загрузка...

Дело о босоногой принцессе (fb2)

- Дело о босоногой принцессе (а.с. Ромка и Лешка-14) 457 Кб, 137с. (скачать fb2) - Наталия Александровна Кузнецова

Настройки текста:



Дело о босоногой принцессе

Глава I Взрыв у кафе

В первый день летних каникул Лешка проснулась поздно. А если бы ей в глаз не угодил солнечный зайчик, отразившийся в висящем напротив зеркале, а на коврике возле дивана жалостливо не вздыхал Дик, робко взывая к ее совести, она бы и еще повалялась в свое удовольствие, так как спешить отныне было совершенно некуда.

Увидев, что любимая хозяйка открыла глаза, Дик вскочил передними лапами на диван и шершавым языком лизнул ее в нос. Лешка не рассердилась. Она погладила пса, улыбнулась, потом с наслаждением потянулась и нехотя встала.

Из соседней комнаты донесся еще один тяжелый вздох, но был он куда горше собачьего. Так уже второй день время от времени вздыхал Ромка. Лешка никогда не была бессердечной, и ей, конечно, от всей души было жаль своего старшего брата, но в данной ситуации она ничем не могла ему помочь. Разве она виновата в том, что, как и все бывшие восьмиклассники, приступила к заслуженному летнему отдыху, а Ромке еще предстоит сдача нескольких экзаменов, поскольку он заканчивает девятый?

А между тем причина Ромкиных страданий ясней ясного. Если он плохо сдаст экзамены и его аттестат будет усеян тройками, родители осуществят все свои жуткие угрозы. А это и отключение от Интернета, и потеря всякой надежды на сотовый телефон, и еще много чего. Ходячий позор семьи — так характеризует Ромку папа, а мама называет патологическим ленивцем, и в этом Лешка полностью солидарна с родителями. Память у Ромки классная, и ему стыдно плохо учиться. Бил баклуши целый год, вот и пусть теперь наверстывает упущенное.

Услышав очередной вздох, Лешка сделала было шаг в комнату брата, но остановилась. Поделом ему, пусть помучается. Правда, через год ее ожидает та же участь, но когда это еще будет! Год — это целая вечность! И потом, она хоть и не отличница, но куда прилежнее Ромки.

В общем, решив не замечать страданий ближнего, Лешка умылась, оделась и отправилась гулять с собакой. А вернувшись, недовольно нахмурила брови. Ну что с ним делать? Вместо того чтобы готовиться к первому экзамену по математике, ее брат валялся на диване и пялился в телевизор.

Но слова упрека тут же замерли в воздухе, потому что, увидев на пороге сестру, Ромка призывно замахал руками и завопил во всю глотку:

— Лешка! Иди сюда! Скорей! Послушай, что тут говорят!

— Отстань от меня! — махнула рукой девочка, но, проходя мимо телевизора, прислушалась, а потом и вовсе прильнула к экрану.

«Предприниматель и журналист получили ранения от взметнувшихся во все стороны осколков стекол автомобиля», — равнодушно сообщила дикторша и перешла к следующей информации.

— Это про нашего Андрея, — крикнул Ромка. — Может, еще чего скажут!

Но блондинка в голубом костюме все с той же интонацией уже вещала о какой-то новой художественной выставке на Крымском Валу.

Лешка затрясла брата за плечи.

— Объясни хоть, в чем дело. Андрей что, ранен? А какой еще предприниматель? Откуда он взялся?

— Ну, я так понял, что Андрей с ним встретился, чтобы взять интервью. Но когда они подошли к предпринимательскому «мерсу», тот возьми и жахни. Этот бизнесмен, молодец, не растерялся, свалил Андрея на землю и, можно сказать, спас ему жизнь. Причем сам пострадал, слышь, сказали: «Получил ранения». А больше я ничего не успел узнать, телик слишком поздно включил. Это, кстати, случилось еще вчера, вечером показывали, а сейчас повторяют.

Лешка не на шутку разволновалась.

— Ой, а как же быть? Ужас какой! Как ты думаешь, где сейчас Андрей? А вдруг у него смертельное ранение? Он тоже наверняка в больнице.

— Надо позвонить Дарье Кирилловне и все узнать. — Ромка вскочил с дивана. — Давай, звони.

Андрей был молодым, но уже известным журналистом. Он работал в газете «Новости плюс». Лешка с Ромкой обожали эту газету, так как там не раз появлялись статьи об их собственных детективных подвигах. Совсем недавно, например, была напечатана фотография их воронежской подружки Катьки. Приехав в Москву на майские праздники, Катька очутилась в частной художественной галерее в то время, когда там вспыхнул пожар, и сумела вынести из огня две картины, одна из которых принадлежала кисти знаменитой художницы Софьи Лавлинской. С этой спасенной картиной их подруга и красовалась на первом развороте газеты note 1.

А еще Андрей был отзывчивым, компанейским парнем и миллион раз выручал их из трудных ситуаций. И брат, и сестра его очень любили и считали своим другом. Понятное дело, что бабушка Андрея, Дарья Кирилловна, души не чаяла в своем внуке.

Представляя, каким ударом явилось для Дарьи Кирилловны случившееся, Лешка медленно подошла к телефону и прошептала:

— Даже не знаю, о чем спрашивать. А если Андрей серьезно ранен?

Она сняла трубку, дрожащими пальцами набрала знакомый номер и срывающимся от волнения голосом тихо произнесла:

— Здравствуйте, Дарья Кирилловна. Это я, Оля.

— Оленька, рада тебя слышать. Ты, наверное, звонишь потому, что посмотрела новости по телевизору. Я угадала?

— Да, только Ромка поздно ящик включил, и мы ничего толком не поняли. — Лешка облегченно вздохнула. Раз у Дарьи Кирилловны такой спокойный и приветливый голос, значит, ничего страшного не произошло. — А вчера мы и вовсе телевизор не включали, даже наш папа ничего не знает. Он у нас обычно все новости по всем каналам смотрит, но вечером они с мамой в гости ходили, Ромка занимался, а я за компьютером сидела. Так где Андрей, что с ним?

— Андрюша дома, сейчас спит, с ним все в порядке. После всего случившегося он сразу мне позвонил, поэтому я обо всем узнала еще до «Новостей» и, к счастью, не успела поволноваться. Хотя, по правде сказать, вся эта история мне очень не нравится. Внук отправился на встречу с предпринимателем, чтобы написать обычную рекламную статейку о магазинах, торгующих, кажется, медицинским оборудованием, — и нате вам. Теперь ему везде будут ужасы мерещиться.

Ромка, подключившись к разговору по параллельному телефону, перебил Дарью Кирилловну:

— А скоро он проснется?

— Не знаю. У Андрюши сегодня свободный день, пусть отоспится. Редактор ему разрешил, по такому случаю три дня отгулов дал, да он разве выдержит! А вы, я чувствую, хотите прийти?

— Рома не может, у него экзамены, — поспешно ответила Лешка, с вызовом взглянув на вмиг поникшего брата. — А вот я бы не отказалась. Можно заскочить? Я ненадолго.

— Конечно, приходи, — приветливо ответила Дарья Кирилловна. — К обеду Марина обещала подъехать. Она вчера вернулась со съемок, а тут такое. Андрюша даже не смог ее встретить, как собирался. А она прямо в аэропорту по телевизору эти самые «Новости» и увидела. Хорошо, что сейчас с телефонной связью проблем нет, она мне позвонила, и я тут же ее успокоила.

— Я еду! — радостно воскликнула Лешка, положив трубку.

У Ромки горестно вытянулось лицо, и ей стало жаль своего несчастного брата. Но ничего не поделаешь, пусть сидит дома и грызет гранит науки.

— Тебя мама все равно бы не пустила, — попыталась успокоить брата Лешка.

— Спасибо, утешила, — надулся Ромка. — Вместо того чтобы помочь мне отсюда вырваться… Лешка замотала головой:

— Я тебе не помощник в этом. Но ты не переживай, все, что там услышу, передам тебе почти дословно. А хочешь, на диктофон запишу?

Ромка вздохнул, смиряясь со своей нелегкой участью. Он и сам знал, что уходить из дома ему никак нельзя. В любой момент может позвонить мама и проверить, чем он занимается.

— На диктофон не надо, — буркнул он. — Надеюсь, у тебя пока нет склероза, и так все запомнишь.

Прежде чем уйти, Лешка уселась за компьютер и, написав длинное письмо Артему с изложением всех последних событий, отослала его по электронной почте в Англию. Вот уже почти год, как их с Ромкой лучший друг Артем Кораблинов живет и учится в далеком городе Бирмингеме, и редкий день обходится без переписки между ними. Но скоро его учеба заканчивается, и Артем приедет в Москву на каникулы. А после Ромкиных экзаменов они все вместе поедут к нему на дачу в поселок Медовку — лучшее место на всем белом свете. Ох, как же это будет здорово!

Радостно улыбнувшись, Лешка не спеша собралась и все равно явилась в гости раньше назначенного срока.

Дарья Кирилловна и Андрей жили в просторной квартире неподалеку от станции метро «Бабушкинская». Родители Андрея работали за границей, поэтому их подолгу не было дома. От «Рижской», где жили брат и сестра, до «Бабушкинской» всего пять остановок, и поэтому на всю поездку у Лешки ушло от силы минут двадцать. Андрей сам открыл ей дверь.

— Привет, проходи.

Лешка внимательно, с ног до головы, оглядела своего старшего товарища, не нашла в нем никаких перемен.

— Привет. А куда ты ранен?

— Вот сюда, в руку. — Андрей похлопал себя чуть ниже плеча, где под рубашкой угадывалось утолщение от наклеенного на рану пластыря. — Слава пострадал гораздо больше, повезло, что в куртке был, она как решето. А самый большой осколок попал ему в ногу. Будем надеяться, что кость не задета. Он мне недавно звонил, сказал, что в больнице ни за что не останется.

Андрей слегка повернул голову, и Лешка заметила царапину у него на виске.

— А это что?

— А, это… Так, оцарапало немного. Повезло, еще бы миллиметр, и… — Андрей беспечно махнул рукой и улыбнулся.

Дарья Кирилловна, вышедшая вслед за внуком встретить Лешку, вдруг побледнела, но тут же взяла себя в руки и обратилась к гостье:

— Ты голодна? Или подождешь, пока подъедет Марина?

— Я из дома, поэтому есть не хочу, — ответила Лешка и вновь затеребила Андрея: — Ромка велел тебя обо всем расспросить, ты же знаешь, какой он зануда. Если во всех подробностях не узнает, съест меня с потрохами.

— Но мне, честно говоря, не о чем рассказывать, — пожал плечами Андрей. — К сожалению, обычная история. Видно, каким-то людям Слава, — Лешка уже поняла, что так зовут предпринимателя, — не угодил, вот они и подложили взрывчатку в его «мерс». Наверное, следили, когда он пойдет к машине, но в последний момент поторопились и нажали дистанционку чуть раньше, чем нужно. И тому, что он так легко отделался, тоже случай помог. Слава к «Мерседесу» спереди подошел, там, где триплекс. В сущности, он вообще бы не пострадал, если бы не я. Я подошел к машине сбоку, и, когда раздался взрыв, он свалил меня с ног, а сам упал сверху, иначе все осколки были бы моими. А так отделался незначительными царапинами. Одним словом, Мальгин молодец, реакция у него что надо.

Лешка знала, что триплекс — это переднее стекло машины, вернее, два стекла, между которыми проложена пленка. И поэтому даже от пули в триплексе остается всего лишь маленькая дырочка, а само стекло лишь трескается, оставаясь целым. А вот боковые стекла автомобиля при любом взрыве лопаются и разлетаются в разные стороны, и горе тому, кто окажется на их пути. Ромка как-то прочитал Лешке целую лекцию на эту тему.

Вспомнив о брате, который ждет не дождется пересказа беседы с Андреем, Лешка задала следующий вопрос:

— А где вы с ним встретились? В том кафе, возле которого произошел взрыв?

— Вовсе нет. Я подъехал к Мальгину в офис, чтобы взять интервью, но телефон разрывался, и никак не удавалось поговорить в спокойной обстановке. Мы сели в машину, доехали до первого попавшегося кафе и притормозили. То есть о том, где мы будем, никто не знал, даже мы сами.

— Значит, за вами следили, — сделала вывод Лешка. Андрей кивнул:

— Очевидно. Но машина все время была на наших глазах, мы ее из окна кафе видели. Кто умудрился к ней подойти и прикрепить взрывчатку, ума не приложу. Хотя, если взрывчатка на магните, это можно сделать почти незаметно. А потом в том же кафе этот кто-то мог дожидаться, когда мы из него выйдем. Но это только мои предположения, не более того, возможно, что все было совсем не так.

— А чем он тебя привлек, этот предприниматель? Почему ты решил писать о нем статью?

— Он сам ко мне обратился. Понадобилось разрекламировать свою фирму. Сам я, ты знаешь, подобные темы не ищу, но, когда просят, не отказываюсь.

Лешка вздохнула:

— Лучше б ты к нам обратился, мы бы тебе столько всего порассказали, причем в полной безопасности. Ты, наверное, еще не в курсе, что совсем недавно мы с Ромкой и Венечкой осиное гнездо торговцев оружием разворошили?

— Кое-что о ваших подвигах мне известно от Маргариты Павловны, — к ним подошла Дарья Кирилловна. — Но тебя как непосредственного участника событий мы послушаем с удовольствием.

Андрей взглянул на часы:

— Сейчас подъедет Марина, вот и примемся за воспоминания. Ей тоже есть о чем поведать.

— Еще бы! — сказала Лешка. — Не каждый из нас в кино снимается и по разным странам ездит. Но пока ее нет, ты мне еще что-нибудь о взрыве расскажи, потому что Ромка велел собрать как можно больше информации. О чем бы тебя еще спросить? Когда ты теперь увидишься с этим своим спасителем?

— Скорее всего завтра. Ведь теперь мне не одну, а две статьи писать придется.

— Первую — о его фирме, а вторую — об этом происшествии, да? А сам-то он знает, кто мог на него покушаться. Ну, кому он перешел дорогу?

Андрей покачал головой:

— Похоже, что нет. А больше ничего сообщить не могу. Так Роме и передай. Пусть готовится к экзаменам и не помышляет ни о каких новых расследованиях. В борьбе с мафией, несмотря на свои несомненные детективные таланты, он вряд ли окажется победителем.

— Так и передам, — отстала наконец от Андрея Лешка и в ожидании Марины прошлась по комнате.

Глава II Исчезновение синей папки

На самом видном месте в гостиной висела картина одного воронежского художника, изображающая старинный каменный мост, возле которого когда-то давно жили прародители, то есть дедушка и бабушка, Дарьи Кирилловны. Это была та самая спасенная Катькой картина, которую она подарила хозяйке дома на день рождения.

Дарья Кирилловна смахнула пыль с рамы и сказала: — А знаешь, эта картина подвигла меня на раскопки в собственной квартире. Дело в том, что много лет назад моя мама написала мемуары, то есть воспоминания о днях своей далекой юности. А жизнь ее в те годы была непростой. Она совпала с эпохальными событиями начала двадцатого века: Первой мировой войной, октябрьским переворотом, Гражданской войной, голодом… Все пережитое в те годы мама изложила на бумаге, а потом я напечатала на пишущей машинке, потому что почерк у нее был ужасный. Это было еще на старой квартире: мы тогда жили в центре… Потом мама умерла, мы переехали сюда, а переезд, не зря говорят, сродни пожару или потопу. Одним словом, когда вещи на новой квартире разбирала, эти мемуары я куда-то засунула и забыла о них. А вспомнила только тогда, когда увидела эту картину. Несколько дней провела в поисках, совсем уж было отчаялась, но в конце концов нашла. Оказались на антресолях, в старом чемодане с ненужными тряпками.

— Вы решили их опубликовать? — поинтересовалась Лешка.

— Ну что ты, конечно, нет. Сами по себе они не представляют никакой художественной ценности, написаны неумело и немного наивно: не было у мамы никакого литературного опыта. С другой стороны, они неповторимы как еще один документ давно прошедших дней. К тому же мамины записки воссоздают прошлое, кусочек истории нашей семьи. Когда-нибудь у Андрюши будут дети, потом родятся внуки, мне кажется, им пригодятся эти воспоминания. Я считаю, что каждый человек должен помнить о своих корнях, знать, какого он роду-племени. Так уж случилось, что многие из нас дальше двух-трех поколений ничего даже не слышали о своих предках. Вот скажи, как звали хоть одного из твоих прапрапрадедушек?

Лешка пожала плечами:

— Не знаю. А можно мне взглянуть на эти мемуары?

— Разумеется. К тому же к ним приложены фотографии. Сейчас увидишь, каким замечательным сто лет назад было качество фотоснимков. Многие, даже тридцатилетней давности, пожелтели и испортились, а эти такие же четкие, как и были.

Двигая на книжных полках то одно стекло, то другое, Дарья Кирилловна воскликнула:

— Да где же они? Андрюша, ты не брал прабабушкины мемуары, синюю такую папочку?

— Зачем они мне? Я их прочитал и положил на место, — отозвался внук и, подойдя к полкам, указал на среднюю: — Вот сюда.

— Правда? — недоверчиво покосилась на него бабушка и растерянно пробормотала: — Куда ж она подевалась? Синяя такая папочка… Я сама в нее все мамины листки вложила, чтобы не растерялись…

Если бы подобная папка или какая-нибудь книжка пропала в их доме, Лешка ничуть бы не удивилась, потому что Ромка бросал вещи куда попало, а мама занималась уборкой всего раз в неделю, поскольку с утра до позднего вечера была занята на своей ответственной работе. Но в квартире у Дарьи Кирилловны всегда царил образцовый порядок, и исчезновение толстой папки было явлением труднообъяснимым — не иголка все-таки.

Лешка на всякий случай еще раз проверила все книжные полки, заглянула под диван, за кресла, посмотрела на подоконниках. Дарья Кирилловна обшарила и свою комнату, и комнату Андрея, но, вернувшись в гостиную, лишь пожала плечами:

— Нигде ее нет. Странно, и кому она могла понадобиться?

И тут раздался звонок в дверь.

— Это Марина! — радостно крикнул Андрей и со всех ног бросился в прихожую.

«Нюх у него, прямо как у Дика», — усмехнувшись про себя, подумала Лешка. Ее кавказец тоже всегда знает, кто из домашних приближается к двери, потому что реагирует на всех по-разному: на Ромку приветливо лает, когда приходит Олег Викторович — бежит к двери, чтобы лизнуть, а в ожидании Валерии Михайловны — не двигаясь с места, почтительно виляет хвостом.

В комнату вошла загоревшая и, как всем показалась, ставшая еще красивее Марина.

С этой удивительной девушкой Ромка с Лешкой подружились в прошлом году в Воронеже во время осенних каникул. В то время Марина была ведущей актрисой молодежного театра. Потом театр отправился на гастроли в Париж, где ее заметил один режиссер и пригласил сниматься в кино. Уже в Москве брат с сестрой познакомили ее с Андреем. Понятное дело, что он с первого взгляда, по Ромкиному определению, «влип по самые уши».

Марина красивым жестом убрала с лица волнистые, каштанового цвета волосы и, поздоровавшись со всеми, грациозно присела на диван.

— Как там, на Кипре? — поинтересовалась Лешка. — Здорово? В море небось каждый день купались?

— Когда как. К тому же после Кипра мы еще в Норвегии были, а там не покупаешься.

— Ух ты, класс! — восхищенно произнесла Лешка. — Вот это путешествие!

— А мне кажется, что Мариночка выглядит уставшей, — отметила Дарья Кирилловна.

— Вы правы, я безумно устала. Сниматься в кино очень нелегко, — без тени кокетства пожаловалась девушка. — Когда я работала в театре, то привыкла к определенному распорядку. На съемках все было по-другому. В шесть утра все уже на ногах, а темп такой, что сама не знаю, как сумела продержаться столько времени. А когда снимали ночью, то вообще с ног валилась.

— Все равно здорово. — Лешка восторженно смотрела на девушку, жалея о том, что рядом нет Ромки, для которого Марина была идеалом красоты и изящества.

— Зато после того как фильм выйдет на экран, тебя начнут узнавать на улицах, — улыбнулась гостье Дарья Кирилловна, а Андрей, представив, сколько у него появится новых соперников, слегка приуныл. — Ну а сейчас у тебя какие планы?

— Поеду в Воронеж, к маме. — Марина взглянула на Лешку. — А вы с Ромой, случайно, в наши края не собираетесь?

Девочка покачала головой.

— Скоро вернется из Англии Артем, Ромка сдаст экзамены, и мы все вместе поедем в Медовку, у Артема там дача.

Лешка уселась за стол, положила себе в тарелку несколько ложек салата и задумалась.

Ромка сдаст экзамены дней через десять. Артем приедет и того позже. А что ей делать в Москве почти две недели? Их друг Славка, как и Ромка, тоже сдает экзамены, Венечка уезжает с папой к каким-то их друзьям под Липецк и даже маленького щенка Дожика берет с собой в путешествие, у Светки завелась новая подруга, к тому же со Светкой всегда скучно… Однако до сего момента о поездке к Катьке в Воронеж Лешка и мечтать не смела, потому что знала: мама ни за что не разрешит ей одной ехать на поезде. А вот если с Мариной…. Тогда совсем другое дело, мама вряд ли станет возражать. В тягость Катькиным родителям она без Ромки тоже не будет…

Лешка тронула Марину за руку.

— А когда ты едешь?

— Дня через два-три. — Заметив, как расстроился при этих словах Андрей, девушка улыбнулась: — Я ненадолго, на недельку, не больше. Только повидаюсь с мамой, я по ней очень соскучилась.

— Я понимаю, — грустно сказал Андрей, а Лешка загорелась еще больше. У нее даже дух захватило от возможности вскоре увидеть Катьку, Серафиму Ивановну и всех своих новых друзей-знакомых…

— У тебя уже есть билеты? — спросила она у Марины.

— Еще нет.

— Тогда давай за ними вместе съездим. Я уверена, что с тобой меня мама отпустит.

Они сидели за столом, и конца разговорам, казалось, не предвиделось. Марина не только интересно рассказывала, но и очень талантливо изображала. Слушая про то или иное происшествие во время съемок, все дружно смеялись. Убедившись, что все сыты, Дарья Кирилловна встала и направилась в свою комнату.

— Вынуждена вас покинуть. Извините, дела. Тружусь, кстати, для твоего знакомого, он попросил выполнить работу как можно быстрее, — улыбнулась она Марине.

— Для Сергея? — уточнила девушка. — Я так ему и сказала, лучше вас он переводчика не найдет.

— Ты мне льстишь, — сказала Дарья Кирилловна, а Андрею с Лешкой пояснила: — Мариночка меня познакомила с одним молодым ученым, которому срочно понадобился перевод научной статьи с французского языка. Сколько же в ней неизвестных мне терминов! Пришлось немало попотеть со словарями.

Посидев еще немного, Лешка почувствовала себя лишней и отправилась домой. Она понимала, что Андрей с Мариной после долгой разлуки хотят побыть вдвоем, и не хотела им мешать.

Дома Лешка добросовестно пересказала Ромке все, что ей стало известно о взрыве машины возле кафе.

— Никто не знает, кто это сделал, — закончила она свое повествование. — Наверное, какие-нибудь конкуренты этого предпринимателя постарались.

Ромка сосредоточенно почесал затылок.

— Согласен с Андреем, киллер следил за ними, а потом зашел в то же кафе. Сжимал в руках дистанционку и ждал, когда этот друг-бизнесмен в свой «мерс» полезет. Знаешь, где у него могло быть дистанционное устройство? В сотовом телефоне, вот где. Представь, сидит человек, пьет кофе и вроде бы названивает какому-нибудь своему приятелю, а сам в это время чужую тачку подрывает. К счастью, уже изобрели устройства для блокировки мобильников. Их устанавливают в самолетах, чтобы террористы не могли пользоваться сотовыми телефонами как взрывателями. Только вот почему киллер не дождался, пока автомобиль с места тронется? Может быть, просто хотел попугать? Долг, например, из предпринимателя вытрясти? Интересно, что будет дальше? Ведь тот, кто хочет убить, я уверен, на полдороге не остановится.

— Я думаю, бизнесмен сам знает, кто от него чего хочет и что делать дальше. Может быть, наймет телохранителей или не будет выходить из дома. В любом случае это не твоя забота, — отрезала Лешка. — У тебя сейчас свои проблемы, не забывай о них.

— Но ведь интересно же!

— Тебя сейчас должны экзамены интересовать, а не взрывы!

— Какая же ты зануда, — возмутился Ромка. — Неужели тебе самой не хочется узнать, что бизнесмен скажет Андрею, когда они снова встретятся? Как, ты сказала, его зовут?

— Андрей его Славой называл.

— Значит, так же, как нашего Славку. Легко запомнить. Ох, как учить надоело! — излишне притворно вздохнул Ромка и, думая, что Лешка не видит, убрал с монитора игру в скверы, или в шарики, как они ее называли между собой. Эти шарики-скверы занимали уйму времени, так как один ход стоил всего четыре очка. Лешка заметила, что Ромка успел набрать их около одиннадцати тысяч, из чего исходило, что трудился он никак не меньше трех часов.

Но ничего, скоро она окажется далеко отсюда и не будет видеть этого безобразия.

Лешка тронула брата за руку:

— Ты не обижайся, но я собираюсь в Воронеж, к Катьке. Марина едет домой и меня с собой прихватит. Надеюсь, мама меня с ней отпустит.

Ромка страшно огорчился. От обиды, что все самое интересное в этой жизни происходит без него, ему захотелось плакать. Если бы он был в комнате один, то, наверное, так бы и сделал.

— Дело твое, — выдавил он и отвернулся. Забежав с другой стороны, Лешка заглянула брату в глаза.

— Тебе только лучше будет, никто не станет мешать.

То же самое сказала Валерия Михайловна, когда вернулась с работы. Она неожиданно легко согласилась со всеми Лешкиными доводами и, созвонившись с Александрой Юрьевной, Катькиной матерью, обо всем с ней договорились. А уж как Катька обрадовалась предстоящей встрече с подругой, и словами не описать!..

Весь следующий день Ромка делал вид, что усердно занимается, а сам с нетерпением ждал, когда Андрей узнает у своего приятеля-бизнесмена, кто стоит за взрывом машины. Он уже с утра порывался ему позвонить, однако Лешка не позволила.

— Еще рано, — увещевала она брата. — Потерпи немного.

Но Ромка напрасно ждал. Когда вечером наконец-то он добрался до старшего товарища, то не узнал ничего нового.

— Андрюша, как дела? Выяснили, кто подложил взрывчатку? — с замиранием сердца спросил юный сыщик и сразу почувствовал разочарование, услышав в ответ:

— Разумеется, нет. Ты и сам прекрасно знаешь, как редко раскрываются подобные преступления.

— А о чем же ты тогда будешь статью писать?

— Ну, это как раз труда не составит. Напишу о том, как Слава рисковал жизнью, спасая, в общем-то, чужого для него человека. Согласись, это был героический поступок. Ведь за одним взрывом мог последовать другой, более мощный.

— К счастью, все обошлось, — сказал Ромка, — но мы с Лешкой считаем, что убийца может повторить свою попытку.

— Вполне возможно. Поэтому я посоветовал Славе месяцок — другой затаиться, да так, чтобы ни одна живая душа не знала, где. Долго пришлось уговаривать,

пока он в конце концов со мной согласился. Сказал, что передаст все дела своему заместителю и исчезнет на время, а дальше видно будет. Личных врагов у него нет, а те, кому он встал поперек дороги, вполне возможно, за это время себя проявят.

— Разумное решение, — одобрил Ромка. — К тому же после того, как он спас тебя от гибели, никто не посмеет упрекнуть его в трусости.

— Это верно, — отозвался Андрей.

— А жаль, — еле слышно вздохнул юный сыщик, но и Андрей, и Лешка его услышали.

— Чего жаль?

— Ну как же… Все без меня происходит. Кто-то преступления раскрывает, кто-то куда-то уезжает, а тут сиди дома как пришитый. За что мне это наказание?

— Сидеть тебе недолго осталось. Будет и на твоей улице праздник, хватит и на твой век преступлений, — рассмеялся Андрей. — Учись, пока молодой.

Потом Лешка попросила Андрея пригласить к телефону Дарью Кирилловну.

— Мама отпустила меня с Мариной в Воронеж, — радостно сообщила она. — Вы будете что-нибудь передавать для Серафимы Ивановны?-

— Обязательно! Если тебе не трудно, забеги, пожалуйста, ко мне завтра утром.

Глава III Прекрасная Камилла

На другой день, перед тем как выйти из дома, Лешка позвонила Марине.

— Я сейчас еду к Дарье Кирилловне. Давай встретимся и вместе съездим за билетами.

— Я тоже к ней заскочу, — ответила девушка. — Мне так удобнее, а от нее отправимся на вокзал.

На сей раз Ромка увязался за сестрой, как она ни протестовала.

— Имею я право хоть один часок отвлечься от занятий и подышать свежим воздухом? — возмущался он в душном вагоне метро, сдавленный со всех сторон потными пассажирами.

Они появились у Дарьи Кирилловны раньше Марины. Бабушка Андрея была не одна. В гостиной, возле книжных полок, стоял молодой мужчина и что-то внимательно разглядывал. Улыбнувшись брату с сестрой, Дарья Кирилловна попросила их немного подождать и ушла в свою комнату. Минут через пять она вышла и вручила мужчине какие-то листы.

— Вот, Сергей, пожалуйста. Если понадоблюсь, звоните.

— Понадобитесь, и очень скоро. Спасибо огромное. У меня сегодня лекция, и эта статья как нельзя кстати.

Мужчина направился к выходу, потом немного помедлил, словно хотел что-то сказать еще, но передумал.

— Спасибо еще раз. До свидания, — кивнул он на прощание.

Лешка поняла, что перед ней Маринин знакомый, для которого Дарья Кирилловна переводила научную статью. Пока он стоял в комнате, дожидаясь хозяйку дома, она сумела его хорошенько разглядеть. Большие синие глаза и черные волосы сразу привлекали внимание к его приятному лицу.

Проводив гостя, Дарья Кирилловна отправилась на кухню.

— Теперь я целиком и полностью в вашем распоряжении.

Лешка с Ромкой последовали за ней.

Дарья Кирилловна полезла в шкаф, вытащила из шкафа огромную коробку конфет «Коркунов» и протянула ее Лешке.

— Я знаю, что в Воронеже своя хорошая кондитерская фабрика, но пусть тетя Сима отведает наших сладостей. Но конфеты — это не главное. Пойдем со мной. Они прошли в ее комнату, где Дарья Кирилловна достала из ящика письменного стола сотовый телефон фирмы «Сони».

— Как у нашего Венечки! — воскликнула Лешка.

— Я собиралась передать телефон с Катей еще в мае, но не успела, слишком скоро она уехала. Как только приедешь в Воронеж, сходи в какой-нибудь салон сотовой связи, выбери оптимальный для старушки тариф и договорись о подключении. Деньги я тебе дам. А Катю попроси следить за оплатой счетов.

— Конечно, мы с Катькой все сделаем, — заверила ее Лешка.

Все это время Ромка оставался на кухне. Сначала он приоткрыл духовку, чтобы посмотреть, чем так вкусно пахнет, потом ему захотелось пить. У Дарьи Кирилловны было слабое горло, поэтому минеральная воду и прочие напитки она обычно ставила в маленький простеночек между стенкой и холодильником. Ромка знал об этом. Вот и сейчас он полез за бутылкой, и вместе с минеральной водой «Меркурий» выудил оттуда толстую папку.

— А это еще что? — удивился он и, открыв титульный лист, начал читать, разбавляя написанное собственными комментариями: — «Елена Никитична Пронина». Это, наверное, автор. «Жизнь моя, иль ты приснилась мне… Сергей Есенин». А это скорее всего эпиграф. «Мои мемуары для потомков рода Истоминых»…

Услышав Ромкин голос, Дарья Кирилловна тотчас вернулась на кухню.

— Нашлись? Где же они были? — всплеснула она руками.

Ромка ткнул пальцем в холодильник.

— Там. А что это такое?

Следом за Дарьей Кирилловной примчалась Лешка и, увидев в Ромкиных руках синюю папку, пустилась в объяснения.

— Я тебе разве не говорила? В прошлый раз Дарья Кирилловна искала воспоминания своей мамы, вот эти самые, да так их и не нашла. А ты у нас и впрямь сыщик, сразу напал на след.

— Так нечестно. Ты мне ничего не сказала о пропавших мемуарах, а ведь обещала запомнить все, что здесь происходило, — обиделся Ромка.

— Здрасьте пожалуйста. Я обещала тебе рассказать то, что узнаю о взрыве машины, но не могу же я помнить все на свете. Может быть, мне надо было еще записать, кто что ел и когда кашлял?

— Ага, верный способ защиты — нападение. Сама знаешь, что не права, но продолжаешь пререкаться.

— Папка пропала, а теперь нашлась, что в этом такого, — пожала плечами Лешка и обратилась к Дарье Кирилловне: — Мы с вами везде искали, а сюда заглянуть не догадались.

— Как она могла здесь оказаться? Ума не приложу, — удивлялась Дарья Кирилловна. — Ну что ж, нашлась — и ладно.

— Если эти мемуары вам так дороги, их надо сканировать и оставить в памяти компьютера. И еще переписать на дискету, а дискету припрятать, — посоветовал Ромка. — Тогда уж они точно никуда не денутся.

— Возможно, я так и сделаю, — кивнула Дарья Кирилловна.

Лешка уселась в кресло и принялась листать синюю папку. В самом начале она наткнулась на большую наклеенную на картонку фотографию, потускневшую от времени, но очень четкую.

— Ой, как интересно! — вскликнула она. Ромка присел на подлокотник кресла рядом с сестрой и вгляделся в снимок.

— «Пикник, 1913 год», — прочел он подпись под фотографией.

Подошла Дарья Кирилловна.

— Вот это моя мама, — указала она на голенастую девочку-подростка. Она сидела прямо на земле и, обхватив колени руками, большими ясными глазами смотрела прямо в объектив фотоаппарата. Рядом с ней, слева, сидел усатый мужчина в белой рубашке навы-1уск.

— А это кто?

— Это ее папа, мой дедушка.

— А справа? — спросила Лешка. С другой стороны стояла девушка с длинными чер-1ыми косами.

— Это мама Серафимы Ивановны.

— А вас, как я понял, еще нет на свете, — констатировал Ромка.

— Мы с тетей Симой люди хоть и древние, но не настолько, — улыбнулась Дарья Кирилловна.

— Надо же, и тогда пикники устраивались, сколько труда на них собиралось. Раз, два, три… — Ромка добросовестно пересчитал всех, кто был на старой фотографии. У него получилось восемнадцать человек.

— Это последнее благополучное лето в жизни этих людей. Через год начнется Первая мировая война, за ней последует революция, и люди надолго забудут о пикниках. Само это слово выветрится из их памяти.

— Как же давно все это было, почти сто лет назад, — вздохнула Лешка. — А что за женщина стоит в самом центре? Какая красивая!

— Я, честно говоря, не помню, как зовут каждого на этом снимке, хотя мама и рассказывала мне когда-то обо всех. Но имя этой женщины забыть трудно. Ее звали Камилла. Девичью фамилию не помню, а по мужу она была Сташевской.

— Она была богатая, да? — спросил Ромка.

— Разумеется, не бедствовала. Ее отец в Воронеже возглавлял то ли банк, то ли какое-то акционерное общество. Да и замуж она вышла за довольно обеспеченного поляка, видите, вот он стоит рядом с ней.

Возле прекрасной Камиллы и впрямь находился стройный молодой человек с аккуратными черными усиками. По его лицу было заметно, как он счастлив рядом с такой красавицей.

— А потом что-то случилось, и, как мне кажется, Камилла осталась одна. Но это все — дела давно минувших дней, давно никому не интересные.

Однако Ромка не мог оторваться от снимка.

— А серьги у нее из настоящих бриллиантов, да?.. И брошка на платье огромная какая! А рядом священник стоит… он в каком-то высоком церковном сане, потому что у него на шее штука такая висит, па… па…

— Панагия, — подсказала Лешка.

— Она тоже вся в драгоценностях. Священник что, тоже с ними на пикник ездил?

— Вполне возможно, — улыбнулась Дарья Кирилловна. — В доме у Камиллы был светский салон, собиралось много именитых людей. Священника, кажется, Кириллом звали, разумеется, он тоже был туда вхож. После революции его, между прочим, арестовали и обвинили в том, что при конфискации церковных ценностей какую-то их часть он успел перепрятать. Но ничего так и не нашли. А что касается Камиллы, она вряд ли стала бы носить подделки.

Дарья Кирилловна снова вгляделась в снимок.

— Да, если бы в те времена была изобретена цветная фотография, то вы бы сейчас увидели Камиллу во всей красе. Глаза у красавицы были синие и глубокие, как озера в высоких горах, руки — как прекрасные лебеди, а волосы — как водопад в лунном сиянии… Это не мои слова и не мамины. Так цветисто написал о Камилле местный поэт, впрочем, об этом есть в мемуарах, можете прочесть…

Слова Дарьи Кирилловны прервал дверной звонок.

Это пришла Марина. Ромка кубарем кинулся в прихожую и, забыв обо всем на свете, во все глаза уставился на предмет своего обожания. Даже в простой маечке и джинсах Марина была неотразима.

— Ну, здравствуй, что ли, — улыбнулась Марина и чмокнула его в щеку, отчего Ромка зарделся как маков цвет и замер на месте, не проронив ни слова.

— Мариночка, проходи. Андрюша сейчас приедет, у него в редакции какое-то важное совещание, — объяснила Дарья Кирилловна отсутствие внука.

Через какое-то время Ромка сдвинулся с места и предложил посмотреть девушке старинные фотографии из синей папки.

Оторвав взгляд от прелестной Камиллы и ее окружения, Марина вдруг спросила:

— Дарья Кирилловна, а Сергей заезжал?

— Да, я все ему отдала.

Лешка с интересом покосилась на Марину.

— А он симпатичный. Откуда ты его знаешь? Твой поклонник?

Марина покачала головой:

— Вовсе нет. Просто он живет со мной рядом. Мы несколько раз сталкивались с ним во дворе, а потом неожиданно встретились в метро, которым оба редко пользуемся. Он меня узнал и подошел как старый знакомый. В разговоре случайно пожаловался, что заболел человек, который обычно делает ему переводы с французского, и я порекомендовала ему Дарью Кирилловну.

— А какой наукой он занимается?

— Археологией. Совсем скоро, между прочим, собирается на раскопки в Воронежскую область.

— В Костенки? — поинтересовался Ромка. — Мы на истории проходили, там были стоянки древних людей.

— Если мне не изменяет память, Костенки находятся всего в сорока километрах от Воронежа, — кивнула Марина. — Там, говорят, и сейчас можно отыскать остатки жилищ, каменные орудия древних людей, костяные статуэтки, погребения.

— Катька наша на экскурсию в Костенки ездила. Говорила, что классно, — вспомнила Лешка. — Выходит, этот Сергей в Воронеж едет, и вы с ним там опять случайно встретитесь.

— А вот это маловероятно, — улыбнулась Марина. — Воронеж — миллионный город, к тому же я хочу побыть с мамой и как можно реже выходить из дома.

В прихожей послышался звук открываемой двери, и вскоре в комнате появился Андрей.

— О, я вижу, все в сборе, — обрадовался он и, заметив в Лешкиных руках синюю папочку, воскликнул: — Что я вижу, мемуары нашлись! Следовательно, все подозрения с меня сняты!

— Не все, — сказал неугомонный Ромка. — Объясни, как они попали за холодильник?

— Откуда я знаю? — удивился Андрей. — Я их на кухню не носил.

— А как же они там оказались?

— Понятия не имею, ты у нас, кажется, сыщик, вот и думай, а у меня другие проблемы. Бабушка, корми скорее, нам на вокзал пора.

— Только сначала завезем домой Рому, — непререкаемым тоном заявила Лешка.

Ромка даже с ней спорить не стал.

— А можно я на пару дней возьму мемуары почитать? — попросил он Дарью Кирилловну. — Заодно и на дискету их перепишу, и, если вдруг опять пропадут, вы их снова напечатаете.

— Возьми, — кивнула она, а Лешка удивилась, зачем ее брату понадобились чьи-то воспоминания столетней давности.

С билетами на поезд проблем не было, и Лешка с Мариной решили не откладывая ехать в Воронеж на следующий день.

Лешку провожали Валерия Михайловна и Ромка. Андрей заехал сначала за ними, а потом они все вместе отправились за Мариной.

На перроне Ромка отвел Лешку в сторону. Надо сказать, что еще с раннего утра он то и дело подступался к ней с каким-то серьезным разговором, но Лешке весь день было не до него: она сосредоточенно укладывала вещи, боясь забыть что-нибудь важное. К тому же родители были дома и без конца лезли к ней со своими наставлениями. А еще надо было успеть сбегать в магазин и купить Катьке в подарок светлые тени для век.

И вот, когда до отхода поезда оставалось всего десять минут, Ромка наконец настиг ее. Озираясь по сторонам, он пихнул ей в сумку пакет, в котором лежал предмет, по своей форме очень похожий на их видавший виды металлоискатель.

— Послушай, — прошептал брат, — может быть, ты там клад поищешь, а? Один раз ведь мы нашли, вдруг снова подвернется? Времени-то у тебя навалом будет, не то что у меня.

Лешка покрутила пальцем у виска.

— Совсем сбрендил? Где я его искать буду?

— Как где? В том доме, где Камилла жила. Ты видела, сколько на всех было навешано драгоценностей? А священник этот с пана…

— С панагией, — снова подсказала Лешка.

— Во-во, с ней. Помнишь, Дарья Кирилловна говорила, что он церковные ценности куда-то перепрятал, (что их до сих пор не нашли?

— Но это чужие драгоценности! Зачем они тебе?

— Теперь это клад. Главное — его найти, — присваивать необязательно, можно государству отдать. Священник к Камилле ходил? Ходил. А домина у нее наверняка огромным был… Смекаешь, о чем я? Вот тебе адресок, я его из мемуаров выписал.

Лешка, не глядя, сунула бумажку в карман. Спорить с братом было бессмысленно, поэтому она сказала:

— Ладно, будет время, схожу.

— Как это — будет время? Пообещай железно, что сходишь! Но только на разведку, неприятностей на свою голову не ищи, поняла?

— Ладно, обещаю. Но ты сам подумай, сколько лет с тех пор прошло! Так можно в каждом доме клады искать.

Ромка пристально посмотрел на сестру.

— Лешк, мне эта мысль не просто так в голову пришла, не только из-за одной той фотографии. Я, знаешь, что подумал? Кто-то у Дарьи Кирилловны эти мемуары пытался украсть. Спрашивается, для чего?

— Никто их не крал, они сами за холодильник завалились.

— Это у нас в квартире все куда-то заваливается, а у Дарьи Кирилловны все на своем месте. Вот кто этот «кто-то,»? Я постараюсь это выяснить.

— Ты лучше к экзаменам готовься. А когда сдашь, тогда и выясняй, если больше делать будет нечего, — посоветовала брату Лешка.

Когда объявили, что до отправления поезда осталось пять минут, девочка простилась с мамой и Андреем и убежала в вагон. Из окошка она заметила печальные Ромкины глаза. Конечно, ему не хотелось оставаться в Москве, когда сестра отправляется в город, который он тоже успел полюбить, да еще и с Мариной. Но «се ля ви» — такова жизнь, как любят говорить французы. Она ободряюще махнула Ромке рукой.

Перрон остался позади, а впереди была волнующая неизвестность.

Глава IV Пропавший переулок

В поезде Лешка с Мариной болтали обо всем на свете. Лешка снова расспрашивала о фильме, в котором снималась девушка, о странах, в которых побывала их съемочная группа, и, конечно же, вспомнила и об их с Ромкой увлекательных поездках в Воронеж note 2.

— Выходит, я уже в четвертый раз в ваш город еду! — воскликнула Лешка. — Надеюсь в этот раз просто отдохнуть. Хватит с меня всяких приключений!

Марину встречала мама, а Лешку — Катька. Все вместе они доехали на троллейбусе до проспекта Революции и перешли на другую сторону по пешеходному переходу. Потом Катька с Лешкой свернули на улицу Пятницкого, а Марина со своей мамой пошли к Центральному телеграфу.

— У Стаса очень скоро важный экзамен, а то бы он тебя тоже встретил, — сообщила Катька, когда они с Лешкой остались одни, и с гордостью добавила: — А еще он меня пригласил на свой выпускной вечер. Класс, да?

— Как это? — удивилась Лешка. — Там же только одноклассники будут.

— Ничего подобного. Сначала у них в школе, в актовом зале, состоятся вручение аттестатов и концерт, а потом они едут в специально арендованное кафе. А там для родственников и друзей тоже накроют столики. Но это формальность, потом, сама понимаешь, все будут сидеть, где захотят. Вот только не знаю, в чем мне идти? Поможешь мне выбрать платье в магазине?

— С удовольствием.

Калитка была открыта. Лешка вошла во двор и вбежала на знакомое крыльцо большого двухэтажного дома. Катька отворила выкрашенную темно-зеленой краской дверь.

— Проходи, дома никого нет. Папа в командировке, мама на работе. Так что мы с тобой свободны как птицы и можем делать все, что хотим. Чем ты, кстати, намерена здесь заниматься? Лично я думаю, что первым делом надо как следует отдохнуть.

— Согласна. Больше всего на свете мне хочется отоспаться, — потянулась Лешка и стала разбирать вещи. Подружка заблаговременно освободила для нее половину своего платяного шкафа.

— Хорошо, что ты без Ромки, — продолжала Катька. — Он в первую очередь принялся бы клады искать, да и нас с тобой подключил бы к этому глупому занятию, от твоего братца ведь не отвертишься. А без него мы и выспимся, и нагуляемся, и в кино сходим, и на концерт какой-нибудь. К нам, знаешь, из Москвы сколько известных артистов приезжает, да и музыкальных групп тоже. Выбор огромный!

— Я тоже из Москвы, — напомнила Лешка.

— Ну и что? Ты там часто куда-нибудь ходишь? У нас же все под боком, пять минут — и ты в центре города. Вот скажи мне, когда ты последний раз была на каком-нибудь концерте?

Лешка пожала плечами:

— Не помню.

— То-то же. — И тут затрезвонил телефон. Катька сняла трубку. — Легок на помине, — воскликнула она и, протянув подруге трубку, отправилась на кухню готовить завтрак.

Лешка сразу поняла, что это ее родной брат уже успел соскучиться. Она неохотно ответила:

— Ну, чего тебе? Ты с Диком погулял?

— Я-то погулял. Видишь, все для тебя делаю. А ты не забыла о моей просьбе? Узнай у Катьки, где эта улица, вернее, переулок, название которого я тебе на бумажке написал.

— Ладно, узнаю, — Лешка с трудом сдерживала раздражение.

— Прямо сейчас узнай, чтобы я слышал, — не отставал Ромка.

Лешка достала в кармане джинсов скомканную записку.

— Ты, случайно, не знаешь, где находится Скорняжный переулок? — крикнула она Катьке.

— Очень даже знаю. Рядом с нами, одна минута ходу.

— Я слышал, — обрадовался Ромка. — Вот прямо сейчас туда и отправляйтесь.

— Ага, щас, все бросим.

— Но ты же обещала! — с отчаянием произнес Ромка.

— А чего ему надо-то? — поинтересовалась Катька. Лешка возмущенно тряхнула кудрявой головой.

— Ни много ни мало, как снова клад найти! Сам не может, так нас решил заставить. Зациклился на фотографии столетней давности — он взял ее у Дарьи Кирилловны вместе с воспоминаниями ее покойной мамы. На снимке этом изображена дама по имени Камилла, вся увешанная бриллиантами. И еще священник, давным-давно и неизвестно куда запрятавший какие-то церковные ценности. А у Камиллы в доме что-то вроде светского салона было, вот Ромка и решил, что по какой-то причине все эти люди после революции кинулись сооружать в ее доме тайники и наполнять их своими сокровищами.

— Но если фотография столетней давности, то эта Камилла давным-давно умерла. Он что, считать не умеет?

Катька так громко возмущалась, что Ромка ее услышал.

— Скажи, что я читать умею. У Камиллы, между прочим, и дочь была, и внучка. Дочь Анастасией звали. Или зовут… Очень может быть, что она еще жива. Короче, все узнайте, тем более это рядом, как Катька говорит.

— Ох, ну и достал же ты меня своими кладами! Лешка бросила трубку, а Катька пожала плечами:

— И впрямь совсем свихнулся. Но переулок этот и вправду рукой подать. Давай сходим, а то он все равно не отстанет.

— Это верно. И к экзаменам готовиться не будет, — озабоченно подтвердила Лешка.

Они не спеша позавтракали, потом Катька попробовала подарок — светлые тени ей очень даже шли. Глядя на нее, Лешка слегка подвела глаза: вдруг они встретят кого-нибудь из знакомых? У нее в этом городе их уже немало, и будет нелишним красиво выглядеть.

На улице было прохладно, Лешка достала из сумки свой лучший свитер, который привезла из Парижа Маргарита Павловна, а Катька надела красную махровую кофточку, идеально гармонирующую с ее каштановыми волосами и карими глазами. Они неспешно прикрыли за собой калитку и направились в сторону, где возвышалась огромная церковь с золотыми куполами.

Но до церкви подруги не дошли, свернув в первый же переулок.

— Вот это и есть наша Скорняжка, — сказала Катька и повела Лешку по узкому спуску вдоль одноэтажных домов. Из-за заборов свешивались ветви яблонь, а аромат цветущей сирени кружил голову.

Лешка внимательно всматривалась в номера домов. Переулок венчали дома с номерами девять и десять, торцами выходящие на Катькину улицу. Через дорогу возвышался трехэтажный особняк «нового русского», выкрашенный в желтый цвет, с изящными башенками и подземным гаражом. За домом виднелась гора, а на горе — большое красивое здание.

— Это наш новый драмтеатр, — объяснила Катька.

— А где ж еще-то дома? — удивилась Лешка. — Мне двадцать первый нужен. Катька развела руками.

— Других нет, только эти. Остальные давным-давно снесли, даже не знаю, когда, должно быть, еще до моего рождения.

Лешка хотела было огорчиться, но передумала. Лицо ее расплылось в улыбке, и она с облегчением вздохнула. Значит, с глупым Ромкиным заданием покончено. Нет дома — нет и проблемы, то есть клада, который надо в нем искать. Так она и скажет Ромке вечером по телефону. Пора ему перестать дурью маяться и дать им с Катькой наконец отдохнуть.

Второе намеченное на этот день дело было менее сложным и более приятным. Вернувшись домой и взяв пакет, который передала Дарья Кирилловна, они направились на улицу Сакко и Ванцетти, где находился маленький зеленый домишко Серафимы Ивановны.

Лешка проверила, на месте ли новенький «Сони», и порадовалась за старушку: теперь она не будет чувствовать себя в изоляции от родных и друзей. Увидев сотовый телефон, Катька вообще пришла в полный восторг.

— Класс! — воскликнула она. — Теперь, если Серафиме Ивановне что-нибудь срочно понадобится, она мне звякнет — и все дела! Не придется лишний раз бегать, чтобы узнать, как она себя чувствует и что ей нужно купить.

— И Дарья Кирилловна из Москвы с ней будет связываться напрямую, — поддакнула Лешка. — Скучать ей теперь не придется.

Первой навстречу девчонкам выскочила собака Альма. Приветливо лая и виляя хвостом, собака то и дело оглядывалась на дверь, призывая хозяйку поскорее разделить ее радость. Шерсть у Альмы была гладкой и блестящей: Катька покупала для нее в магазине сахарные косточки, а также регулярно снабжала Серафиму Ивановну зерном амаранта, которое ей по дружбе щедро отсыпали в университетской лаборатории. Из амаранта старушка варила Альме кашу.

Серафима Ивановна ничего не знала о визите девочек, поэтому Лешкин приезд явился для нее настоящим сюрпризом.

— Здравствуйте, мои хорошие, проходите, — приветствовала их старушка. Войдя в дом, она чуть не заплакала, когда Лешка выгрузила на стол целую гору московских подарков. — Как же приятно, когда на старости лет о тебе помнят и заботятся, — прошептала Серафима Ивановна, осторожно дотронувшись до прозрачного футляра, в который был облачен новенький мобильник. Похоже, до этого она никогда не держала в руках подобных вещей.

— Это ваш новый телефон, — деловито объяснила Катька. — Дайте нам свой паспорт, мы сбегаем в салон сотовой связи и подключим его, а уж потом посидим и поговорим.

— А я тем временем пирог испеку, — захлопотала Серафима Ивановна.

— Как сказал бы Ромка, да здравствует технический прогресс! — проговорила Лешка, когда они вышли из компании сотовой связи «Кодотел», где две приветливые девушки в два счета оформили все необходимые документы и даже предложили на выбор несколько телефонных номеров. Катька выбрала тот, который легко запоминался.

— Скоро наша Серафима Ивановна Интернетом начнет пользоваться, вот увидишь. Будет себё продукты по Сети заказывать, — улыбнулась Катька. — Она у нас бабка способная, быстро научится.

Побегав по свежему воздуху, подруги успели проголодаться, и свежеиспеченный пирог Серафимы Ивановны пришелся как нельзя кстати.

Увидев, с каким удовольствием уплетает выпечку Лешка, Серафима Ивановна тут же вспомнила еще об одном юном москвиче, любящем вкусно поесть.

— А где же Ромочка? — спросила она.

— У него экзамены, — сообщила Лешка. Эти слова за последнее время она произносила уже, наверное, в сотый раз. Люди настолько привыкли к тому, что брат с сестрой всюду появлялись вместе, что при виде одной Лешки этот вопрос сам собой слетал у них с языка. — Я сюда с Мариной приехала, у нее съемки закончились. Она к вам тоже зайти собиралась.

— Рада буду ее повидать. А Рома небось переживает, что с тобой не поехал.

— Еще как! Исстрадался весь родимый. Но мы этому очень даже рады, — ответила за подругу Катька. — Можете себе представить, он поручил Лешке найти несуществующий дом. Его снесли, поди уж, лет двадцать назад. На нашей Скорняжке стоял.

— Что за улица такая?

— А наша Скорняжка, вернее, Скорняжный переулок. Десять домов стоят, а остальных больше нет.

— А ведь у нас там после войны знакомые жили, — вспомнила Серафима Ивановна.

— Да что вы? — удивилась Лешка. — Жаль, что мы мемуары мамы Дарьи Кирилловны с собой не прихватили. А вы, случайно, не помните женщину по имени Камилла?

— Еще бы не помнить! Когда я была маленькой, то мечтала хоть чуть-чуть быть похожей на Камиллу, такой она была красивой. Она была уже не молода, но всегда привлекала к себе внимание.

У Лешки вспыхнули глаза.

— И вы, наверное, дружили с ее дочерью?

— С Анастасией? Да. Не то чтоб дружили, скорее она мне была как старшая сестра, я-то ведь моложе ее. В войну, когда фашисты заняли Воронеж, мы вместе в Куйбышев эвакуировались, Самару нынешнюю. В землянке одной семьей жили, помогали друг другу, чем могли. Вернувшись, поначалу часто виделись, потом все реже и реже, а после смерти Камиллы и вовсе перестали; у каждого была своя жизнь. Даже не созванивались, ведь у меня нет телефона.

— Теперь есть, — напомнила Катька.

— Даже не верится. — Серафима Ивановна поднесла к глазам чудо техники. — А адресок ее послевоенный у меня где-то записан. Сейчас найду.

Она подошла к кровати и вытащила из-под нее большой жестяной короб. Лешка таких никогда в жизни не видела, ему, наверное, тоже лет сто было, не меньше. Порывшись и коробе, Серафима извлекла пожелтевшую бумажку.

— Вот. Переулок Скорняжный, дом номер двадцать один.

— Его-то нам и велел найти Ромка, — уплетая пирог, сказала Катька.

— Значит, им квартиру дали в каком-нибудь новом микрорайоне. А до войны, между прочим, они на проспекте Революции жили. А мы с мамой — на Никитинской. Это потом, когда я замуж вышла, мы сюда переехали. Во время войны почти все дома на проспекте были разрушены, Анастасия с мужем построили себе дом в Скорняжном переулке. Муж-то ее полковником был, так что деньги нашлись. Интересно, жива ли еще Анастасия? — задумчиво проронила Серафима Ивановна.

— Значит, Камилла ваша до революции на проспекте Революции жила? — уточнила Лешка.

— Ну да, только тогда эта была Большая Дворянская улица. А Рома дал вам ее более поздний адрес.

— Тогда там, в Скорняжном, и подавно никаких кладов быть не могло. Скорее всего мама Дарьи Кирилловны ошиблась, написав этот адрес в своих мемуарах. А сколько же вашей Анастасии может быть сейчас лет?

— Под девяносто уж, наверное, — вздохнула старушка.

— А как вы думаете, фамильные бриллианты у нее еще целы? — предвидя вопрос, который непременно задаст ей вечером Ромка, поинтересовалась Лешка.

Серафима Ивановна даже руками всплеснула.

— Что ты, деточка. Во время Гражданской войны люди бриллианты на черных рынках на хлеб меняли, чтобы с голоду не умереть.

Глава V Поиски старой знакомой

Научив Серафиму Ивановну пользоваться сотовым телефоном и показав, как ставить его на подзарядку, подруги крупно написали на листке бумаги номер и отправились домой.

— Что-то сегодня мне больше никуда не хочется идти, — сказала Лешка, забираясь с ногами на Катькин диван.

— Конечно, ты же с поезда. Отдохни. Катька принесла плед, укрыла Лешкины ноги и включила телевизор.

— У нас кабель подключен, все каналы есть. Какой хочешь смотри. — Она кинула Лешке «Антенну» с телепрограммой.

Лешка выбрала свою любимую «Планету животных», но зазвонивший телефон не позволил ей наслаждаться покоем.

— Если это опять Ромка, то я его убью, — прошипела она зловещим голосом и схватила трубку. Но это был не Ромка, а Серафима Ивановна.

— Это Катенька? — робко спросила старушка.

— Нет, это Оля, — ответила Лешка. — Я вас узнала, Серафима Ивановна. Ну как, телефон хорошо работает?

— Замечательно, но я к нему еще не привыкла. А звоню вот зачем. Всколыхнули вы мне душу, после вашего ухода старое вспомнилось. Не знаю, удобно ли попросить-то, вы и так для меня столько делаете…

— Говорите, не стесняйтесь, — подбодрила старую женщину Лешка.

— Понимаешь, Оленька, телефонного справочника у меня нет, и я не знаю, где мне найти номер Анастасии. Очень захотелось ей позвонить, может она, дай ей бог, еще жива. А если нет, то с дочерью ее поговорить, узнать, как сложилась их жизнь. Но если это сложно, я обойдусь. Впрочем, может, и затевать не стоит, — засомневалась она. — Столько лет не виделись, вечность, можно сказать. Анастасия меня, должно быть, уже и не помнит.

— У вас далеко горсправка? — оторвалась от телефона Лешка.

— У нас все рядом, — фыркнула Катька. — Горсправка находится на проспекте Революции, недалеко от кукольного театра, возле которого стоит памятник Белому Биму.

— Мы все узнаем, Серафима Ивановна, не волнуйтесь, — пообещала Лешка. — Как ее фамилия?

— Сташевская, как и матери. Она, когда замуж вышла, на своей девичьей осталась. Лешка высунула ногу из-под пледа.

— Давай сходим туда прямо сейчас. Катька пожала плечами:

— Да я не знаю, до каких часов работает горсправка. Давай завтра с утра. Жила же Серафима Ивановна столько лет без своей Анастасии и еще один день проживет.

— И то верно, — зевнула Лешка и переключила те-I лик на канал мод, где длинноногие манекенщицы, представительницы всевозможных стран и рас, текли по бесконечно меняющемуся подиуму, демонстрируя самые немыслимые туалеты. Но экстравагантные одеяния, похоже, совсем не вдохновляли Катьку.

— Который раз смотрю, и ничего подходящего, — вздохнула она.

Лешка поняла, что подружка думает о платье для выпускного вечера, на который ее пригласил Стае.

— Время еще есть, мы что-нибудь тебе подыщем, — успокоила она Катьку.

Ромка позвонил вечером, как и обещал. Напрасно Лешка думала, что, узнав о давно снесенном доме, брат оставит ее в покое, не тут-то было.

— Может быть, эта Камилла своей дочери драгоценности передала, — предположил он. — Не все же сокровища они проели, лично я лучше б с голоду помер.

— Ты-то? Не смеши, для тебя пузо набить — важнее всего, — хмыкнула Лешка.

— А вот и нет. Для меня дело важнее всего! Чувствую, есть здесь какая-то загадка. Иначе зачем кто-то пытался украсть мемуары? Может быть, ты поищешь родственников этой Камиллы?

— А больше ты ничего не хочешь?

— Что я еще могу хотеть в моем-то положении? — горестно вздохнул Ромка. — Да это я просто так сказал, и так знаю, что вы с Катькой для меня и пальцем не пошевельнете.

— А вот и нет. Так уж и быть, завтра сходим с Катькой в горсправку. Анастасий Сташевских в возрасте девяноста лет или около того в Воронеже не так уж и много. Глядишь, дадут адресок.

— Во-во, верно, — обрадовался Ромка, чрезвычайно удивленный тем, что сестра не отказалась от его просьбы.

Лешка не стала объяснять, что о том же их попросила Серафима Ивановна. Пусть братишка думает, что она только для него старается, может быть, потом и он для нее что-нибудь сделает.

— Сообщи Артему, что у Катьки нет электронной почты, поэтому я пока не смогу ему писать, — попросила она. — И передай всем от меня привет.

— Я уже и без твоей просьбы это сделал, — буркнул Ромка и положил трубку.

— А кто пытался украсть мемуары у Дарьи Кирилловны? — удивленно спросила Катька. — Ромка уже второй раз об этом говорит.

— В том-то и дело, что никто их не воровал. Просто они за холодильник завалились. У Дарьи Кирилловны, конечно, везде порядок, но, как говорится, и на старуху бывает проруха. Хотя Дарья Кирилловна у нас на старуху не похожа.

Катька принялась деловито вытряхивать из шкафа свои вещи. Она перемерила все платья и с недовольным видом повесила их назад.

— Ничего не годится!

А утром Лешка с Катькой отправились в горсправку, где без особого труда выяснили, что Анастасия Мариановна Сташевская проживает в Юго-Западном микрорайоне. Вместе с адресом девчонки получили и номер ее телефона.

— Ну вот, дело сделано, сообщим Серафиме Ивановне все, что узнали, а Ромке скажем, что никакого клада мы не обнаружили, — сказала Катька. — А теперь пойдем по магазинам подыскивать мне платье.

— Давай сначала сами позвоним Анастасии, узнаем, жива ли она и помнит ли Серафиму Ивановну. Чтобы не ставить нашу старушенцию в неловкое положение, если та вдруг ее не узнает. В таком возрасте у людей часто бывает склероз, — компетентно заявила Лешка.

Купив в киоске телефонную карточку, она отыскала на проспекте таксофон и, сверяясь со справкой, набрала нужный номер.

Трубку сняла молодая девушка.

— Здравствуйте, — вежливо сказала Лешка. — Не могли бы вы пригласить к телефону Анастасию Мариановну?

— А она сейчас здесь не живет, переехала на время, — ответила девушка. Лешка опешила.

— Снова переехала? И куда?

— В Северный микрорайон.

— А вы не могли бы дать мне ее телефон и адрес? Об этом очень просила ее старая подруга, пожалуйста, — взмолилась Лешка.

— Да, в общем-то, могу, — нехотя ответила девушка. — Записывайте, Новгородская улица…

Прижав трубку щекой к плечу, Лешка аккуратно записала адрес.

— А телефон?

— Сейчас. Ой, что-то не могу найти. Тань, ты не знаешь, где у нас телефон бабушки Анастасии записан? — крикнула она кому-то и недовольно проворчала, думая, что Лешка ее не слышит: — Повадились звонить. То одному дай номер, то другому…

Выждав немного, Лешка спросила:

— Ну, нашли?

— Нет, потерялся куда-то. Съездите туда сами, старушка всегда дома, у нее и спросите.

— Придется ехать, номер телефона неизвестен, — сказала Лешка, повесив трубку. — Это ведь не очень далеко?

— Все не очень далеко, да только время отнимает, — буркнула Катька. — Ладно уж, поехали, не посылать же туда Серафиму Ивановну. Разведаем обстановку, доложим, а она пусть уж сама звонит или в гости собирается. Пора старушенции развлечься, не век же ей дома сидеть. Жаль, что ты с собой те мемуары не прихватила. Впрочем, если их Ромка на дискету переписал, можно его попросить, чтобы он их по электронной почте маме в университет отправил.

Лешка воодушевилась.

— А что, это идея. Я заодно и Артему в Англию письмо отошлю, а то уж сто лет ему не писала.

— Целых два дня, — усмехнулась Катька.

Анастасия Мариановна Сташевская проживала в старой пятиэтажке, затерянной между высокими зданиями.

Рядом виднелось голубое трехэтажное здание и стадион.

— Это что, школа? — поинтересовалась Лешка.

— Гимназия номер один. Вика, подружка моя, в ней учится, говорит, что другой такой в городе не сыскать. Внутри там, знаешь, как клево, и сад зимний, и ковры… И учителя почти все добрые. Жалко, что Вики сейчас дома нет — она с мамой на турбазу уехала, а то зашли б расспросили ее об этой Анастасии. Она частенько во дворе гуляла, а дети, сама знаешь, всегда все про всех знают.

— Сами выясним, — сказала Лешка, направляясь третий подъезд пятиэтажки.

Он был не заперт. Наверное, большинство жильцов подъезда были пенсионерами и не смогли собрать нуж-1ую сумму на домофон, чтобы оградить себя от непрошеных визитеров с улицы.

Девчонки поднялись на второй этаж и позвонили в сорок шестую квартиру.

— А что мы ей скажем? — спохватилась Катька. — Вдруг она и вправду не вспомнит нашу Серафиму Ивановну?

— На нет и суда нет, так моя бабушка говорит. — Лешка позвонила еще раз и прислушалась. Из квартиры донесся какой-то шорох, но за ним ничего не последовало. Девочка заглянула в замочную скважину и обнаружила в ней кончик ключа.

— Ушла, наверное, — пожала плечами Катька.

— Дома, раз дверь изнутри закрыта.

Лешка направилась к квартире напротив, чтобы выяснить у соседей, почему старушка не открывает. Соседей дома не оказалось, зато за дверью сорок шестой квартиры шорох стал громче, а еще через пару секунд послышался дребезжащий старческий голос:

— Катя, это ты?

— Я, — опешила Катька, с удивлением взглянув на подругу.

Лешка пожала плечами, вскинув брови и выразив тем самым крайнюю степень изумления. Кто мог знать, что они сюда приедут?

Заскрежетал ключ, дверь приоткрылась, и перед ними предстала не просто старая, а совсем древняя согбенная бабулька. Морщины въелись в ее лицо и шею глубокими бороздами, а волосы были белыми и легкими, как пушинки.

Лешка подумала, что не зря старушек называют божьими одуванчиками. Кажется, дунь — и рассыплются на глазах.

Бабушка Анастасия щурилась, напряженно вглядываясь в лица девочек. Потом взволнованно спросила:

— А где же Катя? Что с ней?

— Катя — это она, — указала Лешка на подругу. — Вы, наверное, ждали какую-то другую Катю. Нас прислала к вам Серафима Ивановна. Вы помните такую?

— Сестричка из поликлиники? — высказала догадку старушка.

— Нет, она не из поликлиники. Когда-то давно вы ее очень хорошо знали. Серафима Ивановна жила на Никитинской улице, а потом, до войны, переехала в маленький домик рядом с улицей Сакко и Ванцетти. Она родственница Дарьи Кирилловны Гридиной, а мама Дарьи Кирилловны — Елена Никитична Пронина, а у отца Елены Никитичны была фамилия Истомин.

Старушка вдруг ожила.

— Истомин? Никита Захарович? Представительный был мужчина.

— Ну вот, — обрадовалась Лешка, — мама Дарьи Кирилловны давным-давно в Москву переехала и там умерла, а Серафима Ивановна до сих пор живет в Воронеже, на том же самом месте. Она захотела вам позвонить, но не знала номера вашего номера.

Старушка пожевала губами, о чем-то вспоминая.

— Симочка! Молоденькая такая? Мы с ней в эвакуации в Куйбышеве в землянке жили, вместе уголь вдоль железнодорожного полотна в мороз собирали, чтобы печку топить. У меня с тех пор ноги так и болят. А у Симочки?

— А это вы у нее сами спросите. Только Серафима Ивановна уже не такая молоденькая, как прежде, но ничего, держится молодцом, — стараясь сдержать улыбку, вежливо ответила Лешка.

— Что же вы стоите, проходите, я вас чаем напою.

— Спасибо, не нужно, — в один голос отказались подруги.

Но бабушка Анастасия, видно, не расслышала и поплелась на кухню. Девчонкам ничего не оставалось, как последовать за ней. Старушка водрузила на плиту красный в белый горошек эмалированный чайник и пошарила в хлебнице.

— Пригласила на чай, а хлеб несвежий, — расстроилась она. — Как же теперь быть-то?

— А давайте мы в магазин сходим, — предложила Катька. — Вам какого купить?

— Половинку черного и батон, — сказала старушка. — И молока еще в розовом пакете, кувшинчиком, оно долго не скисает. А крупа у меня еще есть. У нас тут, рядом с домом, киоск, в нем все продается.

Из толстой книжки бабушка Анастасия извлекла сотенную бумажку и, протянув ее Катьке, похвалилась:

— У меня к пенсии большая прибавка вышла. Человек вчера из собеса приходил, сказал, что мне тысячу рублей не доплатили. Честный какой, мог бы себе взять, я б и не узнала. Давно не хожу ни по каким собесам.

Выйдя из подъезда, Катька удивилась:

— Ничего не понимаю. А кто же из магазина продукты приносит? И с какой, интересно, Катей она меня спутала?

— Когда вернемся, ее обо всем расспросим.

Девочки вручили старушке пакет молока и хлеб, потом вынесли мусорное ведро — мусоропровода в пятиэтажке не было, когда сели за стол, Лешка вежливо спросила:

— А кто вам обычно покупает продукты?

Выяснилось, что старушка в квартире живет не одна, а со своей подругой-экономкой Екатериной Тимофеевной.

Лет сто назад Екатеринина бабка была в их семье горничной, затем ее сменила дочь — мать Екатерины. Но та, как это часто случалось, из прислуги превратилась в полноправного члена семьи, а уж Катерина и вовсе считалась чуть ли не родственницей.

Затем пути Анастасии и Катерины разошлись: обе вышли замуж, у обеих появились дети и внуки. В семье Анастасии случилась трагедия: ее дочь со своим мужем были заядлыми альпинистами, и однажды при очередном восхождении на какой-то горный пик их накрыла лавина. Анастасия осталась жить с внуком. Он окончил школу в Воронеже, потом поступил в МГУ, затем в аспирантуру, в Москве ему предложили работу. И Анастасия осталась одна.

А у Екатерины Тимофеевны дочь обзавелась новой семьей, и она осталась жить с внучкой. Внучка выросла, вышла замуж, стала хорошо зарабатывать и купила себе новую квартиру, а своей бабушке оставила старую.

И тогда две женщины, чтобы не страдать от одиночества, вновь решили объединиться. Анастасия переехала к Катерине в Северный микрорайон, а свое жилище на юго-западе стала сдавать квартирантам. И деньги лишние пенсионеркам не помешали, и жить стало веселее. Понятно, что хозяйство в доме вела Катерина.

— Она еще совсем молодая, ей только семьдесят, — поведала старушка.

— А где же сейчас ваша подруга? — спросила Катька.

— С правнуком сидит. Приболел он, а Юля свою работу оставить никак не может, очень она у нее важная, вот и позвала бабушку на помощь. Но Павлик уже поправляется, и Катерина вот-вот вернется. Потому-то я и решила, что это она, когда вы в дверь позвонили. Спасибо, что дождались, пока я дверь открою.

Бабушка Анастасия продиктовала Катьке свой номер телефона и добавила:

— А Симочке скажите, если сможет до меня добраться, то милости прошу, буду очень рада. Сама-то я до нее не доеду. Из дома давно не выхожу, влачу стариковское существование. Ночью плохо сплю, часто встаю, лишь днем, после обеда, дремлю пару часов. — Она взглянула на большие настенные часы. — Скоро супчику поем и прилягу.

Допив чай, Лешка осмотрела квартиру. Металлоискатель она с собой, вопреки Ромкиным наказам, не взяла, да и что здесь искать? Стена с выцветшим ковром, старая кровать — видно, бабушка Анастасия к ней привыкла и не захотела расстаться. У Екатерины Тимофеевны диван поновее. В кухне маленький допотопный холодильник. Телевизор, правда, новый, наверное, внучкин подарок. Впрочем, это ведь чужая квартира, и в ней никаких тайников быть не может, да и не стала бы старушка пускать чужих людей, если бы в квартире хранились какие-то ценности. То есть можно сказать, что задание своего брата Лешка выполнила честно.

Простившись с бабушкой Анастасией, девчонки вышли за дверь и заметили мужчину, который быстро бежал вверх по лестнице. Должно быть, разыскивает кого-то, отметила про себя Лешка и, выйдя из подъезда, с огромным облегчением сказала:

— Ну вот, еще одна гора с плеч! Как хорошо, что Анастасия жива-здорова. И, согласись, она хоть и доисторическая, но вполне разумная бабка. Думаю, им с нашей Серафимой будет о чем поговорить. И Ромка теперь от нас уж точно отстанет. Ясное же дело, что клада не существует.

Катька согласно кивнула и потянула подругу за Руку.

— Идем скорее на маршрутку. Мне нужно самое лучшее платье, потому что я хочу быть на том вечере самой красивой. Ты меня понимаешь?

— Еще как!

Лешка вдруг представила себе, что Артем приглашает ее на свой выпускной бал. Да она с ног собьется, чтобы подыскать себе что-нибудь такое, отчего Наташка Тихонова и остальные девчонки, увидев ее, попадают в обморок. А ведь если Артем не уедет осенью в свою Англию, а вернется в Ромкин класс, кто знает…

— Не сомневайся, ты будешь самой красивой, — с уверенностью сказала она Катьке. Потом ее мысли вновь вернулись к старушке, и она с досадой стукнула себя ладонью по лбу. — Какие же мы глупые! Надо было прямо из квартиры бабушки Анастасии позвонить Серафиме Ивановне, и бабульки бы уже общались между собой.

— Ну, не возвращаться же! Вон телефон-автомат, давай позвоним и сообщим Серафиме Ивановне радостную весть, — указала Катька на торец соседнего дома.

— Серафима Ивановна, ваша Анастасия жива и здорова, — торжественно объявила в трубку Лешка. — А живет она с Екатериной Тимофеевной. Вы ее знаете?

— Ну, еще бы не знать! Говорите, Анастасия меня помнит? — разволновалась Серафима Ивановна. — Тогда я прямо сейчас ей и позвоню. Спасибо вам, мои дорогие, вы столько для меня сделали.

Глава VI Первая помощь

Катька с Лешкой отправились в «Россию», самый большой универмаг Воронежа. Они осмотрели все отделы, но, несмотря на большой выбор нарядов, ничего не подобрали. Похоже, Катька сама толком не знала, что ей надо. Пышные платья ее не привлекали, слишком узкие и обтягивающие — тоже.

— Нужно что-то такое, чтобы был полный отпад… — твердила она.

Они обошли еще несколько магазинов, но и в них ничего не высмотрели.

— Что ж мне делать? — с ужасом спросила Катька, словно с этим нарядом решался вопрос ее жизни и смерти. — Если бы Стае меня пригласил раньше, я бы заказала платье у хорошей портнихи. Но теперь уже поздно…

Они вернулись домой еле волоча ноги, и Катька снова полезла в свой гардероб, будто в нем мог отыскаться наряд, о котором она не знала. Увы, новых туалетов в шкафу не обнаружилось.

— Завтра пойдем на вещевой рынок, — побросав вещи обратно, решила она. — Может, там повезет?

А потом позвонил Ромка, и Лешка его вконец разочаровала, сказав, что в квартире бабушки Анастасии никаких кладов быть не может.

Ромка, впрочем, с этим уже смирился.

— Да я так, на всякий случай просил поискать. Мало ли что в жизни бывает.

На другой день подруги встали рано и отправились на стадион «Труд» — где располагался один из самых крупных в Воронеже вещевых рынков. Между рядами палаток было так тесно, что между ними с трудом могли разминуться два человека.

— Если бы ты знала, что здесь творится в выходные дни! — Катька целеустремленно направилась в гущу торговцев.

Лешке этого знать не хотелось. Она и так с трудом продиралась вслед за подругой между многочисленными рядами, вскоре устав смотреть по сторонам. Они прочесали «Труд» несколько раз, но ни нарядного платья, ни какого-нибудь оригинального костюма не нашли и здесь.

В общем, кроме завернутой в фольгу горячей курицы гриль, которая продавалась в киоске на выходе, они опять ничего не купили.

— Давай полежим, — предложила Катька, когда они, едва шевеля ногами, вернулись домой. — Снова тебе не везет с отдыхом. Поспи немного. А потом, если захочешь, в «Пролетку» сходим, там фильмец классный идет. Стаса позовем, пусть сделает перерывчик в своей учебе. А вот, кажется, и он.

Катька подбежала к зазвонившему телефону, но это оказался не Стае. Она услышала взволнованный голос Серафимы Ивановны.

— Катенька, это ты?

— Я. Что случилось, Серафима Ивановна?

— Никак не могу понять, почему Анастасия не подходит к телефону. Может быть, что-то со связью? У меня ведь не такой телефон, как у всех. Хотя вчера мы с ней по нему вволю наговорились.

— Мы сейчас проверим и перезвоним, — сказала Катька и, найдя телефон бабушки Анастасии, набрала номер. Сверившись с бумажкой, удивилась: — И правда никто не отвечает. А ведь она говорила, что из дома никогда не выходит.

Лешка тут же вскочила с дивана.

— Нужно к ней съездить. В таком возрасте, сама знаешь, всякое может быть. К примеру, недавно бабушка одной моей одноклассницы упала дома буквально на ровном месте и сломала себе шейку бедра. У старых людей кости хрупкие, моя мама говорит, что им надо кальций с витамином С пить, только не все старушки это понимают.

— Ну что ж, поехали, — вздохнула Катька.

Быстро собравшись, они сообщили о своем решении Серафиме Ивановне. За считанные секунды взлетели по крутой горе, именуемой улицей Пятницкого, на проспект Революции вскочили в подоспевшую маршрутку и уже через полчаса, оказались у знакомой пятиэтажки.

Дверь сорок шестой квартиры была закрыта, а замочная скважина — пуста. Лешка сунула в нее палец в надежде обнаружить кончик ключа, потом, прищурив один глаз, заглянула внутрь и принюхалась. Из квартиры пахло чем-то знакомым и неприятным. Но чем? И куда могла деться старушка?

Девочка подошла к квартире напротив и решительно нажала на кнопку звонка.

Дверь открыл мальчишка лет двенадцати и вопросительно уставился на незнакомку.

— Мы не можем попасть вон в ту квартиру. — Лешка махнула рукой. — Анастасия Мариановна сказала, что никуда из дома не выходит, а сама почему-то не открывает. Ты случайно ее не видел?

Мальчишка равнодушно взглянул на соседнюю дверь.

— Не-а.

— Денис, кто там?

Показалась женщина в зеленом халате с мокрыми волосами и феном в руке.

— Они к тем бабкам, — ответил Денис и ретировался.

— Нам никто не открывает, — снова объяснила Лешка. — И мы не знаем, как нам быть. Могла Анастасия Мариановна куда-нибудь отойти, как вы считаете?

Женщина задумалась.

— Вряд ли. Ой, а у нас где-то их ключ был, сейчас поищу. Это ж Тимофеевны квартира, а внучка ее, Юля, как-то раз весь комплект потеряла, и от работы, и от дома, а потом, когда новый замок вставила, один ключ принесла, сказала, пусть, теть Люсь, у вас теперь лежит, а то в один прекрасный день придется дверь взламывать. Дверь-то у них, сами видите, железная, не всякий вор одолеет.

Отложив фен в сторону, женщина принялась рыться в верхнем ящике шкафчика. Наконец, к Лешкиному облегчению, она воскликнула:

— Нашла!

Соседка пересекла лестничную площадку, вставила ключ в замочную скважину, легко его повернула. Запах, который учуяла Лешка, многократно усилился, и вот теперь-то она его узнала.

Как-то раз Ромка решил сварить себе кофе. Он поставил на газовую плиту джезву, а сам засел за компьютер и забыл обо всем на свете. Кофейная гуща залила конфорку и погасила огонь, а Ромка ничего не почувствовал, так как газ заполнял комнату постепенно и он успел принюхаться к его запаху. И неизвестно, чем бы все обернулось, если бы на кухне не была приоткрыта форточка, а Лешка не вернулась бы с Диком со свежего воздуха и не перекрыла газ.

Вот и теперь она первым делом кинулась на кухню. Так и есть. Все краны газовой плиты были полностью открыты, все четыре конфорки зловеще шипели, испуская газ и отравляя воздух, а форточка, несмотря на теплый день, была плотно закупорена.

Лешка закашлялась, голова у нее закружилась, видимо, концентрация газа на кухне была очень сильной.

— Только не прикасайтесь к выключателям! — быстро перекрыв трубу, крикнула девочка и распахнула настежь окна. А потом, оставив открытой наружную дверь, велела Катьке сбегать вниз и распахнуть двери подъезда, чтобы сквозняк как можно скорее выветрил ядовитый смог.

А потом со страхом заглянула в комнату. Около бабушки Анастасии суетилась соседка Людмила.

— Пульс то ли бьется, то ли нет, не могу разобрать, — растерянно сказала женщина, щупая запястье на старушечьей руке.

— Чего ж вы ждете! Вызывайте скорее «Скорую»! — закричала Лешка и стала вспоминать, чему их учили в школе на уроках ОБЖ. «При отравлении газом следует делать искусственное дыхание. Но в первую очередь пострадавшего необходимо вынести на свежий воздух»…

Она схватила одеяло и постелила его на грязной кафельной плитке лестничной клетки. Затем, взяв старушку под мышки и за ноги, вдвоем с Катькой они вытащили ее из квартиры. Бабушка Анастасия была легонькой как пушинка — ив самом деле божий одуванчик.

Лешка попыталась нащупать пульс, но не смогла, сухая морщинистая рука безжизненно упала на пол. Лешке стало страшно. Неужели старушка умрет вот здесь, на их глазах? Тогда она всю жизнь будет чувствовать себя виноватой.

Теоретически-то Лешка знала, как делается искусственное дыхание, но практики у нее никогда не было. Крепко зажмурив глаза и набрав полную грудь воздуха, она выдохнула его в рот бабушке Анастасии, а потом резко, несколько раз нажала ей на грудь. Воздух вышел обратно. Лешка снова проделала ту же процедуру, потом еще раз, и старушка еле слышно, хрипло задышала.

— Отравление газом, приезжайте скорее! — кричала тем временем в трубку Люда.

«Скорая помощь» прибыла неожиданно быстро. Как потом выяснилось, ее вызывали в соседний дом к какому-то гипертонику.

Соседка рассказала врачу о том, что случилось, и указала на Лешку с Катькой.

— Если бы не эти девочки, никто из соседей не спохватился бы. Не подоспей они вовремя, старушка бы умерла.

— Молодцы! — похвалил подруг врач. — Меры приняли оперативно. А то б не только бабульке конец пришел, полдома могло на воздух взлететь.

От этих слов соседке стало дурно.

— Боже мой! — ужаснулась она.

— Старушка одна живет? — спросила медсестра.

— Нет, со своей подругой, только ее сейчас дома нет, — ответила Катька.

— Опасно ее одну оставлять, — сказал врач. — Неужели у нее нет других родственников?

— Кажется, в Воронеже нет.

Бабушке Анастасии сделали укол, положили на носилки и понесли к машине. Тетя Люда, наспех переодевшись, побежала за ними.

— Съезжу узнать, куда ее поместят. Соседи все же. Не забудь все закрыть и взять обратно наш ключ.

Последние слова относились к сыну. Денис с любопытством взирал на происходящее, не принимая в нем никакого участия.

— Мы вам позвоним! — крикнула вслед Людмиле Лешка и понесла назад грязное одеяло. Она не стала накрывать им кровать, а положила рядом.

Комната показалась ей брошенной и какой-то пустой, словно, оставшись без хозяйки, лишилась своей души. Лешка взяла с тумбочки очки в простенькой оправе, лежащие поверх открытой книги, подняла с пола тапочки.

— Эти вещи надо отвезти ей в больницу. Подождем немного, пока здесь все окончательно не проветрится, а потом все закроем, — сказала она.

Проверив еще раз на кухне газовые краны, Катька недоуменно сморщила нос:

— Не понимаю, что имел в виду врач, говоря, что ее опасно одну оставлять. И почему про родственников спрашивал?

— Чего ж тут непонятного-то? — хмыкнул мальчишка. — Старая женщина, он хотел сказать, что она могла пойти на кухню, открыть краны и о них забыть.

Лешка замотала головой:

— У нее память хорошая. Она нашу общую знакомую Серафиму Ивановну сразу вспомнила. Вон и книги |до сих пор читает, — указала она на тумбочку. — Сразу видно, что интеллигентная, а люди с развитым интеллектом до глубокой старости сохраняют память и способность логически мыслить. Мне об этом мой друг Венечка рассказывал, а он у нас все знает. Кстати, она вчера говорила, что после обеда любит поспать. Смотрите, кастрюлька вымыта, значит, она поела, все вымыла и легла. Интересно, а кто ей фрукты принес? Вчера я их здесь не видела.

На столе в белой эмалированной миске лежали четыре оранжевых апельсина и три киви.

— Значит, кто-то к ней приходил, — сказала Катька.

— Ясное дело.

Лешка пошла к выходу и вдруг резко остановилась.

— Ой, вспомнила! Когда мы к ней вчера пришли, я не смогла в замочную скважину заглянуть, потому что в ней был ключ. А в этот раз его не было.

— И что? — снова хмыкнул Денис. Лешкины рассуждения были ему неинтересны, к тому же мальчишка куда-то спешил.

— То, что кто-то закрыл дверь снаружи и ушел. Так и есть.

Лешка указала пальцем на маленький крючок возле двери, на котором одиноко болтался ключ.

— Все это очень странно. Денис, ты случайно не заметил ничего подозрительного?

— Я что, следить за ней нанимался?

Мальчишка, в отличие от ее Ромки, явно не метил в сыщики. Он повернулся, чтобы уйти, но Лешка его остановила. Она закрыла дверь и протянула Денису ключ. Тот, что висел на гвоздике, оставила себе:

— Оставь свой телефон. Мы позвоним твоей маме, чтобы разузнать, в какую больницу положили бабушку Анастасию.

Денис продиктовал номер и умчался прочь.

— Если б кто-нибудь включил свет, произошел бы жуткий взрыв. На это, наверное, и рассчитывал тот, кто пустил газ, — пряча ключ в рюкзачок, прошептала Лешка.

Катька сморщила нос:

— Я так не думаю. Зачем кому-то травить и взрывать старую бабку? Если даже предположить на секундочку, что Ромка прав и у нее хранились какие-то драгоценности, то они взлетели бы на воздух вместе с домом и уж точно никому бы не достались. Может быть, она все-таки сама не доглядела?

— Когда приедем к ней в больницу, постараемся это выяснить.

— Сегодня она вряд ли нам о чем-нибудь сможет рассказать.

— Ну, значит, завтра.

Глава VII Подозрительный внук

Вернувшись домой, подруги позвонили Серафиме Ивановне и рассказали о случившемся. Только, чтобы не волновать старушку, не стали сгущать краски.

— У бабушки Анастасии произошла утечка газа, — как можно спокойнее сказала Лешка. — Сейчас она в больнице, но врачи сказали, что ничего серьезного. Скоро ее выпишут.

Как только она положила трубку, тут же позвонил Ромка.

— Звоню, звоню. Где вас целый день носит? А я сегодня математику написал. Завтра скажут, на сколько. Но я уже и так знаю, что не меньше, чем на четверку, потому что все решил правильно, — похвастался он. — А что у вас?

— А у нас в квартире газ, — ответила Лешка.

— Ну, кроме шуток!

— А я и не шучу. Бабушка Анастасия чуть газом не отравилась Если бы мы с Катькой к ней вовремя не приехали, то ей конец бы пришел, да еще и квартира бы взорвалась, если вообще не полдома.

— А ну, давай поподробней, — потребовал Ромка, и когда сестра добросовестно рассказала ему о случившемся, вдруг спросил: — А сколько у нее на плите кастрюлек стояло?

— Одна.

— И чайник один?

— А сколько, по-твоему, у нее должно быть чайников?

— И сковородка была?

— Да зачем тебе знать о ее посуде? Впрочем, если тебе так интересно, то скажу: сковородки на плите не было! И всяких утятниц с гусятницами — тоже.

— Не остри, не до смеха. А спрашиваю я вот почему: если она что-то варила в одной кастрюльке, а потом грела чай в одном чайнике, то по забывчивости могла оставить только две конфорки, а не четыре, ясно тебе?

— Ой, пожалуй, ты прав. И ключ не в двери был, а рядом, на гвоздике висел. Но зачем взрывать квартиру, если в ней спрятаны какие-то сокровища? Где логика?

— Значит, здесь что-то другое, — задумчиво протянул Ромка. — Я же говорил, не зря у Дарьи Кирилловны мемуары утаскивали. Так ваша бабка сейчас в больнице?

— Ну да.

Помолчав немного, Ромка воскликнул:

— А не кажется ли тебе, что раз на нее кто-то покушался, то и там ей угрожает опасность? Лешка опешила.

— Ты думаешь? Но что же делать? Не дежурить же нам с Катькой у ее палаты!

— Вы должны поговорить с лечащим врачом. В случае чего заявить в милицию. Да мало ли что можно сделать. Эх, меня с вами нет! — расстроился Ромка.

— Не переживай, мы что-нибудь придумаем, — пообещала Лешка и, положив трубку, сразу же позвонила тете Люде. Выяснилось, что старушку отвезли в больницу «Скорой помощи», находящуюся в Юго-Западном микрорайоне, и поместили в сорок четвертую палату.

— Кать, давай туда съездим прямо сейчас.

От возбуждения и страха за бабушку Анастасию щеки у Лешки покраснели, глаза лихорадочно заблестели.

Катька посмотрела на часы.

Начало седьмого.

— Пока мы доберемся до больницы, будет совсем поздно.

— Ромка бы поехал! И я ему пообещала. А вдруг старушку, правда, хотят убить? А она такая беспомощная, никто ей, кроме нас, не поможет.

Катька с тоской взглянула на диван, на котором ей так и не удалось поваляться, но возражать не стала.

— Ну что ж, поехали.

У выхода их застал еще один телефонный звонок, и Лешка, вернувшись, услышала знакомый мелодичный голос.

— Пропали совсем, даже ни разу не позвонили, — с мягким укором сказала Марина. — Чем занимаетесь, если не секрет?

— Мы-то? Катьке праздничное платье подыскиваем, ее на бал пригласили. И… тут одна история… Долго рассказывать… Извини нас, Мариночка, но сейчас мы очень спешим.

— А вы приходите ко мне завтра утром, чайку попьем, я и послушаю, что у вас случилось. Часам к одиннадцати вас устроит?

— Отлично, — обрадовалась Лешка. — Хоть выспимся.

Подъехав к больнице «Скорой помощи», они первым делом отыскали справочную.

— Скажите, пожалуйста, как себя чувствует Анастасия Мариановна Сташевская из сорок четвертой палаты? — спросила Лешка и уточнила: — Ее к вам сегодня привезли, она газом отравилась.

— Сейчас узнаем, — ответила девушка, листая журнал.

— Бабулька-то? — услышала Лешкин вопрос проходившая мимо санитарка. — Слаба, но врачи говорят, оклемается.

— А к ней в палату можно зайти? Мы ей тапочки принесли. И очки.

— Вы бы еще ночью пришли. Завтра приходите, — сердито ответила девушка. — И передачу завтра принесете, все уж закрыто. Я сама здесь случайно задержалась.

— Нам надо поговорить с ее лечащим врачом, — продолжала настаивать Лешка.

— Все уже ушли.

— Но дежурный врач ведь остался. — Лешка шагнула к лифту.

— Ты куда? — грозно окликнула ее женщина в белом халате со шваброй в руке. С хмурым лицом она загоняла ходячих больных в свои палаты и выставляла за дверь последних посетителей. Все с испугом косились на швабру, опасаясь, наверное, что женщина вот-вот пустит ее в ход.

Отпрянув от лифта, Лешка подошла к санитарке:

— Нам очень нужно встретиться с дежурным врачом, это очень важно. Пожалуйста, позовите его, я вас очень прошу.

— Ну что ж, ждите, я попробую, — смилостивилась хмуролицая.

Примерно через полчаса, когда подружки уже измаялись от ожидания, к ним спустился молодой мужчина с бородкой клинышком и в очках, напоминающих старомодное пенсне.

— В чем дело? — спросил он, воззрившись на юных посетительниц.

Лешка пустилась в путаные объяснения.

— Мы знакомые Сташевской Анастасии Мариановны, ну, той бабушки, которая сегодня отравилась газом. Только это не простое отравление. На нее кто-то покушался. Потому что все горелки были открыты, а форточка, наоборот, закрыта. И ключ не в двери был, как обычно, а рядом на гвоздике висел. Значит, тот, кто к ней приходил, закрыл ее своим ключом. И теперь (мы боимся, что ей продолжает грозить опасность.

Врач протер очки носовым платком и снова водрузил их на нос.

— Вы в этом уверены? Лешка закивала:

— Абсолютно. Иначе все это не объяснить.

— Ну что ж, давайте пройдем к ней в палату.

И Лешка с Катькой гордо прошествовали мимо женщины со шваброй, успевшей разогнать больных и выдворить из вестибюля всех родственников и знакомых.

Бабушка Анастасия лежала в шестиместной палате недалеко от двери. Казалось, она спала. Но когда врач дотронулся до ее плеча, тут же открыла мутноватые светло-голубые глаза.

— Анастасия Мариановна, к вам пришли, — мягко сказал доктор.

Старушка долго всматривалась в Лешкино лицо, а потом радостно улыбнулась, совсем как ребенок, увидевший что-то хорошее.

— А, Оленька?.. Говорят, ты меня спасла?

— Это случайно вышло, — смутилась девочка. — Скажите, Анастасия Мариановна, почему ключ не в двери был, а рядом на крючке висел?

Бабушка Анастасия даже не удивилась.

— Так я думала, что Катерина придет, она еще вчера вечером обещала от внучки вернуться. Но потом, видимо, задержалась, — просто ответила она. — Мне даже ее шаги чудились, когда я после обеда прилегла. Должно быть, приснилось.

— Как видите, ключ из двери она сама вынула, — сказал врач и снова обратился к старушке: — А кто, по-вашему, открыл краны газовой плиты?

— А вот этого не знаю, — затрясла головой бабушка Анастасия. — Я посуду помыла, каждый кранчик проверила, да и спать пошла. Форточку, правда, прикрыла — со двора гарью несло. Не надо было, видно, этого делать.

Врач многозначительно посмотрел на Лешку. Похоже, ему все было ясно.

— А фрукты кто вам принес? Апельсины? — торопливо спросила она.

— Какие апельсины?

— Они на столе в миске лежали.

— Не знаю, — растерянно пробормотала старушка. — Не помню.

— А мы вам очки и тапочки принесли, — бодро вклинилась в разговор Катька. — Что-нибудь еще нужно?

— Не беспокойтесь, вот Катерина приедет и все привезет, — отказалась старушка.

Простившись с бабушкой Анастасией, девчонки вместе с врачом вышли в холл.

— И все же ей угрожает опасность, — упрямо заявила Лешка. — Кто-то на нее покушается. Вы же слышали, что краны она не открывала, следовательно, газом себя не травила. И кто фрукты принес, она тоже не видела.

— Ты что, не знаешь, сколько ей лет? — удивился врач. — Она могла повернуть краны в другую сторону. Со всякими бывает, не только со стариками. У нее родственники есть?

— Подруга есть, они вместе живут.

— Надо будет с ней поговорить. Может быть, удастся устроить вашу старушку в геронтологическую больницу. Она находится в поселке Сомове, в самом лесу, условия там неплохие, воздух свежий, да и о стариках там заботятся.

Лешка недовольно тряхнула рыжеватыми кудрями.

— Зачем ей туда? Ну как вам объяснить, что она нормальная, просто дело здесь нечисто. У нас нет неопровержимых доказательств, что Анастасии Мариановне грозит опасность, но если с ней что-нибудь случится, отвечать будете вы, так и знайте. И не говорите потом, что я вас не предупреждала. Катька свидетель.

Девочка оглянулась и заметила пожилую востроносую женщину в синем байковом халате, которая стояла у окна и с напряженным вниманием прислушивалась к их беседе. И хотя тетка, увидев, что на нее смотрят, поспешно засеменила в палату, где лежала бабушка Анастасия, Лешка мотнула в ее сторону головой:

— А вот и еще один свидетель.

Доктор вздохнул, решив не связываться с настырной посетительницей.

— У нас персонала не хватает, так что пост у палаты при всем желании устроить не могу. Но, так и быть, попрошу дежурную, чтобы к ней сегодня никого не пускали. Хотя и без того время посещений давно закончилось.

— И на том спасибо, — поблагодарила Лешка.

Выйдя из больницы, подруги направились к остановке. Маршрутки шли одна за другой, так что долго ждать им не пришлось. «Наконец-то можно отдохнуть», — подумала Лешка, удобно устроившись у окна. Мельком взглянув на дорогу, она заметила, что на противоположной стороне улицы остановилось такси, из которого вышел мужчина, показавшийся ей чем-то знакомым. Лешка потерла лоб, пытаясь вспомнить, и ее вдруг как током пронзило.

Маршрутка тронулась с места, и Катька уже оплатила проезд, когда Лешка воскликнула:

— Остановите, пожалуйста, я в больнице одну вещь забыла.

Водитель пожал плечами и остановил машину. Лешка выбралась из маршрутки, Катька, недоумевая, вылезла следом.

— Что еще случилось?

— Там… Понимаешь, в такси, которое только что подъехало к больнице, был он.

— Кто — он?

— Ну, ты его не знаешь. Это Сергей, которому Дарья Кирилловна статью с французского переводила. Маринин знакомый, между прочим.

— Ну и что из этого? — фыркнула Катька, которая уже порядком устала.

— Как это — что? Он в больницу направился. Я, как его увидела, сразу поняла. Это он мемуары брал. Сама видела, как он у полки отирался, где они лежали до исчезновения. Наверное, когда назад их принес, не смог незаметно положить на место, вот и сунул за холодильник. Вдруг это он нашу старушку грохнуть решил, а?

— Ты стала такой же подозрительной, как и твой братец, — пробурчала Катька, но тут же смягчилась: — Впрочем, все может быть, стоит проверить.

Подруги вновь подбежали к столу справок, но он был давно закрыт. Тогда Лешка метнулась к приемному отделению, дернула на себя дверь и с досадой топнула ногой. Дверь была заперта. Заметив сбоку красную кнопку, надавила на нее изо всех сил. Дверь тут же открылась, показалась дежурная.

— В чем дело, девочки?

— Скажите, пожалуйста, к Сташевской из токсикологического отделения сейчас никто не приходил? — задыхаясь от волнения, спросила девочка.

— Внук приходил, но я его не пустила, — категоричным тоном объявила женщина. — А он мне все документы совал. Только в них нигде не сказано, что он ее внук. А Владимир Иванович посторонних в больницу не велел пускать.

— Ну а он?

— Ну что он, спросил, как она себя чувствует, и ушел. С врачом хотел поговорить, да тот занят был.

— А какой он из себя, этот внук? Высокий такой, с синими глазами, да?

— Да вроде. Деньги мне совал, чтобы я его пропустила. Да я не взяла. Не велено — так не ведено. — Женщина покачала головой, словно соглашалась сама с собой. — Раз Владимир Иванович не разрешил, значит, и нельзя.

— Так он и в самом деле ее внук? — дернула Лешку за руку Катька, когда они вышли из больницы. Лешка пожала плечами:

— Возможно.

— Ну вот, только зря из маршрутки выходили, теперь придется новую ждать.

— Вам несколько раз Рома звонил, — сказала Александра Юрьевна, когда Лешка с Катькой наконец переступили порог дома.

И как бы в подтверждение ее слов телефон зазвонил вновь. Лешка сняла трубку.

— Ну как дела? Были в больнице? — спросил Ромка.

— Только что вернулись.

Лешка рассказала брату о беседе с врачом, а также о неожиданном появлении внука, по странному совпадению заказавшему перевод статьи у Дарьи Кирилловны в то самое время, когда у нее исчезали мемуары.

— Должно быть, ты права, он их стянул и что-то там вычитал про свою бабусю. Ну вот, придется мне снова эти записки изучать, — вздохнул Ромка. — А вам следующее задание: срочно узнайте, в самом деле он ее внук или нет и есть ли у бабки завещание. И если есть, что именно в нем написано.

— Нам больше делать нечего, как твои задания выполнять, — по привычке буркнула Лешка, но, вспомнив беспомощную улыбку бабушки Анастасии, согласилась: — Ладно, мы постараемся.

И сразу приступила к делу. Не дожидаясь завтрашнего утра, она решила получить исчерпывающую информацию о человеке, назвавшемся внуком несчастной старушки. Для этого ей надо было всего-навсего позвонить Марине.

— Мариночка, извини за беспокойство. Расскажи мне, пожалуйста, о Сергее, которому Дарья Кирилловна переводила статью. Ты вроде говорила, что он в Костенки собирается, а мне показалось, что я его сегодня видела.

— Вероятно, это он и был, — ответила Марина. — Не помню, говорила ли я тебе, что он родом тоже из Воронежа, так что его сюда не только раскопки привлекают, но и, конечно, друзья и родственники. А больше я о нем ничего не знаю, кроме того, что он не вылезает из экспедиций. В последний раз был в Египте, копался в древних захоронениях. И разговоры мы с ним вели исключительно об археологии, хотя я мало что смыслю в этой науке.

— А как ты думаешь, он… хороший человек? — помолчав, спросила Лешка.

— Мне показалось, что да. А в чем дело? И почему ты звонишь сейчас? Вы что, ко мне завтра не придете?

— Придем обязательно. Но, если не трудно, поищи, пожалуйста, московский номер телефона Сергея. Он у тебя должен быть, ты же связывала их с Дарьей Кирилловной.

Узнав телефон Сергея и попрощавшись с Мариной, Лешка тут же набрала нужный номер. Приятный мужской голос на автоответчике просил позвонившего оставить свое сообщение и обещал перезвонить примерно через неделю.

— Значит, я не ошиблась, это был тот самый Сергей, — сказала Лешка. — Сделаю-ка я еще один звоночек.

На сей раз она позвонила тете Люде, соседке Анастасии Мариановны:

— Извините, это снова Оля. Скажите, к вам никто не приходил, о старушке не справлялся?

— Катерина Тимофеевна звонила. Уж так сокрушалась, что подружку свою одну оставила. Но я ей сказала, в какой она больнице. Обещала завтра навестить. А еще внук ее приезжал. Я ему тоже все рассказала.

Глава VIII Статья в газете

Наконец-то Лешке с Катькой удалось как следует выспаться. А проснувшись, они отправились завтракать к Марине.

Дверь девочкам открыла Маринина мама, Ирина Афанасьевна.

— Проходите, Мариночка вас ждет, — приветливо улыбнулась женщина. — Рада вас видеть. С тех пор как мы познакомились, внимательно слежу за вашими расследованиями. Какие же вы все молодцы! Я и о Венечке вашем знаю, и о Славе, и об Артеме, и о том, что у Ромы экзамены — мне тоже известно.

— Это Марина вам рассказала, да? — спросила Катька, доставая из сумки расческу и утыкаясь носом в большое зеркало в прихожей.

— Вовсе нет, я теперь дочь сама почти не вижу. А сведения у меня вот откуда.

Когда подруги прошли в комнату, Ирина Афанасьевна показала им толстую подшивку газет «Новости плюс».

— Я читаю все Андрюшины статьи, особенно те, в которых он описывает ваши приключения, и многое сумела уловить между строк.

— Моя мама тоже детектив, — улыбнулась Марина.

— Все мамы — детективы, — сказала Лешка и взяла в руки тяжелую подшивку.

По правде говоря, сама она «Новости плюс» просматривала лишь от случая к случаю, не упуская лишь те номера, в которых Андрей описывал их подвиги, изменяя, разумеется, имена и фамилии. Ромка эти статьи вырезал, вписывал в них подлинные имена и складывал в особую папочку, которую называл «Папка славы нас». Остальные газеты папа складывал за дверью в углу, откуда они шли на хозяйственные нужды.

Пролистав подшивку, Катька тут же нашла свой портрет на развороте газеты, где она, сияя голливудской улыбкой, прижимает к себе спасенную от огня ценную картину.

Ирина Афанасьевна обняла девчонку за плечи.

— Эту фотографию я показала всем своим друзьям, ты их очаровала. А как вам нравится вот это?

И она протянула подругам последний номер газеты, где была напечатана статья о герое-предпринимателе, спасшем от гибели ее автора. Текст начинался словами: «Этих строк могло бы не быть…» — и далее шел рассказ о том, как известный бизнесмен при взрыве собственной машины не растерялся и накрыл своим телом неожиданно оказавшегося рядом журналиста, получив при этом осколочное ранение в ногу.

Был в газете и снимок. Андрей Гридин рядом со своим спасителем.

— А он еще молодой, — мельком взглянула на фотографию Лешка. — За границу собирался ехать, Андрей его уговорил. После этой статьи его никто не обвинит в том, что он туда со страху сбежал.

— А даже если и со страху, то что в том такого? — дернула плечиком Катька. — Кому охота помирать? Пока он там пробудет, здесь, может, и найдут, кто на него покушался. Небось нанял в Москве целую армию детективов для этого.

— Наверное, — согласилась Лешка и обернулась к Марине: — А ты когда в Москву собираешься? Марина покосилась на мать.

— Еще несколько дней здесь пробуду. А тебя уже что, домой потянуло?

— Что ты, — замахала руками девочка. — Я еще и отдыхать не начала, сегодня впервые выспалась. Давай назад вместе поедем.

— Договорились, — улыбнулась Марина.

Она разлила чай, разложила по тарелочкам торт.

— Ну а теперь рассказывайте, чем здесь так заняты?

— Ох, ты не представляешь, сколько всего произошло! — выдохнула Лешка.

— Ага, — проворчала Катька. — Даже платье некогда купить. Как подумаю, в чем на выпускной бал идти, просто страшно становится.

— Какой еще бал? Ты же, кажется, только восьмой класс окончила? — удивилась Ирина Афанасьевна.

— А ее друг на свой выпускной пригласил, и ей, понятное дело, хочется быть самой красивой, — объяснила Лешка.

— Естественное желание, — кивнула Ирина Афанасьевна.

— Я даже туфли купить не могу! — продолжала переживать Катька. — Потому что не знаю, каким будет платье.

— Предлагаю сходить в Дом моделей. У меня там есть знакомая, может быть, она что-нибудь для тебя подберет. — И Марина, не откладывая дело в долгий ящик, подошла к телефону и, набрав номер, попросила пригласить Татьяну.

— Значит, завтра? — Марина вопросительно посмотрела на подруг. — До завтра, надеюсь, время терпит?

Катька кивнула.

— Только бы повезло!

— Ну а теперь рассказывайте, почему так долго не звонили? — положив трубку, сказала Марина.

— Что ты! Тут такое случилось!

И Лешка рассказала о том, как по просьбе Серафимы Ивановны они отыскали старушку по имени Анастасия, и о том, как она отравилась газом, и что у них имеются разные версии происшедшего. Врач, например, считает, что старушка сама открыла на кухне газовые краны, а Ромка уверен, что это чей-то злой умысел.

— Старых людей часто из-за квартир убивают, — сказала Ирина Афанасьевна. — Вы узнайте, приватизировала ли она свою квартиру, и если да, то кому ее завещала.

Лешка кивнула.

— Ромка нам тоже велел разузнать о ее завещании. Мы с Катькой сегодня же поедем в больницу, обо всем ее расспросим.

Покинув гостеприимный дом, подруги вышли на залитый солнцем, сверкающий витринами магазинов и свежей листвой лип проспект Революции.

— С пустыми руками в больницу ехать неудобно, — рассудительно сказала Лешка. — Давай купим бананов. Их даже без зубов жевать можно, а они у бабушки Анастасии, наверное, давно уже выпали.

Выбрав на ближайшем лотке самую большую гроздь, девчонки сели в маршрутку и вскоре оказались у здания больницы.

Народу в этот час было много. Лешка с Катькой надели заранее припасенные белые халаты — Катька взяла их у своей мамы — и отправились на четвертый этаж. В палату их пропустили без всяких препятствий. Очевидно, запрет Владимира Ивановича никого не пускать к Сташевской кончился вместе с его дежурством.

Старушка без движения лежала на кровати.

— Что с ней? — испугалась Лешка.

— Спит она, — ответила востроносая соседка в синем халате. — Всю ночь ворочалась, стонала, нам всем спать не давала, а к утру ей сестра снотворное вколола.

Лешка открыла тумбочку, чтобы положить туда бананы, и увидела большой черный пакет. Заглянув в него, обнаружила внутри почти такую же гроздь.

— К ней уже кто-то приходил? — удивилась она.

— Передачу принесли, — ответила женщина.

— Интересно, кто это мог быть? — прошептала Лешка. — Екатерина Тимофеевна сама сюда собиралась. Тетя Люда тоже бы зашла. И записки никакой нет.

— Должно быть, это был ее внук, — предположила Катька.

— А почему не зашел в палату? Сегодня же всех пускают.

— Передачу рано принесли, еще до обхода, — объяснила соседка.

— Ясно.

Лешка положила чужие банданы на тумбочку, а свои сунула внутрь.

Старушка все еще спала.

— Давай попозже заглянем, — предложила Катька. Но Лешка отказалась.

— Подождем, вдруг проснется. Не ехать же сюда снова.

— Ладно, подождем.

В палате было немноголюдно — все ее обитатели, кроме бабушки Анастасии и женщины в синем халате, толклись в вестибюле. Подруги подошли к широкому окну. По шоссе неслись автомобили. От их бесконечного потока то и дело отделялись машины «Скорой помощи» и сворачивали к больнице, доставляя все новых и новых больных. «Как конвейер», — с грустью подумала Лешка, и в этот момент раздался скрип открываемой двери.

В палату входил Сергей.

Увидев его, Лешка отвернулась и, дернув Катьку за руку, буквально вжалась в окно. А Катька отворачиваться не стала, а наоборот, стала пожирать его глазами. Впрочем, археолог и не думал смотреть их сторону.

— Спит бабушка? — заботливо поинтересовался он у соседки. — Второй раз приезжаю, хотел с ней поговорить, но ждать больше не могу: внизу машина ждет.

Он легонько потряс старушку за плечо.

— Бабуль, проснись.

— Крепко спит, — сказала женщина. — Она только под утро уснула.

— Ну что ж, очень жаль. Передайте, что приезжал внук. Пару-тройку дней меня в городе не будет, а потом навещу ее снова. Пусть не волнуется. — И он осторожно поцеловал бабушку в лоб.

— Передам непременно, — пообещала женщина. Сергей немного помедлил, бросил взгляд на спящую родственницу и вышел из палаты.

— Будем за ним следить? — прошептала Катька.

— Как за ним уследишь, если он на машине? Да и зачем? Давай лучше подождем, пока проснется Анастасия Мариановна.

Спустя минуту из коридора донеслось тяжелое шарканье, и дверной проем полностью закрыла собой высокая грузная женщина. Она была хоть и старой, но далеко не такой, как бабушка Анастасия.

— Гляньте-ка, день, а она спит, — удивилась женщина, выгружая из сумки свертки. — Я Сережу по дороге встретила, он и сказал, что она в спячку впала. Ну, пускай поспит, это полезно, со сном болезнь уходит.

Лешка сразу поняла, что перед ними не кто иной, как подруга бабушки Анастасии — Екатерина Тимофеевна.

Заметив, что девчонки с интересом разглядывают ее, женщина спросила:

— А вы кто ж такие будете?

— Я — Оля, а она — Катя, — ответила Лешка.

— Так вы и есть наши спасители? Мне Люда все рассказала. Чем же мне вас отблагодарить-то? — заволновалась старуха.

— Нас вовсе не надо благодарить, — смутилась Лешка. — Мы пришли узнать, как себя чувствует Анастасия Мариановна, и кое о чем с ней поговорить. А вы ее внука хорошо знаете?

— Сережу-то? Конечно. Замечательный молодой человек. Когда из-за границы вернулся, хотел ее к себе в Москву забрать, да только она не согласилась. Решила здесь со мной остаться.

— И он является ее наследником? По завещанию? — как бы между прочим спросила Лешка.

— Конечно. Все свое имущество Сереже завещала, кому ж еще? Говоря по правде, имущества-то у нее никакого и нет, только хрущевка двухкомнатная, которую она квартирантам сдает. К тому же внук помогает, а мне — внучка, так что материально мы с ней живем неплохо, куда лучше, чем другие одинокие старухи. Екатерина Тимофеевна тронула подругу за плечо.

— Ну и разоспалась!

Она присела на край кровати, задержав взгляд на лежащих на тумбочке бананах.

— Небось Сережа принес?

Оторвав от грозди один, Екатерина Тимофеевна ловко его почистила и с наслаждением сжевала, а кожуру спрятала в свою сумку. Подумав немного, взяла другой, а через некоторое время — третий. По всему было видно, что отсутствием аппетита старуха не страдает.

— Я вообще-то мало ем, — сказала она девчонкам, после того как четвертый банан исчез в ее чреве. Кожуру она снова убрала в свою большую хозяйственную сумку, в которой что-то лежало.

Заметив Лешкин взгляд, Екатерина Тимофеевна пояснила:

— Это я курочку купила, бульончику для Натуси сварить.

Она протянула руку к тумбочке, но, увидев, что там остался один-единственный банан, отдернула руку.

— Пока она спит, я так и сделаю, — спохватилась Екатерина Тимофеевна. — Эти куры быстро варятся, я ей бульончику принесу, пусть попьет, на больничных харчах не больно-то разживешься. Сейчас к внучке сбегаю, она недалеко отсюда живет.

С трудом приподняв свое грузное тело, любительница тропических фруктов выкатилась из палаты.

Лешка улыбнулась ей вслед и предложила:

— Может быть, здесь поблизости есть какой-нибудь крупный магазин? Пока есть время, давай поищем в нем платье.

Катька не успела ответить, так как, тяжело застонав, бабушка Анастасия открыла глаза. Чуть погодя, старушка попыталась сесть. Подскочив, Лешка подложила ей под спину подушку.

Женщина узнала ее и сконфузилась.

— Сколько же беспокойства я вам причиняю! Как такое могло случиться, ума не приложу. Мне так неудобно, что вы из-за меня время теряете.

— Ничего, у нас каникулы, — ответила Катька и спросила: — Скажите, может, вы сами газ не выключили?

Бабушка Анастасия с обидой заморгала блеклыми ресницами.

— Да что ты, Катенька. Я понимаю, что, глядя на меня, трудно поверить, что я еще что-то соображаю. Забываю, конечно, кое-что по мелочам, но чтобы газ оставить! Да я его по сто раз на дню проверяю и воду тоже. У нас ее отключают часто, так вот я, перед тем как спать лечь, несколько раз все краны потрогаю, не дай бог соседей залить. И ведь ни разу не залила.

— А к вам вчера никто не приходил?

— Никто, — покачала головой старушка и, пожевав губами, проговорила: — Шаги мне все мерещились, думала, Катерина вернулась. А вот позавчера, после вашего ухода, явился человек, тот самый, из собеса. Сказал, что я в ведомости забыла расписаться, а у него, дескать, отчетность.

Она потянулась за халатом, висящим на спинке кровати. Лешка помогла старушке его надеть.

— Поможете мне умыться? — спросила бабушка Анастасия, которая хоть и была слаба, но помирать пока что не собиралась. Лишь сокрушалась, что так долго спала и из-за этого не повидалась с внуком.

— Ну да ничего, — сказала она, — он скоро приедет, я подожду.

Спустя некоторое время девочки помогли бабушке Анастасии лечь в постель.

— Пошли, что ли. — Катька незаметно толкнула подругу в бок.

Лешка поднялась.

— Ну, мы пойдем, до свидания. Сейчас к вам Екатерина Тимофеевна придет, бульон привезет.

— Спасибо вам, — в который раз поблагодарила девочек старая женщина.

Глава IX Новое отравление

Но уйти из больницы подругам снова не удалось. Выйдя в коридор, они увидели… Серафиму Ивановну. Подслеповато щурясь, та разглядывала номера палат.

Катька взяла старушку под руку и подвела к нужной двери.

— Как вы сюда добрались?

— А есть еще порох в пороховницах, — задорно ответила Серафима Ивановна. — Сколько можно дома сидеть? Думаю, съезжу, навещу старую знакомую. Как она?

Лешка поцеловала Серафиму Ивановну в морщинистую щеку.

— Нормально. Вы назад сами доберетесь или вас порождать?

— Сама, сама, не надо за меня беспокоиться. Вот только боюсь, не узнаю ее, столько лет прошло. — Она нерешительно заглянула в палату.

Катька с Лешкой вошли следом. Интересно же посмотреть, как пройдет встреча двух подруг, которые не видели друг друга почти полвека.

Две старушки долго смотрели друг на друга.

— Симочка? — вдруг несмело произнесла Анастасия.

— Анастасия Мариановна! Натусенька! — кинулась ней Серафима Ивановна.

Бабушка Анастасия на глазах ожила и даже чуть-чуть порозовела. Приход Симочки заметно прибавил ей бодрости.

Лешка с Катькой переглянулись.

— Теперь я точно знаю, что никакого склероза у бабушек нет. — Лешка глубоко вздохнула, представив себе, как они с Катькой встретятся через много-много лет. Интересно, узнают они друг друга? Но потом утешила себя тем, что к тому времени люди непременно изобретут какое-нибудь омолаживающее лекарство, и они с Катькой будут выглядеть значительно лучше.

— Пошли же, наконец, отсюда — прошептала Катька. — Сейчас еще Екатерина Тимофеевна со своим бульоном явится, им будет что вспомнить, а мы здесь лишние. Кстати, у меня недавно кастрюлька с супом сгорела. Суп выкипел, а кастрюлька почернела, ее пришлось на помойку выбросить.

— Ты это к чему? — не поняла Лешка.

— А к тому, что я, молодая, могу о чем-то забыть, а уж старушка и подавно не упомнит. Небось повернула краны сикось-накось, да и все, и врач тебе то же самое сказал. А Ромка твой все выдумывает, лишь бы не учиться. Слушай его больше.

— Ну, не знаю, — начала было Лешка, но не успела она договорить, как в палату на всех парах влетела Катькина тезка и извлекла из своей сумки большую стеклянную банку с завинчивающейся крышкой.

— Натусенька, как ты? А я тебе бульончику принесла. И чашечку у внучки прихватила, чтобы здесь не одалживаться.

Чашечкой она называла большую керамическую салатницу оранжевого цвета.

Катерина наполнила «чашечку» густым ароматным бульоном и протянула ее бабушке Анастасии вместе со столовой ложкой и румяным пирожком.

— Ну как, соли хватает? Сама-то я даже не попробовала, так к тебе торопилась. — И тут она обратила внимание на Серафиму Ивановну. — Никак Сима? — пробасила Екатерина Тимофеевна. — Вот чудеса, в кои-то веки все девки вместе собрались. Откуда ты взялась-то?

Но Серафима Ивановна не успела и рта раскрыть, как бабка Катерина, резко побледнев, схватилась за живот. На лбу выступили крупные капли пота.

— Я сейчас, — прохрипела она и выбежала из палаты. Вернувшись назад, женщина заняла почти всю кровать бабушки Анастасии и, прислонившись спиной к стенке, прошептала:

— Ой, что-то плохо мне.

Губы ее посинели, Катерина стала заваливаться набок, и Лешка испугалась, что своим массивным телом она задавит маленькую бабушку Анастасию.

— Анастасия Мариановна, у нее что, сердце больное? — испуганно пролепетала Катька.

— Ну что ты, она здорова как лошадь, — ответила бабушка Анастасия, пытаясь за грубостью скрыть волнение. Сунув Катьке в руки салатницу с бульоном и пирожок, она тронула свою подругу за плечо: — Катенька, что с тобой? Что ж делать-то, боже ты мой!

— Мы же в больнице! Надо позвать врача! — воскликнула Лешка и выскочила из палаты.

В коридора она увидела высокого пожилого мужчину в белом халате и схватила его за руку.

— Вы врач? Ей плохо, скорее!

Из палаты напротив выскочила невысокая светловолосая медсестра.

— Кому плохо? Старушке из сорок четвертой? Ей же, наоборот, лучше стало!

— Нет, ее подруге. Она ее навестить пришла, и вот… Врач поспешил за Лешкой. Увидев теряющую сознание женщину, мигом скомандовал:

— В процедурную, быстро.

Откуда-то появились люди с каталкой и, взгромоздив на нее грузное тело Екатерины Тимофеевны, повезли в конец коридора.

Бабушка Анастасия схватилась за сердце. Серафима Ивановна и молоденькая медсестра остались хлопотать возле нее, а девчонки побежали к процедурной.

— Как ты думаешь, что с ней? — спросила Лешка, стараясь хоть что-то разглядеть сквозь мутное дверное стекло процедурной.

Катька наморщила лоб.

— Я помню, у нас в школе один мальчик отравился. С ним почти то же было, он то бледнел, то синел, за живот хватался. Его на промывание возили. Интересно, что скажет врач.

О том, чтобы уйти из больницы, больше не было и речи. Подруги пристроились на банкетке в ожидании известий.

Врач вышел из процедурной и, отдав последние распоряжения, быстро пошел по коридору. Лешка преградила ему дорогу.

— Что с ней? Отравление, да?

Мужчина остановился и внимательно оглядел девочку.

— По-видимому.

— А чем?

— Пока не знаю. Ей повезло, что в больнице оказалась. А так неизвестно, чем бы все кончилось. Сейчас все в порядке, мы промыли ей желудок, так что скоро оклемается.

— Значит, это отравление, — задумчиво повторила Лешка и вдруг воскликнула: — Я вас очень прошу, постойте, пожалуйста, здесь и никуда не уходите.

Она метнулась в палату, схватила с тумбочки не съеденный Катериной банан и протянула его врачу.

— Она ела вот эти бананы. Должно быть, они отравлены.

— Кем отравлены? Кто их принес? Лешка пожала плечами:

— Не знаю.

— Ох, не было печали. — Врач взял у нее улику и направился в ординаторскую. Лешка пошла за ним следом и увидела, как он положил банан на стол.

— Теперь ты видишь, что ничего Ромка не выдумывает, — попрекнула она подругу, вернувшись обратно. — Надо срочно выяснить, кто принес сюда эти бананы.

Сидя на кровати, две старушки тряслись в тревоге за Катерину.

— Что с ней? — вымолвили они разом.

— Ничего страшного. Что-то съела, — бодро ответила Лешка. — Скорее всего бананы оказались испорченными.

— Тогда их надо выбросить. — Серафима Ивановна заглянула в тумбочку.

— Эти есть можно. Они свежие, их мы с Катькой сегодня купили, — поспешила предупредить ее Лешка.

— Ох, как же нам с Катериной не повезло, — запричитала бабушка Анастасия. — Сначала я свалилась, а теперь она.

— Беда не приходит одна, — поддакнула Серафима Ивановна.

Тетка в синем байковом халате, шурша чем-то на соседней кровати, возразила:

— Нет худа без добра. Зато теперь вам веселее будет. Меня не сегодня-завтра выпишут, вот и скажете, чтобы ее на мое место положили.

— Я сейчас же попрошу об этом.

Лешка сорвалась с места и снова помчалась по коридору. Катька не отставала. Напомнив медсестре об освобождавшемся в палате месте, девчонки спустились вниз и подошли к окошку, в котором принимали передачи для больных.

— Скажите, пожалуйста, вы не помните, кто приносил бананы для Сташевской Анастасии Мариановны? Она в сорок четвертой палате, в токсикологии лежит, — обратилась Лешка к молодой медсестре.

— Тут столько народу ходит, — фыркнула та. — Разве можно всех запомнить?

— Ну, пожалуйста, постарайтесь. Вас об этом все равно спросят, потому что этими бананами человек отравился.

— Да ты что! — ахнула девушка. — А когда их приблизительно передавали и в чем? — Рано утром, в большом черном пакете. Девушка задумалась. Лешка уточнила:

— Ну, на нем еще квадрат такой желтый нарисован. Хотите, принесу, покажу? А записки почему-то не было никакой.

Приемщица вдруг лучезарно улыбнулась.

— Это был ее внук, Сергей.

— Вы что, спросили, как его зовут?

— Ну, сначала он спросил мое имя, а потом представился сам.

— А какой он из себя?

— Ну, такой… Высокий, симпатичный, молодой.

— А глаза? Глаза у него какие? А волосы? — нетерпеливо спросила Лешка.

— Глаза, кажется, синие, волосы темные. Я же говорю, симпатичный. А записку он не оставил, потому что сказал, что позже зайдет.

— Спасибо за информацию, — поблагодарила Лешка и, отойдя от окошка, пожала плечами. — Зачем внуку понадобилось травить свою родную бабку? Если эти бананы так подействовали на Катерину, то Анастасия и от одного бы окочурилась.

— Да уж, нашей старушке много не надо, — кивнула Катька. — И что же теперь делать будем?

— Пойдем назад.

Они вновь поднялись на четвертый этаж и отыскали пожилого врача.

— Вы узнали, что в банане? — обратилась к нему Лешка.

— Так скоро дела не делаются, — ответил врач и посмотрел на стол. — Вот черт, а где же этот банан-то? Я ж его сюда положил. Или нет?

— Сюда, — подтвердила девочка. — Я видела.

В ординаторской находились еще двое врачей. Пожилая женщина с черными навыкате глазами и молодой полный мужчина, халат с трудом сходился у него на животе.

Пожилой врач обратился к коллегам:

— Тут лежал банан. Никто не видел?

Женщина покачала головой, а молодой мужчина быстро вышел из кабинета.

Лешка обратила внимание на открытую, стоящую у стола урну для бумаг. В ней лежала желтая, покрытая черными пятнами кожура.

Врач проследил за ее взглядом и в упор посмотрел на женщину.

— Кто съел банан? Та улыбнулась.

— Догадайтесь сами.

— Но он же отравленный! — испугалась Лешка. Женщина пожала плечами, а врач взял ее за плечи и подвел к выходу.

— Ладно, иди, разберемся.

— Но как же…

— Я же тебе сказал, иди.

— Ну, как хотите.

Удивляясь, почему врач не бьет тревогу и не бежит за молодым врачом, позарившимся на чужой продукт, Лешка вышла из ординаторской и наткнулась на знакомую светловолосую медсестру.

— Скажите, пожалуйста, как зовут врача, такого молодого и… упитанного, — подобрала она нужное слово. — Не знаю, как к нему обратиться.

— Никитенко Борис Иванович, — ответила девушка.

— А телефон ординаторской не подскажете? Мало ли что может случиться?

— Конечно.

Лешка записала номер и снова вернулась в палату, куда уже успели привести чуть живую Екатерину Тимофеевну.

— Как вы себя чувствуете? — участливо спросила Катька.

— Неважно, — прохрипела женщина. — Отдыхать теперь буду.

— Только, пожалуйста, если вам принесут какую-нибудь передачу, ничего не ешьте и Анастасии Мариановне не давайте, — попросила Лешка.

— Мне пока ничего нельзя, да и она обойдется, — ответила Катерина и поинтересовалась: — Кому мы, старые, понадобились, чтобы нас травить? Да и кто нам, кроме внучки моей, передачу принесет?

— Ну, мало ли… Я просто так говорю, на всякий случай, — смутилась Лешка. — Мы к вам завтра придем. Серафима Ивановна, вы с нами?

— Подождите меня, пожалуйста, я сейчас выйду. Серафима Ивановна что-то зашептала на ухо бабушке Анастасии, а девчонки вышли в коридор.

— Ну не смогла же я прямо заявить, что на бабушку Анастасию покушается ее собственный внук, — предвидя Катькин вопрос, сказала Лешка.

— И правильно. Тем более что он уехал. А когда приедет, его быстро выведут на чистую воду, потому что тот толстяк, что съел банан, теперь тоже отравится, и все тут же засуетятся и сами станут искать отравителя.

— А если внук никуда не уехал, а снова что-то замышляет?

— Во-первых, их теперь двое. Во-вторых, будем надеяться, что они нас послушаются и не станут ничего есть.

Из палаты вышла Серафима Ивановна.

— Ну что, наговорились? — взяла ее под руку Лешка.

— Какие уж тут разговоры! Катерина заставила нас поволноваться. Но я с ними обязательно еще не один раз встречусь, только в более спокойной обстановке. Как только выпишут их, сразу к себе приглашу. Видели у меня во дворе яблоньку? Я возле нее скамеечку приладила. Посидим на свежем воздухе, вспомним былое. Анастасия, правда, не выходит никуда, но ей можно такси вызвать. У меня теперь для этого все возможности имеются.

И старушка потрогала свою потертую хозяйственную сумку, в которой лежал сотовый телефон.

Втроем они доехали до проспекта Революции, потом девочки посадили Серафиму Ивановну на ее маршрутку и отправились домой.

— Нет, все же у меня в голове не укладывается, — сказала Лешка, когда они уже подходили к дому. — Неужели из-за квартиры внук хочет убить свою родную бабку?

— Но ведь ничего другого у нее нет. А что, из-за квартир частенько стариков убивают, сколько раз об этом и в газетах писали, и по ящику показывали, я 5сама видела.

— Но он ее так и так получит, по завещанию, сколько ей жить-то осталось?

— Может, ему сейчас деньги нужны?

— А почем у вас в Воронеже квартиры? Катька пожала плечами:

— Понятия не имею. Но если хочешь, можно узнать.

Глава X Непонятные мотивы

Александра Юрьевна возилась на кухне. Нагулялись?

— Угу, — ответила Лешка, а Катька спросила:

— Мам, а почем нынче квартиры?

— Какие квартиры?

— Двухкомнатные.

— Ну, квартиры бывают разные. Их цена зависит от возраста и состояния дома, от его месторасположения. А что, ты решила сменить место жительства?

— Нет, просто интересно. Вот, например, сколько стоит обыкновенная хрущевка в Юго-Западном районе?

— Трудно сказать, цены растут день ото дня, — пожала плечами Александра Юрьевна.

— Ну а если взять точно такую же квартиру в Москве, то во сколько раз она будет дороже воронежской? — спросила Лешка.

— Раза в три, а то и в четыре.

— Ого, — присвистнула девочка, а когда они с Катькой удалились в свою комнату, произнесла: — Все равно ничего не понимаю. Несколько тысяч долларов не очень-то большие деньги, не станет Сергей убивать из-за них свою родную бабушку. Ведь он не бомж какой-нибудь, не алкаш, а ученый и живет небедно.

— Да, странная история, — согласилась Катька. — Может, все-таки заявим в милицию?

— Подождем, когда это сделают врачи.

— Как хочешь.

Надув губы и нахмурив брови, Катька переключилась на свою наболевшую проблему: стеная во весь голос, снова принялась перебирать шмотки в своем шкафу.

А Лешка тем временем позвонила Ромке и поделилась с ним новостями.

— У нас еще один, вернее, одна пострадавшая. В той же больнице лежит, — сообщила она, а затем рассказала брату о происхождении бананов, которыми отравилась Екатерина Тимофеевна.

— Вот это да! Какая жалость! — воскликнул Ромка.

Но сожалел он не о пострадавшей бабке Катерине, а о том, что находится слишком далеко от места событий, не может влиять на их ход, а вынужден всего лишь выслушивать бестолковых девчонок по телефону. Правда, он давал им мудрые советы, но где гарантия, что они к ним прислушивались?

— А банан на анализ сдали? — поинтересовался юный сыщик.

— Ага. Он сейчас в животе одного из врачей анализируется, — усмехнулась Лешка и поведала брату, как и куда исчезло вещественное доказательство.

— Тогда пусть ваши бабки ничего чужого в рот не берут! Вы их предупредили?

— Да уж не глупее тебя, можешь не сомневаться. Только про внука мы им ничего не сказали.

— Последить бы за ним надо. Он ведь не остановится. Если это, конечно, он.

— Кто ж еще? Но сейчас он уехал, — сказала Лешка. — На два-три дня, мы с Катькой слышали его автоответчик.

— А я бы на вашем месте все же постирался бы в больнице. Вдруг он снова явится? Только смотрите, не посоветовавшись со мной, ничего не предпринимайте. Обещаете?

— А нам и предпринимать нечего. Я вот что подумала: зачем ему убивать свою родную бабку. Квартиры в Воронеже недорогие, к тому же он ее все равно по завещанию получит. А кроме квартиры, у нее ничего нет.

