загрузка...
Перескочить к меню

Замужем по ошибке (fb2)

- Замужем по ошибке [СИ] 371K, 99с. (скачать fb2) - Вера Павловна Окишева

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Окишева Вера Замужем по ошибке

Пролог

Звон дверного колокольчика был настолько же требовательным, насколько удивительным и неожиданным. Аарон неспешно приблизился к входной двери, мельком глянув в своё отражение. Чёрная грива волос привычной волной укрывала спину, бордовый халат был накинут поверх белой мужской сорочки.

Тишину квартиры продолжал тревожить звон золотого колокольчика, и магу ничего не оставалось, как открыть входную дверь. Увы, даром предвидения он не обладал и даже не мог предположить, какой подарок судьбы ждёт его за ней.

Брюнет замер, глядя на трёх пьяных женщин, еле стоящих на ногах. Точнее, две стояли точно, прогибаясь под тяжестью третьей, не подающей признаков жизни.

— Вот! — рявкнула та, что была постарше и покрупнее своих товарок. — Получите свою жену!

Аарон молча изумился и оторопел, когда ему в наглую всучили в руки бессознательное тело в коротком платье и на высоких каблуках.

— Ну, мы пошли, — пошатываясь, заявила вторая незнакомка, поправляя рыжие волосы, подслеповато щуря серые глаза и обдавая мужчину перегаром. — Ей завтра на работу не надо, мы отпросили её у начальницы.

Аарон взглянул на девушку в своих руках, на её развалившуюся причёску, на белые кудри, укрывающие его руку, затем поднял глаза, чтобы возмутиться, но ведьмы, используя магию, испарились в зелёном вихре.

— Здорово, — усмехнулся брюнет, заглядывая в достаточно молодое и привлекательное личико «своей жены». — Почему бы и нет? — пробормотал он, легко поднимая практически невесомое тело девушки на руки и аккуратно занося её в квартиру, ногой захлопывая дверь.

Глава 1

Татьяна всегда знала, что пить ей нельзя. И даже не потому, что не умеет пить, а потому, что наутро у неё обязательно будет страшное похмелье. Виски лишь слегка ломило, что было удивительно. Обычно ещё нещадно тошнило, потом слабость во всём теле, а самое ужасное — это адская мигрень, когда голова словно пополам раскалывалась. Вчера то ли алкоголь был качественным, то ли вырубило её раньше обычного.

Девушка повернулась на бок, пребывая на грани сна, желая ещё немного оттянуть встречу с реальностью. Вчера её уволили из ресторана, куда она устроилась на должность администратора, так как она не узнала постоянного клиента, потом усадила не туда вип-персону. И всё это в первый же день! Хотя казалось, что работа не бей лежачего и в коем-то веке Тане повезло, но нет, ошиблась. Потом она пила в полном одиночестве в баре, жалуясь на свою жизнь улыбчивому бармену.

Отчего-то девушка не могла вспомнить, как она добралась домой. Эта мысль беспокоила. Свет слепил даже сквозь смежённые веки, заставляя проснуться окончательно и понять, что кровать слишком большая, мягкая. Одеяло вкусно пахло, правда, не ополаскивателем для белья, а мужским парфюмом. И было кое-что ещё — тяжёлая рука на её бедре.

Распахнув глаза, Таня попыталась восстановить в памяти события вчерашнего вечера и, к сожалению, никаких мужчин не вспоминалось. Осторожно обернувшись, она долго моргала, рассматривая незнакомца, главной достопримечательностью которого оказались длинные красивые чёрные волосы!

Где же она его подцепила? Даже несмотря на пробившуюся щетину на волевом квадратном подбородке, мужчина был очень симпатичным. Вот просто таким, какие снимались для модных журналов в деловых костюмах, рекламируя часы или драгоценные запонки.

Сглотнув, девушка огляделась. Квартира не её, мужчина незнаком, где она вообще — представления не имела, и, видимо, у них всё было, так как под одеялом Таня оказалась абсолютно голой.

Прикрыв глаза, девушка попыталась уговорить мозг вспомнить хоть что-то. Ну хоть самую малость. Как-то же незнакомца зовут. Не могла же она лечь в постель к мужчине, не познакомившись с ним… Или могла!

В ужасе от себя, Таня распахнула глаза и чуть не задохнулась от невероятной синевы глаз незнакомца.

— Доброе утро, — сипло шепнул он, ближе прижимая к себе девушку.

— Ты кто? — хрипло каркнула Татьяна. Хотя хотела, конечно же, спросить немного не так, но всё же сообразила, что не могла она привлечь вчера такого красавчика. Не могла! Не с её извечным невезением!

— Как кто? — изумился брюнет и улыбнулся. — Муж твой.

Улыбка у него была такая, аж дух захватило. И Танюша даже сразу не сообразила, что, собственно, незнакомец ей сказал, а вот когда смысл дошёл до осоловелого сознания, то всё очарование с мужчины как водой смыло.

— Кто? — не веря переспросила Танюша, понимая, что вчера что-то произошло из ряда вон выходящее, или же её кто-то очень жестоко разыгрывал.

— Муж, — повторил незнакомец.

— Чей? — Татьяна всё ещё отказывалась верить.

— Твой. И хватит уже об этом.

С этими словами мужчина протянул руку и приложил её ко лбу девушки, которая так просто замолкать не собиралась. Конечно она мечтала о муже, но и о свадьбе тоже грезила. А ещё о белом платье, о фате. И уж тем более о воспоминаниях об этом, несомненно, самом счастливом дне в жизни любой невесты!

— Как это хватит?! — возмутилась она и отодвинулась от эталона мужской красоты.

Часто-часто заморгала, чтобы не подпадать под очарование невероятно синих глаз, и уж тем более не пялиться на обнажённый торс, который показался из-под одеяла, когда незнакомец потянулся вслед за ней.

— Я даже не знаю кто ты! Как тебя зовут и как можно выйти замуж за одну ночь! Это же не американское кино! Если ты разыгрываешь меня, то очень плоско и грубо.

С этими словами Татьяна выбралась из кровати, утягивая за собой стратегически важное прикрытие — одеяло, так как заметила, что на мужчине были пижамные брюки, и это не могло не обрадовать девичью гордость. Может, и не было у них ничего этой ночью. Просто по привычке она опять разделась догола, позабыв, что не дома. Хотя какое позабыв! Она точно была невменяемая! Всё начисто стёрлось из памяти, как и то, где она могла встретиться с этим шутником.

— Танюш, только давай без истерик, — мягко и даже слишком уж ласково попросил незнакомец. — Я всю ночь не спал, — сразу стал давить на жалость мужчина, хотя лучше бы молчал, так как в девушке проснулась обида, что если всю ночь у них что-то и было, то она ни секунды из этого не помнит! И, наверное, оно было классным, вон какое безупречно подтянутое тело у незнакомца, видимо спортзал посещает, накачивает мышцы. Меж тем мужчина продолжал говорить, а Таня краснеть со стыда от его слов: — Ты совершенно плохо переносишь алкоголь и чуть не умерла от отравления им, если уж быть честным.

— Что? — опять не поняла: шутить изволил мистер Само Очарование или правду говорил.

Организм вещал, что всё с ним хорошо, просто преотлично, хотя, конечно же, после попойки так быть не должно.

— А то, тридцать три несчастья, нужно быть внимательнее к тому, что пьёшь и с кем, — беззлобно отругал Таню брюнет, намереваясь подойти ближе. — Кто же тебя так знатно проклял-то? Проклятия на смерть — это же серьёзное нарушение закона.

Таня удивлённо моргнула, потом ещё раз. Так как картинка не менялась, а мужчина продолжал нести чушь, то девушка уже решила что, наверное, ещё спит. Как вариант. Самый такой объяснимый вариант, почему она проснулась с таким очаровательным и соблазнительным мужчиной, а он явно не в себе. Хотя с её-то везением она вполне могла познакомиться с маньяком, который спаивал девушек в баре, потом привозил их домой, где объявлял им, что они его жены и…

— Тань, ты побледнела. Опять тошнит? — заботливо уточнил предполагаемый маньяк и бережно подхватил девушку, слабеющую от мыслей о предстоящих пытках обязательно сексуального характера.

— Вы меня убьёте? — сипло шепнула она, в ужасе заглядывая своему предполагаемому убийце в такие красивые синие глаза.

— Таня, ну что ты такое говоришь. Я тебя с того света зачем вытаскивал? Что бы самому тебя туда отправить? Я на больного похож?

Блондинка замотала головой, чтобы держащий её на руках мужчина не рассердился. Он мягко опустил девушку на кровать, опираясь на одну руку, склонился над ней, ласково улыбаясь, потрогал лоб, затем волнующе прочертил линии вдоль носа.

— Что за глупости, милая моя? Да и к тому же неприлично убивать собственных жён.

Подмигнув, брюнет выпрямился, лёгким кивком головы отбрасывая свою гриву за спину, а Таня чётко поняла, что перед ней мужчина очень нетипичный. Было в нём что-то ненормальное. Вот даже ответить конкретно что, она не могла. Но не русский он точно. Она готова была дать руку на отсечение, но такие на просторах Родины не рождаются. Правда, акцента она не улавливала.

— Ты кто? — тихо шепнула она мужчине, чтобы хоть немного развеять туман забывчивости в своей голове.

— Меня зовут Аарон…

— Так и знала, — расстроено выдохнула Таня и даже села, не дослушав красавчика до конца. Догадка об иностранных корнях подтвердилась. — Вот прям так и поняла что ты не русский.

— Я? — удивился Аарон.

Но девушка его уже не слышала, а ловко вскочила с кровати и, придерживая одеяло, дошла до окна. Приоткрыв шторы, она оглядела улицу за окном.

— Слушай, мы что же, и вправду в Америке? Только там могут расписать за одну ночь… — Таня нахмурилась, с трудом договорив, рассматривая залитый солнечным светом городок.

Вид из окна совсем не был похож на Москву и уж тем более на Нью-Йорк, как размечталась Танюша. Старые низенькие дома в древнем европейском стиле с красной черепицей на крышах и небольшими балкончиками, красующимися горшками с цветочками, больше напоминали Голландию. Ну или Францию. Девушка терялась, не в силах определить страну, так как никогда не покидала границ России. Но загранпаспорт был! Красненький, как и положено, он так и лежал в шкафу между книгами, девственно чистый, ожидающий своего часа. И, видимо, он пробил.

— Мы где? — не выдержала Таня, оглядываясь на Аарона, который незаметно встал к ней так близко, что девушка неожиданно для себя оказалась в его объятиях, а носом чуть не уткнулась обнажённый торс, покрытый лёгкой чёрной порослью.

— Мы дома, Танюш. Дома, — мягкий приятный баритон, чарующий аромат и тепло его рук — как-то всё это сложилось в этот краткий миг и у девушки, наверное, помутнение рассудка произошло, но она вдруг захотела поверить, что это правда. Что невообразимо красивый мужчина, который опалял своими невозможно синими глазами, был её мужем, и они дома в каком-то европейском городке, подальше от московской суеты, от передряг, которые свалились на голову Тани. Этого ничего не было, лишь только он и она.

— Тебе ещё нельзя от меня далеко отходить. Проклятие я не до конца снял.

Танюша моргнула, так как подумала, что вот сейчас будет уместен поцелуй, можно и лёгкий, не обязательно страстный. И она даже была не против ещё немного пообниматься с Аароном, вот только бы он не нёс странный бред про проклятия. Это немного пугало. Всё же сумасшедший ухажёр в её планах никогда не фигурировал, даже в самых безнадёжных отчаянных мечтах, когда одиночество просто душило девушку.

— Я не верю в проклятия, — тихо шепнула она, опуская голову, чтобы скрыть разочарование и раздражение.

Такой шикарный мужчина, руки так и тянулись его потрогать, а больной на голову. Это просто такой облом, какого, наверное, с ней ещё не случалось. Или пора было уже просыпаться и пусть даже от страшного похмелья. Лишь бы не этот соблазн, который ещё и женат, судя по кольцу на пальце. Тут Таня взглянула на свою правую руку и обомлела: на безымянном пальце красовалось практически такое же парное колечко, как и у мужчины, даже поблескивали они одинаковыми камнями.

— Ой, а это что? — удивилась Таня, вскинув голову.

— Морок, — безмятежно отозвался Аарон. — Как и личина на тебе, тоже морок. Так что не удивляйся, если некоторые тебя будут называть Дариной.

— Кто будет называть? — совсем растерялась девушка, понимая, что у мужчины слишком больная и богатая фантазия, и что в его планах пригласить ещё кого-то, а она голая! — Может не надо никого звать? — попыталась она остановить брюнета, который тихо и невероятно мягко рассмеялся, практически беззвучно, но от его смеха по позвоночнику девушки пробежалась волнующая волна, и кончики пальчиков ног защекотало.

Нет, это выше Танюшиных сил — терпеть близость такого мужчины. Он был самим совершенством, и гормоны девушки об этом уже верещали, требуя подать им красавчика прямо сейчас, сию же минуту, и промедление смерти подобно.

— Ну семья у моей жёнушки огромная. Правда, засвидетельствовать наше воссоединение прибыли не все, что не может не радовать. Ты как себя чувствуешь? Готова для завтрака?

Желудок, как по команде, сделал стойку, ворчливо заурчал, а Таня поморщилась от неприятного ощущения пустоты в нём.

— Думаю да, — согласилась она с Аароном, так как это спасет её от конфуза, если вдруг гормоны захватят власть над её сознанием. — А морок — это драгоценный камень? — спросила Татьяна у отошедшего к шкафу брюнета, рассматривая кольцо на пальце. Камень выглядел драгоценным — фиолетовый продолговатый овал с красными бликами. Таня знала только про рубины и гранаты, но, увы, это был какой-то иной камушек. Красивый и большой.

Аарон оглянулся, лёгкая грустная улыбка чуть тронула его губы и он пояснил:

— Это такое заклинание, Тань. Морок — это иллюзия.

Девушка растерялась, затем посильнее прижала локтями одеяло, потрогала кольцо на пальце и поражённо распахнула рот. Кольцо совершенно не чувствовалось, хотя пальцы сквозь него не проходили.

— Очень качественный морок, как и личина на тебе. Только сильные маги могут увидеть твоё настоящее лицо.

— Что?! — взвизгнула Танюша и помчалась к шкафу, чтобы узреть себя в зеркале, и каково же было её облегчение, когда она увидела саму себя.

— Ну ты и шутник, — не выдержала она, переводя дыхание и недовольно посмотрев на брюнета. Она же на миг поверила ему про эти его мороки, заклинания. Но глядя на себя любимую Танюша поняла, что диагноз у красавчика вполне устрашающий — шизофрения.

— И зеркала, — спокойно закончил Аарон, вставая за спиной у девушки и поднимая её руку с кольцом. В отражении колечка не было.

Таня не смогла объяснить это себе, в недоумении переводила взгляд то на кольцо, то на отражение, а затем попыталась его снять, но, увы, не получалось. Кольца словно и вправду не было.

— Гипноз? — решила она не мучить себя поиском ответов, как этот мужчина провернул такое. Возможно это какая-то 3D проекция. Сейчас столько всего придумывают, что за всеми примочками и не уследишь. Может и появилось что-то, создающее голограммы, как в звёздных войнах.

Аарон усмехнулся и прижался губами к макушке Тани, легко обнял её за талию, прижимая к себе.

— Ты просто прелестна в своём неведении. Очаровательна, — промурлыкал он девушке, приводя её в очередное состояние восторга. И дело даже было не столько в его словах, сколько в нежности, теплоте как во взгляде, так и в объятиях.

Но миг прошёл, и Аарон отстранился, открыв таки шкаф, явив восхищённому женскому взору висящие там платья.

— Ух ты! — в восторге выдохнула Танюша, прикрываясь дверцей, с любопытством заглядывая внутрь. Такие красивые наряды, сшитые в старинном стиле, девушка видела лишь в кино да в театрах.

— Это я должна надеть? — в восхищении рассматривала она то одно платье, то другое, когда Аарон снимал их с вешалки, придирчиво оценивая.

— Да, — кивнул он, возвращая девушке улыбку.

— А можно это? — взмолилась Таня, сняв чёрное платье со стразами.

— Это вечернее платье, — покачал головой Аарон. — На завтрак стоит появиться в чем-то светлом.

— Светлом? — переспросила девушка и, уже смелее отстранив мужчину, стала выискивать то, что ей понравится.

— А вот это? — спросила она, достав светло-зелёное платье с пышным подолом, Танюшу привели в полный восторг длинные рукава-сеточки со стразами и с объёмным верхом из плотной ткани в форме фонариков.

— Это можно, — кивнул мужчина, а затем протянул руки к платью, предлагая свою помощь. — Ты одна не справишься, а служанку звать не стоит, так что готов помочь тебе переодеться.

Таня моргнула своими серыми глазами и замотала головой.

— Аарон, с платьем я точно сама справлюсь, поверь. Лучше подскажи мне, где найти нижнее бельё. Или где вообще моя одежда.

Аарон смутился, потом почесал бровь.

— Ты уверена, что хочешь вернуть себе старую одежду? Тебя рвало… сильно рвало…

Зачем он это добавил, Таня не поняла, ей было стыдно и после первого напоминания о том, какой же неприглядной она была в его глазах в тот момент.

— Поэтому давай, ты новый комплект оденешь, правда, он немного отличается от тех тряпочек, что были на тебе.

Таня вспыхнула сильнее, стиснув зубы, готовая удавиться со стыда. Тряпочкам было уже два года, и стоили они для девушки очень дорого, поэтому и носила до последнего, так как купить новое и такое же красивое не было возможности.

Но стоило Аарону протянуть небольшую вешалку с белым шёлком, как девушка удивлённо взглянула на мужчину.

— А лифчик где?

— Корсет ты имела в виду?

— Корсет? — совсем растерялась Таня, а Аарон так улыбнулся, как, наверное, делал кот, когда объедался сливок.

— Корсет, милая, корсет.

— Ну хорошо, — согласилась Танюша, взяв вешалку, и спросила куда идти, и где переодеться.

Аарон сложил руки на груди, одной рукой подпёр подбородок, задумчиво оглядел блондинку с головы до ног и усмехнулся.

— Таня, ты меня вообще слушаешь? Тебе нельзя от меня отходить. Это временно, но, увы, пока нельзя. Проклятие ещё на тебе и стоит только увеличить дистанцию, как с тобой непременно случится несчастье с твоим летальным исходом.

— Ты мне угрожаешь? — прищурившись, уточнила девушка.

Не верила она ни в какие проклятия, сразу же было понятно, что это очередная мужская уловка для того чтобы посмотреть на неё обнажённую, хотя чего он там ещё не разглядел, не в кромешной же тьме он её раздевал.

— Только предупреждаю, — отозвался Аарон, кладя платье на кровать, а затем доставая корсет из шкафа на очередной вешалке. — Я могу постоять с закрытыми глазами, если ты стесняешься.

— Конечно стесняюсь, между нами ведь ничего не было ночью, так ведь? — девушка очень надеялась на положительный ответ.

— Нет, не было.

— Фу-у-у, — с облегчением выдохнула Татьяна и, нагнувшись, быстро натянула смешные короткие шёлковые панталоны, затем, боясь, что мужчина за ней подглядывал, поспешно надела сорочку, которая только-только скрывала пышные оборочки.

Но Аарон стоял к ней спиной, рассматривая город за окном, рассказывая девушке свои планы на будущее:

— Но я думаю, мы наверстаем упущенное чуть позже. Выгоним родственников и посвятим друг другу время. Тебе же на работу не надо, подружки тебя отпросили на сегодня, а завтра позвоним твоей начальнице, попросим отпуск.

— Какую работу? Меня же уволили? — недоумённо шепнула Таня, а Аарон оглянулся, ласковым взглядом прошёлся по фигуре девушке и удовлетворённо кивнул.

— Тебе идёт. Ты намного эротичнее выглядишь, чем в своих…

— Только не надо про тряпочки, — взмолилась Татьяна, желая поскорее надеть платье, но Аарон был быстрее и сам взял его с кровати. — Слушай, а какие подруги меня привели? Я насколько помню, вообще одна в баре была. Подруги у меня все замужем с детьми, не могли они мне компанию составить и уж тем более отпросить с работы.

— Я так и понял, что не твои это подруги, а, видимо, Дарины. Откуда у простой проклятой в подружках тёмные ведьмы. Руки подними, — приказал Аарон.

Таня замерла, подчиняясь, да только рот у неё при этом неприлично раскрылся, так как в голове не укладывался очередной бред сумасшедшего. Значит, по его мнению, её вчера привели к нему ведьмы. Это как же выглядели женщины, с которыми девушка пила, что он так смело их охарактеризовал! Хотя, судя по её собственному беспамятству, выпито было немеряно. Но почему же она так хорошо себя чувствовала? Неужели промывание желудка творит чудеса?

Платье зелёным ворохом опустилось вниз, прикрывая стройные ноги Татьяны, а Аарон легко обошёл её и приступил к застёжке на спине, любуясь красивой линией выпирающих позвонков на светлой коже. Никаких татуировок, никакого пирсинга. Девушка любила своё тело, и мужчине захотелось прижаться губами, чтобы почувствовать бархат этих безупречных покатых плеч. Хрупкая, нежная, а как она жалобно умоляла его не дать ей умереть. Цеплялась тонкими пальцами за белые края унитаза, всхлипывая, содрогаясь от спазмов. Сердце мага в тот миг дрогнуло. Татьяна, сама того не ведая, стала пешкой в игре против Аарона, и стоило бы её сдать магической инспекции, но это бы усугубило положение самого мага. Скандала ему сейчас точно не нужно было, а вот верная и покладистая жена в самый раз. Особенно такая красивая и милая.

Светлые локоны сейчас были идеально чистыми и приятно пахли бальзамом. Аарон не удержался и зарылся очередной раз в них носом. Сладкая девочка будоражила кровь. Если бы не отец, он бы не спешил на завтрак. Куда интереснее было бы уложить на кровать эту егозу, которая с восторгом смотрела на мужчину и желала его. Этот аромат сводил с ума. Запах страсти. Лёгкий, цветочный, как весенний сад. Светлая девушка с чёрным проклятием — невообразимый соблазн разобраться, кому она перешла дорогу и, конечно же, спасти. Магу пришлось потратить много сил, чтобы помочь девушке пережить эту ночь. И он надеялся, что она в благодарность поможет ему разобраться с Дариной.

Татьяна вздрогнула, когда длинные сильные пальцы ласково коснулись её шеи, сдвинув волосы набок. Девушка уже триста раз обмерла от сладкой пытки. Определённо, пить надо меньше, иначе гормоны объявляли ей забастовку. Танюша даже не могла определиться со своими чувствами в отношении Аарона. Он красавец — это да. Больной на голову — тут сплошное разочарование. Ласковый и обходительный — его манеры помогали примириться с недугом. А ещё от него веяло аурой спокойствия, словно они были старыми знакомцами и эти непонятные поползновения в её сторону, эти взгляды, от которых дух захватывало. Но он был женат — тут просто катастрофа. Тяжело вздохнув, Таня решилась поговорить об этом.

— А ваша жена где?

Тихий смех и горячие губы были ей ответом, а ему — лёгкий приглушённый вскрик, когда сильные руки прижали спиной к крепкому телу и жаркий шёпот коснулся женского ушка, заставив выгнуться тело словно от электрического разряда, пробежавшегося вдоль позвоночника, окутывая весь организм, чтобы взорваться внизу живота атомной бомбой:

— Теперь ты моя жена, а Дарина сама не поняла, что натворила, подкинув тебя вместо себя.

— Но так же нельзя, — попыталась объяснить явно сбрендившему мужчине, что жену так легко не меняют. — Вы хоть развелись? Или у вас можно сразу две жены? — вдруг спохватилась Таня, разворачиваясь и по-новому всматриваясь в черты лица Аарона.

Вдруг он мусульманин там какой-нибудь? Вон и волосы у него чёрные, нос прямой, острый, а улыбка, как у чёрта, сладкая, соблазнительная, а глаза…

— Нельзя две жены, Танюш, — мягкий голос ворковал, словно журчал, заставляя трепетать, плавиться от желания, ловить каждое слово Аарона. — Но Дарина подкинула мне тебя, и мне нравится её выбор. Очень нравится, да и я тебе нравлюсь. Так что можно, Танюш. Нам можно с тобой всё. Хоть сейчас.

— Стоп, стоп, — выставив руки, девушка попыталась отстраниться от раззадоренного мужчины, сама пребывая в шоке от своей стойкости. Хотя тут не столько дело в воле, сколько в скромности. Всё же он женат, да ещё и сумасшедший, тут, возможно, даже инстинкт самосохранения срабатывал, не давая пуститься во все тяжкие.

Аарон объятий не разжимал, спина уже болела от того, как сильно нагнулась назад Таня, в порыве не дать себя поцеловать замершему красавчику.

— Я так не могу, Аарон. Ты женат!

— Да, — кивнул он и отступил назад. А Таня чуть не взвыла. Ну вот чего она, собственно, упрямится. Ведь мужчина и правда ей нравился.

— А если она вернётся? — расстроено уточнила она у мага, который, кажется, ничуть не огорчился и не злился на неё. Мужчина снял с вешалки тёмно-изумрудный корсет и подошёл к девушке, продолжая всё так же сладко улыбаться.

— Не вернётся, иначе бы тебя здесь не было, милая. И поверь, она мечтает избавиться от меня, так как есть одна проблема.

— Какая? — поторапливала Таня мужчину, ей было важно узнать ответ. Законно ли заявить права на сумасшедшего женатого, от которого отказалась собственная жена?

— У нас нет разводов. Только смерть разлучит супругов.

Таня села, просто упала на кровать, вылупившись на брюнета. Тот постоял с минуту, рассматривая потрясённое лицо девушки, а потом присел рядом с ней.

— А умирать мне не хочется, и ей, как видишь, тоже, — добил окончательно Таню брюнет.

— А при чём тут я? — в шоке уточнила девушка, понимая, что совершенно не вникала в суть бреда Аарона.

— Если бы ты умерла, то меня казнили за убийство жены. Возможно, я и смог бы доказать, что я не травил жену, но я целитель, а значит, обязан спасти. А на тебе ещё и смертельное проклятие, то есть ты бы всё равно умерла, и умрёшь, если не будешь меня слушаться и делать так, как я сказал.

Таня икнула и вылупилась на мужчину, который теперь уже не казался сказочно прекрасным, наоборот, невероятно опасным! Он ей явно угрожал. Он всё же маньяк-убийца, ещё и извращенец до кучи, судя по платью и обстановке. Но главное сейчас — не паниковать, не показывать своего страха, со всем соглашаться, как гласили статьи в журналах, предостерегающие от подобных встреч, а потом не упустить шанс и сбежать. Да, так она и должна поступить. Только бы не поддаться панике! Но как это сделать, когда руки трясутся от мысли, что в любой момент она может умереть? А жить так хотелось! Сильно-сильно! Таня готова была даже разреветься.

— А почему я не помню никакой Дарины? А точно это именно она меня подкинула? — решила прощупать, насколько Аарон верит в свой собственный бред. Ведь она абсолютно точно помнила, что пила одна, а подливал ей бармен — мужчина! И никаких женщин рядом не было!

— А больше некому, Танюш. Память, наверное, стёрла, чтобы я не смог ничего доказать. Но не переживай, — бодро выдал Аарон, видя, что перегнул палку и сильно запугал Таню. Он встал, помогая девушке подняться с кровати. — Я обязательно докопаюсь до правды, и Дарина ещё пожалеет. Сильно пожалеет, — пообещал он и за руку легко, как в вальсе, развернул её к себе спиной.

Корсет плотно сел, обхватив талию, а Танюша, закусив губу, пыталась справиться с паническими мыслями, которые били тревогу в голове, вереща и приказывая немедленно бежать от этого психа и подальше. Слишком уж кровожадно он обещал расправу некой Дарине. Даже жалко стало женщину. Ведь, по словам Аарона, чтобы им развестись, кто-то должен умереть.

Сглотнув, девушка зажмурилась. Мысленно она уговаривала себя потерпеть. Жена и жена. Хочет, чтобы она была женой — побудет. А потом сбежит. Юбки задерёт до колен и задаст стрекоча до ближайшего полицейского участка, а может, и до самой границы. Дело-то за малым: определиться, в каком направлении Русь-матушка, а там её никто не остановит, никто не догонит! Прямо как в песне поётся!

Застегнув последний ремешок корсета, Аарон вернулся к шкафу, открыл выдвижной ящик и достал оттуда чулки.

— За завтраком будет только отец, — решил подготовить Татьяну к знакомству с роднёй мужчина, рукой предложив ей сесть на кровать. — А вот на ужине будут родственники жены. Через морок видят лишь сильнейшие маги, такие, как отец.

Татьяна почесала голову, в недоумении рассматривая сетчатый нейлон в руках мужчины, слушая его внимательно. Получалось, у него был сообщник. Отец. То есть держать её здесь Аарон планировал до вечера. И только тогда появятся те, с кем можно поговорить о побеге.

— А в вашей игре предусмотрены сотовые? — отважилась девушка на очередной манёвр, пока мужчина разговорился. — А то сказал об отце, и я про своих родителей вспомнила. Они, наверное, беспокоятся обо мне.

Мужчина легонько обхватил Татьяну за талию и насильно усадил на кровать, тихо шепнув:

— А лгать нехорошо, Танюша. Особенно мне. Нет у тебя родителей, как и других родственников. Ты одна одинёшенька на всём белом свете, — знакомо запричитал Аарон, повторяя слова Татьяны, которыми она умоляла его не бросать. — Бросили тебя родители ещё в детстве, а бабуля, что растила тебя, умерла давно. Ни парня у тебя нет, ни мужа, ни детей, даже собаки и той нет, а кошка ушла и не вернулась.

— Бли-и-ин, — сокрушённо выдохнула Таня.

Да, была за ней такая дурная привычка, как выпьет, так и жалуется всем на свою долю. Может быть, держала бы язык за зубами, подруги и приглашали бы чаще в гости, да и мужики не разбегались, как тараканы от вспышки света.

— Не переживай, просто не понимаю твоего недоверия ко мне, — мирно, ни капли не рассердившись, попытался успокоить её Аарон, легко, по-домашнему поднимая подол платья до самых колен.

Девушка сначала дёрнулась, чтобы прикрыться, а затем и вовсе взвизгнула, когда мужчина, будто не чувствуя сопротивления, взял её ножку за пятку и поставил себе на плечо.

— Ты чего делаешь? — возмутилась Татьяна, хотя и так поняла, что он собрался надеть ей чулки.

Очень мило и галантно с его стороны, да только как-то слишком смущающе и волнующе смотреть на мужчину, стоящего перед ней на одном колене и с невозмутимым видом собирающего в гармошку нейлон.

— Тебе самой неудобно нагибаться, подол пышный.

— А сразу нельзя было сказать, что надо чулки надеть? — ворчливо буркнула девушка, пряча улыбку. Нет, в такие моменты Аарон само совершенство.

У него были такие сильные руки, ласковые пальцы, что волна возбуждения рождалась от прикосновения горячих ладоней к голени, от ласкового поглаживания, когда мужчина натягивал нейлон до самых колен. Ажурный край резинки с силиконом плотно обхватывал бедро. Синева глаз Аарона манила своей глубиной. Его руки чувственно касались обнажённой кожи бедра под подолом. И Танюше очень хотелось. Просто сил уже не было терпеть. Так бы и прилечь на спину, да ощутить тяжесть мужского тела, а может, даже горячие губы на коленке, и чтобы они так осторожно всё выше прокладывали дорожку, выше и выше, смелее и соблазнительнее.

— Мне кажется, тебе так приятнее, — шепнул Аарон, переложил руки на другое бедро и медленно погладил его, спускаясь вниз к колену.

— Да, — кивнула Таня, а затем закусила губы. Между ног уже пылало, казалось бы, всё. И самое неприятное, что мужчина делал всё это нарочно, специально возбуждал её. Маньяк…

— Сексуальный… — прошептала Таня, наслаждаясь этой чувственной пыткой.

Аарон, смущая, улыбнулся и опустил взгляд, а Татьяна смогла вздохнуть полной грудью, но лишь до тех пор, пока мужские руки не сомкнулись на её голени, и опять искушение повторилось. Огонь всё сильнее разгорался в крови девушки, и она еле сдерживала дрожь, охватившую её с головы до ног.

— Если бы не отец, — тихо шепнул Аарон, а затем нагнулся и поцеловал колено, продолжая поглаживать обнажённую кожу внутренней стороны бедра. — Я бы занялся с тобой любовью, Тань. Голова идёт кругом от тебя. Ты такая нежная, сладкая, милая, такая светлая и добрая. В тебе столько восторга и мне хочется подарить тебе ещё одно чудо. Хочу, чтобы ты кричала моё имя, открылась мне, показала бы мне себя всю. Но отец ждёт. Давай поскорее представлю тебя ему и …

— Аарон, остановись, я не выдержу, — взмолилась Таня, у которой от невообразимо чарующего шёпота даже слёзы выступили на глазах. Девушка уже злилась на мужчину. Она готова была сама изнасиловать его, и, возможно, её бы тогда отпустило. Но что же будет с ней, если вдруг ей понравится секс с ним, а он женат? Что тогда?

Татьяна погладила Аарона по волосам, а он ловко обхватил её за талию и на удивление легко поставил на ноги.

— Думаю, отец будет от тебя в таком же восторге, как и я, — напоследок шепнул Аарон Татьяне, вводя её в замешательство.

Неужели отец такой же сумасшедший, как и сын?

Аарон так просто никуда Татьяну не отпустил, пока она не надела туфли, изумрудные, на невысоком каблуке. Под тихое ворчание, что на тех копытах, что она была вечером, можно убиться, мужчина открыл другую створку шкафа и стал переодеваться сам, нисколько не смущаясь обнажаться перед Таней. Вид сзади у Аарона красивый, и ноги длинные, икры подтянутые и даже ямочки на ягодичках, в общем, образчик самой лучшей мужской задницы, какие только доводилось Танюше видеть, но! Но девушка обиженно сопела, мысленно высказываясь мужчине, что он ничего не понимал в моде. Копыта очень стильные и к платью удачно шли, и Танюше нужно было выглядеть эффектно, чтобы не упасть в грязь лицом в первый же день на работе. Хотя её даже туфли не спасли, всё же неудачи её как преследовали.

Ткань светлых узких брюк легко села на смешные белые труселя, нисколько не выдавая их наличия на упругих ягодицах. Белоснежная рубашка обрисовала размах плеч мужчины, и девушка засмотрелась на Аарона, который вполоборота поглядывал на её, высказываясь, как высокие каблуки пагубно влияют на тазобедренные суставы и усиливают развитие варикоза.

— Я, конечно, понимаю, что в них ножки становятся сплошным соблазном для мужчины, но не для меня, Тань. Я-то знаю, как вам тяжело ходить на них, и какие они коварные для здоровья.

Светлый пиджак очень смешного старинного покроя завершил образ мужчины, а красавчик завязывал белый шарфик под ворот мужской рубашки.

— Аарон, ты точно по девочкам? — не удержалась от сомнения Татьяна, скептически оглядывая мужчину. — Тебе, по-моему, ещё высокие сапоги нужны и конь, будешь вылитым виконтом из романтических исторических книг.

Брюнет приподнял бровь, замолкая от слов девушки, оглянулся к зеркалу, затем достал из шкафа сапоги, именно высокие, из светлой кожи.

— Конь в стойле, но мы дойдём и до него.

Татьяна удивилась.

— Так что, и правда виконт?

— Вообще-то да, — морально убил девушку Аарон. — Мой отец граф Сальвадор Камилло, а я его старший сын.

— А я кто? — решила уточнить свою роль Татьяна. Маг усмехнулся, сидя на кровати и натягивая сапоги.

— Моя жена, значит леди Камилло.

Татьяна улыбнулась, примеривая на себя чужую фамилию.

— Леди Татьяна Камилло, красиво, — умилилась девушка, подмигивая Аарону.

Тот встал и протянул ей руку, вторую убрав за спину, галантно кивнул и учтиво пригласил:

— Леди Камилло, позвольте сопроводить вас на завтрак.

— О, — задорно рассмеялась Татьяна, не забывая ни на секунду, что этот галантный маньяк обещал её убить, если она не будет послушной, поэтому смело вложила свою ладонь в его руку и легко поднялась с кровати.

— С большим удовольствием, виконт Аарон.

— Виконт Камилло из Адалона.

— Чего? — не поняла его девушка.

— Так правильнее, — объяснил Аарон, кладя по-хозяйски руку на талию девушки, наслаждаясь их близостью. — Или лорд Камилло. Но для тебя просто Аарон, — проворковал маг, склоняясь к ушку девушки, искушающе шепча: — Я же твой муж, милая.

Он так хотел поскорее познакомить Татьяну с отцом, чтобы потом не отвлекаться от неё на других.

Глава 2

Когда девушка очутилась в коридоре, то запнулась от удивления. Она как-то не представляла, что находится в огромном дворце. Думала, что в небольшом домике, какие видела из окна, но реальность оказалась пугающей. Высокие арочные окна, через которые солнечный свет падал на красный ковёр, устилающий пол до самой лестницы. С потолка свисала огромная люстра, круглая, многоярусная и, кажется, из хрусталя.

Девушка заметила нескольких горничных в чёрных платьях с пышным подолом и белых передничках, вытирающих пыль, смахивая её разноцветными пипидастрами. Но стоило им увидеть мага и Татьяну, как они приседали, учтиво склонив голову, что-то трещали на неизвестном девушке языке.

— Что они говорят? — тихо шепнула Таня Аарону, а тот спохватился, что не дал ей амулета, который поможет с общением.

— Приветствуют нас, — шёпотом отозвался маг, не преминув поцеловать свою жёнушку в висок, заодно наложив временное заклинание. Мимолётная ласка виконта к своей жене вызвала настороженность и даже недоумение у слуг.

Спустившись по лестнице, Аарон уверенно проводил Татьяну в столовую, пытаясь объяснить ей расположение комнат, которые та хотела увидеть прямо сейчас. Она вошла в роль жены виконта и чинно кивала слугам, улыбалась открыто, прикидывая, как бы ещё выучить язык, чтобы найти среди обычной прислуги сообщников. Мысль о побеге крепла в девушке, особенно когда она увидела, что выход охранял всего лишь один лакей в красной ливрее. Мужчина был пожилой, высокий, седой, как и положено в старинных замках, и когда заметил своего хозяина, вытянулся по струнке, смешно задирая нос. Такого сделать раз плюнуть, и Танюша повеселела, приободрившись. Она-то думала, что дом пустой, а тут сколько свидетелей! При всех точно убивать её не станут, и до вечера она придумает хотя бы небольшой план. Даже вид из окна и тот стал милее и родней. Обычные стёкла, деревянные ставни, решёток нет, разбивай стулом и беги куда хочешь!

Вот только стоило ей увидеть солидного седовласого мужчину, очень похожего на Аарона, как радость её улетучилась.

— Ох, — первое, что услышала Татьяна от мужчины, который при виде её так расстроился, что закатил глаза и поставил пустую рюмку на стол. — Ну что на этот раз, Аарон, мальчик мой?

— Отец, позволь представить тебе мою жену, Татьяну. Она из немагов.

— А то я не вижу, — недовольно пробормотал граф и приблизился к девушке, которая оскорбилась таким приёмом и даже дёрнула Аарона за руку, чтобы тот приструнил своего папочку.

— По-моему, он выбивается из роли, — пробормотала она ему, вызвав в мужчине очередной приступ веселья. Наивная и добрая. Маг поцеловал светлые пряди, предупреждающе стрельнул в отца взглядом.

— Это он так шутит, — заверил Аарон Танюшу, обнимая её за талию, чтобы та ненароком не кинулась на уважаемого ректора академии магии с кулаками.

— Жена, говоришь? — немного удивился граф Камилло оглядывая сердитую блондинку под мороком личины жены Аарона. — Красивая, — констатировал ректор, а затем придирчиво всмотрелся в слишком радостного сына. — Про?клятая, с мороком Дарины. Я так понимаю, идея точно не твоя, а значит, твоя жёнушка решила стать вдовой. Ну что же, мы этого и ожидали. Но только не говори мне, что эта милая Татьяна вздумала умирать у тебя на руках.

— Отец, — подобрался сразу Аарон, уразумев, к чему тот клонил.

— А что отец! — взорвался Сальвадор. — Я сколько раз повторял тебе не цепляться за смертельно больных. Ты должен был дать ей умереть. Выкрутились бы, придумали бы что-нибудь, а сейчас эффект лекаря на лицо. Сын, ты не в себе!

— Эффект лекаря? — тихонько переспросила Татьяна, которая поняла лишь одно: отцу не понравилось, что она жива. Значит, помощи от него тоже ждать не приходилось, даже наоборот, его стоило опасаться, ведь со слов этого старикана в светлом костюме шестнадцатого века, он бы придумал, как сына отмазать от тюрьмы. Вот засада!

Сальвадор смерил девушку равнодушным взглядом, затем менторским тоном объяснил:

— Видите ли, юная леди, мой сын целитель, у него очень сильный дар. Поэтому нельзя в его присутствии умирать, он влюбляется в своего пациента.

— Отец, это первый раз, — возмутился Аарон, сильнее прижимая к себе Татьяну, словно граф мог её у него забрать.

— Не считая чёрную ведьму, которую ты притащил к себе в дом, выходил, а потом наперекор отцу женился на ней! — взревел граф, которого до сих пор злила та ситуация.

— Там другой случай! Ты хотел меня насильно женить!

Татьяна подумала, что у графа сейчас будет сердечный приступ, потому что он побагровел, а затем стал неприлично тыкать рукой в девушку, словно она во всех грехах виновата.

— А эта лучше? Лучше титулованной особы, приближенной к королю?

— Конечно, Танюша намного лучше, — пробормотал Аарон и вновь прижался губами к её виску, успокаивая. — Да и не люблю я придворную жизнь, ты же знаешь. Мне приятнее провести время здесь, в уединении, с моей любимой, — шепнул он в висок девушке, обдавая его жарким дыханием.

Тане даже стало приятно, и она, забывшись, обняла Аарона, невольно желая укрыться от взбешённого отца красавчика.

— Аарон, ну сколько раз я тебя предостерегал? Ты же целитель! У меня целый факультет таких влюблённых в полутрупы, а потом целителей самих лечат их же коллеги. Поэтому и повторяю тебе, видишь, что смертельно больной — отступись. Пусть Смерть заберёт страдальца, чем потом превращаться в глупого влюблённого, который никого и ничего не видит и не слышит.

— Отец у меня ректор академии магии, — шёпотом объяснил Танюше Аарон, а затем уже громче обратился к графу: — Я адекватный, отец. И поверь, Татьяна достойна того, чтобы жить. На ней проклятие «Тридцати три несчастья», но она не озлобилась и не сломалась. Она продолжает быть светлой. Взгляни на неё, отец, она же светлая.

Граф тяжко и как-то устало вздохнул, а затем приблизился. Девушка настороженно следила за седым мужчиной, таким же высоким, как и сын, не утратившим своей мужественной красоты. Аарон унаследовал от отца синие глаза и чёрные волосы, а вот нос, видимо, был мамин, так как у графа он был широкий, как картошка. Хотя и не портил лица, а придавал особенную мужественность вкупе с квадратным подбородком.

— Вижу, светлая, — холодно кинул Сальвадор. — Морок на ней качественный, но не ты его наложил. Дарина? — метнул взгляд на сына граф, а Татьяна перевела дыхание. Ей показалось, что мужчина её сканером просветил, до того пронзительным взором окинул её отца Аарона.

— Не знаю, но думаю да.

— Хорошая девочка, только немаг, — проворчал Сальвадор, прикидывая в уме, как вытащить из сложившейся ситуации сына. — Аура Дарины чувствуется, но этого мало, сын.

— Мы с Татьяной договорились, что она не будет от меня отходить, — успокоил отца Аарон, а Сальвадор скептически хмыкнул. — Я думаю, что никто не догадается, что это не Дарина. Нам нужно продержаться всего лишь один ужин, и я надеялся на твою поддержку.

— Поводок — это конечно хорошо, да только настоящее обручальное кольцо, а не морок, было бы лучше.

После этих слов Татьяна испуганно замерла, не влезая в разговор явно двух сумасшедших преступников. Они говорили о магии так, словно верили в её существование. И как оказалось, вечером сюда съедутся такие же шизанутые, как эти двое. Куда она попала? И как отсюда сбежать? Мысли были такими актуальными, что девушка пропустила момент, когда граф достал цепочку из расстёгнутой на груди рубашки и снял перстень, протягивая его сыну.

— Это твоей матери, надень на неё, — кивком головы граф указал на притихшую блондинку, мысли которой читались на лице. Она явно боялась мужчин, но тем не менее не истерила. Хотя, конечно, Аарон мог и наложить на неё чары, чтобы не нервничала.

Сыну повторять дважды не пришлось, он поблагодарил отца, принял от него кольцо, а затем взял Татьяну за руку и, сминая её сопротивление, надел на безымянный палец левой руки.

— Танюш, это настоящее, — попытался он успокоить девушку, — а не морок.

— Но оно же твоей матери! — возмутилась та в ответ. — Я не могу принять от тебя такой подарок, даже на время! А вдруг я его потеряю! — шипя сердилась Татьяна, не желая, чтобы такое ценное для мужчин кольцо оказалось на ней. Как она теперь сбежит? Её же теперь могут обвинить в краже!

— Знаешь, сын, а она мне нравится, — наблюдая за потугами сына успокоить блондинку, граф лукаво улыбнулся. Может, наконец судьба улыбнулась его сыну, раз ему встретилась очень интересная, забавная, а главное, светлая девушка. Проклятие можно и снять, а вот душу магией не выбелишь. — Я благословляю ваш союз. И думаю, мать будет не против.

— Что? — не поняла Татьяна, а потом вскрикнула, так как кольцо на пальце стало жечься.

— Ой! Аарон, оно нагрелось! Сними его! — жалобно пропыхтела Татьяна, не в силах сама этого сделать, хотя со всей силы пыталась стянуть кольцо с пальца.

— Таня, это сейчас пройдёт. Слышишь, не беспокойся. Милая, ну же. Оно уже не жжётся.

Попыхтев ещё несколько секунд, Таня замерла, в неверии глядя на кольцо.

— Аарон, сними его. Оно, кажется, припаялось к моей коже. Окислилось или что там сделало, не знаю, но Аарон, надо срочно ехать к спасателям. Я не хочу терять палец, — уже всхлипывая пожаловалась Таня, демонстрируя мужчинам, что кольцо плотно сидит и даже не вращается. — Аарон, ну чего ты улыбаешься! — вскрикнула она, глядя на растекающуюся во все тридцать два зуба улыбку виконта. — Это же серьёзно. Я же могу так и умереть от заражения или ещё чего-нибудь!

— Татьяна, — вместо сына отозвался граф. — Поверьте, умереть рядом с моим сыном у вас не получится. Он целитель, причём самый сильный в нашем королевстве, да и в Евросоюзе в принципе.

— Где? — не поверила своим ушам Таня. Неужели мужчина сказал что-то разумное?

— В Евросоюзе, — повторил граф. — Наше королевство находится на территории Италии. Немаги не знают о волшебниках, а мы стараемся не общаться с немагами, но бывают исключения, например, вы. К тому же вы обещали помочь моему сыну выкрутиться из сложной ситуации, в которую он попал, увы, из-за вас.

— Из-за меня? — обиженно выкрикнула Таня и возмущённо воззрилась на Аарона, но продолжил говорить с ней его отец.

— Да, Татьяна, из-за вас, а точнее, вашего проклятия. Если бы не оно, я думаю, Дарине бы и в голову не пришло подкидывать вас вместо себя моему сыну. Они уже несколько лет не виделись, а тут вы как снег на голову, да ещё и в предсмертных судорогах. Я прав, сын?

Аарон погладил Таню по волосам, обхватил её лицо ладонями и шепнул:

— Я счастлив, что именно ты появилась в моей жизни. Я обещал, что спасу тебя, я спасу, но чуть попозже, прежде ты поможешь мне. Нам нужно, чтобы родственники жены увидели тебя живой и невредимой, так как Дарина надеялась, что ты умрёшь, и для всех я стану убийцей жены. Понимаешь?

— Понимаю, — шепнула Татьяна, хотя ничего не понимала. Складно говорят, всё просто идеально придумано, если бы не одно но…

— Ректор, говоришь… — пробормотала девушка, высвобождая своё лицо из лап сумасшедшего красавчика. — Тогда по логике я в него влюбиться должна, а он воспылать ко мне неземной любовью.

— Что?! — возмущённо вскрикнул граф и отшатнулся от блондинки, которая рассматривала кольцо на пальце, потом оценивающе окинула взглядом седовласого мужчину и только потом взглянула на онемевшего Аарона. — А что? Всё согласно жанру. Я так понимаю, в вашей игре я типа попаданки. Он ректор, а значит, мой потенциальный муж, а вот ты, Аарон, прости, но ты получаешься второстепенным героем. Хотя ты мне нравишься больше. Ну а теперь поехали к спасателям, надо кольцо распилить, оно реально сдавило мне палец, скоро он посинеет и отсохнет.

— По-моему, она у тебя книжек перечитала, — проворчал граф сыну, отойдя от шока. А затем сел за стол и позвонил в колокольчик. — Девушка, я уже не так молод, чтобы со мной такие шутки шутить. И пусть я трижды ректор, но вы уж точно не попаданка. И вообще, с некоторых пор вы жена моего сына.

— Но он уже женат на Дарине. Хоть вы-то должны понимать, что так нельзя взять и поменять жену.

— Можно, — отозвался граф, пока Аарон ласково поглаживал руку Татьяне, снимая боль и разминая безымянный палец, успокаивая родовую магию кольца, что бы та не вцеплялась так неистово в девушку. — Ни я, ни моя покойная жена не одобрили брак сына, потому Дарина не была полноценной женой. Хранители рода не приняли бы никогда чёрную ведьму, а вот светлую человечку с большим удовольствием. Поэтому можно.

Аарон радостно улыбнулся Татьяне, погладил её по щеке, привлекая к себе внимание, а затем поцеловал.

— Я знал, что ты понравишься отцу. Теперь у нас всё получится. Магия рода окутывает тебя, и никто не догадается, что ты немаг.

Татьяна в сомнении окинула взглядом Аарона, тяжко вздыхая. Сложно разговаривать со слабоумными, а с верящими в выдуманный мир и всякую чушь про магию ещё сложнее. Хотя когда все вокруг сумасшедшие, а ты одна молодец, тоже настораживало.

Аарон усадил Татьяну и занял своё место рядом с ней по правую руку от отца, сидящего во главе стола. В столовую вошли служанки, неся подносы с едой. Смуглые брюнетки в форменных платьях прислуги не улыбались и выглядели крайне настороженными, причём это чувство было направлено на девушку, и она это видела. Блондинка не могла игнорировать то, как дёргалась служанка, которая наливала воду ей в стакан. А когда Татьяна поблагодарила её, та чуть побледнела, выпучила глаза и проблеяла, что она рада стараться.

— О, ты знаешь русский! — обрадовалась Таня, а служанка от неё отшатнулась.

— Танюш, это ты знаешь итальянский за счёт магии.

— Чего? — не поверила ему девушка, а потом вдруг задумалась, что женщина вроде бы говорила понятно, да как-то непривычно. Словно и по-русски, но через гугл-переводчик.

— Да ну, — протянула она в сомнении. Слишком быстро для переводчика любого телефона, а может просто у женщины был такой специфичный акцент?

— Магия, Татьяна, это всё магия. Сын, я всё же советую выдать твоей жене амулет. Заклинание заметят даже ведьмы.

Последнее слово ректор чуть ли не выплюнул, слегка кривя губы.

— А вам что, так не нравятся ведьмы? — удивилась блондинка. Ведь какая разница — ведьма или маг? Вроде бы одна братия.

— Чёрных терпеть не могу вместе с их верховной рукоблудницей. Светлые ведьмы, конечно, тоже бывают, да только в лесах своих да деревнях сидят, никого не трогают и о них мало что известно, а вот чёрные ведьмы целое королевство отвоевали и сейчас бесчинствуют.

— А ваша покойная жена, кем была она? — очень животрепещущий вопрос, который Танюша хотела прояснить для себя.

— Моя Анабель была родом из Ирландии, светлой волшебницей эльфийских кровей. Способности к целительству у Аарона от неё.

— А вы светлый маг? — подытожила Татьяна, приходя к мнению, что её обделили.

Аарон кивнул, ответив девушке вместо отца, ласково одаривая её взглядом своих невероятных глаз. Хотя даже в их естественности Танюша начала сомневаться. Может и линзы вставил, чтобы соответствовать образу.

— А я, значит, чёрная ведьма, — расстроенно шепнула Татьяна. — А можно я буду тоже светлой волшебницей на вашем сегодняшнем сборище магов и ведьм?

— Танюша, ты немаг. Но временно побудешь Дариной, а она чёрная ведьма.

— Да поняла, что я временно чёрная ведьма, но всё равно одежда не подходит образу. А почему вы вообще так странно одеваетесь? Или это согласно жанру?

— Это практично, — заверил девушку ректор академии. — Ты никогда не встретишь раздетую ведьму или даже магиню, так как в складках одежды очень удобно прятать артефакты.

— Да? — удивилась девушка, которая не рассматривала вопрос об одежде с этой стороны. — Кольчуга типа? — усмехнулась она, кивая на пиджак графа.

Тот в ответ подмигнул, заговорщицки прошептав:

— У меня очень много врагов, а ещё больше желающих стать друзьями ради своих целей и выгоды. Поэтому порой и не угадаешь кто хуже: те или другие.

— Ну да, ну да, — вспомнила Татьяна об одной своей знакомой, которая попросила устроить её на работу, а потом из-за Ольги с неё и попёрли саму Танюшу.

Добрыми делами выстлана дорога в Ад. Тяжело вздохнув, Таня приступила к завтраку, так как живот у неё уже призывно громко урчал, и это не могло остаться незамеченным мужчинами. Хотя блондинка уже не комплексовала перед ними. Что такое урчащий живот по сравнению с групповым сумасшествием?

Аарон Татьяне всё больше импонировал, она не могла удержаться от благодарности за его милое ухаживание за столом. В итоге она объелась, но попробовала всё. Виконт тихо вещал о том, что пока желудок лучше не набивать, но и блинчики с джемом были очень вкусными, и подали их позже, и сил отказаться от них у девушки просто не было. Опять же побег! Кто на пустой желудок сбегает из плена? Тут нужны силы.

Графу позвонили. Он извинился, отошёл к окну и оттуда разговаривал со своим собеседником по обычному сотовому телефону, чем несколько разочаровал Татьяну. Всё же в ней, как и в любой романтической особе, теплилась надежда, что она попала к магам, но, увы. Очередной миф лопнул как мыльный пузырь. Хотя чего она хотела с её-то вечным невезением. Как можно было поверить в мир магии, когда за окном по улочкам города ездят обычные машины, а в небе блестят стальные крылья самолётов?

— Аарон, мне нужен мой сотовый, — чуть строго шепнула девушка, когда они возвращались в комнату.

— Хорошо, устроим прогулку по городу, зайдём в магазин.

— А мой-то где? — возмутилась Татьяна, а Аарон тяжело вздохнул.

— Прости, мне это неведомо. Тебя мне вручили без документов, без сумочки, в бессознательном состоянии две ведьмы с глубочайшей степенью опьянения. Я думаю, даже они не знают где твой сотовый.

— То есть как? А паспорт? — пробормотала блондинка.

Виконт пожал плечами, с тревогой наблюдая, как расстроилась Танюша.

— Блин, был бы ты магом, то наколдовал бы и сотовый, и паспорт, — буркнула девушка, заходя в спальню.

А Камилло задумался.

— То есть если я наколдую тебе паспорт, ты поверишь в магию? — удивился брюнет.

Татьяна усмехнулась, прищурилась, улыбнулась, а затем выставила указательные пальцы на Аарона.

— Ага! — победно выкрикнула она, лучась счастьем. — Значит всё же мои документы у тебя!

— Так и знал что бесполезно, — тихо и немного расстроенно отозвался маг, отметая мысль о колдовстве.

Девушку этим не проймёшь. Да и зачем ей сейчас паспорт? Чуть позже справит ей другой — магический.

— Аарон, мне честно надо позвонить, у меня подруги волнуются, наверное, обо мне, все морги обзвонили, больницы, — жалобно взмолилась Татьяна, а виконт просто не мог отказать ей, когда его сероглазая так умилительно смотрела на него. Всё же отец был прав, девушка уже вила из него верёвки. Но телефон он всё же протянул, достав его из своей комнаты с помощью магии.

— О, фокусы пошли, — усмехнулась Танюша, схватила девайс с яблоком на корпусе и поцеловала Аарона в щёчку. — Спасибо, — с придыханием шепнула она. Сама же метнулась к окну, намереваясь позвонить лучшей подруге, да только чтобы разблокировать телефон, пришлось вернуться к Аарону.

Тот стоял как громом поражённый. Всего лишь поцелуй, а кольцо на его пальце защипало, нагрелось. Магия рода начала своё дело, разрывая супружескую привязку с Дариной. Взгляд мага метнулся на кровать, затем на блондинку, которая обрадовано подпрыгнула, когда услышала знакомый голос Анастасии.

— Настя, привет! — девушка бросила взгляд на брюнета, который боролся с соблазном в лице немага в соблазнительном зелёном платье.

Танюша стояла у окна так, что солнечные лучи запутались в её волосах, искрились, осыпая локоны золотом. Серые глаза стали ещё светлее, а улыбка делала лик просто сказочно упоительным. И если уложить эту красотку на кровать, на супружеское ложе, да подтвердить брак, то она станет его на веки вечные.

Блондинка, смущаясь откровенного неприличного взгляда Аарона, укрылась от него в ванной, закрыв дверь на защёлку, и быстро затараторила подруге.

— Настя, я попала в беду. Меня какой-то псих по фамилии Камилло увёз в Италию. Я без паспорта и денег. Помоги мне, пожалуйста.

— Боже, Танюха, вечно ты вляпываешься в неприятности. Ты знаешь, где конкретно тебя держат? — по-деловому уточнила подруга, которая никогда не отказывала в помощи, хоть и была матерью троих детей.

— Нет. И я не могу с тобой долго разговаривать, он стоит за дверью, а я в ванной закрылась.

— Плохо, слишком мало информации. Таня, узнай хоть название городка.

— М-м-м… — замычала блондинка. — Подожди, он же мне говорил, что он виконт, а может и врал, конечно. Как же он сказал? Отец у него граф Камилло, а он виконт Камилло из… м-м-м… чёрт! Как-то на А… Авалон, нет, Адалон. Да, точно, Адалон.

Таня с замиранием сердца смотрела на закрытую дверь, боясь, что в любой момент её начнут взламывать.

— Нет таких городов в Италии, — услышала Танюша через несколько минут. — Тань, давай соберись. Я, конечно, подниму наших, но нужно больше информации.

— Настя, у меня времени до вечера, а потом тут соберутся ролевики какие-то, я, боюсь, не доживу до утра.

— Вот б… — выругалась Настя, не на шутку испугавшись. — Да, да, мама сказала плохое слово, — отвлеклась подруга на своих детей, а Татьяна услышала стук и вздрогнула от голоса Аарона.

— Милая, тебе плохо?

— Нет, всё хорошо, просто живот прижало. Ты был прав, не надо было объедаться! — чуть истерично прокричала Татьяна и села на унитаз, оглядывая просторную ванную. Смутно знакомое помещение. И раковина, и мраморные плиты песочного цвета, и даже стены. Она точно их уже видела. Неужели память начинала возвращаться?

— Насть, так что мне делать? — тихо шепнула Таня в трубку, за которую держалась, как утопающий за спасательный круг.

— До вечера есть время. Узнай название города, а я узнаю, как тебе помочь. И надеюсь, ты ещё мне позвонишь. Держись, подруга.

Связь оборвалась, гудки резанули по натянутым нервам. Опустив руку, Таня просмотрела журнал вызовов. Она полистала его пальцем, пока не увидела интересный контакт «жена». Недолго думая, она нажала на вызов и после долгих гудков услышала приятный женский голос.

— Да, дорогой, — промурлыкала, видимо, Дарина.

— Это не Аарон.

— А кто? — удивились на том конце.

— Меня зовут Татьяна, и ваш муж держит меня в заложниках. Говорит, что вы меня ему подбросили вместо вас. Я, конечно, всё могу понять, муж сумасшедший, с этим конечно тяжело жить, но я-то тут при чём, Дарина? Вы хоть понимаете, что ваш муж не собирается меня отпускать. Я его пленница! Он обещает мне расправу, если я не буду его слушаться. Вы обязаны меня спасти. И вообще, как вам в голову могло прийти подменить меня собой! Немедленно возвращайтесь к мужу. Мне домой надо, — последнее Таня добавила, немного подумав, так как на другом конце стояла гробовая тишина. — Эй, Дарина. Вы меня слушаете или нет?

— Слышу, слышу, — надменно отозвалась жена Аарона, — но помогать тебе не буду. Мой тебе совет — сдохни. Всё равно тебя никто не любит. Зачем тебе такая никчёмная жизнь? Ты совершенно одна. Поверь, всем станет лучше, если ты умрёшь. Мир станет чище. Никто даже не заметит, что тебя больше нет. Ты ничто, Татьяна. Ничтожество, мусор под ногами остальных. Слабая, скучная…

В дверь начали активно долбиться, а Татьяна слушала голос жены Аарона и понимала, что та права. Кому она нужна? Никому. Ей уже далеко за двадцать пять, а даже нормальных отношений ни с кем не было. Все её бросали, вытирали об неё ноги. Лучше умереть, чем жить так…

Дверь отлетела к стене от очередного удара, Аарон подскочил к судорожно всхлипывающей Танюше, сидящей на унитазе, отбросил телефон от её уха. Девайс разбился о стену и разлетелся на мелкие куски. Мужчина обхватил руками лицо бледной зарёванной Тани и, припав к её губам, выдохнул ей в рот воздух. Девушка пришла в себя и чуть не задохнулась, выпучила глаза и стала вырываться.

Когда же ей это удалось, она выкрикнула:

— Ты чего делаешь!

Оттолкнув от себя мужчину, подскочила к раковине и высморкалась, а затем и умылась.

— Идиот! — расстроено шепнула, переживая минуту позора. Какой он её ещё только не видел! Стыд-то какой! — Ведёшь себя как мальчишка! — отчитала она Аарона, который обнял блондинку за плечи и, развернув к себе, устало прижал её голову к груди.

— Зачем ты позвонила ей? — тихо спросил он у Татьяны. — Она чёрная ведьма, Таня. Она хочет, что бы ты умерла. Понимаешь? Она хочет, что бы ты умерла, — с нажимом повторил маг, расстроенный своей оплошностью.

Если бы он не дал телефон, ничего бы этого не произошло. Внушение Дарины чуть не подействовало. Чёрная ведьма умела сводить в могилу и более сильных магов, что уж говорить о немаге, да ещё и проклятой. Татьяна сама бы убила себя, если бы не Аарон.

— Милая моя, не смей так делать. Ты не готова общаться с чёрными ведьмами.

Блондинка поморщилась, вспоминая, что говорила ей жена Аарона. В какой-то миг она и вправду чуть не поверила ей, но Настя, она же не такая. Она же сейчас действительно поднимет всех знакомых на уши и будет стараться вытащить её из этой ситуации.

— Прости, я больше не буду звонить Дарине. Просто хотела, чтобы она вернулась. Тогда бы ты меня отпустил.

— Ничего подобного, — отозвался Аарон. — Мне она уже давно не нужна, особенно в качестве жены. У меня теперь есть для кого жить, — закончил Камилло, доверительно заглядывая в глаза Татьяны. — Ты моя жена и скоро об этом узнают все. Дарина тоже. Это будет последнее, что она узнает, — зло усмехнулся маг, не желая прощать чёрной ведьме посягательство на жизнь светлой девочки.

— Аарон, а расскажи о себе.

Таня чувствовала себя настоящим агентом спецслужбы. Не Джеймс Бонд, но Мата Хари вылитая, та ведь была гейшей, соблазняла мужчин. А брюнет нет-нет, да старался поцеловать Танюшу, правда, ей этого сейчас не хотелось. Не после того, как от его искусственного дыхания у неё сопли вытекли. Извращенец Аарон был ещё тот. Как глаза ещё ей не выдул!

Девушка манерно провела пальчиком по камзолу мужчины, поглядывая на его волевой подбородок, чтобы не утонуть в синеве чарующих глаз.

— Как вышло, что ты женился на чёрной ведьме? Я, конечно, её не видела, но судя по голосу, она стерва ещё та.

— Это долгая история, — отмахнулся Аарон, явно не подпадая под чары Тани.

Она даже расстроилась, потому что старалась. Вот только мужчина не мог уже просто стоять и обнимать блондинку, слишком она искушала его своей близостью. Ласково погладив Таню по щеке, зарылся рукой в волосы и, приподнимая её лицо, склонился за поцелуем. Обручальное кольцо сразу среагировало, а Таня вскрикнула.

— Ай. Оно опять нагревается! — испуганно распахнув глаза, девушка выставила ладонь между их лицами, грозно требуя: — Аарон, срочно отвези меня к спасателям, если сам не можешь его снять!

Виконт хитро прикрыл глаза, чтобы Таня не видела в них радостный блеск.

— Есть один способ.

— Да? Какой? — тут же подобралась девушка, готовая на всё, лишь бы снять с себя явно ядовитый металл. Палец был ей дорог сам по себе, как палец. И вообще, она очень дорожила всеми своими конечностями и очень боялась боли.

— Думаю, тебе понравится, — пообещал ей брюнет и повёл в спальню, держа за руку, сплетая их пальцы.

— Аарон, я понимаю, что колечко дорогое и твоей матери. Но если другого способа нет, давай его распилим. Потом сдадите в ювелирную лавку, там спаяют.

Виконт усмехнулся, слушая девушку, которая нервничала, поэтому и болтала, как тогда, ночью. Все свои секреты выболтала, до того ей было страшно.

— Хотя я не уверена что это золото. Обычно у меня нет на золото реакции. Вот серебро, то да, то вечно темнеет. А от цепочки, знаешь, такой след чёрный остаётся на шее, словно я душилась.

Мужчина остановился возле кровати, развернул Татьяну к себе спиной и начал расстёгивать платье.

— Аарон, а ты чего делаешь? — не поняла его действий девушка, оглядываясь через плечо, пыталась поймать взгляд брюнета. Но он был очень сосредоточен и не смотрел на неё.

— Платье надо снять, — тихо отозвался он, а Таня кивнула.

— А мы в город пойдём, да? Надо переодеться. Только давай побыстрее. Мне кажется, кольцо опять нагревается. Вообще, по-моему, это китайская подделка. Случайно не на «Али-экспресс» купили? Там много ширпотреба, хотя попадаются и качественные вещи. Или у вас в Италии никто не пользуется этим сайтом?

— Нет, не слышал о таком, — с усмешкой отозвался брюнет.

Куда больше его интересовала мягкая, бархатистая кожа девичьих плеч. Он осторожно поцеловал Татьяну в шею, улавливая цветочный аромат геля, смешанный с его собственным запахом. Девушка, сминая ткань подола, прикрыла газа, млея от нежных поцелуев. Всё же каким бы сумасшедшим ни был Аарон, но соблазнять он умел, и тело Танюши приветствовало все его поползновения, и даже девичья честь ничего не имела против. Лишь только разум шептал, что надо остановить мужчину, приструнить его, да только кто в такие моменты прислушивался к голосу разума? Точно не Танюша.

— Да, странно? — продолжала болтать без умолку девушка, всё сильнее заводясь. Внизу живота начинался форменный пожар, поднимая градус нервозности ещё выше. — Мне казалось, что китайцы уже везде. Даже покупая итальянские вещи у нас в России вечно на бирке написано, что сделано в Китае. Представляешь?

— Нет, — томно шепнул Аарон.

Убрав светлые волосы в стороны и мягко обняв девушку за плечи, он потянул зелёную ткань вниз, до локтей. Камилло обхватил бёдра Татьяны, плавно стягивая платье к её ногам, продолжая оставлять лёгкие поцелуи на её плечах. Пах ныл от желания, и мужчина еле сдерживался, чтобы не потереться им об округлые ягодицы Танюши.

— Чёрт, Аарон, давай быстрее, — словно издеваясь, поторапливала его девушка, которая так и не понимала, что конечная цель мага всего в шаге от неё.

Кровать — большая, двуспальная, укрытая песочного цвета покрывалом, а под ним шёлковые простыни, белые, гладкие, и на них Аарон собирался закрепить супружеские узы с болтушкой из немагов, проклятой, но такой светлой и красивой девушкой по имени Татьяна. Он даже фамилии её не знал. Да и зачем? Ведь она скоро станет Камилло по всем правилам рода и законам волшебного королевства.

— Я слышала, у вас вечно сиесты какие-то и никто не работает. Не хочу терять палец. Вдруг потом ещё гангрена будет, — меж тем продолжала говорить девушка, перешагивая через платье, затем нагнулась поднять его с пола.

Камилло не мог оторвать взгляд от обтянувшего ягодицы шёлка панталончиков с очаровательными рюшами. Как же эротично Татьяна нагибалась, оттопырив свой зад. Фантазия рисовала в голове мужчины очень откровенные сцены, которые хотелось немедленно воплотить в жизнь.

— Не переживай, успеем. Палец твой я сберегу, он мне очень нравится, — жарко шепнул Аарон, расстёгивая сюртук и развязывая шейный платок.

Мысль о подтверждении брака всё больше заводила брюнета, да и девушка своим трёпом разжигала его желание всё сильнее. Он знал отличный способ занять этот болтливый язычок.

Татьяна оглянулась.

— Ты тоже будешь переодеваться? — слегка смутилась она вида полуобнажённого красавчика, да и улыбался он как сам дьявол. Это слегка настораживало.

— Снимай всё, — мягко приказал мужчина, указывая на нижнее бельё, но Таня немного замешкалась. Что-то подозрительное веяло вокруг брюнета. Беспокоил его лихорадочный взгляд, его манера двигаться.

— Ты сначала дай во что одеться, я в ванной переоденусь, — решила девушка поберечь свои нервы. Оголяться перед виконтом она боялась. И дело было уже не в смущении, а в проснувшихся гормонах, нашёптывающих всякие пошлости.

— Ну нет, Таня. Никаких секретов, — покачал головой Камилло, от чего его чёрные пряди осыпались ему на грудь, а у Татьяны от этого сексуального видения чуть мозг не замкнуло.

До чего же он был прекрасен. Широкие плечи, узкая талия, обжигающие синие глаза, прямой острый нос, а улыбка. Резко выдохнув, Таня зажмурилась и мысленно закричала, требуя вести себя прилично. К тому же раскрывать свои секреты она точно не собиралась. Зов тела — одно, а побег из плена — другое.

— Э нет, — сразу разграничила девушка дистанцию. — В туалет я хожу в гордом одиночестве!

Не хватало ещё при Аароне нужду справлять. Ведь именно из сортира девушка собиралась названивать Насте.

— Сначала решим вопрос с кольцом, потом станет понятно, как далеко ты сможешь от меня отходить. Хорошо? — решил найти компромисс брюнет, так как ссориться с Татьяной сейчас не входило в его планы. А вот уложить её в кровать, да так, чтобы она сама её не пожелала покидать, это да.

— Да, кольцо, — согласилась Татьяна, принимая предложение брюнета. — Кстати, как город-то называется? Адалон?

Аарон удивлённо приподнял бровь, садясь на кровать и стягивая с себя брюки. Татьяна чуть не стукнула себя по лбу. Так топорно выведывать сведения! Ведь понятно, зачем она спрашивает. Надо было придумать что-то другое. Девушка села рядом с мужчиной и попыталась вести беседу более раскованно.

— Ну, чтобы поддерживать легенду сегодня вечером, я же должна знать хоть что-то о том, где мы находимся. Это же, я так понимаю, наш с тобой дом. Вдруг меня чего спросят, а я даже не знаю где мы. Глупо будет выглядеть.

Татьяна надеялась, что объяснения прозвучали естественно.

— Лучше тебе вообще от меня не отходить и ни с кем не разговаривать, — собственнически заявил виконт, заправляя светлые локоны ей за ушко.

Опираясь рукой о матрац, он придвинулся к блондинке ещё ближе. Незаметно для немага Аарон выпустил свою силу, начиная небольшое колдовство. Как бы откровенно ни смотрела на него блондинка, как бы ни манила своим ароматом страсти, она могла отказаться от его способа. А распиливать или снимать кольцо он не собирался. Кольцо было очень древним артефактом и передавалось из поколения в поколение. Это совершенно не то, что подарил Аарон Дарине в день их бракосочетания. Там была подделка, хоть и качественная. Украшение на пальце Татьяны — семейная реликвия, как и перстень самого мага, переданный ему в наследство от дедушки. И сейчас его артефакт настраивался на обручальное кольцо Татьяны, и нужно завершить процесс самым приятным способом.

— Танюш, придётся немного потерпеть. К сожалению, будет немного жечься. Но я обещаю, палец ты не потеряешь. Клянусь.

Татьяна опять попала в плен невероятной синевы глаз брюнета, с трудом понимая, что он ей говорил. Смотрела на губы и облизнула свои. Мысленно молила Аарона уже поцеловать её, и когда их губы соприкоснулись, глухо застонала от удовольствия. Да, это было так волшебно, так волнующе. Крепко обняв Татьяну, Аарон бросил её на кровать. Но девушка стала вырываться, оттолкнула мужчину и стала трясти рукой с кольцом.

— Жжётся, — капризно заявила она магу, который сам это знал, так как и его кольцо нагрелось.

— Да, я предупреждал, — кивнул брюнет девушке, а затем выпустил магию, заканчивая заклинание.

Таня удивлённо вскрикнула, когда на её запястьях сомкнулись кожаные браслеты с металлическими цепями. Но она даже удивиться не успела тому, откуда они появились, ведь мужчина не шевелился. Цепи натянулись, и Татьяна вскрикнула, когда почувствовала, что её потащило за руки к изголовью кровати. Аарон, хитро улыбаясь, прижал палец к своим губам и подмигнул ей, накладывая полог молчания на спальню, чтобы не распугать прислугу, если Танюша вздумает кричать.

— Не бойся, тебе понравится, — заверил он девушку, полностью оголяясь и забираясь на кровать.

— Что понравится? — истерично крикнула Татьяна и задёргалась, пытаясь вырваться. — Как вообще ты это сделал? А? Да что ты делаешь! — вскрикнула она, когда почувствовала, что Аарон стягивает с неё панталоны. — Имей в виду, я боюсь боли и вообще подам на тебя в суд за изнасилование! — выпалила она, но когда мужчина стал прокладывать дорожку из поцелуев от коленки всё выше, смягчилась, предупредив: — Если не понравится.

Взирая на прикованную к его кровати обнажённую блондинку с безупречными линиями тела, мужчина готов был пообещать ей что угодно, лишь бы уже овладеть ею.

— Я буду стараться, — заверил её Аарон, удобнее располагаясь между её ногами. Он массирующими движениями погладил загорелую кожу внутренней стороны бёдер, чуть сжимая возле аккуратно постриженной киски.

В паху сладко ныло, но мужчина терпел. Кольцо нагревалось всё сильнее, как и кровь в венах мага. Татьяна лежала перед ним, беззащитная, трепетная. Она тяжело дышала, так как не была равнодушна к нему. Аарон знал, что ей нравился, и что нужно лишь не сплоховать, доставить ей удовольствие. Она простит его. Светлая девушка, добрая, не верящая в магию и считающая его сумасшедшим. Однако её сердце всё сильнее билось в груди от предвкушения. Она уже не сопротивлялась, поглядывала на него сквозь реснички, молчаливо приглашала. Искусительница светлых магов!

— Ой, Аарон, — серые глаза Татьяны вдруг расширились от удивления. — У тебя камень засветился. Там лампочка, что ли?

Маг усмехнулся.

— Лампочка, — не стал спорить с ней брюнет.

Меньше знает, спокойнее ведёт себя. Он медленно, с вожделением водил большими пальцами между шёлковых складок, намеренно раззадоривая ожидающую его девушку. Как же было сладко мучать себя и её. Кольцо всё больше нагревалось, кожу пальца начало пощипывать.

— Так и знала! — победно выдохнула Татьяна, откидываясь на подушку и приподнимая бёдра. — Слушай, я конечно не любитель БДСМ, но знаешь, пока приятно. Надеюсь, ты знаешь, что делаешь. Но потом я всё равно подам на тебя в суд за домогательство и изнасилование. Я же всё же не…

Слушать её он больше не мог. Лёг на живот, придвигаясь ближе к тугим волоскам тёмного золотистого цвета между стройных ножек, облачённых в чулки телесного цвета с широкой ажурной резинкой. Сексуально, развратно, но трепетно и возбуждающе.

— А! — выкрикнула девушка, когда Аарон провёл языком между складочками, разводя их пальцами в стороны, открывая бугорок, скрывавшийся, словно жемчужина в устрице.

— Аарон, — выдохнула Татьяна, натягивая цепи, выгибаясь сильнее, — Фантастика, — выдохнула девушка, прикрыв глаза от нахлынувших чувств. Мужчина знал толк в интимных ласках, умел сводить с ума с первых же аккордов. Его язык был очень горячим, влажным, юрким.

— Аарон, только всё равно это неправильно! — задыхаясь, попыталась воззвать к совести брюнета Танюша. В голове бились тревожные колокольчики. Её душа кричала, что нужно остановиться. Что если она сдастся, то случится что-то непоправимое. — Чёрт, Аарон, вот честно. Это совсем не хорошо. Ты чёртов женатик, а я …

— Моя жена, — обжигая дыханием возбуждённый клитор, шепнул Аарон, затем медленно провёл языком по складкам, чтобы завершить движение посасыванием.

— А-а-ах, — выдохнула Татьяна, распахивая глаза. Цепи натянулись, звякнули. Между ног у девушки всё полыхало, и было мокро.

— Аарон, кольцо, — жалобно простонала Татьяна. — Оно жжётся всё сильнее.

Разум у Танюши хоть и мутился, но боль отрезвляла.

— Ещё рано, — шепнул ей маг, продолжая массировать мягкие складки, порой проникая в лоно пальцами, чтобы ещё больше приблизить пик наслаждения.

Девушка уже бесновалась, подстраивалась под игру пальцев в своём лоне, вздрагивала от поцелуев, покрывающих её груди и шею. Аарон накрыл своим телом Татьяну, и когда кольцо стало жечь нестерпимо, одним движением ворвался в податливое, истекающее от желания тело Тани. Она закричала, так как кольцо, словно пламенем, объяло палец, а внизу живота будто лопнула пружина, и сладкий оргазм накрыл сознание. Абсолютно не совместимые ощущения накрыли с головой. Девушка даже не чувствовала, как Аарон таранил её тело, погружаясь в горячее лоно всё глубже. Не видела, как камни в их перстнях разгорались всё сильнее. И в миг, когда тело Аарона охватила дрожь экстаза, кольца успокоились, моментально остыв. Лишь камни сменили свой фиолетовый оттенок и теперь искрились янтарными гранями.

Брюнет, тяжело дыша, растянулся на кровати рядом с блондинкой, с трудом переводя дыхание. Магия, удерживающая Танюшу, закончилась, и мужчина, обняв её, уложил к себе на грудь.

— Бесподобно, — пробормотал маг, потрясённый до глубины души.

А он всё раньше не понимал отца, который обожал рассказывать о своей любви к матери. Ничего подобного с Дариной Аарон не испытывал. Конечно, было чудесно и разнообразно, но быстро наскучило. А тут пробирало до самой души. Наизнанку словно вывернуло, и всё встало на свои места. Любовь наполнила сердце, раскрашивая всё в розовый цвет и даря счастливые моменты. Лишь бы Танюше понравилось. А то ведь подаст в суд, и придётся ему краснеть, что не удовлетворил жену подобающим образом.

Мысль была такая забавная, что захотелось повторить. Ещё раз, вновь и вновь. Лишь бы поскорее Таня пришла в себя и открыла глазки. Как бы ему хотелось взять её сзади, придерживая за бёдра, яростно толкаться, чтобы жёнушка постанывала каждый раз.

Глава 3

— Аарон, я тебя придушу, — вырвал из эротических грёз хрипловатый голос Татьяны. — Я ни рукой, ни ногой не могу пошевелить. Как мы в город пойдём?

— Зачем в город? — мягко улыбаясь, спросил её брюнет, довольно щуря свои синие глаза. — Кольцо больше не будет жечься. Обещаю.

— Да при чём тут кольцо. Мне таблетки нужно купить в аптеке, идиота кусок! — взорвалась Татьяна руганью, приподнимаясь на руках и ошпарив гневным взглядом недоумевающего мага. Не так он себе представлял их разговор после скрепления брачных уз. — Мог бы догадаться презерватив натянуть сначала, прежде чем доказывать, что самый крутой секс-гигант!

Запал у Тани быстро пропал, и она уже жалобнее продолжила, в голове просчитывая масштаб бедствия. В её положении впору кричать караул. Ведь беременность от сумасшедшего может иметь патологию у ребёнка. Девушка читала, что подобные душевные расстройства передаются по наследству.

— Аарон, ну нельзя быть такой эгоистичной кобелиной! — сев, девушка укоризненно стала отчитывать брюнета, который слушал её и пребывал в прострации. Что именно так обеспокоило его жену, он понимал с трудом. — Я таблеток не пила противозачаточных! — наконец, призналась девушка, мысленно вспоминая о сумочке, в которой лежали заветные презервативы. Девушка всегда брала их, надеясь на встречу с суженым, который всё не спешил появиться на горизонте её жизни. Да и вряд ли появится, ведь мужчины не любят чужих детей. А мать-одиночка — это вообще пугало для холостяков. — Если залечу, я тебе твой орган в такой большой узелок завяжу. Чёрт, Аарон, а если бы я была заразной, слышал о СПИДе? Или что, в вашем волшебном мире нет таких болезней? — ехидно добавила, так как виконт не подавал признаков осознания, что совершил что-то плохое. Лежал, приподнявшись на локтях, весь такой красивый и не стесняющийся своей наготы, наоборот, что-то подсказывало девушке, что мужчина перед ней красуется.

— Я не пойму, милая моя жёнушка, ты боишься, что забеременеешь от меня, своего мужа?

— Аарон, — огорчённо шепнула Татьяна и, подтянув колени, обтянутые нейлоном так и не снятых чулок, спрятала лицо в ладонях, — ты безнадёжен. Я не твоя жена, пойми уже! — мученически простонала она, отнимая ладони от лица, оборачиваясь к брюнету. — Ты женат на Дарине, а я вообще не замужем.

— Замужем, тебя признали хранители рода, — мягко возразил маг, пытаясь сообразить, как успокоить расстроенную и отчего-то злую Танюшу. То, что ей понравилась близость с ним, он знал. Она не притворялась несколько минут назад, когда была во власти страсти и билась в экстазе под ним. Тут не было обмана, чистые и настоящие эмоции. — Кольца сменили цвет, если ты не заметила, а это признак того, что наш брак признан высшими силами, — привёл очередное доказательство Камилло. Хотя и сомневался, что Татьяна поверит ему, слишком скептически приподняла бровь и хмыкнула.

Девушка устало взглянула на своё кольцо, и с удивлением отметила, что камень стал янтарным. Любовно погладив яркий и посветлевший перстень, девушка печально улыбнулась.

— Фокусы, — шепнула она, но думала совсем не об украшении, а о том, что с ней произошло то, чего она боялась: секс с брюнетом был восхитительным, самым лучшим в её жизни. Теперь она не могла на него злиться, и шанс влюбиться в этого невероятного мужчину повысился в разы. А настойчивое желание Аарона упорно называть её своей женой, невероятно льстило. Это задевало струны одинокой девичьей души, но, увы, мужчина был не в себе, а значит, на плечи Танюши ложилась очень тяжелая ноша.

— Вставай, колдун, — приняла решение быть жёсткой и перестать играть по правилам, диктуемым сумасшедшим, который о простой контрацепции не знал. — Надо спешить в аптеку. Как бы я ни любила детей, но…

Девушка потянулась к платью, лежащему в изножье, но Аарон обхватил её за талию, опрокинул на кровать под её тихий писк и, начертив руну в воздухе, опустил её на живот сопротивляющейся блондинки. Татьяна рассердилась на виконта и стала вырываться, намереваясь встать. От мужской ладони по животу разрастался странный необъяснимый холод.

— Всё, — не улыбаясь, даже сердито заявил брюнет через пару секунд пыхтения девушки. — Месяц точно никакой беременности можешь не бояться. И я целитель, Таня, кто-кто, а я знаю, что ты абсолютно здорова. У меня на это прошлой ночью ползапаса маны ушло.

Татьяна замерла, нахмурив брови, силясь очередной раз уразуметь бред Аарона.

— И про СПИД я знаю, а также про венерические заболевания. Я чист, ты тоже, можешь не переживать. Хотя я всё же хотел бы от тебя детей и не одного, а троих. Но подожду, раз ты пока не готова. Понимаю, что для тебя супружество несколько скоропалительно, ты нервничаешь, но прошу, не обзывайся больше. Я могу и ответить, — предупредил мужчина, вставая с кровати. А Татьяна даже ахнула, когда до неё дошло.

— Ты совсем, что ли? Что мне твои шаманские штучки? Помахал рукой и счастливый! А мне как быть потом! Так что нечего тут изображать оскорблённую невинность, быстро в аптеку за стопроцентным средством от залётов, понял меня! — уже визжала Татьяна, выплёскивая всё, что накопилось в душе. — Ты хоть понимаешь, что я тебя засужу за изнасилование, а потом по судам затаскаю и подтвержу твоё отцовство? И то, что ты женатик, меня не остановит. Ты признаешь ребёнка и будешь платить алименты!

Маг, скрестив руки на груди, стоял возле шкафа и слушал подпрыгивающую на кровати блондину, которую явно прорвало и понесло. Нервный срыв вкупе с очевидным отказом признать, что Аарон ей нравился. Хотя даже в своих словах девушка признавалась ему, что он уже глубоко и надолго засел в её сердце, раз она, даже не задумываясь, обещала ему родить наследника. Очень темпераментная и такая искренняя девочка со светлой душой. Хотя её отрицание магии начинало раздражать. Щёлкнув пальцами, Аарон открыл шкаф, понимая, что придётся тратить ману на пустяковые заклинания, лишь бы уже Татьяна поверила, что замужем за магом.

Девушка удивлённо распахнула глаза и замолчала, а затем испуганно взвизгнула, когда на неё напало платье. В этот раз виконт решил одеть свою жену в привычный для неё наряд. Лёгкий шифон плавно опустился поверх сорочки, которую маг так и не удосужился снять.

— Трусики сама наденешь или помочь? — с самодовольной усмешкой спросил он у девушки, которая замерла у изголовья, прижимаясь к стене и рассматривая голубую ткань, облепившую тело.

— Как?.. Как ты это сделал? — с широко раскрытыми глазами, в которых читался откровенный ужас, в шоке спросила она у Аарона, а тот лишь пожал плечами.

— Наверное, магия. Но, увы, ты в неё не веришь, а научного объяснения у меня нет, — усмехнулся мужчина и снова щёлкнул пальцами, чтобы через миг стоять перед Татьяной уже одетым в светлые брюки и обычную рубашку-поло.

— Уверена, что хочешь травить свой организм таблетками? Я заверяю, что моего заклинания…

— Заткнись, — огрызнулась блондинка, не желая слушать очередной бред, и пулей соскочила с кровати к шкафу.

Достав чистые панталончики, с остервенением натянула их на свои стройные ножки, а брюнет, еле сдерживая гнев, молча достал синие туфли, а затем и широкополую шляпу. Татьяна робко взглянула на него и осознала, что погорячилась. Нельзя было хамить, но она испугалась. Девушке показалось, что её жестоко разыграли. Видимо Аарон был хорошим иллюзионистом, а не шарлатаном. Ей нравились братья Сафроновы, да и простые циркачи-иллюзионисты тоже. Они сразу предупреждали, что всё обман и никакой магии в их действиях нет, лишь ловкость рук и желание зрителя быть обманутым. А фильм «Иллюзия обмана» многому научила девушку, например, не обижать людей, ведь они могут быть и не виноваты, а могут и отомстить. Она покорно встала перед Аароном, позволяя ему водрузить шляпу себе на голову, и извинилась.

— Прости. Просто это слишком… страшно, — выпалила она после небольшого раздумья. — Давай, ты уже не будешь устраивать эти свои фокусы.

— Буду, — категорично заверил брюнет, наблюдая за тем, как поджимала губы Татьяна, не отрывая взгляда от мысов туфель, явно стесняясь смотреть ему в глаза. — По-другому ты не поверишь. Но я дам тебе шанс убить меня в знак примирения, чтобы ты отвела душу за свой страх и за то, что я, не испросив твоего дозволения, скрепил наш союз самым верным способом.

Татьяна прикрыла глаза, прекрасно понимая, на что намекал искуситель. Воспоминания были ещё свежи, и на память девушка не жаловалась, лишь один момент стёрся из её памяти — как и где она встретила Аарона, какой дорожкой судьба привела её к нему или его к ней. Вообще чисто, как белый девственный лист бумаги.

— Платье точно с меня не свалится? — тихо буркнула девушка, всё ещё стесняясь своего срыва. — И прости, что назвала тебя идиотом, кобелём и…

— Я понял, прощаю, — решил не мучить и без того издёрганную жену виконт, мягко обнял её за плечи и, приминая поля шляпы, прижал к себе. — Я понимаю, тебе надо время. Обычно в книгах пишут, что девушки более гибкие, просто сходу принимают другую действительность, а ты слишком практична и материальна. Возможно, это детская травма.

— Так, всё! — решительно отстранилась девушка от вкусно пахнувшего мужским одеколоном Аарона. — Только сеанса у психоаналитика мне не хватало для полного счастья. Лучше купи мне таблеток, и я успокоюсь.

Девушка решительно вышла из спальни, боясь остаться в ней хоть на минуту. Всё же питала она слабость к брюнету, не могла спокойно смотреть на него. Возможно, и бесил он её именно тем, что она не могла смело назвать его своим, даже в мыслях мечтать о нём, как о муже, страшилась. Он ведь неуправляемый и странный. Ненормальный точно, непривычный. Сексуальный маньяк, который мог её в любой момент убить. Последнее Таня повторяла как мантру, чтобы не забыться окончательно в своих чувствах к мужчине. Она знала, что жертвы насильников часто в них потом влюблялись. И сердце девушки теплилось, стоило лишь подумать о ласковом взгляде, о нежных руках, об умопомрачительном терпком запахе его тела. Тряхнув головой, блондинка закатила глаза, обозвав себя дурой. Нужно быть сильной и не сдаваться.

— Как скажешь, — улыбаясь, согласился он.

— Что ты там говорил о своей смерти? — решила поддержать разговор Татьяна и, придерживая шляпу, оглянулась на брюнета.

— Хочу, чтобы ты подыграла мне сегодня вечером. Как думаешь, ты справишься с ролью стервозной особы?

Татьяна дёрнулась от сарказма и чуть не подвернула ногу на ступеньке, если бы не предусмотрительность Аарона. Он хоть и сказал что простил, но, видимо, задела она его за живое своей выходкой.

— Прости, — покаянно отозвалась блондинка, жутко смущаясь своего поведения.

Она должна думать о побеге, налаживать отношения с похитителем, выуживать информацию, ведь без паспорта и денег далеко не убежишь и уж тем более государственную границу не пересечёшь.

— Аарон, а как я оказалась в Италии? — в который раз задалась вопросом Татьяна и снова услышала очередную присказку о магии.

— Дарина очень сильная чёрная ведьма, она использовала портал, прямо в мою комнату. Я был весьма удивлён, когда услышал незнакомый звук дверного колокольчика, а открыв дверь собственной спальни, оказался в чужой квартире. И уж тем более опешил, когда две пьяные ведьмы всучили мне в руки тебя под личиной Дарины. Правда, тогда я не сразу заметил твоего проклятия, а когда ты умирать стала, сердце чуть не остановилось, до того ты была прекрасна в тот момент, — с придыханием шепнул мужчина, настигая Татьяну у выхода на улицу, подхватив её под локоток, опаляя жадным синим пламенем своих очей.

Девушка запнулась, смущаясь и радуясь одновременно. Знать, что тебя хочет мужчина — одно, а слышать его признание — другое, а если всё это вместе, да подкрепить яркими картинками воспоминания жаркого секса, то всё — прощай разум.

Вдруг совершенно отчётливо девушка поймала себя на мысли, что очень хочет поскорее попасть в аптеку, заглотить треклятые таблетки и продолжить очаровательный марафон, только в этот раз сверху будет она. Мысль была просто искушением.

— Слушай, а покажешь, как эти твои наручники работают, договорились? И я даже прощу тебя за то, что не испросил дозволения. Честно, — заверила его девушка, которую Аарон подводил к обычному с виду автомобилю, похожему на раритетный кабриолет, только в нём сразу чувствовался современный дизайн. Татьяна никогда ещё не каталась на Мерседесах, особенно Бенцах. А откидывающаяся крыша салона привела её в неописуемый восторг.

— Мне нужен шарф! — неожиданно выкрикнула она, хватаясь за руку Аарона, не давая ему включить передачу.

— Зачем? — удивился тот странному порыву девушки. Он уже привык, что у его жены в блондинистой головке вечно рождаются необычные желания. Поэтому и спрашивал, чтобы сообразить, какой точно ей требовался шарф.

— Ну как же?! — восторженно верещала она. — Как в рекламах: я на кабриолете, рядом сногсшибательный мужчина, и ветер, и шарфик, и очки солнечные тоже! — перечисляла Татьяна, выпучив глаза. Она ёрзала, не в силах усидеть спокойно в кресле, чем приводила мужчину в умиление. — Да, и алая помада! Аарон, я совершенно не готова ездить на такой машине! — чуть ли не в отчаянии вскричала Татьяна, в панике от мысли, что упускала такой шанс в своей жизни! Она же сейчас могла быть как звезда, как сама Анджелина Джоли. Шляпка-то самая что ни на есть подходящая!

Аарон усмехнулся и закусил указательный палец, наблюдая за Татьяной, радостно щурясь. Невероятно живая и такая забавная. Девушка могла быть в любой момент разной, но всегда очень эмоциональной. И он не мог разочаровать её. Тихий щелчок пальцев Татьяна не услышала, зато вскрикнула, когда перед глазами стало вдруг темно.

— Так подойдёт? — мягко уточнил маг, любуясь образом.

Да, алая помада Танюше определённо шла. Так и хотелось размазать её по губам поцелуем. А ещё откинуть спинку кресла, расстегнуть брюки, и чтобы ножки жёнушка закинула повыше, прямо ему на плечи.

— Аарон, ну попросила же! — капризно отозвалась блондинка, вмиг заставив мужчину чуть не застонать от желания. Да если бы она его попросила, да разве он мог бы ей отказать, и слуги ему бы не были помехой, слишком тесно было в паху и жарко.

А Татьяна, поправляя очки, оглядела себя в зеркале заднего вида и осталась совершенно довольной результатом. И стильные очки нужного размера, и помада идеально лежала на губах, а шарфик хоть и белый, но изумительно вписывался в образ.

— Или предупреждай заранее, я же так и заикой могу стать, — нервно отозвалась Танюша.

Это уже не могло не беспокоить. Как на ней оказались очки? Она не понимала. Как и то, каким способом наделось платье. Девушка начала сомневаться в своём душевном здоровье. Почему поверить в магию стало предпочтительнее, чем в то, что она сошла с ума, заразившись от этого бесподобного синеглазого красавчика? Ведь не половым же путём передавалась такая зараза?

Пока Татьяна предавалась своим мыслям, Аарон пустил автомобиль вперёд, намереваясь насладиться прогулкой и, возможно, съездить к морю. Солнце сегодня пряталось в лёгкой дымкe и не так сильно пекло. Солёный бpиз пpиносил запах моря, и оно звало мужчину.

— Смотри! — восторг и гордость Татьяны заставили отвлечься от вождения.

Девушка сидела, подперев рукой голову, и придерживала шляпу. Белый шёлковый шарфик, обвитый вокруг её шеи, ожил от потока воздуха. Алые губы самодовольно улыбались, жаль, глаз за тёмными стёклами было не различить, но намёк Аарон понял.

— Ты восхитительна, — от чистого сердца заявил мужчина, послав девушке воздушный поцелуй. — Моя жена самая красивая на свете! — заразившись весельем, прокричал виконт, когда они проезжали мимо знакомых горожан. — Слышали! Я самый счастливый на свете мужчина!

— Аарон! — смущаясь, но не перестав улыбаться, попыталась остановить его девушка, но мужчина кричал и кричал, а прохожие поздравляли его. Это было так мило, что Татьяна не могла не смеяться, лишь тихо с любовью шепнула, когда Аарон наконец замолчал, паркуя машину возле тротуара: — Сумасшедший.

Теперь она точно в это поверила, никто из знакомых Танюше особ мужского пола не был способен на подобный подвиг: кричать на улице что счастлив, что женат. Да где это видано? И Татьяна таяла, понимая, что всё больше влюблялась в этого воспитанного, благородного виконта из волшебного королевства.

— Люблю тебя, — шепнул Аарон, склоняясь над девушкой и запечатлев на её губах лёгкий шальной поцелуй, наконец попортив помаду так, как хотелось. Чтобы все мужчины видели, что эта страстная и раскованная женщина его жена.

Татьяна с трудом сдерживала себя, чтобы не поддаться порыву и не обнять Аарона, продолжить поцелуй, углубить его на глазах у благодарной публики. Жители небольшого городка оказались весьма раскрепощёнными и подбадривали влюблённых улюлюканьем, но девушка смутилась и опустила голову.

— Давай дома, — подмигнула она Аарону и открыла дверцу автомобиля.

— А может в машине с видом на море? — крикнул вдогонку брюнет, смеясь над запнувшейся блондинкой.

Всё же проклятие ещё висело над ней, и отпускать её от себя далеко не стоило. Но Татьяна обернулась, замерла, засмотревшись на выпрыгнувшего из автомобиля виконта и, закусив губу, качнулась на каблуках.

— Я обожаю море, — призналась она мужчине, в мыслях добавляя, что оно цвета его глаз.

Аарон видел молчаливое приглашение, он уже изучил свою жёнушку, чтобы безошибочно угадывать её желания. А сейчас она хотела его, в мыслях уже была готова слиться с ним в любовном танце. Нужно было лишь уединиться.

— Давай быстрее купим, что тебе надо, и море уже зовёт нас, — обнимая супругу за талию, маг повёл её к крыльцу местной аптеки для немагов.

Волшебная лавка лекаря располагалась рядом, и её хозяин вместе со своими клиентами в полном недоумении проводил всем известных в городке супругов взглядом. Стоило дверям за их спинами закрыться, как тут же волшебники зашептались, терзаемые всевозможными мыслями по поводу воссоединения скандальной на всё королевство четы Камилло.

В аптеке Татьяна купила таблетки, бутылку воды, а заодно и презервативы. Аарон за всё расплатился и когда получил пакет, с помощью лёгкой магии полностью изменил состав отравы на полезную глюкозу, чуть приправив её солью, чтобы не казалась такой уж подозрительно сладкой.

Татьяна тут же проглотила одну пилюлю и, успокоившись, повеселела окончательно.

— А теперь к морю, — заговорщицки шепнула она мужчине и потянула его за руку к выходу.

Аарон не мог самодовольно не улыбаться. Татьяна не почувствовала разницу, а ведь маг боялся разоблачения. С женщинами всегда нужно быть начеку, чтобы не проколоться.

Выйдя на улицу, виконт поприветствовал знакомых волшебников, которые столпились возле лавки лекаря, затем чинно усадил Татьяну в кабриолет. Девушка долго поправляла шарфик, чтобы тому было удобнее трепетать на ветру. Лучезарно улыбаясь, Танюша накрыла своей ладонью с обручальным кольцом руку Аарона, лежащую на рычаге коробки передач, и погладила, наслаждаясь этим моментом. Было невероятно чудесно чувствовать себя прекрасной дамой, на которую с обожанием смотрел самый красивый и обворожительный мужчина на свете. Его невероятно ясные синие глаза ласкали даже через одежду. Словно невидимые руки обнимали груди, гладили ноги. Мурашки от удовольствия, от предвкушения всё больше пробегались по позвоночнику. Танюша в мыслях уже рисовала себя сидящей на коленях Аарона. Яркий пакет на заднем сидении был отличным успокоительным для блондинки. Она подумает о своём аморальном поведении потом. Зачем портить себе такой прекрасный день угрызениями совести. Сначала нужно совершить глупость, и лишь потом раскаиваться.

Аарон гнал по узким улочкам кабриолет, солнце то пряталось за тучки, то прикрывалось, словно вуалью, лёгкой дымкой. Ветер шевелил волосы, дёргал за шарфик, а шляпку приходилось придерживать рукой. Ароматы уличных кафе и небольших пекарен смешивались с яркими нотками цветущих деревьев и небольших клумб. Италия — рай для одинокой истосковавшейся души. Италия — легенды, наполненные страстью и любовью. Италия — романтика! Сколько раз она мечтала, что встретит богача, который будет поражен её красотой прямо в сердце и увезет её из душной, пыльной и вечно грохочущей Москвы в райский уголок, где будет лишь море, солнце и их вечная любовь. Глупая мечта, наверное, любой романтической натуры, перечитавшей сентиментальных романов зарубежных писателей. Когда-то у Татьяны была целая коллекция. Она помнила то время, когда жила в общаге, спала на раскладушке, а под ней стопками стояли книги, много книг о чужом счастье, а мечталось о своём.

Татьяна, прикрыв глаза, откинулась на спинку кресла, повернула голову так, чтобы любоваться своим персональным Аполлоном. Длинные и густые пряди у висков разметал ветер, светлая одежда оттеняла иссиня-чёрную гриву волос. Прямой нос, чувственные губы, лёгкая пробивающаяся щетина на волевом подбородке, густые брови над синими яркими глазами. Теперь Танюша знала свой идеал мужчины, и сейчас он сидел так близко, что можно было к нему прикоснуться, что девушка и делала. Город остался позади, а желание всё сильнее разгоралось в ней. Мысли перестали быть целомудренными. Да и вид ослепляющего моря, выглядывающего между зелёными холмами, рождал всё более глубокое чувство. Дорога, лентой оплетающая горы, тянулась вниз. Встречные машины проносились мимо. Ветер целовал в засос, отнимая воздух из лёгких. Татьяна пьянела и ловила себя на том, что её заводят косые взгляды Аарона. И ей захотелось поиграть с ним. С ним и с его контролем.

Скинув туфли, Татьяна стала снимать с себя надоевшие чулки. Она не понимала, зачем их надевать при такой жаре. Аарон внимательно следил за соблазнительными действиями жены. Поставив ножки на приборную панель, плавно, словно гладя себя ладонями, Танюша, подцепив указательными пальцами резинку чулка, потянула его вверх до колена, а затем, склоняясь вперёд, полностью сняла, чтобы, поймав ветер в сетку нейлона, отпустить своеобразного воздушного змея. Оглянувшись, девушка рассмеялась: чулок улетел прямо в обрыв. Следующий чулок Татьяна снимала ещё медленнее, искушающе постанывая от своих ласк. Вытянула ножку, чтобы мужчине было видно манипуляции рук. Блондинка улыбалась, наблюдая, как белеют костяшки рук, лежащих на руле. Да, кто-то очень сильно возбудился, а девушке было интересно, насколько хватит его выдержки. Отправив в полёт очередного змея, девушка приподняла подол, опустила ноги и повернулась к Аарону так, чтобы ему стали видны рюшки панталончиков. Странное нижнее бельё возбуждало виконта ничуть не меньше, чем ажурные женские трусики современных мужчин. Зрачки его глаз расширились, и даже яркое солнце не властно было над этой голодной тьмой.

— Чудесное место, — заявила Татьяна, решив поиграть очередной раз в Мату Хари, только в этот раз по всем правилам. — Жарковато, конечно.

Рукой Татьяна провела по декольте, образовывая полукруг. Аарон лишь на краткие мгновения бросал взгляд на дорогу, полностью поглощённым своим совращением.

— Это же Средиземное?

— Нет, Тирренское, — откликнулся маг, переводя взгляд на море, затем на дорогу и вновь на соблазнительницу, которая улыбалась ему так, что хотелось припарковать машину и уже впиться поцелуем в манящие алые губы.

Татьяна смутилась. Она не слышала о таком море. Чуть подавшись к Аарону, она прижалась к его руке и томно шепнула:

— А как называется городок? Ты мне так и не сказал, — чуть капризно добавила, надеясь, что не слишком наседала на мужчину.

От лёгкого цветочного аромата, исходящего от его жены, у мага слюни потекли. Он сглотнул, выжимая педаль газа. Осталось совсем немного до одного заветного места, где никто им не помешает.

— Липари, — выдохнул Аарон, когда горячий поцелуй обжёг его шею. — Тань, я хочу показать тебе одно место, туда даже местные не ездят, но если ты продолжишь, то я сорвусь.

— Я хочу оседлать тебя, — призналась Татьяна, рукой накрывая возбуждённый пах Аарона. Всё, что могла, она узнала, дальше вопросы могут лишь зародить в мужчине подозрения.

— Чуть-чуть осталось, — заверил её виконт. Тогда Таня обиженно вздохнула, откидываясь в кресло.

— Мне скучно. Дай хоть телефон, сделаю снимки.

Виконт безропотно отдал девушке требуемое, мысленно подгоняя машину ехать ещё быстрее.

Татьяна сделала парочку снимков моря, быстро написала сообщение Насте, с названиями самого моря и городка. Затем попыталась сделать селфи с Аароном, да только то, что получилось, напугало девушку чуть ли не до икоты.

— Это кто? — выставив перед лицом Аарона экран смартфона, Татьяна тыкала пальцем на брюнетку, которая появилась вместо неё.

Маг мимолётно мазнул взглядом по снимку и спокойно пояснил:

— Это морок. Я же говорю, через него могут видеть только сильные маги и зеркала, поэтому за ужином остерегайся зеркал. А чувствительная техника, как этот телефон, морок видят и его запечатлевают.

Татьяна развернула смартфон к себе. Руки немного дрожали, а страх медленно отступал. Первый миг, когда она увидела вместо родного и любимого лица чужое, ужаснул. В истории о привидениях, которые появлялись за спинами фотографирующихся людей, девушка не верила, а тут как молнией шибануло, аж в холодный пот бросило.

— То есть вот так вот выглядит Дарина? — попытавшись разобраться, уточнила девушка, а Аарон кивнул.

— Красивая, — не стала кривить душой Татьяна, тяжело вздыхая. Брюнетка была невероятно красивой, в голубой шляпке с белым шарфом на шее. Настоящая супермодель на отдыхе.

— Ты лучше, поверь на слово, — услышала Татьяна хрипловатый голос Аарона. Он наконец остановил машину там, где заканчивался асфальт возле песчаной полосы, и, расстегнув ремень безопасности жены, усадил её к себе на колени.

А она вглядывалась в лицо брюнета, пытаясь понять: он её из жалости успокаивает или верит в свои слова? Ведь любой скажет, что Дарина невероятная красотка, как и Аарон. Они, наверное, чудесно смотрятся вместе.

— А ты меня какой видишь? — тихо шепнула Татьяна, вдруг осознав, что начинает путаться: верит она в магию или нет. Хотелось бы, чтобы Аарон смотрел ей в лицо и видел Таню, а не свою сбежавшую жену. Девушка не желала быть кому-то заменой. Кошки заскреблись в душе блондинки, когда очередной раз реальность напомнила, что Аарон не её, что у него есть законная жена — Дарина.

— У тебя очень светлые серые глаза, — тихо шепнул виконт, снимая солнцезащитные очки, — очень пухленькие губки, особенно когда ты расстроена.

Маг снял шляпку, кинув её на заднее сидение, расправил волосы жены, пропуская их сквозь пальцы.

— В твоих пшеничных локонах заблудилось солнце, словно ты его поймала в рыбацкие сети. Твоя кожа словно бархат и светлая, как снег, синевой отливает, когда у тебя давление падает.

Татьяна млела под лаской мужчины, но упоминание о синеве несколько насторожило, но лишь на миг, пока широкая ладонь не запуталась в её волосах, а обжигающий поцелуй не запечатал губы.

— Белоснежка должна быть именно такой, как ты, — шептал Аарон, — светлая, яркая.

Татьяна заёрзала на коленях мужчины от того, что жар, который мучил её всю поездку, вновь проснулся и стал щекотать нервы, разгораться внизу живота. А фантазии, которые она хотела воплотить в жизнь, скандировали трахнуть этого красавчика, чтобы он забыл о всяких Даринах, чтобы полностью был во власти только её одной. Хотелось стереть из его памяти соперницу, смыть любое воспоминание о ней. Потянувшись за пакетом, Татьяна достала упаковку презерватива и взяла его в рот, а сама начала стягивать с Аарона футболку. Мужчина не сопротивлялся, лишь его смех раздавался эхом, отлетая от нависшей скалы. Шум прибоя заглушал хрипловатый голос, шепчущий нежности. Платье Аарон не стал снимать, только стянул с плеч вместе с сорочкой. Ничем не прикрытые груди с тугими розовыми горошинками уже ждали его прикосновений. Осторожно сминая их руками, маг, прикрыв глаза, дал волю своему желанию.

Татьяна застонала, когда горячие губы обласкали её шею, спускаясь вниз. Она, стиснув зубы, пыталась поскорее расстегнуть брюки на Аароне. Как снять с него трусы, чтобы освободить истекающую мужскую плоть, подсказал сам Камилло. Мужчина чуть приподнял бёдра, а девушка оседлала его сверху, опираясь руками о спинку кресла. Взяв упаковку изо рта, блондинка резким движением разорвала фольгу, чтобы достать вожделенную защиту от непредвиденных последствий бурной страсти. Пальцы её немного вздрагивали от волнения.

— Я никогда его сама не надевала, — призналась она честно, но всё же решительно натянула на головку латексную шапочку, чтобы плавными движениями раскрутить до самого основания.

Аарон еле сдерживался, чуть постанывал, так как руки у Татьяны оказались очень ласковыми, а член давно изнывал от неудовлетворённости. Но маг не спешил, давая блондинке поиграть в смелую и раскованную леди, хотя румянец, расцветший на её щеках, открыл истину для мужчины. Всё, что она творила с ним, это было для неё открытием. Ни с кем иным она не была такой, какой её видел Аарон. Соблазнительница, неискушённая, пропитанная ароматом страсти.

Придерживая подол платья на талии, мужчина наблюдал, как Татьяна снимала панталоны, как отбросила их на соседнее сидение. Стройные бёдра манили. Подол больше не скрывал их и лобок, покрытый волосками. Его член, будто почуяв женское лоно, стоял, готовый в любой момент пронзить податливое тело, но Татьяна мешкала, жутко смущаясь. В мыслях всё представлялось так красиво, а оказалось, что сейчас из неё соблазнительница та ещё, и мужчина еле сдерживается, чтобы не рассмеяться. Но стоило ей склониться над Аароном, как она поняла, что ошибалась. Камилло смотрел на неё, обжигая своей страстью, словно зверь, затаившийся хищник на охоте перед броском. Улыбнувшись, девушка сжала его волосы, запрокинула лицо мага, поцеловала, и Аарон отмер. Нажав на кнопку, чуть откинул спинку кресла, чтобы девушке было удобнее. Татьяна задержала дыхание, когда его горячие ладони обхватили её бедра и погладили снизу вверх. Она снова поцеловала мужчину, и он, придерживая её одной рукой за талию, опустил девушку на себя. Найти влажное и горячее лоно оказалось легко, а вот сдержать стон невозможно. Обхватив Татьяну руками, он прижал к себе красотку, упиваясь своими чувствами. Толкнув бёдрами, мужчина вошёл в девушку полностью, очень глубоко и умирал от сладкой муки.

— Я люблю тебя, — шептал Камилло, плавно качая Татьяну, словно море, обрушивающее волны на белый песок.

— Люблю, — слушала Татьяна его шёпот и плакала, задыхаясь от наслаждения и переполняющих её чувств. Тело пело, душа ликовала. Они были единым целым на краю света, где только крики чаек разносились над головами, где солёный бриз уносил страстные стоны. Девушка держалась за плечи Аарона, полностью поддавшись своему желанию. Сильные руки не отпускали её. Яростные толчки всё больше стягивали низ живота. Губы шептали, губы звали, целовали, отнимали способность мыслить. Таня откинулась назад, позволяя мужчине целовать её груди, кричала, когда Аарон вбирал сосок груди до самой ареолы. Внутри живота словно натягивалась нить и била током, до того пронзительные ощущения дарил ей мужчина. И она первая испытала экстаз, первая сдалась, совершенно теряясь в пространстве. Аарон яростно догонял свою жену, руками придерживал за бёдра, направлял девушку, таранил её мокрое лоно, пока сам не излился на пике оргазма.

— Я люблю тебя, — призналась Татьяна, когда кровь утихла, а мир вновь успокоился и больше не расцветал перед глазами алыми маками. Она всё так же сидела на Аароне, оседлав его бёдра, её голова покоилась на его плече, а взгляд был устремлён в морскую даль, где в белых облаках парили стайками чайки.

Аарон, прикрыв глаза, улыбнулся. Зарывшись рукой в золотистые волосы, еле сдерживал свои слёзы. Он так ждал этих слов. Боялся, что никогда не услышит. Ведь понимал, что слишком резко взял Татьяну в оборот, но просто не мог упустить её. Не мог.

Таня прикрыла на миг глаза, растворяясь в неге. Она прислушивалась к тому, как тяжело дышит брюнет, наслаждалась его поглаживанием по голове, и лёгкими поцелуями в волосы. Она не могла не признаться ему. Сердце переполняла любовь.

Аарон был само совершенство. Добрый, заботливый, внимательный муж, страстный любовник, ласковый убийца. Почему-то Татьяна была уверена, что боли не будет, только не с ним. И глупая мысль, что она хотела бы закончить свою жизнь в его объятиях, грела душу. Но лишь на краткий миг, пока Аарон улыбался ей. Но стоило ему отвлечься на морской простор, любуясь пейзажем и переливами цвета индиго, как девушка мысленно отвесила себе подзатыльник. Умирать она не собиралась. Возможно её личное счастье ещё впереди, а она тут раскисла, растаяла, как мороженое, растеклась по его телу. Но Аарон вновь погладил Татьяну по волосам, и затем приподнял к себе её лицо, чтобы запечатлеть на её устах поцелуй.

— Я люблю тебя, моя жена. Мы с тобой будем вместе навсегда.

Татьяна улыбнулась ему, а Камилло стёр с её щёк пролитые слёзы.

— Ты моё счастье, ты моё избавление. Светлая девочка из России. Из далёкой сказочной страны великих магов.

Татьяна удивлённо моргнула, приподнимаясь, садясь прямо.

— Повтори? — не поверила она своим ушам.

— Россия — страна великих магов. У вас есть как чёрные колдуны, так и светлые. Вы единственное волшебное государство, где спокойно уживаются и те, и другие, лояльно относясь друг к другу.

— А у вас не так?

— Нет, — покачал головой Аарон. — Наш король не любит тёмных. Да и королевство у нас небольшое, всего два острова.

— Мы на острове? — холодно уточнила Татьяна, оглядываясь на море.

— Да, а что? — почувствовав резкую перемену настроения своей жены, поинтересовался Камилло.

Татьяна, получив новую порцию информации, наконец поняла, как без проблем оказалась в Италии. Это остров. Чартерный рейс. Да, собственно, а что она хотела? Ведь не думала же, что с помощью магии её сюда занесло!

— Значит, остров, — тихо шепнула Татьяна, пересела с колен Аарона на своё сидение и начала надевать смешные панталоны, злясь на себя всё больше. Ведь поверила, искренне поверила, что магия существует, и что Аарон не иллюзионист.

— Экскурсия закончилась или у тебя ещё были особенные места? — усмехнулась она мужчине.

— Можем домой вернуться, но прежде ты объяснишь, что опять не так, — строго обратился к ней маг. Причина перепадов настроения могла быть в чарах, наложенных на неё, а может, и нет. Стоило разобраться. Слишком нестабильно вела себя Танюша.

— Аарон, просто перестань мне врать, — устало буркнула девушка, приподнимая таз, с пыхтением натягивая панталоны на талию. — Магия, магия, порталы какие-то. А оказалось — обычный самолёт. И остров, на котором один единственный аэропорт, и, видимо, там есть прикормленные таможенники, так? Я читала о вашей итальянской мафии, вы способны и не на такие фокусы. А потом ноги в цемент и поминая как знали, море глубокое.

Татьяна поправила платье и развернулась к мужчине, требуя застегнуть молнию. Тот сидел, еле сдерживая гнев. Непробиваемая логика жены начинала раздражать.

Он снял презерватив, завязал его, а затем, вытянув ладонь перед девушкой, поджёг его с помощью магии. Татьяна вскрикнула и попыталась спасти ладонь Аарона от ожога, но тот прижал девушку рукой к сидению, цедя каждое слово:

— Это магия, Таня. И мне не больно, потому что это моя магия и мой огонь. Он не причинит мне вреда, а тебе может. И, Танюша, ты меня, конечно, прости, но я не так богат, как ты себе напридумывала. Ты хоть можешь представить, сколько стоит незаконно пересечь государственные границы? Причём провезти бессознательное тело? Поверь, легче использовать магию, чем пройти всю эту волокиту, итогом которой может стать арест. И всё ради чего?

Таня вздрогнула от горькой усмешки Аарона. А и вправду, ради чего? Девушка как-то не подумала, что мужчине было проще вот так вот развлекаться с ней в России. И по деньгам, и по эффекту. Да если бы он подкатил к ней на улице, да как начал дарить цветы, да приглашать в рестораны, да разве отказалась бы она? Нет! Сама бы запрыгнула в машину, ещё и радовалась жизни. Да и как объяснить брюнетку на снимке?

— Дай телефон, — тихо шепнула Татьяна, не сводя взгляда с ладони мужчины.

Аарон отпустил девушку и протянул ей телефон, хотел потушить огонь, но Таня не позволила. Она потребовала разблокировать айфон и на него сделала снимки потухающего пламени, затем лица Аарона, и всё скинула Насте, прежде чем самой ей позвонить.

— Привет, — обрадовалась та, услышав голос Танюши.

— Насть, а ты веришь в магию? — сразу начала с главного блондинка, поглядывая на Камилло, ожидая от него хоть каких-то действий, но он лишь сжал ладонь и потушил огонь, сбросив пепел за борт машины. Девушка заметила, как ветер взметнул чёрный песок вверх, чтобы развеять его над берегом.

— В магию? — со смехом уточнила подруга. — Ты лучше скажи, что за красавчика ты мне прислала? Муж аж приревновал, а сам его и секунды не разглядывал.

— Это мой…

Татьяна замолчала, так как не могла произнести и слово «похититель». Силилась, глаза выпучив, но даже хрипа не получалось. Зато улыбка Аарона была самая что ни на есть самодовольная.

— Муж, — подсказал он девушке нужное слово, но Таня упорствовала ещё минуту, под громкие вопли Насти, которая подумала, что связь оборвалась.

— Муж, — сипло выдохнула Таня, с удивлением понимая, что вновь может говорить.

— Как муж? Ты что, замуж успела выйти? Так тебя не похитили?

— Да, меня… — и вновь девушка превратилась в рыбу, открывала рот, а звук не выходил, а Аарон шёпотом подсказывал ей верные слова:

— Да, я вышла замуж.

— Я замужем, — выпалила Татьяна, — за магом. Он это утверждает. Ты веришь в магию, Настя?

— Ну мой Коля тоже ещё тот фокусник. Ты чего кричишь? Ты мне скажи: тебя похитили или нет? Ты узнала, где ты? Тебя спасать?

— Я в Италии, на острове, город Липари. Мне нужна твоя помощь. Меня… — и вновь тишина. Словно девушке было запрещено говорить, что её похитили, а Аарон не муж, а похититель, — взяли в жёны без моего согласия.

Исхитрилась, вывернулась! Блондинка ликовала. Аарон устало закатил глаза, а затем и вовсе легко отобрал телефон у девушки из ослабевших пальцев, а сам вышел из машины, начиная диалог с Настей. Маг лишь махнул Татьяне рукой, и та замерла, не в силах двигаться и говорить. Брюнет от машины далеко не отходил, и Танюша слышала каждое его слово и ясно видела недовольство, искрящееся колючим светом в синих глазах. Пошевелиться или сказать что-либо она никак не могла, хоть и старалась. Страх острыми зубами вцепился в сердце. Девушка вдруг осознала, что новые странности этого необычного мужчины уже невозможно списать на сумасшествие. Гипноз! Он обладал даром гипноза. Причём Аарону не составило бы труда её так вот скрутить и заставить выполнить что угодно. Но он не делал этого раньше, тогда почему сейчас? Показывает свою силу, чтобы она поверила? Девушка не просто поверила, но и убедилась в том, что Аарон способен на неординарные вещи.

— Добрый день, Настя, меня зовут Аарон Камилло и я муж вашей подруги. Да, муж. Нет. Что вы, она не сопротивлялась, ни капли. Да, я тоже думаю, что это была глупость с её стороны. Я её обожаю, как и она меня. Да, влюбились друг в друга с первого взгляда. Вчера, да, сегодня, — отвечал на вопросы подруги Аарон, а затем сел на дверцу автомашины со стороны испуганной Татьяны и ласково погладил её костяшкой указательного пальца по щеке.

— Нет, что вы. Никаких проблем она мне не доставляет. Просто никак не хочет верить в то, что я маг. Да, я маг. Нет, светлый, что вы, какой колдун. Я вообще-то целитель. Да. Не переживайте. Думаю, завтра Танюша с вами свяжется, и вы сможете всё обсудить. Да, конечно, запишите. Звоните, когда вам будет удобно. Было приятно с вами пообщаться, буду ждать с нетерпением нашей встречи.

Выключив телефон, Аарон убрал его в карман брюк, глядя на жёнушку, скованную его магией.

— Танюш, давай только без истерик. Тебе нельзя волноваться. Проклятие высасывает из тебя жизненные соки. Я, конечно, подпитываю тебя, но это не панацея.

Татьяна сглотнула, боясь лишний раз вздохнуть. Что изменилось в Аароне? Ровным счётом ничего, вот только девушка уже смотрела на него по-другому.

— По поводу Насти, она в магию верит, смотрит какую-то битву экстрасенсов. Я не понял что это, похоже, какое-то соревнование между магами. Я, честно говоря, не вникал в законодательство Тридевятого государства, но, видимо, у вас разрешены контакты с немагами. И почему же ты мне до сих пор не веришь? Тань, почему ты не веришь, что я маг?

— Верю, — шепнула Татьяна и как только почувствовала, что холод, сковавший её тело, отступил, рука сама взметнулась и девушка обрушилась с тумаками на мага!

— Ты напугал меня! Разве можно так делать? Гипнотизёр! Я чуть богу душу не отдала от страха. Ни ногой, ни рукой, так ещё и говорить не могу. Ты кто вообще такой? А? На что ещё ты способен, Аарон? Предоставь мне весь список, чтобы я знала, что от тебя ожидать. Ведь просила же предупреждать о своих фокусах!

Татьяна выдохнула и замолчала, размазывая слёзы по щекам.

— Это нечестно, Аарон. Ты и так сильный, зачем ещё гипноз применять?

— То есть в гипноз ты веришь, а в магию нет?

— Гипноз не магия, — надулась Татьяна.

— А что, если не ментальная магия? Что это, Танюш?

Девушка проводила взглядом Аарона, пока он обходил машину, молчала, даже когда он сел и развернулся к ней лицом, выжидающе поглядывая на неё.

— Гипноз — это магия, Таня, иначе все немаги смогли бы ему обучиться, — Аарон вдруг подозрительно присмотрелся к блондинке и ехидно добавил: — Или ты способна использовать гипноз, просто скрываешь это от меня?

Татьяна мотнула головой, понимая, что он издевается. Он-то, мнящий себя великим магом, мог его использовать. Но если подумать, то в чём-то Аарон был прав. Если бы освоить гипноз можно было так легко, то отчего же он давался лишь единицам.

— Не знаю, — честно призналась девушка, пожимая плечами.

— Самый первый уровень ментальной магии. Первый курс магической академии отца. Гипноз доступен многим магам, и поэтому некоторые пользуются им без зазрения совести, но я не использовал гипноз на тебе сейчас, дорогая. Это было заклинание «Невидимые оковы». Тоже простенькое, и оно не влияет на психику пойманного в силки, а вот гипноз может искалечить, если неправильно им пользоваться.

Татьяна слушала Аарона молча, так как не понимала, зачем он откровенничает с ней.

— Ты правду сказал Насте, что завтра я её увижу? — спросила после минутного молчания, пока виконт придумывал, чем ещё убедить жену, что магия существует.

— Конечно правду. Тань, я вообще ни словом тебя не обманул. Я же попросил тебя помочь мне сегодня на вечере. Тебе нужно при всех передать мне бокал, в котором будет приворотное зелье. Я выпью его и буду задыхаться, а ты сбежишь. Я открою портал, и через дверь моей спальни ты окажешься…

— Дома? — недоверчиво спросила Татьяна. Хотелось верить, что её отпустят. Наверное, поэтому она внимательно слушала Аарона, но тот почесал бровь, хмурясь.

— Нет, не дома, а в той квартире, из которой я тебя принёс.

— Ты принёс?

— Да, ведь по сути портал открыл я, когда открыл дверь в спальне. Дарина не могла пробить защиту дома, но она очень сильный менталист, и магия внушения её ещё ни разу не подводила, а так как мы супруги, то она пока имеет на меня свою власть. Я открыл дверь, активировав портал. Поэтому и могу открыть его вновь по старым координатам, а вот дома у тебя не могу. Я там не был ни разу.

— Так я тебе адрес продиктую! — обрадовалась Татьяна. — Город Москва, шоссе Дмитриевское, дом сто семь, квартира тридцать.

— Тань, Тань, не всё так просто, — остановил Аарон блондинку и погладил её по волосам, любуясь радостью на лице жены. Кажется, она начала верить в магию. Только не понимала принципа действия заклинаний, да и зачем это ей, немагу. Это было очень вовремя, так как ужин не за горами. Правда, приходилось вдаваться в тонкости магии, чтобы девушка не ждала от него несбыточного. — Координаты мне ничего не дадут. Я должен сначала у тебя побывать, прежде чем с лёгкостью настраивать портал на твою квартиру. Поэтому могу тебя переместить лишь туда, откуда взял. Думаю, это твой родной город. Я дам тебе денег, чтобы ты без проблем добралась до дома, а потом, как только разберусь с Дариной, заберу тебя. Так что давай диктуй адрес.

— Дмитриевское шоссе, дом сто семь, квартира тридцать, — безропотно отозвалась Татьяна, всё ещё не веря, что сказка закончится и очень скоро, что мужчина отпустит её уже сегодня вечером. Недоверие и робкий лучик счастья, что Аарон всё же не такой и маньяк, как она себе придумала. И что, возможно, даже намного лучше. Стыд робко подкрался, и девушка опустила взгляд. Хотела ли она домой? Да. Вот только…

— А ты точно прилетишь за мной?

Зачем она об этом спрашивала? Ответ Таня не могла дать даже себе.

— Обещаю, — заверил её Камилло, обнимая за плечи, чтобы подарить ошеломляюще нежный поцелуй.

Италия, конечно, восхитительно прекрасна, но только когда это путешествие у тебя в планах и ты в него собираешься заранее. А так с бухты-барахты, да ещё и непонятности кругом одни: маги, ведьмы. Тане уже казалось, что это она сошла с ума, и всё, что с ней происходит, это плод её фантазии, а сама девушка, наверное, лежит где-нибудь в больничке. Татьяна хотела вернуться домой. Да, так было правильным и для душевного здоровья лучше. Девушка кивнула своим мыслям, прижимаясь к груди мага. Но чтобы вернуться, ей нужно было помочь Аарону организовать сегодняшнее представление. Пора было заканчивать этот фарс.

— Аарон, ещё раз скажи, что мне надо сделать?

Глава 4

Приготовления к вечеру оказались весьма утомительными. Татьяна просто устала объяснять мужчинам, что украшения, которые они пытались на неё надеть, просто не сочетались друг с другом. Отец Аарона принимал активное участие в просвещении блондинки, рассказывая о действии того или иного артефакта или амулета. Теперь Танюша не должна бояться остаться без защиты перед чёрными ведьмами. Синий камень в подвеске был накопителем и сдерживал проклятие. Ещё два таких же амулета лежали в карманах. На три дня должно было хватить, как заверил Аарон, а больше и не надо. Он постоянно что-то твердил о расследовании и о том, что надо поймать ту ведьму, что прокляла девушку.

Татьяна была скептически настроена. Как найти того, кого даже не подозреваешь? Да и в проклятия она слабо верила, всё же магия странная штука. Девушка с ухмылкой поглядывала на свой наряд чёрной ведьмы, соглашаясь с мультипликационным героем Барашем, что костюм у злодеев более стильный и выразительный. Не то, что зелёное платье доброй волшебницы. Казалось бы, и фасон почти не изменился, разве что подол спереди короткий, даже резинки чулок, натянутых чуть выше колен, не прикрывал, а сзади спускался длинным шлейфом почти до пола, да только чёрный Татьяне шёл гораздо больше. И кожаный корсет, и подол, покрытый воланами, и даже ленты ажурных кружев — всё было именно такого цвета. Сапожки привели девушку в дикий восторг — настоящие итальянские, и каблук очень удобный, но невысокий, так как ворчливый целитель был против очередной опасности.

Глядя на себя в зеркало, блондинка улыбалась. Она выглядела такой загадочной, прекрасной и притягательной злодейкой. Татьяна даже макияж сделала потемнее и выразительнее, чтобы полностью соответствовать образу стервозной ведьмы.

Но, увы, мужчины не оценили. Они смотрели на неё как на новогоднюю ёлку, на которую нужно непременно навесить все украшения, совершенно не задумываясь о стиле.

Серги, кольца, заколки в волосах, всё это были магические атрибуты, и блондинке пришлось помалкивать, чтобы не злить отца Аарона, который выдвинул себя на роль специалиста по артефактам. Он отчитывался перед сыном, перечисляя, от чего защищена Татьяна, а девушка лишь вздыхала. Когда Аарон показывал свои страшные фокусы, она верила в магию, а вот когда кто-то другой, например, седовласый ректор магической академии, это вызывало лишь здоровый скепсис. Сальвадор, поймав очередной ехидный взгляд невестки, не выдержал и с горечью сказал:

— Татьяна, если бы у тебя была хоть капля волшебной силы, то ты могла бы видеть магическим зрением. Поверь, ты поняла бы, о чём я говорю.

— Я не спорю, — решила не нагнетать обстановку Таня.

Ей было приятно такое пристальное внимание сразу двух мужчин и то, что они всё чаще между собой повторяли слово дом. Да, Камилло вернёт её домой, как и обещал. Татьяне нужно лишь разыграть на публике Дарину и всё, она свободна.

— А ты точно не умрёшь? — уже сотый раз спросила девушка Аарона, а тот обнял её со спины так, что их отражение уместилось в зеркале, и ласково, но чувственно прикоснулся губами за ушком.

— Танюша, не беспокойся. Я обещаю, что всё будет понарошку. Ты, главное, сама не пей из бокала.

— Почему? — насторожилась блондинка, а виконт крепче прижал девушку к себе.

— Не хочу тебя потерять, — ревниво шепнул брюнет, а его отец закатил глаза, заметив, как испугалась невестка.

— Зелье будет очень сильной концентрации. Ты, Татьяна, влюбишься в другого, в первого, на кого взглянешь, и скорее всего это будет не Аарон, — объяснил ректор, вновь садясь на своего конька.

Преподавать и обучать Сальвадор любил. И глядя на влюблённых, желал для них счастья, а для себя внуков, которым он обязательно передал бы все свои знания и умения. Они будут самыми великими магами светлого королевства. Лишь бы поскорее разобраться с ошибкой молодости сына.

— Подождите, — тут же напряглась девушка, оглядывая мужчин. — Что значит сильной концентрации? Это что же, Аарон может тоже влюбиться в другую?

Сердце брюнета очередной раз сбилось с ритма в груди. Опять эта невероятная чистая девушка покорила его, а он ещё сильнее полюбил. Она становилась его воздухом, его жизнью. Аарон погладил золотистые локоны. Она боялась потерять его. Вновь призналась в любви. Невероятно чуткая, ревнивая и собственница. Целителю понравилось, как зло заблестели серые глаза Татьяны, стоило ей подумать, что она могла потерять Камилло. Да и камень немного нагрелся в кольце, предупреждая, что сбежать у мага не получится. Магия рода привязала их друг к другу крепкой нитью.

— Нет, Татьяна, сын заранее примет противоядие. Поэтому и сработает реакция, которая приведёт к временной остановке сердца.

— Что?! — испуганно вскрикнула Таня, развернулась лицом к Аарону, твёрдо заверяя: — Я в этом не участвую!

Виконт расплылся в улыбке.

— Прости, но ты обещала, — тихо шепнул он и поцеловал возмутившуюся девушку.

Лёгкое заклинание сорвалось с пальцев мага, светлячком затерялось в волосах у виска, а Сальвадор недовольно покачал головой, но промолчал. Аарон отстранился, удерживая любимую в своих объятиях, заглянул ей в глаза и шепнул:

— Ты подашь мне бокал, как и договаривались, а как только я сделаю первый глоток, побежишь в мою спальню и откроешь дверь, а затем войдёшь внутрь. Я обещаю, что со мной ничего страшного не произойдёт. Я выживу. Ради тебя, любимая. Ради нас. Я найду тебя, не бойся. Тебя будут охранять, за тобой присмотрят, пока меня не будет рядом. Верь мне, Татьяна. И сделай, как я сказал. Подай мне бокал из золота с красными рубинами, а затем беги в мою спальню. Поняла?

— Да, — слабо шепнула девушка, которая сейчас готова была согласиться с мужчиной своей мечты в чём угодно. Хочет, чтобы побежала, она побежит. Медленно, нехотя, чтобы он успел догнать. Хочет, чтобы напоила из бокала с красными рубинами, напоит, а потом побежит и сразу в спальню. А там… о да. Там она покажет ему, на что способна Танюшина фантазия, особенно в этом откровенном наряде ведьмочки. Ох, как она накажет светлого мага, как изнасилует его, как прикуёт к изголовью его руки наручниками, как она будет расстёгивать маленькие пуговки на рубашке Аарона…

— Не сейчас, Танюш, — мягко остановил её маг, накрывая ладонью шаловливые ручки жёнушки, которая, томно поглядывая на него, расстёгивала на его груди рубашку, прижимаясь к мужчине бёдрами.

— Кхе-кхе, сын, ты уверен, что стоило? — подсмеиваясь над Аароном, уточнил Сальвадор.

Да, у магии внушения были порой побочные эффекты. Например, сексуальное влечение после таких слов, как спальня, любовь. Порой секс. Да много слов, которые могли стать ассоциативным катализатором.

Аарон поцеловал девушку, затем покосился на отца.

— Она слишком порывиста. Я должен быть уверен, что она не помчится меня спасать. Она любит меня, отец, — на итальянском заговорил Аарон, сняв заранее заклинание знаний языков. Любая, даже слабая ведьма могла увидеть это плетение. — Я не хочу, чтобы её казнили за попытку убийства лучшего целителя королевства.

Сальвадор протянул сыну очередной артефакт, кольцо с агатом. Аарон взял его и надел на безымянный палец левой руки Татьяны, чтобы она понимала все языки мира, даже язык магов. Девушка же пребывала в странном состоянии эйфории. Всё казалось таким прекрасным, умиротворяющим и красивым.

— Знаешь, Аарон, ты так похож на своего отца, — выдала девушка, прижимаясь к груди мага, поглядывая на ректора. — Жаль, что он не мой отец. Если бы мой папка был магом, то они бы спаслись. Да? — подняв лицо, девушка доверчиво взглянула на Аарона. — Он бы спас себя и маму в той аварии?

— Не факт, — не стал дарить ложных надежд Аарон. — Маги тоже смертны, любимая. Прости, — погладил он Татьяну, которая грустно вздохнула, вновь глядя на Сальвадора. Тот подошёл ближе и обнял девушку, вырывая её из объятий сына, недовольно качая головой, осадил молчаливо взглядом.

— Я стану для тебя самым лучшим отцом, Танюша. Обещаю.

Татьяна крепко обняла мужчину за талию, прикрыла глаза, улыбаясь.

— Я буду любить вас, крепко-крепко. Я так рада, что теперь у меня есть отец. Я так устала быть одной. А тут и муж, и отец. Правда, оба маги. Я, конечно, пытаюсь поверить в вашу магию, но это так сложно. Хотя у меня всегда всё не как у людей. Так что не удивительно, что теперь моя семья такая странная. Это ничего. Вы, главное, на каждом углу не кричите, что вы маги, может, всё и нормально будет, и вас не упекут в психушку.

А Сальвадор, используя свою силу, снял успокаивающее заклинание сына. Слишком тот полагался на свои заклинания, не замечая, что перебарщивал. Но Аарона можно было понять. Он боялся потерять Татьяну, боялся, что она уйдёт. Ведь сможет догадаться, что замужем они лишь по древнему ритуалу, а не официально. И чтобы она стала полноценной женой для общества, нужна свадьба.

Татьяна умолкла, часто-часто заморгала, приходя в себя, и даже медленно отстранилась от ректора, не понимая своего порыва обниматься с ним. Танюша скупо улыбнулась и ретировалась к Аарону, поправляя волосы и оглядывая себя в зеркале. Стыдно было до жути. Обычно она вела себе сдержаннее, а тут даже поплакать при посторонних хотелось, но выдержка не подвела.

Когда с нарядом было закончено и обговорены последние нюансы, Татьяна уже не веселилась, а нервничала. И поддержка Аарона была как раз кстати. Он нарядился в светлый костюм, как и его отец, и не отходил от жены ни на шаг, пока Сальвадор принимал гостей. Решено было представить Татьяну с помощью эффектного выхода, когда все родственники ведьмы Дарины прибудут в особняк.

Именно этого момента Таня боялась больше всего, и когда граф позвонил сыну, позволяя выйти, блондинка испуганно воззрилась на своего кавалера. Маг поцеловал Танюшу, тихим шёпотом упокоил, заверяя, что у них всё получится. Именно эти слова были так нужны девушке, и она смело шагнула из спальни.

Ведьмы, вот именно настоящие ведьмы, рыжие, зеленоглазые, в остроконечных шляпах, ждали её с Аароном в холле. Три женщины зрелого возраста, в чёрных платьях, практически таких же, как и на Танюше, разве что подолы скрывали колени, но не высокие ботинки на шнуровке. Их мётлы стояли возле входной двери, а дворецкий презрительно на них поглядывал.

Сальвадор пригласил всех в столовую, но мало кто пошевелился. Гостьи никак не отреагировали на вежливое приглашение хозяина дома, устремив свои взоры на спускающихся супругов Камилло.

— Милая моя! — вскрикнула одна из них, как Танюша помнила наставления Сальвадора и Аарона, мать Дарины. Она была длинноносая, но очаровательная, особенно со своим сексапильным декольте по самые соски! Да и вся троица не казалась старой и дряхлой, нет. Кто бабка и матерь Дарины, вычислить не составило труда, так как они имели схожие родственные черты лица. Девушка улыбнулась матери Дарины, а Аарон ревниво прижал Таню к себе и холодно поздоровался с тёщей, когда они спустились по лестнице к ведьмам.

— Добрый день, мадам Устринец.

— Мамуля, — поздоровалась Татьяна, — пройдёмте в столовую, мне обещали отличный ужин для моих родственников.

— Аарон, сынок, — промурлыкала бабушка Дарины, протягивая ручки в ажурных перчатках.

— Эй, — ревниво окликнула Татьяна, помня наставления Сальвадора, что бабка у Дарины спец по приворотам, — он мой!

Тёща Аарона ахнула удивлённо, но маму свою оттащила за спину.

— Дарина, деточка, ты что? — поражённо прошептала она Татьяне.

— А чего она! Знает же, что он мой муж, а руки свои к нему тянет, — отозвалась Татьяна, нисколько не переживая, что, возможно, так говорить с матерью и не стоило, вот только ревность никуда не делась.

Ведьмы выглядели слишком конкурентоспособными, и плевать было Танюше, что им глубоко за сотню лет, и они Аарону годятся в бабушки. Ну не могла блондинка успокоиться. Не могла. И чем плотояднее те кидали взгляды на Аарона, тем сильнее она заводилась, и хотелось выставить этих нахалок за дверь. Третья ведьма, молчавшая до этого, открыла свой рот:

— Вижу, наконец-то, Дарина, ты взялась за ум. Упустить такой шанс было глупо с твоей стороны, да и чего тебе ловить в этом Тридевятом государстве, там своих ведьм полно, тебя там только не хватало. Наш ковен с радостью примет тебя обратно в наши ряды.

Татьяна хотела было огрызнуться заместителю верховной рукоблудницы, как верно заметил Сальвадор, но Аарон в очередной раз прижал её к себе, и это был знак помалкивать.

— Госпожа Адамс, я запретил своей жене вступать в ваш ковен вновь. Это одно из условий нашего с ней воссоединения!

— Да что ты говоришь, — усмехнулась ведьма, а потом так выразительно взглянула на Татьяну, обращаясь к ней: — Но мы-то знаем, кто решает такие вопросы.

— Ну не вы же, — усмехнулась Татьяна и преданно взглянула на Аарона, который прижался губами к её виску и ласково погладил по волосам.

— Умница, — шепнул он, а ведьмы удивлённо ахнули.

— Как унизительно, — прошептала бабка Дарины и поспешила в столовую.

А Татьяна, глядя из-за плеча Аарона, подмигнула заму рукоблудницы, которая, прищурившись, следила за влюблёнными. Этого сигнала ведьма словно и ждала, чтобы расслабиться и коварно усмехнуться.

Аарон проводил жену в столовую, где поджидали остальные гости. Девушка даже опешила: светлых магов было не в пример больше, и три ведьмы выглядели чёрными воронами в стае райских птиц. Гул встревоженных голосов затих, когда Аарон сообщил, что Дарина вернулась в семью, что он прощает ей все измены, так как любовь способна творить чудеса. Татьяна прижималась к Аарону, внимательно слушала брюнета и ловила себя на том, что боится злобных взглядов светлых родственничков. Они явно были недовольны, а вот чёрные ведьмы коварно скалили зубки, и Татьяне приходилось отвечать им такой же ухмылкой и, кажется, у неё получалось, так как градус напряжённости в столовой рос.

После сытного ужина подали сладкое. Мать Дарины всё пыталась поговорить с ней, но Таня подавала ей знаки не подходить, выпучив глаза, отмахивалась от назойливой ведьмы. И так продолжалось до тех пор, пока мадам Адамс не поймала мадам Устринец за руку и не заставила стоять возле себя. Татьяна еле заметно кивнула, поблагодарив зама рукоблудницы.

Сальвадор обрадовано кружил среди гостей, громогласно вещая о том, как он рад, что сын нашёл своё счастье, и теперь всё у молодых наконец-то сложится, и у него появятся внуки. Родственникам Аарона это конечно не нравилось, и Татьяне приходилось выслушивать нелестные высказывания и мысленно одёргивать себя, ведь по сценарию она всё же Дарина, а не Татьяна. Девушке и так приходилось сдерживать себя и не вскрикивать, когда мимо по воздуху то тут, то там пролетали подносы с напитками и угощениями. Магия. Вот с чем пришлось примириться девушке. Теперь она в полной мере ощутила себя в магическом обществе, так как никаких лесок, держащих подносы на вису, не было, как и на бокалах, которые влетали прямо в руки волшебникам. Один так вообще только рот открывал, чтобы заглотить пару канапешек, а ещё светлый маг, приличный торговец, как представил его Сальвадор.

В один прекрасный момент Татьяна заметила на одном из подносов золотой бокал с ярко-красными рубинами и, подавшись вперёд, схватила его, чтобы, томно улыбаясь, плавно погладить по лацкану светлого пиджака Аарона пальчиком и с придыханием шепнуть:

— Милый, а давай выпьем за любовь? — предложила она брюнету. Тот взглянул на бокал в её руке и забрал его, чтобы подарить девушке лёгкий поцелуй и провозгласить:

— За любовь!

Татьяна больше не чувствовала руки Аарона на своей талии, ноги сами несли её вон из столовой, а в голове билась лишь одна мысль: ей срочно нужно в спальню. И чтобы туда попасть, она оттолкнула от себя мать Дарины, которая попыталась её остановить. За спиной поднялся страшный гул и вопли, но Таня не оглядывалась, она спешила, ведь Аарон велел ей непременно войти в их спальню.

Она неслась вверх по лестнице под крики «Держи её!», не задумываясь, кого держать и почему. У неё была цель, и она к ней стремилась, словно голос Аарона вёл её, приказывая открыть дверь его спальни. И девушка последовала его воле, его мольбе, ворвалась в спальню, чтобы под звук захлопнувшейся двери замереть в незнакомом коридоре чужой квартиры. Резко обернувшись, девушка дёрнула дверь, за ней оказалась спальня, но не виконта, а чья-то другая. Тут же девушка вспомнила слова Аарона, что он может перенести её в ту квартиру, из которой взял. А значит, сказка закончилась? Захлопнув дверь, Татьяна попробовала вновь и вновь её открыть, надеясь оказаться в спальне Аарона. Ведь он там должен был умереть, а она тут, стоит, как дура, в чужой, явно пустой квартире и открывает, и закрывает дверь.

— Таня, соберись, — прошептала сама себе девушка и огляделась, вспоминая наставления. Она должна вернуться к себе домой. Аарон обещал не умирать по-настоящему и забрать её через пару дней. Верила ли она ему? Конечно же да! Ведь как-то же она оказалась в незнакомой квартире!

Направившись к выходу, девушка вскользь взглянула на своё отражение. Глаза огромные, испуганные, наряд всё тот же — ведьмовской, маскарадный. И как она в таком виде поедет домой по улицам столицы? Вызвать бы такси, да телефона нет. Делать было нечего, лишь поднять повыше нос, не всхлипывать от тревоги за любимого и надеяться, что сказка ещё не закончилась. Ну не на такой же унылой ноте! Да где это видано? В какой это книге написано, что любимые разлучаются на веки вечные? Ведь обязан быть счастливый конец! Хотя с Татьяниным «везением» конец мог быть и такой паскудный.

Но вспомнив слова Аарона, она дала себе зарок раньше времени не разочаровываться в нём. Для этого будет время потом, через три дня. Татьяна не верила во все эти розовые сказки для взрослых девушек, просто старалась не переживать. Не волноваться. Не реветь. Вот только последнее получалось плохо. Слёзы скатывались по щекам. Наверное, поэтому девушке было наплевать, что о ней подумали бабульки у подъезда и кондуктор в автобусе, рассматривая два евро на своей ладони.

Добраться до дома оказалось не так просто, так как сумочку она свою благополучно потеряла, а домой без ключей не попасть. Поэтому Татьяна и поехала к Насте в надежде на помощь.

— Таня?! — удивлённым возгласом встретила её подруга под радостные крики детей, а потом завела в свою квартиру и крепко обняла. — Таня, всё хорошо. Не реви, всё прошло. Всё закончилось. Ну же, не плачь. Сейчас вызовем полицию, медиков, тебя осмотрят, напишем заявление.

— Какое заявление? — не поняла подругу Таня, отмирая после первого глотка горячего чая.

— Как какое? — опешила Настя. — Тебя же украли и явно надругались.

Татьяна вспомнила о том, как именно над ней надругался Аарон, и горько заплакала.

— Настя, я ведь и не против, если он вновь так сделает. Он знаешь какой!

— Какой? Псих он! Маг доморощенный. Ты что, реально поверила, что он маг? Наркотой тебя, наверное, напичкал и рассказывал всякие сказки да фокусы показывал. Тань, успокойся, сейчас приедут специалисты и разберутся, что с тобой произошло.

— Насть, прости, но можно твой телефон на пару минут. Я сумку потеряла.

— Ой ты, горюшко моё, — в сердцах ахнула подруга, но телефон дала и даже показала, по какому номеру ей звонил Аарон. Татьяна дрожащими пальцами нажала на вызов и после томительно долгих гудков радостно вскрикнула:

— Аарон! Ты жив!

— Да, милая, жив. А ты где? Тебя нет дома.

— А ты уже у меня дома? — ещё больше обрадовалась Татьяна, но ответ её не порадовал.

— Нет, мне звонил следователь, сказал, что тебя нет. Ты где, у Насти?

— Аарон, я же потеряла ключи от дома, — Татьяна не могла поверить своему счастью, всё не так плохо, как она думала. Вот он разговаривает с ней по телефону, и какой-то следователь её ждёт. Тут Татьяна сбилась с мысли и заподозрила неладное.

— Диктуй адрес, — потребовал Аарон, а девушка холодно спросила:

— Какой ещё следователь?

— Я же говорил, надо найти ведьму, которая тебя прокляла.

— Тань, что случилось, — насторожилась Настя, наблюдая за сменой эмоций на лице подруги. И то, как завяла радость, и как обострились черты лица блондинки, настораживало.

— Я перезвоню, — отозвалась Татьяна Аарону и отключила связь.

— Настя, я так запуталась. Не могу понять, верить ему или нет. Ведь всё как по нотам разыграно. Сначала подозревала, что он сумасшедший, что магии нет. А теперь боюсь, что магия существует, и теперь меня могут обвинить и казнить за попытку убийства лучшего целителя светлого королевства Адалон.

— Бред какой-то несёшь. Говорю, тебе надо в полицию заявление написать.

— Меня дома следователь ждёт.

— Уже! Так быстро!

— Ага, — задумчиво кивнула Татьяна, — быстро. Только я боюсь с ним встречаться. Как бы так же быстро не оказаться на скамье подсудимых.

Аарон перезвонил, но Татьяна не приняла вызов. Она рассказывала Насте о том, что с ней приключилось, и теперь, сидя в чужой кухне, всё казалось таким нереальным. Если бы не платье и не украшения.

— Поехали, посмотрим на следователя, — решительно предложила подруга.

Татьяна даже не сумела с ней поспорить. Пришлось одевать детей, которые хотели спать, а не собираться на улицу, но строгая мама приказала, а отец ещё на работе, поэтому в подъезд родного дома Танюша заходила большим табором. Трое детей — это не шутка.

Следователя на площадке не нашлось. Татьяна даже перевела дух, так как честно боялась с ним встречаться. Настя скомандовала открывать дверь. Раз нет незваных гостей, значит, есть званые и они хотели чай с шоколадкой, которую купили в ближайшем магазине. Таня, открыв перед важными карапузами дверь, усмехнулась. Да, она хотела детей, но не в таком большом количестве. Двоих, наверное, было бы за глаза. Мальчик и девочка. А у Насти все мальчики. Подруга говорила, что они хотели девочку. Вот и постаралась, да без толку. Одни мальчики и получались.

— Ой! А вы кто! — раздался голос самого старшего, Алексея, из кухни. Подруги испуганно переглянулись и рванули к детям.

Незваный гость стоял возле окна и пил из любимой кружки Тани. Он оглядывал детей, нервно хмурясь. Затем увидел женщин и, кажется, перевёл дыхание.

— Госпожа Камилло, я вас уже заждался, — невольно выдал бледный брюнет в чёрном длинном плаще.

Татьяна заметила набор нестыкующихся между собой перстней, серьгу в ухе и амулеты на груди. По всему выходило, что перед ними маг. Почему-то разувериться в существовании магии у девушки не получалось. Теперь, когда она находилась дома, волшебный мир не казался вымыслом и бредом сумасшедшего.

— А вы кто? — грозно спросила Настя, задвигая своих детей себе за спину, не обращая внимания на то, что они хныкали и напоминали старшим про чай с шоколадкой.

— Я следователь из отдела проклятий. Нам позвонил господин Камилло и подал заявление.

Татьяна задержала дыхание. Неужели… Нет, Аарон не мог с ней так поступить. Или мог?

— Он вас не предупредил? — удивился брюнет, отставляя чашку на подоконник. — Он сказал, что вы в курсе. Проклятие «Тридцать три несчастья».

Татьяна часто-часто заморгала и затем медленно выдохнула. Да, она помнила.

— Да, Аарон говорил, что надо найти ту, что меня прокляла.

— Отлично, — успокоился и гость, — а то у вас такой вид был, словно вы привидение увидели.

Мужчина вытащил из потайного кармана чёрное удостоверение. Настя по-деловому взяла и недоумённо повертела корочки в руках.

— И чего это? Что за иероглифы?

Таня взяла документ в руки и с удивлением отметила, что она, в отличие от подруги, может прочесть всё. Фотография, словно голограмма, поворачивалась то в профиль, то анфас. Мужчину звали Андрей Згорский, тёмный маг, следователь отдела проклятий, пятый ранг.

— А пятый — это много? — смущаясь уточнила девушка, отдавая удостоверение.

— Я конечно не так силен, как ваш муж…

— Муж? — удивлённо переспросила Настя. — Так вы с ним женаты?

— Нет, — практически беззвучно произнесла Татьяна, а Андрей удивлённо приподнял брови.

— Почему нет? Родовое обручальное кольцо активировано. Вы замужем.

— Кольцо? — удивилась Татьяна, безошибочно глядя на янтарь, вспоминая, сколько неудобств и страхов породило в ней это кольцо.

— Да, кольцо. Можете быть уверены, браки, заключённые в светлом королевстве, действительны и у нас в Тридевятом.

— Стойте, но я не замужем.

— Отчего же? — не понял маг.

— Ну свадьбы-то не было.

Маг усмехнулся.

— Не удивлюсь. Вы же немаг, а он целитель высшего ранга. Я не знаю всех обстоятельств, связанных с вашим браком, но он действителен, и это видно любому магу.

Андрей указал на яркий камень янтаря, который словно засветился изнутри, и в груди Татьяны растеклось тепло.

— Это какая-то ошибка, — промямлила она в шоке.

— Ой, Таня, вечно ты во что-то вляпаешься. Послушайте, уважаемый, а развестись можно?

— От рода зависит. Захотят развести — разведут. Но я наслышан, что у светлых насчёт брака всё серьёзно. Только смерть может разлучить супругов. Совсем помешанные, — с чувством прошептал тёмный маг, помогая детям усаживаться за стол.

Настя по-хозяйски спросила у Андрея, что он будет пить, тот указал на недопитый чай. А Таня смотрела на кольцо и не верила.

— Это какая-то ошибка. Он сказал, что это всё временно.

— Кто, господин Камилло? — удивился Андрей. — Поверьте мне на слово, этот целитель знаменит несгибаемой волей. Он всегда идёт напролом и всегда добивается всего сам. Его королевским целителем зовут работать, а он отказывается. Представляете?

Татьяна мотнула головой, всё ещё разглядывая кольцо на пальце. Замужем? То есть это всё была не игра и Аарон не врал? Значит, он и вправду заменил ею свою жену и сейчас разбирался с Дариной?

Тут в голове вспыхнули слова Андрея, которым вторил голос самого Аарона: «И только смерть разлучит… Смерть!»

— Андрей, а вы зачем здесь? — услышала, словно сквозь вату, Танюша голос подруги.

— На Татьяну наложено запрещённое проклятие «Тридцать три несчастья». Мы должны разобраться в том, кто её проклял.

— Запрещённое? Почему?

— Как почему? — удивился маг. — Потому что смертельное. Господин Камилло весьма жёсткий волшебник, он приказал наказать ведьму по всей строгости закона.

— А это как? — полюбопытствовал Алексей, уплетая дольку шоколада.

— Казнь, — безмятежно отозвался Андрей.

— Голову отрубят? — полюбопытствовал средний.

— Нет, ведьм сжигают на костре, — не стал скрывать тёмный маг, а Татьяна вздрогнула. На костре!

— Какие у вас жуткие порядки, — невольно вырвалось у Насти, которая уже с опаской поглядывала на следователя, а тот задумчиво рассматривал замершую и явно напуганную Татьяну.

— А как иначе? У вашей подруги нет шанса. Все несчастья она получила. Теперь её в жизни удерживают заклинания её мужа и амулеты подпитывают. Я так понимаю, что вы чуть не умерли, госпожа Камилло?

Татьяна медленно отмерла, повернулась на голос следователя. Она чуть не умерла? А она думала, что Аарон её обманывает.

— Я думала, что просто перепила, отравилась алкоголем.

— Что? — вскочила Настя. — Таня! Ты ничего об этом не говорила!

— Ты занята была. Мне хотелось выпить. Меня же опять уволили.

— Ох ты, горюшко моё, — выдохнула подруга и обняла Татьяну.

Это стало спасением. Блондинке казалось, что земля уходит из-под ног, но дружеское плечо верное ощущение реальности.

— Не переживайте, нить я вижу. Ведьму выслежу. Видимо, она питалась от вас и долго. Значит, старая и хитрая. Господин Камилло мудро рассудил не снимать проклятие. Так мы её точно отловим. Она, наверное, не поняла, что вы встретили свою судьбу. Всё ещё питается, и это нам на руку.

Андрей встал, поставил пустую чашку в раковину.

— Завтра утром доложу о ходе расследования.

Татьяна молчала долго, рассматривая мага.

— А вы же тёмный маг. Почему Аарон обратился к вам? Он же светлый.

Андрей усмехнулся.

— Я тёмный, а не чёрный. Никого не убивал, если вы об этом.

— То есть ведьма чёрная потому, что…

— Да, вас прокляла чёрная ведьма, которая убивала и вас она практически убила.

Татьяна чувствовала, как изменился Андрей, став отчуждённым и холодным.

— Простите, — ухватилась она за руку мужчины. — Я не хотела обидеть. Я просто не разбираюсь в ваших делениях: светлые, тёмные, чёрные. Я просто слышала, что чёрных ведьм не любят.

— Не переживайте. Ни чёрных не любят, ни белых. Это экстремисты, фанатики. Жуткие личности. А вы отдыхайте, вам нужно отдыхать и ещё, поменяйте амулет, этот скоро выдохнется.

Брюнет кивнул на грудь Татьяны. Девушка опустила взгляд на голубой камень кулона. Аарон же её предупреждал, что их хватит на три дня. Почему же этот так быстро закончился? Послушно достав запасной амулет из кармана, она надела его на шею.

Настя молча проводила гостя взглядом, который попросил не беспокоиться и пить чай, дорогу он знает и дверь захлопнет.

— Тань, так ты замужем? — осторожно уточнила подруга.

Та лишь пожала плечами.

— Получается что да. Но это какая-то ошибка или шутка.

— Ага, замужем по ошибке, нормально так. Хотя, Танюша, это в твоём репертуаре. Садись чай попей, а то на тебе лица нет.

— Есть, я вижу, — важно ответил Иван, указывая на тётю Таню пальцем. — Глаза, рот, нос.

Татьяна усмехнулась и поцеловала Ванюшку в щёку. Как же хорошо, что Настя взяла детей с собой. При детях сходить с ума и биться в истерике Таня не могла себе позволить. Но хотелось выяснить всё же правду: замужем она по-настоящему или нет?

Да и вообще замужем ли?

— Госпожа Камилло, — прыснула Настя. — Камилло. А я думала, он прикалывается, — выдала подруга, хитро искря своими глазками.

— Я тоже, — честно призналась блондинка.

— Значит, не врал что и маг. Чёрт, Тань. Так он не врал про магию? И этот, следователь, он тоже маг?

Таня кивнула. Маг, магия, проклятие, кольцо обручальное — всё правда.

— И что же теперь делать? — выдохнула Настя. — Как теперь с этим жить?

Подруги переглянулись. Ни одна из них не знала как. Страшно было даже представить, что среди них жили настоящие маги.

— Слушай, мне домой пора, — вдруг сообразила Настя, что скоро муж придёт с работы, а дома никого. — Я такси вызову. Ключи тебе оставлю. Завтра не забудь в полицию сходить и заявление написать о пропаже паспорта. И обязательно позвони мне.

— Я телефон потеряла.

— Точно, — выдохнула Настя в расстройстве. — Я тогда к тебе приеду вместо прогулки. Так что жди и отдыхай. Прав этот тёмный, ты бледная как поганка.

— Поганка! — радостно повторил за матерью Иван.

А Татьяна не была против, поганка и есть. Сама она это видела в зеркале: бледная, как привидение.

Выпроводив гостей, блондинка долго не могла уснуть, сидела в своей спальне, оглядывала стены и думала обо всём на свете, а конкретно о своём муже и своём положении.

Глава 5

— Замужем по ошибке, — пробормотала она, ложась на подушку. Вся её жизнь сплошная ошибка.

Если бы не бабуля, то светил бы Тане интернат. Именно бабушка Маша вырастила Таню такой, какой она стала. Жили не бедно. Школу закончила хорошо и ладно. Звёзд с неба не хватала, первой красавицей не слыла, но и без внимания парней не оставалась никогда раньше, до встречи с Игорем. Наверное, так бывает, когда встретишь одного единственного, после которого жизнь превращается в до и после. Так и у Татьяны с Игорьком. До встречи с ним она бед не знала, жила себе, радовалась жизни, а как встретила, так и померк свет. Словно клином на нём сошёлся и никого кроме него не видела влюблённая девушка, и вроде как Игорь душой к ней лежал, и страсть между ними была яркая и обжигающая, да только женился на другой. И пошла полоса по жизни, чёрная-пречёрная.

Сразу после расставания умерла бабуля, потом пришлось перейти на заочное отделение и искать работу. Неприятности словно преследовали Танюшу. Устала она от них жутко, но старалась видеть только светлое, смеяться над своими бедами. Помощь подруг была всегда неоценима. Глядеть со стороны на чужое счастье больно. Особенно примерять на себя несбывшуюся мечту. Сколько раз думала Татьяна о семейной жизни с Игорем. А ведь он женился на блондинке. Олеся. Красивое имя. Да и сама красавица. У них уже двое детей, а ведь это могли быть её дети. Всё могло быть. Игорь ведь до сих пор тайком от жены поздравлял Таню с днём рождения, с Восьмым марта и со всеми официальными праздниками. Частый гость на странице в «Одноклассниках». Таня давно отпустила любовь, понимая, что женатый — не её вариант. На роль любовницы она бы не согласилась, правда, ей никто и не предлагал. Может, если бы предложил, то отвернуло бы, а тут несколько лет просто душу выворачивало, но и эта боль успокоилась.

И вновь новый мужчина и снова неприятности. Она их словно магнитом притягивала. Может и правда проклятие? Ведь неспроста это всё. И хотелось верить девушке, что через два дня появится Аарон и скажет, что всё закончилось. Проклятия больше нет, и они женаты, и с Дариной он разведён. Мечта!

Одинокая слезинка скатилась по щеке. Девушка украдкой стёрла её, прикрыла глаза. Сон словно набросился на неё, перенося в чужую, но такую знакомую спальню.

— Наконец-то, — рядом устало вздохнули, и уже любимые сильные руки обняли девушку, прижимая спиной к груди Аарона. — Таня, нам надо поговорить, не спи.

— Я не сплю, — улыбнулась девушка, разворачиваясь в объятиях и утыкаясь в ароматную ткань рубашки. Глаз девушка открыть не могла, такой приятный сон не хотелось прерывать.

— Тань, завтра следователь как придёт пусть мне позвонит, я должен услышать твой голос. Я очень соскучился.

— Так приходи, я же жду тебя, — беззаботно шепнула она Аарону, а тот слишком грустно вздохнул.

— Не могу. Потерпи, родная. Осталось чуть-чуть. Как только закончится суд, так сразу я к тебе. Обещаю.

— Обещаешь? — доверчиво переспросила Таня, крепче обнимая любимого… мужа. От этой мысли губы ещё шире растянулись в улыбке.

— Клянусь. Никто и ничто не способно разлучить нас.

— Даже смерть?

— Если только вместе.

— Как в сказках, — усмехнулась блондинка, погружаясь глубже в сон.

— Это не сказка милая, поверь. Скоро всё закончится, и я заберу тебя. Мы будем жить очень долго и очень счастливо.

— Не верю, — усмехнулась Татьяна, млея от ласкового поглаживания по волосам.

— Не верь. Никогда не верь мужчинам. Ни одному! Все они обманывают. Лжецы, лицемеры, самовлюблённые сволочи. Всем им нужен только секс. Бросит, забудет. Останешься ни с чем, — хриплый страшный голос погружал Татьяну в пучину очередного кошмара. — Останешься одна. Никому ненужная.

— Таня, открой глаза! Танюша, ну же! Очнись! — кричал где-то далеко Аарон.

А Татьяна стояла во тьме и плакала, оглядываясь по сторонам. Боль разрывала душу, страх сковывал внутренности. Одна, она совсем одна. Кругом тьма и холод. Под ногами снег, а ноги босы, и белая сорочка не греет ничуть.

— Ненужная, несчастная. От тебя одни неприятности, — каркающий голос, скрипучий, как сухая ветка, цеплял, рвал сердце. Татьяна знала, что голос говорил правду. Знала, но так хотелось поверить Аарону.

— Любимая, пожалуйста, услышь меня! Открой глаза! Ты мне нужна, Танечка! Мне нужна! Я же люблю тебя, милая!

— Врёт, обманывает. Поиграет с тобой, как и другие, и бросит. Растопчет твоё сердце, разобьёт.

— Таня, любимая! Посмотри на кольцо, пожалуйста, взгляни на кольцо! — требовал и умолял Аарон, перекрикивая скрежещущий голос, обещающий, что никогда Тане не встретить свою любовь. Она — чёрная невеста, венец безбрачия на ней. Проклята она на семи ветрах на перекрёстке трёх дорог.

— Таня, просто посмотри на кольцо! — яростно крикнул Аарон, и девушка вздрогнула. Ей показалось, что она почувствовала, как маг ещё и потряс за плечи. Взгляд сам собой опустился на кольцо. Руки девушка прижимала к груди в попытке удержать хоть капельку тепла.

Янтарь на пальце ярко светил, и этот свет разрастался, даря тепло, такое робкое и долгожданное. Татьяна прижалась губами к кольцу, отогреваясь и еле всхлипывая, задыхаясь от счастья. Как она могла поверить, что Аарон её бросит? Ведь он обещал. Он же светлый маг. Он обещал, что они будут жить долго и счастливо. И Татьяна верила ему. Впустила в свою жизнь. Он стал тем единственным, который разграничил её жизнь на до и после. Теперь в её жизни была магия. Самая настоящая магия, которая исполняет любое желание. А у неё оно было одно — стать любимой и любить. Татьяна готова была сама строить это счастье своими собственными руками, только бы увидеть вновь эти невероятно синие глаза.

— Аарон, — тихо шепнула Татьяна, почувствовав тепло волшебного янтаря на своих губах.

— Да, любимая, смотри на него. Только на него, — голос Аарона крепчал, а старушечий страшный становился всё глуше. — Умница, любимая моя. Умница. Молодец, — шептал маг, глядя как приливала кровь к бледному лицу Татьяны, как постепенно она отогревалась и трупная синева уходила.

Устало выдохнув, маг прилёг на кровать жены, крепко прижимая её к себе. Резерв был почти на исходе. Сил старуха вытянула из него много. Древняя чёрная ведьма не желала умирать, боролась с отрядом силовиков, которых отправили на захват. Она тянула силу отовсюду, выкачивала её из своих жертв. Аарон еле успел переместиться, чтобы ухватить угасающую нить души девушки, не дать ей ступить за Грань. Второй раз она чуть не ускользнула от него. Но Аарон был жутким собственником, хотя до встречи с Татьяной даже не догадывался об этом. Он просто не смог оставаться дома, когда Смерть решила разлучить его с истинной женой.

Танюша не Дарина, ту было не жалко. Он не ревновал её никогда, спокойно выслушивал сплетни и донесения сыскарей, с кем она проводит время и с кем делит ночи. А вот Татьяна рождала нездоровую тягу быть рядом ежесекундно. Он знал, что это была плохая идея — разлучиться, даже на такой краткий миг, но отец заверил, что амулетов хватит. Не хватило. Не рассчитывал Сальвадор, ректор магической академии Адалона, что живы и по сей день высшие древние, совершенно чёрные душой ведьмы.

Аркан проклятия лопнул, и петля обвисла серой паутиной. Аарон снял с шеи жены остатки чужой магии и перевёл дыхание. Ещё бы чуть-чуть и она бы его выпила досуха. Ни одно заклинание не могло перекрыть канал, лишь сделать его слабым. Сильная ведьма вытянула столько маны из Аарона, что он даже боялся представить, с кем пришлось иметь дело магической полиции.

— Танюша, — ласково позвал свою жену маг, любовно очерчивая линию скул и подбородка. — Слышишь меня?

Девушка заворочалась, и реснички её затрепетали. За окном занималась заря. Пропели третьи петухи, и сила ведьмы иссякла. Самому магу пора было возвращаться. Переход был экстренным и опасным. Вело его родовое кольцо, оно же и забило тревогу, когда Татьяна истаяла в руках Аарона, который хотел провести ночь с любимой, поэтому вызвал её душу к себе в спальню.

Серые глаза, затуманенные ото сна, воззрились на мага.

— Аарон, — шепнула девушка и слабо улыбнулась, — ты пришёл, как и обещал.

— Таня, не спи. Слышишь? Я должен вернуться. Я ещё не насовсем вернулся, слышишь? — попытался растормошить жену брюнет, но та лишь улыбалась и крепче обнимала его, уткнувшись лицом в грудь.

— Тань, мне надо вернуться. Сегодня суд. Я завтра точно заберу тебя, слышишь?

— Слышу. Завтра заберёшь.

— Да, завтра. Потерпи.

С этими словами Аарон выбрался из слабых рук Татьяны и отправил зов отцу. У Камилло не осталось маны, чтобы построить портал на такое расстояние. Голубое свечение ровным кругом распахнуло чрево портала, и Аарон, бросив прощальный взгляд на спящую жену, шагнул внутрь.

— Как она? — сурово спросил Сальвадор, но ответа ему и не требовалось. Сын выглядел очень уставшим, да ещё и практически пустой.

— Еле успел, — проворчал Аарон, садясь в кресло в своём кабинете, куда его привёл портал отца.

— Давай отправлю охранника к ней. Проверенный маг, отличник, светлый боевик.

— Нет, — насупился виконт, которому претила сама мысль, что рядом с Татьяной будет чужой мужчина. — Она спит. С ней всё будет хорошо. А завтра я заберу её домой.

Сальвадор покачал головой, но промолчал. Лишь подумал, что до завтра с немагом может произойти что угодно.

— Проклятие снял. Амулеты надел. Охранок тоже навесил.

— Как знаешь, — отмахнулся от сына Сальвадор. — Иди поспи. На тебе лица нет. Конечно для суда это и к лучшему, а то ты для умирающего слишком светился счастьем. Теперь король точно поверит, что ты чуть не испустил дух.

Аарон тяжело поднялся с кресла. Чувствовал он себя паршиво, каково же было его любимой? Она-то немаг, его светлая девочка. Как же дождаться казни Дарины, которую уже привезли в Адалон, чтобы она предстала перед судом.

* * *

Ближе к обеду Татьяну разбудил звонок в дверь. Одиннадцать часов не то время, когда девушка обычно поднималась с кровати. Она всегда старалась вставать не позже десяти. Это край. Иначе день пройдёт впустую. Сейчас же даже открыть глаза было проблематично. А в дверь уже стучали. Кряхтя, Таня села, свесив ноги с кровати, опираясь руками о матрац. Что с ней произошло, она не понимала. Словно заболела. Не выспалась совершенно, даже ещё больше устала. Лучше бы вообще спать не ложилась.

Входная дверь открылась и стали слышны голоса. Девушка повернула голову, щурясь от режущей боли в горле. Наверное, всё же заболела.

В спальню влетела встревоженная Настя и трое её мальчишек.

— Таня! Почему не открываешь? — сходу набросилась с упрёками подруга и хотела её обнять, но Татьяна выставила руку.

— Я, кажется, простыла, уведи ребят.

— Лёша, Витя, Иван, марш на кухню, — скомандовала деловая мамаша.

Татьяна же смотрела ей за спину, где в проходе молчаливой тенью стоял следователь. Выглядел он ещё бледнее, чем вчера. Черты лица заострились, стали какими-то болезненными, тёмные круги под глазами мужчину не красили. Он прошёл в спальню, присел на корточки рядом с Татьяной, которая постаралась прикрыться одеялом. Всё же не ждала она таких ранних гостей, а спала в тонкой сорочке. Стало немного стыдно за свой внешний вид, но сил встать и одеться не было. Хотелось упасть на подушку и ещё вздремнуть.

— Я, если честно, думал — она вас выпила. Вы единственная, кто выжил, — пробормотал маг, проверяя пульс на руке Танюши. — Хотя и неудивительно с такой защитой. Любит вас муж, крепко любит. Говорят, нелегально пересёк границу, два раза. Причина уважительная, но штраф ему придётся заплатить. С миграционной службой не поспоришь, и плевать они хотели, что виконт Камилло помог уничтожить очень древнюю ведьму. Я, конечно, не принимал участие в задержании, всё же я не оперативник, но запротоколировать все действия по сбору улик обязан. Это просто монстр. Сам дьявол. Никогда не думал, что тьма бывает такой уродливо ужасной. Меня она всегда привлекала. С детства. Я влюбился в её бархат, в её ночи, а тут.

Маг замолчал и, опираясь локтями о колени, опустил голову. Настя присела рядом с подругой, внимательно слушая следователя. Дети на кухне проводили ревизию холодильника. Шоколадка, которая причиталась Тане, была найдена, и Лёша пришёл просить разрешение её съесть. Настя молча махнула ему рукой, чтобы не мешал.

— Так и не смог уснуть, — пожаловался Андрей. — Глаза закрываю и вижу чучела и души. Ад на земле. Семь кругов ада устроила она в своём доме. Вам повезло, Татьяна. Чертовски повезло. Вы стали донором. Она сразу вас не выпила. Она не отпускала свои жертвы, они мучились в ловушке. Там столько наших полегло. Она просто их сминала, кости в труху, кожа лопалась, кровь во все стороны.

Андрей судорожно вздохнул и потёр руками лицо.

— Повезло вам, — повторил опытный следователь, который впервые в жизни столкнулся с древней чёрной. — Никогда не понимал инквизиторов. Теперь верю, что они очищали мир.

— Кто она? — тихо шепнула Настя, и Татьяна была ей благодарна, так как от жутких подробностей рассказа у неё голос отнялся и в дрожь бросило.

Она помнила странный сон и страшный скрипящий голос. И колючий, обжигающий снег, и пронзительный, леденящий душу ветер, и тьму, страшную, живую. Если бы не Аарон, если бы не его кольцо. Девушка ласково погладила янтарь, который отозвался теплом, согревая. Теперь Таня не боялась этих реакций, не стремилась снять кольцо с пальца, наоборот, ни за что не расстанется с ним. Оно спасло её. Она это понимала, что если бы не артефакт, то, наверное, точно погибла. Перстень помог согреться, подарил свой свет ей, когда он так был нужен Танюше.

Первые слезинки сорвались с её ресниц. Где же Аарон? Ведь он был с ней сегодня ночью. Она чувствовала его объятия, слышала голос. Как бы она хотела оказаться рядом с ним, в солнечной Италии, чтобы всё, что с ней произошло, казалось просто ночным кошмаром.

— Госпожа Камилло была с ней незнакома. Просто на неё поступил заказ. Вы помните госпожу Барашкину, госпожа Камилло?

— Барашкину? — переспросила блондинка изумлённо. — Олесю Барашкину?

Андрей кивнул. А Татьяна и Настя переглянулись. Конечно она её помнила. Разлучница. Жена Игоря.

— Постоянная клиентка, кстати, тоже сегодня погибла. Ведьма высосала не только своих доноров, но и забрала души своих клиентов. Не город, а крематорий. Все сотрудники подняты, трупы собираем. Столько работы. Мне ещё отчёты писать, — жалобно выдохнул Андрей, понимая, что выспаться ему ещё долго не предвидится. Начальство точно захочет послушать его лично.

— То есть она прокляла Таню? — уточнила Настя, а Танюша нервно куталась в одеяло. Стало вдруг неуютно и холодно.

— Да. Госпожа Барашкина в девичестве часто привороты заказывала, а вот проклясть насмерть соперницу первый раз решилась.

— Зачем? — удивилась Таня. — Он же и так её любил.

— Любил ли, — усмехнулась подруга, прислушиваясь к гомону детей из кухни. — Сказали же тебе — приворожила она его. А тебя со свету сжить захотела. Гадина.

— Видимо, мало приворота оказалось, — маг пересел на кровать с другой стороны от Татьяны и стал объяснять девушке свою версию, которую мужчина намеревался описать в рапорте. Допрашивать больше, увы, некого, одни догадки. — Бывает, корни истинных чувств так глубоко сидят, что ведьмы по несколько раз вытравливают их. А если устранить источник, то и настоящая любовь умрёт быстрее, а наколдованная в силу войдёт.

— То есть Игорь был моей судьбой? — в шоке спросила девушка, оглядываясь на мага.

— Возможно, — уклончиво отозвался Згорский, понимая, куда эти рассуждения могут привести девушку. — Но теперь всё изменилось. Ваша судьба дала новый виток и не стоит оглядываться в прошлое. Оно закончилось, ворошить не надо. Вы замужем, и муж вас любит.

— Любит, — тут же стушевалась Татьяна, будто вживую услышав голос Аарона, как надрывался он, как звал, как в любви признавался. Как вообще она могла забыть про это и опять вцепиться в воспоминания о прошлом? — И я его люблю.

Настя обняла подругу, чувствуя, что та готова разреветься.

— Таня, всё у тебя хорошо. Скоро встретитесь. Он же обещал.

— Обещал, — кивнула блондинка, размазывая влагу по щекам. — Я в норме. Просто чувствую себя неважно. Кажется, простыла.

— Не простыли. Это всё ведьма. Вам бы поесть и поспать.

— Ей заявление надо ещё написать о пропаже паспорта.

— Напишет, успеется, — отмахнулся маг, вставая. — Что ж, с вами всё хорошо. Охранные заклинания целы и даже новые появились. Дорожит вами муж, — с уважением заверил Андрей, мысленно поражаясь странной тяге великого целителя к немагу.

Выбор виконта был полной противоположностью вкуса тёмного мага. Девушка хоть и выглядела симпатичной, но бледная какая-то, субтильная. Неясно в чём душа держится. Болезненный вид вообще вверг мужчину в шок. Он любил загорелых, жгучих и страстных брюнеток, чтобы огонь в глазах и румянец на щеках, чтобы грудь побольше. Андрей окинул скептическим взглядом жену виконта. Хотя тёмный ловил слухи, что у целителей мозги повёрнутые, и они питают слабость вот к таким вот неженкам с прозрачной кожей, чтобы все вены можно было сосчитать. Тяжело вздохнув, следователь поднялся с кровати. Вроде клиентка жива-здорова и можно уходить.

— Всего доброго, — попрощался он с девушками.

Провожать его не надо было, дорогу он помнил. Настя поэтому вышла сразу на кухню, чтобы принести хозяйке квартиры горячий чай. Выпутываться из тёплого одеяла Таня не хотела, но настырная подруга ухаживала за ней как за маленькой.

— Слушай, я так испугалась, когда увидела тебя. Ты ужасно выглядишь. Давай тебе суп сварю, бульона поешь, а?

— Нет, я хочу спать. Словно стадо слонов по мне потопталось.

— Да нет, тебя словно пожевали и выплюнули.

— Это хорошо, видимо несъедобная, — пошутила Таня, а Настя улыбнулась и выдохнула с облегчением.

— Шутишь, значит, жить будешь.

Побыть с подругой долго не получилось. Пора было укладывать детей спать. Поэтому Настя попрощалась и положила на прикроватную тумбочку старенький затёртый телефон, чтобы была связь. Танюша вспомнила, что Аарон просил позвонить с телефона Андрея, поэтому ей пришлось окликнуть подругу у самого лифта, чтобы она продиктовала номер любимого.

В полной тишине своей спальни, забравшись под одеяло, Танюша набрала заветные цифры и после долгих гудков наконец услышала заветное «Алло».

— Привет, — радостно выдохнула девушка, счастливо жмурясь, не сдерживая слёз. — Я люблю тебя.

* * *

Всё складывалось весьма удачно. Аарон даже стал подозревать, что неспроста. Слишком быстро и легко поймали Дарину, словно она и не пряталась. Уверилась в своей безнаказанности? Не почувствовала беду? Нет, не могло такого быть. Чёрные ведьмы за версту палёное чуют. А тут предстала перед королём, дерзкая, в чёрном платье до пят.

Она не отрицала, что хотела вернуть Аарона. Разыгрывала брошенку, которой нагло воспользовался бессовестный светлый маг. А она, доверчивая молодая ведьмочка, верила ему. Представление вышло славным, пока не стали вызывать свидетелей. Тогда коварной соблазнительницей стала именно она, а не виконт. Целителю пришлось краснеть за свою юношескую глупость и порывистость. Ошибка — вот что представлял собой их брак. Одна сплошная ошибка молодости. Король слушал речь обвинителя, поглядывая на то, как высоко поднимается грудь Дарины, стянутая корсетом, но, кажется, не видел ничего вокруг себя. Его мысли были далеки от зала суда.

Процесс шёл уже второй час, когда неожиданно зазвонил телефон в кармане Аарона. Этот звук и вернул монарха в реальность.

— Ну что же, — встал король Мартин Пятый, а за ним и все остальные, — вижу, что любовь ваша остыла. Вы словно пойманные в сети рыбы. Законы нашего королевства гласят, что супругов может разлучить только смерть, и раньше мне казалось это верным и мудрым законом, теперь же я пришёл к пониманию, что мир не стоит на месте. Тёмные и светлые маги влюбляются друг в друга. И хоть я терпеть не могу чёрных ведьм, но для казни Дарины нет повода. Своим высшим повелением я объявляю, что вы больше не супруги. Ваш брак недействителен, так как изначально был фарсом. Это видели и знали все. Я дал вам тогда своё разрешение в наказание, чтобы вы осознали, что против природы не стоит идти. Светлые должны жениться на светлых. Это естественно и любовь в таких союзах длится вечно, и тогда законы и традиции не нужно подстраивать под отдельно взятые личности. Надеюсь, это послужит хорошим уроком для всех жителей королевства.

Взяв золотой молоток, король стукнул три раза, ознаменовав, что суд закончился, и супруги Камилло разведены. Дарина хищно улыбнулась, подмигнула Аарону, который несколько растерялся. Наказание? Его брак был королевским наказанием?

Сальвадор подошёл к сыну и похлопал его по плечу, возвращая к реальности. Телефон в кармане вновь ожил.

— Поздравляю, сын. Легко отделался, но тебе всё же придётся стать королевским целителем.

Предупредив сына, граф направился к королю, чтобы поблагодарить его за оказанную милость. А Аарон слепо принял вызов, поднеся телефон к уху.

— Привет, — услышал он самый любимый, самый нежный голос на всём белом свете. — Я люблю тебя.

Судорожно выдохнув, виконт обернулся к окну, чтобы выступившие слёзы можно было списать на резь от яркого солнца. Любимая. Нежная. Родная. Светлая девочка из России. Обворожительная и сногсшибательная жёнушка.

— Я сильнее. Я обожаю тебя, любимая, — сипло заверил он Татьяну, стремясь скорее покинуть зал суда. Король заметил это, как и его отец.

— Граф, ваш сын так и не усвоил урок? — холодно и даже оскорблено спросил Его Величество.

— О, что вы, — уважительно кланяясь, заверил граф Камилло. — Урок был весьма полезным и поучительным. Просто есть одно обстоятельство.

— Которое живёт в Тридевятом? — усмехнулся король, а Сальвадор расплылся в улыбке.

— Уже не живёт, теперь истинная невеста, благословлённая родом, будет жить здесь, в доме своего мужа.

— Вот как? — удивился король. — Поэтому он устроил весь этот спектакль?

— Не он, а Дарина.

— Не понимаю мотивов этой чёрной ведьмы, но она меня одолела, требуя развода. Даже пригрозила, что убьёт его, если я их не разведу.

Сальвадор задумчиво оглядел пустой зал.

— Видимо у неё были на то свои причины.

— Чёрные ведьмы весьма влюбчивы, — многозначительно заявил король. — Но мы ведь не об этом, дорогой граф. Это последний раз, когда ваш сын безнаказанно пересекает границы. Пусть имеет уважение к установленному порядку. С Тридевятым не шутят.

— Я обещаю и приношу свои извинения за сына.

Король улыбнулся и отпустил графа Камилло. На самом деле ему было приятно, что виконт не просто попал в его ловушку, но и нашёл своё счастье. О девушке-немаге он был наслышан, и о том, что виконт возил её по городу в личине своей жены, признавался в любви и всячески нарушал спокойствие граждан волшебного королевства, ему доложили. Они же беспокоились за целителя, думали, тот опять попал в лапы к чёрной ведьме. Строчили донесения королю, и тому пришлось навести справки. Вот только о женитьбе в них не было ни строчки. Но если род принял, то и официальная свадьба не за горами. А это очередной повод устроить праздник. Заодно и поговорить с Аароном о государственных делах. Пост королевского целителя заждался своего кандидата.

Аарон открыл портал прямо на крыльце дворца правосудия, но его остановила Дарина, которая кошачьей походкой приблизилась, томно улыбаясь.

— Надеюсь, тебе понравился мой подарок.

Виконт молчал, рассматривая бывшую жену. Она изменилась, стала ещё красивее. Роковая красотка — вот точное описание ведьмы. Чёрные локоны волной спускались на обнажённые плечи. Тонкая талия стянута корсетом, пышные юбки. Дарина была вызывающе красива, но эта красота уже не трогала мага, у него теперь была другая, и своё сердце он отдал Татьяне.

— Не стоит переживать, Аарон. Я знала, что ты оценишь мой подарок. Татьяна полностью в твоём вкусе. Знаешь, я ничего особенного не планировала. Просто однажды увидела её в баре, с этим её проклятием на шее, и решилась. Надеюсь, вы с ней будете счастливы. Это тебе мой подарок за то, что спас тогда. Можно сказать, я вернула тебе долг жизни, Аарон.

— Долг? — усмехнулся маг в ответ. — Мне казалось, ты меня любила.

— Казалось, дорогой. Всего лишь казалось. Я думала, что смогу тебе отплатить, но, увы, всё стало невыносимо. Светлое королевство с вашими вечными правилами и запретами не для меня. Я люблю свободу, ты же знаешь. И да, Татьяна — это откуп.

— Ты хотела меня подставить.

— Ну что ты, — усмехнулась Дарина. — Я была уверена в твоих силах.

— Дарина, — Аарон усмехнулся и приблизился к чёрной ведьме, пугая её своей мрачной улыбкой, — ты что же думаешь, я не знаю, что ты влюбилась? Я следил за тобой всё это время. Ты хочешь выйти за него замуж, а я мешаю. Король к твоим просьбам остаётся глух и тогда ты решила, что развод можно получить и кардинальным способом. Татьяна не возврат долга, поняла? Я за неё готов тебя придушить прямо здесь, на глазах у тысяч свидетелей.

Дарина испуганно оглядела длинную лестницу и улицу, заполненную людьми.

— Ты не посмеешь, — неуверенно шепнула она, а Аарон приподнял бровь, зло улыбаясь.

— Я люблю свою жену, поверь, я посмею. Я целитель, я могу как подарить, так и отобрать жизнь. И твоя жизнь всё ещё принадлежит мне. Помни об этом, когда посмеешь вздумать навредить мне и моей семье. Я не трону тебя лишь потому, что спешу к любимой. Так что прощай, Дарина, надеюсь, ты оценила мой тебе подарок на свадьбу. Я вновь дарю тебе твою жизнь.

Аарон отвернулся от раздавленной ведьмы и шагнул наконец в портал.

— Белый придурок, — выдохнула Дарина, открывая свой портал.

Она не понимала, почему никто не видел, что Аарон давно не светлый. Свою суть целитель искусно прятал. Поэтому и не получилось с ним ужиться. Принципиальный, фанатичный, несгибаемый. Не такого себе мужа хотела Дарина, поэтому, подобрав юбки, она шагнула в алое марево, чтобы забыть наконец о том, как была замужем по ошибке за светлым магом.

Эпилог

Татьяна сидела на кровати и улыбалась, глядя на телефон, зажатый в руке. Аарон ответил, он обещал забрать её уже сегодня. Это было сродни сказке. Нет, торту, праздничному, с яркими цветочками из сливок, многоярусному. Блондинка улыбнулась, оглядывая свою спальню. Солнце пробивалось сквозь щёлку штор. За окном уже играл день, а она сидела на кровати, закутав лишь колени и улыбалась. Вот он конец страшной сказки. Наконец её мечта исполнится. Она словно заново родилась. И когда голубой круг портала открылся, она вскочила, точно зная кого увидит. Аарон еле успел поймать запрыгнувшую на него жену. Страстный поцелуй стёр неприятный осадок от разговора с Дариной. Легко взмахнув рукой, Камилло открыл портал в свою спальню, тратя на это последние крохи маны. Но он не мог больше ждать, хотел поскорее вернуться с любимой женой домой. Как только вход в портал захлопнулся, в спальне девушки открылись два точно таких же, с голубым свечением, их которых вышли мужчины в зелёных форменных куртках. Осмотрев спальню, они переглянулись. Хмурые, суровые и недовольные.

— Опять ушёл, — проворчал усатый маг, поправляя фуражку с гербом миграционной службы.

— Давай двойной штраф выпишем. Чтобы мало не показалось этому залётному светлому, — проворчал его напарник.

* * *

Татьяна радостно смеялась, когда падала на полюбившуюся кровать в спальне виконта Камилло. Маг лёг рядом, а девушка ловко перевернулась и оседлала своего мужа. Усталость как рукой сняло, и Аарон лежал так беззащитно. Склонившись над его лицом, девушка поцеловала его в висок, лизнула ухо и шепнула:

— Показывай, где тут у тебя наручники, хочу надругаться над тобой в отместку.

Ааpон застонал, когда зубки жены прикусили мочку уха. Он крепко обнял талию любимой и глухо рассмеялся. Да, Танюша выбрала правильный способ пополнения резерва мужа. Страстный и необузданный секс. Это именно то, что было сейчас ему необходимо.

— Не сегодня, любимая, — заверил её Аарон. — Я так соскучился, что нежным быть не смогу. Я хочу тебя грубо и глубоко.

С этими словами он задрал сорочку и порвал трусики на Танюше. У девушки дух захватило от такой экспрессии и от пронзительной мимолётной боли, когда ткань впилась на миг в промежность. С себя целитель одежду просто срывал, так как маны не осталось, и колдовать не получалось. Он ворвался в разгорячённое тело любимой без подготовки, так как хотел Таню очень сильно. Лёгкий вскрик сорвался с её губ, смешался со стоном брюнета.

— Танечка, — сипло выдохнул мужчина, замирая, крепко прижимая жену к себе, зарываясь носом ей в шею, с трудом сдерживаясь, чтобы уже не кончить. — Как же я испугался сегодня. Я думал, не успею поймать, — признался он. — Я никогда тебя не отпущу, слышишь?

— Слышу, — отозвалась блондинка и нетерпеливо поёрзала. Боль прошла, и хотелось уже почувствовать живой огонь в кровати.

— Никогда.

— Никогда, — вторила она, задыхаясь от удовольствия, когда муж резко двинул бёдрами вперёд, пронзая её ещё глубже.

— Ты моя, — шептал он как в бреду, толкая себя вперёд раз за разом. Он хотел, чтобы Таня поняла, что она его жена, что она его на веки.

— Твоя.

— До самой смерти, — шёпот Аарона смешивался с шальными поцелуями.

— До самой смерти, — повторила Таня и, прикрыв глаза, выгнулась, закричав. Разрядка была быстрой, опаляющей лёгкие.

Аарон ускорился, спеша догнать любимую, чтобы разделить с ней пик страсти.

— Моя, — зарычал он в грудь жене, изливаясь в её лоно, утопая в своём первобытном удовольствии.

— Твоя, — вяло шепнула счастливая Татьяна.

Она готова была повторять это хоть тысячи, миллионы раз. Наконец-то она поверила, что мечты сбываются. Её точно сбылась. Аарон невероятный, исключительный мужчина, который закрыл дверь в тяжёлое и чёрное прошлое. Впереди Танюшу ждала лишь светлая жизнь, наполненная самой настоящей любовью и магией


Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Эпилог

    Загрузка...

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии

    загрузка...