загрузка...

На том конце радуги (fb2)

- На том конце радуги (пер. М. Комцян) (а.с. Королевские особы-1) (и.с. Искушение (Радуга)-226) 347 Кб, 97с. (скачать fb2) - Дэй Леклер

Настройки текста:



Дэй Леклер На том конце радуги

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Меррик Монтгомери разглядывал женщину, жизнь которой он собирался сломать… и которая в конечном итоге могла сломать жизнь ему.

«Алисса Сазерленд потрясающая», – заключил он и отрегулировал бинокль, чтобы поглядеть получше. Она сидела неподвижно, в то время как несколько женщин суетились вокруг нее как стайка пестрых бабочек. Черты ее лица были близки к совершенству, а фигура – судя по тому, что он видел – грозила поднять сексуальные чувства любого мужчины до точки кипения. Пятна солнечного света золотили ее светлые волосы.

Меррик ощутил необъяснимое желание полностью обнажить ее для своего взгляда, чтобы посмотреть, отражает ли тело совершенство этого лица. Не то чтобы он особенно сомневался в том, что обнаружил бы. Таков дар, которым природа награждает определенных женщин, – теплая, захватывающая дух внешность в сочетании с холодной, алчной натурой.

Под серебристым подвенечным нарядом кожа Алиссы наверняка бледная и достаточно безупречная, чтобы заставить любого мужчину забыть о ее истинной сущности. Интересно, она сложена как богиня – с роскошными изгибами, или платье скрывает более изящную, мальчишескую фигуру? Именно такие женщины очень сильны и гибки в постели. Динамо-машины в миниатюре.

Как бы там ни было, это не имеет значения. Она продалась Брандту фон Фольку, что вынуждает его вмешаться.

– Меррик.

Голос, раздавшийся в наушнике, вернул его к действительности, и Меррик гневно сжал губы, разозлившись на себя за то, что отвлекся от цели, разглядывая Алиссу Сазерленд. Такого никогда не было – ни разу за все годы, что он возглавлял Королевские силы безопасности. Но эта женщина… ее красота будет только проблемой. Она грозит привлечь внимание к его действиям, чего он должен избегать любой ценой.

Меррик окинул цепким взглядом внутренний двор, где сидела женщина. Ему потребовалась секунда, чтобы выяснить, что стоит между ним и его целью. Всего восемь охранников. Шесть на виду, и еще двое по обе стороны входа в часовню. Он взглянул на часы и послал быстрый сигнал рукой людям, которые его сопровождали.

Еще раз Меррик направил мощный бинокль на женщину в свадебном платье. Она сидела, застыв, будто статуя. Глаза опущены, словно в задумчивости. Он уловил чуть заметное подрагивание губ. Нервы, быть может? Или сожаление? Едва ли. Благодарственная молитва за грядущий триумф? Скорее всего.

Что ж, молись, женщина. Впрочем, это все равно не поможет. Через несколько минут он ее похитит. Уж он позаботится о том, чтобы этот день закончился совсем иначе, чем она сейчас представляет.

– Пора, – объявил Меррик. – Мы должны сделать все возможное и невозможное, чтобы эта женщина не вышла замуж за Брандта фон Фолька. Понятно?

Рот Меррика скривился в жесткой улыбке. Нет сомнений в том, что произойдет дальше. Его мотивы обоснованны. Его стремления чисты. Он совершает неправое дело ради правого. Он собирается похитить чужую невесту по более чем благородным причинам.

Алисса Сазерленд молча сидела среди моря хаоса. Потребовалось все ее самообладание, чтобы не вскочить и не потребовать от женщин убраться вон. Позволить ей дать волю слезам или чудесной, хоть и несбыточной мечте, что кто-то появится и спасет ее от этого кошмара. Впрочем, надеяться на это действительно нельзя.

События последней недели пронеслись так стремительно, что у нее не было ни единой минуты, чтобы прийти в себя. Ни мгновения на обдумывание. Или на борьбу. Или на протесты или мольбы. Или на побег. Ей просто говорили, что делать, и ждали от нее безоговорочного подчинения.

И она покорилась, хотя все ее существо восставало против этого. К несчастью, иного выхода не было.

– Принцесса Алисса, уже почти пора. – Женщина говорила по-английски с чуть заметным акцентом. Впрочем, все, с кем Алисса до сих пор встречалась, говорили по-английски бегло, почти как на родном языке. – Вам нужно сейчас войти в часовню.

Она бросила на женщину – леди Бетани, кажется, – короткий взгляд.

– Просто Алисса. Я не принцесса.

– Да, ваше высочество.

Алисса в отчаянии закрыла глаза.

– Мне нужно еще несколько минут.

– Прошу прощения, ваше высочество. Это невозможно.

Сколько раз за последнюю неделю ей это говорили? Не сосчитать. Всегда вежливо, но абсолютно непреклонно. Однако…

Они называют ее принцессой Алиссой. Они кланяются, приседают и обращаются с ней так, словно она сделана из хрупкого стекла. Их уважение – не притворство, Алисса чувствует это. Впервые в ней зажглась искра надежды: возможно, она сможет обратить их почтение в свою пользу.

Сделав глубокий вдох, она вздернула подбородок и пригвоздила леди Бетани стальным взглядом.

– Мне нужно побыть несколько минут одной.

Леди Бетани заволновалась и бросила нервный взгляд через плечо.

– Я не думаю, что его высочество это одобрит. Он приказал, чтобы мы все время оставались с вами.

– Охранник позаботится о моей безопасности, – нажимала Алисса, почуяв победу.

– Но его высочество…

– … согласится сделать исключение в день моей свадьбы. Почему бы нам не послать за принцем Брандтом, чтобы убедиться, кто прав?

Очевидно, это был безотказный прием. Ее блеф сработал. Леди Бетани побледнела и отступила назад.

– В этом нет необходимости, ваше высочество. Я попрошу охрану проводить вас в часовню. Пяти минут будет достаточно?

Пять минут, пять драгоценных минут. Как за такое короткое время она может подготовиться к тому, что очень скоро случится? Алисса наклонила голову.

– Да, благодарю вас.

Сделав глубокий вдох, она встала и пошла из внутреннего двора в сад. Самый крупный из охранников последовал за ней на почтительном расстоянии. Она направилась к каменной скамье, подальше от часовни и любопытных глаз.

Утром шел дождь, но сейчас солнце просвечивало сквозь ветви дубов, согревая кожу. А чуть раньше Алисса заметила радугу – знак, как всегда утверждает ее мама, наступления лучших времен.

«Нас ждет горшочек с золотом, Элли, детка, – бывало, говорила Анжела Барстоу. – И когда-нибудь мы его найдем».

– В другой раз, мама, – прошептала Алисса.

В этот раз им не удалось спрятаться от проблем. В этот раз неприятности были слишком велики, чтобы от них убежать.

Алисса поборола волну паники. У нее совсем мало времени на то, чтобы обуздать свои эмоции. Она сделала глубокий вдох, наполняя легкие весенним воздухом европейской страны Вердонии.

Если бы только она не приехала сюда, чтобы выручить Анжелу из очередной переделки, в которую та угодила, Алисса осталась бы дома. Но в письме, пришедшем экспресс-почтой, была мольба о помощи вместе с авиабилетом до Вердонии, поэтому Алисса отложила начало своей новой работы и полетела на выручку. Она не могла предвидеть, что прямо из аэропорта ее увезут вглубь Вердонии и принудят к браку с помощью угроз, которые она не осмелилась игнорировать, – угроз здоровью ее матери.

Каким-то образом она оказалась втянутой в политический водоворот, которого не понимала. Ее мать пыталась объяснить ей, но у них было очень мало времени. Алисса поняла лишь, что все считают ее принцессой Вердонии и что ее брак с Брандтом фон Фольком объединит воюющие княжества. Это была ужасная ошибка. Однако ей ясно дали понять, что ее единственный выбор – сказать «да», иначе Анжеле не поздоровится.

– Прошу прощения, ваше высочество. Пора.

Алисса открыла глаза и посмотрела на здоровяка-охранника. Паника стиснула горло.

– Уже?

– Пора, – повторил он, хотя она уловила искру сочувствия в его карих глазах.

В этот момент она услышала какой-то странный свистящий звук. Охранник сдавленно охнул и, не донеся руку до шеи, рухнул как подкошенный. С возгласом ужаса Алисса вскочила на ноги.

Она успела сделать один шаг в его сторону, когда железный захват сдавил ей руки и талию, поднял с земли и прижал к высокому и мускулистому мужскому телу. В то же мгновение большая сильная рука зажала ей рот, не дав закричать.

Она ощутила запах мужчины, державшего ее. Это была смесь кедра и пряностей. Но помимо этого приятного аромата она почувствовала нечто более примитивное и опасное, что затронуло ее на каком-то плотском и инстинктивном уровне. Образ льва, преследующего свою жертву по африканской саванне, промелькнул перед ее мысленным взором.

Опомнившись, Алисса стала вырываться. Безрезультатно. Незнакомец удерживал ее с пугающей легкостью. Тепло его дыхания шевелило завитки у нее на виске.

– Успокойтесь, принцесса, – сказал он ей. – Сопротивление бесполезно. Оно только измотает вас и облегчит мне работу.

В его голосе слышался отчетливый мелодичный акцент, присущий всем, кого она встречала в Вердонии, однако речь выдавала образованность. Осознание этого просочилось сквозь панику, и Алисса, взяв себя в руки, затихла.

Незнакомец удовлетворенно хмыкнул. Повернув голову, он тихо произнес несколько слов на своем языке. Они были предназначены не ей. «Значит, ее похититель не один», – заключила Алисса.

Убедившись, что она перестала сопротивляться, он сразу же растворился в тени окружающих деревьев, унося ее из сада в прилегающий лес. Алисса мельком увидела мужчин, с которыми он говорил, прежде чем их скрыли деревья. Все они были одеты в черное с наброшенными на голову капюшонами и двигались с безошибочной целенаправленностью. Чего они хотят? Что планируют? Милостивый боже, она хотела избежать этого брака, но не так и не ценой здоровья матери. Мама! Алисса напряглась, снова приготовившись бороться, но державшая ее рука предостерегающе сжалась.

Незнакомец опустил голову, и его колючая челюсть коснулась ее щеки. Она вздрогнула. Такой жест мог бы быть лаской любовника, если бы не исходил от безжалостного похитителя. Эта двойственность лишь усилила ее страх, и она принялась извиваться.

– Не надо. Если не прекратите, я вас свяжу. Вы этого хотите?

О боже, только не это. Алисса лихорадочно замотала головой. Она всегда страдала от клаустрофобии, и мысль о том, чтобы лишиться свободы движений, привела ее в ужас. Паника поднялась к горлу, и она вынуждена была сосредоточиться на дыхании.

Между тем он вынес ее из леса на узкую проселочную дорогу. Пара внедорожников стояла на обочине. До сих пор Алисса насчитала четверых мужчин, включая самого похитителя. Теперь она услышала, как еще один вышел из машины. Ее сердце упало. Их слишком много, чтобы у нее оставалась хоть какая-то надежда на спасение.

– Пора, – обратился ее похититель к новому члену группы. К облегчению Алиссы, он продолжал говорить по-английски, что давало ей возможность следить за разговором. – Тебе необязательно это делать. Ты еще можешь передумать.

– Не могу и не передумаю. Есть… причины.

При звуке женского голоса Алисса застыла.

Краем глаза она заметила серебристый блеск и начала поворачивать голову, чтобы посмотреть, но рука мужчина сжалась, помешав этому.

– Быстро, Меррик, – пробормотала женщина.

Меррик! Алисса запомнила это имя на будущее.

– У нас всего несколько минут до того, как ее исчезновение обнаружат.

Сорвав пышную фату с головы Алиссы, он бросил ее женщине.

– Это сработает?

– Идеально. Насколько я могу судить, наши платья почти одинаковые. Фата скроет различия.

Она сказала что-то еще, что-то по-вердонски, отчего Меррик коротко хохотнул. Его ответ был неправдоподобно ласковым и нежным. Любящим. Таким противоречащим образу безжалостного похитителя. Послышался тихий шелест одежды, затем мягкие шаги женщины постепенно стихли – она явно направлялась в часовню.

Меррик продолжал удерживать Алиссу в защитной тени леса. Он поставил ее на землю и повернул лицом к себе. Ее взгляд неуверенно поднялся по мускулистой груди к лицу. Она вздрогнула. В нем действительно было бесспорное сходство со львом.

Темно-каштановые волосы, перемежающиеся прядями медового цвета, тяжелыми волнами обрамляли сильное, жесткое лицо. Выступающие скулы подчеркивали глубину пронзительных золотисто-карих глаз. Крупный нос был в одном месте переломан, что лишь добавляло ему неумолимой мужественности, делая его внешность не только поразительно красивой, но и опасно интригующей. Более того, над верхней губой у него имелся шрам, который изгибался влево, к щеке.

Было видно, что этот человек ведет жизнь, полную опасностей. Безжалостность горела в его глазах, отражаясь в суровых чертах. Любой намек на слабость был давно истреблен, отточив его внешность до неприкрытой сущности мужчины, который избегает мягкости и сочувствия, которого не тронет любовь женщины и который не идет ни на компромиссы, ни на уступки.

Он прислонил Алиссу к стволу дерева.

– Я отпущу вас, если пообещаете не кричать. Иначе заклею рот лентой. Ясно?

Алисса осторожно кивнула. Один за другим он убрал пальцы, держа руку в сантиметре от ее рта. Приподняв голову, она заставила себя встретиться с его львиным взглядом без содрогания. Она не станет просить или умолять. Но потребует ответов, прежде чем сделает следующий шаг.

– Почему? – выдавила она единственное слово, в котором слышался намек на гнев.

Он пожал плечами, черная рубашка натянулась на крепких мускулах.

– Вы пешка. Пешка, которую я намерен убрать с игрового поля.

Сердце Алиссы заколотилось. Убрать… то есть убить? Волна панического ужаса охватила ее.

– Неужели нет другого способа? – Алисса презирала себя за умоляющие нотки в голосе.

Выражение его лица осталось неумолимым. Безжалостным. Этого мужчину не растрогать ни слезами, ни мольбами. Что должно произойти, предопределено им, и она не в силах что-либо изменить.

– Я не могу позволить свадьбе состояться. – Он заколебался, и, к ее удивлению, что-то похожее на неудовольствие промелькнуло в его золотистых глазах. – Мне нужно ваше платье.

Это требование застало Алиссу врасплох.

– Мое… что?

– Ваше свадебное платье. Снимите его.

– Но зачем?

– Неправильный ответ.

Она покачала головой, и волосы, распустившиеся, когда он сорвал с нее фату, каскадом рассыпались по плечам.

– Тогда этот вам понравится еще меньше. Я не могу его снять.

Она была права. Ответ ему не понравился. Он гневно сжал губы, тело напряглось. Лев зашевелился.

– Обратите внимание, принцесса. Либо вы его снимаете, либо это делаю я. На ваш выбор.

Его слова разозлили ее. Страх отступил. Она посмотрела Меррику прямо в глаза.

– Я говорю вам правду: я не могу снять платье. Меня в него зашили. Полагаю, такова традиция этого княжества. Поэтому, если собираетесь убить меня, валяйте, убивайте.

– Убить вас? – Что-то промелькнуло в его глазах. Удивление? Раздражение? Обида? – Я не намерен убивать вас. Но мне в самом деле нужно ваше платье. Оно будет привлекать к нам слишком много внимания.

К своему ужасу, она увидела, как он вытащил огромный нож из ножен на ноге. Дыхание с шумом вырвалось у нее из легких, и она обнаружила, что не может сделать вдох.

Внезапно нож быстро описал дугу, врезаясь в край лифа платья. На короткое мгновение Алисса почувствовала отталкивающий холод металла на груди, прежде чем он опустился вниз, разрезая шелк до самого нижнего края. Меррик сдвинул платье с плеч, позволив ему бесформенной массой упасть на траву к ее ногам.

Алисса побелела, вся краска отхлынула от ее лица, пока она судорожно пыталась сделать вдох.

Меррик наблюдал за ее реакцией с горькой неприязнью к необходимости своих поступков. Он презирал то, что вынужден был делать, кем вынужден был стать из-за фон Фолька. И все же она поразительно быстро пришла в себя. Меррик мысленно аплодировал силе ее духа, хоть и сознавал, что это только осложнит его задачу.

Как только дыхание пришло в норму, Алисса бросилась в атаку:

– Вы сукин сын!

Он криво улыбнулся:

– Это мне уже говорили.

Она стояла, прижимаясь спиной к дереву, сложив руки на груди. Теперь, видя ее без платья, он мог ответить на два своих прежних вопроса: кожа ее была матовой и безупречной, как он и предполагал, и она была скорее богиня, чем динамо-машина.

Для такой хрупкой женщины грудь ее была на удивление пышной. Крошечный розовый бантик связывал между собой чашечки бюстгальтера, который она пыталась прикрыть руками, и у него вдруг возникло необъяснимое желание протянуть руку и развязать его.

Взгляд Меррика опустился, и он чуть не улыбнулся. На ней была нижняя юбка, без сомнения, еще одна местная традиция. Складки белого шелка и гипюра шелестели на легком ветерке.

Веселость Меррика растаяла – пора задать тон их будущих отношений. Он снова почувствовал неудовольствие, но вынужден был делать то, что должен.

– Не двигайтесь, – приказал Меррик.

Он снова поднял нож и, прорезав слои нижней юбки у бедра, воткнул его в дерево, пригвоздив Алиссу к стволу. Затем наклонился и поднял платье. Намеренно повернувшись к ней спиной, он отнес платье к одному из внедорожников и бросил внутрь.

Меррик задержался, чтобы посмотреть, что же предпримет женщина. Ее выбор определит, как они проведут остальное их время вместе. Долго ждать ему не пришлось, и ее выбор не удивил его. Послышался звук рвущегося шелка.

Обернувшись, Меррик увидел, как она освободилась от ножа и побежала обратно в лес настолько быстро, насколько позволяли высокие каблуки. К счастью, ей не пришло в голову закричать. Меррик вытащил нож и бросился в погоню. Волосы развевались у нее за спиной как золотой флаг. Она сбросила на ходу туфли, и это позволяло ей бежать гораздо быстрее и легче, чем он ожидал.

Меррик стиснул зубы. Маскарад Мири пока еще не раскрылся. Прежде чем фон Фольк обнаружит обман, Меррик должен умыкнуть его принцессу подальше отсюда. Прибавив скорости, он сократил расстояние между ними, а затем прыгнул на нее.

Меррик извернулся таким образом, чтобы принять на себя основной удар при падении. Ударившись о землю с глухим стуком, он юзом проехал пару футов по траве и листьям, прежде чем остановиться. Одной рукой он держал ее за спину, а другой за шею, контролируя поступление воздуха. Несколько секунд она еще вырывалась, но потом все-таки сдалась с тихим стоном капитуляции.

– Вы не очень хорошо слушаете, – проговорил он у ее уха. – Это не сойдет вам с рук, принцесса.

– Вы не понимаете, – с трудом выдавила она. – Я должна вернуться в часовню. Если я не…

– Если вы не сделаете этого, то не сможете стать королевой Вердонии. Так?

– Нет! Моя мать. У него моя мать.

– Если ваша мать хоть немного похожа на вас, уверен, она сможет о себе позаботиться.

Он отпустил ее шею и перекатился, поменявшись с ней местами, что, пожалуй, было ошибкой. Видеть ее, распластавшуюся под ним на сладко пахнущей траве, с растрепанными волосами, веером рассыпавшимися вокруг прекрасного, вероломного лица оказалось более провоцирующим, чем он мог представить.

Нижние юбки раздувались колоколом, сжимая узкую талию. Прореха в бесконечных слоях гипюра давала ему возможность увидеть кусочек кружевной подвязки и шелкового чулка, обтягивающего длинную стройную ножку. Да еще этот ее практически не существующий бюстгальтер с крошечным бантиком, так и манящим потянуть за концы и освободить роскошную грудь.

Тело Меррика сжалось, реагируя на сильнейшее желание с пугающей предсказуемостью. Меррик пришел в ярость, обнаружив, что не в состоянии контролировать эту непроизвольную реакцию. Даже целая жизнь жестких тренировок не помогала преодолеть соблазн иметь именно эту женщину. Это не поддавалось объяснению.

Алисса Сазерленд была создана соблазнять, провоцировать на абсолютное обладание, заставлять мужчину забыть обо всем, кроме отчаянной потребности совокупления. Она смотрела на него широко открытыми аквамариновыми глазами, и на один безумный миг он представил себя и ее сплетенными в первобытном танце любви. Когда двое отдают и получают гораздо больше, чем простой секс. Он увидел полнейшее обладание, открытость, которую никогда не осмеливался позволить себе ни с одной из женщин. Раскаленную страсть. Сводящее с ума желание. Бездумную капитуляцию. Слепое доверие – то, чего он никогда не знал за все свои двадцать девять лет. Он увидел каждую мельчайшею подробность в глазах, полных обещания.

И он захотел того, чего не хотел никогда прежде.

Меррик выдавил слова через пересохшее горло:

– Фон Фольк, должно быть, бросил на вас один взгляд и решил, что его мечты сбылись.

К его удивлению, ее передернуло.

– Если я и привлекала его, он никогда этого не показывал. – Она заерзала под ним, отчего грудь провокационно потерлась об него. – Пожалуйста, дайте мне встать.

Меррик хотел отказать ей в просьбе, хотел этого с безумной горячностью, которая доказывала, что в глубине души мужчина по-прежнему примитивное, несдержанное животное, скрывающееся под тонким налетом цивилизованного поведения, управляемое эмоциями, с трудом удерживаемыми в узде. Он боролся изо всех сил. Несколько бесконечно долгих мгновений прошли, прежде чем интеллекту наконец удалось преодолеть основной инстинкт.

– Хорошо, принцесса. – Вероятно, интеллект все-таки не полностью победил, потому что Меррик добавил: – Но я предупреждал вас, что побег не сойдет вам с рук. Пришло время платить.

С этими словами он воспользовался ее приоткрытыми губами и завладел самым роскошным, самым соблазнительным ртом из всех, что ему доводилось когда-нибудь целовать.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Алисса обмякла под мощным натиском поцелуя Меррика. Она никогда не испытывала ничего настолько всепоглощающего, настолько неистового и страстного. Это и отдаленно не походило на те неопытные поцелуи в студенческие годы, поцелуи, отдающие пивом и юношеским энтузиазмом. Как и те искушенные объятия мужчин, с которыми она встречалась потом, объятия, запятнанные расчетом и амбициями.

Это был опытный мужчина с мужским мастерством и знанием. Тайное желание скрывалось под властным напором его губ и языка. Он как будто поглощал ее, зажигая огонь, о существовании которого она не знала, пока он не пробудил его к жизни.

Жар постепенно скапливался внизу живота, прокладывая огненную дорожку к самой интимной части ее тела, и Алисса застонала. Она не должна хотеть этого – и тем не менее она оставалась неподвижной, не оказывая сопротивления. Его пальцы погрузились ей в волосы, поворачивая ее голову так, чтобы он мог углубить поцелуй. Он смягчил его, улещивая там, где раньше подчинял, соблазняя вместо того, чтобы требовать. Дразня. Обольщая. Бросая вызов ответить на его поцелуй.

И она ответила. Ее проклятое любопытство взяло над ней верх.

Сознание протестующе кричало, а тело смягчилось, приспосабливаясь к овладению, которому она не противилась. Губы расслабились и раскрылись под его губами, предлагая лучший доступ. Возможно, она сдалась слишком быстро, потому что хотела, чтобы Меррик утратил бдительность и она смогла бы убежать, когда он меньше всего этого ожидал. Но в глубине души Алисса понимала, что эта отговорка – чистейший самообман. Она отвечала Меррику так, как никогда ни одному мужчине – с безрассудством и несдерживаемым пылом.

И это вызывало у нее восторг и вместе с тем ужасало.

Одна его ладонь выскользнула из волос, спустилась по линии шеи к плечу и задержалась на груди. Этой единственной легкой лаской Меррик словно заклеймил, ее как свою в каком-то неизбежном смысле. Он обхватил грудь ладонью, поглаживая пальцем напрягшийся под тонким шелком сосок.

Дыхание ее вырвалось в мягком, потрясенном вскрике, который наполнил его рот. Рука Меррика переместилась, задержавшись над бантиком, удерживающим чашечки бюстгальтера. Прежде чем он успел развязать шелковые ленточки, послышался перезвон церковных колоколов, и орган заиграл несколько первых триумфальных нот свадебного марша.

Перемена в Меррике была мгновенной. Он резко приподнялся над Алиссой.

– Какого черта… – Тряхнув головой, Меррик сосредоточил взгляд на Алиссе, и страсть, отражавшаяся на его загорелом лице, умирала быстрой смертью. – Умно, мисс Сазерленд. Очень умно. Вы готовы сделать все что угодно, даже соблазнить врага, лишь бы носить корону Вердонии, да?

Дыхание с шумом вырвалось из легких, и, гневно уставившись на него, Алисса резко села.

– Соблазнить вас? Как вы смеете…

К ее удивлению, он рывком стащил с себя рубашку и сунул ей. Под рубашкой на нем была черная тенниска-стретч, которая обтягивала его мощное тело, подчеркивая каждый мускул.

– Это вы целовали меня, а не наоборот, – напомнила она ему, просовывая руки в слишком длинные рукава.

– А вы изо всех сил сопротивлялись, да?

Горячая краска залила ей щеки, а неприятная правда его обвинения заставила замолчать. Она лихорадочно пыталась отыскать в уме какую-нибудь подходящую колкость, застегивая пуговицы неуклюжими пальцами, но ничего не пришло ей в голову. Возможно, было слишком трудно, потому что черный хлопок хранил его отчетливый запах, отвлекая ее своим острым, лесным ароматом. Или, быть может, потому, что она то и дело украдкой поглядывала на Меррика, точнее, на его внушительное тело, туго обтянутое тенниской.

Как только она закончила застегивать пуговицы, Меррик полез в задний карман и, к ее ужасу, вытащил плоский моток липкой ленты. Не успела она произнести и слова протеста, он одним куском залепил ей рот, а другим обмотал запястья.

– Примите к сведению, – пробормотал Меррик, скривив рот в невеселой улыбке, – с этого момента больше никогда не целуйте плохих парней.

Она яростно затрясла головой, но ее гневные протесты заглушались лентой. Встав, он с легкостью поднял девушку и перебросил через плечо. Сильная рука удерживала ее, сжимая бедра.

Через несколько минут Меррик принес Алиссу обратно к машинам, стоящим на обочине дороги. Открыв заднюю дверцу, сгрузил ее на заднее сиденье.

– Молчите и не дергайтесь, – приказал он. – Не вынуждайте меня прибегать к еще более радикальным мерам, чем те, к которым мне уже пришлось прибегнуть. Кивните, если поняли меня, принцесса.

Целых пять секунд она боролась с собой, но выбора не было, поэтому она натянуто кивнула. Удовлетворенный, он набросил на нее одеяло и закрыл дверцу. Несколько секунд спустя они уже удалялись от места похищения.

Они ехали несколько часов по ухабистым дорогам, кружа и сворачивая. Алисса, не переставая, тревожилась о том, что же произошло в часовне.

Нетрудно было понять, что женщина из группы Меррика заняла ее место. Но как долго самозванке удастся скрывать правду? И что самое важное – зачем Алиссу похитили и что Меррик собирается с ней делать? Вероятно, в Вердонии имеются политические проблемы, в которые она каким-то образом оказалась втянута. Ее похищение, должно быть, связано с этими проблемами.

Но еще больше ее волновало, что сделает принц Брандт, когда обнаружит подмену невесты. Не выместит ли он свою злость на ее матери?

Хотя принц не произносил никаких открытых угроз, когда Алиссу привезли во дворец, но скрытый смысл был совершенно ясен: если Алисса не выйдет за него, с ее матерью произойдет несчастный случай.

Девушка закрыла глаза, борясь со слезами. Она должна найти способ бежать, это очевидно. Но даже если ей это удастся, как она спасет маму? Тревожные вопросы крутились в голове, усугубляя страх и отчаяние, но не предлагая никаких практических решений.

Единственное, что она знала наверняка, это что должна бежать и вернуться к принцу Брандту, что бы это за собой ни повлекло. Но как? Одна идея медленно, но верно пробивалась сквозь страхи и тревоги.

Нет сомнения, что ее похитителя влечет к ней, даже если он изо всех сил сопротивляется этому влечению. Алисса видела желание в этих необычных глазах, оно было явственно написано у него на лице, когда рука застыла над бантиком ее бюстгальтера. Влечение было слишком сильным, чтобы побороть его, несмотря на обстоятельства и явную необходимость спешить. Если не подвернется другой возможности, она может попытаться соблазнить его, чтобы освободиться. Затем, вернувшись к принцу Брандту, она выйдет за него, если таким образом обеспечит безопасность матери.

В течение следующих нескольких минут ей тайком удалось снять ленту со рта. Алисса сделала несколько глубоких вдохов, набираясь смелости.

– Вам придется отвезти меня обратно, – наконец сказала она Меррику.

Он, казалось, не удивился, услышав, что она разговаривает. Но с другой стороны, если б он хотел связать ее надежно, то обмотал бы ленту вокруг головы, вместо того чтобы залепить рот маленьким кусочком. И связал бы запястья сзади, а не спереди. Она поморщилась, жалея, что не додумалась до этого пару часов назад.

– Вы не вернетесь.

Она выпрямилась.

– Почему? Зачем вы похитили меня?

– Лягте, – резко бросил он. – Не высовывайтесь, или я опять залеплю вам рот.

Она вытянулась на заднем сиденье, не имея желания проверять, выполнит ли он свою угрозу.

– Вы не понимаете. Я должна вернуться. Это вопрос жизни и смерти.

– Очень мелодраматично, принцесса. – Меррик сделал резкий поворот, и она чуть не слетела на пол. – Но причины, по которым я вас похитил, не менее настоятельные. Впрочем, сейчас не время для принятия решений.

Машина резко остановилась, и на этот раз Алисса таки слетела на пол и упала на четвереньки.

– Добро пожаловать в ваш новый дом.

Прежде чем Алисса смогла встать, Меррик открыл дверцу и, подняв ее, вытащил из машины. Девушка откинула волосы с лица и заставила себя открыто посмотреть на него.

– Вам придется меня выслушать. Тут поставлено на карту больше, чем брак.

– Я куда лучше вас знаю, что поставлено на карту, – съязвил он, держа ее за руку. – Это моя страна, принцесса. Вы явились сюда и нарушили политическое равновесие. А я всего лишь восстанавливаю это равновесие, убирая вас с арены действий.

– Я приехала сюда не по своему выбору, – возразила она. – И мне плевать на политические проблемы вашей страны. Единственное, что меня тревожит…

Она осеклась при виде выражения его лица. Золотистые глаза вспыхнули гневом, предупреждая ее быть поосторожнее в выражениях. Он наклонился вперед, огромный и устрашающий.

– Интересно, что вас так мало волнует Вердония, когда вы намерены стать ее королевой. Но почему-то меня это не удивляет. Такие как вы продаются за славу и богатство. Деньги и внимание – вот все, что вас интересует. Трон. Корона. Драгоценности. – Он подчеркнул свои слова, постучав указательным пальцем по тяжелой серьге с аметистом и бриллиантом – украшение, которое она надела по настоянию принца Брандта на свадьбу. – Вы не думаете о людях и их проблемах, только о себе.

Его слова смутили ее. Они не имели смысла, но инстинкт предостерегал ее против вопросов или возражений.

Меррик повел девушку к маленькому домику, стоящему в тени высоких сосен.

– Где мы? – спросила Алисса.

Он остановился перед входной дверью и вытащил связку ключей из кармана.

– В Аверносе, на границе с Селестией.

Ей это ничем не помогло, поскольку она понятия не имела, где это. Названия были незнакомые.

– Почему мы здесь? Зачем вы меня похитили? Что вы собираетесь со мной делать?

Не ответив, он открыл дверь и ввел ее в дом, включив верхний свет. Она огляделась с невольным любопытством. Прямо перед ней лестница вела на второй этаж. Слева она увидела большую комнату с каменным камином и книжными полками. Столовая располагалась справа, а в дальнем конце она заметила дверь на кухню.

Меррик махнул в сторону кухни.

– Давайте чего-нибудь поедим.

– Что-то не хочется.

– Не хочется? – Он вскинул бровь. – Мы можем продолжить то, что начали раньше, если желаете.

Воспоминание о том, что произошло в лесу, промелькнуло перед ее мысленным взором. Его рот на ее губах. Его руки на ней. Горячее желание и беспомощная капитуляция. Хуже того, она почувствовала, что хочет испытать это снова.

– Больше никаких поцелуев с плохими парнями, помните?

Улыбка полностью изменила его внешность. Исчезли резкость и отчужденность, сделав его лицо потрясающим. Волна запретного желания нахлынула на нее, заставив отступить на шаг. Должно быть, он это заметил или, по крайней мере, почувствовал сексуальное напряжение, возникшее между ними, потому что его улыбка стала шире.

– Уверены?

– Абсолютно.

«Какой же дурой она была, полагая, что сможет соблазнить этого мужчину», – с горечью подумала Алисса. Теперь она начинала понимать, каким бесполезным был ее план. Во-первых, он сразу же сообразит, что она затеяла, а во-вторых, ее реакция на него говорит о том, что скорее уж он соблазнит ее, а не наоборот. Как она сможет сохранять трезвость мысли, когда всякий раз, когда оказывается от него на расстоянии вытянутой руки, ее тело вспыхивает огнем!

– Итак, принцесса, полагаю, ваше молчание означает, что вы предпочитаете поесть.

– Если надо выбирать между едой и продолжением того, что мы начали, то да, я предпочитаю поесть.

Меррик рассмеялся над ее сухим тоном – смех глубокий, опасный и слишком привлекательный для ее душевного покоя.

– Вы объясните, почему делаете это?

Он пожал плечами и, положив ладонь ей на поясницу, повел ее в сторону кухни.

– Вы знаете почему. Не играйте со мной в игры, принцесса.

– Игры? – Разозлившись, она повернулась к нему. – Позвольте заверить вас, что я отнюдь не считаю все это игрой.

Когда они пришли на кухню, Меррик указал на один из двух стульев, стоящих у маленького столика перед окном.

– Сядьте, принцесса/Бессмысленно продолжать притворяться, будто вы ничего не знаете.

– Вы можете мне не верить, но я действительно ничего не знаю.

Почувствовав нарастающую панику, Алисса сделала глубокий вдох, стараясь успокоиться. Вытащив стул, она села и подтянула колени к груди под пышной нижней юбкой, размышляя, как же ей достучаться до Меррика. Если она не получит ответы как можно скорее, у нее не будет необходимой информации, чтобы планировать побег – побег, который с каждой секундой становился все настоятельнее, если она собиралась спасти маму.

– Почему все упорно называют меня принцессой Алиссой? Я не принцесса.

Меррик перестал вытаскивать продукты из холодильника и повернулся к ней.

– Вы принцесса Алисса, герцогиня Селестии.

– Нет. Я Алисса Сазерленд, будущий помощник вице-президента Национального банка.

Меррик оставил без внимания ее попытку объясниться.

– Вы уехали из Вердонии, когда вам было чуть больше года. – Он разложил перед ней еду и поставил несколько бутылок газированной воды. – Ваша мать, студентка американского колледжа, которая познакомилась с принцем во время каникул, вышла замуж и развелась с ним в течение двух лет. В то время это вызвало довольно большой скандал. Очевидно, жизнь принцессы оказалась не такой сказочной, как она себе представляла. После развода она увезла вас обратно в Штаты, оставив вашего отца и вашего старшего сводного брата.

Алисса заколебалась.

– Она рассказала мне кое-что из этого несколько лет назад. Но мой отец был принцем не больше, чем я принцессой.

– По-видимому, ваша мать забыла упомянуть несколько существенных подробностей вашего происхождения.

Впервые Алиссу охватили сомнения. Что сказала мама через несколько минут после того, как им позволили поговорить? Она бормотала нечто бессвязное, со слезами просила прощения за то, что обманом вынудила Алиссу приехать в Вердонию и не нашла способа предупредить о тех неприятностях, в которые втравила их обеих.

Еще она говорила что-то о том, как убежала из страны двадцать лет назад, даже не подозревая, что Алисса должна будет принять на себя обязанности своего брата – брата, о существовании которого даже не знала. Единственно внятным из ее объяснений было то, что ради безопасности матери Алисса должна выйти замуж за принца Брандта.

Алисса попробовала еще раз:

– Все считают меня принцессой. Уверяю вас, это какая-то ужасная ошибка.

Наградой ей была сардоническая улыбка.

– Предполагается, что я поверю в вашу историю и отпущу вас? Неплохая попытка, но ничего не выйдет.

– Нет, я подумала, до вас дойдет, что я не тот человек, который вам нужен, и вы поможете мне понять, что происходит. – Она опустила ноги на пол. – Говорю вам, произошла ошибка. Никакая я не принцесса и не герцогиня Селдонии.

– Селестии. Вердония – страна, Селестия – одно из трех княжеств. И нет никакой ошибки. – Он склонил голову. – Предупреждаю, эта тактика не сработает.

– Это не тактика. – В ее голосе проскользнуло отчаяние. – Я не знаю, что происходит.

– Хватит!

Резко брошенное слово заставило ее нервно сглотнуть.

– Хорошо. – Она подождала мгновение, затем прошептала: – У него моя мать, Меррик. Он держит ее в заложниках. Поэтому я согласилась выйти за него.

Именно ее тон больше чем что-либо еще заставил Меррика замереть: мягкий голос с американским акцентом, пронизанный страхом и мукой. Меррик смутно припомнил: она что-то говорила о своей матери, когда они были в лесу, но он подумал, что это ее очередная уловка. С непроницаемым лицом он сел за стол, но в душе его бушевала ярость на безжалостность фон Фолька.

– Весьма прискорбно.

– Я должна знать, что происходит. Вы можете объяснить мне, чтобы я поняла?

– Ешьте. Вам понадобятся силы.

Пока она ела, Меррик мысленно взвешивал шансы того, что Алисса может быть невинной жертвой во всем этом. Если она говорит правду, будет только справедливо объяснить ситуацию.

Меррик принес карту из большой комнаты и расстелил на столе. Взяв нож со стойки, он разрезал скотч на ее запястьях, чтобы ей было удобнее есть, и обвел им границы страны.

– Это Вердония. Она разделена на три княжества.

Алисса смотрела с явным интересом, потирая запястья.

– А где мы?

Он покачал головой.

– Не выйдет, принцесса.

– Приблизительно. Вы сказали, что мы на границе Селестии.

Он постучал по верхней части карты.

– Мы в пределах границ Аверноса. Гористый район, изобилующий аметистовыми рудниками. Добыча этого камня составляет экономическую основу Вердонии. Этим княжеством управляет фон Фольк. – Он переместил нож. вниз карты. – Самое южное графство – Вердон, финансовый центр Вердонии.

– А третье княжество?

Меррик очертил узкую полоску, расположенную между северным и южным княжествами.

– Селестия. Традиционно мастера, которые работают с аметистом, родом из этого княжества. Вплоть до недавнего времени там правил ваш сводный брат.

Заправив непослушные локоны за ухо, Алисса наклонилась вперед, чтобы лучше видеть. В течение нескольких часов с тех пор как он ее встретил, она превратилась из царственной принцессы в растрепанную соблазнительницу, и обе привлекали Меррика больше, чем он хотел признать. Влечение к Алиссе беспокоило его. Решение похитить ее, совершить такой неблагородный поступок, пусть и по благородным причинам, и без того далось ему очень нелегко. Но осложнить это желанием прикасаться к невесте фон Фолька, заняться с ней любовью… Пропади все пропадом!

Непрошеные воспоминания о том, как Алисса выглядела в лесу, нахлынули на него. Она лежала, распластавшись на подстилке из зеленой травы и листьев, словно жертва языческим богам, и аромат ее кожи смешивался с запахом земли. Солнечный свет золотил кожу, в то время как тайна женственности мерцала в глазах цвета аквамарина, маня Меррика познать эту тайну. И он хотел ее. Хотел как ни одну женщину прежде. Если бы не церковный звон…

Его рот сжался. В тот момент он едва не поступился честью и долгом.

Алисса с любопытством взглянула на него.

– Вы не объяснили, что случилось с моим братом. Как он замешан во всем этом?

Меррик не видел смысла скрывать от нее истину.

– Мои информированные источники сообщают, что фон Фольк заплатил ему очень крупную сумму, чтобы он отказался от своего положения. Когда это случилось, титул перешел к вам. Если раньше вы были просто принцесса Алисса, то теперь вы еще и герцогиня Селестии. Или будете, когда церковь и государство подтвердят это официально.

Тревога промелькнула на ее лице.

– Я не хочу этого.

– Разве?

– Даже если предположить, что все это правда, зачем принцу Брандту подкупать моего брата, чтобы тот отказался от своего положения?

– Две недели назад умер король Вердонии.

– О, мне очень жаль. – Она заколебалась. – Не хотелось бы показаться тупой, но как его смерть связана со всем этим?

– В Вердонии довольно необычная система смены монарха. Люди голосуют, выбирая из подходящих членов королевской семьи от каждого княжества.

– И их трое?

– Было трое, – поправил Меррик. – После отречения вашего брата осталось двое: принц. Лэндер, герцог Вердона, и фон Фольк. Если б на момент выборов вам исполнилось двадцать пять, вы бы тоже были в числе претендентов.

– Погодите. Вы хотите сказать, что я могла стать претендентом на трон? Я?! – Если она разыгрывала шок, то это была великолепная игра. – Нет, спасибо. У меня нет желания править Вердонией.

Он метнул в нее острый взгляд.

– Зачем же так быстро отказываться? Ведь, выйдя за Брандта, вы добились бы именно этого.

Несколько долгих мгновений Алисса смотрела на него, прищурившись.

– Каким образом?

Он воткнул нож в бумажное сердце Селестии.

– Всенародное голосование, помните?

В ее глазах вспыхнуло понимание. Она сдвинула брови.

– Если я действительно принцесса и герцогиня Селестии, и я выхожу за принца Брандта. – у нее перехватило дыхание, – он побеждает на всеобщем голосовании, правильно?

– Да. Честно сказать, блестящий план. Княжество Аверноса – люди фон Фолька – проголосует за него. А если принцесса Селестии будет замужем за фон Фольком, честь и преданность вынудят граждан Селестии тоже отдать голоса за него. Вердон проголосует за Лэндера, но это не будет иметь значения, потому что фон Фольк получит две трети голосов.

– Что вы хотите предотвратить. – Это был не вопрос, а скорее обвинение. – Почему?

Он угрюмо разглядывал ее.

– Я сделаю все, что потребуется, чтобы обеспечить справедливые выборы. Для меня дело чести – защищать всю Вердонию, а не только одно княжество.

– А разве не самим людям решать, кто станет их королем?

Меррик подался вперед, нависая над ней.

– Но именно фон Фольк нарушил естественный порядок вещей – с вашей помощью. Я просто исправляю зло.

Страх промелькнул на ее лице, прежде чем она овладела собой.

– Избавившись от меня?

Он невесело усмехнулся.

– В некотором роде. Выборы состоятся через четыре месяца. Когда они пройдут, вы сможете выйти за кого пожелаете.

Ей потребовалось несколько секунд, чтобы переварить его слова. Она ахнула.

– Вы шутите! Четыре месяца? Нет! Я не позволю держать меня здесь так долго.

– И как же вы собираетесь остановить меня?

– А вот так!

Надо признаться, Алисса удивила Меррика, чего не случалось с тех пор, как он был зеленым юнцом. Она схватилась руками за рукоятку ножа, воткнутого в стол, выдернула его и приставила острое, как бритва, лезвие к горлу Меррика.

– У моей матери нет четырех месяцев. Вы немедленно отвезете меня обратно к принцу Брандту.

Даже с ножом у горла он не мог не восхищаться ею. Боже, она была прекрасна.

– Послушайте, принцесса. Ничто не убедит меня вернуть вас ему. Есть только одно место, куда я хочу взять вас.

Алисса сверлила его гневным взглядом до тех пор, пока ее взор не опустился к тому месту, где острие ножа проткнуло кожу. Она вздрогнула при виде крови, которую пролила.

– И какое же?

– Моя постель, разумеется.

Одним легким движением Меррик ударил девушку по руке, выбив нож. Она успела лишь протестующее вскрикнуть, когда он подхватил ее на руки и прижал к себе.

– Считайте это своим домом на следующие четыре месяца.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Меррика ничуть не удивило, что Алисса принялась яростно сопротивляться.

– Перестаньте, вы только сделаете себе больно.

– Мне все равно. Я буду бороться с вами до последнего вздоха. – Она стукнула его кулаком. – Я не позволю вам этого сделать.

– Боюсь, вы не сможете меня остановить.

Меррик понес ее по лестнице наверх, где поставил на ноги. Она тут же попыталась убежать, но он схватил ее и крепко прижал извивающееся тело к себе.

– Я не хочу причинять вам боль, принцесса, – предостерег он, – но либо вы делаете то, что я скажу и когда скажу, либо проведете следующие четыре месяца привязанная к столбику кровати.

– Вы же не думаете, что я…

– Вы будете спать в моей постели столько времени, сколько мы проведем вместе. – Он схватил ее за подбородок и приподнял кверху. – Позвольте мне подчеркнуть слово «спать».

Она уставилась на него широко открытыми глазами.

– Не… не…

– Нет. Просто спать. Но я не солгал, Алисса. Вы будете делить со мной постель следующие четыре месяца, хотя… что случится в этой постели, зависит от вас.

– Ничего там не случится!

Меррик не стал спорить. Только время покажет, права она или ошибается. Повернув Алиссу лицом к открытой двери ванной, он слегка подтолкнул ее к ней.

– Можете принять душ, если хотите. Пользуйтесь любыми туалетными принадлежностями, которые найдете. За дверью висит халат. Наденьте его, прежде чем выйти.

Она ощетинилась:

– А если я не выйду?

– Попробуйте, но поскольку на двери нет замка, едва ли у вас получится. – Он взглянул на часы. – Даю вам тридцать минут. Если вовремя не выйдете, я сам за вами приду.

Бросив на Меррика презрительный взгляд, Алисса захлопнула дверь у него перед носом. Он даже не вздрогнул.

Ровно через тридцать минут девушка вышла из ванной в длинном махровом халате, Который каким-то образом на ней казался не менее соблазнительным, чем те полоски шелка и кружева, которые были на Алиссе раньше. Как ей это удавалось, он понятия не имел, но это гарантировало ему почти бессонную ночь.

Она прошла к дверям спальни, лишь легкой неуверенностью походки выдавая свое беспокойство по поводу предстоящей ночи. Он вошел вслед за ней и запер дверь, в раздражении наблюдая, как она прошла к креслу и села в него, подогнув ноги. Он приготовился к еще одной схватке.

– Ложитесь в кровать, Алисса.

– Нет, спасибо. Мне и здесь хорошо.

– Перестаньте. Мне нужно поспать, а я не смогу, если буду постоянно начеку, чтобы вы не выкинули какую-нибудь глупость.

Она поерзала на кресле.

– Вы все равно хорошо не отдохнете. Я очень беспокойно сплю. Всю ночь ворочаюсь.

Меррик едва сдержал улыбку. В одном она права: ему вряд ли удастся много поспать, но отнюдь не потому, что она ворочается во сне.

– Я справлюсь. – Он показал на двуспальную кровать. – Ложитесь.

Алисса сделала несколько глубоких вдохов, прежде чем подчиниться. С осторожностью мышки, опасающейся попасть в мышеловку, она скользнула под одеяло и свернулась клубочком на самом краю матраса.

Черт. Следующие несколько часов будут самыми тяжелыми в его жизни. Он обошел кровать и стал раздеваться, заметив, как она застыла при отчетливом звуке спускаемой молнии брюк.

Раздевшись до трусов, Меррик лег и кровать. Алисса образовывала трогательно маленькую горку на краю матраса, без сомнения, собираясь лежать как можно тише и неподвижнее в надежде, что он оставит ее в покое.

Со вздохом Меррик обхватил ее рукой и притянул спиной к своей груди. Девушка оставалась напряженной и жесткой как доска.

– Вам обязательно прикасаться ко мне? – прошептала она, поерзав. – Разве недостаточно того, что я с вами в одной постели?

Боже, если она не будет лежать тихо, он за себя не отвечает.

– Это необходимо, – объяснил он с впечатляющим терпением, – Так, если вы попытаетесь сбежать, я почувствую и остановлю вас.

– Я не стану пытаться сбежать.

– Станете. Вы думаете, что ваша мать нуждается в вас, поэтому будете продолжать попытки сбежать. А я буду продолжать удерживать вас.

Алисса снова поерзала, и он подавил стон.

– Я ничего не могу поделать, – огрызнулась она. – Я не привыкла так спать.

– Сегодня ночью вы бы все равно спали с мужчиной, будь то фон Фольк или я. Только с фон Фольком это не ограничилось бы разговорами и сном. Он бы захотел подтвердить их союз, окончательно узаконивая этот брак.

По какой-то причине одна лишь мысль о том, что кто-то еще прикоснется к Алиссе, разъярила Меррика.

– Или вы забыли, что это была бы ваша брачная ночь?

К его удивлению, ее передернуло.

– Забыла, – призналась она. Затем ее голос понизился до едва слышного шепота: – Быть с ним… это было бы гораздо хуже.

– Если таковы ваши чувства, вы должны были отказаться выходить за него. Сомневаюсь, что он бы причинил вред вашей матери.

Ее локоть ткнул его в живот, и на этот раз Меррик заподозрил, что это было намеренно.

– Вы не видели его лица. А я видела. Принц Брандт готов на что угодно, чтобы отвести меня к алтарю.

– Если это означает завоевать трон, то вы правы. Но даже у такого человека, как фон Фольк, есть границы, которые он не пересечет. Подозреваю, что убийство – одна из них.

– Люди все время пересекают черту, когда находятся в отчаянном положении. – В ее голосе послышались нотки холодной убежденности. – Один из моих отчимов был аудитором, и я работала у него перед поступлением в колледж. Тогда-то я и заинтересовалась финансами. Я всегда чувствую, когда кто-то подделывает счета, носом чую их отчаяние. Если бы я ревизовала принца Брандта, то проверяла бы его счета очень тщательно.

Интересно.

– Вы хотите сказать, что он присваивает деньги?

– Нет. Я хочу сказать, что он в отчаянии. Не знаю, почему, но я это чувствую. Однако относится это к финансам или нет, сказать не могу.

Алисса замолчала, дав возможность Меррику задуматься над ее наблюдениями. Что-то затевается. Меррик не сомневался, что фон Фольк пойдет на все ради того, чтобы завладеть короной. Но почему отчаяние? Отчаяние больше подразумевает сильную потребность, чем горячее желание. Как можно испытывать потребность быть королем?

Меррик уже проверил фон Фолька. Возможно, пора копнуть чуть глубже. Полное досье, включая – он улыбнулся – любые счета, которые могут быть подделаны.

Алисса наконец угомонилась, чему Меррик был крайне рад. Он вдохнул, наполняя легкие запахом травяного шампуня, которым она помыла голову. Он также уловил более легкий, ненавязчивый аромат то ли мыла, то ли естественный запах ее тела, проникающий в его поры.

– Та женщина, которая была с вами, – спросила она, застав его врасплох. – Что вы сказали друг другу? Я имею в виду, когда говорили по-вердонски.

Меррик приподнялся на локте и посмотрел на Алиссу. Лунный свет посеребрил ей волосы, а глаза казались почти черными. Внимательно глядя на нее, он произнес быстрое замечание по-вердонски. Она озадаченно уставилась на него.

– Наш язык вам не знаком? – Он изумленно покачал головой. – Вы приехали сюда, рассчитывая стать нашей королевой, и даже не говорите с вашими людьми на их родном языке?

– С чего бы? – негодующе огрызнулась она. – Я только на прошлой неделе узнала, что наполовину вердонка. Что вы мне сейчас сказали? И как догадались, что я не притворилась, будто не поняла? Вы же думаете, что я постоянно притворяюсь.

– Видите ли, мое замечание было непростительно грубым. – Не в силах устоять, он погладил большим пальцем ее скулу. – Если бы вы поняли, то отреагировали бы. – Залепила бы ему пощечину, скорее всего.

Алисса отодвинулась от него и не запротестовала, когда он притянул ее в прежнее положение.

– Вы так и не ответили на мой вопрос. Почему ее слова насмешили вас?

– Она назвала меня плюшевым медвежонком.

На несколько минут воцарилась тишина, и лишь потом Алисса заговорила вновь:

– Та женщина, которая назвала вас медвежонком, она заняла мое место, да?

– Таков был план.

– Кто она?

– Моя сестра Мири.

Алисса снова повернула голову, на этот раз по собственной воле, и озадаченно посмотрела на него.

– Разве вас не тревожит, что сделает с ней принц Брандт, когда обнаружит обман?

– Еще как тревожит.

– Тогда почему вы позволили ей сделать это?

Меррик не хотел, но она настаивала, грозясь раскрыть его план, если он запретит ей принять участие в похищении.

– