Перескочить к меню

Нерушимый (fb2)

- Нерушимый (а.с. Сын священника-3) 324K, 41с. (скачать fb2) - Джасинда Уайлдер

Возрастное ограничение: 18+


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Данная книга предназначена только для предварительного

ознакомления! Просим вас удалить этот файл с жесткого диска

после прочтения. Спасибо.

Оригинальное название: The Preacher's Son: Unbroken

Книга: Сын священника: Нерушимый

Автор: Джасинда Уайлдер

Серия: Сын священника

Количество глав: 3 главы

Переводчик: Танечка Самченко,

Валерия Бережная, Дарина Нарыжная

Редактор: Соня Васильева, Юлия Большакова

Вычитка: Юлия Большакова

Обложка: Анастасия Малышкина

Оформление: Юлия Большакова

Переведено для группы: https://vk.com/skp_tr

18+

Предназначено только для лиц, достигших

совершеннолетия! Роман содержит откровенные приватные

эротические сцены между двумя потрясающими героями.

Любое копирование без ссылки

на переводчика и группу ЗАПРЕЩЕНО!

Пожалуйста, уважайте чужой труд!

Трэ доказывал, что был для меня чем-то большим,

чем просто развлечением. О боже. Когда мы впервые

встретились в небольшом городке Язу-Сити, штат

Миссисипи, он показался мне сексуально

привлекательным парнем, с которым мы могли бы

развлечься денек-другой.

Но сейчас я поняла, как сильно заблуждалась.

Вопрос лишь в том, позволит ли мое прошлое и

мужчина из этого же прошлого такую роскошь, как

выбор?

ГЛАВА 1

Мое сердце остановилось, а во рту пересохло. Трэ напрягся, но удержал свою

позицию.

― Она ― женщина, Дэн, ― произнес Трэ, ― а не чья-то собственность. Уходи.

Трэ стал пятиться назад, когда Дэн прижал ствол пистолета ему ко лбу.

― Не указывай мне, что делать, ты, мелкий кусок дерьма, ― произнес Дэн, сильнее

прижимая дуло пистолета, от чего Трэ споткнулся. ― Я, нахрен, завалю тебя, и всем будет

насрать на это.

Блекло-голубые глаза Дэна остановились на мне, а его губы растянулись в алчной и

похотливой улыбке.

― Как я погляжу, ты уже разогрел для меня шлюшку. ― Он указал на меня. ―

Давай, иди сюда, сучка.

Глаза Трэ горели злостью и страхом. Он посмотрел на меня, я же отрицательно

покачала головой. Я не хотела, чтобы он пострадал из-за меня. Я соскользнула с кровати,

обернув простынь вокруг груди.

― Убери простынь, Шия. ― Дэн указал дулом пистолета себе на промежность, а

затем вновь направил его на Трэ. ― Становись на колени и заставь меня кончить, или я

снесу пареньку башку к чертям собачьим.

Я с трудом глотнула, мои руки дрожали. Я не хотела этого делать, но не могла

позволить, чтобы Трэ пострадал.

― Нет, Шия, не надо, ― сказал Трэ, его голос напрягся. Я не смела посмотреть на

него. ― Не делай этого.

Дэн с пренебрежением взглянул на Трэ. Он был ниже Трэ на несколько дюймов,

худее и не так широк в плечах. На нем был дорогой костюм, на руке ― «Ролекс», на ногах

― обувь из змеиной кожи, а на пальцах красовались безвкусные золотые кольца. Его

роскошные светлые волосы были зачесаны назад, лишь несколько прядей выбивались по

бокам. Дэн выглядел напряженным, взволнованным, беспокойным и сердитым.

Трэ, напротив, был нагим, за исключением полотенца, обернутого вокруг талии. В

темных карих глазах Трэ были видны страх и гнев, но он стоял, прислонившись спиной к

стене, скрестив руки на груди, спокойно и непринужденно. Даже можно сказать, был готов

к прыжку. Он не собирался позволить этому случиться.

Я оцепенела. Я не знала, что делать. Вариант о прикосновении к Дэну даже не

рассматривался. Я бы предпочла умереть первой. Проблема в том, что Дэн убьет Трэ

вместо меня.

Дэн направил на меня дуло пистолета.

― Сейчас же, сука.

Я с трудом заставила себя сделать шаг, продолжая прижимать простынь к своей

груди. Несколько медленных шагов в сторону Дэна ― и я оказалась от него на расстоянии

вытянутой руки. Он схватился за простынь в моих оцепеневших пальцах, и я оказалась

обнаженной, уязвимой. Он вновь потянулся ко мне, по-прежнему сжимая в руке пистолет,

он заставил меня опустить голову. Другой рукой он потянулся к молнии на штанах и

расстегнул ее. Он забрался рукой в трусы и достал свой член наружу, все еще пытаясь

заставить наклонить мою голову вниз.

На долю секунды о Трэ было забыто, все внимание Дэна было сосредоточено на том,

чтобы подчинить меня своей воле.

Краем глаза я на секунду уловила движение: загорелое тело метнулось сквозь

помещение. Я отскочила в сторону и тотчас услышала хруст костей, когда Трэ обрушился

на Дэна. Пистолет отлетел в сторону и оказался под стулом. Трэ и Дэн катались по полу, а

закончили все тем, что Трэ оказался сверху, избивая Дэна кулаками. Лицо Дэна

превращалось в месиво под кулаками Трэ, и опять-таки мне было нужно оттащить его в

сторону. Трэ отполз от распластанного, безжизненного, истекающего кровью тела моего

мужа. Моего бывшего мужа. Может, он и не подписал бумаги, но он не был мне мужем.

Трэ схватил джинсы и натянул их на ноги, после чего сорвал с кровати простыни. Он

пошарил в карманах Дэна, вытряхивая все их содержимое, затем перетащил его тело в

кресло и связал простынями.

Я по-прежнему не шевелилась, у меня был шок.

― Одевайся, Шия, ― приказным тоном произнес Трэ. Я уставилась на него в

недоумении. ― Шия? Все нормально? Я не собираюсь здесь оставаться. Нам нужно

уходить. Давай, детка. Одевайся.

― Уходить? Куда мы направимся?

― Куда угодно. Подальше отсюда, подальше от него. ― Он схватил мой бюстгальтер

с ручки ванной комнаты, где я его оставила, и вручил мне, затем вытащил чистую пару

трусиков из моего чемодана, пару мальчишеских шортов и футболку.

Я молча все надела. Присутствие Дэна здорово выбило меня из привычной колеи, и я

не могла собраться. Пока я одевалась, мои нервы немного успокоились. Я уложила наши

оставшиеся вещи, после чего Трэ схватил наши сумки и вытащил связку ключей из

карманов Дэна. Ключи были от «Астон Мартин».

Трэ скрылся за дверью с нашими вещами, оставив меня наедине с Дэном, который

начинал приходить в себя. Кровь текла с его челюсти, а свернувшиеся капли покрывали

нос, шею и воротник его рубашки. Его веки покрывали багровые синяки, вдруг они

дрогнули ― и он очнулся, пытаясь освободиться от простыней, которыми был связан. Но

они были прочны. Я подобрала пистолет, лежащий под стулом.

Ослепляющая ненависть потоком нахлынула на меня, сейчас, когда Дэн был связан и

беспомощен. Я могла бы отомстить ему. Я прижала дуло пистолета к его голове,

вспоминая все обиды, те времена, когда он избивал меня, проституток, наркотики...

― Давай, ― промямлил Дэн. ― Стреляй. Ты ведь хочешь этого.

Я и правда хотела. Это было бы так просто. Я взялась за пистолет обеими руками и

засунула дуло пистолета ему в рот.

Затем я почувствовала, как крепкие руки отобрали у меня пистолет, почувствовала,

как Трэ оттянул меня в сторону.

― Нет, Шия. Просто уходим. Оставь его. ― Трэ повел меня к двери и вытолкнул из

номера. Я услышала, будто он что-то сделал за моей спиной, а затем стук падающего на

пол пистолета, и почувствовала, как Трэ рукой коснулся моей поясницы.

― Что ты сделал? ― спросила я.

― Стер отпечатки пальцев. Видел однажды такое в серии «C.S.I.: Место

преступления», когда родных не было дома.

Он помог мне сесть в машину на коричневое кожаное сиденье. Трэ скользнул

вовнутрь рядом со мной на водительское место, завел двигатель, который мягко заурчал.

Это был не мой автомобиль, а Дэна. «Астон Мартин». Его детка. Его гордость и отрада. Я

ухмыльнулась. Из-за угона автомобиля он на самом деле лопнет от злости.

Трэ гнал, наслаждаясь мощью машины.

― Сбавь скорость, Трэ, ― попросила я, когда шок, наконец, прошел. ― Все же это

угнанный автомобиль.

― И правда. ― Он снизил скорость до безопасной и допустимой.

Несколько миль мы молча ехали в южном направлении. Спустя некоторое время Трэ

взглянул на меня. Сидя на месте водителя, он вел себя очень взвинчено: перебирал

пальцами, веки дрожали. Я не была уверена, что именно послужило этому причиной ―

угон машины за триста тысяч долларов или адреналин от драки. Скорее всего, и то и

другое.

― Ты в порядке? ― спросил он.

― Было страшно. Увидеть его... я словно вернулась в прошлое. Не знаю, почему он

решил объявиться спустя столько времени. ― Я попыталась выдавить из себя улыбку, но у

меня не получилось. ― Ты был великолепен, в очередной раз.

Трэ улыбнулся мне, но я видела в его глазах страх.

― Я просто не мог позволить, чтобы с тобой что-нибудь случилось, Шия. Не от рук

этого... этого... ублюдка.

― Ты защитил меня, ― сказала я, ощущая, что запоздалый адреналин теперь берет

верх под видом воспламеняющегося жара у меня в животе и дрожи от предвкушения

между бедер.

Не знаю, увидел ли Трэ что-то в моем взгляде или он ощущал то же самое, но его

глаза потемнели от желания, а ноздри стали широко раздуваться. Он потянулся ко мне

рукой через разделявшее нас пространство, чтобы коснуться оголенной кожи ноги чуть

ниже края моих шорт. Мужские трусы, которые он в меня бросил, на мне болтались, они

низко сидели на бедрах и оттопыривались вокруг ног. Они скорее походили на то, в чем я

обычно спала, чем то, в чем показывалась на людях, но сейчас я была неожиданно рада,

что они были широкими.

Его пальцы скользнули выше, касаясь упругих мышц моего бедра, а потом

переместились на гладкую кожу внутренней части. Я сползала ниже в кожаном сиденье,

пока поясной ремень безопасности не оказался на ребрах, чуть ниже моей груди. Я развела

ноги в стороны, предоставляя ему полный доступ. Он не спешил, да уж, я хорошо его

обучила. Он выжидал подходящий момент для своих прикосновений, то усиливая, то

ослабляя давление пальцев, при этом неотрывно глядя на дорогу.

Одним пальцем он водил вдоль моей киски, от чего я стала влажной. Тем же пальцем

он скользнул к входу во влагалище, нащупывая выше твердый бутон моего клитора. Я

издала стон, когда он нашел и начал кружить по нему пальцем, а затем скользнул между

половыми губами, чтобы проникнуть во влажную и жаркую киску.

Я закрыла глаза, яркие послеполуденные солнечные лучи попадали на мои веки,

когда мы проезжали под деревьями. Двигатель гудел, ветер свистел над открытым верхом

роскошного автомобиля, а пальцы Трэ погружались все глубже, нащупывая мою точку

«G» и лаская ее, от чего я ахнула.

Его пальцы снова вернулись к клитору и круговыми движениями начали его ласкать.

Я была уже насквозь промокшей, в ожидании нужного ритма и взрыва оргазма. Мне

хотелось, чтобы он съехал на обочину и взял меня на пассажирском сиденье машины.

Я с трудом открыла глаза и изучила окрестности. Нас окружали деревенская красота

Миссисипи с буйной растительностью и пустое двухстороннее шоссе в обе стороны. Я

заметила с правой стороны грунтовую дорогу, которая вела в лес. Указав на нее, наши с

Трэ взгляды встретились. Он широко улыбнулся и съехал с шоссе, направившись по

грунтовой дороге в лес и его густую чащу. Дорогой «Астон Мартин» не был предназначен

для такой дороги, поэтому цеплялся за все кочки и выбоины на запущенной накатанной

дорожке. Дорога снова обрывалась, так что Трэ пришлось съехать на другую, обламывая

при этом ветки, на скорости не более десяти миль в час, чтобы не вывести машину из

строя и уберечь нас от неровности и тряски во время езды.

Внезапно, меньше чем через милю по шоссе мы оказались совершенно в другом

мире. Мощный двигатель тихо мурлыкал, едва нарушая тишину леса. Спустя еще

несколько сотен футов Трэ остановил машину и заглушил двигатель. Машина постукивала

и вздрагивала, пока остывала, и спустя пару мгновений снова защебетали птицы.

Пальцы Трэ были заняты, пока он съезжал с главного шоссе, то погружаясь, то

выходя из моей киски, кружа над жаждущим клитором и дразня меня хаотичными

прикосновениями. Теперь же, когда машина остановилась, и он полностью сосредоточился

на мне, Трэ начал ласкать маленькими круговыми движениями узелок моей

чувственности. Я начала двигать бедрами, повторяя движения его пальцев, жар горячими

волнами накатывал на меня. Лес повторял мои стоны удовольствия, которые срывались с

губ.

Ощутив оргазм, я пронзительно вскрикнула, сначала сжавшись всем телом, а потом

выгнув спину.

На мгновенье я обмякла, и Трэ улыбнулся от удовольствия, наблюдая, как силы вновь

наполняли меня. Я села ровно, когда дрожь в бедрах и животе ослабла.

Я улыбнулась ему, отстегнула ремень, открыла дверцу машины и выскользнула

наружу, чтобы обойти машину спереди. Через плечо я наблюдала за Трэ сквозь лобовое

стекло, когда легла спиной на теплый капот автомобиля. Вытянув одну руку над головой, я

поманила Трэ пальцем. Ремень соскользнул с его груди, и он вышел из машины. Пока он

обходил авто, чтобы оказаться передо мной, я расстегнула бюстгальтер, вытащила руки из

лямок, не снимая рубашки, бросила лифчик через лобовое стекло на переднее сиденье.

Трэ скользнул своим крепким телом ко мне между бедер, чтобы прижаться ближе, а

руками пройтись вверх по моему животу, поднимая мою рубашку. Ширинка на его штанах

натянулась от твердой выпуклости члена. Я подняла руки, а Трэ стянул рубашку через

холмики моей груди и голову, отбросив ее на капот рядом со мной. Он припал губами

между моих грудей, а затем провел дорожку нежных поцелуев к торчащему от

возбуждения соску.

Я расстегнула его джинсы, стянула их с бедер и погрузила руки в боксеры к

неимоверному жару от его члена. Он задрожал в моих ладонях и стал от прикосновений

еще больше. Его волосы были прямо у моего лица, и я глубоко вдохнула аромат его

шампуня. Подушечкой большого пальца я погладила головку пениса, от чего на ней

выступила смазка, которую я руками растерла по всей длине его мужского достоинства.

Трэ прикусил мой сосок, от чего я резко вдохнула. Он одновременно стянул мои

шорты и трусики, мои бедра самопроизвольно выскользнули их этой одежды, и я осталась

полностью обнаженной на капоте машины красного цвета. Губы Трэ блуждали по моей

груди, его член был в моих руках, над нами на ветвях деревьев и рядом в кустах щебетали

птицы, а легкий ветерок трепал листву.

Я почувствовала, как Трэ потянул меня вниз по капоту ближе к себе, и подняла ноги

ему на плечи. Наши губы слились в тот момент, когда его пенис проник внутрь меня,

отчего мой стон получился приглушенным. Трэ вонзался медленно, погружаясь в меня до

самого основания и оставляя лишь головку, когда выходил из моей киски. Он помедлил,

впился в меня взглядом, а мои ноги обрамляли его лицо. Он снова погрузился в меня,

прижимая мои ноги к груди, когда склонился, заполняя меня до упора и растягивая во всю

длину и ширину до сладострастной боли.

Он обвил пальцами мои щиколотки, которые лежали на его плечах, губы Трэ

раскрылись, когда он выдохнул, веки отяжелели, когда его член пульсировал в моей тугой

киске. Я только что кончила, но чувствовала, что в животе опять зарождался трепет нового

оргазма, почувствовала, как Трэ увеличил ритм, и услышала, как его дыхание стало

сбивчивым.

Затем он замедлил темп и остановился.

― В чем дело? ― спросила я.

Он выглядел смущенным, словно хотел спросить о чем-то, но боялся.

Мои бедра извивались, когда я сказала:

― Если хочешь попробовать что-то ― вперед. Я доверяю тебе.

Трэ снял мои ноги со своих плеч и поставил меня на ноги, от этого действия его член

выскользнул из меня. Я моргнула и тяжело вздохнула от внезапного опустошения,

особенно учитывая тот факт, как близка я была к оргазму.

Поставив меня, он взял меня за бедра и развернул. Тогда я поняла, чего он хотел, но

притворилась дурочкой. Я повернула голову и послала ему кокетливую улыбку, ожидая его

действий. Он поцеловал меня в плечо, затем положил свою ладонь между моих лопаток, и,

как никогда нежно, подтолкнул вперед, от чего я прогнулась и склонилась над авто.

Расставив ноги, я оперлась на предплечья, продолжая наблюдать за ним через плечо, а мои

волосы каскадом упали на капот.

В последний раз, когда мы так делали, я держала в руках его член и направляла его к

своему влагалищу. Сейчас же я ждала действий от него.

Он погладил меня по спине от шеи до попки, огромной ладонью обхватил ягодицу, а

другой погладил грудь, прошелся по изгибу бедра и обхватил вторую ягодицу.

Шелковистый и твердый член упирался в серединку моей задницы, он руками развел в

стороны мои ягодицы, затем одной рукой обхватил член и провел им по анусу в

направлении моей мокрой киски, а затем опять вошел в меня. Я ахнула, когда он вонзился

в меня одним жестким толчком, а затем медленно и нежно вытащил пенис.

Он руками обхватил мои бедра и потянул на себя, к своему паху; я закричала, когда

он вонзился в меня так глубоко, что его бедра прижались к моим ягодицам, а он сам встал

на цыпочки, чтобы его пенис вошел еще глубже. Оргазм накатывал как нарастающий

прилив. Он отстранился, обхватил меня удобнее за бедра, затем его широкие ладони

обхватили меня за талию и он вошел в меня медленно и во всю длину. Когда его член

погрузился в мою киску до упора, он все еще продолжал вонзаться, привставая на

цыпочки, двигая торсом, поднимая руками мой зад выше и проникая так глубоко, что я

даже не могла выдохнуть. Меня удерживал лишь его член и руки, а губы приоткрылись в

немом крике.

Он вышел из меня, удерживая меня мгновение на весу, а затем отпустил мои бедра

так, что я опустилась на его член. Он же подался вперед и вонзился в мою киску, от чего у

меня перед глазами все побелело, а мышцы влагалища сократились вокруг его члена. Он

гортанно зарычал, кончив со мной в унисон, наполняя меня горячей спермой, вонзаясь

жестко и быстро и ощущая волны оргазма от каждого погружения, не давая мне

возможности откинуться назад, когда его пенис опять погружался в мою киску.

Когда я уже думала, что не смогу пережить более мощный и длительный оргазм, Трэ

просунул руку между моим животом и капотом машины, нащупал пальцами мой клитор и

начал нежно ласкать его круговыми движениями, продолжая вонзаться в меня, но теперь

уже более мягко. Дрожь после второго оргазма превратилась в третий, даже более

сильный, чем предыдущий, от моего крика птицы взмыли в небо.

Одной рукой Трэ подхватил меня под коленки, а второй обнял за плечи. Он усадил

меня прямо на сидение автомобиля. Спиною я облокотилась на кожаную спинку, все еще

тяжело дыша и пребывая как в замедленном кадре, удовлетворенная этим состоянием.

Трэ собрал нашу одежду и скользнул на водительское сиденье, откидываясь на

спинку, как это сделала я.

― Будь я... проклята, Трэ, ― произнесла я, все еще тяжело дыша, ― это просто...

охренительно.

Протянув руку ко мне, он взял мою и поцеловал тыльную сторону ладони. Такой

жест заставил мое сердце буквально сжаться в груди.

― Это не было... слишком жестко, или было? ― спросил он. ― Меня всегда

беспокоит, не причиню ли я тебе боль, но не могу сдержаться, когда вхожу во вкус.

― Трэ, ты доверяешь мне? ― спросила я.

Он нахмурился.

― Ага, но...

― Тогда верь мне. ― Я повторила то, что он сделал мгновение назад: поцеловала

костяшки его руки. ― У тебя создалось впечатление, будто мне больно? Или же

издаваемые звуки свидетельствовали о наилучшем сексе в моей жизни?

Неуверенная улыбка появилась на губах Трэ, и я не смогла удержаться, чтобы не

поцеловать уголок его рта.

― Казалось, будто это самый лучший секс, который у тебя когда-либо был, ―

произнес Трэ.

― Черт, так и было, ― сказала я. ― Если не считать те несколько предыдущих раз,

этот секс точно «вне конкуренции».

Трэ натянул джинсы и футболку, я тоже начала одеваться.

― Думаю, я просто переживаю, что это мне понравится, в какой-то момент я

полностью потеряю контроль над собой и смогу действительно сделать тебе больно, ―

сказал Трэ, когда завел машину и вырулил обратно на трассу.

Я с раздражением вздохнула.

― Трэ, забудь. Серьезно. Ты не сделаешь мне больно. Я не какой-то там нежный

цветочек, на котором от малейшего прикосновения появляются синяки. Мне нравится,

когда все жестко. Не все время, конечно. Иногда мне нравится, когда это происходит

нежно и ласково. Поэтому, ради бога, перестань извиняться и вести себя словно ты какой-

то... Брут-насильник или кто-то типа того.

Трэ засмеялся.

― Ладно, господи, я понял. ― Он улыбнулся мне. ― Хотя я мог бы быть Брутом-

насильником, если тебе так хочется.

Я изобразила на лице ужас и притворилась, что тянусь к ручке двери.

― Нет, мистер Брут, не насилуйте меня! Я боюсь вашего огромного члена!

― Тебе стоит бояться! Ты выпустила зверя, детка, и тебя скоро оттрахают!

Я захихикала.

― Но ты только что это сделал! Можно ли невинной барышне отдохнуть после того,

как ее взяли силой?

― Нет, ― ответил Трэ, взмахнув пальцем в воздухе, ― никакого отдыха для тебя.

Только секс, все время!

― Все время? ― я притворилась, что теряю сознание. ― Даже не будет времени на

сон?

― Нет. Я буду трахать тебя и во сне. И даже в ванной.

― Ну, это ты уже делал, по крайней мере, один раз, ― произнесла я с распутной

улыбкой на губах.

― Хм, ― Трэ подпер подбородок пальцем. ― Итак, я брал тебя в ванной, на кровати,

в позе «раком», на диване, в машине или вернее на машине... не уверен, какие еще

остались варианты.

― Ну, ― сказала я, ― у меня есть на уме пара местечек.

― Да? Какие, например?

― Лифт, ― ответила я. ― Или раздевалка, или лодка, или самолет, или в воде... хм...

где же еще можно заняться сексом?

― Имеешь в виду, где хотелось бы, но нельзя?

Я удивленно приподняла бровь, глядя на него.

― Ну, да, наверное. Не вижу проблемы, чтобы заниматься этим в людных местах, по

крайней мере, до тех пор, пока тебя не поймают. Теперь, когда я задумалась над подобным,

думаю, это будет некий кайф.

У Трэ изменилось выражение лица, по которому я поняла, о чем он сейчас меня

спросит.

― Ты уже занималась этим в таких местах?

― Разве мы уже не говорили на эту тему? ― ответила я вопросом на вопрос. ― Но

если тебе хочется знать, то нет, не занималась. Ни в одном из таких мест. Вообще-то,

только что с тобой на капоте был мой первый опыт секса на улице.

― Хочешь попробовать? ― спросил он.

― Попробовать что?

― Секс во всех перечисленных местах. ― Он посмотрел на меня, и я поняла, что он

не шутил.

Я уставилась на него.

― Ты серьезно?

Он кивнул.

― Абсолютно серьезно. Заниматься этим с тобой на машине, на улице, было по-

настоящему горячо.

― Ты хочешь заняться со мной сексом в лифте? И тебя не страшит, что нас могут

застукать?

Он пожал плечами.

― Будет неловко, безусловно, но как ты сама сказала, это будет такой кайф.

― Ты серьезно?

― Почему нет?

Я тряхнула головой.

― Просто я не думала, что ты... не знаю. Мне почему-то казалось, ты будешь более

консервативным.

― Ну, думаю, благодаря тебе что-то действительно раскрылось во мне, ― сказал он,

положив руку мне на колено, а его голос теперь звучал более серьезно. ― Я имею в виду,

что не могу насытиться тобой. Даже, когда я только что был в тебе, я снова тебя хочу.

― Прямо сейчас?

― Все время, ― ответил Трэ.

Я положила руку ему на ногу и провела ею вверх, остановившись на ширинке его

джинсов.

― Не похоже, чтобы ты хотел меня прямо сейчас, ― промурлыкала я.

― Продолжай ко мне прикасаться. И увидишь своими глазами, ― ответил Трэ,

самодовольно улыбаясь.

Я расстегнула ширинку брюк и освободила его почти эрегированный член, из-под

полуприкрытых глаз я наблюдала за Трэ, в то время как подушечками пальцев легонько

касалась его твердеющей плоти. Сначала я касалась только пальцами, скользя и совершая

круговые движения вокруг головки и по всему стволу, прикасалась к сжавшимся яичкам,

покрытым легкой порослью волос, затем гладила нежную кожу за мошонкой и

распределяла по всему его мужскому достоинству выделяющиеся прозрачные капельки

смазки. За считанные секунды его член полностью отвердел. Я отстегнула ремень

безопасности и склонилась к нему, прикоснувшись языком к головке члена.

От него пахло нашими соками от предыдущего совокупления, что ощущалось и на

вкус; это был сильный мускусный запах, который очень отличался от его чисто мужского

аромата, который сочетал в себе солоноватые нотки с запахом кожи. Этот аромат не был

неприятным, просто был другим.

Мне хотелось сделать все иначе, чем всегда. Вместо того чтобы взять его член в рот,

я добавила своей слюны к его сокам и размазала эту смесь по всей его длине, нежно

работая руками по кругу. Когда он начал приподнимать бедра, повторяя движения моих

рук, я остановилась и обхватила ладошкой налившуюся головку пениса, нежно сжимая и

поглаживая ее. Затем лизнула головку члена и поцеловала сбоку, тем временем продолжая

массировать его достоинство рукой, повторяя движения его бедер.

Как только он начал неистово двигать бедрами, мои руки замерли и только язык

порхал вокруг головки, а его член был всего на несколько сантиметров у меня во рту и я

нежно его посасывала. Я взглянула на Трэ, когда взяла его член в рот глубже, головка

которого уперлась мне в щеку; Трэ мертвой хваткой ухватился за руль, от чего костяшки

пальцев побелели.

Я услышала, как шины взвизгнули, когда машина вильнула к обочине дороги.

― Следи за дорогой, Трэ, ― приказала я.

― Ничего не могу поделать, ― ответил он сквозь стиснутые зубы. ― Смотреть, как

ты делаешь минет, так эротично.

― Тогда съезжай на обочину, ― посоветовала я, работая рукой по всей его длине. ―

Не хотелось бы попасть в аварию. Из-за этого не суждено будет сбыться нашим планам по

поводу секса в людном месте.

Он остановился на обочине, наблюдая, как моя голова поднималась вверх и

опускалась вниз, а губы были сжаты вокруг твердой и жаждущей головки.

― Означает ли это, что мы действуем согласно списка «секс в публичных местах»?

― Мммм-хммм, ― проворчала я утвердительно, и веки Трэ затрепетали от вибраций

моего рта.

Меня посетила идея, и мне пришлось сдержать довольную улыбку. Я чувствовала,

что он будет немного... удивлен тем, что я надумала сделать, но я не собиралась

отказываться от задуманного.

Я продолжила одной рукой стимулировать его член у основания, а пульсирующую

головку ласкала языком. Другой рукой я обхватила его яички, немного помассировала их и

начала ласкать круговыми движениями кожу между мошонкой и анусом. Он застонал и

продолжил двигать бедрами, в этот раз я не остановилась, а лишь снизила интенсивность

движений. Я не хотела, чтобы он кончил, пока нет.

Средним пальцем я скользнула к его анусу, и Трэ тут же посмотрел на меня с

удивлением и небольшим испугом.

― Что... что ты делаешь, Шия?

Я улыбнулась и прошлась языком по члену от основания до головки, подняв пенис

вверх и стимулируя кулаком, перемещая палец все ближе и ближе к цели. Глаза Трэ

расширились и он замер, когда я нащупала тугие мышцы ануса и нажала на них, для

начала легонько. Трэ не отводил от меня взгляда, его ноздри раздувались, а рот был сжат в

тонкую и ровную линию.

― Доверяешь мне? ― Мой палец находился там же, но я пока не ввела его внутрь.

― Я полностью доверяю тебе, ― произнес Трэ. ― Но...

― Но что? ― Я снизила темп движения руки по его члену, поскольку он был близок

к оргазму.

От разочарования он присвистнул.

― Не знаю. Я никогда не думал...

Я постепенно начала увеличивать темп и чуть сильнее прижала подушечку пальца к

его анусу.

― Ты делал то же со мной, и мне это понравилось. Очень.

Чуть больше сжав кулак, я стала работать им быстрее. Трэ закрыл глаза и начал

двигать бедрами, трахая мой рот. Он больше не протестовал, поэтому я ввела палец

глубже, медленно и осторожно. Его губы изогнулись в форме буквы «О», он свернулся

калачиком, а бедра задвигались еще быстрее. Теперь он уже был на грани. Я позволила

ему толкнуться ко мне в рот на всю длину своего члена, лаская его яички в неистовом

ритме и нежно погрузив средний палец по первый фаланг.

Лбом Трэ уперся о руль, который сжимал руками, а бедрами двигался в неистовом

ритме, в то время как стонал:

― О, боже, о, боже, о, боже.

Моя голова поднималась и опускалась, вбирая его член глубоко в рот и полностью

выпуская, но губами не отпуская головку члена и всасывая ее обратно, пока щеки не

впадали внутрь. Трэ стиснул зубы и громко ими заскрежетал, его мышцы непроизвольно

сократились, и он без предупреждения выгнул спину. Я повторила его движение, неистово

посасывая головку и работая кулаком по всей длине пениса так быстро, как только

позволяла моя рука, а пальцем другой руки совершала массажные движения ануса вперед

и назад. Все его тело на водительском кресле стало неподвижным, он запрокинул лицо к

небу и тяжело дышал.

И он кончил. О, боже мой! Он так сильно кончил, что его сперма хлынула мне в

горло, прежде чем я смогла глотнуть, а потом он снова эякулировал. Я продолжала сосать

и двигать рукой по члену, а его семя все извергалось, пока я не потеряла счет, какое

количество солоноватой и густой спермы попало мне в горло.

Наконец, его тело расслабилось. В этот момент позади нас я услышала

безошибочный сигнал полицейской машины, от которого замирает сердце. Я выругалась,

привела в порядок одежду Трэ настолько быстро, насколько было возможно, затем, не

выравниваясь, вытащила из сумочки телефон. Я подождала, пока не услышу топот сапог

полицейского. Прежде чем выровняться, я вытерла рот рукавом.

Трэ был в расслабленном состоянии, запыхавшийся и в поту. Он повернул голову,

которая лежала на подголовнике, в сторону мордастого и толстого полицейского. Я

выровнялась на сиденье, сжимая в руках телефон.

― Что здесь происходит? ― потребовал объяснений офицер полиции грубым и

низким тоном.

― Я уронила телефон, ― ответила я. ― И он закатился под водительское кресло,

поэтому нам пришлось остановиться, чтобы достать его. ― Я подняла телефон.

Полицейский рассматривал Трэ, который медленно приходил в себя.

― Тогда что это с ним?

― Ему недавно стало плохо, ― пояснила я. ― Болит живот и немного поднялась

температура. То накатывает, то проходит, знаете, как бывает. Вот ему хорошо и через

секунду опять плохо.

Полицейский явно мне не поверил, но, казалось, понял, что иного выхода у него не

было.

― Хм. Что ж, не задерживайтесь. Если парню не хорошо, лучше доставьте его

домой. Больному не место за рулем автомобиля. Особенно такого дорогого.

В эту минуту сработала рация, офицер полиции одарил нас последним гневным и не

доверительным взглядом и направился обратно к своему автомобилю. Трэ сжал мою руку

своей.

― Поехали, Трэ, ― сказала я. ― Поехали. Медленно.

Трэ кивнул один раз, резко дернув головой, и завел машину. Вырулил на дорогу и

увеличил скорость, пока патрульная машина не исчезла из виду.

― Черт побери! ― выдохнул Трэ, а затем рассмеялся, его смех был на грани

истерики.

― Именно «черт побери» ― подтвердила я. ― Нас чуть не поймали.

Он взглянул на меня, ухмыляясь.

― Так и есть. Я думал, он нас точно арестует.

Я освободила свою руку и коснулась его ширинки.

― И что ты думаешь на счет того, что я сделала?

Трэ тряхнул головой.

― Не думал, что возможно так сильно кончить. Я имею в виду, я думал, что меня

разорвет на части. ― Он заерзал на водительском месте. ― Сначала я не был уверен по

поводу. . того, куда ты вставила свой пальчик. Я все еще не уверен, что думаю об этом в

определенном смысле, но...

― Хотя тебе понравился конечный результат, да?

Он снова кивнул.

― Это было невероятно.

Я случайно посмотрела в зеркало заднего вида и увидела красно-голубые огоньки

патрульной машины, которая ехала далеко за нами.

― Думаю, тебе следует поднажать, Трэ. Найти проселочную дорогу и съехать.

Он не задавал вопросов. Он тоже это видел. Двигатель взревел, и машина рванула

вперед. Мы уже мчали на скорости около семидесяти, но когда Трэ утопил педаль газа в

пол, автомобиль устремился вперед с такой силой, что шины скрежетали, а задняя часть

виляла, пока Трэ ее не выровнял. Сверкающие огни остались позади, а пейзаж пустой

дороги, по которой мы мчали, мелькал по сторонам. Проселочная дорога впереди

переходила в шоссе, и Трэ сбавил скорость, нажал на тормоз, выкрутил руль и опять

надавил на педаль газа. «Астон Мартин» съехал на обочину на гравий, который полетел

из-под колес, и ринулся вперед, все еще не выровнявшись. Трэ опять обуздал машину, чуть

сбросив скорость, чтобы выровнять ее, и опять прибавил скорости. Теперь мы слышали

вой сирены. За нами оставались клубы пыли, и я понимала, что нужно было съехать с

пыльной дороги.

Никогда раньше я, как и Трэ, не пыталась скрыться от полиции. Сердце выпрыгивало

из груди.

― Нам нужно съехать, чтобы не оставлять следы, Трэ, ― проинструктировала я его.

― Они выведут его прямо к нам.

Трэ лишь кивнул. Проехав около полумили, мы подъехали к шоссе, которое

проходило параллельно, и Трэ выехал на него, свернув на север, вместо того, чтобы

поехать на юг. Двигатель завизжал, и я увидела, как стрелка спидометра достигла отметки

сто за считанные секунды. Появилась еще одна проселочная дорога от основного шоссе, и

Трэ свернул на нее, теперь направившись на восток. Я повернулась в кресле, чтобы

посмотреть назад, нет ли за нами мигающих огней полицейской машины. Их не было, но я

все равно продолжала вести наблюдение.

Трэ опять выехал на шоссе, уже запутавшись от многочисленной смены направления

и езды на безумной скорости. В итоге я поняла, что мы оторвались от погони. Я показала

Трэ, чтобы он съехал на обочину проселочной дороги, по которой мы теперь ехали, что он

и сделал.

― Мы ушли от погони, ― сказала я, откинувшись на сиденье.

Трэ оторвал руки от руля и тоже откинулся на спинку кресла, а руками потер лицо.

― Черт побери, ― выдохнул он.

― Именно «черт побери», ― подтвердила я и рассмеялась. ― Дежа вю.

Мы оба зашлись в неконтролируемом хохоте, который перерос в истерику после

выброса адреналина.

― Означает ли это, что теперь мы беглецы? ― спросил Трэ.

Я не могла определить, паниковал он или нет.

― Возможно, ― ответила я. ― Хотя мне не особо верится, что Дэн обратился бы в

полицию, поскольку он не всегда действует по закону, но если дело касается этой тачки, то

все возможно.

― Знаю, что это дорогая машина, ― подытожил Трэ, ― но насколько?

Я рассмеялась.

― Трэ, эта машина стоит почти полмиллиона долларов. Точнее триста тысяч.

― Твою ж мать, ― произнес Трэ. ― Это же куча бабла.

― Это больше, чем некоторые могут заработать за два или даже три года. Особенно

здесь. ― Я взглянула на Трэ. ― Не думаю, что ты понял, насколько угон авто разозлит

Дэна. Эта малышка его единственная настоящая любовь. Теперь, если он нас поймает, то

убьет.

― И ты говоришь, что в его силах отыскать нас, куда бы мы ни отправились?

Я утвердительно кивнула.

― Да, в общем-то. Хотя, возможно, я смогу заключить с ним сделку.

― Какого рода сделку?

― Я уверена, он сделает что угодно, лишь бы получить обратно свою машину в

целости и сохранности. Когда приедем на побережье, я позвоню ему. Скажу, что она у нас,

и, если он оставит нас в покое, то расскажем ему, где оставим автомобиль.

― Думаешь, это сработает? ― Трэ завел мотор и выехал на ближайшее шоссе.

Я пожала плечами.

― Стоит попробовать. По крайней мере, это даст нам время скрыться. Хотя, нет

никакой гарантии, что он сдержит обещание, как только получит тачку обратно.

Трэ глубоко выдохнул сквозь стиснутые зубы.

― Что же мы наделали, Шия?

Я рассмеялась.

― Заработали себе врага?

― Полагаю, да. ― Ладонью он потер лицо. ― И что теперь? Куда направимся?

Я тряхнула головой.

― Не уверена. Думала, не поехать ли нам на юг, к заливу? Или на Карибские

острова? Деньги, что я украла у Дэна, на счету на Багамах. Можно отправиться туда,

получить наличные и потом решить.

― Ты имеешь в виду как настоящие беглецы? Купим поддельные документы и все

такое?

Я расхохоталась.

― Ну, об этом я не подумала, но, конечно же. В действительности это неплохая идея.

Я бы не знала, с чего начать, но вдвоем у нас все получится.

― Тогда полагаю, мы решили. ― Трэ ударил рукой по рулю.

Я взяла вторую его руку в свою.

― Ты же понимаешь, что теперь дороги назад нет, Трэ.

Он лишь рассмеялся.

― Шия, для меня уже давно нет обратной дороги. Я пропал с тех самых пор, как

пошел за тобой по холму за отцовской церковью.

― Как именно пропал? ― спросила я.

Внезапно между нами возникло тяжелое и напряженное молчание.

― Просто пропал. И все. Я не мог вновь стать тем, кем был. Особенно когда ты

пустила меня к себе в дом. ― Он посмотрел на меня; он пытался ускользнуть от ответа, и

я позволила ему. ― Ты была одета в тот коротенький сарафан. В тот миг ты была самым

сексуальным созданием, которое я когда-либо видел. Хотя тогда я еще не видел тебя

обнаженной.

Я улыбнулась.

― Опять появился твой акцент. ― Я провела подушечкой большого пальца по

костяшкам на его руке. ― Ты знаешь, что это значит?

― Не-а, ― ответил он. ― Вернее, нет.

― Это значит, что ты увиливаешь от ответа.

Он заерзал на месте и посмотрел в зеркало заднего вида, чтобы не встретиться со

мной взглядом.

― Я думал, мы не... не, я имел в виду, не раскладываем все по полочкам.

― Все немного изменилось с тех пор, как я это сказала. ― Я переплела наши

пальцы.

― И я имею в виду не только наши обстоятельства.

― Тогда что же?

Я покачала головой.

― Нет. Ты первый.

― Боже, Шия. Ты убиваешь меня. ― Он поднял наши сплетенные руки и ногтем

большого пальца почесал нос, а затем поцеловал мою руку. ― Ты, правда, хочешь

поговорить об этом сейчас?

― А есть более подходящее время? Или ты боишься?

Он кивнул.

― Немного, ага. Не знаю, что происходит, что мы будем делать. Мы неким образом

теперь завязли вдвоем. И нет, думаю, сейчас самое подходящее время.

― Это плохо? Застрять с кем-то вроде меня?

Брови Трэ сошлись на переносице.

― Конечно же, нет. Не было ― нет― никого другого, с кем мне хотелось бы быть. В

целом мире.

Мое сердце пропустило удар.

― Но ты не так и много народу знаешь.

― Мне это и не нужно. Мне нужно знать только тебя.

― И тебя не волнует, что я старушка? ― Я ухмыльнулась, пытаясь выдать этот

вопрос за шутку, но он видел, к чему я вела.

― Нет, если тебя не волнует, что у меня еще молоко на губах не обсохло.

― Серьезно, однако. Разница в возрасте тебя беспокоит? ― спросила я.

Этот вопрос какое-то время меня беспокоил, но у меня никогда не хватало смелости

его задать.

Он пожал плечами.

― Не очень. Я хотел сказать, что есть разница, безусловно. Но этот вопрос меня не

тревожит. Мне противно думать о тебе с кем-то еще, но знаю, что у тебя были мужчины до

меня, и это часть тебя такой, какая ты есть. Знаю, что иногда я буду казаться тебе

сопляком. Знаю, что вырос, словно в пещере, и поэтому многого не знаю.

― Ага, но ты хорош в том, что имеет значение.

― В том, чтобы насиловать тебя? ― ухмыльнулся он.

Я шлепнула его по плечу.

― Хоть на минутку побудь серьезным, ― засмеялась я. ― Да, и это тоже. Но я имела

в виду совсем другое. Возможно, ты вырос в очень маленькой пещере, но знаешь, как обо

мне заботиться. Ты защищаешь меня. С тобой я чувствую себя в безопасности. Возможно,

ты не разбираешься в жизни, но ты там, где нужен мне.

― Как же может быть иначе? ― спросил Трэ. ― Ты потрясающая. Все еще не могу

понять, что ты во мне увидела, но если ты хочешь быть со мной, я не собираюсь это

оспаривать.

Я уставилась в окно. Этот разговор становился слишком серьезным.

― Я вижу тебя, ― ответила я после продолжительной паузы. ― Ты не просто

защищенный сын священника. Ты намного больше этого.

Он тихо ответил:

― По крайней мере, теперь.

― Ты всегда был таким, Трэ.

После этого мы направились на юг, в тишине, со сплетенными руками.

ГЛАВА 2

В международном аэропорту Галф порт-Билокси было жарко и многолюдно,

держалась высокая влажность. Трэ припарковал «Астон Мартин» Дэна в самом дальнем

углу нижнего уровня многоэтажной парковки. Он поднял верх и запер двери. Ключ же мы

спрятали в камере хранения. Я планировала вылететь в Нассау[1] и оттуда связаться с

Дэном. А ключ от камеры, в которой лежал брелок с ключами от его машины, я собиралась

выслать по почте на адрес его казино в Атлантик-Сити.

План был не самым разумным, но это было лучшее, что вообще могло прийти мне в

голову в последний момент. Мы оплатили наличными два билета первого класса до

Нассау. Зал ожидания был великолепен, особенно для такого деревенского парня, как Трэ.

Мы не осмелились полностью расслабиться и поэтому не стали рисковать, употребляя

спиртное. Я буду до конца уверена в том, что мы в безопасности, только тогда, когда

самолет приземлится в Нассау.

Началась посадка, и мы одними из первых заняли свои места. Самолет был набит

под завязку: ни одного свободного места. Как только мы поднялись в воздух, Трэ

посмотрел на меня, а затем перевел взгляд на дверь туалета. Потом снова на меня… Я

обвела взглядом занятые пассажирами места и почувствовала обжигающую волну

возбуждения при мысли о том, что можно прокрасться в туалет вместе с Трэ. Впервые!

Ведь, несмотря на весь мой жизненный опыт, я никогда не делала ничего рискованного

или даже теоретически постыдного. Да, я сбежала с идеальным незнакомцем, но это

совсем другое. Я буквально задыхалась в Саванне, а секс с Трэ всегда был великолепен. И

я могла только представлять, какие острые ощущения получу, занимаясь с ним этим в

общественной уборной.

Сигнал «Пристегните ремни» уже не горел, поэтому я спокойно встала и прошла

мимо Трэ.

Склонившись к его уху, я прошептала:

— Выжди пару минут и следуй за мной.

Мы оба переоделись в аэропорту, и теперь на мне красовалась удлиненная юбка и

блуза без рукавов. Я вошла в уборную и закрыла за собой дверь, но не заперла ее. Стянула

трусики и сжала их в кулаке в ожидании Трэ.

Неужели я на самом деле собиралась это сделать? В туалете самолета? О, боже, да.

Абсолютно точно собиралась. Я тут же почувствовала, как меж бедер стало жарко, а киска

стала влажной от нестерпимого желания. Подняла подол юбки, прикоснулась пальцем к

клитору… и тут мое воображение разыгралось не на шутку: я представила Трэ,

обнаженного, с горящим взглядом, оберегающего меня.

Я начала двигать пальцами быстрее, от чего мне пришлось опереться спиной о

стену, поскольку колени начали дрожать от удовольствия.

Я уже была на грани, как услышала, что открывается дверь. На всякий случай я

опустила юбку — вдруг это был не Трэ. Но это был он, и его глаза потемнели от желания.

Он запер дверь, и я, не теряя ни минуты, стянула до щиколоток его шорты и обхватила

кулаком уже твердый член.

Я подтолкнула его к унитазу, чтобы он мог на него сесть, задрала юбку до самой

талии и опустилась на парня, повернувшись к нему спиной. Он вонзился в меня, а мне

пришлось закусить губу, чтобы не застонать, когда его член вошел глубоко в мою киску.

— Боже, ты такая мокрая, — выдохнул Трэ мне в ухо.

Я отклонилась назад настолько, насколько это было возможно, и прикусила мочку

его уха, когда он начал входить в меня быстро, не произнося ни слова.

— Я ласкала себя, думая о тебе, — проворковала ему я.

В ответ он застонал, целуя меня в шею. Его пальцы проследовали по моему животу,

под блузу, оттянули чашку лифчика вниз и добрались-таки до моего соска. Другая рука

соскользнула вниз и прикоснулась к моему клитору. Я повернулась лицом к нему, прижавшись губами к его щеке, покрытой щетиной.

Его толчки были медленными, мощными, и я ощущала, насколько он близок к

оргазму: его член был будто каменным и пульсировал во мне. Его палец неистово ласкал

мой жаждущий клитор, доводя меня до тихого, раздирающего изнутри оргазма. Он так

сильно стиснул зубы, что я услышала, как скрипнула его челюсть; когда он кончил, его

пальцы сжались вокруг моего соска, а я, не сдержавшись, громко, вымученно застонала.

Трэ поднял руку и закрыл мне рот, заглушив все мои стоны. Его сперма наполнила мою

киску, пальцы ласкали сосок, а рука, закрывающая мне рот, несла аромат моего

возбуждения, смешиваясь с запахом сырости уборной самолета.

Когда он прекратил безумно входить в меня, я с трудом поднялась на ноги. Он

потянулся за туалетной бумагой одновременно со мной и нежно вытер меня там, от чего у

меня напрочь сперло дыхание. Несмотря на то, что это все казалось до ужаса странным и

неприглядным, но именно здесь, в этом крошечном и неприятно пахнущем туалете

пассажирского самолета, я осознала свои истинные чувства к Трэ. Он вытер меня после

нашего занятия любовью аккуратно и тщательно, и что-то в этом интимном действии

сломало мои последние преграды, которые помогали противостоять ему.

Я пристально посмотрела на него сверху вниз, позволив эмоциям полностью

отразиться в моем взгляде. Он увидел это и открыл было рот, чтобы что-то сказать, но я

предотвратила попытку, припав к его губам в поцелуе.

— Не сейчас, Трэ, — прошептала я. — Подожди немного и потом выходи.

В моем кулаке все еще были зажаты трусики. Я с широкой улыбкой отдала их Трэ,

затем поправила юбку, пригладила взъерошенные волосы и вышла из уборной. Дошла до

своего места и притворилась, что поглощена журналом со сплетнями о знаменитостях,

который взяла с собой. Спустя пару минут Трэ опустился в свое кресло возле прохода. Я

была уверена, что нас наградили парой проницательных ухмылок и хихиканьем в спину,

но ни одна из стюардесс к нам так и не подошла. Когда мы удобно расположились на

своих местах и поняли, что никто не собирается выкинуть нас с борта самолета в середине

полета, Трэ повернулся ко мне и наградил взглядом, более чем ясно свидетельствовавшим

о том, что он хотел поговорить.

— В уборной, — начал он, — ты казалась...

— Да, для меня многое изменилось, — перебила его я. — Когда мы только начали

отношения, я не была до конца уверена, что между нами. Честно говоря, поначалу я

просто хотела тебя. Ты такой сексуальный, так отличаешься от всех, кого я знала. Ты

милый, искренний и заботливый. Мне даже иногда кажется, что я нравлюсь тебе такой,

какая я есть, а не только из-за секса.

— Конечно, ты мне нравишься не только из-за секса, — подтвердил Трэ. —

Неужели может быть иначе?

Я рассмеялась, невольно поражаясь его наивности.

— Трэ, в подобной ситуации (я не имею в виду угон автомобиля и прочее)

большинство парней были бы со мной ради секса. И как только это перестало бы

доставлять удовольствие… Или я перестала бы им нравиться и заботиться о них, то их и

след бы простыл.

Трэ откинулся на спинку сиденья и задумался.

— Тебе кажется, что ты заботишься обо мне?

Да, совсем не этот вопрос я ожидала услышать…

— Не знаю. Думаю, в какой-то степени. Материально уж точно.

Трэ нахмурился.

— Мне это совершенное не нравится. Я хочу, чтобы мы были... партнерами, на

равных. Ты не должна заботиться обо мне. Знаю, у тебя есть деньги, но и я могу работать.

Я могу зарабатывать.

— Я знаю. Но это не так важно сейчас, правда?

Он тряхнул головой.

— Нет, полагаю, ты права. Мы решим этот вопрос, как только разберемся с...

— Со всем остальным. Например, кто мы друг для друга? Куда направляемся?

Какие у нас планы на ближайшее будущее и не только?

— Мы готовы паковать чемоданы? — спросил Трэ.

Я отрицательно покачала головой.

— Чемоданы? Не люблю их. Но люблю быть с тобой. Очень даже люблю. Мне на

самом деле нравится заниматься с тобой любовью. Мне с тобой комфортно, с тобой я

чувствую себя в безопасности. И я клянусь, что верю в твою способность зарабатывать.

Возможно, нам это и не нужно, поскольку у меня достаточно денег, но это приятно, не так

ли?

— Да… Но они краденые. Если честно, мне отчасти сложно с этим смириться.

Очевидно, что у меня не было особого выбора, когда я уехал из Язу, но, как только мы

осядем, я найду работу. Кем угодно. — Он повернулся в кресле, чтобы иметь возможность

видеть мое лицо. — Итак, мы вместе?

Я засмеялась.

— Да, мы вместе. То есть, если ты действительно этого хочешь.

— Конечно, хочу, — сказал Трэ. — Я не могу представить никого другого.

— Ну, ты ведь больше ни с кем и не был, так ведь?

— Не был, и мне совершенно не хочется быть с кем-то еще. — Трэ передернул

плечами, как бы отгоняя прочь саму идею об этом.

Помолчав немного, я спросила:

— Итак, куда отправимся из Нассау?

Трэ засмеялся.

— Черт возьми, даже не знаю. Я никогда не покидал пределы Миссисипи.

Он уставился в окно и спустя несколько мгновений опять повернулся ко мне.

— Думаю, однажды мы поймем, куда. Посмотрим, где окажемся и где нам

захочется остаться.

Я подумала, что это был простой способ решения вопроса. Но могло ли быть еще

проще? Просто найти место, где бы нам хотелось остаться?

Не знаю, почему, но это показалось отличной идеей.

Мы наняли частный самолет из Нассау до Сент-Джонса. Открыли счет в банке,

куда перечислили все деньги, сняли немного наличных и уехали из Нассау, не пробыв там

и суток. Этот город был слишком маленьким, все друг друга знали, и разыскать нас здесь

было бы проще простого. Мне же хотелось поселиться в каком-нибудь затерянном,

оторванном от цивилизации городке.

Мы сидели в задней части двухмоторного гидросамолета, держась за руки и

рассматривая, как под нами волнуется океан. Пилотом был неразговорчивый бородатый

мужчина в возрасте, который за определенную плату без вопросов согласился нас отвезти,

не уточняя наших имен и без записи в журнал плана полета.

Он посадил самолет недалеко от берега, не выключая винты. Трэ выгрузил багаж во

встречающую нас моторную лодку, и за считанные секунды летательный аппарат взмыл

ввысь. Штурман кивнул и улыбнулся, но ничего не сказал.

Несколько минут катер плавно шел по волнам, а затем подплыл к пирсу,

окруженному лесом верхушек танцующих мачт. Еще раз Трэ выгрузил наш багаж — два

чемодана и два рюкзака — на причал, и мы покинули лодку, которая сразу же отчалила.

Сент-Джонс. Мы с Трэ посмотрели друг на друга и с интересом стали оглядывать

буйную тропическую растительность и дома, которые, словно точки, едва проглядывались

меж деревьев. Перед нами остановилось такси, паренек с кучерявыми черными волосами

выскочил из машины, подхватил наши чемоданы и закинул их в открытый багажник.

— Давайте, давайте. К гостинице в эту сторону, — сказал молодой человек, махая

нам рукой.

Трэ пожал плечами и забрался в машину, потянув меня за собой. Поездка в такси

была поистине устрашающей. Даже на американских горках у меня волосы дыбом не

вставали. Водитель на головокружительной скорости вклинивался между двумя

гружеными фурами, другими такси, частными легковыми авто, мопедами и пешеходами. Я

стиснула руку Трэ и, неожиданно даже для себя, залилась почти истеричным хохотом.

Такси остановилось, взвизгнув тормозами, у отеля «Шератон». Водитель выскочил

из машины, занес наш багаж в лобби, даже не спросив у нас разрешения.

— Давайте, давайте. Самый лучший отель. Роскошный отель. Оставайтесь.

Наслаждайтесь городом любви, — сказал он и расплылся в широкой улыбке, обнажив

ряды белых ровных зубов, которые отчетливо выделялись на фоне его смуглой кожи.

Мы заплатили ему и вошли, решив плыть по течению.

— Знаешь, он, вероятно, получит магарыч за то, что привез нас сюда, — сказала я

Трэ.

Он пожал плечами.

— Уверен. Но разве это важно? Теперь нам не нужно искать, где временно

остановиться. Мы найдем что-нибудь на длительное время позже. А сейчас давай просто

расслабимся.

— Расслабимся? — усмехнулась я. — Какие варианты?

Как только мы подошли к консьержу, Трэ облизнул губы и наклонился ближе,

чтобы прошептать в ответ:

— Есть вариант, где ты совсем без одежды.

Я рассмеялась:

— Ну, конечно. А есть что-нибудь еще?

— Нет.

Мы получили одноместный номер на двадцатом этаже. Мы провели день в центре

города Сент-Джонс как туристы. Вернулись в отель, когда наступила полночь, с натертыми

ногами, но счастливыми.

Вестибюль был безлюден, только дежурный консьерж скучал за стойкой. Лифт

также был пуст. Трэ за секунду приподнял мою юбку, и его пальцы скользнули в меня.

— Трэ, — рассмеялась я. — Чтобы лифт поехал, нужно нажать кнопку.

— Я знаю, — пробормотал он, поднимая мою рубашку, чтобы взять сосок в рот.

— Что если кто-то решит воспользоваться этим лифтом? — спросила я.

— Здесь есть и другие.

Он перестал задавать вопросы и вместо этого стал целовать, нежно поглаживая

меня рукой между ног, от чего по всему телу разлилось долгожданное тепло. Я не была

возбуждена, когда мы вошли в лифт. Мне просто хотелось подняться наверх, принять

горячий душ и лечь в мягкую постель, чтобы Трэ обнимал меня, пока я спала.

Я не смогла устоять и ответила на его поцелуй. Его язык напористо касался моих

губ, пока пальцы ласкали мою киску, от чего она истекала соками желания. Я не смогла

устоять, когда его рука сжала мою грудь, а бедрами он буквально пригвоздил меня к стене

лифта. Но больше всего меня покорили его настойчивость и то отчаяние, с которым он

прикасался ко мне, целовал, обнимал. Так, словно всю свою жизнь жаждал внимания,

которое только я могла ему дать.

Его сильное желание разожгло и мое собственное, и я поняла, что также нуждалась

в любви, как и он. Внезапно я поняла, что причиной оказались не его пальцы в моей киске,

не его язык у меня во рту или его твердый от желания член в моих руках, когда я

почувствовала, как он поднял меня и прижал к стене. Дело было в нем самом. В том, как

он касался меня, в нежной ярости такого желанного проникновения. В том, как светились

его глаза, когда он приподнял меня и вошел на всю длину.

Все мои мысли были лишь о его голосе, о том, как он шептал мое имя.

— Шия, о боже, Шия.

Ответом были слова, непроизвольно сорвавшиеся с моих губ.

— Как же я раньше жила без тебя?

Он не ответил, лишь слегка приподнялся на цыпочки, когда я опустила бедра, и

вновь прошептал мое имя.

Никто из нас и не подумал замедлиться или остановиться, когда лифт зазвенел и

открылся.

— О, черт. Простите, — прозвучал потрясенный мужской голос.

Двери закрылись, и мы вновь остались одни.

Трэ рассмеялся мне в шею, а затем снова умолк. Я провела кончиками пальцев по

линии его челюсти, повернула лицом к себе и поцеловала; не закрывая глаз, я вновь

пыталась прочувствовать эти ощущения.

Он кончил с мягким вздохом, я тотчас последовала за ним, наши губы встретились

в спокойном поцелуе.

Еще через мгновение тяжелого дыхания и искрящихся взглядов Трэ опустил меня и

коснулся кнопки нашего этажа. Это была короткая поездка и еще короче путь к нашей

комнате. Он провел карточкой и толкнул дверь.

Его сперма продолжала течь по внутренней стороне моих бедер, пока он раздевал

меня. Затем, сам раздевшись догола, схватил меня в объятья и уложил на кровать. Я

наблюдала, как двигались мышцы его подтянутой задницы, когда он направился в ванную

комнату наполнить ванну горячей водой, а затем вернулся за мной.

Никто из нас не проронил ни слова с тех пор, как мы вошли в отель.

Трэ вытянулся на кровати рядом со мной, по коже побежали мурашки от

прохладного воздуха в номере, а он прошелся руками по всему моему телу. Сначала он

коснулся лица и отвел пряди волос с моей щеки, поцеловал нос, лоб, скулы, затем припал

к губам и переместился к шее. Его пальцы блуждали по моим плечам, вниз по рукам,

переплелись с моими пальцами, а затем коснулись ребер и обхватили мои груди, которые

он приподнял и поцеловал кожу под ними, затем направился к соскам и поцеловал каждый

по очереди. Потом его пальцы опустились ниже по животу, но его губы остались все там

же, на груди.

Я почувствовала, как его неэрегированный член уперся мне в бедро. Ванна

наполнялась водой, и только этот звук, не считая моих тихих вздохов, разбавлял тишину

комнаты. Я обхватила его шелковистый пенис руками и начала его ласкать, повернулась на

бок, чтобы посмотреть, как от моих прикосновений его мужское естество становится все

больше. Кожа на его члене слегка натянулась, а яички стали более упругими на ощупь.

Пальцем я прошлась по всей длине его члена, он задрожал от такого прикосновения,

словно став еще больше. Он стоял в полу эрегированном состоянии, будто в ожидании, не

касаясь его бедра.

Рукой он словно вырисовывал замысловатые узоры на моем бедре, двигаясь от таза

к коленке: прошелся рукой по изгибам моих ягодиц и вновь перешел к внешней стороне

бедер. Дойдя до коленки, он перешел на внутреннюю часть и начал движение вверх. Мое

тело предательски подрагивало от его умелых прикосновений — таких мягких, нежных и в

то же время настойчивых.

Пальцами он раздвинул мои бедра, прикоснувшись к моим половым губам. Я

глубоко вздохнула от нахлынувшего блаженства, а его член, который все еще был у меня в

руках, снова налился силой. Свободной рукой я касалась всей его длины, легонько

прикасаясь к вздутым венам. Его член был словно вылит из стали, он пылал в моих руках,

и казалось, что весь его жар был спрятан под нежнейшим шелком кожи, под которой с

силой пульсировала кровь. Он изнывал от моих прикосновений, слегка дергался в темп его

дыханию, а на кончике уже виднелись капельки смазки.

И вдруг я оказалась в воздухе. Он с легкостью поднял меня на руки и отнес в

ванную комнату, опустив в воду, от которой исходил пар. Он перекрыл кран и опустился в

ванну позади меня, от чего вода полилась через край. Я прижалась спиной к его груди, его

член гордо вздымался между нашими телами. Я подняла лицо, поцеловав линию его скул,

приобняла за плечи и притянула голову к себе. Встретившись, наши губы слились в

сладостном поцелуе. Тепло разливалось между нами не только от горячей воды, но и от

жара наших тел, от пара, витавшего в воздухе, и от пламени желания, разлившегося в

наших недрах.

Его руки скользнули мне под ягодицы, и он приподнял меня. Я обхватила себя за

коленки, не прерывая поцелуя, и, протиснувшись рукой между нашими телами, направила

головку его мощного члена к своей киске. Он вошел не сразу: просунул руки мне под

ягодицы и придерживал, пока бережно и медленно входил, продвигаясь сантиметр за

сантиметром, пытаясь действовать максимально осторожно, чтобы вода оставалась

неподвижной.

К тому времени, как он вошел в меня на всю длину, его руки дрожали от тяжести

моего веса. Согнув колени, он погрузился глубже в ванну, так что я оказалась сидящей на

нем, полностью насаженная на его член. Я откинулась назад, положив голову ему на

плечо, после чего обхватила ладонями его лицо и тихо прошептала его имя. Наши тела

раскачивались в медленном, волнообразном ритме, от чего вода расплескивалась во все

стороны.

Его губы вновь обрушились на мои; я выдохнула, мое горячее дыхание обжигало.

Его руки нежно касались моих плеч, перешли на позвоночник, затем переместились на

груди, сжимая их, пощипывая соски, от чего они вновь затвердели. Я простонала ему

прямо в губы, когда его рука опустилась к низу моего живота и без промедления

скользнула в мою киску. Я уперлась ногами о другой конец ванны, приподняв бедра и

опускаясь на его горячий член, изнывающий от ожидания.

Он продолжал играть в незамысловатую игру с моими чувствительными сосками,

вырисовывая рукой замысловатые круги вокруг моего клитора и, наконец, вошел в меня,

от чего наше тяжелое дыхание слилось в единый порыв. Его сердце бешено колотилось, он

постанывал мне в ухо. Его тело было жестким, мужественным и в то же время очень

нежным; он вовлекал меня в такой круговорот, как никогда ранее, достигая самых глубин и

грубо вонзаясь в меня.

Когда его член проник в меня, я почувствовала, как его сердце и душа сливаются с

моими в единое целое. Как в ванной, так и в лифте этот чувственный опыт с Трэ вышел

далеко за рамки простого сексуального контакта. Это стало своего рода переломным

моментом. Я ждала его долго, он вырисовывался понемногу, и это был его пик.

Вода плескалась вокруг нас, наши стоны блаженства превратились в крики экстаза,

голоса слились, тела двигались синхронно, эмоции захлестывали, невысказанные, но

слишком реальные.

А затем он все изменил.

Он кончил, выкрикивая:

— Черт, Шия. Я так тебя люблю.

Меня окатило волной оргазма, как в эмоциональном плане, так и в физическом. Я

не слышала этих слов много лет. Они врезались в мое сердце, когда он излился в меня, а

его тело слилось с моим. Я почувствовала, как моя киска пульсировала вокруг его члена,

поэтому схватила руками его за шею и слилась с ним в поцелуе как раз когда кончила,

вскрикнув гортанно и почти рыдая:

— О боже, Трэ. О боже. Да. — Я ухватила его волосы в кулак и изогнула шею,

чтобы заглянуть ему в глаза. — Скажи это еще раз, Трэ.

Он жестко вонзался в меня.

— Я люблю тебя, Шия. — Еще один толчок, и я бессознательно закрыла глаза от

острой боли удовольствия. — Я люблю тебя.

Я кричала и смеялась, извиваясь всем телом, и оргазм достиг каждой частички

меня. Я прильнула к нему и ничего не могла сделать с терзающим меня блаженством,

которое пронзило меня, накатывая волнами.

Наша дрожь поутихла, и я снова смогла дышать. Я лежала на нем в ванной, все еще

заполненная его членом. Я открыла рот, чтобы ответить, но он осторожно поцеловал меня.

— Не говори просто, чтобы сказать что-то в ответ, — сказал мне Трэ. — Скажи это,

когда захочешь и только потому, что ты это чувствуешь.

Я кивнула и позволила себе расслабиться. Мы лежали в воде, пока она не остыла, и

только тогда спустили ее, вылезли из ванны и направились под душ. Затем вытерли друг

друга насухо, прокладывая случайные дорожки поцелуев по обнаженной коже, после

легли в кровать, свернувшись в клубочек, а прохладные простыни быстро нагрелись от

жара наших тел.

Я заснула долгим и глубоким сном и проснулась от утренних солнечных лучей,

которые пробивались сквозь плотные шторы. Воздух в комнате, в отличие от того, что был

под одеялом, был прохладным и пах отельным кондиционером. Трэ спал слева от меня,

лицо его было расслабленным, густые темные волосы всклочены и прядями спадали на

щеку и лоб. Я убрала их пальцем, и он во сне уткнулся лицом в мою ладонь, словно щенок

в поисках ласки.

Он повернулся со спины на бок, руками ища меня. Я позволила ему подвинуть меня

ближе, прижать к себе. Он просунул ногу меж моих ног, а рукой властно схватил меня за

бедро. Его член стал твердым и упирался мне в ребра.

Я лежала, не смыкая глаз и наблюдая за ним; я почувствовала, как рухнул

последний кирпичик стены, возведенной вокруг моего сердца.

Я любила его.

И осознание этого абсолютно меня не пугало.

Сперва я не осознала, что моя рука скользнула между нашими телами к члену Трэ,

чтобы обвить его пальцами. Он приоткрыл глаза, а уголки губ приподнялись в улыбке. Он

не двигался и даже ничего не сказал, просто смотрел на меня из-под полуприкрытых век.

Поначалу я просто держала его член в руке.

Затем я закинула ногу на бедро Трэ и подвела головку члена к своей жаждущей

киске. Я не ввела его внутрь, а лишь коснулась им складочек. Его глаза распахнулись, и он

еще сильнее сжал руку на моем бедре.

— Я люблю тебя, Трэ.

Он подвинулся, и его член скользнул внутрь. Это было самое естественное чувство

в мире: ощущать, как он наполняет меня.

— Боже! Не знаю, как это случилось, но я люблю тебя.

Трэ хмыкнул, из его груди вырвался низкий рокот:

— Так произошло, потому что мы предназначены судьбой друг для друга.

Молчание, жар, движение и медленные вдохи в прохладном воздухе.

— Ты думаешь, нам суждено быть вместе? — спросила я, зарывшись пальцами в

мягкие завитки волос у его шеи.

— Да, — сказал он. Его рука была на моей спине, притягивая меня ближе к нему. —

Ты — мой дом. Язу-Сити — просто город, в котором я вырос. Мне плевать, где мы или

куда едем, что у нас есть, а чего нет. Все, что мне нужно, — это ты, Шия.

Эти слова растопили мое сердце. Он держал меня в объятьях, ласкал и любил. Мы

двигались медленно, не спеша, теперь уже без прежнего отчаяния. Каждое его движение

во мне было проникновением его сердца ближе к глубинам моей души, его душа сильнее

обволакивала мою, наши жизни все сильнее переплетались. Мы вцепились друг в друга,

наши губы касались лиц и плеч, зубы кусали, а ногти впивались — все ради того, чтобы

полностью раствориться друг в друге.

Мне хотелось проникнуть к нему под кожу, перестать быть собой или нами и стать

одним человеком, в котором сплелись воедино два близнеца.

Мы двигались в этом ритме так долго, что это показалось вечностью. Все, что я

видела и ощущала, — отблеск утренних лучей солнца в его глазах, нежная сила его рук.

Теперь я была сверху, двигалась на нем словно наездница, отклонившись назад и

наслаждаясь ощущением его тела во мне и подо мной. А затем он перевернул меня на

спину, я даже не поняла, как он это сделал, словно комната перевернулась, и его тело

укрыло меня от всего мира, от течения времени, от всего, кроме него, лишь он окружал

меня, был во мне и вокруг меня. Я видела его и знала, и чувствовала, и понимала, что

никогда в жизни не забуду этот момент любви. Его взгляд опалял, а кожу обжигало в том

месте, где соприкасались наши тела, так сильно, что мы могли растаять и слиться в одно

целое.

Оргазм — это физическое явление. Острое ощущение удовольствия в голове,

сильное напряжение мышц и их полное расслабление, и чувство наслаждения.

Кульминация — это пик сексуальных ощущений, с помощью которых достигается

оргазм. Это неимоверно краткий миг удовольствия.

То, что произошло между мной и Трэ в гостиничном номере, было совсем иным,

чем-то другим. Бывает ли эмоциональный оргазм? Оргазм чувств? Оргазм личности?

Всепоглощающая и полнейшая удовлетворенность — настолько редкое явление,

настолько непостижимое для многих, что когда достигаешь ее, то это непередаваемые

ощущения. Таким же редким даром является и чувство полного и всеобъемлющего

счастья. Правда, что физического экстаза практически нереально достичь. А если все три

сразу?

Я выросла с верой в Бога в той же степени, как и большинство верит в то, что стул

способен выдержать их вес, или земное притяжение. Затем сбежала с очаровательным

магнатом казино, познала жестокость реальности жизни и перестала верить во

Всевышнего.

То, что я ощутила с Трэ, было воссоединением с Господом. Клянусь, во время

оргазма, когда мы с Трэ поистине превратились в единое эфемерное создание, которое

попало в поток непорочности, наслаждения и совершенства, я увидела кусочек рая.

В тишине, когда вечернее солнце освещало нашу кожу, мы встретились глазами, и

слова прозвучали шепотом:

— Я люблю тебя.

Не знаю, кто именно это сказал. Эти слова были у меня на уме, и я видела их

отражение в его глазах.

Это единственное, что было важно.

ГЛАВА 3

Спустя год я занималась продажей недвижимости, а Трэ владел чартерной лодкой

для ловли рыбы на глубине. Мы жили в скромной двухкомнатной вилле на острове Сент-

Круа, и жизнь наша была спокойна.

Однако о некоторых вещах не было слышно абсолютно ничего. К примеру, мы

никогда не слышали о Дэне или родителях Трэ.

День, когда мы приобрели лодку для Трэ, был довольно-таки запоминающимся и

насыщенным. Он несколько месяцев проработал на мужчину, который занимался

рыболовным промыслом на чартере, они часто ловили рыбу в водах Миссисипи, и,

казалось, Трэ был рожден для этого дела. Однажды ночью, когда мы лежали на покрывале

на пляже возле нашего дома, распивая бутылку вина и наслаждаясь теплом летней ночи,

он озвучил идею о том, что неплохо было бы иметь собственную лодку.

Обдумав эту мысль, я поняла, что Трэ действительно лучше иметь собственную

лодку, нежели работать на кого-то, поэтому поддержала его. На следующий день мы

пошли выбирать лодку; было очевидно, что Трэ уже некоторое время занимался данным

вопросом. Он сузил свой выбор до трех приличных по габаритам судов, одно из которых

уже было полностью оборудовано под чартер, поскольку его владелец готовился уйти на

пенсию после двадцати лет глубоководной рыбалки. Ожидаемо, Трэ остановил свой выбор

на этом ухоженном и привлекательном судне под названием «Танцор Морей».

Думаю, Трэ заранее договорился с продавцом, так как мы сразу же могли забрать

лодку как свою собственность. Я выписала чек, отдала его мужчине, а тот, в свою очередь,

сразу отдал Трэ ключи и документы на право собственности лодкой, и, насвистывая

веселую мелодию, пошел по пристани.

Трэ вывел «Танцора Морей» из бассейна между пирсами и умело повел его из

залива, освещенного лучами заходящего солнца. Мы плыли в открытый океан: Трэ стоял

за штурвалом с обнаженным торсом, на голове красовалась одетая козырьком назад

бейсбольная кепка с надписью «Bulldogs», а низко на бедрах сидели обрезанные шорты. Я

стояла у него за спиной, то и дело пробегая пальцами по его гладкой груди, прижималась

губами к его плечу и наблюдала, как напрягались мускулы на его крепких руках, когда он

вел яхту навстречу оранжевому шару заходящего солнца.

В очередной раз мое сердце пронзил до боли знакомый всплеск чистого счастья. Я

думаю, люди не должны быть по-настоящему счастливыми все время. Это просто

слишком сильное чувство, оно не может постоянно накатывать в таких объемах.

Прошло около получаса, когда Трэ, наконец, остановил судно и позволил ему плыть

по течению, а невысокие волны ударялись о бока нашей лодки, раскачивая ее из стороны в

сторону.

Трэ подвел меня к носу судна, усадил удобнее, а сам пошел обратно в каюту.

Вернулся он с бутылкой шампанского в ведерке со льдом, вазой с красными розами и

закусками.

— Это не было неожиданным решением, не так ли? — спросила я.

Трэ покачал головой, вгрызаясь зубами в клубнику.

— Не-а. Я планировал это уже какое-то время. Старина Бен, рыбак, тот мужчина,

который продал нам судно, был одним из первых, с кем я познакомился по приезду сюда.

Когда он начал рассказывать о том, что собирается на заслуженный отдых, я попросил

продать судно мне. И вот мы здесь. Только я устроил все это немного раньше, чтобы

организовать наше маленькое свидание.

— А что, если мне вовсе не захочется, чтобы ты занимался рыбалкой всю жизнь? —

рассмеялась я и поцеловала его.

Теперь была его очередь смеяться:

— Но ты же не возражаешь, и я знал, что так будет.

Еще несколько минут мы ели в тишине, а затем, когда солнце наконец-то скрылось за

горизонтом, а золотистый свет последних закатных лучей озарил все вокруг, Трэ отставил

тарелки в сторону и повернулся ко мне лицом. Мы сидели на носовой части лодки,

скрестив ноги по-турецки, ветер развевал наши волосы, а волны шумели за бортом.

Трэ опустил руку в карман и достал кольцо. У меня в горле будто застрял ком. Я не

могла вымолвить ни слова.

— Я не мастер сочинять красивые речи, Шия. Ты это знаешь. Я люблю тебя, больше

всего на свете. Больше, чем саму жизнь. — Он взял мои руки в свои, в его глазах

плескалось волнение, отражаясь в каждом сказанном слове. — Мы с тобой живем вместе,

и наша жизнь удивительна. Мне не хочется ничего менять. Но, думаю, я все-таки в какой-

то мере старомодный парень. От некоторых вещей просто невозможно избавиться, даже

если переезжаешь на Виргинские острова Америки. Я хочу быть твоим мужем.

Он поднял кольцо:

— Ты станешь моей женой, Шия Харли?

— Трэ, я люблю тебя. Очень люблю, но... — с трудом сглотнув, выдавила я.

Он перебил меня:

— Есть одна вещь, о которой я тебе не сказал. Я завел почтовый ящик в Сент-Томасе

на вымышленное имя. Попросил одного парня помочь мне с этим. Также я оплатил услуги

адвоката, с которым был на рыбалке несколько месяцев назад, чтобы он выполнил для

меня кое-какую работу. — Трэ побежал в каюту, вернулся с конвертом и протянул его мне.

Я открыла конверт. В нем лежали документы на развод, полностью оформленные и

подписанные Дэном. Требовалась лишь моя подпись. Я уставилась на документы, на то,

что никогда в жизни даже и не надеялась увидеть. В глазах защипало, и они моментально

наполнились слезами. В поле моего зрения чудом попала ручка, я взяла ее, еще раз

взглянула на Трэ и подписала бумаги. Он положил документы обратно в конверт, запечатал

его и отнес в каюту. Когда он поднялся обратно на палубу, я уже не плакала, но глаза все

еще жгло от непролитых слез.

— Итак, позволь мне спросить еще раз, — он опустился на колени на носу лодки и

протянул мне кольцо. — Ты выйдешь за меня, Шия?

Я шмыгнула носом, изо всех сил пытаясь сдержать слезы, но так и не смогла. Все,

что я могла сделать, это кивнуть и встать рядом на колени, чтобы поцеловать его. Он надел

кольцо мне на палец и нежно поцеловал ладонь.

На мне было оранжевое парео, Трэ стянул его с моих плеч, позволив упасть на

палубу у моих ног. Дрожащими пальцами он снял с меня бюстгальтер, расстегивая крючки

поочередно. Когда один из крючков не поддавался, Трэ высовывал язык, стараясь с ним

справиться, от чего мне вспомнилась наша первая ночь в Язу. Он был таким невинным,

таким молодым. Сейчас он стал на год старше, хотя в действительности я видела перед

собой абсолютно другого человека, во многих смыслах. Хотя, в то же время, он совсем не

изменился: тот же милый и заботливый Трэ, только более сильный и уверенный в себе

мужчина.

В конце концов, крючок на моем бюстгальтере поддался и раскрылся, он взял

лифчик в руки и осторожно отложил его в сторону. Та же участь постигла и трусики, когда

он большими пальцами стянул их с меня за резинку.

У меня был лишь один вопрос:

— Трэ? — Он был занят тем, что прокладывал дорожку поцелуев от моего плеча до

груди и даже не посмотрел на меня. — Ты хочешь жениться на мне, несмотря на то, что я

не могу подарить тебе детей?

Он замер, посмотрел на меня и кивнул:

— Конечно. Мы всегда можем усыновить ребенка, если захотим. Я люблю тебя и

хочу быть с тобой до конца своих дней. Это все, что имеет значение.

Снова и снова поцелуями он убирал катившиеся по моим щекам слезы. Я позволила

ему пальцами вытереть мои щеки, а затем накинулась на него с поцелуями, сбив с ног и

опрокинув на спину. Я неистово целовала его, одновременно снимая с него шорты, чтобы

ощутить, наконец, под собой нагое тело. Его член проник в меня, и, о боже, то, как он

наполнял меня, казалось таким правильным.

В тот момент в моей жизни больше никого не существовало. Только Трэ. Только его

руки ласкали мою кожу; я издавала стоны удовольствия, только когда его сильные и в то

же время нежные пальцы сжимали мои соски. Только он мог вонзаться в меня в таком

изощренном и в то же время по-настоящему восхитительном темпе. Только он мог

целовать меня, словно я была лучом света, к которому он, изголодавшийся по теплу и

ласке, стремился из темноты.

Его любовь стерла все прошлое, оставалось лишь будущее.

Мы занимались любовью, пока с наступлением ночи небеса не стали угольного

цвета. Между приливами страсти я долго смотрела на то, как блестели бриллианты на

кольце. Он купил его на деньги, заработанные ловлей рыбы. Его деньги, не мои. Это было

важно для него. И еще более важно для меня — это я поняла только сейчас.

Мы пили шампанское в промежутках между любовными соитиями, а когда бутылка

опустела и мы насытились друг другом, Трэ включил прожекторы и мы, разрезая волны,

поплыли домой.

***

Мы поженились на закатном пляже через три месяца после того, как Трэ сделал мне

предложение. На свадьбу были приглашены всего несколько человек с обеих сторон:

несколько рыболовов, с которыми общался Трэ, несколько моих знакомых из риэлтерской

фирмы и парочка наших друзей из деревни. Медовый месяц нам был не нужен — мы и так

жили в раю.

Вспышка чистого счастья? Та самая, о которой я упоминала ранее и с которой

немногие могут справиться, если это чувство захлестывает. Оказалось, можно быть

всецело и полностью счастливым. Конечно, бывают моменты раздоров. Ссоры по поводу

необдуманных высказываний, плохо продуманные решения — все, из чего состоит жизнь.

Счастье, которое я нашла, — это выбор, привычка. Это образ мышления.

Хотя сильный любящий мужчина, который может одарить вас пол дюжиной оргазмов

за ночь, однозначно поможет в этом случае.

Примечания:

[1] г. Нассау — столица гос-ва Багамские Острова, о. Нью-Провиденс.




Вход в систему

Навигация

Поиск книг

 Популярные книги   Расширенный поиск

Последние комментарии

Последние публикации