загрузка...
Перескочить к меню

Надежда на счастье (fb2)

- Надежда на счастье (пер. С. И. Деркунская) (и.с. Шарм) 889 Кб, 262с. (скачать fb2) - Лаура Ли Гурк

Настройки текста:



Лора Ли Гурк Надежда на счастье

Глава 1

Северная Луизиана,

1871 год

Когда Конор Браниган, наклонившись, проскользнул под канатами и вышел на ринг, мужчины Каллерсвилла сразу поняли: он слишком красив, чтобы быть хорошим бойцом. У женщин, конечно, мнение было бы совсем другое, но женщин тут не было. Так что мужчины Каллерсвилла посмотрели на гибкую фигуру и приятное лицо Конора и решили, что их местный чемпион – непременный победитель в этой схватке.

Конор задержался в центре ринга и поднял руку, приветствуя публику – невзирая на крики и свист, которыми встретили его, аутсайдера. Потом он не спеша вернулся в свой угол на ринге и приготовился ждать, когда букмекер примет последние ставки. Синие глаза Конора скользили по рядам зрителей, собравшихся в зале в этот пятничный вечер, но при этом он совсем не различал отдельных лиц. После двадцати городов и двадцати боев за семьдесят дней лица людей выглядели одинаково: все они были блестящими от пота, напряженными – и совершенно незнакомыми. Однако Конора это вполне устраивало, ибо он прекрасно знал: если победит сегодня вечером, то отпразднует свою победу горячей ванной, хорошей сигарой и бутылкой отменного ирландского виски, которую с ним разделит какой-нибудь добрый ангел с карминово-красными губами, не требующий ничего взамен, кроме долларовой бумажки и прощального поцелуя. А уже завтра он отправится в следующий город, на следующий бой.

И никаких уз, никаких семейных обязательств – такой была теперь жизнь Конора, и эта жизнь ему очень даже нравилась.

Раздались дружные приветствия – это в зале появился его противник, и Конор обернулся, чтобы посмотреть, как Элрой Харлан пробирается сквозь толпу. Местный чемпион – огромный и неуклюжий – ступил на ринг под восторженные крики своих друзей и соседей.

Конор прикинул, что Элрой тяжелее его на добрых сорок фунтов, но он по опыту знал: такие великаны обычно слишком медленно двигаются на ринге. Следовательно, этого противника можно было не опасаться. Элрой прошел в свой угол и бросил на Конора свирепый взгляд. Конор же откинулся на канаты и одарил противника насмешливой улыбкой.

– Ирландский сукин сын! – прорычал Элрой.

Конор ухмыльнулся еще шире; он прекрасно знал: взбешенные бойцы совершают множество ошибок.

Для него же бокс был просто работой, способом заработать себе на жизнь. Причем такая работа устраивала его гораздо больше, чем любая другая. Да, жизнь на боксерском ринге вполне ему подходила.

– Дразнишь, да? – послышался голос Дэна Суини.

Конор обернулся и с беззаботным видом пожал плечами.

– Не могу удержаться, Дэнни. Ты только посмотри на него. Мне, возможно, даже не придется ударить его. Я просто потанцую вокруг него, пока у него голова не закружится так, что он рухнет на ринг.

Манера Конора вести бой обычно служила предметом шуток между ним и его менеджером, но на сей раз Дэн не засмеялся. Осмотревшись, он склонился над разделявшими их канатами и сказал:

– Перевес на его стороне, парень.

– Неужели?

– Да, так и есть, – кивнул Дэн. – Элрой – безусловный фаворит. Правда, на него делались маленькие ставки, всего доллар или два. – Дэн помолчал, потом продолжил: – Но здесь есть двое богатеев из Нового Орлеана. Они видели твой бой в Шугнесси прошлой весной, поэтому сделали максимальную ставку на тебя. По пять сотен каждый.

– Значит, скоро они станут еще богаче, – с усмешкой заметил Конор.

Но Дэн решительно покачал головой:

– Нет, приятель. Букмекер ясно дал понять, что не намерен платить такие деньжищи. Ты ведь понимаешь, о чем я?..

Конор отлично все понял. Если победит он, то выиграют только эти двое, но букмекер потеряет при этом много денег. Пристально взглянув на Дэна, Конор медленно проговорил:

– Он хочет, чтобы я лег, верно?

– Скажем, что для нашего с тобой здоровья будет безопаснее, если этот бой выиграет Элрой.

Конор снова улыбнулся:

– Только через мой труп.

– И такое вполне может случиться, – проворчал Дэн. – Не будь дураком, парень.

Рефери поманил Конора, давая понять, что бой скоро начнется, и Дэн отошел от ринга. Оттолкнувшись от каната, Конор направился к середине ринга. Он понимал, что Дэн прав. Если сейчас он бросит вызов букмекеру, то непременно напросится на неприятности. Может, ему и удастся уйти из зала или даже из города, но не дальше. Лучше просто напороться на кулак старины Элроя и рухнуть на ринг. Проще. Безопаснее.

Стащив с себя рубашку, Конор швырнул ее в угол ринга, и по толпе тотчас же прокатился шум – все увидели шрамы, избороздившие его грудь и спину. Причем некоторые из зрителей восприняли эти шрамы как свидетельство отваги и мужества. Но сам-то Конор невольно стиснул зубы, снова вспомнив о тех, кто оставил эти рубцы. Он ненавидел этих людей и знал, что будет хранить свою ненависть до конца жизни.

Тут рефери провел мелом черту на пыльном полу и прокричал:

– Подойдите к линии, джентльмены! Не драться ногами, не выкалывать глаза, не кусаться!

В следующую секунду бой начался, и Конор мысленно крикнул: «К черту! Не стану сдаваться!» Элрой размахнулся, но Конор тотчас наклонился, и огромный кулак просвистел у него над головой. Выпрямившись, Конор обрушил на противника град ударов, после чего отскочил на несколько шагов. Взглянув на Дэна, он увидел, что старик неодобрительно качает головой. Но Конор уже сделал свой выбор и готов был отвечать за него.

Элрой снова размахнулся, и на сей раз Конор не успел уклониться. Кулак врезался ему в челюсть, и перед глазами у него потемнело.

«Господи Иисусе, Конор, уклоняйся, – услышал он голос брата Майкла, дававшего ему советы, будто они по-прежнему были мальчишками, будто они снова находились дома, в Дерри, будто Майкл все еще был жив – Просто не стой на месте. Уходи с дороги, если он идет на тебя».

И Конор последовал совету брата. Ловко уклонившись от очередного удара, он нанес Элрою три удара в живот, потом на мгновение отскочил, а затем со всей силы ударил противника в челюсть. Тот покачнулся и, едва стоя: на ногах, пробормотал:

– Что за черт?

В следующий миг Элрой получил еще один удар и с тихим стоном рухнул на пыльный пол. Конор же отошел в сторону, ожидая, когда противник поднимется на ноги и продолжит бой. Элрой попытался подняться, но ему не удалось встать даже на колени.

Конор в знак победы вскинул вверх кулак, а Элроя уже уносили с ринга. «Майкл гордился бы мной», – подумал Конор. Но он знал: триумф его продлится недолго, а плата за него будет дорогой.

Конор прошел в свой угол и взял полотенце. Вытирая пот с лица, он наблюдал, как потерявшие свои деньги зрители направляются к выходу. Только двое из них остановились у столика букмекера, чтобы забрать выигрыш. Конечно же, это были те два богача из Нового Орлеана. А Дэн, как Конор и предполагал, уже исчез.

Получив у распорядителя призовые двадцать пять долларов, Конор спрятал деньги понадежнее, хотя и знал, что люди букмекера непременно их отберут. Натянув рубашку, он подхватил кожаный мешок, в котором хранилось все его имущество, и направился к выходу. В широком дверном проеме его встретили трое мужчин, и один из них, стоявший посередине, произнес:

– Кое-кто хочет перекинуться с тобой словечком.

– В самом деле? – Конор усмехнулся. – Мне очень жаль, но я уже ухожу.

– А я так не думаю. – Стоявший в середине сделал шаг вперед, и двое других последовали его примеру.

Конор мог бы справиться с каждым из них по отдельности, пожалуй, даже с двумя, но когда против тебя трое, то шансов нет, это ясно. «И убежать, конечно же, не удастся», – подумал Конор. Опустив свой мешок, он размахнулся и нанес одному из противников мощный боковой удар, сбив его с ног. Но двое других тотчас же схватили его за руки.

Конор изо всех сил вырывался, но освободиться ему не удалось. А сбитый им с ног мужчина уже поднялся и приблизился к нему. И в тот же миг Конор нанес ему удар ногой в пах. Но эта победа стала для него последней.

Противник выпрямился, и Конор увидел, как тот размахнулся. Уклониться не удалось, и у Конора от мощного удара в живот перехватило дыхание. А противник продолжал наносить удары – один задругам. Несколько минут спустя двое других отпустили его, и он рухнул на колени. Затем от удара по почкам растянулся на животе и, облизнув губы, почувствовал вкус крови. И почти тотчас же все трое начали пинать его ногами. Через некоторое время Конор услышал, как что-то хрустнуло. «Ребро…» – подумал он, с трудом удерживаясь от стона.

Проклиная свою собственную глупость, Конор попытался отползти в сторону. Наверное, ему нужно было согласиться на поражение. Когда же он научится не плевать против ветра?

– Хватит, – послышался вдруг чей-то голос.

Конор почувствовал, как его перевернули на спину, а затем увидел стоявшего над ним невысокого худощавого мужчину с тонкой сигарой в зубах. Он поставил Конору на шею начищенный до блеска ботинок и проговорил:

– Позвольте представиться. Я – Вернон Тайлер. Но поскольку вы тут чужак, то мое имя, возможно, ничего вам не скажет. Так что я, пожалуй, объясню вам, как тут у нас обстоят дела. – Вернон убрал ногу с шеи Конора и затянулся сигарой. Потом вновь заговорил: – Мне принадлежит большая часть этого города, а также земли в окрестностях, которые я сдаю в аренду местным фермерам. Я владею лавкой и лесопилкой. Мне принадлежат ресторан, газета и гостиница. А то, что мне не принадлежит, я могу купить, если захочу. Я в этом городе босс. Я – банк, я – закон. Ты меня понимаешь, парень?

Конор с трудом кивнул. Он очень хорошо все понял. Все это, хоть и сказанное с другим акцентом, он уже слышал.

– Вот и замечательно, что понял, – продолжал Тайлер. – Сегодня вечером, парень, ты обошелся мне в кругленькую сумму, а я не люблю терять деньги. Так вот, если перейдешь мне дорогу еще раз, я сотру тебя в порошок. – Вернон швырнул сигару на пол и растер ее каблуком. Потом наклонился и, запустив пальцы в потайной карман Конора, вытащил оттуда деньги. Повернувшись к троице, стоявшей рядом, он сказал: – Возьмите этот мешок с дерьмом и бросьте его там, где ему место.

Конора тотчас же схватили за руки и поволокли по земле к стоявшей неподалеку повозке. Он стиснул зубы, перенося боль без малейшего звука. Закричать, показывая, как тебе больно, – значит сдаться.

Тронувшись с места, повозка покатила по ухабистой дороге. И каждый ухаб, каждая рытвина отзывались болью во всем теле. Конор закрыл глаза и начал считать про себя от тысячи до единицы – этот трюк он освоил уже давно. Если сосредоточиться на бессмысленном занятии, то иногда удается держать боль в узде. «Девятьсот девяносто девять, девятьсот девяносто восемь…»

Он лежал в повозке, катившей мимо полей Луизианы, но мысленно снова оказался в Маунтджое, в тюремной камере, в руках ублюдков-оранжистов.[1]

Повозка замедлила ход. «Семьсот двадцать шесть…» Кто-то пнул его сапогом, и он, выкатившись из повозки, упал на пыльную дорогу. «Семьсот двадцать пять, семьсот…»

В следующее мгновение Конора поглотила благословенная тьма, и он погрузился в небытие.


Оливии Мейтленд требовался мужчина. Требовался не только потому, что она хотела расчистить южное пастбище и следующей весной посадить там хлопок. Не только потому, что изгороди постоянно падали, а заднее крыльцо осело. И не потому, что через два месяца созреют персики, но некому помочь ей при сборе урожая.

Нет, дело было в том, что Оливия Мейтленд ужасно боялась высоты, а крыша уже давно протекала.

Она щелкнула поводьями, но Келли, упрямый старый мул, намеревался доставить ее в город, когда сам считал нужным, и спешить он вовсе не собирался. Поерзав на сиденье, Оливия попыталась набраться терпения. Может, на этот раз, приехав в город, она узнает, что кто-то откликнулся на ее объявление в газете. Она потратила деньги, полученные от продажи яиц, чтобы разместить объявление о поиске, но прошло уже больше трех месяцев, а никто до сих пор не откликнулся. Конечно, все, что она может предложить, – это кров и стол, а такое вознаграждение мало кого привлекает. Мужчины, жившие в окрестностях Каллерсвилла, предпочитали работать на лесопилке или арендовать ферму.

Капля дождя упала ей на руку, оставив темное пятно на поношенной кожаной перчатке. Потом упала еще одна капля, и еще… Оливия посмотрела на тяжелые свинцово-серые тучи над головой и задумалась, не повернуть ли обратно. Дождь уже шел накануне, и дорогу развезло. Она, конечно, сможет добраться до города, но если сейчас снова разразится буря, то Келли вряд ли сумеет доставить ее домой.

Возможно, она напрасно едет в город. В прошлую поездку Стэн сказал ей, что она больше не сможет покупать в его лавке в кредит. И теперь Оливия не знала, стоит ли снова просить его об этом.

Уставившись на ухабистую извилистую дорогу, Оливия тяжело вздохнула. После войны жизнь и так была тяжелой, а теперь стало еще тяжелее, потому что прошлым летом умер Нейт. Он был стар и часто болел, но для своего возраста был довольно крепок, ловко обращался с молотком и всегда помогал Оливии убирать урожай.

Ей нужно было растить трех дочерей, ухаживать за свиньями и курами, собрать урожай персиков в сентябре – но как одной управиться со всеми делами? До смерти Нейта Оливия даже не думала о том, что настолько зависела от старого фермера. Как же она теперь будет заботиться о своих девочках, если не удастся продать урожай персиков? Может, не следовало брать их к себе, когда их родители умерли? Да, возможно, не следовало. Возможно, им было бы лучше в приюте.

Оливия снова вздохнула. Ей было двадцать девять лет, но временами ей казалось, что гораздо больше.

– Господи, – пробормотала она, – пошли мне помощь.

Как бы в ответ на ее просьбу дождь усилился, и Оливия пробормотала:

– Что ж, все ясно, помощи не будет…

А она ведь не так уж много просит. Просто одного мужчину-помощника, мужчину, который не боится тяжелой работы и не ждет платы за нее.

Оливия слегка натянула поводья, чтобы Келли замедлил шаг на крутом повороте дороги. Фургон миновал поворот, и тут она заметила, что что-то лежит прямо у нее на пути, всего в нескольких метрах. Оливия резко дернула поводья, заставляя мула остановиться, и тотчас же поняла, что на дороге, прямо в грязи, лежит какой-то мужчина.

Может, ей лучше повернуть домой? Теперь, после войны, по дорогам бродило много подозрительных типов. Оливия не знала, на что решиться. Этот мужчина не казался опасным, но все же…

Еще немного помедлив, Оливия слезла с козел и, подобрав свою поношенную коричневую юбку, осторожно приблизилась к незнакомцу. Трудно было сказать, что это за человек, однако Оливия понимала, что он не из окрестностей Каллерсвилла. Его темные волосы были заляпаны грязью. А лицо – с тонкими чертами, чисто выбритое, но сильно распухло и все в кровоподтеках. Одежда на нем была рваная и тоже в грязи.

При ее приближении мужчина не шевельнулся, и Оливия подумала: «Уж не умер ли он?» Присев на корточки рядом с ним, она увидела, как поднимается и опускается его грудь. Значит, он не умер. По крайней мере – пока.

Оливия выпрямилась и осмотрелась, но не увидела поблизости ничего подозрительного. Почему же этот человек оказался здесь в таком состоянии? И, похоже, никаких пожитков у него с собой не было.

Внезапно мужчина застонал, и Оливия поняла, что ему очень больно. Нет, она не могла бросить его здесь. Если бы ей удалось как-нибудь затащить незнакомца в фургон, она смогла бы отвезти его к себе домой, и тогда…

Интересно, сможет ли он залатать крышу и помочь ей собирать персики? Нет, в таком состоянии едва ли.

Оливия вздохнула и, сдвинув на затылок шляпу, взглянула на темное небо, затянутое тучами.

– Ох, Господи, ведь это не то, что я имела в виду, – проговорила она с грустью.

Глава 2

Конор медленно приходил в себя. Он знал, что по-прежнему лежит на дороге и что дождь все еще идет. Чувствовал он также и боль во всем теле. Болело абсолютно все, и это заставляло его остро ощущать, что он уже очнулся. Он не открывал глаза, пытаясь вернуться в беспамятство, но из этого ничего не получалось.

Внезапно он услышал над собой женский голос. Открыв глаза, Конор увидел мокрый подол грязной коричневой юбки. Он поморгал, пытаясь сфокусировать взгляд, и наконец-то разглядел стоявшую рядом с ним женщину.

Конор перевел взгляд повыше, однако лица женщины не разглядел – она смотрела не на него, а на небо. Потом послышался ее тяжелый вздох, и она, опустив голову, посмотрела на него. Посмотрела – и нахмурилась.

– Ну вот… – произнесла она медленно и протяжно, как говорят жители Луизианы. – Выглядите вы очень жалко, мистер.

Конор был полностью согласен с такой оценкой его состояния.

– Вы тут потому, что пытались ограбить кого-то? – спросила женщина.

Конор покачал головой, и поморщился: каждое движение причиняло ему ужасную боль. С трудом сглотнув, он пробормотал:

– Нет, не поэтому.

– Вас кто-нибудь ограбил?

– Можно и так сказать.

– Ммм…

Женщина отвернулась, и ему показалось, что она хочет его покинуть. Он даже был в этом уверен, потому что увидел, что она подошла к фургону. Но женщина, забравшись на козлы, подъехала к нему поближе, а затем спрыгнула на дорогу и снова подошла к нему.

– Вы сможете забраться в фургон? – спросила она.

Конор кивнул, попробовал сесть, но тотчас же опять улегся на спину – боль в животе казалась невыносимой. Женщина наклонилась над ним, чтобы помочь, но он сказал себе, что помощь ему не нужна. Стиснув зубы, Конор сумел встать на ноги без посторонней помощи.

Но едва лишь он сделал шаг к фургону, все завертелось и закружилось у него перед глазами, и он покачнулся. Женщина тут же обхватила руками его за плеч и пробурчала:

– Гордый, да?

Конор промолчал, не зная, что ответить. Однако на сей раз не стал отвергать помощь. До повозки нужно было пройти всего несколько шагов, но ему показалось, будто он прошел несколько миль. Сделав глубокий вдох, он забрался в фургон и рухнул на дощатый пол. В следующее мгновение он закрыл глаза и снова потерял сознание.

Оливия же взобралась на козлы и щелкнула поводьями. Бедняга Келли немного побарахтался в грязи, но вскоре твердо стал на ноги и, развернув фургон, побрел в сторону дома.

Дождь прекратился так же внезапно, как и начался, и Оливия вздохнула с облегчением – теперь Келли сможет доставить их домой без особого труда.

«Но что же делать с этим мужчиной?» – думала она. Впрочем, у Оливии имелись кое-какие знания. Во время войны она не раз ухаживала за ранеными, поэтому теперь почти сразу же поняла, что у незнакомца сломано несколько ребер. Возможно также, что у него было внутреннее кровотечение. Следовательно, он поправится лишь через несколько недель, не раньше.

Оливия обернулась и посмотрела на незнакомца. Он снова был без сознания. Она гневно взглянула на небеса. В следующий раз, когда она будет просить Господа послать ей мужчину, она опишет более подробно, кто именно ей нужен.


– Он умер? – пискнула Кэрри.

– Конечно, нет, – заявила Бекки; ей уже исполнилось четырнадцать, и она была самой старшей из сестер. – Стали бы мы ухаживать за ним, если бы он умер, а?

– Думаю, нет, – ответила Кэрри. Стоя у фургона, она наблюдала, как Бекки и Оливия осматривали незнакомого мужчину, лежавшего в фургоне. Ее младшая сестра Миранда молча стояла с ней рядом. Честер, их пес, сначала обнюхал незнакомца, потом расположился неподалеку – Честер знал, что чужакам доверять нельзя.

– Как он? – спросила Бекки, взглянув на Оливию.

– Боюсь, очень плох, милая. Похоже, у него внутреннее кровотечение.

– Может, скатим его по доске? – предложила девочка.

Они нашли в сарае доску, которую использовали как носилки, чтобы внести раненого в спальню на первом этаже дома. Когда они укладывали его на постель, он громко застонал, но не очнулся.

Внимательно посмотрев на него, Оливия нахмурилась и пробормотала:

– Похоже, у него сломано несколько ребер. Думаю, надо его перевязать.

Чтобы перевязать раненого, требовалось сначала стянуть с него рубаху. Рубаха была в пятнах крови и такая рваная, что чинить ее смысла не имело. Оливия взялась за ворот и сильно рванула. Пуговицы отлетели, и рубаха распахнулась.

– Боже милостивый… – пробормотала она, увидев шрамы у него на груди.

– Что такое, мама?! – в испуге воскликнула Кэрри.

Оливия выразительно посмотрела на Бекки и проговорила:

– Милая, иди на кухню и возьми с собой девочек. И Честера возьми тоже. Поставь на огонь чайник. Отведи Келли в сарай. Потом принеси мне горячей воды и набери ведро холодной. Справишься?

– Да, конечно. – Взяв младших сестер за руки, Бекки вывела их из комнаты. Следом за ними пошел и Честер.

Оливия внимательно посмотрела належавшего перед ней мужчину. Несмотря на его плачевное состояние, он был крепок и мускулист – видимо, привык к тяжелой работе. «Когда раны заживут, он, возможно, захочет остаться тут на время, – подумала Оливия. – Может быть, Господь все-таки откликнулся на мою молитву?»

Склонившись над раненым, Оливия внимательно осмотрела шрамы. Некоторые из них выглядели так, как будто с него сдирали кожу. Ей доводилось видеть ужасные шрамы у черных рабов, видела она и шрамы у солдат Конфедерации, но никогда не видела ничего подобного. Глядя на незнакомца, Оливия испытывала искреннее к нему сочувствие. Было очевидно, что с этим человеком происходило что-то ужасное. Положив руку ему на лоб, она почувствовала легкий жар. И было ясно, что к вечеру жар усилится.

Внезапно раненый дернулся и разразился потоком проклятий. Оливия в испуге отдернула руку. Какой же он, должно быть, дурной человек, если даже в беспамятстве произносит такие слова. Нет-нет, наверное, она ошибается. Господь никогда не послал бы ей в помощь негодяя.

Оливия вышла из дома, чтобы набрать нужных трав. Немного поразмыслив, она нарвала листьев окопника – ей вспомнилось, что старая Салли, когда была жива, советовала собирать именно эту траву.

Поручив Бекки заварить окопник, Оливия нашла ножницы, йод, бинты и чистые тряпки. Вернувшись в комнату, она увидела, что незнакомец мечется по постели, как будто его мучают кошмары.

Приблизившись к нему, она снова потрогала его лоб. Теперь уже лоб горел; было очевидно, что жар усилился. Что ж, неудивительно, что он бредил.

Вошла Бекки с ведром холодной воды. Передав ведро Оливии, она вышла из комнаты и вскоре вернулась с котелком кипятка.

– Ублюдки! – закричал вдруг незнакомец, стукнув кулаком по подушке. – Кровожадные ублюдки!

Оливия взглянула на четырнадцатилетнюю Бекки, стоявшую у кровати. Девочка в ужасе смотрела на незнакомца.

– Бекки, иди собери девочкам что-нибудь на обед, – сказала Оливия. – А я останусь здесь.

– А тебе разве моя помощь не понадобится?

– Нет, я сама прекрасно справлюсь. – Оливия улыбнулась девочке. – Уже почти полдень, и я хотела бы, чтобы ты накормила малышек жарким, которое я приготовила сегодня утром.

Молча кивнув, Бекки вышла из комнаты. Оливия же, шагнув к изножию кровати, стащила с мужчины сапоги и тут же столкнулась с проблемой, о которой раньше не подумала. Как снять с раненого брюки. Он был довольно крупный, слишком тяжелый, и она не смогла бы его приподнять.

В конце концов, ей пришлось воспользоваться ножницами и разрезать брюки. Взглянув на обнаженное тело, Оливия поспешно отвела глаза и прикрыла его простыней. После войны нравы очень изменились, но все-таки еще оставались некоторые правила приличия, которые следовало соблюдать. Даже после несчастья с отцом она никогда не купала его сама – эту обязанность взял на себя старик Нейт. А во время войны, когда Оливия ухаживала за ранеными солдатами в походном госпитале, она лишь мельком могла увидеть раздетого мужчину – старшие подруги все делали сами, потому что Оливия была незамужней девушкой.

«Но почему бы и не взглянуть? – подумала вдруг Оливия. – Никто ведь не узнает».

Закусив губу, она посмотрела на приоткрытую дверь. Потом осторожно приподняла простыню и, бросив взгляд на лежавшего перед ней мужчину, поспешно опустила простыню. В следующий миг Оливия почувствовала, что краснеет.

«Ах, любопытство действительно ужасный грех», – промелькнуло у нее в голове.

Разрезанные брюки незнакомца она отправила в мешок для лоскутов вместе с клочьями рубахи. Затем перевязала его сломанные ребра, смазала раны йодом и наложила на ушибы и царапины компрессы из отвара окопника. К вечеру Оливия уже была без сил, но она знала, что работа еще не закончена – предстояло сбить жар, который все усиливался.

Всю эту ночь и две последующие Оливия ухаживала за своим пациентом – постоянно смачивала холодной водой его лицо и грудь, а также вливала ему в рот чай из коры ивы. Он то и дело приходил в ярость, и ей тогда приходилось уворачиваться от его кулаков. Отдыхала она лишь в те редкие моменты, когда он затихал.

Говорил незнакомец иногда шепотом, иногда громко, но почти все время бессвязно. Причем на каком-то странном языке. Время от времени он произносил и английские слова – Оливия уловила что-то о ружьях и об амнистии, а также о месте под названием Маунтджой и о мужчине по имени Шон Галлахер.

На закате четвертого дня жар у больного все еще не спал. Во время очередного приступа ярости он внезапно размахнулся и сбил фарфоровую фигурку, стоявшую на столике у кровати. Оливии не удалось ее поймать, статуэтка, упав на пол, разбилась. Это была фарфоровая пастушка, когда-то принадлежавшая ее прапрабабушке. Фигурку привезли из родной Шотландии, и она хранилась в семье три поколения, а вот теперь…

Во время войны Оливии пришлось продать почти все, чтобы свести концы с концами, но она так и не смогла расстаться с фарфоровыми фигурками пастуха и пастушки. Хрупкая пастушка перенесла путешествие, войну, нищету – и все лишь для того, чтобы ее разбили жестокие мужские кошмары.

Со вздохом опустившись в кресло, Оливия со слезами на глазах уставилась на осколки у своих ног. Она так устала, что у нее не было сил даже подмести.


В какой-то момент Конор понял: он уже не лежит на дороге. И еще он уловил чудесные запахи – соблазнительные запахи свежеиспеченного хлеба, крепкого кофе и чистых простыней. Значит, он на небесах… или в чьем-то доме. Почувствовав запах хлеба, он вдруг понял, что проголодался. Сделав глубокий вдох, он шевельнулся – и тотчас же боль пронзила его грудь. Есть сразу же расхотелось.

Минуту спустя, собравшись с духом, Конор открыл глаза – и поморщился от яркого солнечного света, заливавшего комнату. Откинув простыню, он обнаружил, что кто-то снял с него одежду и перевязал ребра. Но кто же это сделал? Он помнил бой на ринге и помнил троих мужчин, избивших его, а потом… Потом смутные, но такие знакомые картины – умирающие люди, убийцы Шона, кровь и ружья, тюремные стражники и голос Делемера. Господи, его снова преследуют эти кошмары!

А потом он вдруг вспомнил женщину. Да-да, она нашла его на дороге, и он забрался в ее фургон. Должно быть, он сейчас в ее доме.

Конор чуть приподнял голову, чтобы осмотреться, но тут все завертелось у него перед глазами, и он со вздохом откинулся на подушку.

– Доброе утро, – послышался чей-то тоненький голосок.

Конор повернул голову и увидел в кресле у кровати голубоглазую девочку лет десяти.

Облизнув пересохшие губы, он прохрипел:

– Да… здравствуй…

Девочка болтала ножками и внимательно смотрела на него.

– Почему вы все время кричите? – спросила она.

– Кричу?.. – переспросил Конор в недоумении.

– Да, все время. Вас слышно во всем доме. – Она нахмурилась и добавила: – Вы нам спать не даете ночью.

Тут Конор вдруг догадался: девочка слышала, как он кричал, когда его мучили кошмары. Одному Богу известно, что он наговорил.

– Должно быть, мне что-то снилось, – пробормотал он в смущении.

Девочка закивала:

– Да-да, конечно. Ночные кошмары. У меня они тоже бывают. Не беспокойтесь. Мама говорит, что кошмаров не нужно бояться, они ведь не настоящие.

Мама этой девочки понятия не имела, о чем говорила. Его кошмары были очень даже настоящие.

– Как давно я тут? – спросил он.

– Дня три, наверное.

– Три?.. – Неужели он действительно пролежал в постели так долго?

– А что значит «недоносок»? – неожиданно спросила девочка.

– Недоносок? – Пробормотал Конор, ошеломленный вопросом. Что же он еще наговорил, когда был в беспамятстве? – Думаю, девочкам в твоем возрасте не следовало бы знать такие слова, – ответил он, еще больше смутившись.

– Это плохое слово, да? – Малышка взглянула на него с любопытством. – Раньше я такого никогда не слышала.

Конор не смог сдержать ухмылки, настолько удивило его это замечание. Но тотчас же челюсть его пронзила острая боль, и он едва удержался от стона.

– Меня зовут Кэрри, – продолжала девочка. – А вы кто?

– Я… Конор.

– А на кого вы кричали все время?

Он на мгновение прикрыл глаза.

– Ни на кого… в общем-то.

– Вы обзывали своих врагов всякими словами.

– Обзывал? Нет-нет, ничего подобного.

– Да, обзывали. Вы говорили, что они проклятые уб…

– Кэрри! – раздался женский голос.

Конор снова приподнял голову и увидел женщину. Он сразу же узнал ее – женщину с фургоном.

– Кэрри, довольно, – сказала она. – Ты ведь знаешь, что я тебе не разрешала заходить сюда.

– Но мне хотелось на него посмотреть, мама.

– Завтрак готов. Иди в кухню.

– Но…

– Иди, – приказала женщина, указывая на открытую дверь у себя за спиной.

Девочка тихонько вздохнула.

– Да, хорошо. – Она соскользнула с кресла. – До свидания, мистер Конор. – Помахав ему на прощание рукой, малышка направилась к двери. У порога задержалась и добавила: – Я просто хотела взглянуть на него, вот и все.

Девочка вышла из комнаты.

Женщина тут же приблизилась к кровати. Конору сразу же бросилось в глаза ее платье – тускло-коричневое, застегнутое до подбородка. А ее волосы – каштановые и довольно густые – были собраны в узел на затылке.

«Не очень-то она привлекательная», – подумал Конор.

Но когда женщина, остановившись у кровати, посмотрела ему в лицо, он изменил свое мнение о ней. У нее были чудесные темно-карие глаза, окруженные необычайно длинными ресницами. И в уголках глаз он заметил тонкие морщинки, свидетельствовавшие о том, что она часто улыбалась. Но сейчас она даже не пыталась улыбнуться.

– Меня зовут Оливия Мейтленд, – сказала женщина.

– Конор Браниган, – прохрипел Конор.

Ему ужасно хотелось пить.

– Знаете, мистер Браниган, вы вызвали тут… большое волнение. – Женщина едва заметно нахмурилась. – Надеюсь, теперь, когда вы очнулись, ваш словарный запас будет не таким ярким.

– Да, конечно… – Конор ухмыльнулся. – Постараюсь не ругаться.

– Постарайтесь, пожалуйста. – Оливия снова нахмурилась. – Я не желаю, чтобы вы так грубо выражались при моих девочках.

Оливия наклонилась и потрогала его лоб. Конор невольно улыбнулся, ощутив приятную прохладу ее руки. И еще он уловил чудесные запахи – запахи ванили и гвоздики. Облизнув губы, он пробормотал:

– Напоминайте мне об этом, пожалуйста, и я постараюсь сдерживаться.

– Ах, похоже, у вас жар, – сказала Оливия, убрав руку. – Вас очень сильно избили – Она вопросительно посмотрела на него – как бы ожидая объяснения.

Но Конор не собирался ничего объяснять.

– Где моя одежда? – спросил он.

– В моем мешке для лоскутов. Во всяком случае, то, что от нее осталось.

Он уставился на нее в недоумении, и Оливия почувствовала, что краснеет.

– Мне пришлось разрезать вашу одежду. – Она повернулась к столику у кровати. – Иначе мне не удалось бы снять ее с вас.

– А что с моими вещами? – спросил Конор, немного помолчав.

– Возле вас я ничего не нашла, – ответила женщина. – Только немного денег. – Она указала на полку над умывальником. – Я положила их вон туда.

«Да, верно, мешок остался у выхода из зала, – вспомнил Конор. – А ведь там была бутылка доброго ирландского виски, и оно сейчас очень бы пригодилось!» Он поднял взгляд на женщину, гадая, есть ли у нее в доме хоть глоточек, но тут же отбросил эту мысль. Такие женщины совсем не пьют. А если и пьют, то в этом не признаются.

– Я перевязала вам ребра, – сказала Оливия. Склонившись над кроватью, она положила влажную тряпку ему на лоб. – Но потребуется несколько недель, чтобы они зажили. Думаю, у вас было и внутреннее кровотечение. Скажите, у вас есть родные, которым я могла бы сообщить о вашем состоянии?

Конор со вздохом закрыл глаза.

– Нет, у меня нет родных.

Женщина выпрямилась и проговорила:

– Пожалуй, я принесу вам чаю от жара.

Она вышла из комнаты и вскоре вернулась с подносом. На подносе стояли выщербленный фарфоровый чайник, знававший лучшие времена, такая же чашка и глубокая оловянная сковорода. Поставив поднос на столик, женщина взяла сковороду и опустила ее на пол рядом с кроватью.

– Это на тот случай, если вам потребуется облегчиться, – объяснила она. – Вот, выпейте сколько сможете. – Она протянула ему чашку.

Конор медленно приподнял голову и, понюхав напиток, проворчал:

– Черт, что это за чай такой?

– Пожалуйста, не ругайтесь, мистер Браниган. – Оливия поднесла к его губам ложку. – Это чай из ивовой коры. В последние дни вы его много выпили. Он помогает от жара.

– К черту жар! – Конор с отвращением уставился на чашку. – Это пойло меня убьет.

– Знаю, пахнет неприятно, – кивнула Оливия. – Но поверьте, это очень помогает.

Конор взглянул на нее с сомнением, но все же открыл рот и сделал глоток отвратительного зелья. Его желудок тут же сжался, и он, крепко зажмурившись, откинулся на подушку.

– Я же вам говорил, – процедил он сквозь зубы. – Эта мерзость меня убьет.

– Вы не умрете, мистер Браниган, – проговорила женщина с мягкой улыбкой. – Вы слишком упрямый для этого.

Глава 3

Поздно вечером температура у больного спала, и он погрузился в сон. Оливия же, возблагодарив Бога, вздохнула с облегчением: теперь она могла немного поспать.

Проснувшись на рассвете, Оливия умылась и оделась. Потом приготовила завтрак. Когда она заглянула в комнату Конора, он все еще спал. Разбудив девочек, Оливия велела Бекки позаботиться о младших и приступила к утренним делам.

Когда она вернулась на кухню, девочки уже сидели за столом. Честер же лежал на полу в ожидании, когда и ему перепадет кусочек. Оливия поставила на полку корзинку с яйцами, которые набрала в курятнике. Потом вымыла руки и тоже села за стол.

– Как там мистер Браниган, мама? – спросила Бекки.

– Ему гораздо лучше, – ответила Оливия.

– А он останется у нас, чтобы помогать, как когда-то Нейт? – поинтересовалась Миранда.

– Нет. – Оливия покачала головой. Сама мысль об этом привела ее в смятение. – Конечно, он не останется.

– Откуда у него все эти шрамы, как ты думаешь? – спросила Бекки.

– Не знаю, – ответила Оливия.

Она не была уверена, что ей хотелось бы это знать.

– Знаете, а мне он нравится, – заявила Кэрри. – Очень забавно наблюдать за ним, когда он спит. Мама, можно, я загляну к нему после завтрака?

– Нет, нельзя. Я уже говорила тебе, что не надо заходить в его комнату.

– А почему?

– Потому что у него ужасный характер. Я хочу, чтобы ты держалась от него подальше. – Оливия посмотрела на Миранду: – И ты тоже. Ясно?

Девочки молча закивали. Оливия принялась за завтрак. Теперь, когда больному стало легче, ей следовало подумать о предстоящих делах. Скорее всего, она снова отправится в город, потому что в доме уже заканчивалась мука, да и черной патоки оставалось мало.

И на сей раз, она возьмет с собой все свежие яйца и три дюжины банок с консервированными персиками, заготовленными прошлой осенью. Если Стэн Миллер не даст ей кредита, она сможет обменять свои припасы на все необходимое, чтобы дожить до нового урожая.

Внезапно Оливия нахмурилась. Ведь лавкой владел Вернон Тайлер, и она прекрасно знала, что Стэн действовал по его приказу. Вернон просто нашел еще один способ усложнить ей жизнь, чтобы вынудить ее продать землю. «Нет, этого не будет», – сказала Оливия себе, вскинув подбородок.

– Мама, можно, я пойду во двор поиграть? – спросила Миранда.

Оливия покосилась на тарелку девочки.

– Но ты еще не доела кашу.

Малышка скорчила гримасу.

– Ах, мама, я больше не хочу.

Оливия посмотрела на Бекки и Кэрри – их тарелки тоже были пусты лишь наполовину. Ах, как бы ей хотелось давать своим девочкам не только кашу, как бы хотелось нарядить их в новые красивые платьица… Оливия вспомнила собственное детство, вспомнила те вещи, которые когда-то воспринимались ею как нечто само собой разумеющееся. Увы, такой жизни ее девочкам не довелось познать раньше, и, очевидно, не узнают они ее и в будущем. Но любовь много значит, а своих девочек она любила так, как никто их любить не будет.

Встав из-за стола, Оливия сказала:

– Если я не ошибаюсь, в кладовке еще осталась банка кленового сиропа. Может, я полью кашу сиропом и добавлю сливочного масла?

Ее предложение было принято с энтузиазмом. Оливия улыбнулась и, отправившись в кладовку, взяла банку сиропа, которую ей удалось сохранить. Кленовый сироп был любимым лакомством девочек, и она приберегала его для особого случая, но сейчас решила, что нет смысла хранить его дольше.

Оливия добавила в тарелки девочек по ложке сиропа и по куску масла, и те без возражений доели кашу.

Час спустя Оливия запрягла Келли в фургон, чтобы снова отправиться в город. Забравшись на козлы, она сказала:

– Бекки, не забывай заглядывать к мистеру Бранигану каждые полчаса. Он будет спать почти все время, но если проснется, то попытайся напоить его чаем из ивовой коры. А если он не захочет его пить, то, по крайней мере, дай ему побольше воды. И немного мясного бульона, что варится на плите, поняла?

Беки кивнула, и ее хорошенькое личико стало очень серьезным – она сознавала, какая ответственность ложится на нее.

– Хорошо, мама.

– Я вернусь к полудню. – Оливия дернула за поводья, и фургон тронулся с места. – И не пускай девочек к нему в комнату. – Прокричала Оливия, обернувшись.

В следующее мгновение фургон свернул за дом и покатил по обсаженной дубами дорожке, ведущей к проселочной дороге. Миновав лесопилку, принадлежавшую Вернону Тайлеру, Оливия свернула к баптистской церкви, въехала в центр города и вскоре остановилась у лавки. Спрыгнув на землю, она взяла с сиденья корзинку с яйцами и поднялась по ступенькам. Открыв дверь лавки, увидела стоявшую за прилавком Лайлу Миллер.

– Здравствуй, Лайла. – Оливия поставила корзинку на прилавок.

Женщина улыбнулась ей.

– Ах, Оливия, почему тебя не было в церкви в воскресенье?

– Дома было множество дел, и я не смогла выбраться в город. Как поживаешь, Лайла?

– Ох, все бы хорошо, если бы не эта ужасная жара, – со вздохом ответила женщина и тут же принялась обмахиваться свежим номером модного журнала.

Оливия осмотрелась, но мужа Лайлы не заметила. Зато в лавке был их пятнадцатилетний сын Джеремайя, выставлявший на полки банки со сгущенным молоком.

Мальчик кивнул ей:

– Доброе утро, мисс Оливия. Как там Бекки?

Оливия улыбнулась. Джеремайя и Бекки дружили, и она знала: наступит день, когда их дружба, возможно, перейдет в нечто большее. И ей почему-то казалось, что Джеремайя сможет стать хорошим мужем для Бекки.

– У нее все хорошо, – ответила Оливия. – Я передам ей, что ты о ней спрашивал.

Снова повернувшись к Лайле, она спросила:

– А Стэнанет?

– Он поехал в Монро. Зачем он тебе?

– Да вот… – Оливия кивнула на корзинку с яйцами. – Мне нужны припасы, и я надеялась обменять яйца на то, что мне нужно. У меня в фургоне есть еще консервированные персики.

Взгляды женщин встретились, и Оливия тотчас же поняла, о чем подумала Лайла. Конечно же, она вспомнила тот день, когда из Геттисберга пришли списки павших и когда они плакали вместе. Оливия оплакивала своих двух братьев, а Лайла—старшего сына. Подобные вещи значат очень много, но Вернон никогда не сможет это понять.

Лайла выпрямилась и отложила свой журнал.

– Я была здесь, когда Вернон проверял бухгалтерские книги, и слышала, как он сказал, что тебе не будет никакого кредита. Но, – добавила она с улыбкой, – не помню, чтобы он хоть словом обмолвился об обмене.

Оливия тоже улыбнулась.

– Спасибо тебе. У меня замечательные персики. А яиц – две дюжины.

Лайла кивнула и причмокнула.

– Ах, твои персики – это божественно! Мы продадим их без труда.

– Мне нужна мука, а также рис и черная патока, – продолжала Оливия. – А фургон рядом, перед лавкой.

– Джеремайя! – окликнула сына Лайла. – Наполни мешки и загрузи их в фургон мисс Оливии. Отнеси ей и бочонок патоки. А потом принеси сюда ящик с персиками.

Джеремайя отправился выполнять поручение, а Лайла повернулась к Оливии:

– Получила новые выкройки платьев. Хочешь посмотреть?

Пока Оливия колебалась, борясь с искушением, в лавку вошли двое мужчин.

– Доброе утро, леди, – в один голос произнесли Грейди Маккан и Орен Джонсон. Сняв шляпы, они подошли к прилавку.

Оливия кивнула вошедшим:

– Доброе утро. – Взглянув на Орена, она спросила: – Как дела у Кейт?

– У нее все хорошо, – ответил мужчина. – Ей немножко тяжеловато из-за этой жары, но она держится.

– Как думаешь, кто будет на этот раз – мальчик или девочка?

– Я-то надеюсь еще на одного сына, Лив, – сказал Орен с улыбкой. – Я люблю своих дочерей, но иногда мне кажется, что Джимми чувствует себя одиноким.

– Чем могу помочь, парни? – спросила Лайла. – Хотели что-нибудь купить?

– Нужна пара новых башмаков, – сказал Орен.

– А мне – фунт гвоздей по восемь пенни, – добавил Грейди.

Пока Лайла показывала Орену башмаки и отвешивала гвозди для Грейди, Оливия рассматривала в журнале осенние моды. Бал по случаю уборки урожая состоится в сентябре, и ей ужасно хотелось сшить Беки красивое платье. Такие вещи очень важны для молоденькой девушки.

– Тут на днях был бой, правда, Орен? – послышался голос Грейди.

– Да, верно. Никогда ничего подобного не видел, – ответил Орен. – Глазам своим не поверил, так этот ирландец дрался. – Он энергично взмахнул кулаком. – Танцевал-танцевал вокруг Элроя, да как врежет! Сбил его с ног одним ударом.

Оливия насторожилась, а мужчины принялись обсуждать событие во всех подробностях.

– А что за бой? – спросила Оливия, не удержавшись. Мужчины переглянулись и уставились в пол – похоже, им стало неловко.

– Это был бой боксеров-профессионалов, – неохотно пояснил Грейди, показывая на афишу, все еще висевшую на стене. – Странствующие боксеры. Они переезжают из города в город, дерутся с местными чемпионами или вызывают на бой всех желающих. Зависит от обстановки. – Он увидел, что Оливия нахмурилась, и добавил: – Не сердись, Лив. Это ведь просто развлечение.

– Это азартная игра, Грейди, как ни крути. – Оливия посмотрела на афишу – там были напечатаны имена участников поединка. «Выходит, этот человек – боксер, – подумала она. – Что ж, тогда неудивительно, что он так ужасно ругался в присутствии девочек».

Резко развернувшись, Оливия подошла к двери. В этот момент вошел Джеремайя с персиками. Уступив ей дорогу, мальчик сказал:

– Я все загрузил в фургон, мисс Оливия.

– Спасибо, Джеремайя, – процедила она, проходя мимо.

«Почему же я так разозлилась?» – спрашивала себя Оливия, направляясь к фургону.


Внезапно проснувшись, Конор почти сразу же понял, что его разбудило. Его разбудил какой-то шорох. Открыв глаза, он увидел перед собой маленькую девочку с круглым личиком, каштановыми волосами и большими голубыми глазами. Она внимательно смотрела на него поверх спинки кровати, а рядом с ней стояла огромная овчарка – такой огромной собаки он еще никогда не видел.

Внезапно пес угрожающе зарычал, очевидно, выражая, таким образом, свое мнение о незнакомце. «Что ж, ничего удивительного, – подумал Конор. – Ведь это, судя по всему, английская овчарка».

Облизнув пересохшие губы, Конор снова посмотрел на девочку и пробормотал:

– Малышка, кто же ты такая?

Глаза девочки стали еще больше, но она ничего не ответила.

– Миранда, ты где?! – раздался чей-то голос. Затем послышались шаги, и в дверях появилась еще одна девочка, блондиночка лет четырнадцати-пятнадцати.

«Сколько же всего дочерей у Оливии Мейтленд?» – гадал Конор, наблюдая за старшей девочкой, входившей в комнату.

Старшая девочка приблизилась к малышке и взяла ее за руку.

– Извините, мистер Браниган, – пробормотала она. – Сестра не хотела вас будить.

– Все в порядке, – ответил Конор. – А тебя, кажется, зовут Бекки, да?

Девочка кивнула, и он продолжил:

– Интересно у вас в доме есть чай? Настоящий чай, я хочу сказать, а не то ужасное зеленое пойло, которым ваша мать пыталась напоить меня.

Девочка робко улыбнулась.

– Нам его тоже дают, когда мы болеем. Отвратительно, правда?

– Ужасно. А ты могла бы приготовить мне чашку настоящего чая? Очень хочу пить.

– С удовольствием. – Бекки помолчала, потом спросила: – А может, вы хотите есть? Я принесу вам супа.

– Ты просто ангел-спаситель, – сказал Конор с улыбкой. – Спасибо, милая.

Бекки покраснела.

– Я пр… принесу его как можно скорее, мистер Браниган. – Потащив за собой Миранду, она сказала: – Идем, Честер.

Пес какое-то время колебался, потом последовал за хозяйками. Минуту спустя где-то в отдалении хлопнула дверь, и почти сразу же послышались шаги – в комнату стремительно вошла Оливия Мейтленд.

– Значит, вы – профессиональный боксер? – проговорила она с таким отвращением в голосе, как будто обвиняла его в том, что он – сам дьявол во плоти.

– Так и есть, – ответил Конор с ухмылкой. – Причем чертовски хороший боксер. Вам нужно как-нибудь прийти и посмотреть на меня.

– Выходит, мужчины делают на вас ставки и проигрывают заработанные с таким трудом деньги, верно?

– Да, конечно. Слава Богу, они так и поступают.

Женщина поджала губы и отвернулась.

– Неужели Господь вообще не дал мужчинам разума? – пробормотала она себе под нос и начала расхаживать по комнате. – А я-то провела четыре ночи без сна, ухаживая за человеком, который зарабатывает себе на жизнь кулаками. За человеком, который ругается при моих девочках… – Немного помолчав, она добавила: – Не хочу, чтобы он оставался тут. Не хочу.

Конор молча наблюдал за хозяйкой. «Неужели она разговаривает сама с собой? – думал он. – А может, она не в своем уме?»

– Профессиональный бокс… – бормотала Оливия, продолжая расхаживать по комнате. – И азартные игры…

Конор мог бы прибавить еще много других грехов к этому списку, но ему не хотелось огорчать хозяйку.

Тут Оливия наконец-то остановилась и, повернувшись к нему, спросила:

– Так это оттуда ваши шрамы?

Он криво усмехнулся.

– Неужели вы полагаете, что шрамы остаются от ударов кулаком в живот?

– А откуда же они у вас?

Черт бы побрал ее вопросы и ее любопытство! Конор с вызовом посмотрел на хозяйку:

– Из тюрьмы.

Женщина с ужасом уставилась на него.

– Из тюрьмы? – прошептала она. – Не понимаю. Что вы сделали?

– Разве это важно? – Конор откинул простыню, обнажив грудь. – Я получил именно то, что заслужил.

Оливия побледнела. Судорожно глотнув, она опустила голову и что-то пробормотала себе под нос. Причем бормотание ее прозвучало как молитва.

– Не молитесь за меня, миссис Мейтленд, – сказал Конор. – Никто вас не услышит.

Глава 4 НЕНАВИСТЬ

Графство Дерри,

Ирландия, 1846 год

Во дворе появились мужчины с ломами, и Конор прекрасно понял, что это означало, – в одиннадцать лет он был уже достаточно взрослый. Пришли разрушители домов, и Конор, остановившись на краю просеки, со страхом наблюдал за ними. В руках у него были две великолепные форели, которые он выловил этим утром из реки землевладельца. А его мать стояла перед мужчиной, восседавшим на лошади, и Конор слышал ее душераздирающие крики и мольбы. Но посланец землевладельца смотрел на нее с безразличием и, казалось, не слышал ее. Люди же, вооруженные ломами, были готовы выполнить свою работу. Они уже привыкли к подобным сценам, но крики Мары Браниган тронули даже их. Всего неделю назад Мара причитала, провожая любимого мужа в загробную жизнь, и причитания были такие громкие, что все люди на берегу Ривер-Фойл узнали: Лайам Браниган умер.

Конор затаив дыхание наблюдал за матерью. Сама больная тифом, от которого уже умер ее муж, она рвала на себе одежду и громко вопила о своем горе и отчаянии. А рядом с ней, в ужасе прижимаясь друг к другу, стояли сестры Конора, вторившие матери своими печальными криками.

Но представитель землевладельца не знал сочувствия. Он отдал приказ своим людям, и те двинулись в сторону дома.

Мара упала на колени, взывая к Спасителю, прося заступничества Святой Девы и умоляя всех святых помочь ей. Но разрушители домов молча прошли мимо нее.

Внезапно Конор услышал еще один крик, на сей раз – гневный. И тотчас же у дома появился его старший брат. Майкл промчался по двору и стал в дверях, широко расставив ноги и сжав кулаки. Майклу было пятнадцать, и теперь он стал хозяином в доме. Он был готов к бою.

Конор тоже хотел бы драться, но боялся. Он знал, что должен быть таким же храбрым, как Майкл, но не решался присоединиться к брату и поэтому сгорал от стыда. По-прежнему стоя за деревьями, Конор с ненавистью смотрел на разрушителей домов. Но еще сильнее он ненавидел себя – за беспомощность и трусость.

А разрушители домов тем временем оттолкнули Майкла от двери и сбили его на землю сильным ударом. Мальчик тут же поднялся и попытался войти в дом следом за мужчинами. Но Мара обняла сына за плечи и удержала его.

Не прошло и четверти часа, как разрушители домов уничтожили их жилище. Используя веревки, ломы и грубую силу, они растащили дом на части и превратили его в груду камней, досок и соломы. После чего представитель землевладельца поджег то, что осталось. Конор, тихонько всхлипывая, смотрел на пламя, и его страх превращался в гнев.

В этот момент он увидел проезжавшую мимо открытую повозку. Повозка замедлила ход, и Конор сразу же узнал сидевших в ней людей. Это были лорд Эверсли, новый землевладелец, и преподобный Бут. Недавно прибывший из Лондона, знатный и богатый, Эверсли купил землю на аукционе, и месяц назад его приветствовали все обитатели Даннамана, очень надеявшиеся, что он станет их спасителем. Но неделю спустя началось выселение людей из домов.

Конор перевел взгляд на догоравшие обломки, которые еще недавно были его домом. И тут вдруг его охватила такая ярость, что он совершенно забыл о страхе. Отбросив в сторону рыбу, Конор побежал следом за повозкой. Он бежал, не имея ни цели, ни плана, – его гнала вперед только ненависть.

Вскоре догнал повозку, замедлившую ход на повороте дороги, и побежал рядом с ней. Заметив мальчика, лорд Эверсли поморщился и крикнул:

– Денег мы тебе не дадим!

– Да-да, ни фартинга, – поддакнул преподобный Бут.

Но Конор ни о чем и не попросил, он молча бежал рядом с повозкой и с ненавистью поглядывал на англичанина.

Внезапно мальчик споткнулся и, упав на дорогу, закричал от гнева и отчаяния. Однако Конор не желал признавать свое поражение. Поднявшись на ноги, он снова побежал за повозкой. Не сдаваться – вот что было сейчас для него самое главное.

– Господи, похоже, этот ребенок сумасшедший, – пробормотал Эверсли, повернувшись к своему спутнику. – Какие демоны владеют ирландцами?

– Они все сумасшедшие, сэр, – ответил Бут.

Снова и снова они кричали Конору, что никакой милостыни от них он не получит. Но мальчик не слушал их, он бежал из последних сил, и сердце его колотилось так, что, казалось, вот-вот выскочит из груди. Но он твердо решил, что будет бежать до тех пор, пока не упадет замертво. И если он умрет, то умрет стоя, а, не вымаливая милостыню на коленях или в страхе прячась за деревьями.

Тут Эверсли наконец не выдержал. Хлопнув кучера по плечу своим стеком с золотой рукояткой, он закричал:

– Остановись!

Повозка тотчас остановилась, и Конор тоже остановился. Он едва держался на ногах и судорожно хватал ртом воздух. Но все же он ликовал – он понял, что победил проклятого англичанина. Гордо вскинув голову, мальчик встретился глазами с человеком, только что разрушившим его дом и превратившим его мать в бездомную нищенку.

Не в силах выдержать его взгляд, Эверсли отвел глаза, и Конор снова ощутил сладкий вкус победы. Да-да, он победил!

Землевладелец же повернулся к своему спутнику и пробурчал:

– Мне кажется, я должен дать мальчику что-нибудь. Священник неодобрительно покачал головой и нахмурился:

– Милорд, вы слишком великодушны. Боюсь, он плохо воспользуется вашим даром.

– Да, я знаю, – ответил Эверсли, доставая свой кошелек. – Но в данном случае он это заслужил. За ним было интересно наблюдать. – Лорд протянул Конору монету, но тот не стал ее брать. – Возьми же, мальчик, возьми.

– Осторожнее, сэр! – крикнул Бут. – У мальчишки полно вшей!

Эверсли поморщился и, в ужасе отдернув руку, бросил монету на дорогу.

Конор же пристально взглянул на землевладельца. В его глазах он увидел отвращение и жалость. Немного помедлив, мальчик нагнулся и поднял монету, намереваясь плюнуть на нее и швырнуть в лицо лорду. Но он не смог этого сделать – шестипенсовика, которого не хватило бы на покупку даже одной золотой пуговицы на сюртуке лорда, было достаточно, чтобы прокормить семью Конора целую неделю. Выжить – гораздо важнее, чем проявить гордость.

«Какой же я дурак, – подумал Конор. – Решил, что победил, а это совсем не так. Способа победить не было».

Крепко сжав в кулаке драгоценную монету, Конор молча развернулся и побрел к своему разрушенному дому. Он мысленно проклинал ненавистного англичанина.

Глава 5

«Значит, тюрьма? – в ужасе думала Оливия, выходя из комнаты. – Преступник в моем доме, под моей крышей». Но почему же она так сглупила, зачем притащила домой этого незнакомца?

Интересно, почему он оказался за решеткой? Что он натворил? Грабеж? Убийство? Оливия вздрогнула, вспомнив холодные синие глаза, смотревшие на нее с вызовом. Да, человек с такими глазами, наверное, способен на все.

Стараясь успокоиться, Оливия направилась в кухню. Может, ей не следует его бояться? Ведь сейчас он даже встать не может. Что бы он ни сделал раньше, сейчас он не в состоянии ничего натворить. А потом она позаботится о том, чтобы он покинул ее дом.

Бекки, сидевшая на кухне, взглянула на нее с беспокойством.

– Что случилось, мама?

– Ничего особенного, – ответила Оливия. – А где девочки?

– Миранда в гостиной, играет в куклы. Честер с ней, конечно. Кэрри хотела навестить мистера Бранигана, но я ей не разрешила. Она обиделась и ушла в сад. – Указав на поднос, стоявший на кухонном столе, Бекки сказала: – Я как раз собиралась приготовить для мистера Бранигана чай и что-нибудь поесть. Он сказал, что ему хочется настоящего чая, а не этого ужасного зеленого пойла, – добавила девушка с улыбкой.

Но Оливия не улыбнулась в ответ.

– Спасибо, милая, – кивнула она. – Я сама отнесу ему еду. Не хочу, чтобы ты туда ходила.

– А почему?

Оливия посмотрела на невинное личико Бекки и не смогла объяснить свои опасения.

– Просто не хочу, чтобы ты была рядом с ним. Почему бы тебе не накрыть стол к обеду? А я пока поищу Кэрри.

– Но сейчас полдень, мама. Разве нам не нужно отнести еду мистеру Бранигану?

– Я это сделаю, когда вернусь, – ответила Оливия, направляясь к двери.

На дорожке, ведущей к саду, Оливия остановилась и прислонилась к огромному дубу.

– Господи, за что? – пробормотала она. – За что ты послал мне этого мужчину? Ведь я же просила совсем другого.

Оливия со вздохом опустилась на зеленую травку под деревом. Ей очень хотелось, чтобы этот человек побыстрее покинул ее дом, однако она понимала, что сейчас ничего не могла с ним поделать. Ведь он был совершенно беспомощный. И не важно, что он натворил. Она просто не могла выгнать его из дома.

Оливия вспомнила о его ужасных шрамах. Не нужно было обладать богатым воображением, чтобы понять: этот человек перенес сильную боль – и телесную, и душевную. Господи, что же произошло с ним в тюрьме?

Оливия удивлялась, что ее это так волнует. Ведь этот человек – преступник. К тому же он, наверное, еще и пьет.

– Ах, почему? – воскликнула она в отчаянии. – Господи, почему же ты послал мне человека, побывавшего в тюрьме?

Но ответил вовсе не Бог.

– А что, мистер Конор сидел в тюрьме? – раздался голосок.

Оливия подняла глаза. Из ветвей дерева на нее смотрела Кэрри. Ох, эта Кэрри всегда оказывается там, где ее совсем не ждут и где ей не полагается находиться.

– Кэрри, что ты там делаешь?

Девочка показала книгу, которую читала, сидя на дереве, потом спросила:

– Значит, мистер Конор был в тюрьме? Но почему?

Оливия нахмурилась:

– Дорогая, не спрашивай об этом. Пожалуйста, спускайся.

Кэрри сняла очки для чтения и положила их в карман платья. Потом сунула книгу под мышку и ловко слезла с дерева – опыт у нее был большой. Оливия же, поднявшись с травы, строго проговорила:

– Кэрри, мне очень не нравится, что ты лазаешь по деревьям. Это неприлично для леди.

– Но я не леди, я девочка, – заявила Кэрри. – Так что же он натворил?

– Я не знаю, и меня это не касается. – Оливия взяла дочь за руку, и они направились к дому. – Я хочу, чтобы ты держалась от него подальше.

– Тебе мистер Конор не нравится, да, мама?

– Не нравится.

– А почему? Потому что он был в тюрьме?

«Потому что у него самые холодные глаза, какие я когда-либо видела».

– Да, поэтому.

– Но ты же не знаешь, почему он попал в тюрьму. Может, он ничего плохого и не сделал. Может, все было ошибкой.

– Ты такая молодая… – пробормотала Оливия.

Кэрри не поняла этого замечания и тут же проговорила:

– А вдруг он как тот герой в книжке, которую ты нам читала? Помнишь? Эдмон Дантес. Его посадили в тюрьму, а он ничего плохого не сделал, и он…

– Кэрри, хватит! – перебила ее Оливия. Остановившись, она повернулась к девочке и добавила: – Это была всего лишь придуманная история. В реальной жизни мужчины, побывавшие в тюрьме, не такие уж милые.

– Но, мама, ты всегда говоришь, что хороший христианин не осуждает других, – заявила Кэрри. – Хороший христианин всегда старается найти в других людях что-нибудь хорошее.

Оливия со вздохом ответила:

– Дорогая, все это совсем не так просто…

– А почему? – допытывалась Кэрри. – Разве мы не добрые христиане?

Оливия внимательно посмотрела на дочку. Иногда ей казалось, что Кэрри слишком умна для своих лет, и это очень ее беспокоило.

Они вошли в дом, и Кэрри тут же сообщила сестрам новость. Девочки обступили Оливию и засыпали ее вопросами:

– А он долго будет у нас в доме?

– А он, в самом деле, дурной человек?

– Может, он ограбил поезд? Он знает Джесси Джеймса?[2]

– Он останется здесь, пока не заживут его ребра, – ответила Оливия. – А потом отправится своей дорогой. И я хочу, чтобы до тех пор вы все держались от него подальше.

После обеда она отправила девочек полоть огород и поставила на огонь чайник – тот чай, что приготовила для больного Бекки, уже остыл, и Оливия решила заварить свежий. Минут через десять она налила в тарелку супа, взяла чашку с чаем и, поставив все на поднос, отправилась в комнату Конора.

Он мирно спал, и, судя по всему, кошмары его не мучили. Оливия приблизилась к кровати и опустила поднос на столик. Порезы на лице больного заживали, и царапины исчезали. «Ему не мешало бы побриться», – подумала Оливия. А потом ей пришло в голову, что сейчас, когда Браниган спал, он не очень-то походил на преступника. Скорее он был похож на усталого человека, проделавшего долгий путь и много страдавшего. «Ах, как было бы хорошо, если бы он все-таки оказался тем мужчиной, который мне нужен», – неожиданно подумала Оливия.

– Но почему? – прошептала она. – Почему он оказался в тюрьме?

Внезапно глаза больного открылись – словно он услышал во сне ее шепот.

Оливия вспыхнула и, отступив на шаг, указала на поднос.

– Я принесла вам поесть. И чаю тоже.

– Если это то мерзкое зелье, что вы мне уже приносили, то заберите его, – пробормотал Конор сонным голосом. – Вот если бы у вас был глоток виски, тогда дело другое.

Виски? Значит, она была права. Он еще и пьет.

– Тут не гостиница, мистер Браниган, – заявила Оливия, доставая подушку из большого шкафа в углу. – Берите, что дают. А спиртного в моем доме не водится.

– Понятно, – проворчал Конор. – Знаете, вам не обязательно называть меня мистером Браниганом. У меня есть имя.

Оливия не собиралась называть его по имени. Снова приблизившись к кровати, она спросила:

– Сесть можете?

Конор стиснул зубы и с трудом приподнялся. На лбу у него выступил пот. Оливия сунула подушку ему за спину, потом взяла чашку и поднесла к его губам.

– Пейте медленно, – сказала она. – Нет смысла выплевывать это.

Конор пристально взглянул на нее поверх чашки; ему не понравилось напоминание о вчерашнем. Однако он подчинился и медленно выпил весь чай.

Оливия отставила чашку, затем она взяла поднос и осторожно опустила его на край постели, чтобы накормить больного супом. Но ему это не понравилось – Конор не желал, чтобы его кормили, словно он был беспомощным младенцем. Но выхода не было, сейчас он был слишком слаб и не смог бы сам держать ложку. Оливия продолжала его кормить, и в какой-то момент у него вдруг пробудились давно забытые воспоминания: он снова в Дерри, он снова мальчик, и квакерша из религиозного «Общества друзей» кормит его супом из соевых бобов, этой водянистой стряпней без мяса, которую британское правительство объявило самой подходящей пищей для голодающих бедняков. Конор на мгновение зажмурился и помотал головой, пытаясь отогнать эти воспоминания.

– Мне думается, нам с вами нужно поговорить, – неожиданно сказала Оливия.

Если бы она выплеснула на него ведро воды, ей не удалось бы так быстро вырвать его из прошлого. Заставив себя усмехнуться, Конор проговорил:

– Что ж, давайте побеседуем. Погода сегодня прекрасная. Немного жарковато, но думаю, все-таки терпимо, верно?

Оливия опустила ложку в пустую миску и внимательно посмотрела на него.

– Почему вы оказались в тюрьме? – спросила она. – Что вы натворили?

– А какое вам до этого дело? – с улыбкой осведомился Конор.

– Вы находитесь в моем доме, мистер Браниган, и это мое дело.

– Не беспокойтесь. Как только смогу двигаться, я уйду отсюда.

Но она смотрела на него все так же пристально.

– Вам потребуется пролежать еще несколько недель. А до тех пор вы будете находиться в моем доме и под моей опекой. Думаю, я имею право знать, что за человека я привезла к себе.

Она взяла его в свой дом. Она ухаживала за ним, кормила его, и он должен быть ей благодарен. Конор почувствовал себя виноватым и пробормотал:

– Вам хочется, чтобы я вам сказал: меня посадили в тюрьму по ошибке, я – невинный человек, белый и чистый как лилия, так ведь?

– Скажите мне правду, вот все.

Конор чуть не рассмеялся. Неужели эта женщина так наивна? Он уже открыл рот, собираясь выдать ей ложь, достаточно убедительную, чтобы прекратить эти расспросы, но тут она вдруг сказала:

– У меня трое детей, поэтому я спрашиваю…

Конор понимал, когда его посылали в нокаут. И теперь ему по-настоящему стало стыдно. Ведь было ясно: эта женщина тревожилась за своих девочек – только поэтому и донимала его вопросами.

Конор отвел глаза и, уставившись на трещины в потолке, пробормотал:

– Меня арестовали за попытку грабежа и за измену британской короне. Осудили же только за попытку грабежа. Я провел четырнадцать месяцев в дублинской тюрьме, а потом меня выпустили. И поверьте, я не собираюсь красть ваше столовое серебро или убивать вас в вашей постели, миссис Мейтленд.

Конор не ожидал, что такое простое объяснение удовлетворит ее. Он приготовился к новым вопросам, хотя и не собирался на них отвечать.

Но женщина больше не расспрашивала его. Поднявшись, она проговорила:

– Спасибо, что рассказали. Вы можете остаться здесь до тех пор, пока не заживут ваши раны. Но я была бы вам признательна, если бы вы воздержались от брани. – С подносом в руках она направилась к двери. Потом вдруг, обернувшись, сказала: – Кстати, я – мисс Мейтленд. Я не замужем. И никогда не была.

После этого неожиданного заявления она развернулась и вышла из комнаты.


Вернон сидел в своей конторе на лесопилке, когда Джимми Джонсон принес ему телеграмму. Он бросил мальчику монетку за труды, и Джимми, сунув монету в карман, проговорил:

– Спасибо, мистер Тайлер.

Мальчик вышел, весело насвистывая, а Вернон развернул телеграмму. Прочитав ее, он подошел к двери и прокричал:

– Джошуа! Быстрее сюда!

Едва лишь он уселся за письменный стол, как в контору вошел его управляющий.

– В чем дело? – спросил Джошуа Харлан, закрывая за собой дверь.

– Я только что подучил телеграмму из Нью-Йорка. Мой тесть хочет немедленно получить отчет о делах.

– И что же это значит?

– Должно быть, его компаньоны беспокоятся за железную дорогу, вот что. Черт возьми, разве кто-нибудь думал, что Оливия окажется такой упрямой.

– Вы уверены, что никак нельзя обойти ее участок?

Вернон открыл ящик и вытащил земельную карту.

Швырнув ее на стол, проворчал:

– Если сможешь найти путь, как проложить дорогу вокруг «Персиковой рощи», не проходя через Байю и не взрывая динамитом горы, будь добр, сообщи мне об этом.

Джошуа даже не стал смотреть на карту.

– Извините, – пробормотал он, усаживаясь на стул, – такого пути просто быть не может.

– Конечно, не может, – кивнул Вернон. – Вот, смотри… «Персиковая роща» – прямо на дороге. Так что Оливии придется продать эту землю.

– Она уже говорила вам, что не продаст. Что мы теперь будем делать?

Вернон полез в ящик, стоявший на столе, и достал сигару. Но закуривать не стал. Постукивая сигарой по столу, он надолго задумался. Вернон думал о потраченных деньгах и обо всех своих планах. Когда он женился на Алисии Джеймисон, он пообещал ее папочке, что они смогут заработать миллионы на Юге после войны. Уже тогда он знал, что Конфедерация погибнет и появится множество возможностей. В родной город Вернон вернулся состоятельным человеком. Он воспользовался деньгами Хирама Джеймисона, чтобы скупить все земли и все предприятия, которые смог прибрать к рукам. И теперь он определял жизнь тех людей, которые некогда смотрели на него сверху вниз. Не проходило и дня, чтобы он не испытывал удовольствия от этого.

Но у Вернона были более серьезные планы. Они с Хирамом скупили почти все земли, так как собирались построить собственную железную дорогу, проложить ветку от Монро до Шривпорта. Топографы и инженеры уже сказали ему, что по геологическим причинам невозможно провести дорогу через Каллерсвилл, но Вернон не обратил на это внимания. Он хотел построить совершенно новый город и уже выбрал место – в шести милях к северу, прямо у края персикового сада Оливии Мейленд. И теперь ему мешало лишь упрямство Оливии. Проклятие! Она могла все испортить.

Вернон вспомнил тот день одиннадцать лет назад, когда ее отец высмеял его, отказавшись выдать за него Оливию. И ее папочка даже пообещал его пристрелить, если он отважится ухаживать за ней. Спустя столько лет Вернон все еще слышал пьяный смех Сэмюела Мейтленда.

– Что вы собираетесь сказать мистеру Джеймисону? – спросил Джошуа.

– Правду, – ответил Вернон. – Скажу, что у меня все здесь под контролем. – Он откусил кончик сигары и сплюнул в медную пепельницу, стоящую рядом с креслом. – Я как-нибудь заставлю Оливию продать мне землю.

– Но как?

– Я поговорю с ней у церкви в воскресенье. И подниму цену, посмотрим, убедит ли это ее, – сказал Вернон, раскуривая сигару. – Если она и тогда не захочет продавать, придется применить более жесткие методы убеждения.

Джошуа поднял на собеседника свои выцветшие серые глаза.

– Если дело дойдет до этого, мне понадобится много денег.

– Если дойдет до этого, ты их получишь, – пообещал Вернон. – Непременно получишь.

Глава 6

Конору надоело лежать в постели. Бесконечно лежать, ничего не делая, только спать или думать, уставившись на стены, – это сводило его с ума.

Ему хотелось побыстрее покинуть этот дом. Ужасно, что про его страдания и позорные секреты узнали три невинные девочки и их пуританка-мать. Он не знал, как много поведал о своих переживаниях в Маунтджое, но в любом случае они услышали вполне достаточно.

И если наступает один из тяжелых периодов в его жизни, то он хотел бы преодолеть его по-своему. Один. А тут не боксерский ринг, где можно выпустить пар. Тут не безликий номер в гостинице, где он мог бы обрести пристанище. К тому же тут не было виски, которым он мог бы затуманить свой мозг.

Единственным развлечением была она – Оливия Мейтленд, приносившая ему подносы с супом, выносившая его ночной горшок и ничего больше не говорившая – про его кошмары, которые не давали ему уснуть в первые несколько дней. Она пыталась кормить его, а он протестовал, отказывался, не желал, чтобы его баловали, как грудного младенца. И теперь он ел сам, хоть это и стоило ему огромных усилий.

Его удивили слова хозяйки о том, что она никогда не была замужем. Конор пытался представить себе чопорную Оливию Мейтленд в роли «женщины с алой буквой»,[3] но ему это никак не удавалось. Девочки были приемными детьми – в том не было никаких сомнений.

Чтобы хоть чем-то занять его, Оливия принесла ему несколько книг. Но Конор не стал говорить, что не умеет читать, что никогда не ходил в школу. Школы и книги – это для детей богатых протестантов, у которых были наставники. О чтении он никогда не задумывался, но, перелистывая страницы одной из книг и разглядывая непонятные слова, вдруг подумал: хорошо бы научиться читать. Хотя, конечно же, чтение – это не для мужчины, зарабатывающего себе на жизнь на боксерском ринге.

Не желая постоянно спать и не имея других занятий, Конор пытался чем-нибудь отвлечься. И вот как-то раз, на седьмой день его пребывания в постели, дверь отворилась и в комнату вошла Кэрри. Увидев девочку, он очень обрадовался обществу.

– Доброе утро, мистер Конор, – проговорила она. Прислонившись к дверному косяку, девочка бросила взгляд в коридор, потом вошла в комнату и закрыла за собой дверь.

– Мне не полагается заходить сюда. – Теперь она говорила погромче. – Мама так сказала.

– Мне не хотелось бы, чтобы у тебя были неприятности из-за меня, – сказал Конор с улыбкой.

– Ничего страшного. – Малышка махнула рукой. – У меня и так сплошные неприятности.

Конор невольно рассмеялся. Девочка же приблизилась к кровати и, перегнувшись через спинку, внимательно посмотрела на него.

– Я подумала, что вам тут очень одиноко.

«Одиноко – слишком слабо сказано», – подумал Конор.

– Да, пожалуй, – кивнул он.

– Ужасно не люблю болеть, – сообщила малышка. – Нечем заняться. Когда болеешь – всегда очень скучно.

«Особенно здесь, где даже виски не выпьешь», – со вздохом подумал Конор.

– Вы любите рыбалку? – неожиданно спросила Кэрри.

Он тотчас же вспомнил про рыбу, выловленную из реки землевладельца, – там, дома. Тем, кого заставали за этим занятием, полагались разные наказания, но его ни разу не поймали. И им с Майклом доставляло огромное удовольствие воровать великолепную форель лорда Эверсли.

– Да, люблю.

Девочка радостно улыбнулась.

– А лазить на деревья? Когда-нибудь пробовали?

– В свое время я часто лазил на деревья, малышка.

– А свистеть умеете?

Он вытянул губы трубочкой и засвистел что-то веселое.

Кэрри засмеялась.

– Вы мне нравитесь, мистер Конор, – сообщила она. – У вас замечательно все получится.

Что именно получится, он не понял. Тут девочка вдруг нахмурилась и, склонив голову к плечу, проговорила:

– А вот маме вы не нравитесь. Она говорит, что вы нехороший, потому что были в тюрьме. И еще она говорит, что у вас мерзкий характер. Это правда?

– Иногда действительно мерзкий, – ответил Конор с ухмылкой.

Девочка внимательно посмотрела на него, потом сказала:

– Но мерзкий – это означает плохой. А я не думаю, что вы плохой. Хотя ругались вы ужасно громко. В первую ночь вы кричали, что тут всюду… оранжевые мужчины. – Девочка наморщила лоб. – Но ведь мужчины не бывают оранжевыми, мистер Конор. Если только они не раскрашенные, как индейцы? Вы говорили про индейцев?

– Нет, про британцев, – ответил Конор.

Десятилетняя американская девочка, конечно, ничего не знала о британских протестантах-оранжистах и ирландских католиках-зеленых, но казалось, что его краткое объяснение вполне удовлетворило ее.

– Кэрри! – Со стороны открытого окна раздался голос Оливии Мейтленд.

Девочка на мгновение замерла, потом отошла от кровати.

– Ах, мистер Конор, мне нужно идти.

Она направилась к двери. Уже взявшись за ручку, оглянулась и спросила:

– У вас есть маленькие девочки?

– Нет. – Конор покачал головой.

– А мальчики?

– Нет, у меня нет детей.

– И жены нет?

– Нет.

Девочка улыбнулась ему и открыла дверь.

– Это хорошо. Мужчина ведь не может завести жену, если у него уже есть одна, правда?

Конор не сразу понял, что она имела в виду. Дверь закрылась, и тут его осенило. Откинувшись на подушки, он в ужасе пробормотал:

– О Господи, так я и знал. Пора убираться из этого дома.

После полудня Конор попытался встать с постели. Ему удалось спустить ноги с кровати, но не более того. Слабость и боль заставили его отказаться от своего намерения.

На следующий день Конор снова предпринял попытку подняться. На сей раз ему удалось встать, но тотчас же ноги у него подкосились, и он рухнул обратно на кровать. Хотя матрас был довольно мягкий, ребра после такого падения опять заболели.

– Черт бы побрал этого Вернона Тайлера, – проворчал Конор. – Да и я, конечно же, сглупил.

А потом он вспомнил про Дэна. Интересно, куда отправился старик? Наверное, вернулся в Бостон и сейчас обшаривает доки в поисках какого-нибудь ирландского парня, только что без денег сошедшего с корабля. Что ж, ему не придется долго искать.

Конор прижал руку к ребрам и тяжко вздохнул. Даже если ему удастся встать с постели, то все равно он не сможет уйти отсюда. И уж тем более он не сможет драться. Так что нет смысла торопить события. Но тут ему вспомнились слова Кэрри о женах, и он решил, что выхода нет – все равно придется уйти.

На следующее утро Конор предпринял очередную попытку встать. Теперь ему удалось подняться на ноги, и он, преодолевая боль в ребрах, все же сделал несколько шагов. Но боль с каждым мгновением усиливалась, и он, не выдержав, со стоном уселся на кровать.

– Ох, черт, как больно, – пробормотал он, задыхаясь.

Дождавшись, когда боль немного утихнет, Конор снова поднялся на ноги – поднялся впервые за девять дней, прошедших с тех пор, как его избили. Отчаянно вцепившись в столбик кровати, он стоял совершенно голый в лучах утреннего солнца.

– О Боже! – раздался тихий возглас.

Он повернул голову и увидел Оливию, стоявшую в дверях с подносом в руках. Она замерла на несколько секунд, а потом, густо покраснев, попятилась к двери.

– Простите, я поищу вам какую-нибудь одежду. – И тут же вышла из комнаты, поспешно закрыв за собой дверь.

Конор невольно усмехнулся. Он мог бы остаться на месте и дождаться ее, но очень уж устал. Опустившись на край кровати, он прикрылся простыней, чтобы не оскорбить девичью чувствительность хозяйки.

Через несколько минут послышался осторожный стук, и дверь чуть приоткрылась.

– Мистер Браниган… – послышался голос Оливии.

– Слушаю вас, мисс Мейтленд?

– У вас… То есть вы уже…

Он прекрасно понимал, о чем она хотела спросить, но не мог удержаться, чтобы не подшутить над ней:

– Да-да, мисс Мейтленд, я вас слушаю.

Она довольно долго молчала, потом спросила:

– Вы уже в приличном виде?

В животе у Конора заурчало, и он решил, что больше не стоит разыгрывать хозяйку.

– Не беспокойтесь. Я прикрылся простыней.

Дверь раскрылась пошире, и Оливия заглянула в комнату. Убедившись, что он сказал правду, она вошла, но на сей раз у нее не было в руках подноса – к величайшему разочарованию Конора. Вместо завтрака она принесла миску с горячей водой и какую-то одежду. Кроме того, она держала в руке довольно объемистую корзину.

– Я нашла для вас кое-какие вещи, – сказала Оливия.

Тут Конор вдруг понял, что она выглядела не так, как обычно. Да, хозяйка явно похорошела. Прежде она собирала волосы в узел, а теперь у нее была какая-то замысловатая прическа. А поношенную широкополую шляпу сменила до смешного маленькая шляпка из желтой соломки, украшенная белой лентой. Воротник ее скромного серого платья был слишком высокий, но она оживила его белой кружевной накидкой, прикрывающей шею и плечи.

– Вы очаровательно выглядите! – воскликнул Конор. – Вам нужно всегда носить такую прическу.

При этих его словах Оливия снова покраснела.

– Это не очень практично, – ответила она, поставив миску и корзину на столику кровати. – Боюсь, на свиней и кур такая прическа не произведет впечатления.

– А чем же отличается сегодняшний день? – спросил Конор, весело улыбнувшись.

– Сегодня воскресенье. Я повезу девочек в церковь. До полудня вы остаетесь тут один. – Она положила одежду на кровать возле него. – Вот, посмотрите. Надеюсь, вам подойдет.

Полотняные панталоны, рубаха и серые шерстяные брюки оказались хорошего качества – это была одежда состоятельного джентльмена. Но некогда белое полотно пожелтело, да и от всей одежды пахло затхлостью – как будто она долгое время пролежала в сундуках.

«Кому же все это принадлежало?» – думал Конор. Он вопросительно взглянул на Оливию, но та старалась не смотреть на него. Она что-то сосредоточенно рассматривала в своей корзинке, и щеки у нее по-прежнему были розовые.

– Я принесла ваши сапоги. – Вытащив из корзины, Оливия бросила их на пол рядом со столиком. – Кроме того, я выстирала ваши носки. Вот они. И еще я принесла мыло и воду, так что вы сможете помыться. А если захотите побриться, то здесь, в корзине, набор для бритья. А также зеркало, зубная щетка и немного соды. Я подумала…

– Оливия, а завтрак вы, случайно, в эту корзинку не положили? – перебил Конор.

– Ах, ваш завтрак!.. – воскликнула она в замешательстве. – Я совсем о нем забыла. Простите, теперь он, наверное, совсем остыл. Лучше я вам приготовлю другой.

Воспользовавшись предлогом, Оливия поспешно вышла из комнаты.

Конор же уставился на миску с горячей водой.

– Даже зубную щетку принесла, – пробормотал он с усмешкой.

Конор потянулся к миске – и едва не выронил ее; даже небольшое усилие давалось ему с трудом. Почистив зубы, он взял бритву и зеркало и со вздохом откинулся на подушки; на бритье уже не было сил.

Проклятие! Он так утомился, вставая с постели, что теперь не может даже побриться. Тут послышался стук в дверь, и Конор, приподнявшись, снова взял зеркало. Раз уж он это начал, то непременно закончит.

Оливия вошла в комнату с завтраком. Она с первого взгляда поняла, что больной переутомился. Взглянув на него, она заметила, как дрожала его рука, когда он подносил бритву к щеке. Поставив поднос с завтраком на ближайшее кресло, Оливия поспешно подошла к кровати.

– Давайте, к вам помогу. – Она наклонилась над постелью, чтобы взять у Конора бритву.

Но он тут же отдернул руку.

– Я сам могу. Мне не нужна помощь.

Он произнес это таким ворчливым голосом, что Оливия едва удержалась от улыбки. Выпрямившись, она отошла, чтобы не мешать ему. В последние несколько дней она много думала о Коноре Бранигане и пришла к выводу, что его объяснение про тюрьму было правдой.

В этот момент Конор порезался и, отбросив зеркало, проворчал:

– Ох, черт возьми… – Он прижал пальцем порез на подбородке.

– Вам очень трудно принять чью-либо помощь, да? – мягко спросила Оливия. – Почему?

Конор посмотрел на нее так, что она сразу же поняла: он терпеть не может подобные вопросы. Тихонько вздохнув, Оливия проговорила:

– Но вы никогда не поправитесь, если будете переутомляться. Давайте, я вам помогу.

Ее аргумент подействовал, и он позволил ей взять бритву и миску с водой.

– Откиньтесь назад, – сказала Оливия. Поставив миску на столик, она присела на край кровати. – Не беспокойтесь, все будет хорошо.

Она намылила его щеку и осторожно провела по ней бритвой.

– Не знаю, почему я доверяю вам держать бритву в руке, – пробурчал Конор. – Уверен, вам ужасно хочется перерезать мне горло.

– Да, такая мысль у меня появлялась. – Оливия чуть приподняла его подбородок. – Но тогда бы мы с вами вместе оказались в аду, а мне этого совсем не хочется.

– Так чего же вы боитесь больше – ада или меня? – Конор ухмыльнулся.

Оливия вдруг вспомнила, как он стоял у кровати совершенно голый.

– Хватит болтать, – сказала она, нахмурившись. – Или я действительно перережу вам горло.

– Ну вот… – пробормотала она несколько минут спустя. – Кажется, все в порядке.

Оливия вручила Конору зеркало, и он, посмотрев в него, кивнул:

– Да, вроде бы неплохо. Даже не думал, что у вас так хорошо получится.

– Я привыкла брить отца, – сказала Оливия. – После несчастного случая он не мог сам бриться.

– А что с ним случилось?

Она тяжело вздохнула.

– Это случилось сразу после войны. Он упал с лестницы и повредил спину. – Она встала и принялась вытирать лезвие. – Отец умер недель через шесть после этого. – Оливия помолчала и, взглянув на Конора, добавила: – Он тоже не любил принимать помощь.

Конор вернул ей зеркало.

– Спасибо, – тихо сказал он.

– Пожалуйста.

Конор улыбнулся, и Оливия вдруг подумала: «Возможно, он не такой уж плохой человек». Она отвернулась, чтобы положить бритву в коробку.

– Оливия…

Она взглянула на него вопросительно.

– Да, слушаю.

Он пристально посмотрел на нее из-под густых черных ресниц, и его улыбка превратилась в дьявольскую ухмылку.

– А вы поможете мне одеться?


Кэрри не сиделось на месте, и Оливия не винила ее за это. В качестве проповедника преподобный Аллен был сплошным разочарованием, но старик казался необыкновенно милым, поэтому все в Каллерсвилле его терпели.

– Кэрри, сиди спокойно, – прошептала Оливия.

– Не могу, – ответила девочка. – Я уже ногу отсидела.

Оливия сокрушенно покачала головой, однако промолчала. В какой-то момент она вдруг поняла, что уже не слушает проповедь. И думает вовсе не о Еве и змее.

Конор Браниган. Она видела его так отчетливо, будто он сидел сейчас перед ней, красивый как дьявол и упрямый как мул. Более того, она даже слышала его насмешливый голос и все еще чувствовала жар его кожи под своими пальцами…

Боже милостивый, о чем она думает?! Она ведь в церкви! Оливия почувствовала, что краснеет, и быстро опустила голову, надеясь, что никто за ней не наблюдал. Он, должно быть, сам дьявол, если заставил ее думать о таких вещах, тем более в церкви! Оливия закрыла глаза – и тут же увидела обнаженного Конора, стоявшего у кровати. Открыв глаза, она осмотрелась. Нет, никто за ней не наблюдал.

Слева от нее спала Миранда, положив голову на плечо Бекки. Бекки же слушала проповедь, по крайней мере, старалась слушать. А Джеремайя Миллер, как и всегда, сидел рядом с ней.

Снова осмотревшись, Оливия заметила Вернона Тайлера, сидевшего в передних рядах на своем обычном месте. А рядом с ним сидела его жена-янки. Оливия едва сдержалась, чтобы не заскрежетать зубами. Лицемер! Все знали, что он проводит петушиные бои в пустом сарае неподалеку от Лонгстроу и устраивает боксерские поединки. Вернон получал неплохой доход со ставок, но часть этих денег каждое воскресенье оставалась в блюде для сбора пожертвований у преподобного Аллена, поэтому старик в своих проповедях не говорил о таком ужасном пороке, как азартные игры.

Но ведь у нее у самой появился в доме мужчина, зарабатывающий себе на жизнь азартными играми. Да-да, профессиональный бокс – греховное занятие. К тому же он еще и пьет…

Тут Оливия вдруг заметила, что все стали подниматься со своих мест. Да, все приготовились к исполнению заключительного гимна. Она поспешно встала и раскрыла свой псалтырь, держа его низко, чтобы Кэрри тоже могла читать.

– Мама, ты открыла не ту страницу, – прошептала девочка. – Это гимн восемьдесят девять.

Оливия тихо вздохнула и открыла нужную страницу. Она пела вместе с остальными прихожанами, но в ушах у нее звучал насмешливый голос Конора: «А вы поможете мне одеться?» Ах, теперь она понимала, почему Ева послушалась змея.

Глава 7

Оливия вышла из церкви и сразу же направилась к фургону. Девочки последовали за ней. Она улыбалась и кивала знакомым, но вопреки обыкновению не останавливалась поболтать с друзьями. Ей казалось, что людям достаточно взглянуть на нее – и они тотчас поймут, какие греховные мысли преследовали ее в церкви.

– Оливия!

Она остановилась и невольно поморщилась, увидев перед собой Марту Чабб, самую известную в городе сплетницу.

– Доброе утро, Марта! – Оливия заставила себя улыбнуться.

– Приятно снова видеть вас в церкви, Оливия, – сказала Марта. – В прошлое воскресенье вас не было. Мы немного волновались за вас, дорогая. У вас в «Персиковой роще» все хорошо?

– Да, все в порядке, – кивнула она. – Правда, Кэрри немножко нездоровилось, но ничего серьезного…

– Но, мама, – вмешалась девочка. – Ведь это не я болела, а…

– Ах, вот и Лайла Миллер! – воскликнула Оливия, прежде чем Кэрри смогла сказать еще хоть слово. – Мне нужно с ней поговорить. Идемте, девочки.

Она кивком попрощалась с Мартой и направилась к лавке, куда только что вошла Лайла.

– Мама, ты солгала, – прошептала изумленная Кэрри. – Почему ты солгала Марте Чабб?

Оливия осмотрелась и, убедившись, что никого рядом нет, наклонилась к Кэрри:

– Дорогая, поговорим об этом в другой раз, хорошо? И вот что, девочки… Ни слова никому про мистера Конора. Поняли?

– Да, конечно, – дружно ответили все трое.

– Вот и хорошо. – Оливия повернулась к старшей дочери: – Бекки, мне нужно поговорить с Лайлой. Отведи девочек в фургон, и ждите меня там. И помните: ни слова.

Бекки кивнула и повела сестер к фургону. Оливия же быстро зашагала к приоткрытой двери лавки. Постучав в косяк, тут же вошла. Услышав стук, Лайла обернулась.

– Добрый день, Оливия. Ты ведь знаешь, лавка по воскресеньям закрыта.

– Да, знаю. – Оливия подошла к прилавку. – Но я увидела, как ты зашла сюда, поэтому пошла следом. Ты разрешишь мне взглянуть на те новые фасоны, которые показывала в прошлый раз? У меня кое-какие идеи.

– Собираешься сшить себе новое платье? – Лайла наклонилась и достала деревянный ящик из-под стойки.

– Не себе, – ответила Оливия. – Хочу сшить Бекки платье для праздника урожая.

Лайла понимающе улыбнулась.

– Да, правильно. Ей ведь уже четырнадцать. – Лайла вдруг вздохнула. – Хотя сейчас, конечно, праздники совсем не те, что были до войны, когда мы были девушками. Ах, прости, я не хотела об этом. Просто вырвалось…

– Ничего страшного, не волнуйся. – Оливия принялась рассматривать модный журнал. – Да, пожалуй, ты права. Все теперь не так, как было раньше. – Она окинула взглядом рулоны тканей на полках. – Можно мне посмотреть вот тот синий муслин?

– Да, это хорошая ткань, – кивнула Лайла. – Очень симпатичный цвет.

– Синий – любимый цвет Бекки, – мечтательно проговорила Оливия, поглаживая пальцами небесно-синюю ткань. – Она замечательно выглядела бы в таком платье.

– Если хочешь купить этот материал, тебе придется выложить наличные, – раздался вдруг голос Вернона Тайлера.

Оливия вздрогнула от неожиданности. И тотчас же поняла, что платья из небесно-синего муслина у Бекки не будет. Она повернулась к стоявшему в дверях худощавому мужчине с густыми каштановыми волосами. Оливия до сих пор помнила, как красиво он сидел на лошади, когда был надсмотрщиком у них в «Персиковой роще». В те годы она часто наблюдала за ним, сидя у окна и предаваясь романтическим мечтам.

Вернон и сейчас был очень привлекательным мужчиной, но теперь Оливия относилась к нему совсем не так, как в те давние времена, И она мысленно благодарила своего отца, когда-то запретившего Вернону ухаживать за ней. Однако она прекрасно знала: отказ ужасно оскорбил Вернона и он до сих пор об этом помнил.

– Доброе утро, Вернон.

Тайлер внимательно посмотрел на нее и приблизился к прилавку. Повернувшись к Лайле, сказал:

– Ты ведь знаешь, что сегодня лавка закрыта. Почему бы тебе не вернуться к церкви и не пообщаться со знакомыми?

Лайла прекрасно поняла намек. Молча кивнув, она направилась к двери. Проходя мимо Оливии, она взглядом попросила у нее прощения.

– И закрой за собой дверь! – крикнул ей вдогонку Вернон.

Лайла вышла. Колокольчик над дверью громко зазвенел.

– Я видел, как ты вошла сюда, – сказал Вернон, пристально глядя на Оливию. – Так ты, может, уже согласна принять мое предложение?

– Нет, Вернон, я не передумала.

Он подошел к ней ближе.

– Но пойми, Оливия, тебе одной не управиться с «Персиковой рощей». Ферма слишком велика. Не ферма даже, а целая плантация.

– Но я прекрасно справляюсь, – солгала Оливия.

– Неужели? Что, наконец-то нашла себе помощника?

– Нет, не нашла, – призналась Оливия.

– Что ж, очень странно… Ты ведь готова платить необыкновенно щедро. Еда три раза в день, комната да еще башмаки в придачу. – Вернон рассмеялся. – Нужно лишиться разума, чтобы не принять такое заманчивое предложение.

– Имей в виду, я не продам свою землю, – заявила Оливия, вскинув подбородок. – Ни тебе, ни твоим друзьям-янки.

– Возможно, тебе придется передумать. Придет время, когда ты не сможешь платить налоги, и я получу «Персиковую рощу» почти бесплатно. Поверь, рано или поздно я непременно получу эту землю.

Оливия понимала, что Вернон, возможно, прав. Ему требовалось лишь дождаться неудачного года, когда не будет урожая персиков. Что ж, пусть так. Но до этого времени она будет сопротивляться, как сумеет.

– Вернон, я рассчитываю на то, что это произойдет скорее поздно, чем рано.

– Будь благоразумна, Оливия. Я был более чем честен. Доллар за акр – очень неплохое предложение. – Он похлопал по нагрудному карману. – У меня тут акт с отказом от права на собственность, а также купчая. Тебе нужно только подписать.

– Нет, я ничего не подпишу.

– Но пятьсот долларов – немалые деньги. Ты могла бы переехать в город и купить себе миленький уютный домик. И у тебя остались бы еще кое-какие деньги. Ты могла бы купить своим сироткам приличные платья. Могла бы облегчить себе жизнь, Оливия.

– Перебраться в город? А что с ним будет? Ничто не убивает город так быстро, как железная дорога в шести милях. Ты построишь эту дорогу, и Каллерсвилл зачахнет.

– Если бы я мог провести ее через город, я бы так и сделал. Но топографы сказали мне, что это невозможно. Но тебе-то какое дело до всего этого? Если бы ты продала землю мне, я позаботился бы о тебе и твоих девочках.

– А как быть с моими персиками? Ты хочешь проложить железную дорогу прямо через мой сад.

– Неужели не понимаешь? Я сделал тебе хорошее предложение. У тебя будет достаточно денег, и сад тебе больше не понадобится. Сад – это деревья, не более того.

– Вернон, ты ничего не понимаешь. И никогда не понимал. «Персиковая роща» – мой дом.

– А мне нужна эта земля, – проговорил Тайлер с металлом в голосе. – И она будет моей, потому что я всегда получал то, чего хотел.

– Не всегда, Вернон, – возразила Оливия. – Ты сам прекрасно знаешь, что не всегда.

Этот намек не на шутку разозлил Вернона.

– Твой папаша был всего лишь никчемным пьяницей, – проговорил он с презрением.

– Он не был никчемным. Он был хорошим человеком.

– Оливия, дорогая, твой отец был пьяницей, и все это знали. Он непременно разорил бы «Персиковую рощу» еще задолго до войны, не будь там меня.

– Неправда. – Оливия покачала головой.

Вернон пристально посмотрел ей в глаза.

– Нет, правда, моя дорогая. Твой папаша до того напивался, что не соображал, что делает. Но он был слишком упрям, чтобы позволить своим сыновьям или надсмотрщику управляться с делами. Потом твой отец умер от пьянства. А твоих братьев нет, так что я – единственный, кто может сейчас помочь тебе и твоим девочкам. Ты должна принять мое предложение, и я смогу облегчить твою жизнь, Оливия. Иначе тебе не выжить. Я сумею сделать так, что твоя жизнь станет очень трудной.

Оливия не собиралась позволить ему запугать себя.

– Поступай, как знаешь, Вернон. Но тебе никогда не получить «Персиковую рощу».

Тут дверь лавки отворилась и звякнул колокольчик. На пороге появилась элегантно одетая женщина.

– Почему так долго, Вернон? – Алисия Тайлер подошла к мужу и с видом собственницы положила руку ему на плечо.

– Я же сказал, чтобы ты ждала в экипаже, – проворчал Вернон.

Женщина нахмурилась.

– Я не согласна ждать, сидя под палящим солнцем, – ответила она и взглянула на Оливию. – Вы уже закончили свои дела?

Вопрос был задан Вернону, но ответила Оливия:

– Да, уже закончили. И запомни, Вернон, ответ мой будет всегда один и тот же.

Резко развернувшись, Оливия направилась к двери. Она знала, что сейчас ее отец гордился бы ею, пусть даже он действительно был пьяницей.


После очередной попытки встать с кровати Конор настолько обессилел, что проспал большую часть дня. Только к заходу солнца он собрался с силами, чтобы повторить свою попытку.

Одевание было длительным и сложным делом, но Конор все же справился. Одевшись, он покинул комнату, в которой провел последние девять дней. Миновав темный коридор, он вышел в просторный холл, такой огромный, что в нем, наверное, могли бы поместиться два домика из его родного Дерри.

В холле Конор остановился, чтобы перевести дух. Осмотревшись, он увидел широкую лестницу, ведущую на верхние этажи. Очевидно, дом Оливии Мейтленд когда-то был очень красив. Но теперь обои на стенах потускнели, синие дорожки на лестнице местами протерлись, а паркетный пол был исцарапан.

Конору вспомнились тускло-коричневые платья Оливии, выщербленный чайник, ее ветхий фургон и жалкий мул. Было ясно, что во время войны она потеряла почти все, что имела. Но Конор понимал и другое: прежнее благосостояние этой семьи было построено на труде рабов. Примерно то же происходило и в Ирландии, где английские землевладельцы отбирали у его соотечественников последнее.

«Нет, не думай об этом, – сказал себе Конор. – Ведь теперь у тебя совсем другая жизнь».

Тут из дальней части дома донеслись голоса, и Конор пошел в ту сторону. Оказалось, что Оливия и девочки находились в кухне. Сидя за столом, они ужинали, а Честер лежал в углу, ожидая своей порции.

– Ты испечешь пирог на мой день рождения, мама? – спрашивала Миранда.

Остановившись в дверях, Конор уловил аппетитные запахи свежего хлеба и жареного цыпленка.

Он уже хотел уходить, чтобы не мешать семейству, но тут Честер вдруг поднял голову и глухо зарычал. Все сидевшие за столом сразу же повернулись к двери.

– Мистер Браниган, вы снова на ногах? – удивилась Оливия. – Я собиралась отнести вам поднос с едой, но если уж вы встали, то, может быть, присоединитесь к нам?

Девочки дружно поддержали это предложение. Повернувшись к старшей дочери, Оливия сказала:

– Бекки, подай, пожалуйста, прибор для мистера Бра-нигана.

Конор почувствовал себя неловко. Ему не место здесь, он здесь чужак.

Но тут Кэрри вскочила с места и подошла к нему. Она схватила его за руку и потащила к столу.

– Вы можете сесть рядом со мной, – сказала она, указывая на свободный стул величественным жестом королевы, удостаивающей высокой чести своего любимого рыцаря.

Конору оставалось лишь подчиниться. А Бекки поспешила к буфету, чтобы принести для него тарелку.

– Вижу, одежда вам подошла, – заметила Оливия.

Конор повернулся так, чтобы она могла увидеть разорванные швы на спине.

– Теперь подходит.

Она улыбнулась, и Конор вдруг понял, что впервые увидел ее улыбку. Оливия и так была довольно хорошенькая, но улыбка совершенно ее преобразила – улыбнувшись, она стала настоящей красавицей. Конор не мог бы объяснить, почему так происходило, – это казалось просто чудом, волшебством.

Он смотрел на Оливию, не в силах отвести глаза, и не сразу заметил, что Бекки уже принесла ему тарелку со столовым прибором.

Тут Оливия вновь заговорила:

– Бекки, теперь твоя очередь произнести молитву.

– А может, это сделает мистер Конор? – сказала девочка, улыбнувшись ему.

Конор замер на мгновение. Благодарить Господа за пищу? Он не станет это делать. Просто не сможет. Он подавился бы этими словами.

– Простите, я… не очень голоден. – Конор резко поднялся. – Думаю, мне нужно сейчас подышать свежим воздухом.

Стараясь идти как можно быстрее, он направился к двери. Оливия и девочки с удивлением смотрели ему вслед.

Глава 8 ГОЛОД

Дерри, Ирландия,

1847 год

– Та ocras orm,[4] Конор, – пробормотала Меган.

– Знаю, я тоже хочу есть. – Конор сел рядом со своей сестренкой и накинул ей на плечи рваное одеяло, которое ему только что посчастливилось украсть.

Сестра прислонилась спиной к кирпичной стене дома в переулке и положила голову на плечо Конора.

– Ты что-нибудь нашел? – спросила она.

Он колебался, не желая вытаскивать из кармана то, что нашел на рыбном рынке. Но тут Меган взглянула на него, и он увидел в лунном свете глубокие впадины на ее некогда округлых щечках. Конор со вздохом вытащил из кармана рыбные объедки и протянул самый большой кусок сестре.

Меган подняла глаза к небу и прошептала благодарственную молитву за пищу. Потом принялась есть. Но ее желудок не мог принять тухлую рыбу после того, как целую неделю она совсем ничего не ела. Девочка отвернулась, и ее тут же вырвало. Слишком слабая, чтобы сидеть, она клубочком свернулась рядом с братом, положив голову ему на колени.

– Извини, – жалобно прошептала она.

Конор судорожно сглотнул.

– Ничего, милая. Постарайся уснуть. Завтра я найду что-нибудь получше.

Но ничего лучшего не будет, и они оба это знали. Борясь с тошнотой, Конор медленно ел рыбу и думал о кораблях, которые у него на глазах отплывали из Лох-Фойла и держали курс на Англию. Он знал, что эти корабли нагружены ирландским маслом, зерном, свининой и домашней птицей – всем тем, что скоро окажется на столах богатых британцев.

Закрыв глаза, Конор заставил себя не думать о еде. Он сосредоточил все свои мысли и чувства на ненависти – только она помогала ему до сих пор оставаться в живых.

– Я ничего не вижу, – раздался вдруг шепот Меган, и она вцепилась в его руку. – Конор, я ничего не вижу.

Его охватил страх.

– Я тоже ничего не вижу, – солгал Конор. – Тут тьма кромешная.

– Нет-нет, ведь была луна, а теперь я ее не вижу. Мне кажется, что я умираю.

– Ты не умрешь. Тебе всего девять. Как ты можешь знать, что умираешь?

– Ты теперь останешься совсем один. Мне так жаль…

– Ты не умрешь, – прохрипел Конор, – не болтай глупости.

– Мне страшно, Конор. Рядом даже нет священника, чтобы исповедаться. – Голос девочки с каждым словом становился все слабее. – А если я не исповедуюсь в грехах, то попаду в ад.

Конор не стал говорить сестре, что они с ней уже и так в аду.

– Никаких грехов ты не совершила, поэтому не попадешь в ад. Я тебе обещаю. Разве я когда-нибудь нарушал свое обещание, а?

– Нет.

– Вот видишь? Ты не умрешь, а если бы умирала, то ангелы, я уверен, ждали бы тебя у ворот рая.

– Ах, хорошо бы… – Сестра еще крепче сжала его руку. – Конор, обещай мне… – Она умолкла.

– Что обещать? – Он посмотрел в бледное лицо сестры – посмотрел, не желая верить в неизбежное. Он вдруг пожалел, что не рассказал ей о кораблях. Ему хотелось встряхнуть ее, хотелось крикнуть ей, чтобы она подумала о разрушителях домов, о сестрах и о Майкле. Возможно, это заставило бы ее ненавидеть так, как ненавидел он, и тогда она, как и он, жила бы ради мести.

Но Меган не походила на него. Она не могла ненавидеть, в ней этого просто не было.

– Пожалуйста, обещай, что меня не сожрут крысы, – прошептала сестра, отпуская его руку. – Или собаки. Найди кладбище и похорони меня в земле как подобает. Обещай.

Ему показалось, будто чьи-то руки сжали его горло.

– Я обещаю, – произнес он с усилием.

Той ночью Меган умерла, и Конор решил, что Бога он ненавидит так же, как британцев. Именно ненависть дала ему силы сдержать свое обещание.

Глава 9

Оливия обнаружила его на передней веранде. Погруженный в свои мысли, он, казалось, не заметил ее появления. И она решила воспользоваться случаем и незаметно понаблюдать за ним.

Он такой непредсказуемый… И настроение у него мгновенно меняется. Она вспомнила, как он вскочил из-за стола и быстро удалился. Почему же он так внезапно ушел?

Немного помедлив, она приблизилась к нему и тихо сказала:

– Я оставила вашу тарелку на столе. Если захотите поесть, скажите мне.

Он промолчал.

Оливия присела на скамью рядом с ним и вновь заговорила:

– Сегодня вечером я соберу несколько рубашек брата и посмотрю, нельзя ли сделать из них рубашку, которая подойдет вам по размеру.

– Эта одежда принадлежала вашему брату? – спросил он.

Она кивнула.

– Стюарту. Он погиб на войне. – Помолчав, Оливия добавила: – И мой брат Чарлз – тоже. Их обоих убили под Геттисбергом.

Он долго молчал, потом вдруг произнес:

– Я очень вам сочувствую.

Оливия взглянула на него с некоторым удивлением. Сочувствия от этого человека она никак не ожидала.

– Это произошло уже давно, восемь лет назад, – пробормотала Оливия.

Окинув взглядом лужайки и старые кряжистые дубы, она продолжала:

– Когда я была маленькой девочкой, мы с братьями любили теплыми летними ночами спать здесь. Иногда я вспоминаю те времена и своих братьев. Тогда я беру подушку и прихожу сюда. – Взглянув на Конора, она спросила: – Глупо, да?

– Нет, почему же? – ответил он, не глядя на нее, – Совсем не глупо.

Какое-то время оба молчали, потом Конор вдруг заговорил:

– Когда я был мальчишкой, мы с братом и сестрами всегда спали на сеновале.

До этого он никогда не говорил о своей семье, и Оливия, желая узнать о нем побольше, спросила:

– На сеновале? Почему вы не спали в доме?

– Жилище в Ирландии – это совсем не то, что у вас тут. Там сарай – часть дома, а сеновал наверху. – Он посмотрел на нее и ухмыльнулся. – На сене можно устраивать бои подушками.

Оливия засмеялась, уловив озорство в его улыбке.

– Чаще всего вы их и затевали, не так ли?

– Никогда. Это мой брат Майкл всегда начинал. – Конор тоже рассмеялся. – Он был старшим братом, а мне ужасно хотелось походить на него. Именно он научил меня боксировать.

Она услышала в его голосе тоску.

– Вам, должно быть, его очень не хватает.

Улыбка исчезла с его лица, и он отвел глаза.

– Мне не хватает его каждый день.

Оливия уже знала, что он одинок, но все-таки спросила:

– Где ваш брат сейчас? Остался в Ирландии?

Конор молчал, и она уже решила, что на этот вопрос он не ответит. Но тут он вдруг тихо проговорил:

– Когда мне было одиннадцать, в Ирландии разразился голод. А когда мне исполнилось двенадцать, люди британца – нашего землевладельца – на моих глазах забили палками брата до смерти. Они убили его за кражу коровы.

Оливия в ужасе вздрогнула. Немного помолчав, спросила:

– А ваши сестры?

– Они умерли, – проговорил он таким голосом, что она похолодела. – Они умерли от голода.


На следующее утро Оливия отправилась во фруктовый сад. Восходящее солнце раскрасило небо на востоке розовым и золотым, но она не замечала этой красоты. Оливия шла между рядами персиковых деревьев, погруженная в раздумья, – эти же мысли не давали ей уснуть почти всю ночь.

Теперь-то она понимала, почему Конор был таким жестким человеком. Жестким и несчастным. Но когда-то он был мальчиком, который дрался подушками со своим братом и сестрами. Он был мальчиком, видевшим, как убивали его брата и как умирали от голода его сестры. А потом его мучили в тюрьме. Неудивительно, что он такой резкий.

Оливия вздохнула и прислонилась к дереву. Осмотревшись, она вдруг заметила, что некоторые деревья в соседнем ряду выглядят как-то странно. Все мысли о Коноре Бранигане тотчас же вылетели у нее из головы.

Она подошла к ближайшему дереву и увидела, что листья на нем поникли. Внимательно рассмотрев их, Оливия не обнаружила ничего подозрительного – ни следов насекомых, ни болезни, из-за которой такое могло бы произойти. Но было ясно, что дерево болело.

Тут Оливия посмотрела вниз и увидела глубокий надрез на коре. Она наклонилась и стала внимательно изучать надрез. Провела рукой по стволу – и в ужасе вскрикнула. Дерево порезали ножом по кругу, чтобы вода и питательные вещества не доходили до листьев. И теперь дерево умирало.

Оливия принялась осматривать другие деревья и вскоре обнаружила еще с полдюжины поврежденных стволов.

Но кто мог это сделать? Задавая себе этот вопрос, Оливия уже знала ответ. Конечно же, Вернон… Она вспомнила их недавний разговор и его угрозы. Он говорил о том, что может очень осложнить ее жизнь, если она не согласится продать землю.

Оливия снова осмотрелась и заметила вокруг поврежденных деревьев окурки сигарет. Она наклонилась и осторожно, двумя пальцами подняла один из них. И тотчас же вспомнила, что Харланы, отец и его сын, курят именно сигареты. И все они работали на лесопилке Вернона.

– Кажется, все ясно, – пробормотала Оливия, отшвырнув окурок.

Она была не очень-то высокого мнения о Верноне, однако не думала, что он способен… Но едва ли ей удастся доказать, что деревья повредили по приказу Вернона. Он очень влиятельный человек, и ее, Оливию Мейтленд, никто не станет слушать. А повреждение деревьев – это, конечно же, предупреждение. Вернон таким образом вынуждал ее продать землю.

«Но у него ничего не получится», – говорила себе Оливия, направляясь к дому.


Проснувшись, Конор обнаружил за дверью кувшин с холодной водой и две аккуратно сложенные рубашки. Он наклонился и поднял их. Оливия сдержала свое слово: как и обещала, она из нескольких рубашек сшила ему пару подходящих по размеру. Сняв рваную рубаху, Конор надел новую. Она оказалась ему в самый раз.

Умывшись, Конор направился в кухню. Оливия стояла у кухонного стола и снимала с оловянного листа что-то ароматное, похожее на печенье.

Остановившись в дверях, Конор заявил:

– Что бы вы там ни приготовили, я намерен это попробовать.

Оливия взглянула на него и с улыбкой сказала:

– Вы такой же, как мои девочки. Они всегда хотят печенье прямо из духовки.

Конор взял одно печенье и, откусив кусочек, спросил:

– А где ваши девочки?

– Они отправились навестить Джонсонов. На целый день.

Он доел печенье и потянулся за следующим, но Оливия убрала от него блюдо.

– Печенье – это не еда для взрослого мужчины, – строго сказала она. – Подождите немного, и я приготовлю вам настоящий завтрак.

– Спасибо. – Конор сел к столу и принялся наблюдать за хозяйкой.

«Какая она красивая», – подумал он и тут же сам себе удивился: черт возьми, что с ним происходит? Ведь женщины вроде нее не для таких, как он. Он предпочитал непритязательных женщин, из тех, которые берут деньги и оставляют ему свободу.

Оливия подошла к столу и поставила перед ним тарелку с какой-то едой. Конор взглянул на нее вопросительно:

– Что это такое?

– Овсянка. Мы здесь всегда едим овсянку на завтрак. Это очень вкусно.

Конор какое-то время разглядывал незнакомую еду, потом пробурчал:

– Не уверен, что могу доверять женщине, поившей меня отвратительным чаем.

– Если вам не нравится, как я готовлю, можете сами себе готовить, – ответила Оливия.

– Я, конечно, мог бы попробовать, но боюсь, мы все тогда умрем с голоду.

Оливия засмеялась и отошла от стола. Конор же, немного помедлив, поднес ко рту ложку с овсянкой. «Как можно есть такое? – подумал он, стараясь не морщиться. – С таким же успехом она могла бы предложить мне обойного клея с маслом». Но к еде Конор всегда относился уважительно, поэтому сказал:

– Знаете, очень вкусно.

Оливия одарила его своей удивительной улыбкой – улыбкой, достойной того, чтобы проглотить несколько ложек обойного клея.

– Раньше я совсем не умела готовить, – сказала она, наливая ему кофе. – Но после смерти старой Салли – она была у нас кухаркой – пришлось научиться.

Покончив с завтраком, Конор отодвинул тарелку и встал из-за стола. Заметив гримасу боли на его лице, Оливия спросила:

– Ребра еще болят, да?

Он не ответил, но ответ и не требовался. Оливия быстро прошла в кладовку и достала ящичек с лекарствами.

– У меня есть камфарная мазь, которая творит чудеса.

– Не беспокойтесь. Со мной все в порядке.

– Просто я хочу осмотреть ваши ребра. – Оливия вышла из кладовки с чистыми бинтами и лекарствами. – Следует убедиться, что они заживают как надо, и еще нужно сменить бинты.

Она поставила ящичек на стол, а рядом положила бинты. Конор покачал головой и проворчал:

– Не стоит беспокоиться. Я же сказал, что все в порядке.

– Нет, не в порядке. У вас были сломаны ребра, и они все еще болят. Так что снимите, пожалуйста, рубашку и не спорьте со мной.

– Плохо, что женщинам не разрешено служить в армии, – пробормотал Конор, расстегивая пуговицы. – Будь вы на стороне южан, Конфедерация выиграла бы войну.

Он снял рубашку, и Оливия, открыв ящичек, вытащила оттуда бутылочку с мазью. Повернувшись к Конору, она осторожно ощупала его ребра.

– Ох! – вскрикнул он, отшатнувшись. – Черт возьми, больно же!

– Не ругайтесь, пожалуйста. – Оливия снова провела пальцами по его ребрам и почувствовала, как он вздрогнул. – Вроде хорошо заживают. Но мне кажется, пройдет еще несколько недель, прежде чем они заживут окончательно.

Оливия принялась разматывать полотняный бинт, которым были перевязаны поврежденные ребра Конора.

При этом ей пришлось обнять его, и она тут же вспомнила, как он стоял обнаженный у кровати. Оливии вдруг захотелось прижаться к нему покрепче, и она, устыдившись своих мыслей, сказала себе: «Господи, о чем ты думаешь?» Взяв бутылочку с мазью, она вытащила пробку, налила немного мази на ладонь и стала осторожно втирать маслянистую жидкость в грудь и бока Конора.

Он шумно выдохнул, и она, остановившись, спросила:

– Я сделала вам больно?

– Нет-нет, вы не сделали мне больно.

Но Оливия чувствовала, что он испытывает сильную боль. Она постаралась закончить как можно быстрее, потом взяла чистые бинты и тщательно его перевязала.

– Вот и все, – сказала она. Затем провела ладонью по его груди и спросила: – Вам так удобно?

Не услышав ответа, Оливия взглянула на него. Его синие глаза затуманились, а губы кривились в насмешливой улыбке.

Оливия покраснела и отступила на шаг. Но он вдруг схватил ее за руку и пробормотал:

– Вы слишком уж торопились, дорогая. А ведь мне это начинало нравиться.

Он снова ей улыбнулся, Оливия, еще гуще покраснев, отдернула руку и невольно попятилась. Опустив голову, она вдруг увидела, как топорщатся брюки у него на ширинке. Остановившись, она уставилась на его штаны. Потом резко развернулась и выбежала из кухни.

Конор криво усмехнулся и пробормотал:

– Черт возьми, чего же она ожидала, прикасаясь ко мне вот так? Я, конечно, не в лучшей форме, но не мертвец…

Он понимал, что Оливия – невинная девушка. Но понимал и то, что она испытывала желание. Во всяком случае, любопытство. Оказалось, что внешне чопорная и сдержанная Оливия Мейтленд – довольно страстная натура.

– Будь все проклято, – проворчал Конор со вздохом.

Надев рубашку, он допил кофе и вышел из дома. Он не знал, куда направляется, но это и не имело значения. Все равно идти ему было некуда.

Оливия работала в огороде. Она не взглянула на него, когда он проходил мимо. Однако Конор заметил, что щеки у нее все еще пылали.

Разумеется, Оливия не понимала, что делала, когда прикасалась к нему подобным образом. Но он-то прекрасно знал: стоит ей еще раз коснуться его вот так же, и он покажет ей, с каким огнем она играет.


Следующие несколько дней Оливия старалась избегать Конора. Ей было ужасно неловко из-за того, что произошло на кухне. И каждый раз, вспоминая об этом, она чувствовала, как заливается краской, и как слабеют у нее колени. Наверное, она сама во всем виновата. Не нужно было прикасаться к нему так, как прикоснулась она. Слишком уж интимно это у нее получилось. Но что же на нее нашло? Почему она это сделала? Неужели Оливия Мейтленд, богобоязненная старая дева, внезапно преобразилась под взглядом этих синих глаз и превратилась в какую-то бесстыдную Далилу? Ах, должно быть, она просто сошла сума.


Однажды утром, примерно через неделю после того, как он смог по-настоящему ходить, Конор пораньше отправился на кухню и увидел Оливию и девочек на задней веранде. Они купали Честера, и руки у всех были по локоть в мыльной пене. Оливия, старавшаяся удержать Честера в лохани, была слишком занята, чтобы смутиться в присутствии Конора.

Пес же тихонько скулил, и ему было настолько не по себе, что он даже не стал рычать на Конора. «Какой же он несчастный», – подумал Конор. Прислонившись к дверному косяку, он стал наблюдать за этой сценой.

– Хорошо, девочки, хорошо, – проговорила Оливия. – Теперь давайте сполоснем его. Ему это не понравится, но к вечеринке он у нас должен быть красивым и чистым.

– К вечеринке по случаю моего дня рождения, – сказала Миранда.

– Совершенно верно. – Оливия улыбнулась девочке. – Но вы же все знаете, как Честер ненавидит воду. Так что держите его как следует, ладно?

– Хорошо, мама. – Миранда запустила свои маленькие ручки в мокрую шерсть Честера. – Я его держу.

Конор невольно улыбнулся. Честер был, чуть ли не вдвое больше малышки Миранды. Если бы он захотел вырваться, то она с ним не справилась бы.

Оливия выпрямилась и взяла ведро с водой.

– Так, девочки. Приступаем. Держите его.

Но Честер не растерялся. Когда Оливия подняла ведро с водой над его головой, пес выскочил из лохани, без труда вырвавшись из рук девочек. Отбежав на несколько метров, Честер остановился и встряхнулся, разбрызгивая мыльную пену во все стороны. Затем спрыгнул с веранды и помчался в сторону сада. Девочки с криками побежали за псом. Оливия тихо застонала, а Конор расхохотался. Ребра от этого чертовски разболелись, но он не мог сдержаться.

Оливия же резко повернулась в его сторону и уставилась на него с удивлением.

– Никогда не думала, что услышу такое, – пробормотала она.

– Что?

– Ваш смех. То есть веселый смех. – Она отшвырнула уже пустое ведро и отвела с глаз мокрую прядь волос. – А я думала, что вы вообще не умеете смеяться по-настоящему.

– Выходит, умею, – сказал Конор и тут же понял, что уже давно не смеялся «по-настоящему», как выразилась Оливия.

Опустив глаза, он увидел, что платье Оливии, насквозь мокрое, облепило ее фигуру, так что трудно было ею не залюбоваться. Ему сразу же вспомнилась утренняя сцена на кухне неделю назад. Когда же он увидел, как раздвинулись губы Оливии и как распахнулись ее глаза, он понял, что и она вспомнила то утро. Конор шагнул к ней, но она тут же отступила на несколько шагов. И теперь в ее взгляде была настороженность.

Посмотрев во двор, Конор вдруг снова рассмеялся.

– Вам придется принести еще воды, – сказал он, взглянув на Оливию. – Думаю, вода вам понадобится.

Она смотрела на него в недоумении.

– Что?

Он указал на двор, и Оливия в ужасе вскрикнула. Честер, теперь уже весь грязный, был пойман, и девочки крепко прижимали его к земле. Но все они были такими же грязными, как и пес.

– Мы его поймали, мама! – закричала Миранда. – Мы его поймали!

Оливия снова застонала. Какое-то время она молча смотрела на девочек. Затем отправила их в купальню. Что же касается Честера, то Оливия решила не сдаваться. Она принесла из колодца чистой воды, а также веревку из сарая. Просунув веревку в ошейник, она привязала пса к столбику веранды. «Теперь бедняге Честеру не сбежать», – с улыбкой подумал Конор.

– Не очень-то он любит купаться, да?

– Да, не очень, – со вздохом ответила Оливия. – Воду он никогда не любил. Мне кажется, фермеры пытались утопить его, когда он был щенком. – Она посмотрела на Конора. – Как ни грустно, иногда они это делают. Я нашла его раненого и принесла домой. Не могла же я оставить его…

Конор молча кивнул. «Похоже, у нас с этим псом есть что-то общее», – подумал он, усмехнувшись.

Оливия искупала пса, потом вытерла полотенцем густую шерсть, но не стала отпускать его. Отвязав Честера, она завела его в дом и только после этого отпустила. Пес радостно взвизгнул и выскочил из кухни.

– Мне кажется, он побежал прятаться, – заметил Конор.

– Вернется, когда придут девочки, – ответила Оливия, поворачиваясь к плите. – По крайней мере, не будет путаться под ногами, пока я пеку пирог.

– Значит, у малышки Миранды сегодня день рождения?

Оливия кивнула.

– Ей исполняется шесть лет. Она так радуется этому, потому что будет теперь ходить в школу вместе с Бекки и Кэрри. Сегодня после обеда мы устраиваем для нее вечеринку.

Оливия подала Конору завтрак, потом снова повернулась к плите.

– Так, поставить на малый огонь и размешивать, пока не загустеет, добавляя яйца по одному, – бормотала она себе под нос. Потом вдруг обернулась и, взглянув на Конора, спросила: – Вы не могли бы взглянуть на рецепт и сказать, сколько всего яиц нужно добавить?

Конор не ответил, хотя и смотрел в раскрытый дневник, лежавший на столе. Не глядя на нее, он придвинул к ней дневник, и она прочитала:

– Три яйца. – Потом пристально посмотрела на него и спросила: – Вы не умеете читать, да?

Он глухо проговорил:

– Да, не умею.

– А я-то все время приносила вам книги. Надеялась, что они помогут скоротать время. Почему же вы мне ничего не сказали?

Он не ответил, да в этом и не было необходимости. Немного помолчав, Оливия сказала:

– Я могу научить вас читать, если хотите.

Он отрицательно покачал головой:

– Нет.

– Но это совсем несложно. Вы могли бы…

– Нет.

– Поймите, мистер Браниган, не знать чего-нибудь – это не стыдно. Стыдно не пытаться узнать. Стыдно бояться…

– Бояться? – Он поднял голову и посмотрел ей в глаза. – Женщина, ты понятия не имеешь о том, чего я боюсь или чего стыжусь. И не делай вид, будто знаешь.

Оливия со вздохом пожала плечами и заговорила совсем о другом:

– Знаете, у меня очень запущенный дом. Крыша протекает уже почти два года. Год назад я продала пару свиней и купила все необходимые материалы, так что Нейт, мой помощник, мог бы заделать крышу. Но он умер прошлым летом, и крышу так и не починили. Ну а теперь у меня по всему чердаку стоят миски и банки – на случай дождя. – Она снова вздохнула. – Знаю, мне нужно самой забраться на крышу и починить ее, но я не могу себя заставить. И мне стыдно за то, что я такая трусиха.

Он смотрел на нее с недоумением, очевидно, не понимая, о чем она болтает.

– Видите ли, я боюсь высоты, – продолжала Оливия. – И всегда боялась. Мама говорила, что это из-за того, что мой брат Чарлз поставил меня на перила веранды, когда мне было три года. Мама говорила, будто он просто хотел пошутить, как делают все мальчишки, и не знал, что я могу испугаться, а когда мой отец упал со стремянки шесть лет назад, я стала бояться высоты еще больше. Так что я просто не могу набраться храбрости и починить эту крышу.

Швырнув ложку в кастрюлю, Оливия пристально посмотрела на Конора.

– Понимаете, почему я это говорю? У всех нас есть свои страхи, мистер Браниган, свои слабости. – Отвернувшись, она тихо добавила: – Но если надумаете научиться читать, то дайте мне знать. Я с удовольствием научила бы вас.

– Так долго я здесь не задержусь.

Оливия поставила кастрюлю на огонь. Она знала: он говорит правду. Еще несколько недель, и он уйдет. Мысль о его уходе должна была бы принести ей облегчение, но этого не случилось, и Оливия не понимала почему.

Глава 10

Конор не был семейным человеком. И уж тем более у него не было никакого опыта по части вечеринок в честь дня рождения маленьких девочек.

Когда девочки вернулись после купания, Оливия отправила их наверх – переодеваться и готовиться к празднику. Конор, решив, что такой прекрасный день очень подходит для прогулки, вышел из дома. За пределами пыльного двора, на пастбище, окруженном деревянной изгородью, паслись мул и корова, которой скоро предстояло отелиться. А в самом конце пастбища стоял курятник, вся краска с которого облупилась от непогоды. Конор увидел и другие хозяйственные постройки, но все они были не в лучшем состоянии. Ухоженными были лишь фруктовый сад и огород.

Он дошел до сарая и почувствовал головокружение. Тяжело вздохнув, опустился на траву и, прикрыв глаза, прислонился спиной к дощатой стене. Слабость… Ох, как же он ее презирал! А ведь когда-то он дал себе клятву, что никогда не окажется в таком положении. Увы, он снова был совершенно беспомощным, и ему хватало сил только на то, чтобы преодолеть несколько ярдов. Что ж, сам виноват.

Головокружение прошло, и Конор, открыв глаза, осмотрелся. Почему-то он сразу же отметил, что крыльцо дома Оливии несколько прогнулось посредине. Да и весь дом был не в лучшем состоянии. Взглянув на крышу, он вспомнил ее слова о том, что ей приходится расставлять банки на полу чердака. Если так, то необходимо как можно скорее залатать крышу, иначе потолок сгниет и рухнет. А потом ему вспомнилось ее предложение. Она хотела научить его читать. Возможно, предложение хорошее, но совершенно бессмысленное. Ему не нужно писать письма противникам на ринге. Кроме того, он сказал ей правду. Он не пробудет здесь столько, чтобы научиться читать. Через несколько недель он снова окажется на дороге.

Тут хлопнула дверь, и послышался веселый смех. В следующее мгновение Конор увидел девочек, сбегавших по ступенькам крыльца. Пес Честер следовал за ними по пятам.

– Иди сюда, мама! – закричала Миранда. – Скорее!

Оливия выскочила из дома с носовым платком в руке и присоединилась к девочкам. Конор увидел, как она завязала платком глаза Миранды, а потом повернула ее три раза.

«Жмурки», – догадался Конор. Его сестры часто играли в эту игру. Он наблюдал, как маленькая Миранда пытается кого-нибудь поймать, но все приплясывали на расстоянии, так что поймать ей никого не удавалось. Тогда Оливия стала у нее на пути – она специально поддалась, чтобы малышка ее поймала.

– Я тебя поймала, мама! – закричала девочка, срывая повязку.

– Да, верно, – согласилась Оливия. Взяв у дочери платок, она завязала себе глаза, и игра началась снова.

Наблюдая за Оливией, игравшей и смеявшейся вместе со своими дочерьми, Конор почувствовал себя ужасно старым. Но ведь на самом деле он вовсе не старый. Ему всего лишь тридцать шесть.

Оливия и девочки встали в круг и, взявшись за руки, запели «Кольцо из роз».[5] Когда песенка закончилась, все со смехом упали на траву.

Через несколько минут игра закончилась, и все четверо направились к крыльцу. Внезапно Кэрри, увидев Конора, замахала рукой и закричала:

– Мистер Конор, идите к нам есть пирог!

Он отвернулся, сделав вид, что не расслышал. Тогда Кэрри помчалась к нему, а следом за ней и Миранда. Конор понял, что скрыться ему не удастся. Он со вздохом повернулся к девочкам. Они остановились перед ним, и Кэрри, схватив его за руку, сказала:

– Мы собираемся есть пирог. Идемте с нами.

– Это пирог в честь моего дня рождения, – добавила Миранда, взяв его за другую руку. – Пирог-пудинг. Вы должны его отведать.

Конор понятия не имел о том, что такое пудинговый пирог, и совершенно не стремился это узнать. Но девочки упорствовали, а Кэрри, отпустив его руку, внимательно посмотрела на него и спросила:

– Мы вам не нравимся, да?

Конор невольно улыбнулся. Он прекрасно знал, к каким уловкам прибегают женщины, и следовало признать, что эта девятилетняя малышка неплохо справлялась с задачей. Пройдет еще несколько лет, и эта девочка будет разбивать сердца. Он позволил повести себя к дому.

Оливия и Бекки были в кухне, куда его втащили похитительницы.

– Вижу, вы решили присоединиться к нам, мистер Браниган, – заметила Оливия, поднимая глаза от миски со сливками, которые она взбивала.

– Особого выбора у меня и не было, – сообщил он с усмешкой.

– Я так и поняла, – улыбнулась Оливия; Через несколько минут, повернувшись к Миранде, она спросила: – Ну, именинница, хочешь помочь мне разрезать пирог?

Малышка расплылась в улыбке, энергично закивала. Оливия показала девочке, как правильно держать нож, и со смехом проговорила:

– Только режь не очень крупно, если хочешь получить второй кусок после ужина.

Положив руку на руку дочери, Оливия помогла ей отрезать первый кусок. Когда пять кусков были отрезаны, Оливия разложила их по тарелкам и положила на каждый по ложке джема, а Бекки украсила каждый кусок пирога взбитыми сливками.

Взяв одну из тарелок, Миранда протянула ее Конору. Взглянув на пирог, он едва заметно улыбнулся – теперь он узнал, что такое пудинговый пирог: бисквит со сладкими сливками и ни капельки рома. «Жаль, что рома нет», – подумал Конор, тихо вздохнув.

– Спасибо, – поблагодарил он, принимая тарелку. Как же он будет это есть? Ложку она забыла ему дать.

– А мы еще поиграем? – спросила Миранда, подходя к матери.

– Если хочешь, – ответила Оливия. – Как насчет шарад?

Предложение было встречено с энтузиазмом.

– Вы поиграете с нами в шарады, мистер Конор? – спросила Кэрри.

Он посмотрел в окно, выискивая место, где мог бы спрятаться. Но тут и другие девочки присоединились к просьбе.

Конор посмотрел на Оливию, но помощи от нее не дождался.

– Значит, шарады? – сказала она, протягивая ему ложку.

Он решительно покачал головой:

– Нет. Ни в коем случае.

Оливия пожала плечами: если не хотите, не играйте.

Но тут Конор увидел три пары голубых глаз, смотревших на него с мольбой, и понял, что не сможет отказаться. Он чувствовал себя идиотом, но все-таки участвовал в игре в шарады.

Конор Браниган не переставал удивлять ее. Оливия взяла очередной чулок – они с Бекки штопали – и посмотрела на мужчину, игравшего в шашки с Кэрри. Миранда же сидела рядом с ним на диване, и он постоянно спрашивал у девочки совета, так что она не чувствовала себя в одиночестве.

Если учесть его образ жизни, профессиональный бокс и постоянные переезды из города в город, можно было смело сделать вывод, что он не привык к обществу детей. И, тем не менее, он умел находить с ними общий язык.

– Я выиграла, – заявила Кэрри, съедая последнюю шашку Конора.

– Ну что тут поделаешь? – Конор покачал головой, делая вид, что огорчен, и посмотрел на сидевшую рядом с ним девочку: – Нам нужно было окружить ее, верно?

– Правильно, – ответила Миранда. – Мы бы ее обязательно побили.

Кэрри начала снова расставлять шашки на доске.

– Давайте сыграем еще раз, – предложила она.

– Не сегодня, – строго сказала Оливия. Отложив штопку, она встала с кресла. – Пора спать.

Оливия не стала слушать возражения и просьбы и отвела девочек наверх.

– Тебе было весело, дорогая? – спросила она у Миранды, помогая ей надеть длинную ночную рубашку.

– Это был самый лучший день рождения в моей жизни, мама.

– Я очень рада. – Оливия обняла дочку и выпрямилась. – Не забудь помолиться, дорогая.

Миранда произнесла молитву, и после этого Оливия уложила ее в постель. Поцеловав девочку, она пожелала ей спокойной ночи, погасила лампу и направилась к двери.

– Мама, как ты думаешь, мистер Конор будет здесь на мой следующий день рождения? – неожиданно спросила малышка.

Оливия не знала, что ответить, и сказала правду:

– Нет, дорогая.

– А почему?

– Потому что мистер Конор должен вернуться к своей прежней жизни. Он не может навсегда остаться с нами. Ну а теперь засыпай.

Оливия вышла из комнаты Миранды. Честер улегся посреди коридора. Оливия перешагнула через него и вошла в комнату Бекки.

Девушка сидела у туалетного столика, расчесывая волосы. Оливия стала рядом с ней.

– Хочешь, я расчешу? – предложила она. – Я уже давно не расчесывала тебе волосы на ночь.

Бекки протянула ей щетку, и Оливия начала расчесывать длинные светлые волосы дочери. Она уже почти закончила, когда девушка заговорила:

– Мама, как ты считаешь, я хорошенькая?

Вопрос застал Оливию врасплох, и она замерла со щеткой в руке. В зеркале их взгляды с дочерью встретились.

– Я считаю, что ты очень хорошенькая.

– Такая же хорошенькая, как Кара?

Кара Джонсон была лучшей подругой Бекки, и Оливия до сих пор помнила, каково это быть четырнадцати лет от роду и иметь лучшей подругой настоящую красавицу.

– Да, – ответила она. – Такая же хорошенькая, как Кара. Ты похожа на свою родную мать.

– Правда? А ведь я даже не помню, как она выглядела.

– Она была очень красивая. Иногда я ей ужасно завидовала.

– Ты? Но ты же была ее лучшей подругой.

– Можно завидовать даже лучшей подруге, – ответила Оливия, заканчивая расчесывать волосы. – Знаешь, я подумала о танцах по случаю праздника урожая. У меня нет возможности сшить тебе новое платье, но может, нам поискать среди моих старых платьев и переделать какое-нибудь для тебя?

– Правда? – Бекки повернулась и посмотрела на мать. – Там есть одно синее, очень миленькое.

Оливия улыбнулась.

– Говоришь, там есть? И откуда же вы это знаете, мисс? Рылась в моем гардеробе и наряжалась, да?

Бекки кивнула.

– Мне очень нравится синее.

– Посмотрим, что можно сделать.

– А ты что наденешь, мама?

– Ах, не знаю. – Щетка запуталась в волосах девушки, и Оливия принялась осторожно их распутывать. – Думаю, серое.

– Но оно – самое обычное. Ты надеваешь его каждое воскресенье, и ты уже была в нем на танцах в прошлом году. Ты должна надеть что-нибудь особенное. Как насчет того красного шелкового, что висит в гардеробе? Ты в нем будешь выглядеть великолепно, мама.

Красное шелковое… Винно-красное… Она надевала его всего один раз, да и то очень давно.

– Я совсем забыла о нем, – пробормотала Оливия.

– Мы могли бы переделать его, – сказала Бекки. – Как и мое.

– Посмотрим. – Оливия последний раз провела щеткой по волосам дочери, чтобы убедиться, что волосы расчесаны тщательно. Потом отложила щетку и поцеловала дочь в лоб. – Вот. Теперь все.

– Спасибо, мама.

– Пожалуйста. А теперь помолись и засыпай.

Оливия вышла из комнаты и тут же заметила, что Честера уже нет в коридоре. «Где же он?» – подумала она. Заглянув в комнату Кэрри, Оливия все поняла. Девочки в комнате не было. Очевидно, она снова спустилась вниз, а Честер последовал за ней. Оливия вздохнула. Что же на этот раз придумает Кэрри, чтобы оправдаться? Наверное, скажет что-нибудь про Конора Бранигана.

Оливия спустилась вниз. Немного помедлив, вошла в библиотеку – и замерла в изумлении. Конор сидел в потертом кресле у камина, а Кэрри – у него на коленях, в ночной рубашке и в очках для чтения. Босые ноги девочки были перекинуты через ручку кресла, а голова покоилась на плече Конора. Обняв девочку одной рукой, он смотрел в открытую книгу, которую держала Кэрри и читала вслух. Честер же лежал рядом на полу, совершенно забыв о том, что еще недавно угрожающе рычал на этого человека.

Оливия глазам своим не верила. Неужели перед ней Конор Браниган, профессиональный боксер и бывший заключенный, тот самый человек, которого всего несколько часов назад приходилось, как упрямого мула, тащить на детский день рождения?

– …И на этот раз он исчезал довольно медленно, – читала Кэрри. – Исчезал, начиная с хвоста и кончая улыбкой, которая оставалась еще некоторое время и после того, как исчезло все. – Она перевернула страницу и увидела мать, стоявшую в дверях. – Мама! – Девочка показала книгу: – Я читаю мистеру Конору.

– Вижу, – ответила Оливия, входя в комнату. – Но у мистера Конора сломаны ребра. Ты сидишь у него на коленях, а от этого они быстрее не заживут.

– О! – Девочка осторожно слезла с колен Конора и виновато посмотрела на него. – Вам было больно? Вы бы мне сказали.

– Не беспокойся, mo paiste,[6] – ответил Конор. – Со мной все в порядке.

Кэрри повернулась к матери:

– Видишь, мама? С ним все в порядке. – Она хотела сесть на ручку кресла, но Оливия остановила ее:

– Похоже, мне придется напомнить тебе, что уже пора ложиться спать.

– Но я не хочу спать. Почему я должна ложиться, если не хочу спать?

– Наверх, – приказала Оливия, указывая на дверь. – Сейчас же, юная леди.

– Но я еще не дочитала. Алиса еще только встретила Чеширского кота.

Оливия строго посмотрела на дочь.

– Кэролайн Мария, ты меня поняла?! Сейчас же, я сказала!

Конор положил руку на плечо девочки.

– Лучше сделай, как велит твоя мама, не то нам обоим достанется.

– Хорошо, мистер Конор, – кивнула девочка. Она протянула ему книгу. – Можете держать ее сколько хотите. Пока не дочитаете историю.

– Спасибо.

– Самое интересное, когда Алиса встречает Королеву…

– Кэрри! – Мать шагнула к девочке, и та направилась к двери.

Оливия повела дочь наверх, и Честер последовал за ними. Пес занял свой пост в центре коридора, и Кэрри погладила его, желая спокойной ночи. Потом вошла в свою спальню.

– Мама, а может, нам не придется разлучаться с мистером Конором? – спросила Кэрри неожиданно.

Оливия уже не раз задавала себе тот же вопрос. Теперь она наконец-то поняла: Конор Браниган вовсе не опасный преступник. Да, он человек довольно жесткий, потому что жизнь у него была жестокая. Когда он бредил, он ужасно ругался. Но после выздоровления Конор ни разу не выругался в присутствии девочек. Да, ни разу. И он играл с ними в шарады, играл в шашки. И слушал, как Кэрри читает ему…

Оливия внимательно посмотрела на дочь.

– Но ты должна пообещать, что больше не станешь забираться ему на колени. От этого у него снова заболят ребра.

Кэрри кивнула:

– Да, обещаю.

– И еще – ты должна обещать, что не будешь спускаться вниз после того, как ляжешь в постель.

– Не буду.

– Вот и хорошо. – Оливия улыбнулась. – Ну а теперь прочитай молитву – и в постель.

Но девочка по-прежнему стояла у кровати.

– Мама, а Бог всегда отвечает на молитвы? – спросила она.

И Оливия сразу же поняла: этот вопрос не просто уловка, чтобы не ложиться спать.

– Да, всегда, – ответила ока. – А почему ты спрашиваешь?

– Если попросить Бога о чем-нибудь и молиться по-настоящему, очень по-настоящему, Бог исполнит просьбу?

– Не обязательно, – уклончиво ответила Оливия.

Кэрри немного подумала, потом сказала:

– Даже если я буду очень хорошей? Даже если буду съедать за ужином все овощи, молиться каждый вечер и ложиться спать вовремя?

Оливии никогда не приходило в голову использовать Господа как средство заставить Кэрри есть овощи и ложиться спать вовремя. Тихонько вздохнув, она ответила:

– Даже тогда. Видишь ли, Господь может решить, что ты просишь не о том, что исполнение твоей просьбы не пойдет тебе на пользу.

– Но попросить-то можно?

– Да, дорогая. Думаю, попросить можно.

Кэрри сложила ладошки и закрыла глаза. И даже лоб нахмурила от усердия. Но Оливия отметила, что девочка не стала произносить молитву вслух, как обычно, и ей стало любопытно – к чему бы это?

– Но почему ты задаешь все эти вопросы про Бога? – спросила она, когда девочка открыла глаза. – Может, это насчет пони, которого ты так хочешь?

Кэрри покачала головой:

– Ах нет, мама. Пони мне теперь совсем не нужен.

Оливия откинула одеяло, и Кэрри прыгнула в постель.

– А что же тогда? – Она осторожно сняла с девочки очки и положила их на столик рядом с кроватью.

Кэрри медлила с ответом.

– Ах, просто мне хотелось побольше узнать о Боге, вот и все, – проговорила девочка таким невинным голоском, что Оливия сразу же поняла: ей ужасно не хочется говорить правду.

– Что ж, я поняла, – кивнула она. Оливия решила не расспрашивать девочку, потому что знала: та не удержится и сама все расскажет. – Спокойной ночи, дорогая. – Поцеловав дочь, она погасила лампу и вышла из комнаты.

Конор все еще находился в библиотеке, когда она туда спустилась. Он стоял у книжной полки с раскрытой книгой, которую ему дала Кэрри, и сосредоточенно, наморщив лоб, смотрел на страницу. Заметив Оливию, он захлопнул книгу и поставил ее на полку.

– Она попросила меня почитать ей. Что я мог ей ответить? Я сказал, что будет лучше, если она почитает мне. Господи, я чувствовал себя идиотом.

Оливия прикоснулась к его плечу.

– Вам нечего стыдиться. У Кэрри была возможность научиться читать, а у вас – нет. Вот и все.

Конор замер на мгновение, потом отдернул руку. Повернувшись к ней спиной, он сделал вид, что рассматривает бледно-зеленые, в розочках, обои над камином. Оливия невольно вздохнула. Может, она сказала что-нибудь неуместное? Ах, он такой одинокий, такой сложный, такой загадочный… Ей хотелось бы понимать его лучше.

– Ваше предложение все еще в силе? – спросил он неожиданно.

Вопрос застал ее врасплох. И она тотчас же поняла, как трудно ему было задать его.

– Да, конечно.

Оливия достала грифельную доску Бекки и взяла мелок с самой нижней полки. Затем подошла к Конору, написала что-то на доске и повернула ее так, чтобы он мог видеть написанное.

– Вот это буква А, – сказала она.

– А? – Он посмотрел на букву, потом лукаво улыбнулся. – Как в слове Алиса, да?

Оливия ответила ему улыбкой. Не так уж много для понимания, но все-таки начало положено.

Поздно вечером, когда все уже спали, Оливия взяла лампу и пошла на чердак. Она открыла сундук из кедрового дерева со своими старыми нарядами, кружевным бельем и изящными туфельками с тех довоенных времен, когда ей и не снилось, что придется убирать за свиньями и чистить курятники. Вытащив синее шелковое платье, о котором вспомнила Бекки, Оливия тщательно осмотрела его. Вырез у горла был достаточно скромный для молоденькой девушки. Да, платье вполне подойдет, если немного укоротить подол. Правда, от него пахло затхлостью и кедром, но запах исчезнет, если окунуть его в картофельную воду.

Оливия отложила синее платье в сторону. Под ним лежало красное, вечернее. Она развернула его и подошла к покрытому пылью зеркалу-псише,[7] стоявшему в углу. Приложила платье к себе и невольно улыбнулась. Как это ей удавалось проходить в дверные проемы в таком пышном наряде? Впрочем, она надевала его всего один раз – на бал в Тайлер-Хилле. Отец тогда пил весь день, а вечером был особенно несносный. Вечер закончил тем, что он швырнул стакан с виски в лицо Джейкобу Тайлеру, после чего его попросили покинуть дом. И больше их с отцом никогда не приглашали.

Оливия смотрела на свое отражение в мутном стекле и вспоминала свою юность. Вспоминала обо всем, чего лишилась из-за пьянства отца и его ужасного характера. После происшествия в Тайлер-Хилле ее уже не приглашали на балы. И ни один молодой человек из четырех приходов не получал разрешения ухаживать за ней. Да и претендентов было не так уж много.

Она понимала: отец боялся одиночества, он страшился того, что она выйдет замуж и покинет его. Братья Стюарт и Чарлз пытались урезонить отца, но их усилия ни к чему не привели. Большую часть года они проводили в университете, поэтому ничем не могли помочь сестре.

Оливия перекинула красное платье через руку и потрогала практичное коричневое платье из ситца, которое было на ней. Теперь отца и братьев нет в живых, но время ушло. Ей уже двадцать девять, и она – старая дева. Конечно же, она уже давно перестала предаваться романтическим мечтам, но иногда…

Оливия снова приложила к себе красное платье и тут же вспомнила синие глаза Конора Бранигана. Ах, наверное, она уже слишком старая для романов…

Глава 11

Уроки чтения начались на следующий вечер, после того как девочки легли спать. Так решила Оливия, предполагавшая, что Конору не захочется, чтобы девочки видели, как он учится читать. Конечно, они не стали бы смеяться над ним, но Конору все равно было бы неловко.

Начала она с того, что написала все буквы на грифельной доске. Держа ее так, чтобы им обоим было видно, она указывала на букву, произносила ее, а потом просила Конора повторить. Память у него была отличная. За полчаса он выучил все двадцать шесть букв алфавита.

– Очень хорошо. – Оливия улыбнулась. – Эти буквы передают все звуки, которые нам нужны, чтобы произносить слова. Чтобы научиться читать, вам нужно их все хорошенько запомнить. Теперь я хочу, чтобы вы повторили эти буквы про себя не, менее ста раз до нашего следующего урока.

Конор тяжело вздохнул:

– Это как псалмы. Я всегда их ненавидел. Радуйся, Мария милостивая… И так без конца, пока Пресвятую Деву саму, наверное, от этого не затошнит.

Оливия ничего не знала о псалмах, но мысль поняла. Конор же вдруг улыбнулся и добавил:

– Мы с братом придумывали разные слова вместо псалмов, и я опасался, что как-нибудь по ошибке сболтну не то. К счастью, теперь мне их больше не надо произносить.

– Почему?

Он долго не отвечал, потом, наконец, пробурчал:

– Пять лет назад меня отлучили от церкви. Из-за того, что я был повстанцем, бунтарем, а самое главное – не поддавался убеждению.

– Простите, не понимаю…

Он посмотрел на нее с жалостью.

– Вы, наверное, ничего не знаете об Ирландии. Видите ли, все дело во власти. Католические кардиналы желали сохранить контроль над нашими душами, а британское правительство – контроль над нашей страной. А я и мои друзья не хотели с этим мириться. В результате – отлучение от церкви и тюрьма. Прекрасный пример для всех бунтарей, для всех недовольных ирландцев.

Оливия ничего не знала о жизни в Ирландии, но она прекрасно поняла: Конор озлоблен и разочарован.

– Мне очень жаль, – пробормотала она.

– Жаль? Меня? – В этих словах прозвучали недоверие и гнев.

– Нет, не вас. Мне жаль, что вы утратили свою веру.

– Не жалейте. Веру я утратил, когда мне не исполнилось и двенадцати.

– Это можно изменить. Никогда не поздно.

На его лице снова появилась ухмылка—дерзкая и язвительная.

– Пытаетесь спасти меня, Оливия?

Его насмешка задела ее.

– Нет, мистер Браниган. Я не такая оптимистка.

Он одобрительно кивнул:

– Очень мудро с вашей стороны, дорогая. У меня на душе много грехов, и большинство из них—более приятные, чем неподчинение приходским священникам и британским законам. Поэтому я намерен увеличить их количество.

– Неужели у вас нет никаких убеждений? – спросила Оливия. – Неужели нет ничего, во что бы вы верили?

– Нет. – Он умолк, потом вновь заговорил, но теперь уже в его голосе не было насмешки. – Я предал все, во что верил, поэтому обречен гореть в аду. Так что, какая разница – одним грехом больше или меньше?

На следующее утро Конор проснулся рано и увидел восход солнца. А ведь обычно он с восходом солнца только отправлялся в постель.

Обнаружив холодную воду и чистые полотенца под своей дверью, Конор понял, что и Оливия уже встала. И девочки тоже: он слышал их голоса, когда шел по коридору. Но в кухне никого не оказалось. Куда же они могли уйти? Немного подумав, Конор вышел из дома и нашел всех в сарае. Как только он вошел, к нему подбежала Кэрри.

– Принцессе очень плохо, – сказала она, схватив его за руку. – Ведь вы сможете ей помочь, правда, мистер Конор?

Девочка потащила его к стойлу. Оливия же стояла на коленях рядом с беременной коровой. У коровы были схватки, и было очевидно, что Оливия очень беспокоилась.

– Что с ней? – спросил Конор.

– Мне кажется, теленок идет задом. – Оливия попыталась перевернуть теленка, но ей это не удалось. – Орен сказал мне, что если появятся сначала копыта, то, значит, положение неправильное. Нужно перевернуть теленка, но я не могу. – Она вздохнула и вытерла руки о юбку. Я три раза пыталась. Он слишком большой…

Услышав отчаяние в ее голосе, Конор принялся закатывать рукава; он был рад, что наконец-то может хоть чем-то помочь.

– Подвиньтесь, – сказал он, приблизившись к Оливии. – Я сделаю все, что надо.

Оливия посмотрела на него с сомнением.

– А вы что-нибудь знаете о крупном рогатом скоте?

– Ирландское масло считается лучшим во всем мире. Откуда мы его берем, как вы думаете? От цыплят? Я вырос на ферме, поэтому прекрасно знаю, что делать в таких случаях. – Конор посмотрел на девочек, стоявших у стойла. – Бекки, уведи малышек в дом, – велел он. – А потом принеси мне мыло, воду и чистые полотенца.

– Ребеночек Принцессы может умереть? – спросила Миранда.

– Нет, если я смогу ей помочь. Иди с Бекки.

Бекки увела девочек из сарая. Конор внимательно осмотрел корову, затем пробормотал:

– Да, теленок очень крупный. Надо обязательно его перевернуть. Будем надеяться, он не застрянет на выходе.

– Я никогда еще не принимала роды у коровы, – прошептала Оливия. – Поросят и щенков принимала, но с коровой – это впервые. Что нам делать, если он застрянет?

– Мне придется вытащить его, – ответил Конор.

Бекки вернулась с куском мыла, ведром горячей воды и чистыми полотенцами.

– Как она? – спросила девочка.

Конор поднял голову.

– Думаю, все будет хорошо.

– Вы спасете теленка, мистер Конор, – сказала Бекки. – Я знаю, что спасете.

– Постараюсь.

Бекки вышла из сарая, оглянувшись напоследок. Оливия же опустилась на солому рядом с Конором.

– Чем я могу помочь? – спросила она.

Он покачал головой:

– Ничем, дорогая.

Время шло. Оливия молча наблюдала, как Конор пытается перевернуть теленка. Это было не на пользу его ребрам, и она знала, что ему больно. Но он и виду не подавал.

В конце концов, Конору удалось придать теленку нужное положение. А затем он вытащил новорожденного из чрева матери, и теленок встал на ножки.

Оливия посмотрела на Конора с благодарностью.

– Ах, спасибо вам огромное. – Она прислонилась к перегородке стойла.

Теленок же шагнул к Конору, потерся головой о его руку и тихо замычал.

– Замечательный малыш, – пробормотала она.

Конор посмотрел на нее с лукавой улыбкой. Подтолкнув теленка к матери, он выпрямился и прислонился к перегородке рядом с Оливией.

– Только никому не рассказывайте. Мне нужно сохранять свою репутацию закоренелого грешника и негодяя.

Оливия внимательно посмотрела на него.

– Не думаю, что вы даже наполовину такой плохой, каким хотите казаться, – сказала она с мягкой улыбкой.

– Вы, наверное, насчет притворства? – Опустившись на колени, Конор опустил руки по локоть в ведро с водой, чтобы смыть с них кровь. – Знаете, если притворяться достаточно долго, то притворство становится правдой.


Девочки были совершенно очарованы новорожденным теленком. Но еще большее внимание они уделяли Конору. После позднего завтрака они настояли на том, чтобы показать ему окрестности. И для начала провели его по фруктовому саду. После этого показали купальни, сеновал и многое другое. Когда Оливия позвонила в колокол, созывая всех к обеду, Конор был уже без сил. Оливия, очевидно, это поняла. После обеда она отправила девочек чистить курятник.

– Это займет их до заката солнца, – сказала она с улыбкой.

– Спасибо. – Конор тоже улыбнулся и откинулся на спинку стула. – Они очень милые девочки, но я ужасно устал.

Оливия рассмеялась. Поставив на стол корзинку с одеждой, требовавшей починки, она села на кухонный стул.

– К сожалению. Похоже, я еще не вполне оправился.

– Да, конечно. – Она вдела нитку в иголку и достала из корзинки юбку.

Конор улыбнулся:

– Боюсь, что они заставят меня еще и по деревьям лазать.

– Наверное, так и будет, – сказала Оливия. – Думаю, вам лучше спрятаться от них. Не для того я потратила четыре дня и четыре ночи, чтобы через несколько недель вы свалились с дерева и снова сломали себе ребра.

– Беспокоитесь за меня?

Она пренебрежительно фыркнула.

– Вовсе нет. Мне просто надоело таскать вам подносы с едой.

Конор кивнул. Теперь-то, встав на ноги, он понимал, сколько забот прибавлял Оливии.

– Я еще не поблагодарил вас за все, что вы для меня сделали.

– Не стоит меня благодарить. Многие поступили бы так же на моем месте.

Но Конор очень в этом сомневался. Многие просто проехали бы мимо. Он уже понял: чопорность и сдержанность Оливии – просто видимость. На самом же деле она была на редкость доброй и отзывчивой.

Какое-то время он молча наблюдал за Оливией, потом спросил:

– А почему вы не замужем?

Она вздрогнула и подняла голову.

– Потому что не сложилось. Мама умерла, когда мне было четырнадцать. Отец очень тяжело переживал ее смерть. Мои братья – тоже. И тогда… – Оливия снова опустила голову. – В общем, в то время мне было не до вечеринок, не до развлечений…

Она явно хотела еще что-то сказать, но передумала. Потом все же продолжила:

– Война началась, когда мне исполнилось девятнадцать. Конечно, все местные молодые люди ушли на войну. Мы потеряли очень много мужчин, а некоторые, вернувшись, решили, что на Западе у них дела пойдут получше, и покинули наши места.

Это можно было понять. Нечто подобное происходило и в Ирландии после голодных лет.

– А вы об этом никогда не думали, Оливия?

Она взглянула на него с удивлением.

– О чем? О том, что где-то может быть лучше, чем здесь? – Она покачала головой. – Нет, никогда. Мой дом здесь. – Она склонила голову к плечу и с грустной улыбкой продолжала: – Мне кажется, нет ничего прекраснее, чем наши холмы, зеленеющие весной. И ничто не пахнет так сладко, как дикая жимолость в разгаре лета. Кроме того, люди, думающие, будто в другом месте им будет лучше, просто бегут от самих себя. И, в конце концов, обнаруживают, что убежать от себя невозможно.

Ее слова задели его.

– Вы мудрая женщина, Оливия.

– Ах, мистер Браниган, это не мудрость, это обыкновенный здравый смысл.

Он медленно покачал головой:

– Нет, я не думаю, что вы обыкновенная. Мне кажется, вы думаете так же, как я.

– Вы, Конор, очень скучаете по родным местам. Я слышу это в каждом вашем слове. Вам никогда не хотелось вернуться домой?

Хочет ли он вернуться? Конор закрыл глаза и тотчас же увидел туманы, поднимающиеся над полями Дерри. И услышал печальную мелодию ирландской волынки.

– Вопрос не в том, хочу ли я вернуться, – проговорил он, открывая глаза. – Я просто не могу туда вернуться. И никогда не смогу.


В этот день Вернон получил еще одну телеграмму из Нью-Йорка, на сей раз менее вежливую и гораздо более требовательную, чем прежняя. Он чертыхнулся и посмотрел на жену, сидевшую в кресле рядом с ним. Лучи солнца, проникавшие сквозь решетчатую стенку беседки, образовывали клетчатый узор на ее платье, но кружевной зонтик, веер и стакан холодного лимонада помогали ей переносить душную ненавистную жару.

– Ну что? – спросила Алисия. – Что там пишут?

Вернон заставил себя улыбнуться.

– Думаю, твой отец скучает по тебе. Он настаивает, чтобы мы не откладывали свой ежегодный визит.

– Очень приятно, – кивнула Алис. – Без сомнения, он хочет знать, как продвигаются дела с железной дорогой, о которой вы оба мечтаете.

– Если так, – ответил Вернон, старательно скрывая свое раздражение, – то я не понимаю, зачем он настаивает на том, чтобы я проделал такой долгий путь. Он считает что мне нужно встретиться с инвесторами. Думаю, это просто потеря времени. К тому же сейчас я не могу уехать.

– Ну а я была бы рада смене декораций. Здесь ужасно. И я не выношу такую жару. Не понимаю, почему мы не можем жить в Нью-Йорке. По крайней мере, мы могли бы ездить летом в Нью-Порт.

– Ты знаешь почему, Алисия. Тут не всегда будет такая скука. Я собираюсь построить новую Атланту именно здесь. Только наберись терпения.

Вернон знал, что не успокоил жену своим обещанием. Внешне она, может, и выглядела как кусок кремового торта, но воля у нее железная, как и у папаши. И она всегда добивалась своего.

– Мы уже говорили об этом, – сказала Алисия. – И не один раз.

При напоминании о том, что проекту железной дороги уже четыре года, Вернону захотелось выругаться. Но он сдержался. Алисия же молча смотрела на него, ожидая ответа.

– Да, я знаю, дорогая, как много значит для тебя ежегодный визит в Нью-Йорк. Знаю, как ты скучаешь по отцу. Что ж, если ты так хочешь, мы поедем.

Жена улыбнулась.

– Спасибо, дорогой. А я постараюсь быть более покладистой.

Он взял ее за руку.

– Ах, дорогая, даже не знаю, как ты меня терпишь.

– Ты ведь мой муж, и я тебя люблю, – ответила Алисия. – Надеюсь, мы отправимся в путь завтра утром.

Она встала и вышла из беседки. Вернон посмотрел ей вслед. Он до сих пор не знал, как же его жена на самом деле относится к нему. А это было чрезвычайно важно, потому что старик Хирам боготворил свою дочь. Вернон прекрасно знал: если Алисия не будет с ним счастлива, его ждет куча неприятностей.

Откинувшись на спинку кресла, он снова уставился в телеграмму. С каждым месяцем Алисия все больше теряла терпение. Но гораздо хуже, что терял терпение ее отец. Затянувшейся игре с Оливией следовало положить конец. Причем как можно скорее.

А ведь когда-то у них с Оливией были прекрасные отношения. И было время, когда он всерьез подумывал о том, чтобы жениться на ней. Но это было давно, а теперь…

Вернон выругался сквозь зубы, снова вспомнив, как Сэмюел Мейтленд высмеял его, когда он захотел ухаживать за Оливией.

Да, глупо вспоминать о прошлом. Глупо вспоминать о том, что когда-то он хотел жениться на дочери Сэмюела Мейтленда. Поэтому, вернувшись из Нью-Йорка, он сделает все необходимое, чтобы завладеть землей Оливии.


Пока Конор спал, а девочки чистили курятник, Оливия прогуливалась по фруктовому саду. Она убрала опавшие листья и гнилые фрукты с полудюжины гибнущих деревьев. Но, работая, она думала не о Верноне и его жалких попытках запугать ее. Совсем другой гораздо больше занимал ее мысли.

Во время урока чтения накануне вечером Оливия украдкой наблюдала за ним. Он сидел за столом, склонившись над грифельной доской и наморщив лоб от усердия. Недовольный своими первыми попытками что-либо написать, он упражнялся несколько часов подряд. Да, он был очень настойчив. И даже более того – чрезвычайно дисциплинирован.

Она вспомнила, как Конор тогда сказал, что не смог бы вернуться домой. Но что он имел в виду? Разумеется, он тосковал по родине – это было очевидно. Значит, он чего-то опасался?

Когда она принесла чай, он взглянул на нее с улыбкой и кивнул:

– Спасибо, Оливия. – Затем сделал глоток чая и с некоторым удивлением пробормотал: – Знаете, очень даже неплохой чай.

– Мне его присылает моя тетя Элла. – Оливия тоже улыбнулась. – Она знает, что я люблю такой.

– Присылает? А где же она живет?

– В Бостоне. Мой дядя Джеррод служит там в банке. После войны они переселились туда из Алабамы.

Конор сделал еще глоток.

– В Бостоне я и оказался, когда приплыл в Америку. – Он вздохнул. – Сошел с корабля совсем без денег.

– И что же вы делали потом? – спросила Оливия.

– Стоял у причала и озирался, – Конор криво усмехнулся, потом продолжил свой рассказ: – И тут подходит ко мне седой донегалец.[8] Звали его Дэн Суши. «Вижу, парень ты сильный, рослый», – говорит он мне. – «Тебе нужна работа?» «Нужна», – отвечаю я. Тогда он отвел меня в паб в ирландском районе Бостона. Когда мы туда вошли, он показал мне на какую-то неуклюжую скотину и сказал, что этот парень – чемпион, выиграл сто двадцать схваток подряд. И спрашивает, смогу ли я его уложить. Я ответил, что без труда смогу. Тут все в пабе расхохотались. Они решили, что я не в своем уме.

Конор немного помолчал, потом с ухмылкой заявил:

– Они все поставили против меня. Через десять минут им было уже не до смеха, а у меня в кармане лежало пять долларов. Я находился в Америке всего час – а уже столько заработал. Хорошая страна, решил я. Несколько месяцев спустя мы с Дэном начали поездки по стране.

– Полагаю, вы многое повидали…

– Да, конечно. Мне нравится переезжать с места на место.

– Я догадываюсь, что сначала это может быть увлекательно, – проговорила Оливия. – Но со временем поездки, наверное, утомляют, верно?

– Нет, нисколько. Мы с Дэном путешествуем пять месяцев в году. Остальное время я принадлежу самому себе. Могу отправиться куда захочу.

– Вы, наверное, очень одиноки, – заметила Оливия.

Конор поджал губы и отвел глаза.

– Да, иногда.

Оливия внимательно посмотрела на него и тут же вспомнила, как он рассказывал ей о своем брате и сестрах. А потом ей вспомнилось, как она впервые увидела его, когда он, избитый, лежал на дороге. Она сочла это ответом на ее молитву, но потом решила, что Господь никак не мог послать ей такого человека. Однако в последние дни Оливия все чаще спрашивала себя: «А может, предложить ему остаться? Конечно, он не совсем тот человек, которого я выбрала бы себе в качестве наемного работника, но все же…»

Решившись, наконец, Оливия проговорила:

– Мистер Браниган, я вспомнила, как вы помогли Принцессе и ее теленку, и подумала… То есть мне хотелось бы узнать, не подумаете ли вы насчет того, чтобы остаться, после того как ваши ребра заживут.

– Что?! – изумился Конор. – Остаться здесь?

– Да. – Она кивнула. – Видите ли, мне понадобится помощь, а вы ведь сами сказали, что у вас нет своего дома, куда вы могли бы вернуться.

– Вы предлагаете мне работу? – Он смотрел на нее недоверчиво.

– Я хотела нанять кого-нибудь на несколько месяцев, – поспешно продолжила Оливия, – но никого не удалось найти. Мне понадобится помощь для сбора урожая персиков в сентябре. И еще я хочу вспахать южные пастбища и весной высадить там хлопок. Будь у меня две культуры, которые можно продать и получить за них деньги, риск был бы меньше. А когда-нибудь я посажу еще один фруктовый сад. Может быть, грушевый.

– Я зарабатываю двадцать пять долларов за каждый выигранный бой, и я обычно выигрываю. Что же вы мне предлагаете?

Оливия вздохнула и потупилась.

– К сожалению, я не в состоянии вам платить. Персики приносят мне достаточно для того, чтобы оплатить налоги, и немного остается на жизнь. Но я могу предложить вам стол и комнату. Понимаю, что предлагаю немного, но, по крайней мере, у вас будет дом, место, где вы сможете повесить свою шляпу.

Конор не стал говорить ей, что меньше всего ему нужен дом, место, чтобы повесить шляпу. Ведь дом – это память о прошлом, а он не мог себе это позволить. Единственное, чего он хотел, – это просто жить, день за днем.

– Дело в том, мистер Браниган, что я не могу одна управлять этой фермой. Мне нужен помощник.

Оливия подняла на него глаза, и Конор понял, что она просит о помощи. Сделав над собой усилие, он медленно покачал головой:

– Нет, спасибо за предложение, но я не могу остаться. Оливия закусила губу и уставилась в стол. Молчание затягивалось, и тут Конор вдруг почувствовал себя неблагодарным мерзавцем.

– Мне нравится моя свобода, – пробормотал он, судорожно сглотнув. – Нравится, что я в любой момент могу собраться и отправиться туда, куда мне захочется.

– Но я ведь прошу вас остаться не навсегда, – не глядя на него, сказала Оливия. – Конечно, вы потом сможете уехать куда захотите.

– А если мне вдруг захочется уехать за неделю до сбора урожая? Или весной, когда вы собираетесь сеять этот ваш хлопок? Думаете, я не почувствую себя обязанным остаться?

Она ничего не ответила. Конор же злился на себя из-за того, что испытывал чувство вины. Отодвинув стул, он поднялся.

– Поймите, Оливия, я не хочу связывать себя обязательствами. Поэтому здесь не останусь. Не могу, простите.

Конор решительно направился к двери. Он шел не оглядываясь, но чувствовал, что Оливия провожает его взглядом.

– Да, я вас понимаю, – пробормотала она, когда он уже был в дверях.

Но он знал: она совершенно ничего не поняла.

Глава 12 НЕБЕСА

Белфаст, Ирландия,

1862 год

Конор ловко уклонился от удара и тут же ответил сильным ударом с правой. Энгус О’Фаррелл покачнулся – и рухнул на столы и стулья в пабе.

Зрители с хохотом подняли Энгуса и вытолкнули обратно на открытое пространство, служившее боксерским рингом. Они надеялись на продолжение поединка, но Конор решил, что не доставит им такого удовольствия. Не сегодня. Сегодня его ждала Мэри.

Он видел ее милое личико, когда она заглядывала в дверь паба Макграта. Чтобы долго не мучить беднягу О’Фаррелла, Конор следующим же ударом отправил его в нокаут. Зрители же разочарованно загудели – бой закончился слишком быстро.

Конор тут же направился к стойке бара и, схватив свою рубаху, быстро натянул ее, даже не потрудившись застегнуть. Прислонившись к стойке, он покосился на Колма Макграта – тот сегодня выглядел даже мрачнее обычного.

Что ж, ничего удивительного. Колоду нравилась Мэри, и он знал, что она ждала Конора на улице. Конор с Колмом дружили с того самого дня, как Конор появился в Белфасте семь лет назад, но из-за Мэри все изменилось.

Сделав несколько глотков эля, Конор решительно направился к двери. По дороге задержался, чтобы обменяться рукопожатием с беднягой О’Фаррелла. Затем, помахав всем рукой на прощание, вышел на улицу.

Мэри стояла прямо за дверью. Конор обнял ее и поцеловал. Потом, осмотревшись, сказал:

– Пойдем отсюда быстрее.

Они быстро зашагали по улице. Свернув в переулок, остановились и повернулись друг к другу. Конор взял ее лицо в ладони, привлек к себе и снова поцеловал. В следующее мгновение он понял, что этого недостаточно. Да, одного поцелуя ему было явно недостаточно.

Мэри была доброй католичкой, но Конор уже заставил девушку забыть все, что ей говорил священник. И не один раз. Они играли в опасную игру, пламя страсти вышло из-под контроля, но ни один из них уже не мог остановиться. Конор прервал поцелуй и, задыхаясь, прохрипел:

– Мы можем пойти ко мне. Мой сосед уехал в Англию.

– Я не могу. – Она покачала головой и впервые за все время оттолкнула его. – Не сегодня.

Что-то в ее голосе задело его, кольнуло в сердце.

– Мэри, что-то случилось?

Она попыталась улыбнуться.

– Нет, ничего. Просто сегодня я не могу. Вот и все, прости.

– Все в порядке, девочка. Одну ночь без тебя я переживу. Если достаточно выпью.

Он взял ее за руку, и они прислонились к кирпичной стене дома, сплошь покрытой угольной пылью.

– Я наблюдала за схваткой, – неожиданно сказала Мэри. – Знаешь, ты был очень хорош.

Он пожал плечами.

– Это моя работа, не более того.

– У тебя уже есть работа. А бокс – это что-то другое. Конор не ответил. Он понимал, что Мэри права. Плотник – вот его профессия, а бокс – это и впрямь что-то другое.

– Видишь ли, мне кажется, в боксе есть что-то от игры. Состязание, понимаешь?

– Нет, не думаю. – Она покачала головой. – Скорее это то, что внутри тебя. Чувства, которые бушуют, кипят и рвутся наружу. Страсти, которые руководят тобой. И я не понимаю этого, не могу постичь. Ты чего-то ищешь, а я не знаю, чего именно. Иногда ты меня пугаешь.

Ошеломленный, он смотрел на девушку. Заметив выражение озабоченности на ее лице, прикоснулся ладонью к ее щеке, необыкновенно бледной в лунном свете.

– Господи, Мэри, что все это значит? Ты боишься меня? Но я ведь люблю тебя, моя девочка. И никогда не обижу тебя. – Он провел большим пальцем по ее губам и почувствовал, как они дрожат.

– Конор, я не о том. Я слышала о встрече…

Он на мгновение отвел глаза.

– Ах, это всего лишь разговоры, пустая болтовня. Ты же знаешь, как бывает. Несколько пинт пива, и парни распаляются. Начинают петь о любимой Ирландии и со слезами на глазах говорить о свободе. Но все это вполне безобидно.

– Братство – это не так уж безобидно, сам знаешь. Если ты последуешь за фениями,[9] они тебя погубят. И если тебя отлучат от церкви, то ты не попадешь на небеса.

– Но, Мэри, дорогая, небеса совсем не то место, куда я хотел бы попасть после смерти. Мои небеса – это ты.

Она всхлипнула и отстранилась.

– Конор, так не должно быть.

– А чего же ты хочешь? Чтобы я терпел проклятых британцев, захвативших нашу землю?

– Я хотела бы, чтобы ты построил для себя нормальную жизнь. Чтобы забыл о прошлом и подумал о будущем.

Конор решительно покачал головой:

– Но я не могу забыть. И не хочу прощать.

– Знаю. – Мэри вздохнула с сожалением. – Но эту битву тебе не выиграть, Конор. Они тебя сломают. – Помолчав, она тихо добавила: – Я не смогу этого вынести, не смогу… Знаешь… Колм сделал мне предложение.

Четыре слова – и словно земля разверзлась у него под ногами.

Конор почувствовал, что падает в пропасть.

– Что ты сказала?

Она выпрямилась и посмотрела ему в лицо.

– Ты останешься в братстве?

Он тяжело вздохнул.

– Мэри, не надо. Ради Бога, не заставляй меня выбирать.

– Я должна, Конор! – закричала она. – Я не могу жить в неизвестности. Не могу ночами ходить по комнате, гадая, вернешься ты домой или не вернешься. – Сделав глубокий вдох, она заявила: – Если ты останешься в братстве, я выйду замуж за Колма. Все очень просто.

Конор почувствовал, что радость покидает его, оставляя в нем ужасную пустоту. Хотя ему следовало бы знать, что так случится. Следовало бы видеть, что все к тому идет. Даже О'Бурн, который завербовал его в братство два года назад, предупреждал: «Нельзя совмещать женщин и дело». Но тогда он не придал значения этим словам, а вот теперь…

Пожав плечами, он пробормотал:

– Что ж, Колм – хороший человек.

– Ты даже не пытаешься меня остановить? – спросила Мэри.

В голосе ее не было удивления, только страдание.

Ему казалось, его сердце разрывается от боли, но все же он проговорил:

– Мэри, я не смогу отступиться от того, во что верю. Даже ради тебя.

– Я люблю тебя, Конор. – Она коснулась пальцами его щеки, затем, приподнявшись на цыпочки, поцеловала его в губы и тут же отвернулась. – Прощай. Благослови тебя Бог.

Он смотрел ей вслед. Стройная и изящная, Мэри шла по переулку, осторожно ступая по скользким булыжникам. Она казалась прекрасным цветком, который вырос каким-то чудом в трущобах Белфаста. Мэри была единственным настоящим сокровищем в этом отвратительном уродливом мире. Она остановилась на углу, и Конору показалось, что она сейчас повернется, чтобы взглянуть на него в последний раз. Но она пошла дальше и вскоре исчезла из виду. Конор же отчетливо осознал: только что он лишил себя единственного шанса попасть на небеса.

Глава 13

В последующие дни Оливия не вспоминала о своем предложении. Она продолжала обучать Конора чтению, и он довольно быстро делал успехи. Кроме того, он с каждым днем чувствовал себя все лучше и даже начал совершать по утрам прогулки, иногда – очень продолжительные. Изредка его сопровождали девочки, но чаще он гулял один.

Девочки же все сильнее привязывались к Конору, и это серьезно беспокоило Оливию. Она знала: чем сильнее они привязываются к нему, тем труднее им будет расставаться с ним.

«Что ж, ничего страшного, девочки как-нибудь это переживут», – думала Оливия, направляясь к поленнице. Хотя она почти каждый день колола дрова, у нее это не очень-то получалось.

И вообще глупо было просить его остаться. Даже к лучшему, что он скоро их покинет. Ей с девочками его помощь не нужна. Они и так прекрасно справляются.

– Да-да! Прекрасно! – громко сказала Оливия. – Он нам не нужен.

Сдвинув на затылок свою широкополую шляпу, она осмотрелась. Полуразрушенный сарай, покосившаяся изгородь, ветхие хозяйственные постройки… Даже в сумерках они выглядели старыми и жалкими. А ведь когда-то здесь было процветающее хозяйство. Увы, после войны все изменилось. А когда умер отец, стало еще хуже, потому что она осталась совсем одна. Целыми днями Оливия бродила по опустевшему дому, цепляясь за остатки веры и пытаясь обрести смысл жизни. Братья погибли, отец умер, и у нее никого не осталось. Конечно, Нейт был надежным и верным другом, но он не мог заменить ей близких. Но потом, когда Оливия взяла к себе девочек, она наконец-то обрела цель в жизни. Теперь для нее началась новая жизнь, сотворенная из пепла старой.

«Мне нравится моя свобода», – вспомнились ей вдруг слова Конора.

Что ж, скоро он обретет желанную свободу. А она продолжит жить по-прежнему. А если не найдет себе помощника, то будет обходиться без него.

Но она непременно сохранит «Персиковую рощу», пусть даже она теперь и не такая великолепная плантация, какой была прежде. И как-нибудь сама починит крышу, а потом соберет урожай. У нее хватит сил сделать и то и другое.

Оливия вздохнула и, взяв топор, принялась за работу. Конор же смотрел на нее из кухонного окна и чувствовал угрызения совести. Он прекрасно знал, как много она работает и как ей трудно. Конечно, остаться здесь он не мог, не мог, черт побери! Но расколоть-то несколько поленьев он сможет – для такой работы он уже вполне окреп.

Конор вышел во двор, свернул за угол и подошел к поленнице. Оливия подняла на него глаза.

– Доброе утро. Вы рано сегодня встали.

Он молча кивнул и, протянув руку, взял у нее топор.

– Что вы хотите? – спросила Оливия.

– Просто не могу на это смотреть. Кажется, вы вот-вот отрубите себе ногу.

Он взглянул на нее с насмешливой улыбкой, потом отвернулся, взмахнул топором и рассек полено точно посредине. Еще несколько точных ударов – и у ног Оливии оказалась небольшая кучка дров для печи.

– Спасибо. У вас замечательно получается, – с улыбкой сказала Оливия. Собрав дрова, она направилась к дому.

Девочки еще не встали, и в доме царила тишина, слышались лишь доносившиеся со двора удары – Конор продолжал колоть дрова. Оливия растопила печь и принялась готовить завтрак, изредка посматривая на Конора в открытое окно. Он работал быстро, уверенно и, казалось, без малейших усилий. А ведь у нее по утрам на эту работу уходило так много времени и сил…

В какой-то момент Конор опустил топор, снял рубаху и отбросил ее в сторону. Затем утер пот со лба, установил очередное полено и снова принялся за дело. Оливия залюбовалась его широкими плечами и игрой мускулов, когда он взмахивал топором. При этом в каждом его движении было необыкновенное изящество, так что Оливия глаз не могла оторвать. Забыв о завтраке, она смотрела на Конора как зачарованная.

Тут за спиной ее послышались шаги, и в кухне появилась Кэрри.

– Доброе утро, мама, – сказала девочка. Увидев в окне Конора, она взобралась на стойку и прокричала: – Доброе утро, мистер Конор!

– Кэрри, не кричи так, – нахмурилась Оливия. Она заметила, что Конор отложил топор и направился к окну.

– Доброе утро, милая, – сказал он, положив руки на подоконник. – Не хочешь помочь мне сложить дрова для мамы?

Кэрри оглянулась на Оливию:

– Можно, мама?

Оливия кивнула, и девочка слезла со стойки. Выскочив через заднюю дверь во двор, она присоединилась к Конору, и они вместе принялись складывать дрова в поленницу. Оливия же смотрела на них и вздыхала. Может, ей нужно прекратить все это сейчас же? И пусть Конор Браниган идет своей дорогой.

Через несколько минут в кухню вошли Бекки и Миранда, и Оливия отправила их покормить кур и принести свежие яйца. Сама же принялась жарить кукурузные лепешки, то и дело поглядывая в окно и прислушиваясь к разговору во дворе.

– …А Бобби Маккан сказал, что я не смогу пойти с ними на рыбалку, потому что я – девчонка! – возмущалась Кэрри. – Но ведь я много раз ловила рыбу. Ловила даже покрупнее, чем этот Бобби.

– Ты умеешь ловить рыбу? – спросил Конор.

– Конечно. Нейт меня научил.

– Нейт? Это мамин работник, да?

– Он жил там, у речки. И мы часто ходили на рыбалку. Но прошлым летом он умер. – Девочка тяжело вздохнула и добавила: – И теперь мне не с кем ходить на рыбалку.

Конор посмотрел на нее с улыбкой:

– Придется мне как-нибудь сходить с тобой.

Кэрри мгновенно повеселела.

– Правда? А когда? Может, сегодня?

– Спросим твою маму. Может, она и твои сестры захотят пойти с нами.

– Но Бекки с Мирандой не умеют ловить рыбу.

– Тогда мы их научим, правда? Но думаю, мы там обязательно проголодаемся. Поэтому твоя мама наверняка возьмет с собой корзинку для пикника. Может быть, она даже положит туда вкусного жареного цыпленка и свой знаменитый пирог с ежевикой.

Конор посмотрел через плечо на Оливию и ухмыльнулся, давая ей понять: он знает, что она слышала каждое слово.

– Я подумаю, – откликнулась Оливия и отвернулась от окна.

Предложив Кэрри и ее сестрам отправиться на рыбалку, Конор взял на себя слишком много. Оказалось, что Миранда очень жалела бедных червячков, которых приходилось бросать в воду. Она отказывалась ловить рыбу, пока Конор не убедил ее в том, что ни рыбы, ни червяки ничего при этом не чувствуют. Бекки же никак не удавалось забросить в воду снасть, и леска у нее постоянно запутывалась. А Кэрри ежеминутно требовала к себе внимания, так что дел у Конора было предостаточно.

А Оливия, сидевшая на траве чуть поодаль, наблюдала за ними с веселым смехом. Зрелище и впрямь было презабавное, потому что Конору то и дело приходилось отвлекаться, чтобы помочь девочкам, а Честер постоянно путался у него под ногами, и у него совершенно не было возможности самому поймать хоть одну рыбешку.

Часа через два Конор попросил передышки и сел рядом с Оливией, предоставив девочек самим себе. Но они не хотели удить рыбу без него и, прихватив с собой Честера, куда-то отошли, оставив Конора и Оливию вдвоем.

– А этот Бобби Маккан, оказывается, неглупый парнишка, – с усмешкой пробормотал Конор.

Оливия снова рассмеялась.

– Только не говорите мне, что Конора Бранигана, профессионального боксера, утомили три девочки.

Он внимательно посмотрел на нее.

– Но я ведь уже вам говорил, что я – человек израненный.

– Хм… – Оливия недоверчиво покачала головой. – Но теперь-то вы почти здоровый. Даже дрова кололи сегодня утром. Так что придумайте другое объяснение.

– Что ж, хорошо. – Он потянулся к корзинке с едой. – Наверное, я обессилел от голода. – О, жареный цыпленок! Замечательно! И пирог с ежевикой. Тоже неплохо. – Конор взял толстый ломоть хлеба и, взглянув на Оливию, пробормотал: – В тюрьме мне этого очень не хватало.

Оливия посмотрела на него.

– Хлеба? – спросила она.

Он кивнул и, прикрыв глаза, вдохнул аромат свежего хлеба.

– Свежий хлеб с маслом – это чудесно. Там, в тюрьме, мы получали хлеб, вот только… – Он внезапно умолк. Ему не хотелось рассказывать Оливии, что в тюрьме его заставили выпрашивать хлеб и он подчинился.

– Но что? – спросила она. – Вы получали хлеб, но что?

– Тот хлеб был совсем не такой, как этот, – пробормотал Конор. – Он был черный, черствый и затхлый. А здесь в первое же утро, когда я очнулся, я сразу почувствовал запах свежего хлеба и подумал, что ангелы ошиблись. – Он криво усмехнулся. – Я решил, что меня отправили не туда, где мне следовало находиться, понимаете?

– Так вы думаете, в раю пахнет именно так? – спросила Оливия. – Свежим хлебом?

Он откусил большой кусок хлеба с маслом.

– Абсолютно в этом уверен.

Она пожала плечами. Наверное, у каждого есть свои пристрастия.

Он наклонился к ней поближе.

– А какие у вас пристрастия, Оливия?

Она ненадолго задумалась.

– Ну, мне больше нравятся пралине. Знаю, что на небесах обязательно должны быть пралине.

– А что такое пралине?

– Такие сладости. – Она облизнула губы и с улыбкой добавила: – Сладкие орешки.

– О, вы обязательно должны сделать такие орешки.

– Да, конечно. Девочки очень обрадуются. Я уже давно не делала пралине.

Тут Конор внимательно посмотрел на нее и спросил:

– А как они оказались у вас?

Оливия отвернулась и посмотрела на речку. Потом со вздохом проговорила:

– Их мать Сара была моей лучшей подругой. Она умерла в шестьдесят пятом, и я взяла девочек к себе.

– А их отец? Погиб на войне?

– Да. – Оливия снова вздохнула. – А его брат не смог уплатить налога за землю, поэтому выставил ферму на аукцион и отправился на Запад. – Она посмотрела на Конора, и теперь в глазах ее была печаль. – Он не захотел взять девочек к себе. Не захотел брать на себя ответственность.

Конор молчал, и Оливия продолжила:

– Если бы я не взяла девочек к себе, их отправили бы в приют, поскольку родственников у них не было. Но я не могла допустить, чтобы девочки Сары оказались в приюте. Поэтому я взяла их к себе и считаю, что поступила правильно.

– У вас доброе сердце, Оливия.

Она покачала головой.

– Я нуждалась в этих девочках не меньше, чем они во мне. Ведь я осталась совсем одна, и мне было очень одиноко. Я люблю этих девочек, мистер Браниган. Теперь они – мои дочери.

Конор молча смотрел в ее чудесные глаза, такие мягкие и темные – как расплавленный шоколад. Интересно, как сложилась бы его жизнь, если бы кто-нибудь взял его к себе, когда он был мальчиком? Впрочем, нет смысла гадать об этом. Такого просто не могло быть, вот и все. И теперь он должен жить так, как привык. Слишком поздно что-либо менять в его жизни. Да, слишком поздно.

Подкрепившись, они еще немного поудили рыбу. Потом Конор прилег и вздремнул, а Оливия с девочками и Честером играла в салки.

Когда же они, собрав свои вещи, направились к дому, солнце уже садилось. Был прекрасный летний вечер, и слабый ветерок развеял дневную жару. Оливия шла впереди с пустой корзинкой в руке. За ней следовали Бекки с Мирандой, собиравшие цветы для украшения вечернего стола. Последними шагали Кэрри и Конор, причем Кэрри с гордостью несла связку сомиков, большую часть из которых, поймала сама.

Когда они дошли до фруктового сада, Оливия остановилась.

– Я немного задержусь и посмотрю на персики, – сказала она дочерям. – А вы, девочки, идите домой, и приведите себя в порядок перед ужином.

Девочки направились к дому, и Оливия прокричала им вслед:

– Кэрри, не забудь сразу же выпустить рыбу в ведро с водой! И уберите удочки, которые вам сделал мистер Браниган. Конор, оставшись с Оливией, пошел с ней рядом. Они шли по фруктовому саду, и Оливия тщательно осматривала созревающие плоды.

– Как я вижу, тут нет никаких других деревьев, кроме персиковых, – заметил он.

Она улыбнулась и провела ладонью по стволу дерева.

– Мой отец посадил этот сад, когда мне исполнилось тринадцать. Он сделал это для моей матери. Отец обычно называл ее «персиком», потому что она очень их любила. Вот он и назвал нашу плантацию «Персиковой рощей». Конечно же, все сочли отца ненормальным, – с улыбкой продолжала Оливия. – Ведь он засадил акры плодородной земли не хлопком, а какими-то деревьями… Но отец всегда поступал по-своему. И как потом оказалось, эти деревья стали нашим спасением.

– Почему?

Оливия прислонилась к стволу дерева. Вздохнув, вновь заговорила:

– После войны отец умер, а у меня не было никаких доходов. Я отчаянно нуждалась в деньгах. Когда сюда пришли янки, налоги взлетели до небес. И все рабы, конечно же, ушли. Некому было обрабатывать землю и сажать хлопок. А я одна с этим справиться не могла.

Оливия окинула взглядом сад.

– Но наши персиковые деревья прекрасно здесь прижились. После смерти матери отец утратил интерес к саду, так что мне пришлось самой ухаживать за ним – обрезать деревья и следить за тем, чтобы они плодоносили. Этот сад – как бы наследие моей матери, и я считаю, что обязана сохранить его. К тому же персики приносят мне кое-какой доход, так что на жизнь хватает. Вот только хлопотно собирать урожай, – добавила она и с лукавой улыбкой взглянула на Конора.

– Трудновато собирать персики, если не можешь взобраться на лестницу, – заметил он.

– Обычно этим занимался Нейт, но теперь его нет. – Оливия вздохнула. – Ужасно, когда боишься высоты. Я ненавижу себя за это. За такое проявление слабости и глупые страхи.

– А что же вы будете делать в этом году без помощника?

– Не знаю. – Оливия отвернулась, слишком гордая, чтобы снова просить о помощи. К своему неудовольствию, она не смогла скрыть дрожь в голосе, когда добавила: – Думаю, справлюсь как-нибудь. Девочки мне помогут.

Она отошла от дерева и снова зашагала по дорожке. Внезапно Конор остановился и, окинув взглядом персиковые деревья, спросил:

– Как долго?

Оливия с удивлением посмотрела на него.

– Вы о чем?

– Когда они созреют? Сколько еще ждать?

– Около месяца.

Конор нахмурился и проворчал:

– Хорошо, я останусь, чтобы помочь вам собрать урожай. А потом двинусь дальше. – С этими словами он развернулся и зашагал обратно к дому.

Пораженная, Оливия молча смотрела ему вслед. И лишь через несколько минут сообразила, что даже не поблагодарила его.

Этим вечером, после ужина, Оливия и девочки принимали ванну – этот ритуал они неукоснительно соблюдали каждую субботу. Конор же тем временем сидел за кухонным столом с грифельной доской, мелком и словарем, в который заглядывал, если не знал, как пишется то или иное слово.

Уложив девочек в постель, Оливия надела ночную рубашку и, накинув шаль, спустилась в кухню. Застав Конора за изучением словаря, она спросила:

– Ну, как продвигаются дела?

Взглянув на нее, он с раздражением проговорил:

– В этом словаре нет слова «котенок».

– Нет, есть. – Она улыбнулась. – Поищите как следует.

– В этом нет смысла, – проворчал Конор.

Оливия засмеялась и села к столу напротив него.

– Мистер Браниган, вы скоро обнаружите, что в английском языке довольно много бессмыслицы.

– Ничего удивительного. Учти, я-то знаю этих британцев.

– Давайте обойдемся без политических дискуссий. – Оливия строго постучала по столу пальцем. – Пожалуйста, загляните в словарь.

Конор вздохнул и снова склонился над словарем. Хотя учиться читать он начал очень неохотно, но, взявшись за это дело, сил не жалел. Менее чем за неделю он запомнил все согласные и гласные и начал учить самые простые слова. Еще через неделю он уже начнет читать и писать, а через месяц…

Через месяц он покинет их. Персики будут собраны, и он уйдет. При мысли об этом Оливия почувствовала себя ужасно одинокой. Да, он уйдет.

Исчезнет подобно Чеширскому коту из сказки, и останется только воспоминание о его улыбке.

Тут Конор вдруг шумно выдохнул и, откинувшись на спинку стула, пробормотал:

– А вот слово «поцелуй» – оно начинается на букву… Взгляды их встретились, и Оливия прошептала:

– «Поцелуй» начинается на «П».

– Правда? – Он перевел взгляд на ее губы. – Как странно…

Оливия замерла. Губы ее чуть приоткрылись, а сердце гулко застучало в груди. Конор же вдруг улыбнулся и, протянув руку, провел кончиком пальца по ее губам, потом – по подбородку и по шее.

Оливия понимала, что должна отстранить его руку, должна отодвинуться, подняться из-за стола. Но ей не хотелось этого делать – хотелось совсем другого… «Так вот что такое чувственность… – думала она. – И он, конечно же, все знает, все понимает».

Внезапно Конор убрал руку и глухо проговорил:

– Мне кажется, уже поздно.

До Оливии не сразу дошел смысл его слов. Наконец, поднявшись, она пробормотала:

– Да, конечно. – Почувствовав, что краснеет, Оливия уставилась в пол, не в силах поднять на Конора глаза. Переступив с ноги на ногу, она добавила: – Не знаю, что заставило вас остаться еще на месяц и помочь мне убрать урожай, но хочу, чтобы вы знали: я вам очень благодарна. И если я чем-то могу отплатить вам…

– Идите спать, Оливия.

Она молча кивнула и выбежала из кухни. Поднявшись к себе в комнату, забралась в постель и, обняв одной рукой подушку, другую прижала к губам, вспоминая ласку Конора.

Еще ни один мужчина не прикасался к ней так. Даже Вернон на такое не отваживался. Оливия вспомнила все те глупости, о которых они с Сарой шептались, будучи девочками. После того как Джо начал ухаживать за Сарой, подруга призналась, что Джо поцеловал ее в беседке в Тайлор-Хилле. Но когда Оливия попросила подругу описать это, та не смогла.

– Сама узнаешь, – ответила Сара с таинственной улыбкой и густо покраснела. – Да, ты сама обо всем узнаешь.

Это было очень давно, а Оливия так ничего и не узнала. Случилось так, что годы пролетели, а поцелуи при лунном свете остались для нее всего лишь несбыточной мечтой. Ей было отказано в этом из-за страдающего отца, из-за сумятицы войны, из-за ежедневной борьбы за выживание.

Взбив подушку, Оливия сказала себе: «Не думай о нем. Ведь он пробудет здесь всего один месяц. И ты никогда не узнаешь того, о чем говорила Сара».

Глава 14

Конор проснулся в отвратительном настроении. Хотя едва рассвело, он тут же оделся и отправился на утреннюю прогулку. Ему никак не удавалось вспомнить свои сны, однако сны эти оставили неприятное чувство – словно смутный шепот демонов звучал у него в ушах, напоминая о всевозможных несчастьях.

Он шел, сосредоточившись на самом простом деле – переставлять ноги. Ему хотелось бы идти вечно – прочь от этого места, прочь от прошлого, прочь от себя самого.

Но нет, он не мог. Он пообещал Оливии остаться до сбора урожая. Пообещал помочь ей собрать персики. Впервые за долгое время он дал кому-то обещание, и это уже угнетало его.

Конор шел, пока не поднялось солнце, пока не улеглось его беспокойство. Потом повернулся и зашагал обратно к дому. Проходя мимо сарая, он услышал громкий голос:

– Ах, Келли! Ах, упрямый старый мул, сейчас же вернись!

Завернув за угол, Конор увидел Оливию, стоящую у дыры в изгороди. Но она его не заметила. Подбоченившись, она смотрела вслед мулу, трусцой убегавшему от нее по двору и, судя по всему, не собиравшемуся возвращаться.

– Какой же ты подлец! – кричала Оливия. – Негодяй! Конор ухмыльнулся и прислонился плечом к стене сарая. Какое-то время он смотрел, как Оливия гоняется по двору за мулом, потом крикнул:

– Помощь нужна?!

Оливия вздрогнула и остановилась. Обернувшись, пробормотала:

– И давно вы тут стоите?

– Да, довольно давно.

Он подошел к ней, продолжая ухмыляться. Но Оливия не ответила на его улыбку. Показав на мула, остановившегося в нескольких метрах от них, она сказала:

– Келли снова поломал изгородь. Проклятый мул, все время убегает. – Погрозив мулу пальцем, она прокричала: – Напрасно я тебя купила! Пусть бы Элрой тебя застрелил!

Келли вскинул голову, нисколько не испугавшись угрозы. Потом принялся рыть копытом землю, как бы приглашая хозяйку продолжить погоню.

– Элрой? – спросил Конор. – Элрой Харлан?

– А откуда… – Она умолкла, тут же догадавшись, каким будет ответ на ее вопрос. – Это с Элроем вы дрались в том боксерском поединке, – проговорила она с явным неодобрением.

– По крайней мере, я выиграл бой, – заметил Конор. – Элрой не выдержал и одного раунда.

Оливия пренебрежительно фыркнула.

– Я не удивилась, когда он занялся боксом. Думаю, ему понадобились деньги. Ему принадлежала земля за Шуга-Крик, но он потерял свою ферму несколько лет назад. Глупый простак этот Элрой. – Оливия сокрушенно покачала головой. – А Келли постоянно убегал из загона, и однажды я увидела, как Элрой гонится за ним с ружьем в руках. Он вопил, что сейчас пристрелит его. Но я не могла этого допустить и пообещала Элрою забрать у него мула. Заплатила за него два доллара. – Оливия вздохнула и, взглянув на Келли, добавила: – Кажется, я напрасно это сделала.

– Если вы подойдете к нему с другой стороны, – Конор заговорщически подмигнул ей, – мы сможем его окружить.

Оливия кивнула:

– Да, хорошо. Только не удивляйтесь, если он от нас обоих сбежит.

Пятнадцать минут спустя недовольный Келли снова оказался в загоне, а Конор осматривал изгородь.

– Неудивительно, что он сбежал, – сказал он Оливии. – Эти планки едва держатся. Стоит надавить, и изгородь развалится. Вот смотрите.

Он стукнул кулаком по одной из планок. Гвозди тотчас же выскочили из гнезд, и планка упала на землю.

– Мулу только и требовалось, что несколько раз ударить по изгороди копытом, – продолжал Конор.

– Да, я знаю. Изгородь в ужасном состоянии, но всякий раз, когда я прибиваю одну планку, другая отваливается.

– Мама! – раздался с порога голос Бекки. – Если мы не поторопимся, то опоздаем в церковь!

Оливия посмотрела на дочь.

– Знаю, дорогая. Но сначала мне нужно запрячь мула. Конор поставил на место планку. Взглянув на Оливию, сказал:

– Если вы дадите мне молоток и немного гвоздей, я починю изгородь, пока вы будете в церкви.

Его предложение, казалось, удивило ее.

– Почините?!

– Да, конечно. Уж если я останусь тут еще на месяц, мне нужно найти себе какое-нибудь полезное занятие.

Она улыбнулась ему.

– Спасибо, мистер Браниган.

– Только давайте договоримся. – Конор едва заметно нахмурился. – Перестаньте называть меня мистером Браниганом. У меня есть имя.

Она вопросительно посмотрела на него.

– Это означает, что отныне мы – друзья?

Он немного помолчал, потом кивнул:

– Думаю, что да.

Глядя ей вслед – она шла, покачивая бедрами, – Конор пробормотал себе под нос:

– Пожалуй, слово «дружба» звучит немного скучновато.

После воскресной службы Оливия собиралась отвезти девочек домой, но Орен Джонсон остановил ее у выхода из церкви:

– У тебя найдется минутка, Оливия? Я хотел бы с тобой поговорить.

– Да, конечно. – Она осмотрелась, отыскивая своих дочерей. Бекки, стоявшая на ступеньках церкви, разговаривала с Джеремайей. Сестры Чабб по очереди ласково пощипывали щеки Миранды, терпеливо это сносившей, а Кэрри присоединилась к Джимми Джонсону и Бобби Маккаму.

– Бекки! – окликнула Оливия старшую дочь. – Присматривай за девочками, а я скоро вернусь!

Бекки кивнула и снова повернулась к Джеремайе. Оливия же пошла рядом с Ореном по пыльной главной улице.

– Я уже говорила тебе, Орен, что ты можешь купить теленка Принцессы, – сказала она с улыбкой. – Не беспокойся, я никому другому его не отдам.

Орен нахмурился и покачал головой:

– Речь не о теленке. – Он остановился и взглянул на Оливию. – Вернон делал тебе предложение насчет «Персиковой рощи»?

Оливия кивнула:

– Да, две недели назад он снова просил меня продать землю. Но я, конечно, отказалась. А что?

– Он тебе угрожал?

– Открыто – нет. – Она посмотрела в печальные глаза Орена и добавила: – Но на следующий день после того, как я отказалась от его последнего предложения, кто-то повредил несколько моих персиковых деревьев. Я нашла там сигаретные окурки и подумала, что это могли быть парни Харлана.

– Могли быть и они. Потому что они работают на Вернона.

Оливия вздохнула.

– Трудно в это поверить.

– Почему же? Ведь Вернон – жадный сукин… – Орен умолк, заметив, что Оливия неодобрительно нахмурилась. – Извини, Лив. Он очень жадный, и ты это знаешь.

– Да, знаю. Но я знаю Вернона всю жизнь, и он не всегда был таким. Он был добр ко мне, когда я была девочкой. Он даже был в меня влюблен. Мне не хочется думать, что он мог так поступить.

– Оливия, он поступит и хуже, если ты не продашь ему землю. Ему ужасно хочется построить эту железную дорогу, и ты – единственная, кто может разрушить его планы. – Орен посмотрел по сторонам и, понизив голос, вновь заговорил: – Мне кажется, на Вернона давит его тесть. Он хочет, чтобы Вернон поскорее уладил это дело с землей.

– Почему ты так думаешь?

– Недели две назад Вернон получил телеграмму, а неделю назад – еще одну, – ответил Орен, и Оливия тут же вспомнила, что сын Орена работает на почте. – Так вот, обе телеграммы были от Хирама Джеймисона. Именно поэтому Вернон и его жена поспешно отправились в Нью-Йорк. Они не собирались туда в этом году, но по какой-то причине передумали. По словам его жены, их не будет шесть недель.

Оливия не удержалась от улыбки.

– Орен, ты слышишь сплетен даже больше, чем Марта.

Он ухмыльнулся в ответ.

– Ты же знаешь, что сестра моей Кейт служит горничной в доме Вернона.

«Так вот почему новости разносятся по Каллерсвиллу с такой быстротой», – с улыбкой подумала Оливия. Тем временем он продолжал:

– И если тесть Вернона потеряет терпение, то Вернон может пойти на крайние меры. Полагаю, тебе надо на время переселиться в город.

Оливия покачала головой:

– Нет, я не могу. Через месяц нужно будет убирать урожай персиков. Кроме того, ничего не произойдет, пока Верном не вернется.

– Я не был бы так уверен, Лив. Джошуа и его братья – здесь, и они могут выполнить за Вернона грязную работу. Пойми, мы с Кейт очень волнуемся за тебя и за девочек. Ведь вы там совсем одни в своей «Персиковой роще».

Но они с девочками были не одиноки. Оливия подумала о Коноре и поблагодарила Бога за то, что Конор решил задержаться еще на месяц.

– С нами все будет в порядке. Вернон ничего плохого не сделает мне. И не думаю, что он поручит что-нибудь Джошуа.

– Надеюсь, так и будет, – ответил Орен.

– Спасибо, что все мне рассказал.

– Не стоит благодарить, Лив. Но знаешь, я счастлив, что моя земля не расположена на пути этой железной дороги Вернона, Будь осторожна.

Вернувшись к церкви, они расстались, и Оливия осмотрелась, отыскивая девочек. Но увидела только одну Миранду—та все еще находилась в обществе сестер Чабб. Убедившись, что Миранда под присмотром, Оливия отправилась на поиски остальных. Отсутствие Кэрри не особенно ее удивило – но где же Бекки? Ведь она велела своей старшей дочери присматривать за младшими, и Бекки всегда была послушной и исполнительной. Оставить сестер без присмотра – это на нее совсем не похоже.

Сначала Оливия принялась искать Кэрри. Она подозревала, что обнаружит ее в компании Джимми и Бобби, и не ошиблась. Все трое находились за церковью, играли в шарики. Оливия нахмурилась и отчитала их за подобные игры у церкви.

– А ты не видела Бекки? – спросила она у Кэрри.

– Бекки пошла погулять к речке, – ответила девочка – Но она сказала, что скоро вернется.

– Погулять? – с удивлением переспросила Оливия. Это совсем не походило на Бекки. Идти гулять, когда ей велели присматривать за сестрами?.. – Кэрри, найди ее, пожалуйста. А я возьму Миранду и подгоню сюда фургон.

Кэрри побежала искать старшую сестру, а Оливия, подозвав Миранду, пошла вместе с ней к фургону. Минут через пять появились Бекки и Кэрри. Кэрри села рядом с Мирандой, а Бекки, взобравшись на сиденье рядом с Оливией, сказала:

– Извини, мама.

Оливия посмотрела на нее внимательно.

– Бекки, ты очень меня удивила. – Фургон тронулся с места, и Оливия добавила: – Оставить сестер одних?.. О чем ты только думала?

– Я не собиралась уходить надолго, – пробормотала девушка. – И Кэрри с Мирандой ведь остались не одни. Вокруг было много людей.

– Не в этом дело. Я велела тебе присмотреть за ними, а ты?..

– А как же она могла? – пропитала Кэрри. – Она была слишком занята. Лизалась со своим Джеремайей у речки.

– Кэрри, какая ты противная! – завопила Бекки.

Оливия, натянув поводья, остановила фургон. Посмотрев на старшую дочь, спросила:

– Это правда?

Бекки покраснела до корней волос и, потупившись, пробормотала:

– Всего лишь один раз.

Оливия была в смятении. Не зная, как реагировать, она оглянулась на девочек, сидевших на заднем сиденье фургона. Затем, щелкнув кнутом, проговорила:

– Обсудим это дома.

Фургон снова покатил по дороге. До самого дома все молчали. Даже Кэрри не решилась заговорить.

Как только Оливия и девочки вошли в дом, Конор почувствовал: что-то случилось. Он уже закончил чинить покосившуюся изгородь и теперь занимался тем, что Оливия называла «домашним заданием», то есть готовился к следующему уроку. Оливия же, едва взглянув на него, проговорила:

– Кэрри и Миранда, отправляйтесь на огород и накопайте корзинку сладкого картофеля. А мы тут с Бекки пока побеседуем. И еще нарвите мне пучок зелени. – Покосившись на Конора, она добавила: – Мистер Конор поможет вам.

Конор тут же встал и последовал за девочками в огород. «Что же у них случилось?» – думал он с беспокойством. Несколько минут спустя Кэрри в подробностях рассказала ему всю историю, закончив такими словами: – У Бекки теперь большие неприятности.

– Мама очень расстроена, – добавила Миранда.

Конор мог себе это представить. Он вспомнил, как мать впервые застала Майкла на сеновале с Мод Доннел и какой скандал за этим последовал. Расправа над Майклом была скорой и суровой. А затем последовали исповедь у отца Донована и нескончаемые часы стояния на коленях во искупление греха. Конор помнил, насколько унизительными были вопросы и насколько напрасным – наказание. Майкл не перестал встречаться с Мод, просто больше не попадался.

– И почему людям так хочется целоваться? – спросила Кэрри. – По-моему, это очень глупое занятие.

– Когда-нибудь ты будешь думать по-другому, – ухмыльнулся Конор.

Кэрри ненадолго задумалась, потом пробормотала:

– Да, с мальчиками иногда интересно… Им нравится заниматься всякими веселыми делами – играть в шарики, например, или ловить рыбу. Но не думаю, что мне захотелось бы кого-нибудь из них поцеловать.

Конор выкопал очередную картофелину, очистил ее от земли и положил в кучку.

– Значит, ты считаешь, что мальчики играют в забавные игры, да?

Кэрри кивнула:

– Да, конечно, отец Джимми в прошлом году устроил для него домик на дереве, но мальчики меня туда не пускают. Говорят, это только для мальчиков, а мне туда нельзя. Но если бы у меня был домик на дереве, то я бы их туда пустила. Почему же они меня не пускают?

Конор задумался, потом ответил:

– Наверное, они считают, что тебе следует играть с подружками в игры для девочек.

– Играть в куклы? – спросила Миранда. – Мне куклы нравятся.

– Ох, какая скука, – заявила Кэрри, бросая в кучку картофелину. – Но я считаю, что целоваться тоже скучно. Понять не могу, почему Бекки захотелось целоваться с Джеремайей. Прошлым летом он ей даже не нравился. Она говорила, что он тощий, а голос у него – какой-то странный.

– Может быть, она изменила свое мнение о нем? – предположил Конор. – Может, теперь он ей нравится?

– Думаю, так и есть. Мальчик может очень даже нравиться, правда? Мне нравится Бобби, но пусть бы он только попробовал меня поцеловать.

Конор внимательно посмотрел на малышку по другую сторону картофельной грядки. Он мог себе представить, что ждет в один прекрасный день Бобби Маккана. И пожалел бедного парня.

Пока Кэрри говорила с Конором о проступке Бекки, Оливия общалась со старшей дочерью, сидевшей напротив нее за кухонным столом.

– Это нечестно! – кричала Бекки, с вызовом глядя на Оливию. – Кэрри постоянно попадает в переделки, но ты ей ничего не говоришь!

– Неправда, говорю.

– Нет, правда. Она шпионит за мной, а потом доносит тебе. Но ты ее не ругаешь.

– Я потом поговорю с Кэрри, – ответила Оливия. – Но сейчас мы говорим не о ней. Мы говорим о тебе. Я попросила тебя присмотреть за девочками, а ты меня ослушалась. А если бы с ними что-нибудь случилось? Если бы Миранда ушла куда-нибудь? Если бы ее обидели?

– Миранду никто не обидит.

– Всякое может случиться. Бекки, я рассчитываю, что ты будешь помогать мне с девочками. Мне хотелось бы, чтобы ты была более ответственной.

– Почему это я всегда должна быть ответственной?! – взорвалась Бекки. – Почему я всегда должна быть хорошей? «Бекки, присмотри за девочками», «Бекки, принеси яйца», «Бекки, сделай то, Бекки, сделай это». Надоело!

Оливия с удивлением смотрела на дочь и даже не могла на нее рассердиться. Никогда за все шесть лет девочка не повышала на нее голос, а вот теперь… Что же с ней произошло?

– Значит, вот как ты все воспринимаешь? – пробормотала Оливия. – Я этого не знала.

– Да, вот так. Я больше не хочу быть хорошей, – заявила Бекки. – Не хочу, чтобы мне постоянно указывали, что я должна делать. Мне четырнадцать лет, и я достаточно взрослая, чтобы самой о себе подумать.

Оливия понимала, что им с дочерью серьезно нужно поговорить на эту тему, но она не знала, что именно говорить.

– Бекки, милая, ты, может быть, и считаешь, будто знаешь, что делаешь, но это не так.

Девочка нахмурилась, и Оливия поняла, что сказала не то. Откашлявшись, она вновь заговорила:

– Бекки, я люблю тебя и поэтому волнуюсь за тебя. Поцелуи – это…

Оливия умолкла и тяжело вздохнула. Господи, как же трудно говорить на эту тему! И как она может беседовать о жизни с невинной четырнадцатилетней девушкой, если сама в свои двадцать девять – такая же невинная?

Наклонившись над столом, Оливия сделала еще одну попытку разумно обсудить ситуацию:

– Видишь ли, Бекки, девочка в твоем возрасте не должна целоваться. Это может… – «Господи, дай мне сил». – Это может привести к нежелательным последствиям.

– Откуда тебе знать?! – закричала девушка. – Ведь у тебя никогда не было поклонника!

Оливия судорожно сглотнула.

– Да, это правда.

– У тебя поклонника не было, но это совсем не значит, что и у меня его не должно быть.

– Я и не говорю, что ты не можешь иметь поклонника. Я только говорю, что тебе еще рано. Тебе всего четырнадцать. У тебя еще все впереди. Вот исполнится шестнадцать…

– Шестнадцать?! – заорала Бекки. – Еще целых два года?! А что, если начнется новая война и все мальчики уйдут воевать? Я тогда останусь старой девой.

Это прозвучало так трагично, что Оливия едва удержалась от улыбки.

– Милая, никакой войны больше не будет. Хочешь верь, хочешь нет, но два года – это не так уж долго.

– Два года – это целая вечность!

– Тебе просто так кажется.

Бекки упрямо покачала головой, и Оливия решила пора проявить строгость.

– Ты недостаточно взрослая для прогулок с мальчиком, да еще без сопровождения. А что касается Джеремайи, то я считала его милым, вежливым мальчиком, но этот случай заставляет меня изменить свое мнение о нем. Думаю, будет лучше, если отныне вы не будете часто встречаться с ним.

– Что ты имеешь в виду?! – Бекки вскочила на ноги: волосы ее рассыпались по плечам. – А когда начнутся занятия в школе? Ведь мы с Джеремайей обычно заходим в лавку после школы. За мятными палочками…

– Да, знаю. – Оливия тоже встала. – Думаю, будет лучше, если некоторое время вы этого делать не станете.

– А я думаю; что ты – гадкая и противная!

Оливия почувствовала, что теряет терпение.

– Я этого не заслужила, Ребекка Энн, – резко ответила она – Оставим спор на эту тему. Ты пока не будешь никуда ходить с Джеремайей. Я намерена обсудить ситуацию с Лайлой и убедиться, что подобное больше не повторится.

– Что? – Совершенно обескураженная, Бекки уставилась на Оливию. – Ты не можешь так поступить. Это унизит меня. Джеремайя никогда больше со мной не заговорит.

– При данных обстоятельствах я нахожу это хорошим выходом.

Девушка тихо застонала.

– Как ты можешь так со мной поступать? Я тебя ненавижу. – Всхлипывая, она выбежала из кухни и с грохотом захлопнула за собой дверь.

Оливия же в очередной раз вздохнула.

– Быть матерью – это иногда ужасно утомительно, – пробормотала она.

Когда Конор открыл дверь и заглянул в кухню, Оливия стояла у стойки. В одной руке она держала миску, в другой – ложку и что-то размешивала в миске. На Конора она даже не подняла глаза.

– Всё в порядке? – спросил он.

– Понятия не имею, о чем вы. – Оливия поставила миску на стойку и потянулась за банкой с мукой.

– Судя по тому, как Бекки вылетела отсюда… Ох, я подумал, что снова началась война. И я послал за ней девочек, чтобы убедиться, что она не натворит глупостей. Например, не сбежит из дома.

Оливия промолчала. Конор переступил порог и вошел в кухню. Поставив ведро со сладким картофелем на коврик, он закрыл дверь и, прислонившись к ней спиной, внимательно посмотрел на Оливию. Такой сердитой он не видел ее с тех пор, как она узнала, что он – профессиональный боксер.

– Так чем же провинилась бедняжка Бекки? – спросил он.

Оливия поставила банку с мукой на место. Не глядя на Конора, ответила:

– Думаю, Кэрри вам уже все рассказала.

– Да, все захватывающие подробности.

Она возмущенно воскликнула:

– Очень рада! Рада, что вам это кажется захватывающим. Уверяю вас, если бы у вас были собственные дети, они доставляли бы вам множество неприятностей.

Конор ухмыльнулся.

– Да, понимаю. Подобные ситуации – это проклятие всех матерей. Но что же вы теперь собираетесь делать?

– Собираюсь сделать так, чтобы это не повторилось, – решительно заявила Оливия. – Я хочу поговорить с мамой мальчика.

– Что? – Конор недоверчиво покачал головой. – Поговорить с его матерью? Но ведь парнишка окажется в очень затруднительной ситуации. Поговорите с ним, если считаете нужным, но оставьте его мать в покое.

– Пусть окажется в затруднительной ситуации. – Оливия вспыхнула. – Ему должно быть стыдно.

– Но почему? Парень всего лишь поцеловал хорошенькую девочку. Думаю, это вполне безобидно.

– Поцелуй – безобидно? – переспросила Оливия. – Но ведь это может привести к…

Конор скрестил руки на груди и пристально посмотрел ей в глаза. Оливия поджала губы и отвернулась.

– Бекки слишком молода для таких вещей, – сказала она, разбивая в миску яйцо. – Ей всего четырнадцать.

– Но ведь это был всего лишь поцелуй. Сколько лет было вам, Оливия, когда вы поцеловались в первый раз?

Она ничего не ответила. И Конор вспомнил предыдущий вечер, когда он коснулся пальцами ее губ, а она посмотрела на него так, словно впервые увидела. Да целовалась ли она вообще когда-нибудь? Ему вдруг захотелось получить ответ на этот вопрос. Да, он непременно должен был это узнать.

– Так сколько же, Оливия?

– Думаю, вас это не касается.

– А я думаю, что вы никогда еще не целовались.

– Нет, целовалась. – Она взяла бутылочку с ванилью, вытащила пробку и вылила ложку коричневой жидкости в тесто. – Дважды, – добавила она, порывисто отставляя бутылку. Ваниль брызнула ей на руки и на стол.

Конор громко рассмеялся.

– Два раза? Целых два раза?

В следующее мгновение в голову ему полетело яйцо. Но Конор не зря был профессиональным боксером. Реакция у него была отменная, и он сумел уклониться от удара. Яйцо пролетело у него над головой и разбилось о дверь. На пол сползли белок, желток и скорлупа. Он присвистнул, потом выпрямился и с ухмылкой проговорил:

– Отличный удар, только слабый. Хотите еще раз попробовать?

– Вам так нужно надо мной издеваться? – спросила Оливия с дрожью в голосе.

Он направился к ней, и она тут же отступила на шаг, упершись спиной в стойку.

– Ну давайте. – Конор раскинул в стороны руки. – Я готов.

– Что?

– Вы целовались целых два раза. Поделитесь со мной опытом. Покажите, как это делается.

– Не буду!

Он посмотрел ей в глаза и сокрушенно покачал головой.

– Так я и думал. На вашем счету нет ни одного поцелуя.

Оливия вскинула подбородок и с вызовом проговорила:

– Что ж, хорошо! – Приподнявшись на цыпочки, она коснулась губами уголка его рта и тут же отодвинулась. – Вот, видите?

– И вы называете это поцелуем? – Конор рассмеялся. – Дорогая, я не знаю, что это было, но уж точно не поцелуй.

Она покраснела и с обидой пробормотала:

– Нет необходимости смеяться надо мной. Не у всех есть ваша… ваша…

– Моя – что?

– Ваша способность грешить.

– Целоваться – это грех?

– Уверена, что грех, если целоваться так, как целовались бы вы.

Он громко расхохотался.

Оливия же, нахмурившись, добавила:

– Конечно, вы о поцелуях знаете все. Не сомневаюсь, вы целовали многих женщин.

Она хотела отвернуться, но Конор, упершись ладонями в стойку, поймал ее в ловушку. Наклонившись к ней, он пробормотал:

– А теперь моя очередь. Хотите, я покажу вам, как это делать правильно?

В глазах ее промелькнула паника. Но уже в следующую секунду она решительно покачала головой и сказала:

– Нет, мистер Браниган. Не хочу.

– А может, вы боитесь, что мой греховный поцелуй может развратить вас? – спросил Конор с усмешкой. – Но ведь не исключено, что вам понравится…

– Сомневаюсь.

Это было уж слишком. Он не мог оставить подобное замечание без ответа.

– Сомневаетесь во мне, да? – Конор прикоснулся губами к ее губам, и глаза ее в тот же миг закрылись. – Не думаю, что вы достаточно в этом разбираетесь, чтобы судить. – Он поцеловал ее в уголок рта и добавил: – Самое главное – не думать в этот момент о поцелуе.

Конор закрыл глаза, вдыхая аромат ванили, окутавший их обоих. Он почувствовал, как дрогнули губы Оливии, но она не шевельнулась. Однако и не оттолкнула его. Конор провел языком по ее крепко сжатым губам, и тут она вдруг тихо вскрикнула, и ее губы раздвинулись, раскрылись. Он на мгновение отстранился, но лишь затем, чтобы снова прижаться губами к ее губам, – и теперь он уже целовал ее по-настоящему.

Внезапно он почувствовал, как ее руки поднялись – словно она хотела оттолкнуть его. Но Конор тотчас перехватил ее руки, переплетая свои пальцы с ее пальцами, и Оливия тут же прекратила сопротивление.

Взяв ее лицо в ладони, Конор распустил ее волосы, и шпильки посыпались на стойку и на пол. И только тут он осознал: игра зашла слишком далеко. Сделав над собой усилие, Конор отстранился; он понимал, что должен остановиться, пока не поздно. Но Оливия тихо вздохнула так, словно была разочарована. И в тот же миг последние остатки разума покинули его.

Он принялся покрывать поцелуями ее подбородок и шею над строгим белым воротничком. Откинув за спину волосы Оливии, он стал легонько покусывать мочку ее уха. Почувствовав, как она задрожала, он обнял ее за талию и привлек к себе, стараясь прижаться к ней как можно крепче. Ему безумно хотелось уложить ее на пол, хотелось овладеть ею прямо здесь, на кухне. Положив ладонь ей на грудь, он снова поцеловал ее, на сей раз страстно и уже не ласково, а твердо и требовательно. Почувствовав вкус ее рта, он большим пальцем обвел ее округлые груди и через ткань ощутил ее ответ.

Внезапно она прервала поцелуй, судорожно хватая ртом воздух. Сквозь шум в ушах Конор расслышал, как она произносит его имя. Но разрешение это или протест? Он этого не понял. Зато понял, что вот-вот может утратить над собой контроль. И если это произойдет…

«Господи, что же я делаю?!» – мысленно воскликнул Конор. Он резко отстранился от Оливии и отступил от нее на несколько шагов. Что же с ним произошло? Неужели он лишился рассудка от одного лишь поцелуя?

Откашлявшись, Конор пробормотал:

– Знаете, если подумать, то, наверное, и впрямь следует поговорить с матерью этого мальчика.

Резко развернувшись, он вышел из дома и зашагал в сторону сада.

Глава 15

Когда Бекки через несколько часов вернулась домой, Оливия долго не решалась посмотреть ей в лицо – она чувствовала себя лицемеркой.

– Обед уже готов! – крикнула она вслед дочери, когда та направилась наверх.

– Я не хочу есть, – прозвучало в ответ.

Вскоре раздался стук – это хлопнула дверь в комнате Бекки. Оливия со вздохом привалилась к стойке. Какая же она лицемерка! Совсем недавно отчитывала дочь, а сама…

К обеду Бекки не вышла из своей комнаты. Кэрри же с Мирандой непрерывно болтали, а Конор держался так, будто ничего особенного не случилось. Оливию такое его поведение возмущало.

Ведь она все еще ощущала жар его губ. И даже воспоминание о его объятиях и поцелуях вызывало какое-то странное волнение. И чувство вины.

Украдкой поглядывая на Конора, Оливия спрашивала себя: «Ну почему же он держится так, будто никакого поцелуя и не было? Как он может быть таким спокойным, таким непринужденным после всего произошедшего? Впрочем, ничего удивительного. Он ведь сам говорил, что целовал множество женщин».

Отодвинув свою тарелку, Оливия встала из-за стола. Собрав на поднос обед для Бекки, она направилась в ее комнату. Постучалась, но дочь не ответила. Немного помедлив, Оливия открыла дверь и увидела Бекки на постели – она лежала, уткнувшись лицом в подушку. Девочка не подняла головы, когда Оливия вошла в комнату.

– Дорогая, я подумала, что тебе, возможно, захочется поесть.

– Уходи, – пробурчала в подушку Бекки.

Оливия поставила поднос на умывальник и подошла к кровати. Присев на край постели, она тронула дочь за плечо.

– Бекки, дорогая, думаю, нам нужно поговорить. Знаю, что тебе сейчас не очень хочется разговаривать, но мне нужно кое-что тебе сказать. А ты просто послушай меня. – Помолчав, она вновь заговорила: – Знаешь, я очень огорчилась, узнав о том, что случилось сегодня. Огорчилась, потому что ты моя дочь. Конечно, ты взрослеешь, но для меня ты все еще маленькая девочка.

Бекки приподнялась.

– Мне уже четырнадцать. А моя мама вышла замуж за папу, когда была всего на год старше меня.

– Да, это правда, – кивнула Оливия.

У Сары к тому времени была беременность около двух месяцев, но Бекки, конечно же, об этом не знала.

– Ты хочешь выйти замуж за Джеремайю? – спросила Оливия.

Бекки внезапно изменилась в лице – словно вопрос застал ее врасплох.

– Не знаю, – пробормотала она в растерянности.

– Видишь ли, дорогая, Джеремайя – первый мальчик, который встретился тебе в жизни. Он первый, к кому у тебя появились какие-то чувства. Но будут и другие. Думаю, ты это знаешь, – добавила Оливия с ласковой улыбкой. – Вот поэтому-то ты и не понимаешь, чего тебе хочется.

– Просто так получилось. – Прошептала Бекки. – И мне тоже хотелось. Я хотела узнать… – Она умолкла и потупилась.

Оливия закусила губу. Вот сейчас, после произошедшего на кухне, она прекрасно понимала свою дочь.

Бекки взглянула на нее с тревогой:

– Я поступила неправильно, да, мама?

– А ты как думаешь?

– Не знаю… – Девочка пожала плечами. – Мне так стыдно…

Оливия обняла Бекки и привлекла к себе.

– Я понимаю, что ты имеешь в виду, дорогая – Отстранившись, она заглянула дочери в глаза и спросила: – А почему бы нам кое о чем не договориться? Я обещаю, что буду тебе доверять, и не стану запрещать тебе видеться с Джеремайей. Вы оба можете и дальше сидеть у церкви и покупать мятные палочки в лавке, когда хотите. Я не стану ничего рассказывать Лайле. А ты, в свою очередь, пообещай мне, что не обманешь моего доверия, что не будешь ходить гулять с ним вдвоем. И никаких поцелуев у реки. А если вы с ним захотите прогуляться, то я пойду с вами.

– Но, мама!..

– Мне, конечно, захочется посмотреть на осенние травки и цветочки, собрать букетик. Так что ясно: вы с ним меня обгоните. Договорились?

Бекки улыбнулась.

– Да, договорились.

– Вот и хорошо. А теперь почему бы тебе не поесть? А потом мы с тобой отправимся на чердак и отыщем там платье для твоего бала в честь праздника урожая.

– Можно, Джеремайя будет сопровождать меняла бал?

– Да, конечно. Года через два.


Конору не спалось. Лежа в постели, он думал об Оливии, о том, как внезапно разгорелось его желание, едва лишь он прижал ее к себе.

Прежде он никогда не терял над собой контроль в обществе женщины. Так что же теперь с ними произошло? О Господи, на кухне!.. Средь бела дня, когда в любой момент могла зайти какая-нибудь из девочек…

Поднявшись с постели, Конор в волнении прошелся по комнате. Он понимал, что надо что-то предпринять, надо придумать, как выбросить из головы мысли об этой женщине. Иначе он просто сойдет с ума за тот месяц, что ему предстоит здесь провести.

Ах, напрасно он обещал ей остаться. Нужно было просто уйти, и тогда бы ничего не случилось. Увы, он почувствовал угрызения совести. А ведь совесть – вещь чертовски неудобная.

Конор надел брюки, натянул сапоги и, взяв лампу, вышел из дома. Какое-то время он стоял на крыльце, глядя во тьму. Потом поднял повыше лампу, спустился по ступенькам и направился к сараю. Отыскав там крепкую веревку и мешок с овсом, один конец веревки привязал к мешку, а другой – к стропилу. Затем подтянул мешок так, что он повис на нужном уровне, и завязал крепким узлом. «Не очень-то подходящий противник, но другого нет», – подумал он.

Конор нанес по мешку несколько прямых коротких ударов, но тут же со вздохом отступил на шаг. Ах, слишком уж медленно… Да, он утратил навык. Если он будет так бить, то даже Элрой Харлан сможет нокаутировать его, когда он вернется на ринг.

Конор снова ударил по мешку. Затем еще и еще… Целый час он отрабатывал удары, не обращая внимания на боль в ребрах. Целый час колотил по мешку то правой, то левой, пока, наконец, в изнеможении не рухнул на землю.

Через несколько минут, отдышавшись, Конор поднялся на ноги, снял свою самодельную боксерскую грушу и положил мешок и веревку на место. Потом взял лампу и пошел обратно к дому, надеясь, что теперь-то ему удастся уснуть.

Но все его усилия были напрасны. Он улегся в постель и тотчас же понял, что ему придется думать об Оливии до самого утра.


На следующее утро Оливию разбудили шаги, доносившиеся откуда-то сверху. Уставившись в потолок, она подумала: «Неужели Бекки снова отправилась на чердак? Но почему так рано?»

Встав с постели, Оливия быстро поднялась наверх, но там никого не оказалось.

Через несколько минут она снова услышала шаги и теперь поняла: кто-то ходил по крыше. А потом раздался какой-то стук. Что же это такое?

Оливия спустилась вниз, вышла во двор – и замерла в изумлении. Во дворе лежали кучки дранки и листы жести – материалы, которые она купила в прошлом году для ремонта крыши. А прямо у ступеней крыльца у стены дома стояла лестница.

Оливия отошла подальше от крыльца, задрала голову и увидела Конора, сидевшего на гребне крыши. Раздетый до пояса, он ловко орудовал молотком, а рубашка его висела рядом на трубе. Солнце взошло совсем недавно, но казалось, что Конор уже давно занимается этим делом.

Тут он вдруг заметил ее – и замер, словно окаменел. Оливия же отбросила со лба прядь волос и помахала ему рукой.

И только в этот момент наконец-то сообразила: она ведь вышла из дома в ночной рубашке.

– О Господи, – пробормотала Оливия, бросившись в дом. Закрыв за собой дверь, она не удержалась и взглянула в окно на дранку и листы жести во дворе – хотелось удостовериться, что все это ей не привиделось.

Закрыв глаза, Оливия мысленно произнесла благодарственную молитву. Выходит, Господь послал ей именно того, в ком она нуждалась.


«Ах, что же это такое? Похоже, она не намерена облегчить мне жизнь», – думал Конор. Ведь он оказался на крыше в столь ранний час лишь по одной причине: мысли об Оливии не давали ему спать всю ночь. А она что делает? Выбегает во двор в ночной рубашке. Да еще и становится так, что он видит сквозь рубашку очертания ее фигуры. Теперь он, наверное, весь день будет вспоминать об этом. Господи, что он здесь делает? Да будь у него хоть капля мозгов, он бы немедленно уехал отсюда, пока не поздно. Но он сидит на этой проклятой крыше…

Тут хлопнула дверь, и Конор, посмотрев вниз, увидел, как во двор вышли Оливия и Кэрри. К счастью, на сей раз Оливия была в платье. Кэрри же помахала ему рукой:

– Доброе утро, мистер Конор!

– Доброе утро, милая, – откликнулся он.

– Как это вы решились чинить крышу?

– Но она ведь нуждается в починке, правда?

– Да, конечно. Иногда она ужасно протекает. Мама уже все наши банки выставила на чердак, чтобы не текло.

Он посмотрел на Оливию. В одной руке она держала чашку, другой придерживала юбку, чтобы не развевалась на ветру. И теперь волосы ее были причесаны и заколоты шпильками. Конор тотчас же представил, как ее волосы разметались по подушке, а он пропускает сквозь пальцы шелковистые пряди…

Конор поспешно отвел взгляд. Лучше об этом не думать.

– Доброе утро, – поздоровалась Оливия. – Наверное, вы встали с рассветом.

Интересно, а что бы она сказала, если бы он рассказал ей правду?

Указав на крышу, Конор ответил:

– Раз уж я собрался пробыть здесь подольше – почему бы мне не починить вашу крышу?

Оливия улыбнулась ему.

– Спасибо вам огромное. – Она подняла вверх руку с чашкой. – Я сейчас приготовлю завтрак. Может, пока хотите выпить чаю?

Он отложил молоток и поднялся на ноги. Затем осторожно спустился по склону крыши к лестнице, а после этого – на землю. Оливия вручила ему чашку с чаем, а Кэрри спросила:

– Можно, я помогу вам чинить крышу, мистер Конор?

– Нет, Кэрри, – вмешалась Оливия. – Ты туда не полезешь.

– Но, мама…

– Нет.

Конор заметил, что девочка очень огорчена отказом. Улыбнувшись ей, он сказал:

– Мне потребуются гвозди. Может, отыщешь их для меня?

– Да, конечно.

Кэрри направилась к сараю, но Оливия тут же положила руку ей на плечо, удерживая на месте.

– Нет, у тебя сейчас другие дела, – строго сказала она.

– Но я же хочу помочь мистеру Конору. Он сказал, что можно. – Она повернулась к Конору в поисках поддержки. – Вы ведь сказали, что можно, правда?

– Попозже, дорогая, – снова вмешалась Оливия. – Ведь цыплята сами себя не накормят.

– Но я не хочу кормить цыплят. Я хочу помогать мистеру Конору.

– Живо, юная леди! – Оливия нахмурилась. – И не забудь принести в дом яйца, чтобы я смогла приготовить завтрак.

Кэрри со вздохом взглянула на мать.

– Ты такая скучная, мама. Ужасно скучная.

На Оливию эти слова не произвели ни малейшего впечатления. Указав на курятник, она сказал:

– Побыстрее.

Кэрри снова вздохнула и ушла. Конор тихо рассмеялся и пробормотал:

– Даже не знаю, кто вырастет из этой малышки – актриса или ловкая мошенница.

Оливии не нравился ни один из вариантов, но она не смогла удержаться от улыбки.

– Я люблю эту девочку, но иногда она испытывает мое терпение.

– Прекрасно вас понимаю. – Он сделал глоток чая, потом в задумчивости проговорил: – Похоже, мне требуется время, чтобы починить вашу крышу.

– Ах, очень мило с вашей стороны, что вы решили заняться этим делом!

– Я ведь уже сказал: мне будет, чем заняться. – Он допил чай и протянул ей пустую чашку. – Кроме того, это поможет мне восстановить форму.

Оливия взяла чашку и пошла в дом. Она просила Бога о помощи и получила то, о чем просила. Конор ремонтировал крышу и собирался помочь со сбором урожая персиков. Он обещал задержаться еще на месяц, и раньше ей казалось, что этого вполне достаточно.

Но теперь она чувствовала: этого мало. Оливии было стыдно за себя, но ей все равно хотелось большего.


К вечеру Конору казалось, что он – самый избалованный плотник в Луизиане. Бекки постоянно носила ему холодную воду из колодца, Миранда принесла печенье, которое испекла Оливия. Кэрри отыскала для него гвозди, а потом почти весь остаток дня крутилась рядом, тотчас хватаясь за инструмент, который мог бы ему понадобиться. Если бы в Ирландии Конору довелось получить столько женского внимания, он бы, наверное, остался плотником на всю жизнь.

К концу дня Конор уже залатал значительную часть крыши и теперь раздумывал, стоит ли сегодня продолжать. Взглянув вниз на свою маленькую помощницу, он отложил молоток и, спустившись с крыши, проговорил:

– Кэрри, дорогая, мне кажется, что пора сходить на речку.

– Да, конечно! – Отшвырнув банку с гвоздями, девочка схватила Конора за руку. – Пошли!

– Минутку, малышка. – Он показал на банку и на рассыпавшиеся гвозди. – Им тут и место?

Кэрри быстро собрала гвозди в банку и поставила ее на крыльцо.

– Так лучше?

– Так хорошо. Пойдем. Только сначала поищем твою мать и сестер.

Они зашли в кухню и сразу же поняли, что пойти с ними сможет только одна Миранда. Бекки же в синем шелковом платье стояла на стуле, а Оливия, опустившись перед ней на колени, подкалывала подол платья. Миранда, сидевшая за кухонным столом, с любопытством наблюдала за ними.

– Мы с Кэрри решили не продолжать работу—слишком жарко, – сказал Конор.

Кэрри тут же закивала:

– Да, мы собираемся сходить на речку.

– А вы, девочки, пойдете с нами? – спросил Конор.

– Я пойду, – заявила Миранда, вскакивая со стула.

Бекки же покачала головой:

– А я сегодня не могу. Мама переделывает для меня платье.

– Вижу, – кивнул Конор. – По какому случаю?

Воткнув следующую булавку в подол платья, Оливия ответила:

– Каждый год, в сентябре, в городе устраивают бал по случаю сбора урожая. Бал проводится каждый год со времени окончания войны, и теперь это стало традицией.

– А мама наденет свое красное шелковое. Правда, мама?

– Да, правда, – кивнула Оливия. – Только я немного ушью юбку.

– Красное? – переспросил Конор. Ему не очень-то нравились коричневые и серые платья, которые Оливия носила постоянно. – Знаете, красный – мой любимый цвет.

Оливия никак на это не отреагировала. Воткнув в подол последнюю булавку, она выпрямилась и проговорила:

– Вот и все, дорогая.

Бекки осмотрела свой новый наряд.

– Ах, мама, мне так нравится… Спасибо тебе.

– Пожалуйста, дорогая. А теперь слезай со стула. Давай проверим, ровно ли заколот подол.

Бекки спрыгнула на пол и снова взглянула на свое платье. Потом повернулась к Конору:

– Что скажете, мистер Конор? – Глаза девушки сияли.

Он улыбнулся ей.

– Ты выглядишь великолепно.

Бекки смутилась и, наклонив голову, погладила пальцами синий шелк.

– Правда, мистер Конор?

– Конечно, правда. Все парни будут любоваться тобой.

– Только один, надеюсь.

Конор с улыбкой покачал головой.

– Жаль, если так, – ответил он. – Однажды мать сказала моей сестре Бриджит, что выбрать мужа – все равно, что шляпку купить.

Бекки весело рассмеялась.

– Шляпку?

Он кивнул:

– Да, именно так. Мать сказала, что выбирать мужа – это как шляпку покупать. Меряешь несколько штук, но не покупаешь первую попавшуюся. – Конор подмигнул девушке. – Не спеши, милая. Это тебе совет от моей матери.

Оливия взглянула на него с благодарностью, потом посмотрела на старшую дочь.

– Иди наверх, Бекки, и переоденься. А потом начнем подшивать платье. Только не забудь про булавки.

Бекки пошла наверх, а Конор с Кэрри и Мирандой отправились на речку, оставив Оливию в одиночестве. Вспомнив про «выбор шляпки», она мысленно поблагодарила Конора за его ирландскую мудрость. А Бекки, наверное, была права. Ведь она уже не маленькая девочка, и ей самой предстояло сделать выбор. Оставалось только надеяться, что девочка сделает правильный выбор.

Внезапно раздался стук копыт, а затем – громыхание экипажа, подъехавшего к дому. Оливия выбежала в холл и, отдернув кружевную занавеску, посмотрела в окно. Оказалось, что приехал Орен Джонсон в своем фургоне. Едва лишь взглянув на него, Оливия поняла: что-то случилось. Выбежав из дома, она поспешила к фургону.

– Оливия, слава Богу, ты дома.

– А что случилось, Орен?

– Кейт… – Он сдвинул шляпу на затылок. – Она рожает.

– Что? Но у нее же срок только через месяц.

– Знаю, но роды начались, и ей очень тяжело. Док Моррисон до воскресенья пробудет в Чудрант-Перише. Там корь. Ты можешь сейчас поехать со мной?

– Конечно. Только возьму кое-какие вещи и сообщу обо всем Бекки. Подожди минутку. Я сейчас.

Оливия развернулась и взбежала на крыльцо.

– Бекки! – закричала она, направляясь в кухню. – Бекки, спускайся, быстрее!

Взяв из кладовки корзинку, Оливия сунула туда охапку корпии, свой медицинский ящик и два полотенца. Когда Бекки вошла в кухню, она уже надевала шляпу.

– В чем дело, мама? Мне показалось, подъехал фургон.

– Кейт Джонсон рожает, а док Моррисон уехал. Мне придется отправиться туда прямо сейчас, – Оливия шагнула к двери. – Не знаю, сколько я там пробуду, дорогая. Ты сможешь позаботиться об ужине для всех?

– Конечно, – ответила Бекки, провожая мать. – Так, когда же ты вернешься?

– Я ведь сказала, что не знаю. Не волнуйся, если задержусь. Просто уложи девочек в постель, хорошо? И не дожидайся меня, ложись спать. – Оливия вскочила на козлы рядом с Ореном, и фургон рванул с места. Обернувшись, она прокричала: – Вернусь, как только смогу!


Бекки смотрела на шахматную доску, пытаясь сообразить, какой ход ей следует сделать. Конор, сидевший напротив нее за кухонным столом, не стал давать ей советов. Он загнал ее в ловушку, но оставил один выход. И теперь ему хотелось узнать, найдет ли девочка сама этот выход.

Тут прогремел гром, почти сразу же хлынул дождь. Конор взглянул в окно, потом снова посмотрел на Бекки.

– Мистер Конор, а вы действительно считаете, что найти мужа – все равно, что выбрать шляпку? – спросила она неожиданно.

Он ухмыльнулся.

– Не знаю, милая. Мне ведь мужа не выбирать.

Бекки засмеялась.

– Хорошо, тогда спрошу по-другому. Как вы считаете, выбрать жену – все равно, что купить шляпу?

– Полагаю, что да. В каком-то смысле. Но даже если и так, то я ведь жениться не собираюсь. Да и шляп не ношу. Так что мне трудно судить.

Она внимательно посмотрела на него, потом спросила:

– Вы что, вообще не собираетесь жениться? Не хотите иметь семью?

Появление Кэрри избавило его от необходимости отвечать. Девочка стояла в дверях. Босая и в ночной рубашке.

Бекки нахмурилась:

– Кэрри, тебе ведь полагается находиться в постели. Мама так велела.

– Лучше иди скорее наверх, – сказала младшая сестра. – Миранда проснулась.

– О Боже! – простонала Бекки, вскакивая на ноги. В следующую секунду она выбежала из кухни.

Конор с тревогой посмотрел на Кэрри:

– А что с Мирандой?

– Она не любит грозу, – пояснила девочка. – Очень боится.

Конор встал и отправился наверх следом за Бекки. Кэрри шла с ним рядом. Они вошли в спальню Миранды сразу за Бекки. Малышка сидела, обнимая Честера, в постели и икала.

Бекки подбежала к ней и проговорила:

– Все хорошо, Миранда, не беспокойся. Все хорошо.

Конор видел, что малышка напугана до смерти. Тут сверкнула молния и раздался новый удар грома. Миранда захныкала, уткнувшись лицом в густую шерсть пса.

Конор тут же шагнул к кровати и взял Миранду на руки. Девочка обхватила его руками за шею и тихонько всхлипнула. Опять прогремел гром, и Миранда, вздрогнув, прижалась к его груди. Покрепче прижав к себе малышку, Конор погладил ее по спине и пробормотал ей в волосы:

– Ну что с тобой, милая? Не надо бояться. Ты ведь не боишься грозы, правда? – Заглянув девочке в глаза, он с ласковой улыбкой продолжил: – Это просто сильный дождь, вот и все. Дождь иногда любит устраивать такой грохот, но ты не бойся его. Как услышишь, что гром рычит на тебя, зарычи на него, и тебе не будет страшно.

Малышка кивнула и спросила:

– Это вы так делаете, когда вам снится страшный сон? Конор лукаво улыбнулся.

– Да, так и делаю.

– И тогда вам уже становится не страшно?

– Мистер Конор ничего не боится, – уверенно заявила Кэрри. Она посмотрела на него с обожанием. – Правда, Конор?

Он едва удержался от смеха. Интересно, что сказала бы Кэрри, узнай она о том, что он боится очень многих вещей?

– Да, верно. Я ничего не боюсь. – Он наклонился и, зарычав, подхватил Кэрри другой рукой.

Кэрри засмеялась и вцепилась в его рубашку. Он оглянулся на Бекки и, подмигнув ей, проговорил:

– Если не ошибаюсь, дорогая, там со вчерашнего дня осталось еще целое блюдо сдобного печенья с пекановыми орешками. Печенье только и ждет, когда его съедят.

Бекки улыбнулась и кивнула в ответ:

– Да, конечно. Пойдемте.

Бекки, державшая перед собой лампу, спускалась по лестнице первая. Конор с девочками на руках следовал за ней, рядом с ним шел Честер, и у Конора появилось чувство, будто брюзгливый старый пес наконец-то стал привыкать к нему.

В кухне он опустил Кэрри на пол, и она немедленно отправилась в кладовку и принесла блюдо с печеньем.

– Почему бы нам не пойти в библиотеку? – предложила Бекки, наливая всем яблочного сидра. – Там гораздо уютнее.

Конор посмотрел на кухонные стулья с жесткими прямыми спинками и решил, что библиотека – неплохая идея.

– Что ж, пошли. Думаю, нам там будет удобно. Кэрри, принеси туда печенье. Бекки, не забудь лампу.

Они уютно устроились в библиотеке на мягких диванных подушках. Миранда свернулась клубочком у Конора на коленях. Кэрри прильнула рядом, а Бекки, сидевшая с другого бока, положила голову ему на плечо. Честер же уселся на полу у его ног.

– Расскажите нам какую-нибудь сказку, мистер Конор, – пробормотала Миранда, прижимаясь щекой к его груди.

– Сказку?

О Господи. Он попытался вспомнить сказки, которые рассказывали seanachaie,[10] когда он был мальчиком, тогда, до голода, до того как музыка, смех и рассказы у костра исчезли из его жизни.

– Жил да был, – начал Конор, – при дворе короля парень по имени Кухулин.[11] И вот однажды ночью он услышал лай пса, и он знал, что это – Ольстерский пес, огромный дикий зверь, который бродил по равнинам и пугал маленьких детей. Все дети задрожали от страха, услышав его лай, но Кухулин был отважным, и он не испугался. На следующее утро он отправился играть со своими друзьями в херлинг…

– А что такое херлинг? – спросила Кэрри.

– Это такая ирландская игра. В нее играют палками и кожаным мячом.

– А как в нее играют?

Конор начал объяснять, но Миранда подтолкнула его локтем:

– А что дальше? Что было дальше, мистер Конор?

– Пока дети играли, – продолжал Конор, – зверь напал на них. Это был огромный дикий зверь с зелеными глазами и с челюстями как у дьявола. Все дети закричали от страха и хотели убежать, но Кухулин велел им остановиться и стать за ним, и они послушались его. А зверь мчался по полю прямо на них. Мчался, оскалив зубы и собираясь разорвать их на куски.

– А Кухулин нисколько его не испугался? – перебила Миранда.

– Нет, малышка. Он был очень смелый, и он бесстрашно встретил пса. Он взял свою палку для херлинга и ударил по мячу. Да так сильно ударил и так хорошо прицелился, что зверь упал замертво. Так Кухулин убил Ольстерского пса и спас детей. Кухулин был такой храбрый и справедливый, что стал королем всей Ирландии.

– Очень интересная история, мистер Конор, – сказала Бекки, беря с блюдца печенье. – Расскажите нам еще что-нибудь.

– Уже очень поздно, милые. И мне кажется, что вы уже должны находиться в постелях.

– Я не хочу в постель, – заявила Миранда.

– Я тоже, – поддержала сестру Кэрри.

– Может, дождемся маму? – предложила Бекки, и ее сестры тут же закивали.

– Да-да, дождемся.

– А вы понимаете, как недовольна будет мама, когда вернется домой и увидит, что вы еще не в постелях? – спросил Конор.

– Все равно дождемся! – в один голос закричали девочки.

Конор вздохнул.

– Что ж, хорошо.

Поудобнее усадив Миранду у себя на коленях, он начал рассказывать легенду о Кухулине при дворе Эмера. Дойдя до середины, Конор вдруг сообразил, что никто больше не задает ему вопросов. Посмотрев на слушательниц, он увидел, что все они мирно спят.

Самому же Конору не спалось. Прислушиваясь к раскатам грома, он вспоминал о том, как его сестры во время дождя жались к нему в темных переулках или в зарослях на обочине дороги. После смерти Майкла забота о них стала его обязанностью. Они доверяли ему, рассчитывали на него. А он не оправдал их надежд.

И сейчас в завывании ветра ему слышались жалобные голоса сестер. В струях дождя ему виделись их слезы. Он попытался отбросить эти ужасные воспоминания, он не мог слышать эти голоса… «Та ocras orm, Конор… Конор, мне кажется, я умираю…»

Глава 16 ФЕНИИ

Белфаст, Ирландия,

1865 год

Когда Конор впервые встретил Шона Галлахера, он не был уверен, что перед ним действительно борец за свободу. Конечно, Конор слышал об этом человеке. Галлахер был почти легендой, одним из лидеров восстания фениев 1848 года. Он сидел во многих британских тюрьмах, а теперь являлся членом священного внутреннего круга братства. Но после двух часов беседы с ним Конору стало казаться, что Галлахер просто-напросто болтун. Тем не менее, он продолжал внимательно слушать его, ведь ему хорошо запомнились слова О’Бурна, сказанные накануне вечером.

– Галлахер поддерживает дух, – говорил О’Бурн. – Многие люди могут храбро выступить в пабе, выпив несколько пинт пива, но Галлахер умеет поддержать их гнев и после того, как хмель пройдет. Вот так-то, парень. И он знает, что делает. Запомни это.

О’Бурн же был капитаном в братстве, и он занимался в Белфасте вербовкой новых членов тайного сообщества. А Галлахер прибыл в Белфаст из Дублина для проверки рекрутов. Он хотел отобрать из них горстку людей для выполнения некой миссии. И сейчас, общаясь с теми, кто собрался в этой комнате, вероятно, подбирал наиболее достойных.

– Шпионы повсюду, – говорил Галлахер, – и многих из них не так-то просто распознать. – Он сунул руку в карман куртки и вытащил пистолет. Потом взвел курок, обвел взглядом присутствующих и заявил: – Но доносчики заплатят своей жизнью, и адская печь станет их ложем навеки.

В следующее мгновение раздался щелчок курка, но выстрел не прогремел – пистолет не был заряжен. Однако все находившиеся в комнате инстинктивно пригнулись – все, кроме одного.

Галлахер глухо рассмеялся.

– А он хладнокровный, наш Конор. Настоящий храбрец.

И Конор понял: только он один выдержал испытание. Решив, что настало время перейти к делу, Конор спросил:

– Так что же я должен сделать?

– У меня есть тысяча ружей на складе в Нью-Йорке, – ответил Галлахер, – дар наших братьев из «Клан-на-Гэл».[12] Ты должен помочь моим людям тайно переправить их. Сделать это надо за три месяца.

Конор решил, что Галлахер заслужил свою репутацию настоящего гения революции.

Глава 17

Оливия устала до изнеможения. Она молча уселась на козлы рядом с Ореном, и фургон тотчас же тронулся с места, покатив в сторону «Персиковой рощи». Никто из них не произносил ни слова – Оливия слишком устала, чтобы разговаривать, а Орен, хоть и стал отцом в шестой раз, оставался человеком неразговорчивым.

Когда же фургон, наконец, остановился у ее дома, Оливия подхватила свою корзинку и, спрыгнув на землю, проговорила:

– Пусть док Моррисон обязательно осмотрит Кейт и малыша, как только вернется.

– Я позабочусь об этом, – ответил Орен. – Спасибо тебе, Оливия, за все.

Он щелкнул вожжами, и фургон покатил в обратном направлении. Оливия же, спрятавшись от дождя под навесом веранды, сняла мокрые башмаки и вошла в дом.

В доме царила тишина, но в холл проникал слабый свет из библиотеки. Он ждал ее. При этой мысли Оливия улыбнулась, и на сердце у нее потеплело.

Сняв мокрую шляпу и накидку, Оливия направилась в библиотеку и, расплывшись в улыбке, замерла на пороге при виде открывшейся ей картины. Конор сидел на диване, а девочки, облепившие его со всех сторон, крепко спали. Честер, тоже спящий, лежал у него в ногах.

Взглянув на Оливию поверх головы Миранды, Конор тихо проговорил:

– Только не вздумайте смеяться. – Он в смущении отвернулся.

Оливия прикрыла рот ладонью и покачала головой.

– Нет-нет, у меня и в мыслях не было… Вам так удобно? – Она подошла поближе к дивану. – Вы выглядите… Похоже, вы очень устали.

Конор посмотрел на девочек.

– Я здесь как в ловушке. Видите ли, мы решили…

– Мама? – послышался сонный голос Кэрри. Она приподняла голову. – Мама, мы тебя ждали.

– Вижу, – с улыбкой ответила Оливия. – Но вам давно уже пора в постель. – Она положила руку на плечо старшей дочери. – Бекки, проснись.

Девушка открыла глаза и, зевая, пробормотала:

– Наконец-то ты вернулась, мама. Ну как, миссис Джонсон родила?

– Да, мальчика, и с ним все хорошо.

Оливия повернулась к Конору. Тот встал и передал ей Миранду.

– Спасибо. – Она прижала малышку к груди. – Надеюсь, они не доставили вам слишком много хлопот.

– Какие же тут хлопоты? Они все уснули – прямо в середине моей лучшей сказки.

Представив себе эту картину, Оливия пожалела, что ее в тот момент не было дома. Ей бы очень хотелось понаблюдать, как Конор рассказывает девочкам сказку – так, как это обычно делают отцы. Но он им не отец. Даже не близкий человек.

– Что ж, спокойной ночи. – Она отвела взгляд. – Спите спокойно.

– Постараюсь, – ответил он с иронией, которую Оливия не поняла.

Девочки пожелали Конору спокойной ночи, и Оливия увела их из библиотеки. Уже наверху, в коридоре, она шепнула старшим девочкам:

– Ложитесь, а я уложу Миранду.

Девочки молча кивнули, и Оливия вошла в комнату Миранды. Откинув одеяло, она осторожно уложила девочку в постель, стараясь не разбудить ее, но Миранда все же проснулась.

– Мама, дождь все еще вдет, да? – пробормотала она, открывая глаза.

Оливия присела на край постели.

– Да, еще идет, но гроза уже прошла, дорогая.

– Я очень испугалась, – сказала малышка. – Но мистер Конор говорит, что гром только пугает всех, его не надо бояться. Надо просто зарычать на него, как он рычит на людей. Мистер Конор так поступает, когда ему снятся страшные сны.

– Он так и сказал? – удивилась Оливия. – Что ж, думаю, это хорошая мысль.

– Да, очень хорошая, – кивнула Миранда. – И еще он рассказал нам интересную историю. – Девочка зевнула во весь рот. – Мне бы хотелось, чтобы мистер Конор каждый вечер рассказывал нам истории. – Она снова зевнула, и глаза ее медленно закрылись.

Оливия склонилась над дочерью и поцеловала ее в щеку.

– Мне бы тоже очень этого хотелось, – прошептала она.

Оливия ужасно устала, но сон не шел к ней. Она то и дело переворачивалась с боку на бок, взбивала подушку, но уснуть, никак не удавалось. Наконец, решив, что чашка чая ей, возможно, поможет, она встала с постели, накинула на плечи шаль и вышла из комнаты. Спускаясь по черной лестнице, она заметила свет, проникающий в коридор из-под кухонной двери.

Неужели Конор еще не спит? Оливия немного помедлила. Потом все-таки пошла на кухню. Открыв дверь, она увидела Конора, склонившегося над столом, над грифельной доской. Он поднял голову и взглянул на нее вопросительно.

– Никак не могла уснуть, – объяснила Оливия. – Вам тоже не спится?

– Да, тоже.

– Я решила выпить чашку чая. Хотите?

Он пожал плечами, и Оливия прошла к плите. Поворошив тлеющие угли, она подбросила в топку щепок и поставила на огонь чайник.

Конор по-прежнему молчал, и она, поставив на стол две чашки чая, проговорила:

– Вижу, вы почерк отрабатываете…

Взяв одну из чашек, Конор откинулся на спинку стула и пробормотал:

– Да, почерк… И еще я думал: а какой мне смысл заниматься боксом?

Оливия внимательно посмотрела на него.

– А почему вы стали этим заниматься?

– Это способ заработать на жизнь.

– Но есть много других способов.

– Да, конечно. Но этот – один из самых простых.

Но такой ответ не удовлетворил Оливию. Она видела Конора за работой и понимала, что причина не в его лени.

– Вы никогда не думали о том, чтобы приобрести другую профессию?

– Например? – Он нахмурился и добавил: – Мне и грамота не очень-то нужна. Не надо уметь читать, чтобы понять вывеску в окне: «Ирландцы не требуются».

– А вам никогда не хотелось где-нибудь осесть, сделать ставку на что-нибудь более надежное, чем очередной бой?

Он покачал головой:

– Нет, никогда не хотелось. Мне нравится бродяжничать. Я не из тех, кто любит оседлую жизнь. Я люблю свободу.

– А почему бы вам не завести собственную ферму? На Западе полно земли под участки для поселенцев.

– Нет, я не фермер.

– А разве плохо быть фермером?

Он долго молчал, наконец, проговорил:

– Мой отец был фермером. И отец отца тоже был фермером. Мы выращивали картофель, как и другие. Видите ли, нам досталось очень мало земли – большей ее частью распоряжались британские землевладельцы. А картофель – это единственное, что мы могли выращивать на наших маленьких участках, чтобы прокормиться. Но потом пришел ocras. To есть голод.

Оливия молчала, и он продолжал:

– Однажды утром, мне тогда было одиннадцать лет, я проснулся от пронзительных криков. Я выбежал наружу, чтобы посмотреть, в чем дело, и увидел мать, отца и брата. Мать указывала на clochan,[13] где мы хранили урожай, всхлипывала и что-то говорила про картофель. Мы направились туда, мой отец открыл дверь… и в нос нам ударил ужасный запах…

Конор помолчал, потом опять заговорил:

– Мы вошли в clochan, и отец склонился над ларем, в который мы только накануне засыпали здоровый свежий картофель с поля. А когда отец поднял голову, я впервые в жизни увидел на его лице страх. И понял: случилось что-то ужасное. Заглянув в ларь, я не увидел картофеля. Там была какая-то слизистая масса, вонявшая серой и походившая на кашу…

Конор вздохнул и надолго умолк.

– Но мы все-таки взяли немного этой гадости и дали одной из наших свиней. Свинья сдохла, и мы поняли: это была отрава. Мы пошли в поле и попытались выкопать клубни, которые еще оставались в земле. Но все напрасно. За одну ночь вся зелень увяла, а клубни почернели. Всюду происходило то же самое, и этот ужасный серный запах был везде. Мне кажется, я до сих пор его чувствую.

У Оливии мурашки по спине пробегали, когда она слушала рассказ Конора.

– За месяц по всей Ирландии не осталось картофеля, – продолжал он. – А потом люди стали умирать от голода и болезней, и умирали тысячами. В нашей деревне даже гробов не хватало, и приходилось хоронить людей в общих могилах – просто забрасывали покойников землей, чтобы их не сожрали крысы.

Оливии стало дурно, и она прижала ладонь ко рту. Конор с трудом сглотнул, и его голос превратился в хриплый шепот:

– Отец умер первый в нашей семье. Отравление урожая сломило его, a fiabhras dubh убила его. Это черная лихорадка, вы называете ее тифом. Моя мать причитала три дня, так велика была ее скорбь. Тиф убил и ее неделю спустя. Она умерла в зарослях, потому что землевладелец изгнал нас из дома, а дом сожгли.

Конор пристально посмотрел на Оливию; глаза его сверкали гневом.

– Поэтому я никогда не стану фермером. Никогда. – Он встал из-за стола и пошел к двери. У порога остановился и, обернувшись, добавил: – Я никогда не привяжусь к клочку земли. Ни к женщине, ни к дому, ни к семье, ни к церкви. Теперь я – вечный бродяга.

Оливия смотрела на него сквозь слезы. Она молчала, потому что ей нечего было сказать ему в утешение, потому что у нее не было такого бальзама, который мог бы залечить его душевные раны.


Конор не мог убежать от демонов. Он пытался сбежать от них, но ему не удавалось бежать достаточно быстро. Всегда он бежал недостаточно быстро. Они бежали рядом, разговаривая с ним тихим шепотом, уговаривая. Он не мог обогнать их, потому что говорили они в его собственной голове. Конор остановился, упал на колени и зажал уши ладонями. Но он все равно слышал их шепот.

Будь он сильнее, он смог бы изгнать их. Он мог бы разбить себе череп, как ореховую скорлупу, и тогда наступил бы конец всему. Он крепко сжал руками голову, но сил у него не хватало. Никогда не хватало.

Оранжевый. Этот ненавистный цвет был повсюду, он окружал его. Адское пламя, оранжевые ленты, раскаленная кочерга, которой демоны пытали его. «Скажи нам, – бормотали они, – скажи, скажи, скажи…»

И он сказал.

Конор с воплем проснулся, вырвавшись наконец-то из этого ужасного сна. Приподнявшись, он обхватил голову дрожащими руками.

– Господи Иисусе, – простонал он. – О, черт, о, черт…

Внезапно дверь его спальни распахнулась, и он увидел перед собой Оливию. Глядя на него с тревогой, она спросила:

– Конор, что с вами?

– Все в порядке, – прохрипел он. – Отставьте меня.

Она не шевельнулась. У нее за спиной послышались шаги.

– Мама? Что с ним? У него снова кошмары?

Девочки. Он не мог допустить, чтобы они увидели его в таком состоянии.

– Уходите! – закричал Конор. – Оливия, не пускайте их ко мне!

Она колебалась.

– Так с вами все в порядке?

Он криво усмехнулся и пробормотал:

– Я чувствую себя замечательно. Спасибо, что побеспокоились.

Оливия попятилась к порогу, и дверь за ней закрылась. Конор вздохнул с облегчением и встал с постели. Приблизившись к умывальнику, он посмотрел на свое отражение в овальном зеркале. Лицо смертельно бледное, глаза покраснели, а подбородок покрылся темной щетиной. Он выглядел ужасно, но так и бывает с мужчинами, которые спят с демонами.

Оливия отправила девочек собирать ежевику. Ей не хотелось, чтобы они сейчас находились рядом с Конором. Она поставила на огонь чайник, а потом сварила крепкий кофе. Ей очень хотелось поговорить с Конором, но он ясно дал понять, что не хочет ее видеть, не ждет от нее помощи.

Внезапно послышались шаги, и кухонная дверь распахнулась. Переступив порог, Конор хриплым голосом проговорил:

– Доброе утро, Оливия.

– Доброе утро. – Она взяла миску и стала разбивать в нее яйца. – Садитесь, я уже приготовила вам завтрак.

Он отодвинул стул и сел к столу.

– А где девочки?

– Я отправила их собирать ежевику – Оливия вылила взбитые яйца в нагретую сковороду на плите – Их не будет все утро.

– Спасибо, Оливия. Знаете, мне не хотелось, чтобы они видели… – Он в смущении умолк и тяжело вздохнул.

Но Оливия и без слов все поняла. Было ясно, что этот человек стыдился любого проявления слабости. Она шагнула к нему, но тут же остановилась, вспомнив, что он не ждет от нее сочувствия. Немного помолчав, сказала:

– Наверное, вам надо выпить. Вот, пожалуйста. – Она налила в чашку кофе и поставила ее на стол.

– Спасибо, – кивнул Конор.

Оливия вернулась к плите и положила на тарелку яйца, жареную картошку и печенье. Поставив тарелку перед Конором, сказала:

– А вот и ваш завтрак.

После этого она принялась резать овощи для гамбо,[14] но изредка все же поглядывала на Конора.

Он долго смотрел на стоявшую перед ним тарелку, потом взял вилку, но вскоре, почти ничего не съев, отодвинул от себя тарелку.

– Нет аппетита? – спросила Оливия.

– Да, не хочется… – Поднявшись из-за стола, он вышел из кухни.

Дверь сарая была открыта, но Конор и там не нашел покоя. Черт побери, ему нужен покой, а здесь он не сможет его обрести. Наверное, он постоянно должен переезжать с места на место, иначе сны его будут становиться все хуже и хуже.

– Да, покой… Мне нужен покой, – бормотал Конор, выходя из сарая. – Поэтому я должен уехать отсюда.


– Ну, Вернон, расскажи-ка мне, что там с железной дорогой.

Затаившись у кабинета отца, Алисия подслушивала. Конечно, ей не разрешалось присутствовать при их разговорах, но ее это не остановило. Дверь кабинета была приоткрыта, и она прильнула к щели, когда муж начал объяснять ситуацию ее отцу.

Алисия Тайлер знала, что ее отец очень умный человек. Он утроил свое и без того значительное состояние, производя во время войны пушки и ружья для армии северян. Отец всегда с выгодой вкладывал деньги в какое-либо предприятие. А если предприятие не приносило дохода, то он, не раздумывая, закрывал его. Вернон прекрасно это знал и поэтому ужасно нервничал.

– Говори все прямо, как есть, – добавил отец. – Мы получили всю нужную нам землю, за исключением небольшого клочка. Эта женщина не хочет продавать свою землю, верно? Неужели она разрушила все наши планы?

– Нет-нет, я гарантирую…

– Прибереги свои гарантии для другого случая, – перебил мистер Джеймисон. – Я уже давно слышу эти разговоры. Некоторые из моих компаньонов вложили немалые деньги в это предприятие, и мне все сложнее объяснять им отсрочку. Вот почему я и послал за тобой. Ты должен встретиться с моими компаньонами и заверить их, что эта железная дорога не просто плод моего воображения. Им нужны результаты, и тебе придется посмотреть им в глаза и сказать о том, что они разумно вложили свои деньги.

– Да, сэр.

– Я хочу начать строительство железной дороги к осени. Заставь эту Мейтленд продать землю.

– Я немедленно телеграфирую Джошуа и прикажу ему отправиться к ней и сделать последнее предложение. Джошуа сумеет ее убедить…

– Очень хорошо. Полагаю, не нужно тебе напоминать, Вернон, насколько высока ставка.

– Нет, сэр. Я очень хочу, чтобы сделка состоялась. И не только ради денег, но для того, чтобы доказать вам, что я могу с этим справиться. Ведь я – муж Алисии, поэтому должен обеспечить ее будущее.

Алисия закатила глаза. Она знала, что такие заявления нравятся ее отцу. Но у нее имелись собственные представления о будущем, и в ее планы не входила жизнь в маленьком луизианском городке. Она все там ненавидела: и жару, и змей, и этих ужасных южан, таких глупых и враждебных. Но больше всего ей не нравилось находиться вдали от отца и от своих друзей. Она чувствовала себя вдали от них ужасно одинокой. Конечно, она любила Вернона, но терпение ее было на пределе.

Изобразив радостную улыбку, Алисия толкнула дверь и вошла в кабинет отца.

– Ах, папа, ну почему ты заставляешь Вернона сидеть в этом душном кабинете и обсуждать всякие скучные дела? Ведь мы только что приехали.

– Извини, милая, – Хирам улыбнулся дочери, – но нам с Верноном нужно очень многое сделать, пока он здесь.

– Опять этот ваш бизнес? – Она надула губки. – А я-то надеялась провести время с тобой. Я так редко тебя вижу…

Хирам обнял дочь и крепко прижал к себе.

– Обещаю, у нас с тобой еще будет время. Я хочу сводить тебя на симфонический концерт. Знаю, как тебе этого недоставало.

– Ах, как мне хочется!.. А в Ньюпорт мы съездим? Мужчины переглянулись, но ничего не сказали. Алисия же продолжала:

– Всего на несколько недель. Пожалуйста, папа.

– Ну хорошо. – Хирам вздохнул. – Мы съездим в Ньюпорт. Можем пригласить туда моих компаньонов на выходные.

– Спасибо, папочка.

Хирам снова улыбнулся.

– Ты же знаешь, дорогая, что я не могу тебе отказать.

Алисия засмеялась и поцеловала отца в щеку. Она прекрасно знала, что он не может ей отказать. Именно на этом она и строила свои планы.


Девочки вернулись и принесли ежевики на дюжину пирогов, но Оливия испекла всего два. После обеда она варила из оставшихся ягод джем, а девочки помогали ей.

Она намеренно искала себе занятие – чтобы не думать постоянно о Коноре. Но его лицо то и дело возникало у нее перед глазами.

Она понятия не имела, где сейчас Конор и чем он занимается. Но к вечеру, когда он так и не появился, ее стало одолевать беспокойство, и она решила отправиться на поиски.

Оливия видела, как он пошел к сараю, и для начала отправилась именно туда. Но в сарае его не оказалось. Оливия проверила и другие хозяйственные постройки, обошла огород, затем прошла по фруктовому саду, выкрикивая его имя. Прошел час, но ей так и не удалось его найти.

Теперь она уже не на шутку взволновалась. Где же он? Может, вышел на дорогу, и какой-нибудь фермер подвез его до города?

«Нет, не мог он уйти, не попрощавшись», – убеждала себя Оливия. И все же она знала: мог. Возможно, так он и сделал.

Она со вздохом прислонилась к дереву. Да, скорее всего он – одиночка, человек, который ни в ком не нуждается. Он словно возвел вокруг себя стену, чтобы отгородиться от людей. И, тем не менее, он сумел успокоить маленькую девочку, боявшуюся грозы…

Какие же ужасные воспоминания ожили в его снах? Голод и смерть, тюрьма и пытки, ружья и некто по имени Шон Галлахер. Но что бы он ни совершил в прошлом, он не заслуживал тюрьмы – Оливия нисколько в этом не сомневалась.

Снова вздохнув, Оливия направилась обратно к дому. «Где же он, где?..» – спрашивала она себя.


– Вы можете поспеть на дилижанс в Каллерсвилле. – Фермер посмотрел на Конора, сидевшего рядом с ним на козлах фургона. – Дилижанс довезет вас до Монро, а там вы сможете сесть на поезд и уехать куда пожелаете.

Но Конор знал, что не сможет. Шести долларов не хватит, чтобы доехать до Бостона. Но если бы его подвезли до Монро, то там, возможно, он смог бы найти паб, где его наняли бы на боксерский поединок и заплатили бы достаточно, чтобы дальше он мог поехать на поезде.

Размышляя обо всем этом, Конор постоянно видел перед собой лицо Оливии, и взгляд ее, казалось, удерживал его. Ее взгляд молил о помощи, хотя гордость не позволяла ей снова заговорить об этом. И он постоянно вспоминал о своем обещании, которое, увы, нарушил. Да, он не сдержал свое слово, и это ужасно мучило его.

А может, вернуться? Ведь он пробудет у нее всего лишь месяц. Месяц он, наверное, сумеет выдержать. Всего один месяц…

«Я пробуду столько, сколько понадобится, чтобы помочь вам убрать урожай», – кажется, так он ей сказал. И ведь он даже не закончил ремонт крыши. Теперь ей придется взобраться на крышу и закончить ремонт. О, черт побери!

Конор выпрямился на сиденье.

– Остановите!

– Что?..

– Остановите фургон!

Фермер дернул за вожжи, фургон остановился, и Конор тотчас же спрыгнул на землю.

– Мистер, мне казалось, вы хотели попасть в город, – пробормотал фермер, глядя на него с недоумением.

– Я передумал, – ответил Конор, уверенный в том, что пожалеет об этом внезапном порыве – так с ним всегда случалось.

Глава 18

Уже темнело, когда Оливия вернулась в дом. Девочки, сидевшие на кухне, с надеждой посмотрели на мать.

– Он не вернулся? – спросила Оливия.

– Нет, мама, – ответила Бекки, вытаскивая кукурузный хлеб из духовки. – Я приготовила ужин.

Оливия подошла к старшей дочери и обняла ее за плечи.

– Спасибо, милая. Давайте ужинать.

Во время ужина за столом было необычно тихо. Наконец Миранда нарушила молчание, задав вопрос, который был у всех на уме:

– Мистер Конор сбежал от нас, да?

– Мистер Конор не мог так поступить! – возмутилась Кэрри, швыряя ложку в миску с супом. – Он не уехал бы не попрощавшись. Он так не поступил бы, я знаю.

Оливия положила руку на плечо Кэрри.

– Я знаю, дорогая, что тебе нравится мистер Конор. Но, возможно, он все-таки уехал. Это ведь не его дом, не забывай.

– Мы должны его поискать, – сказала Кэрри. – Может, он упал… или еще что-нибудь. Может, он ушибся.

– Я всюду искала, – ответила Оливия. – Кроме того, уже темно. Мы не можем отправиться на поиски в темноте. Но утром, может быть, снова поищем его.

После ужина Оливия уложила дочерей спать и вернулась в кухню. Чтобы чем-то заняться, она поставила на огонь утюг. Она знала, что ей не удастся уснуть, пока он не вернется. Если он вообще вернется…

Услышав какой-то шум снаружи, Оливия помчалась к двери с радостным криком. Распахнула дверь, но за дверью никого не оказалось.

Она вышла из дома и осмотрелась. Что же это было? Или ей просто почудилось?

Она уже хотела вернуться в дом, но тут ее внимание привлекло какое-то движение в тени. В следующую секунду на свет у крыльца вышел мужчина. Но это был не Конор.

– Добрый вечер, Оливия. – Джошуа Харлан подошел поближе. Походка у него была нетвердая. Поставив ногу на, нижнюю ступеньку, он ухватился за перила и с ухмылкой добавил: – Рад вас видеть, милая.

Оливия нахмурилась.

– Добрый вечер, Джошуа. Поздновато для прогулки, вы не находите?

Он пожал плечами и запустил руку в карман брюк.

– Хороший вечерок, верно?

– Не думаю. Слишком уж жарко и душно, по-моему. – Она скрестила руки на груди. – Что вам нужно, Джошуа?

Он отвернулся и сплюнул на землю табачную жвачку.

– Вернон уехал по делам на несколько недель, но просил меня заглянуть к вам, пока его нет. Он хочет узнать – может, вы передумали?

Оливия вздохнула. Сколько раз ей еще придется повторять свой ответ?

– Нет, не передумала.

– И еще он сказал, что готов поднять цену до сотни долларов.

– Ответ будет прежним: нет. И не важно, сколько денег он предложит. Землю я не продам. Так и передайте Вернону.

Джошуа кивнул, передвигая табак за другую щеку.

– Передам. – Он окинул взглядом фруктовый сад. – Как поживают ваши персики?

– С моими персиками все в порядке, Джошуа. Передайте Вернону и это.

Она направилась в дом, но не сделала и двух шагов, как он схватил ее за руку и развернул лицом к себе.

– Я счастлив слышать это. Деревья прекрасные, было бы жаль, если бы с ними что-нибудь случилось. Сгорели бы, например…

Оливия попыталась высвободить руку.

– Отпустите!

– Пожар мог бы уничтожить весь ваш урожай. – Он еще крепче сжал ее руку. – Почему вы не хотите продать землю?

– Я сказала: нет!

Оливия размахнулась свободной рукой, намереваясь ударить Джошуа, но он вовремя перехватил ее руку. Прижав Оливию спиной к двери, он склонился к ней и проговорил:

– Думаю, вы поступили бы умно, если бы приняли предложение Вернона. Да-да, очень умно.

Оливию затошнило от запаха дешевого виски и табака.

– Отпустите! – закричала она, отвернувшись.

В следующее мгновение Джошуа громко вскрикнул и отлетел от нее. А затем Оливия увидела Конора.

– Не думаю, что она примет твое предложение, парень, – процедил он сквозь зубы, выворачивая Джошуа руку. – Может, объяснить тебе, что означает слово «нет», а, приятель?

Он поднял повыше вывернутую руку Джошуа, и тот завопил от боли. Конор же оттащил Джошуа к краю крыльца и прижал к перилам. Затем, размахнувшись, ударил кулаком в лицо и тут же, приподняв над перилами, швырнул на землю.

– Думаю, ты нарушил границы частного владения, – проговорил Конор. – Немедленно убирайся отсюда.

Джошуа с трудом поднялся на ноги.

– Ирландский ублюдок, – простонал он, поднимая руку к лицу. – Ты сломал мне нос.

– И не только нос сломаю…

Конор шагнул к Джошуа, но тот поспешно скрылся в темноте.

– С вами все в порядке? – Конор приблизился к Оливии.

– Да, все хорошо. – Она попыталась отойти от двери, но тут же покачнулась – после всего пережитого ноги ее сделались точно ватные.

Конор подхватил ее и прижал к себе. Она обняла его за шею, уткнувшись лицом в его грудь.

– Я услышала шум, – пробормотала она. – И подумала, что это вы. А он схватил меня, и я не знала, что делать.

Конор представил, что могло бы произойти, опоздай он хоть на минуту, и его снова охватил гнев.

– Он сделал вам больно?

– Нет, не очень. Но он был пьян и груб.

Конор осторожно поглаживал ее по спине, и его гнев переходил в какое-то другое чувство. Его гнев переходил… в нежность.

– Теперь все хорошо, милая, – пробормотал он, прижав губы к ее волосам. – Все хорошо.

– Знаю, – шепнула она.

Он долго сжимал ее в объятиях, наслаждаясь теплом ее тела и мягкостью волос. Когда же она попыталась отстраниться, он понял, что должен отпустить ее, но ему этого очень не хотелось. Пришлось заставить себя опустить руки и отступить на шаг.

Оливия расправила передник и поправила выбившуюся прядь волос – такая взволнованная и смущенная, что ему захотелось улыбнуться.

– Спасибо, теперь со мной все хорошо. – Не глядя на него, она тихо добавила: – А мы подумали, что вы нас покинули.

– Так и было.

Она внимательно посмотрела на него.

– Почему же вы вернулись?

– Не нашлось никого, кто мог бы меня подвезти – солгал Конор; почему-то он не смог сказать ей правду.

– Я рада, что вы вернулись, – прошептала Оливия. – Спасибо.

– Кто это был? Зачем он приходил? Чего он от вас хотел?

Уставившись в темноту, Оливия ответила:

– О, это длинная история…

– Похоже, у меня теперь много времени. Так что я готов выслушать и длинную… Чего он хотел, Оливия?

– Он хотел запугать меня. Представляете, Джошуа думал, что сможет запугать меня. – Она засмеялась, но ее смех показался Конору не очень-то уверенным.

– Испугать вас? – Он нахмурился. – Но зачем ему это?

– Джошуа работает на одного богатого и могущественного человека, а тот хочет построить железную дорогу, и ему нужна для этого моя земля. Я – единственная в округе, чью землю ему не удалось заполучить.

– Он хочет купить ее у вас?

– Да, хочет, – кивнула Оливия, и ее губы тронула лукавая улыбка. – Он сделал очень выгодное предложение. Но я оказалась упрямой. Я не хочу продавать свою землю. И теперь он пытается вынудить меня к продаже. Уверена, что именно он послал ко мне Джошуа.

– Но почему вы не хотите продавать?.. – Он взглянул на нее с удивлением. – Это ведь всего лишь клочок земли.

– Не хочу! – Она взглянула прямо ему в глаза. – Потому что это не просто клочок земли. Это – мой дом. Моя семья прожила здесь более семидесяти лет. Пять поколений родились здесь, пять поколений проливали на этой земле свою кровь, свой пот. Мои братья погибли, защищая ее. «Персиковая роща» – мое наследство и моя ответственность.

– Но если они вам угрожают…

– Пусть угрожают. Я не позволю прогнать меня с земли пустыми угрозами алчных «саквояжников».[15]

– Значит, вы не хотите, чтобы вас прогнали с вашей земли, Оливия? – В его голосе слышалась легкая насмешка. – И как же вы это предотвратите?

– Я буду их игнорировать.

– О, блестящая идея! Когда этот Джошуа явится сюда в следующий раз, я просто позволю ему избивать вас. И тогда посмотрю, как вам удастся его игнорировать.

– Я все равно буду с ними бороться, – решительно заявила Оливия.

– Но как?

– Пока не знаю. Как-нибудь…

Конор внимательно посмотрел на стоявшую перед ним женщину. Конечно же, она не понимала, против кого выступает. Но у него не хватило духу сказать ей горькую правду – правду о том, что «саквояжники» побеждают всегда и везде, не только в ее родном городке.


Проснувшись на следующее утро, Конор тотчас же вспомнил о том, что произошло накануне вечером. Было совершенно ясно: Оливия не сможет бороться с этими людьми. И он должен был прямо сказать ей об этом.

Конор решил поговорить с ней после завтрака. Оливия сказала, что ей сделали выгодное предложение… Почему бы не принять его? Если она продаст им землю, го сможет купить на эти деньги другой участок – да еще и с домом, у которого не будет покосившейся изгороди и протекающей крыши. Вот единственное разумное решение, и он должен объяснить ей это.

Конор нашел Оливию в сарае. Она застилала свежую солому в стойле.

– Доброе утро. – Он улыбнулся и сразу же приступил к делу. – Неужели вы действительно намерены бороться с этими людьми?

Оливия облокотилась на вилы и откинула со лба прядь волос.

– Конечно.

– Я надеялся, что вы все обдумаете и образумитесь.

Она покачала головой:

– Нет. Почему я должна им уступать?

– Потому что у них есть деньга, а у вас, ясное дело, нет. Потому что у них есть власть, а у вас – нет. Потому что это – заведомо проигранная битва.

– Я вам уже сказала: это мой дом. Я не хочу, чтобы меня изгоняли с моей земли.

– Вы поступаете неразумно.

Она пристально посмотрела на него.

– А что, по-вашему, было бы разумно? Взять деньги и удалиться? Вы поступили бы именно так?

Конор вспомнил, сколько раз он сам вел такую же битву, заранее проигранную. А потом всегда горько сожалел о своем бунтарстве.

– Да, я поступил бы именно так.

– Ну а я другая. Я на вас не похожа. – Оливия снова принялась за работу. – Я никуда, не уйду отсюда.

– Что же вы собираетесь делать, когда они снова к вам заявятся? Стать у парадной двери и заявить этим парням, чтобы убирались отсюда? Ведь этот тип приходил к вам вчера вечером не на чашечку чая.

– Поверьте, я знаю Джошуа всю свою жизнь. Он не мог бы ударить меня. Он просто хотел меня запугать.

– Что ж, очень хорошо. А что произойдет, если в следующий раз он явится с намерением запугать вас… более жестко? Что вы тогда будете делать? Ведь он – мужчина, вы – женщина. Неужели нужно объяснять вам разницу?

Оливия густо покраснела.

– Ну, вы же здесь… Он не решится.

– Я пробуду здесь столько, сколько потребуется, чтобы помочь вам собрать урожай персиков. А потом я уйду. И что вы тогда будете делать?

Она поджала губы и ничего не ответила.

– Что вы будете делать? – повторил Конор.

– Не знаю, не знаю, не знаю! – закричала Оливия. – Но я не позволю Джошуа Харлану запугать меня!

– А как насчет девочек? Вы готовы рисковать их безопасностью?

– Джошуа девочкам ничего не сделает. Он всего лишь наемник Вернона, а Вернон не станет обижать меня и моих девочек.

Конор замер на мгновение. У него перехватило дыхание – будто от удара в живот.

– Как вы сказали?.. Кто?

– Вернон Тайлер. Именно он хочет забрать мою землю.

Конор провел ладонью по волосам.

– Нет, нет, нет, – пробормотал он, покачивая головой. – Нет, не может быть.

Оливия уставилась на него в изумлении.

– О чем вы говорите?

Он отвернулся и проворчал:

– Из всех моих неразумных, идиотских поступков… Вернон Тайлер? О Господи, почему же я не уехал?

– Что с вами? – Оливия подошла к нему и положила руку ему на плечо.

Конор резко отстранил ее руку. Ведь вчера он избил наемника Вернона. И за это его могут снова избить, а то и похуже… «Бежать, бежать, – думал он. – Бежать отсюда как можно быстрее».

– Конор…

Ее нежный голос прервал его беспокойные мысли, и он, повернувшись к ней, пробормотал:

– Вернон Тайлер – тот человек, который приказал избить меня.

– Приказал избить? Но за что? Почему?..

– Потому что я оказался идиотом. Сделал так, как мне захотелось.

– Конор, о чем вы говорите?

Он тяжело вздохнул.

– Именно Вернон организовал тот боксерский поединок, в котором я выступал против Элроя Харлана.

– Да, знаю. Я видела афишу в лавке.

– И Вернон принимал ставки, он был букмекером. Когда стали делать ставки, он понял, что потеряет свои деньги, если я выиграю бой. Поэтому он велел мне поддаться.

– Боюсь, я не слишком хорошо разбираюсь в азартных играх. Что это значит?

– Я должен был упасть. Намеренно проиграть. Должен был со стоном рухнуть на пол, чтобы все выглядело убедительно. Тогда бы Вернон получил приличный доход. А я все равно получил бы свои двадцать пять долларов. И все были бы довольны.

– Но это же обман! – воскликнула Оливия.

Конор усмехнулся в ответ.

– А вы считаете Вернона честнейшим человеком, не способным на обман?

Оливия пожала плечами.

– Выходит, вы не подчинились Вернону. Но почему?

– Потому что я никогда не любил подчиняться… Но, конечно же, я сглупил. Вот парни Вернона и решили преподать мне урок. А сам Вернон сказал, что если я еще раз окажусь у него на пути, то мне будет еще хуже. Гораздо хуже.

Оливия зажала рот ладонью.

– О Господи… – прошептала она.

Конор с усмешкой кивнул:

– Да-да, молитесь. Молиться – это прекрасная идея. И не забудьте спросить Господа, не поможет ли он мне выпутаться из этой ситуации. Чтобы мне не переломали остальные ребра?

Оливия вздохнула и отвернулась.

– Тогда вам нужно уехать, – тихо сказала она, глядя на солому под ногами. – Мне не хочется, чтобы вас опять избили из-за моей борьбы с Верноном.

– Оливия, будьте благоразумны. Если вы продадите землю, вы сможете купить себе другую ферму, не слишком большую – такую, с которой вы сможете справиться самостоятельно. Выиграть вам все равно не удастся.

Она медленно повернулась к нему. Расправив плечи, проговорила:

– Я отказывалась продать Вернону свою землю уже почти четыре года. И считаю, что смогу отказываться и дальше. Может быть, ему надоест, и он отстанет. – Она отвернулась и снова взялась за вилы. – Благодарю за совет, мистер Браниган, но теперь, когда вы все так замечательно объяснили, вам нужно уехать. Моя земля – это не ваше дело.

Значит, он опять стал мистером Браниганом? Конор молча смотрел на нее. Оливия же, казалось, не замечала его. И было ясно: разговор окончен.

Что ж, пожалуй, она права. Это действительно не его земля. И не его дело. Уехать прямо сейчас – это самое разумное, что он может сделать.

Резко развернувшись, Конор покинул сарай. Он не знал, куда идет, – просто пошел по первой попавшейся дорожке. Оливия вела заведомо проигранную битву, но это – ее выбор. Если ей хочется проявлять упрямство из-за клочка земли, то кто он, Конор, такой, чтобы вмешиваться?

Но как же она будет справляться одна, без него, без его защиты? А ведь этот Джошуа непременно снова заявится сюда, чтобы угрожать ей. Но это не его, Конора, дело. Пусть приходит. А ему надо уезжать отсюда поскорее…

– Мистер Конор!..

Он остановился на мгновение, но тут же ускорил шаг– как будто, ничего не слышал. Ему не хотелось сейчас видеть девочек.

– Мистер Конор, подождите нас! – прокричала Миранда, и он услышал за спиной шаги.

– Проклятие… – Конор остановился и обернулся, подчинившись неизбежному.

К нему по дорожке бежали Кэрри и Миранда. Бекки же, пытаясь выглядеть взрослой и сохранять достоинство, шла шагом.

Кэрри подбежала к Конору первая.

– Вы вернулись! – закричала она, прижимаясь к нему. – Я знала, что вы вернетесь! Я так и знала! – Девочка смотрела на него с восторгом.

– Неужели знала? – пробормотал Конор, изумленный такой непоколебимой верой в него. Увы, он совершенно не заслуживал ее доверия.

Тут к нему подбежала и Миранда. Малышка с радостным криком обняла его своими крохотными ручонками.

– Вы вернулись! А мы так испугались! Думали, что вы нас покинули!

– А я не испугалась, – возразила Кэрри, вцепившись в его руку. – Я знала, что вы нас не бросите.

«О Господи…» – мысленно простонал Конор. Он почувствовал себя бессердечным мерзавцем.

– А куда вы ходили? – спросила Кэрри. – Где вы пропадали?

– Просто пошел прогуляться и заблудился, – солгал Конор.

– В следующий раз мы пойдем с вами, – сказала Миранда, обнимая его ноги. – Вы не заблудитесь, если мы будем рядом. Особенно – Бекки. Она никогда не заблудится.

– Да, верно, – кивнула подошедшая к ним Бекки. Она с улыбкой добавила: – Я никогда не заблужусь.

Конор посмотрел на сияющие личики младших сестер. Эти малышки смотрели на него с величайшим доверием, смотрели как на защитника.

«И как же они почувствуют себя, парень, если ты опять отправишься в путь, если не вернешься?» – спрашивал себя Конор.

Он чувствовал угрызения совести, однако понимал, что никак не сможет остаться. К тому же это не его дом. Эти девочки не его дочери. А Оливия не его жена. Да и не герой он вовсе. У него своя жизнь, и им нет в ней места. Он не должен испытывать чувство вины.

И все же он чувствовал себя виноватым. Чувствовал, черт возьми.

За завтраком Конор почти не говорил. А потом отправился чинить крышу и провел там почти весь день. Спускался только на обед, а затем – на ужин. Сразу после ужина он отправился на прогулку. Один.

Уже совсем стемнело, и Оливия уложила девочек спать, а Конор все не возвращался. Оливия осмотрела весь первый этаж, но не нашла его. Когда же вышла на заднее крыльцо, заметила свет под дверью сарая.

Интересно, что он там делает? Она приблизилась к сараю – и остановилась, в изумлении глядя на Конора. Обнаженный до пояса, он стоял перед мешком с овсом, подвешенным к стропилам, и молотил по нему кулаками.

Оливия смотрела на него как зачарованная. Смотрела, любуясь его великолепными мускулами и изящными движениями. У него были необыкновенно сильные руки – она поняла это вчера вечером, когда он с легкостью отбросил от нее Джошуа. Но эти же руки могли быть и необычайно нежными – как в тот вечер на кухне, когда он ласкал ее.

«Необыкновенно сильный и нежный… – думала Оливия. – Как странно устроены мужчины».

Тут он вдруг заметил ее и, повернувшись к ней, пробурчал:

– Что вы тут делаете?

– Просто я заметила свет и… я не знала, что это вы.

Он выразительно взглянул на нее.

– Я пришел сюда, чтобы побыть в одиночестве.

– Простите, я не хотела мешать, – пробормотала Оливия.

Она понимала, что должна уйти, но не могла сделать ни шага. Глядя на Конора, она мысленно молила его снова обнять ее. Обнять… и поцеловать.

– Оливия… – Он стал медленно к ней приближаться. Остановившись в шаге от нее, тихо сказал: – Я останусь до тех пор, пока персики не будут собраны. Останусь, потому что обещал. А потом уйду.

– Я знаю, – прошептала Оливия.

Она медленно подняла руку и прикоснулась пальцами к его губам.

Лицо его исказилось, и он отшатнулся – словно ее прикосновение обожгло его.

– Идите, Оливия. – Ей показалось, что в его голосе прозвучала мольба. – Пожалуйста, оставьте меня.

Постояв еще несколько секунд, Оливия вышла из сарая.

«А потом уйду», – звучали у нее в ушах слова Конора. Но ведь он и раньше это говорил… Почему же сейчас эти его слова так больно ранили ее?

Остановившись посреди двора, Оливия оглянулась и посмотрела на свет в открытой двери сарая. Это так больно ранило ее, потому что она влюбилась.

Ей хотелось, чтобы он перестал бродяжничать и остался с ней. Ей хотелось, чтобы он был рядом каждое утро, когда она проснется, и каждую ночь, когда она будет засыпать. Ей хотелось слышать, как он рассказывает сказки девочкам. Хотелось, чтобы он снова коснулся ее, снова поцеловал ее. И хотелось, чтобы он нашел утешение здесь, среди холмов ее Луизианы.

И, конечно же, она не хотела, чтобы он остался только из-за того, что дал слово. Хотела, чтобы Конор остался, потому что любит ее. Увы, он не любил ее. Возможно, испытывал к ней некоторую симпатию, но не более того. Именно это и ранило ее больнее всего.

Глава 19

Конор начал избегать ее. В течение двух последующих недель он находил всевозможные оправдания, чтобы держаться от нее как можно дальше. Закончив чинить крышу, он начал ремонтировать крыльцо, а потом принялся за ремонт хозяйственных построек.

Их вечерние уроки чтения прекратились. Он уже неплохо мог читать и сам с этим справлялся, но все же ей очень не хватало их вечерних уроков. Не хватало их вечерних бесед за кухонным столом, когда они вместе с ним пили чай.

А ведь скоро он уйдет. Да, оставалось уже совсем немного времени до того, как он покинет их. И ей ничего так не хотелось, как провести с ним эти драгоценные оставшиеся дни. Ей хотелось просто смотреть на него, слушать его голос, быть рядом с ним. Потому что скоро, когда он покинет их, ей останется только память о нем. Но он не желал с ней общаться, и они виделись только за кухонным столом.

Оливия поставила на плиту утюг и подошла к окну. Прижавшись носом к стеклу, она смотрела на свет в двери сарая. Он уходил туда каждый вечер, но она уже больше не заходила к нему. Ведь Конор ясно дал ей понять: он хочет, чтобы его оставили в покое.

Оливия посмотрела на рубашку, которую гладила для него, рубашку, принадлежавшую прежде брату Стюарту, тоже покинувшему ее. Мама, Стюарт, Чарлз, папа… Все ее покинули.

Конор, пусть и по-другому, тоже собирался покинуть ее. Она раздумывала о предстоящих днях, которые казались ей совершенно пустыми. Думая о его отъезде, она ощущала ужасную пустоту в груди. Слеза скатилась по ее щеке и упала на белое полотно.

Услышав шаги на заднем крыльце, Оливия поспешно смахнула слезы. Она взялась за утюг и не подняла глаз, когда Конор вошел.

– Спокойной ночи, Оливия, – сказал он, проходя мимо.

– Спокойной ночи, Конор.

Слезы снова затуманили ее глаза, когда она посмотрела ему вслед. «Заставь его остаться, – говорила она себе. – Найди способ уговорить его».

Увы, она ничего не могла поделать, не могла заставить его остаться.


На следующее утро, отправившись за водой, Оливия обнаружила рядом с колодцем дохлую кошку. Это было еще одно послание от Вернона, очень даже понятное. Он мог бы заставить своих парней бросить дохлое животное в колодец, мог бы отравить воду в колодце, но не сделал этого. Вместо этого он просто дал ей понять, что может все это сделать, если она продолжит упорствовать.

Стиснув зубы, Оливия смотрела на окровавленный трупик несчастного животного. Ей тут же вспомнился Джошуа, вспомнились его попытки запугать ее. Интересно, сколько же людей отдали свои земли Вернону после таких угроз?

Оливия сходила в сарай за лопатой и за кожаными перчатками. Она сожгла кошку в леске и вернулась в дом. Поднявшись на чердак, она долго рылась в сундуках, пока не отыскала ружье, пистолеты и патроны, принадлежавшие ее отцу и братьям. Немного подумав, Оливия выбрала армейскую винтовку Стюарта, решив, что она выглядит более грозно, чем все остальное. Потом захлопнула крышку сундука и отнесла винтовку вниз.

Когда Конор проснулся и зашел в кухню, он увидел Оливию на заднем крыльце с винтовкой в руках. Услышав его шаги, она обернулась. И Конор сразу же понял: что-то случилось.

– Я нашла рядом с колодцем дохлую кошку, – сказала Оливия, как бы отвечая на его немой вопрос. – Ее застреляли и подкинули туда.

– О Господи, – пробормотал Конор. Он прекрасно понял, что это значит. И Оливия, конечно же, тоже понимала. Он кивнул на винтовку в ее руках. – Значит, предстоит война?

– Я просто приняла меры предосторожности, вот и вес.

– А вы умеете пользоваться этой штукой?

Она покачала головой.

– А вы?

Он посмотрел на оружие и тотчас же вспомнил Шона и его американские винтовки.

– Да, умею.

– Научите меня стрелять?

– Почему бы вам просто не продать им землю? Она не стоит того, чтобы из-за нее убивать. Поверьте, не стоит.

Она вскинула подбородок.

– Если вы меня не научите, я сама научусь.

Оливия отвернулась от него и подняла винтовку, как бы целясь. Было ясно как день: она понятия не имела о том, как с ней обращаться. И если он не научит ее, то она, возможно, поранится.

– Черт побери! – Конор вышел на крыльцо и протянул руку к винтовке. – Вы действительно готовы стрелять в человека и, может быть, даже убить его? Думаете, сможете?

Она кивнула:

– Да. Если потребуется.

Конор внимательно посмотрел на нее, потом кивнул:

– Что ж, хорошо. Тогда вам надо научиться… Внимательно осмотрев винтовку, он спросил:

– Когда из нее стреляли последний раз?

– В шестьдесят третьем. Она принадлежала моему брату Стюарту.

Убедившись, что патронов нет в патроннике, Конор вскинул винтовку к плечу и взвел курок. Потом нажал на спусковой крючок, но щелчок раздался не сразу.

– Сначала ее нужно почистить, – сказал он, опуская винтовку. – Мне потребуются тряпки, ведро горячей воды и шомпол. У вас есть какое-нибудь масло для смазки?

– Да, растительное.

– Что ж, подойдет. А патроны?

– Целая коробка.

– Принесите их.

Оливия кивнула и пошла в дом. Конор же со вздохом посмотрел на винтовку. Конечно, он не должен это делать. И было бы гораздо лучше, если бы Оливия продала землю. А потом, с деньгами, она могла бы начать все заново на новом месте. Но было ясно: она так не поступит.

Еще несколько недель – и он уйдет отсюда. И никто не станет защищать Оливию, если на нее действительно нападут. А он, Конор, мог лишь научить ее стрелять.

– Проклятие, – пробормотал он сквозь зубы.

После завтрака они ушли на поле, где раньше выращивали хлопок. Но теперь поле заросло сорняками. Девочки, узнав, что мама будет учиться стрелять, очень захотели посмотреть на ее первый урок. Оливии это не очень-то понравилось, но она не стала возражать. Правда, Конор велел им держаться на почтительном расстоянии от них с Оливией.

– Имейте в виду, оружие – это не игрушки, – сказал он строго. Расстегнув верхнюю пуговицу рубахи, Конор наклонился так, чтобы Кэрри и Миранда смогли увидеть круглый шрам у него на плече. – Это след от пули, малышки, и я чуть не умер от этого. Оружие может быть очень опасным.

Наблюдая за ним, Оливия с тоской думала о том, что Конор мог бы стать прекрасным отцом – пусть даже он не отнесся к эпизоду с поцелуем Бекки так серьезно, как следовало бы.

– А как это случилось? – спросила Кэрри, коснувшись шрама на плече Конора кончиками пальцев.

– Один маленький мальчик решил, что ружье – это игрушка, и нечаянно выстрелил в меня. – Он выпрямился и застегнул рубашку. – Вообще не трогайте это ружье. Никогда. Поняли?

– Да, сэр, – хором ответили девочки.

– Вот и хорошо.

Конор отошел к Оливии, взял у нее коробку с патронами и сложил их кучкой на земле.

– Это винтовка сорок четвертого калибра, пятнадцатизарядная, магазинная, – сказал он ей. Взяв пригоршню патронов, он выпрямился. – И это означает, что она может сделать шестнадцать выстрелов. Пятнадцать патронов в магазине и один – в патроннике. А заряжают винтовку вот здесь…

Оливия внимательно наблюдала за каждым его движением. Конор зарядил винтовку, потом вручил ей и стал у нее за спиной.

– Крепко прижмите приклад к плечу. – Он обнял ее одной рукой, поправляя винтовку. – Да, вот так. И расслабьтесь, дорогая. Вы слишком напряжены.

Оливия же сейчас думала только об одном: «Ах, как было бы хорошо прислониться к нему спиной и наслаждаться его объятиями…» Но тут его рука обхватила ее руку, лежавшую на стволе, и он продолжил:

– А вот так взводят курок. То есть посылают первую пулю в патронник и готовят винтовку к выстрелу. Курок нужно взводить каждый раз, как делаешь выстрел.

Оливия повернула голову, чтобы спросить, как целиться, но тут же забыла про свой вопрос – их губы сейчас находились совсем рядом, и казалось, они вот-вот встретятся. Судорожно сглотнув, она сказала первое, что пришло ей в голову:

– А этот шрам от пули у вас, в самом деле, из-за мальчика?

– Черт… не из-за этого, – пробормотал Конор. – Меня подстрелил фермер-протестант, когда мне было лет пятнадцать. Я тогда пытался присвоить одну из его овец.

Оливия сдержала смех и попыталась изобразить осуждение.

– Присвоить? Вы хотите сказать – украсть?

Конор ухмыльнулся.

– Ну, не мог же я так сказать вашим девочкам… Какой бы это был урок для впечатлительных юных душ?

Эти его слова напомнили Оливии о том, что за ними наблюдают, и она попыталась сосредоточиться на стрельбе.

– А что делать теперь? – спросила она.

– Сейчас просто отведите курок, но помните: нажимать надо медленно, не рывком. И потом…

Прогремел выстрел. Отдача же была такой сильной, что Оливия отшатнулась и упала на Конора, стоявшего прямо у нее за спиной. Он не пошевельнулся – как будто ожидал именно этого.

Обхватив ее обеими руками, Конор с усмешкой проговорил:

– У винтовки сорок четвертого калибра довольно сильная отдача, так что будьте к этому готовы.

Оливия опустила винтовку и, прислонившись спиной к Конору, со вздохом помассировала плечо.

– В следующий раз буду обязательно об этом помнить, – пробормотала она. Потом посмотрела на изгородь. Жестянка, в которую она целилась, лежала на земле. – По крайней мере, я попала, – добавила она с гордостью.

Конор одобрительно кивнул.

– Неплохо, – признал он. – Очень даже неплохо для начинающего.

Несколько секунд спустя Оливия снова взвела курок, прицелилась – и сбила еще одну жестянку.

Две следующие недели были очень напряженными. После нескольких тренировок Оливия спрятала винтовку на верхней полке в кухонном буфете – вместе с двумя коробками патронов. По совету Конора она достала из сундука вторую винтовку и сунула ее под кровать. А еще одну коробку с патронами положила в ящик ночного столика. Но к счастью, никто из людей Вернона к ней пока не приходил, и ей ни разу не пришлось воспользоваться оружием.

Конор продолжал ремонтировать хозяйственные постройки, а Оливия целыми днями готовилась к сбору урожая. Она достала из кладовки большие корзины и вытерла с них паутину. А также вытащила лестницы и тщательно проверила, не заржавели ли они с прошлого года.

Кроме того, она съездила в город и договорилась с Грейди Макканом о найме двух упряжек мулов и двух фургонов, за которые обещала заплатить после сбора урожая. Фургоны понадобятся ей, чтобы отвезти персики на продажу в Монро. Будучи в городе, она остановилась возле лесопилки, чтобы узнать, нельзя ли приобрести опилки и бочки для своих персиков. Вернон еще не вернулся, но Джошуа сообщил ей, что она не сможет заплатить за опилки и бочки товаром.

– Приказ Вернона, – пояснил он с усмешкой. Продав теленка Орену Джонсону, Оливия использовала вырученные деньги, чтобы закупить все необходимое. Она также спросила Орена, сможет ли он покормить ее животных и присмотреть за фермой, пока она будет отсутствовать. Орен обещал помочь.

Жаркие и душные августовские дни пролетали один за другим и, проходя по своему фруктовому саду, Оливия видела, как быстро созревают персики. «Ах, почему так быстро?» – думала она; ей хотелось, чтобы время шло как можно медленнее.

Но время бежало неумолимо, и наконец, наступил тот день, когда ей пришлось признать: пора собирать урожай. Нагруженные корзинами и лестницами, все отправились в сад, а Честер сопровождал их, следуя за ними по пятам. В саду пес устроился в тени дерева и стал наблюдать. Бекки и Кэрри взяли по корзине и по лестнице и тотчас же принялись за работу.

– Девочки, осторожнее, – предупредила Оливия.

– Ах, мама, о чем ты?! – воскликнула Кэрри. – Ведь мы же занимаемся этим каждый год.

– Все будет хорошо, Оливия, – сказал Конор. – Ничего с ними не случится.

– Надеюсь, – кивнула она. Потом вдруг спросила: – А вы когда-нибудь собирали персики?

Он с улыбкой покачал головой.

– Мама, можно, я тоже буду рвать персики? – Миранда потянула ее за юбку.

– Не в этом году, дорогая. Может быть, в следующем. Малышка надула губы.

– А что же мне делать?

– Ну, давай подумаем. – Оливия склонила голову к плечу. – Во-первых, мы должны показать мистеру Конору, как рвать персики. А потом мы с тобой можем укладывать их в бочки. Согласна?

– Ладно, хорошо.

Оливия взяла девочку за руку и посмотрела на Конора.

– Готовы?

Он кивнул и тут же спросил:

– Что потом, когда мы соберем их?

– А потом мы с вами повезем их в Монро, – ответила Оливия. – Это поездка на целый день. Девочки побудут у Джонсонов, пока нас не будет. Потому что нам придется переночевать в Монро. Я заплачу за вашу комнату, конечно. И за еду тоже.

– Вы мне ничего не должны за помощь, Оливия. Я сам за себя заплачу. – Он приставил лестницу к дереву и пробормотал: – Ну а теперь объясните мне, как рвать персики.

– Во-первых, нужно помнить: собирают только зрелые плоды. – Оливия указала на соседнее дерево и потянулась к персику. – Вот этот – спелый. У него кожица желтая, с розовым налетом. Вы берете его пальцами, вот так, затем, слегка повернув, тянете к себе. Если тянуть приходится слишком сильно, то плод еще не созрел – такой нужно оставить на ветке.

Оливия надкусила и слизала кончиком языка сладкий сок с нижней губы. Конор же почему-то вдруг вспомнил, как поцеловал ее вечером на кухне. Заметив его пристальный взгляд, Оливия покраснела и отвела глаза. «Она похожа на персик, – подумал он неожиданно. – Во всяком случае, щеки у нее сейчас такие же».

Она снова на него посмотрела, и он проговорил:

– Знаете, когда будем в Монро, мы могли бы сходить в какой-нибудь ресторанчик. Только наденьте то ваше красное шелковое платье. Мне хотелось бы увидеть вас в чем-нибудь другом – не в сером или в коричневом.


Ночью Оливия проснулась от звона стекла и громкого лая Честера. Когда же раздался громкий крик, она сразу сообразила: кричит Миранда.

Поспешно откинув одеяло, Оливия вскочила с постели. Снова раздался лай Честера, а крики Миранды становились все громче. Оливия выбежала в коридор, и в тот же миг выбежали из своих спален все девочки.

– Мама! Мама! – Миранда кинулась к Оливии. – Мама, кто-то р-р-разбил мое о-о-оокно! – всхлипывала она. – Кто-то бросил камень в мое окно.

Оливия взяла дочку на руки.

– Все в порядке, милая. – Она крепко обняла девочку. – Успокойся, все в порядке.

– Мама, кто это? – Кэрри прикоснулась к ее руке.

– Кто разбил окно? – прошептала Бекки.

Она не успела ответить – снизу донесся громкий крик Конора:

– Оливия!

Держа Миранду на руках, она быстро спустилась по лестнице и увидела Конора, поднимавшегося навстречу.

– Мы в порядке. – Оливия остановилась. – Но они разбили окно у Миранды в спальне.

– Оставайтесь с девочками здесь, – сказал Конор и тотчас же пошел обратно.

– Пойдемте, девочки. – Оливия поспешила в комнату Бекки. Опустив Миранду на пол, она повернулась к старшей дочери: – Бекки, я пойду помогу мистеру Конору. Заприте за мной дверь, ложитесь на пол и ждите меня. И ни в коем случае не подходите к окну. Поняли?

Бекки кивнула:

– Да, мама.

Оливия направилась к двери, но тут раздался крик Миранды:

– Мама, куда ты?!

– Не беспокойся, милая. Все будет хорошо. Обещаю Главное – оставайтесь все здесь.

Закрыв за собой дверь, Оливия побежала в свою комнату, зажгла лампу и, опустившись на колени у кровати, вытащила винтовку. Как хорошо, что она по совету Конора спрятала вторую винтовку здесь, наверху.

Окно было открыто, и она слышала крики мужчин, окруживших дом. Услышала также и стук копыт – значит, они были на лошадях. Выдвинув ящик ночного столика, Оливия взяла оттуда пригоршню патронов. Потом села на край кровати, чтобы зарядить винтовку. Она пыталась сделать это побыстрее, но руки у нее дрожали, быстро не получалось – патроны никак не попадали в магазин.

Грохот выстрела заставил ее вскочить на ноги. Моля Бога, чтобы это оказался выстрел из винтовки Конора, она вставила последний патрон в магазин своей винтовки и распахнула французское окно, ведущее из ее спальни на верхнюю веранду.

На небе ярко светила луна, и Оливия почти сразу же увидела троих всадников, появившихся из-за угла дома. Слишком разозленная, чтобы думать о том, что делает. Оливия подошла к краю веранды и, опершись на перила, тщательно прицелилась. В этот момент один из всадников размахнулся и швырнул камень в сторону дома.

Раздался звон стекла – они разбили еще одно окно.

Оливия стиснула зубы и спустила курок. Раздался выстрел, и с головы всадника слетела шляпа. Оливия улыбнулась: оказывается, она меткий стрелок.

– Уходим, быстрее! – раздался мужской голос.

Оливия могла бы поклясться на Библии, что это кричал Джошуа Харлан.

Всадники тотчас развернулись и поскакали к густым зарослям. Оливия снова подняла винтовку, но луна в этот миг скрылась за тучами, и она не сумела как следует прицелиться.

Со вздохом опустив винтовку, Оливия прислонилась к перилам. Стук копыт отдалялся, и скоро стало тихо.

– Оливия! – раздался вдруг голос Конора.

Она вздрогнула и обернулась. Конор стоял в дверях с винтовкой в руках; его широкоплечая фигура темным силуэтом выделялась на фоне света за спиной. Оливия с облегчением вздохнула и пробормотала:

– Они уехали.

– Вы в порядке? – Он приблизился к ней.

Она кивнула.

– А вы?

– Да, все хорошо.

Он взял винтовку из ее рук и положил на пол. Потом провел пальцем по ее губам.

– Откуда у вас кровь?

Она облизнула губы.

– Ох, наверное, я ударилась, когда стреляла. Я только сейчас почувствовала…

Конор внимательно посмотрел на нее и вдруг вспомнил, как она призналась, что боится высоты и даже не может заставить себя выйти на верхнюю веранду.

– Оливия, дорогая, вы знаете, где сейчас стоите?

Она взглянула на него с недоумением, потом осмотрелась и, прижав ладонь к губам, крепко зажмурилась.

– Ох, Конор, кажется, мне плохо… – пробормотала она задыхаясь.

Он положил свою винтовку на пол, потом обнял Оливию и прижал к груди.

– Я тебя поймал, – прошептал он. – Я поймал тебя. Подхватив Оливию на руки, Конор отнес ее в спальню и усадил на кровать.

– Сделайте глубокий вдох и на секунду задержите дыхание, – сказал он.

Она молча кивнула. Немного помолчав, спросила:

– А где девочки?

Он обнял ее и проговорил:

– С ними все в порядке. Правда, малышка немного напугана. Они все еще в комнате Бекки. Я велел им оставаться там.

Оливия отстранила его руку и попыталась встать.

– Они, должно быть, напуганы до смерти. Я пойду к ним. – Взглянув на Конора, она прошептала: – Спасибо вам. Спасибо за то, что вы здесь.

Конор внимательно посмотрел на нее.

– Вы уверены, что с вами все в порядке? – Оливия кивнула, но он тут же добавил: – Лучше я приведу их сюда.

Оливия не возражала, и он привел девочек и Честера к ней в комнату. Она протянула к ним руки, и они тотчас же окружили ее, целуя и обнимая.

– Милые, с вами все хорошо? – Оливия повторила этот вопрос раз пять.

Забравшись к ней на кровать, Бекки спросила:

– Мама, кто это был?

– Что им тут надо? – прошептала Кэрри.

– Зачем они разбили мое окно? – Миранда потянула Оливию за ночную рубашку, привлекая к себе ее внимание.

Оливия распахнула объятия, и малышка взобралась к ней на колени.

– Видите ли, девочки, есть в городе люди, которые хотят, чтобы я продала ферму, – объяснила Оливия. – Они хотят построить здесь железную дорогу, а я – не хочу продавать землю, потому что тут – наш дом. И они бросают камни в наши окна, чтобы заставить уйти отсюда. – Она посмотрела на Конора. – Мы с мистером Конором напугали их, и они уехали. Но они могут вернуться.

Кэрри погладила мать по плечу.

– Не волнуйся, мама, – сказала она. Девочка подошла к Конору и, глядя на него с восхищением, проговорила: – Я уверена, мистер Конор не допустит, чтобы с нами что-нибудь случилось.

У Конора перехватило дыхание. Ему показалось, что в комнате стало невыносимо жарко, и захотелось выйти на свежий воздух.

– Уже поздно, – пробормотал он с усилием. – Думаю, вам всем пора спать.

Резко развернувшись, Конор вышел из комнаты и закрыл за собой дверь. Спускаясь по лестнице, он чувствовал, как в груди у него что-то болезненно сжимается. «Ты не заслуживаешь такого доверия, не заслуживаешь, – говорил он себе. – Ты никогда не сможешь его оправдать»

Глава 20 ЗАСАДА

Лургангрин, Ирландия,

1867 год

Конор пробрался сквозь густой подлесок у железнодорожных путей и подошел к Адаму Макману.

– Доннелли с повозкой готов, – сказал он почти шепотом.

– Отлично, – ответил Адам! – Но где же этот проклятый поезд? Похоже, опаздывает. А здесь ужасный холод…

Конор кивнул и зябко поежился. Затем посмотрел на небо и улыбнулся, радуясь безлунной январской ночи. Понадобится часа два, чтобы выгрузить ружья из тайника в вагоне, перегрузить их в повозку и отвезти на ферму Дули – а может, и дальше, если что-нибудь пойдет не так. Господи, если состав вскоре не подойдет, им придется везти ружья через Кантри-Лоут при свете дня.

Это была уже десятая выгрузка, десятая встреча в полночь. Все было заранее тщательно спланировано, и за два года у них ни разу не возникало серьезных затруднений, так что вполне можно было надеяться, что и на сей раз все пройдет гладко.

Девять сотен американских винтовок – Господи, благослови щедрость их сторонников за океаном – были надежно спрятаны в тайниках по всей Ирландии, но только Конор, Шон и Адам знали, где именно хранится оружие.

Конор знал, что совет готовит нечто грандиозное, возможно, даже восстание. Но он также знал, что с тысячей винтовок войну не начнешь, и опасался, что совет может слишком уж поторопиться. Были созданы тайные лагеря, где ирландские фермеры учились пользоваться оружием, которого прежде в глаза не видели. Но одно дело – сбивать жестянки с каменной ограды, и совсем другое – смотреть в дуло британской армейской винтовки.

Недавно он пытался объяснить Шону, что не надо торопиться с восстанием. Но всего две недели назад в Белфасте арестовали девятерых их сторонников, и теперь весь Ольстер бурлил. Возможно, совет хотел воспользоваться этим взрывом патриотизма, потому и торопился.

Наконец Конор заметил вдалеке огонек. Он подтолкнул локтем Адама, и оба подошли поближе к полотну железной дороги. Все еще скрываясь за густым подлеском, они ждали, когда товарный поезд с грохотом подкатит к станции. Как только состав замедлил ход, они подбежали к нему, и Конор вытащил из кармана гаечный ключ. Проскользнув между колесами, он начал откручивать болты, крепившие фальшивое дно, а Адам подошел к паровозу, чтобы перекинуться словечком с машинистом.

– Конор, Luiochan!

Повернув голову, Конор увидел совсем рядом две пары армейских башмаков.

– Luiochan! Конор, беги! – снова закричал Адам, и на этот раз в крике слышалась боль. – О Господи!

Конор попытался проскользнуть на другую сторону вагона, но холодная сталь пистолета прижалась к его затылку и словно пригвоздила к месту.

– Не шевелись, Пэдди,[16] – приказал тихий голос. – Не шевелись, если не хочешь, чтобы твои мозги разлетелись по рельсам.

Конор крепко сжал зубы. Увы, на сей раз удача отвернулась от них.

Глава 21

Всю неделю, с рассвета до заката, Конор собирал персики. Он был рад долгим часам работы, так как находился в это время далеко от Оливии и не мог прикасаться к ней. А к вечеру слишком уставал, чтобы предаваться мыслям о ней. Сразу после ужина он ложился спать и тотчас же засыпал. И его не мучили кошмары, даже Оливия ему не снилась всю эту неделю. А о предстоящем отъезде он старался не думать, просто жил день за днем, вот и все.

Когда все персики были собраны и уложены в бочки с древесными опилками, Конор погрузил их в два фургона, которые Оливия пригнала из города. Ему пришлось нагрузить фургоны до самого верха, чтобы все бочки поместились, а затем крепко привязать их веревками. На следующее утро, с восходом солнца, Оливия отвезла девочек на ферму Джонсонов, где они должны были провести два дня. Вернувшись, она вошла в дом, взяла небольшой саквояж, и они с Конором отправились в Монро, причем каждый правил своим фургоном.

Конору такое положение дел нравилось – он предпочитал соблюдать дистанцию. Но путь указывала Оливия, поэтому все утро он провел, наблюдая за ней, и к полудню стал подозревать, что лишь расстояние миль в пятьдесят позволило бы ему чувствовать себя в безопасности.

Он старался как можно реже смотреть на Оливию, однако ничего не мог с собой поделать – поглядывая на нее то и дело, он любовался ее изящной фигуркой и представлял, как она выглядела бы обнаженная, среди простыней и подушек.

Наконец они остановились и уселись в прохладной тени сосен, чтобы перекусить бутербродами, которые Оливия приготовила в дорогу. День был очень жаркий, и она, пожаловавшись на духоту, расстегнула две верхние пуговки на своем платье. Конор же, наблюдая за ней, уже жалел, что пригласил ее поужинать в Монро. Это была безумная идея – ведь ему предстояло сидеть напротив нее, зная, что он не сможет овладеть ею.

«Ничего, потерпи еще несколько дней», – сказал себе Конор, щелкая поводьями, и фургон снова тронулся в путь. Да, всего лишь несколько дней, и он расстанется с ней навсегда. Сначала он отправится в Новый Орлеан, пойдет в ирландский район и проведет бой с любым желающим у «Шонесси». На выигранные деньги он сможет купить и виски, и сигары, и женщину… И тогда уж он наверняка избавится от мыслей об Оливии Мейтленд.

Они прибыли в Монро во второй половине дня, ближе к вечеру. Выторговав у Сайласа Шоу, владельца консервного завода, приемлемую цену за свои персики, Оливия спрятала вырученные деньги в свой высокий сапожок на пуговках. Конор же отогнал уже разгруженные фургоны на платную конюшню напротив гостиницы «Уитмор» и оставил их там под присмотром. Потом пошел в гостиницу и снял две комнаты на ночь. А Оливия отправилась в лавку Денби и купила восемь оконных стекол, которые должны были доставить утром в гостиницу.

Конора она нашла в холле гостиницы – он уже ждал ее. Расписываясь в книге регистрации, Оливия заметила, что клерк смотрит на них с любопытством – очевидно, удивлялся, что они с Конором путешествуют вместе, хотя и не женаты.

Поднявшись в свою комнату, Оливия отдохнула полчаса, а затем с наслаждением погрузилась в огромную ванну, которую принесли горничные. Ванну наполнили водой, достаточно прохладной, чтобы освежиться после жаркого дня, и достаточно теплой, чтобы смыть дорожную пыль и пот. Оливия долго лежала в ванне, затем тщательно вымыла голову и обмотала ее полотенцем. Выбравшись из воды, она насухо вытерлась другим полотенцем, потом надела кружевную нижнюю юбку и сорочку, застегнула крючки корсета и надела красное шелковое платье.

Присев к туалетному столику, она расчесала волосы, все еще немного влажные, и закрутила их узлом на затылке, выпустив вдоль щек вьющиеся пряди. Конор как-то раз сказал ей, что ему нравится такая прическа, сказал в то воскресенье, когда она его брила. Закрепив узел двумя гребнями, Оливия вспомнила, как он распустил ее волосы, когда обнимал на кухне. Воспоминание об этом все еще приводило ее в трепет.

Оливия разгладила складки темно-красного платья, довольная тем, что взяла его с собой. Она попыталась вспомнить, когда в последний раз надевала это красивое платье, когда в последний раз ощущала приятное шуршание изящного кружевного нижнего белья. Увы, она не могла этого вспомнить. Очень уж давно это было. Да, слишком давно.

Поднявшись на ноги, она отступила на несколько шагов, разглядывая себя в зеркале. «Как странно… – промелькнуло у нее. – Оказывается, я довольно хорошенькая».

Конор очень настаивал, и она приняла его приглашение поужинать вместе. Что ж, сегодня она не будет выглядеть как старая дева. Сегодня вечером она не собирается быть бесцветной и непривлекательной Оливией Мейтленд. Она внимательно осмотрела лиф платья. Вырез, конечно, более скромный, чем у некоторых, но для нее это – довольно вызывающе. Что ж, так даже лучше. Хоть раз в жизни она будет выглядеть вызывающей. Ей всегда хотелось хоть немного романтики, и сегодня – ее единственный шанс.

Оливия вспомнила синие глаза Конора, и ее снова охватил трепет. «Только один раз, – думала она. – Иначе я буду сожалеть до конца своих дней…»

Когда Оливия открыла дверь своей комнаты, Конор замер в изумлении. У него тут же пересохло в горле, и ему ужасно захотелось сделать хороший глоток виски. «Пожалуй, даже два глотка, – подумал он. – Черт возьми, как же мне выдержать это? Неужели я смогу сидеть с ней весь вечер и разговаривать, не смея даже поцеловать ее?»

– Что-нибудь не так? – с беспокойством спросила Оливия.

– Нет-нет, все в порядке. – Он покачал головой. – Просто я… Я поражен. – Он попытался улыбнуться. – Вы такая красивая, что все мужчины в ресторане будут мне завидовать.

Оливия в смущении пробормотала:

– Это все платье… Оно действительно очень красивое.

– Нет, дело не в нем. – Конор окинул ее взглядом. – Хотя должен сказать, что платье и впрямь удачное.

– Вы тоже неплохо выглядите. – Оливия кивнула на его новый костюм.

Конор провел ладонью по темно-серому жилету. Заплатив за свою комнату, стрижку и ванну, он отложил три доллара на одежду.

– По крайней мере, он мне по размеру. И я думаю, что у меня еще осталось достаточно, чтобы пригласить вас на ужин.

– Вы не обязаны это делать, – сказала Оливия. – Я сама могу за себя заплатить.

– Может, и можете, но я этого не допущу. – Он предложил ей руку. – Прошу вас, мисс Мейтленд.

Оливия взяла его под руку, и они спустились в гостиничный ресторан. На ужин Конор заказал бульон, лососину в укропном соусе, спаржу и персиковое руссе. Полчаса спустя к ним подошел официант и спросил, не желает ли дама кофе, а джентльмен – напитки и сигару. Конор без колебаний ответил:

– Да-да, кофе. А также ирландское виски, пожалуйста, и гаванскую сигару.

– Хорошо, сэр. – Поклонившись, официант удалился.

Заметив, что Оливия закусила губу, Конор спросил:

– Вам это не нравится?

– Нет-нет, почему же…

– Оливия, у вас на лице написано, что вы огорчились. Я совсем забыл, что вы не одобряете виски. Пожалуй, я откажусь.

– Нет, не надо отказываться. Пожалуйста… Пейте свое виски и курите сигару, если хотите.

И все же он чувствовал, что Оливии не по себе.

– Скажите, а почему вам это не нравится?

– Видите ли, мой отец пил виски. Бурбон. Причем довольно много, если честно. И он не раз страдал из-за этого.

Оливия машинально комкала салфетку, лежавшую у нее на коленях.

– Когда я была девочкой, – продолжила она, – все было не так уж плохо. Мама не одобряла крепких спиртных напитков, так что при ней он не пил. Но у него был тайник для виски. Мама, конечно, знала об этом. Все знали. Но ради нее он по возможности сдерживался. А вот после ее смерти стал пить открыто. И пил все чаще и чаще. Это было… довольно неприятно.

Тут Конор кое-что понял.

– Так вот почему у вас в юности не было ни балов, ни приемов.

– Да, поэтому. Мои братья большую часть года находились в университете, и, конечно же, я не могла посещать светские мероприятия без сопровождения. Поэтому я выходила в свет не очень часто, а когда выходила, то обычно с отцом. Но после нескольких скандальных случаев нас перестали приглашать. – Она помолчала и добавила: – Моему отцу было очень трудно пережить смерть матери. Он чувствовал себя без нее… совершенно потерянным. И он стал опасаться, что я покину его, если выйду замуж. Поэтому отец никому не разрешал ухаживать за мной.

– Вы когда-нибудь возмущались?

– Да, – призналась Оливия. – Но он ведь был моим отцом.

Тут появился официант. Он поставил чашку кофе перед Оливией и бокал виски – перед Конором. Он также принес маленький серебряный подносик с сигарой и гильотиной для обрезания сигар. Конор сделал глоток виски – но тут же отставил бокал.

Оливия отпила немного кофе, потом вновь заговорила:

– А когда началась война, все молодые люди отправились в армию. Многие из них так и не вернулись. Все рабы, конечно, ушли, и плантации пришли в запустение, потому что обрабатывать их было некому. Потом до нас дошел слух, что оба моих брата погибли при Геттисберге.

Она вздохнула и взглянула на Конора.

– Думаю, что именно это и стало для отца последним ударом. Очень быстро он из энергичного и волевого мужчины превратился в старика, и я ничего с этим не могла поделать. Я пыталась заботиться о нем, пыталась помочь ему, но не могла. Вот почему он упал с лестницы и сломал позвоночник. Он был тогда, конечно же, пьян.

В ее голосе не было ни осуждения, ни досады – только покорность судьбе. И Конору вдруг пришло в голову, что у них с Оливией, людей совершенно разных, все-таки есть нечто общее. Они оба были ужасно одиноки. Желая хоть как-то выразить свое сочувствие, он потянулся к руке Оливии и накрыл ее ладонью. Пальцы их тотчас же переплелись, и она, взглянув на него, тихо сказала:

– Спасибо, Конор.

– За что?

– За то, что выслушали меня. Я еще ни с кем об этом не говорила.

Оливия улыбнулась ему, и его желание утешить ее переросло в желание совсем другого рода. Очевидно, его чувства отразились на лице, потому что она перестала улыбаться и внимательно посмотрела ему в глаза.

– Вы действительно считаете, что я красивая? – спросила она неожиданно.

Конор замер. Он смотрел в ее широко распахнутые карие глаза и чувствовал себя так… как будто тонул в расплавленном шоколаде.

– Думаю, нам уже пора. – Проговорил он, убирая свою руку. – Завтра нам предстоит трудный путь, и вам надо отдохнуть, как следует. Надо поспать.

Но спать ей совершенно не хотелось. Хотелось совсем другого, и она не знала, что делать. Сидя в своей комнате, Оливия то и дело поглядывала на дверь. Ее романтический вечер закончился. Закончился, так и не начавшись.

Она так и не поняла, как это произошло. Казалось бы, только что они держались за руки, чувствуя свою близость, и вот он уже провожает ее в номер. Причем попрощался Конор довольно сдержанно.

Она спросила, действительно ли он находит ее красивой. Вопрос глупый, и лучше бы она его не задавала. Но он посмотрел на нее так, будто и впрямь считал ее красивой. Так что, может быть, вечер закончился так неожиданно и так быстро вовсе не из-за этого вопроса.

Может быть, ей не следовало так много говорить об отце. А ведь это совсем не романтическая тема. Но она понятия не имела, какие темы могут считаться романтическими.

Возможно, так произошло из-за ее реакции на выпивку. Господи, ведь мужчина имеет право выпить после ужина! И не следовало вести себя так глупо. Ох, значит, все из-за нее самой…

Оливия вздохнула и, отвернувшись от двери, швырнула сумочку и перчатки на кровать. Что бы она ни наговорила, теперь уже поздно исправлять. Она—в своей комнате, а Конор – в своей. Их совместный вечер закончился. И совершенно ясно, что в соблазнительницы она не годится. Впрочем, она и раньше это знала.

Конор скоро уедет – у нее нет никаких иллюзий на сей счет. Ее жизнь вернется в прежнее русло, но сегодня вечером ей ужасно хотелось другой жизни. Теперь она понимала: ее влекло к Конору с того самого момента, как они встретились. А в тот день на кухне она окончательно в этом убедилась. Так что же делать? Может, как-нибудь… соблазнить его? Увы, она понятия не имела о том, как соблазняют мужчин. Не может же она просто зайти к нему в комнату и заявить: «Не поцелуете ли вы меня еще раз?»

Оливия снова посмотрела на дверь. Она вдруг поняла, что не сможет отпустить его, не испытав подлинной страсти. Ведь раньше, до появления Конора, она даже не догадывалась, что такое страсть.

Оливия решительно открыла дверь и поспешно вышла из комнаты, пока не передумала.

Приблизившись к комнате Конора, постучала в дверь. А вдруг она ошиблась? Вдруг это не его комната? Ах, тогда она просто умрет от стыда.

Но она не ошиблась. Дверь отворилась, и на пороге появился Конор.

Он уже снял жилет и рубашку – сейчас держал ее в руке. Конечно, она много раз видела его без рубашки, и ее это не должно было смущать. Но сейчас почему-то смутило.

– Оливия? – Он посмотрел на нее с удивлением и бросил рубашку в сторону. – Оливия, что случилось?

– Ах, я давно уже хотела вам кое-что сказать, но случай не представился, – проговорила она, ужасно волнуясь.

Услышав шаги в другом конце коридора, Конор мысленно выругался и, схватив Оливию за локоть, втащил ее в комнату и закрыл за ней дверь. Прижавшись к ней спиной, она посмотрела в лицо Конора. Было ясно, что он ей не рад, и она почувствовала, как мужество ее покидает. Да, он совсем не обрадовался ее приходу.

– Кое-что сказать? Что именно? – Голос его не предвещал ничего хорошего.

Оливия сделала глубокий вдох.

– Я говорила вам, что упустила многое, когда была молоденькой девушкой, но… – Она заставила себя смотреть ему в глаза. – Но я не сказала вам, как мне всего этого хотелось, – продолжила Оливия с дрожью в голосе. – Мне хотелось балов и приемов, хотелось прогуливаться в саду с поклонниками. Хотелось смеяться и танцевать, хотелось романтики. И еще мне хотелось… чтобы меня целовали. Но ничего этого не было, не было до тех пор, пока вы… Я вам солгала тогда.

– Да, знаю. – Он улыбнулся. – Я сразу же это понял.

Она немного помолчала. Машинально одернув юбку, пробормотала:

– Вот все, что я хотела вам сказать.

– Оливия, но почему вы пришли ко мне в комнату поздно вечером? Только для того, чтобы сказать мне это?

Сердце ее бешено застучало в груди. Она облизнула пересохшие губы и, собравшись с духом, выпалила:

– Мне хотелось получить хотя бы немножко из того, что я упустила за все прошедшие годы. А в тот вечер на кухне вы сказали мне, будто могли бы показать, как это происходит. И кое-что вы показали. Конор, я хочу большего. Хочу провести с вами ночь.

– О Господи… – пробормотал он, ошеломленный ее словами.

Он смотрел на нее так, что Оливии от стыда захотелось сквозь землю провалиться. В смущении потупившись, она пробормотала:

– Ах, простите меня, пожалуйста… Вижу, что вам это не подходит.

Повернувшись к двери, Оливия взялась за ручку. Она не собиралась показывать ему, как ей больно. Не собиралась. Она уже и так выставила себя ужасной дурой. Дверь, однако, не поддавалась, так как захлопнулась на защелку. Наконец ей удалось открыть дверь, но в тот же миг Конор снова ее захлопнул.

Хотя он не прикоснулся к ней, Оливия чувствовала жар его тела. Его теплое дыхание коснулось ее щеки, когда он наклонился к ней и прошептал:

– Дорогая, надеюсь, вы понимаете, о чем просите. Вы хотите лечь со мной в постель?

Оливия обернулась и посмотрела прямо в его синие глаза.

– Да, именно этого я хочу.

Глава 22

Господи, какая же она серьезная, думал Конор. Он молча смотрел на нее и не знал, что сказать, – никак не мог придумать. А Оливия, побледневшая, стояла, прижавшись к двери. Ее темные глаза были широко распахнуты, и она сейчас напомнила ему олениху в лесу – казалось, готова была убежать при малейшем намеке на опасность.

И она выглядела совершенно беззащитной.

Да, беззащитная и наивная, она не имела ни малейшего представления о том, чего просила. Ей хотелось романтики, но ведь постель и романтика – это совсем не одно и то же.

Ох, не следовало ему тогда целовать ее. Впрочем, сейчас поздно об этом сожалеть, надо решать, что делать дальше. Конечно же, его уже давно к ней влекло, причем с каждым днем все сильнее. Временами ему даже казалось, что он от этого сойдет с ума. Но теперь, когда для того, чтобы овладеть ею, требовалось лишь шагнуть к ней и поцеловать ее, он не мог сдвинуться с места. Не мог, потому что слишком уважал. Ведь ей нужен был мужчина, не страдающий неизлечимой тягой к перемене мест, мужчина, в душе которого не таятся демоны, мужчина, любящий фермерство, семью и посещающий церковь. Ей нужен был тот, кто женился бы на ней, стал бы ей надежной опорой и отцом ее девочкам. А он совсем не такой человек.

– Лучше идите к себе в комнату, Оливия, – проговорил он, наконец. – Я вам не подхожу.

– Я вам не верю. – Она покачала головой.

– Напрасно не верите. – Конор вздохнул. – Поверьте, я действительно вам не подхожу.

Она с вызовом вскинула подбородок.

– Думаю, я сама в состоянии решать, что мне подходит, а что нет. И я абсолютно уверена в том, что вы подходите мне.

– Сегодня – возможно. – Он снова вздохнул. – Но завтра, когда я вас оставлю и отправлюсь в путь, вы будете думать иначе.

– Я не говорю про завтра, – прошептала она. – Я говорю только про эту ночь.

– Ох, Оливия, вы совершенно ничего не понимаете.

Она поежилась – словно ей стало холодно.

– Нет, я прекрасно понимаю, о чем говорю. Я хочу только одного – провести с вами эту ночь. Возможно, я совсем… неопытна, но я знаю, что значит провести с мужчиной ночь.

Конор молчал; он не знал, что на это ответить.

– А вы… Вы не хотите? – спросила она, глядя ему в глаза.

Хочет ли он? О Господи, какое это имеет значение? Надо немедленно развернуть ее и выставить из комнаты.

Надо сказать ей «нет». Он сделал глубокий вдох и закрыл глаза, собираясь с духом.

– Конор…

То, как она произнесла его имя, погубило его. Она произнесла его как ласку и вместе с тем – с болью, пронзившей его, сделавшей его совершенно беззащитным. Он тотчас же понял, что проиграл. Что ж, так и бывает, когда ведешь себя благородно, когда поступаешь правильно. Уже давно ему доказали, что он вовсе не герой.

Открыв глаза, Конор пробормотал:

– Только не испытывай ко мне ненависти за это завтра, Оливия. – Он взял ее лицо в свои ладони и приблизил губы к ее губам. – Ради Бога, не осуждай меня за это.

В следующее мгновение Конор прижался губами к ее губам. И тотчас же понял, что обратного пути нет. Целуя ее, он запустил пальцы в ее волосы и, нащупав гребни, вытащил их. Волосы тут же рассыпались, а гребни со стуком упали на пол. По-прежнему целуя Оливию, он осторожно увлек ее в глубину комнаты, к постели. Возбуждение его нарастало, и поцелуй становился все более страстным. Оливия же трепетала в его объятиях и старалась еще крепче к нему прижаться. Наконец он остановился у кровати и прервал поцелуй. Чуть отстранившись, заглянул в лицо Оливии и увидел, что она медленно открывает глаза. Никогда еще она не казалась ему такой красивой и такой милой, как сейчас, с пышными волосами, волнами рассыпавшимися по плечам, и с выражением крайнего изумления на лице. Но тут что-то изменилось в ее лице, и она улыбнулась ему своей чудесной, своей необыкновенной улыбкой. Потом глаза ее снова закрылись, и она тихо прошептала его имя. Конор же вдруг подумал о том, что именно такой она запомнится ему, именно такой она будет возникать перед его глазами, когда они с ней расстанутся. И именно этот голос он будет слышать, лежа в постели бессонными ночами.

Не отрывая глаз от ее лица, он нащупал верхнюю пуговку платья, спрятанную под шелковой розочкой.

Дыхание Оливии участилось, и она, открыв глаза, прошептала:

– Вы не могли бы погасить свет?

Он молча покачал головой и расстегнул пуговку. Потом расстегнул следующую, затем – еще одну. Внезапно Оливия оттолкнула его и пробормотала:

– Ах, пожалуйста, погасите свет. – Она густо покраснела и отвернулась.

– Но почему? – Он склонился над ней и поцеловал ее шею. – Ты ведь, конечно, видела меня голым. Так что будет честно, если и я увижу тебя.

Оливия молчала, и он с улыбкой добавил:

– Дорогая, думаю, мне не удастся расстегнуть все эти крючочки в темноте. Кроме того, я действительно хочу видеть тебя, хочу смотреть на тебя. Позволь мне это.

Оливия ничего не ответила, и он поцеловал ее в ушко, затем принялся покрывать поцелуями ее шею.

– Так как же, дорогая? Ты позволишь?..

– Хорошо, – шепнула она, закрыв глаза. Шепнула так тихо, что он едва расслышал.

Конор немного отстранился и заглянул ей в лицо.

– Оливия, посмотри на меня.

Она медленно открыла глаза, и взгляды их встретились.

– Да, вот так. Смотри на меня. – Он взял Оливию за руку и прижал ее ладонь к своей груди. – Прикасайся ко мне и смотри на меня.

Она попыталась отдернуть руку, но он удержал ее. И держал до тех пор, пока не почувствовал, что ее сопротивление ослабло.

– Ах, Конор, я не знаю… Не знаю, чего вы от меня ждете, – пробормотала она в растерянности.

Он отпустил ее руку и широко раскинул свои.

– Что ж, делай что хочешь. Она опустила глаза и какое-то время молчала. Потом прижала обе ладони к его груди и коснулась губами его шрамов. Ее поцелуи были нежными и легкими, словно прикосновение крыльев бабочки. И тотчас же рухнули, как соломенные, все защитные барьеры, которые он создавал вокруг себя на протяжении своей жизни.

Оливия чувствовала, как при каждом ее поцелуе он вздрагивал, и невольно удивлялась: оказывается, она может это делать. Она ощущала биение его сердца, и ей казалось, что она даже слышит его гулкие удары.

– Довольно, дорогая, хватит… – простонал он, запуская пальцы в ее волосы. – Думаю, достаточно… пока.

Он провел ладонями по ее плечам и, запустив большие пальцы в вырез платья, спустил его до талии. В следующую секунду платье упало на пол, и Оливия переступила через него, а Конор отбросил ногой его в сторону. Когда же он взялся за нижнюю рубашку, она поняла, что от нее требуется, и подняла вверх руки. Конор стащил с нее рубашку и бросил на стоявший у кровати стул. Затем стал целовать ее плечи, одновременно расстегивая крючки корсета. Сняв в нее корсет, он снял и нижнюю юбку. Оливия же с каждым мгновением все больше волновалась. Она не хотела, чтобы он видел ее без одежды. Это слишком смущало, будоражило. Наверное, он видел многих обнаженных женщин, более хорошеньких, чем она, и ей не хотелось сравнений. Тихонько вздохнув, она зажмурилась.

– Ты очень красивая, Оливия, – сказал он, словно прочитав ее мысли.

– Правда? – прошептала она, не открывая глаз.

– Да, я действительно считаю тебя красивой.

Открыв, наконец, глаза, Оливия увидела, что он улыбается ей. И сейчас в его глазах была та самая дымка, что всегда сводила ее с ума. Осторожно взяв ее за запястья, Конор развел ее руки в стороны, глядя на нее не отрываясь.

– Да, ты чертовски красива. У меня даже голова идет кругом. Правда, черт возьми.

Оливия вздохнула с облегчением. Значит, он не считал ее дурнушкой, и она его не разочаровала. Да, он действительно считал ее красивой – об этом говорили и его глаза, и его голос. При этой мысли Оливия тотчас же почувствовала, что смущение покидает ее.

– Только не нужно сквернословить, Конор, – прошептала она с улыбкой и коснулась ладонью его щеки.

Он повернул голову и поцеловал ее ладонь. Потом взгляды их встретились, и он с лукавой усмешкой заявил:

– Да-да, чертовски красива.

Тут он вдруг опустился на колени и принялся расшнуровывать ее ботинки. Затем приподнял ее ногу, и ей пришлось ухватиться за столбик кровати, чтобы удержаться. Сняв с нее ботинок, он бросил его в сторону, потом снял другой. После чего провел ладонями по ее ногам, сунул пальцы под панталоны и взялся за подвязки, на которых держались чулки.

Оливия еще крепче ухватилась за столбик кровати.

– Боже мой, – простонала она. – Боже мой…

Ей показалось, что Конор тихо засмеялся. Развязав ленточки подвязок, он медленно спустил один чулок, затем другой. Потом снова провел ладонями по ее ногам и, нащупав тесемку панталонов, потянул за нее, развязав бантик. Когда же он стащил панталоны, Оливия почувствовала, что краснеет, и снова зажмурилась; ей вдруг захотелось броситься к двери… и убежать.

– Прелестно, – послышался голос Конора. – Действительно прелестно…

А потом она вдруг почувствовала, как губы Конора прижались к ее животу. Не удержавшись, Оливия громко застонала, наслаждаясь этой лаской. По телу ее пробежала дрожь, и она, выпустив столбик кровати, ухватилась обеими руками за плечи Конора. Он продолжал покрывать поцелуями ее живот и бедра, а пальцы его тем временем поглаживали ее грудь и теребили соски.

Оливия со стоном запрокинула голову, и ногти ее впились в его плечи.

Конор же чуть приподнялся и стал целовать ее груди. Затем легонько прикусил сосок – и у Оливии перехватило дыхание. Она попыталась прижать его к себе покрепче, но он внезапно отстранился и поднялся на ноги. Повернувшись к кровати, Конор подхватил Оливию на руки и тут же уложил на постель.

Открыв глаза, она увидела, что он снимает башмаки. Оливия не отводила взгляда от его лица – и уж тем более не могла посмотреть ниже, когда он принялся расстегивать брюки.

Минуту спустя Конор улегся с ней рядом, и матрас тотчас же осел под его тяжестью. Опершись на локоть, он какое-то время разглядывал ее, потом, протянув руку, коснулся ее лица. Вновь закрыв глаза, Оливия почувствовала, как кончики его пальцев поглаживают ее щеки, подбородок, шею. Затем он принялся ласкать ее груди. Когда же его рука стала спускаться все ниже, у Оливии перехватило дыхание. Внезапно пальцы Конора коснулись ее лона, и из горла Оливии вырвался крик, а по всему телу словно прокатилась горячая волна. Ошеломленная такой интимностью, она подумала, что должна отстранить его руку, сказать ему, чтобы он прекратил, – но ей не удалось произнести ни слова. А в следующее мгновение Оливия уже забыла обо всем на свете. Вцепившись пальцами в простыни, она громко стонала, стараясь двигаться в такт его движениям.

– Конор, о Конор… – всхлипнула она.

– Вот так, дорогая, – бормотал он, – вот так…

Оливия чувствовала, как в ней растет напряжение, и ей казалось, что по телу ее раз за разом прокатываются горячие, обжигающие волны, от которых тотчас же распространяются чудесные ощущения, прежде ей неведомые. Все ее тело трепетало от этих ощущений, и чудилось, что оно вот-вот вспыхнет ярким пламенем.

В какой-то момент Конор вдруг убрал руку, а затем она почувствовала, как он улегся на нее, придавив к матрасу всей своей тяжестью. И тотчас же исчезли все те чудесные ощущения, которые она совсем недавно испытывала. Прошло еще несколько секунд – и ее словно холодной водой окатили. Она считала, что готова к этому, но оказалось – нет. Тело ее пронзила резкая боль, и Оливия закусила губу, чтобы не заплакать. Но Конор, казалось, все понял. Он тотчас же замер и прошептал:

– Потерпи, mhurni,[17] это скоро пройдет. – Его голос звучал напряженно – словно ему тоже было больно. – Ты как, в порядке?

– Думаю, да, – ответила Оливия. Почувствовав, что боль начала проходить, она попыталась пошевелить бедрами.

– Нет-нет, Оливия, – прошептал он ей в ухо, – пока не шевелись. Полежи немного спокойно.

Она сделала глубокий вдох. Теперь ей казалось, что боль уже совсем прошла, однако странные ощущения были довольно неприятными.

Немного помедлив, Оливия снова шевельнула бедрами, и почти в тот же миг Конор опять начал двигаться – сначала медленно, а затем все быстрее. Вскоре Оливия началах этому привыкать, и в какой-то момент она вдруг поняла, что ощущения стали довольно приятными. Но тут Конор внезапно содрогнулся, хрипло вскрикнул и, сделав последний толчок, затих.

– Neamh,[18] – пробормотал он через несколько секунд. – Neamh – вот ты кто, Оливия.

Она не поняла ирландское слово, но, услышав свое имя и уловив нежность в его голосе, сообразила: Neamh – это, должно быть, что-то ласковое. Оливия обняла его и постаралась прижаться к нему покрепче. Одной рукой она поглаживала его широкую спину, а другой проводила по волосам. Она чувствовала, как напряжение покидает его тело, чувствовала, что все больше расслабляется.

Внезапно Конор перекатился на бок вместе с ней, прижимая ее к себе. Прошла еще минута-другая, и Оливия, услышав его дыхание, поняла, что он заснул. Она потянулась за простыней, лежавшей в ногах кровати, и накрыла ею себя и Конора. Потом погасила лампу и постаралась устроиться поудобнее в его объятиях.

«Теперь я – падшая женщина», – говорила она себе, однако не испытывала ни сожаления, ни стыда, – напротив, чувствовала всепоглощающую радость, внезапно появившуюся и расцветавшую в ней, как прекрасный цветок. И сейчас ей ничего не хотелось – только лежать вот так рядом с Конором, лежать как можно дольше.

«Я люблю его, – подумала Оливия, закрывая глаза и прижимаясь щекой к его груди. – Да, люблю, – повторяла она, слушая биение его сердца. – А он – пусть только в эту ночь – любит меня».


Проснувшись, Конор почувствовал чудесный аромат. Не приторный запах дешевых духов, исходящий от случайной любовницы, а соблазнительный запах Оливии.

Ночью она перевернулась и теперь лежала, прижавшись спиной к его груди. Открыв глаза, он приподнялся и заглянул ей в лицо. Она действительно была на редкость красива – длинные ресницы, изящный носик, чуть приоткрытые губы и чудесные локоны, разметавшиеся по подушке. Конор подумал о прошедшей ночи и тотчас же вспомнил все – и вкус ее губ, и ее прикосновения, и ее страстные стоны, воспламенявшие его, как спичка воспламеняет порох. Ему хотелось бы засыпать рядом с Оливией каждую ночь. Да, каждую ночь, потому что рядом с ней он спал спокойно, и его не мучили кошмары – словно она изгоняла демонов, врывавшихся в его сновидения. Более того, рядом с ней он чувствовал себя почти счастливым, чего прежде с ним никогда не случалось. Ему хотелось бы остаться с ней, потому что она вызволила его из ада.

«Но ведь я решил уйти. Твердо решил», – сказал себе Конор.

Отодвинувшись от Оливии, он лег на спину и уставился в потолок. Он мог бы уехать прямо сейчас, пока она спит. Встать и уйти. Так было проще всего. Именно так он поступал много раз.

К тому же он обещал ей остаться только до сбора урожая, а урожай уже собран. Следовательно, у него нет причины оставаться с ней дольше.

Но он не шевельнулся.

Он не мог уйти сейчас, не мог допустить, чтобы она одна проделала весь обратный путь. Он был нужен ей, чтобы править вторым фургоном. Кроме того, женщине опасно путешествовать одной. Он должен остаться с ней, пока она не вернется домой, на свою ферму, к своим девочкам, туда, где ей место. А потом он уедет.

Выбравшись из постели, Конор надел нижнее белье и брюки, потом пошел в другой конец комнаты за своей рубашкой. Он решил, что все-таки проводит Оливию домой, но почему-то этот обратный путь казался ему самым длинным в его жизни.


Оливия медленно просыпалась. Широко зевнув, она закинула руки за голову и, потянувшись, поморщилась от боли в мышцах. Она чувствовала себя ужасно уставшей, как будто слишком долго ехала верхом на лошади. Но вместе с тем ей казалось, что она давно уже не просыпалась с таким же ощущением, как сейчас, – счастья.

«Ты – падшая женщина», – напомнила себе Оливия, стараясь почувствовать стыд. Однако стыда она не испытывала. Воспоминания о прошедшей ночи вызывали у нее улыбку.

Открыв, наконец, глаза, она увидела, что Конор уже встал и оделся. Сидя в кресле в другом конце комнаты, он наблюдал за ней. А рядом с креслом на полу стоял ее саквояж.

Взгляд Конора взволновал ее и взбудоражил, заставил почувствовать себя женщиной.

– Доброе утро, – сказала она, откинув с глаз волосы и приподнимаясь.

– Доброе утро, – ответил он, и Оливия тотчас же почувствовала: ощущение счастья исчезло.

Да, теперь перед ней сидел совсем не тот Конор, с которым она провела ночь. Он уже ушел в себя, отступил за свои стены. Он уединился, стал чужаком. Опять.

Сердце ее пронзила боль, но она не подала виду. Проявить свои чувства – это было бы слишком унизительно. Опустив глаза, Оливия постаралась придать лицу равнодушное выражение, но все же взглянула на Конора из-под полуопущенных ресниц и обнаружила, что он совершенно ею не интересуется. Он даже не смотрел в ее сторону.

Потом он мельком взглянул на нее и указал на поднос, стоявший на столике у кресла.

– Я подумал, что ты захочешь позавтракать и выпить кофе. – Он разглядывал серебряный кофейник с таким видом, будто этот кофейник ужасно его заинтересовал.

– Спасибо, – ответила Оливия.

– Тебе нужно позавтракать побыстрее, – продолжал Конор. – Уже восьмой час, и скоро горничная принесет воду и полотенца. Нам пора ехать. Путь не близкий. – Он встал и, не глядя на нее, указал на саквояж у кресла. – Я принес сюда твои вещи, а свои отнес к тебе в комнату. Встретимся внизу через час…

Она с трудом сдерживала слезы.

– Да, конечно. Я поняла.

Конор вышел из комнаты и закрыл за собой дверь.

Оливия тут же выбралась из-под простыни и сразу увидела пятна крови на бедрах и на постели. Она в испуге смотрела на пятна, отлично понимая, что это не месячные. «А ведь на самом деле было не так уж и больно».

Вообще физическая боль сейчас не имела особого значения, а вот душевная – совсем другое дело.

Оливия со вздохом закрыла глаза. Конечно, она прекрасно знала, что Конор скоро покинет ее, но все-таки было очень больно. Но не его вина, что она лелеяла глупые и наивные мечты. И, конечно же, не его вина, что она полюбила его.

Когда он уедет, у нее останутся девочки и дом, чтобы жить дальше, и еще у нее останутся воспоминания о нем. Увы, одни лишь воспоминания – слабое утешение.


Когда появилась почетная гостья, собрание рукодельниц в честь Кейт Джонсон было в полном разгаре. Дамы Каллерсвилла с десяти утра начали собираться в доме с белыми оконными рамами, стоявшем сразу за лавкой. Гостьи приносили с собой корзинки для рукоделия и пяльцы, и теперь маленькая гостиная Лайлы Миллер была переполнена. Все дамы, конечно, стегали одеяла и шили одежду для новорожденного ребенка Кейти, но истинная причина такого сборища была совсем другая. Обмен хозяйственными рецептами, советами и сплетнями – вот что интересовало этих женщин, прежде всего.

Кара Джонсон и Бекки убрали с дороги своих младших сестер, когда все дамы столпились в прихожей, чтобы посмотреть на Кейти и на ее малыша. По общему мнению, он был очень похож на своего отца.

– Вижу, вы привели девочек Оливии, – сказала Марта Чабб, кивнув на Бекки и ее сестер, когда дамы снова расселись по своим креслам и принялись за шитье.

– Урожай персиков, – пояснила Кейти, передавая малыша своей старшей дочери. Кейти села рядом с Бекки на кушетку и вытащила свое вязанье. – Поскольку нет Нейта, чтобы отвезти ее персики в Монро, Оливия сама туда отправилась. А девочки побудут у нас, пока она не вернется сегодня вечером.

Марта неодобрительно покачала головой.

– Похоже, Оливия становится довольно эксцентричной. Оставлять своих девочек на других – это не очень-то прилично. И ей ведь придется одной переночевать в гостинице. Просто возмутительно!

– Да-да, возмутительно, – вторила сестре Эмили Чабб.

Бекки вскинула голову при этих словах. Миранда и Кэрри, игравшие в шашки, тоже стали прислушиваться. Окинув взглядом женщин, Бекки заявила:

– Не думаю, что вам стоило говорить такое о моей маме. Это невежливо… даже грубо.

– Помолчи, девочка, – сказала Марта, пренебрежительно отмахнувшись. – Молодые леди говорят только тогда, когда к ним обращаются.

Бекки покраснела, выслушав упрек. Марта же тем временем продолжала:

– Поведение Оливии после смерти отца было не очень-то приличным, но отправиться одной в Монро? Это непристойно.

– Марта! – Кейти опустила спицы. – Марта, нельзя так говорить. А как бы она смогла доставить свои персики на продажу? Она пыталась найти помощника, но…

– Вот именно! – перебила Марта, нахмурившись. – Она развесила объявления о помощнике по всему приходу. Какое бесстыдство!

– Да-да, ужасно, – закивала Эмили.

Бекки воткнула иглу в салфетку, которую вышивала. Не замечая от злости, что делает, она уколола палец до крови и тут же, поморщившись, отбросила свое вышивание. Ах, как ей хотелось высказать этой Марте Чабб все, что она о ней думает!

Кейти выпрямилась в кресле и проговорила:

– А как еще Оливия могла найти себе помощника? Марта, ради Бога, вспомни о том, что у Оливии и так достаточно неприятностей. Оставь ее в покое.

Марта хотела что-то сказать, но Кейти, повысив голос, продолжала:

– Прошлой ночью Харланы напились и отправились к ней. Они швыряли камни ей в окна и напугали девочек чуть ли не до смерти. Оливии пришлось стрелять в них, чтобы прогнать. Мы слышали выстрелы. Да и Оливия рассказала нам, что произошло, когда завезла к нам вчера своих девочек.

– Пришлось стрелять? – Марта всплеснула руками. – Вот об этом я и говорю. Стрелять! Представить не могу, что произошло с Оливией.

– А я считаю Оливию храброй женщиной, – возразила Кейти. – Она справляется, как может. И вот еще что… Не будь ее, я бы сейчас с вами не сидела. Она помогла при родах. Мне было очень тяжело, а она мне помогла. Наверное, я умерла бы без Оливии.

Кейти посмотрела на Бекки, и та ответила ей благодарным взглядом. Почувствовав чью-то руку на своем плече, Бекки обернулась и увидела Кэрри, рядом с которой стояла Миранда.

– Почему эти Чабб говорят гадости про маму? – прошептала Кэрри.

– Потому что они противные и старые, – шепотом ответила Бекки. Стиснув зубы, она с ненавистью посмотрела на Марту и Эмили. – Да, противные – вот почему.

Кейти откашлялась и вновь заговорила:

– Нам всем известно, что именно Вернон послал туда Харланов. И всем известно, почему он это сделал. Вернон хочет заполучить землю Оливии, чтобы построить там железную дорогу на деньги своей жены-янки. Он так поступил со многими из местных жителей. И я рада, что Оливия выступила против него.

Бекки взглянула на Кейти, улыбнулась ей и закивала.

– Нужно ли напоминать вам, что именно Вернон сделал пожертвования для нашей церкви? – ехидно проговорила Марта. – Благодаря ему мы смогли в прошлом году купить новый орган.

– Просто Вернон думает, что может купить все на свете, – отрезала Кейти. – Даже место в раю.

Лайла, как хозяйка дома, попыталась вмешаться и прекратить спор, пока обстановка не накалилась еще больше. Взяв блюдо с печеньем, она громко сказала:

– Дорогие, никто не хочет?!

Но дамы не обратили внимания на печенье. Лишь Миранда, обожавшая сладости, подбежала к хозяйке.

– Не богохульствуй, Кейти, – проговорила Марта, нахмурившись. – Что же касается Оливии, то ей не следует вести дела в «Персиковой роще» самостоятельно. Надо было продать землю, когда умер ее отец.

– Глупости! – отрезала Кейти.

Тут в дискуссию вмешались дамы. Но когда снова заговорила Марта, ее зычный голос заглушил все остальные:

– Я прекрасно тебя понимаю, Кейти. Ты, как подруга Оливии, должна защищать ее. Но на самом деле эта поездка в Монро – вопиющее нарушение приличий. Подумать только! Проделать весь этот путь одной!

Некоторые дамы согласно закивали, и спор продолжился.

– Но мама не одна, – пискнула Миранда, взяв еще одно печенье с подноса. – Мистер Конор с ней.

Женщины замолчали.

– Миранда, ты не должна была никому рассказывать про мистера Конора! – закричала Кэрри, глядя на сестру. – Мама сказала, что это секрет.

Миранда бросила печенье обратно на блюдо и, хлопнув себя по губам, пробормотала:

– Ах, прости, я забыла.

Бекки же в смятении окинула взглядом всех собравшихся.

– Скажи, малышка, а кто этот мистер Конор? – спросила Марта, наклонившись к Миранде.

Бекки вспомнила слова матери о том, как легко девушка может погубить свою репутацию – даже просто отправившись на прогулку с мальчиком. Закрыв лицо ладонями, она прошептала:

– О нет, нет, нет.

Глава 23

Оливия с Конором довольно поздно выехали из Монро. И теперь, когда они подъехали к ферме Джонсонов, чтобы забрать девочек, уже стемнело. Остановив свой фургон у дороги, Оливия крикнула Конору, чтобы он подождал ее здесь. Сама же подъехала к дому Джонсонов.

Орен сидел на веранде; казалось, он поджидал ее. Как только Оливия остановилась, он поспешил к ней.

– Кейти с девочками уже у тебя в доме, Оливия.

Она взглянула на него с удивлением.

– Но почему? Я же сказала Кейти, что заберу их. Ей не нужно было отвозить их домой.

Орен сдвинул шляпу на затылок и тяжело вздохнул.

– Боюсь, тут были… кое-какие неприятности.

Оливия вспомнила про Вернона и сразу подумала о худшем.

– Мои девочки? С ними что-то случилось?

Орен поспешил успокоить ее:

– Нет-нет, с ними все хорошо. Не в этом дело. Но лучше тебе поскорее ехать домой.

– Почему? Что же случилось?

Орен снова вздохнул.

– Они знают, Лив. Про ирландца, который живет у тебя.

Оливия похолодела.

– Кто знает? Кто именно?

– Весь город знает. В том числе – Марта и Эмили.

– О Господи… – прошептала Оливия. – Сестры Чабб – это действительно весь город.

– Поэтому я и говорю: лучше тебе поехать домой и все выяснить.

Оливия кивнула и, не сказав больше ни слова, щелкнула поводьями. Щебень летел из-под колес ее фургона, когда она, вернувшись на главную дорогу, промчалась мимо Конора. Оливия услышала, как Конор окликнул ее, но не остановилась.

Глядя на освещенную лунным светом дорогу, она то и дело подгоняла мула. Приблизившись к дому, она увидела, что ее ждут. Девочек видно не было, но Кейти стояла на веранде, а рядом с ней – преподобный Аллен. И, конечно же, сестры Чабб. Свет струился из окон за их спинами, и Оливия не могла видеть их лиц, но она прекрасно знала, что они смотрят на нее с осуждением.

Спрыгнув на землю, Оливия медленно пошла к дому. «Они знают… Они все знают», – мысленно твердила она. Оливия вспомнила минувшую ночь, полную страсти, и тотчас же почувствовала, как вспыхнули ее щеки. Ей хотелось куда-нибудь спрятаться, хотелось сквозь землю провалиться – и исчезнуть, но она шла, высоко держа голову.

Оливия услышала, как второй фургон въехал на дорожку и остановился. Но она не обернулась и не посмотрела на Конора – не могла. Поднявшись по ступеням на веранду, она остановилась и вопросительно посмотрела на людей, поджидавших ее. Кейти шагнула ей навстречу и тихо прошептала:

– Мне очень жаль, Лив. Они настояли, они хотели приехать сюда… Я не смогла их остановить.

Оливия со вздохом отвела глаза.

– Кейти, а где мои девочки?

– Они в доме, ужинают. Они не… понимают. Ну, Бекки-то, может, понимает, а вот маленькие – нет.

Тут к ним приблизилась Марта. Оттеснив Кейти, она строго проговорила:

– Что, вернулась наконец-то? Меня удивляет, Оливия, что ты осмелилась тут появиться после всего произошедшего.

«Но ведь Марта не знает, что произошло в Монро», – подумала Оливия. Впрочем, это не имело значения. Она-то сама все прекрасно знала. И она не хотела лгать себе, поэтому и не могла держаться непринужденно.

За спиной у нее послышались шаги Конора, но она не обернулась. Марта же оглядела его с головы до ног и заявила:

– У тебя еще хватает наглости привезти с собой этого мужчину. Совсем нет стыда!

Оливия вздохнула и молча потупилась. Конор взглянул на дородную женщину в безобразной шляпе с пером и сказал себе: «Все, хватит! Пора положить этому конец» Стиснув зубы, он шагнул вперед, чтобы вырвать Оливию из лап этой злобной старой кошки, но тут на плечо ему легла чья-то рука. Он обернулся и увидел пожилого седовласого мужчину в черной одежде с белым воротничком священника.

– Идемте со мной, сын мой, – сказал старик.

Конор в раздражении передернул плечами, но все же пошел за священником – тот взял лампу и направился к сараю. Они вошли, и священник, поставив лампу на пол и усевшись на бочку, проговорил:

– Вот, здесь мы можем побеседовать без помех.

Конор молча смотрел на старика. Он не мог найти слов для вежливой беседы.

– Я преподобный Аллен, – с мягким южным выговором продолжал старик. – Пастор баптистской церкви в Каллерсвилле. А вы, как я догадываюсь, мистер Конор, не так ли?

Конор кивнул и тут же спросил:

– Девочки, да?

Преподобный понял вопрос.

– Совершенно верно, девочки.

– Что именно они сказали обо мне?

– Я точно не знаю. Меня там не было, видите ли. Но мне сказали, это произошло во время собрания рукодельниц сегодня днем. Все дамы там были. – Аллен скрестил руки на груди. – Сейчас речь идет о том, что вы живете в одном доме с Оливией как муж с женой, но только – неофициально.

Конор вспомнил все ночи, которые провел в этом сарае, пытаясь утомиться до изнеможения, чтобы спокойно заснуть. При воспоминании об этих ночах ему захотелось рассмеяться. Он бы и рассмеялся, будь перед ним сейчас не священник, а другой человек.

– Что еще? – Он пристально взглянул на Аллена.

– Говорят, будто вы – профессиональный боксер, что, конечно же, делает ее поведение еще более предосудительным. Будь вы местным жителем, это и так выглядело бы скандально, но не до такой степени. Боюсь, что репутация Оливии подвергается серьезной опасности.

– Матерь Божья! – Конор с презрением взглянул на пастора. – Вы совершенно ничего не знаете. Я был ранен, и Оливия, будучи женщиной добросердечной, взяла меня к себе в дом и вылечила. И за такую доброту ее порицают?

– Вам не нужно рассказывать мне про Оливию, молодой человек. Я ее знаю с детства.

– Значит, вы прекрасно знаете, что ее стыдить не за что, – заявил Конор.

– Да, возможно. – Преподобный пожал плечами. – Но, к несчастью, я не могу переубедить людей. Они думают так, как они думают. И Оливия понимала, на какой риск идет, поступая подобным образом. Очевидно, она пыталась скрыть ваше присутствие здесь.

– И я очень хорошо понимаю, почему она это скрывала, – проворчал Конор.

Священник посмотрел на него с некоторым сочувствием, отчего возмущение Конора только возросло. Он мысленно выругался и заявил:

– Я здесь не для того, чтобы обсуждать поступки Оливии. И ваши – тоже.

– А почему же вы здесь?

– Только потому, что хочу помочь Оливии. Можете мне не верить, но меня действительно беспокоит судьба Оливии. Хотелось бы надеяться, что и вас тоже.

Преподобный Аллен внимательно посмотрел на собеседника, потом проговорил:

– Если вас и впрямь тревожит судьба Оливии, то вам лучше отсюда уехать. Вы ведь ничем не связаны, как я понимаю.

Неплохая мысль, подумал Конор.

– Вы можете хоть сейчас – оставить Оливию, – продолжал пастор. – И пусть сама разбирается со своими делами. Но девочек у нее, конечно, заберут.

Конор замер, в изумлении глядя на старика.

– Заберут? – переспросил он.

– Оливия не удочеряла этих девочек официально, – пояснил пастор. – Наверное, не видела в том необходимости. Возможно, эта мысль даже не приходила ей в голову. Марта с Эмилией уже попросили шерифа забрать их из этого дома. Боюсь, большинство женщин в городе согласны с ними.

– Хорошо, я уеду, – кивнул Конор. – Уеду сегодня ночью. И девочки смогут остаться у Оливии.

Преподобный покачал головой:

– Увы, теперь уже слишком поздно. Девочек все равно заберут.

Конор хотел ответить, но не смог вымолвить ни слова. Закрыв глаза, он увидел Оливию, играющую с девочками на заднем дворе. И он слышал ее нежный голос, слышал ласковые слова, обращенные к ним.

Открыв глаза, он помотал головой, словно старался отогнать появившийся перед ним образ.

Пастор, внимательно наблюдавший за ним, проговорил:

– Это не должно вас касаться. Ведь они не ваши дочери, так что ответственности за них вы не несете. – Старик откашлялся и добавил: – А вот еще один ребенок может сделать ваше положение более сложным.

Конор посмотрел в синие глаза, по-прежнему наблюдающие за ним.

– Вы ведь меня понимаете, не так ли? – проговорил пастор.

«Что же ответить? – думал Конор. – Может, солгать, сказать, что их поездка была совершенно невинной и ничего не произошло? Оправдать себя и быстро исчезнуть из города… Стать именно тем, кем я, в сущности, и являюсь. Трусом».

Преподобный Аллен смотрел на него, ожидая возражений. Возражений не последовало, и он продолжил:

– Вижу, что вы меня поняли. Но если вы не хотите покидать Оливию, то есть выход.

Конор с подозрением посмотрел на собеседника. Он понимал, что его ждет ловушка.

– Слушаю вас, преподобный.

– Вы можете жениться на Оливии.

Ловушка захлопнулась. Сжав кулаки, Конор проклинал себя за глупость. Отвернувшись, он пробормотал:

– Женитьба – это не выход.

– Почему же? – спросил пастор. – Вы ведь не женаты?

– Нет, не женат.

– Вот и замечательно, – улыбнулся преподобный. – Я мог бы завтра провести церемонию в церкви. Если вы поженитесь, скандал вскоре затихнет. Репутация Оливии будет спасена, и ее девочек не заберут в приют.

«Приют?! О Господи! – мысленно воскликнул Конор. – Ну почему жизнь поставила меня перед таким ужасным выбором?»

Пристально посмотрев на пастора, он проговорил:

– Если бы вы знали что-нибудь обо мне, преподобный, вы прогнали бы меня из города с ружьем в руках. И уж конечно, не стали бы просить меня жениться на Оливии.

– А я ни о чем вас не прошу, – возразил Аллен. – Просто говорю, какой выбор у вас есть. Что ж, а теперь я удаляюсь. Решайте сами, как поступить. – Доброжелательно улыбнувшись Конору, он добавил: – Я уже пожилой человек, поэтому хочу на прощание дать вам совет. – Улыбка исчезла с лица пастора, и он тихо проговорил: – Прошу тебя, сын мой, поступи правильно. На этот раз поступи правильно.

Соскочив с бочки, Аллен вышел из сарая. Проводив его взглядом, Конор тяжело вздохнул. Неужели ему теперь не выбраться из этой ловушки? Неужели это – на всю оставшуюся жизнь?

«Поступи правильно, сын мой», – звучали у него в ушах слова пастора. Он крепко зажал уши ладонями, чтобы не слышать слов, которые лязгали, как железные затворы в Маунтджое. Но, очевидно, слова эти звучали не в ушах, а в мозгу. «На этот раз поступи правильно… поступи правильно… поступи правильно… на этот раз», – звучало все так же отчетливо.

Но он не может поступить правильно. Да-да черт побери, он не намерен поступать правильно!


Оливия смотрела вслед экипажу пастора, увозившему и сестер Чабб. За ним ехал фургон Кейти, где сидели ее девочки. Они то и дело оглядывались. Бекки – страдающая и молчаливая, Кэрри – непрерывно выкрикивающая протесты, а Миранда – всхлипывающая, утирающая слезы.

Оливия слышала плач младшей дочери, и ее сердце разрывалось от боли. Закусив дрожащую губу, Оливия крепко ухватилась за столбик веранды, чтобы не побежать за фургоном.

Она убеждала себя, что это – только на время. Она согласилась на компромисс, предложенный преподобным Алленом: девочки останутся на ферме Джонсонов, пока все не решится. Согласилась только потому, что Марта грозилась позвать сюда шерифа, который немедленно отвез бы девочек в приют.

Оливия не знала, как долго она простояла на веранде, не в силах сдвинуться с места, не в силах повернуться и войти в свой опустевший дом. Двигаться – значит думать, принимать решения, находить способ жить дальше, а у нее не было на это сил. Всхлипывая, она по-прежнему стояла на веранде, глядя на дорогу, хотя фургон с ее девочками уже давно исчез в ночи.

Внезапно за спиной у нее послышался шум, и заскрипел дощатый пол веранды. Отпустив столбик веранды, она обернулась и с отчаянием в голосе прошептала:

– Они забрали моих девочек. Забрали моих девочек… Конор шумно выдохнул – и вдруг выпалил:

– Но я не могу жениться на тебе!

Оливия молчала. Казалось, она его не слышала.

– Я не могу этого сделать, – продолжал Конор. – Не могу быть мужем, отцом… Господи, не могу я, не могу! – Он протянул к ней руки, сжимая и разжимая кулаки.

– Вот кто я! Вот что у меня хорошо получается!

Он ударил кулаком по своей ладони с такой силой, что Оливия вздрогнула.

– Я уже говорил тебе, что я не создан для семейной жизни. Не могу я привязаться к клочку земли или к женщине. Я побывал в одной тюрьме и не хочу попасть в другую. Я хочу свободы, черт побери! Свободы, понимаешь?

Оливия ничего не ответила. Даже не посмотрела на него. По щеке ее скатилась слеза, но она не стала ее утирать.

Не выдержав ее молчания, Конор шагнул к ней и схватил за плечи, словно хотел встряхнуть.

– Хочу свободы, понимаешь?!

– Да, понимаю, – ответила Оливия со вздохом. – Я очень хорошо все понимаю.

Она подняла голову, и он увидел ее темные глаза, полные боли и слез. В следующее мгновение Конор почувствовал, что стена, которой он отгородился от нее, разлетелась, разбилась на мелкие осколки, как разбивается фарфоровая чашка, упавшая на пол.

– Оливия, о Господи, не смотри на меня так! Будь ты проклята…

Он отпрянул от нее, словно обжегся. Но ее страдания, как оковы, приковывали его к ней, и они становились все крепче. Ее слезы обезоружили его, поставили на колени, и он понял, что не сможет оставить ее.

Резко развернувшись, Конор прошел мимо Оливии, спустился по ступенькам и зашагал по гравийной дорожке. Откуда-то из темноты донесся его голос:

– Ты выиграла, Оливия. Завтра мы отправимся в город и поженимся!

Она молчала. Молчала, потому что услышала в этих словах горечь. Нет, на самом деле ничего она не выиграла.


В день ее венчания шел дождь. Оливия вошла в церковь вслед за Котором и остановилась в маленьком алькове за дверью. Конор же отправился разыскивать преподобного Аллена. Он совсем не разговаривал с ней в это утро. И его молчание лучше любых слов говорило о том, какие он испытывал чувства. Оливия почти не сомневалась: за этим днем последуют долгие дни такого же молчания. Наверное, он не будет ее обвинять, она сама будет себя обвинять.

Оливия повернулась к зеркалу. Многие невесты Каллерсвилла улыбались своему отражению в этом зеркале. Будучи молоденькой девушкой, полной романтических грез, она когда-то тоже мечтала об этом. Но сейчас она с трудом сдерживала слезы.

Оливия зажмурилась, чтобы не заплакать. Если она сейчас расплачется, то уже не сможет остановиться – вот чего она боялась.

Услышав шаги, Оливия повернулась и увидела в арке Конора и преподобного Аллена. Но только один из них улыбнулся ей.

– Боюсь, мне придется поискать свидетелей, – сказал пастор. – Итак…

В этот момент дверь церкви открылась, и перед ними появились дочери Оливии, а также Кейти и Орен в своих лучших воскресных нарядах, уже насквозь мокрых от проливного дождя. Причем Кейти держала в руках огромный букет гардений.

– Мама! – хором закричали девочки, заметив Оливию. Они поспешили к ней, и она, опустившись на колени, попыталась обнять сразу всех троих.

– Нам так тебя не хватало, мама, – прошептала Миранда, обнимая Оливию за шею.

– Мне вас тоже не хватало, дорогая. – Она поцеловала Миранду в щеку и тихонько всхлипнула.

– Вы с мистером Конором на самом деле собираетесь пожениться? – спросила Кэрри. – На самом деле?

Оливия посмотрела на хмурого мужчину, стоявшего рядом с пастором.

– Да, на самом деле, – ответила она.

Поднявшись на ноги, Оливия вопросительно посмотрела на старшую дочь. Девушка вздохнула и пробормотала:

– Мне очень жаль, мама, что так вышло. Я пыталась объяснить, что произошло, но Марта Чабб вела себя ужасно. Она переиначивала мои слова и…

Оливия прижала палец к губам дочери.

– Все хорошо, моя милая. Все будет хорошо.

Преподобный откашлялся, привлекая к себе внимание.

– Теперь, когда у нас есть свидетели, мы можем начинать.

Кейти Джонсон выступила вперед.

– Преподобный, мне кажется, невесте нужно привести себя в порядок. – Кейти посмотрела на свою мокрую юбку. – И мне тоже. Почему бы всем не выйти ненадолго?

– Да-да, конечно, – закивал пастор. – Мы начнем, как только вы будете готовы. Идемте, девочки.

Преподобный увел с собой дочерей Оливии. Орен же подошел к Конору и представился.

– Мы соседи Оливии, – добавил он, протягивая руку. Мужчины обменялись рукопожатиями.

– А я – Конор Браниган.

Орен кивнул:

– Я знаю. Я видел тот бой. На это стоило посмотреть. Ловко вы отправили старину Элроя в нокаут. Никогда ничего подобного не видел. Потерял доллар, но зрелище того стоило.

– Орен! – раздался голос Кейти. – Мы ведь в церкви! Немедленно прекратите разговор об азартных играх. – Она указала на арку позади них. – Идите же быстрее!

Орен сокрушенно покачал головой.

– Ах, женщины… Вечно волнуются по пустякам…

– Да, верно, – кивнул Конор. – Я понимаю, что вы имеете в виду. Что ж, пойдемте?

Оливия заметила, что Конор ушел следом за Ореном. «Хорошо бы, чтобы они подружились, – подумала она. – Тогда ему было бы легче здесь прижиться. Если он останется…» Но она не настолько глупа, чтобы думать, будто брачный обет сможет удержать его на месте.

Она прекрасно понимала: Конор согласился на этот брак только потому, что иначе она потеряла бы девочек. И поэтому она постарается стать ему хорошей женой. К тому же она любит его.

Кейти положила ладонь ей на плечо.

– Знаешь, мне твой Конор нравится. Вот, возьми. – Она сунула подруге букет гардений.

Оливия взглянула на гардении.

– Он вовсе не мой, – возразила она. – По крайней мере, он не хочет быть моим. – Сморгнув слезы, она спросила: – Как ты узнала, что мы будем здесь?

Кейти улыбнулась.

– Просто Орен оказался сегодня утром на южном пастбище и увидел, что вы поехали в город. Правда удачно?

– Очень удачно, – кивнула Оливия.

– Мы и подумали, что вам понадобятся свидетели, – с радостной улыбкой продолжала Кейти. – Орен будет с твоим Конором, а я буду подругой невесты.

– Ах, Кейти, спасибо тебе.

Кейти снова улыбнулась.

– Ты же не думала, Оливия, что мы можем бросить тебя, правда?

– Конечно, я так не думала. Спасибо за все.

– Дорогая, не за что меня благодарить. Ты помогла моему малышу появиться на свет. Без тебя, думаю, я не справилась бы. Мы с Ореном никогда не сможем отплатить тебе за это. – Кейти сняла с шеи золотой крестик и надела на шею Оливии. – Вот, носи. – Она окинула взглядом серое платье подруги и нахмурилась. – А почему ты не надела свадебное платье твоей матери?

На глаза Оливии снова навернулись слезы. Когда она была молоденькой девушкой, мечтающей о свадьбе, то всегда представляла себя в свадебном платье своей матери. Но вчера вечером, вынув его из сундука и развернув бумагу, в которой оно хранилось, она поняла, что надеть его не сможет. Белый атлас только подчеркнул бы фальшь происходящего.

– Я не смогла, – пробормотала Оливия, глядя на букет. – Просто не смогла.

Кейти схватила подругу за плечи и встряхнула.

– А теперь послушай меня, Оливия Луиза Мейтленд! Тебе нечего стыдиться, понятно?!

Оливия хотела возразить, но Кейти продолжала:

– Я знаю, что говорили женщины. Я ведь присутствовала на том собрании. Но меня не волнует, что этот человек жил в твоем доме. Меня не волнует, что вы поехали в Монро вдвоем и переночевали там – пусть даже ты переспала с ним. Я видела, как ты только что посмотрела на него. Ты его любишь – это написано у тебя на лице. Ничего дурного, если это было сделано по любви. И ты будешь высоко держать голову, произнося брачный обет. Слышишь меня?

Оливия была потрясена; узнав, что ее чувства так заметны. Заставив себя улыбнуться, она ответила:

– Да, конечно.

– Вот и хорошо. – Кейти взглянула на арку. – Что ж, нам пора идти.

Они миновали арку, затем пошли по проходу к алтарю, у которого стоял Конор. Но Оливия не смотрела на своего жениха, она не отводила глаз от преподобного Аллена. И, следуя совету Кейти, высоко держала голову. При виде девочек, улыбнувшихся ей, она с трудом сдержала слезы. Девочки выглядели такими счастливым, как будто эта свадьба действительно была праздником, а не позором.

Но она сама во всем виновата. Она молила Бога, чтобы он послал ей мужчину в помощь, и Господь послал ей мужчину. Она влюбилась в него и стала молить Бога, чтобы этот мужчина с ней остался. И теперь этот мужчина остается с ней, по крайней мере – пока. Получается, что на все ее молитвы был дан ответ. Бог дал ей все, о чем она просила, и она должна быть благодарна.

Тут Кейти взяла букет гардений из ее руки и отступила назад. Оливии же велели повернуться и стать лицом к Конору. Она взглянула в его ледяные синие глаза чужака – и не смогла найти в себе чувства благодарности. Она слышала, как он дает обет любить ее и почитать ее, но не услышала радости в его голосе. Увы, он не любил ее, и никакие молитвы не могли ничего изменить.

Но она его любила. И когда наступил ее черед произнести брачные обеты, которые свяжут ее с Конором до конца жизни, она произнесла их убедительно, потому что они были настоящими и шли от сердца.

– Теперь я объявляю вас мужем и женой, – прозвучал голос пастора.

Конор склонил голову и коснулся губами ее щеки. Он предложил ей руку, и они вместе пошли по проходу. Муж и жена.

Затем он высвободил руку и отошел. И девочки тут же окружили Оливию. Краем глаза она заметила, как священник пожал Конору руку и что-то сказал ему.

– А молитвы правда действуют, мама! – воскликнула Кэрри, обнимая Оливию и прижимаясь к ней. – Обешаю молиться каждый вечер.

Оливия с удивлением взглянула на дочь.

– О чем ты, Кэрри?

Девочка одарила ее сияющей улыбкой.

– Как все чудесно, правда? Я попросила Бога сделать мистера Конора моим новым папой, и он это сделал! Я получила то, о чем просила!

Не в силах более сдерживаться, Оливия разрыдалась.

– Я горжусь вами, сын мой, – говорил пастор Конору, пожимая ему руку.

Конор изобразил улыбку и, взглянув на Оливию, окруженную девочками, понял, что она плачет. Она закрывала лицо ладонями, но он знал, что она плачет, он чувствовал ее слезы. И был почти уверен, что это не слезы радости. Ему вспомнился вчерашний вечер – и словно острый нож прошелся по сердцу. Деланная улыбка исчезла с его лица.

– Думаю, это принадлежит вам, – услышал он голос пастора.

Конор посмотрел на кожаный мешок, который протягивал ему Аллен.

– Да, верно, это мой, – пробормотал он, взяв мешок. – Где вы его нашли?

– Один из местных нашел его месяца два назад и принес мне. Он упомянул, что нашел его в Джексон-Филд. Ведь именно там, в июле проходил ваш бой, не так ли? Я раскрыл мешок и обнаружил там распятие. – Пастор помолчал и с улыбкой добавил: – Мне просто хотелось узнать имя… или вообще что-нибудь о хозяине… А вчера, во время всей этой суматохи, я узнал, что вы – профессиональный боксер и ирландец. Вот я и подумал, что мешок, наверное, ваш.

– Спасибо. – Конор заглянул в мешок.

– Надеюсь, все на месте? Ничего не пропало? Нащупав среди одежды бутылку ирландского виски, Конор невольно улыбнулся.

– Нет, преподобный. – Он закрыл мешок и перекинул его через плечо. – Ничего не пропало.

Глава 24 ТЮРЬМА

Тюрьма Маунтджой,

Дублин, Ирландия, 1867год

Рыбные потроха. Десятый день подряд. Конор поморщился при виде мерзкого слизистого месива в оловянной миске, которое ему полагалось съесть. Он больше не мог это есть. Даже просто смотреть на это не мог. Вспомнив про бедняжку Меган и отбросы на рыбном рынке в Дерри, он с воплем ненависти схватил миску закованными в кандалы руками и швырнул ее в дюжего охранника, стоявшего перед ним.

Переутомление. Ему необходим сон. Но спать ему не позволяют. Они водят и водят его по тюремному двору час за часом, и охранники меняются через определенные промежутки времени. Если же он замедляет шаг, они толкают его своими дубинками. Если он спотыкается и падает, его тут же ставят на ноги. Если закрывает глаза, ему льют ледяную воду на голову. Но он все равно смеется им в лицо, когда они спрашивают его о ружьях.

Порка. Они сдирают мясо с его спины, и он вопит от ужасной боли. Он мечтает о том, чтобы раны загноились и чтобы он умер, но они призывают доктора для спасения его жалкой жизни – чтобы он мог выдать им тайники с оружием. Ненависть. Он постоянно вспоминает о матери, молившей сохранить ее дом, вспоминает о своих сестрах, умирающих на улице от голода, и о своем брате, забитом палками до смерти. Он думает обо всех других ирландцах, заключенных в британские goals за государственные преступления против правительства, которое они, ирландцы, не признавали. Он думает обо всем этом, и ненависть словно превращается в огненный шар у него в груди.

Он потерял счет дням. Ему начали слышаться голоса. Мускулистое тело, благодаря которому он стал чемпионом боксерских поединков в пабах, превратилось в костлявый остов. Но он все еще не сломлен.

В какой-то из дней они доставили его к начальнику тюрьмы. Начальник некоторое время молча смотрел на него, потом повернулся к камину и вытащил из огня железный прут, с усмешкой взглянул на Конора и проговорил:

– Сейчас мы с вами побеседуем. И я уверен, вам будет, что мне рассказать. – Тюремщик все ближе подносил к нему раскаленный прут.

Не отводя глаз от прута, Конор прошептал:

– Да, верно, мне нужно кое-что сказать.

– Нужно? – Тюремщик понимающе кивнул. – Я так и думал.

Тут Конор плюнул, и его плевок угодил прямо в щеку начальника тюрьмы.

– Вот и весь наш разговор, гребаный британский ублюдок! Так что не трать зря время. Убей меня прямо сейчас.

Тюремщик стер со щеки плевок, затем подул на раскаленный кончик прута, и тот из оранжевого превратился в белый. Медленно покачав головой, он сказал:

– Нет, Пэдди, мы вовсе не собираемся убивать тебя. Мы просто собираемся сделать так, чтобы ты пожалел, что не умер.

Глава 25

Девочки были ужасно возбуждены, и их долго не удавалось уложить в постель. Во время обратной поездки домой, за ужином и за игрой в шашки они болтали без умолку и очень радовались тому, что все сложилось так чудесно, что мистер Конор и мама поженились. Конор же терпеливо сносил их внимание и не проявлял ни малейших признаков раздражения. Однако Оливия заметила: всякий раз, когда девочки заводили разговор о том, что он останется тут «навсегда», Конор поджимал губы и хмурился.

В конце концов, Оливия все же уложила их в постель, и они, слава Богу, уснули почти сразу. Когда она вернулась вниз, Конор все еще сидел в библиотеке. Подняв голову от книги, которую держал в руках, он спросил:

– Девочки уснули?

– Да, к счастью. А я уже думала, они никогда не уснут.

Какое-то время они молча смотрели друг на друга. Это была их первая брачная ночь. Наконец Конор, нарушив молчание, в нерешительности пробормотал: – Иди наверх, Оливия.

Он отсылает ее. Или, может быть, просто намекает, что ей пора заняться нужными приготовлениями? Она ничего не могла прочесть на его бесстрастном лице.

– Да, конечно, – кивнула она. – Ты погасишь лампы, прежде чем поднимешься наверх?

Оливия взяла с собой наверх кувшин с водой и помылась. Потом долго, вспоминая, как Конор смотрел на нее, когда говорил, что она красивая, расчесывала волосы. Надела свою самую красивую батистовую ночную рубашку, застегнула перламутровые пуговки и тотчас же вспомнила, как он раздевал ее в гостиничном номере в Монро. Откинув одеяло, она села на краешек постели, взбила подушки и стала ждать. Но Конор не шел.

Оливия принялась расхаживать по спальне. Потом со вздохом погасила лампу, скользнула под простыни и стала напряженно прислушиваться. Часы на ночном столике отсчитывали минуту за минутой, а Конор все не появлялся.

Наконец, не выдержав, она поднялась, накинула на плечи шаль и направилась к лестнице. Спустившись вниз, обнаружила, что лампы погашены. В доме было темно и тихо.

Конора она нашла на заднем крыльце. Он вынес сюда стул из кухни и сидел, глядя на луну, низко висевшую в ночном небе. В руке он держал бутылку. Обернувшись, он окинул ее взглядом и пожал плечами. Затем сделал глоток из своей бутылки и насмешливо пробормотал:

– Замечательно… Я называю это капелькой craythu.[19] Хотя рука, державшая бутылку, не дрожала, а язык у него не заплетался, Оливия сразу поняла, что он не в себе. Ей тотчас же вспомнился отец с бутылкой бурбона, вспомнился его глупый пьяный смех. Придерживая шаль дрожащей рукой, она пробормотала:

– Конор, ты пьян.

– Да, так и есть. – Он поднял перед собой бутылку и в задумчивости посмотрел на нее. – Я соблюдаю древнюю ирландскую традицию. Каждый уважающий себя ирландец напивается в свою первую брачную ночь. Ты этого не знала?

«Первая брачная ночь». Он произнес эти слова с таким отвращением, что она невольно содрогнулась. И с ужасом подумала о ночах, которые ждали ее в будущем.

– Slainte,[20] – сказал Конор и сделал очередной глоток. Перед ней снова возник призрак отца.

– Я не желаю иметь спиртное в моем доме, – проговорила Оливия.

Конор пристально взглянул на нее.

– Вы, наверное, хотели сказать «в нашем доме», миссис Браниган?

Она с трудом перевела дыхание и заявила:

– Я не желаю иметь спиртное в нашем доме.

– Но я не в доме, а снаружи, – возразил он с ухмылкой.

– Не придирайся к словам, Конор. А что, если девочки увидят тебя в таком состоянии? Что они подумают?

При упоминании о девочках Конор изменился в лице. Со вздохом откинувшись на спинку стула, он пробормотал:

– Тогда они, наверное, перестанут видеть во мне героя. – Герой! О Господи, если бы они только знали!.. Он вдруг засмеялся и снова глотнул виски.

– Знаешь, Оливия, когда-то я действительно был героем. Парни так считали, потому что я был гостем Короны, потому что у меня были шрамы на спине от британской плетки, потому что британские ублюдки заставляли меня опускаться на четвереньки – только так я мог получить еду. Да, тогда я был героем, а теперь…

Оливия в ужасе прижала ладонь к губам.

– Конор, не надо, – прошептала она. – Пожалуйста, не надо…

– Не хочешь слушать? Не хочешь, чтобы я напивался? Боюсь, слишком поздно. Я пьян почти в стельку, дорогая.

– Не терзай себя, Конор.

– Не стоит беспокоиться. Меня слишком долго терзали, и мне уже ничто не может повредить. – Он опять поднес к губам бутылку.

Не в силах больше выносить это зрелище, Оливия покинула мужа, оставив его наедине с ирландским виски и воспоминаниями. Лежа в постели, она думала о мужчине, за которого сегодня вышла замуж. Прежде ей казалось, что ее любовь сможет залечить его душевные раны, но теперь ее одолевали сомнения. «Как же помочь ему, как помочь?» – спрашивала она себя.

Оливия долго лежала без сна в своей постели. Какое-то время она еще надеялась, что Конор придет к ней, но он, конечно же, не пришел.


На следующее утро всю общину баптистской церкви Каллерсвилла взбудоражила новость о свадьбе Оливии. Когда же появилась сама Оливия, все уже знали о ее замужестве. Об этом рассказали даже Вернону, который никогда не прислушивался к местным сплетням. Он вернулся в город со своей женой-северянкой накануне вечером – Кейти сообщила об этом Оливии на ступенях церкви. Шагая по проходу, Оливия улыбнулась Вернону, но он тотчас же нахмурился и отвел глаза. Остановившись у пустого ряда, она пропустила вперед своих девочек, затем осмотрелась. Многие женщины поглядывали на нее с любопытством, но Оливия старалась не обращать на них внимания. Она думала о Коноре и о своей любви к нему. Ей все еще хотелось верить, что она сумеет залечить его душевные раны.

Преподобный Аллеи обращался к своей пастве с просьбой задуматься над священным учением Иисуса, но Вернон не слушал пастора – он думал о том, как бы избавиться от Конора Бранигана. Навсегда.

С каждой минутой он все сильнее ненавидел этого проклятого ирландца. Ему, Вернону Тайлеру, даже после стольких усилий не удалось завладеть землей Оливии. А вот Конор Браниган справился с этим всего за два месяца. Следовало, во что бы то ни стало убить этого сукина сына. Да-да, надо избавиться от него, как только представится такой случай.

Ах, напрасно он не вернулся сразу же после того, как получил телеграмму Джошуа. Ведь Джошуа сообщил ему о том, что Браниган находится в доме Оливии. Но он не смог вернуться. Не смог из-за Алисии, из-за ее любви к светской болтовне и к развлечениям. А если бы он сумел вернуться вовремя, то ничего такого не произошло бы. А вот теперь… Теперь Оливия убрала урожай персиков, и, следовательно, у нее появились деньги, чтобы заплатить весной налоги. К тому же Браниган владел ее землей. Да, все изменилось, все очень изменилось…

Но как же Оливия… Черт побери, кто мог подумать, что она выйдет за него замуж? Боксер, Бог ты мой! Даже не верится… Ведь она ненавидела азартные игры! Всегда ненавидела!

Тут Вернон наконец не выдержал и поднялся на ноги посреди службы. Все смотрели на него с удивлением, но он, не обращая на прихожан внимания, вышел из церкви, прекрасно понимая, что шокирует своим поступком весь город. Твердо решив избавиться от боксера, Вернон направился к дому Харлана. Он знал, что Элрой и его парни любят хорошую драку.


Когда Конор проснулся от солнечного света, бившего ему прямо в глаза, он со стоном прикрыл голову подушкой, но было уже поздно – головная боль усиливалась с каждым мгновением.

Это все от виски… О Господи, он давно уже не чувствовал себя так отвратительно.

Конор попытался снова уснуть, но безуспешно. Подчиняясь неизбежному, он поднялся с кровати и поморщился от ужасной головной боли. Стараясь двигаться как можно осторожнее, он прошел к двери, но воды за дверью не оказалось, хотя обычно Оливия приносила ему воду, чтобы он мог умыться и побриться.

Оливия злится на него. Он вспомнил, как она на него посмотрела накануне вечером, и почувствовал угрызения совести. Конечно же, она ни в чем не виновата. То, что их брак – всего лишь фарс, не ее вина. «Да, я сам во всем виноват», – со стоном подумал Конор. Кое-как одевшись, он спустился в кухню, но обнаружил там только Честера. И ни горячего завтрака, ни девочек, ни Оливии. Сбитый с толку, он выглянул в кухонное окно, но никого не увидел. Конор вышел из кухни и закричал:

– Оливия, где ты?!

Ответом ему было молчание. И тут он вдруг вспомнил: «Сегодня же воскресенье!» Да, воскресенье, и он один в доме, потому что все отправились в церковь.

Вернувшись в кухню, Конор снял с крюка на стене ведро и пошел к колодцу. Набрав воды, наклонился и вылил воду на себя. Господи, как же хорошо… Он уже собрался снова наполнить ведро, но тут услышал шуршание колес по гравию. Обернувшись, увидел повозку, выезжавшую из-за угла дома. Через несколько секунд повозка остановилась, и из нее выбрался Вернон Тайлер, а за ним – Элрой Харлан, Джошуа Харлан и еще трое.

«Может, они сразу же убьют меня и положат конец моим страданиям?» – промелькнуло у Конора. Отбросив ведро, он приблизился к ним и спросил:

– Парни, не рановато ли для воскресного визита, а?

Никто ему не ответил. Вернон вытащил из кармана сигару, и один из парней зажег для него спичку. Прикурив, Вернон затянулся сигарой и, выпустив дым, проговорил:

– Я слышал, что ты женился. Вот я и заехал, чтобы поздравить.

Вспомнив про ожоги от сигары, которые стражи Маунтджоя оставили у него на спине, Конор подумал: «Не хочет ли Вернон заняться тем же?» Заставив себя усмехнуться, он ответил:

– Я очень признателен вам, мистер Тайлер.

Вернон какое-то время рассматривал кончик своей сигары, потом пристально посмотрел в глаза Конору, очевидно, решив, что пора переходить к делу.

– Мне кажется, парень, я велел тебе убираться из моего города. Неужели ты забыл?

– Нет, конечно. – Конор снова усмехнулся. – Но, видите ли, ваши парни так хорошо поработали, танцуя на моих ребрах, что я не смог уехать из города.

– Не люблю, когда мне переходят дорогу, – проворчал Вернон. – Что же касается Оливии… Было бы очень печально, если бы она стала вдовой. Понимаешь меня, парень?

– Да, – кивнул Конор. – Я прекрасно вас понимаю.

– Вот и хорошо. А теперь, когда мы это выяснили, поговорим о деле. Ты женился на Оливии и ты завладел ее землей, верно? И ты собираешься продать мне эту землю, не так ли?

Конор медлил с ответом. Наконец пробормотал:

– А что же вы предлагаете взамен?

– Взамен я не стану убивать тебя.

Конор заставил себя рассмеяться.

– Вы очень любезны, мистер. Но если вы убьете меня, то земля снова будет принадлежать Оливии, а вы окажетесь там, откуда начинали. Итак, я повторяю вопрос: что вы предлагаете?

Вернон стиснул в зубах сигару.

– «Персиковая роща» – это пятьсот акров земли. Я даю вам по три доллара за акр.

«Полторы тысячи долларов. Господи, это же целое состояние!» – мысленно воскликнул Конор. Будь это действительно его земля, он хоть сейчас взял бы эти деньги. Но земля принадлежала не ему. Значит, следовало что-то придумать. И главное сейчас – выпутаться из этой истории целым и невредимым.

– Полагаю, что сначала мне нужно поговорить об этом с женой, – уклончиво ответил Конор.

К его удивлению, Вернон рассмеялся.

– Поговорить? Парень, не знаю, как у вас там в Ирландии, а здесь мы просто говорим жене, что ей следует сделать, вот и все.

Конор молча кивнул. Теперь стало ясно: потянуть время не удастся. Может, вбежать в дом и схватить винтовку? Нет, не получится. Конор посмотрел на людей Вернона, окружавших его. Собравшись с духом, он посмотрел ему прямо в глаза и процедил сквозь зубы:

_ Убирайся отсюда, пока цел.

Парни Вернона переглянулись и двинулись к Конору. В следующее мгновение раздался стук колес – прямо на них летел фургон Оливии. Тайлер и его люди отскочили в сторону. Оливия же, остановив фургон, закричала:

– Приветствую вас! Сегодня чудесный день, не правда ли?!

Несколько секунд спустя Конора окружили девочки, и он понял, что впервые в жизни его спасла женщина.

Вернон сокрушенно покачал головой и, повернувшись к Оливии, поднес руку к шляпе.

– Рад тебя видеть. Мы заглянули, чтобы поздравить вас обоих.

Оливия поставила фургон на тормоз и с улыбкой ответила:

– Очень мило с твоей стороны, Вернон. Я предложила бы вам остаться на воскресный обед, но уверена, что вы все предпочитаете вернуться домой к своим семьям.

Вернон взглянул на Конора:

– Хорошенько подумай о том, что я тебе сказал. – Отвернувшись, он направился к своей повозке. Его люди тотчас же последовали за ним.

Конор дождался, когда они отъедут, потом сказал:

– Бекки, отгони фургон к сараю, а потом дай мулу воды. Кэрри и Миранда, помогите сестре. А мы с вашей матерью пока прогуляемся.

Он подал жене руку и помог ей спуститься с козел. Они молча зашагали по садовой дорожке. И только когда они вошли в беседку, Конор заговорил:

– Думаю, тебе пора сдаваться, Оливия.

Она скрестила руки на груди.

– Кажется, мы уже обсуждали этот вопрос.

– Не будь такой упрямой! – Он повысил голос.

– Ты сегодня, похоже, не в настроении. Наверное, всему виной виски, которое ты вчера пил.

– Виски не имеет никакого отношения к этому делу! Я всегда не в настроении, когда приходят люди, чтобы избить меня. И не меняй тему.

– Тогда не говори мне, что мне делать с моей землей.

Он пристально посмотрел на нее.

– Проклятие! Женщина, ты что, совершенно ничего не понимаешь? Ты не сможешь их победить.

Она пожала плечами.

– Я веду эту войну уже четыре года, и пока еще Вернон не получил мою землю. Так что я непременно выиграю.

Конор тяжело вздохнул.

– Поверь, они возьмут тебя измором. Они добьются своего.

Оливия решительно покачала головой:

– Не смогут. Орен рассказал мне, что на Вернона давит его тесть, один из главных инвесторов в этой сделке. Значит, они уже запаздывают, поэтому…

– Тогда Вернон решится на крайние меры, – перебил Конор.

Она хотела отвернуться, но он удержал ее, схватив за плечи.

– Послушай меня, Оливия. Ты не сможешь бороться с ними. Если они вложили в это дело слишком много денег, они не откажутся от своих планов. Неужели ты действительно думаешь, что они отступят перед одной-единственной женщиной?

– Им придется отступить, – заявила Оливия. – Я не продам свою землю.

– Даже если они будут угрожать тебе и девочкам? Ты готова к этому?

– Я тебе уже говорила: Вернон не причинит зла девочкам. И мне тоже.

– Почему ты так уверена?

– Потому что он меня любит, – ответила Оливия. – И всегда любил.

– Что?.. – Он уставился на нее в изумлении. – Проклятие, какая еще любовь?!

Она нахмурилась.

– Конор, успокойся, пожалуйста. Я же не сказала, что его люблю.

– Вернон любит тебя… – пробормотал Конор, невольно сжимая кулаки. – Значит, любит… Замечательно. Теперь я понимаю, почему ему так хочется избавиться от меня.

Оливия отвернулась. Глядя на одичавшие розовые кусты, тихо проговорила:

– Ты не обязан здесь оставаться.

– Спасибо, дорогая жена, но теперь уже поздновато.

– Поздновато? – Она взглянула на него через плечо. – Но преподобный Аллен не заковал тебя в цепи, когда сочетал нас браком. Так что ты можешь уехать в любое время, когда захочешь.

Она выгоняет его? Конор с удивлением посмотрел на жену и вдруг понял, что серьезно начинает за нее волноваться. Вспомнив о предложении Вернона, он проговорил:

– Возможно, я просто продам эту землю.

– Что?.. – Оливия вздрогнула и, повернувшись, уставилась на него в изумлении.

– Вернон предложил мне полторы тысячи долларов, – пояснил Конор. – И раз уж я теперь твой муж, то, похоже, что землей владею я. Полторы тысячи долларов – это чертовски много. Мы сможем неплохо жить на такие деньги. Надо быть идиотом, чтобы не продать.

И тут он вдруг заметил, что Оливия замерла, глядя на него с ужасом. Было совершенно очевидно: мысль о том, что она, обвенчавшись с ним, потеряет свое право на собственность, не приходила ей в голову. Она открыла рот, словно хотела что-то сказать, но не смогла произнести ни слова.

Еще минуту назад Конор был готов сказать жене, что намерен принять предложение Вернона, но сейчас, взглянув в ее чудесные карие глаза, он понял, что не сможет этого сделать. Выругавшись сквозь зубы, он отвернулся и пробормотал:

– Женаты мы или нет—земля твоя, а не моя. Делай с ней что хочешь.

Резко развернувшись, он вышел из беседки и, не оглядываясь, быстро зашагал по садовой дорожке.

Глава 26

Преподобный Аллен был настолько добр, что отвез ее домой, поскольку муж, очевидно, забыл о ней.

И Алисия прекрасно знала, почему Вернон о ней забыл. Из-за Оливии Мейтленд, конечно же.

Она пригласила преподобного на чашку чая, но он, поблагодарив за приглашение, отказался. Алисия поднялась в свою комнату и, сославшись на сильную головную боль, велела никого не принимать – хотелось побыть в одиночестве и как следует все обдумать.

Было ясно: Вернон всегда любил Оливию. И Алисия прекрасно это знала – знала с того самого дня, когда прибыла в этот Богом забытый городок и впервые увидела женщину в поношенном коричневом платье, входящую в лавку, которую Вернон купил на деньги ее отца. Она все поняла, когда увидела, как муж посмотрел на эту женщину, – посмотрел со злостью и болью. И то обстоятельство, что Оливия вышла замуж, мало что изменит.

За восемь лет замужества Алисия не так уж много узнала о прошлом Вернона – он был не из тех, кто охотно рассказывает о себе. Но она знала, что ее муж стремится построить здесь некую империю только по одной причине: ему хотелось показать всем местным, что именно он здесь хозяин. Он хотел властвовать над теми людьми, которые некогда смотрели на него сверху вниз. Разумеется, это относилось и к женщине, для которой он когда-то оказался недостаточно хорош.

Опустившись на край постели, Алисия сняла шляпу и принялась обмахиваться ею как веером. «Ах, как же здесь душно и жарко», – подумала она, с грустью вспоминая прохладный ветерок, дувший с моря в Ньюпорте. И тут она совсем одна, без друзей и без развлечений. Алисия посмотрела в окно и тяжело вздохнула. Они с мужем совсем недавно вернулись в эту ужасную Луизиану, а она уже тоскует по дому.

Ну почему, почему Вернон захотел построить свою империю именно здесь? Когда она с ним познакомилась, он говорил о Луизиане так, будто ненавидел ее. А когда она вышла за него замуж, то подумала, что папа просто возьмет его в свою пароходную компанию, или на швейную фабрику, или в любое другое из своих предприятий. Ей даже в голову не могло прийти, что они с отцом создадут новое совместное предприятие и ей, Алисии, придется отправиться в Луизиану.

Ах, если бы она могла просто оставить Вернона! Оставить мужа с этой его проклятой железной дорогой… и с Оливией Мейтленд. Но она не может уйти от него. Не может, потому что любит. Но ей ужасно хочется обратно домой.

А папа приедет сюда на следующей неделе, чтобы просмотреть планы железной дороги и проехать по намеченному маршруту. Терпение отца вот-вот лопнет – она это прекрасно знает. К тому же и она сама постаралась. Во время пребывания в Нью-Йорке она кое-что говорила отцу в присутствии его компаньонов. И теперь ей остается надеяться, что усилия не пропали даром. Вернон наверняка не получит землю Оливии в ближайшее время. И тогда отец наконец-то все поймет… Поймет, какую жалкую жизнь она здесь ведет. Конечно же, и компаньоны отца будут очень недовольны. Так что, скорее всего папа откажется от этой железной дороги.

Алисия смотрела из окна на хлопковые поля, принадлежавшие Вернону, и мысленно проклинала эту землю.


После воскресного обеда Конор вставлял оконные стекла, купленные в Монро. А Оливия и девочки ушли в сад – собрать оставшиеся персики, которые не созрели к тому времени, когда убирали основной урожай. Задолго до захода солнца Конор покончил с работой и отправился на кухню, где увидел Оливию и девочек, окруженных корзинами с фруктами и стеклянными банками. В воздухе витали ароматы персиков, корицы и гвоздики.

Конор повернулся и вышел из кухни, но девочки тут же его окликнули и призвали на помощь. Вернувшись, он вопросительно посмотрел на Оливию, но та ничего не сказала. И все же он решил остаться – носил от колодца ведра с водой и устанавливал банки с персиками на самых высоких полках кладовки.

Когда же его помощь не требовалась, он сидел за кухонным столом и наблюдал за Оливией и девочками. Все они работали очень быстро и ловко. Даже малышка Миранда мыла и сушила банки. Бекки чистила персики, вынимала из них косточки, а затем резала. Кэрри заполняла фруктами банки, стоявшие на столе, а потом заливала их сахарным сиропом. Оливия же тем временем наполняла оставшиеся банки джемом, после чего запечатывала каждую банку металлической крышкой. Запечатанные банки ставили в два огромных котла с водой на плиту.

Когда последняя банка была запечатана и поставлена в котел, Оливия и Бекки занялись приготовлением ужина. А Конор, чтобы скоротать время, рассказывал Кэрри и Миранде одну из своих любимых ирландских сказок. Рассказывая, он старался сохранять бесстрастное лицо – как при игре в покер. Девочки же слушали его затаив дыхание. Точно так же и он слушал рассказчиков, когда был мальчишкой. В конце концов, ему удалось убедить своих слушательниц в том, что гномы на самом деле существуют.

После ужина девочки захотели послушать еще одну сказку, но Оливия заявила, что им пора мыться и готовиться ко сну. Нахмурившись, она добавила:

– Сегодня в церкви Кейти сказала, что прошлым вечером вы не мылись, как полагается. А ведь занятия в школе начинаются завтра. Так что отправляйтесь наверх. Другую сказку услышите потом, когда помоетесь.

Когда девочки вышли из кухни, Оливия, посмотрев на Конора, спросила:

– Ты ведь расскажешь им еще одну сказку перед сном?

– Да, если им так хочется.

Оливия улыбнулась ему, потом сняла с плиты котелок с кипящей водой и пошла наверх. Конор же сходил в свою комнату за сигарой, потом спустился обратно в кухню, вынес стул на заднее крыльцо и, усевшись, закурил.

Вечер был тихий и теплый, полная луна освещала двор. Иногда мерцали светляки – «светящиеся жучки». Трещали сверчки, квакали лягушки – хор, к которому ему пришлось сначала привыкнуть, а потом он перестал его замечать.

Из открытого окна наверху доносились громкие голоса – Кэрри с Мирандой опять ссорились из-за мыла «Наверное, ни один вечер не обходится без этих споров», – подумал Конор с улыбкой. Откинувшись на спинку стула, он закрыл глаза, прислушиваясь к спору, и тут раздался голос Оливии – она покончила с их спором за десять секунд.

– Еще одно слово – и сразу же ляжете в постель, – заявила она. – И Конор не расскажет вам никаких историй на ночь.

Спор немедленно прекратился. Конор и не догадывался, что его истории пользуются таким успехом.

Миранда появилась перед ним первая – босиком, в ночной рубашке и с мокрыми волосами. Честер следовал за ней по пятам, словно тень.

Малышка забралась к Конору на колени и обхватила его рукой за шею. Какое-то время она смотрела на него с серьезнейшим выражением лица, потом вдруг спросила:

– Раз вы с мамой поженились, то, значит, мы можем называть тебя папой?

Конор в смущении откашлялся: он не знал, что ответить. Конечно, их с Оливией брак был фарсом, и никакой он им не папа. Но сейчас, глядя в детские глаза, смотревшие на него с надеждой, он не мог сказать «нет».

– Называйте, если хотите.

Она улыбнулась, явно довольная ответом, потом сказала:

– А теперь расскажи еще одну историю. Про гномов.

– Думаю, нам нужно подождать твоих сестер, – пробормотал Конор.

И в тот же миг перед ними появилась Кэрри. Увидев, что Миранда опередила ее и заняла почетное место на коленях у Конора, девочка надула губы. Тогда Конор переместил Миранду на одно колено и со вздохом сказал:

– Что ж, садись и ты.

Кэрри просияла и уселась на другое колено. Так их и увидела Оливия, остановившаяся у двери. Казалось, ее эта сцена очень забавляла.

Конору же все это напомнило ту ночь, когда Оливия, вернувшись домой, обнаружила дочерей, крепко спавших рядом с ним. Но на этот раз он, однако, не смутился.

– А Бекки не спустится? – спросил он.

Оливия улыбнулась.

– Бекки сообщила мне, что ей уже четырнадцать и что она слишком взрослая, чтобы слушать сказки на ночь. – Оливия взяла из кухни стул и поставила его рядом со стулом Конора. – А вот я – нет. Так что можешь начинать.

На сей раз Конор смог рассказать историю про «Кухулина и двор при Эмер», и слушательницы не заснули. А завершил он свой рассказ следующими словами:

– Итак, Эмер была представлена ко двору, как она и желала. А Кухулин добился ее руки и сделал своей королевой. И они жили долго и счастливо, – добавил он (это было не совсем правдой, но он подумал, что неверность Кухулина в легенде не подходит для сказок на ночь маленьким девочкам).

Сестры захотели послушать еще одну сказку, но Оливия эту идею не одобрила.

– Пора спать, – строго сказала она, поднявшись. – Завтра первый школьный день. Так что пойдемте.

Девочки неохотно сползли с колен Конора и отправились за матерью в дом.

– Не понимаю, почему мы должны ложиться так рано! – послышался голос Кэрри. – Мне совсем не хочется спать. Я только буду лежать и лежать без сна. А могла бы послушать интересную историю.

Конор ухмыльнулся. Кэрри, как всегда, пыталась добиться своего весьма логичными рассуждениями. Но ее мать никогда не уступала, и девочке приходилось смиряться.

Внезапно он услышал быстрые шаги – и на крыльцо снова выбежала Миранда. Остановившись у его стула, она, задыхаясь, проговорила:

– Ах, я забыла пожелать спокойной ночи. Спокойной ночи, папа. – Встав на цыпочки, она поцеловала его в щеку, потом повернулась и убежала в дом.

У Конора же от ее слов голова закружилась, будто от сильнейшего удара. Ведь это влекло за собой ответственность, к которой он не был готов. То, что он сказал Оливии два дня назад, являлось чистейшей правдой. Он просто не знает, как быть отцом.

Поднявшись со стула, он спустился с крыльца. Достав свою сигару, снова раскурил ее, потом пересек двор и пошел между ветхими хозяйственными постройками, серебристо-серыми в лунном свете.

Папа.

Другой мужчина был бы, возможно, польщен, даже обрадован. Но только не он. Он был испуган. Но как все-таки страшно… Слова ребенка нагнали на него больше страха, чем все пули, тюрьмы и боль, перенесенные им. Отчаянное желание сбежать овладело им, но он не мог бежать. Для этого уже слишком поздно. Потому что теперь он – папа.

Возможно, ему пора задуматься о будущем. Да, пора, но он не мог об этом думать. Не мог смириться с мыслью о том, что он здесь навсегда, что никогда отсюда не уйдет, никогда не обретет покоя. Что ж, сейчас ему остается только одно: жить день за днем – так он всегда поступал.

Когда он вернулся к дому, Оливия ждала его. Она наблюдала за ним, когда он шел к ней по двору. Конор остановился у ступенек, бросил окурок сигары на землю и раздавил его сапогом.

– Я прогулялся.

– Хороший вечер для прогулки. – Она указала на стул рядом со своим. – Посиди со мной немножко.

Ему не хотелось сидеть, но все же он сел рядом с ней. Он чувствовал, что должен что-то сказать, но не знал, что именно. И не знал, чего она ждет от него. Откинувшись на спинку стула, он взглянул на нее вопросительно.

– Жаль, что у нас уже нет качелей для веранды, – сказала Оливия. – Было бы гораздо удобнее, чем на этих стульях.

Но для него дело было вовсе не в стуле.

– Качели для веранды?

Она кивнула.

– Когда-то они здесь висели. Мой папа подарил их маме к свадьбе. Думаю, из всех подарков, которые он ей делал, этот был ее самым любимым. Качели были выкрашены в белый цвет, как я помню, и на них были яркие ситцевые подушки. Летними вечерами мама с папой сидели здесь, раскачиваясь, держась за руки, как влюбленные.

Оливия лукаво улыбнулась.

– А однажды вечером я тихо спустилась по лестнице, чтобы взять печенье. Считалось, что я уже в постели. И вот я вдруг увидела… – Она замолчала и разгладила юбку на коленях, внезапно смутившись. – Мама сидела у папы на коленях, и они целовались. Для меня это было потрясением. Я и представить себе не могла, что мои родители занимаются такими вещами.

Конор никогда не задумывался о том, чем занимаются мужья и жены летними вечерами, но если они влюблены, то, возможно, действительно сидят на качелях на веранде.

– А что потом случилось с качелями?

Оливия ответила не сразу.

– После смерти мамы папе трудно было каждый день видеть качели и знать, что мама никогда больше не будет сидеть на них. Однажды вечером я вышла и обнаружила его здесь. Он плакал, обхватив голову руками. На следующий день я сняла качели и отдала их. Может, я поступила неправильно, но я не могла вынести его страданий.

Это и есть любовь. Боль и утраты. Он отвернулся и уставился на залитый лунным светом двор. Он вспомнил всех, кого любил. Все они ушли, и боль от их потери – вот чего он не хотел испытать снова.

Воцарилось молчание, но никто из них не делал попытки нарушить его. Наконец Конор понял, что Оливия не ждет от него никаких слов, и немного успокоился. Возможно, ей хотелось просто посидеть с ним рядом в тишине. И чем дольше длилось молчание, тем уютнее ему становилось.

– Уже поздно, – сказала она, наконец.

Конор не пошевелился, но все его мышцы напряглись. Он прекрасно понимал, о чем она говорит. Краем глаза он заметил, как она нервно теребит подол платья.

– Пора спать, – добавила Оливия, поднявшись со стула.

Он не был готов к тому, что эти ее слова так подействуют на него. Он вдруг почувствовал ошеломляющее желание – ему хотелось заключить ее в объятия и крепко прижать к себе, хотелось защищать ее от всех опасностей в мире.

Взяв себя в руки, Конор ровным голосом проговорил:

– Спокойной ночи, Оливия. Спи спокойно.

Она мельком взглянула на него.

– Ты не идешь наверх?

Он вспомнил о ночи в Монро и о том, как провалился в сон, сжимая ее в объятиях. И спал он без сновидений, без призраков из прошлого, без демонов. Но ведь демоны могут вернуться… И что произойдет, если они вернутся в тот момент, когда Оливия будет с ним?

– Нет. – Он покачал головой.

Но она все еще не уходила.

– Конор, я хочу, чтобы ты пошел со мной наверх. – Она положила ладонь на его плечо, и он вздрогнул от этого прикосновения.

– Нет, я не могу. Мне очень жаль, но не могу.

Конор закрыл глаза и сделал глубокий вдох. Казалось, прошла целая вечность, прежде чем Оливия убрала свою руку и ушла в дом.

Та ночь в Монро все еще жила в его памяти. Конор помнил каждую расстегнутую пуговку, каждый изгиб ее тела, каждый ее вздох. Он помнил, как и сам утратил последнюю каплю здравого смысла. Помнил, как погрузился в сон, а потом проснулся, ощущая ее чудесный запах. С ней к нему пришел покой – покой, которого он не знал со времен детства, покой, который, как ему казалось, оставил его навсегда.

Но покой с Оливией был иллюзией, и он не продлится долго. Кошмары вернутся, непременно вернутся – и что тогда он может натворить, если Оливия окажется с ним рядом? Ведь он может даже обидеть ее – например, ударить в темноте, не понимая, где находится, не в силах отличить прошлое от настоящего.

Конор представил себе Оливию, лежащую в постели. Волосы разметались по подушке, а под тонкой ночной рубашкой с перламутровыми пуговками нет ничего, кроме ее нежного и теплого тела. Желание пронзило его – жадное, горячее и требовательное.

Невыносимо желать ее с такой силой, невыносимо нуждаться в ней так отчаянно… Но он не должен верить, что она сможет победить его демонов. А если ей удастся это сделать, то лишь на время. И станет еще хуже. Уж лучше никогда не видеть небес, чем увидеть их мельком, дотронуться до них – и потерять.

Он пошел к себе в комнату. Он спал со своими демонами и проснулся один.


Понедельник был первым школьным днем, и, как все предыдущие первые школьные дни, этот понедельник стал для Оливии настоящим испытанием. Кэрри взбунтовалась при одном упоминании о шелковых ленточках в волосах, а школьное платье ей совсем не нравилось, потому что на нем теперь были рюшки. Миранда же расплакалась, узнав, что мама, оказывается, не пойдет с ней в школу. Бекки же ворчала по поводу того, что в этом году им опять придется подарить мисс Шеридан три банки консервированных персиков. И от Конора помощи ждать не приходилось. Сидя за завтраком, он то и дело хмурился и очень неохотно отвечал на вопросы. Наконец, молча поднявшись из-за стола, вышел во двор через черный ход. Оливия со вздохом посмотрела ему вслед. «Неужели так будет всегда?» – спрашивала она себя.

К тому времени как явился Орен, чтобы отвезти девочек в город вместе со своими детьми, Оливия уже от души радовалась, что они уезжают. Она вернулась в кухню и тотчас же принялась за уборку. Через полчаса, вымыв посуду после завтрака, она вдруг осознала, что впервые за несколько лет осталась совсем одна в доме. Ведь Миранда в этом году впервые отправилась в школу вместе со старшими сестрами.

Оливия села за кухонный стол и тяжело вздохнула, почувствовав себя ужасно одинокой. В доме было необыкновенно тихо. Ей не хватало малышки Миранды.

К ней подошел Честер и уткнулся носом в ее руку, тихо повизгивая: было ясно, что ему тоже не хватало Миранды. Оливия погладила пса и смахнула слезинку. «Не глупи, – сказала она себе. – Ведь тебе еще предстоит перестирать кучу белья».

Но вместо того чтобы приняться за дело, Оливия по-прежнему сидела за кухонным столом, тихонько вздыхая.

Она гадала, чем же сейчас занимается Конор. Возможно, он специально избегал ее. Но она не могла винить его за это. Просто он не хотел привязываться к этим местам. И женился на ней только из чувства долга.

Оливия вспомнила ночь в Монро, вспомнила о том, что Конор тогда на время впустил ее в свою одинокую жизнь. И ей стало ужасно грустно при мысли о том, что скоро он, наверное, покинет ее. Возможно, покинет, даже не попрощавшись. В один прекрасный день она проснется, и обнаружит, что его нет в доме.

– Господи, как же мне заставить его забыть прошлое? – прошептала она. – Я так люблю его, но боюсь, что этого недостаточно.

Но Оливия знала: ей остается лишь любить его и надеяться на лучшее. Уговаривать его она не собиралась, все зависело от самого Конора.

Поднявшись, наконец, из-за стола, Оливия вернулась к работе. К полудню выстиранное белье висело на веревке, огород был прополот, а овощной суп варился на медленном огне. Поставив сковороду с кукурузным хлебом на плиту, Оливия пошла искать Конора, чтобы сказать ему, что обед готов.

Ни во дворе, ни в хозяйственных постройках она его не нашла и вернулась в дом. Возможно, Конору хотелось уединиться, и не следовало ему мешать. Да, пусть сам все решает. Она не собирается его преследовать.

Пообедав в одиночестве, Оливия принялась гладить белье. Она старалась не думать о том, что в доме тихо и пусто, но ближе к вечеру, наконец, почувствовала, что не в силах больше выдерживать эту тишину.

Оливия снова отправилась на поиски Конора и на этот раз нашла его почти сразу же в старом сарайчике для инструментов, где он разбирал хлам, оставшийся после Нейта. Конор поднял голову, когда она вошла в полутемный и пыльный сарайчик.

– Ты пропустил обед, – сказала Оливия, стараясь говорить как можно спокойнее. Ей очень хотелось узнать, куда он ходил и как провел день, но вместо этого она спросила: – Проголодался?

Он покачал головой.

– Спасибо, но уже поздно. Я подожду до ужина. – Отшвырнув ржавое ведро и указав на штабель досок в углу, он сказал: – Не возражаешь, если я использую несколько штук?

– Конечно, нет. Тебе не нужно спрашивать у меня разрешения, Конор. – Ведь теперь это и твой дом тоже.

Он поджал губы и отвернулся, затем стал на колени и стал рыться в ящике с инструментами.

– Да, думаю, так и есть, – пробормотал он себе под нос.

Было ясно, что Конор не в духе. Но чего она ожидала? Отогнав тревожные мысли, Оливия сменила тему:

– А что ты собираешься делать с этими досками?

– Пока не знаю. Просто жалко будет, если их сожрут термиты. – Он помолчал, потом посмотрел на нее и добавил: – Когда я чинил крышу, то подумал: как приятно снова держать в руках молоток. Я уже давно не плотничал.

– Ты занимался этим там, в Ирландии?

Конор кивнул.

– Я начинал подмастерьем у столяра, когда мне было шестнадцать.

Она прислонилась спиной к пыльному верстаку Нейта, стоявшему у двери. Конор же продолжал разбирать содержимое ящика.

– Ты бросил плотничать, чтобы стать профессиональным боксером? – спросила Оливия.

– Нет. – Он встал и поднял ящик, потом подошел к ней и поставил ящик на верстак. – Я бросил работу, чтобы стать бунтарем. – Вытащив из ящика долото, Конор стал внимательно рассматривать его. – Да, я решил стать фением. Занозой в боку Британской империи.

– Фением? – переспросила Оливия. – Какое странное слово… Это, наверное, какое-то тайное общество?

– Да, тайное. Ирландское республиканское братство. – Он положил долото обратно в ящик. – У вашего мужчины были отличные инструменты.

При слове «мужчина» Оливия невольно рассмеялась. Конор взглянул на нее с удивлением.

– Я сказал что-то смешное?

Она зажала рот ладонью и покачала головой:

– Нет-нет, просто дело в том… Нейту было под семьдесят. Черный как уголь старик, с длинной седой бородой, с зубами, пожелтевшими от жевательного табака. – Она поморщилась. – Жевать табак, отвратительная привычка, хотя он был очень милый старик. Но его никак нельзя было назвать «моим мужчиной».

– Это просто такое выражение, милая. В Ирландии говорят «твой мужчина», имея в виду знакомого тебе человека. Иногда даже подошедшего к женщине незнакомца.

– Как странно… – пробормотала Оливия. – Странно, что люди так по-разному выражаются, правда? Мы здесь говорим «я полагаю», а вы говорите «я думаю», но означает это одно и то же, верно? Собирается дождь, я полагаю. Собирается дождь, я думаю.

Конор криво усмехнулся.

– Ну, ирландцы известны тем, что говорят такие вещи, которые другим кажутся забавными.

– Например?

– Если я встречаю человека, которого давно не видел, я скажу ему что-нибудь вроде: «Эй, Дэниел О’Шир, ты ли это?

Она улыбнулась.

– Ну а мы тут, на юге, говорим вещи, которые северянам-янки кажутся странными.

– В Ирландии любой американец – янки, – заметил Конор.

Оливия вскинула подбородок.

– Но я не янки. Назвать меня так – значит начать ссору.

Он ухмыльнулся.

– Я обязательно запомню. И именно так тебя назову, когда ты начнешь бросать в меня яйцами.

Они оба рассмеялись. Потом Оливия вспомнила, что произошло после того, как она швырнула в него яйцо, – и тотчас же остро ощутила его близость. В следующее мгновение Конор шагнул к ней, и она сразу поняла: он хочет поцеловать ее. Оливия сделала шаг навстречу.

– Папа! Мама! Вы где?!

Голос Миранды заставил их отскочить друг от друга. Но они не отвели взглядов. Оливия облизнула пересохшие губы и пробормотала:

– Девочки уже вернулись.

– Да, слышу, – сухо ответил Конор.

– Папа?! Мама?! Где вы?!

Ей так недоставало девочек весь день, а теперь она почувствовала досаду, потому что они помешали им. Оливия вышла из сарайчика и взглянула на дом. Бекки и Кэрри только спускались с крыльца, а Миранда уже была внизу.

– Мама, мы здесь! – закричала девочка.

Повернувшись, она помахала на прощание Орену, уже отъезжавшему от дома.

Миранда подбежала к сарайчику, и Оливия, улыбаясь, протянула к ней руки. Но девочка пробежала мимо, крикнув на бегу: «Здравствуй, мама!» Вбежав в сарай, она бросилась к Конору.

К своему изумлению, Оливия увидела, как Конор подхватил малышку на руки.

– Смотри, папа! – радостно закричала Миранда, в одной руке она держала лист бумаги, а другой обнимала Конора за шею, – Посмотри, что я нарисовала в школе. Это кенгуру. Они живут в Австралии. Мисс Шеридан так сказала.

Папа? Оливия была настолько поражена, что даже не обиделась на недостаток внимания со стороны дочери. Миранда назвала Конора папой, а он даже не удивился.

Конор внимательно посмотрел на рисунок.

– Да, так и есть, милая. Это кенгуру. Чудесный рисунок. Думаю, мы вставим его в рамку и повесим где-нибудь в доме. – Он взглянул на жену: – Ты как думаешь?

– Да, конечно, – пробормотала Оливия и, отвернувшись, смахнула слезу. Но на сей раз это были слезы радости.

Тут в дверях появилась Кэрри. Она немедленно потребовала, чтобы папа обратил на нее внимание. Показав ему набросок замка, девочка объяснила, чем она его рисовала.

Последней подошла Бекки. Она показала Конору карту Ирландии, которую нарисовала сама. Причем написала названия всех графств и крупных городов.

– Слайго, Лейтрим, Донегол, – прошептал Конор. – Да, все верно.

Оливия сквозь слезы смотрела на дочерей, жаждавших внимания Конора, и чувствовала, что у нее появляется надежда… Приблизившись к мужу, она посмотрела на рисунки девочек, потом с улыбкой сказала:

– А на кухне есть печенье.

Сестры тут же выбежали из сарая. Оливия прокричала им вслед:

– Только по две штуки каждой, а то аппетит перебьете! И уберите свои коробки для обедов!

Конор по-прежнему рассматривал рисунок Миранды. Потом взглянул на жену и с сомнением в голосе пробормотал:

– Кенгуру?..

Оливия склонилась к рисунку и с улыбкой сказала:

– Да, конечно, кенгуру.


Проснувшись на следующее утро, Конор тут же оделся и вышел во двор, чтобы наколоть дров. Он отнес дрова в кухню, растопил плиту, а затем снял с крюка ведро и пошел доить корову. Оливия в это время собирала девочек в школу, и он решил, что надо ей немного помочь с хозяйственными делами.

Услышав шаги, Конор поднял голову и увидел Оливию, входившую в хлев. Глядя на него с удивлением, она проговорила:

– Ты доишь корову?

– А почему бы и нет? Я ведь знаю, как это делается. – Он вытащил ведро с молоком из-под Принцессы и поднялся на ноги. Передав ведро жене, добавил: – Вот, пожалуйста.

Лицо Оливии озарилось улыбкой, и Конор вдруг почувствовал себя неловко. Пожав плечами, он пробормотал:

– Я просто подумал, что тебе может понадобиться помощь по утрам. Теперь ведь девочки ходят в школу… – Он указал на мешок с куриным кормом, стоявший в углу. – Если хочешь, я буду также кормить кур.

– Спасибо, – сказала Оливия и направилась к двери с ведром в руке. В дверях остановилась и обернулась, – Конор…

– Хм-м…

– Если ты принесешь яйца, я приготовлю завтрак. Я сегодня испекла свежий хлеб.

Оливия исчезла, прежде чем он успел ответить. Но от ее слов ему стало легче – появилось что-то похожее на чувство удовлетворения.


С этого утра в доме установился новый порядок. Пока Оливия собирала девочек в школу, Конор выполнял хозяйственные обязанности. Он приносил молоко и яйца, а Оливия готовила завтрак. Потом он относил в свою комнату теплую воду и брился. После завтрака девочки отправлялись в школу, а Конор и Оливия принимались за свои дела. По негласному соглашению они разделили обязанности: Оливия занималась домашней работой, а работу вне дома выполнял Конор.

К своему удивлению, он вскоре обнаружил, что все эти дела нисколько ему не в тягость. Он сам мог решать, как проведет день. И мог заняться тем делом, каким ему хотелось заниматься. Когда же девочки возвращались из школы, они рассказывали ему, чему научились задень, и он слушал их с интересом, даже с удовольствием. А по вечерам, когда девочки уходили в свои спальни, они с Оливией сидели на задней веранде, наслаждаясь тишиной и покоем.

Но они по-прежнему спали раздельно, и Оливия больше не делала попыток изменить положение дел. Он знал, что жену такая ситуация совершенно не устраивает, но не желал ничего ей объяснять – просто не мог. Правда, временами, когда они сидели на веранде бок о бок, и когда он наблюдал за ней, склонившейся над шитьем, Конор чувствовал нестерпимое желание довериться ей. Но стыд заставлял его молчать.

Бывали минуты, когда ему ужасно хотелось подхватить ее на руки, отнести в спальню – и уложить в постель. Одного вида ее волос в солнечном свете или звука ее голоса, когда она произносила его имя, бывало достаточно, чтобы он возбудился. Но он вспоминал обо всех тех женщинах, которые у него были, которые, проснувшись утром, обнаруживали, что он ушел, и чувствовал, что не может поступить с Оливией таким же образом. Она заслуживала мужчину, который спал бы с ней рядом постоянно, а он этого не мог обещать.

Его все еще мучили кошмары, и ночью, когда все в доме спали, Конор часто уходил в сарай с инструментами, прихватив с собой лампу, и работал чуть ли не до рассвета, отгоняя своих демонов стуком молотка и визгом пилы.

Глава 27

В субботу вечером должен был состояться бал, посвященный празднику урожая. В это утро Бекки раз пять примеряла свое новое синее платье и десять раз спрашивала Оливию, хорошо ли оно выглядит. В конце концов, мать потеряла терпение и воскликнула:

– Ребекка, ради всего святого! Найди себе какое-нибудь занятие! Господи, ты меня с ума сведешь!

– Но, мама, я только сейчас вспомнила самое главное. Оливия со вздохом подняла голову от маслобойки.

– Конор отправился с твоими сестрами на речку ловить рыбу. Почему ты с ними не пошла?

– Но, мама…

– Иди! – Оливия указала на дверь.

Бекки развернулась и покинула кухню. Хлопнув дверью, она как бы давала понять, что считает мать бессердечной и бесчувственной. Однако Оливию это нисколько не тронуло – она с облегчением вздохнула.

Но через час, отправившись к сараю, она обнаружила, что Конор и девочки вовсе не отправились на рыбалку. Из сарая доносились их голоса.

– Раз-два-три… раз-два-три…

«Что там происходит?» – удивилась Оливия. Она вошла в сарай и замерла на пороге – она никак такого не ожидала. Конор вел Бекки в вальсе по пыльному полу, а Миранда с Кэрри сидели в углу на старых бочках и с интересом наблюдали за ними.

Выходит, у них танцы… Только сейчас Оливия сообразила, что она никогда не учила Бекки танцевать вальс. «Но как же я могла упустить это?» – думала Оливия. Впрочем, и Бекки об этом не задумывалась до сегодняшнего утра.

Покружив девочку еще немного, Конор остановился.

– Отлично, – похвалил он. – Считай в голове, малышка, а через некоторое время привыкнешь, и все пойдет само собой. И помни: этот твой парень и сам, возможно, будет считать.

– Спасибо, папа, – шепнула Бекки и в порыве благодарности обняла его за шею. – Спасибо.

Тут Конор заметил Оливию, стоявшую в дверях сарая.

– У малышки получается, ты не находишь? – спросил он с улыбкой.

Оливия тоже улыбнулась.

– Да, очень неплохо.


Но вечером, когда они стояли возле стола с прохладительными напитками в зале Каллерсвиллского городского совета и наблюдали, как Джеремайя вел Бекки в очередном вальсе, Оливия заметила, что Конор не так уж доволен.

– Это уже четвертый вальс, – проговорил он, нахмурившись.

«Оказывается, он считал», – подумала Оливия с удивлением.

– Но она же вписала его имя в карточку для танцев на все вальсы.

Конор по-прежнему хмурился.

– Они держатся довольно близко, а?

Уловив неодобрение в его голосе, Оливия посмотрела на Бекки и Джеремайю, державшихся на довольно почтительном расстоянии друг от друга. Покосившись на мужа, она поняла, что он сердится. Едва сдерживая смех, она отвернулась и налила лимонаду для Миранды и Кэрри, стоявших рядом.

– О, не думаю, что нам стоит беспокоиться, – пробормотала Оливия, втайне очень довольная реакцией Конора – он вел себя как настоящий родитель.

– Как ты можешь так говорить? – возмутился Конор, все еще наблюдавший за юной парой. – Ведь ей всего четырнадцать. Возможно, мне нужно поговорить с этим парнем.

С трудом скрывая радость, Оливия подала мужу бокал лимонада. Но Конор был слишком занят наблюдением за Бекки и Джеремайей и не заметил улыбку в углах ее губ.

Миранда и Кэрри уже засыпали, когда они подъехали к дому. Бекки, мечтательно напевая мелодию вальса, поднялась по лестнице с лампой в руке. За ней следовала Оливия, державшая за руку Миранду. Последним шел Конор, несший Кэрри.

Взяв у старшей дочери лампу, Оливия сказала:

– Иди ложись, милая.

Бекки кивнула и направилась в свою комнату. Конор повернулся к Оливии, с улыбкой наблюдавшей за девочкой. Она посмотрела на него и прошептала:

– Мне кажется, Бекки хорошо повеселилась.

– Слишком уж хорошо, – пробурчал Конор. – Надо не спускать глаз с этого Джеремайи Миллера.

– Ты уложишь Кэрри в постель? – спросила Оливия.

Конор кивнул и понес Кэрри в ее комнату. Придерживая девочку одной рукой, он откинул одеяло и осторожно уложил Кэрри в постель. Укрыв ее одеялом, он уже собрался уходить, но тут послышался голос малышки:

– Папа…

Конор присел на край кровати.

– Слушаю, милая.

Она открыла глаза и сонно поморгала.

– Когда я вырасту, и у меня будет бальная карточка, я запишу тебя туда первым мужчиной.

Конор почувствовал стеснение в груди, сердце его сжалось. Не в силах вымолвить ни слова, он смотрел на девочку. Через несколько секунд глаза ее закрылись, и он услышал ее ровное дыхание.

Наклонившись, Конор поцеловал ее в лоб.

– Спокойной ночи, милая, – прошептал он, глядя на девочку с улыбкой.

Девочка уже крепко спала, а Конор по-прежнему сидел на краю кровати, глядя не нее с нежностью. Он думал о том, как построит для Кэрри домик на старом раскидистом дубе, у фруктового сада. А когда у нее появится бальная карточка, он очень тщательно проверит записанные там имена парней. Что касается Бекки и Джеремайи, то он решил так: она не выйдет замуж за этого парня, пока ей не исполнится, по крайней мере, восемнадцать. Миранде же, наверное, захочется к Рождеству новую куклу, а на ее следующий день рождения – снова фруктовый пирог. Он будет наблюдать, как они взрослеют, и, конечно, ему придется держать их в строгости, особенно Кэрри. Но с этим он справится. А вот поля в южной части «Персиковой рощи», к сожалению, пустуют. Интересно, во что обойдутся семена хлопка?

Мысленно Конор начал строить свое будущее. Он видел себя в постели рядом с Оливией и даже чувствовал, как она засыпает, обняв его. Вот они вальсируют на балах по случаю сбора урожая. А вот она играет во дворе с девочками, и он даже слышит, как она смеется и поет «Кольцо из роз». Эти видения обещали ему такие вещи, о которых он долгое время и мечтать не смел.

Нет-нет, всего этого просто быть не может! Конор решительно покачал головой. Все это – всего лишь фантазии.

Конор вспомнил себя мальчиком, стоящим зимой на улице перед пекарней Дерри. Он с жадностью смотрел на пироги и сладости, выставленные в витрине для богатых рождественских покупателей. Его терзал голод, но он знал, что все это не для него.

И теперь он снова чувствовал нечто подобное, чувствовал такой же сильный голод. Чудесная жизнь в доме Оливии напоминала сладости в витрине – близко, но не для него.

Поднявшись, наконец, Конор вышел из комнаты. Перешагнув через Честера, занявшего свой пост посреди коридора, пошел к лестнице. Взглянув на дверь, ведущую в комнату Оливии, он увидел свет, пробивавшийся из-под двери. Она еще не спала.

Интересно, чем она сейчас занимается? Сидит у туалетного столика и расчесывает волосы? Или лежит в постели, читает книгу? Возможно, она ждет его. Он потянулся к ручке двери, но его рука тут же замерла.

Нет, это всего лишь фантазии.

Опустив руку, он отошел от двери и направился к себе.


На следующий день, после посещения церкви, Оливия взяла девочек с собой на ферму Джонсонов. Конор, решив закончить намеченную работу, с ними не поехал.

Конор находился в сарайчике, когда послышался грохот подъезжающей повозки. Выглянув наружу, он увидел сверкающий черный экипаж, въезжающий во двор. Тут кучер остановил экипаж, и из него вышел незнакомый пожилой мужчина, элегантно одетый и, очевидно, весьма состоятельный. Мужчина направился к дому, но Честер, громко лая, преградил ему дорогу. Незнакомец в нерешительности остановился.

Конор пересек двор и крикнул:

– Честер, тихо!

Пес тут же замолчал, хотя и улегся у крыльца.

Мужчина кончиком трости черного дерева сдвинул на затылок шляпу и внимательно посмотрел на Конора.

– Мистер Браниган, не так ли?

Конор кивнул:

– Совершенно верно. А вы кто такой?

– Меня зовут Хирам Джеймисон. – Он не протянул руки для приветствия. И смотрел на Конора все так же пристально, с выражением некоторого превосходства.

Конор пожал плечами.

– Вы думаете, ваше имя мне что-то говорит?

Хирам нахмурился.

– Я тесть Вернона Тайлера.

И тут Конор все понял. «Интересно, сколько они предложат мне на сей раз?» – подумал он.

– Вам очень не повезло, мистер Джеймисон. Примите мои соболезнования.

Мужчина неожиданно улыбнулся, но улыбка не коснулась его глаз.

– Вернон был прав, когда говорил про вас. Вы высокомерный ублюдок, мистер Браниган.

– Надо же! А я то же самое подумал о вас.

Хирам Джеймисон осмотрелся и проговорил:

– Мне хотелось бы побеседовать с вами, если не возражаете. Где бы мы могли присесть?

Конор не собирался приглашать гостя в дом. Это было бы проявлением вежливости, а он был совсем не в том настроении, чтобы проявлять вежливость. Он вынес на веранду два самых неудобных стула из кухни Оливии, и оба сели.

– Мистер Браниган, я не люблю тратить время зря, а времени уже потрачено немало. Перехожу прямо к делу. Вернон уже предлагал вам по три доллара за акр. Я удваиваю сумму.

Конор сделал вид, что обдумывает предложение. Потом покачал головой:

– Нет.

Ответ удивил Хирама.

– Нет? Но ведь это три тысячи долларов.

– Благодарю вас, мистер Джеймисон, – ответил Конор. – Но я умею считать.

Хирам побагровел.

– Но другого такого случая вам не представится, – проговорил он с удивлением. – Бери, мальчик.

«Бери, мальчик». Конору тут же вспомнились слова лорда Эверсли, произнесенные много лет назад. И вспомнился шестипенсовик, на который ему хотелось плюнуть. Вспомнил он и Оливию. Кроме того, он знал: некоторые вещи нельзя купить и нельзя продать ни за какие деньги.

Конор решительно покачал головой:

– Нет.

Хирам фыркнул в раздражении.

– Сколько же вы хотите?

Конор ухмыльнулся, понимая, что победил.

– У вас нет таких денег.

– Уверяю вас, есть. Назовите свою цену.

– У этой земли нет цены. – Конор поднялся на ноги. – Мистер Джеймисон, эта земля не продается. Ни за какие деньги. Вам просто придется построить свою железную дорогу в другом месте.

Хирам тоже встал. Но уходить он не собирался.

– Вы, очевидно, не знаете, кто я. Мне принадлежат три железные дороги, пароходная кампания, четыре угольные шахты в Пенсильвании, две полотняные фабрики и полдюжины других предприятий. У меня особняк в Нью-Йорке, еще один особняк в Ньюпорте и яхта на Кейп-Код.[21]

Он бросил презрительный взгляд на Конора и, повысив голос, спросил: – А ты кто такой, мальчик? Невежественный Мик[22] с картофельной лодки, как и все прочие Мики, работающие на меня. Они загружают мои корабли и добывают мой уголь, чистят до блеска мои ботинки и подают мне кофе по утрам.

Конор терпеливо дождался конца тирады, потом, скрестив руки на груди, пристально посмотрел в глаза собеседника.

– Даю вам ровно десять секунд, мистер, чтобы вы сели в свой шикарный экипаж и уехали. Потому что я начинаю терять терпение, а вы знаете, что у невежественных Миков нрав свирепый.

Хирам развернулся и направился к своему экипажу. У дверцы остановился и, обернувшись, произнес:

– Вы об этом пожалеете.

– Очень сомневаюсь, – с усмешкой ответил Конор.

Когда экипаж Хирама Джеймисона отъехал от дома, он в задумчивости пробормотал:

– Похоже, я опять бросил вызов тем, с кем не в состоянии справиться.


Кейти налила Оливии чаю.

– Ну и как твое замужество? – спросила она, усаживаясь за кухонный стол напротив подруга.

Оливия уставилась в свою чашку. Она не знала, что ответить.

– Почему ты молчишь? У вас все хорошо?

Оливия закусила губу и покачала головой:

– Нет, не все. Но и не так уж плохо. Он очень добр к девочкам, а они его просто обожают. Только мне бы хотелось…

– Чего?

– Мне бы хотелось, чтобы он не был таким замкнутым. – И она поведала подруге всю историю – рассказала, как нашла его, что она о нем знает и что произошло в Монро. Рассказала абсолютно все. – А теперь он уже замкнутый, – закончила Оливия, глядя в свою чашку. – Он не хочет спать со мной, Кейти. Не хочет даже подходить ко мне слишком близко.

Кейти рассмеялась.

Оливия взглянула на подругу с удивлением.

– Почему ты смеешься?

– Потому что почти все замужние женщины жалуются совсем на другое.

Оливия молчала, и Кейти снова заговорила:

– Дорогая, жизнь с мужем никогда не бывает простой. Ни у кого. У каждой пары свои проблемы, и требуется время, чтобы в них разобраться. Мы с Ореном жили как кошка с собакой, когда только поженились. Да и сейчас иногда ссоримся.

– Но мы-то с Конором не ссоримся, – возразила Оливия. – Мы слишком мало разговариваем, чтобы ругаться. Он не хочет жить со мной. И он не делал из этого тайны.

– Нравится ему это или нет, но теперь он женатый человек.

– Только потому, что у него не было выбора.

– Видишь ли, Оливия… – Кейти поставила на стол свою чашку и строго посмотрела на подругу. – Мужчина, который не может заплатить по счету, не должен и смотреть в меню. Конечно, у него был выбор. Никто не заставлял его спать с тобой.

Оливия вспыхнула и снова потупилась.

– Он взрослый человек, Лив, – продолжала Кейти. – И он знал, что делает. Хуже всего, если ты теперь будешь винить себя.

– А что я могу поделать?

– Дай ему время. Я думаю, он сам во всем разберется. Оливия подняла голову.

– Но он меня не любит.

– Он так сказал?

– Не словами, но…

– А ты, конечно, каждый день говоришь ему, как сильно ты его любишь.

Оливия покачала головой:

– По правде говоря, нет, не говорю.

– А почему?

– Боюсь, что это заставит его тут же вскочить и умчаться в город, – призналась Оливия.

– Когда я выходила замуж, мама дала мне совет, который я никогда не забуду, – сказала Кейти. – Поскольку у твоей мамы такой возможности не было, я передам тебе слова моей матери. Вот что она сказала: самая важная вещь в браке не влюбленность, хотя это и важно. И не деньги, хотя деньги – это тоже неплохо. И даже не дети, Оливия. Самое важное – доверие. – Она сжала руку подруги. – Я думаю, Оливия, вы нашли друг друга. И теперь тебе нужно верить в него. Судя по тому, что ты мне рассказала, он пережил когда-то очень трудные времена. Такой мужчина не будет выставлять свои чувства напоказ, но это не значит, что у него нет сердца.

– Спасибо тебе, Кейти.

Подруга улыбнулась:

– Не за что меня благодарить. Кроме того, когда мы с Ореном в следующий раз поссоримся, я приду поплакать у тебя на плече.


Ночью Кэрри приснился страшный сон, и Конор, сидевший на веранде, услышал ее громкий крик.

– Папа! Папа! – кричала девочка.

Конор тут же помчался наверх. Когда он вбежал в комнату Кэрри, там уже находились Оливия и сестры девочки. Оливия сидела на кровати, держа дочь на руках. Конор молча подошел к ней и сел рядом. Оливия передала ему всхлипывавшую Кэрри – ее плач разрывал ему сердце. «Что с ней? – думал он. – Ведь Кэрри никогда ничего не боялась…»

Оливия посмотрела на других девочек и тихо сказала:

– Все в порядке, милые. Идите в постель.

Девочки ушли, и Оливия снова посмотрела на Кэрри.

Конор, державший ее на руках, что-то тихо говорил ей.

– Sha sha, – шептал он, гладя малышку по волосам. – Sha sha. Bermid go maith. Та me anseo.[23]

Он снова и снова повторял незнакомые слова, пока Кэрри не перестала всхлипывать.

Когда девочка успокоилась, Конор утер слезы с ее щек и спросил:

– Теперь лучше?

Кэрри кивнула, но когда он пошевелился, она вцепилась в него.

– Не уходи, папа.

– Я никуда не ухожу, малышка, – ответил Конор, усаживаясь поудобнее.

Кэрри прижалась щекой к его груди и закрыла глаза. Конор посмотрел на Оливию, сидевшую рядом с ним на кровати. Никто из них не произносил ни слова. Через несколько минут он снова взглянул на девочку у него на коленях.

– Уснула? – спросила Оливия.

Он утвердительно кивнул, затем уложил спящую малышку в постель и накрыл одеялом. После чего наклонился и поцеловал в щеку.

– Спокойной ночи, моя милая.

Оливия тоже поцеловала спящую дочку, и они с Конором вместе вышли из комнаты, закрыв за собой дверь. В коридоре остановились и переглянулись.

– Научи меня ирландскому, – попросила Оливия. – Кажется, это действует.

– Виски действует гораздо лучше, – ответил Конор с ухмылкой. – У меня еще осталось немного, но я подумал, что ты не разрешишь дать малышке.

Оливия поморщилась.

– Ты правильно подумал. Никакого виски в нашем доме. – Она вдруг улыбнулась и добавила: – О Господи, я ведь решила, что не буду так себя вести. Мистер Браниган, боюсь, что у вас ужасно ворчливая жена.

«Моя жена, – подумал он. – Моя жена…» Конор провел ладонью по ее щеке, а потом запустил пальцы в ее волосы, а другой рукой обнял и привлек к себе. Он не мог этому противиться, не хотел противиться. Она вышла за него замуж, и он должен был защищать ее, сделать ее счастливой. Его жена…

– Оливия… – Ему хотелось сказать ей очень многое, но он не находил слов.

Чуть отстранившись, он отвел руку за спину, нащупывая дверную ручку. Распахнув дверь, увлек Оливию в спальню. Как только они вошли, Конор закрыл дверь и тут же прижался к губам жены. Он целовал ее долго и страстно, все крепче прижимая к себе.

Когда же пальцы его нащупали верхнюю пуговицу ее ночной рубашки, Оливия обвила руками его шею и прошептала ему в ухо:

– О, Конор… Да, да…

Ему пришлось собрать всю свою волю, чтобы не разорвать на ней рубашку. Руки его дрожали, когда он расстегивал перламутровые пуговки. Наконец, когда они были расстегнуты, он снял с жены рубашку и снова прижал к себе. В комнате было темно, а ему хотелось, чтобы горел свет, хотелось видеть Оливию. Но он не мог больше сдерживаться. Подхватив жену на руки, он понес ее к широкой двуспальной кровати. Уложив Оливию на мягкий матрас, стал поспешно расстегивать рубаху и брюки, потом стащил сапоги. Освободившись, наконец, от одежды, Конор забрался на кровать и пробормотал:

– Черт побери, для женщины, которая боится высоты, кровать у тебя чертовски высокая, миссис Браниган.

Он обнял ее и поцеловал, прежде чем она успела подумать о том, что нужно сделать мужу замечание по поводу брани.

В следующее мгновение Конор улегся на нее, и она тут же обняла его за шею. Затем ноги ее раздвинулись, и он тотчас вошел в нее. Тогда, в Монро, он причинил ей боль, поэтому сейчас старался по возможности сдерживаться. Но когда Оливия прошептала его имя, он совершенно утратил над собой контроль и забыл о своем намерении проявлять сдержанность.

Жаждая полного обладания, он проник в нее еще глубже и двигался с каждой секундой все быстрее и быстрее. Оливия же трепетала под ним и стонала, стараясь уловить ритм движений. Ей казалось, что она горит, пылает, объятая пламенем. В какой-то момент она вдруг содрогнулась, громко вскрикнула, и по телу ее словно пробежали судороги. И почти в тот же миг раздался крик Конора. Опустившись на нее, он уткнулся лицом в ее шею и крепко обнял обеими руками.

Они долго лежали не двигаясь, тяжело дыша. Наконец, Конор шевельнулся и пробормотал:

– Я боялся, что могу задушить тебя.

Он приподнялся и отодвинулся к краю кровати. Но Оливия тут же обхватила его шею и крепко прижала к себе. Поцеловав, прошептала:

– Не уходи. Останься со мной.

Конор мог бы без труда высвободиться из объятий жены, но ее голос и поцелуй удержали его. Он снова улегся с ней рядом и, нежно поцеловав, проговорил:

– Постарайся заснуть. Я не уйду, a mhurnin. Засыпай.


Они привязали его ремнями. Он чувствует на теле кожаные путы, вырывается изо всех сил, и путы рвутся. Освободившись, он поворачивается на бок, ругается, перекатывается к краю стола… Им владеет одна только мысль: бежать. Но вдруг все меняется. Он оказывается в темной комнате, и нет никаких стражников, а то, что он принимал за стол, превращается в мягкую пуховую перину.

Конор приподнялся, не понимая, где находится. В окно проникал лунный свет, единственный звук, который он слышал, – его собственное хриплое дыхание.

Повернув голову, он увидел ее – и тотчас же вспомнил, где находится.

Она сидела на краю постели, прижав колени к груди. Сидела молча, глядя на него со страхом. Возможно, даже с ужасом.

– О Господи… – простонал Конор, закрыв лицо ладонями. – Оливия, мне померещилось… Вернее, мне приснилось, что они опять привязали меня ремнями. И я подумал. – Он тяжело вздохнул.

– Это была я, – прошептала она. – Мои руки лежали на тебе.

Конор покачал головой.

– Я не хотел, чтобы ты видела меня таким. Очень не хотел.

Она придвинулась к нему и коснулась его плеча.

– Конор, я уже все это видела. Ведь я ухаживала за тобой четыре ночи.

– Но тогда я тебя не знал. Тогда я даже не знал, что ты была рядом.

Он чувствовал, как все рушится, все иллюзии, все желания, все картины будущего вместе с ней – будущего мирного и безопасного. Увы, нет ничего безопасного. Ничего.

– Я… – Он сделал глубокий вдох и посмотрел на дверь. – Я тебя обидел?

Она покачала головой:

– Конечно, нет.

– «Конечно» тут не подходит, моя милая. – Он снова вздохнул. – Я вполне мог бы это сделать.

– Но ты этого не сделал, – Она положила ладони ему на плечи и поцеловала. – Я люблю тебя, Конор.

Сердце его болезненно сжалось. Вскочив с постели, он схватил свою одежду.

– Нет, ты меня не любишь.

– Люблю, Конор.

Он начал одеваться. Взглянув на нее, пробормотал:

– Ты не можешь меня любить.

– Дорогой, я не собираюсь спорить с тобой. Я говорю, что люблю тебя, а если ты мне не веришь, то с этим я ничего поделать не могу.

Конор повернулся к жене спиной и застегнул брюки.

– Ты меня не любишь, – повторил он, не оборачиваясь – Ты не можешь меня любить. Ты меня даже не знаешь.

– Я знаю тебя лучше, чем тебе кажется.

Резко развернувшись, он пристально посмотрел на нее.

– Неужели? Что же ты обо мне знаешь? Ты знаешь, что я воровал, жульничал, лгал? Что ты на это скажешь?

Но она смотрела на него все с той же нежностью. С нежностью и с бесконечным терпением.

Не в силах вынести ее взгляд, он закрыл глаза. Он не мог поверить, что она действительно его любит. Такое просто не укладывалось в голове.

Повернувшись к окну, залитому лунным светом, Конор пробормотал:

– Ты ведь понятия не имеешь, кто я такой на самом деле.

– Так почему ты мне не расскажешь?

Собравшись с духом, он посмотрел ей в лицо, посмотрел в лицо правде.

– Ладно, хорошо. Я admhaim.[24]

– Что ты сказал? – Она посмотрела на него вопросительно.

– Я сказал, что исповедуюсь. Считается, что это полезно для души, верно?

Глава 28

– Все дело было в винтовках, – начал Конор. – Они хотели знать, где спрятаны винтовки. Американские винтовки Шона. Мы тайно ввозили их целых два года, прямо под носом у британцев. И прятали их по всей Ирландии, сотню тут, сотню там. Мы готовили восстание, понимаешь? У нас имелись даже тайные лагеря для подготовки и обучения бою. Мы тогда не знали, что эту войну нам не выиграть.

Конор говорил очень неуверенно, Оливия поняла: он никому еще об этом не рассказывал.

– Мы переправили девять сотен винтовок и тысячу комплектов амуниции, прежде чем они схватили нас. Меня с Адамом арестовали при попытке вытащить оружие из поезда. Они бросили нас в тюрьму. А Шона арестовали позднее, уже в Дублине. Кто-то нас предал, но мы так и не узнали, кто именно.

Оливия слушала затаив дыхание. Ей казалось, что она сумеет излечить душевные раны мужа, если узнает, что с ним произошло.

– Нас судили, – продолжал Конор. – Но оказалось, что Шон уже давно что-то заподозрил. И, опасаясь предательства, умудрился достать винтовки из поезда еще до нас. Он пытался дать нам знать, что оружие уже не в поезде, но его человек не смог вовремя связаться с нами. Как бы то ни было, британцы не смогли найти оружие, и им оставалось лишь обвинить нас в попытке ограбления. Нас отправили в тюрьму Маунтджой.

Конор прошелся по комнате, затем, усевшись в кресло, продолжил рассказ:

– Где спрятано оружие, знали только трое: Шон, Адам и я. Но от Шона толку не было; они знали: он ни за что не заговорит. Он уже побывал во многих тюрьмах, наш Шон, и британцы понимали, что его им не сломить. Так что его они сразу же убили. Прямо на глазах у нас с Адамом. Шон улыбнулся мне, перед тем как британец перерезал ножом ему горло.

Оливия на мгновение зажмурила глаза – было невыносимо больно слушать этот ужасный рассказ. Собравшись с силами, она открыла глаза и приготовилась выслушать все до конца.

– Тело Шона рухнуло на землю, и казалось, что он смотрит на меня уже мертвыми, невидящими глазами. Из горла его хлестала кровь, а он все еще улыбался.

Внезапно Конор наклонился и закрыл лицо ладонями.

– О Господи, – простонал он. – О Господи…

Оливия ждала продолжения, но он молчал. Она понимала: сейчас он не должен остановиться, должен обязательно выговориться, для него это единственный способ исцеления.

– И что произошло потом? – спросила она, наконец.

Конор вздрогнул и выпрямился. Потом снова заговорил:

– Британцы были очень глупы. Они думали, что, убив Шона, запугают нас, заставят говорить. Но мы еще сильнее возненавидели их, если такое вообще возможно. Потом они поняли свою ошибку: мертвый мученик стоит дюжины повстанцев. Они разделили нас, Адама и меня. Меня поместили в камеру и приковали цепью к стене. Когда мне приносили еду, я вынужден был лакать из миски, стоя на четвереньках, как собака. Рыбьи потроха. Сырые и вонючие рыбьи потроха – день за днем. Но я не сказал им, где спрятаны винтовки. Я не сказал им.

И тогда они лишили меня сна. Водили меня кругами по тюремному двору и поливали холодной водой, если я засыпал на ходу. Я видел, как солнце три раза всходило и заходило, а потом потерял сознание. Тогда они стали пороть меня. Но я все равно ничего им не сказал.

Конор надолго умолк, а когда вновь заговорил, в его голосе звучало отчаяние.

– Я начал слышать голоса. Голоса моих сестер. Та ocras orm, Conor. Та ocras orm. Снова и снова. Без конца… И я до сих пор их слышу. О Господи… Они умирали, им нечего было есть. Они и сейчас просят меня найти им еды. Бриджит, Эйлин и Меган. Я слышу их, но не могу им помочь. У нас не было еды.

Он заткнул уши руками, чтобы не слышать голоса сестер.

– Конечно, я знал, что они уже умерли. Но я слышал их голоса в своей камере, видел их лица – как будто они находились рядом. И Майкл тоже громко звал на помощь, но я не мог ему помочь. А еще – голоса охранников: «Скажи нам, Пэдди, скажи нам, где ружья. Скажи нам, скажи нам…».

Он посмотрел на Оливию, но она не была уверена, что он ее узнал. Ей хотелось подбежать к нему, обнять, утешить, но она знала, что тогда он, возможно, не сможет продолжить свой рассказ. А ему нужно было выговориться, во что бы то ни стало.

– Я их проклинал, я пел, я громко кричал, но ничего им не сказал. Я не сломился. Тогда они отвели меня к Артуру Делемеру, начальнику тюрьмы. – Конор дрожащей рукой провел по волосам. – Мне казалось, что я уже испытал всю боль, существующую в этой жизни, но выяснилось, что я ошибался.

«О Господи, – в отчаянии думата Оливия. – Как ему помочь? Что сделать?»

– Они привязали меня ремнями к столу. – Он закрыл глаза, и по телу его пробежала дрожь. – Ох, некоторые вещи не поддаются описанию. Их нельзя выразить словами.

В конце концов, я потерял сознание от боли. А когда очнулся, охранников уже не было. И Делемер заговорил со мной. Он сказал, что прекрасно меня понимает и что ему хотелось бы помочь мне, но он не сможет, если я не скажу, где спрятаны ружья. Он посоветовал мне подумать и ушел. Затем вернулись охранники, и все началось сначала… Я потерял счет времени. Час проходил за часом, день за днем. Я лежал там и считал в обратном порядке, от тысячи, как будто это было самое важное дело в жизни. Лежал, пытаясь не чувствовать боли. На некоторое время это подействовало. Я даже пытался молиться, если ты можешь в это поверить. Я произносил псалмы, но не помнил их все. Не мог вспомнить.

Он снова провел ладонью по волосам.

– Да это и не имело значения. Бог все равно меня не слушал. Ни Мария, ни Иисус, ни все святые, никто не прислушивался к моим воплям. Не слушал меня никто, кроме Делемера. Он приносил мне еду и воду. Он сидел рядом, после того как охранники, сделав свое дело, уходили. И он разговаривал со мной, даже называл себя моим другом. Говорил, что если я помогу ему, то он поможет мне. Не знаю, как долго это продолжалось, но, в конце концов, я назвал места, где якобы было спрятано оружие. Тогда Делемер велел доставить меня обратно в камеру, и доктор подлечил меня как мог. А люди Делемера отправились на поиски оружия. Конечно, через несколько дней они вернулись с пустыми руками. И все началось сначала. Теперь уже мне хотелось только одного – чтобы боль прекратилась. Я хотел, чтобы он убил меня. Я умолял его убить меня. Он обещал прекратить мои мучения, если я скажу ему правду. И тут наступил момент, когда я не выдержал. – Конор надолго замолчал, потом прошептал: – Я сказал ему правду…

Конор поднял голову и посмотрел на жену.

Но Оливии казалось, что он смотрит сквозь нее.

– Так вот, Делемер громко рассмеялся, когда я рассказывал ему, где оружие. Он очень долго смеялся. Сообщил мне, что все это – всего лишь шутка, понимаешь? Оказалось, что они давно уже знали, где находится оружие. И они уже забрали его. Адам, как сказал мне Делемер, был более сговорчивым, чем я. Чтобы сломить его, понадобилось всего два дня.

Внезапно он выпрямился и с такой силой ударил ладонью по столику возле кресла, что Оливия в испуге подскочила.

– Они лишили меня всего! – закричал Конор – Всего, во что я верил. Они разрушили меня, и теперь я себя презираю. Они сделали меня предателем. Я пытался бороться. Господи, я пытался… Но оказалось, что они… Просто ради шутки.

Он с силой оттолкнул от себя столик, так что тот проехал по комнате и врезался в стену.

– Делемеру не было дела до оружия. Он просто хотел сломить меня – чтобы доказать, что может это сделать. И самое ужасное, что этот ублюдок не сдержал своего обещания. Он не убил меня.

Шумно выдохнув, Конор откинулся на спинку кресла.

– Делемер умер той же ночью. Вспыхнул бунт, некоторым заключенным удалось бежать, и один из них прикончил Делемера. Об этом, как и о пытках заключенных, узнал премьер-министр Гладстон. Поднялся крик и шум. Люди вышли на улицы, они протестовали, устраивали беспорядки, требовали освобождения заключенных – фениев. Прошел примерно год, и я, очевидно, попал под амнистию вместе с некоторыми другими заключенными. Но для Адама уже было слишком поздно. Сразу после конфискации винтовок стало известно, что он выдал тайники, и Совет фениев поручил одному из наших людей казнить его. Его закололи в тюремном дворе за неделю до убийства Делемера. Чертовски жаль, что они не поступили так же со мной.

На лице Конора появилось такое же выражение, как в ту ночь, когда он напился.

– Люди знали, что со мной произошло, но никто не знал, что я рассказал Делемеру о винтовках. Друзья пожимали мне руку, похлопывали по спине, угощали выпивкой. «Ты все выдержал, ты – герой». Они пили за мое здоровье и хвалили меня, они гордились знакомством со мной. О Боже, гордились! А рассказать им правду я не смог. Но мне было невыносимо стыдно, ведь я знал, что не заслуживаю их похвал. Вот почему я и уехал в Америку. Вот почему я не могу вернуться домой. Я вовсе не герой, а лицемер. И еще – трус.

Оливия чувствовала, как он ненавидит себя и стыдится, и она проговорила:

– Ты поступил так же, как поступил бы любой другой на твоем месте.

– Нет. Там были люди сильнее меня. Мужчины, которые перенесли больше страданий, чем я. У них было больше мужества. Такие люди, как Шон. – Он наклонился и снова спрятал лицо в ладонях. – И почему Делемер просто не убил меня?

Оливия не знала, что сказать. И не знала, какими словами утешить его. Но все же решила попытаться. Поднявшись, она медленно приблизилась к мужу и проговорила:

– Конор, послушай меня. Будь ты трусом, тебя сейчас здесь не было бы. Трус уже давно покончил бы жизнь самоубийством.

Он не смотрел на нее. Сидел, повесив голову, уставившись в пол. Она даже не знала, слышит ли он ее, но продолжала:

– Конор, я не знаю, что такое настоящее мужество. Но мне кажется, это способность вытерпеть. Может, с моей стороны эгоистично радоваться тому, что те люди не убили тебя и не избавили от боли, но я рада. У тебя хватило мужества вынести все, и я счастлива. Очень счастлива. – Она сделала еще шаг и встала прямо перед ним. – Я люблю тебя, Конор.

Он замер в своем кресле. Он все еще не смотрел на нее.

– Это очень странная любовь, – проговорил он с усталостью в голосе. – Потому что я совершенно никчемный человек. У меня ничего не осталось. Они забрали у меня все. У меня ничего не осталось. Ничего, во что можно верить.

Оливия протянула к нему руку и провела ладонью по щеке. Он вздрогнул, но не отклонился, и это вселило в нее надежду. Очень медленно и очень осторожно она опустилась в кресло меж его колен. Повернувшись к нему, прошептала:

– Тогда держись за меня. Пусть ты не веришь в себя, зато я в тебя верю. Я буду твоим якорем. Держись за меня.

Он судорожно сглотнул и отвернулся от нее. Она подумала, что он снова спрячется за своей стеной. Но тут он вдруг крепко обнял ее и прижал к себе. Он сжимал, ее так крепко, словно она действительно была его якорем в бушующем море. Оливия чувствовала, как дрожит его мускулистое тело. Она гладила его по волосам, и ей казалось, что она чувствует, как душевная боль выходит из него, покидает его. Она старалась заменить его страдания своей любовью и молилась о том, чтобы ее любви оказалось достаточно.

Глава 29

В какой-то момент Конор понял, что жена уснула. Прислушиваясь к ее тихому ровному дыханию, он говорил себе: «Нет, это невозможно. Она не может любить меня. Но выходит, что все-таки любит».

Да, она любила его, хотя в это трудно было поверить, и еще труднее было довериться ее любви.

Раньше он никому не рассказывал про Маунтджой. Ей он поведал свою историю для того, чтобы отвратить ее от себя, показать ей, какой он на самом деле. Но он ее не отвратил. Она узнала, какой он, и это ее не разочаровало. Она сказала, чтобы он держался за нее. Он так и сделал. Потом она отвела его обратно в постель и заснула с ним рядом.

Он посмотрел на маленькую руку, лежащую на его груди. Было ясно: она доверяла ему. Даже после того как видела его, терзаемого ночными кошмарами. Но как она может ему доверять? Как может любить его после того, что он рассказал ей?

Он заглянул ей в лицо. В лунном свете ее темные длинные ресницы казались еще длиннее. А шелковистые пряди волос разметались по подушке. Рядом с ней он ощущал такой покой, какого прежде не знал.

Говоря о том, что исповедь полезна для души, он иронизировал, но, возможно, так оно и есть. Стыд все еще не покинул его, чувство вины еще преследовало его, но теперь все это уже не казалось таким тяжким бременем, как когда-то.

Он прикоснулся к ее губам, и они чуть приоткрылись. «Моя жена, – думал он. – Моя жена…»

Он хочет иметь свой дом. Господи, как он хочет этого! Хочет строить домики на деревьях и есть на пикниках сдобное печенье с пекановыми орешками. Хочет иметь дом и землю, которые сможет назвать своими. Хочет рассказывать сказки на ночь девочкам. Хочет видеть, как они подрастают. И, конечно же, он хочет просыпаться по утрам рядом с Оливией и видеть ее чудесную улыбку, подобную солнечному свету, – улыбку, от которой исчезают все его кошмарные сны. Он хочет, чтобы она всю жизнь была рядом с ним, днем и ночью.

Впервые будущее поманило его. Без следующего боя, без следующего ночного кошмара. Будущее, в котором он надеялся найти любовь. Он хотел такое будущее. И плевать, что он его не заслужил. Он хотел его и намерен был получить его, намерен был вцепиться в него, сделать его своим.

Конор выбрался из постели, стараясь не разбудить Оливию, и вышел на веранду. Лунный свет скользил в ветвях дубов и отбрасывал извилистые тени на гравий подъездной дороги. Следующей весной он подстрижет эти деревья и вон те живые изгороди тоже.

Сунув руки в карманы брюк, Конор принялся расхаживать по веранде, строя планы на будущее. Дом нужно заново покрасить до наступления зимы. Парк и цветочные клумбы нужно полностью переделать.

Развернувшись, он пошел вдоль стены дома. А вот беседку сохранять не стоит. Она еще не рухнула только потому, что ее поддерживают розовые кусты со всех сторон. Он снесет эту беседку и построит для Оливии новую. А вокруг посадит любимую Оливией жимолость.

Конор дошел до конца веранды и прислонился к перилам, глядя на задний двор. Если они снесут пустые хижины, то на этом месте смогут разбить еще один персиковый сад. Старая конюшня и амбар в порядке, но…

Вспышка света привлекла его внимание. Конор нахмурился, глядя на очертания амбара. И вдруг заметил какое-то движение в тени. Он успел увидеть человека, бежавшего к поленнице дров. А затем вспышка света превратилась в яркое пламя.

О Господи! Конор развернулся и побежал обратно в дом.

– Оливия! – закричал он, вбегая в спальню. – Оливия, сарай горит!

Она отбросила одеяло и, вскочив с постели, принялась разыскивать в темноте свою одежду.

– Что случилось?

– Не знаю. – Он поспешно натягивал сапоги. – Неси ведра. Сколько сможешь. И лопаты, если найдешь.

Конор схватил простыни с постели и побежал к двери. Сбежав по лестнице, выскочил из дома. Следовало в первую очередь вывести животных из амбара.

Амбар был полон дыма, когда Конор распахнул дверь. Стена жара преградила ему путь. Закашлявшись, он отскочил, отдышался и снова ринулся в амбар.

Он слышал ржание Келли и мычание Принцессы; животные били копытами в стенки стойла, отчаянно пытаясь вырваться на свободу. Яркие языки пламени лизали стены, пожирая сухое дерево.

Конор схватил моток веревки и кинулся к первому стойлу. Стараясь не попадать под удары копыт стоявшего там мула, он накинул ему на голову простыню. Обмотав шею мула веревкой, он вывел его наружу. Тут подоспела Оливия с ведром воды, за ней бежали девочки.

– Держи мула! – Конор сорвал с головы животного простыню и бросился обратно в амбар.

Он слышал, что Оливия что-то кричит ему вслед, но не остановился.

Подбежав ко второму стойлу, Конор занялся Принцессой. Жар опалил его кожу, пламя гудело в ушах. Он задержал дыхание, спасаясь от дыма. Как только он вывел наружу Принцессу, крыша амбара рухнула.

Оливия отшвырнула ведро и бросилась к Конору с криком облегчения. Он оставил корову и обнял жену, хватая ртом воздух. Прижимая ее к себе, он думал о том, что не оставит ее, пока жив.

Внезапно Оливия высвободилась из его объятий и гневно взглянула на него.

– Вернуться туда за коровой! Ты с ума сошел?! Ты мог сгореть там заживо. Никогда больше не поступай так со мной. Ты меня слышишь, Конор Браниган?

Она его любит. Он снова обнял ее и поцеловал. И она крепко к нему прижалась.

Солнце уже высоко поднялось над деревьями, когда огонь наконец-то был потушен. Конор, Оливия и девочки вместе с соседями, увидевшими пламя и поспешившими на помощь, сначала передавали друг другу ведра с водой, а потом засыпали землей обуглившиеся доски.

Бидон с керосином обнаружил Орен. Он принес его Конору и сказал:

– Думаю, это из-за того, что вы отклонили их последнее предложение.

Конор отставил лопату и взял жестяной бидон. Глядя на него, он вспоминал другой пожар, случившийся в Дерри много лет назад. Он подумал о Хираме Джеймисоне и Верноне Тайлере, лорде Эверсли и Артуре Делемере – и обо всех других мерзавцах, считавших, будто они могут захватить все на свете, могут все разрушить.

Подняв взгляд на Орена, он спросил:

– Вы, случайно, не знаете, где живет Вернон Тайлер?

Орен какое-то время молчал, наконец, ответил:

– В миле от города. Поезжайте на запад по главной дороге. Переедете мост через Шуга-Крик, а затем – первая дорога налево.

Конор кивнул.

– Не одолжите ли мне вашу лошадь?

– Да, конечно. Я вернусь домой с Кейти в фургоне. Вам компания нужна?

– Нет, я сам справлюсь.

– Конечно. – Орен сунул руки в карманы и добавил: – Будьте осторожны.

Ничего не ответив, Конор ушел. Он знал, что нужно делать, и осторожность тут ни при чем.

Появившись в поместье Вернона Тайлера, Конор не потрудился назвать свое имя – просто прошел мимо чернокожего слуги, сообщившего ему, что семья завтракает.

– Но, сэр! – закричал чернокожий дворецкий. – Вам туда нельзя. Я же сказал вам…

Конор не обратил на него внимания. Он пересек холл и стал искать столовую. Громко протестуя, дворецкий следовал за ним.

Отыскав столовую, Конор увидел там Хирама, Вернона и красивую светловолосую женщину, должно быть, жену Вернона. Они сидели за столом перед сверкающим фарфором, хрусталем и серебряными столовыми приборами.

Все в изумлении уставились на незваного гостя, а тот, приблизившись к столу, проговорил:

– Доброго всем утра. – Конор посмотрел в лицо Хираму Джеймисону и швырнул бидон из-под керосина на стол. – Мистер Джеймисон, я облегчу вам задачу. Мой ответ прежний – нет. И другого не будет. Вам не удастся запугать меня. Вы можете угрожать мне, вы можете поджигать мой амбар, но я не продам вам свою землю. Ясно?

– О чем он говорит? – встревожилась блондинка. – Папа, ты ведь ничего не делал с сараем этого человека?

– Конечно, нет, дорогая. Очевидно, он не в своем уме. – Хирам указал на дверь. – Эбрахам, уберите этого человека из моего дома.

Конор перевел взгляд на приближавшегося к нему дворецкого.

– С дороги, парень, – процедил он сквозь зубы.

Дворецкий колебался. Он посмотрел на Хирама, потом снова на Конора и, очевидно, решив, что не стоит связываться, отступил на несколько шагов. Конор же окинул взглядом людей, сидевших за столом, потом выдвинул стул и, не дожидаясь приглашения, уселся, поставив ноги в грязных сапогах на шикарный пол цвета слоновой кости.

– Мистер Джеймисон, давайте не будем терять время на пустые разговоры, – проговорил он, глядя на Хирама. – Вы хотите построить железную дорогу, но я прямо сейчас могу сказать вам вот что. Даже если вы украдете у меня землю, вы не построите на ней вашу железную дорогу. Я вам это обещаю.

Вернон презрительно фыркнул и отшвырнул салфетку.

– Черт тебя побери, кем ты себя считаешь? Ты являешься сюда и угрожаешь нам. Но ты нас не остановишь.

– Ты уверен? – Конор посмотрел на Вернона. – А кто, по-твоему, прокладывает железнодорожные рельсы, парень? Имей в виду, каждая миля рельсов по всей этой огромной стране проложена ирландцами. Если ирландцы, которых вы нанимаете для строительства дороги, узнают, что вы запугивали одного из их соотечественников, чтобы заполучить его землю, вы не сможете больше забить ни один костыль в этой земле.

Внешне совершенно спокойный, Конор откинулся на спинку стула и снова обратился к Хираму:

– Поверьте, мистер Джеймисон, если вы силой сгоните меня с моей земли, вы никогда не построите на ней железную дорогу.

– Не о чем беспокоиться, – опять вмешался Вернон. – Мы просто не будем нанимать на работу ирландцев.

Конор улыбнулся. Он отвечал Вернону, но не сводил глаз с седовласого человека.

– Но мистер Джеймисон сейчас думает вовсе не о железной дороге в Луизиане. Он думает о своих пароходах и обо всех тех ирландцах – портовых грузчиках, которые загружают и разгружают его суда, думает обо всех тех ирландских матросах, которые работают в машинных отделениях. Он думает о том, что произойдет, если на одном из его судов, загруженных и готовых к выходу в море, случайно окажется динамит. – Конор склонил голову к плечу и добавил: – Несколько таких случаев – и репутация пароходной кампании рухнет, вы согласны?

Хирам молчал, и Конор продолжил:

– Нет, Вернон, мистер Джеймисон думает о своих шахтах в Пенсильвании и обо всех тех ирландцах, которые каждый день спускаются под землю, чтобы добывать уголь. Он думает обо всех тех несчастных случаях и забастовках, которые вдруг начнут происходить. И думает об ирландских девушках, которые шьют рубашки на его швейных фабриках. И об ирландце, который правит его экипажем. Он также думает об ирландской девушке, подающей ему кофе по утрам, и гадает: сможет ли он заметить, что у кофе вдруг стал горький вкус?

Мистер Джеймисон улыбнулся и откинулся на спинку стула.

– Вы блефуете. У вас нет такого влияния.

– Нет? – переспросил Конор. – Полагаю, вы ошибаетесь. – Он ухмыльнулся и вновь заговорил: – Видите ли, так случилось, что я не просто какой-то ирландец. Зайдите в любой ирландский паб в доках Нью-Йорка и спросите грузчиков про Конора Бранигана. И послушайте, что они вам расскажут. Или расспросите тех людей, что спускаются в ваши угольные шахты. Или тех, которые прокладывают железнодорожные пути. Можете даже расспросить ирландских девушек, которые шьют рубашки на ваших фабриках или подают вам кофе. – Конор выпрямился на стуле, и ухмылка исчезла с его лица. – Они расскажут вам, как я два года переправлял винтовки из Нью-Йорка в Белфаст, тайно ввозил их под самым носом у британцев. Они расскажут вам, как меня арестовали и заключили в тюрьму, как меня подвергли жесточайшим из всех мыслимых пыток, когда я сидел в британской тюрьме. Они расскажут вам о том, как их сестры и братья, оставшиеся в Ирландии, протестовали и устраивали демонстрации, требуя, чтобы премьер-министр Гладстон освободил меня. – Конор ухватился за кончики воротника и разорвал на себе рубаху. Светловолосая женщина в ужасе вскрикнула. – Вот знаки моей доблести, мистер Джеймисон. И с каждым ударом плетью, с каждым ожогом, с каждой пулей я завоевывал сердце еще одного ирландца. В пабах Нью-Йорка сидят мужчины и поднимают свои кружки под песни обо мне. Маленькие девочки в Бостоне и Белфасте прыгают через веревочку под песни обо мне. И есть ирландцы, готовые пожертвовать своей жизнью ради меня, если я их об этом попрошу. Для них я – олицетворение надежды и свободы. Для них я – герой. – Конор помолчал немного, потом разыграл свою последнюю карту. – Все, что мне нужно сделать, – это отправить телеграмму в Нью-Йорк, джентльмену по имени Хью О’Доннел. Он глава «Клан-на-Гэл», американской ветви нашего Ирландского республиканского братства. Я тайно ввез в Белфаст большое количество винтовок. И Хью обязан мне многим. Если Хью бросит клич, если заявит, что вы пытаетесь отобрать землю у Конора Бранигана, вы не сможете проложить ни фута железнодорожного пути – ни здесь, ни где бы то ни было. У вас появится столько проблем, что вы не будете знать, за что браться. Я обойдусь вам очень дорого. Ваши компаньоны начнут задавать вопросы и требовать объяснений. Вы будете постоянно оглядываться и подпрыгивать от страха, услышав ирландский говор. Ваша жизнь до конца дней, а дни будут недолгими, превратится в ад.

Конор внимательно посмотрел на человека, сидевшего напротив него. Но было непонятно, поверил ли ему Джеймисон или нет. И, конечно же, он не знал, станет ли Хью что-либо для него делать. Но Конор умел блефовать, и он очень надеялся, что Джеймисон все-таки ему поверит.

Тут женщина положила руку на плечо седовласого.

– Папа, скажи что-нибудь.

Вернон вдруг встал из-за стола и с угрожающим видом шагнул к Конору. Но Джеймисон поднял руку, и Вернон тут же сел на свое место.

– Хирам, вы же не поверили ему? – спросил он.

Седовласый ничего не ответил. Он не сводил оценивающего взгляда с Конора, пытаясь отделить правду от лжи.

Конор же вновь заговорил:

– Ублюдки посильнее вас пытались сломить меня, мистер Джеймисон. Теперь они мертвы.

– Папа, – дрожащим голосом проговорила женщина, – папа, ваша дорога не стоит того. Я не вынесу, если с тобой что-нибудь случится. Пожалуйста, откажись, пока…

– Алисия, прекрати! – крикнул Вернон. Затем обратился к своему тестю: – Мы не можем допустить, чтобы он разрушил все созданное нами. Мы сможем справиться с любым из его друзей.

– Папа, откажись, – снова вмешалась Алисия, не обращая внимания на мужа. – Дорога того не стоит. Эти люди могут тебя убить.

Конор услышал страх в голосе женщины и решил воспользоваться своим преимуществом.

– Ваша дочь очень мила, мистер Джеймисон, но дамам не идет траурная одежда.

– Папа! – в ужасе закричала Алисия и схватила отца за рукав. – Пожалуйста, оставь это! Ради меня!

Конор заметил, что Джеймисон изменился в лице; было ясно, что его угрозы начали действовать. Пристально глядя на человека, сидевшего напротив, он ждал ответа.

Хирам не выдержал и отвел взгляд. Откашлявшись, он спросил:

– Чего вы хотите, Браниган?

– Оставьте эту идею насчет строительства железной дороги на моей земле. Прекратите угрожать моей семье. Забирайте свою дочь и зятя и возвращайтесь в Нью-Йорк.

– Нет! – закричал Вернон, ударив по столу так, что посуда задребезжала. – Мы не можем теперь остановиться!

– Спокойно, Вернон. – Хирам строго взглянул на зятя. Встав из-за стола, сказал: – Хорошо, я согласен. Ради блага своей дочери я принимаю ваши условия. Даю вам слово.

Его дочь вздохнула с облегчением.

– Рад, что мы смогли договориться. – Конор поднялся и пошел к выходу. Но в дверях остановился и, обернувшись, добавил: – Телеграмму Хью О’Доннелу я уже отправил. Не то чтобы я не верил вашему слову, мистер Джеймисон, но на собственном опыте я убедился: меры предосторожности лучше всего принимать заранее. Случись что-нибудь со мной, моей женой или с моими дочерьми, Хью уже будет знать, как поступить. – Он кивнул светловолосой женщине: – Всего доброго, миссис Тайлер.

Вернона он как бы не замечал. И вышел, не сказав больше ни слова. Сев на лошадь, Конор покинул поместье, но на главной дороге повернул не в сторону «Персиковой рощи», а в противоположном направлении. Лучше заехать в город и действительно отправить телеграмму Хью О’Доннелу, решил он. На случай, если Джеймисон надумает проверить.

Внезапно Конор запрокинул голову и громко рассмеялся. Действительно забавно… Последние годы он пытался не думать о том, что его считали героем. А теперь использовал свою репутацию, заявив, что все ирландцы считают его героем…


Конор Браниган удалился, в столовой воцарилось молчание. Затем мужчины повернулись к Алисии, и она поняла намек – встав из-за стола, пробормотала:

– Уверена, что вам нужно обсудить дела.

Как только она вышла, Вернон заявил:

– Я отправляюсь к Оливии. После этого случая с сараем она будет более сговорчива. Если мне удастся добиться ее согласия, Бранигану тоже придется согласиться.

– Нет.

– Что? – Вернон с удивлением уставился на тестя. – Вы же не собираетесь на самом деле подчиниться ему?

Хирам пристально смотрел на зятя.

– Это ты велел Джошуа поджечь их сарай, не так ли? Вернон пожал плечами.

– Мы же с вами говорили об этом. То есть говорили о том, что нужно оказать давление.

Хирам покачал головой и нахмурился.

– Не пытайся оправдать свои действия, перекладывая вину на меня. То, что ты сделал, ужасно. Кроме того, просто глупо. Браниган не из тех, кого можно запугать. Я пытался это сделать при нашем с ним разговоре. Не получилось. Так вот, завтра ты займешься приготовлениями к продаже наших участков земли здесь. Чтобы мы смогли расплатиться с инвесторами. Мы сворачиваем это предприятие.

– Хирам, вы это несерьезно…

– А я говорю, что очень серьезно. Мы продадим земли и предприятия, которые у нас здесь имеются. Продажа земель принесет приличный доход, поскольку цены на землю растут. Я также уверен, что предприятия мы сможем продать без особых проблем. Мы ничего не потеряем.

– Мы уже были близки к цели. Вы не должны так поступать.

Сказав это, Вернон сразу понял, что допустил ошибку. Хирам не любит, когда его поучают.

– Запомни мои слова, Вернон. Имей в виду, я никогда не хотел, чтобы ты увозил Алисию так далеко от дома. Но тебе нужен был шанс, чтобы утвердиться, и я дал тебе на это четыре года. Этого вполне достаточно. Ты не справился, а я не хочу делать ставку на неудачника.

Неудачник. Это слово звучало оскорбительно.

– Все, что он тут наговорил, – пустая болтовня, Хирам. Вы же это знаете.

– Кое-что – возможно. Но не все. – Хирам отложил салфетку и встал. – Думаю, у Бранигана действительно имеются друзья в Нью-Йорке. Я кое-что слышал о «Клан-на-Гэл», и я прекрасно знаю, при желании они могут доставить мне неприятности. На меня работают много ирландцев. Я не могу всех их уволить. Я не хочу рисковать своими предприятиями ради этого твоего проекта. И я не собираюсь погибать от удара ирландского ножа. Как сказала Алисия, железная дорогая того не стоит. – Хирам вышел из столовой, оставив зятя в одиночестве.

Вернон стоял, сжимая и разжимая кулаки. Он не мог поверить, что все, чего он добивался, ускользает из его рук из-за этого ирландского боксера. Герой? Какая небылица!

Шаги у двери заставили Вернона обернуться. На пороге стояла Алисия, грустно смотревшая на него. Она слышала каждое слово – в этом он был уверен. Не в силах сдержать гнев, Вернон закричал:

– О чем ты думала, подталкивая отца к тому, чтобы он отказался от проекта?! Ты ведь отлично знаешь, как это важно для меня!

Алисия смахнула воображаемую пылинку с юбки.

– Ты ведь слышал этого человека, его угрозы… Я испугалась.

– Глупости! Просто ты никогда не хотела, чтобы я добился успеха.

Алисия смотрела в глаза мужа.

– Неправда. Я всегда тебя поддерживала.

– Только в тех случаях, когда это было выгодно тебе.

Вернон стремительно вышел из столовой, а жена последовала за ним. Но она осталась за дверью, когда он вошел в свой кабинет.

«Не хочу делать ставку на неудачника». Слова Хирама по-прежнему звучали у него в ушах. Хирам считает его неудачником. Алисия – тоже. Он прочитал это в ее глазах.

Империя, которую он так тщательно создавал, грозила рухнуть, но он этого не допустит. Во всем виноват Браниган. Не будь его, Оливия, возможно, продала бы землю. Не будь его, Хирам не испугался бы.

Вернон подошел к письменному столу и открыл верхний ящик. Он вытащил акт с отказом от права на собственность и купчую на землю, подготовленные им несколько лет назад. Затем вытащил свой «кольт». Сунув документы в один карман, а револьвер – в другой, он задвинул ящик и вышел из кабинета.

Алисия все еще стояла под дверью, ожидая его.

– Вернон, – начала она, – мне очень жаль…

– Оставь. – Он прошел мимо нее.

– Куда ты?! – закричала Алисия, увидев, что муж направляется к парадной двери.

– Я не позволю этому наглому ирландскому ублюдку разрушить все, что я создавал с таким трудом! – в бешенстве прокричал Вернон. – Я получу эту землю, так или иначе!

Он вышел из дома и хлопнул дверью с такой силой, что стекла в окнах задребезжали. Алисия и ее отец считают его неудачником. Что ж, он докажет, что они ошибаются.

Глава 30

Когда соседи, помогавшие тушить пожар, отправились по домам, Оливия едва не падала с ног от усталости. Последними уехали Орен с Кейти—уехали только после того, как Оливия раза три подтвердила, что с ней и с девочками все будет в порядке, что им нет необходимости оставаться. Да Оливии сейчас и не требовалась компания. Ей нужно было принять прохладную ванну и переодеться. И еще ей нужна была поддержка Конора.

Но Конора не было рядом, чтобы поддержать ее. Она знала, что муж взял лошадь у Орена и уехал в город. Орен не сказал ей, зачем он уехал, но она понимала, что пожар возник не случайно, и догадывалась, куда поехал Конор.

Прислонившись к стене сарая, Оливия смотрела на обуглившиеся доски амбара. При мысли о том, как муж сейчас встречается с Верноном, ей стало дурно от волнения. Возможно, Вернон действительно не сделает ничего дурного ей и девочкам, но Конор – дело другое. Она закрыла глаза и стала молиться о том, чтобы муж вернулся живым и здоровым. А если с ним случится что-нибудь из-за ее отказа продать.

– Мама!..

Оливия обернулась, услышав голос Бекки. Перед ней стояли дочери – грустные и заплаканные, со следами копоти на лицах. Честер, тоже весь в саже, стоял рядом с ними. Оливия, утирая слезы, подошла к ним и обняла всех троих.

– Все будет хорошо, – сказала она, пытаясь убедить в этом и себя. – Поверьте, все будет хорошо. А теперь… – Оливия отступила на несколько шагов. – Теперь, девочки, всем мыться.

Оливия направилась к дому, но стук копыт заставил ее остановиться. Обернувшись, она увидела Вернона, въезжающего во двор в сопровождении Джошуа и Эрла Харланов. Честер тут же громко залаял.

Взглянув на старшую дочь, Оливия проговорила:

– Бекки, немедленно уведи девочек отсюда. Отведи их к Джонсонам. И возьмите с собой Честера. Скажи Орену, что здесь Вернон и что мне нужна помощь.

– Мама, но что… – Тут Бекки увидела мужчин, въезжавших во двор, и вопросительно посмотрела на мать.

– Бекки, делай то, что тебе сказано. – Она подтолкнула дочь к дальним воротам. – Бегите как можно быстрее. Бегите же.

Бекки схватила сестер за руки.

– Пошли, Честер, – позвала она пса.

Девочки и собака побежали к ферме Орена Джонсона. Оливия ушла бы с ними, но ей нужно было выяснить, что с Конором. Дождавшись, когда дочери скроются за деревьями, она направилась к Вернону. Он привязал своего чалого жеребца к перилам веранды и ждал ее у ступенек. Харланы стояли с ним рядом.

Приблизившись к ним, Оливия почти физически ощутила исходившую от Вернона злобу. Выражение лица не предвещало ничего хорошего. Впервые в жизни Оливия испугалась Вернона. Но еще больше она боялась за Конора. Вернон с минуту молчал, пристально глядя на Оливию. Наконец спросил:

– Где Браниган? Он был у меня сегодня утром, но уехал, так и не закончив нашу беседу.

Оливия почувствовала необыкновенное облегчение. Значит, Вернон не знает, где Конор. Значит, он в безопасности.

Но чувство облегчения исчезло, как только Вернон распахнул пиджак, показывая револьвер за поясом. Он шагнул к Оливии и заявил:

– Я здесь, чтобы со всем этим покончить.

Она не отступила, скрывая страх. Взглянула на револьвер, потом подняла глаза на Вернона.

– Конора здесь нет. Я не знаю, где он.

– Значит, мы его подождем.

В следующее мгновение Верном схватил ее за руку и сжал будто тисками. Оливия поняла, что бороться не имело смысла. Вернон же потащил ее по лестнице в дом. Харланы последовали за ними в кухню.

– Эрл, наблюдай в переднее окно. Скажи мне, как только появится Браниган, – приказал Вернон. – Джошуа, ты иди во двор и наблюдай с задней стороны дома.

Эрл вышел из кухни, а Джошуа ушел на заднюю веранду, закрыв за собой дверь. Вернон толкнул Оливию на стул.

– Что ты собираешься делать? – спросила она.

Он сел с ней рядом на другой стул.

– Я намерен получить его подпись на акте и на купчей.

– Почему ты думаешь, что он продаст тебе землю?

– Продаст. – Верном откинулся на спинку стула, вытащил из-за пояса револьвер и направил его на дверь.

Сомнений в его намерениях не оставалось. Оливия сцепила дрожащие руки и взглянула на кладовку, гадая, успеет ли она схватить свою винтовку.

– Раз уж мы будем дожидаться Конора, – сказала она, – я могла бы пока приготовить чай.

Она приподнялась, но Вернон заставил ее снова сесть.

– Нам чай не нужен, Лив. Просто сиди спокойно. Время шло, и каждая минута ожидания казалась Оливии вечностью.

Она молилась, чтобы Орену удалось что-нибудь сделать. Но до фермы Джонсонов – целых четыре мили. Значит, девочкам понадобится не меньше часа, чтобы туда добраться. Если за это время появится Конор, Вернон вполне может застрелить его. Да, он мог выстрелить в любой момент.

Оливия пристально посмотрела на него.

– Знаешь, Вернон, если тебе так уж нужна наша земля, то мы тебе ее продадим. Ничего такого не требуется.

Он злобно усмехнулся.

– Не требуется?! Этот сукин сын ворвался сегодня утром в мой дом! Он угрожал мне и моему тестю рассказом о том, как призовет на помощь своих дружков из Нью-Йорка. И Хирам на это купился! – Вернон стукнул кулаком по столу. – Никто не смеет угрожать мне! Никто! Тем более какой-то ирландский боксер, у которого ни цента за душой нет.

Вернон помолчал немного, потом вдруг заорал:

– А ты вышла за него замуж! Я для тебя был недостаточно хорош?! За меня ты замуж не захотела, а за него вышла.

Крепко сжимая в руке «кольт», Вернон наклонился над Оливией. И сейчас в глазах его было столько ненависти, что она в испуге отстранилась.

– Ты позволила ему прикасаться к тебе. Прикасаться своими грязными ирландскими руками. Господи, как ты мне отвратительна!

– Значит, все это теперь уже не из-за земли? – прошептала Оливия. – Все это из-за моего брака?

He успел Вернон ответить, как в кухню вошел Эрл.

– Браниган появился на дороге, хозяин.

Вернон выпрямился, с трудом овладев собой. Схватив Оливию за руку, он заставил ее подняться со стула.

– Пойдем, миссис Браниган. – Он потащил ее к черному ходу. – Пойдем поприветствуем твоего муженька.

Въехав во двор, Конор сразу заметил людей, ожидавших его на заднем крыльце. Увидел и револьвер в руке Вернона. Спешившись, он медленно направился к крыльцу, но остановился в нескольких шагах, раздумывая, как лучше поступить.

Вернон держал Оливию рядом с собой, но револьвер был направлен не на нее. Он был направлен на Конора.

– Приветствую, Браниган. А мы тебя дожидаемся.

Конор взглянул на жену:

– Где девочки?

– Они у Джонсонов.

Он кивнул и перевел взгляд на Вернона.

– Что ты теперь предлагаешь, Вернон? – спросил он, стараясь говорить как можно спокойнее. – Семь долларов за акр?

– Цена упала. Теперь – один доллар.

Конор гадал, станет ли Вернон использовать Оливию как козырь в игре. Покачав головой, он ответил:

– Нет, не договоримся.

– Я так и думал. – Вернон посмотрел на своих людей. – Джошуа, Эрл, мне кажется, мистера Бранигана нужно убедить.

Подручные Вернона молча кивнули.

– Конор, отдай им землю! – в отчаянии закричала Оливия. – Отдай!..

Он слышал мольбу в ее голосе, но не мог уступить. И дело было не в земле. Просто он должен был устоять, должен был бороться за то, во что верил. Возможно, Вернон запугал Оливию, но его, Конора, он не запугает.

Джошуа с Эрлом медленно приблизились к нему, и Конор отступил, оценивая возможности противника. Было ясно: с Джошуа он справится без труда. Но он помнил, с какой силой Эрл ударил его кулаком в тот вечер, почти три месяца назад. Да, с этим будет справиться труднее.

Сжав кулаки, Конор внимательно наблюдал за противниками, гадая, кто из них нападет первый. Очевидно, это будет Джошуа—у него свои обиды, а терпения очень мало.

Когда последовал первый удар, оказалось, что Конор был прав в своих расчетах. Он ловко уклонился от кулака Джошуа и в то же время локтем двинул в живот Эрла. Эрл со стоном согнулся, а Конор, размахнувшись, нанес сильный удар правой в челюсть Джошуа. И тут же нанес удар левой. Джошуа взмахнул руками и рухнул на землю.

Но у Конора не было времени насладиться своей победой. Он обернулся, но недостаточно быстро – кулак Эрла угодил ему прямо в скулу. Конор покачнулся от удара, но все же устоял на ногах. И уклонился от очередного удара Эрла – кулак даже не задел его.

А уже в следующее мгновение он ударил правой Эрла в бок и тут же – апперкотом в челюсть. Этот удар ошеломил противника, и тот рухнул на землю как подкошенный. Конор же резко обернулся, но Джошуа по-прежнему лежал на земле и даже не пытался подняться на ноги, чтобы продолжить бой. Перешагнув через обоих, Конор пошел к крыльцу, не сводя глаз с человека, стоявшего на верхней ступеньке.

– Им не удалось убедить меня, Вернон, – произнес он, с трудом переводя дыхание. – Теперь остались только мы с тобой. Впервые в твоей жалкой жизни тебе придется драться самому.

Вернон крепче ухватил Оливию, привлекая к себе, и направил револьвер Конору прямо в сердце.

– Слушай меня внимательно, парень. Отдай мне землю – или я стреляю.

– Нет! – всхлипнула Оливия. – Отдай ему землю, Конор. Отдай, она не стоит твоей жизни. Пожалуйста, отдай…

Конор внимательно наблюдал за Верноном. Он понимал, что Вернон все равно его убьет, даже если он подпишет купчую на землю.

– Хорошо, Тайлер, ты победил, – сказал он, поднимая вверх руки. – Хорошо, я продам тебе землю.

В следующую секунду – Оливия даже не успела сообразить, как ему удалось, – Конор оказался возле Вернона. Выбитый из его рук револьвер выстрелил в воздух, но пуля никого не задела. А оружие с глухим стуком упало на пол веранды. Ухватив Вернона за лацканы пиджака, Конор стащил его с лестницы. Потом оттолкнул от себя и процедил сквозь зубы:

– Что, парень, теперь посмотрим, какой ты храбрец. Оливия подняла револьвер и нацелила его на Вернона.

– Конор, револьвер у меня! – крикнула она мужу.

– Не стреляй пока, – ответил он. – Сначала мы с ним немножко займемся боксом.

Страх лишил Вернона его обычной надменности. Он осмотрелся, надеясь на помощь своих людей, но те по-прежнему лежали на земле и ничем не могли ему помочь. Более того, он понимал, что они не придут ему на помощь, даже если им удастся подняться.

Конор пристально посмотрел на него.

– В чем дело, Вернон? Некому делать за тебя грязную работу? – Он размахнулся, как бы намереваясь нанести удар кулаком.

Но Вернон громко закричал и отскочил назад, прикрывая лицо руками. Конор опустил руку и засмеялся.

– Ты трусливый ублюдок, – презрительно сказал он. – Ты даже не стоишь того, чтобы пачкать о тебя руки.

Но тут Конор все-таки не выдержал и с силой ударил Вернона в лицо. Тот вскрикнул и повалился на землю.

– Пришлось все же испачкаться, – пробормотал Конор, стирая кровь с руки.

В этот момент во двор въехал экипаж, почти сразу же остановившийся возле лежавших на земле мужчин. Оливия мельком взглянула на Алисию Тайлер и представительного джентльмена рядом с ней, потом снова обратила свое внимание на Конора и Вернона.

Конор же поставил ногу ему на горло.

– Если ты еще не понял, как обстоят дела, то слушай меня внимательно.

Он убрал ногу с горла Вернона. Тот отчаянно хватал ртом воздух.

Конор окинул взглядом двор и все земли вокруг, потом вновь заговорил:

– Все это принадлежит мне. Вся эта земля и все, что на ней находится. Это моя ферма и мой дом. Ты меня понимаешь?

Вернон кивнул и попытался подняться на ноги. Конор толкнул его ногой, и тот снова упал.

– Очень хорошо, если понял. Так вот, ты запугивал мою семью, и мне это совсем не нравится. Если ты когда-нибудь ступишь на мою землю, или хоть посмотришь на мою жену, или на милю приблизишься к моим дочерям, то, ничтожный ублюдок, я убью тебя.

Оливия опустила револьвер и спустилась с крыльца, прислушиваясь к словам Конора. Ей казалось раньше, что ему все это никогда не будет нужно. Слова «моя жена» и «моя семья» он произнес голосом собственника – и каждое слово вселяло в нее надежду.

Внезапно раздался стук колес, и во двор въехал фургон, остановившийся неподалеку от экипажа.

– Ваши девочки сказали, что у вас тут неприятности, – сказал Орен, соскакивая с козел. В руках он держал ружье. Посмотрев на троих мужчин, лежавших на земле, он с ухмылкой добавил: – Но, похоже, вы и сами справились.

Конор широко улыбнулся и указал на Харланов.

– Окажи мне услугу, выбрось это подобие мужчин на дорогу, когда поедешь обратно домой.

Под дулом ружья Орена братья поднялись на ноги. Конор взглянул на Оливию и увидел, что она все еще держит в руках револьвер. Он взял у нее оружие, открыл барабан и высыпал на землю пули. Потом поднял на ноги Вернона и подтолкнул его к экипажу.

– Убирайся с моей земли! – Конор швырнул к его ногам разряженный «кольт».

Вернон зажал рукой окровавленный нос и наклонился, чтобы поднять револьвер. У него за спиной открылась дверца экипажа, и из него вышла Алисия Тайлер. Она подошла к мужу и, достав из кармана изящный кружевной платочек, приложила к его носу.

– Я уезжаю, Вернон, – сказала Алисия, – Дилижанс в Монро отходит после обеда, и мы с папой уедем на нем. Ты можешь оставаться в Каллерсвилле, конечно, но тебе придется поискать место, где ты будешь жить. Потому что мы выставим дом на продажу. Тебе придется также поискать себе работу, потому что мы продадим лесопилку, и лавку, и все остальное.

– Алисия, ты не можешь…

– Если хочешь поехать с нами, – перебила она его, – то папа найдет для тебя место в какой-нибудь из своих компаний. Конечно, тебе придется начать с самой низкой должности. Возможно, клерка. Но я уверена, что ты сумеешь быстро подняться по служебной лестнице. Папа тебе поможет.

Она поправила галстук мужа, потом взяла его под руку и подвела к экипажу. У самой дверцы остановилась и, обернувшись, посмотрела на Оливию и Конора:

– Надеюсь, вы будете счастливы здесь. Увы, я не была. Алисия села в экипаж, и ее муж тотчас же уселся с ней рядом. Экипаж покатил по дорожке, завернул за угол дома и исчез из виду. Орен же вдруг рассмеялся, глядя на Харланов, садившихся на своих лошадей, чтобы последовать за экипажем Вернона. Посмотрев на Конора, он сказал:

– Эти двое – как пьяные. Никогда не видел, чтобы кто-нибудь так бил кулаком, как ты, парень. Они, наверное, так и не поняли, что с ними произошло.

– Надеюсь, все-таки поняли, – ответил Конор. – И надеюсь, они запомнят этот урок надолго.

– Да, кстати… – Орен опустил ружье, поскольку Харланы уже удалились. – Кейти велела передать, что вы приглашены на ужин, когда приедете за девочками.

– Спасибо. Мы скоро будем, – с улыбкой сказал Конор.

Орен кивнул и, забравшись на козлы, щелкнул поводьями. Фургон тут же тронулся с места и вскоре тоже исчез из виду.

Оливия внимательно посмотрела на мужа. Она вспоминала его слова, вспоминала, как он сказал Вернону, что считает своей эту землю, считает своими девочек и ее, Оливию. Но ей хотелось услышать от него самое главное.

– Конор, ты меня любишь? – прошептала она. Неожиданный вопрос застал его врасплох. Немного подумав, он пробормотал:

– Оливия, ты упустила свой последний шанс избавиться от меня. Я остаюсь – со всеми моими недостатками и со всеми моими дурными привычками. Я не уеду.

Она покачала головой.

– Я спросила тебя не об этом.

– Я постараюсь не ругаться при девочках, но могу сорваться. Тебе придется просто привыкнуть к этому. А если у меня будут ночные кошмары, то не пытайся меня будить. Просто обещай держаться в стороне, пока все не пройдет.

– Да, конечно, но…

– И еще… – перебил он, глядя на нее с вызовом. – Я никогда не хожу в церковь, так что не надейся.

– Я и не говорила, что ты должен ходить в церковь. Но, Конор…

– И если я захочу, то буду курить сигары и не откажусь от виски. Если мне время от времени захочется выпить капельку, то я и выпью. И никаких нравоучений на следующее утро…

– Я не об этом, Конор! – воскликнула Оливия, потеряв терпение. – Скажи, ты любишь меня?

Он раскрыл рот, словно собирался что-то сказать, но так ничего и не сказал. Оливия внимательно смотрела на мужа, пытаясь понять, что означало странное выражение, появившееся у него на лице. Возможно, это был страх. А может – и любовь. Или и то и другое одновременно?

Внезапно Конор схватил ее за руку.

– Я хочу тебе кое-что показать. – Он потащил ее по двору, направляясь к старому сарайчику Нейта, где хранились инструменты.

У двери он остановился и выпустил ее руку.

– Там есть кое-что… – Он умолк, внезапно смутившись. – Видишь ли, я… Я сделал это для тебя.

Она посмотрела на него с удивлением:

– Конор, что же там?

Он не ответил, и Оливия, шагнув к двери, распахнула ее. В самом центре сарайчика стояла скамейка, выкрашенная в белый цвет, а по бокам ее были прикреплены цепи – как будто для того, чтобы можно было подвесить. Конечно же, это были качели для веранды.

Оливия смотрела на них, сдерживая внезапно подступившие слезы. Она медленно подошла к качелям и провела ладонью по гладкой белой поверхности.

– Ты сделал это для меня? – Она посмотрела на мужа, и снова ей не удалось прочесть выражение его лица. – Но зачем?

Он опустил голову, уставившись в землю. Последовало долгое молчание. Наконец он заговорил – говорил очень медленно, как бы обдумывая каждое слово:

– Оливия, я очень долго убегал от любви. Я убеждал себя: мне это не нужно, я этого не хочу, я больше не могу испытывать такие чувства. Но я просто боялся, вот в чем правда. Я потерял все, что когда-то любил, и не хотел больше полюбить кого-нибудь или что-нибудь. Я не хотел рисковать и снова испытать такую же боль.

Оливия слушала его сбивчивую речь, и с каждым словом в ней крепла надежда. Когда же он умолк, она шагнула к нему и прошептала:

– А теперь?

Оливия ждала ответа затаив дыхание. Посмотрев ей в глаза, Конор вновь заговорил:

– А теперь я понял: есть вещи, ради которых стоит рисковать, вещи, от которых невозможно отказаться, – они слишком ценные, чтобы их терять. Ты научила меня этому. Эти качели для веранды – мой свадебный подарок тебе. Я хочу сидеть на них с тобой все вечера своей жизни. Я люблю тебя.

Оливия потрясение молчала. Ей хотелось сказать ему, как он нужен ей, как она боялась, что он покинет ее, как сильно она его любит. Но она не могла найти слов – просто бросилась в его объятия со вздохом облегчения и со слезами радости.


У каждой из девочек было свое собственное мнение по поводу подарка для Оливии.

– Я считаю, они чудесные, папа, – сказала Бекки, целуя его на ночь. – Мы с Джеремайей сможем посидеть на них, когда он придет на воскресный обед в следующий раз.

– Только через мой труп, – пробормотал себе под нос Конор, когда Бекки отправилась в свою комнату.

Оливия издала какой-то странный звук, напоминавший смех. Конор вопросительно посмотрел на нее, но она тут же придала лицу серьезнейшее выражение. Затем, перешагнув через Честера, быстро пошла по коридору к комнате Бекки.

А вот Кэрри была не в таком восторге от качелей, как ее сестра.

– Да, они хорошие, – сказала она, зевая. – Но, папа, ты разве не мог сделать что-нибудь забавное вроде домика на дереве?

Конор наклонился и поцеловал девочку.

– Сделаю, милая. Сделаю непременно. Обещаю. А теперь засыпай.

Тут в комнату вошла Оливия. Поцеловав дочь, она сказала:

– Спокойной ночи, милая. Спи крепко.

Потом они пошли в комнату Миранды и уложили малышку в постель.

Забравшись под одеяло, Миранда спросила:

– Папа, ты сделал качели для мамы, да? А ты можешь построить мне кукольный домик?

У него перехватило горло, и он сказал:

– Могу, дорогая.

– Вот и хорошо, – побормотала Миранда, закрывая глаза. – Теперь у моих кукол будет свой дом.

Конор посмотрел на жену и прошептал:

– У каждого должен быть свой дом, не так ли?

Оливия улыбнулась ему, и Конор дал себе клятву: каждый день своей жизни он будет делать так, чтобы она почаще улыбалась. Он сделает все, что в его силах, – только бы она была счастливой. И любимой. Всегда.

Поцеловав Миранду, Оливия погасила лампу. Потом взяла Конора за руку, и они вместе вышли из комнаты. Спускаясь с женой по лестнице, он сказал:

– Никогда не думал, что мне понадобится семья, чтобы моя жизнь стала полной. Но теперь я не могу представить, как прежде жил без этого. Впрочем, кое-что чертовски пугает меня…

Оливия крепче сжала его руку.

– У тебя все получится, – заверила она. – Чтобы быть хорошим отцом, не нужно слишком много об этом думать.

Эти слова были ему знакомы. Он вспомнил тот день, когда впервые поцеловал ее на кухне, и лукаво улыбнулся:

– Давай посидим на качелях.

Они вышли во двор, и Конор ощутил в воздухе прохладу – первый признак осени. Он задумался обо всех делах, которые нужно успеть сделать до весны. Но это его не испугало – напротив, воодушевило.

Он сел на качели и усадил Оливию к себе на колени.

– Ну, миссис Браниган, – прошептал он ей на ухо, – расскажи мне еще раз, что делали твои мама и папа на этих качелях.

Оливия приблизила губы к его губам.

– Лучше я покажу, – шепнула она, крепко обнимая его за шею.

Она поцеловала его, и Конор сразу же понял, почему мужья вечерами сидят на качелях со своими женами. «Прекрасный способ провести время», – подумал он. Но сейчас у него на уме было кое-что другое.

Подхватив жену на руки, он поднялся. Оливия с удивлением проговорила:

– А я думала, ты хочешь посидеть на качелях.

– Хотел, но передумал, – прошептал Конор. Осыпая жену поцелуями, он направился к двери. – Мы завтра посидим на них.

Перешагнув порог, Конор понес Оливию вверх по лестнице, в их общую спальню. Распахнув дверь, он снова поцеловал жену и с улыбкой подумал: «Наконец-то ты, Конор Браниган, обрел свой дом».

Примечания

1

Оранжист – член Ордена оранжистов, созданного в 1795 году. Главная цель оранжистов – увековечить колониальную связь Северной Ирландии с Великобританией.

(обратно)

2

Джесси Вудсон Джеймс (1847–1882). После Гражданской войны стал главарем банды, грабившей банки и поезда. Герой многих народных баллад и песен.

(обратно)

3

«Алая буква» – повесть Натаниэля Готорна (1850 г.). Героиню повести заставляют носить алую букву «А» как символ супружеской неверности.

(обратно)

4

Я хочу есть (гэльск.).

(обратно)

5

Детская хороводная песенка, которая заканчивается словами «мы все падаем».

(обратно)

6

Детка (гэльск.).

(обратно)

7

Большое зеркало в подвижной раме.

(обратно)

8

Житель графства Донегал на севере Ирландии.

(обратно)

9

Фении (от др. – ирландского Fene – название обитателей древней Ирландии) – члены тайного общества ирландцев, боровшегося за освобождение Ирландии от английского владычества и создание независимой республики.

(обратно)

10

Рассказчик, сказитель (ирл.).

(обратно)

11

Герой кельтских саг.

(обратно)

12

Тайное общество ирландцев-иммигрантов, созданное в XIX веке в Америке. Целью его было освобождение Ирландии от британского ига.

(обратно)

13

Сарай, амбар.

(обратно)

14

Суп из мяса или рыбы, овощей, зелени.

(обратно)

15

Так называли северян, сделавших политическую карьеру на юге США ради своекорыстных целей.

(обратно)

16

Прозвище ирландца, уменьшительное от Патрик. Святой Патрик считается покровителем Ирландии.

(обратно)

17

Любимая (гэльск.).

(обратно)

18

Рай, царство небесное (гэльск.).

(обратно)

19

живая вода (ирл.).

(обратно)

20

Ваше здоровье (гэльск.).

(обратно)

21

Курортная зона близ Бостона (штат Массачусетс).

(обратно)

22

Пренебрежительное прозвище ирландца, особенно католика или моряка.

(обратно)

23

Все хорошо. Я здесь (гэльск.).

(обратно)

24

исповедуюсь (гэльск.).

(обратно)

Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4 НЕНАВИСТЬ
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8 ГОЛОД
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12 НЕБЕСА
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16 ФЕНИИ
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20 ЗАСАДА
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24 ТЮРЬМА
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30


  • Загрузка...

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии