Пение птиц» — это символ надежды, а не руководство к действию. Да, удобно было бы взять тебя в заложники. Это решило бы некие тактические задачи: деньги, давление на Семьи, подрыв репутации Четвертого комитета…  Но это не то, что нужно.

Контраст между двумя разными Сперанцами Виго действовал на неподготовленного человека, словно закалочное масло на клинок. Саймон одно время увлекался разного рода кустарными промыслами, и в кузне тоже побывал. Ему довелось видеть, как полотно японского меча сначала тянется в одну сторону, а затем ударной волной прыгает в другую, рождая внутреннее напряжение и характерный изгиб. Видимо, Ла Лоба работала с людьми по схожей методике.

Правда, на тот момент лоцман мог уже считать, что проковку, торсирование, закалку и отпуск ему в жизни проходить доводилось. Продолжая опираться на стойку ринга, он медленно покачал головой.

— Мы ходим вокруг да около. Хорошо, допустим, я симпатизирую людям с мечтой. Так расскажите мне о ней. И о том, почему ради вашей мечты сгорела на своем посту моя троюродная племянница.

Назар, все это время придерживавший Магду за локоть и что-то шептавший увещевательным тоном, обернулся на Ла Лобу. Та сдвинула брови; на левой проступил доселе едва заметный шрам, за который зацепилась одна из морщин, густо прорезавших лоб. В коротком ежике смоляных волос мягко блеснуло серебро.

— Мне жаль, — выдохнул низкий, усталый голос. — Мне жаль всех, кто погиб. Кто пострадал. Кто еще пострадает. Веришь мне, Саймон Фишер? Если бы я могла…

Скривившись, лоцман собрался было выдать что-нибудь про политиков и лицедеев…  Но его отвлек изумрудный огонь. Магда, мягко отодвинув Назара, искательно заглядывала Саймону прямо в лицо. Была в этом смарагдовом взгляде подлинная, разделенная боль — и за свою капитаншу, и за погибшую девушку, и просто человеческое понимание, принятие, сострадание. Рот захлопнулся как-то сам собой, обидные и едкие слова ушли. Растворились в бесконечно набегающем прибое энтропии.

— Ладно, — Саймон отлип от тернбакла и с усилием потер лицо. — Factum est factum. Но все-таки — все-таки! — чем вы здесь занимаетесь? Чего хотите?

— Мы хотим перестать быть детьми.

Слова оказались неожиданными, но люди вокруг закивали, загудели одобрительно. Похоже, это была некая ритуальная формула, лозунг, который входил в часть общественного договора, объединяющего «романтиков и прожектеров». Ла Лоба, естественно, осознавала, что на лоцмана-гостя этот договор не распространяется. Она сделала пару шагов влево-вправо, скупо нарезая воздух левой ладонью в такт.

— Если мы станем всерьез развивать тему терроризма, выводы могут удивить. Ты никогда не задумывался, зачем ООН такой серьезный военный бюджет?

— Я проработал в Четвертом комитете не так долго, — Саймон хмыкнул и нахмурился. — Но вопрос действительно интересный. Официально озвучивается позиция: «Мы ценим человеческую жизнь». Что, неужели вне прицелов репортажных дронов практикуются пытки, геноцид и трудовые лагеря?

— Сарказм — здоровый способ защититься от дискомфортной информации, — пиратка улыбнулась с досадным пониманием. — Нет, конечно, нельзя сравнивать двадцать третий и, скажем, двадцатый века. Но и концепция прав человека, прав групп людей на самоопределение изменилась. Точнее, так: не могла не измениться.

Она потерла левую бровь, где снова стала заметна полоска шрама, и продолжила:

— Движение в сторону атомизации социума, индивидуальной свободы в рамках гибкого законодательства началось еще в начале двадцать первого века. Ты помнишь, что произошло потом: пандемии, солнечные вспышки, климатический хаос. Нам, человечеству, пришлось добровольно обменять некоторое количество свободы на бо́льшую организованность и безопасность. Подчеркиваю: добровольно. ООН сказала нам, что у нее есть план. А лоцманы — что знают к нему путь. И что готовы вести нас по звездной тропе.

Ставшая неожиданно образной, чуть ли не поэтичной речь завораживала. Саймону приходилось напоминать себе, что перед ним пусть и не профессиональный, стихийный, но все же оратор и политик. Следовало слушать, что говорит госпожа Виго, следовало анализировать, как она это делает, но поддаваться чарам — на то выдать себе разрешение он права не имел.

— Но вот Великий Исход состоялся. Земля обетованная легла пред нами. Даже, я бы сказала, зе́мли — и местами не самые гостеприимные да плодородные. Но ни Комитеты, ни Семьи не тянут на авраамического Бога, а народы, покинувшие историческую родину ради новой жизни, не заключали с ними никакого завета. Мы благодарны, мы готовы платить налоги в метрополию, мы не собираемся погрязать в междоусобной грызне…  Так зачем вокруг наших пастбищ бдительно кружат сторожевые псы?

— Вы поднимали вопрос о самоопределении в Генассамблее?

Вопрос был задан для проформы, и Саймон понимал это — просто не хотел дать увлечь себя потоком метафор. Понимала и Ла Лоба. Под негромкие смешки, разбежавшиеся по залу, она криво, мечтательно улыбнулась.

— В Третьем комитете нас послали. Точнее нет, не так: послали не нас. Послали официальных представителей тех миров, что заговорили о формальном отделении от Объединенных Систем. Естественно, сам посыл был оформлен в максимально вежливой и предельно запутанной форме. Думаю, не мне растирать тебе за бюрократию.

— И тогда вы решили шугануть курятник? — лоцман отзеркалил уровень владения бандитским жаргоном. Магда расхохоталась и хлопнула себя по бедрам, а потом, с молчаливого разрешения начальницы, взяла слово:

— Ты пойми, Ворчун, расклад еще более мутный и нескучный, чем ты можешь себе представить, — она схватила не ожидавшего Назара за ладонь и принялась загибать его крепкие, длинные пальцы. — Во-первых, есть те самые «официальные представители». Они «все в белом» — и должны оставаться таковыми, чтобы никто не связал Новые Автономии ни с нами, ни с кем похуже. К слову о «ком похуже»: есть и силовое крыло, которое «во-вторых». Те самые ребята, что мягко, но веско наваляли ооновским «Гарпиям». Подозреваю, что снабжение и технику они получают от «темной стороны» Новых Автономий, но этого никто, запомни, никто и никогда не подтвердит ни на одном трибунале. Это в-третьих.

Она вдохнула, выдохнула, щипнула пытавшегося отобрать руку Назара за локоть и загнула последний палец.

— А есть мы. Фогельзанг. Абсолютно добровольное, никому не подчиняющееся, движимое исключительно энтузиазмом и шилом в коллективной заднице образование. О нас знают, нас осуждают — и те, и эти, — но нас не могут поймать, прижать к ногтю и сделать «ата-та». Мы словно птица, что поутру поет в кустах под твоим окном, а ты злишься и не знаешь, куда кинуть тапком.

— И поет она для того, чтобы…  — Саймон сделал приглашающий жест ладонями.

— Чтобы нас перестали водить за ручку. Чтобы выпустили из манежа. Чтобы дали возможность развивать собственные технологии межзвездного транспорта, наконец. Договор с Профсоюзом — это же кабала, причем для обеих сторон. Я знаю, твой дядя, например, просто сбежал из Семьи…

— У него не открылось дара, — скупо покривился лоцман. — Но ты права: даже если бы был…  Вопрос в другом. Ты уверена — вы уверены? — что Семьи выпустят такой сочный кусок экономики из своих рук? И сколько вы намерены заниматься изысканиями альтернативных способов преодоления скорости света? Даже ООН продолжает заниматься этой проблемой. И перспектив пока не видно.

Размяв затекшие от напряжения плечи, Саймон пробурчал в наступившей тишине:

— Да, я сам знаю многих в Семьях, кому не нравится служить извозчиком. Дорогим, элитным извозчиком, заботливо выращенным в золотом стойле. Но у человечества нет выбора…

Со стороны входа в спортзал почти сверкнуло фиолетовым и оранжевым. Многие обернулись, Ла Лоба едва заметно поджала губы. Магда ощерилась. А сам Моди, подходя ближе, как-то простецки и ни к чему не обязывающим тоном бросил:

— У человечества скоро может не остаться Семей.

Глава 9

Однажды в детстве Саймон наблюдал за бронзовкой.

Вместо спокойного и слегка ленивого перелета с одного, уже изрядно объеденного цветка на другой, свежий и нетронутый, жук решил пройтись пешком. Он последний раз двинул жвалами, грузно сдал боком, развернулся и потопал по стеблю вязолистной ежевики в сторону земли. И там врезался в муравьиную тропу.

Видимо, у муравьев все же существовал некий устав несения службы, в котором имелся параграф: «С бронзовкой не связываться». Или они просто умудрились включить тот минимум нервных клеток, что выделила им природа в обмен на коллективный разум. В любом случае, рассыпной пехотный строй не полез на тяжелобронированную цель. Но и выпускать из прицелов, пока та не покинула плацдарм, не торопился.

Неспешно продвигающийся в сторону ринга господин Бернар Джахо Ба напоминал бронзовку не только переливами своей стильной куртки. Саймон загривком ощущал: муравейник встревожен. «Удивительно, — подумалось ему с иронией, — какой я проницательный стал, когда ушло то, другое чутье».

Загривок ерошило не ему одному. Магда откровенно оскалилась, сделав полшага навстречу гостю. Фэннинг нарочито расслабил плечи и покачал головой, снимая тонус мышц шеи. Так и стоявший все это время с собранными в кулак пальцами Назар приоткрыл было рот, но потом махнул рукой и отвернулся.

Только Ла Лоба снова улыбалась. И снова внутренний свет этой улыбки будто вычерчивал людские фигуры на архаичной бумажной фотографии. Будто говорил стороннему наблюдателю: здесь — свои, там — чужие. Поняв, что это гало начинает захватывать и его, Саймон сдвинулся чуть в сторону и скрестил руки на груди. Он не собирался участвовать в чужих внутриполитических играх на правах фигуры, не имея полной картины поля боя.

Но кое что стало ясно уже сейчас. Сперанца Виго и Бернар Джахо Ба — вот два основных центра силы Фогельзанга. И отношения между ними явно не симбиотические. Ла Лоба могла улыбаться сколь угодно уверенно и вдохновляюще, но лоцман видел — или, точнее, чуял чем-то древним, дочеловеческим: она удивлена. Она озадачена. Она ушла в оборону. Из которой, конечно же, станет контратаковать.

— Здравствуй, Бернар, — аура обаяния спроецировалась на пришедшего, но тот словно скользнул между ее лучей. — Ты как всегда, не без интересной информации. Пояснишь?

— Здравствуй, Сперанца, — Моди приблизился на уважительное расстояние, перевел взгляд на Саймона. — Здравствуйте, господин Фишер. Снова рад вас видеть.

В этом «снова» хватало намеков. Правда, если их нацеливали сбить лоцману баланс, то залп определенно ушел «в молоко». Саймон и так оказался на грани надлома, когда до него наконец дошла суть сказанного.

«Может не остаться Семей». Хвала всей той Профсоюзной камарилье, что годами вынуждала держать спину прямой, а лицо — застывшим в ничего не обещающей улыбке. «Что значит, «может не остаться Семей?!» — хотелось заорать вслух, напрыгнуть на яркую, переливчатую бронзовку, растоптать ее панцирь, вырвать мягкие, истекающие ихором секреты…

Вместо этого Саймон шевельнул мышцами скул.

— И я рад вас видеть, господин Джахо Ба. Снова. Да, я помню ваше имя.

Лицо Моди едва заметно дрогнуло. Нет, не Мягков, определенно. Но подобрался гость довольно быстро: лоцман почти не сомневался, что кроме него самого и Ла Лобы никто ничего не заметил. Последняя, кстати, поняв, что случай сыграл на ее стороне, решила не тянуть.

— Хорошо, что вы знакомы. Думаю, Саймону тоже будет интересно послушать. Расскажи нам.

Предваряя ответ, собеседник растянул красивые полные губы в улыбке.

— Мне очень понравилось, как ты сейчас говорила про индивидуальную свободу, Сперанца. И как господин Фишер упомянул самоопределение. Это же то, к чему мы все стремимся, верно?

— Верно, — Ла Лоба положила руку на плечо Магды, все так же сверкавшей медью и изумрудами в авангарде; мягко потянула назад. Подразумевалось, видимо, что защита не понадобится. — Говори по делу, Бернар. Я знаю, ты предпочитаешь получать выгоду не опосредованно, через благо общей цели, а прямо и лично. Назови цену.

Вокруг заворчали. Видно было, что собравшимся в зале такой подход не по нутру. Впрочем, небольшая группа, как-то сама собой сбившаяся за спиной гостя, наоборот, кивала и одобрительно хмыкала. «Здравомыслящие люди уже начинают понимать, что к чему, — припомнил Саймон. — У нас тут сложно».

— Цену? — брови господина Джахо Ба словно ожили и вознамерились взять старт куда-то к потолку. — Разве мы биржевые брокеры? Мне почему-то казалось, что у нас тут немножко заговор, такая небольшая фронда, уютный маленький бунт против системы…

Он неожиданно шевельнул кончиком носа и сощурился. Саймон мысленно поставил себе «отлично» по классификации мелких и крупных человекохищников: сейчас Моди как никогда напоминал осторожную куницу, крадущуюся к тушке свежеусекновенного зайца.

Только над зайцем нависала целая волчица. Ла Лоба провела ладонью по стриженым волосам, уперлась пальцами в шрам на брови, помассировала.

— Ладно, без цен. Чего ты хочешь?

— Справедливости, — ответ прозвучал без запинки, едва ли не опережая вопрос. — Ты так самоотверженно решаешь все вопросы, связанные с деятельностью нашей общей организации, столько взваливаешь на себя, так выматываешься…  Я просто не могу не предложить подставить плечо. Мое плечо.

— То есть, ты хочешь, чтобы я поделилась властью? — вот теперь оскал стал действительно волчьим. Впрочем, в нем, скорее, искрилось веселье, а не агрессия. — Я верно понимаю?

Изящным жестом, достойным танцора классического балета, Моди одновременно пожал плечами и развел ладони в стороны. Магда, кинув взгляд на Саймона, снова рванулась было вперед, но рука на ее плече сжала пальцы.

— Моди, ты умный-умный, а дурак, — обыденным, даже усталым тоном произнесла Ла Лоба. — Как же я могу поделиться тем, чего у меня нет?

Зал припечатало тишиной. Гость хотел что-то ответить, но хозяйка корабля оказалась не настроена на диспут. Темные глаза сузились, мускулы под армейской майкой проявили рельеф. Не давая себя перебить, женщина сама сделала шаг вперед и обвела зал указательным пальцем.

— Ты думаешь, у нас тут корпоративная вертикаль власти? Ты думаешь, я могу сказать слово, и люди, которые сами, добровольно пошли за мной, вдруг пойдут за тобой? Ты правда думаешь, что мы с тобой перетрем, как пахан с паханом, и поделим район по понятиям? Честно, Бернар, я полагала, ты умнее.

Вальяжный и куртуазный господин Джахо Ба едва ли не дымился. Избиение шло по всем канонам. Саймон был готов аплодировать, но в то же время понимал: нокаутированный Моди недоговороспособен. Поэтому он поднял руку и подождал внимания.

Ла Лоба среагировала верно. Она кинула косой взгляд назад, улыбнулась и вернулась на исходную.

— Вот у Саймона, возможно, есть что-то для тебя. Угадала?

— Практически, — кивнул тот и подождал, пока фиолетово-оранжевая «бронзовка» перестанет бледнеть, двигать челюстью и часто дышать. — У меня предложение. Напоминаю: я очень хорошо запомнил имя. Бернар Джахо Ба. Как думаете, оно удачно будет смотреться на визитной карточке официального делового партнера Семьи Фишер?

Теперь осеклись и те, кто не впечатлился репризой про «умного дурака». Даже сам Моди замер, как и его редкие сторонники. Слушали решительно все.

— Я даю слово Саймона Петра Фишера, что имею намерение сотрудничать с Бернаром Джахо Ба, известным как Моди. Я прошу присуствующих засвидетельствовать сказанное. Я обещаю, что если предоставленная этим человеком информация окажется важной для Семей, достоверной и несущей пользу всем лоцманам, — короткий взгляд в сторону Назара, — то Профсоюз, как официальный представитель Семей в Объединенных Системах, приложит все усилия к легитимизации деятельности упомянутого Бернара Джахо Ба. Вплоть до полной амнистии. Ну и деловое партнерство, конечно. Куда без него.

Под конец речи Саймон позволил себе соскользнуть с официального тона на шутливый. Ла Лоба смотрела на него с чем-то, похожим на уважение. Фэннинг стоял, раскрыв рот. Даже во взгляде Магды появилось нечто новое. Только Назар, который на короткое мгновение обернулся и все же поймал предназначавшийся ему взгляд, снова уставился в сторону.

А со стороны «делового партнера» донесся негромкий смех. Смуглые ладони то прикрывали низ лица, то упирались в бедра, голова покачивалась из стороны в сторону. Видно было, что получив удар по репутации, господин Джахо Ба все же оправился, пришел в себя и снова готов работать на публику. Впрочем, в этом суть феномена политики, как правило, и заключалась.

— Господин Фишер, — негромко вымолвил Моди, когда отсмеялся. Впрочем, улыбка его теперь стала куда шире и, кажется, искреннее. — Я весьма польщен вашим предложением, господин Фишер. Но наша уважаемая Ла Лоба верно заметила: я больше привык «по понятиям», а не по закону. Из тени, а не официально. Я человек другой стороны мироздания: той, которую никто, как правило, не желает видеть — а я и не против. Впрочем, это не значит, что я отказываю вам — и вашей Семье — в услугах. Просто давайте проводить их по «черной» бухгалтерии, хорошо? Мне так спокойнее будет.

И он снова развеселился. Ла Лоба тоже двинула уголком рта, знаком давая понять всем присутствующим, что конфликт исчерпан. Подождала для приличия, затем негромко уточнила:

— Так тебе есть что сказать, Бернар? Не мне, Саймону.

— Конечно, есть, — кивнул собеседник, присаживаясь на спортивную скамью и оправляя куртку. — Мне правда очень, очень приятно, что мое имя помнят. И дают понять, что забывать не планируют. И даже обещают плодотворное взаимовыгодное сотрудничество. Не с кем-то там: с Семьями. Но, как я сказал в самом начале, есть одна загвоздка. Искренне надеюсь, что умозрительная и разрешимая.

— Да не томи ты уже, upír! — от волнения в речи Магды прорезался акцент. Странно, раньше Саймон его либо не замечал, либо считал персональной особенностью речи. Обаятельной особенностью, если уж быть честным перед самим собой. Он тряхнул головой, от чего волосы свалились на свежебритый висок, и поддержал девушку:

— Да, про загвоздку — это и я уже понял. Проникся, впечатлился, настроился; добейте же меня. Пирог человеческого интереса стоит вынимать из печки, пока он не пригорел.

Саймон болтал, подстраиваясь под чужую манеру, но краем глаза старательно ловил боковую картинку. Ему не нравилось, как с каждым словом мрачнеет и сутулится Назар. Ему совершенно не нравилось, как Магда, шажок за шажком смещаясь в сторону Назара, укрывая того от сторонних взглядов, перетягивает внимание на себя, выдавая это за врожденную эмоциональность и агрессивность. Что-то здесь происходило помимо борьбы за власть внутри Фогельзанга. Что-то еще, мрачное и темное. Связанное с тайной, которую красиво продавал Моди.

А Моди тем временем заложил ногу за ногу и сплел пальцы в замысловатую фигуру.

— Скажите, господин Фишер, вы — и здесь я имею в виду все Семьи разом, — вы же не думали, что вы правда такие уникальные?

Вздох Назара прозвучал тихо. Очень тихо. Едва уловимо, если бы не взорвавшаяся в зале тишина. Люди переглядывались и молчали, Ла Лоба подняла подрагивающую ладонь ко лбу и снова коснулась шрама. Бернар Джахо Ба тоже помолчал и без улыбки добавил:

— Вы же не думали, что однажды вам не найдут замену?

Глава 10

Целью «Массачусетского эксперимента» оказался не искусственный разум.

Вернее, не только и не столько он. Все причастные к исследованиям — и кибернетики, и биологи, и даже военные с экономистами — понимали, что речь идет не о создании чего-то принципиально нового. Скорее, это была попытка собрать улучшенную и доработанную версию одного прототипа, который существовал уже более двухсот тысяч лет — «человека разумного». Хотя официально, конечно, от любых намеков на истинную суть проекта открещивались, заявляя, что речь идет об ИР и исключительно об ИР.

С другой стороны, евгеникой в прямом понимании термина участники проекта не занимались. За основу для искусственно выращенных тел действительно взяли ДНК Homo Sapiens. При этом исходный геномный набор перебрали настолько тщательно, словно тот побывал в лапках мышей из сказки про Золушку: просо в одну сторону, пшено в другую, гречиха в третью…  Конечный результат вызвал бы нервный тик ученого-генетика начала века двадцать первого, но был «взвешен, измерен и признан пригодным» по результатам тысяч и тысяч виртуальных экспериментов. И, конечно же, одного реального.

Занималась переборкой генома, кстати, знаменитая Массачусетская машина — самый совершенный (и обширный) на тот момент комплекс искусственного интеллекта. Кто-то из разработчиков даже окрестил ее Big Momma — в шутку, конечно, но со временем лог-файлы промежуточных расчетов обросли расширением «.bm». Вычислить конкретного юмориста не удалось, и по проекту поползли слухи, один таинственнее другого.

А вот «центральный процессор» — гибридный мозг, в котором структуры, скопированные с природных, тесно переплетались и дополнялись конструкциями, обкатанными поколениями кибернетиков — создавался практически с нуля, под задачу. Можно сказать, что проектированием системы больше занимались специалисты по человеческому мышлению, чем инженеры и технологи. В результате получилась самая близкая аппроксимация математической модели когнитивных процессов, какую можно было реализовать в материальном виде.

В общем, работа над «человеком улучшенным» кипела, бурлила и пыхала паром, оставаясь при этом под туго завинченной крышкой коммерческой секретности и этической двусмысленности. Казалось бы, этого уже вполне могло хватить на медийный скандал в случае утечки. Но из глубоких источников, практически из ядра проекта, строго конфиденциально и в обмен на ряд не самых законных услуг просочились любопытные сведения.

Оказалось, что искусственный разум, манипуляции с геномом человека, кибермозг и прочие разработки лежали на самой поверхности проекта. Эти слои должны были в случае раскрытия всего предприятия выступить аналогом хвоста, отбрасываемого ящерицей; чернилами, которые выплевывает каракатица при приближении врага. Истина, прячущаяся под ними, оказывалась куда мрачнее и непригляднее.

Образцы ДНК, с которыми работала Big Momma, пребывали в глубокой заморозке — естественно, неподписанные, с цифровой маркировкой для лабораторных нужд. Но в руки людей, умеющих ценить «скользкую» информацию, попал сильно фрагментированный файл, в котором удалось восстановить несколько строчек. Там указывались контрольные суммы тех самых цифровых меток — и фамилии. Лоцманские фамилии. Семейные.

— Бернар, — нахмурилась Ла Лоба, отступая и присаживаясь на край ринга, — ты понимаешь, как это звучит?

— Вполне, — в отличие от капитанши, Моди снова улыбался. При этом он не отводил взгляда от Саймона. — Вполне.

— Да ну, psia krew, гонево какое-то! — не выдержала Магда. Она дернула плечами, шагнула в сторону, в другую, остановилась и тряхнула головой. — Какого кванта?! Это что же получается, лоцманы из пробирки? Бред! Зачем? Нам с наличными бы управиться — Ворчун, без обид!

Саймон молчал. У него шумело в голове, но к сожалению, это все еще не было зовом чутья. Лоцман вспоминал Оосаву и его слова: «Они были детьми…  Вторую половину обнаружить не смогли…  Детьми…  Не смогли…» Фраза кружилась в голове, звучала все настойчивее, все громче. Перекрывая даже гневные — не слишком ли эмоциональные? — выкрики Магды и нарастающий гул прочих голосов.

Когда стало совсем невыносимо и захотелось шагнуть, словно в детстве, куда угодно, лишь бы подальше — он вдохнул, выдохнул и хлопнул в ладоши. Краем глаза отметил, как дернулся Назар. Магда тоже осеклась и придвинулась к своему бородатому приятелю. Так-так. Все страньше и чудноватее.

— Ладно, — кивнул он, когда Ла Лоба обернулась в его сторону. — Как говорила одна мудрая женщина: «Я подумаю об этом завтра». Сейчас к более насущным вопросам. Пространство нашептало, что помимо меня на борту есть и другие пленные. Я бы хотел — нет, я должен убедиться, что с ними все в порядке. Хотя бы в относительном. После этого продолжим говорить, если ты не против.

Похоже, угадал. Забота о своих — это Сперанца Виго понимала, разделяла и одобряла. Вот Моди, тот лишь пожал плечами и отвернулся. «Я тебе принес такой жирный кусок, а ты снова в героя играешь?» — словно говорила вся его поза. «Играю, — мысленно ответил Саймон, а через пару секунд спросил сам у себя же: — Играю ли? Как бы не заиграться…»

Его снова вели по коридорам «Группера», несколько претенциозно, но гордо носившего имя Encarnacion — об этом напомнила свежая надпись на одной из длинных переборок. Поверх надписи болтались пучки кабелей и сыпались искры микросварки: за фальшпотолком что-то энергично монтировали, весело переругиваясь на десятке языков. Магда, на этот раз составлявшая компанию лоцману в одиночку, ухмыльнулась и приветственно помахала в ту сторону. Она явно расслабилась, и чем дальше они уходили от спортзала, тем заметнее это становилось.

За очередным поворотом распахнулся гостеприимный проем. Шахта гравилифта уходила далеко вниз и вверх, гудя сквозняком. Из дальней — относительно входа — стены росла дорожка аварийной лестницы. Проводница дернула подбородком: «Туда», — то есть, на спуск, — и подала пример.

— Фэннинг не знает, — бросил Саймон из чистой вредности, пользуясь тем, что нерабочий гравилифт пустует. Снизу блеснуло сощуренной зеленью.

— В планах не было. Если, конечно, ты сам не собираешься…

— Все-таки я настолько похож на идиота, да?

Улыбка коснулась тугих локонов кончиками губ.

— Очень. Но мне нравится. Перебирайся, это наша палуба.

Пальцы чуть не промахнулись мимо очередной перекладины. Надеясь, что это выглядело запланированным прыжком на этажную платформу, Саймон мысленно выругался. Да, у Туристки существовали уязвимые места, но почему-то в итоге на лопатках всегда оказывался он сам. Это раздражало и восхищало одновременно.

Задавать действительно важные вопросы пока не стоило. Да и не к тому ответчику следовало с ними обращаться, если следовало вообще. Лоцман припомнил взгляд Назара, которым тот провожал выходящих. Н-да, а ему всегда казалось, что проблемы — это по его, Саймона Фишера, части.

Судя по едва уловимым, но характерным запахам, приближался медицинский отсек. Возле одной из дверей Магда остановилась и хлопнула спутника по плечу:

— С ними правда все в порядке. Сходи, убедись. Я подожду, можно без спешки. Наблюдение отключено: на, проверь. Да ладно тебе, Ворчун, я все понимаю. Не закапывай в себе человека.

Последняя сказанная фраза, видимо, означала, что он по привычке натянул на лицо маску брезгливого высокомерия. И, похоже, сделал это неосознанно. Девушка шевельнула пальцами, створки разошлись, смарт Саймона пискнул уведомлением: «Доступ к системам безопасности. Инициировать?» Ругнувшись еще раз, лоцман постарался выкинуть из головы лишнее и шагнул внутрь.

Здесь тюремную камеру не напоминало ничего. Разве что старые противоперегрузочные койки, по традиции собранные вертикальными парами и закрепленные вдоль стен, навевали какие-то смутные воспоминания — не то о виденном в фильмах, не то о прочитанном в книгах. «Фогели» в основном либо сидели, либо валялись на нижних ярусах, не выглядя ни заморенными, ни деморализованными. Хотя, конечно, у пары бойцов из-под рукавов вылезали края регенопласта, а один, тот самый, с датчиками, сейчас был подключен к совершенно иной аппаратуре.

Лоцман вспомнил условия своего пробуждения. Кажется, кто-то нагло воспользовался шансом поиздеваться над вполне конкретным Саймоном Фишером, да, Мэг? От этой мысли почему-то стало не обидно, а весело — словно в детстве, когда Феруза подкарауливала его у ельника и закидывала шишками. Так что сержант Микко Джавад, обернувшийся на звук шагов от единственного в помещении стола, застукал нежданного гостя с улыбкой от уха до уха.

— Апостол…  — он медленно положил на стол бумажную — бумажную! — книгу и так же медленно поднялся. — De puta madre, Апостол! Живой!

Конечно, армейская выдержка не позволила броситься на лоцмана всем сразу. Но по ощущениям, пару синяков на ребрах, плечах и между лопаток Саймон таки заработал. «Фогели», те, что могли ходить, не галдели и не суетились: после энергичного и решительного обмена приветствиями они деловито и собранно расселись по местам.

— Докладываю…  — сложив руки на колени, сержант Джавад выпрямился и даже слегка посуровел. Пришлось перебить.

— Микко, обожди. Насколько помню, в разведгруппе я был у тебя в подчинении.

Плечи «Фогеля» чуть обмякли, он выключил уставной тон и цыкнул зубом.

— Верно говоришь, Апостол. Но многое изменилось. Оосава…  — он сжал губы в нить и шумно выдохнул, отчего узкие ноздри аж дернулись. — По всем имеющимся в моем распоряжении данным, замглавы Четвертого комитета ГА ООН Анжело Оосава оказался предателем. В отношении данной боевой разведывательной единицы — без сомнений. В отношении Объединенных Систем — вероятно. Ты же был переведен в мое непосредственное подчинение по его приказу. Но!

Поднявшись, сержант подошел к устройствам, мониторившим состояние «Фогеля-четыре». Удовлетворенно кивнул и продолжил.

— Но. Смотри, какая штука. В условиях перехода на, так сказать, автономный режим старшим наличествующим офицером становишься именно ты. Ведь Оосава назначил тебя своим помощником официально? Я ничего не путаю?

Продолжая ободряюще улыбаться, про себя Саймон проклял ооновскую бюрократию. Вот zhopa! Нет, он прекрасно помнил подписанный лично трудовой договор…  Но такой подставы от бывшего начальства он точно не ожидал!

Оставалось надеяться, что сам Анжело тоже не предвидел подобного развития событий. Судя по мелькнувшей на долю секунды улыбке, Микко прекрасно понимал, какой бардак сейчас творится в голове у лоцмана. И решил развить успех:

— Кроме всего прочего, ты Фишер. А точнее, Саймон Петр Фишер, прямой наследник и будущий глава Семьи Фишер, одной из самых могущественных Семей в Профсоюзе лоцманов. Ты человек, которого с детства учили принимать большие решения — даже если сам ты к этому не стремился. А я простой сержант разведгруппы, мой удел — тактические задачи. Угадай, кто из нас лучше годится на роль старшего в командной цепочке?

Он помолчал, давая лоцману время переварить сказанное, потом негромко добавил:

— А еще ты пришел за нами. Не сбежал — хотя что стоит лоцману сделать шаг и оказаться дома, в Семейном гнездышке? Не обвинил во всех грехах, выгораживая себя — тогда за нами бы пришли уже совсем другие люди. Ты пришел, и я готов идти за тобой. Ты мой командир, Апостол. Это есть факт.

Саймон отчаянно надеялся, что пунцовеющие щеки спишут на внезапно проснувшуюся скромность. «Не сбежал», ага. Потому что не смог. Нет, он ведь вроде даже собирался вернуться — потом, когда все устаканится, когда настанет момент, когда вернется дар…  Откуда-то из дальнего закоулка памяти на него с пониманием взглянул дядя Анджей. Щекам стало еще жарче.

Не давая себе погрузиться в рефлексию и самоедство, лоцман решительно покрутил головой. Обнаружил за ближними койками сложенный табурет, добыл, разложил. И неспешно уселся по центру, уперев локти в бедра.

— Хорошо, Микко. Уговорил. Докладывай.

Глава 11

Решения, принимаемые Профсоюзом, вырабатывались многоуровнево.

Естественно, стартовала эта маленькая околовластная эпопея с мнений отдельных лоцманов. Каждый из членов той или иной Семьи, обладающий маломальским авторитетом, собирал вокруг себя некий дискуссионный круг. В круге рождались предложения, формировались поправки, выдвигались протесты. Затем начиналась торговля уступками и компромиссами: внутрисемейные группы и фракции размечали пирог общих интересов и приступали к нарезке оного на интересы частные. Лишь после того, как основные игроки становились убеждены, что обсуждаемая тема включает максимум гешефта для всех заинтересованных лиц, вопрос официально выдвигался на Семейный совет.

Именно протокольное течение совета пришло Саймону на ум, когда сержант Джавад снова принялся блистать выправкой в сидячем положении.

— Начало боестолкновения ты застал сам. Эта рыжая kurwa…

— …  Которая сейчас наверняка с удовольствием смотрит тридео-фид из вашей камеры, — подмигнул лоцман. Микко не смутился.

— Пусть смотрит: я исключительно в порядке комплимента. Потому что отбить тебя мы у нее, что характерно, не смогли. А через пару секунд подтянулись и основные силы противника. Не могу не отметить, что огонь плазмой велся исключительно на подавление. Прицельно крыли только «Скаты» и «Гимноты», нас явно собирались брать в плен. К сожалению, без ранений все равно не обошлось. Сам понимаешь, мы не мальчики-скауты, мы слегка без малого чуть-чуть сопротивлялись. Но постарались тоже обойтись без жертв.

— Потому что к тому моменту уже поняли, что дело пахнет горелым пластиком, — кивнул Саймон. Пожав плечами, Микко дернул уголком рта.

— «Гарпии» не вышли на связь. Даже после того, как нас отрезали от тебя, а их самих взяли в кольцо. Очень резво забрали свой десант — кого-то, подозреваю, могли забыть, хотя по уставу не положено. Потом плюнули «мошкарой» и ушли за стратосферу. Уверен, их не отследили: «мошкара» — вещь надежная, забивает все детекторы.

— Но о пленных десантниках ты не слышал?

Сержант подобрался, его взгляд ушел вправо.

— Когда я приказал сложить оружие, с нами обошлись вполне по-человечески. После — отвечали на все вопросы. Почти на все; сам понимаешь. Но об иных, кроме тебя, пленных никто ничего не упоминал. Есть мысль, что их подобрали те, другие.

— Ты имеешь в виду «Противогарпий»?

— Хорошее слово, — оценил Джавад, — емкое. Характеризует. Да, похоже, кто-то спроектировал, построил и подготовил минимум несколько боевых кораблей, способных противостоять ВКС ООН всерьез. И упомянутые ВКС оказались ни ухом, ни рылом. Я, знаешь ли, не наемник, я патриот, но посмотреть прям приятно было.

«Фогели» отреагировали по-разному: кто-то покачал головой, кто-то хохотнул. Саймон отмел лишнее и прицепился к главной мысли:

— То есть, ты тоже подозреваешь за нашей историей сильную, структурированную оппозицию, где-то на задворках Систем отгрохавшую целый флот?

— Ну не из параллельного же мира они высыпались…

Снова пожатие плечами. Хотя косые взгляды в свою сторону лоцман поймал. Он шумно, демонстративно вздохнул и помотал свесившимся на лоб чубом.

— Насколько мне известно, никто из Семей никогда не слышал ни о каких иных пространствах, кроме нашего. Давайте оставим эту теорию на самый крайний случай, а в работу возьмем что-нибудь более…  Риманово.

Вот теперь улыбнулись все. Закругляя тему, Саймон уточнил:

— Значит, вас повязали…

— И отвели к нашему же боту, — опять выпрямился Микко. — У них тут есть толковые технари: вскрыли пилотажный ИИ, как полевой паек, догнали «Группер», задоковались. Хотя команда, что ни говори, разномастная — с орбитали по электрончику. Дисциплина в норме, но происходящее больше напоминает Запорожскую Сечь.

Он поднял томик репринта, и лоцман наконец смог прочесть на корешке затертое: «Тарас Бульба». Видимо, брови у него все-таки поднялись, потому что сержант кивнул в сторону двери.

— Ла Лоба дала. Приходила, задавала вопросы — все в рамках конвенций. Потом спросила, есть ли пожелания. Я и поинтересовался насчет почитать. Больше шутил, конечно, но — сам видишь…

— А смарты?

— Ограниченно, — Джавад шевельнул пальцами, заставив помигать свет и открыться-закрыться двери в санблок. — Нет, все нормально. На фоне подлянки от Оосавы эти ребята мне даже начинают нравиться.

Он окончательно расслабился, и прочие «Фогели» тоже. Следовало мягко выводить на самый скользкий вопрос.

— К слову о параллельных мирах, — Саймон выждал пару секунд, пока разведчики обменяются шутками и позубоскалят. — Говорят, скоро лоцманов на заводах станут клепать, как десантные боты. Может, тогда и доберемся. Кто знает…

«Базар» стих, как по команде. Микко остро посмотрел на собеседника, затем кинул быстрые взгляды по углам. Пришлось поднять смарт и продемонстрировать доступ к системам безопасности. Все датчики мерцали темно-красным: помещение не отдавало в корабельную сеть ни бита лишней информации.

Только после этого сержант Джавад поднялся, жестом велев остальным сидеть, и поманил Саймона за собой. В сторону койки, где лежал «Фогель-четыре».

— Сергей, — тихо позвал Микко, — ты в фокусе?

— Вполне, — губы лежащего двигались, но с некоторым трудом. Глазные яблоки под закрытыми веками не шевелились. — Здравствуй, Апостол. Прости, не смог подойти, поздороваться: какое-то хитрое поражение нервного узла. Врач говорит, надо полежать, а то регенерация пойдет не в ту сторону. Но я все слышу и могу отвечать.

— Уверен? — также негромко спросил лоцман. Кивнуть «Фогель» не смог, но подбородок качнулся. Сержант присел на соседнюю койку.

— Я, напомню, не самый длинный винтик в машине ООН. А вот Сергей у нас любит держать контуры открытыми. Частенько делится наловленным со мной, как со старшим группы. Прелюбопытные вещицы порой приносит.

— Генеральная ассамблея ООН очень ценит, уважает и дорожит сотрудничеством с Профсоюзом лоцманов, — разведчик дышал тяжело и говорил медленно, часто облизывая губы. Саймон было поднял руку, но Микко перехватил запястье и помотал головой. — Все это, конечно, на словах. Внутри каждого комитета есть недовольные как влиянием Семей, так и расходами на их содержание. Насколько я смог сопоставить утекшую в сеть информацию — там были клочки, реально обрывки файлов, — некий проект, призванный исправить ситуацию, действительно существует. Что именно он из себя представляет — установить не удалось.

Он хрипло втянул воздух и что-то сделал со своим смартом. Пара огоньков на медаппаратуре, наливавшихся оранжевым последнюю минуту, пожелтела, а затем уверенно ушла в зеленый. Сержант похлопал подчиненного по плечу.

— Спасибо, Сергей. Отдыхай, поспи лучше.

— Да не, я послушаю, — буркнул тот, не вполне внятно, но упрямо. — «Прелюбопытные вещицы» не часто заходят в гости сами.

— Спасибо за комплимент, — хмыкнул Саймон. Он обернулся на остальных «Фогелей». Бойцы ждали. Ждал и Микко.

— Ладно, — лоцман вернулся на свой табурет и взъерошил гребень черных волос. — У меня данные не из первых рук, так что стоило проверить. Но в целом сходится. Слышали про андроидов?

Джавад цыкнул зубом второй раз за встречу. Посмотрел в сторону, в другую. Нахохлился, будто воробей на осеннем ветру.

— Видишь ли…  Мы одного из них брали. Шустрый оказался парень. Правда, наивный, как ребенок. Я тогда…  — он внезапно уставился Саймону глаза в глаза, — … нарушил прямой приказ. Перевел огонь в шок-режим вместо плазмы, как было предписано перед операцией. Не поднялась рука.

Потерев переносицу и сгорбившись окончательно, сержант закончил совсем уже шепотом:

— Не знаю, что с ним стало потом. Не хочу знать. Гадко.

Остальные молчали. В комнате становилось будто бы все темнее, воздух густел и придавливал к полу. Саймон сначала неуверенно, а затем твердо и решительно взял сержанта за плечо.

— Вы делали то, что должны были. И так, как умели. На вас нет вины. На тебе, — он подчеркнул голосом, — нет вины.

— Не знаю, Апостол, не знаю, — Микко выпрямился и снова потер переносицу. Лицо его застыло гладкой маской. — Может, лучше было закончить все тогда, сразу. Не уверен, что очнувшись, парень попал в райские кущи.

— Ни в чем нельзя быть уверенным до конца, — развел руками лоцман. — Я вот никогда не думал, что попаду в плен к анархистам-романтикам в компании ооновской спецгруппы. Кстати, вы в курсе, что наши «хозяева» называют себя Фогельзанг?

Сквозь тяжелую, темную маску Джавада мелькнула искорка тепла. Остальные «Фогели» отразили состояние командира, их лица тоже начали отмякать. Саймон в очередной раз поразился, насколько близки эти люди, не будучи прямыми или косвенными родственниками. Ближе, чем некоторые члены одной Семьи.

— Да, совпадение. — Искорка доросла до полноценной улыбки, Микко позволил себе усмехнуться. — Будь я склонен к мистике, решил бы, что даже знак. Так что с андроидами, Апостол? Сдается мне, это еще не вся история.

— Не вся, — согласился лоцман и потер висок, размышляя, как подать слова Моди. — Среди местных, скажем, доброжелателей выискался один ушлый тип. Он явно надеется кинуть своих «друзей» и подобраться к Семьям поближе; не то симбионтом, не то паразитом. В качестве жеста доброй воли сей ловкий господин поведал мне сказку. И в сказке той говорилось: андроиды проектировались с сюрпризом. В качестве исходного материала разработчики где-то взяли биоптаты лоцманских Семей.

— То есть, про заводы ты не шутил, — задумчиво резюмировал сержант спустя полминуты. — Действительно, сходится. А я, дурак, по молодости вам завидовал…

Саймон снова вспомнил Семейный совет. Именно там, облекаясь в четкие формулировки, вслух звучало все то, что до начала официальной процедуры существовало лишь на уровне мнений и намеков. И когда замолкал последний голос, имеющий вес в совете, все взгляды оборачивались в одну сторону. В сторону главы Семьи.

Сейчас все смотрели на Саймона.

Молчание затягивалось. Лоцман поерзал на табурете, сплел пальцы, передернул плечами. В голове почему-то крутилось назойливое: «Не ешь меня, Лисонька, я тебе песенку спою…»

— Я…  — он откашлялся, взял более уверенную ноту. — Я не знаю, как быть. Я еще никогда не оказывался в подобных ситуациях. Правда. Все мое пресловутое воспитание, весь мой закулисный опыт, классическое, мать его, образование — бесполезны. Может, ты все-таки…

— Нет, Апостол, — подняв руки, Микко улыбался тепло, но непреклонно. — Как я уже сказал: ты командуешь. У меня есть должок перед Анжело, и есть намерение его отдать. У тебя, как я понимаю, тоже. А теперь, выходит, всплыло и кое-что помимо личных счетов. Значит, нам тем более суждено свидеться с господином Оосавой: чую чем-то задним, без Четвертого комитета здесь не обошлось — не могло обойтись.

Но что именно нам предстоит сделать, решаешь ты. И если для этого «Фогелям» потребуется «спеть»[1]— я только возьму под козырек и уточню, где и с кем.

Колени у Саймона вибрировали, и он возблагодарил всех святых покровителей астронавтики, что все еще сидит. Сделав несколько резких глубоких вдохов и медленных, долгих выдохов, лоцман позволил себе легкомысленную ухмылку. На самом деле ощущение, что уши и скулы у него горят, никуда не делось, но тут уж выбирать было не из чего.

— Хорошо. Отлично. Значит, армия у меня есть. Осталось договориться с флотом. Сущая ерунда.

В каюте грохнуло от хохота. Даже распластанный по койке Сергей вливал еле слышные ноты во всеобщее веселье. Саймон тем временем вернул сенсоры помещения в сеть. Магда, явно заинтригованная внезапно возникшим фидом, заглянула в распахнувшуюся дверь.

— Да, уже иду, — кивнул ей лоцман. Украдкой пощупал коленки, убедился, что не дрожат, и встал. Пожал руку поднявшемуся Микко, попрощался с остальными разведчиками, махнул Андрею. — Ла Лоба ждет?

— А ты становишься проницательным, — подмигнула девушка. — У нас там новости по твоей части.

— У меня тоже, — Саймон подмигнул в ответ и перешагнул порог. — Пойдем, что ли. Обменяемся.

Глава 12

Конечно же, помимо Семейных советов и дебатов в Профсоюзе существовал еще один уровень принятия решений. Не выпячивая себя, не привлекая внимания, ни на чем не настаивая и не пытаясь перетянуть рычаги власти в сторону личной выгоды, почти в каждой Семье тихо работала группа людей, руководитель которой имел право давать советы непосредственно главе. Порой такого человека в шутку называли «консильери», отдавая дань известному роману Марио Пьюзо. У Фишеров роль «консильери» исполнял Кирилл Мягков.

Как прямой наследник, Саймон обладал правом присутствовать на беседах отца и Кирилла. Поначалу он не видел в этом смысла — как и во многом в Семейной иерархии. Он зевал, слушая о хитрых отлаженных механизмах контроля, о сдержках, противовесах, уступках и компромиссах — обо всем этом управляемом хаосе большой лоцманской игры. Теперь же приходилось с боем выцарапывать у собственной памяти все те многоуровневые доводы, риторические приемы и даже выражения лица, к которым прибегал «серый кардинал» Мягков.

Ворона, подобранная рачительным крестьянином из старого анекдота, оказалась вполне живой. «При-и-игоди-и-илась».

Рабочий кабинет Ла Лобы, которому с трудом подходил его статус, отлично подходил самой своей владелице. Неширокая, вытянутая вдоль основной оси «Группера» каюта, противоперегрузочный ложемент в углу, дверь в санблок. Стол с голопроектором стратегического ИИ — проще и старше, чем в катере у Оосавы, но все еще довольно серьезный. Только над ложементом висел прямоугольник черно-белого пластика, разбивавший лаконичный ритм интерьера. Кажется, плоская фотография — либо старинная, либо под старину. Приглядываться Саймон счел невежливым.

Моди устроился немного сбоку. Он поймал табурет, вылезший из стены, и тут же вольготно на нем откинулся, скрестив длинные ноги — мол, я здесь лишь гость, но частый. Ла Лоба стала с торца стола, слегка нависая над проекцией чего-то технического. Лоцман вежливо сел напротив.

— Ты поговорил со своими, — в голосе не звучало вопроса. — Они живы, целы, мы оказываем медпомощь. Это правильно: мы, напомню, не палачи.

— Я уже слышал, — кивнул Саймон, выбирая тон помягче и понейтральнее. — Теперь я еще и убедился. Искренне спасибо. Эти люди в зоне моей ответственности, как лоцмана. А пару минут назад к тому же перешли под мое, как представителя Четвертого комитета ООН, командование.

Лицо господина Джахо Ба дрогнуло. Он сменил позу и подался вперед.

— Значит ли это…

— Позже, — оборвать пройдоху и не получить удовольствие в процессе оказалось сложно. — Сейчас у меня очень важный вопрос. К вам обоим.

Капитанша кивнула. Похоже, она ждала и догадывалась. Моди решил не рисковать и повернул голову вполоборота, беззастенчиво изучая черно-белое фото.

— В процессе атаки на мое судно Фогельзанг применил неизвестный подавитель способностей лоцмана, — канцелярские обороты задавали темп. — Позже аналогичные средства использовали на иных маршрутах. Не спорю, тактика оказалась эффективной: вы бы видели отчеты Второго комитета…  Экономика Систем получила серьезный пинок — не по шарам, но вполне по заднице.

Вопрос же мой таков: чья это была гениальная идея?

Ни одной нотки угрозы, никакого давления. Саймон старательно копировал тусклые благожелательные интонации Мягкова, надеясь, что это удается ему хотя бы вполовину. И похоже, работало: «пираты» начали переглядываться, словно нашкодившие подростки.

Впрочем, Ла Лоба быстро пришла в себя. Встряхнувшись, подобно обрызганной автополивом кошке, она закусила угол губы, хмыкнула и подняла бровь — ту, что со шрамом.

— В следующий раз никаких Фишеров в моем плену…  Но вопрос требует ответа. Идея действительно вышла спорная. Мы прорабатывали ее не меньше месяца. Только взвесив все за и против, опробовав на собственном корабле и убедившись, что даже в самом крайнем случае до самого крайнего случая не дойдет, я дала добро. Хотя, строго говоря, все, что приносит Бернар, следует брать рукой в кольчужной перчатке…

Сбоку раздался невнятный звук. Изящная фигура в оранжевом отчаянно махала фиолетовыми рукавами, пытаясь ухватиться за гладкую стену и не сверзиться с табурета. Зрелище вышло комичным; Саймону пришлось быстро и резко договариваться с каждой мимической мышцей, чтобы не выдать себя.

— «Бернар приносит», значит?! — в голосе Моди звучали неподдельные эмоции. Казалось, он дал им волю впервые, и теперь не мог взять обратно под контроль. — Конечно, Бернар, кто же еще?! Тебе мало было моего публичного унижения, Сперанца, теперь ты устраиваешь приватный показ? Слушайте ее, господин Фишер, слушайте! Вот так наш пламенный и бескорыстный лидер очерняет людей под своим флагом: в одно слово, без сомнений и колебаний!