— У меня пока никаких версий, — сознался Ромка. — Эти мемуары я уж несколько раз прочел, чуть ли не наизусть выучил. Мама Дарьи Кирилловны в основном о своей личной жизни пишет, о том, как в шестнадцать лет с будущим мужем убежала из дома, о своих родителях, о сестрах. А о знакомых почти ничего, всего несколько фраз. Типа, как Камилла была красива и счастлива, когда замуж за своего Мариана выходила. А потом вдруг несчастной стала. А почему именно, там не сказано. Помер он, этот Мариан, что ли? Спросите об этом у Серафимы Ивановны. Может быть, это к делу и не относится, но мне самому интересно. Впрочем, я ей сам позвоню, скажи мне телефон.

Лешка продиктовала брату номер, но ее тоже разобрало любопытство, и она тут же позвонила старушке сама.

— Вы только не удивляйтесь моему вопросу. Вспомните, пожалуйста, что случилось с Марианом, отцом бабушки Анастасии? Куда он делся? В мемуарах написано, что Камилла вдруг стала несчастной. Он что, умер?

— Вовсе нет, — ответила Серафима Ивановна. — Они расстались вскоре после того, как у них родилась Анастасия. Мариан нашел другую женщину. Такой был скандал, на весь город. Мама рассказывала, что об этом повсюду судачили, вплоть до бакалейных лавок.

— Другую? — не поверила Лешка. — Камилла же была такой красивой!

Перед глазами всплыла фотография почти столетней давности, на которой прекрасную Камиллу поддерживал под локоть молодой мужчина. Как писала мама Дарьи Кирилловны, был он весьма приятной наружности, но, несомненно, проигрывал рядом со своей роскошной черноволосой подругой.

— Да неужели он мог ее бросить?

— Все этому удивлялись, но, по маминым словам, ему надоело потакать всем ее капризам. Видимо, нашел такую, которая, что называется, ему в рот глядела. А потом вместе с ней уехал за границу и больше сюда не возвращался. Это было давно, еще до революции. Мама писала, что у него еще брат был, Генрих, но о его судьбе ничего не знает. Пропал куда-то еще до войны.

— Во дела! — Лешка положила трубку. — Катька, я поняла одну истину: красота — это еще не самое главное в жизни.

— Для кого-то, может, и нет, а для меня — главное. Вот в чем я пойду к Стасу на выпускной? — затянула старую песню подруга, в отчаянии захлопнув дверцу шкафа.

— Не переживай! Марина же обещала сводить тебя завтра в Дом моделей.

— Только на это и надеюсь, — тяжко вздохнула Катька.

Ровно в восемь утра Лешка побежала звонить в ординаторскую. Ей не терпелось узнать, какое действие произвел банан на толстого врача.

— Здравствуйте, — вежливо сказала она. — Пригласите, пожалуйста, Никитенко Бориса Ивановича.

И замерла в ожидании сообщения, что врач Никитенко заболел и к телефону подойти не может.

Однако в трубке послышалось:

— Борис, тебя! — И через мгновение женский голос произнес: — Он только что вышел. Перезвоните попозже?

— Попозже, — тупо повторила Лешка и с недоумением положила трубку. — Значит, он не отравился?

— Катерина вон сколько бананов съела, а он всего один. Поэтому на него отрава и не подействовала, — сразу нашла объяснение загадочному факту проснувшаяся Катька.

Посмотрев на часы, Катька вскочила с кровати.

— Пора. Только бы сегодня с платьем повезло!

Быстро позавтракав, подруги заехали за Мариной и вместе с ней отправились в Дом моделей.

За одной из стоек стояла высокая миловидная девушка в сером элегантном костюме. Это была Татьяна. Увидев Марину и ее спутниц, она улыбнулась и, жестом попросив их подождать, подозвала к себе одну из манекенщиц. Потом Татьяна куда-то ушла и вернулась с охапкой платьев. Манекенщица вошла с ней в примерочную, а потом вышла оттуда, продемонстрировав подругам первый наряд. Лешка с Катькой вытянули шеи. Платье было пастельного цвета с выбитым на нем более темным узором и очень бы подошло к Катькиным волосам.

«Хоть бы она от него не отказалась», — подумала Лешка.

Но случилось иначе. Катька отрицательно покачала головой. Чем-то платье ее не устроило, должно быть, было очень уж взрослое. Рассмотрев и отвергнув еще два, розовое и сиреневое, подружки удалились.

Лешка разозлилась.

— Ну, что опять не так?

— Я… Я не такие хотела…

Марина погладила Катьку по голове.

— Капризная ты наша. Катька шмыгнула носом.

— Вам не понять.

Но Марина поняла ее прекрасно. Катьке хотелось что-нибудь особенное, такое, в чем она могла бы сразить наповал всех на этом балу. Особенно Стаса…

— Зайдем сюда, — предложила Марина, указав на ателье, расположенное рядом с Домом моделей.

— Заказы принимаются на месяц вперед. О выпускном вечере люди начинают беспокоиться уже в марте, — сказала приемщица.

— В марте он меня не приглашал, а пригласил только на прошлой неделе, — прошептала Катька убитым голосом.

— Я могу еще в театре спросить, — вспомнила Марина. — Там есть замечательная портниха. Позвоните мне вечером.

— Ладно.

Вид у Катьки был донельзя удрученный. Лешка взяла подругу за руку. Ну как ей помочь?

— Давай съездим в больницу, а потом снова походим по магазинам. Согласна?

Катька шмыгнула носом и, безнадежно махнув рукой, повторила:

— Ладно.

Обе бабушки чувствовали себя нормально. Они сидели рядышком на кровати и так оживленно беседовали, что девчонок даже не заметили, когда те заглянули к ним в палату. Убедившись в их добром здравии, Лешка с Катькой отправились искать пожилого врача, которому отдали отравленный банан. Тот сидел в ординаторской и что-то писал. Оставив Катьку за дверью, Лешка решительно направилась к столу.

— Здравствуйте. Вы выяснили, чем была отравлена Екатерина Тимофеевна? Определили, что это был за яд?

Доктор поднял на Лешку усталые глаза.

— По всем признакам у Вороновой было острое пищевое отравление. К нам с таким диагнозом люди каждый день поступают. Видно, Екатерина Тимофеевна съела что-нибудь несвежее. В ее годы надо быть более воздержанной в еде.

— Но она же ела бананы!

В это время в ординаторскую вошел Борис Иванович.

Пожилой врач скользнул по коллеге взглядом и улыбнулся.

— С этим мы, кажется, уже разобрались, провели, так сказать, эксперимент. Но Лешка не унималась.

— Может быть, они не все были отравлены, — прошептала она и сморщила лоб. — А какую-нибудь бациллу или яд в банан ввести можно?

— При желании все можно. А нафантазировать — еще больше, — ответил врач. — Ты знаешь, что более двух миллионов человек на нашей планете каждый год умирают от пищевых отравлений? Такова статистика. А причины самые банальные. Кто-то забыл вымыть руки, кто-то хранил овощи вместе с мясом, кто-то просто воды попил из-под крана… В общем, не пейте сырой воды.

«Ага, а мухи — источники заразы», — хотела добавить Лешка, но промолчала. Ну как ему объяснить, что все не так просто. Как ей сейчас не хватало Ромки! Уж он бы точно нашел что ответить.

— Значит, вы полностью исключаете преступный умысел? — только и спросила Лешка.

— Не вижу причин. Впрочем, это не моя прерогатива, — пожал плечами врач. — Можете заявить в милицию. Пока же я посоветовал вашим бабушкам полностью воздержаться от внебольничной пищи.

— Но поймите, это же не один случай. Неужели вам не кажется подозрительным, что сначала в квартиру напустили газа, потом…

— Я, кстати, беседовал с Анастасией Мариановной, — перебил Лешку доктор. — Она говорит, что уже и сама не помнит, что делала в тот день на кухне.

— Но как же… А нам она говорила совсем другое…

— Вполне возможно. Сколько ей лет, ты не забыла? — Лешка удрученно кивнула, а врач добавил: — Кстати, завтра мы обеих бабушек выписываем.

— Как это — завтра? Они что же, полностью выздоровели?

— Насколько это возможно в их возрасте. В наших процедурах, во всяком случае, они больше не нуждаются, и держать их здесь дальше нет смысла. У нас больница «Скорой помощи», а не богадельня.

— А они об этом знают?

— Да, и очень этому радуются.

Старушки и впрямь были рады предстоящей выписке. Особенно Екатерина Тимофеевна, которую в больнице посадили на строгую диету.

Увидев девочек, бабушки приветливо улыбнулись.

Но не успели Лешка с Катькой войти, как в палату ворвалась молодая черноволосая женщина в небрежно накинутом на строгий деловой костюм белом халате. Весь ее вид выражал непоколебимую уверенность в себе. «Начальница какая-нибудь», — успела подумать Лешка.

— Юленька! — обрадовалась Екатерина Тимофеевна, и девчонки поняли, что это и есть ее внучка.

— Бабушка, как ты? Надеюсь, тебе лучше? — Даже не присев, внучка чмокнула Катерину в щеку и небрежно кивнула всем остальным.

— Лучше, лучше, — закивала в ответ Екатерина Тимофеевна. — Нас уж завтра выписывают.

— Вот и хорошо! Значит, завтра я тебя к себе заберу, — командирским тоном заявила Юлия. — Павлик снова заболел, а я не могу оставить работу.

— Ас кем же будет Анастасия Мариановна? — испугалась Лешка. — Ее нельзя одну оставлять.

Катеринина внучка мельком взглянула на растерявшуюся бабушку Анастасию и коротко бросила:

— К нам поедет. Места всем хватит.

Бабушка Анастасия горько вздохнула. Все ее оживление разом спало, на лице застыл испуг, и она снова превратилась в дряхлую беспомощную старушку. Катерина растерялась, глядя то на внучку, то на свою подругу, потом страдание на ее лице сменилось сожалением, и Лешка поняла, что родная кровь победила. Выбор был сделан в пользу внучки.

— Деловая колбаса, — с осуждением глядя на Юлию, шепнула Катька.

— Я уступлю тебе свой диван. — Екатерина Тимофеевна погладила подружку по морщинистой руке.

— Может быть, я одна поживу, пока Сережа не приедет? — робко спросила старушка.

— Нет! — вскричали все хором.

Лешке было безумно жалко отправлять бабушку Анастасию к этой несимпатичной Юлии. Но и одну ее нельзя оставлять. Внука она будет ждать, как же! А внук приедет — что еще удумает? Что же делать? Может, поговорить с Александрой Юрьевной и забрать ее к Катьке? И вдруг она вспомнила, что Серафима Ивановна собиралась после выписки пригласить обеих подруг в гости, еще про лавочку под яблоней в своем садике рассказывала.

Не сказав ни слова, девочка вышла из палаты и направилась в ординаторскую.

— Можно от вас позвонить?

— Звони, — разрешил врач.

В который уже раз Лешка порадовалась, что у Серафимы Ивановны появился телефон. А когда старушка робко произнесла «Алло», попросила ее приютить бабушку Анастасию на несколько дней, пока не выздоровеет правнук Екатерины Тимофеевны.

— Буду только рада, — заверила ее Серафима Ивановна.

— Тогда мы с Катькой ее к вам завтра привезем. Вернувшись в палату, Лешка торжественно объявила:

— Серафима Ивановна пригласила Анастасию Мариановну пожить у себя в доме.

— Вот и чудненько, — не скрывая облегчения, бросила Юлия, даже не спросив, кто такая Серафима Ивановна.

Бабушка Анастасия очень обрадовалась приглашению.

— Только у меня нет с собой никакой одежды.

— Ничего страшного, мы сегодня же съездим к вам домой и возьмем все необходимое, — успокоила ее Лешка. — Вы только скажите, что.

— Кофточку голубенькую, халат и еще туфли… они в шкафу на нижней полочке стоят. Я их давно не надевала, но они целые, хорошие…

Лешка старательно записала, какие вещи нужны старушке, и вместе с Катькой, кивнув на прощание Екатерине Тимофеевне и ее властной внучке, вышла из палаты. На первый этаж они спустились на лифте. А когда двери лифта открылись, Лешкин взгляд уперся в стол справок.

— Давай на всякий случай спросим, — прошептала она Катьке. — Вдруг внук приходил узнать, умерла ли бабушка от его яда.

Дождавшись, когда от окошка отойдут люди, Лешка поинтересовалась:

— Извините, пожалуйста, нам хотелось бы знать, не интересовался ли кто состоянием Сташевской Анастасии Мариановны. Она, понимаете ли, внука своего ждет не дождется.

— А он приходил, — ответила дежурная, пожилая женщина в очках.

— Молодой такой, с синими глазами? — уточнила Лешка.

— Вроде так, и уважительный очень, — припомнила женщина. — Даже спросил, как меня зовут, я сказала, что Нина Андреевна.

— А когда это было?

Нина Андреевна задумалась.

— Не могу вспомнить. А вот утром вчера женщина была. Сказала, что очень спешит, без очереди влезла и спросила, когда можно навестить Сташевскую и Воронову.

— К-какая еще женщина? — поперхнулась Лешка.

— Я не приглядывалась. Всех не упомнишь.

— Спасибо, — поблагодарила девочка и, отойдя от окошка, растерянно произнесла: — Что будем делать? Похоже, что внук никуда и не уезжал. Небось надеялся, что его обрадуют известием о бабкиной смерти. А она жива-живехонька. Вот расстроился-то!

— А еще женщина какая-то объявилась. Может быть, его сообщница? — предположила Катька.

— Очень может быть. Возможно, их целая шайка орудует? Ты постой здесь, а я сейчас вернусь.

Лешка метнулась наверх и снова заглянула в ординаторскую. Врач все еще сидел за столом.

— Ну, что еще? — сердито спросил он.

— Пожалуйста, я вас очень прошу, выполните одну мою просьбу.

— Смотря какую.

— Попросите в столе справок всем отвечать, что Анастасию Мариановну выписали сегодня. Вам это ничего не стоит, а для нее очень важно. Поверьте, что ей и вправду угрожает опасность.

Под умоляющим взглядом огромных Лешкиных глаз врач сдался.

— Ну что ж, уговорила. Кроме стола справок, предупрежу всех в ординаторской и на посту медсестры. Но чтоб завтра ее здесь и в самом деле не было!

— Мы ее заберем. Спасибо большое!

Не дожидаясь лифта, Лешка сбежала вниз по лестнице и, передав Катьке свой разговор с врачом, воскликнула:

— Внука пора обезвредить! Мало ли что он еще придумает, не сейчас, так потом. Давай все-таки сходим в милицию. Ты знаешь, где ближайшее отделение?

— Можно сходить в самое главное, в УВД — Управление внутренних дел. Оно находится рядом с университетом, где моя мама работает.

— Тогда поехали скорее.

Глава XI Сказочный наряд

Лешка с Катькой вошли в большое серое здание, где располагалось УВД города, и наткнулись на милиционера, дежурившего у входа.

— Вы к кому, девочки? — спросил он.

— Мы… Мы хотим сообщить о покушении на одного человека. Причем мы знаем, кто преступник. Его надо арестовать, — выпалила Катька. — Внук хочет отравить свою бабушку.

— Погоди, — поморщился милиционер, — я здесь ничего не решаю. Идите пишите заявление.

Он кому-то позвонил, и вскоре к ним вышел невысокий толстый человек в форме. Он провел девчонок в маленькую комнатку, усадил за стол и протянул Лешке лист чистой бумаги и дешевую шариковую ручку.

— А что писать-то?

— Пиши: «Начальнику УВД от такой-то, заявление». Ну а дальше расписывай, что случилось.

Лешка вывела на бумаге несколько строчек, зачеркнула их, начала писать снова и опять остановилась. Задача оказалась непростой.

— А вы сами разве не можете? У вас же опыт есть. А мы вам расскажем, в чем дело.

— Ну что ж, излагай, — милиционер достал новый лист бумаги.

— Ну, в общем, бабушку, ее зовут Анастасия Мариановна Сташевская… Сейчас она находится в больнице «Скорой помощи»… Так вот, когда она днем спала, кто-то вошел в ее квартиру, открыл горелки и пустил газ, и она чуть не умерла. А потом ей подсунули отравленные бананы, но их съела не она, а ее подруга, и тоже попала в больницу. Вернее, осталась в больнице, потому что она там их как раз и съела. И теперь необходимо арестовать этого внука, потому что мы выяснили, что именно он и передал своей бабушке эти бананы. А еще ею интересовалась неизвестная женщина, и это тоже очень подозрительно.

Милиционер, то и дело уточняя детали, быстро строчил под ее диктовку. Потом вытер со лба пот.

— Бананы, говоришь? А врачи что сказали?

— Ничего. То есть что пищевое отравление. Но мы в это не верим. И газ вполне мог внук напустить. Его зовут Сергей Даниилович, мы знаем его московский телефон, но он сейчас в Воронеже, он археолог. И еще женщина…

— Слушай, — взмолился милиционер, — давай по порядку.

— Ну, мы пришли, а бабушка лежит, и горелки открыты, — снова начала Лешка.

— А сколько лет этой вашей бабушке?

— Девяноста еще нет, — немного слукавила Лешка.

— Ясно. Продолжайте.

— Ну а потом внук передал бананы…

— Про бананы я уже слышал. Значит, говоришь, в них ничего не нашли?

— Да, в общем-то, и не искали. Просто один врач съел последний банан и… и ничего.

— А что за женщина?

— Я не знаю, — беспомощно развела руками Лешка.

— Ну ладно, в какой больнице лежит ваша бабуся?

— В больнице «Скорой помощи». Только о внуке вы ей ничего не говорите, она его так любит… Вы телефон его московский запишите.

Порывшись в кармане джинсов, Лешка достала бумажку с номером Сергея, который ей дала Марина.

Милиционер покорно вписал его в заявление, дал Лешке прочитать, потом указал, где расписаться, и, посмотрев на наручные часы, поднялся.

— У вас все?

— Все. Так вы примете меры?

— Непременно.

Когда за ними захлопнулась тяжелая массивная дверь, Катька уныло проговорила:

— Он, мне кажется, нам не поверил, просто обижать не стал. Небось, как и все, подумал, что древняя бабулька сама забыла газ выключить.

Лешка с досадой оглянулась на серое здание.

— Ежу понятно, только время даром потратили. Ну ладно, если врач выполнит свое обещание, то до завтра мы можем за старушку не беспокоиться. А там видно будет.

— А теперь куда? — спросила Катька.

— В Северный, за ее вещами. Катька кивнула и робко попросила:

— Только давай сначала зайдем в один магазин… тут, рядом. Мы в нем с тобой еще не были.

Сверкающий огромными окнами-витринами новый итальянский магазин гостеприимно распахнул стеклянные двери. Девчонки вошли в изысканный зал и сразу же увидели его… первым им в глаза бросилось платье. Нежно-зеленоватое, лучше сказать, аквамариновое, с чуть заметными золотыми блестками, светящееся, воздушное, переливающееся… Нет, это было не платье. Это было само совершенство, мечта, воплощенная в ткани! Катька с Лешкой, забыв обо всем, замерли от восторга.

— То, что надо. Ты будешь в нем лучше всех, это уж точно, — прошептала Лешка и почувствовала огромное облегчение. Хоть эта проблема решена, и ее подруга больше не будет стонать с утра до ночи.

— Можно посмотреть? — спросила Катька у подошедшей к ним продавщицы, указывая на вершину портновского искусства.

— Пожалуйста. Это платье у нас одно, — предупредила девушка.

Девчонка с трепетом взяла сказочный наряд, и вместе с Лешкой отправилась в примерочную.

— Отпад! — восхитилась Лешка, оглядывая подругу с головы до ног. — Еще лучше, чем я думала. Но Катька, сняв платье, отдала его продавщице.

— Извините, не подходит. Слишком узкое. Лешка ушам своим не поверила.

— Как узкое?! Ты что? Это же твой размер! Сидит, как будто на тебя сшили.

Но подруга, не говоря ни слова, потянула ее из магазина.

— Ничего не понимаю! — продолжала возмущаться Лешка. — Наконец-то мы нашли то, что надо, а ты не хочешь покупать!

— А на цену ты посмотрела? — оглядываясь на магазин с оставленной в нем голубой мечтой, с горечью произнесла Катька. — Оно стоит в три раза больше, чем у меня есть. Мама мне столько не даст.

— А если объяснить ей, какое это необыкновенное платье? Пусть сходит и сама посмотрит.

Катька тряхнула каштановыми волосами и чуть не заплакала:

— Чего смотреть-то! Папа, как назло, в командировке, а у мамы столько сейчас не наберется. Во всем мне не везет, ну во всем!

— Не ной, пожалуйста. — Лешка пошарила в сумке, убедилась в наличии ключа от квартиры бабушки Анастасии. — Съездим в Северный, заберем вещи, а уж потом что-нибудь придумаем. Можно завтра с Мариной к ее портнихе сходить.

В комнате бабушки Анастасии все было по-прежнему: разобранная постель, рядом, на полу, грязное одеяло, которое Лешка стелила на лестничной клетке, когда они с Катькой оказывали старушке первую помощь. На кухне сохли неизвестно кем принесенные апельсины и киви, а на тумбочке все так же лежала открытая книга. Лешка посмотрела на ее обложку. Подумать только, девяностолетняя бабушка увлекалась фантастикой Рэя Брэдбери.

— Ищи голубую кофту, — велела она Катьке, а сама заглянула в книжный шкаф.

Достоевский, Чехов, Цветаева, Ахматова, Бродский… Бабушка Анастасия, вне всякого сомнения, была образованной женщиной. Не Катерина же проводит время за чтением этих книг.

Сверху книг лежал старый семейный фотоальбом. Лешка открыла его и принялась листать.

Больше всего в альбоме было фотографий внука Сергея. Вот он совсем маленький, с соской во рту выглядывает из коляски, а здесь же совсем взрослый. Иногда на снимках встречались молодые мужчина и женщина, очевидно, это были родители Сергея, погибшие в горах.

Лешка, перелистнула еще несколько страниц и наткнулась на старинную фотографию, наклеенную на картонке. Она не была вставлена в альбом, как все остальные снимки, а просто лежала между страницами. На этой фотографии была изображена Камилла с мужем Марианом, а рядом стоял очень похожий на Мариана юноша, почти подросток. Видимо, это тот самый брат Генрих, о котором им с Катькой говорила Серафима Ивановна, догадалась Лешка.

— Катюш, иди, полюбуйся на Камиллу, — сказала она, протягивая подруге снимок, и вздрогнула от неожиданного звонка в дверь.

— Кто бы это мог быть? — прошептала Катька. — Будем открывать?

— А почему нет? Мы же не воры какие-нибудь, — так же шепотом ответила Лешка и на цыпочках подошла к двери.

— Кто там?

— Откройте, это соседка.

Лешка повернула ключ в замке и слегка приоткрыла дверь. На лестничной площадке и впрямь стояла тетя Люда.

— Мы за вещами пришли, — объяснила Катька. — Анастасию Мариановну завтра выписывают, а ей не в чем из больницы выйти.

— А я слышу, дверь громыхнула, подумала, что снова Юля пришла. Я у нее кое-что хотела спросить.

— Внучка Екатерины Тимофеевны?

— Ну да, раньше ведь она была моей соседкой.

— И часто она сюда заходит?

— Довольно часто, — кивнула соседка.

— Екатерину Тимофеевну навещает? — уточнила Лешка.

— Не только. Когда Катерина у нее жила, она и к Анастасии Мариановне заезжала, продукты ей привозила.

— А не она ли случайно в тот самый день апельсины привезла? — предположила Катька.

— Видимо, она. Я вроде ее машину видела.

— А что ж вы нам об этом не сказали?

— Так не до того было, — ответила соседка и посоветовала: — Плащик-то захватите. Вдруг дождик будет.

Она помогла Лешке с Катькой собрать немудреный старушечий скарб. И Лешка отнесла альбом с фотографиями в шкаф и сосредоточенно сдвинула брови.

— Так, выходит, шаги нашей бабушке не померещились. Здесь и вправду кто-то ходил, когда она спала. Наверное, Юлия. И в больницу тоже она приходила.

— Ты что, думаешь, это она газу напустила? — прошептала Катька. — Но бананы-то внук принес! И портом, это ж ее собственная квартира, зачем ей ее взрывать? Особой любви к бабушке Анастасии она, конечно, питает, но чтобы убить старушку… чтобы стараться от нее избавиться. Да еще таким способом!

— Ты права. С внуком тоже пока неясно. В общем, кругом одни загадки.

Катька села на стул и посмотрела на подругу.

— А знаешь, я уже жалею, что ты ко мне без Ромки приехала. Он бы скорее во всем разобрался.

— Я тоже, — созналась Лешка. — Но ничего, без него обойдемся.

Глава XII Переселение

Не успели юные сыщицы переступить порог дома, как зазвонил телефон. Конечно, это был Ромка.

— Ну, где вас опять носит, — проворчал он вместо приветствия. — Рассказывайте.

— У нас есть еще один подозреваемый, вернее, подозреваемая, — объявила Лешка и рассказала брату о бесцеремонной Катерининой внучке, которая неизвестно зачем побывала в больнице и в квартире у бабушки Анастасии. Сообщила она и об их с Катькой безуспешном походе в милицию, а также о том, что старушка, выписавшись из больницы, поселится на время у Серафимы Ивановны.

— В общем, думай теперь, что нам дальше делать, а то мы совсем запутались, — сказала она напоследок и, вспомнив о семейном фотоальбоме, найденном в шкафу, спросила: — Ты мемуары-то сканировал? Пришли их по электронной почте, бабушка Анастасия с Серафимой Ивановной с удовольствием их прочитают.

— Прямо сейчас и вышлю, — пообещал Ромка.

Катька снова вспомнила о своей незаживающей ране и в который раз распахнула шкаф, потом, вздохнув, подбежала к маминому. Лешка, опустив трубку, последовала за ней и вдруг увидела в глубине гардероба что-то блестящее.

— Какая прелесть. Твое? — Сняв с вешалки серебристое, почти до самого пола платье с квадратным вырезом, Лешка надела его и покрутилась перед зеркалом. — Шикарный туалет, для бала лучше и не придумать. Ну вот, а ты страдала.

— Я не могу его надеть, — отмахнулась Катька и вдруг удивилась: — Смотри-ка, а у нас с тобой одинаковый размер.

— А ты что, не знала? Я ж еще весной в твоем плаще ходила.

— Так то плащ, он на любого налезет. А прикинь, жили б мы с тобой вместе, одеждой бы менялись, и у каждой ее как бы в два раза больше было.

— Хорошо бы. — Лешка сняла с себя серебристое платье. — Так почему ты не можешь пойти в нем на вечер?

— Потому что меня в нем уже все видели, и Стае, и все остальные. Где я в нем только не была! И в кафе, и почти на всех дискотеках. Будет смешно, если я появлюсь в нем снова. Теперь вся надежда только на Марину. Если она мне не поможет, застрелюсь.

— Из чего, интересно?

— Ох, не знаю. — Катька повалилась на диван и застонала: — Как же я устала! Никуда сегодня не пойду! Буду лежать до самого до вечера. Ой, ведь у Стаса сегодня экзамен был!

Вскочив с дивана, она устремилась к телефону, но аппарат, словно испугавшись ее прикосновения, залился звонкой трелью.

— Стае! — обрадовалась Катька. — Ну как, сдал? На пять? Я и не сомневалась. Пойдем, конечно. Ладно, в шесть.

Положив трубку, она запрыгала по комнате. Усталости как не бывало.

— Лешка, Стае предложил куда-нибудь сходить. Пойдешь?

— С удовольствием.

Катька уселась перед зеркалом наводить красоту, а Лешка подумала, что завтра, когда они пойдут в университет за мемуарами, она заодно отошлет письмо Артему. Что толку, что Ромка передает от нее приветы, она сама должна рассказать ему обо всем, что здесь происходит.

По случайному совпадению Стае жил недалеко от Марины. Подруги встретились с ним на проспекте у Центрального телеграфа. Его высокую, долговязую фигуру девчонки заметили еще издали. Стае весело поприветствовал Лешку.

— Еще три экзамена, следующий в воскресенье, — бодро сообщил он. — А потом… Потом снова экзамены, только вступительные.

— Зато между ними — выпускной, — заметила Лешка и сразу же пожалела о сказанном, так как у Катьки опустились уголки губ, губы задрожали, и она отвернулась. Не требовалось быть телепатом, чтобы прочесть ее мысли.

Но Стае ничего такого не заметил.

— Зайдем в «Милан»? — предложил он, указав через дорогу на кафе под таким названием.

Усадив девчонок за столик, Стае принес им мороженое и сок и затем поинтересовался:

— Ну и как себя чувствуют ваши подшефные бабуси? Сколько их у вас теперь?

Катькин друг был в курсе всех их похождений. Каждый вечер они подолгу болтали по телефону. И у Лешки глаза закрывались, прежде чем подруга клала трубку.

Попивая сок, девчонки рассказали Стасу о том, что им удалось выяснить за сегодняшний день.

— Завтра бабушку Анастасию выписывают. Нам надо незаметно вывести ее из больницы, чтобы никто не знал, куда мы ее повезем, — посетовала Лешка. — Только вот на чем? Сможет ли она доковылять до маршрутки? Может, заказать такси?

Не говоря ни слова, Стае снял с пояса мобильный телефон, набрал номер и уговорил своего отца предоставить им завтра часа на полтора свою служебную машину.

— Дело сделано, — тоном победителя произнес парень. — Во сколько ее выписывают?

— Наверное, после обхода, — сказала Катька. — Часов в одиннадцать.

— Значит, заеду за вами к двенадцати, ждите.

А потом по улице Пятницкого, минуя Катькин дом, они пешком вышли на Адмиралтейскую набережную, где сверкала куполами построенная еще при Петре I Успенская церковь.

— Скоро мы придем сюда встречать рассвет, — сказал Стае. — Сюда все выпускники приходят.

Лешка посмотрела вдаль и восторженно ахнула:

— Посмотрите, как красиво!

В лучах заходящего солнца верхушки деревьев на старой дамбе сверкали изумрудом, а в воде, только в перевернутом виде, повторялась такая же картина. При полном отсутствии ветра гладь водохранилища представляла собой идеальное зеркало.

— Как все ясно и просто, — не в силах отвести глаз от этого великолепия, Лешка печально вздохнула. — Если бы все люди были такими же чистыми и прозрачными! А то иной человек с виду кажется неплохим, а что у него внутри, поди разбери.

— Да ты у нас философ, — заметил Стае.

— Философ у них Ромка. Это она у него набралась, — усмехнулась Катька, но, вспомнив о коварном внуке, серьезно добавила: — А ведь и впрямь надо сделать так, чтобы завтра бабушку Анастасию никто не заметил.

— Я что-нибудь придумаю, — пообещал Стае.

Когда они приехали в больницу, палата номер сорок четыре уже опустела: в этот день выписали всех больных, а новых еще не подселили. Екатерину Тимофеевну забрала внучка, и лишь бабушка Анастасия одиноко сидела на своей кровати.

При виде ее Лешку пронзила жалость. Маленькая седая старушка ждет своего единственного внука и не подозревает о том, что он вовсе не любит ее и желает только одного — смерти. Когда она об этом узнает, то сама умрет от горя, незачем ему стараться.

— А мы за вами, — ободряюще сказала она, протягивая бабушке Анастасии сумку с одеждой. — Вам помочь?

Старушка трясущимися руками взяла сумку и вытащила из нее голубую кофту.

— Нет, я сама, сама.

Прежде чем вывести бабушку Анастасию из палаты, Лешка выглянула в коридор и убедилась, что за ними никто не подсматривает. Окружив женщину с трех сторон, ребята незаметно провели ее в лифт.

На улице накрапывал мелкий дождик, и Стае захватил с собой из дома просторный рыбацкий плащ. Он с головой закутал в него старушку, а Катьке сунул в руки огромный бордовый зонт с длинной ручкой. Под таким зонтом запросто смогли укрыться несколько человек.

— Прикрывай! — велел он, а сам взял невесомую бабулю на руки и быстро пошел с ней к машине. Со стороны можно было подумать, что парень несет тщательно оберегаемого от дождя и ветра маленького ребенка.

— Мы боялись, что вы промочите ноги и простудитесь, — сказала Лешка потрясенной такой заботой бабушке Анастасии, когда Стае усадил ее на заднее сиденье.

Шофер, тронув «Тойоту», заметил:

— Уезжать в дождь — хорошая примета. И уже через несколько секунд больница скрылась из виду.

Они мчались по городу. Бабушка Анастасия слезящимися от напряжения глазами пристально всматривалась в окна машины и не узнавала знакомых прежде улиц. Однако, когда они выехали на проспект Революции, вдруг указала на длинное здание с аркой.

— Кажется, я здесь когда-то жила? То был, правда, другой дом и совсем другая жизнь. Настал новый век, иные времена, и я здесь никому не нужный пришелец из прошлого, — сказала она без всяких эмоций.

А Лешка вспомнила о томике знаменитого фантаста Рэя Брэдбери, оставленном на тумбочке бабушкой Анастасией. «Марсианские хроники» были любимой книгой Артема, и как-то зимой он дал почитать ее Лешке. Она чуть ли не наизусть запомнила эти рассказы с их необычной поэтикой. И еще ее поразил тот факт, что, в отличие от других фантастов, чьи книги об изобретениях и открытиях будущего сейчас просто смешно читать, написанное в середине прошлого века произведение Брэдбери ничуть не устарело. Потому что писатель и не пытался предсказать грядущие достижения технического прогресса, а писал о людях, об их мечтах, надеждах и тревогах, мало меняющихся со временем.

«Будет ласковый дождь, будет запах земли…» — пришли Лешке на ум незабываемые стихи из одной «Хроники», однако, следя за скатывающимися по стеклу капельками воды, она подумала о том, что сейчас им не помешала бы хорошая погода.

Так и случилось. Когда машина спустилась к улице

Сакко и Ванцетти, тучи рассеялись и выглянуло долгожданное солнышко.

Первой из дома выскочила Альма. Заливаясь приветливым лаем, она подскочила к старушке и радостно завиляла хвостом.

Бабушка Анастасия нагнулась и погладила большую собачью голову.

— После войны у меня была точь-в-точь такая собака. Мы с мамой подобрали ее на улице и приютили у себя дома.

— С Камиллой? — уточнила Лешка. Старушка кивнула и удивленно спросила:

— Ты знаешь о моей маме?

— Слышала. — Лешка заглянула в ее тускневшие старческие глаза и не удержалась от вопроса: — В молодости у вас тоже были синие глаза?

Бабушка Анастасия вновь кивнула.

— Мама говорила, что у нас у всех глаза одинаковые. В роду отца тоже доминировал синий цвет.

Когда Стае вытащил из машины старушкины вещи, показалась Серафима Ивановна.

— Наконец-то я вас дождалась! Она взяла бабушку Анастасию под руку, и обе мелкими шажками засеменили к дому.

— Стае, спасибо тебе за все, — поблагодарила Лешка.

— Мы вас подождем, — сказал парень и обратился к шоферу: — Правда, Николай Иванович?

Шофер взглянул на часы и кивнул.

Серафима Ивановна выделила бабушке Анастасии как самой дорогой гостье свою кровать, а себе постелила на кушетке, в стене под которой и был когда-то тайник с золотыми царскими червонцами note 3.

В общем, бабушку устроили лучше некуда, а самое главное, никто не знал, где ее теперь искать. Екатерина Тимофеевна и ее внучка, правда, были в курсе, но адреса Серафимы Ивановны они не знали. Поэтому Лешка со спокойной душой покинула гостеприимный дом. Стае спешил к своим учебникам, а они с Катькой — к Марине.

Но Катькина судьба-злодейка вновь сыграла с ней недобрую шутку. Театральная портниха, с которой девочка связывала свои последние надежды, в этот день не вышла на работу. В театре им сообщили, что у нее заболел ребенок.

И хотя Марина тут же разузнала домашний телефон портнихи и та пообещала встретиться с ними через три дня и сшить платье в максимально короткий срок, Катька тут же залилась слезами.

Марина обняла ее за плечи.

— Да не расстраивайся ты так! Я уверена, что на этот раз у нас все получится.

— Я уже ни во что не верю и не удивлюсь, если опять что-нибудь случится. — Катька рыдала. — Должно быть, никуда я уже не пойду.

— Ну что с тобой? Ты же всегда была оптимисткой! — удивлялась Марина. — Поверь, все будет хорошо.

— Ничего уже не будет, ничего, — сквозь слезы продолжала причитать Катька.

Расставшись с Мариной, Лешка с вконец расстроенной Катькой отправились к Александре Юрьевне в университет. Ромка должен был прислать по электронной почте мемуары. А еще Лешка хотела написать письмо Артему, а Катька — попытаться выпросить у мамы денег на итальянское платье.

Но когда со смиренным видом и заранее подготовленными аргументами Катька тронула мать за руку, Александра Юрьевна сказала:

— Катюша, мне сегодня из Франции дорогое лекарство привезли. Я его заказывала еще несколько месяцев тому назад. Пришлось занять денег.

— Что за лекарство? — прошептала Лешка.

— Для сетчатки, у нее глаза болят, — так «се тихо ответила Катька и подсела поближе к матери: — А больше ты нигде не можешь занять? Мне на платье не хватает.

Александра Юрьевна виновато взглянула на дочь.

— Больше негде. Но, если хочешь, я не буду брать это лекарство.

— Нет, не надо, — замотала головой Катька и отсела к свободному столу.

И пока Лешка писала письмо, так и сидела, задрав к потолку лицо, чтобы из глаз не капали слезы. Даже в зеркало ни разу не посмотрелась, что было и вовсе удивительно.

А когда, возвращаясь назад, они проходили мимо итальянского магазина, горько-прегорько вздохнула.

— Надоела я тебе со своим нытьем, да? — глотая слезы, спросила она — На тебя столько забот навалилось, а тут еще и я со своим платьем. Ты прости, я больше не буду.

— Ну что ты, — обняла подругу Лешка. — Друзья затем и нужны, чтобы понимать, утешать и помогать в трудную минуту.

И вдруг ей стало жутко стыдно за свою бестолковость. Ведь у нее у самой целая куча денег! Во-первых, заработанные на Старом Арбате сто долларов за торговлю чужими картинами, во-вторых, ей дала с собой несколько сотен мама, а папа не видел и тоже пожертвовал, а она ничего из них не потратила. Вместе с Катькиными деньгами, которые та отдала ей для сохранности, вполне хватит на платье. И как она их сразу не предложила Катьке? Но ведь еще не поздно. И Лешка решила сама купить подруге это сказочное платье, а до той поры ничего ей не говорить. Вот это будет сюрприз так сюрприз!

Представив, как обрадуется подарку Катька, она чуть не подпрыгнула от нетерпения. Но платье надо купить немедленно, а не то его уведут у нее из-под самого носа!

А Катька, указав на встретившееся по дороге кафе, предложила:

— Поедим, что ли, с горя мороженого? Лешка охотно согласилась. Но когда они уже садились за столик, сорвалась с места.

— Ты посторожи мою порцию, я… я сейчас. Позвоню Серафиме Ивановне, спрошу, не надо ли чего.

— Из дома позвоним, — попыталась остановить ее Катька.

— Нет, мне сейчас надо.

И, минуя телефон-автомат, помчалась в итальянский магазин. Однако на стеклянной двери красовалась табличка „Закрыто“.

Лешка заглянула сквозь прозрачную витрину. Прекрасное платье, к счастью, было на месте. Лешка с трудом отвела от него взор. Когда-нибудь она попросит его у Катьки и блеснет на какой-нибудь дискотеке.

— Завтра утром обязательно, — пообещала она себе.

Глава XIII Наезд

Так она и сделала. До глубокой ночи проболтав по телефону со Стасом, утром Катька спала как убитая. Лешка тихо встала и, проверив наличие денег в своем рюкзачке, отправилась в магазин.

И вот платье было у нее в руках. Лешка живо представила себе радость на лице подруги, когда та увидит вожделенный наряд, и почувствовала себя счастливой.

Дарить подарки в сто раз приятней, чем их получать. Получать, правда, тоже неплохо.

Лешка положила платье в пакет. Оказалось, что, кроме красоты, в нем была масса других достоинств: платье не мялось, было совершенно невесомым и занимало очень мало места. Девочка аккуратно свернула пакет и сунула его на дно рюкзачка.

Погода была замечательной, настроение — лучше некуда. Лешка шла по улице и напевала себе под нос. На пути ей попался таксофон. Телефонная карта была с собой, и она решила позвонить Серафиме Ивановне. Пока Катька спит, она запросто может сходить для старушек в магазин или на рынок. Жаль только, что не догадалась захватить с собой присланные Ромкой мемуары. Ну да ничего, принесет в следующий раз.

Она набрала номер и стала ждать. Но на сей раз Серафима Ивановна трубку не взяла. Через несколько гудков мобильник отключился. Лешка набрала снова. Опять никто не ответил.

Девочка похолодела от страха. Что могло случиться? Может, позвонить Катьке? Но пока ей объяснишь, что к чему, пока она соберется… Лучше как можно быстрее выяснить все самой.

И Лешка со всех ног кинулась к остановке маршрутного такси.

Запыхавшись от быстрого бега и тревоги, девочка подбежала к маленькому зеленому домику. Хотела было постучать в кухонное окошко, но услышала за домом голоса и заглянула через низкий заборчик. Перед ней предстала прямо-таки идиллическая картина.

Под раскидистой яблоней стоял стол, на нем сверкал под солнечными лучами электрический самовар, рядом, на большом блюде, высилась гора золотистых пончиков. От самовара к открытому окошку тянулся черный шнур удлинителя.

Лешка почувствовала громадное облегчение. Бабки уютно устроились на скамейке. Интересно, кто же к ним пришел? Может, сосед?

Лешка открыла калитку и направилась к столу. Но, дойдя, не поверила своим глазам. За столом сидел… внук бабушки Анастасии.

— Оленька! — обрадовалась Серафима Ивановна. — Молодец, что пришла. Садись с нами пить чай.

— Здравствуйте. С удовольствием, — произнесла Лешка, стараясь не выдать своих чувств.

Бабушка Анастасия приветливо закивала, а Сергей поднялся, чтобы уступить ей место. Но Лешка сходила в дом и принесла себе стул. Усевшись напротив, она в упор посмотрела на мужчину.

— И как же вы их нашли?

— Мне бабушка сама позвонила. — Сергей достал из кармана сотовый телефон и предъявил его Лешке. — Как только из больницы выписалась, сразу сообщила свой новый адрес.

Ну надо же! Лешка разозлилась на свою недогадливость. Казалось, она, Катька и Стае учли все, кроме самой малости: того, что старушка сама выдаст свое местонахождение.

— А… А почему вы по телефону не отвечали? — обратилась она к Серафиме Ивановне.

— Так это ты недавно звонила? Да я его в доме оставила, а пока добежала, он уж и замолчал. Лешка снова посмотрела на внука.

— И давно вы здесь?

— Сереженька недавно подъехал, вот самовар нам наладил, — с любовью глядя на внука, сказала бабушка Анастасия.

Сергей положил ей на тарелку пончик.

— На, бабуля, а то ты не дотянешься.

Лешку как током ударило. Сейчас подсыплет ей какую-нибудь отраву!

Она резко вскочила и, не боясь показаться невоспитанной, протянула руку к чужой тарелке.

— Ой, можно я возьму себе этот пончик? Люблю поджаристые.

И, не дожидаясь ответа, придвинула тарелку к себе. Но что делать с чашками? Ведь удобнее всего сыпать яд именно в них.

И она ухватилась за самовар.

— А давайте я всем чай налью. Обожаю это делать. У нас раньше тоже самовар был, — затараторила Лешка. Она схватила все чашки, поставила их возле самовара, а потом ту, что предназначалась бабушке Анастасии, незаметно подсунула внуку, решив не сводить с него глаз. "Пришедший с мечом от меча и погибнет", — злорадно усмехнулась она про себя. Интересно, какой у него яд, быстро- или медленнодействующий?

Гость, похоже, ее манипуляций даже не заметил. Он охотно отвечал на вопросы бабушки, которая очень интересовалась успехами своего дорогого внучка.

— Недавно был в Костенках, на раскопках, а оттуда друзья меня подбросили. Здесь, конечно, неплохо, но, бабуль, если Юлька и впредь намерена держать у себя Екатерину Тимофеевну, то я тебя, так и знай, в Москву заберу. Ну, найму в конце концов сиделку, чтобы за тобой ухаживала, когда сам не смогу. Знай, что я тебя ни за что не брошу.

"Ясное дело, своего не упустишь", — мысленно прокомментировала Лешка.

За разговорами внук съел с десяток пончиков и выпил весь чай из бабушкиной чашки. Но изменений в его самочувствии пока не наблюдалось.

Должно быть, яд у него все-таки не быстродействующий. Да и зачем ему видеть мучения своей бабушки? А если он сейчас уйдет? Как тогда узнать, отравился он своим ядом или нет? Как же ей выявить его гнусные замыслы? Пока Лешка лихорадочно соображала, что ей предпринять, внук снова потянулся к самовару. Она снова подскочила.

— Ой! — воскликнула девочка. — Я нечаянно чашки перепутала. Вам бабушкина, самая большая досталась.

— Какая разница, — улыбнулся Сергей. Улыбка у него вышла доброй и даже по-детски наивной.

— Сереженька, так когда ты в Москву уезжаешь? — спросила бабушка Анастасия.

— Еще немного в Воронеже побуду. А ты что, хочешь еще немного здесь погостить?

Вместе с бабушкой Анастасией энергично закивала и Серафима Ивановна.

— Тогда, если ты не против, я поживу в квартире в Северном. Мне нужно доклад дописать. Дай мне ключ, пожалуйста.

Значит, уезжать он пока не собирается, отметила Лешка. И если в данный момент не отравил свою бабку, то это вовсе не говорит о том, что он совсем отказался от своего намерения. А как лицемерно себя ведет, какую заботу проявляет!

— А ваши бананы были испорчены, — вклинилась она в разговор, как бы невзначай. — Ими Екатерина Тимофеевна отравилась. Где вы их покупали?

— Какие бананы? Не покупал я никаких бананов, — пожал плечами внук.

— Ну как же. Мы с Катькой сами вас в больнице видели. И не раз!

— Но я ни разу не приносил бабушке бананов. Только конфеты ее любимые, да и те забыл оставить, а ведь специально из Москвы вез. А перед самым отъездом заскочил и оставил ей пару йогуртов с орешками — я знаю, она их любит. Время не приемное было, я через санитарку передал.

— Ох, а о конфетах-то я и забыла, — всполошилась Серафима Ивановна. — Погоди, Сереженька, сейчас принесу.

— Не беспокойтесь! — вскинулась Лешка, испугавшись того, что внук отравил конфеты. — Я сама за ними сбегаю.

В буфете на кухне и впрямь лежали две непочатые коробки. Одну из них привезла она сама, а другую, ей незнакомую, видимо, припер внук. Лешка запихнула его конфеты в глубь буфета, а из дома вынесла свою. Но Сергей уже поднялся с места.

— Мне пора. Я, бабуль, завтра заскочу. Телефоны у вас есть, так что созвонимся. А сейчас меня в университете ждут. — И он поцеловал бабку в морщинистый лоб.

Анастасия Мариановна сидела довольная, щечки ее порозовели то ли от горячего чая, то ли от внимания родного человека. В цветастом халатике, который ей одолжила Серафима Ивановна, она казалась моложе своих лет, и никто бы сейчас не сказал, что ей уже за девяносто.

Лешка исподтишка продолжала наблюдать за внуком. Симпатичный, и улыбка открытая. А вдруг все их подозрения не имеют под собой никакой почвы? Открыла девяностолетняя женщина газовые краны — что в этом странного? Да и Екатерина Тимофеевна случайно отравилась. Аппетитец у нее отменный, запросто могла слопать что-нибудь. В жизни столько совпадений! Гораздо больше, чем порой кажется, сколько раз сама в этом убеждалась.

А внук между тем уже открывал калитку.

Лешка разволновалась. Нужно ли его отпускать? Как бы в этом случае поступил ее брат? Наверняка потащился бы за ним следом. Хотя нет сомнений, что Сергей и в самом деле идет в университет, он ведь ученый. Помнится, Дарья Кирилловна ему научную статью переводила.

Но зачем он врет, что не приносил в больницу бананы? Один этот факт выдает его с головой. В конце концов, ученый тоже может кокнуть собственную бабусю. Только для чего? Вот вопрос, на который надо найти ответ.

Лешка вскочила, не успел Сергей скрыться за домом.

— Я, пожалуй, тоже пойду. Рада, что у вас все в порядке. До свидания. — И, не дослушав старушечьих благодарностей, ринулась за внуком.

Улица была безлюдной, поэтому слежка давалась Лешке нелегко. Стоило внуку оглянуться — и вот она на виду. Приходилось то забегать в первые попавшиеся магазины, то прятаться за деревьями. А внук к тому же то и дело озирался по сторонам. Видимо, припоминал знакомые с детства места.

Таким образом Лешка проследовала за Сергеем до улицы Степана Разина. Однако Сергей не стал подниматься по ней, а свернул влево, и вскоре они вышли на улицу, где жила Катька. Несомненно, не знавший эти места человек избрал бы другой, более длинный путь.

Лешке уже надоело без толку следить за Сергеем. Ясно же, что и в этот раз он сказал правду. В таком случае не вернуться ли ей домой и не порадовать ли Катьку сногсшибательным платьем, которое лежит у нее в рюкзачке?

Лешка кинула последний взгляд на археолога, и сделала это очень вовремя. Потому что в этот момент она увидела, как на него несется непонятно откуда взявшийся автомобиль темно-синего цвета.

— Сергей! — истошно завопила она.

Внук обладал хорошей реакцией. Он отпрыгнул в сторону и покатился по земле. Автомобиль резко вильнул в сторону и зацепил его крылом. И если бы не встретившийся на пути машины бордюр, ее колеса точно проехались бы по внуку.

У Лёшки потемнело в глазах: прошлой весной она уже была свидетелем того, как машина сбила человека. Тем не менее она попыталась разглядеть номер. Однако это ей не удалось: номер был заляпан грязью.

Лешка со всех ног кинулась к Сергею.

— Вы живы?

— Вроде бы.

Внук попытался подняться, но не смог. Застонав, он сел на бордюр.

— Спасибо, что предупредила. А как ты здесь оказалась?

Лешка махнула рукой в сторону спуска:

— А я здесь живу. У Катьки.

Археолог виновато улыбнулся и снова попытался встать. Наконец, уцепившись за Лешкину руку, кое-как поднялся и с трудом заковылял вперед. Но возле углового магазина остановился и, привалившись к стене, стал медленно сползать на асфальт. Губы его дрожали, а лоб покрыла испарина. Нетрудно было понять, как ему больно.

— Надо вызвать "Скорую помощь", — разволновалась Лешка, оглядываясь в поисках таксофона, и тут до нее дошло, что они находятся напротив большого старого дома, в котором живет Марина. И еще она вспомнила, что у Сергея есть мобильный.

— Дайте, пожалуйста, свой телефон, — попросила она.

Марина, к счастью, оказалась дома.

— Мариночка, выгляни в окно. Рядом с твоим домом сидит твой знакомый, — она взглянула на скорчившегося на земле Сергея, — вернее, лежит. Его сбила машина, и я не знаю, что делать. Если можешь, выйди к нам, пожалуйста.

— Что ты говоришь?! Какой знакомый? Я сейчас.

И минуты не прошло, как Марина выбежала из подъезда. Увидев лежащего на асфальте Сергея, девушка воскликнула:

— Вы?! Как же это случилось?

— Очевидно, водитель был пьян, — скрывая боль, археолог снова сделал попытку подняться. — Я так и думал, что мы с вами в Воронеже встретимся, правда, не в такой обстановке.

Марина засуетилась возле пострадавшего, а Лешка вновь взяла телефон. На сей раз она призвала на помощь Стаса. Тот примчался через две минуты и помог Сергею подняться. Поддерживаемый сразу с трех сторон внук доковылял до Марининой квартиры. Особенно тяжело ему пришлось на лестнице, но и эта преграда оказалась взята.

Убедившись, что его помощь больше не требуется, Стае убежал домой, а Марина тут же вызвала "Скорую".

— Перелома нет, это ясно, иначе я бы сюда не дошел, — сказал Сергей.

То же самое подтвердил и врач "Скорой". Он дал ему обезболивающие таблетки и предупредил:

— У вас сильный ушиб, а возможна и трещина. Советую обратиться к хирургу по месту жительства и на всякий случай сделать рентген. И, конечно, вам надо лежать.

Как только медики уехали, Сергей с трудом поднялся с дивана.

— Вы куда? Вам же велели лежать! — забеспокоилась Марина.

— Не хочу причинять вам лишние неудобства. Вызову такси и поеду к себе, то есть к бабушке, в Северный.

— Но вы там будете совсем один! — воскликнула Лешка.

— Ничего страшного, я справлюсь.

— Глупости, — решительно сказала Ирина Афанасьевна. — Вы себе и чаю не приготовите. Полежите пока у нас, места много. Свозим вас на рентген, а потом видно будет.

Марина вышла из комнаты и принесла толстую коричневую палку с изогнутой черной ручкой.

— Дедушкина. Вам пригодится. Лешка направилась к двери.

— Я пойду домой, меня Катька, наверное, заждалась.

Марина вышла проводить ее в прихожую.

— Послушай, — у самой двери прошептала Лешка, — раз его хотели убить, а это был точно не несчастный случай — я сама видела, что машина специально на него наехала, — то, выходит, не он покушался на свою бабушку?

— Помнишь, ты меня спросила, хороший ли человек Сергей? — вопросом на вопрос ответила Марина.

— Ну.

— Тогда ты должна помнить то, что я тебе ответила.

— Я помню.

И крикнув всем "До свидания", Лешка помчалась домой.

Глава XIV Цепь случайностей?

Давно проснувшаяся Катька, конечно же, не находила себе места от волнения.

— Ты могла хотя бы мне позвонить? — упрекнула она подругу.

— Сначала не хотела тебя будить, а потом некогда было.

И Лешка рассказала Катьке обо всем, что случилось этим утром.

— В любом случае ты не зря за ним следила, — заметила Катька. — Выходит, ты спасла ему жизнь.

— В общем-то, да, — без ложной скромности согласилась Лешка. — И знаешь, о чем я подумала? Кто-то покушается не только на бабку, но и на внука тоже, короче, на всю их семью. Но кто? Что-то уж слишком много загадок.

Вздохнув, она принялась листать мемуары, которые прислал им Ромка. Катька присела рядом.

— Пока тебя не было, я их прочитала, но не нашла в них ни одной подсказки.

Лешка положила листки на стол и задумалась.

— Послушай, но если внук записки не брал, то…

— То это сделал тоже кто-то другой, — закончила за нее фразу Катька. — Но теперь, после того, что случилось, это несложно выяснить. Давай позвоним Марине и спросим у Сергея напрямик. Чего ходить вокруг да около?

— По телефону как-то неудобно, — засомневалась Лешка. — Давай уж тогда сходим. И еще, мне непонятно, зачем ОН врет про бананы.

— Да захватим с собой мемуары. Может, вместе в них что-нибудь вычитаем.

Но перед тем как уйти, Лешка позвонила в Москву и рассказала Ромке о том, что внука сбила машина.

— Я вообще-то предполагал, что это не он травит свою бабку, — ничуть не удивился юный сыщик. — Вспомни, кто еще крутился возле вашей Анастасии?

— Я тебе уже говорила, Катеринина внучка. Но Юлии незачем взрывать собственную квартиру, даже если ей до смерти надоела бабушка Анастасия.

— Послушай, а за рулем тачки кто был, мужчина или женщина?

Лешка пожала плечами, будто брат мог ее видеть.

— Этого я не заметила, все произошло слишком быстро.

— Н-да, — протянул Ромка и замолчал, так и не придя ни к какому выводу. — Позвони, как вернешься.

— Ладно, пока, — попрощалась Лешка, и они с Катькой отправились к Марине.

Сергей устроился с комфортом. Он лежал перед телевизором, к его дивану был придвинут журнальный столик, на нем стояла чашка с недопитым кофе и большое блюдо с пирожками, которые успела напечь гостеприимная Маринина мама.

Предложив девчонкам присесть, Ирина Афанасьевна убрала блюдо, а вместо этого водрузила на столик стопку разных журналов и, конечно же, свою любимую подшивку газет "Новости плюс".

Катька тут же схватила подшивку, полистала ее и положила обратно, как бы невзначай оставив раскрытой на развороте с собственной фотографией.

Внук пригляделся к снимку, сравнил его с оригиналом и сказал комплимент, которого Катька и добивалась:

— В жизни ты еще лучше.

Девчонка зарделась от удовольствия, а Лешка, помня, зачем они сюда явились, перешла к расспросам.

— А в этой газете Андрей работает, внук Дарьи Кирилловны, что вам статью переводила. Та статья об археологии была, да? — Сергей утвердительно кивнул. — А мы тоже раскопками занимались, искали пропавшие воспоминания мамы Дарьи Кирилловны. Весь дом перерыли, а потом их мой брат Ромка за холодильником нашел. Смешно, правда? Причем Андрей клялся и божился, что их не трогал. И как они могли там оказаться? — вздохнула она, ни к кому конкретно не обращаясь.

Внук сознался сразу,

— Боюсь, что это моя вина. Я как-то раз остался в комнате один и от нечего делать взял с книжной полки синюю папочку. Открыл ее и наткнулся на фотографию своей собственной прабабки Камиллы. А потом Дарья Кирилловна пригласила меня на кухню пить чай, я захватил папку с собой и положил на холодильник. А потом ее там не оказалось. Я подумал, что Дарья Кирилловна унесла папку обратно, правда, на полке не нашел, а спросить постеснялся. А она, значит, с холодильника упала.

Лешка внимательно посмотрела на Сергея:

— А что вас привлекло в этих мемуарах, кроме фотографии?

— По правде говоря, кроме упоминаний о моих прабабке и прадеде, ничего особенного я в них не нашел. Оказывается, мой прапрадед Болеслав Сташевский, польский дворянин, управлял банком в Варшаве, а прапрабабушка Каролина Леопольдовна была попечительницей женской гимназии. Бабушка мне мало что о них рассказывала, да и сам я, честно говоря, раньше своими предками не интересовался. Так история от нас и уходит, потому что детям и внукам при жизни стариков некогда или неохота их расспрашивать, а когда спохватываются, становится поздно, — вздохнул Сергей и вдруг забеспокоился: — А что, Дарье Кирилловне эти записи срочно понадобились? Мне, конечно, не следовало бы их брать.

— Нет-нет, — успокоила его Лешка и подмигнула Катьке. Как же просто все объяснилось, а они-то напридумывали! Значит, в этих мемуарах действительно нет ничего особенного. Или все же есть? — А знаете, мы принесли бумаги с собой, мой брат прислал их по электронной почте. Катюш, покажи.

Катька принесла из прихожей зеленый скоросшиватель, в который они положили выведенные на принтер листы.

Глаза у Сергея загорелись.

— Если вы не против, я их посмотрю, хорошо?

— Пожалуйста.

Листая подшивку "Новостей", Лешка обратилась к Марине:

— Андрей ничего нового о документации не написал?

— Пока нет.

— Значит, отчего произошел взрыв, до сих пор не выяснили. Верно Ромка говорил: никогда не выяснят.

— О каком взрыве вы говорите? — насторожился Сергей.

— Как, вы и не знаете? — И Лешка показала ему одну из последних газет. — Вот, здесь описано, как это случилось. Андрей встретился с бизнесменом, и как только они подошли к машине, прогремел взрыв. И этот предприниматель показал чудеса храбрости: свалил Андрея на землю и потом упал на него сверху, закрыв от осколков своим телом. Здесь и снимок есть.

Сергей пробежал глазами очерк.

— Болеслав Мальгин, — задумчиво произнес он. — Надо же, этого бизнесмена зовут так же, как и моего прапрадедушку. Наверное, у него в роду тоже поляки были. Знаете о том, что тысячу лет назад Польшей правил король Болеслав Первый по прозвищу Храбрый, из династии Пястов? Он вошел в историю как объединитель польских земель.

Лешка еще раз взглянула на фотографию.

— Этот тоже храбрый. А мы все и внимания на его имя не обратили, а Ромка подумал, что он Вячеслав, как наш друг Славка.

Катька внимательно посмотрела на археолога.

— Какое-то сходство есть. А правда, что вы только вчера в Воронеж вернулись?

— Ну да, я же в Костенках был.

— А бананы вы своей бабушке, правда, не приносили? — снова пристала к нему Лешка.

Сергей поднял руку вверх и торжественно объявил:

— Клянусь!

— А кто же о ее самочувствии справлялся в больнице?

— Понятия не имею. А почему ты меня все время о каких-то бананах спрашиваешь?

— Так, просто…

С очередным угощением в комнату вошла Ирина Афанасьевна, и Лешка замолчала. Она еще не решила, рассказывать ли Сергею обо всем или повременить. Но тут Катька не стала терять времени даром и с детской непосредственностью спросила:

— А вы знаете про завещание своей бабушки?

— Слышал, что бабуля мне квартиру отписала. Но пусть живет как можно дольше, у меня в Москве своя квартира есть, и зарабатываю я неплохо. Правда, вот этот нелепый наезд спутал все мои планы. Скоро за границу лететь, а тут…

— Да, не повезло вам. Вы хотя бы догадываетесь, кто мог на вас наехать?

Сергей пожал плечами:

— У меня всего две версии: либо за рулем сидел пьяный, либо меня с кем-то спутали. В Воронеже обо

мне давно забыли, я не бизнесмен, дорогу никому не перешел, ни в каких партиях не состою.

Но Катька не унималась.

— У вас что, совсем нет врагов или конкурентов?

— Конкуренты, конечно, есть, только в научной сфере. Они угрожают опровергнуть все мои последние выводы, но только словесно, и поэтому мне следует должным образом подготовиться к предстоящему бою.

— А куда вам лететь?

— В Голландию.

— Ой, как здорово! — воскликнула Лешка. — Я бы хотела там побывать! Я слышала, что в Голландии люди живут без занавесок на окнах.

— Как "За стеклом", что ли? — удивилась Катька. — Недавно по ТВ-6 была такая передача: несколько человек больше месяца жили под прицелом аж тридцати телекамер. Ни поесть, ни слова друг другу сказать не могли без того, чтобы их не увидели и не услышали.

— Ну да. В Голландии в любом окне можно увидеть, кто чем занимается, только подглядывать в окна там не принято. По-моему, об этом как-то раз в "Новостях плюс" было написано.

— Правда? А я и не знал об этом, — сказал Сергей и озабоченно нахмурился. — Бабушка теперь расстроится. Она ведь меня завтра ждет…

— А вы ей скажите, что подвернули ногу, а мы к ней сходим и подтвердим, — посоветовала Лешка.

— Пожалуй, я так и сделаю, — улыбнулся Сергей.

— Ас Юлией, внучкой Екатерины Тимофеевны, вы хорошо знакомы? — спросила Лешка.

— С Юлькой-то? Да мы росли вместе. Она неплохая, целеустремленная. Мы с ней теперь почти как родственники: когда она по делам в Москву приезжает, у меня останавливается.

И Сергей вновь уткнулся в подшивку.

Похоже, внуку бабушки Анастасии понравилось жить у Марины. В его распоряжении были и газеты, и журналы, и книги, да еще и забота приветливых хозяев. Лешке показалось, что он даже рад возможности несколько дней лежать и ничего не делать. В детстве они с Ромкой обожали болеть. В такие дни мама готовила им самую вкусную еду и по первому требованию читала вслух книжки. Сергей, правда, читал себе сам, но от всего остального получал такое же удовольствие.

— Если они друзья, то и Юлию мы напрасно подозреваем? — выйдя из комнаты, спросила Катька.

— Даже не знаю, что и думать, — вздохнула Лешка.

Сегодня они пошли к старушкам с Катькой вдвоем. Всю дорогу Лешка вспоминала счастливое лицо бабушки Анастасии, как ее напугает известие о случившемся с внуком несчастье.

Когда они открыли калитку, бабушка Анастасия как раз говорила с Сергеем по телефону. Она сидела бледная и взволнованная, но Лешка с легкостью убедила ее в том, что ничего страшного не произошло, и даже наглядно продемонстрировала, как ее внук поскользнулся на ровном месте.

— А пока он временно поселился у Марины. Можете спросить у Серафимы Ивановны, какая она у нас замечательная, — вторила Катька.

На столе под яблоней стояло блюдо с пончиками, Катька взяла один себе, а другой незаметно бросила Альме. Но собака понюхала румяный пончик и отвернулась. А потом, не обращая внимания на гостей, улеглась под столом.

— Альма! — позвала Лешка.

Но собака вела себя странно! Она не скакала вокруг гостей, не радовалась, как всегда, их приходу, а лишь неподвижно лежала под столом и громко сопела.

— Что это с ней? — удивилась Катька.

— Утомилась, наверное, и решила поспать, — сказала Серафима Ивановна.

Лешка потрогала собачий нос. Он был холодный и мокрый.

— Ничего не понимаю.

Через некоторое время Альма встала, лениво потянулась и потрусила к забору. Лешка пошла за ней. Недалеко от калитки лежало несколько больших кусков мяса. Собака нехотя понюхала один кусок и снова залезла под стол.

— Катька, поди сюда, — позвала подругу Лешка, указав на мясо. — Неужели кто-то решил отравить собаку? Ну, это вообще ни в какие ворота не лезет. Животное-то при чем? Ну скажите мне?! — возмущалась она.

— Серафима Ивановна, — крикнула Катька, — к вам сегодня кто-нибудь приходил?

— Юля заезжала. Завезла кое-какие вещи и продукты, чтобы мне по магазинам не ходить. Это ее, видно, Катерина заставила. Переживает, наверное, за Анастасию Мариановну.

— А вдруг она на собаке решила яд испытать? — в испуге прошептала Катька. — Неужели это она была за рулем той машины? Зачем же ей еще и внук понадобился?

Лешка снова позвала Альму, но собака даже не шевельнулась. Тогда она решительно тряхнула головой.

— Ну вот что. Надо рассказать обо всем Сергею, и пусть он сам решает, что делать дальше. В конце концов, это теперь его проблема. И потом, он взрослый, должен сообразить, как нейтрализовать эту Юлию. Елки-палки, неужели это все ее проделки?

И они снова пришли к Марине.

На этот раз юные сыщицы, не таясь, рассказали Сергею обо всем: и об утечке газа на кухне его бабушки, и о неизвестно кем принесенных бананах, которыми, по их мнению, отравилась Екатерина Тимофеевна, и о том, что поначалу он был у них подозреваемым номер один, но теперь его место заняла Юлия.

— Вот только мотивы ее поступков нам пока неясны, — добавила Лешка.

— Мы уже и в милицию ходили, и с врачами говорили, только нам никто не верит. Ну что делать? — в отчаянии воскликнула Катька и, притянув к себе телефон, позвонила Серафиме Ивановне.

— Скажите, пожалуйста, как себя чувствует ваша Альма?

— Спит себе под столом, — спокойно ответила старушка.

А Лешка достала из сумки пакетик, в котором лежал кусочек мяса, который не доела собака.

— Где, интересно, это можно сдать на экспертизу? Ничего не ответив, Сергей забрал у Катьки телефон.

— Юлька, привет, узнаешь? Да, давно не виделись. А меня вот машиной зацепило, у знакомых лежу. Как? Да так, в жизни, сама знаешь, все бывает. Ты навещала бабушек? Продукты купила? Спасибо большое. И о собаке не забыла? Молодец.

Лешка потрясла внука за плечо.

— Спросите, была ли она в столе справок и что делала в Северном перед тем, как ваша бабушка оказалась в больнице.

— Ты приходила в больницу в стол справок? А в какой день? А больше никого не присылала? А у бабушки моей в тот день, когда она отравилась газом, была? Да ничего, я просто так спросил. У меня все нормально. Скоро в Голландию лечу.

Он положил трубку.

— Юлька баба с характером, но неплохая, я вам уже об этом говорил. Она отвезла бабулькам кучу продуктов и даже о собаке вспомнила, выгребла все мясо из холодильника, благо он у нее испортился. Так что Альма ваша просто-напросто объелась, потому и лежит. А в тот день Юлька к моей бабушке действительно заезжала. Привезла ей апельсинов и еще чего-то. Но бабулька спала, и она не стала ее будить. Да и разговаривать им особо не о чем, Юлька всегда в спешке. Она ж у нас бизнесвумен. Ну как, убедились, что никакая она не преступница?

— Так кого же нам тогда подозревать? — воскликнула Катька.

— А никого, просто цепь случайностей, — пожал плечами Сергей. — Как говорится, беды приходят не дождями, а ливнями. Будем надеяться, что наши ливни уже пролились.

— Ладно, допустим, что так. Но кто же тогда приходил в больницу, когда вы в Костенках были?

— Я и приходил, только не утром, а вечером, и меня к ней не пустили. А потом я еще и утром был и к столу справок подходил, и передачу передавал — йогурты, я вам о них говорил.

— А в чем они у вас были?

— В пакете.

— В черном?

— Кажется, да.

— А записку вы не писали?

— Нет, я же в ближайшее время к ней собирался.

Глава XV Странный газовщик

На душе у Лешки сразу полегчало. Как же просто все объяснялось! Она передумала сдавать собачье мясо на экспертизу и незаметно положила его в морозилку. Так, на всякий случай.

Оставив Сергея в обществе Ирины Афанасьевны, Марина, Лешка и Катька отправились в драмтеатр, где московские артисты давали невозможно смешной спектакль по пьесе какого-то французского автора. Лешка с удовольствием наблюдала за веселым действом, состоящим из нескончаемой путаницы, когда один издатель, чтобы заполучить роман известной писательницы, прикинулся лакеем и при этом ревновал свою жену, перехватывая любовные записки, предназначавшиеся жене его партнера, а партнер тоже не терял даром времени, пытаясь приобрести права на роман. В общем, смеялись они от души, все проблемы испарились как дым. Даже Катька ни разу не вспомнила о своей беде — не купленном до сих пор наряде.

В хорошем настроении девчонки вернулись домой. Был прекрасный летний вечер, и Лешка решила сделать его еще лучше, вручив, наконец, Катьке купленное еще утром платье. Она полезла было в рюкзачок, но тут в комнату вошла Александра Юрьевна.

— Хотите провести пару дней на природе? Друзья пригласили меня на дачу, могу прихватить и вас с собой. Отдохнете, подышите свежим воздухом.

Лешка повернулась к Катьке и сморщила нос. Ей вовсе не улыбалось торчать на чужой даче, когда она и так скоро поедет к Артему в Медовку. И вообще в городе интереснее.

У Катьки была своя причина не ехать. У Стаса в воскресенье последний экзамен, после которого он будет свободен как птица.

Поэтому обе усиленно замотали головами.

— Нам и здесь хорошо!

— Как хотите. А я поеду. Надоела городская пыль. Вы уже большие, и на одни сутки вас вполне можно оставить. Сами о себе, надеюсь, позаботитесь?

— Обещаем — поздно возвращаться не будем, так что ты можешь не волноваться, — заверила маму Катька и, удалившись в свою комнату, как обычно, принялась названивать Стасу.

Они проболтали не меньше часа, а потом настал черед Ромки.

Лешка с радостью сообщила брату о том, что все их мытарства позади, потому что Сергей поговорил с Юлией, и выяснилось, что никто ни на кого не покушался и что это была всего лишь цепь трагических случайностей.

Но юный сыщик вовсе не запрыгал от счастья с телефонной трубкой в руках, как она того ожидала.

— Какие еще случайности! — отказывался верить Ромка. — А кто принес бананы?

— Бананы же были без записки! Передачи могли перепутать. Йогурты для бабушки были тоже в черном пакете.

— Допустим. А кто приходил в больницу, когда внук был в Костенках, и назвался его именем?

— Говорю тебе, он сам и приходил. Просто дежурная не запомнила, когда это было.

— Что-то слишком много путаницы, ты не находишь? Куда ни кинь, все требует дополнительных объяснений.

— В жизни всякое бывает, — вспомнив спектакль, который они только что посмотрели, ответила Лешка, но голос ее постепенно терял первоначальную уверенность. — Даже если ты прав, то что нам еще делать? Опять в милицию идти? Номер машины я не разглядела, он был заляпан, даже марку не знаю.

— Милиция не станет искать неизвестную машину, это факт, тем более не по горячим следам, — разочарованно протянул Ромка и в который раз с досадой воскликнул: — Эх, ну почему меня нет с вами! Я бы давно все разузнал, а вы, две дурехи, только нарядами и интересуетесь. Я уверен, что и бабуле, и этому вашему Сергею по-прежнему грозит опасность. Но от кого?.. Эврика! Я все понял! Знаешь что, выясни у этого внука, кто после него является бабушкиным наследником. Может быть, тому человеку позарез нужна квартира или деньги за нее, вот он и решил таким образом До них добраться.

— Ну ладно, постараемся узнать про других наследников, — буркнула Лешка и, положив трубку, немедленно перезвонила внуку.

— Сергей, извините, что звоню так поздно. Скажите, пожалуйста, вы не помните, как зовут дежурную из стола справок? И девушку, которая передачи в больнице принимает?

— Откуда мне знать? — удивился внук. — Я и не думал с ними знакомиться.

— А тогда откуда той девушке известно, как зовут вас?

— Вот уж не знаю. А в чем дело?

— Просто интересно. Ну ладно, спокойной ночи. Кстати, а у вас в Воронеже есть еще родственники?

— Ни одного. Только мы с бабушкой и остались.

Значит, ни о каком другом наследнике Сергей понятия не имеет. А в больницу, Ромка прав, под именем Сергея приходил кто-то еще. Вот только где его искать? Лешка посмотрела на часы. Перезвонить, что ли, Ромке? Поздновато, да и что нового она от него услышит? Хорошо хоть, что бабушка Анастасия сейчас не одна, а у Серафимы Ивановны есть телефон, и им всегда можно позвонить. Да и до Сергея, пока он живет у Марины, преступнику тоже трудно добраться.

Положив трубку, Лешка снова открыла свой рюкзачок. Ну наконец-то наступил долгожданный и торжественный момент вручения Катьке бального платья. Она вынула пакет, развернула наряд и с гордым видом направилась к подруге. Но та крепко спала, улыбаясь во сне.

Лешка в раздумье остановилась. Будить или не будить? Не стоит, решила она. Сюрприз может подождать и до утра, а то еще спросонья Катька не ощутит всей полноты своего счастья. Она спрятала платье обратно в рюкзак и легла спать.

Но посеянная Ромкой смутная тревога помешала ей быстро уснуть. Всю ночь Лешка проворочалась в постели, а рано утром ее разбудило шуршание на кухне: видимо, Александра Юрьевна собиралась к друзьям на дачу. Лешка потерла кулачками глаза. Беспокойство, не дававшее ей покоя всю ночь, внезапно оформилось в полноценную мысль, и она подскочила, словно натянутая пружина. Если бабушке Анастасии грозит опасность, то и Серафиме Ивановне тоже. Преступнику-то какая разница, одна старушка или две. Их пальцем ткни — на ходу рассыплются. С Альмой тоже любой справится запросто — какой из нее защитник? А ведь старушки и не подозревают о нависшей над ними угрозе. А самое ужасное состоит в том, что она сама втянула Серафиму Ивановну в это дело, поселив у нее бабушку Анастасию. Вот случись с ней что, как она посмотрит в глаза Дарье Кирилловне?

В общем, бабушек надо предупредить, причем немедленно. По телефону такое не скажешь, придется бежать к ним домой.

Лешка взглянула на подругу. Катька безмятежно спала, и во сне ее не мучили никакие тревоги. В этом они с Ромкой похожи: уснут — пушками не разбудишь.

Лешка хотела написать Катьке записку, но, не найдя ручки, махнула рукой. Катька еще не проснется, пока она уже обернется туда-сюда.

Дождавшись, когда уйдет Александра Юрьевна, и, прихватив с собой рюкзачок с платьем, чтобы Катька раньше времени не обнаружила сюрприза, Лешка тихо прикрыла за собой дверь.

По сторонам она не смотрела, но на проезжающие мимо машины непроизвольно обращала внимание. И то ли ей показалось, то ли и вправду мимо нее промелькнула та самая темно-синяя иномарка, которая сбила Сергея. Номер на ней сейчас был отчетливо виден: 302. Потом проехала еще одна похожая машина и еще.

Добравшись до места, Лешка обежала зеленый домик вокруг, заглянула в окрестные переулки и перевела дух. Фу-у, у страха глаза велики! Ни одной темно-синей машины поблизости не было.

На улице было безлюдно, лишь один человек в рабочей униформе с потертым чемоданчиком в руке прошествовал мимо Лешки и остановился возле дома соседей Серафимы Ивановны. Покосившись на Лешку, он постучал в окошко с приоткрытой форточкой. Чтобы усыпить его бдительность, Лешка сняла кроссовку и принялась вытряхивать из нее несуществующий камешек. За окошком, должно быть, спросили, кто там, поскольку человек ответил:

— Горгаз, проверка АГВ и газовых плит.

А затем, открыв калитку, скрылся во дворе.

"Это простой газовщик", — успокоила себя Лешка и направилась к дому. Войдя в калитку, первым делом заглянула под забор. Мяса там не было. Тогда она постучала. Альма громко залаяла, Серафима Ивановна отодвинула занавеску, улыбнулась и открыла дверь. Старушки уже давно встали и готовились пить чай.

— Оленька, как ты рано! Присаживайся с нами, — засуетились они.

— Нет, я не хочу, спасибо, — отказалась Лешка и погладила собаку. — Альмочка, скажи, как ты себя чувствуешь?

Альма помахала хвостом и лизнула ее в руку, что на собачьем языке означало: "Прекрасно",

— Да только вот не ест ничего, — пожаловалась Серафима Ивановна.

— Совсем-совсем?

— Совсем. — Старушка показала на полную кастрюлю каши.

— Вообще-то, чтобы проверить самочувствие собаки, надо дать ей курицу, хоть она собакам и вредна, — компетентно заявила Лешка. — У вас найдется кусочек?

— Найдется. Я как раз вчера бульончик сварила, Анастасия Мариановна его любит.

Серафима Ивановна полезла в кастрюльку, достала оттуда куриную ножку и протянула Альме. Ножка мигом скрылась в собачьей пасти.

— Заелась она у вас, — поставила диагноз Лешка, полностью поверив в то, что не Юлия, Катеринина внучка, покушалась на жизнь бабушки Анастасии и ее внука.

И снова все ее страхи показались ей беспочвенными. В окно светило солнышко, в ярком синем небе — ни облачка, день обещал быть замечательным. Темные дела творятся чаще всего по ночам, а ночь уже миновала. Нужно не забыть выбросить из морозилки собачье мясо, чтобы Ирина Афанасьевна ненароком не использовала его в пищу.

Но старушек тем не менее следует предостеречь. Лешка тронула Серафиму Ивановну за руку:

— Вы, пожалуйста, всем подряд дверь не открывайте и посторонних людей в дом не пускайте. Сейчас столько случаев ограблений одиноких людей — не счесть. Если вдруг кто-то придет, пообещайте что позвоните нам или Сергею, хорошо?

Посчитав свою миссию выполненной, Лешка отправилась домой. Ей не терпелось поскорее вручить Катьке свой сюрприз.

Дойдя до улицы Сакко и Ванцетти, она оглянулась. Человек с потертым портфелем, побывавший в домике рядом, вернулся и стучался теперь в окошко к Серафиме Ивановне.

Скорее всего он повторил, что проверяет газовые приборы, так как Серафима Ивановна, даже не вспомнив о Лешкином предупреждении, сразу же впустила его.

После недавних событий само слово "газ" ассоциировалось у Лешки с понятиями "кошмар" и "ужас". Кстати, непонятно, почему этот газовщик ходит по домам в субботний день, когда все нормальные люди отдыхают? И она решила вернуться.

Это был молодой человек в надвинутой на лоб засаленной рабочей кепчонке, бровастый и усатый. Несмотря на усы и брови, Лешке он кого-то напомнил. Впрочем, все люди кому-то кого-то напоминают. Например, их соседка тетя Аня каждого киногероя рассматривает только с одной точки зрения: на кого он похож. Поэтому на протяжении всего фильма она ломает голову, упуская развитие сюжета, а. под самый конец вдруг выдает: "На продавца из булочной похож!" В другой раз она припоминает кого-нибудь знакомого, с которым лет двадцать назад лечилась в санатории или кого-нибудь из своих родственников.

Не желая уподобляться своей соседке, Лешка не стала гадать, на кого похож этот работяга, но тем не менее решила подождать, когда он уйдет, чтобы потом удалиться со спокойной душой.

А человек в кепке потрогал краны на газовой плите, открыл, потом закрыл главный вентиль на ведущей к ней трубе и переключился на АГВ. Он заглянул за агрегат, что-то там прощупал, а потом открыл свой чемоданчик и, застелив кухонный стол газеткой и выложив на него свои инструменты, оглядел присутствующих.

— Требуется маленький ремонт. Не пугайтесь, если появится небольшой запах газа, а лучше уйдите отсюда от греха подальше.

Серафима Ивановна тут же поспешила в свою комнатку и поманила за собой Лешку. Но Лешка осталась на месте. Однако неизвестно, сколько времени он будет возиться; следует позвонить Катьке: та небось уж давно проснулась и снова ее ищет.

Лешка взялась за ручку двери и вдруг на столе среди инструментов газовщика заметила мобильник. "Наверное, ему выдали на службе, — подумала девочка. — Или свой?"

Телефончик был очень маленький, как в телевизионной рекламе, где демонстрировались последние достижения сотовой связи. Она не удержалась и взяла в руки образец технического прогресса.

— Ой, какой прикольный! "Сименс", да? А сколько у него функций? Вот эта кнопочка для чего?

— Положи на место, — вдруг каким-то глухим голосом резко сказал мужчина.

Лешка опустила телефон на стол.

— Извините, я и не собиралась по нему звонить, у нас свой есть, — обиженным тоном произнесла она и направилась к комнате, где старушки смотрели телевизор.

И чего этот тип так разволновался из-за своего телефона? Даже если бы она по нему позвонила, что было бы страшного? Если ему выдали на работе, значит, работа наверняка оплачивает все разговоры. Да и сам бы не разорился от пары слов.

Продолжая дуться на грубого газовщика, Лешка вдруг припомнила Ромкины разглагольствования о том, что в сотовый телефон можно вставить дистанционное управление. Они тогда еще обсуждали взрыв автомобиля предпринимателя, при котором чуть не погиб Андрей. А что, если и у этого мужика в телефоне дистанционка? Иначе чего он так разволновался?

Лешка остановилась на полпути и посмотрела на газовщика более пристально. Если бы не жуткие усы и брови, он был бы, как ни странно, похож на пострадавшего предпринимателя со снимка в газете. Но зачем преуспевающему бизнесмену травить бабушку Анастасию? Ему ее маленькая квартирка уж точно ни к чему, он таких с десяток и сам купит, не поморщившись.

— Сейчас я уйду, не волнуйтесь, — сказала она. Зайдя к старушкам, Лешка попросила у Серафимы Ивановны телефон и набрала Катькин номер. Но Катьки дома не оказалось.

Куда ж она могла подеваться? Может, позвонить Марине или Стасу? Но звонки дорогие, а телефон чужой. Лучше она на улице найдет таксофон и воспользуется телефонной картой. А пока посидит под яблонькой и обязательно дождется, когда уйдет этот противный газовщик.

Она направилась к двери и уже на пороге услышала, как запищал телефон.

— Оленька у нас, — услышала она голос Серафимы Ивановны.

Старушка засеменила к Лешке, протягивая ей трубку.

— Тебя, Катя.

— Лешка, ты здесь? — От Катькиного крика стало больно барабанной перепонке, и Лешка отодвинула трубку подальше от уха. Но, услышав, о чем идет речь, прижала ее посильнее и даже прикрыла ладонью.

— Ну, прикол, ты только послушай! — захлебывалась Катька. — Мы с тобой невнимательно газеты читаем, а Сергей — ему делать нечего, он свой доклад уже дописал — всю подшивку "Новостей плюс" изучил. И знаешь, что он вычитал? Причем еще в январском номере? Сейчас упадешь. Что его родная бабушка Анастасия — богачка. И не просто богачка, а настоящая миллионерша. Ее разыскивает Инюрколлегия. Там так и сказано: Анастасию Сташевскую, дочь Мариана Сташевского, или ее родственников, разыскивают адвокаты Мариана Сташевского — сына Болеслава Сташевского. Ты понимаешь, что это значит? Что кто-то охотится не за ее квартирой, а за этим самым наследством. Но Сергей по-прежнему твердит, что не знает никаких родственников, значит, он — единственный наследник после бабушки Анастасии.

Катька вопила бы и дальше, но Лешке и так все стало ясно.

И чего этот газовщик так на нее уставился? Неужели слышал, о чем ей сообщила Катька? А если и слышал, ему-то что? Но как же он все-таки похож на того бизнесмена! Вот только брови с усами совсем другие, вернее, тот был вообще без усов.

— Куплю я кофе, не волнуйся, не забуду. Сейчас прямо пойду и куплю, — громко объявила Лешка и, стараясь не встречаться с газовщиком глазами, чувствуя, как горят ее щеки, отнесла трубку Серафиме Ивановне. А потом пожалела, что не дала понять Катьке, что здесь не все ладно.

А газовщик тем временем явно никуда не торопился. Он взял гаечный ключ и снова склонился над АГВ.

— Так-так, — задумчиво сказал он и начал крутить какую-то гайку, не обращая на Лешку никакого внимания.

— Блин, еще и в магазин надо зайти, — демонстративно вздохнула она и, крикнув старушкам "До свидания", прикрыла за собой скрипучую дверь.

Пока он там возится, можно разузнать о нем у соседей. Может быть, он и в самом деле обыкновенный настоящий газовщик и она себе всякого напридумала?

И Лешка постучала в окошко соседнего домика, в котором усатый только что проверял газовое оборудование. Однако занавеска не шелохнулась. Она постучала в другое окно, плотно зашторенное, в следующее, а потом открыла калитку и зашла во двор. Дверь дома оказалась наглухо закрытой.

Странно, куда за такой короткий срок они все подевались? Или их и не было, а газовщик просто постоял во дворе, чтобы усыпить ее бдительность?

Подозрение усилилось, когда она увидела в почтовом ящике несколько газет, скопившихся не за один день. Не чуя под собой ног от страха, Лешка незаметно пробралась назад к зеленому домику и спряталась за кустами жасмина.

Спустя некоторое время, тщательно закрыв за собой дверь, на улицу вышел мужчина. Взглянув на часы, он быстро пошел вниз по переулку.

От нехорошего предчувствия Лешке стало трудно дышать. Она подлетела к окну со стороны сада и что было сил забарабанила по стеклу. Показалось испуганное лицо Серафимы Ивановны.

— Откройте! — крикнула девочка. Когда окно распахнулось, Лешка почувствовала знакомый отвратительный запах.

— Открывайте все двери и окна, выходите на улицу и немедленно звоните в милицию и горгаз, — велела она, а сама выскочила на улицу.

Газовщик находился от домика уже на приличном расстоянии. Лешка в отчаянии посмотрела ему вслед.

Его надо задержать. Но как?! Он сильнее, ей с ним не справиться. Внезапно она заметила, что мужчина слегка хромает, и вновь вспомнила Андрюшину статью совершивший героический поступок предприниматель по имени Болеслав был ранен в ногу.

Не раздумывая, она помчалась за липовым газовщиком. А когда увидела в соседнем переулке за густыми кустами сирени темно-синюю иномарку, головоломка сложилась в единое целое. Этот человек — Болеслав, и он же — отравитель, именно на этой машине сбивший на дороге Сергея. А прапрадедушка Болеслав у них с Сергеем общий, и, следовательно, они родственники.

Теперь стало ясно, что задумал отравитель. Напустить старушкам газ, а потом, проезжая мимо на машине, с помощью встроенной в телефон дистанционки взорвать зеленый домик. А все подумали бы, что старая склеротичка Анастасия опять начудила с газовыми конфорками. И если его сейчас же не взять с поличным, то потом ничего не докажешь: усы и брови он выбросит, а потом снова придумает какую-нибудь пакость, направленную против Сергея.

Преступник уже садился в машину, когда Лешка настигла его и посмотрела прямо в глаза. Тот слегка опешил. Не ожидал, наверное, такой дерзости от малявки.

— У вас ус отклеился, — неожиданно ляпнула Лешка.

Глава XVI В башне

Слова из старого, когда-то очень популярного фильма пришлись к месту. Газовщик быстро поднес руку к лицу и тут же ее отдернул, разозлившись на наглую девчонку, да и на себя, что купился на такую глупую провокацию. Зато Лешка окончательно убедилась в том, что усы ненастоящие. Но на этом она не остановилась и выпалила:

— Мне кажется, вы очень похожи на одного человека. Его зовут Болеслав.

И, решив больше не рисковать, бросилась бежать.

Юная сыщица мчалась со всех ног и торжествовала. Пусть знает, что теперь он в ее власти и что бы еще гадкого он ни сделал, она его тут же разоблачит. Даже если он отвертится в милиции, ему уже не будет смысла травить бабушку Анастасию и убивать ее внука: преступникам наследство не достается, она это точно знает. А еще Лешка радовалась тому, что так быстро справилась с заданием своего брата: нашла еще одного родственника да еще и о-го-го какой мотив, из-за которого тот пошел на преступление. А еще она предвкушала, как ворвется сейчас к Марине и расскажет всем, каков на самом деле "герой" Болеслав, и они вместе решат, что делать с ним дальше.

Но темно-синяя иномарка вывернула откуда-то сбоку, преступник выскочил из машины наперерез. Это было так неожиданно, что Лешка, растерявшись, заметалась из стороны в сторону и кинулась к большой каменной лестнице, ведущей на улицу Коммунаров. Он поймал ее на первых же ступеньках. Лешка испуганно закричала, но ее никто не услышал: улица в субботу была безлюдна — народ разъехался по дачным участкам.

"Газовщик" поволок ее вниз и, как Лешка ни брыкалась, затащил в машину.

Девочку охватил самый настоящий ужас. Неужели он ее убьет, то есть осуществит то, что совсем недавно не удалось сделать настоящему бандиту-рецидивисту? Но в тот раз ее спасли, теперь ей на выручку прийти некому.

Машина неслась по улице с бешеной скоростью, и надежда была только на то, что их остановит какой-нибудь инспектор ГИБДД. Похититель, по-видимому, подумал о том же, поскольку вскоре сбавил скорость.

Лешке стало так себя жалко, что на глаза навернулись слезы. Что он с ней сделает? Яснее ясного, что убьет. И мама будет плакать, и папа, и Катька, и Ромка… И она никогда-никогда не поедет с Артемом в Медовку и не сходит в гости к Маргарите Павловне с ее Жан-Жаком…

Лешка отвернулась к окну и горько-горько вздохнула. Ромка просил ее не рисковать, но как иначе проводить расследование? Что бы он, интересно, делал, если бы его вот так же похитили? Одно она знала точно: ее брат не потерял бы самообладания и назло врагу ни за что бы не заплакал. Да и что зря плакать? Раз этот гад не пожалел беспомощных старушек, одна из которых к тому же приходится ему родственницей, то на ее слезы и подавно не поддастся.

Вот только зачем он спасал Андрея? Чтобы прославиться? Не соображал, что ли, что может засветиться? Должно быть, не предполагал, что его снимок появится в газете. Но почему Сергей о нем ничего не знает?

Лешка незаметно вытерла слезы.

— А вы с Сергеем похожи, и он всегда хотел иметь брата, только не знал о вашем существовании. И о наследстве до сегодняшнего дня — тоже. А знал бы, обязательно бы с вами поделился. Он добрый, как и бабушка Анастасия. Зачем вам понадобилось их убивать? Неужели вы такой жадный? — Она в упор смотрела на него своими огромными глазами.

Преступник на миг повернулся, но ничего не ответил. А глаза у него были синими, точь-в-точь как у Сергея. Значит, они и впрямь родственники. Только лицо портили бутафорские усы да жесткое, почти жестокое выражение лица.

Куда же он ее везет? Неужели в лес? А Катька, значит, теперь останется без платья и пойдет невесть в чем на вечер. Нет, она, наверное, на него вообще не пойдет, потому что ей будет не до веселья.

А этот Болеслав — на что он теперь рассчитывает?

Если убьет ее, то только из чувства мести. Потому что Серафима Ивановна давно вызвала милицию и факт покушения на них установлен. Его небось уже ищут.

— Неужели из-за денег, пусть даже очень больших, можно взять и убить двух ни в чем не повинных людей? Вернее, трех. — Лешка вспомнила о Серафиме Ивановне. — Вы же не бедный человек. Зачем пошли на преступление?

Болеслав молчал.

— А знаете, вам очень повезло. — Девочка осмелела настолько, что дотронулась пальцем до его плеча. — Как ни старались, вы еще никого не убили, то есть еще не зашли за черту, и у вас еще есть возможность про-, должать жить, как и раньше, без угрызений совести. Одна моя знакомая говорила: "Очень важно не переступить черту, откуда нет обратной дороги". И в школе мы это проходили. Да вы небось и сами "Преступление и наказание" читали и знаете, что нормальный человек, убив другого, всю жизнь будет мучиться, несмотря ни на какое богатство. Ну а у кого совести нет, те, конечно…

Лешка уставилась Болеславу в затылок.

— Но у вас-то совесть есть, я знаю, и благородство тоже. Иначе вы, рискуя жизнью, не стали бы спасать нашего Андрея. Анд рюша о вас столько хорошего рассказывал и даже статью о вас написал, мы ее все читали. Он считает вас своим другом и спасителем. Теперь расстроится, что ошибся. Ой, а кто же все-таки взорвал вашу машину? Неужели вы этого так и не выяснили?

Но и на этот вопрос Лешка не получила ответа.

Она перевела взгляд на окно. Они ехали уже по центру города. Значит, он сменил маршрут и не повезет ее в лес? А ведь сначала они мчались совсем в другую сторону. Передумал? Хотя вокруг Воронежа много лесов, в них можно въехать и с другой стороны — с Задонского шоссе, например. Но зачем ему тратить лишний бензин? И почему он все время молчит?

Они проехали мимо знакомого Лешке универмага "Россия", свернули налево, потом еще раз налево, потом направо…

От его ледяного молчания Лешку снова обуял противный липкий страх.

И вдруг, крепко сжимая руль, преступник процедил:

— Ты меня с кем-то путаешь. Я не состою в родстве с этими людьми и никогда не состоял. Поняла?

И снова повернул налево.

Лешка услышала нарастающий грохот, и до нее дошло, что машина подъезжает к трамвайному депо, только с обратной стороны. Вся территория депо была обнесена глухим кирпичным забором, покрытым белой, давно облупившейся краской.

"Газовщик" вышел и открыл дверцу с ее стороны.

— Выходи, — приказал он.

Лешка смело вылезла из машины, приготовившись драться, кусаться и орать во всю глотку, чтобы вырваться из рук злодея. Но ей не удалось воспользоваться ни одним из своих испытанных способов. Похититель во много раз был сильнее ее. Одной рукой он схватил девочку за плечи, а другой зажал рот.

— Молчать в твоих же интересах, — буркнул он в самое ухо.

В толстенной кирпичной стене, окружавшей трамвайное депо, была проделана дыра. Болеслав, или кем он там был, удовлетворенно хмыкнул:

— Надо же, в стране столько перемен, а здесь все то же.

Они пролезли в дыру и очутились возле длинного старого здания. Ему было лет сто, не меньше. Оттуда несся неумолкаемый грохот: здесь круглые сутки ремонтировали подвижной состав. Громыхая, в распахнутые ворота заехал еще один трамвай с двумя вагонами, раскрашенными рекламой.

Лже-газовщик подвел Лешку к железной лестнице, ведущей к похожей на башню пристройке. Вокруг не было ни души. Среди раскиданных в траве железок, труб и ржавых трансформаторов Лешка увидела похожий на солнышко большой желтый одуванчик — яркое воплощение начала лета и всех ее надежд. Как она ждала, когда придет июнь! Целый год только об этом и думала. Неужели никогда в жизни она не вернется в Москву и не увидит своего Дика? Он без нее пропадет, Ромка не станет о нем заботиться, как она. Слезы снова предательски навернулись на глаза, и одуванчик превратился в желтое расплывчатое пятно.

А усатый хмырь подтолкнул ее к лестнице и заставил лезть наверх. А когда они поднялись на железную площадку, достал из кармана ключ и с легкостью открыл тяжелую скрипучую дверь. Потом вдруг улыбнулся и, смахнув со лба капли пота, сказал:

— Считай, что тебе повезло. — Впихнул Лешку внутрь пристройки. Захлопнув за ней дверь, снова поковырялся в замке и с громким топотом сбежал вниз по железным ступенькам.

Оставшись одна, Лешка тут же заколотила руками в металлическую дверь, но звуки оказались слабым отголоском грохота, доносящегося из депо снизу.

Отойдя от двери, девочка оглядела свою тюрьму. Помещение было небольшое, но не тесное. К старым обшарпанным столам были придвинуты стулья с отломанными спинками. На одном из столов лежала серая потрепанная амбарная книга с какими-то записями — Лешка никогда не видела таких тетрадей в продаже, на другом — белая пластмассовая коробочка. В коробочке были костяшки домино.

Одну стену пристройки занимали облупленные шкафы для одежды, похожие на те, что были у них в школе. Она заглянула в каждый. Кое-где в них висели грязные рабочие спецовки. И тут до нее дошло, что ее темница — всего-навсего рабочая раздевалка. Люди здесь переодеваются и отдыхают, а в перерыв играют в домино. Значит, есть надежда, что они придут и освободят ее.

И тут она вспомнила, что сегодня суббота. Значит, сюда явятся не раньше понедельника, а за это время ее друзья и родственники сойдут с ума.

И она снова в полном отчаянии изо всех сил заколотила руками в железную дверь и барабанила до тех пор, пока не сбила в кровь ладоши. Но производимые ею звуки были куда слабее доносящегося снизу стука.

Поняв, что все это бесполезно, Лешка села на стул. Нужно было прийти в себя и все спокойно обдумать.

Девочка снова осмотрелась. Несмотря на яркое солнечное утро, комната выглядела мрачновато. Тем не менее определение "темница" к ней мало подходило. Тем паче можно было включить свет, что Лешка и сделала, встав со стула и щелкнув выключателем. Две почерневшие с двух концов люминесцентные лампы вспыхнули и раздражающе замигали. По всей видимости, напряжение скакало из-за ведущихся в депо сварочных работ. Лешка выключила свет — днем его все равно никто не заметит. В башне было достаточно светло: в одном месте крыша пристройки возвышалась застекленным проемом. Лешка вспомнила, что в архитектуре такой проем называют фонарем, не зря же она некоторое время тому назад собиралась стать дизайнером по интерьеру.

Потолки в башне были высоченными. Лешка пододвинула стол к стене, взгромоздила на него стул, потом влезла на самодельную пирамиду и посмотрела сквозь проем вниз. На миг показалось, что перед ней пропасть. Этаж вроде бы второй, но такой высокий, что, если поставить эту башню рядом с обычным панельным домом, он будет выглядеть наравне с четвертым.

От высоты и полной безысходности закружилась голова, и Лешка снова села на стул. Вот так, наверное, и чувствовали себя пленники, заточенные в высоких башнях.

День обещал быть жарким, а железная крыша быстро накалилась от солнца. Тюрьма стала душной.

Пора взять себя в руки и обдумать ситуацию, решила узница. Слезами горю не поможешь.

Итак, зачем, с какой целью ее запер здесь "газовщик"? Почему не убил сразу? И почему сказал, что ей повезло? Передумал с ней расправляться? А что, если он решил ее нейтрализовать и за это время довершить свое черное дело — избавиться от бабушки Анастасии и от Сергея? И она даже не может ему помешать, предупредить их об опасности. Вот что значит не иметь сотового телефона! Хотя он все равно бы его отобрал. Но если он убьет бабушку с внуком, шансов остаться в живых у нее нет, а потому надо бежать отсюда, и как можно скорее.

Далее следовал вопрос: "Как это сделать?" Лешка вздохнула. Открыть железную дверь невозможно. Но бегут же узники из тюрем! Даже из Бутырской тюрьмы как-то умудряются выскользнуть.

Лешка снова подошла к окну-фонарю и в два счета расправилась со стеклом, разбив его снятой с ноги кроссовкой. Из деревянной рамы остались торчать острые осколки. Она осторожно извлекла их оттуда, решив высунуть в полученное отверстие голову. Но проем был таким длинным и настолько узким, что Лешкина голова в него бы не пролезла, даже если бы была без ушей.

А если вытащить и раму, тогда проем станет шире. И Лешка начала действовать.

Дерево, из которого была сделана рама, наверняка подгнило. Крыша башни кое-где прохудилась — частые дожди сделали свое дело. Лешка походила по комнате в поисках хоть какого-нибудь инструмента. Найти бы здесь топор или на худой конец нож, тогда бы проблема решилась в один миг. Недалеко от башни растет дерево, по нему можно было бы спуститься вниз. Правда, дерево отстоит от стены метра на два и дотянуться до него довольно сложно, но эту проблему Лешка отложила на потом. Все надо делать по порядку. Сначала надо расширить лаз, а уж потом думать, как добраться до земли.

Ни топора, ни ножа в раздевалке не оказалось.

Девочка снова заглянула в шкафы для переодевания. Из задних стенок торчали шляпки не до конца вбитых гвоздей, на некоторых кое-где висели рабочие спецовки.

Лешка взялась за один из гвоздей и принялась его раскачивать. Вскоре гвоздь оказался у нее в руках.

Орудие труда было ржавым, но крепким и острым, и Лешка взялась за разборку оконной рамы. Она выковыривала куски дерева, не забывая периодически кричать во весь голос: "Помогите!"

Доски были довольно трухлявыми, но выламывать их было нелегко. Через некоторое время девочка порядком устала. Есть не хотелось, а вот пить… На одном из шкафов стоял графин, на самом донышке которого виднелось немного ржавой воды. Лешка слезла вниз, отпила глоточек и, присев на стул, решила немного отдохнуть.

Взглянув на ранее чистый пол, сейчас сплошь усеянный битыми стеклами и деревяшками, подумала о том, что работники, придя в понедельник в свою раздевалку, застанут еще тот видок. Впрочем, эти обшарпанные стены и покосившиеся шкафы давным-давно нуждаются в ремонте, а столы и стулья вообще давно пора выбросить на помойку. Может быть, своими действиями она только ускорит перемены в этом забытом начальством уголке и рабочие скажут ей за это спасибо. Но лучше при этом не присутствовать.

Немного передохнув, Лешка снова взялась за дело. Наконец, вытащив из проема раму, она снова попробовала высунуть из него голову. Ее снова постигла неудача. Отверстие оставалось все еще узким.

Горестно вздохнув, Лешка принялась ковырять гвоздем стену. Кирпичи тоже были старыми, но в дореволюционные времена их, видать, обжигали на совесть, а потому стена плохо поддавались ковырянию. Но в любом случае лучше действовать, чем сидеть без дела и сходить с ума от страха и неизвестности, решила Лешка, продолжая трудиться без продыху. Весь длинный июньский день ушел на выковыривание кирпичей. Ей удалось выдернуть из шкафа еще один гвоздь, потому что старый порядком затупился, и работа пошла быстрее.

Когда совсем стемнело, Лешка включила свет в надежде, что с улицы кто-нибудь заметит.

Но замечать было некому. Жилые дома были далеко, за дорогой, а из окошек гремящих внизу трамваев никто не смотрел наверх. В депо по-прежнему стоял грохот. К ночи он стал потише, но Лешка давно перестала звать на помощь. Во-первых, порядком охрипла, а во-вторых, теперь уже боялась встречи с незнакомыми людьми, чтобы ненароком не попасть из огня да в полымя. К тому же отверстие заметно расширялось.

Свет она вскоре выключила — хватало и луны. А чтобы к ней не ворвался преступник, забаррикадировала дверь столом, несколькими шкафами и стульями. После этого, вытерев со лба пот, снова принялась за нудную работу.

"Я вам покажу графа Монте-Кристо!" — бормотала Лешка, утешая себя тем, что герою Дюма-отца было несравнимо хуже. Она здесь сидит всего день, а Эдмон Дантес четырнадцать лет томился в темном подземелье замка Иф. Она еще столько и на свете не прожила. Кирпичная пыль въедалась в волосы и забивала нос, отчего хотелось все время чихать.

Наконец настал долгожданный момент, когда Лешкина голова вместе с ушами свободно высунулась в проделанное отверстие. Девочка воодушевилась и, несмотря на смертельную усталость, стала работать еще быстрее. К концу ночи она смогла усесться на подоконник верхом и посмотреть вниз.

Теперь предстояло решить вторую задачу: как спуститься на землю? Если бы она сумела перескочить на большую ветку дерева, касающуюся стены внизу пристройки, то потом дотянулась бы до ствола, а уж оттуда слезть на землю — пустяк, с которым справился бы и ребенок. Только до этой ветки метра три, не меньше. Вот если бы Лешка была акробатом, тогда конечно… А так риск сломать себе ноги был очень велик.

Но пленники бежали и не из таких башен! Как же им это удавалось? Ах да, они плели лестницы из простыней!

Простыней в раздевалке не оказалось", зато имелись старые спецовки. Лешка связала их вместе, но общая длина получилась недостаточной, до ветки связка не достала. Кроме чудесного итальянского платья, лежащего в рюкзаке, и еще одного старого халата, больше ничего не было.

Но посягнуть на платье не повернется рука. Уж лучше остаться здесь навсегда, чем пожертвовать таким сокровищем!

Но еще есть собственная одежда. Лешка сняла с себя джинсы, закрепила их ремнем за самодельный канат и… ура! довольно прочная цепь опустилась ниже ветки.

Босыми ногами за тряпочный канат цепляться было удобнее, а потому Лешка сняла кроссовки. Сбросив вниз рюкзачок с платьем, она осторожно обхватила веревку и принялась быстро-быстро перебирать руками и ногами. Когда она коснулась ветки, раздался треск рвущейся материи. Но это было уже не страшно. Через секунду и она перебралась на ствол дерева, а еще через одну спрыгнула вниз.

Коснувшись руками земли, Лешка снова чуть не заплакала, но теперь уже от счастья. Она на свободе! Просидев почти сутки в закрытом помещении, девочка в полной мере ощутила, как прекрасна жизнь! Солнце почти уже взошло, освещая лучами окна высоких домов, в зеленой траве рядом с вчерашним одуванчиком распустились еще несколько ярко-желтых собратьев, трава была покрыта утренней влагой. Лешка провела по ней руками, потерла мокрыми ладонями лицо, вытерлась краем футболки и подумала, что впервые в жизни умывается самой настоящей росой.

Вдруг рядом послышался шум машины. Неужели это вернулся он? Сердце защемило от страха. Лешка осторожно подобралась к забору и выглянула в дыру. В соседний двор заезжали красные "Жигули".

Облегченно вздохнув, Лешка подняла глаза на свою тюрьму. Прямоугольник окна-проема превратился в овал. Из которого свисала бесформенная толстая лестница-цепь. О том, чтобы достать оттуда джинсы, не могло быть и речи. Девочка взглянула на свои босые ноги. Кроссовки тоже остались в башне. Можно, конечно, сходить в депо, попросить открыть комнату снаружи, объяснить, как она туда попала… Лешка представила себе любопытные лица людей, недоверие, расспросы… Брр… Никуда она не пойдет! Лучше смыться отсюда, и как можно скорее!

Сняв с себя футболку, спрятала ее в рюкзачок, а вместо нее надела прекрасное итальянское платье.

Глава XVII Долгожданный сюрприз

Лешка пролезла через дыру и быстро пошла вдоль забора. Из ворот на городские магистрали выходил первый трамвай. Поравнявшись с ней, вагон притормозил, и молодая девушка-водитель вышла из кабины, чтобы перевести стрелку.

Увидев Лешку, тепло улыбнулась: — Садись в мою карету, подвезу.

Лешка вошла в пустой салон. Девушка вбежала следом.

— Я загадала: если первый пассажир мне понравится, то и день будет замечательным.

— Я вам нравлюсь? — спросила Лешка и, усевшись на сиденье, поджала под себя босые ноги.

— Очень, — рассмеялась девушка. — Ты похожа на Золушку. Только вот откуда ты и где хрустальный башмачок потеряла?

— Я-то? В высокой башне, — сказала Лешка чистую правду.

Девушка улыбнулась, решив, что Лешка ей подыгрывает.

— И куда тебя везти?

— А где мне выйти, чтобы попасть к Центральному телеграфу?

— Через три остановки, на "Комиссаржевской".

Я тебе скажу.

Чисто вымытый трамвай мерно стучал по рельсам. Солнце поднималось все выше и выше, они летели по пустынным улицам из рассвета в прекрасный летний день, а страшная ночь уходила все дальше и дальше в прошлое.

На следующей остановке вагон заполнили пассажиры. Но девушка о Лешке не забыла.

— Остановка "Комиссаржевская", — звонко объявила она в микрофон, и когда девочка взялась за поручень, высунулась из кабинки и весело крикнула: — Пока, Золушка. У тебя тоже все будет хорошо.

— Спасибо!

Окрыленная теплым напутствием, Лешка понеслась к дому. Один квартал, другой, третий. Пересекла проспект, вот уже и телеграф позади…. Скорее, скорее… Босые ноги с легкостью бежали по шершавому, теплому от солнца тротуару. Лешка летела со всех ног и не смотрела по сторонам.

Правда, радость освобождения давно сменилась новой тревогой. Она думала о Катьке. Подруга, несомненно, подняла на ноги всю милицию, обзвонила все больницы и морги и теперь, должно быть, сходила с ума от страха за нее.

Мимо нее промчались какие-то подростки. Боковым зрением Лешка отметила знакомую долговязую фигуру и мигом притормозила.

— Эй, стойте, вы куда?

Бежавшая мимо компания мгновенно остановилась. Это были Стае, Катька и… Ромка.

— Это ты, Лешка? — крикнул Ромка, сдвинув брови. Казалось, он не верил своим глазам.

— А кто же еще? Бегут мимо, словно чужие. Неужели я так изменилась?

Все трое смотрели на Лешку, вытаращив глаза.

— Ты такая… неземная… Прямо как принцесса… — наконец, вымолвил Стае.

— Откуда у тебя это платье? — изумленно воскликнула Катька.

Они стояли возле витрины магазина, и Лешка посмотрела на свое отражение. Кирпичная пыль вперемешку с мелкими стекляшками изменила цвет ее волос, отчего они пушились и сияли, будто нимб, великолепно сочетаясь с аквамариновым оттенком чудесного платья, облегающего точеную Лешкину фигурку.

— Сюда б еще туфли подходящие, — растерянно пробормотала Лешка, взглянув на свои грязные ноги.

— Ты где была?! — вдруг заорал Ромка, да так, что задребезжали стекла магазина. — Мы тут, понимаешь, чуть с ума не сошли, а она себе разгуливает в новом прикиде.

— Я была в башне. — Лешке жутко не хотелось отрываться от своего отражения.

— В какой еще башне?! — продолжал орать брат.

— Точнее, в трамвайном депо. А ты откуда здесь взялся?

— На самолете прилетел. За свои деньги, между прочим, я их на скутер копил, а теперь вот из-за тебя потратился. Учти, будешь должна. Я знаю, у тебя тоже есть заначка, — немного успокоившись, сказал Ромка.

— Больше нет, — прошептала Лешка и, указав на платье, взяла Катьку за руку. — Я его для тебя купила, хотела сделать сюрприз, но не успела. Ты не бойся, я его не испачкала.

— Это то самое, итальянское, да? — спросила Катька и залилась слезами.

— Ты чего ревешь? — удивился Ромка. — Лешка-то нашлась!

— Я так ее люблю! Я так за нее волновалась, — рыдала Катька.

— Лешк, ты давай рассказывай, где была, — подключился Стае.

— Да говорю же, в башне, в трамвайном депо. Вы мне скажите, у Серафимы Ивановны с бабушкой Анастасией все в порядке?

— Да, мы только что им звонили. Но про то, что ты исчезла, сообщать не стали. Об этом никто из взрослых не знает, кроме Марины и Сергея.

— Что и больницы, что ли, не обзванивали?

— Туда звонили, — созналась Катька. — Но тебя в них не оказалось, и еще ты сказала странную фразу про кофе… Я поняла, что ты на что-то намекаешь, но не поняла, на что именно.

— Ни на что я не намекала, сказала первое, что в голову пришло, чтобы ты знала, что я там не одна, и чтобы его в заблуждение ввести.

— Ну а я понятия не имела, где тебя искать, поэтому и позвонила Ромке. Он только сейчас прилетел. Мы сразу вышли из дома, но, честно говоря, даже не представляли, куда идти. Лешка, какое счастье, что ты сама нашлась! — И Катька снова залилась слезами.

— Кого это — его? Тебя кто-то похитил? О какой башне ты талдычишь? — не отставал Ромка. — Давай все по порядку, не тяни.

— Я думаю, что это был Болеслав. Тот самый, который в газете… Ну, которого взрывали… А может, и не он… Нет, скорее всего он. В общем, не знаю, — затрясла головой Лешка и рассказала про вызвавшего у нее подозрение "газовщика", который хотел взорвать домик Серафимы Ивановны, а когда она его раскусила, затащил в машину и заточил в башню. — Очень уж он похож на Болеслава, ну, предпринимателя, да еще и хромал, вот я и сделала вывод, что это он. Правда, он не признался.

— Болеслав… Но Болеслав ведь за границей!

— Не знаю я, где он, — вздохнула Лешка. — Пошли скорей домой. Я спать хочу. И есть.

— Я экзамен сдам и приду, — тут же заторопился обрадованный скорой развязкой Стае. — Пока.

— Ни пуха ни пера, — крикнула ему вслед Катька и с гордостью добавила: — Все бросил, чтобы тебя искать.

— И я все бросил! — обиделся Ромка.

— И ты, и ты, — поспешно согласилась Катька. — Какое счастье, что моя мама на даче и ни о чем не подозревает!

— А я ночью из дома убежал и маме записку оставил, что весь день буду сидеть в библиотеке, — сообщил юный детектив и, как только они вошли в дом, кинулся к телефону. Он набрал цифру 8, потом 095, и Лешка поняла, что ее брат звонит в Москву.

— Андрюша, я тебя разбудил? Да, рано, я знаю, ты уж меня прости. Ответь только, как дела у твоего друга-предпринимателя, ну, Славы, у которого машину взорвали.

Лешка мигом схватила другую трубку, чтобы услышать, что ответит Ромке Андрей. Катька прижалась к ней своим ухом с другой стороны.

— Да все у него нормально, он мне только что из Франции звонил, — спокойно сказал журналист.

— Как из Франции? А не мог он тебе соврать. Может, он тебе из какого-нибудь Тамбова звонил?

Но Андрей категорически опроверг Ромкин домысел.

— Не мог. Я разговаривал не только с ним. Рядом со Славой находился еще один мой знакомый, а уж он-то точно в Париже находится. А в чем дело?

— Так, ни в чем. Интересно вдруг стало, уехал он за границу или нет. А еще вспомни, пожалуйста, куда вы с ним ехать собирались, когда вышли из того злополучного кафе?

— Да никуда я не собирался с ним ехать. Я уже хотел в метро спуститься, но, когда он пошел к машине, вдруг вспомнил, что забыл задать один важный вопрос, и потому поспешил к нему.

— Значит, он и в самом деле совершил геройский поступок?

— Как раз об этом я писал в своей статье, — ответил Андрей. — Обычно я придерживаюсь правды.

— Я знаю. Извини еще раз, что разбудил. — Ромка положил трубку.

— Тогда кто же это был, если не Болеслав? — удивилась Лешка и, прихватив халат, отправилась в ванную смывать с себя кирпичную пыль. Катька тут же натянула на себя платье. Оно сидело на ней не хуже, чем на Лешке, и Катька снова чуть не разревелась от счастья.

А Лешка в ванне чуть не заснула. Она уже задремала, когда Ромка забарабанил в дверь и завопил:

— А ну, выходи. Мне к вечеру в Москве надо быть, а мы еще ничего не выяснили.

Сонная Лешка нехотя вылезла из ванны.

— Нигде от тебя покоя нет, никуда от тебя не денешься!

А Ромка полез в карман и пробормотал:

— Где-то у меня с собой расписание самолетов было. Но вместо расписания он достал оттуда что-то другое.

— Ой, совсем забыл, посмотрите, что я в вашем аэропорту нашел!

Брат разжал руку, и Лешка увидела на его ладони бутафорские усы и брови, очень похожие на те, что были у "газовщика".

— Где ты их нашел?

— На подоконнике в туалете.

— А одежды ты никакой не заметил?

— В урне вроде бы какая-то синяя спецовка валялась, но я не стал ее трогать.

Лешка облегченно вздохнула, зевнула и сказала:

— Можешь улетать. Все кончено.

— Как это — улетать? Что кончено? Мне еще ничего не ясно.

— А мне — все.

Ромка не на шутку разозлился. Он сам любил делать выводы и разъяснять остальным суть происшедших событий, а тут Лешка взялась не за свое дело, да еще и воображает из себя невесть что. Если б он был здесь все это время! Уж он-то ни за что не полез бы ни в какую башню.

— Да что тебе ясно-то? Объясни толком!

— А то, что это в самом деле был Болеслав, который сейчас плюет на все с Эйфелевой башни. Короче, бабушка Анастасия может получать наследство и вместе с квартирой завещать его своему любимому внуку — им больше ничего не грозит.

— Даже если и так, мне это ровным счетом ни о чем не говорит. Вот что. Даю тебе час на отдых, а потом пойдем к твоей бабушке Анастасии, и пусть она нам объяснит, знаком ли ей этот Болеслав, и почему он хотел кокнуть ее вместо того, чтобы попросить или даже потребовать причитающиеся ему деньги: по законам европейских стран все родственники имеют право на часть наследства. Неужели он такой жадный, что хотел заграбастать все?

— Ну ладно, — вздохнула Лешка. — Дай только хоть чуть-чуть полежать.

Она мигом уснула, и приснилось ей, что она все еще ковыряет и ковыряет гвоздем кирпичную стену. Сначала у нее ничего не выходит, но потом вдруг гвоздь превращается в огромную кувалду, и она с силой ударяет по этой стене. Яркий солнечный свет заливает огромный зеленый луг и знакомую речку в ее любимой Медовке.

Лешка открыла глаза и заморгала от попавшего на лицо солнечного зайчика. И радостно улыбнулась: совсем скоро сон станет явью.

Ромка в нетерпении топтался рядом.

— Потом выспишься. Тебе хорошо: не надо назад лететь и к экзаменам готовиться!

ЭПИЛОГ

Пока Лешка спала, Ромка успел со всеми созвониться и договорился встретиться у Серафимы Ивановны, а потом развопился на девчонок:

— У меня самолет скоро, а вы возитесь! Девчонки едва за ним поспевали, когда он знакомыми улочками бежал к домику Серафимы Ивановны.

— Ромочка! — обрадовалась старушка. — А ты откуда здесь взялся?

— Повидаться приехал, здрасьте. — Ромка уставился на бабушку Анастасию, в свою очередь пытающуюся разглядеть его плохо видящими глазами.

— Ты Олечкин брат? — спросила Анастасия Мариановна. — Мне Симочка рассказывала, какой ты умный мальчик.

— А она не такая уж древняя, как я думал, и на вид добрая, — шепнул Ромка.

— А я тебе что говорила, — кивнула она.

К дому подъехало такси, из него вышла Марина, а следом, опираясь на толстую палку, Сергей. К нему, виляя хвостом, тут же ринулась Альма. Собака явно предпочитала внука всем остальным гостям.

А еще через некоторое время примчался Стае.

— Сдал? — кинулась к нему Катька.

— На "пять". Самым первым вошел, чтобы сюда успеть.

— Терпеть не могу отличников, но к тебе это не относится, — заявил Ромка и подошел полюбоваться на Марину.

Девушка улыбнулась и протянула ему огромный пакет.

— Отнеси на кухню. Здесь пирожки, мама передала, и кое-что мы с Сергеем по дороге купили.

А сама обняла Серафиму Ивановну и, познакомившись с бабушкой Анастасией, сказала:

— Когда я еще в Москве увидела на фотографии вашу маму, сразу Сергея вспомнила. А почему, тогда не задумалась. Теперь поняла — он очень на нее похож.

— Да и на деда, отца моего тоже, — ответила бабушка Анастасия.

— И с Болеславом они тоже похожи, родная кровь все-таки, — проговорила Лешка и предложила: — А давайте все вместе чай пить под яблоней.

— Хорошая идея, — поддержал Сергей. — Только я пока не в состоянии что-либо делать.

Лешка с Катькой притащили для него большое кресло и усадили под деревом. А Ромка со Стасом вынесли стол и установили на него самовар.

— А конфеты, которые нам Сереженька принес, тот человек украл, — жалобно сказала Серафима Ивановна.

Лешка поняла, о каких конфетах говорит старушка, побежала на кухню и извлекла коробку из-под старых кастрюлек.

— Вот они. Я их нечаянно не туда положила.

Наконец, когда все расселись и самовар усыпляюще загудел, Лешка не смогла сдержать зевка. А Марина сказала:

— Мы эту ночь тоже не спали. А рано утром, когда Рома по телефону сообщил, что ты нашлась, уже и ложиться не стали. Так в какой башне ты сидела? Что за странная история? Объясни, пожалуйста, что случилось.

— Сначала пусть Серафима Ивановна расскажет, что здесь произошло, — попросила Лешка.

— Когда ты постучала в окошко, — начала Серафима Ивановна, — мы уж и сами почувствовали, что в доме полно газа. Открыли все окна и двери, вызвали аварийку, милицию, а сами вышли на улицу их дожидаться.

— И что оказалось? — нетерпеливо заерзал Ромка.

— От газовой колонки был откручен шланг. А за колонкой валялся этот… как его…

— Детонатор, — подсказал юный сыщик.

— Вот-вот. Он хотел все подстроить так, чтобы взрыв газа выглядел как несчастный случай, — объяснила Серафима Ивановна.

— Я так и подумала, когда его мобильник увидела. Он испугался, что я нечаянно нажму не на ту кнопку и детонатор сработает раньше времени, и этим себя выдал, — сказала Лешка.

— Жаль, что не сработал. Он у него, наверное, в кармане был, — хихикнул Ромка. — Штаны бы уж точно порвались.

— Давайте разбираться во всем с самого начала, — предложил Сергей. — Итак, всем уже понятно, что этот человек, являющийся к тому же нашим родственником, решил завладеть бабушкиным наследством, о существовании которого я лично узнал только вчера. И бабушка моя тоже. Она московских газет не читает, а я долгое время был в экспедициях, вот меня и обошла столь важная информация. Скорее всего наследников моего прадеда ищут очень давно. Я слышал, такие дела и на двадцать, и даже на пятьдесят лет растягиваются. Это наверняка была уже не первая публикация.

— А Болеслав узнал о наследстве раньше всех и захотел, чтобы оно досталось ему одному, — вставил Ромка.

— В семье не без урода, — наморщился Сергей. — Логично, что мой прадед Мариан оставил своей дочери, то есть моей бабушке, все, что имел. Должно быть, своих родных потерял, а вину за то, что бросил в бедности дочь, чувствовал всю жизнь. Только не могу в толк взять, почему я понятия не имел о том, что у меня есть еще какие-то родственники.

Сергей протянул бабушке воспоминания мамы Дарьи Кирилловны.

— Бабушка, здесь упоминается о брате Мариана Генрихе. Почему я о нем никогда не слышал? Старая Анастасия тяжело вздохнула.

— Хотела унести с собой в могилу позор нашей семьи. Но так уж складывается наша жизнь, что правду все равно не утаишь.

Ромка, конечно, не удержался. — Ага. Все тайное становится…

— Тихо ты! — цыкнула на брата Лешка.

И все услышали такую историю.

Красавица Камилла, о чем ребята уже знали из мемуаров и от Серафимы Ивановны, вышла замуж за поляка Мариана, молодого выпускника кадетского корпуса. Польша, как известно, в те далекие времена входила в состав России. От этого брака у них родилась дочь Анастасия. А потом Мариан покинул Камиллу ради другой женщины и вскоре, еще до революции, уехал с ней за границу.

А потом голод, бедность… Прекрасная Камилла поменяла все свои драгоценности на продукты и вынуждена была трудиться в какой-то артели простой работницей. Жила она по-прежнему в одной квартире с Генрихом — родным братом бывшего мужа. Но только ч раньше у них были огромные апартаменты, а после революции подселили еще несколько семей. В общем, получилась одна большая коммунальная квартира.

Генриха Камилла недолюбливала. Во-первых, он напоминал ей бывшего мужа, во-вторых, считала, что в истории с разводом он был на стороне Мариана. По правде говоря, в то время Генрих был подростком и скорее всего никакого отношения к случившемуся не имел. Камиллу ему скорее всего было жалко, но он не знал, как выразить ей свое сочувствие.

Материально он был обеспечен лучше, чем невестка, так как занимал приличную должность где-то на железной дороге. И вот после очередной ссоры — обычные коммунальные дрязги — Камилла села и написала куда надо о том, что брат у Генриха — белый офицер, с которым он до сих пор поддерживает отношения. Шел тридцать седьмой год, когда людей сажали и не за такое.

— А он поддерживал? — спросила Катька.

— Кто ж теперь знает? Хватило и голословного утверждения, тем более что Мариан и в самом деле был белым офицером, о чем Генрих, устраиваясь на работу, не указал в своей анкете.

Ромка сидел с открытым ртом.

— И что было дальше?

— Камилле досталась его жилплощадь, а Генрих вместе с женой получил много лет лагерей. Оттуда они уже не вернулись. Вернулась дочь, у нее, в свою очередь, родилась дочь, а потом сын. Говорили, что его назвали Болеславом, в честь прапрадедушки. Вот такая история.

— Значит, он решил вам отомстить, — сказала Лешка. — Как граф Монте-Кристо. Но тут взяла слово Марина.

— Месть — недостойное чувство. И потом, граф Монте-Кристо мстил своим непосредственным обидчикам, а Болеслав — их потомкам. Мне кажется, он посчитал, что наследство принадлежит ему по праву и решил убрать мешавших ему родственников. А чувства мести и обиды помогали ему справиться с угрызениями совести.

— Н-да, а я-то думал, что у меня нет недоброжелателей. Что же это получается? Если бы не Оля, он спокойно расправился бы и со мной, и с бабушкой? — воскликнул Сергей.

— Вот именно. — Ромка наконец полностью врубился в ситуацию и глубокомысленно изрек: — Заметьте, что она не только вас спасла. Она и самому Болеславу не позволила стать убийцей и предотвратила все его дальнейшие попытки. Наверное, с ее легкой руки до него дошло, что старое зло давно кануло в прошлое, а он совершает новое, не менее отвратительное. — Он повернулся к сестре. — Ты ведь ему что-то говорила, да? Уверен, что не молчала, когда он вез тебя в башню. Ты же любишь мораль читать. Разве не так?

— Ну, я просто сказала, что нельзя переступать черту, откуда нет возврата. — Лешка оглядела всех своими огромными глазами. — Но только он мне ничего не отвечал, а потом сказал, что никакой он не Болеслав и нет у него никаких родственников.

— Стыдно, значит, стало. И понял, что дело уже не выгорит. Да, Ольга, благодаря тебе ему не удалось совершить ни одного серьезного преступления. — Сергей взглянул на свою ногу. — Трещины нет, скоро бегать буду.

— А как ему удалось отравить газом бабушку Анастасию? — удивился Стае.

— А он к ней с дополнительной прибавкой к пенсии пришел и сказал, что из собеса. А помнишь, Катька, когда мы у квартиранток бабушки Анастасии ее телефон хотели узнать, одна из них сказала: "Повадились звонить". Значит, Болеслав нашим же путем шел. А потом таким услужливым оказался, вызвался еще и в магазин ей за чем-то сходить. В это время ключи, наверное, и сделал, а на второй день осуществил свое намерение, — сказала Лешка.

— На третий, — поправила ее Катька. — На второй у него ничего не вышло. Вспомни, как кто-то быстро вверх поднялся, когда мы впервые у нее побывали? А потом она с Серафимой Ивановной долго по телефону разговаривала и вообще, наверное, в тот день не ложилась. Так ведь?

— Так, — кивнула бабушка Анастасия. — Он мне ведомость принес, чтобы я в ней расписалась. Тихонько так в дверь постучал, я и открыла. Сказал, что звонок

не сработал.

— Проверял, значит, спите вы или нет.

— Ну а на следующий день он увидел, как к вам приехала Юлия и как, выходя, осторожно прикрыла за собой дверь. Понял мерзавец, что вы спите, и решил действовать, — добавила Лешка.

— А зачем он Лешку в башню заточил? И откуда он знал про эту башню? — в свою очередь, удивилась

Катька.

— Наверное, еще мальчишкой туда лазил, — предположил Сергей.

— Скорее всего, — кивнула бывшая узница. — Он, когда дверь ключом открывал, сам удивился, еще сказал мне: "Тебе повезло". Я не поняла тогда, что он имеет в виду, а теперь ясно. Обрадовался, что замок в двери с тех пор так и не заменили.

— А в башню он ее запер, чтобы успеть спокойно улететь во Францию и придумать там себе алиби. Неспроста же он Андрею звонил, да еще и друга какого-то подзывал. Чтобы тот, в случае чего, подтвердил, что он никуда из Парижа не выезжал. А сюда, конечно же, он по поддельным документам прилетал, — тут же стал выдвигать версии Ромка.

— А бананы? Сергеем-то неспроста назвался, когда в больницу их принес.

— Бананы, я уверен, были чем-то накачаны. Он же мед оборудованием торгует, имеет, небось, медицинское образование и связан со всякими фармацевтическими фирмами. А потом пришел узнать, не померла ли бабушка, внуком ее представился, специально с девушкой из стола справок познакомился. А тому толстяку-врачу, о котором мне Лешка рассказывала, скорее всего повезло. Наверное, бананы были отравлены не все, и он слопал хороший.

— И хорошо, что у Катерины желудок луженый, а то бы… — покачала головой Серафима Ивановна.

— А как же взрыв автомобиля?..

— И взрыв, зуб даю, он сам себе подстроил. Ну скажите, зачем киллеру машину взрывать, пока в нее люди не сели? А Андрея он специально в это кафе притащил, чтобы тот присутствовал при взрыве. Он тем самым двух зайцев убивал. Во-первых, никого не удивил его внезапный отъезд за границу, а во-вторых, получив наследство, мог бы всем намекнуть, что покушение на него было организовано дальними родственниками, то есть переложить вину с больной головы на здоровую. У меня, как только Лешка все рассказала, сразу мелькнула мысль, что он сам свою машину взорвал, потому что стоял у переднего стекла, ничем не рискуя. Вот только спасение Андрея в эту догадку никак не вписывалось.

— Ну а теперь вписалось? — спросила Катька. Ромка пожал плечами.

— Не мог, значит, видеть, как по его вине ни в чем не повинный человек гибнет. То есть он еще не безнадежен. — Юный сыщик посмотрел на Сергея: — Вы будете на него заявлять? Он вообще-то столько всего натворил, на несколько статей Уголовного кодекса потянет.

— Нет, не будем. Все-таки он наш родственник, пусть себе гуляет. Будем считать, что мы за Камиллин грех поплатились, да, бабушка? — Сергей обнял старую женщину. — А если и впрямь получим это наследство, то купим с тобой дачу где-нибудь недалеко от Москвы, и будешь ты у меня на природе жить…

— В Медовке! — разом вскричали брат с сестрой. — Лучшего места вам не найти!

— Посмотрим, — улыбнулся внук и добавил: — Хорошо все, что хорошо кончается. Ромка посмотрел на часы.

— Хорошо-то хорошо, а мне на самолет пора.

— Я тебя провожу, — сказала Марина, поднимаясь.

— Мы с Лешкой и Стасом тоже! — вскочила Катька. — Потом выспимся.

— Только пообещай мне, что выучишь все билеты ко всем экзаменам, — попросила брата Лешка.

— А ты — не ввязываться больше ни в какие истории. Чтобы я от своей учебы ни на что не отвлекался.

Note1

Подробно об этом читайте в книге Н. Кузнецовой "Дело о фальшивой картине", серия "Черный котенок". Изд. "ЭКСМО". (Прим. ред.)

(обратно)

Note2

Подробно об этом читайте в книгах Н. Кузнецовой "Дело о бледном вампире", "Дело о волшебном снадобье", "Дело о похищенном медалисте), серия "Черный котенок".(Прим ред.)

(обратно)

Note3

Подробно об этом читайте в книге Н. Кузнецовой "Дело о бледном вампире", вышедшей в серии "Черный котенок". (Прим. ред.)

(обратно)

Оглавление

  • Глава I Взрыв у кафе
  • Глава II Исчезновение синей папки
  • Глава III Прекрасная Камилла
  • Глава IV Пропавший переулок
  • Глава V Поиски старой знакомой
  • Глава VI Первая помощь
  • Глава VII Подозрительный внук
  • Глава VIII Статья в газете
  • Глава IX Новое отравление
  • Глава X Непонятные мотивы
  • Глава XI Сказочный наряд
  • Глава XII Переселение
  • Глава XIII Наезд
  • Глава XIV Цепь случайностей?
  • Глава XV Странный газовщик
  • Глава XVI В башне
  • Глава XVII Долгожданный сюрприз
  • ЭПИЛОГ


    Загрузка...