В обьятиях Февраля! (fb2)

- В обьятиях Февраля! 122 Кб, 35с. (скачать fb2) - Татьяна Михаль

Настройки текста:



Михаль Татьяна В объятиях Февраля

ПРОЛОГ

* * *

— Брат, тебе не кажется, что ты нарушил все допустимые правила мироздания?

Голос моего брата Марта звонкой капелью заполнил мой неуютный дом.

— Твои ветра и морозы унесли невинные жизни, что не должны были покидать свои миры раньше срока… — добавил младший брат, Декабрь.

Небрежно взмахнул кистью. В руке в то же мгновение из вороха снежинок возникла хрустальная чаша, наполненная терпким янтарным напитком, что своей жгучей смесью согревает и возвращает на миг воспоминания о жизни и её извечной боли.

Братьям не предлагаю. Им не по вкусу.

А я медленно делаю глоток…

На несколько мгновений ощущаю взрыв вкуса и огня. Жгучей лавой опалённое горло сжимается в спазме. Но всё быстро исчезает и вновь погружает меня в безразличную тьму, лишая эмоций, вкуса и чувств.

— Не кажется, — ответил я братьям сухо и безразлично.

Повернулся в их сторону и, окинув стройные станы братьев быстрым взглядом, указал на свободные кресла и диваны.

— Не стойте, братья. Как говорят у людей, в ногах правды нет…

— Твой дом превращается в тлен, Февраль. Мебель прогнила и осыпается трухой… — заметил Март, не скрыв своей горечи и сожаления.

— Брат, ты взлелеял своё горе и перенёс его на судьбы людей! — яростно молвил Декабрь. — Мы в ответе за них и не имеем права забирать тех, что должны жить…

Пожал безразлично плечами.

— Какая разница? Одной жизнью больше или меньше?

Братья возмущённо переглянулись и сжали руки в могучие кулаки.

— Ты забыл своё предназначение, Февраль, — жёстко сказал мой младший брат Март.

— Напомни, — улыбнулся в ответ. Но глаза мои оставались такими же мёртвыми и безучастными.

Март в два шага преодолел расстояние между нами и, склонившись, произнёс:

— Ты же так важен для миров, брат! Неужели ты всё забыл? Ты тот, что очищает людские души от грехов, своими ветрами! Яростными метелями уносишь все их печали и невзгоды. Забираешь неприкаянные души и отправляешь туда, где им и место… Но ты всё забыл и своё дело превратил в хаос…

Подошёл и Декабрь.

— Столько неприкаянных душ, Февраль. Они страдают. А люди утратили веру. Они забыли, что именно ты, брат, очищаешь миры от скверны, избавляешь от горя… Почему? Ведь прошло столько столетий…

— Аишу не вернуть, Февраль. Смирись уже с этим, а если не можешь, то хотя бы не перекладывай своё горе на вверенных нам людей!

Посмотрел на своих братьев и на мгновение ощутил злость, гнев, но и они быстро исчезли. Чувства едва коснулись моего нутра и потухли. Нет во мне больше жизненного огня.

— А то что? — спросил безразлично.

— Нам придётся собрать совет, брат, где будем решать твою судьбу.

— Нам придётся выбрать того, кто сможет выполнять твою работу, а ты… Ты будешь развеян, Февраль.

Рассмеялся им в лицо — громко, но глухо. Безжизненный смех вызвал недовольные гримасы на лицах моих братьев.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Когда прекратил свой издевательский смех, я сказал:

— Давно пора это сделать. Я говорил об этом на прошлом совете.

— Брат, послушай! Ты самое важное звено в нашем деле! Встряхнись! Возьми себя в руки! Ты нужен людям! — воскликнул звонко Март.

— Мы даём тебе ещё два срока, если ты не изменишься, то…

Декабрь не договорил, но эти слова прозвучали ранее.

Я кивнул головой и развернулся к своему излюбленному занятию, которому посвятил уже бесчисленное количество лет — вновь стал смотреть на рыжие языки пламени, пожирающие сухие поленья.

Огонь… я смотрю на него, слышу вой своей вьюги, что как верный пёс кружит у моего дома, дожидаясь ласки хозяина.

…Смотрю и погружаюсь в себя. Оставляю мысли, время, саму жизнь где-то далеко, а сам ухожу… Растворяюсь, будто меня не было и нет… Устал… Не радуют больше миры, рождённые Создателем, которыми я когда-то восхищался. Не трогает больше людское горе, которое я забирал и уносил прочь, очищал людские души от скверны и грехов… Не слышу больше зов неприкаянных душ…

Потому что меня тоже нет…

— Пошли брат. Он нас больше не слышит…

— Но что же нам делать, Март? Скоро вступит в свои права Январь! Люди так надеются, что всё плохое исчезнет! А он…

Молодые мужчины посмотрели на когда-то красивого и статного брата, что после гибели своей невесты превратился в собственную тень…

Братья покинули неприветливый дом.

Миниатюрные сильфиды, сияющие в темноте дома белыми всполохами искр, выглянули из-за угла и зашептались:

— Вы слысяли? Они развеют насего господина!

— Нузьно стё-тё дь-елать!

— Его надо спася-а-ать!

— Но как?

— Глупая! Любовью, конесьно…

— И где зе мы возьмём любо-о-офь?

Сильфиды переглянулись и в один голос запищали:

— Нузьно найти девуську!

— Красивую!

Одна сильфида притопнула ножкой и сказала:

— Господин будет недоволен. Он нас наказет!

— Луцьсе пусть наказет, чем его развеют…

— Отправимся в мир, где много свободных девусек!

— Да-а-а!

Сильфиды закрутились вокруг своей оси и превратившись в ворох снежинок, отправились в мир на поиски свободной красивой девушки.

Февраль даже не догадывался, насколько быстро и насколько сильно изменится его жизнь. И привычному порядку увядания придёт конец.


Глава 1

* * *

Дую в варежку, стараясь своим тёплым дыханием согреть замёрзший нос.

Отбиваю чечётку в прохудившихся сапожках, но ног не чувствую совсем. Не помогает чечётка.

И маршрутный автобус что-то долго не приходит. Может колёса примёрзли к дороге у автобусика?

Оглянулась вокруг и как назло ни одного павильона или магазина поблизости нет, чтоб погреться зайти…

Уууу… как холодно!

А ещё темнота такая, что вдвойне холодно.

Одинокий фонарь тускло освещает покосившийся козырёк остановки и одну-единственную меня.

Конечно, из этого района все на своих машинах разъезжают…

Бррр…

Подул ветер и пробрал до самых костей. Ещё мороз так кусает за щёки и пробирается через ткань, будто пытается заморозить меня до смерти!

Раздался звонок моего телефона.

С огромным нежеланием стянула с руки варежку и полезла в сумку. Деревянными пальцами еле вытащила наружу холодный прямоугольник, который высвечивал ненавистный мне номер.

М-да…

Маман моего друга, у которого я живу — последний человек, с кем бы я хотела пообщаться на холодной остановке.

Но ответить нужно, а то ведь домой не пустит.

Дом. Это ведь не мой дом.

Пока нормальную и постоянную работу не найду, приходится прогибаться и терпеть закидоны неврастенички, которая именуется мамочкой моего бойфренда.

Да, вы верно поняли, я живу со своим парнем вместе с его мамой.

Квартира у них своя. И Ольга Алексеевна всячески поддразнивает меня и называет лимитой. А ещё очень надеется, что её сын, Игорь, меня вскоре разлюбит и бросит. И тогда она с полным правом сможет выставить меня за порог. А пока Игорёша увлечён, встаёт на мою защиту и грозит мамочке, что уйдёт вместе со мной из дома, если она не разрешит мне с ними жить.

Честно скажу, если бы не моя ситуация с отсутствием жилья и достаточной суммы денег, то я бы ни за что не стала жить в этом доме!

— Слушаю вас, Ольга Алексеевна, — произнесла под аккомпанемент зубной дроби.

— Кира, дорогая моя… Эм, тут такое дело… — голос Ольги Алексеевны был подозрительно ласков и весел.

Шмыгнула носом. Рука совершенно одеревенела, и телефон грозился выпасть прямо в мокрый снег.

— Ольга Алексеевна, говорите скорее, я стою на остановке и жутко замёрзла. Что-то купить надо?

— Ох, прости-прости. Нет ничего не нужно. Просто… как бы помягче сказать…

Раздражает и бесит она меня!

— Короче так, Кира, детка. Игорь встретил другую девушку. Он уже давно с ней общается, а тебе не знал как сказать. Всё твои чувства берёг. В общем, я уже позаботилась и твои вещи собрала.

Ловите мою челюсть!

— Ты не думай, я всё аккуратно сложила и ничего не забыла, — приторно-сладко пропела эта мымра!

— Подождите… Этого не может быть, он сегодня меня как обычно проводил… И… И мне некуда идти! Совсем!

Не мог так Игорь со мной поступить, не мог!

— Это вы что-то придумали, да? — спросила у неё зло.

— Значит так, я тебе всё сказала. Мне плевать, куда ты пойдёшь, и что будешь делать. Твоё шмотьё собрала и выставила на лестничную площадку. К Игорю даже на километр не смей подходить, поняла? А не послушаешь меня, я на тебя заявление напишу и скажу, что ты воровка!

Ольга Алексеевна бросила трубку, а я встала с открытым ртом от шока и не заметила, как на мои губы падают холодные снежинки…

Этого не может быть… Этого не может быть… Этого просто не может быть!

Приехала наконец-то маршрутка и я еле передвигая замёрзшие ноги, с удовольствием нырнула в спасительное тепло громко урчащего автобуса.

Села на свободное сиденье и дрожащими пальчиками нажала в телефоне на имя Игоря. Пошёл вызов и через секунду, мой звонок скинули. Я набрала его ещё раз — тот же результат.

Ещё и ещё набирала его номер, но всё было бестолку! Меня игнорировали!

Написала парню смс.

«Что происходит? Мне звонила твоя мама и сказала, что у тебя есть другая и выгнала меня из дома! Ответь, пожалуйста!»

Через несколько минут пришёл ответ.

«Не звони мне больше. Мы расстались. Прощай.»

Это конец!

Я не могла в это поверить!

Вот так вот просто он меня выкинул из своей жизни?

С самого утра он как обычно проводил меня до остановки, поцеловал, пожелал терпения и умных учеников, а вечером всё изменилось…

Но ведь так не бывает!

Это всё его мамаша! Она что-то придумала!

С неприятными мыслями и всевозможными догадками доехала до своей остановки.

До дома, где жил Игорь было рукой подать.

И я в тайне надеялась, что сейчас приду и, всё будет как обычно. Игорь встретит меня, поцелует в щёчку, спросит как прошёл мой день, а посетую ему, какие нынче ученики избалованные, на фортепиано научиться играть хотят, а приложить к этому усилий нет.

И я очень надеялась, что Ольга Алексеевна и Игорь меня просто-напросто разыграли…

Поднялась на третий этаж панельного девятиэтажного дома, где жил мой парень и поняла, что ничего не будет как раньше…

Клетчатая китайская сумка стояла прямо возле мусоропровода, а сверху на ней лежал мой потёртый кожаный рюкзак.

— Сволочи… — прошептала я и шмыгнула носом.

И куда мне идти?

Посмотрела на стальную дверь и хотела было пойти и позвонить, чтобы поплакаться и попроситься хотя бы на сегодняшнюю ночь остаться, но вдруг, дверь распахнулась и из квартиры вышел мой бывший Игорь вместе с нереальной красавицей — холёной и роскошной. Одета была красавица в белую норковую шубку, в белой меховой шапочке, а на указательном пальчике крутила брелок с ключами от автомобиля. Чёрные как вороново крыло длинные волосы блестящими локонами лежали на её плечиках. Алые губки были растянуты в счастливой улыбке и молвили:

— Спасибо за вкусный чай и торт, Ольга Алексеевна! Обещаю, Игорёшу верну завтра в целостности и сохранности!

Убиться можно от этой приторности в голосе!

Мой бывший стоял сверху у своей квартиры и смотрел на меня.

Мне показалось или лёгкая грусть промелькнула в его серых глазах?

А я стояла как истукан и просто смотрела, как красоточка взяла под ручку моего парня и они направились вниз.

Оба прошли мимо меня, и Игорь сделал вид, что даже не знает, кто я такая!

Ни слова, ни жеста, ни взгляда! Ни-че-го.

Послышался звук захлопнувшейся подъездной двери и я поняла — это действительно конец.

— Ну что стоишь тут? — услышала я Ольгу Алексеевну.

Женщина вышла на площадку, упёрла руки в свои худосочные бока и едко сказала:

— Забирай свои манатки и топай отсюда.

Я с грустью посмотрела на эту женщину, и создалось впечатление, будто я её впервые увидела: излишне худая; с искажённым от вечного недовольства и ворчания лицом; с выжженными гидроперитом жёлтыми тонкими волосиками; губы вечно опущены вниз; глаза подозрительно сощурены…

Белобрысая ведьма!

— Прощайте, Ольга Алексеевна, — сказала и улыбнулась ей.

Подхватила свои немногочисленные пожитки и добавила:

— Я молода и у меня вся жизнь впереди. И точно знаю, что никогда и ни за что не стану такой как вы. Мне жаль, что у Игоря такая мама…

— Пошла вон! — крикнула озлобленная женщина.

Я спокойным шагом начала спускаться вниз и даже не единого представления не имела, куда мне податься.

Глава 2

* * *

На автобусе добралась до железнодорожного вокзала.

Здесь можно переночевать и сумку с вещами в камеру хранения убрать, совсем незадорого

Но что мне делать?

Выпила горячего чаю из пластикового стаканчика и немного согрелась.

Позвонила четырём однокурсницам с просьбой принять меня на пару ночей, но ото всех четверых получила вежливый и завуалированный отказ.

Домой ехать в свой маленький городок не видела смысла.

Там меня ждёт такой же приём, как и у Ольги Алексеевны.

Отец давно променял меня на бутылку. Мачеха со своей ненаглядной дочерью меня ненавидит ещё больше, чем маман моего бывшего.

Поэтому…

Поэтому я не знаю, что мне делать…

Устала сидеть на вокзале. Сдала сумку в камеру хранения. Купила пару бутербродов и пошла, куда глаза глядят.

От невесёлых мыслей я даже перестала обращать внимание на мороз.

Не заметила как набрела в безлюдный парк.

Красивое место.

Тишина ласково укрыла заснеженные деревья и редкие лавочки.

Пушистый снежок неспешно падал…

Поймала несколько снежинок языком, а потом запрокинула голову вверх и посмотрела на чёрное небо, откуда кто-то неведомый сыпал белый снег.

Стряхнула белые пушинки с одной из скамеек и присела на самый край.

Достала из сумки бутерброды, развернула салфетку и хотела было откусить первый кусочек, как откуда не возьмись, передо мной возник пёс — небольшой, грязный, со слипшейся сосульками шерстью, несчастными глазами и перебитой передней лапой.

Он посмотрел на меня так жалобно, что я без раздумий, отдала ему один свой бутерброд.

Пёс его не прожевал, а просто заглотил, я второй даже не успела развернуть.

— Ого… Ну ты даёшь… — пробормотала озадачено и отломила кусок от второго бутерброда. Отдала его псу.

Сама съела оставшийся кусочек.

Пёс посмотрел на меня ещё немного, в надежде, что я как волшебник вытащу из закромов тонну сосисок и свеженьких стейков. Но очевидно понял, что я такая же бродяжка как и он сам, и тяжко вздохнул. Пёс, поджимая больную лапу, приблизился к моим ногам, лёг рядом и свернулся калачиком.

Не удержалась и погладила его по лобастой голове, за что получила благодарственный взгляд.

И мне так тоскливо стало, одиноко, что не заметила, как слёзы горячими ручейками потекли из глаз, чтобы сразу же замёрзнуть и оставить льдистые корочки на лице.

* * *

— Смотрите! Вот она подойдёт!

— Ты сьто-о-о! Она страсьная такая! Протри глазья свои!

— А вот эта? У неё реснички красивые…

— На реснички Февраль не купиться!

— Насла! Смотрите! Воть… ой, она узе занята…

— И страсная как моя зызнь!

— Ой, сестрички, смотри-смотрите! Летите скорее сюда!

Сильфиды опустились на ветви берёзы и внимательно стали наблюдать за человеческой девушкой, что одиноко сидела на скамье и кормила брошенного пса. А тот, быстро проглотив её нехитрый ужин, не убежал, а остался рядом.

— Вы слисите её мысли?

— Да-а-а…

— Грустно так…

— Одиноко…

— Больно…

— Несправедливо…

— Нужно помочь…

— Она смозет господина нашего оживить!

— Ты думаесь?

— А сьто? Посмотрите на собаку, он её не укусил, а рядом лезит и думает, сьто друга насёл, стаю…

— Знаю! Мы дадим ей такую зе колбасу и она покормит насего господина! Он в один миг станет таким зе как был презьде!

— Сестра! Это гениальная идея!

— Полетели к ней?

Сильфиды спорхнули с ветки, закружились как настоящие снежинки и подлетели к девушке, у которой были печальные глаза красивого шоколадного цвета. А сильфиды очень любили шоколад.

* * *

Вытерла нос и промокнула платком глаза.

— Ничего… — прошептала в пустоту. — У меня всё будет хорошо. Я обязательно найду свой дом и…

— Приве-е-ет!

Оглянулась и посмотрела по сторонам.

Никого.

Посмотрела на пса, который смешно дёргал ушами.

Показалось.

— Не показялось! Посмотри на своё плечо!

Голос звонкий и высокий как колокольчик прозвучал возле самого уха.

Я дёрнулась, подскочила и в ужасе посмотрела на свое правое, а потом на левое плечо.

Глаза округлились до размера блюдец и я, едва сдержав крик, просто смахнула непонятных снежинок с плеча.

— Ой, ну сто ты сделала? Ты моё платье помяла!

— У меня галлюцинации… — пробормотала себе под нос.

Пёс поднялся на все три лапы и загавкал.

Я посмотрела на него и спросила:

— Не показалось? Ты тоже их слышишь и видишь?

Пёс снова гавкнул.

— Не бойся-а-а! — крикнуло одно из существ.

— Мы хотим помоць тебе, а ты помозесь нам!

— Мы добрые!

— Мы добро несём людям!

Миниатюрные существа, сотканные словно из белого пара и серебряного снега, взмахивали своими искрящимися крылышками так же быстро, как птички колибри.

Они были подобны снежинкам, но если присмотреться, то можно было разглядеть очертания лиц, тонких рук и ног.

И у них действительные были платья — словно маленькие балерины, одетые в пачки.

— Теперь видишь нас?

— Правда, мы красивые?

— Да-а-а… — задумчиво согласилась. — Ничего подобного никогда не видела… А вы кто?

— Мы сильфиды!

— Мы духи воздуха!

— Мы дети ветра!

— Ты помозесь нам?

— Не понимаю, чем могу помочь… — грустно улыбнулась. — И если честно, мне кажется, что я просто сошла с ума.

Нервно хихикнула.

Бывает же у людей от солнечного удара галлюцинации? А у меня наверное, случился, морозный удар. Результат — ну конечно же, галлюцинации!

— Мы настоясие! — рявкнула одна из сильфид.

С таким же успехом мог рычать и комар.

Пожала плечами.

— Ну-у-у… давайте помогу… Правда, я обычный человек и не знаю…

— Ты согласна? — перебили они меня.

— Скази да-а-а! Позязя…

— Да, — был мой ответ.

— Уря-а-а-а!

Пёс вдруг зашёлся в громком лае, словно испугался чего-то.

Меня мгновенно закружило в ворохе снежинок, которые бесстыже залетали мне в рот, нос, глаза, проникали под одежду…

Ноги оторвались от земли и меня натуральным образом завертело, закружило…

Я только слышала, как громко лает пёс, а я даже крикнуть не могла от страха, потому что стоило открыть рот, как снег тут же заполнял его чуть ли не сугробами.

Вдруг мне в руки прыгнуло что-то мохнатое и зарычало.

Это пёс!

Нас выплюнуло буквально через пару минут в непонятном тёмном месте.

Пёс продолжал лаять, а у меня кружилась голова, глаза собрались в кучу и желудок мечтал после такой карусели избавиться от бутерброда.

— Мы на месте!

— Дерзи!

Мне в руки опустилось что-то непонятное и упругое.

Сфокусировала глаза и посмотрела на выданный предмет.

— Колбаса?

— Дя!

— Э-э-э… И что мне с ней делать? Есть я что-то пока не хочу… И вообще, предупреждать надо о таком кошмаре…

— Молци и слусай!

— Скоро вернётся господин, ты просто подойди к нему и покорми его колбасой, как вот эту собаку…

— Чё за бред? — вырвалось у меня.

— Нась господин бо-о-оле-ен! Сьто непонятного?

— У него сердце разбито!

— И вы думаете, колбаса сердце склеит? — кажется, я реально рехнулась, раз вижу такой идиотский глюк.

— Ну собака зе подобрела и озила! Смотри как хвостом виляет!

— Ой, девоцки-и-и! Господин идёт сюда-а!

— А-а-а-а-а-а!

— Пряцимся все-е-э!

— Эй! Вы куда?

— Гав! Гав! Гав!


Глава 3

* * *

Сильфиды испарились, будто их никогда и не было.

Хромой пёс громко залаял и стал жаться к моим ногам.

Вдруг, тёмное помещение стало светлым.

Загорелся в камине огонь (сам по себе) и весело затрещали дрова.

В многочисленных подсвечниках один за другим вспыхнули свечи.

Огонь отбрасывал причудливые тени, но самое главное, осветил помещение, в котором я оказалась.

Это определённо была гостиная — просторная, когда-то очень красивая и со вкусом обставленная.

Впрочем, такой она и сейчас была, только мебель вся покрылась толстым слоем пыли; по углам, на стенах, потолке и на той же мебели, весёлыми гирляндами болтались ошмётки древней паутины.

Только одно-единственное кресло, что стояло у самого камина, было нетронуто временем и будто приглашало в свои объятия.

Пёс всё лаял, сильфиды не появлялись, а я услышала приближение шагов и, не найдя ничего лучше, как зажать под мышкой колбасу, подхватить другой рукой пса и забраться на то самое милое кресло.

Услышала как распахнулись двери.

Шаги приближались именно к моему укрытию очень и очень быстро!

Так, без паники, если это всё глюки, то ничего же страшного не случиться! Правда ведь?

А если всё происходящее реально?

От этой мысли стало не по себе.

Посмотрела на пса — грязный, хромой, но с умными глазами. Пахнет мокрой псиной.

Понюхала колбасу. Пахнет колбасой.

Неужели всё происходит по-настоящему?

Вот же гадство!

И в этот момент неизвестный мне мужчина (очевидно, тот самый господин, чьё сердце нужно склеить при помощи колбасы) подошёл к креслу, и хотел было в него сесть, но вдруг замер, удивлённый присутствием незваной и неизвестной гостьи.

— Откуда ты взялась в моём доме, человеческая женщина?

О Боже…

От его голоса по моему телу промчались толпы мурашек.

Никогда не слышала такого потрясающего голоса. Ему бы стать певцом…

Мужской, сильный, спокойный, но бархатный голос… Завораживающий и словно звучащий на низкой частоте…

А ещё, моего чуткого носа коснулся его запах, словно свежий ветер, напоенный запахами мятных трав и кедра…

Словно сила природы, прохлада тумана, свежесть мороза, лёгкость белых облаков и разреженность озона…

Невозможно запоминающийся запах…

У него потрясающий одеколон!

С ума сойти.

А его глаза?

Таких ярких синих глаз не бывает…

— Я повторяю свой вопрос, — вернул меня из задумчивости этот невозможный голос. — Что человеческая женщина забыла в моём доме?

Так, что там говорили сильфиды?

— Я… э-э-э… вот! — протянула ему колбасу. — Угощайтесь, это очень-очень вкусно!

И улыбка до ушей, отчего моё лицо почти не треснуло от напряжения.

— Гу-а-а-ф! — добавил пёс.

Мужчина изящно изогнул смоляную бровь.

— Ты издеваешься? Забирай свою блохастую безродную псину и немедленно уходи.

Голос всё также спокоен, но глаза… глаза потемнели, став чёрными…

— Неужели я неясно выразился? Я хочу, чтобы ты немедленно покинула мой дом! — голос приобрёл красок, став тягучим и более хриплым.

А в комнате сразу похолодало.

— Или мне применить силу?

Вокруг меня закружились снежинки, подул холодный ветер.

Ой, только вот силы не нужно!

Я натянула шапку пониже, чтоб её снова не сдуло.

— Меня пригласили сильфиды, — без раздумий и без чувств сожалений сдала я малявок, которые втянули меня в эту историю.

— Появитесь немедленно, — приказал он и из разных углов гостиной повылетели крошечные малышки.

Сильфиды подлетели к мужчине с поникшими крылышками и опущенными головами.

— Простите нас!

— Мы хотели помоць!

— Мы не хотим, стьобы вас развеяли!

— Не сердитесь, господин!

— Она хоросяя!

— Правда могла бы не говорить про нас!

— Оставьте её, господин!

— У неё есть колбаса!

— Она волсебняя!

— Исцелит васе сердце!

Боже мой, что за идиотская ситуация? Как колбаса может быть волшебной?

— Исчезните, — сказал он и небрежно взмахнул рукой.

Сильфид сдуло резким порывом ветра.

Малышки кувырком и с громким визгом, от которого у меня заложило уши, улетели за дверь.

Потом этот чертовски привлекательный мужчина протянул мне руку с красивыми длинными пальцами и улыбнулся одними уголками губ.

Я с удовольствием улыбнулась в ответ. Отложила дурацкую колбасу и вложила свою ладошку в его ладонь, и…

— А-а-й! — воскликнула, когда его рука больно сжала мои пальчики и дёрнула меня на себя.

— Гав! Гав! Гав!

Пёс запрыгал на трёх лапах вокруг этого грубияна, а потом и вовсе вцепился зубами в его сапоги.

Угрожающе рыча, пёс давал понять, что может и откусить…

— У-о-и, у-о-и, у-о-о-и-и! — заскулил пёсик, когда его ледяным ветром отшвырнуло подальше от мужчины.

— Уходи немедленно пока я не разозлился, — процедил этот гад.

Выдернула свою руку из его захвата и практически заплакав, произнесла:

— Я не знаю, куда мне идти… У меня нет дома… Хоть вы не прогоняйте на ночь глядя…

Пёс поскуливая, дохромал до меня и я его подняла на руки.

— И нельзя обижать животных. Вы сделали ему больно…

— Он безродный пёс. Его судьба предрешена и…

— И ничего он не безродный! — оборвала его. — Он… дворянской породы. Вот так!

Мужчина хмыкнул.

— Не существует дворянских псов.

— Существует, — уверенно сказала я.

Нет, ну а что? Раз дворовой пёсик, то значит дворянский.

Мужчина сел в кресло и взмахнул рукой. В его ладони в то же мгновение появился красивый бокал, наполненный густой янтарной жидкостью.

— Оставь меня…

Потом он пригубил напиток и замер, словно превратился в статую.

Может я бы и ушла отсюда…

Оглянулась вокруг. Запустенье и неухоженность.

Может, предложить одинокому хозяину этого удивительного места помощь? Убраться, например…

А почему бы и нет?

Дом, судя по всему очень большой, и раз гостиная такая, то и остальные комнаты не лучше.

А значит, времени на уборку уйдёт много, поэтому…

Нужно остаться и встряхнуть этого ледышку!

Но сперва, необходимо выполнить обещание, данное сильфидам — накормить их господина колбаской.

Сбросила с себя пуховик, стянула шапку, отчего мои рыжие локоны буйным каскадом рассыпались по плечам, спине и даже упали на лоб.

Смахнула вредные кудряшки и вытащила из сумки канцелярский ножик.

Почистила и нарезала колбасу.

Положить ломтики было некуда…

Нет, уже есть, куда.

Стащила с каминной полки какую-то тяжеленную штуковину, напоминающую глубокий поднос-чашу, протёрла его влажной салфеткой и художественно разложила на нём колбаску.

Несколько ломтиков, точнее, большую часть слопал хромой дворянин.

Подошла к мужчине, как делают это официанты и, наклонившись, протянула ему под самый нос закуску. Руки дрожали от тяжести посудины.

— Угощайтесь! Крепкие напитки обязательно нужно закусывать, иначе заработаете себе язву желудка или цирроз печени… Потому что начнёте пить, пить и в итоге сопьётесь, превратитесь в конченного алкоголика…

— Что? — спросил мужчина и сконцентрировал на мне свои космические глаза.

— Э-э-э… Что-то меня не туда занесло… Я вам колбаску предлагаю. Скушайте кусочек.

— Почему ты всё ещё здесь? — спросил он недовольно. — Ты отвлекаешь меня.

— Отвлекаю? От чего? От выпивки?

Мне вспомнился отец, который продал душу зелёному змию.

— Твои волосы… — вдруг произнёс он.

— Что с ними? — не поняла его, поставила поднос на столик и нервно дотронулась до своих локонов, что торчали в разные стороны.

Всё было в порядке.

— Огненные волосы… — прошептал он и легонько коснулся их своими пальцами, чуть потянул на себя и отпустил. Кудряшка распрямилась, а потом упругой пружиной вернулась в своё излюбленное состояние спирали.

— Ну да, — тряхнула буйной головой и показала пальцем. — Мои волосы… от мамы достались.

Потом он перевёл взгляд на криво нарезанную колбасу и недоумённо произнёс:

— Ты использовала под еду ритуальную чашу?

Чего?

Посмотрела на поднос и пожала плечами.

— Простите, но на ней не было написано, что она ритуальная.

Глупо хихикнула.

— Простите… я не нарочно…

Мужчина улыбнулся и подхватил один ломтик и закинул себе в рот.

Прожевал и сказал:

— Вкусно.

— Правда? — рассмеялась я и сама откусила один кусочек.

Открыла рот и закашлялась, слёзы брызнули из глаз.

— Боже мой… — прошептала, ловя воздух ртом. — Какая ядрёная колбаска!

— Действительно, — кивнул он и съел ещё.

А потом снова вернулся к своему странному занятию — смотреть на огонь и держать в руке стакан с алкоголем.

Мне нужно было затушить огонь в горле и я бессовестно нагло выхватила стакан у мужчины (надо бы с ним познакомиться, узнать имя) и сделала большой глоток…

— Пффффффссссс! — брызги полетели в разные стороны и я зашлась в безудержном кашле.

Представьте, что красный перец чили вы запиваете не водой, а жидкой лавой из красного перца чили.

— Ты перешла все границы, — рассердился мужчина и меня подхватил ветерок и понёс куда-то!

— Стойте! Не прогоняйте меня! Подождите, дайте сказать! — во рту горело адски, но я нашла в себе силы открыть рот.

— Говори, — позволил он и ветер прекратился.

Прокашлялась и сказала:

— Простите, что так нагло появилась здесь, но я…

— Прошу без лишних слов. Переходи сразу к делу, — сказал он жёстко.

— Ладно, — кивнула ему и погладила прибежавшегоко мне хромого пса.

Он немного поспал, покушав огненной колбаски и теперь, снова пришёл меня защищать.

— Мне некуда идти… совсем… Если вы меня прогоните, то я окажусь на улице, в прямом смысле этого слова. Не хочу рассказывать сейчас как это произошло, история дурацкая… В общем, я прошу… очень прошу остаться у вас и помочь вам привести дом в порядок. Он ведь такой красивый и такой неухоженный, такой одинокий…

Он задумчиво посмотрел на ядерную закуску, на моего пса, на алкоголь. Потом снова на закуску и сказал:

— Если каждый вечер будешь приносить для меня колбасу или что-то подобное, то тогда разрешу тебе остаться и привести мой дом в порядок.

Наверное, так ярко я никогда не улыбалась.

— Спасибо вам…

Глава 4

* * *

Спустя два дня.

— А-а-апчхи-и-и!

Пыль щекотала нос, и я никак не могла прекратить чихать.

— А-а-апчхи-и-и!

Я, конечно, сразу поняла, что дом Февраля давненько не приводили в порядок, но чтобы настолько он был захламлен и подумать не могла.

Толстый слой пыли покрывал каждый миллиметр этого дома. Наверное, такое же состояние царило и в душе Февраля — пыль, мрак, тлен и полное одиночество…

Всё в его доме обветшало и покрылось паутиной, а затхлый дух плесени забивал мой нос.

А ведь дом Февраля был живой. Он был заброшен вниманием своего любимого хозяина, ему лишь остались воспоминая о лучших временах.

Сильфиды поделились со мной страшной тайной и рассказали о судьбе этого мужчины.

После их рассказа, я обошла весь дом, заглянула в каждый уголок… И мне становилось после обхода очередной комнаты всё грустнее и грустнее.

Когда-то в стенах этого дома звучали голоса, смех, играла музыка… Я уверена, что дом надеялся услышать и детские голоса…

Однажды, когда-то красивый дом осознал, что ждать новой жизни бесполезно и он заплакал.

Дом вместе с Февралём радовался и грустил… Но после трагедии стал как и его хозяин медленно умирать…

Дом долго плакал. Я ощутила его страдание в каждом скрипе и стоне деревянных половиц и стен. Он болью отзывался на прикосновения ветров. Горючие слёзы стекали по старым стенам и они постепенно разрушались.

А ему хотелось вновь стать гордым, нарядным, ещё более прекрасным, чем прежде. Чтобы в нём снова закипела жизнь; в его больших залах танцевали; играла музыка…

Дом тихо страдал. Чувство заброшенности и неприкаянности больно ранили его большую и добрую душу.

Что могу сказать — грустная история. Февраль потерял любимую и потерял веру в счастливую жизнь. Забросил свои основные обязанности и постепенно начал становиться отшельником. Всё реже и реже принимал гостей… А его красивый дом стал превращаться в развалины…

Не мне его судить.

Как говорится, горе парализует. Но от него есть одно действенное лекарство — новая любовь.

Улыбнулась. Я приведу этот дом в порядок, помогу вернуть ему былую красоту и стать.

И вообще, я очень рада, что оказалась здесь, в королевстве Февраля, в его доме. У меня над головой теперь была крыша… правда с дыркой, через которую отлично ночью видны сияющие ёжики звёзд, а днём ярко светило солнышко и проплывали мимо меховые облака.

Но ничего, глаза боятся — руки делают.

Открыла окно и с удовольствием вдохнула свежий, а главное чистый морозный воздух.

— Гав! Гав! Гав!

Пёс, которому я пока не дала имя, радостно бегал по комнате на всех четырёх лапах.

Господин Февраль исцелил его покалеченную лапку и рваное ухо, за что я была ему бесконечно благодарна.

Этим своим жестом он показал, что его сердце всё ещё живое, всё ещё тёплое. Оно просто замёрзло от одиночества и замерло. Просто его нужно отогреть…

Интересно, может, я та самая девушка, что вернёт Февралю радость и жажду жизни?

Только пока не представляю как это можно сделать…

Хотя… Сильфиды мне в помощь!

Надышавшись живительным кислородом и замёрзнув, я закрыла окно и повернулась к сильфидам. Малышки веселились, ныряли в горки мусора, который я с таким трудом собрала по всей комнате.

Девочки хохотали, пищали и раскидывали собранный мусор.

Ну уж нет, так дело не пойдёт.

Сложила руки на груди и строгим голосом сказала:

— А теперь дружно взяли и вернули все эти веточки, листики, фантики и другую дребедень на место.

— Ой!

— Кира, прости нас!

— Мы зяигрялись!

— Мы не хотели портить твою уборку!

— Сейцяс всё вернём на место!

— Только не сердись!

Улыбнулась. Как можно сердиться на этих малышек-проказниц?

— Я не сержусь. Наоборот, хотела даже попросить вашей помощи, потому что одна я вряд ли приведу в порядок этот дом даже через год!

Сильфиды подлетели ко мне, потом переглянулись и сказали:

— А мы не умеем убиряться.

— Я никогда не дерзяла в рюках метлу!

— А я полы ни рязю не мыла!

— И я!

— И я тозе!

Я просияла довольной улыбкой.

— Всё бывает когда-то в первый раз. Тем более у вас вон снежная магия имеется. Снежок с ветром призовёте, и он всю грязь из дома вынесет. И почему я сразу об этом не подумала?

— Ой!

— Так мозет тебе Вьюгу позвать? Она быстрее нас тебе помозет.

— Тоцьно!

— И как мы срязю не догадались?

— Вьюгу? — переспросила у сильфид.

Те дружненько закивали.

— Ммм… а точно можно её звать? Не хочется злить Февраля, — сказала я задумчиво.

Февраль дал мне своё дозволение — всё что угодно могу делать с домом, главное по вечерам кормить его вкусной колбаской и другими блюдами.

Сильфиды обеспечили моё пребывание в этом доме, затарив все шкафы на кухне всевозможной колбасой, сырами, копчёностями и другими потрясающими закусками.

На мой вопрос, откуда они это всё взяли, я узнала о-о-очень неприятную новость.

— Мы побывали в целовецеских магазинах и просто взяли всё, сьто было.

— То есть, вы всё это украли? — обалдела я от их признания.

— Неть! Мы не воры!

— Мы заплатили!

— Мы оставили на пустых полках свою самую выссую плату.

— Интересненько… У вас есть деньги?

Сильфиды переглянулись и отрицательно замотали головой.

— Нетю…

— Но мы заплатили оце-е-ень много!

— Зя казьдую колбасу оставили по десять снезинок.

— Ахахах… — рассмеялась нервно. — Так снежинки же растают!

— Не растают!

- Мы специально всё заморозили, сьтоб они не растаяли.

— Люди будут сцястливы, когда увидят насю благодарность! Зяль, сьто они не знают о нас…

— Эх… Зяль, оцень-оцень зяль.

Ой, бли-и-и-н! Да, я представляю шок тех несчастных владельцев, когда они увидят вместо своих магазинов, морозильные камеры! Зато сильфиды щедро заплатили за колбаску!

Надеюсь, от заморозки не все продукты у людей пострадали?

Но вернёмся к нашей уборке.

— Так, а куда нужно пойти, чтобы позвать Вьюгу?

— Никуда!

— Она возле дома крутится.

— Мы мозем её позвать, а ты рассказесь ей сьто нузьно делать.

— Только ты громко говори, а то она немного глухая…

— Оглохла от своих воплей, — захихикали сильфиды.

— Ладно, зовите Вьюгу. Вдруг у нас получится к вечеру удивить Февраля? Только у меня один вопрос. Вьюга не разнесёт весь дом?

Сильфиды задумчиво почесали свои макушки.

— Нузьно просьто сказать ей, сьтоб она была аккуратна.

— Дя! И тогда всё будет хоросё!

* * *

— Вьюга, ты меня точно поняла? — в пятый раз переспросила снежную фигуру.

Вьюга как пластилин из снега раз за разом перетекала из одной формы в другую — то простой воронкой была, то девушкой снежной вдруг стала, то неожиданно превратилась в котёнка, а потом и вовсе стала чем-то эфемерным и похожим на снежную кляксу… Странное существо. Хотя чему удивляюсь.

— У-у-у-о-у-у-о-о-у-у-у! — ответила Вьюга.

— Что она сказала? — спросила у сильфид.

Малышки пожали плечиками.

— Она сказяла, сьто-о-о поняла?

Сильфиды переглянулись, посмотрели на Вьюгу, которая теперь приняла форму кресла — точь-в-точь как хозяйское, только снежное и сказали увереннее:

— Дя! Она всё поняля!

— Вы уверены?

Сильфиды синхронно закивали.

— Ох, смотрите мне, — погрозила им пальчиком.

Повернулась к Вьюге.

— Ну что ж, можешь приступать, дорогая…

Вьюга в то же мгновение оглушительно завыла, отрастила снежные лапы и этими вихрями закрутилась по всему дому, засыпая всё вокруг хрустящим снегом.

Огонь в камине погас, истлевшие дрова покрыла искрящаяся изморозь.

Порывы сильного ветра разметали предметы по комнатам.

Шторы взвились к потолку и старинные тяжёлые гардины резкие порывы ветра вырвали из крепких стен!

Старые дощатые полы затрещали, из половиц вылетели щепы. Стёкла в окнах опасно зазвенели.

Мама родная!

Я схватила свою собаку на руки и закричала, старая пересилить вой сумасшедшей Вьюги.

— СТО-О-О-ОЙ! ОСТАНОВИ-И-И-ИСЬ! ПРЕКРАТИ-И-И-И НЕМЕДЛЕННО-О-О!

Сильфид Вьюга раскидала и малышек видно не было.

Злой холод пробирался под тонкую одежду, отчего я мгновенно замёрзла. Мои рыжие волосы превратились в заснеженные сосульки. Пёс громко лаял.

Я упала на колени и зарылась лицом в густую шерсть собаки. Колючие снежинки и холодный ветер больно хлестали по лицу.

Когда я уже отчаялась и подумала, что дом Февраля вскоре сравняется с землёй, как тут же всё прекратилось.

Летающие предметы с громким стуком упали на пол, что-то разбилось, что-то сломалось.

Я подняла голову и едва разлепила склеившиеся от снега веки. Зуб на зуб не попадал, я вся тряслась от холода…

Горы снега наполняли этот дом.

Стены были покрыты серебряным инеем.

Люстра на потолке угрожающе качалась, скрипя на последнем издыхании. Проскрипев в последний раз, хрустальная люстра со звоном рухнула вниз, издав жуткий грохот и подняв тучи снега…

Ну всё, мне конец, — подумала расстроенно и громко чихнула.

Сейчас бы многое отдала за горячую ванную и горячий чай… — подумала, рассматривая это безобразие и даже на секунду боясь представить, что же мне говорить Февралю в своё оправдание.

— Кто посмел впустить в мой дом Вьюгу? — раздался сердитый мужской голос, от которого по моему итак дрожащему телу, пробежала судорога удовольствия.

Этот голос я запомню навсегда и смогу узнать из тысячи… нет, из миллионов голосов!

Вернулся хозяин собственной персоной — господин Февраль.

— Гав! Гав! — пёс выскочил из моих слабых рук и кинулся к мужчине, радостно виляя хвостом.

Я медленно обернулась, обнимая себя за плечи.

— О-о-о… — вылетело из моих губ.

Судя по лицу, Февраль был очень зол.

Он одной рукой удерживал Вьюгу за горло (она приняла вид несчастной девушки и её как будто схватили за тоненькую шейку) и извивалась, пытаясь вырваться. Но всё тщётно.

— Ты! — указал он на меня тростью, которую держал в другой руке. — Вместо порядка, ты разрушила мой дом!

— П… п… прос… с… стите, пож… жалуйста, — еле выговорила извинение замёрзшими губами. Зубы отбивали дробь. — Я всё исправлю…

— Вон из моего дома, — проговорил он зловеще, сузив свои синие глаза.

— Господин! Господин!

— Не ругайте Киру, позялюйста!

— Она не виновата!

— Это всё мы!

— Мы придюмяли!

— Нас наказите!

— Кира хорёсяя!

— Мы скязяли, сьто Вьюга помозет Кире с уборкой!

— Мы не дюмали, сьто всё так выйдет!

— Не прогоняйте её, господин!

— Позялюйста!

— У неё есть колбаса!

Малышки выбрались из снега, которым их засыпала Вьюга и бесстрашно стали просить за меня своего господина.

Февраль поднял вверх руку, в которой зажимал трость. Я испугалась за сильфид, что Февраль сейчас что-то сделает им плохое и без раздумий кинулась на защиту малышек.

— Не смейте их трогать! — крикнула я и вцепилась в его руку.

Февраль удивлённо на меня посмотрел.

— Я не собирался ничего делать сильфидам, Кира, — ответил Февраль. — Если не отпустите мою руку, то я не смогу зажечь камин.

— Ох… Простите… Я просто подумала… — расцепила свои пальцы и позволила Февралю взмахом руки зажечь камин.

— Кира-а-а!

— Ты хотела няс защитить!

След. часть

— Ты такая хоросяя!

— Гав! Гав! Гав!

Сильфиды облепили меня, обнимая своими крошечными ручками.

Февраль, тем временем, открыл одно из окон и сердито прошептал Вьюге:

— Твоё место в лесу, а не в моём доме. Запомни и больше никогда не смей сюда входить.

— У-у-у-у-о-о-о-у-у-у, — пропела грустно Вьюга.

Февраль отпустил её и потом закрыл окно.

— Я надеюсь, ты не допустила Вьюгу дальше этой комнаты?

Переглянулась с перепуганными сильфидами, а потом извиняюще улыбнулась мужчине.

— Простите…


Глава 5

* * *

Хвостиком вместе с сильфидами и моим четвероногим другом, следовала за Февралём. И я озадаченно наблюдала, как он при помощи своей трости и магии, виртуозно возвращает комнату за комнатой в прежний идеальный вид.

Блеск, чистота, всё становилось новым, даже запах менялся! Словно вот в этой малой гостиной только что выложили новенький паркет и повесили новые отутюженные тяжёлые шторы. В моей спальне мебель вкусно пахла свежесрубленным деревом, а также свежестью и чистотой постельного белья.

Февраль молча, без каких-либо объяснений возвращал своему дому прежний прекрасный лик.

Я только одного понять не могла, а какого чёрта он тогда маялся ерундой и уже давно не приводил свой дом в порядок? Тем более, ему требовался всего один-единственный взмах руки. Загадка…

Спустя пару часов, когда мы обошли абсолютно весь дом, сильфиды уже зевали от скуки, а пёс остался в моей комнате отдыхать, мы остановились у последней комнаты.

Февраль повернулся ко мне и сказал:

— Это музыкальная гостиная.

Кивнула ему. Я знала, что это за комната, потому что не так давно сама обошла и изучила весь дом.

В этой комнате несчастными развалинами стояли укрытые истлевшими покрывалами музыкальные инструменты — когда-то гордый рояль и стройная арфа.

Гостиная была увешана зеркалами от пола до потолка, которые, наверное, в давние времена, отражали блеск тысячи свечей, нарядных гостей, приветливых хозяев дома. Они танцевали здесь, пели и музицировали.

Красивая была гостиная. И мне до одури хотелось, чтобы Февраль вернул ей прежний вид, особенно этому чёрному гиганту. Мои пальцы так и зудели прикоснуться к гладким клавишам инструмента и наполнить комнату чарующими звуками музыки.

Мне кажется, Февраль любил музыку…

Мужчина долго ходил по комнате, застывал у зеркал, и казалось, он погружался в воспоминания.

Я не мешала ему, а лишь стояла на входе и внимательно следила за тем, как тоска и грусть на его лице сменялись светлой печалью.

Потом он посмотрел на меня всё с той же грустью и, взмахом руки, музыкальная комната, как и все предыдущие, начала преображаться.

Гостиную озарили зажжённые свечи. Они отражались маленькими солнышками в зеркалах.

Вся комната будто восставала из гор пыли, возраждалась из груды трухлявых досок, менялась, молодела. Она будто вдыхала полной грудью чистый уже воздух и стряхивала со своих невидимых плеч тяжёлый груз тлена и застывшего времени.

И вот, король этой гостиной снова гордо стоит в центре и зовёт, зовёт… Глянцевая поверхность чёрного рояля меня так и манила к себе.

Мне казалось, будто роялю безумно хотелось снова зазвучать, заговорить… Ведь для любого инструмента нет ничего хуже, чем жить без музыки…

На негнущихся ногах я приблизилась к этому чёрному великолепию и с настоящим благоговением посмотрела на мужчину.

— Можно?

— Ты играешь? — удивился Февраль.

Расплылась в счастливой улыбке.

— Да… Музыка — это моя любовь и страсть.

— Тогда удиви меня, — произнёс Февраль и с грацией аристократа опустился в одно из кресел.

Я с восторгом провела кончиками пальцев по гладкой и прохладной поверхности инструмента. Потом медленно открыла крышку и улыбнулась ещё шире, когда увидела чёрно-белые клавиши.

Я опустилась на стул, прикрыла на мгновение глаза, набрала в лёгкие воздуха и на выдохе, мои пальцы коснулись прохладных клавиш.

Гостиная наполнилась звуками музыки. Они то взлетали вверх, то стремительно падали вниз, истаивая и угаясая, но неожиданно снова набирали высоту и плотность…

Я отдалась музыке, душой сплетаясь с ней, как ветер встречается с дождём или пушистым снегом.

Музыка уносила меня в бесконечность. Мир словно обретал новые краски, что струились в тон чудесным нотам.

И сам рояль переполняли эмоции и ноты, взятые мной, они звучали чисто и громко. Рояль истосковался, измучился, а сейчас он радостно пел и плакал от счастья, вновь ощущая себя живым.

Мелодия подходила к завершению, звуки начали стихать и наконец, наступила тишина.

Я открыла глаза и с удивлением обнаружила сильфид сидящих на крышке рояля.

Малышки завороженно на меня глядели, а по их тонким личикам стекали крошечные бусинки слёз.

— Ки-и-ра-а-а! Это было так прекрясьно!

— Ты настоясяя волсебница!

— Позялюйста, поиграй есё, оцень-оцень просю!

— Согласен, это было… прекрасно, — раздался голос Февраля.

Я посмотрела на мужчину и мне показалось будто он… немного помолодел?

Тряхнула головой, но нет, он действительно стал выглядеть лучше и моложе! Неужели, это всё музыка?

Улыбнулась благодарным слушателям и спросила у Февраля:

— Хотите ещё послушать?

— Если тебе не трудно, — ответил он, впервые улыбнувшись в ответ.

Февралю шла улыбка. Ему обязательно нужно улыбаться, потому что его лицо преображается и становится таким… родным и близким.

Подмигнула сильфидам, а потом мои пальцы вновь запорхали над клавишами рояля.

* * *

— Мне понравилось твоя игра, маленькая Кира, — сказал вдруг Февраль.

Он назвал меня по имени и зачем-то добавил «маленькая».

Но не стала спрашивать у него про это и просто довольно улыбнулась. Всегда приятно, когда тебя хвалят, особенно заслуженно.

— Спасибо, — поблагодарила его.

— А танцевать ты умеесь? — спросила одна из сильфид.

— Умею, — ответила, наблюдая за мужчиной из-под полуопущенных ресниц.

Он медленно направлялся ко мне.

— А господин тозе умеет танцева-а-ать! Он самый луцсий танцор! — сдали Февраля малышки и спрятались за мою спину, когда он на них обратил свой взор.

— Правда? — спросила, подняв лицо к подошедшему Февралю.

— Это было слишком давно, — уклончиво ответил он и протянул мне руку.

Посмотрела на его длинные сильные пальцы и без особых раздумий вложила свою ладошку в его ладонь.

Он чуть сжал мою ладошку и загадочно улыбнулся.

— Ты подарила мне красивую музыку, я хочу сделать ответный подарок.

— О-о-о… — протянула я.

— Вы слысяли?

— Пода-а-аро-о-о-к…

— Это сьто-то новенькое…

— Ой, как интересно-о-о…

— Сьто зе он придумал?

Сильфиды шептались и думали, что мы их не слышим. Смешные они, эти малышки.

— Я всё слышу, — сказал Февраль, не оборачиваясь и сильфиды тут же замолчали.

Февраль повёл меня на выход. Мы спустились на первый этаж и я резко остановилась, и сказала:

— Подождите, пожалуйста. Мне нужно одеться… Пуховик находится в спальне. Я вернусь быстро!

— Ты говоришь про то уродливое одеяние, что было на тебе в тот первый день?

— Э-э-э… с чего это оно уродливое? — обиделась я. Ну да, пуховик у меня не был куплен в ультрамодном бутике, и не имел особого шика, но зато он был тёплым.

— Конструкция, похожая на кокон гусеницы не может быть красивой, — сказал Февраль и осмотрев меня внимательно, таким взглядом будто впервые видел, спросил: — Почему же ты не носишь платья?

Посмотрела на свои джинсы, водолазку и пожала плечами.

— Ношу, но как бы зимой удобней носить штаны… — попыталась оправдаться за свой внешний вид, и стало как-то неловко. Я ведь по сравнению с нынешним обновлённым убранством дома Февраля и с самим мужчиной, выглядела Золушкой замарашкой.

Февраль на мой ответ удивлённо посмотрел мне прямо в лицо и сказал:

— Да будет тебе известно, маленькая Кира, что только зимние наряды напоены волшебством и искрящейся красотой. Не дело, чтобы моя гостья, которая покорила норовистую и сильную музыку, носила такое некрасивое одеяние.

Не успела ничего сказать, как Февраль взмахнул рукой, в которой держал трость. Голубое сияние окутало кристалл трости и сорвалось, шёлковым туманом окутав меня с ног до головы, чтобы через одно мгновение истаять.

— Ах!

— Вот это дя-я-а-а!

— Красавица!

— Волсебство…

Сильфиды вновь подали голос и запорхали вокруг меня, восторгаясь моим внешним видом.

Я долго смотрела в синие глаза Февраля и медленно опустила взгляд вниз.

Февраль своей магией соткал необыкновенное платье, которое сверкало как снежное поле в ясный солнечный день.

Я опешила от этой красоты.

Мне захотелось посмотреться в зеркало.

Февраль видимо понял мои метания и наколдовал напольное резное зеркало из настоящего льда.

- Ничего себе… — прошептала ошарашено.

Из зеркала на меня смотрела сказочно прекрасная девушка. Я вся сверкала. Платье переливалось изумрудным и голубым с серебристыми искорками, словно северное сияние пошло на ткань этого волшебного платья.

И более того, я приподняла подол платья и взглянула на красивые туфельки. Февраль позаботился и об обуви.

Я снова посмотрела на себя в зеркало и тронула распущенные рыжие волосы. Сейчас они ниспадали аккуратными локонами, словно я посетила салон красоты.

В груди резко перехватило от неожиданно накатанных чувств. Глаза наполнились горячей влагой, и одна слезинка сорвалась вниз.

— Я никогда в жизни не была такой красивой, — прошептала очень тихо, но Февраль меня услышал.

Он подошёл ко мне и встал за спиной.

Его изумительный аромат обволок меня как невидимая вуаль. Невольно втянула этот запах в себя и замерла, стараясь сохранить его как можно дольше.

В зеркале сейчас отражались двое и на удивление, рядом с Февралём я смотрелась гармонично. Мы выглядели как пара…

Ох, что за мысли у меня в голове?

— Ты очень красивая, Кира. Я всего лишь облачил тебя в достойное одеяние, — сказал он.

— Спасибо… — поблагодарила его также тихо. Потом обернулась и, привстав на носочки, невесомо поцеловала его в уголок рта.

Февраль дёрнулся, словно его ударило током. Мужчина прикоснулся пальцами к месту поцелуя и изумлённо на меня взглянул.

— Ты меня поцеловала? — спросил он.

— Да. В порыве сильных чувств хочется выразить свою благодарность и симпатию. Поцелуи и объятия — это самые яркие проявления таких эмоций.

— Тебе понравилось? — спросил он.

— Что именно? Платье? Февраль, это самое прекрасное платье, которое у меня когда-либо было и вряд ли когда-то ещё будет, и я…

— Я спросил про поцелуй, — прервал он мой поток речи, чем теперь вызвал моё удивление и смущение.

— Ну-у-у… Я не могу сказать, потому что это был даже не поцелуй, а просто прикосновение… — сказала, и покраснела до самых кончиков ушей.

Ой, балда-а-а! Сейчас он расстроится и обидится и, вообще выгонит меня назад на землю! Чего стоило сказать, что понравился поцелуй?!

Ругай себя или не ругай, но слова уже прозвучали, и кажется, очень озадачили мужчину.

— Тогда, я могу тебя поцеловать? — неожиданно спросил он.

— А-а-а… Э-э-э… Да, — ответила я.

Глава 6

* * *

Февраль приблизился и заключил моё лицо в свои ладони.

Его запах заполнил каждую клеточку моего тела, просочился в каждую пору, отпечатываясь в памяти навсегда…

Касание его губ…

Я не дышу, боясь спугнуть этот момент, который кажется мне наваждением, сном, а не явью…

Его тёплый язык касается моих губ, и стон срывается из самой глубины души…

Дрожь пробежала по всему телу, словно рябь прошла по воде…

Закрываю глаза и расслабляюсь, отдаваясь во власть новых ощущений.

Мужские губы, сначала изучали и пробовали… Но теперь Февраль отпустил себя и отдаваясь вдруг налетевшей страсти, невозможно сладкий дарит поцелуй — дарит и берёт, словно пьёт меня, как путник, уставший без воды и получивший желанную влагу — жадными глотками пьёт и возвращается к жизни…

Я осмеливаюсь и касаюсь пальцами его волос — нежные и шелковистые пряди, чёрные как вороново крыло приятно пропускать между пальцев…

Сколько длится наш поцелуй?

Вечность?

Но мне кажется, прошло всего одно мгновение и хочется ещё…

Февраль оторвался от моих губ и тяжело дыша, произнёс:

— Ты пахнешь как ванильная карамель…

Улыбнулась, и сказал в ответ:

— А ты пахнешь морозом и льдом, свежестью весенних лугов и мятой, а ещё клубникой…

— Странный запах ты обрисовала, — заметил он и отстранился, но взял мою ладонь в свою. — Тебе понравился поцелуй?

Смущённо улыбнулась и честно призналась:

— Очень.

— Я рад. А теперь пойдём.

Я обернулась, ища взглядом сильфид, но малышек словно след простыл, а потом увидела, что крошки упали в обморок и кучкой, друг на дружке лежат без сознания на столешнице журнального столика.

Улыбнулась. Бедняжки не выдержали той искры и страсти, что проскочила между нами, и лишились чувств?

Февраль потянул меня на выход, но я вновь спохватилась и сказала:

— Стой! Я ведь в одном платье, а там холодно…

— Ты не замёрзнешь, — сказал он. — Я поцеловал тебя, Кира. Тебе больше не страшен холод.

— Какой чудесный поцелуй, — сказала я разочаровано.

То есть, он меня поцеловал лишь для того, чтобы я перестала испытывать холод?

Стало немного грустно, но я постаралась отогнать эту грусть и вышла вместе с Февралём на крыльцо.

Зимний вечер, воет Вьюга и, почувствовав своего хозяина она, обернувшись пушистым снежным зверем, стала ластиться к ногам Февраля.

Он потрепал её по ветряному загривку и довольная Вьюга, вновь обернувшись высокой воронкой, улетела куда-то вдаль.

А я вдруг поняла, что действительно не ощущаю холода.

Снежинки падали с неба, падают на мою кожу, но я не чувствовала неприятного холода от них, наоборот, я прекрасно ощущала, какие они пушистые и мягкие!

Февраль отпустил мою руку и чуть вышел вперёд, обернулся и сказал:

— Смотри.

Он вдруг громко свистнул, приложив пальцы к губам.

Через несколько мгновений раздалось громкое ржание.

Из заснеженной дымки лёгкой, но могучей поступью, вышел огромный как гора, сильный конь. Его шкура сверкала серебристой изморозью. Его густая белая грива развивалась по ветру. Его глаза излучали мудрость. Острые уши шевелились, улавливая малейший звук.

Февраль подошёл к коню и погладил его по густой гриве, с которой тут же посыпались снежинки.

Мужчина обернулся ко мне и протянул ладонь.

— Подойди, Кира. Познакомлю тебя со своим другом, которого я так долго не звал, но он не бросил меня и не покинул, хотя имел полное право уйти… Его зовут Зимовий…

— Какой он красивый и… большой, — прошептала завороженно.

Такого чуда я никогда не видела. Это был не просто конь, это был настоящий снежный конь Февраля!

Я стояла неподвижно, будто бы моё тело застыло.

— Подойди, — сказал Февраль и протянул мне руку — медленно и осторожно, словно протянул ладонь пугливому зверьку.

И было в этом движении Февраля что-то особенное, что-то большее, некое стремление, будто он вложил в этот жест свою душу. Будто он просил меня довериться ему, и его взгляд подтверждал мои мысли.

Февраль смотрел на меня с надеждой?

Я улыбнулась и вложила в его ладонь свою и подошла ближе.

Морда Зимовея вблизи оказалась невероятно огромной!

Конь всхрапнул и ткнулся мне в плечо, мягкими губами захватил ткань моего нового платья.

— Ой, — рассмеялась я, отбирая у него кусочек кружева.

— Зимовий, не балуйся, — рассмеялся вдруг Февраль.

Удивлённо посмотрела на мужчину, впервые услышав, как он смеётся.

— Что-то не так? — спросил он, увидев моё изумление.

— Нет, всё прекрасно, — замотала головой. — Просто ты засмеялся, а у тебя оказывается, очень красивый смех и ещё невероятная улыбка… Она тебе очень идёт.

Сама не заметила как перешла с ним на «ты», но Февраль ничего по этому поводу не сказал или не обратил внимания, и я решила, что всё нормально. Тем более, просто так он бы не стал дарить мне такое платье и знакомить со своим другом. Так ведь? Или я себе что-то придумала?

Февраль на мои слова снова улыбнулся и сказал:

— Зимовий соскучился, впрочем как и я… Хочешь со мной прокатиться? — неожиданно предложил Февраль.

Отказываться было бы глупо с моей стороны. Когда я ещё прокачусь на скакуне Февраля? Да ещё вместе с таким мужчиной рядом?

— С удовольствием, — ответила ему и не удержавшись, захлопала в ладоши.

Судя по выражению лица, Февраль сейчас был на седьмом небе от счастья.

Он ловко и грациозно вскочил на своего скакуна и протянул мне руку.

Вложила ладошку в его руку и в одно мгновение оказалась на твёрдой спине коня.

Я никогда не ездила верхом, и новые ощущения были для меня слегка пугающими.

Не ожидала я, если честно, что сидеть верхом окажется настолько подвижно, страшно, и так высоко!

Со страха вцепилась в густую гриву скакуна и забыла как дышать.

Мужчина почувствовал мою скованность и прошептал на ухо.

— Я не позволю тебе упасть, маленькая Кира. Я держу тебя крепко. Расслабься.

Повернула к нему лицо и наши губы оказались в опасной близости друг от друга. Всего пара миллиметров разделяла нас от нового поцелуя.

— Я тебе верю, — сказала ему и решила довериться этому мужчине.

Выдохнула и постаралась немного расслабиться.

Конь под нами бил копытом и я чувствовала, что он только и ждёт приказа своего хозяина и друга, чтобы мгновенно сорваться и понестись во весь опор. Сильный конь жаждал скорости, жаждал размять свои могучие мышцы. Он соскучился по простору и по воле.

— Вперёд, мой друг! Вперёд, Зимовий! — разнёсся вдруг голос Февраля по округе.

Его руки плотнее охватили меня за талию и прижали к себе.

Волнительно и страшно! Адреналин забурлил в моей крови. Сердце бросилось вскачь, и я в замерла в ожидании новых ощущений.

В животе появилось восхитительное волнение, которое возникает лишь тогда, когда ждёшь чего-то особенного, какого-то волшебства, настоящего чуда, и чудо произошло!

Зимовий сорвался с места и поскакал.

Его сильные ноги уносили нас не по земле, а высоко в небо!

Невероятно!

Ветер присоединился к нам и его радостный и залихватский свист добавлял задора и радости. Февраль смеялся и подгонял своего коня.

Его сильные руки надёжно и крепко меня держали, а моя спина была прижата к его груди. Приятные ощущения…

Земля осталась далеко внизу, и я от невероятных ощущений закричала и засмеялась!

Уверенная в том, что Февраль не даст мне упасть, я раскрыла руки в стороны словно хотела обнять весь мир и громко закричала:

— Да-а-а! Это прекрасно-о-о-о! Февра-а-аль! Я обожаю тебя-я-а-а!

За спиной услышала его смех, и душа моя запела ещё громче.

Впечатлений я получила массу!

Но конь поднимал нас всё выше и выше и вдруг, тёмная синяя бархатная ночь, усыпанная бриллиантами звёзд и серебром снежинок, неожиданно сменилась совершенно другим пейзажем — серым, угрюмым и до невозможности знакомым…

Я глянула вниз и от увиденного у меня все внутренности словно сжались и перевернулись. А от необъяснимого страха в горле застыл горький ком.

Внизу раскинулся город — тот город, из которого я сбежала за сильфидами к Февралю…

Смотрела вниз, и мне казалось, будто та жизнь была не моя, а чья-то чужая…

Серые дома грусть навевали, а большая грязь от смога скопилась по обочинам дорог…

Снег падал и падал, но оседал в этой блестящей грязи, измазывая свои белые одежды…

Деревья словно в трауре стояли. А тот снег, что когда-то укрывал их сверху пушистым одеялом — осыпался и истаял…

На перекрёстках дорог тормоза машин скрипели и стонали, и люди устало переходили дорогу на мигающий зелёным огоньком светофор…

И я смотрела на этот серый и унылый город с высоты и ощущала себя свободной птицей, и не желала возвращаться сюда, в этот нелюбимый город…

Всей душой и всем сердцем я желала остаться с Февралём, не против я, даже если и навсегда…

* * *

— Февраль, ты решил вернуть мня назад? — не могла я у него не спросить. — Но почему?

Почувствовала, как на глаза набежали горячие слёзы… Не хочу я сюда! Не хочу…

— Маленькая Кира, — раздался его вздох у самого моего уха. — Я не собираюсь тебя возвращать.

Почувствовала несказанное облегчение.

— Но… Этот город… — не могла я найти подходящих слов.

— Этот город один из многих, куда мне вскоре придётся прийти и навести порядок. Мои братья были правы… Мир людей практически превратился в хаос… Январь вскоре завершит свою работу и наступит моё время…

Зимовий проскакал мой бывший город и вновь мы оказались в красивом и заснеженном королевстве Февраля.

Когда мы оказались на земле, Февраль помог мне спуститься с коня и, обняв за плечи, спросил:

— Ты не желаешь возвращаться в свой мир?

— Нет, — ответила твёрдо и уверенно.

Февраль улыбнулся и сказал:

— Тогда стань моей спутницей, маленькая Кира. Той, что будет ждать меня дома, с любовью встречать… Той, что всегда согреет своим теплом и успокоит доброй и чистой душой…

Февраль взмахнул рукой и поднёс раскрытую ладонь ко мне.

На его ладони лежала тонкая цепочка из серебряного металла с серебряной Белой Снежинкой, которая пульсом билась на его ладони, словно она была живая.

— Это моё сердце, Кира…

Я невольно прикоснулась к снежинке и восхищённо выдохнула:

— Ах, Февраль…

Подняла на него глаза и сказала:

— Я принимаю твоё предложение… Я стану твоей спутницей!

Февраль счастливо улыбнулся и надел украшение мне на шею.

Снежинка коснулась моей кожи и резко её обожгла. Я ойкнула и посмотрела на неё. Увидела, что снежинка больше не бьётся…

— Теперь ты такая же, как и я, — сказал Февраль и поцеловал…

* * *

Февраль за руку вёл меня в свой дом.

На крыльце нас ждал пёс, он внимательно смотрел, как падают снежинки. Он не стремился поймать их или поиграть с ними. Просто смотрел и следил как снежинка кружится и тихо падает на снег.

Потом наклонял голову, и какое-то время просто смотрел на упавший кристаллик и, убедившись, что снежинка больше не полетит, выбирал новую…

Но вот он увидел нас и оставил своё занятие. Пёс громко залаял и завилял хвостом.

— Наверное, он останется с нами? — спросил Февраль.

Я улыбнулась.

— Однозначно. Не думаю, что ему тоже хочется вернуться туда…

— Тогда позволь мне дать ему имя, — попросил Февраль.

— Пожалуйста, — ответила я.

Февраль присел на корточки перед псом и потрепал его по загривку. Довольная и счастливая дворовая собака, обрадовалась этой нехитрой ласки. Пёс эти несколько дней был очень счастлив, ведь за всю его недолгую жизнь, никто и никогда не обращался с ним так, как мы…

Пёс вывалил розовый язык и с величайшей благодарностью, лизнул мужскую руку.

Февраль подул на него и вокруг пса закружились редкие снежинки, которых становилось больше и больше, и ещё больше, пока собака и вовсе не пропала из виду, окружённая хороводом из снежных кристалликов.

Пёс громко залаял, а потом вдруг завыл, как настоящий волк воет на луну…

— Что ты делаешь? — озадачено спросила у Февраля. Я не боялась за пса, потому что знала, Февраль ничего плохого ему не сделает.

Мужчина хитро посмотрел на меня и ответил:

— Преображаю, чтобы он мог с нами путешествовать по другим мирам и помогать людям в моё время.

— О-о-о… — протянула я удивлённо.

И вот, снежинки прекратили кружиться и просто исчезли, растворились или истаяли в воздухе, открывая мне вид на пса, который изменился до неузнаваемости!

— Это настоящее волшебство! — всплеснула я руками и подошла ближе. — Он выглядит как настоящий белый волк!

Теперь вместо дворового пса передо мной стоял большой и красивый зверь — белый, с густым мехом, высокими и острыми ушами, острыми зубами и невозможно счастливыми глазами!

— Это его суть. Он таким мечтал всегда стать, — улыбнулся Февраль и снова потрепал пса, точнее волка? — Тебе ведь нравится? Как новые ощущения?

Пёс радостно гавкнул и подпрыгнул, раскидывая мощными лапами снег.

— Нравится, — утвердительно сказал Февраль. — Твоё имя отныне, Север…


ЭПИЛОГ

* * *

Встречать волшебные рассветы с Февралём прекрасно.

Мне нравится носить горячий кофе в нашу смятую постель.

И нет ничего лучше и волшебней, чем ощущать горячий поцелуй желанных губ и слышать шёпот его слов:

— Доброе утро, сердце моё прекрасное…

* * *

— Ну сьто сказете, сёстры?

— А сьто мозьно сказать? Мы больсие молодцы, воть сьто!

— А как думаете, мозеть нам удастся найти настоясюю любовь и для бабника Апреля?

— Ой, Апрель — осень слёзняя задаця!

— А есё ведь нам сказали на совете, сьтёбы мы больсе не вмесивались в цузие судьбы!

— Да-а-а, низзя сказали…

— Ах, все ток и грят, низзя, низзя… того низзя, сего низзя… А сьто было бы, если бы не мы?

— Господина бы развеяли, воть сьто было бы.

— А это знацит..?

— Знацит, если грят, сьто низзя, то сразу ясно, сьто мозьно и дазе нузьно! Тем более, это зе так интересно!

— Тогда, исем подругу для Апреля?

— Дя-я-а-а-а!

КОНЕЦ