Толкование на подвижнические слова Аввы Исаии [Эмилиан Вафидис)] (fb2) читать онлайн

- Толкование на подвижнические слова Аввы Исаии 6.94 Мб, 420с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Эмилиан Вафидис)

Настройки текста:



Архимандрит Эмилиан (Вафидиc) Толкование на подвижнические слова Аввы Исаии

Предисловие к русскому изданию

С большой радостью мы приняли предложение написать вступительное слово к русскому изданию книги досточтимого старца Эмилиана Симонопетрита «Толкование на подвижнические слова аввы Исаии». Это издание предпринято Александро-Невским Ново-Тихвинским монастырем города Екатеринбурга.

Аскетические творения аввы Исаии всегда были излюбленным чтением православных монахов, поэтому значительная их часть включена в «Эвергетин», а также в «Добротолюбие», составленное преподобным Никодимом Святогорцем. Авва Исаия жил в IV–V веках и подвизался в аскетических центрах Египта того времени. Его писания немногочисленны, но при этом емки и содержательны. Учение аввы Исаии вобрало в себя все богатство монашеского опыта современной святому эпохи. Ценность этого опыта непреходяща, поэтому многие старцы любили толковать его слова. И наш геронда Иосиф Ватопедский на братских

собраниях разъяснял нам слова аввы Исаии, о которых он выразительно говорил, что они могут привести монаха от деятельного благочестия к созерцанию.

Наш старец Иосиф питал глубокое благоговение к старцу Эмилиану, видя в нем одного из тех немногих современных старцев, которые горячо восприняли святогорское предание и опытно пережили его на очень высоком уровне. Старец Эмилиан, здоровье которого, по неисследимым судам Божиим, ныне подвергается тяжелому испытанию, духовно был непосредственно связан с приснопамятным старцем Ефремом Катунакским, через которого он впитал учение и дух великого старца Иосифа Исихаста. В этом духе на первое место в своем общежительном монастыре старец Эмилиан поставил сочетание послушания и умного безмолвия.

Послушание для геронды Эмилиана — это не просто добродетель, а действие с онтологическим содержанием. У послушания не антропоцентричный, а Христоцентричный характер. В лице духовного отца послушник видит Христа. Духовный отец выражает послушнику Божию волю. Сам Христос отождествил Себя со Своими последователями, наделенными законодательными правами: «Слушающий вас Меня слушает и отвергающийся вас Меня отвергается». Институт старчества, как духовного отечества, представляет собой основание, спинной хребет монашеской жизни, поскольку именно на него опирается истинное монашество. Старец Эмилиан это прекрасно осознал и постарался передать своим ученикам.

Связь послушника и духовного отца — это не сентиментальные человеческие отношения, это выражение отношения к послушнику Христа. Упокоение, которое чувствует старец, наблюдая за жизнью послушника, его помыслами и образом мышления, — это отблеск того упокоения, которое приносит послушник Самому Христу. Поэтому геронда Эмилиан придавал особенное значение точности послушания.

Наряду с послушанием, старец Эмилиан настаивал на необходимости аскетических упражнений в обращении внутрь себя, трезвении и молитвы. Ему хотелось, чтобы монах был подобен херувиму, чтобы его ум был внимательным, на страже от всякого прилога греховного помысла, чтобы он был в состоянии готовности и духовной бдительности при непрестанном призывании божественного имени. «Господи Иисусе Христе, помилуй мя» — это кислород для монаха. Старец не считал монахом того, кто не сделал эту молитву своим достоянием.

Одновременно большое значение он придавал отношениям монаха с братьями, межличностным взаимоотношениям. Качество монаха, говорил геронда, отражается в его обращении с братьями. Все христиане, но прежде всего монашествующие должны, по апостольской заповеди, оказывать послушание друг другу: «Все же, подчиняясь друг другу, облекитесь смиренномудрием». Такая самоумаляющаяся любовь являет их родство с кротким и смиренным сердцем Христом.

Геронда Эмилиан — анатом и врач человеческих душ. Он обладает способностью проникнуть в глубину души послушника, поставить диагноз его духовному состоянию, выявить действие страстей и помыслов, найти причины их появления и предоставить способы их врачевания.

Для современного православного монашества он стал личностью харизматичной. Старец Эмилиан непосредственно общался и был тесно связан со многими благодатными старцами своего времени. Особенно он чтил старца Сосррония (Сахарова) из Эссекса, с которым его связывала давняя духовная дружба. Теронда считал его «прекрасной звездой» Церкви, а его писания — сокровищем, новым «Добротолюбием».

Увидеть возрождение и процветание монашества на греческой земле было мечтой и горячим желанием старца Эмилиана. И он всячески способствовал обновлению, организации и приведению в действие общежительного монашества в наше время. В начале 70-х годов XX века, как член специальной комиссии Священного Синода Элладской Церкви по развитию монашества, он написал три детально проработанных статьи о правильной организации общежительных монастырей. Он составил также «Внутренний Устав Священной Благовещенской Киновии», то есть женского общежительного монастыря в Ормилии, основателем, ктитором и духовным руководителем которого он стал. Сестричество этого монастыря насчитывает сегодня более ста двадцати монахинь. Этот устав, основанный на ктиторских уставах святых отцов, несет печать личного опыта старца Эмилиана и умело приспособлен к нуждам наших дней. В нем всесторонне описывается жизнь общежительного монастыря: порядок принятия в послушники и пострижения в монахи, различные послушания, келейное времяпрепровождение, организация системы управления и богослужебной жизни обители. Многие греческие монастыри взяли этот устав за основу для собственных внутренних уставов; и было бы очень хорошо, если бы и русские обители его внимательно изучили.

Старец Эмилиан пережил глубочайшие духовные состояния еще в Метеорах, находясь в самом начале своей монашеской жизни. Впоследствии же, на Святой горе, он духовно возмужал и усовершенствовался настолько, что его учение преисполнилось Святого Духа и возымело силу возрождать. Вместе с тем старец одарен от природы тонкой проницательностью, широтой мышления, умением понимать и оценивать происходящее. Благодаря этому его толкование подвижничвских слов аввы Исаии столь впечатляющее и разностороннее. Отталкиваясь от какого-либо из изречений святого мужа, старец свободно развивает свою мысль в любой сфере богословия, науки, искусства. Он способен соединить аскетическое подвижничество той давней эпохи с современной действительностью. Выводы, которые делает старец, поражают, воодушевляют и назидают читателя.

Мы убеждены, что толкование геронды Эмилиана на подвижнические слова аввы Исаии вдохновит подвизаться «подвигом добрым» не только русских православных монашествующих на их пути к святости, но и всякого мирского читателя, «упражняющегося в благочестии». Ибо духовная жизнь одна и для монашествующих, и для христиан в миру.

Не можем не похвалить преподобнейшую игуме- нию Домнику за ее старание издать на русском языке настоящий труд. Монашество — это дар Святого Духа. Молитвенно желаем, чтобы иноки и инокини, читающие эту книгу, стяжали познание величия православного монашества, прожили и возрадовались своей во Христе иноческой жизнью во всей ее полноте. Желаем и всем остальным читателям, чтобы эта книга стала им поддержкой и помощью в их духовной жизни во Христе.

Игумен Священной и Честной Великой Обители Ватопед

Архимандрит Ефрем

Предисловие к греческому изданию

Архимандрит Плакида (Дезей) — известный богослов и патролог, автор многих книг по православной духовности и монашеству. Родился во Франции в католической семье, но неустанные поиски подлинных корней христианства привели его к принятию православия. Пробыв некоторое время в афонском монастыре Симонопетра и восприняв афонский дух, отец Плакида основал во Франции монастырь во имя прп. Антония Великого и стал его игуменом.

Те, кто жили со старцем Эмилианом в годы, когда его братство после ухода с Метеор поселилось в монастыре Симонопетра, сохранили в своих сердцах память о беседах, в которых старец предлагал свое слово духовным чадам. Братство собиралось вокруг него иногда в каком-либо помещении, а иногда на одном из балконов, высившихся над морем. Начинало смеркаться, последние солнечные лучи освещали вершину Святой горы. Один стар- чик, дорогой отец Симон (его нет с нами вот уже несколько лет), приходил взять благословение у старца Эмилиана, чтобы читать в церкви повечерие, а поучение сменялось живым обсуждением, которое продолжалось под звездным небом, при журчании протекавшего внизу потока.

Подобные поучения старец произносил и для монахинь монастыря Ормилии, когда приезжал навестить сестринство, которое тогда только-только зарождалось.

Такие же беседы продолжались и в последующие годы. Старец нередко говорил без подготовки на свои любимые темы или о том, что касалось повседневной жизни монастыря. Но особенно ему нравилось толковать житие какого-нибудь святого, например преподобного Нила Калабрийского, или какое-нибудь святоотеческое творение.

Вот так однажды он начал толковать подвижнические слова аввы Исаии. Выбор был особенно хорош, потому что этот текст очень удачно обобщает учение первых египетских монахов IѴ-Ѵ веков.

В подобном толковании замечательно отображается духовное предание Церкви. Как и все великие современные старцы Святой горы, старец Эмилиан не учил чему- то своему. Он ничего не придумывал, не вносил новшеств. Единственное, что он делал, — это передавал то наследие, которое дошло до нас от первых времен монашества. И тем не менее в его устах это учение приобретало совершенно новую жизнь и исключительную актуальность. Это был не простой пересказ, но выражение того, что пережил и испытал сам старец Эмилиан, водимый Святым Духом. И поскольку Дух, наставлявший его, был Тем же, что некогда вдохновлял авву Исаию и всех древних отцов, в словах старца и текстах IѴ-Ѵ веков обнаруживается полное единство, удивительное согласие.

Кем же был авва Исаия, слова которого в устах старца Эмилиана вновь стали удивительно актуальными? На протяжении первых двух веков монашества это имя носило множество подвижников. История сохранила для нас память о двух из них, которым с достаточным основанием можно было бы приписать авторство этих слов: один был монахом в пустыне Скита во второй половине IV и начале V веков, другой сначала также проходил монашескую жизнь в пустыне Скита, а затем жил затворником в окрестностях Газы и почил около 490 года. Любопытное совпадение: у обоих подвижников был ученик по имени Петр, что побудило некоторых историков отождествить этих двух лиц. Впрочем, это заставило бы нас приписать авве Исайе слишком долгую жизнь. Итак, что же, автором подвижнических слов был Исаия Газский? По этому вопросу нет единого мнения, но не исключено, что автором был Исаия Скитский, как считал и первый издатель этих слов, монах Августин. Некоторые полагают, что подвижнические слова — труд нескольких людей, в котором можно различить множество дополнений к первоначальному тексту. Однако нам нет нужды вникать в споры о его авторстве, для того чтобы получить пользу от труда, написанного, несомненно, святым монахом, жившим в Скиту и собравшим наставления наиболее известных старцев пустыни.

В подвижнических словах необыкновенно полно излагается учение этого первого, только зарождавшегося тогда монашества. Авва Исаия черпает вдохновение прежде всего в своем общении с великими старцами, изречения которых собраны в «Патерике». По словам Р. Драге, уроки аввы Исаии, этого мудреца «среди мудрецов по ясности и глубине христианского миросозерцания и знанию человеческого сердца», представляют собой замечательное свидетельство об особенностях египетского полуотшельничества. Эти уроки передают жизнь и дух пустынников даже живее и убедительнее, чем изречения классического «Патерика», и передают во всех подробностях, с большой точностью и достоверностью.

В этом аскетическом сочинении можно заметить отголосок учения Евагрия Понтийского, который вначале какое-то время жил рядом со святым Григорием Богословом, а затем стал монахом в Египетской пустыне, где и умер в 399 году. Евагрий собрал наставления прежних отцов и, благодаря своей высокой образованности, изложил их учение в более разработанной форме, что в дальнейшем оказало влияние на всю православную духовную письменность. Очевидно, что Евагрий, ставший учеником Оригена уже после его смерти, перенял от этого великого александрийского церковного писателя смелые теоретические рассуждения о происхождении душ и всеобщем апокатастасисе в конце веков. Впрочем, авва Исаия, равно как и Кассиан и другие писатели монашества той поры, был далек от подобных воззрений, осужденных в последующее время.

Р. Драге приводит одно изречение, которое показывает, как авва Исаия стоит возле святого Макария Египетского и записывает его слова на дощечки. Но каким бы в действительности ни было происхождение «Духовных бесед», приписываемых святому Макарию, конечно же, между изложенным в этих беседах преданием (которое составляет, вместе с изречениями старцев-пустынников и сочинениями Евагрия, один из главных источников духовного учения греческих и сирийских писателей) и словами аввы Исаии точки соприкосновения есть. Это предание во многом способствовало пониманию того, насколько важно значение сердца и «духовных чувств» на высших ступенях молитвы.

Таким богатейшим наследием и воспользовался авва Исаия, и ему удалось выразить его наилучшим образом. Четырнадцать веков спустя старец Эмилиан постарался, так сказать, воскресить его труд и сделать доступным для людей XXI века. Но возникает вопрос: «Предназначено ли это учение только для монашествующих?» Конечно, старец Эмилиан, как и авва Исаия, обращался непосредственно к ним. Но духовная жизнь едина. Монах и мирянин преследуют одну и ту же цель; и средства, которые они должны использовать, одни и те же, только применять их они могут по-разному, соответственно многообразию жизненных условий. И здесь всегда нужно рассуждение опытного духовного отца, если человек хочет преуспеть и оградить себя от прелести.

Мы желаем читателям этой книги почувствовать, что живое слово старца Эмилиана с этих страниц изливается в их сердца, то как сладкая роса, напаяющая миром и радостью Святого Духа, то как пламень, возжигающий ревность и горячее желание служить нашему многовозлюбленному Господу.

Архимандрит Планида Дезей

Жизненный путь старца Эмилиана

Ты показал мне пути жизни, наполнишь меня веселием пред лицем Твоим…

Пс. 15, II

Ранние годы

Архимандрит Эмилиан (в миру Александр Вафидис), игумен обители Симонопетра с 1973-го по 2000 год, родился в 1934 году в Никее Пирейской от благочестивых родителей. Род его имеет малоазийские корни. Бабушка по отцу, Евдоксия, была уроженкой Константинополя, а дедушка, Александр, происходил

из Силиврии Фракийской и учился в знаменитой богословской школе на острове Халки. В 1906 году они переселились на благословенную каппадокийскую землю, в Симантру, где преподавали в греческой начальной школе, а после малоазийской катастрофы и обмена населением оказались в Греции. Хотя они состояли в браке, дом их напоминал монастырь: они много времени проводили в бдении и молитве. Неудивительно поэтому, что бабушка старца почила в монашеском постриге с именем Евтаксия, а его мама приняла впоследствии постриг с именем Эмилиана.

От дедушки старец унаследовал духовные и телесные дарования, а от бабушки — тонкую духовную интуицию. С детства он ощущал желание посвятить себя Богу и проводил время в изучении Евангелия и святоотеческих книг, а также в непрестанной Иисусовой молитве, откуда черпал подлинные откровения и божественное вдохновение на предстоящий жизненный путь.

Начальное образование маленький Александр получил в Симантре на Халкидике, где жила его бабушка, а среднее (как и начальное, с отличием) завершил в Никее Пирейской, куда вернулся к своим родителям. Далее он продолжил учебу в Афинском университете: первые два года — на юридическом факультете, а потом — на богословском, на который перешел желая получить образование, соответствовавшее устремлениям его души.

Во время учебы в университете Александр с группой единомыслящих друзей, близких ему еще с гимназических лет, развернул серьезную деятельность по организации катехизической работы, проведению

бесед и прочих мероприятий. Тогда и проявились его душевные, духовные, административные и организаторские способности. Получив образование, он под влиянием воспитания и царившего в те годы настроения в обществе стал помышлять о принятии духовного сана с высокой целью миссионерства за рубежом, однако решил, что было бы лучше начать подготовку к этой деятельности в каком-нибудь монастыре. Для этого он направился к митрополиту Трикскому и Стагонскому Дионисию, который в недалеком прошлом принял на себя пастырское руководство этой митрополией и был известен как монахолюбивый епископ.

Постриг старца Эмилиана в монашество

Александр приехал в город Трикала в 1960 году и вверил себя руководству архипастыря, который 9 декабря 1960 года постриг его в монашество с именем Эмилиан. Имя новопостриженного было занесено в список насельников монастыря св. Виссариона под названием Дусйку. 11-го числа того же месяца преосвященный рукоположил его в диаконы в храме св. Параскевы города Трикала, а впоследствии направлял в разные монастыри Метеор, испытывавшие в то время недостаток в насельниках. В 1961 году на праздник Успения Пресвятой Богородицы митрополит Дионисий рукоположил отца Эмилиана в иереи в монастыре Битума.

После иерейской хиротонии отец Эмилиан поселился в монастыре Дусйку, где и пребывал в течение четырех месяцев, до декабря того же года. В этом пустынном и уединенном месте он жил в полном одиночестве и безмолвии, изо всех сил и со всей ревностью ища Бога, «спасающего от малодушия и от бури». Господь по Своему Промыслу внял его сокровенным молениям, явился Своему рабу и, преображая его существо во свете, открыл ему «пути жизни». После этого откровения отец Эмилиан всецело устремился к монашеской жизни, обратив к ней все свое желание и силы, и, видя перед собой развалины монашества (в то время в Греции оно находились в упадке), с величайшим дерзновением и окрыляющей надеждой мечтал о его возрождении и обновлении.

Старец — игумен Великих Метеор. Его многосторонняя деятельность в Трикской митрополии

Митрополит Трикский Дионисий, горячо любивший монашество, в конце 1961 года отозвал отца Эмилиана из Дусйку и поставил игуменом в монастырь

Преображения в Великих Метеорах. Там отец Эмили- ан жил сначала в одиночестве. Несмотря на свое хрупкое здоровье, он неутомимо совершенствовался в аскетической, сокровенной и таинственной жизни, подкрепляя себя великодушным терпением. Ночи он проводил в бдении, непрестанно молился, скрупулезно и систематично изучал аскетические и прочие святоотеческие творения. С неутолимой жаждой он искал и исследовал все тексты, относящиеся к организации и деятельности православного монашества, особенно общежительного, вникал в содержание монашеских установлений Православной Восточной Церкви и уставов выдающихся древних монастырей.

Несмотря на то, что жизнь старца протекала в подвиге безмолвия, 1 января 1962 года митрополит возводит его в сан архимандрита и возлагает на него служение проповедника и духовника, а также поручает работу по окормлению молодежи епархии, назначив его

одновременно настоятелем храма Богородицы Посетительницы в городе Трикала.

С тех пор и до самой своей болезни старец служил почти ежедневно. Всегда спокойный, радостный, приветливый, благородный и священнолепный, он жил и животворился Хлебом жизни. Бога нося во утробе своей и Божественным сиянием блистая, вышел он к верующим из своих пещер как «светильник, горящий и светящий», привлекая народ Божий своими духоносными проповедями и научая его «со всякой премудростью и разумением духовным».

У дверей исповедальни его всегда окружало множество молодежи и детей, ради которых он не жалел труда и времени, слезной молитвы, «а притом и самой жизни своей». С этого времени начался новый период в жизни досточтимого старца. Он был уже не один, но стал отцом для множества «сынов и дщерей» Божиих, он жил и сознавал себя истинным апостолом. Свою жизнь он посвящал духовным чадам с полной свободой, никогда не ожидая ни малейшего воздаяния или ответного чувства. Среди множества его учеников было немало таких, которые решили посвятить себя монашеской жизни (со временем из них сформировался первоначальный костяк братства монастыря в Метеорах), другие избрали для себя священство, третьи решили вести семейную жизнь в миру. Однако все его ученики ощущали себя одной большой духовной семьей, собравшейся вокруг монастыря.

В 1963 году в Великих Метеорах поселились два первых монаха. В 1965–1966 годах послушниками отца Эмилиана стали многие выпускники гимназии. 6 августа 1966 года митрополит Дионисий, старец отца Эмилиана, постриг его в великую схиму. Возрождение монашеской жизни в Метеорах и преуспеяние молодого, но уже духовно богатого чада весьма радовали преосвященного архипастыря и наполняли его сердце благими надеждами.

С самого начала своей жизни в Метеорах отец Эмилиан установил духовные связи с современными ему подвижниками: отцом Афанасием (Хамакиотисом), отцом Димитрием Гагастафисом, отцом Амфилохием Патмосским, отцом Филофеем (Зервакосом), отцом Симоном (Арванитисом), отцом Дамаскином (Катракулисом). В этот же период старец сблизился со знаменитыми ныне сербскими иерархами, высокопреосвященным Амфилохием (Радовичем) и преосвященным Афанасием (Евтичем) — тогда еще студентами Афинского университета, духовными чадами святого старца, прп. Иустина (Поповича), столпа Сербской церкви. (В 1976 году отец Эмилиан посетил прп. Иустина уже как игумен монастыря Симонопетра.)

В то же время отец Эмилиан начал совершать и паломнические поездки на Святую гору, желая обогатиться духовным опытом ее подвижников. Он познакомился с блаженной памяти старцем Паисием и, поднявшись почти до вершины Афона, встретился с великим делателем послушания отцом Ефремом Катунакским. С тех пор между ним и отцом Ефремом установилась особенная духовная связь, про которую последний часто говорил: «Я нашел своего старца, которого потерял, другого старца Иосифа, златоустого и досточтимого отца Эмилиана».

В 1968 году отец Эмилиан постриг молодых послушников и с глубокой предусмотрительностью, или, лучше сказать, прозорливостью, заложил основы общежительной жизни нового братства Метеор. Имея проницательный взор, он с самого начала избрал себе преемника, в то время ученика гимназии Эммануила Раптиса, а ныне игумена монастыря Симонопетра, архимандрита Елисея.

Одновременно старец заботился и об устроении женского монастыря. К 1972 году, после многолетних испытаний и трудностей, начало свою жизнь сестринство, которое, во главе с нынешней игуменией Никодимой, временно поселилось в монастыре Святых Феодоров вблизи Метеор. Хотя сестринство в то время делало лишь свои первые шаги, мудрый старец уже готовил для него устав — свое духовное завещание, единственный собственноручно им написанный текст, который он передал сестрам 5 мая 1975 года — тогда, когда они окончательно обосновались на территории современного монастыря Ормилия.

Игуменство в монастыре Симонопетра

В январе 1970 года неожиданно отошел ко Господу митрополит Дионисий. Желая обрести более подходящее для монашеского жительства место, вдали от шума и наплыва туристов, братство Великих Метеор в конце 1973 года переселилось на Святоименную гору. Этому способствовали и настойчивые просьбы насельников монастыря Симонопетра, страдавшего от малочисленности братии. Так как место игумена по кончине архимандрита Харалампия пустовало, 25 ноября 1973 года прежняя братия обители Симонопетра, согласно святогорским правилам, провела выборы нового игумена. Им стал отец Эмилиан. 17 декабря последовала его интронизация Священным Кинотом.

Святогорские отцы приветствовали переселение метеорского братства на Афон, возлагая на него большие надежды: и в самом деле, этому примеру последовали и другие братства, так что число монахов на Святой горе впоследствии значительно возросло.

Досточтимый старец, не оставляя своего молитвенного бдения, служения Божественной литургии и исполнения прочих обязанностей, с ревностью приступил к реорганизации внутренней жизни нового братства. С мудростью и рассудительностью он принял святогорскую традицию с ее уставами, но приложил к ней и свою личную печать: основываясь на Божественных писаниях святых отцов, которые он усердно изучал, он создал устав монастыря. С любовью и уважением относясь к опыту старых насельников монастыря, отец Эмилиан, значительно пополнив братство, присоединил к этому опыту юношеский энтузиазм, целеустремленность и ревность молодых монахов. Своим добрым управлением и отеческим окормлением старец восстановил авторитет этого славного древнего монастыря, продолжив многовековое монашеское предание обители.

Организация подворий монастыря Симонопетра в Греции и за ее пределами

После обоснования братства на Святой горе старец по-отечески заботился о благоустройстве сестринства, переехавшего 5 июля 1974 года в Ормилию (Халкидики), на старое Благовещенское подворье обители Ватопед. Это подворье было куплено монастырем Симонопетра и, по соизволению местного епископа и при содействии Священного Кинота, стало с того времени подворьем обители Симонопетра. Старец подъял на себя огромные труды и перенес множество скорбей ради восстановления этого маленького разрушенного подворья, став для новосозданной обители мудрым и благородным ктитором. Все приходилось начинать с нуля. Для того чтобы сестры могли вести уединенную монашескую жизнь, отец Эмилиан

в 1980 году начал, содействием Божией благодати, с помощью верующих людей строительство монастырских зданий, так что примерно через пятнадцать лет на этом месте вырос большой общежительный монастырь. Неописуемы были радость и волнение старца 14 сентября 1980 года при закладке на подворье монастырского собора митрополитом Кассандры Синезием, в лице которого отец Эмилиан нашел рассудительного и благоразумного архипастыря.

25 октября 1991 года подворье приобрело статус Патриаршего ставропигиального монастыря, что подтверждается официальной грамотой блаженнейшего Вселенского патриарха Варфоломея.

Следуя примеру святых отцов, всегда приходивших на помощь своим ближним в их нуждах и немощах, старец в 1982 году вблизи подворья основал Центр духовной и социальной поддержки «Богородица Человеколюбивая» на средства, унаследованные от приснопамятного капитана Иоанна Хаджипатераса. Центр работает под наблюдением и при попечении сестринства как скромное и бескорыстное приношение сестер Ормилии населению округи.

Старец считал частью монастыря Симонопетра и все его подворья: Вознесения в Афинах, св. Харалампия в Салониках, прп. Никодима в Пендалофо (Гуменисская митрополия), а также св. Антония, Преображения Господня и Покрова Пресвятой Богородицы — во Франции. Ко всем этим подворьям он проявлял интерес, любовь и оказывал всемерную поддержку, потому что многие люди, приходя туда, обретали для себя Церковь.

Особенную заботу и попечение отец Эмилиан проявлял к приезжавшим из-за границы инославным христианам, многих из которых он обратит в православие, крестил и постриг в монашество. Среди них особое место занимают архимандриты отец Плакида (Дезей) и отец Илия (Раго) с их общинами. Из этих общин в период с 1979-го по 1984 год, при постоянном руководстве и поддержке старца, возникли, как мы уже упомянули, три подворья монастыря Симонопетра во Франции: одно мужское — св. Антония и два женских — Покрова Пресвятой Богородицы и Преображения Господня, которые ныне вносят свой вклад в распространение православного монашества на Западе. С 1980 года отец Эмилиан несколько раз ездил на подворья во Францию, чтобы наставить и укрепить молодые общины. Тогда же он навестил в монастыре Честного Предтечи (графство Эссекс в Англии) и приснопамятного старца Софрония (Сахарова), с которым его соединяла взаимная любовь и глубокая духовная связь. В 1988 году отец Эмилиан присутствовал на проходивших в Эссексе торжествах прославления прп. Силуана Афонского и освящения храма в честь новопрославленного святого, а в 1993 году, незадолго до кончины старца Софрония, откликнулся на его приглашение освятить новопостроенную крипту, которой предстояло стать местом последнего упокоения отца Софрония.

Как игумен, старец участвовал в общественных делах Святой горы, в заседаниях ее высших законодательных органов, в регулярных и внеочередных заседаниях Священного Кинота, охотно содействуя своим опытом и рассудительностью разрешению многих святогорских проблем. Многократно отец Эмилиан представлял Святую гору перед Вселенским патриархом, государственными органами и в других местах как член комитетов Священного Кинота и прочих церковных делегаций.

Все силы своей души старец отдавал духовничес- кому служению, являясь отцом для братства Симонопетра и сестринства Ормилии, не оставляя при этом сладчайшее уединение и умное безмолвие монашеской жизни. Однако любовь к народу Божию и Церкви заставляла его по временам откликаться на

приглашения епархиальных архиереев и прочих лиц и проводить беседы или участвовать в богословско- монашеских съездах в Греции, на Кипре и в других странах, для наставления христоименной паствы.

«Всегда видя перед собой Господа», старец принимал любые затруднения свободно и естественно, с абсолютным спокойствием и радостью, как Божие благословение. С таким же мирным расположением духа он воспринял и большой пожар в августе 1990 года, который охватил большие территории на Святой горе и стал серьезной угрозой для монастыря Симонопетра.

Уход на покой в монастырь Ормилия

С начала 1995 года серьезное заболевание заставило досточтимого старца постепенно устраниться от исполнения игуменских обязанностей и покинуть любимый монастырь и дорогую для него Святую гору. В 2000 году старец передал игуменский жезл в руки нынешнего настоятеля монастыря Симонопетра преподобного архимандрита Елисея, который с сыновней преданностью продолжает его дело. Сам же старец удалился на покой в монастырь Ормилия, со многим терпением «восполняя недостаток в плоти своей страстей Христовых, ради тела Христа, которое есть Церковь».

Из богатого духовного наследия старца лишь малое количество текстов было опубликовано в период его деятельности, так как сам он, имея единственной целью воспитание и душевное благоустроение своих чад или церковной паствы, смиренно избегал издания своих книг.

Слова старца Эмилиана обнаруживают опытное знание обсуждаемых вопросов, его поучения отличаются глубоким анализом разбираемых тем и непосредственностью в манере изложения. Беседы старца составляют многоценное наследие и духовную сокровищницу для монахов его братства. Этот «сосуд», наполненный «вином неразбавленным», который из-за вынужденного молчания старца в последние годы стал позолоченным и посеребренным, оберегается обеими монашескими общинами как драгоценнейшая святыня и изливается в Церкви Божией как служение любви.

Труд записать многочисленные беседы и слова старца взяли на себя сестры монастыря Ормилия, которые и приступили к их изданию в 1995 году. Они выпустили пятитомную серию «Слова и наставления», а также толкования творений прп. Исаии Отшельника, прп. Исихия Иерусалимского; толкование жития прп. Нила Калабрийского; толкование монашеских канонов, беседы об отношениях между старцем и послушником. Часть работ издана на английском, французском, румынском, русском и сербском языках.

Забота об издании всех духовных трудов старца Эмилиана является проявлением сыновней любви

и вечной признательности его чад. Планируется выпустить разные его труды: беседы и проповеди, толкования творений святых отцов (прпп. Григория Синаита, Максима Исповедника, Фалассия, Феогноста), исследование монашеских установлений и практической жизни (беседы о монашестве, монашеских правилах, жизни монаха), толкование жития прп. Ромила, толкования библейских, гимнографических и богословских текстов (псалмов, пророчеств, песнопений и др.).

Время игуменства старца в монастыре Симонопетра считается ныне одним из благословенных периодов его новейшей истории, которым монастырь гордится. Как раз в этот период и вся Святая гора, при покровительстве Богоматери, наполнилась монахами и пришла в цветущее состояние. Как говорит сам старец, «монашеское братство киновии, живя в своем собственном ритме, живет по существу в Церкви и для Церкви как сердце или другой член Ее тела, и оценивается не по размаху внешней деятельности, но главным образом по ревностному исканию Бога. Так монахи достигают богоподобна, привлекая и других к Божественной жизни» («Устав общежительного монастыря Благовещения Пресвятой Богородицы»).

Иеромонах Серапион (монастырь Симонопетра)

ТОЛКОВАНИЕ НА ПОДВИЖНИЧЕСКИЕ СЛОВА АВВЫ ИСАИИ


Слово первое. Заповеди аввы Исаии жившим с ним братьям

Слова аввы Исаии очень просты по своему языку и по форме изложения мыслей, но чрезвычайно глубоки по содержанию. Чтение их вызывает радость и оставляет впечатление, что ты находишься в цветнике, где растут благоухающие цветы самых разных оттенков, услаждающие твои чувства.

Авва Исаия — один из тех святых, о жизни которых мы знаем очень мало. Должно быть, он жил в Египте в IѴ веке, но возможно, что и в V, однако его не следует отождествлять с еретиком того времени Исаией. Отцами Церкви он причислен к лику святых. И он действительно святой, как это видно из его сочинений. Несмотря на это, помимо общего празднования всех в постничестве просиявших святых отцов, отдельного дня его памяти нет.

Очевидно, что он был подвижником и имел несколько учеников: Петра, Елисея и других, имена которых мы встречаем в его писаниях, но сколько в точности их было, неизвестно. Единственное, что мы знаем, — это то, что он был безмолвником и обращался с поучениями к безмолвникам. Его ученики, вероятно, жили вместе с ним, но, может быть, у них была своя келия, неподалеку от келии их наставника, который руководил ими в духе своего учения.

Его слова, хотя они адресованы его духовным чадам, обращены ко всякой душе, проходящей путь духовной жизни. Итак, давайте рассмотрим первое слово, которое представляет собой предварительное наставление аввы Исаии для желающего следовать по его пути.

Как правило, отцы давали послушнику некоторые основные указания, чтобы он мог жить духовной жизнью рядом с ними. Когда преподобный Павел Препростый пришел к Антонию Великому, все, что сделал и что показал ему Антоний Великий, стало правилом для всей его жизни. То же самое делает и авва Исаия, раскрывая перед учениками свои жизненные принципы.

Если желаете пребывать со мною, послушайте ради Бога. Сидите каждый в своей келье со страхом Божиим и не пренебрегайте вашим рукоделием по заповеди Божией. Не будьте нерадивы к поучению в слове Божием и к непрестанной молитве.

Если желаете пребывать со мною. Монашеская жизнь, по своему определению, — это жизнь с каким-то человеком. Это не принятие некой идеологии и не удовлетворение стремлений, которые человек может начертать в своем сердце, равно как и не осуществление того, что он прочел в книгах. Вести монашескую жизнь — значит следовать за определенным человеком.

Таким образом, центр всего для монаха — один человек, старец. Смысл жизни монаха, его мировоззрение, желания, трудности, радости — все связано со старцем. Любое событие в его жизни зависит от того, как на него посмотрит и как к нему отнесется старец, примет он его или отвергнет, улыбнется он или нахмурится. Над всем стоит старец, потому что его я выбрал проводником на своем духовном пути.

Так что моя задача — всегда видеть перед собой старца, чтобы и я смог быть его монахом. Тогда я истинный монах. Как всякий человек является гражданином определенной страны на земле, точно так же и всякий монах живет возле определенного человека и не может принадлежать всему монашеству вообще.

Если желаете пребывать со мною, послушайте ради Бога. Само это выражение показывает, что Бог пока еще неосязаем для учеников аввы Исаии. Он Тот, о Ком они думали, но Кого не знают, поэтому авва и подчеркивает: послушайте ради Бога. Он не говорит: «Послушайте во Христе», как сказал бы апостол Павел, потому что «во Христе» означает «вместе со Христом»: Христос раскрывает нечто предо мной, и я туда устремляюсь.

Послушайте ради Бога. Послушай Того, Кто призвал тебя, Кого ты не знаешь и не видел, Кого ты не понимаешь и Кого, вероятно, оскорбил, отвергая Его повеления, но Кто является для меня (твоего старца, за которым ты следуешь) мерой всего и ради Кого ты следуешь за мной.

Значит, монашеская жизнь — это жизнь личная и, как бы мы выразились, проникнутая любовью. Это два сердца, которые проходят свой путь вместе с братьями, живущими и жившими во Христе. Но несмотря на то, что монашеская жизнь — нечто весьма близкое, отрадное, усладительное, понятное и очевидное в наших глазах, это одновременно и таинство, потому что связь послушника и старца является образом связи с невидимым и неосязаемым Богом.

Эта связь имеет для меня значение, когда она действительно ведет к Богу. Ни моя любовь, ни твоя любовь, ни мой труд, ни твой труд, ни наши стремления, подвиги и добродетели не имеют значения. Единственное, что важно, — это то, чтобы моя связь со старцем вела меня в конечном счете к Богу, Которого я должен осязать и Которому должен сказать: «Господь мой и Бог мой!» Когда? Когда захочет Божественная благодать. Сейчас важно, чтобы я желал оставаться со своим старцем.

Сидите каждый в келье своей со страхом Божиим. Место борений и закалки сердца, место, которое сдерживает помыслы, страсти и нас самих, которое нас утесняет, чтобы заставить высоко парить, — это келья.

Со страхом Божиим. У новоначального (а человек может оставаться новоначальным и после двадцати, и после сорока лет монашества, потому что это зависит от того, как он живет, а не от того, сколько лет он монах) нет ощущения сладости и красоты Бога. Это для него пока что мечта, сновидение, а вот страх Божий может быть у всякого. Всякая душа чувствует, сколь велик и страшен Бог. Всякого человека охватывает трепет, когда он думает о неприступности и небесном величии Бога. Нет человека, который не боялся бы Бога в трудный момент своей жизни, даже в том случае, если он кажется неверующим.

Авва Исаия, конечно, имеет в виду не вложенный в природу человека страх, но добровольный страх любви, благоговейный трепет перед Богом. И когда мы говорим о том, что страх Божий есть у всякого человека, то имеем в виду чувство величия Бога, перед Которым гибнет всякая плоть. Это чувство может испытать и новоначальный.

Если я потеряю страх Божий, то уже не смогу удержаться в монастыре. Я не приду к любви, не достигну совершенства, не приобщусь к Богу, потому что страх Божий — это начало премудрости.

И не пренебрегайте рукоделием вашим по заповеди Божией. Не будьте нерадивы к поучению в слове Божием и к непрестанной молитве. От низшего авва переходит к высшему: от работы к поучению и от поучения к молитве, для того чтобы показать, прежде всего, лествицу духовного восхождения новоначального монаха, а вместе с тем лествицу ценностей и опыта.

Читать без устали я смогу. А вот когда я захочу упражняться в непрестанной молитве, земля и преисподняя обрушатся на меня. Я буду начинать и оставлять молитву, буду весь сотрясаться. В конце концов молитву даст мне Сам Бог.

Рукоделие, послушание — это самое простое, что может делать всякий человек. Нет человека, который бы не работал, если только он не болен. Послушание для монаха — это средство спасения. В это время он предстоит пред Богом, совершенствуется, сокрушает свою волю. Это также и средство общения с братьями, место диалога, здесь человек связан с братьями, в особенности когда послушание требует совместной работы. Послушание сплачивает членов братства, потому что его я исполняю ради других, то есть для того, чтобы удовлетворить наши повседневные нужды, благоустроить кельи, храм, трапезу. Ясно, что послушание — это связь и общение с людьми.

Однако новоначальный, которым владеет леность, у которого пока мирской образ мыслей и нрав падшего человека, не чувствует этого. Потому авва Исаия и прибавляет: по заповеди Божией. То есть даже если послушание кажется тебе тягостным, утомительным, отвратительным или наводящим скуку, но, поскольку так велит Бог, у тебя не может быть никаких возражений. Оставляешь свое послушание — значит оставляешь своего Бога, оставляешь заповедь Божию. Когда и как можешь, по мере сил, ты должен трудиться с самоотвержением. Самоотдача при работе — основная предпосылка монашеской жизни. По этой причине авва Исаия выдвигает самоотдачу как первое условие для своих учеников.

Слова и не пренебрегайте означают, что я должен не просто работать, но работать с трепетом. С тем же страхом, с каким я отношусь к Богу, я должен заботиться и о своей работе, у меня должна быть совершенная уверенность в том, что мое дело — это служение Господу, домостроительство, которое доверил мне Господь. И оно будет моей славой, если Господь, возвратившись, найдет во мне верного домоправителя, по словам евангельской притчи.

Так что не пренебрегайте своим послушанием и всем, что с ним связано, будь то инструмент, стакан, тарелка, лист бумаги, книга. Послушание — не мое, мне поручил его Сам Бог, и от исполнения послушания зависит то, как будут развиваться мои отношения с Ним. Мои руки и все мое существо должны трепетать, когда я прикасаюсь к порученной мне работе.

Если я исполняю свою работу небрежно, просыпаю и не успеваю прийти вовремя, если я что-то порчу, исполняю работу так, как хочу я сам, а не так, как меня научили, если я исполняю ее тогда, когда имею к тому желание, то все это презрение к послушанию. В таком случае послушание для меня — какое-то вынужденное дело, а не заповедь Божия.

А Бог сказал, чтобы я работал, и работал как верный домоправитель.

Не будьте нерадивы к поучению в слове Божием и к непрестанной молитве. Хорошо видно, насколько верным путем ведет своих учеников этот человек, который был так прост и так смиренен, но в то же время, как кажется, обладал знанием древней мудрости. Сразу, с самого начала, он делит все наше время на три качественно различных отрезка: послушание, чтение и молитву. У монаха, кроме этих трех занятий' никакого другого делания нет.

О чтении святитель Афанасий Великий говорит: «Когда восходит солнце, пусть оно застает тебя с книгой в руках». Одни отцы наставляют читать ночью, а другие говорят, что с книгой в руках тебя должен застигать заход солнца. Таким образом, святые отцы охватывают все времена суток, для того чтобы показать, что для чтения подходит любое время, в особенности ночь. Поучение в слове Божием — это Божие домостроительство, выражение Его долготерпения к человеку, очки, которые нам надевает Бог из-за близорукости нашего сердца.

Предмет наших исканий — Бог, потому что мы последовали за старцем ради Него. Но Бога я не вижу, не слышу, не понимаю, не люблю, а часто и не верю в Него (хотя и думаю, что верю). Однако же я крещеный, я монах, я подвижник, борец. Этот Бог для меня «какой-то Бог», пока еще неведомый. Он на самом деле живет на небе, рядом со мной Его нет. Для того чтобы Его познать, я чаю воскресения мертвых. Это Бог, Которому я много раз молился, а Он не слышал меня, точнее, я думаю, что Он меня не слышал. Это Бог, Которого я умолял, и Он мне улыбнулся, но потом встал и ушел. Я весь в напряжении, страхе из-за своих трудностей, нездоровья, желаний, грехов, а Он спокойно спит на корабле: сегодня на носу, завтра на корме, в другой раз в трюме. Всегда Бог что-нибудь делает, но у меня нет возможности ощутить и полюбить Его так, как я хотел бы.

Поучение в слове Божием как раз и разрешает это затруднение, поэтому я говорю, что оно есть некое истощание Бога, которое Он совершает ради нас. Бог истощается, раскрываясь внутри текста, в строках, буквах и смыслах, в духе священного писателя, который оставил себя, свой закон, мысль, дыхание, присутствие в своих сочинениях. Можно сказать, что он оставил как бы некий запас Самого Святого Духа и таким образом я, читая книгу, сокрытой в ней благодатью писателя и действием Святого Духа приближаюсь к Богу и всему Божественному.

Итак, чтение — это некое долготерпение Божие, которое вводит нас в область таинств, сокровенного общения с Богом, потому и говорит авва Исаия, и не будьте нерадивы к поучению в слове Божием. Какая бы причина ни заставляла меня пренебречь чтением, она необоснованна, и мое уклонение от чтения — это падение в моей духовной жизни.

Так что пусть время для чтения будет отведено и днем, и в особенности ночью. Конечно, преобладать должна молитва, и хорошо бы когда-нибудь всему нашему братству, а не отдельным людям достичь того, чтобы вся ночь была для нас временем молитвы. Но сейчас, пока мы еще новоначальные, пусть наше время будет поделено на молитву и чтение, при помощи которого можно легко обрести Бога.

Чтение — это в первую очередь искание Бога. Однако когда мы читаем что-то мирское, тогда мы делаем прямо противоположное: наполняем себя помыслами, сомнениями, тем, что относится к миру, и делаем свою жизнь несчастной. Как монахи, мы оставили все

мирское за воротами монастыря. Только если монастырь поручает мне ради послушания изучать что-то иное, я могу это принять. В противном случае любое мирское чтение — это выход из монастыря.

И к непрестанной молитве. Когда авва Исаия говорит «молитва», он имеет в виду стремление человека соединиться с Богом, выражение его желания умом познать Бога. Молитва — это, так сказать, человеческий элемент, то, что я могу принести Богу. Я могу помолиться, то есть вступить в общение с Богом через слово, посредством ума и сердца. То, что я могу делать, я делаю, и конечно же, делаю непрестанно.

Авва говорит: и к непрестанной молитве, потому что его монахи были пустынниками, и все их работы всегда сопровождались молитвой. Работа, конечно же, не молитва, но может напитываться нашей молитвой. Непрестанная молитва — это дело не только пустынника, но и общежительного монаха. Наша келья это место молитвы и полного молчания. Но несмотря на это, в общежитии есть относительная свобода, простор, разнообразие, ведь общежитие — это не одна только келья. Впрочем, без сомнения, чем больше человек остается один, чем больше подвизается в непрестанной молитве в келье и на послушании, тем быстрее он достигает Бога.

Если же я иду постирать свою одежду и во время стирки разговариваю, если я иду в канцелярию, чтобы что-то попросить, и разговариваю, если я всегда, при всяком своем выходе из кельи нахожу повод поговорить, то все эти беседы рассеивают молитву, распыляют ее. Если хотите, разговоры — это некое дезертирство от молитвы, потому что она удаляется, когда вмешиваются уста и произносят посторонние слова. По Своей ревности Бог не желает входить в наши уста, когда в них есть чуждые молитве слова, а тем более когда наш ум и сердце занимаются посторонними предметами.

Посредством уст обнаруживаются глубины человеческого сердца. Слово — это или зловоние, или благоухание сердца. То, что сокрыто внутри сердца, выходит посредством слова. Едва человек откроет рот, как ты сразу понимаешь, что у него внутри. Бог? Грех? Смрад? Распущенность? Эгоизм? Мирской дух? Сразу все становится ясно. И потому жаль, что наши уста становятся зловонной выгребной ямой. Было бы лучше, если бы они оставались закрытыми, так чтобы зловоние оставалось внутри, для того чтобы Бог, когда Он посетит наше сердце, обнаружил его и уничтожил. Иначе, если оно от нас исходит, то затем вновь к нам возвращается, и таким образом молитва окончательно теряется.

Итак, труд, чтение и постоянная молитва — это основы монашеского воспитания, которое дает авва Исаия. Работа предоставляет нам возможность иметь в жизни некоторое разнообразие и размеренность. Чтение создает определенный настрой, поддерживает наше устремление к Богу, а непрестанная молитва это непосредственное, объединяющее начало в наших отношениях с Ним. Если мы думаем, что есть другой путь монашества, то мы заблуждаемся.

Храните сердце свое от чуждых помыслов, чтобы ничего не помышлять ни о человеке каком, ни о чем-либо из вещей века сего, но всегда исследуйте, в чем преуспеваете, и старайтесь исправиться.

В одно предложение авва Исаия включает все основные понятия духовной жизни. Почему он говорит: Храните сердце от чуждых помыслов? Мы часто считаем, что опасны только греховные помыслы. Но такое мнение — один из видов духовного сна. Представьте, что мы спим и видим себя царями, думаем, что наша жизнь совершенно беспечальна, потому что все у нас есть. Так и в состоянии бодрствования, которое на самом деле является сном, мы думаем, что опасны только греховные помыслы.

Помысел — это всегда нечто чужеродное и оправдан он только в том случае, если я намеренно направляю силы своего ума на что-то позволительное. Когда я молюсь, я не имею права впускать помысел в ум, иначе ум отклоняется от молитвы и теряется ее цельность. Помысел в таком случае сочетается с умом и его невозможно отделить. Напротив, когда я читаю Священное Писание или книгу аввы Исаии, я могу размышлять, для того чтобы понять их смысл, то есть могу прибегнуть к своему суждению, пониманию, разуму.

Но здесь авва говорит не об этом, он имеет в виду те помыслы, которые входят в ум и чужды Богу. Холодный воздух, проникающий в комнату извне, — это нечто чуждое ей. Так и помысел, проникающий в мой ум, чужд Богу, Которому принадлежит дом моего сердца. Следовательно, от чуждых помыслов означает «подальше от всякого помысла, потому что он не мой». Например, я собираюсь предстать пред Богом. Как только мне придет какой-то помысел, мое предсто- яние заканчивается, и пред Богом уже стою не я, но мой помысел.

Но что если я страдаю от помыслов? Если хочу молиться, а ко мне приходят помыслы? Если хочу совершенно от них освободиться и не могу? Это борьба, если, конечно, это действительно так, а не только представляется нам. Тогда пред Господом мы подвижники, тогда мы мученики, герои, страстотерпцы. Такая брань с помыслами, как правило, бывает очень короткой. Бог забирает ее у нас, если, конечно, мы расположены избавиться от помыслов, если мы понимаем, что помыслы чужды нам. Но здесь мы не говорим о человеке-подвижнике. Такого посетит Сам Бог очистит его и «обитель у него сотворит», а значит, в его сердце не будут уже сосуществовать и Бог и помыслы.

Любой помысел всегда чужероден. Как глазу нестерпимо попадание инородного тела, соринки, он стремится от нее избавиться, точно так же действуют и наши сердце и ум. Однако помысел подступает к нам потому, что находит отклик в нашем сердце. Молния попадает не куда угодно, но только в то, что ее притягивает: в высокое дерево, металлическое острие. Точно так же и помысел, как молния, попадает в то сердце, где находит себе нечто сродное. Наши помыслы соответствуют желаниям нашего сердца так же, как и сны человека, только в снах душа действует подсознательно, а в помыслах участвует и наша воля.

Итак, помысел — это то, что мы любим и к чему привыкли в своей жизни. Например, если я часто обнимаю своего брата, то потом хочу обнимать его все время, так точно и помысел есть лицо, вещь, намерение — что-то такое, что существует, духовно или вещественно, — которые я обнял, полюбил, пережил. Как в миру муж любит и обнимает жену, а потом постоянно к ней стремится, так и я люблю эту реальную для меня вещь и желаю, чтобы она вновь и вновь ко мне возвращалась.

Помыслы чужды не тому, что находится в нашей душе, но нашей природе. В действительности им нет места внутри нас, мы сами их впускаем, оставляя для них открытым окно, что обнаруживает немощь нашей воли, то есть то, что мы еще не возлюбили Бога как подобает, не предались Ему.

Помыслы приходят и тогда, когда мы хотим оправдать себя. Например, я не иду в церковь, и ко мне приходит помысел, что если бы я пошел, то из-за плохой погоды я бы простудился, у меня заболело бы горло и я не смог бы вечером петь. Это помысел? Нет, просто самооправдание. Последите за своими помыслами.

Вы убедитесь, что они всегда оправдывают то, что у вас внутри, то плохое, что вы хотите скрыть. Я хочу скрыть свой грех, поступок, нерадение, то, что я не молюсь. Тогда приходят помыслы и все устраивают как мне надо.

В действительности помысел — это следствие страсти, греха, действия сатаны, прародительского падения, «живущего в нас греха», который делает нас слабыми и неспособными жить Богом всецело, делает нашу волю немощной, а сердце — бессильным любить Господа, делает нас больными. Как у больного отнимаются ноги и он не может стоять прямо, так же действует в нас и болезнь греха. И поэтому мы в конце концов свыкаемся с помыслами. Но авва Исаия говорит: никогда не будьте нерадивы, храните сердце свое от чуждых помыслов. Не оправдывайте их, не впускайте их внутрь, не беседуйте с ними. Чем больше я беседую с помыслами, тем больше усваиваю их себе.

Далее говорится о помыслах, которые более опасны: Чтобы ничего не помышлять ни о человеке каком, ни о чем-либо из вещей века сего. Нас окружают люди и вещи. Но не размышляйте совсем ни о человеке, ни о вещи. С самых первых своих наставлений авва Исаия даже в жизнь подвижника и пустынника вводит людей, потому что монашеская жизнь, как мы сказали) — это жизнь в обществе. Говорят, что монах уходит из общества, — крайне наивный взгляд! Напротив, монах в обществе создает еще и свое особое общество. Монах — это центр общественной жизни, ее пульс.

Никогда монашеская жизнь не была жизнью в одиночестве. Такая жизнь считается не монашеством, а полным безмолвием. Монах — это всегда живущий в общении человек. Конечно, будет ли он жить вместе с пятью или пятьюдесятью пятью монахами, — это уже его выбор. Но всегда ему приходится иметь дело с окружающими людьми, поэтому с самого первого дня авва Исаия говорит тем, кто приходит жить рядом с ним: Ничего не помышляйте ни о каком человеке.

Приведем пример. Рядом со мной работает брат. Он хорошо работает или плохо, сам он хороший или плохой? Если ты дашь ему какую угодно оценку, то тут же потеряешь Бога. Если ты судишь о нем как о хорошем, то после против тебя вооружится помысел, ты почувствуешь разочарование или свою неполноценность и будешь считать Бога повинным в этом. А если ты поставишь ближнего ниже себя, то впадешь в эгоизм. Вот так: судишь человека и теряешь Бога.

Мнение, которое мы имеем о ком-либо, даже просто помысел о нем, становится отправной точкой, причиной нашего разобщения с этим человеком. Тогда мое общение становится разобщением, в то время как монашество — это общение. Лишь только я противопоставлю себя какому-то человеку, рассуждая или размышляя о нем, тут же воздвигаю неприступную стену между ним и мною. С этого дня я разлучаюсь с братом, а затем и с братством.

Обыкновенно в своих суждениях мы всех считаем никуда не годными: этот плохо работает, этот не молится, тот не имеет веры, у другого нет любви, нет упования, нет Бога, нет нравственности, у того с головой не в порядке, он не любит Бога. Позволь помыслам действовать в своем уме хотя бы самое малое время — и твой ум может стать местом множества крушений, потому что невозможно, пустившись в рассуждения, не счесть других ни к чему не годными. И даже если ты не знаешь всех худых сторон человека, их отыщет сатана.

Но, как я вам сказал, даже доброе нас разлучает. О том добром, что есть у ближнего, мы можем только говорить, но не размышлять. То есть мы можем В каком-то обществе или при каких-то обстоятельствах похвалить человека, но не должны иметь о нем помыслов. Если мне кто-то попадет на язык, то попадет только для того, чтобы я его похвалил. Я отыщу его

дарования, добродетели и подвиги: те, которые у него есть и те, которые будут, телесные, душевные, духовные и скажу о них — вот то немногое, о чем разрешается беседовать человеку, но не размышлять.

Помысел — это блуждание и уклонение сердца. Если я размышляю, то пусть это будет размышление о Боге, Который постигается владычественной силой ума, и тут, как некий жезл, может помочь помысел. Но наши помыслы всегда сосредоточены на вещах или людях века сего. И потому никогда не заводи дружбы с помыслом и не питай любви к нему: он тебя искалечит, сделает тебя прелюбодеем.

Умоляя Бога с болью сердца, слезами и злостраданием, чтобы Он простил вас и впредь сохранил вас от впадения в те же грехи.

Ты можешь делать только одно: умолять Бога с болью сердца. Могу ли я заставить свое сердце ощутить боль? Если воспротивлюсь ближнему, то оно заболит. Но не эту боль имеет в виду авва Исаия. С болью сердца означает другое: то, что я делаю, должно быть неким отвержением самого себя, отречением от своего бытия, должно мне чего-то стоить; а поскольку отречение связано с сердцем, он и говорит: с болью сердца. Итак, буду умолять Бога с отрешением от себя. Как я отрицаю за Богом все: всякое свойство, всякую характеристику, чтобы достигнуть действительного постижения Бога и Божественной истины, так и себя самого я должен лишить всего, чтобы суметь достигнуть своего истинного существа, внутреннего человека, с которым может соединиться Бог.

Следовательно, с болью сердца означает освобождение от всего, что меня наполняет, крайнее истощание моего сердца, что делает мою молитву богоугодной.

Именно сердце свидетельствует мне, люблю я самого себя или о себе забываю, самоутверждаюсь или готов признать, что я ничто.

Далее авва упоминает о внешних подвигах, имеющих, однако, огромное значение, — о слезах и затем о злострадании, то есть телесном и душевном утеснении человека, потому что тот, кто живет в полном комфорте, не может жить христианской жизнью.

Итак, отрешением от своего существа и слезами, которые служат признаком покаяния, изменения и умиления пред Богом, а также злостраданием умоли Бога простить тебя и сохранить от впадения в те же прегрешения.

Каждый день имейте перед очами смерть и размышляйте о том, как вы выйдете из тела и как минуете власти тьмы, встречающие нас в воздухе, и как предстанете пред Богом; беспреткновенно простирая взор к страшному дню последнего суда и воздаяния каждому из нас за дела, слова и помышления.

Как мы сказали, авва Исаия своими беседами воспитывает своих учеников. И уже с самых первых строк он говорит о смерти, причем не как о чем-то страшном, скорбном, от чего нужно бежать, но как о том, что желанно, любимо и вожделенно и что всякий хочет встретить. Монашеская жизнь — это, собственно, смерть.

Кроме того, в монастырь человек приходит движимый сильнейшим желанием познать, возлюбить и увидеть Бога. Призвания к монашеству не бывает без такого устремления. Если же я иду под влиянием какой-то идеологии, то терплю неудачу. Скорее

всего, в таком случае я создам какого-то своего бога, буду думать, что служу истинному Богу, в то время как я буду служить идолу, которого сам воздвиг. Если я пришел в монастырь со своими идеалами, то быстро обнаружу, что каждый день исполнен опасности и приносит мне утомление, так что мне требуется много душевных сил.

Другая причина, по которой я могу прийти в монастырь, это желание покаяться, если я согрешил. В таком случае моим идеалом становится не совершенный человек или человек добродетельный, но путь покаяния. Я иду в монастырь не потому, что верю в то, что стану праведным и безгрешным, но потому, что монастырь — это путь покаяния. В этом случае человек может преодолеть и величайшие страсти, сильнейшие инстинкты, величайшие грехи и за относительно небольшой промежуток времени у него не останется даже воспоминания о своей прежней жизни.

И еще я могу пойти в монастырь потому, что о таком удалении от мира говорит Бог и отдает ему предпочтение, только у меня при этом не должно быть никаких собственных идеалов. Тогда, поскольку я соединяю себя с Богом, поскольку я ухожу по той причине, что этого хочет Бог, всякий день в монастыре становится для меня необычайно легким и отрадным.

Можно пойти в монастырь и вынужденно. Из истории нам известны люди, которых принуждали стать монахами императоры. И хотя необходимое условие монашеского жительства — добровольность (поэтому и спрашивают приходящего к пострижению: «Не от некия ли нужды и насилия?» тем не менее Церковь никогда не отнимала у этих людей права оставаться монахами, напротив, она обязывала их принять эту жизнь. Несмотря на то что их насильно оскопляли и отправляли в монастырь, они, тем не менее, имели равные права и достоинство с прочими монахами, и в дальнейшем их путь заключался в том, чтобы сделать это вынужденное отречение от мира своей честью, знанием, опытом, любовью, желанием. Только при этом условии они могли жить в монастыре. И эти люди обычно достигали исключительного преуспеяния. Хотя к ним применили насилие, они жили монашеской жизнью и часто восходили на высочайшие ступени добродетели. Ведь человек, как только он на что-то решится, прекрасно может это осуществить: чего он хочет, того и достигнет. Бог дает нам то, «что мы просим, что мы хотим».

Но авва Исаия советует нам иметь перед собой не Бога, Которого мы любим, не наши желания, не наши грехи, но смерть. Причина этого в том, что он хочет защитить новоначального от «торпеды», которая тому угрожает, то есть от стремления новона-

чального узнать, полюбить и увидеть Бога. Иными словами, то, что Сам Бог вложил в нас, становится нашей могилой, если расположение, устроение нашего сердца будет неправильным.

Что сказал Бог первозданному человеку, когда его сотворил? «Я создал тебя для того, чтобы ты любил Меня, чтобы ты жил со Мной в единении, чтобы стал богом. Я создал тебя, чтобы ты пребывал в непрестанном общении со Мной, а для этого повелеваю тебе каждый день вкушать плод от древа жизни, чтобы ты таким образом мог поддерживать это общение, возрастая в познании Меня и любви ко Мне. Если ты перестанешь вкушать от него, то умрешь, не станешь богом».

Обожение было единственной целью человека. Сама по себе любовь Бога, обнимающего все мироздание, была столь сильной, что Он не мог представить Себя любящим и любимым только среди Лиц Святой Троицы, но восхотел создать любящие и любимые личности, причастные Его Божественному наслаждению и сладости. Божественная сладость, Божественное наслаждение и причастие — это обожение человека. Бог не захотел быть единственным Богом, но пожелал сотворить и других богов. Эта величайшая предвечная любовь Божия облеклась, скажем так, в плоть и кости на кресте, когда Господь принял смерть за наши грехи.

Но в рай приходит сатана и спрашивает Еву:

Бог сказал вам, что вы станете богами?

— Да, — отвечает Ева.

— А зачем тогда вам мучиться всю жизнь, вкушая от плода, который Бог вам показал? До каких пор, в конце концов, вы будете ждать, что станете богами? Хотите стать богами? Съешьте плод с этого дерева и сразу станете ими. Бог сказал вам не есть плодов от него, чтобы вы сразу же не стали богами, как Он.

Кто знает, сколько лет предстоит Еве жить в раю, и, может быть, она устанет ждать, — так представил в тот момент сатана в ее воображении. Итак, сатана находит в Еве семя — желание обожения, и это желание становится ее могилой.

То же самое происходит и с монахом. Поэтому авва Исаия и говорит: «Смотри, чтобы желание богопознания, наслаждения Богом и созерцания Его, ради чего ты пришел в монастырь, не стало острием, которое тебя пронзит. Итак, отбрось его, отложи надежду. Не спеши достичь того, чтобы открылись твои очи и ты увидел Его Божество. Лучше пусть Бог сподобит тебя увидеть Его после того, как закроются твои глаза».

Конечно, мысль аввы Исаии заключается не в том, что в этой жизни мы не можем увидеть Бога, не можем наслаждаться Им и иметь о Нем явного извещения. Мысль его состоит в том, что мы должны жить как недостойные, как неспособные, просто храня свое чтение, работу и молитву, которые мы совершаем. Мы достойны только одного — умереть и отойти в землю. Поэтому он и говорит: Каждый день имейте перед очами смерть и размышляйте о том, как вы выйдете из тела.

Смерть, какой ее показывает нам авва Исаия, не является чем-то ужасным для человека. Монах добровольно идет на смерть, он желает «разрешиться» и рассчитывает, что смерть приведет его к этому.

Стремление человека увидеть Бога возвышается до желания смерти.

Апостол Павел говорит, что когда-то давно в своей жизни, четырнадцать лет назад, он видел Бога, почему и может называться апостолом. Кто знает, сколько раз еще он Его видел, но по смирению, а также потому, что важную роль в его жизни сыграло именно то явление Бога, он упоминает только о нем одном. Но когда он сталкивается с повседневностью, то задается вопросом: «Что мне делать? Жить или умереть? Мне полезней умереть, но пусть Бог делает то, что хочет, что полезно для Церкви». Он смотрит на смерть как на древо жизни, неизменно дарующее нам рождение во Христе, рождение, за которым уже не последует смерть.

Смерть приводит в действие ту силу, которая находится внутри человека и направлена к Богу, смерть обнаруживает напряженность стремления и любви

человека к Нему. Те, кто об этом забывают, как правило, люди унылые, разочаровавшиеся, несчастные. Они негодуют на Бога, потому что у них якобы нет того, что Бог им обещал, потому что они не наслаждаются Богом. Они стремятся получить то, чего просят, но забывают о том, что не это цель нашей жизни. Наша цель — это вечность в истинной жизни, во Христе.

А то, когда Бог посетит нас, — дело благодати и домостроительства Божия.

Нередко среди монахов встречаются люди, которые больше подвизаются единственно для того, чтобы насладиться созерцанием Бога: или больше молятся по четкам, или постятся. Они терпят крушение, потому что Бог не может сделать для них ничего. Они становятся «богоотводами», отстраняют от себя Бога, как молниеотвод отстраняет молнию от дома. И наоборот, они притягивают молнию к себе, становятся притягивающей силой для греха, отчаяния и сатаны. В особенности же они впадают в нерадение и развращенность, так что с высоты своей «святости», на которой, по их расчетам, им должен встретиться и открыться Бог, ниспадают в глубочайшие пропасти греха. И хотя они осуждали других по малейшему поводу, а сами желали увидеть Бога, возлюбить Его, насытиться Им, войти в рай, они совершают самые низкие, чудовищные поступки и ужасные грехи.

Бог нас призвал, чтобы сделать богами. А мы должны делать свою работу: с простотой и свободой жить в своем доме; и в подходящий момент Он придет и «обитель у нас сотворит». Предоставим Богу делать с нами то, что Он хочет. Предадим себя в Его руки. Все остальное: спешка, претензии — произрастает из нашей души, больной из-за греха, несчастья, неведения, эгоизма.

Авва Исаия наталкивает нас на мысль о чем-то очень жизненном. Он побуждает нас всякий день иметь перед глазами смерть. Каждый день имейте перед очами смерть и размышляйте о том, как вы выйдете из тела. Наверное, легко было бы сделать себе гроб и размышлять о том, что мы умрем, как делали и делают многие подвижники, среди которых и блаженной памяти отец Тихон, старец отца Паисия.

Легко также помнить о том, что стасидия — это наш гроб, символ воскресения, потому что мы сидим в ней примерно так же, как младенец в утробе матери. Гроб младенца — материнская утроба, из которой он воскресает для новой жизни. То же самое и наша стасидия, так же, как и наша кровать и келья. Все это символы гроба. Если хотите, даже наше тленное тело, которое станет пищей червям, может, несмотря на все зловоние своих страстей, грехов, пожеланий и вожделений, служить превосходным напоминанием о смерти.

Но это все вынужденная память о смерти, она не может быть сильной, тогда как слова аввы Исаии подразумевают, что человек изменяется, имея перед своими глазами смерть. Псалмопевец говорит: «Всегда я видел Господа пред собою», а здесь говорится, что нужно иметь перед своими очами Господа, заботясь о смерти, потому что смерть — это открытие врат. Как в чине освящения храма епископ говорит: «Возьмите врата, князи ваша, и возьмитеся врата вечная» — и открывает дверь, точно так же и смерть открывает врата, то есть вход перед нами в истинную жизнь, в храм Господень. Если мы не так ощущаем смерть, то по крайней мере будем о ней размышлять, пусть она занимает наш ум, и мы будем при этом радоваться.

Но подумайте, часто ли нас интересовало то, как мы умрем, как выйдем из тела? Вопрос этот имеет духовный смысл, который дает необходимое занятие уму и наполняет собой сердце. Можно было бы сказать, что постоянно иметь перед собой час смертный — это значит думать о том, как мы тогда будем трепетать, ужасаться, содрогаться, как будем принимать лекарства, чтобы продлить жизнь хоть на пять минут. Конечно, размышлять об этом полезно, и подвижник всегда это делает. Все святые влагают в наше сердце такие помыслы, но авва Исаия говорит здесь, собственно, не об этом. Его мысль — как в конечном счете вы встретите смерть.

Подвиг для христианина, как говорят святые отцы, — это средство ускорить переход в другую жизнь. Многие умирают от воздержания, от поста, от продолжительной тяжелой работы. Хотя, как показала история человечества, тот, кто ведет суровый образ жизни, живет, чаще всего, дольше людей, которые проводят жизнь расслабленную.

Однако бывает и по-другому. Поскольку подвиг разрушает тело человека, то он приближает его к смерти, пусть даже в конце концов человек проживет и сто пять лет, как Антоний Великий, или даже больше. Поэтому слова как выйдете из тела означают «трудитесь радостно, бодро, духовно, истинно пред Богом, делайте всё, что можете, чтобы выйти из тела. Живите ожиданием того, как вы выйдете».

Если мы ждем какого-то важного человека, то мы продумываем, как его примем, какие купим ему подарки, подготавливаем к его приходу церковь; точно так же и слова как вы выйдете из тела означают «как мы встретим Бога», то есть как предстанем пред Ним нагие. Видите, это выражение аввы дышит реализмом, это делание, несущее жизнь, предстояние пред Богом прежде всякого предстояния.

Как искренен авва Исаия! Он не пытается обмануть своих учеников, но вводит их в область подлинной действительности, туда, где можно узреть Бога. И продолжает:

И как минуете власти тьмы, встречающие нас в воздухе, и как предстанете пред Богом, беспреткновенно простирая взор к страшному дню последнего суда и воздаяния каждому из нас за дела, слова и помышления.

Мы видим, что авва Исаия связывает пределы вечности с настоящим моментом. Он не говорит о междуцарствии души, но соединяет момент нашей смерти со Вторым пришествием, когда уже не будет времени, а будет только вечность. Он связывает переживание текущего момента — переживание животворящей смерти, — с тем днем, когда сначала воскреснут мертвые, как говорит апостол Павел, а затем преобразятся тела живых, которые уже никогда не умрут, и все они вместе выйдут навстречу Богу и будут судимы. Иначе говоря, он связывает келью, видение и желание смерти с последним днем.

Икона воскресения Христова, сошествия во ад изображает, как Господь одной рукой берет Еву, а другой — Адама, попирает врата ада и воскрешает весь человеческий род. Это изображение эсхатологического момента, потому что изображенное пока еще не произошло, но только должно произойти, однако вместе с тем в истории Церкви это уже свершилось. Подобно Христу и авва Исаия простирает свои руки и связывает настоящий момент, когда я вхожу в свою келью, с вечностью. Он упраздняет для меня все: место, время, потусторонний мир — и делает меня вселенским, вечным человеком. Я уже больше не заурядный человек, который пришел в монастырь, чтобы стать монахом, но сразу становлюсь тем, кто принимает Господа.

Вспомните икону Второго пришествия, на которой все святые по чинам встречают Христа. Среди этих святых авва Исаия помещает и нас. С самого начала он делает нашу келью Царством Небесным. С этого момента мы принимаем Самого Бога. Таков смысл этого фрагмента текста. Здесь есть и такая духовная составляющая: Бог — это Бог нашего настоящего, в котором мы пребываем в грехе, страдании, болезни, эгоизме, ненависти и желаем подняться. Бог есть и в настоящем моменте, и в последнем. Бог — это всё. Не ищи же Бога тем способом, который тебя с Ним разлучает. Посмотри на Него так, истинно.

Авва Исаия в своих поучениях передает ученикам личный опыт, и после того, как он обозначил основные вехи, в пределах которых может протекать их жизнь, он переходит к практическим вопросам.

В трапезе и в собрании церковном ничего не говорите, разве только по крайней надобности. Читающего псалмы не поправляйте, если он сам об этом не попросит.

Поскольку монах принадлежит Церкви, вполне естественно, что он постоянно живет с людьми, а следовательно, пребывает в общении, даже если он безмолвник. Ближний — это самое осязаемое и реальное явление в его жизни. Пустынники Востока, начиная с преподобного Антония Великого и затем святителя Василия Великого и всех прочих отцов, положивших начало жительству келиотов, по крайней мере по воскресеньям и праздникам, а равно и в других подходящих случаях старались собираться в так называемые кириаконы, для того чтобы поддерживать постоянное общение друг с другом. Кроме того, они часто посещали друг друга, чтобы услышать слово спасения, в особенности от старейших.

Прочитанный нами отрывок относится к подобным случаям в маленьком общежитии аввы Исаии: или к общей трапезе и богослужению, или другим собраниям, которые проходили у них в кириаконе.

Заговорить на трапезе можно только в случае крайней необходимости. Например, если у тебя нет соли, нет особой необходимости ее просить. Поесть можно и без соли. Нет хлеба? Ничего, мир не рухнул. Поешь хлеб на другой день. Но когда действительно возникает какая-то необходимость, тогда можно заговорить.

То же и в собраниях. Собранием называется богослужение, общая служба. Обычно, если кто-то начинал говорить во время нее, его принуждали развязать пояс (уже у преподобного Пахомия было такое правило в его общежитиях). Завязанный пояс символизирует умерщвление монаха, точнее, молчание, мертвость монаха о Господе и готовность принять Господа. Потому монахи и спали всегда в поясах и клали рядом с собой свои посохи. Если же кто-то нарушал молчание, то в наказание с него снимали пояс. Тем самым ему как бы говорили: «Если ты нарушил молчание, то это означает, что ты не ожидаешь Бога, а потому сними с себя пояс». Снятие с монаха пояса означало, что словами и разговорами он нарушил связь с Богом, потерял готовность и ожидание встречи с Богом. Итак, с него снимали пояс и приводили к алтарю, где он при всех каялся и обещал более не разговаривать. Визите, какую роль играют разговоры в духовной жизни человека?

Но, к сожалению, тот, кто разговаривает, как правило, внутренне находит этому оправдание: будто его заставляет говорить сострадание, любовь, интерес к человеку. На самом деле все это просто-напросто оправдания, которые подрезают нам крылья, потому что Божий закон выше всякой причины. Причина всего — это Сам Бог. Перед Ним не может устоять ничто, как свет ни одной звезды не может устоять перед сиянием солнца.

Очень часто нас заставляет заговорить с другими желание их исправить, тогда как мы не должны даже наблюдать за их жизнью. Авва Исаия здесь побуждает нас к тому, чтобы мы не исправляли другого человека, потому что, наблюдая за ближним, мы по большей части находим в нем недостатки.

Человек может оказаться грешным, ленивым, неверующим, развращенным, может не захотеть ничего услышать — и тогда нас охватывает Божественная ревность, мы хотим ему помочь. Мы вспоминаем все евангельские изречения о спасении братьев и забываем сказанное о нашем собственном спасении. С того момента, как мы попытались исправить ближнего, мы потеряли свой мир, в особенности если мы захотели исправить поющего или читающего на богослужении, то есть того, кто имеет отношение к уставу и церковному пению. Всегда были разные мнения касательно устава и пения: одни люди свободолюбивы, другие консервативны, поэтому оставь их в покое, говорит авва Исаия, пусть делают как хотят, даже если они все испортят, тебя не должно это интересовать. Если они спросят о твоем мнении, не высказывая своего, тогда выскажи его. Но если они выскажут свою точку зрения, твоя миссия окончена.

По одной неделе служите в поварне со страхом божиим, не оставляя своего поучения.

Очевидно, в монастырях и скитах той местности, где жил авва Исаия, были седмичные служители, то есть послушания у монахов менялись каждую неделю. Святитель Василий Великий ввел систему постоянных послушаний, которая в конце концов и закрепилась. На соединении двух этих традиций основан святогорский устав, по которому послушания у братии меняются каждый год. Тем не менее, считается, что лучше каждому оставаться на одном и том же послушании всю свою жизнь, чтобы иметь время хорошо изучить его, в совершенстве освоить, улучшить дело и тем самым внести положительный вклад в развитие монастыря. Когда послушание у человека меняется, пусть даже раз в год или раз в два-три года, то у него нет чувства постоянства и он не заботится о своем послушании, потому что не знает, чего захочет следующий за ним монах. Так что лучше, чтобы послушание было постоянным, что в особенности подчеркивает святитель Василий Великий.

Не оставляя своего поучения. Ваше послушание не должно становиться поводом для того, чтобы оставить чтение и размышление о Боге. Работа работой, а поучение поучением. Всякому делу свое время. Послушание не должно поглощать все твои жизненные силы и время, так чтобы ты не мог уже заниматься заповеданным тебе богомыслием и тем более молитвой. Ведь в таком случае главное твое дело, то есть молитва и поучение в слове Божием, становится второстепенным, а работа, которой ты занимаешься по необходимости, исполняя тем самым лишь одну из заповедей Божиих, всецело поглощает твою душу.

Пусть никто не входит в келью своего брата.

Если кто-нибудь входил в чужую келью, он получал епитимию. Только в одном случае делалось исключение, или, лучше сказать, допускалось, чтобы в келью входил посторонний, — когда брат был в трудном духовном состоянии.

Не входить в келью брата — в этом подлинное монашество. Ведь чем более человек сближается с другим человеком, чем более находится с ним рядом и с ним разговаривает, тем более одиноким становится. Это непреложный закон человеческого сообщества, закон душ и тел. Чем большую человек держит дистанцию с людьми и молчит, тем в большем единении с ними он оказывается. Расстояние и молчание вот то, что нас соединяет, в то время как разговор и частое общение, связь с человеком, основанная на разговорах, разъединяют. Мы встречаемся только за работой и на службе. Это основное условие духовной жизни.

Совместная работа, общее послушание, объединяет людей тогда, когда они не разговаривают. А те, кто часто сходятся в коридорах, в кельях, где бы то ни было, и разговаривают, как правило, несчастны и делают несчастными всех прочих. Только тот, кто переживает серьезный кризис — или душевный, или во взаимоотношениях с людьми, или семейный, или профессиональный, — имеет склонность и расположение постоянно общаться с людьми. А тот, у кого в жизни все в порядке, кто счастлив, всегда предпочитает держать дистанцию со всеми и пребывать в молчании, потому что разговоры и постоянное общение есть не что иное, как растрата себя ради другого. Где сходятся двое, туда входит разделение и разлад, туда входит эгоизм, разрушающий все. Более того, при разговорах не избежать греха, как ясно говорит слово Божие, а грех — это не просто разделение, это смерть души, конец дружбы, братских отношений, вообще всего. Потому самые болтливые — это и самые одинокие.

Говорят, какой-то клоун собирал толпы народа для увеселения, а сам ходил в монастырь для того, чтобы обрести мир и единство в самом себе. И это действительно так. Когда вы видите, что кто-нибудь постоянно болтает, знайте, что внутри у него полный разлад, который он пытается скрыть под разговорами. Вместо того чтобы сосредоточиться для обретения внутренней цельности, он окончательно рассеивается в разговорах и ничего не может делать. Поэтому истинно мы общаемся, когда вместе работаем, молчим и, в особенности, вместе молимся за богослужением. Такое общение служит признаком мудрого человека.

Когда я нахожусь на богослужении, рядом со мной пребывает Бог, святые, вся тварь, потому что и тварь не удалена из Царства Божия. Когда человек ощущает теплоту такого богослужения, он не может уже желать внешнего проявления чувств, он всецело живет опытом единства Церкви и своего сосуществования с другими.

И не желайте прежде времени видеть друг друга.

Прежде времени вы не должны ни работать, ни разговаривать. Под «временем» древние подразумевали примерно шестой час, то есть полдень. После полудня братья могли общаться друг с другом. Мы бы сказали «прежде утренней трапезы», потому что часы после службы и до трапезы принадлежат Богу. Ты хочешь в это время отдохнуть? Отдохни. Хочешь помолиться? Помолись. Хочешь почитать? Почитай. Но утренние разговоры означают, что я, Господи, не считаюсь с Тобой, а делаю то, что мне нравится. Таким образом я как бы стреляю в Бога.

И не наблюдайте за рукоделием друг друга — брат ли больше тебя сделал, или ты больше него.

Не наблюдай за тем, что делает ближний, делает ли он что-то хорошо, лучше или хуже тебя, потому что это разлучает тебя с ним. Здесь авва возвращается к своему прежнему рассуждению о работе.

Из всего этого ясно видно, какое значение для аввы Исаии имеет истинное единство людей. Ведь когда мы ощущаем себя единым телом с другими, как любящие и уважающие друг друга братья, когда мы не вмешиваемся в жизнь ближнего, а он — в нашу, тогда чувствуем мир, уверенность, свободу. Тогда ближний не становится помехой в нашей жизни, мы не боимся его присутствия, а он — нашего. Мы спокойно строим свою жизнь, мы искренни, любим работать и молиться.

Напротив, когда происходит разлад в отношениях между двумя или более людьми, эти люди не могут ни молиться, ни читать. Бог теряется из поля зрения человека, когда потерян ближний. Место из Писания, где говорится: «Если ты не любишь брата своего, то как возлюбишь Бога?» — очень верно, потому что человек — это нечто зримое. Если твои отношения с братом всегда на грани разрыва, то как ты можешь думать, что любишь Бога? Если ты не можешь общаться с тем, кого видишь, кто говорит с тобой и с кем говоришь ты, у кого есть сердце, нервы, немощи, то как же ты будешь общаться с Богом? Если ты не можешь сострадать брату, как тебе сострадает Бог, то как возлюбишь Бога?

И более того, разлад в человеческих отношениях — состояние совершенно неестественное. Как невозможно представить, что моя правая рука не работает вместе с левой, что глаза не смотрят вместе, а ноги вместе не ходят, подобным образом неестественно разделение членов одного тела Христова. С того момента, как в наши отношения входит разлад, все идет вкривь и вкось, всё мы воспринимаем превратно и пропасть становится все больше и больше.

Поэтому авва Исаия и все отцы-аскеты как доказательство нашей любви к Богу, как основание и условие нашего единения с Богом и как прочную основу существования духовной жизни полагают наше отношение к ближнему, точнее, то место, которое он занимает в нашем сердце, а также возможность с ним работать и общаться. Все, что расстраивает наши отношения с ним, должно быть устранено, потому что это непременно расстроит и нашу связь с Богом.

Выходя на поделив; не празднословьте и совсем не допускайте дерзости, но каждый в страхе Божием да внимает втайне самому себе, своему рукоделию и поучению и своей душе.

К примеру, мы в церкви и ждем, когда будет готова трапеза. В прежние времена, когда жизнь была более естественной и простой, между богослужением и трапезой оставалось немного времени, в течение которого монахи занимались какой-нибудь дополнительной работой. Итак, когда приходит время приступить к такой работе, мы не должны пустословить. Обычно мы общаться не умеем. Наши слова, разговоры — это удары мечом, которые разрубают духовные связи и убивают нашу любовь. Пока мы молчим, мы замечательны и великолепны, но едва открываем рот — всё губим.

Когда встречаются два человека, каждый из них хочет выделиться, и тогда их разговор состоит из взаимных возражений. Как будто встретились простак с глупцом. Ты, когда высказываешь свое мнение, глупец, потому что не понимаешь, что для другого твои слова — это величайшая глупость. А другой человек — простак, потому что его мнение отличается от твоего. О, если бы вы никогда так не общались! Ведь даже если и была какая-то надежда на ваше единодушие, разговором вы положите конец всякой надежде на общение. Довод и возражение означают столкновение, разделение, а не единодушие. Потому обычно слова праздны.

И совсем не допускайте дерзости. В вас не должно быть дерзости, не должно быть чувства, что, поскольку ближний — свой человек, ваш друг и брат, вы можете обращаться с ним бестактно.

Но каждый в страхе Божием да внимает втайне самому себе, своему рукоделию и поучению и своей душе. Пусть тебя не интересует то, что делает другой человек. Ты внимай себе, своей работе, поучению и тайному душевному деланию, то есть молитве, — пусть тебя поглощают эти три занятия.

Когда кончится церковное собрание или когда встанете по вкушении пищи, не садитесь поговорить друг с другом ни о Боге, ни о мире, но пусть каждый идет в свою келью и плачет о своих грехах.

Когда служба заканчивается или когда вы встаете из-за трапезы, не собирайтесь вместе и не разговаривайте. Например, сегодня чудесное солнце, но вы не сходйтесь, чтобы поговорить друг с другом. Насколько точен авва Исаия! Зачастую какой бы грех человек ни совершал, он совершает его потому, что уверен: он делает это ради Бога. Тем более такое обольщение относится к разговорам. Говорить нас всегда заставляет какая-то причина. И вот для того, чтобы ясно это показать, авва Исаия наставляет: «Не беседуйте ни о мире, ни о Боге, ни о спасении ваших душ, но пусть каждый идет в свою келью оплакивать грехи. Ибо когда вы начнете говорить будто бы о Боге, о догматах, о нравственности, о богослужении, то вы будете просто бросать слова на ветер и в конце концов поссоритесь».

Думаю, что едва ли святой мог бы выразиться яснее. Поражает его простота и способность убеждать.

Еcли же будет необходимость переговорить друг с другом, говорите мало-мало, со смирением и благоговением, как если бы Сам Бог внимал вам.

Если же вам нужно поговорить, то есть в том случае, когда этого требует послушание (это и означает необходимость), то говорите мало-мало. Выражение маломало означает немного, тихо, без дерзости, негромким голосом, так чтобы не было слышно на всю округу, а кроме того, со смирением и благоговением, как если бы Сам Бог внимал вам. Подумай о том, что в то время, когда ты говоришь с другим, Бог внимает тебе, смотрит на тебя, а ты отворачиваешься. Итак, окончи свои разговоры, чтобы посмотреть на Того, Кто смотрит на тебя, — на Бога.

Иными словами, ты не можешь разговаривать, потому что Бог занят тобой. Представь себе, что мы с тобой вдвоем гуляем и беседуем. Нас встречает кто-нибудь третий, и ты оставляешь меня и начинаешь разговаривать с ним, а я тем временем тебя жду. Что я буду чувствовать? Больше я с тобой гулять не пойду. А если на моем месте Сам Бог, то как ты можешь говорить с другим, в то время как Бог смотрит на тебя и ждет, чтобы ты остановился и Он мог поговорить с тобой?

Не спорьте друг с другом и ни о ком не злословьте, не судите никого, не уничижайте, ни на кого не ропщите, вообще да не изыдет ложь из уст ваших. Не желайте сказать или услышать что-то неполезное для себя.

Спор — это отрицание, это «нет». Но «нет» не существует. Тебе говорят, что осел летает? И ты скажи: «Да, осел летает». Дело кончено. Ничего не говори противного кому-либо и не веди себя пренебрежительно. Закрой уши и займись своим тайным деланием.

Всякий помысел, всякую скорбь, всякое ваше желание и всякое подозрение ни в коем случае не скрывайте, но без всякого стеснения рассказывайте своему авве, и что услышите от него, то с верою старайтесь исполнить.

Все вышесказанное правильно. Однако этого недостаточно, если у тебя нет аввы, старца, которому ты открывал бы свое сердце и безотлагательно все говорил, а прежде всего всякий свой помысел, потому что, как мы сказали, помысел — это торпеда в душе, подрывающая все основы. Если ты не исповедуешь один помысел, то он все в тебе перевернет. Порой оставишь помысел без исповеди на один день, и он всего тебя приведет в сотрясение. Что тогда говорить о неделе, месяце, годе! Открывай помысел немедленно, всякий помысел, потому что он чужд тебе, это нечто такое, что не угодно Богу и не подобает тебе.

Далее продолжает: И всякую скорбь. Если у тебя есть какая-то скорбь, ты должен сказать о ней старцу. Почему? Прежде всего потому, что мы постоянно сталкиваемся в жизни со скорбями. Куда ни пойдешь, встречаешь людей огорченных, подавленных, страдающих, людей, которые мучаются. Скорбь — это обычное явление в человеческой жизни, наш, так сказать, повседневный спутник. Каждую минуту мы подвергаемся опасности впасть в скорбь. Но скорбь — это грех, потому что отсутствие мира и радости в душе свидетельствует о присутствии лукавого демона. Где скорбь, там и демон.

Кроме того, скорбь — это результат какого-то давления. В греческом языке слово «скорбеть» близко по смыслу к слову «сжимать, давить». Что в нас сдавливается? Мое «я» чем-то другим. Сталкиваются две вещи, а результат этого столкновения — моя скорбь: «ох!», которое издает моя душа. Следовательно, если я скорблю, то, значит, внутри меня действует что-то лукавое и оказывает на душу давление. Вероятнее всего, возникает конфликт между каким-то моим желанием или стремлением и жизненной ситуацией, в которой я нахожусь. Во мне проявляется ветхий человек, который еще жив, и потому я в скорби. Это низший человек, мои инстинкты, мое существо, желающее выжить, а кто-то или что-то его мучает. Например, мне пора ложиться спать, а я хочу поговорить. Я сразу чувствую скорбь: меня обуревают две противоположности.

Таким образом, скорбь — это результат внутреннего столкновения. Человек основывает свои мысли и желания на собственном опыте и потому не может понять мысли и желания другого, но признает только свое и, как следствие, не может найти внутреннего равновесия. Для того чтобы достичь этого равновесия, следует задать занимающий тебя вопрос старцу, чтобы рассудил дело не ты, а старец. Старец откроет, что находится внутри человека и укажет ему на это. Если человек, терпящий скорбь, согласится со старцем, то это согласие обратит его скорбь в мученичество или, лучше сказать, в апостольство жизни, что и означает мученичество, боль, то есть нечто отличное от скорби.

Однако если я внутренне свободен для того, чтобы сбросить с самого себя оковы, то тут же прихожу к ликованию и счастью. А если я не могу стать ни мучеником, ни человеком свободным, тогда моя скорбь ведет меня к худшему, становится все больше, и я впадаю в состояние безумия, потому что меня бьет волна за волной. Пока живо мое «я», свободы нет, нет и мученического сознания, которое свойственно послушанию и готовности принять другого человека. Как если бы ты схватил кого-то и стал осыпать пощечинами, так и меня будет бить одна скорбь за другой, пока я не умру или не пойму, что надо сказать: «Да будет, Господи, воля Твоя». Тогда немедленно придет внутреннее освобождение. Как только я почувствую, что Бог входит в мою жизнь и я предаюсь Ему, тут же начинается мое освобождение.

Всякий помысел и всякую скорбь… рассказывайте… своему авве. Скорбь — это первое, о чем нужно говорить на исповеди у старца. Духовники всегда расспрашивают о скорбях, неудачах и боли человека, потому что это, как правило, имеет большее значение, чем даже сами грехи, ибо действуют сильнее, чем мог бы подействовать на нашу жизнь грех. Значит, скорбь играет важную роль, потому что это максимальное присутствие эгоизма в человеке и одно из главнейших разрушительных начал в нашем общении с людьми. Когда она разовьется, то разлучит нас со всяким человеком, а в конце концов и со старцем.

И всякое ваше желание. Желание — это катапульта, это рычаг, на который человек нажимает и все выбрасывает вон. У тебя есть желание? Все пропало. И поэтому всякое желание нужно открывать старцу, как и всякое подозрение, которое связано или с твоим старцем, или с другими людьми, или с вещами, и что он тебе скажет, то и делать.

Смотрите не пренебрегайте соблюдением моих заповедей, потому что — простите меня — иначе я не позволю вам остаться со мной.

Очень выразительны эти слова, сказанные отцом своим детям. Слова простите меня означают: «Простите, благословите, но я скажу вам то, что должен сказать: Я не позволю вам остаться со мной. Если вы не делаете того, что я вам говорю, если ваша жизнь не опирается на эту тройственную аксиому, то есть не состоит из работы, чтения и молитвы, и если вы не можете соблюсти предварительное условие: пребывать в общении с братьями и через это общение, молчание и мир утвердиться в Боге, тогда, простите меня, уходите, чтобы я сам не прогнал вас, потому что я не могу вам помочь».

Авва Исаия начал словами: Если желаете пребывать со мною, послушайте меня ради Бога — и заканчивает опять теми же словами: «Вы пришли ради меня, но если вы пренебрежете тем, что я говорю вам, то я окажусь совершенно бесполезным для вас, не смогу вам помочь, потому что среди нас никогда не будет Бога. Если вы другого духа, другого воспитания, другого направления, то простите меня, прошу вас, оставьте меня одного, чтобы нам не терять времени и не насмехаться над Богом».

Если будете соблюдать и тайное и явное, то я дам за вас ответ пред Богом, а если не будете соблюдать, Он потребует ответ и за ваше нерадение, и за мое увещание.

Если, однако, вы сохраните сказанное мною: о тайном, то есть о молитве и помыслах, и о явном — об исповеди помыслов, единстве с людьми и молчании, тогда на меня возлагается ответственность за вас пред Богом, я обязуюсь свидетельствовать в вашу пользу. Если же вы этого не сохраните, то Бог взыщет и с вас за ваше нерадение, и с меня за то, что я продолжал вас наставлять, хотя вы не исполняли моих советов.

Значит, всякое наставление для того, кто его не соблюдает, не только не полезно, но и вредно. Если ты не усваиваешь какую-то пищу, а я продолжаю тебя насильно ею кормить, то тебя вырвет. То же самое бывает и с наставлениями старца. Для того чтобы старец продолжал увещевать свое чадо и был его старцем, отцом, послушник должен исполнять сказанное и в тайном, и в явном. Тогда духовная пища усваивается, тогда между этими двумя личностями устанавливается общение, тогда мы можем преуспеть.

Если ты не исполняешь моих советов, тогда я, твой старец, с одной стороны, становлюсь повинным пред Богом за то, что говорю тебе слово, которого ты не усваиваешь и тем самым оскорбляешь Бога, а с другой — делаю сложнее и твое положение пред Богом, потому что «тот, который знал… и не делал… бит будет много». Мои советы в конечном счете заставят тебя извергнуть вон все, что ты получил.

Предположим, я говорю тебе, чтобы ты молчал. Ты не молчишь, но просишь меня поговорить с тобой о любви Божией. Я говорю тебе о любви Божией. Затем ты просишь меня, чтобы я рассказал тебе о молитве, о дарованиях, о Царстве Небесном. Я говорю тебе обо всем этом. Но поскольку ты не делаешь того, что нужно, все остальное — это каменные глыбы, которые на тебя обрушатся. Не видно, чтобы ты что-нибудь намеревался делать. Ты разочаруешься и в один прекрасный день все это отвергнешь. Тогда мы с тобой вдвоем окажемся в ответе пред Богом: я — за те советы, которые тебе давал, а ты — за то, как ты поступал.

Кто будет соблюдать мои заповеди, и тайно и явно, жизнь того Владыка Бог сохранит от всякого зла и покроет его во всяком грядущем искушении, тайном или явном.

Если же кто-либо хранит мои заповеди, явные и тайные, то хотя он хранит мои собственные заповеди, но одобряет его и помогает ему Бог. Ведь что могу сделать для вас я? Я могу вас наставлять, любить, помогать вам, но мир вы оставили ради Христа, не ради кого-то иного. Вы оказываете послушание мне, но Тот, Кто войдет в вашу жизнь, — это Бог, и Он сохранит и покроет вас. Покров Божий указывает на то, что надежно, что вызывает в тебе уверенность: ты спокойно сидишь и делаешь свою работу, тебя не палит солнце, не поливает дождь. Тот, Кто покрывает, Кто защищает и все устраивает, — это Бог.

Прошу вас, братья мои, сознайте, ради чего вы ушли из мира, и заботьтесь о своем спасении, чтобы не всуе была вся наша жизнь и не постыдились мы пред Богом.

Знайте, прошу вас, что ради этой цели мы вышли из мира и пришли в монастырь. А иначе какой это имело бы смысл? Знайте о своей цели, для того чтобы наша жизнь не прошла напрасно и мы не постыдились бы пред Богом. Авва Исаия возвращается к своей главной мысли. Всякий раз, когда он упоминает о Боге, он напоминает при этом и об отношениях с людьми, и всякий раз, когда говорит об отношениях людей между собой, обращается к Богу. Говоря об общении со старцем и затем о послушании старцу, он тут же переходит к разговору о Боге. И сейчас он просит учеников позаботиться о том, чтобы им не постыдиться пред Богом. Но одного этого мало. Нужно еще кое-что:

Если ты будешь уклоняться от споров, претерпевать злострадание, смиряться, с разумом отсекать свою волю во всем и не уповать на свою праведность, но всегда видеть перед собой свои грехи, то знай, что это для тебя верх добродетели, ибо успокоенность, кичливость и тщеславие губят всякий труд монаха.

Нужно уклоняться от споров, то есть пребывать в полном единодушии с людьми, а не разрывать отношений с ними, и, кроме того, нужно претерпевать злострадание и смиряться. Опять святой особое внимание обращает на злострадание, как и на волю. Злострадание, отречение от самих себя в отношении плоти, дает нам возможность отрекаться от себя и в духовном отношении, а смирение, которое означает предпочтение ближнего и его воли, — это условие отсечения своей воли. И не уповать на свою праведность, но на праведность другого, на то, что тебе говорит другой. Он тебе говорит: «иди», значит, иди, «уходи», значит, уходи, «садись» — садись. Для тебя не существует ни своей воли, ни желания, но только свои грехи.

Видеть перед собой свои грехи. Когда ты взираешь на свои грехи, когда исполняешь волю ближнего и поддерживаешь общение и единство с ним, тогда твое сердце обретает покой и ты чувствуешь свободу, облегчение, радость, внутреннее веселье, ты пребываешь спокойным, безмятежным. Идешь спать — засыпаешь легко, идешь молиться — ум твой возносится прямо к Богу, идешь читать — глаза твои источают слезы.

Если ничего этого нет, тогда вместо упокоения в нашей душе царит тьма и вместо простора — стеснение, так что мы в горах задыхаемся, на беспредельных равнинах чувствуем себя запертыми в погребе и среди сотни людей испытываем полное одиночество.

Толкуемое сейчас слово аввы Исаии началось со старца, первого из ближних, а закончилось единством всех братьев, живущих вместе и имеющих своим главным делом труд, чтение и молитву. Кроме того, у них есть глубокое осознание связи между временем и вечностью: они живут с мыслью о том, когда они умрут, и молятся о том, чтобы Бог дал прийти этому благословенному часу, а значит, не ждут радостей, удовольствий и наслаждений в этой жизни. Иными словами, они не доверяют своим чувствам и переживаниям, не строят все свои надежды на том, что им дает или даст Бог.

Ожидание благодатных переживаний и даров от Бога приводит нас к тому, что мы теряем дары и настоящие и будущие. Тогда Бог нас совершенно отвергает, потому что Он не может говорить с нашим духом. Эти переживания становятся самоцелью для нас и нашим богом оказывается то, чего мы добиваемся, а не Сам Бог, Который нам это дает. Так что молчание — вот пространство, в котором мы должны жить, а мерило нашей жизни — это ближний и, в особенности, старец.

Если вы всего этого не делаете, говорит авва Исаия, то, простите меня, идите своей дорогой, чтобы я не прогнал вас сам. А если делаете, то успокоение и простор будет той бескрайней нивой, которую вам дарует Бог как воздаяние за ваше делание, которое вы приносите от сердца.

В этом слове авва Исаия от начала и до конца говорит о боли, мучении, скорби. В настоящей жизни человеку невозможно избавиться от боли, потому что сколько он живет, столько живет и его эгоизм. Велики те души, которым удается этот эгоизм преодолеть. Но до тех пор, пока человек этого не достиг, он бьет и его бьют. Его жизнь — это блуждание, злоключение, борьба. Вера и неверие, победы и поражения, добродетели и грехи. А если учесть еще и страсти, которые мы, может быть, получили по наследству или создали сами внутри себя, если учесть еще и грехи, которые вольно или невольно, в ведении или неведении, намеренно или по недосмотру и нерадению мы совершили, если принять во внимание все неизвестное и тайное своего сердца, все то, о чем мы не знаем и что препятствует нам понять «неизвестное и тайное премудрости» Божией, то вы поймете, сколько причин заставляют нас страдать.

Вместо всех этих мук Бог дает одно мучение — за Его имя, за Его любовь, за Его славу. Все, что мы претерпеваем, — это тьма, которую порождает наша собственная душа. Однако все зависит от того, как мы это воспринимаем, как мы это оцениваем.

К примеру, я очень раздражительный. Эта страсть причиняет мне страдания. Я огорчаюсь и перехожу от меньшего зла к большему. Проблема заключается не в страсти, но в том, как я ее воспринимаю, как о ней сужу. Как только я почувствую себя плохо из-за своей страсти, она тут же меня захватывает.

Другой пример: «Согрешил я пред Господом». Если я тут же прибегну к откровению помыслов, к исповеди, если сохраню общение с братьями, если я отстранюсь от самого себя, от греха, который сделал, тогда я успокоюсь и грех уже перестанет существовать. Но если я буду противоборствовать ему сам — поскольку это я «согрешил пред Господом», — тогда я замкнусь в себе, грех начнет убивать меня и поведет к другим, еще более смертоносным грехам.

У меня самые разные трудности. Мне не хватает ума, чтобы понимать духовные предметы, и я огорчаюсь. Хочу работать на послушании, но у меня нет мастерства. Хочу помогать в архондарике — и не могу, у меня не получается. Хочу быть здоровым — болею и не могу поститься. Хочу быть радостным — а у меня на сердце тяжесть. Ничто из всего этого не имеет значения, если только я не останусь с этим один на один. Стоит мне передать свои трудности Богу, старцу, людям, как все это перестает иметь значение. Сама моя смерть становится воскресением, а тень — тенью Иисуса Христа.

Поэтому в конечном счете человек свои скорби должен отдать Богу. Вспомните, как прекрасно говорит псалмопевец: «Свои скорби я возвестил, и Ты положил их перед Собой по обетованию». Я возлагаю на Бога свои скорби, свою боль, борьбу, труд, и Бог полагает все это перед Собой, как обещал. Бог обещал успокоение, отпущение, и Он неукоснительно исполняет Свое обещание.

Еврейский текст псалма вместо «скорбь мою» или «скорби мои» говорит «блуждания мои». Псалмопевец постоянно блуждал, как и все люди. Да и чья жизнь не была блужданием? Блужданием с удачами и неудачами, с прехождениями от земли к небу, с падениями, болью. Все эти мои блуждания, говорит псалмопевец, я полагаю пред Тобой, Боже мой. Ты вложи их в Свои мехи, как мы влагаем в них сыр и молоко. И как мы подвешиваем мехи и наблюдаем, получился ли в них сыр, в порядке ли молоко, так и Ты положи их перед Собой и наблюдай за ними. У меня нет ничего другого, что я мог бы дать Тебе. Итак, я даю Тебе блуждания моего греха, страданий, желаний, горести, несчастий, добровольных мучений и тех свидетельств, которые я приношу всякий день, а особенно всякую ночь. Собери это в Свои мехи, в Свою чашу и сохрани для того, чтобы, когда я приду туда, ввысь, в иную жизнь, это было бы у Тебя и Ты это вспомнил.

Вот я, Боже мой, вот мое страдание. Что мне остается? Возьми его, «по обетованию Твоему», как Ты нам обещал, чтобы я остался свободным, остался только с Тобой. И далее в еврейском тексте: «Боже мой, то, что я говорю Тебе, то, что я на Тебя возлагаю: мои страдания, боли, скорби, муки, бдения, грехи — все это разве Ты не записываешь в книге Своей? Если нет, тогда что Ты принимаешь от меня? Чего ожидаешь? Если Ты 87 не запишешь этого, то мне больше нечего Тебе дать. Прошу Тебя, запиши это, чтобы Ты потом вспомнил, что Ты должен мне упокоение, спасение, простор». Вопрос показывает уверенность в Боге, доверие псалмопевца Ему.

Поэтому, братья мои, дадим Богу — в особенности зимой — труды наших ночей, нашу радость и боль, наши немощи и слабости, наше неверие и богоубий- ство, которое мы совершаем, когда вновь распинаем Бога, как говорит Священное Писание. Отдадим то, что нас истязает и заставляет нас мучиться. Всякий грех разве не есть блуждание? Блуждание не означает ли, что я иду по неверному пути, что я заблудился? Отступничество разве не то же самое? Когда все это мы отдаем Богу, тогда кто будет сомневаться, что мы становимся мучениками, становимся преподобными, что Бог — это наш Бог?

Слово второе. О том, как должны жить новоначальные и келиоты

Слова аввы Исаии обладают особым очарованием и простотой. Его дух отражает дух монахов первых веков — тех людей, которые подвизались не в полном уединении, но вместе с несколькими собратьями. Наверное, замечательное это было устроение монашеского жительства.

Настоящее слово обращено к тем, кто только вступил в монастырь и должен узнать, как следует себя вести новоначальным.

Прежде всего нам необходимо смиренномудрие, чтобы при всяком слове, какое слышим, или деле всегда быть готовым сказать «прости», ибо смирением разрушаются все козни противника.

Смиренномудрие состоит в том, чтобы соглашаться со словами и поступками другого человека. Мы никогда не говорим «нет», потому что «прости» означает «да». Сатана напрасно расставляет сети, чтобы нас погубить, — они разрываются в тот самый миг, когда мы безотказно делаем то, что нам говорит ближний. Все, что бы ни сказали и ни сделали ближние, для нас совершенно.

Смиренномудрие означает присутствие в нас смиренного образа мыслей, оно означает, что мы себя ни во что не ставим, считаем за ничто. В итоге нас перестает интересовать, что скажет или подумает о нас другой. Мы всегда соглашаемся с его словами.

Если при таком образе жизни и мыслей все козни дьявола тщетны, то вы понимаете, что, поступая по-другому, мы делаемся легкой добычей для дьявола. Всяким разговором о том, что сделал или сказал другой, мы призываем лукавого, чтобы он вверг нас в искушение. Вы должны понять, что тот человек, который разговаривает, спорит и продолжает обсуждение, вне всякого сомнения, непременно уготовляет брань против себя самого. Конечно, как лукавый, так и сам человек с его лукавым расположением изобретают причины и поводы для того, чтобы противоречить, давать отпор и продолжать разговор ради имени Иисуса Христа. Но всем этим дьявол еще больше нас запутывает, он расставляет свои ловушки, чтобы нас поймать.

Не мерь себя ни в каком своем деле, чтобы быть безмятежным в своих помыслах.

Не берись судить себя самого за то, что ты сделал, — хорошо ли то, плохо ли, добродетель ли, грех ли, — или сравнивать себя с другими. Как часто мы с этим сталкиваемся! Нужно забывать прошедшее, и пусть нас не интересует то, что мы сделали. Ибо, рассуждая о том, что мы сделали, мы обнаруживаем, что сделали что-то важное или что-то худое, что-то большее, лучшее и более удачное в сравнении с тем, что сделал другой, или, наоборот, что-то меньшее. Рассматриваем ли мы это само по себе или сравниваем себя с ближним — попадаем в одну из двух ловушек: или превозносимся, когда сделанное нами хорошо или лучше сделанного ближним, или разочаровываемся, огорчаемся, чувствуем упадок душевных сил, когда сделанное нехорошо. Ведь хотя мы и думаем, что мы люди зрелые, и считаем, что у нас есть силы, тем не менее внутри себя мы несем немощь Адама и Евы, хрупкое «я», которое мы унаследовали от прародителей. Итак, чтобы оставаться невозмутимым от помыслов, никогда не берись рассуждать о том, что ты сделал. Это относится ко всему, что бы с нами ни случилось.

Как же я буду исповедоваться, если не буду судить о себе? На исповеди я не анализирую свои дела, но называю свои грехи. Это разные вещи, потому что я не оцениваю свои дела, но просто о них сообщаю. Я не сижу и не размышляю предварительно, что я сделал и чего не сделал, потому что это не дало бы моей душе свободно вздохнуть.

Если мы убедимся, что сейчас мы лучше, чем прежде, то представляете, до какой степени эгоизма мы сможем дойти? Не мерь себя ни в каком своем деле — вот настоящая мудрость. Большинство из нас, когда падает, падает в том числе по причине этой попытки измерить себя, или же мы прибегаем к такой попытке для оправдания своих страстей. К примеру, я согрешил один раз, а после говорю: «Что пользы теперь мне каяться?» Какое жалкое состояние! Какое падение нашего существа!

Несмотря на то что новоначальный приходит в пустыню, чтобы в уединении жить с Богом, как видите, авва Исаия с самого начала показывает ему, что он будет иметь дело с людьми. Даже пустынник не может уйти от общения. Потому и третье наставление касается отношений с ближним.

Пусть твое лицо будет печальным, но с людьми посторонними — кротким, чтобы вселился в тебя страх Божий.

Авва Исаия объясняет, как мы должны общаться с людьми. Мерилом опять является ближний. Лицо твое, говорит он, пусть будет печальным. «Печальный» значит не угрюмый, как мы могли бы понять это слово, но серьезный, сосредоточенный, имеющий трезвение, умиление. Когда ты видишь, что кто-то смеется, улыбается, ведет себя несерьезно, ты понимаешь, что у него нет ни молитвы, ни умиления.

Но с людьми посторонними — кротким, чтобы вселился в тебя страх Божий. Однако когда у тебя посетители или ты сам у кого-то в гостях, будь кротким, спокойным, любезным, обходительным. Итак, внутренне ты должен быть сосредоточенным и серьезным, а с посторонними кротким: не будь таким человеком, который смеется и рассеивается.

Если ты ведешь себя так, как сказал авва Исаия, то ты не роняешь человеческого достоинства, царственного, господственного положения среди прочих творений. А своей кротостью ты показываешь, что поддерживаешь добрые отношения с ближним, для того чтобы вселился в тебя страх Божий. Эти слова не означают, что страх Божий — это пришелец и странник, но означают, что он всегда пребывает в тебе, то есть «пусть страх Божий будет в тебе постоянно». Невозможно иметь этот страх, когда ты смеешься, болтаешь и споришь. Будь же человеком серьезным, молчаливым, а с посторонними любезным, кротким, мирным и обходительным.

Когда отправишься в путь с братьями, отдаляйся немного, чтобы молчать, и по пути не обращай внимания на встречающееся здесь или там, но поучайся в уме своем или молись Богу в сердце.

Когда ты отправляешься в путь с братьями, не находись постоянно рядом с ними и не болтай, иначе страх Божий покинет твое сердце. Обычно серьезный разговор продолжается пять-десять минут, а после этого превращается просто в празднословие, подбеленное, с легкой руки сатаны, некоторым видом духовности ради оправдания.

Поэтому, если тебе нужно что-то сказать, скажи это вначале, а потом отойди. Отдаляйся немного, то есть иди чуть впереди или позади, в зависимости от того, кто вдет с тобой. Кто должен идти впереди или сзади, справа или слева, устанавливают правила хорошего тона, которые, если они действуют среди мирян, то, тем более, должны иметь силу среди монашествующих, ибо монашествующие, как люди духовные, не могут не обращать внимания на свое поведение в обществе. Этих правил обычно не признают те люди, которые имеют склонность к своеволию и живут совершенно бездуховно. Ведь если нет гармонии в отношениях с другими людьми, то невозможно вести никакой духовной жизни. Где ты должен идти — впереди или сзади, здесь не указывается, поскольку это определяют правила поведения в конкретном месте и для конкретного времени.

Итак, ты должен держаться на естественном расстоянии от другого, примерно в один локоть, как говорит Пахомий Великий, и поучаться в уме своем. Обыкновенно монахи произносили в уме псалмы, которые они знали наизусть, а также различные изречения из Писания. Как правило, предпочтение отдавалось псалмам. Или молись Богу в сердце, твори молитву.

Авва продолжает говорить об отношениях между людьми. Пожалуй, кто-нибудь скажет: «Вот странность! Новоначальные избирают пустыню, а авва Исаия вместо того, чтобы говорить им о Боге, о любви, о Святом Духе, рассказывает о таких простых вещах!» Однако именно это является условием для того, чтобы человек мог вести духовную жизнь. Тот, кто говорит, что духовная жизнь выше этого или не зависит от всего этого или что благородство и деликатность в общении с ближним чужды монаху, несомненно, прикрывает свои страсти и беззакония, для того чтобы делать зло без зазрения совести.

Ктому, что будет тебе предложено, руку протягивай неохотно, будто тебя принуждают есть. Если ты младше другого, не дерзай простереть руку, чтобы вложить кусок в его уста.

Когда ты пойдешь куда-то и тебе предложат поесть, не приступай к еде сразу, подожди немного, чтобы тебя стали принуждать, не показывай, что ты голоден, скажи так: «Ничего-ничего, не беспокойтесь». Видите человеческую деликатность? И тем более если ты голоден, не нужно сразу начинать есть, — это поможет тебе победить голод. Голод — не столько физическое, сколько психологическое явление. И поэтому не открывай своей душевной наготы, а когда будут настаивать, чтобы ты поел, протяни руку к тому, что будет предложено тебе, то есть к тому, что ставят непосредственно перед тобой, а не поблизости от тебя.

Если ты моложе другого, то не дерзай вкладывать пищу в его уста, потому что это бесстыдство, дело недостойное и не подобающее тебе, а кроме того, в этом проявляется дерзость, которая, вероятнее всего, смутит тех, кто вас видит. Но прежде всего, это не делает тебе чести как духовной личности, как образу Божию. Делатель Божий должен быть безупречным.

Если в каком-то месте придется лечь спать, не укрывайся одним плащом с кем-либо, но, прежде чем ляжешь, сотвори много молитв в сердце.

Если тебе придется спать в одной комнате с другим — а лучше бы этого избежать, — то по крайней мере не накрывайся с ним одним одеялом, ибо близость таит в себе нравственную опасность. Плоть всегда стремится к злу, к греху, и ты не можешь считать себя неуязвимым, потому что в конце концов или сам падешь, или ближнего подтолкнешь к греху. Все грехи находятся у нас прямо под ногами, и ты ошибаешься, если считаешь, что для тебя опасности нет: это плохое бесстрашие.

Если возникнет необходимость спать в одной комнате с другим, то лучше тебе совсем не спать, чем накрываться с ним одним одеялом. Пусть спит ближний. А если ты спишь на своей постели, а он на своей, то, прежде чем уснуть, в сердце своем произнеси множество молитв, так чтобы заснуть не с чувством близости другого человека, но погрузившись в молитву, имея собеседником и сожителем себе Христа, а не человека, потому что монаху грешно засыпать с человеком, а не с Богом. Видите, авва Исаия нисколько не старается устранить другого человека, изменить его, прогнать или исправить. Единственное, что он делает, — это предлагает тебе быть внимательным к тому, что делаешь ты сам, что говоришь, как себя ведешь.

Если ты утомился в дороге и желаешь немного натереться елеем ради утомления от пути, натри только ноги, стыдясь открывать их, а тела не позволяй себе натереть елеем, кроме случаев нужды или болезни.

В древности был обычай при сильной усталости помазываться маслом, потому что масло так же, как и вино, дает бодрость организму человека. Теперь мы так не делаем. Тем не менее и мы употребляем ароматические масла. Здесь авва Исаия побуждает нас не искать отдохновения.

В любом случае, если твоя усталость столь сильна, что ты нуждаешься в отдыхе, то помажь елеем только ноги, причем наедине, не обнажай их перед другими. Тела своего совершенно не касайся. Видите, авва предотвращает нравственную опасность, проистекающую из отношений между людьми, а также и опасность душевную, которой мы подвергаемся из-за любви к покою.

Если, в то время как ты сидишь в своей келье, придет к тебе брат-странник, сделай и ты для него то же — натри ноги его и скажи ему: «Сотвори любовь, возьми немного елея и помажь себя». Но если он не захочет принять этого для своего успокоения, не утруждай его. Если же это старец-делатель, понудь его, пока не намастит всего себя.

Сам себе не давай никакого отдыха. Но если придет в твою келью странник, то помажь ему ноги, чтобы снять усталость, то есть сделай прямо противоположное тому, что делаешь для себя. Скажи ему: «Прошу тебя, окажи мне любовь, возьми немного масла и помажь свое тело, чтобы тебе отдохнуть».

Если ты увидишь, что твоему гостю не приносит успокоения то, что ты ему предлагаешь, не настаивай. Какое благородство! Критерий всего — успокоение ближнего и деликатность.

Но если это будет старец, а особенно из тех монахов, которые скитаются — бедные! — повсюду, обливаясь потом, и нигде не находят себе покоя, то понудь его, пока он не помажет все тело, потому что это для него необходимо. Видите опять, как авва заботится о том, чтобы и любовь оказать, и безопасность сохранить. Он не говорит: «Помажь ему тело», но «понудь его» взять маслица, чтобы он сам себя помазал, когда ты выйдешь.

Когда сидишь за трапезой с братьями, которых ты моложе, не говори умом: «Ешь», но вспомни о грехах своих, чтобы не есть с услаждением; и руку свою протягивай только к тому, что перед тобой, а к тому, что стоит перед другими, не протягивай руки.

Когда ешь с другими, протягивай руку только к тому, что стоит перед тобой, а к тому, что поодаль, не тянись. Если мы поступаем иначе, то становимся посмешищем в глазах других людей, показываем свою невоспитанность, дурную наследственность. Мы даем

повод людям плохо думать о наших родителях. Мы покрываем позором и стыдом наших предков, себя самих и даже нашу духовную семью.

Кроме того, не говори мысленно: «Сейчася поем!» — потому что ты тут же ощутишь услаждение, пищеварительные органы начнут выделять соответствующие соки, заработает весь твой психосоматический состав, весь организм изменится, и ты почувствуешь услаждение в гортани, в желудке, в голове и сердце и из духовного вмиг станешь перстным. Чтобы помочь себе, вспоминай о своих грехах: Вспомни о грехах своих, чтобы не есть с услаждением.

Пусть твоя одежда покрывает ноги, а колени будут соединены одно с другим.

Одежда должна покрывать ноги. Неприлично, когда они видны, не только потому, что с этической точки зрения это выглядит вызывающе — это еще не так страшно, — но и потому, что это обнаруживает приземленность человека, отсутствие у него такта, низменность его души.

Когда садишься, колени следует сомкнуть, а тело держать ровно, никто не должен найти в тебе ни единого изъяна. Если что-либо подобное заметят в твоем внешнем виде, то этого одного будет достаточно, чтобы понять все, что делается у тебя в душе.

Если сидящие за трапезой — странники, дай им необходимое с радушием во взоре; а когда перестанут есть, скажи им дважды или трижды: «Сотворите любовь, поешьте еще немного».

У нас часто бывают посетители. Напротив них садится чередной иеромонах, рядом — другие монахи. Почетные гости садятся впереди. Нужно отнестись с особым вниманием к тому, кого мы желаем почтить и сажаем рядом с собой за апостольский стол. Ведь если тебя посетил гость, то это Сам Христос. У тебя гость? Дай ему вина, хлеба, все для него приготовь. Дай необходимое с радушием во взоре. Послужи ему с улыбкой, с внимательным и ласковым взором, все приготовь и будь предусмотрителен: когда налить воды, когда подать хлеб. Поставь гостю хлеба побольше, чтобы он не стеснялся его брать. А когда перестанут есть, потому что насытятся, скажи им дважды или трижды: «Сотворите любовь, поешьте еще немного». «Прошу вас, поешьте еще». Скажи им это два или три раза, не больше, иначе это превратится в навязчивость.

Когда ешь, не поднимай лица своего на ближнего, не смотри по сторонам, не говори слова суетного; не протягивай руки своей к тому, что тебе нужно, не сказав: «Благослови», а когда пьешь воду, не позволяй горлу своему издавать звуки, как делают миряне.

В этом слове авва Исаия открывает нам свою благовоспитанность. Читая эти слова, можно подумать, что перед тобой какая-то книга по этикету. Однако это не так. Когда человек становится утонченным и обретает Бога, он видит, что Бог полон благородства и деликатности. Тогда может ли сам человек поступать по-другому?

Когда ешь, не смотри по сторонам и не говори ближнему пустых слов, потому что так ты его разочаруешь. Он подумает: «Я пришел поесть, а этот человек — какая-то духовная мертвечина». Как только ты откроешь рот и скажешь что-нибудь не имеющее особого смысла, он поймет, что ты мертв. Зачем наполнять пространство мертвостью своей души, духа, разума или сердца? И даже если тебе нужно взять то, что стоит перед ним, скажи вначале: «Благослови», то есть: «Простите меня, не могли бы вы передать мне вот это?» — или: «Могу я взять вот это?»

Когда пьешь воду, не позволяй своему горлу издавать звуки. Иногда пьют воду с такими призвуками, что слышно издалека. Ужасно и то, когда сильно слышен стук вилок и ложек.

Вы видите, что все это адресовано новоначальным подвижникам-пустынникам, тем более это подходит тому, кто живет в общежитии, где общаются больше.

Если тебя одолевает зевота, не открывай уст, и она отойдет от тебя; совсем не открывай уст для смеха, потому что это бесстрашие.

Когда тебе хочется зевнуть, не открывай рта, думая, что тебе от этого станет легче. С тобой произойдет прямо противоположное: глаза начнут слезиться и тебе захочется зевать постоянно. Тогда ты будешь унижен перед другими. Совсем не открывай рта своего ни для зевоты, ни для смеха.

Считалось, что зевота возникает под влиянием бесов, но она возникает и по естественным причинам. То, что ее приписывают бесовскому влиянию, не ошибка, потому что бесовское воздействие может проявляться где угодно. Как только бесу удается вызвать у тебя зевоту, тут же ослабляется твоя связь с людьми: ты не можешь ни сосредоточиться, ни понимать, что тебе говорят, ни тем более молиться. Считается, что особый бес прикасается к разным местам гортани и сразу вызывает зевоту, поэтому распространился обычай крестить уста. В самом деле, это помогает. Но более действенно держать уста закрытыми, и тогда зевота пройдет.

Если приобретешь себе книгу, ничем не украшай ее, ибо это страсть.

Если у тебя есть какая-то принадлежащая тебе книга, то не желай по-новому ее переплести, сделать красивой, написать на ней свое имя, украсить золотыми узорами, потому что в этом проявляется страсть.

Если погрешишь в каком-то деле, не лги из-за стыда, но положи поклон со словами «прости меня», и погрешность твоя уйдет.

Если ты в чем-то погрешил, то не желай это скрыть под ложью, потому что ложь будет еще большим грехом. Признайся в своей погрешности, скажи: «Прости меня», и тут же ошибка и даже само зло перестанут усугубляться и повторяться. Да и ближний будет тебя уважать, когда увидит, что хотя ты и ошибся, но сказал правду. Оправдание — это немощь. Нужна искренность.

Если кто-то скажет тебе жесткое слово, не вздымай своего сердца, потому что вслед за этим вскоре приходит гнев Божий.

Если кто-нибудь скажет тебе грубость, не отвечай. Ты скажешь мне: «Разве можно представить, чтобы монахи в пустыне говорили грубости?» Конечно, можно, потому что, куда бы человек ни пошел, он несет с собой человеческую природу. Чего ты ждешь, если живешь с людьми? Один тебя оскорбит, другой отругает, третий обойдется с тобой грубо. Все общение таково. Ты сам веди себя правильно.

Итак, если кто-то сказал тебе грубость, не вздымай своего сердца, не сердись на него, не говори: «Смотри- ка, он меня не уважает, а ведь я выше его, старше, я начальник!» Если ты отвечаешь на грубость, то тем самым показываешь, что ты недостоин Бога, а потому вскоре падет на тебя гнев Божий. Гнев падет не на того человека, который плохо обошелся с тобой, но на тебя, потому что тот бедняга, если бы он был человеком уравновешенным, не поступил бы с тобой так. То, что он обошелся с тобой плохо, грубо, оклеветал тебя, означает, что он страдает, что он втройне несчастен и нуждается в том, чтобы ты пожалел его. Довольно ему своей судьбы, своей горечи и боли. Если еще и ты огорчишь его своей суровостью и противоречием и даже только в сердце помыслишь так, то гнев падет не на того несчастного, страждущего, — его Бог может избавить, — но на тебя.

Если тебя оклеветали в каком-либо деле, не бойся, но положи поклон, говоря: «Прости меня, больше так делать не буду», знаешь ли ты, в чем дело, или не знаешь, ибо во всем этом заключается преуспеяние для юных.

Приходит кто-то и говорит, что ты разбил стакан. Не отвечай ему: «Я не разбивал и вообще не знаю, что произошло», но сразу скажи: «Прости меня, я больше не буду так делать». Видите духовное разрешение дела?

Не бойся. Противоречие, попытки защититься, оправдаться, негодование — это трусость. Как воробей, взятый в руки, начинает трепетать от страха, так трепещешь и ты, обрушиваясь на другого, противореча ему и оправдываясь. Что бы тебе ни сказали, не бойся, пусть даже это будет клевета, ложь, лишь бы ты этого в действительности не делал. Прими на себя эту тяжесть и скажи ему: «Брат, прости меня, я больше так не буду». И если он потребует от тебя возместить ущерб, возмести. Чего тебе терять? Ведь так откроется возвышенность твоей души. Ибо во всем этом — во всем, о чем мы сказали выше, — заключается преуспеяние для юных. Если юный хранит это, то может преуспеть.

Когда займешься своим рукоделием, не будь небрежным, но позаботься о нем в страхе Божием, чтобы не погрешить в неведении.

Не исполняй свое послушание формально, это говорит о пренебрежении к нему. Нужно проявить интерес к тому, что тебе поручил монастырь: ты должен вникнуть в дело, усердно им заниматься, развивать, совершенствовать. Поручен ли тебе сад, или архон- дарик, или трапезная — нужно заботиться о своем послушании со страхом Божиим. Забота должна быть не о том, что тебя не касается, но о том, что поручил тебе Бог. Такая забота есть служение Богу, домостроительство Божие, ты не можешь быть к этому безразличным. Заботься в страхе Божием, чтобы не погрешить в неведении. Плохо, если ты согрешишь, пусть и по неведению. Если ты не заботишься о послушании, не вникаешь в него до тонкостей, то делаешь много ошибок, обитель терпит ущерб, убыток. Ты можешь этого не понимать, тебе могут этого не говорить, ты можешь этого не знать. Но все же ты согрешаешь, пусть и по неведению, потому что грех всегда грех.

Когда учишься какому-либо рукоделию, обращайся к тому, кто учит тебя, и не стыдись часто говорить ему: «Сотвори любовь, посмотри, хорошо ли это у меня или нет».

Здесь говорится о том, что совершенно отсутствует у современных монахов. В наше время невозможно сказать монаху, как ему делать свою работу. Предположим, в новом году мы поменяли архондарич- ного прежний не дерзнет и слова сказать новому, потому что новый думает, что и сам все знает, все умеет, ведь он и раньше бывал на этом послушании. Он сочтет для себя унизительным выслушивать брата. Но авва Исаия говорит: знаешь ты или не знаешь, но если происходит смена послушаний и сейчас ты получаешь какое-то послушание снова, ты не просто должен согласиться на то, чтобы прежний тебя чему- то научил, но, даже если у него нет такого намерения, ты сам должен просить его: «Прошу тебя, брат, скажи мне, что ты делал, с какими трудностями встречался?» И когда приступишь к послушанию, приходи к брату и спрашивай: «Посмотри, я правильно делаю?»

Я бы сказал, что мы, как правило, настолько горделивы, что не терпим того, чтобы другой поучил нас чему-то или чтобы наш предшественник сделал нам замечание. Но в действительности это не столько гордость, сколько легкомыслие, то есть глупость, потому что только глупец не желает слушать другого. Легкомыслие — это признак пустой головы, пустого сердца. И когда наш предшественник захочет нам что-то сказать, мы только через силу соглашаемся его слушать, если вообще слушаем! Но это неправильно. Не будем ощущать свою самодостаточность в том, что мы делаем или знаем.

Если брат позовет тебя, когда ты занимаешься своим рукоделием, поспеши узнать, чего он хочет, и сделай это вместе с ним, оставив свое дело. По окончании трапезы войди в свою келью и совершай свое служение, а не садись поговорить с теми, от которых не получаешь пользы. Но если это старцы, возвещающие слово Божие, то спроси своего авву: «Сесть ли мне послушать или пойти в келью?» — и что он тебе скажет, то и сделай.

Когда закончится трапеза, иди в келью. Не садись около трапезной или на монастырском дворе, чтобы попусту и глупо болтать. Иди в свою келью и делай свою работу. Только если обитель посетят духовно опытные старцы, то спроси своего духовного отца: «Можно я пойду к такому-то старцу, человеку мудрому и духовному?» И как он тебе скажет, так и поступи.

Если авва пошлет тебя на сторону по какому-нибудь делу, спроси его: «Где прикажешь мне остановиться? В чем имеешь нужду?» — и что он тебе скажет, сделай, не прибавляя и не убавляя.

Если старец пошлет тебя ради какой-то работы за пределы монастыря, то сразу спроси его, где тебе остановиться, и там, куда он скажет тебе пойти, и остановись. Если тебя позовет друг или знакомый, не ходи. Не ходи также ни на обеды, ни по церквям. Для человека, посвятившего себя Богу, все это — мирские вещи, грех и зловоние. Пока не исполнишь поручения, оставайся там, где сказал тебе старец. Выходи только за покупками, которые тебе поручено сделать, или для возложенной на тебя работы.

В чем имеешь нужду? Прежде чем уйти, постарайся узнать во всех подробностях, что за вещи ты должен приобрести, так чтобы тебе не ошибиться и не взять чего-либо по своему разумению. Ведь ты можешь купить и что-нибудь лучшее, но если это не то, чего хочет старец, он не будет доволен и сердце его не благословит сделанного тобой, и тогда пропал твой труд. И что он тебе скажет, сделай, не прибавляя и не убавляя. Итак, ты должен сделать то, что он тебе скажет, не больше и не меньше.

Если услышишь какие-то разговоры вне монастыря, не приноси их с собой и, придя, не пересказывай другому. Ибо если сбережешь слух, не погрешит твой язык.

Когда пойдешь на какую-то работу или в дом, в который тебя пошлет старец, ты не должен там слушать ничьих разговоров. Но если все же ты что-то услышал, то, прежде чем войти в монастырь, оставь это за его оградой, словно ты ничего не слышал и не видел, так чтобы никому ничего не рассказывать из увиденного или услышанного.

Если ты будешь внимать себе и хранить свой слух, чтобы ничего не слышать, тогда не согрешит и твой язык. Если ты что-то услышал, то, войдя в монастырь, никому ничего не говори. Самое большее, — когда придешь к своему старцу, сказать ему, куда ты ходил и что слышал, чтобы он не узнал об этом от других. Иначе ты проявишь себя с дурной стороны, опозоришься и будешь заслуживать всякого презрения. Ты ничего не видел, ничего не знаешь, ничего не покупал, никуда не ходил, пока не расскажешь об этом своему старцу. Нашел ты, например, какую-то книгу. Уже то, что ты ее нашел, — грех. Тем более грех показать ее и сказать о ней другому. Возвращайся в монастырь как глухой и слепой.

Итак, мы не вносим в монастырь ни новостей, ни идей, ни мнений. Если кто-то делает что-либо подобное, его проступок — достаточная причина для того, чтобы совсем удалить его из монастыря. Нам нужно быть осторожными, чтобы не совершить ошибки и не погрешить против душ ближних. Помысел людей немощен, сердца их немощны, души их несчастны. Все мы отягощены наследственностью, и ты не знаешь, какой надлом, какую бурю, какое искушение ты уготовишь ближнему. Что бы ты ни говорил: имеет ли это церковный, или политический, или национальный, или духовный, или культурный, или деловой характер — знай, твои слова, как бомбы, падают в сердца ближних и причиняют ужасный вред, и, хотя ты об этом не подозреваешь, это знает духовник той души, которая испытывает на себе столь страшные последствия того, что услышала от тебя.

И даже если тебя спросят о том, где ты был, как провел время, ты не должен ничего отвечать. Как может человек духовный, имеющий страх Божий и хранящий свои уста и глаза, дать право ближнему, чтобы он спрашивал его обо всем, что хочет? Это нас унижает. Мы не должны давать права ближнему свободно спрашивать нас о чем он хочет. Можешь ли ты пойти, например, к какому-нибудь министру, светскому начальнику и задать ему какие угодно вопросы? Не можешь, ты его уважаешь. Так и тебя ближний должен уважать, если ты человек духовный.

То, что он задает тебе вопросы, означает, что он считает тебя болтуном. Нас должны уважать: мы должны беречь свое достоинство даже более, чем свои глаза. С человеком, который не оказывает тебе чести, не уважает тебя, с человеком, который не считает тебя выше, — с таким не сходись, потому что он тебе повредит и тобой пренебрежет. Лучше, чтобы он вырвал тебе глаза, нежели мог бесстыдно и свободно говорить тебе все, что хочет, или спрашивать тебя о чем хочет. Ближний позволяет себе спрашивать тебя о чем хочет, только если у вас сложились какие-то незаконные сердечные, душевные, духовные и телесные отношения.

Такая свобода показывает, что ваши отношения лишены стыда, страха Божия, что между вами какой- то неразумный обмен мнениями, неразумное общение. Потому что о том, что ты сказать можешь, ты скажешь ему и сам. А когда он тебя спрашивает — это уже насилие. Как ты позволяешь человеку задавать тебе вопросы о вещах, о которых ты сам не говоришь?! Мы должны стыдиться, если нас спрашивают. Ведь когда тебя спросят о том, где ты был и что делал, то спросят и обо всем прочем. Один вопрос повлечет за собой и другие, и ты не знаешь, чем кончится дело. Нужно уважать самих себя. Если мы сами себя не храним, то и Бог не сможет сохранить нас.

Когда ты хочешь предпринять какое- то дело, а брат, с которым ты живешь, не хочет этого, откажись ради него от своего желания, чтобы не произошло спора и он не огорчился.

Ты спросил меня, что тебе взять и где остановиться, и я тебе ответил. И ты добавляешь: «Отче, благословите меня еще сходить к митрополиту, получить благословение». — «Пожалуй, сходи, — говорю тебе я, — ты монах, хорошо получить благословение у митрополита».

Но поскольку ты гость, ты не можешь ответить пренебрежением на благородство человека, принявшего тебя. Положим, у хозяина не очень хорошие отношения с владыкой. Разве он не почувствует огорчения? Поэтому прежде спроси его: «Как ты думаешь, сходить мне к владыке, чтобы выразить ему свое почтение?» И если увидишь, что он соглашается с радостью, то пойди, а если видишь, что он в замешательстве, то не ходи. Чтобы не произошло спора и он не огорчился. Имеется в виду, чтобы он внутренне не почувствовал себя побежденным и не огорчился твоим поступком.

Это настоящая высота духа. С того момента, как ты оказываешься в чужом доме, ты подчинен живущему в нем человеку и тем порядкам, которые существуют в этом доме. Нет у тебя права куда-нибудь пойти или привести в дом еще кого-то. Можно счесть это мелочами. Но это не мелочи. Об этом знают и малые дети, если они не испорчены грехом. Грех и недостаток общения с Богом — вот что заставляет нас забывать об этом.

Когда придешь жить с братом как сосед, не давай ему приказаний ни в каком деле и не желай главенствовать над ним.

Если ты живешь с кем-либо из братьев твоего монастыря, то не желай ни давать ему указаний, ни учить его, ни быть ему начальником. Тем более это относится к случаю, если ты пойдешь в другую келию или монастырь, потому что ты подчинен ближнему. Видите, авва всегда ставит ближнего на первое место. Никогда мы не присваиваем первенство себе.

Если живешь с братьями, не желай и ты сравняться с ними в их разговоре.

Если ты живешь вместе с другими братьями, то не желай состязаться с ними в разговорах. Начал кто-то из них богословский спор? Не желай и ты дискутировать на богословские темы. Тот в разговоре с тобой употребляет философские термины? Не желай показать, что и ты знаешь философию, не стремись быть равным. Предоставь человеку высказать свое мнение, философские взгляды, изложить свои теории. Все люди склонны, когда встречаются с новым человеком, высказывать ему свои мнения, богословские и философские взгляды, обнаруживать перед ним свой опыт. Все это они могут сделать самое большее за час, а то, что они скажут после этого, как вы убедитесь, будет повторением сказанного вначале. Если ты проживешь двадцать лет с одним человеком, то за двадцать лет он не скажет тебе ничего нового, но будет говорить только одно и то же в разных словах. Самое большее, что он может, — это найти какой-то новый довод и его повторять. Все это потому, что у всякого человека есть определенный набор мыслей и интересов, за рамки которых он не выходит. Ему не нужны ни твои опровержения их, ни дополнения к ним.

Поэтому не заводи споров с братом. Предоставь ему выразить свое мнение, и дело кончено. Если он скажет тебе: «Знаешь, Церковь сегодня должна стать более современной, нужно перевести Евангелие, монастыри нужно закрыть», то скажи и ты: «Точно! Да. Замечательно». Если ты станешь спорить с ним, то приобретешь мирской дух. Автор этих подвижнических слов беспокоится о том, чтобы монах не потерпел неудачи в отношениях с братом, потому что тогда он потерпит неудачу и в своей связи с Богом. Если он вступает в конфликт с людьми, то удаляется от Бога и так рушится вся его жизнь.

Если ты скажешь что-то в приказном тоне, то ближний тут же огорчится и это приведет вас к разделению; если станешь с ним спорить, то обязательно от него отдалишься. Авва Исаия хочет устранить все причины, по которым мы разлучаемся с людьми. Единодушие только там, где царствует духовное повиновение, молчание и уважение к личности другого человека, как «причастника Божеского естества», как образа Божия. Там, где есть это уважение к ближнему и молчание, есть и общение душ, там ты чувствуешь, что ближний — это твой брат. Общение сохраняется тогда, когда ты не отделяешься от братства; оно в общей трапезе, во взаимной любви, а особенно в смирении и имеющем огромную силу повиновении друг другу.

Если тебе прикажут сделать что-то, чего ты не желаешь, борись со своей волей, пока этого не сделаешь, чтобы не опечалить приказавших и не лишиться бездерзновенности и мирного с ними сожительства.

Если подвизающиеся с тобой не имеют такого духовного образа мыслей, какому учит авва Исаия, и прикажут тебе сделать что-либо против твоей воли (явно, что здесь не имеется в виду грех или празднословие), тогда, если они настаивают, борись со своей волей, чтобы не опечалить их. Потому что если ты их огорчишь, ты огорчишь и Бога и лишишься бездерзновенности, потеряешь возможность в дальнейшем рассчитывать на взаимную поддержку. Если ты попросишь меня о чем-то, а я тебе откажу, то наши отношения поколеблются и ты уже не осмелишься попросить меня о чем-нибудь, что тебе будет нужно.

Итак, я должен быть осторожным, чтобы не сделать ничего, что могло бы огорчить ближнего, для того чтобы у меня было право стоять перед ним прямо, а не с понурой головой. Я должен делать то, что хочет ближний, так чтобы потом, когда бы я к нему ни подошел, он чувствовал себя несколько обязанным мне и исполнил мою просьбу. И наконец: Лишишься мирного с ними сожительства — ты потеряешь мир, единство и замкнешься в себе. Тот пойдет налево, ты направо, тот направо, ты — налево. Как видите, общение — вот что вновь занимает авву Исаию.

Если будешь жить с братом и он скажет тебе: «Свари мне что-нибудь», спроси его: «Что хочешь, чтобы я тебе приготовил?» — и, если он оставит это на твое усмотрение, говоря: «Что хочешь из того, что найдется», приготовь со страхом Божиим.

Если ты живешь с братом и он попросит тебя приготовить ему еду, то спроси его, какую еду он хочет. Если он тебе скажет, что хочет яйцо, сделай ему яйцо, только бы день был непостный и у вас было это яйцо, чтобы тебе не пришлось идти его разыскивать и терять свое мирное устроение.

Если вы живете вместе и появится какая-то дополнительная работа, участвуйте в ней все, делай ее и ты и не щади своего тела, считаясь с совестью других.

Если есть какая-то дополнительная работа, исполняй ее. Не порти отношений с ближними из-за пустяков. Ведь, как правило, наши столкновения происходят из-за глупых и ничтожных вещей. Последите за собой, и вы увидите, что сколько бы раз в отношениях с ближними вы ни оказывались в затруднительном положении, это случалось из-за мелочей, глупостей. Делай то, что тебе говорит ближний, и не теряй своего душевного мира. Делай работу так, как считает нужным делать ее ближний, пусть даже это мелочи. Отправной точкой для тебя пусть всегда будет то, что думает ближний. У одного стол тщательно прибранный. Похвали его за это. Если он велит тебе прибрать его стол, сделай это так, как он хочет. У другого стол простой, без всяких излишеств. И ты оставь его простым. Не делай ничего по своему разумению. Сообразовывайся с совестью, сознанием людей, с которыми ты работаешь. То, как мыслят наши ближние, и есть воля Божия и образ мысли Церкви. И не щади своего тела — не жалей своего тела, но руководствуйся тем, что думают ближние.

Каждый день утром, как встанешь, прежде чем возьмешься за рукоделие, поучайся в слове Божием; если же нужно что-либо привести в порядок: рогожу, или сосуд, или что-то другое, сделай это поскорее без лености. Если за какое-то дело полагается плата, пусть участвует в нем с тобой и твой брат, и не относись к нему завистливо, если же дело малое и скажет один другому: «Иди делай свое дело, брат, а это я один сделаю», послушайся его — кто слушается, тот и велик.

Здесь описывается то, как монах просыпается утром. Прежде чем начать работать, говорит авва, почитай слово Божие. Встань ночью и займись своим чтением и молитвой. После службы или отдохни, или почитай. Работать ты пойдешь тогда, когда придет время. Очень плохо, если после службы мы занимаемся чем-то посторонним. Это говорит о том, что ум наш как брошенная бумажка, которую ветер поднимает и несет то туда, то сюда. Закончилась служба? Иди в келью молиться или делать поклоны. А после трапезы принимайся за дела. Из всех этих мелочей становится ясно, что ты за человек.

Не ходи в келью брата, потому что иначе ты покажешь, что у тебя нет преуспеяния и ты не уважаешь ближнего, который в это время, может быть, молится, читает или отдыхает.

Если же наступило время работать, работай с усердием и без лености. Если за эту работу полагается плата, похвала, воздаяние и вместе с тобой находится кто-то еще, не делай эту работу один. Работай вместе с братом, так чтобы, когда спросят, кто это сделал, ты упомянул и о брате и он тоже услышал похвалу или получил плату. Смотрите, и тут авва первым делом думает о ближнем! Но если это какое-то незначительное дело, за которое не полагается вознаграждения, то делай его сам. И кроме того, если брат хочет делать что-то один, ответь ему: «Благослови». Покоряйся его желанию. Давай ближнему то, что приносит ему честь, и во всем будь послушен ему. Удивительно, как от сугубо духовных предметов, молитвы и чтения, авва Исаия переходит к самым простым.

Если зайдет к тебе брат-странник, пусть твое лицо будет радушным, когда ты будешь приветствовать его, и ношу, которую он несет, понеси с радостью, и когда он будет уходить, снова поступи так же.

Если в твой монастырь откуда-нибудь придет брат, то, когда ты будешь приветствовать его, твое лицо должно быть улыбающимся, приятным, светлым, должно сиять от радости. А если он несет что-то тяжелое, например чемодан, ты сам донеси его вещи до кельи, где он будет жить. Когда он будет уходить, вновь с улыбкой прощайся с ним, так чтобы он вспоминал о твоей заботе, любви, нежности. Пусть образ твоей любви останется с ним навсегда, куда бы он ни пошел. Когда он уходит, опять возьми его сумку и не позволяй ему самому нести ее.

Целование же твое ему да будет сдержанным и со страхом Божиим, чтобы он не потерпел вреда.

Твое целование должно быть сдержанным и со страхом Божиим, оно должно быть деликатным, вежливым, соединенным со страхом Божиим, потому что это телесное действие, а любое телесное действие всегда опасно, оно разлучает души. Чем более сближаются два человека телесно, тем более они разлучаются душевно.

Поостерегись спросить его о чем-либо для тебя неполезном, но попроси его помолиться. Когда он сядет, скажи ему: «Как ты?» — и остановись на этом слове, затем дай ему книгу, и пусть читает.

Когда приходит какой-либо посетитель, следи, чтобы после приветствия не начать задавать ему вопросы, потому что «при многословии не миновать греха». Ты не знаешь, куда заведет вас разговор. Пусть он вначале помолится, а когда сядет, спроси его: «Как поживаешь, брат? Может быть, ты чего-то хочешь?» И на этом остановись. Дай ему почитать книгу. Хорошо, если в архондарике есть книги для посетителей. Если же он пришел уставшим, дай ему отдохнуть, омыв ему ноги. Если он начнет заводить с тобой неподобающие разговоры, попроси его с любовью: «Прости меня, я немощен и не могу этого понести».

Если посетитель устал с дороги, то, для того чтобы помочь ему снять усталость, омой ему ноги. Если он станет заводить с тобой разговоры неподобающие, не соответствующие нашему духовному званию, духовной жизни, ведь Бог «малым чем умалил нас пред ангелами», то скажи ему: «Прости меня, я немощен, не могу продолжать этот разговор».

Если он немощен и одежды его в грязи, выстирай их. Если он простец и одежды его грязные и рваные, почини их. Если это монах-бродяга, а у тебя будет кто-нибудь из верных, не приводи его к ним, но сотвори ему милость в любви Божией.

Если он немощен и одежды его загрязнились из-за того, что он путешествовал по пустыне, прежде чем прийти в твой монастырь, то выстирай их. И не только выстирай, но, более того, если этот бедняга простоват (а сколько таких простецов ходят из монастыря в монастырь!) и одежда у него изорвалась, зашей ее, потому что, если ты этого не сделаешь, то он так и будет ходить в рваном.

Однако если он из тех, которые бродят туда-сюда, а тебя посетили чада, духовные братья, то не приводи его к ним, потому что он им повредит.

Если брат что-то положит у тебя, не открывай этого без него, чтобы узнать, что там; если же то, что он кладет, будет очень ценным, скажи ему: «Дай мне это в руки».

Если брат оставит что-то возле тебя или сделает тебе подарок, то открой это, когда вы рядом, чтобы посмотреть, что это, и похвалить его, потому что неприлично распечатывать подарок, когда брата нет. Но если это что-то по виду очень ценное, то не открывай этого, а скажи брату: «Пожалуйста, не мог бы ты дать мне это в руки?» Это правило хорошего тона.

Как-то раз я приехал на один остров и привез с собой гравюру для митрополита. Когда мы к нему пришли, я говорю ему: «Владыка, у нас для вас подарок. Это гравюра с видом нашего монастыря». «Большое вам спасибо», — сказал он мне и тут же встал и вернул мне этот подарок с большим почтением. Затем он низко склонился, чтобы вновь принять его из моих рук. Всем своим видом он показал, что принимает его с благоговением, потому что я сказал ему, что мы привезли это для него и что это гравюра. Этот человек знал, что такое благородство, а мы, монахи, своего собственного духовного и подвижнического наследия не знаем совершенно.

Когда встанешь в келье, чтобы совершить свое правило (λειτουργία), не будь небрежен и нерадив, чтобы вместо благоугождения Богу не прогневать Его, но стой со страхом Божиим.

Личное бдение монаха аскетические писатели называют правилом. Здесь авва Исаия объединяет вопросы, которые касаются личной жизни монаха и связаны с Богом, с вопросами, которые касаются жизни монаха в обществе, его отношений с Богом и людьми. Все это взаимосвязано.

Когда ты встаешь совершить свое бдение, не начинай нерадиво. Не говори: «Ох! Сейчас мне надо помолиться по четкам», потому что так ты начнешь засыпать. Не ворчи и не жалуйся: мол, у меня болит голова, живот, но сделай сначала несколько поклонов, чтобы проснуться. Если нужно, умой лицо, вообще сделай все для того, чтобы быть бодрым. Начни хорошо, чтобы хорошо и продолжить.

Если после того, как ты проснулся, ты немного посидишь и подумаешь, то мысль твоя превратится в помысел, помысел в мечтание, мечтание в грех, а грех обратится в сон, полный вялости, мечтаний и плотских ощущений. Проснувшись, сразу же вскочи и делай то, что подобает, для того чтобы предстоять пред Богом со страхом.

Не прислоняйся к стене и ног своих не расслабляй, опираясь на одну и давая отдых другой, как делают неразумные.

Есть много способов совершать бдение. Можно сидеть, стоять на ногах или на коленях. Некоторые предпочитают стоять на ногах, но для того, чтобы немного отдохнуть, прислоняются к стене. Авва Исаия советует нам так не делать. Другие, опять же для того чтобы дать себе некоторый отдых, переминаются с ноги на ногу. Авва Исаия не считает допустимым и это. Ты не должен делать так, говорит он, ни на богослужении, ни на келейном правиле, потому что такие послабления лишают твое сердце доброго расположения. Прояви мужество и стой неподвижно.

Сердцу же своему противостой, чтобы оно не кружилось в желаниях, чтобы Бог принял твою жертву.

Не поддавайся желаниям, которые рождаются у тебя в час бдения. Как вы заметили, во время бдения в келье у нас возникают самые разнообразные помыслы, например поменять перегоревшую лампочку или починить сломавшуюся настольную лампу. Но все необходимые нам предметы: стол, освещение, книги, которые мы будем читать, какие-то другие принадлежности — все это должно быть приготовлено с вечера. Если ты оставишь эти приготовления на час совершения правила, ты увлечешься своими желаниями и мыслями и не сможешь исполнить положенного.

Человек, находится ли он в храме или в келье, имеет важную миссию. В келье — созерцать славу невидимого Бога, в храме — наслаждаться славой, видимой в церковном собрании, и быть ее причастником. Воистину велико видеть славу Церкви на богослужении, когда служба великолепна, и славу Божию в своей келье, когда великолепно бдение. Но как ты насладишься славой невидимого Бога в келье и как станешь причастником славы Церкви в храме, когда у тебя нет соответствующего расположения?

Когда вы вместе поете псалмы, каждый из вас пусть сотворит свои молитвы, а если будет у вас странник, с любовью попросите и его сотворить молитву, скажите ему об этом дважды или трижды, не настаивая.

Когда занимаетесь псалмопением, пусть каждый произносит молитвы по установленному чину. Говоря о псалмопении, авва имеет в виду как (в основном) совместную молитву, так и личную. Псалмопение — это не молитва в собственном смысле, потому что в нем есть разнообразие, перемены. Псалмопение совершается для нас в церкви по чину. Каждый поет то, что ему полагается. Вторые певцы поют то, что им положено, первые тоже. Никто не должен занимать место другого, потому что это кичливый эгоизм, глупость. Так человек ни славой Церкви не насладится, ни радости в своей душе не обретет.

Если к вам пришли посетители, проявите к ним особое уважение и предложите им прочесть что-то из молитвословий. Наши гости чувствуют себя близкими к нам и радуются богослужению в особенности тогда, когда мы даем им возможность прочесть какие- либо молитвы. А если мы оставляем их без этого, то их радость уже не столь сильна. К нам в монастырь посетители приходят часто, и потому мы не можем всегда предлагать им участвовать в нашем богослужении, но этот обычай в действительности соблюдают с большим благородством повсюду на Святой горе, и уставщик должен о нем знать.

В час твоего приношения противься помыслам, стоя с чувством страха Божия, чтобы удостоиться причастия Святых Таин, и исцелит тебя Господь.

В тот час, когда ты молишься и приносишь самого себя Богу на ночном ли келейном бдении или на литургии, будь внимателен, стой прямо, со страхом Божиим. В греческом языке глагол ίσταμαι («стоять») означает, что мысль моя стоит прямо, а сердце исполнено страха Божия, так чтобы удостоиться Тела и Крови Господа и откровения небесных таинств. Если ты будешь стоять пред Богом неосознанно, то ничего не вкусишь; и если причастишься, то Христа примешь, но Христа с тобой не будет. А если ты молишься в келье, то как слепец начнешь и как слепец закончишь.

Если ты стар, смотри не оставляй своего тела неопрятным, чтобы не окрало тебя тщеславие; а молодой пусть оставляет себя во всякой неопрятности, потому что это полезно для него. Молодой пусть никогда не носит хорошей одежды, пока не достигнет возраста мужа: это врачевство для него. Относительно вина пусть положит себе законом — пить не более трех чаш.

Если ты уже в возрасте, то следи за тем, чтобы быть чистым, и не оставляй своего тела в неприглядном виде, иначе тебя окрадет тщеславие. Но молодой пусть остается неряшливым. Авва говорит это молодым, потому что в то время молодые не мылись совсем, но это не значит, что от человека должно плохо пахнуть. Святые не мылись, но не были грязными. Их питание и весь образ жизни были такими, что они всегда благоухали. От них не исходило зловоние, как от нас, когда мы не моемся.

Пусть не носит хорошей одежды. Не выбирай со вниманием ткань, не смотри на качество кукуля или носков, потому что так ты обманываешь себя самого. Невозможно тебе устремлять все свое внимание одновременно и на одежду, и на Бога. В чем-то одном ты обманываешься. В данном случае, поскольку все твои мысли сосредоточены на одежде, ложно как раз твое устремление к Богу. И чем бы духовным ты ни занимался, все остается бесплодным и безрезультатным. Твоя душа, занятая заботой об одежде, не способна почувствовать Бога.

Когда идешь с теми, кто старше тебя, никогда не иди впереди. Когда старший останавливается поговорить с кем-либо, не садись, показывая свое пренебрежение, но стой, пока старший не даст тебе знака, что сделать.

Когда ты идешь с кем-то старшим тебя, не иди впереди него. Пропусти его вперед, а сам иди сзади, так чтобы было ясно, что ты почитаешь его и признаешь старшим.

Когда ты сидишь где-либо и входит старший, ты должен встать. Если ты придешь к своему старцу или к кому-то, кто выше тебя по достоинству, или степени, или сану священства, то ты не можешь сесть, если он тебе не скажет. Так предписывают правила хорошего тона. Если же старший входит и выходит по необходимости из-за работы, тогда вставать необязательно.

Слово третье. О совести живущих в кельях

Если услышить о недостатке твоего брата, не рассказывай этого при ком-нибудь, ибо это смерть для тебя.

Поскольку в предыдущем слове авва Исаия обращался к братьям, вместе путешествующим, то среди его учеников возник такой вопрос: хорошо, когда спутники люди духовные и молчат, но если они не таковы и хотят поговорить или осуждают какого-нибудь брата, то как нам себя вести?

Если кто-то, говорит авва, расскажет тебе о недостатке какого-нибудь брата, то ты не осуждай своего брата, потому что осуждение ближнего — это духовная смерть. Приведем пример. Я иду с кем-то на прогулку, и он рассказывает мне об отсутствующем человеке, что тот не молится или грубо разговаривает. То, что тебе сказано о третьем лице, не рассказывай никому, потому что таким образом ты осудишь отсутствующего, не являясь к тому же свидетелем его проступка, и в таком случае причинишь смерть самому себе. Осуждение — это смерть. Не имеет никакого значения, осудил ли ты брата правильно или неправильно, верно или ложно, справедливо или несправедливо. Верному совершенно непозволительно говорить о том, что не делает чести другому человеку. Тебе разрешается высказываться только с уважением. В противном случае ты становишься убийцей самого себя.

Ты услышал, что кто-то попал в тюрьму. Если тебя об этом спросят, это значит, что тебя считают недостойным уважения: ты оставил о себе впечатление человека низкого. По крайней мере теперь скрой свой позор и не отвечай. Скажи что угодно, только не касайся третьего лица.

Когда кто-нибудь будет говорить о помыслах, которые борют и тебя, не желай слушать его, чтобы не возникла у тебя брань.

Положим, приходит к тебе какой-то брат и говорит о том, что богослужение утомительно и невыносимо. Вопрос богослужения занимает и тебя. Но ты молчи и не позволяй ему продолжать.

Приходит к тебе другой и говорит, что старец слишком строг и ни во что нас не ставит, а это и твой помысел тоже. Не позволяй ему продолжать, потому что ты впадешь в еще большее искушение и не сможешь оправдаться тем, что виноват только твой брат. Виноват ты, потому что позволил ему говорить. Если он не остановится, оставь его и уйди. Нам нельзя слушать о помыслах или искушениях ближнего, если это подвергает опасности наш собственный разум, помысел, жизнь.

Вообще, когда у человека не все в порядке, когда он переживает духовный или душевный кризис, он расположен рассказывать о своих трудностях другим людям. Он делает это как будто бы ради того, чтобы получить облегчение, но в действительности всегда ищет своего оправдания. Однако никто не должен открывать своей душевной брани никому другому, кроме своего духовника или, по благословению, какого-либо старца. Итак, не принимай человека, который приходит к тебе якобы для того, чтобы рассказать о своей боли, проблеме, искушении, помысле, брани, приходит для того, чтобы ты ему помог, облегчил его скорбь, и который в конце концов становится искушением для тебя. Отгони его прочь, для того чтобы спасти свою душу.

Понуждай себя творить много молитв, ибо молитва — свет для твоей души.

Отстрани того человека, который для тебя является искушением, и сядь уединенно, понуждая себя часто повторять молитву, ибо молитва — свет для твоей души. Конечно, мы можем делать все что хотим, для этого достаточно только удалить из памяти все, что сказал нам ближний. Но самое лучшее — заниматься молитвой, потому что это свет для души. Здесь авва Исаия возвращается к тем вопросам, которые касаются нас лично.

Обращаясь к теме молитвы и бдения, он начинает с наших отношений с людьми и заканчивает ими же. Наша молитва зависит от того, насколько благородны и правильны наши отношения с людьми. Невнимательность в одном приводит к неуспеху в другом. Так что понуждай себя исполнять то, что является светом для твоей души, что рассеивает тьму помыслов и искушений, — твори молитву. Так верующий возвращается к самому себе и к молитве, которая непрестанно соединяет его с Богом.

Своими поучениями святой воспитывает учеников. Он учит их тому, во что нужно верить, как думать. Если ты монах и при этом считаешь, что обязан выслушивать брата или что тебе нужно посещать родственников и рассказывать им обо всем случающемся с тобой, то это несознательность, то есть отсутствие правильного сознания. Но если ты осознал, как тебе нужно думать, как жить, как верить, какое мнение иметь обо всем, тогда ты можешь преуспеть в жизни.

Если живут с тобой братья, позаботься о них со строгостью.

Теперь он обращается к старцу и говорит, что он должен быть строг со своими чадами, а не всегда снисходить к ним: не только возливать масло на раны, но

и применять ланцет, когда это нужно. А потом обращается к послушникам со словами:

Если ты стал странником ради Бога, не желай сближаться с теми, кто в том месте.

Если ты отправишься на чужбину ради Бога, не желай вступать в связи с теми, кто живет в том месте, потому что тогда лучше тебе было бы остаться жить с родственниками. Кто подразумевается под живущими в том месте? Это, вероятно, миряне, которые всегда живут в окрестностях монастырей, особенно на Востоке, но прежде всего авва имеет в виду бродячих монахов.

Для нас смысл этой заповеди заключается в том, что нам не следует вступать в тесное общение с другими монастырями и монахами, потому что таким образом мы будем создавать связи и обязательства. Ты пойдешь на его престольный праздник, а он на твой. Ты пойдешь на его именины, а он на твои. Он тебе напишет, а ты ему ответишь. Так что пусть не будет никакой связи с людьми, живущими поблизости.

Это, вероятно, не имеет такого же безусловного значения для святогорской общины, где все мы составляем одну семью. Поистине замечательна общительность святогорских монахов и в пустынях, и в монастырях Святой горы. Но одновременно мы знаем, как близко стоят истина и ложь, зло и добро. Общение может стать мирским, если мы не будем внимательны. Поэтому мы должны помнить, что иметь связи с людьми, живущими там же, где и ты, неполезно.

Для тебя, избравшего монашеский путь, много даже тех людей, которые живут рядом с тобой, в твоей келии или монастыре. И потому не заводи связи с теми, кто живет в других монастырях или других местах, если только ты не пойдешь посетить какого-то духовного старца, добродетельного и малодоступного, к которому не так-то просто попасть, как говорит Василий Великий. Но и это пусть случится один раз в три или пять лет.

Выход из монастыря и соприкосновение с другими монахами всегда вредили и вредят всякому духовному делателю. Лучше было бы тебе вообще не приходить в монастырь и жить с родными по плоти, чем прийти, а потом бегать на престольные праздники, собрания, встречи, посещать кого-либо во имя любви и братских отношений.

Если пойдешь на гору побывать у братьев в монастырях, то у того, к кому зайдешь сначала, и оставайся и к другому не переходи, не спросив у первого: «Пойти мне или нет?». Если он будет этим недоволен, не опечаливай его, пока не выйдешь оттуда.

Ты не выходил из своего монастыря шесть лет и говоришь своему старцу: «Отче, благословите меня посетить монастыри Святой горы». Вот ты идешь, тебя поселяют в келье, указывают монаха, который будет о тебе заботиться. С ним и общайся. Не бегай из кельи в келью. Не проси позволения повидаться с другим монахом. Не давай людям повода думать, что ты ходишь от одного к другому. Оставайся в своей келье, чтобы никто не вправе был порицать твою духовную жизнь. Если хочешь получить благословение от другого старца, то прежде спроси того, кому тебя поручили. Если он позволит тебе это с радостью и внутренним спокойствием, тогда иди. А если он согласится неохотно, то лучше найди какой-нибудь предлог и отложи это, потому что Бог не благословит тебя.

Если безмолвствуешь в своей келье, не оставляй у себя вещи, из-за которой ты, вопреки заповеди, можешь отделиться от своего брата, если он попросит эту вещь в нужде.

В келье у тебя должно быть только самое необходимое. Не имей ничего такого, чего бы не было у других, потому что если эту вещь попросит другой, то ты будешь обязан ее отдать. Если ты ему откажешь, то разлучишься с братом своим и обособишься от братства и от Христа. Итак, чтобы не дойти до отделения от братства, разлучения душевного и духовного, не оставляй у себя вещи, из-за которой ты, вопреки заповеди, можешь отделиться от своего брата.

Настоящий монах не может сказать «нет», потому что тогда его душа, совесть будут мучиться и он не сможет уснуть. Такой отказ противоестественен в духовной жизни. Отдать то, что у тебя просит ближний, — это заповедь. И даже если он не попросил, но ты понял, что он в этом нуждается, ты обязан дать ему это, потому что ближний всегда стоит на первом месте. Следовательно, лучше тебе не иметь ничего особенного, для того чтобы было полное единодушие.

Но если ты имеешь только необходимое, и не больше, то не стремись раздать это, чтобы не впасть в смущение.

Если у тебя есть только необходимые тебе вещи, то не будь беспечен, ведь если ты их потеряешь, то потеряешь и свой душевный мир. Без сомнения, ты должен беречь необходимые вещи, и в особенности общее достояние всего братства. Это весьма мудро и свято.

Своего же имущества монах иметь не может. Если он что-то держит для себя, то пребывает в беззаконии. Он не может и просить что-либо из того, что он увидел: икону, книгу, одежду, потому что Священное Писание говорит: «Не желай ничего, что у ближнего твоего». И подарки он не может принимать, и права давать или обещать что-либо он не имеет, так как ничего своего у него нет. То, что он имеет, принадлежит монастырю: монастырь дал ему это в распоряжение на определенное время. Он ничего не может дарить, — не имеет никакого значения, что ему это дали мать или друг, — иначе он работает закону плоти. Такого поведения по отношению к собственности требуют духовные законы, для того чтобы в наших отношениях было полное единство и открытость.

Если пребываешь в подвиге, да не полагается на него твое сердце, будто он тебя хранит.

Слова аввы Исаии очень верны и важны. Впрочем, иногда у нас складывается впечатление, будто подвиг и злострадание способствуют тому, чтобы возрастали духовные силы человека, потому что подвиг и злострадание ослабляют плоть и питают душу. Но такое восприятие обманчиво. Подвиг сам по себе не заслуживает никакого воздаяния и не имеет никакой силы. Это просто голос и язык, который слышен и понятен Богу.

Если ты крикнешь что-то непонятное, то я не сразу отвечу. Если же я слышу не просто звук, но понимаю

смысл, то бегу к тебе на помощь. То же самое и с подвигом. Подвиг — это звук с определенным значением, некий символ, «фирменный знак», который Бог узнаёт и спешит на помощь.

Если мы живем в общежитии, то иногда задаемся вопросом: «Что я тут делаю? Сплю да ем. Пойду в пустыню, чтобы там поусерднее подвизаться». Это голос сатаны, а цель его — мучить нас на протяжении всего нашего пути. Это касается и того, кто имеет призвание к пустынничеству и живет в пустыне, но тоскует по общежитию, чтобы отдохнуть от черной мглы пустыни, от тяжести сатанинских козней.

Дело не в том, сколько подвигов ты совершишь, а в том, какие испытания ты понесешь. Последнее может иметь место везде, а в особенности в общежительном монастыре. Здесь над тобой стоит старец, который дает тебе оплеухи одну за другой, и ты не знаешь, когда это кончится. Ты исполняешь свое правило, а он говорит тебе: «Не нужно». Поступаешь плохо, он говорит тебе: «Нельзя, это плохо». Делаешь что-то доброе, он говорит тебе: «Оставь это, потому что так ты впадешь в эгоизм». Ты живешь вместе с пятьюдесятью братьями и должен найти способ вместе с ними жить и работать. Все это — очень тяжелый подвиг. И при этом ты должен совершать свое бдение, молиться, читать, а сверх всего прочего — хранить послушание старцу. Вот такое злострадание Бог понимает.

И потому не думай, что подвиг — это нечто особенное. Своим подвигом, бдением, скорбными воплями, самоотвержением и самоуничижением взывай к Богу, чтобы привлечь Его любовь.

Подвиг — средство, дыхание в духовной жизни. Как нельзя жить без дыхания, так нельзя жить христианской жизнью без подвига. Когда дыхание теряет естественность, человек заболевает. Когда сердце работает неправильно, ты не можешь гулять, подниматься в горы, плавать в море. Так и с подвигом. Подвиг — это как бы сердце и легкие, а лучше сказать — дыхание и сердечная деятельность души.

Когда человек подвизается, то, поскольку душа работает правильно, он силен и может подниматься и спускаться. Здоровый человек, упражняясь, еще более укрепляется. Всякий опыт и укрепление сил становится основой для дальнейшего продвижения, восхождения и проникновения вглубь.

Тем не менее укрепление сил происходит не благодаря дыханию или сердечной деятельности самим по себе, но благодаря воздуху, то есть внешнему для тебя фактору. У тебя есть сердце и легкие, но что они могут сделать, если не будет воздуха? Им необходима какая-то другая составляющая, некий элемент иной природы. Этот иноприродный элемент (вспомним слова преподобного Нила) — благодать Божия, Кровь и Тело Христовы, Святой Дух, имеющий иную по сравнению с нашей природу.

Итак, нужно, чтобы к нашему подвигу добавилось «странное слышание», иное звучание, Дух Святой. Подвиг необходим, потому что он становится отправной точкой для преуспеяния, развития, укрепления, но причина всего перечисленного — благодать Божия. Сам по себе подвиг не приносит никакой пользы. Значит, подвизаясь, я не заслуживаю никакой награды. Однако когда подвиг совершается в смиренномудрии, он привлекает Божию благодать и приносит результаты, а не пропадает, потому что Бог — это не языческий истукан, у Него есть очи, есть уши, и Он отвечает на наш подвиг. Все, что Он мне дает, зависит от меры моего подвижничества.

Приведем пример. Я причащаюсь. Какую духовную пользу я получаю, принимая Христа внутрь себя, зависит от моего подвига. Не потому, что подвиг представляет собой нечто важное, но потому что он — сито, чрез которое пройдет Христос, для того чтобы начать действовать в моей жизни. Подвиг — средство получить Божественную жизнь, средство призывать и принимать Христа. В подвиге раскрываются мои легкие, и я становлюсь способным вдыхать воздух полной грудью.

Мы не можем надеяться на свой подвиг, но с помощью подвига, совершаемого в смирении, любви и общении с Богом, становимся способны принять

благодать. Только так наше причащение оказывается истинным, равно как и молитва. Поскольку подвиг сопровождается болью, то он доставляет нам страдания, если мы живем комфортно, расслабленно, не проливая крови, и причиняет сильное беспокойство, если мы не настроены на него. Результаты же подвига чувствуются в том случае, если мы подчиняем себя ему и не оставляем его по каким-то своим внутренним причинам.

Когда путешествуешь с братьями и будет между ними такой, к которому ты питаешь любовь ради Бога, не будь с ним откровенен на виду у других, а то найдется среди братьев немощный и умрет от ревности, и ты понесешь его грех, потому что дал ему повод согрешить.

Если ты находишься в пути с братьями и среди них есть тот, кого ты любишь больше других, не показывай особенной к нему любви или внимания, потому что другой брат может этому позавидовать, и тогда ответственность понесешь ты. Ты что-нибудь скажешь ласково позавидовавшему, а он тебе ответит резко, и ты будешь недоумевать: что же ты ему сделал? А причина в особенном расположении, которое ты проявил к другому. Ты мне скажешь: «Он что, такой немощный?» Да, таковы души человеческие. Я не могу требовать от ближнего, чтобы он был сильным. Я сам должен быть сильным, а от ближнего я не могу требовать ничего. Я могу требовать только от себя. Итак, мое отношение ко всем должно быть одинаковым.

Какое же нужно внимание, чтобы всем нам быть единым братством!

Когда пойдешь к кому-либо, не ожидай, что тебе очень обрадуются, чтобы, когда примут тебя, ты возблагодарил Бога.

Когда ты идешь кого-то навестить, не жди, что тот очень обрадуется встрече с тобой. Может быть, он будет уставшим, расстроенным, больным и не придаст значения твоему приходу. Если ты ждешь, что он тебя примет с радостью, то, скорее всего, ты разочаруешься. Но даже если он готов тебя принять, душу свою вынуть и отдать тебе — все тебе покажется не так из-за того, что ты ожидал радушного приема, и ты уйдешь с огорчением. А если ты идешь, не ожидая ничего, тогда, как бы с тобой ни обошлись — а тем более если к тебе проявят немного доброты, немного любви, — ты вернешься домой, благодаря Бога за великую честь и любовь, тебе оказанные.

Удивительны и превосходны все наставления аввы Исаии. Они ограждают нас со всех сторон.

Если постигнет тебя болезнь, когда ты безмолвствуешь в келье, не впади в малодушие, но возблагодари Бога. Если увидишь, что твоя душа в смущении от этого, скажи ей: «Не лучше ли для тебя эта болезнь, чем геенна, в которую пойдешь?» — и она успокоится в тебе.

Во время болезни подвергаются опасности как наши отношения с людьми, так и личная жизнь. Когда, безмолвствуя в своей келье, ты заболеешь телесно или душевно, тогда будь внимателен, чтобы не начать унывать, или бояться, или беспокоиться, потому что тогда в тебе пробудятся неправильные желания. Ты захочешь, чтобы тебя посещали братья, захочешь

говорить с ними, захочешь, чтобы они тебе улыбались, готовили особенную пищу. Ты будешь думать, что они к тебе невнимательны, что они поздно приходят. Они встанут чуть свет, чтобы пойти в церковь, и после будут отдыхать, а ты скажешь: «Вот, они сходили в церковь и теперь спят, и никто не пришел меня проведать, меня забыли». В твоей жизни появится нечто абсурдное. И поэтому в особенности, когда ты болеешь, нужно быть радостным и не допускать, чтобы душа оставалась бездеятельной. Не будь ни в чем нерадивым и не теряй бодрости. Ничего не требуй и не жди, но только благодари Господа.

Если ты увидишь, что от болезни твоя душа приходит в смятение, поразмысли, что это смятение эгоизм, немощь. Скажи ей: «Что ты смущаешься, душа моя?» А затем возблагодари Бога, и Он тут же будет рядом с тобой.

Если демоны станут склонять твое сердце на подвиг выше сил твоих, не слушай их; ибо они разгорячают человека на всякое дело, на которое у него нет сил, пока он не попадет в их руки и они не начнут злорадствовать над ним.

Демоны радуются, когда мы сурово подвизаемся. Верующий человек совершает подвиг с рассудительностью и в духе послушания. Однако бывает подвиг, который вдохновляется сатаной. Бесы обычно делают так: ослепленного помыслом они заставляют грешить, а осознающего свой грех они разгорячают на всякое доброе дело: пост, молитву, бдение, — пока не начнут злорадствовать над ним, то есть пока он не станет для них посмешищем. Это не подвиг.

О тносительно пищи положи себе за правило — давать необходимое своему телу, чтобы ты мог исполнять свое правило и тебе не хотелось выходить в мир. Ничего не ешь с услаждением, для удовлетворения чувства вкуса, то есть не различай, хорошая ли то снедь или плохая.

Положи себе за правило есть ровно столько, сколько тебе нужно. Не говори себе: «Теперь буду воздерживаться», или: «Вовсе не буду есть», или: «Буду есть меньше», потому что тогда сатана даст тебе радость и разгорячение, для того чтобы ты еще больше стал себя ограничивать в пище. Так ты лишишься сил и не сможешь совершать свое бдение; или же, если и будешь его совершать, то утром не сможешь выйти на какую-то непредвиденную работу, устанешь и скажешь: «Я не могу», а значит, ты будешь жить в монастыре, но у тебя не будет послушания.

Ешь однажды в день и давай своему телу нужное в такой мере, чтобы вставать из-за стола, когда еще хочется поесть. Бдение свое совершай с умеренностью и не лишай своего тела необходимого для него, но с рассуждением и пониманием совершай свои молитвы, чтобы от слишком продолжительного бдения не помрачилась твоя душа и не покинула поприща. Половины ночи довольно тебе для твоих молитв и половины — для покоя телу.

Здесь опять рассматривается вопрос о подвиге. Не позволяй демонам разгорячать тебя, но следуй правилу, существующему в твоем монастыре. В Нитрийском скиту, где подвизался авва Исаия, правилом было есть один раз в день. Значит, и ты не желай есть один раз в два или три дня. Не ссылайся на тех отцов, которые следуют более суровому правилу, потому что они живут в другом месте. Тебе нужно есть каждый день. Давай своему телу нужное, чтобы у тебя, когда это будет необходимо, были силы, ты мог совершать свое бдение.

Совершай бдение с умеренностью, то есть с чувством меры, не лишая свое тело того, что ему необходимо. С рассуждением и пониманием совершай свои молитвы — сознавай, зачем ты бдишь и подвизаешься. Подвиг без осознания — это ничто. Необходимо благоразумие, чтобы от слишком большого бдения не помрачилась твоя душа: не ослепла душа и не пала во тьму неведения.

Половины ночи довольно тебе для молитв твоих. У отцов была такая мера: зимой пребывать в бдении половину, а летом — две трети ночи. Остальное время ночи они отдыхали.

Прежде чем уснуть, проведи два часа в молитве и псалмопении и затем отдохни, а когда Господь восставит тебя, твори опять молитвы свои с усердием.

Прежде чем лечь спать, посвяти два часа молитве «Господи Иисусе Христе, помилуй мя» и разным молитвословиям. Потом дай себе отдых.

Человека, который так относится к своему сну и покою, правилу и подвигу, пробуждает Господь. Поскольку человек становится Его орудием, Господь делает с ним что хочет. Бог как бы говорит: «Каждый день, чадо Мое, прежде чем уснуть, помолись и почитай два часа. Тогда у тебя будет ясное чувство, что ты проснешься не по будильнику, но разбуженный Мной». И действительно, те, кто так делают, привыкают и просыпаются в нужное время, разбуженные Господом. Часы нужны новоначальному или тому, кто все время принимает решение встать, но никогда не встает. Организм его не может привыкнуть, вот ему и нужен будильник. Но если даже тебя разбудит будильник, скажи себе: «Это колокол, в который звонит Господь» — и начинай свое ночное правило.

Вначале попробуй совершать бдение два часа до сна и один час до утреннего богослужения. Потом постарайся вставать на бдение за два или три часа до утренней службы. Если увидишь, что тело твое ленится, спроси его: «Ты хочешь отдыхать в этой краткой жизни и наследовать тьму внешнюю?»

Если немного понудишь себя, придут к тебе силы.

Если ты встанешь ночью и тебе покажется, что у тебя нет никакого расположения к молитве, начни делать поклоны, чтобы забыть о своей лености, и силы тут же придут к тебе. И действительно, силы приходят. До сих пор не был посрамлен никто из подвизавшихся с таким духом ведения, умеренности, благоразумия. Напротив, все приобретали необычайную энергию. Что человек хочет, то он и делает. Мы не в силах сделать только то, чего не хотим. Когда человек создаст подобную атмосферу у себя в монастыре, в келье, все становится очень легким.

Авва Исаия в своем слове «О совести живущих в кельях» не говорит ученикам, что они должны делать то, что им велит их совесть. Забудьте о ней, говорит он им, я сам скажу вам, какой должна быть ваша совесть. Следовательно, в монашестве старец стоит выше совести. Наша совесть зависит от нашей воли, желаний, занятий. Она податлива к изменениям и легко может отклоняться от правильного направления. Ее дал нам Бог, но она заслуживает доверия только тогда, когда мы взрастили ее правильно и правильно ее воспитываем. Большинство ересей, расколов, падений человека, а также ошибки и бесовские обольщения начинаются с доброго намерения.

Но как тогда говорит апостол Павел: «Язычники, не имеющие закона, по природе законное делают»? Он имеет в виду то, что даже те народы, у которых нет ни записанного закона, ни Божественного Откровения, по природе делают добро и избегают зла. Но понятия о добре и зле различны у человека неразвитого и человека культурного и светского, эти понятия соответствуют месту, времени и образу их жизни. Не будем обманываться, совесть — дело тонкое, иначе бы послушание ее не заменяло. Большинство тех, кто не слушается, делает это во имя совести.

Слово συνείδησις («совесть») происходит от глагола σύνοιδα, означающего «знать хорошо и глубоко». В нас есть отправная точка, то, что побуждает нас творить добро. Но вот само понятие добра определяется нашим сердцем, волей, желанием, книгой, которую мы прочитали, нашими родителями, братом, который однажды сказал нам что-то в разговоре, и мы его слова никогда не забываем. Из всего этого складывается наше представление о добре, а мы считаем это нашей совестью. У такой совести неправильное содержание. Так что же, у совести нет собственного содержания и объективное добро или зло закладываются в нас постфактум, не изначально?

У совести есть нравственное содержание, а иногда и догматическое, знания о Боге. Уже совесть наших прародителей несла в себе замечательное догматическое учение, ничем не отличающееся от православного, разве что это учение было незавершенным, должно было стать более полным.

Однако тот, кто делает ошибки, ссылается на свою совесть. Те, кто разговаривает, кто режет без ножа ближнего своим языком, кто делает замечания, кто уходит из Церкви, также ссылаются на свою совесть.

Совесть подвергается изменениям вольно и даже невольно. Если ты с детства слышишь: «Горе тем, кто не благовествует» — и привыкаешь к мысли о том, что тебе нужно отправиться в Африку, то, как только ты задумаешься о монашестве, твоя совесть начнет раздваиваться. Это естественно. Твоя душа будет сильно мучиться. Так что имеет значение и воспитание совести. Объективно существует только слово Божие, которое каждый усваивает себе через своего старца.

Ты приходишь и говоришь мне: «Я издатель. Я выпускаю газету прекрасного содержания, но не могу не помещать в ней и какие-нибудь скандальные истории, потому что иначе ее не будут покупать. Помещаю их, чтобы выжить». Я тебе отвечу: «Ладно»; другой старец скажет тебе иное, соответственно своему представлению. Но каков объективный закон Божий, который ты должен себе усвоить через посредство старцев?

Человек свободен, и потому существует разнообразие и нет единого шаблона, который упорядочивал бы все. Существует любовь к Богу, ее-то всякий и усваивает, подъемля крест Христов. «Отвергнись себя и возьми крест свой и следуй за Мною», — говорит Спаситель. В этом и состоит основополагающий закон Господа. Остальное складывается в зависимости от людей и обстоятельств. Ты женишься, я поступаю в монастырь, третий идет в пустыню, четвертый — в Африку. Варнава отправляется на Кипр, а Павел не соглашается с ним и становится апостолом язычников. Мы не можем этому многообразию воспрепятствовать. Нет единого трафарета на века. И дары, и пути разнообразны. Духовная жизнь — подательница жизни.

Цель старца — сделать совесть монаха чувствительной и освободить его. Цель старца не поработить людей, а подарить им свободу, которую даровал Христос. На это направлены отношения со старцем, и в этом состоит старческое руководство. Но это задача старца, ты сам не можешь направлять его мысль или руководить его жизнью. Вот в этом смысл слова «совесть».

А если старец не дает монаху правильного воспитания, можно ли спастись через послушание? Лучше вместе со старцем пойти под откос, чем одному — в гору. Конечно же, если слепец поведет слепого, то «оба упадут в яму». В таком случае будет виноват и старец, потому что, будучи слепым, взялся вести души, не исцелив прежде своих глаз; будет виноват и послушник, выбравший слепого старца. Но раз он его выбрал, вопрос закрыт. Он уже не может ни менять старца, ни противоречить ему. С духовной жизнью не шутят.

Но что делать, если в то время, когда ты его выбирал, ты этого не понимал, а понял после? Если и не понимал тогда, теперь дело кончено. Человек рождается один раз. С того часа, как ты откажешься от своего старца, справедливо или по ошибке, твоя жизнь превратится в муку, начнется твое крушение. Ошибаться непозволительно. Ведь если ты не можешь рассудить, кто подходит тебе в старцы, ты не можешь и сделать выбор. Ты рассудил? Теперь ты уже не можешь с ним не соглашаться. Иначе подпадешь под власть демонов. Лучше тебе пасть вместе со старцем, чем взойти на высоты добродетелей без него. Ты сделал его своим старцем? Он твой отец. Ты не можешь сказать: «Меня такой- то не родил». Именно он, и никто другой, тебя родил. Не можем мы шутить и говорить вещи необоснованные и пагубные. Единственное, что можно сделать, — это подумать, прежде чем отдать себя в послушание, то есть узнать дух, веру старца, понять, проникнуты ли его слова учением Писания и отцов Церкви, правильно ли он ведет людей.

Вы скажете мне: «Если я могу об этом рассудить, то на что мне старец?»

На то, чтобы тебе восполнить свою совесть. Послушание старцу — это не личное решение человека, а правило монашеского жительства. Всяким монахом или решившим пойти в монахи кто-то руководит, и он уже не может оставить руководителя или без осуждения для себя вступить с ним в прение. Это бунт естества, безрассудный шаг в жизни. Такие состояния бывают, как правило, началом бурь и родовых мук, но только без рождения и воскресения, и «совесть» всегда их покрывает. Но это уже не совесть, а послушание своему «я». Об этом говорят все отцы, в том числе Симеон Новый Богослов.

Невозможно отвергнуть своего старца и при этом преуспеть в жизни. Напротив, те, кто последовали за старцем, пусть ошибочно, спаслись, преуспели и получили помощь даже тогда, когда старец погиб духовно, потому что каждого Бог судит по-своему. Я, старец, буду судим за рождение и воспитание чад, а ты — за свое послушание. Над всем стоит старец. Не Евангелие, не Христос, не Бог, не Дух Святой — только старец.

Так что смиренно склонись к его ногам и скажи ему: «Я раб твой, отче, спаси меня». Умоли его, и он тебя примет. Но исполняй его волю. Иначе что ему с тобой делать, если ты каждый день соблазняешь его паству, возмущаешься, кричишь, не соглашаешься с духом братства? Идешь в церковь — чувствуешь недовольство. Проводится беседа, а ты говоришь: «По четкам надо молиться, а не беседы устраивать». Что тогда ему с тобой делать? Однажды он даст тебе сойти в пропасть, чтобы спаслись окружающие, спаслась и твоя душа.

Как-то раз старец Иосиф выгнал своего ученика, старца Ефрема, потому что тот немного опоздал на службу. Казалось бы, ничего особенного старец Ефрем не сделал. И вот он рассказывает: «Тогда я упал ему в ноги и умолял его, умолял до тех пор, пока он меня не принял обратно. И он меня принял».

Если пойдешь в город продавать свое рукоделие, не спорь из-за его цены, как миряне, но отдай его как случится, чтобы не потерять силы, приобретенной пребыванием в келье. Когда будешь покупать что-нибудь, в чем имеешь нужду, не спорь: «Больше такой-то суммы не дам за это», но, если тебе нужна эта вещь, понудь себя немного; если же у тебя нет такой, суммы, оставь ее молча.

Ты хочешь что-то купить. Если у тебя есть столько денег, сколько просят, то покупай. Если нет, то не устраивай торга. Умолкни, сказав: «Благодарю вас», и пойди к другому продавцу. Пусть вокруг тебя и внутри тебя царствует мир и тишина. Если видишь, что тебя обманывают, или не делай покупок, или пойди туда, где тебя не обманут.

Рахиль не рождала Иакову, пока Лия не родила всех своих детей и он не проработал за Рахиль другие семь лет.

Здесь говорится о Лии и Рахили, двух женах патриарха Иакова. Рахиль была очень красива, а Лия была больна глазами, и Иаков не желал ее. Но Бог не допустил, чтобы у Иакова появились дети от Рахили, пока не родила ему чад Лия, его первая жена, на которой он женился из-за обмана тестя. Чтобы получить в жены желанную Рахиль, он работал еще семь лет.

Это означает, что если человек не пройдет всего деятельного подвига, истинное созерцание не откроется для него.

Хотя Иаков любил Рахиль, в жены он взял прежде Лию. Этому обстоятельству авва Исаия дает символическое и таинственное толкование. Хорошо, когда мы читаем Священное Писание и у нас есть вдохновение толковать его аллегорически и символически, будем принимать это толкование, но не будем никогда оставлять и его буквального толкования, потому что оно безопасно.

Бог заключил утробу Рахили, пока не родились чада Лии. Когда Лия перестала рождать, тогда начала рождать Рахиль. Дети Лии были любимы и делали много полезного. Но дети, которых любил Иаков особенно и которые сыграли значительную роль в истории Израиля, были от Рахили.

Лия — символ деятельной жизни. Вначале тебе нужно принести плоды послушания, смирения, повседневной борьбы, молитвы, в которой ты пока не видишь Бога, получить благословение, родить многочисленных «чад», и уже после того, как ты насладишься появлением на свет одного «чада» за другим, насладишься плодами своей деятельной духовной жизни, ты войдешь в созерцательную жизнь.

И когда прекратила рождать Лия, вспомнил Бог Рахиль.

Бог ждет, чтобы сначала мы принесли плод в деятельной жизни, а потом дарует нам созерцание. Однако духовные чада аввы Исаии, вероятно, возражали ему: «Мы пришли в пустыню, чтобы воспарить высоко, мы пришли для созерцания, а ты нас низводишь на землю и говоришь нам о том, как мы должны общаться друг с другом, как мы должны сидеть, спать, держать вилки и ложки?» Это могло вызвать у них пренебрежение к старцу. Однако если бы они выказали пренебрежение, они бы оскорбили Бога, обесчестили закон Господень. Они разделили бы слово Божие так, будто в нем есть нечто «высшее» и «низшее», в то время как вся проповедь Божия духовна, одинаково важна и Божественна; они повредили бы своим душам. Итак, чтобы их предостеречь, авва говорит им: «Я понимаю ваш соблазн. Вы пришли для жизни созерцательной, но, если хотите духовно преуспеть, вы должны прежде принести плоды деятельной жизни».

Это означает, что когда телесные труды возобладают над чувствами и те освободятся от страстей, тогда истинное созерцание откроет уму свою славу. Хотя и сыны Лии были помощниками Иакову, но он любил Иосифа больше всех, то есть хотя человека охраняют от врага телесные труды, но соединяет его с Богом истинное созерцание.

Да, чада мои, говорю вам сразу: я знаю, вы мне скажете о том, что Божественное созерцание — это глубинная сторона духовной жизни, которая соединяет нас с Богом. Тем не менее Бог не даст вам это созерцание, если вы не преклоните прежде свою выю и не будете подчиняться самому последнему монаху в монастыре, если не станете «землей и пеплом» у всех под ногами, если не склонитесь перед волей и всяким суждением ближнего, если не научитесь смотреть на него с нежностью, о которой мы говорили, если не будете снисходить к его чувствительности, если у вас не будет полного единства с ближними. Без этого вы не сможете сделать ничего. А если у вас это будет то Бог благословит вас. Святые отцы делали то, что внушает Матерь-Церковь, что говорит слово Божие. То же самое должны делать и мы, чтобы стяжать умное ведение, духовные чувствования — а это и есть постижение и созерцание того, как живет Бог.

Если будет внимателен служитель Илии и увидит, что не восстает никакая из семи страстей, тогда видит «облако малое, как след ноги, несущее воду» из моря, что есть упокоение Святого Утешителя.

Если у тебя уже более нет страстей, нет немощей, если худшее в себе ты преодолел, тогда ты увидишь, как «маленькое облако возносит воду из моря», и это — упокоение Святого Духа. Тогда Бог даст тебе совершенное упокоение.

Не будем считать чем-то заурядным наше общение, эту нашу красоту, когда она пронизывает нежно, истинно, искренне, с почтением и любовью все наше бытие, вмещает в себя всю нашу духовную семью, от отца до последнего брата. Когда мы живем, отрицаясь от своего «я» и принимая волю ближнего, тогда у нас есть надежда, что Бог удостоит нас Своей славы. А иначе ни понуждением себя, ни криком мы ничего не сможем сделать. Как бы ни было велико наше желание, сильно наше стремление, огромны наши жертвы, ничего у нас не выйдет.

Умолим же Бога даровать нам такую чуткость, чтобы в каждом человеке, стоящем перед нами, мы видели Сына Божия, Который назвался Сыном Человеческим, и тогда у нас уже будет право требовать от Бога. Когда-нибудь мы должны достигнуть такого состояния. В противном случае нас будет постоянно обуревать шторм и мы будем погружаться в рутину

повседневности, в мелочность, в помыслы, в обстоятельства. Жизнь наша станет похожа на маятник, который качается то в одну сторону, то в другую без всякого результата. Я поднимаюсь — ты опускаешься, ты поднимаешься — я опускаюсь. Такая жизнь ложна, тогда как Бог, приведший нас сюда, в монастырь, призывает нас к столь возвышенной духовной жизни.

Слово четвертое. О заповедях верным и об устроении тех, кто желает жить друг с другом в мире

Авва Исаия — замечательный человек, беседы его исполнены сладости и любви, и основой духовной жизни он всегда считает ближнего.

В настоящем слове он учит нас, как нам мирно жить друг с другом, чтобы наша жизнь не была постоянным раздором. Он касается практических вопросов, с которыми сталкиваются все, кто ведет внутреннюю брань, живя сокровенной духовной жизнью, и особенно ночью.

Когда вы находитесь в пути, внимайте во всем помыслу немощного среди вас: не нужно ли ему посидеть немного или вкусить пищи чуть раньше обычного времени.

Когда вы путешествуете с братьями, возможно, среди вас есть кто-то телесно или душевно слабый и он хочет немного посидеть или поесть раньше назначенного времени. Прежде чем он об этом попросит, ты должен понять, что он нуждается в еде или отдыхе. Итак, сделай вид, что ты сам устал, чтобы он смог отдохнуть.

Когда выйдете вместе на какое-нибудь поделие, каждый из вас пусть наблюдает за собой, а не за братом. Не учи его и не давай ему указаний.

Здесь снова мера всему — ближний, но с другой точки зрения. Дело монаха — это молитва, чтение и порученное ему послушание. Предполагается, что все остальное совершается между делом, в промежутках. Итак, когда вы выйдете на дополнительную работу, на общее послушание, как выразились бы мы, каждый должен смотреть за собой, а не за другим. Если ты станешь смотреть, что делает другой, то тебе захочется его поправить или чему-то научить. Правильно ли он делает или неправильно, не позволяй себе проронить ни слова. Даже одно то, что ты взглянул и убедился, что ближний делает что-то нехорошо, — уже твоя ошибка. По крайней мере не дай злу расплодиться внутри тебя и произвести большее зло.

Когда занимаетесь каким-то поделием в келье или сооружаете что-либо: очаг или что угодно другое, то каждому позволяйте делать свое дело, как он хочет.

Если вы, предположим, занимаетесь какой-то дополнительной работой в келье, а не на улице, предоставьте тому, кто что-то мастерит, делать так, как он считает нужным.

Когда к вам придут братья, никак не расспрашивайте их о чем-либо, что может послужить вам во вред, чтобы не подвергнуться вам в келье пленению. Но если зашедший не сможет удержаться и скажет кому-либо из вас нечто такое, что, как сказано, может послужить вам во вред, то услышавший пусть никому из братии не пересказывает этого, а промолчит, пока пленение не отойдет от него, чтобы не напоить сердец братьев смертоносным ядом.

Если придет какой-то посетитель, монах или мирянин, не задавай ему никаких мирских вопросов, иначе в твою келью войдет пленение: тебя захватит в плен помысел. О чем бы ты ни спросил, ты получишь мирской ответ. Неужели тебе не хватает своих искушений и помыслов? Спрашивая, ты добавляешь навоз к навозу, гниль к гнили, ты впускаешь помысел. Да и что ты хочешь спросить? Мы, греки, находчивые. Мы спрашиваем: «Как вы? Как дела? Как поживаете? Все в порядке? Отцы в порядке?» Задаем семь-восемь вопросов с одинаковым смыслом и ничего более. Это очень мудро.

Не расширяй круг своих интересов и занятий, потому что тогда придет пленение в твое сердце, в твою келью. Если тебя схватили враги вне твоей кельи — такую возможность я допускаю. Но если они схватили тебя в твоей келье — к тебе пришел человек, и его приход вместо благословения стал проклятием, — этого я допустить не могу.

Если посетитель — человек несдержанный и начинает говорить тебе пустые слова, то не передавай их другим. Довольно того, что пленение охватило тебя, пусть оно не распространяется на души прочих братьев, живущих с тобой. Терпи, молчи, твори молитву, пока пленение не пройдет, так чтобы смертоносный яд не излился из тебя и не проник в других братьев.

Чем шире круг занятий, увлечений и интересов у человека, чем больше у него проблем, тем большему пленению он подвергается и тем далее уходит от Бога. Никто не может служить Богу, если не соединяется с Ним, не становится одним телом, одним духом с Ним. Если этого не происходит, то человек неизбежно полностью удаляется от Бога. Поэтому, говорит авва, сделай уже свой кругозор. Если возможно, пусть тебя ничего не волнует, даже вещи, касающиеся Бога, — только Сам Бог.

Когда пойдешь на сторону по какой-либо надобности, никого не спрашивай ни о чем тебя не касающемся, чтобы возвратиться в свою келью невредимым.

Если ты вышел из монастыря по какой-то необходимости, не спрашивай никого ни о чем, так чтобы вернуться в свою келью, не потерпев вреда. Ты задал всего один вопрос? Вне всякого сомнения, невредимым ты в келью не вернешься. Ты будешь связан путами и оковами.

Насколько же правдив святой Исаия и как исчерпывающи его наставления! Он уделяет внимание каждому мелкому обстоятельству, для того чтобы никто не мог сказать: «А вот об этом я не подумал» или: «На это я не обратил внимания».

Для того чтобы предостеречь нас от той же опасности, он продолжает:

Когда бываете на стороне, в какое бы место вы ни пришли, ни в чем не позволяйте себе дерзости, чтобы люди, глядя на то, как вы себя ведете, получали пользу, в особенности не нарушайте тайного и видимо являемого молчания.

Здесь авва Исаия старается разоблачить помысел, который может проникнуть справа — как будто бы приличествующий христианину: «Да, но ведь я монах, и, куда бы я ни пошел, меня ждут с распростертыми объятиями, ждут, чтобы я научил их, поговорил с ними, открыл им истину, разрешил их затруднения. С высоких гор спустился монах-святогорец? О как его ждут!»

Большего самомнения не бывает. Даже сатана не имеет столь высокого мнения о себе. Нет, говорит авва Исаия, не открывай своих уст, будто ты имеешь на это право как монах-святогорец, не говори ничего. Если ты хочешь принести пользу ближним, то ты можешь это сделать только одним способом: своим поведением, серьезностью, сосредоточенностью, а в особенности тем молчанием твоего ума и уст, которое свидетельствует о внутреннем, тайном молчании. Только молчаливый человек, которого мы, посторонние, считаем безразличным, может стать образцом и примером истинного монаха.

Всем этим авва Исаия предостерегает нас от помысла, который может заставить нас говорить. Но если ты что-нибудь скажешь, то тебе ответят, и ты еще что-то добавишь. Для того чтобы доказать, что монашеская жизнь более правильная, ты будешь приводить примеры и так уйдешь далеко от Бога.

Если брат скажет тебе по малодушию грубое слово, перенеси это с радостью, и если рассмотришь свои помыслы как пред судом Божиим, то найдешь, что ты сам согрешил.

Если ты будешь работать вместе с братьями и кто-то из них по немощи или малодушию тебе нагрубит (что неизбежно), ты не огорчайся. Понеси это горькое и резкое слово с радостью, потому что если ты не будешь внимателен к себе, то породишь внутри себя помысел, который станет грехом. А если ты еще и осудишь брата за то, что он с тобой плохо обошелся, то усугубишь свой грех, тогда как этот бедняга просто проявил малодушие.

Выражением по малодушию авва Исаия старается объяснить и оправдать причину, по которой возникают плохие отношения между монахами и вообще людьми. Когда кто-то обходится с нами плохо, мы противимся ему, потому что он якобы нами пренебрегает и нас позорит или перекладывает на нас ответственность, в то время как в действительности своим поведением он сам себя выставляет в дурном свете.

Я тебе говорю: «Пойди туда-то», а ты меня поносишь. Я тебе говорю: «Благослови», а ты меня проклинаешь. Я прошу тебя принести мне что-то, а ты обзываешь меня бездельником. Тогда я возмущаюсь: «Меня, старца, называть бездельником! Он не уважает моих седин!»

Все это оправдания, потому что его безобразное поведение не имеет никакой связи с тем, что ты ему сказал, или с тем, о чем его попросил. Оно просто обнаруживает его неблагородство, плохую наследственность, то, что душа его немощна, что он мыслит неверно, что страсти действуют в нем и не дают ему понять то, что он говорит. Его поведение показывает, наконец, его невоспитанность. Это и означает по малодушию. Что-то из перечисленного заставляет его грубить. Но зачем ты, вместо того чтобы его пожалеть, противоречишь ему?

Уста человека всегда «говорят от избытка сердца». И человек, который поговорил с тобой так, открыл свою боль, свою горечь. Если кто-то грубит, противоречит, возражает, то с ним что-то не в порядке. Мы должны покрыть его немощь, дать ему поесть, отдохнуть, а ты ему противоречишь. Не противоречь, чтобы не удвоить свой грех.

Мы с вами рассмотрели уже четыре слова, и, как видите, везде авва Исаия говорит о том, что обрести Бога можно только в наших отношениях с людьми. Какое здравомыслие у преподобных отцов!

Если зайдет к вам брат-странник, о котором вы прежде слышали, что он склонен устраивать распри, не испытывайте его расспросами, которые обнаружат перед вами его недостаток, и остерегитесь сделать что-либо такое, что, как вы знаете, огорчит брата, когда он это поймет.

Если вас посетит брат, о котором вы слышали, что он любит поспорить и посплетничать, то есть всюду, куда бы ни пришел, он создает трудности и вносит туда нестроения, то не растравляйте его больное место, не бросайте камешек, чтобы посмотреть, так ли это на самом деле, не расспрашивайте его, чтобы увидеть его недостаток. Остерегитесь так делать, потому что если брат поймет, что вы его испытываете, то огорчится. Может быть, он и сплетник, но и к такому проявйте уважение.

Если желаешь что-либо взять, имея в том нужду, не ропщи на брата своего: «Почему он сам не догадался дать мне это?», — но скажи ему с доверчивостью и простотой: «Сотвори любовь, дай мне то-то, потому что мне это нужно».

Предположим, кто-то поступает в монастырь и ему что-то нужно. У всех есть все необходимое, только у него чего-то нет, но он ничего не говорит об этом. Он ждет, что другие ему дадут то, чего ему не хватает, внутренне требует этого. Это неправильно, говорит авва Исаия. Не держи в уме змею. Если тебе что-то нужно, пойди и скажи об этом старцу, так чтобы он все устроил или объяснил, почему тебе пока этого не дали. Не требуй, чтобы другие тебе что-то дали, если ты ничего им не говоришь. Твои отношения должны начинаться с открытости.

Если зайдет у вас речь о каком-либо слове Писания, знающий его и понимающий по силе своей, пусть ставит волю брата выше своей и тем принесет брату покой и радость. Смысл, который должно искать, состоит в том, чтобы смирять себя перед братом. Кто помышляет о Страшном суде, пред которым должен предстать, тот прилагает все усилия, чтобы не заградились уста его, когда он не найдет, что сказать в свое оправдание в тот страшный час.

Если в разговоре зайдет речь о каком-то месте Священного Писания и возникнут вопросы относительно его смысла, то не думай, что истолковать это место нужно непременно тебе, поскольку ты этим покажешь, что ты все знаешь и ставишь себя выше других. Лучшее толкование Священного Писания — это смирение. Когда другие не знают толкования, или не помнят, или не понимают, то не показывай, что ты знаешь его, потому что другие тогда почувствуют себя ниже тебя. Промолчи. Поставь себя на последнее место и не говори сразу то, что тебе пришло в голову с мыслью, что этим ты успокоишь своих братьев. Спроси их: «Может быть, здесь такой смысл? Или такой?» И во время вашего разговора найдется правильный ответ, так что брат обрадуется и не будет огорчен тем, что обнаружилось его незнание.

Смысл, который должно искать, состоит в том, чтобы смирять себя перед братом. Доказательство того, что ты знаешь истинный смысл Писания, — это твое умение смиряться и ставить себя ниже брата. И еще вот на что обрати внимание: кто разговаривает, тот показывает, что у него нет памятования о Страшном суде и когда он предстанет перед Господним престолом, то не сможет дать ответ.

И далее:

Не стремитесь исследовать дела века сего, чтобы не стать подобными отхожим местам, в которые всякий идет извергнуть содержимое своего чрева и в которых потому бывает сильное зловоние. Но будьте лучше жертвенником Божиим в непорочности. Будьте иереем, который совершает внутреннее священнослужение и всегда, утром и вечером, возлагает фимиам, чтобы не оставался ваш жертвенник без него, и понуждайте себя непрестанно пред лицем Господа со всяким молением.

Авва хочет ограничить круг интересов всякого монаха, для того чтобы он занимался своим главным делом, а все второстепенное совершал в мирном духе. Дела века сего — это политические, церковные, светские, научные, философские вопросы, новые печатные издания, мировые события, вообще все то, что современно и актуально.

Подобным отхожим местам, в которые всякий извергает зловонное содержимое своего чрева, становишься и ты, если позволяешь, чтобы тебе передавали что-то современное, мирское или человеческое, и превращаешься в уборную, куда извергает зловонное содержимое своего чрева рассказывающий тебе эти новости. Итак, вместо того чтобы быть отхожим местом, будьте лучше жертвенником Божиим, преисполненным чистоты и непорочности. Пусть не будет в вас ничего мирского, ничего чуждого, так чтобы вы могли приносить на своем жертвеннике, в вашем сердце и уме, жертвы утренние и вечерние. Пусть никогда ваш жертвенник не остается без фимиама.

Думаю, что нет более яркого образа, рисующего человека, который слушает, спрашивает и узнаёт о самых разных вещах, но не о Боге. Святой Исаия высказывается здесь очень выразительно.

Если живешь с отцом или братом, смотри не имей с кем-либо дружбы втайне и не пиши писем тайком, не желая, чтобы знали об этом живущие с тобой братья: этим ты будешь губить и себя и их.

Ты живешь не один? У тебя не должно быть ничего тайного: ни дружбы внутри или вне монастыря, ни переписки, потому что это хуже всего. У кого есть что-то отдельное — особенно связь с каким-либо человеком, что является узами для души, — тот никогда не сможет совладать с собой, он погубит и себя и других. И действительно, у кого есть какие-то секреты, или письма, из-за которых у него рождается страх, как бы их не прочли другие, или дружеские связи, которые он желает удержать за собой, потому что воспринимает их как свои личные, или что-то ему принадлежащее, что он старается скрыть от других, чтобы они не пользовались этим, тот — губитель и одновременно погибающий: он закалывает и закалается.

Если живешь с тем, кто старше тебя, смотри, не оказывай благодеяния нищему, если предварительно не спросишь старшего, и не делай этого тайком.

Авва Исаия на все смотрит с точки зрения сохранения мира и доброго взаимообщения. Он запрещает монаху даже творить милостыню без ведома старца. Тот монах, который склонен подавать милостыню, заниматься каким-то общественным делом и который, когда к нему в руки попадают деньги, раздает их бедным, становится распорядителем, приобретает собственность и все равно что сбрасывает с себя рясу. Если ты монах, а тем более если живешь в общежитии, то ты не можешь так поступать. Впрочем, келиоты, жившие отдельно, как правило, оставляли себе одну треть доходов, а остальные две трети разделяли другим. Итак, хочешь подать милостыню нищему? Смотри не делай этого самостоятельно, но спроси своего брата: «Как думаешь, не отдать ли нам лишнее?»

Когда спрашиваешь старцев о брани, не слушай тех, которые внутренне говорят тебе больше, чем старцы, но прежде помолись Богу со словами: «Сотвори со мною милость и внуши моим отцам сказать мне то, что Тебе благоугодно», и потом, что ни скажут тебе отцы, сделай, с верою, и Бог даст тебе покой.

Мы часто приходим к старцу, чтобы спросить его о чем-то. Он говорит нам свое мнение — а у нас есть свое. Он говорит нам свой помысел — а у нас есть свой. Такого быть не должно, говорит авва Исаия. Слушай или свой помысел, или своего старца. Прежде

чем пойти к старцу, попроси Бога: «Сотвори со мною милость, возвести Свою волю старцу, чтобы он сказал ее мне». И если старец скажет тебе что-то противоположное тому, что ты ожидаешь, и тебе это покажется антиевангельским, противным преданию, противным святым отцам, антихристианским, все же сделай то, что он тебе скажет. А иначе тебе совсем не нужно было его спрашивать, но делать то, что ты хочешь, жить в своем зловонии. Раз уж ты его спросил, надо слушаться, иначе ты презираешь уже не старца, но Самого Бога, потому что слушаешься не Его, но тех, которые внутренне говорят тебе, то есть бесов.

Когда живешь с братьями и не находишь покоя по каким-либо причинам: затрудняет ли тебя рукоделие или стесненное положение, или тебе недостает отдохновения, или не можешь терпеть, или борет тебя уныние, или желаешь безмолвствовать, или не можешь нести ига подчинения, или не имеешь возможности поступать по своей воле, или у тебя нет всего необходимого, или желаешь наложить на себя более строгие подвиги, или ты немощен и не можешь понести труда, — какая бы ни была причина, кажущаяся твоему сердцу убедительной, смотри не соглашайся уйти, не сбрасывай ига и не уходи с печалью, не убегай тайком со скорбью или тогда, когда между вами есть неудовольствие, чтобы не оставить в себе памятозлобия на братство, но лучше дождись мирного времени.

Приходит человек в наш монастырь и потом хочет уйти, потому что еда ему не подходит или потому что какой-то монах грубо с ним разговаривал. Это предлоги: когда человек хочет уйти, он находит их множество. Допустим, тебя может утомлять порученная тебе работа, или ты связал себя особыми отношениями с каким-то братом (а тот, кто приходит в монастырь и завязывает особую дружбу с каким-то братом, непременно разлучится с остальным братством), или ты не находишь покоя, или не можешь терпеливо нести монашеского ига, или хочешь пойти в пустыню, или не имеешь того, чего тебе хочется, или желаешь пойти в какое-то другое место, чтобы вести более суровую жизнь, — будь внимателен, это все предлоги. И потому самое лучшее — из монастыря не уходить. После того как Бог послал тебя сюда и ты сказал: «Я буду жить с вами, братья», ты должен жить с ними. И если возникнет какая-то причина, по которой ты не можешь здесь оставаться, не верь ей, потому что это предлог. Бог не может желать, чтобы ты удалился от братьев, после того как Он направил сюда твои стопы. Всякая мысль об уходе — это всегда мысль сатанинская и, несомненно, тебе во вред.

Но если все-таки ты не можешь остаться и хочешь уйти, то, совершив один грех, по крайней мере не прибавляй другого: не уходи с печалью, уходи не огорченным, но радостным. Найди предлог, оправдание и уйди радостным. Обними своих братьев, облобызай их, скажи им, что ты еще вернешься. То есть уходи так, как будто ничего не случилось, так, чтобы не оставить после себя горечи и чтобы твоих братьев не укоряла совесть и они не начали друг другу говорить: «Это ты виноват, что ушел наш брат». И здесь, как видите, опять мерило всему — забота о ближних. Даже когда я грешу, я должен следить за тем, чтобы не огорчать других.

Или не убегай скрытно в скорби. Не уходи тайно, не обманывай. «Ты куда, чадо?» — «Отче, я болен, пойду к врачу». Идешь к врачу, а потом уходишь. Или спрашиваешь разрешения пойти в пустыню, чтобы получить благословение старцев. Идешь к старцам и говоришь им: «Я не нахожу покоя». Что они, бедные, тебе скажут? Если окажется среди них какой-нибудь простец, то он ответит: «Мы стали монахами ради душевного покоя. Если ты не находишь покоя, уходи!» И ты уходишь. Это неправильно.

Или тогда, когда между вами есть неудовольствие. Кроме того, не уходи в тот момент, когда братство испытывает какие-то трудности, потому что братство — это семья, а у всякой семьи бывают затруднения, кризисы, какие-то особые обстоятельства. Не уходи во время нестроений, потому что тогда ты прибавишь к этим нестроениям и свой уход и сделаешь проблему своих братьев более тягостной, особенно если ты ее сам создал.

Но лучше дождись мирного времени. Когда братство будет спокойным, радостным, когда забудется связанная с тобой проблема, когда все будет мирным, когда пройдет волна, тогда скажи им: «Ах, братья мои! Меня одолел помысел, и я не могу оставаться с вами».

Что ж, ты уходишь, идешь куда-то в другое место. Спустя несколько дней ты поймешь, чем станет для тебя избранное тобой место или монастырь — смертью или жизнью. Но ты сделал свой выбор? Все, разговор окончен. Потому тебе нужно успеть узнать это прежде, чем ты туда пойдешь.

Если займешь чью-либо келью, чтобы пожить в ней несколько дней, ничего в ней не ломай и не строй без позволения того, кто тебе эту келью уступил, удобно ли ему это или нет, ибо это бессовестность.

Если придешь в чью-то келью, чтобы пожить в ней несколько дней, ничего там не меняй. У людей, особенно у молодых, какая-то мания: куда бы они ни пришли, они все переделывают. Им кажется, что все не так. Печь нужно поставить туда, столу тут не место, нужно его поставить ровно посередине. Эту икону повесить в другое место. Это нужно поштукатурить, это побелить.

Нет! говорит авва Исаия, это не по-монашески. Тот, кто пустил тебя в свою келью, хотел, чтобы в ней все осталось так, как было. Когда ты приходишь и стремишься все переделать, ты тем самым как бы говоришь: «Глупец, столько лет ты этого не видел! Я же, как только пришел, сразу это понял». Спроси сначала, нравятся ли ему перемены, которые ты затеял. Если он согласен, делай. Но если он этим недоволен, ничего не меняй, потому что это бессовестность. Замечательное слово для изображения характера людей, которые что-то изменяют, не понимая, что этим они обижают тех, кто пустил их в свою келью.

Точно также мы поступаем и на своих послушаниях. Сегодня тебе дают какое-то послушание. Ты исполняешь его два года, потом на твое место приходит другой. Если он, едва приступив к этому послушанию, начинает говорить: «Это надо выбросить, это не нужно, это лишнее», то что ты почувствуешь при этом? Ты огорчишься, тебе будет больно. А ты, брат, затеявший эти перемены, ты человек или животное? Только животное ведет себя так: смотрит на все кругом, кроме человеческой души. Человек может страдать, испытывать боль, плакать, а ты об этом даже не подозреваешь! Неужели этой душе ты предпочитаешь собственное эстетическое удовольствие?

Если ты безмолвствуешь в келье и наложишь на себя правило употреблять пищу в такой-то час и не есть вареного или чего-то другого, а потом выйдешь на сторону, остерегайся, сидя за трапезою, сказать кому-либо: «Прости, я этого не ем», потому что через это весь труд твои попадет в руки твоих врагов и окажется тщетным.

Ты берешь себе за правило больше не есть приготовленной пищи или не есть рыбы, яиц или масла. Приходишь куда-то — и тебе предлагают поесть с маслом. Не говори: «Простите, у меня правило не есть с маслом», потому что, как только ты это откроешь, все богатства, которые ты собрал своим подвигом, ты бросишь в руки своих врагов, бесов. Бог принимает добродетель, совершаемую втайне. Если «левая рука» не должна знать, «что делает правая», то какого ты ожидаешь воздаяния, если о твоем подвиге узнает посторонний человек? Конечно, здесь не имеется в виду, что нельзя отказываться, когда тебе предлагают поесть пищу с маслом в среду. Это будет нарушением закона, а не того правила, которое ты сам для себя установил. Это церковный закон. Здесь также не имеется в виду то, что ты должен съесть мясо, которое тебе положат. Есть мясо для тебя грех, потому что не вкушать его — это закон монашеского жительства. Так что тут имеется в виду то правило, которое мы установили для себя сами и о котором знаем только мы и наш духовник или наши братья, с которыми мы вместе живем.

Вообще, как видите, святой Исаия воспринимает скорбь, причиненную брату, как разлучение с ним, со всем братством, с Богом. Поэтому он обращает особое внимание на то, что ты не должен огорчать ближнего. Если ты его огорчаешь, то одновременно разлучаешься и с Богом, даже тогда, когда ты желаешь подвизаться в добродетели, в которой упражнялся в своей келье. Какое милосердие!

Когда вы работаете вместе, то, если ты мудр, какой бы недостаток ты ни увидел у других вне монастыря, не удерживай его в памяти, чтобы слово о нем не сорвалось у тебя с языка при разговоре с братьями, ибо в этом смерть для души твоей.

Когда вы делаете какую-то общую работу, то ты не следи за тем, что делает другой, какой у него недостаток. Но даже если ты что-то заметил, то, если у тебя есть благоразумие, ты никому об этом не скажешь. Если благоразумия у тебя нет, то ты всю жизнь будешь смотреть за тем, что делают другие. Кроме того, если ты скажешь о чьем-то недостатке, то это смерть для души твоей. Авва Исаия всегда старается укрепить единство между братьями.

Если живут с тобою братья и случится им иной раз потрудиться весь день, утешь их, дав им вкусить пищи прежде определенного часа.

Если с тобой живут братья и в какой-то день они устанут больше обычного, то дай им отдых, предложив поесть раньше назначенного часа. Видите, какая любовь? Посылает вас, к примеру, благочинный на общее послушание, и вы за день переносите тонны дров. Такое не каждый день бывает. Если бы вы жили в отдельной келии, то он должен был бы вам предложить поесть раньше из-за утомления днем. Но поскольку мы живем в монастыре, он этого сделать не может. Он найдет что-то другое, так чтобы действительно утешить души монахов.

Если придешь в какое-нибудь место и будешь жить там один или с теми, кто прежде тебя там обосновался, и увидишь там такое ремесло или такие занятия, которые или душевредны, или пагубны, или неприличны монахам, не открывай своих уст для обличения этого.

Авва говорит еще об одном случае, подобном приведенному ранее. Когда мы куда-то приходим, то обычно нам кажется, что там все неправильно. Ну что это за столы, что за кровати, что за сантехника! Кроме того, если ты приходишь в какой-то монастырь и видишь, что там очень много разговаривают, не открывай своих уст для обличения, не говори ни слова.

Но если ты не находишь там покоя, иди в другое место, язык же свой удержи, чтобы не осудить их, ибо в этом смерть для тебя.

Если ты посетитель или послушник и не находишь покоя в том месте, куда ты пришел пожить, то встань и уйди, но никому не говори ни слова о том, что там живут сплетники, злые и лукавые люди. Скажи только: «Они святые, прекрасные люди, но жизнь их столь тяжела, что я не смог с ними остаться». Найди недостаток в самом себе, а не в других.

Если ты недугуешь страстями, остерегись позволять кому-либо открывать тебе страстные помыслы, как достойному доверия, ибо такое дело — погибель для души твоей.

Вот как еще проявляется наша немощь в общении с братьями. В общежитии иногда встречается следующая пагубная наклонность: человек, у которого есть какая-то немощь, например гордость, или эгоизм, или гнев, или осуждение, немедленно находит подобного себе. Если я ленив и приду в монастырь, где живут триста монахов, я отыщу ленивого монаха через пять минут. Если мной владеет какая-то страсть, у меня есть некое отклонение, неправильность в сердце, в жизни, то я немедленно буду притянут, как магнитом, к человеку, подобному мне по страстям, воззрениям, вере. И будто бы для того, чтобы получить пользу, я расскажу ему о своих трудностях, поговорю с ним о своем старце, монастыре, спрошу его мнение о своих мыслях и занятиях.

Но авва советует нам: когда ты поймешь, что страдаешь такой же страстью, как и встретившийся тебе человек, заткни уши, чтобы не слушать его, иначе обретешь погибель для души твоей, выкопаешь яму и для себя, и для него. Не думай, что ты человек духовный, способный помочь другому. Поэтому закрой ему рот и скажи: «У тебя есть старец? Пойди к нему. Если нет, иди найди себе старца. Я не могу тебе помочь». Если ты скажешь ему что-либо другое, то непременно согрешишь.

Если кто-то среди вас скажет слово ради смеха, следите за собой, чтобы не позволить себе рассмеяться вслух, потому что это знак невоспитанности и бесстрашия пред Богом, знак того, что вы не храните себя внутренне.

Авва Исаия переходит к другому предмету, связанному с жизнью в общежитии, — смеху. Есть люди, которые шутят для того, чтобы рассмешить других. И поскольку у них разума нет, они, как только увидят, что другие засмеялись, начинают думать, что сказали нечто выдающееся. Но вы совсем не смейтесь в ответ на слова такого человека. Если же не сможете удержаться, то по крайней мере ваш смех не должен быть слышен, потому что сдержанностью вы пристыдите шутника, если он когда-нибудь это поймет. В противном случае вам самим будет стыдно, ведь ваш смех в ответ на глупость, которую кто-то сказал, показывает, что вы и сами глупы, не храните свой ум и помыслы, невоспитанны, нет у вас страха Божия. Боящийся Бога всегда внимателен. Смехом вы смущаете ближнего и вместе с тем показываете свою наготу и свой грех.

Вот я понудил себя написать вам и это, так как прежнего вам было недостаточно. Сотворите же любовь и отныне подвизайтесь, не оставляйте необрезанным сердце ваше.

В первом слове авва Исаия сказал своим ученикам: «Если вы не будете меня слушаться, то я не позволю вам остаться со мной». Теперь он заканчивает это слово, прибавляя: «Когда я увидел, что моих первых глав для вас недостаточно, я написал вам и эти. Несмотря на то что не хотел писать, чтобы вас не расстраивать. Но я это сделал, понудив свою душу. Поэтому и вы, очень вас прошу, отныне и впредь подвизайтесь, чтобы не огорчить меня тем, что вы впадаете в те же грехи после всего, что вам сказано». Конечно, святой знает раны людей, к которым обращается, поэтому и берет на себя смелость обнажать их перед ними.

Не оставляйте необрезанным сердце ваше. Если вы не будете внимательны в своих отношениях с людьми, если вы не будете в высшей степени благородны, деликатны с ними, обходительны, дружелюбны и при этом разумно ограждены памятью о Боге: если в вашей жизни не пребудут и днем и ночью только Бог и вы, — то вы меня опечалите. Это не любовь, это «необрезанное сердце», то есть сердце, которое ничего не понимает.

Но помогите себе в краткие дни наши, и если сохраните всё это, то в этом и состоит смиренномудрие, мир, терпение, отсечение своей воли и любовь. Если же не сохраните, но будет среди вас зависть и вражда, или сварливость, или надменность, или порицания, или ропот, или непослушание, то вы даром теряете время.

Если сохраните всё вышесказанное, то в вас будет смиренномудрие и любовь. Если же не сохраните, но среди вас будут ссоры, споры, надменность, порицания, осуждение, ропот, непослушание, то вы и сами напрасно будете проводить время, и меня будете огорчать.

Силен Владыка даровать всем нам крепость, чтобы делать и хранить. Ибо Того есть слава, честь и поклонение. Аминь.

Но Бог, Который дал нам закон любви и общения, для того чтобы мы его исполняли, способен вас сохранить, если вы сами этого хотите, ибо Ему принадлежит слава, честь и поклонение.

Авва Исаия основывается на деятельном образе жизни, который, однако же, в действительности и является созерцанием. Человеку нужно вначале утомиться в трудах, для того чтобы достичь созерцания, которое по преимуществу свойственно монаху, потому что монашеская жизнь — это безусловное предпочтение Бога всему. В человеческой жизни не существует ничего, с чем можно было бы сравнить монашество, оно превосходит все явления этого мира. Это величайшая честь, которой удостаивает нас Бог. Когда человек не осознает царской чести, которой удостоил его Бог, тогда он просит то одного, то другого, испытывает разнообразные внутренние перемены.

Псалом, пророчествующий о Божией Матери, изображает, как царь выводит на балкон царицу и показывает ее народам — «предстала Царица одесную Тебя», — а народы удивляются ее одежде с нарядной бахромой и ее сияющей изнутри красоте, — иной, высшей, духовной.

В точности таков и монах. Монах предстоит Богу как невеста среди множества, среди всей Церкви. Христос пролил Свою кровь и искупил всех людей, но в особенности монахов, которые всегда пребывают вместе с Ним. Нас, как монахов, Господь удостоил великой чести, и величественно наше положение в глазах святых и ангелов. Мы должны показать себя достойными этой чести.

Постриг всякого монаха — это исключительное событие в истории, неповторимое в очах всех и ни с чем не сравнимое. Тысячи людей вступают в брак, но этот брак не является чем-то лично твоим. Твой собственный постриг полностью принадлежит тебе. Это твоя личная слава и приобретение для всей Церкви Божией, «которую Он приобрел Себе Кровию Своею». Христос спас наше тело, душу, бытие, и мы в свою очередь должны много потрудиться. Потому мы должны жить как боги.

Когда иерей надевает священническое облачение, он не может больше ходить куда хочет и как хочет. Так и мы не можем ходить иначе, как только с ясным ощущением того, что мы одеты в одежду нетления, вечности, Божества. Мы можем жить, мыслить и ходить только как боги. Мы не являемся какими-то обычными, смертными, преходящими существами. «Мы вышли за пределы стана».

Наше величие зависит не от нашей добродетели или способностей, но лишь от того, что даровал нам Бог. Он почтил нас одеждой светолития, ликования, Божества. Именно это делает нас Его нетленными и вечными последователями, именно в этом заключается для нас достоинство и честь, а не в моей добродетели или в твоей святости, не в моем смирении или

в твоем послушании. Все это необходимо только для того, чтобы мы сами радовались той славе, которой осиял нас Бог. Но эта слава не наша, а Божия. Поэтому, если мы желаем такого апостольства и величия, мы должны соделывать свою душу все более достойной того, чтобы Бог ее возлюбил и сделал Своею.

В постриге мы приняли Бога. Величие христианина заключается в его звании, в том, что он получил имя Христа, в том, что он облекся в нетление при крещении и постриге (если речь идет о монахе), а не в его жизни, которая остается жизнью обыкновенной, вероятно грешной. Другое дело, что мы должны научиться жить как безгрешные, с осознанием того, что даровал нам Бог. Однако наша немощь не умаляет славы, которую дал нам Господь. Конечно, мы нисколько не освобождаемся от ответственности, кем бы мы ни были, поэтому и должно быть у нас чувство христианского величия.

Постриг — это встреча с Богом, которую невозможно заменить ничем другим. Моисей взошел на гору, получил заповеди, лицо его просветилось, и он вынужден был возложить покрывало на свою голову. Так и наша черная одежда, как некое покрывало, скрывает под собой благодать, полученную нами при постриге. Постриг — это гора, на которую мы взошли, и теперь Бог — уже наш Бог.

Апостол Павел в Послании к евреям говорит, что мы должны оставить «всякое бремя и всякий грех и размышлять о том, что на небесном жертвеннике находятся все души убиенных, украшенные кровью и слезами. Все они опередили нас, однако не достигли еще конечной цели, потому что ждут, пока достигнем ее вместе с ними и мы. Это небесное всевоинство обращает свои взоры на всякую душу, которая ведет подобный им образ жизни и к ним приближается.

Постриг — это вселенское событие, которое совершает Господь, а мириады святых славословят и благодарят Господа за совершаемое. Постриг — это таинство, а монах — это явление славы Божией.

Слово пятое. О желающих безмолвствовать безмолвием добрым

Это слово авва Исаия обращает к тем, кто желает безмолвствовать безмолвием добрым, так чтобы уход из мира действительно привел их к обретению Бога.

Цель безмолвия — очищение души и созерцание Бога. Если ты не достиг ни того, ни другого, то это означает, что ты не почувствовал тепла и света Божия, несмотря на то что предстоял пред Ним. Ты остаешься в скотоподобном состоянии, повинуешься всем непроизвольным устремлениям, которые возникают в твоей душе, и с годами не только не достигаешь чистоты и внутреннего видения Бога, но живешь под все большим влиянием страстей и инстинктов, мучающих всех людей.

Однако жаль, если монах мучается так же, как миряне. Пребывая в безмолвии, монах должен стать человеком, чистым от страстей, видящим Бога. Безмолвие — любимая тема аввы Исаии, поэтому он анализирует ее самыми разными способами, основываясь на примерах из жизни монахов и разбирая эти примеры с точки зрения преуспеяния в безмолвии.

Любовь к пытливому исследованию Писания порождает вражду и раздоры, а плач о грехах приносит мир.

Под пытливым исследованием Писания понимается такое, при котором человек читает и изучает Писание научным способом, с целью разрешить свои проблемы или недоумения. Вообще чтение Священного Писания не запрещается, потому что чтение — это одно из трех деланий монаха. Однако цель чтения должна быть другой. Эта цель — осознание своего греха, изгнания, в котором мы оказались. Ведь Священное Писание и говорит о нашем изгнании и возвращении в лоно Божие, в лоно Церкви.

Когда я читаю Писание с желанием исследовать его, рассматриваю его сквозь призму познания и изучения, то по существу я занимаюсь не чтением. Нужно читать все главы подряд, а не выборочно по своему усмотрению, читать и идти вперед, без стремления изучить, исследовать, сделать открытие. Нужно довольствоваться тем, что дает мне Бог.

Если же мне нравится пытливо исследовать Писание, то это, по словам аввы, порождает вражду и раздоры. Почему? Потому что рассудочное чтение Писания, чтение из любознательности не обращает нас к собственному греху, но подвигает к выяснению смысла трудных мест Священного Писания, что приводит в действие наш мыслительный и познавательный потенциал без всякого духовного результата.

Обычное знание ничего нам не прибавляет, напротив, оно развивает доверие собственным чувствам и самодовольство. У меня формируется мнение, которое я стремлюсь доказать и внушить другим. Это страшно. Это немедленно сталкивает меня с мнением и волей ближнего, заставляет спорить с братьями и считать их своими врагами. Я не могу предстать пред Богом, если у меня есть личное мнение обо всем и собственное видение всего, — во мне нет места для того, чтобы наполниться Богом. Точно так же я не могу предстоять и перед братьями, потому что буду с ними спорить, настаивая на своем.

Таким образом, изучение Священного Писания может оказаться для человека пагубой. Читать Писание правильно — это значит читать его с простотой, предоставляя Богу сказать нам то, что Он Сам хочет. Одно дело — читать Священное Писание для того, чтобы изучить его, а другое — читать, чтобы приобрести то знание, которое подаст тебе сама книга, то есть Дух Божий. Такое знание — жизнь Божия, откровение, домостроительство Божие, способ, с помощью которого Бог приклоняется, снисходит к нам.

Здесь авва Исаия порицает знание как личное мнение по разным вопросам, которые могут возникать при чтении Писания. Поэтому отцы иногда побуждали монахов читать Писание (особенно еще до рассвета, ранним утром), а иногда и запрещали, в зависимости от того, какие у них были монахи.

Напротив, плач о грехах приносит мир. Правильно ли мы читаем Писание, можно понять из того, в какой мере чтение приводит нас к плачу. Конечно, я могу читать Писание и тогда, когда у меня нет слез и чувства собственного греха, с той, однако, надеждой, что чтение Писания, благодать Божия постепенно сокрушат жестокость моего сердца.

Монаху, пребывающему в келье, вменяется в грех, когда он, вместо оплакивания своих грехов, обращается к пытливому исследованию Писания.

Насколько справедлив и искренен авва Исаия! Да, говорит он, читай Священное Писание, но не пренебрегай своими грехами, не оставляй плач о них ради пытливого чтения: Писание не должно становиться предметом исследования и любопытства, потому что тогда оно перестает быть словом Божиим, ты смотришь на него уже как на что-то человеческое. Критерий того, что ты читаешь Священное Писание по Богу, таков: чтение его дарует тебе мир и единение с Богом и людьми и при его помощи ты осознаешь свою никчемность, степень своего недостоинства и неготовности предстоять Богу.

Кто прежде, чем приобрел себя самого, всем сердцем устремляется к выяснению, почему Писание сказало так или так, тот имеет сердце пытливое и пленение крайнее.

Если человек обращается к Писанию, чтобы выяснить то, что оно говорит о каком-то предмете, и делает это прежде, чем приобрел себя самого (именно так предлагает авва Исаия определять, способен ли ты читать Писание с целью разрешить свои недоумения), то у него пытливое сердце и сам он в плену.

О том, что Священное Писание — это книга, которая разрешает все проблемы: духовные, экономические, семейные, общественные, богословские, говорят многие. Действительно, эти люди, может быть, и разрешат все свои проблемы, но при этом потеряют Бога, потому что Бог пребывает не среди попечений. Его мы находим тогда, когда преклоняем голову и внутренне взываем: «Боже мой, Ты един свят, как же дерзаю я, недостойный, предстоять пред Тобой!» Поэтому авва и говорит: «Прежде чем приобретет себя самого». Слова аввы значат, что я могу сделать своим достоянием все Писание, приобрести все знания, как мог бы сделать своим приобретением весь мир, но не стяжать при этом самого себя.

Что означает «прежде, чем приобрел себя самого»? Подобно тому, как я держу карандаш и играю им, делаю с ним все что хочу, так я должен делать все что хочу и с самим собой, полностью владея собой. Приведу вам пример. Могу я так управлять самим собой, чтобы у меня не было помыслов, не было искушений, чтобы я не гневался? Могу я сказать: я помолюсь, засну, проснусь — и действительно это сделать? Могу я быть господином самому себе? Я кладу свои часы перед собой, потом позади себя, делаю с ними все что хочу. А самого себя могу я заставить делать все что хочу? Если не могу, это значит, что я еще не приобрел себя.

Мы знаем, что главный признак нашего посвящения себя Богу Он видит в том, что мы отдаем Ему самих себя, становимся Его рабами. Мы должны отречься даже от своей души и принести ее Богу, как говорит нам Евангелие. Но для того, чтобы что-то отдать, надо этим владеть. Я не могу сказать, что отрекся от самого себя и отдал себя Богу, если я собой не обладаю. Нельзя подарить чужое поле. Нельзя совершать поминовение с чужим коливом, можно только со своим. Нужно полностью владеть самим собой. Прежде чем я этого достигну, мне нельзя изучать Писание и говорить, что оно сказало так или так.

Как мы убедились, авва Исаия всегда связывает духовность монаха с общением, а потому под словами «так или так» он подразумевает разговоры, которые человек может вести как в помыслах, так и непосредственно с людьми. Один считает, что Писание говорит так, другой — иначе. Один говорит: «Христос нас освободил, и мы должны быть свободными», другой: «Мы рабы Господни». Каждый дает свое толкование. Но то, что необходимо, — это обрести самого себя, то есть стать внутренне настолько свободным, чтобы не твое «я» тобой владело, но ты владел своим «я». И тогда делай что хочешь.

Почему он так говорит? Очевидно, потому, что у свободного человека нет ни своего мнения, ни собственных пожеланий. Говорят: «Возлюби и тогда делай что хочешь». Но что ты будешь делать, когда возлюбишь? Единственное, что ты сможешь сделать, это сказать: «Боже мой, возьми мою жизнь, потому что я Тебя люблю». Ты не пожелаешь ничего, кроме одной лишь смерти: «разрешиться и быть со Христом». Тот, кто любит Бога, не способен ни к какому злу, поэтому и говорится: «Возлюби и тогда делай что хочешь».

Так и здесь: если ты приобрел самого себя, то бери Писание и делай с ним что хочешь, рассуждай о нем как хочешь. Но что ты скажешь? Ты тогда будешь считать несчастьем, ущербом, эгоизмом, погибелью для себя всякие разговоры, упорство и стремление отстоять свое мнение. И даже просто высказать свое мнение ты посчитаешь неразумным, а тогда станешь ли ты что-то доказывать?

Тот, кто не стяжал самого себя и прикрывается изучением Священного Писания, имеет сердце пытливое, то есть сердце такого человека не боголюбивое, но пытливое, — и пленение крайнее: он совершенный пленник. Он попал в плен более изнурительный, чем плен вавилонский, во время которого иудеи были настоящими рабами.

А кто бдительно наблюдает за тем, чтобы грех не пленил его, тот предпочитает всегда повергать себя пред Богом.

Кто бодрствует, кто подвизается, чтобы освободиться от самого себя, тот предпочитает повергаться пред Богом, считая себя сором, потому что полагает, будто он последний из всех. На мусор никто не обращает внимания. Именно такое положение любит монах, а не то, которое обеспечивает ему возможность и право что-то знать, утверждать, действовать.

Здесь уместно сказать и об учебе монахов. Человеку, живущему в миру, учиться естественно. Но если ты монах, то учение — это возврат в мир. Какой смысл в учебе? «Знание надмевает», заставляет размышлять, развивает рассудок, следовательно, удаляет от Бога. Знание заставляет душу верить, что она представляет собой нечто важное.

Для монаха знание и разного рода исследования — тем более исследование Священного Писания — это падение. Если подобные исследования ведутся не из снисхождения («чтобы не случилось чего хуже»), то они непременно ведут к падению и представляют опасность. Монаху следовало бы смириться еще больше и осознать, насколько опасно то, чем он занимается или занимался. Когда он приобретает знания или учится, его жизнь уже не заключается в том, чтобы «повергаться пред Богом», пусть даже он исходит из наилучших побуждений. Только одно может его оправдать — снисхождение к своему внутреннему устроению. И даже те знания, которые мы получили до пострига, мы должны отдать Богу как отдаем всё свое достояние, вместе со всем своим имуществом.

Кто хранит и исполняет слова Божии как должник, тот познал Бога. Не стремись к высокому в то время, как просишь у Бога помощи прийти к тебе и спасти от греха. Дарования Божии приходят сами собою, когда место будет нескверным и чистым.

Святой Исаия не кабинетный исследователь, закопавшийся в своих бумагах и книгах, он книжник Нового Завета, который «новое и старое» источает как реки, как речные потоки из своего чрева, из сердца, из глубин своей души. Итак, он продолжает свое рассуждение.

Чадо, говорит он, ты здесь для того, чтобы хранить слова Божии? Если ты поистине хочешь их хранить, то познай Бога и храни их как должник, не ищи при этом ничего высокого. Закончив рассуждение о стремлении к знанию из любопытства, авва Исаия переходит к потребности души во внутреннем, духовном знании и созерцании. Опасность поджидает не только тех, кто приобретает внешние знания, но и тех, кто стремится к глубочайшим внутренним Божественным откровениям, то есть желает просвещения от Бога, для того чтобы знать, понимать, толковать, желают, чтобы Он явился им и даровал видения. Они слышат слова молитвы: «Воссияй в сердцах наших, Человеколюбие Владыко, Твоего богоразумия нетленный свет» — и ждут, что Бог осияет их внутренним светом или даже и внешним, который они увидели бы духовными очами, а может быть, даже и телесными. Эта наклонность присуща человеческой природе, поэтому эти люди и хранят слова Божии, подвизаются в воздержании, посте, молитве, бдениях, для того чтобы Бог дал им познать Себя и чтобы они приобрели божественные дарования, такие как пророчество, чудотворение и тому подобное.

Однако авва Исаия предупреждает: «Следи за тем, что ты делаешь, — действительно ли ты совершаешь это ради Бога?» Не делай это ради того, чтобы Бог дал тебе знания, дарования, высокие созерцания, не стремись к высокому.

Да, но мы же пришли ради высокого: «Ищите горнего», — говорит апостол Павел. «Горе имеим сердца», — возглашает священник на Божественной литургии. Нет, об этом позаботится Господь. А ты должен смирять самого себя и, как должник, соблюдать заповеди, то есть хранить воздержание, пост,

молитву, долготерпение, любовь: «Мы рабы ничего не стоящие». Скажи себе: «О чем со мной будет говорить Бог? Мне ли явится Бог? Смешно!» Можешь ты так смириться? Смирись и, что бы ты ни делал, делай это как пребывающий в рабстве у Бога. Какие права были у раба перед своим хозяином? Даже саму жизнь его господин мог у него забрать. Так думай и ты.

В то время, как просишь у Бога помощи, пока еще чувствуешь, что нуждаешься в Нем, не ищи высокого. Кто из нас может сказать: «Господи, теперь Ты мне не нужен, а потому прошу Тебя, поскольку я могу распоряжаться своей духовной жизнью, дай мне откровения, дай мне дар чудотворения, чтобы мне взмахнуть рукой — и тут же менялась бы погода, успокаивалось море, северный ветер сменялся южным»? Пока ты еще просишь помощи Божией, смиряй себя, и Он спасет тебя от греха. Спасет от угрожающего тебе греха, от смертоносного греха гордости, надмевающего знания и от дарований, которые станут для тебя могилой, окончательным падением в твоей жизни.

Дарования Божии приходят сами собою, когдаместо будет нескверным и чистым. Если в твоем сердце есть ясное ощущение греховности, если ты не оскверняешь сердца своими претензиями, ожиданиями, искушениями, тогда Бог Сам все даст тебе. Бог вложил в нас наклонность, расположение, любовь к знанию и дарованиям, но только Он Сам может эту нашу потребность удовлетворить. Предоставь Богу направлять твой жизненный путь. Он знает все прежде, чем ты попросишь.

Итак, проси того, чтобы Он дал тебе покаяние, простил твои падения, а обо всем остальном Он Сам знает. Он знает и то, какие ветры дать, и нужно ли забрать у тебя радость и превратить ее в скорбь или забрать скорбь и превратить ее в радость, дать тебе

успех или неудачу, отсечь твои страсти или оставить их в тебе, исцелить твою болезнь и даровать тебе здоровье или забрать здоровье и дать болезнь.

Бог дает нам таинство, вводящее нас в Царство Небесное, в то время как наши собственные требования, ожидания и прошения по большей части удаляют нас от Бога. Прошения нашего сердца — это, как правило, проявления нашего эгоизма. Потому Церковь и не приветствует, чтобы человек высказывал свои прошения в произвольных молитвах, но заповедует произносить только: «Господи Иисусе Христе, помилуй мя, грешного»; Церковь не ищет ничего другого, кроме милости Божией. Так наша душа становится нескверной и чистой, то есть ее не оскверняет зловоние наших желаний и устремлений. Тогда Бог может войти внутрь нас.

Кто опирается на собственное знание и держится своей воли, тот приобретает вражду и чужд Духа, приносящего сердцу сокрушение.

Тот, кто опирается на свое знание и, не раздумывая, отвергает мнение ближнего, а равно тот, кто всегда готов ответить, оправдаться или оправдать, кто везде и всюду имеет свою волю, пожинает плод вражды. Он ни с кем не может прийти к согласию.

Вы заметили, каких людей больше всего любят и к каким все стремятся? К тем, которые всем служат и с полным спокойствием и готовностью принимают мнение, желание, мысль, поступок, грех, страсть, вежливость и грубость ближнего, к тем, кто открыт Богу и отзывчив на нужды людей.

И напротив, те, кто хотят защитить самих себя, иметь свою позицию, взгляды, мысли, отстоять свое право, навязать свое мнение: «Ты послушай меня, — говорят они, — а после делай что хочешь», — вызывают неприязнь. Зачем, братец, я буду тебя слушать? Я вот это хочу сделать. Конечно, по смирению или как человек умный — а это одно и то же — я тебя выслушаю, но проиграешь ты.

Кто не обременяет ближних своим присутствием, кто позволяет им свободно делать то, что они хотят, и кто связан с ними только тем, что как последний человек служит и прислуживает им, кто прост, смиренен, искренен, — тот всегда любим.

И напротив, тех, которые просят, требуют, упрашивают, — видишь издалека и бежишь от них. Все это не имеет места в душе, которая очищает и благоукрашает себя для Бога. Никто не любит того, кто не внимает себе и настаивает на своей воле, знании, мнении. Такой человек приобретает только вражду. У всех, будто одержимых, пробуждается против него инстинкт противодействия, желание сказать ему «нет». Конечно, он ссорится с людьми. Но очевидно, что виноват он сам, и заслуживает такой участи, и сам стелет себе эту подстилку. Он чужд Духа, приносящего сердцу сокрушение, не может действовать в нем Святой Дух, Который приносит сердцу сокрушение.

Кто читает слова Писания и исполняет их по своему разуму, с упорством утверждая, что понимать их должно именно так, как он, тот не знает славы Божией и богатства Его.

Здесь упоминается о другой стороне нашей жизни. Наше толкование Священного Писания по большей части — это отголосок наших внутренних запросов и воззрений. Своим толкованием мы оправдываем свою жизнь. Что меня занимает? Какое у меня мнение? На каких философских и богословских позициях я стою? Какие взгляды я всякий раз отстаиваю? Чего я ищу? Как поступаю? Всему этому я могу отыскать превосходные подтверждения, толкуя Священное Писание, что, собственно, и делали раскольники и еретики. На что они опирались? На каноны и Писание.

Таким образом, всякий воспринимает как озарение от Бога то, что оправдывает его жизнь, его позицию. Будьте уверены, что самые нелепые, противоречивые и необъяснимые вещи можно обосновать Священным Писанием.

Тебе хочется поститься, и ты меня спрашиваешь: «Отче, можно я буду поститься?» «Давай», — отвечаю я. Но потом все выходят на общее послушание, ты утомляешься, выбиваешься из сил, приходишь в церковь и сидишь, потому что устал. Тогда я говорю тебе: «Пост для тебя кончен». «Хорошо, — отвечаешь ты, — но разве вы, отче, не читали, что говорит Священное Писание? Христос постился сорок дней, постился апостол Петр и все апостолы. С постниками говорил Бог».

То, что ты говоришь, — выдумка. Не в этом смысл Священного Писания. Писание призывает нас смиряться и быть готовыми послужить. А ты извращаешь смысл Священного Писания. Человек, который при помощи Писания защищает свою жизнь, знание, мнение, волю, самого себя, не ведает Божией славы и богатства.

А кто смотрит и говорит: «Не знаю, ведь я человек», тот воздает славу Богу.

Кто читает Священное Писание и хорошо его знает, тот, когда его спрашивают, отвечает: «Я не знаю, потому что я грешный человек». Но такой и есть богоносец и умеет истинно читать Священное Писание.

В таком обитает богатство Божие, по его силе и разуму.

Очень примечательно то, о чем здесь говорится. Богатство Божие обитает в том человеке, который умалил себя и читает Писание для того, чтобы обнаружить свой грех и Божию святость, свое бесславие и Божию славу. Такой получает от Бога просвещение и духовные дарования. Такому смиренному, простому, непорочному человеку Бог подает Свои дары. Но как?

По его силе и разуму, в соответствии с тем, насколько он смиряется и предается Богу, и в соответствии с тем, как он воспринимает, как ощущает Бога. Бог не дает человеку ничего иного, кроме того, что ему нужно, чего он желает в глубине души. Впрочем, каждому Бог дает разные дарования, смотря по необходимости, для созидания Церкви. Если вы сравните святого Никодима Святогорца и святого Арсения Паросского, то увидите, насколько разными людьми они были. У каждого из них был свой помысел, то есть свой образ мышления, своя история, свое внутреннее устроение. Так что Бог дает дарования в соответствии с образом мыслей человека, с его смирением, склонностями, силой. Один получит больше, другой меньше. Один увидит Бога, воспринимая Его как нетерпеливое желание, как радость, тепло, красоту, а другой увидит Его воочию. У одного будет три дара, а у другого один — любви, или смиренномудрия, или прозрения.

А что делаем мы? Как правило, мы становимся пред Богом и просим Его даров с мыслью, что мы их достойны, что Он должен нам их дать. Мы говорим: «Разве не сказал, Господи, Твой апостол: „Ревнуйте о дарах больших“? Так дай же мне сейчас то, что я прошу, в этом нуждается Твоя Церковь». Но Церковь ни в чем не нуждается. Это твоя гордость в этом нуждается. Так чувствуешь ты сам.

По его силе. Может случиться, например, что я, погрязший в грехе человек, принимаю решение оставить этот грех, но не оставляю его, однако же прошу Бога, чтобы Он дал мне дары, которые принадлежат лишь людям очищенным. И сколько раз падаю, столько раз решаю избавиться от греха, и чем дольше не исправляюсь, тем больше повышаю свои требования к Богу.

Какая-нибудь девушка, желающая выйти замуж, решает построить двухэтажный дом, чтобы кто-нибудь взял ее в жены. Проходят годы, и она говорит, что нужно построить четырехэтажный дом, но не работает, не ищет денег на постройку дома. Потом она говорит, что нужно построить шестиэтажный дом, пока, наконец, не состарится и не умрет в том же сарае, в котором и родилась. Так и мы. Чем дольше остаемся в своем падении, тем больше повышаем свои требования к Богу.

Например, я не могу справиться со своим помыслом, а это показывает, в каком расстройстве находится мой рассудок. Не могу отсечь гнев, раздражительность, привычку противоречить. Только скажут мне какое-то слово, тут же что-то выскакивает из меня. Молния не вылетает из облаков с такой стремительностью, с какой с моего языка срывается слово осуждения, суда о ближнем. А если осуждение у меня на языке, то тем более оно живет в моих помыслах! И однако же я хочу, чтобы Бог делал то, что я Ему скажу. Скажу Ему: «Открой мне это!» — и Он должен мне это открыть.

Остановись. В тебе столько страстей, а ты хочешь, чтобы Бог сподобил тебя дарований? Ты хочешь уйти и безмолвствовать, так чтобы не слышать шум морского прибоя, потому что он мешает тебе молиться? Ты не будешь слышать прибоя, зато услышишь гул всех своих страстей. Прежде покажи Богу свое смирение и предоставь Ему даровать тебе то, что хочет Он. Притом дарования твои будут соответствовать твоей силе и помыслу.

Не желай обнажить своего помысла перед всеми, но делай это только перед твоими отцами, чтобы не навлечь печаль на свое сердце.

Имеется в виду не та печаль, которая приносит сокрушение, но скорбь, которая «производит смерть».

Не желай обнажить своего помысла, то есть открывать свои помыслы другим людям. В каких случаях мы обнажаем свои помыслы? Например, тебя что-то тяготит, и ты хочешь об этом кому-нибудь сказать. Как только ты кого-то видишь, ты ему об этом говоришь. Но наступит день, когда ты очень сильно пожалеешь, что так сделал, потому что человек потеряет к тебе уважение и, когда ты пойдешь что-то у него попросить, он или оскорбит тебя и ничего тебе не даст, или расскажет о тебе другим. Ведь если ты сам не смог скрыть свой помысел, то как же ты хочешь, чтобы его скрыли уста другого человека? «Нет ничего тайного, что не сделалось бы явным». То, что ты сказал ему тайно, он вынесет на балконы, чтобы об этом услышал весь мир. Когда ты говорить ближнему о своей проблеме, грехе, о своих трудностях, мыслях, он перестает тебе доверять, уважать тебя, потому что видит твои немощи. То, что ты хочешь сказать, говори только твоим отцам, то есть своему старцу, и только ему.

Другая причина, по которой мы обнажаем свою душу, это искушения, трудности. Мне трудно с моим старцем, потому что он не уделяет мне внимания. Я говорил ему об этом уже три раза, а он продолжает мною пренебрегать. Или я внутренне раздражаюсь на братьев, потому что один шаркает ногами, другой меня не слушает, третий, когда поет, скрипит как немазаное колесо. Если ты откроешь что-либо касающееся тебя или твоих ближних, то это станет тем камнем, который однажды упадет на твою голову. Говори обо всем только старцу, в особенности когда возникает какой-то конфликт, затруднение, когда тебя занимает какой-то вопрос или когда по немощи ты не можешь ужиться с кем-то, понять, принять ближнего или склонить свою голову. Не будем обнажать свою душу перед другими людьми.

Ты монах, и тебе не нравится твой сосед: он ни днем ни ночью не дает тебе покоя. Оказавшись в каком-то другом монастыре, ты говоришь о своей трудности. Сказал? Твое слово тебе однажды отомстит. Тот, кто открывает свое сердце другим людям, всегда несчастен, и, куда бы он ни пошел, на него никто не обращает внимания. Кроме того, наш помысел касается и ближних, а в таком случае, высказывая свой помысел, мы открываем и то, что относится к ним. А это уже не просто глупость, но смертный грех. Глупо, когда я говорю ближнему о том, что со мной происходит. Но, когда я выражаю свое отношение к ближним, это уже грех, осуждение, публичное бичевание и обнажение ближних. Человек, который делает нечто подобное, будет наказан Богом и навлечет на себя очень большую скорбь.

Чтобы не навлечь печаль на свое сердце. Не хочешь быть несчастным? Научись быть спокойным, предавая себя Богу и своему старцу. Вести себя иначе — это все равно что непрестанно расчесывать рану, потому что помысел смеется над нами. Он говорит нам: «Скажи вот это, и тебе станет легче», но на самом деле облегчения ты не получишь. Вместо этого, вероятнее всего, твой ближний тоже окажется в затруднительном положении и скатится вместе с тобой в ту яму, которую ты выкопал своей гордостью, эгоизмом, глупостью.

Таким образом, ты и сам не войдешь в царство счастья, и другим не позволишь войти.

Даже если ближний просто моргнет, у тебя это может вызвать бурю помыслов, суждений, догадок. Поэтому никому ничего не говори; если скажешь, то и тебе скажут в ответ что-нибудь, — и это будет, как если бы вы ударили один другого кулаком. Тот, кто открывает посторонним свой помысел и свое сердце, получает кровоточащую рану. Открывай сердце только своему старцу, если хочешь жить счастливо.

Храни свои уста, чтобы ближний был с тобою почтителен.

Тот, кто почитает ближнего, и сам пользуется почтением. Но когда ты начинаешь говорить о себе, о своих проблемах, идеях, грехах или о других людях, то заставляешь человека, слушающего тебя, перестать тебя уважать, ценить, почитать. Ты теряешь человека, который завтра может оказаться тебе необходимым, который мог бы стать твоим другом, помощником, а ты заставляешь его терять к тебе уважение. Ты сам зарабатываешь себе бесчестие от ближнего. Так храни же свои уста, свой язык для того, чтобы ближний был с тобой почтителен, для того чтобы он тебе доверял, иначе ты никогда не заслужишь его доверия, он станет обходиться с тобой презрительно. В таком случае уже не осуждай его, потому что ты сам вынудил его тебя не уважать, не любить, не доверять тебе. Как он может тебе довериться? Если он скажет тебе о своих помыслах и ты передашь их другим, то в дальнейшем он станет с тобой скрытен, но притворится твоим другом, узнает твои тайны и тоже о них расскажет. Как он будет тебя уважать, если видит, насколько ты пустой человек? Будет ли он стремиться тебе услужить, когда видит, что ты спотыкаешься, не можешь найти точку опоры в жизни?

Оставь это. Обрети опору в Боге. Покажи свое спокойствие, умиротворенность. Бог это скала на все века, и в долготу, и в глубину, и в высоту. В Нем могут найти опору столетия, могут найти опору боги все. Можешь и ты найти в Нем опору в своей немощи, В грехе, падении, неверии, хуле, распущенности, страстях: что бы ты ни возложил на Него, Он это сотрет. Только потерпи немного. Позволь Богу посетить твое сердце, когда Он захочет, и прибегай к Его «иконе», Его образу — к своему старцу, твоему «богу», для того чтобы он мог разобраться в тебе.

Разумно приучи язык свои к словам Божиим, и ложь отбежит от тебя.

В толковании предыдущего слова аввы Исаии мы говорили, что люди, которые любят разговаривать, всегда одиноки. И даже если сейчас они не одиноки, то станут такими потом. Они не имеют никакого общения с другими и пытаются разрушить стены своего одиночества словесной канонадой. Каков результат? Вражда. Я становлюсь врагом — и остаюсь один. Хочешь быть «причастником Божеского естества» и человеческой любви? Хочешь, чтобы люди тебя любили? Разумно приучи язык свои к словам Божиим.

Ты говоришь мне, что не можешь все время молчать. И однако лучше всего тебе молчать. Но если, братец, ты хочешь разговаривать, то научи свой язык тому, что ему следует говорить. Так же, как ты учишь свои пальцы пробегать по клавишам, как учишь свой язык петь по нотам, музыкальным знакам, научи свой язык говорить и слова Божии.

Хочешь быть в дружеских отношениях с ближними? Говори слова Божии. Не строй из себя человека, который способен разрешить недоумения всех людей! Пусть твое сердце наполняет то, что говорит тебе Бог в твоей молитве и чтении, все то Божественное, что ощущает твое сердце, слова Божии, Сам Христос! Вот это скажи, когда представится удобный случай, когда не будет препятствовать окружающая обстановка. Иложь отбежит от тебя. Та лживая жизнь, которую ты ведешь, твои ложные взгляды отбегут. Только когда ты пребываешь в молчании или произносишь слова Божии, возможно подлинное общение с ближними и духовное восхождение к Богу.

Эту часть наставлений авва Исаия заканчивает своей излюбленной темой — об отношениях с ближними. Вы, наверное, уже заметили, что всякий раз, когда он начинает говорить о Боге, он переходит к ближнему, а когда заговаривает об отношениях с ближним, возводит человека к Богу. Но, к сожалению, мы не умеем говорить слова Божии. Поэтому мы, когда беседуем, обычно осуждаем людей, наносим им увечья своим языком. Катастрофа, которую порождает в жизни другого человека всякое наше слово, несравнима даже со взрывом атомной бомбы. Каждый раз, когда мы что-то произносим, мы убиваем ближнего, а прежде всего себя самих, потому что попадаем в полную изоляцию. И поскольку люди, разговаривая, как правило, шутят, иронизируют, насмехаются и пустословят, то в результате переходят к осуждению ближнего. В душе у нас пусто, и мы стремимся восполнить эту пустоту, наблюдая за окружающими людьми.

Если кто-нибудь наговорит тебе на брата, уничижит его и покажет свою злобу, не настраивай себя против него, чтобы не постигло тебя то, чего не хочешь.

Обычно мы оправдываемся тем, что не мы, а другой в нашем присутствии осуждает брата. Это отговорка. Если случится кому-то прийти в твою келью с намерением осуждать, то, если ты человек серьезный, скажи ему: «Я думал, что ты человек Божий, а ты мучитель моей души. Прошу тебя, уходи отсюда». Но мы его принимаем, впадаем в грех вместе с ним, и падаем оба. Ты не должен не только осуждать, но и слушать слово осуждения, потому что если ты услышишь его, то и сам выскажешься.

Итак, если кто-то открывает тебе немощи, проблемы, трудности другого человека, то не желай участвовать в этом разговоре и таким образом становиться соучастником, пусть даже ты делаешь вид, что ты тут ни при чем. Тебе говорят: «Такой-то человек — негодяй». А ты отвечаешь: «Да нет, он хороший, только иногда этот бедняга срывается». Этим ты сказал все, разве что не употребил слово «негодяй», однако ты это подразумевал. Итак, будь внимателен, чтобы у тебя не вырвалось слово о ближнем, чтобы не постигло тебя то, чего не хочешь. Ты не хочешь греха? Грех тебя настигнет. Не хочешь бесчестия? Бесчестие тебя настигнет. Не хочешь болезни? Болезнь тебя настигнет.

Слова «против него» можно понять и как «против говорящего с тобой», при таком понимании в них заложен удивительный смысл. Не ссорься с тем, кто с тобой разговаривает, потому что если ты с ним не согласишься и выразишь противоположное мнение, то с этого момента начнется спор, возражения, противоречие собеседнику. Что бы он тебе ни сказал остановись на этом. Не настраивай себя против него, не осуждай ни того, ни другого. Ты можешь сделать одно из двух: или промолчать, или уйти. Если ты находчив, то ты переведешь разговор на другую тему так, что твой собеседник этого не поймет. Если же ты не такой находчивый, то по крайней мере скажи: «Прошу тебя, давай не будем об этом, потому что я хочу причаститься, а если мы с тобой поговорим о третьем лице, то я не смогу причащаться». Если ты и этого не можешь сделать, то уйди. А если ты не можешь уйти, то это значит, что ты уходить не хочешь, что тебе нравится есть мясо не только животных, но и человека. Итак, не пожелай пасть одним падением вместе с осуждающим.

Как замечательно говорит этот человек, авва Исаия! Человек ли он? Он небесный человек и земной ангел. Слова его кажутся простыми, но в них заложен глубочайший смысл.

Слово шестое. О добродетелях

Три добродетели всегда охраняют ум, и потому они ему необходимы: естественное стремление, мужество и неутомимость.

Духовное делание христианин совершает посредством ума. Но для того, чтобы человек смог своим умом, «владычественным души», соединиться с Богом, требуется, говорит авва Исаия, три вещи: естественное стремление, мужество и неутомимость. Он не говорит ни о смирении, ни о любви, ни о молитве. Удивительно. Почему же он ставит на первое место именно эти добродетели?

Естественное стремление — это природное свойство человека, его способность стремиться к чему-то усилием воли, то есть знать, чего он хочет, чего ищет, и направлять свои силы, знание, волю к этой цели, так чтобы устремляться к ней своим естеством. Кто-то склонен к сребролюбию или зависти. А у христианина есть естественное стремление — склонность направлять свой ум к Богу. Но это стремление должно быть действием всей его человеческой природы, а не только ума. Чем поможет тебе ум, если ты не чувствуешь единения с Богом всем своим существом и не стремишься к нему всецело? Знай, что нет другого подлинного способа обожения, кроме этого.

О мужестве как добродетели встречаются рассуждения уже в сочинениях иудеев и древних философов, говорится о ней и во всех основных аскетических книгах, под влиянием, конечно, древней традиции разделения добродетелей. Но в данном случае мужество должно предшествовать всему остальному. В любой момент человек должен суметь показать свою готовность ко всему, терпение, а также представить свидетельство, то есть доказать, что и сейчас, и в будущем он будет поступать по доброй воле.

Но к чему бы он ни стремился, он сразу столкнется с противниками, которые никогда от него не отступят. Сначала с бесом, потом с миром, затем с людьми, а прежде всего со своим «я», которое он тащит на себе до того часа, пока не предстанет пред Богом во время Второго пришествия. Наше «я» — это наш смертельный враг. Так что христианин постоянно встречает ловушки, скорби, труды, неожиданности, неблагоприятные обстоятельства. Путь для него не уготован и не вымощен. Он сам должен сделать «стези прямыми», устроить все, что нужно.

Человек, у которого нет мужества, в опасности тотчас теряется, паникует. Сорок лет ты в постриге, живешь в пустыне и спустя эти сорок лет впадаешь в какой-то грех, искушение — и теряешься. С младенчества ты был чистым, был девственником, никогда не знал искушения. Но в пятьдесят, шестьдесят, семьдесят лет, как рассказывают об этом отцы, с тобой случается искушение — и ты впадаешь в блуд. Ты паникуешь, теряешься, говоришь: «Что со мной? Я отрекся от Христа. Я Его предал». Но что это такое? Преддверие неудачи. Нет, тебе нужно стоять мужественно во всех обстоятельствах, которые тебе встретятся. Ведь чаще всего в духовной жизни те обстоятельства, с которыми мы сталкиваемся, противоположны нашим ожиданиям.

Порой мы по наивности искушаем Самого Бога, прося Его дать нам то, что мы сами считаем нужным. Например, мы молимся так: «Господи, прошу Тебя, покажи мне, правильно ли мое решение, так чтобы я это понял из того, что встречу того-то, или мне удастся то-то, или меня послушается тот-то». Бог, однако, никогда не внимает человеку, который, несмотря на свою ничтожность, хочет на Него повлиять. Бог дает то, что Он предвидит по домостроительству, благодаря Своему всеведению и любви.

Итак, мужественный человек готов ко всему. Вот, ты ждешь мира, а приходит буря. Ждешь удачи, а приходит неудача. Ждешь здоровья, а приходит болезнь. Ложишься в больницу — и тебе становится еще хуже. Делаешь операцию — и становится в три раза хуже. Нужно ожидать всего. Мужество означает такое чувство: «Господи, я стою здесь, пред Тобою, делай со мной то, что Ты хочешь. Я не жду ничего. Я жду только скорбей, потому что без них не бывает рая».

Как вы понимаете, монашеская жизнь — это борьба, подвиг, защита, а точнее, нападение, потому что защищающийся ничего не выигрывает, выигрывает только нападающий. И поэтому необходимо великодушие и мужество. Человек, который отступает и не имеет терпения, который при всяком препятствии и затруднении, при всяком огорчении и болезни, при всякой клевете, опасности и искушении сомневается: а может быть, не нужно, а может, Бог этого не желает, а может быть, я устану, а может, не достигну цели, — ничего не сможет сделать.

Наконец, еще одна добродетель — неутомимость. Это добродетель человека, которого невозможно одолеть, который не прекращает стремиться к цели своей жизни. Если вообще любое занятие требует труда и усилия, то тем более духовная жизнь. Итак, неутомимость означает: мы неустанно совершенствуем то, над чем трудимся, вернее сказать, неустанно, непрерывно и неослабно устремляем взор на Самого Бога.

Когда человек расслабляется, когда устает и впадает в леность, уныние, тогда все враги находят место и время, чтобы вторгнуться в его жизнь и уничтожить все, чего он достиг. Поэтому для умного делания прежде всего необходимы эти три добродетели.

Есть три добродетели, увидев в себе которые ум удостоверяется, что достиг бессмертия: это рассуждение, способность отделять одно от другого, предвидение всего заблаговременно и несогласие ни с чем чуждым.

Три добродетели удостоверяют нас в том, что мы достигли бессмертия, и первая добродетель — это рассуждение. Человек, не имеющий рассуждения, всегда ввергает себя в искушения, в которых ни Бог ни сам он не может себе помочь. Нерассудительность ведет человека к разочарованию и усталости. Например, я беру на себя пред Богом подвиг больший, чем от меня требуется, чтобы заслужить большую мзду, или же подвиг меньший, чем требуется, из страха, как бы мне не утомиться. Одного этого достаточно для того, чтобы далеко отбросить меня от Бога, потому что потом я столкнусь со страшной действительностью, которую мой эгоизм не давал мне принять.

Человек должен делать то, что говорит ему Бог, а не то, что решает делать он сам. Итак, рассуждение требуется всякую минуту: «различение духов», людей, различение результатов, к которым приведет тот или иной путь. Например, я доверительно отношусь к кому-то на протяжении трех лет, потому что считаю его святым человеком. На третий год я убеждаюсь, что он совершенная противоположность тому, что я о нем думал. Несмотря на это я продолжаю ему доверять. Куда он меня заведет? Он слеп перед Богом, слеп и я, значит, мы оба упадем в яму. Здесь необходимо рассуждение, то есть я должен, сохраняя спокойствие, остановиться, не принимать никакого решения, потому что, когда я сужу другого, нет уверенности в правильности суда. Нужно изложить свою проблему другому человеку, достойному всякого доверия, или же двум, смотря по ситуации, и пусть они мне скажут, что делать. Иначе я или впаду в отчаяние, или же моя любовь к тому, кого я считал святым, и мои отношения с ним подтолкнут меня к другому безрассудному поступку, заставят меня продолжать с ним общаться.

Однако лучшим залогом правильности суждения и рассуждения является послушание, которое отводит от нас обоюдоострый меч лукавого демона, то есть не что иное, как наше «я». Ум, не имеющий рассуждения, повергает нас или в одержимость, или в болезненное самолюбие.

Авва Исаия продолжает говорить о других добродетелях: способностиь отделять одно от другого, предвидение всего заблаговременно и несогласие ни с чем чуждым. Вначале он говорит нам о трех добродетелях, но потом называет и четвертую. Способность отделять одно от другого означает способность держаться на некотором расстоянии от других людей, так чтобы

жить свободно и не зависеть от других. Отделять себя от других означает: если я в миру, то буду отделять себя от своего отца, матери, жены, детей, родных, друзей, от всего, что я люблю. Ведь когда человек наслаждается присутствием людей и общением с ними, он часто не чувствует, что он их любит, что привязан к ним, что он их раб, но считает себя свободным. Только когда он отдалится от них, то поймет, насколько связано его сердце.

Когда я живу с отцом и матерью, то я, быть может, делаю им замечания, обличаю их поведение, не позволяю им вставать между мною и Богом и как будто бы свободно иду по своему пути. Но как только я от них удалюсь, я уверюсь, что во всем от них зависим и что я отношусь к ним с самой нежной любовью, что я порабощен ими и те их слова, которым я не придавал никакого значения, теперь я вспоминаю, понимаю и открываю для себя их пользу. Таким образом, я не могу с уверенностью знать, кого я люблю и кого не люблю, что служит мне и чему служу я сам. По этой причине мне нужно оставить все, что вне Бога, и прежде всего — людей.

Монах должен держать дистанцию с живущими по соседству, с правителями, с посетителями монастыря, потому что все они становятся причиной потерь и промедления в его жизни. Затем он будет держаться на расстоянии и от тех, кто живет с ним в монастыре. Конечно, ему не следует отделяться от братства в целом, но его жизнь должна свободно протекать пред Богом, потому что у каждого свои мысли и свое мнение. Если я захочу связывать свою жизнь с жизнью и мыслью ближнего, то я всегда буду отставать, всегда буду о чем-то беспокоиться, всякий будет говорить мне свое мнение и я ничего не смогу сделать. Если я решусь начать более духовную жизнь, то меня назовут эгоистом: один мне будет говорить, что я делаю мало, другой — что делаю напоказ. Я ничего не смогу понять. Нужно быть свободным от мысли и жизни ближнего.

Только один человек налагает на меня узы — это мои старец.

Ближний препятствует мне не только тогда, когда я впускаю его в свою жизнь, но и тогда, когда он сам вмешивается в мои дела. Нужно добиться того, чтобы не только быть независимым от его влияния, но и не позволять ему вмешиваться в мою жизнь. Приходит кто-нибудь и говорит мне: «Знаешь, вот так не делай, а то попадешь в ад». Я должен ему ответить: «Прошу тебя пойди и скажи это моему старцу». Если я всякому позволю давать мне советы, оказывать влияние на мою жизнь, то я запутаюсь, буду страдать, измучаюсь и стану мучеником без всякого венца от Бога.

Всяк сверчок знай свой шесток, а всякий монах — свою келью. Никакому монаху не должно быть дела до твоей жизни. Кто бы ни проник в твою личную жизнь, ему нужно сразу напомнить о его месте. У царя есть свое место, у капитана — свое, и у монаха — тоже свое. Место монаха — это его стасидия в храме, келья и подстилка для сна, все это — символы гроба. Ни на что другое у монаха прав нет, и прежде всего если это касается жизни другого человека. Только в браке жизнь одного супруга соединена с жизнью другого и каждый из них не владеет своим телом и душой, но ими владеет другая половина. А монах свободен.

Но люди или из-за своей пустоты, или, возможно, из-за порочной жизни, или из-за своих трудностей, искушений, глупости, гордости, или из-за безысходности, из-за того состояния, в котором они находятся (потому что они не занимаются настоящим духовным внутренним деланием, не ведут истинной духовной борьбы), всегда устремляют внимание на других. Они беседуют, спрашивают, советуют, просят о том или другом. Будь ко всему этому готов, но не давай им никаких прав, а равно и не досадуй, потому что люди никогда не перестанут быть для тебя испытанием.

Как правило, в той же мере, в какой Бог любит монахов и в какой Он соделал их ангелами, они склонны к тому, чтобы стать демонами и упасть. После грехопадения люди стали настолько немощными, что «делают не то, что хотят», но то, о чем даже не помышляют. К тому же разнообразные проблемы, с которыми они сталкиваются, и неудовлетворенность своей духовной жизнью из-за того, что они не живут подлинно по-христиански, заставляют их всегда заниматься наблюдением за ближним, потому что таким образом у них появляется некое развлечение, доставляющее им удовлетворение. Вместе с этим они обнаруживают, что ближние не хороши, и тем самым покрывают собственный неправильный образ жизни. Они обнаруживают, что ближние хуже их, и таким образом обманывают самих себя. Жизнь таких людей изображена в пословице: «Смейся надо мной, а я над тобой, так скоротаем время». И они, вместо того чтобы стремиться к небу, идут на пляж. Но и за таких людей распался и воскрес Христос, пришел и воспринял их природу, для того чтобы ее обожить и даровать ей первоначальное райское состояние. Бог не возгнушался принять грешного, ничтожного, падшего, зловонного человека. Напротив, Он готов назвать его Своим сыном, призвать в Царство Небесное и принять в Свои объятия даже в последний момент его жизни.

Если долготерпение Божие столь велико, то человек не может не быть подражателем Самого благостнейшего Бога, не может вести себя иначе, чем Он. Будем же по мере сил подражать любви Божией. Как бы ни поступали с нами ближние, наше уважение к их личности должно быть совершенным, наша любовь полной, наше доверие — рассудительным. Пусть наши отношения будут такими, как между членами единого тела. Малейшее уклонение от такого образа мыслей и таких чувств, например презрение, противоречие, злоба, оскорбление, осуждение, отбрасывают от Бога не ближнего, а нас самих. При этом нас нисколько не оправдывает то, что мы встречаем плохое отношение со стороны ближнего, пусть даже он причинил или продолжает каждый день причинять нам величайшее зло. Мы «отделяем» от других свою жизнь, живем сами по себе так, как говорит нам наш старец. Он, старец, пусть бьет нас, кричит на нас, делает с нами что хочет. Это, конечно, не означает, что мы несвободны.

Если, например, я увижу, что кто-то гневается, и он скажет мне: «Принеси мне вот ту вещь», то я не должен тогда вспоминать, что я обособлен от него, отделен. Если я поступаю таким образом, то это лукавство, а не духовное стремление держать дистанцию с людьми. Нет, именно тогда я ему и послужу, чтобы дать место гневу. Если человек меня оскорбит, а я скажу ему: «Прочь отсюда!» или: «Да как ты смеешь!» — это тоже не духовное отделение. Такое поведение показывает, что я помраченный образ Божий, а не настоящий и чистый. Когда другие будут нападать на меня, я буду ощущать внутреннюю свободу: независимо от того, что думают или делают другие, я должен двигаться вперед. Когда они будут нападать на меня, я буду спокоен, ласков, бесстрастен, меня не будет волновать, оскорбляют ли меня, обходятся ли со мной грубо, лишь бы я сам не стал для них преткновением.

Другая добродетель — это предвидение всего заблаговременно: мы не должны действовать прежде, чем мысленно увидим результат, потому что мы, люди, обычно делаем всё либо по увлечению, либо из-за пленившего нас помысла. Как часто бывает, что мы решаем что-то купить, а потом выбрасываем купленную вещь! Такое поведение показывает, что у нас нет рассуждения. Как это грустно! Во всем мы должны предвидеть результат, потому что по плодам, говорит Господь, познаётся человек, а не по его поступкам. Может так случиться, что я вступлю в бой, отдам свою кровь и саму жизнь за Христа, а результата никакого не будет. Потому что Бог скажет мне: «Где твой плод? Что ты сделал?» Итак, необходимо рассуждение.

Слова «предвидение всего заблаговременно», как я думаю, авва Исаия связывает со способностью отделять одно от другого, что преимущественно указывает на отношения между людьми. Общение с людьми — это вообще страдание, как мы все это понимаем.

А потому и действовать мы должны предусмотрительно. Если мы поступаем не так, то у нас не может быть благодати Божией, и мы впадаем в прегрешения, которые нас изменяют и лишают дерзновения пред Господом. Речь идет не о том, что мы не будем совершать ошибок и грешить — ведь мы люди, — но о том, что мы не должны грешить, то есть ошибаться, второй раз. Мы должны делать что-либо не потому, что так нам подсказал наш рассудок, или другие люди, или Бог (как мы могли бы подумать), но потому, что так нам подсказал, внушил и к этому нас принуждает наш опыт, наша жизнь, наше послушание старцу.

Я вижу, как ты ругаешься, подхожу и обличаю тебя с той мыслью, что в этот момент я становлюсь как бы присутствующим возле тебя Христом, что ты, вероятно, послушаешься меня и я стану твоим спасением. Но, скорее всего, поскольку ты разгневан и бранишься, ты отругаешь и меня, и я стану виновником того, что ты согрешишь дважды. Тогда я, наверное, скажу: «После первого и второго вразумления, отвращайся», но в действительности меня, а не тебя покидает Бог, потому что это я не имел благоразумия и подтолкнул тебя к греху, именно я виновен пред Богом. Итак, мы должны предвидеть результаты обстоятельств, своих действий и слов.

Приведем еще один пример. Ты живешь в монастыре и хочешь поменять келью, потому что она сырая, в то время как в другой келье большую часть дня бывает солнце. Зачем тебе ее менять? Что означает сырость в келье? Если в ней сыро, то ты можешь умереть. Но если ты умрешь, ты попадешь в рай гораздо быстрее. Это ли повод менять келью? Или ты говоришь: «Давайте уберем эту вещь, потому что она черная и напоминает об аде». Нет, мы не будем это убирать, потому что черный цвет напоминает и о рясе, о посвящении себя Христу.

Обо всем, даже о движениях, которые мы готовимся сделать, о письме, которое собираемся написать, мы должны подумать: что выйдет из того, что я сейчас предприму? Человек должен быть, так сказать, страстным только в своей любви к Богу, но в высшей степени бесстрастным и бездейственным по отношению к чему угодно другому. Для того чтобы начали действовать его ум, сердце, помысел, должно быть какое-то основание, — и результаты их действия нужно предвидеть. Не будем действовать бесплодно. Бесплодная смоковница — просто бездушное создание — была проклята Богом, тем более будем прокляты мы, имеющие ведение, ум и Бога, Который может нас сохранить.

Несогласие ни с чем чуждым. Чуждые — это прежде всего демоны, скрывающиеся за естественными свойствами человеческой природы, которыми они сами и управляют. Мы же соглашаемся с лукавым, потому что считаем эти свойства своими. Демон использует, к примеру, Священное Писание и его заповеди, побуждает нас проводить ночи в бдении, поститься. Он дает самые лучшие советы в лице магов, прорицателей, в виде гороскопов, а равно и под видом здравого смысла. Разумность — это естественное свойство человека, и демон ее использует. Использует он также стремление человека к Богу, к подвигу, любви, долулеганию, миссионерству — к чему угодно.

Естественное свойство человека — любовь к матери и отцу. Как только я узнаю, что заболела моя мать, я прихожу в смятение. Например, мать перенесла желудочное кровотечение, а вызвал его не кто иной, как сатана, для того чтобы, оставшись незамеченным, заставить меня посетить мою мать.

Болезни — нечто естественное, и лукавый ими тоже пользуется. Скрываясь за ними, он сам и вызывает эти болезни у нас. Для него это не составляет никакого труда. В любой момент он может вызвать у нас все что угодно, даже слепоту, даже изменение присущих нам внешних черт, может исказить наше лицо и движения. Если он вызывает изменение свойств нашего ума, то сколь более — черт лица. Однако мы видим не затаившегося лукавого, а то или иное изменение. И мы бежим к врачам, советуемся, идем на край света, чтобы найти выход из положения, но за всем этим может скрываться ужасная усмешка лукавого демона. Он так хитроумен! Не будем же поддаваться этому лжецу, который уродует нашу жизнь, а мы этого даже не замечаем.

Чуждый — это также и ближний, который становится опасным для моей жизни. Тогда он бывает хуже сатаны, потому что ближнего мы еще и видим своими глазами. Как только я замечу, что он не помогает мне в духовной жизни, но иногда ведет себя со мной так, а иногда иначе, я должен разорвать всякую связь с ним.

Чуждый — это и посетитель, часто приходящий в монастырь. Мы смотрим на него будто бы через призму любви, понимания, сострадания, помощи, но в действительности все это ловушки, расставленные для того, чтобы мы погрешили в духовной жизни. Ты думаешь, что какой-то человек в тебе нуждается, ждет твоего совета, письма, денежной помощи. Но всякая твоя связь с людьми ведет к прельщению твоего ума и сердца, к удалению от Бога. У него есть Бог, Который о нем заботится. Ты или монах, или не монах. Если бы ты был мирянином, ты мог бы, проявив милосердие и любовь, принять человека в свой дом, усыновить его или сделать своим приемным отцом, а если это девушка — жениться на ней или дать ей приданое. Но сейчас, когда ты монах, ты не имеешь права как-либо вмешиваться в жизнь других людей. Все люди для тебя совершенно чужие. Единственный «твой» — это твой Христос.

Мы подошли к третьему небольшому поучению. В первом говорилось о предварительных условиях духовной жизни, во втором — об отношениях с ближними, а сейчас авва скажет о том, что три добродетели помогают уму человека, его умному деланию, духовной связи с Богом.

Есть три добродетели, которые всегда доставляют свет уму: неведение лукавства ни в каком человеке, благотворение делающим тебе зло и перенесение всего находящего на тебя без смущения. Эти три добродетели рождают другие три, которые больше их: неведение лукавства в человеке рождает, любовь/ благотворение делающим тебе зло дает мир; перенесение случающегося с тобой без смущения приносит кротость.

Какой прекрасный анализ души! Вот это поистине психоанализ!

Итак, три добродетели доставляют свет нашему уму, открывают нам путь к духовной жизни. Первая — неведение лукавства ни в каком человеке. Не нужно вникать в личную жизнь ближнего, потому что, где ни копнешь, ты обнаружишь землю, грязь, грех. Мы же в этом согрешаем, поступая так или из любопытства, или якобы из любви: «А может быть, Бог предназначил мне спасти эту несчастную душу?», или из опасения за себя: «Что он за человек? А может, он непорядочный? Вот это он зачем сказал?» Когда ты отделяешь свою жизнь от его жизни и у тебя есть старец, то какое тебе дело до того, как поступает другой? Тебе он сделать ничего не может. Ты знаешь то, что видишь. Если он вдруг окажется не таким, тогда спроси своего старца, как тебе к этому человеку относиться. Если ты в какой-то момент увидишь, что он ведет тебя ко злу, заставляет тебя спотыкаться, отстрани его, сохрани свою духовную свободу.

Познание лукавства человека — это познание, которое тебе не помогает. Прежде всего, нарушается здравомыслие, потому что ты задаешься вопросом: «Неужели все люди такие? Неужели нет ни одного порядочного?» Как будто бы естественный вывод, но в действительности — нелепый, потому что разве можно сомневаться, что «Тот, Кто в нас, больше того, кто в мире»? Если Христос больше, значит, у Христа больше людей и Христос побеждает. Но, если врата кажутся нам тесными, это означает, что мы видим всех этих людей грешниками.

Но сила Божия заключается именно в том, что тех, кто кажется или является грешниками, Христос делает людьми рая. Одного — через покаяние, другого — через любовь, третьего — через болезнь, четвертого — через потерю семьи, всех Он делает Своими. А я остаюсь при своем нелепом убеждении, что все они грешники. Если все люди грешные, кто тогда наполняет Царство Небесное? Они и наполняют. Лукавый нас обманул, исказил наше существо, но приходит сила Божия, изменяет нас, дает нам «сердце новое и дух новый» и, вот, делает все новым. Бог «небо новое творит» — так неужели не сможет сделать новой мою жизнь?

Итак, познание человеческого лукавства, то есть зла, которое делают ближние, малого или большого, меняет наш разум, ослабляет наши силы, потому что входит в противоречие с Богом. Наконец, мы постоянно сталкиваемся с какими-нибудь искушениями.

Ты узнаёшь, что некий монах ушел со Святой горы и купил квартиру, и говоришь: «Да монах ли он вообще?» Спустя шесть месяцев, год, спустя двадцать, даже сорок лет, когда вдруг у тебя появится какое- то затруднение в отношениях со старцем или ты ощутишь муки совести, переживешь падение, заунываешь, столкнешься с каким-то событием в монастыре, ты скажешь: «Видишь? А если бы у меня был сейчас какой-нибудь домик, то я избавился бы от всей этой суматохи». Однако ты бы об этом не подумал, если бы не знал, что когда-то тот монах купил квартиру. И хотя ты его осудил, сейчас ты сам решаешь сделать то, что сделал он сорок лет назад. И ты уходишь из своего монастыря, чтобы купить домик, опасаясь, как бы тебя не прогнал игумен. Вот как влияет на нашу душу поведение ближнего!

Неведение лукавства в человеке помогает нам хранить ум собранным, а сердце — непоколебимым. Ибо монашеская жизнь предполагает сосредоточение ума: все перспективы мы сводим в одну точку, сужаем горизонт наших интересов, так что остается открытым только горизонт небесный. Поэтому и девство для монаха — это не просто отсутствие греха: я должен не только не грешить с женщиной, но и не видеть, не слышать ее (поэтому мы уходим в пустыню, поэтому в монастыри вход женщинам воспрещен), я не должен ни читать о женщинах, ни смотреть на их изображения, пусть даже это естественно. Святой Афанасий Метеорский никогда не произносил слова «женщина», но говорил «праща».

Итак, духовная жизнь — это отстранение от всякого мысленного представления и зрительного образа, от всякой мысли и переживания. Конечно, я могу сохранить свое девство среди женщин, среди мысленных представлений, размышлений, но тогда исполнятся слова Василия Великого: «Я и жены не знаю, и не девственник». Девство — это не просто физическое состояние. Это, главным образом, непоколебимая, прочная и неповрежденная связь с Богом, которую, впрочем, весьма легко разорвать, и тогда я перестаю быть непорочной невестой Христовой, становлюсь человеком мирским. Каким же чутким должен быть человек в духовной жизни!

Поэтому не нужно мне знать, что делает ближний. Если кто-то придет и начнет разговор о других людях, я закрою ему рот или встану и уйду. А если он придет поговорить со мной о своей боли, то я скажу ему: «Разве у тебя нет старца? Расскажи об этом своему старцу». И если он ответит, что у него нет старца, я скажу ему: «Найди себе старца. Я не духовник». Если же ты духовник, то скажи ему: «Прости меня, я монах. Я больше не могу с тобой общаться, потому что я в монастыре, а ты в миру. Иди, найди себе духовника, который сможет тобой руководить». Иными словами, избегай греха ближнего. Чем меньше ты поддаешься влиянию порока, гнездящегося в ближнем, тем больше помогаешь человеку.

Неведение лукавства в человеке рождает любовь к людям. Ведь как только ближний скажет тебе что-то плохое, тут же его авторитет падает в твоих глазах и твоя любовь иссякает, хотя бы ты и думал, что ему помогаешь. Таковы уж мы, люди. Но прежде всего авва имеет в виду любовь к Богу. Наша любовь к Богу и людям совершенно пропадает, как только мы начинаем вмешиваться в их личную жизнь. Этим должен заниматься тот, кто несет соответствующее служение, но никак не я, монах.

Благотворение делающим тебе зло дает мир. Если я буду делать добро тем, кто причиняет мне зло, то это приведет меня в мирное состояние. Ибо в конечном счете все люди чинят нам препятствия. Со своим словом, взглядом, походкой, радостью, печалью они встают на нашем пути. Потому необходимо быть в страхе и трепете, чтобы случайно не начать бороться с теми препятствиями, которые они перед нами ставят, и чтобы не поколебался мир нашего зама и сердца, то есть чтобы нам не разлучиться с Богом. Необходимо быть в страхе и трепете, чтобы случайно не презреть брата, чтобы случайно не подумать, что это он виновник моих бед, потому что в этом — мое отпадение от Бога. Святой Исаак Сирин подчеркивает: ни в каком прегрешении никогда не виноват ближний, всегда виноват ты. Не виноват перед тобой ближний в том, что ты устал, согрешил, впал в неверие, изменился к худшему. Ты видишь, что кто-то ест руками, и возмущаешься такой невоспитанностью. Это ясно показывает, что ты даже не начинал еще духовную жизнь. Твой подвиг еще в самом начале.

Для того чтобы миновать все эти рифы, нужно делать добро тем, кто тебе досаждает. Сколько можешь, расточай добро. Ты в миру? Можешь найти человеку работу. Живешь на келии? Можешь подать милостыню. В монастыре? Милостыню ты подавать не можешь. Но ты можешь, когда тебя проклинают, благословлять, когда бьют в правую щеку, сказать: «Ударь и в другую». Прояви свою любовь соответственно тому, какой путь указывает тебе Сам Господь.

Перенесение случающегося с тобой без смущения приносит кротость. Перед этим мы говорили о мужестве. Однако в нашей жизни постоянно происходит что-то неожиданное. Ты приходишь в монастырь в поисках духовной жизни и встречаешь непорядочных людей — неожиданность! Просишь келью с той стороны монастыря, где нет сырости, получаешь ее, но оказывается, что море вызывает у тебя аллергию, так что ты не можешь найти покоя ни днем, ни ночью. Помысел тут же тебе говорит: «Вставай и беги отсюда». Неожиданность! Я сближаюсь с тобой, полагая, что ты хороший человек, но обнаруживаю, что у тебя тяжелый характер, — неожиданность!

Все время мы встречаемся с чем-то неожиданным, потому что у нас есть стремления и желания. Неожиданности противоположны нашему стремлению и желанию, поэтому и кажутся нам неожиданностями, а не потому, что таковы по существу. Ведь человек, любящий Бога, всего ожидает и всегда говорит: «Да будет воля Твоя». Разразится ливень, буря, град, гроза? «Да

будет имя Господне благословенно». То, что больно задевает нашу плоть, мы и считаем неожиданным.

Для того чтобы всякий раз не волноваться и не огорчаться, для того чтобы не быть в непрестанной борьбе и тревоге, ожидай всего, тогда ты сможешь терпеть все находящее. Всегда говори: «Добро пожаловать, болезнь; добро пожаловать, негодяй — нет, добрый человек Божий, ангел Божий; добро пожаловать, неудача; добро пожаловать, мучение». Это приносит кротость, без которой никакой духовной жизни быть не может.

Есть четыре добродетели, которые делают душу непорочной: молчание, соблюдение заповедей, утеснение себя и смиренномудрие.

Что значит «непорочный»? Непорочный — это, конечно же, чистый. Но чистота человека связана с незнанием, которое означает отдаление от другого человека. А знание — это установление связи.

Я узнаю, что затонул корабль, на котором работал такой-то человек. И тут же задаюсь вопросом: что же с ним стало? Вот это и есть установление связи. Если бы я этого не знал, то меня ничто не связывало бы с этим происшествием из мирской жизни. Значит, непорочность — это чистота, а потому она имеет отношение к незнанию, которое заключается в отстранении. Отсюда непорочный в конечном счете означает «святой, отделенный от людей».

Четыре добродетели делают душу непорочной. Во-первых, молчание. По своей сути молчание — это внутреннее отстранение от слов, желаний, от всего, что скрывается внутри моей души, а внешне молчание проявляется в удалении от людей. Во-вторых, соблюдение заповедей. Нарушение заповедей приносит смятение, а смятение заставляет меня искать поддержки. А где я ее ищу? Конечно, среди людей, вещей, суждений, состояний, теорий.

В-третьих, утеснение себя и смиренномудрие. Утеснение, а дословно с греческого «тесное место», не означает здесь скорбь, в каком смысле мы сейчас употребляем это слово, но имеет смысл «живу умеренно», «устанавливаю для себя тесные рамки». Утеснение означает «добровольно сужаю круг потребностей», так чтобы жить без малейшего удобства. Мне хочется спать? Но я не буду пить кофе. Появились сладости? Не буду их просить. Пусть у меня не будет желания немедленно иметь все, что мне нужно, все, что доставляет мне покой. Я купил макароны в Салониках и тут узнаю, что в Афинах макароны гораздо лучше. Не буду заказывать в Афинах. Ведь это расширяет круг моих потребностей, а мне нужно научиться жить стесненно, без обилия вещественных благ, без требований, без передвижений. Чем больше я расширяю свои запросы, тем больше моя душа приобретает связей, то есть перестает быть отстраненной от людей и вещей, и теряет свою непорочность, свое общение с Богом.

Утеснение означает не иметь книг, обходиться в жизни немногими вещами, быть, насколько возможно, умеренным в одежде и пище. Есть у меня десерт из сливок. Зачем мне тогда еще и десерт со сладким рисом? Достаточно первого. Не буду давать себе простора: ни в отношениях с людьми, ни в суждениях, ни во мнениях, ни в знаниях. Буду жить, насколько возможно, стесненно и сдержанно, «порабощая тело» и самого себя. Делая более узким круг своих потребностей, я остаюсь один, я и Бог. Это и есть непорочность, святость.

Впрочем, к сожалению, нужно признать, что все мы, люди, склонны искать удобств, что совершенно противоположно непорочности по Богу.

Ум всегда имеет нужду в следующих четырех добродетелях: молиться Богу, припадая к Нему непрестанно; отвергаться себя пред Богом; оставить попечение о всяком человеке, чтобы не судить его, и быть глухим к внушениям страстей.

Ум нуждается в этих добродетелях, чтобы всегда воспарять к Богу. Если при малой боли в ухе я пью лекарство, если, как только заболит у меня сердце, я пью лекарство, если при всякой духовной, душевной или телесной боли я туг же стараюсь от нее избавиться, тогда я почувствую пустоту, если у меня будет отнято все, что приносит мне покой. Проблемы, трудности, недостаток общения с людьми тоже создают во мне пустоту. Как ее заполнить? Именно эта пустота и есть условие для того, чтобы меня наполнило Божество. Куда войдет Бог, если во мне нет свободного места? В заполненное место ничто больше не помещается, не поместится и Бог.

Итак, ум нуждается в четырех добродетелях. Во-первых, молиться Богу, припадая к Нему непрестанно. Во-вторых, отвергаться себя пред Богом, занимать последнее место. Ты живешь в монастыре? Живешь в миру? Занимай последнее место. Чем больше ты стремишься показаться первым среди других, чем больше выделяешься, тем больше тебя принижает и смиряет Бог. Старайся жить незаметно, и Бог тебя прославит.

В-третьих, необходимо оставить попечение о всяком человеке: не беспокоиться ни о каком человеке, не вдаваться в различные попечения ради людей. «Что будет с тем? А что случится с этим? Почему этот бедняга в таком состоянии?» Оставь его Богу, старцу, игумену. Не вмешивайся, потому что это самое что ни есть дьявольское предприятие. А если ты считаешь, что это любовь и интерес к человеку, то тем более попадешь в сети лукавого. Чтобы не судить его. Не только не пекись о другом, но и не суди его, потому что нет ничего хуже осуждения.

В-четвертых, уму необходимо быть глухим к внушениям страстей, стань глухим к тому, что говорят тебе страсти. Чтобы достичь бесстрастия, необходима такая борьба и соблюдение стольких условий, что, хотя мы и говорим, что будем все это исполнять, но на самом деле никогда на это не решаемся. Ведь нам это дорого обойдется, и потому мы на это не соглашаемся. Например, я принимаю решение спать на полу и тут же слышу внутренний голос: «Ты так спать не сможешь: поворочаешься на своей подстилке, помучаешься час-другой, а потом будешь вынужден долго отсыпаться, чтобы восполнить потерянный сон, тогда как на кровати ты сразу уснешь и тебе хватит двух часов». Эта мысль кажется здравой, но на самом деле нам ее подсказывает наша страсть.

У тебя болит желудок. И снова ты слышишь тот же голос: «Нужно полечиться. Ты тратишь время на свой желудок, заботясь о нем, почему бы не посвятить это время Богу? Сделай операцию — и после ты будешь готов все свое время отдавать Богу. Кроме того, деньги, которые ты тратишь на лекарства, ты отдашь нищим». Снова проявляется страсть человека, желающего жить без боли.

Я устал и говорю: «Выпью-ка немного вина, чтобы взбодриться». На самом деле хочет моя страсть, чтобы я выпил вина, а не здоровье того требует. Так что все, о чем я думаю, чем живу, что люблю, к чему стремлюсь, может быть велением страстей.

Я молюсь два, три, четыре раза, но Бог не отвечает мне, во мне не происходит никаких изменений, у меня нет радости, и я говорю: «Может быть, надо уже прекратить?» Эту мысль мне внушает страсть славолюбия. Если я придам хоть малейшее значение своему помыслу, то он продолжит: «Да, не исключено, что правы те, кто говорят, что Бога нет. Впрочем, нет, это слишком, Бог есть. Но вот те, которые утверждают, что Бог трансцендентен и не имеет никакой связи с человеком, правы». Все это тебе кажется вполне естественным, но на самом деле ты становишься добычей помысла, точнее, лукавого демона, страсти.

Страсть может проявиться в любой момент. Давайте будем ее выявлять, чтобы знать, откуда начинается то, что с нами происходит. А начинаем мы видеть внутри себя страсти тогда, когда молчим и не вступаем с ними в разговоры.

И спытаем же себя, возлюбленные, исполняет ли каждый из нас по силе своей Его заповеди или нет.

Удивительно динамично начинает авва Исаия эту тему! Ясно видно, что ведется какая-то борьба, в которой мы или участвуем, как настоящие борцы, или же сидим в сторонке на трибунах и наблюдаем. Исследуем же себя: действительно ли мы борцы на том пути, что открыл для нас Бог, или, быть может, мы даже и не начинали и не думали начинать духовную брань?

И во все мы должны исполнять их по своей силе: малый по своей малости, великий по своему величию.

Никто не может сказать: «Я не могу подвизаться, ничего не могу делать». Никто не может считать, что он потерпит неудачу в борьбе; только тот, у кого нет желания бороться, способен так себя вести. А значит, все мы должны идти по тому пути, на который нас ставит Бог, лишь бы у нас было смирение, чтобы принять себя и свои способности такими, какие они есть, принять то, что мы малы лги велики. Тогда соответствующим будет и наш плод.

Часто мы уверены, что наши силы пред Богом велики (конечно, по благодати Божией, как мы думаем). В таком случае Бог требует от нас, соответственно нашему расположению, высокой духовности и множества подвигов. Безусловно, в таком случае Он оставляет нас одних, для того чтобы мы сами себе доказали, действительно ли мы такие, как думаем, или нет. Однако независимо от того, что чувствует человек по своему смирению или гордости, есть и объективная истина, в том смысле, что один имеет малые способности, а другой болыийе. Один может два таланта обратить в четыре, а другой пять — в десять.

Если мы с подозрением и противлением отнесемся к этому правосудию Божию, весьма часто для нас необъяснимому, то мы уже побеждены, потому что воля и мудрость Божия неисследимы. Несомненно то, что каждый получил от Бога свой дар, а значит, и отдача может быть огромной, но каждый принесет соответственно тем возможностям, какие ему даровал Господь: малый по своей малости, великий по своему величию.

Как часто мы пытаемся или желаем сделать то, что выше нашей меры! И когда почувствуем, что нас не считают способными сделать что-то великое, сопротивляемся. Это — полнейшее поражение, оно показывает, что мы не входим в храм Господень предстать Богу Отцу со смирением, как ничего из себя не представляющие.

Всякий может в полноте исполнять все, что необходимо именно для его спасения: я одно, ты другое. Когда я хочу получить дарования или силу такие же, как у ближнего, то огорчаюсь, отчаиваюсь и терплю неудачу. Но когда я полагаюсь на Бога, тогда то, что я делаю, пусть даже с человеческой точки зрения оно кажется очень малым, весьма велико пред Богом.

Те, кто опускали свои дары в сокровищницу, были богаты, но Богу была более приятна бедная вдова ради двух ее лепт, потому что Он смотрит на наше произволение. Не дадим же в своем сердце места унынию, но будем исполнять свои служения соразмерно своей нищете.

Множество богачей опускали в сокровищницу несметные богатства, но Господь похвалил вдову, которая дала всего две лепты. Он с благоволением взглянул на нищую вдову, которая принесла такой ничтожный дар. Господь испытывает наше произволение и наблюдает за тем, как мы ведем в своем сердце борьбу с унынием, то есть противостоим ли мы угрюмости, разочарованию, своему непостоянству, состоящему в том, что мы решаем одно, а делаем другое, говорим одно, а поступаем в итоге по-другому, считаем, что мы на что-то способны, а в действительности это не так. Бог смотрит на произволение. Чего ты желаешь,

в чем думаешь добиться успеха, то и делай. И именно то, что ты делаешь с полной свободой воли, дорого Богу. Будем исполнять свои служения соразмерно своей нищете. Немощный, самый неспособный, ничтожный может стать тем, на кого будет взирать Бог, лишь бы он пребывал в этом подвиге. Авва Исаия начинает свою речь так, будто запевает военный марш, трубит в горн, для того чтобы заставить нас почувствовать, что только если я нищий, я могу предстать пред Господом и совершить чудо. И это чудо не что иное, как чудо моего обожения.

Мы проходим период пения постной Триоди, поприще духовной брани. В это время отцы умащают нас, как маслом борца, размышлениями о празднуемых событиях, для того чтобы приготовить нас к достижению величайшего преуспеяния, к насыщению зрением лица Божия, что будет дано нам в полноте в день оный.

Само существование постной Триоди свидетельствует о духовности нашей Церкви, о ее благодатном предназначении, надмирном и одновременно столь человеческом характере, а также о той эсхатологической перспективе, которую она перед нами открывает. Кому удается на опыте пережить все то, что передано в постной Триоди, тот не может не стать духовным человеком.

Празднованием Недели о мытаре и фарисее Церковь ставит перед нами важный вопрос: как отбросить собственную праведность и предстать пред Богом с сознанием, что ты грешник? Смысл не просто в том, чтобы человек был смиренным и не превозносился, но в том, чтобы он мог предстать пред Богом таким, каким он является на самом деле, как ничто, предстать как истинная ипостась. Тогда Божественная ипостась Слова помогает человеку обрести единство с Богом, и человек получает право на то, чтобы Бог был его Богом.

Давайте посмотрим, что говорит по этому поводу авва Исаия, речь которого очень проста, но в то же время полна силы и Духа.

Четыре добродетели после Бога помогают юности: поучение на всякий час, неутомимость, бдение и умение не мерить себя.

Авва Исаия рассматривает жизнь истинного монаха в разных ее проявлениях через призму собственного духовного восприятия. В час духовного подвига монах не измеряет свои добродетели и не говорит: «Сейчас я исполняю такую-то или такую-то добродетель». Он живет очень просто и даже, мы бы сказали, без размышления и рассуждения, но непременно

с пролитием крови. Все остальное устраивает Сам Святой Дух. Мы должны только любить и страдать. Когда наши любовь и боль преломляются подобно лучу света, мы находим в них все перечисленные добродетели, как цвета радуги.

Здесь авва Исаия обращается к юности, потому что жизненные плоды зависят по большей части именно от этого времени. Что человек посеет в молодости, то и пожнет, когда придет в возраст. Молодость — период, который Бог дает человеку для того, чтобы он смог создать свое духовное будущее, вечность. Если молодость была бессмысленной и расслабленной, то старость будет болезнью и трудом, без особой радости.

После Бога юности помогают четыре добродетели. Значит, Бог ничего не может сделать, если юный, да и вообще любой человек, не имеет этих четырех добродетелей: поучения, неутомимости, бдения иумения не мерить себя.

О некоторых из них авва Исаия уже много раз говорил нам. Как мы успели убедиться, он смотрит на все с практической точки зрения. Он не пишет научное руководство, но, как отец, старается достучаться до нас, повторяет то, что считает нужным и что он вынес из личного опыта борьбы со страстями и полученного в молодости воспитания.

Первая добродетель — поучение на всякий час. Когда отцы говорили «поучение», они в первую очередь имели в виду чтение Псалтири, основное чтение монахов, да и вообще всей Церкви, а также чтение Священного Писания, святоотеческих книг, церковных канонов, и вообще всякое усладительное духовное занятие как созерцание, как перспектива, которая открывается уму и душе человека.

Следовательно, поучение — это, собственно, то, куда всякий миг смотрит человек, куда направлен его ум. Это добровольная и вначале весьма мучительная борьба за то, чтобы заставить ум не блуждать туда и сюда, но непрестанно поучаться в Боге. Иными словами, мы не должны думать, что Бог — предмет поучения в какие-то определенные моменты, часы ночи или дня, нет, Он пребывает в непрестанном общении с человеком везде: на послушании, при передвижении, в радости и печали, в здоровье и болезни, в восхождении и нисхождении. Тот, кто поистине любит Бога и желает жить с Ним, поучается на всякий час. И действительно, поучение — это совместное шествие и совместное жительство с Богом.

Вторая добродетель — это неутомимость, преодоление лени. Здесь авва бичует смертоносную болезнь нерадения. Он не говорит просто о том, чтобы мы не поддавались нерадению, но побуждает нас приобрести неутомимость ума и энергичность души, так чтобы мы могли сопротивляться всему, что встречается на нашем пути, и действовать. Может быть такое, что человек спит, но все чувства у него бодрствуют, как и наоборот — глаза открыты, а человек спит.

Неутомимость означает, что органы чувств человека пребывают в состоянии бодрствования, так что он может в любой момент уловить смысл происходящего и начать действовать; то есть я знаю, что сейчас нужно промолчать, сейчас сказать, сейчас помолиться, сейчас ответить, и не страдаю от вялости и расслабленности. Неутомимость — это бдительность человеческого духа, состоящая в том, чтобы все делать в подобающее время, а достигается это главным образом за счет сосредоточенности ума и молчания. Без этого человек — «ленивый раб». Итак, необходимо как поучение, так и неутомимость, то есть жизнь в постоянном бодрствовании.

И бдение. Другая добродетель, помогающая юности, — бдение, под которым подразумевается как ночное правило, так и бдение в более общем смысле. Как не бывает животного без ног или растения без корня, так и духовной жизни не может быть без бдения. Отдавать ночь чему угодно, кроме поучения в Боге, — это все равно что бросать семена на ветер и растить пустоту.

Бдение неотъемлемо от жизни юного. Если человек в юности не пребывает в бдении и не преодолевает в себе лень, то когда же он будет это делать? Вспомните преподобного Никодима, который в конце своей жизни жаловался, что не может удержать свой ум: он уставал и терял молитву. Старость никогда не приходит одна, она приносит с собой всевозможные трудности. Собранность ума в юности делает старость достойной и придает человеку огромную стойкость.

Четвертая добродетель — не мерить себя. Не рассматривай того, где ты сейчас, чего достиг, что сделал. Не исследуй, достиг ли ты своих идеалов и исполнил ли свои желания. Прежде всего, не сравнивай себя с другими. Ты не кто иной, как мертвец, грешник, не положивший еще и начала покаянию. Когда ты так на себя смотришь, тогда ты счастлив. Эти четыре добродетели — фундамент, на котором утверждается юность, с их помощью она может преуспеть. И если хоть одной не будет, юность поистине не сможет жить.

Когда человек постоянно себя мерит, он впадает либо в гордость, либо в уныние. Когда он не совершает бдения, то тщетны все его труды. Когда он не имеет неутомимости, то он мертв. Когда у него нет поучения на всякий час, то силы его души обращены вовне, он становится экстравертом. Если мы не ощущаем утешения от общения с Богом, если у нас нет никаких чувств, слез, радости, чувства близости Бога к нам, если для нас не существует Бога, то все это потому, что у нас нет поучения и всего того, о чем тут говорилось. Когда ты следуешь всему сказанному, немедленно получаешь ясное чувство, что ты приобрел Бога, ощущаешь, что держишь свой дух в своих руках и распоряжаешься им как хочешь. Значит, твой путь открыт ко Господу.

Четыре вещи оскверняют душу: когда кто-либо ходит по городу и не хранит взора, дружит с какой-либо женщиной, дружит с людьми, славными в миру, и любит общаться с родителями по плоти на равных.

Слова об осквернении души сразу напоминают нам о совершенной чистоте, непорочности и безупречности монаха — воздержании не просто от греха, но даже и от поводов к греху.

Итак, четыре порока оскверняют душу монаха. Первое — когда он ходит по городу и не хранит своего зрения. Когда ты находишься в городе, то не можешь сохранить зрение неоскверненным. Тут не имеется в виду, что ты позволяешь себе свободно все разглядывать и грех буйствует в тебе. Предполагается, что у тебя есть искреннее расположение сохранить себя чистым, но, что бы ты ни делал, ты оскверняешься, потому что не можешь от всего отгородиться. Ты видишь предметы, чуждые тебе и пусть даже не греховные, но мирские, не принадлежащие вечности, ради которой ты подвизаешься и к которой предназначен. Твоя душа рассеивается, подвергается бомбардировке: через твои глаза, как через окна, проникает смерть. Так ты поневоле теряешь чистоту и непорочность своей жизни. Оттого и существует такая монашеская добродетель — не выходить из обители.

Сегодня, пожалуй, редкий монах не выходит из монастыря, но, как вы понимаете, выход в мир — это неприятная необходимость, которой надо по возможности избегать. Бывает, впрочем, что монах выезжает в город по влечению сердца, в поисках отдохновения для души, не научившейся жить с Богом и потому нуждающейся во всей этой мирской суете, чтобы уйти от сложностей в своих отношениях с Богом.

Выход в город, если он не вызван какой-то неумолимой и неизбежной необходимостью, всегда вредит: он питает духовно немощного человека и в любом случае не к лицу монаху, вынужден ли он пойти по послушанию или идет по своей воле. С монашеской точки зрения невозможно совместить монашество и город. Причиной выхода в город может быть или действительная необходимость, и тогда это Божие попущение, или наша собственная потребность, и тогда это оставление или наказание Божие. Например, я заболел и вынужден поехать к врачу. Вообще, то, что я вынужден выйти в мир, — это лишение Царства, опустошение, разорение, независимо от того, чувствуем мы это или нет. По крайней мере, давайте будем иметь смирение, чтобы это признавать.

Дружит с какой-либо женщиной. Душа оскверняется и дружбой с женщиной. Здесь имеется в виду женщина, которая находилась в той же пустыне, где жили подвижники. Когда человек имеет общение с женщиной, и особенно когда он дружит с женщиной, то есть привязан к ней, проявляет к ней интерес (или она к нему), тогда перед ним предстает иной идеал, чем тот, что он изначально себе начертал. Его сердце, желает он того или нет, находит предмет для наслаждения, потому что женщина — это нечто утонченное, благородное, чувствительное, нежное, прекрасное, нечто совершенно противоположное тому, что нужно иметь перед собой мужчине, а особенно монаху, жизнь которого должна быть суровой, должна быть смирением и страданием.

Женщина — это сердце, которое отдает себя. Не будем забывать, что она создана Богом для того, чтобы

украшать жизнь мужчины, дарить ему дружбу, любовь, облегчение — все противоположное тому, ради чего’ монах уходит из мира. Суровость его жизни смягчается, уединение, которого он ищет и которое должен иметь, прекращается. Женщина — это утешение и помощь. Так монах, призванный быть ангелом, неким духовным образом совокупляется с женщиной и теряет непорочность своей души.

Кто-то, может быть, способен спокойно жить среди женщин и не согрешать. Но это не означает, что тесное дружеское общение с женщиной не оскверняет его душу, даже когда женщина пребывает в подвиге чистоты, воздержания и девства. И потому единственной женщиной, которую всегда любили монахи, была Пресвятая Богородица, не только здесь, на Святой горе, но и во всей вселенной. Об этом сказано тысячу раз и написано во всех книгах.

Душа также оскверняется у того, кто дружит с людьми, славными в миру. Монахи всегда имели склонность быть в добрых отношениях со славными земли. Авва Исаия — пустынник, подлинно добродетельный монах, и потому он желает говорить правду. Славные мира рассеивают человека, облегчают ему жизнь, заботятся о нем, могут даже защищать его, а следовательно, он не остается один на один с Богом. Они вносят в жизнь монаха то, чего у него никак не должно быть, — покровительство и человеческую защиту или, напротив, превратности, смотря по тому, с какими людьми человек встретится. Меняются обстоятельства, как это всегда бывает, и тогда монах теряет внутреннее равновесие и спокойствие.

Четвертый порок, которым оскверняется душа, состоит в том, что монах любит общаться с родителями по плоти на равных. Слова «на равных» означают, что в отношениях между родителями и монахом присутствует некое равенство, дерзновение, смелость, поддерживается постоянная связь в сердце и уме через общение, переписку и посещения.

Родители — это первое, что оставляет монах. Продолжая любить своих родителей и интересоваться ими, монах прелюбодействует, потому что родители становятся женой для монаха или мужем для монахини. Придет время, когда духовная природа монашеской жизни отомстит такому человеку. Монах оставит свою пещеру, оставит своего Христа и начнет интересоваться родителями. Отношения с родителями связывают человека, одновременно разрывая его связь с Богом, потому что Бог не терпит двух связей одновременно. А монах будет испытывать превратности, беспокоясь о своих родителях, их болезнях и трудностях до самой их смерти. Да и после их смерти он будет рассказывать о том, как они умерли, как ошибся врач и убил его мать или отца.

Связь с родителями и любовь к ним — это в полном смысле слова прелюбодеяние. Достаточно вспомнить, что и мирским людям Христос заповедует почитать родителей, но не говорит о такой любви, которая налагает узы. Первейшее условие для счастливой жизни в браке или в безбрачии — полностью оставить родителей, не оглядываться на них. Если я говорю, что у нас с родителями естественные отношения и я ими не увлекаюсь, то это попытка оправдаться. Сердце уже связано, и я просто этого не понимаю или не могу смиренно признать, что пребываю в грехе. И потому даже при самых естественных отношениях не оправдывайся и не позволяй себе иметь подобную связь с родителями, потому что их для тебя больше не существует.

Четыре вещи усиливают блудную страсть в теле: неумеренный сон, насыщение пищеи, болтливость и украшение.

Четыре вещи вызывают греховное возбуждение в теле. Какие же? Неумеренный сон — это когда человек много спит. Действительно, долгий сон питает плоть, и человек не может проводить жизнь в чистоте. Монах в таком случае становится ленивым, теряет неутомимость, о которой мы говорили ранее, теряет бдение, теряет поучение. Долгий сон вредит любому человеку, который хочет чего-то достигнуть в жизни.

Насыщение пищей — это есть досыта. Отцы заповедуют есть лишь столько, сколько необходимо для поддержания жизни, и всегда чувствовать голод. Голод это условие памятования о Боге. Напротив, сытость чрева — признак человека, который живет без Бога, расслаблен в духовной жизни и не имеет в себе духовной или иной созидающей силы. Он не живет естественно и спокойно, а потому пытается восполнить свою пустоту многоядением. В особенности если еда ему нравится: здесь грех уже очевиден.

Болтливость. Болтливый человек нередко говорит неподобающие слова и всегда словоохотлив. А тот, кто склонен к разговорам, пусть он и не имеет блудных помыслов (хотя они могут быть сокрыты тысячью покровов), непременно до них дойдет. Склонность к разговорам — это одно из самых мучительных явлений в жизни людей, желающих посвятить себя Богу, оно обнаруживает черствость сердца и отсутствие богообщения.

Когда ты чувствуешь, что перед тобой находится кто-то великий, то ты ничего не говоришь, а только смотришь на него и слушаешь или отвечаешь на вопросы. Одно то, что я разговариваю, показывает, что я не созерцаю перед собой Бога, передо мной нет перспективы, уводящей меня к небу. Разговоры, как некие знаки, скрывают под собой все грехи, тайные и явные, потому что и ум, и сердце, и способность суждения у человека приходят при этом в расстройство. Когда ты разговариваешь или слушаешь разговоры других, ты входишь в тесное соприкосновение со всем миром, который ты сам или твой собеседник перед тобой воздвигает. Тогда твоя душа опустошается, ты утрачиваешь дух и остается одна плоть, неспособная возместить утерянное. Что в таком случае она будет делать? Преисполнится злосмрадия.

Украшение. Украшение — это попечение, забота о самом себе, об окружающей нас обстановке, о любой своей вещи; желание, чтобы все было красивым. В особенности, это забота о своей внешности, состоящая в том, что мы моемся, причесываемся, ухаживаем за одеждой, — хотя мы говорим, что нас к этому обязывает время или место, на самом деле это свидетельствует о том, что в нас живет мирской дух. Итак, пресыщение, чрезмерно долгий сон, болтливость и украшение умножают блуд в теле.

Четыре порока помрачают душу: ненависть к ближнему, уничижение его, ревность и ропот.

Одно следует за другим, потому что авва Исаия хочет показать взаимосвязь этих страстей и то, каким образом они помрачают душу. С самого начала своих поучений он говорит: чтобы человек мог вести духовную жизнь, иметь свет в своей жизни, его отношения с окружающими должны быть безупречны. С того момента, когда он перестает просто, естественно и легко забывать о себе и отдавать себя ближнему, а значит, когда теряет опытное переживание того, что ближний — член его собственного тела, он не может оставаться в богообщении. Поэтому душа помрачается, когда расшатываются ее отношения с людьми.

Но из-за чего они расшатываются? Из-за ненависти к ближнему. Словосочетание «ненавижу ближнего» в первую очередь выражает действие и означает: «бью, отвергаю, нападаю на него», передает агрессивное расположение души. Вместо того чтобы ощущать с ближним естественную связь, иметь его в своем сердце, я чувствую ненависть, то есть изгоняю ближнего из моего сердца и жизни. Итак, слово «ненавижу» означает, что я смотрю на ближнего, как на чужого, выбрасываю его из своего сердца, не считаю его частью своего бытия; это расстройство зрения, которое выражается в том, что в глазах человека все двоится. Вместо того чтобы увидеть в ближнем себя, я воспринимаю его как совершенно чужого мне. Может быть, это естественно для мирских людей, но для нас, составляющих тело Христово, это неестественно.

Ненависть — один из самых тяжких грехов, потому что она является следствием сильной страстности и показывает, что человек уже много лет служит греху и страстям и его сердце ожесточилось настолько, что стало, так сказать, ненормальным и не только не может полюбить, но и ненавидит. Много слез нужно пролить, чтобы избавиться от ненависти. Для этого недостаточно простой решимости или однодневной борьбы. Когда я кого-то ненавижу, невозможно сказать: «Я решил перестать его ненавидеть». Я могу сказать, что решил его не бить, не вредить ему, но для того, чтобы перестать ненавидеть, необходимо внутреннее очищение. Ненависть к ближнему говорит о сильной и глубокой страсти, потому она и помрачает душу.

Уничижение. И унижение ближнего тоже помрачает душу. Очевидно, что уничижение здесь имеет глубокий смысл — суд над ближним. Когда я сужу ближнего, я всегда представляю его малым, ничтожным, ничем. Столь велик эгоизм человека, что перед его судом не может устоять никто, даже Бог, тем более человек. Считать ближнего ниже себя, и в особенности как-либо выражать такое к нему отношение, — тяжелейший грех.

Ревность. Другая форма отношения к людям, при которой нарушаются мир и единство, — это ревность во всех ее проявлениях. Я ревную кого-то по причине любви, считаю его своей собственностью и соединяюсь с ним неразлучно. Это не единение в теле Христовом, а низведение тела Христова до человеческих отношений. И кроме того, это самое настоящее внутреннее прелюбодеяние.

Если мы возьмем слово «ревность» в смысле «ревную человека и отталкиваю его», тогда ревность — это проявление внутренней слабости и извращенной любви. В таком случае я люблю человека эгоистично и только ради себя самого, думаю, что имею какие-то права на его жизнь, а у него передо мной есть обязанности, что он должен передо мной отчитываться в том, куда идет и что делает.

Ревность, таким образом, — это расстройство наших отношений из-за чрезмерной душевной энергии. Ревность — это всякое обращение к ближнему, начинающееся с чего-то чрезмерного, с рвения, пыла, разгорячения. Значит, мой интерес, любовь, забота о том, чтобы спасти ближнего, помочь ему избавиться от греха, стать чадом Божиим, может оказаться рвением. Такой пыл — это неестественное внутреннее разгорячение, неестественное духовное соединение.

Ревности противоположен ропот, который также вызван душевной слабостью. «Ропщу» означает «протестую, отказываюсь, жалуюсь, я расстроен, не удовлетворен». Свой ропот я проявляю среди моих близких, в письмах, молитве. Например, я прошу чего-то у ближнего, или чего-то от него жду, или требую, но он мне этого не дает, потому что и он поглощен своей борьбой и желаниями, своими мыслями, грехом, радостью, распущенностью или святостью, добродетелью. Тогда я впадаю в ропот, поскольку для меня нет места в его мыслях. Он молится, а я считаю, что он оставляет меня в одиночестве. Он обо мне заботится, а я думаю, что он делает это в недостаточной мере или не от любви.

Ропот — это неудовлетворенность, которую мы чувствуем в своей жизни, и рождается он от нашего ущемленного самолюбия. Ревность происходит от гипертрофированного самолюбия, а уничижение ближних — от самодовольства и убежденности, что мы сильны и без Бога, отчего мы смотрим на ближнего как на существо низшее, ничтожное. Ненависть — это расподобление, изгнание ближнего из нашего бытия.

Четыре порока опустошают душу: переходы с места на место, любовь к рассеянной жизни, любовь ко всему вещественному и легковесность.

Рассуждения аввы Исаии отличаются глубиной и вместе с тем необыкновенной широтой, у него всесторонний взгляд на вещи. Он был человеком очень простым, мы бы сказали — простецом, но в то же время обладал мудростью, мыслил действительно по-святоотечески.

Четыре порока опустошают душу. Опустошать — значит делать необитаемым, сухим, безотрадным, непригодным для жилья, лишенным Бога, бесплодным. Переходы с места на место — это великое искушение для монахов во все времена, как и разговоры. И то и другое всевает в нас сатана, потому что в наших душах есть для этого подходящая почва. Когда кто-либо переходит с места на место: идет ли он в город, или уходит глубже в пустыню, или переходит из кельи в келью, или от одного человека к другому, чтобы поговорить, — то это все равно что сеять и сразу выдергивать: такой человек ничего не соберет. Ясно, что переходы с места на место не позволяют ни в чем преуспеть.

Любовь к рассеянной жизни. Душа становится пустой и тогда, когда любит рассеиваться, увлекаться разнообразными работами, имеет разнообразные интересы, желания, когда у нее постоянно возникают новые идеи и планы. Рассеянная жизнь означает, что в центре всегда стоит наше «я», а не Бог, а все остальные — вокруг. Не может Бог пребывать в том человеке, который рассеивается, потому что Он хочет, чтобы очи человека неотрывно смотрели на Него.

В монашеской жизни рассеянность иногда вменяется в мученичество. Это случается тогда, когда кто-либо вынужден рассеиваться и не может этого избежать из послушания. Но и при этих условиях нельзя считать рассеянность чем-то добрым. Напротив, это шаги лукавого беса, его сети, ему удалось ступить своей ногой в монастырь. Однако здесь авва говорит о любви к рассеянной жизни, о том случае, когда монах сам к ней стремится. Это разрушает душу. Ведь когда ты погружен в разнообразные заботы, потому что исполняешь свой долг, ты получаешь благословение или Бог удостаивает тебя освободиться от рассеянности. Но когда ты сам ее желаешь и потому находишь себе занятие, Бог тебе помогать не будет. Ты по собственной вине предаешься рассеянности? По собственной вине и теряешь Бога.

Душа становится пустой и от любви ко всему вещественному и легковесности. Вещество, мы бы сказали, это нечто несуществующее, оно просто содержит в себе определенные элементы, которые заполняют, спаивают и делают прочным некоторое пустое пространство. Легковесность. Мошка — это маленькое кусающееся насекомое. Из-за того что мошка маленькая, ее трудно заметить. Если на тебя нападает лев, ты защищаешься. Но когда прилетает мошка, то она тебя кусает, а после этого кожа, покрасневшая от укуса, чешется и ты чувствуешь зуд по всему телу.

Легковесность — это мелочи, которым мы не придаем никакого значения. В особенности под легковесностью надо понимать пустословие, то есть незначительные слова, которыми мы бросаемся. Вот ты сидишь и бросаешь одно колкое, ироничное, насмешливое словечко. Ты сделал маленький укус. Как часто мы бросаемся такими словами! «Имже несть числа». Еще легковесность — это разговоры о маловажных вещах, что показывает внутреннюю пустоту человека. Итак, легковесность — это пустословие, поверхностность, неуважение к самому себе, несерьезность, неспособность вызвать у людей впечатление твоей твердости, уверенности, высоты духа. В тебе нет ничего веского, напротив, тебя подхватывает и несет ветер.

Значит, слово «легковесность» указывает на людей поверхностных, близоруких, не имеющих перспективы в жизни, не желающих серьезно трудиться, чтобы преуспеть. Это люди без мечты, без неба. Легковесность — это занятия вещами, которые не выдерживают суда Господня. И потому люди легкомысленные, шутники, те, которые легко завязывают знакомства, говорят на разные темы и отвечают на вопросы, оказываются бесплодным полем.

Четыре вещи усиливают гнев: когда кто-либо дает и принимает, держится своей воли, желает учить и признает себя разумным.

Гнев, этот душевный недуг, вспыхивает из-за отсутствия в человеке внутреннего единства, а растет он, когда кто-либо дает и принимает. Сюда можно отнести обмен вещами, деньгами, мыслями, общественные связи. Если мы даем и принимаем, то это показывает, что внутри нас есть желания, и это развивает вожделевательную силу человека. И потому, когда тебе не дают того, что ты просишь, или когда у тебя самого что-то постоянно просят, ты теряешь покой и гневаешься.

Держится своей воли. Гнев возрастает и от того, что ты хочешь отстоять свою волю. Нет более сильного и вместе с тем более безрассудного стремления, чем желание настоять на своем. Воля — это самый большой враг человека. А поскольку у любого из тех, кто меня окружает, есть своя воля, то, если я стремлюсь настаивать на своем, я буду постоянно ссориться с ними, и между нами никогда не будет настоящего единства.

Желает учить. Если мы желаем учить ближнего, давать ему советы, исправлять его, то это всегда ведет к столкновению с ним и развивает во мне безумный эгоизм. Кроме того, желание учить — это присвоение себе свойства Божия, потому что у нас нет права на учительство: ближний не принадлежит нам, чтобы мы могли его учить.

Признает себя разумным. Если я думаю, что я сам по себе разумен, способен глубоко мыслить, то это развивает во мне страсть гнева. Кроме того, так думать о себе — это наивно.

Есть три вещи, которые с трудом приобретает человек, а они хранят все добродетели, — сокрушение, плач о своих грехах и то, чтобы иметь перед глазами смерть.

Три делания: сокрушение, плач о грехах и память смертную — человеку трудно приобрести. Трудно не потому, что они трудны сами по себе, но потому, что мы делаем их трудными, они вступают в конфликт с нашим «я». Но эти три делания хранят все добродетели.

Сокрушение — это опора для сердца, это радосто-печаль, которая появляется благодаря обращенности человека внутрь себя и собранности его ума, а также от осознания им того, каков он пред Господом. Сокрушение — это естественная тишина души, в которой Бог может увидеть Себя. Плачущих, или сокрушенных, ублажает Сам Господь.

Плач о своих грехах проявляется в человеке преимущественно внешне, и это занятие непрекращающееся,

потому что мы всегда грешим. И когда мы это сознаём, и когда не сознаём, и когда считаем, что согрешили, и когда считаем, что не согрешили, — истина состоит в том, что мы согрешили и всегда продолжаем грешить. Значит, самое важное, что мы должны сделать для того, чтобы познать Бога, — это плакать о своих грехах.

То, чтобы иметь перед глазами смерть. Когда ты видишь, как кто-то рядом с тобой находится в агонии, мучается, ты знаешь, что он умрет. Так и тебе нужно знать, что ты умрешь непременно. Все отцы тысячами разных способов подчеркивают, что тот, кто не думает о грядущей смерти, обманывает себя, потому что пренебрегает истинным рождением, которое его ожидает. Он похож на младенца в утробе, который не думает о том, что ему нужно родиться, или думает, что он вообще никогда не родится. Размышление о смерти — это рост и завершение развития «эмбриона». Не думать о смерти — это все равно что отказываться выйти из утробы и войти в страну света, Царство Божие.

Три вещи властвуют над душой, пока она не достигнет великой меры, и они не позволяют уму пребывать в добродетелях: пленение, леность и забвение.

Три страсти властвуют над душой, пока она не достигнет великой меры, и не позволяют человеку стяжать добродетели и соучаствовать в жизни ближнего: пленение, леность и забвение. Эти страсти есть некое обобщение тех зол, о которых до сих пор упоминалось.

Пленение — это все, что господствует надо мной, все, что вообще привлекает мою мысль и сердце, то есть это интерес к чему-либо, увлечение этим, страсть. Леность означает то, что я не стараюсь деятельно вести духовную жизнь, а забвение — то, что я забываю о Боге, забываю о том, что стоит прямо передо мной.

Приступим же, возлюбленные, к своему труду с усердием и сознательно, исполняя слово, которое гласит: «Любящий Меня заповеди Мои сохранит».

Итак, дорогие мои, отнесемся к своему пути серьезно, пусть наш труд будет усердным и сознательным. Приступить сознательно означает, что мы должны точно знать, что мы делаем, зачем мы это делаем, какую цель преследуем. Мы должны знать, что сами мы ни на что не способны, все совершает только Бог. Мы можем только приложить свои усилия, для того чтобы освободиться и избавиться от всего, принадлежащего миру. Будем делать это изо всех сил, со всем усердием и заинтересованностью, будем прилагать к этому все свои усилия и старания, дарующие нам Бога: «Употребляющие усилие восхищают Царство Небесное». Будем делать также и со скорбью, которой обретается Сам Господь.

Так мы исполним слово Божие: «Если любите Меня, соблюдите Мои заповеди». Ведь та любовь, которая ни в чем не проявляется или не представляет собой полного и бесповоротного обращения к Богу с усердием и сознательно, — это не любовь, но обман и обольщение сердца.

Слово седьмое. Изречения

Мы с вами сейчас переживаем особое время — время покаяния, когда человек или решается прыгнуть до самого неба, или остается внизу, на земле. Великий пост столь продолжителен, что перед человеком открываются все возможности взойти горе, если он того желает. Это время не может пройти незаметно для подвижника духа, потому что в песнопениях Великого поста в полноте раскрывается сущность аскетической жизни. И поскольку в центре постной Триоди покаяние, мы продолжим толкование слов аввы Исаии.

Сказал авва Исаия: «До сих пор я вижу, что похож на блуждающего коня, у которого нет хозяина, и кто найдет этого коня, садится на него, а когда отпускает его, другой ловит его и на него садится».

Сказал авва Исаия. Начало этого изречения указывает на то, что некоторые из слов аввы Исаии были посланиями, адресованными к его чадам, а другие — наставлениями, которые он произносил в тесном, можно сказать, семейном кругу, обращаясь к двум- трем своим ученикам. Он был очень простым человеком, и его слова исходили из его собственного повседневного опыта.

Идет время, и я достигаю зрелости, говорит авва Исаия, и вот, наблюдая за собой, я вижу, что похож на коня, блуждающего там и сям, потому что у него нет хозяина, который бы им управлял. Кто находит этого коня, садится на него и после того, как поездит на нем сколько хочет, отпускает его, и его ловит другой, когда увидит, что он бродит один по дорогам и пустынным местам.

Эти примечательные слова аввы Исаии показывают нам, до чего доводит человека грех. Человек создан свободным, а грех сделал его ни на что не годным, искалечил, превратил в духовного евнуха, лишил его даже малейшей, так сказать, возможности управлять самим собой, овладел его личностью. Таким образом, человек думает одно, хочет другого, а делает третье, как говорит апостол Павел. И, в конце концов, он становится блуждающим конем и ни сам не может владеть собой, ни другой не может им распоряжаться, потому что никто не в силах лишить его самовластия. Он похож на потерпевшего кораблекрушение человека, которого волны страстей и демонских стремлений одна за другой бьют изнутри и снаружи и несут куда захотят. И в особенности, когда человек думает, что сейчас он чего-то хочет, это оказывается именно тем, чего он не хочет. И когда он совершает что-то в уверенности, что действует самостоятельно, тогда скрывающийся в траве змий — демон, страсть, что-то подсознательное — толкает его к гибели.

Так человек становится бесноватым, скитающимся по пустыне. Бог не может ему помочь, потому что не отнимает у человека дара самовластия, который дал ему, пусть этот человек и не пользуется им, как должно. Бог дал человеку дар, который Он никогда не возьмет обратно, не может отнять этот дар и кто-то другой. Ты можешь плакать о человеке, страдать, молиться о нем, умолять его, падая ему в ноги. Но если он сам не захочет встать, если не будет иметь внутреннего побуждения, горячего расположения к этому, если он не возжелает освободиться от власти греха — единственного владыки, который им управляет, — то ты не сможешь сделать для него совершенно ничего. Твои слезы, труды, страдания — все пропадет даром. Если уж крест Самого Христа не может помочь ему, то тем более человек. Ничтожные попытки собрата не помогут ему стать выше себя самого.

Итак, тот, кто находит человека, у которого нет хозяина, садится на него, — а находит его, во-первых, бес: сегодня гордости, завтра блуда, послезавтра гнева. Бесы соревнуются друг с другом, кто первым вскочит на этого коня, не имеющего хозяина. Вопль такого человека, плач его сердца и совести раздается повсюду, но он не может прекратить свои блуждания. Только скажешь: «Сейчас он остановится», как он начинает бежать еще быстрее.

Во-вторых, на него садится множество людей: те, кому это выгодно, кто глуп, самолюбив, кто увлекает его словом, жестом, примером, приглашением к подражанию, своим грехом. Очень и очень многие могут воссесть на подобного человека!

Ужасный образ развращенных людей может быть перенесен на любого человека и на каждую грань духовной борьбы. Ложь, которую ты мне скажешь, довод, который ты мне приведешь, точка зрения, которую ты изложишь, новости, которые ты мне сообщишь — из газеты или какого-то журнала, — все это приобретет надо мной власть, потому что я настолько немощен, что ничего из этого не проходит для меня без следа. Если не исчезает в никуда даже протон, мельчайшая частица вещества, то тем более не может исчезнуть то, что запускает в меня ближний и что имеет силу в вечности, а не только в настоящем веке. Именно поэтому святые отцы подчеркивают, что человек должен быть мертвым, чтобы ничего не воспринимать и чтобы никто не мог на него сесть.

А когда отпускает его, другой ловит его и на него садится. Нередко случается, что мы надоедаем самим демонам и уже не представляем для них интереса, когда становимся их достоянием. Мы надоедаем и людям, которые пользуются нами тысячами разных способов: вступают с нами в разговоры, делятся своими трудностями, открывают свое сердце, вовлекают в свои грехи. И после этого они уходят, чтобы найти себе другого коня, а мы становимся готовой добычей для кого-то или чего-то третьего: человека, демона, желания, непреклонной воли, стремления и вообще всего, что может стать господином согрешающему человеку.

Такова участь людей, у которых нет силы духа возрасти до того, чтобы отречься от себя, продать себя Богу и стать поистине свободными. Таковы мы все, даже когда мы этого не понимаем, но в особенности когда мы совершенно уверены, что уж с нами-то этого не происходит.

Например, кто-то хочет склонить тебя к чему-то плохому. Тысячами способов он старается отвлечь тебя от книги, чтобы у тебя не было никакой охоты к чтению. Это может быть помысел, или демон, или что-то другое, что пытается привлечь твое внимание и вызвать интерес. Доходит до того, что тебе не хочется открыть даже глаза, не то что книгу, ты опускаешься настолько, что надоедаешь и сатане, и самому себе. Поэтому ты и хочешь взять другие книги, в храме перейти на другое место, поменять молитвенное правило, келью, сменить темы разговоров, для того чтобы найти что-то интересное в жизни.

Все эти метания человека авва Исаия выразил в своем первом простом изречении. Мы бы сказали, что псалмопевец, сказавший «я был подобен скоту», то есть я дошел до скотского состояния пред Господом, выразился не вполне точно, потому что это выражение не может передать глубины падения человека, которым овладел грех. Человек становится не просто подобен скотам, но хуже самих скотов.

Сказал еще: «Я похож на человека, которого враги, схватив и связав, бросили в ров с нечистотами, и, если он начинает вопиять к своему Господу, они осыпают его ударами, чтобы он замолчал».

Авва Исаия дополняет предыдущую мысль и показывает своим чадам, какому мучению они подвергнутся, если с самого начала своей духовной жизни не будут двигаться вперед энергично и с постоянством. Приведем один простой пример, который можно наблюдать в миру, а иногда и в монастырях.

Люди имеют привычку празднословить. Если они увидят, что кто-то серьезен и не вступает с ними в праздные беседы, они говорят: «Он решил стать святым». Как будто, и они не хотят стать святыми, как будто и они не принесли клятву святости, как будто призыв к святости к ним не относится. Своим поведением им удается так подавить этого человека, что он не решается больше появиться ни в одной компании. А если появится, то почувствует, что должен быть в разговоре первым, то есть первым в грехе, для того чтобы иметь возможность находиться рядом с этими людьми.

Приведем еще один пример из мирской жизни. Когда кто-то живет непорочно, то о нем говорят, что он ведет себя неестественно, противоестественно, ненормально. А когда он живет в грехе, то говорят, что это естественно. Люди извращают всё, сажают человека в такое болото своих рассуждений, мерок, представлений, что он уже не может из него выбраться. Что бы он ни делал, он обнаруживает, что враги повергли его в ров с нечистотами, из которого он не может выбраться. И не только выбраться, но даже возопить ко Господу он не может.

Как ему возопить, когда враги осыпают его ударами, бьют нещадно, чтобы заставить замолчать? Даже самые близкие его родственники и друзья становятся его первыми врагами, они мучают его, не давая поднять глаз, заплаканных или иссохших оттого, что у него долго не было слез, потому что они не хотят, чтобы он говорил с Богом. Они постоянно наносят ему новые раны, и его готовность покаяться становится поводом к тому, чтобы ему еще глубже впасть в грех. В итоге человек замолкает, а это значит, что он отчаивается. Он не верит, что есть надежда на исправление, а потому примиряется со своей жизнью, нерадением, соглашательством, усыплением — со всем, к чему он привык, лишь бы его не били еще больше.

И действительно, когда мы хотим подняться, покаяться, не просто исповедаться, но коренным образом измениться, кратчайшим путем пойти к Богу, то у нас возникает чувство, что это необычайно трудно, очень тяжело и опасно, и мы говорим: «Не знаю, что-то мне дальше жизнь принесет». При этом мы прекрасно знаем, куда ведет путь изнеженности и греха. Впрочем, мы привыкли к своим ранам, зловонию болота, в котором погрязли, мы приобрели какую-то нечувствительность к болезни и поэтому остаемся в своем грехе. Авва Исаия описывает человека, который дошел до того, что не только стал рабом греха, но и не желает подняться, потому что боится последствий.

И после этого авва переходит к третьей части своего рассуждения: над таким человеком насмехается не только сатана, но и вообще любой враг, которым может оказаться он сам, его желание, страсть или друг, сидящий в соседней келье и до того момента казавшийся святым.

Опять сказал: «Я похож на воробья, которого отрок привязал за лапку; когда он ослабит нить, воробей тотчас вспархивает, думая, что освобожден, но когда отрок потянет его за нить, то опять заставляет его спуститься, — в таком положении я вижу и себя. И вот что хочу сказать этим: никто не должен предаваться беспечности до последнего издыхания».

Враги каждый день насмехаются надо мной, подобно малым детям, развлекающимся с птицами. В духовной жизни я чувствую себя воробышком, которого мальчишка привязал за лапку и временами ослабляет нить, — птица думает, что освободилась, и пытается взлететь, но как только мальчишка увидит, что воробышек вспорхнул, он тут же тянет за нитку и возвращает его на землю.

Этот пример подчеркивает ту мысль, что все наши старания оканчиваются ничем, если мы не освободимся внутренне, если наше мнение, желание, бытие не освободится от тяжести нашего «я». Столь немощны наши попытки и желание приблизиться к Богу, мы столь легко забываем свои стремления, решения и мечты, что они оказываются слабее тонкой бечевки, которой отрок привязывает воробья.

И правда, если мы внимательно всмотримся в свое желание духовно обновиться, покаяться, измениться, то увидим, что оно продолжается не дни или часы, а несколько минут. В тот самый момент, когда мы принимаем решение измениться, какая-нибудь страсть может низвести нас до адовых глубин.

Приведя первый пример — блуждающего коня, — авва Исаия показал нам, что мы рабы, приведя второй, — что нам не удается возопить к Богу, потому что мы боимся поприща борьбы, которое перед нами откроется, и приведя третий — воробья, — что и сами наши попытки внутренне освободиться столь бессильны, что длятся не больше нескольких мгновений. И потому говорит он нам: И вот что хочу сказать этим — помни хотя бы вот о чем: никто не должен предаваться беспечности до последнего издыхания. И даже если, как ты думаешь, ты достиг самых высот праведности и святости, даже если при своих едва заметных усилиях ты увидишь, что можешь полететь, до самой своей смерти не будь беспечен.

Сказал еще: «Если дашь кому-то взаймы и потом простишь ему долг, то будешь подражателем естества Иисуса; а если потребуешь обратно, то естества Адама; если же возьмешь с процентами, то это будет против естества даже и Адама».

Кажется, что это изречение никак не связано с предыдущим. Действительно, нередко аскетические тексты делятся на маленькие главки, независимые одна от другой. Но на самом деле одно дополняет другое, подводя к окончательному выводу. Здесь нам показано, как человек связывается узами с ближним, становится его рабом и подражает его греху.

Если дашь кому-то взаймы и потом простишь ему долг, то будешь подражателем естества Иисуса. Авва описывает три вида отношений между людьми с помощью простого примера того, как дают и берут деньги. Вот кто-то просит у тебя денег. Если ты дал ему и срок возврата истек, то он должен тебе их вернуть. Однако он не возвращает. Если ты не станешь требовать возвращения долга, ты будешь подражателем естества Иисуса, Который говорит, что должнику, не вернувшему тебе рубашку, нужно отдать и свое пальто. А если потребуешь обратно, то естества Адама. Если ты потребуешь у него долг, то будешь подражателем естества Адама, который еще не знал всей благодати, принесенной вторым Адамом. Если же возьмешь с процентами, то есть если потребуешь, чтобы тебе отдали долг с процентами, тогда ты поступишь против естества даже и Адама, окажешься ниже и самой природы Адама.

Я поступаю против естества и в том случае, когда у меня есть деньги, а я распоряжаюсь ими плохо. Если я распоряжусь ими во благо, то подражаю естеству простого перстного человека. Если же у меня вовсе нет денег, то я обладаю добродетелью нестяжания и подражаю естеству второго Адама, Христа. Здесь мы видим злоупотребление, обычное употребление и духовное употребление одной и той же вещи. Авва Исаия делает такое сопоставление, для того чтобы объяснить нам, какими должны быть наши отношения с людьми, потому что есть опасность, что незаметно для нас ближний станет нашим господином.

Если твои отношения с ближними построены на принципе требования, тогда ты поступаешь против естества. С той минуты, как ты начинаешь требовать от ближнего, чтобы он нормально с тобой разговаривал, исполнял закон, был хорошим, любил Бога, как и ты, ходил в храм и хранил молчание, — ты попадаешь в самое злейшее рабство.

Когда ты позволяешь ближнему делать все, что он хочет, лишь бы он тебе не вредил, то это человеческое, мирское, перстное отношение. То, чего ты ищешь, хоть и является неким компромиссом, но его невозможно осуществить, потому что невозможно, чтобы ближний тебе не досаждал. Обычно люди живут, толкая и ударяя друг друга. Значит, или я должен примириться с тем, что ближние будут постоянно мне мешать, меня пинать, мною пренебрегать, клеветать на меня, обвинять меня, игнорировать, непрестанно толкать, причем мне нужно научиться жить среди этих толчков, — или я не смогу прожить, останусь перстным.

Третье отношение — духовное. Привыкни к тому, что у тебя будут забирать твои вещи, будут тебя грабить. Привыкни к тому, что тебя будут бить, обвинять, давить на тебя. Научись приносить себя в жертву, проливать кровь, жить так, будто не существует других людей, и одновременно воспринимать их как своих благодетелей, что бы они тебе ни сделали, даже если они поведут тебя на мучения.

Таким образом, я человек духовный, если я никогда не ищу себе оправданий при какой-то неприятности, затруднении, потрясении в своих отношениях с людьми. Как от дождя я укрываюсь под крышей или под зонтиком, а от холода меня спасает одежда, так и от ближних нужно научиться защищаться, не желая остановить их стремления и изменить их настроение, как мы никогда не пытаемся прекратить холод или остановить дождь. Итак, если мне досаждает ближний, никогда не нужно считать себя правым, потому что на самом деле мне всегда досаждает моя собственная природа, мое «я» и страсти, а не ближние.

Авва Исаия показывает нам здесь нашего непосредственного, повседневного и видимого господина — наше «я», которое потом заставляет нас бежать в пустыню, чтобы найти свободу. Но свободу невозможно будет найти, если мы не приобретем совершенной внутренней свободы, независимости от ближних, как глубокого внутреннего чувства. Ведь сегодня мне досаждаешь ты, завтра другой, послезавтра третий. Сегодня ты мне солгал, завтра обвинишь меня, отберешь у меня что-то или разбудишь в тот момент, когда я засыпал. Чего только ни случается!

Сказал также: «Когда кто-нибудь обвинит тебя в каком-то деле, совершил ли ты его или нет, то, если смолчишь, это будет по естеству Иисуса, если скажешь в ответ: «Что я сделал?» — это будет не по Его естеству, а если станешь противоречить в ответ, то это будет против естества».

Теперь авва рассматривает самое страшное в отношениях между людьми — слово.

Туда, где я пребываю в безмолвии, молитве, спокойствии, где каюсь и плачу о своих грехах, приходит кто-то и упрекает меня, обвиняет пред Богом, или старцем, или судьей. Первое, что я могу сделать, — это молча принять упрек: «Ты сказал, что я такой- то? Такой я и есть! Я украл? Да, я украл! Я виноват? Да, это я виноват! Никто другой не виноват». Если я молча принимаю все, что приписывает мне ближний, то я действую согласно естеству Иисуса. Если я хотя бы просто отвечу, то мое поведение уже не свойственно естеству Христа, я поступаю не по Его примеру.

А если станешь противоречить в ответ, то это будет против естества. Я встречаю своего обвинителя и говорю ему: «Зачем ты меня обвинил? Я докажу тебе, что ты ошибаешься. Это не я сделал, а тот-то. Иди и спроси его». С человеческой точки зрения вполне естественно то, что я поступаю именно так. Однако мое поведение против естества, потому что я утверждаю свое «я», оправдываю его, и с той минуты, как я оправдал себя, я очевидно утратил всякую связь с Богом, потому что мое «я» заняло место Бога, стало идолом, который я водрузил на месте Бога.

Сказал также о святом причащении, что его называют соединением с Богом. Но если мы побеждаемся страстями: гневом, или завистью, или человекоугодием, или тщеславием, или ненавистью, или какой- то другой страстью, то мы от Бога далеки. Где же тогда соединение с Ним?

В этом слове авва Исаия сначала очень живо нарисовал перед нами картину рабства человека, который не может покаяться, потому что чрезвычайно сильно связан своим «я». Сейчас он переносит нас в центр Божественной службы, к Божественному причащению, но одновременно и к страстям, которые гнездятся в нашем сердце.

Ты говоришь, что причащаешься и что Божественное причастие — это соединение со Христом, ибо это и означает слово «причастие». Но если в тебе есть страсть, которая тебя побеждает, а ты, несмотря на это, причащаешься, то ты далек от Бога. Какая-то страсть, например страсть гнева, может у тебя быть, но ты не побеждаешься ею, сдерживаешь гнев, или у тебя есть страсть гордости, но ты смиряешься перед людьми и так становишься победителем. А если страсти побеждают нас, то мы от Бога далеки, то есть блуждаем там и сям, как уже говорил авва. Где же тогда соединение с Ним? Как ты можешь говорить, что Божественное причащение для тебя — единение со Христом, Божия благодать, дар Божий, духовный плод, когда в тебе действует страсть?

Сказал еще: «Когда вы совершаете свое правило и по окончании его в вашем сердце движется какая-либо из упомянутых страстей, то все труды ваши тщетны: Бог не принимает их».

Речь здесь идет о ночи. Авва Исаия старается исследовать все стороны нашей жизни, чтобы помочь нам понять, что такое рабство и что такое свобода. Он начинает с нашего общения с людьми, затем говорит о Божественном причащении и переходит к нашей жизни ночью.

Ты исполняешь свое бдение, а по его окончании видишь, как в твоем сердце что-то действует: негодование, страсть, немощь, нерешительность, гнев, лень, помысел против какого-то человека. Это означает, что твои труды тщетны, — не то чтобы ты потерял их, но они не истинны, Бог не соединяет тебя с Собой, ты с Ним не связан и очень от Него далек.

К то хочет вступить в покой кельи и не терпеть притеснений от злобы, тот отстраняется от людей во всем: чтобы никого не порицать, не хвалить, не оправдывать, не ублажать, не объявлять о его праведности, не огорчать его ничем, не обращать внимания на его недостатки.

Хочешь, чтобы келья воистину дала тебе покой Господень? Обрати внимание на свои отношения с

людьми. Демоны невидимы, страсти находятся внутри тебя, ускользают от тебя и делают с тобой что хотят, и только благодать может их победить. Наладь свои отношения с людьми, и тогда все будет в порядке: ты обретешь покой в келье, то есть найдешь то, чего от нее ждешь. В противном случае и сама твоя келья, и твое монашеское делание пропадут даром.

Что же нужно сделать? Чтобы враги не победили тебя и ты не стал их добычей, во всяком деле держись на естественном расстоянии от любого человека.

Никого не порицать, то есть никого не обвинять, потому что ты непременно запутаешься, человек тебе отомстит, будет преследовать, отнимет последнюю каплю мира.

Не хвалить, не оправдывать — не хвали ближнего. Хотя, конечно, одно дело похвалить его перед другим, и другое — похвалить его самого лично, в особенности когда у тебя какие-то трудности в отношениях с ним.

Не ублажать — даже не считай его счастливым, потому что тогда он станет для тебя примером, тебе захочется быть на него похожим и ты начнешь подражать его страстям и немощам, попадешь под его власть, окажешься зависимым, а не свободным человеком.

Не объявлять о его праведности — не говори другим о его праведности, иначе между ним и тобою возникнет связь, которая обратится против тебя.

Не огорчать его ничем — прежде всего следи, чтобы никого не огорчить, иначе никогда не найдешь покоя. Ты огорчил человека? С этой минуты ты теряешь свой мир.

Не обращать внимание на его недостатки. Не следи за тем, какие у него недостатки — зачем он делает то, зачем другое, — потому что ты непременно запутаешься, поддашься страстям и себя погубишь.

Не оставлять в своем сердце острия враждебного помышления против него и не тратить своего знания на незнающего и своей воли на неразумного. Тогда познаешь самого себя и поймешь, что для тебя вредно.

И более того, чтобы не запутаться и не стать рабом людей, не желай рассказывать то, что ты знаешь, человеку несведущему, даже если он тебя о чем-то спрашивает. Только если он тебя вынудит, ответь ему. Все люди живут в неведении. Так что когда ты захочешь высказать другому свое мнение или обнаружить перед ним свое знание, то станешь добычей зверей.

Незнание, и в особенности незнание закона Божия, человек, как правило, избирает добровольно. Из-за своего незнания никто не освобождается от наказаний со стороны закона. Тот, кто говорит, что не знает, а точнее, притворяется, что не знает, — тот знать не желает. Итак, не обнаруживай своего знания, иначе ты придешь в столкновение с глубинами души ближнего, которые заставляют его пребывать в неведении. Если ты скажешь ему правду, то он станет нападать на тебя, чтобы отомстить. Это очень глубокое опытное наблюдение. Мы это каждый день видим в жизни.

Кроме того, следи за тем, чтобы не сказать о своем желании неразумному. Не высказывай своего желания человеку несерьезному, легкомысленному. К примеру, я хочу, чтобы Господь сподобил меня когда-нибудь стать пустынником. И вот идем мы с каким-нибудь братом, и он меня спрашивает: «Ну что, как у тебя дела?» Я отвечаю: «Слава Богу, все хорошо, Бог меня благословляет. Да сподобит Он меня когда-нибудь стать пустынником!» Я высказал человеку свое желание. Но для того, чтобы рассказать о своем желании, высказать свое мнение, мысль, нужно найти собеседника серьезного, немногословного, надежного, постоянного, духовную личность. Если ты нашел такого человека, тогда, конечно, скажи ему. А если он не таков, то ты станешь его рабом и рабом своих страстей.

Если ты убережешь себя от других людей, тогда познаешь самого себя и поймешь, что для тебя вредно. Ты сможешь узнать самого себя и будешь остерегаться того, что тебе вредит, то есть сможешь вести брань со своими страстями и с бесом. А если не убережешься от людей, друзей, братьев, соседей, тогда ничего у тебя не выйдет.

Тот, кто надеется на свою праведность и держится за свою волю, не сможет ни избежать вражды, ни найти покоя, ни увидеть то, чего ему недостает. И когда он выйдет из тела, трудно ему будет обрести милость.

Если, в противоположность всему сказанному, ты думаешь, что у тебя все хорошо, что ты оправдан и, следовательно, «закон положен не для тебя», то, когда ты выйдешь из тела, сомнительно, что ты обретешь милость у Бога.

Не может быть уверен в своем спасении человек, который не осторожен с окружающими, в данном случае с собратьями по обители. Если его отношения с ними не бесстрастны, то есть если это дружеские связи, а не просто общение по работе, обязанность, то сомнительно его спасение. Когда человек зависит от мнения и желания ближнего, соучаствует в его грехе, зависит от него в своих чувствах, связан узами любви или интереса, тогда вся милость Божия не будет к нему милостива.

Конец же всего — всегда быть обращенным к Богу и молить Его о помощи и милости.

Итак, стремись к свободе от людей и в то же время неотступно проси у Бога милосердия к тебе, — может быть, что-то у тебя получится.

Человек живет в плену. Плен кроется в его воле, то есть человек сам не хочет освободиться. И даже когда он плачет, протестует против своего греха, исповедуется, он делает попытку только получить облегчение, но не по-настоящему примириться с Богом; выжить, а не жить небом. Столь глубоки раны, нанесенные человеку грехом! С какой стороны ни посмотришь на человека, «нет исцеления в плоти его». В его плоти, в его естестве, теле и душе, нет средства исцелиться, потому что нет стремления к истинной свободе от страсти и греха. Человек грешит добровольно. Конечно, в крещении человек получает решительное и полное освобождение от греха, но грехи после крещения вновь его связывают.

И потому авва Исаия говорит следующие страшные слова:

Горе душе, согрешившей после святого крещения! Такой человек не может не иметь попечения о себе, потому что он подлежит покаянию, каков бы ни был его грех: пал ли он телесно, или украл, или погрешил в чем-то вместе с другими, или страстно взглянул на тело, или что-то съел тайно, осматриваясь, чтобы никто не увидел, или, когда другой положил свой милотарий, он полюбопытствовал, что лежит в нем, — ибо поступающий так оскорбляет Иисуса. Тогда некто спросил его: «Неужели это так важно, отче?»

Горе человеку, который после крещения согрешил снова, потому что в крещении он получил благодать и, значит, имел силы жить духовной жизнью. То, что он согрешил, означает, что он согрешил по своему желанию. А вот некрещеный, как не имеющий благодати, не может не грешить, хотя бы ему содействовал весь Моисеев закон. Ведь и закон, данный Израилю для спасения, в конце концов, привел израильтян к греху. Только благодать принесла безгрешность. И потому, согрешив и в чем-то малом, не будь беспечен до последнего вздоха, но всегда пребывай в покаянии.

Далее авва Исаия называет несколько грехов, которые человек считает повседневными и ничтожными. Речь идет не о великих грехах, но о тех, в которые мы впадаем каждый день или которые составляют всего лишь «одну йоту или одну черту».

Пал ли он телесно. Один из грехов — это жить плотски, как будто у человека нет духа, или впадать в плотские грехи. Люди обыкновенно находятся под их властью.

Или украл. С кражей мы тоже сталкиваемся каждый день. Или погрешил в чем-то вместе с другими — соблазнился и совершил зло по примеру других. Сплетничаешь ты? Сплетничаю и я. Спишь ты? Сплю и я. Каждый день мы впадаем в подобные грехи. Один другого влечет к падению.

Или страстно взглянул на тело. Или посмотрел на чье-то тело и почувствовал движение страсти. Все, что человек видит, может стать поводом для возбуждения страсти. Не говори: «Я не хотел, но увидел». Даже если ты не хотел, даже если случайно увидел, проходя мимо, — и тогда ты несешь ответственность за это и должен покаяться.

Или что-то съел тайно, осматриваясь, чтобы никто не увидел. Ты приходишь в архондарик, а гостиничного брата нет. «Съем-ка я что-нибудь, — говоришь ты себе, — никто меня не видит» — и берешь конфету. Одного этого достаточно. Ты будешь всегда подлежать покаянию, потому что это показывает, что внутри тебя тот «ров с нечистотами», о котором мы говорили, и ты не можешь возвысить свой глас к Богу.

Или, когда другой положил свой милотарий, он полюбопытствовал, что лежит в нем. Кто-то оставил свой милотарий, свою рясу, чтобы куда-то пойти. У всех монахов были одинаковые милотарии, они ничем не отличались. Ты приходишь и внимательно его рассматриваешь. Но откуда ты знаешь, нет ли в нем того, что ввергнет тебя в соблазн? Тем более нельзя любопытствовать о ближнем: что с ним происходит, куда он идет, как живет днем и как ночью.

Ибо поступающий так оскорбляет Иисуса. Тогда некто спросил его: «Неужели это так важно, отче?» «Неужели это так серьезно, отче? Неужели нужно следить за такими мелочами?»

И он сказал: «Как подкопавший стену и взявший деньги обманут врагом, так и этот, ибо тот же, кто победил первого, победил и второго, и побеждаемый в малых вещах побеждается и в великих».

У кого-то не получается украсть. Тогда он берет инструмент, делает отверстие, и ему удается взять деньги. Как он до этого додумался? Его обманул сатана. Если он обманут сатаной, то так же попался и ты, когда съел конфету в архондарике. А если ты терпишь поражение в малом, то кто скажет, что ты не будешь постоянно побеждаться и в великом?

И облако не осеняло скинии, пока она была недоделана, но когда она была окончена, тогда осенило. Так было и со строившимся храмом: пока он был недостроен, не осеняло его облако, когда же он был окончен и в него внесли кровь и тук всесожжении и когда Бог обонял их благоухание, тогда облако осенило храм. Иными словами, пока не возлюбит человек Бога всей крепостью своей и всем своим разумением и не прилепится к Нему всем сердцем, покров упокоения Божия не прострется над ним.

Авва отсылает нас к Ветхому Завету. Пока не все еще было сделано в скинии свидетельства, которую строили Моисей и Аарон, на нее не сходило облако славы. Когда же скиния была окончена, произошло явление Божией славы. То же самое было с первым храмом, Соломоновым, а потом и со вторым, Зоровавелевым. Когда постройка была окончена, были принесены кровь и тук всесожжений и когда Бог обонял их благоухание, тогда облако осенило храм.

То же самое происходит и с человеком. Он может быть посвященным, преданным Богу, может быть храмом и скинией Бога, но слава Божия сойдет на него только тогда, когда Бог обоняет запах тука и крови, которые засвидетельствуют о завершенности, о его совершенстве. Пока внутри нас есть какой-то порок и несовершенство, пока идет борьба и созидание нашей скинии, то пусть мы действительно скиния Божия и все, что у нас есть и что нас касается, принадлежит Богу, — но Бог еще не удовлетворен нами настолько, чтобы ниспослать Свое облако, дать нам зрение Своей славы, Он ждет конца, завершения. Если у меня еще есть страсти, грехи, немощи, своеволие, это означает, что моя скиния, мой храм пока не закончен. Я еще не принес тук, то есть всю свою силу, все, что принадлежит мне и чему я радуюсь. Я не принес своего веселия — тук означает веселие, — не пролил перед Богом крови, то есть не отдал всей своей жизни. Я что-то удерживаю внутри себя, пусть даже всего лишь один грех, и поэтому облако не может сойти на меня.

Только когда все будет окончено и человек прилепится к Богу всем разумением и всем сердцем, на него сойдет и его осенит покров упокоения Божия, то есть облако, которое, как покров, осеняло скинию.

Сказал еще: «Если ум, прежде чем чувства избавятся от недуга, захочет взойти на крест, то постигнет его гнев Божий за то, что начал дело выше своей меры, не исцелив чувств».

Если чувства человека не избавились от болезни, то есть стремления к земному, если он не перестал радоваться мирскому, если не отстранился от всего и не изменился так, чтобы жить только для Бога, если у него еще есть пристрастие и склонность к греху, то человек должен знать, что он не окончил своей скинии, еще не пришел час приносить тук и кровь, еще не стало приятным Богу благоухание его фимиама. И потому пусть он не позволяет своему уму взойти на крест, а если позволит, постигнет его гнев Божий.

Но как часто в жизни бывает все наоборот! Чем более человек страстен или грешен, чем более угождает себе, тем более великие решения он принимает, тем больше подвигов желает совершить, тем больших видений и достижений просит у Бога.

К примеру, у меня множество грехов. Когда я сосредоточусь и на что-то решусь, то начну просить у Бога великих даров. Моей мечтой будет достичь подвигов, которые совершали святые. На самом деле, конечно, произойдет прямо противоположное. Чем большие подвиги я решил понести, тем большими будут мои падения. И поскольку у меня умножатся грехи, то, предстоя Богу, я стану просить, как проявления Его любви, даров еще больших. Если прежде я просил дара исцелений, то теперь попрошу дара воскрешения мертвецов. Если просил мира помыслов, то теперь попрошу, чтобы мне иметь мир с самим сатаной. Чем больше страстей неистовствуют во мне, тем больше возникает у меня требований к Богу и тем с большим жаром я обещаю Ему, что взойду ради Него на крест. Это признак человека, который не ощущает своей немощи, болезни.

И потому не позволяй своему уму взойти на крест, не стремись ощутить, что ты распят. Пусть ум твой знает, что ты грешник, и ищет только одного освобождения от греха.

Постигнет, его гнев Божий за. то, что начал дело выше своей меры, не исцелив чувств. Первое, что тебе нужно сделать, — это преуспеть в отречении от своего «я», уврачевать свои чувства, избавиться от страстей, достичь бесстрастия, и вот тогда уже проси у Бога большего креста, больших жертв и больших даров, являющих Его присутствие.

Если в тебе совершаются осквернения и ты миришься с этим и содействуешь тому, что порождает их, а не печалишься о них с болью сердца, то это против естества Адама.

Итак, обрати внимание, может быть, ты до сих пор оскверняешься телом, душой и умом от помыслов или воспоминаний и пожеланий, вступаешь с ними в беседу и принимаешь их и даже соглашаешься с ними, то есть падаешь и, таким образом, нежишься на перине своих страстей и грехов, в то время как обещал распяться и умереть за Христа.

Содействуешь тому, что порождает их. Кроме того, наблюдай за собой, не находишься ли ты в таких обстоятельствах и таком состоянии, которое ведет тебя к осквернению? Например, ты знаешь, что когда поспишь подольше, то осквернишься телесно, душевно и духовно, тебя охватят помыслы, и, однако же, продолжаешь спать. Ты видишь, что когда ешь вне трапезы, а не в назначенное время, то не можешь молиться, и все-таки продолжаешь так делать. Знаешь, что разговор с определенным человеком не ведет к добру, приносит помыслы, однако ты снова с ним сходишься. Таким образом, ты содействуешь тому, чтобы эти осквернения происходили в твоей душе.

А не печалишься об этом с болью сердца. И если ты не скорбишь сердцем и не проливаешь потоки слез, по меньшей мере так, как мать, потерявшая ребенка, тогда знай, что твои поступки против естества и, следовательно, ты не можешь взойти в область Духа.

Если твое сердце по естеству победило грех и удалилось от рождающих грех и если ты, с ведома помощника твоего, положил перед собой вечную муку, живешь с ним и ничем его не огорчаешь, но плачешь пред ним и говоришь: «В Твоей милости избавить меня, Господи, сам же я, без Твоей помощи, бессилен избежать рук врага», при этом внимаешь и своему сердцу, чтобы не огорчить учащего тебя по Богу, то это по естеству Иисуса и Он охраняет тебя от всякого зла.

Для того чтобы жить по естеству Иисуса, необходимы определенные условия. Первое: твое сердце должно по естеству победить грех. А именно: как прежде для тебя было естественно грешить, принимать разные помыслы, иметь желания, стремления, так сейчас для тебя должно быть естественно не желать ничего, кроме Бога, ничем не интересоваться, ничему не радоваться и ничем не огорчаться, кроме того, что делается ради Бога. Второе: удались от рождающих грех, от всего, что может послужить для тебя причиной греха, положи перед собой вечную муку, пребывая рядом со своим старцем и делая все с его ведома. Ибо все то, что совершается не с ведома помощника твоего, — духовная и добровольная мука.

Третье: ничем не огорчаешь его. Живи так, чтобы ничем не огорчать своего помощника, старца. Если ты чем-то его огорчаешь, тогда твои поступки против естества и вызваны эгоизмом. Огорчение, которое ты ему приносишь, обнаруживает, что вся твоя борьба, весь твой якобы духовный плач и все твое расположение к христианской жизни — ложь, некий покров и одеяние для пригретого тобою эгоизма, который когда-нибудь тебя задушит.

Четвертое: но плачешь пред ним. Плачь перед своим старцем, то есть твой плач, радость и борьба должны быть известны твоему старцу, и исповедуй пред Богом, что только Он, Бог, может тебя избавить.

Итак, если ты страстен, если видишь в себе телесное, душевное и духовное осквернение, то ты еще в противоестественном состоянии. Но если ты приобрел чувство своей греховности, совершенной немощи, если видишь, что внутри тебя начинается очищение от страстей, и если ничем не огорчаешь своего старца, учащего тебя по Богу, тогда твоя борьба ведется по естеству Иисуса, это борьба духовная. Теперь начинается твое покаяние и духовное шествие, а твой старец будет хранить тебя от всякого зла.

Далее с замечательной образностью описывается то, как старец содействует нам в нашем духовном шествии, поэтому стоит эту часть рассмотреть. Вывод делается такой: мы грешны потому, что не хотим встать, и потому, что любим свой грех. Мы лжем, когда говорим: «Я хочу, но не могу», потому что наше «могу» в руках Божиих. Лжем, когда говорим: «Я хочу, но мне не дают ближние», потому что моя жизнь не зависит от ближних. Есть только я и Бог. Мы лжем, когда говорим: «Я хочу, но у меня не получилось», потому что этим мы оскорбляем Бога: мы как бы утверждаем, что Бог чего-то не может. Итак, авва говорит:

В ушах моих слышится, что мне предстоит мука, так как поистине я еще не очистил своего сердца. Раны на моем теле обратились в рубцы, но еще не стали смердеть так, чтобы я взыскал для них врачевства.

Я чувствую, что живу так, что достоин только одного: адской муки, потому что я еще не очистил свое сердце и, значит, враг находится внутри меня. Здесь авва Исаия показывает нам терзания человека, который продолжает любить грех, несмотря на то что страдает от него. Все тело мое, говорит он, в жестоких ранах, то есть в страстях и грехах. Я весь покрыт рубцами. Я столь ожесточился, что весь стал затвердевшей раной, чем-то неизлечимым. Я не чувствую боли и не ищу освобождения. Раны еще не стали смердеть так, чтобы я взыскал для них врачевства. Хотя ран у меня необычайно много, я весь покрыт рубцами, но не чувствую необходимости излечиться. Грех — это рана, нанесенная стрелами сатаны. Рубец — это след, оставшийся от раны, уплотнение кожи, которая становится твердой и уже не болит. Авва Исаия опять использует образ из обычной жизни.

К примеру, у меня образовался гнойный нарыв. Ты говоришь мне: «Давай я тебе выпущу гной булавкой», но я боюсь укола булавкой и отказываюсь. Когда гнойник увеличится и я не смогу терпеть, я позволю тебе выпустить гной, но захочу, чтобы ты сделал это как можно более безболезненно. То же самое происходит и со всем моим телом. Я вижу, что плоть моя оскверняется, немного ее очищаю, но не хочу полностью исцелиться. И лишь тогда, когда я уже весь начну гнить и издавать зловоние, я примусь за поиски лекарства. Но я еще не способен понять, что мне лекарство необходимо.

Я скрываю от людей раны, нанесенные стрелами, и не могу потерпеть, чтобы врач вырвал стрелы.

Я скрываю свои раны, полученные от сатанинских стрел и нападений страстей, потому что не хочу свободы. При помощи оправданий, ложной праведности, благовидных предлогов, перемены места, образа жизни я прячу от людей свои раны — свою вину, грех. Тысячу предлогов может найти человек, лишь бы остаться в своем грехе.

И не могу потерпеть, чтобы врач вырвал стрелы. У меня нет мужества пойти к врачу, открыть свои язвы, которые нанесли мне сатанинские стрелы, для того чтобы врач посмотрел на них и вырвал эти стрелы, то есть страсти. Врач — это духовник, это смирение, это Сам Христос. Я не вверяю своих ран Христу, но продолжаю оставаться в грехе, скрывая раны под всевозможными оправданиями.

Далее авва описывает усилия, которые прикладывает старец, духовник, Христос, чтобы исцелить наши раны. Но мы опять отворачиваемся.

Он предложил мне наложить на раны примочки, но я не крепок сердцем, чтобы стерпеть их давление.

Если я открою старцу свои язвы, то он меня отругает, я, наверное, потеряю свое доброе имя, он меня накажет. Если я исповедую их пред Христом, то как буду предстоять пред Ним? Так я оправдываюсь, прячусь и всячески пытаюсь избежать боли. Но несмотря на то, что я отрекаюсь от Христа и своего старца, их любовь и милость преследуют меня.

Когда я работаю, когда сплю, когда беседую с врачом, он предлагает мне наложить на раны примочки, чтобы я исцелился. Однако в мою жизнь он не вмешивается. Примочку он кладет передо мной, чтобы я сам наложил ее на рану, но у меня нет мужества терпеть то, что на больное место нужно надавливать, прижимая его. Сейчас мы пользуемся для облегчения боли пластырем или мазью, а тогда прикладывали примочки, то есть ткань, смоченную теплой водой или другой жидкостью с разными веществами, для того чтобы смягчить и исцелить рану. Примочку нужно было наложить на больное место и прижать, для того чтобы тепло от нее или лекарственные вещества подействовали и человек поправился.

Врач добр и не требует с меня платы, но моя леность не дозволяет мне сходить к нему. Он сам приходит ко мне, чтобы меня вылечить, и видит, что я ем то, что растравляет мои раны.

Врач с большой деликатностью показывает мне средства для исцеления, он кладет их передо мной. Его слово, любовь, улыбка, гнев — это компрессы, повязки. Врач, собственно Сам Христос, не требует с меня платы. Главнейшая причина того, что я остаюсь больным, — моя леность, которая не дает мне пойти к Врачу, чтобы Он меня вылечил. И поскольку я не иду, то Он, по Своей благости, приходит Сам.

Поразительно, как святой Исаия развивает этот образ. Он проникает до его глубин, выражая одну мысль задругой. Приходит врач, чтобы меня вылечить, и видит, что я нахожусь в безотрадном и очень страшном состоянии, которое изображает собой страдание и адскую муку грешника. Он видит, что передо мной лежат компрессы и я поедаю их, чтобы он случайно не увидел их и не сказал мне: «Наложи их на раны и поправишься». Это значит, что человек пытается разорвать последнюю связь с духовником, а в сущности — со Христом, так чтобы не осталось никакой надежды на покаяние, избавление, спасение.

Но и на сей раз врач не сердится, не прекращает попыток помочь мне.

Он упрашивает меня перестать отныне, но сладость вкушения их обольщает мое сердце.

В боли есть наслаждение. Мучение греха привлекает меня, иначе я не грешил бы. Каждый день я наедаюсь своим грехом, зловонием, своими извержениями. Но я уже к этому привык и предпочитаю и дальше их поедать.

Когда отведаю, раскаиваюсь, но раскаяние мое не истинно. Он посылает мне пищу, говоря: «Поешь — и выздоровеешь», но злой навык не дает мне принять ее. В конечном счете, я не знаю, что мне делать.

Старец или Бог не вмешивается в мою жизнь, но не прекращает интересоваться мной, не перестает меня любить. Поэтому Он посылает мне еще один способ спасения, еще одно лекарство, еще одну любовь, еще одну молитву, еще одну жертву. Он не показывается передо мной, ничего мне не говорит. Он посылает мне пищу, как будто хочет сказать: «Поешь, дитя мое, освободись, очистись — и выздоровеешь». Он не говорит мне этого, но показывает.

Но злой навык не дает мне принять ее. Гнусная привычка поедать навоз своего греха не позволяет мне принять здоровую пищу, которую посылает мне старец. В конечном счете, я не знаю, что мне делать.

Восплачьте же со мною, все братья, знающие меня, чтобы пришла ко мне помощь сверх моей силы и господствовала надо мной и я сделался достойным быть Его учеником, ибо Его есть сила во веки веков.

Плачьте, братья мои, все вы, которые ходите со мной на трапезу, служите со мной в церкви, совершаете, как и я, бдение в кельях. Плачьте, чтобы Бог послал мне помощь выше силы моей и стал властвовать надо мною, преодолел мою страсть, упрямство, потому что с упрямством и огромной силой я держусь за свой грех, чтобы никто его у меня не отнял. Пусть же кому-нибудь удастся превозмочь мою силу, победить саму мою волю, чтобы грех убежал от меня. Да овладеет Он моим греховным достоянием, чтобы поработить меня Себе и чтобы я обрел истину.

И я сделался достойным быть Его учеником, чтобы я стал достойным когда-нибудь стать Его учеником. Ибо Его сила во веки веков. Только Он может заставить меня сдаться.

Великолепен святой Исаия!

Слово восьмое. Изречения: делание плача

Человек, даже когда он хочет жить духовной жизнью в уединении, так или иначе вступает в общение с братьями, живущими с ним рядом. Авва Исаия рассматривает этот вопрос и его разрешает. Мы говорим, что любим Бога, но забываем о том, что Бог существует со Своим телом, то есть со всеми теми, кто нас окружает. Существование людей, близки они нам или далеки от нас, неотделимо от Самого Бога.

Поскольку наша связь с людьми никогда не прерывается, то, как правило, именно тут нас и подстерегает великое падение, потому что мы начинаем судить, критиковать окружающих или чего-то от них требовать. Это наш зловонный труп, изорванное рубище нашей души, которое мы бросаем в разные стороны и которое по-настоящему смердит.

Ближнего Бог поставил перед нами, как Свой образ, для того чтобы весь его облик помогал нашей душе простираться ввысь, помнить о небе. Но в итоге ближний становится для нас камнем соблазна. Камень не виноват: он лежит на своем месте, но мы сами идем и пинаем его, идем и разбиваем о него голову.

Наши отношения с людьми нацелены (хотя мы этого не понимаем) на то, чтобы сделать других такими же, как мы, или такими, какими, по нашему мнению, они должны быть. Мы желаем, чтобы они отреклись от себя, превзошли самих себя, преодолели свои немощи, преуспели и стали святыми, а вместе с ними преуспели и оказались бы святыми и мы. Но этого не может быть. При таком отношении к человеку он предстает перед нами не как образ Божий или Божий раб, но как наш собственный раб, который должен быть таким, каким мы хотим его видеть. Это требование нашего сердца, проявление нашего эгоизма обыкновенно выражается в том, что мы принимаем на себя роль учителя, указывая другому, каким он должен быть и что он должен делать.

По этой причине авва Исаия наше пред стояние пред Богом, наше подвижничество и покаяние связывает с ближними, и в особенности он разбирает вопрос, можно ли их учить и исправлять.

Еще сказал о том, учить ли ближнего заповедям Божиим: «Откуда я знаю, принял ли меня Бог, чтобы сказать другому: «Сделай это или то», когда я сам нахожусь под покаянием из-за моих грехов?»

В то время как заповедь говорит о том, чтобы мы исполняли закон Божий сами, мы требуем, чтобы его исполнял ближний, и, таким образом, вносим в строй жизни путаницу.

Но могу ли я сам быть уверенным в том, что я принят Богом, и потому, следя за жизнью ближнего, диктовать ему, как он должен поступать? Ведь я нахожусь под покаянием из-за своих грехов. Если я и могу что-то совершить в этой жизни пред Богом и моими братьями, то это не что иное, как принести покаяние.

Ведь если человек хотя бы раз падет, он подлежит покаянию и не может быть уверен в своей, участи, пока не узнает, что ему даровано прощение.

Ты, говорит авва, никогда не падал? Но даже если ты пал всего один раз в жизни, покаяние — твоя участь навечно, ты плачущий, ты мытарь, который должен склонить главу и не сметь ни на что даже взглянуть. Итак, поскольку ты согрешил и не уверен в том, простил ли тебя Бог, постольку у тебя нет никакой гарантии не только того, что ты получил оставление грехов, но и того, что ты вправе предстоять пред Богом.

Видите, как трезво смотрит на вещи святой Исаия? Он ставит нас перед страшной действительностью нашего греха, который хотя и «всегда перед нами», но мы живем так, будто его не существует. Даже когда мы исповедуемся, молимся и со слезами взываем: «Боже! будь милостив ко мне, грешнику!» — и тогда в действительности перед нами не стоит наш грех. Нами движет стремление познать, опытно почувствовать Бога и оправдаться. Мы и тогда объявляем Ему свой грех не для того, чтобы удостовериться в прощении, а для того, чтобы оправдаться, как это делал и фарисей.

Грех, несомненно, совершён, но у Бога есть милость, а ты не можешь оставаться в сердце беспечным, пока не ответишь на суде Божием.

Ты возразишь: «Да, я согрешил, но сейчас я подвизаюсь: пощусь, воздерживаюсь от причастия, каждый день плачу». Несомненно и истинно одно — ты согрешил. Все остальное не имеет значения, потому что не это даст тебе прощение, но милость Божия. Следовательно, вопрос в том, коснулась ли тебя милость Божия или нет.

А ты не можешь оставаться в сердце беспечным, пока не ответишь на суде Божием. Прежде чем ты достигнешь окончательного суда, твое сердце не может быть беспечным, даже если ты согрешил всего один раз в жизни, пусть в самом раннем детстве. Только одно попечение разрешается иметь христианину, человеку Божию, — попечение о своем грехе. Всякое другое попечение ложно, даже если оно окружено ореолом «заботы о славе Божией» (как выражается и мыслит Западная Церковь) и даже если оно предпринимается якобы ради любви ко Господу или ради ближних; всякое другое попечение — это долголетняя мука в разных концах мира сего. Итак, всегда заботься о своем грехе, чтобы когда-нибудь достичь совершенной уверенности в том, что Бог вынес о тебе окончательное решение на суде и тебя простил.

Но, естественно, сразу рождается вопрос: как понять, что мои грехи прощены? Разве не достаточно их исповедать и выслушать разрешительную молитву, которую читает священник?

Если же хочешь знать, прощены ли твои грехи, то признак этого следующий. Если

ничто из того, в чем ты согрешил, не движется в твоем сердце или если другой говорит тебе об этих грехах, а ты уже не знаешь, каковы они были, то явно, что пришла к тебе милость. Если же следы этих грехов еще живут в тебе, подавляй их и плачь о них, потому что страшно, и трепетно, и мучительно не позаботиться об этом заблаговременно, прежде чем ты явишься пред престолом Божиим.

Я не сомневаюсь, говорит авва Исаия, что, когда ты исповедуешь грехи, нисходит благодать Божия, содействием которой священник просит Бога простить тебе грех. Но это не значит, что грех уничтожен, прощается лишь вина. Внутри же тебя еще остается корень и сила

греха, вожделение греха и услаждение им, любовь и стремление к нему. Прощение, которое ты получил на исповеди, пусть тебя не только не успокаивает, но еще больше обязывает к попечению о себе, потому что может оказаться, что ты, получив великую благодать, оттолкнешь ее и не почувствуешь страха, который тебе подобало бы иметь перед Богом, не ощутишь того, насколько тяжко ты перед Ним согрешил.

Если ничто из того, в чем ты согрешил, не движется в сердце твоем. Ты исповедался в том, что разгневался. Не движется ли опять в твоем сердце гнев? Ты исповедался в том, что украл или что имел постыдный помысел. Не движется ли вновь в твоем сердце то, в чем ты исповедался?

Или если другой говорит тебе об этих грехах, а ты уже не знаешь, каковы они были. Ты должен дойти до такого забвения, утраты памяти и бесстрастия, чтобы, когда кто-нибудь напомнит тебе о твоих грехах, ты ничего не мог припомнить. Он скажет тебе: «Не ты ли это сделал?» А ты будешь в недоумении: «Я? Когда?» Так сильно желает авва Исаия, чтобы человек был чужд жала греха, а еще более чувственного восприятия греха и услаждения им; так желает он, чтобы в человеке не шевелилось ничего: ни память, ни страсть, ни услаждение грехом, ни любовь к нему. Итак, если другой говорит тебе о твоих грехах, а ты не только отвергаешь их, но и ничего о них не знаешь, тогда ты можешь сказать, что милость Божия почила на тебе.

Псалмопевец говорит: «Ты — Господь мой, блага мои Тебе не нужны». Истинный, настоящий Бог, говорит он, это Ты, а не боги-идолы, потому что Ты не нуждаешься в моих благах, оттого я и принял Тебя как своего Бога. Еврейский текст, всецело отражающий Божественный дух Израиля, говорит, что человек сам по себе не может сделать ничего, то есть человеческая добродетельность не достигает до Бога. Как ни стремился бы я быть более и более добродетельным, как ни усиливал бы свое стремление, боль, любовь — вообще какое бы добро и совершенство во мне ни существовало, все это не достигает до Господа, так чтобы я мог сказать: «Господи, Ты мне должен». Что бы я ни делал, все это ничто.

Представь, что ты держишь в руках какую-нибудь вещь, подбрасываешь ее и хочешь, чтобы она долетела до неба. Глядя на тебя, люди будут смеяться, потому что эта вещь не долетит даже до крыши монастыря, не то что до неба! Но ты по своей наивности думаешь, будто совершаешь нечто великое. Как правило, таковы мы, люди. Мы не понимаем, что не можем сделать совершенно ничего. Вся наша добродетель и вся наша праведность не поднимается выше нашей головы, иными словами, мы не что иное, как немощные существа, порабощенные грехом, который выбрали сами, и поэтому всегда «делаем то, чего не хотим».

Значит, более глубокая мысль псалмопевца такова: «Боже мой, до Тебя не достигает моя добродетельность, но достигает до Тебя мой грех. Но Ты истинный Бог, поэтому я и дерзаю отличать Тебя от богов ложных и жить в полной уверенности и надежде, что буду услышан, потому что "у Тебя милость"». Итак, если мы верим, что Бог — это наш Бог, то чувствуем, что не Он нам должен за то, что мы совершили, но мы должны Ему. Это у нас долги перед Ним, и мы просим, чтобы Он их нам отпустил. Человек, который не стоит пред Господом с чувством своей греховности и немощи, никогда не сможет осязать Его святость.

Переводчики Септуагинты в своем переводе немного изменили смысл еврейского текста, приблизив его к образу мыслей эллина, который при чтении стал бы философски размышлять: «То, что моя добродетельность не достигает до Господа, означает, что Он не имеет во мне никакой нужды и не ждет от меня ничего другого, кроме того чтобы я предстал пред Ним с осознанием, что ничего не могу Ему принести».

«Блага мои тебе не нужны». Смешно думать, что, принося Богу свои блага, я что-то для Него делаю. Господь тогда так же улыбается, как улыбаемся мы при виде малыша, который думает, что он нечто совершил или способен совершить. Господь не ждет от нас ничего, кроме того чтобы мы отбросили от себя свой меч, грех. Он хочет, чтобы мы оставили грех и перестали быть Его противниками.

Если же кто-то попросит тебя, поучи его.

Теперь авва продолжает тему учительства. «Ладно, — скажет кто-нибудь, — я не буду учить ближнего. Но когда он сам приходит и ввергает меня в искушение, причем искушение сильнейшее, — просит меня поучить его, сказать ему о том, что он должен делать для своего спасения, могу ли я остаться безразличным? Не будет ли это отсутствием любви?» Страшное искушение.

Любое искушение, и самое серьезное, и самое сильное, — в действительности является уколом всех наших внутренних страстей. Но само искушение возбуждает еще худшую страсть, льва, которого никто не может связать, быка, которого никто не может укротить, — эгоизм и заставляет человека поверить, будто он что-то собой представляет. Однако в тот самый момент, когда он почувствует, будто что-то собой представляет, он уже пал. Потому Иаков, брат Господень, говорит: «Не становись учителем». Одно дело, когда Бог настойчиво и требовательно призовет тебя стать учителем, и другое — когда ты сам станешь учителем ближнего, потому что у тебя якобы есть на это такое-то и такое-то указание, или необходимость, или преимущество.

И если, предав свою душу на смерть, ты возвестишь ему свободу, а он опять придет к тебе с тем же, нисколько не преуспев в том, что ты сказал ему, то явно, что он не исполнял сказанного. Потому отступи от него, ибо он умерщвляет твою душу.

Слово аввы Исаии, как видите, не только обнаруживает проницательность его мысли, не только отличается глубиной и широтой содержания, но и обладает некой целостностью, способностью вобрать в себя все так, чтобы не оставалось ничего, что могло бы ввести нас в заблуждение. Итак, он наставляет: «Если кто-то попросит у тебя совета, постарайся выйти из затруднения, сказав ему что-то простое. Будь осторожен, чтобы не начать его учить, думая, будто ты способен ему помочь. Скажи ему что-нибудь, раз он просит и настаивает, но на этом остановись. Если он человек невзыскательный, то он признает: свой долг ты выполнил».

Предав свою душу на смерть. Скажи ему что-нибудь, но знай, что, как только ты заговоришь, ты предаешь свою душу на смерть. Не думай, будто твой поступок в конечном счете делает тебе честь или будто ты поступаешь добродетельно или по праву, потому что, вникая в жизнь ближнего, поучая его, прося его исполнить то или другое, ты отдаешь свою душу на смерть, это подобно самоубийству, потому что «один Учитель — Христос».

Возвестишь ему свободу. По этой причине говори с ним свободно. Когда он попросит твоего совета, скажи ему свое мнение, но оставь его свободным, потому что человек делает только то, что хочет. Если ты думаешь, что можно кого-то исправить своими поучениями, ты ошибаешься. Человек — это величайший революционер, и он становится величайшим бунтарем, когда чего-то желает, а ты ему в этом отказываешь.

Итак, постарайся сделать вот что: напомни ему о его свободе — о ружье, которое внутри него и направлено, вероятно, против него самого. «Воспользуйся своей свободой правильно», — вот то малое слово, которое ты можешь сказать человеку, просящему у тебя совета. Но если ты видишь, что с ним что-то не так, или он искушает тебя, или он человек дурной, не говори ему ничего. Только если он введет тебя в смертельное искушение, скажи ему что-нибудь, но и тогда предоставь ему свободу поступить по-своему.

А он опять придет к тебе с тем же, нисколько не преуспев в том, что ты сказал ему, то явно, что он не исполнял сказанного. Ты спрашиваешь меня: «Что мне делать, чтобы не впадать в грех осуждения?» Я отвечаю: «Думаю, что лучше всего было бы не ходить по чужим кельям, не вступать в разговоры и говорить только „благослови“». Ты приходишь во второй и третий раз и снова спрашиваешь меня о том же грехе. Что я должен тебе сказать? Авва Исаия советует: «Затвори уста и ничего ему не говори». То, что он спрашивает об одном и том же грехе, доказывает, что у него нет никакого расположения исправиться. Он сам связал свою свободу.

Потому отступи от него, ибо он умерщвляет твою душу. Перед этим ради него ты предал свою душу на смерть. Ты пренебрег самим собой и подверг себя большому искушению, сказав ему о том, что он должен делать. Однако он приходит снова, а это означает, что он не исправился и не исправится. Он представляет для тебя смертельную опасность. Не думай, что если ты скажешь ему то же самое во второй и третий раз, если ты сделаешь ему выговор, то чего-то добьешься.

Знай, что вместо того, чтобы помочь ему, ты умрешь сам. Он не исправится. Если бы он хотел исправиться, то, услышав твое слово, сразу понял бы, что твой ответ — по-настоящему духовный, и немедленно изменился бы. Поскольку он не меняется, он действительно осудил самого себя.

Ибо велико для человека оставить свою волю и права, о которых думает, что они по Богу, и сохранить слово того, кто учит его по Богу.

Если человек и может совершить что-то великое в своей жизни, то это оставить свою волю, свою праведность, всякое представление о себе самом и в особенности мысль о том, что он имеет право чего-то ожидать от ближнего.

Например, ты считаешь себя вправе ожидать, чтобы тебя почитали, любили, помогали тебе, давали возможность занять подобающее тебе место; ты считаешь себя вправе ожидать, чтобы тебя признавали. Именно то, на что ты имеешь право, то, чего ты ждешь от ближних, и оставь, а кроме того, оставь и свою волю. Оставить свое право и свою волю — величайшее достижение, которого ты можешь добиться в жизни, в особенности тогда, когда ты думаешь, что твоя воля или право — по Богу. Если ты действительно любишь Бога, то ты призван оставить то, что, как ты веришь, угодно Ему, и сохранить слово того, кто учит тебя по Богу.

Однако когда человек полагает, что сам знает, в чем воля и праведность Божия, а ты скажешь ему исполнить слово того, кто учит его по Богу, это все равно, как если бы ты велел ему совершить преступление, несправедливость, грех, солгать, сделать зло или что-то еще опасное и пагубное. Итак, велико для человека исполнить то, что ему кажется неполезным, опасным, ошибочным, но о чем говорит тот, кто учит его по Богу, а не то, в чем, как он сам уверен, состоит Божия воля и праведность.

Далее авва Исаия упоминает об одном святом, для того чтобы показать, что наши отношения с Богом строятся в нашем сердце. Мы настолько безумны, что никогда не любим Бога по-настоящему. Причем когда мы чувствуем, будто любим Его, как раз и обнаруживается, что мы Его не любим. «Мы лжецы», — говорит евангелист Иоанн. Так что же, нет никого, кто любил бы Бога? Есть. Это тот, кто убежден, что согрешает, но не любит грех и оставляет его. Свобода такого человека утверждена в Боге, а не в его собственной мысли и воле.

В синаксаре первого воскресенья постной Триоди описывается, как военачальник перед военным походом собирает воинов и воодушевляет их на борьбу, рассказывая им истории и приводя примеры, чтобы они исполнились мужества и бросились на врага. Так поступает и святой Исаия, рассказывая об одном святом.

Вот и человек Божий, авва Нистерой, вместе с которым жили сыновья его сестры, после того как увидел славу Божию, не давал им уже никаких приказаний, но предоставил каждому, хороши ли они были или дурны, следовать собственной воле и не заботился о них.

Я приведу вам один пример, говорит авва Исаия своим ученикам, но поймите меня правильно. Помните авву Нистероя? Он взошел на такую высоту добродетели, что однажды увидел славу Божию. Прежде этого откровения он, вероятно, иначе подходил к воспитанию своих учеников, но после стал неизменно придерживаться следующего метода воспитания. Он жил тогда с сыновьями своей сестры, но ничего им не приказывал, никогда не говорил: «Вы должны делать то или это», никогда не давал им заповеди, никогда не отвечал на их вопросы. Он предоставил им делать что хотят, не заботясь о них. И даже если они совершали что-то плохое, его это не заботило и он не ощущал, что это он виноват или что он подтолкнул их ко злу.

Этот случай, пожалуй, покажется вызывающим для тех, кто думают, что они могут совершить то, чего не может Бог. Бог никогда не вмешивается в нашу жизнь с тем, чтобы мы приняли Его учение, чтобы почувствовали, что Он есть. Например, если я внутренне задам Богу вопрос: «Господи, ограбить мне вон того негодяя, который обобрал нищих?» — то услышу голос: «Ограбь его, он того заслуживает». И если спрошу: «Убить мне этого убийцу?» — услышу: «Конечно, убей, потому что кровь им убитого вопиет». Бог никогда не противоречит, потому что знает, что мы поступим так, как сами хотим.

Однако есть люди, которые думают, что они сильнее Бога и могут заставить ближнего вести себя правильно. И поскольку подобные рассказы всегда кажутся вызывающими, издатель писаний аввы Исаии пишет в примечании о том, как несколько монахов соблазнились, когда услышали об авве Нистерое, и потому пришли к авве Пимену, великому учителю, и спросили его:

— Как мог авва Нистерой не вразумлять своих учеников, в особенности того из них, кто так плохо себя вел и непрестанно грешил?

И авва Пимен ответил:

— Если бы я был на месте аввы Нистероя и имел бы такого преслушника, то я не только не наставлял бы его, но и подкладывал бы ему подушку под голову, чтобы он спокойнее спал и грешил, как хочет.

Тогда монах Анув говорит:

— Авва Пимен, я не ожидал от тебя такого ответа. Хорошо, ты оставишь его свободно поступать так, как он хочет, но тогда как ты оправдаешься пред Богом? Если Бог спросит тебя, почему ты его не обличал, когда видел, что он грешит, какой ответ ты Ему дашь?

И авва Пимен отвечает очень просто и справедливо:

— Я скажу Ему: «Ты Сам, Господи, сказал: „Вынь прежде бревно из твоего глаза и тогда увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего". Почему же Ты обличаешь меня, Господи? Учишь нас одному, а требуешь другого? Ты забыл, что сказал мне вначале вынуть бревно из своего глаза, а после сучок из глаза брата? Как мне его учить, когда я сам грешник?»

Иногда, если человека занимает вопрос жизни и смерти, он может пойти и к иному старцу, который не будет рассматривать вопрос объективно, но снизойдет к душе человека. Он выяснит то, что занимает душу человека, и даст ему такой ответ, какого тот ожидает. Ведь все мы похвалим старца, если он скажет нам то, что нам хотелось бы услышать. Если он ответит нам иначе, то мы останемся недовольны и пойдем к другому или третьему старцу, чтобы они разрешили наше внутреннее противоречие.

И авва Варсанофий, для того чтобы успокоить брата, который тоже соблазнился и спросил его, прав ли авва Нистерой, сказал ему:

— Послушай, что я тебе скажу. Авва Нистерой очень часто их наставлял, прежде чем увидел славу Божию, но они не покаялись, что же тогда ему было делать? Он оставил их поступать по своей воле с той мыслью, что, может быть, когда-нибудь они почувствуют стыд и изменятся сами.

Истина, конечно, одна: оба святых защищали поведение аввы Нистероя, потому что только таким образом мы можем вести себя с ближними.

И если уж авва Нистерой не делал никаких замечаний живущим с ним, то тем более не должен делать замечаний братьям простой монах. Мы не должны ничего ждать от ближнего, но, каков бы ни был человек, должны думать, что он Бог, видеть в его глазах Бога, Божие совершенство, видеть в ближнем не его грех, а свой собственный. Тогда мы сможем предстоять пред Господом. Поэтому мы можем вмешиваться в разговор только тогда, когда нас спрашивают.

О Каине и Авеле говорили: «Кто научил их поступать так или иначе, когда не было еще ни закона, ни Писания?» Ведь если Бог не научит человека, он трудится всуе.

Когда Каин сделал зло, а Авель добро, еще не было закона. Кто научил Авеля добру? Бог. А каким образом Каин почувствовал, что его поступок был грехом, так что он задрожал и опечалился, как говорит Священное Писание в переводе Семидесяти? Почему он потерял мир и счастье, как говорит еврейский текст? Очень просто: потому что Бог научил его добру, а он поступил по своей воле. Значит, если Бог не научит человека, он трудится всуе. Что бы ты ни сделал для того, чтобы

помочь ближнему, если он сам того не захочет, у тебя ничего не выйдет, раз уж и Бог не может его научить. Душа должна захотеть освободиться от греха, который порабощает ее волю. Нужно настроиться на то, чтобы подлинно изменить себя, избавиться от той свободы, которую, по нашему мнению, мы имеем.

Все начинается с человека, поэтому вопрос в конечном счете ставится так: люблю я свой грех или нет? Никто не может сказать, что грешит по той причине, что не может поступить по-другому. Силы, бесспорно, у всех разные: один может сделать меньше, другой больше. Одного отличает большая решимость, другой более способен к деятельному подвигу. Несомненно, что тот, кто хочет сделать, в конце концов и делает. Неважно, два у тебя таланта или пять: если ты их приумножишь, Бог примет их и пошлет тебе Свою милость. Если и не достигает до Бога твоя добродетельность, то Его милость достигает до тебя и освобождает от греха, ты только должен подвизаться против греха до крови.

Мы же по большей части хотим сидеть сложа руки, а грехи должны сами от нас убегать. Мы боимся смерти, боимся мученичества, боимся истинного покаяния и так, страдая, живем. «„Бедный я человек! Кто избавит меня?" Кто меня освободит?» — спрашиваем мы себя, в то время как есть Бог и милость Его нисходит к нам. Поэтому авва Исаия продолжает:

Увы мне, увы мне, ибо я еще не освободился от огня геенского!

Горе, горе мне, потому что я еще не освободился от того, что посылает меня прямо в геенну огненную. Это значит, что мои грехи, падения, желания, оплошности, все, что заставляет меня грешить, — это не просто сани, на которых я мчусь в геенну, но уже сейчас достояние геенны, дьявола. Следовательно, я нахожусь или в Царстве Небесном, или в геенне. Третьего не дано. Третье исключено. Поскольку Царство Небесное пришло и оно внутри нас, постольку и во мне пребывает или Царство, или геенна. Однако, говорит авва, ничего из того, что принадлежит геенне, я не отбросил. Внутри меня все зловоние и пламя гееннское.

Влекущие в геенну еще приносят во мне плоды, и все ее дела движутся в моем сердце.

Тем, которые влекут мое сердце в геенну, удается не только сеять свои семена внутри меня, но и пожинать плоды этого сеяния. В моем сердце совершаются все дела ада.

Авва Исаия описывает нам человека, который, несмотря на то что хочет освободиться от греха, всё-таки остается великим преступником. Ведь авва не говорит, что влекущие бросают семя так, как повествуется в притче: ночью, когда мы спим, чужой человек, злой и лукавый, приходит и бросает семя плевелов, и они вырастают и заглушают пшеницу, то есть бывает, что в минуты уныния, расслабления, искушения приходит лукавый — влекущие — или внезапно проявляется страсть и бросает семя искушения. Но авва Исаия говорит, что мы сами позволяем этим влекущим возделывать то, что посеяно ночью, поливать это снова и снова, так что сеяние дает плоды и враги собирают их и уносят, куда хотят, а вместе с плодами и нас самих. Так в нашем сердце всегда совершаются дела геенны. Иными словами, в нашем сердце вместо пшеничных снопов оказываются снопы тех, кто влечет нас в ад.

В вергающие меня в огонь еще движутся в моей плоти, желая приносить плоды.

Те, которые хотят ввергнуть меня в вечный огонь, движутся в моем теле, владеют им, желая приносить плоды. Но я сам дал им право делать со мной то, что им угодно, погубить меня окончательно.

Ибо я еще не познал, куда отойду отсюда, еще не готов для меня прямой путь, еще не освободился я от действий воздушных властей, которые преградят мне путь, потому что во мне их злые дела.

Авва Исаия анализирует состояние грешника с исчерпывающей полнотой. У него накоплен богатый опыт, источники которого — личный подвиг, благодать Божия и свобода во Христе. Для него Бог — это не какой-то незнакомец, для него Он ведомый, милостивый, сама милость, потому что и сам авва сражался даже до смерти, но в час, когда он уже вот-вот должен был умереть, Господь его воскресил. Прекрасны слова аввы Исаии и заслуживают того, чтобы прочесть их сегодня, когда мы вступаем в особый период церковного года, период покаяния.

Ибо я еще не познал, куда отойду отсюда. Как я могу понять, что внутри меня властвует еще не Бог, но силы тьмы? Я могу это понять из того, что у меня нет уверенности в том, куда я пойду после смерти, из того, что еще не имею дерзновения пред Богом и ясного осознания того, что я получил место, которое уготовал мне Бог; из того, что я еще живу между тлением и нетлением, нахожусь между Богом и адом. Если я уверен, что пойду в рай, тогда имеет силу принцип: «Возлюби Бога — и делай что хочешь». Но пока я не имею такой полной уверенности и дерзновения, я должен быть осторожен, потому что я еще в узах.

Еще не готов для меня прямой путь. Авва Исаия называет те признаки, по которым человек узнаёт, что он не просто перестал грешить, но освободился от своих грехов, и его путь пред Богом свободен. Когда внутри него уже не имеют власти силы тьмы, то это означает, что он приобрел дерзновение и уверенность в достижении спасения, в том, что он человек небес, что для него готов прямой путь.

«Прямыми сделайте стези Ему», — говорит Иоанн Предтеча в Евангелии, что значит: приготовьтесь принять Того, Кто идет позади меня и Кто сильнее меня, ибо то, что я являю в прообразах, Он исполнит на деле. Он приготовит путь в вашем сердце духовным крещением. Прямой путь, путь спасения, путь райский, путь небесный открыт в Церкви. Множество людей входят по этому пути в рай, и сонм святых непрестанно увеличивается.

Но приготовлен ли этот прямой путь для меня? Несомненно, мой путь ведет на небеса, но для меня следование за Христом не является путем удобным, легким, готовым. Да, я подвизаюсь, но устаю, терплю неудачи, падаю, страдаю. Решаю не грешить и после грешу опять. Мне трудно. Крест Христов мне кажется тяжким, а вход в рай — трудным. Мне кажется, что даже если я пролью столько слез, сколько воды во всех океанах, то и этого будет недостаточно. Еще не готов для меня прямой путь. Христос сказал: «Иго Мое благо и бремя Мое легко», «Царство Небесное открылось, и оно внутри вас». Эти слова говорят о том, что со Христом человек может преуспевать, тогда он освобождается от сил тьмы и Христос им правит. Тогда путь его легок.

Со мной же происходит вот что: я хочу читать, но чтение кажется мне невыносимым. Иду молиться — и чувствую огромную тяжесть, беспросветную тьму. Да где же, наконец, Бог, чтобы мне с Ним поговорить?! Хочу подвизаться, чтобы приобрести целомудрие, смирение и мужество, но все мне кажется неисполнимым и чрезвычайно тяжелым, и я спрашиваю: «Господи, зачем Ты сделал нашу жизнь такой трудной? Внутри меня господствует грех и совершающие грех демоны, а не Ты, Христе мой». Путь еще не стал для меня прямым. Для того, кто победил в борьбе и освободился от грехов, жизнь Христова так легка, как легко детям кататься с горки, для меня же это невыносимое бремя.

Еще не освободился я от действий. Я чувствую, что демоны еще тащат меня то туда, то сюда. Я чувствую, как мои страсти низводят меня в глубины адовы. Возвысить ли мне оттуда свой глас? Мне кажется, что он не достигнет Тебя, потому что внутри меня действует грех, лукавые демоны.

Да, еще не освободился я oui действий, воздушных властей, которые преградят мне путь, потому что во мне их злые дела. Святой здесь изумителен: как совершенны его высказывания, как уверен он в своих словах и как тонко он чувствует то, что происходит вокруг него и перед ним. Он очень глубок. Я не освободился, говорит он, не только от тех действий, которые во мне и которые я вижу и чувствую, но и в особенности от действий, совершающихся в воздушном пространстве.

Несмотря на то что авва Исаия ведет речь о бесах, он при этом говорит только об их действиях. Он знает как изворотлив бес и как искусно он прячется, выдавая свои желания за волю Божию, а себя самого за сына Божия. Он прячется, чтобы мы исполняли его желания, были им одержимы.

Демон — это личность, ипостась. Изначально демон — творение Божие. Как духовное существо, он не может соединяться с нами нераздельно и беспрепятственно, он может на нас только воздействовать. Ибо человек создан для того, чтобы всецело соединяться с Богом через Божественные энергии. Бога в Его сущности воспринять невозможно. Но мы можем воспринимать Его энергии и через них соединяться с Ним. Нетварные энергии — это Сам Бог, сияние Его сущности. Точно так же и действия демона — это сам демон. Уясним это себе.

Почему мы терпим поражения и неудачи? Потому что проводим различие между лукавыми бесами и их действиями. Возник во мне лукавый помысел, и я спрашиваю: «Мне его подкинул бес, или это просто бесовское действие, или какая-то страсть?» Но в том-то и дело, что действие и бес — это одно и то же. За действием кроется бес, как за лучом — источник света. Бес скрывается и за помыслом, и за желанием, и за движением в душе и теле. Но мы понимаем под действиями бесов семена, которые они сеют и которые в нас плодоносят, поэтому авва и говорит здесь о действиях.

Еще не освободился я от действий воздушных властей, которые преградят мне путь, потому что во мне их злые дела. Я еще не освободился от действий демонов, которые находятся в небесном пространстве, от мытарств, как их называют другие отцы, от врагов, которые поджидают удобного случая, чтобы похитить мою душу и воспрепятствовать моему восхождению на небо. Ангелы Божии, Сам Бог сражаются, чтобы освободить Свое творение, пусть и в последний момент, и возвести его на небо, хотя бы и за одно молитвенное обращение «Господи Иисусе». Но до последней минуты и демоны наготове, чтобы похитить душу через отчаяние или одно лишь «нет», которое она скажет, а она может его сказать, потому что всегда остается свободной.

Демоны довели до совершенства план погибели человека. Они действуют в человеке, входя и снова выходя, потому что не имеют возможности ни сущностно, ни ипостасно соединиться с нашей душой. Но они могут менять «одеяние» души, ее деятельность, и так изнутри господствовать над нами. Задумали этот план не только те бесы, которые входят в нас и выходят, но и те, которые заняли уже все выгодные для боя позиции до самых небесных врат. Не будем забывать, что душа хотя и духовна, однако имеет некоторую телесность, как и демоны. А значит, небо, как и преисподняя, для нее не только образ жизни, но и местопребывание. Душа имеет движение внутри себя и сама движется вперед.

Таким образом, мои дела, которые, как мне кажется, я совершаю по собственному желанию и самостоятельно, в действительности — исходящее от демонов излучение: они подбрасывают мне самих себя, а я их подхватываю, думая при этом, что я свободен и делаю то, что хочу. В то время как я считаю себя свободным, я не понимаю, что связан по рукам и ногам, и потому хотя и борюсь за свое спасение, но снова иду ко дну. И тогда я попадаюсь в когти палача, потому что я не осознаю, что единственное, чего поистине желает моя душа, — это Бог, ведь для Него я родился, Его ищет моя душа и в Нем обретает успокоение.

Все другое, что я считаю вожделенным, — это ложь, заблуждение, искажение, хлам, которым забрасывает меня лукавый. Когда я веду себя таким образом, я теряю душевное равновесие и думаю, что желаю зла, потому и сказано: «Предлежит мне злое». Рядом со мной оказываются бес и смерть, которую он сеет, ведь смерть — это он сам. Например, когда я раздражен, озлоблен или подвержен какой-то другой страсти, то в действительности во мне совершаются злые дела бесов.

Демоны не могут проникнуть в существо нашей личности, они соединяются с нами своими лукавыми и темными делами, которые становятся чем-то единым с нами. С нами соединяется как лукавство демонов, так и благодать Божия, потому что «предлежит мне» и Бог и добродетель, и тогда мы становимся или темными, или светлыми. Если я грешу, то это не значит, что я просто сделал нечто греховное, но это значит, что во мне завязалась настоящая борьба, произошла целая схватка — и я оказался побежден. Поэтому грех не означает, что я делаю что-то дурное, исповедуюсь в этом и получаю прощение, а если снова согрешу, то снова буду прощен. Грех означает, что я забываю, зачем родился, забываю, что только Бог может успокоить мою душу и что она никогда не сможет остаться непорочной, если не соединится с Богом. Итак, грех — это провал, ошибка, обман, промах, он означает, что я не смог попасть точно в цель. Грех — это моя неудача.

Наклонность моей воли к греху на самом деле не мое собственное желание согрешить, но слияние моей воли с волей лукавого демона, который таким образом пробирается внутрь меня, в то время как я думаю: «Это то, чего я искал». Ведь каждый раз, когда я что-то делаю, я чувствую, что соединяюсь с тем, что делаю. Этим объясняется наслаждение, воспоминание о грехе и возвращение к греху — все это, как закваска, смешивается со всем моим существом. Поэтому авва Исаия говорит: Еще не готов для меня прямой путь, еще не освободился я от действий демонов. Нужно, чтобы во мне остановилось всякое движение, даже самое малое, для того чтобы я мог сказать, что сейчас я начинаю соединяться с Богом.

Я еще не увидел Искупителя, пришедшего спасти меня от них, потому что их злоба все еще приносит во мне плоды.

Христос родился, Искупитель пришел, но я еще не увидел Искупителя, не стал Ему сроден, не ввел Искупителя Христа внутрь себя, не соединился с Ним.

Еще не увидел. Поскольку глагол «видеть» в греческом языке имеет, как правило, оттенки значения «наслаждаться», «насыщаться», то слова «еще не увидел Искупителя» означают, что я не насытился Искупителем Христом, не принял Искупителя в себя, хотя Он и пришел меня спасти. Злоба демонов, лукавых энергий, все еще приносит во мне плоды.

Я еще не ощутил своего дерзновения перед Судьей. Обо мне еще не засвидетельствовано, что я не заслуживаю смерти. Я еще не отступил от творящих зло.

Еще не могу я встать с дерзновением перед Христом и сказать Ему: «Вот, Христе мой, я свободен, делай со мной что хочешь, возьми меня, когда сочтешь нужным, я Твой». Что-то все еще уверяет меня, что я не могу встать с благой надеждой перед Судией, дрожат и подкашиваются мои ноги. И поскольку нет у меня дерзновения, то обо мне еще не засвидетельствовано, что я не заслуживаю смерти, еще не получил я свидетельства, что я достоин жизни, я чувствую, что достоин смерти. Я еще не отступил от творящих зло, еще не удалился от преступников. Дело не в том, что они не ушли от меня, потому что входить и выходить — их работа, но в том, что я сам от них не удалился.

После всего сказанного мы можем понять, почему синаксарь первого воскресенья Постной Триоди называет это время временем сражения, духовной борьбы, поприщем брани. Воистину, какая идет борьба, а мы не имеем о ней никакого понятия! Какие развертываются планы! Мы же умеем только спать на перине греха, ни о чем не беспокоясь, думая, что мы христиане, что мы монахи. Но какая идет борьба! Какие силы света и тьмы, боги лукавые и добрые сражаются за то, чтобы завладеть нашей душой, а мы думаем, что наша жизнь очень проста. Почему так? Потому что единственное, чем мы живем, — это наш грех, наша боль и несчастье. Это несчастье грешного человека выражает авва Исаия в словах:

Не радуется преступник, заключенный в темнице. Не может творить свою волю закованный в железо.

Если кто-то сидит в тюрьме, то, что бы ты ему ни принес, он ничему не радуется. Единственное, чего он хочет, — это выйти из тюрьмы.

Не может творить свою волю закованный в железо. Может ли заключенный, у которого руки и ноги в железных оковах, исполнять свою волю? Так и мы не можем исполнять свою волю, то есть мы не знаем, чего хотим в глубине души. Лукавый извращает наши помышления, и мы «делаем то, чего не хотим», как если бы этого хотели. Мы приветствуем зло, верим ему, любим, совершаем его и часто думаем, что поступаем правильно и в этом состоит воля Божия. Большинство своих дел мы оправдываем.

Пойди к кому-нибудь и скажи ему: «Брат, почему ты опять пустословил?» Ты убедишься: он не чувствует, что пустословие — это грех. Ведь если бы он знал, что это дыхание и действие смерти, то он не стал бы снова грешить. Кто по своей воле вернется в тюрьму, если один раз уже испытал на себе тяжесть железных оков? Если он снова так поступает, то, значит, он не ощущает, что его согрешение — это страшные оковы. Ты говоришь ближнему: «Не делай это, не делай то», а он отвечает: «Я этого не понимаю, не чувствую». Он не чувствует своих оков и умрет с ними, думая, что летает.

Не учит другого тот, на кого надели колодки.

Снова авва обращается к образу узника, описывая теперь того, кто заключен в деревянные колодки, какие были надеты на апостола Павла и на многих других. Узник не учит другого, не говорит ему о свободе, добродетели и Боге. Он занимается только тем, что оплакивает свои узы.

Не помнит он успокоения, поскольку пребывает в муках. Не ест он с наслаждением, потому что шея его в колодках.

Пойди к заключенному и скажи ему: «Как прекрасно мы когда-то проводили время!» Что ему до того, если теперь он в муках? Не ест он с наслаждением, потому что шея его в колодках. Когда человека заключат в оковы, он ничего не ест с наслаждением, все перемешано для него со страданием и болью. Что бы ни делал грешник, он не может радоваться.

Мы молимся и жалуемся, что молитва нас не радует. Как ты можешь радоваться, говорит авва Исаия, когда ты скован своими грехами? Читаем и говорим: «Я ничего не понял». Где тебе понять? Думаешь, лукавые демоны дадут тебе что-то понять? Ты узник, на тебе и железные оковы, и деревянные колодки. Если бы ты понимал, что читаешь, то твоя душа радовалась бы. Но грешник ощущает только боль.

О всяком зле и мучениях, которые ему причиняют, он говорит: «Да, я этого достоин». Поскольку он всегда размышляет о том, каким будет его конец, и рассматривает наказания и свои грехи, то его сердцу нет нужды заботиться о том, чтобы никого не осудить: боль мучении, снедает его сердце.

Поскольку узник понимает весь ужас того, что он находится в оковах, он перестает следить за тем, что делают другие, перестает им досаждать, судить их, давать им советы, он внимает только тому мучительному страданию, которое снедает его сердце. Он принимает все наказания, которым его подвергают, потому что считает, что он их заслужил, и размышляет о том, каким будет его конец.

У вы, тягостно для него чтение!

Когда ты плохо понимаешь то, о чем читаешь, на тебя тут же нападает сонливость. Но как только с тобой о ком-то заговорят, твои глаза и сердце тут же открываются. Как только тебе скажут пойти поработать вне монастыря, ты сразу проявляешь готовность, но когда велят почитать, ты не находишь в себе сил.

Не побуждает он других не унывать, нет у него заботы о пище или беспокойства; те, кто милуют его, поистине оказывают милость, но от печали он не чувствует к ней вкуса, потому что во всем согрешил.

Узник не дает другим советы бежать или бороться, потому что видит, что сам не может ничего сделать. Он не заботится о пище или о чем-то внешнем. Единственное, чего он хочет, — освободиться. Несомненно, вокруг него есть люди, которые полны любви, но этот несчастный от своей печали не может вкусить их любви, понять их доброту, потому что во всем согрешил, потому что весь погружен в грех.

В самом деле, когда человек грешит, он отделяется от ближних и у него появляется чувство, что они его не любят, не нуждаются в нем, не думают о нем, не обращают на него внимания. Подобно тому как язык, потерявший чувство вкуса, не ощущает сладости меда,

так и человек греха страдает нечувствием, не воспринимает любовь людей, все понимает и толкует превратно, считая, что все хотят ему зла, что все живут и радуются, а его бросили. И даже если ты прольешь за него кровь, он даст другое толкование твоей любви. Если ты скажешь ему доброе слово, он сочтет, что ты вмешиваешься в его жизнь. Если скажешь ему: «Садись там», он будет считать, что ты его презираешь. Грешный человек живет в оковах своего греха и в страшной темнице своего одиночества.

Когда человек, оказываясь в подобных ситуациях много раз, приходит к выводу о том, что ближние его не любят, ему не помогают, что они в чем-то виноваты, он им не нужен, то совершенно ясно, что он согрешил. Напротив, тот, кто освободился от греха, начинает ощущать, что все его любят, всем он нужен, он чувствует, что все ему родные, ему хочется всех обнять, потому что все исполнены милости к нему. Итак, чем более я освобождаюсь от греха, тем более соединяюсь со всеми. И наоборот, чем больше я грешу, тем больше от всех отделяюсь.

Тем, которые его оскорбляют, он не отвечает гневно и переносит страдания, говоря, что заслужил их; смех далек от него… Когда он слышит чьи-то речи, то не говорит, что они хороши или плохи, его слух не принимает их, будь они хороши или плохи; его глаза источают потоки слез из-за страданий, которыми он охвачен.

Если человек осознает, что он грешник, он никогда не будет обращать внимание на то, что говорят другие, никогда не будет судить или противоречить. Если ему скажут что-то плохое, несправедливое, он ничего не ответит. Он никогда не смотрит на то, что говорит ближний. Речи ближнего, как правило, — это смертоносные мечи. Он знает, что только молчание соединяет его с ближним и с Богом.

Его слух не принимает речи их, будь они хороши или плохи. Что бы ни сказал ближний, хорошее или плохое, он следит за тем, чтобы не повредиться самому. Ведь если он прислушивается к добрым словам, то и злые слова в какой-то момент неожиданно войдут в него и поработят его душу. И потому его слух закрыт для людей, чтобы внимать только Богу, а его глаза источают потоки слез из-за страданий, которыми он охвачен, — из глаз его льются слезы, потому что он страдает от боли, причиняемой ему грехом.

Ибо всякий несет свое бремя.

Если ты захочешь освободить человека от его греха, то ты не сможешь этого сделать, потому что он сам должен возжелать своей свободы. Не можешь ты взять на себя его бремя. Но почему мы, люди, такие? Почему мы мучаемся из-за своих грехов?

Ответ авва Исаия дает нам в последующих словах, которые переносят нас из геенны в рай, от действия лукавого к благодати Божией. Обратите внимание на то, сколько опытного знания в его словах. Такие мысли мог выразить только великий святой, великий пред Богом и ничтожный в собственных очах. Он столь глубок в своем смирении и простоте, что напоминает нам святого Ефрема Сирина.

Доколе я буду пьян без вина и нерадив, хотя все это стоит передо мной?! Черствость моего сердца иссушила мои глаза, а многозаботливость иссушила мою голову, и рассеянность сердца навела на меня забвение до часа тьмы.

Мы говорим о покаянии, читаем толкования на покаянные псалмы, но как же трудно человеку покаяться! Почему? Потому что происходит то, о чем говорит авва: мы пьянеем без вина. Пьянеть от вина естественно. А вот опьянение без вина ненормально, чуждо человеческой природе. Бог дал вино, чтобы человек был весел: «Вино веселит сердце человека». Церковь использует образы вина и елея прежде всего для того, чтобы явить нам свойства Христа.

Доколе я буду пьян без вина?! До каких же пор я буду жить и чувствовать радость без Христа? Авва подразумевает, что есть опьянение подлинное и есть опьянение, несвойственное человеку. Опьянение — это, безусловно, веселье или, лучше сказать, преизбыток веселья, вплоть до того что человек перестает владеть собой.

Когда человек к чему-то привыкает, то впоследствии он делает это уже не задумываясь. Человек не грешил бы, если бы грех не был опьянением, не доставлял некоторого удовольствия, не приносил удовлетворения. Болезненно самолюбивый человек, который думает, будто он делает что хочет, находит удовлетворение в грехе. Если ты посоветуешь ему поступить так, он поступит эдак. Скажешь ему сделать то, он сделает другое. Лишь бы ему выбрать то, чего он хочет сам. Так человек изо дня в день живет в каком-то безумном опьянении, веселье, удовлетворении, в «счастье»

и «успокоении», в удовольствии и самодовольстве. Каждый день он почивает на подстилке, сплетенной из его разнообразных грехов, но в действительности он пьет и ест самого себя, замешивает свое бытие на собственном эгоизме.

Действительно, кто бы мог выжить в тяжелейших страданиях, если бы у него не было какой-то радости? Я чувствую радость от общения с женой или потому, что надеюсь на что-то, потому, что меня уважают, потому, что у меня есть деньги, — могут быть разные радости. Всякий раз что-нибудь да находится. Я читаю журнал и так им увлекаюсь, что читаю его пять часов подряд. Это увлечение — опьянение без вина. Но мы знаем, что христианину невозможно истинно веселиться без слез и истинно радоваться без печали.

И не бывает также печали по Богу, то есть истинного покаяния, без веселия, без радости Христовой, без Его присутствия. Признак печали по Богу — радостопечаль, и радость лишь тогда истинна, когда она происходит от слез покаяния.

Так что человек может радоваться, быть тысячекратно удовлетворен, иметь множество желаний или дел, быть или казаться радостным, но радость его ложна, если нет у него вина слез. Только слезы дают истинное опьянение. Однако те слезы, которые не доставляют человеку опьянения, радости, счастья, — это слезы ложные, эгоистичные, несовершенные, нездоровые, бесовские, а не духовные. Слезы сами по себе значения не имеют. Их значение в том опьянении, которое они вызывают, а истинность опьянения проверяется тем, происходит ли оно от настоящего вина. Поэтому авва Исаия и говорит: «Доколе у меня будет радость без слез покаяния? И доколе глаза мои будут изливать слезы без опьянения, без радости?»

Как часто мы каемся, а радости не ощущаем! В таком случае, несомненно, мы снова падем. Как часто мы исповедуемся, а наше сердце не возгорается и не пьянеет! Тогда ясно, что вино не настоящее. Как часто мы полагаем, что нашли истину или радость, но у нас нет вина — духовной слезы! До каких же пор моя радость, моя печаль, мои поклоны, все мои приношения и жертвы Богу будут оставаться ложными? Доколе я буду нерадеть, доколе моя жизнь будет пропитана этой лживостью?

Черствость моего сердца иссушила мои глаза. Я пьян, но у меня нет вина, нет слез, потому что мои глаза иссушила черствость моего сердца, которое растолстело, утучнело — уже после того, как вкусило и познало Христа, и стало столь тяжелым, наполнившись наслаждениями и дарами Божиими. Все идет от сердца. Когда сердце очерствело, могут ли глаза источать слезы?

А многозаботливость иссушила мою голову. Мое сердце окаменело настолько, что я не могу покаяться. Но этого мало. Окаменение распространилось, дошло до головы и лишило чувствительности область глаз, так что, если сердце когда-нибудь и умилится, будет уже поздно — глаза не смогут наполниться слезами. А всему этому причина — многозаботливость, которая в некотором смысле делает глаза бесполезными, бессильными, так что они уже не могут источать слезы.

Это несчастье нашей жизни, а причина ему — наши многочисленные заботы и интересы. Всякий раз нас что-то занимает, наши глаза ослепляет какое-то желание. Сегодня я поглощен желанием чего-то достигнуть, завтра — наилучшим образом преобразовать монастырь. Все время что-то, словно червь, точит и иссушает корень моего сердца, а затем достигает и моей головы и делает меня бессильным.

И рассеянность сердца навела на меня забвение. Рассеянность ума и сердца приводит к тому, что человек становится абсолютно ни на что не годным. Забота, как говорит Священное Писание, ведет к безысходности. Я желаю и не имею. Желая и не имея, я или еще сильнее стремлюсь к исполнению своих желаний, или ищу иные перспективы, чтобы у меня было собственное опьянение, собственная радость. И так я впадаю в некую рассеянность сердца, живу тут и там, живу везде, но не живу своим собственным бытием. А в результате этих разнообразных занятий и рассеянной жизни я обо всем забываю. Я забываю, что нет у меня вина, забываю о том забвении, которое возникает во мне.

Что означает «забвение»? Если, к примеру, я забыл о каком-то человеке, то это означает, что он для меня не существует. Значит, слова «рассеянность сердца навела на меня забвение» означают, что во мне видны последствия забвения, и я стал тем местом, на котором нет Бога. Мои заботы, желания, тревоги, радости — все эти источники опьянения отдаляют меня от Бога, я становлюсь подобным «безбожникам в мире».

До часа тьмы. В таком состоянии я живу с уверенностью, что Бог со мной, до того момента, пока не провалюсь во тьму. Приближается последний час моей жизни, в который «никто не вспоминает о Тебе», а я все еще не обнаружил, что живу без Бога. Вот результат радости без слез и слез без радости.

Не приобрел я друга, чтобы он замолвил за меня слово, и нет у меня дара, чтобы послать гражданам.

Эти слова напоминают нам Евангелие, которое говорит: пока твой противник готовится, не выступай на войну, но пошли посольство просить о мире. Иди и примирись с врагом, пошли людей и дары, чтобы они сумели его умилостивить. Так ты не только победишь, но и избежишь угрожающей тебе смерти. А если он к тому же любит богатство, то «приобрети друга богатством неправедным», сделай его своим другом при помощи подношений, подарков, с помощью людей, которых ты пошлешь, чтобы они замолвили о тебе слово. Нет у меня дара, чтобы послать гражданам. Что это за «граждане», с которыми мне нужно договориться? Это, конечно, мои друзья, домашние, которые стали моими противниками.

Не приобрел я друга, чтобы он замолвил за меня слово, и нету меня дара, чтобы послать гражданам. Слова эти изображают человека, который создан для неба, но, несмотря на это, живет без неба. Его друзья — это друзья Божии, святые, которые в белых ризах и в сиянии славы окружают жертвенник Божий, но человек этот не дерзает пойти туда. Святые чужды ему.

Как часто человек, согрешая, воспринимает святых как своих врагов, разрывает отношения с ними и даже с Самим Богом! Когда я грешу, то естественно ссорюсь с человеком, которого я вижу, который рядом, любит меня, говорит со мной, а я — с ним. Тем более естественно, совершая грех, отдаляться от святых, ведь их я к тому же и не вижу. Святые и ангелы, окружающие пренебесный Божий жертвенник, да и Сам Бог для меня больше не существуют. Конечно, не потому, что такова действительность, но потому, что я своим грехом погребаю сам себя в небытии, становлюсь несуществующим для них. Они кажутся мне несуществующими, потому что существуют в Боге. А меня разлучает с Богом грех, а значит, Бог и друзья Божии становятся моими врагами. И нет у меня никакого дара, который я мог бы послать гражданам, чтобы они умолили Бога, чтобы Иоанн Предтеча стал предстателем за меня, чтобы святые походатайствовали обо мне, чтобы выступили вперед ангелы, чтобы Матерь Божия приняла мою мольбу. Нет у меня никакого дара. Единственным даром могло бы стать крещение, но своим грехом я осквернил его.

И звестие о моих злых делах не позволяет им признать меня.

У пренебесного жертвенника все меня ждут. Но как же я, грешный, живу! В грехе, отчаянии, в разлуке с людьми, Богом и святыми. И если предположить, что когда-нибудь я смогу пролить слезы или кто-то сможет предстательствовать за меня перед Христом и святыми, то это произойдет уже слишком поздно. Ведь покаяться можно только сегодня, «доколе можно говорить: „ныне"». Никто не может изменить свою жизнь когда хочет, но только тогда, когда его ждет Бог. Если я изменю ее завтра, то не знаю, услышит ли меня Бог, потому что каждому Он дает подходящее время. Если я покаюсь поздно, то известие о моих злых делах достигнет небес первым, то есть мои злые друзья, бесы, пойдут и расскажут Богу о всех моих злых делах, говоря Ему: «Он не Твой». И тогда Бог и живущие на небесах святые не смогут признать меня своим.

Если умоляю их, они не обращают на меня внимания.

Одиночество души все возрастает. Мы уже говорили, что человек, ставший из-за своего греха одиноким, думает, что никто его не слушает, никто о нем не думает. Мало того, ему кажется, что, когда он умоляет святых и Бога, даже они его не слышат.

Очень часто мы говорим: «Я умолял Бога, но Он ничего для меня не сделал, сказал святому Георгию, а он меня не услышал, обратился к святителю Николаю, но он не приклонил своего уха, сказал Богородице, но и Она мне не ответила». Разве не чувствуем мы нередко, что наши молитвы остаются без ответа? Почему так происходит?

Ибо они видят, что я не освободился от своих недугов. Не умоляю я с распростертым сердцем, и жало моих грехов еще не стало непрестанно уязвлять мое сердце.

Потому что они, святые, чувствуют, что я еще не перестал грешить, и это происходит по одной причине: мое сердце, обращающееся к Господу, ожесточено, а не распростерто, оно не чувствует непрестанных уколов греха, оно не осознало, насколько страшен грех. Итак, я остаюсь удаленным от своих ближних и от небожителей, разлученным с Церковью, я не ощущаю ее как единое тело.

С распростертым сердцем. Мы уже говорили, что добродетельность человека не достигает неба, что человек в действительности не может сделать ничего. Но проливать слезы, а равно и распростирать сердце в молитве, оттого что его жалит грех, — в наших силах. Ведь Бог принимает только одно — покаяние и видит только одно — слезы, которые приносят Ему на небеса сами ангелы. Однако я не умоляю с распростертым сердцем. Когда я каялся, мое покаяние было без «широты сердца». Мое сердце мало для того, чтобы достичь Бога. Но я могу превратить его в стрелу, чтобы направить ее прямо к Богу. И если хотите, само мое сердце может так расшириться, что станет огромным и достигнет Бога. Но во мне живет чувство, что Бога нет, и поэтому я недоумеваю: «Да где Он, Бог? Бога нет». А другой человек видит Его так ясно, живо и истинно, что говорит: «Велик Бог!»

Действительно, при помощи слез и памяти Божией сердце становится таким огромным, что вмещает уже всю вселенную и меня, ничтожного. Когда я освобождаюсь от самого себя, тогда вмещаю весь мир, вмещаю Бога, приобретаю чувство, что мое сердце начинается от земли и достигает небес, обнимает все.

Но мне не удалось так расширить свое сердце. Что же мне делать?

Плачьте же со мной, все братья мои, знающие меня, чтобы пришла ко мне

помощь больше силы моей и взяла надо мной верх, чтобы мне удостоиться стать Его учеником, ибо Его сила во веки.

Одна надежда остается у меня: обратиться к вам, хотя я вас не понимаю, вы кажетесь мне чужими, но вы — мои братья; обратиться к вам, святым, хотя вы представляетесь мне врагами, мне думается, будто вас нет, и до вас не доходят мои дары. Плачьте все вы, братья мои, знающие меня, несмотря на то что я не понимаю вас, не чувствую, но, напротив, все в вас мне кажется чужим и странным.

Авва Исаия призывает к общему рыданию всех братьев келии, всех святых и всю вселенную. Плачьте… знающие меня. Вы выслушали мою исповедь и поняли, что я сор, персть, иссохшая до того, что у меня нет ни одной слезинки, плачьте… чтобы пришла ко мне помощь больше силы моей и взяла надо мной верх, чтобы мне удостоиться стать Его учеником. Поскольку сам я не каюсь и не хочу покаяться, умолите Его вы, чтобы меня посетила помощь больше силы моей и овладела мной.

Смысл этих слов в том, что мое вожделение греха столь велико, я так бесповоротно смешал свое бытие с адом собственного «я», настолько превратил свою свободу в рабство, что сам уже ничего не могу сделать, «делаю то, чего не хочу». Моя сила стала разрушительной, она разрушает и умерщвляет меня самого. Так прошу же вас, умолйте Бога послать помощь, превышающую мою собственную силу.

Видите, человек становится так силен, что побеждает и самую благость Божию. Мы так обильно питаем свою самость и греховность, что становимся всесильными. Конечно, демон пред Богом ничто. Один взгляд бросит на него Бог — и он тут же окажется в преисподней. И однако демон — мироправитель. В его руках вся сила, и он потрясает вселенную и нас самих. Так в точности случается и с человеком. Потому и говорит авва: «Умоляю вас, восплачьте обо мне. Может быть, Бог сжалится надо мной и пошлет помощь, которая превзойдет мою силу, то есть мою слабость, добровольное неведение, „нет“, которое я говорю Богу. Поскольку я не каюсь, поскольку я по своей воле имею дух противления, то, быть может, Бог по Своей милости овладеет моей силой и возьмет надо мной верх, может быть, Он меня свяжет и когда-нибудь освободит».

Чтобы мне удостоиться стать Его учеником. Я ношу одеяние Его ученика, но еще не стал им. О если бы когда-нибудь я стал Его настоящим учеником! Ибо Его сила во веки. Я умоляю вас, братья, потому что признаю, что у Бога есть сила. И поскольку сам я силы не имею, то, если возможно, убедите вы Его сокрушить мою волю, чтобы Он победил.

Слова аввы Исаии необычайно сильны. Посмотрите, как тонко и богословски глубоко он разбирает жизнь грешного человека! Самые замечательные слова о грехе сказали святые. Почему?

Потому что чем больше освящается, чем больше отдаляется от греха святой человек, тем яснее он осознаёт святость Божию и понимает, что сам он не такой, как Бог. Следовательно, опытно ощущая и созерцая святость Божию, он понимает значение своей греховности, которая простирается и за пределы его греха — на падшую человеческую природу.

Грешник постоянно опытно переживает свой грех, мучается, страдает, испытывает боль, подобно посаженному на кол, избитому и израненному, но он живет ощущениями своего опьянения, самообольщения и потому остается в грехе.

Однако тот, кто чувствует Бога, чем более очищается и освящается, тем более утончается и правильно понимает значение гнездящегося в нем греха, поэтому и имеет опытное переживание его и плачет так, будто он первый из грешников и последний из верных, хотя сам он от своего греха очищен.

Даже если я совершу столько убийств, что целиком погружусь в пролитую моими руками кровь, я все равно не смогу осознать величину своего греха в той же мере, в какой осознаёт свой грех святой, согрешивший просто рассеянным взглядом.

Я помню, как плакал отец Димитрий Гагастафис, которого я знаю с 1961 года. С годами он становился все ближе и ближе к Богу, и вы не можете себе представить, сколь горячими и обильными были его слезы и сколь поразительным было его очищение. Сколько раз, когда он приходил на исповедь, я недоумевал: «Откуда в этом исхудавшем теле столько слез? В нем не найдется столько воды, сколько слез он проливает». И однако так было, потому что он освящал самого себя.

Грешник не чувствует, что такое грех. Он чувствует только свое мучительное состояние, заблуждение, одиночество, отчуждение от ближних. Из этих ощущений и складывается его понимание греха. Однако он может покаяться, если будет размышлять о святости Божией и услаждаться ею. Церковь на Божественной литургии постоянно ставит нас перед святостью и славой Божией, с тем чтобы мы поняли свое бесславие и греховность. Бесславие означает, что в действительности мы погружены в небытие.

Но трудность состоит в том, что мы не хотим покаяться, потому что не возлюбили Бога. Какой-нибудь грешник, не познавший Бога, наверное, может когда- то покаяться. Но можем ли спастись мы — те, которые познали Бога, вошли в стены Иерусалима, но желают прежнего мучительного египетского рабства?

Мы не можем, дорогие мои, не признать, что наше опьянение происходит не от вина, а наше вино не дает опьянения. Плачем мы или радуемся, у нас нет крыльев, чтобы приблизиться к Богу. Как лжива наша жизнь! Но при всем том, как только мы захотим найти вино Божие, мы обретаем его. Самарянин послужил иудею и принес ему вино, неужели Христос не принесет его нам, членам Своего тела?

Если мы до сих пор не покаялись, то это потому, что мы любим свою силу и не хотим, чтобы ею завладел Бог; потому, что не расширили свое сердце, не овладели им настолько, чтобы оно стало вместительным. А что мы можем сказать в таком состоянии? Я думаю, самое лучшее, что мы могли бы сделать сейчас, когда вступили на поприще постной Триоди, — это попросить наших братьев, ангелов и святых плакать о нас. Мы заслуживаем только рыданий.

Но если мы переживаем ад, то должны понимать, что истина — это не ад, а рай. Ад — это отсутствие рая. Если мы пребываем во тьме, испытываем горечь, боль, если мы страдаем, но все еще не начинаем каяться, то это не потому, что наш грех — это правда, но потому, что наш грех — это отсутствие благодати, которую мы изгоняем из своих сердец. Мы не позволяем благодати Божией к нам приблизиться.

Мы вошли в период постной Триоди. Давайте оставим за ее пределами свое «я», насколько это возможно. Наши мысли, знания, переживания, поступки — все это ложь. Но есть истина, которую на опыте прожило неисчислимое множество святых — и на них мы не смеем даже взглянуть, святых, пребывающих ныне на небесах, а равно тех святых, что живут рядом с нами, а мы их даже не замечаем.

Пусть этот период церковного года станет временем плача каждого из нас перед нашим ближним, а в особенности перед святыми; временем нашего моления, нашей усердной, долгой мольбы. Будем умолять долго, вновь и вновь, будем просить наших братьев: «Плачьте обо мне, стану плакать и я о вас, — быть может, мы чего-то и достигнем».

Богослужебные тексты Триоди великолепно подходят для того, чтобы привести нас к покаянию.

Слово девятое. Наставления отрекшимся от мира

Если ты предался Богу, чтобы принести покаяние, не допусти, чтобы помысел заставлял тебя скорбеть из-за прежних грехов, как будто они не прощаются тебе, и вместе с тем не пренебрегай заповедями Божиими, ибо иначе Бог не простит тебе и прежних грехов.

Если ты уже вступил на путь покаяния, который мы описали в предыдущих главах, если ты оставил свои грехи и внутри тебя не движутся страсти, то тебе грозит опасность от помысла, который будет напоминать тебе о твоих прежних грехах, чтобы ввергнуть тебя в скорбь. Смотри не позволяй ему этого.

Авва Исаия снова со всех сторон освещает борьбу кающегося человека, потому что знает все спосо-

бы, которыми сатана искушает человека и сокрушает даже самые неприступные стены.

Известно, что грех не имеет сущности, это нечто, не имеющее ипостаси, отсутствие добра. Если я грешу, это означает, что мне недостает Бога, света, Святого святых. Грех — это отсутствие славы и святости Божией. И оно естественным образом проявляется в том, что происходит во всем моем существе: теле, душе, духе и разуме. Когда солнце скрывается, становится холодно и темно, однако когда его лучи падают прямо на меня, то обжигают и слепят глаза, — значит, все зависит от того, светит солнце или нет, и от того, какое действие оно оказывает. То же самое происходит и в моих отношениях с Богом: все зависит от того, существует ли для меня Бог, плохо мне или хорошо от Его существования.

«Грех есть беззаконие», — говорит евангелист Иоанн. Когда я грешу, я виновен, потому что не имею и не вижу Бога, потому что Его слава не наполняет меня. Но с того момента, как я покаялся, покаяние вводит в мою жизнь Бога, сохраняющего меня от всякого зла. Значит, в сердце человека, который покаялся и отрекся сатаны и всего его воинства, нет места никакой скорби, никакому огорчению, никакой печали.

И потому, когда помысел напоминает тебе о твоих грехах и беспокоит тебя, тогда, говорит авва Исаия, хотя грехи твои — это нечто несуществующее, твоя скорбь становится новым грехом. Теперь злом для тебя является скорбь, а не грех, не имеющий ипостаси.

Сатана, дающий тебе ложный совет, как некогда Адаму и Еве, скрывает от тебя этот новый грех и убеждает скорбеть о том, что ты совершил множество грехов и огорчил Бога. Это западня, в которую попадают почти все люди.

Так происходит с тобой потому, что скорбь — это проявление твоего падшего «я», воскрешение ветхого человека, это твоя гордость, эгоизм, который ты было похоронил благодаря своему познанию воли Божией, но который все же стремится выжить в тебе. Скорбь, огорчение из-за того, что ты сделал прежде, — это твой самый большой грех: как будто ты хватаешь упавшего идола, ставишь его на место и вновь покланяешься ему.

Твое покаяние разорвало рукописание твоих грехов, но ты своей скорбью делаешь напрасным это раздрание, снова разыскиваешь и соединяешь клочки, снова предъявляешь Богу грехи, которые Он уже покрыл. Будь уверен: ты снова впадешь в те же согрешения.

Итак, прежде всего следи за тем, чтобы не чувствовать никакой скорби из-за своих грехов, потому что такая скорбь — это возвращение к ветхому человеку, упоение своими прежними грехами. Таким образом, ты теряешь то, что уже приобрел.

Не пренебрегай заповедями Божиими, ибо иначе Бог не простит тебе и прежних грехов. Во-вторых, если ты хочешь, чтобы Бог простил тебе грехи, смотри не пренебрегай заповедями Божиими, а также радостью о своем покаянии и тем, что ты уже сейчас живешь во свете.

И затем авва обращается к некоторым, с человеческой точки зрения, мелочам, которые, впрочем, имеют огромное значение для жизни в общежительном монастыре и, мы бы сказали, для жизни всякого человека, поэтому авва и требует соблюдать их даже до смерти.

Вот что соблюдай даже до смерти и не пренебрегай этим: не ешь с женщиной, не имей дружбы с юными, не ложись спать с кем-либо на одной подстилке, если ты молод, кроме своего брата или аввы, но и то со страхом, а не с небрежением. Когда одеваешься, не давай свободы своим глазам.

Первое — не ешь с женщиной; второе — не имей дружбы с юными; и третье — не спи с юным на одной подстилке.

Почему так? Потому что опасность плотских грехов подстерегает нас всегда. Не будем забывать, что даже самый сильный человек — это сухая тростинка, которая может мгновенно воспламениться, а значит, если человек положится на свои силы или опыт, то это доверие себе может стать для него причиной воспламенения и падения. И если нравственными прегрешениями могут быть заражены мысль, сердце и желание отдельного человека, то тем более велика опасность заражения ими целого общежития, ведь любой его насельник, сам того не понимая, может заразить этой скверной ближнего. Так что предосторожность в отношении нравственности необходима.

Но авва Исаия рассматривает этот вопрос не поверхностно, он проникает гораздо глубже, потому что плотскому греху обычно предшествует целая история. Дух человека может долгие годы идти по пути, ведущему к греху, пока наконец не впадет в него.

Не ешь с женщиной. Общение с женщиной может и не ввергать в грех, но женщина, отличаясь от мужчины душевным складом, заставляет его почувствовать некую полноту, а значит, некоторое влечение своего существа к ней. Это совершенно естественное явление, и если я не понимаю или отрицаю его, то это не означает, что подобного не происходит. Конечно, греха здесь нет. Но поскольку женщина дает душе мужчины чувство полноты, то и выходит, что я, безбрачный, общаясь с женщиной, обретаю жену, хотя и не совершаю никакого греха и избегаю опасности падения.

В действительности мужчина женщину или женщина мужчину восполняет и приносит чувство завершенности не телесно, а духовно. Так устроено Богом. Поэтому и говорит Священное Писание: «Нехорошо быть человеку одному». Но поскольку монах безбрачен, единственной полнотой для него может быть только Бог. Избрав себе путь согласный с естеством

Иисуса, он уже не может идти противоестественным путем падшего Адама, иначе он скатывается к мирской жизни.

Более того, поскольку благодаря присутствию женщины у мужчины появляется чувство полноты, это рождает в нем желание покровительствовать женщине, руководить ею, защищать ее, быть к ней требовательным, как будто речь идет о его собственной жене. Причем такая связь может длиться всего несколько минут, может быть очень простой и естественной.

Далее, чем больше женщина раскрывается (а она склонна раскрываться перед мужчиной, в особенности перед монахом), тем большую полноту ощущает мужчина или монах и тем сильнее стремится ей покровительствовать. В результате образуется взаимозависимость: женщина видит в мужчине опору, мужчина же обнаруживает, что у него есть перед женщиной обязательства, а затем он начинает следить за собой, за своей одеждой, своими словами — монах становится мирским человеком. И все это при том, что нет и следа греха.

Не имей дружбы с юными. Когда завязывается дружба с младшими (имеются в виду, очевидно, люди одного пола), связь становится еще более неестественной, потому что тогда не происходит восполнения противоположным полом, ведь Богом вложено в человеческую природу, чтобы мужчина и женщина восполняли друг друга. По этой причине серьезному человеку дружба с кем-то молодым никогда не приносит радости, тепла и благих плодов. Напротив, она несет душевное одиночество, холодность, горечь и еще более коварно таит в себе плотской грех, равно как и смерть самой души, так как душа оказывается в одиночестве.

Когда ты увидишь двух мужчин, которые близки между собой, тесно дружат, будь уверен на сто процентов, что эти два несчастных существа попадут в тысячу искушений и историй, потерпят множество неудач и в конце концов потеряют Бога, если не изменят своего поведения.

Старшему к тому же грозит еще и другая опасность: увлечься идеями младшего и пасть из-за своего стремления быть на одном уровне с юным. Об этом говорит и святитель Афанасий Великий в своем слове к девам. У молодых всегда какие-то новые стремления, желания, идеи, опыт. Они знают современный мир и живут им. Держась ограниченного опыта своего возраста, они не признают предания и авторитета. И поэтому, для того чтобы старший и младший могли прийти к взаимопониманию, старший должен опуститься до уровня идейных устремлений и житейских наклонностей младшего, то есть смеяться, разговаривать, шутить — делать то, что делает младший. Значит, дружба с молодыми разрушительна, потому что отнимает у более зрелого человека, мирянина или монаха, зрелость и способность жить как опытный муж, так что он живет уже как какой-то подросток. Какая ему польза от его возраста, от прошедших лет, опыта? Все это отброшено тем молодым созданием, которое вошло в его жизнь.

Не ложись спать с кем-либо на одной подстилке, если ты молод. Кроме того, молодой не должен ложиться спать на одной подстилке с другим человеком, потому что здесь кроется та же опасность. Это равносильно тому, как если бы они решили положить между собой смерть: то, что ведет к греху. Авва Исаия говорит об одной подстилке, потому что у монахов того времени не было покрывал, как у нас. Для нас эти слова означают, что мы не должны укрываться одним одеялом. Тогда монахи укрывались каждый своей одеждой. И в Ветхом Завете Господь говорит: если ты взял в залог одежду ближнего, верни ему ее до захода солнца, даже если этот человек не может отдать тебе долга, потому что ему будет нечем укрыться.

Кроме брата своего или аввы, но и то со страхом, а не с небрежением. Итак, когда ты молод, тебе не позволяется спать на одной подстилке с другим, если только не будет нужды лечь с аввой или твоим братом, но и тогда делай это со страхом и без пренебрежения. Очевидно, что это не имеет отношения к жизни в общежительном монастыре, а касается тех монахов, которые жили по двое или по трое в одной каливе и по необходимости временно спали на одной подстилке, потому что пока не имели возможности жить отдельно.

Если будет необходимость выпить вина, то пей не более трех чаш и не нарушай этой заповеди ради дружбы.

Если нужно будет выпить вина, то можешь выпить не более, чем три чаши. И даже если какой-нибудь брат скажет тебе: «Давай, любви ради, выпей и четвертую!», — то не преступай заповеди ради дружбы.

Издатель текста аввы Исаии в примечании к этому месту указывает, что эти три чаши по своей вместительности, вероятно, составляли одну чашу, о которой говорит святой Феодор Студит в своих «Оглашениях», то есть примерно 32 драми (составляет, около 100 гр.). Издатель постарался найти соответствие между мерами, потому что отцы говорят на эту тему по-разному.

Авва Сисой, например, говорил, что никому нельзя пить даже и третьей чаши. Когда он однажды оказался на горе у аввы Антония и ему поднесли третью чашу вина, он сказал: «Брат, остановись, разве ты не знаешь, что есть сатана?» И когда его спросили, можно ли выпить три чаши после литургии в субботу или воскресенье, он ответил: «Если сатаны нет, то пейте! Но поскольку он есть, пить не будем». Другой отец говорил так: «Монах, пьющий более трех чаш вина, пусть не молится обо мне». Но почему одни отцы говорят о трех чашах, а другие — об одной? Просто потому, что они имели в виду разные виды чаш. Три чаши у одних вмещали столько, сколько одна у других.

Отцы ясно запрещают монахам пить вино. Они позволяют это только в случае болезни, после продолжительного поста или в случае тяжелой работы, когда нужно укрепить силы или согреться. Но одного того, что вино согревает или дает силы, уже достаточно, чтобы его не пить. Ведь зачем тогда нам поститься? Зачем воздерживаться? Мы воздерживаемся для того, чтобы ослаблять тело и изнурять плоть.

Не оставайся жить в том месте, где ты согрешил пред Богом, и не пренебрегай своим правилом, чтобы не впасть тебе в руки врагов.

Какой человек в своей жизни не грешил? Каждый из нас где-то и в чем-то грешил. Я когда-то пошел в такой-то дом и согрешил. Ты когда-то поехал в такой- то город и согрешил. Мы должны совершенно отсечь поводы к греху и уже не возвращаться в то место, где однажды согрешили. Кролик не побежит туда, где один раз попался. Как же ты идешь туда, где попадался в руки дьяволу? Возвращаться туда, пусть даже ты принял все меры предосторожности, — это все равно что говорить: «Прошу тебя, дьявол, не дай мне уйти просто так». Итак, остерегайся всякой возможности повторить какой бы то ни было грех. Но если ты не избегаешь поводов к греху и пренебрегаешь своим ночным правилом, то непременно попадешь в руки врагов.

Понудь себя к псалмопению, оно сохранит тебя от нечистого пленения. Возлюби всякое злострадание, и укротятся в тебе страсти.

Когда человек согрешит, из-за своего эгоизма он становится угрюмым, не может ни читать, ни молиться, ни делать поклоны, потому что ему кажется, что молитва — это непосильное дело, неприступная гора, а от поклонов он надорвется. Кроме того, поскольку грех всегда противоестествен, нарушается связь человека со всем миром. Он считает, что его осуждают, не любят. Он перестает мыслить логично и ничего не может делать свободно.

По этой причине понудь себя к псалмопению. Раз ты не можешь ни молиться, ни совершать ночное правило, по крайней мере заставь себя читать псалмы. Псалмы выражают моление, покаяние, славословие, благодарение, содержат чувства и переживания, которые могут оживить и самого немощного человека. Когда человек теряет сознание, ему дают немного ракии и он приходит в себя, точно так же приходит в себя человек и при чтении псалмов. Поэтому почитай псалмы и увидишь, что и ты придешь в себя.

Но в то же время возлюби всякое злострадание, и укротятся в тебе страсти. Полюби злострадание, трудности, поскольку все, что ты захочешь сделать, будет казаться тебе трудным. Как другой любит постель, на которой спит, пищу, которую ест, так и ты полюби злострадание. Мы ничем так не угождаем Богу, как этим. Поэтому нужно полюбить страдание.

Нас все изнуряет. Заставят нас поработать? Нам будет казаться, что мы изнемогаем под тяжестью работы. Скажут нам послушаться? Это покажется нам невыносимым. Велят нам жить в такой-то келье? Она покажется нам очень низкой. Скажут нам сесть на стул? Нам покажется, что он жесткий. Мы, люди, не находим покоя нигде. Выход в том, чтобы ничего не просить, но полюбить страдания, труд, усилие, борьбу, пот, слезы. Тогда мы увидим, как страсти убегут от нас. И далее авва повторяет свои обычные слова:

Постарайся не мерить себя ни в каком деле — и освободишься от рыдания о своих грехах.

Сколько раз он уже говорил нам об этом? Он не боится, не стыдится повторять. Постарайся не мерить себя, не исследовать, что ты сделал и чего не сделал, чего достиг и чего не достиг, что приобрел и чего не приобрел, потому что иначе ты впадешь в уныние или поддашься гордости и тогда согрешишь.

А если ты шагаешь свободно, если каешься и идешь вперед, если каешься, радуешься, поёшь и не интересуешься ничем мирским, тогда освободишься от рыдания о своих грехах, — тогда ты успокоишься, все твои грехи уйдут, и ты перестанешь рыдать о них. С тобой останется только мир.

О стерегайся лжи: она изгоняет из тебя страх Божий.

Ложь — это один из самых коварных грехов. Здесь имеется в виду главным образом ложный образ жизни. Иногда мы прячемся от Бога и людей, но обманываем самих себя. Например, я вижу, что мне хочется поговорить. Я тут же маскирую свой грех и говорю, что меня посылает к человеку любовь, что этого требует Бог или что общение необходимо. Это ложь.

То же самое может случиться с нашими помыслами. Помысел — это всегда нечто чужеродное. Как глаз не переносит ничего постороннего, так и наш ум не может вмещать ничего постороннего. Если во мне живут помыслы, значит, мой ум ограблен, он не просто осажден, но побежден, так что в меня вошел лукавый. Само то, что во мне есть помыслы, ясно показывает, что я — захваченная, разграбленная и затопленная страна. Но я не соглашаюсь с этим и оправдываю себя тем, что помыслы есть у всех.

Что значит помысел? Если погрузить губку в море, она напитывается водой, так и мой ум напитан помыслами, потому что я погружен в бездну лукавого. Для ума человека чистого помысел — это нечто неестественное, но вместо того, чтобы признать свое реальное состояние, я обманываю себя мыслью, что помыслы есть у всех, об этом и книги говорят.

Приведем еще пример. У меня не получается молиться. Пробую один, два, три раза — у меня ничего не получается, и тогда я разочаровываюсь, а разочарование — это ложь. Разочарование означает, что Бога нет. Но Бог есть.

Но и ложь в обычном понимании этого слова не менее ужасна. В таком случае ложь — это утрата человеческого достоинства, мышления, воли и силы. Ложь показывает, что у человека нет крепости «в суставах», поэтому он не может стоять и падает, то есть ложь обнаруживает полное безволие и бессилие человека.

Не открывай перед всеми своих помыслов, чтобы не стать преткновением для ближнего.

После того как ты покаешься и начнешь подвизаться, появятся трудности, искушения. Следи за тем, чтобы из желания получить поддержку не начать говорить кому-либо о своих проблемах, помыслах, грехах, потому что тогда ты станешь преткновением для ближнего и причиной его падения, а люди будут тебя презирать.

Ηо открывай помыслы своим отцам, чтобы благодать Божия покрыла тебя.

Свой помысел, сомнение, маловерие, жалобы открывай только своему старцу, своему отцу. Так ты и себя оградишь — не впадешь в грех, и другому не подашь повода согрешить. Люди, которые открывают свои помыслы и искушения, как правило, стремятся увлечь человека за собой, в то время как ошибочно или притворно полагают, что делают это для того, чтобы им самим стало легче. Никто не должен обращаться за поддержкой к кому-то другому, кроме своего старца, разве только сам старец велит поговорить с кем-то еще.

Может быть, кто-то возразит: «А что делать, если из-за моих прошлых грехов я не могу ни молиться, ни читать?» И тогда авва Исаия говорит:

Понудь себя к рукоделию, и страх Божии, поселится с тобою.

Заставь себя работать, исполнять служение, и ты увидишь, как Бог поселится рядом с тобой.

Ты, когда хочешь, смотришь на свои часы, когда хочешь, откладываешь их. Так и твой труд сделает Бога настолько доступным для тебя, что ты сможешь осязать Его, пользоваться Его помощью и даже обнимать Его так же, как ты сжимаешь в ладони свои часы.

Работа, цель которой стяжание Бога, всегда дает нам Его, тогда как безделье, опоздания, лень, пустое времяпрепровождение несут смерть. Если вы видите, что кто-то опаздывает на работу или работает не все отведенное для этого время, будьте уверены, что он осквернен своими помыслами, безнравственностью, грехами, распущенностью и ложью. Серьезный человек никогда не опаздывает и ни на минуту не остается праздным. Самый духовный человек, если он будет праздным, непременно падет. Но будь внимателен еще и вот к чему:

Если увидишь преткновение брата своего не к смерти, не уничижай его, чтобы не впасть тебе в руки врагов.

Все люди вокруг тебя будут грешить: один помыслом, другой делом, третий каким-то упущением. Но, что бы они ни делали, не презирай их. Если же ты их укоришь, унизишь, начнешь судить или осуждать, то рано или поздно ты непременно попадешь в руки врагов, прежде всего сатаны. Верх превозношения, безнравственности и сатанинского устроения — презирать или порицать согрешившего, потому что согрешивший человек, который находится рядом с нами, — болен.

За больным мы ухаживаем, показываем ему свою любовь, обнимаем, разговариваем с ним нежно и ласково, окружаем заботой. Он просит у нас рыбы — мы даем ему рыбы. Просит мяса — даем мяса. Просит дать ему сейчас — мы даем сейчас. Просит потом даем потом. Мы всегда уступаем, потому что больной человек весьма раним, он легко впадает в уныние, душевную немощь и становится игрушкой демонов, если я, находящийся рядом с ним, не буду внимателен. Поэтому больному мы всегда говорим «да» и никогда «нет». «Нет» для него опасно.

Итак, больному телесно ты делаешь много уступок. Если его раны смердят, ты принуждаешь себя терпеть. Если в его келье неприятный запах, ты входишь и улыбаешься, чтобы он ничего не понял. Так почему же, когда от твоего брата дурно пахнет из-за греха и падения, ты не проявляешь к нему такой же любви, чтобы его спасти, но судишь и осуждаешь его как грешника? Знай: как тебя может поразить надвигающаяся гроза, так поразит тебя смерть. Ты впадешь в руки врагов. На тебя набросятся враги, схватят, втопчут в грязь, и ты впадешь в гораздо худший грех, чем тот, за который сам укорял человека.

Остерегайся, чтобы не быть плененным тем, чем ты согрешил, чтобы прежние грехи не возобновились в тебе.

Ты видишь, как другой грешит? Оставь его на милость Божию. Он — член тела Христова, хотя бы и согрешил. Смотри на свою собственную беду. Ты мнишь о себе, что ты свят, а на самом деле ты грешник. Берегись, чтобы не быть плененным тем, чем ты согрешил. Если ты укоришь брата или не будешь внимателен, то снова впадешь в свои прежние грехи и будет «последнее хуже первого».

Возлюби смирение, и оно покроет твои грехи.

Полюби смиряться, вменять себя ни во что, быть презираемым, терпеть невзгоды, занимать последнее место, находиться там, где не может находиться никто другой. Только такое смирение может помочь тебе, потому что тогда Бог покроет твои грехи.

Не люби спорить, чтобы всякое лукавство не вселилось в тебя.

Любит спорить тот, кто любит себя, и проявляется эта его любовь в том, что он желает всегда быть победителем, первенствовать, хочет, чтобы другие его признавали и уважали, не может подчиняться. И поскольку он любит победу, а не служение и смирение, волей-неволей он впадает в споры, ссоры и пререкания, создает неразбериху.

Потому авва Исаия говорит: «Никогда не люби победу. Предпочитай последнее место и неудачу, предпочитай смиряться». Если для того, чтобы оправдаться, ты говоришь пусть даже одно только «нет» или «что ты сказал?», то всякое лукавство вселится в тебя. Бог обитает рядом с тобой, но в тебя вселится лукавство, ты станешь подвластен демонам, будешь отказываться, противодействовать, противоречить, противиться ближним. Только одержимый говорит «нет» и противоречит брату.

Когда в человека ударит молния, он не понимает, что с ним происходит. Если она его не убивает, то, по крайней мере, он теряет сознание, а если и не теряет его, то не может владеть собой. То же самое происходит с человеком, которого ударил бес. Этот человек доходит до такой нелепости и даже безумия, что противится члену собственного тела, ближнему. Для того чтобы всего этого избежать, сделай вот что:

Предай свое сердце в послушание отцам твоим, и благодать Божия вселится в тебя.

Сколько бы ты ни согрешал, сколько бы раз ни падал, даже если ты дошел до того, что стал подобен демону, даже если не можешь ни молиться, ни читать и совершенно порабощен грехом, по крайней мере предай свое сердце в послушание отцам твоим, и благодать Божия вселится в тебя.

Бывают такие болезненные состояния, душевные или духовные, в особенности во время сна или в начале его, когда человек совершенно не может пошевелиться. В такие мгновения он чувствует какую-то душевную подавленность и при этом не может вздохнуть, будто кто-то сжимает его горло или наступает на грудь. Он чувствует себя так, будто у него нет ни сердца, ни легких, будто он мертв. Он точно знает, что такое состояние вызвано чем-то чувственным, осязаемым, поэтому пытается перекреститься, но не может. Пытается произнести: «Господи Иисусе Христе, помилуй мя, грешного», «Верую» или «Отче наш», чтобы освободиться, но и этого не может.

Если в таком состоянии человеку все же удается выговорить «Отче наш», «Господи Иисусе Христе» или перекреститься, он тут же избавляется от этого душевного или духовного, так сказать, злого духа (потому что здесь имеет место и тот и другой — иной раз один, иной раз другой) и освобождается на этот раз или даже навсегда.

Но иногда он ничего не может сделать: ни произнести слова, ни пошевелить губами, ни перекреститься. В таких случаях, при этой боли, при этом оцепенении, при этой тяжести, когда человек видит, как к нему приближается смерть, когда он думает, что теряет все и испускает дух, приходит какое-то просвещение, озарение — предаться Богу, отдать Ему самого себя. И как только человек отдает Богу свое сердце, которое сжимается, тоскует и мучается, тут же все проходит.

Этот образ использует здесь авва Исаия и говорит: «Даже когда тебя пленили демоны, сделай последнее, что тебе остается: Предай свое сердце в послушание отцам твоим, и благодать Божия вселится в тебя». Он говорит «отцам твоим» вместо «отцу твоему», потому что обращается к множеству братьев и хочет сделать свое слово более доходчивым. И когда ты отдашь сердце своему отцу, демоны убегут, все пройдет, и так же, как до этого Бог был рядом с тобой, и теперь благодать Божия вселится в тебя, а в таком случае все изменится, облагородится, преобразится, умиротворится, просветится.

Слова «предай свое сердце» означают: отдай всю свою душу, свое доверие, надежду, радость, желание, для того чтобы в тебе замироточила благодать Божия. Это миро создает в монастыре прекрасную общую атмосферу.

Я думаю, что, поистине, вы первыми отдали свои сердца мне, вашему отцу, а потом и я отдал свое сердце вам. Не скрою от вас, что я всегда чувствую себя рабом своих детей, которые связали свою жизнь со мной, малейшим. Пусть эта взаимная связь никогда не прерывается, пока не вселится в нас благодать Божия. Это вселение благодати в наше сердце будет выражаться в мире, тишине, счастье, в том, что Бог слышит нас и что духовный мир открыт для нашего восприятия. А наше молчание будет велегласным и полным ведения, мы будем знать и переживать то, что совершается на небе. Но небо — это мы сами, наше сердце, в котором пребывает Бог, потому что все становится единым.

Один ангел может осветить всю вселенную, и один демон может ее омрачить, как и всякую душу. Если ангел освещает всю вселенную, разве не может Божия благодать просветить и воссоздать нашу душу? Она может все.

Станем же всецело благодатью. Железо, когда его влагают в огонь, становится огнем, стекло, на которое падает солнечный свет, становится светом, — так и мы да станем всецело благодатью.

Последуем за аввой Исаией, который столь громогласно взывает к нам, влагая в наш слух и сердце прекрасные Божии слова, и умолим Господа, пребывающего рядом с нами, чтобы Он вселился в наши сердца.

Слово десятое. О радости души, желающей служить богу

Радость — это излюбленная тема аввы Исаии, который не может представить себе христианина без радости и радостотворного плача. Перед нами текст, который начинается как письмо, так что, вероятнее всего, это слово было написано, а не произнесено устно.

Прежде всего, приветствую тебя в страхе Божием и молю: будь совершенен в благоугождении Богу, чтобы не был напрасен твои, труд и чтобы целым принял его Бог от тебя в радости.

Прежде всего, я приветствую тебя в страхе Божием, без которого человеку невозможно иметь слезы и радость, и прошу тебя быть совершенным, чтобы Бог с радостью принял твой труд. Глагол «молю» имеет значение «прошу», но одновременно и значение «напоминаю», то есть стараюсь подбодрить тебя, чтобы ты решился стать совершенным.

Беда каждой христианской души в том, что она «оставляет свою первую любовь» и, подобно человеку, у которого от сильного удара кружится голова и который не знает, куда идет, совсем забывает о совершенстве. А ведь совершенство является главной целью христианина, в особенности это касается монахов. Монахи иногда так увлекаются самыми разными вопросами, что не могут помнить еще и о совершенстве. Если бы они о нем помнили, то должны были бы оставить все, о чем думают, что говорят и делают. Но авва Исаия утверждает, что если ты не позаботишься о совершенстве, то твой труд будет напрасным, пропадет.

Человеку нечего дать Богу, потому что всё — Божий дар. Человек приносит Богу только свой дневной и ночной труд. И он должен приносить его целым, то есть труд должен быть продуктивным, истинным, совершенным, плодотворным. Труд свидетельствует о любви сердца или же о забвении Бога. Через труд человек выражает свое покаяние, благодарение, жажду Бога или же делает явным то, что он увлечен миром и теряет время из-за своей теплохладной жизни.

По обычаю святых отцов авва Исаия использует примеры из повседневной жизни, для того чтобы побудить подвизающуюся душу подражать хотя бы мирским людям.

Торгующий, если получит прибыль, радуется и ни во что не ставит понесенные труды, потому что знает дело.

Тот, кто занимается в миру торговлей, заключает выгодные для себя сделки и, когда получит прибыль, даже не помнит о своих тяжелых трудах и бессонных ночах, потому что опыт научил его, что труды окупаются. Но весь его торговый гений и способности пропали бы даром, если бы он не приложил труда.

Взявший жену, если она покоит его, а он хорошо ее оберегает, радуется о ней в своем сердце, смело полагаясь на нее.

Авва приводит другой пример из повседневной жизни человека — супружество. Для того чтобы брак был счастливым, требуются, по авве Исайе, два условия, которые связаны и с духовной жизнью. Брак — это замечательный образ духовного поприща человека, поэтому его так часто используют все святые отцы. Если человек несчастен в браке, то он терпит полную неудачу в жизни, которая становится крайне тяжелой, безотрадной и влечет человека от одной перемены к другой, от несчастья к несчастью, от развода сердец к разводу в жизни, пока не дойдет и до развода с Богом. Несчастливый брак служит признаком того, что душа не умеет жить с Богом и любить Его.

Радуется о ней в своем сердце. То, что муж радуется, означает, что жена покоит его, а он хорошо оберегает ее. Брак предполагает, что жена способна доставлять мужу успокоение, дарить ему радость и удовольствие, так чтобы он не бродил мысленно вне дома. Если жена не умеет покоить супруга, то она невольно толкает его к прелюбодеянию.

Если она покоит его. Мужчина заключил удачный брак, если он выбрал жену, которая действительно может во всем его упокоить; ее поведение, мысли, любовь, душа, тело — все отдано ему.

Он хорошо ее оберегает. Муж должен беречь свою жену — «немощный сосуд». Это напоминает нам слова апостола Петра о том, насколько чувствительна, тонка и хрупка женщина. В тот момент, когда ты держишь в руках сердце, которое бьется ради тебя, внезапно ты видишь, как оно разбивается вдребезги в твоих руках или объятиях. Поэтому апостол Петр говорит супругу, да и вообще всякому мужчине, что с женщиной нужно обращаться с большой деликатностью и благородством, в особенности же всячески оказывать ей уважение.

Проявление чувства любви более свойственно женщине. Мужчине же приличествует проявлять по отношению к ней уважение, вести себя с ней почтительно, вообще так, чтобы это женщину возвышало. Это единственный способ, которым мужчина может удержать ее возле себя. Если он не оказывает женщине чести и уважения, то непременно ее потеряет, потому что она будет чувствовать себя надломленной и станет искать уважения, которого не получила, в другом месте. Поэтому мужчина становится хорошим мужем, если он умеет быть чутким и уважает жену.

Когда Товит послал своего сына Товию взять у своих родственников денег на необходимые потребности, то ангел, который сопровождал Товию, даровал ему не только деньги, но и жену, какую он искал и какую желал его отец. Когда они пришли в дом родственников и ангел сказал им: «Я привел вам в семью мужа», то Товия поклонился родителям девушки, а затем с величайшей почтительностью и деликатностью обратился к ней самой. Он благословил ее, то есть произнес самые добрые слова, похвалил, показал свое уважение к ней. С тех пор она стала на всю жизнь его рабой именно потому, что он повел себя с ней таким образом. Так он сделал ее своей и посадил рядом с собой.

Итак, когда мужчина находит жену, которая покоит его, а сам он способен ее сохранить, удержать рядом с собой, тогда радуется его сердце.

Затем авва Исаия приводит и третий пример. Мы еще вернемся к этим примерам позже, чтобы рассмотреть то, что они символизируют.

Тот преуспел, кто, поступив на военную службу, с презрением к смерти сразился за царя и получил венец.

Еще одно жизненное поприще — это военная служба. Если человек служит в армии (что во времена аввы Исаии было делом добровольным), то он получает венец, если презирает смерть и отважно, даже до смерти, сражается за своего царя. Преуспеяние выражается в том, что он пользуется уважением и получает чины, вплоть до чина царского паракимомена.

Таковы дела мира сего погибающего.

Вот преимущества, прибыль, радости, преуспеяние и венцы, которых достигают люди в настоящем мире, пропадающем и гибнущем.

И занимающиеся ими радуются, потому что преуспевают в делах своих.

Успешно занимающиеся всем этим радуются, потому что преуспевают в тех делах, которые избрали. Конечно, то, какова эта радость, нас сейчас не интересует. Это тень радости, остаток, которого Бог не лишил человека после потери рая и который напоминает об этой потере.

Какая же, думаешь, радость будет в душе того, кто, начав служить Богу, доведет до конца свое дело?

Но можешь ли ты измерить душевную радость человека, который трудится ради Бога и исполняет свое дело в духовном смысле совершенно? Если радуется человек мирской, то как выразить духовную радость, которую вкушает христианин?

Говоря о торговце, авва Исаия выделяет два необходимых ему качества: исключительную целеустремленность и трудолюбие, полную самоотдачу ради исполнения своего дела. Авва говорит об этом, чтобы показать нам, что и душа, если она хочет обрести истинную радость, должна стремиться исключительно к тому, чтобы достигать совершенства и жить в безвестности.

Торговец не вспоминает ни о своей жене, ни о развлечениях, ни о наслаждении. Как помешанный, он трудится до полного изнеможения, ради того чтобы получить прибыль. Дело, исполненное наполовину, ничего не дает. Одновременное занятие множеством дел не приносит прибыли. Легкой жизни не бывает. Для воплощения всего, что бы человек ни задумал, нужно помучиться, устать.

Затем авва сопоставляет образ замужней женщины с образом брака между верующим и Церковью, верующим и Господом. Этот образ женщины символизирует брак с Богом, Который нас или упокаивает, или нет. В свою очередь и мы оказываемся или способны, или не способны удержать Христа.

Господь ясно сказал, что Он может дать нам покой: «Приидите ко Мне, и Я успокою вас». Следовательно, если кто-то не получает в своей духовной жизни покоя, наслаждения, полного духовного удовлетворения, то это великая клевета и хула на Бога.

Представь себе монаха, который, для того чтобы развлечься, провести время, удовлетворить свои потребности, запросы, все свое внимание обращает на брата, а не на Бога. О том, чтобы наблюдать за братом, авва Исаия ни разу не упоминал. Он только побуждал нас исполнять волю брата, всегда говорить ему «да». Но мы оставляем Бога и обращаем свой взор на брата, для того чтобы поучить его, помочь ему. Такое поведение — один из видов прелюбодеяния.

Так я, можно сказать, клевещу на Бога, будто Он не покоит меня, и чем-либо подменяю Его. Бог дает мне радость в молитве, в безмолвии, а я ищу ее в общении с людьми. Он дает мне радость в моем подвиге ночного бдения, а я ищу ее в ночном покое, сне. Это как если бы супруг сказал: «Я оставляю свою жену и иду к другой, потому что моя жена меня не удовлетворяет». Так и я оскорбляю Христа, если я неудачливый, неверный и недовольный христианин. Святые отцы, да и многие другие толкователи церковных правил, говорят, что когда кто-либо стал послушником и уже надел рясу, он уже не вправе сбросить ее, потому что это все равно что сказать: «Я попробовал жить со Христом, и Он не смог меня удовлетворить. Поэтому я ухожу испытать себя в браке». Такое поведение — крайнее пренебрежение ко Христу и огромный соблазн для всей полноты Церкви. Поэтому пусть послушник либо остается в своей мирской одежде, либо, если он уже надел монашескую рясу, не снимает ее, иначе он клевещет на Бога.

Намного больше клевещет на Бога монах, который говорит, что Бог его не покоит. Конечно, он может не произносить этого языком, но говорить своими делами, своими разнообразными исканиями. Успокоением для него может оказаться какая-нибудь книга. Он может читать ее и радоваться, но, когда он пойдет предстать пред Богом, у него тут же начнут слипаться глаза. В этот час он оказывается прелюбодеем, которого застали на месте преступления. Не может сказать монах, что он потерпел неудачу в монашеской жизни, ведь Бог может его упокоить.

Хорошо ее оберегает. Муж бережет свою жену, а могу ли я удержать, сберечь в своей руке Бога? Бог, конечно, никогда нас не оставляет. Бог никогда нас не забывает. Мы написаны у Него на плече, и против сердца, и на ладони — вообще везде. Бог «делает» Свои дела непрерывно, «доныне», в душе всякого человека. Нет такого времени, даже когда мы спим или работаем, когда бы Он не склонялся над нами, чтобы дать нам то, в чем мы нуждаемся. Если бы Он забыл склониться над нами всего на один миг — немедленно нашей жизни пришел бы конец, как об этом выразительно говорится в предначинательном псалме.

Если мы теряем Бога, если забываем о Нем, если не чувствуем Его присутствия, то это потому, что мы не умеем Его удерживать, не нашли способа устремить свои глаза исключительно на Него. Муж находит способ удержать возле себя жену, а мы не можем удержать ту, с которой сочетались своей душой, нашу невесту, Церковь. Она забирается на небоскребы, бежит в пустыню, куда только может, для того чтобы найти хоть одну любящую ее душу.

Критерий нашей удачи — это умение привлечь к себе взгляд Господа. Если мы Его духовно не видим и не ощущаем Его присутствия, это доказательство того, что у нас нет элементарного опыта, который есть у всякого человека, счастливого в браке со своей женой, и потому наш брак со Христом не удался.

Действительно, можно ли человеку вести монашескую жизнь, если у него нет чувства успокоения и он не ощущает, что удерживает Бога? Можно ли проводить такую жизнь, если человек досадует на то, что он Бога не видит, не понимает, не знает? Только опыт богообщения наполняет смыслом существование монаха и дает ему возможность преуспевать и совершать даже высшие подвиги мученичества. Человек, который не испытывал на опыте успокоения и не держал Бога за руку, — это человек слепой, глухой, бесчувственный, которого можно только оплакать еще до того, как закрылись навеки его глаза.

А увенчался ли успехом наш выбор Бога? Если у нас нет Божественного веселия, если мы не обладаем Богом, если мы не держимся за Него руками, то наш брак до сих пор — это развод.

Сохраним же постоянство в своей брачной связи, духовной связи с Богом, вбирая в себя тепло Святого

Духа, постоянно напитываясь дарами Божественной благодати, так чтобы наша связь с Богом соединила нас с Ним в вечности, потому что в таком случае мы будем веселиться и радоваться и сможем сказать, что Бог пребывает с нами.

Третий пример, в котором говорится о воине, выражает ту же глубокую мысль иначе. Воин, для того чтобы успешно выполнить свою задачу, презирает смерть, совершенно забывает о себе, вступает в схватку с врагом лицом к лицу, зная, что может погибнуть. Он перестает интересоваться собой и не связывает себя житейскими заботами, как говорит апостол Павел. На войне у всякого только одна цель — победа, спасение и слава царя.

Презрение к своей жизни, пренебрежение ею характерно и для воинствующего христианина, желающего преуспеть. Всякая его успокоенность или удовлетворенность означают неудачу. Когда христианин решается пойти на смерть ради славы Царя, Бога, тогда начинается его преуспеяние, или в этой, или в будущей жизни.

Таковы дела мира сего исчезающего. Однако этот мир дает нам возможность задуматься о нашей собственной жизни, которая исполнена радости тогда, когда мы поистине служим Богу.

При исходе из мира сего дело его пойдет перед ним, и будут радоваться с ним ангелы, когда увидят, что он освободился от властей тьмы.

Здесь изображена душа, которая по смерти человека восходит на небо. Восхождение души на небо — это чисто святоотеческий, хорошо известный образ.

Человек — это не одно лишь тело, как и не одна лишь душа. Человеческое существо состоит вместе из тела и души, смерть же разрывает естественный состав этого существа. Душа и после смерти полностью сохраняет свою жизнь и свою человеческую сущность, изменчивость, возможность смерти, тления или нетления, до тех пор пока не достигнет Отеческих недр.

В этом мире над душой господствует лукавый демон, которого, как учит Церковь, Бог наказал и низверг на землю, точнее в бездну и воздух. Демон властвует в воздухе, атмосфере и природе. Со всей этой демонской властью и столкнется человек и должен будет ее преодолеть, чтобы достигнуть завершающего этапа своей духовной жизни.

Итак, есть демоны, но есть и ангелы, которые защищают жизнь и душу человека, пока она не достигнет духовных сфер. Демоны отстаивают свои права, потому что им предоставлена земля и что наполняет ее. И в той, конечно, мере, в какой им попускает Бог, они воспринимают людей, пока те еще живут на земле, как достояние, принадлежащее им по праву, а следовательно, считают своими и души людей до тех пор, пока они не достигнут Божиих недр.

При исходе из мира сего. Душа при своем исходе из мира борется за то, чтобы освободиться от властей тьмы. Здесь проявляется личность и вся сфера власти демонов. Авва Исаия показывает, что они разделены на различные чины, близкие и дальние, которые окружают человека, для того чтобы улучить возможность им овладеть. Демоны с легкостью движутся внутри и вне человека, но не могут приблизиться собственно к его духу, внутренним глубинам души.

Только оболочка души, так сказать душевная атмосфера человеческого бытия, может быть в руках демонов, и на нее они могут влиять. Именно посредством ее они порождают разнообразные телесные, душевные и духовные немощи, помыслы, напускают на душу тучи, вызывая мрачные состояния, чтобы не дать человеку видеть лицо Божие. Ведь Царствие Небесное близ нас, это нисходящее полотно, на которое имеет свои права и лукавый, ведь ему, несмотря на его лукавство, удалось дойти до Самой Святой Троицы и выпросить позволения испытать Иова.

Лукавый изобретает хитрости, зорко следит и за временем, и за пространством. Он находится в рощах, реках, морских безднах — везде. Нет такого места: ни могилы, ни черепа, ни даже ямы, — которой он не сделал бы своим жилищем. Но есть также чин демонов, владеющий воздухом, всей атмосферой, до самой последней точки, до которой Бог дает им право простирать свою власть, поэтому авва Исаия и говорит: Власти тьмы. Эти демоны известны нам из рассказов о мытарствах, о которых упоминается в аскетических книгах. Душа встретится со всеми этими демонами и ощутит ужас, потому что и они грозят ей смертью. Но какая бывает радость тому, кто жил, успешно торгуя, успешно проходя военную службу, кто счастливо жил в браке!

Здесь подчеркивается то, как важно человеку иметь радость во время земной жизни, потому что когда душа разлучится с телом, то дело человека, его труд пойдет перед ним, и будут с ним радоваться ангелы, когда увидят, что он освободился от властей тьмы. Человек борется, борется и его душа после смерти, потому что она может или ниспасть, или вознестись. И когда она уже освободится от последнего властителя тьмы при помощи своих дел, которые идут впереди нее, тогда ангелы будут ликовать о том, что душа в конце концов победила.

Язык святого Исаии здесь особенно выразителен и реалистичен. Он преодолевает время и пространство видимого мира и переходит к вечности, начинающейся в этой жизни. Человек, который не может почувствовать, что земная жизнь едина с жизнью, начинающейся после смерти (а смерть — это его новое рождение, окончательное рождение для нетления или духовной гибели), переживает своего рода раздвоение личности: в нем живет некое внутрен-

нее чувство, сознание, будто его существо разделяется, такой человек становится настолько неполноценным, что ему трудно понять, что такое Бог. Он живет пока в земном времени.

Когда при восхождении души к небесам сатана будет побежден, начнется жизнь неземная. Как тесно переплетены материя и дух, небо и земля, настоящая и будущая жизнь! Нет почти никакого отличительного признака, никакой четкой границы. И что одержит верх — зависит от победы или поражения души. В одно мгновение человек может стать победителем или побежденным, может оказаться плотью, может оказаться и духом. А полнота радости ангелов (она же — полнота радости человека) бывает тогда, когда душа победит бесов.

Однако побеждает бесов не сам человек, а то дело, которое он совершил на земле. Его дела, труды, пролитый пот, коленопреклонения, борьба, добровольное изнеможение и смерть, которым он подвергал себя в земной жизни, сопровождают его, становятся сиянием света, который просвещает и разрушает мрак властей тьмы, демонские действия.

Для того чтобы показать, как велика радость духовного человека, по-настоящему живущего во Христе, и для того чтобы ее не путали с мирской радостью, авва Исаия изображает здесь радость ангелов. Если вначале он использовал примеры радости мирских людей, то затем, не находя возможности сравнения, — какая связь может быть между тенью и светом, смертью и жизнью? — обращается к радости ангелов. Человек должен исполниться радостью ангелов, зрящих свет Бога, чтобы понять, что такое духовная радость. Такие переживания даровал Бог человеку в этой земной жизни.

В действительности авва Исаия говорит не о жизни после смерти, но об этой жизни, в которой мы трудимся. Значит, человек создан для того, чтобы наслаждаться уже здесь во всей полноте радостью ангелов, зрящих лицо Божие.

Ибо когда душа выйдет из тела, вместе с ней шествуют ангелы; тогда навстречу ей выходят и все силы тьмы, желая завладеть ею и отыскивая, нет ли в ней того, что принадлежит им.

Душа выходит из тела не сама. Ее разлучение с телом — событие настолько трагическое и противоестественное, что невозможно было бы сохраниться телу на земле, оно совершенно распалось бы, да и душа не смогла бы этого выдержать, если бы ее не окружали и не поддерживали ангельские силы. В те страшные мгновения, когда душа переживает удаление от своего существа, от своего человеческого естества, переживает разлучение с телом, с которым она сопряжена, ангелы шествуют вместе с душой, чтобы она не пришла в смятение.

Одновременно навстречу душе выходят чуждые ей бесы, желая завладеть ею. Они стремятся помешать ее переходу, восхождению, продвижению в область духовной жизни, отыскивая для этого в ней что-то свое, свои отметины и наклейки.

Отыскивая, нет ли в ней того, что принадлежит им. Очевидно, подразумеваются страсти, последствия греха, ведь то, что человек делает, он совершает всем своим существом, как состоящий из живой души и тела, участвующего в жизни души. Следовательно, всякий грех, даже совершаемый телом, берет начало в душе. Грех — это нечто чуждое душе, но когда люди его совершают, он становится с их душой единым целым и отделить его невозможно, как невозможно отделить от наших костей соли, содержащиеся в них. Страсти — это отметины, следы лукавого демона, это кровь, которой нас окропил сатана, вместо крови, которой приобрел нас Христос.

Чтобы завладеть душой, сатана должен найти в ней свои следы. В противном случае он ничего не может добиться. Приведем пример. Допустим, согрешает тело — в действительности же грех совершается в душе. Тело обнажается — прежде обнажилась душа. Тело ленится — леность, как некий груз, сперва налегла на душу. И может быть, человек покаялся, оплакал

свой грех, его беззаконие прощено, но сам грех, демонские следы остаются в его душе до тех пор, пока человек не достигнет очищения и бесстрастия. Если же очищения и бесстрастия нет, то демон узнает самого себя в душе человека.

В книге Откровения описывается, как Христос полагает Свою печать на лица святых. Подобным образом и сатана ставит печать на лица принадлежащих ему людей, для того чтобы их узнавать.

В Ветхом Завете Бог дал Своим людям, иудеям, заповедь пометить косяки и пороги домов Своим особенным знаком, чтобы их жилища можно было отличить от других. Так и всякая душа несет на себе печать страсти и греха, то есть демона, или Святого Духа, иначе говоря человек принадлежит или тому, или другому. Он не может сказать, что спасен, пока страсть в нем еще действует. Но и демон не может сказать, что победил человека, пока этот человек жив, потому что демон не знает, останутся ли его следы в человеческой душе, чтобы он мог захватить ее и окончательно сделать своей, завладеть ею, когда она выйдет из тела.

Учение святого Исаии очень жизненно. Он знает, что наша брань «против начальств, против властей» тьмы, а не против того, с чем мы сражаемся каждый день, чтобы выжить.

Нет ли в ней того, что принадлежит им. Не знаю, можем ли мы осознать каждый грех. Например, леность, безнравственность, воровство, обман, забвение, мечтания, помысел — всё это грехи. Помысел — это рассеяние ума, которое означает, что человек утратил простоту и духовность. Эти грехи, которые кажутся нам иногда такими малыми, в действительности сам сатана, воссевший на нас. Для того чтобы это осознать, вспомним, что авва Исаия рассказывал нам о том, как соединяется с человеком Бог и как демон.

Человек исполнен жизни. С одной стороны, он прах, который Бог взял от земли, с другой — бессмертная душа, которой, для того чтобы стать живой, необходимо дуновение Святого Духа. Бог вдунул Святого Духа один раз, и это дуновение остается в человеке независимо от того, действует оно в нем или нет. Значит, полнота человеческой жизни невозможна без Святого Духа. За явлениями жизни в действительности скрывается мертвенность. Как дерево или собака

живут, но умирают, потому что они перстные творения, точно так же и человек смертью умирает без Святого Духа. Полнота бытия достигается человеком через его соединение с Духом Божиим. Напротив, смерть человека во всей ее полноте наступает при соединении человека с демонским духом.

Итак, Бог соединяется с человеком через Свой Дух, Который Он вдунул в человека и Который в нем или действует, или нет. Богу было бы невозможно прийти в соприкосновение с человеком, если бы Он не вложил в него этого Божественного дуновения, Божественного дыхания, Божественного измерения, образа и действия, этого семени. Он соединялся бы с человеком, как соединяется со всяким бездушным веществом, но такое соединение не было бы онтологическим. Подобное соединяется с подобным. Итак, Бог находит это Божественное семя, эту Божественную искру, из которой разжигается пламя и которая рождает в человеке совершенного Бога. В этой искре заключается возможность человека совершенствовать свою внутреннюю связь с Богом и наполняться Им.

Демон знает об этом, поэтому он старается подменить эту духовную искру своей, так чтобы душа, вместо того чтобы носить печать Бога, сияние Божества, была обременена демонским действием, которое она себе усваивает. Тогда демон завладевает душой.

Видите, и демон действует тем же способом, что и Бог. Воспользовавшись словами Божиими о преуспеянии человека в совершенстве, он обманул Адама и Еву; то же самое он делает до последнего мгновения человеческой жизни. Лукавый действует, мыслит, движется в точности как Бог, только его действие бесовское, а не Божественное.

Тогда не ангелы борются с ними, а дела, содеянные душою, ограждают ее, как стеною, и охраняют ее от них, чтобы они не схватили ее.

Когда душа выходит из тела, ангелы не могут отвоевать ее у демонов, потому что душа принадлежит тому, чью печать она на себе несет: Богу или демону. Ангелы только радуются, надеясь на будущее и предугадывая его.

Если дела ее одержат победу, тогда ангелы предшествуют ей с пением, пока не предстанет она Богу в веселии.

Когда дела, идущие впереди души, победят демонов, когда исчезнет всякая возможность поражения, когда бесы удалятся с рыданиями и воплями из-за того, что не нашли своей печати на душе, тогда ангелы с пением пойдут впереди нее, до тех пор, пока душа не встретится с Богом, и тогда наступит вечность и нескончаемое веселие. Образ ангелов прекрасен, хотя это образ еще земной радости.

Слова «ангелы предшествуют ей с пением» напоминают нам радость ангелов «об одном грешнике кающемся». В этом описании показан образ души, предстающей пред Богом по исходе ее из тела.

Только лики ангелов и их торжественные гимны могут передать, насколько велика радость в душе человека, желающего служить Богу.

Тогда, в час mom, забывает она о всяком деле мира сего и о всяком своем страдании. Приложим же усилие, чтобы хорошо потрудиться… да возможем спастись от рук князей тьмы.

Даже если душа согрешила всего один раз после крещения, она не может быть беззаботной. Только после того, как она преодолеет пространство между небом и землей и предстанет пред Богом, она забудет о мире и своем страдании.

Однако если совесть и воля человека не переменчивы и грех в нем не действует, то, безусловно, в надежде на Бога и по вере в Него он может быть убежден, что спасется. Это по-христиански. Так должен веровать человек. Конечно, как говорит авва Исаия, человек никогда не останется беззаботным, никогда не скажет: «Я обеспечил себе небо». Однако он будет жить так, как будто бы его себе обеспечил. Если у человека нет такой веры, такого подлинного знания, то нет никакой гарантии, что он ощущает благодать, имеет опыт богообщения, что в нем бездействуют страсти, что он испытывает успокоение в Боге, Божественное веселие.

Если у меня нет чувства успокоения, если я не радуюсь и не ощущаю Бога, то могу впасть в грех по неведению, невниманию, упущению — самыми разными способами, то есть могу потерять свое Божественное веселие и ликование. Но прежде всего мне нужно следить, чтобы не лишиться печати Божией, чтобы мое сознание и внутренняя жизнь имели непоколебимую опору, чтобы я хранил решимость пребывать в Боге. Слабоволие, уступки означают потерю Бога: я теряю дерзновение пред Ним.

Конечно, есть и такие грехи, которые совершаются без нашего желания. Святые отцы говорят: если ты вступил в брак, то ты будешь причастен к грехам своего мужа или жены (такие грехи неизбежны в браке), с надеждой, конечно, на Бога. Но избежать этого ты не сможешь.

Кроме того, грехи, которых мы не желаем, например клятва, случаются и по причине несовершенства человеческой жизни. Заповедь Божия о том, что никогда нельзя клясться, ясна. Но стань ты хоть митрополитом, ты будешь клясться. Таково несовершенство человеческой жизни. Так что есть грехи, в которые человек впадает не по своей вине. Он в них кается, оплакивает их, но не теряет при этом дерзновения.

Блажен, в ком не найдется ничего принадлежащего врагам, ибо его радость, веселие, упокоение и венец превыше меры.

Блажен тот, кто достиг чистоты и бесстрастия в настоящей жизни и в чьей душе не найдется никакого следа, оставленного врагами.

Человек, не стяжавший мира и бесстрастия в этой жизни, достоин сожаления. Внутри него бушуют инстинкты, бесчинствуют грехи против нравственности или грехи, происходящие от слабого произволения, такие как леность, тяга ко сну, чревоугодие. Ясно, что сон — это грех произволения, потому что тот, кто хочет, спит, а тот, кто хочет, бодрствует. Человек, который спит без меры, — как бы и не человек, он будто не живет, не думает, не действует. Из глубин человека восстает ад, который так страшен, что поражаешься глубине падения человека, образа Божия.

Напротив, тот, кто достигает чистоты и бесстрастия, пребывает в радости, ликовании, спокойствии, и его венец превыше меры.

Некоторые смотрят на бесстрастие как на что-то очень страшное и трудное. Это особый бес всеми способами внушает нам подобное чувство — и у нас опускаются руки. Но именно для бесстрастия мы созданы Богом. Трудно ли вырасти колосьям из зерен пшеницы, которые ты сеешь? Для нас непостижимо то, как это происходит, но для Бога это очень легко. Ты сеешь и уходишь, всю зиму отдыхаешь, а пшеница всходит сама по себе. «Земля сама собой дает плод», — говорится в притче Господней. А как мы воспринимаем всё это, как ощущаем, как переживаем? Как нечто крайне трудное!

Возлюбленный брат! Проявим нашу силу в слезах пред Богом: может быть, смилуется над нами Его благость и Он пошлет нам силу.

Проявим нашу силу пред Богом, говорит авва Исаия, в своих слезах. Украсим, приправим нашу радость, нашу деятельность, удачу и добродетель слезами, потому что, даже когда мы радуемся, веселимся и имеем дерзновение пред Богом, мы остаемся грешниками.

Позаботимся же с сердцем суровым о том, чтобы приобрести устремление к Богу, которое спасет нас от рук злобы, когда там она выйдет нам навстречу.

С сердцем суровым. О святителе Василии Великом говорили, что у него был суровый вид, то есть его взгляд был внимательным и проницательным. Его собеседники понимали по его взгляду, что он смотрит на них с вниманием и заинтересованностью. Выражение «с сердцем суровым» означает, что мы должны жить серьезно, сознательно, быть последовательными, глубоко испытывать себя, а не насмешничать и бурно изливать свои чувства, как вода в половодье; мы должны быть внутренне сосредоточенными.

Позаботимся же — постараемся от всего сердца приобрести устремление к Богу. Ради Бога мы оставили мир, во имя Божие крестились, ради Бога стали монахами, Богу служим. Но, несмотря на все это, мы с легкостью начинаем желать в этой жизни чего-то другого — и тогда не достигаем ничего.

Когда благодаря всецелому сосредоточению сердца устремленность к Богу станет нашим постоянным достоянием, тогда наша радость будет неизмеримой, жизнь — духовной. Из того, мала или велика наша радость, полна она или несовершенна, мы можем понять и то, какова наша связь с Богом. Насколько велика наша радость, настолько крепка наша связь с Богом. Нам не пристало унывать, ведь радость делает нашу жизнь очень легкой, благодаря ей мы можем жить.

Устремление к Богу спасет нас от рук злобы, когда там она выйдет нам навстречу. Человек начинает свою жизнь не в какой-то определенный момент, но снова и снова, множество раз. Начало любви к Богу, смирения, веры и вообще духовной жизни человек полагает вновь и вновь, многократно. Поэтому авва Исаия говорит, что хотя мы и посвятили себя Богу, нам необходимо в конце концов приобрести неуклонное стремление к Нему, которое спасет нас от рук демонов, когда они выйдут нам навстречу.

Это очень сильный и в то же время простой образ. Злоба — это страсти, энергии злобного демона, темное излучение сатаны. Авва Исаия изображает страсти и энергии беса в виде хищного чудовища. Это живой образ самого демона, а одновременно — его силы, намерения и цели.

Мы обыкновенно осознаём движения своего сердца, помыслы, желания, греховные выбросы своего внутреннего мира, свою ненависть, страсть, эгоизм, злопамятство. Но мы не можем понять, что за этим скрывается личность, которая выходит нам навстречу.

Как по смерти, после того как душа освободится от тела, ее встретят хищные лапы демонов, так и в этой жизни, когда я испытываю смятение души, когда гневаюсь и приписываю себе свой гнев, на самом деле мне навстречу выходит та же личность. Но мы, как правило, настолько погружены в сон, что никогда не видим этой встречи, цель которой разорвать всякую нашу связь со Христом и не допустить нашей встречи с Пресвятой Троицей. А демон не спит никогда, он выходит нам навстречу и, наводя ужас, протягивает свои лапы, чтобы схватить нашу душу.

Итак, для того чтобы у нас появилась настоящая, истинная радость, мы должны чувствовать, осознавать и постигать эту реальность, присутствие демона, чтобы противоборствовать ему достойно.

Из предыдущих слов аввы Исаии мы убедились, что он связывает радость с безмолвием. Нет мира и радости там, где есть смятение, зависимость друг от друга и многословие. Но зачем тогда, скажете вы, Бог дал нам язык?

Приучим язык свой к поучению о Боге, праведности и молитве, чтобы это сохранило нас от лжи, когда она выйдет нам навстречу.

Научи свой язык, во-первых, поучению Божию. Потрудись узнать, что Бог говорит через Свои книги, через Свою историю. Узнай, чему Он учил, как поступал. Научись видеть и объяснять следы Бога в истории, Его уроки, наставления, свидетельства, потому что слово Божие — это воистину свидетельство Его присутствия. Научи свой язык говорить то, что говорит Священное Писание, слово Божие.

Во-вторых, научи свой язык праведности Божией. Праведность состоит в том, что человек, вступая в борьбу с Богом, получает от Него оправдание. Значит, под словом «праведность» имеется в виду личный опыт соприкосновения с Божественной энергией, который мы приобрели, когда Бог от чего-то избавил нас, помог нам, поддержал нас, — иными словами, это то, чему Он нас научил и что открыл нам лично. Итак, поучение Божие — это присутствие Бога в истории, в Писании и в нашей личной жизни, благодаря которому Он нас оправдывал, очищал, избавлял от страстей и грехов, являл нам чудеса или откровения.

Нет человека, у которого не было бы такого личного опыта. Тот, кто считает, что у него нет никакого опыта богообщения, что он никогда и нигде не видел и не осязал Бога, просто добровольный слепец. Если он будет внимательным, то непременно откроет для себя, что много раз имел такой опыт. Сам факт, что он в этот час живет и думает, говоря при этом, будто не имеет никакого ощущения присутствия Божия, — знак праведности Божией. И даже то, что он может упоминать имя Божие, есть знак действия Святого Духа, Божественной благодати.

Он не смог бы произнести имя Господне и сказать, что он верит или не верит в Господа, если бы в это время Сам Дух Святой не направлял его мысль, не побуждал его и не напоминал, что Бог поистине существует и что Он существует и в его жизни. Даже самый бедный, самый нищий, самый низкий и самый грешный человек непрестанно испытывает на себе Божию праведность.

В-третьих, научи свой язык молитве, благодаря которой ты сразу обретаешь Христа. Молитва — это совершенное, таинственное и непрестанное общение с Богом, Который хотя и невидим, но через молитву истинно является в сердце человека.

Значит, историческое и твое собственное прошлое, твое настоящее, твое бытие, поддерживаемое благодаря тому, что ты дышишь именем Христа, связывает тебя с Богом и людьми. Ты становишься с ними единым, одной струной, которая не может остановить свое звучание, свою вибрацию, а может только воспевать славу Господню.

Чтобы это сохранило нас от лжи. Если в своей жизни ты будешь придерживаться трех этих деланий, то тебе не будет угрожать ложь. Что это за ложь? Ложь жизни, неудача и жизненное крушение, обманчивость видимых явлений; это лукавый, который выходит нам навстречу при всяком нашем заблуждении, при всяком неверии, при всяком действии. Заблуждение и жизненные неудачи поджидают удобного момента, чтобы сокрушить нас. Они прячутся, готовясь броситься на нас и погасить светильник нашей жизни. Настолько близка к нам ложь, возможность отпадения, уклонения от Бога, присутствующего в нашей жизни, что мы сами не способны защитить себя. Только Бог может нас избавить, если мы будем держаться поучения, праведности и молитвы. Научим всему этому наш язык, чтобы наша жизнь была истинной, счастливой, подлинной, Божественной.

О чистим свое сердце и тело от вожделения, чтобы спастись от нечистоты, когда она выйдет нам навстречу.

Этот образ заимствован из жизни человека, которым руководят инстинкты. Когда человек находится в неправильных отношениях с Богом, когда он шагает нетвердо, а тем более когда все его существо, тело и душа, не имеет внутреннего равновесия, безмятежности и колеблется, — тогда он вдруг замечает, что внутри него просыпаются дикие, животные инстинкты, страсть неверия, безнравственные порывы, проявляющиеся и в теле, и в душе. Человек испытывает ужасное, противоестественное состояние. Он любит непорочный, мирный образ жизни, а все, что исходит из его души, осквернено. Он смотрит на брата — и помышляет о зле, смотрит на природу — и предается скверным помыслам; при этом он не может понять, откуда это душевное насилие, вся эта нечистота, из какого ада, из какого болота она выходит, если он с малых лет жил непорочно и вел духовную жизнь. Все это — грязь, которая скопилась в человеке после прародительского греха и выходит наружу, потому что сердце его еще не очистилось.

Очистим свое сердце. Итак, пойдем глубже. Не будем ограничиваться только усердием к внешним делам, чтобы просто исполнять волю Божию или молиться, потому что и это ложь. Очистим свое сердце, так чтобы внутри нас не осталось корня, из которого могло бы произрасти что-то скверное.

Хотя авва Исаия начинает свое рассуждение с нечистой жизни сердца, тела и души, жизни, руководимой инстинктами, он, тем не менее, имеет в виду любое желание человека, потому что всякое его желание, каким бы благим оно ни было, всегда противится Богу. Итак, очистим свое сердце. Очистим, то есть отбросим, вырвем с корнем то, что находится внутри нас. Будем трудиться до последнего мгновения, чтобы наше очищение стало полным и совершенным. Тогда и уста, и сердце, и ум наш будут чистыми.

Чтобы спастись от нечистоты, когда она выйдет нам навстречу. Когда нечистота из нас исходит, то можно было бы сказать, что она удаляется от нашего существа. Но в действительности она встречает нашу волю, сознание и тогда зачинает, рождает, приносит, как плод, грех, по словам Иакова, брата Господня. Например, из меня выходит нечистый помысел, или помысел неверия, или гордости — нет такой нечистоты, которая была бы хуже, чем высокомерие, гордость, тщеславие. Эти страсти не видны, они тлеют под пеплом и выходят, чтобы встретить согласие нашей воли и сознания, всего нашего существа.

Итак, из нас выходит нечистота и встречается с нашим подлинным существом. Пока эта нечистота находится в глубине, мы ее не понимаем, не сталкиваемся с ней, и потому никто не может нас судить. Суду мы подлежим с того момента, когда ее принимаем, когда начинаем собеседовать с ней, делаем ее своей собственной волей, своей собственной нечистотой, когда уступаем ей и исполняем ее на деле. Тогда встреча состоялась, и, как правило, немощный человек побеждается всесильным вожделением или нечистотой, за которыми скрываются лапы демона.

Возненавидь мирские речи, чтобы твое сердце узрело Бога. Возлюби непрестанную молитву, чтобы твое сердце было просвещено.

Возненавидь разговоры окружающих тебя людей. Возненавидь мирские речи. Если бы авва Исаия был современным учителем этики, мы бы сказали, что он имеет в виду безнравственные разговоры. Но об аскетическом писателе такого не скажешь. Слова «возненавидь мирские речи» означают: возненавидь то, что каждый день звучит в разговорах, которые начинаются непроизвольно, сами собой, когда ты встречаешься с людьми, потому что такие встречи — вполне мирские, они находятся в том мире, по которому ступают наши ноги, а не на небесной тверди. Возненавидь мирские речи, для того чтобы ты мог ощутить небесные красоты, для того чтобы ты почувствовал праведность Божию, для того чтобы твое сердце увидело Бога. Слова «узреть Бога» напоминают нам о праведности и молитве. Для того чтобы приобрести эти добродетели, возненавидь мир. Не употребляй свои уста для обыденных речей, чтобы поистине посвятить свои уста Богу, принести их Ему в дар.

Для того чтобы это исполнить, возлюби непрестанную молитву, чтобы твое сердце было просвещено, и тогда ты избавишься от искушений, от помыслов неверия, распутства, гордости, пустословия. Все прочее устроит Бог. Чтобы твое сердце было просвещено. Ты не сам просветишь свое сердце, так же, как и солнце не взойдет только от того, что ты этого захочешь. Солнце непременно взойдет в свое время, а ты будешь пребывать в бдении, молясь до его восхода, как делали многие древние преподобные отцы: на закате солнца они становились спиной к западу, а утром солнце освещало их лица. Тогда они оканчивали свое моление, произнося последние утренние молитвы, в которых упоминалось о свете, как, например, в молитве первого часа. Великолепная картина! Итак, возлюби непрестанную молитву, и с наступлением рассвета солнце озарит тебя своим сиянием.

Не люби леность, чтобы не предаваться скорби. Храни свой язык, чтобы сердце твое просветилось.

Когда ты будешь молиться и одновременно следить за своим языком, тогда ты увидишь, как просветится твое сердце. Ты увидишь Бога внутренне, на опыте. Но следи за тем, чтобы твое внутреннее делание, делание сердца, молитва, бдение не были бесплодны.

Не спеши в отправлении служб своих, чтобы не пожрали тебя звери.

Не совершай поспешно бдение, молитву, неточное правило, не стремись вычитать как можно больше. Не спеши. Авва не запрещает исполнять правило энергично, но говорит, что нужно исполнять его в естественном для тебя темпе и соответственно твоим способностям. Я исполняю правило так, ты иначе, другой как-то еще. Не торопись и не делай того, что неестественно для твоей жизни. Совершай правило просто, естественно, искренне. Не заставляй себя спешить и не дави на себя. Расслабься, то есть будь спокоен, находясь пред Богом в естественном для тебя состоянии, потому что, если ты будешь спешить, тебя, как говорит авва, пожрут звери и твое бдение пройдет формально, не станет личной связью с Богом.

В противовес образу зверей, которые пожрут тебя, если ты будешь молиться поспешно и беспокойно, искусственно, по-фарисейски, без всякой силы, авва Исаия рисует другой образ:

Возлюби верных, чтобы через них быть помилованным. Возлюби святых, чтобы ревность их снедала тебя.

Прекрасное завершение этого отрывка. Снова и снова возвращается святой Исаия к одной и той же мысли. Ударяет по ней много раз, чтобы наконец вбить ее в нас, как некий гвоздь. Чтобы забить гвоздь в доску, сколько раз мы должны по нему ударить! А дерево гораздо мягче, чем наши сердца. Поэтому он вбивает в нас эти мысли, как гвозди, надеясь, что, может быть, они проникнут в глубину нашего сердца.

Возлюби верных, чтобы через них быть помилованным. Возлюби тех, кто находится в твоем окружении, в твоей церкви, монастыре; верных, которые рядом с тобой или далеко от тебя, которых ты знаешь или нет. Возлюби тех, с которыми тебе легко сблизиться, и тех, которые избегают общения, которых нелегко найти, как говорит Василий Великий, то есть старцев, духовных людей. Возлюби тех, кто верит в Бога, любит Бога, несет Божие слово. Возлюби тех, в чьей жизни присутствует Бог, Его улыбка и мир, тех, кто служит Богу. Возлюби их, чтобы через них быть помилованным.

Вспомните, сколько раз великий Павел, да и все святые Церкви просили молитв у верных. Сколько вообще верных? Бесчисленное множество, только мы не знаем их. Каждый день они наполняют Царство Небесное, а мы думаем, что они идут прямо в ад. Но Бог, как всесильный, всегда ждет подходящего момента, чтобы вступить в беседу с каждой душой, просветить ее, изменить и сделать Себе верной.

Итак, возлюби всех верных, а в особенности тех, которые со всей очевидностью являются служителями святого Бога и могут возвысить твою жизнь. Их молитва, ходатайство, улыбка, полный мира и чистоты взгляд, их благодатное слово, молчание, серьезность, смирение привлекут’ милость и к тебе. У них есть дерзновение пред Богом. Бог сразу их слышит. А как Он услышит тебя, когда ты лежишь в грязи? Но если ты станешь искать в них опору, просить их молитв, если побежишь услышать их, если ты возлюбишь их больше, чем прочих верных, тогда вместе с ними Бог помилует и тебя.

Мы слышим, как многие просят: «Ты возьмешь в рай и меня?» Прекрасные истории, рассказывающие нам об ответах на такой вопрос, встречаются в житиях святых. Прежде чем уйти из этой жизни, святые извещали: «Я возьму тебя через неделю, через сорок дней, через год». И действительно, так и случалось. Итак, возлюби святых, которые пока еще живы и окружают тебя. Пади им в ноги, обними их, сделай все, что можешь, чтобы овладеть тем, чем владеют они. Но прежде всего, овладей их молитвой, которая каждый день сокровенно творит чудеса. Возлюби не только живущих ныне святых, но и прославленных, тех, которые каждый день предстоят Богу и прославляют Его; возлюби и ангелов.

Возлюби святых, чтобы ревность их снедала тебя. Когда наш взгляд обращен к святым, когда мы размышляем о них, в нас рождается стремление подражать их жизни. Мы видим, что их жизнь настоящая, что они близки к Богу, что они жили просто, смиренно, проливая кровь, но при этом радостно и мирно. Мы видим, что и они были такими же, как мы, смертными, грешными, что и они шли по тому же пути, по которому теперь идем мы. Там, где сейчас я, когда-то были и они, но сейчас они святые на небесах.

Возлюби святых. Слово «люблю» означает, что я с помощью воображения, сердца, а в особенности ума и желания представляю кого-то перед собой так, словно его касаюсь, вижу и, следовательно, хочу, чтобы он был в моей жизни. Говори со святым, следуй за ним, возлюби его, сделай близким себе. Попроси его молитв, попроси то, в чем ты нуждаешься.

Как правило, то, что мы просим, Бог дает нам через святых. Он делает это для того, чтобы не нарушать равновесия в наших отношениях друг с другом. Он поступает так, как и мы поступаем на своих послушаниях. Одно послушание зависит от другого, и, таким образом, каждый становится причастным дарованиям и молитвам ближних.

Через святых Бог нас прощает, воспитывает, открывается нам. Если бы мы захотели пойти к Богу напрямую, то мы не знали бы о Теле Христовом, его истинности и действительности, мы не знали бы о самой Церкви, шли бы ко Господу как лжецы-протестанты и никогда не встретились бы с Ним. Ведь Господа можно

найти только в окружении, в обществе святых, число которых столь велико, что они образуют облака, и которые столь плотно Его обступают, что не остается ни одного свободного места, чтобы можно было увидеть Господа издалека.

Чтобы ревность юс снедала тебя. Как прежде авва Исаия говорил, что тебя будут пожирать звери, так выражается и теперь: «Пусть тебя снедает ревность о Христе, какую святые имели при жизни и не перестают иметь, пребывая на небесах. Пусть их ревность возгорится в тебе, и тогда она поглотит внутри тебя все греховное, беззаконное, дурное, мирское, как огонь поедает дрова».

И потому, когда я говорю тебе непрестанно молиться, ревностно исполнять свое ночное правило, не думай, что это трудно. Это очень просто: люби верных, прибегай к их помощи, потому что у них верное и милостивое сердце, и горячо люби святых. После этого Бог станет всецело твоим, а очищение — возможность стать постоянной обителью Бога — придет само по себе как величественное свершение, потому что его уготовит тебе Святой святых.

От святых мысль аввы Исаии переходит к Царству Небесному.

Помни о Царствии Небесном, чтобы желание достичь его мало-помалу увлекло тебя.

Снова авва Исаия напоминает нам о том, как очерствело наше сердце, которое увлекается только видимыми предметами и прежде всего тем, что уводит его от Бога. И потому, говорит он, устремись умом в Царство Небесное, туда, где пребывают святые.

Чтобы желание Царствия Небесного мало-помалу увлекло тебя. Пройдут годы, а у тебя будет ощущение, что ты все еще неверный, грешный, беззаконный, каким был пять, пятнадцать или пятьдесят пять лет тому назад. Но если ты будешь помнить о Царстве Небесном, оно мало-помалу привлечет твое сердце, лишь бы ты не стремился к чему-то показному, к впечатляющим деяниям, например к тому, чтобы вмиг быть восхищенным на облаках до третьего неба, как апостол Павел.

Как правило, чем дольше человек пребывает в своем грехе, чем более коснеет в своей нечистоте, чем более предается мечтам, то есть живет какой-то нереальной жизнью в своих лживых мечтаниях, чем меньше подвизается, чем меньше стремится к Богу, — тем более фантастические решения он принимает и тем скорее желает немедленно достигнуть неба.

Наше желание одним прыжком, стремительно достигнуть Бога, совершенства, святости показывает нашу душевную неуравновешенность. Позволь Богу привлекать тебя мало-помалу. Ты этого не осознаёшь, а в действительности Бог входит в твое сердце. Все в Себя вмещающий вмещается и в твоем сердце.

Каждый день, вставая утром, вспоминай, что ты дашь отчет Богу о всяком деле, — и не согрешишь пред Ним, и страх Его вселится в тебя. Готовься встретить Его — и совершишь Его волю.

Каждое утро, вставая, сознавай, что ты предстоишь пред Господом. Подготавливай, настраивай, очищай себя, говори с Богом, Который грядет, и таким образом тебе удастся с точностью исполнить Его волю. Подобно тому, как поезд, в который ты садишься, доставляет тебя туда, куда ты хочешь, до нужной тебе станции, происходит и в духовной жизни.

Брат, трезвенно противься духу, приносящему человеку печаль, ибо он ставит много ловушек, чтобы обессилить тебя.

Существует великая опасность, искушение, смерть, подстерегающая человека, лапа хищника, о которой мы сказали бы, что она сильнее даже лапы лукавого демона. Эта опасность угрожает тебе, и ты должен быть очень внимателен. Не будем забывать о том, что тема настоящей главы — радость. Итак, бодрствуй, брат, чтобы тебя не захватил вихрь, чтобы ты не подвергся натиску, за которым скрывается лукавый демон, дух, приносящий печаль, потому что человек поддается печали очень легко.

Когда человек смотрит на себя и на минувшие годы, когда видит свои неудачи, грехи, внутренние раны, неверие, видит, что он весь сплошные развалины, видит мысленные и сердечные падения, которыми полна его жизнь, когда он видит, что много раз каялся и ничего при этом не сделал, то им овладевает печаль. Эта печаль может происходить еще и от нашего подсознательного «я», то есть от эгоизма, гордости, потому что мы хотели бы быть великими, не иметь помыслов, грехов, никогда не терпеть неудач. Наши бесконечные неисполненные желания ввергают нас в печаль.

Но лучше попасть в руки легионов лукавых демонов, чем в руки печали, потому что преодолеть ее очень трудно. Ты преодолеваешь помысел, побеждаешь грех, дьявола, но печали тебе не одолеть. И потому трезвись, бодрствуй, чтобы тобой не овладела печаль. Иначе твое преуспеяние сомнительно.

Ловушки. За всякой печалью кроется западня. Множество людей стало добычей демона печали, который повсюду ставит свои ловушки. Сколько душ разгорается любовью к Богу, столько сетей расставляет демон печали, и жертвы, которые попадают ему в лапы, бесчисленны. Ведь печаль скрывается за наружным смирением, за ложным покаянием, за ложным чувством любви к Богу — за тысячью разных вещей, и потому человек, не понимая того, оказывается связан по рукам и ногам, так что уже ничего не может сделать.

Он ставит много ловушек, чтобы обессилить тебя. Демон печали охотится на тебя, расставляет свои ловушки одну за другой. Ты грешишь? Тогда он ставит тебе западню, говоря: «Ты согрешил, что ты теперь можешь сделать? Плачь о своем грехе, рыдай, бейся головой оземь, как это делали святые, харкай и ты кровью, как пишет святой Иоанн Лествичник». И чего он только не придумает, пока не добьется того, чтобы привести тебя в смятение, отчаяние, обессилить тебя.

Напротив, если тебе сопутствует удача, он подбрасывает тебе помысел гордости или другой страсти, так чтобы справа, слева, спереди, сзади — отовсюду окружить тебя и суметь захватить.

Таким образом, печаль способна истощить силы человека. Она не останавливается, пока не парализует тебя, пока не отнимет силы. И самый остроумный способ, которым она пользуется, — это напоминание о словах Господа: «Блаженны плачущие». Нет, говорит нам авва Исаия, не давай себя обмануть, печаль от сатаны, а не от Бога.

Печаль по Богу приносит радость и утверждает человека в воле Божией. А тот, кто говорит тебе: «Куда тебе бежать? У тебя нет покаяния», — от врага, и говорит так, чтобы склонить человека оставить воздержную жизнь.

Не поддавайся печали, если ты видишь, что сатана или страсть предлагают тебе вопросы, ввергающие в отчаяние: «Куда тебе теперь идти? Ты в моих руках. Ты столько лет монах, а что ты сделал в своей жизни? Есть ли у тебя такая вера, чтобы сказать этой горе: „Ввергнись в море“, — и она ввергнется? Да ты попробуй даже своей палке скажи: „Иди туда“ — она ведь никуда не пойдет. Так где же твоя вера? Видишь, что говорит святой: „Нужно иметь такую и такую добродетель“, а ты вообще ничего в своей жизни не сделал, значит, напрасно твое покаяние». Ведь все это исходит от ненависти лукавого демона, чтобы заставить тебя прекратить воздержание и подвиг. Это печаль не по Богу.

Печаль по Богу приносит радость и утверждает человека в воле Божией. Предположим, я согрешил, как преподобная Мария Египетская, до сих пор я сорок семь лет жил в разврате, но в эту минуту я говорю: «Согрешил, Господи, я исправлюсь». Как я пойму, есть ли у меня печаль? Если я продолжаю думать о своем грехе, то моя мысль от демона. Если я думаю о покаянии, это означает, что я желаю воли Божией, и тут же у меня появляется радость в предвкушении воли Божией, тут же я помещаю себя среди тех, которые непорочны, чисты, среди тех, кто покаялся, вхожу в сонм святых.

Так что не путай сатанинскую, демонскую печаль с печалью по Богу. Печаль по Богу — это радость, потому что ты видишь пред собою Бога, ради Которого живет твое сердце, и, значит, в тебе царствует Господь Иисус Христос. Вот это — печаль истинная.

Печаль по Богу не подавляет человека, но говорит ему: «Не бойся, снова иди», потому что знает, что человек немощен, и подает ему силу.

Не подавляет человека. Речь идет о нападках духа печали, который говорит нам: «Тебе не стыдно? А еще монах! Где твое преуспеяние? Вставай, покайся, но впрочем, сколько ты преуспел до сих пор, столько преуспеешь и завтра!» Такое самобичевание — это нападение врага, который охотится за нами, преследует нас.

Мы разговариваем с каким-нибудь братом, потом идем в свою келью и говорим себе: «Ох, негодный ты человек, опять болтал!» Такой подход бесплоден, безрезультатен. Если кто-то постоянно так себя ругает и осуждает, это значит, что завтра он будет делать то же самое, за что себя осуждал, но в двойном и тройном размере. Совесть может обличать нас: вот, все твои братья совершают ночное правило, а ты лежишь да спишь, но мы поворачиваемся на другой бок и снова засыпаем.

Упреки, вызывающие у человека чувство одиночества и разочарования, все обличения совести по поводу нашей жизни и грехов в действительности от бесов, потому что печаль по Богу не подавляет человека, не бранит его, не бьет, не мечет в него громы и молнии, не низводит его в ад. Она дает ему утешение, дерзновение, мир, мужество, возвращает на правый путь. Она говорит ему: Не бойся, снова иди — вперед, начни с начала. Ее не интересует падение, она забывает о нем и побуждает душу снова устремляться ко Христу. Ведь она знает, что человек немощен и не может делать ничего другого, кроме как грешить, и потому укрепляет его.

Сатанинский дух печали вызывает в человеке тревогу, тоску, огорчение, подавленность и заставляет впадать в те же грехи. Демонская печаль — это результат и признак нераскаянности, ужасного эгоизма, проявление демона, скрывающегося в нас. Напротив, печаль по Богу приходит как роса, как дружеское участие, как улыбка, как отдохновение, дает нам силы, радость, подбадривает нас. Мы чувствуем себя так, будто ничего не сделали, будто только сейчас начинаем свою жизнь. И потому авва говорит: «Смотри не поддавайся печали». Предавайся только духовной печали по Богу, а это — торжество сердца, радующегося покаянию и Божественной жизни.

Пусть твое сердце будет рассудительным при помыслах, и получишь облегчение от них. А того, кто их боится, они лишают сил своей тяжестью.

Печаль чаще всего действует через помыслы. Когда она приходит, то лишает нас способности рассуждать, крутится, как волчок, в нашем уме и вызывает у нас головную боль, так что мы не можем уснуть, все люди кажутся нам чужими, холодными, как камень. Потому не бойся помыслов. Имей только рассудительное сердце, не пытайся сразиться с ними непосредственно.

Рассудительное сердце означает сердце терпеливое, мирное, спокойное, мужественное, разумное. Невозможно сражаться с помыслами лицом к лицу, потому что они тебя изранят. Пошевелиться не успеешь, как тебя пронзит стрела. Поэтому пусть у тебя будет змеиная мудрость. Стой твердо, мужественно, не унывай, и буря минует, помысел уйдет. А если ты захочешь дать отпор своим помыслам и превозмочь их, то потеряешь силы под их тяжестью и упадешь.

Попытайся, например, победить помыслы блуда, гордости, непослушания, неверия. Ты ничего не сможешь сделать. Все тебе покажется черным и мрачным, и в конце концов ты согнешься под их тяжестью, упадешь, как будто на тебя взвалили непосильную ношу. И поэтому сохраняй мирный дух и ничего не бойся. Далее авва продолжает:

Боящийся их действия показывает, что не имеет веры в Бога.

Боящийся их действия — тот, кто боится помыслов, страстей, греха, безбожия, богооставленности в своей жизни, тот, кто не знает, что ему делать, и принимает то одно, то другое решение, — показывает, что он неверующий. Не то чтобы он не верил в Бога, но он не доверяет Богу, не полагается на Него, пытается своей борьбой подменить Его. Но ты не бойся действий демонов в своем сердце. Возложи все на Бога, и пусть тебя ничто не заботит. Будь радостным, потому что ты хочешь покаяться, и совершенно ни о чем не беспокойся. Все остальное — в руках Господа Иисуса. Он все это уничтожит одним Своим мановением.

Способность не мерить себя и жить в безвестности показывают человека, который не предается страстям, чтобы творить свою волю, а творит волю Божию.

Для того чтобы не увлекаться страстями, действиями демонов и не бояться их, не оценивай себя, потому что это исходит от сатаны. Не говори: «Я пришел в монастырь в 1970 году. Я тут уже восемь лет. Что я сделал за эти годы? Посмотрю-ка, как развивались мои отношения со старцем, с братьями?» Все это — оценка себя и означает, что ты что-то делаешь неправильно, что ты предаешься страстям, что ты любишь свои страсти. Чтобы избежать этого, будь внимателен, не мерь себя, не рассматривай, в каком состоянии ты находишься.

Мы знаем святых, например Антония Великого, которые вопрошали Бога, какой меры они достигли. В таких случаях Господь, чтобы их обличить, показывал им, что их мера ниже меры мирян. Для этого Господь одного посылал к сапожнику, который воздерживался от супружеских отношений со своей женой, другого — к человеку, который весь день работал, оставляя себе только треть заработка, отдавая вторую треть в монастыри, а третью — нищим. Есть много подобных примеров.

Эти случаи показывают нам, что монах, который оценивает себя, все время падает, становясь даже ниже мирян. Только бесконечный Бог может помочь нам в нашей борьбе, потому что как бесконечен Бог, так бесконечна и наша борьба.

Не противоречит ли выражение «не мерить себя» изречению апостола Павла: «Да испытывает же себя человек, и таким образом пусть ест от хлеба сего и пьет из чаши сей»? Нет, потому что это место Писания относится собственно к Божественному причащению. Апостол имеет в виду то, что мы должны подумать, есть ли у нас право причащаться, а не то, что мы должны рассматривать, в каком состоянии мы пребываем. Если с церковно-канонической точки зрения мы живем в грехе, то не можем причащаться. Но авва Исаия говорит о человеке, который хочет восстать от греха. Тот, кто пустословит или лихорадочно работает день и ночь напролет, не может причащаться, потому что он человек плотской. У такого человека не может быть ни молитвы, ни мира совести, ни знания о Боге, он нигде не может встретить Его, потому что все, что он делает, — мирское.

Значит, смысл этого изречения апостола таков: если ты пребываешь в грехе или в обстоятельствах, ведущих к греху, то ты не можешь причащаться. Апостол не имеет в виду, что ты должен замыкаться в себе, рассматривать, какое у тебя преуспеяние, какие страсти и грехи, но побуждает человека посмотреть, вправе ли он подойти к чаше. Ведь когда человек причащается, не будучи достоин, тогда, продолжает апостол Павел, он заболевает, а многие и умирают.

Божественное причащение просвещает и оживотворяет достойного, а для недостойного оно «огнь поядающий», то есть оно становится зверем, который пожирает человека. Божественное причащение действует соответственно тому состоянию, в котором мы причащаемся, то есть его условием является жизнь в покаянии, подвиге, посте, бдении. Если человек живет не в этой Божественной атмосфере, а в мирской, то он не может причащаться.

Иногда мы позволяем людям в миру причащаться, даже когда они находятся еще в трясине греха, но мы делаем это с намерением их ободрить, окрылить, так чтобы они могли преуспевать. Это снисхождение, оказываемое грешнику Церковью. Но это не означает, что человек не заплатит за свой грех. Апостол Петр сказал Господу: «Выйди от меня, Господи! Потому что я человек грешный». Мы грешны; и когда мы причащаемся, то как бы напоминаем Богу о своих грехах. А Он наказывает нас для того, чтобы мы их не повторяли.

По этой причине люди, которые причащаются без покаяния, не изменяя своей жизни, по большей части приобретают склонность к смертному греху, то есть сердечному окаменению, становятся нераскаянными. Дух Божий совсем удаляется от них, и очень часто они становятся бесноватыми. Не раз демон входил в людей в тот момент, когда они приобщались Пречистых Таин. Если человек приступает к Божественному причащению без страха Божия, то это страшная хула, ведущая к безумию.

Значит, слова «да испытывает себя человек» означают, что я должен задуматься, меняю ли я свою жизнь, каюсь ли и живу по Богу или живу в своем грехе? Это не имеет никакого отношения к побуждению аввы Исаии не мерить себя, которое означает: не рассматривай, чего ты достиг, а чего нет, не суди себя, не давай себе оценку, потому что это ведет к демонской печали.

Ты спрашиваешь меня, можно ли тебе причащаться, и я отвечаю утвердительно. Но ты вчера допоздна осуждал братьев. Беснуешься ты или нет? Несомненно, да. Попробуй покаяться, после того как причастишься в таком состоянии. Если раньше, для того чтобы победить страсть, тебе нужно было семь дней, то теперь понадобится семь седмериц лет, ты уже не можешь покаяться. Бог неумолим к причащающимся без страха Божия.

Кроме того чтобы не мерить себя, смотри за тем, чтобы жить в неизвестности. Будь в стороне, будь незаметен. Не желай везде присутствовать: разговаривают — ты тут как тут; решают какую-то проблему — и ты тут. Что бы ни происходило — ты в гуще событий. Нигде не показывайся, скройся в своей келье, пребывай в молчании, безмолвии, молитве, в глубинах Божественной атмосферы. Если ты будешь жить, не привлекая внимания, то покажешь, что поистине посвящаешь себя Богу.

Итак, когда мы поддаемся печали, то становимся добычей сатаны, падаем в его ров. Но мы, конечно, думаем, будто станем менее духовны, если не будем печальны.

Есть страсти, есть и добродетели. Но если мы предаемся нерадению, то ведем себя подобно предателям.

Хорошо, говорит авва Исаия, у тебя есть страсти, но есть и добродетели. Есть у тебя неверие, но ведь есть и вера. В тебе есть нечто нецеломудренное, но есть и нравственные начала. Почему ты не принимаешь это во внимание? Только не ленись, не бойся брать на себя ответственность за свои поступки. Не сиди сложа руки, говоря: «Ах, у меня и такая страсть, и другая, христианин ли я? Ничего я в своей жизни не делаю». Так ты придешь в уныние, испортишь себе нервы и ни на что не будешь способен. Вскоре ты оставишь свое делание и тогда станешь предателем.

Итак, если тебе пришла мысль о твоих страстях, вспомни, что у тебя есть и добродетели. Даже закоренелый преступник, если он рассмотрит свою жизнь, то увидит, что Бог дал ему много доброго. Нас душат, убивают не только наши страсти, грехи, неверие, гордость, сатана, но и предательство нашей собственной воли — то, что мы останавливаемся.

Мужество сердца — помощник душе после Бога, так же как уныние — помощник пороку.

Уныние прямо ведет к греху, а мужество, напротив, — это величайшая после Бога помощь для сердца, погруженного в пучину страстей и неверия. Действительно, человек трусливый, теряющий самообладание, боящийся своего греха, падений, слабости, ничего не может сделать. Напротив, тот, кто говорит: «Я одержу победу, потому что есть Бог, хотя бы я Его и не ощущал, не видел», становится ближайшим после Бога помощником своей душе. Итак, прояви мужество — и тогда ты встретишь Бога.

Но как приобрести добродетели, как их возделать и взрастить?

Телесные подвиги, проходимые в духовном разуме, — вот орудия, которыми возделываются добродетели. Страсти рождаются от нерадения.

Когда ты предаешься нерадению, лени, отчаянию, когда останавливаешься, тогда в тебе рождаются новые страсти. И напротив, если телесные труды совершаются с пониманием того, что они не имеют силы сами по себе, но являются способом выразить нашу любовь к Богу, тогда наша любовь восходит к Нему и Он нас видит. Телесные труды — это наши орудия. Так что трудись до усталости на своем послушании, пребывай в бдении и посте до утомления. Но помимо этого тебе нужно еще кое-что:

Неосуждение ближнего служит ограждением для осознанно ведущих брань, тогда как порицание ближнего неосознанно разрушает эту ограду.

Когда человек судит кого-либо, благодать Божия уходит от него. Суд без милости творящему суд. Поэтому не будем судить брата, не будем вмешиваться в его жизнь, не будем обвинять его ни в чем, потому что для нас он святой. «Но он вчера согрешил, ходил с какой-то женщиной!» Нет, нас не интересует, что он сделал, для нас он остается святым. Откуда мы знаем, может быть, сегодня он уже покаялся, оплакал свой грех? Откуда мы знаем, может быть, он был пьян и не понимал, что делает? Не судить, не вмешиваться в жизнь ближнего — это ограждение для осознанно ведущих брань. Благоразумие совершенно необходимо. Если у тебя его нет, то ты ничего не сделаешь и не сможешь обрести Бога.

Но когда ты порицаешь ближнего, когда судишь его, когда вмешиваешься в его жизнь со своим пониманием, настроением, требованием, словом, советом, тогда ты неосознанно разрушаешь эту ограду и становишься беззащитным перед лукавыми стрелами демона.

3абота о своем языке показывает человека деятельного.

Когда человек строго следит за тем, чтобы приучить свой язык не судить, не разговаривать: «Положи, Господи, охрану устам моим», то этим он показывает, что он человек деятельный, то есть поистине поступает добродетельно, поистине покаялся.

Необузданность языка служит признаком человека, чуждого добродетели.

Человек, который не обуздал своего языка, не воспитал его, не приучил его молчать, но позволяет ему пускаться в разговоры с ближними, несет на себе знак, signum того, что он не имеет добродетели. Как государственный флаг указывает на конкретное государство, так и необузданный язык свидетельствует, что в человеке нет и следа добродетели.

Милостыня, подаваемая с разумом, рождает способность не замечать и ведет к любви, а немилосердие означает, что в человеке нет добродетели.

Авва Исаия говорит о милостыне в монашеском смысле, а не в мирском. Милостыня — это сострадание ближнему, готовность до конца принять даже самого ничтожного человека. Это наша любовь, милосердие, кротость, которая должна быть известна всем людям, способность смотреть на людей как на богов, преклонение, смирение перед любым человеком.

А немилосердие означает, что в человеке нет добродетели. Когда человек не смотрит на брата с состраданием, пониманием, сочувствием, то этим он показывает, что не имеет ни одной добродетели.

Милостыня, подаваемая с разумом, рождает способность не замечать. Окружающие нас люди никогда не перестают быть образом Божиим, членами тела Христова, драгоценными чадами Церкви, созданиями, живущими во Христе, призванными в Царство Небесное — даже тогда, когда они погружены в бездну греха. Если мы на поле, засеянном пшеницей, не выпалываем плевелы, то будем ли удалять грешников из Христова виноградника? Кто тогда там останется? Ведь для грешников и пришел Христос.

Значит, милостыня — это добродетель, которая помогает мне не замечать, не видеть страстей человека, его грехов, немощей, и в таком случае я люблю его, признаю его святость, то есть признаю, что он принадлежит к телу, имеющему Святую Главу, но при этом я ничего от этого человека не ожидаю. Пусть делает что хочет, пусть говорит что хочет. Если в ответ на мое приветствие он меня оскорбит, прогонит, обидит, проклянет, то я не стану его судить, не придам значения его поведению.

Главный смысл слов «способность не замечать» состоит в том, чтобы не смотреть на внешнее, но проникать вглубь. Кажется, будто Церковь полна пятен, исполнена греха. Люди постоянно пишут и говорят о грехах Церкви. Но Церковь, тем не менее,

одна, и она свята. То же самое можно отнести и к каждой душе, каждому человеку вокруг нас. Когда мы останавливаемся на людских немощах, на трудностях, которые они для нас создают, то приходим к выводу, что нет ни одного человека, который был бы годен для рая, принадлежал бы Христу, и впадаем в уныние. Так мы находим основу для собственного беззакония, укрепляем свой грех, чтобы жить как грешные, неверующие люди, потому что якобы убедились, что все люди таковы: «Все такие, — говорим мы, — зачем я буду выделяться?»

Но когда ты не видишь, не замечаешь погрешностей ближнего, тогда тебя занимают только свои грехи, за которые ты и просишь прощения у Бога. Итак, первое — не обращай внимания на то, что делает ближний, и второе — не позволяй себе вмешиваться в его жизнь, чтобы он не смог тебя запятнать. Значит, моя способность не замечать означает, что я способен смотреть на человека не с внешней стороны, но проникать в глубины его бытия. Например, за церковной иерархией я вижу лик апостолов, пророков, Самого Христа, «невидимо с нами пребывающего». За конкретным грехом человека, за каким-нибудь бродягой, хулиганом я вижу душу, которую создал Христос. Откуда мне знать, не осудит ли Господь меня самого в день Второго пришествия?

Так что способность не замечать на аскетическом языке Церкви означает «способность прозревать, постигать, открывать то, что стоит за видимой стороной явлений, вникать в это, открывать истину, которая скрывается за внешностью ближнего». Грешник только я. А другой человек — это образ Святого Бога, это святой. Значит, милостыня, то есть милосердное, истинное и любовное отношение к ближнему, которого я люблю и которому безвозмездно делаю добро (по пословице: делай добро и бросай его в воду), рождает внутри нас совершенно необходимые для духовной жизни качества: проницательность, прозрение, дар различать то, что происходит внутри человека.

Когда я обращаю все свое внимание на внешнее поведение людей: отчего этот ведет себя так, а другой эдак, то становлюсь чурбаном, бесчувственной вещью, не постигаю глубин человеческого бытия, не открываю в человеке Духа Святого, Который ждет момента его воскресения, тогда как прозрение позволяет мне открывать и познавать человека. Если я кого-то не знаю, то я не могу его полюбить. Для того чтобы полюбить, мне нужно его узнать. Те люди, которые пытаются полюбить ближнего и приобрести его любовь с помощью слов и общения, возводят вокруг себя неприступные стены одиночества.

Напротив, если я храню молчание, смотрю на людей как на ангелов, сынов Божиих, сотворенных Его руками, то это открывает во мне такие органы чувств, которые позволяют мне познавать глубины человеческого бытия, делают их для меня явными и помогают мне полюбить человека. Такой взгляд — это и есть истинное общение и сочувствие, поэтому он и ведет к любви. Без милостыни не откроются ни духовные органы чувств, не будет и любви, которая ведет нас к непорочности.

Любовь рождает непорочность.

Непорочный — это ничем не заполненный, чистый, нетронутый, неутомимый. Когда от любви рождается непорочность, тогда внутри нашей развращенной души уже не приходят в движение страсти, мы достигаем бесстрастия. Разумеется, авва Исаия не имеет в виду совершенного очищения, то есть посещения Божией благодати, потому что мы еще в самом начале. Но любовь делает так, что в жизни человека уже нет места страстному услаждению, помрачению, в нем не действуют страсти, его душа уже не поражена болезнью, от которой бы он легко утомлялся, легко остывал, легко покрывался потом, легко грешил. Человек становится стойким, неуязвимым. Он может находиться среди страстных и грешных людей, рядом с самим демоном, но их присутствие не влияет на него^ Его душа неприступна для демонских воздействий и яростных порывов подсознания. Сердце человека приобретает иммунитет. У него больше не бывает болезненных духовных состояний, он не впадает в страсти гордости, гнева, чревоугодия, злословия, осуждения, он приобретает непорочность и чистоту.

Рассеянность рождает страсти, а жестокосердие рождает гнев.

Любовь ведет нас к духовному здравию и бесстрастию, а рассеянность, невнимательность рождает страсти, жестокосердие же — гнев, противоположность любви. Авва приравнивает рассеянность к жестокосердию, потому что мы все время находимся среди людей. Действительно, если я не люблю ближнего, то он заставляет меня все время рассеиваться. Я вмешиваюсь в его жизнь, впадаю из-за него в искушения, считаю его плохим, грешным, виноватым, злым, демоном, а не сыном Божиим.

Я не просто вмешиваюсь в его жизнь, не просто его сужу и осуждаю, но и вступаю с ним в конфликт. Поскольку он мне досаждает, я начинаю с ним ссориться, обличать его, обременять, требовать от него чего-то. И так моя жизнь превращается в трагедию, потому что ухудшаются мои отношения с ближним. Далее авва Исаия будет говорить о том, что аскетический подвиг — это средство, которое поможет нам обойти подводный камень рассеянности.

Подвиг души — ненавидеть рассеянную жизнь, а подвиг для тела — жить в скудости.

Ты постишься? Хотя бы ты и вовсе не ел, но, если ты не хранишь свои уста, если ты не смиряешься, если ты не проявляешь любви, если не подаешь милостыни, ты нисколько не преуспеваешь, как и в Триоди об этом говорится. Ты живешь рассеянно? Хотя бы твои колени были в мозолях от поклонов, ты не делаешь ничего. Настоящий подвиг души состоит в ненависти к рассеянной жизни.

Телесный подвиг — это скудость, жизнь в лишениях. Понадобился тебе гвоздь — не желай, чтобы тебе его дали сию же минуту. Если замедлят, не возмущайся. Понадобилась книга — не требуй, чтобы тебе ее дали немедленно. Живи в скудости. Скудость здесь не означает нищеты — имеется в виду то, что ты должен испытывать в чем-то нужду, жить в лишениях. Чем полнее удовлетворяются потребности твоей повседневной жизни, телесные потребности, тем больше ты рассеиваешься, потому что постоянно ищешь большего.

Любовь к рассеянной жизни — падение для души, а исправляется она безмолвием с разумом.

Так как подвиг души состоит в том, чтобы ненавидеть рассеянную жизнь, то падение для души — это любовь к такой жизни, а исправление — безмолвие с разумом.

Насыщение сном возбуждает страсти в теле, а бдение в меру — спасение для сердца. Лучше спать в молчании и разуме, чем бодрствовать в празднословии.

Поскольку сон тесно связан с аскетическим подвигом, то авва говорит, что если ты много спишь, то будешь испытывать плотское возбуждение в теле и беспокойство в душе, лишишься целомудрия и безмолвия ума.

Если, напротив, ты чрезмерно увлекаешься бдением, то ослабеваешь и не можешь ни сосредоточиться, ни молиться, ни исполнять как следует свое правило — ничего не можешь. Неумеренное бдение, если к нему подталкивает бес, — это мука, а бдение в меру — спасение сердца.

Кроме того, нужно не только в меру бдеть ночью, но и не разговаривать днем. Лучше всю ночь спать, а днем молчать с пониманием того, что ты делаешь, чем бодрствовать ночью и потом празднословить.

Плач изгоняет все пороки без смятения. Не уязвляй совести ближнего и стяжешь смиренномудрие.

С одной стороны, авва Исаия продолжает свое рассуждение, а с другой — возвращается к радостотворному плачу, который изгоняет все пороки без смятения. Тревога и беспокойство во время брани возникают от демона. Подобно тому, как вода, капая, постепенно образует сталактит, так и красота души открывается постепенно через правильный плач, характерные свойства которого — уравновешенность и спокойствие. Так что не пытайся приобрести то, о чем мы говорили, за неделю, месяц или два года. Предоставь Богу действовать так, как Ему угодно, — и ты сам не заметишь, когда уйдут твои пороки. Однажды ты задашься вопросом: «А где же мои страсти?» И тогда обнаружишь, что все они ушли. Если же ты на себя давишь, а не берешься за дело спокойно, то ничего не добьешься.

Не уязвляй совести ближнего и стяжешь смиренномудрие. А здесь говорится о более серьезном и значительном: не уязвляй совести ближнего, потому что это его тяготит, расстраивает, обременяет.

Любовь к широкой жизни изгоняет ведение.

Ранее было сказано о жизни в скудости. Если же ты, напротив, любишь расширять свой горизонт, знания, жизнь, любишь жить в комфорте, иметь все, что тебе нужно, вмешиваться в разные дела, то тогда ты изгоняешь духовное знание — знание, которое дает Бог.

Украшение тела — гибель для души; попечение же о нем в страхе Божием хорошо.

Когда ты желаешь заботиться о своем теле, питать его, давать ему покой, красиво одеваться, то ты губишь его, а вместе с ним и свою душу. Если же ты заботишься о нем в страхе Божием, то есть постишься, совершаешь бдения, молишься, делаешь поклоны, то это хорошо.

Хранение уст возносит мысль к Богу, если молчать с разумом; а многословие рождает нерадение и неистовство.

Когда молчат уста, мысль воспаряет к Богу. Мы часто говорим: «Я не могу молиться, не могу собрать свой ум, ничего не могу делать». Все это оттого, что ты не хранишь свои уста. Как только ты начнешь их хранить, твой ум сразу станет «небошественным».

А многословие рождает нерадение и неистовство. Человек, который много разговаривает, становится нерадивым, ленивым, забывчивым, он не может молиться, не может бдеть по ночам, и, что бы он ни делал, его борет сонливость. Многословие разоряет всякое внутреннее расположение к духовной жизни и не только разрушает наши отношения с людьми, но и умножает гнев, происходящий от жестокосердия, и доводит его до неистовства. Таким образом, вместо того чтобы твоей жизнью, занятием, делом были Бог и добродетель, твоим занятием становится ближний.

Конец добродетелей — любовь, а конец страстей — самооправдание.

Вот картина без слов, объяснения не нужны. Предел и печать всех страстей — это самооправдание.

Не связывай себя ни с каким жительством, и помысел будет безмолвствовать в тебе.

Одна из самых жгучих тем для монахов — это помыслы, поэтому у нас так много книг, в которых больше говорится о том, как бороться с помыслами, чем со страстями. Когда ум человека возгорается помыслами, то одно это обнаруживает, что внутренний мир человека уже захвачен лукавым, захвачен пороком, страстью. Теперь уже враг правит человеком изнутри и делает все, что хочет.

Для того чтобы перевернуть все вверх дном в каком-то месте, сделать там все так, как я хочу, я должен сначала туда войти. Невозможно сделать это извне. Точно так же и присутствие помыслов показывает, что душа уже взята в плен, а не просто окружена. А поскольку лукавому, как духу, легко нас победить, так что мы этого даже не поймем, то монах и ведет такую тяжелую борьбу с помыслами.

Когда тебя одолевает какой-то тревожный помысел, тебе нелегко иметь мир в душе и радость в жизни. Для того чтобы чувствовать радость, помысел должен безмолвствовать. И кроме того, ты не должен связывать себя с жительством. Слово «жительство» можно прежде всего трактовать как место, из которого происходит монах.

Как нам уже несколько раз говорил авва Исаия и как учат об этом и все другие святые отцы, странничество, удаление от места рождения, от знакомых и родственников — это первое условие для того, чтобы человек стал монахом. Если связь с ними сохраняется, то монашеской жизни нет, потому что все приобретает другой смысл, все становится некой тенью, призраком, а не жизнью. Зависимость от людей, вещей, привычек, идеалов, духовной атмосферы разрушительна для духовной жизни, потому что в таком случае монах не может свободно расправить крылья в своем небесном шествии к Богу.

Но здесь, очевидно, слово «жительство» употреблено в том смысле, в каком оно используется в житиях всех святых, то есть относится к образу духовной жизни. Тогда слова «не связывай себя ни с каким жительством» означают: не связывай себя, раз уж ты пришел повиноваться, ни с каким определенным образом жизни.

Если, предположим, я нахожусь в общежительном монастыре и связываю свое будущее и свою жизнь с миссионерством, или с жизнью в пещере, или в каком-то пустынном скиту, то невозможно, чтобы мой помысел успокоился. Ни на одном аэродроме в мире нет такого движения, какое будет тогда в моем уме, потому что мое желание какого-то определенного образа жизни делает меня привязанным и к месту, и, что важнее, к определенной идее. Кроме того, с того момента, как я связываю свою духовную жизнь с определенными условиями, каким-то образом предначертываю свое будущее, несомненно, начинается мой неуспех. Лукавый меня не оставит, потому что планы, перспективы и направление, которое я сам себе задал, нарушили неприступность моей души. Теперь меня направляет не Господь, но мой помысел, моя воля, мое «я», пусть даже все это облечено в самые прекрасные формы, духовные и таинственные, и для прикрытия приводится тысяча доводов из Священного Писания и святых отцов.

Если, например, кто-то приходит в наш монастырь в надежде, что монастырь завтра изменится в соответствии с его желанием и он сможет жить так, как он хочет, то он разочаруется. Монастырь не изменится: он такой, какой есть. Нужно рассуждать о своем будущем, исходя из сегодняшнего состояния монастыря. Если, предположим, такой человек надеется на то, что изменится его старец или он сам, то есть что он прекратит гневаться, плохо себя вести, то он опять же не сможет спокойно жить. Если он свяжет свою будущность с чем-то другим, что не находится в его руках, а тем более если свяжет ее с отшельническим или пустынным местом, или с людьми, ведущими иной образ жизни, или со степенями духовного восхождения: сегодня я буду стремиться к одному, когда преуспею в этом, достигну другого, потом стану затворником, затем уподоблюсь святому Антонию, — то такой человек терпит полную неудачу. У него голова кружится сильнее, чем у пьяного или у человека, попавшего в водоворот греха. Разница в том, что в грешнике живет грех, а в нем — нераскаянность.

Вся беда в том, что наши желания облекаются в покров духовности, а потому мы думаем, что идем верным путем, и никогда не каемся, никогда не учитываем эту ошибку. Никакой ум не может понять эту ошибку, понимание ее может прийти только от сокрушения нашего существа, которое приходит путем жестокой ломки, многих скорбей, сильной боли, множества смертей, которые мы можем претерпеть. Если Бог не сокрушит нас топором, молотками, не раздробит, как орех, то мы не сможем осознать свои немощи. И поэтому Бог, как правило, до конца жизни смиряет людей, которые связывают свое существование с каким-то образом жизни или местом. Если ты не связан всем этим, то можешь надеяться, что помысел твой успокоится и ты обретешь мир и радость.

Не питай вражды к человеку, иначе твоя молитва не будет принята. Будь мирен со всеми, чтобы иметь дерзновение в молитве.

Никому не противься, не вступай в спор, потому что всякая ссора, даже если она выражается одним словом «нет», жестом, усмешкой, записывается на небесах, ничего не пропадает. Никакое возмущение не исчезает бесследно, оно где-то действует и приносит какой- то результат. Твое противодействие человеку принесет результат на небе, и твоя молитва не будет принята.

И напротив, если ты находишься со всеми в мире, то обретаешь дерзновение в молитве. И даже если твой сосед грешный, плохой, бессердечный, холодный, нечестивый человек и даже если он без спроса вмешивается в твою жизнь — и тогда будь со всеми мирен.

Xрани очи свои, и твое сердце не узрит зла… Храни слух свой, чтобы не навлечь

на себя браней. Занимайся рукоделием, чтобы нищий нашел у тебя хлеб, ибо праздность есть смерть и падение души.

Храни свое сердце, потому что многие могут его опустошить, но также храни и слух. Тот, кто не хранит слух, всегда будет испытывать брани. Ведь то, что нам скажет ближний, все, что мы услышим, будет нести в себе мирской дух, будет принадлежать этому веку, в то время как сам я должен быть не от мира сего. И одновременно много трудись.

Непрестанная молитва уничтожает пленение, а нерадение о ней, вкрадывающееся понемногу, есть мать забвения.

Непрестанная молитва освобождает человека от пленения. По своим поступкам человек может понять, чем он пленен, в чем его оплошности. Если же он молится, то молитва, будучи Божественным содействием, уничтожает всякое пленение ума, сердца и воли.

О молитве судят не только по ее качеству, слезам, чувствам, которые она в нас вызывает, то есть умиляемся мы или нет, устаем или нет, но и по ее количеству и непрерывности. Мы иногда говорим: «Лучше я помолюсь один час с молитвенным чувством, чем двадцать часов без чувства». Этими словами мы пытаемся прикрыть свое беззаконие. Правильно — это молиться как можно больше и вместе с тем основание полагать в том, чтобы молиться как можно лучше, действеннее и терпеливее. Когда человек молится постоянно, пусть даже он испытывает трудности, огорчения, внутренние недоумения из-за своей несовершенной молитвы, — он идет к свободе.

Но если под предлогом того, что моя молитва слаба, или мой ум несобран, или под другими предлогами я начинаю пренебрегать молитвой, прекращаю молиться непрестанно и усердно, тогда я окончательно забываю о том, что надо молиться. Может пройти целый день, и только когда я пойду в свою келью, я вспомню, что сегодня не молился. Я решаюсь молиться, но вновь в моем сердце и уме возникает вереница занимающих меня мыслей и меня затягивает. Это естественно. Но поскольку непрестанная молитва дарует свободу, авва Исаия продолжает:

Размышляй о чести, которую получили все святые, и их ревность мало-помалу повлечет тебя к добродетели. Размышляй и о посрамлении, которое получили в удел грешники, и этот помысел всегда будет охранять тебя от лукавых дел.

Подумай о посрамлении грешников, чтобы и тебе не подвергнуться тому же. Подумай также и о чести, какую стяжали святые как неотъемлемое достояние, и их ревность о добродетели мало-помалу привлечет тебя. Я знаю, что ты немощный и новоначальный, знаю, что у тебя нет опыта побеждать зло и достигать добра. Я знаю, как ты страдаешь, находясь в таком состоянии, но при этом остаешься в нем. И потому говорю тебе: не беспокойся. Поразмышляй о святых, о чести, дарованной им Богом, соединись с ними, и их ревность мало-помалу привлечет тебя. И с того момента, как ты будешь привлечен и их ревность начнет становиться твоей собственной ревностью, ты уже входишь туда, где пребывают они. А после этого ход твоего духовного преуспеяния будет делом Божественной благодати.

Советуйся с отцами твоими, и всю жизнь твою проведешь в спокойствии.

Но не забудь, что ты не можешь обойтись без совета твоих отцов, точнее, отца, потому что отец у каждого один. Впрочем, и советы людей, отличающихся ревностью и святостью, занимают важное место в нашем сердце и жизни: они помогают нам жить в спокойствии. Напротив, если я предпочитаю следовать своему сердцу, или своей мысли, или своему опыту, то от малого смущения перехожу к большему.

Смотри не будь жестокосерд к брату, ибо мы все испытываем насилие от враждебной силы.

Если поселишься с братьями, не давай им приказаний ни в каком деле, но трудись вместе с ними, чтобы не погубить своего воздаяния.

Авва Исаия знает «пятую колонну» нашей жизни, те силы, которые пытаются ударить по нам изнутри, и потому он возвращается к главной проблеме почти всех людей — к ближнему, собрату. Сатана с прочими демонами в аду пожирают друг друга и поэтому хотят, чтобы и мы делали то же самое. И действительно, сатана одерживает в этом много побед.

Итак, если ты живешь с братьями, никому из них не давай указаний, не давай им приказаний ни в каком деле, потому что как только ты потребуешь чего-либо от ближнего, он начнет сопротивляться. Как ты немощен, так и он. И если ты хочешь, чтобы он был к тебе снисходителен, то и ты будь к нему снисходителен. Ты не можешь знать, что у ближнего творится в сердце и в уме, что с ним случилось сегодня или вчера.

Например, сегодня я жду от тебя улыбки, любви, но, быть может, ты утром солгал кому-то и поэтому теперь растерян, или у тебя неприятность или какая- то другая трудность. Откуда мне знать, что происходит в жизни человека? Поэтому общее правило гласит: ни от кого ничего не требуй, ни карандаша, ни блокнота. Но трудись вместе с ними: не отказывайся разделять с ближними их труды, для того чтобы не погубить своей платы. В противном случае ты все потеряешь.

Не будь жестокосерд к брату. Когда мы, не зная души человека, судим о нем со своей точки зрения, то становимся самыми несправедливыми во вселенной. Это подобно тому, как если бы я требовал от какого-нибудь ребенка поднять такую же тяжесть, какую могу поднять сам. Но я взрослый, а он ребенок. Итак, я не знаю силы, выносливости ближнего, не знаю, в каком он находится состоянии, в особенности когда он сопротивляется. Тот, кто сопротивляется, близок к падению. Как только ты заметишь, что в глазах чело века появляется легкое раздражение, что с его уст вот-вот сорвется «нет», немедленно перемени предмет разговора. Если видно, что он устал, подавлен, куда- то спешит, обижен, расстроен, унывает, раздражен, то что бы ты ни сказал ему в это время, что бы ни сделал, он начнет выходить из себя. Так не будь же жестокосердным, иначе ты поставишь его в затруднительное положение.

Но ты мне скажешь: «Откуда мне знать, что у него внутри?» Ты должен помнить непререкаемое правило жизни: у каждого человека свой внутренний мир. Тот, кто создает для ближнего малейшую трудность, даже если он исходит из самых лучших побуждений, — жестокосердный человек.

Ибо мы все испытываем насилие от враждебной силы. Если ты будешь внимательным, то убедишься, что враждебность лукавого с силой воздействует на всех нас как наша собственная внутренняя враждебность, как нечто такое, что исходит от нас самих, хотя в действительности она берет начало от сатаны. Нас толкают на грех тысячи внутренних предлогов, которые имеют вид добродетелей, но на самом деле являются отголосками действий сатаны. И потому будь внимателен. Подобно тому, как ты держишься, чтобы не упасть, когда тебя толкают, крепко держись, чтобы у тебя не вырвалось случайно неосторожное слово. Тебя не должно занимать, что делает ближний.

Смотри не пренебрегай, исполнением своего правила, потому что оно приносит просвещение душе.

Поскольку мы находимся среди людей, то, как бы ты ни был внимателен, люди будут подставлять тебе подножки. Если ты не умеешь быть свободным, всякий человек станет для тебя проблемой. Ты будешь

его осуждать, в то время как в сущности будешь виноват ты сам, потому что не умеешь уберечься. Итак, поскольку из-за ближних в нашей жизни возникает множество трудностей, нам всегда нужно просвещение. Это просвещение мы не можем приобрести из наших отношений с людьми. В общении мы проявляем свою опытность, радость, мир, просвещение, святость. Но все это мы приобретаем при помощи молчания, молитвы, общения с Богом в своей келье.

Никто не становится святым от общения с людьми. Через ближних к человеку приходят только страдания, скорби, муки, за которые он вправе просить себе у Бога воздаяния. Но освящается человек и закладывает глубокий фундамент для своего бытия во время совершения своего правила, в уединении, когда он объят Божественным веселием. Когда истина встречается с праведностью, когда мое состояние истинно и оно встречает оправдывающего меня Бога и раскрывает свои объятия Ему навстречу, тогда я могу взыскать все благодатные переживания.

Смотри не пренебрегай исполнением своего правила. Насколько возможно, пусть наше правило будет настоящим, сильным, и тогда оно сделает нашу душу светоносной и даст нам силы преуспевать. Итак, место, где мы будем обретать святость, просвещение, полноту, — это наша келья. А отдавать свою энергию, «разряжать батарею» мы будем среди братьев, если наши отношения с ними будут непорочными.

Еcли тебя гнетет желание позлословить брата, то вспомни, что он огорчится, если услышит это, и удержись от подобного ответа, и успокоишься. Если тобой овладеет гордость, то вспомни, что она губит весь твой труд и что для предавшихся ей уже нет покаяния, и успокоишься.

Если увидишь, что тебя мучит желание сказать злое слово о брате, вспомни, что он огорчится, если узнает об этом. Какое благородство! Смотри не за тем, чтобы тебя самого не упрекнули, не оклеветали и не огорчили — это не имеет значения, — а за тем, чтобы не дать повода огорчиться ближнему. Если он огорчится, то как ты встретишься с ним? Как будешь с ним общаться? Нет, ты сам должен измениться. Сделай вид, как будто ты ничего не знаешь, ни о чем не ведаешь. К примеру, ты меня осудил, очернил, наговорил об мне всего самого плохого, и я об этом узнал. Я не буду показывать тебе, что знаю об этом, и даже закрою рот тому, кто пришел рассказать мне о твоем злословии. Так успокоишься и ты, успокоюсь и я и смогу без смущения показаться тебе на глаза.

Когда человек исходит из