загрузка...
Перескочить к меню

Другие портреты американского орла (fb2)

- Другие портреты американского орла 96 Кб, 53с. (скачать fb2) - Евгений Александрович Белогорский (vlpan)

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Евгений Белогорский  ДРУГИЕ  ПОРТРЕТЫ АМЕРИКАНСКОГО ОРЛА






       В длинной галерее портретов американских президентов горделиво и важно украшающих стены Белого дома, есть не только изображения людей рискнувших дернуть за усы тигра под названием «Третья мировая война». Там присутствуют образы и тех политических деятелей, чьими самоотверженными стараниями, молодая  Америка стала тем, чем она есть сегодня, мировой сверхдержавой.

  Основное время их бурной деятельности, это первая половина 20 века когда, благополучно залечив свои раны, полученные во времена Гражданской войны Севера и Юга, Америка смело шагнула за просторы своего континента, потеснив на арене мировой политики своим мускулистым и крепким плечом старых европейских грандов; в лице Англии и Франции. Главной причиной столь стремительного взлета молодого государства были многочисленные войны, в развязывании которых американцы принимали самое деятельное участие, начиная от малых, локальных конфликтов и заканчивая двумя мировыми войнами.     

  Грозно печатая шаг коваными подошвами солдатских ботинок, Америка вторглась в мировую историю, без всякого угрызения совести топча миллионы простых людишек и энергично пихая локтями соседей оказавшихся на их пути к великой американской мечте.

  Первым на ком молодая заокеанская демократия решилась опробовать свои имперские амбиции, была дряхлая Испания, на чьи заморские колонии молодой американский хищник уже давно положил свой вожделенный взгляд. Используя таинственную гибель своего крейсера в порту Гаваны, американцы объявляют войну Мадриду и, проведя скоротечную войну с заведомо слабым противником, в качестве победного приза получили Кубу, Филиппины и Пуэрто-Рико. Вслед за этим Штаты аннексировали Гавайские острова и устремили свой заинтересованный взгляд на Китай, и тем самым, отказавшись от принципов доктрины Монро с её изоляционизмом, который отныне стал путами на их ногах.

  Гордо подняв голову и расправив крепкие плечи, Америка вступила в двадцатый век с твердой уверенностью в том, что рано или поздно она обязательно подчинит его своему влиянию, став политическим столпом мировой политики, вокруг которого будет крутиться весь остальной мир. 

  В числе стран конкурентов, которых американцам предстояло если не покорить, то основательно ослабить в борьбе за мировое лидерство находилась и Россия, в которой все американские президенты видели потенциального противника их далеко идущим планам. Обладая огромной территорией, с двумя выхода к Тихому и Атлантическому океану, она изначально представляла для Америки если не серьезную угрозу, то уж точно большую головную боль. Аналогичную позицию в отношении русского государства занимали Англия и Франция, главные центры европейской политики.

  Большие территории, которые рано или поздно, но обязательно обратятся в большие возможности с не предсказуемыми последствиями, вот истинная причина ненависти к России со стороны Запада, была, есть и будет вне зависимости от строя и формы правления в нашей стране. Вот главный урок, которому учит госпожа история нашу страну, и который никак не могут усвоить наши правители.      






Теодор Рузвельт (Человек, открывший эпоху «нового империализма»)



  Когда президент Мак-Кинли одержал свою вторую победу на президентских выборах в 1900 году, он от души смеялся над газетными рассказами газетных писак, потешающих почтенную публику легендами об индейском шамане, чьё проклятье обрекло на смерть каждого из американских президентов, выбиравшихся в четный год с нулем. Для человека недавно одержавшего блистательную победу над Испанией и распахнувшего с помощью оружия двери американскому капиталу  на необъятный китайский рынок, подобные досужие рассуждения были просто смешны. Впереди у него была масса интересных дел, и обращать внимание на пустые газетные домыслы с его стороны было просто глупо.

  Все планы вновь избранного президента заключались в словах сказанных им на второй инаугурации 4 марта 1901 года: «Наши установления не станут хуже, если мы распространим их под тропическим солнцем в далеких морях. Как и прежде, так и в дальнейшем, наша страна будет готова принять под своё управление любое новое владение, оказавшееся в таком же положении по воле обстоятельств, и по воле Божьей необходимо воспользоваться, чтобы ещё более расширить границы свободы».

  Однако этим планам не суждено было сбыться. Через шесть месяцев после вступления в должность, президент посетил Панамериканскую выставку в Буффало. Этот визит должен был символизировать внимание Белого дома к развитию международных торгово-экономических связей. На второй день, 6 сентября, на президента Мак-Кинли было совершено покушение. Стрелял итальянский анархист Леон Чолгош, стоявший среди толпы людей, желавших пожать руку президенту. Тяжело раненый двумя револьверными пулями, Мак-Кинли прожил еще восемь дней и скончался 14 сентября 1901 года, пополнив собой траурный список жертв индейского проклятья.

  Знающие люди впрочем, говорили, что президент скончался от нарушения элементарных правил асептики при первичной хирургической обработке его ран. Во время этой процедуры, из раны не были своевременно удалены фрагменты рубашки и жилета президента, попавшие туда вместе с пулей, ставшие главной причиной сепсиса, который и погубил Мак-Кинли. 

  Пост и дело умершего президента, наследовал 43-летний вице-президент Теодор Рузвельт, до этого бывший губернатором Нью-Йорка. Вступив во владение Овальным кабинетом, он заявил, что полностью продолжит курс своего предшественника, особо выделив отказ Мак-Кинли придерживаться во внешней политике курса изоляционизма. 

  Одержав победу над Испанией и установив полный контроль над Карибским морем, Рузвельт видел свою главную задачу в распространении американского влияния на  латиноамериканские страны, примыкающие к Тихоокеанскому региону. Этому, по мнению президента, должна была способствовать идея межокеанского канала в Центральной Америке.

  «Мы не можем оставаться в пределах наших границ, и  открыто признать себя просто преуспевающими торговцами, которые не интересуются происходящим в мире событиями. В борьбе за морское и коммерческое превосходство мы должны крепить нашу мощь за пределами наших границ. Мы должны построить межокеанский канал и обеспечить себе преимущества, которые предоставят нам возможность сказать своё слово в определении судьбы океанов Востока и Запада».

  Так говорил американский президент, определяя в каком месте, следует проложить межокеанский канал по землям Никарагуа или Колумбии. Выбор был сделан в пользу последней, что и было зафиксировано межгосударственным  договором, заключенным в 1903 году. Согласно ему, Америке было предоставлено право на бессрочную аренду 6-мильной полосы Панамского перешейка. 

  Рузвельт громко праздновал свой успех, но спустя шесть месяцев сенат Колумбии отказался ратифицировать этот кабальный для страны договор, сославшись на то, что французская компания, заинтересованная в строительстве морского канала, предлагала более выгодные условия.

  Решение колумбийского сената вызвало сильный гнев американского президента, который заявил, что не позволит шайке бандитов грабить свою страну. Ответный шаг Вашингтона был скор и бесцеремонен. Сбросив с рук белые перчатки, ради достижения своей цели, Рузвельт самым решительным образом показал кто в доме хозяин.

  Не прошло и недели, как на панамском перешейке был поднят мятеж местных плантаторов, которые объявили о своем отделении от Колумбии. Желая восстановить целостность своего государства, колумбийский президент отправил свои войска для подавления восстания, что встретило резкое противодействие со стороны Рузвельта. По его личному указанию к берегам панамского перешейка был направлен крейсер «Нэшвин», который силой своих орудий помешал продвижению колумбийской армии к мятежной территории.     

  Новое государство под названием Панама было признано Вашингтоном через час после того, как президент Рузвельт узнал о завершении его формирования. Вслед за этим, американцы предоставили панамцам большое количество оружия, включая пулеметы, а так же финансовую помощь в виде различных кредитов. Взамен за помощь в защите от Колумбии, США получило право на  вечную аренду 16-километрового перешейка между Тихим и Атлантическим океаном для строительства канала, с единовременной выплатой 10 миллионов долларов и ежегодной арендной платой в сумме  250 тысяч долларов. Строительство канала было начато в 1906 году и завершено через восемь лет, превратив США в силу, прочно доминирующую во всем Западном полушарии. 

  Едва только Панамский перешеек перешел под контроль Вашингтона, как Рузвельт немедленно заявил, что любое вмешательство Америки во внутренние дела стран Латинской Америки будет считаться  оправданным и законным, если эти государства окажутся неспособными справиться со своими внутренними проблемами, которые могут вызвать вмешательства европейских государств во внутренние дела стран Американского континента.

  Подводя итоги панамской эпопеи, Рузвельт в своём послании конгрессу сказал: - Любая страна, народ которой ведет себя хорошо, может рассчитывать на нашу чистосердечную дружбу. Если нация демонстрирует, что она знает, как действовать с разумным умением в социальных и политических вопросах, если она соблюдает порядок и выполняет свои обязательства, ей не следует опасаться вмешательств со стороны Соединенных Штатов. 

  Европейская дипломатия немедленно едко отреагировала на действия Америки, сказав, что «доктрина Монро» пополнилась «поправкой Рузвельта», однако большего, старая Европа противопоставить напору американского президента не смогла.

  Ничуть не меньше, чем положения дел на своем заднем дворе, так американцы называли Латинскую Америку, президента Рузвельта беспокоило положение в Китае - главной цели американского империализма в Азии. Опоздав к начальному разделу этого громадного азиатского пирога главными европейскими державами Англией и Францией, молодой и агрессивный американский капитал влез в драку, подобно завзятому боксеру, раздавая коварные хуки, направо и налево.

  Первым на кого обрушились американские удары, была Российская империя, во главе которой в это время стоял молодой царь, чью внешнюю политику определяли не государственные интересы страны, а интересы его близкого окружения.

  Ввязавшись вслед за великими державами в дележ Китая, и приняв самое действенное участие в подавление восстания «боксеров», русский правитель наивно полагал, что Англия и Франция по достоинству оценят его усердие, но жестоко просчитался. Начало прокладки КВЖД, было расценено европейцами как скрытая попытка аннексии Маньчжурии, что очень обеспокоило европейские державы, которые впрочем, сами уже распространили своё влияние на Тибет и южные районы Китая, прилегающие к Вьетнаму.      

 Для ослабления России нужен был энергичный противник,  армия которого должна была сделать за европейцев эту грязную работу. На данную роль идеально подходила Япония, обладавшая хорошо вооруженным флотом и армией, а также имевшая свои жизненноважные интересы на азиатском континенте. Вооруженная и оснащенная по европейскому образцу, японская армия в 1897 году наголову разбила войско китайской императрицы Циси, объявила Корею зоной своего влияния и получила от Пекина во владение остров Тайвань. Как дополнительный военный бонус, японцы потребовали себе Квантунский полуостров с морской базой в Порт-Артуре, но под сильным нажимом европейцев, микадо был вынужден урезать свой разросшийся аппетит.

  Вскоре Порт-Артур был передан России в долгосрочную аренду с правом последующего ее продления и разрешено строительство южного ответвления КВЖД, что вызвало глухое недовольство японцев, но не более того. Согласно секретным договоренностям между Японией и Россией, заключенных императором Александром III и микадо, Япония признавала Маньчжурию зоной влияния России в обмен на признание за японцами права на Корею.

  С момента окончания американо-испанской войны, Китай стал представлять собой большой интерес для американского капитала, как потенциальный рынок сбыта американских товаров. Поэтому президент Рузвельт всегда выступал за целостность этой страны, поскольку отделение от Китая части его территорий автоматически уменьшало  американский рынок сбыта.           

   В своём желании усилить своё влияние в Маньчжурии и Желтом море, Россия очень хорошо подходила на роль мальчика для битья. Её дальневосточные территории были крайне слабо развиты в экономическом плане и в случаи военного конфликта, переброс большого количества войск и кораблей из Европы в Азию, был бы для русской стороны очень затруднителен.

  Взвесив все за и против, Рузвельт решил вслед за Англией сделать ставку на Японию, предоставив стране восходящего солнца большие денежные кредиты, на которые было немедленно произведено полное переоснащение японской армии.

  На главных верфях Англии и Америки началось массовое строительство броненосцев и броненосных крейсеров, которые составили основную мощь флота микадо. Желая ослабить Россию новым кровопусканием, Англия  даже заключила с Японией тайный союз против России, и, в случае неблагоприятного исхода войны, обязалась поддержать своего азиатского союзника.  

  Совместными усилиями двух стран, к началу 1904 года, Япония была готова к войне против России, создав мощный броненосный флот, который мало, чем уступал флотам европейских держав. Оставалось найти только повод к конфликту, и его любезно предоставил японцам сам Николай II, дав разрешение Безобразову на лесную концессию на корейской территории у реки Ялу. Появление русских лесорубов на корейской земле было расценено японцами как денонсация ранее достигнутых соглашений с Россией и теперь их руки уже ничто не связывало.

  Подстрекаемые Лондоном и Вашингтоном, в январе 1904 года, японцы без объявления войны напали на русские корабли, стоящие в Порт-Артуре и тем самым, начав войну против России. Постоянно опережая своих противников на один шаг, японцы сначала добились превосходства на море, а затем приступили к высадке на суше.

  Начавшаяся война полностью подтвердила первоначальные прогнозы американцев относительно неготовности России к большой войне на Дальнем Востоке. Однако по мере развития событий становилось очевидным, что бремя военных расходов слишком тяжело для Японии и с каждым месяцем военных действий оно все сильнее и сильнее давило на экономику страны, грозя полностью обрушить её. Одни только набеги крейсеров Владивостокской эскадры на морские торговые пути японцев, нанесли им такой экономический урон, который превышал урон от любого проигранного сражения в Маньчжурии.

  Из-за предательства генерала Стесселя пал Порт-Артур, а бездарно руководимая Куропаткиным русская армия была вынуждена отойти за Мукден. В битве при Цусиме, погибли или сдались в плен почти все корабли эскадры Рожественского.

  По причине полного отсутствия регулярных войск на Сахалине, японцы полностью захватили остров и даже высадили десант на Камчатке. Но это были последние успехи армии божественного микадо. Экономика страны была столь сильно подорвана войной, что Японии срочно требовался мир с Россией. Позиция же России, была полностью противоположна позиции Токио. «Мы только начали воевать» - так прокомментировал Витте положение дел, в ответ на предложение западных дипломатов начать мирные переговоры.

  Данная позиция России никак не устраивала Рузвельта, Америке было нужно как можно быстрее  вышвырнуть русских с китайского рынка и одновременно сохранить Японию в качестве боеспособного государства, как хороший кулак против русских на будущее. Используя всевозможные рычаги давления, а так же крайнюю непопулярность войны внутри России, Рузвельт буквально навязал Николаю II свои услуги в мирных переговорах, сведя обе противоборствующие стороны на американской территории в Портсмуте.                     

  В начавшихся переговорах Рузвельт играл исключительно теневую роль, постоянно оказывая давление то на японцев, то на Витте, стремясь привести обе стороны к нужному для американцев знаменателю.

  С одной стороны президент всячески урезал аппетиты страны восходящего солнца, требующей от России, как проигравшей стороны, выплаты контрибуции, справедливо указывая японскому послу  на гибельное состояние экономики страны. С другой стороны он постоянно напоминал русским, что худой мир, лучше доброй ссоры.

   Глава русской делегации Витте твердо стоял на позиции отказа выплаты контрибуции и требовал полного возвращения Сахалина России. Под угрозой возможности возобновления военных действий, японская делегация согласилась с требованиями Витте. Уступка южной части острова была осуществлена по личному распоряжению царя, который сказал; - «пусть берут, страна не обеднеет». В итоге, в сентябре 1905 года,  южная часть острова отошла Японии, вместе с правом аренды у Китая Квантунского полуострова, включая  Порт-Артур и Дальний. Все японские войска, находившиеся в Маньчжурии, подлежали немедленному выводу, точно так же как и войска, находившиеся в Корее. 

  Когда были объявлены условия мирного договора, в Токио начались массовые беспорядки, поскольку мир без контрибуций и запрета России держать военный флот у своих дальневосточных берегов, был воспринят японцами как явное поражение.  

  Желая задобрить своего азиатского союзника, Рузвельт в секретном соглашении с Японией, признал за Токио право включения Кореи в сферу своих жизненных интересов, а так же признал присоединение к Японии Тайваня. В обмен, США получили от Токио аналогичное заверение о правах Вашингтона на Филиппины и Гавайские острова, при сохранении целостности Китая, продолжившего проведения политики «открытых дверей».

  К сожалению,  Вашингтону не удалось полностью вытеснить русских из Китая. Харбин, на севере Маньчжурии, по-прежнему оставался форпостом их присутствия в этом жизненно важном для Америки регионе.

  Желая упрочить положение своей страны на Тихом океане, президент объявил о строительстве мощного военно-морского флота, который пресса окрестила «Великим белым флотом». Его строительство было успешно завершено к 1907 году и сразу по его завершению, военно-морская эскадра была отправлена в кругосветное путешествие, с целью продемонстрировать ведущим мировым державам факт выхода США на равные с ними, а возможно, даже и доминирующие позиции в военно-стратегическом плане.        

  Так президент самым решительным образом отодвинул в сторону изоляционистов и начал утверждение Америки в геополитическом пространстве. Прямым следствием этого курса, стало сближение позиций Америки с Англией и Францией по многим направлениям международной политики, что в последующем привело Вашингтон к участию в европейских делах.

  Завершая свой второй срок правления, президент Рузвельт был полон сил и был не прочь выдвинуть свою кандидатуру на третий срок, но осуществлению этих планов препятствовало данное в 1904 году обещание больше не баллотироваться на пост президента. Большинство однопартийцев республиканцев, так же не поддержало намерение Рузвельта идти на третий срок и, скрипя сердцем, Тедди был вынужден уступить место партийного лидера  военному министру  Уильяму Тафту, который, и был избран следующим президентом страны.   

  Обиженный на своих соратников по партии, Рузвельт терпеливо ждал, когда пройдут четыре года  правления Тафта, чтобы в июне 1912 года, снова выдвинуть свою кандидатуру на пост президента. Своё решение Рузвельт объяснял тем, что Тафт не выполнил данных ему в своё время обещаний и позволил демократам установить полный политический контроль в Конгрессе.

  Решение Рузвельта полностью раскололо республиканскую партию, чьё руководство  объявило о своем намерении вновь выдвинуть Тафта на президентские выборы 1912 года. Не получив понимания и поддержки, Рузвельт решает создать свою партию, партию прогрессистов, чьим кандидатом он и был зарегистрирован, через полтора месяца. Между двумя политическими лидерами развернулась ожесточенная борьба, которая завершилась победой Рузвельта, за него проголосовало 4 млн. человек, тогда как Тафт получил 3,4 млн. голосов избирателей. Однако всех их обошел демократ Вудро Вильсон, за которого проголосовало более 6 млн. человек, который и стал новым хозяином Белого дома.

  Потерпев поражение, Рузвельт не оставил политической сцены и продолжал активно участвовать в жизни страны, готовясь к следующим выборам 1916 года. Все это время он вел переговоры с республиканцами о своём возврате в её ряды, но руководство партии не смогло простить ему «предательства 1912 года». Не желая усиливать раскол, Рузвельт не стал повторно выставлять свою кандидатуру от прогрессистов и объявил, что на выборах будет поддерживать республиканского кандидата Юза, так как считал своей главной задачей- нанесение поражения демократу Вильсону. Это, однако, не помешало Вудро быть избранным на второй срок с определенным перевесом в голосах избирателей.

  Примирительная позиция Рузвельта была по достоинству оценена рядовыми республиканцами, и на выборах 1920 года он был бы главным кандидатом от этой партии. Однако скоропостижная смерть в 1919 году прервала его стремление быть избранным на третий срок.           







Вудро Вильсон   (Не признанный отечеством пророк)




   Человек, который выиграл выборы 1912 года только благодаря внутрипартийным раздорам республиканцев, не был совершенным новичком на политической арене, хотя и не мог похвастаться большим политическим опытом. В 1910 году он был избран на пост губернатора штата Нью-Джерси от демократической партии, и прославился среди избирателей тем, что сумел провести закон о страховании рабочих от несчастного случая. В кандидаты на президентский пост он попал как компромиссная кандидатура, которая устраивала большинство партийных функционеров на партийном съезде в Балтиморе. Выдвигая Вудро Вильсона от демократической партии,   большинство её политических руководителей в душе признавались себе, что Вильсон вряд ли сможет выиграть выборы у  президента Тафта. Сам Вильсон, однако, не разделял подобную точку зрения и, проведя предвыборную кампанию всё на хорошую четверку, в итоге и получил заветное кресло в Белом доме. 

    Являясь политическим противником Теодора Рузвельта, тем ни менее, президент Вудро Вильсон, в сущности, был активным продолжателем его курса « нового империализма»,  исповедуя отказ от изоляционизма доктрины Монро. Одержав победу на выборах 1912 года, благодаря распрям Тафта и Рузвельта Вильсон в своей инаугурационной речи, заявил, что Америку ждут большие перемены, тем самым резко отмежевываясь от политики республиканцев. Новый президент пообещал избирателям справедливые налогообложения, усовершенствование банковской и валютной систем страны, а так же упорядочивание в использовании природных ресурсов и изменения в системе здравоохранения.   

  Однако самым главным событием в администрации Вильсона было активное участие США в европейских делах, до поры до времени умело маскируемое маской нейтралитета. Объявив, что Америка  будет оставаться нейтральным государством до конца войны, Вильсон отражал позицию монополистических кругов США, заинтересованных в «свободе рук» в то время, когда другие империалистические державы, оказавшись вовлеченными в ожесточенную борьбу между собой, были лишены возможности, противостоять экспансии американского капитала в Европу. 

  С момента начала войны за океаном, американские политические и финансовые круги отдавали явное предпочтение державам Антанты, с которыми Америка имела более тесные связи, чем с молодой германской империей. Именно этим и был обусловлен тот факт, что правительством Вильсона странам Антанты были предоставлены многомиллионные займы, что было очень выгодно для американской экономики.

- Наступает пора великого процветания. Она будет во много раз сильнее, если мы сможем предоставить кредиты в разумных пределах нашим клиентам. Для его поддержания мы должны финансировать войну. В противном случае она может прекратиться, а это будет гибельным для нас – говорил с циничной откровенностью министр финансов Вильсона в ответ на наивные призывы госсекретаря Брайна о необходимости соблюдения принципа нейтралитета буквально во всём.

  Активно помогая Антанте в борьбе с Германией, в которой Вильсон видел опасного конкурента американским геополитическим интересам, президент не забывал неустанно ссылаться на традиционный изоляционизм США, который не предусматривал вмешательства Америки в европейские дела. Это была очень удобная позиция, позволяющая скрыть истинные цели вашингтонской администрации. Оставаясь над схваткой, Вильсон терпеливо дожидался взаимного истощения воюющих между собой группировок, после чего получить реальную возможность не только влиять на исход мирового конфликта, но и извлечь из него полезные для Америки, политические и экономические выгоды.         

  Предоставления военных кредитов Европе в 1915 году было очень своевременным шагом, поскольку к 1914 году американская экономика находилась в состоянии упадка, и появление европейских военных заказов было для неё спасением. Правительство Вильсона не возражало против государственного кредитования военных заказов союзников, сменив одновременно понятие «строгого нейтралитета» на «строгое соблюдение законности».

Благодаря этому доходы металлургических компаний производящих вооружение выросли в несколько раз. Общий оборот американской торговли за первые два года европейской войны вырос в четыре раза, чего ранее никогда не было.

  Рост поступающих из-за океана заказов на производственные товары и товары военного назначения позволил увеличить число рабочих мест и требовал новых капиталовложений в экономику страны. Благодаря непрерывному потоку европейских заказов, к началу 1917 года, Америке почти удалось сократить свою прежнюю задолжность европейским государствам, постепенно превращаясь в их главного кредитора. Политическое и экономическое влияние крупного капитала на решение администрации Вильсона нарастало буквально с каждым месяцем войны. 

  Одновременно, со своим скрытым участием в мировой войне, Америка не забывала и о своём «заднем дворе» - Латинской Америке. Для укрепления своего военного авторитета в этом регионе, Вильсон добился от конгресса выделения ассигнований в размере 0,5 миллиарда долларов на ускоренное строительство новых линкоров, крейсеров и подводных лодок, а так же значительного увеличения численности регулярной армии США.

  Когда в Мексике вспыхнула революция, конгресс дал разрешение Вильсону для направления в эту страну своих вооруженных сил для обеспечения полного признания прав и достоинства Соединенных Штатов. Основная причина подобного беспокойства заключалась в том, что американские капиталовложения в эту страну достигали 1 миллиарда долларов. США полностью захватили все нефтяные источники Мексики, её горнорудную промышленность и на 90 % подчинили своему контролю внешнюю торговлю. В руках американцев была почти вся добыча нефти, угля, меди, серебра и золота, оставив местному капиталу ничтожную долю во владении своей промышленности.

  Для поддержания режима генерала Уэрты, в апреле 1914 года, по своему обыкновению, американцы послали военно-морской флот, который захватил основной мексиканский порт и город Веракрус. Однако вмешательство северного соседа лишь только усилило революционную ситуацию и придало ей антиимпериалистическую окраску.

  Не желая втягиваться в чужую гражданскую войну, Вильсон решил выждать, пока революционные вожди сами не уничтожат друг друга, и более не стал предпринимать активных военных действий. Вскоре его тактика полностью оправдалась. Центральную власть в Мехико захватил генерал Карранса, который сумел полностью нейтрализовать повстанческие армии Панчо Вильи и Эмилио Сапаты.

   Вслед за Мексикой, в 1915 году американская морская пехота высадилась на остров Гаити, где согласно убеждению Вильсона, за последние годы усилилось влияние Англии и Франции. Осенью 1915 года между Гаити и США был заключен договор, закрепивший американский протекторат над этим государством. В мае 1916 года, стремясь полностью подчинить остров своему влиянию и пользуясь занятостью европейских стран в междоусобной войне, Вильсон ввел свои войска в Доминиканскую республику, где установил угодный себе военно-диктаторский режим.    

  В том же году правительство Вильсона договорилось с датским королевством о продаже Вашингтону Виргинских островов за 25 миллионов долларов, мотивируя угрозой захвата их со стороны кайзеровской Германии, чему Дания не могла бы воспрепятствовать.

  Последним аккордом по превращению Карибского моря в тихую американскую заводь стало объявление зоны Панамского канала территорией американского влияния со всеми вытекающими отсюда последствиями.

  Трепетно относясь к возможности создания европейцами другого трансокеанского канала через систему озер в Никарагуа, президент Вильсон заставил подписать правительство этой страны кабальный договор, по которому часть морского побережья Никарагуа передавалась США под военные базы.

  На фоне повышения экономических показателей страны, и при поддержке большого капитала, Вильсон смог переизбраться на президентском посту в 1916 году. Главным предвыборным лозунгом Вудро был «Я удержал страну от мировой войны». Агитируя за кандидатуру Вильсона, газеты называли его «бескорыстным борцом за мир», который достоин, быть « главным судьей мира». Обращаясь в своих выступлениях к рабочим, Вильсон говорил «Вы работаете, а не воюете!», «Вы живы и счастливы и не представляете собой пушечного мяса!». Демократические газеты вторили ему, « За Вильсона и за мир с честью!», «Хьюз и Рузвельт за войну!». Не малую заслугу в победе на выборах 1916 года, сослужило требование президента к Германии прекратить тотальную подводную войну, наносящий ущерб американской торговле. 

  Насколько лицемерным был президент Вильсон в своих заявлениях, можно судить по тому, что главным условием оказания ему помощи со стороны финансовых воротил, было непременное участие Америки в европейской войне.

  Продолжая придерживаться роли миротворца, в декабре 1916 года, Вильсон обратился к воюющим державам с призывом прекратить боевые действия и объявить «мир без победы», что совершенно не устраивало ни одну из противоборствующих сторон. Одновременно с этими призывами, Вильсон вместе с членами своей администрации рассматривал план послевоенного переустройства мира, который в первую очередь касался России. 

  Видя слабость правления царя Николая и нарастание внутреннего недовольства от многочисленных военных поражений на фронтах страны, Вильсон посредством американского капитала, стал усиленно поддерживать лидеров русского революционного течения, действия которые должны были привести к развалу страны и превращение России в американскую полуколонию.

  Дав британской стороне, возможность совершить государственный переворот и заменив монархию республикой, Вильсон приложил массу усилий, чтобы в Россию как можно скорее попал Троцкий, до этого находившийся в эмиграции Америке. С этой целью, ему было даже экстренно предоставлено американское гражданство когда, не желая его появления в революционной России, британцы задержали его на канадской территории, как опасного революционера. Именно Троцкий и его сторонники, по мнению президента, должны были быть той силой, которая должна была довести страну до полного политического и экономического краха, за которым для России было лишь одно колониальное будущее. 

  Вслед за русской революцией, в апреле 1917 года Америка сама вступила в войну на стороне Антанты, полностью позабыв недавние уверении в непоколебимости курса нейтралитета. К этому моменту, значительная часть богатства европейских государств, их золотые запасы и капиталовложения за границей перекочевали в кладовые американских банков в уплату за военные поставки. Золотой запас США  с 1891 млн. долларов в 1914 году, вырос к 1917 году до 3162 млн. долларов. За годы войны капиталовложения Америки за границей выросли с 3,5 миллиарда долларов до 6,5 миллиардов. Кроме того, общая сумма военных кредитов странам Антанты достигло суммы в 10 миллиардов долларов. 

  Вступая в войну против Германии, Вильсон руководствовался мыслью, что Америка уже сняла все экономические сливки с мировой войны и теперь пришла пора получать политические дивиденды. К весне 1917 года создались все видимые предпосылки для этого. Англия и Франция на фронтах войны понесли большие потери в людских и материальных ресурсах, тогда как Россия, охваченная смертельным вирусом революции медленно, но уверенно двигалась к своему государственному краху. 

  Теперь нужно было только обозначить своё присутствие в стане победителей, и Вильсон сделал это с легкостью, позабыв всю свою предвыборную риторику, основанную на миротворчестве. Пришла пора отрабатывать потраченные большим капиталом на него средства. Кроме этого, Вильсон всерьез возомнил себя избранным Богом человеком, которому суждено переделать мир по американскому образу и подобию. 

  Первым шагом на этом пути стало начало отправки в Европу соединений американской армии, в появлении которой на континенте так настаивали представители Антанты. Им было очень важно иметь за своими плечами свежие союзнические силы. Отправка за океан производилась небольшими партиями, но непрерывным потоком.  К концу 1917 года в Европе уже было около 600 тысяч американских солдат.

  Соглашаясь на отправку американских войск в Европу,  президент Вильсон прекрасно осознавал, что серьезной угрозы для жизни американским парням в первые месяцы войны ничего не угрожает. Боевое качество американского военного корпуса по европейским меркам было очень низким. Неудачное вторжение войск генерала Першинга в Мексику, когда огромное количество американских солдат безрезультатно ловило одного Панчо Вилью, наглядно говорило об их способностях в военном деле. Зная это, европейцы держали своих новых союзников либо в далеком тылу, либо поручали им оборону наиболее спокойных участков фронта, перебрасывая освободившиеся силы для защиты Парижа или атлантического побережья.         

  Сделав тайную ставку на Троцкого, американский президент в тоже время не отказывался от сотрудничества с Керенским. Признав его правительство, Вильсон направил в Россию госсекретаря Рута, который находился в стране три месяца.  

  В результате этого визита США получило от Временного правительства специальные права на эксплуатацию нефти и угля на Сахалине и Сибири, золотых приисков на Алтае и железных рудников на Кавказе. Стремясь получить признание со стороны Запада, Керенский был готов угодить своим союзникам буквально во всём и даже в ущерб интересам собственного отечества. Говорун премьер был согласен на признание независимости Польши, автономии Прибалтики и Украины, вести войну до победного конца лишь бы страны Антанты признали легитимность его власти. В обмен на это  Россия должна была получить после окончания войны, давно обещанные ей Европой Стамбул и черноморские проливы.

  Будучи поглощенным своими политическими химерами, Керенский никак не мог понять, что союзники совершенно не заинтересованы в сохранении России как своего равноправного партнера по коалиции, с которым по окончании войны придётся делиться победными лаврами и территориальными приобретениями.

  Самым идеальным вариантом для господ союзников было возникновение в России гражданской войны, что и случилось в октябре 1917 года, когда к власти благодаря военному перевороту пришли большевики во главе с Лениным и Троцким.  Последний, будучи наркомом иностранных дел, сначала разорвал все союзнические отношения с Антантой путем опубликования всех секретных договоров с Россией, а затем объявил о выходе страны из войны в одностороннем порядке. От подобного «царского» подарка ни одна из сторон не смогла отказаться.

  Немцы, пользуясь полным развалом в русской армии, без всякого сопротивления, силами одного ландсвера  захватили Белоруссию, Прибалтику, Украину и Крым, высадили войска в Грузии. Итогом их наступления стал сепаратный мирный Брест - Литовский договор, заключенный в марте 1918 года между большевиками и странами центрального блока,  благодаря которому союзники с чистым сердцем смогли вычеркнуть Россию из своих рядов победителей.

  1918 год был решающим годом для мировой войны. Ободренные выходом  России из войны, немцы ринулись на Париж в попытке одержать полную и окончательную победу или хотя бы получить возможность для заключения почетного мирного договора. Бои на Западном фронте зачастую принимали ожесточенную форму сражения и, волей не волей, американцы были вынуждены принять участие в этих сражениях.

  Стремясь заранее выторговать для Америки особые условия при заключении мира и продолжая играть роль миротворца, Вильсон выдвинул 14 пунктов условия заключения мира среди воюющих сторон, которые однако не нашли поддержки ни у Германии, ни у Антанты, для которых мир без аннексий и контрибуций был немыслим. Понеся огромные потери, ни Англия, ни Франция не собирались отдавать американцам пальму первенства, решив поправить свои дела за счет России. Под предлогом недопущения попадания огромных запасов, сосредоточенных в Мурманске,  англичане, в то время когда Западный фронт трещал под напором дивизий рейхсвера, совершили интервенцию, высадив на севере России свои войска. Вслед за этим во Владивостоке высаживаются японцы, американцы. Спровоцированный Троцким бунт чехословацкого легиона лишает Россию золотого запаса и Сибири. К лету 1918 года в руках центральной власти остался лишь жалкий пятачок европейской части огромной страны. Одновременно  в России вспыхивает гражданская война, в которой США и Антанта, как ни странно поддерживают обе воюющие стороны. 

  Ленина подобное развитие событий совершенно не устраивало, и он стал стремительно сближаться с немцами, видя самыми опасными для страны державы Антанты, от присутствия их войск внутри страны избавиться, будет очень сложно. Поэтому, вслед за Брестским миром, был подписан тайный договор о создании военного союза, что вызвало негодование среди стран Антанты. Немедленно было организованно покушение на германского посла в Москве, а затем последовало покушение на самого Ленина, после смерти, которого вся полнота власти должна была перейти в руки Троцкого. Ленин, однако, выжил, и планы по разделению России на колониальные зоны владения пришлось отложить в сторону. В немалой степени этому способствовала позиция президента Вильсона, который видел в России вслед за Китаем огромный рынок сбыта американских товаров и поэтому был категорически против расчленения русских земель Англией и Францией, признавая за ними право влияния на отдельные регионы России, но не право владения.   

  К концу года,  немецкий наступательный порыв полностью выдохся, в наступление пошли войска союзников, и в ноябре 1918 года Германия была вынуждена подписать капитуляцию. Теперь для союзников наступил самый важный момент дележа трофеев.

  Следуя своему стратегическому плану, Вильсон в отличие от Англии и Франции не требовал для Америки территориальных приобретений, а видел свою главную цель в создании Лиги наций, в которой его страна должна была играть главную роль. 

  Западные союзники моментально усмотрели в предлагаемом Вильсоном проекте послевоенного мира, скрытую угрозу для заморских колоний - своего главного источника обогащения. Только за счет своих колониальных владений Англия и Франция  смогли стать мировыми державами, и создание Лиги наций представлялась для них опасной затеей. Собравшись в Версале для проведения мирной конференции, они предлагали Вильсону попросту поделить трофей согласно произведенным затратам и разойтись.

  Подобная мелко-хищническая политика европейских держав совершенно не устраивала Вильсона. Дав своей стране хорошо заработать на войне, он ещё хотел положить к её ногам весь остальной мир. Поэтому американский президент занял сугубо непримиримую позицию, безоговорочным тоном требуя от союзников принять его проект Лиги наций. В противном случае, Вильсон угрожал противопоставить Европе всю военно-экономическую мощь Америки, и это не было пустым звуком. Израненная и обескровленная Европа не могла тягаться с молодым американским капиталом и, негодуя в душе, Ллойд-Джордж и Клемансо были вынуждены сделать, так как требовал от них Вильсон.  

  Ликуя от одержанной победы, президент возвратился домой и здесь столкнулся с полным непониманием своей позиции. Оказалось, что многие финансовые круги Америки смотрели на мир совершенно иначе, чем сам президент и создание Лиги наций вызвало у них большую настороженность.

  В то время, когда английский фунт стерлинга и французский франк ещё не полностью сдали свои позиции в мировой экономике, и американский доллар не был признан главной мировой валютой, взваливать на себя заботу об остальном мире американские капиталисты не хотели.  Говоря проще, американские олигархи  предпочли иметь синицу в руках, чем дятла в голове и поэтому планам Вильсона был оказано ожесточенное сопротивление. Умело, дирижируя нужными сенаторами, противники плана Вильсона спровоцировали преждевременное слушание проекта устава Лиги наций и большинством голосов отвергли его.

  Подобного подлого удара в спину президент Вильсон никак не ожидал. Всё, чему он посвятил годы своего пребывания на президентском посту, оказалось совершенно не нужным для Америки. Это понятие просто не укладывалось в его сознании и, позабыв обо всём, он бросился в бой с собственной политической элитой и большими деньгами стоявших за их спинами. Возможно, тут сказалось протестантское воспитание Вильсона, который благодаря своим первичным успехам, слепо поверил, что он – мессия, и только его действия являются правильными и полезными для его страны. 

  Президент не желал признавать своего поражения на политическом фронте. Пока на мирной конференции в Версале был объявлен перерыв, он вел упорную борьбу, стремясь переломить ситуацию внутри страны в свою пользу. После долгого размышления, президент решился на беспрецедентный шаг, сделав ставку  на прямое общение с народом путем прямой агитации, чтобы затем на всеобщем референдуме добиться отмены решения сената.

  Подписав мирный договор в Версале, Вильсон вернулся на родину и начал небывалое по размаху пропагандистское турне, отправившись на поезде через всю страну с атлантического побережья до тихоокеанского. Переезжая из одного города Америки в другой, президент проводил по нескольку митингов кряду, в которых стремился донести до простых избирателей правоту своих действий и добиться их поддержки.

  В большинстве случаев аудитория с интересом слушала выступления первого человека в американском государстве, который простым и доходчивым языком объяснял своим согражданам, для чего нужна Лига наций Америке. Каждый раз Вильсон покидал трибуну под громкие аплодисменты слушателей, но каждое выступление неизменно отнимало у президента часть здоровья, что и отрицательно сказалось на его состоянии в ноябре 1919 года.

  После оглушительного успеха в Орегоне, Вильсон уже собирался триумфально закончить своё турне выступлением в Сан-Франциско, когда его неожиданно поразил инсульт, навечно приковавший президента к инвалидному креслу. 

  Когда медики объявили больному свой безжалостный вердикт, из глаз президента хлынули слезы. Получив коварный и безжалостный удар судьбы, Вудро Вильсон больше не предпринимал попыток включить Америку в Лигу наций, полностью смирившись с уготованной ему ролью непонятого пророка. Весь оставшийся срок своего пребывания в Белом доме, президент полностью отстранился от какой-либо политической деятельности. Более месяца горы бумаг и писем, требующих ответа лежали на его письменном столе, пока жена Вильсона не разобрала их и дала ответ по своему разумению с молчаливого согласия мужа. 

  Как говорили злые языки, впервые в истории США страной управляла женщина, которую никто не выбирал, но чьё правление не нанесло стране никакого вреда. Такими трезвыми и взвешенными  были решения первой леди страны в этот короткий период истории Америки.

  После своего ухода из Белого дома, Вильсон прожил ещё четыре года до февраля 1924 года, продолжая находиться в полном отрешении от всего происходящего, как в стране, так и в мире, общаясь исключительно со своей женой Эдит. С её слов, Вудро до самого последнего дня, так и не принял отказ американского сената ратифицировать устав Лиги наций, продолжая оставаться уверенным в своей правоте.  

  По сути дела Вильсон был пионером, сделав в нужное время и в нужном месте смелый рывок для обеспечения мирового господства своей страны, но как часто это бывает с людьми, опередившими своё время, он не был понят и потерпел сокрушительное поражение на самом финишном отрезке пути к великой американской мечте.





Уоррен Гардинг  (Вестник золотой эпохи)




  Приемник, сменивший в Белом доме порядком поднадоевшего своим мессианством Вудро  Вильсона, был плоть от плоти порождением большого американского американского бизнеса, который очень хотел насладиться вкусом больших денег, принесённых ему европейской войной. Относясь с большой опаской к политическим прожектам Вильсона, владыки Уолл-Стрита желали видеть в президентском кресле свою послушную креатуру, с помощью которой они намеривались с лихвой вернуть себе не только в войне понесенные затраты, но ещё остаться с прибылью. 

  Таким человеком и оказался Уоррен Гардинг ничем особо не отметившийся ранее на большой  политической арене. Впрочем, одно достоинство мистера Гардинга всё же было; он всегда умел находить нужный для себя компромисс, готовый пожертвовать чем-то ради большого успеха. Таким первым компромиссом стала его женитьба в 25 лет, на женщине значительно старше себя. Разведенная  30 летняя  дочь банкира Флоренс Кинг не блистала красотой, но зато имела хорошие связи, как в большом бизнесе, так и среди республиканцев штата Огайо. 

  В результате этого брака по расчету, Гардинг сумел сделать неплохую политическую карьеру. В начале он был избран в сенат штата Огайо, а в последствии дорос до поста вице-губернатора штата. Конечно, не стоит приписывать все успехи Гардинга только влиянию его жены. Сам он обладал даром красноречия, был приятным мужчиной спортивного типа и приятной наружности. Всё это предрасполагало в нём при контактах с различными слоями общества. Если к этому прибавить, что Гардинг неплохо играл в гольф, был не равнодушен к картам, женщинам и хорошей выпивке, то всё это в глазах собеседника делало его полностью «своим парнем».  

  Именно такой «парень» и был нужен большому бизнесу на выборах 1920 года. Прекрасно показав себя в работе Сената, куда попал с помощью местных финансистов во главе с Гарри Догерти,  выступая за повышение пошлин на ввозимый товар и развитие торгового флота, Гардинг заработал себе дополнительные очки на требовании введения сухого закона и предоставления, избирательных прав женщинам. 

  Победа Гардинга на президентских выборах 1920 года, была расценена многими не как триумфальное возвращение республиканцев, а как отказ в доверии Вильсону со стороны крупного капитала, желавшего спокойно использовать нажитые за войну состояния.

  В своей инаугурационной речи, Гардинг торжественно объявил, что наступает эра золотого правления, при которой заканчивали своё действие законы военного времени, которые предполагали активное вмешательство правительства в экономическую жизнь государства.  Равенство возможностей было провозглашено основным принципом деятельности нового правительства, а её целью - достижение всеобщего блага.

   Уже первым же своим шагом, президент Гардинг определил своё понимание «всеобщего блага». Кабинет министров был сформирован таким образом, что в нем состояли люди которые либо принадлежали к высшим кругам финансово-монополистического капитала США, либо уже имели возможность доказать большому бизнесу свою полезность. Так министром финансов стал крупнейший банкир и промышленник страны Э. Меллон. Госсекретарем стал Ч. Хьюз, министром торговли стал миллионер Гувер, а министром военно-морского флота миллионер Э. Денби. Министром юстиции стал Доэрти, менеджер Гардинга по предвыборной кампании в Огайо, министром внутренних дел Фолл известный спекулянт земельными участками и рудниками.  Не забыли и бывшего президента США У. Тафта, которому достался пост председателя Верховного суда страны.

  При таком составе правительства, для большого капитала действительно наступила золотая эра.

Гардинг честно отрабатывал потраченные на него  деньги, освобождая частное предпринимательство от серьезных ограничений со стороны правительства и щедро субсидируя из государственной казны частный бизнес. Как метко подмечали современники Гардинга: «Правительство удалилось из бизнеса, но бизнес вторгся в большинство направлений правительственной политики и формулировал их». 

  Во внешней политике, Гардинг публично провозгласил возвращение к политике изоляционизма, отказавшись от вмешательства в дела Старого Света. «Мы не хотим связывать себя чужими проблемами. Мы не возьмем на себя никакой ответственности, кроме той, которой нам подскажут наши собственные сознания и суждения в каждый конкретный момент». Так говорил президент и вместе с этим он ни на йоту не отступил от политики большой дубинки Рузвельта, которую удачно скрыл за большим забором словесной шелухи.

  Продолжая уделять Тихо-Азиатскому региону огромное значение, Гардинг был озабочен той активностью, которую по окончании войны здесь стала развивать императорская Япония. Быстро оправившись от полученных потерь в русско-японской войне, Япония без больших материальных затрат, приняла участие в Первой мировой войне на стороне Антанты, за что получила германские колонии в Тихом океане состоявшие из Каролинских, Маршалловых и Марианских островов, а так же полуострова Циндао. Став властителем значительной части Тихого океана, страна восходящего солнца стала представлять реальную угрозу американским интересам, не только в этом регионе, но и в Китае. 

  Стремясь избежать дорогостоящего строительства нового и более мощного флота, в противовес набирающему силу флоту микадо, Гардинг нашел великолепный способ решения столь щекотливой проблемы. Он заключался в установлении приемлемого для США и Японии соотношения боевых крупнотоннажных кораблей их флотов, путем заключения международного соглашения.

  Эта инициатива встретила поддержку пяти крупнейших военно-морских держав, представители которых собрались в Вашингтоне 12 ноября 1921 года. В результате сложных переговоров между США, Британии, Японии, Франции и Италии, в 1922 году было заключено соглашение об установлении между ними соотношения крупнотоннажных боевых кораблей в пропорции 5-5-3-1,6-1,6 соответственно.  Одновременно с этим подобное соотношение распространялось на подводные лодки и запрещалось применение боевых отравляющих веществ. 

  Четырехсторонним соглашением (США, Британия, Франция и Япония) завершались переговоры о взаимном признании участниками их тихоокеанских владений и сохранения статус-кво их военно-морских баз в западной части Тихого океана.  

  При проведении Вашингтонской конференции по военно-морским силам и распределения зон влияния в Тихом океане, Уоррен Гардинг отказал в праве присутствия на этих переговорах стране, которая имела все основания требовать своего участия в ней. Этой страной была Россия, которая переживала один из самых худших периодов своей истории, который можно было только сравнить с татарским нашествием, польской оккупацией или периодом правления президента Эль-цы-на.

  Подвергнувшись чудовищному разграблению на полтора триллионов золотых рублей в период гражданской войны и интервенции, страна находилась в состоянии чудовищной стагнации благодаря закулисным играм своих бывших союзников. Умело, стравливая две половины русского общества во взаимном истреблении в течение трех лет непрерывной гражданской войны Запад, в конце концов, сделал ставку на большевиков, как это не парадоксально звучит, хотя в этом нет ничего удивительного. 

  В случаи победы белого движения, которое выступало за единую и не делимую Россию, странам Антанты пришлось бы заново перекраивать все границы новой Европы, которые они так ловко и проворно сверстали за столом переговоров в Версале. Белое движение не собиралось делиться ни Польше, ни Финляндией, ни Прибалтикой, ни Бесарабией с Карсом и Ардагаром. Одновременно с этим встал вопрос о принадлежности России Харбина и Константинополя с проливами, ради чего собственно Россия и вступила в мировую войну. Кроме этого пришлось бы возвращать залоговое золото из Британии, часть золотого запаса вывезенного Колчаком в Японию и золотой контрибуцией выплаченную Германией и под шумок прихваченной французами, как золото неизвестного происхождения. Одним словом вопросов и проблем было бы очень много. Именно поэтому, главные союзники белого движения Англия и Франция, держали армии генералов Деникина, Юденича и Врангеля на голодном пайке, поставляя им вооружения и боеприпасов ровно столько, сколько было необходимо для борьбы с красными, но никак для полной победы.  

  Спасенный в марте 1919 года белым движением от перманентной революции большевиков, которая должна была вот-вот хлынуть в Венгрию и Германию, Запад в очередной раз отплатил русским циничной неблагодарностью, поставив свои государственные интересы превыше всего.       

  Победа большевиков в конце 1920 года, позволила Англии и Франции полностью списать свои прежние, предвоенные обязательства перед Россией, окружив её странами «санитарного кордона», которые по замыслу Парижа должны были в любой момент довершить разгром ослабленного государства, объявленного Европой идеологическим изгоем.

  К началу 1921 года, по своей сути Россия была полуколониальной страной, при сохранении де-юре своей независимости. Ради своего дальнейшего выживания, страна была вынуждена сдавать свои промыслы в концессии американцам, англичанам и французам. Соседняя Норвегия, открыто грабила русские морские промыслы в районе Кольского полуострова и Архангельска, под прикрытием своего военно-морского флота. Японские браконьеры вольготно чувствовали в Охотском море и у берегов Камчатки, безнаказанно вылавливая морские богатства в русских территориальных водах.

  Поэтому нет ничего удивительного в том, что 21 марта 1921 года в ответ на телеграмму Калинина с просьбой о признании СССР Америкой, президент Гардинг ответил решительным отказом, которое было опубликовано в газетах, вопреки обычной международной практике обмена личными посланиями между главами государств.     

  Зачем утруждать себя признанием такого слабого государства как большевистская Россия, у которой отныне нет места в высокой политике. Сославшись на отсутствие в СССР прочного экономического базиса и благоприятных условий для обеспечения нормальной торговли между странами, Гардинг наглядно продемонстрировал, что у русских больше нет большого будущего. В  американском понимании место России должно быть вместе с раздираемым генералами Китаем и государствами Латинской Америки, беспрекословно выполняющие волю Вашингтона.   

  Правда, описывая политику Гардинга относительно России, необходимо упомянуть о его помощи СССР в 1921 году, когда в связи с обострением экономических проблем Советское государство через М. Горького обратилось к Гардингу с просьбой об оказании помощи голодающему населению Поволжья. Здесь американский президент не упустил возможность продемонстрировать мировому сообществу своё благородство и в своем послании от 6 декабря 1921 года Конгрессу сказал: «Америка не может оставаться глухой к такому обращении. Мы не признаем правительство России, но мы не забываем традиций русской дружбы. Мы можем на время забыть все наши политические разногласия. Главным является призыв страждущих и гибнущих людей».

  Наслаждаясь жизнью в золотой эпохе, Гардинг совершенно позабыл, что избирался в роковой для всех американских президентов год, грозящий им гибелью. Проклятие индейского шамана не минуло Гардинга, уверенно собрав свою кровавую жатву. Прожив в спокойствии и благополучии два года, в 1923 году американский президент окунулся в череду громких коррупционных разоблачений членов своего правительства. Потеряв большинство в Конгрессе, после промежуточных выборов в ноябре 1922 года, Гардинг не смог блокировать работу комиссий Конгресса, возникших после появления первых сообщений о коррупции среди госслужащих. 

  Американские газеты прозвали их «бандой из Огайо» умело, нагнетая на своих страницах атмосферу страха, сомнений и подозрений. Выяснилось, что министр Фолл за взятку передал частным предпринимателям нефтяные резервы военно-морского флота.  Серия разоблачений и скандалов потрясла министерство юстиции, управления по делам ветеранов и бюро хранения иностранного имущества. 

  Летом 1923 года информация о коррупции ещё только витала в воздухе, но буря могла разразиться в любой момент. Гувер настоятельно рекомендовал Гардингу провести безжалостное расследование, но президент ничего не мог поделать против своих старых друзей. Сам, не принимавший участие в этих скандалах, тем не менее, он нёс персональную ответственность как глава правительства, что грозило ему возможностью импичмента.

  Пытаясь, хоть как-то сбить накал бушующих страстей, Гардинг отправился в примирительное турне на Аляску в июле 1923 года, но вернулся из него без особых результатов. Политический скандал продолжал стремительно разрастаться, и популярность президента стремительно падала.

  Скоропостижная смерть Уоррена Гардинга, которая случилась 2 августа 1923 года, оказалась хорошим средством, которое сумело быстро погасить дальнейшее развитие этого ужасного скандала. Вся Америка погрузилась в траур, попутно списав все мнимые и реальные прегрешения покойного перед законом, исповедуя римский принцип « О мертвых или хорошо или ничего».

Согласно официальной версии 2 августа 1923 года Гардинг скоропостижно скончался, отравившись во время ужина салатом из крабов. Тело умершего президента по настоянию вдовы не вскрывали, что вызвало массу  вопросов относительно истинной причины смерти Гардинга. Самой популярной из версий являлась преднамеренное отравление президента, было очень выгодно большому капиталу боявшегося всесторонней огласки своей теневой деятельности за спиной Гардинга. Действительно, известие о том, что первое лицо страны действовал по указке  американских монополистов, могло нанести серьезный урон престижу власти как внутри страны, так и за её пределами. 

  Так это или нет, но очередная смерть президента выбранного в чётный год с нулем, только подтвердило наличия индейского проклятья над обитателями Белого дома.

  Золотая эпоха, провозглашенная Уорреном Гардингом  в 1921 году, продлилась ещё целых восемь лет при президентах Гувере и Кулидже и благополучно закончилась Великой депрессией  1929 года, которую согласно данным последних исторических исследований организовали британские деловые круги.

  После долгих десять лет кропотливого и упорного труда направленного на восстановление огромных экономических потерь понесенных империей в годы Первой мировой войны, британцы сумели восстановить свой довоенный статус кво. Путем многоходовых закулисных махинаций старый британский лев смог так основательно и полномасштабно обвалить экономический рынок молодого американского хищника, что  США в одночасье лишилась всего того, чего достигла в результате мировой войны.    





Франклин Делано Рузвельт (Человек, отмеченный судьбою)




  Одержав свою третью победу на президентских выборах в 1940 году, Франклин Рузвельт, стал первым и единственным из всех американских президентов, кто получал доверие своего народа на столь длительный срок. По сути дела, это был большой нонсенс в истории президентства США. Среди американской политической верхушки всегда действовало негласное правило, которого неукоснительно придерживались все обитатели Белого дома, заседавшие там до Рузвельта.  Согласно ему никто из отбывших два срока президентов не выдвигал свою кандидатуру на третий срок. За этим специально следили партийные боссы, которые легко могли попридержать любого строптивца на партийных выборах, где определялся единый кандидат от той или иной партии. И только Рузвельт получил согласие своей партии на возможность выдвижения своей кандидатуры на президентские выборы в третий раз. Чем же он был особенно знаменит, этот победитель 1940 года. 

  В советское время было принято изображать президента Рузвельта только в самых радужных и позитивных тонах, наделяя его титулом «друга Советского народа», в противовес сменившего его на посту президента злобного и гадкого Трумэна. Этой же канвы придерживаются и многие нынешние историки демократы, с благоговением и придыханием описывая американскую помощь, оказанную нам по ленд-лизу, при этом, совершенно забывая, что за все танки, самолеты, грузовики, взрывчатку, и прочие военные материалы необходимые нашей армии для победы над общим врагом, мы платил только золотом или долларами. Ведь ничего другого американским фабрикантам и воротилам наживающегося на военных поставках всем воюющим странам Европы, не было нужно.

  Ради звонкой монеты, а совсем не из чувства солидарности или боевого союзничества в борьбе с Гитлером, они были готовы гнать вереницу морских караванов в далёкий Мурманск и жаркий Иран, а так же эскадрильи боевых самолетов через заснеженную Чукотку. Ларчик этого заокеанского гуманизма открывался очень просто и поэтому необходимо признать, что президент Рузвельт, в первую очередь делал только, что было выгодно американскому капиталу за что, собственно говоря, и получил возможность баллотироваться на третий срок президентства.  

  Умный и дальновидный политик Франклин Рузвельт, появился на политической сцене Америки в самый трудный и драматический момент истории этой страны. Некогда богатая  и сильная, она переживала период Великой депрессии, куда Америка угодила благодаря закулисным интригам своего заклятого друга и торгового конкурента Британии. Стремясь принизить политическое и экономическое влияние Америки в капиталистическом мире, которое та достигла после окончания первой мировой войны, Лондон умело спровоцировал мировой финансовой кризис, целью которого было свалить опасного для британской империи  заокеанского конкурента по мировой торговли. 

  За время своего первого президентского срока, Рузвельт смог удержать экономику страны от полного развала, прибегнув к экстренным, зачастую непопулярным мерам, таких как полный государственный контроль над деятельностью банков. Созданные за это время новые рабочие места принесли Рузвельту определенную популярность среди разоренных кризисом людей, дав простым  американцам надежду в благополучное окончание Великой депрессии. Всё это позволило Рузвельту повторно претендовать на кресло в Белом доме на выборах 1936 года.      

  Умелое, устранение от предвыборной гонки самого опасного из конкурентов губернатора Луизианы, Хью Лонга,  выступающего с призывами откровенного левого толка, позволило Рузвельту одержать новую победу и удержать американское общество от сползания влево. Однако в самом начале второго срока правления, в экономике США возникает новый большой спад производства, грозя вновь вернуть страну к опасной черте, от которой она только, только с таким трудом смогла отойти.

   Единственной  возможностью удержаться на плаву для звезднополосатой страны была только большая европейская война, к возникновению которой президент Рузвельт приложил немало тайных усилий. Американцев не было за столом переговоров, когда Англия и Франция решали судьбы Испании, Австрии и Чехословакии, отдавая их под власть германского правителя. Американцев не присутствовали во время решения польского вопроса, но именно американские деньги варились в том котле, на питательном бульоне которого, Гитлер в кратчайшие сроки смог воссоздать германскую армию и флот, и огнем и мечом основательно преобразив карту Европы.

  Напав на Польшу в 1939 году, Гитлер подарил Америке шанс на спасение. Оказавшись в состоянии войны с Германией, европейские флагманы большой политики стали остро нуждаться в вооружении, поскольку не были готовы к ней, будучи уверенными, что в союзе с Польшей, Гитлер устремиться на восток. Американское оружие и военные материалы направляемое в Европу, позволили американской экономике выстоять и даже далеко отступить от края финансовой пропасти. 

  Своим нападением и разгромом Франции в 1940 году, германский фюрер только подыграл американцам, полностью изменив весь политический пасьянс старой Европы. Теперь сам Лондон,  приложивший столько усилий для взращивания военной мощи Гитлера, был вынужден яростно отбиваться от своего смертельно опасного детища, стремившегося пожрать своего творца.

  Мудро оценив  выгоды  от поставки оружия, большой капитал для удачного завершения большого проекта под названием «Новая мировая война», и позволил больному Рузвельту баллотироваться  в Белый дом вопреки традициям, прагматично решив, что на переправе коней не меняют.  

  К моменту вступления в должность в январе 1941 года, в распоряжении американского президента уже имелась хорошо отлаженная экономика, в большинстве своём предназначенная для производства вооружения. В оружии  и военных материалах, да и в простом продовольствии, остро нуждалась воюющая с немцами Англия, жаждущая реванша Франция и сражающийся с японцами Китай. Грех  было не воспользоваться столь приятной ситуацией в полном объёме  и 11 марта 1941 года, президент Рузвельт подписал закон о ленд-лизе, по которому правительство США предоставляло воюющим странам свою военную технику во временное пользование. Столь замысловатый экивок президента был обусловлен сильными позициями «изоляционистов», которые не хотели втягивания Соединенных штатов в европейскую бойню. Подписав этот закон, Рузвельт ловко вышел из щекотливого положения. Теперь и овцы были целы и волки сыты.

  Вооружая Европу, американцы в тоже время не забывали о своём главном оружии, морском флоте. Уже с 1939 года,  Рузвельт сделал основной упор на создание нового вида вооружения, тяжелых ударных авианосцев,  делая основную ставку в будущих морских сражениях именно на них, а не на привычные линкоры. Заложив в 1939 всего один авианосец «Эссекс», в следующем году Рузвельт одобрил постройку ещё десяти кораблей этого же типа, а в1941 было заложено ещё три ударных авианосца. Всего за годы войны, с согласия миротворца Рузвельта, американцы построили 133 авианосца различных видов и типов. При этом необходимо заметить, что и линкоры не были полностью отодвинуты в сторону. С 1937 по 1940 годы было заложено 12 новых линейных кораблей к уже имевшимся пятнадцати бронированным монстрам. Таким образом, Америка встречала вторую мировую войну во всеоружии. 

  Дав согласие на передачу истекающей кровью Англии 50 эсминцев в обмен на её островные владения за океаном, Рузвельт получил неоспоримое подтверждение слабости своего «заклятого друга» и появление возможности диктовать британцам свою волю. Каждый день сражение англичан с немцами, только прибавлял весомость американского доллара на мировой экономической арене, одновременно не просто отодвигая страну от опасной черты, а семимильными шага продвигая вперед и вперед по сравнению с другими странами. 

  Финальным аккордом, этой экономической помощи британской империи, стало подписание Черчиллем в августе 1941 года Атлантических хартий, которые оказались той миной замедленного действия, которая в дальнейшем полностью уничтожила всю колониальную систему, Англии и Франции. За короткое время, из сверхдержавы, Британия превратилась в обычную европейскую страну, и более некому было петь патриотические строчки «правь, правь, правь Британия морями, никогда, никогда, никогда, британцы не будут рабами». Британцы стали рабами американского доллара, хотя и попытались сохранить своё лицо.

  Военные эксперты американского президента в конце 1940 года предоставили секретный доклад с прогнозом о дальнейшей судьбе Англии. Выводы были не утешительные, при любом раскладе, к концу 1941 года Британия должна была пасть под натиском противника. Британский премьер Черчилль был примерно того же мнения, ибо весь золотой запас страны, к этому времени был полностью перевезен в Канаду, и куда он собирался отплыть в эмиграцию в случаи захвата острова противником, для ведения дальнейшей борьбы с нацистами.  

  Единственным способом спасения англичан, военные видели во вступление в войну против Германии США, что было на тот момент совершенно неприемлемым шагом для Рузвельта. Позиции изоляционистов внутри страны были по-прежнему очень сильны и при всех своих экономических успехах, президент не мог рассчитывать на поддержку сената в вопросе объявления войны. Идеальным вариантом было бы объявление Гитлером  войны Америки, но на такой подарок судьбы, Рузвельт не мог надеяться.  

  Другой способ спасения Англии, заключался в перенацеливание немецкой военной машины на восток, для чего, собственно говоря, она и была создана. Этому способствовало намерение Гитлера напасть на Россию, для расширения своего жизненного пространства. Оно было обозначено подписанием фюрером в декабре 1940 года «плана Барбаросса», после неудачной попытки в ноябре 1940 года, присоединить Советский Союз к оси «Рим-Берлин-Токио». Узнав об этом по своим дипломатическим  источникам, Рузвельт вместе с Черчиллем вступили в закулисные переговоры с Гитлером,  имея главную цель заключения тайного перемирия с Британией. Это было выгодно как попавшей в смертельные тиски Англии, так и набиравшей силу Америке.

  Ведомая Сталиным, Россия совершила стремительный индустриальный рывок вперед и благодаря особенностям своей экономики стала малочувствительна к спадам и кризисам мирового рынка. Кроме этого, благодаря ловкой политике своего вождя, СССР без единого выстрела присоединил к своей территории всё то, что Россия утратила по итогам первой мировой войны; Прибалтику, западную Белоруссию и Украину, Бесарабию. Единственный вооруженный конфликт с Финляндией, был благополучно завершен в кратчайший срок, за что впрочем, Россию выставили из Лиги наций как агрессора. По мнению западных политиков, русский медведь заглотил слишком много, и его нужно было осадить, проведя хорошее кровопускание немецким штыком.   

  Германский лидер охотно пошел на подобную сделку. Ведь именно этого он и добивался летом 1940 года, предлагая англичанам почетный мир, по которому британская империя не теряла ни пяди своих владений. Не получив желаемого мира и не имея достаточного количества кораблей для высадки десанта на британские острова (операция «Морской лев»), Гитлер направил свои главные усилия на помощь итальянцам в захвате Ливии и Египта. Одновременно с этим, он активизировал своих сторонников в Сирии, Ираке и Иране, которые должны были поднять антибританское восстание и тем самым открыть соединениям вермахта прямую дорогу в Индию, главную жемчужину британской короны.        

  Итогом всей этой закулисной дипломатии стал прилет в мае 1941 года, в сражающуюся Англию Гесса, заместителя фюрера по партии. И хотя Гесс был немедленно арестован и публично объявлен военнопленным, в результате тайных переговоров между воюющими странами было заключено тайное  джентльменское соглашение о заключении перемирия  в войне на западе сроком на три года. 

  С этого момента немцы получали полную свободу действий на востоке, чем  Гитлер не преминул воспользоваться, начав массированную переброску частей вермахта из Франции в Польшу, к восточной границе. Однако начать войну 15 мая, как того предусматривал план «Барбаросса», немцы не смогли. Этому помешало вторжение вермахта в Югославию и Грецию, и начало войны с Россией было передвинуто на 22 июня, с возможностью установления новых сроков вторжения.   

  После заключения тайного перемирия с Лондоном, эта дата осталась неизменной, но своё окончательное утверждение как день нападения на СССР, она получила только 20 июня 1941 года. Создав сверхмощную завесу секретности вокруг своих истинных намерений, Гитлер до самого последнего момента, оставлял себе возможность отыграть все обратно. Именно этим объясняется существования двух специальных сигналов; «Дортмунд» и «Альдона». Согласно первому, войска вермахта начинали готовиться к войне без соблюдений мер маскировки в открытую. Получение  второго сигнала означало новый перенос срока нападения, о котором будет сообщен дополнительно.

  Согласно дневникам Геббельса, весь день 20 июня, после принятия Гитлером окончательного решения и передачи в войска сигнала «Дортмунд», в Берлине шла лихорадочная отсылка специальных приказов в дивизии оперативных групп армии «Север», «Центр» и «Юг» о начале войны. Ближайшие союзники Германии Италия и Япония, узнали о намерениях Гитлера начать войну поздно вечером 21 июня, из специальных, личных посланий, отправленных дуче и микадо днём 21 июня. Так немецкий лидер хотел сохранить в тайне свои намерения напасть на СССР.

  Когда днем 22 июня стало известно о нападении Германии на Советский Союз, этому известию радовался не только Черчилль сидящий в лондонском бомбоубежище. Этому откровенно радовался и Рузвельт, для которого немецкий поход на восток, был окончательной точкой отсчета, после прохождения которой, о временах «Великой депрессии» можно было спокойно забыть.   Отныне все мировые страны, остро нуждались в американской военной помощи, за оказание которой приходилось платить звонкой золотой монетой.

  Оценивая мощь германского вермахта и неудачи Красной армии в первые недели боёв, американские эксперты расходились во мнении, сколько сможет продержаться Россия под натиском Гитлера. Разброс сроков составлял от трех недель, до трех месяцев, но все они сходились в одном; русским не устоять и СССР обязательно разделит участь Франции, Греции и Югославии.

  Чем дальше Гитлер на восток продвигался, тем всё амбициознее становились секретные планы Америки в плане дальнейшего преобразования Европы. В них, России отводилась роль пушечного мяса, уничтожение которого должно было в значительной мере ослабить силы вермахта.

  Прекрасно зная, истинные планы Гитлера не продвигаться на восток дальше пресловутой  линии Архангельск-Астрахань, американцы в купе с англичанами рассчитывали поддержать остатки Красной армии и советского правительства, укрывшиеся за горами Урала, с целью недопущения подписания мирного договора между Гитлером и Сталиным. Израненный русский медведь, должен был удерживать главные силы немцев на Восточном фронте, пока Америка и Англия будут свободно готовить свои войска для решительного удара с запада.

  После начала всеобщего наступления через Ла-Манш, примерно в 1942-43 годах, союзники намеривались одержать быструю победу над Гитлером, а ещё лучше устранить бесноватого вождя и тихо мирно договориться с его приемниками. В этом случаи разбитая и оккупированная немцами Россия уже не могла претендовать на статус полноправного партнера на послевоенных переговорах и была бы вынуждена согласиться на все условия Запада, как относительно своих границ, так и внутреннего устройства страны. Именно по этому западная дипломатия до 1944 года не признавала западные довоенные границы СССР.

  Выражая сочувствие и сострадание, советскому народу по радио и в печати Рузвельт, тем не менее, четко выждал все предсказанные своими военными сроки падения власти Сталина и только в начале октября 1941 года направил в Москву правительственную делегацию, для подписания протокола о военных поставках, строго оговаривая предоплату американских военных товаров золотом.

  К удивлению западных стратегов и политиков, Россия не только устояла под напором немецких войск, жертвую во имя спасения свои земли и население страны, но и сумела нанести вермахту значительное поражение, первое за всё время второй мировой войны. Как мировую сенсацию восприняли  американцы кадры документального фильма «Разгром немецко-фашистских войск под Москвой», за что она была немедленно удостоена  приза «Оскар», высшей награды американского кинематографа. Так сильно потрясло и удивило изображение боевой немецкой техники, брошенной непобедимым вермахтом при отступлении от стен Москвы. 

  Декабрь 1941 года стал переломной вехой начального периода второй мировой войны. Не только потому, что русские своей неожиданной победой, подставили под сомнение реализацию секретных планов Рузвельта. Гитлер, стремясь задобрить своего восточного соседа Японию и улучшить натянутые между двумя странами военные отношения, объявил войну США, после нападения японцев на Америку. С этого момента, руки Рузвельта оказались полностью развязанными, и он мог творить свою внешнюю политику без оглядки на изоляционистов. 

  В отношении оценки нападения японского флота на Перл-Харбор 7 декабря 1941 года существует множество мнений и толкований. Некоторые историки последних лет, объясняют успех японских моряков, как результат хитроумной комбинации американского президента, который такой ценой хотел раз и навсегда заткнуть рот своим политическим противникам  изоляционистам, которые были решительно против любой войны, как на востоке, так и на западе.

  Однако если вспомнить с каким фантастическим упорством, американцы охотились на адмирала Ямомоту, главного организатора и вдохновителя нападения на Перл-Харбор, можно с уверенностью сказать, что американцы все же элементарно прошляпили первый удар своего противника.

  Точно так же остаётся, не совсем ясна причина, по которой Япония решилась на большую войну с грозным соседом. Некоторые историки приписывают это действиям партии японских военных, сумевших сломить сопротивление политических оппонентов, ссылаясь на американский меморандум об условиях дальнейшего мирного сосуществования между двумя странами, который больше всего походил на ультиматум побежденной державе.

  Другие усматривают в появлении американского меморандума хитрый ход Сталина, который с помощью своих агентов влияния стравил между собой двух  своих опасных соседей и тем самым спас страну от войны на два фронта и получил возможность оказывать давление на Рузвельта. Как бы там ни было, но в декабре 1941 года, Америка вступила в войну со странами оси и стала военным союзником России в этой войне. 

  Впрочем, это сотрудничество, кроме выгодных для Америки поставок по ленд-лизу, более никак не проявлялось. Опытный и терпеливый политик, президент США решил подождать в признании русского лидера своим полноправным политическим партнером по союзу.  Вместе с Черчиллем, они хладнокровно наблюдали за кровавыми событиями 1942 года, не торопясь выполнять свои союзнические обязательства по открытия второго фронта в Европе. Всё лето, осень и зиму, союзники с интересом наблюдали, как русские один на один сражались с врагом у стен Сталинграда и у отрогов Кавказа. Рузвельт не спешил отказываться от своего стратегического плана по переустройству Европы и терпеливо ждал окончательного результата. Полностью возложив всю ответственность за не открытие второго фронта на Черчилля, сам американский президент был поглощен войной с Японией, которая для Америки была куда важнее, чем война в Европе.

  Стремясь как можно быстрее восстановить своё потерянное лицо перед простыми американцами, Рузвельт санкционировал проведение военной операции, чей боевой план был сильно пронизан духом откровенной авантюры. Речь идет о первом налете на Токио американских бомбардировщиков, который по своей сути был полет в один конец. Не имея возможности долететь до японской столицы со своих военных баз, американские военные пошли на риск и решили произвести старт бомбардировщиков В-25 с палубы тяжелого авианосца «Хорнет».

  После длительных тренировок и тщательного расчета время пути, 18 апреля 1942 года,  звено подполковника Дулиттла в составе 16 машин, вылетело в сторону Японии. Сбросив бомбы на Токио и другие японские города, американские самолеты  развернулись в сторону материкового Китая, но ни один из них не смог провести посадку из-за нехватки горючего. Три человека погибли, пятеро попали в плен и 64 американца ушли в джунгли к китайским партизанам.

  Эффект от этого налета с военной точки зрения был минимален, но зато с политической точки зрения полет был очень удачен и Рузвельт использовал это на все сто процентов. Американская пресса немедленно раструбила об успехе американского оружия,  недвусмысленно намекая со своих страниц читателям, что позор Перл-Харбора смыт с чела Америки.

  Благодаря тому, что главные ударные силы американцев авианосцы не пострадали при нападении на Перл-Харбор, дети звезднополосатого флага усиленно готовились к реваншу на море, но при этом не торопили события, временно довольствуясь ролью наблюдателя. Пользуясь пассивностью своего главного врага, японцы без препятственно заняли Филиппины, Малайю и Сингапур, уничтожив при этом своими торпедоносцами и бомбардировщиками, весь Восточный английский флот.

  Одновременно с этим были начата широкомасштабная компания по захвату центральной и южной части Тихого океана. Оперативная группа Южных морей под командованием адмирала Иноуэ, уничтожила американские базы на островах Гуаме, Уэйке и Рабауле, а также разгромили союзную авиацию на Соломоновых островах и Новой Гвинеи. Но на этом успехи Иноуэ закончились. При попытке занять Порт – Морсби, японцы потеряли один из своих авианосцев и повредили другой, заставив отложить наступательные планы Токио в этом регионе на неопределенный срок.

  Каждая из противоборствующих сторон, торопливо зарабатывали свои победные очки, однако главная битва между японским и американским флотами была впереди. Она состоялась в июне 1942 года у атолла Мидуэй, входящего в состав Гавайских островов. Американцы давно ждали начала повторного удара Японии  по своей основной базе на Тихом океане. Американский объединенный штаб так высоко оценивал силу японцев, что не исключал возможности полной оккупации противником Гавайев. 

  Но Бог любит Америку и благодаря  раскодированию морские шифры Ямамото, американцы прекрасно ориентировались во всех замыслах адмирала. Поэтому они не бросили часть своих сил на защиту Алеутских островов, на, что очень рассчитывали японцы, прекрасно зная, что это лишь отвлекающий маневр. Читая все сообщения врага, американские моряки знали о разделении японского флота на две части и все свои воздушные силы бросили на отряд авианосцев противника.

  Результат превзошел все ожидания. По счастливой случайности, американские пикирующие бомбардировщики вышли на авианосцы противника, в тот самый момент, когда все его самолеты стояли на палубе и меняли свои боезапасы с бомб на торпеды. Японские самолеты не могли взлететь для защиты своих кораблей и поэтому, американцам ничто не мешало уничтожить сразу четыре тяжелых авианосца противника, на борту которых находился весь цвет летного состава японцев. В ответ, усиленно бомбившие американские укрепления на атолле,  летчики Ямамото смогли потопить лишь один американский авианосец «Йорктаун», что впрочем, лишь слабо сохранило их лицо.  

  В результате гибели своих лучших авианосцев, японцы были вынуждены свернуть все наступательные операции в центральной части Тихого океана и перенести свою деятельность в его южную часть, стремясь не допустить переброски американских сухопутных частей в Австралию.  

  Новая стычка в Коралловом море в октябре 1942 года, наглядно продемонстрировала американцам, что их враг, несмотря на понесённые потери еще очень силен. В результате ожесточенного сражения при Гвадалканале, у американцев был потоплен авианосец «Хорнет» и серьезно повреждены второй авианосец «Энтерпрайз» и линкор «Северная Каролина». После этого на Тихом океане у противника микадо до февраля 1943 года не осталось ни одного действующего авианосца, но японцы не воспользовались выпавшим шансом. 

  Конец 1942 года, сильно расстроил президента Рузвельта, окончательно похоронив его европейские планы. Словно восставший Феникс из пепла, Советский Союз сотворил экономическое и военное чудо. Сумев эвакуировать в 1941 году свою оборонную промышленность ценою гибели многих дивизий на Украине, Сталин сумел, как и планировалось в 1938 году завершить к 1942 году  перевооружение Красной Армии новой техникой и оружием.

  Прекратив вынужденное отступление, советские армии нанесли сокрушительный удар по 6 армии Паулюса и окружили на берегах Волги, 22 дивизии противника. Такого оглушительного поражения у немецкой армии не было ни до, ни после этого. Русские не только окружили лучшие немецкие части, штурмовавшие Сталинград, но и отбросили рвущегося на их спасения одного из лучших фельдмаршалов Гитлера Манштейна, заставив окруженного Паулюса сложить оружие после двух с половиной месяцев блокады.

  Победа под Сталинградом, наглядно показала, что русские одержали её не благодаря шапкозакидательству, а из-за появления у них более лучшей военной техники и лучшему полководческому искусству. Новые победы на фронтах в начале 1943 года полностью подтвердили этот вывод, но западные союзники  и США  в первую очередь, не спешили, открыто признать Россию своим полноправным стратегическим партнером. Несмотря на клятвенные обещания, второй фронт в Европе, не был открыт и в 1943 году. Красная Армия должна была в одиночку сломать хребет непобедимому вермахту летом 1943 года, кровью своих солдат заплатив за признание Запада.

  Битва на Курской дуге и последующее мощное наступление против фельдмаршала Манштейна на юге страны, окончательно похоронили как немецкие, так и американские стратегические планы войны. Стратегическая инициатива полностью перешла в руки русских, и разгром Германии теперь стал вопросом времени. 

  Рузвельт очень быстро и своевременно отреагировал на успехи Красной армии. В августе 1943 года, по личному приказу президента, американские специалисты, в обстановки полной секретности,  разработали два абсолютно противоположные стратегические планы дальнейшего ведения войны. Согласно, первого варианта, западные страны полностью выполняли свой союзнический долг, перед Сталиным воюя вместе до победного конца. По другому сценарию, США и Англия, после устранения Гитлера от власти любым путем, как слишком одиозной фигуры, объединялись с новой Германией и обрушивали всю свою силу на Россию, выдвигая в качестве главного аргумента подобного шага, классовое противоречие между Востоком и Западом.  По достоинству, оценив это творение, Рузвельт был вынужден придерживаться первого варианта но, постоянно стремясь при этом, к воплощению второго варианта, который прямо отвечал интересам США. 

  Конечно, Рузвельт был более трезвомыслящий человек, чем иные американские политики и прекрасно понимал, что именно с СССР Америке придётся делить лавры победителя в этой войне, но у него было совершенно иное видение устройства послевоенного мира.

  О существовании этих коварных планов, знало очень ограниченное число лиц, но всё же агенты личной разведки Сталина смогли вовремя известить советского вождя о сокровенных замыслах  союзников. Это сильно помогло Сталину, в выборе дальнейшей линии поведения в отношении союзников.

  Многочисленные победы русских на фронтах войны в 1943 году, трансформировались во встречу трёх лидеров антигитлеровской коалиции в Тегеране. На ней произошла первая встреча Рузвельта со Сталиным, которому американский президент стремился выказать своё расположение. Так под нажимом Рузвельта, скользкий Черчилль согласился на открытие второго фронта в Европе в следующем году, что в прочем не было твердой гарантией. 

  Личная встреча со Сталиным, окончательно убедила американского президента, что перед ним очень опасный политический деятель, готовый уступить в частности, но одержать победу на основном направлении своей стратегии. Именно после тегеранской конференции, американский президент усилил финансирование «Манхэттенского проекта» по созданию атомной бомбы, в которой видел реальную силу для противостояния Сталину после окончания войны.

  Боевые успехи американцев в войне с Японией в течение 1943 года свелась к выдавливанию противника с тихоокеанских островов, захваченных им в 1941-42 годах. Победе американского оружия на этом театре боевых действий способствовало два фактора; прибытие большого количества авианосцев нового типа спешно построенных на верфях Америки и уничтожение американскими спецслужбами адмирала Ямамото, основного вдохновителя и зачинателя этой войны на востоке. Американцы развернули тотальную охоту на главного обидчика их флота в Перл-Харборе и благодаря возможности чтения переговоров противника, 18 апреля 1943 года сбили одиночный самолет, на котором летел этот страшный враг Америки.         

  Следующий 1944 год был важным годом, как для США, так и для СССР. Десять знаменитых сталинских ударов 44 года, основательно перекроили всю военную и политическую карту Европы. Были не только полностью освобождены все ране захваченные врагом территории СССР, но и разгромлены все немецкие союзники, чьи войска вместе с вермахтом напали на советскую страну.  

  Преследуя отступающего врага, советские армии вошли в земли Восточной Европы, к огромному огорчению западных союзников. Были полностью заняты Румыния и Болгария, освобождена большая часть Югославии, Албании, частично территория Венгрии. Советские войска вступили в восточные области Польши, вышли к Варшаве и границам Пруссии. 

  У союзников дела были несколько скромнее; за весь год они смогли освободить Рим и занять центральную часть Италии, выйдя к границам её северных провинций, полностью находившиеся под контролем немцев.

  Главным же театром боевых действий союзников стала Франция. В начале июля 1944 года, союзники наконец-то открыли второй фронт, высадившись в Нормандии. Используя численный перевес своих войск, они к августу освободили Париж и южную часть страны. 

  Военная активность Лондона и Вашингтона по открытию второго фронта, была обусловлена осознанием того, что Красная армия может в одиночку освободить всю Европу и тогда вместо соединений вермахта, англичане увидели бы на берегу Ла-Манша русские танки. Кроме этого, вступая в Европу, американцы попытались реализовать свой новый стратегический план, принятый Рузвельтом год назад.

  Главная трудность его реализации, заключалась в невозможности  в глазах простых американцев поменять боевых союзников и за короткий срок сделать из ужасных немцев хороших парней. Для этого были нужны очень веские причины и американцы усиленно их искали.

  Наиболее выгодным вариантом, который мог бы изменить отношение к Германии, был устранение Гитлера руками военных заговорщиков ориентированных строго на Запад. Погибни Гитлер от их рук, и ничто не могло помешать Рузвельту, резко изменить свою политику относительно России, и под благовидным предлогом, заключить с новым германским правительством мирный договор в обход Сталина. К этому в тайне стремились западные союзники, но к их огромному разочарованию, Гитлер остался жив, и реализацию этого коварного  плана пришлось отложить на некоторое время.

  Во время Ялтинской встречи со Сталиным в феврале 1945 года, Рузвельт был вынужден признать Россию своим главным стратегическим партнером и согласиться с признанием её новых западных границ. Взамен, американский президент получил согласие Сталина на создание ООН, основанного на принципах Атлантической хартии. Для не имевшего колоний СССР это ровным счетом ничего не меняло, но для Франция и Англия это был окончательный приговор их колониальных империй, дающих им статус мировых держав.

  Кроме этого, Сталин соглашался оказать Америке военную помощь в войне с Японией, в обмен на признание своих прав на южную часть Сахалина, Курильские острова, Монголию, КВЖД и Порт-Артур. Всё это было вполне приемлемо для Америки, но Рузвельт продолжал надеяться на создание атомной бомбы, которая, по его мнению, могла спутать все карты и сделать недействительными все прежние договоренности.     

  Несмотря на свое превосходство в морских силах, в войне с японцами американцы явно пробуксовывали. Почти весь год, они продолжали выдавливать солдат противника с различных тихоокеанских островов, неся при этом большие потери. Венцом войны 44 года для генерала Макартура, стала высадка американских войск на Филиппины, которые полностью были освобождены в начале 1945 года. Вместе с этим, американские летчики наконец-то получили базы, с которых они могли совершать воздушные налеты на Токио.

  Кроме военных успехов на суше и на море, у Рузвельта были и свои политические успехи. Его деятельность на посту президента была положительно оценена большим бизнесом и как результат, стало четвертое выдвижение Рузвельта от демократической партии на выборах 44 года. Случай в истории Америки поистине беспрецедентный, но когда нельзя и очень нужно то можно. Рузвельт был благополучно переизбран на новый срок, но его политический багаж претерпел значительное изменение.

  Основным изменением, стало появление в команде Рузвельта на посту вице-президента консерватора Гарри Трумэна, вместо представителя левых сил Генри Уоллеса, чьё пребывание во властных структурах стало абсолютно ненужным. Исходя из этой замены, можно предположить, что послевоенная конфронтация со Сталиным предполагалась изначально. Возможно, сам Рузвельт был не согласен с этим, но был вынужден принять навязанные ему условия переизбрания своего на четвертый срок. 

  Как явным подтверждением грядущих изменений во внешнеполитическом курсе, стала новая попытка заключения сепаратного мира с Германией в марте 1945 года, сразу после завершения Ялтинской конференции. Американский представитель в Швейцарии Ален Даллес, начал закулисные переговоры с немецкими представителями. Всё это делалось в тайне от Советского Союза и носило кодовое обозначение «Санрайс кроссворд». Только благодаря усилиям советской разведки, эти сепаратные переговоры были сорваны и союзники упустили последнюю возможность изменить ход военных действий по нужному им сценарию. 

  Провал сепаратных переговоров с Германией стоил Рузвельту жизни. Сразу после прекращения переговоров и извинения американского президента перед Сталиным за «несанкционированные» действия своих сотрудников, он скоропостижно скончался, по официальной версии от апоплексического удара. Своевременность смерти  президента  Рузвельта, которая привела к власти  консерватора Трумэна, не связанного перед Сталиным никакими прежними обещаниями, заставляет усомниться в этом диагнозе. Согласно неофициальным источникам информации, причиной смерти Рузвельта стала пуля, из-за чего президента пришлось хоронить в закрытом гробу.  

  Подводя итоги политической деятельности 32 президента США, можно со всей уверенностью сказать, что он полностью повторил судьбу своего идейного предшественника господина Вильсона. Подобно ему, Рузвельт ввязался в мировую войну, желая принести своей стране, власть над всем миром, но воспользоваться результатами его деятельности Америке вновь не удалось. И если в первом случае дорогу идеи о мировом господстве США перечеркнул мировой капитал, то во втором случаи дорогу Америке закрыла Россия, ведомая Сталиным.



Оглавление

  • Евгений Белогорский  ДРУГИЕ  ПОРТРЕТЫ АМЕРИКАНСКОГО ОРЛА
  • Теодор Рузвельт (Человек, открывший эпоху «нового империализма»)
  • Вудро Вильсон   (Не признанный отечеством пророк)
  • Уоррен Гардинг  (Вестник золотой эпохи)
  • Франклин Делано Рузвельт (Человек, отмеченный судьбою)

    Загрузка...

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии