загрузка...
Перескочить к меню

Властный зов страсти (fb2)

- Властный зов страсти (пер. Людмила И. Желоховцева) (а.с. Маклауды-3) (и.с. Шарм) 814 Кб, 238с. (скачать fb2) - Моника Маккарти

Настройки текста:



Моника Маккарти Властный зов страсти

Пролог

Мне снились страданья супруги твоей;

Мне снилось, что вождь, наш – бесчестный злодей,

Что бросил жену на скале где-то он,

Гленара! Гленара! Толкуй мне мой сон![1]

Томас Кемпбелл. «Гленара»

Ферт-оф-Лорн; скала между Лисмором и Маллом

В холодный зимний день около ста лет назад было наложено проклятие…

Леди Элизабет Кемпбелл Маклейн никогда за всю свою короткую жизнь не была так напугана.

Она знала, что ее мольбы останутся без внимания, и это больше, чем что-либо другое, удерживало ее от заклинания о милосердии.

Милосердие было ему неведомо. Он бы даже и взгляда на нее не бросил.

Лахлан Каттанах Маклейн, вождь Маклейнов, ее муж, имел резкие черты лица с пронзительными синими глазами, широким ртом и твердым подбородком, и даже теперь, перед лицом очевидного предательства, Элизабет не могла отрицать, что Лахлан весьма привлекателен. Олицетворение мужской силы, могущественный горский вождь, бестрепетный и беспощадный: эти качества некогда вызывали ее восхищение, но теперь они направлены против нее.

Один из воинов мужа взял Элизабет за руку и помог выйти из лодки с учтивостью, несовместимой с его странной целью. Она бы посмеялась над этой нелепостью, если бы не опасалась, что смех ее закончится приступом нескончаемых истерических рыданий.

Когда нога ее коснулась твердой неподатливой скалы, Элизабет невольно содрогнулась, однако вернуться в лодку было невозможно: все равно ее силой потащили бы обратно. Вот почему она шаг за шагом двигалась, а затем позволила воину связать ее руки в запястьях. Другой конец веревки он привязал к бакену, предназначенному для оповещения проплывающих мимо лодок об опасной близости скалы. Это было бессмысленной предосторожностью: Элизабет не умела плавать, и ей было некуда уйти, кроме как под воду.

По спине Элизабет поползли мурашки, чувства ее были обострены. Она все ощущала с болезненной, мучительной остротой: от крошечной ледяной капельки морских брызг до колких волокон веревки, врезающейся в нежную кожу. Но более всего ее мучила боль разбитого сердца. Боже, как он мог совершить это! Как мог оставить ее умирать такой смертью?

Сердце Элизабет ныло от страха, но что она могла противопоставить им? Муж больше не желал ее: он нашел ей замену, но не рискнул навлечь на себя гнев могущественного клана Кемпбеллов и ее брата, графа Аргайла, отослав жену прочь. Вот почему он придумал этот чудовищный план.

С моря налетел резкий порыв ветра, охватывая ледяными объятиями все на своем пути, и Элизабет с трудом удержалась на скользкой скале, а между тем лодка уже почти скрылась из виду. Мысль о том, что она осталась одна, окончательно сломила Элизабет; больше она не могла этого вынести.

– Пожалуйста, не делай этого…

Лахлан обернулся на крик, и, когда их взгляды встретились, жесткость его глаз окончательно погасила надежду в душе Элизабет. И все же она не собиралась так легко отпустить его: ради всего святого он заплатит за страшное зло, совершаемое сегодня. Голос Элизабет дрогнул, когда она произносила свое обещание отомстить.

– Да падет проклятие на тебя, Лахлан Каттанах, и на всех твоих потомков. Как ты убил меня за то, что я бесплодна, бесплодными станут твои земли. Как ты приковал меня к этой скале, так судьба твоего клана будет скована с Кемпбеллами. Ни один вождь из клана Маклейнов не преуспеет без помощи Кемпбелла. И так будет до тех пор, пока не наступит искупление и жизнь одного из Маклейнов не будет отдана за жизнь Кемпбелла.

Заметив во взгляде мужа нерешительность и искру тревоги, Элизабет ощутила удовлетворение: сила ее проклятия несла в себе несомненный отзвук пророчества, порожденного не колдовством, но жаждой справедливости.

Влажный от тумана ветер впивался в кожу Элизабет, а вода все прибывала, покрывая ее ступни, щиколотки, колени. Элизабет цеплялась за веревку, ставшую теперь ее единственной надеждой, потому что каждая волна прилива пыталась оторвать ее от скалы, быстро погружавшейся в воду, и опрокинуть.

Сколько еще ей осталось? Она молилась о том, чтобы все кончилось скорее. Каждый ее нерв был напряжен в ожидании того, что последует. Элизабет с трудом могла дышать, она уже тонула, и ее взгляд обратился к безлунному небу. «Господи, сжалься надо мной! Помоги мне!»

Однако ответ небес был жесток: следующая волна опрокинула ее и потянула вниз.

Промокшая насквозь, Элизабет отводила влажные пряди волос от глаз и все еще цеплялась за скалу. Она попыталась встать, но нахлынула новая волна и потянула ее за собой вниз, лишив сил бороться. Что ж, пусть все кончится поскорее!

Элизабет закрыла глаза и отдалась на волю волн, но вдруг веки ее снова поднялись.

Что это, свет? Неужели свет факела борется с тьмой?

Элизабет задержала дыхание и прислушалась: вне всякого сомнения, это плеск весел!

Сердце ее замерло: он вернулся, он все еще любит!

Используя веревку, Элизабет нашла в себе силы подтянуться и встать на колени, а потом подняться на ноги.

– Сюда! – закричала она. – Помогите, я здесь!

Звук весел все приближался, и вскоре Элизабет увидела маленькую рыбацкую лодочку.

Осознание того, что это не Лахлан, походило на внезапный удар, за которым последовало горчайшее разочарование. Ее муж не вернулся!

Когда Элизабет разглядела людей в лодке, она поняла, что перед ней не просто рыбаки, а ее рыбаки, Кемпбеллы!

– Миледи! – воскликнул с изумлением один из них. Внезапно Элизабет рассмеялась: она никак не могла остановиться, и слезы струились по ее лицу, а неистовый смех грозил разорвать ее надвое.

Ирония судьбы оказалась и горькой, и сладкой. Этой ночью кому-то суждено было умереть, но не ей.

Элизабет Кемпбелл в тот день не утонула: она вернулась в дом брата, и ей суждено было увидеть удивление на лице мужа, когда он прибыл в замок Инверери сообщить ее родным о несчастном случае и смерти жены. Скала Леди – так стали с тех пор называть место, где ее пытались убить. Но жить ей оставалось недолго: Элизабет не умерла в водах прилива, но ее сердце было разбито, и, умирая, она сжимала в руке амулет, который ее брат сорвал с шеи предателя, когда умертвил его, вонзив кинжал в его грудь.

Но даже после того как леди Элизабет Кемпбелл умерла, ее проклятие продолжало жить, переходя из поколения в поколение вместе с таинственным амулетом.

Глава 1

Недалеко от Фолкерка, Шотландия

Весна 1607 года


Флора Маклауд отвернулась от окна и устремила взгляд на мужчину, сидевшего напротив.

– Не глупи, я не могла бы быть счастливее, – отчетливо произнесла она.

Однако она поняла, что человек, который в скором времени должен был стать ее мужем, Уильям, лорд Мюррей, сын новоиспеченного графа Таллибардина, не верит ей.

– Ты счастлива? Многие месяцы я не видел тебя более угнетенной. Впрочем, еще не поздно повернуть назад.

– Зачем? Дело сделано, и я не хочу поворачивать назад.

Экипаж тряхнуло на неровной дороге, и Уильям попытался вернуть ей кошелек, упавший с соседней скамьи; однако кошелек снова выскользнул из ее пальцев и опять оказался на полу.

Мюррей рассмеялся:

– Не представлял себе, что доживу до того дня, когда Флора Маклауд станет нервничать.

Губы Флоры чуть дрогнули.

– Возможно, я немного волнуюсь. Знаешь, прежде у меня не было такого опыта.

– Надеюсь, что это скоро пройдет. – Уильям дружески похлопал ее по руке, после чего Флора откинулась на спинку сиденья и попыталась расслабиться. Если все пойдет по плану, через несколько часов она станет леди Мюррей: слава Богу, лорд Мюррей (Уильям, напомнила она себе) нашел священника, готового совершить тайную церемонию без оглашения.

У каждого человека своя цена, и у священника прихода церкви Святой Марии она равнялась бочонку хорошего кларета и пяти сотням марок. Надо полагать, этого более чем достаточно, чтобы смягчить любого, кто попытался бы оштрафовать его за совершение брачной церемонии не по правилам.

Тем не менее Флора кляла судьбу, поставившую ее в подобное положение, потому что вообще не имела желания вступать в брак. К несчастью, она приходилась сестрой не одному, а сразу двум могущественным горским вождям, и вдобавок, будто и этого было недостаточно, кузен ее являлся самым влиятельным горцем в Шотландии. К тому же несчастная жизнь матери еще была свежа в памяти Флоры.

Единственная вещь, которую она считала хуже, чем просто брак, был брак по принуждению, вот почему вместо того, чтобы рисковать, она решила сама вершить свою судьбу, и этой судьбой предстояло стать мужчине, сидевшему напротив. Даже в темной карете Флора могла разглядеть его светлые волосы, отливавшие серебром и каскадом ниспадавшие на плечи. Его вид был приятен для глаз, и остроумием и образованностью он в избытке обладал, не говоря уже о богатстве, влиянии и положении. Не было нужды спрашивать его о тайных мотивах, потому что явные были вполне убедительны: их союз должен стать единением друзей, ищущих в браке взаимопонимания в качестве единственной выгоды.

А вот политика горских вождей Уильяма не особенно интересовала, и это только усиливало его привлекательность: Флора была сыта по горло разговорами о политике. Уроки матери она усвоила отлично и скорее согласилась бы выйти за жабу, чем за горца.

Единственным преимуществом изобилия родственников являлось наличие множества мест, где Флора могла укрыться в случае чего.

Флора дотронулась до белого полотняного чепчика, надетого на голову, и усмехнулась, предположив, что представляет собой забавное зрелище. Во дворце Холируд давно привыкли к ее проделкам, но то, что она ускользнула из дворца в полночь, чтобы бежать с одним из самых могущественных молодых людей, известных при дворе, одетая служанкой, превосходило все ее прежние шалости.

Платье из грубой шерсти покалывало ее кожу даже сквозь тонкую полотняную сорочку. Почувствовав невероятное раздражение, Флора спросила:

– Может, достанешь мое платье?

– Как ни прелестно ты выглядишь в крестьянской одежде, моя дорогая, я думаю, что едва ли будущая графиня Таллибардин может венчаться в платье служанки. Твое платье в сундуке, хотя получить его от портнихи стоило некоторого труда и потребовало объяснений.

Подумав о портнихе, Флора хмыкнула. Предпочтение при дворе оказывалось французским модам со времен королевы Марии Стюарт, хотя, разумеется, ее сын, король Яков, мог придерживаться и другого мнения.

– Едва ли мне удалось бы ускользнуть, прихватив с собой платье: мадам де Виль и так уже считает меня ужасно неприличной. Сомневаюсь даже, чтобы что-нибудь, сказанное тобой, могло изменить ее мнение обо мне.

К счастью, Уильяма не особенно заботила репутация невесты; пожалуй, ее склонность искать и находить неприятности на свою голову даже слегка забавляла его. Что ж, после того, чему суждено случиться нынче вечером, и новостей, которые распространятся повсеместно, ему потребуется изрядное чувство юмора. Их побег, несомненно, вызовет скандал, какого еще не видели при дворе.

Впрочем, лорд Мюррей, будучи не намного старше Флоры, уже сделал себе имя при дворе короля Якова и приобрел серьезное влияние среди Тайного совета, осуществлявшего власть в Шотландии, но даже при этом побег с кузиной графа Аргайла и сводной сестрой Рори Маклауда был опасным шагом для молодого честолюбца.

Этот поступок могла бы извинить сила чувств, но Флора на этот счет ничуть не обманывалась: достаточно внимательный к ней, ее будущий муж вряд ли сходил по ней с ума. Ее чувства также были мало затронуты, и это Флора считала еще одним обстоятельством, говорившим в пользу Уильяма. Впредь им предстояло оставаться друзьями, и не более того.

Но самым важным соображением стало то, что Флора достаточно хорошо знала Уильяма и не опасалась, что он попытается руководить ею. Она будет жить своей жизнью, он своей. И это ее вполне устраивало.

С Уильямом Мюрреем Флора познакомилась при дворе шесть лет назад, но в отличие от большинства знакомых ей молодых людей он никогда не преследовал ее. Его энергичное ухаживание, начавшееся всерьез после недавнего возвращения Флоры в Эдинбург, оказалось хотя и неожиданным, но своевременным.

Через несколько дней после того как Уильям выразил намерение жениться на ней, Флора получила письмо от сводного брата Рори, вождя Маклаудов, в котором тот потребовал ее немедленного прибытия в замок Данвеган с целью «обсудить будущее». Будто в насмешку за просьбой Рори последовала еще одна – от Гектора, вождя Маклейнов, потребовавшего, чтобы Флора приехала на остров Малл.

Разумеется, Флору не ввели в заблуждение просьбы братьев, почти слово в слово повторявшие одна другую.

Обсуждение будущего молодой женщины двадцати четырех лет, оставшейся одинокой после внезапной. смерти матери, могло означать только одно: требование вступить в брак.

После смерти матери и гибели отца главным в семье стал Рори, брат, которого Флора едва знала. Способен ли он заставить ее выйти замуж по принуждению за человека, которого выберет для нее? Вряд ли. И все же Флора не хотела рисковать. Даже если бы ей удалось убедить Рори, то Гектор и кузен Аргайл не позволили бы ей решить этот вопрос без своего вмешательства. Теперь все трое придут в ярость, узнав о том, что она сделала.

Флора снова посмотрела на Уильяма, гадая, что заставило его согласиться с ее планом бегства, постаралась подавить внезапно возникшую неуверенность. Этот выбор безупречен, и, возможно, братья его одобрят. Впрочем, не их дело высказываться по этому вопросу.

– Послушай, тебе нечего бояться! – Лорд Мюррей, по-видимому, догадался о ее сомнениях. – У них не остается времени на то, чтобы что-то предпринять: мы уже почти на месте.

Флора приподняла бровь:

– Боюсь, ты плохо знаешь моих братьев.

В мягком лунном сиянии лицо Мюррея приняло странное выражение.

– Верно, я их знаю не слишком хорошо, – признал он. – Главным образом по слухам.

– В таком случае сообщаю тебе, что их очень даже стоит опасаться. Впрочем… – Флора помолчала, – я тоже не слишком хорошо их знаю.

– Когда ты видела братьев в последний раз?

– Довольно давно. Моя мать предпочитала оставаться при дворе или жить в замке Кемпбелл – равнинной твердыне графа Аргайла. Таким образом ей удавалось избегать общения с варварами, как при дворе именовали горцев, причинивших матери столько неприятностей. В свою очередь, мои братья стараются не покидать гор, и я гораздо чаще вижу кузена Аргайла, чем Рори и Гектора.

– Это принадлежало твоей матери? – неожиданно спросил Уильям.

Флора обернулась и с удивлением посмотрела на него.

– Что именно?

– Колье. Ты всегда его вертишь в руках, когда речь заходит о ней.

Флора мягко улыбнулась. Амулет! Мать никогда его не снимала, но последние шесть месяцев он принадлежал Флоре: с тех самых пор, как несчастьям матери пришел конец.

– Да.

– Оно очень необычное. Где ты его взяла?

Ответ последовал не сразу. Флора подумала о том, что легенда и проклятие, связанные с этой вещицей, едва ли могли быть тайной. И все же она колебалась.

– К бабушке оно перешло от ее сестры, которая умерла бездетной. Потом его унаследовала моя мать, как младшая дочь, и вот теперь оно стало моим. Это ожерелье испокон веку принадлежало Маклейнам.

– Клану твоего брата?

Флора кивнула и в этот же момент поняла, что происходит нечто неладное.

Подпрыгнув на ухабе, карета остановилась. Флора затаила дыхание.

– Я оторву голову кучеру…

Угроза лорда Мюррея тут же была заглушена стуком многочисленных лошадиных копыт и громкими мужскими голосами.

На мгновение Флора ощутила холод в сердце, признавая свое поражение, но тотчас же ее внимание переключилось на Уильяма. В настоящей ситуации жених ничем не мог ей помочь, и у них оставалось слишком мало времени.

Флора сжала руку Уильяма, и он удивленно посмотрел на нее.

– На нас напали.

Словно в ответ на ее реплику снаружи послышался выстрел.

– У тебя есть оружие?

Лорд Мюррей покачал головой:

– Оно мне ни к чему: мои люди достаточно хорошо вооружены.

Флора выругалась, не думая о приличиях, и Мюррей в недоумении нахмурился:

– Право, дорогая. Ты не должна употреблять таких слов, тем более после того, как мы поженимся.

Снаружи снова донесся звук выстрела, и Флора проглотила язвительный ответ. Поженимся? Возможно, через час их не будет в живых. Неужели ему не понятно, что они оказались в отчаянной ситуации? Шотландия кишмя кишит разбойниками, изгоями, отверженными – людьми, порвавшими со своими кланами и потому не склонными проявлять милосердие. Флора надеялась, что близость к Эдинбургу обеспечивает ей некоторую безопасность, но ошиблась.

– Меч, – сказала Флора с нажимом, стараясь скрыть свое нетерпение. – У тебя, конечно, есть меч?

Мюррей пожал плечами:

– Он есть у каждого придворного, но я не хотел, чтобы эта штуковина мешала мне во время путешествия, поэтому привязал его к сундуку с твоим платьем. Правда, у меня есть кинжал… – Уильям проворно вытащил оружие из ножен и показал его своей спутнице.

Судя по обилию драгоценных камней на рукоятке, кинжал предназначался не столько для битвы, сколько для украшения, и все же шестидюймовое лезвие могло славно послужить для защиты; однако по тому, как неловко Мюррей держал его, Флоре стало ясно, что жених даже не знает, как с ним обращаться.

– Боюсь, что у меня недостаточно опыта, чтобы…

Флора кивнула:

– Я знаю. Дай кинжал мне.

Спрятав кинжал в складках плаща, Флора прислушалась, и тут же дверца кареты с треском распахнулась…

Прежде чем Флора успела закричать или попытаться защитить себя, ее выволокли из экипажа, и она, оказавшись в мощных, как тиски, руках, стала судорожно ловить ртом воздух, прижатая к груди нападавшего, мощной, как гранитная скала.

И никогда еще Флора не ощущала так близко мужское тело; щеки ее вспыхнули от негодования и внезапной волны жара, исходившего от него.

Бандит обхватил Флору за талию, а затем рука его оказалась прямо под ее пышной грудью, спина плотно прижата к его груди, а нижняя часть тела уперлась в пах.

Инстинктивно Флора сопротивлялась этой близости с грязным негодяем, одновременно с удивлением понимая, что от него не воняет, а исходит аромат мирта и вереска, к которому примешивается слабый запах моря.

Раздраженная тем, что ее мысли приняли такой оборот, Флора тут же обратила свое негодование на похитителя.

– Немедленно уберите от меня свои лапы!

– Боюсь, это невозможно, моя прелесть.

Она замерла от переливов его голоса. Горец! От ужаса ее тело словно окаменело.

Голос был низким и мрачным, и в нем Флора различила ноту гнева, подействовавшую на нее почти гипнотически: она отлично понимала, что, если ей не удастся что-нибудь придумать, их с Уильямом песенка спета.

Подавив желание продолжать сопротивляться, Флора затихла, стараясь проявить показную покорность, а заодно дать себе минутную передышку и оценить ситуацию. Полная луна освещала мягким светом вересковую пустошь, и это давало возможность увидеть достаточно много, но то, что она увидела, ей не понравилось. Карета оказалась окруженной примерно двумя десятками могучих мужчин, одетых в пледы горцев, перетянутые поясами. Все они размахивали огромными двусторонними мечами и у всех лица казались жесткими и неуступчивыми.

Опустив глаза, Флора увидела на мужчине, удерживавшем ее, белую рубашку из тонкого льняного полотна. Его плед тоже был отличного качества, мягкий и гладкий, а значит, эти люди хоть и были скитальцами, живущими вне закона, но не из самых злобных и жестоких. Тогда чего они хотят? Впрочем, Флора не особенно горела желанием выяснить это: у нее было одно стремление – вырваться на свободу и бежать от опасности без оглядки.

Эскорт лорда Мюррея был слишком немногочислен и, похоже, уже сдался без боя, так что Флора уже решила взять инициативу на себя, как вдруг…

– Чего вы хотите? Уберите от дамы свои грязные руки!

Флора тотчас же узнала высокомерную манеру жениха, которого выволокли из карты вслед за ней.

– Берите все, что вам нужно, и оставьте нас в покое, – добавил лорд Мюррей.

Мужчина за спиной Флоры замер, и Флора тотчас поняла почему: до сих пор она не слышала этой властной нотки в голосе Уильяма.

– Едва ли вы в таком положении, милорд, чтобы отдавать мне распоряжения, – ответил главарь похитителей с нескрываемым презрением, и его рука еще более властно сжала талию Флоры. – Впрочем, вы вольны идти куда пожелаете и даже можете забрать с собой своих людей.

Кровь отхлынула от лица Флоры. «Так вот оно что! Им нужна только я. Но зачем?»

Уильяму полагалось умереть, прежде чем позволить варвару завладеть своей невестой, но Флора не могла допустить его смерти. Однако, что негодяй собирается с ней сделать? Ее взгляд затравленно метался от одного варвара к другому, пока она пыталась придумать план спасения.

– Знаешь, кто мы? – Уильям сделал выразительную паузу. – Возможно, ты хочешь получить за нее выкуп? – Он презрительно рассмеялся, и этот смех заставил человека, стоявшего за спиной Флоры, сжать ее еще крепче. – Тебя повесят, если ты заберешь ее. С тобой обойдутся, как с собакой.

– Если сумеют поймать меня. – Горец усмехнулся; судя по его тону, он считал это невозможным.

Серебро на задке кареты блестело в лунном свете, как бакен. Вот он, ее шанс. Ей оставалось только надеяться на то, что люди Уильяма будут готовы.

Сейчас или никогда. К сожалению, прошло очень много времени с тех пор, как братья Алекс и Рори Кемпбелл учили ее искусству защищать себя.

Набрав полную грудь воздуха и изо всей силы наступив каблуком на ногу державшего ее разбойника, Флора вынудила его слегка ослабить хватку, а затем молниеносно выхватила кинжал из складок плаща, повернулась и направила его в живот врага. Однако тот успел сделать едва уловимое движение, и лезвие, соскользнув, вонзилось ему в бок.

Выругавшись от боли, горец упал на колени, а потом вцепился в ручку кинжала, торчавшего у него в боку.

Флору охватил ужас: прежде ей никогда не приходилось вершить что-либо подобное…

Отвернувшись от раненого, Флора рванулась к карете.

– Сражайтесь! – крикнула она людям лорда Мюррея, глазевших на эту сцену с разинутыми ртами.

Рванувшись вперед на блеск серебра, украшавшего карету, она молила Бога, чтобы ее затея удалась, и сумела выхватить меч лорда Мюррея из сундука, притороченного к задку кареты. Ее отвага подстегнула остальных мужчин к действию, и теперь уже сражение между ними и разбойниками началось всерьез.

Флора бросила меч Уильяму, ей удалось оттащить его в укрытие позади кареты.

– Нам надо бежать как можно скорее! – дрожащим голосом прошептала она.

Однако Мюррей окаменел и смотрел на невесту со странным выражением, словно не мог решить, восхищаться ему или ужасаться.

Флора попыталась подавить поднимающееся раздражение.

– Послушай, у нас мало времени… – Не давая Уильяму возможности ответить, она потянула его за собой к деревьям, росшим неподалеку.

Увы, их свобода оказалась недолговечной: всего через несколько шагов Флору опрокинули на землю, и она оказалась придавленной к земле так, что не могла ни шевельнуться, ни вздохнуть. Ветки вереска врезались в ее щеку, в рот набилась земля, но ей даже не надо было смотреть на того, кто проделал с ней все это, чтобы понять – это был тот, кого она не убила.

С минуту они находились в таком положении, словно целью горца было дать ей почувствовать его вес и ее беспомощность. Затем он перевернул ее на спину и продолжал удерживать в таком положении, не произнося ни слова. При этом от него исходил гнев, столь же яркий и горячий, как лесной пожар.

Уголком глаза Флора заметила какое-то движение и закричала:

– Уильям! Помоги!

Но лорд Мюррей будто окаменел и не слышал ее.

– Уильям!

Когда наконец их взгляды встретились, Флора прочла на лице жениха лишь страх и сознание вины. Кровь отхлынула от ее щек. «Он собирается бросить меня!»

Едва Флора успела подумать об этом, как Мюррей повернулся и побежал. Вскоре он исчез в темноте, бросив невесту на милость разбойников.

Тем временем руки горца начали скользить по ее груди, бедрам, касаться ягодиц, потом прошлись по всей длине ее ног.

Флора замерла, охваченная животным ужасом.

– Что вы делаете? Прекратите немедленно!

Она пыталась вырваться, но, придавленная его весом, не могла шевельнуться. Никогда еще не чувствовала она себя такой беспомощной.

– Пожалуйста, не делайте этого!

Не обращая внимания на ее мольбы, горец продолжал методично изучать ее тело, не пропуская ни дюйма. В его движениях было что-то жесткое и рассчитанное, даже отрешенное.

Когда его рука скользнула между ее ног, она рванулась прочь как ошпаренная и вдруг, высвободив руку, впилась ногтями в щеку похитителя.

Горец выругался и, схватив за запястья, прижал ее руки к земле. Приблизив свое лицо, он угрожающе произнес:

– Довольно. Не советую дальше испытывать мое терпение.

Вытянувшись под его телом, Флора теперь смотрела ему прямо в глаза, тяжело дыша после своей попытки освободиться. Грудь ее высоко вздымалась, и горец вдруг притих, а отрешенность ушла из его взгляда. Теперь он смотрел на ее грудь, и взгляд его задержался на ней надолго, отчего Флора почувствовала, будто ее обдало жаром. Но затем его взгляд снова стал жестким и он насмешливо произнес:

– Ваши опасения безосновательны: просто я не хочу, чтобы вы еще раз угостили меня ударом кинжала.

Флора с трудом перевела дыхание.

– Я не вооружена.

– Не думаю, что готов вам поверить на слово.

Лишь удостоверившись в правдивости слов пленницы, горец вскочил на ноги и бесцеремонно потянул ее за собой.

Лишенная согревавшего жара его тела, Флора тотчас же почувствовала, что одежда ее промокла. Острый противный запах тут же вызвал у нее приступ тошноты. Это был запах крови – его крови.

Кровь сочилась сквозь толстую шерсть пледа, и, должно быть, похититель испытывал острую боль, но не подавал виду.

Однако каким бы сильным ни было в ней чувство вины, оно быстро улетучилось. Негодяй поволок Флору к карете, и при этом рука его сжимала ее руку, как тисками.

– Вы делаете мне больно!

Он резко повернул Флору лицом к себе, в лунном свете глаза его сверкали. Худощавое лицо горца словно все состояло из углов, а многочисленные шрамы, бороздившие лицо, только придавали его внешности суровое обаяние.

Стоя рядом с ним, Флора впервые осознала, как он огромен, высок и широкоплеч. И все же она не могла допустить, чтобы горец запугал ее.

– Или вы дадите мне руку, или я свяжу вас, – услышала Флора сквозь шум крови в ушах.

– Решать вам.

– Отлично сказано. Но если вы снова попытаетесь убежать, я не проявлю больше благородства.

– Благородства? – Голос Флоры был полон презрения. – Вы меня похищаете, и я еще должна быть вам благодарна?

– Поверьте, для нас вы – желанная гостья.

– Вот как? – Флора напрягалась, предчувствуя, что сейчас увидит трупы людей лорда Мюррея, однако тут же убедилась, что все они толпятся позади кареты целые и невредимые. Разбойники позаботились о том, чтобы отобрать у них оружие, но что до остального, то люди лорда Мюррея, похоже, ничуть не пострадали. По-видимому, хуже всех пришлось одному из горцев, которому прострелили руку.

Это не укладывалось ни в какие рамки. Похоже, напавшие на них люди старались никому не причинить ущерба. Флора не ожидала подобного благородства от варваров и, повернувшись к их предводителю, оценивающе посмотрела на него.

– Чего вы хотите от меня?

Лицо горца, казавшееся высеченным из камня, не выдавало никаких чувств.

– Куда вы меня отведете?

– В замок.

– И где он?

– Дримнин. Это в Морверне.

Мать Флоры владела землями в Морверне, и в этом не было ничего необычного, потому что владения Маклейнов располагались повсюду в горной части Шотландии. Замок, о котором шла речь, принадлежал Лахлану Маклейну, злейшему врагу ее сводного брата Гектора Маклейна из Дуарта.

Флора прищурилась:

– Ваш лэрд знает, что вы натворили?

– Можно сказать и так. – Губы горца искривились в скупой улыбке, и это было первым признаком того, что каменное выражение лица иногда сменяется другим. Однако теперь он казался Флоре еще более опасным.

Тут Флора заметила, что другие горцы смотрят на нее со странным выражением.

– Неужели это та самая? – спросил один из них. – Она не кажется самой красивой наследницей земель в Шотландии.

Тщеславие Флоры было задето, и она уже открыла рот, чтобы дать язвительную отповедь наглецу, но тут осознала, что выглядит не лучшим образом: ее волосы спутались и походили на птичье гнездо, лицо заляпано грязью, одежда вымазана в крови, а тело прикрывает бесформенное шерстяное платье из тех, какие носят служанки.

– Это она, она самая – решительно подтвердил ее похититель.

«Он не может знать, кто я. И чего он, собственно, от меня хочет?»

Внезапно Флора задумалась о том, почему вообще похищают женщин, имеющих состояние, и вдруг ее осенило.

Господи, уж не собирается ли этот варвар жениться на ней!

Глава 2

Лахлан Маклейн, вождь Колла, с досадой вздохнул: упрямица за всю ночь не произнесла ни слова с тех пор, как он, невзирая на протест, посадил ее верхом на свою лошадь, но все же главным было то, что операция по захвату Флоры Маклауд, самой пригожей наследницы в Шотландии, прошла успешно.

Эта признанная красавица, оставлявшая на своем пути разбитые мужские сердца, причинявшая хлопоты и неприятности, была предметом бесконечных сплетен при дворе и, судя по всему, оказалась достойна своей репутации.

Имя у нее тоже было подходящее: Флора. Ни дать ни взять древнеримская богиня цветов и весны, прекрасная роза, но… с шипами.

Да, что ни говори, красотка, и, слава Богу, больше похожа на Маклаудов, а не на Маклейнов из Дуарта. Изящный овал лица, большие синие глаза, крошечный, чуть вздернутый дерзкий носик, полные алые губы и длинные шелковистые золотистые волосы. А тело…

Черт возьми, такое тело просто создано для наслаждения мужчины!

Пытаясь выяснить, не скрывается ли еще одного кинжала в складках ее одежды, Лахлан не понимал, что пугает ее, до тех пор, пока Флора не запустила ногти ему в щеку. А ведь у него и мыслей не было о насилии!

Не было, пока он внезапно не ощутил в полной мере всех изгибов ее тела. Лишь когда сладостный алый рот и сладострастная грудь оказались в нескольких дюймах от него, в душе Лахлана возникло искушение поддаться чарам. Проклятие! Для того чтобы не испытать этого искушения, следовало бы стать чертовым евнухом!

Воспоминание об этом обольстительном теле, извивавшемся под ним, просыпалось с полной силой всякий раз, когда ее нежные ягодицы касались его паха при любом непредвиденном движении лошади: неудивительно, что эта ночь оказалась самой длинной в его жизни.

Бок нестерпимо болел, но Лахлан был возбужден до крайности, и плоть его отвердела как скала, словно он не видел женщины много недель.

То, что он так сильно желал Флору, не слишком его волновало: ни хорошенькое личико, ни даже красивое, роскошное тело не могли отвлечь его от цели, хотя и придавали всей задаче дополнительную пикантность.

В целом же Лахлан был готов на все, лишь бы защитить свой клан и семью.

Бок обжигала отчаянная, все усиливающаяся боль, и он скрежетал зубами, надеясь на то, что боль скоро пройдет. Хотя он наилучшим образом перевязал рану льняным лоскутом, сильная тряска на лошади усугубляла кровотечение. Слишком много крови он потерял, и ему еще очень повезет, если по прибытии в Дримнин он сможет держаться на ногах.

От Фолкерка они направились на запад, пересекли Ломондские холмы, огибая самые высокие вершины, и вскоре оказались в Шотландском нагорье.

Близился рассвет; роса сверкала на зелени долин и на поросших вереском пустошах. Земля полого и мягко поднималась к холмам с округлыми вершинами, открытыми взору.

Сколько бы раз горец ни возвращался домой, это зрелище не переставало волновать и трогать его.

Лахлан мало что знал о Флоре Маклауд. Она еще в детстве потеряла отца и жила с матерью в равнинной части страны, переезжая из Эдинбурга в замок Кемпбелл. Только иногда наездами она появлялась в горах, в замке Инверери. Ее сводный брат Рори несколько раз упоминал о ней, но обычно не в хвалебных тонах, с горечью признавая ее способность на каверзы. По-видимому, о чем бы он ни просил ее, Флора всегда отвечала отказом. Ее визиты в Данвеган были нечастыми, а все, что Лахлан о ней слышал, подтверждало ее репутацию при дворе. Похоже, все слухи оказались чистой правдой, так что называть ее чертенком или постреленком было бы преуменьшением.

Несмотря на усилия сидеть спокойно и неподвижно впереди похитителя, долгая ночь в седле в конце концов утомила Флору. По тому, как она осела и привалилась к нему, и по ее ровному дыханию, овевавшему его грудь, Лахлан понял, что девушка спит.

Хотя поверх платья на ней был плащ, он воспользовался сном красавицы, чтобы завернуть ее в плед и преградить доступ холодного ночного воздуха, окутав ее неким подобием кокона.

Внезапно Лахлан ощутил непривычное стеснение в груди: такого с ним не случалось с самой юности. Он попытался отринуть этот приступ чувствительности, но в состоянии покоя этот чертенок казался таким… уязвимым. К счастью, боль в боку вовремя напомнила ему о том, что она сделала, однако даже при этом взгляд горца задержался на ее лице. Лишь когда Лахлану стало казаться, что он запомнил каждую его черточку и больше ему не требуется смотреть на нее, чтобы видеть эти длинные ресницы, покоящиеся на безупречной коже щеки цвета слоновой кости, нежные алые губы и длинные пряди вьющихся волос цвета бледного золота, в беспорядке падавшие на плечи, он опустил глаза и задумался.

Несколько раз, пока Флора спала, Лахлан склонялся к ее волосам, вдыхая их нежный аромат, похожий на запах свежих цветов, согретых солнцем. Все в ней было нежным и сладостно-женственным. Зачарованный совершенным изгибом бровей и изящной формой чуть вздернутого носика, он с трудом подавил желание провести пальцем по изгибу ее щеки и убедиться, что кожа все еще младенчески нежна…

Когда первые лучи солнца упали на бледные щеки Флоры, она приподняла голову. Лахлан гадал, сколько времени ей потребуется, чтобы осознать случившееся…

Прошло несколько томительных секунд, прежде чем Флора выпрямилась, стараясь восстановить дистанцию между ними, что было затруднительно, так как они сидели в седле.

Они проехали чуть дальше, и у северного края озера Лох-Нелл Маклейн приказал своим людям остановиться на отдых. Им предстояло еще много часов езды до того, как они достигнут Обана, где смогут сменить лошадей на бирлинн[2] и дальше плыть по коварным и предательским водам пролива Малл к замку Дримнин. Пока же им следовало поесть, напоить лошадей, а ему подлечить рану.

Сжимая зубы, Лахлан соскользнул с седла и помог спешиться своей спутнице, стараясь не двигаться слишком быстро. Он вцепился в седло, притворяясь, что занимается лошадью, а на самом деле пытался подавить приступ тошноты. Все обстояло хуже, чем он опасался, – кинжал Флоры нанес ему серьезный ущерб.

– Иди позаботься о себе, – бросил он, – но не отходи далеко.

Флора не двинулась с места.

– Кто вы и чего хотите от меня? Выкупа?

Острая боль в боку заставила Лахлана согнуться пополам.

– Не сейчас, Флора, – процедил он.

– Так вы знаете мое имя!

Горец пожал плечами и хотел отойти, но выражение лица красавицы остановило его. Ошибки не было: он не увидел в ней ни малейших признаков страха, скорее она казалась озадаченной.

– А что в этом такого?

– Что? Скажите, неужели человек может быть настолько глупым, чтобы похитить сестру Рори Мор Маклауда и Гектора Маклейна? – Флора окинула Лахлана долгим взглядом. – Мои братья убьют вас.

Губы горца искривились в язвительной улыбке.

– Я не собирался похищать тебя, моя красавица. Гектор не раз пытался меня убить, но не преуспел в этом, а Рори я считаю другом. Все же отчасти ты права: Рори придет в бешенство, когда узнает правду. Впрочем, у него есть основание поблагодарить меня…

Флора презрительно фыркнула:

– За что? За похищение сестры? Вы, должно быть, рехнулись!

Лахлан сжал зубы. Будь Флора его сестрой, он перебросил бы ее через колено и выпорол за то, что она попыталась с ним сделать.

– Ничуть. Я спас тебя от глупейшей ошибки, разве нет?

– Лорд Мюррей не… – начала Флора, но не закончила фразы. – Не знаю, о чем вы тут толкуете.

Лахлан взял ее за подбородок и заглянул в огромные, полные вызова глаза. Эти удивительные глаза в утреннем свете казались синими, как штормовое море.

– Ты отлично понимаешь, что я хочу сказать. Бежать, чтобы выйти замуж за ничтожного жителя равнин, – разве это не глупость?

– Откуда вам известно? – Она вскинула подбородок. – Впрочем, это не ваше дело.

Лахлан рассмеялся, но тут же замолчал, почувствовав отчаянную боль в боку. Эта девчонка обладала немалой силой духа, и теперь ее следовало как можно скорее научить покорности. Ни один горец не потерпит неуважения, особенно от женщины.

– Такое упрямство недостойно придворной дамы.

Судя по ее виду, Флора была готова разразиться гневной тирадой, и, похоже, у нее в запасе имелось немало бранных слов, однако она принялась пристально его рассматривать.

– Откуда вы узнали, где я буду?

Лахлан пожал плечами.

– Вы меня выслеживали.

– Не стану этого отрицать.

– Но даже если вы следили за мной, откуда вам было знать, что это именно я вышла из дворца? Даже Лорд Мюррей не узнал меня, пока я не села в карету.

Лахлан усмехнулся. Не зря же он три ночи провел, карауля ее у ворот. Увидев женщину, проскользнувшую в карету лорда Мюррея, он сначала принял ее за служанку, однако что-то заставило его присмотреться внимательнее. Случайно он бросил взгляд вниз: из-под подола выглядывали изящные вышитые шелковые туфельки…

– Туфли. – Он наклонился ближе и понизил голос: – Когда станешь переодеваться в следующий раз, не поддавайся тщеславию.

Щеки Флоры вспыхнули, взгляд ее метнул в него сотни кинжалов. Ах, если бы она могла…

Круто повернувшись, Флора двинулась прочь, оставив горца заниматься раной.

– Не задерживайся надолго, – крикнул он ей вслед, – иначе я сам приду за тобой!

Флора притворилась, что не слышит.

Все пошло прахом из-за пары туфель, мрачно размышляла она, поддавая комки грязи кончиком растерзанной туфли. Горец прав, будь проклята его низкая душонка. Это нелепо, но у нее была слабость к обуви, и она просто не могла вынести мысли о том, что будет присутствовать на свадьбе в простых кожаных башмаках с деревянными подошвами.

Конечно, Лахлан это заметил: этот человек все замечал своими пронзительными глазами, будь он неладен!

В данный момент Флора была готова давиться овсяными лепешками, а кусок сушеной говядины, который Лахлан, предложил ей, оказался и вовсе неплох, но она слишком быстро его прикончила.

Флора присела на ствол поваленного бурей дерева, благодаря Бога за то, что получила небольшую передышку.

Опустив подбородок на руки, она уставилась на большой камень у края поросшего травой луга. Восходящее солнце чертило на земле причудливые тени, многочисленные камни, разбросанные здесь, как и повсюду в Шотландии, зачаровывали взор. Кое-кто говорил, что это наследие друидов, но большинство верило в то, что камни рассеяны феями.

Хотя обычно Флора не особенно: верила в суеверия, однако в этих камнях действительно угадывалось нечто волшебное, она даже не очень удивилась, когда на нее упала тень от живой скалы. Флора подняла глаза, чтобы увидеть, кто остановился возле нее. С устрашающим мечом за спиной подошедший походил на скандинавского бога войны, сошедшего на землю, чтобы сеять панику и разрушения.

– Съешь это. – Он протянул ей кусок говядины. – Больше до прибытия в Дримнин поесть не удастся.

Принимая еду, Флора благодарно кивнула.

– Ты нашла круг фей?

– Это вертикально стоящий камень?

– Нет. – Лахлан указал на окружавшие их скалы: – Ты сидишь как раз на границе этого круга.

Быстро вскочив, Флора убедилась, что камень, рядом с которым она только что сидела, один из тридцати низких валунов, образующих круг.

Лахлан усмехнулся:

– Да ты оказывается, суеверна!

Флора покачала головой:

– Не совсем так. Просто испытываю почтение к приметам, а в этом месте действительно есть нечто магическое.

– Это ведь горы – тут везде магия, куда ни глянь.

Маклейн прав, подумала Флора. Невозможно не поддаться красоте окружающей природы: холмы, озера и ослепительная зелень виднелись всюду, насколько мог видеть глаз.

Но все это обманчиво, как и люди, населяющие эти места. Все может измениться в несколько минут, и тогда это место станет холодным, жестоким и отчужденным.

Место древних распрей и бесконечных убийств неизбежно хранит память о них. Здесь люди, возмужавшие в войнах, берут все, что хотят и когда хотят, не задумываясь о загубленных жизнях.

Такое случилось с ее матерью, а теперь и с ней. Ее похитили, как Персефону во время сошествия в Аид.

Разумеется, все обстояло иначе, когда Флора была ребенком. В тех немногих случаях, когда она виделась с братьями и сестрами, они рассказывали ей истории о том, как она убегала в холмы Данвегана. Ее отец умер, когда ей было пять лет; тогда она покинула Данвеган и больше туда не вернулась. Рори многократно пытался заставить ее возвратиться, но мать всегда находила предлог отказать ему, а вскоре у Флоры пропало желание возвращаться.

– Я предпочитаю города диким местам. – Флора выпрямилась и отвернулась от Лахлана.

Этот горский воин похитил ее ради собственных целей, ему не было дела до планов, которые он нарушил.

– Также я предпочитаю общество джентльменов компании варваров.

Лицо Маклейна обрело жесткое выражение.

– «Джентльмен» только что бросил тебя и позорно убежал, даже не оглянулся.

Флора вздрогнула: на самом деле предательство лорда Мюррея задело ее больше, чем она хотела показать.

– Уверена, что мой спутник торопился за помощью.

– А я думаю, он торопился спасти свою шкуру.

– Нет, вы не правы.

Флора и сама не понимала, почему пытается защитить лорда Мюррея, ведь ее гордость была задета: какой женщине хотелось бы, чтобы человек, только что собиравшийся стать ее мужем, оставил ее на милость банды головорезов…

Впрочем, они вовсе не головорезы: они Маклейны, и Флора надеялась, что это весьма существенная разница.

Лахлан взял ее за подбородок.

– Не рассчитывай на спасение, моя прелесть, от него оно точно не придет. Едва ли твой друг побежит в Эдинбург и будет вопить о неудачном побеге или о том, что он повел себя столь бесчестно. А теперь нам пора отправляться. Будь готова, когда я позову. – Он повернулся и отошел, оставив Флору в состоянии странного беспокойства. Вернувшись к своим людям, Лахлан подошел к краю берега, быстро сбросил плед, куртку и сапоги и стремительно вошел в воду.

Флора не могла отвести от него глаз, и дело было не в красоте, а в очевидной мужественности. Черты горца казались жесткими и резкими, словно были выкованы из железа. Правда, в одной рубашке и в узких кожаных штанах он показался ей не таким мощным, как прежде, но все равно оставался прямым и гибким, как лук, отчего выглядел еще более опасным.

Огромное ярко-алое пятно на рубашке Маклейна занимало место от подмышки до талии, и Флора без труда поняла его намерения: таким образом он пытался очистить рану, нанесенную ею.

Она прикусила губу. Должно быть, этот человек испытывает ужасную боль! Не желая поддаться чувству вины, Флора нашла камень, не входивший в магический круг, и, устроившись на нем, стала ждать.

Между тем воины, закончив ухаживать за лошадьми, стали разводить костер, и Флора нахмурилась, озадаченная их странным поведением.

Когда ее похититель вышел из воды, сел на берегу и начал натягивать сапоги, один из его людей по имени Аллан, передал ему бутыль. Горец принял ее и отпил большой глоток, после чего поднял рубаху и отвернулся, тогда как воин стал поливать жидкостью из бутыли его рану.

Грудь Флоры сжала судорога. Должно быть, боль была отчаянной, но она не заметила в лице горца никаких изменений.

Поняв причину, по которой развели костер, Флора поспешно вскочила. Еще ребенком она видела нечто подобное. Она неосознанно сжала руки, вспоминая то время, когда пыталась помогать на кухне и случайно опрокинула огромный железный котел с рагу, томившийся на огне. Не задумываясь, Флора схватила его и сильно обожгла руку. У нее на всю жизнь остался на ладони шрам от этого ожога. Она не могла себе представить, какую боль вызовет прикосновение раскаленного железа к открытой ране.

Один из воинов вынул кинжал и держал его над огнем, пока лезвие не раскалилось докрасна.

Другой попытался дать Лахлану палку, чтобы он сжал ее зубами, но тот отказался.

При виде обнаженного тела Флору затошнило: даже с этого расстояния она могла видеть зияющую рану. Их с Лахланом глаза встретились, когда лезвие кинжала коснулось раны.

Шипение вызвало в груди Флоры судорогу, но, несмотря на отчаянную боль, Маклейн даже не вздрогнул: все это время он бесстрастно выдерживал ее взгляд.

А затем до Флоры донесся запах горелого мяса… Это было ужасно. Она отвернулась не в силах и дальше выдерживать вид этой пытки.

Ей надо как можно скорее выбраться отсюда, и это главное. Ее увезли в горы и теперь понуждали выйти замуж за неотесанного дикаря, но сейчас он был ослаблен раной, и для нее настало время бежать.

Флора начала медленно отступать, но тут Маклейн повернул голову, и она застыла на месте. Его голос прозвучал резко и уверенно:

– Сделай еще шаг – и пожалеешь об этом.

Нет, Маклейн вовсе не ослабел, и это только подтверждало, что в нем не осталось ничего человеческого.

К тому времени, когда путники достигли спускающихся к морю ступеней замка Дримнин, прошла еще одна ночь. Бок Лахлана болел, а в голове было такое ощущение, будто ее разрубили пополам боевым топором Аллана. Кровотечение остановилось, но, если сейчас не отдохнуть, лихорадка возобновится, и он знал об этом.

Пройдя вместе с Флорой через двор и поднявшись взерх по деревянной лестнице ко входу в главную башню замка, Лахлан испытал большое облегчение, поскольку в тепле башни почувствовал себя гораздо лучше.

Оказавшись в башне, Флора нетерпеливо огляделась, глаза ее засверкали.

– Где он? Я требую, чтобы вы отвели меня к своему лэрду.

– Требуешь? Берегись, малышка, и помни о своем положении здесь.

– Как я, пленница, могу об этом забыть? Меня похитила банда горских варваров.

Рука Маклейна взметнулась для удара, однако он заставил себя сдержаться.

– Мне не по нраву такие слова. Впредь воздержись от них.

Однако Флора и не думала сдаваться.

– Что, больно слушать правду?

Взгляд Лахлана выразительно скользнул по ее телу.

– Ты бы хотела, чтобы я поступил как варвар?

– Да как вы смеете…

– Не много есть вещей, которые я не посмел бы сделать, и тебе лучше помнить об этом.

Маклейн кивком отпустил своих людей, и они остались вдвоем.

– Кем вы себя возомнили? – продолжала хорохориться Флора.

Маклейн улыбнулся, но в улыбке его не было веселья.

– А кем ты меня считаешь? Теперь я твой хозяин.

Глаза Флоры широко раскрылись.

– Вы? Не может быть!

На этот раз Лахлану не составило особого труда догадаться по выражению лица девушки, о чем она думает. Он недостаточно отесан и не обладает любезностью придворного, чтобы быть лэрдом, и это чертовски верно: ему пришлось потратить слишком много времени, сражаясь с ее братцем, а также защищая свой клан от наводнений и голода в течение многих лет. Вот почему все знания, полученные им, были обретены на поле боя.

– Зачем вы привезли меня сюда? – не унималась Флора.

– Скоро узнаешь.

– Я никогда не стану вашей женой.

Уверенность, прозвучавшая в ее голосе, вызвала в нем ярость.

– Не припоминаю, чтобы спросил об этом, – возразил Лахлан холодно.

– Такой человек, как вы, берет не спрашивая.

– И какой же я человек? – спросил он с угрозой. Флора вскинула подбородок и встретила его взгляд, решительно отказываясь проявить страх и покорность.

– Вы похищаете леди, силой привозите в свой замок и…

– Ты была бы с ним несчастна.

– Не ваше дело – это мой выбор.

Лахлан пожал плечами. Она не стала отрицать, что ее брак стал бы ошибкой, и все же сердилась на то, что он не дал ему осуществиться.

Флора бросила на него недоверчивый взгляд из-под длинных ресниц.

– Значит, вы не собираетесь принуждать меня к браку с вами?

– Нет.

Она сморщила носик, будто не знала, верить ли ему.

– Выходит, дело в моем брате Гекторе? Вы собираетесь меня использовать, чтобы добраться до него!

Ну вот и все. Ей понадобилось не много времени, чтобы сообразить это и понять часть его плана. У этой строптивицы есть не только красота и острый язычок, но и мозги.

Лахлан внимательно посмотрел на пленницу. Пожалуй, с ней следует проявлять осторожность. Если она узнает о его намерениях, это осложнит его задачу.

– Вас ждет разочарование, если вы думаете использовать меня в сделке с Гектором: я едва знакома с ним.

– Зато я знаю его достаточно хорошо.

Даже слишком хорошо. Много лет Лахлан и Гектор были готовы перегрызть друг другу глотки. Лахлану не было и десяти лет, когда Гектор использовал удобный случай и попытался захватить Колл. Дядя Лахлаиа, Нейл Мор, сумел отбить эту дерзкую атаку и отрубил головы Дуарту Маклейну и его приспешникам, а затем бросил их в реку.

Гектор этого не забыл и не простил, как не простил и своего поражения. С тех самых пор Лахлан постоянно сражался за то, что считал исконно своим.

В течение многих лет между двумя ветвями клана нарастало напряжение, но по-настоящему вражда возобновилась только несколько лет назад, когда Лахлан отказался пойти на поклон к Гектору и признать его главой более влиятельной ветви клана.

Разумеется, для Гектора стало делом чести ответить вторжением на земли Лахлана в Морверне.

– У Гектора есть кое-что мое. Теперь у меня есть кое что его, – холодно констатировал Лахлан.

– И что же у него? Ваша любимая собака?

– Нет, мой любимый замок.

Глаза Флоры широко раскрылись.

– Брекакадх на острове Колл?

– Именно. – Руки Лахлана непроизвольно сжались в кулаки.

– Но как это случилось, и почему вы не обратились к королю?

Лахлан стиснул зубы.

– Я так и поступил.

– И что же?

– Как видишь, ничего.

Флора пожала плечами:

– Все равно вы зря меня похитили. Мой брат давно зарился на Колл и не обменяет его на сестру, которую едва знает.

– Полагаю, ты недооцениваешь себя…

Лахлан слишком поздно понял свою ошибку: лицо Флоры словно застыло, а голос зазвучал приглушенно:

– Я знаю себе цену!

В ее словах крылось нечто значительное, но у Маклейна сейчас не было желания разгадывать эту загадку. Он добыл средство для достижения цели, и весь разговор.

Прежде чем Флора догадалась о его намерениях, горец поднял ее на руки и понес вверх по лестнице.

– Что вы делаете?

– Несу тебя в твою комнату.

– Зачем? Вы не должны этого делать, иначе ваша рана откроется.

– Да? А разве не ты мне ее нанесла? Меня удивляет твое беспокойство обо мне.

– Я… Я не хочу, чтобы вы истекли кровью.

– Я тоже. – Лахлан ногой распахнул дверь.

Замок Дримнин отчаянно нуждался в ремонте, и вид его комнаты сильно отличался от того, к которому привыкла Флора, но до тех пор, пока ему не удастся получить назад свое имущество, ей придется с этим смириться.

Маклейн осторожно опустил свою ношу на постель.

– Вы же не думаете, что я буду спать здесь? – Ужас, прозвучавший в голосе Флоры, только разжег его гнев.

– А где ты предпочла бы спать? – Лахлан придвинулся ближе, почти нависая над ней. – Может быть, в моей постели?

– Никогда!

Между ними повисло напряжение, чреватое взрывом, и, казалось, сгустившийся воздух уже начал потрескивать. Лахлан почти ощутил на вкус тепло ее губ, будто они раскрылись ему навстречу, нежные и сладостные. Его тело испытало томление, боль нараставшего желания… Он мог бы овладеть ею и прямо сейчас сделать ее своей, так сильно он ее желал.

Лахлан резко отстранился; его тело пульсировало от гнева и страсти. Он никогда не пользовался силой, чтобы получить желаемое, и не стал бы делать этого теперь вне зависимости оттого, насколько сильно искушение.

Все равно она будет ему принадлежать, и очень скоро, хотя еще не подозревает об этом.

Требование выкупа, направленное Гектору, даст ему время убедить Флору Маклауд выйти за него.

А если кто-нибудь попытается встать на его пути, пусть не рассчитывает на милосердие.

Глава 3

Тремя днями позже Флора уже была готова выпрыгнуть из окна башни, ставшей ее темницей.

В первый раз она попыталась бежать примерно через пять минут после того, как Лахлан оставил ее, но путь ей тут же преградили двое внушительных стражей, а приятного вида мужчина лет сорока мягко проводил ее обратно в ее комнату.

– Миледи, лэрд желает, чтобы вы наслаждались его гостеприимством в своей комнате.

– Значит, я узница? – спросила Флора, стараясь говорить как можно высокомернее.

– Не думаю.

– А кто?

– Скоро узнаете. Когда понадобитесь лэрду, он пошлет за вами.

Флора сжала губы. Этого только не хватало! Выходит, она должна являться к Маклейну по мановению его руки и по первому зову?

– И когда же это произойдет?

Лицо стража помрачнело.

– Лэрд – очень занятой человек.

– Не сомневаюсь, что так. Вероятно, на этой неделе он занят похищением других беспомощных девушек…

– Беспомощных? Отличное чувство юмора! – усмехнувшись, тюремщик Флоры повернулся и закрыл за собой дверь.

Занят. Скорее ему доставляет удовольствие мучить ее. Надо же, лэрд Колла! Флора все еще не могла поверить, что красивый похититель с ярко выраженной мужественностью, способный обольстить и монахиню, – действительно Лахлан Маклейн. Если бы она видела его при дворе, то непременно бы запомнила: такого красавца трудно забыть.

В то мгновение, когда он склонился над ней и она заметила блеск в его жестких синих глазах, Флора почувствовала исходящее от него тепло и подумала…

Она подумала, что он собирается ее поцеловать, и замерла, как последняя дура, покоренная его мощным магнетизмом. Ее непреодолимо тянуло к нему, как Икара к солнцу.

На мгновение Флоре захотелось, чтобы Лахлан действительно ее поцеловал. Ей захотелось ощутить его губы на своих губах и растаять в его тепле. Ее щеки вспыхнули от сознания того, как коварно предательство собственного тела.

Что ж, по крайней мере вождь Маклейнов не собирается принуждать ее немедленно вступить с ним в брак, хотя то, что он намеревается сделать пленницу разменной монетой в политической игре, было ненамного лучше.

В течение следующих дней от Лахлана не поступало никаких вестей, однако Флора терпеливо ждала.

Все это время единственными ее собеседниками оставались сменявшиеся караульные да редко посещавшая ее молчаливая служанка по имени Мораг и два юноши, приносившие деревянную ванну для мытья.

Наутро третьего дня заточения терпение Флоры иссякло. Обитые еловыми планками стены комнаты она изучила вплоть до последнего дюйма и теперь просто не знала, чем еще заняться.

К счастью, комната оказалась не такой ужасной, как ей показалось вначале; скудно обставленная грубой деревенской мебелью, она по крайней мере все же была чистой. Впервые увидев ветхие, протертые почти до дыр простыни и камыш на деревянном полу, Флора испугалась, что в них кишмя кишат блохи и мыши, но постельное белье, хоть и далеко не похожее на богатые шелковые простыни и портьеры из тафты, к которым она привыкла, пахло лавандой, а давно вышедший из моды камыш был перемешан со свежими душистыми травами. Подушка ее оказалась набита не перьями, а на удивление приятным и удобным болотным мхом.

Небольшой камин и деревянная скамья занимали одну стену комнаты, а постель другую, колченогий деревянный столик с кувшином для омовения находился под единственным окном напротив двери. Маленькое оконце с настоящим стеклом защищали деревянные ставни, спасавшие от ветра и холода.

В отличие от постоянно охраняемой двери окно оставалось единственной надеждой на спасение; но, даже если бы Флоре удалось протиснуться сквозь маленькое отверстие, идти ей было некуда. Расположенный в самой высокой точке острова Малл замок Дримнин представлял собой простой квадратный дом с единственной башенкой на внешней стороне южной стены. Лэрд поместил ее в комнатке на чердаке, расположенной выше всех остальных, и для того, чтобы сбежать, ей пришлось бы спускаться вниз по каменной стене с высоты не менее сорока футов.

Закончив причесываться, Флора направилась к выходу и, не слишком надеясь на изменение ситуации, распахнула дверь, однако, к ее изумлению, дверной проем был свободен.

– Доброе утро, миледи!

Флора быстро обернулась.

– Неужели на этот раз ты выпустишь меня, Аласдэр?

Стражник улыбнулся и кивнул:

– Лэрд просит тебя присоединиться к нему в большом зале и позавтракать с ним.

– Неужели? – Флора сделала неуверенный шаг вперед. Хотя у нее возникло искушение пренебречь приглашением, но ей так не терпелось покинуть эту комнату, что она не позволила упрямству взять верх над здравым смыслом.

Выпрямившись и приняв как можно более уверенный вид, Флора стала спускаться по винтовой лестнице. Как и в большинстве домов-башен, большой зал помещался на первом этаже. Вероятно, правильнее было бы называть это помещение комнатой, поскольку ничего величественного в ней не ощущалось: деревянный пол, усыпанный камышом, оштукатуренные стены, потолочные балки, камин, железные подсвечники и четыре стрельчатых отверстия, которые могли сойти за окна, – вот и все убранство. В комнате имелось с полдюжины деревянных столов и скамеек – на этом меблировка заканчивалась; не было ни помоста, ни гобеленов, ни масляных ламп, ни ковров, ни иных украшений.

Лэрд Маклейн из Колла стоял возле окна неподвижно. Как же она не поняла с самого начала, кто перед ней: уже сама поза обнаруживала его высокое положение.

Услышав шаги Флоры, Маклейн обернулся, и в темно-каштановых волосах блеснула золотая прядь. В ярком свете лицо его с жесткими чертами казалось высеченным из камня; высокий, широкоплечий и мускулистый, он излучал силу, с которой нельзя было не считаться. В нем было все, что мать учила Флору презирать и ненавидеть, – горец, воин и вождь. Но этот Маклейн не вызывал в ней ни ненависти, ни презрения, хотя, как и ее братья, был несокрушимо горд, более примитивен и менее утончен, чем придворные в равнинной части страны. Лахлан был сам себе власть, а то, что он похитил ее, являлось лишь естественным следствием этой независимости.

Однако он не воспользовался ее беззащитностью, не овладел ею. Флора не могла забыть и того, что предводитель Маклейнов намеренно старался избежать кровопролития, пощадил людей лорда Мюррея и, несмотря на то что она его ранила, обращался с ней с примерной и неизменной учтивостью.

В глубине души Флора осознавала, как сильно ее влечет к этому обаятельному похитителю. Большую часть жизни она старалась избегать мужчин подобного типа, и теперь внезапно возникшее влечение только укрепляло ее решимость поскорее убраться из этого унылого места.

Подойдя ближе, Флора заметила, что Лахлан выглядит усталым, а его лицо стало бледнее, чем прежде. Так вот в чем дело: он не избегал ее, а в самом деле был нездоров!

– Вам так и не стало лучше? – осторожно спросила она.

– Нет. Жаль, что тебе так долго пришлось оставаться в заточении, но у меня были неотложные дела.

Он определенно лжет, подумала Флора: не в его характере объяснять свои действия, тем более той, которая стала причиной его страданий.

– Я…

– Ты хорошо защищалась, Флора. – Ни один мускул на лине Лахлана не дрогнул. – Тут моя вина – я тебя недооценил. Обещаю, это никогда не повторится. А теперь садись. – Он указал ей на место во главе стола.

Флора хотела отказаться, но, когда появились тарелки с дымящимся мясом, передумала.

Пока они ели в молчании, она чувствовала на себе взгляд горца и старалась не обращать на него внимания, но это удавалось ей с трудом.

Лахлан заговорил первым:

– Надеюсь, с тобой хорошо обращались?

– Если считать, что пребывание в маленькой комнатушке в течение трех дней означает хорошее обращение. На самом деле я чуть не умерла от скуки.

Похоже, ответ рассердил горца.

– Здесь, в Дримнине, у нас нет времени устраивать маскарады!

Все ясно. Он принимает ее за еще одну избалованную придворную дамочку. Флора нахмурилась.

– Я имела в виду совсем другое. Едва ли я могла ожидать, что меня здесь будут развлекать, как при дворе, но сомневаюсь, чтобы горские женщины сидели в своих комнатах долгие часы, ничего не делая.

Маклейн откинулся на спинку стула и задумался.

– Пожалуй, ты права: они не сидят, сложа руки.

Эта снисходительность удивила Флору. Ободренная внезапным улучшением настроения похитителя, она решила заговорить о том, что тревожило ее все эти дни, – о возможности уехать отсюда.

– Вы написали моему брату?

Лахлан поднял темную бровь:

– Тебе так не терпится уехать? Но ведь ты здесь совсем недавно.

– И тем не менее…

– Гонец отбыл вскоре после нашего прибытия.

– И Гектор прислушался к вашему требованию?

– Пока нет.

– Пока? Тогда когда же?

– Посмотрим.

Голос горца звучал уверенно, но у Флоры такой уверенности не было. Внезапно ей в голову пришла ужасная мысль.

– Что вы со мной сделаете, если он не согласится?

Пронзительные синие глаза встретили ее взгляд, и ей показалось, что Маклейн видит ее насквозь.

– Он согласится.

– А если ответит отказом? Вы не можете держать меня здесь вечно.

– Твоя попытка бегства дала мне немного времени.

– Что вы хотите этим сказать?

– Я имею основания сомневаться в том, что ты бежала из Холируда среди ночи, никого не поставив в известность и никому ничего не объяснив.

Лицо Флоры вытянулось. Ей вспомнились записки, адресованные Рори и кузену Аргайлу, где говорилось о том, что она отправляется повидать Гектора. Единственной ее надеждой оставалось то, что Уильям сообщит кузену о случившемся. Правда, при этом ему придется объяснить свое поведение. Пойдет ли он на такой риск?

Горец смотрел на Флору с непроницаемым выражением лица.

– Почему ты до сих пор не вышла замуж? – неожиданно спросил он.

Флора оцепенела.

– Не думаю, что это вас касается.

Взгляд Маклейна небрежно прошелся по ее фигуре, лицу, высокой груди.

– Ты достаточно привлекательна.

Может, ей счесть это за комплимент? Учтивость едва ли числилась среди его достоинств, но Флору уязвил не недостаток галантности.

Маклейн разглядывал ее, как лошадь на ярмарке, в одном этом заключалось все, что вызывало отвращение к ее положению. Она состояла из плоти и крови, но никто не обращал на это внимания: все, что в ней видели, – это богатство и связи, которые она могла дать. А этот человек рассматривал ее еще и как разменную монету в своей игре.

– Думаю, вы слишком любезны. – Ее голос был полон сарказма. – Но что может мне подарить брак вдобавок к тому, что я уже имею?

Было много возможностей ответить на этот вопрос, но, щадя ее невинность, Лахлан воздержался от прямого ответа. Одного взгляда на это прелестное лицо и роскошное тело было достаточно, и больших аргументов не потребовалось бы, чтобы объяснить, почему женщине следует вступать в брак.

В красоте Флоры было нечто, наводящее на мысли о феях. Это лицо представало ему в снах, пока он выздоравливал от раны, но во плоти оно производило гораздо большее впечатление.

Старое платье, которое Лахлан позаимствовал у сестры, оказалось мало Флоре и потому четко обрисовывало грудь, бедра и все соблазнительные линии ее тела. Длинные светлые волосы, ничем не сдерживаемые, волной ниспадали на плечи, а луч солнца сотворил из них нечто похожее на золотой нимб, светившийся вокруг головы. Бледность ее кожи создавала поразительный контраст с глазами цвета морской волны, опушенными густыми черными ресницами, и с выразительными алыми губами. Эти губы были нежными, полными, их изгиб – чувственным, а крошечная ямочка на щеке только усиливала впечатление. Вспомнив о том, как он близко был к тому, чтобы поцеловать ее, Лахлан пожалел о своей нерешительности. По природе он не был терпеливым человеком, особенно если чего-то хотел, а он хотел Флору Маклауд, и это желание ускоряло ток крови и обдавало его жаром.

Заставив себя отвлечься от запретных мыслей, Лахлан понял, что Флора все еще ждет ответа. Но что он мог ответить ей? В самом деле, что мог дать этой красавице брак с ним?

Вытянув ноги перед собой, горец, запрокинув голову, сделал большой глоток эля.

– По-видимому, у тебя нет надобности умножить богатство и связи.

Флора подняла тонко очерченную дугообразную бровь, удивленная тем, что он так серьезно принял ее вопрос.

– Верно.

– Гм… – Маклейн помолчал, размышляя. – Могу я предположить, что любовь ты считаешь слишком эфемерной вещью?

Флора на мгновение задумалась.

– Случая полюбить можно ждать всю жизнь и не дождаться, разве я не права?

Ее ответ поразил его. Лахлан считал Флору столь же прагматичной, как он сам. Романтическая любовь не играла никакой роли в его намерении жениться просто потому, что он никогда не допустил бы, чтобы чувства оказывали влияние на его решения. Любовь предназначалась для других, а его преданность принадлежала клану, его семье, и ни одна женщина не могла изменить этого.

Впрочем, сейчас не время об этом думать, напомнил себе Лахлан. Прежде всего ему следовало понять ход ее мыслей, а затем принять решение, как наилучшим образом преподнести ей свое предложение. Он не сказал ей о своих намерениях с самого начала, опасаясь слишком разгневать красавицу; теперь же ему предстояло сделать все для того, чтобы заручиться ее согласием на брак. Лахлан затевал игру, рассчитывая на выигрыш; долгие годы он отражал атаки Маклаудов вовсе не для того, чтобы под конец отступить от задуманного.

Лахлан устремил взгляд на пленницу.

– А как насчет страсти в качестве повода для брака?

Ему показалось, что щеки Флоры слегка порозовели, но если она и была смущена, то в ее ответе не было и намека на замешательство:

– Я не считаю, что об этом можно говорить всерьез.

– Что ты хочешь этим сказать?

Флора снова пожала плечами:

– Не думаю, что страсть ограничивается брачным ложем.

Неожиданно Лахлан нахмурился.

Отсутствие страсти на брачном ложе было одной из многих причин, по которым он не спешил вступать в брак.

– И все же брак – единственно достойный способ для женщины твоего происхождения обеспечить себе безопасное существование.

Флора вспыхнула.

– Не надо читать мне лекции о достоинстве и порядочности: мужчина, способный похитить женщину, едва ли имеет право на это.

– А ты порядочна, Флора?

Ее глаза сверкнули гневом.

– Как вы смеете задавать мне такие вопросы!

Господи, эта женщина обладала необъяснимой способностью вызывать его гнев. Лахлану захотелось схватить ее и вытрясти из нее правду, но вместо этого он, чтобы дать себе остыть, сделал еще один глоток эля.

Флора поднялась.

– Если вы все сказали…

– А как насчет защиты, безопасности? – Он сжал ее запястье, вынуждая снова сесть. – Незамужняя женщина, особенно владеющая богатством и землями, уязвима, если у нее нет мужчины, способного ее защитить.

– Я не нуждаюсь в защите… – Флора умолкла, осознав, что само ее местонахождение в этом замке свидетельствует об обратном. – Моя мать защищала меня.

– Ее больше нет на свете.

Лахлан сказал это спокойно, но Флоре показалось, будто он ее ударил. Она повернулась к нему с выражением такого отчаяния в глазах, что горец замолк на полуслове.

– Я прекрасно осведомлена об этом. – Флора сказала это так тихо, что у него возникло сильное желание утешить ее, но Лахлан сдержался. Если он будет жалеть ее, это только ухудшит дело и нарушит его планы.

– Итак, ты не можешь не признать, что в браке есть некоторые преимущества.

– Что вы имеете в виду?

– Твое обручение?

Щеки Флоры предательски вспыхнули.

– Чушь!

Но было ясно, что она об этом не думала.

– Так что же тебя побудило к этому браку – необходимость защиты или любовь?

Флора отвела глаза.

– Таков мой выбор – разве этого не достаточно?

Теперь Лахлан начал понимать, что было причиной ее побега.

– Рори не стал бы понуждать тебя вступить в брак.

На ее губах появилась недоверчивая улыбка.

– Неужели вы так хорошо его знаете?

– Да. Он говорил о тебе.

Глаза Флоры прищурились.

– Говорил? – Она попыталась скрыть свое возбуждение и перевела взгляд с собеседника на свою тарелку, но Лахлан успел заметить ее волнение. Неужели Флора думает, что семья забыла о ней?

– Конечно, ты же его сестра, и Рори беспокоится о твоей судьбе.

Глаза Флоры заблестели, и это его тронуло: он ощутил стеснение в груди. Но побуждение сделать ей приятное представляло опасность, и ему следовало сдерживаться.

– Даже если и так, – сказала Флора, – мой кузен не столь щепетилен.

Лахлан кивнул – он слишком хорошо понимал, почему Флора опасалась вмешательства графа Аргайла. Ее опасения были оправданны. Рори хотел сам устроить брак Флоры, но он, как и Лахлан, входил в союз с Аргайлом, и одно это давало Аргайлу огромное преимущество в принятии решения.

– У твоего кузена есть привычка вмешиваться в дела, не имеющие к нему отношения.

Флора невольно потупилась.

– Я часто видела несчастья, сопряженные с подобным вмешательством. Когда я соберусь выйти замуж, то решение буду принимать сама и никто другой, потому что в этом вопросе я не доверяю ни братьям, ни кузенам.

Флора говорила с такой страстью, что Лахлан понял: ее побег не был результатом каприза избалованной и упрямой девчонки, как ему казалось сначала; для этого имелась более серьезная причина, и этой причиной был страх. Она опасалась не столько самого брака, сколько того, что ее принудят к нежеланному союзу.

Лахлан подумал, что ему стоит проверить свою догадку.

– Не женское дело принимать подобные решения. Нравится тебе это или нет, выбор мужа будешь делать не ты.

Флора посмотрела на него так, будто он дал ей пощечину. Ирония, разумеется, заключалась в том, что она обладала большей властью, чем думала.

– Значит, жребий женщины – быть проданной тому, кто предложит более высокую цену?

Это звучало слишком жестко, но, по сути, правильно.

– Именно так.

– В таком случае это жребий, которого я не приемлю.

В этот миг глаза Флоры заблестели словно сталь. Назвать ее своевольной и упрямой было бы преуменьшением. Лахлан понимал, что с ней следует обращаться бережно, но время поджимало, а оно определяло все в данный момент.

Горцу было кое-что известно о Дженет Кемпбелл: в свое время Дженет, как и ее дочь, была одной из самых богатых наследниц и желанных невест, потом побывала замужем за четырьмя могущественными горскими вождями, и, по слухам, все ее браки оказались несчастными.

– Твоя мать вбила это тебе в голову.

– Вам ничего не известно о моей матери. – Рука Флоры поднялась к горлу и начала теребить колье с большой подвеской, которую она носила шее.

И тут Лахлан замер. Он чуть не вырвал вещицу из ее руки.

– Откуда это у тебя?

Это было не подвеской, как ему показалось вначале, а брошью, висевшей на цепочке, с большим камнем в центре.

Флора побледнела.

– Это старинное украшение, оно принадлежало моей матери.

Лахлан осторожно дотронулся до амулета. Это невозможно! Его охватило возбуждение, и он стал пристально разглядывать потускневшую резьбу на серебряном поле, изображавшую топоры и чертополох – эмблему Маклейнов. Резьба со всех сторон окружала топаз, желтовато-коричневый камень горцев.

Перевернув брошь, Лахлан увидел выгравированную надпись: «Моему возлюбленному мужу в день свадьбы».

Ирония ситуации чуть не вызвала у него смех; он не мог поверить своей удаче. Брак с Флорой Маклауд желанен во всех отношениях, это подлинное благословение Божье! Их брак должен стать великим символом и положить конец действию проклятия, в которое Лахлан не верил, но и забыть о котором не мог, тем более что его люди винили проклятие во всех несчастьях, преследовавших их клан в последние восемьдесят лет.

Не выпуская амулета из рук, он заглянул Флоре в глаза:

– Так вот кто ты – дева Кемпбеллов!

Флора готова была проклинать себя за глупость: разумеется, ей следовало получше спрятать амулет, но как она могла догадаться, что горец так легко его узнает? Хотя…

Лахлан был Маклейном и, конечно, знал легенду. Вождь, приковавший к скале несчастную Элизабет Кемпбелл, являлся его предком, отцом отца его деда, если память ее не подвела.

Вот только… Неужели он верит во всю эту чушь?

– Вы правда верите в эту старую сказку? – недоверчиво спросила Флора.

– Нет, зато многие в этой части страны верят.

– Какая нелепость! Брак моей матери с отцом Гектора должен был положить конец всем старым суевериям…

– Но вместо этого только укрепил их.

Флора невольно вздохнула.

Лахлан прав. На несколько лет, пока длился брак ее матери с отцом Гектора, невезение, преследовавшее Маклейнов, закончилось, однако сразу после его смерти несчастья возобновились, что дало новую пищу суевериям.

И что же теперь? Неужели вождь Колла решил на ней жениться? Ну нет, она этого не допустит!

– Амулет принадлежит мне, и я никогда никому не отдам его по доброй воле, – решительно заявила Флора.

Она отлично знала, что большинство простых людей верит: проклятие утратит силу, если амулет добровольно перейдет к одному из Маклейнов.

Глаза Лахлана сверкнули, и он подался вперед, наклонившись к ней. В его теплом пряном запахе Флора различала слабый аромат мирта и мыла. Она остро воспринимала его близость, остро чувствовала то, что его рот находился в нескольких дюймах от ее губ…

Лахлан протянул руку, и Флора замерла. Неужели он хочет до нее дотронуться и поцеловать ее?

Увы, вместо этого Лахлан отвел прядь ее волос и осторожно заправил за ухо.

Флора вздрогнула от прикосновения его пальцев к ее коже. Почему ему удавалось оказывать на нее подобное действие всего за какую-то секунду?

Горец не сводил с нее глаз, давая Флоре возможность почувствовать возникшее между ними напряжение, потом нежно провел большим пальцем по ее щеке.

– Ты так уверена?

– Да.

Она не могла ясно мыслить, и высокомерный негодяй знал это. Хмыкнув, он выпустил ее.

– Что ж, посмотрим.

Ярость вспыхнула в ней и окрасила ее щеки румянцем.

– Мне требуется защита от вас, мой лэрд?

Маклейн окинул ее долгим дерзким взглядом.

– Возможно.

– Но вы обещали.

Казалось, его это ничуть не смутило.

– Да, обещал.

Он вскинул бровь, будто ее замечание его позабавило, и Флора снова пришла в ярость.

– У вас нет чести!

– Должно быть, это так, иначе тебя бы здесь не было.

– Значит, я узница, – сказала она потерянно. Глаза Лахлана сузились.

– Тебе решать, будешь ты узницей или гостьей. Не задирайся, и твое пребывание здесь окажется вполне приятным.

– И что я должна делать, будучи вашей гостьей? – Флора не скрывала сарказма.

– Все, что делают женщины, чтобы занять себя. Впрочем, делай что хочешь, только не пытайся бежать из башни.

Флора отвернулась, чтобы скрыть улыбку. О да, она найдет чем заняться. Лахлан Маклейн еще пожалеет, что похитил не ту женщину.

Глава 4

– Не знаю, Флора. Ты уверена, что он не рассердится?

– Надеюсь, что рассердится. – Флора переводила изгляд с одной девушки на другую. Несколько дней назад она увидела двух юных сестер лэрда, скрывающихся в тени и наблюдающих за ней с искренним любопытством. Флора притворилась, что не замечает их, и это, разумеется, только подстегнуло интерес к ней. Наконец они отважились выйти из тени и, спросив, что она делает, предложили свою помощь, став таким образом ее ни о чем не подозревающими сообщницами.

Бедняжки скучали до зевоты, будучи заперты в этом диком и бесплодном месте и пребывая в полной праздности. К тому же здесь не было ни одной особы женского пола, с кем они могли бы поговорить.

Старшая, семнадцатилетняя Мэри, отличалась теми же поразительными темно-каштановыми волосами и светло-синими глазами; ее черты казались слишком чеканными, чтобы Мэри можно было счесть красавицей, но зато она имела нежный и мягкий нрав, тогда как Джиллиан, бывшая на два года моложе, отличалась большей склонностью к авантюрам. Рыжеволосая и зеленоглазая, с нежно-розовой кожей, она обещала через несколько лет стать настоящей красавицей. К тому же, как Флора убедилась после нескольких минут знакомства, Джиллиан была близка ей по духу. А вот Мэри нуждалась в некотором поощрении, как, например, сейчас.

– Я просто стараюсь занять себя, как посоветовал твой брат, – последовал ответ Флоры. – Что еще здесь делать? Он выдворил меня из кухни и из пивоварни.

– И у него были для этого основания, – мягко возразила Мэри.

Флора пожала плечами:

– Я только хотела помочь.

Глаза Джилли засветились лукавством.

– Поэтому пересолила еду и подсластила эль?

Флора улыбнулась: несмотря на данную себе клятву не сдаваться, она немного волновалась – Лахлан не был человеком, с которым можно играть в игры. На следующий день после разговора с ним Флора отправилась на кухню, где с бьющимся сердцем наблюдала, как горец поднимает ложку и подносит ко рту кашу, сдобренную солью, а потом улыбнулась, видя, что он чуть было не выплюнул все обратно в котел. Его пронзительные глаза сузились, и он посмотрел на нее с полным пониманием того, что она сделала. Тем не менее ему все же удалось овладеть собой; Флора так и не узнала почему, но это не имело особого значения.

– Возможно, я чуть-чуть переборщила, прежде у меня не было опыта работы на кухне.

Это было правдой: однажды кузен Аргайл выгнал ее из кухни в замке Инверери за точно такую же провинность.

– Не забудь, что тебя отстранили также от стирки и починки одежды, – напомнила Мэри.

Флора сжала губы, чтобы не рассмеяться.

– Это уж совсем несправедливо. Я думала, что такой запах идет к его рубашкам.

– Да, это верно, – согласилась Джилли, и в голосе ее зазвенело веселье. – Они также славно пахли, как одежда какой-нибудь гулящей девицы.

Еще бы! Не зря же Флора целый час мочила их в розовой воде…

– Я решила, что запах хорошо сочетается с вышивкой, – пояснила Флора, припоминая, что нашила крупные розовые цветки по всей длине его лучшей льняной рубашки.

– Возможно, так бы и было, если бы ты не зашила наглухо рукав, – хмыкнула Джилли.

– А еще ты слишком коротко подрубила кайму на его штанах, – добавила Мэри.

Не говоря уже о крапиве, которую Флора втерла в шерсть его пледа. Стоило потрудиться, чтобы слышать, как Лахлан рычит, выбирая колкие листья из ткани.

Но он по-прежнему оставался раздражающе спокойным, и это ее бесило. Что бы Флора ни делала, горец проявлял чрезвычайное терпение и стальную выдержку, будто потешался над ней.

Тем не менее никогда за долгие годы Флора так не развлекалась, хотя практика у нее была солидная. Уже будучи девочкой, она поняла, какое место ей уготовано в жизни, и это вызвало в ней протест и желание бунтовать с одобрения матери. А когда она оказалась при дворе, разочарованные поклонники с их безобидными промахами стали множиться против ее воли. Неприятности сами находили ее. К сожалению, репутация проказницы не отталкивала от Флоры толпу поклонников – с ее состоянием и связями они готовы были принять ее, даже если бы у нее на голове выросли рога.

Теперь Флора собиралась убедиться, что Лахлан Маклейн не лелеет намерения жениться на ней.

Мэри покачала головой:

– Мой брат по-особому относится к своему оружию.

– В таком случае он будет рад видеть его начищенным до блеска, – решила Флора.

– Он разгневается, – предупредила Мэри. – К тому же у него для этого есть оруженосцы.

– Но прежде он ни разу не разгневался.

Мэри нахмурилась:

– Да, он проявил удивительное понимание.

– Возможно, его гложет чувство вины, – предположила Флора.

Джилли рассмеялась:

– Сомневаюсь. Лахлан точно знает, что делает. Когда он принимает решение, то не колеблется и не поворачивает вспять. – В ее голосе звучало подлинное восхищение.

– Не можешь же ты считать, что он был вправе похитить меня? – обиделась Флора.

Джилли вспыхнула.

– Нет, но… – Она в расстройстве сжала руки. – У брата на все свои резоны.

Тут Флора решила оставить опасную тему: она не собиралась вбивать клин между Маклейнами и не стала бы делать этого, даже если бы кто-то надавил на нее. Девушки обожествляли брата, поклонялись ему и говорили о нем в почтительном тоне. То, что он был нежно привязан к сестрам и глубоко любил их, не вызывало сомнения, хотя ему было нелегко выражать свои чувства. Как и в случае с братьями Флоры, Лахлан пытался заменить сестрам отца, а они жаждали его любви и внимания.

Флора с трудом сглотнула. Она почти не знала Гектора, но Рори и Алекс вырастили ее вместе с дядей – графом Аргайлом, отцом нынешнего графа, – в замке Инверери и позже, когда она уже стала взрослой девушкой, частенько туда наезжали. Рори и Алекс были намного старше ее и старались заменить ей отца, которого она не знала. Оглядываясь назад, Флора понимала, что они делали то, что считали для нее лучшим, но тогда ее раздражала их категоричность, в то время как она хотела быть с ними на равных.

Увы, Мэри и Джилли ждало разочарование. Вызвать вождя Колла на проявление нежных чувств было все равно что пытаться выжать воду из камня. Но, как ни странно, Флора находила пленительной его мужскую ворчливую неуклюжую нежность к сестрам. Наблюдая, как он ведет себя с девушками, она открывала в нем новые стороны. Лахлан умел быть внимательным и понимающим, он выслушивал возбужденный девичий щебет с удивительным терпением.

Флора также часто ловила на себе его взгляд, когда он смотрел на нее с обескураживающим вниманием, и это одновременно и пугало, и возбуждало ее.

Попытавшись отрешиться от ненужных чувств, Флора улучила минутку, чтобы забрать из кладовой необходимое для своей затеи, потом повернулась к девушкам:

– Ну что, решено?

– Я пойду, – согласилась Джилли. Но Мэри было не так-то легко убедить.

– Ты уверена, что собираешься всего лишь смазать жиром его мечи?

– Да, – заверила ее Флора, предпочитая не упоминать, какого рода жир собиралась для этого использовать.

Мэри заколебалась.

– Вы можете даже не заходить туда, – сказала Флора. – Все, что от вас требуется, – это понаблюдать за Одином.[3]

Щеки Мэри окрасились нежным румянцем.

– Ты не должна его так называть. Его зовут Аллан. – Флора подняла бровь. Так вот в чем дело! Оказывается, Мэри питает нужные чувства к нему.

– Я знаю его имя, – сказала Флора. – Но тебе следует признать, что он похож на норвежского бога войны.

Она любила давать людям прозвища. Лэрда она прозвала Тором из-за сурового выражения лица – так звали норвежского бога-громовержца.

– Флора права, Мэри, – сказала Джилли. – Аллан меня пугает.

– Ты его совсем не знаешь, – горячо вступилась за коменданта Мэри. – На самом деле он… милый.

Флора не смогла сдержать смеха.

– Смотри, чтобы твой брат не услышал: вряд ли ему понравится, что ты называешь милым одного из самых его отважных и свирепых воинов.

Мэри побледнела.

– Ты ему не скажешь…

– Не будь глупышкой. Я просто шучу… – Однако Флора все же почувствовала раскаяние, поэтому взяла руку Мэри и нежно пожала. – Почему бы тебе не остаться здесь? Джилли может понаблюдать за Алланом, а мы вернемся очень быстро.

Мэри покачала головой:

– Я пойду.

Флора улыбнулась:

– Хорошо. Тогда, леди, наш путь лежит в оружейную.

Лахлану не терпелось повоевать: даже часы, проведенные во дворе замка за упражнениями, не облегчали его состояния. Он чувствовал себя как лев в клетке и выглядел беспокойным и возбужденным.

Похищенная красавица пробыла здесь меньше недели, а уже успела перевернуть дом вверх дном. Она была прирожденной смутьянкой. Сначала горец был рад тому, что Флора проявила интерес к его дому, и счел это хорошим знаком, но то, что началось потом… Будь он проклят, если позволит проказнице получить удовлетворение, выведя его из себя. Лахлан потерял счет случаям, когда за несколько последних дней силой подавлял гнев, хотя его инстинкт бунтовал и требовал поставить пленницу на место.

К несчастью, стоило ему бросить взгляд на Флору Маклауд, и он чувствовал непреодолимое желание. При этом он не привык держать свои страсти в узде. Что касается любовницы, Лахлан говорил себе, что воздерживается от близости с ней из-за Флоры, чтобы не спугнуть ее своими отношениями с другой женщиной. Существовало и другое, более неприятное для него объяснение: красивая и умная вдова Шинейд больше его не привлекала, поскольку рядом была эта крошка с огромными синими глазами и нежным лицом эльфа. Вопрос заключался в том, что он не мог получить желаемое. Пока не мог.

Долгие годы постоянных войн и отражения атак научили Лахлана осторожности, научили оценивать обстоятельства, прежде чем бросаться в пучину, очертя голову. Теперь он делал все возможное, чтобы дать Флоре время привыкнуть к жизни в его доме, но когда-то это должно было закончиться.

Маклейн направился во двор замка: день выдался прекрасный, и Флора вполне могла отправиться на прогулку. Заметив у входа в оружейную Мэри и Аллана, он нахмурился.

В последнее время, если он видел Мэри и Джилли, то и Флора оказывалась где-то рядом. Его сестры были в восторге от утонченной грации и изящества Флоры, и Лахлан ощутил укол совести. Сестры разделяли все страдания его клана; у него не было ни денег, ни времени, чтобы заняться их образованием. Оставалось надеяться на приданое Флоры. Две тысячи марок – просто королевский выкуп! Ради одного этого стоило на ней жениться, и он был бы дураком, если бы не воспользовался таким шансом.

Неожиданно Лахлан обратил внимание на то, что Аллан, его капитан, улыбается слишком откровенно. Черт возьми! Глаза Мэри тоже сверкают, а щеки порозовели, и она смотрит на Аллана, как…

Проклятие! Горец зашагал через двор, чтобы немедленно положить этому конец. Что себе вообразил этот Аллан? У него были другие планы насчет Мэри!

Когда Лахлан подошел ближе, сестра заметила его и замерла. Ее глаза округлились, и Лахлан был готов поклясться, что на лице Мэри он увидел виноватое выражение.

– Что ты здесь делаешь? И где Джилли?

– О, я… – забормотала Мэри и сделала шаг к двери, будто собиралась скрыться.

Оружейная. Так вот где Флора!

Лахлан выругался.

– Я убью ее! – Отстранив сестру, он открыл дверь, и запах чуть не свалил его с ног.

Обе находившиеся внутри женщины подняли головы и посмотрели на него, затем Джилли бросилась к брату:

– Ах, братец, мы надеялись сделать тебе сюрприз!

Лахлан настороженно посмотрел на Флору:

– Не сомневаюсь, что надеялись.

Боже правый, эта крошечная банши, как ему казалось, с трудом удерживалась от смеха. Все, с него довольно! Тщательно выстроенный за последние несколько дней фасад невозмутимости треснул.

Девчонка смазала салом его оружие, его мечи, включая обоюдоострый шотландский меч, и не просто салом, а пахучим салом чаек-глупышей. Эти птицы выплевывали пахнущую рыбой смесь на все находящееся поблизости, и эта чертова смесь воняла невыносимо.

Лахлан ввозил жир с Сент-Килды, чтобы заправлять лампы, и, вне всякого сомнения, Флора знала, что это такое: не зря дальний остров Сент-Килда принадлежал к владениям ее братца Рори.

Лахлан оглянулся на гору блестящего оружия, разбросанного по полу. Флора не оставила ни одной поверхности без своего внимания, включая и роговую рукоять и кожаные ремни.

Джилли сморщила носик.

– Конечно, запах сильный, но Флора сказала, что эта смазка самая лучшая. Надеюсь, мы не сделали ничего дурного, братец?

Лахлан повернулся к сестре, стараясь совладать с охватившей его яростью.

– Джилли, отправляйся вместе с сестрой в дом и готовься к ужину, а я поговорю с мисс Маклауд.

Когда дверь за Джиллиан закрылась, горец набросился на Флору и стащил ее со скамейки, рванув к себе с такой силой, что она оказалась прижатой к его груди. Кровь бушевала в его жилах. Никто никогда не приводил его в такое состояние, не заставлял потерять власть над собой.

Флора попыталась оттолкнуть Лахлана, но сплав гнева и страсти сгустил кровь в его венах, и его тело обдало жаром. Он не знал, встряхнуть ли ее как следует или потащить в свою комнату и освободиться от напряжения и желания, бушевавшего в нем. Флора была самой упрямой и своевольной женщиной, какую только ему доводилось встречать, и в то же время, когда он держал ее в объятиях, а она вызывающе смотрела на него своими огромными синими глазами, он остро чувствовал ее хрупкость и то, как легко мог ее обидеть.

Выпустив Флору, Маклейн постарался совладать со своей яростью.

– Ты зашла слишком далеко. Будешь протирать эти лезвия, пока не удалишь с них последнюю каплю жира.

– Разве я сделала что-нибудь не так? – Флора посмотрела на него из-под ресниц, и этот взгляд не остался незамеченным.

Лахлан наклонился ближе и вдохнул сладкое благоухание ее волос; тело его содрогалось от усилий держать себя в руках, возбуждение вызывало неудержимый трепет его мужского естества. Инстинкт требовал, чтобы он овладел ею и целовал, пока дерзкая улыбка не сойдет с ее губ.

– Не играй со мной, Флора, я не из твоих ручных поклонников-придворных. Ткни в меня палкой, и я укушу.

И сразу Лахлан заметил блеск удовлетворения в ее глазах, будто она хотела, чтобы он потерял власть над собой. Кажется, она воображает, что находится в безопасности, а ему хотелось доказать ей обратное!

– Не знаю, о чем вы толкуете. Я только старалась быть полезной. Разве вы не говорили, что мне следует найти себе занятие?

– Я очень хорошо представляю, что ты пытаешься сделать. Я предпочитаю проявлять терпение, несмотря на твои проказы, но запомни: если я захочу обладать тобой, лишняя горстка соли в похлебке или несколько цветков, нашитых на рубашку, не остановят меня.

Флора с шумом втянула воздух.

– Ваши угрозы на меня не действуют. Если вы хотите получить назад свой замок, вы и пальцем меня не тронете.

– Я никогда не злоупотребляю угрозами, моя прелесть.

– Вы тиран.

– Нет, вождь. И в этом доме ты будешь играть по моим правилам. Больше никаких шуток, Флора. И не вздумай вовлекать в подобные шалости моих сестер.

– Ваши сестры изнывают от скуки, им пора развлечься. Здесь не место для молодых женщин. Джилли не мешало бы получить образование, а Мэри пора появиться при дворе. Они, как и все мы, хотят танцевать, встречаться с людьми своего возраста и носить красивые платья.

Услышав в голосе Флоры неприкрытое осуждение, Лахлан замер. Похоже, она не умеет остановиться вовремя.

– Когда мне понадобится твой совет, я спрошу тебя. И запомни: я не желаю, чтобы моих сестер растлевали или чтобы их превратили в придворных жеманниц. Они принадлежат к миру гор и останутся со мной.

Отвернувшись, Лахлан пожал плечами. Он был вынужден признаться, что Флора произнесла вслух то, о чем он думал сам, но чего не желал замечать: его сестры заслуживали лучшей доли, чем вечно оставаться затворницами его замка.

Но он не привык к неповиновению, а Флора была обольстительной ведьмой, задиравшей его при каждом удобном случае: она каждый раз бросала ему вызов и интриговала его, как ни одна женщина прежде.

– Неужели вы в самом деле думаете, что двор – это притон разврата?

– Ничуть. Как каждый горский вождь, я ежегодно приезжаю в Эдинбург представиться при дворе и отчитаться в своем «благонравном поведении».

– Но на вас это, похоже, не оказало никакого влияния, – сухо заметила Флора.

Лахлан хмыкнул, и Флора замерла, глядя на него так, будто он только что заставил расступиться Красное море. Их взгляды встретились, и Лахлан почувствовал странный толчок в сердце, будто рядом блеснула молния. Судя по тому, как она на него смотрела, с ней случилось то же, что и с ним, только она не желала этого признавать и потому, отведя взгляд, принялась нервно играть с кожаными перчатками.

– Скажите, мой брат ответил на ваше письмо?

– Пока нет, но это не имеет значения. После того как ты уберешь эту грязь, нынче же вечером поужинаешь со мной.

Глаза Флоры подозрительно сузились.

– Это обязательно?

Лахлан постарался сдержать раздражение.

– Я подумал, что тебе будет приятно мое общество.

– Напрасно. Я предпочитаю есть в своей комнате.

Лахлан нахмурился. Никогда прежде ему не приходилось ухаживать за женщиной – женщины сами приходили к нему.

– Я позаботился о некоторых развлечениях.

Флора скрестила руки на груди.

– И все равно я не желаю ужинать с вами. Едва ли обстоятельства моего пребывания здесь могут способствовать дружеской беседе.

Упрямое выражение ее лица тотчас же свело все добрые намерения Лахлана к нулю: Флора стояла перед ним, прямая, стройная, и явно не собиралась отступать ни на дюйм.

И тут же в голосе горца появилась угроза:

– Это не просьба.

– Вы не можете меня принудить.

– Нет, могу!

Лахлан тут же осознал свою ошибку: Флора была не из тех, кому можно приказывать. Вероятно, он поступил неправильно, но сейчас ему было все равно. Стычка стала неизбежной, но Лахлан знал, что выйдет из нее победителем.

– Вы негодяй и не джентльмен…

Это было уже слишком, и Лахлан не выдержал. Прежде чем Флора успела продолжить, он схватил ее в объятия. Его тело отреагировало на близость с неожиданной силой, и он, глубоко заглянув в ее глаза, окунулся в эти эротические ощущения. Лахлан хотел, чтобы она тоже их почувствовала и поняла, какое действие оказывает на него.

– Сколько раз мне повторять, что я не чертов джентльмен?

– Пожалуйста…

Его губы впились в ее рот, отвергая любые возражения силой поцелуя. Лахлан с самого начала хотел этого.

Облегчение было столь сильным, что он чуть не застонал. Жар волнами омыл его тело, грозя вырваться на волю.

Господи, до чего сладок этот поцелуй! Ее губы были неправдоподобно нежными и теплыми, а кожа пахла ромами. Ему хотелось проглотить ее.

Его язык скользнул в ее рот, и он принялся пить мед этого поцелуя. Выпущенный на волю ураган желания не мог не вызвать ответной реакции, и между ними возникло жаркое напряжение. Теперь Лахлан мог бы овладеть ею, покоряя ее страстными и долгими поцелуями, но что-то удерживало его от последнего шага. Никогда он так не хотел, чтобы ему отвечали такой взаимностью. Это желание тревожило его настолько сильно, что помогало смирить агрессивность. Сейчас он больше всего думал об уязвимости и невинности молодой женщины, которую держал в объятиях.

Силой воли охладив свой пыл, Лахлан постарался забыть о тяжести в чреслах, и поцелуй, задуманный как наказание, оказался нежным и полным желания. Его губы теперь слегка касались ее губ, не требуя, а пытаясь нежно убедить.

Поднеся руку к лицу Флоры, Лахлан погладил щеку большим пальцем и был потрясен бархатистой нежностью кожи. Потом его пальцы оказались у нее под подбородком, нежно побуждая полные губы раскрыться.

И она с тихим стоном раскрыла их.

В теле горца ширился безмолвный крик мужского удовлетворения. Она желает его! Язык Лахлана снова оказался у нее во рту, и он ощутил ее удивление и ее ответную реакцию. Флора обвила руками его шею и ответила на поцелуй с невинным пылом, обезоружившим его. Никогда прежде Лахлан не испытывал ничего подобного: он был тронут до глубины души и растроган одним-единственным поцелуем, и ему хотелось и защитить ее, и овладеть ею.

Сердце Флоры бешено стучало. Он ее целовал, а она хотела отстраниться, но не могла. Она купалась в новых ощущениях, тонула в этом обольстительном жаре мужского тела. Ничто не имело значения, кроме восхитительного ощущения, когда его рот прижимался к ее губам. Его губы были такими нежными, а пряный вкус его поцелуя опьяняющим.

Губы Лахлана дразнили и умоляли, склоняя ее к ответу своей нежной лаской. Она таяла в его объятиях, смакуя эти порочные ощущения, когда ее тело сливалось с ним, прижимаясь к его твердой широкой груди, а сильные мускулистые руки обнимали ее и будто защищали.

Как ему это удалось? Все это неправильно. Он должен оставаться диким, грубым, склонным к насилию, но этот сильный горец целовал с такой нежностью, о какой она не смела и мечтать.

Одновременно острота ощущений пугала Флору. Иногда мужчинам удавалось украдкой сорвать поцелуй с ее уст, но никто не целовал ее так, чтобы ей захотелось плакать. Этот горец не был таким, каким она его представляла, и все выглядело так хорошо… слишком хорошо.

Поцелуй Лахлана становился все более настойчивым и требовательным. Когда его язык скользнул в рот Флоры, ей показалось, что сердце ее перестало биться. Она была потрясена и в то же время глубоко задета этой медлительной лаской.

Флора попыталась заглушить голос разума и не прислушиваться к сотням вопросов, рождавшихся в нем; тело ее сгорало в пламенной страсти, и этот жар нарастал с непостижимой скоростью.

Наконец Флора до того осмелела, что поцеловала его сама. Их языки переплелись. Теперь она исследовала его так же глубоко и основательно, как он ее. Скоро нежного прикосновения его губ ей стало недостаточно: Флора хотела большего, более властных прикосновений, более страстных ласк. Чтобы быть ближе, Флора обвила его шею руками, испытывая желание раствориться в жаре его тела.

Лахлан крепко прижимался к ней, и она чувствовала силу его возбуждения. Он был большим, дерзким и угрожающим. Это опасное напоминание разрушило чары, и короткому безумию наступил конец. Флора испытала последний краткий всплеск возбуждения и вернулась к холодной реальности.

– Немедленно прекратите! – в отчаянии воскликнула она.

Некоторое время они стояли, тяжело дыша, молча уставившись друг на друга, затем непреклонное выражение на лице горца сменилось удивлением.

Флора прикрыла рукой горячие трепещущие губы, а когда Лахлан наконец заговорил, его лицо снова стало непроницаемым.

– Сегодня вечером ты присоединишься ко мне за ужином.

Была ли это просьба или приказ, Флора не могла понять. Все ее тело было наполнено странными ощущениями, тем не менее она послушно кивнула.

Лахлан повернулся и пошел прочь, не бросив на нее ни единого взгляда. Шаги его были решительными и твердыми, Флоре оставалось только гадать, что же произошло между ними и почему у нее теперь такое чувство, будто все изменилось.

Глава 5

К тому времени, когда Флора вернулась в свою комнату, она была в полном изнеможении: попытки добросовестно счистить пахучий жир с оружия утомили ее до крайности. Если бы она не знала, что горец явится к ней в комнату и потащит в зал силой, она бы отказалась от вечерней трапезы.

Раздеваясь, чтобы опуститься в ванну, полную горячей дымящейся воды, сдобренной сухими листьями лаванды, Флора ощутила, как нежный цветочный запах наполнил воздух комнаты. Она старалась изгнать из памяти поцелуи горца, но воспоминания возвращались к ней снова и снова.

Она поднесла пальцы к губам. Неужели он действительно целовал ее и она, самозабвенно отвечая на его поцелуи, таяла в его объятиях, как в нежном и жарком омуте? Слава Богу, она вовремя опомнилась, а не то…

Трудно поверить, что свирепый воин мог целовать ее так бережно, будто она была хрупкой фарфоровой статуэткой. При этом он разбудил в ней чувство, которого Флора прежде не испытывала, – чувство полного удовлетворения и защищенности.

Флора похлопала рукой по воде, и сухие листья лаванды разлетелись, как разлетается пыль на ветру. В ее натуре не было склонности к фантазиям, и прежде ей ни за что не пришло бы в голову падать в объятия варвара. Впрочем, Лахлан не был варваром: в нем ощущались врожденное благородство и сила.

Флора опустилась под воду, чтобы смыть мыло с волос… и стереть память о его поцелуях. Она не надеялась, что когда-нибудь забудет это ощущение и густой и пряный запах, исходящий от горца, хотя и совершила ошибку, позволив ему целовать себя. Этой ошибки она никогда не повторит и никогда не поддастся чувству к человеку, сделавшему ее своей пленницей. Флора знала себе цену и не рассматривала себя в качестве брачного приза или средства, которое положит конец действию проклятия.

Лорд Мюррей преподал ей хороший урок, научив не доверять недостойным мужчинам; этой ошибки она тоже не повторит.

Флора встала и осторожно переступила через бортик ванны, затем обернула полотенце вокруг дрожащего тела. Куда подевалась Мораг? Она обещала вернуться и разжечь огонь, а потом помочь расчесать волосы.

Флора подошла к маленькому оконцу полюбоваться последними янтарными лучами солнца и хоть чуть-чуть согреться, когда ее отвлек негромкий стук в дверь. Вероятно, служанка наконец явилась, и Флора велела ей войти.

Услышав глубокий вздох, будто человек с шумом втянул воздух, а за этим приглушенное проклятие, Флора обернулась, и кровь медленно отлила от ее лица.

Лахлан Маклейн, стоя в дверях, словно превратился в каменное изваяние. Флоре показалось, что она потеряла способность дышать.

Ни один мужчина не видел ее нагой, и Флора сделала попытку прикрыться, но это оказалось бесполезным: ткань прилипала к телу, предоставляя пламенному взору горца полную свободу.

Волосы Лахлана, еще влажные после купания, ниспадали на его лицо; он побрился, но тень недавней щетины осталась лежать на его щеках, подчеркивая чеканные линии лица. Тонкие шрамы пересекали нос и щеку; лицо горца было грубоватым, но не жестоким. Свежая льняная рубашка обтягивала широкую мощную грудь, а плед, перекинутый через плечо, придерживала серебряная пряжка. В национальной одежде Лахлан выглядел высоким, сильным и неправдоподобно мужественным, но все, о чем думала Флора, ограничивалось пленительным вкусом поцелуев.

Она хотела приказать Лахлану уйти, но слова застряли у нее в горле. На мгновение она как будто попала в царство грез.

– Господи, как ты прекрасна! – Его голос звучал хрипло, а комплимент был не самым поэтическим, какой Флоре приходилось слышать, но для нее он звучал приятнее любого другого, и в ее теле мгновенно возник отклик: томление и ожидание.

Заметив, как потемнели его глаза, Флора ощутила первые признаки тревоги и осознала, что Лахлан с трудом сдерживает себя. Никогда ни один мужчина не смотрел на нее так. Это был жадный, голодный взгляд, будто он хотел проглотить аппетитный сочный окорок.

– Уйдите, прошу вас, – сказала она наконец нетвердым голосом. – Это моя комната, и вам здесь не место.

У Лахлана пересохло во рту. Он утратил способность рассуждать здраво. Уйти? Он не мог бы двинуться с места, даже если бы захотел. Тело, которое рисовала ему его фантазия, теперь предстало перед ним во всей своей прелести. Полные и упругие груди Флоры возвышались над тонкой талией, переходившей в изящно очерченные бедра. Бледно-розовые соски оказались маленькими и напряженными, они словно напрашивались на поцелуи.

Лахлану хотелось слизнуть языком струйки воды, стекавшие к нежным полусферам совершенных ягодиц. Эти ягодицы идеально подошли бы к его мужскому естеству, если бы он подошел к ней сзади и скользнул в нее.

Отклик тела – первобытное побуждение к обладанию – Лахлану пришлось обуздывать с отчаянной силой. Его руки сжались в кулаки, плечи напряглись, лоб покрылся испариной; он уподобился тетиве, с которой вот-вот сорвется стрела. Никогда еще его воля не подвергалась подобному испытанию, хотя он и не сомневался, что Флора будет принадлежать ему.

– Пожалуйста, – пробормотала Флора. – Уходите!

Маклейн, не отвечая, сделал шаг к ней, и Флора, шагнув назад, уперлась спиной в подоконник. Дальше отступать было некуда. Она посмотрела на Лахлана с недоверием, и впервые он заметил в ее взгляде нерешительность.

Разделявший их воздух сгустился. Его желание стало почти осязаемым, когда он заметил, что Флора дрожит от холода, выйдя из ванны. Лахлан подумал о том, как смог бы разогреть ее и сделать еще более влажной. Инстинктивно он протянул к ней руку и услышал, как резко она втянула воздух, когда его пальцы прошлись по влажной шее, ключице и тяжелой округлости груди.

Тыльной стороной пальца он провёл по коже, и когда ее сосок отвердел, ощутил прилив крови к своим чреслам с такой силой, что едва не пошатнулся.

– Ты моя! – Его голос звучал так громко и отчетливо, что щеки Флоры запылали, а в ее взгляде он прочел замешательство. Неужели поцелуй настолько ее напугал?

– Пожалуйста, – прошептала Флора.

Это можно было истолковать и как нежный призыв, и как знак недоверия. «Пожалуйста, да» или «Пожалуйста, нет».

Немного поколебавшись, Лахлан отступил, понимая, что сейчас лучше остановиться. Его тело пульсировало желанием, но он не хотел пугать Флору. Она все же была девственницей, а то, чем он хотел бы с ней сейчас заняться, вогнало бы в краску и отъявленную шлюху.

К тому же их соитие будет для нее болезненным: терпение в вопросах страсти не входило в число его добродетелей.

Переведя взгляд на сундучок, Лахлан кивнул:

– Я тут принес кое-что, и, думаю, это должно принадлежать тебе.

Флора пригляделась получше, и глаза ее засияли.

– Мое платье!

Лахлан усмехнулся.

– Я заподозрил, что в ящике есть нечто, в чем ты, возможно, нуждаешься.

Она с пристрастием вглядывалась в его лицо, будто он ненамеренно приоткрыл ей что-то в себе.

– Это очень благородно с вашей стороны. Благодарю.

– Я пришлю Мораг помочь тебе одеться, – пообещал Лахлаи, смущенный тем, что прочел в ее взгляде. Внезапно он тоже почувствовал себя обнаженным.

Повернувшись, горец направился к двери, не осмеливаясь снова посмотреть на нее, не доверяя себе. Девственность Флоры Маклауд висела на волоске, и теперь у него появилось еще больше оснований поспешить со свадьбой, чем прежде. Определенно это произойдет скорее, чем она думает.

Сделав большой глоток вина, Лахлан угрюмо посмотрел на дверь. Со своего места за столом он мог наблюдать за дверью через зал, заполненный его людьми. Он ушел из комнаты Флоры почти час назад, но, несмотря на его предупреждение, она до сих пор не появилась. Неужели она испортит праздник только для того, чтобы позлить его?

Эта женщина оказалась твердым орешком и неожиданным испытанием. Лахлан не ожидал, что найдет в ней женщину, ни на кого не похожую, уверенную в себе, решительную и сильную.

Он сделал еще глоток, пытаясь избавиться от возникшего в его сознании видения длинных ног, округлых ягодиц, казалось, созданных для того, чтобы охватить их руками, грудей, вылепленных для возбуждения мужских фантазий. Он пытался отогнать эти картины, но, как видно, они запечатлелись в его сознании надолго.

Лахлан боялся спать. Долгие темные часы растягивались в его воображении до бесконечности, и ничто не обещало облегчения, кроме собственной руки, чтобы сразиться с этими дразнящими эротическими видениями: ее обнаженным телом, возвышающимся над ним, роскошью грудей, колышущихся в ритме их любовного объятия. Одна мысль об этом вызывала тяжесть и томление в его чреслах.

Черт возьми, ему так нужна женщина! В итоге у Лахлана возникло искушение прибегнуть к помощи любовницы нынче же вечером. Шинейд сидела за столом напротив, и он читал упрек в ее взгляде; по крайней мере она заслуживала объяснения, а он – облегчения.

Но все мысли о другой женщине улетучились из его головы, как только Флора вошла в комнату. У него перехватило дух, когда он увидел эту необычную девушку, направлявшуюся к нему. В ней была царственная грация, и казалось, что она плывет по воздуху, а на ее золотых волосах играли блики от пламени свечей, создавая вокруг головы нечто вроде полупрозрачного мерцающего сияния.

В зале, где до этой минуты гремели хриплые голоса, вдруг стало тихо: все словно почувствовали, что здесь ей не место: башня замка Дримнин оказалась слишком ничтожной оправой для такого великолепия.

На Флоре было платье из французской золотой парчи с низким квадратным вырезом и туго обтягивающим стан корсажем, с рукавами и лифом из шелка цвета слоновой кости, вышитыми золотом и украшенными сотнями крошечных жемчужин. Юбка с фижмами выглядела относительно скромно по сравнению с принятыми при дворе, как и пышный гофрированный воротник, обрамлявший лицо. Длинные светлые волосы были уложены в сложную прическу, которую прежде Мораг ни разу не делала Флоре. Общее впечатление от ее появления оказалось сногсшибательным; цена всего туалета, вероятно, была столь велика, что на эти деньги можно было бы кормить весь клан Маклейнов в течение нескольких месяцев.

Впервые Лахлан испытал некоторое смущение и неуверенность. Убедить Флору – одну из самых богатых женщин в королевстве, к тому же привыкшую к роскоши двора, – выйти за него замуж, возможно, окажется труднее, чем он предполагал.

Его клан пережил столь суровые годы, что Лахлан предпочел бы об этом забыть. Он был бойцом, воином и ничуть не походил на расфуфыренных щеголей, к обществу которых привыкла Флора. Как он мог убедить ее презреть богатство и предпочесть скромный образ жизни горцев?

Однако чувство неуверенности прошло столь же мгновенно, как и возникло, а на смену ему пришла новая, более твердая убежденность. У него нет выбора. Как он отражал атаки ее брата в течение долгих лет, так же будет использовать подручные средства, чтобы добиться своей цели. Пусть у него не хватало богатства и образования, зато он мог компенсировать эти недостатки умом и хитростью.

Флора к нему неравнодушна, она ответила на его поцелуй, ее тело инстинктивно откликнулось на его прикосновение. Влечение – сильное оружие. Если не сработает ухаживание, плоды принесет обольщение. Сколько бы времени это ни заняло, не важно – в конце концов она согласится.

Поднявшись, Лахлан жестом указал Флоре на место рядом с собой.

Джилли, сидевшая по другую сторону от него, заговорила первой:

– Сегодня ты просто очаровательна, Флора.

– Благодарю, Джилли. – Флора искоса бросила взгляд на Лахлана, будто ждала поощрения.

– Мы долго тебя ждали, – произнес Лахлан холодно. Щеки Флоры окрасились ярким румянцем. Горец готов был поклясться, что заметил в ее взгляде разочарование.

– Я пришла, как только смогла. Мораг незнакома с туалетами подобного рода, обычно мне помогали надеть такое платье две горничные. Возможно, мне не следовало его надевать. То платье, что вы мне дали по прибытии сюда, более подходящее.

– Ты выглядишь прекрасно, – нехотя признал Лахлан. Глаза Флоры вспыхнули.

– О, это уже похоже на комплимент! – воскликнула она с преувеличенным энтузиазмом. – Если вы будете продолжать так и дальше, ваш слог заставит бардов плакать от зависти.

Губы Лахлана изогнулись в улыбке.

– Я запомню это.

Она ответила улыбкой, и его удивило, насколько приятен ему был этот краткий момент дружеского единения.

– А где Мэри? – воскликнула Флора, оглядывая стол.

– Она неважно себя чувствует, и еду отнесли ей в комнату.

В глазах Флоры Маклейн заметил беспокойство, она оперлась руками о стол, собираясь встать.

– Так Мэри больна? Могу я ее проведать?

– С ней все в порядке. Уверен, к завтрашнему дню она будет вполне здорова.

По крайней мере Лахлан на это надеялся. Неожиданно Флора подняла на него глаза:

– А кто такой Джон?

Он напрягся, но тут же взял себя в руки.

– Мой младший брат.

Флора улыбнулась:

– Я так и думала. Подслушала на лестнице разговор между вашими людьми, когда шла в зал. Почему меня не представили ему?

Лахлан пожал плечами:

– Сейчас его здесь нет.

– И скоро ли вернется?

– Надеюсь.

Лахлан поднял руку, давая знак начать пир и желая положить конец этому разговору. Через переполненный зал проносили одно блюдо за другим. Трудно было устроить такой пир после того, как Гектор угнал большую часть его скота, но, как это ни глупо, Лахлан хотел произвести на Флору впечатление. Стоило только бросить взгляд на ее платье, чтобы понять, насколько это трудно. И все же он верил, что горская искренность, вступившая в схватку с фальшью, царившей при дворе, победит.

Но поймет ли она это? Вождь Маклейнов наблюдал за Флорой во время еды, в то время как она оживленно разговаривала с Алланом, сидевшим по другую сторону от нее, и с Джилли, сидевшей с ним рядом. Казалось, Флора получала большое удовольствие от этого общения, но кто мог понять, что творится в голове у этой красавицы?

– Ты довольна тем, что присоединилась к нам?

Взгляд Флоры скользнул куда-то в сторону; все это время она мучительно остро ощущала близость горца. Достаточно было мимолетного прикосновения его широкого плеча или мускулистой руки, и сердце ее трепетало. Прежде ей доводилось видеть множество красивых мужчин, но никто не действовал на нее так сильно. Хотя Лахлан не отличался классической красотой и черты его лица были резкими, а подбородок квадратным, в столь явной силе угадывалось нечто угрожающее. Не отсюда ли то влечение, охватившее ее, о котором она не подозревала прежде?

Флора опустила глаза, словно опасаясь выдать свои мысли. По правде говоря, она получала от всего этого искреннее удовольствие. Хотя пир длился уже много часов, в комнате все еще гудели торжественные звуки празднества и звенел смех. Во всем этом таилось нечто утешительное и умиротворяюще домашнее, несравнимое с жестким этикетом двора.

Магические звуки волынок и причудливые сказания «шоннаки» не кончались, а вид воинов, танцующих с мечами, произвел на Флору особенное впечатление. Единственным, что могло вызвать ее недовольство, была скверно приготовленная пища, но, похоже, все собравшиеся слишком развеселились, чтобы замечать это.

За ужином лэрд был внимателен, но не навязчив, он поддерживал легкую беседу и умело отвлекал Флору вопросами о том, как она воспринимает музыку или барда и горские танцы.

Лахлан был умен и на удивление ловко вынуждал ее говорить о себе, избегая раскрывать свои карты.

В разные моменты долгой трапезы к столу лэрда подходили по очереди почти все обитатели замка, чтобы обменяться парой слов. Кое-кто хотел получить его совет насчет спора по поводу владения клочком земли, насчет погоды или цен на скот. Все обращались к Лахлану почтительно и с уважением; он обладал полной властью, как и подобает вождю, но и власть, и уважение завоевал не насаждением страха, а вниманием к своим людям.

Молодой воин, которого Флора не видела прежде, со слезами на глазах благодарил лэрда за известия о своем младенце: его жена, находясь в Брекакадхе, родила сына. Но если Флора удивлялась тому, что лэрд озабочен жизнью своих людей, то остальные принимали это как должное.

Неожиданно она осознала, что ее влечет к этому горцу, неотрывно смотревшему на нее. Несомненно лэрд Колла был жестким человеком; он не часто улыбался, но, когда улыбка появлялась на его губах, это походило на луч солнца, пробившийся сквозь тучи.

Однако Флора не позволила себе растаять от его взгляда.

– Если вы полагаете, что я должна быть счастлива от того, что приказали мне отужинать с вами, то это ошибка. Просто ваши трубачи и волынщики играют замечательно, и танцы великолепны – вот почему я получаю удовольствие от вечера.

И все же Флора понимала, что вождь клана хотел доставить ей радость. Но почему? Неужели он пытался за ней ухаживать?

Эта мысль почему-то не оскорбила ее. Она подалась к нему и заговорщически понизила голос:

– Знаете, вы можете проглотить с медом больше пчел, чем ожидаете!

В его взгляде полыхнули искры, затем глаза опустились на низкий вырез ее корсажа. Хотя он имел возможность видеть ее грудь прежде, мысль о том, что они подумали об одном и том же, вызвала яркий румянец на щеках Флоры. Соски ее отвердели, и все тело напряглось.

– О каком меде ты говоришь, красавица?

Флора чуть усмехнулась.

– Я имею в виду все, что не звучит как приказ.

Лахлан откинулся на спинку стула.

– Я буду об этом помнить. – Его губы раздвинулись в улыбке. – Правда, я привык, чтобы мне подчинялись…

– Вам следует улыбаться почаще.

– Почему?

Флора пожала плечами, стараясь не выдать себя невольным румянцем. Едва ли она могла сказать ему, что улыбка красит его. Сначала она полагала, что вождю Маклейнов чуть больше тридцати, но теперь предположила, что он на несколько лет моложе.

– С улыбкой на лице вы не выглядите таким важным.

Лицо Лахлана мгновенно стало смущенным, даже озадаченным. Флора старалась не замечать, как напряглись мускулы на его руках. «Господи, как он силен!» Не было и дюйма его тела, который бы не казался изваянным из камня.

– Я вождь клана и должен выглядеть внушительно.

Осознав, что он поддразнивает ее, Флора усмехнулась и вдруг заметила, что на его лицо набежала тень.

– В последнее время у меня не много причин для радости. – Лахлан суровым взглядом оглядел зал. Флоре не надо было объяснять, что он имеет в виду. Отсутствие украшений, протертая почти до дыр одежда его людей и прискорбное состояние замка действительно вызывали сочувствие. Но она могла видеть также счастливые лица и врожденную гордость окружавших их людей. – Наводнения и вражда с твоим братом сыграли свою роль, – неохотно пояснил Лахлан.

– Гектор отобрал ваш замок?

– Да.

Неожиданно Флора почувствовала, что вражда с Гектором касалась не только земель и замка.

Палец горца заскользил по инкрустированной серебром ножке кубка, и на мгновение Флору загипнотизировало это легкое движение. Руки Лахлана были такими же, как и все остальное в нем: большие, грубые и сильные – руки настоящего воина и мужчины.

Флора сглотнула, вспомнив нежное прикосновение этих заскорузлых пальцев к своей груди. Она была потрясена, когда горец дотронулся до нее сквозь высыхающую ткань. По ее телу прошла жаркая волна, ноги стали ватными, а он все смотрел на нее, словно видел ее тело сквозь одежду.

Он желал ее и не считал нужным это скрывать.

Впрочем, и сама Флора не могла отрицать того, что ее тянет к нему, но она никогда бы не допустила, чтобы ее соблазнил похититель, пусть красивый и нежный, дарящий потрясающие поцелуи.

– Как началась ваша распря с Гектором? – осторожно спросила Флора.

– Ты так мало знаешь о своем брате?

Флора попыталась побороть защитную реакцию, вызванную этим вопросом. Она никогда не хотела участвовать в нескончаемых дрязгах, в постоянно сменяющих друг друга альянсах горцев.

– Мы никогда не были близки: брат на двадцать лет старше меня. К тому же мать не любила о нем говорить: думаю, она винила его в чем-то, хотя в конце концов они примирились. – Заметив, что горец пристально смотрит на нее, Флора опустила глаза. – Когда наши пути пересекались, Гектор был добр ко мне…

Казалось, Лахлан хотел что-то сказать, но в итоге ограничился коротким вопросом:

– Что ты хочешь знать?

– Почему Гектор отобрал ваш замок? Почему вы так ненавидите друг друга?

– Вражда длится между нашими кланами с сотворения мира. Мне не было и десяти, когда умер мой отец, и Гектор использовал его смерть, чтобы попытаться отобрать земли, на которые зарился давным-давно. Для нападения он выбрал день погребения отца, но не рассчитал силы, и мой дядя наголову разбил его, а потом люди сочли поражение твоего брата результатом действия старинного проклятия.

– Но в этом нет никакого смысла: горцы сражались и на той, и на другой стороне. Как они смогли объяснить то, что победу одержал Маклейн?

Лахлан покачал головой:

– Смысл проклятия не вполне ясен, поэтому в любом случае на него удобно ссылаться. Так было и в те несчастные годы, когда Колл постигало наводнение.

Флора пристально посмотрела на предводителя Маклейнов.

– У вас были нелегкие времена. Наверняка после того, как Гектор потерпел поражение от рук вашего дяди, он жаждал мести.

Лахлан кивнул:

– Дядю убили семью годами позже.

– Вы и в этом вините Гектора?

– Виню, хотя не могу это доказать. Однако люди, ответственные за его смерть, наказаны.

Флоре не надо было спрашивать, какая участь постигла этих несчастных: они были убиты.

Казалось, Лахлан ждал от нее слов осуждения, но Флора молчала. Справедливость есть справедливость, а суд в горах вершится быстро и без раздумий.

– И потом Гектор забрал у вас замок? Но не значит ли это, что он косвенно признал свою причастность к гибели вашего дяди?

– Гектору не требуется обоснования для предательства, но возмездие за смерть дяди свершилось много лет назад. И сейчас Гектор не сможет принудить меня к повиновению.

Флора почувствовала, что сомнения скоро окончательно растерзают ее. Она обязана быть верной брату, но не может не считаться с тем, что узнала о Лахлане Маклейне.

– Что это значит? – спросила она.

– Я не присоединился к его борьбе против Макдоналдов. Он ждал, что я это сделаю, но получил отказ.

– Дуарты – основная ветвь клана Джиллиан, и ваш долг покориться ему. Таков закон горцев.

Лахлан замер, на этот раз даже железное самооблада-пие не помогло ему скрыть ярость.

– Много ли ты знаешь о законах горцев – девушка, избегающая родичей и дома? Я лэрд Колла, свободный барон, вождь по праву, и не обязан служить Гектору. Я ничем ему не обязан.

– Значит, вы предпочитаете феодальное право Бретонским законам? Необычная позиция для горца.

– Феодализм был частью закона для кланов в течение многих веков, но Маклейны из Колла не считают себя частью клана Джиллиан уже долгое время. У нас собственный клан: таков взгляд моего отца и мой.

Гордость. Неужели в этом все дело? Флора невольно вспомнила предостережение матери: «Никогда не доверяй горцам – это жестокие люди с непомерной гордостью, решающие все вопросы с помощью мечей». Неужели мать права? Неужели все эти годы распрей и убийств были порождением гордости?

– Вражда между вами и Гектором могла бы закончиться миром, если бы вы признали его вождем.

– Неужели? – Лахлан язвительно усмехнулся. – Боюсь, на самом деле все гораздо сложнее.

– Гектор – один из самых могущественных вождей среди горцев: у него не менее пятисот воинов, а у вас едва ли наберется треть от этого. Глупо воевать с ним. И как вы рассчитываете одолеть его?

Мускул на щеке Лахлана задергался, и это был знак того, что она ступила на опасную тропу.

– Подумай, кого ты называешь глупцом, девчонка. Ты просто не знаешь, о чем говоришь.

Флора нахмурилась.

– Возможно, не знаю, зато вижу, во что вашему клану обходится эта вражда. – Она, прищурившись, оглядела разогретых элем веселящихся людей, затем взгляд ее задержался на убогом убранстве зала. – Посмотрите вокруг: ваш клан терпит нужду и невзгоды. Если бы вы не враждовали с Гектором, возможно, ваши сестры были бы допущены ко двору.

Судя по выражению лица Маклейна, слова Флоры глубоко ранили его. Она слишком поздно это поняла.

Гордый Маклеин был вынужден с юности сражаться ради выживания, а она думала только о его сестрах и о бедности клана.

Флора положила руку на его рукав и почувствовала твердые мускулы.

– Прошу прощения, мне не следовало этого говорить.

Синие глаза горца сузились.

– Я только хотела помочь.

– Понимаю. И ты поможешь.

Его холодность уязвила ее.

– Помогу получить обратно ваш замок? – спросила Флора с горечью.

– Да.

– Но почему я? Почему вы не обратились за помощью к королю?

– Я обращался. Через его тайного советника. У меня давно выправлена грамота на владение моими угодьями, и символически я всем этим владею.

– Значит, король принял какие-то меры?

Глаза горца гневно сверкнули.

– Принял.

Флора испытала облегчение. Хвала Господу, король Яков восстановил справедливость.

– Тогда, возможно, я вам больше не нужна?

– А вот это пока большой вопрос.

Глава 6

Утром следующего дня Маклейн шел через двор замка к небольшому саду на южной стороне. В соленом морском воздухе таилось обещание скорой весны, но он почти не замечал яркого солнца и безоблачного неба, и даже обещание необычно теплого дня не могло погасить огонь его недовольства. До начала тренировок ему предстояло найти Шинейд: то, что он собирался сделать, не терпело промедления.

Лахлан провел беспокойную ночь, и не только по причине, которую предвидел. Как ни глупо это было, его тело томилось и болело, и виной всему стала строптивая пленница.

Он отлично знал, сколь тяжкие последствия имела затяжная вражда для его клана, и ему не требовалось слышать эту истину из уст наивной девчонки, ни разу не испытавшей голода. Да, гордость и честь клана были поставлены на карту в его противостоянии Гектору, как, впрочем, и само существование клана. Если бы Лахлан принял Гектора в качестве вождя, тот оттеснил бы его на земли, где ему неизбежно грозили бы распри с Макдоналдами. Вот почему Лахлан защищал свой клан единственным доступным образом: он жаждал сражаться с Гектором больше, чем кто-либо другой.

И вот теперь Флора осмелилась высказать свое мнение, что было редкостью для горской женщины, да и немногие мужчины могли открыто бросить ему вызов.

Что ж, несколько месяцев назад раздосадованный враждой двух кланов король Яков пытался заставить Лахлана и Гектора явиться на суд Тайного совета в Эдинбург и дать обещание вести себя достойно. Не доверяя тому, что Гектор подчинится приказу короля, Лахлан послал вместо себя брата Джона, а сам остался защищать Брекакадх.

Он ожидал предательства Гектора, но король оказался ничуть не лучше: вместо того чтобы прислушаться к спору между двумя сторонами, Яков бросил Джона в тюрьму, пытаясь тем самым заставить Лахлана подчиниться вердикту Тайного совета.

Ну уж нет, только не это! Гектор – неумолимый вождь. Лахлан не стал терять время, но и не решился неожиданно напасть на Блекнесс, рискуя судьбой сестер и своего народа. Зато он нашел другой выход, и этим выходом стала Флора. Придуманный им план было чертовски трудно осуществить, но с Флорой Маклауд все непросто, как и с мятежными чувствами, которые она в нем вызывала.

Флора никогда бы не согласилась выйти за него, если бы узнала правду о дьявольской сделке, заключенной им и ее кузеном Аргайлом с целью обеспечить свободу его брату. К несчастью, страсть вскружила ему голову и лишила возможности ясно мыслить. Он попытался привести мысли в порядок. Флора должна обеспечить освобождение Джона из тюрьмы, а Гектор – заплатить за все, что он сотворил.

Шинейд была именно там, где он рассчитывал ее найти, – собирала травы в саду. Она умела обращаться с травами и в клане была кем-то вроде ценительницы. Услышав его приближающиеся шаги, Шинейд медленно выпрямилась.

– Мой лэрд! Что за приятный сюрприз! – Она направилась к нему, волнующе покачивая бедрами. Женщина остановилась перед ним так близко, что ее мягкая пышная грудь уткнулась в него. – Тебе что-то нужно от меня, верно?

Лахлан пожал плечами:

– Боюсь, что нет.

– О… – Она тихо отступила. – Понимаю.

По ее сокрушенному виду было ясно, что она и впрямь поняла. Горец не хотел ее обидеть, но предпочитал быть честным с самого начала.

– Я надеялся, что ты поймешь.

– Это она, не так ли? Она велела тебе избавиться от меня!

Лахлан нахмурился:

– Это мое решение.

Шинейд потянулась к нему, обвила его шею руками, прижалась всем своим покорным и умелым телом.

– Она никогда не сможет тебя удовлетворить. Такая женщина, как она? Ни за что! Ты будешь ее пугать. – Шинейд провела ладонью по его животу и интимным жестом обвила пальцами мужской орган. – Я знаю, что тебе нравится. – Шинейд задышала ему в ухо: – Тебе нравится, когда я забираю твою плоть глубоко в рот.

Достаточно было одного движения ее искусного рта, и Лахлан мог бы избавиться от избытка снедавшего его беспокойства. Но не рот Шинейд рисовал он в своем воображении. Все его тело напряглось, когда он представил Флору втягивающей в рот тяжелую головку его естества.

Шинейд неправильно поняла его, и в глазах ее появился удовлетворенный блеск.

– Ты думаешь, твоя благовоспитанная придворная леди сможет тебя так ласкать?

Ее слова растревожили его больше, чем можно было ожидать. Разница между Флорой и Шинейд ни для кого не прошла незамеченной, но сейчас Шинейд позволила себе перейти границы дозволенного.

Лахлан убрал ее руку и отстранился:

– Не твое дело.

– Я думаю, между нами все же есть нечто большее, чем постель…

Лахлан не хотел проявлять к ней жестокость, но не желал оставлять в ней надежду и сомнения.

– То, что было между нами, шло от плоти, и я с самого начала дал тебе это понять. Ты была моей любовницей…

– А она станет твоей женой.

Глаза Лахлана опасно сузились. Только его личная охрана, Мораг и сестры знали, почему Флору держат в Дримнине. О пленении Джона он не говорил никому: в этом случае пришлось бы отвечать на слишком большое число вопросов.

– Ты забываешься, Шинейд. Возьму я себе жену или нет, не твое дело. Мне жаль, что я причинил тебе боль, но я тебя предупреждаю: не вмешивайся!

Эхо последних слов, произнесенных во время их беседы накануне, все еще звучало в ушах Флоры, когда утром она села за стол, чтобы позавтракать. Зачем она Лахлану, если его делом заинтересовался король? Без юридически обоснованной претензии Гектору, вне всякого сомнения, приказали бы вернуть замок Брекакадх владельцу. Неужели здесь имелась еще какая-то причина?

Теперь Флора много знала о темной и загадочной натуре лэрда Колла, но не все было ей ясно. И хотя он заинтриговал ее, сейчас у нее были другие заботы: ей не терпелось отправиться на поиски Мэри. Джилли заверила ее, что Мэри просто чувствовала себя усталой и поэтому не спустилась к завтраку, но у Флоры возникло ужасное чувство, что, возможно, это имеет отношение к ее вчерашней проделке с полировкой мечей, от которой лэрд пришел в ярость.

Неужели он винил в этом сестру?

Конечно же, Флоре не следовало вовлекать Мэри в свои планы: эта нежная девушка не имела таланта к подобным каверзам и, что было гораздо важнее, не могла нести ответственности за них. К тому же Мэри принимала все слишком близко к сердцу, и Флора должна была это предвидеть.

Поднявшись из-за стола, Флора отправилась на поиски Мэри и по дороге случайно бросила взгляд из окна, как вдруг…

Сердце ее на мгновение перестало биться, и из уст вырвался изумленный вздох: боль от внезапного открытия была слишком сильной. Она хотела отвернуться, но не смогла.

В южном конце двора, в так называемом маленьком садике, Лахлан Маклейн обнимался с женщиной, которую Флора заметила еще за ужином. Женщина обвивала руками его шею, и грудь ее была крепко прижата к его широкой груди.

Взгляд Флоры спустился ниже, и в желудке у нее забурлило: если зрение ее не обмануло, женщина сжимала рукой его…

Маклейн стремительно отстранился, но это не облегчило состояния Флоры; будучи девственницей, она знала достаточно для того, чтобы понять, что такая фамильярность возможна только при очень близких отношениях.

Она отвела взгляд от окна и повернулась к Джилли, которая, сидя за столом, продолжала завтракать.

– Скажи, кто та темноволосая женщина, глазевшая вчера вечером на твоего брата?

Хотя Флора пыталась изобразить равнодушие, пустота, образовавшаяся в груди, отразилась в ее голосе. Джилли вскинула голову.

– Какая женщина?

– Ну та, хорошенькая, с черными волосами. Наверняка это невеста лэрда…

Глаза Джилли широко раскрылись.

– Но мой брат ни с кем не обручен…

Сердце Флоры громко застучало. Существовала еще одна возможность, широко практиковавшаяся в горах Шотландии.

– Значит, она его любовница?

Джилли опустила глаза, и это был ответ, которого ожидала Флора.

Ее не слишком удивило сделанное открытие: многие горцы имели любовниц, и Лахлан Маклейн, сильный и мужественный человек, вряд ли мог обойтись без таковой. Куда больше ее озадачила собственная реакция на это открытие: она была уязвлена, разочарована…

Флора прикусила губу. Неужели она ревнует? Это просто нелепо!

– Видишь ли, это не…

Она подняла руку:

– Не надо ничего говорить, Джилли, Мне и спрашивать-то не следовало, поскольку это не мое дело. – Флора поспешила к двери. – Пойду искать Мэри, – крикнула она, обернувшись всего на мгновение, не желая показывать Джилли свое лицо.

Оказавшись на лестнице в спасительной темноте, Флора оперлась спиной о холодные камни, закрыла глаза и попыталась дышать глубоко и ровно. Грудь ее болела, глаза покалывало, не хватало ей еще разразиться слезами! А ведь Лахлан Маклейн ничего не значит для нее: похититель, враг ее брата – вот кто он на самом деле.

Но она думала…

О чем она думала?

Что он пожалеет ее? Или что он желает ее?

Лахлан целовал ее с такой нежностью, прикасался к се телу, как ни один мужчина прежде, и в конце концов очаровал своей честностью и отсутствием фальшивой лести. Так или иначе, он ухитрился пробить линию ее защиты, несмотря на то, что обладал всеми качествами, столь ненавистными ее матери.

И тем не менее правда состояла в том, что она – всего лишь гостья в этом замке, а точнее, заложница, удерживаемая здесь насильно.

Попытавшись выбросить из головы лэрда Колла, Флора стала подниматься по лестнице, рассчитывая обнаружить наверху Мэри.

Пройдя по коридору, она постучала в дверь комнаты, которую разделяли Мэри и Джилли. Ей ответил нежный голос, но, когда дверь скрипнула под ее рукой, Мэри даже не обернулась. Девушка сидела на низком стуле, взгляд ее был прикован к окну, а еда, которую прислали в ее комнату, оставалась на маленьком столике нетронутой, тогда как на бледных щеках Мэри пролитые слезы образовали весьма заметные дорожки.

Во взгляде Мэри угадывалось нечто столь беспомощное, что Флора, все еще не оправившаяся после смерти матери, была искренне тронута. Она знала, что такое одиночество, и вовсе не хотела оказаться повинной в печали бедной девушки.

Пройдя через комнату, Флора опустилась на колени возле Мэри.

– В чем дело, дитя? – мягко спросила она. – Что-нибудь случилось?

Мэри вздрогнула и обернулась.

– Я не дитя!

Поняв, что невольно затронула чувствительную тему, Флора поспешила исправить ошибку:

– Конечно, нет, прости. Но все же что тебя так опечалило? Твой брат?

Мэри кивнула, и Флора ощутила острый укол совести. Это была ее вина.

– Прошу прощения, мне не следовало вовлекать тебя в мои шалости. Вот увидишь, все будет хорошо. Во всем виновата одна я, и…

Мэри растерянно посмотрела на Флору:

– О чем ты?

– О мечах, конечно, – Флора вспыхнула. – Разумеется, твой брат разгневался на тебя из-за моей проказы с салом чаек, но, откровенно говоря, не думаю, чтобы он сердился долго.

По щекам Мэри снова заструились слезы.

– Господи, при чем тут мечи?! – Она закрыла лицо руками. – И это дурацкое сало…

Флора смутилась, она не знала, что делать: у нее не было сестер, и ей никогда не приходилось их утешать. В конце концов она заключила рыдающую девушку в объятия и стала гладить ее шелковистые волосы. Флора шептала слова утешения до тех пор, пока плечи Мэри не перестали вздрагивать, а затем тихо сказала:

– Но отчего тогда ты так расстроилась?

– Это Аллан. – Мэри всхлипнула.

Только теперь Флора поняла, что случилось: похоже, она не единственная заметила, что Мэри питает нежные чувства к молодому воину.

– Так твой брат застукал тебя с ним!

Мэри поморщилась:

– Верно. И теперь он запретил Аллану даже разговаривать со мной наедине. А еще он сказал, что не допустит нашего союза.

– Но почему? Аллан – один из его воинов, и он тоже вождь.

Мэри опустила глаза.

– У моего брата другие планы насчет меня.

Опять эти планы! Флоре оставалось только гадать, что задумал Лахлан. Хотя брак Мзри и Аллана был не самым лучшим вариантом, но и не самым худшим: судя по тому, как выглядел замок и все, что его окружало, у Мэри вряд ли имелось приданое.

– Думаю, в конце концов Лахлан примет во внимание твои чувства.

Мэри покачала головой:

– Ты не знаешь моего брата: если он что решил, то не свернет с пути. Такой он с юности и никогда не меняет решений.

Флора с трудом сдержала закипающий гнев. Это была как раз та ситуация, против которой она восставала всю жизнь.

– И он готов принудить тебя к браку против твоей воли?

Она не хотела верить, что человек, которым она начинала восхищаться, мог оказаться таким черствым.

– Не совсем так. Лахлан делает то, что полезно для клана, и я не откажусь выполнять свой долг. Я только хочу… – Голос Мэри дрогнул и одинокая слеза поползла по щеке. – Я только хотела бы, чтобы обстоятельства изменились.

Ох уж эта Мэри! Нежное, доброе дитя, она сделает все, что потребует брат. Выполнит свой «долг», как она это называет.

Едва Флора осознала, что происходит, как тут же увидела выход. Если у Мэри появилась надежда на счастье, следовало немедленно воспользоваться этим шансом.

– А твой брат Джон может чем-нибудь помочь?

Флора обвила рукой плечи Мэри и почувствовала, как та замерла.

– Нет. И все равно я тебя благодарю: ты так добра ко мне.

– Не твоя вина в том, что твой брат меня похитил.

– Не суди его слишком строго: у Лахлана не было выбора.

Лицо Флоры вытянулось.

– Выбор есть всегда. – Она взяла Мэри за руку и ободряюще сжала ее. – Не отчаивайся, Мэри, я поговорю с твоим братом. Уверена, мне удастся вправить ему мозги.

Слова Флоры оказались пророческими, но не в том смысле, какой она в них вкладывала. Убедившись, что Мэри поела, она отправилась выполнять обещание. Ей было известно, что в это время лэрд проводит смотр своих воинов и тренирует их в боевых искусствах. В последнюю неделю Флоре частенько доводилось видеть облака пыли и слышать звон мечей на плацу, но она намеренно сторонилась полуголых мужчин, размахивающих смертоносным оружием, возможно, подсознательно стараясь избежать подтверждения слов матери о горцах. Это примитивные, грубые люди, которые бывают счастливы только в бою, с отвращением думала она.

Приблизившись к месту упражнений с мечами и услышав хриплые крики воинов, Флора была потрясена до глубины души.

Господи, он просто великолепен! На солнце Лахлан походил на сверкающего смуглой шкурой льва.

Возможно, она совершила ошибку, избегая плаца. Лэрд не только наблюдал за состязаниями: он сам принимал в них участие.

Облаченный в тесно облегающие кожаные штаны, туго натянутые на мощные бедра, с гладкой загорелой грудью, блестевшей на солнце, как хорошо отполированный гранит, он представлял захватывающее зрелище. Каждый дюйм мощного торса казался высеченным из камня. Его мускулы были укреплены долгими годами сражений и битв. Плечи были широкими, руки мускулистыми, а талия тонкой. Тугие тяжи хорошо развитых мышц пересекали плоский живот.

Взгляд Флоры охватил рассеянные тут и там мелкие шрамы, оставшиеся от многочисленных битв, но особое внимание приковал длинный, уже заживающий след от удара кинжалом на боку. Он еще не вполне зарубцевался, и Флора ощутила укол совести: эта отметина была оставлена ею.

Ей захотелось прикоснуться к нему, провести рукой по его разгоряченной коже. Это желание оказалось настолько сильным, что напугало Флору. Ее мать определенно заблуждалась: в образе горского вождя таилась своя притягательность, а в созерцании его ловкости и силы было нечто завораживающее и пьянящее.

Флора не могла отвести от него глаз, хотя знала, что ступает на опасный путь. Она желала его, и противостоять этому было все труднее. Каково это – почувствовать себя убаюканной на его сильной груди, ощущать его страстные поцелуи, снова раствориться в исходящем от него жаре? И нужно ли ей покидать убежище его объятий, сулящих покровительство?

Лахлан поднял руки, с легкостью и изяществом держа высоко над головой обоюдоострый меч. Когда он встретил мощные удары противника, Флора увидела, как напряглись его мышцы. В движениях горца были красота и размах: он лавировал, избегая очередного удара, а потом нападал сам.

И тут до нее дошло, что происходит нечто странное: в движениях Лахлана была ярость, казавшаяся ей поначалу неоправданной и удивительной.

Это сражение выглядело… настоящим. Вокруг столпилось не менее десятка воинов, и Флора видела их лица, настолько озабоченные, что никто даже не заметил ее присутствия. Не слышно было ни одного звука, кроме клацанья мечей и дыхания воинов, обменивавшихся ударами, от которых, казалось, содрогалась земля.

Флора бросила взгляд на противника Лахлана. Их силы были почти равны. Возможно, соперник был на дюйм или два выше вождя Колла, и мускулы он имел такие же мощные.

Флора замерла. Среди воинов Лахлана был только один человек со столь мощными мускулами и светлыми волосами, похожий на бога Одина, – избранник Мэри. Неприятный холодок пополз вниз по спине девушки, когда смысл происходящего дошел до нее. Это был настоящий поединок.

Аллан взмахнул стальным лезвием, описал им смертоносную дугу и опустил его с такой силой, что Флора сделала шаг вперед, будто собиралась защитить вождя. Но она могла не беспокоиться: лэрд отразил свирепый удар и на лице его появилась насмешливая гримаса. При этом он услышал ее вздох, и его пронзительные глаза впились в нее. Взгляд горца ясно показал, что Флора здесь лишняя. Но как она могла удалиться, не досмотрев яростной драмы, развертывавшейся у нее на глазах?

Противники обменивались ударами, и это продолжалось так долго, что Флоре показалось, будто она больше не в состоянии выносить подобное зрелище. Ей хотелось прекратить поединок: поскольку силы противников были равны, бой мог продолжаться до бесконечности, и к тому же у Аллана словно открылся новый источник сил. Он теснил лэрда, пока тот не оказался у стены, и Флора зажала рот рукой, чтобы заглушить крик. Лахлан еще так слаб после ранения…

Сердце ее бешено застучало. Господи, сейчас его снова ранят!

Аллан взмахнул мечом, но лэрду удалось отразить удар, подняв свой меч высоко над головой. Однако у Аллана оставалось преимущество: он использовал свой вес, чтобы изо всей силы опустить меч, сверкнувший на солнце, как серебряный крест. Лезвие прошло в дюйме от головы лэрда.

– Сдавайся, черт бы тебя побрал! – процедил Аллан сквозь стиснутые зубы.

Ответа Флора не расслышала, но, судя по ярости, исказившей черты противника, он сказал что-то не слишком приятное.

Флора поняла, что просто обязана что-то предпринять. Она сделала шаг вперед, но тут одним стремительным движением Лахлан подставил Аллану подножку и поверг великана на колени. Прежде чем Флора успела моргнуть, горец занес свой меч над шеей Аллана, и она остановилась на полпути, потрясенная стремительной сменой ролей.

– Сдавайся, – прохрипел Лахлан. – Она не для тебя.

Но Аллан не собирался сдаваться: Флора видела это по его глазам. В его взгляде не было вызова, только решимость. Он никогда бы не бросил прямого вызова вождю, но чего не сделаешь ради любимой женщины.

Не раздумывая, Флора бросилась вперед и оказалась между бойцами. Охвативший их гнев был почти ощутимым: ни один из них не отводил глаз от другого в этом нескончаемом противостоянии.

Протянув руку, Флора нежно коснулась ладонью обнаженной груди лэрда, и это оказалось шоком для них обоих. На ощупь кожа Лахлана оказалась горячей, и все ее существо тотчас же откликнулось на пьянящую силу его мускулов. Флора мгновенно ощутила кончиками пальцев животный магнетизм, исходящий от него и закрывающий его невидимым щитом. Должно быть, она помешалась. Что она делает, ради всего святого? У нее возникло ощущение, что она положила голову в львиную пасть. Лахлан выругался:

– Что ты, черт возьми, себе позволяешь?

– Пожалуйста, мой лэрд! – Голос Флоры дрожал. – Мне надо с вами поговорить.

– Нет. Не сейчас.

Флора потянулась к нему и легким умиротворяющим ласкающим движением провела рукой по его разгоряченной груди.

– Пожалуйста, – снова попросила она, – не делайте этого. Все зашло слишком далеко…

Лахлан медленно опустил меч; неистовая ярость отступила, и он, словно только сейчас придя в себя, стал в недоумении подозрительно оглядываться по сторонам.

Его люди тут же безмолвно рассеялись; лишь Лахлан продолжал в одиночестве стоять на солнце, глядя на фею, появившуюся перед ним, и не вполне понимая, что произошло. После разговора о Мэри они с Алланом перенесли свою ярость на поле боя, и сейчас Лахлан не хотел думать о том, что могло бы случиться, если бы не вмешательство Флоры. Лахлан был вождем, и ему надлежало принимать решения ради блага клана, даже если эти решения шли вразрез с его личными чувствами.

Он опустил глаза на ее руку, покоящуюся на его груди, и у него вдруг возникло ощущение, будто ее рука прошла сквозь лед и достигла той части тела, о существовании которой он не подозревал. Она вывела его из тьмы на свет одним только прикосновением.

Заметив его взгляд, Флора опустила руку, и Лахлан остро ощутил эту потерю. Связь между ними прервалась, но он не мог забыть, что эта женщина только что сотворила с ним нечто странное.

Наклонившись, Лахлан поднял рубашку и плед, брошенные на камень, и, перебросив одежду через руку, предложил:

– Пошли!

Флора нерешительно посмотрела на него:

– Куда?

– К воде. Там ты мне скажешь, о чем хотела со мной поговорить.

Настроившись на то, что она окажет ему отпор, Лахлан был удивлен тем, что Флора без единого слова протеста приняла его руку. Стараясь не обращать внимания на внезапное стеснение в груди, он повел ее по каменистой тропе к берегу, но она потянула его назад почти с отвращением, которое Лахлан счел весьма странным.

Найдя невысокий выступ скалы, Флора уселась на него. Лахлан сбросил рубашку и плед на камень, потом стянул сапоги и опустил ноги в мокрый песок, позволив волнам смывать с него пот и грязь. Его мышцы горели, и он подумал, что ему бы не помешало хорошенько отмокнуть в холодной воде.

Несколько взбодренный, Лахлан ступил на каменистый берег, все время чувствуя на себе взгляд синих глаз, скользивший по его груди и рукам с интересом, который Флора была не в силах скрыть. Но он желал большего, чем взгляд, – прикосновения рук, капризных и шаловливых губ… Флора была способна довести мужчину до безумия эротическими образами, и теперь, когда жар битвы прошел, на смену ему пришел иной жар: жажда обладания ею. Даже в этом простом платье Флора казалась прекрасной, нежной, сладостной, женственной: ее волосы свободно ниспадали волками на плечи, как шелковистое золотое облако, а обычно бледные щеки разрумянились на солнце. Флора показала куда-то вдаль:

– Это и есть остров Малл?

Горец кивнул:

– Северная оконечность.

– А Колл?

– За Маллом и к западу от него.

С минуту Флора соображала.

– Значит, Гектор находится совсем близко?

– Да.

Лахлан словно расслышал не произнесенный ею вопрос: «Почему же он так медлит?»

Выжимая руками остатки воды из волос, горец попытался отвлечь Флору от опасной темы:

– Кажется, ты хотела о чем-то поговорить…

Сжимая руки, Флора подняла полные сомнения глаза – их синева была слегка разбавлена зеленым, и теперь они казались Лахлану точно такого же оттенка, как вода в море, в которое он только что окунулся. Длинные черные ресницы переливались на солнце всеми цветами радуги, как край воронова крыла.

У Лахлана перехватило дыхание.

– Мэри очень плохо себя чувствует…

– И что с ней случилось?

Флора вызывающе вскинула подбородок.

– Ее сердце разбито.

Лахлан оцепенел.

– Ничего, пройдет, – не сразу ответил он.

Он не хотел, чтобы его слова звучали так резко, но, черт бы ее побрал, не ее дело давать ему указания.

– Вы действительно так думаете?

Голос Флоры звучал на удивление уверенно, и все же ее суждение было неправильным.

– Уверяю тебя. Я знаю, о чем говорю.

– В таком случае вы не знаете, что делаете.

– Ты ошибаешься.

Брак Мэри был важен для выживания его клана, и Лахлан уже переговорил о нем с Йеном Макдоналдом, сыном вождя Гленгарри и братом жены Рори Маклауда.

Йен – хороший человек, он будет заботиться о Мэри, и она получит пожизненную ренту, а также собственность н Морверне. Одновременно весь клан Йена станет важным союзником в борьбе против Гектора.

Флора гневно сжала губы, и Лахлан отлично понял, какое чувство ею владеет.

– Больше вам нечего сказать? – спросила Флора с негодованием.

– Я не привык объяснять свои действия.

– Но вы не можете не видеть, что Мэри его любит.

Лахлан пожал плечами: любовь не входила в понятие брака. Для Мэри брак значил то же, что для него: так был устроен их мир.

– Сестра думает, что любит Аллана, – сказал лэрд. – Но Мэри молода, и ей свойственны романтические мечтания.

Он уже собирался повернуться и уйти, показывая тем самым, что разговор окончен, но Флора схватила его за руку. След от ее крошечных пальчиков остался на влажной ткани его рубашки. Это было нежное, умоляющее прикосновение, и от него волны жара распространились по всему его телу. Флора пламенно верила в свою правоту, и ему стоило труда противостоять странному побуждению сделать ей приятное, хотя, как он понимал, в этом случае он потеряет слишком много.

– Думаю, вы не правы, – сказала Флора решительно. – Мэри на самом деле любит Аллана. Вы заметили, как она на него смотрит? Поговорите с ней. Не как вождь, но как брат.

– Для блага клана решения должен принимать вождь.

– А ей нужен брат. Я знаю, что вы любите сестер, однако ведете себя скорее как отец, а не как брат. Я кое-что знаю об этом. Не спешите принимать решение сейчас, чтобы потом не раскаяться.

Лахлан нахмурился. Она заблуждается. К тому же у него не было выбора.

– Мне не в чем раскаиваться.

– Пока не в чем. Не принуждайте Мэри к несчастному браку, – сказала Флора умоляюще. – Я знаю, к чему это приводит.

– Моя сестра и твоя мать не одно и то же.

– Вы уверены? Когда-то и моя мать была покорной девушкой, выполнившей свой долг, и посмотрите, что с ней стало. Четыре мужа, отличавшиеся разной степенью жестокости, и жизнь, превратившаяся в сплошное несчастье. – Флора смотрела куда-то мимо него, будто пыталась скрыть бушевавшие в ней чувства, но по тому, как поникли ее плечи, Лахлан догадался, что она до сих пор тяжело переживает смерть матери. Здесь, на продуваемом ветром берегу неумолимого моря, бушующего за спиной, Флора выглядела непоправимо одинокой, а ее изысканная красота составляла разительный контраст с суровой природой горной Шотландии. Прелестная белая роза среди пышно разросшегося шотландского вереска. Здесь ей не место: суровая жизнь погубит ее. Или…

– Какой она была? – спросил Лахлан тихо.

Флора потянулась за плоским камнем и бросила его в воду, едва волна отхлынула от берега. Камень дважды подпрыгнул, прежде чем скрыться под водой.

– Мама была нежной, мягкой, любящей… и всегда печальной. Она была для меня всем. – Флора отвернулась и уставилась на воду. – В детстве я целые часы занималась тем, что придумывала что-то, способное ее развеселить. Маленькие пьески, танцы, забавные костюмы – все, что угодно, только бы мама улыбнулась.

Не замечая, что Лахлан пристально ее разглядывает, Флора продолжила:

– Мне кажется, на земле не было женщины прекраснее. А когда мама смеялась, в ней угадывалась счастливая девушка, какой она была когда-то, до того, как ее похитили и заперли. Моя мать походила на птицу в клетке, разучившуюся петь. Она была прекрасной и нежной, хрупким существом, брошенным в совершенно чуждый для нее мир.

– Ты имеешь в виду горы?

Флора кивнула:

– Да, но не только это. Ее мужья были намного старше, жестокие люди, постоянно ввязывавшиеся в войны и не знавшие, как обращаться с юной особой. Мать верила, что выполняет свой долг, но это было не так. Ей никогда не позволяли самой принимать решения, и в конце концов это ее сломило.

Лахлан сочувственно кивнул:

– Я кое-что знаю о мужьях твоей матери.

– Вероятно, вам известно больше, чем мне. – Флора печально кивнула. – Мой отец стал ее последним мужем, но я мало что о нем помню. Он был старым и нелюдимым. Моя мать никогда ничего особенного не говорила о своих мужьях, но у меня сложилось о них определенное впечатление, ведь я видела, что они сделали с ней. Вот вам брак по принуждению. Неужели вы хотите обречь свою сестру на такую жизнь?

– Конечно, нет. Но не все браки по сговору складываются, как у твоей матери. Мои родители были счастливы. В отличие от твоей матери Мэри ведь выросла в горах, здесь ее дом. Мужчина, которого я выбрал ей в мужья, – хороший человек, но я не стану ее принуждать. Если Мэри не захочет выходить за него, есть другие.

– Но она любит Аллана. Если бы я полюбила мужчину, ничто не смогло бы заставить меня выйти за другого.

От этих слов холод пронзил Лахлана до костей. Оттого, что Флора могла столь страстно любить другого человека, внутри у него все сжалось. Впрочем, пока причины для беспокойства отсутствовали, а значит, ничто не могло помешать их браку.

– Я принял решение и не отменю его.

– А ваши решения всегда верны?

– Да. – Лахлан был раздражен тем, что расслышал в ее голосе презрение. Как вождь, он имел право принимать решения, обязательные для сотен людей, и всегда оставался твердым и уверенным в себе. Вождь – это человек, ради которого его люди готовы добровольно умирать, веря в его правоту.

Теперь Флоре предстояло в этом убедиться. Похоже, она не понимала ни своего долга, ни ответственности, ни того, насколько тяжело даются жесткие решения. Ее импульсивное желание взять дело заключения брака в собственные руки и для этого бежать из дома было свидетельством полной безответственности.

Флора сделала еще шаг; ветер развевал ее волосы, в беспорядке бросая ей в лицо длинные шелковистые пряди.

– И ничто не способно повлиять на ваше решение и изменить его? – спросила она.

Внезапно ее невинная мольба сыграла странную шутку с его сознанием, с желаниями его тела, разрушая годами выработанную железную дисциплину, и в крови Лахлана забушевала страсть. Исходивший от Флоры слабый и нежный цветочный запах окутал его, заключил в свои гипнотические объятия. Он не мог двинуться с места. Инстинкт подсказывал ему, что он должен схватить ее и взять то, что она предлагала. Между ними возникло такое напряжение, что слышно было, как воздух потрескивает от волнующих обещаний.

Она была таким искушением, а он так сильно хотел ее поцеловать, что это причиняло боль.

Лахлан видел, как ее губы, нежные, сладостные и манящие, полураскрылись всего в дюйме от него. Все его тело напряглось в ожидании. Жажда обладания была столь сильной, что он почти ощущал ее вкус.

Флора бессознательно играла его чувствами, используя свое очарование, она уже доказала, сколь сильна ее власть над ним, когда бросилась между ним и Алланом. И все же ее ждало поражение: никогда он не допустил бы, чтобы женщина взяла верх. Из этого следовало, что он должен преподать ей урок.

Лахлан шагнул ближе к Флоре, навис над ней, дал ей ощутить исходящий от него жар.

– Что ты предлагаешь?

Румянец схлынул с ее лица, и она, отступая, споткнулась о камень. Горец протянул руку, чтобы поддержать ее, и вдруг яростно сжал в объятиях. Он чувствовал быстрое биение ее сердца, будто трепет птички в расставленной им ловушке.

– Вы не так меня поняли, – пробормотала Флора, запинаясь.

Лахлан провел пальцами по ее горлу и ощутил бешеное биение крови.

– Не понял? Я так не думаю.

Он ждал слишком долго. Как бы он ни противился своей страсти, это сопротивление рассыпалось в прах, как только ее тело оказалось в его объятиях. Пальцы Лахлана зарылись в шелковистые волны волос, нагретых солнцем, и он с глухим стоном прижался ртом к ее губам.

Ее аромат, ее вкус, нежные губы под его губами… Напряжение, копившееся в нем, разрешилось, и по его телу начал медленно разливаться жар. Его возбуждение стало явным и ощутимым, когда он вплотную прижался к ней. Он так долго ждал этой минуты!

На этот раз Лахлан решил не отступать. Он не был склонен к нежному воркованию и длительному ухаживанию. Его губы ласкали рот Флоры, и он ощущал свою власть над ней. Продолжая целовать ее со всей первобытной жадностью и страстью, он привлек ее ближе…

Ему казалось, что тело Флоры плавится в его объятиях. Она приоткрыла рот и позволила его языку проникнуть внутрь. Ее тихие нежные стоны наслаждения сводили его с ума: Лахлан будто падал в нее, целуя ее все отчаяннее, пытаясь умерить терзавший его голод. Его язык глубоко проник в ее рот, лаская, дразня, пожирая, пока их языки не сплелись и она не начала отвечать на его ласки.

Их поцелуи были жаркими, влажными и откровенно плотскими: именно такими, каких он желал. Лахлан предвидел, что так и будет, но не представлял, сколь сильные чувства возбуждала в нем эта девушка. Это были незнакомые чувства – обладания и власти, нежности и томления.

Он не мог ею насытиться. Его губы скользили по ее губам, подбородку, шее. Он ощущал на вкус каждый дюйм ее тела, каждый дюйм ее пылающей кожи.

Между тем Флора застыла в его объятиях, отдавая себя в его власть. Ее руки ласкали его плечи, блуждали по спине, она изучала его, сжимала в объятиях. Ее поцелуи казались сладостными, невинными и одновременно страстными, однако Лахлан жаждал большего. Его рука оказалась на ее груди и легонько сжала ее. У Флоры были восхитительные груди, но прикрывавшая их ткань корсажа по-прежнему оставалась досадным препятствием, тогда как Лахлану хотелось ощутить нежную и сладостную тяжесть нагой плоти.

Его большой палец стал ласкать отвердевший сосок, и Флора застонала, выгибаясь под его ласками. Это было уже слишком и в то же время явно недостаточно.

Рука Лахлана скользнула под ее ягодицы, он приподнял ее, продолжая прижимать к себе. Возбуждение было столь велико, что Флора ощущала каменную твердь его органа, вплотную прижатого к ней, отчего колени ее ослабли и подогнулись.

Когда Флора прижалась к нему, тело ее словно расплавилось в его объятиях, и Лахлан почувствовал, что в эту минуту она может от него добиться чего угодно. Одним поцелуем эта девушка могла повергнуть его на колени.

Проклятие! С ворчанием он вырвался из ее объятий, хотя его тело отчаянно противилось этому. Никогда еще Лахлан не сознавал, что находится в подобной опасности.

– Чего ты хочешь от меня? – спросил он хрипло и тут же пожалел, что позволил себе задать вопрос.

– Я… – пробормотала Флора, изумленная тем, что их обоих обожгло это пламя и что она так легко сдалась. Ее глаза широко раскрылись. – Не знаю.

Это произошло. Ему удалось пробить броню ее сопротивления. Она его желает! Он выиграл. Однако Лахлан не чувствовал себя победителем, напротив, он ощущал себя побежденным.

Повернувшись, Флора поспешила назад, к башне, но Лахлан успел увидеть выражение ее лица. Правда, которая ей открылась, потрясла и ужаснула ее. Она желала его так же сильно, как он ее, с такой же отчаянной страстью, и отрицать это было бы невозможно.

Лахлан хотел преподать ей урок, но ему самому следовало бы опасаться. Использовав против нее силу, он сам оказался захваченным страстью.

– Постой! – Окрик Лахлана остановил Флору, но она не обернулась. – Если ты сделаешь мне подобное предложение еще раз, я не стану отказываться.

Глава 7

– Ты наступил мне на палец, увалень!

Флора подавила улыбку: ярость на лице Джилли выглядела комично. Бедный Мердок! Ей стоило большого труда заманить его сюда, а теперь Джилли свела на нет все ее отчаянные усилия.

– Я вас предупреждал, миледи! – со смехом воскликнул Мердок. – Придворные танцы не для воинов.

Заметив, что Флора нахмурилась, он тут же замолчал.

Насмотревшись на прошлой неделе на танец мечей, Флора была склонна с ним согласиться, но девушкам предстояло появиться при дворе, и их следовало научить танцевать должным образом. Вот почему Флора собрала вместе волынщика, Джилли, Мэри и Мердока, чтобы дать им урок танцев. Мэри нуждалась в некотором поощрении, и сейчас она с трудом подавила смешок, видя перепалку сестры с Мердоком.

Хотя Флора дала себе слово не ввязываться в дела в Дримнине, искушение оказалось выше ее сил: она не могла бездействовать в то время, как вокруг творились вопиющие вещи, требовавшие ее внимания. В дополнение к танцам она принялась учить девушек читать и писать по-шотландски и немного по-латыни. Самым дерзким и почти невыполнимым в ее плане было то, что она не могла найти во всей башне материала для занятий, а имевшиеся в наличии книги оказались разрозненными и не были собраны в библиотеку. Поэтому Флора взяла на себя смелость использовать для занятий кабинет лэрда, расположенный позади главного зала.

Ее друзья в Холируде потешались бы, узнав, что проказница Флора решила взяться за роль учителя и воспитателя, но она никогда еще не чувствовала себя так на месте и приносящей такую пользу.

Еще у Флоры произошло несколько щекотливых бесед с Мораг об усовершенствованиях в образе жизни в замке и о способах приготовления пищи.

– Воин! Ха! – пробормотала Джилли, фыркнув достаточно громко, чтобы Мердок мог ее расслышать.

Он сделал угрожающее движение к ней и выглядел при этом так, будто собирался задушить ее. Несмотря на его молодость, Флора уже теперь могла угадать, что со временем Мердок станет отличным воином, но сейчас он был слишком одержим юношеской гордостью, а Джилли попрала ее.

– Чепуха, Мердок, ты все делаешь очень хорошо, – сказала Флора, вставая между ними, чтобы их примирить.

У Мердока был такой вид, будто он предпочел бы любое другое занятие, но на этот раз ему пришлось подчиниться. Они уже разучили кое-какие танцы, популярные при дворе, включая живой танец галлиар, измененную лавольту, но без неприличного па, а также коранто. Теперь Флора пыталась обучить девушек рилу, а для этой цели им были нужны по крайней мере четыре человека, а еще лучше – восемь.

– Ладно, это моя вина, Мердок. Прошу прощения, – сказала Джилли покорно, хотя в глазах ее блестели мятежные искры. У Флоры возникло ощущение, что она всего лишь старается выиграть время, перед тем как обрушить свои ядовитые насмешки на бедного малого.

– Я, право, не понимаю, миледи, зачем вам брать на себя такой труд. Вряд ли Джилли когда-нибудь представят ко двору.

Губы Флоры дрогнули. Вероятно, ей не стоило так беспокоиться за него: Мердок сумеет за себя постоять.

Джилли уже была готова разразиться язвительной тирадой, но под выразительным взглядом Флоры смолчала.

– Сестер лэрда обязательно представляют ко двору, – сказала Флора, – так что им следует быть готовыми. Не попробовать ли снова? – Она сделала знак Данкену, волынщику, изо всех сил пытавшемуся удержаться от смеха.

– Мэри!

Мэри опять попыталась незаметно отойти подальше, и Флора, поспешив за ней, ободряюще сжала ее руку. Как мог лэрд обойтись подобным образом со своей сестрой? Чувство Мэри к Аллану никогда не пройдет, и перед Флорой стояла нелегкая задача – убедить в этом Лахлана.

– Идем, – обратилась она к Мэри. – На этот раз ты сыграешь партнера Джилли.

Заставляя своих учеников снова и снова повторять па танца, Флора думала о том, что ступила на опасный путь. Она все больше привязывалась к жителям замка и его загадочному лэрду, который будил в ней тысячи разнородных чувств. К тому же в ее памяти все еще живо ощущались его поцелуи. Воспоминание о его губах и языке, о его больших руках на ее теле и о том, как он накрыл ладонью ее грудь. В его объятиях она таяла, распадалась на части и готова была окончательно сдаться на его милость.

Одного Флора не могла понять: отчего она столь остро чувствовала его страсть и свой отклик на нее. Особенно ее беспокоило и раздражало то, что, когда он находился рядом, ей было трудно собраться с мыслями. Ей хотелось свернуться калачиком у него на груди и никогда не покидать этого убежища. Никогда прежде она не испытывала столь сильных эмоций. Его сила действовала на нее успокаивающе; она не могла вспомнить времени, когда бы чувствовала себя такой удовлетворенной. Принимая во внимание обстоятельства ее появления в Дримнине, все это было очень странно.

Тем не менее Флора не забывала, что она узница, и постоянно думала о побеге. В тот день на берегу она заметила лодку, стоявшую возле берега. Остров Малл дразнил своей близостью, и ночью она, возможно, могла бы до него добраться незамеченной, но что-то ее удерживало, и отнюдь не очевидная опасность.

Флора убеждала себя, что ждет Гектора, но чем больше проходило времени, тем отчетливее она понимала, что это ложь. Дни шли один за другим, а вестей от брата не поступало, и становилось все яснее, что Гектор не станет обменивать на нее замок Брекакадх.

План лэрда не принес плодов, зато теперь он на свой манер ухаживал за ней, и Флора была вынуждена признать, что необычное ухаживание без комплиментов и прочувствованных объяснений оказывало на нее заметное действие.

Всю жизнь ее приучали к мысли о том, что она не должна доверять горцам и ей следует презирать их образ жизни, но Лахлан был не таким, как все. Флора восхищалась тем, как он управляет своим кланом, восхищалась его силой и решительностью. Ей хотелось доверять ему, но как она могла это сделать, будучи пленницей?

И все же временами Флора чувствовала, что счастье где-то рядом. Мэри и Джилли – чудесные девушки, а лэрд при всех своих грубых манерах выглядел на удивление привлекательным, и, возможно, из него мог бы получиться отличный муж.

Но неужели она и впрямь думает об этом? Выйти замуж за горца, забыть обо всем, что знала, для того, чтобы жить среди этой суровой и дикой природы? В Дримнине не было привычной для нее роскоши, но никогда она не чувствовала себя лучше. Она могла бы соскучиться по пышным празднествам во дворце и ритуалам, но ведь ее не изгнали – в любой момент она могла вернуться! А ее приданого вполне хватило бы на то, чтобы привести в порядок старый разрушающийся замок. Хотя Флора скучала по прежней обстановке, но теперь перспектива жизни в горах уже не пугала ее – и все это из-за Лахлана Маклейна.

Вот только зачем он привез ее сюда? Горец поклялся, что не станет принуждать ее к браку, и она отчаянно хотела ему верить.

Они сделали еще одну попытку разучить рил, прежде чем Джилли в полном изнеможении упала на стул.

– Думаю, через пять минут я смогу еще попытаться, – уныло пробормотала она.

Флора рассмеялась:

– Попробуем еще раз станцевать лавольту.

Мердок издал стон, но Флора взяла его за руку и заставила занять нужную позицию.

– Не бойся, все не так уж плохо. На этот раз мы испытаем такой прыжок. Вся Англия пришла в восторг, когда королева Елизавета впервые исполнила этот танец с Робертом Дадли, графом Лестером.

Мердок пробормотал что-то неразборчивое по адресу придурковатых англичан, но Флора, пытаясь скрыть улыбку, притворилась, что не расслышала его.

Столкнувшись с непокорностью и готовностью к мятежу, Лахлан понял, что должен что-то делать с этим или, точнее сказать, кое с кем из своих людей.

Лахлан покачал головой, взбираясь по узкой лестнице башни, и тут же чуть не задел плечом камни стены. Эта лестница не предназначалась для удобства мужчин его роста; ее строили в расчете на то, что она послужит еще одной линией обороны на случай нападения, если враги атакуют замок. Но ни один враг еще не причинял ему такого беспокойства, как Флора.

Впрочем, ее дружба с его сестрами, ее интерес к замку и клану свидетельствовали о том, что отношение Флоры к нему смягчилось. В какой-то степени теперь она играла роль хозяйки замка, роль, предназначавшуюся для его жены. Лахлан, конечно же, заметил внесенные ею в убранство замка перемены – свежие полевые цветы в зале, драпировки на стенах, которые она добавила к прежним, и несомненное улучшение качества пищи.

А вот что касается его сестер – тут она зашла слишком далеко!

Миновав зал, Лахлан вошел в небольшую комнату: личные апартаменты служили ему чем-то вроде кабинета, куда он созывал на совет своих подчиненных.

Одно такое совещание состоялось этим утром, и потому Лахлан находился здесь, думая о предстоящей битве, которая, как он полагал, должна скоро последовать.

На мгновение Лахлан задержался снаружи, прислушиваясь к звукам волынки, потом открыл дверь и, войдя, остановился.

Мэри и Джилли хлопали руками в такт музыке, а Флора и Мердок кружились в танце. Все четверо смеялись, и он заколебался, не решаясь вторгнуться и нарушить веселье, – впервые за неделю он увидел улыбку на лице Мэри.

Лахлан тяжело переживал размолвку с сестрой. Он уже начинал думать, что, возможно, Флора права. Что, если Мэри и правда любила его капитана? И как в этом случае он должен поступить?

Лахлан был не из тех людей, кто не признает ошибок, и потому счел, что ему следует поблагодарить Флору.

Когда его взгляд обратился к ней, он ощутил стеснение в груди. Как, черт возьми, он желал ее! Ему следовало овладеть ею в тот день на берегу, но он так глубоко увяз в собственных чувствах, что перестал их понимать. И все же ему было ясно, что это не обычная страсть и не похоть.

Но даже если так, больше он этому не поддастся. Последние вести из Брекакадха свидетельствовали о том, что ситуация в Колле становилась угрожающей. Как он и опасался, Гектор опустошал его земли, и его люди требовали, чтобы он скорее что-то предпринял. Однако если бы он сейчас выступил против Гектора, то без поддержки Аргайла потерпел бы неудачу. К тому же Лахлан не мог напасть на Гектора, пока брат находился во власти капризов разгневанного короля. Промедление сводило Лахлана с ума: его инстинкты требовали немедленных действий, а осмотрительность – осторожности.

Вывод из этого мог быть только один: как можно скорее жениться на Флоре. У него не оставалось времени на то, чтобы природа взяла свое, а значит, он должен ее немного поторопить. Существовал только один способ закрепить за собой право на нее, и сделать это следовало немедленно.

Щеки Флоры раскраснелись, глаза искрились весельем. Никогда еще он не видел ее такой сияющей. Это была та самая девушка, о которой он так много слышал при дворе, девушка, способная разбить тысячи сердец.

Вот только она оказалась своевольной, упрямой и в то же время достойной доверия и сострадательной. К тому же она была одинокой, напуганной и угнетенной смертью матери, оставившей в ее душе незаживающие шрамы. Впрочем, возможно, в этом была повинна не только смерть матери, но и вся ее жизнь. Но что более всего ошеломило Лахлана – это ее страстность. Возможно, Флора была искушенной и хорошо образованной придворной дамой, но при этом испытывала такую же жаркую страсть, как и он.

Так неужели ей не достаточно этого взаимного влечения, возникшего между ними, чтобы она пренебрегла жизнью людей равнины?

– А теперь, – сказала Флора Мердоку с деланной суровостью, – следи за мной и будь наготове, когда я прыгну.

– Попытаюсь, – ответил молодой человек, – но не знаю, куда девать руки.

Когда Мердок осознал, что сказал, лицо его вспыхнуло. Они танцевали все вместе, образовав круг, а потом Мердок обнял Флору за талию и приподнял.

Лахлан замер. Ему был знаком этот танец: обычно его не исполняли под музыку волынок. В три больших шага он одолел расстояние между ними. Музыка перестала играть, и он почувствовал, что на него направлены четыре пары глаз.

– Брат! – воскликнула Джиллиан, искренне удивленная его появлением: обычно в это время Лахлан занимался делами клана.

Не отводя глаз от Флоры, Лахлан обратился к Мердоку:

– Поаккуратнее, а то ты ее уронишь!

– Знаю, – ответил Мердок, отчего-то чувствуя себя виноватым. – Я уже повторил это три раза.

Лахлан услышал смешок Джилли, но решил, что отчитает ее позже. Встав впереди Мердока, он взял Флору за руку.

– Вы позволите?

Глаза Флоры округлились, и она, хотя и не сразу, кивнула.

Лахлан дал знак волынщику начинать.

Прошло много времени с тех пор, как он бывал при дворе. Там он неплохо научился танцевать, и ему хватило нескольких минут, чтобы вспомнить нужные па. Когда сноровка вернулась, он расслабился и стал наслаждаться живостью кокетливого танца. Держа Флору в объятиях близко к себе, Лахлан чувствовал исходящее от нее нежное тепло и вдыхал слабый цветочный аромат. Сопровождаемые восторженным одобрением собравшихся на галерее, они с Флорой исполняли сложные па танца гайарда с удивительной точностью и легкостью. При этом Лахлану казалось, что он привязан к Флоре. По выражению ее лица он мог заключить, что она испытывает то же самое.

Наконец Лахлан выпустил Флору и, тяжело дыша, отступил на шаг назад.

– Ах как замечательно, братец! – Джилли захлопала в ладоши. – Почему ты никогда нам не говорил, что умеешь так хорошо танцевать?

Лахлан повернулся к сестре.

– В горах не часто можно показать ловкость в придворных танцах.

– Верно! – Флора явно обрадовалась этой реплике. – Именно поэтому…

Лахлан не дал ей закончить, заранее предчувствуя, что она скажет.

– Мне надо поговорить с мистрис Маклауд, – обратился он к сестрам. – Без свидетелей.

– Но… – начала Флора и тотчас же замолкла, заметив, как быстро все подчинились распоряжению лэрда.

Когда дверь со стуком захлопнулась, Флора прижала руки к губам, затем стремительно повернулась к Лахлану.

– Мы не закончили. Знаете, как мне трудно было уговорить их?

– Могу себе представить, – ответил Лахлан сухо. Флора с любопытством взглянула на него.

– Итак, вы провели при дворе некоторое время…

Лахлан пожал плечами:

– Достаточно долгое, чтобы выучить несколько танцев.

– И это все?

Лахлан замер – случайно Флора попала в точку. На этот раз он решил отделаться шуткой:

– Уверяю тебя, ничего более.

Пытаясь скрыть замешательство, Флора отвернулась от него и принялась ставить на место передвинутые стулья.

– Не надо. – Лахлан взял ее за руку. – Мои люди позаботятся об этом.

Она смотрела на его руку на своем предплечье так, будто он выжег на нем клеймо.

– Но… Тогда в чем дело? Вы хотели чего-то?

«Да, черт возьми. Тебя».

Лахлан выпустил ее руку.

– Моим людям угрожают, и меня это беспокоит.

– Не понимаю, о чем вы.

Лахлан усмехнулся:

– А я думаю, ты отлично знаешь, о чем речь.

Взяв Флору за подбородок, он заставил ее посмотреть ему в глаза, потом его рука обвила ее талию точно так же, как во время танцев.

Флора задрожала. Кто бы мог подумать, что воин его роста и комплекции мог так танцевать?

Она никогда прежде не замечала, сколь обольстительным может стать танец тогда, когда любое мимолетное прикосновение вызывает трепет и восторг.

Прежде никогда она не желала мужчину каждой частицей своего существа. Правда этого осознания поразила ее. Она к нему неравнодушна? Возникшая между ними страсть была чем-то особенным. Никогда еще ни один мужчина не заставлял ее чувствовать себя так. Только Лахлан заставлял ее кровь кипеть, а его поцелуи вызывали у нее слабость в ногах.

Все, о чем она могла теперь думать, – как стать ближе к нему и снова оказаться в его объятиях, целовать его, трогать его… чувствовать биение его сердца возле своего.

Ее окружал его теплый мужской запах, обволакивавший, поглощавший все ее чувства. Лахлан целовал ее все крепче и требовательнее, обжигая своим пламенем, будто ставил на ней клеймо. Но этого было недостаточно. Флора обвила его шею руками, прижалась к нему крепче и растворилась в нем. В ней бурлила и поднималась волнами страсть.

Застонав, Флора приоткрыла рот в ожидании яростного вторжения его языка. Она жаждала снова почувствовать его вкус. Таинственный волнующий ритм все ускорялся, усугубляя ее беспокойство. Лахлан заставил Флору сильнее отклониться назад, и его руки скользнули под ее ягодицы. Он поднял ее и вплотную прижал к себе так, что она ощутила его возбуждение, настойчивость и требовательность.

Почувствовав его силу и крепость, Флора затрепетала от желания прильнуть к нему еще крепче. Она была девственницей, но достаточно осведомленной об отношениях мужчины и женщины во всех деталях, и когда Лахлан снова сжал ее в объятиях еще более откровенно и настойчиво, это вызвало у нее невольный отклик. Бессознательно Флора обвила его ногами, подчиняясь потребности быть как можно ближе к нему.

Лахлан замер, его мускулы напряглись.

– Сделай это снова, – прошептал он у самых ее губ, – и мысль о твоей невинности будет мало занимать меня.

Жаркий румянец окрасил щеки Флоры.

– Мне жаль…

Он прижал палец к ее губам, заставляя замолчать.

– Прости, я слишком сильно хочу тебя. И еще. – Его глаза стали мрачными, как штормовое море. – Я хочу подарить тебе наслаждение.

Он уже сделал это: подарил ей наслаждение, о каком она даже не могла мечтать. Флора расслабилась и закрыла глаза, подчиняясь нежной ласке его теплых губ, скользивших вниз по ее шее.

И тут же она почувствовала, как его руки оказались у нее на груди, в то время как губы продолжали скользить но нежной чувствительной коже, спускаясь все ниже. Флора не вполне понимала, что он делает, но ей было все равно.

Лахлан ловко ослабил шнуровку ее корсажа, высвободив грудь, и теперь стоял неподвижно, не сводя с нее глаз. Это продолжалось до тех пор, пока кожа Флоры не зарделась под его пламенным взглядом.

– О, как ты прекрасна! – Голос его звучал хрипло. Тогда как взгляд жадно скользил по телу Флоры. – Тебе нечего стыдиться, твои груди совершенны. Они большие и круглые. Мне не терпится попробовать их на вкус.

Флора затрепетала, и тогда Лахлан дотронулся до ее груди, будто проверяя их на вес. Потом его большой палец прошелся по напряженному соску, и ноги Флоры ослабли. Она вцепилась в его мощные плечи, чтобы удержаться, и почувствовала под руками крепость железных мускулов.

Когда огрубевшие руки горца принялись ласкать ее груди, Флора утратила способность отчетливо мыслить. Он слегка сжимал ее соски, держа их между пальцами, и от этого жар распространялся между ее ног. Это было удивительно! Он целовал нагую плоть, и губы его были жаркими и влажными, а язык скользил все ниже. В сосках Флоры пульсировала кровь. Они жаждали нежного прикосновения и нажатия его языка, и, когда его язык коснулся их беглым движением, она застонала.

– Тебе это нравится? – спросил Лахлан тихо.

Ее спина выгнулась под его ласками, и это было ответом.

– Господи, какая ты горячая! Такая роскошная и податливая!

Его рот обхватил ее отвердевший сосок, оказавшийся глубоко во влажном и теплом убежище, и Флора прижалась к нему крепче, не в силах побороть нарастающее напряжение. Она желала большего, желала трения его тела. Ее руки отчаянно блуждали по его спине, а бедра словно прилипли к нему.

Неожиданно рука Лахлана оказалась под юбкой Флоры и заскользила по ноге, а рот продолжал ласкать ее грудь. Флора не понимала, что с ней происходит. В теплом гнездышке между ее ног что-то судорожно сжалось. Все ее тело дрожало и вибрировало, тогда как пальцы Лахлана бродили по нежной коже внутренней поверхности бедер.

Внезапно ощутив влагу там, где ее ласкала его рука, Флора напряглась. Она попыталась сомкнуть ноги, но Лахлан не позволил этого, проведя рукой по самому сокровенному месту ее тела.

Флора замерла.

– Не пугайся, – успокоил ее Лахлан. – Обещаю, что все будет хорошо.

Его палец снова проник в ее сокровенное место и принялся нежно ласкать и потирать его. Что он делает с ней? И почему это так восхитительно? Никто никогда не говорил ей о чем-то подобном.

Флора окуналась в жар, нараставший в том месте, которое он ласкал и перестала сопротивляться.

Ощутив это, Лахлан пленил ее губы своими губами, тогда как его палец проник вглубь ее тела. Это ощущение было восхитительным. Никогда еще Флора не чувствовала себя такой свободной. Его палец скользил то внутрь, то наружу все быстрее до тех пор, пока ее бедра не задвигались в такт движению его руки.

У нее перехватило дыхание. Все мысли Флоры сфокусировались на напряжении, нараставшем между ее ног.

Лихорадочные движения все ускорялись, она извивалась, прижимаясь к Лахлану. Что-то магическое было близко, но оставалось недосягаемым, и у нее возникло отчаянное желание перепрыгнуть эту невидимую черту.

Стук в дверь, нарушив странное помешательство, словно разбил нечто хрупкое, нечто, возникшее между похитителем и его пленницей.

Лахлан резко сделал шаг назад и попытался совладать с бушевавшей в нем первобытной страстью. Никогда ни один мужчина не смотрел на Флору со столь откровенным вожделением, и у нее возникло ощущение, что она выпустила на свободу льва. До какого предела она дошла? Мысль о возможных последствиях случившегося обрушилась на нее, как ледяной водопад. Она чуть не отдалась своему похитителю, человеку, намеревавшемуся использовать ее в своих мерзких целях!

Покачиваясь на ослабевших ногах, Флора отошла в другой конец комнаты, стараясь держаться как можно дальше от него, и принялась приводить в порядок одежду, разглаживая ее дрожащими пальцами и радуясь тому, что платье простого покроя ей легко удалось натянуть на плечи и зашнуровать спереди. Однако она ничего не могла поделать с распухшими губами и спутанными волосами.

Когда Лахлан разрешил посетителю войти, дверь открылась, и Флора узнала в пришедшем одного из молодых воинов лэрда. Щеки ее все еще пылали, и она сразу поняла, что юноша догадался, какую сцену прервал.

Глава 8

Сердце ее бешено колотилось, и она почти не обратила внимания на промелькнувшее на лице Лахлана удивление. Приняв послание от своего человека, горец сломал печать, быстро просмотрел написанное и опустил письмо в меховую сумку, свисавшую с пояса. Глаза его потемнели и теперь казались непроницаемыми и холодными, как оникс: было ясно, что он чем-то разгневан.

– Можешь идти, – сказал он, отпуская воина.

Как только дверь захлопнулась, Флора повернулась к Лахлану.

– Что в письме? – с тревогой спросила она.

– Об этом поговорим позже. – Предводитель Маклейнов явно не настроен был откровенничать.

– Гектор отказался?

Взгляд, который он на нее бросил, заставил Флору отступить. Такого свирепого выражения на лице Лахлана она еще никогда не видела.

– Я сказал – не теперь. Возвращайся в свою комнату… если не хочешь продолжить.

Флора вздрогнула и отшатнулась, словно получила пощечину. Что все-таки случилось? Определенно что-то было не так.

Неужели Гектор отказал Маклейну? А возможно, все дело в ней? Может быть, это она что-то сделала не так?

Губы Флоры задрожали.

– Почему ты так обращаешься со мной? Я заслуживаю большего. Скажи мне, что в этом письме.

Жесткие синие глаза продолжали буравить ее, и было в этом взгляде что-то, отчего ее сердце дрогнуло.

Флора сделала шаг к горцу, но тотчас же остановилась. Ей так хотелось положить руки на его плечи и заставить его расслабиться. Лишь мгновение назад она была в объятиях Лахлана, а теперь он казался чужим и недоступным.

– Пожалуйста, – умоляла Флора.

Лахлан долго смотрел на нее, стоя неподвижно, словно сдерживая клокочущую внутри его ярость.

– Черт тебя возьми! – наконец прорычал он. Флора потянулась к нему и положила руку ему на грудь.

– Что он сказал?

– Не знаю.

На этот раз голос горца звучал как-то странно, безжизненно.

Брови Флоры взметнулись вверх. Она ничего не понимала.

– Но почему?

И тут ее осенило: Лахлан не умел читать. Она вздохнула с невольным облегчением. Оказывается, он всего лишь хотел скрыть от нее свою неграмотность!

Неужели Лахлан подумал, что она будет над ним насмехаться? Флора внутренне содрогнулась. К счастью, теперь она достаточно его узнала.

Лахлан предпочел бороться за свой клан, а не учиться в колледже Тунис в Эдинбурге; это заслуживало лишь уважения и ничуть не уронило его в ее глазах.

Хотя ее мать вряд ли согласилась бы с ней. Одной из причин, почему Дженет Кемпбелл осуждала своих мужей, был недостаток образования. Для Флоры это тоже было важно, но Лахлан заставил ее понять: наличие образования не всегда означает образованность и ум. Любой человек, способный противостоять ее могущественному брату столько лет, доказал это на практике.

– Ты ведь не посещал Тунис?

Лахлан, не дрогнув, выдержал ее взгляд.

– Нет. Я могу читать по-гэльски, но не на шотландском диалекте, и твой брат это отлично знает.

Флора нахмурилась: ей было неприятно услышать это о Гекторе.

– Могу я взглянуть?

Лахлан заколебался. По какой-то причине он все еще не доверял ей.

Наконец он вытащил письмо из сумки и протянул Флоре, после чего она осторожно расправила его и быстро пробежала глазами.

Стараясь скрыть облегчение, Флора повернулась к горцу.

– Прочесть?

Лахлан кивнул.

– «Отпусти мою сестру, а иначе пеняй на себя. Можешь считать это предупреждением». Странно. – Флора недоверчиво взглянула на пергамент. – Брат ничего не говорит о твоих требованиях.

Лицо Лахлана осталось бесстрастным.

– Это отказ.

Флора печально опустила глаза.

– Этого я и опасалась. Гектор никогда добровольно не отдаст замок, во всяком случае, в обмен на меня.

На этот раз Лахлан не стал с ней спорить, лишь пожал плечами.

– Значит, ты меня отпустишь?

– Нет.

Это решительное «нет» потрясло её. Флора даже не подозревала, насколько важен для нее этот вопрос. Ей хотелось самой сделать выбор: оставаться здесь или нет.

– Но у тебя нет больше причины удерживать меня.

Ответа не последовало, но взгляд Лахлана был решительным и безжалостным.

Опасения Флоры усиливались с каждой минутой. Была лишь одна причина удерживать ее здесь, и это подтверждало ее наихудшие подозрения.

– Значит, твои планы изменились и ты намерен принудить меня выйти за тебя?

– Задержись письмо на несколько минут, и мне никого не пришлось бы принуждать.

Флора чуть не задохнулась. Так вот каковы были его намерения. Он решил соблазнить ее! Кровь отхлынула от лица Флоры.

– Как ты мог?

– Просто я хочу тебя, – последовал ответ.

– Ты хочешь не меня, а того, что я принесу в приданое. – Флора не могла скрыть отчаяния. Ее богатство, связи и вдобавок конец проклятию – все это слишком соблазнительно. Лахлан видел в ней не желанную женщину, а приз, который он получит, вступив в брак.

Неожиданно Лахлан поднял на нее глаза.

– Когда ты поймешь, что твой выбор здесь ничего не решает?

Флора вздрогнула. Как он мог произносить такие жестокие слова? Она начала доверять ему, думать, что он достоин брака с ней. Непролитые слезы жгли ее веки.

– У меня есть выбор, и я его сделала.

– Нет. Ты не можешь ничего изменить.

Он не понимал. Флора хваталась за соломинку, пытаясь удержаться на поверхности, не желая верить, что могла так ошибиться.

– Пожалуйста, не делай этого и позволь мне уехать.

Все напрасно. С таким же успехом можно пытаться расплавить гранит.

Флора сжала руку горца, но рука не подалась ни на дюйм, а лицо его больше походило на каменное изваяние.

– Не могу.

– Но почему? Почему ты не хочешь отпустить меня домой?

– А ты знаешь, где твой дом?

Флора издала придушенный звук, словно ядовитая стрела поразила ее. У нее и в самом деле не было дома. У нее не было никого. И уж конечно, она не могла рассчитывать на этого холодного, черствого незнакомца.

– Где угодно, только не здесь, – ответила она шепотом.

На мгновение выражение глаз Лахлана смягчилось.

– Неужели тебе плохо здесь со мной?

– Нет. В том-то и затруднение. – Флора вздохнула. Она как дура начала доверять ему; уроки матери не пошли ей на пользу, и она чуть было не уступила ему. Ей надо бежать отсюда, пока она не продала душу за минуту наслаждения в его объятиях. – Отпусти меня к Гектору!

Глаза Лахлана сузились.

– Брат не защитит тебя.

– А ты защитишь?

– Да. Опасайся Гектора, Флора, не верь ему.

– Гектор – мой брат, он не похож на тебя, и ему от меня ничего не надо.

Флора постаралась изгнать боль из груди, но на ее месте тут же образовалась мучительная пустота – холодный осадок, результат разочарования.

Лахлан провел пальцем по ее губам.

– Минуту назад ты так же сильно желала меня, как я тебя. Что же изменилось?

Флора затрепетала. Будь проклято ее предательское тело! Отклик плоти на его прикосновение потряс ее, сердце бешено застучало, и она отпрянула. Негодяй отлично знал, какое действие оказывает на нее, как жаждет его ее тело.

– Ты пытался меня соблазнить. – Флора сжала губы. Продлись их уединение минутой дольше, и это стало бы неизбежным. Она не должна ошибиться снова. – Я никогда не выйду за тебя замуж.

Не позволив себе обнять Флору, Лахлан дач ей уйти. В следующий раз он непременно докажет ей, как она заблуждается. Флора принадлежит ему, хотя еще не знает об этом. В тот момент, когда он к ней прикоснулся, ее судьба была решена. Если она воображает, что способна одержать верх над возникшим между ними притяжением, то напрасно. Ей еще неведомо, сколь сильным может быть веление тела.

Никогда в своей жизни Лахлан ничего не желал так сильно, как Флору. Он почти овладел ею, но неожиданно оказался в ловушке. Все мысли о совращении, о принуждении ее к браку отошли на задний план в тот самый момент, когда она, оказавшись в его объятиях, прижалась к нему всем телом и с готовностью приоткрыла рот ему навстречу.

Лахлан вспоминал, какой она была горячей и влажной и как ее округлые бедра прижимались к нему. В этот момент она была близка к пику наслаждения и освобождению.

Ощутив жаркое покалывание в паху, он чертыхнулся; тело его еще вибрировало, оттого что их объятие было прервано столь неожиданно и стремительно.

Черт бы побрал Гектора!

Его сердце пропустило удар при звуке открывающейся двери – как это ни глупо, он вообразил, что возвращается Флора.

Но на пороге стояла всего лишь его сестра.

– Что случилось? – спросила Джилли с тревогой. – Я видела, как Флора выбежала отсюда, она плакала…

– Не беспокойся ни о чем, Джилли, и возвращайся в свою комнату.

– Это как-то связано с посланцем, которого я видела раньше?

Лахлан нахмурился. Похоже, Флора имеет большее влияние на его сестер, чем он предполагал, и ему это не нравилось.

Горец уже собрался повторить приказ, но тут Джилли положила руку на его плечо, и он вздрогнул. Когда его сестры перестали прикасаться к нему? В детстве они постоянно взбирались ему на колени, смеясь над его шутками.

– Пожалуйста. Я просто хочу помочь.

Лахлан устремил на сестру долгий взгляд – будто впервые за долгое время увидел ее лицо. Перед ним предстала молодая женщина очень высокого роста, и он невольно испытал приступ меланхолии. Как это случилось? Как случилось, что его сестры выросли, а он этого не заметил? Все это время он был слишком занят, и у него не оставалось времени на брата и сестер. Теперь брат его томился в заключении, и он должен был вызволить его.

– Пожалуйста! – повторила Джилли.

Обычно Лахлан не обсуждал дела клана с сестрами, но на этот раз он смягчился.

– Я получил послание от Дуарта.

– От брата Флоры? Так ты написал ему и предложил обмен?

– Этого я не делал.

Действительно, Лахлан не писал Гектору, рассчитывая выиграть драгоценное время, чтобы поухаживать за своей строптивой невестой.

– Тогда откуда Гектор узнал, что Флора здесь?

Лахлан пожал плечами. Он мог только надеяться, что Гектор не сообщит об этом Рори.

– Не знаю, но надеюсь узнать. – Ему не хотелось думать, что кто-то из его людей его предал, но поразмыслить об этом следовало.

– О чем говорится в письме?

Лахлан почувствовал, как в нем вновь закипает гнев. Неохотно достав письмо, он отдал его сестре. Взглянув на пергамент, Джилли нахмурилась.

– Написано по-шотландски.

– Верно.

– А это значит…

– Да. Ну не удача ли, что единственный человек в замке, кто мог это прочитать, оказался рядом со мной? – Лахлан был не в силах скрыть горечь.

Трудно было выбрать более неудобное время. Обычно он не реагировал на уколы Гектора, но Флора, не прилагая к этому усилий и не имея никаких намерений на этот счет, ухитрилась заставить Лахлана почувствовать собственную ущербность.

– Ты позволил Флоре прочесть письмо?

Лахлан пожал плечами:

– У меня не было выбора.

– И о чем там говорится?

– Обычные угрозы Гектора, не более того. Вне всякого сомнения, его главная цель – унизить меня в глазах Флоры. Ну ничего, он еще заплатит за это.

Джилли сморщила носик.

– Флору вырастили на равнине, – беззаботно сказала она. – А у них там свои предпочтения. Я не думаю, что недостаток образования мог изменить ее мнение о тебе.

Лахлан покачал головой, удивленный тем, как быстро Флора сумела очаровать его сестер, и все же в том, что сказала Джилли, была крупица правды.

Неужели он неправильно истолковал желание Флоры покинуть остров? Если так, то его неуместный гнев причинил гораздо больше ущерба, чем он думал.

Джилли озадаченно наблюдала за ним.

– Я все-таки не понимаю, что ее так расстроило.

– Она хотела уехать, а я сказал, что это невозможно.

Джилли покачала головой:

– Ты к ней неравнодушен.

– Нет.

– Да. А если так, что в этом плохого?

Лахлан молчал. Он отлично понимал, что это все осложнит еще больше.

Флора разгадала его замысел. И это, несомненно, затрудняло его задачу. В то же время тот факт, что теперь между ними стало на одну тайну меньше, принес Лахлану некоторое облегчение. Его цель не претерпела изменений, и, разумеется, он не мог ее отпустить.

– Ничто не изменилось, – подвел он итог своим размышлениям.

– Но ты не причинишь ей вреда? – спросила Джилли тихо.

– Нет.

– И что ты собираешься делать?

– Что потребуют обстоятельства.

С минуту они стояли молча, и все это время Лахлан размышлял о том, как случилось, что теперь эта маленькая девушка держит на своей крошечной ладони судьбы стольких людей?

Гектор Маклейн кряхтел при каждом новом толчке, но почти не находил удовольствия в этом процессе. То, что под ним распростерлось роскошное женское тело, не слишком помогало, и его мысли постоянно возвращались к последнему удару, нанесенному коварной Немезидой.

По природе Гектор не был терпеливым человеком, и то, что ему потребовалось целых двадцать пять лет, чтобы уничтожить Лахлана Маклейна, откровенно злило его. Впрочем, уничтожить – это сильно сказано: разве не Маклейн похитил его сестру и тем нарушил его планы?

Гектор грубо нажал бедрами на женское тело. Негодяй заплатит за оскорбление своей жизнью!

Возбуждение его прошло, и Гектор приказал:

– Шевелись, ты, сучка ленивая!

Маленькая служанка с лицом цвета сыворотки безропотно подчинилась и принялась раскачиваться взад-вперед, стараясь встретить его удары своим пышным окороком, а Гектор обхватил ее и крепче сжал огромные груди, свисавшие почти до самой простыни.

Не добившись успеха, он остановился и потянулся к кубку, но даже виски показалось ему горьким. Тогда он снова грубо вошел в нее, тем самым показывая свое недовольство.

Женщина издала жалобный стон, и жаркая волна желания вернулась. Уже много лучше. Обычно Гектор не вел себя так грубо, но тлевший внутри гнев привел к тому, что он утратил контроль над собой. Насилие оставалось единственным средством избавиться от напряжения, и он снова шлепнул служанку по заду, оставив отпечаток ладони на бледной коже.

Теперь его движения становились все жестче и яростнее, а приглушенные жалобные вскрики девушки только возбуждали его. О да! Именно это ему сейчас нужно.

Почувствовав, как нарастает напряжение, Гектор ударил еще раз. Его партнерша вскрикнула, и, сделав еще несколько движений, он излил в нее свое семя, после чего она упала на постель и, свернувшись в клубочек, принялась всхлипывать.

Этот звук вызвал в нем ярость, и Гектор грубо столкнул служанку с постели, после чего бросил ей монету.

Это было больше, чем она заслуживала, потому что оргазм не принес ему удовлетворения, но по крайней мере эта тварь знала свое место.

Когда девушка ушла, гнев и раздражение вернулись с новой силой. То, что Маклейн упорствовал и не желал ему покориться, разъедало душу Гектора, как кислота. Это был удар по гордости, и удовлетворить его могла только смерть противника, но для этого Гектору нужен был план. Он получит сестру обратно и одновременно уничтожит врага.

Бедная маленькая Флора! У Гектора сохранились достаточно нежные воспоминания о сестре, и он сожалел, что она оказалась вовлечённой в это грязное дело, но своевольная девчонка сама навлекла на себя неприятности, и не он виноват, что теперь ей придется горько об этом пожалеть.

Глава 9

Флора пыталась обуздать поднимавшуюся в ней панику. Темная холодная ночь, казалось, была пронизана опасностью и окутывала, как тяжелый плед, а понимание того, что все это скорее у нее в мыслях, чем наяву, не приносило облегчения.

Она прекрасно знала, чем рискует.

Яростный ветер гулял по скалистым уступам, осыпая лицо мелкими каплями морской воды, наполняя воздух соленым ароматом океана; серая и пенистая изморось колола острыми иглами. Туман скрывал беглянку от бдительных взоров часовых, но из-за него предательский рев ветра казался еще ужаснее.

Остров Малл находился так близко, что виден был росший на нем вереск, ковром покрывавший склоны. Почувствовав запах свободы, Флора сделала еще один шаг вниз по тропинке, и тут камень подался под ее ногой. Она принялась отчаянно цепляться руками за ночной воздух в поисках любой опоры, за которую можно было бы ухватиться. В течение бесконечно длившегося мгновения ей казалось, что сейчас она соскользнет с утеса, и все же каким-то образом ей удалось сохранить равновесие, но она не смогла предотвратить обвал груды камней вниз с холма.

В отдалении залаяла собака, за ней другая. Флора замерла и напрягла слух. Сердце ее отчаянно стучало в груди, пока она ждала, опасаясь, что шум привлек внимание часовых. Не впервые она проклинала свои непрочные атласные туфельки, столь подходившие для свадьбы, но вовсе непригодные для движения по скользкой тропинке. В замке было так мало женщин, что оказалось невозможно раздобыть более приемлемую обувь, и теперь эти красивые туфельки снова могли провалить ее план.

Прошла почти минута, прежде чем Флора вздохнула свободно. Хотя было далеко за полночь, многие в замке не спали: часовые всегда бодрствовали и были постоянно наготове, охраняя внешние стены на случай внезапного нападения. К счастью, они не предвидели ее побега, и, скрываясь в тени башни, Флора сумела дождаться удобного момента. Это заняло много времени, но в конце концов во время смены часовых она проскользнула в ворота до того, как их заперли на ночь.

Флора начала медленно пробираться по крутой тропинке к небольшой бухте, где заметила лодку в тот самый день, когда Лахлан с такой страстью поцеловал ее и пробудил от невинной дремоты, вызвав в ней ответное желание. Это был день, когда она позволила себе поверить в будущее.

Когда Флора ступила на берег, ноги ее глубоко увязли в песке. Туман рассеялся, и она без труда могла различить короткий путь по отмели.

Теперь море оставалось единственной надеждой на спасение. В конюшне лэрда стояло несколько лошадей, которых он держал в небольшой загородке у северной стены башни, но Флоре никогда бы не удалось украсть лошадь незамеченной, а идти пешком по каменистой равнине Морверна посреди нескончаемых вересковых пустошей и опасных торфяных болот было бы сущим безумием.

Флора сглотнула, стараясь не вспоминать о том, как однажды она чуть не утонула. Ей было тогда семь лет, и на лето она осталась в замке Инверери с теткой и дядей, прежним графом Аргайлом. В замке праздновали свадьбу кузена Арчи, нынешнего графа, и впервые все ее братья и даже кое-кто из сестер оказались одновременно в одном месте. Флора отчаянно хотела произвести на них впечатление и потому, увидев, как они отправляются утром на озеро, увязалась за ними, а когда Рори спросил ее, умеет ли она плавать, уверенно кивнула.

Поначалу все шло прекрасно. Флора сняла чулки, туфли и ступила в холодную воду. Остальные ее родственники уже плескались на середине озера – ныряли, хохотали, и Флора, желая услышать, о чем они говорят, сделала несколько шагов, направляясь к ним, как вдруг… провалилась в черную бездну!

Ей никогда не забыть смыкающуюся вокруг темную удушающую воду, заливающую нос, рот, заполняющую легкие. Наступил момент, когда весь мир, в котором ничто уже не казалось настоящим, реальным, окончательно исчез, но Флора не желала сдаваться и принялась молотить руками по воде. На мгновение ее голова показалась на поверхности, прежде чем снова оказаться под водой.

Флора помнила, что там было темно и мрачно; она не могла видеть даже своих рук, не могла вздохнуть.

К счастью, ее барахтанье заметил брат Алекс, а затем все пять братьев. Они подоспели вовремя: глубина в этом месте была больше десяти футов, и позже Рори говорил, что Флора лежала на дне, свернувшись клубочком, как русалка.

Флора так и не смогла забыть слез матери и гнева всех братьев. Никогда ей не приходилось видеть столь единый порыв чувств. Даже Алекс кричал на нее, а объяснение, что иначе они не взяли бы ее с собой, было с яростью отвергнуто.

Когда в следующий раз вся семья отправилась на озеро, проказницу, разумеется, оставили в замке.

Взгляд Флоры упал на лодку, мирно покоившуюся на расстоянии всего нескольких футов от берега.

«Я могу это сделать», – внушала она себе. Страх воды не мог быть чем-то необычным, ведь Флора выросла в равнинной части Шотландии. На островах, где горцы легко бороздили широкие просторы моря на своих бирлиннах, как и их норвежские предки, все было иначе. Отвага и бесстрашие на воде были образом жизни и еще одной причиной, почему она не вписывалась в эту жизнь.

Пальцы Флоры не гнулись от холода, и ей было трудно отвязать веревку, но в конце концов удалось подтянуть лодку ближе. Убедившись, что весло на месте, она ступила на дно лодки и как можно бесшумнее оттолкнулась от берега. Не оставляя себе времени на раздумье, Флора взяла весло и принялась грести. С каждым движением весла уверенность ее росла.

Это была медленная и тяжелая работа. Хотя море казалось спокойным, течение оказалось на удивление сильным. Через несколько минут Флора обернулась, чтобы посмотреть, насколько продвинулась вперед, и пришла в ужас, увидев, что отдалилась от берега не более чем на пятьдесят футов.

Господи, как ей было холодно! Она попыталась поплотнее запахнуть плащ, но заледеневшие пальцы не слушались. Ноги ее совершенно промокли, и не потому, что она прошла до лодки по воде, а потому что на дне лодки стояла вода.

Не давая себе времени на размышления, Флора снова опустила весло в воду и принялась грести изо всех сил, стараясь как можно скорее сократить расстояние между собой и целью своего предприятия. Бороться с течением было трудно, приходилось изо всех сил напрягать спину.

И тут ей показалось, что ее зовут. К реву ветра примешивался человеческий голос, и он породил тоску в ее душе. Неведомая сила заставила девушку обернуться. Она подняла глаза, чтобы разглядеть фигуру, маячившую на берегу в туманной дымке, и ее охватила печаль. Она подумала о том, как много теряет – Мэри, Джилли, Мердок, Аласдэр и даже старая ведьма Мораг. В конце концов Флора дала себе слово, что, как только сможет, пошлет за ними.

А ведь был еще Лахлан Маклейн! Флора надеялась, что никогда больше не увидит его, но даже сейчас воспоминание о нем терзало ее душу. Он смутил ее, вызвал в ней бурю чувств, которых она не могла понять.

Из уголка глаза выкатилась слезинка, и она смахнула ее тыльной стороной ладони.

Она слишком долго ждала. Ей следовало сбежать сразу, как только она получила возможность свободно передвигаться по замку; тогда она не испытывала бы сейчас жгучей боли в сердце.

Ну все, довольно! Бросив последний взгляд назад, Флора распрямила плечи и принялась энергично грести.

Весь день Лахлана преследовала мысль о том, что, возможно, он плохо поступил с Флорой, и его не удивило то, что она не пришла ужинать. Он хотел пойти искать ее, но потом решил на время оставить в покое.

Сидя в кресле возле камина, он неподвижно смотрел на оранжевые языки пламени до тех пор, пока у него не заболели глаза.

Черт!

Лахлан с грохотом поставил кубок на стол и выбранился. Поднявшись, принялся шагать по комнате. С него довольно!

Решительными шагами выйдя из комнаты, Лахлан поднялся по лестнице. Остановившись у двери Флоры, он постучал, но ответа не последовало.

Вероятно, Флора спала. Лахлан постучал снова – на этот раз громче, и тут им начало овладевать беспокойство. Сжав ручку двери, он медленно потянул ее на себя…

Первое, что он заметил, был холод. Огонь в камине давно погас, и знакомый цветочный запах, который прежде, казалось, пропитывал весь воздух в комнате, теперь едва ощущался. Ставни были закрыты, и лишь фонарь в коридоре наполнял комнату слабым светом. Его взгляд упал на кровать, но он и так уже знал: Флора сбежала.

Дверь напротив открылась, и в проеме показался Аласдэр, которого, судя по всему, разбудил шум.

– Что случилось, мой лэрд?

Лахлан попытался обуздать внезапный приступ ярости.

– Черт возьми! Девушки нет в комнате. Когда в последний раз проверял, где она?

Лицо старого вояки побледнело.

– Примерно час назад. Как ты и приказал, до того, как пойти спать.

Как он приказал! Выходит, это он виноват в том, что она сбежала? Ну конечно, слишком расслабился, поверил ее слову. Следовало держать стражника у двери постоянно. Теперь, если с ней что-нибудь случится, винить придется только себя.

– Думаю, девушка не могла уйти далеко, мой лэрд…

Но Лахлан, не слушая, уже мчался вниз по лестнице, в уме анализируя наиболее вероятные способы и пути побега, методично рассматривая все возможности и отдавая предпочтение некоторым из них.

Еще ни одна битва не задевала его так болезненно. Теперь жизнь Флоры зависела от его способности составить план быстро и эффективно.

– Подними как можно больше людей, – крикнул он через плечо Аласдэру. – И проверь конюшни.

Маловероятно, чтобы Флора смогла проскользнуть мимо часовых и украсть лошадь, но если окажется, что он ошибся, часовым несдобровать!

В замок можно было поникнуть с двух сторон: с суши и с моря. Сначала следовало проверить причал, чтобы удостовериться, что Флора не выбрала этот путь.

Выйдя из башни, Лахлан окинул взглядом освещенный факелами двор замка.

Казалось, все было в порядке. Дурной знак. Это означало, что Флора ускользнула незамеченной. Появление лэрда немедленно привлекло внимание стражников, расставленных по периметру возле стен, окружающих двор.

– Что-то случилось? – спросил один из них.

– Да. – Лахлан хмуро кивнул. – Ворота заперты?

– Конечно – их заперли сразу после смены караула.

– И тем не менее мисс Маклауд исчезла. Немедленно всем отправиться на поиски!

Голос Лахлана был тверд и на удивление спокоен. В подобных случаях, когда приходилось действовать решительно, он отличался необычайной выдержкой.

– Кто-нибудь из вас слышал что-нибудь необычное?

Один из стражников выступил вперед.

– Недавно, когда я заступал на пост, лаяли собаки, мой лэрд.

Лахлан не сомневался в причине этого лая. Значит, она действительно сбежала!

– Как давно это было?

– С полчаса назад. Возможно, чуть меньше.

Итак, Флора не могла уйти далеко, и они ее непременно найдут. Если болота и скалы не найдут ее первыми.

– С какой стороны лаяли собаки?

Часовой покачал головой:

– Не могу сказать с уверенностью, мой лэрд; возможно, с севера.

Это соответствовало догадке Лахлана о том, что Флора вышла из ворот, ведущих на сушу. Вскоре Аласдэр привел еще несколько мужчин, и по мере того, как вспыхивали все новые факелы, во дворе замка становилось все светлее.

– Лошади на месте, мой лэрд, – доложил Аласдэр. – Значит, беглянка ушла пешком.

Кивнув, Лахлан немедленно отправил человека к причалу проверить, на месте ли лодка, а еще двоих послал на север по скалистому морскому берегу. Однако большая часть воинов, отправившихся с ним, конных и пеших, двинулась по вересковым пустошам.

Через несколько минут Мэри и Джилли спустились с лестницы: они были в ночных рубашках, и только на плечи накинули пледы для тепла. Лахлан видел по их лицам, что девушки обеспокоены, но у него уже не оставалось времени, чтобы утешить их. Сейчас каждая секунда промедления могла стать водоразделом между жизнью и смертью.

Сев на лошадь, Лахлан повернулся к сестрам:

– Обыщите башню, загляните во все углы.

– Мы будем искать, – пообещала Мэри.

– И мы найдем ее, – подтвердила Джилли. Лахлан кивнул, но его лицо оставалось мрачным.

– Я тоже намерен ее найти.

Когда ворота открылись, Лахлан повел своих людей вперед, сразу пустив коня отчаянным галопом. Оказавшись снаружи, они направились в разные стороны, рассыпаясь по всем направлениям. Пешие двигались зигзагами, надеясь таким образом обследовать большую площадь.

Чувства Лахлана обострились, и несколько минут он бешено мчался вперед, снова и снова мысленно проигрывая все случившееся. Неужели неудавшийся побег ничему не научил Флору? И как она могла вести себя так бесшабашно? Разве она не сознает опасности, таящейся в путешествии по незнакомым местам?

Как-то он повел ее по тропинке к берегу. Эта сцена всплыла в памяти Лахлана так живо, что он увидел ее во всех подробностях. Тогда Флора сидела на камне у кромки воды, и ее золотые волосы развевались на ветру, и Малл был виден ей с поразительной четкостью…

Ну конечно! Та старая лодчонка рыбака, жившего в хижине на краю песчаной отмели. Старик умер несколько лет назад, и с тех пор лодкой никто не пользовался, так что ее дно стало похоже на решето.

Лахлан натянул поводья и, круто повернув коня, помчался так быстро, будто от этого зависела его жизнь…

* * *

К тому времени, когда Флора поняла, что происходит, что-то делать было уже поздно, и все же она повернула к берегу. Теперь мысли о побеге сменились мыслями о том, чтобы выжить.

Сначала она приписала неудачу своему неумению грести, но скоро поняла: вода прибывает в лодку слишком быстро. В темноте она не могла видеть происходящего, но чувствовала, что вода уже достигла ее щиколоток.

В лодке была течь.

Флора все еще пыталась грести, надеясь на то, что течение, с которым она так яростно боролась всего несколько минут назад, отнесет ее обратно к берегу, но лодка так отяжелела, что едва двигалась, а берег, несколько минут назад казавшийся таким близким, теперь представлялся недосягаемым. Не умея плавать, она не смогла бы проплыть и фута, не говоря уж о том, чтобы добраться до спасительного берега.

Когда Флоре стало ясно, что достигнуть берега таким образом невозможно, она начала судорожно вычерпывать из лодки воду, набирая ее в горсти и выплескивая за борт с такой скоростью и силой, какие появляются у человека, только когда он борется за свою жизнь.

Флора была так поглощена этим занятием, что на время забыла о страхе; она прилагала отчаянные усилия, но лодка все равно все больше наполнялась водой, словно море, предъявляя свои права, не хотело отпускать ее.

Продолжая механически вычерпывать воду, Флора бросила взгляд на берег и тут же отчаянно заморгала. Неужели глаза подводят ее? Нет-нет! Сердце Флоры забилось быстрее. Вглядываясь в туманную дымку, она различала замок; сиявший в темноте яркими огнями. Даже издали она могла безошибочно различить признаки общей тревоги. Наверняка ее отсутствие заметили и теперь уже ищут! Лахлан Маклейн спасет ее! Ей надо продержаться еще немного, чтобы он смог до нее добраться.

Флоре захотелось встать во весь рост и замахать руками, но она не осмеливалась и лишь, продолжая вычерпывать воду, кричала в темноту:

– Помогите, я здесь!

Вскоре темноту прорезал свет факелов, а затем на берегу появился всадник на огромном коне. Они ее нашли! По щекам Флоры заструились слезы радости, и она снова закричала настолько громко, насколько позволял голос:

– Сюда! Сюда! Я здесь!

Лодку несло течением к берегу, но тут ей стало ясно, что всадник не может ее услышать. Постепенно оранжевый свет, суливший спасение, померк, а вместе с ним померк и луч надежды, оставив лишь черное отчаяние.

Горькое разочарование охватило Флору, усталое тело перестало подчиняться. Ей хотелось кричать и плакать от бессилия, ярости и несправедливости, но крик застревал в горле. И только природное упрямство заставляло Флору снова и снова продолжать вычерпывать ледяную воду окоченевшими руками.

Лахлан перехватил нескольких своих людей возле замка и отправил их спускать на воду лодки, чтобы обыскать каждый дюйм пролива между его островом и Маллом на случай, если бы его догадка оказалась верной.

Но никогда еще он так страстно не желал ошибиться.

Добравшись до каменистого обрыва, Лахлан спешился и побежал вниз по узкой тропинке к отмели. Его худшие опасения оправдались, когда он не увидел лодки ни у берега, ни в гуще тумана, висевшего над морем. Будь оно все проклято!

Он вбежал в воду и снова стал всматриваться в темноту, проклиная туман, окутавший луну, ночь и море, слившиеся воедино и казавшиеся одним гигантским черным котлом.

И тут его напряженный взгляд уловил какое-то движение примерно в ста футах от берега, потом что-то блеснуло. Сердце Лахлана замерло. Ее волосы. Лодка почти скрылась под водой и потому сначала он ее не заметил.

Но почему она все еще цепляется за лодку, почему не плывет?

Ответ пришел сам собой. Флора не умеет плавать! Как же она могла так бездумно довериться этой дырявой лодчонке? Понимание этого помогло ему овладеть собой. Флора проявила такую отчаянную отвагу лишь для того, чтобы скрыться от него. По-видимому, смерть в воде была для нее желаннее, чем брак с ним.

– Флора!

Лахлану показалось, что девушка повернула голову. Не раздумывая, он нырнул в волны и поплыл так, словно от успеха зависела его жизнь. Он с детства плавал вокруг островов и обычно выигрывал соревнования на скорость, когда его клан принимал участие в играх горцев, но течение в проливе оказалось слишком сильным, и добраться до Флоры было почти невозможно.

Горец был уже на полпути к ней, когда услышал ее голос:

– Лахлан!

Голос был слишком тихим, и он подумал, что ему почудилось. Но через секунду призыв повторился снова:

– Лахлан!

Мольба в ее голосе резанула его по сердцу. Теперь он не подведет ее!

– Скорее!

– Продержись еще немного!

Подплыв к месту, где только что была лодка, Лахлан нырнул и поплыл глубоко, почти у самого дна. Легкие его сдавливало из-за отсутствия воздуха, и он едва удерживался, стараясь не вздохнуть. «Думай о ней, вот и все».

Лахлан бешено шарил руками по дну, и вдруг судьба сжалилась над ним: его пальцы запутались в чем-то столь прочном, что едва ли это были водоросли. Ее волосы! Притянув Флору к себе, он сделал рывок, чтобы поскорее выбраться на поверхность.

Вскоре их головы показалась над водой, но беглянка по-прежнему оставалась бесчувственной в его объятиях.

– Флора!

Лахлан напрягся: он не должен ее потерять! Схватив девушку поперек живота, он сделал стремительное движение, которое вызвало у нее спазм. Из горла Флоры хлынула морская вода, затем ее веки затрепетали, глаза открылись и снова закрылись… Но хвала Господу, она жива!

Однако Флора была холодна как лед, и это значило, что опасность еще не миновала, и Лахлан, поддерживая голову Флоры над водой, энергично поплыл к берегу.

Это было намного легче, чем плыть в открытое море, и, добравшись до отмели, он поднял ее на руки, а затем, положив на песок, попытался привести в чувство.

– Флора, ты меня слышишь? Пожалуйста, очнись!

Ее веки снова затрепетали, и – о счастье! – глаза медленно открылись. Тогда, испытывая ни с чем не сравнимое облегчение, Лахлан наклонился и поцеловал ее.

Он понимал, что сейчас не время, что ему следует поскорее доставить Флору в замок, но не мог справиться с собой и целовал ее жадно, без остановки, будто этими поцелуями мог изгнать холод из ее губ. В это краткое мгновение он сказал ей так много!

Когда Лахлан поднял голову, их глаза встретились, и он прочел во взгляде Флоры неподдельное удивление.

– Лахлан, я…

Ее веки затрепетали, глаза снова закрылись, и она опять впала в беспамятство.

Страх, что Флора может умереть, охватил его с небывалой силой, и Лахлан прижал руку к ее груди. Лишь почувствовав биение ее сердца, он испытал некоторое облегчение. Течение, с которым ему пришлось, бороться, отняло у него немало сил, но Лахлан понимал, что, если немедленно не доставит Флору в замок, в тепло, она умрет.

Каждый шаг по песчаной отмели причинял ему отчаянную боль, но он не позволял себе думать об этом.

Будь он проклят, если она умрет! Флора была его женщиной, она принадлежала ему с той минуты, как он впервые ее увидел, и будет принадлежать впредь.

Наконец Лахлан добрался до того места, где оставил своего коня. Уложив Флору поперек седла, он устроился позади нее и галопом помчался к замку.

Во дворе замка царила суматоха, мигом прекратившаяся, как только он проскакал по двору со своим бесценным грузом.

Должно быть, Джилли и Мэри наблюдали за ним, стоя у двери, потому что они оказались рядом до того, как его ноги коснулись земли. Несколько его людей тоже бросились на помощь, но он жестом отстранил их. Никто не смел дотронуться до нее, никто, кроме него.

– Слава Богу, ты нашел ее! – Джилли всхлипнула, не в силах скрыть страха, которым были охвачены все присутствующие. Как только Лахлан появился во дворе замка, там стало тихо, как в могиле.

– Что случилось? Что с ней? Она… мертва?

– Нет! – крикнул Лахлан свирепо. – Она дышит, но мне надо скорее внести ее внутрь и согреть!

– И куда ты ее отнесешь?

Лицо Лахлана сделалось угрюмым, и он бросил на сестру яростный взгляд:

– В свою постель!

Глава 10

Лахлан даже не заметил двусмысленности сказанного. Все, о чем он мог сейчас думать, – это о тепле для Флоры. Дрова в его камине еще не прогорели, и он точно знал, что следовало делать.

Глаза Мэри округлились, но она не стала возражать, так как достаточно хорошо знала брата и не заподозрила ничего дурного. У остальных то, что Лахлан решил отнести Флору в свою спальню, не вызвало удивления: пленница принадлежала ему, и именно это он имел в виду.

Перепрыгивая через две ступеньки разом, Лахлан мгновенно добрался до второго этажа.

С той минуты, как он вошел в замок, все его мысли были сосредоточены на одном: согреть ее и обсушить.

– Принеси мне одеяла, свежую одежду и все, что нужно, чтобы согреть ее, – крикнул он сестре, оказавшись в коридоре возле своей спальни.

Мэри послушно кивнула, затем вдруг спросила:

– Брат, скажи, почему она это сделала? Неужели она здесь так несчастна?

Лахлан опустил взгляд.

– Не знаю.

– Я думала, она к нам привязалась.

– Так оно и есть. К вам с Джилли это вряд ли имеет отношение – все произошло из-за меня. – Лахлан резко открыл дверь и тотчас же ощутил благодатное тепло.

Войдя в комнату и уложив Флору на кровать, Лахлан внимательно осмотрел ее. Если бы он не чувствовал, как ее сердце бьется под его рукой, то решил бы, что она умерла. Густые длинные ресницы лежали, как крохотные сосульки, на бледных щеках, а обычно алые губы посинели. Золотые волосы смерзлись и плотно прилегали к голове, укрывая несчастную длинным плащом. Флора напоминала восковую куклу, неподвижную, безмолвную, и то, что она это сделала, пытаясь избавиться от него, сдавило грудь Лахлана свинцовой тяжестью.

Он дотронулся рукой до ее влажной щеки. Господи, какая холодная! Если бы он не принял срочных мер, Флора была бы обречена.

Распустив завязки ее шерстяного плаща, Лахлан принялся расстегивать крючки и распускать шнуровку ее платья.

Услышав за спиной шум, он обернулся и увидел, что Мораг подбрасывает больше дров в огонь. Но одного только жаркого гудящего пламени было недостаточно, и горец обменялся мгновенным понимающим взглядом со своей старой нянькой. Они оба знали, что следует предпринять, но Лахлан хотел сделать это сам.

– Я могу чем-нибудь помочь? – услышал он голос Джилли – она уже вернулась с одеялами и теперь нерешительно переминалась у двери с ноги на ногу. За ее спиной Лахлан заметил Аласдэра, Аллана и еще нескольких своих людей.

– Не сейчас.

В комнату проскользнула Мэри с несколькими пледами; она положила их в изножье кровати и, вдруг поняв, что собирается сделать брат, резко отступила назад.

– Идемте, – сказала Мораг Мэри и Джилли. – Сейчас мы ничем не можем ей помочь. Лэрд сам сделает все необходимое.

– Но разве?.. – начала Джилли, однако не закончила вопроса, потому что Мораг тут же выставила ее с сестрой из комнаты и дверь за ними захлопнулась.

Проклиная свои большие неуклюжие руки, Лахлан принялся срывать с Флоры одежду, стараясь в то же время щадить ее скромность. Он понимал, что выбора у него нет, и сознавал также, что потом в лучшем случае Флора будет смущена, а в худшем придет в ярость. Возможно, ему следовало бы позволить Мораг помочь, но Флора принадлежала ему, и только ему.

Заметив амулет, скрытый под несколькими слоями одежды, Лахлан замер. Хотя какая-то его часть желала, чтобы амулет пропал на дне морском, унеся с собой проклятие, другая, лучшая, часть испытала радость за Флору. Он снял амулет с ее шеи. Наконец на Флоре осталась только сорочка; ее он снял в последнюю очередь.

Неожиданно у него перехватило дух: даже сейчас Лахлан не мог не обращать внимания на несравненную красоту обнаженного тела, которое теперь полностью было открыто его взору. В эту ночь он должен пощадить ее честь, но никто не мог запретить ему смотреть на нее обнаженную, безвольно лежащую в его постели, как можно дольше, кроме… Кроме сложившихся обстоятельств.

Сейчас перед ним стояла лишь одна задача: помочь Флоре выжить; и все же Лахлан поклялся, что, когда в следующий раз будет раздевать ее, то непременно насладится созерцанием всех ее прелестей. Подстелив вниз одно из одеял, принесенных Мэри, остальные Лахлан горой навалил на Флору сверху, а затем, стоя возле кровати, принялся срывать с себя мокрую одежду. Покончив с этим и не успев даже подумать о том, что делает, он скользнул под одеяла, лег рядом с Флорой и нежно привлек ее к себе. Только тут он почувствовал, насколько заледенело ее тело. Проклятие! Неужели она так замерзла? Это не сулило бедняжке ничего хорошего.

Взяв себя в руки, Лахлан крепко прижал Флору к себе и снова почувствовал прилив нежности. Эта нежность стала еще одним доказательством того, сколь много эта девушка значила для него.

Сейчас он отдал бы все на свете, чтобы увидеть ее одетой, с блестящими глазами и, как обычно, готовой бросить ему вызов.

«Ну же, пошевелись хоть чуть-чуть!» Лахлан крепко прижал Флору к своему телу, но она оставалась неподвижной, словно ледяной столб.

То, что Лахлан избавился от мокрой одежды, и то, что рядом пылал жаркий огонь, немедленно согрело и оживило его, однако тело Флоры, укрытое в его объятиях, никак не хотело согреваться.

«Ну давай же, черт возьми!» – молча взывал Лахлан, как будто был властен изменить столь печальную ситуацию одними словами. Ему хватило бы решимости на них обоих, но Флора, казалось, утратила всякую способность сопротивляться: она неподвижно лежала в его объятиях, а он прижимался животом к ее ягодицам, остро ощущая запах морской воды, соли и чего-то еще, до сих пор ему незнакомого. Ничто никогда не пахло так чудесно, и Лахлан уже не мог притворяться, что Флора для него по-прежнему всего лишь средство достижения поставленной цели. Лахлан больше не вспоминал о своей дьявольской сделке с Аргайлом, теперь он думал, как защитить ее.

Горец привлек Флору ближе и замер. Час шел за часом, а он все так же крепко прижимал бедняжку к себе, ожидая, когда пройдет сдавившее его грудь ощущение опасности.

Постепенно болезненные укусы холода становились не столь ощутимыми: Флора оттаивала рядом с ним, и дыхание ее становилось все ровнее.

С наступлением рассвета Флора наконец пошевелилась. Не открывая глаз, она повернулась и прижалась лицом к шее Лахлана, а руку положила ему на грудь.

Теперь эта доверчивая рука обжигала его, как раскаленное железо. У него захватило дух. И все же, выполняя свой долг, Лахлан не мог рисковать, не мог рассказать ей всю правду: ведь в этом случае он ставил под удар не свою жизнь, а жизнь брата.

Два месяца назад Лахлан обратился к Аргайлу за помощью. Стоя в огромном зале замка Инверери, он со смешанными чувствами смотрел на одного из самых могущественных и коварных людей Шотландии – Арчибальда Угрюмого Кемпбелла, графа Аргайла.

Аргайл сидел на возвышении возле камина на золоченом стуле. Под ним покоилась большая бархатная подушка, а стул очень походил на трон, и, по всей вероятности, это не было случайным совпадением.

Аргайл надменно смотрел на гостя сверху вниз, и лицо его выражало неприкрытое презрение.

– Итак, король захватил твоего брата. Чего же ты ждешь от меня?

Лахлан постарался овладеть собой.

– Полагаю, наш союз, основанный на том, что я поставляю тебе людей, включает защиту с твоей стороны в ответ на услуги, которые я оказываю тебе.

Глаза графа угрожающе блеснули.

– Я не нуждаюсь в напоминаниях о нашем соглашении и моем долге. Скажи, чего ты хочешь? Чтобы я штурмом взял замок короля и освободил твоего брата?

– У тебя есть немалое влияние на короля и Тайный совет. Действия короля несправедливы. Гектор напал на мои земли, незаконно захватил мой замок. У него нет никаких прав на владение Коллом.

– Дуарт утверждает противоположное: ведь ты отказался признать его вождем.

Лахлан попытался обуздать свой гнев.

– Он не мой вождь и едва ли друг тебе!

Действительно, Аргайл и Гектор враждовали с тех пор, как Гектор женился без согласия графа, но сейчас речь шла не об этом. Аргайл бросил суровый взгляд на Лахлана, несомненно, удивленный его отказом выслуживаться и раболепствовать перед ним. Затем он переключил внимание на посланца, вошедшего в зал с письмом.

Раздраженный тем, что их разговор прервали, Лахлан стал терпеливо ждать, а Аргайл в это время просматривал письмо, и лицо его постепенно темнело от ярости.

Наконец он разразился потоком брани, обнаружив характер, совершенно не соответствующий стоической выдержке и несгибаемому упорству, благодаря которым получил прозвище Угрюмый.

Резко поднявшись, Аргайл скомкал письмо в кулаке и затем бросил его в камин.

– Эта девчонка просто чума, черт бы ее побрал!

– Милорд?

Аргайл повернулся к гостю, будто только сейчас вспомнил, что он все еще здесь. Гнев его отчасти прошел, и он снова сел.

Лахлан очень удивился, когда Аргайл вдруг сказал:

– Думаю, я смогу тебе помочь.

– Но… – Лахлан тут же напрягся, потому что тон графа ему не понравился.

Аргайл усмехнулся:

– Ты правильно все понял. В обмен на это тебе придется решить для меня небольшую проблему. – Он потянулся за хрустальным бокалом с кларетом и сделал изрядный глоток, а затем уселся поудобнее на своем троне и сложил руки перед собой.

– И что это за проблема?

– Кузина Флора Маклауд. Кажется, она решила бежать с лордом Мюрреем.

Лахлан поднял бровь. Лорд Мюррей хоть и был молод, тем не менее получил известность как яростный противник Аргайла, неудивительно, что граф так разгневался. Сама Флора была известна как богатая наследница, и больше он ничего не знал о ней.

– Ты хочешь, чтобы я помешал им?

Губы Аргайла изогнулись, что с натяжкой можно было принять за улыбку.

– Сказать по правде… – Он помолчал. – Я хочу, чтобы ты женился на ней.

Лахлан замер. Этого он уж точно не ожидал услышать. Заметив блеск в глазах Аргайла, он уже решил отказаться, но… Несмотря на то, что сейчас брак не входил в его планы, женитьбой на Флоре Маклауд вряд ли следовало пренебрегать: женившись на ней, Лахлан не только обретал союзника в лице Аргайла, но также родственника в лице Рори Маклауда и… Гектора, хоть это и звучало неправдоподобно.

Лахлан прищурился.

– У нее что, с головой не все в порядке?

Аргайл ответил смехом, похожим на лай, и чуть не поперхнулся кларетом.

– При чем тут голова? Флора красива и очень богата: ее приданое составляет две тысячи марок вдобавок к землям, которыми она владеет.

Сердце Лахлана дрогнуло. Неужели ее состояние столь огромно? Такие деньги помогли бы ему в одно мгновение поправить дела клана. И все же…

– Но почему я?

Лахлан был рядовым горским вождем, а при наличии такого приданого граф мог выбрать любого подхалима с равнин.

Аргайл задумчиво поскреб пальцами по подбородку.

– Потому что у тебя есть шанс. Ты способен произвести впечатление на эту взбалмошную девицу.

Лахлан нахмурился:

– Не понимаю. Какое значение имеет ее впечатление? Ее долг – выйти замуж за любого, кого выберет ей в мужья опекун.

Аргайл пожал плечами:

– Право выбора принадлежит ее брату, хотя Рори ни за кого не посмеет выдать ее без моего одобрения. Но все равно хорошо, что вы с ним друзья: он не станет возражать, если ты к ней посватаешься. Ты должен убедить Флору выйти за тебя, но предупреждаю – это нелегкая задача. От девчонки сплошные неприятности: мать избаловала ее и привила ей необычные представления о долге.

Неприятности? Внезапно в памяти Лахлана всплыли воспоминания о разговоре с Рори. Маклауд не скрывал, что его сестра своевольна и всегда готова к проказам и каверзам. Последнее, чего хотел бы Лахлан, – обзавестись избалованной девчонкой в качестве жены, но он помнил также, что этот брак стал бы куда большей удачей, чем он мог надеяться. Речь шла не только о деньгах, но и об укреплении союза между ним, Аргайлом и Рори.

– Я сумею убедить ее.

– Посмотрим. Сказать, что она своевольна и упряма, – значит ничего не сказать.

Лахлан усмехнулся про себя, однако не стал возражать.

– Что еще? – безразличным тоном спросил он. Граф улыбнулся, видимо, ничуть не обиженный очевидным недоверием гостя.

– Твое сотрудничество.

Ну наконец-то! Разумеется, Аргайл хотел заставить его встать под знамена короля. Возможно, он запросил слишком много после того, как король заключил брата в тюрьму, но Лахлан был достаточно практичен, чтобы понимать: он станет много сильнее, имея графа своим соратником. И хотя доверия к королю Якову не вернуть, но, возможно, от него это и не потребуется.

– Я ссорился не с королем, а с Гектором. Король сам подорвал мою веру в него. Мне потребуется не только твоя поддержка для брата, но и помощь в моей распре с Гектором из-за замка, который я хочу вернуть. Если король вступится за меня, у меня не будет причины бунтовать против него.

Брови Аргайла поползли вверх.

– Ты торгуешься, даже когда речь идет о свободе твоего брата?

– Как и ты. Ведь это твоя маленькая кузина собралась бежать к алтарю с лордом Мюрреем, не так ли?

Лахлан не хуже Аргайла владел искусством блефа: сейчас он женился бы на ком угодно, лишь бы вызволить брата.

Хмыкнув, Аргайл кивнул:

– Ладно, по рукам. Но помни: не помышляй о том, чтобы применить силу. Флора – обворожительная маленькая кокетка, и я не потерплю, чтобы ей был нанесен ущерб. Если это произойдет, на мою поддержку не рассчитывай.

– А как насчет моего брата?

– В день вашей с Флорой свадьбы я позабочусь о его освобождении.

Так была заключена эта дьявольская сделка. В то время женитьба на кузине Аргайла казалась Лахлану невысокой ценой за освобождение брата и возвращение замка, и он даже не подозревал, какую цену ему придется заплатить в дальнейшем.

Неосознанно он крепче прижал к себе Флору, и с ее уст сорвался слабый звук удовлетворения, а затем она открыла глаза.

Лахлан замер, сердце в его груди билось как бешеное. Заглянув в ее бездонные синие глубины, он убедился, что Флора еще не пришла в сознание полностью – вот почему выражение ее глаз было таким нежным и она казалась такой покорной.

Но все это было ничто в сравнении с улыбкой, появившейся на ее губах, когда она увидела его.

Томление больно сжало грудь Лахлана. Неужели когда-нибудь он сможет по-настоящему сжать ее в объятиях? Заниматься с ней любовью и, видя ее улыбку, испытывать безграничное счастье?

– Должно быть, я спала, – пробормотала Флора и закрыла глаза, снова погружаясь в сон. Ее пальцы крепко вцепились в него, а нежная щека покоилась на его груди возле изнемогающего сердца.

Лахлан не мог двинуться с места: каждый дюйм его тела был напряжен от желания. Увы, предмет желания оставался недосягаемым, несмотря на близость обнаженного тела, плотно прижатого к нему. Тем не менее Лахлан отчаянно желал еще больше приблизить ее к себе, скользнуть глубоко в нее и, медленно овладев ею, сделать ее своей.

Все следы купания в ледяной воде исчезли, и Флора неосознанно потерлась об него. Соски ее отвердели, и она провела рукой по груди Лахлана, вызывая в нем острый приступ желания.

Он обхватил руками ее ягодицы, и все его тело завибрировало, откликаясь на это искушение.

Ему хотелось дотронуться до нее везде, провести рукой по всему ее телу, исследуя каждый дюйм ее наготы, и целовать до тех пор, пока она не закричит, но он не мог на это осмелиться.

Чувство чести также удержало Лахлана от решительного шага: он не должен был пользоваться ее беззащитностью. Флора бежала от него, так как испугалась того, что чуть не произошло в его кабинете. И все же их тела были созданы друг для друга; теперь, прижимая ее к себе, Лахлан отчетливо это чувствовал.

С тихим стоном Маклейн заставил себя оторваться от ее столь соблазнительного тела: он не хотел оставаться в постели, когда Флора проснется, понимая, что его присутствие только напугает ее. Теперь, когда опасность миновала, она больше в нем не нуждалась.

Натянув свежую рубашку и завернувшись в чистый плед, Лахлан снова посмотрел на постель, стараясь впитать глазами все до мелочей. Не в силах остановиться, он наклонился и нежно поцеловал Флору в губы.

– Отдыхай, моя радость. – Прошептав эти слова, Лахлан повернулся и, осторожно ступая, покинул комнату.

Бледный свет утра просочился в окно и разбудил Флору. Открыв глаза, она почувствовала окружавшее ее мягкое тепло, словно это было покрывало, сотканное из солнечного света. И еще этот теплый нежный аромат… Что это? Мирт?

Возможно, но и что-то еще, смутно знакомое.

У Флоры вдруг возникло ощущение, что она находится одновременно и в знакомом, и в незнакомом месте. Вытянув руки над головой и почувствовав боль в мышцах спины и плеч, Флора подняла голову, чтобы оглядеться. Прошла минута, прежде чем она поняла, что находится не в своей спальне: постель была больше, чем у нее, а возле камина стояло объемистое кресло. Продолжая осматриваться, Флора обнаружила грубую громоздкую мебель, а в дополнение к большому резному сундуку возле кровати еще и закрытую нишу для хранения одежды. Окно было намного уже ее окна, и это наводило на мысль о том, что комната расположена этажом ниже.

Почему она спит не в своей комнате, и почему ее так сильно мучит жажда? Губы потрескались, во рту пересохло.

Флора провела рукой по обнаженному плечу, и кожа показалась ей шероховатой…

Тотчас же ей стали ясны две вещи: она не утонула и лежит в постели Лахлана совершенно нагая. Вместе эти открытия повергли ее в панику.

Скрип отворяющейся двери не ободрил Флору, и, когда она увидела, кто вошел, бушевавшие в ней сомнения еще больше усугубились.

– Вижу, ты проснулась, – ворчливо сказала женщина. – Я принесла тебе похлебку.

Флора испытала отчаянное желание спрятаться под покрывалом либо ответить как должно, но что можно ответить любовнице человека, в постели которого она проснулась?

– Благодарю, – вот все что она смогла придумать. Прочтя вопрос в глазах Флоры женщина пояснила:

– Лэрд попросил меня присмотреть за тобой.

– Ты целительница?

– Кое-что понимаю в травах.

«Не говоря об остальном», – добавила Флора мысленно.

Склонившись над пострадавшей, женщина принялась осматривать ее. Все это казалось Флоре очень странным.

В. конце концов любопытство пересилило, и она спросила:

– Как тебя зовут?

– Мое имя Шинейд. – Женщина начала осторожно приподнимать пледы, которыми была укрыта Флора, но та крепко удерживала их; щеки ее пылали от смущения.

– Не надо, со мной все в порядке.

Целительница пожала плечами:

– У тебя нет ничего, что бы мне не приходилось видеть прежде. Ты чуть не утонула, а потом едва не замерзла насмерть, и это вряд ли прошло без последствий.

Флора вспыхнула.

– Ты не понимаешь, – сказала она, понизив голос. – На мне нет одежды. Никакой.

– Естественно. Ты чуть не умерла от переохлаждения. – Глядя в озадаченное лицо Флоры, женщина пояснила: – Чтобы быстро согреться, рядом с тобой должно оказаться другое живое и теплое тело. Это был единственный способ.

Брови Флоры сошлись над переносицей.

– Не понимаю…

И тут же глаза ее округлились. Господи, так это был он! Горец посмел воспользоваться ее бедственным состоянием!

Казалось, Шинейд прочитала ее мысли.

– Лэрд спас тебе жизнь, и ты должна испытывать к нему благодарность, а не волноваться по поводу того, что он оскорбил твою девическую скромность.

Флора молчала. Шинейд права: не ей укорять того, кто сам рисковал ради нее своей жизнью.

– Ты, вероятно, считаешь меня неблагодарной? – Девушка вздохнула. – Видишь ли, я мало что помню из случившегося.

Поняв, что Флора говорит правду, Шинейд проворчала:

– Уверена, лэрд ответит на твои вопросы, когда ты почувствуешь себя лучше.

Флора сглотнула. Лэрд! Но что ей делать и что говорить, когда она с ним встретится? Как она посмотрит ему в глаза, зная, что здесь недавно произошло?

Внезапно к ней начали возвращаться смутные воспоминания, и смятение Флоры усилилось. Образы, прежде казавшиеся ей зыбкими снами, оказались реальностью. Она в кольце больших и сильных рук, ее щека прижимается к теплой мужеской груди…

На этот раз Флора не стала противиться, когда женщина возобновила попытку осмотреть ее, и даже подвигала пальцами рук и ног, хотя это казалось ей глупым.

Наконец Шинейд покончила с осмотром и дала ей сорочку, а затем объявила, что пациентка на удивление здорова.

Тонкая льняная ткань принесла Флоре немалое облегчение.

– Я пришлю тебе отвар, а потом ты будешь отдыхать, – не терпящим возражений тоном произнесла Шинейд.

– Благодарю. – На этот раз Флора была удивлена и тронута добротой женщины.

Шинейд направилась к двери, но вдруг остановилась и с сочувствием посмотрела на Флору.

– Тебе нечего стыдиться. Лэрд только согрел тебя своим телом.

– Знаю.

Флора уже сама поняла это. Лахлан Маклейн оказался настолько порядочен, что не воспользовался ее слабостью и лишь отдал ей часть своего тепла.

Шинейд все еще стояла у двери.

– Так теперь ты выйдешь за него?

Флора в ужасе отпрянула.

– Нет! – Она тут же постаралась смягчить резкость своего отказа: – Я вообще не собираюсь замуж.

Шинейд пожала плечами и сделала это с таким видом, будто считала, что ни одна женщина в здравом уме не отказала бы Лахлану Маклейну.

– Даже после того, что случилось?

Флора энергично тряхнула головой:

– Это был особый случай, и он ничего не меняет.

– Но он хочет тебя.

– Он да, я нет.

– Не думаю, что все так просто. – Взгляд Шинейд загадочно вспыхнул.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Ты очень красива, но у лэрда было немало красивых женщин. Думаю, здесь есть другая причина.

Сначала Флоре показалось, что Шинейд жалеет ее, но теперь ей стало ясно, что у целительницы имеются другие основания для сомнений.

– Зачем ты говоришь мне все это?

Шинейд пожала плечами.

– Лэрд хочет тебя, но не будет ждать вечно: это очень пылкий мужчина.

Убежденность в ее голосе отозвалась болью в сердце Флоры.

– Когда ему надоест гоняться за тем, чего он не сможет получить, наступит моя очередь, и я непременно дождусь этого момента.

После того как Шинейд ушла, ее голос еще долго звучал в ушах Флоры, заставляя болезненно сжиматься сердце.

Глава 11

Отвар, приготовленный Шинейд, оказался таким действенным, что через день Флоре стало лучше и, встав с постели, она вернулась в свою комнату под бдительным присмотром Мораг, после чего попросила прислать ей ванну, так как морская вода раздражала ее кожу и вызывала зуд.

К середине дня Флора почувствовала себя обновленной, и тем не менее она по-прежнему не могла забыть всего, что с ней случилось. Господи, неужели это она лежала рядом с мужчиной обнаженная? Правда, этот мужчина спас ей жизнь, а значит, она была в какой-то степени… его должницей!

Глядя из окна на пролив, Флора забарабанила кончиками пальцев по каменному подоконнику. Отсюда побег любому представился бы пустяковым делом. Вода выглядела спокойной, а расстояние до острова Малл столь небольшим, что, казалось, до него можно добросить камень. Но как она, уже не новичок во всевозможных авантюрах, могла впасть в столь ужасное заблуждение?

Ни сестры Лахлана, ни он сам до сих пор не появлялись, и Флора не знала в подробностях, что происходит. Их отсутствие тревожило ее больше, чем она была готова признать. Хоть горец похитил ее и, значит, она имела полное право бежать, почему-то ей казалось, что своим поступком она подвела их.

Отвернувшись от окна, Флора вздохнула, более смущенная; чем обычно. Попытка бежать все только усугубила, и чувства, владевшие ею, стали еще более смутными и запутанными. Лахлан Маклейн ухаживал за ней с поразительной настойчивостью, не скрывая своей страсти, но не отпускал, а потом спас. Флора не знала, что думать. Почему-то она боялась его больше, чем любого другого мужчины: этот горец обладал странной властью над ней, отринуть или отрицать которую она была не в силах.

Одно Флора знала точно: какой бы нелегкой ни оказалась неизбежная встреча с ним, она должна его поблагодарить – ведь как-никак он спас ей жизнь.

Открывая дверь, она ожидала найти на посту Аласдэра и была удивлена тем, что коридор пуст. Разве теперь ее не следует стеречь с удвоенным рвением?

Принимая во внимание испытание, которому Флора совсем недавно подверглась, она чувствовала себя на удивление хорошо, пока не начала спускаться вниз по лестнице. Тут на нее накатила такая слабость, что пришлось ухватиться за стену, чтобы не скатиться вниз.

Когда дурнота прошла, Флора продолжила спускаться, браня себя и проявляя удвоенную осторожность. Сосредоточив все внимание на узких каменных ступенях, она не замечала, насколько тихо было в замке, и поняла это, только добравшись до парадного зала.

Постоянный шум, к которому Флора привыкла за последние несколько недель, теперь сменился полной тишиной, а шедшие навстречу служанки поспешно отворачивались, видимо, не желая встречаться с ней взглядом.

Вскоре Флора поняла, в чем дело. Выходя из башни, она бросила взгляд во двор, где все мужчины замка собрались возле своего вождя, и ей даже удалось расслышать конец их разговора. Лэрд бранил своих людей за то, что они позволили ей бежать.

Так вот почему никто не хочет смотреть ей в глаза! Обитателей замка наказали из-за нее. За эти несколько недель Флора поняла, что худшее наказание для горского воина – стыд, который он испытывает перед своим вождем.

Флора содрогнулась. Попытка бегства повлекла за собой гораздо худшие последствия, чем она могла предполагать.

Определенно мать была права: горский вождь – настоящий король в своей маленькой вотчине. Столь абсолютная власть еще раз дала Флоре понять, насколько она уязвима здесь. Если Лахлан пожелает, он может сделать с ней что угодно: силой заставить ее выйти за него замуж, изнасиловать, заключить в темницу – и никто пальцем не пошевелит в ее защиту. Такой властью мог обладать только сильный человек, знающий, когда можно ею воспользоваться, чтобы употребить ее с честью и благородством.

Как только толпа во дворе рассеялась, Лахлан тут же перевел взгляд на Флору, и ее бросило в жар. Воспоминания о том, что случилось в ту ночь, вернулись к ней с новой силой.

Теперь она вспомнила все: и то, как заметила его на берегу, и то, как в ней вспыхнула надежда на спасение, придавшая ей сил продолжать борьбу с водой, заливавшей лодку. А потом она увидела, как он плывет к ней, преодолевая сильное течение мощными гребками.

Она помнила и то, как услышала его голос. Спокойные, уверенные интонации помогли ей не впасть в панику, когда лодка окончательно погрузилась под воду, пытаясь утащить вместе с собой и ее. Флора старалась удержать в памяти его лицо до того самого момента, когда темнота поглотила ее.

Позже, проснувшись и почувствовав, что Лахлан рядом, ощутив нежное тепло, исходившее от него, Флора потянулась к нему, и это было наиболее волнующее ощущение. Ее груди прижались к его груди, ноги переплелись с его ногами.

Теперь слова Шинейд звенели в ушах Флоры как пророчество. Да, она чувствовала его потребность в ней, чувствовала каждый миг, когда он находился рядом. Лахлан желал ее, и это было очевидно. Из слов его любовницы Флора уяснила, что лэрд больше не намерен навещать ее, но как долго он способен ждать?

В этот момент Лахлан решительно шагал через двор к крыльцу, и вскоре деревянные ступеньки задрожали под его яростными шагами.

Флора отступила назад, не зная, чего ожидать. Неужели и ее накажут? Она с трудом сглотнула образовавшийся в горле комок.

– Тебе не следует вставать с постели, – неожиданно сказал Лахлан.

Флора покачала головой:

– Но я уже чувствую себя намного лучше…

Лахлан притворился, что не расслышал ее и, взяв Флору за локоть, повел ее в башню, но возле входа Флора остановилась и попыталась вырваться.

– Право же, у меня все прекрасно.

Лахлан прищурился.

– Ты едва не утонула и чуть было совсем не замерзла, а потом много часов пробыла без сознания. Теперь тебе нужен отдых.

Он беспокоится о ней – осознание этого окутало Флору, как теплый пушистый плед.

– Пусть так, но, пожалуйста, сначала послушай меня. Я хочу с тобой поговорить.

На этот раз горец долго смотрел на нее, словно хотел убедиться, что беглянка говорит правду.

Наконец, кивнув, он повел ее в свое укромное убежище за парадным залом, в то самое место, где она чуть было не потеряла невинность.

Постаравшись избавиться от этого воспоминания, Флора сразу приступила к делу:

– Я случайно подслушала, что ты говорил своим людям. – Она прикусила губу, не зная, как продолжать: ведь их наказывали из-за нее, и теперь ей надо было что-то предпринять. – Твои воины не заслужили заключение под стражу, они не могли знать, что кто-то вздумает бежать.

Лахлан стремительно повернулся к ней, выражение его лица сделалось суровым и непроницаемым.

– Ты думаешь, мне нравится их наказывать? Большинство я знал еще мальчишками, но это ничего не значит. Никто не должен входить или выходить из замка незамеченным. Никто. Впрочем, есть и другой вариант – порка. Может быть, ты предпочитаешь его?

Флора с несчастным видом покачала головой:

– Разумеется, нет.

– Но тебя беспокоит причина наказания, верно?

Горец был прав. Флора чувствовала себя виноватой и понимала, что не оставила ему выбора.

– Значит, и меня следует наказать?

Она тут же заметила во взгляде горца неподдельное изумление, а потом Лахлан нерешительно посмотрел на нее сверху вниз.

– Благодарю тебя, – Флора протяжно вздохнула, – за то, что ты сделал. За то, что спас меня от смерти и… согрел меня.

На этот раз Лахлан не скрыл ухмылки.

– Можешь поверить, это не было мне в тягость. Хотя я не предполагал, что ты захочешь поблагодарить меня за это.

Флора опустила глаза. Она прекрасно поняла, что он хотел сказать, ведь их обнаженные тела долгое время плотно прижимались друг к другу.

– Я не помню всего в точности, – солгала она. – Но лучше пожертвовать своей скромностью, чем умереть.

В тот же миг пульс Флоры ускорился, а соски ее отвердели; она прекрасно знала, что он-то все отлично помнит. Достаточно было одного прикосновения, и ее твердости пришел конец.

Желание вспыхнуло в них обоих, и Лахлан заколебался, но потом решил не оказывать на Флору даже малейшего давления.

– Почему ты сбежала? Из-за меня?

– Да. Ты бы меня не отпустил.

– Я не мог позволить тебе уехать.

Их взгляды встретились, и на этот раз они молча сказали друг другу все, что думали.

– Почему? – спросила Флора, не смея надеяться.

С минуту Лахлан молча смотрел на нее, и она читала в его взгляде всю глубину чувства, которое он и не пытался скрыть.

– Стоит ли спрашивать? Я говорил, что хочу тебя.

– Но ты не сказал почему.

– Потому что… Потому что ты дорога мне, разве не ясно? – Лахлан дотронулся рукой до ее лица, нежно погладил по щеке. – Тебе пора бы это понять. – Он нежно провел большим пальцем по ее подбородку. – Я просто не мог потерять тебя.

Флора шагнула к нему, и их тела почти соприкоснулись. Ее тянуло в тепло его объятий, представлявшихся ей спасительным и желанным щитом.

– Ты и не потеряешь. Но я никогда не смирюсь с тем, что пришла к тебе узницей.

Наконец-то Лахлан все понял. Она не отвергает его, но протестует против заключения. Похитив ее, он не только лишил ее свободы, но и отнял право распоряжаться своей жизнью.

А это означало, что ему придется отпустить ее, хотя это сопряжено с большим риском. Теперь он молил Бога, чтобы это не стало катастрофой для всех, кого это могло касаться.

Сняв руки с плеч Флоры, Лахлан сделал шаг назад. Он не мог все ясно обдумать, пока она находилась так близко от него. Его пугал риск, и он глубоко вздохнул, молясь про себя, чтобы это решение не оказалось величайшей ошибкой его жизни.

– Хорошо. Ты можешь уехать.

Флора прикрыла рот рукой.

– Ты это серьезно? Я в самом деле больше не пленница?

– Мои люди пропустят тебя, обещаю.

Теперь наступила очередь Лахлана испытать потрясение, потому что внезапно Флора бросилась ему на шею и, крепко обхватив ее руками, изо всех сил прижалась к нему.

– О, благодарю тебя! Ты даже не знаешь, что это значит для меня.

Лахлан ответил печальной улыбкой:

– Нетрудно догадаться.

Неожиданно Флора разжала руки.

– Ты хочешь, чтобы я уехала?

Лахлан вздрогнул. Похоже, ему никогда не понять, что у этой девушки на уме. Разве он только что не сказал, что желает ее?

Его рука обвила ее талию, и он крепко прижал Флору к себе.

– Я хочу, чтобы ты осталась в качестве моей гостьи.

Флора подняла на него глаза; она явно колебалась, но это продолжалось совсем недолго. Внезапно на лице ее появилась застенчивая улыбка, от которой у Лахлана захватило дух.

– Я хочу того же.

Он испытал облегчение, добавившееся к ненасытному желанию. Не в силах совладать с собой, Лахлан крепко сжал Флору в объятиях, и их томный сладостный поцелуй затянулся надолго, так что в конце концов голова Флоры закружилась и она покачнулась.

Заметив это, Лахлан не на шутку встревожился.

– Тебе дурно! Немедленно в постель! – Не слушая возражений Флоры, Лахлан поднял ее на руки и помчался со своей драгоценной ношей вверх по лестнице.

Укладывая Флору в постель, он желал только одного – оказаться под одеялом рядом с ней.

Поправив подушку, Лахлан склонился к ней и нежно поцеловал в лоб.

– Пока отдыхай, а позже я пришлю к тебе Мораг.

Флора кивнула, и вдруг лицо ее выразило беспокойство.

– Скажи, твои сестры сердятся на меня?

Лахлан покачал головой:

– Не думаю. Возможно, они разочарованы тем, что ты не попрощалась…

– Я собиралась послать за ними, и при других обстоятельствах… – Флора сделала паузу, а затем неожиданно спросила: – Ты ведь передумал насчет Мэри, верно?

Лахлан нахмурился:

– Мое решение неизменно. А почему ты так решила?

Щеки Флоры вспыхнули.

– Ты сказал, что неравнодушен ко мне, и я подумала…

– Нет.

– Пожалуйста! По крайней мере подумай об этом.

Лахлан напрягся.

– Не заставляй меня делать выбор между тобой и долгом. Я вождь и не могу поступить иначе.

Это прозвучало как предупреждение, но Флора не сдавалась:

– Я прошу тебя подумать, и только…

Лахлан в раздумье почесал подбородок. Это он мог обещать, но и она должна пообещать что-то взамен.

– Хорошо, я согласен, но лишь при одном условии…

Глава 12

Несколько дней Флора размышляла о предложении своего похитителя. Если бы она отказалась, то не оказалась бы в таком затруднительном положении.

Она уже почти жалела о своем решении и готова была бранить себя за то, что под влиянием момента согласилась принять приглашение, но…

По правде говоря, ей просто негде было жить, кроме старой обветшалой башни, маячившей в отдалении за ее спиной. Более того, хотя Лахлан привез ее сюда против воли, она уже успела привязаться к этому месту.

Возможно, Флора и вернулась бы в дом кузена в Эдинбурге или отправилась к Рори, если бы не сознание, что они принудят ее к браку по своему выбору. Куда лучше было ехать верхом рядом с красивым мужчиной, который теперь постоянно опекал ее. Хотя Лахлан хотел на ней жениться, он ясно дал ей понять, что не станет принуждать ее к браку.

Однако после всего произошедшего Флоре и самой была невыносима мысль о том, чтобы распрощаться с Лахланом. Получалось, что он перехитрил ее. Негодяй! А тут еще брошенное им вскользь загадочное «при одном условии». Ей следовало держать это в памяти.

Лахлан оглянулся на Флору. Небо над ними широким полотнищем простиралось до холмов, поднимавшихся в отдалении, и он улыбнулся, чувствуя облегчение, какого давно не испытывал.

Прекрасный день для купания, мелькнуло у Лахлана в голове. Вот только его спутница почему-то не разделяет этого энтузиазма.

– Ну же, красавица, не будь такой кислой. Разве не ты говорила, что я получу больше пчелиных укусов, чем меда?

Флора обернулась и с гневом посмотрела на него.

– Не думаю, что ты меня понял. Мед и шантаж – разные вещи.

Горец пожал плечами, не обнаруживая ни малейшего раскаяния и пытаясь скрыть улыбку.

– В противном случае ты бы не согласилась. К тому же это не опасно: здесь мелководье, и я буду рядом. Мальчиком я постоянно плавал в озере. Это место защищено от посторонних глаз, и никто тебя здесь не увидит.

– Кроме тебя, – сказала Флора укоризненно.

А она догадлива, с усмешкой подумал Лахлан. Он и в самом деле не мог дождаться этого момента. Одна только мысль увидеть ее в тонкой льняной сорочке воспламеняла его кровь, а то, что он будет учить ее плавать, давало немалые преимущества.

– Я безобиден, как овечка, поверь, – заявил Лахлан с лукаво-невинным видом.

Флора фыркнула, но ничего не ответила, и несколько минут они ехали молча.

– Почему ты до сих пор не обучилась плаванию? – наконец спросил Лахлан.

Прежде чем начать рассказ, Флора глубоко вздохнула. Затем она во всех подробностях описала, что случилось с ней в Инверери, когда она была девочкой. Эта леденящая душу история объясняла, почему она так и не научилась.

– И с тех пор ты избегаешь воды?

Флора кивнула.

– Но похоже, ты не особенно волновалась во время нашего плавания в Дримнин…

– Думаю, меня в то время больше волновала другая угроза, заключавшаяся в том, что я похищена.

Лахлан твердо выдержал ее взгляд.

– Тогда ты ни в коей мере не подвергалась опасности.

– Да? Ты уверен? – На губах Флоры появилась странная улыбка. – А вот у меня такой уверенности нет и теперь.

Похоже, перспектива обучения плаванию по-настоящему пугала ее, и это тревожило Лахлана. Возможно, если бы он раньше знал все обстоятельства, то не стал бы оказывать на нее такого давления.

– Доверься мне, и с тобой ничего не случится. – Ему вдруг захотелось заключить Флору в объятия, привлечь к себе, утешить и рассеять ее опасения.

– Ты не понимаешь. Я уже не раз пыталась, но в воде со мной что-то происходит: у меня начинается сердцебиение, и потом меня охватывает слабость…

Лахлан кивнул; он знал, что это означает крайнюю степень панического страха.

– Ты не можешь побороть свой страх, только и всего. Но вместе мы справимся, обещаю. Научиться плавать – значит сделаться неуязвимым. Я потерял в море слишком много людей, а такой навык даст тебе шанс. К тому же свободное движение в воде доставляет незабываемое удовольствие.

Флора кивнула, но Лахлан не был уверен, что убедил ее.

За холмом их ждала рощица, выглядевшая в лучах солнца как восточный оазис. Лахлан давно здесь не был, и неожиданно на него нахлынули воспоминания об отце и о беззаботной поре детства.

Однажды отец привез его сюда летом, когда в Брекакадхе шел ремонт и вся семья перебралась в Морверн. Это было всего за несколько лет до смерти матери, а отец погиб годом позже. Тогда было время скакать верхом по вересковым пустошам и бездельничать длинными летними днями, плавая в озере. Конечно, отец тут же бесцеремонно бросил его в озеро и велел выбираться, как сумеет, но Лахлан придумал куда более цивилизованный способ, собираясь учить плаванию Флору.

Небольшое озеро окружали обрывистые скалы, вода в него поступала из ручья, стекающего с гор. В круглом озере не более ста футов в диаметре было что-то волшебное, и оно выглядело весьма живописно с его прозрачной водой, черными зубчатыми скалами и роскошной изумрудной зеленью по краям.

Издав восторженный вздох, Флора повернулась к своему спутнику.

– Боже, как красиво! И что это за место?

– Озеро Фей.

– Это название ему подходит. У меня такое чувство, будто я попала в иной мир.

Лахлан замер. Признание красоты этой земли почему-то было для него очень важно. Теперь он знал: Флора может быть здесь счастлива, надо лишь сделать максимум возможного для этого.

После того как Лахлан помог Флоре спешиться, он извлек из мешка каравай хлеба, сыр и бутылку кларета, а затем разостлал на земле плед и пригласил ее сесть. Они ели в уютной тишине, слушая голоса благоденствующей и цветущей вокруг природы: песню жаворонка, шелест ветра в листьях, нежное журчание ручья, стекающего по скалам.

Зачарованный тем, как солнце разрумянило бледную кожу Флоры, и тем, как изящно она подносит к губам кружку с вином, Лахлан долго лежал неподвижно, а затем поднялся и протянул ей руку:

– Готова?

Флора подняла на него глаза, и в ярком солнечном свете зеленые искры на фоне синей радужки стали особенно заметны.

– Я еще не закончила.

Лахлан ободряюще улыбнулся:

– Промедление только мешает делу. Пойдем, бояться тут нечего.

Глубоко вздохнув, Флора вложила ледяную руку в ладонь своего спутника и тотчас же почувствовала силу этой теплой руки. Однако стоило ей взглянуть на воду, как в душе ее вновь поднимались самые мрачные предчувствия.

Лахлан указал на большой валун в устье ручья:

– Ты сможешь переодеться там.

Решив не тянуть время, Флора зашла за камень и стала не спеша раздеваться.

Лахлан нетерпеливо откашлялся. Поняв, что, если она будет медлить, он придет искать ее, Флора вышла из своего импровизированного будуара.

При взгляде на льняную рубашку и узкие штаны, которые она надела под платье, Лахлан изумленно поднял брови, и Флора испытала облегчение, убедившись, что выглядит более чем пристойно.

– Мердок одолжил это у твоего оруженосца, – пояснила она.

Его взгляд пропутешествовал по всей ее фигуре сверху вниз, задержавшись на груди, плотно обтянутой льняной тканью, на обнаженных икрах и кончиках пальцев босых ног.

И тут она заметила, как в его взгляде вспыхнуло пламя, а когда Лахлан заговорил, в его голосе Флора различила неприкрытое восхищение.

Не мешкая, Лахлан снял рубашку, сапоги, и на нем остались точно такие же штаны в обтяжку, низко сидевшие на бедрах и подчеркивавшие линии его впечатляюще мускулистого живота. При взгляде на него Флору охватило странное волнение. Она не думала, что когда-нибудь привыкнет к виду обнаженной мужской груди, представлявшей собой картину скульптурных, красиво очерченных мускулов. Во всем облике горца сквозили сила, мужественность и безусловная красота форм.

С трудом оторвав глаза от Лахлана, Флора перевела взгляд на озеро.

– Вода еще слишком холодная, – сказала она, потирая плечи. – Не подождать ли нам немного, пока она хоть чуть-чуть согреется?..

– Сегодня один из самых жарких дней в году, и вода в озере теплая, как в ванне, – возразил Лахлан нетерпеливо. – Идем, я помогу тебе.

Флора позволила ему подвести ее к кромке воды, но каждый шаг по каменистой тропинке означал для нее преодоление желания повернуться и без оглядки бежать прочь.

Чувствуя ее нарастающее смятение, Лахлан ободряюще сжал ей руку и, сделав несколько шагов по мелководью, обернулся.

– Дыши глубже: на каждый шаг по одному вдоху, поняла?

Флора покачала головой; ее вдруг охватил страх.

– Не… не думаю, что я смогу, – пробормотала она, запинаясь.

Лахлан хмыкнул.

– Чертенок Холируда готов признать свое поражение? Никогда не поверю! Что скажут твои друзья при дворе?

Флора нахмурилась.

– Напрасно ты так стараешься: это не сработает.

– Еще как сработает! Не смотри на воду, смотри на меня.

Флора покорилась, стараясь смотреть в самую глубину его глаз, черпая в их пронзительной синеве силу и уверенность. «Господи, он такой необыкновенный, ни на кого не похожий!» Лахлан был так красив, что внутри у нее все затрепетало при одном взгляде на него.

Постепенно сердцебиение ее замедлилось, тиски, сжимавшие грудь, разжались, и Флора ступила в воду озера.

При первом соприкосновении босых ног с холодной водой она инстинктивно сделала шаг назад, но Лахлан туг же подтолкнул ее обратно.

Оказавшись по пояс в воде, Флора содрогнулась. Ей было холодно не столько от воды, сколько от страха, и Лахлан, почувствовав смятение юной купальщицы, нежно прижал ее к своей груди.

– Молодец, ты прекрасно держишься!

Но у Флоры не было такого ощущения; она трепетала от одной мысли о предстоящем.

– Не слишком ли здесь глубоко?

Ее голос заметно дрожал.

– Мы не станем заходить глубже, но ты никогда не научишься плавать, если останешься на мелководье.

Кивнув, Флора постаралась расслабиться, и Лахлан медленно опустился в воду вместе с ней, баюкая ее в объятиях, пока не оказался стоящим в воде на коленях и вода не начала омывать плечи девушки. Теперь ее ноги оказались в воде, и она пыталась побороть приступ тошноты, тогда как воспоминания об удушающей темноте, о воде, заполняющей нос и рот, с новой силой нахлынули на нее.

Паника росла, и Флора принялась бешено колотить руками по воде, пытаясь встать на ноги, но Лахлан по-прежнему крепко держал ее.

– Отпусти! – закричала она, задыхаясь.

– Не бойся, я тебя держу, – прозвучало в ответ.

Из глаз Флоры брызнули слезы. Он не мог понять ее. Вероятно, в своей жизни этот человек не испытал ни минуты страха. Как унизительно! Она не хотела, чтобы он видел ее такой.

Флора прижалась лицом к теплой шее Лахлана и крепко вцепилась в его плечи, сотрясаясь всем телом, а между тем Лахлан просто держал ее, стараясь унять панический ужас нежной лаской. Потом его рука соскользнула на ее бедра, на ягодицы и оказалась в мучительной близости от промежности. Хотя рука была нежной как перышко, все же она действовала до крайности волнующе.

Флора перестала дрожать, но Лахлан продолжал гладить ее до тех пор, пока напряжение не спало. Теперь вода перестала казаться ей озером свинца, и она воспринимала ее как нечто более похожее на облако.

Это продолжалось до тех пор, пока паника окончательно не улеглась. Флора уже не думала ни о чем, кроме их близости.

Ее рот находился всего в нескольких дюймах от его губ, грудь плотно прижималась к его груди, и пропитанная водой ткань рубашки не могла служить защитой от его сильного мускулистого тела.

– Тебе лучше? – пробормотал Лахлан у самого ее уха, и тепло его дыхания снова вызвало у нее дрожь.

В данный момент Флора ничего не хотела, кроме как раствориться в его объятиях. Она отчетливо ощущала томную тяжесть своего тела и его возбуждение. Должно быть, он добивался именно этого. Плут! И все же Флора испытывала некоторое облегчение: теперь она знала, что горец определенно неравнодушен к ней.

– Да, – наконец ответила ока. – Уже лучше. Твой метод обучения несколько необычен, но он оказался действенным.

Стараясь изменись положение своего тела, Флора спиной и ягодицами почувствовала его крайнее возбуждение. Ничего удивительного, решила она: сейчас они оба одинаково возбуждены этой близостью.

– Но это опасный метод, – добавила она. Пальцы Лахлана пробежали вдоль ее позвоночника.

Это прикосновение показалось Флоре одновременно ласкающим и дразнящим, однако она хотела большего.

– Очень опасный.

Поняв, что пора прекратить эту гибельную игру, Флора подняла глаза.

– Что дальше?

Во взгляде горца она прочла обжигающую страсть: то ли угрозу, то ли обещание.

– Следующая часть урока заключается в том, что ты будешь действовать самостоятельно. Я хочу, чтобы ты окунулась в воду, опустила в нее подбородок, погрузилась до носа и держала рот закрытым. Дыши носом, вот так. – Погрузившись глубоко в воду, Лахлан показал, что именно ей следует сделать.

Глаза Флоры широко раскрылись. Она уже хотела отказаться, но не осмелилась. Кроме того, ей было ясно: продолжая бояться, она никогда не научится плавать и навсегда останется уязвимой.

Впрочем, с этим легче было согласиться, чем сделать. При каждой попытке вода заливалась Флоре в рот, и голова ее, делая невольный рывок, выскакивала из воды, словно пробка из бутылки.

После третьей попытки Флора безнадежно посмотрела на Лахлана:

– Бесполезно. Я никогда не смогу этого сделать.

Лахлан одним пальцем приподнял ее лицо за подбородок и заглянул ей в глаза.

– За один день ты не преодолеешь свой страх, но будем пытаться еще и еще.

Флора прикусила губу.

– Ты правда во мне не разочаровался? Признаю, я оказалась не слишком способной ученицей…

Чувственный рот Лахлана растянулся в ленивой улыбке. Этот рот дразнил ее и обещал множество неизведанных наслаждений.

– Напротив, я с нетерпением жду продолжения наших уроков. Ты не можешь даже представить… – его рука скользнула по изгибу ее бедра, – насколько восхитительны наши уроки.

Щеки Флоры вспыхнули.

– Выходит, тебе это нравится.

– Я наслаждаюсь каждой минутой, – признался он без всякого смущения. – Хочешь попробовать снова?

Его губы придвинулись к ней на дюйм ближе, и Флора ощутила на щеке его теплое дыхание, почувствовала его острый мускусный запах. Каждый ее нерв ожил от предвкушения. Она была согласна на все, лишь бы только он ее поцеловал.

– Ты, кажется, имеешь в виду новое небольшое развлечение?

Лахлан кивнул, и Флора вздрогнула, когда его рука оказалась мучительно близко от ее груди. Его рот накрыл ее губы, и сердце Флоры сделало скачок. Они стали медленно погружаться под воду, и это продолжалось до тех пор, пока Лахлан вдруг не распрямился как пружина и не прервал поцелуй.

Флора открыла глаза и увидела, что смотрит прямо на горца, лицо которого светилось гордостью от достигнутого успеха.

– Мне это удалось! – радостно воскликнула она, и Лахлан ответил ей довольной улыбкой.

– Прекрасно сработано, не спорю. Недалеко то время, когда ты научишься плавать, как русалка.

Руки Флоры обвились вокруг его шеи, и она заглянула в его на удивление синие глаза. Ей нравилось смотреть, как солнечный свет изредка зажигает в них золотые искры.

– Не знаю, как тебя благодарить…

Лахлан помог ей встать, и Флора всем телом прижалась к нему. Его рука скользнула к ее груди, и он потер большим пальцем ее сосок, отчего волна наслаждения распространилась по телу Флоры вплоть до заветного местечка между ног. От этого у нее возникло ощущение, что его прикосновение раскололо ее пополам.

– Поцелуй меня, – подсказал ей Лахлан и приблизил губы к ее губам, хотя отлично знал, что поцелуя ему будет недостаточно. Она должна принадлежать ему.

На этот раз Флора желала того же, причем настолько сильно, что готова была забыть об осторожности, даже сознавая, чем рискует. В конце концов, ее невинность не была для нее чем-то священным; возможно, она добавляла ей цены в качестве свадебного приза, но и только. По сути, Лахлан, возбудив в ней любопытство, уже разрушил ее невинность. С того самого дня, когда в своей комнате он ласкал ее и довел до предела чего-то неведомо прекрасного, Флора не знала покоя. Каждое его прикосновение приводило ее в трепет. Она жаждала удовлетворения, надеясь, что потом ясность мысли вернется к ней. Привстав на цыпочки, Флора подставила губы для поцелуя. Никогда прежде она не пыталась соблазнить мужчину и сейчас действовала инстинктивно. Медлительное прикосновение губ, стремительное движение языка у самого края его рта, нежное касание щекой его подбородка, покрытого жесткой щетиной, доводило ее почти до безумия.

Она слегка потерлась об него, совершая круговые движения бедрами, прижимаясь сосками к его обнаженной груди, пытаясь сказать ему о своем желании всеми возможными способами, но Лахлан стоял совершенно неподвижно и казался ничуть не тронутым ее ухищрениями. И все равно Флора чувствовала яростное биение его сердца у своей груди.

– Этого достаточно? – лукаво спросила она.

Лахлан изо всех сил старался сохранить самообладание.

– Да. – Его голос звучал хрипло и прерывисто. – Это прекрасно.

Но Флоре этого было мало. Осмелев, она просунула руку между их соприкасающимися телами и провела пальцами по выпуклым мускулам у него на животе, а ребром ладони – по его восставшей плоти.

– Ты уверен?

– Прекрати! – Он перешел на свистящий шепот. Флора не обратила внимания на предостережение и, прикрыв его орган рукой, крепко сжала его пальцами. Она видела напряжение его тела, окаменелость плеч и то, как он старался держать руки вдоль туловища. Теперь Флора окончательно почувствовала свою власть над ним, и это принесло ей ощущение удивительного наслаждения – было так приятно держать в руке столь мощное мужское украшение. Она даже ощутила себя отважной и порочной, радуясь тому, что Лахлан позволил ей изучать себя, хотя и видела, чего ему стоит сдерживаться.

Каждый мускул его тела пульсировал, с трудом поддаваясь контролю, и когда она провела рукой по всей длине его естества, а потом слегка сжала его, он не выдержал.

Рванув Флору к себе, Лахлан принялся целовать с такой страстью, о существовании которой Флора даже не догадывалась: он целовал ее долго, жадно, и в его поцелуях таилась глубокая чувственность, сулившая неведомые ей восторги.

Губы Лахлана скользили по ее шее, груди покоились в его ладонях. Он легонько пощипывал соски, и это продолжалось до тех пор, пока Флора не начала извиваться в его объятиях. Прикосновение жесткой щетины, скользящей по коже, доводило ее до безумия.

Лахлан распустил завязки ее рубашки, и его губы, найдя грудь Флоры, прильнули к ней. Его язык играл с ее напряженным соском, и эти дразнящие круговые движения были до крайности возбуждающими; наконец он втянул сосок в рот, и из уст Флоры вырвался стон откровенного наслаждения. Она выгнула спину, чтобы облегчить ему доступ к своей груди, ощущая его восставшую плоть, баюкая ее между ног и стараясь прижать к самому своему сокровенному месту.

Внезапно Лахлан издал низкий гортанный стон, и это навело Флору на мысль об опасности, но она тут же отбросила ее, желая большего: большей близости, более острого наслаждения. Она хотела ощутить его вес на своем теле, хотела почувствовать его внутри.

Она желала всего, что он мог ей дать.

В ушах Лахлана зазвенела кровь; никогда еще он не был так близок к тому, чтобы потерять власть над собой, и не испытывал такого возбуждения, как в этот момент. Флора сжимала в руке его орган столь невинно и при этом столь искусно манипулировала им…

Лахлан поборол потребность истечь семенем, но не вполне преуспел в этом. Живот его свело судорогой, так отчаянно он сдерживал себя, но все-таки несколько капель…

Он хотел сорвать с нее одежды, ласкать и целовать ее, исследовать языком каждый дюйм ее тела. Ее невинные прикосновения доводили его до безумия.

Флора предлагала ему себя, лишая его сил отказаться.

И все же его чувство чести оказалось куда глубже, чем он полагал. Не решаясь пойти на риск и поведать Флоре всю правду об участии Аргайла в организации их брака, Лахлан не мог соблазнить ее и лишить девственности.

Вот если бы она согласилась выйти за него замуж, тогда другое дело. Он только молил Бога, чтобы ему не пришлось ждать слишком долго. Его тело горело от рвущегося наружу желания, а тяжесть в паху становилась почти невыносимой.

– Нам надо остановиться, – пробормотал Лахлан сквозь зубы. – Я не хочу лишать тебя невинности до брака.

От его поцелуев губы Флоры припухли и покраснели, а глаза затуманились страстью.

– Я не хочу останавливаться!

Сердце горца пропустило один удар. Он не смел поверить услышанному. Флора выйдет за него! Он заглянул глубоко в ее бездонные глаза.

– Ты понимаешь, что говоришь? Ты готова прийти ко мне по доброй воле и не будешь позже говорить, что я совратил тебя и принудил к браку?

Сделав шаг к нему, Флора уверенно положила руку ему на грудь.

– Я хочу тебя.

После этих слов Лахлан окончательно стряхнул с себя оковы сдержанности и, сжав руку Флоры, поднес ее к губам.

– Пути назад не будет. Если ты отдашься мне, я захочу полностью владеть тобой.

Во взгляде Флоры на мгновение мелькнула неуверенность, потом она медленно кивнула.

Лахлана охватило ликование. Он знал, что величие этой минуты навсегда запечатлеется в его памяти: прекрасная женщина готова отдать себя ему без всяких условий – разве это не чудо? В груди его образовался столь тугой комок, что он был потрясен силой собственных чувств.

Схватив Флору в объятия, Лахлан понес ее к берегу, собираясь сделать эти минуты самыми прекрасными в жизни. Он должен с лихвой отплатить ей за щедрость и благородство.

Чувствуя смущение и растущую неуверенность, Лахлан осторожно, как величайшую драгоценность, уложил Флору на плед и, склонившись над ней, взял ее рукой за подбородок, а потом нежно поцеловал в губы.

– В том, что мы испытаем вместе, нет ничего постыдного.

Флора застенчиво кивнула и, обвив руками шею, притянула его к себе. Их языки переплелись, и на каждое его требовательное движение Флора отвечала таким же, издавая при этом негромкие волнующие стоны и полностью опрокидывая его намерение не спешить.

Руки Лахлана ласкали ее полные, тяжелые груди, и соски напряглись под его пальцами, обретя твердость камешков. Он стал пощипывать их, и это продолжалось до тех пор, пока тело Флоры не завибрировало под его ласками, делая ее желание еще более очевидным.

Прервав поцелуй, Лахлан поднял влажную ткань ее рубашки, обнажив груди. От их совершенной формы у него захватило дух. Живот Флоры был плоским, стан тонким по контрасту с женственными изгибами бедер и груди, поднимавшейся и опускавшейся в такт дыханию.

– Боже, как ты прекрасна!

Флора смущенно отвела взгляд, но Лахлан снова повернул ее лицом к себе.

– Не надо скрываться от меня, ведь я так долго ждал этого! На этот раз я намерен насладиться созерцанием каждого дюйма твоего обнаженного тела.

Он нежно поцеловал розовый бутон каждого соска, потом помог Флоре стянуть рубашку и плотно облегающие штаны.

Когда узел намокшего белья медленно скользнул вдоль ее длинных стройных ног, у нее перехватило дыхание.

Лахлан любовался наготой Флоры. Солнце высушило ее тело и теперь оно источало золотистое сияние, а ее волосы сверкали золотым нимбом вокруг головы.

Осторожно, едва касаясь кожи, Лахлан провел руками по ее стройному телу, запоминая каждый изгиб во всей безупречной прелести.

Флора смущенно пошевелилась, и он перешел от созерцания к действию: его рука принялась ласкать ее, а затем приблизилась к холмику между ног. Это его движение исторгло у Флоры крик наслаждения.

Возбужденный орган Лахлана уперся в ее бедро: он был твердым как камень и до боли напряженным. Бедро Флоры все крепче прижималось к нему, и Лахлану захотелось нырнуть глубоко в ее тело, ощутить влажный жар, способный окутать его, как тугая перчатка.

Его губы заскользили по ее подбородку, шее и ниже по бархатистой нежной коже живота к соединению ног.

Кожа Флоры порозовела и стала горячей от этих ласк. Она выжидательно смотрела на него, вероятно, не зная, что он будет делать, но догадываясь об этом.

– И что теперь?

Лахлан удерживался из последних сил.

Мгновенным движением Лахлан сорвал с себя штаны, и Флоре показалось, что она умерла и попала на небо. Этого она и в мечтах не могла представить. И это могучее проявление его желания пугало ее.

Но… Как он собирается это сделать? Неужели ее тело могло приспособиться к пенису столь внушительного размера? Это казалось просто невозможным.

– Не волнуйся, у нас все получится, – сказал Лахлан, словно проникнув в ее мысли. – Сначала тебе будет больно, но это скоро пройдет.

Флора кивнула, хотя и не до конца верила ему.

– Прикоснись ко мне, – прошептал Лахлан голосом, охрипшим от желания.

Флора просунула руку между их тесно прижавшимися друг к другу телами и дотронулась до налившегося желанием органа, заставив Лахлана дернуться, как от боли.

– Это прекрасно, слишком прекрасно, – прохрипел он, не давая ей отстраниться.

Лахлан стиснул зубы, и Флора принялась исследовать гигантский орган, осторожно прикасаясь к нему, наслаждаясь тем, что каждое ее прикосновение усиливало трепет Лахлана.

Кончиком пальца она провела по всей длине его органа, потерла большим пальцем мягкую головку, удивляясь тому, что на ней появилась капелька влаги. И тут Лахлан страстно поцеловал ее, а затем ввел палец внутрь ее тела. После этого Флора почти потеряла coзнание от желания и уже не думала ни о чем, кроме бурных чувств, сотрясавших ее.

Теперь его рот ласкал самые потаенные места ее тела, и это было удивительно. Руки Лахлана оказались по обе стороны ее плеч, и на нее властно легла тень от его широкой груди. Мускулы на плечах рельефно выступили от напряжения, и Флора провела руками по его спине, словно хотела впитать жар этой крепкой кожи и твердость тела. Наконец Лахлан занял позицию между ног Флоры, облегчавшую ему проникновение в нее. С каждым неспешным движением ее тело раскрывалось навстречу ему, и это было очень странное ощущение. Она чувствовала, как тело ее растягивается, и сознавала, что теперь полностью принадлежит ему.

Дюйм за дюймом Лахлан проникал в нее, удерживая ее взгляд, и когда Флоре стало больно, тело ее напряглось.

На мгновение ей показалось, что она не сможет этого вынести и, возможно, только что совершила огромную ошибку. Лахлан мгновенно почувствовал ее сомнения.

– Потерпи еще минутку…

Он продолжал смотреть на нее, продвигаясь все глубже, и наконец одним резким движением проник в нее так глубоко, что Флоре показалось, будто он коснулся самого сердца.

И тут же Лахлан начал двигаться внутри ее. Теперь она не могла думать ни о чем, кроме удивительных и прекрасных ощущений, пронизывавших ее тело.

Сначала движения горца были медленными, а ритм томным и чувственным. Лахлан занимался с ней любовью с удивительной, абсолютно неожиданной для неотесанного воина нежностью.

И все же Флоре этого казалось недостаточно. Она понимала, что он старается сдерживаться, а ей хотелось испытать все.

Флора поцеловала его жарким, требовательным поцелуем, потом обвила его спину руками, а ноги сжали его ягодицы, после чего бедра поднялись навстречу его движениям.

Его толчки все ускорялись, руки блуждали по ее телу. Прикосновение огрубевших ладоней создавало в груди Флоры особенно волнующие ощущения, в то время как Лахлан обезумел от страсти и действовал по-первобытному грубо, что было особенно восхитительно. Его движения становились все жестче, энергичнее, и Флора чувствовала, как незнакомое напряжение нарастает в ней.

Внезапно все ее тело сотряслось, и Флора словно распалась на тысячи фрагментов, как распадается кусок разбившегося льда.

Мощным завершающим движением Лахлан глубоко проник в нее и, гортанно вскрикнув, излил в ее тело свое семя.

После этого он в изнеможении опустился на нее, но Флора была так обессилена сама, что почти не заметила его веса.

Перекатившись на бок, Лахлан с минуту лежал, не шевелясь, и Флоре показалось, что он уснул, но неожиданно он протянул руку и, взяв ее локон, пропустил его между пальцами.

Флора почувствовала, что кровь прихлынула к ее щекам. Она не осмеливалась посмотреть на него, не знала, чего ждать и чему верить…

Глава 13

– Мы поженимся, как только будет сделано оглашение.

– Что? – спросила Флора, и на ее раскрасневшемся лице Лахлан прочел смятение.

– Я говорю о нашей свадьбе. – Он приподнялся, опираясь на локоть, чтобы лучше видеть ее.

Теперь Флора припомнила его предыдущие слова, и ей показалось, что он вынудил ее к согласию обманом, но Лахлан смотрел на нее с таким трогательным терпением, что от этого взгляда у нее перехватило дыхание.

Он поднес ее руку к губам и нежно поцеловал.

– Флора Маклауд, окажи мне честь, будь моей женой!

Она не стала противиться. На мгновение Флора испытала естественный порыв радости. Она пыталась с ним бороться, но не могла больше отрицать чувства, которые питала к этому могучему горцу. Лахлан Маклейн ничуть не походил на человека, который рисовался в ее воображении в качестве мужа, и тем не менее Флора не могла отрицать своего влечения к нему.

Он тоже желал ее, но почему – вот вопрос. Предостережения матери и история с лордом Мюрреем научили Флору осторожности.

Флора с трудом сглотнула.

– Я… я просто не знаю, что сказать.

– Скажи «да».

Лахлан явно не понимал, что происходит, но Флора молчала, продолжая внимательно разглядывать его лицо.

Ах, если бы она могла заглянуть глубже и увидеть, что там внутри!

– Почему брак так важен для тебя?

– Думаю, тут не о чем спрашивать. Я лишил тебя невинности.

Этот ответ разочаровал ее.

Где же нежные чувства, где объяснения в любви, на которые Флора втайне надеялась. На миг ей захотелось, чтобы рядом оказался беззаботный придворный, склонный к лести, а не этот неумолимый и несгибаемый горский воин.

– Это еще не причина для женитьбы.

Лахлан пожал плечами.

– Честь требует, чтобы я поступил так, как сказал.

Честь?

– Это единственная причина, по которой ты хочешь на мне жениться?

На мгновение взгляд горца стал непроницаемым, и он чуть помедлил, прежде чем ответить.

– Я уже говорил, что неравнодушен к тебе. – Он провел пальцем по щеке и подбородку Флоры, словно стараясь приласкать и успокоить ее, но она не приняла ласку и отвернулась.

«Он мне не доверяет. Возможно, и я не вполне доверяю ему – во всяком случае, не настолько, чтобы рискнуть своим будущим».

Внезапно Флора почувствовала, как только что наладившаяся связь исчезает как дым.

– Прости, – произнесла она ровным тоном, – но я не выйду за тебя.

На скулах Лахлана заходили желваки.

– Но ведь ты только что согласилась.

– Ничего подобного. Ты спросил меня, сознаю ли я последствия. Да, сознаю.

– Но ведь ты отдалась мне! Если ты не выйдешь за меня, твоя жизнь превратится в ад: ты погубила себя, обесчестила…

Флора вздрогнула. Никогда еще это слово так не возмущало ее, как теперь. Оно обесценивало и пачкало все, что они испытали вместе.

– Не думаю, что потеря девственности помешает мне найти мужа. Впрочем, я уже сказала, что вовсе не стремлюсь замуж.

Во взгляде Лахлана промелькнула боль, тотчас же сменившаяся гневом. Пальцы, ласкавшие лицо Флоры, замерли, и теперь он крепко удерживал ее за подбородок.

– Получается, ты просто использовала меня в своих целях, так?

Флора покачала головой:

– У меня никогда не было такого намерения, как и у тебя не было намерения использовать меня. И пожалуйста, не сердись, я не хочу, чтобы это недоразумение разрушило впечатление от случившегося. Твоя честь останется при тебе и будет незапятнанной: я добровольно пришла в твои объятия, прекрасно отдавая себе отчет о возможных последствиях. Более того, если ты попросишь, я сделаю это снова.

Лахлан не верил своим ушам. О чем она думает? Что он желает сделать ее своей любовницей? Неужели она считает его обыкновенным жеребцом, пригодным для соития, но недостаточно утонченным для брака?

Никогда прежде ни одну женщину он не просил стать его женой и никогда не предвидел отказа, не говоря уже о том, чтобы этот отказ так больно его уязвил. Любить Флору и наслаждаться близостью с ней было для него чем-то особенным, чего он прежде не испытывал. Это событие все меняло, точнее, должно было изменить…

Всю свою жизнь Лахлан ждал, не вполне понимая чего. И вот теперь он нашел Флору, любовницу, родственную душу, и был полон решимости не отпускать ее никогда. Она принадлежит ему, и он ей это докажет во что бы то ни стало.

Флора подарила ему свою невинность, и Лахлан имел все основания ожидать, что она выйдет за него замуж. В обычных обстоятельствах у нее просто не оставалось бы выбора, но Лахлан сомневался, что Рори принудит ее к браку с ним даже теперь.

К тому же зачем принуждать, если можно убедить? И Лахлан намеревался сделать именно это.

Он провел пальцем по ее обнаженной груди, и сосок тотчас же ответил на его прикосновение. Вот и еще одно доказательство, что, несмотря на различия в происхождении и воспитании, они равны в том единственном, что имеет значение в этом мире!

– Никогда никто не заставит тебя чувствовать что-либо подобное.

Флора смотрела на него с опаской, но слабый огонек желания все больше воспламенял ее тело по мере того, как его пальцы, коснувшись нежной обнаженной бархатистой кожи на животе, добрались до лона и коснулись его лепестков. Флора оказалась влажной и ответила на его прикосновение чувственным движением бедер. Ее глаза закрылись, ноги сомкнулись вокруг его руки…

На мгновение Лахлан отдался этой знойной ласке, наслаждаясь полнотой ее ответа. Склонившись над Флорой, он страстно поцеловал ее в губы, и палец его выскользнул из влажного лона, тогда как тело ожило и запульсировало.

Глаза Флоры удивленно раскрылись: мгновение наслаждения оказалось слишком кратким.

Но если он способен ждать, то ей было уготовано то же самое.

– Извини, повторения не будет до тех пор, пока ты не согласишься стать моей женой. – Лахлан с трудом удержал вздох сожаления.

Глаза Флоры зажглись гневом.

– Отвратительный, гнусный негодяй!

Лахлан пожал плечами:

– Я всего лишь делаю то, что следует. Скажи «да», и я дам тебе такое наслаждение, которое ты с трудом сможешь выдержать.

Флора резко отвернулась, и ее длинные светлые волосы рассыпались по пледу, как золотистое шелковое покрывало.

– Кстати, разве тебе не все равно, что будет с ребенком, если он появится? – спросил Лахлан обманчиво безразличным тоном.

Флора издала легкий вздох изумления, и руки ее неосознанно легли на обнаженный живот, словно прикрывая его.

– Должно быть, ты не подумала, чем это может быть чревато.

– Но ведь вероятность очень мала, – пробормотала Флора, запинаясь.

– И все же. Если у тебя будет ребенок, ты выйдешь за меня, даже если мне придется силой тащить тебя до дверей церкви. Теперь тебе ясно?

Свирепость тона не оставляла сомнений в твердости его намерений, и Флора испуганно кивнула.

Быстро одевшись, Лахлан оставил ее, не бросив даже взгляда в ее сторону, и отправился готовить лошадей для возвращения. По правде говоря, он не доверял своей способности сдерживаться и предпочел банально увеличить расстояние между ними.

Два месяца назад он полагал, что совершил выгодную сделку. Правда, Аргайл слишком легко согласился на его брак с Флорой, и теперь Лахлан понимал почему.

Флора Маклауд слыла занозой, однако Лахлан даже не представлял, до какой степени. Находясь рядом с ней, удерживать в равновесии свои чувства и достоинство, было настоящим подвигом.

Когда Лахлан вернулся, Флора уже была одета, плед сложен, а оставшаяся еда упакована. Все признаки того, что произошло всего четверть часа назад, исчезли.

– Я вижу, ты уже готова…

Флора кивнула.

– Ты все еще очень гневаешься на меня? – неожиданно спросила она.

Вместо ответа Лахлан заключил Флору в объятия и нежно поцеловал в припухшие губы. Искушение поддаться желанию было велико, но он слишком явственно сознавал опасность и то, что вспыхнувший между ними огонь может, превратившись в пожар, уничтожить обоих.

– Имей в виду, я не из тех мужчин, кто может примириться с отказом, и собираюсь убедить тебя любой ценой. – Его рука потянулась прикрыть ее грудь, и большой палец потер сосок сквозь ткань платья.

Тело Флоры мгновенно обмякло, отвечая на эту обольстительную ласку, но Лахлан полагал, что одного чувственного отклика ее тела недостаточно; он желал завладеть сердцем Флоры и накрепко привязать ее к себе.

– Я не из терпеливых, моя радость, поэтому не заставляй меня ждать слишком долго.

Глава 14

Решимость Флоры рушилась. Лахлан Маклейн не солгал: он был верен своему слову. За последние несколько дней после их возвращения с озера Фей он, казалось, поставил своей целью окончательно свести ее с ума.

Лахлан использовал каждую возможность дотронуться до нее, оказаться близко, прошептать что-нибудь ей на ухо. При этом его губы оказывались в мучительной близости, и все же слишком далеко.

Флора постоянно помнила, что он сделал с ней. Однажды выпущенная на волю страсть жаждала свободы: не зря же он целовал ее губы, грудь и… При мысли об этом кровь бросалась ей в голову. Флора не могла поверить, что он целовал ее там… но не могла и отделаться от воспоминания о том потрясении, которое испытала. Никогда еще не испытывала она такого наслаждения, как в момент проникновения его огромного органа в ее тело и последующего движения внутри.

Лахлан обладал преимуществом опыта и дразнил ее обещанием того, чего она еще не изведала и что только он мог ей дать. Теперь Флора постоянно ощущала, что в ней нарастает напряжение и в любой момент может произойти взрыв.

Единственным спасением от этого наваждения было то, что каждое утро она проводила в обществе Мэри и Джилли, давая им урок: эта короткая передышка на время избавляла ее от неусыпного и опасного внимания хозяина замка.

Флора вздохнула, понимая, что временному миру ее души наступает конец. Мэри и Джилли только что покинули свою импровизированную классную комнату, чтобы переодеться к обеду.

Флора положила на полку один из томов «Песен и сонетов», сборник, включавший произведения графа Суррея и Томаса Уайета, и тут загорелая мускулистая рука обхватила ее за талию. Она ощутила напор твердого поджарого тела, его жар и невероятную силу. Пальцы горца сжали ее бедра, притянув к себе так, что их тела почти слились воедино.

Когда он подошел сзади и прижался к ней, нажимая на нее бедрами, она подумала…

Возможно ли? Флора тотчас постаралась отделаться от этого наваждения, но Лахлан притягивал ее как мощный магнит. Его прикосновение, запах, тепло его дыхания на ее шее… Присутствие горца разбивало ее броню в пух и прах. Омываемая его жаром, она таяла; ее тело, лишенное близости с ним в последние несколько дней, ощутило отчаянное возбуждение, и Флора наслаждалась возможностью даже такой короткой близости.

Лахлан прижался лицом к ее волосам, его губы ласкали ее шею. Прикосновение их было нежнее и легче пуха, и Флора трепетала от предвкушения продолжения, но желанного наслаждения не наступало.

– Ты скучала по мне? – спросил Лахлан шепотом, прижимаясь губами к ее уху.

– Н-нет.

– Лгунья!

Лахлан выпустил ее из объятий и отстранился, после чего Флора осмелилась обернуться к нему.

– Что ты здесь делаешь? Мне казалось, ты собираешься уехать на весь день.

– Верно. И пришел напомнить, что у нас завтра очередной урок.

Неужели она могла забыть об уроке плавания? Флора поспешно кивнула:

– Жду с нетерпением.

– Я тоже.

От нее не ускользнул его намек и то, что он с трудом подавил смех. Она прекрасно представляла, что замыслил горец, но его планам было не суждено осуществиться.

– Кстати, – заметила Флора небрежно. – Я пригласила принять участие в уроке твоих сестер.

Уголок его рта чуть приподнялся.

– Боишься остаться наедине со мной, да?

Флора выпрямилась.

– Конечно, нет. Просто я подумала, что этим юным особам будет приятно провести день на воздухе подальше от замка. – Флора помолчала. – Возможно, Аллан присоединится к нам, – невинно заметила она.

Лахлан смотрел на нее прищурившись, явно догадываясь о ее намерениях.

– Ты обещал пересмотреть свое отношение к Мэри и ее чувствам, не так ли?

– Обещал.

– И?..

Лахлан покачал головой:

– Сожалею, но мое решение остается неизменным.

Флора не смогла скрыть разочарование.

– Понимаю. Я тоже сожалею.

Ей действительно было жаль, что Лахлан все еще не понимал элементарную вещь: его сестре следовало предоставить право выбора, если он хотел ее счастья.

– А как насчет тебя, Флора? Ты передумала?

– Как ты можешь говорить о нашем браке в то время, когда твоя сестра так несчастна? Ты принуждаешь ее к браку, которого она не хочет.

Лахлан молчал. Позиция Флоры была ему достаточно ясна. Она бы ни за что не вышла замуж за человека, столь мало думающего о желаниях сестры: это слишком напоминало то, что случилось с ее матерью.

Взгляд горца едва заметно посуровел, но Флора научилась распознавать даже мелкие изменения в выражении его лица, которые ничего бы для нее не значили несколько недель назад.

– Я ее не принуждаю. Мэри понимает, что мы все обязаны приносить жертвы ради блага клана. Вот только тебе это не ясно.

«Странно, – подумала Флора, – разве брак имеет что-либо общее с жертвами? По крайней мере Лахлану следовало бы спросить мнение Мэри: готова ли она принять такое извращенное чувство долга».

– Я бы на таких условиях ни за что не вышла замуж.

Лахлан нахмурился.

– Речь не о тебе, а о Мэри. Это не твоя борьба, а ты воспринимаешь все как свой личный крестовый поход.

– Ты не прав. – Флора энергично покачала головой. – Нельзя лишать Мэри шанса на счастье. Я надеялась, что ты поймешь.

– Но дело здесь не только в чувствах…

– Да? А ты говорил…

– Я обещал подумать и сделал это.

– Но…

– Не пытайся манипулировать мной.

– А тебе не кажется, что все обстоит как раз наоборот? – спросила Флора, намекая на то, что это он ее соблазнил.

На лице Лахлана появилось странное выражение, и не впервые Флора подумала, что за этим кроется что-то, ей неизвестное.

– Скажи, почему ты привез меня сюда?

Лахлан смутился:

– Чтобы получить свой замок, который захватил твой брат.

– И для этого необходимо жениться на мне?

Взгляд горца внезапно потух.

– Мне показалось, что это хорошая мысль.

Все инстинкты Флоры проснулись, и она отважно продолжила допрос:

– Почему?

Лахлан пожал плечами:

– Причин много.

– Например?

Ее настойчивость раздражала горца, и это раздражение становилось все более очевидным: его губы сжались, вокруг рта образовались резкие линии.

– Что ты хочешь услышать от меня, Флора? Я знаю твое отношение к браку: ты боишься стать брачной наградой и поэтому…

– Постой! – Флора решительно тряхнула головой. – Я задала вопрос.

– Но ты красива, богата, у тебя связи с могущественными людьми и… – Лахлан жестом указал на ее амулет: – У тебя есть символ, означающий для моего народа конец восьмидесятилетнего проклятия. Я был бы глупцом, если бы не хотел жениться на тебе.

Флора вздрогнула. Она просила сказать правду, и он ее сказал, но тогда почему эта правда оказалась для нее такой мучительной?

Должно быть, горец ощутил ее боль, вызванную его признанием, и потому в следующую минуту она оказалась в его объятиях.

– Все сказанное вовсе не означает, что я не могу желать тебя всем сердцем.

Флора кивнула: она не сомневалась, что Лахлан говорит правду.

– А других причин нет?

Лахлан пожал плечами.

Почему она постоянно подталкивает его? Неужели нельзя оставить все как есть? Конечно, когда-нибудь он расскажет ей правду, но это время еще не наступило.

Внезапно у Лахлана возникло ощущение, что его разрывают на части, вынуждают сделать выбор между двумя далеко не лучшими возможностями. Он мог рассказать Флоре о своей сделке с Аргайлом, рискнуть жизнью брата и судьбой клана или солгать и рассказать ей, что у него не было иной причины желать жениться, кроме той, о которой он ей уже сообщил.

Сейчас Флора колеблется, мечется между желанием покориться ему и страхом повторить судьбу матери. Если бы он рассказал ей все, это только подтвердило бы обоснованность ее страхов. Разве в этом есть хоть какой-то смысл? Она неравнодушна к нему, а он нуждается в помощи Аргайла и должен сделать все, чтобы получить ее, – разве этого не достаточно?

Возможно, осадив замок, он смог бы получить его обратно, но какой ценой? Клан и так уже потерял слишком много людей, а война только еще сильнее разгневала бы короля, желавшего покончить с феодальными распрями.

Но был еще брат, заключенный в замок Блекнесс, «Замок Тьмы», – неприступную твердыню короля.

Ему никогда не добиться освобождения брата без помощи влиятельного Аргайла.

Сейчас, в итоге столкновения всех этих противоречивых обстоятельств, создалась невыносимая ситуация и с ней необходимо было покончить как можно скорее.

Ожидая ответа горца, Флора не сводила с него настороженных глаз.

– Почему ты пытаешься отрицать значение того, что произошло между нами? – спросил он с гневом. – Неужели ты настолько обеспокоена тем, как прожила жизнь твоя мать, что сама предпочитаешь закончить ее в одиночестве?

Флора отпрянула, будто он ее ударил.

– Конечно, нет. Похоже, ты меня совсем не понимаешь…

Она попыталась отвернуться, но Лахлан схватил ее и развернул лицом к себе; его тело напряглось от гнева и желания.

– Детка, ты напугана – так напугана, что не решаешься рисковать и отвергаешь каждого, кто к тебе приближается. Вся твоя жизнь – это отклик на судьбу матери, будто вы одно и то же и тебе предстоит прожить ее жизнь. Ты даже не способна понять, кто желает тебе зла, а кто добра…

На щеках Флоры вспыхнули алые пятна.

– Как ты смеешь! У тебя нет права…

– Нет? Напрасно ты так думаешь. В ту минуту, как ты мне отдалась, я заслужил это право. Неужели я могу преследовать какую-нибудь цель, кроме заботы о нас обоих? И какая разница, как это осуществится?

Лахлан сознавал, что пытается убедить себя почти в такой же мере, как и ее, а значит, оказывается в опасной близости к истине.

– Для меня это важно, – с вызовом ответила Флора, и глаза ее сверкнули. Она одновременно казалась такой гордой и такой уязвимой, что Лахлану захотелось заключить ее в объятия и поцелуем прогнать ее страх.

– Знай, я никогда тебя не обижу, во всяком случае, намеренно; напротив, я хочу тебя защитить и позаботиться о тебе. Разве в этом есть что-то недостойное?

Это было правдой: никогда еще Лахлан так сильно не желал женщину, как желал Флору.

– Возможно, ты слишком много думаешь… не о том. – Порывисто прижав Флору к себе, Лахлан ощутил ее тающее в объятиях тело… жаждущее его, и кровь забушевала в его жилах.

– Мне пора. – Он с силой отстранил ее. – Обещаю, мы еще вернемся к этому разговору.

Флора долго смотрела на него широко раскрытыми глазами, потом покачала головой:

– Ты так и не сказал, куда собираешься.

При этом напоминании Лахлан поморщился. Может, рассказать ей о притеснениях, которые его люди терпят от Гектора на Колле? Но поверит ли она его словам без убедительных доказательств?

– Я должен посетить кое-какие свои земли и вернусь сегодня поздним вечером. – Он уже хотел повернуться, но Флора остановила его, положив руку ему на плечо.

– Лахлан.

Приятно удивленный, горец смотрел на нее сверху вниз, потому что в том, как она произнесла его имя, прозвучала нотка интимности. На мгновение он даже подумал, что Флора изменила свои намерения.

– Ты так и не ответил на мой вопрос.

Ну да, не ответил. И не ответит. Лахлан приподнял лицо Флоры и склонился к ней, не желая ничего сильнее, кроме как пленить ее рот и ощутить его вкус.

– Я сказал все, что важно для нас обоих, остальное решать тебе. Рискни или продолжай жить прошлым.

Не в силах сопротивляться искушению, Лахлан нежно поцеловал Флору в губы, поднял голову и, посмотрев ей в глаза, прочел в них желание, отразившееся как в зеркале на ее лице.

– Дай мне знать о своем решении.

Не добавив больше ни слова, он ушел, предоставив ей возможность на досуге поразмышлять о будущем.

Гектор ворвался на своем боевом коне в ворота Брекакадха, разъяренный больше, чем когда лэрд Колла одержал над ним победу.

Спешившись, он бросил поводья мальчику при конюшне и грязно выругался, пот стекал из-под металлического шлема ему на лоб, и все его тело сотрясалось от ярости.

Лахлан Маклейн был здесь и ускользнул у него прямо из-под носа! Он скрылся с полудюжиной людей и приготовленным для продажи поголовьем скота – все это принадлежало Гектору.

Когда пришла весть о том, что Лахлан на острове, Гектор не мог поверить своей удаче и помчался вскачь, рассчитывая захватить его, но ко времени, когда прибыл, все уже закончилось. Дюжина его воинов была побеждена людьми Маклейна.

Чертов ублюдок! Он дорого за это заплатит. И не только за потерю людей и источника получения серебра – и в том, и в другом Гектор нуждался, чтобы вести войну с Макдоналдом, – но и за похищение его бесценной сестры.

Ворвавшись в главный зал, не обращая внимания на оставляемые его сапогами следы глины и грязи на коврах, разбросанных там и тут на деревянном полу, Гектор отчаянно завопил:

– Майри! – Вскоре перед ним появилась служанка с суровым и мрачным лицом, двигавшаяся со скоростью пожилой черепахи. – Подай кларет, живее!

– Да, мой лэрд!

В ответе Майри Гектор расслышал усмешку, и кровь загудела у него в ушах. Он по горло сыт видом мрачных и воинственных слуг, пора этих людей научить почтению! Пусть знают, кто здесь господин.

Сбросив обоюдоострый шотландский меч на руки оруженосца, следовавшего за ним, Гектор приказал:

– Почисти его, и если на этот раз он не станет достаточно острым, я отрублю твою неумелую руку.

Страх на лице оруженосца бальзамом излился на него и слегка усмирил разбушевавшийся гнев. Так-то лучше. Если они не слушаются голоса разума, то он пустит в ход свои железные кулаки.

Во рту у Гектора было сухо, как в выжженной пустыне, и как только вернулась Майри с напитком, он, сделав большой глоток, чуть не захлебнулся и пролил темную жидкость на пол.

– Как ты смеешь подавать мне эти помои?! Принеси другую бутылку. – Пальцы его сжали кубок. – А пока будешь этим заниматься, отыщи свою дочь.

Глаза женщины расширились от ужаса, но Гектор лишь улыбнулся.

– Как ее зовут? Дженет? Мне надо потолковать с ней.

Руки Майри трепыхались, как крылья птицы.

– Боюсь, мой лэрд, сейчас дочери здесь нет.

– Найдешь и приведешь ее ко мне, – произнес Гектор с убийственным спокойствием. – Или, если тебе это больше по вкусу, приведи ко мне свою вторую дочь.

Вызывающее выражение исчезло с лица Майри, и на нем отразилось отчаяние.

– Но, мой лэрд, ей всего тринадцать!

– Мне все равно. Так или иначе, одна из них принадлежит мне, а если будешь перечить, то и обе.

Глаза старой женщины обрели какой-то противоестественный блеск.

– Тебя привел сюда сам дьявол. Да падет на тебя проклятие! Когда наш лэрд вернется…

– Придержи язык, дура, или я его отрежу.

Майри бросила на Гектора злобный взгляд, и, когда она молча вышла, ее хозяин злобно выругался, Дураки. Он не желал больше слышать об этих чертовых проклятиях и устал от безумных суеверий, этих людей. Ну да, они порицают его за то, что в этом году их ждал голод, но ведь урожай погубили ветер и дождь, а не какие-то там проклятия!

Гектор не вспоминал о проклятии до тех пор, пока ценительница острова Колл, старая ведьма Бетхэг, не упомянула о нем. Она также напомнила, что со смертью матери хранительницей амулета стала Флора. Почему он не подумал об этом раньше?

На самом деле слухи об ухаживании Лахлана за его сестрой беспокоили Гектора больше, чем он готов был признать. Сестра не должна предать его, вступив в брак с врагом, но насколько хорошо он ее знал?

Если Маклейн женится на Флоре, то конец действию проклятия, как это было известно Гектору, станет мощным оружием против него. Так же его беспокоил альянс Маклейна с Аргайлом, так что ни под каким видом не следовало допускать этого брака.

Гектор сел на стул возле очага и принялся строить планы. Отчаянный и дерзкий набег врага подал ему блестящую мысль, и теперь настала пора осуществить ее.

Глава 15

Компания, отправившаяся к озеру Фей, оказалась многочисленнее, чем предполагал Лахлан. Они прибыли до полудня и лучшую часть дня провели за едой, выпивкой и играми в воде. Возможно, это были не те игры, о которых он мечтал, но ему приходилось признать, что день выдался славный, особенно принимая во внимание вчерашнюю победу над Гектором.

Хотя Лахлан и был счастлив тем, что ему удалось отвоевать и вернуть часть своих людей, у него из головы не выходили страдальческие лица оставшихся во власти врага. Дождь свел на нет их надежды на урожай, поля остались бесплодными, и его людям пришлось отдать Дуарту то немногое, что у них оставалось. Рассказы о бесчинствах Дуарта и том бесчестии, которое он чинил женщинам, наполняли его яростью, но для того, чтобы отобрать свой замок, справиться с солдатами Гектора, у Маклейна пока не хватало людей.

Оставалось надеяться, что люди появятся, когда король решит дело в его пользу.

Что до союза с Рори Маклаудом и военной помощи с его стороны, то все это он мог бы обрести благодаря браку.

Взгляд Лахлана упал на Флору, стоявшую по колено в воде: она смеялась и весело переговаривалась с Мэри и Джилли, последовавшими ее примеру и одолжившими одежду у мужчин. Джилли только что плеснула водой в лицо Мердоку, и юноша изо всех сил старался сделать вид, что его это ничуть не задело.

После вчерашней стычки Лахлан счел за благо взять с собой с полдюжины солдат, включая Аллана, и теперь он жалел об этом. Видя отчаяние в глазах сестры, он убеждался, что серьезно недооценил ее чувства.

– Проклятие!

– В чем дело? – спросила Флора, появляясь из воды и тут же оказываясь рядом с ним на каменистом берегу.

– Ни в чем. – Лахлан наклонился и поднял с земли свою рубашку, не желая еще раз говорить о Мэри. Все равно они никогда не придут к согласию по этому поводу: мать Флоры воспитала ее так, что та не обладала чувством ответственности по отношению к семье. Для нее этот вопрос был простым, для него же усложнялся чувством ответственности перед кланом.

– Уже поздно, нам пора отправляться. – Лахлан начал натягивать рубашку, но прикосновение Флоры остановило его.

– Что-то случилось? – спросила она, проводя рукой по пестрым следам синяков на его предплечье. – Я и прежде это замечала.

Лахлан втянул воздух, когда пальцы Флоры спустились ниже, одно ее прикосновение наполнило его жаром.

– Ты так внимательно меня изучаешь, малышка?

Флора вспыхнула:

– Это трудно не заметить. Определенно ты получил их в какой-то схватке.

– Это пустяки.

– Похоже на сильный удар мечом. Может, скажешь, что случилось?

На самом деле все было просто. Лахлан как раз расправлялся с одним из людей Дуарта, когда сзади на него неожиданно набросился другой и нанес коварный удар, который оказался последним в его жизни.

Лахлан поспешно отвел руку Флоры: ее прикосновения сводили его с ума, воспоминание о том, что происходило недавно на этом самом берегу, было слишком свежо в его памяти. Кому по силам стоять рядом с женщиной, с которой ты был близок, вдыхать ее аромат и не иметь права немедленно овладеть ею? Он желал ее постоянно: она вторглась в его чувства, мысли, сны.

– Перестань меня трогать, моя прелесть, если не желаешь прилюдно закончить то, что начала.

Флора опустила взгляд, и при виде его состояния ее глаза широко раскрылись.

– Ну как? – Лахлан невольно усмехнулся. Флора покачала головой.

– В таком случае забери с собой моих сестер и марш переодеваться.

– Лахлан, я…

– Да?

– Прости. Я не хотела… – Флора выглядела такой растерянной, что Маклейн не смог удержаться от улыбки.

– Знаю. А теперь поспеши, а то уже поздно.

Быстро покончив с переодеванием, Мэри и Джилли присоединились к мужчинам, но Флора замешкалась: скрывшись за скалой, она попыталась собраться с мыслями. Ощутив реакцию горца, вспоминая, что она чувствовала, когда он был в ней, томясь по этой близости, она чуть не теряла сознание.

Сила собственной реакции на него ошеломила ее. Она не могла отвести от него глаз, желала его, нуждалась в нем… Между ними мгновенно возникало притяжение, будто пламя, вспыхивая от малейшей искры.

Но может быть, Лахлан прав? Неужели все дело в опасении окончить жизнь, как окончила ее мать? Неужели из-за этого она готова распроститься с надеждой на счастье? Флоре не хотелось так думать, и все же слова Лахлана ранили ее сильнее, чем она готова была признать. Она убеждала себя, что всего лишь проявляет осторожность, но что, если горец прав? Не подозревает ли она обман там, где его вовсе нет?

Флора вздохнула и крепче затянула шнуровку на платье. Откинув назад влажные волосы, она закрепила их на затылке лентой, думая о том, что уроки плавания оказались отчасти полезными. Сегодня ей удалось опуститься под воду с головой, не испытывая панического страха, хотя она никогда бы не стала этого делать, если бы Лахлан не стоял рядом.

Свернув мокрую одежду в узел, Флора бросила последний взгляд вокруг, желая убедиться, что ничего не забыла. Заметив на земле оставленный Джилли чулок, она наклонилась, и тут за ее спиной хрустнула ветка.

Прежде чем Флора успела что-то предпринять, грязная рука зажала ей рот, и она тотчас же поняла, что это не Лахлан.

Человек был крупным, сильным, но не таким высоким. Да и пахло от него по-другому – не миртами и мылом, а потом и лошадьми.

– Ни звука, или я убью всех, – прошептал бандит, и его зловонное дыхание вызвало у Флоры приступ тошноты. – Нам нужна только ты.

Флора с трудом могла этому поверить: ее снова собирались похитить! Если бы она не пребывала в таком ужасе, то посмеялась бы надо всем этим.

Человек потащил ее к деревьям. Ей хотелось извернуться и ударить его в ногу, как в случае с Лахланом, но она побоялась, потому что Мэри и Джилли находились совсем рядом.

– Флора, я…

Господи, нет! Это был голос Джилли. Она уже огибала скалу, без сомнения, желая узнать, что так задержало подругу.

Флора делала отчаянные усилия, стараясь предостеречь ее взглядом, но было слишком поздно.

Бандит грязно выругался, когда Джилли громко завопила:

– На помощь! Лахлан сюда, Флору схватили!

Похититель мгновенно оторвал Флору от земли, лишив таким образом возможности прибегнуть к ее излюбленному методу защиты, но, понимая, что крики Джилли перебудоражат всех, она вывернулась и принялась колотить его.

И тут же его пальцы впились в ее щеки, а рука тисками сжала рот и нос, лишая возможности вздохнуть. Флора перестала сопротивляться и лишь старалась высвободить рот, чтобы иметь возможность дышать.

Так они достигли прогалины между деревьями, где бандит выпустил ее и толкнул к другому похитителю.

Задыхаясь, Флора согнулась пополам и услышала звуки потасовки оттуда, где они только что находились. Сердце ее упало, когда она осознала, что это могло значить.

К ним подошел еще один человек, он вел в поводу лошадь.

– Что случилось?

– Какая-то девушка нас увидела.

– Кто вы? – задыхаясь, выкрикнула Флора. – И что вам надо от меня?

– Мы пришли помочь тебе, – ответил подошедший, ему было лет сорок, и у него было приятное, вызывающее доверие лицо. – Меня зовут Ангус, и это твой брат послал нас спасти тебя.

Ее брат?

– Который из двух?

– Маклейн из Дуарта.

Гектор! Кажется, он решил спасти ее очень не вовремя.

Звуки борьбы становились все громче, затем воздух прорезал отчаянный крик, и Флора стремительно обернулась. «Джилли!» Флора сделала шаг в ту сторону, откуда доносился шум борьбы, но сильная рука удержала ее. Впервые Флора внимательно посмотрела на своего похитителя. Его волосы закрывали большую часть лица. С тяжелыми надбровными дугами и густыми черными бровями, бородой и бакенбардами, а темные глаза смотрели отнюдь не дружелюбно.

– Убери от меня свои грязные руки!

Тон Флоры озадачил бандита, и тот послушно выпустил ее.

– Прошу прощения за Кормака, миледи, – сказал тот, которого звали Ангус. – Мы не хотели поднимать шум, чтобы нас не обнаружили.

– Думаю, теперь толковать об этом слишком поздно. – Флора смотрела на деревья, прислушиваясь к шуму приближающейся схватки. Она не знала, что предпринять. Несколько недель назад возможность побега несказанно обрадовала бы ее, но теперь все изменилось.

– Отзови своих людей. Произошло недоразумение, и я больше не пленница.

Она сделала несколько шагов в сторону, где шла драка, но Ангус преградил ей дорогу.

– Тебя обманули. Колл не тот, кем кажется…

Однако ему не удалось закончить фразу, потому что в эту минуту налетела буря…

Услышав крик Джилли и почувствовав недоброе, Лахлан сделал знак своим людям растянуться цепью и занять позиции до начала атаки с запада. То, что кто-то захватил Флору, означало, что их перехитрили. Без сомнения, речь шла об ответе на вчерашний набег, но, конечно, дело было не только в этом.

Они пришли за Флорой, мрачно подумал Лахлан. Гектор хочет забрать сестру, чтобы использовать ее в своих целях.

Слава Богу, у него хватило ума предвидеть это и прихватить с собой людей.

Лахлан сражался как одержимый. Только две мысли владели им – безопасность сестер и необходимость отвоевать Флору.

Они легко отбили первую атаку, и Лахлан тотчас же приказал Аллану и нескольким другим своим людям обеспечить безопасность сестер. Остальных он собрал в группу, отправившуюся выручать Флору. Грудь Лахлана сжимала судорога при мысли о том, что, возможно, она сама хочет от него уйти. Эта мысль точила его сердце, как червь дерево.

Но, что бы ни оказалось правдой, он не отдаст ее без боя.

Флора не раз видела, как Лахлан тренировал своих людей, но никогда еще ей не доводилось быть свидетельницей настоящего боя. Обоюдоострый шотландский меч так и сверкал в его руке: Лахлан владел им с неправдоподобной ловкостью, описывая мечом дугу, отражая удары противника. В другой руке был зажат кинжал, которому тоже нашлось немало работы. В памяти Флоры всплыли слова матери: «Горцы – варвары. Они всего лишь кровожадные убийцы». Если бы Флора не знала Лахлана, то, глядя на него, могла бы согласиться с ней, но…

Но она знала: рука, орудовавшая мечом со смертеносной решимостью и точностью, могла так нежно ласкать, а жесткие глаза, полные непреклонности и жажды убийства, могли быть мягкими и нежными.

То, как Лахлан встречал опасность, не могло не вызвать трепет. Хотя ситуация оборачивалась против него, он сохранял самообладание и почти сверхъестественное спокойствие, и его меч выглядел опаснее, чем прежде.

Лахлану давали преимущество ловкость и сноровка: он уже расправился с двумя нападавшими и теперь пробивался к ней.

К этому времени счет несколько выровнялся: восемь врагов против четверых людей Лахлана.

– Пойдемте, миледи, – сказал Ангус. – Нам пора, здесь становится небезопасно.

– Нет. – Чувствуя, что не может оставить Лахлана, Флора нерешительно переминалась с ноги на ногу.

Должно быть, догадавшись об этих колебаниях, Кормак грубо толкнул Флору к Ангусу:

– Забирай ее, а я позабочусь о Маклейне. – Он вытянул меч из перевязи, и вид смертоносного оружия вызвал у Флоры дрожь; только сейчас она поняла, как опасен этот человек.

Ангус сделал попытку увести ее силой, но Флора вырвалась и продолжала наблюдать за сражением. Хотя жестокость битвы ужаснула ее, она не могла отвести глаз.

Сердце ее подскочило к горлу, когда она увидела, как Кормак набросился на Лахлана.

Флора будто сама ощущала тяжесть каждого удара, обрушивавшегося на Лахлана, когда оба противника вступили в единоборство. Даже звук их ударявшихся друг о друга мечей был ужасен.

Тут Флора увидела, как пал один из людей Лахлана, и из ее горла вырвался приглушенный крик. Лахлан тоже это заметил и стал еще яростнее атаковать противника, опуская меч с такой силой, что мог бы разрубить Кормака надвое, если бы тот не парировал его удары.

На руках Лахлана вздулись мышцы, и Флора опасалась, что он не сможет долго продержаться.

Улучив момент, она оглянулась на остальных и тотчас же прикрыла рот рукой.

Мердоку приходилось туго. Его теснили к деревьям, и деваться ему было некуда. Остальные телохранители Лахлана пытались прийти ему на помощь, но их атаковали трое противников.

Видя, что его люди в опасности, Лахлан словно почувствовал новый прилив сил: теперь его движения обрели холодную четкость и точность.

Кормак пытался нанести ему удар мечом, но Лахлан чуть не вырвал у него оружие, вывернув его руку.

Этот момент решил исход поединка: Лахлан с силой вонзил кинжал в живот Кормака, и Флора, вздрогнув, отвела глаза.

Ангус злобно ругался: смерть соратника потрясла его. Он продолжал оглядываться на деревья, и у Флоры возникло страшное подозрение о наличии там подкрепления.

Схватив Флору за руку, Ангус с новой силой потянул ее за собой.

– Пусти! – Флора попыталась вырвать руку. – Я не собираюсь ехать с тобой!

– Простите, миледи, но, боюсь, это не вам решать…

Чувствуя, что ей самой похитителя не одолеть, Флора хотела позвать на помощь, но Лахлан бился с тремя солдатами ее брата одновременно, и она не решилась отвлечь его. Вместо этого она попыталась оказать сопротивление Ангусу, не спуская при этом глаз с битвы.

Видя, что Лахлана окружают, Флора с трудом подавила готовый вырваться крик.

Она не хотела оставлять этого отважного горца, потому что любила его.

Влечение, которое Флора испытывала к Лахлану с самого начала, теперь, когда она узнала его лучше, стало сильнее и крепче; она распознала в нем человека, способного проявлять удивительную нежность. С ним она чувствовала себя в безопасности: защищенной и, что самое главное, желанной. После смерти матери Флора словно заблудилась в жизни, он же дал ей дом и семью. Вождь Маклейнов был из тех, кто побеждает и выживает, сражаясь за свой клан.

Только сейчас поняв, что любит его больше, чем считала для себя возможным любить, Флора бросилась к нему, но тут же убедилась, что он закрыт от нее плотной стеной нападавших.

Услышав за спиной тяжелое дыхание Ангуса, нагонявшего ее, Флора побежала быстрее. Ветки хлестали ее по щекам, но она почти не чувствовала жгучей боли.

Внезапно увидела его, и это мгновение навсегда врезалось в ее память: Лахлан с ловкостью и изяществом отражал удары нападавших, как если бы сражался только с одним врагом, а не с несколькими. Сейчас Флора была бы счастлива стоять с ним рядом и назвать его мужем.

К счастью, Мердок, ухитрившись справиться со своим противником, двинулся на выручку вождю клана. Теперь врагов оставалось всего трое, но Флора видела, что Лахлан устал: его движения замедлились и стоили ему больших усилий. Пот струился у него со лба, а кровь уже пропитала весь рукав рубашки на той самой руке, в которой он держал меч.

Вскоре еще один враг рухнул к ногам Лахлана, но то, что случилось дальше, показалось Флоре дурным сном. Пытаясь защититься от противника, Лахлан замешкался, и меч плашмя обрушился на его голову.

Лахлан с глухим стуком упал на землю, и эта картина исторгла отчаянный крик из груди Флоры:

– Нет!

Он не умер.

Хотя падение Маклейна ошеломило нападавших, однако они быстро оправились, и один из них поднял меч, чтобы нанести решающий удар.

И тут Флора, не задумываясь, бросилась к нему и заслонила его тело собой.

– Прочь! – злобно крикнула она, и глаза ее сверкнули гневом. – Не троньте его!

Обхватив Лахлана руками, Флора с облегчением почувствовала, что сердце его бьется.

– Оставьте его, миледи!

Это был Ангус, теперь стоявший за ее спиной. Взгляд, который бросила на него Флора, мог бы испепелить целый город.

– Я сказала «нет»!

– Леди хочет, чтобы ее оставили в покое, – угрожающе произнес Мердок, подходя к ним.

Люди Гектора явно не знали, что делать, об этом Флоре сказала нерешительность на их лицах.

– Пойдемте, миледи, – снова попытался убедить ее Ангус. – Ваш брат печется только о вашей безопасности.

– Передайте брату, что я ценю его добрые намерения, но останусь здесь.

Хотя Лахлан пришел в сознание, ему казалось, что голова его раскалывается на тысячу кусков. И все же он ощутил тяжесть сладостного тела, прижимавшегося к нему.

Услышав слова Флоры, обращенные к людям Гектора, Лахлан почувствовал одновременно облегчение, счастье и удивление.

– Ты уверена, что сама хочешь этого?

При звуке знакомого голоса Флора вздрогнула, в ее глазах Лахлан прочел ответ на свой вопрос раньше, чем услышал его.

– Никогда в жизни ни в чем я не была так твердо убеждена.

Неожиданно Лахлан перевел взгляд на Мердока, и тот, поняв намерение своего лэрда, встал между ним и людьми Гектора. Тогда Лахлан вскочил на ноги и притянул Флору к себе так энергично, словно и не ощущал острой боли в голове и в руке.

Предводителя нападавших он знал лично, и поэтому спокойно произнёс:

– Ангус, ты слышал, что сказала леди. Она не хочет уезжать.

– Мне даны другие указания.

Лахлан усмехнулся:

– Здесь не ты распоряжаешься. И учти, остальные твои люди не вернутся. – Поставив Флору позади себя, Лахлан поднял меч обагренной кровью рукой. – На сегодняшний день довольно смертей. Уходи, иначе следующей будет твоя.

– Слышу речь отважного человека, владеющего только одной рукой и готового сразиться с тремя.

Услышав гневное восклицание Мердока, Лахлан сделал ему знак не вмешиваться.

– Мне есть за что сражаться. А ты можешь сказать то же о себе? Возвращайся к своему вождю и скажи ему, что Флора отказывается от его любезного приглашения. Она счастлива здесь, и никакой другой кров ей не нужен.

Ангус долго молча смотрел на Лахлана, затем повернулся к Флоре:

– Если ты передумаешь…

– Она не передумает, – сказал Лахлан с холодной убежденностью.

В конце концов Ангус кивнул своим людям, и они двинулись к прогалине, где их ждали лошади, по пути подбирая убитых. Вскоре они ускакали.

Флора оказалась в объятиях Лахлана прежде, чем люди Гектора скрылись из виду; плечи ее сотрясались от бурных рыданий. Не прибегая к словам, она искала у него утешения.

Никогда прежде Лахлан не видел, чтобы она плакала, и оттого чувствовал себя странно беспомощным. Мердок отошел в сторонку, чтобы предоставить им возможность побыть наедине, но Лахлан не мог позволить себе расслабиться – Аллан и его люди скоро вернутся с подкреплением, и им надо поскорее унести тела павших.

Флора продолжала рыдать у него на плече, не чувствуя, что окровавленная рука Лахлана пачкает ее одежду, и у Лахлана не было сил отстранить ее. В его крови все еще бушевало возбуждение битвы, но, когда он обнимал это нежное тело, на него постепенно снисходил покой.

Никогда прежде ему не казалось, что он упускает в жизни что-то важное. Одна битва сменяла другую, но не было никого конкретно, кто бы требовал его заботы и его любви.

Конечно же, он любит ее! Лахлан не желал этого признавать, считая, что не подвластен подобным чувствам. Как он ошибался! Единственной женщиной, заставившей его подумать о нуждах, не связанных с его долгом по отношению к клану, оказалась именно Флора Маклауд.

Лахлан заглянул в глаза Флоры, казавшиеся ослепительно яркими от застилавших их слез.

– В чем дело, крошка? – спросил он, вытирая ей слезы. – Он причинил тебе боль?

Флора покачала головой:

– Нет, дело не в этом. Когда я увидела, как тебя ударили по голове мечом… – Флора вздрогнула, и слезы снова полились из ее глаз.

– Неужели мысль о моей смерти так удручает тебя? – с притворным удивлением спросил Лахлан.

Флора ткнула его кулаком в грудь, и этот удар оказался на удивление сильным.

– Конечно, удручает, глупый ты человек! Как ты мог усомниться в этом?

– Может быть, это имеет отношение к твоему отказу от брака со мной?

Флора прикусила губу.

– Да, именно так. Тогда я еще не понимала…

Он замер, читая на лице то, о чем мог только мечтать.

– Не понимала что?

Флора порывисто обняла его и посмотрела на него с таким глубоким чувством, что у Лахлана перехватило дыхание.

– Не понимала, что люблю тебя.

Волна неправдоподобного счастья обрушилась на него. Ему казалось, что сердце больше не помещается у него в груди. Разве возможно, чтобы эта красивая, удивительная женщина могла его любить? Женщина, пользовавшаяся вниманием могущественнейших людей Шотландии, готовых пасть к ее ногам, предпочла отдать свое сердце неотесанному горцу – разве это не чудо? Ответ был запечатлен в его сердце, и Лахлан, не задумываясь, произнес:

– Я тоже тебя люблю, красавица!

Флора недоверчиво покачала головой:

– Любишь? Тогда почему не говорил мне об этом раньше?

Лахлан хмыкнул:

– Откуда мне было знать, что это удивительное чувство и есть любовь?

Вздохнув, Флора прижалась щекой к его груди.

– Теперь тебе никогда не избавиться от меня: у меня репутация своевольной упрямицы, и тебе это известно.

Лахлан напрягся.

– Означает ли это, что ты согласна выйти за меня замуж?

Флора кивнула и тут же улыбка осветила ее лицо.

– Да, я выйду за тебя, Лахлан Маклейн.

Облегчение, радость, недоверие – все эти чувства смешались в момент самого чистого счастья, и Лахлан долго молчал, боясь, что голос подведет его. Потом он нашел ее рот и жадно прильнул к нему, полагая, что горячий поцелуй более красноречиво выразит его чувства, чем это могли бы сделать любые слова.

Глава 16

Он ее любит!

Каждый раз, когда Флора начинала думать об этом, ей казалось, что сердце вот-вот выпрыгнет у нее из груди.

После того как Мэри и Джилли оказались в безопасности, Аллан вернулся с подкреплением и тем нарушил их уединение. Пока он забирал тела погибших, Флора обрабатывала рану Лахлана. Лезвие меча образовало глубокий порез на его плече, и его требовалось зашить, но она смогла только обмыть и забинтовать плечо лоскутом льняной ткани, оторванным от рубашки. Лахлан утверждал, что рана не болит, зато у Флоры возникло ощущение, что он наслаждается тем, как она суетится и хлопочет, ухаживая за ним.

После ужаса, испытанного во время нападения, ей не хотелось оставлять его. Возможно, горец чувствовал, что ей необходимо его присутствие, ощущение его силы, поэтому предложил, чтобы Флора ехала в замок вместе с ним. Сидя в седле, она нежилась в его объятиях, и постепенно ужас происшедшего тускнел и отступал под целительным воздействием любви.

Даже оказавшись в своей комнате и готовясь ко сну, Флора с трудом верила в свою удачу. Если бы не Лахлан, она бы кисла в обществе Мюррея, одна мысль о котором наводила на нее уныние. Подумать только, чего она могла бы никогда не узнать!

Брак без любви – разве может быть что-нибудь ужаснее?

Бросив взгляд в зеркало, Флора поправила пояс шелковой ночной рубашки и задула свечу.

Стоя в спальне перед камином, Лахлан ощущал странное беспокойство. Он сделал большой глоток эля в надежде на то, что это облегчит жжение в плече и заодно его тревогу.

Тревога снедала его с того самого момента, как они вернулись в замок, все его тело было напряжено, как бывает во время затишья перед бурей. Обычно он испытывал подобное после битвы или когда желал женщину; теперь все, о чем он мог думать, – это о возможности держать Флору в объятиях и заниматься с ней любовью. Единственное, что не позволяло ему пойти к ней, – это сознание, что она нуждается в отдыхе после потрясения, вызванного ужасной картиной боя. Лахлану оставалось только постоянно напоминать себе, что через несколько дней она станет его навсегда.

Понимание того, что их взаимная любовь скоро подвергнется испытанию, усугубляло его волнение. Что произойдет, когда Флоре станет известно о сделке, заключенной им с ее кузеном Аргайлом? Выдержит ли она предстоящую бурю?

В обмен на брак с Флорой Аргайл обещал Лахлану помочь получить назад замок и освободить брата из замка Блекнесс. С помощью Рори и его людей Лахлан мог бы самостоятельно отбить замок, но выручить Джона было бы гораздо труднее.

Вернувшись в замок, Лахлан немедленно созвал самых близких и преданных своих людей, но не для того, чтобы обсудить последствия нападения людей Гектора; он хотел поговорить о возможности освобождения Джона из королевской тюрьмы. Прежде это казалось невозможным, но с тех пор он получил любопытные вести.

Брата держали в Морской башне, названной так потому, что она помещалась на краю залива Ферт-оф-Форт. Хотя Джон содержался в специальных башенных апартаментах – привилегия, полагавшаяся только персонам благородной крови, – они охранялись ничуть не хуже остального замка.

Но если бы удалось переправить Джону веревку, возможно, он смог бы спуститься по ней из башни в ожидающую его лодку. Теперь Лахлану казалось, что этот план не столь уж безумен. Задача заключалась в том, каким образом передать ему эту веревку. В замке у него имелся свой человек, конюх, но он не мог пройти в башню мимо часовых незамеченным.

До последнего времени план Лахлана выглядел неосуществимым, но…

Но недавно Лахлан узнал, что время от времени узников навещает местный священник. Это было как раз то, что ему требовалось. Теперь его план сложился окончательно: в нем появилось недостающее звено. Его люди могли захватить священника и «одолжить на время» облачение святого отца. Потом один из них мог пройти в башню под видом священнослужителя и передать Джону веревку, пронесенную под одеждой, а с наступлением ночи Джон смог бы бежать.

Момент неожиданности мог сработать им на руку. Сэр Джеймс Сэндиленд, комендант замка, вряд ли ожидал дерзкой попытки освобождения узника: по вполне веским причинам немногие отважились бы на подобную рискованную акцию.

Оставалось решить, кто пойдет. Сначала Лахлан собирался сделать это сам, но его люди стали решительно возражать, и, как ни ненавистно ему было поручать это кому-то другому, он вынужден был признать, что они правы. Вождь не мог рисковать своей свободой: в случае неудачи клан остался бы незащищенным от набегов Гектора. Вместо него могли отправиться Аллан или Хью, один из старейших соратников Лахлана, которого легко можно было выдать за священника.

Лахлан рассчитал, что весть о попытке освобождения Джона не сразу достигнет ушей Аргайла и короля, но и в этом случае вся ответственность падала на него, так что Лахлан не пошел бы на этот риск, если бы не надеялся после договориться с Аргайлом.

Стоя спиной к двери и глядя в окно на темнеющее море, Лахлан услышал стук в дверь и решил, что это пришла Мораг.

– Принеси мне еще эля и можешь быть свободна, – не оборачиваясь, произнес он.

– Еще не женат, а уже отдаешь мне распоряжения? Надеюсь, это не предвестье неприятностей, грозящих впредь послушной жене?

При звуке знакомого голоса горец напрягся. Что, черт возьми, она задумала? Неужели пришла терзать его?

– Что ты здесь делаешь? – Его голос прозвучал резче, чем он хотел. – Сейчас тебе следует быть в постели.

Флора сделала шаг к нему, и огонь камина осветил ее роскошную фигуру так, что он мог видеть…

Сердце Лахлана остановилось, все вокруг будто замерло и умолкло.

Боже помоги! Он видел ее всю, обнаженную под покровом из легкого шелка!

– Я не смогла уснуть, – просто сказала Флора. – Похоже, – она указана на полупустой кубок, – ты тоже не смог.

– И что же?

Флора продолжала приближаться к нему, соблазнительно покачивая бедрами, пока не оказалась прямо перед горцем. Она была так близко, что ее сладостный женственный аромат затопил все его чувства и вызвал в нем безумное желание.

– Полагаю, что это очевидно.

Лахлан попытался взять себя в руки, но все было бесполезно. Это случилось, черт возьми! Случилось!

Руки Флоры обвили его шею, и она прижалась к обнаженной груди Лахлана. Теперь все, о чем он мог думать, сосредоточилось в ней одной. Его чувства были настолько обострены, что он с трудом удержался, чтобы не застонать. Ну почему он не надел рубашку? У него болела рука, но не боль терзала его сейчас, а вынужденное воздержание.

– Мы поженимся уже через несколько дней, так не лучше ли пока немного подождать? – Лахлан старался говорить спокойно.

Между бровями Флоры обозначилась тонкая морщинка.

– Для оглашения потребуются две недели…

– Я написал твоему кузену о том, что мы обойдемся без оглашения.

Флора улыбнулась и крепче прижалась к нему, так что он ощутил ее соски.

– Не сомневаюсь, что брат и кузен очень хотят увидеть меня замужем и потому сделают все возможное, чтобы ускорить дело. Правда, боюсь, в последнее время я могла вызвать недовольство кузена.

– Думаю, для этого есть основания.

На губах Флоры заиграла шаловливая улыбка.

– Тут ты прав. – Она сморщила носик, что сделало ее лицо еще более прелестным. – Думаешь, возникнут проблемы, когда ты станешь добиваться их согласия?

Лахлан мгновенно уловил иронию ситуации – ведь все уже и так было решено.

– Я не ожидаю возражений ни с чьей стороны, – спокойно произнес он.

Флора кивнула, и ее руки заскользили по телу горца, как легчайшее перышко. Но где бы это перышко ни прикасалось к нему, оно оставляло на коже огненный след.

– Наверное, нам потребуется много времени, чтобы подготовиться к торжеству…

– Вовсе нет. Если бы это было возможно, мы поженились бы сегодня же, но придется сделать это в воскресенье.

Четыре дня. Четыре чертовых дня он еще мог вынести. Рука Флоры заскользила по животу Лахлана, и теперь он с трудом мог дышать.

– Скажи, ты любишь меня?

– Всем сердцем.

Глаза Флоры сверкнули.

– Тогда покажи как.

Будь все проклято, он это сделает. Такому вызову он не мог противиться.

Когда Лахлан смотрел на Флору, у него возникало чувство, будто он выиграл самый большой приз в королевстве – ее любовь. Она дала ему ощущение неуязвимости. Теперь он хотел сказать ей о своих чувствах, но не знал, с чего начать. Слова не были его стихией, а значит, оставался лишь один способ показать свою любовь.

Рука Лахлана скользнула за спину Флоры и легла на ее затылок. Ощутив тепло и тяжесть ее шелковистых волос, он жадно впился в ее губы поцелуем, в котором так долго себе отказывал. В этом поцелуе не было ни горечи, ни попытки подразнить, и на этот раз он овладевал ею с яростью и дикостью, ясно дававшими понять, какие страсти бушуют в нем. В этом были признаки воздержания, страха, бессилия что-либо изменить, и все это сливалось в одно – желание. Не прерывая поцелуя, Лахлан впитывал восхитительную нежность ее губ и кожи, изысканный аромат и сладостный вкус… Его поцелуй становился все требовательнее, а когда язык проник в ее медвяный рот, он почувствовал ответный нажим ее языка, и ответ был столь же откровенно плотским, как его поцелуй.

С губ Флоры сорвался звук, свидетельствовавший о наслаждении, и это побудило Лахлана к дальнейшим действиям. Ему казалось, что ее тело плавится, сливаясь с его телом, приникая к нему каждым изгибом, каждой выемкой, растворяясь в нем.

Лахлан целовал ее губы, подбородок, шею, наслаждался восхитительным вкусом ее кожи, но этого оказалось недостаточно – он желал, чтобы она обнаженная лежала в его постели и он мог покрыть поцелуями каждый дюйм этого соблазнительного тела.

Схватив Флору в объятия, Лахлан сделал несколько шагов и осторожно положил ее на простыни. Потом он медленно стянул с нее рубашку, Флора оказалась на постели совершенно нагой.

– Наконец-то я могу полюбоваться тобой!

Лахлану хотелось растянуть эту минуту надолго, навсегда, запомнить ее такой, как теперь, – лежащей на его постели, готовой к тому, что он войдет в нее. Она была прекрасна, и это вызывало в нем ощущение боли; взгляд Лахлана впитывал ее тело до тех пор, пока внезапный всплеск желания не толкнул его к ней. Не в силах противостоять искушению, Лахлан наклонился и, втянув в рот сосок, осторожно и нежно сжал его зубами.

Флора издала стон наслаждения. Ее живот был плоским, а бедра нежно округлыми, так что, пожалуй, Лахлан мог бы обхватить ее одной рукой. А ягодицы… Лахлан прикрыл их ладонью. На прошлой неделе он уже несколько раз прижимался к этим нежным округлостям, и ему было знакомо ощущение их близости. Позже он сумеет удовлетворить ее любопытство и покажет, как можно заполнить ее всю, войдя в ее тело сзади.

Ноги Флоры казались Лахлану бесконечно длинными: стройные, с красиво и четко очерченными икрами. Ступни ее оказались маленькими, с высоким и красивым подъемом и с прелестными розовыми пальчиками.

Лахлан перевидал за свою жизнь множество обнаженных женщин, но ни одна из них не была так прекрасна, как эта. Флора обладала чем-то, о существовании чего он прежде и не подозревал. Потерять ее означало бы потерю собственной половинки.

– Лахлан… – Смущение залило щеки Флоры очаровательным румянцем.

– Ты так прекрасна… Смотреть на тебя – одно наслаждение.

Томно вздохнув, Флора протянула к нему руку, и при виде счастья, которое Лахлан прочел в ее взгляде, у него защемило сердце.

– Я так счастлива и так сильно тебя люблю! Скажи, ты чувствуешь то же?

– Никогда не сомневайся в этом, – ответил Лахлан убежденно. – Что бы ни случилось, не смей сомневаться в моих чувствах к тебе.

Ее ошеломили страстность и сила, прозвучавшие в его голосе, но тут он прочел в ее взгляде неуверенность.

– А что может случиться?

Лахлан мысленно выбранил себя за то, что сказал гораздо больше, чем следует.

– Ничего, разумеется, ничего. – Он принялся развязывать пояс своих штанов. – После сегодняшнего вечера ты никогда больше не усомнишься в моей любви.

Флора трепетала от нетерпения. Чувственность и ожидание наслаждения воспламенили ее еще сильнее. Она уже не сомневалась в искренности горца и верила каждому его слову.

И еще она не хотела ждать, точнее, не могла больше ждать ни минуты. Его почтительные прикосновения и жадный взгляд вызывали в ней трепет; сокрушительные ощущения, которые он разбудил, дразнили воспоминаниями, и Флора все больше ощущала странное беспокойство, нараставшее с каждым мгновением. Она до боли жаждала его поцелуев, прикосновений, желала, чтобы он заполнил ее всю. Она желала, чтобы он выполнил свое обещание.

Флора схватила его за запястье. Возможно, его нежелание заниматься с ней любовью имело серьезную причину?

– Рука! Она тебя беспокоит?

– С ней все в порядке.

– Рану зашили?

Лахлан кивнул:

– После вечерней трапезы. Целительница позаботилась о ней.

– О!

Опять эта целительница, Шинейд. Флора прикусила губу. Она понимала, что ревновать к ней нелепо, но не могла примириться с тем, что любовница дотрагивалась до его тела и любовалась той же самой обнаженной грудью, что и она. Лахлан признался ей в любви, но ни слова не сказал о верности, да и трудно было ожидать от него подобных обещаний. Поэтому Флора молча пообещала себе, что сделает все возможное, чтобы он никогда не пожелал другую женщину.

– Ты хмуришься, радость моя? Но почему? Неужели ревнуешь? Поверь, для этого нет никаких оснований.

Глаза Флоры сузились, потому что ей не понравилось выражение его лица.

– Это ничуть не забавно. Скажи, тебе понравилось бы, если бы я оказалась в спальне наедине с мужчиной, с которым прежде имела близкие отношения?

Ей доставило некоторое удовлетворение видеть, как потемнели глаза горца.

– Понравилось? Да я бы его тут же убил! Отныне я единственный мужчина в твоей жизни, и давай не будем больше говорить об этом.

– Но и я – твоя единственная жена, к тому же не очень покладистая.

Лахлан мгновенно понял намек и рассмеялся:

– Твои опасения безосновательны. Дав клятву, я всегда держу ее.

Флора замерла.

– Так ты не возьмешь любовницу?

– Нет. Я никогда не предам и не опозорю тебя, поверь.

Флора со стоном прижалась к Лахлану и потерлась о его теплую кожу. Ощущение это показалось ей восхитительным.

Его рот снова пленил ее губы – жарко, требовательно.

Флора встретила его поцелуй с готовностью, позволяя его языку проникнуть в ее рот глубже. Необъяснимая жажда нарастала в ней.

Руки Лахлана легли на ее груди и прикрыли их, а язык, вторгшийся в ее рот, совершал там круговые движения до тех пор, пока Флора не почувствовала, как лоно ее становится влажным.

Она чувствовала, что не может сопротивляться властному зову тела. Этот зов становился все более громким и требовательным по мере того, как губы Лахлана скользили все ниже до тех пор, пока его голова не оказалась между ее ног.

Когда его язык скользнул в нее, отчаянное наслаждение сотрясло все ее тело. Флора вскрикнула, бедра ее поднялись навстречу ему.

Едва Лахлан поднял голову, как, возбуждая и дразня его, она принялась развязывать его пояс, и наконец штаны, соскользнув ниже талии, обнаружили всю непомерность его желания.

Если бы Флора уже не имела некоторого опыта близости с ним, она бы не поверила, что столь гигантский орган мог уместиться внутри ее.

Она провела пальцами по всей его длине, удивляясь нежности кожи, покрывавшей стальной стержень, и ее ласки исторгли у Лахлана стон желания. Он напрягся, когда она принялась гладить, ласкать и сжимать его, все ускоряя движения и чувствуя, как страсть горца нарастает. Лицо его сделалось напряженным, а глаза сумрачными от застилавшей их страсти; он выглядел возбужденным, но ничуть не опасным. Флора сознавала, что он испытывает отчаянную страсть, обуздать которую невозможно, и когда ее рот оказался на одном уровне с его органом, она вдруг поняла, что следует делать.

Лахлан наблюдал за тем, как она плотоядно облизывает губы.

– Не могла бы я…

– О Господи, да! – Его голос охрип от напряжения. Медленно вытянув губы, Флора с опаской взяла огромный орган в рот.

Реакция Лахлана оказалась мгновенной. Никогда он не испытывал такого наслаждения. Его колени задрожали, а напряжение стало почти непереносимым.

И тут Флора снова удивила его. Она стала со всех сторон облизывать пульсирующий орган, и этим вызвала в нем новый прилив страсти. Наслаждение было слишком острым, чтобы отказываться от него. Потом она слизнула каплю выделившейся влаги, и Лахлан снова застонал.

Чувствуя, как Флора засасывает головку глубже и глубже, он изо всех сил старался сдерживаться, давая ей время освоиться в столь непривычной ситуации.

Наконец Флора осторожно выпустила орган изо рта, туман начал рассеиваться, но только на одно мгновение.

– Скажи, что мне делать дальше?

Лахлан с трудом разжал губы.

– Ласкай меня языком, как рукой.

Ее губы снова сомкнулись, и Лахлан целиком отдался эротическим ощущениям, которые она ему дарила. Ощущение нежного нажима ее рта возносило его в райские кущи. Лахлану с трудом удалось не извергнуться в нее.

Не в силах долее сдерживаться, он резким движением отстранился от нее, и Флора удивленно подняла на него глаза.

– Я должен войти в тебя немедленно.

Осознав, что его штаны все еще болтаются возле колен, Лахлан рывком стянул их и бросил на пол у кровати, после чего тотчас же оказался лежащим на ней.

Лахлан целовал ее рот, шею, грудь, в то время как его руки скользили ниже, между ее бедрами. Он понимал, какое наслаждение доставляет Флоре то, что она дарит радость любимому. Она была влажной и горячей, готовой его принять. Руки Лахлана уперлись в кровать по обе стороны от нее; он старался держать свое тело на весу, чтобы видеть, как войдет в нее.

Ноги Флоры раздвинулись ему навстречу, и он вошел в нее нежно, стараясь продлить мгновение не испытываемого ранее наслаждения.

Продолжая удерживать ее взгляд, Лахлан продвинулся чуть дальше и замер. Тихий стон, сорвавшийся с губ Флоры, добавил остроты этому моменту чистой радости и затронул в нем самые глубинные струны. Впервые в жизни Лахлан ощутил всю полноту счастья.

Теперь, когда он баюкал ее в объятиях, оставаясь внутри ее, Флора окончательно поверила, что он ее любит. Она застонала, крепче прижимаясь к нему, стараясь слиться с ним.

Лахлан нашел ее рот и начал целовать его медленно, нежно, одновременно двигаясь внутри ее, стараясь продлить каждое мгновение близости.

Никогда еще он не занимался любовью с такой радостью и с такой отдачей. На этот раз в их близости не ощущалось спешки и нетерпения, но все равно в конце обоих охватило полное изнеможение.

Услышав приглушенный крик, Лахлан понял, что Флора достигла предела. Продолжая удерживать ее взгляд, он вошел в нее так глубоко, как мог, и тут же испытал самое сильное наслаждение, какое был способен выдержать. Извержение не было похоже на взрыв, оно происходило медленно и постепенно и, казалось, способно было длиться вечно.

Но даже потом Лахлан все еще не хотел покидать ее. Он прижал Флору к себе и почувствовал, как ее сердце бьется напротив его сердца.

Какое-то время они не разжимали объятий, но наконец Флора нарушила молчание:

– Я не могу поверить!

– Поверить чему, радость моя?

– Тому, что все это происходит не во сне, а наяву. – Она игриво толкнула его. – Могла ли я подумать, что нечто подобное случится со мной в самой настоящей реальности?

Флора поднесла руку к лицу Лахлана и погладила его по щеке.

– Боже, мне так повезло! Моя мать так и не смогла встретить свою любовь, и я боялась, что тоже не смогу.

Лахлан почувствовал, как внезапный страх сжал его грудь. Двусмысленность ситуации обрушилась на него с новой силой.

Стараясь не поддаваться панике, он крепче сжал Флору в объятиях. Правильно он поступил или нет, но теперь план спасения брата должен был сработать.

Глава 17

Тремя днями позже, когда Лахлан готовился к приближающейся битве за Брекакадх, в замок на взмыленном коне вихрем ворвался Аллан.

– Сожалею, мой лэрд!

Он стоял перед вождем с лицом, покрытым дорожной грязью, и от него исходил запах вересковых пустошей и свежего ветра. Но не это сейчас волновало вождя Маклейнов. Разочарование навалилось на него, тяжкое, как скала. Попытка спасения брата провалилась.

– Что случилось? – спросил он, стараясь ничем не выдать своего разочарования. Лахлан сделал несколько глубоких вдохов.

– Сначала все шло по плану, и Хью удалось пронести веревку мимо часовых, а затем передать ее Джону. Мы ждали его под окном башни в лодке, когда он начал спуск, и Джон благополучно добрался до середины веревки, когда поднялся шум и его заметили. Мы ждали, сколько возможно, а когда опустили весла в воду, нам едва удалось скрыться и не попасть в плен.

Что ж, в этом им посчастливилось. Гектор без труда догадается, кто стоит за попыткой спасения Джона, но по крайней мере бегство нельзя связать с Лахланом напрямую.

– А Джон? – спросил Лахлан, сжимая кулаки. – Что с моим братом?

– Они втянули веревку в окно. Мы опасались, что они ее отпустят и падение окончится его смертью.

Слава Богу, он хотя бы не стал причиной гибели брата!

– Не понимаю, как такое могло случиться. Джон, согласно нашему плану, должен был спускаться со стороны, противоположной сторожевой башне, и его никто не мог увидеть.

– Так и было, мой лэрд! Позже мы узнали, что часовой покинул свой пост, чтобы облегчиться, и, подняв голову, заметил веревку, и это предрешило исход всего дела.

Лахлан стиснул зубы. Он не мог поверить, что их план не сработал только потому, что человеку понадобилось облегчиться.

По выражению лица Аллана Лахлан понял: в запасе у него есть что-то еще. Пальцы его с силой сжали рукоять меча.

– Что ж, продолжай.

Аллан опустил взгляд.

– Наш человек в замке сделал все, как ему было приказано на случай неудачи, и нашел нас в деревне Киннейл возле порта. Он сообщил, что Джона перевели в подземелье.

Лахлан в сердцах бросил меч на землю, больше он ничего не мог сейчас сделать. В подземной темнице обычно держали преступников низкого звания; во время высокого прилива вода заливалась через решетку и заполняла подземелье.

Джон не продержится там и недели.

Выбора не осталось: ему нужен Аргайл, и, значит, их брак с Флорой предрешен.

Браки часто заключались по сговору, и их брак не станет исключением.

Лахлана утешало только то, что их сделка увенчалась любовью, и не важно каким путем она к ним пришла.

Лахлан нашел Флору в своем убежище и овладел ею, подойдя сзади. На этот раз он не колебался: после трех ночей любви, когда они предавались наслаждениям часа по три кряду, ее тело тотчас же откликнулось на его призыв.

Дни, проведенные в возбуждении и круговерти, сменялись ночами страсти, но по мере приближения дня свадьбы в их любовных объятиях появился оттенок отчаяния, будто пожиравший обоих огонь вышел из-под их власти. Были их объятия нежными и неторопливыми или грубыми и дикими, значения не имело. Флора не могла насытиться Лахланом, а он ею.

Но хотя Лахлан занимался с ней любовью уже несколько дней, он все еще не был уверен в ее реакции. Врожденное упрямство Флоры вкупе с необоснованным страхом окончить свои дни, как окончила свои ее мать, путали все его карты. К тому же он не мог рисковать жизнью брата и безопасностью всего клана.

В нем нарастали отчаяние и гнев, и Лахлан понимал, что отчасти это результат их близости. Теперь он овладел ею грубо и жестко, словно желал утвердить над ней свою власть, и Флора не могла не почувствовать этого. Разумеется, она не понимала, что подвигло его на такие проявления страсти, однако очень скоро ей было суждено узнать это.

Когда Лахлан отвел прядь золотых волос от ее лица, Флора улыбнулась и потерлась щекой о его ладонь.

– Идем, – сказал он и отступил назад. – Тебе надо привести в порядок одежду.

Флора вспыхнула и принялась завязывать шнуровку платья, которое Лахлан чуть не порвал в порыве страсти. Он по-прежнему был ненасытен, тонул в ее пламени, забывая обо всем, но лишь на время.

– Что это – сюрприз?

Лахлан покачал головой и с трудом отвел глаза от ее обнаженной груди.

– Терпение, малышка. Если я скажу теперь, сюрприза не получится.

Когда Флора привела одежду в порядок, Лахлан взял ее за руку и повел через парадный зал в башню.

Когда они вошли в спатьню, Флора замерла, глядя на сундуки, заполнившие всю комнату.

– Моя одежда. Ты послал за моей одеждой.

– Я подумал, что тебе надоели старые платья Мэри…

Закончить фразу Лахлану не удалось, потому что Флора бросилась в его объятия и осыпала его поцелуями. Такого взрыва чувств он, по правде сказать, не ожидал.

– Ты самый лучший из мужчин! – Лицо Флоры сияло неподдельной радостью. – Как мне тебя отблагодарить?

Губы Лахлана сложились в лукавую улыбку.

– Я мог бы подсказать несколько способов.

– Не сомневаюсь, но это подождет. По крайней мере до тех пор, пока я не распакую сундуки.

Открыв первый сундук, Флора принялась вынимать платье за платьем, сопровождая свои действия легкими вздохами удовольствия, когда находила любимую вещь. Она походила на ребенка, оказавшегося в комнате, полной сладостей.

Шелка, бархат, шерсть, парча, атлас всех цветов, отделанные камнями, золотой нитью и кружевами, – никогда еще Лахлану не приходилось видеть такого обилия тканей и нарядов. Он даже испытал некоторое беспокойство при виде столь убедительных признаков богатства: когда Флора была одета в обноски Мэри, легко было забыть, что она принадлежит к другому миру. Где ей теперь носить все это? Разве что во время ежегодного путешествия в Эдинбург, на приеме у короля?

Видя, как на кровати Флоры растет гора одежды, Лахлан начинал понимать, что его следующий сюрприз не идет ни в какое сравнение с этим. Подойдя к камину, он взял в руки маленькую шкатулку.

– Я оставлю тебя за этим занятием, но, прежде чем уйти, хочу показать еще кое-что.

Положив на кровать стопку льняных сорочек, Флора повернулась к нему.

– Но ты уже и так дал слишком много…

– Всего лишь маленький знак внимания. Подарок по случаю нашей свадьбы.

Лицо Флоры вытянулось.

– Да? А у меня ничего нет для тебя.

– У меня есть ты, и этого более чем достаточно. – Лахлан протянул ей шкатулку: – Взгляни на это.

Взяв шкатулку, Флора поставила ее на стол. Лахлан молча наблюдал, как она развязывает шнурок и поднимает крышку. Он не мог видеть ее лица, потому что Флора опустила голову, но услышал, как она ахнула.

Осторожно вынув туфельку из шкатулки, Флора поднесла ее к свету. Крошечные жемчуга и алмазы, которыми был усеян каблук изящной шелковой туфельки засверкали в свете пламени камина.

– О, Лахлан… – В голосе Флоры звучал неприкрытый восторг. – Как тебе это удалось? Туфли просто превосходны. Как ты сумел подобрать их по размеру?

– Я подобрал один из твоих башмачков, потерянных в море, который волной вынесло на берег.

– Но откуда ты мог знать, что он тебе пригодится?

Лахлан пожал плечами:

– Я не знал, но… Просто я надеялся, что в конце концов мне удастся убедить тебя и эти туфельки станут знаком нашего единения.

Флора счастливо улыбнулась:

– Это самые красивые туфли, какие только мне доводилось видеть. Они, вероятно, стоят целое состояние…

Так оно и было, но Лахлан хотел купить подарок для Флоры, не прибегая к помощи ее приданого. Взяв руку Флоры, он поцеловал ладонь, не сводя с нее глаз.

– Просто я хотел показать, как много ты для меня значишь.

Флора была бесконечно тронута вниманием Лахлана. Удивительно, как такой жесткий и несгибаемый человек, не остановившийся перед тем, чтобы ее похитить, смог оказаться таким внимательным.

Обхватив плечи Лахлана, Флора привстала на цыпочки и нежно поцеловала его в губы.

– Благодарю тебя, – прошептала она. – Я буду их очень беречь. А теперь мне хотелось бы подарить что-нибудь тебе. Чего ты хочешь? Только скажи, и если это в моей власти…

Лахлан кашлянул.

– Флора, я…

В его голосе ей послышалось что-то необычное, и Флора в ожидании склонила голову:

– В чем дело? Ты был чем-то озабочен в последние несколько дней. Тебя что-то беспокоит?

– Нет, но… Скоро начнут прибывать гости. У нас остается мало времени, чтобы побыть наедине до начала завтрашней церемонии.

Гостей будет немного, подумала Флора, ощутив болезненный укол разочарования. Ее кузен Аргайл, брат Рори, несколько вождей соседних кланов с семьями. Не такой она представляла себе свою свадьбу.

– Мне жаль, – сказал Лахлан, будто прочел ее мысли. – Тебе хотелось бы, чтобы па свадьбе присутствовало больше членов твоей семьи.

Флора покачала головой:

– Не важно. Раз ты хочешь, чтобы все произошло как можно скорее… – Внезапно Флора нахмурилась. – А твой брат Джон – он прибудет вовремя? Мне не терпится познакомиться с ним.

Лахлан молчал. Каждый раз, когда речь заходила о Джоне, ему становилось не по себе.

– На этот раз мы его не увидим, – наконец ответил он. – Джон задерживается.

– Ты никогда не говорил мне, где он.

– Недалеко от Эдинбурга.

– Вот как? – Флора улыбнулась. – Интересно, не встречала ли я его при дворе?

Лахлан покачал головой:

– Нет, не думаю.

Флоре было ясно, что упоминание о брате расстроило его: Лахлан сразу стал замкнутым, погруженным в себя. Она поспешно шагнула к нему.

– Я…

– Оставляю тебя с твоими нарядами, – сказал Лахлан отрывисто. – Как только прибудут твои брат и кузен, я пошлю за тобой.

Прежде чем Флора успела ответить, попытаться утешить его, он ушел, так и не поделившись с ней своими заботами.

Через несколько часов, когда Флора направлялась к Лахлану, на ней уже красовалось французское платье из темно-синего бархата, расшитое по корсажу крошечными жемчужинками и вполне подходившее к ее новым туфелькам. С момента прибытия в замок она привыкла повязывать волосы лентой так, чтобы они свободно падали на спину, но сегодня попросила Мораг помочь убрать их в сложную прическу и увенчать ее расшитой жемчугом бархатной шапочкой под цвет платья.

Хотя это платье не было таким ослепительным, как то, что Флора надевала пару недель назад, оно обеспечивало ей необходимую долю отваги, призванной помочь бестрепетно предстать перед ее устрашающими братом и кузеном.

Набрав полную грудь воздуха, Флора вошла в кабинет лэрда.

Лахлан стоял возле камина лицом к ней, тогда как двое других мужчин поднялись, едва она вошла. Ее удивила улыбка на обычно суровом лице кузена, из-за которого он получил прозвище Арчибальд Угрюмый.

Флора перевела взгляд на второго гостя, и у нее захватило дух. Хотя с их последней встречи прошло много лет, она тотчас же узнала Рори.

Брат был по меньшей мере на полфута выше Лахлана и таким же широкоплечим и мускулистым.

Осознав, что неприлично пристально его разглядывает, Флора перевела взгляд на Лахлана, которого, казалось, весьма забавляла вся эта ситуация.

Только тут, вспомнив о своих обязанностях, Флора насколько могла приветливо произнесла:

– Надеюсь, кузен, ваше путешествие оказалось приятным…

– По крайней мере оно прошло без приключений, – буркнул Аргайл. – Нам пришлось поспешить, чтобы поспеть к сроку, указанному Маклейном, и это причинило мне некоторые неудобства, но ничего, я не в обиде.

Тут Рори выступил вперед и приветствовал Флору необычным для него братским объятием.

– Рад встрече, сестра, мы так давно не виделись!

Не привыкшая к подобным изъявлениям братских чувств, Флора слегка смутилась, но вскоре овладела собой и расслабилась. Все это было неожиданно приятно, и, когда Рори выпустил ее из объятий, она с полной искренностью сказала:

– Право же, братец, я очень рада.

– Я тоже. Сожалею, что ты потеряла мать, и сочувствую тебе.

На Флору нахлынула знакомая волна печали, но тут же она ощутила умиротворяющее прикосновение Лахлана.

– Благодарю. Я очень тоскую по ней.

Рори бросил многозначительный взгляд на руку Лахлана на талии сестры.

– Пусть твой жених объяснит, как это все произошло. Должен признать, что для меня это стало неожиданностью. У меня возникло впечатление от твоего письма, что ты собираешься принять приглашение Дуарта и побыть в Данвегане.

К счастью, они с Лахланом предусмотрели этот вопрос и были к нему готовы. Пригласив мужчин сесть, Флора также опустилась на стул и, сложив руки на коленях, повернулась к брату:

– Я ехала к Гектору, когда возле Фолкерка у нас сломалась карета…

– А я в это время возвращался из Эдинбурга, – подхватил Лахлан, – и потому смог оказать помощь мисс Маклауд.

– Как удачно получилось, что ты смог ей помочь, – добродушно заметил Аргайл. – Из-за проклятых разбойников наши дороги стали небезопасными, и кто знает, что могло с тобой приключиться!

Флора бросила на кузена недоверчивый взгляд: она не привыкла видеть его столь покладистым и ожидала, что кузен сразу начнет задавать множество каверзных вопросов.

Рори внимательно посмотрел на сестру.

– В самом деле это удача! – Он перевел взгляд на Лахлана. – Почему же ты не отвез мою сестру обратно в Эдинбург?

– Мне необходимо было срочно явиться сюда.

– Все равно Флору следовало как можно скорее вернуть родным, – холодно заметил Рори, и в голосе его послышался оттенок угрозы. – В конце концов, ты мог бы послать за мной.

Лахлан спокойно встретил его взгляд:

– Верно, но, как выяснилось, пребывание мисс Маклауд здесь, со мной, оказалось на редкость приятным для нас обоих.

В глазах Рори полыхнуло пламя, и Флора заметила, как его рука сжала деревянный подлокотник. Лахлан тоже это заметил, но и не подумал отступать. Напряжение, возникшее между мужчинами, стало почти осязаемым, и Флора поспешно вмешалась:

– Все правильно, это было и моим желанием, братец, так что, пожалуйста, не гневайся. Разве ты не видишь, что все обернулось к лучшему?

Рори уже достаточно долго гипнотизировал Лахлана и, видимо, теперь решил всерьез заняться сестрой.

– Ты действительно уверена, что хочешь этого? Ты сама хочешь выйти за Лахлана, или… Или он принудил тебя?

– Сама, – твердо ответила Флора и положила руку на плечо Лахлана. – Уверяю тебя, Рори, я в самом деле хочу выйти за него, – она улыбнулась Лахлану, – и хочу этого больше всего на свете.

Лахлан взял ее руку, и сейчас этот жест выглядел почти символическим.

– Ты слышал ее. Мы пришли к обоюдному согласию насчет брака, а это значит, что дело сделано.

Флора замерла в ожидании.

– Нет, не сделано, пока я не дам согласия, – недовольно буркнул Рори.

– Так дай его! – произнес Лахлан с вызовом.

– Довольно препираться, – вмешался Аргайл. – Он уже дал согласие.

Но Рори выглядел так, будто все еще сомневался, и Флора решилась.

– Пожалуйста, братец, – сказала она тихо. – Я люблю его.

Рори посмотрел ей в глаза и неожиданно хмыкнул. Флора ждала, затаив дыхание. Наконец его лицо озарилось широкой улыбкой, и он, наклонившись к Флоре, поцеловал ее в щеку.

– Прими мои поздравления, сестренка.

Как только ситуация разрешилась и напряжение спало, Флора тут же откланялась и ушла, предоставив мужчинам наслаждаться виски. Ей еще надо было проведать Мэри, Джилли и удостовериться, что все готово для завтрашней церемонии.

Ей не пришлось долго искать девушек – они находились на кухне, расположенной в подвале под большим залом: Джилли хихикала, разговаривая с одной из служанок, а Мэри отдавала последние распоряжения кухарке. Глаза ее сверкали, лицо казалось необычно оживленным. И Флора подумала, что она выглядит намного счастливее, чем прежде.

– Все готово? – спросила она.

Обе девушки тотчас же повернулись к ней.

– Ах, Флора, – воскликнула Джилли, – ты выглядишь просто чудесно! Откуда у тебя такое красивое платье?

– Это все Лахлан – он послал за моими нарядами.

– О! – Джилли явно была удивлена. – Что ты с ним сделала? Наряды – последнее, о чем он обычно думает. Видела бы ты его лицо, когда я говорю ему, что выросла из своих платьев или что они вышли из моды.

Флора рассмеялась:

– Я и сама с трудом поверила своему счастью, и все же я пришла сюда не за этим. У меня для вас сюрприз.

Глаза Джилли заблестели.

– Какой сюрприз?

Флора загадочно покачала головой:

– Идите в свою комнату и взгляните сами.

Джилли тотчас же помчалась в свою комнату, и Флора с улыбкой смотрела, как она исчезает на лестнице.

– Джилли никогда не отличалась терпением, – насмешливо заметила Мэри.

– Пожалуй, – откликнулась Флора. – Хотя следует признать, что и я такая же. – Ее взгляд задержался на счастливом личике подруги. – Приятно видеть тебя снова улыбающейся, дорогая.

Мэри вспыхнула и опустила глаза.

– У меня для этого есть веская причина.

– Неужели?

– Да. Я не должна бы говорить тебе об этом до завтра…

Флора задержала дыхание.

– И все же?

В глазах Мэри заблестели слезы счастья.

– Мой брат передумал: он позволил Аллану ухаживать за мной и, если через год наши чувства не изменятся, даст нам разрешение на брак.

Флора порывисто заключила Мэри в объятия:

– О, это чудесно! Я очень рада за тебя.

Мэри рассмеялась:

– А я хочу поблагодарить за это тебя.

– Нет. – Флора покачала головой. – Лахлан изменил решение, потому что понял: твои чувства абсолютно серьезны. Он никогда не стал бы принуждать тебя к браку, который тебе ненавистен. Как бы то ни было, я рада за тебя. А теперь поспеши в свою комнату: у тебя осталось мало времени, чтобы переодеться.

Глаза Мэри округлились, и она, стремительно обняв Флору, последовала за сестрой, стараясь замаскировать поспешность сдержанностью и достойным видом.

Как только Рори дал согласие, Лахлан почувствовал, что напряжение рассеивается. Законы о браке в Шотландии еще не устоялись, и их толковали так и этак. Церковь назначала штрафы, чтобы упорядочить браки, но пока не требовалось особых усилий, чтобы получить разрешение на брак, и Лахлан обеспечил себе такую возможность, не дав Рори передумать.

Разумеется, Рори не поверил истории о случайной встрече, и Лахлан готов был к тому, что ему станут задавать многочисленные вопросы, как только Флора покинет комнату. Он не ошибся. Едва дверь за Флорой закрылась, Рори повернулся к нему:

– А теперь расскажи, что произошло на самом деле.

Лахлан слишком уважал старого друга, чтобы в разговоре с ним прибегать ко лжи, но все же решил пока не рассказывать ему о сделке, заключенной с Аргайлом.

– Несчастного случая не было: мои люди остановили карету твоей сестры вполне сознательно.

Дружелюбие Рори тотчас же испарилось.

– Так ты ее похитил?

На этот вопрос не было достойного ответа, и потому Лахлан решил промолчать.

Рори сжал челюсти, стараясь обуздать ярость.

– Почему? – резко спросил он.

Лахлан понимал, что сейчас только долгая дружба спасает его от вызова на поединок и новых вопросов.

– Я пожелал ее.

– И принудил к сожительству? Ах ты, мерзавец! – Холодная ярость, прозвучавшая в голосе Рори, эхом раскатилась по комнате.

– Ты достаточно хорошо меня знаешь и, надеюсь, поверишь, что это не так.

– Допустим. Но почему ты не пришел ко мне? Скорее всего, я поддержал бы твое сватовство…

– Именно поэтому: до меня дошли слухи, что Флора своевольна и не согласится на брак по сговору. Только личный подход мог решить дело.

Должно быть, Рори счел эти слова убедительными, потому что не стал возражать и сказал:

– Откуда ты узнал, где она будет проезжать?

Лахлан принялся подробно рассказывать о побеге, не упоминая об источнике своих сведений.

Когда рассказ был окончен, Рори выругался: как и Аргайл, он отнюдь не считал себя другом лорда Мюррея.

– Маленькая кокетка!

В этот момент Аргайл, все это время молчавший и одобрительно слушавший Лахлана, сумевшего так ловко умиротворить Маклауда, наконец заговорил:

– Возможно, метод нашего друга Колла несколько примитивен, но нельзя отрицать, что результат говорит сам за себя. Они хорошая пара, и девочка явно к нему благоволит.

Рори прищурился и подозрительно взглянул на Аргайла; подобная покладистость явно навела его на мысль, что от него что-то скрывают.

– Ладно. Поскольку я лично убедился, что моя сестра хочет выйти замуж по собственной воле, то, пожалуй, удержусь от дальнейших расспросов. Но прежде чем я уеду, хочу узнать эту историю во всех подробностях.

Лахлан кивнул: ко времени отъезда Рори будет поздно что-либо менять.

Глава 18

Утро дня свадьбы выдалось ясным и солнечным без единого облачка на горизонте, но Флора проснулась от холода. По привычке ока потянулась к теплу Лахлана, но рука ее встретила лишь пустое пространство и холодные простыни. Она не сразу сообразила, что прошлой ночью они занимались любовью, но из уважения к ее брату и кузену Лахлан вернулся в свою комнату. Впервые с того дня, как Флора согласилась стать его женой, они не провели ночь вместе, и теперь она почувствовала себя одинокой.

Однако уже в следующий момент возбуждение от предвкушения предстоящего в этот день заставило Флору поспешно подняться. Она отбросила одеяло, выскользнула из постели и подбежала к окну.

Сквозь оконное стекло струился солнечный свет, наполняя комнату нежным теплом, тотчас же вытеснившим холод из ее мышц. По тому, насколько высоко поднялось солнце, Флора поняла, что проспала гораздо дольше, чем намеревалась.

Краткая церемония была назначена на полдень; за ней предполагался пир, и он, вероятно, затянется далеко за полночь.

Понимая, что скоро явится Мораг, чтобы помочь ей одеться, Флора направилась к наполовину опустевшим сундукам, расставленным в беспорядке по всей комнате, с намерением найти шелковые чулки, которые в лихорадке вчерашнего дня бросила где-то, когда выбирала платья для Мэри и Джилли.

Она улыбнулась, вспоминая, как прекрасно выглядели девушки, нарядившись в ее подарки. Лахлан был тронут тем, что она так щедро одарила его сестер, и вечерняя трапеза прошла спокойно, хотя лэрд казался рассеянным и чем-то очень озабоченным. Флора лишь надеялась, что ее брат и кузен не слишком донимали его вопросами.

Проходя к своим сундукам, Флора услышала, как что-то зашуршало под ногой. Опустив глаза, она увидела на полу возле двери сложенный в несколько раз листок пергамента, и от этого ей стало не по себе. Откуда появился этот пергамент? Любопытство ее возросло, как только она узнала печать, принадлежавшую Маклейну из Дуарта. Гектору? Чего он хочет от нее?

Понимая, что существует только один способ узнать правду, Флора поспешно сломала печать и приступила к чтению.

«Прости, если напугал тебя, но дело идет о твоей безопасности. Я знаю о планах Маклейна, но он тебя обманывает. Мои люди будут дежурить у ворот замка на случай, если ты передумаешь. Подумай хорошенько.

Твой брат Гектор».

Флора еще раз пробежала глазами письмо, не зная, как к нему отнестись. Очевидно, вражда между Лахланом и Гектором чересчур сильна, и, выйдя замуж за горца, она скорее всего потеряет возможность узнать получше одного из своих братьев.

Хотя Флора и старалась не поддаваться сомнениям, что-то по-прежнему не давало ей покоя. Как появилось это письмо в ее комнате? Неужели среди людей Лахлана затесался шпион Гектора?

Решив, что ей следует как можно скорее найти Лахлана, Флора поспешно надела старое платье Мэри и отправилась на поиски своего будущего мужа.

Когда Рори Маклауд поставил свою подпись на лежавшем перед ним пергаменте, Лахлан вздохнул с облегчением. Дело сделано, контракты подписаны, а значит, теперь предстоящая церемония становилась пустой формальностью. Хотя Флора могла этого не знать, но, согласно шотландским законам, с этого момента они уже женаты. На этот раз Лахлан мог гордиться собой: он не только обеспечил свободу своему брату, но и стал весьма богатым человеком. Правда, Флору может неприятно удивить участие кузена в устройстве этого брака, но тут уж ничего не поделаешь. Вечером после празднества он все ей объяснит, а там будь что будет.

Как только Рори, извинившись, отправился по своим делам, Лахлан без предисловий спросил:

– Где мой брат?

Губы Аргайла насмешливо искривились.

– Полагаю, там же, где находился последние два месяца.

– Но… Сегодня день моей свадьбы.

Аргайл поднял бокал, посмотрел сквозь него на свет и пригубил кларет.

– Верно.

«Кровь Господня! Я убью его, если он попытается обмануть меня и не выполнит свою часть сделки». Подумав об этом, Лахлан принялся внимательно изучать лицо человека, сидевшего напротив. Хоть Аргайл тоже был горцем, по его виду вряд ли можно было об этом догадаться: он одевался, как жители равнин, имел отточенные манеры, и носил рубашку из тонкого шелка. При этом он все же не являлся изнеженным придворным, как лорд Мюррей: граф не взобрался бы так высоко, если бы не обладал отменной силой духа и остротой ума.

Быстро сообразив, Лахлан снова обратился к Аргайлу:

– Ты слышал, что сказала Флора: она согласилась на брак со мной по доброй воле. Я выполнил свою часть сделки, и у тебя нет оснований играть со мной в игры.

Гость удивленно поднял бровь:

– Ты мне угрожаешь?

– Понимай как хочешь. Теперь дело за тобой: моего брата должны освободить сегодня же, как ты и обещал.

Несмотря на то что Лахлан был намного крупнее, похоже было, что Аргайл ничуть его не опасается: из-за полы дублета он, не спеша, достал свиток пергамента и протянул хозяину замка.

Уже издали узнав королевскую печать, Лахлан замер: Аргайл держал в руках свободу Джона.

– У меня предписание освободить твоего брата, и после того, как состоится церемония, ты его получишь.

Лахлан почувствовал, будто с его плеч свалился тяжкий груз.

– А остальная часть сделки?

– Это потребует некоторого времени. Король должен быть уверен в твоем содействии до того, как решит, что делать с твоей потерей.

Лахлан кивнул. На самом деле он достаточно долго проявлял терпение и к тому же не был уверен в справедливости короля. Как только они с Флорой обвенчаются, он попросит помощи у Рори и силой отвоюет замок, а потом…

Потом Аргайл уладит это дело с королем.

Все это время граф внимательно наблюдал за своим собеседником, и постепенно глаза его начали блестеть. Расчет оправдывался.

– Должен сказать, что ты меня поразил, друг мой. Я не думал, что ты на это способен.

Услышав голос кузена, Флора замерла у двери.

– Моя маленькая кузина оказывала сопротивление браку с любым мужчиной, но ты сумел ее убедить. Как тебе это удалось?

– Не твое дело, – последовал лаконичный ответ. – Насилия не было – это все, что тебе требуется знать.

– Ей известно о нашей сделке?

О какой сделке? Флора замерла.

– Пока нет, но, как только мой брат будет в безопасности, она все узнает.

– А ты уверен, что это разумно? Малышку разгневает то, что ею манипулируют. Может быть, лучше не посвящать ее в подробности?

Кровь отхлынула от лица Флоры, сердце ее болезненно затрепетало.

– Она меня любит и поймет.

Аргайл рассмеялся:

– По-моему, ты излишне самоуверен. Что ж, поступай как знаешь.

Услышав скрип отодвигаемого стула и шаги, Флора скользнула за угол, чтобы избежать встречи с кузеном. Она не могла вздохнуть, как ни пыталась втянуть в грудь воздух.

Но может быть, ей не стоит спешить с подозрениями и существует объяснение всему, что она услышала? Если так, то сейчас это объяснение было ей нужнее всего.

Руки Флоры дрожали, когда она прятала в складках юбки сложенную в несколько раз записку. «Должно же быть объяснение», – непрерывно повторяла она про себя, хотя и без особой убежденности.

Войдя в комнату, она плотно закрыла за собой дверь.

– Флора, ты?

Должно быть, Лахлан увидел выражение ее лица, потому что его голос вдруг сорвался. Резкие черты, ослепительно синие глаза и мягкая волна темных волос – он выглядел таким сильным, таким мужественным!

С болью в душе Флора отметила, что Лахлан уже одет для церемонии бракосочетания. На нем были свежая льняная рубашка и плед, придерживаемый на плече крупной брошью, как и подобает вождю. На поясе его сверкал украшенный драгоценными камнями кинжал, которого Флора никогда прежде не видела.

– Что-то не так? – На этот раз голос Лахлана звучал не слишком уверенно.

– О чем ты говорил с моим кузеном?

На лице горца не дрогнул ни один мускул.

– С графом?

– Да. Что за сделку вы обсуждали?

Лахлан напрягся.

– Так ты все слышала…

– Скажи мне, может быть, я неверно поняла. Скажи, что наш брак не имеет никакого отношения к сделке и вы не договорились о нем с Аргайлом.

Лахлан молчал.

– Скажи же хоть что-нибудь!

Но он так и не произнес ни единого слова. В горле Флоры образовался комок.

– Что ты сделал?

Лахлан шагнул к ней, но Флора метнулась в сторону.

– Не прикасайся ко мне. Мне не требуется твое утешение, мне нужна правда.

Лахлан провел ладонью по волосам.

– Черт побери, Флора, это вовсе не то, что ты думаешь. Не спеши приходить к необоснованным выводам раньше, чем услышишь мои объяснения.

– Именно этого я и хочу больше всего. Итак…

– Ты слышала только часть разговора, притом не самую важную. Аргайл не имеет никакого отношения к моим чувствам к тебе.

Флора молчала, и Лахлан, выдержав паузу, продолжил:

– Несколько месяцев назад король велел мне предстать перед Тайным советом в Эдинбурге, и это грозило тем, что в мое отсутствие Гектор попытается напасть на замок. Поэтому я послал ко двору короля моего брата, однако король, вместо того чтобы прислушаться к его доводам, бросил Джона в тюрьму.

Тут Флора не выдержала:

– В тюрьму? Но ты сказал, что Джон…

– Я опасался твоей реакции, но теперь ты знаешь, почему я обратился за помощью к твоему кузену. Его влияние на короля поможет освободить брата, но Гектор согласился помочь, только если я помешаю твоему побегу с Мюрреем и сам женюсь на тебе.

Его слова звенели в ушах Флоры, бесконечно повторяясь; голова ее начала кружиться.

– Так, значит, я оказалась пешкой в вашей игре с моим кузеном, разменной монетой и не более того… Вместе с ним вы разработали план: похищение, ухаживание и все такое… – Флоре трудно было говорить, потому что грудь ее сжимали тиски боли. – Почему в таком случае ты просто не принудил меня – это было бы намного гуманнее.

Лахлан смотрел на нее так, будто не мог поверить, что она столь низкого мнения о нем.

– Рори никогда не одобрил бы насилия, да и Аргайлу небезразлична твоя судьба, и он не хотел, чтобы твои чувства пострадали.

– Небезразлична? Судьба? Ты, конечно, шутишь. Никто из вас не думал обо мне. Я стала всего лишь средством для достижения ваших целей. Аргайл хотел избавиться от лишних забот, а тебе понадобилось его влияние. То, что твоя жена богата, тоже оказалось кстати.

Флора замолчала, не зная, что ей делать дальше. Ее продали, как племенную телку, а она… Как она могла быть такой глупой? Как она могла забыть о единственной правде, определявшей ее жизнь со дня рождения? Ее всегда рассматривали только как приз, и теперь так ничто и не изменилось.

Глаза Лахлана сузились, на щеке его задергался мускул.

– Все, что ты говоришь, неправда. Сделка с Аргайлом не имеет никакого отношения к моим чувствам, и хотя все началось именно так, как ты сейчас описала, и я украл тебя ради освобождения брата и помощи клану, но потом полюбил тебя.

– Конечно, теперь ты всегда будешь это утверждать! В твои планы входило заставить меня влюбиться в тебя, но не ты, а мой кузен сделал этот выбор.

На мгновение Флоре показалось, что ее сердце, скатившись к ногам, разбилось на куски, как хрупкое стекло.

– Как ты мог мне так лгать? Как ты мог поступить так жестоко?

Лицо Лахлана потемнело.

– Я никогда не лгу.

– Но ты не говорил мне правды, а это одно и то же.

– Я говорил только то, что имеет значение. Мои чувства к тебе – это правда, и сделка с твоим кузеном не меняет дела.

– Неужели? Скажи, как теперь я могу верить тому, что ты говоришь?

Лахлан сжал ее руку, не давая ей уйти.

– Послушай меня, – сказал он тихо. – Я нуждался в помощи и делал все необходимое для своего брата и клана, но это не меняет моего чувства к тебе или твоего ко мне.

Однако Флора так не думала. На самом деле это меняло все. Лахлан манипулировал ею наихудшим образом, заставил полюбить себя; но даже осознав, сколь глубоко ранил ее, он не сказал ей правды.

– Ты мог открыть мне все.

– Я не был уверен, что ты станешь слушать.

Хотя Флора расслышала в его голосе раскаяние, ничто уже не могло изменить ее убеждения, что он ее использовал.

– Признайся, разве ты вышла бы за меня, если бы я сказал правду? – В голосе Лахлана зазвучал вызов.

– Теперь мы вряд ли это узнаем, потому что ты не дал мне возможности принять решение.

– Я собирался сказать тебе правду сразу после свадьбы. Давай покончим со всем этим, пройдем через церемонию и…

– Нет! Я не выйду за тебя!

Лахлан сурово сжал губы.

– Слишком поздно.

– Ничуть не поздно, ведь церемония еще даже не началась.

– Это ничего не значит.

Тревога Флоры возросла еще больше.

– Что ты хочешь сказать?

– Контракты подписаны, и теперь мы муж и жена.

Флора побелела; только сейчас до нее дошел смысл того, что они высказали свое желание пожениться в присутствии ее родственников.

– Так ты обманул меня! – прошептала Флора в ужасе. – Потому ты и пришел ко мне вчера ночью… Не для того, чтобы заниматься любовью, а для того, чтобы закрепить это соглашение.

– Закрепление согласия пожениться, последовавшее за словесным изъявлением воли, действительно означает, что брак вступил в силу, но я в любом случае пришел бы к тебе. К тому же я опасался, что Рори помешает нашей свадьбе, и хотел защитить нас обоих.

Флора недоверчиво посмотрела на него.

– Защитить меня? Неужели ты думаешь, что я способна этому поверить?

– Да, потому что это правда.

– Нет, поскольку правда заключается в том, что ты лгал мне с того самого дня, как мы встретились. Ты заявил о своем намерении жениться на мне и скрепил договор, предательски воспользовавшись моим телом.

Лицо Лахлана покраснело, он из последних сил старался сохранить спокойствие.

– Я никогда не использовал твое тело. Если помнишь, ты добровольно отдалась мне. Сделка это или нет, я никогда не отпущу тебя. Мы принадлежим друг другу, и это есть настоящая правда.

Слезы обжигали горло Флоры, когда она смотрела на человека, которого любила, на человека, которому отдала свое сердце. Она не могла этого вынести. Казалось, стены смыкались вокруг нее, грозя задушить. Самый ужасный ее кошмар стал реальностью, и она ничего не могла сделать, чтобы не допустить этого.

– Откажись от брака, – сказала Флора умоляюще.

– Нет. – В голосе Лахлана прозвучала непреклонность. – Дело сделано.

– Разве нельзя все переиграть? Если мы не станем предъявлять прав друг на друга, никто ни о чем не узнает. – Она всхлипнула. – Пожалуйста, отпусти меня.

Выражение его глаз смягчилось, но голос по-прежнему звучал словно похоронный колокол:

– Не могу. Я затеял этот брак не только ради освобождения брата. Я люблю тебя. – Лахлан неожиданно улыбнулся. – Поверь, пройдет немного времени, и ты увидишь, что все это к лучшему.

Однако настроение Флоры не улучшилось ни на йоту. Она словно впервые ясно увидела его – вождя с холодным сердцем, главное для которого – поскорее получить свой приз.

Стараясь сохранять спокойствие перед лицом безумных обвинений Флоры, Лахлан все больше мрачнел. Инстинкт, подсказывавший ему, что не следует сообщать Флоре о сделке, заключенной с ее кузеном, не обманул. Он понял это по ее реакции, но сознание своей правоты не облегчало дела.

Губы его сжались, будто он старался подавить гнев. На самом же деле Лахлан ничего так не хотел, как заключить ее в объятия и заставить слушать его.

Схватив Флору за плечи, он заглянул ей в глаза.

– Я люблю тебя. Никогда за всю жизнь я не говорил женщине таких слов. Да, я сделал все возможное, чтобы спасти своего брата, свой клан, но мне вовсе не хотелось, чтобы ты была в это замешана. И все же, раз так уже случилось, изменить этого я не могу. Сейчас Джон в опасности, потому что я, обезумев от страха потерять тебя, сделал последнюю тщетную попытку освободить его, не прибегая к помощи Аргайла. Увы, попытка не увенчалась успехом, и Джона бросили в подземелье. У меня не осталось выбора. Вот почему я обратился за помощью к твоему кузену. Неужели ты не понимаешь, что мой брат страдает? Каждая минута, которую Джон проводит в этой адской дыре, может оказаться последней. У Аргайла есть предписание освободить его, но он воспользуется им только после нашей свадьбы. Так неужели ты предпочтешь, чтобы мой брат умер из-за твоей гордыни?

Флора отшатнулась, как если бы он ее ударил. Отчаянное положение Джона вызвало в ней боль и гнев, каких не вызвало его объяснение в любви. Она не стала бы рисковать жизнью брата Лахлана, даже если бы уступка связала ее с человеком, куда более презренным, чем этот лживый горец!

– Ты получишь свою бумагу, – наконец сказала Флора бесцветным голосом. – Но я никогда не прощу тебе этого. – Опустив глаза, Флора повернулась и быстро вышла, оставив Лахлана одиноким и более опустошенным, чем когда-либо в его жизни.

Брачная церемония и пир проходили словно в тумане. Сидя на специально установленном помосте, Флора как будто со стороны наблюдала за происходящим, ощущая в сердце холод и пустоту. Она словно превратилась в статую, выставленную на всеобщее обозрение, и никто не мог догадаться, что внутри ее кипят горечь и разрывающее сердце страдание. С лица ее не сходила будто приклеенная натянутая улыбка, и она терпеливо принимала бесчисленные поздравления от доброжелателей, проходивших мимо стола лэрда. При этом она старалась не встретиться взглядом с Лахланом, теперь ставшим ее мужем, потому что боялась, что не выдержит и выдаст себя. День, который должен был стать счастливейшим в ее жизни, превратился для Флоры в нелепейший фарс, какой только можно представить. Ей потребовались все силы для того, чтобы вытерпеть экзекуцию; она чувствовала, что вот-вот разразится неудержимыми рыданиями от того, что потеряла все.

– Думаю, мне пора удалиться, – обратилась она к Лахлану, сидевшему слева от нее, и кузену, занимавшему место справа.

Аргайл нахмурился:

– Ты бледна и, кажется, не в себе. Что-то не так?

Беспокойство кузена показалось Флоре смехотворным. Аргайл сыграл в этом фарсе не меньшую роль, чем Лахлан, но разница заключалась в том, что от него она этого и ожидала.

– Вовсе нет. Со мной все в порядке. – Заметив, как замер Лахлан, Флора добавила спокойнее: – Ничего такого, чего не исцелит крепкий ночной сон. Я пошлю за знахаркой и посмотрю, чем она сможет мне помочь.

Аргайл обратил к Лахлану понимающий взор:

– Она хочет отдохнуть?

Флора различила в его голосе иронию.

– Уверен, что твой новоиспеченный муж позаботится о том, чтобы ты хорошо отдохнула.

Однако Лахлан не обратил внимания на многозначительный намек Аргайла и пристально посмотрел на Флору.

– Я пошлю за Шинейд и скоро сам приду к тебе.

Флора замерла. Если он вообразил… Нет, никогда!

Понимая, что их разговор слушает слишком много ушей, она удержалась от гневного ответа и, через силу улыбнувшись, молча покинула зал.

Это случилось несколькими часами позже, когда Лахлан поднимался по лестнице в башню, в комнату Флоры. Единственным светлым пятном этого дня он считал то, что Аргайл передал ему указ об освобождении Джона. Аллан с небольшим отрядом готовился отправиться в замок Блекнесс. Если все пойдет по плану, Джон к рассвету уже прибудет в Дримнин.

Единственным, что удержало самого Лахлана от того, чтобы присоединиться к Аллану, было ожидание первой брачной ночи. Все, чего он хотел сейчас, – это заключить Флору в объятия и утешить ее, исцелить ее рану: она казалась ему прекрасной, как сказочная принцесса, в своем золотистом платье и венце, украшенном драгоценными камнями. Никогда еще Флора не выглядела такой хрупкой, будто ее отлили из бесценного стекла, способного разбиться от одного неосторожного прикосновения.

На ней не было подаренных им туфель. Это означало, что Флора отвергла его дар, и от этого Лахлану становилось особенно больно. Он ожидал от нее проявления гнева, но не отчужденности, холодная решимость Флоры тревожила его гораздо больше. Никогда еще он не чувствовал себя таким беспомощным. Неужели она исторгла его из своего сердца?

Он не мог в это поверить. Главное – скорее ее увидеть. Как только он заключит Флору в объятия, все встанет на свои места. Она гневается на него, она уязвлена и к тому же упряма, но он сможет заставить ее понять. В конце концов, не зря же они принесли брачные обеты!

Остановившись перед дверью Флоры, Лахлан на мгновение заколебался. Может быть, следует дать ей время и этой ночью оставить ее в покое?

Нет. Что бы ни случилось, теперь они муж и жена. Чем скорее Флора поймет, что случившегося не изменить, тем лучше.

Твердой рукой постучав в дверь, Лахлан взялся за ручку, но дверь не поддавалась. Очевидно, Флора заперла ее изнутри.

Глава 19

В ожидании ночи Флора задремала в кресле возле камина, но стук в дверь ее тотчас же разбудил.

Она встала, разгладила юбку подвенечного платья, которое все еще оставалось на ней, потрогала амулет на шее. Этот амулет она собиралась отдать Лахлану нынче вечером как символ бесконечной любви. Амулет остался при ней напоминанием о печальной судьбе матери, а также о совершенной ею ошибке. Похоже, проклятию суждено было остаться с ней до конца.

Лахлан снова постучал, на этот раз громче, и Флора расслышала его голос, он говорил тихо, но нельзя было не заметить в его тоне гневные нотки:

– Впусти меня, Флора, немедленно.

Ее руки сами собой сжались в кулаки.

– Нет.

Лахлан выругался и начал с силой трясти дверь.

– Открой, или я ее сломаю!

Ярость, которую Флора расслышала в его голосе, дала ей минутную передышку. Она бросила взгляд на стальной болт, удерживавший тяжелую дубовую дверь, и это укрепило ее тающую отвагу. Для того чтобы сломать такую дверь, потребовалась бы целая армия мужей.

– Уходи, – сказала она отважно. – Сегодня у меня нет желания видеть тебя… как, впрочем, и в любую другую ночь.

Лахлан снова выбранился, потом наступила тишина. Флора ждала, не осмеливаясь вздохнуть. Время текло медленно, Флора уже начала удивляться тому, что победа досталась ей так легко, как вдруг…

Сначала она услышала грохот. Когда грохот повторился, Флора испуганно отскочила от двери, как оказалось, очень вовремя, потому что дверь с треском распахнулась после того, как крепление болта отлетело от стены.

Разгневанный лэрд неподвижно стоял в дверном проеме, и лицо его походило на маску, а глаза в пламени свечей сверкали, как сапфиры.

Флора с трудом перевела дух, тут же Лахлан с угрозой произнес:

– Никогда больше не запирайся, слышишь?

– Ты не имеешь права…

– У меня все права на тебя… – прошипел он сквозь зубы и, сделав три больших шага, оказался рядом с ней. – Ты моя жена, не забывай об этом.

– Формально да, но ты принудил меня к браку обманом.

Лахлан угрожающе нахмурился.

– Послушай, Флора; я пытаюсь быть с тобой терпеливым, но ты не хочешь ничего замечать, и напрасно. Мы принесли обеты, и тебе придется чтить их.

Флора вскинула подбородок.

– Мой кузен отдал тебе указ об освобождении брата?

– Да.

– В таком случае ты получил что хотел. А теперь оставь меня в покое.

Лахлан схватил ее за руку.

– Если есть что-то, чего я хочу, то это ты.

Флора вырвала руку:

– Ты совершил сделку и заплатил за меня, но есть вещи, которые не продаются. Тебе придется изнасиловать меня, потому что по доброй воле я никогда не приду к тебе снова.

Лицо Лахлана сделалось таким мрачным, что Флоре стало не по себе. Она задохнулась, когда он с силой привлек ее к себе так, что ее груди расплющились о его гранитные мускулы. От него исходил жар. Она чувствовала бурное биение крови в его жилах и то, как тяжело и сильно бьется его сердце. Его дыхание обдавало теплом ее шею, и Флора трепетала. Господи, дай ей силы противостоять этому напору.

– Ты уверена?

Внезапно голос Лахлана стал бархатным, глубоким, даже обольстительным, и теперь Флора не сомневалась, что это мерзкое чудовище легко может заставить ее молить о пощаде.

Словно для того чтобы доказать ей это, Лахлан прильнул губами к ее губам с такой отчаянной страстью, что это ее ошеломило. Его поцелуи становились все более жаркими и гневными, требовательными, яростными, вынуждающими ее ответить на властный напор его языка. Она попыталась высвободиться, но противостоять его страсти было невозможно. Никогда прежде он не целовал ее так. Только теперь ей открывалась та дикая и грубая сторона его натуры, которая прежде таилась под маской сдержанности. Флора таяла в его объятиях, подчиняясь исходившему от него жару…

Внезапно из глаз Флоры хлынули слезы унижения, она не могла вынести того, что тело предало ее. Рванувшись из его объятий, она чуть не задохнулась от обилия вырвавшихся на свободу противоречивых чувств.

– Моя мать была права. Все горцы – варвары, и ни одному из них нельзя верить!

Лахлан побледнел, но Флора была слишком разгневана, чтобы придавать этому значение. Все, чего она сейчас хотела, – это дать выход терзавшей ее боли.

– Как ты смеешь целовать меня?! Я не твоя шлюха, запомни это! Не могу поверить, что мне удалось убедить себя, будто образование и утонченность не имеют значения! Ты мерзавец, и теперь я это вижу… Немедленно убери от меня свои грязные лапы!

Лахлан отшатнулся, и Флора поняла, что больно задела его. Что ж, она и старалась уязвить его не меньше, чем уязвил ее он. Судя по ледяному выражению его глаз, она добилась успеха.

– Возможно, я и варвар, – ответил Лахлан резко, – но ты хочешь меня. – Он сделал паузу, словно давая ей время понять справедливость своих слов. – К тому же я твой муж. Чем скорее ты это поймешь, тем счастливее будем мы оба.

Флора вспыхнула.

– Ты – возможно, но я никогда.

– Никогда не говори «никогда». – Лахлан бросил на нее пронзительный взгляд. – Сейчас я тебя оставлю, но не вздумай снова запираться, ты моя жена.

Флора молчала. Пусть горец воображает, что победа за ним, скоро ему станет ясно, сколь сильно он ошибся.

Бросив на жену грозный взгляд, Лахлан оставил ее в одиночестве, но Флора знала, что он вернется. Как долго она сможет противостоять его давлению? Неизвестно. Зато он получил что хотел. Жизнь его брата вне опасности, и в ней он больше не нуждается.

Солнце позолотило горизонт, и теперь мрачный замок Дримнин весь был виден как на ладони. Свет, отразившийся от воды пролива, создал для него удивительный волшебный и сверкающий фон, еще больше подчеркивавший его угрюмость.

Однако Лахлан сейчас думал не об этом: их миссия увенчалась успехом, и брат вернулся к нему. Не потребовалось много времени для того, чтобы осознать: испытания заметно изменили его, и Джон никогда уже не будет тем беззаботным проказником, готовым поделиться своей жизнерадостностью с каждым, каким он был до заключения в тюрьму.

Долгие дни заключения явились причиной того, что на худом и грязном лице Джона прорезались морщины, а глаза, прежде искрившиеся озорством и весельем, теперь были полны ненависти. Душа Джона ожесточилась, и это особенно опечалило Лахлана. Хотя он винил во всем короля, но и сам во многом был виноват. Ему не следовало посылать брата вместо себя, зная коварство короля Якова. Из-за его ошибки пострадал не только брат, но и еще много людей. Но, слава Богу, теперь брат на свободе, а это значит, что Флора должна простить его.

Его мысли обратились к их жестокой вчерашней ссоре: тогда он все испортил, и их разговор принял ужасный оборот.

Вспоминая о том, как он взломал дверь, Лахлан поморщился. Разумеется, его взбесили ее упрямство и отказ прислушаться к голосу рассудка, но даже это не оправдывало столь безрассудного поведения.

Однако было кое-что еще. Когда Флора сказала, что ему пришлось бы прибегнуть к насилию, Лахлана потрясла сила собственной реакции. Как он действовал, чтобы доказать ей ее неправоту? Неужели он целовал ее так яростно? Страсть, гнев и страх слились в нем, и он не мог помыслить ни о чем ином, кроме как о том, что должен убедить ее. На какое-то мгновение он действительно стал тем самым варваром, каким она его считала.

Лахлан был так разъярен, что не доверял себе, хотя и знал, что должен найти выход, прежде чем сделает что-нибудь такое, о чем потом пожалеет. В итоге он присоединился к своим людям, направлявшимся в замок Блекнесс, чтобы освободить и вернуть брата, надеясь, что за время его отсутствия гнев Флоры остынет. Он готов был предоставить ей столько времени, сколько она пожелает, и мучительно остро чувствовал тяжесть свернутого в рулон пергамента, покоившегося в кожаной сумке, притороченной к седлу. Пергамент содержал письмо Аргайла к приходскому священнику с требованием зарегистрировать их с Флорой брак с уплатой полагавшегося штрафа за то, что он заключен не по правилам. Лахлан собирался отправить с этим посланием одного из своих людей, но не мог заставить себя сделать это, и если бы Флора захотела опротестовать их брак под предлогом того, что он не получил фактического завершения, она не встретила бы никаких возражений.

Большую часть пути Джон молчал, но внезапно Лахлан ощутил на себе его взгляд.

– Ты в самом деле женился? – спросил брат. Лахлан молча кивнул.

– Выходит, ты пожертвовал своей свободой ради моей?

– Ну, не совсем так. Тебе не стоит себя винить в том, что случилось, это мне следовало предвидеть коварство короля. Что до женитьбы на Флоре, я не стал бы считать ее жертвоприношением.

Брови Джона взметнулись вверх.

– Неужели? – Он неожиданно улыбнулся. – Тогда я рад, что скоро встречусь с девушкой, околдовавшей моего неподатливого братца.

Губы Лахлана дрогнули.

– Тебе не придется ждать слишком долго. – Он кивком указал на отчетливо проступившие впереди стены замка. Даже отсюда, сквозь открытые ворота, можно было различить оживление, которое царило во дворе замка. – Кажется, там все сбились ног, готовясь приветствовать нас.

Джон тут же пришпорил коня, и последнюю часть пути они проскакали галопом, влетев в замок в вихре пыли.

Но как только они оказались во дворе замка, их веселью пришел конец: по общему смятению Лахлан мгновенно понял, что их ждет вовсе не торжественный прием.

Правда, Мэри и Джилли тут же кинулись навстречу братьям и чуть не задушили Джона в объятиях, зато Рори неожиданно выхватил кинжал и набросился на Лахлана.

– Назови мне хоть одну причину, почему бы мне сейчас же не убить тебя! Что ты ей сделал?

Лахлан в недоумении пожал плечами:

– Что, черт возьми, происходит? Может, скажете наконец?

Прежде чем Лахлан успел повторить свой вопрос, Мэри оторвалась от Джона и, рыдая, бросилась к нему.

– О, Лахлан! Она сбежала!

Сбежала? В один миг Лахлана охватило сокрушительное и полное отчаяние.

Черт бы ее побрал! Она сбежала – сбежала от него…

Глава 20

Когда забрезжил рассвет, путешествие Флоры уже подходило к концу. Лодка причалила к берегу у деревушки Аринагор на острове Колл рядом с твердыней Лахлана, которой теперь завладел ее брат.

Первое, на что обратила внимание Флора, был ветер. Солнце уже освещало длинные полосы белой песчаной отмели и широкие пространства травянистых вересковых пустошей. На горизонте виднелись пологие каменистые склоны холмов, и Флора едва не задохнулась от восторга, залюбовавшись замешкавшимся тюленем, теперь во всю прыть удиравшим с берега. Хоть это место и казалось уединенным и пустынным, его красота не могла не тронуть сердце.

Внезапно Флору охватило странное томление: при других обстоятельствах это место могло стать ее домом!

Теперь оно станет ее прибежищем.

С той минуты как ей стала известна вся правда, Флоpa думала только об одном – о побеге.

Страдать, оставаясь рядом с Лахланом, ей было невмоготу, стоило лишь взглянуть на него, и боль, которую он причинил, как и сожаление о несбывшемся счастье снова охватывали ее.

Хотя их брак оказался фарсом, возможно, Флора и простила бы Лахлану сделку, заключенную с ее кузеном, если бы он не навязал ей этот брак обманом. Теперь же, когда его брат оказался на свободе, она получила возможность действовать по своему усмотрению.

После их последней ссоры решение ее только окрепло; любое минутное колебание исчезло, а необходимость побега стала очевидной ввиду унизительного предательства ее собственного тела. Если бы Флора осталась, рано или поздно она бы поддалась зову плоти, допустить чего было никак нельзя. Все, о чем она могла думать теперь, это о том, как побыстрее убежать, какие бы страдания ни причинил ей этот шаг и как бы она потом ни скучала по Мэри, Джилли и другим обитателям замка, к которым успела привязаться.

Удобный случай представился ей на удивление скоро.

Как только Лахлан отправился вызволять брата, Флора обратилась к Шинейд и разъяснила ей обстоятельства брака с Лахланом. Узнав, что он женился только ради освобождения брата из тюрьмы, Шинейд охотно согласилась помочь, надеясь на возобновление своих отношений с вождем после того, как Флора покинет замок.

Благодаря Шинейд побег из Дримнина оказался довольно легким. Скрытая с головы до ног под темным плащом, Флора сумела проскользнуть в ворота, пока Шинейд отвлекала стражников разговором.

Оказавшись на воле, Флора заколебалась, и на мгновение ее охватила безмерная печаль: она никогда не думала, что ей придется оставить замок таким образом. Неужели все кончено?

Она подумала, как хорошо было бы проснуться утром, когда яркие лучи солнца струятся в окно ее башни! Совсем недавно она была так счастлива: у нее было все и она безоговорочно доверяла Лахлану… но он растоптал ее веру в него.

Стараясь взять себя в руки и отгородиться от воспоминаний, Флора направилась к берегу, делая над собой усилие, чтобы не бросить взгляд назад, но когда замок исчез в темноте, у нее возникло ощущение, что сердце ее разорвалось пополам.

Не успела она ступить на скользкую тропу, как ее окружили люди брата и в их числе дружелюбный Ангус. Тем не менее ей отчего-то захотелось плакать.

– Мы почти потеряли надежду, миледи, – сказал Ангус. – Ваш брат с нетерпением ждет вас.

Потрясенная тем, что сделала, Флора едва нашла в себе силы, чтобы кивнуть.

Некоторое время они ехали на север, а потом погрузились в лодку, которая доставила их в Колл, но вместо облегчения Флора чувствовала только пустоту, холод и изнеможение. Реальность холодной глыбой обрушилась на нее. Она бросила мужа, человека, которому отдала тело и сердце, в ночь, которая должна была стать ее брачной ночью. В этом определенно было что-то… неправильное.

Флора попыталась отбросить сомнения. Как можно жить с человеком, который солгал, предал и обманом втянул ее в этот брак да еще в придачу разбил ей сердце?

И все же Флора не могла отделаться от ощущения, что тоскует по Лахлану. Пока их разлука составляла всего несколько часов, но перед ней простирались долгие дни, складывавшиеся в нечто похожее на непреодолимую гору. Как-то ей удастся их прожить?

Погруженная в свои мысли, Флора шла по берегу навстречу импозантному мужчине на прекрасном коне. Хорошо, хоть брат вышел встретить и приветствовать ее, печально подумала она.

Однако по мере того как всадник приближался, шаги Флоры становились все более неуверенными. Будучи на десять лет старше Лахлана, он так на него походил, что ей стало не по себе.

Хотя Гектор не был таким же красивым, как Рори, он не мог не привлекать внимания окружающих; вот только в отличие от Рори он не был так похож на Флору. И все же, как ни странно, она тотчас же почувствовала фамильное родство.

Гектор спешился и направился к ней столь же решительным шагом, как это сделал бы Лахлан. Остановившись, он скрестил руки на груди и окинул ее долгим суровым взглядом.

– Ты прибыла. Отлично. Я опасался, что ты меня разочаруешь.

В душе Флоры тут же зародилось зерно разочарования, которое она безуспешно пыталась задушить. В приветствии Гектора не было теплоты Рори, но все же, несмотря на холодную встречу после столь долгого путешествия и тяжелых переживаний вчерашнего дня, Флора почувствовала, как на глаза ее навертываются слезы облегчения.

– Рада тебя видеть, братец.

Кажется, Гектор почувствовал, что она едва держится на ногах, потому что взгляд его смягчился.

– Должно быть, ты измучена. Идем, поговорим, когда отдохнешь.

Флора протянула брату руку и позволила отвести себя в замок, думая про себя, что, возможно, все обернулось не так уж плохо.

Хорошенькая малышка эта Флора, думал Гектор. По правде говоря, ему было жаль ее. Когда она с трудом брела по берегу, казалось, что девчонка вот-вот упадет.

В порыве необычного великодушия Гектор предоставил ей несколько часов отдыха, до того как приступить к разговору. Если он не ошибся, Маклейн немедленно последует за ней, поэтому Гектор заранее поднял своих людей, чтобы дать им время на подготовку.

Он все еще не мог решить, как наилучшим образом воспользоваться Флорой, чтобы выиграть. Его сестра не походила на вздорную, своевольную красавицу, какой он ее знал когда-то, и Гектор подумал, что благодарить за это он должен своего врага. При иных обстоятельствах его должна была бы согреть радость встречи с сестрой, но поскольку тут замешан Лахлан Маклейн, о родственных чувствах не могло быть и речи.

Теперь Флора в его власти, у него появилось средство покончить с распрей, длившейся слишком долго, и он просто обязан воспользоваться этим средством как можно более эффективно.

Флору разбудил стук в дверь, и, все еще купаясь в тумане сладкого сна, она лениво потянулась, а затем улыбнулась, полагая, что находится в Дримнине. Однако это видение тут же испарилось при виде незнакомой служанки, которая внесла в комнату кувшин с водой. По сравнению с этой мрачной женщиной суровая Мораг могла показаться беззаботной девушкой в день праздника.

Внезапно на Флору обрушились воспоминания обо всем случившемся, и она невольно вздрогнула.

– Вождь желает, чтобы ты присоединилась к нему в главном зале в полдень, – мрачно сообщила женщина.

Флора кивнула; только теперь она сообразила, что проспала всего несколько часов.

– Благодарю тебя…

– Майри.

– Благодарю, Майри. – Флора собиралась задать служанке несколько вопросов, но женщина явно была не склонна разговаривать и старалась не встретиться взглядом с Флорой.

Майри помогла Флоре надеть платье; оно оказалось мятым и заляпанным грязью после вчерашнего путешествия, из чего следовало, что необходимо как можно скорее послать за другими туалетами.

Пытаясь подавить мгновенно охватившую ее печаль, Флора плеснула в лицо холодной водой. Со временем боль утихнет; во всяком случае, Флора очень надеялась на это.

Пригладив волосы перед зеркалом, висевшим возле кровати, Флора вышла из комнаты, чувствуя себя если не посвежевшей, то по крайней мере не в полуобморочном состоянии.

Идя в главный зал на встречу с братом, Флора размышляла о странном поведении служанки. Почему-то Майри вздрогнула, когда Флора попыталась заговорить с ней. Неужели это ее напугало? На вопрос, давно ли она здесь, женщина вместо ответа лишь кивнула.

Тогда Флора попыталась зайти с другой стороны:

– Значит, ты не приехала с моим братом из Дуарта?

– Нет! – Искра ненависти, блеснувшая во взгляде темных глаз, уже говорила о многом. Гектор взял замок силой, и, вероятно, Майри все еще хранила верность Лахлану, а сводную сестру Гектора сочла сторонницей нового лэрда.

Заставив себя вернуться к реальности, Флора огляделась. В замке царила мертвая тишина, почти как в могиле, и это выглядело разительным контрастом кипящему жизнью Дримнину. Несколько встретившихся им слуг при виде Флоры опускали глаза и казались не менее напуганными, чем Майри.

Флора невольно начала ощущать беспокойство. Впрочем, в Брекакадхе вряд ли могло быть иначе. Замок представлял собой капитальное и мощное строение с толстыми каменными стенами, каменной оградой и парапетом в качестве дополнительной защиты.

Правда, Брекакадх выглядел более нарядно, чем Дримнин: комнаты его были богато обставлены, деревянный пол скрывали разбросанные тут и там ковры тонкой работы. Мебель тоже радовала глаз – на резных стульях лежали бархатные подушки, во многих комнатах, кроме столов, стояли резные деревянные шкафчики. Стены были увешаны гобеленами и картинами, а коридоры освещались факелами и свечами в железных подсвечниках изящной работы.

Тем не менее печальные лица обитателей замка вряд ли можно было объяснить одной лишь скверной погодой. Флора слишком хорошо знала Лахлана, чтобы поверить, что при нем все обстояло так же, как сейчас. Очевидно, ответственным за эту гнетущую атмосферу был ее брат Гектор.

Когда Флора вошла в зал, Гектор уже приступил к трапезе, не потрудившись дождаться ее. Решив не обращать на это внимания, Флора заняла место рядом с братом, и он тут же принялся задавать ей вопросы:

– Хорошо ли ты спала?

– Да, благодарю, – вежливо ответила Флора, стараясь не обращать внимания на изучающий взгляд брата, не отрывавшийся от ее лица.

– Ты не очень на нее похожа.

– На матушку?

Гектор кивнул.

– Пожалуй, это так.

На губах Флоры заиграла слабая улыбка, когда она подумала о том, как обрадовалась встрече с Рори. Теперь она внимательно приглядывалась к Гектору и впервые заметила, что у него темно-зеленые глаза, волосы почти сплошь седые с редкими темными прядями.

– Зато ты на нее похож.

Осознав это сходство, Флора испытала некоторое облегчение. После неприятного впечатления от замка ока впервые ощутила хоть какую-то связь с матерью, и это несколько успокоило ее.

Казалось, Гектора удивило ее замечание.

– Не знаю, я ее редко видел.

Флора чуть помолчала.

– Скажи, что вызвало разрыв между вами? – наконец спросила она.

Брат внимательно посмотрел на нее поверх края бокала.

– А разве ты не знаешь?

Флора покачала головой.

– Вскоре после смерти моего отца она вышла за человека, которого я презирал.

«Такого, как Лахлана», – подумала Флора со страхом, припоминая все, что ей было известно о мужьях матери.

– Ты имеешь в виду Джона Макайена из Арднамурхана?

– Да. – Глаза Гектора сверкнули.

– Но его ведь убили…

– Верно, и это была довольно загадочная история. – Гектор бросил на сестру пронзительный взгляд. – Макайен был врагом Дуарта и союзником Макдоналдов; даже после брака он отказывался присоединиться к нам и действовать против них, вот и получил то, что заслуживал.

Теплота, которую Флора неожиданно почувствовала к брату, моментально исчезла, тогда как неловкость и беспокойство вернулись и нахлынули с новой силой.

– Не думаю, что загадку сложно разгадать: ведь ты его убил, так?

Мужа собственной матери? Конечно, это объясняло все.

– Наглец перешел допустимые границы. Он должен был знать, на ком можно жениться, а на ком нельзя. Этот тип хотел опорочить Маклейнов, смешав их кровь с кровью Макайена; разумеется, я не мог этого допустить. Войдя в силу, я воспользовался благоприятной ситуацией, как только представился удобный случай.

Казалось, Гектору зачем-то было очень нужно, чтобы Флора его поняла.

Скрывая отвращение, она все же спросила:

– Что за ситуацию ты имеешь в виду?

– Разумеется, их свадьбу. Это произошло в Торлуске, в одном из моих домов на острове Малл.

На этот раз. Флоре не удалось скрыть своих чувств. Бедная мать! Захватив Макайена в Торлуске, Гектор нарушил одно из священных правил горцев – гостеприимство.

Сердце Флоры разрывалось при мысли о случившемся. Почему мать не рассказала ей все, когда еще могла это сделать?

Неожиданно Флора вспомнила, что говорил о ее брате Лахлан, и ее настроение испортилось еще больше, однако она тут же приказала себе успокоиться.

– Но ведь в конце концов ты извинился перед матерью, и вы помирились…

Гектор ответил смехом:

– Извинился? А с чего это мне было извиняться? Мать приезжала ко мне примерно в то время, когда Аргайл собирался праздновать свадьбу…

Поняв, в чем дело, Флора побледнела. «Из-за меня. Мать печалилась о том, что я не знаю своих братьев и сестер, что я никогда не встречалась с Гектором. Так вот из-за чего они помирились!» Из-за нее! Как, должно быть, мать любила Флору, если смогла простить ради нее предательство сына.

Интересно, могла бы Флора сделать то же ради Лахлана?

Эта мысль заставила ее глубоко задуматься. Она жила в стране горцев, где кровная вражда была частью общей истории, и ей не стоило даже пытаться понять ее истоки. Тем не менее действия Гектора показались ей коварными и… варварскими. Господи, неужели совсем недавно она думала то же про Лахлана?

Неожиданно Гектор улыбнулся ей:

– Сестренка, давай оставим прошлое прошлому. Теперь ты здесь, и для меня важно только это.

«А у него приятная улыбка, – подумала Флора. – Или нет? Отчего-то эта улыбка не коснулась его глаз…»

– Хотя я бы предпочел, чтобы все произошло много раньше, – сказал он. – Почему ты отказалась приехать с моими людьми?

Флора безошибочно расслышала в голосе брата осуждение, и это тотчас же настроило ее на воинственный лад.

– Сначала я не поняла, кто они, и была в смятении. К тому же твой человек по имени Кормак обошелся со мной чересчур грубо…

Гектор нахмурился:

– Ты сказала Ангусу, что хочешь остаться.

– Верно, но… Так было раньше.

Не дожидаясь объяснений, Гектор уточнил вопрос, и на этот раз в голосе его звучало плохо скрываемое беспокойство:

– Расскажи мне, что случилось.

Флора принялась пересказывать все обстоятельства, сопутствовавшие ее прибытию в Дримнин, не упомянув лишь о своем неудавшемся побеге, и сначала Гектор слушал ее сочувственно, даже время от времени похлопывал по руке, будто ободряя; однако, когда ее рассказ дошел до свадьбы, лицо его помрачнело.

– Как это ты решилась выйти за него? – спросил он, и мгновенно глаза его сделались холодными, как оникс.

Эта перемена настроения показалась Флоре пугающей, но она усилием воли заставила себя сохранять спокойствие.

– У меня не оставалось выбора.

По-видимому, этот ответ не удовлетворил Гектора, и он бросил на сестру суровый взгляд.

– Ты уехала до того, как ваш брак свершился. Что ж, это как-то облегчает положение.

– Да, – ответила Флора опасливо. – Я уехала вскоре после того, как закончился свадебный пир, но…

– Но?.. – Неожиданно глаза Гектора сузились. – Ты ему отдалась!

– До того, как узнала правду.

Флора принялась объяснять, что Маклейн обманом втянул ее в историю, связанную с ее кузеном и Рори. Внезапно лицо хозяина замка исказила гримаса гнева.

– Ах ты, маленькая дурочка!

Этот взрыв злобы выглядел поистине пугающим. Гектор даже поднял руку, словно собирался ее ударить, и Флора отпрянула, потрясенная тем, как быстро ее брат превратился из доброжелательного родственника в жестокого незнакомца. Поняв, что напугал ее, Гектор опустил руку, отчаянно пытаясь совладать с охватившей его яростью.

– Теперь будет гораздо труднее убедить короля, что твоего брака не было, но я с этим справлюсь.

Флора прикусила губу. Разве не этого она хотела, направляясь сюда? Тогда почему все ее инстинкты восставали против такого решения?

К этому моменту Гектор окончательно взял себя в руки, и теперь, похоже, рассказанная Флорой история даже забавляла его.

– Ты забудешь о нем, как только вы с лордом Мюрреем… Впрочем, об этом мы поговорим потом.

Флоре потребовалась целая минута, чтобы осознать то, что она услышала.

– Откуда тебе известно о лорде Мюррее?

Гектор улыбнулся:

– Это не имеет значения. Видишь ли, мы с лордом Мюрреем заключили небольшую сделку: он получает тебя, или скорее тебя и твое приданое, а я смогу воспользоваться его влиянием на короля.

Флора замерла. Ситуация становилась практически зеркальной: сначала Лахлан использовал ее, а теперь собирался использовать Гектор. Оба они были людьми со стальной решимостью и не задумывались о том, чтобы на пути к цели щадить чьи-либо чувства.

И все-таки Лахлан казался ей более искренним, чем брат. Он утверждал, что любит ее, и даже заставил поверить в это. Сделка же была нужна ему исключительно чтобы спасти брата.

Флора хмуро взглянула на Гектора:

– Значит, это ты устроил наш побег?

Поерзав в кресле, тот вытянул ноги перед собой и довольно улыбнулся:

– Верно. Это был блестящий план, и если бы не вмешательство Маклейна, он бы отлично сработал.

Флора невольно подумала о том, сколь коварной бывает судьба.

– Я не выйду за лорда Мюррея никогда: он трус и оставил меня на милость разбойников.

Гектор насмешливо посмотрел на нее:

– Нет, сестренка, выйдешь.

Это было сказано с такой уверенностью, что по спине Флоры поползли мурашки. Не дождавшись ее реакции, Гектор указал на амулет, висевший на шее Флоры:

– Что это? Кажется, я видел его раньше.

На этот раз Флора не решилась скрыть правду.

– Когда-то амулет принадлежал моей матери.

Гектор нахмурился и, протянув руку, грубо схватил амулет. Он повертел его в руке, затем стал разглядывать надпись на обратной стороне.

Внезапно глаза его засверкали от возбуждения.

– Амулет Кемпбеллов со скалы Леди! В нем заключено старое проклятие…

Флора молчала.

– Ну да, скалы Леди, – задумчиво повторил Гектор.

– И что?

Вместо ответа Гектор раскатисто рассмеялся, и от этого смеха кровь в жилах Флоры мгновенно заледенела. Через несколько часов ей было суждено узнать почему.

Все утро Лахлан потратил на то, чтобы собрать своих людей и убедить Рори Маклауда не вызывать его на поединок.

Сотни дюжих молодцов, да еще нескольких воинов Рори должно было хватить, поскольку на острове Колл находилась всего половина, из четырехсот воинов Гектора.

– Если твои сведения ошибочны, – сказал Лахлану Рори, – я немедленно забираю своих людей и возвращаюсь в Данвеган…

– Не волнуйся, ошибки не будет, – ответил Лахлан с полной уверенностью. – Флора чересчур разгневалась и бросилась за помощью к Гектору, но я не сомневаюсь, что она уже раскаивается в этом.

– Зная Гектора, можно предположить, что ты прав, но что касается законности вашего брака, тут у меня нет полной уверенности.

Лахлан обреченно вздохнул:

– Если Флора не захочет оставаться моей женой, я не стану ее принуждать.

– Вот и я говорю, что не станешь. – В Рори все еще кипело негодование: он никак не мог простить обман Лахлана и имел на это все основания.

Когда они прибыли на остров и выгрузились из лодок, Лахлан был заметно удивлен тем, что им не оказали ни малейшего сопротивления. Не странно ли: Гектор покинул берег и оставил причал и Аринагор без защиты, чего сам Лахлан никогда бы не допустил. Это было весьма странно.

Видимо, Рори пришел к такому же заключению.

– Интересно знать, где принимающая сторона со своими приветствиями?

Лахлан покачал головой:

– Даже не представляю, и это меня тревожит. Впрочем, осталось недолго, скоро мы все узнаем.

После того как они продвинулись на несколько миль к югу и приблизились к Брекакадху, тайное стало явным.

Гектор с частью своих людей стоял с внешней стороны ворот, остальные, как понял Лахлан, оставались в замке, готовясь отбить атаку. Отвага этого человека была умопомрачительной. Лахлану ничего не стоило убить его прямо сейчас, но хотя у него и возникло подобное искушение, он тем не менее не уступил ему и сделал шаг вперед.

– У тебя есть кое-что принадлежащее мне.

– Твой замок? Боюсь, ты его не получишь. Я к нему привык, и мне здесь нравится.

– Я говорю о своей жене.

Гектор пожал плечами:

– Если ты имеешь в виду мою сестру, то боюсь, что и ее тебе не видать. – Он ухмыльнулся. – Правда, если ты хорошо умеешь плавать…

Он сделал знак рукой, указывая Лахлану куда-то за его спину. Лахлан обернулся в сторону моря и похолодел. Он не хотел верить собственным глазам.

Менее чем в сотне ярдов от берега на пурпурной скале стояла Флора, окруженная безжалостной синей водой, а почти весь гарнизон выстроился на берегу. Это была настоящая стена из человеческих тел.

Только тут Лахлан понял, что у него почти не осталось времени, чтобы добраться до нее: прилив все усиливался, и вода надвигалась слишком быстро.

Никогда в жизни Флора не была так напугана: стоя на скале, она с ужасом наблюдала за быстро прибывающей водой. Тонкая сорочка едва ли могла служить защитой от надвигающейся стихии.

Дрожа всем телом, Флора неожиданно представила всю картину как бы со стороны: девственницу приносят в жертву силам природы. Если не считать такой малости, что девственницей она не была, все сходилось, однако Флора не собиралась отдать жизнь без борьбы.

И тем не менее надежда ее убывала с каждой минутой.

Задержав дыхание, Флора обратилась лицом к новой гигантской волне, обрушившейся на скалу и обдавшей несчастную потоком ледяной воды. Ее пальцы заскользили по камню, вызвав приступ панического страха, от которого, казалось, вот-вот остановится сердце…

Все же на этот раз Флоре удалось удержаться, но сколько еще она сможет сопротивляться, и успеет ли Лахлан прийти за ней?

Если он вообше еще о ней помнит.

Флора вздрогнула. Неужели Элизабет Кемпбелл чувствовала то же самое? Никогда еще она не испытывала столь острого сострадания к своей давно усопшей родственнице, вот так же стоявшей когда-то на скале Леди.

Стоя на краю неровного утеса, выдававшегося острым выступом в море, Флора в отчаянии цеплялась за скользкий камень, моля Бога лишь о том, чтобы ее не смыло волнами. Замок казался обманчиво близким, настолько близким, что она могла различить предвкушение на лице брата и даже слышала распоряжения, которые он то и дело отдавал своим людям.

Все это было так близко и в то же время недосягаемо далеко: суровые воды моря не шли ни в какое сравнение с водами озера Фей и не оставляли надежды на то, чтобы испытать в них новообретенные навыки плавания. Одна только мысль о том, что она может оказаться под водой… Флора попыталась подавить вновь нахлынувшую на нее волну паники, когда ей представилась холодная вода, заливающаяся в нос, в рот, покрывающая ее с головой, и отчаянные попытки вдохнуть. Тогда она молотила руками и ногами по воде, стараясь сделать хоть один глоток воздуха.

Разумеется, ее брат помнил о том, что она боится воды.

Так было с тех самых пор, когда сестра чуть не утонула в озере много лет назад. Теперь Гектор решил использовать ее в качестве приманки, воссоздав страшное действо, много лет назад разыгравшееся на скале Леди. Когда Гектор сказал ей о своих намерениях, Флора почти не сомневалась в их серьезности. И тут же он приказал своим людям схватить ее. Она сопротивлялась, но все было бесполезно: с Флоры сняли платье, и она осталась в одной сорочке. Потом ее потащили на берег и силой усадили в лодку…

Господи, какой же она была дурой, сбежав от Лахлана! Разумеется, Лахлан ничуть не походил на Гектора, теперь ей это было ясно как день; вот только поняла она это слишком поздно.

Вспоминая обо всех ужасных вещах, которые, она наговорила Лахлану, Флора искренне раскаивалась. Она знала, что виновата, и все равно глубоко в сердце ее не иссякала надежда. Лахлан никогда не уступит того, что считает своим, и, возможно, он все-таки хоть чуть-чуть любит ее.

Боже, как бы ей хотелось, чтобы все сложилось иначе!

Неужели Господь не сжалится над ней?

И тут Флора заметила на горизонте приближающиеся лодки. Ее сердце сжалось: с этого момента план Гектора начал действовать. Лахлан и его люди не могли быстро добраться до замка, а драгоценное время шло.

Флора видела, как солдаты Лахлана высаживаются на берег и быстрым шагом двигаются к замку. Сам Лахлан шел впереди бок о бок с ее братом. Она впитывала жадными глазами это зрелище, впитывала жесткие, угловатые линии его мужественно-красивого лица. Отсюда он казался ей более крупными воинственным в желтом плаще вождя и с оружием в руках, в кожаных штанах и шлеме.

Ее муж пришел за ней!

Глава 21

Взгляды Флоры и Лахлана встретились, хоть их отделяло друг от друга, довольно большое расстояние. То, что они сумели разглядеть друг друга, уже само по себе следовало признать чудом. Если у Флоры и были некоторые сомнения относительно чувств Лахлана, то его проникновенный взгляд сказал ей все, что она хотела знать.

Он любит ее! Вопреки всем обстоятельствам на мгновение в груди Флоры возникла ни с чем не сравнимая радость. Она хотела сообщить ему так много! Сказать, что жалеет о побеге, любит его и просит, чтобы он дал ей еще один шанс на счастье.

Хотя Флора понимала, что все это невозможно прочесть в ее взгляде, она чувствовала, что Лахлан ее понял.

Повернувшись к Гектору, Лахлан крепче сжалв руке меч.

– Слушай, ты, мерзавец! – громовым голосом закричал он. – Немедленно сними Флору с этой чертовой скалы!

– Поторопись, а не то тебе несдобровать! – поддержал Маклейна Рори.

– Остынь, Маклауд, и не вмешивайся в наши дела. Не забудь – Флора и моя сестра тоже. – Гектор неожиданно засмеялся. – Как видите, Флоре ничто не угрожает, если… – Он бросил многозначительный взгляд на Лахлана. – Если наш друг Маклейн будет правильно себя вести.

– Чего ты хочешь? – Голос Лахлана сделался мертвенно-спокойным.

– Все очень просто. Ты подчинишься мне, а Маклауд спасает Флору. И попробуйте после этого сказать, что я не образец человеколюбия! – Гектор снова засмеялся, и от его зловещего смеха сердце Флоры чуть не сбилось с ритма.

Больше у нее не оставалось сомнений – ее брат все спланировал отлично. Битва займет слишком много драгоценного времени, и Лахлану не удастся добраться до нее…

По-видимому, Лахлан пришел к такому же выводу, потому что, когда он повернулся к Гектору, Флора заметила в нем тревожную перемену.

– Нет!

Видимо, ее крик достиг берега, потому что все, включая Лахлана, тут же повернулись к ней.

– Не делай этого! – прошептала Флора. Она не хотела умирать, но и не могла вынести мысли о том, что Лахлан отдаст за нее свою жизнь.

Накатила новая волна, и Флора, заскользив по камню, с трудом сумела удержаться, зацепившись носками туфель за трещину в скале.

– Продержись еще немного! – крикнул ей Лахлан.

Не мешкая, Лахлан начал расстегивать перевязь, к которой был прикреплен кинжал. Он не колебался, действовал без раздумий и, видимо, был готов сдаться своему врагу, человеку, с которым боролся всю жизнь, лишь бы спасти жизнь Флоры.

Внезапно все происходившее до сих пор перестало иметь для Флоры значение. Как она могла усомниться в его любви к ней? Слова проклятия Элизабет Кемпбелл начали обретать зловещую реальность, и Флора не могла этого допустить.

Теперь она знала, что ей делать. Прежде она потакала своим страхам, и они чуть не убили ее, но теперь все будет иначе.

Не рассуждая более, Флора набрала полную грудь воздуха и прыгнула в ледяную воду.

Услышав всплеск, Лахлан резко обернулся, и сердце его болезненно сжалось. Господи, зачем! Он знал, что Флора не сможет добраться до берега.

Похоже, Гектора поступок Флоры удивил не меньше, чем Лахлана; по-видимому, он был уверен, что его сестра до сих пор не научилась плавать.

Воспользовавшись замешательством Гектора, Лахлан выхватил меч и набросился на врага.

Гектор тоже поднял меч, но опоздал: одним мощным ударом Лахлан выбил меч из его рук, а затем, резко повернувшись, ударил Гектора локтем в лицо. В следующее мгновение беспощадный меч Лахлана оказался у горла Гектора.

Все произошло так быстро, что люди Гектора не успели опомниться, и Рори, дав команду своим солдатам, оттеснил их к стене замка.

– Вели своим бандитам сложить оружие, – потребовал Лахлан, – иначе мой меч войдет в твое проклятое горло по самую рукоять.

Лицо Гектора покраснело от ярости; казалось, он хотел что-то возразить, но Лахлан сделал едва заметное движение, и острие меча разрезало кожу негодяя, так что из раны потекла кровь.

Никогда еще Лахлаиу так не хотелось убить человека. В нем бешено пульсировала жажда крови. Было так легко вонзить меч глубже.

Но что-то его удерживало. Ведь Гектор был братом Флоры. И несмотря на все то, что тот сделал, Лахлан понял, что Флора не хотела бы убийства. Во всяком случае, такого.

– Сделай, что я тебе сказал! – грозно повторил Лахлан. – Немедленно!

Глаза Гектора наполнились ненавистью, и Лахлан подумал, что он откажется выполнить приказ. Тогда у него появится полное право убить Гектора. Однако случилось неожиданное: неохотно подняв руку, Гектор сделал своим людям знак прекратить сопротивление. Все было кончено. Победа Лахлана была очевидной, и он перевел взгляд на море. К счастью, Флора все еще держалась на воде. Черт возьми! Он мог ею гордиться. Она плыла, несмотря на прилив и течение, несшее ее к берегу, но ей все труднее становилось бороться с волнами.

Заведя руку Гектора за спину, Лахлан толкнул его к Рори, побежал к берегу, на ходу срывая плащ и шлем, и бросился в волны.

Флора энергично работала руками; она не хотела сдаваться, но силы все больше оставляли ее. Поняв, что, борясь с течением, скоро окончательно устанет, она легла на спину и поплыла, как учил Лахлан, стараясь сберечь силы и позволив воде нести ее.

В темноте Флора не могла видеть, что происходит на берегу, но не поддалась страху даже тогда, когда большая волна увлекла ее под воду. Теперь ей было ради чего жить.

Ей хотелось, чтобы Лахлан снова заключил ее в объятия и сказал, что любит ее. Ей хотелось назвать его мужем и прожить долгую жизнь вместе с ним. А еще ей хотелось подержать на руках их первого ребенка.

Тем временем вода становилась все холоднее. Зубы Флоры стучали, руки и ноги немели. Теперь ей больше всего хотелось закрыть глаза и уснуть. Ее веки затрепетали…

– Флора!

Одного звука этого голоса было достаточно, чтобы пробудить ее.

– Я здесь, – закричала она, и слезы облегчения брызнули из ее глаз. – Здесь!

– Слава Богу!

В следующую секунду Лахлан уже держал ее своими могучими руками, и Флора льнула к нему, словно старалась найти спасение от опасности в его объятиях.

Влажная щека Лахлана коснулась ее щеки, и Флора почувствовала биение его сердца возле своего сердца.

Потрясенная всем пережитым, она разрыдалась.

– Ну вот я и нашел тебя, – бормотал он, приглаживая ее волосы. – Теперь ты в безопасности – почти. Если мы оба не хотим замерзнуть насмерть, нам надо как можно скорее вернуться на берег.

Флора послушно кивнула и с помощью Лахлана поплыла к берегу. Вскоре она увидела людей Рори и Лахлана, вброд направлявшихся к ним, и поняла, что все самое страшное уже осталось позади. Ощущение победы придало ей сил и помогло сделать несколько последних гребков.

Как только они добрались до мелководья, Лахлан поднялся из воды и, схватив Флору в объятия, остальную часть пути пронес ее на руках. Она прижималась лицом к знакомой груди, наслаждаясь этой столь желанной близостью.

Едва они подошли к людям Лахлана, как к ним бросился Рори.

– Сестра, ты в порядке? – с тревогой спросил он.

– Со мной все хорошо. – Флора слабо кивнула.

– Слава Богу!

Сорвав с плеч сухой плед, Рори передал его Лахлану, и тот закутал в него Флору, чтобы дать ей желанное тепло.

– Теперь, чтобы она не замерзла, надо как можно скорее отнести ее в замок. И не забудьте приготовить мою комнату.

– Послушай, Маклейн, – Рори неожиданно загородил ему дорогу, – мы заключили соглашение, и я не позволю принуждать мою сестру к браку. Будет лучше, если ты поместишь ее в другую комнату.

«Он пытается защитить меня», – сонно подумала Флора. Это проявление родственной привязанности согрело ее.

– Благодарю за внимание ко мне, Рори. Но комната лэрда отлично подойдет мне.

– Ты уверена? – Рори замер в ожидании ответа, но Флора молчала, не в силах отвести глаз от Лахлана. Глубина его чувства к ней открылась ее взору, как и сокровенное желание его сердца. Она знала, что запомнит эту минуту навсегда. Она любима, теперь в этом не было сомнений. Несмотря на то, что Лахлан манипулировал их браком, он был готов отдать за нее жизнь.

– Да, – ответила Флора тихо. – Никогда в жизни я не была так уверена.

Лахлан крепко сжал ее в объятиях и понес через толпу окруживших их людей, с жадным любопытством наблюдавших за происходящим. Теперь все окончательно поняли: Маклейн из Колла вернулся домой.

Проверив, насколько ярко горит огонь в камине, Лахлан поправил подушку и укрыл Флору пледом.

Неожиданно Флора засмеялась:

– Боюсь, из тебя вышла бы ужасная нянька. Не хмурься так сурово и перестань суетиться, я прекрасно себя чувствую.

Взгляд Лахлана проследовал по всей длине ее вольно раскинувшегося тела, и его фантазия мгновенно разыгралась. Маленькая кокетка лежит обнаженная под этими покровами, а значит…

Однако он тут же остановил себя.

– Не пытайся, это не сработает. Тебе нужен отдых.

В глазах Флоры сверкали искорки смеха. Она чуть ниже опустила плед, обнажив грудь, ее брови поднялись, демонстрируя лукавое приглашение.

– Не сработает? Ты уверен?

Сев на край кровати, Лахлан натянул плед до самого подбородка Флоры и отвел непокорный локон влажных волос с ее лица.

– Понимаешь, когда я увидел, как ты прыгнула в море…

Его голос пресекся, и он слегка повернул голову, чтобы скрыть от нее повлажневшие глаза.

Через минуту самообладание вновь вернулось к Лахлану.

– Я думал, что потерял тебя навсегда.

– Так ты боялся за меня, а не за себя? Но ведь Гектор собирался убить тебя…

– Убить? Это не так просто сделать, поверь.

Неожиданно Флора прищурилась:

– Кстати, а что с Гектором?

– Он жив и взят под стражу. Аргайл подержит его у себя, пока король не определит ему меру наказания.

Флора невольно поежилась.

– Не могу поверить, что все это сотворил мой брат.

– И все же это так.

– Увы, его ненависть к тебе как к врагу оказалась сильнее, чем чувства к сестре, которую к тому же он так мало знает. Ну а я просто попала в расставленную им ловушку. Мне вообще не следовало убегать от тебя.

Лицо Лахлана посерьезнело.

– И я думаю так же. Будет сущим кошмаром, если ты станешь убегать каждый раз, когда напугана или сердита.

Флора смущенно кивнула:

– Тут ты прав: я не научилась видеть ничего, кроме собственной обиды, и потому многого не понимала. Видишь ли, меня воспитали в убеждении, что нельзя слепо следовать чувству долга, тогда как на самом деле очень многое зависит от обстоятельств. Больше я не предприму никаких отчаянных шагов, не выслушав тебя.

Лахлан хмыкнул:

– Так я могу быть уверен, что ты не убежишь от меня снова?

– Ну, возможно, я не всегда буду принимать решения, которые ты одобришь…

Лахлан провел пальцем по ее щеке.

– Понимаю. Мне следовало дать тебе время, а вместо этого я пытался навязать тебе свое видение ситуации. Похоже, я действительно заслужил, чтобы меня назвали варваром.

Флора сжала его руку.

– Я так не считаю. Просто мне захотелось тебя уязвить. Теперь я знаю, что ты не хотел меня обидеть. Когда я впервые поняла, что за план ты придумал вместе с моим кузеном, мне показалось, что оправдались мои худшие опасения и вы оба меня использовали. Я не могла смириться с тем, что ты можешь любить меня и что-то от меня утаивать. На самом деле ты лишь исполнял то, что должен был исполнить. А вот кузена я вряд ли поблагодарю за вмешательство.

Лахлан усмехнулся:

– Ты не забыла, что, вступая в брак с тобой, я столько же старался ради себя, сколько ради брата?

– Пусть, в этом нет ничего зазорного. Важно, что я люблю тебя, а ты любишь меня, и от этого нам никуда не деться. Ты вождь, и теперь я понимаю, что иногда тебе придется в первую очередь думать о своих обязанностях, а мне – смириться с тем, что ты не принадлежишь только жене и больше никому.

– Тебе принадлежат мое сердце и моя душа, – произнес Лахлан тихо, и глаза Флоры засветились.

– Вот видишь, ты отлично можешь выразить все, когда хочешь.

– Значит, ты прощаешь меня?

Губы Флоры дрогнули.

– Возможно, ты мог бы меня убедить окончательно, но для этого тебе придется сильно постараться.

– Что ж, я готов. – Лахлан тряхнул головой. – И запомни: я люблю тебя, Флора. Если мне придется всю оставшуюся жизнь, доказывать тебе это, я все равно буду самым счастливым человеком на свете.

– Я тоже, Лахлан.

Внезапно Флора взяла что-то на столике возле кровати, затем вытянула руку и разжала ладонь. Лахлан увидел на ней старинный амулет.

Он наклонил голову, чтобы Флора смогла надеть амулет ему на шею.

– Теперь этот амулет по праву принадлежит тебе.

– Ты уверена?

Флора кивнула, в глазах ее стояли слезы счастья.

– Ты собирался отдать за меня жизнь, и теперь я по доброй воле отдаю это тебе, моему мужу и возлюбленному.

Не зная, что ответить, Лахлан нежно поцеловал Флору, после чего бережно выпустил ее из объятий.

Он уже готов был подняться и уйти, но оказалось, что она вовсе не собиралась отказываться от своих намерений. Ее руки заскользили по его груди, и от одного этого прикосновения кровь горца закипела.

– Понимаешь, я промерзла до костей, а эти одеяла не дают тепла. Неужели ты не найдешь способа согреть меня?

Лахлан замер, и тут же рука Флоры скользнула к застежке его штанов.

На этот раз Лахлан почувствовал, что больше не сможет терпеть: его желание близости с ней стало чересчур сильным, и обуздывать его было все равно что пытаться остановить молнию.

Его голос сделался глухим от напряжения:

– Ты правда уверена, что хочешь этого? На этот раз пути назад не будет. Наш брак пока еще не подтвержден официально, и, если ты захочешь его аннулировать, я, как и обещал твоему брату, не буду чинить тебе никаких препятствий.

– Вот и не делай этого. С прошлым покончено, и я не собираюсь возвращаться к нему. Теперь я смотрю только в будущее, а будущего без тебя для меня не существует.

Проведя рукой по выпуклости на его обтягивающих штанах, Флора тихонько застонала, и этого оказалось достаточно, чтобы Лахлан начал действовать. Прикосновение его рта к ее губам обожгло Флору, как лесной пожар. Его руки заскользили по ней, все крепче прижимая ее к себе.

Флора чуть не задохнулась от счастья. Он был таким удивительным, таким сильным! Тело воина, мощное и гибкое, покорно отдавалось ее ласке.

Лахлан прервал поцелуй только для того, чтобы снять одежду, и, тут же скользнув в постель, оказался рядом с ней.

Флора таяла в пламени его объятий, ей хотелось ощутить каждый дюйм его сильного тела. Его теплая гладкая кожа вызывала бурный прилив чувств.

Большие руки Лахлана завладели ее телом. Он прикасался к ней всюду – гладил, ласкал, его пальцы ныряли в ее волосы.

Тело Флоры стало влажным и пульсировало отчаянным желанием. Она жаждала его прикосновений. Этот голод по нему зарождался где-то в глубине ее существа и требовал удовлетворения.

Лахлан пытался управлять своими чувствами, но это давалось ему с трудом. Его язык проник в ее рот и теперь ласкал его изнутри нежно и требовательно.

– Не отстраняйся, я хочу тебя всего, целиком, – прошептала Флора. – Можешь не церемониться со мной, и не надо меня жалеть.

Лахлан сжал губами ее пульсирующий сосок и принялся посасывать и тянуть его, потом слегка прикусил, а Флора извивалась под тяжестью его тела, пока спазмы не начали сотрясать их обоих.

Подняв голову, стараясь удержать ее взгляд, Лахлан вошел в нее одним мощным движением, и это исторгло у нее крик восторга. Лахлан заполнил ее целиком, даря такое острое наслаждение, что казалось, она не выдержит его.

Затем он начал двигаться внутри ее тела, и от возникшего напряжения Флора всхлипнула. У нее захватило дух: это была не только чувственность, не только сладострастие, но нечто гораздо более первобытное и глубокое – совершенное единение двух тел и полное слияние душ. Они действительно были предназначены друг для друга.

Внезапно Флора почувствовала, что Лахлан замер, увидела, как наслаждение изменило его лицо, услышала гортанный крик освобождения и позволила себе расслабиться, будто тело ее утратило вес, а сердце на мгновение перестало биться. Некоторое время она продолжала сжимать его, пока наконец теплая струя семени не изверглась в нее.

Лахлан был безжалостен и не дал ей даже перевести дыхание: теплый и трепетный, он нависал над ней, бедра его покачивались, прижимаясь к ней, и это трение вновь и вновь исторгало у нее крик. Медленные и сильные волны наслаждения обрушивались на Флору, погребая ее под собой. А когда наконец отхлынула последняя, Лахлан так нежно и бережно уложил ее рядом с собой, будто опасался, что она вот-вот рассыплется на тысячи мельчайших осколков.

Лахлан провел рукой по теплой бархатистой коже Флоры, наблюдая за тем, как ее дыхание становится спокойнее и грудь вздымается медленнее. Он не знал, что сказать. Счастье, удовлетворение, облегчение – все это окончательно смешалось в его душе. Казалось, Флора сумела сорвать с него все лишнее, добраться до сути, она подарила ему свою любовь и приняла все, что в нем было.

– Моя жена, – с гордостью прошептал он. Флора ответила глубоким вздохом.

– Я люблю тебя, слышишь?

– Да. – Ее губы изогнулись в шаловливой улыбке. – И на этот раз тебе удалось доказать мне это.

Эпилог

Август 1608 года


Флора с мужем бродили по вересковым пустошам, наслаждаясь последними часами покоя перед бурей, не сговариваясь думая о том, что прошел год с тех пор, как они вернулись в Брекакадх. Свадьба Мэри и Аллана должна была состояться уже через несколько дней, и скоро ожидали прибытия гостей на празднество длиной в неделю, в том числе всех братьев и сестер Флоры, за исключением Гектора, все еще остававшегося «гостем» Аргайла.

Жаркое солнце позднего лета усиливало и без того яркие краски цветов повсюду. Флора глубоко вдыхала сладостный, напоенный ароматами воздух, напоминавший о невиданной щедрости природы. Всюду Флора видела следы изобилия, сопутствовавшего им с тех пор, как они вернулись в Брекакадх, это казалось ей настоящим волшебством.

– Думаешь, она рада за нас?

Лахлан вопросительно посмотрел на нее:

– Кто?

– Элизабет Кемпбелл.

Лахлан усмехнулся; сейчас он казался много более уверенным в себе, чем прежде. Клан процветал, а постоянная борьба, которую он вел со дня смерти отца, закончилась. К тому же события прошлого лета еще больше укрепили их с Флорой любовь.

– Не думал, что ты так суеверна…

– А что тут такого? Ты получил назад свой замок с одобрения Тайного совета благодаря моему кузену и вернул ему былое великолепие. Урожаи превосходны, скот тучнеет, и даже бури, потрепавшие другие острова, миновали нас. К тому же…

Тут Флора многозначительно посмотрела на мужа, и губы Лахлана дрогнули.

– Согласен, и это тоже.

Он повернулся к жене, давая ей возможность лучше рассмотреть маленький сверток у него на руках.

Сердце Флоры наполнилось счастьем, как бывало всегда, когда она видела их вместе: своего обожаемого мужа и лежавшего у него на руках их крошечного сына, которого назвали Джоном в честь дяди.

Лахлан придвинулся к Флоре и нежно поцеловал ее в губы, а потом прикоснулся губами к головке, покрытой младенческим пухом и выглядывавшей из другого свертка на ее руках. Девочку они назвали Дженет в память о матери Флоры.

Природа поистине щедро одарила их двойняшками.

Притронувшись к амулету, когда-то бывшему символом проклятия, а теперь ставшему символом их неисчерпаемой любви, Лахлан улыбнулся, и Флора улыбнулась ему в ответ. Сердце ее переполнялось любовью к ее несравненному мужу и бесценным детям, и она с радостью подумала, что теперь по праву может считать себя самой счастливой женщиной на свете.

Примечания

1

Пер. Каролины Павловой.

(обратно)

2

Большая гребная лодка шотландских вождей.

(обратно)

3

Верховный бог в скандинавской мифологии.

(обратно)

Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Эпилог


  • Загрузка...

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии