загрузка...
Перескочить к меню

Мой любимый некромант (СИ) (fb2)

- Мой любимый некромант (СИ) 1.23 Мб, 277с. (скачать fb2) - Тереза Тур

Настройки текста:



Тереза Тур


Тереза Тур


Мой любимый некромант.


Пролог



Всецело поглощенный тем: чтобы пленять окружающих, я забываю о себе

Жан-Поль Сартр

‒ Окей, Гугл! Сколько стоит кольцо с натуральным турмалином?

Сколько?!!! Нееет!

Все проблемы сегодняшнего дня исчезли. Опоздание на пару, оторванная от нового ботинка подошва, заледеневшие ноги, перспектива заболеть и... Влад.

На пальце не было кольца. Бабушкиного кольца! Светящийся изнутри зеленый листик незнакомого растения, выточенный из цельного турмалина на тонком ободке чуть потускневшего золота. Все это только что было на пальце!

Первое апреля. Тучков мост. Замерзшая Нева. Город, занесенный снегом. И я.

Кольцо...

‒ Оно осталось от бабушки, - нежно поглаживая перстенек, проговорил папа. - Береги его, Вита... Береги.

Как? Как оно могло потеряться? Соскользнуло с пальца? Быть того не может - сидело как влитое. Я все любовалась листочком. Мне нравилось представлять себе, что оно - волшебное. Вот поверну три раза и... И одна безрукая дура его потеряет... Папа...

Посмотрела на свои руки и зарыдала.

Отец вместе с мамой работал на киностудии, мастером по спецэффектам. Здорово помогал с химией в школе. Но я выбрала филфак. Нет, мы не стали дальше друг от друга, просто... Просто последнее время не до того.

Заканчиваются пары - несешься в библиотеку. Конспектировать. Вечером плетешься домой - ноги еле идут, голова не соображает. Времени не хватает ни на что. Отец все понимал. Он веселый всегда был. А как подарил это кольцо. Нет, он все так же улыбается. Шутит. Но... Как-то не так, как раньше. Грустно. Может быть, он жалеет, что я выросла? И правильно. Я вот тоже жалею...

Ветер. Ветер усилился. Уже апрель, а все белым-бело! Только в Питере такое бывает. Я, наверное, кажусь прохожим взъерошенной птицей. Черные стриженые волосы, синяя челка. Пальто не по погоде. Зато - черное. И ногу приходится поджимать. Подошва-то оторвалась.

Как же я... докатилась до жизни такой?!

Надоело быть изгоем. Заучкой. Поначалу все было хорошо. Обстригла и покрасила волосы. Вытащила из шкафа все, что было черного цвета. Отдельная удача - ботинки! Не гады, конечно, но вполне себе в стиле. Маму не пришлось даже уговаривать их купить, она за любой кипиш, как говорится. Папе, правда, все это не нравилось. Расстраивать его не хотелось, но...

Влад... Парень, по прозвищу некромант. Вроде пафосное прозвище, но ему шло. Он словно меня околдовал. Бледный. Черноглазый. С саркастической полуулыбкой. Вьющиеся волосы. Грустные глаза. Не такой, как все. Много читал. Поэзию знал неплохо. Иногда казалось: кто-нибудь ляпнет глупость какую-нибудь, и он ищет мои глаза, чтобы вместе про себя давиться от смеха. Ерунда! Все это я просто придумала. Дура. Очаровалась им, очаровалась тусовкой готов. Хотела стать... своей. Девушкой некроманта.

Чушь! Чушь и самообман. Результат всплеска гормонов! А книги и стихи... Да при желании произвести впечатление ничего не стоит - Гугл в помощь!

Слезы?! Слезы. Может, домой пойти? Холодно. А Папа? Что я ему скажу?

‒ Простите, - раздалось у меня за спиной. - Может быть, я смогу вам чем-то помочь?

‒ Не думаю.

‒ И все же.

Я резко обернулась.

Незнакомец был высок. Красив. Бледен. И... немного странно одет. Черный плащ. Трость. Цилиндр. Для того, чтобы посмотреть ему в глаза, пришлось задрать голову.

‒ Вы ведь Виталина?

Я отступила. Медленно. Еще...

‒ Не бойтесь. Я всего лишь хочу с вами поговорить.

Еще шаг назад.

‒ И в благодарность за то, что вы меня выслушаете, я готов отдать вам вот это.

В руках у незнакомца мелькнул ярко-зеленый листочек.

‒ Откуда...

‒ Вы обронили. Я, конечно же, верну вам его. Но... Поговорите со мной, пожалуйста. Кивнула. Страшно. Очень. Но мне нужно кольцо. Тоже очень.

-А...? - все, что смогла сказать в ответ.

‒ Где нам поговорить? Думаю, лучше выбрать какое-нибудь людное место, чтобы вы не нервничали. Вон то кафе. Подойдет?

‒ Хорошо.

Мы перешли мост и зашли в теплое помещение. Меня знобило. Идти было тяжело

подошва все время подворачивалась. Я старалась, чтоб было не очень заметно. Стыдно же...

‒ Замерзли? Виски, коньяк?

‒ Чай, пожалуйста.

Девушка у стойки посмотрела на меня с сочувствием. Очень уж жалкое зрелище я из себя представляла.

Мужчина кивнул и заказал себе кофе.

‒ Итак, - начал незнакомец, поглядывая на меня с каким-то сомнением. - Я - доверенное лицо одной очень высокопоставленной особы. И... у нас к вам есть предложение.

Я отставила чашку, об которую грела руки.

‒ Некто... Некто очень в вас заинтересован, Виталина.

‒ Не хотите ли вы сказать, что некто так поражен моей красотой...

Незнакомец рассмеялся:

‒ Конечно, нет.

Не успела я решить, что теперь делать - вздохнуть с облегчением или обидеться, как он продолжил, понизив голос:

‒ Все дело в крови.

Спятила. Точно. У меня галлюцинация. Зрительная. И слуховая. Зрительно­слуховая. А что сумасшедшие делают со своими галлюцинациями? Они с ними разговаривают. И мне, наверное, нужно. Люди вокруг заметят и вызовут скорую. Только надо погромче...

‒ Он что - вампир?!

‒ Нет, что вы. И не кричите так, пожалуйста, Виталина. Мы привлекаем внимание. А этого не нужно.

Ага! Испугался! Ничего-ничего. Найдутся на тебя специалисты. Психиатрия не стоит на месте! А у меня просто стресс. Парень бросил. Кольцо потеряла. Переутомление

каждый день по шесть пар! На холоде вон сколько простояла с оторванной подошвой. Может, температура уже поднялась. Ничего. Вылечат. Главное, погромче. Чтобы заметили поскорее.

‒ Оборотень?!

‒ Тише, прошу вас! Кстати, вы верите в оборотней? Вампиров?

‒ В хорошую погоду, как и в настоящую любовь, поверить порой гораздо сложнее. Мне вдруг стало все равно. И совсем не страшно.

‒ Не стану с вами спорить. И, раз вы допускаете, что в мире есть много такого, что не ограничено лишь вашими взглядами, то... договариваться будет намного легче.

Я вздрогнула:

‒ О чем договариваться?

‒ Мой клиент - напоминаю, я лишь посредник, распорядился подыскать ему девушку. Всенепременно девственницу. Вы же с вашим молодым человеком так и

не...

‒ Не ваше дело! Все ясно. Вас Влад подослал? И Ритка... Поиздеваться, да?

‒ Посмотрите на меня, Виталина. Я разве похож на человека, которого может «подослать» это ваше недоразумение? Жалкая пародия на некромантов!

И такое презрение прозвучало в голосе незнакомца, что я... поверила.

‒ А вашему клиенту я зачем? Жениться хочет?

‒ Ну что вы! Он как раз нет.

‒ А что он хочет?

Незнакомец посмотрел на меня с изумлением. Усмехнулась, вспомнив, что даже на тусовке готов ни один парень на меня не позарился... А тут повезло.

‒ Вы меня слушаете, Виталина?

‒ А?

‒ Моему клиенту нужен наследник. Пол ребенка не важен. Судя по анализам вашей крови, вы подходите. Взамен он обязуется...

‒ Когда это вы брали у меня анализы крови? Не припомню что-то.

‒ Не думайте об этом. Вознаграждение будет более чем щедрым.

‒ Ребенок...

‒ Ребенок останется у нас.

Ну, все! Хватит! Спектакль затянулся. Я не знаю, кто вы такой, но мне все это надоело! И еще. Если у меня когда-нибудь будет ребенок - я его никому не отдам - понятно?!

Виталина... мой клиент - могущественный некромант. Ему не говорят «нет»!

Некромант. Ну конечно... Какая же я... дура! Передайте Владу и Рите, что розыгрыш прошел блестяще!

Я подхватила сумку и решительно направилась к двери, волоча за собой хлюпающий ботинок так быстро, как только могла.

‒ Виталина, - раздалось в спину. - Кольцо. Заберите - я ведь обещал.

Нехотя, но вернулась.

Кольцо лежало на краю стола. Хоть что-то хорошее за сегодняшний день.

‒ У вас сутки на то, чтобы решиться, - тихо сказал мужчина, беззвучно поставив чашечку' на блюдце. - Вот. Возьмите. Моя визитка. Взамен на ваше согласие незамедлительно будет выполнено любое ваше желание. ЛЮБОЕ. Даже невозможное. Запомните это, Виталина. Вам стоит только разорвать визитную карточку'.

‒ Да вы...!

‒ Если вы выкинете визитку, она все равно останется в вашем кармане. Повторяю. Визитка в кармане. Любое желание. Незамедлительно. Прощайте.

Еле удержалась от того, чтобы не показать ему что-нибудь неприличное, схватила кольцо, пока он не передумал, добежала домой - и сразу положила в шкатулку. Целее будет.

Все! Хватит с меня «некромантов»!

Следующий день прошел на удивление мирно. Просто пары, просто учеба. Даже история с Владом... Нет, больно, конечно, было. Очень. Упреки в адрес моей... девственности. И излишней занятости. К черту! Филфак я закончу. Учиться мне нравится. И потом... в угоду жалкой пародии на некроманта (что именно имел в виду незнакомец, я не знаю, но он прав!) остаться без диплома? Ну уж нет. А просто так диплом не дадут. Это университет все-таки.

И потом... Странно, но потеря бабушкиного кольца оказалась большей трагедией, чем заявление Влада о том, что он меня бросает и будет встречаться с Ритой. А кольцо мне вернули. И теперь...

Теперь осталось что-то решить с имиджем. Надо с мамой посоветоваться. Папа изначально был против. Вообще он обычно не высказывался по поводу моей внешности, а тут... Намотал выкрашенную синим прядь на палец, поднял брови и сказал:

‒ Зачем?

А когда подарил кольцо, вдруг взял мою руку, погладил:

‒ Хорошо! Тебе очень идет, Виточка...

Странно. Он и не называл меня так никогда! Я всегда для него была - Винтик. Мама, правда, злилась. Мама... Точно! Мама должна помочь разобраться в себе. Вроде все это было ради Влада и готов. С одной стороны. С другой... Мне нравилось! Как-то... Комфортно, что ли. Как будто в гриме. Под маской.

Мама поймет! Она гример. Они с папой - как с другой планеты. Яркой, веселой, удивительной планеты. На кухне в кастрюле можно найти уши эльфа или нос бабы Яги. А вот с ужином - проблемы. Чаще готовлю я. Ничего сложного - гугл в помощь. Я не жалуюсь. Наоборот! Я люблю предков и счастлива!

Настроение от этих мыслей поднялось! Вышло солнце. Вспомнило, наконец, что на дворе - апрель! Омрачала только визитка, от которой я никак не могла избавиться.

Что я только не делала! Выкидывала кусочек глянцевого картона в мусорку, рвала на мелкие кусочки. На большой перемене даже попросила у девчонок зажигалку и спалила.

Бесполезно. Визитная карточка незнакомца все равно оказывалась в кармане.

‒ Окей, Гугл! Способы уничтожения бумаги?

Много всякого, включая температуру, при которой горит бумага, но... Про магический прямоугольник - ничего! Спросить у папы? Уж он-то этот фокус раскусит на раз-два.

Блямкнула смска - за мной подъехали. Я обрадовалась и побежала по лестнице вниз. Как-то так получилось, что, с того момента, как я сошлась с готами и влюбилась в Влада, общение с родителями сошло на нет.

Оказывается, можно соскучиться по людям, живя с ними в одном доме!

‒ Поехали! - мама уже ждала у ступеней Универа. - Вкусненького съедим. Поболтаем! Мы по тебе... соскучились!

‒ Я тоже, мам!

Папа, как только я оказалась в машине, потрепал по голове, как маленького ребенка. Даже не поморщился, как обычно, когда видел мои обстриженные волосы.

Родители всегда знали, если со мной что-то не так. Старались поддержать, но при этом никогда не лезли в душу. Жизни не учили. Все-таки они у меня... Лучшие на свете!

Мама в зеленом пальто, без шапки, с неизменным сундучком гримера. Куча отделений - целый мир! Папа в крутых очках. Пальцы, как всегда, в разноцветных пятнышках.

Отец подмигнул. Блеснули солнечные зайчики в толстых линзах. Синее небо.

Наш старенький форд выворачивал на Тучков мост, когда навстречу вылетел камаз. Грязно-оранжевая кабина. Ошарашенные глаза водителя.

Солнечные зайчики в толстых линзах.

Синее небо.

Пальцы нащупали в пальто глянцевый квадратик.

‒ Спаси их! Я согласна!

‒ Вита, не надо! - услышала крик отца.

Пустота.

-1-



Он

‒ Но господин начальник! Я вас умоляю...

‒ Убирайтесь вон, милейшая!

‒ Но...

‒ Загуляла ваша дочь. Как есть загуляла. А что вы хотите - она кто? Певичка в кабаке? Вот и ищите по клиентам!

‒ Господин начальник полиции! Ваша милость...

‒ И нечего тут рыдать! Раньше надо было за дочерью следить!

‒ Беата не такая!

‒ Идите. И не мешайте работать. К тому же рабочий день закончился - и я иду домой!

Вальдар ап Морт, Маг Смерти, Страж Преисподней, Верховный дознаватель Вимории в отставке, волею судеб занесенный в этот мерзкий южный городишко, нахмурившись, выслушивал плач женщины. Несчастная дошла до начальника местной полиции, и теперь ее тонкий, жалобный вой смертельной болью отдавался в голове.

‒ Апчхи!

‒ Смерть не слышит!

‒ Спасибо. Стив.

Стив, младший некромант и его единственный подчиненный, вскочил, вытянувшись в струнку. Молодец. Старается.

Аллергия. На юге - аллергия. Краснели глаза, чесалось, не сказать в приличном обществе, где, чихание это бесконечное.

Дверь в коридоре управления хлопнула. Значит, женщина ушла. Наверное, стоит там, на крыльце, и плачет

‒ Беата... Беата... Де... де... девочка моя....

Так и есть. Нет. Это невозможно!

Некромант сжал виски обеими руками, бросил усталый взгляд на помощника и исчез, выпустив из-под плаща стайку теней. Те, едва коснувшись щеки его подчиненного, растворились над рабочим столом.

‒ Что случилось? - возник маг перед плачущей женщиной.

Как же... болит го-ло-ва! Мигрень. Опять мигрень...

‒ Вааааше Смертейшество!

Женщина очень испугалась, это было видно. Побледнела. И все же, спустя мгновение, нашла в себе силы и заговорила:

‒ У меня... дочь пропала.

‒ Это я уже понял.

‒ Простите...

‒ Когда?

‒ Два часа назад. Из дома.

‒ Может, действительно загуляла. Весна... Апчихи! Простите...

Женщина посмотрела на него с сочувствием.

Вальдар ап Морт потер глаза.

‒ Она не такая, - услышал некромант в ответ. - Пусть и в кабаке. Пусть и поет Но... Храни ее Смерть.

‒ Храни.

‒ Ваше Смертейшество, - младший дознаватель, все это время стоявший в стороне, не выдержал. - Разве это наше дело? Мы - некроманты. Мертвые не потревожены, так что...

Ваш рабочий день окончен? - ласково улыбнулся Вальдар ап Морт

Парень робко кивнул.

‒ Ну, так идите домой, я вас не задерживаю.

‒ А вы?

‒ А мне интересно...

Кровь бросилась в бледное лицо молодого человека. И... он увязался следом. Потому что Вальдар ап Морт. даже в опале, волею Владыки лишенный всех титулов, званий и регалий - это... легенда. И он по-прежнему самый сильный некромант Вимории, да хранит Смерть Владиса Третьего!

‒ Чувствуете? - спросил Верховный Дознаватель, принюхиваясь. - Ааа... Ааааа... Апчхи!

‒ Смерть не слышит!

‒ Спасибо, Стив. Чувствуете?

‒ Кровь, - прошептал парень. - Девушку похитили. Вот тут раненой рукой цеплялась за оконную раму, когда ее вытаскивали. Но... почему жертва не кричала? Не понимаю!

Мать девушки побелела как полотно, но не проронила ни слова - боялась помешать некромантам, единственным, что откликнулись на мольбы о помощи.

‒ Тяните нить по следу! Кровь свежая, найдем. А вы, уважаемая, успокойтесь. Идите в дом и выпейте что-нибудь.

‒ Но... как же я узнаю...

‒ Будем надеяться, с вашей дочерью все будет в порядке.

‒ Храни вас Смерть Ваше Смер....

Но некроманты уже исчезли в черном облаке клубящегося дыма. Простые жители не видят летящих теней. Не маги...

Некроманты оказались неподалеку от городка, в лесу, на залитой полуденным солнцем полянке.

‒ Здесь... неожиданно многолюдно, не находите? - буркнул помощник бывшего Верховного дознавателя.

‒ Апчихииии! - поприветствовал собравшихся Вальдар ап Морт.

Некромант окинул взглядом толпу. Судя по волкам-поводырям - слепые. Плотно обвив голыми хвостами трости, поводыри пищали у ног хозяев, беспокойно нюхая воздух и нервно дергая усиками. Мужчины и несколько женщин, в основном пожилые, рефлекторно повернули головы на звук, черными стеклами круглых очков уставившись в сторону дерева, возле которого чихал маг Смерти.

‒ Ааааапчхиии!

‒ Смерть не слышит! - раздалось со всех сторон.

‒ Спасибо. Я извиняюсь... Апчхи!

‒ Смерть не слышит...

‒ Спасибо, спасибо... Ааапчхи!

‒ Смерть не слышит...

‒ Что происходит? - громко обратился к слепым Стив.

‒ Идите с миром, путники, - обратился к ним седой старик. - У нас тут...

‒ Что у вас тут? - Вальдар ап Морт нахмурился. - Стив? След...!

‒ Я не чувствую, - младший некромант покачал головой и с сомнением уставился на старшего.

‒ Слишком... слабый, - вздохнул ап Морт. - Некроманты. Двое. Ушли!

‒ Они ушли! Нас бросили! Обманули! - крикнули из толпы.

‒ Это все из-за них! Кто вы? Кто вас звал? Вы... вы все испортили! Убирайтесь!

‒ Мммммммм! Ммммммммм! Мммммммм!

Девушка, привязанная к дереву в центре, что до этого умоляюще и как-то обреченно смотрела на двух некромантов, задергалась.

‒ Думаю, ее мы и ищем. Развяжи. Предупреди, чтоб молчала, - холодно проговорил Вальдар ап Морт, бросив быстрый взгляд на Стива.

Слепые. Бич Вимории... С каждым годом среди мирных жителей несчастных становится все больше. Сложившаяся ситуация - ясна, как белая кость!

Кто-то пообещал калекам вернуть зрение с помощью ритуала жертвоприношения. Скорее всего, эти люди и сами не знали толком, что именно произойдет. Да и какая разница, если есть надежда на исцеление! Ради этого многие из них могли бы согласиться.

Вопрос - кто? Кто осмелился нарушить закон? Чернокнижие запрещено. Судя по очень слабому следу - успевшие сбежать некроманты были очень молоды и не очень сильны. Чего отступники хотели больше - избавить мирных жителей от недуга или получить силу? Может статься все эти беспомощные люди - последующие жертвы... Возможно...

Слепые волновались. Они топтались на месте, толкая друг друга, стараясь понять, что им делать. Где находятся те, что пришли на поляну? Куда исчезли те, что привели их сюда и обещали помочь? Кто они?

Вальдар ап Морт вскинул руки над головой, и посох некроманта послушно скользнул в руки мага.

‒ Спасибо! - успел шепнуть Смерти некромант. - Апчхи!

‒ Не слышу, не слышу... - усмехнулась Смерть, вынимая из-под мантии второй посох, для младшего некроманта.

‒ Замерли! - крикнул Вальдар ап Морт.

Подчиняясь магии, выстуживающей сердца, слепые покорно застыли. Жалобно пискнули поводыри, и наступила тишина. Мертвая.

День выдался на удивление солнечный. Пели птицы. Подумать только. Каких-то несколько секунд, и здесь, на живописной зеленой полянке свершилось бы жертвоприношение. Пролилась бы невинная кровь! Смерть, не слушай...

‒ Были ли жертвоприношения до этого? - прогремел Вальдар ап Морт.

‒ Нет, - прохрипел кто-то.

Некромант обернулся на голос. Ударил посохом, приказав остальным слепым оглохнуть на время.

‒ Все, кто здесь, - бледнея, спросил сгорбленного старика Стив, - знали, что должно было произойти?

‒ Нет. Только я.

Старик с силой сжал трость. На морщинистой коже вздулись синие вены.

‒ Это в первый раз? - Вальдар ап Морт сделал помощнику знак, чтоб тот следил за всеми, присутствующими на поляне, пока он ведет допрос.

‒ Да.

‒ Кто подсказал?

‒ Мужчина. Молодой. Голос приятный... Сказал - будет девка из борделя. Сирота. Сказал - она все равно уже почти не видит. Заботиться о ней некому - все одно сдохнет.

‒ Она певица. Здорова. И ее ищет мать.

‒ Святая Смерть... Остальные не знали. Только... я. Что со мной будет, сынок?

Верховный Дознаватель тяжело вздохнул. Стражей правопорядка вызывать не хотелось. Возни до ночи, да и этих, жизнью наказанных, жаль. Он долго смотрел на слепых. Они его не видели, но чувствовали горящий взгляд. Ежились, но сбежать никто не порывался. После долгого молчания некромант произнес:

‒ Я вас отпущу. Но это не значит, что не буду следить. На вас будут «удавки». Еще одна попытка кого-то убить... Сами понимаете, что будет. Но и это еще не все. Если на кого-нибудь из вас выйдут снова с подобным предложением - вспомните обо мне. Этого достаточно. Я найду нужного мне человека сам. Иначе - смерть. Заклинание «удавка» с этого момента до... эээ... скажем так, до лучших времен будет на каждом из вас. Ясно?

Собравшиеся кивнули, но никто из них не проронил ни слова. Легкий ароматный ветерок, неся с собой пыльцу, залетел на поляну и удивился - столько живых существ, и такая тишина?!

‒ Апчхи!

‒ Смерть не слышит, Ваше Смертейшество...

‒ Спасибо. Никогда не видеть света - ужасно. Но это не дает права убивать! И... держите.

Некромант обошел слепых, вытаскивая из-под полы плаща крошечные конфетки в ярко-красных обертках.

‒ Это же... - Стив в ужасе уставился на старшего.

‒ Именно, - улыбнулся бывший Верховный дознаватель Вимории. - Надеюсь, им этого хватит, чтобы протянуть год. А там... Там мы с тобой что-нибудь придумаем.

‒ Но... вы же раздаете свою жизнь!

‒ По уговору со Смертью. Десять минут за конфетку. Но больше я ничем им помочь не могу. Однако - пора! Устал я сегодня...

‒ А как же...

‒ Девушку вернуть домой. Оформить все необходимые бумаги. Написать отчеты. Подробно! Открыть расследование. С пометкой «секретно». Так, чтобы присутствующие здесь сегодня не фигурировали. Нам лишние вопросы от начальства ни к чему. Надеюсь, вы не сдадите меня управлению?

‒ Нет! Что вы?! - молодой человек старательно затряс черными кудрями.

‒ Ну, вот и хорошо. На всех, кто в этом участвовал - «удавка», брошенная лично мной. Так что думаю, их можно смело отпускать.

‒ А если...

‒ Если что, Стив? Ну? Договаривайте! Если кто-то решится на предательство и задохнется? Вы это хотели спросить?

Молодой человек виновато опустил голову.

‒ Оформим как самоубийство. Они - предупреждены! У каждого из них - есть выбор. У этой девочки, что пела в таверне - выбора не было. Согласны?

‒ Да.

‒ Выполняйте!

‒ Слушаюсь!

‒ Апчхи!

‒ Смерть не слышит!

‒ Спасибо, Стив. И, кстати. К вечеру, думаю, спасенная нами девица придет в себя. Узнайте, где она поет - приду послушать. Я заслужил!


***

От сердца некроманта ключ у Смерти в кулаке

Отдам костлявой душу - заберу его себе,

Ты будешь мой! Ночью ты будешь мой..

В таверне «Поцелуй смерти» не было свободных мест. Этим вечером здесь поет Беата - девушка с голосом, пьянящим сильнее горячительных напитков!

Толстенький лысый хозяин заведения приветливо улыбался, подливая гостям разбавленное вино. Сегодня за него заплатят без скандала! Разве кто заметит? Все, как один, уставились на сцену! Даже слепые...

И пусть мой стон млечным путем взорвется в ночи!

Моя любовь диском луны взойдет!

Пусть будет все, как ты захочешь, пусть ключи

Теряет Смерть... Нам с тобой все равно!

‒ Вальдар! - кто-то сжал плечо Вальдара ап Морта, бывшего Верховного дознавателя.

Тот нахмурился - во-первых, не привык, чтобы его звали по имени. Во-вторых, кто посмел отвлекать, когда он наслаждается чудесным вечером после тяжелого трудового дня?!

Но стоило некроманту обернуться, как он расплылся в улыбке:

‒ Льюис?! Укуси меня Слепой вампир! Что ты делаешь в этой Смертью забытой дыре?!

‒ Решил навестить тебя. Не против?

‒ Шутишь? Я рад! Очень! Сейчас...

Вальдар ап Морт встал, похлопал себя по мантии и сунул в руки помощника туго набитый монетами мешочек:

‒ Стив, отдашь девчонке! Она и правда чудесно поет. Я ушел! - и некроманты исчезли, будто их никогда и не было.

Стив не шелохнулся. Молодой человек не мог оторвать глаз от стройной девушки в кружевном черном платье. Она была... прекрасна! Как она поет! А как горят ее глаза из-под вуали! Какая... какая она красивая! И... как она смотрит на него! Или на ап Морта? Нет, на него! От сердца моего ключи под мантией твоей,


В руках твоих моя душа - бери ее скорей!


Ты будешь мой! Ночью ты будешь мой!


И пусть твой стон млечным путем взорвется в ночи!


Твоя любовь диском луны взойдет!


И будет все так, как хочу я, пусть ключи


Теряет Смерть... нам с тобой все равно!



‒ Как тебе девочка? - Вальдар ап Морт сделал огромный глоток отличного вина.

‒ Удивительная... Кстати на тебя красотка бросала весьма многообещающие взгляды. Может... зря ушли?

‒ Ты же видел, какие взгляды бросал на нее мой помощник. Этого только не хватало... Женщин много, подчиненный у меня один. Кстати, не плохой парень.

Они остановились в заведении на берегу моря, которое называлось «Черный Паромщик». Отличная кухня, неплохое вино. Сначала - ужин, дальше видно будет. За последние несколько лет, что не виделись, они не так уж и постарели. Сегодня - кутить! Ему просто необходимо немного расслабиться. Все эти последние события. Ссылка...

Ничего. Если знать, куда пойти - здесь не так уж и плохо... Ночью.

‒ Льюис! Смертельно рад тебя видеть! Какими судьбами?

‒ Я приехал с тобой поговорить, - некромант поднял кубок и улыбнулся.

‒ Вот так, сходу будешь портить мне настроение? - нахмурился ап Морг, принимаясь за жаркое. - Мог бы хоть немного потерпеть. Аппетит не портить.

‒ Помирись с Владыкой, Вальдар.

‒ Я с ним не ссорился!

‒ Ты?

‒ Все, что я сказал мальчишке перед заседанием Совета - правда.

‒ Ты оскорбил трон. Был не сдержан и вел себя просто ужасно. Вальдар...

‒ Я всего лишь указал Владыке Владису Третьему на его недостатки.

‒ Прилюдно! Он - Правитель Вимории.

‒ Правитель?! Правитель? Тринадцатилетний лентяй, который не выучил уроки и вел себя вызывающе по отношению к старшим?! Пусть окружает себя теми, кто внешне пресмыкается, в надежде за его спиной оттяпать кусок пожирнее. Я не желаю об этом говорить!

‒ Ты сам ведешь себя, как подросток, Вальдар! Я понимаю. Сложно. Я и сам со своим сыном не знаю, как сладить. Особенно теперь, когда он уехал учиться в столицу. После смерти Вейлы все как-то... не ладится.

‒ Понимаю, - ап Морт помрачнел и налил вина.

Выпили. Молча. Почти восемь лет назад жена друга пропала. Они оба будто с цепи сорвались, но... Ничего. Совсем. Никаких следов. И вот теперь... Теперь у него появилась хоть какая-то зацепка! Но сегодня он ничего Льюису не расскажет. Не стоит портить вечер.

‒ Что с сыном?

‒ Не знаю. Он практически не общается со мной. Но что-то среди молодежи явно происходит. Они носят одинаковые челки. Как будто организовали тайное сообщество...

‒ Брось! Вспомни нас в его годы!

‒ Возможно, ты прав. Однако... Боюсь, все эти новомодные веяния до добра не доведут. Но хватит об этом. Вальдар... Ты же понимаешь. Трон нуищается в тебе. И мальчишка, как бы он себя ни вел - тоже. Сейчас - больше, чем когда бы то ни было.

‒ Слушай. Вот зачем я ему? Грубый. Невежливый и оскорбляющий прилюдно? Он нашел, кем себя окружить? Вот и прекрасно! А я в загуле! Выходные все-таки. Я свободен от службы...

‒ Вальдар...

‒ Ты со мной?

‒ Конечно...

Вальдар ап Морт, Маг Смерти, Страж Преисподней, хозяин Рардин возвращался в благодушном настроении, что последнее время случалось крайне редко.

Хорошая ночь. Теплая. Ароматная.

‒ Апчхи!

Сутки загула в приятной компании - не так часто к нему, высланному в эту вампирами забытую дыру, приезжали гости. Точнее... ни разу. А вот Льюис собрался. Старый друг! Последний раз они виделись в его владениях. Да. Давно это было... Рардин.

О, Рардин! Сердце мое, кровь и сила, да хранит Око Преисподней твои прохладные горные реки!

Вальдара ап Морта, Первого и Сильнейшего, отправили в ссылку в маленький южный городок, туда, где некогда именно его смертельными стараниями лишились головы прежний градоначальник, начальник порта и глава отдела безопасности мирного населения - за казнокрадство, контрабанду и покровительство пиратам. Стража Преисподней унизили, определив на скромную должность штатного некроманта. Его. Хранителя Ока. Говорящего с Оком. Смотрящего Смерти в глаза. Гремящего костями, хранящего могилы, летящего в ночи... Да мало ли еще! Титулов... И не сосчитаешь!

‒ Ик... Апчхи!

На самом деле опекун несовершеннолетнего сына покойного Владыки, просто хотел поглумиться над ним, главным дознавателем Темных Владений Вирмории. Ну, да это все глупости. И не надо жалобами судьбу дразнить, жив остался - и хорошо!

‒ Апчхи!

А теперь еще и старый друг объявился. Пусть проездом, всего на сутки, все же приятно вспомнить юность. Тогда казалось - все по плечу, стоит лишь пожелать, ведь ты всесилен!

И что от этого осталось? Душевные разговоры, загул на сутки по местным борделям.

Новая мода в заведениях, торгующих красотками, поддерживала некро-антураж. Это слегка раздражало. Уж больно нарочито и безвкусно. Впрочем - какая разница? Вымазанные черной помадой губки делали свое дело...

Было хорошо.

Вальдар ап Морт усмехнулся. Подъехал к замку.

Теплая, ароматная ночь. Хорошая ночь.

‒ Апчхи! Вампиры...

По отдельной лестнице, шатаясь, он поднялся в свои покои. Спальня... Кровать... Упасть и забыться! По пути избавиться от одежды, и... обнаружить на кровати голую девицу, сжавшуюся в комок.

Только не это!

‒ Уйди! Спать хочу.

Девица, услышав его голос, вскочила. Перепуганным зверьком перекатилась на другую сторону кровати, отскочила к стене. И что-то застрекотала на непонятном языке.

Тонко. Противно.

‒ Тихо! Апчхи! Замолчи говорю, голова и так трещит... Вампиры... За что? Апчхи! Если такая резвая, что ж пришла тогда?

Мозг решительно отказывался включаться. Мозг Первого Стража Преисподней хотел, чтобы хозяин закрыл глаза. И все!

Девица, судя по интонации, что-то ему объясняла, явно пытаясь чего-то добиться. Что ж тебе надо-то, а?! А?

‒ Ааааапчхи! Слушай, - попытался воззвать если не к разуму, то хотя бы к чувству самосохранения этого существа хозяин спальни. - Иди, милая... Да, я не против таких сюрпризов. Но не сегодня. Слышишь? Не сегодня.

И тут он вдруг зацепился взглядом за ее ногти. Черные! Обстриженные волосы стали уже синеть... Мор! Трупная язва. Чернеют ногти, синеют волосы, краснеют глаза, слезы чернеют. Вон у нее уже... Вампиры! Какой же он дурак!

Поставить щит, вложить максимум, надеясь, что не успел заразиться - все-таки источник, засланная девица, была достаточно далеко. Так. Хорошо. Теперь...

Но что-то не давало свернуть девчонке шею. Может, привычка докапываться до сути?

Девка пискнула, когда воздушные плети захлестнули ее четыре конечности и распяли на стене. Самое приятное - она, наконец, замолчала.

‒ Покажи язык, - приказал он, остерегаясь, тем не менее, приближаться и снимать щит. У зараженных кончик языка с самой первой минуты стремительно зеленел. Еще должен быть характерный запах.

Голое недоразумение всхлипнуло.

Он вспомнил, что говорила она на странном, незнакомом языке. В пьяном состоянии таким заниматься, конечно, не стоило, но... Отчаянные времена - отчаянные меры. Он сотворил воздушный щуп. Дотянулся до лба девицы. Как только она почувствовала, оглушительно завизжала.

‒ Перестань! - захотелось сжать виски руками - так звонко и сольно в его голове взорвался ее визг. - Не сопротивляйся. Это всего лишь...

Тонкие пальчики с черными ногтями раздирали гобелен, изображающий сцену страсти вампира и девственницы. Жалко... Ему нравилось. Вообще замок достался уютный. Большой. Мрачный. Если бы еще некоторые не визжали и не уродовали стены...

‒ Ну, сама виновата, - бормотал он, ввинчивая щуп несчастной в мозг.

Всего-то легкое воздействие, чтобы выучить наш язык...

‒...делаете... Не смейте!

‒ Вот видишь, - усмехнулся он. - Мы друг друга теперь понимаем. Небольшое замечание: мне не стоит говорить «Не смейте». Ясно?

Девчонка посмотрела на него с ненавистью.

‒ Язык покажи.

‒ Зачем?

‒ И с выполнением моих приказов медлить не стоит. Вообще не стоит со мной спорить. Ясно? Язык покажи!

‒ Зачем?

Упрямая. Малявка...

‒ Есть подозрение, что тебя отправили. Использовали, как сосуд с ядом, чтобы убить меня.

‒ Что? - девчонка испуганно вздрогнула и высунула язык.

Обычный. Розовый. Странно...

Ладно. Идем дальше. Схватить ее за палец, выдавить каплю крови.

Соленая. Соленая же! Не одуряюще-сладкая, как при отравлении трупной язвой. Про заразу, что унесла жизни его родителей и Владыки, он знал все.

‒ Так. Теперь я наброшу на тебя удавку. Не надо визжать. Просто слушай внимательно.

Убивавший его звук прекратился.

‒ Заклинание «удавка», - пояснил он, - активируется лишь тогда, когда ты соберешься нанести мне вред. Если нет - то ты дышишь совершенно спокойно. А теперь я тебя отпущу.

Девчонка грохнулась на пол. Обхватила себя руками. И горько заплакала.

‒ Так, - некромант зашел в гардеробную, достал чистую рубашку, бросил рядом с девицей. - Сейчас мы ложимся спать...

‒ Что?..

‒ Не перебивай! Откуда ты взялась, такая глупая и невоспитанная...

‒ Из Петербурга.

‒ Другой мир? Хм...

Девчонка быстро натянула рубашку. Обернувшись в ткань целиком несколько раз, стала похожа на покойника, готового к Церемонии перехода.

‒ Остаешься в башне. Никуда не выходишь. Меня не беспокоишь.

Девчонка испуганно закивала.

‒ Ванна - вон там. Синий флакон не трогать! Остальное - можно. Не знаю, чем тебя вымазали, изображая трупную язву, но может и смоется. Там вода в графине. Фрукты. ВСЕ! Спим! Просто спим! Молча! Главное - молча!

-2-



Она

Холодно. Темно и холодно. В левом углу комнаты вздыхает полупрозрачная занавеска.

Осторожно, на цыпочках прокралась к окну, чтоб закрыть, и...

Ух...! Замерла, позабыв о проблемах! Горы... Насколько хватало глаз - укрытые голубым туманом горы, залитые серебристым светом огромной, яркой луны!

‒ Не закрывай окно! - послышалось рычание из-под одеяла.

‒ Холодно...

‒ Укройся, - мужчина великодушно откинул край одеяла, почти полностью себя обнажив...

Ну... Приехали! Тоже мне. Нудист. Захотелось потупить взор, но тут вспомнила, что он видел... ВСЕ. Значит, и мне можно! Подняла глаза. Уставилась. Где-то я уже видела... Почти такую же картину. Где? Вспомнила!

У нас в доме открыли отдел спортивного питания. Там висел плакат. Огромный дядька с бицепсами демонстрировал протеиновый батончик, аккуратно держа шоколадку двумя пальцами. Видимо, боялся стереть источник белка в порошок прежде, чем проглотит. Так вот - тот мужик - точная копия того, что возлежало в лунном свете на огромной кровати сейчас пред мои очи. Только тот был лысый, а у этого волосы длинные. Длинные и черные, как ночь этого незнакомого мира...

‒ Дыру прожжешь, - пробормотал мужчина, не открывая глаз и нежно обнимая подушку. - Так понравился?!

Захотелось вцепиться в глотку. Расцарапать глаза. Впиться зубами в эти мускулы и грызть, грызть, даже если переломаю все зубы, лишь бы...

Воздух! Мне нужен воздух...

‒ На меня смотри! Глупая!

Звук пощечины. Звон в ушах...

Я очнулась. Мужчина сидел на корточках, держал мою голову обеими руками и что- то кричал. Прислушалась.

‒ На тебе заклинание удавка! Я же предупреждал! Не желай мне зла! Даже если по- настоящему не хочешь меня убить, а просто злишься - дыхание перекроет. Поняла?

‒ Да...

‒ Не слышу!

‒ Да!

‒ Придется ослабить... Уж больно темпераментную гостью мне подкинули... Не дергайся!

Дышать стало легче.

‒ Вот так. Уже лучше, - благодушно позевывая, проговорил хозяин спальни. - Первое - окно не закрывать! У меня мигрени.

Я посмотрела с сомнением. Поверить, что вот эта гора железных мускул страдает... мигренью, было сложно.

Мужчине мой взгляд не понравился. Он нахмурился и сжал виски руками, как будто хотел убедить меня в том, что у него действительно болит голова:

‒ Второе - принеси мне воды.

Я застыла. Сама не знаю почему. Не могу пошевелиться, и все тут. Видимо, стресс.

‒ Вампиры! Я ж тебя обездвижил, - хлопок. - Все. Принеси воды, пожалуйста.

И такая... усталость была в его голосе, что отказать было просто невозможно.

На столике с какими-то незнакомыми фруктами действительно стоял кувшин с водой. Видимо, серебряный, потому что очень тяжелый. Кубок, весь в огромных (наверное, драгоценных) камнях был в два раза больше самого кувшина, ну и весил соответственно.

Налила воды. Подтащила (по-другому не скажешь!) к нему.

‒ Хорошая девочка, - взял двумя пальцами. Как тот, в рекламе - шоколадку... Отпил. Закатил глаза, выдохнул: ‒ Вампиры, как хорошо...

‒ Может, у вас менингит начинается, а вы с открытым окном спите. Так еще хуже будет.

‒ Начинается... Что?!

‒ Насморк есть?

‒ Так... Все! Хватит! Пока голова не заболела - спать!

Не успела я опомниться, как он схватил меня за руку - и дернул на себя.

‒ Не надо! - от испуга закричала так, что на мгновение показалось - стены замка не выдержат.

‒ Ты переоцениваешь свои прелести, милая, - покачал он головой. - И потом - я не беру женщин силой. Никогда. Зачем, когда так много тех, что отдаются добровольно и с удовольствием?

Я приготовилась драться, кусаться и кричать, но...

Тепло. Темно. Хорошо...


 Он

Суета. Топот неуклюжих ног по пустым коридорам.

‒ Ваше Смертейшество! Ваше Смертейшество! Тревога! Тревога! Проникновение!

Вальдар ап Морт поморщился даже во сне - разве таким должен быть начальник охраны могущественного некроманта, мага Смерти, Стража Преисподней, хозяина Рардин?

Вспомнился прежний, немолодой и суровый, практически ровесник покойного отца. Вот тот бы никогда... Да что жалеть о несбыточном. Живы... И хорошо.

На самом деле, у него не должно быть ни охраны, ни ее начальника. Это месть. Месть опекуна, приставленного к несовершеннолетнему сыну Владыки. Его распоряжение о назначении начальника личной охраны Некроманта - пощечина, не иначе. Чтобы он, Вальдар ап Морт. хозяин Рардин, не забывал о том, что в опале.

О, Рардин! Горы в тумане, диск яркой луны! Холод снежных вершин, мягкий мох под моими ногами. О, Рардин! Сердце мое. Кровь и слезы, счастье мое и боль...

Ничего. Он не позволит застать себя врасплох! И потом - нельзя же компрометировать гостью. Тем более из другого мира. О! Проснулась.

Огромные глаза. Зеленые. Хммм.... Ну что ж... Пора одеваться!

Он встал. Подошел к зеркалу, что висело на стене в массивной раме. Хлопнул в ладоши:

‒ Вальдар ап Морт, маг Смерти, Страж Преисподней, хозяин Рардин - одеваться!

Из зеркала вылетела стайка летучих мышей, скрыв на мгновение весьма не хрупкую фигуру хозяина замка. Мгновение - чары рассеялись...

Сильнейший Некромант Вимории стоял в своей спальне, перед любимым зеркалом, весьма и весьма довольный собой. Этот костюм цвета запекшейся крови с бархатным черным верхом - любимый.

Да. Пожалуй! Ему идет.

‒ Вальдар ап Морт, маг Смерти, Страж Преисподней, хозяин Рардин - причесаться!

Снова хлопок. Стайка теней. И - о чудо! Растрепанные с ночи волосы гладко уложены назад! Волосок к волоску. Локон к локону.

Что ж, пора подумать о нашей гостье...

‒ Доброе утро. Помочь вам одеться? Что вы предпочитаете? Сдержанно? Вызывающе? Агрессивно? Последнее вам бы пошло.

‒ Я...

Девчонка натянула простыню до подбородка.

‒ Я, скорее, имею в виду ваш характер. Как вас зовут? Мы вчера встретились при обстоятельствах, не располагающих к хорошим манерам, это правда. Мне жаль! Итак - имя?!

Сегодня он подозрительно вежлив. Что это?! Прекрасное настроение? Приятные мысли о предстоящем плотном завтраке? УТРОМ?! Что? Что?! Какая-то мысль не дает покоя... Что-то... Что-то не так...

Несчастная вздрогнула.

‒ Вита...

‒ Что?

‒ Виталина.

‒ Виталина. Красиво. Это все?

‒ Виталина Зеленская.

‒ Это все?

‒ Зеленская Виталина Артемьевна.

‒ Прекрасно! Подойдите сюда.

Подошла к зеркалу, путаясь в простыне и спотыкаясь на каждом шагу.

‒ Зеленская Виталина Артемьевна - одеваться!

Хлопок. Стайка теней.

‒ Не бойтесь. Немного щекотно - и только. Видимо, в вашем мире такого нет. Магия некромантов. Очень, знаете ли, удобно. Не нужно просить слугу. Ну, как? Вам нравится?

Девчонка таращилась в зеркало огромными глазищами. Даже рот приоткрыла. Еще бы! У него не только изящные манеры, но и неплохой вкус! Черное блестящее платье облегало точеную фигурку, будто вторая кожа. Открытые плечи. Неплохо.

Правда, слишком худа... Но ничего. Через пару-тройку лет, при должном уходе и хорошем питании станет настоящей красавицей! Надо только что-то сделать с ногтями...

‒ Это же... Ужас! Трупная язва! Ваше Смертей-шес-тво! Ва-ва вааааааше Некромантство! Она... она... онааааа....

‒ Успокойтесь, Мюррей. Она не заразна. А...вы ворвались ко мне в спальню...?

‒ В замке - прорыв! Проникновение! Кто-то посторонний!

‒ Я знаю. Можете идти. Будем считать - вы выполнили свою обязанность начальника моей личной охраны - обнаружили постороннего!

‒ Да... Я... Но... Надо допросить!

Вот что тут сказать?..

‒ Не надо никого допрашивать, Мюррей.

‒ А вдруг это... Обман? Она... Может и вовсе... какое-то чудовище?

Чудовище зло блеснуло огромными зелеными глазищами из-под синей челки.

Прекрасно! Начальник охраны просто позеленел от страха! Сам бы он неделю голову ломал - лучше бы не придумал! Браво, чудовище! Ты заслужило ужин...

‒ Но... Ваше... Портал был из другого мира!

‒ Да что вы говорите?! Увы, и это мне уже известно. Идите! Идите, вы мешаете мне еще раз проверить возможность заражения трупной язвой...

Начальника охраны как ветром сдуло. Прекрасно! Как бы так сделать, чтобы сохранить вероятность заражения конкретно для начальника его личной охраны? К сожалению, не получится. Элла и Драк будут нервничать, а они этого не заслужили.

Экономка и дворецкий были единственными, кого удалось сохранить. Они помнили отца. Нянчили его с детства. В их голубых глазах плескалось холодное небо Рардин.

‒ О, Рардин! Кровь и слезы... Голова! Ну конечно... У него не болела голова! О, Рардин! Ты слышишь?

‒ Звали, Ваше Смертейшество?

‒ Драк. Элла. Это - моя гостья. Несмотря на столь странный вид, девушка не заразна. Я категорически запрещаю оказывать на нее какое-либо воздействие, допрашивать или пугать. Я беру ее под свое покровительство и...

‒ Что? - взвизгнуло...чудовище. - Покровительство?! Да как вы смеете?! Я вам кто?.. Я не буду с вами... И... Нет! И... Да подавитесь вы этим своим покровительством!

Чудовище. Он будет называть это мерзкое создание именно так! Большего оно не заслужило! И, кстати! Ужин - отменяется!

‒ Нет - так нет.

Спокойно. Холодно. Без эмоций.

Он обиделся. Это был...бескорыстный порыв... Один из немногих в его жизни. Так хозяина Рардин еще никто не оскорблял!

Нет, не так...

Никто не смеет так оскорблять хозяина Рардин!

«Не будет она...» Кто б еще хотел...

О, Рардин! Ты это видишь? Ты слышишь это, Рардин? Обрушь на неблагодарную холод твоих снегов!

‒ Элла...

‒ Да, ваше Смертейшество!

‒ Девушку определите в служанки. Кормить. Работы побольше. А вы... Прошу!

Схватить мерзавку за руку, подтащить к зеркалу. Хлопок - и девчонка в тряпках прислуги. Так-то лучше!

Зеленые глаза вспыхнули гневом. И только! Ослабить заклинание еще больше - иначе задохнется.

За что она его так люто ненавидит? Что он ей сделал, в конце концов? С другой стороны... Именно так должна вести себя настоящая аристократка. Та, что бережет свою честь. Странно. Ничего больше не выдает в девушке знатную особу.

Из нее сделали служанку. Не удивилась. Не испугалась. Приняла, как должное. Подарили платье, предложили покровительство ‒ оскорбилась. Хммм... Интересно. Очень. Очень интересно...

И он кивнул, отпуская всех.

‒ Следуйте за мной, - прошелестели бескровные губы экономки.

‒ Ваше Смертейшество, - дворецкий неожиданно побледнел, мгновенно потеряв к новой обитательнице замка всякий интерес. - Вы слышите? Кубок!

‒ О! Кубок... - прошептала экономка.

‒ Фууу... Чем так воняет? - поинтересовалась девчонка, завязывая черный передник потуже.

Ах. так? Ну чтож: Чудовище. Сама виновата... Теперь не обижайся.

‒ Элла! Пусть ОНА уберет Кубок. Сегодня и всегда. Прошу вас, выдайте все необходимые указания. Я на вас надеюсь.

Хлопок - и он исчез, растворившись в воздухе стайкою серых теней. Чудовище это впечатлило. Приятно. Но сейчас не до этого. Жаль.

Его вызывали. Кто-то потревожил покой мертвых.

-3-



Она

‒ Первое - меня зовут госпожа Элла. Второе - с Хозяином нельзя говорить в подобном тоне! Запомните это, мой вам совет. Сюда, пожалуйста.

Тон Эллы напоминал Алевтину Николаевну, преподавательницу по морфологии. Я ее смертельно боялась, но вопросы на семинарах задавала. Лучше опозориться, чем что-то не понять - расплата на экзамене ждать себя не заставит.

Мысли об институте плавно перетекли к... Нет! Не думать. Только не сейчас! Сама выбрала этот путь. И все же одна мысль не давала покоя, жгла изнутри, доводя практически до сумасшествия...

Живы?!

Этот... Хозяин не собирается заводить ребенка, он считает, что ее подкинули. Как он сказал тогда? «Сосуд с ядом». В этом мире черные ногти и синяя челка - признак смертельной заразы. Тогда почему тот, в кафе, не боялся?

Вопросов было море, но мучил по-прежнему один...

Живы?! Мама и папа?

Она жива? Жива?! Драк, не молчи!

‒ Все в порядке, Элла. Удавка тут не причем.

‒ Что тогда?

‒ Личные переживания. Насколько я понимаю, девочка попала к нам из другого мира. Ей не просто. Будь с ней помягче.

‒ Нельзя. Мы ее совсем не знаем. Возможно, она все же опасна.

‒ Глупости, на мой взгляд. Представь, что тебя поймали, изуродовали и бросили неизвестно куда.

‒ И... Изуродовали?!

‒ Очнулась? Вот и славно. Мне пора. Вы уж тут без меня...

И дворецкий растаял в воздухе. Не так эффектно как тот, с рекламы протеинов, конечного... Старик исчез!

‒ Как... он... Вы видели?!

‒ Что я должна была видеть? - экономка поджала губы. - Вы хорошо себя чувствуете?

‒ Да. А что?

‒ Тогда вставайте!

Только сейчас поняла, что сижу на лестнице, привалившись спиной к стене.

‒ А что...?

‒ Вам стало плохо. У вас что-то болит?

‒ Нет. Нет... просто...

‒ О! Я понимаю. Мы тоже очень скучаем по Рардин... Очень!

‒ Рардин?

‒ Со временем вы все узнаете. А сейчас - вставайте!

И мы пошли. Элла молчала, и я была этому рада. Разговоры отвлекали бы от созерцания всего, что окружало, а посмотреть было на что!

Подобного не представить даже во сне. Мрачный замок был по-своему прекрасен. Черные свечи в массивных канделябрах, ручки в виде летучих мышей, уютный бархат кресел и холодный, торжественный блеск черного мрамора парадной лестницы...

Иногда мне попадались встроенные в стены чаши, из которых, пузырясь, стекала алая жидкость. Кровь? Не похоже. Хотя... Все может быть.

Крошечные фонтаны били с обеих сторон. Присмотревшись, я поняла, что они не одинаковые. По левую руку - алая жидкость, а по правую...

Я даже остановилась. Это был... очень плотный черный туман. Он клубился и что- то шептал. Как будто... как будто знал все мои тайны, секреты и желания. Захотелось нырнуть в него и уплыть. Превратиться в крошечную рыбку лунного света...

‒ Вита! - строгий голос экономки заставил вздрогнуть, - Не стоит долго всматриваться. Это опасно.

‒ А... что это?

‒ Жидкая тьма. Для Кубка. А это, - Элла указала на фонтанчики с алой «кровью», - сок черной аввы. Для Проводников.

‒ Каких еще проводников? Но не успела я озвучить свои мысли, экономка продолжила:

‒ Кубок необходимо наполнять каждый день и чистить после того, как замок Хозяина услышит Зов Преисподней. Это понятно?

Понятно, конечно! Что ж тут непонятного? Проводникам - сок черной аввы, Кубку - жидкую тьму. Главное - не перепутать!

Женщина остановилась. Посмотрела на меня. Долго. Внимательно.

Да, Вита. Следить надо за выражением лица, уж больно тут все... проницательные.

‒ Правильно. Следите. Прошу за мной, - дама серой тенью скользнула вниз.

Вниз, вниз, вниз... По широкой темной лестнице. Холод мрамора. Запах воска. И...

Мы резко свернули и юркнули за дверь. Та дверь была маленькой, неприметной, ничем не украшенной. Ни летучей мышки, ни черепушки. Даже обидно. Так все красиво, и вдруг...

И вдруг я попала в другой мир! Изнанка пышного (местами даже слишком) замка.

Теперь понятно, почему слуги Хозяина похожи на теней. «Тень - знай свое место!» Темно. Свечей почти нет. Узкая, деревянная лесенка да серые стены.

Ни гобеленов с пейзажами, ни фресок с вампирами. Изображениями этих созданий парадная часть замка просто кишела. Клыки. Красные глаза. Многие сцены красноречиво показывали момент ээээ... трапезы. Белоснежные в алых пятнах крови клыки впиваются в уже синеющую шею. Девичью шею, как правило. Все это не внушало оптимизма. Особенно если вспомнить летучих мышей во время исчезновения и в процессе переодевания Хозяина...

Точно. Вампир! Мама...

‒ Зеленская Виталина Артемьевна... Вас ведь зовут именно так, я не ошиблась?

Ох, ничего себе у старухи память... Алевтина Николаевна отдыхает. Да... Работать под ее началом придется, похоже, на износ. Эта вряд ли что-нибудь забудет.

‒ Можно просто Вита...

‒ Спасибо, - экономка улыбнулась. - Так вот, Вита. Если хотите что-то спросить - спрашивайте. Это лучше, чем если вы...

‒ Наделаете глупостей по незнанию... - вспомнила я преподавательницу по морфологии.

Вот именно!

‒ Скажите... Хозяин... Он...

‒ Ну? Смелее.

‒ Он - вампир? Только не надо меня обманывать, пожалуйста! Служанки все время меняются, так? После того как...

‒ Ха-ха-ха-ха-ха...

‒ Ха-ха-ха-ха-ха!

Смех раздался сразу с двух сторон. Я вздрогнула, обернулась. Сзади стоял дворецкий. Старик хохотал на пару с экономкой, держась за перила невзрачной лестницы для слуг чтобы не упасть.

‒ Откуда у вас такие фантазии, милая? - Элла вытащила черный шелковый платочек, чтобы вытереть слезы.

‒ Вампиры! Ну... насмешила. Ох... Я и не помню, когда так смеялся последний раз! Вампиры бывают лишь в сказках! В страшных детских сказках!

Дворецкий уже протянул руку (видимо, чтобы по-отечески потрепать меня по щеке), как вдруг побледнел:

‒ В твоем мире есть вампиры, девочка?

‒ Нет. В моем мире, так же как и в вашем, вампир - персонаж страшных романтических историй. Но у вас там... ‒ Я потянулась подбородком к двери. Мол там, в парадной части замка‒ вампиры на каадом шагу! На подсвечниках, коврах, портьерах! Хозяин так нежно любит местный фольклор?

‒ А как же иначе! Это же замок некроманта! - возмущенно всплеснула руками Элла.

‒ Сильнейшего мага Смерти во всей Вимории! - поднял палец дворецкий. - Первого Стража Преисподней!

‒ А... - я хотела спросить, какой еще антураж полагается Некромантам по статусу, и главное - чем они питаются, но меня уже не слышали.

‒ О, Рардин! Не слушай... С тобой не сравнится это жалкое подобие. Спи, Родовое гнездо ап Мортов, спи... Спи, и ты увидишь во сне, прекрасном, дарующем тень надежды сне, возвращение лучшего из твоих сыновей... Спи, Рардин! - шепот дворецкого, будто заклинание, поплыл по коридору.

Лица слуг на мгновение стали очень грустными, но уже через секунду оба пришли в себя. Да уж... Похоже, они все тут немного того...

Втроем мы двинулись на чердак. Чем выше - тем мрачнее становилось вокруг. Еле слышные шорохи по углам и над головой пугали. Крысы? Летучие мыши? Только этого не хватало. Стены почему-то были влажными. Пахло сыростью. Я услышала шум воды.

‒ Что это? - спросила шепотом у дворецкого.

‒ Трубы.

‒ Канализация?

‒ Мы пришли, Вита. Я бы попросила вас быть внимательнее и не болтать!

‒ А что такое «канализация»?

Видимо, дворецкий тоже побаивался экономки. Мне показалось это очень смешным, я хихикнула, и уже собралась ответить, но не успела.

‒ Девочки! Внимание!

Женщина втолкнула меня в какую-то дверь.

‒ Аааааааааааааа!

‒ Вампиры!

‒ Трупная язва!

‒ ТИХО! Всем оставаться на своих местах! Никакой угрозы нет! Это - Вита. Наша новая служанка. С сегодняшнего дня часть обязанностей она возьмет на себя. Повторяю - девушка не заразна. Так же не стоит переживать по поводу потери места. Увольнений не планируется. Если нет вопросов - продолжайте работать!

В довольно большой комнате света было еще меньше, чем на лестнице, поэтому в первый момент я просто ничего не увидела. А когда глаза привыкли к темноте - откровенно испугалась. Как будто я попала на закрытую готическую вечеринку, на которой чужаку, мягко говоря, не рады. Бледные девицы в таких же как у меня черных платьях и передниках, жгли глазами из-под черных челок. Вот это я... попала.

‒ Да она с ним спит! Гадина...

‒ Говорят, она отказалась от его покровительства!

‒ Вот дура!

‒ Есть вопросы?!

‒ Нет, госпожа Элла, - девицы поклонились, Элла вывела меня обратно на лестницу и закрыла за собой дверь.

‒ Пойдемте, Вита.

Может, ее все же обманывают? Видно же, что попивает Хозяин кровь своих верных служанок время от времени. То-то они все такие бледные и злые.

‒ Надо что-то делать, - вздохнула экономка. - Волосы мы, конечно, спрячем под платок, но ногти? Нельзя же постоянно всех пугать...

‒ Ногти...

‒ Чернеющие ногти, как и синеющие волосы - признак заразы, способной уничтожить весь наш мир, - вновь появившийся за спиной дворецкий развел руками.

Я вспомнила господина в цилиндре. Как же он меня подставил, тварь... Но почему тогда сам не испугался? Он вообще из этого мира или нет? Может, ошибся? Забросил не туда? Да нет... Он же говорил о некроманте.

‒ Скажите, Вита... Это, - женщина брезгливо указала пальчиком на мои руки, - можно как-то исправить?

Я с нежностью погладила блестящую поверхность недавно сделанного «шелака». Они тут вообще имеют представление о том, как выглядит приличный маникюр?

‒ Специальная жидкость есть... - беспомощно посмотрела я на нее.

‒ В лаборатории Хозяина много специальных жидкостей. Мы попросим помочь. А вы сами? Сильны в алхимии, быть может?

‒ Я? Эээээ... Скорее - нет.

Между прочим, у меня по химии - твердая четверка, и это, заметьте, несмотря на ярко выраженные гуманитарные способности! Есть чем гордиться. Я зубрила эту гадость до остервенения, и все ради того, чтобы не портить себе перед поступлением аттестат. Все-таки университет. Бюджет. Надо было соответствовать. Но... алхимия? Нет уж, увольте. При всей любви к Гофману, Майринку и Гете, руки мне еще пригодятся!

‒ Я так и думала, - кивнула Элла. - Люсинда, мне нужен платок!

Последние слова экономка выкрикнула куда-то вверх. Я почувствовала легкий, едва уловимый ветерок над головой. Показалось? Стало не по себе, но ничего страшного не произошло.

Из темноты к нам вышла (и как они все так появляются из ниоткуда?) высокая, бледная девушка и, быстро поклонившись экономке, протянула платок. Все-таки пьет из них кровь этот Некромант...

‒ Убери волосы, Вита. Вот так. Хорошо. По крайней мере, одной проблемой меньше. Знакомься - это Люсинда. Первое время она будет тебе помогать.

Я посмотрела на девушку внимательней. Люсинда была такой худенькой, что пояс вокруг талии оборачивала два раза. В остальном - девушка как девушка. Бледная только очень. И глаза злые...

Мне захотелось посмотреть на ее ногти, но обе кисти служанка спрятала в кармане передника. На моей форме тоже был такой. Огромный! Как у кенгуру. Вдруг показалось - у Люсинды там что-то лежит. И... шевелится?!

‒ Спасибо. Пока можете быть свободны - сегодня Витой я займусь сама.

Девушка поклонилась и исчезла.

‒ Так, Вита. Сейчас ты пойдешь и вычистишь Кубок. Затем нальешь в него новую жидкость. Без жидкости Кубок не должен быть, иначе Замок не услышит Зов Преисподней.

‒ А...

‒ Первое, что ты должна запомнить - никогда не перебивай! Вопросы задаются после того, как я озвучиваю распоряжение. Это ясно?

‒ Да.

‒ Да, госпожа Элла!

‒ Да, госпожа Элла, - ну вот, началось!

‒ Итак. Отправляйся за тьмой, - мне протянули огромную колбу. - Кубок в подвале. Ни в коем случае не входи к Оракулу! Замок устроен довольно сложно, поэтому все мы пользуемся Проводником. Даже я, - и Элла, неожиданно сменив гнев на милость, улыбнулась.

От ее улыбки сразу стало как-то теплее на душе. Ничего сложного - наберу в эту- штуку жидкой тьмы и вылью ее в Кубок. Не буду я его чистить! Зачем? Все равно сквозь эту черноту ничего не видно...

‒ Я могу приступать?

‒ Ну конечно! Идите. Ах. да. чуть не забыла! Ваш Проводник... Возьмите!

И тут она хлопнула в ладоши, поймала над головой что-то маленькое, серое и.... Мамаааа! Живое! Крылатое! Пере....понча...тоеее! И... Неееет! Засунула мне ЭТО в карман передникаааааа...

‒ Ааааааааааааа!

‒ В чем дело?

‒ Что случилось?!

Элла заткнула уши и закрыла глаза. Дворецкий, не церемонясь, зажал мне рот рукой. Это он зря. Я не в том состоянии. А вы как думали? У меня в кармане летучая мышь! Вы когда-нибудь носили в переднике летучих мышей? Нет? Вот и я нет!

‒ Ай! Она... она меня укусила! - пискнул дворецкий.

‒ Перестань, девочка! Проводник не может никого укусить! - рассердилась экономка.

‒ Я не девочка! - голос старика от возмущения стал еще тоньше. - И это ОНА меня укусила!

‒ Вампиры... Да что с вами, милая? Это же... просто проводник!

Я стояла, боясь пошевелиться. «Просто проводник» ворочался в кармане. Чавкал. Фыркал. Обживался, кровосос несчастный... Наконец мышь высунул крошечную мордочку и посмотрел мне прямо в глаза. Высунул лапку. Почесался за ушком. И вновь исчез в кармане.

‒ А они... говорят?

‒ Кто? Кисы? Нет, конечно! - госпожа Элла уже начинала терять терпение от моей беспросветной тупости.

Нет, я понимаю. Но и вы меня поймите, товарищи! Как-как называются эти создания, один в один похожие на наших летучих мышей? КИСЫ?! Ну все... С меня, кажется, хватит...

‒ А в твоем мире кисы говорят?

Дворецкий активно интересовался иными мирами. Почему не расширить человеку кругозор? Это полезно.

‒ В моем мире они называются «летучие мыши» и тоже не говорят.

‒ Какие глупости! Мыши водятся в лесу, девочка. Это дикие, опасные звери! И да будет тебе известно, крыльев у них нет. Надо же такое придумать!

В общем, прошло довольно много времени, прежде чем экономка высказала все, что думает о моих умственных способностях. С горем пополам мне объяснили, что летучая мышь-проводник теперь будет жить в моем кармане и помогать передвигаться по замку. Я должна останавливаться у чаш с соком черной аввы и ждать, пока мышь (простите - киса!) напьется вдоволь. Это - все. В принципе, ничего страшного. Первый шок прошел, а при ближайшем рассмотрении очень даже милый зверек.

‒ Кис-кис-кис-кис....

Гораздо сложнее было «научиться им пользоваться». Кисы реагируют на тональность хлопка ладоней. Громко - верхние этажи. Чуть тише - средние, и совсем еле слышно - подвалы. После того как выбрали нужный уровень, необходимо мысленно держать в голове помещение, куда собираетесь попасть - кис считывает мысли.

‒ Кубок. Мне нужен кубок! Ку-бок! - мысленно повторяла я, пока проводник пил сок этой своей черной аввы, вцепившись лапками в каменную чашу.

Наконец мыш (то есть кот... то есть... ладно - не важно!) напился и как рванет!

‒ Эй! Ээээй! Стой! Да погоди ты!

Я неслась за серой тенью, стараясь не отставать. Вниз, вниз, вниз... Брррр, как тут... холодно!

‒ Эй! Ты меня слышишь? Кис-кис-кис-кис! Ты где?

Дверь. Может, он туда полетел? Дверь открылась. Бесшумно. Сама. Наверное, туда? Вошла. Сделала несколько шагов, и... Дверь захлопнулась!

‒ Нет!


 Он

И содрогнулась земля Вимории, поглотившая души мертвых! Вспомнил Голос могил Договор, скрепленный кровью Стража! И закрыл черный плащ Некроманта полнеба, и очень, очень обрадовался его появлению смотритель Старого кладбища...

‒ О! Всесильная Смерть! Ваше Смертейшество! Искусай меня Вампиры! Ваше Некромантство! Вот счастье-то...

Навстречу Вальдару ап Морту, магу Смерти, первому Стражу преисподней, бежал, причитая, смотритель.

‒ Что тут у вас?

‒ Простите, Ваше...

‒ Здравствуй, Рахум. Будем считать, ты уже высказал мне свое почтение. Ближе к делу - что?

‒ Ваше... Да. Так вот. Это... Я и говорю! Я сообщил в управу! А они: «Пить надо меньше!». Ваше Смертейшество! Ну вы ж меня знаете! Я ни капли! А сегодня такой день! Такой какой-то день особенный, я ж и вправду ни капли... Сюда... Вот. Вот!

‒ Очаровательно... Спасибо. Ты все сделал правильно. Теперь оставь меня.

‒ Я? Да... Ваше... Некромантство, я если понадоблюсь, так я это... В сторожке я...

‒ Иди, позову.

‒ Вот спасибо! Искусай меня вампиры... Вот счастье-то, что вы того... Это... Прилетели. Явились! Как вы это... А? Уууууу.... А небо-то почернело, а? Туману-то напустили! И эти... Как полетят! Ну, вы это... Сила-то у вас, ух!

‒ Спасибо. Я польщен... - черные глаза сверкнули гневом, и смотритель исчез быстрее, чем появился сам некромант.

Старое кладбище хранило покой тех, кто еще помнил времена, когда на этом самом месте было море. Здешняя земля пахла солью, белой пеной прибоя дышал над ней утренний туман, а слух умерших ласкал звон монет погребенных под ними пиратских сокровищ.

Кто? Кто посмел нарушить покой тех. кто его заслужил?

Итак, что туту нас. Пентаграммы нанесены солью. Кровь. Ну, это понятно. Черный воск. Белый перец. Сила рода... Слабенькая, по большому счету, но и такого он не чувствовал уже лет двадцать!

Рукопись? Странная письменность. Ладно, потом...

А это что?

Взмах рук - и несколько черных, испачканных кровью и землей шкур, поднялись в воздух.

Так вот оно что... Щенки кабры, собаки-кровососы. Эти темные создания высасывают кровь из всего живого, и если вампиры в человеческом обличье - лишь страшные сказки, то псы-убийцы, к сожалению, реальность. К счастью для Вимории, водятся они в глухих лесах, крайне малочисленны по причине сложных условий, в которых размножаются, а потому не доставляют мирным жителям беспокойства. Совсем другое дело - отправиться на поиски чудовища и разводить их самостоятельно ради использования в некоторых ритуалах. Этим и занимаются некроманты. Черные некроманты.

Однако использовать щенков в качестве сосуда с кровью того, кого по каким-то причинам не можешь убить сам... Какая низость! Такой поступок считается трусостью даже у Черного Клана!

О, Вимория! Ты плачешь каждый раз, когда нога недостойного касается земли твоей! Так дай же мне силы! Моя кровь - твоя кровь, Вимория! Прими прах - дай мне слугу!

Он закопал щенков в центре пентаграммы, залил белые линии собственной кровью, и две черные тени с леденящим душу воем исчезли в тумане.

Все. Дело сделано. Псы вернут мертвых. По его ощущениям до города зомби не дошли - прошли лишь первую половину леса. Хорошо, что Старое кладбище далеко... На Новом было бы проще - живые совсем близко. Но там Некроманту не хватило бы сил, а здесь - сила спящих в земле артефактов, мало известных даже ему, Стражу Преисподней. Это во-первых. Во-вторых, ближе к городу охрана лучше и среагировали бы быстрее.

Что ж, грамотно. Если бы он явился немного позже - план мерзавца мог бы сработать.

Но... Кто? Кто посмел?

-4-


‒ Апрель, а уже жара! - дежурный по Управлению порядка, младший некромант Стив ип Торли с силой надавил на оконную раму. Деревянные створки с жалобным скрипом распахнулись, впустив сырой теплый воздух.

Темная башня Ратуши остроконечной шляпой приветствовала облака, часы вот-вот должны были пробить полдень. Стив старался, по возможности, не пропускать кукольный спектакль, когда в центре огромного циферблата башенных часов поднимаются крошечные ворота. Затем стайка кисов (размером не больше комара) выводит на выдвижную площадку Смерть, в черном плаще и с косой. Особенно красиво в солнечную погоду - серебро косы горит ярким полумесяцем, и кажется, как в детстве, что все твои желания и мечты обязательно исполнятся! Но сегодня небо заволокло тучами, и городок погрузился в ту особенную, липкую духоту, что всегда бывает перед грозой...

Внизу слышался оживленный гомон - люди шли через площадь к местному рынку. Служанки уже все закупили - их время начинается с пяти утра и продолжается до девяти-десяти. Перед обедом же, как правило, к рынку лениво тянутся хозяева небольших особняков. Лук, картошка, сметана и зелень их уже не интересуют. Они идут выбрать хорошего вина, цветы, конфеты, может быть, духи для любимой женщины.

Женщины...

Стив ип Торли вздохнул. Он был влюблен в прекрасную Биату, певицу таверны «Поцелуй Смерти». Он бы и женился! Если бы не мама...

Смерть благополучно напомнила жителям Танота о том, что пора обедать, и величественно удалилась, грозя серым облакам игрушечной косой. Младший некромант принялся распаковывать свертки с едой. Конечно, он предпочел бы ходить обедать в таверну, как это делали все. Но мама...

От неприятных мыслей отвлек еще более неприятный запах. Запах влетел вместе с кисом, доставившим заказанный горячий сладкий чай.

Кубок сработал. Надо же! Ни на его памяти (ну он-то работал всего ничего!), ни много лет до этого такого не было. Судя по рассказам старейших сотрудников, тьму в Кубок уже лет десять как никто не наливал. В результате система оповещения сработала «на сухую». Парами серы почти полностью заволокло первые этажи. Этот факт старательно пытались скрыть от высокого начальства, поэтому кисы, чтобы хоть как-то разогнать дым, носились по коридорам, до изнеможения работая крыльями. Получалось плохо.

Юноша сбрызнул духами платок, изящно помахал им возле носа. Отхлебнул чаю. и, впившись белоснежными зубами в мамину буженину, откинулся на спинку кресла. На рабочем столе лежал листок с начатыми еще утром стихами. Как кис, гонимый жаждой,


Пьет черной аввы сок,


Кустам твоим припал бы....


Припал был... и....



‒ И - что?! Тут не дописано?

‒ Аххкх.... Кха... Кхе-кхе-кхе...

‒ По спине постучать?! - Вальдар ап Морт вперил злобный взгляд в коллегу, сжимая в кулаке ни в чем не повинный клочок белой бумаги.

Поперхнувшийся дежурный с трудом прокашлялся, вытер слезы и уставился на бывшего главного дознавателя.

‒ У вас... же.... Вы...вы...выыыыходной! - просипел он.

‒ А у вас - поднятое кладбище! И только по счастливой случайности ожившие покойники не дошли до Танота! - лист со стихами вспыхнул, осыпавшись пеплом на стол...

Из-под черного плаща старшего вылетали перепуганные гневом Стража кисы, окна кабинета дрожали, распахиваясь одно за другим! Одно не выдержало - разбилось. Вдребезги!

Юноша вжался в кресло, схватившись за голову обеими руками. Вампиры! Как же... нехорошо. Чтоб без потерь «объяснить» начальнику хозблока, почему необходимо отдать распоряжение установить в отделе охраны кладбищ новое окно, придется просить у матушки бутылочку из фамильных погребов. А уж что мадам Торли потребует взамен - в этом можно не сомневаться! Свидание с тощей прыщавой Лорой, девушкой из хорошей (главное - не бедной!) семьи. О. Беата.. Все! Все против нашей с тобой любви!

‒ И в этот момент вы. вместо того чтобы стоять на страже покоя мертвых и живых - пишете стихи о любви?!

‒ Как это - ожившие?! Быть не может! Такого не было уже...

‒ Восемьдесят девять лет такого уже не было - и что?! Это что-то меняет в ваших обязанностях?!

Магу Смерти и первому Стражу преисподней очень хотелось придушить молодого, бестолкового и очень ленивого напарника. Вампирово проклятье! Чай он пьет. С бутербродами! Его Смертейшество, между прочим, так и не позавтракал. Да, мы не завтракали! И не обедали... Мы - работали!

‒ Хотите? - мальчишка беспомощно кивнул на свертки, - мне мама... собрала...

А запах! Ммммммм... Что тут у нас? О... Надо будет непременно передать с мерзавцем наше почтение мадам ил Торли. Может быть, бутылочку «Черной розы» из фамильных погребов? Неплохо... Только бы не забыть... Вампиры, как вкусно!

Бутерброды исчезли. Наступила пауза. Гнетущая, тяжелая тишина.

‒ Кто. Такие. Некроманты? - наконец спросил Вальдар ап Морт.

Стив подскочил, вытянулся в струнку, как на экзамене в Академии, и без запинки отчитался:

‒ Некромант охраняет покой мертвых!

‒ Именно.

Сильнейший маг Смерти Вимории уселся в кресло.

‒ Продолжайте!

‒ Некромант обязан помнить о том, что мертвые заслужили покой, и нет преступления страшнее, чем нарушить его. Земной путь души (возможно, страдавшей при жизни) закончен, она отделилась от праха тленного, и страшные муки испытывает тот, кого притягивают обратно.

‒ Не просто притягивают, но зомбируют! Заставляют творить Зло. Хорошо, Стив. Достаточно. Теорию вы знаете. Возникает вопрос - что же вы не прониклись муками мертвых?! Не понеслись на кладбище? Это ваш долг! Кубок сработал! Разве вы не знаете, что система оповещения не сработала бы, если бы тревога была ложной!

Стив ип Торли покраснел до корней волос. То ли забыл, то ли прогулял ту лекцию.. Вампиры! Он этого не знал...

‒ Там смотритель - пьяница. Он...

‒ Практически любой смотритель кладбища - пьяница! И что с того?! Кубок. Стив! СРАБОТАЛ КУБОК! Как можно было игнорировать этот факт? И, кстати... Судя по запаху, я вообще сомневаюсь, что в Кубке была жидкая тьма... Вы наливали ее туда? Учтите, Стив - правду я все равно узнаю, в конце концов. Оракула никто не отменял, а вранья я не потерплю!

‒ Вы правы. Ваша Смертность. Брать не смею, - юноша опустил голову.

‒ Какое наказание грозит Некроманту, что пренебрег своими обязанностями на службе?

‒ Лишение магии, - прошептал парень.

‒ Правильно! Молодец! Именно поэтому вы сейчас едете на кладбище, и со всевозможным прилежанием наводите там порядок. Хорошенько вычистите след! Я не успел - торопился в Управление. Оцените обстановку. Все соображения в форме письменного отчета мне на стол - как можно более подробно!

‒ Кто работал? - Стив побледнел, только сейчас, пожалуй, осознав в полной мере, что произошло.

‒ Черный Некромант. Возможно, не один. Шкурки щенков Кабры...

‒ Вампиры... И...с чьей...кровью?

‒ Человеческая. Очень... молодая...

‒ Щенки кабры... Младенцы... Кто? Кто так низко пал?!

‒ Стив, я действительно надеюсь на вас. Переверните все! До косточки, до последнего гробового гвоздя! Я хочу услышать хоть какую-то версию, потому что... Потому что лично у меня ее нет!

‒ Слушаюсь! - глаза молодого некроманта вспыхнули огоньком надежды. - Разрешите выполнять?!

‒ Разрешаю, - уже мягче кивнул ап Морт. - С завтрашнего дня инспектируем кладбища. Сколько их у нас в этой местности?

‒ Двадцать, - с готовностью ответил Стив, даже не думая стенать о том, что придется трястись на танах по разным дырам.

Порталом - как, например, начальник, он не умел. Никто не умел. Некроманты Вимории уже много лет как потеряли больше половины своих возможностей. Лишь один маг Смерти каким-то чудом оставался силен, не смотря ни на что - Первый Страж Преисподней Вальдар ап Морт, хозяин Рардин...

‒ Десять вам, десять - мне. Вы на восток от города, я - на запад. Городское осмотрю сам.

Стив ип Торли уже выходил из кабинета, когда услышал у себя за спиной:

‒ Толк с вас будет, если вы не просто зазубрите слова о долге Некроманта, но поймете их смысл.

Вальдар ап Морт вздохнул: снова привычно разболелась голова. От утреннего счастья ничего не осталось, словно приснилось. Да...

Ленивый пасс рукой - пепел поднялся со стола, вновь превратившись в белый листок, исписанный аккуратным почерком. Ведь хороший же парень, а? И теорию знает. Ну, с Кубком немного напортачил, правда. Но ведь об этом все забыли уж много лет как! Он не так уж и виноват. Ровные буквы - одна к одной, и наклон держит... Молодец! Влюблен, смотри-ка... Как кис, гонимый жаждой,


 Пьет черной аввы сок,


Кустам твоим припал бы....


Припал бы я... и....



И..и... И что? Жалко, не дописал. А ведь недурно! Очень недурно. Надо будет отдать распоряжение - пусть допишет. Когда-то и его учили изящному слогу. В поместье.

О. Рардин... Кровь моя и слезы, счастье мое и боль...

Хммм... «Как кис, гонимый жаждой, пьет черной аввы сок...». А что если... Под ярко-синей челкой,


Блеснет зеленый глаз...



А ведь неплохо... Голова... Голова!

Сразу стало легче. Раскаленный железный обруч, сжимающий голову шипами внутрь, остановился. Затем медленно-медленно начал отпускать свои смертоносные объятия. Шаг за шагом, шип за шипом, нехотя вновь пуская кровь по сосудам.

Вампиры... Вампиры, как хорошо! Под ярко-синей челкой,


Блеснет зеленый глаз!



Страж Преисподней шел по коридорам Управления, чеканя про себя только что изобретенное заклинание от головной боли! Он уже отправил кисов вычистить кубок, когда нос к носу столкнулся с начальником Управления. Он, маг Смерти и Первый страж Преисподней, выполнял лишь обязанности старшего некроманта отдела охраны могил. Стало быть, пришло время отчитаться высокому начальству! Надо же... Когда не болит голова это, оказывается, вовсе не раздражает!

При виде хозяина Рардин начальник Управления побледнел, дрогнувшими руками достал из кармана брюк платок. Шея несчастного мгновенно стала мокрой от пота, холодные липкие струйки уже потекли по спине. Жарко сегодня. Наверное, будет гроза...

‒ Добрый день! - с готовностью вытянулся бывший главный дознаватель Вирмории. ‒ Разрешите доложить?

‒ Да... - обреченно кивнул его начальник.

‒ Были зафиксированы беспорядки на Старом кладбище: черным ритуалом подняли мертвых. Благодаря усилиям нашей службы появления зомби на улицах Танота удалось избежать! В данный момент, согласно моему личному распоряжению, младший некромант Стив ил Торли устраняет следы воздействия. Прошу разрешения с завтрашнего дня начать инспекцию!

‒ Слушаюсь, - вытянулся начальник полиции. Потом нахмурился и проговорил. - Конечно-конечно!

И Вальдар ап Морт пошел дальше, размышляя о том, что жизнь, в общем-то, вполне приличная штука. Вот, к примеру, опекун сына ушедшего Владыки. Ради унижения назначил его штатным Некромантом в Управление правопорядка южного городка Танот. И что же?! Получилось славно! В своем родовом замке, в Рардине, он бы только злился, сходя с ума от своих мыслей, невозможности что-то изменить и понимания того, что он - ОН - проиграл какому-то ничтожеству. А так - работа на воздухе, с людьми! И начальник на него очень забавно реагирует - прям душа радуется и настроение поднимается. И... надо будет зайти в здание напротив, к мэру. Он как раз его давно не навещал. Нехорошо это. Невежливо. Успокоительные в ближайшую аптеку же завезли? Ну, если что он отправит киса. А что? Для хорошего человека и магического потенциала не жалко! Тем более голова не болит - силы есть.

Голова... Она... Не болит?!


 Она

Кап... Кап...Кап...

Холодно. Темно. Мерзкой, подлой летучей кошки и след простыл. Почему-то было четкое осознание того, что мыш кинул меня специально. И взгляд у него был такой...наглый!

Дверь захлопнулась. Я оказалась в полной темноте, и стала звать-причитать. До хрипоты:

‒ Кис-кис-кис-кис! Котеночек! Мышоночек... Отзовись, а? Я ж тебя в кармане носила, соком черной аввы поила... Вдоволь, сколько хотел! Не торопила, ждала... А колба с жидкой тьмой знаешь какая тяжелая? А ты... Гад! Ты мне должен дорогу показывать! Ты же Проводник... так тебя и растак...

В общем, разозлилась, расчувствовалась, и... Уронила колбу. Тьма заволокла помещение от пола до потолка. Стало не просто «темно». Двигаться бесполезно - ничего не видно.

Села на пол.

Тьма оказалась... шумной. Разговорчивой. Где-то капало. Хлюпало. Урчало. Стекало. И даже... Мама! Шлепало по полу лапками... Хорошо, если это кис пугает. Тварь! Выберусь отсюда, первое, что сделаю, поймаю за крылья, и головой в фонтан черной аввы, пока не захлебнется...

А вдруг это не кис вовсе, а огромный, дикий серый мыш? Тот, что водится в лесах? Без крыльев... И тут меня накрыла истерика. Я сидела и хохотала в голос, размазывая слезы по щекам испачканными в жидкой тьме руками...

Сколько времени прошло? Не знаю. Пить хочется. Надо найти воду. Где-то же капает? Встала. Ноги дрожат. Не отрывая ступни от пола, стараясь сохранять равновесие, кое-как добралась до шершавой стены. Интересно - на ней тоже фрески, изображающие сцены насилия Вампиров над юными девами? Наверное. Не видно ж ничего...

Вода нашлась. Капало из трубы у стены. Глаза немного привыкли к темноте, и на какое-то время стало не так страшно.

‒ Мама... Мамочка!

Я вспомнила родителей. Питер. Снег в апреле... И так захотелось домой! К нормальной, привычной жизни!

Сессия. Библиотека. Кофе из Макдональдса. Вещи, которые раздражали, вдруг оказались так остро, так отчаянно необходимы! Здесь и сейчас! Домой! Я... хочу... домоооой...

Если бы... Если бы я знала! Никогда бы не покрасила волосы, челку эту синюю! Зачем? Ногти эти черные! Дура...

Вспомнился отец. Нет, он не ругал. Он никогда не ругал. Он был настолько терпелив, добр и идеален, что порой хотелось его просто убить, честное слово! «Вита... Зачем? Это же... не ты?» Вот и все. Истина в одной фразе. В этом весь папа! Где же ты, папочка?

Наверное, я говорила вслух. Но главное - не это. Главнее - мне все время казалось, что кто-то меня внимательно слушает... Кто-то...

‒ Аааааааааааааааааа! Аййййй! Уййййсссссссс...

Я порезалась! Обо что - не знаю... Просто опустила руку и... Больно! А если рану не обработать, то....

- Мама! Мамочкаааа!

Кто-то шлепал быстрыми лапками туда, где густой тенью в полутьме выделялся Кубок.

- Шлеп! - судя по звуку, этот кто-то куда-то нырнул!

Мама. ..

Свет! Какой... яркий... Глаза! Больно...

- И что ты здесь делаешь. Чудовище?

-5-



Он

Замок стих, и Вальдар ап Морт, маг Смерти, Страж Преисподней, Слышащий Око, Бесшумно скользящий в ночи, старался уснуть.

‒ Один кис, два киса, три киса... - бормотал про себя Некромант, лежа в абсолютной темноте.

Он слышал, как кисы складывали свои крылья, пристроившись вниз головой под самой крышей, слышал, как замер за окном ветер, так и не дождавшийся грозы.

‒ Тридцать два киса, тридцать три киса, тридцать четыре киса...

Замок Некроманта - это его душа. Его дыхание, пульс, кровь и слезы, счастье и боль. Конечно, родовое гнездо (О, Рардин! Когда-нибудь мы снова будем вместе, верь мне!) - это самое ценное, что есть, но где бы ни был Замок, Некромант неразрывно связан с домом, в котором живет. Он слышит его. Он дышит вместе с ним.

Вальдар ап Морт слышал, как тихонько засопели слуги, как медленно, лениво капала густая жидкая тьма и чуть быстрее - сок аввы в настенных фонтанах на средних этажах, как в подвале кто-то горько, горько плакал от холода и страха...

‒ Сто пятьдесят один кис, сто пятьдесят два киса, сто пятьдесят... Нет! Это невозможно!

Хозяин Замка вскочил, откинул одеяло, и, стиснув ладонями ноющие виски, зарычал на ни в чем не повинное зеркало:

‒ Вальдар ап Морт... Халат! Халат мне!

Черный бархат, пышные кисти на концах пояса, отливающая лунным светом серебряная вышивка... Неплохо! Он любил красивые, дорогие вещи. Они его успокаивали. Полюбовавшись на свое отражение минут пять, он хлопнул в ладоши:

‒ В подземелья! - пора спуститься в подвалы и выяснить, кто там рыдает.

Есть, правда, одно предположение, кто бы это мог быть... Ага! Так и есть!

‒ И что ты здесь делаешь. Чудовище?

Девушка сидела, вжавшись в стену и обхватив голову руками. Рядом валялись осколки. Тьма растеклась по всему полу. Несчастная даже не вздрогнула, когда он вошел - продолжала тихонько всхлипывать.

‒ Повторяю! Что ты здесь делаешь?

-Дверь закрылась. - всхлипывания, наконец, прекратились. - Я испугалась.

‒ А свет?

‒ Что - свет?!

‒ Зажечь свет, подойти к двери. Хотя бы подергать ручку! - с каким-то обреченным терпением проговорил маг Смерти, сам себе сильно удивляясь. - Дверь. Она ведь не заперта...

‒ Как его зажечь?

‒ Поднимайся, - приказал он.

‒ Что?!

‒ Поднимись с пола и четко скажи - свет!

Девушка встала, вытерла лицо рукавом, и пробубнила что-то себе под нос. Что-то слишком длинное и экспрессивное для короткого, простого приказа.

‒ Что? - Вальдар ап Морт нахмурился.

Он терял терпение. Вот уже много лет его мучают мигрени и бессонница. Последнее время, правда, появились просветы. Вот как, к примеру, сейчас. Железный обруч отпустил. Вампиры, как хорошо! Так - быстрее разобраться с девчонкой и спать! Может, и вправду удастся уснуть?

Под ярко-синей челкой Горит зеленый глаз...

‒ Свет!

‒ Ты! - разозлился Некромант. - Что ты так орешь! Вампиры... Только голову отпустило...

‒ Вам к врачу надо. Насморк есть?

‒ Ты меня уже спрашивала. Что такое насморк?

‒ Ну... Это такая зеленая слизь... в носу.

‒ Ужас какой! Нет Здесь такого не бывает слава Вимории!

‒ Просто тут климат лучше, - Чудовище равнодушно пожало плечами.

В ответ он щелкнул пальцами - и подземелье вновь погрузилось во тьму.

‒ Итак - еще раз. Без крика. Без истерики. Просто приказ. Спокойно.

‒ Свет - стараясь подхватить интонацию, проговорила она.

Все вокруг вспыхнуло, словно солнце решило после заката обосноваться в подземельях.

‒ Ну что ж, неплохо. Вполне. Запомни - мой Замок не будет держать в холоде и взаперти того, кто не желает мне зла. На тебе заклинание удавки - этого более чем достаточно!

‒ Этот ваш... Замок. Он что - живой?

‒ И да, и нет... Но сейчас не об этом. Почему Элла не дала тебе Проводника?

‒ Почему не дала? - проворчала девчонка. - Дала, конечно. Вместе с наставлениями не перечить.

Против воли его губы растянулись в улыбке, настолько упрямым, обиженным и колючим существом была эта... девочка из другого мира. Он вспомнил, как прекрасно смотрелось на ней то блестящее облегающее черное платье с открытыми плечами...

Жаль.

Было бы так приятно ужинать, пить вино у камина вечерами... Жаль, что его неожиданная гостья отказалась быть его... гостьей. Не приняла великодушно предложенное им покровительство. Он бы и не стал делать с ней ничего такого... Конечно, покровительство негласно предполагает. Подобный исход событий. Логический поворот, так сказать, от общения дружеского к более...

‒ Так и будем тут стоять? - тихо спросили его, намекая на то, что неплохо бы уже отсюда выбраться в какое-нибудь более уютное место.

‒ Где он?

‒ Кто?

‒ Проводник, которого дала тебе Элла?!

‒ Не знаю!

‒ То есть он завел тебя в подземелья - и бросил?

Хлопок - и на холодный каменный пол шлепнулся дрожащий комочек. Кис спрятал голову под перепончатое крыло. Некромант занес руку, и...

‒ Нет! - закричала девушка.

Хозяин Замка, страдальчески морщась, тут же сжал виски обеими руками - за что? Почему это Чудовище так орет? Что он ей сделал, в конце концов? Он всего лишь хотел наказать того, кто ее обидел! Да что ж такое-то?! Наряжаешь, предлагаешь свое покровительство и теплый прием - оскорбилась! Сделали служанкой - заблудилась! Он пытается навести порядок - возмутилась! Что ни сделай - все не так!

‒ Не трогайте его! Не смейте, слышите? Это - МОЙ Проводник! Такой, какой есть, и вы не можете его просто взять и убить! Я САМА, понятно? САМА с ним разберусь!

Некромант и Проводник с изумлением переглянулись.

‒ Пожалуйста... - тихо добавила девчонка, испугавшись, похоже, саму себя.

‒ Всех кисов сюда! - Некромант хлопнул в ладоши, не сводя злобного взгляда с девушки. - Привести подземелья в порядок! Долить жидкости в кубок! - за стеной взвыл ветер - кисы ринулись к ним.

Меньше чем через минуту огромное черное облако замерло под потолком, внимая Хозяину.

‒ Еще раз что-то подобное - развею! Понятно? - кисы виновато пискнули, все как один. - И - ты! Мне нельзя перечить!

‒ Я не перечила!

‒ Ты? Не перечила?!

‒ Да! Я - просила!

Некромант только головой покачал. Потом подумал - и сказал:

‒ Пошли!

‒ Куда?! - гут же растеряв весь свой пыл, осторожно спросила девчонка.

‒ Пить чай. Тебе нужно согреться. Накрыть чай на две персоны в большой каминной!

Несколько кисов ринулись выполнять приказ. Девушка же не двинулась с места.

‒ Что? - устало развернулся к ней маг Смерти. - Ну что еще, Чудовище?!

‒ Я - служанка, - зеленый огонь из-под синей челки.

‒ Ах, вот оно что... Ты служанка, и ты не можешь со мной пить чай... Ну, хорошо. Вот что мы сделаем. Как ты попала в подземелья?

‒ Кис...

‒ Это мы уже выяснили. Тебя завел Проводник, но ты разберешься с ним сама. Не в этом дело. Скажи - тебя обидели в моем Замке? Отвечай!

‒ Да...

‒ Я. как хозяин, ответственный за всех кто на меня работает - виноват? Отвечай!

‒ Ну... да.

‒ Прекрасно, - тяжелый вздох. - Я виноват, и хочу загладить свою оплошность. Предлагаю тебе выпить чаю у камина и согреться. Тем более нам надо поговорить. Ну? Все в порядке?

‒ Без проблем. А...о чем поговорить?

‒ Уже лучше, - маг устало улыбнулся. - Пора выяснить, откуда ты такая интересная свалилась на мою голову.

‒ А можно...

‒ Да?

‒ Можно вместо чая...одну просьбу?

‒ Можно. И чай, и просьбу. Я сегодня добрый...


 Она

И что в этом смешного?

Смотреть на веселящегося Некроманта просто не было сил. Он потешался над каждым словом в моей истории. Понятно, что про Влада и личные разочарования того дня, я рассказывать не стала. Но господин в цилиндре, который решил меня заслать, чтоб я родила ребенка Некроманту, рассмешил хозяина замка до слез.

‒ Значит, ребенка. И всенепременно девственницу! Каков, а? Ой...ой, не могу! Ха- ха-ха-ха... И что... Ха-ха-ха-ха-ха... Что мне теперь с тобой делать, а?

‒ Отпустите меня! - с воодушевлением предложила я. - Перенесите домой - вы же можете? И забудьте о моем существовании! Навсегда!

Он вдруг помрачнел. Стал серьезным. Даже... грустным. Отрицательно покачал головой. Сердце мое сжалось...

‒ Видишь ли... Чудовище. Не все так просто. Не мне пришла в голову дикая мысль заказать себе в замок девственницу.

Он посмотрел на меня так, что стало холодно. А ведь только что было так хорошо! В «большой каминной» действительно оказался камин. (Вот только не спрашивайте, в какой части замка это находится - я вам не кис!) Огромный! Как пасть дракона. Некромант укрыл мне ноги пледом - пушистым-пушистым! Мягким- мягким... Даже удивительно, что в таком мрачном замке нашлась такая уютная вещь. Горячий чай пах черной смородиной. И еще было печенье в форме кисов, распластавших крылья, посыпанных сахаром и чем-то очень напоминающим корицу. Вкусно! Вкусно и тепло. И вот на тебе...

‒ Почему «дикая»? Это... Это что, так плохо?

Наверное, я покраснела. Скорее всего. Но... Даже если он это заметил - плевать. Не то, чтоб жаждала или стремилась, конечно, но... обидно же!

‒ Нет, конечно. Это не плохо. Чудовище, - улыбнулся... как чеширский кот, зараза. - Это хорошо. Просто есть предание... В общем, если опустить подробности, нам, Некромантам, крайне не рекомендуется иметь дело с красавицами, не познавшими мужчину.

Посмотрела на него удивленно. Он на меня (точнее, на мои заалевшие уши) - заинтересованно.

‒ А если...

‒ А если Некромант силой возьмет чистое создание, то магии своей и вовсе лишится. Так что тебе. Чудовище, в моем замке решительно ничего не грозит. Во всяком случае, с моей стороны.

И не успела я воспрять духом, как он добавил:

‒ Интересно другое. Тот, кто подкинул тебя в мою спальню, прекрасно понимал, что я б тебя, скорее, убил. Потому как ты - ходячая примета мора. Черные ногти, синяя челка... Вопрос - зачем ему это надо? Кстати, каким образом он тебя так разукрасил? Следов насилия на теле не было... Ты хоть что-то помнишь?

Я покраснела. Этот мерзавец намекнул, что видел меня голой. Гад! И потом... Он так легко, так обыденно говорил про убийство. Стало не по себе.

‒ Ничего со мной не делали. Это в моем мире... мода такая.

‒ Правда? Вот это да... Ну, тогда понятно, почему выбор пал на тебя. Хотя... Нет. Все равно не понимаю. Я ж тебя убил бы! И что?

Какое-то время меня просто не замечали. Думу думали. Ну и ладно. Я знай себе, прихлебывала чай. С печеньем. Потому как замерзла и проголодалась. Очень.

‒ Ладно. Хорошо хоть ты ногти убрала черные. Это ж просто жуть, Чудовище. А с волосами? Не получилось?

‒ Ногти? - не понимая, я уставилась на него.

Некромант кивнул.

Я посмотрела на свои руки. Розовые ноготки.

‒ Ничего не понимаю!

‒ Ладно, - зевнул маг, не разжимая челюстей. - У меня на завтра - кладбища! Десять штук. Так что валяй свою просьбу - и спать!

От неожиданности я вздрогнула. Чашка выскользнула из рук и разбилась. Жалко. Такая... красивая... сервиз, наверное, старинный...

‒ Чудовище! Что не так? Ты же сама просила какую-то просьбу!

‒ Да... Простите. Простите меня...

Шумный, тяжелый вздох. Он... всегда так дышит, аки дракон? Какой у него, интересно, объем легких, что такой звук получается? Хриплый, со свистом.

‒ Прощаю. Просьба!

Вздохнула. Бесшумно. Не так, как он. Это кто из нас еще чудовище... Надо. Надо спросить. Я должна. Должна знать. Есть ли смысл мне тут мучиться? Во имя чего? Ведь если тот. в цилиндре, меня обманул и родителей уже нет, тогда... тогда...

‒ Чудовище?! Я хочу спать! Тем более голова не болит, - последнюю фразу Некромант произнес с такой неподдельной счастливой улыбкой, что стало немножко легче.

И я решилась:

‒ Пожалуйста... Если это возможно. Я хотела бы знать, живы ли мои родители.

Еще один шумный вздох. Некромант встал. Подвязал поплотнее халат. Черный бархат расшит серебром, кисти на поясе - красота!

‒ Следуй за мной, Чудовище.

И мы пошли. Вниз. В подземелья. Мне казалось, кто-то за нами все время наблюдает! Голову даю на отсечение - мой Проводник во время всего чаепития прятался в портьерах. Интересно, теперь после того, как я спасла эту нечисть от неминуемой гибели - он прекратит строить козни?

‒ А почему мы не...

К Оку Преисподней нужно прийти самостоятельно.

‒ А мы...

‒ И молча.

Ладно. Молча, так молча... Мы вновь пришли к тем же подвалам, но теперь вошли в дверь напротив.

‒ Сядь в углу и не мешай мне.

Села в углу. Некромант подошел к стене, сделал пасс рукой и... На стене появилось то самое зеркало, из спальни! Вот это класс! Бее свое ношу с собой. Только представьте - весь гардероб путешествует вместе с вами! Куда вы - туда и все ваши вещи. Ноги промочил - подошел к стене, сухую обувь достал, мокрую - обратно закинул и дальше побежал. Или, к примеру, откусил тебе лифт подошву нового ботинка...

Нет. Лучше не думать. Не думать...

‒ Вальдар ап Морт. маг Смери, Страж Преисподней, слышащий Око и говорящий с ним, собирается предстать пред Оком Преисподней!

Да. Впечатляет. Немного смахивает на спектакль для детей, конечно. Но все равно впечатляет!

Дальше - по знакомому сценарию. Стая кисов из зеркала с ног до головы укрыла мощное мужское тело, и через мгновение оно предстало во всей своей красе. Черный плащ, из-под которого виднеется уже знакомый малиновый костюмчик. Самое смешное, что сам Некромант относился к этим своим переодеваниям как к некому священнодействию - ну очень серьезно.

В этот раз все было не просто серьезно. Торжественно. В центре подвала стоял... Бак не бак, котел не котел... Штука какая-то, приваренная к трубе, идущей вдоль стены и выходящей к центру подвала.

Мягко, по-кошачьи ступая, Некромант двигался вокруг, бормоча какие-то заклинания на незнакомом языке. Видимо, это язык не этого мира, раз я ни слова не понимаю.

Маг хлопнул в ладоши.

‒ Жертву! - крикнул куда-то в потолок.

Я съежилась. Неужели из-за меня он сейчас начнет кого-то убивать? Только не это...

Появились кисы. Бедные создания работали крыльями из последних сил, потому что тащили тяжелый мешок. Запахло рыбой...

Некромант достал из недр черного плаща ослепительно-белую перчатку, и все еще бормоча заклинания, стал опускать в бурлящий котел одну рыбину за другой! Я зажала нос. В глубине души, конечно, шевелились сомнения. Может, он мне просто голову морочит? Ритуал этот...

И вдруг показалось - в глубине котла мелькнула тень. Или нет? Потом вспомнила, что котел непрозрачный. Значит, показалось.

‒ Подойди!

Ноги затряслись, ком застрял в горле.

‒ Я сказал, подойди! Быстрее! Око Преисподней просыпается...

На четвереньках подползла к котлу. Он, действительно, стал прозрачным. А потом...

‒Моя комната. Мама сидит на кровати, вцепившись в подушку. Смешная такая подушка, в виде летучей мыши, наполненная крошечными шариками внутри. Мы ее вместе купили, перед тем как...

Отец, будто раненый зверь, ходит из угла в угол, стараясь не смотреть маме в глаза. Какое серое у него лицо. Какое бледное лицо у мамы.

Я не выдержала и закричала:

‒ Живы!

-6-



Она

‒ Ха-ха-ха-ха! - госпожа Элла вытирала слезы любимым черным шелковым платочком.

Ее и остальных девушек рассмешило мое искреннее удивление по поводу гардероба Хозяина. Я-то думала, вещи просто появляются из волшебного зеркала! Оказывается, появляться-то они появляются, но стирают-чистят-отпаривают их вручную. Действительно, вручную - ни стиральных машин, ни пароочистителей. Чугунные утюги на печках в прачечной - все!

В огромном помещении служанки чистили сапоги, отбеливали рубашки, сдували пылинки с сюртуков и брюк, взбрызгивали чем-то пушистые щеточки, которыми потом нежно касались цилиндров.

Обман, а не магия зеркала! Обидно, право слово...

Наконец экономка взяла себя в руки. Видимо, вспомнила, что в замке надо вести себя и тихо, и незаметно. Оглядела служанок. Те рут же стерли с лиц улыбки и сделали вид, что ничего не заметили. Снова все стало серо и безлико.

‒ Магия магией, - сдерживая улыбку, пояснила экономка. - Но вещи в гардероб Хозяина доставляем мы. Что касается зеркала - им пользуются лишь сильнейшие Некроманты! Кроме Вальдара ап Морта, на сегодняшний день, пожалуй, что и никто! Хозяин Великий и...

‒ Ужасный... - сорвалось с языка.

Как ни странно, экономка лишь ласково кивнула. Впрочем, так она делала каждый раз, когда упоминали хозяина Рардин, мага Смерти, Стража Преисподней и прочая и прочая и прочая...

‒ Какова бы ни была сила магии - вещи сами по себе ниоткуда не возьмутся. Особенно чистые вещи, девочка! Держи!

Мне в руки сунули корзину с бельем, жестом приглашая отправиться следом. Пока кис Эллы показывал дорогу, я смотрела на Проводника экономки и откровенно завидовала. Мышь терпеливо ждал хозяйку, учтиво зависая в воздухе, у фонтанов особо не задерживался. А мой...

Я старалась. Правда! Изо всех сил. Надеялась, что после всего, что произошло между нами, кис если не будет мне благодарен, то хотя бы сменит гнев на милость. Но нет. Летучие крысы в этом странном мире, это такие маленькие мерзкие существа, у которых ни стыда, ни совести!

Мой Проводник пил свой черный сок буквально часами! Из-за него я везде опаздывала, а в наказание получала все новую и новую работу. Мыть, чистить и убирать приходилось до глубокой ночи.

Часто кис выскакивал из передника как черт из табакерки, дергал какую-нибудь служанку за волосы, и так ловко прятался, что девушка нисколько не сомневалась в том, что это я! Конечно, после такого моего «отношения» мне платили тем же.

В общем - тяжело мне тут. Но жаловаться больше не буду! Не люблю...

‒ Хозяина нет, когда вернется - неизвестно. Так что работать нужно быстро! Повернешь направо, пройдешь по коридору до конца, спустишься вниз, повернешь налево - там спальня его Смертейшества. Аккуратно разложи белье по стопкам. Понятно?

‒ Да, госпожа Элла.

‒ Проводник тебе не нужен - это совсем рядом. Я слышала, у тебя с кисом какие-то проблемы?

‒ О, нет, что вы! Мы прекрасно ладим. Он очень милый и...все хорошо!

‒ Ну что ж. Тогда постарайся выполнить это задание и не разочаровать меня.

‒ Да. госпожа Элла.

Я тащила тяжелую корзинку прямо по коридору, потом по лест... Стоп. А где лестница? Неужели я опять что-то перепутала? Попросить киса? Заглянула в карман передника - спит. Ну уж, нет. Разбужу - еще хуже будет! Лучше я сама. Так. Прямо. Теперь направо. Черт, где же эта лестница...

Не помню, как тут оказалась. Бесшумно открылась высокая, черная дверь. Такая красивая! Резная. Надо будет потом обязательно посмотреть - что там? Скорее всего, вампиры, как всегда...

Огромная зала. Тысячи свечей! Ярко пылает камин в самом центре. И запах...

Так пахнут книги.

Старые книги.

До блеска отполированные шкафы снизу до верху набиты фолиантами в различных переплетах - бархат, кожа, даже дерево! Золотые, серебряные, медные замки и скрепки. Драгоценные камни. Ножи для резки бумаги с ручками в виде черепов и существ, больше всего похожих на драконов.

Рука сама потянулась. Я схватила один такой, с дракончиком. Погладила мордочку. Крылья. Положила обратно. Книга. Книга! Большая. Толстая. Открыла...

И через несколько секунд поняла, что... Не умею читать! Чертов Некромант как можно было оставить меня на таком уровне? Издевается он, что ли? Обидно... Обидно-то как! Я могла бы сбегать сюда хоть иногда - пусть даже по ночам, и читать!

‒ Иииииииииииии! Ииииииииииииииии!

‒ Ай... Уййй... Ааааа... Что? Что ты делаешь?!

Проводник вылетел из передника, схватил меня за волосы и с диким визгом потащил к выходу.

‒ Да иду я, иду! Все! Все, ухожу уже!

И что такого-то? В библиотеку нельзя зайти? На одну секундочку? Тоже мне, надзиратель! Раз так переживаешь за мою исполнительность - хоть раз показал бы дорогу правильно!

Удивительно, но на этот раз кис действительно проводил куда требовалось! На фонтанчик с соком зввы даже взгляд не кинул! Ждал, попискивая, зависая на месте, пока я корзину дотащу. Чудеса. Что ж там такого страшного, в этой самой библиотеке?

Как только я зашла в спальню, кис успокоился и нырнул обратно в передник.

Псих! Ненормальный...

Огляделась. Та самая спальня. Вспомнила, как попала сюда в первый раз. В этот раз паники уже не было. Но все равно. Как-то не по себе.

Эти ужасные изображения на стенах. Окровавленные клыки, терзающие мертвенно-бледную плоть... кого? Догадайтесь с трех раз. Конечно, девственниц, кого же еще. Покорные девицы хоть и были прекрасны и, скорее всего, невинны. - сочувствия не вызывали. Хоть бы одна колом осиновым замахнулась, чеснока наелась на худой конец. Нет! Ешьте меня, пейте! Я бедная несчастная беззащитная девственница, о горе мне и погибель! Тьфу! Смотреть противно!

Тут поспи - не то, что голова заболит, кошмары сниться будут. Гадость какая! Вздохнула, вспомнив, зачем я здесь и стала работать. Быстро разобрала полотенца - черные и кроваво-красные. Ну, конечно! Какие ж еще-то! Его Смертоностность разве может чем-то беленьким или зелененьким вытираться? Нет! Что вы? Аи-яй-яй!

Минут через десять меня уже трясло от злости, честное слово! Этот пошлый антураж квеста а-ля «В гостях у Дракулы», мягко говоря, поднадоел. Нет, справедливости ради надо, конечно, сказать, что если бы в квесте хотя бы наполовину все было такого уровня, это, конечно, было бы круто. Даже очень...

Кто знает, куда бы мои размышления пошли дальше? Наверное, я представила бы себе, как визжала бы Ритка, попади она сюда. Хотя... Хорошо, что не попала - точно умом бы тронулась. Там и так, в общем-то, не густо.

Ритку, правда, я все-таки вспомнила. Что ты там про нижнее белье-то говорила, подруга? Ты сюда посмотри...

Мысленное общение с Риткой помогло пережить первый шок. На дне корзины лежали... мужские трусы. Обычные такие. Шортиками. Одни черные (ну, кто бы сомневался!) другие - кроваво-красные, куда ж без них.

Интересно другое. Трусы были не простые, а как это сейчас модно говорить, «украшены оригинальным принтом». С рисунком то есть. На черном фоне, обратите внимание - Кама Сутра, в исполнении крошечных скелетиков. Это… Ой, мама. Так можно, наверное, действительно, когда ты уже скелет. Живым жалко - кости пригодятся еще.

На красном - вампирские клыки...

‒ Дааааа ... Красотаааа... - я рассматривала второй вариант, с клыками, когда...

‒ ЧТО ТЫ ДЕЛАЕШЬ В МОЕЙ СПАЛЬНЕ?!


 Он

‒ Элла! - взревел Некромант.

Замок вздрогнул, кисы забились нервным облаком, бледная, как смерть, экономка, прижала руки к груди:

‒ Господин?!

‒ Что. Это. Такое? - кивок в сторону девушки, прижимающей к себе трусы (его трусы!) так, как будто это могло ее защитить.

‒ Это служанка, которая раскладывает Ваше белье. Нерасторопная, надо признать. Что она натворила?

‒ Почему ОНА?

‒ Ваше Смертейшество. - удивилась экономка, - вы же приказали - работы побольше. И я...

‒ Пусть чистит подвал! Возле кубка должен быть порядок!

‒ Слушаюсь.

‒ А к спальне моей пусть не подходит!

Экономка поклонилась.

‒ Уберите ее!

‒ Конечно, Ваше Смертейшество. Вита - можешь идти.

‒ Стоять! Элла, да заберите же вы это у нее, наконец!

‒ Слушаюсь.

Дверь спальни с шумом захлопнулась, стая кис спряталась под черным плащом.

‒ Спасибо, Элла. Можете быть свободны.

‒ Обед?

‒ Да. Позже. Я позову.

Экономка ушла.

Вальдар ап Морт, маг Смерти и Страж Преисподней внимательно рассматривал то, что было у него в руках. Странно. Не помнит он, чтобы... Определенно все это - результат бурных вечеров. «Сладкие ночи», «Смертельные объятия», «Приют Некроманта» - все эти заведения с определенной репутацией он, конечно же, посещал. В этом не было ничего постыдного. Он - свободен. Молод. Полон сил. А это... Ну... Это часто дарят девушки, которые...

О! Тут есть надпись! Ну-ка: «Помни меня. Милли».

Милли... Милли, Мил... Нет! Не помню. Мы не помним. Это нехорошо... Надо бы сделать связи более беспорядочными, а личную жизнь менее насыщенной. То есть наоборот. Связи менее беспорядочными, а жизнь более насыщенной. Илии нет... Так. Все. Мы запутались! И вообще - мы устали!

‒ Элла!

‒ Я здесь, Ваше Смертейшество.

‒ Обедать!

‒ Конечно.

‒ Нет! Подождите... Служанку ко мне! Ту, что разбирала белье!

‒ Конечно. Сейчас она придет, но... Ваше...

‒ Элла. Я не собираюсь пить из нее кровь. Я не зверь. Успокойтесь и оставьте нас. Ненадолго. Под ярко-синей челкой


Горит зеленый глаз.



Глазищи у девчонки и правда горели. Ишь... Гневается! Руками вцепилась в передник, сама вжалась в стену. И за что ему это все? Он просто хочет поесть в компании - не больше. Ну... не может! Не может он сейчас быть один.

Мы не хотим быть одни. Мы расстроились...

Он облетел все кладбища. Исчерпал практически весь ресурс. Допросил младшего. Толковый оказался парень. Но и у него - ничего. Ухоженные могилы, пьяненькие смотрители - все как обычно. Никаких следов. Он связался со всеми, кого знал. Известил опекуна наследника. Тот, хоть и ненавидел бывшего главного дознавателя, прекрасно понимал, что в Вимории с некоторых пор не безопасно. Обещал приказать всем штатным некромантам проверить кладбища.

Лесники клялись, что кабры границы ареала не покидали. Конечно, стоило бы побывать в заповеднике самому. Удостовериться, что информаторы не подкуплены и никого не покрывают, но... Ему запрещено покидать пределы Танота.

И все же что-то было. Определенно. Что-то пропустил. Не заметил. Он это чувствовал.

‒ Так и будем...стоять? - Чудовище сверкнуло глазами.

‒ Что? Ах, да. Извини. Я задумался.

‒ И?

‒ Я зря накричал на тебя. Ты ведь не виновата. Ты выполняла приказ экономки - так?

‒ Так.

‒ Это Элла должна была проконтролировать, чтобы...

‒ Что вы с ней сделаете?

Чудовище побледнело и стало еще страшней...

‒ Вампиры! Да не собираюсь я ни с кем ничего делать! Я виноват? Отвечай!

‒ Ну...да.

‒ Прекрасно! Я снова виноват перед тобой и вновь хочу загладить свою вину!

‒ Чай пить?

‒ Лучше. Обедать!

‒ Нет.

‒ А мороженое?

‒ А можно вместо мороженого просьбу?

Зелеными глазищами девчонка смотрела прямо в душу. Вампиры... Он забыл, что она из другого мира. Оторвана от всего, что ей дорого. От тех, кого любит. Ну, не может. Не может он сейчас ей помочь!

‒ Чудовище... Я не могу отправить тебя в твой мир. И забрать сюда твоих родителей тоже не могу. Пойми, сейчас...

‒ Я понимаю... Я не об этом. Хотя... Было бы здорово, конечно...

Улыбнулась. Какая...сильная девочка.

‒ Хорошо. Мы едим мороженое - за то, что я виноват. Ты делаешь мне одно маленькое одолжение - я выслушаю твою просьбу. Идет?

‒ Не знаю. Что за одолжение?

‒ Просто не кричи, хорошо?


 Она

Ничего сложного. Составить компанию. Съесть десерт. Этот... Вальдар ап Морт, в общем-то, неплохой человек. Накричит, потом сам переживает. Скучно ему. Ну и в воспитании пробелы, конечно. А так...

Платье. Он попросил, чтобы я была в том черном платье. Ладно. Пусть любуется - мне-то что. За возможность читать потерплю. Он обещал!

Десерт впечатлял. В огромном кубке красовался сине-зеленый череп мороженого, наполовину утопающий в красном варенье. И еще червяки. Кажется из желе. Выглядит страшновато, конечно... Но очень вкусно!

‒ Нравится?

‒ Очень!

‒ Хочешь наперегонки? Кто первый все это съест?

‒ Нет.

‒ Почему?

‒ Быстро есть мороженое - вредно. Можно простудиться.

‒ Будет…насморк? - Вальдар ап Морт побледнел.

‒ Точно. Он самый.

‒ Нет! Не надо. Слизь из твоего носа, Чудовище, я уже не переживу. И так страшно. Хотя... Ногти уже не черные. Это хорошо. Осталось...

Черные глаза вспыхнули, и маг с энтузиазмом захлопал в ладоши. Кисы уже летели, тащили тяжеленный сундук. Как можно заставлять их носить такие тяжести? Изверг...

Некромант открыл сундучок, который при ближайшем рассмотрении оказался не таким уж и большим. Быстрыми, отточенными движениями он открывал колбочку за колбочкой, пузырек за пузырьком. Растирал, нюхал, перемешивал, грел на крошечной спиртовке. Я так залюбовалась, что не сразу поняла - он что-то там напевает себе под нос.

Прислушалась: В Рардине жил слепой Вампир,


Кусал всех без разбору,


Однажды ночью укусил Вампир Малютку Лору...


Тра-ля-ля, тра-ля-ля-ля, малютку укусил он,


Тра-ля-ля, тра-ля-ля-ля, в Рардине два Вампира!



Далее малютка Лора укусила малышку Бэтти, и вампиров в Рардине стало три. Эдакий прототип считалочки про десять негритят, только негритят становилось все меньше.

‒ Это... заклинание такое?

‒ Заклинание? О, нет! Это просто детская песенка.

‒ А дети... не боятся вампиров?

‒ Боятся? Нет. Мы с детства приучаем их смеяться над Смертью.

‒ Зачем?

‒ Чтобы они не страдали. Страх Смерти - это слишком мучительно. Не все в Вимории - маги. Даже Некромант испытывает боль потери близких. А ведь мы можем встретиться и поговорить с умершими.

‒ Когда захотите?

‒ Почти. Ну вот - готово!

С улыбкой абсолютного счастья Некромант аккуратно взял двумя пальцами крошечную дымящуюся колбочку, и, подмигнув, выпил. Снова улыбнулся, затем сложил губы трубочкой и аккуратно подул в мою сторону. Черное облачко двинулось прямо на меня. Я зажмурилась, но не двинулась с места, решив, что Некромант не забыл о своем обещании и скоро я смогу читать по-виморийски.

‒ Все?! Теперь я умею читать?

‒ О... нет. Еще нет. Подойди.

Некромант жестом предложил встать и подойти к стене, на которой уже материализовалось огромное зеркало. Опять переодеваться? Мы так не договаривались.

Я уставилась на свое отражение. Все-таки красивое платье. Очень. Повисла пауза. Великий и Ужасный явно чего-то ждал, скрестив ручищи на груди и без конца подмигивая.

‒ И...что?

‒ Как что?! Волосы!

Точно. Синей челки больше не было. Жаль. Мне нравилось. Но все равно - спасибо, в этом мире лучше так.

‒ Спасибо. А...ЭЭЭ....Вы обещали.

‒ Мы всегда выполняем свои обещания! Расслабься.

Все было как в прошлый раз - неприятно, но терпимо. Потом мы доели мороженое. Оно почти растаяло, но все равно было очень вкусным. Было бы совсем хорошо, если бы червячки не поползли вдруг по ложке, напугав до полусмерти. Некромант их оживил, решив сделать мне приятное - в Вимории это считается знаком внимания. Заикой станешь от таких ухаживаний...

‒ Чем ты занималась в своем мире?

‒ Училась на филологическом.

Я долго пыталась объяснить магу Смерти и Стражу Преисподней что именно изучаю в своем университете, и в конце концов он, кажется, понял.

‒ Ты - архивариус?! Это же замечательно! С сегодняшнего дня будешь работать в моей библиотеке! Там надо навести порядок. По-прежнему чистишь Кубок. Но это - все!

‒ А я теперь правда умею читать?

‒ О! Совсем забыл. Сейчас попробуем. Лучше что-нибудь простое. Например, сказки!

Он хлопнул в ладоши. Два киса, хлопая крыльями, уже тащили в нашу сторону... книгу!

Я поймала это сокровище на лету, и, абсолютно счастливая, прижала к себе. Лицо напротив расплылось в улыбке. Какое-то время мы просто улыбались друг другу. И так стало тепло...

‒ Попробуй, - подмигнули мне. - Лучше по слогам, пока не привыкнешь.

Я кивнула, открыла первую страницу и прочла:

‒ СЕ-РЫЙ МЫШ И ЧЕР-НА-Я ША-ПОЧ-КА.

О как..

-7-


Утро. Завтрак. Пью кофе. Клюю носом.

Эта ночь была счастливая. Ночь с книжкой! По слогам мучилась минут десять, потом втянулась. Бойся, о Вимория, студентки второго курса филологического факультета СПбГУ! Довольно увесистый фолиант «Волшебных сказок» прочитан от корки до корки! Так-то...

До рассвета в моей каморке горела, уютно потрескивая, черная свеча. Кис висел над кроватью вниз головой, с интересом наблюдая, как пляшут под потолком беспокойные тени. А я читала. Читала, читала... Не плачь, малыш, не кричи.


Слышишь, в мантии у Смерти


Дребезжат уже ключи.


Смерть придет: расскажет сказку


 Не кричи: малыш, не плачь


Сон смертельный, сон прекрасный


Всем подарит до утра.


В ледяном ее дыханье


Пляшет страшной сказки тень


Унося с собою тайны,


Зажигая новый день.


Не плачь, малыш, не кричи.


В черной мантии у Смерти


Дребезжат уже ключи.


Подставляй свое сердечко,


Отопрет Смерть душу - крак!


Тихим смехом бесконечным


Улыбнется на ночь страх...



Кофе был вкусный - с корицей и пышной пенкой взбитых сливок. Чашка в виде черепа и ложечка с головой скалящего зубы вампира впечатления не портили - я уже привыкла. Взяла мягкий, ароматный кекс с изюмом, и вновь задумалась о прочитанном. Ведь в какой бы из миров не занесло будущего филолога, анализ текста никто не отменял...

Большинство сказок откровенно напоминали истории Шарля Перро. Я всегда считала их мрачными, но на этот раз, боюсь, сказочник в гробу переворачивался.

«Однажды мама Черной Шапочки надавила сока черной аввы и отправила дочку к замку старухи. Бабушка была старенькой, всю работу за нее делали кисы, поэтому их нужно было хорошо накормить».

Вроде все по тексту, не считая местного колорита.

Серый мыш, если верить старым, выцветшим гравюрам, был похож не столько на волка, сколько на огромного полосатого кота. Только зубы в два ряда. А вот дальше... Дальше что-то пошло не так. Черную Шапочку спас пролетавший мимо по своим кровавым делам Вампир. Правда, сделал он это весьма своеобразно. Вампир укусил девочку, и она выпила из Серого Мыша всю кровь. Из бабушки, кстати, тоже, не забыв при этом досыта напоить соком аввы честно трудящихся в замке кисов. Добрая душа...

Вообще все сказки заканчивались фразой: «...и выпил вампир из нее (него, них) всю кровь!» От бедной Чернушки (местный вариант Золушки), и вовсе осталась одна оторванная нога. Правда, в хрустальной туфельке. Сказка «Мальчик-с-уголек» описывала настоящий пир вампиров - кровопийцы не успокоились, пока не высосали из всех детей всю кровь до последней капли.

Да...

Заснуть после этих кошмаров не получилось. Бедные, бедные дети Вимории! Неужели другого способа избавиться от страха смерти психологи не нашли? И есть ли в этом мире психологи, вопрос. Может, и хорошо, что нет. Это наверняка было бы... страшно!

Размышляя таким образом, я ела кекс, и не сразу заметила, что остальные делают то же самое как-то... по-другому. Низко склонив головы, служанки ковырялись в тесте, аккуратно выковыривая одну ягодку за другой. Ну, что ж. В каждой избушке, как говорится...

А я вот люблю изюм. Он вкусный.

Занервничала я позже. Когда поняла, что кишмиш девушки не выкидывают, а злорадно поглядывая в мою сторону, ссыпают в карман фартуков.

С ощущением всемирной подставы я опустила глаза. Так и есть. Кис высунул голову, ожидая, видимо, что я и его угощу.

Стоит ли говорить о том, что хлопать в определенной тональности и представлять подвал, в котором находится Кубок, было бесполезно? Черт! Да если бы я знала! Мне что, изюма жалко, что ли? Да наковыряю я его тебе в следующий раз... Ну, честное слово наковыряю!

Вот почему, почему мне так не везет, а? За что...

Проводник просто улетел. Нет, если так принято, и это было его законное лакомство в благодарность за труды - он, конечно, прав. Но ведь я не знала! Я - новенькая!

С другой стороны - могла бы и догадаться. Что сделала Черная Шапочка, прежде чем выпить из родной бабушки всю кровь? Правильно, напоила кисов сладким соком черной аввы. Сказка - ложь, да в ней намек. Меньше надо было философствовать, и больше смотреть по сторонам! Сама виновата...

Каким-то чудом я все же нашла нужный подвал. Тщательно вычистила Кубок. Налила черной тьмы побольше. Старалась изо всех сил! Как будто это могло помочь. Теперь можно отправляться в библиотеку! Надо будет найти план замка. А что? Буду ночами изучать. Потихоньку. По частям. Ну, невозможно так мучиться.

На самом деле я уже пыталась выспросить у Эллы информацию насчет плана. Должен же он быть! Хотя бы из соображений пожарной безопасности. Из смутных, путаных объяснений экономки, которыми она меня с явной неохотой все же одарила, получалось следующее.

Передвигаться по замку сложно не столько потому, что он такой огромный, сколько потому, что он... живой. Да-да, эта обитель Смерти, представьте себе, живет своей жизнью!

Итак. Если верить Элле, получается, что один и тот же искомый объект гарантированно находится на одном из уровней. Например, чердак, где спит прислуга - наверху, Кубок - внизу, в подвалах. Но где именно окажется нужная дверь - замок решает сам. У кисов же с замком существует некая связь. Они знают, где это произойдет. Чувствуют.

С точки зрения логики - бред, конечно. Но та огромная черная резная дверь в библиотеку - буквально выросла на моих глазах! Если бы сама, своими глазами не увидела - не поверила бы. Поэтому Элле я, скорее, верю. И еще. Например, Кубок можно найти по звуку воды. Она журчит в стенах. Видимо, там проложены трубы, к которым он присоединен. Правда господин Драк, дворецкий, поднял меня на смех, утверждая, что никаких труб в замке нет, а Кубок и Око Преисподней - магия Смерти. Спорить не буду. Может, оно и так...

С библиотекой оказалось еще проще. Дверь исправно появлялась, стоило лишь попасть в тот самый коридор. Это было просто замечательно, и плевать, что моего Проводника это явно задевало. Тем не менее, план замка надо найти! Обязательно. Лишним не будет.

Вот она. Библиотека. Почему-то попадая сюда, я гут же забывала обо всем. С вечера строю планы - что найти, о чем почитать, а как захожу - все. Пропадаю. Растворяюсь в запахе старых книг, часами трогаю бархатные корешки, провожу пальцем по отполированной глади стола. Опускаюсь в кресло. Такое огромное! Мягкое. Уютное.

Здесь всегда горит огонь в камине. Здесь каждая книга шепчет о чем-то своем. Молчат ковры. О чем-то очень важном молчат! Плачут свечи. Горько, горько плачут. Эта огромная комната мне доверяет. Она очень хотела бы со мной поделиться одной удивительной тайной, но пока не решается. Может быть, ей нужно время. А может быть, она боится. Кого? Почему?

Нож для бумаги с ручкой-дракончиком. Он стал мне настоящим другом! Иногда казалось, крошечные глазки загорались зелеными огоньками. Тысячу раз я подходила поближе к огню, чтобы рассмотреть фигурку поближе. Мне казалось - в глаза дракона вставлены изумруды. Или турмалин.

Турмалин... Кольцо! Бабушкино кольцо. Как жаль, что оно осталось дома. В шкатулке. А ведь с него, собственно, все и началось.

Повернула ручку ножа. Нет. Опять показалось. Нет там никакого турмалина.

Вздохнула. Стало душно.

Душно! Как же здесь душно!

Внутри поднялось какое-то необъяснимое раздражение. Даже бешенство! Я подбежала к огромным окнам и с силой отдернула тяжелые портьеры.

Низкое, серое, равнодушное небо. Ни ветерка. Гладкая сталь моря, хищный оскал острых скал вдалеке.

Душно...

Захотелось, чтобы.. грянуло! Смешались море и небо, волною накрыло замок, а молнии слепили глаза!

И вдруг... Как будто что-то откликнулось на мой зов: вдалеке сверкнула молния. Потом еще одна! Еще, и еще!

Мир замер и раскололся надвое! Камнепадом громовые раскаты неслись с высоты, дрожала скала, на которой стоял замок, и каждая клеточка во мне звенела от счастья!

Я рассмеялась. Распахнула окно.

‒ Давай! Еще! - кричала кому-то, а дождь хлестал по лицу в ответ!

Мир больше не был равнодушным. Он стал живым!

Ветер погасил огонь в камине, дождь забрызгал паркет, но мне было все равно!

Кис заметался, забил крыльями, запутался в шторах. Как не поймешь ты, глупый кис, что в комнате все еще душно, что в этом замке пахнет Смертью, а там... Там, за этими стенами - Жизнь! Море и скалы, дождь и ветер! Пахнет солью и мокрой листвой! Я хочу туда, понимаешь? Слышишь меня?

Я выбежала из библиотеки и понеслась - длинной бесконечной черной галереей, и вверх! Вверх по узкой, винтовой лестнице - в башню! Хочу на башню! Самую высокую башню замка! Откуда я знаю? Понятия не имею. Не важно...

Быстрее...

Быстрей!

И - да! Надо мной - небо, раздираемое молниями, подо мной - кипящее море! Раскинуть руки, и, поймав музыку ветра, кружить в безумном танце! Тело поет от счастья, сердцем я чувствую корни деревьев, слышу пение птиц.

Появление рядом мужчины не помешало, нет! Схватить его за руки, потянуть за собой!

Услышь музыку бури! Танцуй со мной! Это так прекрасно!

Он что-то ворчал. Про то, что я - чудовище! Про то, что мы оба - промокнем. Я рассмеялась и потянулась к его губам: «Молчи! Слышишь? Молчи, не сбивай меня с ритма! Ритма жизни! Лови его, чувствуй!»

Сладкие, горячие, долгожданные губы...

‒ Вита... - прошептал он. - Ты... чудовище!

Зачем он хватает меня на руки? Зачем куда-то несет?

‒ Погоди! Не надо! Я хочу остаться тут, на башне. Вместе с бурей!

‒ Тише, тише... Нам нужно уйти! Верь мне.


 Он

Вальдар ап Морт заснул с первой упавшей каплей дождя. Наконец-то гроза - первая в этом году! Это хорошо. Боль отпустит, и он наконец-то выспится.

‒ Иииииииииииииии! Ииииииииииииииии!

Кис. Его разбудил кис. Несносное существо мельтешило, пищало, хватало за волосы и пыталось тащить за собой.

Некромант мог испепелить перепончатокрылого, но почему-то этого не сделал. Почему? Привычка. Привычка докапываться до сути...

‒ Веди! - зарычал маг Смерти.

Вампиры! Что это Чудовище забыло на самой высокой башне замка? Как нашла к ней дорогу? Глупая, несносная девчонка!

Подкинули же ему такое счастье! Как только он доберется до тех, кто это сделал, узнает, что им нужно - все! Отправит это ходячее несчастье домой, к папе и маме, пусть у них голова болит!

Он выскочил на площадку - не забыть пригнуться - проход низкий...

‒ Чудовище?!

Девушка, танцующая с ветром, играющая с молниями... Она была прекрасна, но ее смех не понравился Стражу Преисподней. Такие звуки издают существа, которые уже практически не с нами.

Некромант осторожно качнулся навстречу. Вытащить ее отсюда, прервать контакт со стихиями.

Странно все это...

В зеленых глазах отражалось небо, волосы пахли ветром, молнии искрились на кончиках пальцев, счастье играло на губах... На мгновение захотелось разделить с ней это счастье! Остаться здесь, на башне! Навсегда.

Это... магия? Магия - без сомнения! Только...какая?!

И он ее поцеловал.

Она ответила. Неумело, порывисто, будто прорвавшийся сквозь каменную породу росток нежной, зеленой травинки, обреченной погибнуть. Маг дернулся. Ему вдруг показалось, что он не должен. Не смеет губить это юное, нежное, доверчивое Чудовище. Ведь кроме него у девчонки в этом мире никого нет. Его замок теперь ее дом. Единственное пристанище.

Ярость. Ярость Некроманта взорвалась молнией, ударившей в башню замка! Никто не смеет так поступать! Его, Хранителя могил, посмели ловить на живца. Никто не умрет от руки мага, сердце которого поет колыбельную душам, покинувшим этот мир! Он - хранящий покой, а не несущий смерть! И дорого заплатит тот, кто посмел осквернить Долг. Дорого! Ибо под плащом своего верного Стража кошкой шипит сама Смерть...

Она почти ничего не весила. Насквозь промокла. Что-то шептала в бреду. Сюда! Сюда, к камину. Сорвать с нее одежду. Закутать в свой халат. Нет... Вампиры! Где она? Халат слишком большой - так он ее просто потеряет. Неужели мы такие огромные?

‒ Элла! Халат!

Вот так. Теперь хорошо. Преисподняя... У нее будет этот...Как его... Насморк! Вампиры, только не это...

‒ Элла! Горячий чай!

‒ Открой рот, Чудовище. Пожалуйста. Один глоток! Не кусайся! Вот так. Хорошо. Хорошо. Теперь пойдем спать.

‒ Элла! Приготовьте спальню с камином! Разожгите огонь!

‒ Иииииииииииии....Иииииииииии....

‒ А. и ты тут... Ничего. Ничего, ничего. Все будет в порядке. Все будет хорошо.

‒ Иииииииииииииии!

‒ Что? Пойдешь с нами? Хорошо. Спишь под потолком и не мешаешь! Разбудишь - развею!

‒ Ииииииииииии.

‒ Не ее. Меня!

-8-



Она

Темный-темный лес. Кис летит у правого плеча. Подмигивает.

‒ Не бойся, я с тобой!

Проводники разве говорят? Да он вроде и не говорит, пищит только:

‒ Ииииииииииииии!

Но я его понимаю. Он торопит, потому что кисы в замке бабушки очень проголодались - надо скорее напоить их сладким соком аввы. Черная шляпа сползает на лоб, полями закрывает глаза. Поправляю и останавливаюсь. Из-за черных деревьев выглядывает огромный Серый Мыш. Полосатая шерсть дыбом, алые искорки в черных глазах!

‒ Муррррррррр.... Здрррравствуй, Черррная Шапочка... Какая ты крррасивая. маааленькая девочка! А куда ты, девочка, путь держишь? А? Мяяяууу....

Какая шерстка у него. Мягкая. Чешу кису-мышу за ухом.

‒ Муррррррррррррр, Мурррррррррр...

‒ Мурчишь, серенький! Рука спускается к белому пятнышку на груди. Тепло. Мягко. Сердце зверя стучит: - Тук-тук, тук-тук, тук-гук...

Спокойный, размеренный ритм. Уютно. И кажется, что все хорошо. И совсем не страшно...

‒ Чудовище! - Мыш улыбается, целует в макушку.

Как приятно! И нос у него такой теплый. Обняла за шею, потянулась к...

‒ Спи, Чудовище! Рано еще. - слышу знакомый го...

‒ Что?! Ой! А?! Азааааа.... Ты?! - скатываюсь с кровати, кутаясь в незнакомый халат. - ВЫ?!

Кровать с балдахином. Камин. Некромант. Что он здесь делает? Почему я не у себя, в комнатке на чердаке? Что происходит? Что? Что было вчера? Страшно! Не могу проснуться, не понимаю, где сон, где явь, сознание мечется раненым зверем, серым мышем в темном-претемном лесу...

‒ Мама! - беспомощно смотрю на Некроманта, пытаясь найти ответ в черных глазах.

‒ Успокойся, Чудовище.

‒ Что?

‒ Все хорошо, говорю! Успокойся. Скоро будем завтракать.

‒ Что было ночью?!

‒ А ты не помнишь? - улыбается.

Отрицательно качаю головой.

‒ Ага... Любопытно...

Ну, ничего себе ответ! Любопытно ему... Гад!

‒ Что было ночью?! - кричу.

Тихий смех. Развернулся спиной. Встал. Какой же он... Огромный! Точь-в-точь как тот культурист любитель протеиновых батон...

‒ Вальдар ап Морт, маг Смерти. Страж преисподней, хозяин Рардин - одеваться!

Ветер от хлопанья перепончатых крыльев растрепал волосы. Челка упала на глаза. Зло дунула, чтоб не мешала, и повторила вопрос, обращаясь к уже одетому по последней местной моде хозяину замка:

‒ Что. Было. Ночью?!

Жаль, зеркало далеко - не вижу себя со стороны. Наверное, глаза кровью налились, как у вампира, челка посинела - трупная язва от злости началась. Это я шутить пытаюсь. Не обращайте внимания. На самом деле мне страшно. Очень. Страшно ничего не помнить. Я мыла кубок. Потом пошла в библиотеку, а потом...

Пустота...

‒ Ничего не помнишь? Так это же замечательно! - поправил манжету, улыбнулся.

‒ Как ты это сделал? Напоил меня? Чем? Околдовал? Зачем? За что?!

‒ Ииииииииии! - доносится сверху.

Кис! Удивительно, но душераздирающий писк Проводника больше не был раздражающим звуком, который хотелось выключить как можно скорее. В его возмущенном вопле отчетливо читалось: «Молчи, дура, пока он тебя не развеял!».

Черные глаза Некроманта вспыхнули гневом. Значит, он тоже его понимает! Но это- то как раз не удивительно. Он же маг Смерти и кто-то там еще из Преисподней, а я? Я-то тут при чем? Что это? Побочный эффект от отравы, которой он меня опоил, чтобы затащить в постель?

Кис, делая вид, что нам обоим послышалось, завернулся в крылышки и демонстративно отвернулся, балансируя на каминной полке.

Внутри похолодело: не жилось тебе спокойно, Виталина Зеленская. Все мечтала девственности лишиться. Да не с кем-нибудь, а непременно с Некромантом! Ну что, сбылась мечта идиотки? Довольна теперь? Вот он - Некромант Настоящий! Всамделешний, взаправдашний! Некромант, некромант, некромантище! Улыбается, ухмыляется... А ты даже ничего и не помнишь!

Комок подступает к горлу. Да как он смел?! Я что ему - игрушка из другого мира? От обиды закусила до крови губу и бросилась на мужчину с кулаками:

Убью!

‒ Снять заклинание! - щелчок пальцами.

«Удавка»! - вспоминаю я про заклинание. Но... ничего не происходит. Дышу. Значит, успел. Он не даст мне умереть. Даже умереть не даст! Я теперь его раб. Его...

‒ Тихо, тихо, Вита! - ловит, держит руки, прижимает к себе, - успокойся.

‒ Ты...

‒ Что ты себе выдумала, глупая?

В низком голосе странная, незнакомая нежность. Хочется верить. Очаровываться сильными, ласковыми руками, тонуть в черных глазах. Хочется... Хочется, но нельзя! Нельзя потерять себя, позволить.

Слезы катились по щекам, перекрывая кислород сильнее, чем какие-то там заклинания! Не надо магии! Я... я... сама...

‒ Элла! Элла!

‒ Да, господин.

‒ Где вас носит?!

Вот гут он не прав. Экономка, как всегда, появилась мгновенно. Бесшумно, словно призрак. На строгом лице не дрогнул ни один мускул. Ни тени удивления! А ведь картина маслом, между прочим. Спальня, тщательно одетый хозяин и я в халате и слезах, уткнулась в выглаженную жилетку...

Элла - железная леди. Я тоже хочу быть такой! Невозмутимой. Бесшумной. Безукоризненной! Невозможно представить, чтобы эта женщина попала в щекотливую ситуацию и не знала, как себя вести. Научи меня, Элла! Пожалуйста...

‒ Одежду моей ГОСТЬЕ, - прервал мои мысли строгий голос хозяина, - живет она в этой комнате, у служанок и на чердаке больше не появляется.

‒ Слушаюсь. Что-нибудь еще?

‒ Да. Приготовьте завтрак.

‒ Пойдем. - Некромант аккуратно взял меня двумя пальцами за подбородок, осторожно заглянул в глаза. - Поговорим за завтраком.

Ответить я не смогла. Все еще не хватало воздуха.

‒ Вита, - мужчина погладил меня по щеке. - Да что с тобой?!

Я закрыла глаза.

‒ Ииииииииииииии! Ииииииииииииииииии!

«Срочно! Дорогу слуге Владыки!» - прозвучало в голове. Что это с моим Проводником? Умом он тронулся, что ли? Какой еще Владыка?!

Открыла глаза. Потом рот. Посреди комнаты бил мощными крыльями кис. Незнакомый, и... Совсем другой! У моего Проводника и кисов, живущих в замке, были маленькие, кругленькие, аккуратные ушки и крошечные миловидные мордочки. Этот же был крупнее раза в полтора, с огромными ушами, устрашающим прикусом и золотой цепочкой вокруг шеи, на которой красовался кулон в форме черепа.

‒ Ииииииииииии... - пискнул мой Проводник.

«Больно много воображаешь! Подумаешь - Вестник Владыки! Летун на побегушках!»

‒ Ииииииииииииииии! Ииииииииииииии!

«Да как ты смеешь? Ты кто такой?!»

‒ Молчать оба! Развею! Испепелю! - Вальдар ап Морт протянул руку, и перепончатая тварь с золотой цепочкой на шее, ловко изобразив в воздухе изящный поклон, стряхнул с лапки сверток с алой печатью.

Послание медленно опустилось в раскрытую ладонь Некроманта, и кис исчез, оставив после себя крошечное черное облачко и легкий, еле уловимый запах серы.

‒ Можешь пока переодеться, - бросили мне.

Некромант щелкнул пальцами и углубился в чтение. Посреди комнаты появилась ширма с замысловатым орнаментом. Я вздохнула, сгребла принесенный Эллой увесистый сверток и удалилась. Видимо на этот раз одевать меня с помощью зеркала времени не было. Ну и ладно, мы не гордые. Так. Что тут у нас...

Ширму я недооценила. Только собралась посмотреть, что же мне принесли - рисунок ожил, превратился в стаю уже знакомых помощников, и меньше чем через минуту я уже стояла у зеркала.

Стало намного легче. Увереннее. Черное платье с серебряной вышивкой, длиннее, с широким поясом и рукавами, закрывавшими руки до середины пальцев, оно закрыло меня с ног до головы, и казалось, не было этой ночи. Или все-таки была?

‒ Нравится?

Некромант на секунду отвлекся. Черные глаза смотрели внимательно и серьезно. Мужчина больше не улыбался, как будто хотел сказать: «Вот видишь? Никто не хочет ничего плохого! Никто тебя не тронет. Успокойся, наконец!»

Да я бы и рада! Вот только не помню, понимаешь? Не помню я ничего! Я проснулась в твоей постели и ничего не помню! Что? Что я должна думать?!

‒ Чудовище... Я должен уйти. Элла приготовит тебе завтрак. Я вернусь, и мы поговорим.

Стайка кисов. черное облако, горьковатый запах полыни.

Все.

Исчез...

Я замерла, как околдованная. Смятая постель. Алые простыни. Было или не было? Почему я ничего не помню?

Обошла комнату - большая. Светлая штукатурка на стенах, камин. Это хорошо, потому что еще одной порции покорных девственниц и неистовых вампиров, моя нервная система просто-напросто уже не выдержит.

Выглянула в коридор. Дверь библиотеки рядом! Уж ее-то, родную, я узнаю из тысячи. Справа - лестница вниз. В подземелья.

Не знаю, зачем я пошла туда. Просто...потянуло. Наверное, стресс. Надо куда-то идти. Что-то делать. Иначе просто сойду с ума! А может - по привычке? Бремя чистить Кубок...

Вот она. Дверь. Там Кубок. А вот другая, рядом. Там это... Как его... Око. Око Преисподней. Вспомнила, как Некромант показал мне родителей. Вот бы еще раз их увидеть!

Шаг за шагом, босыми пятками касаюсь ледяных ступеней, с каждым шагом приближаясь к Тьме. Об обуви Элла почему-то не позаботилась, а мои туфли, видимо, промокли...

Промокли? Почему промокли? Дождь... Я помню дождь! И ветер. А больше... Больше я не помню ничего.

Темно. Сыро. Страшно...

Зажурчала вода в стенах, кто-то тихонько застонал, потом засмеялся, как будто хотел напугать. А потом раздался топот, словно кошка пустилась наутек.

Что это? Привидение? Я, оказывается, тоже могу напугать, не все же меня.

Мамаааааа! - чья-то огромная тень налетела, напугав до полусмерти!

‒ Кыш!

Проводник! Фу, мерзкий кис, я ж чуть... Псих!

‒ Ииииииииииииииииии!

«Нельзя! Нельзя! К Оку нельзя подходить! Никому нельзя, кроме Хозяина! Развеет, испепелит!»

Понятно. Интересно, если я теперь его понимаю, значит, и он меня? Надо попробовать.

‒ Не смей мне мешать! Понял?!

Кис завис на мгновение и, равнодушно похлопав крыльями возле моего носа, беззвучно исчез. Оказывается, я еще и мысли его читаю: «Как знаешь! Я тебя предупредил. Все - умываю крылья!»

Котел поблескивал во тьме зеленоватыми искорками. Можно было, конечно, приказать зажечь свет, как я делала всякий раз, когда чистила кубок, но... не хотелось. Кубок тоже светился в темноте, но при свете становился серым и безликим.

‒ Привет.

Нет, так не годится. Ничего не получится.

‒ Приветствую тебя. Око Преисподней! - подхватила длинную юбку, сделала, как могла, реверанс.

Может, на колени надо встать? Порезать руку, чтоб пошла кровь? Подношение какое-нибудь... Жертва! Вспомнила! Он туда кидал какую-то тухлую рыбу. И заклинания какие-то бормотал.

Пока я думала - совсем замерзла. Уселась на пол, замотала в ткань платья окоченевшие ноги. И вдруг стала говорить. Как-то вылилось из меня все, что накопилось за последнее время. Око умело слушать. На особо душещипательных моментах вспыхивало зеленым светом. Иногда вздыхало. Иногда хихикало. Понимающе молчало. В общем, мне с ним было хорошо, даже если все это мои фантазии. Я сидела в темном подвале и вслух проговаривала историю своей жизни. Про Влада-Некроманта, «любовь» к которому сейчас выглядела настолько нелепо, что было ужасно стыдно. Про мое увлечение гот-культурой и попытку влиться в компанию. Про папу и маму.

‒ Знаешь... Они у меня...очень хорошие. Папа мастер по спецэффектам, а мама гример. Они работают в кино. Отец может все! Взрывы, фейерверки. А мама... Она только готовить не умеет. Зато такие уши эльфа в кастрюлях варит - как настоящие! Она кого угодно в дракона превратит - не отличишь. Поэтому дома готовлю я. Ничего сложного. Гугл в помощь...

Око уже не мигало, оно светилось ровным светом, который становился все ярче, но я так увлеклась, что даже не заметила.

‒ Предки... Настоящие друзья, понимаешь? Ты знаешь, что значит настоящий друг? Это когда тебя понимают. Принимают таким, какой есть. Поддерживают, несмотря ни на что. Они...

Око вспыхнуло! Котел стал прозрачным.

Это... Это... Отец! Смотрит в одну точку и что-то сжимает в кулаке. Медленно подносит к лицу что-то маленькое. Кольцо! Бабушкино кольцо! Зеленый листочек горит изумрудным огнем.

Мама сидит на кухне, с полотенцем в руках. Форточка открыта. Дым. Наверное, опять что-то сожгла. Синяки под глазами. Седая прядь у виска. Мама. Мамочка!

Вдруг все исчезло. Нет! Нет, Око, пожалуйста! Не разлучай меня с ними! Не надо!

Зеленый свет. Снова топот кошачьих лапок где-то в глубине, но уже не так страшно. Обхватила руками колени, и вновь уставилась перед собой.

‒ Покажи мне... Покажи!

‒ Библиотека. Это... Это я! Вскочила, подбежала к окну, рванула портьеры, распахнула ставни! Откуда у меня столько сил? Они же тяжелые! Картинка исчезла, но лишь на мгновение. Вот еще одна. Башня. Я танцую под дождем, сливаясь со стихией всем своим существом. Мужчина. Поцелуй.

Вспомнила! Все вспомнила, до мельчайших подробностей! Так, будто это было вчера! Собственно, это и было вчера.

‒ Спасибо, Око! Ты настоящий друг! Ты., ты... Ты круче, чем Гугл, честное слово!

Встала. Мышцы затекли, ноги окоченели. Надо идти наверх. Попросить у Эллы обувь. Да и от завтрака я бы не отказалась. А потом...

Потом придется извиняться. Я сама. Сама его поцеловала! И ничего, скорее всего, этот бодибилдер мне не сделал. Просто боялся, что я снова что-нибудь выкину.

И все-таки два вопроса остаются открытыми. Первый - что это на меня вчера нашло? Гроза, в конце концов, не полнолуние! И второй - если ничего не было, и маг Смерти, как порядочный человек просто проявил заботу, то... С чего это я с сегодняшнего дня стала его гостьей? Подозрительно. Очень. Но извиниться все равно нужно.


 Он

Вальдар ап Морт прибыл в замок тринадцатилетнего Владыки, и ждать чего-то приятно от этого приглашения не приходилось. Хорошо, если удастся уйти живым. Мальчишке может прийти в голову что угодно! Его опекун ненавидит бывшего главного дознавателя лютой некромантской ненавистью, так что...

Шаги гулким эхом раздавались над головой, растворяясь в дыхании Крон-Морра - старинного замка в столице.

Славься, Крон-Морр! Обитель Смерти, душа Некроманта, дыхание Владыки Вимории! Да хранит тебя Око Преисподней, да стоят у ворот твоих Стражи, охраняя покой твоих снов. Славься, Крон-Морр!

Поклоны кисов над головой. Научить, что ли и своих так кланяться? С другой стороны - зачем? Мысли о собственном жилище вернули к последним событиям. Слуги получили распоряжения - и о Чудовище позаботятся. Надо же... Кроме как о подкинутой девице, которую ему подсунули, чтобы погубить - и позаботиться больше не о ком.

Не о ком... Кроме, пожалуй, юного Владыки Владиса Третьего. Сына друзей их рода, практически племянника, ребенка, выросшего под его неусыпным оком...

Он ли не пестовал? Он ли не наставлял? Не просил саму Смерть о милости? Не шептал на пороге Преисподней: «Не оставь в трудный час его душу...»? И вот теперь, после того как трупная язва забрала их отцов, глупый подросток взбунтовался против его опеки!

Плохо. Очень плохо. Нехорошо...

Конечно, мальчишка попал под дурное влияние, вовремя и грамотно оказанное родственниками покойной Владычицы. Двоюродный брат Катарины - слабый некромант, но ловкий вельможа от одного лишь имени Вальдара ап Морта впадал в ярость. Несчастный всю жизнь грезил таким же влиянием, каким был обличен главный дознаватель, друг и правая рука покойного Владыки.

Однако сказать, что во всем виноват лишь род Мортимерров. было бы неправильно. Он, Вальдар ап Морт, маг Смерти. Страж Преисподней, в прошлом - главный дознаватель Вимории, тоже приложил немало сил! И, как ни прискорбно это осознавать, во многом сложившейся ситуации он обязан себе самому.

Молодой наследник не стал терпеть поучения папиного друга. Но самое главное - ребенок не простил разочарования в глазах самого сильного некроманта Вимории. В юном Владисе дар так и не открылся. Надо было сдержаться. Не показывать своих эмоций! Но он не смог.

Подумать только! За несколько тысячелетий - наследник - не маг. Владыка - не Некромант... Куда мир катится. И к чему это приведет Виморию...

Он вздохнул - и кивнул Привратнику тронного зала, разрешая объявить о том, что он прибыл.

‒ Вальдар ап Морт. маг Смерти, Страж Преисподней!

‒ Владыка, - низкий поклон в сторону трона. Мальчишка на нем кажется чем-то чужеродным, не сказать неправильным...

В умных, живых черных глазах - зависть и ненависть. Подрос. Вытянулся. Черты лица чуть заострились, стали взрослее. Мягкие кудри чернее ночей Вимории оттеняют бледность лица.

Хорош! Однако необходимо больше заниматься физическими упражнениями. Развивать мускулатуру. Данные от природы великолепные! В отца. Фехтование обязательно, минимум два часа в день. Надо развивать реакцию. Плавание. Вряд ли опекун заботится об этом! Жаль. Погубит мальчишку.

‒ Подойдите, хозяин Рардин. ‒ Звонкий молодой голос. ‒ Мне доложили, что вы начали расследование?

‒ Да. Мертвые потревожены. Владыка.

‒ И это - недопустимо!

А голос злой. Видно, что наследника задел тот факт, что кто-то осмелился беспокоить мертвых. И это хорошо! Значит, не все его уроки пропали даром. Кое-что осталось в душе юного Владиса.

‒ Каковы бы ни были наши разногласия, ап Морт. это не отменяет очевидного. Вы - лучший дознаватель и сильнейший Некромант Вимории. Мы желаем, чтобы вы встали на след недостойных, осмелившихся нарушить закон! И не сходили с него до тех пор, пока все виновные не будут уничтожены или не предстанут перед нашим правосудием. Такова моя воля!

-9-



Она

Раз-два-три-четыре-пять...

Считаю ступеньки подземелья и думаю... Стыдно. Обо мне заботятся, а я... Ни один мужчина не делал для меня столько. Столько хорошего. Если принять во внимание особенности этого мира и возможности мага, одно то, что он меня не убил тогда, говорит о многом. А ведь в глазах Некроманта я была олицетворением самой страшной смерти. Он насморка-то боится, как огня!

‒ Ииииииииии! - Проводник вынырнул из темноты, вцепился в волосы и потащил назад.

‒ Ты что?! - я чуть с лестницы не упала.

«Тихо!» - пискнуло в голове.

Тяжелые торопливые шаги наверху. И голоса. Один - знакомый. Где же я его... Точно! Мое первое утро в замке. Еще грозился допросить и чуть в штаны не наложил - трупной язвы испугался.

‒... Бежал... Как есть говорю, ваша милость!

‒ Ты все правильно сделал, Мюррей!

Точно. Мюррей! А этот, второй - кто?

‒ Кто-нибудь в замке может знать, куда отправился хозяин?

‒ Экономка и дворецкий, ваша милость! Они знают! Эти все знают! Шаркают по замку, вынюхивают. Вы их, ваша милость, допросите!

‒ Обязательно. Вы хорошо сделали, что доложили и объявили тревогу.

‒ Служу Вимории!

Я плохо понимала, что происходит, но чувствовала - что-то не так. Вспомнила брезгливый взгляд Некроманта в сторону этого...Мюррея. И вдруг во мне такая злость поднялась! Пришло четкое осознание, на чьей я стороне. Элла и Драк, Некромант, девчонки-служанки (не важно, что отношения не сложились), да даже этот мерзавец, мой Проводник! Обитатели замка, все, до последнего киса, это - свои! И горе тому, кто замышляет что-то против них. А судя по тому, что я слышу - замышляют. Еще как!

‒ Всех задержали? - крикнул кому-то низкий незнакомый голос.

‒ Вроде всех! - донеслось в ответ.

‒ Осмелюсь доложить, ваша милость...

‒ Что там еще, Мюррей?

‒ Была одна служанка...

‒ И что? Мне больше интересно, что расскажут экономка и дворецкий. Где они?

‒ Служанка-то служанка, однако...

Я замерла. Кис застыл над головой. Висит, даже крыльями не машет. И как это у него получается? Тоже, наверное, магия...

‒ Как минимум две ночи девчонка провела рядом с ним.

‒ С кем?!

‒ С Вальдаром ап Мортом! Очень, доложу я вам, интересная особа...

‒ Найти ее!

‒ Всенепременно, ваша милость. Всенепременно...

Я понеслась вниз, к Кубку. Вызвать Некроманта! Кис летел впереди. Он, похоже, был согласен с моим решением, и это почему-то придавало сил.

‒ Иииииииииииии!

«Живей! Давай, шевелись, дура!»

‒ Тебя забыла спросить!


 Он

‒ Разрешение на посещение лесов Мории, - опекун Владиса Третьего выкладывал перед бывшим личным дознавателем Владыки документы, частично восстанавливая опального мага в правах в связи с чрезвычайной ситуацией.

‒ Теперь кабры обитают и там? - удивился Вальдар ап Морт.

‒ Расползаются, будто кто их разводит, - скривился Мортиммер.

‒ Разводят... Интересная идея, - кивнул бывший главный дознаватель.

Наследник удивленно посмотрел на ап Морта и опекуна: еще вчера эти двое не могли провести бок о бок и пяти минут, без того чтобы не начать выяснять отношения. Атут- надо же!

‒ Если это и вправду некроманты-отступники, то...

‒ То они вполне могут работать с кабрами - очень удобно, - кивнул сильнейший маг Вимории.

‒ Нам необходимо отправиться по разным городам. С визитами, - побледнел наследник.

Ап Морт и Мортиммер переглянулись. Будь Владыка постарше и... будь он хоть мало-мальски некромантом... А так...

Юноша, по-своему истолковав взгляды старших (что, как это ни прискорбно, действительно было недалеко от истины), покраснел и сжал кулаки. Но не успел он ничего сказать, как...

Кубок!

Зазвенели золотые цепочки крылатых слуг юного Владыки, легкий ветерок от их крыльев растрепал черные локоны над бледным лицом молодого человека.

‒ Странно, - Мортиммер нахмурился.

‒ Прошу вас. - кивнул Вальдар ап Морт, открывая портал в подземелья Крон-Морта.

Замок Владыки бывший дознаватель знал, как свои пять пальцев. По-своему любил его. Даже скучал. Не так, конечно, как по собственному родовому имению, но...

«О, Рардин! Не слушай! Никто и ничто не заменит тебя. Никогда».

То, что они увидели, заставило онеметь всех троих, ибо ни сам Владыка, ни его приближенные, никогда не были свидетелями подобного...

Обычно жидкая тьма выплескивалась, и на мраморной площадке возле Кубка появлялся вензель Владыки либо одного из знатных родов. Все зависело от того, кто и кого вызывает. Но никогда за всю историю Вимории, от Кубка не вели замысловатые следы к... Оку Преисподней! И никогда Око не показывало живых картин без надлежащего ритуала.

Если бы ап Морт не увидел все это своими собственными глазами, он бы не поверил! С другой стороны, он бы никогда не поверил в то, что ему можно подкинуть разукрашенную под трупную язву девчонку, рассчитывая на то, что он убьет девственницу и лишится магической силы!

Тем временем Око преисподней поведало присутствующим кое-что занимательное. Например, как Вальдара ап Морта, мага Смерти, Стража Преисподней, говорящего с Оком, охраняющего покой мертвых, леденящего душу объявили в розыск за то, что он откликнулся на призыв Владыки и явился в его Замок!

Вальдар ап Морт вонзил в наследника гневный взгляд. Затем медленно перевел его на опекуна:

‒ Уж не думаете ли вы, ап Морт, что мы каким-то образом в этом замешаны?! - возмутился Владис Третий.

Мортиммер также выглядел оскорбленным.

‒ Ну что ж. Раз не вы все это затеяли, - Некромант сложил руки на груди, - то вы, конечно же, не откажетесь пожаловать в мой Замок и объяснить моим... нежданным гостям, что я выполнял приказ Владыки.

И куда делось стремление ни с кем не ссориться? Дипломатия, безусловно, никогда не была сильной стороной его натуры, но... Вампиры! Он же себе обещал! И Льюис уговаривал его помириться с Владыкой, но вот как?!!!

Однако Владыка не разгневался. Скорее, наоборот! С торжествующей улыбкой тринадцатилетний подросток протянул своему опекуну раскрытую ладонь. Тот поморщился, закатил глаза и вложил в нее золотую монету.

Вальдар ап Морт улыбнулся. Мальчишка и его родственник поспорили - выйдет он из себя или нет. Так было всегда. Есть вещи, которые не меняются, и это обнадеживает.

‒ У вас хватит сил перенести нас обоих? - спросил Владис Третий, прервав мысли дознавателя.

Хозяин Рардин прислушался к себе. Странно. Он чувствовал, что сможет выстроить портал, и у него действительно хватит сил на то, чтобы не только перенестись самому, но и взять с собой этих двоих.

И еще. Что-то было еще...

Ну конечно! Голова! Голова не болела. Удивительно! Волшебно! Подозрительно... Нам нравится! Но нас настораживает...

Что-то подсказывало магу Смерти, что без девчонки, оказавшейся однажды ночью в его спальне, тут не обошлось. Чудовище - маг. Маг сильный, чуждый Вимории, но... Рядом с ней он чувствовал себя хорошо. Это во-первых. А во-вторых, он не был уверен в том, что она сама осознавала свою силу. Насколько он понял, родной мир несчастной - ужасное, безрадостное место. Там практически нет магии и много страшных болезней, не говоря уже об отвратительной, уродливой моде! Бедная девочка...

Мы идем к тебе. Чудовище!

Шаг - и они в подземелье его Замка. Никогда ему не было так легко! И никогда его появление не было столь эффектным. Черный дым, стаи кисов...

Отлично! Мы в прекрасной форме.

Заставить открыть рот мальчишку и скрежетать зубами от зависти его опекуна - что может быть приятнее!

‒ Что тут происходит? - спросил он у бледной, сидящей на каменном полу испуганной девушке.

‒ Всех арестовали, а меня не нашли.

‒ Как вы уже имели удовольствие наблюдать, речь идет о Мюррее и мэре, - Вальдар ап Морт не без удовольствия поклонился мужчинам.

Опекун поморщился, услышав имя своего ставленника. Да... Глупцом оказался дальний родственник. Впрочем, Мортиммер и не питал особых иллюзий на его счет.

‒ А мэру что - нахмурился Владыка, - голова на плечах не мила?

Наследник сложил руки на груди (точь-в-точь как Вальдар ап Морт, маг Смерти и Страж Преисподней), и с интересом уставился на девушку в длинном черном платье.

-10-



Она

Лошади Вимории... Черные, как ночь, с длинными пышными гривами, умными ярко- фиолетовыми глазами. Однажды мы с мамой и папой были летом в конном походе. В Карелии. Мне нравилось, я не боялась.

Но эти... Восхищая, таны (так они здесь называются) пугали своей мощью и ростом. Они были раза в два крупнее скакунов моего мира. Высоко! Но сидеть впереди Некроманта, когда сильные, уверенные руки крепко держат с обеих сторон, не страшно. Совсем!

Умоляющий взгляд и бледное лицо сделали свое дело, и Вальдар ап Морт взял меня с собой! Мужчины верхом выдвинулись в Танот. ближайший городок, зачем я, правда, так и не поняла, но не это важно! Наконец-то оказаться за стенами замка - счастье, ибо оставаться в мрачном, холодном подземелье, где чей-то призрак топал и постанывал, а кисы пугались собственной тени, больше не было сил.

Щурясь, от ярких, слепящих золотых лучей весеннего солнышка, я с наслаждением вдыхала теплый южный воздух, с соленым привкусом и ароматом цветущих деревьев.

Вальдар ап Морт возвышался надо мной подобно скале, на которой стоял его замок. Удивительно, но на несколько миль вокруг жилища Некроманта кроме серых камней и сухой, будто пеплом припорошенной земли не было ничего. Ни травинки.

Зато чем дальше от замка, тем радостнее становилось вокруг!

Синее небо, утопающие в зелени белоснежные домики и нарядные черепичные крыши, лимонно-желтые цветы...

Как красиво!

‒ Вам так сильно не нравится мой замок? - в голосе мужчины послышалось разочарование.

‒ Нет-нет... Просто... я немного устала от однообразия. Что это за цветы? - я поспешила сменить тему - обижать хозяина мрачного замка не хотелось, невежливо.

‒ Это лиммы. Цветы засушивают в сахаре. Если посыпать ими ванильное мороженое - это очень вкусно! И все же тот десерт, что мы ели - любимый.

‒ Спасибо.

‒ За что?

‒ Когда человек делится с тобой тем, что больше всего любит сам - он искренен.

‒ Вы благодарите меня за проявленную в отношении вас искренность намерений?

‒ Именно. Это считается величайшей ценностью в моем мире.

Вальдар ап Морт не ответил. Лишь сильнее прижал меня к себе, хотя необходимости в этом явно не было - дорога была ровной, и огромные черные лошади плыли по ней, будто корабли по водной глади.

‒ Скажите, вы. правда, из другого мира? - красивый черноволосый мальчик послал коня вперед и оказался рядом с нами.

‒ Правда. - улыбнулась я ему.

‒ Правда. Владыка Вимории, - подсказал мне на ухо Некромант

‒ Давайте сейчас без церемоний, - нахмурился мальчишка. - Вот приедем в город, там... конечно.

‒ Слушаюсь.

‒ Какой он, ваш мир? - с жадным любопытством спросил Владыка Вимории.

‒ Какой? Даже не знаю... Так сразу и не ответишь. У нас много прекрасного. Литература. Искусство. Музыка...

‒ Как и во всех существующих мирах, - юноша равнодушно пожал плечами.

‒ И все же у нас по-другому. Например, я бы не хотела, чтоб моим детям читали сказки, где раз за разом убивают героев, высасывая из несчастных всю кровь!

‒ А в ваших сказках?

‒ Добро побеждает зло! Слабый - если он прав - выигрывает. Дети находят дорогу из леса...

‒ Это вредные сказки! - заявил Некромант. - Они не учат главному. Хочешь выжить - будь сильным. Сражайся. Детей нужно научить бороться за жизнь и уважать Смерть.

‒ Вы правы, - кивнул Владыка ап Морту, - Но знаете, - вновь обратился ко мне юноша, - я бы хотел почитать сказки вашего мира...

‒ А какая в вашем мире магия? - включился в разговор третий всадник.

Все это время мужчина держался позади и внимательно слушал.

‒ Никакой, - чуть обернулась я назад.

‒ Странно... - сказал он.

‒ Мы привыкли.

‒ Виталина, вы не устали? - Вальдар ап Морт громко поинтересовался состоянием моего здоровья, дав понять своим спутникам, что они утомили его гостью расспросами.

‒ Нет, все хорошо.

Тем временем мы выехали на площадь. Сколько людей! Жители Танота спешили по своим делам, придерживая шляпы и юбки, волоча корзинки с едой. У многих из передников выглядывали кисы - тоже, наверное, служат в замке какого-нибудь некроманта. Были тут и богато одетые люди. Вот идет пожилой господин в огромной шляпе, он ведет на поводке крысу. Огромную, размером с кошку или маленькую собачку. Я уже привыкла к тому, что названия животных Вимории похожи на наши, но переставлены местами, поэтому осторожно поинтересовалась:

‒ Кто это?

‒ Волк-поводырь. Вон, видишь? Еще один, с пожилой дамой. А вон еще, - Некромант говорил все это шепотом мне на ухо, однако наш разговор не ускользнул от тонкого слуха Владыки.

‒ На воспитание одного поводыря требуются годы, поэтому специально обученные волки, стоят целое состояние. - лицо подростка побледнело, меж бровей образовалась глубокая складка.

‒ Разве у вас нет социальных программ?

‒ Эээээ... что, простите?

‒ Помощи от государства.

‒ Конечно, есть. Год от года расходы растут. Слабослышащих и слабовидящих в Вимории становится все больше.

‒ И никто не знает, почему! - присоединился к разговору опекун Владыки. - Ежегодно из казны выделяются весьма внушительные средства. Мы исследуем показатели воды, воздуха. Ищем причину, однако пока - ничего.

Я внимательно посмотрела на господина с волком на поводке. Голый крысиный хвост обвивал поводок по спирали, чтобы удобнее было тянуть хозяина в нужную сторону.

‒ Они общаются мысленно? Как с кисами?

‒ Нет, - Некромант внимательно посмотрел на меня. - Этот господин - не маг. А ты...

- Это он! Он! Это он! - закричала я, что есть силы.

Маг Смерти мгновенно зажал мне рот рукой, и, склонившись к моему лицу и крепко прижав к себе, зашептал:

‒ Тише! Чудовище! Тише! Вижу... Вижу...

Волк пожилого господина в богато расшитом камзоле с золотыми пуговицами резко рванул вправо, но было поздно - столкновения с молодым человеком, идущим довольно быстро навстречу, избежать не удалось.

Тот же цилиндр, та же трость. Это был он! Человек, который забросил меня в этот мир. Мир некромантов, страшных сказок и летучих мышей...

Конь Владыки с громким ржанием встал на дыбы, остальные лошади гарцевали вокруг с громким фырканьем. Интересно, эти огромные, черные скакуны с фиолетовыми глазами тоже боялись человека в цилиндре?

‒ Кто он?- спросила я.

‒ Ужас нашего мира, - тихо отозвался мальчик.

‒ Дэрст. Маг-отступник. Тот, кто недостоин называться Некромантом, - прохрипело над моей головой. - Чудовище, мне нужны мои руки. Это ненадолго, держись!

Я изо всех сил вцепилась в густую черную гриву тана. Сердце стучало как бешеное. Все, все что произошло со мной за эти несколько дней могильной плитой давило на плечи. Я поняла, что смертельно боюсь этого высокого, бледного человека в черном цилиндре! Боюсь так, что не могу унять дрожь, боюсь до слез, до... до смерти боюсь, понятно?!

‒ Стив - ты мне нужен! - Страж Преисподней взмахнул руками, и тут же вновь прижал меня к себе. - Видишь часы на башне?

‒ Вижу...

‒ Вот, молодец! Смотри туда, тебе понравится.

Бой часов разорвал тишину, из центра циферблата вылетело темнее облачко крошечных кисов, и фигурка Смерти с игрушечной косой начала свой путь по кругу. Внизу, со стороны башни, в небо взмыли настоящие кисы, крыльями разгоняя черный дым, из которого нам на встречу вылетел еще один всадник.

‒ Опаздываешь, напарник, - ап Морт криво улыбнулся. - Тут наш кладбищенский гений нарисовался, а ты чуть все не пропустил!

‒ Владыка, - молодой человек низко поклонился юному наследнику, и вновь перевел взгляд на того, кто его вызвал. - Кто?

‒ Дэрст!

‒ Вампиры...

Я вздрогнула - что-то случилось! Ап Морт специально меня отвлек...

По вымощенной камнями площади врассыпную бежали люди, подпрыгивали выпавшие из корзины испуганной девушки яблоки, белыми ручейками бежало пролитое кем-то молоко. Волки-поводыри тянули своих хозяев в разные стороны, метались, сталкиваясь друг с другом кисы, а посреди всего этого хаоса стояла высокая фигура в черном плаще. Маг раскинул руки и что-то шептал. Густая тень от полей цилиндра почти полностью скрывала его лицо.

‒ Кабры! - крикнул юный Владыка.

‒ Стив, Мортиммер! Владыку и девчонку за спины! - скомандовал Вальдар ап Морт.


 Он

Вальдар ап Морт был зол. Ведь как чувствовал - не хотел брать Чудовище с собой. Но разве этой взбалмошной девчонке, воспитанной на нелепице всякой, что-то докажешь? Слабый, если прав, побеждает - скажите, пожалуйста! Слаб - значит мертв! Вот и вся правда. Другой не бывает!

Как жаль, что столько сил потрачено на порталы! Она бы сейчас пригодилась! Хотя...

‒ Чудовище! Сможешь помочь? - крикнул хозяин Рзрдин, с трудом сдерживая тана.

С лошадьми творилось что-то страшное! В фиолетовых глазах стоял ужас, копыта разбивали камни мостовой в пыль...

‒ Как? - крикнула я, понимая, что еще чуть-чуть, и меня вышвырнет из седла.

‒ Просто захоти этого.

‒ Да не вопрос!

Надо же... Глаза как плошки, лицо белее от страха, губы дрожат, но шутит. Смелая девочка...

Пока еще есть силы - вызвать посох некроманта.

‒ Вааааашествоооо! - у крыльца ратуши нервно прыгала фигурка мэра.

‒ Эллу и Драга - на крыльцо! Вызывайте, не медлите!

Кабры шли неспешно, с наслаждением впитывая ужас, щедро разливавшийся по площади. Жилистые, черные, мускулистые тела псов, сверкая короткой лоснящейся шерстью, скользили вдоль зданий, отбрасывая на серые камни зловещие, уродливые тени.

Если б Вальдар ап Морт не знал, с какой скоростью могут передвигаться эти твари, он, наверное, попытался бы прорваться к зданию ратуши. И погиб бы... Наверняка...

‒ Вааашествоооо! - бесновался на крыльце мэр.

‒ Что?

‒ Кубок! Здесь ни одного некроманта, а мы не умеем им пользоваться!

Ответить ап Морт не успел - кабры бросились на магов, стремясь добраться до горла и напиться крови! Они были везде. Бешеные глаза, лязгающие зубы.

Но сила... она текла ровно, спокойным уверенным потоком. И, судя по тому, как держались Стив и Мортимерр, не у него одного. Что это?

Ударить заклинанием, добить острым концом посоха, не подпустить кровопийц к мирным жителям, Владыке и Чудовищу.

Чудовище! Ну конечно... Сила! «Просто захоти этого! Да не вопрос!» Потерпи, Чудовище! Еще чуть-чуть...

На крыльце появились Элла и Драг. Экономка вскинула руки - воздух почернел от кисов. Дворецкий запрокинул голову, сложил ладони у рта, что-то зашептал...

И небо взорвалось! В лапках кисов появились огненные шары. Проводники летали по небу, сбрасывая искры на... тени! Да, да - перепончатокрылые охотились именно за тенью этих тварей, и как только огонь касался ее, зверь рассыпался в прах прямо на глазах.

Вальдар ап Морт с силой отшвырнул последнего визжащего пса. Обессиленный маг упал на колено, прижал руки к земле, закрыл глаза. Кровь и плоть кровососов обратились в пепел. Он вел туда, где был тот, кто призвал смерть в город.

След! След к преступнику, который еще не успел уйти!

‒ Элла! Драг! Стив! - взревел Страж Преисподней. - След!

‒ Вальдар... - прохрипел Мортимерр, положив Некроманту ладонь на плечо.

‒ Мортимеррррр! След!

‒ Он уже остывает. Даже если бросим все силы - не успеем. Смирись. Мы найдем его. Сейчас главнее - безопасность Владыки и мирных жителей Танота.


 Она

Голоса плывут в сознании, покачивая, будто на волнах. Хочется закрыть глаза и плыть куда-то. Далеко-далеко.

‒ Что с ней?

‒ Магическое истощение.

‒ Поделиться нашей магией?

‒ Не принимает...

‒ Она - маг?

‒ Определенно. Вы разве не почувствовали поток силы?

‒ Девочка сильная. Держать трех некромантов... Вот только что это за магия? Словно... живая вода.

‒ Живая вода - сказки!

О ком они говорят? Маги... Живая вода... Бабушка! Бабушка моет клубнику. Ягоды такие красивые! Красные! А запах...

‒ Вита! Вита... Ты слышишь меня, Чудовище?

Голос. Такой знакомый. Такой... родной. Я слышу. Слышу. Бабушка моет клубнику.

‒ Делать что, ваше Смертейшество?

‒ Смотрите! Она открывает глаза!

Горячее дыхание. Сердца стук, тьма кошкой свернулась под плащом. Если хочешь, иди со мной! Туда, где журчит хрустальная, чистая вода и растет сочная, ароматная клубника. Черные кудри, темные глаза. Я ныряю в них, как в омут, сильные руки держат крепко, а губы улыбаются...

‒ Чудовище! - недовольный резкий голос. - Вернись! Вернись, слышишь? Ты еще не рассказала, каким образом умудрилась вызвать меня через Кубок! Это невозможно, Чудовище, и я хочу знать, как ты это сделала! Ты никуда не уйдешь пока не расскажешь мне, как?

‒ Талант, - шевельнулись мои губы.

Сил не было. Свет... Какой яркий! Как же. ..больно глазам.

‒ Шутишь, Чудовище?

‒ Нет...правда. Пить...

‒ Воды! Шевелись, Стив!

Вода... Какая вкусная! Холодная. Сладкая. Жаль кубок огромный. Тазик. Бабушка клубнику мыла в тазике...

‒ Клубники!

Я представила ягоды - даже уплывать прочь перестала! И так захотелось ягодку, хотя бы одну. Все бы отдала за нее.

‒ Что такое клубника? - сильные руки трясли меня за плечо.

‒ Я-я-ягодыыы, - да не тряси ты меня так, некромант, некромант, некромантище, голова ж раскалывается.

‒ Какие?

‒ Красные. Сочные. Сладкие...

‒ Все красные ягоды с рынка! Шевелись, Стив!

‒ Да иду я, иду... То воды, то ягод...

‒ Стив! Все красные фрукты - один-два плода. Она из другого мира. Что-нибудь да подойдет. Ты слышишь меня, Чудовище?

‒ Слышу... Сил нет...

Перед глазами все плыло. Огромные пятна никак не хотели принимать четкие очертания. Кирпичные стены. Кисы гроздьями висят на каменных сводах, уходящих в темноту. Горит огонь в камине. Тепло. Мягко. Что-то теплое под головой.

‒ Чудо...вище! А ну посмотри на меня. Посмотри на меня!

Некромант. Какое бледное у него лицо. Неужели за меня испугался? Надо же. А глаза какие. Красивые. Черные. Я зачем-то протянула руку и погладила его по щеке. Гладкая. Твердая.

‒ Вита... - он взял мою руку и поцеловал.

От макушки до пяток пронзила дрожь. И... так клубники опять захотелось! Где этот... как его... Стив?

‒ Вот! Собрали все, что могли. Все, что было на рынке красного!

За помощником некроманта летели кисы. Кто-то нес в лапках небольшую корзинку, кто-то просто сжимал в когтях ароматные, красные плоды. На каменный пол капал кровавый сок.

‒ Что вы стоите столбом? - ап Морт зарычал на несчастного мэра, который и без того от всей этой истории готов был упасть в обморок, да я его, видно, опередила. - Несите стол, воды, чаши!

‒ Но у нас нет этой... как ее...

‒ Клубники! - подсказала я, приподнимаясь на локте.

Голова уже не кружилась. Я с интересом рассматривала то, что бросали кисы, подлетая почти вплотную к серебряным кубкам и разжимая лапки. Сочные, спелые плоды падали, брызгая липким соком.

Вот алые ягоды с жесткой, будто воском натертой шкуркой, с виду похожие на виноград. Нет. Не то. А эти - один в один гранаты, только темно-синие внутри. Много мелких и крупных ягод всех оттенков красного - от оранжевого до темно-бордового. Круглые, вытянутые, но... совершенно не похожие на клубнику. Я уже отчаялась, когда молодой человек, который все это принес, вынул из-под плаща две... клубники! Клубники, размером с яблоко!

‒ Вот это! Я хочу вот это!

‒ Это - клубника? - Вальдар ап Морт взял из рук напарника плод, щелкнул пальцами, тут же подлетел кис с ножиком для фруктов.

Я почему-то сразу вспомнила нож для бумаги с ручкой в виде зеленого дракончика из библиотеки замка. Вспомнила - и стало легче. Но по-настоящему хорошо стало потом, когда мне с рот аккуратно положили маленький кусочек...

‒ Как вкусно! - я даже рассмеялась, настолько яблоко было похоже на клубнику!

Вальдар ап Морт поморщился. Я с удивлением посмотрела на хозяина замка, перевела взгляд на остальных. Кроме заметно порозовевшего мэра, все четверо стояли с выражением неподдельного ужаса на бледных худых лицах.

‒ Что?

‒ Как ты это ешь? - маг Смерти аккуратно отрезал еще один кусочек.

‒ Очень вкусно! Практически клубника, как у нас.

‒ Каким бы магом не являлась девушка, она определенно не некромант, - задумчиво проронил опекун Владыки.

‒ А некроманты что, не любят клубнику?

‒ Аллергия, - кивнул Стив.

‒ У всех? - удивилась я.

‒ Думаю, да, - ап Морт продолжал отрезать ароматные дольки. - Это плоды дерева Фанирр, или, как их еще называют, «сердце мага». Существует легенда о том, что маги Жизни считали дерево священным, его плоды придавали им сил. В некотором роде растение действительно уникально - оно цветет и плодоносит одновременно.

‒ Причем круглый год, - добавил юный Владыка.

‒ Этого не может быть! - искренне удивилась я, хотя на самом деле мне было все равно, главное - выпросить второе яблоко тоже.

‒ Может, она - маг Жизни?!

‒ Стиив! - хозяин замка закатил глаза.

‒ А кто такие маги Жизни? - тут же спросила я.

А что - магом жизни - это я согласна! Буду поклоняться священному дереву Фанирр, плодами его чудесными силы восстанавливать. Питать некромантов энергией тоже дело нехитрое - надо просто очень захотеть...

‒ К сожалению, это лишь красивая легенда, - печально проговорил Владыка.

‒ Глупости! Маги Жизни существовали. Их уничтожили во времена отступника Дэрста. Правителю Вимории стыдно не знать! Кто занимается вашим образованием с тех пор, как вы отправили меня в ссылку?!

Мальчишка протянул руку опекуну, и тот вложил в раскрытую ладонь Владыки золотую монету. Так происходило каждый раз, стоило владельцу Рардин выйти из себя и повысить голос на наследника. Какая-то игра? Пари? Интересно...

‒ Такими темпами я смогу скопить на нового тана в конюшню!

‒ Вам мало? - буркнул опекун.

‒ Лишним не будет.

‒ А вы не могли бы требовать деньги с верховного дознавателя, а не с меня?! В конце концов, не я же повышаю на вас голос?!

‒ Но опекун же вы! - усмехнулся мальчишка. - А Вальдар ап Морт - всего лишь опальный вельможа. В том числе и вашими стараниями.

Мортимерр нахмурился, а я подумала о том, что мальчишка неглуп. У него добрая, искренняя улыбка. Со временем из него получится настоящий Владыка Вимории. Но сейчас на эту роль больше подходит ап Морт. Сильный. Умный. Красивый...

Сильный, умный и красивый почтительно поклонился Владыке:

‒ Вы позволите и мне внести монету на приобретение нового тана. Владыка?

‒ Дозволяю. - важно кивнул Владис Третий. - Только справедливо будет, если вы внесете из своих денег столько же, сколько и мой опекун.

‒ И сколько же? - поднял бровь хозяин Рардин.

‒ Ровно три сотни золотых дукатов! - практически пропел Мортимерр.

Я не выдержала - рассмеялась. Второе клубничное яблочко тоже исчезло, и появилось столько сил! Горы бы свернула! Моря бы переплыла! Вампиров изловила, чтоб по темным лесам не шатались, девственниц и детей не обижали!

‒ Пожалуйста! Расскажите мне про магов Жизни!

‒ Легенду? - Владыка внимательно посмотрел на ап Морта, пряча монеты в складках плаща.

‒ Скорее, величайшую трагедию всего нашего мира.

Огонь плясал в камине, тени танцевали на стене, кисы, получив от некромантов разрешение, лакомились оставшимися ягодами. Вальдар ап Морт снял плащ, зачем-то закутал в него меня, и начал свой рассказ.

‒ Давным-давно... Очень давно. Наверное, три тысячи назад, в Вимории жили маги Жизни.

‒ А некроманты? Их не было? - высунула я нос из-под плаща.

‒ Ну почему же? Были. Маги Смерти защищали покой мертвых, впрочем, как и сейчас. Маги Жизни - живых. Города четко делились на две половины - утопающие в цветущей зелени белоснежные замки магов Жизни с изумрудными окнами и крышами, и мрачные, но величественные замки некромантов. Над черными башнями летали кисы, - ап Морт подмигнул пирующим за мой счет перепончатокрылым, - над зеленой долиной - небесно-голубые бабочки.

‒ А кто еще жил тогда?

Я вся обратилась в слух и потянулась за алым виноградом. Вкусно! Как вишня, только еще слаще.

‒ Еще? Изумрудные драконы. Они могли плавать в морских глубинах и летать высоко над горами. Магам Жизни служили они верой и правдой. В то волшебное время сила некромантов была велика, а мирные жители не знали болезней. Жизнь и Смерть существовали рядом, не мешая друг другу. Это было...равновесие, но однажды...

‒ Появились некроманты-отступники. Темные маги решили захватить власть, - прошептал Владыка.

Мальчик посмотрел мне в глаза, и я почувствовала злость. Обиду на несправедливость.

‒ Завоевать власть оказалось непросто, - кивнул наследнику ап Морт. - Отступники нарушили Закон - потревожили покой мертвых. Маги Жизни стали исчезать. Их использовали в страшных ритуалах. Смерть невинных питала убийц энергией. Началась война. Великая битва.

‒ И... кто победил? - прошептала я.

‒ Не все некроманты примкнули к Дерсту - тому, кто вел отступников за собой. Чтобы уничтожить тех, кто посмел встать на защиту магов Жизни, Дэрст бросил дочь Владычицы Эри на растерзание кабрам.

‒ Кабрам? - вдрогнула я, вспоминая тварей, с которыми мы сражались.

‒ Эти создания, псы, высасывающие кровь, появились в результате магических экспериментов Дерста. До сих пор мы не можем их вывести.

‒ Дерст  победил? Это... его мы видели на площади? Это... Это он...? - внутри все похолодело, когда я поняла, с какой страшной силой столкнулась тогда, в кафе, снежным апрельским днем.

‒ Эри прокляла отступников. Они погибли. Вместе с магами Жизни.

Сильные руки некроманта сгребли в охапку и усадили к себе на колени. Я изо всех сил прижалась к мужчине. Мне было все равно, что обо мне подумают! Мне было страшно. И очень жаль магов Жизни...

-11-



Он

Вальдар ап Морт выглядел усталым. Все, включая мэра, покинули ратушу, позволив им остаться. Чудовище выслушало сказку и уснуло. Будить не хотелось. Кисы вспорхнули под темные своды и сложили крылья, повиснув вниз головой, пламя в камине старалось не гудеть. Луна поднялась повыше, чтобы не светить в окна, стих ветер. Скорее всего, девчонка - стихийник. Если вспомнить танец с молниями - все сходится. Он, правда, никогда не думал, что его мир способен на...

‒ Хозяин... Ситуация, безусловно, требовала неотложных мер, но... - слуга оборвал мысли, заставив вздрогнуть.

Слава Вампирам, не болела голова! Даже слабости не было. Удивительно...

‒ Тебя что-то беспокоит. Драк?

‒ Вы раскрыли наше инкогнито, - Элла покосилась на спящую девушку.

‒ Глупости! Вас никто не видел. Как всегда.

‒ Ошибаетесь! - Драк развел руками и улыбнулся.

‒ Что ты хочешь этим сказать?!

‒ Девушка, - вздохнула экономка. - Девушка нас видела.

‒ Понятно, - ап Морт подошел к спящей и поправил съехавший с ее плеча плащ. - Драк, вы когда-нибудь сталкивались с магами стихий?

Слуга молча кивнул.

‒ Элла? А вы?

‒ Да. хозяин. И если вы хотите знать наше мнение, - слуги молча переглянулись и хором ответили, - нет. Она не стихийник.

‒ Но как же так? Огонь, кисы, ветер! Вы же видите, что все, что ее окружает, старается охранять чуткий сон Чудовища! Я один это заметил?!

‒ Мы тоже, хозяин, - Элла улыбнулась.

‒ Это ваша, - дворецкий склонил голову набок, и посмотрел некроманту в глаза. - Ваша собственная магия. Это вы охраняете девочку. И если хотите знать мое мнение, то...

‒ Прости, Драк. Я не хочу. Не готов.

‒ Понимаю, - кивнул старик, мгновенно став серьезным.

‒ Нам остаться?

‒ Спасибо, Элла. Вы оба можете быть свободны. Возвращайтесь в замок.

Слуги растаяли в воздухе. Стало холодно. Пламя в камине вспыхнуло чуть ярче, и девушка едва заметно шевельнулась.

Вита... Маленькая. Хрупкая. Вздернутый, вечно любопытный носик. Веснушки. С левой стороны - чуть ярче. Как будто тот, кто их рисовал, на этот раз обмакнул кисть в солнечную краску основательней.

Длинные ноги. Острые коленки. Совсем девчонка! Однако при усиленном питании и должном уходе через пару-тройку лет превратится в... Кажется, он повторяется. Те же мысли посещали тогда, когда она согласилась разделить с ним любимый десерт и надеть то черное платье. А как ее напугало ожившее желе! Забавно... Вспомнил, как вспыхнули зеленым пламенем миндалевидные глаза под густыми ресницами, тонкие ниточки-брови поползли вверх...

‒ Так я все-таки маг? - услышал он сонный голос.

‒ Маг, - помотал головой, прогоняя наваждение и возвращаясь в реальность, некромант. - Сильный.

‒ А... какой?

‒ Не знаю. Ты уверена, что в вашем мире нет магии?

‒ Только одна.

‒ Уже легче. И какая же?

‒ Закона подлости, - не задумываясь, ответило Чудовище.

‒ Это как?

‒ Ну, если думаешь, что все идет хорошо - значит, ты просто чего-то не знаешь. Неприятности владеют магией - они исчезают на время и заставляют о них забыть. В моем мире нужно все время об этом помнить!

‒ Такая магия есть и в нашем мире, - рассмеялся некромант.

Девушка улыбнулась.

‒ Ты плясала с молниями, - тихо и серьезно проговорил маг Смерти. - Хотела уйти с ними вместе. Я с трудом тебя удержал.

Девчонка покраснела до корней волос, а ему вдруг отчаянно захотелось снова почувствовать власть над ее губами, ощутить, как плавится под пальцами ее тело...

Что это? Магия, или вполне нормальная реакция на привлекательную особу? Он ведь так и не выяснил, кто и зачем подсунул ему эту девицу! Однако с каждой минутой уверенность в том, что эта история и якобы оживший Дэрст - звенья одной цепи, - росла и крепла. Вита ни в чем не виновата. Иногда, правда, посещали мысли о том, что Чудовище - сообщница. Морочит ему голову, втираясь в доверие. В такие минуты боль разрывала сердце в клочья.

Надеялся ли враг, что верховный дознаватель убьет магически одаренную деву и сам погибнет в муках? Должно быть - да. Хорошая попытка, на самом деле. Самый удачный вариант покушения. Кем бы ни был лже-Дэрст, а в том, что отступник был уничтожен тысячи лет назад, Вальдар ап Морт не сомневался, глупцом он не был.

Мало того, этот позер отлично вжился в роль! По его извращенному сценарию девушка действительно изображала мага Жизни! Как же он сразу не догадался... Не вспомнил! Не подумал об этом? Старинная легенда. Легенда ли? Этого не знал даже он, но поверье о том. что соитие магов Жизни и Смерти последнему грозит мучительной кончиной, действительно, существовало.

Любопытно.

‒ Значит я - маг стихий?

‒ Я не знаю, - тихо сказал он.

‒ Может быть я - маг Жизни? Я люблю клубнику. И аллергии на нее у меня нет...

‒ Из морских глубин вынырнули бы огромные изумрудные драконы, чтобы приветствовать хозяйку.

‒ Но ведь они тоже погибли три тысячи лет назад!

‒ Допустим. Но ни я, ни Стив с Мортимерром не смогли бы питаться твоей магией. Жизнь не делится со Смертью силой. Это просто немыслимо.

‒ А...

‒ Не грусти, Чудовище! Мы обязательно разберемся. Обязательно. Я обещаю.

Девушка тихонько вздохнула.

‒ Устала?

‒ Есть хочу, - посмотрела прямо в глаза и смутилась.

‒ Пойдем!

Ночь. Чугунные фонари, изображающие кисов, держащих в лапках светящиеся шары, дарили жителям Танота мягкий, слегка голубоватый свет. Вальдар ап Морт опустил капюшон плаща на лицо, одной полой скрыв в тяжелых складках ткани хрупкую девушку. Они крались по городу, стараясь держаться в тени, но любопытный веснушчатый нос то и дело высовывался, чтобы посмотреть на редких прохожих, залитые голубоватым светом дома, вымощенные серым камнем мостовые.

Кончился город, и они вышли к морю. Здесь, на побережье, проще было смешаться с толпой. Вот где кипела ночная жизнь! Почти у каждой таверны столики были вынесены на улицу. Люди ели, пели, смеялись...

‒ А кто это?

‒ Это? Мирные жители Танота. Добрые, отзывчивые люди. В большинстве своем. Как видишь, они вполне счастливы, правда, последнее время у многих проблемы со слухом и зрением.

‒ А маги? Их много?

‒ Нет. Совсем нет. Те, что есть - ослаблены. Мир Вимории теряет свою силу...

‒ Но ведь вы - сильный!

Маг грустно улыбнулся, взял девушку за руку и потянул к морю.

‒ Пойдем! Я знаю одно приличное место...

До приличного места дойти не удалось. Чудовище взбунтовалось. На середине пути девчонка встала, как вкопанная, потянула носом, прикрыла глаза...

‒ Слышишь запах?

О! Мы перешли на ты? Ладно, не будем акцентировать внимание. Чудовище явно не в себе.

‒ Нет, а что?

‒ Пахнет жареной картошкой! Хочу жареной картошки, пожалуйста!

И они пошли на запах. «Картошкой» оказались самые обычные гурцы - мясистые клубни, которые рыбаки выкапывали, чистили и жарили вместе с рыбой в огромных сковородках на открытом огне возле дома. Летом рыбаки часто ставили несколько столиков во дворе, чтобы желающие могли поесть и выпить дешевого эля за весьма умеренную плату. Конечно, магу Смерти и Стражу Преисподней это было не по статусу, но здесь никто его не знал. Рыбаки кланялись, с опаской косились на дорогую одежду, но не более того. Радушные хозяева были рады щедрым чаевым, а потому не задавали лишних вопросов. Им вообще никто не мешал. Принесли огромную дымящуюся сковородку, миску свежего салата, мягкий, еще теплый хлеб и пузатую бутылку эля.

Ему никогда не было так хорошо! Он и не подозревал, что незамысловатая еда обычных рыбаков может быть такой вкусной! Теплый ветер, пахнущий солью и водорослями. Огромные зеленые глаза напротив, которые становились ярче, по мере того как с поистине магической скоростью исчезали рыба и жареные гурцы.

Они болтал обо всем на свете! Он рассказывал про огромных морских изумрудных драконов, она - про удивительных существ - грифонов. Львы с орлиными крыльями, согласно легенде, жили в башне аптекаря-алхимика и летали, невидимые, по ночам, отражаясь в окнах старых домов Васильевского острова. Даже ему, магу Смерти и Стражу Преисподней стало жутковато...

А потом они гуляли по пляжу. Чудовище шлепало босыми по искрящейся в лунном свете белоснежной пене набегающих волн, а он... Любовался. Зачем отрицать очевидное? Длинные ноги. Яркие, зеленые глаза. Веснушки. Курносый нос...

И что ему с этим делать? Она - маг. Какой - неизвестно. Он - некромант. Женщина с магической силой (кроме, конечно же, магии Смерти) - приговор. Потеря дара как минимум. Возможно - смерть. Скорее всего, мучительная.

‒ Смотри! Смотри как красиво! Изумрудные дракоооныыы! Где же выыы?!

Чудовище плясало у моря, прыгало и размахивало руками, призывая изумрудных драконов. Нельзя ей столько эля... Да и погода портится - поднимается ветер.

‒ Чудовище! Нам пора, - вздохнул маг.

‒ Жаль...

Ему не хотелось оставлять Виту одну, но Кубок срабатывал дважды, пока их не было. Стив ритуалом вернул след и встал на него. Молодец, мальчишка! Он и не думал, что напарник так силен. Надо догнать - мало ли в какую передрягу попадет молодой некромант.

‒ Вита, - он провел пальцем по щеке, там, где веснушек почему-то было чуть больше. - Остаешься в замке.

‒ А ты?

‒ А я - по следам кабр. Надо найти мерзавца.

Его накрыло теплой, сладкой волной, он не успел даже вздохнуть - девчонка встала на цыпочки, обняла за шею, притянула к себе и... поцеловала.

‒ На удачу! - шепнула она и убежала.

‒ Спасибо, Чудовище... Элла, Драг - глаз не спускать с нее! Я скоро вернусь...

-12-



Он

‒ Вот... - мадам Торли дрожащей рукой протянула Верховному дознавателю записку. - Скажите... ради Преисподней! Мой сын в опасности?

‒ Да! - не сдержался Вальдар ап Морт. - Потому что когда я его найду...!

Опомнившись, некромант бросил обеспокоенный взгляд на мать помощника - еще не хватало, чтобы эта весьма тучная особа упала в обморок.

‒ Не переживайте, мадам Торли, все, безусловно, под контролем. Я лично проконтролирую. Ведь вы доверяете мне? - ап Морт склонился над пухлой ручкой.

Но мадам Торли лишь печально покачала головой:

‒ Храни вас Смерть, господин некромант. И моего сына...

Вальдар ап Морт кивнул и быстро пробежал несколько строк глазами:

«Встал на след, следы ведут в Морию., отравляюсь на разведку. Во имя Смерти!»

Стив Торли

‒ Кис безмозглый! - выругался верховный дознаватель, а про себя подумал, что общение с Витой даром не прошло для всех. У него перестала болеть голова и увеличился резерв. Стив и Мортимерр открыли в себе способности, если не сопоставимые с ним самим, то вполне на уровне. Оба стали легко строить порталы, а ведь еще вчера даже помыслить не могли о подобном! К сожалению, его напарник на этом не остановился. Потянуло на подвиги. Успокаивало лишь одно - Владыку он чувствовал вполне ясно. Хорошо, ума хватило не впутывать правителя!

‒ Все буде хорошо, мадам Торли, я обещаю! Скажите лучше, как вам бутылочка «Черной розы»?

‒ О... Благодарю вас, ваше Смертейшество. От всей души... Вальдар! Мой мальчик... Не жалейте меня! Скажите правду!

‒ Воды! - некромант крикнул слугу, успев в последний момент подхватить несчастную женщину. - Мне пора, мадам. Слуги о вас позаботятся. Я же позабочусь о вашем сыне. Даю слово. А вернусь - передам еще одну бутылочку вина из фамильных запасов. Сдается мне ваш сын, негодник, либо решал за счет моего подарка дела сердечные, либо закрывал карточный долг. Но не будем судить его строго. Молодость! Прекрасная пора, вы не находите?

‒ О... - дама сделала несколько глотков воды и заметно порозовела. - А как вы догадались, господин ап Морт?

‒ Мадам...! Я все же Верховный дознаватель Вимории. К слову сказать, совсем недавно восстановленный в правах.

‒ Вы не только сильный маг, ваше Смертейшество! Вы чудесный человек. Полностью полагаюсь на вас и верю - вы спасете моего Стивви! Храни Смерть ваших родителей, и осени Преисподняя милостями своими Рардин!

‒ Спасибо, мадам Торли. Берегите себя, и ни о чем не беспокойтесь.

‒ Храни вас Смерть.

Он потерял слишком много времени, но оставить женщину в таком состоянии не мог. И потом ее связь с сыном очень помогла. Даже если тень от следа уже растворилась, он найдет Стива.

Площадь перед ратушей - место вчерашнего боя с кабрами.

‒ Посох! - прошептал ап Морт и поймал в воздухе длинный шест, увенчанный черепом.

Минуту спустя над головой мага появился голубой шар. Медленно, с еле слышным вздохом, облачко скользнуло к набалдашнику. Пустые глазницы вспыхнули.

‒ Во имя Смерти!

Рука сжала посох. Некромант закрыл глаза.

Какая удача! След. С другой стороны, не так все просто. Видимо, он тоже приглашен. Страж Преисподней вздохнул, и, сцепив зубы, ступил на след.

Боль вонзилась в ступни.

Шаг. Другой. Третий.

Маг все глубже погружался в вязкую, манящую темноту. Легко! Слишком легко. Значит, его действительно ждут.

Лес. Туман стелется у корней черных деревьев. Мория.

‒ Эмммм! Ваше Смертейшество!

Голос, что обратился к его спине, был молодым, звонким и немного обиженным.

‒ Да, Стив, - не отрываясь от внимательного изучения поляны, шагая мягко, чтобы не потревожить землю, ответил некромант.

‒ А нам помочь?

‒ Вы же сами влезли в ловушку. Поэтому будет справедливо, если вы сами из нее и выпутаетесь. Кстати, ваша матушка, которой вы так любезно оставили записку для меня, передает сердечный привет.

Негромкий смех присоединился к ругательству, которое вырвалось у младшего некроманта.

‒ Я рад, Мортимерр, что вы не теряете чувства юмора в критических ситуациях. Очень полезное качество для мага вашего уровня. Правда, я бы предпочел, чтобы в следующий раз вы просто включали мозги! Желательно до того, как попасть в ловушку.

Вальдар ап Морт посмотрел на двух некромантов, туго спеленатых ловчей паучьей сетью и живописно подвешенных над поляной вниз головой.

‒ Странно, что Владыки нет с вами, - проворчал дознаватель.

‒ Вы так плохо думаете о нас? - Стив дернулся, отчего стал медленно раскачиваться из стороны в сторону.

‒ Вы даже представить себе не можете, друг мой, насколько!

‒ Мы ему ничего не сказали! - возмутился опекун.

‒ То есть, случись сейчас с нами что-то непоправимое - и никто не знает, где второе лицо государства? Оригинально. И весьма на руку заговорщикам, вы не находите, Мортимерр?

‒ Может быть, вы снимете все-таки нас с этого дерева? - Мортимерр задергался до того, как Стив успел его остановить.

‒ Успокойтесь, Мортимерр! Ваши телодвижения могут привлечь внимание... - прошипел младший некромант.

Но было уже поздно. Ветви деревьев зашевелились.

‒ О! Прекрасно! Развязка близка! - зловеще улыбнулся Вальдар ап Морт и... исчез с поляны.

‒ Что?! Ап Морт. выпей из вас Вампиры всю кровь! Вы...

‒ Вспомните, что вы - некроманты, - донеслось из тумана. - И не позорьтесь, во имя Преисподней!

Огромный паук, привлеченный активностью завтрака, вылез из темного дупла.

‒ Вампиры! Казначей Паромщика! Но этого... Этого просто не может быть! Они живут намного южнее. И потом они... намного меньше, чем этот...

‒ Ваши познания, Стив, просто поражают! Скажите, вам легче оттого, что вы знаете, какая тварь вас сожрет? - Мортимерр дергался изо всех сил, но лишь сильнее запутывался в липкой паутине.

‒ Он не будет нас жрать. По крайней мере, сейчас. Паук пришел затянуть потуже сеть, чтобы мы задохнулись. А потом, когда мы дозреем...

Опекун Владыки отчаянно извивался, демонстрируя выносливость и гибкость. Зрелище весьма впечатляло, если учесть, что маг висел вниз головой. Как говорится, что кису хорошо, то магу весьма неудобно. Паук, окончательно заинтересованный, подобрался поближе.

‒ Мортимерр! Силу на меня! - прохрипел Стив.

‒ Я... стараюсь...

‒ Старайтесь лучше, если хотите остаться в живых!

Дикий визг разогнал притаившиеся у корней черные тени, и фонтан чернильной липкой жижи окрасил коконы из мохнатой белой паутины ярко-фиолетовыми пятнами. Посох некроманта, появившийся прямо из воздуха, вонзился пауку в спину, раскроив Казначея Паромщика надвое.

‒ Браво, Стив! - ап Морт вышел из-за дерева, ударил посохом о землю, и мужчины рухнули к ногам Стража Преисподней.

‒ Я думал, это вы пришли нам на помощь, - проворчал Мортимерр.

‒ Я помог. Но совсем чуть-чуть. Можешь считать это полностью своей победой, мой мальчик! - ап Морт положил руку напарнику на плечо.

‒ Спасибо, - поморщился Стив, с отвращением освобождаясь от липкой паутины. - Хотел бы я знать, что делает Казначей в лесах Мории? И почему он в четыре раза больше самой крупной особи?

‒ Скажите, - Мортимерр с остервенением отряхивался, словно вымокший под дождем волк-поводырь, - я один ничего не знаю об этих... как его...

‒ О! Это очень старая легенда. Паромщик, что перевозит ушедших некромантов в Долину Смерти, берет за свою работу три монетки.

‒ Бросьте! В траурные мантии деньги не кладут уж не одну тысячу лет как...

‒ Вы правы. - ап Морт кивнул, - это. действительно, легенда. Плащ паромщика прохудился от старости, и монеты падали в реку, пока на плече одного некроманта не явился к провожающему умерших паук. Питомец не пожелал расставаться с хозяином. Паромщика это тронуло, и он согласился нарушить правило, ведь он не должен перевозить живых. В Долину Смерти паука не пустили, и некромант стал уговаривать своего друга вернуться. Но паук не захотел. Он остался с Паромщиком, забрался в карман, закрыл собой дырку, и с тех пор все наладилось. А у паука на спине появились золотые монетки. Видите? - некромант раздвинул посохом черную шерсть.

Спина монстра действительно была усеяна золотыми пятнышками.

‒ Какая... трогательная история! Эта тварь нас чуть не сожрала! - побледневший Мортимерр уставился на паука.

‒ Казначей не нападает на людей, - покачал головой Стив. - Никогда!

‒ Идите за мной, - вздохнул верховный дознаватель.

‒ И это леса Мории! - ворчал опекун владыки. - Центр государства, всего двое суток от столицы! Кабры, пауки! Ловушки!

‒ И некроманты-отступники, - тихо добавил Вальдар ап Морт. - Смотрите!


 Она

‒ Ииииииии...

‒ Думаешь, с ним все в порядке?

‒ Думаю - да.

‒ Элла!

Замок просыпался. Проводник мне даже обрадовался, а Элла просто взяла и появилась за моей спиной. Иногда мне казалось, экономка с дворецким за мной следят. Прячутся среди пляшущих на стене теней в отблесках пламени камина.

Странно как...

Там, на пляже, когда волны ласкают голые пятки, а легкий ветерок пахнет солью и водорослями; там, среди утопающих в цветущих деревьях белых домиков с красными черепичными крышами, там, на свободе, где кипела жизнь, мне казалось, я ненавижу замок Некроманта. Но это было не так. Замок - его душа. Холод серых стен – сны; тени от перепончатых крыльев вечно снующих туда-сюда кисов – мысли; огонь в камине - тепло его рук. Я люблю его. И я люблю этот замок.

‒ Будут распоряжения насчет завтрака? - Элла произнесла дежурную фразу будничным тоном, так, будто я и вправду хозяйка огромного мрачного замка.

И что на нее нашло? Я ж не виновата, что ап Морт то в служанки, то в гостьи меня определяет! Чудит некромантище, а я что? Стало обидно. Я подняла голову и посмотрела женщине в глаза. Но в них было столько сочувствия и какого-то тепла, совершенно не в духе обители мага Смерти, что сразу как-то лете стало.

‒ Завтрак, - напомнила экономка.

‒ Спасибо. Не хочется.

‒ Может быть, проводить в вашу комнату? Приготовить ванну?

Я вздохнула. Конечно, Элла права. Надо вымыться, переодеться, позавтракать. Одним словом - жить. Вот только... как?! Как жить без него? Принимать ванну, пить кофе, есть омлет, зная, что он ушел туда, где смертельные опасности подстерегают на каждом углу? Прячутся за каждым поворотом?

В памяти снова возник высокий худой мужчина с бледным лицом и тростью. Дэрст. Некромант-отступник. Тот, кто заставил меня расстаться с родителями, подвесив их, будто марионеток, над Бездной! Крепко держа двумя длинными пальцами, злодей покачивал два алых сердечка прямо перед носом: «Решай, Вита! Да или нет! Жизнь или Смерть! Все зависит от тебя, Вита! Свет или Тьма? Нет или да?»

‒ Виталина?! С вами все в порядке? Может, принести чай? Если добавить несколько капель отвара сумеречной травы, станет легче. Вы успокоитесь и поспите. Вам непременно нужно поспать! Я принесу...

Элла исчезла. Я решила расспросить киса о том. что он думает об исчезновении хозяина. Вдруг кисы его чувствуют? Они же вылетают из-под плаща каждый раз, когда ап Морт появляется в клубах черного дыма? Вылетают из зеркала. Может в Зазеркалье Вимории есть не только вешалки с одеждой? Может быть, там можно узнать, что происходит с некромантом прямо сейчас? Сердце не на месте...

‒ Ты чувствуешь его лучше, чем кис, девочка.

Я вздрогнула. На этот раз из ниоткуда появился дворецкий.

‒ Вы что-нибудь знаете, господин Драк?

‒ Только то, что от завтрака ты отказываешься зря. Во-первых, кексы сегодня вышли на славу, свежих сливок к кофе принесли с рынка полчаса назад... Но не это главное! Тебе нужны силы. Поэтому - ешь! - дворецкий хлопнул в ладоши, и на столике у камина появилась ароматная чашечка кофе, сливки, и корзиночка с еще теплыми кексами.

Я принялась за еду, не забыв про киса. Изюм - Проводнику. И не важно, что я теперь не служанка. На наши с кисом отношения это не влияет.

‒ Пожалуйста... Скажите! Ведь вы знаете! - я посмотрела дворецкому в глаза.

‒ Нет, девочка. Не знаю. Вальдар ап Морт - сильный маг. Очень. Но... Знаешь, если хочешь ему помочь...

‒ Хочу! Очень! Очень хочу!

‒ Тогда сделай то же, что и в прошлый раз.

‒ То есть?

‒ Подпитай силой.

‒ Но ведь он далеко!

‒ А ты найди такое место, где проще всего о нем вспоминать. И просто захоти. Только... Элле не говори о том, что я тут с тобой веду подобные беседы.

‒ Не скажу.

‒ Клянись Преисподней!

‒ Клянусь!

‒ Береги себя, девочка! Да звенит Смерть ключами, пока ты спишь. .

‒ Драк?

‒ Да, девочка? - старик уже исчез, но я еще слышала его голос.

‒ А что это за ключи?

‒ Какие ключи?

‒ Ну...те, что под мантией у Смерти.

‒ А ты разве не знаешь?

‒ Нет...

‒ От всех дверей, что могут присниться, конечно!

Башня. Самая высокая башня замка. Здесь восстановить в сознании образ ап Морта будет проще всего. Расслабилась. Представила тот самый вечер. Ветер. Дождь. Гроза. Поцелуй. Счастье. И наконец - вот они, черные, как ночь глаза! Глазищи. Глазищи некромантища. Мои руки нырнули под плащ, губы потянулись к его губам, сердце сменило ритм, подстраиваясь. Дыхание. Оно должно быть одно на двоих. Вдох - выдох. Вдох - выдох... Вдох...

‒ Ииииииииииии! Иииииииииии! Иииииииииииии!

«Эй! Чудовище! Ты либо очнешься, либо я полетел за Эллой! А еще - сдам дворецкого! Я Преисподней не клялся! Кстати, в следующий раз и тебе не советую, а то мало ли что...»

‒ Нет! Не...не надо. Я... Мне. . Мне уже лучше. Мне нужно Око! Проводишь?

‒ Иииииииии!

«Туда нельзя!»

‒ Значит, пойду одна...

Кис все же проводил. Но больше не пискнул ни слова. Довел до подвала и исчез. Спасибо и на том. И вообще - мы квиты. Я же отдала в этот раз весь изюм!

Темно. Страшно. Журчит вода по стенам, мерцает в полутьме зеленоватыми искорками огромный котел. Так. Расслабиться. Закрыть глаза и мысленно попросить Око показать Некроманта...

Минуты через полторы открыла глаза. Ничего. Ладно, будем действовать напрямую. Я поклонилась. Подумала. Поклонилась еще раз. Приложила ладонь к стенке котла. Какая... холодная!

‒ О, Око Преисподней! Всевидящее и Всемогущее! Покажи мне, что сейчас делает Говорящий с тобой?

Ничего. Может, не так сформулировала? «Говорящий с тобой» - можно подумать, что я не про ап Морта спрашиваю, а про себя, например. Я же сейчас говорю с Оком!

Откашлялась. Глубоко-глубоко вдохнула. Осторожно, медленно выдохнула. Подумала. Села в позу лотоса.

‒ Приветствую тебя, Око Преисподней! Приветствую тебя, о Всевидящее и Всемогущее! Покажи Вальдара ап Морта!

Закрыла глаза, мысленно повторяя: «Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйстааааа!» Ничего.

‒ О, Око! Покажи мне мага Смерти, Стража Преисподней, сильнейшего некроманта Вимории! Покажи!

Ничего. Ладно. Что делал ап Морт? Вспомнила, как маг мягко двигался вокруг котла, будто в танце, как добрых минут пятнадцать, не меньше, бормотал про себя заклинания на странном языке, как «кормил» Око рыбой...

‒ Значит так, Око... Двигаться я так не умею, заклинаний этих не знаю, рыбы у меня нет! Но я чувствую, понимаешь?! Чувствую! Он в опасности, слышишь? Слышишь меня, Око безмозглое! Покажи! Покажи мне его! Сейчас! Сейчас же! Пожалуйста...

Что делать? Сил не осталось. Холодно. Больно. И... страшно. Страшно за него! Я не могу! Не могу просто так сидеть гут и ждать! Я должна быть рядом! Рядом с ним! И даже если мне сейчас придется взять вот тот камень и разбить этот горшок, я...

Ага! Испугалось? Есть!

Я наспех вытерла слезы. Как, оказывается, полезно проговаривать вслух свои эмоции, мысли и чувства! Вот не зря психологи советуют. Котел жалобно пискнул, внутри раздался тихий всплеск, замигали зеленые искорки. Как будто севший мобильник чудом раз - и включился ровно на один звонок в самый ответственный момент. У меня так часто было! Вообще техника в моих руках вела себя, как живая. А что, если...

В углу валялся камень. Не очень большой, но увесистый. Я подняла его, подошла к котлу поближе, и, угрожающе взвешивая кирпичик в руке, заорала:

‒ Окей, Гугл!

Зеленое пламя озарило подвал, котел забурлил так, что от страха подкосились ноги. Я упала и попыталась отползти подальше, когда...

‒ Хозяйка... Окей Гугл приветствует тебя и готов служить!

‒ Ты... кто?! - я уставилась на что-то маленькое, мокрое, хвостато-крылатое цвета бурой тины.

Ящерица не ящерица, лягушка не лягушка, головастик не головастик... Если сильно всматриваться, похож на дракончика. Очень, очень маленького дракончика.

‒ Ты... кто?

‒ Я - Окей! Окей Гугл!

-13-



Он

Леса Мории. Темные, непролазные. Трое некромантов крались вглубь, туда. где у корней черных деревьев прятались зловещие тени. Они шли, ступая бесшумно, запахом притягивая нечисть, чей жалобный стон в тоске по теплой, живой крови стучал в висках.

Страха не было, лишь острое предчувствие чего-то неизбежного, непоправимого, преступного по своей природе. Утренние сумерки уже давно рассеялись, но здесь, в чаще леса свету было не пробиться сквозь плотные кроны деревьев. Именно поэтому крошечная полянка на небольшом возвышении казалась слишком светлой. Лучи настойчивого солнца здесь брали свое, мстя за то, что в других местах густые тени морийских лесов стояли насмерть и гнали их прочь!

Заброшенный каменный колодец, заросший и потрескавшийся. Откуда он здесь? Привалившись к его стенке спиной, сидел мальчик. Не старше Владиса. Владыки Вимории. Тот же рост, те же черные кудри, свисающие на лицо. Подбородок безжизненно упал на грудь. Дорогая, расшитая серебром одежда. Явный, неприкрытый расчет на то, что спутают с наследником.

‒ Лов-ушка, - прохрипел Мортимерр, сжимая посох. - Как... подло!

‒ Не думаю, - усмехнулся ап Морт. - Если ждали нас, а я уверен, что это так, должны были понимать, что мы не спутаем Владыку ни с кем.

‒ Мальчишка - некромант. Я чувствую силу! - заметил Стив.

‒ Я тоже. - Страж Преисподней побледнел. - И это - плохо. На его силе можно активировать что угодно. И хотя мальчик слаб, я не знаю, что пришло в голову отступника на этот раз. .. Вы двое - оставайтесь здесь.

Стив с Мортимером переглянулись, и двинулись вслед за ап Мортом, несмотря на приказ. У каждого из некромантов было предчувствие. И было оно очень нехорошим.

Маг Смерти, Страж Преисподней, сильнейший некромант Вимории с первого взгляда понял, что та, которой он служит, сегодня получит трех некромантов. Ну, и мальчишку. Они умрут. Все. Другого выхода нет. Вампиры! Почему... Почему Мортимерр и Стив его не послушались? Он же просил оставаться на месте! Быть может, если бы они успели выставить щит над ним и мальчиком по его приказу, то...

Простите, мадам Торли. Я не уберег вашего сына, как обещал. Ногти мальчика, который сидел у колодца, уже чернели, на черном локоне появилась синева...

Вспомнилось Чудовище. Черные ногти, синий клок на виске, зеленые глаза. Прощай, Чудовище. Танцуй с молниями, ешь сладкие плоды, живи! Элла и Драк помогут тебе вернуться в свой мир.

Жаль. Жаль, что я больше никогда тебя не поцелую...

Кровь юноши капля за каплей уходила в землю, прожигая траву, заставляя содрогаться от ужаса. Последний вздох должен был активировать заклятие.

Трупная язва по плану некроманта-отступника снова должна была хлынуть в Виморию, не делая различий между одаренными магией и простыми жителями.

Защита поляны, на которой творилось черное колдовство, была совершенной. Кто бы ни изображал из себя Дэрста, магией он владел превосходно. Любое вмешательство не только ускоряло развязку и давало возможность заразе вырваться на свободу, но и усиливало выброс.

‒ Купол? - прошептал Стив.

Это был, пожалуй, единственный выход. Накрыть поляну непроницаемым куполом, который не даст распространиться трупной язве. Получится ли удержать - это еще вопрос, но попытаться стоило. Да, они умрут. Они уже заражены.

Трупной язве хватило бы и легкого ветерка, не говоря уже о том, что рядом - вода. Если бы колодец не выглядел таким старым, хозяин Рардин подумал бы, что отступник вырыл его специально, ибо близость подобного источника усиливает вероятность заражения в несколько раз. Все предусмотрел! Конечно, они накроют поляну куполом, умрут, принося себя в жертву ради жителей Вимории, но если этот колодец (а было бы это не так, отступник бы не выбрал это место) соединен со всей системой водоснабжения, зараза проникнет все равно. Единственное что они могут - оттянуть время. Предупредить, сделать воду черной. Возможно, кто-нибудь догадается и поднимет тревогу.

Вальдар ап Морт кинул последний взгляд на мальчишку - и замер, начиная ритуал.


 Она

‒ Кто?

‒ Окей Гугл.

‒ То есть первый, кто тебя назовет - дает тебе имя?

‒ Почему?

‒ Ну, я же не знала, как тебя зовут! Я просто сказала: «Окей, Гугл!» Это... ну... это такая система в интернете, понимаешь...

‒ Нет, Хозяйка. Не понимаю. Но я счастлив! Маги Жизни ушли, и мы думали, они все погибли. Маг Жизни читает имя своего дракона в сердце. С этой минуты. Хозяйка, мое сердце бьется ради служения тебе...

‒ То есть ты хочешь сказать - я дала тебе имя?

‒ Ты его знала.

‒ В смысле - знала?!

‒ Гугл - мое имя. Уже три тысячи лет.

‒ Три тысячи?! Ты такой старый?

‒ Я еще ребенок! Океи живут не одну сотню тысяч лет.

‒ Океи?

‒ Окей. Вы как-то странно произносите принадлежность к моему племени. Из какой части Вимории вы прибыли, Хозяйка? У вас... странный акцент.

‒ Значит Окей - это принадлежность роду драконов, а Гугл - твое имя вот уже три тысячи лет как?!

‒ Совершенно верно, Светлейшая. Вы умны, ваш разум ярче зелени прекрасных глаз! Могу я узнать имя той, ради кого теперь бьется мое сердце и искрится магия?

Та, ради кого теперь билось сердечко этого головастика, хохотала до слез и не могла ничего ответить. Ну, бывает же такое, а? Хотелось спросить, что эта ящерица вообще тут делает и каким образом связана с Оком Преисподней, но времени не было совсем. Все это, конечно, очень неожиданно и забавно, но то, ради чего я пришла сюда - важнее.

Некромант. Я чувствовала его боль. Где бы он ни был сейчас - случилось что-то ужасное. Непоправимое! И если этот лягушонок отведет меня к нему, я сама буду служить ему до конца своих дней.

‒ Гугл, покажи Вальдара ап Морта!


 Он

Сил не осталось. Последние ушли на то. чтобы окрасить воду. Его душа уже видела поляну отстраненно наблюдая за происходящим. Скоро все закончится. Он уйдет туда, куда ушли отец с матерью, и снова встанет на страже душ, заслуживших покой, только... с другой стороны.

Прощай,. Рардин! Кровь моя и слезы: счастье мое и боль. Жаль, что я так и не увидел тебя,, не успел попрощаться...

Свет. Яркий, зеленый свет залил поляну, и с неимоверной силой потянуло обратно, в тело с чернеющими ногтями.

Что это?!

Болью пронзило сознание, легкие вспыхнули ледяным огнем - он умирает. Черное колдовство вернуло душу обратно. Значит, господину отступнику угодно, чтобы маги умирали в муках, отдавая силу по капле. Все верно. Этого требует любой запрещенный ритуал, не говоря уже о том, что так активность заразы увеличивается в несколько раз.

Глаза! Зеленые глаза Чудовища. Надо же. Умирая, он видит ее образ перед собой! Сердце сжалось, расплескалось тепло в душе. Он влюбился. Окончательно и бесповоротно, он жизнь отдаст за нее! Уже отдал...

Все равно им не суждено быть вместе. Какой бы магией девочка не обладала - неважно. Лишь с магом Смерти может быть союз, если женщина с даром. Все остальное - убьет его. Так даже лучше. Быть рядом и не любить - все равно невозможно. Со временем он бы просто не выдержал.

Тот, кто стал тенью Дэрста, не делал ошибок. Любой его ход - беспроигрышный. Достойный противник. Достойный. Даже более того - блистательный! Такому и проиграть не стыдно. И он проиграл. Они все проиграли. Не смотри на меня так, Чудовище! Сладкий сон затухающего разума, светлая девочка, ласковый предсмертный бред. Блаженство - уйти в свете твоих глаз, детка! Не плачь, не кричи,


В черной мантии у Смерти


Дребезжат уже ключи


Я пришел - открой мне дверцу


Отопри замочек - крак!


Никуда уже не деться


Умер? Заходи, раз так


Дай Паромщику монетку.


Заберет ее паук!


Оборвалась твоя ветка


Огонек в глазах потух.




Она

‒ Держи их! Силой держи! - пищал головастик.

‒ Не могу... Не могу больше!

Ноги тряслись, по щекам текли слезы, легкие жгло ледяным огнем, сил не было, мыслей не было, даже боли - и той не было. Невыносимой боли, когда я увидела его - беспомощного, с синей прядью кудрявых волос, свисающей на бледный мокрый лоб. с чернеющими ногтями. То же творилось со Стивом и тем, вторым, опекуном Владыки. Сам Владыка, казалось, был уже мертв. Синие волосы закрывали лицо мальчика полностью. Вот когда я поняла, что синие волосы и черные ногти, это действительно страшно.

Трупная язва. Ночной кошмар Вимории, погибель мира, который я уже успела полюбить! И цветущие крошечными солнышками деревья, (не смей умирать, ты обещал мне ванильное мороженое с засахаренными цветами!), и белые дома с черепичными крышами, и клубнику размером с антоновку (вот бы мне сейчас одну!), и даже мрачные замки с откровенно садистскими сказками, которые просто нельзя читать детям! Не плачь, не кричи,


В черной мантии у Смерти


Дребезжат уже ключи...



‒ Нет! Слышишь? Нет! Убирай свои ключи куда подальше, я не отдам тебе его! И остальных тоже не отдам! Сегодня ты уйдешь ни с чем, поняла?!

Я совсем не осознавала, что делала. Из моих ладоней бил зеленый свет, то и дело натыкаясь на что-то холоднее и темное, и тогда от макушки до пяток жгло невыносимой болью. Я орала проклятия в адрес Смерти, Дэрста, и ни в чем не повинного лягушонка Гугла, который сначала показал, как умирают некроманты, потом каким-то чудом переправил меня сюда, выставил в позу дерущегося с мировым Злом Светлого Мага, и с жалобным всплеском исчез в старом колодце!

Вдруг тихий смех зазвучал в голове:

‒ Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха... Глупый, глупый, молодой маг Жизни... Ты действительно считаешь, что Я могу проиграть? Я уйду ни с чем? Сегодня? Может быть. Посмотрим. Я даже мешать тебе не буду, крошечный, но очень упрямый источник света...

‒ Они будут жить! Понятно?

‒ Вечно?

‒ Нет... Ну...

‒ Не отвлекайся! Они умирают! Не взять то. что само идет мне в руки, я не могу, но как я уже сказала, мешать тебе не буду. Держи своей силой их жизни!

‒ Я... Я... Я стараюсь! Я изо всех сил стараюсь!

‒ Тьма беспросветная... В кой-то веки раз поговорить с кем-то. Поспорить. Подискутировать. Знаешь... скучно. Иногда так не хватает...

‒ Живого человеческого общения?

‒ Живого? Ха-ха-ха-ха-ха-ха... Живого... Не отвлекайся, говорю! Они умирают!

‒ Не могу! Я...я не могу больше...

‒ Ну вот... Да. Не много у тебя сил, упрямый источник света.

‒ Помоги мне!

‒ Чтооо?!

‒ Помоги мне! Дай сил! Ты же можешь?

‒ Я? Делать что-то, ради продления жизни смертных? Какой в этом смысл?

‒ Тебе же скучно?

‒ Ну...да. Эй, они умирают!

‒ Так развлекись! Помоги! Хоть договорим...

‒ Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха... Ну... ладно...

Боль! Невыносимая, нечеловеческая боль! Но она рождала во мне силу, и это было прекрасно! Так вот, каково это... Быть магом. Нет, не так. Быть Богом! В сознании лениво ворочалась суть бытия всех существующих миров, в венах текли реки, искрились на ресницах звезды, планеты играли в салочки под ногами, а на ладони светились огоньки душ, и держать их было легче легкого!

‒ Я свои условия договора выполнила. Ты обещала договорить.

‒ Спасибо...

‒ Так в чем смысл? Они все равно умрут. Секундой раньше, мгновением позже. Какая разница? С точки зрения Вечности?

‒ Мы - люди. Нам важно это мгновение!

‒ Чего ради?

‒ Любви.

‒ Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха...

Тьма. Она поглотила целиком, густая, плотная, даже... мягкая. Стало удивительно легко! И захотелось полететь - туда, где боли не было совсем, туда, где она уже никогда не вернется...

‒ Хочешь со мной?

‒ Да!

‒ Ты же хотела любить? Или я неправильно тебя поняла?

‒ Любить...? Да...

‒ Ну, так тебе в другую сторону. До встречи. Ха-ха-ха-ха-ха-ха... Не плачь, не кричи,


В черной мантии у Смерти


Дребезжат уже ключи...



Свет! Яркий зеленый свет вспыхнул где-то далеко, и я понеслась к нему. Как быстро можно лететь, когда ты всего лишь солнечный луч! Светящийся шарик на ниточке, будто гелием наполненный любовью.

Боль! Боль вернулась, а в руке оказалось что-то тяжелое и теплое.

‒ Окей! Где тебя носило?

‒ Быстрее! У нас мало времени! Вонзите мальчишке нож в сердце!

‒ Ты что говоришь такое! Я же убью Владыку Вимории!

‒ Светлейшая, если я буду объяснять - он умрет. Делайте, что я говорю, Хозяйка!

Было страшно, но я чувствовала, что другого выхода нет. Почему-то все, что говорит этот (головастика язык не поворачивался назвать драконом - настолько маленьким и жалким было это существо) Окей, воспринималось как истина. Как будто все это я тоже знала! Когда-то очень, очень давно - просто... забыла.

Я посмотрела на нож. Это же... нож из библиотеки! Тот самый, с ручкой в виде изумрудного дракончика. На этот раз глазки фигурки сияли! Я подошла к мальчику, откинула с белого лица синие волосы и...

‒ Это не Владыка! Гугл! Это не он?!

‒ Нож в сердце! С силой! Осталось мгновение!

Мгновение... В голове вновь раздался ледяной, тихий смех. Позвоночник сковал холод, сердце сжалось, я посмотрела на ап Морта. и вдруг поняла, что не смогу себе простить, если не попробую. Не сделаю все, что от меня зависит, не отдам всю силу, всю кровь до последней капли! Ты мой, Некромант! Слышишь? Мой!

Крови не было. Мальчика залил золотой свет, и... Нож исчез. Солнце залило поляну ярким светом, трава и листья на деревьях вспыхнули изумрудной зеленью, волосы мужчин и мальчика почернели, порозовели ногти и щеки, а из колодца забил фонтан, искрящийся радужным маревом!

Гугл заметно подрос, теперь он уже был размером с кошку, и то ли это так казалось в солнечных лучах, то ли он действительно сменил окрас с хаки на травянисто-зеленый.

‒ Могу я целовать Ваши ноги, умоляя исполнить просьбу? Хозяйка... Умоляю! Умоляю о милости, Светлейшая!

‒ Все, что угодно! Иди сюда, дурачок! Ты же спас! Ты всех спас, понимаешь?

Я плакала от счастья, понимая, что мы победили! Ключница ушла ни с чем, и скоро (я это знала!) некроманты очнутся! Я хочу! Хочу любить это мгновение, что по сравнению с Вечностью, конечно, ерунда, но я - человек! Не так уж это и весело быть Богом, вести с самой Смертью философские беседы. Гораздо лучше - вновь увидеть черные, как ночь, глаза Некроманта.

Но дракончик упрямо целовал мне ноги и умолял ничего не говорить хозяину Рардин о существовании драконов и хранить в секрете все, что здесь случилось.

Я пообещала. Что мне, жалко, что ли? Про то, что я с точки зрения Гугла, маг Жизни, Окей тоже умолял не говорить. Ну, не буду. Клубнику мне и так дадут! Надо будет попросить корзиночку. Надеюсь, она не очень дорогая на рынке. И, кстати! Кто-то задолжал мне ванильное мороженое! Есть хочу. Умираю - хочу есть!

‒ Чудовище...?

‒ Жив!

-14-



Он

Портал появился внезапно. Мощный, дикий, будто сказочный Дракон поднял разом все стихии! Вампиры знают, что творится вокруг, он уже перестал что-либо понимать. Краем глаза увидеть, что все на месте, и, упав к ногам Владыки успеть сообщить (надо же...какой...хриплый и безжизненный у него голос!):

‒ Лекарей! Трупная язва!

Вальдар ап Морт очнулся уже в постели. Прислушался к себе - таким обессиленным он еще не был. Рядом сопело Чудовище. Сладко. Прижавшись к нему всем телом.

Улыбнулся.

Обнял, поцеловал в макушку.

Посмотрел в окно на полную луну и возблагодарил Смерть за Жизнь.

‒ Как ты? - девушка склонилась над его лицом, черные стриженые волосы мягко коснулись щеки.

Протянул руку - погладил. Надо же... Отросли. Когда станут длинными - будет красиво. Что-то с ней случилось. Стала взрослее. Серьезнее. И что-то еще. Что-то еще появилось в зеленых глазах, что-то. от чего по всему телу сладкой дрожью разливалось тепло...

Вместо ответа он потянулся к ее губам. В конце концов - он чуть не погиб и в последние мгновения так мечтал об этом...

Какая же она сладкая...

Прижать к себе, не думать ни о чем!

‒ Погоди, - шепнула, смущаясь. - Я...

‒ Я буду нежным, - улыбнулся он, гладя по заалевшей щеке.

‒ Вот не сомневаюсь, - ухмыльнулась. - Просто я...

‒ Что?

‒ Я не могу тебе сказать.

‒ Не хочешь меня?

‒ Да нет!

‒ Обещала себя другому в своем мире?

‒ Нет!

‒ Я буду ждать, сколько скажешь. Не готова?

‒ Да нечего ждать! Нам нельзя! Тебе нельзя! Я... я... я - маг Жизни!

‒ Я догадался, Чудовище.

‒ Как?

‒ Это единственное логичнее объяснение тому, что мы все живы. Кто тебе сказал?

Опустила глаза. Отвернулась. Закусила губу.

Это еще что такое? У Чудовища - секреты от меня? Занятно...

‒ Вита?

‒ Смерть! Смерть сказала. А еще - помогла вас вытащить! Она вообще ничего такая. С юмором. Мы поболтали.

‒ Ха-ха-ха-ха... Чудовище! Ты и вправду - Чудовище!

‒ Это еще почему?

‒ Потому что.

‒ Между прочим, чудовища - вы все! Вы были такие страшные! Волосы синие, ногти черные - бррррррр!

‒ Но в твоем мире это модно! Мы просто решили тебя покорить.

‒ У тебя - получилось...

‒ Правда?

‒ Ты был краше всех!

Ветер прогнал тучи - снова вышла полная луна. Слышно, как вздыхает море. Там, наверное, настоящий шторм, раз шум волн долетает до Замка молодого Владыки!

‒ А все-таки жаль...

‒ Что - жаль? - зеленые глаза уставились прямо в душу...

‒ Жаль, что легенда об огромных изумрудных драконах, выныривающих из моря приветствовать свою госпожу - это просто выдумка.

‒ Огромных? - девушка хитро улыбнулась. - Выдумка.

‒ Вита...

‒ Нет! Ты можешь потерять магию! - отскочила на край кровати, закрыла руками лицо.

‒ И жизнь, но...

‒ Нет. Не надо!

Она вывернулась из его объятий встала у окна и... замерла.

‒ Не надо.

Он неторопливо поднялся, подошел, погладил острые плечи и зашептал в маленькое розовое ушко:

‒ Если драконы оказались сказкой, то, может быть...

Девушка замотала головой:

‒ Я тебя уже сегодня умирающим видела. Не надо больше. Это... больно. Очень.

‒ Я все равно что-нибудь придумаю!

Она резко развернулась:

‒ Придумай. Я буду на это... надеяться.

‒ Правда? О! В таком случае, я - счастлив: Дай мне надежду, лунный свет!


Среди живых и мертвых


Ее прекрасней нет...



‒ Как красиво! Что это? Стихи?!

‒ Конечно. А ты думала, у нас только сказки?

‒ Чьи они?

‒ Стихам не принято присваивать свое имя. ибо поэзия - дар Лунного света! Серебряная нить может коснуться кого угодно - это честь! Я и сам вписал несколько строк в книгу Лунных вздохов...

‒ Правда? И? Прочти мне их!

‒ Я не помню.

‒ Как жаль...

‒ А в твоем мире? Луна одаривает сердца смертных Вселенской тоской, заставляя плести кружева из слов недостойных красоты Млечного пути?

Рассмеялась. И что такого смешного он сказал? Уставилась зелеными глазищами на луну, вздохнула: Рыдала розово звезда в твоих ушах,


Цвела пунцово на груди твоей пучина.


Покоилась бело бескрайность на плечах,


И умирал черно у ног твоих Мужчина.



‒ О!?

‒ Это Артюр Рембо. В моем мире чтят поэтов. Даже занимаются их творчеством.

‒ Летописцы?

‒ -Да.

‒ Это...странно... В том нет твоей заслуги, если Луна одарила тебя! Запиши строки в книгу «Лунных вздохов» ради потомков и забудь!

‒ Наши миры... очень разные. Но я все равно люблю тебя...

‒  Вита...

Утро пришло неожиданно. Солнечные лучи залили комнату ярким светом, прогоняя остатки сказочной, удивительной, волшебной ночи! Этой ночью Некромант и Чудовище любовались луной, говорили о поэзии и любви...

Поэтому черные, с тяжелыми кистями гардины были раздвинуты. Вальдар ап Морт вздохнул. Нехорошо получилось. Дело в том, что кисы не любят солнечный свет - от него у перепончатокрылых болят глаза. Из уважения к Проводникам и Посыльным гости Замка Владыки заботятся о том, чтобы шторы в дневное и утреннее время были плотно закрыты. Он забыл. Конечно, это не вежливо, но...

Чудовище спит у него на руке, и он не будет будить девушку ради комфорта киса, даже если тот из личной свиты Владыки. Вита спасла четырех некромантов от трупной язвы! И потом... Кажется, девушке нравилось, что солнце касается ее лица. Вспыхнули золотом веснушки...

Перед дверью послышалось недовольное хлопанье крыльев. Несколько кисов влетели, и. надрываясь изо всех сил, с трудом закрыли шторы. Следом влетел Посыльный, с золотой цепочкой на шее и праведным гневом в душе:

‒ Его величество Владис Третий ожидают вас!

‒ Что? Что случилось? - девушка сонно потянулась, нечаянно задев киса рукой.

‒ Все в порядке. Чудовище. Нас ждет Владыка...

‒ Поторопитесь! - пискнул кис и полетел прочь, от возмущения припадая на правую сторону...


***

‒ Как прикажете все это понимать?

Некроманты стояли навытяжку перед гневающимся Владыкой, низко склонив головы. Не было лишь мальчика, которого отступник использовал как приманку. Молодой некромант был настолько слаб, что с ним еще работали лекари.

‒ Вы понимаете, что лишь чудом остались в живых? Избежали гибели? Что трупная язва могла распространиться по всей Вимории?!

‒ Мы бы не допустили этого, Владыка, - тихо сказал Вальдар ап Морт.

‒ Я уже понял, что вы собирались принести себя в жертву.

‒ Попытаться, - еле слышно проговорил некромант. - Всего лишь попытаться...

‒ Как вам удалось выжить?

Вальдар ап Морт и сам хотел бы это знать. Вита... То, что она сказала ему вчера... Все это лишь предположения! Девочка могла просто потерять сознание. Все в эти минуты говорят со Смертью! Огромное желание спасти их от неминуемой гибели могло материализоваться в не окрепшем еще сознании в какой угодно бред! Она из другого мира. В том мире сильный страх Смерти - одни их дикие сказки чего стоят! А поэзия?! Это же просто... немыслимо!

Последнее, что он помнил - ему нестерпимо хотелось ее поцеловать. Но это ничего не объясняет. Ну... почти ничего...

Одно он чувствовал совершенно отчетливо - от болезни не осталось и следа. Трупная язва! Каково, а? Странно.

И... откуда все-таки у лесного колодца появилось Чудовище?

‒ Я все еще жду ответа... - холодно протянул Владис Третий.

‒ Это моя вина. Владыка. - вдруг сказал Мортимерр. - Я и Стив пошли по следу отступника - и угодили в ловушку. Верховный дознаватель нас спасал.

‒ И как? Спас?

‒ Нет, - склонил голову Вальдар ап Морт. - Не смог. Я допустил ошибку, Владыка. Непростительную ошибку! Я недооценил противника.

‒ То есть. - мальчик неожиданно зашипел, - Вы трое ринулись за преступником, который уже показал незаурядные способности при нападении на Танот. Вы не вызвали подмор/, не окружили территорию поиска верными войсками, не отправили кисов на разведку, не поставили в известность меня или кабинет министров. Вы. Трое. Просто. Кинулись. В ловушку?..

Некроманты подавленно молчали.

‒ Еще и беззащитную девчонку прихватили с собой? - кивок в сторону Чудовища.

‒ Я не беззащитная. - тут же огрызнулась девчонка. - И меня не брали с собой. Я сама пришла!

Владыка медленно повернулся в сторону гостьи из другого мира.

‒ Вы осознаете, с кем разговариваете?

‒ Простите, - девушка побледнела и опустила голову.

‒ А мне ничего другого и не остается! - юный повелитель развел руками, - Вы отправились за моими...безмозглыми некромантами и, если я правильно понял, спасли их жизни? Опять?

‒ Это вышло случайно.

‒ Как именно? Что вы сделали?

‒ Я...я не знаю. Правда, не знаю!

‒ А потом вы всех просто перенесли во дворец.

‒ Я?! Нет... Или да. Наверное. Не знаю. Я... я устала очень. Можно мне присесть?

Владис Третий смутился, и тут же стал похож не на разгневанного повелителя, а на тринадцатилетнего мальчишку.

‒ Ээээм, - растерянно посмотрел на девушку. - Дозволяю, - и Владыка указал на кресло возле камина.

‒ Они... раскаиваются, - пробормотала Вита, с наслаждением откидываясь на спинку кресла, такого огромного, что казалось, оно поглотило ее целиком.

Владис Третий вопросительно посмотрел на Верховного дознавателя, ожидая криков возмущения.

Но Вальдар ап Морт, маг Смерти, Страж Преисподней, говорящий с Оком, леденящий душу и летящий в ночи... молчал.

Это было... неожиданно.

Юный владыка так привык, что друг отца тыкает его носом во всякие мелочи - не выучил урок по истории, ленился на физической подготовке... Да мало ли... Морт с того момента, как погибли родители все время показывал, как он недоволен правителем! И сейчас, с повинно склоненной головой он выглядел... непривычно.

‒ Я отдал приказ. Леса Мории окружены. Их прочесывают. Кисы подняты по тревоге. Я был не прав, Владыка. Я подверг опасности самое ценное, что есть у Вимории - вашу жизнь. Простите меня. - некромант опустился на одно колено, поцеловал край плаща Владыки. - Я готов понести любое наказание.

‒ Встаньте, ап Морт.

Подросток во все глаза смотрел на человека, который... Единственный, хотя бы попытался заменить отца. Маг... столько для него сделал! Он же, обидевшись на судьбу за то, что лишен магического дара, отверг все это. Он потерял дружбу. Заботу. Любовь. Он жалел об этом! Тысячу раз жалел! И вот сейчас... Сейчас, если поведет себя правильно, сможет все это вернуть! Но как? Что? Что он должен сделать?

Все эти мысли без труда читались на бледном, до сих пор еще до смерти перепуганном лице мальчика, и Страж Преисподней улыбнулся. Широко. Искренне. Всем своим видом показывая, что также всей душой жаждет примирения.

Кто знает, чем закончилась бы эта сцена? Возможно, Владис Третий бросился бы Верховному дознавателю в объятия? Зарыдал у того на плече? В конце концов, он ребенок!

Возможно. Но все испортил Мортимерр аккуратным покашливанием у Владыки за спиной...

‒ Да. Мортимерр?- Владыка не сдержал раздражения.

‒ Прошу прощения, однако... - и опекун с абсолютно счастливой улыбкой протянул мальчику раскрытую ладонь. - Я жду, мой повелитель!

‒ Что именно вы ждете, Мортимерр?

‒ Мою монету!

‒ А...?

‒ Вальдар ап Морт не сорвался. В первый раз. Я выиграл!

-15-



Она

Мы вернулись от Владыки вечером. Всю ночь проговорили у камина. Ванильное мороженое, то самое, обещанное, с крошечными солнышками засахаренных цветов бешено-лимонного цвета, таяло на глазах. И не огонь был тому причиной.

Страсть. Наши жаркие взгляды. Кровь стучала в висках, руки подрагивали от желания...

Наверное, поэтому столько и съели - у меня даже живот заболел.

Было... сладко. И холодно.

Невозможно. Невыносимо! Нельзя...

А утром следующего дня Вальдар ап Морт, Страж Преисподней, маг Смерти, и властелин моего девственного сердца, исчез. Улетел ни свет ни заря, вспыхнув черным облаком, заполнив спальню испуганными, во все стороны разлетающимися кисами. Мгновение - и они тоже исчезли. Растворились в первых солнечных лучах, стоило раздвинуть шторы и распахнуть окно, впустив свежий воздух!

Как он это делает?

Полдня я просидела в библиотеке. На сердце было спокойно. Я знала - ничего не случится. Хозяин Рардин и некроманты прочесывали город и окрестности, чтобы убедиться - угроза заражения трупной язвой Вимории не грозит.

Одна книга за другой. Тяжелые, пыльные. Нож с рукоятью-дракончиком уютно лежит в ладони, вливая тепло, прибавляя сил. К сожалению, о взаимодействии магов Жизни и Смерти я так ничего и не нашла. Куда не ткнись - маги Жизни - красивая легенда! Это было либо очень давно, либо не было вовсе. Хотите - верьте, хотите - нет!

И что мне делать? Я же - есть?! Или... нет? Глупости! Настолько ЖИВОЙ я не была никогда! Не любила. Не желала. Не горела. Не рычала, не выла, не царапала душу до крови...

Я есть! Я люблю его! Я... Да мне сама Смерть сказала, что я - маг Жизни!

‒ Эй! Ты где? Видишь - тут написано, что маги Жизни - всего-навсего легенда! Что скажешь?

Ответа не последовало. Смерть не приходит просто так, она приходит за добычей. И пусть у меня есть вопросы, все же хорошо, что делать ей в библиотеке нечего. И с чего я решила, что она придет? Я же не некромант.

Солнечный лучик упал на нож. Красиво. Бабушкино кольцо так же сверкало. Бабушка. Мама. Отец...

Нет, лучше не думать. Надо отвлечься. Что гут у нас? «Темный Замок - душа некроманта, кровь его и слезы, счастье его и боль...». О как. Это, наверное, стихи! Ну-ка посмотрим...

Поэзию я любила. Особенно серебряный век. Серебряный... как он сказал? «Серебряная нить может коснуться кого угодно - это честь!» Интересно. Не такие уж наши миры и разные, если задуматься хорошенько...

Книга оказалась обычным руководством по использованию огромного каменного жилища уважающего себя некроманта. Написано... инструкция по эксплуатации, честное слово! Здесь были схемы по устройству фонтанов для сока аввы и жидкости для Кубков-оповещателей, советы по оборудованию алтаря Ока Преисподней, и так далее и тому подобное. Ну, просто... «Школа ремонта»!

Так... а вот это уже интереснее! А что если... попробовать?

И я отправилась искать сердце Замка! Ловить его дыхание, касаться серых холодных стен, разговаривать и даже... просить.

‒ Ты же... живой?

Замок вздохнул.

‒ Ты мне нравишься...

Еще один вздох. Настороженный. Мне показалось. Замок не поверил.

‒ Правда! Ну вот... честное слово! Тени, что прячутся по темным углам, не пугают. Они шепчут сказки. Играют в прятки по вечерам. Веселят, пугая кисов! Двери то появляются, то исчезают. Но если очень, очень захотеть - найдешь то, что ищешь и без Проводника! А какие виды из окон! Уютно трещит камин, сладко спится по ночам. Но понимаешь, мне так хочется... солнышка. Отпустишь?

В ответ на мои слова открылся проход в стене.

‒ Я ненадолго! - радостно взвизгнула, погладила камни. - Спасибо! Я вернусь, обещаю! И... не говори никому, хорошо? Ни Элле, ни Драку, ни кисам.

Тихий смех раздался в сознании, но думать о том, над чем смеется Замок было некогда.

Вот она, свобода! Вот оно, счастье!

Я рванула по проходу, туда, где крошечной золотой монеткой сияло солнце.

Тропинка петляла, резко уходя вниз. К морю! Боги, как же красиво! Синее небо, золотой песок! Я уселась на нагретый солнечными лучами камень у самой воды. Подобрала юбку (вот по чему действительно скучаю здесь, так это по джинсам!), потрогала воду. Теплая! Жаль, купаться все рано холодно. И вдруг...

Плюх-плюх-плюх!

‒ И появится перед магом Жизни огромный Дракон, и склонит он пред ней сверкающую изумрудной чешуей голову, признавая Хозяйку! Верой и правдой буду служить я тебе, о Светлейшая! И да будет так, пока бьется сердце Дракона, пока искриться магия в крови его, пока.... Эээээзэ... прости, дальше не помню... Привет, Гугл!

Из воды вынырнула довольная драконья мордашка с огромной серебристой рыбиной в острых зубах. Неужели он ее съест? Съел! Да как быстро! И не подавился ж...

‒ Ик?!

‒ Подавился?

‒ Неа!

Дракончик снова нырнул. На этот раз добыча была намного больше, но и она быстро исчезла. Окей даже зарычал от удовольствия!

‒ Грозен и огромен! - рассмеялась я.

Дракон действительно подрос и уже не напоминал замученную жизнью козявку. Чешуйки стали ярко-изумрудными. Таким он нравился мне гораздо больше!

‒ Умм, гумм, мнямммм! - не разжимая челюстей ответили мне.

‒ Как ты здесь оказался?

‒ Я там, где ты. Хозяйка! Но. боюсь, это опасно... Нам лучше вернуться в Замок.

Ну вот. Приехали! Подросшая, окрепшая, объевшаяся рыбы козявка уже диктовала, что мне делать! Скажите, пожалуйста! Кто здесь Хозяйка, вообще? Мало мне некроманта, и этот туда же! Но на самом деле было приятно. Этот... окей... Гугл. Он... за меня переживал Заботился. А еще он такой забавный! Я улыбнулась и сказала:

‒ Мы на чуть-чуть! Ты искупаешься, поешь. И назад! Окёй?

‒ К вашим услугам, Хозяйка.

Дракон выскочил из воды и низко поклонился. Да... Дела. Следить надо за языком.

«Все будет хорош-ш-ш-шооо!» - шептали волны. Белая пена щекотала пятки, пальцы тонули в горячем песке, изумрудный дракон плескался в чистой, прозрачной воде, соленые брызги то и дело долетали до лица...

Блаженство!

‒ Слушай, Гугл! Гуугл?!

‒ А? - дракончик вынырнул из воды, смутившись, что не сразу расслышал мой зов.

‒ Что ты знаешь о магах Жизни?

‒ Мало. Почти ничего. Я слишком молод - мне всего три тысячи лет!

‒ И все же?

‒ Все ныне живущие уверены, что они погибли. Магия Смерти - единственное, что осталось. Однако некроманты слабы. С каждым днем их магия тает. Мирные жители теряют зрение и слух. Этот мир... теряет свою силу...

‒ И ты?

‒ И я,- дракончик вылез на берег.

‒ Ты изменился... Больше стал. Зеленее. Почему?

‒ Магия! Мы сильны, но наша магия должна питаться. Какие-то силы можно зачерпнуть и у некроманта. Но магия Смерти - это совсем не то, что магия Жизни! Я рядом с магом Жизни! Я служу магу Жизни! А это... это и есть жизнь Дракона!

‒ И поэтому ты рядом с ап Мортом... А почему прячешься?

‒ Если некроманты узнают, что это не Око Преисподней говорит с ними - они перестанут нас кормить. Сил на то. чтобы охотиться самостоятельно у многих уже не осталось...

‒ А много вас?

‒ Я не знаю. Мы разбросаны по Замкам, если только...

‒ Что?! - сердце сжалось от боли и жалости...

‒ Если только я не остался один...

Какое-то время мы молчали. Слушали море. Я задумалась. Что-то было в словах моего маленького изумрудного друга. Что-то...

‒ Гугл?

‒ Да. Хозяйка?

‒ Ты сказал, что и от некроманта питаешься энергией?

‒ Теперь, когда я нашел мага Жизни...

‒ Да понятно все, я не об этом! Ты сказал, что питался энергией... Но ведь это - магия Смерти, так?

‒ О, Светлейшая! Твой разум ярче...

‒ Ярче света моих изумрудных глаз, я помню, да погоди ты! Магия Смерти... Она не убила тебя?!

‒ Она не дает столько сил, сколько магия Жизни, но нет. Не убила.

‒ Значит ли это, что в тебе есть источники силы и Смерти, и Жизни?

‒ Так и есть, Хозяйка, - дракончик поклонился, низко склонив голову.

Мне стало стыдно. Мало ли какие ритуалы у драконов. Может, произносить все эти высокопарные, восхваляющие меня, любимую, речи - часть чего-то очень важного. Я ж не знаю! За что я на него кричу-то? Но мысль билась в сердце робкой надеждой и не отпускала:

‒ Скажи. Магии Жизни и Смерти - они убивают друг друга?

‒ Конечно, нет! Они... Как луна и солнце! Как день и ночь, как...

‒ Жизнь и Смерть.

‒ Да! Я знаю, о чем ты думаешь, - дракон склонил голову на бок, - ты и некромант. Мне кажется, ваши магии не конфликтуют. Они... тянутся друг к другу! Ты питала силой некромантов. Там, у колодца.

‒ У колодца... Слушай, а это ты перебросил нас к Владыке?

Фиолетовые глаза вспыхнули, и окей вновь склонил изумрудную голову, едва касаясь моих ног.

‒ Прости, Хозяйка. Я сделал это без твоего приказа. Кубок сработал в Замке некроманта, и потом... Так было лучше для всех!

‒ А если бы мы принесли трупную язву в город? Об этом ты не подумал?

‒ Опасности не было. Я бы почувствовал! Но я все равно молю пощадить и простить меня. Хозяйка...

И опять макушка Гугла уперлась мне в ноги. Я понимала, что просить его этого не делать - бесполезно. Поэтому просто обняла за гибкую шею. уткнувшись в блестящую чешую. Она была сухой и теплой.

Неожиданно Окей занервничал. Заметался по песку кругами, бормоча про себя о том, что Зло не дремлет, что Дэрст готовит страшный ритуал, потому как убить мага Жизни - победить в любой войне.

Стало не по себе.

‒ И все же маг Жизни и маг Смерти не могут быть вместе! - я нашла в песке плоский камень и с силой бросила в воду. Раздался всплеск. - Дэрст специально подсунул меня ап Морту. Он знал, что маг Жизни и маг Смерти не могут быть вместе. Я - сосуд с ядом для некроманта. Понимаешь?

‒ Дэрст хотел, чтобы некромант убил тебя! Насилие над магией Жизни - вот что убило бы его... К сожалению. Дэрст не проиграет в любом случае.

‒ Что ты имеешь в виду?

‒ Ритуал. Очень черный. Очень злой! Ритуал, делающий отступников сильнее. Они... убивают магов Жизни. И чем дольше ты живешь в этом мире - тем лучше для злодея, ибо твоя магия крепнет. Хозяйка. Крепнет с каждым днем!

‒ Странный ты, Гугл... - я посмотрела на дракона. Поискала глазами еще один камень. Не нашла. - Сначала говоришь, что ничего не помнишь, что тебе всего три тысячи лет. А потом - раз, и выдаешь такое!

‒ Я тоже крепну. Ко мне возвращается Память Предков, та, что живет в сердце каждого окея с момента рождения! Думаю, еще немного, и я вновь услышу голос старейшей... Но я готов умереть завтра! Или даже сегодня. За тебя. Светлейшая...

‒ Еще чего! Этого только не хватало... Но ты прав. Надо что-то делать! Давай так. Я еще пороюсь в библиотеке, а ты постараешься еще что-нибудь вспомнить. Все, что знаешь.

‒ Кольцо.

‒ Какое еще кольцо?

‒ Кольцо с зеленым камнем. Оно поможет. У мага Жизни оно должно быть! Это все, что я знаю... Так говорила Янда, старейшая рода Океев.

‒ Янда?!

А что? Логично... Гугл, Яндекс...

‒ Янда - дух, живущий в морских глубинах. Но она...давно не являлась. Но, может быть теперь, когда я стал сильнее... У тебя есть кольцо?

‒ Есть, но не здесь. Не в этом мире.

‒ Так позови!

‒ Как?

Но Гугл ушел под воду - будто его никогда и не было.

‒ Чудовище!?

Грозный некромант возвышался надо мной, мощной фигурой солнце заслоняя. Хриплое дыхание спорило с шумом волн, черный плащ полыхал на ветру.

Ух! Страшно. Даже погода испортилась. Тучи набежали...

‒ Пойдем домой? - я стояла, смотрела в черные глаза и глупо улыбалась.

‒ Что ты здесь делаешь?

‒ Скучаю. По тебе...


Он

Раз за разом Верховный дознаватель Вимории возвращался на затерянную в глубине Морийских лесов поляну, к заброшенному колодцу. Привалившись спиной к полуразрушенной каменной кладке, закрывал глаза. Замедлив дыхание, ждал, когда сама Смерть, убедившись в том, что пульса нет - станет его глазами. На мгновение. Одно мгновение - и мудрость Вечности откроет свои тайны!

Над головой шелестели черные листья колдовских деревьев, кабры прятались в густой тени. Он чувствовал их жажду и злость. Алыми, налитыми кровью глазами звери следили за каждым движением, но атаковать боялись. Интуиция подсказывала - некромант развеет их кости по ветру раньше, чем они успеют впиться в сонную артерию. А жажда жизни сильна. Лишь жажда теплой, сладкой крови сильнее, поэтому некромант чувствовал - времени не много. Надо уходить.

Вода в колодце хранила тайну, но делиться ею с магом не желала. Что ж ты молчишь, колодец? Неужели на их стороне?

С другой стороны, у Морийских лесов - своя правда. После того как маги Жизни исчезли, а было это более тысячи лет назад, в них и не ходил никто. Листья на деревьях почернели. Молчали птицы. Высохла либо превратилась в болото земля...

А ведь когда-то все здесь сверкало зеленью, пели золотые птицы, журчали прозрачные ручьи!

Жизнь ушла. Ушла радость. В густой тени теперь прячутся голодные монстры, а на скрытой кустарниками поляне творятся черные дела! Жертвоприношение. Немыслимо! Жестоко, подло, бесчеловечно, даже для мага Смерти. Тем не менее - это объясняет, откуда у Дэрста столько сил. Падальщик!

Тихий всплеск. Черная вода на самом дне колодца слышит Стража Преисподней, дрожит пред взором Смерти, но что-то заставляет стихию молчать. Что-то, еще более страшное!

Смерть уходит, сердце медленно начинает биться опять, легкие жжет ледяной огонь первого вдоха. Он умер и возродился напрасно - он почти ничего не узнал.

Недавние события вновь пронеслись перед глазами - синие волосы, черные ногти. Их миру грозит Трупная язва. Никто в Вимории не сможет бороться с заразой! Никто!

Кроме, пожалуй, Виты...

Чудовище...

Как же быстро и легко впорхнула эта девочка в сердце некроманта. Он, который толком и не помнил имен своих женщин, не мог без ее имени дышать!

Он научился видеть сны. В них море шептало о счастье и нежности, а небосвод взрывался россыпью рыжих веснушек! Он слушал ее шаги, и ему хотелось ползти следом, след в след, туда, где нет головной боли, туда, где есть надежда на светлое будущее. Ему хотелось творить и смеяться, носить единственную на руках! Создавать новые миры, наполняя все сущее добром и любовью - для нее. Чтобы Чудовище улыбалось, открывая свое сердце завтрашнему дню...

Он не готов отказаться от всего этого. Пусть даже его магия и жизнь под угрозой. Зачем ему все это - без нее?!

Они будут вместе. Несмотря ни на что. Если нужно - он собственной кровью напоит леса Мории. Отдаст Смерти бессмертную свою душу, Жизни - последний вздох, но вымолит это счастье!

Вот только для того, чтобы спокойно поставить свое существование на кон, он должен понимать, что Вимория в безопасности. Нет отступников, побеждена язва и казнен тот, кто посмел прикидываться Дэрстом.

Грандиозные планы. А к планированию Верховный дознаватель относился более чем серьезно.

Осталось понять - как победить врага.

А вот с этим были проблемы. Огромные проблемы, надо признать...

‒ Что тебе. Стив? - услышал он осторожные шаги.

‒ Ваше Смертейшество! Очнулся! Парень, которого мы спасли, очнулся!

‒ Хоть что-то... Идем! У нас мало времени.

Младший некромант легким взмахом руки выстроил портал из лесов Мории в Замок Владыки. Неплохо! Очень неплохо, если уж на то пошло! Вальдар ап Морт больше не сомневался в том, что именно благодаря девушке некроманты стали сильнее. Все некроманты, живущие в мире, который Вита осчастливила своим внезапным присутствием. И в этом Дэрст опять выиграл, несмотря на то. что просчитался! Эта мысль злила и выводила из себя...

Но была еще одна неразрешимая загадка. Если Дэрст питается силой за счет черных ритуалов, в то время как мир теряет силу и гибнет буквально на глазах, то... Он сам? Ведь он единственный, кто сохранил способность строить порталы. Единственный кто вообще остался магом в полном смысле этого слова. Чем питался он? До того, как появилась девушка? С ним... С ним самим - что не так?

‒ Рассказывай, - кивнул он мальчишке, стараясь выкинуть все лишние мысли из головы.

Худое тело утопало в мягких подушках. Нос заострился, под глазами залегли фиолетовые тени.

‒ Почему я не умер... - прошелестело из огромной кровати.

‒ Потому что Смерть не забрала тебя.

‒ От трупной язвы нет спасения! - неожиданно голос мальчишки стал сильным, и что-то в нем хозяину Рардин решительно не нравилось...

‒ Выходит, что есть. Кто ты, некромант? Из какого дома?

‒ Из дома Дэрста! Сила или Смерть!

Юноша исчез, рассыпавшись черным облаком, но то же успел сделать и Страж Преисподней. Два черных вихря носились по спальне, сметая все на своем пути! Полетели с каминной полки канделябры, кисы, призванные следить за порядком в Замке с жалобным писком унеслись за подмогой, а младший некромант так растерялся, что в первый момент просто не знал, что делать!

‒ Стив! Стив, не стой столбом, держи его!

Некромант рванул было на помощь, но Вальдар ап Морт уже держал мальчишку за шиворот пижамы.

‒ Кинь заклинание! Устал я что-то за сегодня.

Тяжело дыша, Верховный дознаватель опустился в кресло.

‒ Уберите тут... Быстро! Иначе Владыке доложу о вашем массовом позорном бегстве во время опасности, - бросил некромант кисам.

Крылатые слуги заметались по спальне, и менее чем через минуту от разгрома не осталось и следа.

‒ Я предполагал нечто подобное, - маг смерти склонил голову на бок, внимательно разглядывая обездвиженного юношу. - Для того, чтобы появилась трупная язва, надо, чтобы жертва была добровольной?! Стив, пусть он сможет отвечать на мои вопросы!

‒ Мммм...Мммммм! Сила или Смерть!

‒ Ты, если я правильно понимаю, выбрал смерть?

‒ Лучше быть могущественной тенью, чем потерять магию в мире живых!

‒ О как... Значит, после смерти тебе обещана сила? Какой курс Академии, хочется спросить... Ты что, прогуливал все лекции? Ни одной книги не прочел? Откуда такая чудовищная безграмотность? Это ж каким неучем надо быть, чтобы вот так голову заморочили, а?

‒ Академия бессмысленна. Чему учить, если мы так слабы? Мы все передохнем или ослепнем! Мир теряет магию, и это необратимо. Лучше пожертвовать собой во имя возвращения силы и с силой же уйти, чем...

‒ Это тебя Дэрст научил?

‒ Он - силен. И он - прав! Моя смерть приблизит победу Великого!

‒ Браво! Знаешь, ты меня почти убедил! Почти... И много вас таких, на Смерть идущих за Великим?

‒ Много! И мы...

‒ Стив! Сделай одолжение, заткни его... Все ясно.

Вальдар ап Морт задумался. Подземелья замка Владыки были надежны, но... лучше, наверное, чтобы юный, а потому неопытный отступник, был под рукой. У него, ой, как много можно выяснить! И некромант перенесся в подземелья собственного Замка. Мелькнула мысль еще переместить мальчишку в Рардин, но. . Тот далеко, а что-то подсказывало, что все решится именно на юге.

О, Рардин! Кровь моя и слезы, счастье мое и боль! Как же не хватает тебя в это трудное время. Ты далеко, но помоги мне силой своей, и скоро я покажу тебе ту, которой доверил я наше с тобой сердце. О. Рардин! Жди, верь и надейся...

‒ Драг!

Дворецкий появился мгновенно. Старый верный слуга ничуть не удивился, увидев хозяина с мальчишкой в пижаме, с порванным воротником.

‒ Ваше Смертейшество.

‒ В подземелья. Охранять так, чтоб тень от драга в полнолуние в окно не заглянула! Молодой человек нужен мне живым и здоровым.

‒ Слушаюсь.

‒ Одеял побольше, чтобы не простыл.

‒ Будет исполнено.

‒ Вы делаете ошибку! - вдруг сказал мальчишка.

‒ Отчего?

‒ Владыка - слаб, Дэрст - силен. Значит, Дэрст - прав. Важна лишь сила! Если вы встанете на нашу сторону, то...

‒ Я же сказал - ты меня почти убедил! Я подумаю. И ты тоже. Посиди и подумай. Драг! Кисов! Пусть присматривают. И еще. Я кое-что подберу в библиотеке для нашего гостя.

‒ Это еще зачем?! - молодой некромант побледнел от ужаса.

‒ Чтобы лучше думалось! - зарычал хозяин Замка. - Ты бы так боялся, когда на смерть шел во имя великой идеи, болван!

Вальдар ап Морт загнанным зверем метался по библиотеке. Внутри кипела злость, выплескивая силу, помогая Замку ставить одну защиту за другой.

Как же так? Сила некроманта после Великого Перехода измеряется лишь относительно его служению во имя Покоя мертвых, и только! Иного быть не может. Ты слышал этот бред, отец?! Ты слышал эти речи, о Рардин?

Они упустили что-то важное. Что-то очень важное. Долг! Забыли о молодом поколении. Плохо... Очень, очень плохо!

‒ Что ты думаешь, Драг? - тень дворецкого появилась возле камина.

‒ Насколько эта зараза распространилась среди молодых некромантов?

‒ Да.

‒ Мы должны приложить все усилия. Я с вами.

‒ Нет. Ты мне нужен в Замке. Следи за ним. Безопасность Виты - первоочередная задача для вас с Эллой. Используйте всю свою силу. Сейчас это необходимо, как никогда.

‒ Вы можете быть уверены. И спокойны.

Дознание и аресты длились сутки. Среди некромантских родов было найдено тринадцать подростков тринадцати лет, которые были последователями Дэрста. Особо не скрываясь, с фанатичным блеском в черных глазах, юноши говорили о том, что отступник несет силу и мощь. О том, что Владыка - слаб и даже не некромант, и что с таким повелителем они обречены на гибель и забвение. Среди последователей Дэрста оказался и сын Льюиса - не зря друг переживал за сына... Сопротивления никто не оказывал. Оба Замка, ап Морта и Владыки, плели на подземелья одну защиту за другой. Родители подростков приходили в ужас, а Верховный дознаватель никак не мог отделаться от мысли, что он кого-то пропустил! Или что-то...

-16-



Она

‒ Ииииииииии!

«Чудовище! Сделай что-нибудь! Он развеет нас в прах и бледными тенями отправит скитаться по Преисподней!» - пищали кисы, прячась за тяжелыми гардинами огромных стрельчатых окон замка.

‒ Успокой его. Чудовище, - вздыхал сам Замок, вздрагивая холодной серой стеной под ладонью.

Я, как могла, старалась успокоить и кисов, и Замок. Молча, переглядываясь с Драгом и Эллой, с девочками-служанками, шла по пустым коридорам и думала о том, как изменилось все за последнее время. Замок, кисы, Элла и Драг, даже служанки - стали родными, стали... семьей. А тот, к кому сейчас спешу, тот, кто раненным зверем мечется по библиотеке, еле сдерживаясь, чтобы не развеять в прах все, что попадется на глаза, некромант, маг Смерти, Страж Преисподней, Вальдар ап Морт великий и ужасный - стал самым дорогим человекам во всех уже существующих и еще не родившихся мирах!

Единственный. Неповторимый. Самый... самый родной! В черных глазах - страх. Грусть. Безысходность. Голубая вена надулась на бледном виске и бьется, кисом в ночи мечется! Кудрявые черные пружины волос подрагивают над плечами, камни в перстнях трещат от напряжения, черная дымка клубится из-под плаща. Успокойся, любимый... Я рядом!

‒ Как день прошел?

Спросила - и пожалела. На некромантище лица не было. Взять измученное лицо в свои ладони, прижаться лицом к плечу, провести ладонью по жестким волосам, прошептать: «Все будет хорошо, слышишь?»

Гугл не вылезал из своего котла - должно быть, тухлой рыбы объелся на несколько дней вперед. Вальдар последние дни все время его дергал - никак не мог решить, что делать дальше.

Дэрст и юные некроманты, трупная язва и я... Бедный, бедный мой некромант... Он не стал отвечать, не стал хмуриться еще больше - просто сгреб в объятия, прижал к себе. И замер.

‒ Я тебя люблю, - прошептала почти беззвучно. И сама удивилась. Как так получилось? Так...просто. Так легко. Его жизнь стала дороже собственной. Наверное, именно за этим меня притащило в этот черный-пречерный мир, который стремительно раскрашивался яркими красками.

‒ Вита... - поцеловал он меня в макушку.

‒ Я целый день провела в библиотеке, искала что-то конкретное по магии жизни. Как использовать - ведь можно же как-то победить язву! И мы с тобой. И...

‒ Все будет хорошо. Мы со всем справимся.

‒ Слушай, а как вы вызываете посохи?

‒ Что? - черные глаза блеснули любопытством.

‒ Посохи, - терпеливо повторила я и погладила его по щеке.

‒ Призываем.

‒ Покажи!

‒ Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха...

‒ И что смешного? - я даже ногой топнула от нетерпения.

‒ Пойдем.

Меня взяли за руку и потащили к камину. Велели принести нам чаю, и очень долго и терпеливо рассказывали о том, что вызов посоха некроманта - мероприятие нешуточное. Появляется артефакт, с одной стороны, вроде как и по желанию мага Смерти, но не совсем. Посох - живой. Почти. Он чувствует опасность, и даже если маг во время сражения не успевает произнести нужное заклинание, оружие появится в его руках все равно. И наоборот - посох оставляет за собой право не появляться, если в том нет особой необходимости.

‒ То есть если ты прямо сейчас его вызовешь...

‒ Призову.

‒ Ну да, да, призовешь - он не появится?

‒ Если не сочтет нужным. Опасность мне не угрожает. Врага рядом - нет. Мертвых никто не поднял, необходимости успокаивать кладбище нет.

‒ А он...

‒ В том числе он нужен и для этого. Кекс?

‒ Да. Спасибо. - я жевала сдобнее тесто, задумчиво выковыривая одну изюминку за другой.

Кис сел на плечо. Я подставила Проводнику раскрытую ладонь с любимым лакомством.

‒ Вита... Что? Что ты хочешь узнать и о чем думаешь?

Некромант склонил голову на бок и посмотрел мне прямо в глаза. Сидящий на плече кис сделал то же самое. Сговорились они, что ли...

‒ А где находится посох? До того, как ты его вызвал? Ну, пока он еще не у тебя в руках? Откуда он появляется?

‒ Посохи некромантов лежат у Смерти под плащом.

‒ Ээээээ... Это легенда?

‒ Ага. Такая же легенда, как и то, что магов Жизни никогда не было! Это если не обращать внимания на то, что один из них сидит напротив меня, кормит киса изюмом, и пытается что-то выяснить. Может, расскажешь, что именно?

‒ Хорошо.

‒ Кекс?

‒ Спасибо. Понимаешь, папа подарил мне кольцо. Бабушкино кольцо. Как раз перед тем, как...

‒ Как оно выглядело? - черные глаза сверлили насквозь, заставляя дрожать всем телом.

‒ Такой листик... Зелененький. Камень - турмалин. Пошли!

Мы поменялись ролями - теперь я тащила некроманта за руку обратно в библиотеку! Нашла любимый ножик для бумаги с ручкой в виде дракончика, привычно сжала в кулаке, закрыла глаза...

Вскоре глазки дракона вспыхнули зеленым светом.

‒ Вот! Такой же камень.

‒ Кольцо тоже так светилось? - Вальдар ап Морт скрестил ручищи на груди, продолжая буравить меня грозными очами.

Да в конце-то концов! Я что, провинилась в чем-то? Что он... уставился?

‒ Да. Мне кажется - да. Ну... мне так казалось. Иногда.

‒ Где?

‒ Что - где?!

‒ Кольцо где? Покажи мне его.

‒ Дома. Я его потеряла. А когда нашла - спрятала в шкатулку. Чтобы с ним ничего не случилось. А потом... Потом мы с родителями...

Я хотела выяснить, как бы мне это кольцо вызвать в этот мир! Потому что мы с Гуглом ищем способ, как избавить Виморию от трупной язвы. Я не собиралась плакать! Совсем. Это...случайно получилось.

Я рыдала у некроманта на плече, а он гладил меня по волосам. Прижимал к себе. А я все плакала и плакала. Маг не ожидал такой истерики. Если честно - я и сама не ожидала. Просто... Наверное, слишком долго все это копилось внутри и...

Ну, если совсем честно - я может так сильно бы и не плакала уже. Но когда меня взяли на руки и стали медленно покачивать, что-то тихо-тихо напевая, стало так хорошо. Тепло. Уютно. Однажды лунной ночью,


Твой вырастет цветок.


Ладошки поцелует


Зеленый лепесток.


И магия проснется,


И улыбнется солнце!


Однажды лунной ночью


Твой вырастет цветок...



‒ Как красиво! Что это за песня?

‒ Не знаю. Мама пела, когда я болел.

‒ Некроманты болеют?

‒ Только когда очень маленькие. Ты успокоилась?

‒ Да.

‒ Это - мамин нож для бумаги. Она его очень любила. А я... Когда хотел получить подарок на Ночь Вампиров, писал на бумаге желание, сворачивал в трубочку и засовывал вот сюда.

То, что показал некромант, потрясло настолько, что я забыла обо всем. Забыла спросить, что такое «Ночь Вампиров», кем была его мама, что пела такую красивую песню, чем он болел в детстве...

Я просто смотрела туда, куда показывал палец с огромным перстнем в виде черепа (ну конечно - куда ж без него!). Как же я раньше не замечала? Ведь столько раз держала нож в руках, рассматривала! И не заметила. На спине дракона, возле самой головы, там, где сходились крылья, была выемка. Кружок с листиком наверху. Туда действительно можно было засунуть бумажку, если очень плотно свернуть. А еще туда можно вставить кольцо! Бабушкино кольцо...

‒ Чудовище? Чу-до-ви-ще! Ты слышишь меня? Что с тобой?

Меня завернули в плащ, усадили на колени, взяли двумя огромными пальцами за подбородок и внимательно посмотрели прямо...прямо в душу...

Я вздохнула, уткнулась лицом мужчине в грудь. Мне так не хотелось его обманывать! Но выдать Гугла я не могла. Обещала. Другу обещала.

‒ Вальдар...

‒ Да, Чудовище?

‒ Мне нужно вызвать кольцо из моего мира. Очень. Это же артефакт? А я - маг. Маг Жизни! Значит, я могу его вызвать, если захочу. Но я не умею. Зато я знаю, что с ним делать. Помоги мне!

‒ Это тебе Смерть обо всем рассказала? - черные глазищи недоверчиво сузились.

Я вспыхнула. Наверное, щеки у меня сейчас красные-красные! И он, конечно же, все понял. Но отступать некуда. Нельзя. Невозможно!

‒ Да. Ну... Почти. Любимый, я потом обязательно тебе все-все расскажу, честное слово! А сейчас - пожалуйста, научи меня!

‒ Ну хорошо. С тебя поцелуй!

‒ Ноты же...

‒ Ну... нет-так нет!

‒ Да!

‒ Ладно. Как выглядела шкатулка, в которой оно лежало?

‒ Такая...

‒ Закрой глаза! Представь ее. Представь, зачем тебе нужно кольцо. Что ты собираешься с ним делать - представь в мельчайших подробностях! Протяни руку и призови его...

Палец! Палец обожгло невыносимой болью!

‒ Ай!

‒ Уйййй....

Кольцо появилось у меня на пальце! Изумрудный листик горел огнем, а на лбу некроманта сияла шишка, постепенно наливаясь лиловым... Шкатулка упала откуда-то сверху, ну и...

‒ Кажется, получилось... - некромант нахмурился, потирая лоб.

Извиняться было некогда - потом! Я сняла кольцо с пальца и осторожно вставила его туда, где на спине дракончика...

Библиотека вспыхнула изумрудным светом, лишь только бабушкино кольцо с тихим щелчком встало на место. Книги! Корешки фолиантов медленно меняли свой цвет, по ним поползли золотые веточки, на которых распускались листья и цветы, буквы менялись на глазах, как живые...

‒ Что это?! Что?

‒ Не знаю, Чудовище.

‒ Она - Оооо! Вальдар, смотри! Ну, посмотри же! - и я бросилась магу Смерти на шею.

Почему? Наверное, от радости. Мне было так хорошо! Сила. Она текла по стенам, она жила в каждой странице бесконечных рядов изумрудно-зеленых книг, переливалась золотыми буквами, гудела в камине... Камин! Мрамор стал белоснежным, подсвечники на полке - ярче солнца, а вместо кисов на них красовались драконы с глазами-турмалинами.

Все вокруг преобразилось, даже... Даже некромант! Нет, он, конечно, как и прежде, был бледен, смертоносен и ужасен. Он остался прекрасным, холодным рыцарем Преисподней, но...

В его глазах горел огонь Жизни. И этот огонь был ему подвластен! Я вдруг поняла, что все имеет две стороны. Это - та же самая библиотека. Смерть взмахнула плащом, вывернула его наизнанку, и превратилась в прекрасную золотоволосую девушку.

Я подбежала к окну. Мне вдруг показалось, что я увижу залитые солнцем утопающие в зелени цветущие сады, но... Нет.

Пейзаж был тот же. Туманы, скалы, черные пики одиноких башен.

‒ Тебе совсем здесь не нравится? - услышала тихий голос.

Обернулась. Заглянула в черные глаза, и чуть не закричала. Там, в глубине зрачков, шла битва. Жизнь против Смерти. Любовь ко мне против самой природы мужчины, что не в силах отдать одной из сторон предпочтение. Нет! Это...это невыносимо! Не надо! Не надо так... мучиться.

‒ Нравится! Мне здесь все нравится, слышишь? Я люблю тебя. И Смерть она... Ничего такая. С юмором. Своей философской концепцией, и я с ней даже согласна! Я же тебе рассказывала! Тебе... Тебе не надо выбирать! И мне тоже. Жизнь и Смерть - они едины, понимаешь? Нужно просто...

‒ Что, Чудовище? Что нужно сделать? Скажи... Я согласен. На все.

‒ Перевернуть плащ подкладкой внутрь.

И он перевернул. Он не стал золотоволосым принцем с зелеными глазами (это хорошо, блондинов - не люблю!) Подкладка плаща оказалась ярко-алой. Бархатная плотная ткань накрыла с головой и...

Поцелуй. Долгий. Страстный. В нем была Жизнь! В нем была Смерть. Желание убить. Желание воскреснуть. Дать новую жизнь. Запомнить навсегда, зная, что уйдешь в небытие и никогда не вернешься. Осознание того, что гибнешь. Тонешь. Растворяешься. И вера в то, что несмотря ни на что, остаешься!

Сколько длился этот поцелуй? Я не знаю. Мгновение? Может быть. Вечность? Наверное. Но когда мы, наконец, оторвались друг от друга, не сговариваясь, хором выдохнули одно лишь слово:

‒ Навсегда...

‒ Навсегда! Слышишь. Чудовище?

‒ Навеки, Вальдар ап Морт.

Он отпустил меня. Улыбнулся. А я... я погладила стену и подумала: «Ты в любом обличии очень красив». Почувствовала, как замок довольно вздохнул в ответ.

‒ Так, давай посмотрим, что нам дает твоя находка, - отмер некромант. - Что нам нужно прежде всего?

‒ Средство от трупной язвы. Вимория должна избавиться от нее навсегда!

‒ Ищем! - приказал Вальдар, и мы склонились над книгами.

Час. Другой. Третий...

Шея затекла, глаза болели. Мы уселись на пол, потому что все столы, кресла и даже каминная полка были завалены книгами, которые летели с самых верхних полок, стоило некроманту хлопнуть в ладоши! Очень удобно, кстати. Обидно, что у меня так не получалось. Это же моя библиотека! Я - маг Жизни! И вообще. Это мое кольцо! Бабушкино. Бабушка...

Я помнила теплые, шершавые руки. Улыбку. Сказки. Горячее молоко с медом от простуды. И еще она все время приговаривала что-то...

Вита-Веточка, зеленая веточка, Золотой цветочек солнечным днем! Доброе сердечко, подарю тебе, Вита, колечко! Исполнит колечко Желанье твое!

Позади меня раздался стук. Что-то упало на пол.

Вскочила, но некромант оказался проворнее.

‒ Иди сюда, Чудовище! Кажется, нашли...

Книга была огромной, вся в золотистой пыли. Щелкнул замок, и без посторонней помощи том открылся, зашелестел страницами... Как в доброй, правильной старой сказке.

Мы склонились над строчками:

«Трупная язва - магическая болезнь, возникла на рубеже первого и второго веков, в результате экспериментов над умершими с целью познать бессмертие. Страшные опыты черных некромантов, нарушивших Великий Закон, вышли из-под контроля. Болезнь унесла тысячи жизней мирных жителей Вимории и магов Однако совместными усилиями магов Жизни и некромантов удалось создать ритуал, позволивший победить смертельную заразу».

Дальше шло описание ритуала на языке, который я не понимала. Некромант хмурился, шевелил губами, делал какие-то пометки ножом на рассыпанном по ткани плаща пепле, который кисы по его приказу выгребли из камина. Какие-то знаки вспыхивали, поднимались в воздух, кружили вокруг...

Красиво! Сказочно, волшебно, до жути интересно, и...чудовищно не понятно! У меня даже пятка от нетерпения зачесалась, и я заскребла пальцами, совершенно забыв о том, что я вообще-то девушка и нахожусь в непосредственной близости от интересующего меня мужчины...

Да. Нехорошо получилось. Слава Преисподней, увлеченный магическими формулами Страж той самой Преисподней, ничего не заметил...

‒ Что там? А? Ну что? А это что? А?

‒ Очень интересные плетения...

‒ Что за плетения? А?

‒ Место проведения ритуалов - остров Драконов. Ну... это, наверное, можно найти. Ты поможешь.

‒ Я! А я не знаю, где остров драконов! А как мы...

Некромант щелкнул пальцами. Больно не было, но говорить я больше не могла. Это чтоб я не мешала что ли? Нормально вообще... А кто тебе эту библиотеку открыл? Ну...вот... Эх...

‒ Ингредиенты не сложные. Совсем! Даже странно как-то... Вот только...

‒ Что? А? Что только?

Поскольку кричать бесполезно - все равно меня никто не слышит, я подползла к некромантищу и стала трясти его за плечи. Мужчина посмотрел на меня, улыбнулся, и щелкнул пальцами...

‒ Да ты... Ну ты вообще, что ли? Что? Что там?! Ну?!

‒ В центр круга надо положить чешуйку изумрудного дракона - подношение от мага Жизни. И чешуйку дракона Смерти. - Вальдар растеряно посмотрел на меня. - ‒ Чешуйки... огорчился он. - И где мы их возьмем?

‒ Да найдем где-нибудь! Ээээ... наверное. Не переживай!

Я подумала, что надо будет поговорить с Гуглом. Свою чешуйку он мне даст, не откажет. Но вот кто такой дракон Смерти...

--Дракон Смерти, - повторил мои мысли Вальдар. - Никогда не слышал.

И, поцеловав меня в щеку, некромант сорвался с места и исчез.

Пошел общаться к Оку Преисподней. Бедный Гугл! Он так отравится еще чего доброго.

Ладно - пусть идет. А я поработаю - надо найти что-нибудь про драконов Смерти. Эх, жалко древне-виморийского не знаю - все ритуалы на нем прописаны. Надо будет Вальдара попросить подкорректировать программу. Установить обновленную версию! Так. Ну и где это искать?

Вита-Веточка, зеленая веточка. Золотой цветочек солнечным днем! Доброе сердечко, подарю тебе, Вита, колечко! Исполнит колечко Желанье твое!

Уселась на пол и стала ждать, когда упадет нужная книга. Ничего. Ни один замочек не щелкнул. Страницы не зашелестели сами по себе. Только огонь в камине вспыхнул. Или...показалось?

И вдруг...

‒ Ииииииииииииииии!

Кис захлопал крыльями у меня над головой, и в руки упал нож с ручкой в виде дракона. Рассыпанный некромантом пепел поднялся, завертелся, библиотека вспыхнула белым пламенем, приняв прежние черты, а дракончик в моих руках преобразился! Это было...мгновение! Скелет дракона с черными, как сама ночь крыльями и красными, налитыми кровью глазами!

‒ Аааааааааааа!

Я закричала, потому что очень испугалась. Вокруг все было, как всегда. Черный камин, канделябры с фигурками кисов на полке. Темные книги с серебряными буквами. Все такое... Мрачненькое. Готишненькое.

Я дома!

Сразу стало легко. Уютно. Спокойно. Тяжелые шаги за спиной - это некромант за меня испугался. Две тени у камина повисли в воздухе - это Драг и Элла. Следят, чтобы со мной ничего не случилось. Тяжелые, черные бархатные шторы подрагивают - это кисы дрожат от страха - боятся, что хозяин разгневается и развеет их бледными тенями по Преисподней. Все, как обычно. Все, как всегда!

Вот только... Что? Что это было? И что это значит? Фигурка изумрудного дракона превратилась...

‒ Иииииииииииииии!

«Все ясно, как млечный путь! Ну? Пошевели мозгами, Чудовище! Сока аввы глотни из фонтанчика - полезно для мозга!»

‒ Все сказал? - огрызнулась, обхватила колени руками.

-17-



Он

Он не мог ошибиться, как не ошибался никогда до этого! Ритуал проведен правильно. Выдержанная положенный срок рыба. Запах - как всегда. Все ингредиенты на месте - водоросли, масло римты, семена лунной полыни, собранные на тринадцатый лунный день в окрестностях Рардин - лучшие склоны Вимории! Он обошел девять раз кругом против часовой стрелки, прочел все необходимые заклинания, его сила текла, как обычно, отражаясь от холодных серых стен Замка, но...

Но Око Преисподней молчало...

Вальдар ап Морт повторил вопросы:

‒ Где нам достать чешуйки изумрудного дракона? Кто такие драконы Смерти? Где находится остров Драконов?

На мгновение что-то мелькнуло в глубине котла, но тут же исчезло. Тихое бульканье, шорох, и зеленоватое свечение погасло. На этот раз насовсем.

‒ Да что ж такое! Чем я разгневал тебя, о Преисподняя?! - воззвал Верховный дознаватель, сжав ладонями вспотевшие виски.

Может, отправиться в Рардин и попробовать провести ритуал там? Время. У него нет на это времени. Вампиры! Сжалься, Око! Чем же я разгневал тебя...?

О. Рардин! Кровь моя и слезы, счастье мое и боль, на тебя вся надежда! Не оставь последнего из рода, помоги своему сыну!

Он уже поднялся, чтобы выстроить портал, как...

‒ Ииииииииииииииииииии!

«Дорогу Посланнику Замка Владыки! Особые полномочия!» - кис с золотой цепочкой на шее со всего размаха врезался в грудь некроманта.

Отлетев от стены, несчастный упал в корзину с тухлой рыбой, и еле слышно прохрипел - Иииииииииииии...

«Сроооочный выыызоооов! Ку..ку...кубокк...»

Вальдар ап Морт уже исчезал в клубах черного дыма - Кубок можно было не проверять, и так все ясно. Через минуту он уже был в Замке столицы.

‒ Что случилось? Что?!

‒ Владыка пропал, - Мортимерр, бледный как сама Смерть, стоял посреди разгромленной комнаты.

‒ Как это произошло!

‒ Смотрите!

Над личным кабинетом Владиса Третьего кружил серый пепел. Окна выбиты, от камина остались лишь крошки, книги, бумаги, подсвечники, порванный плащ - все было разбросано, как будто по Замку прошел смерч.

Демоны... Демоны Преисподней! Что здесь было? Бал Вампиров? Вечеринка неупокоенных, поднятых отступниками в полночь? Что?!

Что... Кто?.. Как?!

Вальдар ап Морт покачнулся, но устоял на ногах. Налитыми кровью, полными гнева очами уставился на опекуна Владыки. Тот мгновенно отступил, мысленно прощаясь со всем, что было дорого в мире живых.

‒ Никто ничего не понял, - быстро ответил Мортимерр, стараясь как можно скорее передать информацию до того, как обратится в прах. В конце концов, это его долг, а там уж будь что будет. - Охрана была за дверью, Владыка делал домашнюю работу. Потом - грохот. И... вот...

Опекун схватился за голову и взвыл. Громко. Обреченно.

Этого оказалось достаточно, чтобы взять себя в руки. Он сможет. Он - Вальдар ап Морт, Верховный дознаватель, Страж Преисподней, сильнейший некромант Вимории! Спокойно. Сейчас от него одного зависит, что будет дальше. Откинуть все тревоги, все самые страшные мысли, жуткую картину, как мальчишка корчится в лапах Дэрста... Покой... Умерить бешеный стук сердца... Так нельзя. Так ничего не узнать - и ничем не помочь...

Тууук-туук-туук... Тук-тук. Тук-тук. Тук...тук...

Закрыть глаза, слушая ритм собственного сердца. Остановить дыхание. Медленно. Хорошо. Перейти на изнанку бытия. Стать Смертью. Ее глазами. Ее душой...

Он чуть не захлебнулся от магии! Магии некроманта. Он чуть не взорвался от силы! Силы, что текла вокруг. Она переливалась, вспыхивая тысячами разноцветных лун. Плотной, непроницаемой тьмой клубилась по углам. Шептала заклинания предков на древне-морийском, и холодом Вечности веяло от них...

У этой силы не было начала, не было конца, но в ней был Закон. Закон и Порядок. Он не знал, кто это, или что, но он знал абсолютно точно, чувствовал всем своим существом, зависшим на мгновение между Жизнью и Смертью - это не Дерст! Не отступник.

Эта сила. она... Она несла созидание.

‒ Надо отследить портал, которым отсюда ушли, - не раскрывая глаз, приказал ап Морт. - Мортимерр, вызовите Стива! Вызвать посохи, встать в круг! Всю силу - на меня! И да поможет нам Преисподняя...


Она

Замок дрожал, выл огонь в камине, нож выпал из рук! Я вцепилась было в книгу, которую читала, но тут же выронила и ее.

‒ Ииииииииииии!

«Дорогу Вестнику Владыки! Тревога! Беда! Особые полномочия!»

‒ Что? Что случилось?!

Кис Владыки, с огромными ушами и золотой увесистой цепью на шее шлепнулся сверху упавшего на пол фолианта. В глазках-бусинках плескался ужас.

‒ Ну... Ну, не плачь, маленький... - я осторожно погладила перепончатые крылышки, которые оказались покрыты мягким пухом. Надо же... - Что случилось? Чем помочь?

‒ Иииииииииииииии!

«Найди его! Найди!»

‒ Вальдар!? Что с ним? - сердце, предчувствуя беду, застучало быстро-быстро.

Когда я поняла, наконец, кто именно пропал - понеслась к Гуглу, по дороге закинув обессилившего Вестника к фонтану с соком аввы.

‒ Пей. Только не ходи за мной, пожалуйста!

‒ Иииииииииииииииии! Ииииииииииииии!

«Можно подумать, мы не знаем, куда ты несешься! Око Преисподней прячет козявку, лопающую вонючую рыбу! Тоже мне, секрет! Думаешь, он не знает?»

‒ Что?! - мой Проводник бесцеремонно подвинул Вестника из Замка Владыки и тоже принялся за сок.

‒ Ииииииииииии! Иииииииииииииииии!

«Что слышала! В остальных замках тоже козявки водятся. Только наша - пооткормленнее в последнее время!».

‒ -А... Вальдар?

‒ Ииииииииииииии! Ииииииииииии! Иииииииииииии!

«Некромант не знает. Стал бы он иначе вокруг танцевать столько? Знал бы - пригрозил развеять и дело с концом. Но... Замок. Замок с этой козявкой заодно - он его прячет. У него свои секреты. А мы против Замка не пойдем. Так что не боись, Чудовище! Беги к своей козявке давай... Пока я добрый...» - Уфффф.

Я неслась по лестнице, думая о том, что кис ревнует меня к Гуглу. Глупый! Я люблю обоих одинаково! Надо будет ему как-нибудь изюму наковырять побольше. Но это - потом! Сейчас главное - спасти Владыку. Мальчишка, который по возрасту мог бы быть мне младшим братом. Неужели... Нет. Пожалуйста!

‒ Гугл! Гууугл! Гугл! - я звала, стараясь унять сбившееся дыхание, как вдруг услышала... стон!

‒ Оооооооо... Ааааа... Оооооооххх. ..

‒ Что с тобой? Эй? Гугл? Что случилось?

Котел был тусклый и совсем не светился.

‒ Витаааа....

Если бы я не знала, что там сидит маленький дракончик, то... поседела бы. От ужаса - настолько жутким был вой, доносившийся из глубины.

‒ Гугл!

‒ Помогииииии!

‒ Да что? Вылезай!

‒ Не могу!

‒ Почему?

‒ Застрял...

Тут я села. Прямо на пол.

‒ Это все рыбзаааа, - в голосе из Ока Преисподней слышались слезы. - Рыба и твоя магия!

‒ Ты мой бедный...

‒ И что теперь делать? Хозяйка...

‒ Ждать, когда ты похудеешь. Тебя нельзя кормить.

‒ Что?! Нееет! Я три тысячи лет не ел досыта! И что? Отказаться от рыбки? Сейчас? Да я лучше... Я...Я. ..

БАБАХ!

Котел разлетелся вдребезги, задрожали серые стены, и...

И вылез из зияющей дыры ДРАКОН! Огромный изумрудный дракон, приветствуя мага Жизни!

‒ Окей! Мы разрушили Око...этой... как ее...Преисподней!

‒ Думаешь, нам влетит?

‒ Не знаю, не важно. Сейчас не до этого. Перенеси меня к Владыке! Быстрей!

И снова леса Мории. Темные, непролазные. Холодно, темно и страшно. Вот в таком лесу Черная Шапочка и высосала из Мыша всю кровь..

Мы шли, стараясь ступать бесшумно. Дракон очень старался, это было видно, но ветки под его лапами трещали с диким хрустом, а голова и крылья ломали кусты и даже небольшие деревья... В общем, незаметно не получилось..

Наверно, не стоило кидаться сломя голову - надо было обратиться за поддержкой к Вальдару. И только я об этом подумала...

‒ Ааааааааа!

Я испугалась собственного крика.

Большое и лохматое чудище в порванной одежде испугалось тоже. Нечто зажмурилось, закрыло морду лапами и прижалось к стволу огромного дерева. Дерево было большое, поэтому Гугл его еще не сломал.

Одежда на чудище была, кстати, дорогая. Расшитая золотом, ткань поблескивала во тьме. Заколдованный принц? Версию местного аленького цветочка я не читала, но что-то мне подсказывало, что добром бы она не кончилась...

«И высосало чудище из красавицы всю кровь...».

‒ Вита. - зашептал дракон мне в ухо. - Это же он и есть!

‒ Кто? - прохрипела я сорванным голосом.

‒ Посмотри!

Зверь опустился на землю - и... горько заплакал.

‒ Стой... Гугл, ты хочешь сказать, что это...

‒ Владис Третий, Владыка Вимории.

‒ Ох ты ж...

Осторожно, стараясь не делать резких движений, подошла к рыдающему ... Владыке?

‒ Успокойся... Ну, что ты? Не плачь! Мы обязательно что-нибудь придумаем. Вальдара позовем...

Услышав знакомое имя, зверь затих. Мохнатые лапы раздвинулись, и я узнала его! Черные, насмерть перепуганные глаза подростка были такими же, как тогда, на площади возле ратуши.

Надо добраться домой. Как можно скорее! Вальдар ап Морт обязательно поможет! Только сначала оторвет мне голову за то. что удрала из Замка. И...как быть с Гуглом? Я ведь обещала...

‒ Ррррррррррррр?! - обреченно произнес парень.

‒ Кто это с тобой сделал?

Владыка опустил косматую голову.

‒ Дэрст?

Владис Третий отрицательно затряс головой и прижал лапу к груди.

‒ Сам, что ли?

Тяжелый вздох.

‒ Как? Что ты сделал?

‒ Рррррррррррррррр....

‒ Ритуал? Ингредиенты перепутал? Заклинание неправильно прочел? Съел что-то не то?

‒ Ррррррррррррррр! - Владыка сжал кулаки и затопал копытами.

Видимо, мои предположения были не верны.

‒ Хозяйка! - осторожно окликнул меня Гугл. - Тут такое дело...

‒ Что? Что ты знаешь?

Владыка с надеждой уставился на изумрудного дракона. С надеждой и нескрываемым любопытством. Ну, еще бы! Он, как и все, искренне считал, что изумрудные драконы, равно как и маги Жизни - не более чем красивая старая легенда.

‒ Все. Нам конец. Некроманты узнают и...

‒ Ты о чем?

‒ Что с нами будет? Владыка! Он теперь знает о нас!

‒ Гугл! Да если мы его спасем! То, во-первых, вас закормят рыбой - только надо, чтобы трубы проложили большего диаметра! А во-вторых, мы попросим - и его величество не будет нас палить! Правда же?!

Владис Третий с энтузиазмом закивал.

‒ Говори, Гугл.

‒ Это магия. Магия некроманта. Все это время она спала, и теперь проснулась!

‒ А почему он стал таким? Во мне тоже проснулась магия! Я же...

‒ Есть легенда. Вернее - предсказание.

‒ Какое еще предсказание? - все происходящее нравилось мне все меньше и меньше.

‒ О Великом Равновесии. И проснется сила в некроманте, и обернется он зверем, и дрогнут... ээээ....мммм....не помню. Что-то о лесах Мории, кажется, тоже было. Янда спит на дне морском и видит сны. Иногда она говорит. Ну, я что запомнил, то  и...

‒ То есть во Владисе проснулась магия некроманта? И она очень-очень сильная, так?

‒ Думаю, да, - дракон уверенно кивнул.

Косматая голова Владыки вертелась от меня к дракону, черные глаза восторженно блестели. Конечно, он был рад! Он ведь думал, что магии в нем нет. Но...что же теперь будет? Неужели он навсегда останется...таким?

Владис, казалось, читал мои мысли. Глаза несчастного мальчишки снова стали грустными. Нет, это невыносимо! Мы должны, должны ему помочь!

‒ Гугл, постарайся вспомнить что-нибудь еще. а? Ну, что там Яндекс...в смысле - Янда эта? Что еще она говорила?

‒ Надо покорить магию. Только я не знаю, как... - Гугл чуть ли не плакал. - Сколько я себя помню, таких сильных магов еще не появлялось на свет. Даже Вальдар и тот... обошелся без этого!

‒ Владис, - окликнула я правителя, - а у тебя идеи есть?

Чудище вздохнуло.

‒ Есть.

‒ Вальдар?!

Знаете, что самое прекрасное во всех существующих и еще не родившихся мирах? Когда любимый появляется вовремя и у него есть идея!


Он

Снова злополучная поляна с колодцем. Магия Владыки выстроила самопроизвольный портал в леса Мории. Значит, здесь - средоточие силы. Мощной. Непредсказуемой.

Итак, у Владиса Третьего, правителя Вимории, открылся, наконец, потенциал! Чудовищной, судя по всему, силы. Так как рядом не оказалось наставников, магия некроманта, не распределившись правильно, превратила мальчика в зверя. Чудище. Чудовище...

В результате - три чудовища на поляне. Вита, Владыка, и... изумрудный дракон, который, увидев повелителя Рардин, юркнул на спину девушки. Ну, как юркнул... Создание, размером с тана, свалило несколько небольших деревьев и притаилось, зажмурившись.

Видимо, монстр решил, что, если он закроет глаза, остальные его тоже не увидят. Да... Легенды явно преувеличивали умственные способности Изумрудных драконов, жителей морских глубин, верных помощников магов Жизни.

Нет, то, что хотя бы один из них - выжил - это, наверное, неплохо. Яркая, золотая, магия дракона кружилась в воздухе, тесно переплетаясь с силой мага Жизни. Этим двоим хорошо друг с другом. В магическом смысле. Значит, драконы укрылись в лесах Мории? Но они - морские жители! Колодец! Ну конечно! Вот только как он луда... помещается? Магия?

‒ Что тут происходит? - некромант поднял руку, появился посох, и задрожали деревья Морийских лесов!

(На самом деле, сила некроманта была вовсе ни при чем. Деревья зашевелились, потому что за спиной Виты от страха дрожал изумрудный дракон... Но мы не будем говорить об этом магу Смерти, Стражу Преисподней и Верховному дознавателю Вимории. Ну...не надо).

Итак, в руке ап Морта появился посох, задрожали деревья Морийских лесов, и Владыка выступил вперед, защищая дракона и девушку.

Смело.

‒ Что вы здесь делаете. Владыка?!

‒ Рррррррр! - взвыл правитель Вимории, пытаясь все объяснить. - Ррррры-ииии ррррр!

‒ Очень... выразительно. Но не совсем понятно...

‒ Рррррррррррррррррр! Рррррррррррррррррр!

‒ Вы правы, Владыка... Ваш гнев оправдан. Я... Мы все. Глубоко виноваты перед вами. Магия не проснулась вовремя, и все решили, что этого уже не произойдет. Чудовищная, непростительная ошибка! Видимо, тот факт, что мир Вимории теряет силу, затуманил наши сознания горем... Простите, повелитель! - и маг Смерти медленно опустился на одно колено, склонив голову и вытянув посох перед собой.

‒ Рррррррррррррр! Ррррррррррр? Рррррррр?!

‒ Вы снова правы, повелитель! Конечно, мы будем искать выход! Вы... вернее, ваша магия. Сила, что проснулась внезапно и заполнила все ваше существо целиком, соединившись с собственным, весьма естественным страхом, искала выход. Смерч разгромил крыло замка - Мортимерр и Стив до сих пор с трудом удерживают разрушительную магию. Поймите, нам необходимо сохранить ваше исчезновение в тайне, чтобы избежать бунта.

Владис Третий сел на землю и обхватил морду руками.

‒ Зачем ты его пугаешь?! - возмутилась Вита. - У тебя же наверняка есть план, чтобы помочь! Он и так...

‒ Чудовище! - перевел Вальдар ап Морт усталый, но все еще гневный взгляд на девушку. - Потрудись объяснить, что ТЫ делаешь в лесах Мории?!

‒ Ой...

Маг Жизни попыталась спрятаться за изумрудного дракона. Но тот был против. Какое-то время девушка и дракон отступали друг за друга. Пострадало еще несколько деревьев.

‒ Довольно! - зарычал Верховный дознаватель, испугавшись, что какое-нибудь дерево придавит возлюбленную. - Кто это?!

‒ Это?.. - девушка посмотрела на дракона. - Это...

‒ Я - Гугл, - решительно сказал дракон и снова зажмурился.

‒ Откуда ты. о Гугл, сын морских глубин, верный слуга Мага Жизни, кто есть твой Хозяин, и под знаком какого созвездия племя твое процветает и множится тысячи лет?

Некромант вновь опустился на одно колено, стукнул посохом о землю, и в небо взметнулось ядовито-зеленое облачко в виде дракона!

‒ Как...красиво! - выдохнула девушка.

‒ Тихо... Не мешай! Я приветствую изумрудного дракона. - шепнул, нахмурившись, ап Морт.

‒ Я...ЭЭЭЭ... Приветствую тебя, о Некромант!

Дракончик неуклюже поклонился, стараясь сохранить торжественность момента. Потом... вздохнул и сел на землю, с громким хрустом сломав еще несколько веток.

‒ Я... не знаю, под каким созвездием когда-то процветал мой род. Я. может, один остался... Совсем. А Хозяйка - вот! - изумрудная лапа с длинными золотыми когтями указала на Вигу.

‒ Понятно, - некромант встал. - Где ты жил все это время? В колодце?

‒ В колодце, в колодце! - дракон старательно закивал.

‒ Хорошо. А как ты туда помещался? Магия?

‒ Магия, магия! - вновь закивал дракон.

‒ Так... - маг пристально посмотрел на дракона. Потом на девушку. И опять на дракона. - Может, расскажете как есть и не будете мне врать?

‒ Прости, - Вита подошла к мужчине и обняла. - Прости. Я не хотела, но Гугл - боялся. Он маленький и...

‒ Маленький?!

‒ Ему всего три тысячи лет! Он совсем ребенок!

‒ Я - ребенок! Мне всего три тысячи лет...

‒ Он все время боится, что погибнет от голода.

‒ Да! Я так боюсь погибнуть от голода... Или застрять в трубе!

‒ В трубе? В какой еще трубе?! Рассказывайте! Рассказывайте все!

‒ А может, мы сначала расколдуем Владыку? - быстро сказала девушка. - Ты же сам говорил, что это нужно сделать, чем скорее, тем лучше. А мы потом все-все расскажем. И покажем.

В ответ на «покажем» дракон вздохнул, опустил голову на круглый живот и прикрыл глаза передними лапами.

‒ Что вы натворили? - в голосе Вальдара ап Морта...

Непередаваемая гамма чувств и эмоций была в голосе Вальдара ап Морта.

‒ Чуть позже ты нас отругаешь и накажешь... Владыка! Посмотри на него! Он до смерти напуган!

Некромант вздохнул. Ну, конечно! Бедный, маленький голодный дракончик. Несчастный, до смерти перепуганный правитель Вимории. Интересно - он один тут такой? Огромный, сытый и спокойный?

Но в чем-то девушка была права. Пора возвращать Владиса Третьего. Не заметить всплеска силы некроманты не могли. Очень скоро представители древнейших домов явятся с ознакомительным визитом в Замок столицы. Вспомнят аресты сыновей. И тогда ...

‒ Владыка... - обратился некромант к мальчику. - Бы стали магом. Очень и очень могущественным.

Чудище склонило голову, вслушиваясь в каждое слово.

‒ Признаюсь, я не встречал такой силы... Нигде и никогда. Ни разу. Думаю, ее необходимо перераспределить.

‒ Как? И - куда? - блестя глазами от любопытства, спросила Вита.

‒ Когда приходит сила, некромант создает посох, - пояснил некромант и погладил отполированную поверхность собственного артефакта.

Владис Третий кивнул.

‒ И я, и ваш отец рассказывали вам... Но теперь... Хотя, что мы теряем? Попробуйте.

Зверь, в которого превратился тринадцатилетний мальчик, уселся на землю и стал дышать. Все эти годы его учили, надеясь, что сила, пусть слабая, но все-таки проснется. Сейчас этой силы было столько, что...

Владыка пыхтел, рычал, фыркал, впивался в землю когтистыми лапами. Но ничего не происходило.

‒ Много... Очень много силы... - вздохнул ап Морт.

‒ Ты же можешь ее забрать... - девушка нахмурилась. - Как тогда, у меня?

‒ Можно попробовать... Но куда мы ее денем?

‒ В посохи?

‒ Лучше на восстановление Замков - они вот-вот рухнут. Оба!

Изумрудный дракон виновато посмотрел на Виту, зверь - на Вальдара ап Морта. Да, они разрушили Замки. Но они же нечаянно! Они...не хотели...

‒ Давайте пробовать. - вздохнул некромант, отгоняя грустные мысли.

Все вместе они перенеслись во дворец. Маг Смерти, маг Жизни, изумрудный дракон и не справившийся с огромным выбросом силы Владыка Вимории.

Мотримерр и Стив выглядели плохо. Некроманты удерживали разрушающий Замок смерч из последних сил.

‒ Объяснения - потом! - выкрикнул Вальдар ап Морт, поймав смерч в посох.

Череп, которым посох некроманта был увенчан, издал нечеловеческий рык и вспыхнул огненным взглядом. Ветер стих. Лишь хриплое дыхание Мортимерра и Стива, да хруст медленно оседающего на их плечи пепла.

‒ Почти справились. - виновато пояснил ап Морт. - Здесь... просто нужен был третий. И теперь нам понадобятся ВСЕ силы! Владыка - вы в центр! Стив, Мортимерр и я - по кругу. Активируем посохи, перераспределяем энергию. Вита. Дракон, как там...

‒ Гугл, - подсказал дракончик.

‒ Гугл, - кивнул маг. - Вы - вот сюда. По бокам. Так. Хорошо. Договаривайтесь с Замком - нам понадобится любая помощь. Драга и Эллу я вызвать не могу - они следят за осужденными.

Маги и дракон молча встали каждый на свое место. Вита посмотрела Владису в глаза. Надежда. Надежда и страх были в них. Только бы получилось!

‒ Начали, - скомандовал Вальдар ап Морт.

Он видел, как вздрогнула девушка, когда поток чужой, явно неприятной ей силы едва не выбил почву из-под ног. Видел, как магия морского дракона вспыхнула изумрудным сиянием.

В висках стучало. Нечем было дышать. Надо было не впутывать ее. . Вита! Такая хрупкая и такая сильная девочка. Его девочка.

Держаться... Держаться...

И явился Посох! Дикий вопль раздался в центре круга, сияние ослепило на мгновение, и Замок погрузился во тьму.

Они пришли в себя почти одновременно - все, кроме Виты, дракона и...6ладиса.

‒ Стив! Мне нужны плоды фанирр! Много! Возьми слуг, кисов, принесите несколько корзин. Мортимерр! Активируйте посох, восстанавливайте Замок, найдите комнату, куда можно положить тех. кто пострадал...

Стив и Мортимерр. убедившись, что Владыка, хоть и без сознания, но слава Вампирам, в прежнем, человеческом обличии, бросились выполнять приказ. Вальдар ап Морт склонился над девушкой.

‒ Вита... Чудовище! Очнись... Очнись, любимая...

Длинные ресницы дрогнули. Зеленые глаза потемнели.

‒ Гугл... - прошептала.

‒ Все хорошо. Все в порядке. Мы справились.

‒ Клубники...

‒ Я уже послал Стива. Сейчас, сейчас... Потерпи.

Эти двое - девушка и дракон, отдали почти все силы. Владиса, бледного как сама Смерть, положили на кровать. Девушку же маг держал на руках, прижимая к себе так, будто кто-то вознамерился отнять ее у него.

‒ Морт, вас...ничего не смущает? - вернувшийся после обследования Замка Мортимерр красноречиво обвел взглядом каминный зал.

Интерьер Замка, действительно, изменился. И хотя Верховного дознавателя в данный момент больше заботило состояние девушки, не заметить это было невозможно. Белоснежный мрамор камина, увитые зелеными ветками золотые подсвечники в виде драконов...

Преисподняя... Дракон!

Он не сразу отыскал малыша. Подумать только - три тысячи лет! Такой кроха... Из изумрудно-зеленого великана морской дракончик превратился в маленькое нечто цвета залежалой тины. Может, и ему помогут плоды волшебного дерева фанирр?

‒ С ним...что-то не так? - с тревогой заглянул ап Моргу через плечо Владыка.

Постепенно все приходили в себя. Стива, к его неудовольствию, пришлось послать за свежей рыбой. Как выяснилось, окей не едят плоды деревьев. А вот девушки - едят. Уже вторую корзину...

Вальдар ап Морт рассматривал посох, явившийся Владыке Вимории. Разница с его собственным и посохами Мортимерра и Стива впечатляла. Одинаковых артефактов в мире некромантов, конечно же, не бывает, но...

Палка была кривой, черный череп - огромным! Практически в натуральную величину. И... такая сила! Артефакт дрожал в его руках, а в руках Владиса начинал светиться алым пламенем еще до того, как маг активировал силу.

Да... Будет непросто. Очень.

О, Вимория! Сила проснулась в правителе твоем! Теперь он станет самым сильным, самым могущественным некромантом за всю историю! И он, Вальдар ап Морт, сделает все. чтобы Владыка был милосерден, мудр и справедлив.

Слава тебе, Вимория!

-18-



Она

Как... хорошо! Внутри струится, мерцает золотой свет. Медом янтаря течет сила. Сила Жизни.

Честно говоря, я думала мне станет плохо. Две корзины клубники каждая размером с яблоко. Две! Хоть бы крапивница какая выскочила для приличия, что ли...

Но нет. Самочувствие прекрасное, настроение тоже. Я скосила глаза - убедиться, что с океем все окей. Вот такой вот каламбур получается. На самом деле, превратившись обратно в козявку цвета тины, Гугл меня испугал.

Дракончик, размером с упитанную кошку, лежал на соседней подушке, сверкая чешуйками ярко-изумрудного цвета.

Улыбнувшись, я довольно закрыла глаза. Нормально. Сойдет. Сходим с ним на море, он поплавает, рыбки поест, и снова вырастет! Мне нравилось, что дракон постепенно становился большим. Хотелось, чтобы он стал огромным! Я чувствовала его силу. Мощь. И вообще. Где-то в глубине было ощущение, что это - правильно. Что так и должно быть...

А еще было ощущение, что кто-то на меня смотрит. Снова открыла глаза, и рут же зажмурилась, потому как негодующий взгляд Вальдара ап Морта, мага Смерти и Стража Преисподней, испытание не из легких.

Эх, рано я пришла в себя. Надо бы снова потерять сознание...

Однако сознание, спасенное плодами дерева фанирр, решительно не желало никуда теряться.

Жаль.

‒ Вита! - прорычал некромант.

‒ Аааах!

Надеялась, получится как у барышень девятнадцатого века - томно и трепетно. Не. Не получилось...

Гугл посмотрел на меня удивленно, Вальдар ап Морт- зло.

‒ Чудовище! Почему ты сбежала из Замка?

‒ Поняла, что Владису нужна помощь.

‒ Кто тебе об этом сказал?

‒ Вестник Владыки. Кис.

‒ Развею!

‒ Нет! Не трогай его! Он... он просто испугался. И потом - он все сделал правильно! Он спасал своего хозяина, и...

Вальдар ап Морт опустился в кресло, и, обхватив голову руками, устало сказал:

‒ Несносная девчонка! Ты что, не понимаешь, что, выходя из Замка, подвергаешь себя опасности?!

‒ Прости. Но...

‒ А Замок? Он хоть цел?!

Тут Гугл решил, что томная барышня - это он. Повернулся к стене и прикрыл глаза. Предатель!

‒ Понимаешь...

‒ Правду, Вита!

Я долго смотрела на некроманта. Потом не выдержала, и тихо попросила:

‒ Обними меня.

Мужчина вздохнул. Плавное движение - и огромная скала из мышц нависла надо мной. И как он умудряется с такими...зэээ...габаритами двигаться, как кот. Мягко. Тихо. Бесшумно и...быстро! Некромант поднял на руки, прижал к себе.

‒ Вита-Вита-Вита, - плавно покачивали меня на руках.

Я погладила любимого по щеке:

‒ Простииии.

‒ Мое сумасшедшее Чудовище...

Он вернулся обратно в кресло, я устроилась у него на коленях, обняла за шею. Если бы можно было вечность провести вот так. Не шевелясь. Рядом с ним.

Еще бы еще ни в чем признаваться не надо было...

‒ Это я виноват - тихо проговорил Гугл, не открывая глаз.

‒ Неожиданно. Неужели совесть проснулась?

‒ Я стал больше, чем труба, подведенная к Оку Преисподней. - Но... Я впервые за много тысяч лет был сыт. Простите.

‒ А какое отношение ты имеешь к Оку? - прищурившись, спросил некромант. - Изумрудные драконы живут в пучине морской!

‒ И отличаются огромными размерами, да... - дракон кивнул и продолжил свой рассказ голосом, полным печали. - Когда исчезли маги Жизни, мы оказались одни. Какое-то время держались, конечно, но... Драконы стали мельчать. Сила магов Жизни больше не поддерживала нашу магию. Одно дело, скрываясь в глубинах морских, быть большим и совсем другое - маленьким. Мы превратились в легкую добычу хищников покрупнее. Море беззащитно к слабым. Сил не осталось даже на то, чтобы охотиться. И мы пошли руда, где пусть слабо, но все же текла магия - к черным Замкам некромантов. Как ненавистны были те, кто уничтожил магов Жизни, инстинкт взял верх. Драконы хотели выжить.

Я вспомнила Гугла таким, каким впервые его увидела. Сердце болезненно сжалась.

‒ То есть вы проникли в водопровод. И веками... Какими веками - тысячелетиями водили нас за нос?! - Вальдар ап Морт даже подпрыгнул от возмущения, перед этим аккуратно пересадив меня на кровать.

‒ Мы действительно умеем предсказывать будущее, - обиделся Гугл.

‒ Но...Око показывает картины других миров. События. Как?!

‒ Драконы владеют гипнозом. Видим - мы. Вопрошающего - заставляем видеть. Вы всматриваетесь в муть котла, в надежде разглядеть там ответ. Концентрируетесь. Очень удобно...

‒ Так вот почему...

‒ Почему что? - Гугл склонил голову на бок, глядя некроманру прямо в глаза.

‒ Почему я видел там глаза!

‒ Совершенно верно, - дракон важно кивнул.

‒ Прекрасно! А просто прийти за помощью?! - тьма клубилась из-под плаща - хозяин Рардин был в гневе!

‒ После того, как некроманты уничтожили магов Жизни?!

‒ Это были отступники.

‒ Некроманты уничтожили магов Жизни, - упрямо повторил дракончик. - И нас!

Вальдар ап Морт злобно зарычал, но сказать ничего не успел - дверь распахнулась, и в каминный зал вошел Владыка.

Казалось, мальчик повзрослел за эти несколько часов. Черты лица заострились. В глазах появилась...боль.

‒ Владыка... Вы приняли представителей Домов? - Вальдар ап Морт поклонился и посмотрел подростку в глаза.

Я смотрела то на одного, то на другого. Эти двое...говорили без слов. Между ними была связь. Теперь - как никогда. Я это просто...чувствовала.

‒ Да. Некроманты королевства принеслись во дворец и просто опешили, осознав, что у меня проснулся дар. Их особенно потрясло, что я встречал их один. Зрелище получилось. - правитель Вимории грустно улыбнулся. - Я таких искренних заверений в беззаветной и вечной преданности до последней капли крови не слышал никогда!

Вальдар ап Морт, усмехнувшись в ответ, кивнул.

‒ Я хотел спросить. - мальчик побледнел еще больше, - мой...посох.

‒ Да? - хозяин Рардин мягко отнял посох и провел ладонью по искривленной палке.

‒ Это же не отражение моей... внутренней сути?

‒ Скорее, магии... Почему вы его не уберете? - нахмурился Вальдар ап Морт. Владис третий неожиданно смутился.

Мне вдруг стало жаль Владыку. Я его понимаю - столько лет был «не таким». Без магии. Ловить на себе взгляды. Сначала - требовательные, потом - разочарованные. Бедный мальчик...

И вот теперь - триумф! Хочется доказать всем, как они ошибались, но главное - убедить самого себя в том, что ты достойный сын своих предков, полноправный наследник трона. Оправдать собственное существование под солнцем Вимории. Мира, который теряет магическую силу. Люди лишаются слуха и зрения. Драконы мельчают. Некроманты не знают, как победить трупную язву...

‒ Уберите! - приказал ап Морт, и посох Владыки тут же исчез.

‒ А теперь - призовите снова. - некромант сложил ручищи на груди.

Мне почему-то нравилось, когда он так делает... Это означало, что маг Смерти доволен. Посох в руках Владыки появился быстрее, чем я успела моргнуть.

‒ Отлично! - улыбнулся Верховный дознаватель.

Мальчишка довольно засверкал глазами.

‒ Посох... Это... Я что-то слышал. О необычном посохе. - о’кей почесался задней лапой за ушком.

Как... кошка, честное слово! Ни разу не видела, чтобы он так делал...

‒ Что?! Вспомни, дракон! Это важно! - Вальдар ап Морт сдвинул черные брови.

‒ Что-то... О посохе и некроманте, который явится, чтобы переписать Договор.

‒ Договор?

‒ Договор. Кажется... Янда спит в морских глубинах. Старая Янда видит сны. Мне нужно в море. Я попробую. Моя магия еще не набрала столько силы...

‒ Что за Договор? - с любопытством спросил Владыка.

‒ Потом. Мы поговорим об этом после. Если позволите. Еще не время. А сейчас...

‒ Сейчас мы отправимся в ваш Замок, и наведем там порядок! Я обещал, - посох вновь появился в руках Владыки.

Открылся портал.

‒ Какое счастье, что вы сослали меня не в Рардин, - проворчал ап Морт, входя в него. - Разрушение родового Замка пережить было бы труднее!

«О, Рардин! Кровь моя и слезы, счастье мое и боль! Мы живем с тобой в эпоху перемен! Подумать только - пришло время повторного заключения Договора. И этот мальчик... У нас мало времени. Рардин. Надо торопиться...»


Он

И взмахнули посохами некроманты. Владыка Вимории и Верховный дознаватель, маг Смерти, Страж преисподней, и ... и застыли они в изумлении.

В подземелье было... как обычно. Ни разрушенной кладки, ни вывернутых труб, о которых рассказывали Чудовище и дракон. Око Преисподней, как и было ему положено, загадочно поблескивало слабым изумрудным светом в полутьме.

Хозяин Замка нахмурился, и, поймав насмешливый взгляд владыки, бросился к Кубку. Тот стоял на месте, полный жидкости. Вокруг - чистота, как будто Чудовище решило и дальше, несмотря ни на что, выполнять свои обязанности служанки.

‒ Любопытно, - пробормотал Вальдар ап Морт.

‒ По-моему, над нами решили пошутить, - пропел Бладис Третий, поглаживая посох. - Или Вита с ее драконом, или...

‒ Замок и его обитатели - сдвинул брови Страж Преисподней.

‒ Хозяин?! - у входа в подземелье появилась Элла.

‒ Хозяин! - к экономке присоединился дворецкий.

Кисы прилепились к потолку и повисли вниз головой. В одну линию. По росту... Вальдар ап Морт сложил руки на груди.

‒ Элла! Драг! Что все это значит?!

Слуги хотели ответить, но заметили Владиса Третьего и низко поклонились:

‒ Повелитель! Счастливы видеть! Отобедаете ваше... некромантство?

‒ Непременно, - глаза подростка вспыхнули.

И радость, и гордость были в этих глазах. Сколько же он этого ждал! Сколько они все ждали...

‒ Его некромантство Владис Третий, Владыка прекрасной, любимой Вимории, коей преданы мы с вами всем сердцем и до последнего вздоха, непременно отобедает у нас. - улыбнулся Вальдар ап Морт. - Я спрашиваю ЧТО. ЗДЕСЬ. ПРОИСХОДИТ?!

И вспыхнула тьма из-под плаща Верховного дознавателя! Блеснули алым черные, как ночь глаза хозяина Замка. Тяжело вздохнули Элла и Драг. Пискнули кисы. По очереди.

‒ Перестарались, - печально прошептали слуги. - Простите, Хозяин.

‒ В смысле - перестарались? - прижал посох к себе Владис Третий.

Владыка Вимории никак не мог понять в чем дело, в то время как Вальдар ап Морт хохотал уже в открытую.

Замок и его обитатели решили навести порядок. Они ждали хозяина. Не хотели расстраивать. Это было...приятно. Но что-то внутри подсказывало, что не все так просто. Слишком низко кланяются Драг и Элла. Конечно, они рады за Влэдиса! Но... Кисы как-то уж очень четко выстроились по рос ту и блестят глазами куда угодно, только не в его сторону. Нет. Что-то не так!

‒ Погодите... Вы... Вы слышите? - тринадцати летний Владыка нахмурился, а Вальдар ап Морт прижал ладони к серой стене.

‒ Здравствуй, душа некроманта. Ты...слышишь меня?

Замок слышал. Тяжело дышал. И...злился? Помогал Драгу и Элле замести следы, чтобы Хозяин не обрушил свой гнев на Чудовище. Стало обидно. Замок на ее стороне! Что творит эта девчонка? И, главное - как? Как она это делает? Черный Замок некроманта признает в ней... Хозяйку?!

‒ Ты...ты забыл КТО твой Хозяин?!

«В отличие от тебя, ей здесь нравилось! А ты ? «О, Рардин! Кровь моя и слезы, счастье мое и боль!». Надоело! Рардин - то. Рардин - се... А я? Я?!»

Голос замка грохотал в сознании! Удивительно... Замок до этого служил. Но... никогда не общался.

‒ И что у нас происходит? - прямо спросил у серых стен некромант, стараясь сдержать гнев.

«Да ничего особенного. Тут все подправили, чтобы ты Виту не ругал. На водопровод, правда, времени не хватило...»

‒ Водопровод?! - Вальдар ап Морт схватился за голову. - Драг? Элла! Бода! Куда? Куда она стекает?!

‒ О! - Элла сжала руки у груди, а Драг, склонив голову, прошептал. - В нижние ярусы подземелий...

‒ Пленники, - побледнел некромант.

Арестованные мальчишки оказались в ловушке. Лишенные магии, наследники старейших магических Домов были совершенно беспомощны. Хорошо еще, что он, как ни злился, все-таки не приказал приковать бунтовщиков к стенам. Тогда бы они уже погибли, а так... Есть надежда!

‒ Скорей! Скорее! За мной!

Перед тем как побежать вниз, маг Смерти, наступив на собственную гордость, приложил ладони к холодной стене:

‒ Помоги им... прошу!

Подростки плавали под потолком, судорожно хватаясь за прутья решетки.

Пришлось потрудиться. Посохами проломили пол в центре, и вода ринулась вниз. Бывают моменты, когда грубая мужская физическая сила сильнее магии...

Обессилев, мокрые и грязные узники попадали на пол. Юные отступники тяжело дышали, отплевываясь. У Вальдара ап Морга защемило сердце - что было бы, если бы они с Владыкой не успели... Он никогда не простил бы себе этого... Никогда!

Владис Третий был бледен. Повелитель Вимории оперся на посох и спросил - негромко, без крика, но так... величественно, что даже он, Вальдар ап Морт, Верховный дознаватель, содрогнулся. Мальчишки же попросту перестали дышать.

‒ Вы знаете, кто я?

Мертвая тишина была Владыке ответом.

Пленники робко косили в сторону правителя Вимории из-под длинных черных прядей, свисающих на лицо - подростковая мода, как потом выяснилось, отличительный знак отступников.

Первое, что бросилось в глаза предавшим Владыку - посох. Причудливо изогнутый, с огромным, в натуральную величину черепом. Бледным пламенем мерцали в полутьме пустые глазницы, приветствуя подданных. Тех, кто не задумываясь пошел против правителя своей страны. А они медленно, по одному, становились на колени.

‒ Я не знаю, кто сильнее - я или Дэрст, - негромко сказал Владыка. - Пока мы с ним не сойдемся в открытом бою - никто этого не узнает. Мне завещано беречь Виморию - и я буду это делать.

Рука мальчика сжала древко посоха так, что побелели костяшки тонких пальцев. Упрямый взгляд. Сжатые в тонкую ниточку губы. Капельки пота блеснули на лбу.

‒ Теперь - о вас. Вы никакие не герои. Вы - предатели, опозорившие Дома своих предков! Вы не стали с правителем и преданными короне некромантами искать способы спасения страны. Не пытались сохранить магию. Вы просто... переметнулись к врагу. Пошли за Дэрстом - черпать силу за счет невинных жертв.

Даже кисы замерли, вслушиваясь в слова молодого Владыки. Справедливые слова.

‒ Вы отправитесь со мной. Учиться, чтобы служить Вимории. Предупреждаю: вас зачаруют. Героических смертей во имя Дэрста больше не будет. Хватит! Одна лишь мысль о предательстве вернет вас обратно в подземелья. Я лично отдам приказ, и Замок Верховного дознавателя сделает то, что не успел сегодня - вы умрете, захлебнувшись в сточных водах.

-19-



Она

Вальдар был какой-то... несчастный.

Мы с Гуглом переглянулись и замерли. Неужели...

‒ Не удалось? - шепотом спросила я.

‒ Что? - удивленно спросил некромант

‒ Замок спасти?

Страж мертвых усмехнулся. Посмотрел на меня, потом - на Гугла.

‒ Не доросли еще - замки рушить! Хотя, надо признать, от вас двоих урона...

Шутит Мы с облегчением выдохнули. А потом... Потом нас забрали домой.

Гугл счел за благо исчезнуть с глаз некроманта долой, кисы суетились, стараясь угодить, замок счастливо вздыхал - был доволен. Элла и Драг сияли, как начищенное серебро. Слуги явно были рады меня видеть. Хорошо дома...

‒ С завтрашнего дня - отправляемся путешествовать. - сообщил некромант, когда мы остались, наконец, наедине.

В библиотеке появилось еще одно кресло. Камин здесь теперь топили чаще, чем в зале. Библиотека стала... нашим местом. Мы искали книги (с помощью ножа я научилась очень быстро превращать черные книги в трактаты магов Жизни), болтали обо всем на свете, целовались...

Подали мороженое, и Вальдар ап Морт продолжил:

‒ Его величество распорядился. Он наносит визиты, мы его сопровождаем. Баша с Гуглом миссия - узнать, где находится Остров Драконов. В Замках старейших Домов некромантов, возможно, обитают остальные окей.

‒ Правда?!

‒ Не знаю. Око Преисподней есть у каждого, в этом я уверен. Но вот видят ли некроманты что-нибудь в нем...

‒ Ты что - не знаешь?

‒ Видишь ли... Вимория теряет магию. Некроманты в большинстве своем - слабы. Практически лишены силы. Каждый представитель Дома хранит реальный потенциал возможностей в тайне, ибо...

‒ Понятно. Ибо стыдно признаться перед другими, насколько все плохо.

‒ Именно. Око Преисподней - подтверждение силы. Если некромант видит в нем что-то - магия есть! До сегодняшнего дня это было неким ориентиром. Но теперь, когда выяснилось, что это были драконы... Все изменилось.

‒ Но ведь у тебя есть магия! Ты и одеваешься с помощью зеркала, и Замок слышишь! Тебя боятся кисы, слушается посох! Ты строишь порталы! Ты...ты очень. Очень сильный некромант! И у нас обязательно все получится! - я бросилась к любимому на колени и крепко обняла за мощную шею.

Какой же он все-таки... большой! В памяти всплыл плакат с бодибилдером, рекламирующим протеиновые батончики. И вновь кольнула тоска по дому. Родителям. Кольнула - и ушла. Не время.

Некромант кивнул, провел пальцем по моей щеке, потом, как всегда - по губам. Хотел поцеловать, но...не стал.

‒ Вальдар! Что с тобой? Ты мне что-то не договариваешь. Что-то случилось, да? Ну, я же чувствую! Говори!

Он даже к мороженому не притронулся. Черными, полными печали глазами смотрел на пляшущий огонь камина.

‒ Ну что...? Что с тобой? - провела ладонями по лбу, стараясь прогнать мрачные мысли. - Вальдар?

‒ Я вдруг понял, что...

‒ Что? Ну? Что ты понял?

‒ Я кажусь всем врагом. Замку. Кисам. Даже Драг и Элла считают, что я могу чем-то тебе навредить! Огромный. Страшный маг Смерти. Неуклюжий некромант. Чудовище!

‒ Чудовище - это я! Забыл? И вообще... - у меня даже слов не было, честное слово!

‒ Все кинулись тебя спасать! А драконы? Те вообще веками дурили некромантам головы за тухлую рыбу! А просто прийти? Попросить помощи? Договориться? Нельзя было?!

‒ Пойми, они просто боялись! Они же не знали, что вы...

‒ И ты! Ты! Даже ты. Вита...

‒ Ну что? Что я?

‒ Ты покрывала Гугла! Не доверилась мне... Решила, что я его развею? Съем в сыром виде?

Он прижал меня к себе.

‒ Прости. Я неправ. Просто... Понимаешь, раньше я не замечал, чтобы меня подобное задевало. Но теперь у меня есть ты! И мне важно, чтобы...

Я взяла его лицо в свои ладони. Долго смотрела в черные глаза, пока у самой не потекли слезы:

‒ Я тебя люблю. Понимаешь? ЛЮБЛЮ! Бот такого большого, страшного, мрачного, черного, обманутого драконом некроманта - я люблю тебя! Слышишь. Вальдар ап Морт, маг Смерти, Страж Преисподней, Верховный дознаватель Вимории - я люблю тебя!

‒ И даже...поужинаешь со мной?

‒ Ну конечно!

‒ Одеваться!

Повеселевший {как же мало нужно некроманту для счастья!), хозяин Рардин взмахнул руками, хлопнул в ладоши - появилось знакомое зеркало! Большее, черное, в тяжелой бронзовой раме с соответствующей символикой - черепа, вампиры, кисы.

Мужчина подмигнул мне. встал перед зеркалом и...

Наверное, ап Морт передал кисам какой-то особый, торжественный посыл, потому что... Потому что такой красоты я еще не видела! Черный бархатный верх с серебряной вышивкой, алый платок на шее подколот булавкой с огромным черным камнем... Красота! А волосы! Волосок к волоску, локон к локону. Какой же он... красивый, мой любимый некромант!

‒ Твоя очередь, Чудовище! Думаю, ты вполне справишься сама. С некоторых пор НЕКОТОРЫЕ (мужчина повысил голос) считают тебя хозяйкой, наравне со мной, - я испугалась, что Вальдар обидится и разозлится, но нет!

Улыбаясь, некромант взял мою руку и поцеловал. Так...осторожно. Нежно...

‒ Приводи себя в порядок, любимая. Я отлучусь всего на пару минут - отдать кое- какие распоряжения.

Скажите, пожалуйста... Сама галантность! Ладно, что тут у нас? Я встала перед зеркалом, всматриваясь в мерцающую черноту. Какая...глубина! Ух... Как...в омут! Говорят же «в омут с головой». Омут затягивал, в самом центре овала плясали золотые искорки. Сначала совсем крошечные, похожие на золотистых пчелок, но вот уже все зеркало светится! Тяжелая рама стала медленно преображаться. Почерневшая бронза вспыхнула обновленной позолотой, и прямо из нее потянулись зеленые ростки, изумрудными листьями свивая узоры.

‒ Что? Что это?

«Прикажи, хозяйка!» - в голове раздался...женский голос. Это не Замок. Не тот Замок, к которому я привыкла. Разбираться некогда - сейчас вернется ап Морт, а я не одета. У меня свидание с любимым мужчиной! Мужчиной, впавшим в депрессию ни с того ни с сего. Я должна ему помочь, и это на данный момент - первоочередная задача, все остальное подождет.

‒ Одеваться! - выпалила я как можно уверенней и громче.

Сработало! Но...как? Из бурлящего золота зеркальной глади выпорхнули...бабочки! Огромные, величиной с мою голову, они были синими-синими! Как...море. Как небо!

Наверное, было щекотно. Но я не заметила, так было красиво! Настолько, что когда все исчезло, не сразу посмотрела на себя в зеркало...

Зря. На меня смотрела... Очень красивая девушка. Русые, с медовым оттенком косы уложены в золотистую сетку. Это...я? Да. Это я. До того как я обрезала волосы и выкрасила их в черный. Ради...ради одного мальчишки по прозвищу «Некромант».

Интересно, это теперь навсегда, или мне только кажется? А вдруг... Вдруг ему не понравится? Я вспомнила, как смотрел на меня маг Смерти тогда, в самый первый раз, когда наколдовал черное облегающее платье. А это... Это было с корсетом и пышной юбкой в пол, как...Как у принцессы. Нежно-зеленее, с золотой вышивкой. Никаких черепов - только бабочки и цветы... А вдруг... Вдруг некроманту все-таки не понравится?! Что тогда...

‒ Вита... - услышала я за спиной.

‒ Да? - повернулась, едва сдерживая готовое выпрыгнуть из груди сердце.

‒ Ты... прекрасна!

‒ Тебе... нравится?

‒ Очень.

‒ Правда?

‒ Правда.

‒ Но ведь это все...это все не подходит...

‒ Оглянись вокруг. Скорее я не подхожу ко всему... вот этому!

Некромант, улыбаясь, развел руками, и тут я увидела, что вокруг нас, действительно, все изменилось! Белый мрамор, изумрудные ткани, золотые цветы, драконы. Это уже было однажды! Замок вновь стал...как бы это назвать? Дворцом Жизни!

Зазвучала музыка. Откуда? Я стала искать глазами то место, откуда доносились звуки, да так и застыла с открытым ртом.

В дальнем углу библиотеки что-то стояло в черном бархатном чехле. Что-то...не очень большее, формой напоминающее пианино. Я все время забывала спросить ап Морта - что это? Оказалось, клавесин! Белый, с нарядной позолотой, инструмент играл вальс...сам по себе!

Мужчина подошел ко мне. Близко. Обнял, и, прочитав мой вопросительный взгляд, ответил:

‒ Некроманты музицируют. В те редкие минуты, когда грустно. Или...любовь.

‒ Но ты ни разу не играл.

‒ Хочешь послушать?

‒ Да! Очень...

‒ Хорошо. Но...сейчас он играет сам, я даже... Даже не знаю, что с эти делать?

‒ Я знаю. Танцевать!

Может быть, некромантов учат вальсировать, кто знает, как у них тут принято, в Вимории. Вот только меня точно никто не учил! Не учил, но я танцевала. Мы кружили по библиотеке вокруг стола, мимо играющего клавесина, а над нами порхали кисы и бабочки, улыбались с книжных полок старинные переплеты, мерцая то черным, то золотым.

Было красиво. И весело! Вальдар ап Морт сиял от счастья. Как же хочется, чтобы он улыбался! Всегда.

А потом... Потом все это исчезло. Замок вновь стал мрачным, и черные глаза его хозяина довольно засверкали, потому что на мне вновь появилось то самое платье. Ну и хорошо! Главнее, моему мужчине нравится - а мне... Мне большего и не надо!

Мы ужинали. Маг Смерти снова приуныл, или мне показалось?

‒ Что?

‒ Все это... Все, что сейчас было - исчезло само по себе. Я тут ни при чем.

‒ Ну и что?

‒ Ты...не жалеешь? Тебе ведь больше нравятся белые стены, синие бабочки...

‒ Нравятся. Но и все это - мне тоже нравится! Мне нравишься ты. И все, что с тобой связано. Ну, как мне тебе это доказать?

‒ Не знаю, - честно ответил некромант.

‒ То есть ты мне не веришь?

‒ Что ты?! Конечно, верю. Но... - черные глаза полупились.

‒ Ах, вот, значит, как? Ну погоди же... Сейчас я тебе устрою! Сейчас я тебе докажу!

‒ Элла!

‒ Слушаю.

И как она так возникает каждый раз, из ниоткуда? Напугала..

‒ Элла. А... Скажите, у нас есть еще тот десерт...с червяками? - я улыбалась, смотря Вальдару ап Мотру в глаза.

‒ Конечно.

‒ Принесите! Два. Вы ведь... не откажетесь разделить его со мною?

‒ Я? С удовольствием, - некромант улыбнулся.

Принесли десерт. Я должна это сделать. Ему будет очень приятно... Придвинула к себе вазочку. Взяла ложку. Красивая. Длинная тонкая витая ручка. Поковыряла ей мороженое и как можно небрежней спросила:

‒ Поухаживаешь за мной?

‒ А ты не испугаешься?

‒ Нет! Я же тебе сказала - мне все здесь нравится!

Черные глаза так вспыхнули, что сердце остановилось.

Знаете... Ради этого можно и не такое выдержать! Я улыбнулась, старательно вспоминая разноцветный жевательный мармелад из моего мира в виде червяков. Дети же их едят! Стыдно признаться, но...я и в свеем мире этих конфет боюсь. Но все равно! Это просто...желе. Сладкое, вкусное желе!

Мамааааааааааааа!

Мы смеялись. Ели мороженое. А потом... Потом мне сыграли на клавесине. Что-то среднее между Бахом и эээээээ... Раймштайном, наверное. В общем - мне понравилось!

Вечер закончился бокалом вина «Черная роза», когда в окно библиотеки уже смотрела полная луна. Напиток был густым, терпким, и пах... Даже не знаю. В нашем мире ничего похожего просто нет.

‒ За тебя, Чудовище!

‒ За твою улыбку, некромант!

-20-



Она

В зале престола Владыки собрались некроманты Вимории. Старейшины, представители девятнадцати Домов, старшие некроманты столицы и провинций, младшие некроманты. Черные плащи, бледные лица, мерцающие в отсветах дрожащих свечей фамильные перстни.

Кисы безмолвно порхали над магами Смерти, подливая вино и следя за тем, чтобы все шло согласно протоколу. Цепочки на шейках перепончатокрылых начищены до блеска, на мохнатых мордочках гордость и торжество. Подумать только! Такого приема не было при этом владыке никогда! Клятву верности Вимории некроманты приносили опекуну Мортимерру, приставленному к наследнику, потому что Владис к своему тринадцатилетию так и не подтвердил наличие магического потенциала... Позорище, а не прием!

То ли дело сейчас! Хозяин сидит на черном троне, сверкая посохом! А посох! Ушки дрожат от удовольствия! Длинная кривая палка, череп в натуральную величину, пустые глазницы мерцают бледным огнем - ужас, страх, прах и тлен, счастье быть слугой такого Хозяина! Счастье!

Его некромантство, Владис Третий, Владыка Вимории, принимал клятву верности.

Я стояла рядом с хозяином Рардин, Верховным дознавателем Вимории, магом Смерти, Стражем Преисподней, ну и дальше вы знаете...

В иерархии присутствующих я, если честно, не очень разбираюсь, но это и не важно, потому что на меня все равно смотрят все! С одинаковым любопытством и раср/щим недоумением собравшиеся не сводили глаз со спутницы ап Морта.

Но это не важно. Важно, что магия Владиса. наконец, проснулась и сегодняшний день войдет в историю Вимории. Пришло время продемонстрировать силу и мощь Владыки.

Я слушала Вальдара, который вполголоса комментировал мне на ухо происходящее в приемном зале, и изо всех сил старалась не зевнуть. Поспать не удалось - за ночь мы перевернули обе библиотеки Замка - Смерти и Жизни. Несколько раз сдавались, хотели пойти спать, но каждый раз принимались искать заново!

Усилия были вознаграждены - мы все-таки нашли способ сделать так, чтобы нарушивший клятву некромант сразу оказался в темнице - Вальдар сказал, надо лишь сварить какое-то зелье - ничего сложного. Мой возлюбленный очень ответственно относился к обещаниям, а уж если речь идет о репутации Владыки...

Жаль только наша с Владисом задумка ему не нравилась. Тем не менее, Верховный дознаватель, понимая, что другого выхода нет, согласился.

Но об этом после.

‒ Устала? - прошептал некромант, улыбаясь и кивая кому-то.

‒ Ты им улыбаешься, а они на тебя вон... мышем смотрят!

‒ Пусть смотрят. Устала?

‒ Да нет, просто спать хочется.

‒ Выпей немного вина, оно тебя взбодрит, - и некромант щелкнул пальцами. Подлетел кис с бокалом, завис прямо напротив лица и расправил крылья.

«Зевай!» - послышалось в голове.

Вот...вот....заа....вот за это спасибо! Ой, спасибо...

«Не за что! Если бы не ты. он бы меня тогда развеял!»

Я узнала Вестника, который отправил нас с океем на поиски Владыки. Это ведь совсем недавно было! А кажется, что давным-давно... Вино взрывалось на языке чем-то кисловато-сладким, и действительно, немного бодрило. Главное, не увлекаться...

‒ Хозяин Рардин, Вальдар ап Морт, - звучит звонкий голос Владыки - и некромант, с некоторым сожалением отпуская мой локоть, выходит вперед.

Он идет к трону сквозь толпу приглашенных, медленно, чеканя каждый шаг, и чернота разливается пред ним густой тенью, чернильным облаком. Змеей вьется тьма под плащом мага Смерти, искры пляшут вокруг перстней, и наконец, появляется в руках Верховного дознавателя посох!

Тяжелый вздох прокатился по залу.

‒ Владыка! Я клянусь в верности Вам и Вимории. И, если понадобиться, отдам жизнь за нее.

Владис Третий встал. Обвел присутствующих взглядом. Посох Владыки вспыхнул синеватым пламенем в мертвой тишине.

‒ Я рад, ап Морт. что вы оставили свои заблуждения и смирили нрав!

Владис говорит то, что должен - они писали эти фразы вместе с Вальдаром. Репетировали. Верховный дознаватель много раз прилюдно отчитывал Владыку, и теперь необходимо было восстановить авторитет.

‒ Встаньте! И будем вместе трудиться на благо Вимории!

Хозяин Рардин поднимается с колен и идет обратно ко мне. Ловлю любопытные взгляды, направленные на него. На меня...

Позже клятву приносит Мортимерр, за ним - Стив. Его некроманты встречают недовольным шепотком. Согласно местному табелю о рангах парнишка - третьесортный младший некромантишка из заштатного городишки! А вот как продвинулся.

‒ Переживут - шепчет мне на ухо Вальдар. - Он заслужил. Сражался бок о бок с Владыкой!

Очередь доходит до мальчишек, переметнувшихся к Дэрсту. Их родители, стараясь не показывать виду, бледнеют лицом, моля Преисподнюю сжалиться над недостойными отпрысками их благородных родов! Только бы сказали все правильно! Только бы страшный череп не испепелил поганцев! Только бы сдержали клятву - повинились пред милостивым Владыкой!

‒ Сын Льюиса, - шепчет Вальдар. - Только бы...

Но все проходит спокойно. Лишь один порывается что-то сказать, но... не решается. Мальчик, низко опустив голову, произносит слова клятвы. Я присмотрелась. Юный некромант поднял, наконец, лицо... Так и есть. Это он - тот, кто пытался принести себя в жертву у колодца.

Качаю головой. Как же легко запудрить подросткам мозги! Вспоминаю себя. Готов, вызов родителям, остриженные волосы, синюю челку. А ведь мне намного больше тринадцати лет! Стыдно как...

Я, правда, себя в жертву приносить не собиралась. С другой стороны, меня такие профессионалы не обрабатывали. Перед глазами возник Дэрст, каким я его в первый раз увидела. Стало страшно. И... холодно.

‒ Ты в порядке? - на мое плечо ложится сильная рука.

‒ Да! - заставляю себя улыбнуться.

‒ Не нравится мне ваша затея...

Наконец, поток дающих клятву некромантов иссяк. Владис Третий поднимается с трона, сжимая посох и оглядывая присутствующих.

‒ Мы живем в эпоху перемен. И я уверен - перемен к лучшему. Именно мы победим Трупную язву - болезнь, ставящую под угрозу все наше существование. Мы поборем слепоту и глухоту мирных жителей, а некромантам вернем былое величие! С завтрашнего дня мы отправляемся с визитами. Замки старейших Домов, и все остальные! Я прошу оказать мне и сопровождающим радушный прием и полное содействие. Мы будем проводить консультации и совещания с главами родов. Сопровождать меня будет... маг Жизни!

Мгновение оглушительной тишины - и зал взрывается. Мой выход. Мне немного страшно - вдруг наша с Гуглом задумка не удастся - силы у меня не хватит или еще что...

Но нет! Все получилось!

Обернувшись златовлаской в изумрудном платье, я направилась к Владису Третьему.

‒ Добрый день, - улыбнулась я некромантам.

‒ Добро пожаловать в Виморию! - над моей рукой склонился галантный владыка - пусть ему и тринадцать, а кавалер растет!

Мы долго готовились. Вальдар, хоть ему эта затея и не нравилась, научил пользоваться бабушкиным кольцом. Это с его помощью я научилась «превращаться» в мага Жизни. Спорили все вместе, перекрикивая друг друга. Я. Гугл, Драк и Элла, Владис, Стив и ап Морт. Дэрст знает, кто я. Поэтому и подослал к Верховному дознавателю, самому сильному некроманту Вимории в надежде, что он убьет меня и мир лишиться магии практически полностью. Решено было объявить о существовании мага Жизни и выманить Дэрста «на живца».

Я стояла, не зная, куда себя деть. Эти некроманты... Хоть бы сказали что-нибудь для приличия, а то стоят как статуи. Губы поджали и молчат.

И тут мне стало не до них...

«Вита! Скорее!» - взорвался в голове голос дракона.

Замок дрогнул.

‒ Простите... Мне пора...

Я направилась к выходу, стараясь идти как можно быстрее, но так, чтобы не вызвать лишних подозрений.

«Скорее! Скорее! Скорей! Помоги!» - стучало в висках.

«Пойдем! Пойдем! Пойдем!»

Кисы в курсе. Значит, Гугл их уже предупредил.

«Вниз! Вниз! Вниз!»

Замок тяжело дышал, и мне вдруг стало очень страшно. Что случилось? А вдруг мы не успеем?

Подземелья. Очень похожие на те, что были у нас. Кубок. Око Преисподней. Потухшее и безжизненное.

Рядом с ним плакал Гугл.

‒ Что? - я бросилась к дракону, обняла.

‒ Я ее не слышуууууу!

‒ Кого?

‒ Рамбу!

‒ Рамба? Она тоже... дракон?

Окей кивнул.

‒ Ты с ней говорил?

‒ Да. Последний раз в этом Замке обращались к Оку очень давно... У Бладиса не было силы, а у Мортимерра - надобности. Они не кормили ее. Сама же она слишком слаба, чтобы...

‒ Вытащи ее, Гугл!

‒ Как?

‒ Прыгни за ней в котел!

‒ Я не пролезу.

Мы в растерянности смотрели друг на друга. Минуты таяли, а вместе с ними - жизнь дракончика по имени Рамба...

‒ Гугл, ты же существо магическое, так?

Он кивнул:

‒ Я пытался ей магию передать, правда!

‒ Погоди. Ты - магическое существо. Ты можешь менять форму?

‒ Не знаю...

‒ Так узнай! - рявкнула я, и тут же с визгом отпрыгнула!

Гугл стал похож на изумрудную змею - только с передними лапками. Существо, в которое он превратился, проскользнуло в котел и исчезло.

Я сидела на полу, вглядываясь в изумрудные искорки. Они то вспыхивали, то гасли, но ничего не показывали. Чтобы не сойти с ума. стала бормотать про себя считалочку: В Рардине жил слепой Вампир,


Кусал всех без разбору,


Однажды ночью укусил Вампир Малютку Лолу.


Тра-ля-ля, тра-ля-ля-ля...


Малютку укусил он...


Тра-ля-ля, тра-ля-ля-ля


В Рардине два Вам....



‒ Гугл!

Гугл вынырнул. Дракон похожий на змею держал в лапках крошечное, полупрозрачное существо.

‒ Рамба... - простонал он.

Я протянула руки, и погибающий дракончик гут же обвился вокруг моего запястья.

Голова закружилась. Несчастная очень хотела жить. Почувствовала энергию, которой так долго была лишена...

‒ Гугл... Слушай... Слушай меня! Рыбы - ей. Плодов фанирра - мне...и...

‒ Вита!


Он

Верховный дознаватель вглядывался в лица некромантов, стараясь определить, кто из них переметнулся на сторону Дэрста. С голодным Вампиром встретиться в полнолуние проще, чем поверить в то, что несколько дурных подростков - это и есть заговор. Человеческие жертвоприношения дают некроманту силу, которой всем так не достает! Искушение слишком велико! Кто-то должен стоять за всем этим...

‒ Кто ты... Кто? Ну же! Выходи-выходи-выходи!

Раз-два-три - четыре-пять! Прячет Смерть ключи опять. Тот, кто ключ найдет - Дверцу отопрет!

Ключ к двери не подойдет - Смерть с собою заберет!

Перед тем, как отправляться по замкам некромантов, тем более в сопровождении Владыки и Чудовища - он должен понять, кто есть кто!

Чудовище... Что-то случилось. Что-то с драконом. Если бы кисы не шепнули, что девушка жива, он бы сошел с ума.

Кисы... Перепончатокрылые помощники разливали вино. Следили за собравшимися. Кисы... А ведь и среди слуг может быть предатель. Не хотелось бы верить, но и такое возможно. Конечно, порождения их же собственной магии не способны предать, но кто знает, что придумал враг. До каких глубин дошел отступник, практикуя черные ритуалы. На его стороне кабры...

Некроманты замерли. Слишком сильное впечатление произвела на них девушка, преобразившись на глазах собравшихся. Как-никак - прямая демонстрация силы. Магии. Отрицать бессмысленно, принять - слишком не просто.

Ожившая легенда... Это они еще Гугла не видели...

‒ Но... но позвольте! Как же так... Владыка! Ваше... Ваше Некромантство! - отмер кто-то в толпе.

Вальдар ап Морт резко обернулся. Кто там у нас? Мортиц? Ратуй Мортиц. Некромант-архивариус. Особой силы в этом роду никогда не было, и представители данного семейства усиленно делали вид, что занимаются наукой. Вот только не говорите мне, что Мортиц приставлен учителем истории к тринадцатилетнему Вла...

Нет! Мортимерр! Развею! Развею по Преисподней!

‒ Вааааа-шество! Это что же... розыгрыш?

Владыка посмотрел на учителя с раздражением.

‒ Но этого просто не может быть! Я же рассказывал вам! Последние данные! Научно доказано! Девчонка - самозванка!

Зал зашелестел черными мантиями. Раздались сухие, каркающие возгласы!

‒ Самозванка! Самозванка!

Вальдар ап Морт щелкнул пальцами. Кис подлетел с кубком, полным вина и тут же исчез, дабы не попасть под горячую руку. Ужас! Страх! Скандал! Эта...как ее... Резо... Рино... Революция! Он где-то слышал это слово...

Маг Смерти медленно сделал глоток, не сводя глаз с присутствующих. Впрочем, этого и следовало ожидать. Объявить иномирянку самозванкой - и Смерть ключей не найдет. И тогда - все по-прежнему. Плохонько, но без потрясений! А там все само собой как-нибудь разрешится: и с Дэрстом, и с болезнями, и с силой...

‒ Наша гостья, Виталина - маг Жизни, можете не сомневаться, - зло ответил Владис Третий.

‒ Но... как?

‒ Согласно легендам маги Жизни были уничтожены Отступниками. Но, видимо, кому-то удалось спастись. Виталина не из нашего мира. Получается, маги Жизни затерялись среди миров.

‒ Согласно последним историческим изысканиям, о Владыка, маги Жизни всего лишь легенда. Их никогда не было! И я, как ваш преподаватель истории, настаиваю...

Вальдар ап Морт вперил в несчастного полный гнева взгляд, и Мортиц затих. Верховный дознаватель перевел свое внимание на Мортимерра.

‒ Развею по Преисподней! - одними губами пообещал некромант опекуну.

‒ Ваше Смертейшество! - поклонился Владыке Льюис Дэлморт - единственный, кто осмелился навестить Вальдара ап Морта в ссылке. - Простите наше недоверие, но это слишком... неожиданное заявление. И нам надо знать..

‒ Правду? - зло сверкнул глазами Владыка. - Смерть не может без Жизни. Вимория слепнет, глохнет и лишается магии. Присутствие магов Смерти и Жизни необходимо. Так было много тысяч лет назад. Так будет и теперь!

‒ Ересь!

‒ Глупости!

‒ Да как можно посметь!

‒ Даже подумать!

‒ Такое!

‒ Ваше Смертейшество. - вновь поклонился Льюис, когда первый шум стих, - Вы же понимаете, что это опровергает все наши устои. Все, во что мы верили?

Вальдар внимательно посмотрел на друга - неужели он?.. И дом, который он держит в кулаке, силен, и один из тринадцати мальчишек - его...

Владыка кивнул:

‒ Да. Я понимаю. Однако если бы рядом не было мага Жизни, моя страна сейчас гибла бы от трупной язвы! Отступники нашли способ отравить воду. Вместе, магия Жизни и магия Смерти смогли обратить черное заклятие. Какие еще вам нужны доказательства? Неужели для того, чтобы изменить свое сознание, вам нужно непременно прежде похоронить своих детей?!

‒ Так-так... Ооочень... Ооочень интерессснооо....Маг Жииизнииии?! - голос, пропитанный ненавистью, зашелестел в толпе.

Кто-то, пригнувшись, постукивая палкой, шел к Владыке. Сухой, сгорбленный старикашка был так сильно укутан огромной черной мантией, что никто не узнавал его. До тех пор, пока некромант, потрясая клюкой в воздухе и выкрикивая последние слова, не сорвал с себя капюшон:

‒ То есть мы глохнем, мы слепнем... Наши дети рождаются, лишенные магии - и все из-за того, что куда-то ушли какие-то маги Жизни?!

‒ Дайморт! - выдохнули присутствующие, не веря своим глазам.

Морца Дайморта никто не видел уже много лет и, честно говоря, считали, что он давно умер. Некогда блистательный, старейший род слишком увлекся чистотой крови. Браки заключались исключительно с дальними родственниками, и в результате - вот уже второе поколение полностью лишенное дара. Сам же Морц Даймонт приходится нынешним своим потомкам... пра-пра-дедушкой?! Удивительно. Старик давно потерял силу, потому и не являлся на собрания в последние годы. Но тут у Владиса Третьего открылся магический потенциал и любопытство взяло верх! Морц не выдержал - явился.

Сгорбленный некромант тяжело опирался на палку. И все понимали, что палка - единственное, что Дайморт держал в руках последние лет десять. Посох оставил мага Смерти. Сила ушла.

Позор. Стыд. Злость и бессилие в потухших глазах.

‒ Маги Жизни?! У меня правнук слаб умом, он слышит голоса, пра-правнучка слепа! Даже с волком-поводырем не выходит! Мы служили Смерти, верно и преданно. И что получили взамен? Подачку от магов Жизни?

Владыка растерялся. Все смотрели на старика с сочувствием и почтением. Что будет дальше угадать сложно...

Вальдар ап Морт поймал растерянный взгляд подростка и как можно более уверенно улыбнулся в ответ. Спокойно, Владис... Спокойно...

‒ Мальчишка! - застучал палкой старик. - Ты - предатель? Или просто дурак, что верит сказкам?!

‒ Остановитесь, Дайморт! - заступил ему дорогу опекун Владыки.

‒ Мортимерр! Хорошо же ты учишь повелителя!

‒ Успокойтесь, прошу вас. Нам всем необходимо признать, что...

Старик отмахнулся от слов, которые не хотел слышать. Отмахнулся... посохом! Посохом некроманта, внезапно появившимся в сухой, жилистой руке мага. Мортимер поднялся в воздух, и с диким грохотом отлетел к противоположной стене.

‒ АААААААХ!

Некроманты замерли, наблюдая, как Дайморта утаскивает в огромную черную воронку. Старик исчез, словно его никогда и не было.

Мортимерр шипел от боли одно проклятье за другим, понимая, что его все равно никто не слышит. Эффектное исчезновение Морца сделало падение опекуна Владыки совершенно незаметным.

Вальдар ап Морт вздохнул... Вместо того, чтобы допрашивать пособника Дэрста, придется разбираться с самым старым некромантом Вимории, у которого - кто бы мог подумать! - проснулась сила!

Браво. Чудовище! Кстати, где оно?

Вальдар ап Морт шел знакомыми коридорами, с каждым шагом чувствуя силу любимой. Она дрожала, пульсировала, вздыхала вместе со стенами Замка, дарила улыбку...

Но когда некромант спустился в подземелья, улыбка сползла с его губ.

‒ Вита!

Девушка, едва дыша, лежала на полу. Вокруг тонкого запястья Чудовища плотными кольцами обвилось нечто, прозрачное, увеличивающееся на глазах.

Гугл прижался к девушке, но ничего не предпринимал, лишь смотрел на все это страдальческим взором.

‒ Развею! - прорычал некромант.

Отодрать эту заразу, истоптать, уничтожить! Развеять по Преисподней, наконец!

Дракончик испуганно пискнул, и загородил собой место, где вокруг руки Виты какая-то мерзость высасывала из девушки жизнь!

Что?!

Большего Вальдар ап Морт сказать не успел, потому как в подвал с шумом влетели кисы.

‒ Рыба и плоды! Дорогу!

Крылатые слуги тащили корзины, не обращая никакого внимания на посох, появившийся в руках Стража Преисподней.

Безобразие. Никакого уважения... Он что, не внушает им трепет?!

‒ Что здесь происходит?!

Некромант поднял посох, полный намерения распылить Замок в прах и развеять кисов по Преисподней. Хотя бы одного.

‒ Вита спасает Рамбу! - возмутился Гугл. - Она... очень слаба. - закончил дракончик уже мягче, с мольбой заглядывая магу Смерти в глаза.

Прозрачная змейка учуяла запах - и скользнула в корзину с рыбой.

Девушка чуть слышно застонала.

‒ Чудовище, - некромант склонился над любимой. - Тебя нельзя оставить ни на минуту! Ты все время рвешься кого-то спасать!

‒ Клуб..ни..ки...

‒ Плоды дерева Фанирр. О... у меня нет ножа для фруктов! - Вальдар ап Морт щелкнул пальцами, и кис метнулся в сторону кухни.

Когда некромант повернул голову, Чудовище... съело почти полкорзины.

‒ Привет! Я ее спасла?

‒ Это так не едят! Надо... порезать. На кусочки!

‒ Обязательно... Вот вторую корзину принесут, и ты мне порежешь. Да, любимый?

-21-



Она

‒ Да ну? Правда?! Вот и залезла бы в котел!

‒ Ты хотел сказать - в Око Преисподней?!

‒ Да хоть в Око, хоть в котел...

‒ Сам лезь. Превращайся - и лезь!

‒ А тебе и превращаться не надо! Мелкая...

‒ Тихооооооо! - крикнул Вальдар ап Морт.

Кисы замерли, и даже сок черной аввы перестал течь из настенных фонтанов, изображающих ночной кошмар детей Вимории - Слепого Вампира.

Я посмотрела на дракончиков с укоризной. Рамба очнулась, пришла в себя. Ярко-изумрудные чешуйки радовали глаз, несмотря на то, что девочка-окей за это время выросла мало.

Однако характер показать успела. Рамба оказалось.. довольно вредной. И если сначала Гугл был готов на все, лишь бы спасенной было хорошо, то теперь и он не выдержал - огрызнулся в ответ.

Вот в так, весело и шумно, мы с Вальдаром уже неделю ездили по Замкам Вимории общались с некромантами и их семействами.

Бледные. Губы стянуты в нитку. Острый, колючий взгляд. Живут по системе своих страшных сказок, с четким убеждением: кто сильней - тот и прав. Все, как один, с потухшими глазами, будто тени, бесшумно скользят по углам своих родовых Замков. Никого не любят. Ни во что не верят. И... отчаянно боятся, что Силы у них не будет.

Сила! Сила! Сила...! Ничего, кроме силы. И Смерти.

Я понимаю, конечно. Они - маги, маги Смерти, но... Что-то же должно быть и у них. Любовь. Радость. Надежда, в конце концов!

Иначе... зачем им все это? Замки. Дети...

Какое счастье, что Дэрст меня занес в замок к Вальдару. Он... Он не такой, как они все! Он... И тут я задумалась. А ведь действительно - не такой. Огромный, мускулистый, как тот бодибилдер с протеиновым батончиком. Вот дался он мне. честное слово! И почему я все время вспоминаю этот плакат? Наверное, потому, что он висел в магазине напротив нашего дома. Дом... Нет. Не сейчас. Не думать! Сначала - спасти Виморию от трупной язвы. Выжить самой и не Смерти тех. кого уже успела полюбить в этом чудном мире.

Так вот, развитая мускулатура хозяина Рардин - это еще не все! Вальдар никогда не поджимал губы. Он был не то чтобы румянец во всю щеку, конечно, но... По сравнению с остальными можно сказать, что особой бледностью не отличался. Он чаще улыбался. И... В нем было... больше жизни! Вон кричит как...

‒ Вы понимаете всю серьезность положения?! Понимаете. КТО нам противостоит? Что будет, если не удастся предотвратить эпидемию? Мы вторую неделю скитаемся по Замкам! Собрали нескольких ваших сородичей, перевезли их в Танот. Мы помогли им выжить, и это, безусловно, хорошо, но! Никто из них ничего не знает! Где искать Остров Драконов?! Так что прекратите ругаться - и полезайте в котел. Тьфу. В Око! Оба!

‒ Гхмммм... Я извиняюсь!.. - Око вспыхнуло ярко-зелеными искорками. - Но... зачем лезть ко мне в котел?

Я взвизгнула и спряталась за Вальдара. Он большой и сильный. Бот пускай и разбирается! Краем глаза увидела, что Рамба. последовав моему примеру, юркнула за Гугла! Вот ведь... Змея! Мой изумрудный дракончик смело выступил вперед и шагнул поближе к Оку Преисподней.

‒ А ты кто? - спросил Гугл.

‒ А сам не догадаешься? - булькнуло в ответ.

‒ Выходи, - приказал Вальдар, поймав посох над головой и постучав им по котлу.

С тех пор, как Вальдар узнал о том. что Око - глобальная мистификация дракончиков и никакого отношения к Преисподней не имеет, некромант.. стал относиться к котлам более чем пренебрежительно. Не совсем справедливо, на мой взгляд... Ведь драконы - действительно магические существа! Помогали по- настоящему и не зря ели свою рыбу...

Но я также понимала, что дело вовсе не в этом. Просто... Страж Преисподней... обиделся. Как ребенок, который вдруг понимает, что Дед Мороз вовсе не волшебник, а поддатый актер с искусственной бородой. И вроде подарки настоящие а ощущения праздника - нет. Оно исчезло. Навсегда.

И обидно до слез...

Не плачь, некромант. Ты большой и сильный! А чудо... Мы его найдем! Вместе. Обещаю!

‒ Выходи! Кому говорю! - Маг Смерти уже стучал по котлу ногами, отправив бесполезный в данном случае посох... ээээм... в Преисподнюю, наверное.

И вдруг... сверху раздался возмущенный детский голос:

‒ Прекратите немедленно! Вы пугаете Майла!

По ступенькам сбежала девочка лет пяти. Глаза ребенка сверкали от гнева, ладошки были плотно сжаты в кулачки.

Девочка подбежала к Оку. загородив собой котел:

‒ Убирайтесь! Слышите!

‒ Зеленые... - выдохнул Вальдар. - У нее глаза зеленые!

‒ Мирриам! Мирриам! Вернись! Вернись сейчас же! - закричали сверху.

Но девочка даже не пошевелилась.

‒ Смотри... - я присела перед малышкой на корточки. - У меня тоже есть изумрудный дракончик. Даже два. Это - Гугл. А это - Рамба. Хочешь с ними познакомиться?

Подчиняясь моей мысленной просьбе, Гугл вылез из-за котла, куда храбрец спрятался, как только сверху раздался чей-то строгий голос.

‒ Привет, - улыбнулась девочка. - Какой ты большой!

‒ Ты тоже, - Гугл расплылся в довольной улыбке. - Я был даже размером с тана, но... помог спасти Владыку и снова стал маленьким.

‒ Подуууумаешь, - протянула Рамба. - Зазнайка!

‒ А ты очень красивая! - девочка потянулась к маленькому дракончику с очень вредным характером.

Та сразу завертелась перед ней.

‒ Мирриам... тебя ведь зовут Мирриам?

‒ Да.

‒ Ты можешь позвать Майла? - попросила я. - Пожалуйста. Нам надо с ним поговорить.

‒ А вы его не обидите?

‒ Конечно, нет! Обещаем.

‒ А вы... никому не расскажете, что у нас в Замке живет настоящий изумрудный дракон?

‒ У меня тоже живет, - улыбнулся Страж Преисподней, достал из-под мантии конфету и протянул девочке. - Таскает рыбу и иногда показывает картинки.

‒ Точь-в-точь как Майл!

‒ А знаешь, что я думаю, Мирриам?

‒ Что?

‒ Я думаю, что все изумрудные драконы ведут себя одинаково.

‒ Возможно, вы правы, - важно кивнула девочка. - А еще одна конфета у Вас есть? Майл любит рыбу, но... вдруг ему понравится?

‒ Ты права. Непременно надо попробовать. Бот, держи. А теперь позови его.

‒ Мирриам, - хриплый голос зашелся кашлем. - Что же ты... Что же ты наделала, девочка...

‒ Бабушка?

‒ Госпожа Дзлморт, - поклонился Вальдар. - Рад вас видеть. Но... что все это значит, укуси меня Слепой Вампир?!


Он

Некроманты... некроманты Вимории погубили магов Жизни, - тихо и печально проговорила женщина, колдуя над чайником.

Терпкий аромат каких-то трав разливался по залу, уютно трещал камин. Все это... никак не вязалось с тем, что говорила старейшая из рода Дэлмортов.

‒ Это были Отступники! - возмутился Владыка.

Женщина посмотрела на мальчика с усмешкой:

‒ Хорошо, что ты веришь в это, сынок...

‒ Мама! - с досадой проговорил хозяин Замка.

Утром все было, как всегда. Еще один портал. Еще один замок. Они прибыли с визитом к его лучшему другу - Льюису Дэлморту, и он, Вальдар ап Морт, уже предвкушал чудесный вечер. Сказать по правде, у него не так много друзей. И потом, все эти бледные, мрачные семейства, темные Замки. Даже он устал от этого! А Чудовище? Она... На девушке и вовсе лица не было.

Его маг Жизни лечила людей и драконов не жалея сил. Плоды дерева фанирр, конечно, восстанавливали силы, однако Вите нужен был отдых. В замке старого Дайморта им всем пришлось особенно тяжело. Настоящий фамильный склеп! Дракончика в Оке Преисподней не оказалось. Может, окей давно умер, а может, и вовсе не добрался до замка - слишком высоко в горах построили его Дайморты. Все хотели быть подальше от недостойных.

Собственно, ничего им в Замке самого старого некроманта, арестованного за неуважение к Владыке, было не надо. Но бросить его несчастных пра-пра- правнуков...

Они не смогли.

Мозг молодого человека заблудился где-то в темных подземельях фамильных легенд. Молодой Дайморт не понимал, кто он. Где он.

Пришлось попотеть. Вита и Гугл старались вовсю. Опытным путем выяснили, что магия Жизни работает лучше, если магия Смерти каждый выброс силы будет забирать себе и оборачивать вспять. Он попробовал. Попросил помощи у Владыки. Кончилось тем, что пришлось вызвать Стива. И они справились!

Долдин Дайморт постепенно приходил в себя. От осознания того, что он - уже почти взрослый мужчина, бедняга уже был готов вновь потерять разум, но не успел... Магия некроманта накатила волной, с невероятной силой! Очень выручила Рамба - потенциал у вредного симпатичного дракона оказался просто удивительный!

Оставив Стива разбираться с молодым некромантом, они отправились искать внучку. Вернее, пра-пра-внучку. Слепого ребенка нашли в подвале. В углу. Кисы носили Ребекке еду. Дедушка каждый вечер спускался, чтобы рассказать сказку. Еда. Темнота. Страшная сказка в исполнении старика Дайморта - вот и вся жизнь.

Родителей детей забрала с собой трупная язва, и просто удивительно, что старик смог один заботиться о них столько времени!

Они добились, чтобы девочка могла видеть свет, тень и очертания предметов. Пока достаточно, иначе ее сознание не выдержит, да и сил у Виты и драконов попросту не осталось. Ничего. Они еще вернуться.

В замок своего старинного друга Вальдар отправился отдохнуть. Выпить вина. Поговорить о жизни. И... расслабиться.

Ну что ж... Можно считать, получилось. Почти...

Вдох. Выдох. Еще раз. И еще. Расслабиться и медленно повторить про себя полученную информацию. Итак. Госпожа Дэлморт, лучшая подруга его покойной матери - маг... Маг Жизни.

Сколько сюрпризов. И сколько лжи... От друзей. Льюис не мог не знать. Но он ничего не говорил... Ни разу. С другой стороны, маг защищал свою семью. Это можно понять, но осознание того, что друг не доверял даже ему, царапало душу.

‒ Прости, Вальдар. - будто прочитав его мысли, друг достал вино. - Я защищал свою семью!

‒ В которой живут маги Жизни, - усмехнулся Верховный дознаватель. А он-то думал, что большим дураком, чем тогда, когда узнал правду об Оке Преисподней, чувствовать себя уже не сможет.

‒ И маги Жизни, и изумрудный дракон. И даже сын-отступник, - лицо некроманта помрачнело.

‒ Как вам удалось? - спросил Владыка, протянув руку к кубку.

Вальдар кивнул. Владису Третьему налили. На глоток. Мальчишка мальчишкой, а нервы есть и у него.

Хозяин замка обвел гостей взглядом, и, убедившись, что кисы обслужили всех, выпил. Жадно. Без тостов.

‒ Как нам удалось... - повторил он, тяжело вздохнув. - Большой опыт...

‒ Но...как? - повернулся Владыка. - Как получилось, что ваша мама - маг Жизни?

У Владиса слегка зарозовели щеки, а черные глаза горели от любопытства. Вальдар ап Морт смотрел на Владыку и улыбался. Почему-то вдруг подумалось... Хорошо бы было иметь такого сына. Смышленого. Своего...

‒ Я такой родилась, - усмехнулась седовласая женщина.

‒ Что?!

‒ Маги Жизни выжили. Большинство просто исчезли, затерялись среди миров. Три тысячи лет назад мы дали клятву, подкрепленную ритуалом - хранить правду. Соблюдать традиции. Передавать легенды из уст в уста. Передавать артефакты из поколения в поколение.

‒ Бабушкино кольцо, - прошептала Вита, накрыв зеленый листочек ладонью.

-Но... почему? Отступники... Их было не так много! Были же и другие некроманты. - нахмурился юный Владыка.

‒ Мальчик, - грустно улыбнулась женщина. - В те страшные времена, от которых остались легенды, подлинность которых сегодня оспаривают в жарких спорах архивариусы... В те страшные времена некроманты открыли силу, о которой не смели и мечтать! Силу, получаемую через жертвоприношение. Жертвоприношение мага Жизни. Это море энергии! Это власть. Вседозволенность! Все это опьянило магов Смерти и можешь мне поверить, тех, что не поддались этому искушению... Было мало. Слишком мало.

‒ Что?..

‒ Увы. Была война. И Маги Жизни с теми немногими магами Смерти, что поддержали их - проиграли.

‒ Вы что-нибудь знаете об Острове драконов? - спросил Вальдар.

‒ Что-нибудь знаю, - старуха склонила голову на бок.

‒ Как руда попасть? - Владыка сжал обеими руками пустой кубок.

‒ Никак. Остров ушел под воду.

-22-



Он

Вита подошла и крепко прижалась к его груди. 3 огромном зеркале каминного зала отразились переплетенные пальчики. Тонкие. Прозрачные.

Чудовище. Он понимал, что ей тяжело. Скитаться в чужом мире. Тратить силу. И вместе с тем он чувствовал, что эта девочка... Жизнь отдаст за него. А он - за нее. И если бы не она, он бы обиделся на своего друга, он бы посчитал, что его предал отец. Оба все это время лгали, но...

Если бы ради Виты нужно было обманывать, потому что от этого зависит ее безопасность, он бы сделал это. Не задумываясь. Да. Теперь он это понимает. И все же...

Некромант подхватил девушку на руки, и отнес в западную часть Замка. На самую высокую башню. Оттуда открывается прекрасный вид! Ей понравится.

Они долго стояли, обнявшись, глядя на закат. Алая полоска горизонта. Будто... улыбка злого демона. Красота и неизбежность.

‒ Какая ужасная жизнь! - прошептала Вита. - Прятать детей. Не спать ночами от страха. Думать - выскочит в следующем поколении маг Жизни - или на этот раз повезет...

‒ Они лгали.

Ночная бабочка впорхнула откуда-то сверху - там, под самой крышей, наверное, открыто чердачное окно, или трещина толщиной с палец. Бот мотылек и прилетел. Прилетел и закружил прямо перед носом некроманта.

Вальдар ап Морт поймал мошку и сжал в кулаке.

‒ Льюис спасал семью, - Вита осторожно разжала мужчине пальцы один за другим. Мотылек, вновь почувствовав свободу, тут же исчез.

‒ Он умеет строить порталы! И потом... в окрестностях практически нет слепых!

Сказал - и вздрогнул. В Рардине тоже не было слепых. Значит, кто-то его обманывал и там. Мама и госпожа Дэлморт. Они были... близки...

‒ Чудовище...

‒ Да? - девушка встала на носочки и потянулась к нему.

‒ Мне надо в Рардин! Немедленно.

‒ Погоди. Уже темнеет. И я...

‒ Прости. Это не может ждать.

‒ И он перенесся.

Мысль о том, что мама лгала, грызла изнутри, жгла каленым железом. Вцепись ему в сердце казначей паромщика - не было бы так больно.

Рардин...

Некромант с наслаждением вдохнул соленый воздух, уткнувшись в порывы ледяного ветра.

Ну, здравствуй, север Вимории! Приветствую тебя, Рардин, кровь моя и слезы, счастье мое и боль! Я скучал...

Было холодно, кое-где в низинах до сих пор еще лежал снег. Самые красивые, самые величественные башни лучшего Замка во всей Вимории таяли в темноте. А сердце... сердце стучало от радости!

Pap-дин. Pap-дин, Рар-дин...

Больше всего на свете ему хотелось попасть в Замок. Подняться по лестнице. Пройтись по пустым, мрачным, о чем-то бесшумно вздыхающим залам. Разжечь камин. Услышать жалобное, обиженное потрескивание:

‒ Хозяин, хозяин, ты?! Ты?! Эттто ты?! Хозяин, хозяин ты... Ты? Эттто ты?!

Но сейчас не до этого. Прости, Рардин! Кровь моя и слезы, счастье мое и боль! Потерпи. Потерпи немного...

Казалось бы - что может быть проще? Ты - некромант. Иди и поговори. Узнай все, как есть. Мертвые лгать не умеют. Нет. Не так. Мертвые не могут лгать. Совсем. Если ты спросишь у мертвого - он ответит. Правду. И уже никакой надежды на то. что тебя обманут ради твоего же блага. Это... больно. Вольно и страшно.

Маг Смерти прошел мимо Замка, свернул к задней калитке. Дверца с изображением Вампира скрипнула. Клыки совсем проржавели. Стали красными, будто в крови. Надо заказать новую. Привести в порядок сад. Он - хозяин. Он должен заботиться.

Ветер. Ветер треплет волосы, скрипит покрытая инеем трава под ногами. Здесь, в Рардине холодные ночи. Но дело не только в этом. Некромант идет к фамильному склепу Мортов. Он идет, а Смерть кутает его следы в белесый туман могильного холода, забирая по капле жизненную силу, чтобы, дойдя до мраморных плит, маг Смерти мог призраком скользнуть к реке. Порадовать казначея монеткой, паромщика - добрым словом. Побудет некромант в мире мертвых и уйдет в мир живых - цел и невредим. Лишь несколько минут его жизни достанется Смерти. Таков Договор.

Но некромант не 5ыл бы некромантом, если бы не считал, что мертвые заслужили покой! Лишь крайняя необходимость может заставить Стража Преисподней пойти против этого. И вот он идет тревожить ту, по которой каждый день плачет сердце. Ту, чей покой до этой минуты он охранял, будто злой пес...

Это была река. Не мрачная, серая и унылая, как описывают легенды, нет! Млечным путем искрилась в голубом тумане серебряная лента - воспоминания мертвых. Светлые. Счастливые.

‒ Света душе твоей, некромант! Света в мире живых, покоя в мире мертвых! Смотри, какая река! Сегодня души вспоминают счастливые моменты...

‒ Легкого хода лодке и звонких карманов, Паромщик! Пусть в мохнатых лапках твоего помощника всегда блестит золотой! - маг Смерти бросил пауку монетку.

‒ Она уже ждет тебя. Страж... Закрой глаза.

Он упорно смотрел на воду - даже руку в нее опустил. Бот уже минуту скользит в лодке по серебряной воде, а на корме сидит она... Но сил поднять глаза просто нет.

‒ Мама.

‒ Здравствуй, Вальдар.

‒ Здравствуй, мама...

‒ Ты пришел с вопросами...

Кивнул.

‒ Ты злишься. Обижен...

Кивнул.

‒ Что ты хочешь узнать?

‒ Все.

‒ Хорошо, сынок. Я расскажу. А ты... Постарайся простить. Ты знаешь, что я не из Вимории?

‒ Что? Нет...

‒ Твой отец в молодости любил путешествовать. Его как будто тянуло по разным мирам. Он еще любил говорить, что искал меня.

Он, наконец, смог поднять глаза. Мама. Такая же. Высокая. Стройная. Густые каштановые волосы, изумрудом горящие глаза. И тут он понял...

‒ Та синяя склянка! Зелье, которое варил для тебя отец! Аллергия на цветы.

Улыбнулась. Кивнула. Значит, он прав. Зелье меняло цвет глаз. Согласно легендам, зеленоглазыми были лишь маги Жизни. В их мире ни простых жителей, ни тем более магов Смерти с такими глазами не было. Про Чудовище он догадался не сразу. Все же девушка из другого мира...

‒ Она... Эта девушка. Маг Жизни? - мама посмотрела ему прямо в глаза.

‒ Сначала ты мне все расскажешь.

‒ Хорошо. Мой мир... Да у меня его, по сути, и не было. Я не знаю, как попали туда мои предки. Наверное, они - бежавшие в те страшные, темные времена маги Жизни Вимории. Не знаю. Нож для разрезания бумаги с ручкой в виде изумрудного дракона - все, что осталось. Бабушка отдала, умирая. Сказала - это тайна нашей семьи, но мне незачем ее знать, все равно не поможет. Если у меня будет дочь - велела отдать ей на совершеннолетие. Все. Сказала, и умерла. Кроме нее у меня никогда никого не было.

‒ Что случилось потом?

‒ Мы... Наше племя. Мы проиграли. По договору мужчины откупались женщинами. Я была трофеем, должна была достаться кому-то... Кому-то из них. Врагам, что бесчинствовали на нашей земле. Грабили. Убивали, не щадя стариков и детей!

Он замер, всматриваясь в застывшие от боли черты. Стало стыдно. Он думал только о себе. О том, что его обманули! А ведь все это время родители старались его защитить. Всю жизнь Рардин был для него обителью любви, покоя и благополучия. Первый раз он видит страдание на родном лице. Мама всегда улыбалась счастливой, безмятежной улыбкой, когда смотрела на него. Всегда. Даже... умирая.

‒ Любовь с первого взгляда, - продолжала женщина, опустив руку в воду, точь-в-точь как он. - Некромант... пробрался, чтобы похитить меня. Сказал, что договорится.

Вальдар усмехнулся. В чем-чем, а в умении отца «договариваться» он не сомневался.

‒ Они все остались живы, - правильно поняла Ванесса ап Морт его улыбку, - Убивать было нельзя, за них бы отомстили...

‒ Тогда... что?

‒ Отец добился, чтобы с девушками поступили по-человечески: взяли в жены. А меня... с поклоном отдали некроманту.

Какое-то время они молчали. Ловили руками серебряные звезды в голубой воде. Так бы сидеть рядом вечно, по капле отдавая друг другу свою боль, но времени не так много. Договор...

‒ Какой тебе показалась Вимория?

‒ Мне было все равно. Лишь бы рядом с ним. Я понимаю, о чем ты. Вимория - земля моих предков. Мир, в котором жили маги Жизни. Родной мир. Магия, которая жила внутри, дрожала, просыпалась, ворочалась... Но...нет. Я не думала об этом.

‒ Почему?

‒ Я не знала.

‒ То есть ты не знала, что ты - маг Жизни?

Женщина печально покачала головой:

‒ Больше того, я, как и все, была уверена, что магов Жизни уничтожили. Или они принесли себя в жертву, чтобы победить Дэрста и его сподвижников. Но то, что я... К сожалению, нет. Если бы я только знала..

‒ Что же случилось на самом деле? - маг Смерти вцепился в края лодки.

‒ Ты знаешь. Трупная язва.

‒ Не все знаю, мама!

‒ Не все знаешь, сынок. Я вдруг осознала, что не заразилась. Только в тот момент связала одно с другим. Бабушка. Изумрудный дракон. Ведь и раньше читала легенды! Но нет. Почему-то не связывала одно с другим. И вот как-то неожиданно все сложилось. Наверное, от отчаяния...

‒ И?! Что было дальше?

‒ Я попыталась их вытащить. Но у меня ничего не получилось. Я... Просто выгорела.

Он вспомнил, в каком состоянии была Вита, когда спасала Рамбу, когда делилась с некромантами силой тогда, на площади. Она могла погибнуть... А мама? Если бы он знал тогда о волшебных свойствах плодов дерева фанирр!

‒ Как же так...?

‒ Это же мир некромантов! В нем просто не место магам Жизни.

‒ Ошибаешься...

‒ Я не знаю... Но мне жаль. Я не смогла спасти твоего отца, Вальдар. Прости.

- Мама!

Вскочить, обнять, прижать к себе! Но она не позволила. Не захотела, чтобы холодный белесый туман, пройдя сквозь пальцы сына, обжег разочарованием его душу.

‒ Тебе пора, сынок. Время.

‒ Тебе что-то известно про остров Дракона?

‒ Остров Дракона? Нет...

‒ А про дракона Смерти?

‒ К сожалению, нет. Сколько я здесь, в мире мертвых, никогда о таком не слышала.

‒ В мире мертвых нет драконов?

‒ Нет. Дракон, умирая, становится яркой, мерцающей пылью на млечном пути... Видишь звезды в реке? Это они. Души драконов. Может быть они нужны тебе, сынок?

‒ Не знаю.

‒ Прощай, сынок...

‒ Прощай, мама. Прости меня. Я не должен был... Я...я думал только о себе...

‒ У тебя доброе, сильное сердце. И у нее - тоже. Берегите друг друга...

‒ Приплыли, некромант! Тебе пора...

‒ Прощай, паромщик.

‒ До встречи, некромант!


Она

Вальдар ап Морт исчез. Серым облаком, черным дымом.

Просто взял и бросил меня в чужом Замке!

Слезы катились ручьем наперегонки, и вытирать их не было ни сил, ни желания. Зачем? Зачем я это сделала? Потянулась к нему, намекая...

За что? За что он так... со мной?

А что если... Вдруг с ним что-то случилось? Вдруг...

Слезы снова побежали по щекам...

Маг Жизни и некромант могут быть вместе. Теперь он это знает! А может... раньше...знал?

В башне стало совсем темно. И холодно. На ощупь спустилась по лестнице. Замок спал. Кис появился из ниоткуда и яростно захлопал крыльями над головой, напугав до смерти...

«Гостья заблудилась? Куда вас проводить?» - раздалось в голове.

Надо же. Кисы бывают вежливыми? Наверное, потому что здесь живут маги Жизни, не иначе.

«Простите, но я не улавливаю логической связи. Впрочем, не смею критиковать ваши размышления, прошу простить за дерзость. Вы - гостья нашего Замка, и вольны думать как угодно. Могу я еще раз спросить, куда проводить мага Жизни?»

Простите. Я не хотела никого обидеть. Просто... тяжелый день. Я устала. Очень.

«Понимаю. Может, в спальню? У нас есть старинный фамильный рецепт травяного отвара. Очень помогает. От бессонницы. Желаете перед сном?».

Было бы замечательно. И...да. Я действительно хочу в спальню. Холодно.

«Следуйте за мной, маг Жизни».

И я пошла за очень вежливым кисом. Правда, «маг Жизни» он произносил таким тоном, словно намекал на то, что это. конечно, не так здорово, как «маг Смерти», но мне было все равно.

Постель. Камин. Чашка ароматного чая.

‒ Спасибо!

«Мы рады видеть вас в нашем Замке. Приятного отдыха».

Слезы так и не высохли, поэтому на ресницах от солнечного света плясали зайчики. Синее небо. Белые облака. Синее-синее море! И белоснежные барашки соленой пены. Замок. Замок из розоватого мрамора, увитый ярко-изумрудным плющом с золотыми цветами...

Что это? Сон? Галлюцинации? Что там подмешал кис в этот свой отвар...

‒ Кисы не очень-то жалуют магов Жизни, это правда, - раздался незнакомый женский голос.

И было в нем... Столько силы, столько... величия. Чистый, будто колокольчик, этот голос заставил обернуться и застыть.

Высокая, стройная женщина в старинном зеленом платье. В Вимории так уже не ходили. Наверное, это было давно. Очень давно.

‒ Верно, - кивнула женщина, читающая мои мысли. - Давно это было, девочка. Давно...

Красавица задумалась, присела на камень и стала смотреть в море. А я не могла оторвать глаз от золотых жемчужин в светлых волосах, от изумрудных глаз и браслета в виде дракона. Кто она? И...где я? Это.. мир мертвых?

‒ Не совсем. Это - сон.

‒ Мой...сон?

‒ Нет. Не твой. И не мой...

‒ А вы...

‒ Хочу с тобой поговорить. Не против?

‒ Я?

‒ Ты. Дурочка, влюбленная в некроманта. Ты...так похожа на Дебру.

‒ А Дебра...

‒ Моя дочь. Она любила Дэрста. Верила, что он исправится. Что и в его душе есть свет. Добро. А он просто хладнокровно убил ту, что боролась за его душу! Убил, чтобы получить магическую силу. Сила... Сила - это все. чего хотят некроманты! И получить они ее готовы любой ценой!

‒ Не правда! В душе Вальдара - есть свет! Он... Он не такой...

‒ А чего тогда рыдаешь?

‒ Не ваше дело!

‒ Не мое. Смотри! - она взяла мою голову в свои руки и повернула к морю.

Сначала я ничего не увидела, но потом... Волны стали подниматься все выше, вот уже до самых высоких башен мраморного, утопающего в зелени замка достают соленые брызги, рассыпаясь в золотых лучах радужными искорками. Как...красиво!

Огромный изумрудный дракон вынырнул на одно лишь мгновение - и вновь ушел под воду. На его спине сидела девушка. Ее смех... Смех души, не желающей помнить прошлое.

Она и правда ничего не помнит. Иначе ей было бы слишком больно.

‒ Дракон... У него... грустные глаза.

‒ Ты права. Ты умна. Чувствительна. И очень сильна магически. Вита.

‒ Вы...знаете, как меня зовут?

‒ Конечно, знаю.

‒ Кто вы?

‒ Владычица Эри, маг Жизни. Тебе следовало бы знать...

‒ Простите. В легендах Вимории трудно разобраться. Что правда - что нет. Что история - а что уже легенда. А сказки... С ними и вовсе не просто.

‒ Верно. Так почему ты не бежишь от этого мира и некромантов подальше? Я помогу тебе. Расскажу, как попасть обратно, к родителям. Уходи! Не стоит спасать Виморию! Она этого... не заслуживает!

‒ Но... некроманты бывают разные. И потом... Мирные жители - они же не виноваты!

Я вспомнила нашу с Вальдаром прогулку по побережью. Запах жареной картошки. Загорелые, искренние, улыбающиеся лица рыбаков. Детей, строящих замки на песке. Улыбку моего некроманта. Блеск в глазах тринздцатилетнего Владыки. Драга и Эллу. Гугла. Рамбу. Мирриам. Своего Проводника.

‒ Нет! Я не могу их бросить! Я... я буду бороться за них. до последней капли крови, до последнего вздоха...

‒ Очень скоро ты добьешься своего! И последней капли, и последнего вздоха! Дебра... Моя Дебра была такой же, и что!? Она чуть не погубила весь мир. всех магов Жизни! Она... Она погубила себя. И нет ее даже среди мертвых.

‒ Но как же... - я кивнула в сторону моря, туда, куда исчезли дракон и девушка.

‒ Янда... Она спит и видит сны. Только здесь, в ее сне я могу увидеть их. Только здесь...

‒ Мне жаль. Мне...правда, жаль... Но...вы не правы. Некроманты бывают...

‒ Бывают, - кивнула Эри. - Но это до тех пор, пока они не почуют силу от человеческого жертвоприношения. Или - от жертвоприношения мага Жизни.

‒ Дэрст...

‒ Не он один...

‒ Но Вальдар выступил против. И Владыка. Мортимеррр и Стив. Дома некромантов встали на их сторону.

‒ Допустим. Но десятки остались в стороне, и многие - поддержат Дэрста, он их соблазнит силой. Так пусть победят и сгинут с этим миром, когда из него будет выпита последняя капля жизни!

Волны поднимались все выше, небо потемнело, ветер усилился, а изумрудные глаза Владычицы сверкнули гневом. Стало страшно. Очень. Но просто взять и отдать все то. что мне дорого разгневанной Владычице я не могла.

‒ Но как же мирные жители - они же ни в чем не виноваты!

‒ Они не боролись. И, стоило магам Жизни исчезнуть - они гут же объявили нас сказкой!

‒ А другие маги Жизни?

‒ Прячутся, затерявшись в иных мирах. Или отказались от своей сути, как мать Вальдара.

‒ Так она его не обманывала? - с облегчением выдохнула я.

‒ Нет, - в голосе Владычицы проскользнула ядовитая насмешка. - Она, действительно, не знала... До самого последнего дня, пока ей на руки не свалились умирающие супруг и правители.

‒ Как это должно быть тяжело.

‒ Она виновата сама! Грозы звали ее за собой! Ветер шептал. Замок пытался помочь...

Мы замолчали... Я стала замечать, что краски стали прозрачнее, и море шумит чуть тише...

‒ У нас мало времени. Хочешь что-то спросить, маг Жизни?

‒ Остров Драконов. Бы знаете, где он?

‒ Упрямая! Все-таки хочешь спасти этот мир?

‒ Да. Пожалуйста. Помогите!

‒ Я не могу отказать в помощи некроманту, если за него просит маг Жизни! Мать Вальдара скоро придет просить за него... Но формально она так и не признала себя магом Жизни! Следовательно... Я могу и отказать!

‒ А если попрошу я?

‒ Ты?! Ты! Влюбленная дурочка!

‒ Я - маг Жизни! И я прошу! За него, за Виморию!

‒ Убеди меня. Почему? Почему этот мир надо спасать? Мир, который отнял у меня дочь...

‒ Это были...темные времена. Страшные, - мой голос почему-то охрип и стал совсем тихим. - Но...несмотря на это любовь...

‒ И все вернулось к любви, - Эри грустно улыбнулась.

‒ Может быть, она равна и Жизни, и Смерти. - прошептала я.

‒ Может быть. А может быть - нет.

‒ Помогите нам, - я подняла голову и посмотрела в изумрудные глаза. - Пожалуйста!

***

Я очнулась. Постель. Диск луны висит над скалами в огромном стрельчатом окне. Чашка с отваром на столике.

Вежливый кис, наверное, спит где-то под потолком самой-самой высокой башни. Сладко спит девочка Мирриам. Спят Гугл, Рамба и Майл.

А я?

А я лежу и вспоминаю свой сон. Владычица Эри, ее несчастная дочь. Дэрст. Жестокий. Жестокий и глупый! Ведь его любили. Искренне. Так, как может любить некроманта маг Жизни. Как я люблю Вальдара. Люблю!

‒ Хочу его видеть! Немедленно! - крикнула, и какая-то сила подхватила и понесла, растрепанную, с заплаканным лицом и в ночной рубашке.

‒ Вита! - меня прижали к себе. - Что случилось? На замок напали?

Я отрицательно замотала головой.

‒ Почему босиком? - проворчал любимый и подхватил меня на руки.

‒ Где мы?

‒ Мы... Здесь холодно. Пойдем.

Некромант шагнул в черный дым портала, заботливо прижимая к сердцу замотанное в плащ свое Чудовище.

Я поняла, где мы. Поняла, куда так поспешно исчез дорогой мне человек.

Фамильный склеп ап Мортов. Догадаться не трудно.

Белый мрамор холодных плит. Потускневшее от времени золото древне- виморийской вязи. Наверное, какие-то изречения. Оплетенные голубоватой паутиной статуи. Но самое страшное - это боль. Боль в сердце моего некроманта. Здесь, в этом склепе, покоятся его предки, а с ними - часть души хозяина Рардин.

В зале мужчина остановился. Опустил меня в кресло возле огромного камина. Такого большого я еще не видела! Почти до самого потолка! От открытого пламени защищала чугунная решетка с изображением Смерти, перебирающей костлявыми пальцами огромную связку ключей.

Не плачь, малыш, не кричи,

В черной мантии у Смерти дребезжат уже ключи...

Маг присел на корточки, прямо передо мной. Закутал поплотнее в собственный плащ. Посмотрел в глаза. Пристально. Грустно...

‒ Что? - я взяла его лицо в свои ладони. Так нежно, как только могла, словно это могло чем-то помочь.

‒ Я привел в Рардин хозяйку. И что? Ни праздника, ни слуг... Может быть, мы, некроманты, и в самом деле прокляты?

‒ Глупости, - обняла я его. - Вы, конечно, со своими тараканами, но... А что праздника нет... Так и не до него сейчас. Нам надо найти остров драконов! Ты... узнал что-нибудь?

‒ Да. - маг провел ладонью по моей по щеке. - Мне нужна была правда. Я и так недопустимо долго ее не знал.

‒ Ты говорил... с мамой?

‒ Моя мать - маг Жизни.

‒ Я всегда знала, что с тобой что-то не так, - рассмеялась. - Слишком ты...

‒ Какой?

‒ Живой.

‒ Слишком живой для некроманта?

‒ Ты замечательный. Ты... самый лучший!

И я прижалась к сильному телу.

Это был совсем другой поцелуй. Между нами не стояли ни Смерть, ни страшные легенды. Маги Жизни и Смерти созданы друг для друга. Вместе они составляют Любовь. Теперь, зная это, мы прикасались друг к другу губами истово, боясь только одного - чтоб нам не помешали. Но кто и что может нам теперь помешать?! Теперь, когда мы...

‒ Вита... - Вальдар целовал мою шею, там. где бешено билась тонкая голубая жилка. - Вита. Жизнь моя... Любовь моя.

Я распахнула глаза, и пропала.. В сиянии черных глаз плескалась Вселенная. Жизнь и Смерть, ночное небо, мерцающие манящие звезды и море. Море шептало: «Пойдем! Пойдем! Пойдем!...»

И я шла. Туда, где в глубоком омуте широких зрачков пряталось колдовство. Бесконечное, далекое, могущественное, и не было ни сил, ни желания противиться...

Даже Замок вздохнул счастливо. Или... показалось?

Интересно, где кисы? Или их тут и вовсе нет? А Око Преисподней? Мама. . Мамочка! Ну о чем... О чем только я думаю... сейчас?!

Некромант посмотрел на меня. Осторожно. С надеждой и насмешливой полуулыбкой. Я кивнула, а потом быстро спрятала пылающее смущением лицо у него на груди.

‒ Я люблю тебя. Чудовище... Люблю!

Улыбнулась. Потянулась к нему. Говорить не было сил...

‒ Иди ко мне!

Мы чуть не упали, с трудом удержавшись от того, чтобы не покатиться кубарем. -Ха-ха-ха-ха-ха-ха...!

Я смеялась, обнимая его за шею. а он...

Он вдруг разжал мои руки и с силой прижал к себе.

‒ Слышишь?

‒ Что? Я не...

‒ Нападение! Нападение! Нападение! - кисы, которые до этого и носа не показывали, летели отовсюду!

Из-за занавесок, картин, гобеленов, напольных ваз и даже из пылающего камина! Как - я потом обязательно спрошу у Вальдара, но сейчас не до этого...

‒ Кто посмел?! - взревел хозяин Рардин.

‒ Я! - раздался веселый голос. - Простите, что побеспокоил. Нам надо поговорить.

‒ Дэрст!

Это был он. Отступник. Некромант, который отправил меня в Виморию. Тот. кто играл со смертельной болезнью как... с воздушным шариком. Наткнется шарик на что-нибудь острое и... лопнет.

Высокий, бледный, безупречно одетый молодой человек любезно приподнял цилиндр:

‒ Добрый вечер. Маг Жизни, - кивок в мою сторону, - и, конечно же, Вальдар ап Морт! Верховный Дознаватель! Маг Смерти и Страж Преисподней...

В голосе Дерста явно слышались издевательские нотки. Вальдар ап Морт поймал над головою посох, и едва заметно взмахнул им... в мою сторону.

Я ничего не почувствовала. Совсем. То, что на мне появилось длинное черное платье, обувь и теплый плащ по размеру, даже не сразу поняла. Спасибо, любимый. Куда как лучше быть одетой, раз уж сам Дэрст в гости пожаловал...

Кисы исчезли так же внезапно, как и появились. Замок вздрогнул.

В свой первый удар по врагу некромант вложил всю боль. Всю ненависть. Он мстил за Владыку, за сыновей своих друзей, за слепнущих жителей Вимории. За мать. За отца. Посох вспыхнул! Ледяное, слепящее глаза пламя вырвалось на волю, пронеслось по зале, и...

Рассыпалось у ног незваного гостя.

Отступник даже не дрогнул.

‒ Ну, что за глупости, право, - усмехнулись тонкие губы. - Не думаете же вы, что я пришел сюда, в ваш родовой Замок, без подготовки. Я, конечно, практически всесилен, но отнюдь не безрассуден. Кстати, в Замок Танота я бы явиться побоялся, если это вас утешит. Его стены слишком преданы нашей девочке, - Дэрст перевел взгляд на меня. - не говоря уже о том, что ее дракон растет и крепнет с каждой минутой! Но это, скорее, хорошо. Он мне пригодится.

Я вздрогнула. Вальдар незаметно взял меня за руку, и, продолжая свободной рукой сжимать посох, ответил:

‒ Так значит, Рардин... тебя не пугает?

‒ Вас это задевает? Что ж, я, пожалуй, понимаю ваши чувства, ап Морт. Даже, в какой-то степени, уважаю их. Но, увы, не сочувствую. Не злитесь. Просто... сегодня удача на моей стороне! Здесь, как ни больно вам это сознавать - руины. А дракон, что так отчаянно пытался достучаться до вашей матушки, бедняжка, давно погиб. Возможно, если бы она была более восприимчива или хотя бы умна...

Замок вздрогнул, ап Морт зарычал раненым зверем, и боль, разрывая мне сердце, заставила кричать:

‒ Что вам нужно?! Что?!

‒ О, сущий пустяк, уверяю вас! Надеюсь, вы не сердитесь за маленький розыгрыш с трупной язвой и...ээээ ...небольшую мистификацию... Не понимаете? Сейчас поясню. Дело в том, что это я пустил слух о губительных последствиях близости между магами Жизни и Смерти. Это было в моих интересах, так как потомство у них получалось на редкость живучее, с огромным магическим потенциалом! Эдак они и меня могли погубить, понимаете? Поэтому... Пришлось. Удивительно, но маги с удовольствием поверили в эту чушь.

‒ А... Дэйра? Она... Она любила вас! - я понимала, что отчаянные попытки достучаться до сердца, которого просто нет. тщетны.

‒ И все же. Эри, ее глаза. Ее боль. Я должна хотя бы попытаться выудить у Дерста хоть что-нибудь! Информацию, которая могла бы помочь.

‒ Дэйра у меня, - улыбнулся он.

‒ А как вы выжили?

‒ А выжить мне не удалось. Владычица Эри слишком сильна. Да. Сильна, глупа и упряма! Много гнева. Боли. Плюс - добровольная жертва творит чудеса. Вы знаете об этом. Вита? Заметьте, я с вами предельно честен! Открываю карты, рискуя собственным...

‒ Что? Что сделала Эри?

Я кричала, стараясь не поддаваться этому ледяному, вкрадчивому голосу, который шептал и шептал в голове: «Убей себя! Убей! Принеси в жертву. Ты спасешь любимого. Вита. Спасешь драконов, спасешь всех... Вимория! Она хочет жить, как хотели жить твои родители. Они ведь живы! Ты спасла их! Убей себя! Убей...»

‒ Она и Янда принесли себя в жертву. Им удалось развоплотить меня, представляете?

‒ Откуда тогда вы взялись снова?!

‒ О! Какая злость! Какая искренняя досада в голосе! Научитесь скрывать свои чувства Виталина, мой вам совет. И хотя я решительно не понимаю, за что вы на меня обижены... Да, да! Задумайтесь. Если бы не я - не видать вам ни другого мира, ни магии, ни... некроманта. Вы ведь влюблены, не так ли? Хотя... постойте... Слепой Вампир! Я вам помешал?! Простите... Я скоро уйду! Правда...

‒ Как вам удалось возродиться? - повторила я вопрос, стараясь не смотреть на Вальдара.

Слишком больно.

Тьма клубилась в темных углах Замка, хрипела под плащом Хозяина, но, увы, ничего не могла сделать. Дэрст каким-то совершенно непостижимым образом держал сильнейшего некроманта Вимории на коротком поводке, как бешеного пса...

‒ Сторонники. Хвала Вампирам, среди них оказались весьма талантливые некроманты!

‒ Значит. Смерть давно ждет тебя, - сверкнул глазами Вальдар ап Морг.

‒ Ничего. Я не тороплюсь.

Они стояли и смотрели друг на друга. Страж Преисподней стал похож на призрака. Жизнь по капле уходила из некроманта. Я это чувствовала! Чувствовала, но ничего не могла сделать. Позвать драконов? Нет... Что, если он убьет малышей?

‒ Перестаньте! Прекратите! Прекратите эту... пытку... Пожалуйста!

Дэрст склонил голову на бок и очень внимательно посмотрел на меня.

‒ Я вижу, ты не глупая девочка.

‒ Что? Что вы хотите?

‒ Уходите. Оставьте этот мир его судьбе. В свою очередь обещаю, что никогда не появлюсь в мире, где будете жить вы. Не потревожу ваших близких.

‒ С чего такая щедрость? - вырвалось у меня.

‒ Не то. чтоб я опасался, что кто-то из вас способен сорвать мои планы, но... Из-за всей этой возни мне все время приходится переносить и корректировать планы. Это раздражает, не говоря уже о том, что требует большого количества ресурсов!

На какое-то мгновение с отступника упала маска. Как будто внезапно он устал играть эту роль! Роль довольного, самовлюбленного злодея. Темного Властелина, которому никто в этом мире не способен противостоять.

Вдруг мне показалось, что он устал. Измотан. Даже... боится.

‒ Я бы поторопился с ответом, Виталина. Похоже, вашему другу совсем плохо...

Я бросилась к любимому. Вальдар стал совсем прозрачным...

Что с ним? Что?

‒ Мне нужно ваше согласие! И я оставлю ему жизнь.

«Нет! Не соглашайся! Хозяин жив...»

Кто это? Кисы? Замок? Не важно! Главное, тянуть время.

«Спасибо!» - мысленно поблагодарила кого-то.

‒ Зачем? - тихо спросила я, стараясь смотреть Дэрсту прямо в глаза. - Зачем столько смертей? Ну, не просто же так вы собираетесь разрушить Виморию?

‒ Не просто так, - согласился он. - Кстати, не надейтесь на помощь духа владычицы Эри. Ее дочь у меня, и она это знает! Так что у вас один способ спастись - уступить мне. Думайте. Я оставляю ап Морту жизнь и даю вам время до утра!

Дэрст исчез, рассыпавшись дымом.

Я бросилась к некроманту, стала гладить руками белесый туман. Звала. Плакала. Но все напрасно...

‒ Чудовище!

Из черной тьмы явился некромант. Его посох дымился, из виска над бровью текла кровь...

‒ Вальдар!

‒ Что здесь было?

‒ Я... мы разговаривали, а ты... Ты умирал! Ты... ты... кто ты?

Я сделала шаг назад.

‒ Вита... Я - это я. Дэрст раздвоился. Или создал иллюзию. Я никогда не видел такой магии у некроманта. Даже отец так не мог. Силен. Он беседовал с тобой и дрался со мною одновременно.

‒ Дрался?!

‒ Да.

‒ Где он?

‒ Ушел. Думаю, сейчас он слабее, чем хотел тебе показаться. Кое-что мне удалось, но времени мало.

‒ Мы должны найти остров драконов!

‒ Да.

‒ Драконы! Вальдар! Он... Он сказал, что...

Я бросилась вниз, к подземельям.

‒ Вита!

Дракона, умершего в Замке Рардин мы похоронили в семейном склепе ап Мортов. как полноправного члена рода. Вальдар долго что-то тихо напевал на древне- виморийском, до тех пор. пока еще одна звезда не упала в реку мертвых.

«О, Рардин! Храни навечно уснувших в стенах твоих ...»

-23-



Она

Скорее!

Я потянулась, чтобы обнять его. поцеловать, может быть - успокоить, но...

Сильные руки подхватили на руки, прижали к себе... Нет, я как раз не против, только... что это? Портал?

‒ Вас надо укрыть! - услышала, и вдруг поняла, что... дома?!

Окно. Форточка открыта. Синее-синее небо. Таксе... Высокое, прозрачное. Только сейчас поняла, что небо Вимории совсем...другое. Голова закружилась.

‒ Мама!

‒ Вита!

Быстрыми, мокрыми от слез поцелуями мама покрывала мое лицо, запускала пальцы в волосы, гладила плечи, дрожащими пальцами впиваясь в плотную ткань плаща.

Наверное, не могла поверить в то, что все это ей не снится.

‒ Мама... Мамочка, прости меня!

Ком подкатил к горлу. Как же так? Я знала, что они живы. Увидела, что с родителями все в порядке и... успокоилась. Увлеклась чужим миром. А они? Им никто не показал, что я - жива! И за все это время я так и не подумала о том, что надо вернуться. Успокоить. Объяснить все! От того, как быстро и легко Вальдар перенес нас сюда, стало еще хуже. Это так... просто. А я ни разу не попросила его! Дура...

‒ Мама...

‒ Доченька! Радость моя, счастье мое... Кто вы? - мама, последний раз прижав к себе, заслонила меня от Вальдара, как будто он враг...

‒ Вальдар ап Морт, маг Смерти. Страж Преисподней, Верховный дознаватель Вимории, хозяин Рардин, к вашим услугам.

Ну, все! Мать щас скорую вызовет. Ему. Или себе. Хорошо отца дома нет...

‒ Некромант, - выдохнула мама и медленно опустилась на стул.

‒ Мама?!

Так, а вот это уже интересно... Теперь уже я ничего не понимаю!

‒ Скажите. - мама смотрела некроманту прямо в глаза, полностью игнорируя мое присутствие. - Вита - маг Смерти?

‒ Нет. Она - маг Жизни.

‒ Значит, в меня пошла... Здравствуй, дочь.

‒ Папа?!

‒ Иди ко мне...

‒ Пап...

‒ Винтик... ЖИВАЯ!

Отец сжал так крепко, что... Хотелось обидеться за то, что они все знали и никто мне ничего не рассказывал, но... не получилось.

‒ Папа!

Отец зашел на кухню в верхней одежде, прямо с улицы. Он никогда так раньше не делал. Пока обнимал меня, уронил пакет с хлебом на пол.

‒ Мы не знали, в какую сторону проявится твоя магия, - мама вытирала слезы, стараясь делать это так, чтобы было не очень заметно, - когда ты увлеклась этими готами... Я подумала, ты тоже будешь Хранителем.

‒ Хранители? - Вальдар наконец-то оторвался от созерцания кухни.

Все это время маг внимательно рассматривал каждый сантиметр. Осторожно трогал пальцем. Иногда даже нюхал. Особенно сильно его заинтересовала микроволновая печь. Я вдруг вспомнила тот плакат в магазине напротив. Рекламу протеиновых батончиков. Сходить с Вальдаром за молоком? Сравнить... И тут мне стало смешно.

‒ Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха, Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха!

‒ Вита! Веточка...

Мать бросилась к шкафчику с лекарствами, достала пузырек с настойкой пустырника.

‒ Мам... Перестань... Я... Со мной все в порядке, правда. Просто кое-что вспомнила. Может, чаю попьем?

За чаем я узнала много чего... интересного. Родители знали, что их предки из другого мира. Знали, что они - маги. Отец, маг Жизни, умеренно пользовался некоторыми возможностями на работе, но только по необходимости и так, чтобы никто не заметил. Он был против того, чтобы я знала. Хотел оградить меня от всего этого. Чтобы я жила нормальной жизнью. Училась. Влюблялась.

Еще вчера я бы, наверное, разозлилась. Может быть - обиделась. Но теперь я его понимаю. Другой мир. Магия. Все это очень занимательно, конечно. Но там, в Вимории, существует настоящее зло. Дэрст. Сила, жажда власти, жестокость. Этот ...возродившийся в теле одного из своих последователей дух не знает любви. Страх. Страх потерять любимого человека. Страх потерять родных. Я знаю, что это такое. И отца не виню. Нет.

Вальдар пришел в невероятный восторг от крепкого сладкого чая и бублика с маслом и малиновым вареньем. Я даже подумала, когда мы победим, есть шанс уговорить его переехать. Хотя бы на время учебы. Хочу окончить Универ.

Когда победим... А победим ли? Обязательно. Обязательно победим!

‒ Магини Смерти, - кивнула мама, намазывая... какой уже по счету бублик-то?

‒ Простите... - Страж Преисподней нахмурился, но тут же просиял, получив новый бутерброд. - Спасибо! Простите, но я ни разу не слышал об этом.

‒ Согласно преданию Смерть лично укрыла Хранительниц плащом и перенесла в другой мир. Туда, где будет безопасно. Книги, легенды. Даже сказки - все было уничтожено. Мы... и сами мало что знаем. Но все это время храним архив Ордена.

‒ Орден?! - я не верила своим ушам.

Нет, маман, конечно, тот еще оригинал, но.... Во дает!

‒ Орден, дочка. В одном из университетов Лос-Анджелоса. Все. что передавалось из поколения в поколение, хранится там. Рукописи. Артефакты.

‒ Очень интересно. Вы позволите взглянуть? - Вальдар нашел под столом мою руку и тихонько сжал.

‒ Ты думаешь, там может быть что-то о Дэрсте? - на уютной кухне, по которой я так соскучилась, рядом с родителями, которых рада была видеть до слез, вдруг стало холодно...

‒ Конечно, там есть легенды о Дэрсте. Но это было...так давно! - мама пожала плечами.

‒ Старая легенда, к сожалению, ожила. Дэрст - снова угроза Вимории. Я пришел, чтобы вы помогли мне спрятать Зету. И вы. Вас тоже необходимо спрятать, пока я со всем этим не разберусь.

‒ Лос-Анджелес, - кивнула мама, - остановимся в Ордене. Меня там знают и не откажут помочь. Заодно покажем вам все, что у нас есть. Вита, иди, собирай свои вещи!

‒ Я лечу с вами, - отец нахмурился.

Конечно, хотелось всех убить прямо сейчас. Но я почему-то не могла пошевелиться. Воспоминания пчелиным роем носились в голове. Я маленькая. Совсем. Годика четыре, наверное. Мы снимали дачу у хозяйки, Марьи Петровны. Большой деревянный дом. Кот Матвей мышей не ловит, он любит сметану. Мышеловки тоже не помогают. Сыра нет и мышки нет! Вспомнила, как приседала на корточки, дула на зверька и тот с писком убегал. Целый и невредимый. Я-то думала - мышонок просто спит...

Все складывалось. И мой английский, мамиными стараниями доведенный до совершенства. К каким только репетиторам она меня не таскала! Намекала сколько раз, что если я захочу - могу учиться в Лос-Аджелесе. у нее там знакомые. Как папа хмурился. Но не отговаривал. Просто мрачнел. Я же тогда чего только не передумала! Даже... что у мамы там кто-то есть... Стыдно теперь.

‒ Вита! Не спи! Собирайся.

Я посмотрела на родителей. На Вальдара.

‒ Нет.

Папа с мамой застыли, а некромант сделал еле заметнее знакомое движение - и я поняла, что сейчас произойдет. Смерть вытащит из-под мантии посох, и маг попытается меня заколдовать, чтобы «спасти».

‒ Неужели вы... Вы все. Не понимаете? - тихо спросила я у них. - Пока мы будем прятаться, врать и приносить в жертву самое дорогое - он будет жить! И побеждать. А мы, мы будем скрываться как крысы по подворотням, уничтожая самих себя. Отказываться от своего дара, поколение за поколением. Может, хватит?

‒ Чудовище...

‒ Неужели ты не понимаешь? Если я сейчас уеду, мне придется отказаться от всего этого. От... от любви! Нашей любви! Нет. Этого не будет.

Порталы я строила хорошо... Уже переносясь обратно в Виморию, крикнула:

‒ Спрячь их! Пожалуйста...

Зря я пустырник не выпила. Зря.

Слишком... много всего. Родители. Их... ложь во спасение. Вальдар с попыткой меня спрятать подальше от опасности. Все хотят меня уберечь. Нет. это, конечно, приятно. Меня любят. Не хотят терять. Бот только...еще хуже получается.

Я сидела на берегу, неподалеку от Замка в Таноте и любовалась на свое изумрудное войско! Волны шумят. Солью пахнет. Греет ладони горячий песок. Блестит на солнце яркой зеленью мокрая чешуя.

Красиво!

Драконы подросли - стали как таны! С хорошо откормленную лошадку то есть. Девятнадцать голов - все, кого удалось спасти...

И вот куда я без них? Их тоже бросить, спасаться от Дэрста?!

Да ни за что!

Я вспомнила владычицу Эри. Добровольно принести себя в жертву вместе со своим драконом. Чтобы ощутить эту боль, или хотя бы попытаться представить - надо быть магом Жизни. Связь с изумрудным драконом это... Это нечто особенное. Мой дракон - Гугл. Его я чувствую сильнее всех остальных...

Эри так и не ответила, где искать остров дракона. И существует ли он в Вимории. Может, надо искать в других мирах? Если бы острова не было, и ритуал провести было бы нельзя - отступник бы к нам не заявился. В этом я была уверена.

Остров... Где же ты, остров?

‒ Хозяйка!

Гугл подплыл и... обрызгал теплой водой.

‒ Ай! - притворно испугалась, в основном для того, чтобы сделать дракончику приятное.

Мы оба понимали: с нынешними габаритами, если бы окей решил окатить меня водой, я бы просто захлебнулась.

‒ Не мрачней! - дракон положил... сухую голову мне на колени. Магия! - Найдем мы этот остров. Уже ищем.

‒ Думаешь?

‒ Уверен.

‒ Но если он погрузился на дно моря...

‒ И что с того? Значит, наколдуем что-нибудь, чтобы туда опуститься.

‒ Ну-ну... Наколдуем. Желтую подводную лодку, - проворчала я.

‒ А что такое подводная лодка? И почему не зеленую?

‒ Ха-ха-ха-ха... Это такая песенка. Из моего мира.

‒ Песенка?

‒ Песенка?!

‒ Песенка!

‒ ПЕСЕНКА?!

От неожиданности я чуть в песок не зарылась. Как страус. Все девятнадцать изумрудных лошадей... Простите, драконов! В мгновение ока выползли из вод ясных и блестя на солнце чешуей обступили со всех сторон.

‒ Расскажи!

‒ Нет, лучше спой!

‒ Спой, спой, спой!

‒ Да что с вами? - я уставилась на своих подопечных.

‒ Драконы очень музыкальны, - терпеливо объяснил Гугл, хотя у самого хвост так и дрожал от любопытства.

‒ Да! - вокруг закивали и захлопали крыльями.

‒ Мы очень любим петь... И сочинять новые песенки! Спой нам, Вита. Пожалуйста!

Ну...вот против такого взгляда я устоять не могу! Рамба сложила верхние лапки на груди и использовала запрещенный прием - знаменитый взгляд кота из мультика про Шрека...

‒ Ну, хорошо, хорошо. Только у меня голос не очень и...

У драконов хороший голос!

‒ И слух!

‒ Ты спой!

‒ Мы подхватим!

Я вздохнула. Закрыл глаза. И...снова открыла.

‒ Погодите. Так она же на английском! Песня...

‒ Вита! - Гугл нетерпеливо застучал хвостом по песку. - Драконы знают все языки во всех существующих мирах!

Скажите, пожалуйста! Знают они... In the town where I was born


Lived a man who sailed to sea


And he told us of his life


In the land of submarines


So we sailed up to the sun


Till we found a sea of green


And we lived beneath the waves


In our yellow submarine


We all live in a yellow submarine


Yellow submarine, yellow submarine


We all live in a yellow submarine


Yellow submarine, yellow submarine...



‒ Апчхи! - в рот попал песок...

‒ Смерть не слышит, Хозяйка! Спасибо! Йо-ху!

Что тут началось! Изумрудный табун, взрывая лапами пляж, бросился в воду! Хлопая крыльями и фыркая в ритм на манер бит-боксеров, драконы пели песню...

В ней они рассказывали о том, как морские окей, маги Жизни и маги Смерти нашли волшебный остров под водой и спасли Виморию. Правда, в ЗЕЛЕНОЙ подводной лодке...


Он

Несколько отчаянно-синих бабочек растворились под потолком, до которого при желании он легко мог дотянуться рукой. Какое... маленькое жилище. Разве можно так жить?!

Цветок в горшке на подоконнике с тихим шелестом рос ввысь, шапочки алых цветов распускались на глазах.

‒ Смотри! - женщина прижалась к мужчине.

Отец Виты теребил в руках очки и улыбался.

Было что-то трогательное в этих двоих. Ярко-зеленые глаза мужчины. Чуть вздернутый, такой же, как у Чудовища носик хрупкой женщины с черными курчавыми волосами.

‒ Это...

‒ Магия Жизни. Я же говорил - она в меня!

Вита ушла порталом. Надо же... Настолько окрепла, что смогла его построить! Сама! Он не мог определить, что больше переполняет его душу сейчас - гордость за Чудовище или злость... на Чудовище?

‒ А... куда она ушла? - женщина вопросительно уставилась на единственного человека, который, по ее мнению, мог ответить на этот вопрос - на Вальдара ап Морта.

‒ Я....

‒ Где моя дочь?! - мужчина воинственно водрузил очки обратно на нос.

‒ Я...

‒ А вы с Витой...? - женщина зачем-то схватила мужа за руку.

‒ Я. Вальдар ап Морт, маг Смерти, Страж Преисподней, Верховный дознаватель Вимории, хозяин Рардин - люблю вашу дочь....эээээ...

‒ Господин и госпожа Зеленские, - тихонько подсказал мужчина.

‒ Да. Люблю вашу дочь и хочу вместе с ней прожить всю жизнь.

‒ Я... я говорил тебе. Лана, - рука господина Зеленского вновь потянулась к злополучным очкам, - Я говорил тебе! Говорил, что все это ни к чему хорошему не приведет! Если бы...

‒ Арсений... Если бы не «все это», как ты выражаешься, нас уже давно не было бы в живых...

Наступила тишина. Цветок, дотянувшись до потолка, перестал, наконец, расти. Женщина опустилась на стул и закрыла лицо руками.

‒ Вита знала, что вы живы, - негромко произнес маг. - Простите, но я не мог позволить ей обнаружить себя здесь раньше, чем убедился, что это безопасно.

‒ А сейчас? Сейчас это безопасно?

Взгляд Арсения Вениаминовича Зеленского заставил сильнейшего некроманта Вимории всерьез задуматься о том, а не сбежать ли на ближайшее кладбище прямо сейчас? Они наверняка существуют в этом милом, приветливом мире. Может, Смерть пожалеет преданного слугу своего и пустит в страну мертвых раньше положенного срока?

‒ Арсений! Это невежливо. Этот... молодой человек спас Виту!

‒ Ну, это еще нужно проверить. Молодой... а кстати, сколько вам лет? Вы в курсе, что Вита учится на...

‒ Арсений! Она давно не ребенок. И ей уже пора...

‒ Ты! Ты потакала ей во всем! Эти черные волосы, ногти!

‒ Совершенно с вами согласен! - блеснул черными глазами маг. - Ужас! Эта.. страшная мода вашего мира! Но Вита переменилась! Я повлиял на нее! Знаете, вначале я ее чуть не убил...

‒ Что?! - Зеленские произнесли это хором.

‒ Послушайте... Я готов жизнь отдать за нее. Слово некроманта!

И поймал маг Смерти посох над головой, и... люстра разбилась...

‒ Замечательно! Теперь он еще и разрушит наш дом! - недовольно проворчал отец Чудовища.

‒ Я приношу свои извинения... Но слово некроманта должно быть подкреплено...

‒ Мы вам верим, - пискнула мама Виты.

‒ Конечно. Конечно, верим, - обреченно развел руками супруг.

‒ Спасибо. А теперь, когда вы, кажется, пришли, наконец, к некоему единодушию, мне хотелось бы кое-что обсудить...

Они пили чай под мерное мигание чудом уцелевшей лампочки. Все-таки свечи намного удобней. И потом... как же они живут - без слуг?!

Но не только это узнал Вальдар ап Морт. Мир Чудовища был просто ужасен! Чудовищный мир... Билеты на огромных железных птиц, которые не достать. «Пробки», в которые надо было «не попасть».

О. Рардин! Кровь моя и слезы, счастье мое и боль! Нет места прекрасней тебя среди бесчисленного множества миров затерянных...

‒ Лос-Анжелес, - услышал некромант, очнувшись.

‒ Что?

‒ Вы спрашивали, где на данный момент безопаснее всего. Это Лос-Анджелес, - терпеливо повторила женщина, чуть сморщив нос, совсем как Вита.

‒ Простите, я задумался. Там - Замок?

‒ Почти. Университетская библиотека. Центр Ордена Хранительниц.

‒ Значит, ты все-таки ездила туда. - Зеленский укоризненно посмотрел на жену.

‒ Да, ездила. Я обещала тебе только, что ничего не скажу Вите. Хотя...с ее потенциалом...

‒ Наверное, я был не прав, - мужчина опустил голову.

‒ Ты пытался защитить. Мы очень любим тебя...

‒ Лос-Анджелес, - робко напомнил некромант. - Простите. Я понимаю. Но...в Вимории война. У меня... мало времени.

‒ Вимория... Господи! Неужели это правда? - мужчина уставился перед собой, ни к кому особо не обращаясь.

‒ А Вита? - вдруг вспомнила госпожа Зеленская об исчезнувшей дочери.

‒ Вита... - хозяин Рардин грустно улыбнулся. - Боюсь, она отказалась прятаться. И... насколько я сумел ее понять - не отступится.

‒ Может, силой...? - пробормотал отец.

‒ Поддерживаю, - Маг Смерти с надеждой посмотрел на отца Чудовища.

‒ Не выдумывайте! - резко ответили им. - Если дочь так решила, этого ничто не изменит. Особенно сейчас, когда ее сила проснулась и окрепла.

‒ Я должен обеспечить вам безопасность, - некромант вздохнул, - я обещал.

‒ Нам... грозит опасность? - Зеленский нахмурился. Вы уверены?

‒ Нет. Но лучше будет, если я перенесу вас в...эээээ....Лослин?

‒ Лос-Анджелес, - подсказала женщина.

‒ Да. У вас случайно нет картины, изображающей те прекрасные края?

‒ У меня есть кое-что лучше. Фото с последнего собрания Ордена. Перенесемся сразу туда. Мне кажется, вы должны увидеть то, что Орден хранит столько лет...


***

‒ Вимория!

‒ Вимория?

‒ Вимория?!

Бледные и одновременно любопытные лица. Шепот со всех сторон.

‒ Вальдар, пожалуйста. Подождите меня здесь. А...ты...

Зеленская посмотрела на мужа. Мужчина снял очки. Поймал взгляд некроманта. Улыбнулся.

‒ Думаете, зачем магу Жизни очки? У них же... не бывает проблем со зрением, так ведь?

‒ Вы угадали, - маг склонил голову на бок.

У меня их и нет. Сначала... защищал глаза от возможных повреждений. Работа такая. Понимаете... Опасная работа. Имитация взрывов...

‒ Арсений... Это сложно объяснить человеку из другого мира. Сейчас не время. Нас ждут.

‒ Лана... Пожалуйста. Выслушай и ты тоже. Это важно. Я давно хотел сказать. - мужчина снял очки, сложил их и убрал в нагрудный карман. - Сначала я защищал глаза. Потом - себя. От... От всего этого. Но сделал этим только хуже. Главным образом - себе. Я прятался. От самого себя. От собственного ребенка. От женщины, которую люблю. Люблю и понимаю. Лана. я...

‒ Арсений, не надо. Не...

‒ Сейчас. Я и так тянул слишком долго. Я готов. Если нужно - отправлюсь в Виморию. Магов жизни в нашем мире не так много. Почти все - в Праге. Там тоже... что-то вроде сообщества.

‒ Это, возможно, поможет, - некромант задумался. - Вимория отчаянно нуждается в магии Жизни. Люди слепнут.

‒ Добро пожаловать! - к ним подошла немолодая женщина. Меня зовут Барбара Вальски. Я - председатель Ордена хранительниц. Рады приветствовать вас...?

Невысокая блондинка в темно-синем брючном костюме внимательно посмотрела на Вальдара ап Морта.

‒ Маг Смерти, Страж преисподней, Верх...

‒ Никогда не думала, что увижу мага. - бесцеремонно перебила ап Морта Барбара Вальски. - С другой стороны... рано или поздно это должно было произойти. Мы все понимали это.

Голова разболелась. Это уже второй язык, на который приходилось настраиваться. Этот мир очень странно отзывался на магию. Сила жила в нем! Но... делала вид, что прячется. Как будто играла. А женщины! Женщины в этом мире удивительно упрямы. Никакого уважения! Чудовищный мир. Чудовищный!

‒ Разве вы сами - не маги? - некромант хмурился, он уже перестал что-либо понимать.

‒ От магии практически пришлось отказаться - здесь она отвергается самим мирозданием. Остались лишь легенды.

‒ Отвергается мирозданием? Вы преувеличиваете. Магия этого мира... просто не хочет показываться.

‒ Вы думаете? - женщина приподняла тонкие, идеально очерченные брови. - И... почему?

‒ Я не знаю, - Вальдар ап Морт пожал плечами.

‒ Возможно, вы правы... - женщина задумалась.

Повисла пауза. Мама Виты, глазами приглашая гостя присесть в кресло, подхватила женщину в синем под локоть и отвела в сторону. Дамы о чем-то оживленно беседовали в полголоса, бросая на очень недовольного некроманта настороженные взгляды. Наконец к нему подошли.

‒ Мы - Орден Хранительниц, - осторожно начала Вальски. - Наши предки... Очень далекие предки - выходцы из Вимории. По крайней мере, это так, если верить архивам. Согласно легендам, некогда среди магов Смерти существовала четкая иерархия. Мужчины - охраняли покой мертвых.

‒ В этом плане мало что изменилось, - огрызнулся некромант, сжимая виски.

Голова болела все сильнее. Он спрятал родителей Чудовища в безопасное место. Пора возвращаться. Но женщина, не обращая внимания на рассерженный вид Стража Преисподней, продолжила:

‒ Женщины - хранили знания. Рецепты зелий. Рукописи. Договоры. Сказки. Легенды. Кости.

‒ Кости? - некромант побледнел.

‒ Старинный способ гадания. Кубики с символами.

‒ Да! Я помню. У отца... были.

‒ Возможно... Однажды случилось несчастье. Некроманты, отказавшись от своей миссии, стали приносить человеческие жертвы ради того, чтобы...

‒ Не все! - ап Морт вскочил. - Лишь несколько сподвижников Дэрста! Остальные боролись!

‒ Не буду утверждать. В архивах вы найдете всю интересующую вас информацию. Так вот согласно легенде - Смерть укрыла Хранительниц своим плащом и спрятала в этом мире, передав очень важный артефакт - ключ. Что это за ключ никто не знает...

‒ Где он? - некромант с надеждой уставился на Зеленских.

Эта... председатель Ордена ему решительно не нравилась.

‒ Когда-то, согласно дневникам моей прабабушки, ключ, действительно, был! Но потом якобы исчез. Хотя в сохранившихся рукописях четко сказано - за ним придут!

‒ И?

‒ И мы должны его отдать.

‒ А если за ним явится Дэрст? Тоже - отдадите? - черные глаза вспыхнули гневом.

Еще немного, и он запрет эту... Бальски в Замке Танота! Пусть посидит. Подумает. Артефакты целее будут...

‒ Некромант-отступник Дэрст жил в Вимории более трех тысяч лет назад. Согласно сохранившимся данным...

‒ Где то, что вы должны отдать?! Я - явился! - и поймал некромант посох над головой (хорошо, что эти... лампы тут достаточно высоко), и...

‒ Пойдемте, - сухо сказала женщина и очень быстро зашагала по коридору.

Сколько рукописей! Если эта огромная библиотека - лишь часть Замка, то...

‒ Приложите руку!

Они подошли к двери, которую маг сразу и не заметил, настолько она была...ничем не примечательна.

Обычная дверь. С облупившейся краской.

‒ Приложите руку - повторила женщина.

Он приложил. Дверь медленно отворилась.

‒ Драк? Элла?! Что в замке?

Некромант ожидал увидеть за обшарпанной дверью что угодно, кого угодно, но...

‒ Все в порядке. Владыка и Мортимерр прибыли, хозяин, - Драк поклонился.

‒ Мы должны вас проводить, - Элла окинула взглядом некроманта и его спутниц.

Председатель Ордена побледнела, но не двинулась с места. Родители Виты застыли.

‒ Я обездвижил их, - Драк бросил на хозяина виноватый взгляд.

‒ Портал открылся сам, - Элла покачала головой. - Возможно, это опасно.

‒ Возможно, - кивнул ап Морт. - Давайте посмотрим, что там.

Крошечная комнатка. Некромант пригнулся, боком протиснулся в узкий проем. Стол, покрытый черной скатертью. Открытая шкатулка.

Некромант осторожно взял вещицу двумя пальцами и поднес к глазам. Пусто. На бледно-голубой бархатной подушечке красовалась вмятина в форме ключа.

-24-



Он

‒ А женщины? Владели магией Смерти? Тогда, три тысячи лет назад?

‒ Вы уже убедились, Владыка, в том, что прошлое, чем оно дальше от дней наших, тем больше обрастает легендами и сказками. Женщины, на мой взгляд, к магии вообще не способны!

‒ А как же... маги Жизни? Вита? Ведь она...

‒ Она способна лишь делиться силой. Женщина - сосуд. Ее миссия - передать по наследству! Способна ваша девушка наслать чуму на город? А?

‒ Наслать чуму?! Это вы называете «способностью к магии», Мортиц?

‒ Это проявление магической силы, мой правитель... Разве не в этом величие некроманта?

‒ Некромант охраняет покой мертвых. В этом его величие. Способность делиться энергией, возвращая к жизни того, кого Смерть не взяла еще за руку - что может быть достойней?!

Голос юного Владыки был спокоен и тверд. Суждения - здравы, достойны похвалы. Вальдар ап Морт, маг Смерти, Страж Преисподней, Верховный дознаватель Вимории шел по Замку и улыбался. Владис Третий ему как сын. Приятно осознавать, что после всех этих размолвок и перипетий зерно, то зерно что он так старательно взращивал все это время - проросло. Окрепло!

Какой... неприятный тембр у этого... как же его... Ратуя Мортица, архивариуса, приставленного к правителю учителем истории. Тонкий, скрипучий... И вообще! Почему до сих пор не отправили в отставку человека, несущего подобный бред?! И... как вообще Мортиц оказался в Таноте?

‒ Вы много пропустили, Владыка! И сопровождающие вас молодые люди - также. Я настаиваю на том, чтобы немедленно возобновить пропущенные занятия.

‒ Вы правы. Непременно. Однако... Мортиц? Как вы здесь оказались? Насколько я помню, сегодня по расписанию - свободный от занятий день?

А вот это уже совсем интересно... Вальдар ап Морт остановился у двери, ведущей в личные покои Владиса.

‒ Я и сам не понял! - неожиданно искренне смутился преподаватель истории. - Просто... перенесся.

‒ Раньше вы строили порталы? - вмешался голос Мортимерра.

‒ Нет...

‒ Приветствую, Владыка! Мортимерр. Мортиц. - Вальдар ап Морт открыл дверь, мысленно поблагодарив Замок за то, что разговор было слышно.

Вместе с должностью и регалиями Верховному дознавателю Вимории было возвращено право входить в личные покои Владыки, минуя услуги киса-оповещателя, предписанные этикетом двора во всех остальных случаях.

Владис Третий и Мортимерр кивнули ап Морту. Все трое переглянулись с пониманием - от общения с Витой даже у почтенного архивариуса увеличился магический потенциал и появилось умение строить порталы.

‒ Боюсь, мой повелитель, теперь с уроков будет сбежать сложнее, - Вальдар ап Морт улыбнулся.

‒ Я рад, что вы пришли! - лицо Владыки на мгновение стало мальчишеским, - Куда вы исчезли?

‒ Повелитель, - поклонился Верховный дознаватель.

Некромант не желал демонстрировать шкатулку, спрятанную под плащом ни опекуну, ни учителю истории. Не то, чтобы он их обоих в чем-то подозревал, и все же... Слишком «вовремя» Дэрст появился в замке Рардин. Вовремя и блестяще подготовленным.

‒ Слушаю вас, ап Морт! Ну... не тяните!

Верховный дознаватель глазами показал на учителя истории.

‒ Мортиц. Оставьте нас! - кивнул Владис.

Тот покраснел, нахмурился. Однако кроме как поклониться и выйти, архивариусу ничего не оставалось - прямому приказу Владыки противиться он не смел.

‒ Мортимерр.

Опекун удивленно и обиженно посмотрел на Владыку и ап Морта, но также подчинился приказу.

‒ Владыка, прошу вас. Сделайте так, чтобы нас никто не слышал. Будет лучше если то, что я вам расскажу, пока останется между нами.

‒ А...я.... - Владис Третий опустил голову.

‒ Понятно. Вы этого не умеете. Интересно, почему вас учат всему, кроме того, что необходимо?! И... откуда у Мортица подобные провокационные суждения?

‒ Я и сам был крайне удивлен, - мальчик нахмурился.

‒ Должен сказать, что ваш достойный ответ своему учителю меня несказанно порадовал, - ап Морг довольно сверкнул глазами, - а сейчас - вызовите посох, расслабьтесь, сосредоточьтесь. Хорошо. Отдайте стенам Замка приказ возвращать звук наших голосов обратно. Замечательно. Теперь вы должны увидеть самого себя. Как бы со стороны. Тень.

Рука мальчика сжала посох сильнее, губы побледнели, на лбу выступили капельки пота.

Верховный дознаватель, затаив дыхание, наблюдал за Владыкой. Какой потенциал! Какая...сила!

‒ Не пугайтесь. Первый раз страшновато, я знаю. Вы намного сильнее и сдержанней меня, повелитель. Я в вашем возрасте устроил настоящую панику!

Губы мальчика слегка порозовели. Появилась слабая улыбка. Это хорошо. Теперь последнее усилие. Давай, сынок... Постарайся!

‒ Теперь растите своей тенью! Становитесь больше. Шире. Выше... Хорошо! Еще! Еще.... Укройте плащом покои. Замечательно!

‒ Что случилось, ап Морт? Где вы были? - мальчик пошатнулся.

‒ Я был в Рардине - присядем? - некромант указал на кресло у камина как можно небрежней - так, чтобы юный правитель ни в коем случае не подумал о том, что он заметил, как ему тяжело и старается помочь.

‒ Да, ап Морт. вы правы. Присядем! Итак, где вы были?

Пришлось сделать усилие над собой, чтобы не улыбнуться. На трясущихся ногах мальчишка рухнул в кресло. Еще бы! Только что он проделал упражнение, на которое даже раньше, когда магия была еще в силе у начинающих уходили месяцы, а то и годы тренировок! И как проделал! Блестяще! Силен. Старается не показывать, что голова кругом и в глазах темно...

Славься, Вимория! У тебя будет достойный правитель...

‒ Я сражался с Дэрстом.

‒ Что?! - Владыка привстал.

‒ Его силу питают человеческие жертвоприношения. Но... Уверен, мы можем победить!

Владис Третий кивнул - юноша понял невысказанную мысль Вальдара - победить его сможет он. Владыка - самый сильный некромант.

‒ Надо просчитать потоки силы, которые необходимо в вас влить дополнительно. Договориться с Витой и ее драконом. Однако... в победе нет ничего невозможного. Главное, чтобы мы все поверили в это.

‒ Конечно! Что-то еще?

Мальчику страшно. Это видно. Но он молодец - держится. Наверное, это даже хорошо, что у юного некроманта хватает ума бояться. Куда как опаснее неоправданная бравада! Есть надежда, что все получится. Есть!

‒ Я испугался и попытался спрятать Виту.

‒ Где?

‒ В ее собственном мире. Знаете... Очень, очень странное место. Потоки магии в нем сильны, однако в силу того, что их не питает вера живых существ, они не проявляются! Почти... совсем.

‒ Неужели никто не верит там в магию? В это трудно поверить!

‒ Вы правы. Кое-кто верит, конечно. Но их так мало. И можете себе представить, что именно в этом мире спрятались маги Вимории!

‒ В мире, где магия прячется, потому что в нее не верят, - пробормотал Владыка, уставившись в пляшущее пламя камина. - Идеальнее место! Потоки силы питают тебя, сохраняя потенциал, но не проявляются! Ты остаешься жив. потенциал передается по наследству. Это... это гениально! Как... у Смерти под плащом.

‒ Удивительно, что вы сказали это. Владыка. Согласно легенде, что сохранили потомки, сама Смерть укрыла Магинь Смерти своим плащом, передав Хранительницам очень важный артефакт. С тех пор Орден хранит его. Однако...

‒ Магини Смерти? Женщины?! Но...

‒ Совершенно верно, мой повелитель. Мужчины охраняют покой мертвых, женщины хранят тайные знания. Рецепты зелий, легенды. Все, чем некромантов награждает Смерть за время службы. Так они говорят. Магия действительно живет в них, а потому я склонен верить всему, о чем узнал.

‒ А маги Жизни? Они в том мире есть?

‒ Есть. Отец Виты - маг Жизни. Он утверждает, что и у них существует что-то вроде Ордена. Кажется, в Праге. Магини смерти же обосновались в Лос-Анджелесе.

‒ Это... - мальчик удивленно приподнял брови.

‒ Города, - улыбнулся маг. - Города мира, в котором родилась Вита. А потом... Потом Дэрст сам забросил девушку в мой замок. Как много он знает о ее мире? Что именно? Мне хотелось бы знать...

‒ Узнаем, - черные глаза Владыки смотрели с надеждой. - Только подумайте - несколько магов Жизни! Пусть возвращаются. Они помогут нам со слепыми и глухими!

‒ Вы правы. Надо попробовать. Думаю, безопасность - будет их главным условием.

‒ Действуйте, ап Морт. Что-нибудь еще?

‒ Ха-ха-ха-ха... Я только начал, мой повелитель. Придется потерпеть...

Владыка кинул на Верховного дознавателя взгляд скорее настороженный, чем любопытный.

‒ Вот. Взгляните, - хозяин Рардин достал из-под плаща шкатулку.

‒ Что это?!

В ответ маг раскрыл ее.

‒ Ключ, которого нет. Его, если верить найденным в архивах Ордена Хранительниц записям, спрятала сама Смерть. Хранительницы не уберегли артефакт...

‒ Его... украли? Дэрст?

‒ Не думаю. Исчезновение артефакта произошло задолго до перевоплощения отступника... Хотя... Кто знает? Все может быть. Женщины утверждают, что в один прекрасный день ключ просто исчез!

‒ Это... один из тех ключей, что Смерть носит на поясе? Я всегда думал - это просто детская песенка.

‒ Я тоже, - ап Морт кивнул.

‒ И?.. Где он? - Владыка перевел на подданного требовательный взгляд.

‒ Если бы я знал...

Лос-Анджелес. Библиотека. Рядом шуршит страницами мама Виты. Тяжело вздыхает Зеленский. При взгляде его зеленых глаз хочется спрятаться Смерти под плащ. Хотя... если вдуматься - он у Смерти под плащом и есть. Смерть укрыла Хранительниц своим плащом... Интересно. Это кто такой хитрый, могущественный и... глупый, чтоб стянуть ключик из-под плаща самой...

Снова этот взгляд. Строгий. Недоверчивый. Но... почему? Что он сделал?

А вообще-то, будь у него дочка... Убил бы...

Дочка...

Маг вдруг почувствовал, как его губы растягиваются в мечтательную улыбку. Дочка. Она обязательно будет маленькой магиней Смерти! Его смертоносной принцессой. Он будет читать ей сказки. Петь песенки. А мальчик... Мальчик пусть будет магом Жизни. С такими вот строгими зелеными глазами. Такой... серьезный! И все же черноглазая шалунья - его любимица, они будут...

‒ Вальдар! Вальдар, вы слышите меня?

‒ Что? А? Да! Да, да, конечно!

‒ Вы можете сказать, что мы ищем? - взгляд мамы Виты тоже был настороженным.

Они его боятся. Они ему не верят. И уж тем более не собираются доверять ему свою дочь! Но это совершенно естественно. Он должен заслужить их любовь и доверие. Всеми силами стараться...

‒ Вальдар? - требовательный голос госпожи Зеленской вновь вернул дознавателя Вимории к реальности.

‒ Ключ. Мы ищем информацию. Любую. Что-то же он открывает? Или закрывает. Если сама Смерть отдала его вам, то это, должно быть, что-то очень важное. Нам надо понять - что именно.

‒ Мы читали и перечитывали эти книги. Поколение за поколением. Но ничего никогда не находили. Про Дэрста и некромантов-отступников материала много. Но вот про победу над ними, - мама Виты грустно вздохнула, - ничего. Тем более про ключ. Нет. Я не видела в архивах такого. Можно еще раз перевернуть картотеку, конечно. На каждой карточке - кратко законспектировано то, о чем можно прочитать в том или ином сохранившемся документе. Мы сами составляли ее. Работа велась много лет. Тщательная. Кропотливая. Сожалею, но боюсь, ничего нового мы здесь не найдем...

Пока женщина говорила, он пытался вспомнить, каким образом Чудовище вызвало рецепт ритуала в его собственной библиотеке. Оглянулся. Ничего, похожего на нож для разрезания бумаги поблизости не было. Только горящие искусственным светом уродливые свечи - лампы.

Простая, квадратная, без каких-либо украшений мебель. Не удивительно, что эти люди не могут найти в рукописях ничего интересного! Разве можно хранить их в таких условиях?! Они же могут обидеться! То ли дело у него в Замке...

Вспомнил! Вспомнил! Вита - Веточка, зеленая веточка,


Золотой цветочек солнечным днем!


Доброе сердечко, подарю тебе.


Вита, колечко! Исполнит колечко


Желанье твое!



- забормотал ап Морт, оглядываясь по сторонам.

Маг ждал чуда. Надеялся, что с полок на стол перед ним упадет книга, в которой черным по белому (можно даже на древневиморийском, он прекрасно его знает!) будет написано, как победить Дэрста.

Однако ничего не произошло. Лишь взгляды родителей Виты стали... еще печальней.

‒ С помощью этого заклинания Вита нашла книгу с ритуалом. Я понадеялся...

‒ Аааа, - чему-то улыбнулась мама.

‒ Это не заклинание, - строго сказал отец. - Это стишок, который придумала для внучки бабушка. Моя... мама.

Вальдар ап Морт с надеждой уставился на мага Жизни. Стишок произносила Вита, следовательно...

‒ Проговорите его!

‒ Что? - мужчина нахмурился и сложил руки на груди.

‒ Проговорите этот стишок. Вслух. Четко и громко, - терпеливо повторил некромант, - Это очень важно. Пожалуйста.

‒ Арсений, ну что тебе стоит! - вдруг поддержала его мама Виты.

‒ Хорошо-хорошо, - поднял руки вверх маг Жизни и повторил: Вита--Веточка. зеленая веточка.


Золотой цветочек солнечным днем!


Доброе сердечко, подарю тебе, Вита, колечко!


Исполнит колечко Желанье твое!



Бум!

В ответ на его слова с полки тут же упала книга!

Но не перед магом смерти раскрылась она, маня пожелтевшими страницами, а перед тем, кто ее вызвал - магом Жизни Зеленским. Даже обидно, честное слово! Он ведь даже древневиморийского не знает! Заглянув мужчине через плечо, Верховный дознаватель Вимории расстроился еще больше. На столе лежал сборник старых сказок, известный в Вимории каждому пятилетнему ребенку! И что там можно найти?

Но мама Виты, не обращая внимания на мужчин и воинственные взгляды, которые они кидали друг на друга, уже развернула книгу к себе: Не плачь, малыш, не кричи.


Слышишь, в мантии у Смерти


Дребезжат уже ключи?


Смерть придет, расскажет сказку


Не кричи, малыш, не плачь


Сон смертельный, сон прекрасный


Всем подарит до утра.


В ледяном ее дыханьи


Пляшет страшной сказки тень


Унося с собою тайны,.


Зажигая новый день.


В ледяном ее дыханье


Пляшет страшной сказки тень


Унося с собою тайны..


Зажигая новый день.


Не плачь малыш, не кричи.


В черной мантии у Смерти


Дребезжат уже ключи.


Подставляй свое сердечко,


Отопрет Смерть душу - крак!


Тихим смехом бесконечным


Улыбнется на ночь страх...


Этой ночью темной, страшной


Не кричи не плачь., сынок...


Слышишь - Смерть гремит ключами,


Злые души собирает, запирает на замок?


Чтобы черная душа


В светлый сон твой не пришла...




 Она

Я во все глаза смотрела на ... зеленую субмарину. Ну... почти. На синих волнах, украшенных белыми барашками пены, всеми цветами радуги сиял на солнце прозрачный пузырь!

Вокруг в строгом порядке расположились изумрудные драконы. Они призывно покачивалась на волнах и жизнерадостно пели слаженным хором...

‒ И это? - спросила, я капитана Гугла, хотя все и так было понятно.

‒ Ты хотела искать остров? Прошу!

‒ А...,-я с подозрением смотрела на чудо драконьей магии.-А дышать?!

‒ Внутри пузыря полно воздуха. Залезай!

Я судорожно стала вспоминать все, что знала о подводных лодках. Оказалось, что... Ничего я не знала о подводных лодках. Это тебе не морфология... Не Рембо...А драконы зовут. «В ревущую моряну»... О, были не спроста шторма со мной любезны!


Как пробка легкая плясал я десять дней


Над гекатомбою беснующейся бездны,


Забыв о глупости береговых огней.



Захотелось домой. На Тучков мост. Дрожать под апрельским ветром, переживать о неудачах. Там все просто и понятно. В сумке - записная книжка и потрепанный томик Рембо. Домой пора - макароны хотя бы на ужин надо сварить, если конечно мама все кастрюли не заняла под свои эксперименты...

‒ Витааа!

‒ Да иду я, иду!

‒ Там лежат плоды дерева фанирр. На всякий случай, - ободряюще шепнула Рамба.

‒ Спасибо, заботливые вы мои! Я сделала шаг навстречу волнам. Очень... неуверенный шаг.

‒ А куда это вы собрались? А? - раздался недовольный голос.

«Запалили!» - мелькнула мысль, и я резко обернулась. На берегу стоял... Владыка Вимории. Владис Третий. Собственной персоной. И... что он здесь делает?!

‒ А ты что тут делаешь! - выпалила я, от испуга, забыв, с кем говорю.

‒ Я? - неожиданно смутился правитель. - С урока свалил. Достали уже этой историей. Мортица надо менять. Ап Морт тоже так считает. Думаю, лучше он сам потом со мной позанимается...

‒ А... ну... раз так, то конечно, да, - я не знала, как загладить неловкость от того, как разговаривала с Владыкой.

‒ Понимаешь, - юноша посмотрел мне в глаза. - Никто толком не знает, как оно было три тысячи лет назад. И все врут. В свою пользу.

‒ Понимаю. Я люблю историю. Но...в моем мире все обстоит точно так же. Владыка... Простите, что я...

‒ Все в порядке. Это вышло от неожиданности. Случайно. А вы... что задумали?

‒ Остров дракона искать! - вынырнула из-под воды драконья морда. - Мы отправляться будем? Или как?

‒ Мы уже песню допели до конца!

‒ Надо заново начинать!

‒ Садитесь уже! Сколько можно строй держать?

‒ Тяжело, волнами относит!

‒ С первого вперед смотрящего песню о зеленой лодке запе-вай! Садитесь уже!

‒ Я с вами! - Владыка скинул плащ, подхватил его, и, поймав посох над головой, прыгнул... внутрь пузыря.

Стенки прозрачного шара раздвинулись. Владис протянул мне руку:

‒ Прошу!


***

Окей. Изумрудные драконы. Водные маги вернулись полноправными правителями морских глубин! Короли подводного царства бесшумно скользили над золотым песком в прозрачной воде, то и дело прикрывая глаза от удовольствия. Они - у себя дома. А мы с Владисом...

Мы в гостях, с распахнутыми глазами и открытым ртом. Носом прижавшись к прозрачной стенке огромного пузыря, как дети, которых первый раз родители повели в цирк, мы толкали друг друга, хриплыми голосами комментируя увиденное дыхание перехватило от восторга.

‒ Смотри! Смотри!

‒ Вон! Да не туда, вон там - видишь?

‒ Оооо...

‒ Видела, какая огромная?

‒ А вон туда посмотри! Ну, посмотри же! Сколько цветов!

Разноцветные коралловые рифы, стаи рыб - больших, маленьких, золотых, огненно-красных, серебристых, изумрудных... Огромные голубые скаты всем телом изгибались над головой, а внизу, под ногами, раковины бережно скрывали драгоценные свои жемчужины от жадных взглядов.

«Нравится?» - раздалось в голове. Этот голос я узнаю из тысячи - Гугл! «Нравится... Очень!» «Я тут кое-что тебе прихватил... вернемся - подарю. Тебе понравится!» «Спасибо. Но уже ничего не нужно, Гугл! Это...это прекрасно!» «Да. Таков наш мир. Если бы не ты... Мы бы не вернулись. Знаешь - мы счастливы. Скучали по всему этому. Столько лет в грязных трубах. Когда тебя любая средняя рыбина сожрать может - в море не сунешься. А ведь это - наш дом. Спасибо тебе. От всех наших спасибо!»

‒ Ааааааааааааааа!

‒ Аааааааааааааааааа!

Видимо, в качестве благодарности окей решили зайти на крутой триумфальный вираж в мою честь. Мы с Владисом орали, как резаные, но все равно это было... здорово!

‒ Аааааааааааааа!

‒ Оооооооооооооййй.... Ййййооохуууу!

Мы хохотали, тыкали пальцами в мягкие прозрачные стены, прыгали как на батуте, отскакивая от пружинистой оболочки. В общем - дурачились, а когда наша «зеленая субмарина» опустилась ниже, и стало совсем темно, вокруг собрались страшные рыбины. У каждой над головой был нарост с фонариком. В моем мире есть похожие - рыба-удильщик.

Мы вновь прилипли к стенкам с открытыми ртами. Я смотрела на Владыку и думала о том, как все-таки хорошо, что мальчишка удрал с урока истории.

Ему тринадцать лет! В моем мире подростки гоняют мяч во дворе, играют в компьютерные игры, целуются с девочками у подъезда. А он? Замок. Вопросы государственной важности. Пойди, пойми, что там дуют в уши министры и опекуны. Родители погибли и он - первое лицо страны. Лишенный магического дара наследник. Счастье, что дар все-таки проснулся! Как же ему было тяжело до этого...

Будто услышав мои мысли, мальчик вдруг побледнел. Исчезли улыбка и блеск в глазах.

‒ Что? - я развернула к Владыке.

Черные глаза некромантов. Владис. Вальдар. Стив и Мортимерр. Льюис. И у каждого в глубине черной бездны - грусть. Как будто они уже перешагнули какую-то черту. Как будто знают чуть больше чем мы все и это знание, это бремя давит вниз, пригибает к земле, огромным котом устроившись на плечах. Имя пушистому - тьма, в желтых глазах - поцелуй Смерти.

‒ Понимаешь, - Владис Третий сжал губы, словно раздумывая, стоит со мной откровенничать или нет.

‒ Если не хочешь - можешь ничего не говорить. Я пойму.

‒ Дело не в этом. Вита. Я просто... не знаю, как сказать.

‒ Скажи как есть. Начни с чего-нибудь. Оформим твои мысли в слова вместе. Так легче.

‒ Я люблю мой мир. Люблю Виморию. Этому... учили с детства. Но мне никогда не показывали такую красоту! Подводный мир. Леса. А ведь есть еще города! Я люблю Виморию. Но я не выхожу из Замка. Почти. Одно дело любить, потому что тебя научили, другое...

‒ Другое - когда у тебя есть любимые места в городе. Кафе. Мосты. Одни тебе дороги, потому что там что-то произошло. Ты гулял там с другом. Или... любил кого-то. Другие - просто потому, что очень красиво. Ты об этом?

‒ Да!

‒ Я понимаю. Эта любовь острее. Ее больнее терять.

‒ Ты... скучаешь по своему миру?

‒ Конечно! Но и Виморию уже успела полюбить.

‒ Виморию. или Вальдара ап Морта? - подросток довольно ухмыльнулся.

‒ И Виморию. и Вальдара. А вы, Владыка, не дерзите, пожалуйста.

‒ Прости. Покажешь мне свой мир? Потом. Когда...

‒ Когда мы победим, - я взяла мальчика за руку и крепко сжала, - мы обязательно победим!

‒ Победим, - мне с силой пожали руку в ответ, - море Вимории я не отдам никому! Оно принадлежит Драконам! Смотри!

Мы плыли в коридорах подводных рифов. В узких местах драконы вытягивались, становясь плоскими и длинными, как мурены. Пузырь сжимался - приходилось садиться на корточки, обхватывая колени. Уже всего три «фонарщика» оставались рядом, освещая путь - остальные отстали. В полутьме было толком не разглядеть, но таксе впечатление что окей - спят. Тихо. Ни звука. Драконы не фыркали, не шлепали лапами по воде. Глаза - плотно закрыты. Я испугалась. А что если они в полуобмороке от нехватки кислорода и плывут в бессознательном состоянии все ниже и ниже, все глубже и глубже? А что если...пузырь лопнет?!

«Не лопнет. Вита, все под контролем! Окей не падают в обморок. Мы. действительно, спим - смотрим сны Янды, ищем остров. Рамба нашла его. Сон, который нужен - об острове, ушедшем под воду тысячи лет назад, и теперь она нас ведет. Будет страшновато - придется проплыть под скалой, но по моим расчетам - должны пролезть. Ты и Владис - без паники! Если придется убрать пузырь - мы наделим вас способностью дышать под водой на необходимое время. Как окажетесь в воде - садитесь мне на спину. Понятно? Предупреди юного некроманта, никаких посохов! Нас завалит...»

‒ Владис! Гугл говорит, мы должны...

‒ Аааааааааааааааа!

‒ Аааааааааааааааааа!

‒ Бабаааах!

Ну... не успела. Не успела я его предупредить! Слишком быстро нас всех засосало в какой-то узкий проход слишком неожиданно мы оба оказались в воде. Посох оказался в руках Владыки быстрее, чем я смогла крикнуть:

‒ Владис, неееееееет!

Счастье, что часть скалы над нами от удара просто превратилась в пыль, проход стал шире, но пузырь уже исчез, и мы оба вцепились в изумрудные чешуйки на спине Гугла.

«Больно же! Аккуратнее можно, ваши магичества? Это моя спина все-таки...» «Прости, Гугл!». «Да ладно... Смотрите!»

Мы оказались на поверхности... внутри скалы. Здесь пряталось огромное подземное озеро, в центре которого красовался остров, формой напоминающий драконий глаз.

‒ Нашли!

‒ Ого! Нашли!

‒ Это он!

‒ Он!

‒ Остров!

‒ Еееее! Йохууу!

Один за другим окей выныривали, победоносными возгласами разрывая эхо внутри скалы. Я сидела у Гугла на спине и смотрела на остров.

‒ Надо же.. Нашли, - выдохнула, откидывая мокрые волосы.

‒ Нашли, - кивнул Владис.

‒ Какой...красивый...

Остров и правда был красив. Усыпанный жемчугом по самому краю берега, радужными отблесками переливался он под светом, идущим откуда-то сверху. Там, на самом верху, наверное, отверстие в скале...

Ярко-бирюзовая лагуна манила к себе. Я уже хотела попросить Гугла подплыть поближе, как драконы заволновались... И было из-за чего! Под водой ощущалась какая-то вибрация. Что-то маленькое стремительно поднималось вверх, словно торпеда.

‒ Слышите?

‒ Что?

‒ Что это?

‒ Надо защитить Владыку и Виту! Выстрей!

Плотным кольцом драконы окружили нас со всех сторон, когда из воды выпрыгнуло нечто, и завопило в наших головах, рассыпавшись миллионами крошечных пузырьков:

«Тревога! Тревога! Владыка... Владыка!?»

Кис-оповещатель из Замка выглядел перепуганным насмерть. С бедняги ручьем стекала вода. Видимо, система безопасности автоматически выбросила слугу порталом к исчезнувшему неизвестно куда правителю.

‒ Все в порядке! - Владыка нахмурился. - Что случилось?

«О, Владыка... Вы пропали! Вы исчезли! Неизвестно куда, никого не предупредив! Ваш опекун в печали неизбывной, ап Морт в гневе! О, мой повелитель... Стены Замка скорбят. В полутьме рыдающих свечей стекает с них жидкая тьма, фонтаны с соком черной аввы пересохли! Баши верные, преданные слуги умирают от жажды и голода...»

‒ Не преувеличивай! - юный некромант закатил глаза, - понял я, понял. Вальдар ап Морт в гневе, и вы боитесь, что он развеет вас всех по Преисподней!

‒ И это тоже, мой повелитель...

‒ Мы возвращаемся!


 Он Этой ночью темной, страшной


Не кричи, не плачь сынок!


Слышишь, Смерть гремит ключами,


Злые души собирает, запирает на замок?


Чтобы черная душа


В светлый сон твой не пришла...



Надо же... Он всегда считал образ Смерти-ключницы легендой, сказкой. Некроманты способны посетить мир мертвых, но в реальный диалог Смерть вступает с ними крайне редко. Раз в триста лет рождается тот, кто должен пойти к Смерти на подписание Договора. И та, которой они служат, дает ему официальный прием - бокал вина у камина. Сидишь в кресле напротив Смерти и обсуждаешь условия будущего контракта.

Это все, что он, Вальдар ап Морт, Верховный дознаватель Вимории, Страж Преисподней, маг Смерти знает об этом. Так после последнего контракта, подписанного кровью Владыки Бальтазара по прозвищу Молчаливый, появились конфеты в ярко-красных обертках. Кусочек жизненной энергии для себя или кого-нибудь другого. Одна конфетка - десять минут жизни некроманта. С тех пор некроманты раздают подарок Смерти мирным жителям Вимории. Тем, кому совсем плохо. Детям. Старикам. Но теперь, когда они нашли магов Жизни и спасли изумрудных драконов - появилась надежда. Владис Третий - тот, кто явится к Ключнице за новым Договором. Мальчик этого еще не знает. Он только получил свою силу, ему еще многому нужно учиться - пусть привыкает пока. Потом. Он все расскажет ему потом. Он бы с удовольствием взял на себя эту миссию, но таковы правила. За каждый пункт Договора Смерть потребует что-то от мага. Что? Никто не знает.

Ключи... Ключи! Неужели это... правда? Слышишь, Смерть гремит ключами


Злые души собирает, запирает на замок?


Чтобы черная душа


В светлый сон твой не пришла...



«Злые души собирает, запирает на замок...»

Значит ключи, что висят на поясе у Смерти - отпускают злые души на волю? О чем говорил Дэрст? Его душа воплотилась в чужом теле. Раньше это было невозможно, немыслимо! Он... выкрал ключ? Вряд ли. Ключ Смерть приказала охранять, она спрятала его в мире, где магия не показывается живущим, наказывая за то, что в нее не верят. Идеальное место! Как у самой Смерти под плащом! Итак. Смерть прячет ключ у себя под плащом. Ключ исчезает. Значит, его выкрал Дэрст. Это значит, отступник бессмертен? Тогда чего он боится? Что ищет?

Голова. Опять болит голова...

‒...все в порядке? - долетело до него.

Он отвык. Когда рядом Вита - голова не болит. Вита. Чудовище. Он уже скучает...

‒ Вы слышите меня, Вальдар? - серые глаза мамы Виты, смотрели внимательно и строго.

‒ Да... Конечно, да. Просто есть вопросы, на которые ответа нет. А потому...

‒ Но вы же... из рода ап Мортов? Я правильно понимаю? - глава ордена Хранительниц вошла в библиотеку, кутаясь в накинутый на плечи плед.

‒ Да. Именно, - некромант обернулся к женщине, удивленно приподняв брови.

‒ Ваш... отец ничего не рассказывал вам о Предсказателях?

‒ Предсказателях?!

‒ Да, - Барбара Вальски поманила некроманта за собой тоненьким пальчиком с ярко-алым ногтем.

‒ Что ж... Не черный - уже хорошо. Хотя эта мода красить ногти в разные цвета. Это чудовищно!

Они прошли в еще одну комнату, сплошь заставленную безликой, квадратной мебелью. Женщина открыла один из множества ящиков. И как она понимает, какой открывать?! Они же... все одинаковые! Чудовищно...

‒ Вот, - на гладкую поверхность стола лег черный бархатный мешочек, размером с его ладонь. - В записях есть упоминание о некромантах, что были способны предсказывать судьбу благодаря вот этому. - Барбара указала глазами на мешочек.

‒ Это... - ап Морт побледнел.

Он вспомнил. Он видел такой же точно мешочек у отца. Тот всегда прятал его под плащом и вечно уходил от ответа на прямой вопрос - что это? А потом... Потом он просто забыл об этом. И вот теперь - вспомнил.

‒ Это  - кости Предсказателя. В Вимории среди магов Смерти было всего несколько родов, в которых передавался этот уникальный дар. Сейчас я уже не помню.. Если вас интересует - я найду необходимые источники. Требуется время...

‒ Да. Да... Пожалуйста, - некромант не мог оторвать взгляд от мешочка.

‒ Однако то, - продолжила Вальски, - что в списках числились ап Морты, я помню очень хорошо. Когда вы явились и представились, я...

‒ И что с ними делать? - перебил главу Хранительниц маг Смерти.

‒ О... Вы что же - совсем ничего не знаете?

‒ Если бы я знал, я бы не спрашивал.

‒ Простите... Что ж, я поищу необходимые материалы.

‒ Пожалуйста.

Обычный кусок ткани, стянутый сверху красным шнурком. Интересно, что внутри.

На ладонь выпрыгнули кубики. Желтоватая поверхность. Гладкая. Холодная, отполированная тысячами прикосновений.

Сколько их тут? Тринадцать. Ровно. Какие-то... картинки. Одни перечеркнутые, другие - нет. Он снова подумал о том. где же ключ? У Дэрста? Один кубик упал, покатился и остановился картинкой вверх: фигурка некроманта в развивающемся черном плаще перечеркнута. Значит, не у Дэрста? У Смерти?

Наверно, надо как-то встряхнуть эти кубики? Бросить? Но вновь как бы случайно, из руки выпал еще один. Фигурка Смерти с ключами в руках... Перечеркнута. Понятно - и не у Смерти. И не у Хранительниц - он это знает. Значит, ключ исчез и теперь - кто первый его найдет - так ведь? Кубики обожгли ладонь!

Он вспомнил бой с отступником. Аккуратный. Выверенный. Словно бы тренировочный. Они изучали друг друга. Сравнивали силу. Высчитывали векторы магических атак.

Готовились...

Может быть, конечно. Дэрст ввел его в заблуждение или растратил много энергии, прорываясь в Рардин, но... он не показался всемогущим. Сильным - да... Практически неуязвимым - бесспорно. Но... бессмертным?..

Значит... он ищет ключ. Ищет в Вимории и не знает, что его там попросту нет. Знает ли он о существовании магинь Смерти?

Любопытно...

Тут он понял, что у него перестала болеть голова. Отец Виты просто смотрел на него, и... становилось легче.

‒ Спасибо, - пробормотал некромант.

‒ Не за что, - достаточно нелюбезно ответил маг Жизни. - У меня к вам, молодой человек, вопрос...

«ИИИИИИИИИ!» «Пропали...! Про-па-ли...» - пискнул из неожиданно открывшегося прямо перед ними портала кис и рухнул.

Вальдар ап Морт еле успел подхватить посланника. Надо же... пробился в другой мир. Сейчас. Сейчас передам энергии, потерпи...

И гут до некроманта дошло, что тот сказал.

‒ Кто?!

Он шагнул в портал, даже не почувствовав, как Зеленские ухватились с обеих сторон за полы его плаща.

Как же так... Почему он не проконтролировал, куда понесет эту неугомонную девчонку?! Не приставил охрану?

Если... Если с Витой что-нибудь случится, ему останется только молить Смерть, чтобы прибрала побыстрее...

Они оказались на залитом солнцем пляже. Однажды он уже находил там удравшую из замка девушку. Может, и сейчас повезет? Чудовище, пожалуйста! Не пугай меня...

Вдохнув соленый воздух, машинально прикрыл киса полой плаща - слуги некромантов не любят открытого солнца.

‒ Вита... Что с ней?

‒ Что с нашей дочерью?!

Вальдар ап Морт нахмурился и поднял вверх ладонь, призывая мужчину и женщину успокоиться и не мешать. Прислушался. Щедро разлитая в воздухе энергия Виты. Владыка тоже был здесь. Их следы вели к воде, смешиваясь со следами изумрудных драконов...

Только сейчас он понял, о чем прохрипел кис. Он подумал о Вите в первую очередь, но они оба пропали! Девушка и мальчишка. Хорошо еще, что драконы, целая стая, а каждый из них за последнее время вымахал с крупного взрослого тана, судя по всему, исчезли вместе с ними. В любом случае это неплохая защита.

Некромант опустился на землю. Ладони утонули в теплом золоте песка, и там, коснувшись мокрого холодного дна, сжались в кулаки. Неугомонную парочку он запрет в подземельях Замка, драконов - пустит на жаркое!

‒ Они отправились куда-то морем, - пробормотал некромант. - Мы дождемся и обязательно узнаем - куда...


 Она

Сквозь толщу воды ясно был виден развевающийся плащ некроманта. Вальдар ап Морт стоял, скрестив руки на груди, и злобно буравил взглядом морские просторы. Мы с Валдисом испуганно переглянулись.

‒ Ну, теоретически, повелитель - я... - мальчишка попытался расправить плечи. Получилось у него как-то неуверенно, но когда я увидела родителей...

Хозяйка, - опасливо поинтересовался Гугл. - Выныривать будем? Или, может, переждем? А может это... Обратно рванем? На остров? Там красиво...

‒ Ага! И нет никого, - это, по-моему, Рамба.

‒ Ну, пока он поостынет? - пискнул еще кто-то.

‒ Это ж нам сколько веков под водой скрываться, - пробормотал Владис.

‒ Выныриваем, - приняла я решение.

Мама обнимала, вытирая слезы, папа буркнул что-то про безответственность, а некромант...

Мужчина сидел на берегу, продолжая смотреть на волны так, как будто ничего не произошло, и из-под воды не вынырнул огромный пузырь в окружении морских изумрудных океев.

‒ Вальдар, - я положила руку ему на плечо. - Прости. Мы... увлеклись.

Молчание.

‒ Мы остров дракона нашли. Я хотела...

Молчание.

‒ Прости. Слышишь? Прости меня. Прости, я не должна была исчезать, не предупредив.

‒ Еще и Владыку с собой утащила. Ты...Чудовище!

Вальдар сгреб меня в охапку и крепко прижал к себе. А я... Почувствовала его боль. Страх. И стало так стыдно...

‒ Я вот все хотел спросить у вас, молодой человек...

‒ Арсений! Ну... Вот ну ты что, ну? Не мешай им...

‒ Не мешать им?! Не мешать? Лана, ты себя слышишь? Наша дочь...

‒ Пап... Мам! Ваша дочь никогда еще не была так счастлива. Она в надежных руках. Пожалуйста!

‒ Конечно, детка! Конечно, - мама встала рядом со мной и обняла за плечи, как будто это могло помочь.

Папа и Вальдар... Они, наверное, наговорили бы друг другу много такого, о чем наверняка потом бы пожалели. Если бы не Владис. Да здравствует Владыка Вимории, храни его Смерть!

‒ Вы - маги? Потомки жителей Вимории и родители Виты? Очень рад. Рад приветствовать вас в своем мире....ээээ

‒ Господин и госпожа Зеленские, - привычно подсказал папа, не отрывая от Вальдара ап Морта недовольного взгляда.

‒ Господин и госпожа Зеленкие! Скажите... вы ...

‒ Арсений Зеленский, - папа упрямо не смотрел в сторону Владыки, что со стороны выглядело не очень-то вежливо.

Нет, я, конечно, понимаю, что буравить испепеляющим взглядом того, кто посмел обнимать его единственную дочь, это задача первостепенной важности на данный момент, но... Я едва сдерживалась, чтоб не крикнуть: «Пап! С тобой разговаривает правитель Вимории!»

‒ Арсений Зеленский, вы - маг Жизни? Я... к вам обращаюсь, уважаемый отец Виталины.

Молодец, Владис! Вот молодец! До отца будто каленым железом коснулись! Он опомнился и повернулся к тринадцатилетнему подростку. Отец очень вежливый и тактичный. Просто растерялся. Чужой мир все-таки.

‒ Да. Так и есть.

‒ В Вимории очень много слепых. Вите одной не справиться, но два мага Жизни - этого должно хватить, чтобы начать возвращать мирным жителям Танота способность видеть. Вы не откажетесь?

‒ Я? Конечно, нет, но... Вы действительно считаете, что я... могу?

‒ Хорошая идея, - преувеличенно бодро сказал Вальдар ап Морт. - Надо попробовать! И я даже знаю, где нам взять экспериментальную группу!

Любимый меня простил! А потом перенес нас всех на поляну в лесу, что недалеко от Танота. Слепые появились буквально по взмаху руки некроманта! Оказалось - старые знакомые Вальдара. Ну...так он мне сказал. Не знаю.. что-то здесь не то, мне кажется.

‒ Крысы! - закричала мама не то испуганно, не то возмущенно.

‒ Мам, это - волки-поводыри. Не бойся! Они безобидные и очень умные.

Черные глазки смотрели на маму с сочувствием. Волки стояли возле своих хозяев, как всегда, плотно обвив трости длинными голыми хвостами. Они и правда выглядели как крысы размером с собаку...

‒ Волки?! Дочь, ты в своем уме? Какие волки? Это крысы! Огромные крысы. Вита! Ты...апчхи!

‒ Смерть не слышит, мам.

‒ Что?!

‒ Ой... то есть... будь здорова.

‒ Спасибо, детка.

‒ Так ты говоришь это - волки? - с интересом спросил папа.

Отец гладил волка-поводыря и разговаривал с пожилым мужчиной, который увлеченно что-то объяснял. Вальдар уже встроил родителям щип, благодаря которому они стали понимать виморийский. Интересно - на английский тоже так можно? Надо будет спросить.

‒ Да, пап.

‒ Вита. это... Это удивительно! Они общаются мысленно! Крысы...

‒ Волки, пап!

‒ То есть, да. Они читают мысли!

Потом мы работали с отцом вместе. В паре. Это было... здорово! Он оказался очень сильным магом. Вдвоем дело шло быстро. Кисы принесли несколько корзин с плодами фанирр. Влад наверное вызвал их из своего Замка. От яблока-клубники родители пришли в восторг! Особенно отец. А мама... Мама хохотала, когда я рассказывала ей сказку «Серый мыш и черная шапочка», а потом рисовала палочкой на земле крысу, мышку и волка, пытаясь объяснить Владису и Вальдару, как выглядят эти звери и зверьки у нас.

Я вдруг поняла, как скучала по своим. Прибавить к этому радость тех, кому мы вернули зрение, и получится один из самых счастливых дней, проведенных в Вимории!

-25-



Она

Вальдар сидел у камина неподвижно, уставившись в одну точку. Открытая книга с ритуалами магов Жизни лежала на коленях. Книга, в которую некромант, казалось, так и не заглянул.

Я с опаской посматривала в сторону прибывающего в печали любимого, одновременно подкармливая киса изюмом.

Бедный мой Проводник... Как же ты умудрился предупредить Вальдара? Наверное, чтобы выстроить портал из Вимории в Лос-Анджелес, мышонок выплеснул весь свой магический потенциал. Правда, по части выстраивания порталов, у кисов он значительно выше, чем у магов-людей. Мерзость моя! Маленький... Что ж ты так тщательно за мной следишь? Беспокоишься... Это, конечно, приятно, но сам посуди. Я - девушка, между прочим! Могут быть у меня какие-то тайны, а?

Я погладила киса по серой мягкой шейке. Перепончатокрылый блаженно прикрыв глазки-бусинки, лапками потянулся за новой порцией изюма.

Родителей, после объятий и обещаний больше не пропадать, Вальдар отправил домой, а Владыку Владиса Третьего... заперли в подвале.

‒ Чтобы впредь неповадно было, мой повелитель! - поклонился ему некромант, пропуская в подземелья. - Со всем моим уважением к трону.

Повелитель пожал плечами и прошествовал в темницу.

Я тут же договорилась с Замком и кисами - кормить будут, одеяло принесут. А то выдумали тоже - без ужина мальчишку оставить!

После всего этого Вальдар пришел в библиотеку и... замер. Я взяла бесполезную книгу (все равно он в нее не смотрит), залезла на колени и прижалась к широкой груди.

‒ Вот закончится это все - вернемся домой. Я - в универ, а ты... Батончики протеиновые рекламировать будешь. Хочешь?

‒ Вита... - улыбнулся мужчина, который, конечно, мой внутренний монолог не слышал.

Не слышал - и хорошо, храни его Смерть.

‒ Что тебя печалит? - спросила любимого.

Некромант тяжело вздохнул.

‒ Вы нашли остров. Значит, надо проводить ритуал.

‒ Согласна. Вот только мы так и не нашли чешуйку дракона Смерти. И дракона Смерти - тоже не нашли. Мы с мамой все перерыли. Ничего. Ни строчки!

‒ Отправляемся завтра с утра, - словно не слыша меня, сказал Вальдар.

‒ Вальдар, у нас нет основного ингредиента. Надо искать...

‒ Завтра. Завтра отправляемся.

Он на мгновение прижал мою голову к себе и прошептал:

‒ Вита... Как бы я хотел не впутывать тебя во все это...

‒ Все же будет хорошо? - я посмотрела ему в глаза.

‒ Конечно, любимая... Конечно.

Поцеловал и... отправил спать. Мне кажется, или меня попросту избегают?! Неужели мой грозный некромант испугался папы? Хотя...

Вальдар куда-то исчез, а Гугл притопал в спальню, залез в кроватку, кошкой свернулся у ног. Когда окей заходил на территорию Замка, он становился не больше собаки. Примерно, как серый мыш, если верить старинным гравюрам из сокровищниц библиотеки. Я погладила изумрудные чешуйки, любуясь переливами в отсветах горящих свечей. Где же взять дракона Смерти, чтоб добыть у него чешуйку. Всего одну чешуйку. Может, просто взять у Гугла? Вдруг... прокатит?

Кис недовольно смотрел на дракона. Дракон - на киса. Оба демонстративно отвернулись друг от друга.

Ой, да хватит вам! Ревнивцы... Я люблю обоих одинаково! Скажите лучше, где взять чешуйку дракона Смерти.

Оба перевели взгляд на меня и вздохнули. Дожила! Кажется, мне только что объяснили, что я - тормоз.

‒ Вы думаете, что на острове мы попросим у Янды?

Снова долгий вздох.

‒ Если она погибла, то она и есть дракон Смерти?

Воображение нарисовало огромный белый скелет динозавра. Как в музее. Под ногами - сверкающая чешуйка. Хотя откуда на костях - чешуйки?

‒ Янда спит между мирами, - тихо начал окей, - она спит и видит сны. Она - между сном и явью. Там же, где ее хозяйка. Там - все, кто... не подписал договор...

‒ Договор? Какой еще договор, Гугл?

‒ Те, у кого не истек срок. Кто принес себя в жертву. Они отдали свою жизнь после смерти ради чего-то. Отдали всю силу. И теперь - будут скитаться в междумирье вечно.

‒ Вечно?

‒ Да.

‒ Неужели ничего нельзя сделать, чтобы им помочь? Совсем-совсем ничего?

‒ Не знаю, - дракон помотал головой. - Если только у самой Смерти просить...

Утром мы поплыли к острову. На этот раз все было не так весело, как тогда, с Владисом. Хозяин Рардин был мрачен, дракончики - молчаливы и задумчивы. Никто не шутил, не пел. Рыбы - и те попрятались. Наша «подлодка» скользила сквозь толщу воды, бесшумно касаясь темно-бурых водорослей, которые льнули к стенкам пузыря, будто пытаясь остановить.

Вдруг стало очень страшно...

‒ Прости, - меня обняли теплые руки - Прости. Это я заразил тебя дурным настроением. Все будет хорошо, слышишь? Все будет хорошо...

Я развернулась, посмотрела в черные глаза. Слишком много тревоги и печали было в них. Слишком много...

‒ Вита...

‒ Валь...даар!

Мы резко нырнули, шар стал меньше, пришлось сесть на корточки и сгруппироваться, прижавшись друг к другу..

‒ Посох не доставай, - улыбнулась я. - У драконов все под контролем.

Остров... Остров драконов!

Он словно приветствовал нас, сверкая белизной жемчуга, маня золотым песком. Как будто хвастался...

‒ Это же... Глаз! Глаз дракона! - выдохнул Вальдар.

‒ Красивый, правда? - Гугл повернул к некроманту довольную мордочку.

Остальные окей вынырнули, как по команде. Мол, смотрите, какой у нас красивый остров, это мы его нашли, он называется остров Драконов и похож на драконий глаз!

Да. Все верно. Все так и есть.

Мы высадились на берег. Я гут же сгребла гость золотого песка и стала выбирать из него жемчуг. Минуту спустя стало стыдно - я тут развлекаюсь, как ребенок, а Вальдар...

Некромант ходил по острову, меряя его шагами, прикладывая посох, что-то вымеряя, о чем-то бормоча. Иногда останавливался и замирал, прикрывая глаза. К чему-то прислушивался. И гут...

Тут я поняла, что он делает! Жемчуг полз по песку, выстраиваясь в четкие линии. Жемчужины, что были у меня в руке, выпрыгнули и покатились к остальным.

‒ Это - слезы Драконов. - прошептала Рамба.

Я вздрогнула, так тихо она подошла. Только сейчас заметила, что все окей распределились по острову не просто так. Каждый из них занял свое место, повторяя рисунок на песке - рисунок заклинания. Точно такой же мы видели в книге. Воздух задрожал от силы некроманта, линии замерцали.

‒ Сейчас я закончу - и ты вольешь в них свою магию, - Вальдар говорил тихо, но голос его гулким эхом разнесся под сводами подводной пещеры.

Я кивнула.

Села на песок, чувствуя потоки силы. Жемчужные линии дрожали от нетерпения, словно сладко потягивались от долгого сна. Остров скучал. Скучал по магии, скучал по драконам.

Первый удар, от которого вздрогнуло все, я просто пропустила. Вальдар крепко стоял на ногах, прикрыв глаза. Над головой - посох некроманта. Привычно направила в него силу, не понимая еще, что происходит. И вдруг...

Голос! Голос из ночного кошмара...

‒ Какая замечательная работа вместе! Слаженная. Жаль, что придется вас уничтожить! Да еще и так бесполезно...

Дэрст. Он бил между каждым предложением с невероятной силой и каким-то истеричным, отчаянным весельем.

‒ Вам обоим - самое место на алтаре! - в голосе отступника чувствовалось предвкушение победы.

Я вздрогнула. Неожиданно ярко представилась беспомощность жертвы, дикий страх перед тем, что невозможно изменить. Но не это самсе страшное. Я вдруг осознала, что будет, если Дэрст свяжет меня, распластав на алтаре и... не убьет первой. Если на моих глазах погибнет тот, кого...

‒ Вита! - Вальдар застонал, я поняла, что отвлеклась, испугалась - и это перекрыло поток силы.

Нет! Успокоиться. Выдохнуть. Вздохнуть поглубже. И... снова!

‒ Сильная... - голос прозвучал совсем близко.

Волны били одна за одной, черное, жуткое небо падало, как будто вся Вселенная перевернулась! Не стало острова, исчезли драконы, сверху больше не лился свет, а жемчуг превратился в пыль... Серую горячую пыль, больше похожую на пепел. Мир. повинуясь злой воле, решил все уничтожить...

‒ Я люблю тебя! - прокричала, когда поняла, что еще мгновение - и мы не выдержим - нас просто развеет, смешав с жемчужной серой пылью...

Дэрст, уже не скрываясь, встал напротив. Близко. Слишком близко! Захотелось броситься вперед, вцепиться в горло, рвать зубами сонную артерию, но сил уже не было.

Ярость утихла... Появилось... безразличие. Драконы не пришли на помощь. Хорошо, если им удалось скрыться. А может, Дэрст их уже убил? Жалко. Хотя... какая теперь разница? Кончено. Все кончено. Прощай, любимый. Прощай...

Вальдар почему-то улыбнулся и прошептал:

‒ Потерпи, Чудовище. Еще немного. Помоги мне!

И вдруг... Вдруг стало легче! Дэрст вздрогнул. Бода поднялась, образовав вокруг острова воронку, а сверху... Сверху, оттуда, откуда раньше бил свет - летели драконы! Гугл и Рамба были не одни, они несли на своих спинах Владиса и...

‒ Папа?!

Маги наносили удар за ударом, у отца прямо из ладоней выскакивали молнии, лицо, на котором снова были очки, исказилось гневом, а Вальдар... Некромант каким-то образом удерживал отступника на острове, не давая ему исчезнуть.

Удар. Удар. Еще удар.

‒ Чудовище!

Да что ж это я, в самом деле, надо собраться! Из последних сил выплеснула все, что было.

Дэрст. Высокий. Красивый. Даже сейчас, во время битвы, одетый безупречно. Он упал на песок. Бледный, как сама Смерть, и вдруг... Вдруг тело отступника стало меняться. На глазах Дэрст превратился в совершенно другого человека. Невысокого, коренастого, с раной в груди, гримасой отчаянья и боли на лице.

‒ Храни нас Смерть - Морган! Морган Кейст, - прошептал Вальдар.

Мы все, тяжело дыша, обступили тело, которое, превратившись в крошечное облачко пепла исчезло, растворившись над головой.

И стало темно. Мягкий песок. Гладкие чешуйки Гугла под ладонью. Мокрая морда уткнулась в плечо.

Сколько прошло времени прежде, чем мы снова смогли пошевелиться? Час? День? А может - целая жизнь?

Остров понемногу вливал силы, окей откуда-то притащили плоды дерева Фанирр. наверное, взяли с собой заранее. Мы с папой ели молча. Просто ели и ждали, когда восстановятся силы. У меня лично их уже хватило на вопросы:

‒ Ты знал, что Дэрст нападет?

Вальдар вздохнул и опустил глаза.

‒ Ты не собирался проводить ритуал. Поэтому то, что у нас недостает одного ингредиента, тебя не смущало. Зачем ты мне врал?!

Стало обидно. До слез...

‒ А вы? Почему не вмешались, когда мы чуть не погибли? - спросила у Гугла.

Дракон явно смутился.

‒ Вальдар попросил?

‒ Надо было, чтобы Дэрст увлекся, - тихо ответил некромант. - Чтобы обрушил всю силу на нас с тобой. И тогда у Владыки, драконов и твоего отца появился бы шанс.

‒ Мортица арестовали! Со мной связался Мортимерр, - Владис попытался сменить тему.

Мальчишка был бледный, но глаза сияли торжеством. Еще бы! Это его первая битва - бой, в котором Владыка пробует свои неожиданно проснувшиеся силы во имя защиты Вимории.

‒ Я сообщил маме, что с нами все в порядке, - подхватил папа хорошую идею уйти от темы о том, что меня одну не поставили в известность операции, как можно дальше. - Оказывается, можно наладить связь и между мирами. Очень удобно!

Ладно. Придется их всех простить. Что уж теперь...


 Он

Чудовище злилось. Хмурилось, смотрело серым мышем, волком-поводырем ходило за своим драконом, избегая всех остальных. Между прочим, дракон ее тоже обманул! Не только он один виноват. Нельзя. Нельзя было ей говорить! Вита бы выдала себя. И потом... Так хотелось оградить от страха хотя бы ее. Прости меня, Чудовище. Прости...

‒ Вита...

‒ Да?

‒ Ты сердишься...

‒ Уже не очень. Ну...немного, может быть - да...

‒ Прости, Чудовище. Прости.

‒ Простила. И...ты, наверное, прав. Я бы себя выдала...

Сердце сжалось. Она... она ребенок совсем! Ее хочется кормить мороженым, гулять вместе по побережью, танцевать. А получается, он тащит любимую на битву, ничего не объясняя, проводит смертельно опасные ритуалы, в которых отводит ей главную роль. Немыслимо. Неправильно. Недопустимо!

‒ Вальдар?

‒ Да?

‒ Ты задумался. О чем? О ритуале, да?

‒ Сподвижники Дэрста скоро узнают о его гибели. Их ответом может стать трупная язва - ритуал надо провести как можно скорее.

‒ Будем готовиться?

‒ Нет. Мы возвращаемся в Замок. Ждать, пока ты восстановишься.

‒ Вальдар...

‒ Не спорь со мной.

‒ Спорить не буду, но. выслушай меня! Пожалуйста...

Обнять. Прижать к себе. Волосы... Ее волосы пахнут грозой, а в глазах играют зеленые молнии. Сколько же в ней жизни!

‒ Хорошо. Хорошо. .

‒ Я съела корзину клубничных яблок!

‒ Чего?!

‒ Плодов фанирра было достаточно, чтобы восстановиться. Я готова, правда. Мы не можем ждать! Бот только что делать с чешуйкой дракона Смерти - не пойму.

‒ Хорошо. Я буду готовить все необходимое. Твой отец мне поможет. Все, кроме этой чешуйки у нас есть. Маг Смерти - Владис. Маг Жизни - ты.

‒ А отец? Разве он не сильнее?

‒ Выбрали вас.

‒ Кто выбрал?

‒ Судьба

‒ А...?

‒ Чудовище, пожалуйста... Я обещаю, потом - все тебе объясню, а пока - иди к драконам.

‒ К драконам?

‒ Да. Если кто и знает хоть что-нибудь о недостающем ингредиенте, то только они.

Вита улыбнулась, и, кажется, все-таки простила, потому что он бы ее поцеловал, если бы не... Если бы не песок вперемешку с жемчугом, которым бегающие вокруг окей обсыпали нас с ног до головы!

‒ Ха-ха-ха-ха-ха-ха! Вальдар! - девушка хохотала, пытаясь стряхнуть песок с его плеч.

Некромант обнял девушку за талию и приподнял, чтобы ей было удобней, и проворчал:

‒ Очень смешно!

‒ Ха-ха-ха-ха-ха... Да ладно тебе! Они... Они же просто играют! Ну, что ты... Не сердись... Пожалуйста...

Ее губы были солеными, как море, жемчуг сверкал в волосах, на бледном, усталом лице играла улыбка. От поцелуя закружилась голова.

Если бы он мог, он бы развеял по Преисподней само воспоминание о Дэрсте. Стер в порошок всех отступников, переписал историю, перевернул мир, обрушил Вселенную, обернул время вспять и родился бы в ее мире. Простым, обычным человеком, не верящим в магию. Лишь любовь считал бы он чудом! А потом... Потом он нашел бы ее. Чтобы жить счастливо. Родить детей. Спать рядом, держась за руки... Раз волна, два волна,


С неба падает звезда,


Окей - прячься! Три-четыре.


Пять, шесть, семь - я не причем,


Смерть, укрой меня плащом!


Восемь, девять, десять - стой,


Буду я твоим слугой!


Где ты, окей, был сегодня?


Смерть катал по Преисподней!


Три, четыре, шесть и пять –


Я иду тебя искать!


Как найду - тебе водить,


Смерти за меня служить!



‒ Ты... слышишь? - Вита нахмурилась. - Знаешь, я иногда думаю, что в детских сказках, колыбельных, считалочках...

‒ Это - драконья считалочка.

‒ Да. И в драконьих считалочках - тоже.

‒ Что?

‒ Слишком много правды. Как-то же они появились когда-то! Ты слышал? «Смерть катал по Преисподней», «Буду я твоим слугой». Значит, у Смерти действительно есть свой дракон? Этой ночью темной, страшной,


Не кричи, не плачь сынок


Слышишь. Смерть гремит ключами,


Злые души собирает, запирает на замок?


Чтобы черная душа в светлый сон твой не пришла...



‒ Откуда это? - девушка побледнела, - Этого не было! Я читала этот стишок. С него начинается книга сказок. Но там этого не было!

‒ Это очень старая книга. Из библиотеки Хранительниц. Когда мама читала мне на ночь - я тоже не слышал такого.

‒ Мама читала тебе эти сказки?! Но ведь она - маг Жизни!

‒ Их читают всем детям Вимории.

‒ Нашим детям я не буду такое читать!

Сказала, и покраснела. От ушей до кончика носа.

‒ Хорошо, Чудовище. Не читай...

Окей, играя, носились по острову. От песка, соленых брызг и жемчуга просто не было спасения! Небольшой пляж, на котором некромант уже в десятый раз пытался начертить линии заклинаний, вдоль и поперек был изрыт драконьими лапами. Если бы не этот разговор, не серьезные глаза Виты, не ее теплые губы пахнущие морской солью и сладкими плодами фанирр, он бы уже поймал посох и утихомирил этих...морских чудовищ!

Вальдар расчертил линии заклинаний и утихомирил, наконец, расшалившихся драконов. Мы с Гуглом сидели на берегу, болтали и перебирали жемчуг. Рамба то и дело исчезала куда-то.

‒ Куда это она?

‒ Рамба следит за временем, - важно пояснил Гугл, - мы должны успеть до заката.

Отец ходил туда-сюда, что-то бормотал. Они с Вальдаром все время шептались. Нет, я искренне рада, что мой возлюбленный и родитель нашли общий язык! Это просто замечательно! Только почему они оба делают вид, что меня здесь нет?!

Владис сидел в окружении остальных драконов - окей питали некроманта силой, готовили к ритуалу.

‒ Вита! Это надо съесть. Справишься? - Вальдар подошел и поставил передо мной корзиночку с плодами фанирр.

Справлюсь ли я? Легко! Вот и до меня очередь дошла. Я схватила самую крупную ягоду и спросила:

‒ Что ты думаешь о драконе Смерти? - сок брызнул, и несколько алых капелек попали на плащ его Смертейшества.

Хозяин Рардин даже не заметил. Плохо дело. Значит, нервничает.

‒ Думаю, мы бессильны. Я драконов на изнанку вывернул, думал - развею по Преисподней. Всех! Считалка и считалка. Ничего они не знают...

‒ Мы пробовали... - Гугл обиженно посмотрел в сторону некроманта. - Рамба говорила с Яндой во сне. У меня не вышло, но Майл - тоже говорил.

‒ И что? Что она говорит? Янда? - мы с Вальдаром уставились на окея.

‒ Ну...Говорит что душа дракона, умирая, падает звездой в реку. Что ей снится, как и она туда падает, и все такое. Про дракона Смерти - ничего. Правда, Майлу она сказала: «Считаешь, что Смерти нужен дракон - иди и стань им! Будешь катать костлявую по Преисподней!». Думаю, Янда просто разозлилась. Ей надоели наши расспросы, и она тоже вспомнила считалку. Мы... мы больше не спрашивали...

‒ Все хорошо, - я погладила изумрудные чешуйки. - Спасибо вам. Не переживай. Справимся.

‒ До заката совсем немного осталось! Пора, - Рамба вышла из моря на берег.

С дракона стекала вода, капая мне на голову, но я не замечала.

Пора...

Жемчужные линии мерцали перламутром, море старалось не дышать. Мы с Владисом осторожно вливали силу. Главное - не сбиться. Работать вместе, как один. Поспевать за юным магом было не просто. Верховный дознаватель то и дело делал знаки - кому придержать силу, кому, наоборот, усилить. Некромант словно дирижировал оркестром. Интересно, а если Вальдара сводить в филармонию, ему...

‒ Вита! Отвлекаешься! - шепнул папа.

Отец стоял рядом. Когда становилось тяжело - помогал. Осталось совсем чуть-чуть. Мы напитали почти все линии. Владис вынул из-под плаща нож и полоснул запястье! Струйка крови змейкой поползла по жемчужинам...

Мне стало страшно. А я? У меня и ножа нет. И я так смогу?

‒ Тише. Не бойся. Все будет хорошо.

Любимый взял мою руку. Я узнала нож для бумаги с драконом и почему-то обрадовалась. Вальдар сам сделал надрез, и когда кровь брызнула, поцеловал ранку.

Две алые змейки слились воедино, свет от линий стал ярче, вода по стенам пещеры стала подниматься вверх, вопреки всем законам физики, и над нашими головами вспыхнуло алое пламя!

‒ Закат, - прошептала Рамба, - Время!

Вальдар вошел в круг окрашенных кровью жемчужин. Я узнала его ящик с ингредиентами. Владис взмахнул посохом - в центре круга появился огонь.

‒ Вита, помоги! - отец тащил небольшой котел, волоча его по песку.

‒ Котел оказался тяжелым - стенки исписаны знаками и схемами...

‒ Он будет варить зелье? - тихонько спросила у отца.

‒ Как я понял - да. Ритуал призван создать «стража воды». Должна родиться некая сущность, которая не позволит отравить мир Вимории. На мой взгляд, это невозможно. По всем законам...

‒ Пап...

Ну да, да. Конечно. Мы в магическом мире. Здесь действуют другие законы.

Отец поправил очки. Он опять нацепил их на лицо... Видимо, папа поймал мой взгляд, потому что. потрепав меня по голове, пробормотал:

Песок. Песок и молнии! Молнии от посохов некромантов. Надо беречь глаза...

Хозяин Рардин. маг Смерти и Страж Преисподней священнодействовал. Снова меж пальцев некроманта мелькали баночки, порошки, какие-то травы. Он сыпал, капал, растирал в ладонях. Что-то взвешивал на крошечных весах, даже бросил в котел пару алых жемчужин...

Море проснулось, заволновалось, чувствуя магию - волны поднялись над головой. Выл ветер, в лицо летел песок, а я думала только об одном - чешуйка! Чешуйка Дракона Смерти. Вальдар скоро закончит, и ему понадобится последний ингредиент, без него все равно ничего не выйдет!

‒ Конечно, не выйдет! Ха-ха-ха-ха-ха.... Страж Воды не родится, так что...

‒ Смерть! Ты пришла? - сердце остановилось, позвоночник сковало холодом, из сердца ушли радость и печаль.

‒ Я - да. А вот ты - нет. Хотя обещала. За тобой - долг.

‒ Я не отказываюсь. Я обязательно приду!

‒ Конечно, придешь, ха-ха-ха-ха-ха.... Куда ты денешься?

‒ Нет. Я приду в гости, поболтать. Как и обещала.

‒ Ну что ж... Посмотрим. У вас тут интересно так. Ригуал.

‒ Пожалуйста, скажи, где взять чешуйку твоего дракона? Мы должны успеть до заката!

‒ Успеть? Успеть... Странное слово. А дракона у меня нет. Вот пришла за ним.

У меня подкосились ноги. В горле пересохло, закружилась голова. Стало страшно, у? За кем это? За кем она пришла?

‒ Как тебе этот? Мне нравится...

‒ Гугл! Нет! Нет, не забирай его!

Я не видела Смерть. Только слышала ее голос. Но мой дракон... Он видел ее! Страшный оскал из-под черного капюшона отразился в его глазах...

‒ Гугл! Гугл, нет!

«Ничего не бойся, Хозяйка! Как только увидишь Дракона Смерти - ищи чешуйку и бери ее! Только я не узнаю тебя. Прости...»

‒ Да не бойся ты... Покатает меня по Преисподней, послужит немного после своей смерти, и я отпущу его звезду в реку.

‒ Гугл... будет служить тебе после своей смерти?

‒ Согласно Договору. Он только что сам подписал его. Я никого не заставляю.

‒ Ты! Ты...Ты со всеми договариваешься, - я зарычала сквозь слезы, так страшно было за Гугла. - Споришь. Играешь, берешь обещания, но никогда и ничего не делаешь просто так!

‒ Конечно! Все Боги так делают, и не мы это придумали...

‒ А кто?

‒ Люди. Вы не хотите быть должными. Судьбе. Высшим силам. Бот мы и...

‒ Вита! Солнце садится! - крикнула Рамба.

Грянул гром. Волны вновь поднялись, взвыл ветер, полетел песок, и только сейчас я поняла, как тихо было, пока мы беседовали со Смертью. Как будто я была не здесь и просто вернулась. Наверное, так оно и было - оба некроманта, отец и драконы были измотаны. Мокрые и грязные, они держали силовые потоки из последних сил.

Гугл!

Дракон преобразился. Черные крылья. .Алые искры в пустых глазницах черепа, и сердце... Живое сердце дракона билось в кровь о мерцающие белизной острые ребра. Я шла навстречу монстру, не понимая, не веря.

‒ Гугл... Гугл, это я!

Дракон не стоял на месте. Он вертелся, хлопал крыльями, из пасти скелета клубилась тьма. Чешуйка! Она была всего одна - блестящая, прилипла к сердцу - все, что осталось от прежнего облика. Как? Как подойти к этому...беснующемуся во тьме демону и взять то, ради чего друг подписал страшный договор? Как?

‒ Что мне делать? - крикнула в пустоту - пусть ответит мне тот, кто услышит -Гугл не узнает меня!

‒ Маленький маг Жизни, а ты не много ли хочешь? Если я помогу тебе второй раз, то...?

‒ Все, что захочешь!

‒ Вечность - беспощадна... Понимаешь - желаний все меньше и меньше. Я даже не знаю, хочу ли я дракона..

‒ Быстрее, пожалуйста! Солнце садиться!

‒ Ха-ха-ха-ха-ха-х-а... Хочешь... «успеть»?

‒ Да! Прошу тебя...

‒ Ладно. Бери. Сочтемся, маленький маг Жизни.

Гугл, будто огромная, чудовищная кукла-марионетка медленно шел на меня. Все ближе и ближе.

Я положила руку на белую кость. Гугл... Маленький мой, потерпи! Потерпи, скоро это все закончится. Сейчас. Сейчас...

Дрожащими пальцами подцепила крошечную, с ноготь величиной чешуйку. Кровь дракона обдала жаром, потекла под рукав.

‒ Вита! Сюда!

Голос Вальдара. Некромант схватил меня за плечи, подтащил к котлу.

‒ Бросай! Слышишь? Бросай!

И вспыхнуло море алым закатом! Зелье взорвалось золотым огнем, а в нем... В нем показалось нечто - золотое, чешуйчатое, маленькое и... юркое. Оно чуть не выпрыгнуло из котла, но Страж преисподней оказался проворнее. Ап Морт прыгнул, накрыл создание плащом и... исчез в портале.


***

Мы вернулись в Замок. Отец уснул, драконы ушли в море. Окей любят спать под водой. Гугл вернулся. Дракон прятался от меня, отводил глаза в сторону. Переживал, что напугал свою Хозяйку. Глупый! Он спас всех нас и теперь будет служить самой Смерти. Где ты, окей, был сегодня?


Смерть катал по Преисподней!


Три, четыре, шесть и пять -


Я иду тебя искать!


Как найду - тебе водить,


Смерти за меня служить!



Ничего. Смерть приглашала на огонек? Поболтать? Я пойду! Может, выторгую у ключницы Гуглу свободу. Освободить бы еще тех. кто томится в междумирье...

‒ Любимая... - портал открылся, и мне протянули руку.

Я шагнула. Хорошо, что отец спит...

Знакомая поляна с колодцем. Усталый, бледный, но довольный некромант. Как здесь хорошо! Солнце золотит изумрудную листву, птицы поют, чистая, прозрачная водичка плещется в колодце, а в ней - золотая ящерка. Красота!

Так. Стоп. Кто плещется в колодце?

‒ Вальдар...это?

‒ Страж воды. Удивительное магическое создание. Оно не только обезвредит воду от любого зелья, яда или заклятия, но и сделает ее целебной. Немного помощи от магов Жизни, и со временем все жители Вимории окончательно вернут себе слух и зрение. Маги восстановят свой потенциал. Конечно, Страж не уничтожит отсрупников, последователей Дэрста. Этим придется заняться нам со Стивом.

‒ Какая...красивая!

‒ Ты-лучше, Чудовище... Иди сюда.

Мы целовались. Долго. А потом... Потом меня отвлек внимательный взгляд крошечных изумрудных глазок. Магическое создание выпрыгнуло из колодца погреться на солнышке.

‒ Вальдар...

‒ Хмммм... В Замок?

‒ В Рардин? - робко уточнила я.

‒ О, нет! В наш Замок! Драг и Элла помогают Хранительницам с архивом и следят за узниками - просить их подготовить все к нашему визиту сейчас, было бы неправильно. Домой!

‒ Вальдар... - я схватилась за посох, чтобы его остановить.

‒ Что, Чудовище? - черные глаза вспыхнули так...страстно, что сердце на секунду остановилось, - Ты...не готова?

‒ Нет!

‒ Хорошо...я буду ждать...

‒ Да нет же, нет! Там... Там...папа спит....

Некромант нахмурился. В Рардине - комнаты не готовы, в Замке спит грозный господин Зеленский.

Что делать?

‒ Остров Драконов! - прошептали мы друг другу, и вместе открыли портал.

Здесь, внутри скалы под водой было тихо. Остров выглядел так, как будто накануне ничего не произошло. Не носились драконы. Не сверкали молнии. Не заходила в гости Смерть.

Россыпи жемчужин, бело-розовый камень скалы, чистая, спокойная вода. Мы, обессиленные, рухнули на золотой песок.

Только сейчас я почувствовала, как устала. Как измучилась от боли и страха. Вальдар обнял, притянул к себе, укрыл плащом и я... Расплакалась. От напряжения, от внезапно нахлынувшего желания отдать всю себя без остатка, здесь и сейчас, и оттого, что у меня не осталось на это сил...

Некромант целовал. Долго. Нежно. Просил прощения неизвестно за что, баюкал, пел песни, читал стихи, носил по острову на руках. Исчезал в портале - возвращался с вином и плодами фанирр. Танцевал со мной. Дарил собранные на берегу жемчужины. Предложил выйти за него замуж.

А потом, когда мне все это порядком надоело, я сказала, что хочу быть с ним. Сейчас...

Знаете... Остров в скале под водой - замечательное место для... Ну, для первого настоящего свидания. Ну... вы меня понимаете. Просто идеальное место!

Когда мы вернулись, папа уже встал. Они с мамой мирно завтракали у камина. Присев на краешек огромных, богато украшенных символикой Замка Смерти кресел, родители сосредоточенно выковыривали из кексов изюм, складывая сушеные ягодки на тарелочку. На спинке кресла, где сидел отец, в ряд устроились четыре киса, старательно делая вид, что все это для них вовсе не обязательно.

Вальдар нахмурился.

‒ Ладно тебе, - шепнула я ему, - стол сервирован - кофе, сливки, кексы. Они заслужили! Пусть полакомятся.

‒ Будущая госпожа ап Морт! Вы разболтаете всех слуг в моем Замке!

‒ Твоем?

‒ Нашем...

К каминному залу вел проход со стороны лестницы, ведущей в подземелья, отгороженный бархатной черной шторой. Эту самую шторы кисы и раздвинули, как раз в тот момент, когда мы с Вальдаром целовались!

Нет, по этикету кисы обязаны приветствовать появление Хозяина в Замке, но думать-то надо! Вальдар прав. Совсем разболтались! Изюм они кушают... Развею по Преисподней!

‒ Кхе, кхе. кхе....

‒ Дорогой!

Папа закашлялся, мама стала бить его по спине. Да... Нехорошо получилось. Я понимаю родителей. Девочка выросла. Это, наверное, тяжело. Смотреть, как твой ребенок... целуется с мужчиной. Но я выросла! Надо же мне как-то... жить дальше?

‒ Пап, мам... доброе утро!

‒ Доброе утро, детка! - улыбнулась мама.


***

Прошла неделя. Я много времени проводила с родителями. Мы гуляли по побережью и в городе, играли с драконами на пляже. Вальдар с утра до ночи пропадал на службе - они со Стивом вели расследование, следили за тем, чтобы в «Смертельный вестник» поступала только проверенная информация.

В ходе расследования выяснили, что некромант по имени Морган Кейст, пропавший год назад, был принесен в жертву. Об этом рассказал на допросе Мортиц. Некромант оказался чуть ли не правой рукой злодея. Это он так виртуозно «поработал» с мировоззрением подрастающей молодежи старейших дворов Вимории... Сам же Дэрст разработал ритуал на тот случай, если его убьют. Проводить его можно лишь раз в сто лет, так что пока возрождения отступника ждать не приходилось. Хоть это хорошо...

Мортиц, архивариус и учитель истории - арестован. Он обошел заклятие верности, которое вроде бы давали все. кто был во дворце. Оказывается, надо было всего лишь догадаться. И не выпить вино...

С Владисом виделись редко, в такой переломный для страны момент Владыка был занят. Жаль. Я успела по нему соскучиться. Как по младшему братишке.

И вот в одно прекрасное утро Вальдар объявил, что сегодня в Таноте - традиционный праздник Смерти. Дата совершенно случайно совпала с решением ежегодно отмечать всей страной день победы над Дэрстом и день приветствия Золотого Стража.

Вечером все жители Танота собрались на главной площади у ратуши. Это был самый веселый, яркий и красочный праздник, который я когда-либо видела! Драконы, разрисованные красками, обвешенные гирляндами из цветов и плодов фанирра катали на себе детей. Под аплодисменты и восторженные крики окей разбегались и поднимались вверх, делая небольшой круг вокруг башни с часами. Рассмотреть часы вблизи - мечта любого ребенка, тем более что мантия фигурки Смерти специально к этому дню была позолочена в честь Золотого Стража.

Вечером все жители Танота собрались на главной площади у ратуши. Это был самый веселый, яркий и красочный праздник, который я когда-либо видела! Драконы, разрисованные красками, обвешенные гирляндами из цветов и плодов фанирра катали на себе детей. Под аплодисменты и восторженные крики окей разбегались и поднимались вверх, делая небольшой круг вокруг башни с часами. Рассмотреть часы вблизи - мечта любого ребенка, тем более что мантия фигурки Смерти специально к этому дню была позолочена в честь Золотого Стража.

Нарядно одетые, счастливые и улыбающиеся мирные жители Танота покупали детям и себе мороженое в виде сине-зеленых черепов на палочке, кулечки с мармеладными червяками и золотые леденцы-ящерицы - образ Золотого Стража. Мне Вальдар купил стаканчик ванильного мороженого, обсыпанного засахаренными цветами лиммы. Но не только сладости можно было купить на площади! Некроманты знатных фамилий пожертвовали каждый по несколько бочек вина из семейных коллекций, в воздухе пахло жареной картошкой - то тут, то там продавали горячие гурцы.

Ночь вступала в свои права - часы пробили полночь, и будто звездочки в темном небе зажглись на площади золотые фонарики. Бывшие слепые гордо выгуливали поводырей теперь уже не как помощников, но любимых питомцев, беспрестанно угощая волков чем-нибудь вкусным. Когда палатки со сладостями и вином убрали, на улицу вышли музыканты. В черной одежде больше всего похожей на фрак, шляпах и разрисованными лицами-черепами они играли на скрипках, дудочках и очень звонких больших погремушках. Этой ночью танцевал весь город!

Мои родители, в черном и изумрудном плащах кружились по площади и улыбались. Я хотела к ним подойти, но Вальдар со Стивом увели меня в таверну.

‒ Мне кажется, господа Зеленские счастливы, Чудовище. И думаю, не стоит сейчас им мешать.

‒ Согласна, - я улыбнулась любимому.

‒ Мы опоздаем! - возмущенно пробурчала огромная корзина черных роз голосом Стива.

Молодой человек еле держался на ногах, настолько тяжелой она была.

‒ Сейчас ты увидишь певицу, в которую влюблен Стив, - прошептал мне на ухо Вальдар.

‒ Правда?

Правда. Мы как-то с ним... помогли этой девушке, и бедняга пропал. Он даже писал ей стихи!

Я хихикнула, и мы слились с толпой, что медленно заползала в открытые двери таверны «Поцелуй Смерти».

Свет погас. К инструменту, похожему на рояль вышел музыкант в шляпе и гриме, один из тех, что развлекал народ на площади. Я, кажется, его уже видела.

Беата пела так, что я забыла обо всем. Разгоряченные вином и праздником зрители затихли. Волки-поводыри, устроившись на плечах своих хозяев блаженно прикрыли глаза, кисы-разносчики замерли в воздухе.

Я думала о том, какая она красивая! В черном кружевном облегающем платье... Хорошо, что в нее влюблен Стив, потому что своего некроманта я не отдам никому!

Последний аккорд растаял в воздухе, корзина с цветами, из-под которой развевался плащ Стива, побежала к сцене, а мы с Вальдаром. взявшись за руки, вышли на улицу.

‒ Ты их видишь? - я искала взглядом родителей.

‒ Не переживай. Они, возможно, зашли куда-нибудь выпить вина и согреться. Ты не замерзла?

‒ Я - нет. Но от вина бы тоже не отказалась!

‒ Хорошо. Я сейчас вернусь - никуда не уходи, - Вальдар поцеловал меня и исчез в толпе.

Кутаясь в плащ, мысленно позвала друзей. Удивительно, но кис и изумрудный окей наконец перестали соперничать по поводу того, кого я люблю больше, и, кажется, подружились.

‒ Гугл! Ты видел родителей?

Кис опустился на плечо, а дракон... Взгляд Гугла мне не понравился. Очень.

‒ Что? - сердце сжалось от дурного предчувствия.

‒ Мы ищем их уже давно. Как сквозь землю провалились! Когда вы с Вальдаром видели Зеленских в последний раз?

‒ Перед тем, как войти в таверну. Они... Они танцевали на площади.

‒ Это - вам, зеленоглазая красавица!

К нам подошел тот самый музыкант, что аккомпанировал певице в таверне, и с изящным поклоном протянул разрисованный бумажный кулек с засахаренными цветами лиммы.

‒ Спасибо, - я растерянно улыбнулась.

‒ У вас печальный вид... Улыбнитесь! Сегодня - праздник.

‒ Да.да... Конечно.

‒ Может быть, вы что-то потеряли, маг Жизни?

‒ Да. Я ищу родителей. Они, наверное, просто...

‒ Они у нас. И если вы не будете кричать и пойдете со мной - возможно, останутся живы...

-26-



Он

‒ Сбежал! - с горящими азартом глазами Мортимерр вышел из портала.

‒ Помог кто? - Верховный дознаватель с печалью посмотрел на кубки с вином. Один - для него, другой - для Чудовища. Мда... праздник закончился...

‒ Не знаем, - опекун Владыки щелкнул пальцами - и два киса из таверны забрали у Верховного дознавателя бесполезное вино.

‒ Мальчишки?

Сердце сжалось. Вальдар ап Морт даже не кивнул в сторону крылатых слуг. Подростков было жалко. И... среди них был сын его друга...

‒ Нет. Не они. Драг и Элла тщательно проверили всех.

‒ Храни их Смерть... Итак, как только мы дали возможность Мортицу сбежать, ему помогли...

‒ Да. - Мортимерр кивнул. - Все идет согласно заранее продуманному плану. Сбежал. Следим.

‒ Главное - не упустить! Я сомневаюсь, что на допросах он говорил правду. Поэтому...

Да никуда он не денется. Отступника ведут кисы, Эмма и Драг скоро к ним присоединяться.

‒ Элла и Драг, - эхом повторил дознаватель.

‒ Именно. Кстати, где вы взяли этих двоих? И кто они? Просто... мороз по коже.

‒ Это не я. Это отец...

Вальдар ап Морт нахмурился. Что-то во всем этом было не так. Он чувствовала. Что-то они все-таки упустили. Но что?

‒ Вита! Вита! Скорее! Скорей! - кис врезался Хозяину в грудь и, отчаянно хлопая крыльями, запутался в ткани плаща.

‒ Что с ней? Развею по Преисподней! - и некромант на глазах у Мортимерра рассыпался с дым вместе с крылатым слугой.

Он еле успел выдернуть девушку из открытого портала, и то лишь потому, что Гугл вцепился в полы изумрудного плаща и изо всех сил тащил на себя.

‒ Чудовище, нет!

‒ Пусти! - девушка подняла на него глаза. - Пусти! У них - мама и папа!

‒ Нет, - он накрыл ее плащом - и перенес в Замок. - Если можно их спасти - я спасу. Но ты...

‒ Вальдар! Он сказал, что мама и папа останутся в живых, если я приду одна...

‒ И у них будут не два заложника, а три.

‒ Я так не могу. Пойми меня, пожалуйста! Я должна их спасти!

Слезы хлынули из ярко-зеленых глаз.

‒ Нет. Прости. Просто... верь мне! Я все сделаю сам.

Он подхватил ее на руки и переместился в подземелье.

‒ Вальдар, нет! Что... Что ты делаешь?!

‒ Я хочу быть уверенным в том, что ты не пострадаешь!

‒ Нет! Не смей!

‒ Выследили! - образ Драга задрожал в воздухе.

‒ Музыканта?

‒ Нет, Мортица.

‒ Где он?

‒ В разрушенном Замке Моргана Кейста.

Вальдар ап Морт тяжело вздохнул. Дело пропавшего Моргана Кейста было одним из первых. Тогда он был слишком озабочен самим фактом ссылки. Если бы он хладнокровно, без эмоций, занялся бы проверкой вверенного ему отдела расследований! Как же он пропустил... Почему не установил наблюдение за брошенным Замком? Враг, воспользовавшись их бездействием, нашел убежище! Возможно. Зеленские сейчас там.

Верховный дознаватель осторожно опустил любимую на пол, сорвал с себя плащ и набросил ей на плечи. Как же больно видеть ярость в любимых глазах...

‒ Вальдар...

‒ Прости.

Звякнула решетка, вздохнул замок.

‒ Она должна быть на месте, когда я вернусь!

Стены Замка недовольно вздохнули. Вальдар поднял острый камень - алой россыпью брызнули капли по серому камню. Кровь. Кровь Хозяина. Замок не может не подчиниться. Девушке не сбежать, если только сама Смерть ей не поможет...

Владыка, Мортимерр и группа дознавателей, прибывших из столицы, по всему Таноту искали следы музыкантов, игравших на площади. Один из них аккомпанировал Беате в таверне.

‒ Где Стив? - обратился Вальдар к Мортимерру.

Они переглянулись, понимая, что сейчас будет...

‒ В чем дело? - сверкая возмущенным взглядом, помощник появился из портала. - Почему допрашивают Беату? Она, она ни в чем не виновата!

‒ Я в этом нисколько не сомневаюсь, Стив.

‒ Учтите, я не допущу, чтобы ее...

‒ Девушку ни в чем не обвиняют. Допрашивают хозяина Таверны, в Ратуше беседуют с представителями Совета города - с теми, кто нанимал музыкантов для праздника.

‒ Вы не понимаете! Беата! Она...

‒ Зеленские в заложниках у отступников. Работали загримированные музыканты. Тот, кто аккомпанировал Беате, шантажировал Биру. Конечно, сложно утверждать наверняка, но судя по телосложению - это именно он. Предположительно отступники держат магов в заброшенном Замке бедняги Моргана. Ты с нами. Стив?

‒ Да... конечно! - юноша опустил голову.

Драг появился из ниоткуда - образ старика просто материализовался в воздухе, что привело в сильное замешательство всех присутствующих: Владыки, Мортимерра и Стива. Сам же Вальдар ап Морт, с юных лет привыкший к подобному поведению домашних слуг, по-настоящему задумался о том. что это действительно более чем необычно - появляться не из открытого зева портала, а вот так, запросто, дрожа в рассветных сумерках, пожалуй, только сейчас.

Они не успели лишь на мгновение - Мортиц, стоя на коленях в свете полыхающих свечей, расставленных по всему подземелью, уже вонзал нож себе в сердце.

Основное условие подобных страшных ритуалов - добровольное согласие жертвы. Значит, и Морган Кейст был отступником. А ведь именно он был представителем старейших домов некромантов в городском Совете. Членов Совета нужно проверить. Тщательно. Всех до одного. Надо послать приказ...

И тут ап Морт почувствовал, что не может пошевелиться. По напряженным, сосредоточенным лицам Стива, Мортимерра и Владиса понял, что не он один. Они совершенно беспомощны. Обездвижены. Магия заблокирована. Но... как? Для такого выброса энергии должны быть...еще жертвы.

Они лежали совсем рядом, распятые на жертвенных камнях. Кровь по капле вытекала из крошечных надрезов на шее. От такого большого количества горящих свечей глаза никак не могли сосредоточиться на том, что происходит вокруг. Но со временем он привык, и в бешеной пляске теней стали появляться темные фигуры. Шляпы. Грим. Музыканты. Вот кто держал их в ловушке, питаясь энергией заложников. Лица Зеленских были так бледны и неподвижны, что он испугался по- настоящему.

‒ Добро пожаловать! - поприветствовал Мортиц.

Некромант медленно подошел ближе. Открытая рана пульсировала, кровоточила, однако магу это, казалось, не мешало. Черты Мортица преображались. Мужчина стал выше. Заострился нос, подтянулся овал лица.

‒ Дэрст! Он... превращается в Дэрста! - вскрикнул Владыка.

‒ Забавный фокус, не правда ли, мальчик? Дети любят фокусников, веселых музыкантов и продавцов мороженого. Может, вернешься на площадь? Праздник в самом разгаре! Сдается мне тебе там самое место, малыш!

Издевательский смех раздался по подземелью, но мальчик не обратил на это никакого внимания.

На допросе Мортиц утверждал, что ритуал воплощения в другом теле возможет лишь раз в сто лет. Он... солгал?

‒ Не совсем. Действительно, раз в сто лет при условии, что жертва не соглашается расстаться с жизнью добровольно. К чести Моргана Кейста могу сказать - бедняга отчаянно сопротивлялся. Он был хороший некромант. Не предавал Виморию и оставался верным своему Владыке. Тем более похвально, что на тот момент в наследнике еще не проснулся дар. Это удивительно! Вера вслепую, несмотря ни на что.

‒ Но дар проснулся! - мальчик напряг все силы, ему практически удалось освободиться, и чтобы удержать некроманта на месте, один из музыкантов сделал еще один надрез на шее женщины.

Ап Морт незаметно сделал мальчику знак, означающий, что поддаваться на провокации нельзя. Они убьют родителей Виты.

‒ О, да! - Мортиц, преображаясь на глазах, был страшен. - Благодаря нашей девочке, нашему маленькому, отважному магу Жизни, колдовать в Вимории стало легче. Жаль... Жаль, что вы и ваши друзья за последнее время стали настолько сильны. Теперь, чтобы уничтожить присутствующих гостей, придется истратить все, что можно выжать из этих двоих, - небрежный взмах изящной руки в сторону неподвижно лежащих на камнях магов. - Но ничего! У меня еще есть девчонка! На нее - особые планы. Бы этого, конечно, не увидите, но можете быть спокойны - ее смерть не будет напрасной!


 Она

‒ Выпусти меня сейчас же! - приказала я Замку.

Но... ничего не произошло. Я по-прежнему оставалась в темнице.

‒ Вальдарррррррр... - прорычала я.

Эхо вернулось вместе с топотом лап и хлопаньем крыльев.

‒ Гугл! Кис!

‒ Мы. Тихо...

Окей сжался до размеров кошки, но протиснуться сквозь решетку так и не смог.

‒ Они живы? Мама, папа, Вальдар... Они живы, Гугл?

‒ Я не знаю. Правда, не знаю! Вальдар. Мортимерр и Владыка исчезли в портале. Это все, что мы знаем.

‒ Гугл... Ты... Ты же можешь! Покажи! Покажи мне...

Дракон опустил голову. Я его понимала. Страшно. Очень. Но что если им сейчас, сию минуту нужна помощь? Что если я смогу их спасти?

‒ Гугл, пойми. Пожалуйста, пойми! Там Вальдар. Там...там мои родители! Нельзя медлить. Я очень...Очень тебя прошу!

Несколько долгих, мучительных минут мы смотрели друг другу в глаза. Янтарно-желтые глаза дракона расплылись в слезной дымке, а потом... Потом я увидела маму и папу.

Подземелья. Уродливые надрезы на шее, из которых вместе с рубиновой жидкостью по капле уходит жизнь. Вальдар. Бладос. Стив и Мортимерр - бледны и неподвижны. Почему? Почему они ничего не предпринимают? Это либо ловушка, либо какой-то чудовищный шантаж. Кто-то стоит спиной. Черный плащ некроманта. Музыканты с площади, пламя свечей. Вдруг фигура в плаще стала медленно разворачиваться...

‒ Дэрст!

Злые души собирает, запирает на замок.

‒ Дэрст! Душа отступника воплотилась вновь! Ее... Ее нужно запереть! На замок! Навсегда!

Чтобы черная душа в светлый сон твой не пришла.

Ключи и Смерть... Смерть и ключи... Кажется, мне пора в гости. А в гости без подарков не ходят!

‒ Вита! Ви-та! Очнись! Очнись, слышишь?

Я вздрогнула. Кис отчаянно работал крыльями возле лица, дракончик бегал возле темницы туда-сюда, печально, обреченно вздыхали стены Замка.

Встала. Прижалась ладонями к стене.

‒ Не переживай. Я знаю - ты не можешь, - прошептала Замку и повернулась к друзьям. - Мне нужна шкатулка...

Я мысленно представила шкатулку, которую принес Вальдар из нашего мира, и передала образ Гуглу.

‒ Где она, знаешь?

Я была готова расцеловать окея за то, что друг не стал задавать лишних вопросов.

‒ Не знаю... В спальне, может. Или в библиотеке?

‒ Я знаю, - кис вылетел из темницы, с трудом протиснувшись между прутьев решетки. - В спальне за зеркалом есть тайник. Пошли!

Без сил опустилась на холодный пол. Сжавшись в комок и обхватив колени руками, стала считать про себя и думать о Смерти.

‒ Что тебе, маг Жизни?

‒ Я хочу к тебе в гости!


***

Темница медленно тонула в синеватом тумане. Мне стало холодно. И страшно.

‒ Вита! Вита, где ты? Что это?

‒ Гугл! Кис! Принесли?

‒ Да! Только она в решетку не лезет...

‒ Гугл, миленький, сделайте что-нибудь, пожалуйста! Она нужна мне!

Воздух задрожал, я уже стала различать очертания закутанной в плащ фигуры, как вдруг со стороны решетки полетели комья земли.

Скрежет. Фырканье. Фигура исчезла.

‒ Нет! Смерть, подожди! Пожалуйста!

‒ То зовешь. То землей кидаешься. Ты уж определись, маг Жизни, - раздался обиженный голос в голове.

‒ Я... Гугл! Что ты делаешь?!

‒ Подкоп! Вот! Держи свою шкатулку. Сейчас еще раскопаю - и можешь выходить!

‒ Нет.

‒ Тогда мы к тебе пролезем! Сейчас...

‒ Нет! Кис, Гугл! Собирайте всех и бегите к Вальдару!

‒ Мы не оставим тебя одну! Не знаю, что ты затеяла, но... С костлявой шутки плохи!

‒ Ха-ха-ха-ха-ха.... Хороший мне достался дракон. Умный... -

Стараясь не обращать внимания на голос в голове, я шарила руками в тумане, там, где Гугл делал подкоп под решетку темницы. Руки в кровь резались об острые камни, я уже отчаялась, когда, наконец, нащупала... шкатулку!

«Проводник! Уводи Гугла! Пусть он соберет драконов. Ты - кисов. Всех, кого сможешь. Помогите Вальдару! Там... там мои родители... Со мной все будет хорошо. Обещаю! Верьте мне, пожалуйста!»

Топот лап. Хлопанье крыльев. Ушли!

«Спасибо!»

«Мы сделаем, как ты хочешь, но нам это все не нравится! Как только вытащим Вальдара - тут же тебя сдадим. И не обижайся потом...»

‒ Смерть, смотри! Смотри, что у меня есть! - я крутилась в тумане, озираясь и вздрагивая. - Смерть? Где... Где ты?

‒ Показаться?

‒ Ну... да.

‒ А не испугаешься?

‒ Нет. Если бы я боялась - сама в гости бы не напрашивалась!

Странные вы, люди. Кричите «Не боюсь!» и чуть что - в обморок от страха. Жить хотите больше всего на свете, а коснись боль сердца: «Жить не хочу!»

Слова летели мне в спину. Справедливые слова. Ключница права, все так и есть. Мне страшно. Очень. Но раз сказала - не боюсь, значит, надо отвечать за свои слова. Я сжала в руках шкатулку и обернулась.

Темная фигура. Очень высокая. Капюшон черного плаща полностью скрывает то, что под ним. Что там? Череп? Я смотрела на черную тень, стараясь не дышать - ждала, когда Смерть ... покажет свое лицо.

‒ Под капюшон - не заглядывай.

‒ Хорошо. Не буду.

‒ Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха. Хочешь в гости?

‒ Да! Пожалуйста... Понимаешь, там...

‒ Понимаю, понимаю... Победить, спасти, уговорить, освободить... Смерть сделай это, Смерть сделай то. Смерть - приди. Смерть - уходи. То забери, то не забирай. Одни со мной играют, другие - спорят. Скучно.

‒ Скучно?! Тебе - скучно?

‒ Конечно! Я все про вас знаю. Надежды, мечты, чаяния. Просьбы. Мольбы. Одно время немного забавляли те, кто пытался стать Властелином Мира и жить Вечно, но потом и они надоели.

‒ Почему?

‒ Что - почему?

‒ Почему надоели?

‒ Хе-хе-хе... Почему-почему... А действительно - почему? Ты задаешь удивительные вопросы, маг Жизни. Твоя... Как бы это сказать... Искренность? Непосредственность... Знаешь, мне впервые за долгое время не скучно.

‒ За какое время?

‒ Долгое...

‒ Ты...не считаешь годы, месяцы...часы?

‒ Минуты. Секунды. Да, маг Жизни. Не считаю. Потому что они не важны. Вечность беспощадна.

‒ Получается, ты...

‒ Правильно, маг Жизни. Я завидую людям. У них есть я. Я приду и заберу в один прекрасный момент. Прекрасный, потому что только благодаря этому вы живете осознанно! Для вас мгновение может стать счастливым, часы - томительными, секунды - ценными. А для меня - все едино. Мне некого звать. Некого бояться...

‒ Прости.

‒ Ха-ха-ха-ха-ха... Ты жалеешь меня. Надо же. Спасибо. Давно меня никто не жалел. Давно...

‒ Я ...пойду к тебе в гости. Просто так. Не буду ничего просить.

‒ Врешь. Будешь. Но все равно - спасибо. Так как? Идем?

‒ Сейчас. Это - тебе, - я протянула шкатулку, стараясь поднять деревянный сундучок как можно выше, так, чтобы Смерть смогла его разглядеть.

‒ Что это?

‒ Шкатулка.

‒ А что в ней?

‒ Я... я не знаю. Ты отдала ее Хранительницам и спрятала их в моем мире.

‒ Ничего не путаешь, маленький маг Жизни?

‒ Нет.

У меня тряслись колени от страха, руки - от того, что шкатулку приходилось тянуть вверх.

Что, если у меня ничего не получится? Что, если все это не поможет? Что... Что тогда?

‒ Хммм...

Смерть подняла руку и поднесла ее к шкатулке. Я так ничего и не увидела под широким рукавом, до меня донесся лишь глухой срук, с которым откинулась крышка.

‒ Тут ничего нет, маг Жизни. Пусто!

Сердце упало. Все. Нет больше надежды. Я показала шкатулку самой Смерти - и ничего не произошло. Значит, артефакт у Дэрста. Он победит. Убьет папу, маму и...

‒ Эй!

‒ Да?

‒ Идешь в гости?

‒ Я?Да. Иду...

‒ Ну, пойдем... - Смерть подошла к решетке, зазвенели ключи...

‒ У тебя есть ключ от темницы Замка? Но...как?

‒ У меня много ключей. Один из них подойдет и к твоей темнице, маг Жизни. А скажи мне вот что... Пока не ушли.

‒ Да?

‒ Ты Жизнь звала хоть раз?

‒ Жизнь?

‒ Ну да, Жизнь! Раз я существую в Вечности, то и она то же. Хоть раз ее звала?

‒ Нет.

‒ Странные вы люди... Ну ладно - пошли!


 Он

«Музыканты» с загримированными лицами, они осквернили лик той, кому служат. Использовать дарованную Смертью магию в подобных целях, значит осквернить Закон.

Вальдар ап Морт смотрел на выстроенных по стенам марионеток с отвращением и яростью. В центре подземелья, в отблесках догорающих свечей, задыхаясь от ликования, корчился кукловод. Слишком легко досталась отступнику победа! Слишком легко...

Дэрст говорил пространно, с пафосными интонациями, активно жестикулируя руками. И пусть лицо этого...существа еще не было похоже ни на Мортица, ни на Дэрста, в жестах, мимике и манере говорить скорее угадывался учитель истории.

Они стояли, не в силах пошевелиться. Владис. Мортимерр. Стив. Тринадцатилетний мальчишка, едва почувствовавший силу, но уже не раз доказавший, на что способно храброе, справедливое сердце настоящего правителя Вимории. Мортимерр, мужчина в самом расцвете лет, правая рука Владыки, и Стив, так искренне влюбленный юноша. Они умрут. Умрут Зеленские, люди, которых он позвал в этот мир, пообещав защиту. И ему тоже лучше умереть. Он не сможет смотреть ей в глаза, а без ее зеленых глаз все не имеет смысла. Никакого смысла не имеет.

Зеленые... Зеленые...

По капле уходит жизнь из Зеленских. По капле каждый из них копит силы для удара, не смотря на то, что надежды практически нет. Враг блестяще выстроил магические контуры. Просто великолепно! Есть чему поучиться. И если он выживет, то возглавит кафедру боевой защиты, как упрашивал некогда отец Бладиса. Мысленно дать обещание выполнить зарок. Оказывается, у привычки просить у судьбы в долг, нет возраста. Вот он, например. Взрослый, зрелый некромант, а все туда же.

Но не только умело выстроенные отступниками кольца заклинаний держали в ловушке четырех сильнейших некромантов Вимории! Нет. Это было бы слишком просто!

Темный театр кошмаров Дэрста медленно раздвигал кулисы, наслаждаясь каждой секундой триумфа, смакуя каждый выход, пристально следя за эффектом, произведенным на дорогих гостей.

Из-под плащей размалеванных приспешников злодея показались... кабры. Рыча и облизываясь, кровопийцы медленно двигались вперед. Один из щенков попытался задержаться возле лужицы крови, что натекла у жертвенных камней, но Дэрст успел раньше, ловким движением перерезав несчастному горло.

‒ Нет-нет-нет! Это - не ваше угощение! Это - мое! Хозяин приготовил для вас другое, не менее вкусное, он заботиться о своих верных помощниках! А чтобы никто и ничто не мешало наслаждаться ужином, и чтобы ни одна капля крови сильнейших некромантов Вимории не пропала даром... Это ж какая сила! Нам помогут....

Дэрст щелкнул пальцами, и в темнице послышался шорох. Будто дождь забарабанил по сухим листьям. Вдруг вспомнилось, как прекрасен Рардин ранней осенью.

«О, Рардин! Кровь моя и слезы, счастье мое и боль...»

«Привет из Рардина. Хозяин...»

Шепот в голове слился с шорохом, что нарастал, вокруг, становился громче и явственней. Радость от того, что Драг с Эллой прорвались к ним, смешался с ужасом...

Первым делом Верховный дознаватель повернул голову, чтобы попытаться встретиться глазами с Владыкой. Мальчишка совсем. От такого может и сердце разорваться. Да! Удалось! Бледный, с трясущимися посиневшими губами, мальчик искал его глаза. Улыбнуться. Подмигнуть. Так, чтобы парень понял, что помощь пришла, но так, чтобы враг не заметил.

Пауки. Каждый величиной с голову. Видимо, эксперименты Дэрста позволяли корректировать размеры Паромщика. Тот. что напал на них некогда в Морийском лесу, был намного больше. Монстры ползли по стенам. Шуршали по углам.

Один из них упал на плечо Владыки и медленно скатился на землю по жесткой ткани плаща. Ап Морт понимал - паук мертв. Половина насекомых уничтожена, Драг и Элла невидимыми тенями стараются вовсю, но враг этого еще не видит. В общей массе движущихся животных это пока не заметно. Однако одни Слуги Рзрдин (кем бы они ни были на самом деле!) не справятся, а он... Слепой Вампир, он не может даже пошевелить...

И вдруг... будто свежим ветром подуло! За спинами размалеванных музыкантов змейками мелькнули зеленые тени...

Драконы. Драконы и... кисы! Слуги и морские окей пришли на помощь. Вита? Сердце сжалось - он на секунду представил себе, что здесь, в этом хаосе самой Преисподней может появиться любимая. Но нет. Он хорошо подготовился - Замок не пойдет против крови хозяина.

Осторожно, одними глазами посмотреть на остальных. Стив. Он чувствует силу. Щеки порозовели. В лице - гнев и нетерпение. Плохо! Сейчас главное - не дернуться, не показывать, что способен шевелиться...

Осталось лишь молиться Смерти, чтобы выдержки хватило у Мортимерра и мальчишки...

Дэрст безумным взглядом буравил кабров. Кабры способны видеть то, что не способны видеть даже маги. Невидимые Драг и Элла мешали им подойти к вожделенной жертве. Щенки-кровопийцы пищали, поджимали хвосты, скалились, царапали когтями каменный пол...

‒ Хватит, друзья мои, хватит! Поиграли - и будет. Кушать подано! И помните - ни одна капля крови этих чудесных, достойнейших некромантов не должна пропасть! Ну!

‒ Хозяин... - один из музыкантов тихо позвал Дэрста.

‒ Не сейчас! - рявкнул тот, и фигура тут же отступила в тень, к стене.

Было видно, что приспешники отступника побаиваются ими же самими добровольно выбранного повелителя. Пока Драг и Элла сдерживали кабров. драконы вливали в некромантов силу. Стало легче. Они уже могли шевелиться, хотя изо всех сил старались этого не показывать. Незаметно, пока враг отвлекался, атаковали пауков. Сейчас очень важно избавиться от тварей - в бою с отступниками отвлекаться на них будет тяжело.

‒ Я сказал - кушать подано!

Дэрст ударил по кровопийцам, желая их подстегнуть, и в то же мгновение двое из них рассыпались в прах.

‒ Эрст! Что? Что это?! - Дэрст в гневе обернулся к тому, кто только что пытался ему что-то сказать.

‒ Взгляните. Хозяин! Они... они мертвы! - и некромант поднял труп паромщика.

‒ Пора! Сейчас или никогда! Им нужен был какой-то отвлекающий маневр, чтобы не просто напасть на отступников, но успеть спасти заложников. И тут...

Бабаааах!

В некромантов полетели комья земли и трупы пауков. Те из них, что еще остались в живых разлетелись в стороны, писк раздавленных мощными лапами кабров и... ветер! Ветер от крыльев, еле помещающихся в узкой небольшой темнице подземелья! Огромный изумрудный дракон вывалился из портала, разрушив часть стены.

‒ Сейчас! - завопил ап Морт. - Владис! Дэрст - твой! Стив, Мортимерр - прикрываете Владыку!

Некроманты, что мгновение назад, казалось, были надежно скованы заклятиями, пришли в движение.

Драг и Элла боролись с порождениями запрещенной магии - кабрами и пауками, Владис, налету поймав посох, нанес удар Дэрсту, но первый же ответный удар отсгупника был настолько силен, что Мортимерр и Стив, не сговариваясь, бросились на помощь. Отражая удары отступников. которые и на музыкантов-то уже не были похожи - грим растекся от жара горящих свечей, ап Морт пробирался к жертвенным камням.

‒ Рамба! Отвлеки их!

Рамба не подпитывала пленников энергией. Окей специально оставили одного дракона в резерве - гениальный ход! Кто бы мог подумать, что слуги магов Жизни столь умны и дальновидны. Рамба унесет порталом Зеленских и спасет родителям Виты жизнь, если только он сможет их освободить.

Линии светились в полумраке загадочным, запутанным узором. Вокруг шел бой. Сверкали молнии посохов, хрипели кабры, летели камни и клочья земли, а он, Вальдар ап Морт, Страх Преисподней, стоял и смотрел на рисунок. Никогда. Никогда он не видел ничего подобного! Это... это не магия Смерти.

‒ Это - магия Жизни... Дэрст. Он... Он заставил меня, - прозрачная тень девушки повисла над истекающими кровью мужчиной и женщиной.

‒ Помоги! Освободи их!

‒ Но это убьет его...

‒ Дэрста?

‒ Да... Он... Он так сказал...

‒ Нет. Не это. Я не знаю, что именно убьет его, но обязательно выясню. И убью его сам. Так что ради его жизни - не стоит.

Тень растаяла, но вместе с ней растаяло и заклятие - то, что держало родителей Виты у жертвенных камней. Призрак помог. Может ли он в ответ чем-то помочь призраку, не было времени думать! Зеленские уже были без сознания, когда он, отбиваясь от многочисленных ударов, отшвыривая щенков ногами, посохом прокалывая пауков, с трудом взвалил несчастных на спину Рамбы. Открылся портал.

‒ Уноси, - хрипло приказал он дракону. - К Льюису в замок! Его мать - маг Жизни, она поможет...

Когда почувствовал у себя за спиной врага - понял, что не успеет. Провожая взглядом исчезнувшего в портале дракона с безжизненными телами родителей Виты, мысленно уже чувствовал, как нож вонзается в спину...

Гугл успел - музыкант отлетел в угол. Звук лезвия о камни, визг окея - в лапу вцепился кабр! Вальдар убил кровососа, но рана оказалась слишком глубокой.

‒ Беги к Вите! И...спасибо, что спас.

Дракон открыл портал в Замок к Льюису, крикнул:

‒ Родителям Виты нужна моя помощь! - и исчез.

Что-то во взгляде окея ему не понравилось. Но что?

‒ Вальдар! - крикнул Стив, намекая, что им втроем не справиться.

Молнии. Визг кабров слышался все реже - щенков с пауками перебили практически всех. В остальном бой шел ровно, с переменным успехом, но без ощутимого перевеса на чьей-либо стороне. Никто не хотел сдаваться. Все были сильны.

Драконы, отдавшие почти всю энергию некромантам, превратились в молочно- белых призраков. Слуг Дэрста почти не осталось - их тела высасывали оставшиеся в живых кабры. Напившись крови, щенки впадали в спячку, и убивать их уже не было смысла. Можно было вспороть кровопийцам брюхо и кровь некромантов, выплеснувшись на камни, отдала бы часть энергии, но вести бой подобным образом просто недостойно! Однако сам Дэрст подобным не гнушался. Не важно - жив слуга или мертв - он должен служить своему Хозяину. Один из отступников, видя такую жестокость, попытался сдаться, но Дэрст успел первым - точный, мощный удар некроманта развеял несчастного в прах.

Мортимерр был ранен. Стив, опустившись на одно колено, упрямо прикрывал магией Владыку. Сам Владис, казалось, не чувствовал усталости. Не замечал ран. Мальчишка атаковал. Еще раз. Еще и еще, пока, наконец, Дэрст не дрогнул!

Отступник побледнел. Тяжело дыша, стал отступать назад.

‒ Ты... щенок...

Это был обманный маневр. Мальчик, поверив в то. что побеждает, открылся. Азарт. Радость победы.

Хорошо, что им удалось безошибочно просчитать этот виртуозный спектакль. Мортимерр закрыл Владиса собой, Стив нанес удар, чтобы отвлечь, но Дэрст не поддался.

‒ Ну, вот и все, мои дорогие! - улыбнулся белыми губами отступник. - Игра окончена!

Дэрст обмакнул конец своего посоха в кровь Зеленских, оставшуюся на камнях, прикрыл глаза, сосредоточился, готовя, очевидно последний, самый сильный свой удар. Этого удара ждать было нельзя. Они ничего не могут противопоставить такой силе. Но даже если надежны нет. они будут бороться до конца!

‒ Все вместе! - крикнул Вальдар. взмахнув посохом, - Раз, два, три!

Мгновением раньше, чем отступник замахнулся окровавленным посохом, они ударили туда, где ... только что стоял Дэрст.

‒ Где он?

‒ Только что был здесь!

Драг и Элла появились на том месте, где только что непобедимый отступник практически праздновал победу!

‒ Мы... победили? - с надеждой спросил Бладос.

‒ Не думаю, - нахмурился Вальдар, снимая с себя плащ. - Драконы! Мы должны их взять с собой - они не могут идти. Проверьте, есть ли среди размалеванных те, кого еще можно спасти. Мы уходим.

‒ Он... ушел? - Стив нахмурился, сжимая посох.

‒ Не знаю, - вздохнул Мортимерр. - Но... возможно.

‒ Драг! Элла! - Вальдар уложил на плащ последнего дракончика. - Замок...

‒ Будет сделано, Хозяин...


 Она

Туман. Туман и... пустота.

‒ Где мы?

‒ У меня в гостях, маг Жизни. Сейчас... Сейчас.

Глаза привыкли к полумраку, и я разглядела огромный черный камин. Смерть наклонилась к нему, что-то прошептала, и он вспыхнул белым пламенем!

‒ Красиво...

‒ Ха-ха-ха-ха-ха-ха... Ну...вот. Теперь - садись.

Возле камина появились два изящных бархатных алых кресла. Я села. Смерть - напротив. Теперь я видела ее руки. Белые кости словно светились изнутри, и я поймала себя на мысли, что мне совсем не страшно. Может, если бы Смерть откинула капюшон...

‒ Не стоит. Нечего смотреть мне в лицо раньше времени, маг Жизни. Угощайся!

В руках появился огромный кубок, красоты неописуемой. Тяжелый. Я поднесла к губам. Сделала глоток...

‒ Это же... Это... Горячий шоколад!

Я даже зажмурилась от удовольствия. Этого напитка в Вимории не было, а я так соскучилась! Тепло. Сладко. Пахнет... детством.

‒ Ха-ха-ха-ха-ха... Вот видишь, маг Жизни! Не так уж страшно ходить ко мне в гости. Я вполне гостеприимная хозяйка. Ха-ха-ха-ха-ха...

‒ А что у тебя?

Я внимательно посмотрела на кубок, что висел в воздухе рядом с замотанной в плащ фигурой, будто стоял на невидимом столике. Костлявая рука потянулась к нему и отсалютовала. Я сделала то же самсе, не в силах оторвать взгляд от зеленого дыма, что валил из кубка.

‒ У меня - абсент. Тоже хочешь?

‒ Нннет... Спасибо.

‒ Правильно. Тебе не надо.

Посидели. Помолчали. Одной рукой я вцепилась в кубок, другой - в шкатулку.

Как же так... Пустая...

Только сейчас заметила, что по форме шкатулка напоминает гроб. Гроб. А в нем - похоронены все мои надежды. Я пью со Смертью горячий шоколад, любуюсь белым пламенем камина, во тьме поблескивают черный мрамор и белые кости, а там... Там, в Вимории, в неравном бою гибнут родители, драконы и возлюбленный. Слезы закапали, с тихим стуком падая на деревянную крышку.

Вдруг пламя камина вспыхнуло! От неожиданности я выронила бокал. Он разбился, но в то же мгновение кусочки хрусталя вновь сложились в первоначальную форму.

Видимо, я отвлеклась, потому что не успела понять, как именно появился... Дэрст! Бледный, с безумными глазами и открытой раной в груди, некромант навис надо мной. Сердце ушло в пятки, бокал предусмотрительно завис в воздухе над алым бархатом спинки кресла...

‒ Отдай ее мне! - прохрипел отступник.

Дэрст тянул к шкатулке дрожащие руки, а я вместо того, чтобы попытаться хотя бы спрятать ее за спину, вскрикнула и... выронила деревянный сундучок из рук. Смерть подалась вперед, и, вытянув вперед костлявую кисть, замерла, словно чего-то ожидая.

Время застыло. Или, мне так кажется? Словно кадры замедленной съемки...

Не в силах пошевелиться, мы смотрели, как шкатулка беззвучно стукается о край камина, как маленький гроб разлетается в щепки и серебряной рыбкой что-то катится, катится, ка-тит-ся... под ноги Смерти!

‒ Неееет! - крик разорвал тишину.

Я ужаснулась, настолько страшная гримаса боли и отчаяния отразились на лице отступника.

‒ Поймала! - Смерть накрыла белыми костяшками... крошечный ключик.

Аккуратно взяла двумя пальцами, поднесла к черной дыре, зияющей в прорези капюшона.

‒ Азааааа.... Вспомнила... Не может быть! Это... просто... удивительно. Он - мой! Я выиграла, некромант, и я запираю твою душу!

«Крак!» - раздалось в тишине, и тело Дэрста рассыпалось в прах. На его месте я увидела... Мортица. Белесый призрак учителя истории сидел на каминной полке и улыбался, болтая босыми ногами.

‒ А...И ты здесь. Ну-ка встань на минутку, маг Жизни. Встань да посмотри - не сидишь ли ты на ключе?

Я вскочила. На алом бархате действительно поблескивал ключ, только совсем другой - большой, перевязанный у основания ленточкой...

‒ Вот. Пожалуйста.

Я протянула Смерти ключ и спросила:

‒ А почему они...такие разные?

‒ Ключи?

‒ Да.

‒ Конечно, разные! Как же иначе я отличу один от другого.

«Крак!» - раздалось в тишине. И Мортиц, погрозив кулаком в мою сторону, исчез в белом пламене камина.

Подставляй свое сердечко.

Отопрет Смерть душу - «крак!»

Тихим смехом бесконечным

Улыбнется на ночь страх...

‒ Значит, пари... - я сделала большой, обжигающий глоток.

В царстве смерти стало холодно. Вдруг так сильно захотелось почувствовать себя живой! И мысли. Мысли скреблись в голове. О том, что если ключ нашелся и Дэрста больше нет - значит ли это, что мы победили?

‒ Пари, - кивает Смерть, склонив голову набок.

Я покачала головой. Мир, лишенный магии. Болезни. Драконы, что тысячелетиями скрывались в трубах, жертвоприношения, убийства, охота на людей. И все потому, что один некромант жаждал бессмертия, а Смерти... Смерти было скучно.

‒ Когда появляется такая душа, как у Дэрста - появляется ключ от нее. Этот... маг узнал об этом, и пришел ко мне.

‒ И вы заключили пари?

‒ Именно! - Смерть сделала глоток - зеленый дым исчез под капюшоном. - Ключ. Ключ от его души. Я прячу - он ищет. Найдет - будет возрождаться вечно. Найду я - запру. Как и положено.

‒ Но почему тогда вы...?

‒ Почему я ничего не помнила?

Кивнула, сделала последний глоток, и в то же мгновение кубок вновь наполнился сладким густым напитком до самых краев...

‒ Подумай сама. Если бы я помнила о том, где спрятала ключ - какой в этом был бы интерес?

‒ Верно... А почему ключ исчез?

‒ Да не исчезал он никуда! Так и лежал в шкатулке. Вещи родом из загробного мира показываются смертным ровно столько, сколько хотят. Я же вспомнить обо всем должна была только в случае, если ключ принесет мне сам маг Жизни. Условие...

‒ Почти не выполнимое?

‒ Молодец! Это - игра с Судьбой. Игры с людской жаждой власти надоели. Скучно....

Я покачала головой.

‒ Скажи... Если ты запираешь на замок злые души, то...

‒ Злые?

‒ Конечно, злые! Поэтому их и запирают!

‒ Нет, маленький маг Жизни. Не так.

‒ А как?

‒ Что есть Добро, а что есть Зло - этого я не знаю.

‒ А кто знает? Люди?

‒ Думают что знают, маг Жизни. Думают, что знают. .

‒ Но ведь ключ появляется не просто так!

‒ Конечно, нет. Но он появляется не от злых душ.

‒ А от каких?! - крикнула я.

У меня тряслись колени, слезы были готовы брызнуть из глаз. Я не знаю, живы ли родители! Я не знаю, жив ли Вальдар! А она тут...

‒ Я тут с тобой болтаю. Ты же сама согласилась прийти в гости. Что не так? - Смерть наклонилась вперед.

‒ Да. Все хорошо. Прости...

‒ Ха-ха-ха-ха-ха... С тобой не соскучишься, маг Жизни! Почему ты не спросишь? Ты же... у Смерти в гостях - разве нет? Ну, давай! Спроси уже...

‒ Мой дракон, мои родители и... Вальдар. Они живы?! - спросила и сжала кубок так сильно, как только могла.

‒ Видишь камин?

‒ Да.

‒ Они оттуда приходят. Раз не пришли - значит, живы.

Слезы радости покатились по щекам.

‒ Так на чем мы остановились? - Смерть закинула ногу на ногу - из-под плаща мелькнула белая кость.

‒ Какие души ты запираешь? - я попыталась сосредоточиться, чтобы не злить ключницу.

‒ Те, которые должно запереть. Плохие они или хорошие - я не знаю. Передо мною все равны.

‒ А почему запереть нужно именно их?

‒ Для равновесия.

‒ Какого равновесия? Света и Тьмы. Или Добра и Зла?

‒ Может, и так...

‒ Но ведь ключ появляется не у всех душ!

‒ У всех. Я не все запираю. Смотри!

Смерть щелкнула костяшками, туман рассеялся, и вокруг закружились... двери! Сотни, тысячи дверей! Большие и маленькие, новые и ветхие, железные, деревянные, даже хрустальные двери!

‒ Сколько... дверей!

‒ Нравится?

‒ Да... И от каждой есть ключ?

‒ Конечно. Если есть дверь, значит, есть и ключ.

‒ И все они у тебя?

‒ Этого я не знаю.

‒ А куда они ведут?

‒ Сложно сказать... Ты устала. У тебя заканчиваются силы. Спасибо, маленький маг Жизни. Мне было... почти весело! И потом - я выиграла пари! Благодаря тебе. Так что, прежде чем расстаться, я хочу тебя отблагодарить. Чего ты хочешь? Сразу можешь не отвечать. Подумай.

‒ Я хочу, чтобы ты разорвала договор с Гуглом! Освободи его! А еще... помоги Эйри, Дэйре и Янде. Выпусти их души из междумирья - они заслужили покой.

‒ Не тебе судить о том, кто что заслужил, маг Жизни! - Смерть скрестила руки на груди. - Две драконьи души и две человечьи... Не много ли за одну услугу, а?

‒ Если бы не я, пари длилось бы вечно!

‒ И что?

‒ Сама сказала, что хочешь отблагодарить! Если услуга благодарности не стоит - нечего было предлагать. Прощай, Смерть!

Я встала. Ноги подкосились. Закружилась голова...

‒ Угощайся, - Смерть протянула конфету в ярко-красной обертке. – Бери-бери. Ешь, я сказала!

Я сунула конфету в рот. Вкусно. Сладко. И... так сразу стало хорошо! Появились силы.

‒ Спасибо. Я пойду?

‒ Ладно. Будь по-твоему, маленький хитрый маг... Все сделаю, как ты просишь. Еще придешь?

‒ Конечно! Обязательно...

‒ Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха... Кхе, кхе, кхе... Ой... Насмешила, старую... Иди уже! Иди...


 Он

Зеленские, драконы, Стив, Мортимерр и Владыка остались в замке Льюиса. Все живы. Измотаны. Изранены. Смертельно напуганы, но - живы! Из отступников в живых не осталось никого. По его приказу Драг и Элла уничтожили Замок Моргана Крейста.

Подумать только, - логово злодея процветало в самом центре Вимории... Прямо у них под носом! Недопустимо. Чудовищная оплошность! Вверенный ему отдел ждут серьезные изменения. Впредь допустить такого нельзя. Конечно, теперь, когда они создали Золотого Стража, будет легче, но все равно. Во многом ситуацию до критической точки довели они сами. Прежде всего - он. Верховный дознаватель Вимории, Страж Преисподней, маг Смерти. Тяжело осознавать свою вину, но это еще не все. До сих пор непонятно - они уничтожили Дэрста или отступник сбежал? Исчез...

Чудовище! Вита... Он оставил ее запертой в темнице Замка...

‒ Вальдар! - Льюис положил руку другу на плечо. - Пойдем. Тебе тоже нужна помощь.

‒ Нет. Я должен убедиться, что с ней все в порядке.

‒ Кости с собой? Посмотри...

‒ Ты... знал?

‒ Слушай. Давай потом. Все закончится. Сядем. Посидим. Обо всем поговорим. Ты унаследовал дар своего отца. Не буду тебе мешать. И вот еще что. Возьми. Ты на ногах еле держишься.

Друг высыпал в карман плаща горсть конфет в ярко-красных обертках.

‒ Не нужно. Отдай драконам.

‒ Не геройствуйте. Ваше Смертейшество! С меня не убудет. Я не дрался. По твоему приказу отсиживался здесь. Следил за порталом.

‒ Если бы не ваша оперативность - мы не спасли бы Зеленских!

‒ Ладно. Я не критикую твои действия. Восстанавливай силы и иди к ней.

‒ Спасибо, друг.

‒ Сочтемся. Я рассчитываю на теплое местечко в твоем отделе.

‒ Буду рад!

Льюис приходит в себя после смерти жены. Это хорошо. Голова закружилась. Он съел несколько конфет. Стало легче. Рука потянулась в карман. Там, на самом дне мешочек.

Высыпал на ладонь, потряс и бросил на черный бархат стола.

Смерть. Кубок. Ключ. Сердце...

Некромант прислушался к себе. Нежность. Радость. Любовь.

‒ Вита!

Он открыл портал и буквально скатился в подземелье по знакомым ступеням. Кисы попрятались. Замок затих, молча зажигая факелы по ходу его приближения к темнице, в которой пришлось запереть любимую. Ради ее безопасности! Он все объяснит. Он попросит прощения.

‒ Вита!

Некромант вздрогнул, не веря своим глазам: в камере никого не было.

Лоб прижался к холодным прутьям решетки. Свет померк в глазах, но тут же вспыхнул голубым сиянием портала.

Вита появилась в темнице. Маленькая. Бледная. Она подошла к решетке, просунула сквозь прутья руки. Тонкие пальчики запутались в его волосах. В зеленых глазах стояли слезы.

‒ Вальдар...

‒ Чудовище. Где ты была? Из Замка нельзя было выйти!

‒ Я ходила в гости к Смерти.

‒ Открой! - некромант грозно развернулся к притихшим стенам.

Замок тут же выполнил просьбу разгневанного Хозяина - решетка с жалобным скрипом отворилась. Виновато дрожали факелы в полутьме подземелья, попрятались перепуганные кисы. Даже Драг и Элла куда-то исчезли. Замок... молчал. А что? Что он мог сделать? Сама Смерть приходила...

Как только решетка открылась, оба, не сговариваясь, бросились друг другу в объятия.

‒ Я отдала ей ключ, и мы заперли Дэрста! Навсегда...

‒ Открой рот.

‒ Что?

‒ Рот открой, сказал! Чудовище.

Всыпать в маленький ротик горсть конфет, снять с себя плащ и закутать еще раз, поверх того, что был на ней, взять этот отчаянно сопротивляющийся кулек на руки и вынести из подземелья. В гостиную - ближе к камину! Сколько времени эта упрямая, неугомонная девчонка провела в загробном мире?

‒ Драг! Элла! Чай!

Ворох черной ткани уютно затих в кресле. Любопытный веснушчатый носик. Ярко- зеленые глаза. Счастливая улыбка.

‒ Как же ты меня напугала. Чудовище! - он опустился перед ней на колени.

‒ А ты? Ты?! Ты запер меня...

Он накрыл ее губы поцелуем, а когда, наконец, смог оторваться, прошептал:

‒ Запомните, госпожа ап Морт - так будет каждый раз, когда вы попытаетесь со мной спорить.

Она потянулась к нему, и мир вокруг исчез. Возможно, так продолжалось бы еще долго, если бы не писк и хлопанье крыльев над головой...

‒ В чем дело? - некромант оторвался от любимых губ и нахмурился. -Драг! Элла!

Слуги появились мгновенно. Элла - с горячим чаем и кексами, Драг - с хитрой улыбкой на довольном лице.

‒ Бабочки! - Элла развела руками.

Огромные синие бабочки, зеленый плющ с золотыми цветами, вьющийся по стенам Замка, и... слышите? - старый слуга беспомощно развел руками.

‒ Да. да! Прислушайтесь! - Элла подняла вверх указательный палец.

Замок... шевелился! Стены пришли в движение. В голове некроманта раздались возмущенные выкрики крылатых слуг: «ИИИИИИИИИ!!!!» «Хозяин - что это? Мы не будем летать рядом с этими... Это... Это унизительно! От белого мрамора резь в глазах! Недопустимо! Скандал! Мы требуем прежних условий работы!»

Вита вскочила, схватила его за руку и потащила наверх, к башне, руда, куда неслась стайка ярко-синих бабочек.

Вверх! Вверх! Вверх!

Они неслись, держась за руки, смеясь и спотыкаясь, останавливаясь на ступеньках, чтобы поцеловаться.

Башня Замка ... раскачивалась из стороны в сторону.

‒ Что? - Вальдар, прижав любимую к себе, нахмурился. - Что ты делаешь. Замок?

‒ Ха-ха-ха-ха-ха...

‒ Замок... смеется? - глаза Виты блеснули озорным огнем.

Как же он любил звук ее голоса! Сходил с ума по нежному взгляду, золоту длинных волос... Болосы! Золотые, до самого пояса, и это...зеленое платье. Мир Вимории приветствовал мага Жизни, а он... Он мечтает быть с ней рядом. Всегда...

‒ Замок! Ха-ха-ха-ха-ха, - девушка звонко смеялась, высунувшись из окна, запрокинув голову в синее небо, - Что? Что ты делаешь?

Перед влюбленными открылся портал. Вел он не далеко - на небольшое возвышение неподалеку, откуда открывался чудесный вид на Замок. Взявшись за руки, они шагнули...

Это было удивительно! Две центральные башни Замка переплелись, словно... словно два дерева. Одна - черная, как и положено обители некроманта, другая, увитая изумрудной листвой и золотыми цветами, белым мрамором сверкала на солнце.

‒ Смотри! Смотри, как красиво!

‒ Иди ко мне...

«Пока эти двое целуются, тем, кто нас слышит, официально заявляем! С завтрашнего дня мы, кисы временной резиденции Верховного дознавателя, Стража Преисподней, мага Смерти, хозяина Рардин, Вальдара ап Морта города Танот, объявляем протест! Это возмутительно! Мы отказываемся выполнять свои служебные обязанности в условиях золотых цветов, синих бабочек, изумрудных портьер и белого мрамора! Это противоречит вековым традициям!

При всем при этом мы признаем мага Жизни, Виталину Зеленскую, полноправной хозяйкой Замка. Готовы служить ей верой и правдой. Обязуемся все бытовые хлопоты по предстоящей свадьбе провести на высшем уровне. Мы ожидаем самого Владыку!

Слышите нас? Эй! Хозяин... не хотим отвлекать, но...»

Эпилог


‒ Апчхи!!!

‒ Смерть не слышит! - хором сказали мы с Владыкой Владисом Третьим Хозяину Рардин и прочая, и прочая, и прочая...

Некромант виновато улыбнулся и...

‒ Апчхи!

‒  Смерть не слышит!

‒ Апчхи!

‒ Смерть не слышит!

‒ Ха-ха-ха-ха-ха-ха... Странный у вас снег, - еле сдерживаясь от смеха, прогнусавил некромант. - На лепестки похож. И пахнет.

‒ Это не снег, - улыбнулась я. - Это черемуха. Душистая черемуха... Добро пожаловать в мой мир!

Вальдар укоризненно посмотрел на меня покрасневшими глазами, и снова чихнул.

Питер встретил нас июнем, ледяным ветром и... цветущей черемухой, от которой мой некромант чихал, не переставая. И хотя, находясь рядом со мной в Вимории, он уже не реагировал на бурное цветение лиммы - обычная черемуха, как только что выяснилось, моей магии не поддавалась.

Я стояла перед ступенями любимого ВУЗа. Оживленный студенческий гомон, шум проезжающих автомобилей. Все это было таким... родным и в то же время казалось почему-то не реальным. Я вдруг поняла, что соскучилась по своему миру.

Нет, конечно, я не вернусь. Мой дом - Вимория. Магия Жизни - часть меня самой, а мое место - рядом со Стражем Преисподней. Только так и никак иначе, но... Почему бы мне не окончить филологический? Образование лишним не бывает - так папа говорит. Он точно не будет против. Мама тоже. Хотя и они, похоже, склоняются к тому, чтобы остаться в Вимории. Говорят - с внуками сидеть будут. Смешные.

Я посмотрела на Вальдара. Некромант тер кулаком глаза и поглядывал вокруг с настороженным любопытством. Владис, которому повезло больше и аллергией он не страдал, восторженно вертел головой во все стороны. Я улыбнулась и протянула любимому чистый платок. Интересно, смогу я его уговорить?

‒ Виталина Зеленская! - раздался позади нас строгий голос.

‒ Здравствуйте, Алевтина Николаевна! - я так обрадовалась, когда увидела нашу строгую преподавательницу по русской морфологии, что честное слово - еле сдержалась, чтоб не броситься обниматься.

Мужчины низко поклонились, слегка оробев под ледяным взглядом. Еще бы! Этот взгляд .Алевтины Николаевны - легенда!

‒ Зеленская! Я понимаю, попали в аварию. Я понимаю - восстановительный период. Но сейчас вы выглядите вполне здоровой. Вы собираетесь возвращаться в университет, Виталина? Сдавать экзамены? Писать курсовые работы? В ваши будущие планы все это входит, хочется спросить?

Женщина гневно тряхнула белыми кудряшками, однако в ее молодых, ярко-синих глазах читались забота и искреннее участие. И это было... безумно приятно!

‒ Понимаете, Алевтина Николаевна, я... Я замуж вышла.

‒ Это замечательно, Зеленская! И тем не менее... Что касается лично вас, моя дорогая, то вы одна из немногих моих учениц, которых мне бы очень хотелось довести до диплома.

‒ Но... - я растерянно посмотрела на нее, - у меня столько пропусков. И...

‒ Нет ничего невозможного для человека с интеллектом! - изрекла заведующая кафедрой, и гордо прошествовала в здание университета, величественно кивая бледнеющим от страха студентам.

‒ Кто это? Верховная магиня?! - шепотом спросил у меня повелитель Вимории.

‒ Почти, - улыбнулась я. - Даже чуть выше.

‒ Суровая! Апчхи!

Я посмотрела на своего мужа, и, зажмурившись для храбрости, выпалила:

‒ Ты очень будешь злиться, если я буду сбегать на учебу?

‒ Если не к Смерти в гости, то не очень. И... безопасность. И...

В ответ я его поцеловала. А потом побежала в деканат. Договариваться! Пока мой мужчина не передумал...

Вышла я лишь спустя несколько часов, с таким огромным списком заданий, что о сне. еде и прочих удовольствиях жизни можно было просто-напросто забыть. Но! Мне разрешили, и я была счастлива!

Все это время мужчины в длинных черных плащах (и Владис, и Вальдар с большим интересом примеряли нашу одежду, которую мы с папой раздобыли специально для этой прогулки, но вот с плащом некроманта расставаться не захотели категорически) терпеливо ждали в скверике на скамейке. Я поймала заинтересованные взгляды студенток и нахмурилась:

‒ Все! Пошли!

И мы пошли гулять по городу - я обещала Владису показать Питер.

‒ А почему ты нахмурилась? - шепотом спросил Вальдар.

Я посмотрела на мужа. Глаза горят, даже аллергия прошла, честное слово!

‒ Я? Непочему. Все в порядке.

‒ А я думаю, госпожа ап Морт - вы ревнуете!

‒ Да. Ревную. И что с того?

‒ Вита! - некромант резко остановился и развернул меня к себе. - Посмотри на меня... Ты - моя жизнь, понимаешь?

‒ «Кровь твоя и слезы? Счастье твое и боль?». Прямо как Рардин?

‒ Нет...

‒ А как?

‒ Еще дороже.

Я никогда не думала, что целоваться на мосту - это так... замечательно! Мост - удивительное место. Место встреч и расставаний. Поцелуев. Место принятия решений. Судьбоносное место. Может быть, магия нашего мира прячется от не верящих в нее людей именно здесь, кто знает?

‒ Куда? Куда пошел, эй! Ты ваще... Слышишь меня? Идиот... Да ты... Знаешь ты кто ваще? Куда, я сказала?!

‒ Да пошла ты...

Напротив нас, через Тучков мост шла парочка. Девушка пыталась схватить парня за руку, но тот ее грубо оттолкнул. Вальдар смотрели на эту отвратительную сцену с интересом, а я... Я их узнала. Ритка и Влад. Влад по прозвищу «некромант» из готической тусовки. Как же это было... давно. Как будто не со мной! И как хорошо, что все так получилось.

Я взяла мужа за руку и мы побежали догонять Владыку, который тактично ушел вперед, видя, как мы целуемся. Сильный ветер, конечно, немного портил впечатление, зато синее яркое небо над моим родным городом выглядело нарядно и радостно!

‒ Как ты думаешь. Владису нравится? - спросила я мужа.

‒ Кто? Эта девочка? - Вальдар обнял за плечи и притянул меня к себе, притормаживая.

‒ Нет... Я имела в виду мой город. Мой мир...

‒ Тихо. Слышишь?

‒ Мам...ну... Ну хорошо. Хорошо, мам... Да... Да поняла я, поняла!

Девочка лет двенадцати, всхлипывая, еле удерживала мобильный телефон. Из ярко-зеленых глаз катились слезы, второй рукой это золотоволосое кудрявое чудо прижимала к себе отчаянно пищащий комок.

‒ Вас кто-то обидел? Могу я вам чем-то помочь... госпожа? Простите, что не знаю, как к вам обратиться...

‒ Варя. Меня Варя зовут. А это... это... Я его нашла в подъезде у Ирки. Кто-то подбросил! Маленький совсем... Он погибнет! А мама... она...

Девочка пока говорила, деловито вытаскивала из-за пазухи серого котенка. Наконец, когда она убедилась, что с ее находкой все в порядке, подняла глаза и долго, внимательно разглядывала странного мальчика. Мы с Вальдаром отошли в сторонку и затаились, чтобы не мешать.

‒ Слушай, а твои предки как, а?

‒ Что вы имеете в виду? - Владыка Вимории слегка опешил.

‒ Ну, котенка разрешат? Возьми хотя бы на передержку! А мы будем искать ему семью. Хотя бы на неделю! А?

‒ Я думаю, что, несмотря на то, что в вашем мире особи детенышей лесного мыша намного меньше, их все же не стоит держать дома. Это дикое, опасное животное.

‒ Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха! А ты забавный!

‒ Вы потратили много энергии. Вот - это вам, а это отдайте зверю. Его энергия тоже на исходе.

Владис сунул руку под плащ и достал две конфетки.

‒ Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха! Спасибо... Ой. вкусно-то как! Это какие? Слушай, ты съешь сам. Коты не едят конфеты. Мне кажется, он не будет... Ух ты, смотри! Смотри, съел! Но все равно... Кошкам нельзя сладкое. Я хочу в ветеринарный. Если поступлю, конечно. Там же биология, химия... А ты?

‒ Я - Владыка...

‒ Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха... Так как твоя мама, разрешит на передержку котенка взять? Может, позвонишь ей? Я уже всех обзвонила - не соглашается никто.

‒ У меня нет родителей.

‒ Ой... Прости! Прости... Ты в детдоме живешь?

‒ Нет. В Замке.

‒ Слушай... А ты... Ты всегда такой... странный?

‒ Я из другого мира.

‒ Что?!



Загрузка...

Вход в систему

Навигация

Поиск книг

 Популярные книги   Расширенный поиск книг

Последние комментарии

Последние публикации