— Я не люблю комедии, — Ла Лоба нахмурилась. — И пустой болтовни тоже не люблю. В чем я не права?

— Да во всем! — взвыл обретший наконец равновесие Моди. — Ко мне приходит один из твоих putos и говорит, мол, а прикольно было бы этих лоцманов пощипать за перья. А как их пощиплешь, возражаю я, ежели эти majmok прыгают выше, чем мы ползаем? Не сливай охладитель, Моди, продолжает этот cabron, у Ла Лобы есть пара умников. Собрали такую штуку, что жахнет по темечку любому прыгуну. Ты, главное, поддержи на сходке, дай понять, что в деле. Работа предстоит тонкая, нам без твоих связей полный ноль. В накладе, ясен тритий, не останешься. Ну, я поприкидывал — и пошел. А оказалось — понес. Так, что ли?

— Ерунда какая-то, — лоб хозяйки бороздили все новые морщины. — Я отчетливо помню, как на «сходке» — на общем сборе — ты фонтанировал идеями: что, куда, как. И конкретные чертежи потом упали от этого твоего…  как бишь его…

Она смахнула чертеж из объема над столом, вывела туда меню смарта и углубилась в него, что-то энергично разыскивая. Моди взгромоздился на табурет плотнее и обхватил себя руками, словно горгулья модных расцветок. Саймон начинал догадываться, но молчал.

— Ты не поверишь, но контакт стерт.

Голос у госпожи Виго стал ровным, холодным, опасно негромким. Ее собеседник отлип от сиденья, подошел к проектору и скинул в его поле пару кадров со смарта.

— Он?

Молчаливый кивок, пронзительный, пытливый взгляд. Но теперь Моди снова вернулся к самому себе. Вернее, к той маске, которую успешно носил все эти годы и которая зарабатывала ему основной доход: репутацию, связи, влияние. Темный изящный палец покрутился вокруг лица в кадре:

— Этот viado торговал той самой идеей про лоцманов и их перья. Сдается мне, Сперанца, нас обоих провернули на одном и том же Schwanz…

Саймон ожидал чего-то похожего на инвективный взрыв, случившийся с Анжело Оосавой, когда Магда со товарищи ушмыгнула у того прямо из камеры. Но Сперанца Виго лишь сильнее побледнела, двинула желваками и стиснула пальцы на краю столешницы.

— Внимание всем, — таким тоном мог бы говорить настоящий киборг. ИИ-стратег замигал алой рамкой циркулярного вещания. — Я перевожу системы безопасности в параноидальный режим на ближайшие два часа. Также прошу всех принять следующие изображения…  Еще есть? — это уже к Моди. Тот кивнул и сбросил целый архив статичных тридов, а также пару файлов в движении. — Возможно, этот человек маскируется. Возможно, он уже покинул Encarnacion. Я хочу знать, с кем он общался, о чем, кто его видел последний раз и где. Высший приоритет!

Вот такую Ла Лобу мог бы испугаться и Мягков. Вероятно. Предположению не хватало для проверки самого важного: Кирилла собственной персоной. Саймон обнаружил, что с усилием улыбается и держит спину, не давая той скрючиться под весом авторитета капитанши. Удавалось, признаться, тяжко.

— Думаю, вашего хитроумного Одиссея действительно больше не сыскать в обозримом радиусе, — лоцман старался излагать мысли неспешно, но без робости. — Его троянский конь пролез в городские ворота, зубы дракона дали всходы, а сам он сошел на удобной остановке. Кстати, допускаю, что как исполнитель, ваш агент уже целуется с вакуумом где-нибудь на нестабильной орбите молодой звезды.

— Разумно, — пропел Моди, складывая ладони вместе. — Я бы тоже так поступил. Меньше хвостов — меньше любопытных рук, желающих за них цапнуть. Господин Фишер, вы точно не планируете карьеру в нашем бизнесе?

Господин Фишер молча поклонился. Его больше интересовали данные, поступающие сейчас по сотням каналов к сосредоточенной Ла Лобе. Шрам на брови заострился, серебряные иглы в армейской стрижке проступили чаще. Наконец она качнула головой и улыбнулась одной стороной рта.

— Да, ты прав. Есть несколько докладов: видели, говорили — ничего существенного. Все либо давно, либо по мелочи. Пара человек требует Бернара: мол, у них сведения только для него. Уверена, там та же mierda…

— Дай мне доступ на минуточку, — попросил упомянутый. Капитанша повела ладонью, господин Джахо Ба кивнул и что-то зашептал в сложенные возле рта пальцы. Потом развел руки в стороны: — Они все твои, Сперанца. Готовы хоть на исповедь, хоть на баррикады. Поздновато, конечно, но что могу…

— Все нормально, — Ла Лоба наконец опустилась на свой табурет, и стало видно, насколько несгибаемая «волчица» на самом деле устала. — Правда, все нормально. Если бы не наши с тобой бодания…  Если бы я больше тебе доверяла…  Если бы просто сказала: «Вот левая рука, про которую правая не ведает, что та творит, и так надо».

— «И так надо», — эхом откликнулся Моди. — Пожалуй, мне тоже стоит пересмотреть свой подход. «Надо…» Это новое для меня слово, но я попробую.

Они оба замолчали, глядя сквозь выплывающие над столом метки отчетов. Для приличия выждав еще минуту, Саймон вежливо кашлянул.

— Не хочу показаться циником — хотя я, конечно, работаю в эту сторону, — но в ситуации есть и бонус. Когда я еще валялся в лучшем номере вашего отеля — все же, чья это была идея? — Магда сказала мне: «У нас тут сложно». Думаю, сложно еще будет. Непросто — как минимум. Но вы оба сейчас сделали по шагу к тому, что с натяжкой можно назвать сотрудничеством. Поверьте моему опыту: у нас в Семьях ровно та же bajda. Но мы справляемся. При желании справитесь и вы.

— Ты слышишь, Сперанца? — Моди тонко хихикнул и одернул рукава куртки. — Господин Фишер изволят читать нам морали. Думаю, мы обязаны проникнуться и оценить.

— А вот когда вы перестаете виться над моей фамилией, словно муха над биоферментером, — парировал лоцман, — вы почти начинаете мне нравиться, господин Джахо Ба.

Резкий, скрежещущий звук, прервавший обоих, оказался смехом Ла Лобы. Та, облокотившись на столешницу, подпирала лоб ладонью, второй помахивая где-то в стороне. Плечи тряслись, мускулы под майкой перекатывались клубком змей.

— Ой, не могу…  Ой, mi corazon viejo…  Мальчишки…  Вечно меряетесь не тем, не в той ситуации и не с той стороны!

Она снова зашлась в хохоте. Потом поднялась, обошла стол и протянула руку Моди.

— Пообещай мне, Бернар…

— Обещаю, — тот гибко поднялся и оплел длинными пальцами поданную ладонь, словно актиния обитающую между ее щупалец рыбку. — Договоримся.

— Договоримся, — смех никак не мог подчиниться воле капитанши и прорывался наружу вздорным пофыркиванием. — Эй, лоцман, ты хоть понимаешь, что натворил?

— Понимаю, — кивнул Саймон. — Прекрасно понимаю. А кто сказал, что в этом деле у меня нет своего интереса?

Глава 13

Уже к Профсоюзному этапу диспута все участники являлись «конно, людно и оружно». Это означало, что позиции каждой Семьи сформулированы и отточены, аргументы изложены в трех экземплярах, слабые места подперты риторикой, а скользкие моменты — посыпаны солью. Игра переходила в эндшпиль, и тактику всякий выбирал по себе.

Кто-то энергично заключал альянсы, тасующиеся на ходу в попытках собрать сильную колоду. Кто-то пер танковым клином, с пехотой в промежутках, с артиллерийской поддержкой из дальних капониров. Кто-то неслышно скользил меж высоких трав, терпеливо готовя единственный верный удар. Скучать не приходилось никому.

Такой опыт тоже мог принести Саймону профит. Он закрыл глаза, перебрал доступные варианты…  И отбросил все.

— Давайте я подобью промежуточный итог. — Определенно, он вел себя все наглее, с каждой фразой ожидая, как ему укажут на место. Ожидание затягивалось, чем следовало пользоваться. — Во-первых, у нас есть лоцманы. К слову, я тут прикинул вектор к носу: а ведь Семьям даже выгодно существование Автономий. Мы не антагонисты ни разу.

Ла Лоба и Моди, успевшие рассесться по местам, одновременно подняли брови. Чтобы не прыснуть со смеху, Саймон потер начавшую густеть щетину, маскируя улыбку.

— Ну это же логично. Представьте, что у вас есть централизованный бизнес. Вот уже двести лет в этом бизнесе не предвидится никаких перспектив роста: рынок монополизирован, прибыли ровные, стимулов ровно ноль. И тут появляется сразу несколько новых площадок. Каждая — каждая! — из которых отчаянно нуждается в ваших услугах. Что бы вы сделали?

— Экспансия? — нахмурилась капитанша, но ее перебил свеже- и самоназначенный «консильери».

— Ай, Сперанца, все же не лезь туда, где не шаришь. Вкусную вы картину рисуете, господин Фишер. Я бы такой бизнес взял за cojones, нежно встряхнул да отправил «плодиться и размножаться». Только не вширь, а в числе.

— Верно! — ткнул Саймон указательным пальцем. — Филиалы. Дочерние компании. Новые Профсоюзы. Вы очень метко высказались про встряску, господин Джахо Ба. Уверен, каждый из здравомыслящих глав Семей решил бы так же.

Он встал, прошелся вдоль стола и принялся излагать, постукивая ребром одной ладони по другой.

— Нам, Семьям, необходима здоровая конкуренция. Конвективное движение талантливой молодежи — из метрополии на окраины и обратно. Делом надо занять юных балбесов, а не элитной выпивкой и дорогими шмотками. Иначе среди них появляются нездоровые тенденции ввязываться в общесистемные заговоры.

Лоцман улыбнулся, давая понять, что не чужд самоиронии. На поднятую руку Ла Лобы он обернулся, уже примерно представляя, в чем вопрос.

— Но…  — женщина снова морщила лоб, — Получается, мы неверно оценили ситуацию. Или ее неверно оцениваешь ты. Говорить от лица всех Семей, всего Профсоюза…  — она покачала головой.

— Я Фишер, — напомнил Саймон. — Я прямой наследник главы Семьи Фишер. Я варюсь в этой кухне, хоть и не всегда по своей воле, но уже двадцать с выхлопом лет. Не знаю, врожденное ли это, вроде лоцманского чутья, или я просто пропитался миазмами, но да, я говорю. Считайте сказанное пророчеством. Или договором в устной форме.

— А я скромно напоминаю о вашем предложении сотрудничать, — вклинился Моди. — Когда вы станете главой Семьи, мне бы хотелось иметь что-нибудь вам предложить. Уверен, это привело бы к выгоде. Ко взаимной выгоде.

— «Фигаро тут, Фигаро там», — проворчала Ла Лоба. — Хорошо, я так понимаю, это и было «во-первых». Что «во-вторых»?

— А во-вторых у вас нашлись для меня какие-то новости, — лоцман кивнул на дверь. — Магда предупредила.

— Да, именно, — капитанша пошевелила пальцами, и над столом, сместив в сторону массив поступающих докладов, обрисовался контур знакомого корабля. — Мы попытались связаться с нашим «силовым крылом». Вернее, мы думали, что оно наше. Ни напрямую, ни через официальных лиц Автономий, ни через каналы Бернара — ничего. Такое впечатление, что мы словно не одно дело делаем!

Возмущение звучало неподдельно. Потерев висок, Саймон заметил:

— Хотите любопытное? — и, не дождавшись ответа, покосился на проекцию. — Когда вы начали зажимать нас в угол, мы тоже запросили связь — со своими, естественно. Результат сказать или так угадаете?

Моди негромко хлопнул в ладоши и засмеялся, тоже тихонько и себе под нос. Ла Лоба выдохнула через стиснутые зубы:

— Совпадение…

— Сомневаюсь, — мягко парировал лоцман. Он порылся в базе данных и повесил в проекторе рядом с одним кораблем второй. — Если кто-то задумал пересобрать лоцманов под собственные нужды, почему бы ему не обновить и флот?

Очень медленно поднявшись, Сперанца Виго так же неспешно обошла вокруг стола. Увеличила часть изображения, другую. Совместила, развела в стороны. Сделала еще один виток — подобно газовому гиганту на дальней орбите. Села и уронила лицо в ладони.

— Ты был неправ, Бернар. Тот Schwanz — нас на нем не просто провернули. Нас порвали, словно putas enel burdel. По самые гланды, начиная с ягодиц…

Перебивать не решился никто. Помолчав, Ла Лоба подняла острый, сощуренный взгляд.

— Ты сказал: «пересобрать лоцманов». Звучит не как гипотеза, а как факт. У твоих разведчиков тоже нашлись сведения?

— Косвенные, — признался Саймон. — Но сходится многое. Некий проект есть. Он разрабатывается тайно, но ГА ООН частично замешана. Проект направлен против Семей, а детали…  Увы, о деталях — пока в мечтах. И это в-третьих.

— Shimaimashita, — прошептала женщина. — Знаешь, зачем я затеяла все это, Саймон Фишер? Фогельзанг, альянс с Автономиями, акции с подавителями? Я просто устала от того, что каждый, абсолютно каждый в моей прошлой жизни пытался сыграть меня втемную. Решила начать все заново, где лишь сама определяла бы, что и как делаю. Лишь сама выбирала бы, на чью сторону вступаю и зачем. Довыбиралась, bête!

То, что сейчас собирался проделать лоцман, могло оказаться не самым этичным поступком в его истории. Он уже успел усвоить: этика и целесообразность подчас тянут в разные стороны. Но если выбрать целесообразность, на результат почему-то мало кто жалуется. «Справедливость и милосердие» с древнего лозунга доминиканцев оставались разными сторонами одной и той же монеты, которой полагалось платить в древней, как само человечество, игре. И Саймон прямо сейчас планировал сделать ход.

Он подался вперед, стараясь при этом не протягивать руки навстречу. Жест не должны были счесть снисходительным предложением помощи. Ведь Ла Лоба не из тех людей, которые нуждаются в поддержке. По крайней мере, в этом они себя убеждают, делая сцепленные зубы и жесткий позвоночник собственным кредо.

— Нет ничего дурного в неверном выборе, — тон снова пришлось корректировать, подбирая ноты, словно снимая на слух сложнейшую скрипичную партию. — И в игре против сильного противника нет унижения — даже в поражении. Да, вас поимели. Сильно подозреваю, что официальные Новые Автономии тоже сейчас в тени будущего удара. Когда Семьи поставят к стенке, а на их место придут исполнительные андроиды, я почти уверен: весь проект независимых колоний свернут. Возможно — тихо и невнятно заметут под шкаф, как истлевший медиаповод. Возможно — высадят десант с тех самых новых кораблей, если кто-то станет упрямиться.

С каждым словом лидер Фогельзанга белела, сливаясь лицом со стеной. Лишь темный ежик волос и черная майка не давали ей раствориться, растаять в воздухе совсем, стать призраком былой Ла Лобы. Моди молчал. Он только переводил взгляд с капитанши на лоцмана и обратно. Мысли его сидели в засаде под извечной улыбчивой маской.

И тогда Саймон встал, громко хлопнув ладонями по столу.

— А я скажу, хрен там! Может, я не пылаю любовью к Профсоюзу. Может, я не самый почтительный из детей своего отца — и уж точно не самый амбициозный. Но я не дам навесить на лоцманов новые юденштерны и загнать в лаборатории, в лагеря, в Gaskammern или в черные дыры! История Абрахама Фишера произошла в нашей Семье, мы крепко извлекли урок, и кто бы там ни взялся новой рукой за старый скальпель — он совершил большую ошибку!

Теперь лицо напротив стремительно наполнялось живыми красками. Ла Лоба покачнулась на табурете, сама наклонилась ближе, приоткрыла губы. Не давая родиться сомнениям, стараясь не утратить набранный темп, Саймон рубанул воздух.

— Наше знакомство тоже началось с ошибок. С обиды, со злости…  С утраты. И мне кажется, все эти казусы срежиссировала одна рука. Игрок, разводивший нас по углам, очень не хотел, чтобы мы встретились вне ринга. Но мы встретились. И есть стойкое ощущение, что мы нужны друг другу. Мы: Фогельзанг и Семьи. Автономии и Профсоюз.

Прикрыв рот, Сперанца Виго откинулась к стенке, насколько это позволяла поза. Дышала она медленно, глаза искрились, ноздри подергивались, как у хищника, идущего по следу. Пока капитанша молчала, слово осторожно подобрал Моди:

— Я обычно не сомневаюсь в добытых данных. Чтобы стать ценным товаром в моих руках, информации приходится пройти отбор. Жесткий отбор, господин Фишер.

— Я верю, господин Джахо Ба, — скрестил руки на груди Саймон. — Но?..

— Но. Вы верно уловили, — тонкий профиль качнулся вниз-вверх. — Слишком уж это все…  Нет, совпадения, стечения, ракурсы, — он пошевелил пальцами. — Но. Не верю, что говорю это: нам нужна проверка.

— Бернар знает дело, — негромко вступила Ла Лоба. — Проверка действительно не помешает. Если еще один источник подтвердит, что кто-то собрался клонировать лоцманов — я первая протяну руку Соломону Фишеру. Он же сейчас рулит в Профсоюзе, верно?

— Скажем так, к отцу прислушиваются, — дернул Саймон подбородком и в очередной раз поскреб на нем щетину. — Но насчет проверки мысль верная. Есть у меня пара идей…

— Разведчиков, прости, не отпущу, — улыбнулась капитанша. — Мы и так их помяли, половина оснастки в хлам. Нет, что-то наскребем…  Но парням регенерировать еще два, а то и три дня. Пусть ты их новый командир, но они в моем лазарете.

— Согласен, — не смутился лоцман. Затем выразительно провел рукой по животу. — Хотя идеи были о другом. А пока я бы перекусил — пустой желудок изобретает только способы насыщения, подумать же предстоит крепко.

— Да, конечно, — Ла Лоба снова улыбнулась, а потом, словно что-то вспомнив, щелкнула пальцами. — И раз уж мы работаем в одной команде…

Она чуть склонилась над столом, поведя ладонью.

— Ахмед, как там твоя игрушка? Сколько? Отлично, выходим на системный радиус. Ладно, молодец, но пока вырубай. Да, верно: подавитель можно отключать. Наш гость теперь с нами, пусть и остальные передохнут. Отбой.

«Отбой…»

В этот момент на Саймона упал целый мир. Люди в каюте и в коридоре, сам корабль, планета, на которой тот лежал, спутник — два спутника, разные массы, разные углы склонения! — ближняя звезда, прочие тела системы, облако Оорта…  Давно забытый, навсегда утраченный, оплаканный и отпущенный зов пел слитным хором. Он заполнял разум, он проникал в самую суть и придавал жизни смысл…

Придя в себя и почувствовав, что его держат под локти, Саймон покраснел. Видимо, ноги отказались держать, а табурет остался дальше, чем Ла Лоба и влетевшая в комнату Магда. Вид у капитанши оказался смущенный и встревоженный.

— Diable, если б я знала…  Плохо?

— Нет, — запрокинув голову, лоцман глотал слезы. — Нет, хорошо.

Даже представить не можешь, насколько.

Глава 14

Саймон любил море. И потому что море означало дядю Анджея с его яхтой, а значит, с маленьким кусочком свободы и новым уроком самопознания. И потому что оно напоминало ему космос, как бы банально это ни звучало, со своими далями и глубинами, вибрациями и зовом. И потому что, в отличие от космоса, море дышало жизнью, соленой, мокрой и жаркой. Совсем как слезы.

А еще море могло напрыгнуть, смять, задавить, не слушая гневных воплей и криков о помощи. Уволочь за собой, подвернуть под тяжкое одеяло волн, выпить жадно сберегаемое дыхание. Придержать на грани момента между «здесь» и «там» — и выбросить добычу на берег, жалкую и растерянную. Совершенно не считаясь с тем, что кое-кто здесь лоцман, Фишер и наследник.

Море существовало само по себе, и игры предпочитало свои: извечные, древние. Человек в них оставался даже не фигурой, а так, декорацией на поле. Камешком, который смывает очередная волна.

Впрочем, сейчас волна опадала. И вместо залившего разум чутья, вместо упавших в колени и диафрагму эмоций пришли вопросы. В резко просохшем и ставшем по струнке сознании щелкнуло: «Назар. Как?!»

Значит, все, что ощущал лоцман на протяжении последних часов, не было результатом травмы. Пинок Магды ничего не сломал в тонкой настройке породистых лоцманских мозгов, а панаксол не дал никаких побочных эффектов. Просто хлопнула очень большая крышка над очень большой банкой с пауком. В роли паука — один мнительный лоцман. Как там Ла Лоба сказала, «системный радиус»? То есть, подавление перехода к любой планете любой звезды, возле которой всплывет этот хитрый кораблик? Саймон заморгал от масштаба идеи и окончательно пришел в себя.

Фогельзанг мог спокойно задавить судоходство, ведомое лоцманами, просто раскидав по обитаемым системам свои «адские машинки». Хотя по сумме признаков это выходило не так уж легко. Возвращаясь в себя на ловко подсунутом табурете и отпаиваясь рециркулированной водой, впечатлительный господин Фишер играл впечатлительного господина Фишера. И украдкой, упорно, цепко припоминал.

Коридоры «Группера», исполненные деловитого движения. Улыбчивые техники, волокущие кабели и запчасти. Куда-то перекинутое с датчиков безопасности питание. Стэки аппаратуры и пыль микросварки. Похоже, единственным подавителем, бьющим на целую систему, пока оставался сам Encarnacion — и то в статусе рабочего прототипа.

Но прототип работал. И Назар спокойно шастал в его поле. Кажется, назревал серьезный разговор.

Собрав зрение в точку, Саймон едва увернулся от оплеухи. Магда решила прибегнуть к испытанным методам, но снова в нокаут как-то не хотелось.

— Стоять, — еще бы он сам стоял, вышло бы убедительнее. — Отставить портить гостевой интерфейс. У тебя панаксола больше нет.

— Во! — девушка подняла палец. — Классика не устаревает. Еще не била, а человек уже в фокусе.

На упрекающий взгляд Ла Лобы она пожала плечами и демонстративно сунула руки в карманы. Капитанша надвинулась ближе:

— Ты точно в норме?

— Полностью, — буркнул лоцман, осторожно поднимаясь из-за стола. — Нет, правда. Опыт, конечно, нечастый — в моем случае. Но даже в чем-то полезный…  К слову: жрать теперь хочется еще сильнее. Стресс, гормоны, все дела.

Он подмигнул, давая понять, что в шутке есть доля шутки. Заметно расслабившаяся Ла Лоба поманила подчиненную:

— Отведи в столовую, там как раз вторая смена. Только без рук!

Фыркнув, та боднула Саймона плечом.

— Пошли, любитель пайков. Тебе везет: сегодня разогретые!

Даже усвоив за время знакомства, что шутки зеленоглазой следует делить на два, а основной поток подколок и вовсе пускать по касательной, на подходе к пищеблоку лоцман непроизвольно повел носом. Запах оказался настолько неожиданным, что это отразилось на лице. Магда с чувством хлопнула «конвоируемого» промеж лопаток, наслаждаясь ситуацией в полный рост:

— Ну, а я что говорила? Хватай поднос, приборы, в очередь дуй. Да не тормози, а то из двигательного обгонят!

Из дальнего коридора и правда надвигалась крупная шумная компания. Саймон послушно рванул к раздаче, не переставая млеть и восхищаться.

«Определенно, все столовые в белом свете устроены на один манер», — подумалось ему. Живо выкопалась из памяти кантина в Академии, где нагло шагающие прямо в голову очереди курсанты провоцировали волны, толчею и перебранки. Перед внутренним взором даже всплыла пожилая уборщица, гонявшая дронов к пустеющим столам и не забывавшая поворчать: «Пожрут, насвинят, а потом вжу-у-ух! А тарелки кто до мойки донесет?» Еще мелькнула пара кадров из флотской едальни с Тьянтан-Шихуанди, куда он зарулил, запутавшись в указателях. Правда, местного колорита ему вкусить не дали: предупредительный сотрудник живо уволок его в буфет для лоцманов. Но общая картина отличий имела мало.

Снова шевельнув ноздрями, Саймон шепотом уточнил:

— Вы что, правда готовите борщ? Здесь?!

Магда подбоченилась, не забывая следить за очередью.

— А что сложного? Мясо, конечно, биоматричное, сметана в основном тоже. Зато овощи свои, из оранжерей. Забыл, чей корабль?

— Точно, — лоцман щелкнул пальцами. — Заготовки колонистов. Вы встроили теплицы прямо в корпус?

— Повозились, — скромно сверкнули изумруды. — Никогда не думала, что стану так радоваться первым всходам. Пойти, что ли, в фермеры потом…

Полноватый мужчина в фартуке уныло тыкал отверткой куда-то под заднюю стенку раздатчика. На Саймона он отреагировал дежурной фразой:

— Смарт-порт не работает, в роли меню я. Борщ с пулей, без пули?

— С пулей, — подсказала Магда и разяснила «фартуку». — Новенький, не в теме.

— А, — тот почти не отвлекался от отвертки. — Значит, с мясом. Сметана?

— Безусловно.

— Салатик рекомендую, — таким тоном, скорее, можно было рекомендовать ткань для савана. — Хлеб с отрубями, булочки?

— На ваше усмотрение, — Саймон полюбовался, как прикрытые пленкой тарелки выедут на поднос, постоял в стороне, дожидаясь Магды, обвел взглядом зал…

А затем устремился ко вполне конкретному столику. Вернее, устремился бы, если бы не цепкий хват за плечо.

— Так, Ворчун, — зашипели прямо на ухо. — Давай договоримся. С карцером вышла una broma de mierda, признаю. И вообще я девочка, мне можно иногда перегнуть палку…  Особенно если парень в моем вкусе, а стандартные заходы не работают. Но его не трогай, слышишь? Он здесь ни при чем!

Попросив прощения у компании с ближнего столика, лоцман примостил свой поднос к ним на край. Затем медленно развернулся лицом к пожару медных завитков и уставился ярко-синим — в темно-зеленое.

— Мэг. Я могу называть тебя «Мэг»? Спасибо. Так вот, сейчас услышь меня, Мэг.

Та дернулась и сильнее сжала пальцы, до боли в дельтовидной мышце, но Саймон лишь втянул воздух, прикрыл глаза и подождал, когда рецепторы привыкнут.

— Я знаю, что он твой друг. Возможно, больше, чем друг. Не любовник: любовников так не опекают. Ты похожа на старшую сестру, пасущую младшего брата-недотепу. Причем сироту.

Пальцы дрогнули. Хватка стала понемногу ослабевать. Стараясь не спугнуть, лоцман медленно поднял свою ладонь и положил поверх чужой.

— Я понимаю. Думаешь, незнакомо? Очень даже знакомо. Семьи лишь называют Семьями — правильней было бы «фермами». Нас рожают из года в год: чем больше, тем лучше. Дети это дар, дар это влияние, влияние — власть и деньги…  Забота о малышне всегда на том, кому «повезло» появиться на свет первым, вторым, третьим. Да, я наследник. Но в первую очередь я — самый старший брат. Бессовестно бегавший от обязанностей, когда наконец смог, но все же. Я правда тебя понимаю.

Ослабевшую руку пришлось перехватить в падении. Теперь уже Саймон сжимал пальцы — не так сильно, как его собеседница, но притягивая девушку ближе, вторгаясь в личное пространство. Шепот стал едва уловим на фоне гула столовой:

— А еще я знаю вашу тайну, — Магда дернулась, но лоцман усилил хватку. — Ты переигрываешь, дело не только в сестринской заботе. Даю слово Фишера: я не трону этого человека. Он ответит на мой вопрос, только если сам захочет. Никакого давления, никаких манипуляций. А ты — ты проследишь.

Он еще секунду постоял, почти прижавшись к ней. Не ожидая ответа, просто ловя тонкий, живой аромат, звучащий даже среди кулинарных запахов. Затем забрал поднос, снова попросил прощения и вернулся к изначальному направлению.

Сзади рассмеялись, потом кто-то присвистнул и с крепким французским акцентом добавил: «О-ла-ла, Туристку бросили на лопатки!» Конец фразы состыковался с хлесткой затрещиной и новым взрывом хохота. Тряхнув кудрями, Магда обогнала лоцмана и первой финишировала у дальнего стола.

— О, ребята, — Назар оторвался от тарелки и как-то по-детски взмахнул длинными, словно накрашенными ресницами. — Тоже покушать? Чудненько!

Поймав ближайший табурет носком ботинка, Саймон наконец смог утвердиться напротив бородача. Девушка заняла место с торца, словно бдительный арбитр, и сложенные на груди руки подчеркивали избранную роль.

— Да. Кстати, привет. Еще раз. Приятного. Ага.

Подобрать нужные слова выходило непросто, поэтому лоцман мялся и мычал еще пару мгновений. Наконец он шумно выдохнул, стянул с тарелки термопленку и, не глядя, зачерпнул. Вот ведь гадство: кормят вкусно, а надо разговоры разговаривать!

— Назар, — с полным ртом выходило невнятно, зато оправдывало некоторую скомканность. — Есть разговор.

Собеседник улыбнулся, тоже отправил ложку супа куда-то под усы и погладил напрягшуюся Магду по спине.

— Есть, конечно, — улыбка, в отличие от того же Моди, не выглядела фальшивой, не казалась нарочито выработанной для удовлетворения социальных функций. — Ты из тех людей, которые не успокаиваются, пока не найдут все ответы. И до конца не верят, что ответы эти не сделают их счастливее.

— Счастье есть вопрос метафизический, — Саймон наконец справился с «пулей», оказавшейся плотным комком профилированного белка; чем-то средним между клецкой и тефтелем. — А у меня конкретный. Ладно, без околичностей: кто ты, Назар?

Тот аккуратно, не торопясь доел, отложил приборы на край подноса, опер бороду на сложенные один в другой кулаки. Магда, набычившись, сверлила лоцмана взглядом — с укоризной, и в то же время словно прося о чем-то. Вокруг гремели ложками, болтали на добром десятке языков, улыбались, хмурились, смеялись и сердились. Мир был прост — и прямо сейчас он мог стать очень, очень сложен.

— Ты ведь уже угадал, — прервал молчание бородач. — Может, мне и говорить не требуется? Я…  Понимаешь, я это слово ужасненько не люблю.

— Значит, правда, — губы Саймона двигались будто сами по себе, онемевшие и одновременно подергивающиеся, кривящиеся от боли и растерянности. — Значит, «Массачусетский эксперимент»…

— Это разум, — глухо каркнула Магда, поморщилась и отхлебнула из чужого стакана. — Разум лоцмана. Тело лоцмана. И его душа. Его дар.

— Спасибо, Мэг, — глядя в сторону, Назар продолжал гладить соседку по закаменевшему плечу. — Да, я не человек. Я единственный удавшийся эксперимент проекта. Удавшийся — и сбежавший.

Саймон любил море. Но сегодня море тоже любило его: яростно, властно, со всей ненасытностью. Мир, певший свои дальние и близкие песни, вдруг утратил связность, взорвался хаосом и туманными плетями. «Пуля» в желудке оказалась фугасом и рванула по пищеводу обратно…

Ответы действительно не приносили счастья. По крайней мере, не все из них.

Глава 15

— Пей давай. Пей, кому говорю! И блюй. Да не бойся, не на пол. Я пакет добыла.

— Мэг…

— Назар, не сейчас. Я тому повару «пули»-то его пооткручиваю. Нет, ну это ж надо: запороть биоматричный борщ…  Ворчун, блюй, кому сказала!

— Мэг!

— Что?!

— Перестань. Это не суп. Это принятие.

Саймон, наконец нашедший силы разогнуться, отодвинул упомянутый пакет и молча показал Назару большой палец. Потом снова поймал неверной рукой стакан, припал к нему до упора, со всхлипом вдохнул.

— Еще, пожалуйста. Да, Мэг, это не «пуля». Это просто у одного лоцмана нервишки ни к термояду. Как ты там говорила, «перспективы лишен»? Вот она, перспектива-то. А я и правда идиот.

Под ногами суетилась пара дронов-уборщиков, чавкая патрубками и распространяя мощный запах чистоты. Соседние столики смотрели либо сочувственно, либо с иронией. Пара голосов предложила позвать доктора, но их удалось отговорить. «Фартук» на раздаче неприязненно косился, подозревая саботаж и клевету.

Скормив завязанный узлом пакет еще одному из дронов, Магда присела рядом с лоцманом на корточки.

— Ладно, Ворчун, бывает. У меня тоже было…  Почти. Вывернуть, конечно, не вывернуло. Но ты бы видел эту бледную рожу, когда наш красавец поделился своей сказкой…

— Зачем обманываешь, Мэг? — голос у Назара оставался мягким, почти заботливым. Ирония лежала глубоко и тактично не выпячивала себя. — Ты хохотала, хлопала в ладоши и требовала продолжения. Словно я анекдот рассказываю.

— Ничего не понимаешь в людской психике, hermanito, — девушка привстала и ласково встрепала бороду приятеля. — Это защитная реакция. Ворчун блюет, я ржу, Ла Лоба отращивает яйца. Моди видел? Вот пример человека, который вообще забрала не поднимает. Вечно с улыбочкой этой своей.

— Моди неприятненький, — бородач поежился. — Он мне не нравится. Но я понимаю его…  полезность.

— Кстати о полезности, — почувствовав, что петли в желудке и муть в голове отступают на задний план, Саймон вспомнил о цели разговора. — Вот мне как практику одно покоя не дает: подавитель же все это время работал! А ты…

— Ох, Саймон, — улыбка Назара не изменилась. — Обещаешь, что не обидишься?

Тот хлопнул кулаком по левой стороне груди и серьезно произнес:

— Обещаю. Святым Леоновым клянусь. Чтоб мне не шагнуть.

— Мужики-и-и…  — простонала Магда. — Из mierda вылезут — сразу тайны мироздания им подавай.

Тем не менее, она тоже притихла, вернув себя на табурет и облокотившись на стол. Бородач побарабанил пальцами по краю подноса, затем вздохнул еще раз.

— Ты пойми одну штуку: быть лоцманом может каждый…

— Чего?! — у Саймона дернулась бровь, но Магда шикнула:

— Не перебивай! Сам напросился!

— Да, — словно не заметил Назар, — буквально каждый. Нужно только очень, очень хорошо осознавать свое место в структуре пространства-времени. Представлять и видеть себя в узоре вселенной — полностью, изнутри и извне. А для этого — учиться, тренироваться, «танцевать не только ногами, но и головой».

— Ницше?

— Ницше, — согласился собеседник. Уменьшительно-ласкательные суффиксы из его речи пропали полностью. — Пойми и другое: тебе и прочим «природным» лоцманам проще. Вы как зоркие среди близоруких, обладатели музыкального слуха в толпе глухих. Вам не надо представлять, вы и так видите, слышите, ощущаете.

Он помолчал и совсем негромко закончил:

— Но когда вас накрывают глухим непрозрачным колпаком, помещают в камеру сенсорной депривации — вы теряетесь. Потому что до этого всегда шли простой прямой дорогой, освещенной заботливыми фонарщиками, с указателями и верстовыми столбами. Потому что головой танцевать не умеете.

За столиком умолкли. Саймон поймал себя на том, что теперь тоже выстукивает на подносе некий дерганый ритм. Он убрал руки в карманы и покачался на табурете.

— М-да. Что интересно, я действительно не обиделся. Но теперь передо мной стоит цель…  И сидит гуру. А я ведь не отстану, пока не научусь.

За макушкой легонько щелкнуло. Магда, навесившая подзатыльник, покачала указательным пальцем.

— Потом. Все игрушки — потом. Сейчас нам надо добыть Ла Лобе доказательства антилоцманского заговора. Думайте, джентльмены, думайте. У меня голова не для этого, я ей в драке работаю. А вы думайте.

— Стоп, а Сперанца не в курсе? — Саймон помахал ладонями вокруг Назара. Тот покаянно пожал плечами. Изумруды под медью сощурились.

— Ну, Ла Лоба…  догадывается. Причем не о конкретике, а о том, что с hermanito что-то нечисто. Способности — ну, такой вот редкий дар, мутация, наверное. К нам же и прочие самоучки прибились — из тех, кто в вашу Академию не захотел. Так что, похоже, ей хватает, — Магда потерла кончик носа, оскалилась. — Вот Моди, тот рылом своим любопытным, конечно, роет. Но я ему уже выписывала от шлюза поворот пару раз. Нехрен.

Табурет закачался сильнее. Саймон вертел в руках пластиковую вилку, сгибая ее и наблюдая, как черенок возвращается в исходное положение.

— Значит, нам нужна информация. Проверенная, с подписями, печатями. Хорошо бы еще с образцами и пленным в кандалах…

Он застыл и уставился на Назара.

— Стоп. Ты же должен помнить переход до лаборатории! Или я что-то путаю?

Бородач развел руками, улыбка стала грустной.

— Мне помог бежать…  один сотрудник. Позже я назвал его отцом; кажется, ему нравилось. Он объяснял мне устройство мира, учил базовым понятиям…  Сложным тоже. Но еще у него оказались проблемы со здоровьем, а лекарства я добывать не мог — на Эрец-Кохавим колония маленькая, денег не заработаешь, красть не хотелось.

Отдав окончательно опустевший поднос подлетевшему дрону, Назар уставился куда-то на собственные колени. Голос его стал глухим и сдавленным.

— Поэтому мы с ним договорились, что надо частично стереть мне память. Потом. Когда он почувствует, что уходит. Мои…  братья постарались при побеге, разрушив все, что смогли. Но отыскать то место, восстановить его — даже случайно! — не должен был никто.

Борода задрожала. Магда придвинулась ближе и обняла за плечи. Саймон не знал, на чем остановить взгляд, не представлял, что сказать. У него тоже сдавливало горло и мутнело в глазах.

— А когда день настал, я пришел в себя после процедуры и уже многого не помнил. Рядом с домом стоял бот Фогельзанга. Они…  забрали тело. И сказали, что отец попросил приютить меня. Оказывается, он знал их когда-то. Все поверили, что я действительно его сын. Самый настоящий человек.

Почувствовав, что нервы, сдающие второй раз за день — это перебор, Саймон вдруг четко понял, как следует поступить. Он залез в меню смарта, немного там повозился, затем скомандовал:

— Так, слушай меня. Все отключаемся. Вглухую, полный ноль. Да, и питание тоже. Нас не должны засечь ни под каким диапазоном.

— Засечь — где? — опасливо уточнила девушка. — Мне, конечно, нравятся решительные мужики, но может, ты скажешь?..

Лоцман мотнул головой. Он уже чувствовал цель, оставалось лишь сделать шаг. Убедившись, что его призыву вняли, Саймон схватил соседей за плечи…

Они вышли из перехода в живую тишину. Поскрипывали «корабельные» сосны, шелестели березы, где-то вдалеке предупредительно звякнул велосипед. Между парой архаичных деревянных домиков, выкрашенных один в грязно-коричневый, а другой — в насыщенно синий цвет лежала узкая полоса настоящего асфальта. Из-за угла, подпертого будкой с кириллической надписью «ГАЗ ПРОПАН», выбежала полосатая кошка. Посмотрела на незваных гостей, высокомерно задрала хвост и скрылась в ближайшей клумбе.

— Где мы? Ворчун, ты уверен, что не дал маху?

Озиралась Магда с интересом. Даже подошла к ближнему из домов, провела пальцами по доскам обшивки, удивленно уставилась на хлопья отставшей краски. Назар тоже крутил головой, но держался скромнее и ничего не трогал. Саймон выдержал паузу и театрально развел руками:

— Добро пожаловать на родину человечества! Земля как она есть.

— Мне казалось, тут должно быть как-то…  потехнологичнее, — девушка хмыкнула и принялась вытирать налипшее об комбез. — Даже в самых отсталых колониях…

— Мы не в колонии, — мягко перебил лоцман. — Мы на Земле. А Земля это не только техника, флот и большие деньги. Прямо сейчас мы находимся в одной из исторических зон — в Курортном районе старого Санкт-Петербурга. Здесь все восстановлено до состояния восьмидесятых годов двадцатого века и по возможности законсервировано. Можно сказать, тут у них огромный музей, отреставрированный по цифрокопиям фотографий, редких кинопленок и еще более редких записей из подлинных бумажных дневников.

— Санкт-Петербург…  — Назар наморщил лоб. — Бывшая столица Российской Федерации?

— Очень недолго, — поправил Саймон, — ровно до Большого Блэкаута и Большого Объединения. Хотя у русских это стало чуть ли не национальным хобби: перетаскивать столицу из Москвы в Петербург и обратно. Мы же сейчас в поселке Песочный. Интересное место со своей историей…  Кстати!

Он сверился с механическими часами, висевшими на углу дома, и энергично поманил спутников рукой.

— Еще пара минут — и будет любопытно.

Троица обогнула коричневый дом. Мимо проехал услышанный еще издалека велосипедист, вежливо приподнял шляпу. Транспорт и наряд у него выглядели такими же древним, как и постройки вокруг.

— Одно из условий постоянного проживания в исторической зоне, — шепнул лоцман, — соблюдение аутентичности. Не поверите, сколько находится желающих. Многие даже смартами не пользуются, чтобы не терять чувства эпохи, так что нам не удивятся. Но я не это хотел…  О, вот! Надо же, и расписание не изменилось.

На самом деле уже некоторое время из-за дальних домов доносился гулкий, пульсирующий шум, похожий на сердитое дыхание опаздывающего бегуна. Но буквально пару секунд назад в дыхании появились железные, лязгающие нотки. Еще через мгновение в просвете дороги, залитой все тем же старинным асфальтом, неспешно, величаво прогромыхало нечто темное, зеленое с черным, полускрытое дымом и паром. У Магды медленно отвисла челюсть.

— Паровоз! Нет, вы видели? Паровоз же! Нам про такие в школе…  Ja pierdolę, настоящий паровоз! Merde, мне никто, никто не поверит! — она вдруг запнулась и посмотрела на Саймона с подозрением. — Подожди, но разве в конце двадцатого века еще пользовались паровой тягой?

— Ходят споры, — уклончиво ответил лоцман. — В любом случае, туристам нравится. Тебе же понравилось? Вот. Думаю, в подобных случаях строгая историческая достоверность может слегка подвинуться.

— Красивенько, — вздохнул более сдержанный Назар. Впрочем, его глаза тоже искрились от восторга. — Но, как я понимаю, обратного рейса мы не дождемся?

— Увы, нет. Конечная у поезда нескоро. И мы сюда изначально шли не за этим, — Саймон ободряюще улыбнулся и подмигнул. — Просто я не мог не показать.

Он развернулся и направился к синему домику. Поднялся на невысокое крыльцо, потянул за ручку тяжелой, собранной из толстых досок двери, тщательно вытер обувь о вязаный половик. По скрипучей, крутой, выкрашенной в темно-бордовый цвет лестнице поднялся на второй этаж, кивком поприветствовал женщину с высокой, неестественно завитой прической.

— Здравствуйте. Я бы хотел заказать междугороднюю связь.

— Кабинка номер три, — та тоже кивнула, очевидно стараясь, чтобы конструкция на голове не рухнула набок. — Код знаете? Если что, на столике справочник.

— Код чего? — зашипела в спину Магда, когда Саймон устремился к матовой стеклянной дверце, украшенной заветной цифрой. — Какая еще в culo связь? Это что, и есть твой великий план? Секретный канал данных в музее?

— Секретнее некуда, — буркнул лоцман, загоняя остальных внутрь. — Им уже лет двести как никто не пользуется. Кроме тех, кто в курсе.

На невысоком полированном столике в откровенно тесной кабинке стоял аппарат, при виде которого у Назара поднялись брови. Магда вознамерилась решительно требовать объяснений, но Саймон сделал страшное лицо. Он поднял изогнутую трубку, соединенную с основным корпусом витым кабелем, зачем-то покрутил диск на передней панели, прислушался к монотонным гудкам. Затем негромко сказал в пустоту:

— Алло, Кирилл? Это Саймон. Мне нужно с вами кое-что обсудить.

Часть третья

Глава 1

Застать Кирилла Мягкова в собственном кабинете — задача не из простых. «Серый кардинал» Фишеров постоянно перемещался в пространстве, предпочитая личные контакты сетевому общению. Впрочем, даже такому человеку иногда требовалось замереть, подобно пауку в засаде, и усвоить очередную плотную информационную сводку. Тогда он без колебаний устраивался в полутьме за рабочим столом, открывал масштабный интерфейс, могущий с непривычки вызвать головокружение, и работал. Неторопливо, деловито, эффективно.

На углу стола обитал прибор, о котором среди прочих сотрудников ходили слухи — один фантастичнее другого. Никто никогда не видел, чтобы Мягков притрагивался к устройству. Никто никогда не видел, чтобы оно издавало какие-то звуки, мерцало индикаторами или шевелилось. Однажды даже случился некий инцидент, когда завхоз предложил переставить это в личный музей Семьи Фишер — в архивный отдел. Кирилл тогда ничего не ответил. Он только продолжал невыразительно смотреть своими бесцветными, сонными глазами, практически не моргая и, кажется, не особо дыша. В итоге завхоз не выдержал и скомандовал отступление, а прибор продолжил нарушать фэн-шуй на своей позиции.

Сейчас аппарат впервые за многие, многие годы орал, вибрировал и подпрыгивал. Мягков смотрел на него с интересом. Потом, проведя двумя пальцами по лбу и украдкой вздохнув, поднял трубку.

— Алло, Кирилл? — донесся чудовищно искаженный, но знакомый голос. — Это Саймон. Мне нужно с вами кое-что обсудить.

Выждав пару секунд и кивнув чему-то, Мягков ровным тоном произнес:

— Здравствуйте, Саймон. Рад, что вы живы. И похоже, у вас все хорошо.

— Анализ тембра провели? — засмеялись на той стороне трубки. — Что, даже с такими помехами? Понимаю. Кирилл, вы помните дачу?

— Несомненно, — одновременно с беседой свободная рука «консильери» двигалась над столом, разворачивая таблицы данных, фиды со спутников и наземных камер, составляя краткие запросы и пролистывая не менее краткие ответы. — Когда мне требуется прибыть?

— Когда проверите, что там чисто, — голос посерьезнел. Мягков чуть отодвинулся от трубки и посмотрел на нее по-новому, без привычной сонливости век. — Мы пойдем пешком, это минут двадцать, если не торопясь.

— Вы с компанией, принято, — снова кивок, который никто, конечно же, не мог видеть. — А я?

В динамике зашуршало. Кажется, на заднем плане шепотом спорили. Можно было включить усиление и фильтрацию сигнала, но не имело смысла. Похоже, все нужные данные упадут в руки Кирилла Мягкова, как рекомое яблоко на голову Исаака Ньютона: сами и в свой срок.

— Вы — лучше один, — наконец решительно свистнула трубка. — Есть причины.

— Несомненно, — Кирилл умел не настаивать. — Двадцать минут. Дача. До скорой встречи, Саймон.

— До скорой, — несущий сигнал мелко загудел. Трубка легла на клавиши. Будто не велось по нему только что никакого разговора, аппарат успокоился и заснул. Вероятно, опять на многие, многие годы.

* * *

— Я одного не понимаю, — сказала Магда, когда они свернули с гравийной дороги на совсем мелкую тропку. — Все эти дома…  Двадцатый век, да? Их же вроде строили едва не вручную. И каждый выглядит так, словно стоит на своем месте не меньше десятка лет — ну, я не очень шарю, но примерно. Вопрос! Где вся та армия реставраторов с кисточками и этими…  молотками, во! — которая поддерживает иллюзию?

Она сорвала сочную костянку малины и кинула в рот. Назар, топая в хвосте, молчал, улыбался и вертел головой. Казалось, он старается впитать и запомнить решительно все увиденное, услышанное и даже учуянное. Саймон тоже запустил ладонь в малинник и добыл пару ягод:

— К вопросу о технологиях. Конечно, если ты колупнешь краску на ближайшем доме, она окажется той самой, масляной на основе олифы конца двадцатого века, двести процентов аутентичности. Но когда ты отойдешь подальше, на месте царапины вырастет новый слой. Тот же цвет, та же текстура; уже изрядно состаренный и в трещинах. А малина, которую ты слопала, завтра созреет заново.

— Полиморфные нанофабрики, — спокойно заметил Назар. — Очень дорого и очень энергоемко. Земля действительно богатая планета, — он снова улыбнулся. — Но красивенько. Правда.

Девушка с подозрением уставилась в кусты.

— Стоп, то есть, я сожрала?..

— Да настоящая она, настоящая, — поймав губами одну из ягод с ладони, Саймон протянул вторую Магде. — На, не бойся. Слышал, в колониях за крохотную упаковку ломят дикие цены.

— А и fosz c ним, — та ухватила лоцмана за запястье и притянула чужую руку ко рту. — Верно говорят: дают — бери. Уж не хуже биоматричной «пули».

В какой-то момент Саймон отчаянно пожелал стать андроидом. Судя по жару, потекшему со скул на уши, господин Фишер сам сейчас напоминал спелую малину — цветом. Ему показалось, или это был кончик языка?!

Впрочем, Магда либо не заметила такой садово-огородной мимикрии, либо сделала вид. Да и внимание ее уже переключилось на новое действующее лицо, вернее, морду.

— Слушайте, сколько же их здесь? Kočička, кис-кис-кис! Какая ты красивая!

— Это кот, — справился с гормонами Саймон, приседая и протягивая уже пустую ладонь. Молочно-белый, но с черными шапочкой и спинкой, пушистейший зверь повел желтыми охотничьими глазами и бдительно ткнулся носом. — Его зовут Кузьма, он местный. Охраняет территорию.

— Охраняет…  в каком смысле?

— В прямом. Еще минуту назад физически его в тех кустах не было. А сейчас он нас сканирует и сверяет с базой данных. Меня уже сверил, по крайней мере.

Потеревшись лбом обо все наличные коленки, Кузьма затарахтел, словно старый компрессор, и принялся умываться. Магда почесала живой сканер за ушком, устремилась вслед лоцману.

— А как ты понял? Чутье? Или это ваш?

— И то, и то, — Саймон обогнул примыкавший к тропинке шалашик, мимоходом заглянул внутрь, о чем-то вздохнул. — Некогда один из старых Фишеров выкупил право ходить сюда в любое время. Большие деньги за частный домик в музее. Еще больше — за то, чтобы любые записи о сделке исчезли. Совсем, абсолютно. После этого служба безопасности буквально прочесала участок, а потом засеяла заново. Не удивлюсь, если та малина тоже просветила тебя изнутри.

Не давая девушке возмутиться и перейти к рукоприкладству, он замер, придерживая спутников.

— Отлично, Кирилл уже на месте. Один, как я и просил.

— Откуда тебе знать? — передумав воспитывать вредного лоцмана, Магда закрутила головой. — Может, звонок перехватили в Четвертом комитете. А вокруг засада — вне радиуса твоего чутья.

Вместо Саймона ответил Назар, тоже внимавший эфиру последние несколько метров:

— Мэг, это так работает. У них…  у нас, у лоцманов, — улыбка стала слегка неловкой, — есть один секретик, о котором не распространяются. Своих мы чувствуем лучше, дальше и точнее. Что-то связанное с даром: активный радарный пункт засечь ведь проще, чем тихонько дрейфующий катер, верно? Я вот не знаю человека в доме, но помню, как его сигнатура мелькнула в тюрьме. И думаю, меня он тоже запомнил.

— Не просто запомнил, — серьезно сказал Саймон, — а записал. В маленькую черную книжечку. Это же Кирилл Мягков.

Они обогнули яблони и грядки с земляникой. На крыльце, уютно укрытом нижними ветвями ели, что росла из груды принесенных ледником валунов, прямо на ступеньках сидела серая, слегка неуклюжая фигура. Она приветственно помахала и поднялась, отряхивая брюки.

— Здравствуйте еще раз, Саймон. Теперь могу сказать, что рад вас видеть. И ваших спутников тоже. Пойдемте, я поставил чайник.

Кухонный стол пришлось разложить, иначе все бы не уместились. Подпирая старый, оцарапанный сбоку холодильник, Мягков повел вдоль батареи кружек и мисочек.

— Черный, зеленый, травы. Печенье — я взял на себя смелость принести овсяное. Варенье из черники, малиновое…

Магда двинула подбородком и выразительно потерла живот.

— Спасибо, мы ваших сенсоров уже наглотались. Хотя пахнет…  — она втянула клубы пара и слегка отмякла. — Давайте с травами.

Чайнички и прочая посуда смешались, мягко загремели, как способен старинный фаянс. Надкусывая печенюшку, Саймон с чувством произнес:

— Только вы так умеете, Кирилл. Отец бы приволок ящик виски и полуторачасовую речь о Семейных ценностях.

— Кстати, — заметил Мягков. — Безотносительно результатов беседы: мне что-либо передать Соломону?

Печенье стало поперек горла. Схватившись за кружку, Саймон едва не обжег пальцы, а позже — губы и язык. Назар с независимым видом смотрел в окно. Магда замерла с поднятой рукой, вовремя вспомнив, что лупить поперхнувшегося по спине нельзя.

— Не надо, — смог наконец выдавить лоцман. — Думаю, не стоит, — он откашлялся крепче, хрип в голосе почти исчез. — Отец, он…

Выждав немного, Кирилл кивнул.

— Кажется, я понимаю. Глава Семьи Фишер, при всем уважении, человек непосредственный. Как лидер, он харизматичен и вызывает желание следовать за собой. Как хранитель тайны…  — улыбка скользнула, словно случайный сквозняк, — А вы до сих пор считаетесь пропавшим без вести. Так что я готов умолчать о нашем с вами разговоре, если таковы будут распоряжения.

— К разговору, да, — Саймон все же справился и с чаем, и с выпечкой. — Я постараюсь вкратце, чтобы не отнимать много времени. Так вышло, что работая на Четвертый комитет, я стал свидетелем предательства его замглавы, Анжело Оосавы.

— Предательства? — сонные, вязкие веки Мягкова дрогнули и приподнялись. — Чего или кого?

— Меня, — слово упало на стол, словно рыцарская перчатка. — Моего разведывательного отряда. И, вероятно, Профсоюза.

— Так, — подождав пару секунд, Кирилл шевельнул пальцами, очевидно, стенографируя беседу. — Я слушаю очень внимательно.

— Скорее всего, вы в курсе, что нас отправили на Ильмаринен, — Кирилл чуть наклонил голову, давая понять, что разведка Семей не спит. — Какие новости поступали после этого?

— Произошли столкновения сил ООН и террористов, — у Мягкова имелся фирменный «докладной» голос. — В официальных каналах, естественно, тишина. Тогда же оказался утерян контакт и с вами. Соломон знает, но держится неплохо; виду не подает. Вашей матери мы не сообщили…

— Psia krew! — не выдержала Магда и взмахнула кружкой. Она даже подпрыгнула на стуле, по счастью, ничего не задев и не разлив. — Это же мать! Мама! Саймон, ты даже не спросил!.. А вы, вы…

Когда емкость наконец опустилась на стол, не иначе как чудом удержав содержимое, Саймон очень тихо произнес:

— Я ведь говорил тебе про «фермы». У нас с матерью никогда не было ничего, похожего на близость. Порой мне даже мнилось, что младших братьев и сестер она любит больше. Нормальная ситуация для старшего ребенка в семье. Более чем естественная — в Семье лоцманов.

Он допил, прочистил горло и уставился туда же, куда и Назар: на куст рябины, по которому прыгали два свиристеля, ошибшиеся с видами на урожай. Голос стал буквально чуть-чуть громче.

— А отец всегда гордился наследником, всегда занимался мной. Бегая от его досужей опеки, от наущений и морализаторства, от попыток втащить на помост и подставить под объективы, я ощущал: ему не все равно. Пусть и небескорыстно.

Он откашлялся еще, бросил взгляд на Мягкова.

— Какой срок? Я слегка запутался в датах последнее время…

— Тридцать восьмая неделя, — не задумываясь, выдал тот. — Ждем со дня на день.

— Ну вот и не сообщайте, — резюмировал Саймон. — Не время и не…

Он махнул рукой. Магда открыла было рот, медленно закрыла. Скулы ее подозрительно задрожали.

— Прости. Прости, я не знала…

— Ты не обязана, — со всей возможной мягкостью сказал Саймон. Потом тон его обрел деловитость: — Ладно, давайте закончим. После упомянутых «столкновений» я близко познакомился с…  представителями Новых Автономий.

— Так, — повторил Мягков. — Это интересная формулировка.

— Пусть останется такой, — лоцман выразительно посмотрел в глаза собеседнику. — Как мне удалось выяснить, все так называемые «теракты» явились результатами глубокого взаимного недопонимания. А дальше мы вступаем на почву предположений, которые вам предстоит проверить.

— Хорошо. Слушаю, — пальцы Кирилла продолжали двигаться, фиксируя. Саймон набрал воздуха поглубже, зажмурился — и выдал на одном дыхании.

— Проект «Массачусетский эксперимент» оказался прикрытием. Цель — не искусственный разум, цель — искусственные лоцманы. Есть обрывочные сведения об использовании генома Семей. Есть косвенные признаки, что вся кампания вокруг терактов направлена против Профсоюза. Есть предположение, что кто-то в Генеральной ассамблее ООН хочет убрать лоцманов и заменить их андроидами. Пока это все, что у меня есть.

Мягков замер. Его глаза распахнулись широко — шире, чем когда-либо до этого, — и стало видно, как на самом деле глубок и периливчат их кажущийся блеклым серым цвет. Затем Кирилл едва заметно дернулся, веки вернулись на исходные, пальцы снова забегали над поверхностью стола.

— Так, — произнес он в третий раз и замолчал. Саймон посмотрел на него с сочувствием и предложил.

— Может, еще чаю?

Глава 2

Похоже, политика все-таки догнала Саймона Фишера. Да, та самая политика, которую он терпеть не мог, которой избегал, в которой наивно надеялся обойтись без долгов и зависимостей. «Пассивная оборона», «я как лист на ветру…» Глядя вниз с холма, на который с таким трудом поднялся, лоцман смотрел на себя бывшего, себя прошлого и прошедшего. Он одновременно сочувствовал и завидовал этому парню, такому ершистому — и такому наивному.

Однако достигнутая точка все еще не являлась самой высокой в цепи вершин, которые предстояло взять. Следовало тщательно выбирать из множества троп, ведущих к океану смерти, чтобы не заплутать кривой, глухой окольной дорогой. Поэтому, подлив ароматный зеленоватый настой в чашку Мягкова, Саймон придержал протянутую руку за рукав.

— У меня есть одна просьба.

Кирилл терпеливо внимал. Прикинув формулировки, лоцман выпустил ткань пиджака из пальцев и обвел ими, сложенными в щепоть, своих спутников.

— Как я упоминал раньше, все пресловутые «теракты» — не более чем ошибка. Убыточная для дела, убыточная для репутации — для всех репутаций. Трагическая — для Семьи Аль-Азиф. Но ошибки заслуживают вторых шансов. Я хочу, чтобы при рассмотрении дела в комплексе Профсоюз приложил максимум усилий для объективного расследования. Повторюсь: самого объективного. И самого беспристрастного. Особенно когда речь пойдет о роли организации под названием «Фогельзанг».

Сжав кулаки, Магда кинула на Саймона взгляд исподлобья. Затем ее напрягшаяся спина обмякла, девушка шумно выдохнула и вернулась к чаю. Мягков по очереди задержал взгляд на каждом из присутствующих.

— Я так понимаю, это плата Семей за предоставленную информацию?

— Да, вы понимаете верно, — ровно произнес лоцман. — Нет, официальные представители Новых Автономий не в курсе. Там…  — он усмехнулся и процитировал: — Там «все сложно».

Мягков кивнул, как чему-то самому собой разумеющемуся. Впрочем, в его картине мира «сложно» наверняка являлось чем-то не самым приятным, но регулярным, вроде необходимости чистить зубы с утра, вечером и между приемами пищи. Человек иного склада характера просто не стал бы связывать свою жизнь с Семьей Фишер.

Он допил чай, встал, чуть склонил голову в сторону Саймона.

— Повторюсь: рад был вас видеть. Задачу усвоил, к выполнению приступаю немедленно. Когда подразумевается следующая встреча?

— Договориться заранее — мысль, — встав следом, кивнул Саймон. — Я пока не могу светиться в сети, сами понимаете, так что связи не будет. Что, если здесь же, спустя сутки? Вы успеете что-то нарыть?

— Я постараюсь, — улыбка-сквозняк вновь пробежала по тонким, бледным губам. — До встречи, Саймон. Будьте осторожнее.

Прикрыв глаза, Кирилл сложил ладони перед собой и исчез. Назар, не отлипавший от окна все это время, повернулся к остальным.

— Спасибо, — очень серьезно сказал он, макая печенье в чай и откусывая. — Я ценю.

— Что? — бровь Саймона слегка поднялась. Бородач шевельнул усами, в глазах мелькнула искорка.

— Ты не сказал ему про меня. Хотя мог — для весомости доводов. Раньше я думал, только Магда понимает, насколько мне…  страшно. Еще понимал отец, но его больше нет. А теперь вот еще есть ты.

Саймон едва не поперхнулся снова, но вовремя выдохнул и воззрился на собеседника, уперев ладони в столешницу.

— Слушай, для андроида ты немножко дурак. И можешь обижаться, сколько угодно! Просто запомни одну вещь: друзей не сдают. А ты…

Он не закончил. Искорка, привидевшаяся ему в грустных карих глазах, которые спрятались, сбежали под копну густых волнистых волос, скользнула по смуглой щеке. Плечи Назара задрожали. Гомункул, созданный из чужой ДНК; киборг, скроенный по чертежам и сметам; лоцман, дар которого оказался сплетен в пробирке…  Один из самых человечных людей, что встречались Саймону в жизни, плакал.

Магда опять сердито запыхтела, притянула за шею одного спутника, поймала второго, сжала объятия покрепче.

— Ну, мужики, ну вам дай только повод, сразу влажность в помещении возрастает…  А я все считала, что cojones в нашей компании должны быть немножечко не у меня. Саймон, ты bakayaro, конечно. Но merde, я рада, что у меня теперь есть такой друг. У всех нас.

Ее изумруды тоже подозрительно заблестели. Отпустив остальных, она демонстративно заглянула в кружку, в другую, в вазочку с печеньем. Цапнула последнее и замычала, пережевывая:

— На будущее: когда я волнуюсь, я не только ржу, я еще и жру, как не в себя. Господа лоцманы, вы как планируете досидеть до завтра — на синтетической малине? Или поймаем того кота?

— Кузьму не трожь, — улыбнулся Саймон, тоже украдкой вытирая скулы. — Он страшен в боевой форме. Да, и такая есть. А давайте-ка сделаем вот что…

Он прошелся по небольшой кухне, составил чашки в раковину под рукомойником, щелкнул пальцами.

— Как насчет самой большой в мире ванны, душевной компании и стейка из тунца?

— Чего? — только и успела раскрыть рот Магда.

В следующее мгновение Саймон шагнул, и их окутал ядовитый клуб табачного дыма. Пока девушка откашливалась, Анджей Фишер, не дернув веком, сделал еще одну затяжку, встал, обошел гостей и выдохнул с подветренной стороны.

— Прошу прощения у дамы. Саймон, я разделяю философию Иясу об удовольствии от нежданной встречи…  Но мерзавец, я же волновался!

Он распахнул пончо и надвинулся на племянника. Последний, чувствуя, как опять перехватывает горло, пошел на встречный курс.

— Прости. Так надо было. Так надо. Прости…

Сигарета полетела на палубу, где ее поймал дрон-пепельница. Пончо захлопало Саймона по спине. Снизу, из трюма грозно зарычали:

— Анджей, кто там? Опять журналисты? Вяжи их, я знаю рецепт «длинной свиньи» с чесноком и карри!

Трап загудел под тяжелыми шагами. Иясу Гэбрэ, помахивая окровавленным тесаком, вынырнул из недр яхты, словно джинн из лампы. Осознав расклад, он застыл, пару секунд пошевелил губами, а потом бросился на гостей.

— Ойя, Сэмми! Живой! Живой ведь, и во плоти! Ну все, я обещал надрать тебе задницу? Я надеру! И вам надеру, за компанию! — он успел по паре раз обнять слабо сопротивляющуюся Магду вместе с Назаром, который благоговейно таращился в горизонт. — Но не раньше, чем накормлю! Признавайтесь, кто самый голодный?

— Она, — нашел в себе силы отлипнуть от дяди и ткнуть пальцем Саймон. — Так, на память не полагайтесь, все равно придется переспрашивать. Магда Маричкова, моя…  подруга. Анджей Фишер, мой дядя. Тот самый. Иясу Гэбрэ, друг «того самого» дяди. Назар, тоже мой друг. Ну, меня все знают.

— Знают его…  — фыркнула девушка и протянула руку. — Самомнение, смотрю, никуда не делось.

— О, вы бы видели его в детстве, — ответил рукопожатием Анджей. — Такой был очаровательный ежик. Ужасно ранимый, но вечно колючками наружу. И тоже с самомнением.

— Вот давайте сейчас не об этом! — запротестовал лоцман, перехватывая внимание. — Напомни, в этом районе можно купаться?

— Акулы водятся, — задумчиво подмигнул старший Фишер, — но я поставил отпугивающие маячки. Сейчас карту скину …

— Прости. Мы без смартов.

Взгляд Анджея стал глубже. Не тяжелее, а именно глубже, будто вмещая в себя новую, изменившуюся картину мира. Он изучил фигуру Назара, еще раз присмотрелся к Магде, опустил веки и потер крылья носа.

— Ладно, тогда просто не отплывайте далеко. И у меня где-то валялись плавки — как раз для случайных, таинственных гостей…

Плавать андроид, естественно, не умел. Это, впрочем, не мешало ему с восторгом качаться на волнах, держась за пару связанных спасательных кругов. Магда, крепкую фигуру которой уверенно подчеркнула бирюзовая адаптивная ткань купальника, рассекала вокруг, бдительно поглядывая. Кажется, в защиту от акул она не сильно верила. Саймон полюбовался зрелищем, а потом окунулся с оксигенатором. Он достал до дна — яхта зависла на мелководье — и теперь грелся, подставляя бока закатному солнцу.

— Душ работает, опреснитель я недавно менял, — заметил Анджей, закуривая вновь. — Твои друзья раньше не видели моря. По крайней мере, бородатый.

— Он много чего не видел, — лоцман втянул знакомые с детства запахи, широко улыбнулся и откинулся на фальшборт. — Только это не моя тайна. Потом, когда-нибудь, когда все закончится…

— Ты вырос, Сэм, — негромко произнес старший Фишер. — Больше не мечешься, не сомневаешься. Место в мире увидел?

— Да нет, и мечусь, и сомневаюсь, конечно, — улыбка Саймона стала еще шире. — Но насчет места…  Я стал к нему определенно ближе. Правда, теперь пошли другие вопросы: туда ли я стремлюсь? Верно ли выбрал путь? Выдержу ли на нем? Тяжело.

— Тяжело, — Анджей кивнул, и дым развеяло бризом. — Но ты не жалуешься. По-моему, ты и сам осознаешь: время подобных вопросов прошло тогда, когда некто Саймон Фишер принял свое первое по-настоящему самостоятельное решение. Знаешь, я горжусь.

Он еще раз затянулся и тихо добавил:

— И Соломон тоже будет гордиться. Давай, не затягивай там. Он правда переживает.

Саймон хотел было что-то сказать — возразить, согласиться, задать вопрос. Но в этот момент из темных, пышущих дивными ароматами глубин снова донесся рокот:

— Так, поплескались — и будет. Анджей, тащи молодежь на камбуз. Я что, зря запасы размораживал?

— А вот это серьезно, — отметил Саймон. — Ты хочешь с ним ссориться? Я бы не рекомендовал.

Над палубой грохнуло хохотом. Выуженнные из пены морской и по очереди запихнутые в душ гости проследовали к столу. А что творилось потом, человеческий язык передать вряд ли способен — разве что непосредственно в мозг, через нервные окончания вкусовых сосочков. Можно только упомянуть, что, по словам самого Анджея Фишера, «господин шеф-повар Гэбрэ в этот вечер прыгнул выше головы, чудом не разбив ее о притолоку». То есть, имел место чистый кулинарный восторг.

— Слушай, твой дядя отличный, — после ужина Магда уселась на самом носу яхты, глядя вдаль, в сторону едва заметных огней архипелага. — Его что, действительно родня невзлюбила только за то, что с мужиками спит? Бред какой.

— Не родня, — поправил Саймон, устраиваясь рядом. — Отец. Его отец, мой дед. Впрочем, и родня тоже…  Это все Семейные заморочки. Теперь ты понимаешь, почему я вырос таким…

— Мудаком, — нежно проворковала девушка. Она придвинулась ближе и взяла лоцмана за руку. — Но ты же знаешь этих дурноватых баб. Социофоб? Отлично. Алкоголик? Прекрасно. Мудак? Заверните двух!

— Пф! — вместо саркастического смешка вышло какое-то жалкое фырканье. — Шутке лет двести! Не меньше.

Пытаясь контратаковать в словесной баталии, Саймон снова ощутил, как превращается в малиновую костянку: и по цвету, и по степени наличия интеллекта. Магда потянулась, не выпуская его ладонь, и парировала:

— А потому что ничего не меняется. Мужчина, женщина, «от ненависти до любви». Даже если ты сама всю жизнь всех строила и видишь каждого caralho насквозь…  Слушай, где Назар?

— Где-то на корме. Анджей выдал ему шезлонг и плед: укатали андроида гастрономические изыски.

— Не называй его так, — это прозвучало негромко. Без нот угрозы, обычная просьба. — Он действительно не любит.

— Я стараюсь, — покорно вымолвил лоцман. — Просто я и вправду мудак. И шутки у меня мудацкие.

— Ладно, — кивнула Магда, укладывая голову ему на плечо. — Но только шутки.

Она помолчала еще секунду. Потом голос перешел в шепот:

— А здесь каюты запираются?

Вот теперь мозг Саймона заискрил от лихорадочной работы мысли. Он повертел головой, поймал идею, прикинул переход и шагнул.

Оба рухнули на жалобно заскрипевший диван, застывший в разложенном виде не меньше пары веков. Сам мебельный раритет стоял в углу уютной, полутемной, смутно знакомой комнаты. За дверным проемом зашуршало, внутрь заглянул бдительный Кузьма. Убедившись, что это опять свои, он махнул хвостом и ушел мышковать в чулан. С кухни еще доносился запах заваренных днем трав.

Ойкнув, Магда едва не свалилась с лежбища, но умело перекатилась и стала в стойку.

— Шуточки у тебя, Ворчун! Ну-ка, иди сюда: посмотрим, у кого лопатки на маты лягут!

— Мэ-э-эг, — простонал Саймон, — я же поел! И ты, к слову, тоже.

Ухмылка девушки окончательно превратилась в хищный оскал. Она медленно облизнулась и потерла руки.

— А никто не обещал, что будет легко.

Расстегнутый комбинезон упал на пол. Саймон сглотнул и потянулся к застежкам на штанах…  Но сделать это самостоятельно ему так и не дали.

Глава 3

Во сне Саймон видел Назара. Тот стоял на вершине ржавого, поросшего редким кустарником холма и что-то втолковывал собравшимся вокруг людям. Слушатели, все как один бородатые мужчины в подозрительно знакомых длинных рубахах, всплескивали руками и явно порывались «лектора» от чего-то отговорить. Из-за спин появилась стремянка; андроид, продолжая вдохновенно вещать, забрался на первую ступеньку, вторую…  пятую…  двадцатую. Фигурка в мешковатой одежде поднималась все выше и выше, и лоцману уже приходилось задирать голову, и бородачи у подножья лестницы падали на колени, рвали на себе рубахи и посыпали головы пылью.

А потом Саймон, чувствуя, что шея дальше не гнется, начал заваливаться на спину…  И проснулся от грохота. Оказалось, Магда, одетая в одну футболку — в его футболку! — сражалась с холодильником. Тот, свято блюдя заветы многовековой давности, не поддавался. Зевая и потирая шею, Саймон зашел сбоку и повернул длинную, тяжелую рукоять.

— С добрым утром, — он развернулся к умывальнику и с удовольствием зашипел от холодной, практически ледяной воды, брызнувшей в ладони.

Сзади раздались сдержанные триумфальные вопли. Похоже, в шаблоне нанофабрики все-таки подразумевалась еда, и Магду не смущало ее возможное происхождение. Догадка оказалась верна: когда с гигиеной стало покончено, на огромном блюде посреди стола уже громоздился бутербродный холм. Вспомнив сон, Саймон передернул плечами и направился к газовой плите.

— Твой Мягков зеленый чай пьет? — мимоходом чмокнув лоцмана в щеку, девушка рылась в баночках на полке. Чайнички и кружки, естественно, уже стояли там, пустые и вымытые — дом ненавязчиво заботился о своих обитателях.

— Предпочитает, — Саймон попытался поймать «хозяюшку» за талию, но получил чайной ложечкой в лоб.

— Отставить, боец! Я сейчас разомлею, на ласки потянет, и тут же заявится этот хмурый тип. Оmluvte mě, я о карьере порно-звезды пока не думала!

— Пока? — не удержался лоцман, на этот раз успев сблокировать.

Магда свирепо засопела, изумруды засверкали под всклокоченной медью. Правда, ненадолго: чай стыл, и бутерброды безгласно взывали с тарелок. Конечно, это не могло сравниться со вчерашним ужином, исполненным профессионалом своего дела. Но вы когда-нибудь завтракали в абсолютно пустом загородном доме, вприкуску с ароматом еловых шишек и прошлогодней хвои, преющей на крыше, в компании с человеком, который возмутительно прекрасным образом не дал вам выспаться?..

Увы, все, что имеет начало, имеет и конец. Когда чашки показали дно по второму разу, девушка начала хмуриться. Она поискала взглядом часы, нашла тикающий на холодильнике будильник и уточнила:

— Это точное время?

— Да, ты права, — Саймон тоже покосился и деловито дожевал хлеб с колбасой. — Опаздывает Кирилл. Не похоже на него.

Рыжий вихрь метнулся в комнату, едва не уронив стул. Зашуршало, затопало — и Магда широким шагом вернулась обратно. В лоцмана полетел темный спутанный ком.

— Одевайся. Мы идем за Назаром.

Саймон отделил от текстильного хаоса футболку и неспешно принялся ее выворачивать на нужную сторону. Щекой ощущая раскаленный взгляд, он намеренно не торопился, мысленно отсчитывая: «Четыре. Три. Два…» На «один» рвануло.

— O ja pierdolę! Ты долго там копаться будешь? Кварк меня дернул связаться с лоцманами: один свалил и пропал, второй застрял где-то посреди Тихого Океана, третий мне нервы на beytsim наматывает!!!

Вздохнув, лоцман отложил одежду на свободное место с краю стола. Развернулся в сторону «взрыва». Выдержал золотисто-зеленую яростную волну и негромко хлопнул в ладоши.

— Хватит.

— Что хватит?.. — взвилась было Магда, но Саймон неожиданно рявкнул.

— Хватит, сказал!

Он медленно встал, отмерил парой шагов расстояние до девушки, положил обе руки ей на плечи.

— Хватит, — голос снова стал тише, будто и не было в нем только что грохота древних ракетных дюз. — Успокойся, Мэг. Вдохни и выдохни — медленно, словно на ринге. Так, молодец.

А теперь послушай, пожалуйста. Ты не должна, не обязана пасти всех на свете. Потому что не сможешь. Звезды летят вокруг ядер своих галактик, планеты нарезают привычные орбиты, люди поступают так, как поступают. Я понимаю, иллюзия контроля делает мир безопаснее. Надежнее. Проще. Только как любая иллюзия, она обманывает. Прежде всего — самого иллюзиониста.

Магда, смотревшая в пол на протяжении речи, шагнула вперед. Ресницы подозрительно задрожали, сама она насупилась, боднула лбом грудь Саймона и плотно обхватила за корпус. Пальцы сомкнулись в замок где-то под лопатками.

— Иллюзия, да. Ты прав, Ворчун. Diable, это не ты идиот, а я дура. Но пойми, я не могу оставить его одного. Он…

— Не один, — лоцман зарылся носом в тугие, встрепанные кудряшки, прикрыл глаза и впитал этот ни на что не похожий аромат. — С ним Анджей. С ним Иясу. Пока эти двое живы — Назара ни одна камбала ни укусит.

Снизу раздалось хмыканье, переросшее в негромкий смех. Легонько оттолкнув Саймона, Магда снова уставилась на будильник.

— Ладно, pícaro, уговорил. Твоим друзьям я верю. Но тема Мягкова остается открытой. Вот и скажи мне: где носит этого…

За спиной негромко хлопнуло. Кирилл Мягков, тоже поймав в поле зрения циферблат, а затем выражения присутствующих лиц, кивнул, слегка при этом пошатнувшись.

— Искренне прошу простить. Опаздывать не в моих правилах, но, надеюсь, обстоятельства меня оправдают…

Саймон схватил свои вещи и бросился в соседнюю комнату. Оттуда раздалось куда больше звуков, чем когда это сделала Магда: ругань, грохот, недовольное «мяу!», шорох одежды, снова ругань. Наконец лоцман выбежал обратно и протянул руку Мягкову.

Тот вяло пожал протянутую кисть, довольно шумно выдохнул и чуть не рухнул за стол. Подметив темные полукружья под веками и бо́льшую, чем обычно, бледность, Саймон кинулся разливать и накладывать.

— Кирилл, вы вообще спали?

— У меня не было такой возможности, — тон вышел почти извиняющимся. — Дело оказалось сложнее и интереснее, чем я предполагал. Саймон, я благодарен вам и…  — Мягков сфокусировал взгляд на Магде. — … И, как я понимаю, Фогельзангу за предоставленные сведения. Профсоюз благодарен.

Последние слова были выделены голосом. Тот, впрочем, на минуту пресекся: человек в сером с аппетитом впился в бутерброд и широко отхлебнул из чашки, совершенно не смущаясь присутствующих. Присутствующие уселись напротив. Терпение стало важнейшей из добродетелей.

Наконец «серый кардинал» Фишеров относительно ожил и принялся рассказывать.

Вчера, вернувшись в рабочий кабинет, он первым же делом запустил армию поисковых алгоритмов, каждый с индивидуальными настройками. Давно известно: хочешь получить ответ — задай верный вопрос. Правда, на этот раз круг вопросов вышел довольно широк и расплывчат. А соответственно, и свалившиеся в него ответы сотворили гору не ниже Эвереста. Мягков прикинул объемы и подключил помощников.

Естественно, конечные цели поиска и отсева никому полностью не оглашались. Каждый получал свой сектор данных, каждый просеивал его целым набором все более мелких «сит», каждый приносил результаты обратно Кириллу. А тот уже раскладывал усохшие множества, словно карты в пасьянсе, медитировал на них и искал пересечения.

Пересечения нашлись. Однозначных, прямых указаний — «Вот он, корень, корень зла!» — получить пока не удавалось, но отслеживались любопытные закономерности. Косвенные, но от этого не менее заметные опытному глазу.

Прозрачнейшие накладные на грузы интересных категорий вдруг переставали сходиться между точками отправки и получения. Торговые маршруты, связанные с этими накладными, просто растворялись в пространстве, чтобы потом прибыть с опозданием и не в тот порт. Не последние специалисты в генетике, биоконструировании, разработке ИИ и куче смежных областей вдруг решали оставить текущие проекты — под самыми убедительными предлогами, которые, конечно же, на поверку выходили надуманными. Пара строительных флотов получила никак не связанные между собой контракты, которые, тем не менее, оказались оплачены практически с одного счета. Еще один флот — на этот раз ооновский, патрульный — выдвинулся согласно приказу и растаял меж звезд. Ниточек получалось много. Вполне достаточно для опытного паука.

— Тигр-и-Евфрат, — Мягков снова заглянул в кружку, и Саймон подлил ему чаю, — система двойной звезды. Пригодных для обитания или терраформирования планет не имеется. Зато богатые астероидные поля…

— Стройматериалы, — кивнула Магда.

— … И удивительное отсутствие каких-либо планов на их разработку, — Кирилл все-таки не выдержал и зевнул. Покосился на второй бутерброд, не стал противиться соблазну. — В общем, я отправил разведчика.

— Не слишком ли рискованно? Если бы у них там уже работали станции дальнего обнаружения…

— Они работали, — на вопросы Саймона Мягков отвечал слегка невнятно, сражаясь с толстым ломтем колбасы. — Но и я нанял профессионала. Человек всю жизнь занимался промышленным шпионажем, высококлассный техник, пилот и, что немаловажно, лоцман. Из родственной Семьи; подробности несущественны. У него есть катер с маскировочным комплексом и массивом сенсоров высокого разрешения. Зайдя из-за пределов системы, судно прикинулось обломком из местного облака Оорта…

— И? — пауза стала затягиваться. Кирилл вздрогнул. Стало понятно, что его веки сомкнулись не просто так.

— Простите, кажется, задремал. Не люблю стимуляторы, и вот результат…  В общем, пилот испытал на себе эффект поля подавления. Хорошо, что не запаниковал. Активных объектов он поблизости не обнаружил, а вот на орбите газового гиганта висело это.

Портативный проектор выдал нечеткую, прошедшую несколько фильтров картинку. Пара тетраэдров, сомкнутых основаниями, с кольцом по периметру. Рядом — силуэт «Нарвала» в грузовой комплектации. Станция выглядела не слишком крупной, но и не терялась на фоне массивного корабля.

— Отлично, уже что-то, — Саймон едва не хлопнул Мягкова по плечу, но вместо этого проверил заварку и решил, что хороший зеленый чай выдержит еще пару заходов. — А как ваш разведчик ушел?

Впервые за все время Кирилл действительно ухмыльнулся.

— Ножками, — потом замялся и едва ли не покраснел. — Еще раз простите, нервы…  Как я уже говорил, профессионал не впал в истерику — хотя, по его собственным словам, было близок. Он отработал маневровыми — аккуратно, имитируя воздействие гравитации ближайших обломков. Дальше просто дождался границы поля подавления и шагнул обратно. Именно потому я и опоздал: ждал отчета.

Он снова улыбнулся, но уже привычно, бледным призраком в углах губ.

— Плату с меня этот человек взял, к слову, на десять процентов ниже, чем уговаривались. Сказал, цитирую: «Я готов на скидки, но такой дряни быть не должно. Удачной вам работы».

— Скидки…  — фыркнула Магда.

— Смотря от какой суммы, — Саймон сощурился и посчитал в уме. Выходило серьезно. — Кирилл, кроме шуток: вы герой. Отправляйтесь спать, на вас лица нет.

— Именно это я и планирую, — Мягков хотел постучать пальцем по проектору, промахнулся, с силой потер лицо. — Здесь все данные, на внутреннем носителе, — он поднялся с видимым усилием, сложил ладони перед собой. — Еще раз напоминаю: я благодарен. Искренне. И Профсоюз благодарен. Удачи вам. Удачной работы.

Раздался душераздирающий зевок, и гость исчез.

Буквально через пару секунд на улице что-то мягко, но веско бухнуло. Саймон с Магдой переглянулись, столкнулись плечами на веранде, синхронно вылетели на ступеньки…

На полянке между упитанной березой и соседским забором стоял ужасно довольный Назар. Рядом па́рила затянутая в пищевой пластик охлажденная туша здоровенного тунца. Кот Кузьма нарезал вокруг нее круги и облизывался — видимо, надеялся «отсканировать».

— Я не хотел мешать, — улыбка прорезала бороду. — И дядя Анджей так же сказал: «Дадим им время». Зато мы ныряли: он научил меня плавать, представляете? С оксигенатором, ластами и ружьем. А потом я подстрелил тунца — сам! И разделывал тоже сам. Ну, почти. Мне Иясу говорил, что как делать. А потом разрешил взять рыбу с собой: «Угостишь свою пиратскую команду». Такие хорошие, искренние люди!

— Потому что ты сам — хороший и искренний человек, — улыбнулся Саймон, спускаясь. — Ну что же, мы все не без добычи. Полагаю, пора обратно.

Магда задумчиво пнула заднюю часть туши и огляделась по сторонам.

— Жалко, конечно. Я только начала привыкать…  Ладно. Давайте на кухню, пусть повар разбирается. А потом — к Ла Лобе. Ух, она нам выдаст! Ох, по первое число!

Над поляной прокатился дружный, в три голоса, хохот — и стих, оборвался. Кузьма покружил на том месте, где только что стояли люди и соблазнительно пахло рыбой, недоуменно мявкнул. Дернул хвостом и растаял в воздухе: до новых гостей.

Глава 4

По обзорным экранам капитанской рубки стлались знакомые дюны. Вспоминая обстоятельства своего неудачного побега, Саймон поморщился, затем усмехнулся: да, отличный был план. Если бы не сущие мелочи — такие, как наличие в команде пленителей лоцмана-андроида, способного думать и действовать на шаг вперед, пардон за каламбур.

Подкрадывающуюся Магду он почуял еще из коридора, но разочаровывать не стал. Тем более, что щекотки он не так чтобы и боялся, а доставить человеку удовольствие…  С недавних пор лоцман осознал, что мелочи могут оказаться не только важными, но и приятными. Причем не так принципиально, если даже не для него самого.

— Что, новый драп затеял? — «охотница» ткнула Саймона под ребра, слегка разочаровалась в реакции и стала рядом, опираясь на один из пультов. — Если надо, Ла Лоба даст тебе катер, развеешься. Все равно ей сейчас не до того: все собрались, обсуждают твою инфу. Мозги кипят, идеи плещутся…

— Катер не надо, — рассмеялся лоцман. — Вот орнитоптер я бы взял. Ты же в курсе, что мы на Арракисе?

— Ну да, и что?

— Погоди, ты не читала Фрэнка Герберта? «Дюна»?

Саймон постарался, чтобы сказанное не прозвучало излишне высокомерно или зазнайски. Тем не менее, сердитую мордочку Магда изобразила.

— Я девушка простая, из деревни, академиев не кончала. И если кое-кто не засунет w dupę свои столичные понты, он ощутит там…

— Стой, стой, верю! — уворачиваться от вполне весомых лоу-киков и одновременно бороться со смехом выходило непросто. — Но понты тут правда ни при чем. Просто представь: в Системах ведь полно пустынных планет. И только на этой у первооткрывателей проснулось чувство юмора. Или романтика взыграла, не знаю.

— Ладно, умник, колись, — поймав «соперника» на противоходе, Магда провела умелую подсечку и, ничуть не смущаясь, уселась сверху. — В чем соль?

— Не соль, а спайс.

Лоцман покосился на смарт, прислушался к чутью, убедился, что в рубку никто не нагрянет ближайшие минут пять, и принялся пересказывать сюжет известного романа.

— А теперь обрати внимание, — подвел он итог уже сидя, когда Магда наконец смилостивилась и выпустила «добычу». — Вокруг сюжета наверчено столько мистики: все эти пророчества, предсказания, видения…  Но по факту Пол Муад’Диб добивается своего банальным шантажом. Мол, либо соблюдайте мои условия, либо чешуйку от песчаного червя вам, а не космические перелеты.

— Эти навигаторы, — в отраженном свете экранов кудряшки светились даже не медью, а золотом, — они как лоцманы, ты заметил? Как думаешь, автор что-то знал? Может, догадывался?

— Нет, не думаю, — Саймон помотал головой и озвучил точку зрения, не раз обкатывавшуюся в Академии. — Навигаторы мира «Дюны» были всего лишь живыми компьютерами, зависевшими от специфического наркотика. Они только прокладывали курс из точки «А» в точку «Б». Сам перенос происходил из-за «свертки пространства» — вполне объяснимого с точки зрения местной науки явления. Никакого дара, как у лоцманов.

— В любом случае, с шантажом этот Герберт точно угадал, — улыбка у Магды вышла кривой и виноватой. — По сути мы, Фогельзанг, тоже собирались лишить человечество тропы до звезд. Ну, не мы сами, но кто-то, kurwa mać, решил нашими руками сделать всю дерьмовую работу. Если считать, что вы, лоцманы, сами себе и навигаторы, и спайс, и межзвездные движки — было достаточно замарать вас в грязи. Глядите, мол, люди добрые, эти чертовы мутанты сосут ваши денежки, а с делом не справляются!

Она так убедительно изобразила заполошный тон некоего усредненного сетевого паникера, что «чертов мутант» против воли улыбнулся. Хотя мысли в голове курсировали невеселые и в целом шли параллельно выкладкам Магды.

— А потом пришли бы эти красавцы и заявили: «Зачем столько платить зажравшимся Семьям? У нас вон есть талантливые самоучки, они рвутся в работу!» А точнее — в рабство; уверена, как не перепрошивай андроидам мозги, те все равно все понимают. Недаром первая же партия сбежала полным составом…

— И что, вы бы после этого перестали атаковать грузовые суда? — уточнил Саймон. Девушка снова скривилась.

— Нет, конечно. Видимо, ооновцы таки собирались прибрать к ногтю нашу веселую компанию еще на Ильмаринене. И тогда я совсем перестаю понимать: кем были те ребята на, как ты их называешь, «Противогарпиях»? Чужих лупят, своим не отвечают. Me cago en Dios, что за цирк?!

— Дыши ровнее, — посоветовал лоцман. — У Ла Лобы в кабинете сейчас, уверен, копья ломают на ту же тему. Десяток голов лучше, чем пара.

Магда вознамерилась садануть соседа локтем — за избыточную флегматичность, — но тут у обоих на смартах звякнули уведомления внутренней сети.

— Помянешь…  — пробормотал Саймон себе под нос и с сожалением поднялся. — Ну, экспресс-доставка?

В каюту капитанши они шагнули ближе к центру, чтобы ни в кого не врезаться — и все равно чуть не сшибли Моди с его любимого табурета. Народу набилось изрядно: не как тогда в спортзале, но все равно прилично. Большинство мялось вдоль стен, кто-то успел занять раскладные стулья, а кто-то и вовсе устроился в ложементе, нацепив нейромаску. Ла Лоба по-турецки уселась на краю стола, чтобы иметь какое-то подобие трибуны и при этом оставаться ближе к публике.

В лежащем Саймон опознал Ахмеда Новака, оказавшегося не просто корабельным механиком, а штатным техническим гением Фогельзанга. Судя по отрешенному виду, тот в настоящий момент подключился к вычислительному ядру Encarnacion и гонял массивы данных. Тех самых, добытых Мягковым и его разведкой.

Вернувшись на свой «насест», Моди сделал вид, что ничего стоящего внимания не произошло, и вообще лоцманы, скачущие по кораблю — это норма. Он поднял изящную ладонь в воздух, похоже, резюмируя некую прочувствованную речь.

— Повторюсь: я могу быть неправ. Решение принимать не мне, — кивок в сторону Ла Лобы. Та со всей серьезностью ответила тем же движением. — Но что мне кажется верно, так это то, что сейчас мы уверенно лезем не в свое дело. Я доверяю словам господина Фишера об амнистии, — теперь кивок в сторону Саймона, — но давайте наконец поведем себя, как разумные люди. Пусть информация утечет в открытый доступ, вызвав справедливый и гуманный народный гнев. Пусть Профсоюз постучит каблуком дорогой кожаной туфли по трибуне масс-медиа. Пусть загнанная в угол ООН сама зачистит свои ряды. Резюмируя: пусть государственная машина сама пожрет свой хвост. И мы останемся вроде как ни при чем. Меньше рисков, больше профит.

— Хороший подход, мне нравится, — Саймон в свою очередь поднял руку, когда затихли и Моди, и гул после его слов. — К сожалению, он мог бы сработать лет двести назад, во времена Абрахама Фишера. Если кто не в курсе, моего предка и десяток других людей — тогда нас еще не называли «лоцманами» — банально похитили и пытали, в надежде выяснить, где у них кнопка и как они тикают. Тогда похитители понадеялись, что победителей не осудят, но просчитались. Отец Абрахама, Айзек Фишер предвидел попытку «старых» спецслужб подчинить себе лоцманов. Заброшенную гелиевую шахту на Луне штурмовали буквально спустя сутки после похищения. Сейчас так не выйдет.

Он оглянулся по сторонам, чтобы убедиться во внимании публики. Слушали все, даже Новак сдвинул нейромаску и приподнялся на локтях.

— Сейчас я абсолютно уверен: «ястребы» научились на своих ошибках. При малейшем шуме не той тональности, поднятом в прессе, лабораторию зачистят. Вернее, перепрофилируют: «Что вы, господа, никаких запрещенных экспериментов, все в рамках научной этики». Исследование генома человека не запрещено, а расположение станции у Большого взрыва на рогах вызвано очевидными причинами: «шпионы там, шпионы здесь». Бизнес должен блюсти свои секреты. Совершенно законный, подчеркну, бизнес.

Мы же — и в первую очередь Семьи — получим свою порцию гвоздей за шиворот. Ну как: сначала теряем корабли, теперь вот мешаем приличным людям двигать прогресс. А нет ли за нами еще каких грешков?

Рука, которой лоцман отмерял темп сказанного, ритмично тараня воздух сжатым кулаком, опустилась. Вслед за ней на каюту опустилась тишина. Почти сразу Ла Лоба хлопнула в ладони, переводя внимание на себя:

— Саймон прав. Действовать надо решительно. И действовать должны мы — не ООН, которой нет доверия, не Профсоюз, который поставлен в патовую ситуацию. На нас, на Фогельзанге лежит долг, потому что именно из-за наших атак Семьи лоцманов попали в катастрофическое положение. Кто-то читал учебники истории? Знакомо понятие «охота на ведьм»?

Одинокий голос принялся возражать, звонкий хлопок повторился.

— Да, изначально именно этого мы и добивались. Но потом оказалось, что все наши ясные и четкие цели были не более чем привлекательной голограммой на краю обрыва. Мы хотели свободы для себя и для своих планет, но ценой чего? Позора и гонений на одних? Рабства других?

Магда поймала взгляд Саймона и подмигнула. Все верно: мысли в сходно настроенных головах рождались близкими по смыслу.

— Поэтому единственный вариант, который я вижу — добыть титанованадиевые доказательства заговора, — вздохнув, Ла Лоба помассировала виски кончиками пальцев. Стало видно, как она осунулась за последнюю неделю. — Увы, это почти неизбежно разведка боем. То есть, штурм. А штурм — это потери. Все, что у нас есть — общие данные по системе, добытые разведчиком с самого ее края. А какая у станции схема? Точки обороны? Огневые сектора? Флот прикрытия? Если мы туда сунемся…

Она подвигала плечами, разминая затекшие мышцы, и негромко заметила:

— Хотя один козырь в рукаве у нас есть. Ахмед?

— Да? — отозвался тот, снова стаскивая нейромаску и выбираясь из ложемента. — А. Точно. Сейчас.

Он пошевелил пальцами, и проектор за спиной Ла Лобы выкинул какие-то схемы, формулы, графики. Саймон опознал волновую функцию и уравнение Шредингера в общем виде, с развернутым гамильтонианом. Судя по выражениям лиц Магды и прочих — опознал он один.

— Как можно видеть из этих наглядных материалов, инженерная служба воспользовалась шансом исследовать устройство и принцип работы подавителя…

Спрыгнув со стола, чтобы не перекрывать другим обзор, Сперанца Виго развернулась. Брови ее медленно, но уверенно попозли вверх. Поймав Ахмеда за плечо, она что-то энергично прошептала тому непосредственно в ушную раковину. Саймон разобрал только «наглядных?!»

— А. Извините. Да, — Новак снова повел рукой, полотнища цифр и символов замелькали. Наконец над столом возникла схема системы с лабораторией.

— Так вот. Мы смогли развернуть принцип действия устройства, грубо говоря, на сто восемьдесят градусов. Повторюсь: грубо. Естественно, механически мы ничего не разворачивали…

— Ахмед! — в голосе Ла Лобы зазвенели темные нотки. Тот часто заморгал.

— Точно. Точно. И выяснилось следующее: если проецировать в одну и ту же область пространства, так сказать, «прямое» и «развернутое» поля подавления, они входят в неизбежный резонанс! Колебания попадают в противофазу…  И мы получаем обнуление эффекта!

Вокруг станции на схеме отобразилась полупрозрачная сфера. Затем на краю системы возникла новая точка — в центре своей сферы. В месте пересечения обе фигуры растаяли в воздухе.

— То есть, вы изобрели отмычку для подавителя, — медленно произнес Саймон. Новак с энтузиазмом закивал. — Но это же…  Это здорово!

— Да, но пока это решает только одну проблему, — Ла Лоба опять потерла виски. — Десант мы высадим почти сразу, прямо из точки перехода. У нас, если ты помнишь, есть лоцманы-самоучки, и я говорила с ними. Но что ждет нас внутри? Мы не бойцы спецподразделений — не все из нас, — мы можем не сориентироваться в боевой обстановке. А действовать придется быстро: пришли, забрали, ушли. Очень надеюсь, что ушли все и целиком…

В углу шевельнулась худощавая, бородатая фигура. Назар, все это время старательно не отсвечивавший и, казалось, размышлявший о чем-то своем, подошел ближе и негромко сказал:

— Возможно, поможет одна идейка. Как говорил отец, «есть двери и есть ключи». Давайте отойдем, покажу.

Глава 5

Никогда не следует доверять снам. Они лишь внешние проявления фоновой работы подсистем сознания — результат очистки «жесткого диска» разума от мусора, упорядочивания полезной информации и окончательного допереживания ярких эмоций; закрытие незакрытых гештальтов. Обо всем этом Саймону неустанно твердил семейный — в данном случае Семейный — психотерапевт. Специалист с медицинским дипломом и клиническим опытом бдительно следил, чтобы люди, отвечающие за связь между разными частями Галактики, оставались на связи сами с собой.

Но сейчас лоцман снова ясно видел, как стоит на ржавом холме в толпе недоумевающих зрителей — один из них, такой же, как все. Он понимал, что его друг собирается влезть на скрипучую, неустойчивую лестницу, ведущую куда-то за дальнее небо — или в бездонную пропасть, если неверно поставить ногу. Он ощущал за спиной влажное дыхание моря и знал, что если испугается и обернется — огромная, взмывшая от горизонта до зенита волна смоет и лестницу, и людей, и сам холм. Видение казалось настолько близким, настолько четким и живым, что хотелось зажмуриться, стиснуть кулаки и закричать: «Eloi, Eloi, Lama Sabachthani?»

Плюс наваждений в том, что они проходят. Протолкавшись ближе к Назару и Ла Лобе, Саймон схватил первого за плечо, а в сторону второй выразительно двинул подбородком.

— Camaradas, прошу оставить нас на пару минут, — мгновенно сориентировалась капитанша. Народ заворчал, но потянулся из каюты. Даже Моди нехотя слез со своего «насеста» и плавно скользнул в сторону двери, но его остановили.

— Бернар, ты мне нужен. Кто еще? — уточнила Ла Лоба у Назара. Тот помялся пару секунд.

— Саймон. Мэг. Ахмед.

Новак пожал плечами и вернулся к облюбованному ложементу, но поблескивающие глаза выдавали крайнюю степень заинтересованности. Взгляд Магды прочесть не выходило — та крепко зажмурилась и отвернулась к стене. Губы шевелились, и, судя по долетавшим словам, девушка яростно материлась на всех доступных языках.

Назар тоже на секунду зажмурился, затем решительно махнул рукой.

— Хорошо. Я давно хотел рассказать…

— Стоп, — пресекла Ла Лоба. — Я ценю. Но это не моя тайна, а твоя. И мне кажется, она не должна выходить за пределы круга тех людей, которые для тебя действительно близки. Ты прекрасный соратник, Назар. Настоящий единомышленник. Но я не твой близкий друг. Я не имею права.

— А я люблю чужие тайны, — беспечно промурлыкал Моди. — Это, можно сказать, мой хлеб — с кусочком масла на нем, естественно. И да, кое о чем я начал догадываться уже давно. Но я уважаю решение, принятое моей старшей, — он уважительно склонил голову в адрес Ла Лобы, — и потому не лезу не в свое дело. Субординация: кажется, это так называется?

Ответный вежливый кивок капитанши замер на середине, а затем перешел в ухмылку.

— Ты не меняешься, Бернар. Это славно: в мире должна быть стабильность. Ладно. Назар, — обернулась она к андроиду, — что там у тебя за «идейка», если без подробностей?

Тот задумчиво поскреб бороду, затем подошел к столу и провел над поверхностью ладонью.

— Ахмед, дружочек, будь добр, выведи схему корабля.

Из ложемента снова блеснули любопытством, но нейромаску надвинули. Проектор развернул подробную объемную картинку, с отметинами недавних переделок и примечаниями к отсекам, где требовался ремонт. Саймон мимоходом подметил, что схема питания действительно переработана практически полностью, местами с удвоенным, а то и утроенным резервом по мощности. Похоже, судно действительно могло выступать, как подавитель системного масштаба.

— Славненько, — протянул Назар и вдруг, покосившись на лоцмана, хулигански ему подмигнул. — Спасибо, Ахмед. А теперь пусти меня.

— Куда пустить? — не понял техник. Потом его лицо вытянулось. — Подожди, это твой смарт в канал ломится? Дай я ему хоть…  Опа, ничего себе конфигурация! Meraviglie! Где ты такой взял?

«Да в бороде! — стараясь не выдать мимикой, внутренне расхохотался Саймон. — Дамы и господа, позвольте представить: суперкомпьютер облачного уровня в штанах. Дружелюбный и гуманный физический интерфейс прилагается».

Схема Encarnacion чуть уменьшилась и сдвинулась в сторону. Рядом с ней возникла практически точная копия — но больше похожая на монохромный трид, чем на чертеж. Уровень детализации копии рос с каждой секундой, постепенно стали видны мельчайшие элементы конструкции. А главное — то, что сначала казалось помехами отображения, превратилось в движущиеся по коридорам фигурки. Человеческие фигурки.

В тишине, словно пригвоздившей всех разом прямо на местах, где они стояли, сидели или лежали, раздался голос Моди:

— То есть, вот так выглядит чутье лоцмана?

— Не совсем, — андроид улыбнулся, похоже, перестав нервничать. Действительно, отступать стало некуда, и даже ощущение гигантской волны за спиной окончательно сгинуло. — Так выглядит то, что я могу ощутить, собрать воедино, оформить в человекопонятном виде, а затем передать в виде данных для дальнейшей обработки. Возможно, это поможет нам со штурмом.

— Значит, ты все-таки…  — господин Джахо Ба сам закрыл себе рот обеими ладонями и прикрыл глаза. Донеслось невнятное бурчание: — Я помню, помню. С инстинктами сложно бороться, но я помню.

— Ну, это уже на что-то похоже, — Ла Лоба обошла стол, придирчиво вглядываясь в оба изображения. — А дальность?

Один из «Групперов» задергался, запестрил абстрактными линиями и фигурами. Через десяток секунд те сложились в груду теснящихся друг к другу и к некоей вытянутой массе кубиков и параллелепипедов. Как в прошлый раз, детали проступали постепенно: у кубиков появились двери, окна, солнечные панели и выступы вентиляции, вытянутая масса обросла скальными уступами. Между крупными постройками двигался редкий транспорт и ползли пешеходы.

— Картаг. Другая сторона планеты, — пояснил Назар. Саймон вспомнил, что Арракис действительно обитаем и склонился в сторону Магды.

— Подожди, мы все это время торчали под носом у местных?

— Они нас не сдадут, — хмыкнула та, разворачиваясь к столу. — Они на стороне Автономий.

Плечи девушки наконец расслабились, кулаки перестали сжиматься. Видно было, что отход от роли старшей сестры, принимающей решения за всех сразу, дался нелегко — но все же дался. И возможно, в этой ситуации она тоже обрела для себя нечто новое.

— От дальности зависит только время «фокусировки», — продолжал тем временем пояснять Назар. — Но даже средний системный радиус не отнимет больше пары десятков секунд. Я уже пробовал.

По нему совершенно не было заметно, какие сложнейшие вычисления параллельно ведутся где-то там, в глубине синтетической нейроткани. «Танцевать головой, — вспомнил Саймон. — Да, есть еще куда расти, господин Фишер, а?»

— Nicht schlecht[2], — согласилась Ла Лоба. — Саймон, теперь я снова вынуждена обратиться к тебе. Не как к лоцману, нет. Твоя спецгруппа может нам помочь? Подозреваю, что у них в подобных делах суммарного опыта больше, чем у всех моих guerillas[3].

Микко, на этот раз оторванный от чтения «Вечеров на хуторе близ Диканьки», уже через минуту деловито вился вокруг стола. Над проектором снова мерцали кадры станции-лаборатории, снятой с разных ракурсов, и сержант разведчиков облизывался на нее, словно голодный пес на биостейк.

— Знакомо, знакомо, — ворчал он, крутя изображение со всех сторон. — Вот здесь, в «кольце» у них наверняка те самые сенсоры дальнего обнаружения и точки непосредственной обороны. Впрочем, на «пирамидах» их тоже можно ставить частой сетью, но это уже ресурс последнего рубежа — уверен, «кольцо» проецирует еще и силовой кокон. Внутри наверняка стандартная схема. Рабочие помещения в центре, ближе к реактору и мэйнфрейму, за отдельными переборками. Жилые блоки персонала и казармы охраны — снизу и сверху; там же спаскапсулы. Остальное — вероятно, по периметру, но точно сказать не смогу.

Он развернулся к Ла Лобе и Саймону, стал по стойке «вольно».

— И еще я не вижу флота прикрытия, но зуб даю — без него не обойдется. Скорее всего, разведчик просто не пробил их маскировку; надеюсь, что и они его. Если, как вы говорите, система накрыта полем подавления целиком…  — голова сержанта качнулась из стороны в сторону, — Нас десять раз возьмут в прицел, пока мы доползем с окраины. Одиннадцатого не понадобится.

— Не возьмут, — уверенно, хотя и не ощущая этого чувства в полной мере, заявил Саймон. — Местные ребята придумали не только как захлопывать крышку, но и как откручивать ее обратно. Нам достаточно будет вывеситься в точке перехода, обнулить подавление и придать каждой десантной группе по лоцману.

Заметно повеселев, Микко тут же нахмурился.

— Каждой? Но я думал, пойдем именно мы. Вы ведь за этим меня позвали?

— И вы тоже, — спокойно заявила Ла Лоба. Она заглянула в глаза Джаваду и ровным тоном произнесла: — Сержант, я прошу вас и ваших бойцов по мере сил подготовить и возглавить пять отрядов добровольцев. Мы не можем рассчитывать на везение.

— Уверены, что ваши парни…  — Микко оглянулся на Магду, — … и девушки согласятся служить «под ооновцами»? Если я соглашусь, нам предстоит интенсивное боевое слаживание — и много тестовых забросов. Кое-кто истечет по́том, чтобы не плевать потом кровью, — он подмигнул Саймону, тот демонстративно закатил глаза. — Как у вас с дисциплиной?

— Будет, — отрезала Ла Лоба. — Среди нас есть бывшие военные, я придам их вам как младших командиров. Разрешаю согнать с этих ragazzi столько жирка, сколько понадобится.

Лоцман вспомнил Фэннинга. Последнее время, где бы он ни натыкался на задиристого вояку — особенно если тот оказывался в компании, — происходила одна и та же сцена. Марк тыкал пальцем в проходящего мимо господина Фишера, потом хватал кого-нибудь из соседей за шиворот и начинал во всеуслышание орать, что присутствующий господин Фишер — парень что надо и боец каких поискать. Что господин Фишер дважды отправлял его, могучего и сурового Марка Фэннинга, в нокаут — второй раз вообще будучи ходячим полутрупом. Что связываться с господином Фишером — верный способ отгрести полный утилизатор проблем. А если какая скотина полезет к господину Фишеру, предварительно не задействовав думательный ганглий, то он, могучий и суровый Марк Фэннинг, оный ганглий оной скотине затолкает в места, не предназначенные для наслаждения красотами окружающего мира.

Выходило очень совестно и неловко. Саймон понимал, что не имеет права раскрывать солдату правду о случившемся. Просто не имеет, не только из-за Магды и ее роли в истории. Но эмоции каждый раз испытывал более чем смешанные.

— Времени у нас мало, — голос Ла Лобы вышиб его из воспоминаний. — Судя по истерике в сети, у стен Профсоюза едва ли не стоят толпы с вилами и факелами — и это при том, что происшествий не было со времени нашей последней акции. Насколько я в курсе, многие Семьи переходят на режим полной изоляции. Межсистемный трафик падает до минимального, и вопрос Новых Автономий в Генеральной Ассамблее старательно затирают подальше. Какая уж тут независимость, когда на носу общественные беспорядки, а торговые маршруты закрываются один за другим?

— Самое время «ястребам» расправлять крылья, — заметил Саймон. — Чего они ждут?

— Нас, — хрипло выдохнула Магда. — Они хотят убедиться, что мы не выпрыгнем, как голограмма из проектора, и не испортим им игру. А еще они хотят убедиться, что некий Саймон Фишер тоже не явится к воротам дворца Лиги Наций и не ткнет пальцем в некоего Анжело Оосаву. Потому и сидят в засаде.

— Не исключаю, что станция-лаборатория и ее система есть ловушка на лис, — медово пропел Моди. — Сочная, вкусная приманка — и совершенно никаких капканов по периметру. Но я сердечно надеюсь, что мы очень, очень хитрые лисы. Верно, Сперанца?

— Мы не лисы, Бернар, — Ла Лоба мотнула головой и оскалилась. Даже у Саймона на мгновение екнуло под ложечкой. — Мы волки.

И мы охотимся стаей.

Глава 6

Когда Ла Лоба потребовала «согнать жирок» с подчиненных, она даже не подозревала, на что способен сержант спецгруппы разведки Микко Джавад.

Забросив любимое чтение, командир «Фогелей» отрывался на полную. Спортзал переделали в тренировочную зону для боев в условиях тесных корабельных коридоров. Там включалось и выключалось освещение, падали переборки, менялась атмосфера и пульсировала гравитация. В общем, Фогельзанг вкусил почти все те прелести, что испытал в свое время Саймон, только в более грубом и, похоже, более эффективном виде.

Параллельно шел отбор. Изначально Ла Лоба хотела, чтобы отряды состояли из десяти бойцов, плюс лоцман, плюс командир из «Фогелей». Джавад уговорил уполовинить отделения, упирая на то, что роль будет играть не огневая мощь, а маневренность. Кроме того, таким образом в каждой команде оказывались лучшие из лучших.

Магда регулярно с блеском проходила все тесты, что, с одной стороны, заставляло лоцмана гордиться, а с другой, нервничать. Утешало только то, что в одной группе с ней почти без отрыва по очкам шел Фэннинг. В приватном разговоре тот пообещал, что «ни волос с головы не упадет». Саймон в очередной раз испытал приступ жгучего стыда, но смог найти в себе силы пошутить, мол, «с чьей именно?» Здоровяк хохотал так, что сержанту Джаваду пришлось отправить обоих на пробежку вокруг корабля.

Да, господин Фишер тренировался вместе со всеми. Ла Лоба заявила, что не может отпустить «официального представителя Семей» рисковать своей задницей, и пусть лучше тот занимается координацией из рубки Encarnacion, чем ловит разряды в первых рядах атакующих. Саймон парировал, что оптимальная координация боя производится непосредственно в бою, но после некоторого диспута согласился остаться в группе резерва.

А кроме физической, стрелковой и тактической подготовки, лоцман неустанно посещал занятия иного плана. В них прогресса пока что не ощущалось, но терпеливый преподаватель требовал не опускать руки и не поддаваться сомнениям. Впрочем, Саймон и не планировал. Сны о холме и лестнице повторялись с утомительной регулярностью, и лучшей мотивации сыскать было просто невозможно.

После тренировок общего плана, когда команды сформировались, Джавад придумал отрабатывать штурм в условиях, приближенных к реальным. В качестве макета станции использовали свой же «Группер», в коридорах которого устраивали засады и ловушки те, кто не прошел отбор. На орбиту выводили одну из «Ремор» с десантом, со второй, вывешенной на край системы, Назар выдавал честно сформированную чутьем картинку — и начиналось главное веселье.

Конечно, это получался эрзац. Бойцы Фогельзанга и так знали свой корабль от ангаров до утилизаторов, менялись лишь перекрытые проходы и места засад. Но как мудро заметил Моди, «не использовать малую возможность — остаться совсем без возможностей». И сержант, и Ла Лоба полностью разделяли эту точку зрения, так что набеги на Encarnacion не прекращались.

Врочем, как известно, идеал недостижим. В какой-то момент Микко заявил, что «для наших условий у нас оптимальная готовность». Саймон вновь ощутил на затылке жадное дыхание колоссальной морской волны, зависшей перед последним броском. Тянуть дальше становилось бессмысленно.

День ждали, и день настал. Ла Лоба, Моди, Джавад, Назар и Саймон собрались в командной рубке, штурмовые команды — в расчищенном спортзале. Там же сидели и вяло ругались на «невезуху» резервные группы удвоенного состава. Магда, затянутая в броню, успела сначала поцеловать лоцмана, а потом отвесить подзатыльник — чтобы не кис. Вмурованный в экзоскелет Фэннинг, ухмыляясь, предложил было помощь с этим благим делом. Но потом встретился взглядом с яркой, глубокой, полной предчувствий синевой — и только осторожно похлопал по плечу тяжелой композитной рукой.

Операция «Wolfsrudel» начиналась.

В последний момент, перед тем, как примериться и шагнуть, Саймон вдруг поймал себя на скользкой, до этого никак не дававшейся в руки мысли. Та вызвала такой прилив адреналина, что лоцману даже пришлось присесть на край загона и обхватить себя поплотнее — чтобы унять дрожь в коленках и пальцах.

— А что…  — медленно, стараясь, чтобы не вибрировали еще и губы, ответил он на взгляды окружающих. — А что, если у них на станции есть собственный лоцман?

— Scheisse, — флегматично заметил Микко. — А не подумали. С другой стороны, я оцениваю вероятность, как низкую. Участие лоцмана в антилоцманском заговоре…  Плюс все время сидеть под полем подавления…  Как я понимаю, оно прилично жрет вам мозги.

— Скорее, высасывает, — огрызнулся Саймон, постепенно приходя в себя. — Да, не вечер у камина с бокалом Glenlivet, но терпимо. Коллаборационисты же — явление не такое редкое. Назар, извини, речь не о…

— Я понимаю, — мирно ответил тот, сидя за тактическим проектором и прикрыв глаза.

Андроид вообще с начала этапа финальной подготовки почти не подавал признаков жизни — точнее, присутствия в материальном мире. Он сразу облюбовал упомянутое место в рубке и словно впал в летаргию на своем сиденье, медитируя на нечто, видимое и ощущаемое только им самим. Даже сейчас, когда он говорил, на лице шевелились только губы. Зрелище выходило жутковатое.

— Но что тогда?.. — Ла Лоба тоже напряглась и привстала со своего места. Вопрос повис в воздухе. Через пару секунд Назар снова заговорил:

— Я пересчитал приоритеты. Как только мы накрываем станцию противоподавителем, я тут же ищу следы лоцманского дара в ее пределах. И вывожу координаты для десанта.

— Принято, — Микко прошелся по рубке и вышел на связь с первой группой. — «Фогель-раз», у нас небольшая смена планов. Есть вероятность присутствия на объекте враждебного лоцмана. Это первоочередная цель. Как понял? Прием.

— Понял отлично, «Фогель-зеро», цель подтверждаю, — голос бывшего разведчика, а ныне командира одной из штурмовых групп не выдал ни удивления, ни озадаченности. — Ждем команды на выход. Прием.

Первая группа. Саймон снова ощутил мурашки по всему телу. В первую группу вошла Магда. Так, надо перестать об этом думать. Медь, изумруды, веснушки. Улыбка. Перестать, я сказал! Она выбрала свой путь сама. Да, больше всего на свете ты бы хотел сейчас обнять эту крепкую, невысокую фигурку и смыться на край света, на яхту дяди Анджея, на дачу в Песочном. Но у тебя, господин лоцман, своя тропа до звезд, а у нее своя. Так что заткни внутренний диалог — и работай.

— Всем приготовиться, — Ла Лоба включила циркулярное вещание. — Службы? Машинное?

— Подтверждаем.

— Жизнеобеспечение?

— В норме.

— Медотсек?

— Nous y voilà.

— Оборона?

— Так точно!

— Десант?

Разрозненный хор отрапортовал четко и однозначно. Капитанша развернулась к загону.

— Принято. Лоцман, корабль ваш. И да поможет нам Мироздание.

Обратный отсчет грохотом отдавался в ушах. Холм под ногами дрогнул, волна за спиной зашелестела, первые брызги упали где-то возле самых пяток. Море было готово забрать Саймона Фишера целиком. Его — и всех, кто с ним.

Но тут словно что-то теплое коснулось панически сжавшегося в черепной коробке мозга. Это не походило на чутье, но ощущалось знакомо: так покойно, так уютно, что лоцман поневоле выдохнул, дернул плечами и закрутил головой. И заметил взгляд Назара из-под полуприкрытых век. Андроид, больше всего на свете мечтавший стать человеком, улыбался ему и едва заметно подмигивал.

«Все будет хорошо. А иначе зачем быть?»

Волна отступила, ветер стих, лестница в небо стояла прочно и неколебимо. Все шло так, как до́лжно. И поэтому, когда прозвучал предупреждающий сигнал, Саймон затейливо выматерился, поплевал на ладони и поволок. И свалился вместе с кораблем в пункт назначения. В насточертевшие объятия поля подавления.

— Вижу станцию, — мгновенно отрапортовали из БИЦа. Над проектором появилась схема системы, рядом — то, что сенсорные массивы могли выдать по цели на такой дистанции. — Флота прикрытия не обнаружено. Запускаем протипоподавитель.

— Есть он там, есть, — протянул Джавад и оперся ладонями на стол. — Спинным мозгом чую. Никому не терять бдительности!

Мерзкая пустота за теменной костью схлопнулась — заработала «отмычка» Ахмеда Новака. Назар тем временем совсем окаменел. Казалось, даже кровь отлила от кожи: андроид наверняка сейчас перенаправлял все ресурсы организма на работу гибридного мозга. Результаты явились через секунду: возле первой, расплывчатой картинки в поле проектора возникла вторая, все более четкая и детальная. Проступали стены, коридоры, переборки; какая-то машинерия и даже технические тоннели. Наконец где-то ближе к центру масс мелькнула выделенная красным контуром человеческая фигурка.

— Наш клиент? — в голосе Микко прорезалось напряжение.

Саймон решил не стоять в стороне. Он потянулся, принюхался…  Да, определенно, это был лоцман. Причем довольно одаренный и, кажется, слегка ошарашенный — судя по тому, как его проекция взмахнула руками и задергалась. Остальные фигурки людей, находившихся рядом, оборачивались, вставали. «Сейчас объявят тревогу», — прошептал внутренний голос.

— Наш! — рявкнул кто-то, в ком Саймон с удивлением опознал себя. — Он почуял! Ну же?!

Сержант Джавад загнул такую тираду, что тихо сидящий в уголке Моди с уважением поднял бровь. Затем в командном канале каркнуло:

— «Фогель-раз», пошел!

И они пошли. В помещении, отображенном проектором, сразу прибавилось народу. Компактно перешедшая команда рассредоточилась и открыла огонь, прочие начали падать там, где стояли или сидели. Конечно, в первую очередь использовалось шокерное вооружение, но картинка выходила жутковатой.

Красный контур погас одним из первых. Саймон выдохнул и наконец смог рассмотреть изображение получше.

Первая группа споро зачищала примыкающий к ядру станции зал, напоминавший в плане дольку консервированного ананаса. Аппаратура, расставленная довольно хаотично, в целом наводила на мысли о качественном и количественном анализе, сложном биохимическом синтезе и наукоемком производстве мелкими партиями. Ближе к переборке, отделявшей зал от ядра, из пола торчал массивный шестигранный выступ, а к его бокам лепились…

— Ворчун, Волчица, вижу нечто, похожее на реплистаты, — в одном из каналов прорезался голос Магды. — Скидываю картинку, но тут, кажется, охрана проснулась. А-а-а, Schwulen, забегали наконец!

В динамиках зашипело, завыло характерными очередями «Скатов». Потом кто-то словно разорвал мокрую тряпку: установленный на экзоскелете «Гимнот» вступил в дело. Вбегающие в зал фигурки повалились почти на входе.

Тем не менее, слегка смазанный трид они получили. Да, структура действительно напоминала собранные в гроздь «искусственные матки». Но кому и зачем понадобились младенцы? Речь ведь шла о «взрослых», полноценных андроидах!

Микко тем временем практически не замолкал, исполняя ведущую партию. Вторая и третья группы уже отправились к обеим вершинам склеенных общей гранью «тетраэдров». Там, как и предсказывал сержант, обнаружились жилые помещения и комнаты охраны; и те, и те удалось блокировать довольно быстро. Более того, третья группа нашла один из пультов контроля безопасности — и сейчас Ахмед Новак удаленно взламывал чужую внутреннюю сеть. Группы «четыре» и «пять» увлеченно рыскали по остальным палубам в поисках кабинета директора станции, но даже Назар пока не мог им ничего подсказать.

В этот момент в зале с реплистатами нечто привлекло внимание Саймона. Какое-то движение, которое он воспринял краем глаза, и вздыбившиеся на шее волоски дали понять, что тело почуяло опасность раньше мозга. Лоцман увеличил масштаб — и грязно выругался.

То, что он изначально принял за массивный комплекс по обработке исходного сырья для синтеза, распрямлялось, выдвигало конечности, активировало башенки сенсоров и разворачивало корпус в сторону налетчиков. Несколько криков слились в один:

— «Голиаф»!!!

Потом бронированный гигант словно встряхнулся — и открыл огонь.

Глава 7

Вместо того, чтобы заорать вместе со всеми, Саймон вспомнил, как шел по командной палубе того самого злосчастного «Нарвала». Похоже, мысль о тяжелых бронемашинах в узких корабельных коридорах оказалась пророческой. Он завертел головой и с досадой осознал, что весь боекомплект остался в спортзале, у группы резерва. За мгновение до шага чьи-то жесткие пальцы поймали его за локоть.

— Саймон, не смей! — Ла Лоба действительно оказалась сильнее, чем выглядела. — Даже не думай! Hijo de puta, чем ты вообще там сможешь помочь?!

Она осеклась под пронзительным, ярко-синим, «фишеровским» взглядом и выпустила руку. Лоцман мрачно кивнул, криво улыбнулся — и наконец шагнул.

Да, решение оказалось глупым: он понял это сразу же, как уперся взглядом в спину «Голиафа». Все, что удалось прихватить по дороге, заключалось в паре силовых гранат и знакомом «Скате». Против такой туши, еще и прикрытой силовым полем…

— Ворчун! Ты идиот!

Голос Магды пробил завывания крупного калибра. Впрочем, не настолько крупного, как виделось поначалу. Похоже, оснащена бронемашина была по аналогии с тюремным вариантом из Нового Эдинбурга: шокеры, глушилки, кинетические эмиттеры. Оно и логично: вряд ли те, кто поставил эдакого стража на дежурство, планировали пробитые переборки и разнесенную в клочья инфраструктуру.

Первая группа залегла за самыми массивными агрегатами и пыталась огрызаться. К сожалению, не вся. Возле одной из стен Саймон заметил тело Диего — лоцмана, приданного команде. Тот скрючился в характерной позе: шокерный заряд вызывал спазм всей мускулатуры. Оставалось только надеяться, что мозг коллеги не сгорел от перенапряжения.

— Уходи из сектора, cretin! Зацепим же!

К удивлению, огонь вело явно больше стволов, чем предполагалось. Краем глаза Саймон засек фигуру в белом халате, увлеченно поливающую «Голиафа» с фланга. Похоже, пилоту машины был дан приказ «бить всех, там разберемся», что вызвало у гражданского персонала станции понятное возмущение и склонность заключать неожиданные союзы.

Но против силового поля броневика, увы, даже массированный огонь был бессилен. Одна из сенсорных башенок крутанулась: возникшего с тыла лоцмана засекли. Наплечная турель последовала за башенкой, эжектор характерно засветился…

— Ворчун!!!

Следующий шаг Саймон сделал, скорее, по наитию, чем обдуманно. Краткое ощущение падения, удар о жесткое — и лоцман вцепился в транспортировочные скобы. «Голиаф» задергался, крутанул «торсом», пытаясь скинуть коварную «блоху», но та оказалась цепкой. «Я под силовым полем, — щелкнула отстраненная мысль, сменившись почти панической: — А дальше-то что?»

Броневик снова дернулся, в ребра что-то болезненно уперлось. «Гранаты», — вспомнил Саймон. В тот же момент в личном канале опять заорали:

— Сбей ему наводку, Ворчун! Этот pendejo ослепнет без сенсоров!

Одной рукой продолжая виснуть на левой скобе, Саймон исхитрился и высвободил вторую, оплетя ногами правый выступ. Первая граната ушла на все еще вертящуюся башенку, следующая — на эмиттер силового поля. «Липучки» схватились, таймер угрожающе покраснел…

Гулкие хлопки слились в один. Слушал их лоцман уже из-за угла контейнера с оборудованием, удачно поставленного поперек зала. Потом стих треск разрядов, зашипела гидравлика, защелкали замки. Незнакомый голос прокричал:

— Сдаюсь! Сдаюсь! Не надо…

Одинокий выстрел прервал прочувствованную речь. Оглянувшись на звук, Саймон увидел белый халат, встающий из-за спектроскопа. Ученый мстительно щурился.

Поднялся и лоцман, тут же заработав знакомый подзатыльник.

— Развелось героев, baszom az anyat! — Магда свирепо раздувала ноздри, но вместо второй затрещины Саймон заработал крепкий поцелуй. — Ладно, победителей не судят. Господа пленные, в целях развития эффективного сотрудничества: кто-нибудь мне объяснит, что тут у вас за mierda?

Пара все еще стоящих на ногах техников, лаборантка и уже подмеченный Саймоном старший ученый тут же побросали оружие. «Халат», утратив всю воинственность, с долей недоумения развел руками.

— Но если в-вы…  Мы, собственно…  В-вот! — он широко махнул в сторону реплистатов.

— Но размер! — сунулся Саймон, почти дублируя вопрос, заданный Ла Лобой по связи. — Вы ведь занимаетесь проектом искусственных лоцманов. Почему дети?

Ученый даже не побледнел — его лицо приняло нездоровый, пятнисто-серый оттенок.

— Я-а-а ведь вас знаю…  Господин Фишер, м-м-мы только выполняли приказы…  П-пожалуйста…

— Никто вас не тронет, пока вы отвечаете на мои вопросы, — пришлось нахмуриться и повысить голос. — «Фогель-раз», обеспечьте безопасность пленных и раненых. Соберитесь компактнее: возможно, потребуется переход обратно на корабль.

Сглотнув, «халат» слегка пришел в себя. Правда, с заиканием это не очень помогло:

— Б-благодарю, господин Фишер, б-благодарю вас…  Д-дети, да. Видите ли, руководство решило, что со взрослой, заранее сформированной психикой много п-проблем…

— Сколько же вы собирались ждать «готового продукта»? — вклинилась Магда. — Пятнадцать, двадцать лет? Не вижу нигде ни яслей, ни школы.

— Они и не собирались, — из командного канала, включенного на общую трансляцию, раздался негромкий голос Назара. — Программа ускоренного роста, верно? Тело взрослого, психика ребенка, воспитание абсолютного послушания. Вы учли прошлые ошибки.

— Это не м-мы…  — ученый снова задрожал и осел на ближайший стул, чудом не перевернутый во время боя. — Это в-все…

— Ну? Имя?! — Саймон понял, что надрывается в крике. — Все имена, под запись и роспись!

Воздух рванула сирена, со стен полыхнуло кровавыми вспышками. «Халат» застыл, потом еле слышно пробормотал — так, что пришлось наклоняться ближе, чтобы расслышать:

— П-поздно. Система самоуничтожения…

В тот же момент ожили каналы остальных групп:

— «Зеро», у нас тут врубилась тревога! Гражданские в панике, рвутся к спаскапсулам!

— Волчица, их сеть блокируется! Станция отключает системы одну за другой, я теряю контроль!

— Это «Фогель-четыре», я еще подключен к сенсорным массивам станции. Тут какой-то бедлам на подступах к системе, вы подтверждаете?

— Подтверждаю, «четвертый», — ровный голос Микко перекрыл шум. — Я же говорил: флот прикрытия не задержится. И вот, собственно, он.

— Внимание всем группам, — Ла Лоба взяла непосредственное командование на себя. — Корабли ООН вывешиваются по всему периметру системы. Мы делаем переход ближе к станции и отключаем противоподавитель, чтобы они не могли достать нас сразу. Дайте персоналу покинуть станцию: напоминаю, мы не палачи. Остальным — подобрать раненых и собраться на ангарной палубе. К сожалению, «живую» трансляцию разведданных придется прервать…  Стой, куда?!

Слева от Саймона тихонько хлопнуло. Назар, чье лицо на глазах обретало здоровый оттенок, смущенно кашлянул:

— Я ведь все равно там больше не нужен. Вот, подумал, нашим эвакуироваться помогу.

— А его по макушке не лупишь, — нашел в себе силы пошутить Саймон, когда Магда со всхлипом набросилась на бородача и обняла, чуть не отрывая от пола. — Ну, какой у нас теперь план?

— Надо как-то зам-медлить отсчет до в-взрыва, — пришел в себя пленный ученый. — Это реактор станции! Если рв-ванет — в системе появ-вится новый астероидный пояс!

— Реактор…  — Назар прислушался к чему-то, потом пошевелил пальцами, настраивая связь. — «Фогель-три», Ахмед, дайте мне доступ к сети, пожалуйста. Я попробую ее…  уговорить. Может, и до реактора доберусь.

В этот момент пустота снова взорвалась у Саймона в голове, заставив пошатнуться. Значит, Encarnacion сбежал от ооновского флота и включил собственный подавитель. Но тут же прокатилась еще одна волна: похоже, андроид и техники нащупали источник поля станции, вырубив его для пущего контроля над ситуацией. Голова лоцмана закружилась, он почувствовал, что падает…

И уже стоя на коленях, Саймон вдруг осознал, что в последний момент уловил некую неправильность. Изъян в конструкции зала. Да, он успел провести в нем от силы несколько минут, и поначалу ощущение списывалось на новизну обстановки, на иную, чем в рубке «Группера», гравитационную картину. Но теперь, когда мир снова перестал петь в прифронтальном неокортексе, неправильность проступила ярче. Словно убрали пестрый фон, мешавший различить главное.

Лоцман прикрыл глаза. Все верно, в той стороне. Он развернулся и медленно пошел. Натыкаясь на столы с оборудованием и бойцов Фогельзанга, запинаясь о парализованных и раненых, Саймон следовал по стрелке внутреннего компаса. По выстроенной в памяти картинке. Не стараясь прислушиваться к мирозданию, а восстанавливая его рисунок усилием воли.

Он шел так, пока не уткнулся в стену. Да, именно здесь: где-то не за, а даже, скорее, внутри мощной, надежнейшей на первый взгляд переборки. Память о последних перед включением подавителя ощущениях тихо шептала: «Что-то здесь не то». А если не то — значит, надо проверить.

«Танцевать не только ногами, но и головой». Но голова недоумевает. Голова сомневается. Голова тупо и банально боится. Что, если не выйдет? Что если сказанное верно — но лишь в отношении сказавшего? В конце концов, где он, обычный лоцман, справившийся с подавителем всего один раз, на злости, на адреналине, на истерике — и где андроид, специально задуманный и разработанный быть лучше, быстрее, одареннее во всем?

Саймон Фишер, наследник Семьи Фишер и потомок знаменитого Абрахама Фишера, стоя перед монолитной с виду стеной и надеясь на чудо, осознал, что боится. Страшно боится опозориться. Оказаться не самым лучшим из всех.

«Глупости, — шепнул чей-то голос, интонациями подозрительно схожий одновременно с Назаром, дядей Анджеем и почему-то старым ооновским библиотекарем. — Ты знаешь, что надо делать. Ты сможешь проделать это, накачавшись дешевым пойлом и разбив собственное лицо об чужой кулак. Андроид же никогда не сможет быть лучше человека. Просто потому что человек создал андроида, а не наоборот».

— Так что хорош ныть — и поехали, — пробормотал Саймон уже вслух. Он сосредоточился, восстановил в памяти схему зала и заорал: — Все в стороны! За результат не ручаюсь!

— Какого…

Магда не успела договорить. Здоровые инстинкты возобладали над любопытством, и девушка прыгнула в укрытие. Фэннинг, которому эзоскелет мешал проделать то же самое, активировал щит и сжался за ним, насколько смог. Остальные порскнули кто куда, кроме Назара, не глядя сдвинувшегося вбок на пару метров.

А Саймон шагнул. Прямо через поле подавления, совсем недалеко. Там же, где он стоял до этого, на пол грохнулся здоровенный пласталевый шкаф с набором замков. «Халат», выглянувший из укрытия, словно опасливая белка из дупла, благоговейно отвесил челюсть.

— Но как в-вы…  Ведь п-подавитель…  — он взял себя в руки и ткнул пальцем. — В-вся документация п-по проекту — здесь. Ее вели т-только на бумаге, никаких электронных копий. Забирайте, п-пожалуйста!

— Вот почему в сети пусто, как в кастрюле у нашего кока, — хмыкнул по связи Ахмед Новак. — Назар, ты добрался до реактора? Или нам пора валить со страшной силой?

— Он не хочет разговаривать, — грустно сказал андроид, глядя в пустоту перед собой. — Ему прошили кодекс бусидо: «у самурая нет цели, только путь». И путь этот ведет к смерти. Я пытаюсь удержать, но он сильнее. Саймон, уводи всех: теперь ты сможешь.

— Да, — пробормотал лоцман, все еще приходя в себя и зачем-то рассматривая собственные ладони. — Теперь смогу.

Пол дрогнул, с одного из столов скатилась пробирка из небьющегося стекла. Магда подобралась.

— Что, уже началось? Назар?

— Нет, это пока по нам, но промахиваются, — сержант Джавад в командном канале словно даже повеселел. — Тут такая компания, хорошо, что вы не видите. Если мы не уйдем в переход минут через пять…

Он вдруг поперхнулся. Ла Лоба на соседней частоте высказалась определеннее и энергичнее, но совершенно непечатно. Даже Моди, до этого благоразумно не влезавший в эфир, вскрикнул на незнакомом Саймону языке.

— «Зеро», что там у вас? Прием, — «Фогель-раз» вспомнил, что он вообще-то старший в этой группе, и попытался выйти на связь. В ответ на весь зал прозвучало изумленное:

— Ребята, вы не поверите. Прибыл еще один флот, и он…  Perkele, это те самые корабли, которые навешали «Гарпиям» в прошлый раз! Хотя стоп, не те же. У них тут и крейсера, и мониторы…  Matka Boska, это что, линкор?!

— Подтверждаю, — вклинился голос кого-то из БИЦа Encarnacion. — Представлено большинство классов боевых кораблей — в незнакомых модификациях. На связь не выходят, но…  Волчица, они — они атакуют флот ООН!

— Вижу, — рыкнула Ла Лоба и снова выругалась. — Всем группам, отход! Я не знаю, кто это и зачем они влезли в заваруху, но шанс упускать нельзя! Саймон, Назар — переносите всех на точку сбора. А потом делаем отсюда ноги, пока их нам не оторвали!

В этот момент смарт Саймона пискнул входящим сообщением. Отправитель сказался анонимным, но прочитав текст, лоцман не удержался от широкой ухмылки.

«Удачи вам, Саймон. Удачной работы». Единственная строчка. И еще один кусочек паззла стал на свое место. Лоцман отвернулся ото всех, продолжая ухмыляться, и быстро набрал ответ.

«Спасибо. На этот раз вы не опоздали».

А потом снова вызвал в памяти схему станции — и шагнул в главный ангар, где собралось уже довольно прилично народа. Десантные команды, персонал, которому не хватило спаскапсул, несколько разоруженных сотрудников безопасности — и сейф, который снова с грохотом выпал из воздуха, перепугав окружающих. Не хватало одного человека. Точнее, не совсем человека.

— Назар, заканчивай, — лоцмана снова взяло недоброе предчувствие. Холм, волна, лестница. Пол снова качнуло, дополняя наваждение. — Надо уходить. Пни реакторный ИИ по шарам напоследок, чтобы дал нам время смыться — и топай сюда. Назар, слышишь меня? Назар!

— Я слышу тебя, друг, не кричи так, — спокойно, с обычной своей нежностью в голосе ответил андроид. Правда, сейчас чуткое ухо могло уловить нотки грусти — так, будто говорящий просил за что-то прощения, понимая, что нет, не простят. — Реплистаты в рабочем режиме. Там дети. Я не могу их оставить.

— Да какого diable! — взвился Саймон. — Не оставляй, никто ж не требует! Сейчас я их тоже перетащу…

— Нет, — теперь тон кибера звенел решимостью. — Я верю тебе. Я верю Магде. Я верю Ла Лобе и даже Моди. Но я не хочу, чтобы эти дети попали в чьи-либо еще руки. Лоцманов, ооновцев, революционеров, ученых, спецслужб…  Я хочу, чтобы они выросли людьми. Просто людьми.

— Но он не усп-пеет! — «халат», перенесшийся с первой группой, слышал весь разговор и теперь на цыпочках выплясывал рядом. — Или од-дно, или д-другое! Стоит «отп-пустить» реактор, как тот рв-ванет!

— Ты все слышал! — прокричал лоцман. Магда, проталкиваясь через толпу, спешила навстречу, показывая знаками, мол, давай, шагай, а там я его…  — Назар, давай без глупостей! Пожалуйста! Мы что-нибудь сообразим!

— Есть двери и есть ключи, Саймон, — грустно шелестнуло по связи. — Я должен закрыть ту, которую отпер. И должен сделать это сам.

Саймон открыл было рот — и осознал, что воздух из легких вырывается помимо его собственной воли. Лаборатория просто исчезла — вся, целиком. Люди висели в вакууме, без скафандров, без защиты…

Решение пришлось принимать быстро, даже быстрее быстрого. Уже через мгновение всех жестко поприветствовала гравитация в спортзале «Группера». Среди хрипов и кашля в третий раз тяжко грохнуло — толстостенный шкаф, слава Мирозданию, никого не зашиб.

— «Фогель-раз», ответьте! — надрывался в командном канале Микко. — Доложить обстановку немедленно! Куда вы пропали? Куда пропала эта чертова хреновина?!

— Спокойно, «Зеро», без нервов, — Саймон опустился на мягкое покрытие, чувствуя, что еще минута — и ему не потребуется снотворное. — Все…  — он пересчитал сигнатуры, — … да, все эвакуированы. У нас документация, у нас свидетели…  Вы спаскапсулы подобрали, кстати?

По ту сторону связи шумно выдохнули. Послышались отголоски спора, потом, похоже, бразды правления перехватил Моди. По крайней мере, именно его осторожный голос задал вопрос:

— Дело сделано, господин Фишер, но куда теперь? Мы окружены сразу двумя флотами — и я не готов предсказать, сколько еще им для своих нескучных утех будет хватать друг друга.

— А теперь — отключайте подавитель, господин Джахо Ба, — голова кружилась, ее подхватили сзади и помогли не отвалиться и не свернуть шею. Коленки у Магды оказались мягкими и упругими. — Пусть кто-нибудь перенесет нас к Земле.

— К Земле? — Моди, кажется, не сильно удивился. — Любопытный план, господин Фишер. И что мы там будем делать?

— Сдаваться, Бернар, — Саймон уже едва шептал, проваливаясь в темноту. — Конечно же, сдаваться.

Чудовищная волна накрыла холм, снеся бесконечную лестницу и разметав ржавую глину. Но к тому моменту на холме уже никого не было.

Эпилог

Саймон вновь приближался к месту своего назначения. Этот коридор бил прямо и недалеко, словно джеб, а стенные панели рассеивали мягкий свет дорогим, темным от времени деревом. Компанию им составляли бра из венецианского стекла и ковровая дорожка из настоящей шерсти. Все было, как всегда: обыденность Семейного гнезда Фишеров.

Переступив порог кабинета, Саймон замер на несколько секунд. Он знал, что должно произойти дальше. Знал, какое место следует занять за широким, приземистым столом. Но не хотел торопить события. Не желал соглашаться с неумолимой причинно-следственной связью.

— Добрый день, — негромко раздалось сзади. Зная, кто стоит за спиной, лоцман вздохнул и все же сделал шаг вперед. — Изучаете новые владения?

Пропустив Мягкова, Саймон подошел к креслу главы Семьи. Потер большим пальцем обивку, покачал спинку.

— Скорее, принимаю последствия сделанного выбора.

Положив тощую папку на край стола, Кирилл тоже остался стоять — то ли из уважения, то ли не собираясь задерживаться.

— Выбор — это все, что у нас есть. Сделав выбор, мы сталкиваемся с его последствиями. А тот путь, что остался вне выбора, зримых последствий не имеет. И кажется в силу этого легче и проще. Каждому свое.

— Знаете, Кирилл, принцип «каждому свое» выглядит справедливым, — парировал Саймон, усаживаясь все-таки в кресло и подгоняя его под фигуру. — Но на самом деле нет, он несправедлив. Мир несправедлив. А выбор, который мы делаем — это тот максимум справедливости, который мы можем сами себе произвести.

— Полностью и совершенно согласен, — Мягков не моргнул, его тон не изменился. — Будете знакомиться с делами?

Да, теперь у новоиспеченного главы Семьи Фишер имелись дела. После того, как отец, поседевший, осунувшийся, весь какой-то сгорбленный, чуть не упал, увидев блудного сына живым. После того, как, выслушав всю историю от начала и до упора, долго молчал и тер лицо ладонями. После того, как во всеуслышание объявил, что в силу явной неспособности действовать на благо Семьи отрекается от своего звания — и передает его законному наследнику.

После того, как Магда, узнав обо всем, заявила, что спать с простым лоцманом еще куда ни шло, но целый господин Саймон Петр Фишер, глава Семьи Фишер и не последняя задница в Профсоюзе теперь занимает слишком много места в постели…

Он не стал ее останавливать. Каждый должен иметь право на выбор. Только в памяти все крутились строки старой, некогда запавшей в душу песни:

Я хотел бы остаться с тобой,
Просто остаться с тобой,
Но высокая в небе звезда
Зовет меня в путь.

В любом случае, Саймон был благодарен. Гражданка Объединенных Систем Магда Маричкова не попыталась скрыться раньше, прежде чем всему Фогельзангу выдвинули серьезнейшие обвинения. Она выступала перед судом и на заседаниях Генеральной Ассамблеи, отвечала на вопросы, давала показания, свидетельствовала, подтверждала, опровергала. Мягков не подвел: на стороне Новых Автономий и «обманом введенных в заблуждение политически активных граждан» выступил весь Профсоюз — единым фронтом, даже Семья Аль-Азиф. Лучшие адвокаты перекапывали административное, гражданское и военное право, работая, казалось, без перерывов на туалет и кофе. Но все равно — стоять перед следователями, комиссарами ООН и судьями приходилось вполне конкретным людям. И никто, кроме них самих, этого сделать не мог.

Постепенно вектор задаваемых вопросов изменился. Из обвиняемых члены Фогельзанга становились свидетелями. Генеральная Ассамблея ООН завозилась, словно медведь в собственной берлоге, и начала выбрасывать из норы прижившихся за долгое время паразитов. Верховный суд Объединенных Систем — а также слегка разочарованные новостные каналы, — все почуяли, как под жаровней снова разводят огонь, и чье-то мясо начинает обугливаться уже всерьез.

Анжело Оосава отрицал все до последнего. Когда же его прижали к стенке вилами доказательств, внезапно перестал извиваться на их зубцах и толкнул пафосную речь. Из его слов выходило, что «никто не имеет права обладать монополией на чудо, оно должно быть взвешено, измерено и признано годным для общего блага людьми компетентными, а не заботящимися только о собственной выгоде». Когда нужда в присутствии на заседаниях отпала, Саймон перестал их посещать. Его совершенно не интересовало, сколько и чего получит господин бывший замглавы Четвертого комитета.

Тем не менее, нанести визит еще одному участнику истории потребовалось.

Ицхак Шмуэль все так же блуждал среди архивных стеллажей, сопровождаемый своими экстравагантными дронами и запахом старой бумаги. На появление лоцмана от отреагировал ожидаемо — то есть, никак. Лишь развернулся и сложил манипуляторы на животе. Ну, там где у живого человека должен был быть живот.

«Скажите, — спросил тогда Саймон, — как вы смогли его оставить? Он ведь и правда поверил. Он похоронил вас в своем сердце, пусть то и было собрано из синтобелка по матрице десятка чужих геномов. Пусть он сам считал себя не до конца человеком, но я оставался с ним до конца. И я знаю теперь: трудно сыскать кого-то человечнее, чем он».

Библиотекарь опустил свой костистый нос и двинул чем-то под хламидой — возможно, плечами. «Мой мальчик вырос. Мне больше нечему стало его учить. А те знания, в которых у него оставались пробелы, он должен был получить сам. Набить шишки, натереть мозоли. Я следил за новостями, а теперь пришли вы — и поведали мне о нем. Старый Ицхак может умереть по-настоящему и спокойно».

Папка на столе шевельнулась. Саймон вынырнул из воспоминаний.

— Вы не ответили на мой вопрос, — Мягков оставался сама тактичность и предупредительность, но не без упрямства. Молодой глава Семьи посмотрел на него в упор.

— Знаете, наверное, и не отвечу. По крайней мере, сейчас. Мне стоит о многом подумать. Например, откуда у Профсоюза взялся целый боевой флот. Или кто подкинул технологию подавителя Фогельзангу и одновременно «ястребам» ООН. Или как я оказался на том самом «Нарвале». Вопросы, Кирилл, вопросы. Вокруг идет какая-то большая игра, а я не в курсе.

«Консильери» замер. На мгновение, не дольше. Потом снова улыбнулся, отвесил уважительный поклон и произнес:

— Что же, если я вам понадоблюсь, вы всегда можете меня вызвать. А пока — разрешите идти?

— Да, конечно, — вложив весь свой запас светскости в улыбку, ответил Саймон. — Вы определенно мне понадобитесь. Но потом.

Он дождался, пока Мягков выйдет, и беззвучно расхохотался в сложенные у рта ладони. Потому что даже если ты отстраняешься от Игры, даже если отходишь от игрового поля, срываешь повязку участника и говоришь всем желающим слушать, что Игра — это не про тебя; даже если ты никогда не был в Игре с самого начала…  Все равно.

Все равно в какой-то момент Игра протягивает свою длинную жадную руку — и кидает тебя в гущу, в глубь, на черную клетку, на амбразуру. Потому что отказ от Игры — тоже Игра. Часть игры. Игровая механика и система — что бы ты там себе ни воображал.

И если хочешь оставаться честным перед собой до конца, не отказывайся от Игры. Не становись пешкой, кинутой в отбой, камешком на пути волны. Не изображай сноба, который «выше этого всего». Научись играть профессионально. И вот тогда Игра станет тобой, а ты — ей.

Отсмеявшись, Саймон встал, чтобы пройтись вокруг стола и привыкнуть к новому ракурсу, и заметил папку, все еще лежащую с краю. «Кирилл забыл? Нет, он ничего не забывает. Оставил специально? Mierda, эти его интриги…»

Подойдя ближе, лоцман замер. Он узнал документ: одна из желтых пластиковых мультифор, добытых в сейфе лаборатории. В таких хранились «дела» на каждый из экспериментов. Если прижать полупрозрачный пластик к бумаге, можно было прочесть содержимое верхнего листа. Саймон будто невзначай придавил папку ладонью. Между растопыренными пальцами проступили буквы.

«Обр…ц №…  …ень перспект…  — высокая. Устойч…  …омный фрагм…  Безусл…  …аренность класса…».

 Не то, не то. Что же он заметил, проходя мимо, что притянуло его внимание? Саймон скользнул взглядом ниже и похолодел.

«Донор…  биоптат: Сол…н …ишер. Личн…  …тива».

Саймон постоял еще, глядя уже мимо, в пол, в темные глубины собственного разума, в детские воспоминания, в причины и следствия. Потом, не оборачиваясь, убрал руку с папки. Вдохнул, выдохнул.

И вышел из кабинета.

Примечания

1

Фогельзанг, Vogelsang — «пение птиц»

(обратно)

2

Неплохо

(обратно)

3

партизан

(обратно)

Оглавление

  • Пролог
  • Часть первая
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  •   Глава 3
  •   Глава 4
  •   Глава 5
  •   Глава 6
  •   Глава 7
  •   Глава 8
  •   Глава 9
  •   Глава 10
  •   Глава 11
  •   Глава 12
  •   Глава 13
  •   Глава 14
  •   Глава 15
  • Часть вторая
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  •   Глава 3
  •   Глава 4
  •   Глава 5
  •   Глава 6
  •   Глава 7
  •   Глава 8
  •   Глава 9
  •   Глава 10
  •   Глава 11
  •   Глава 12
  •   Глава 13
  •   Глава 14
  •   Глава 15
  • Часть третья
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  •   Глава 3
  •   Глава 4
  •   Глава 5
  •   Глава 6
  •   Глава 7
  • Эпилог
  • *** Примечания ***




  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики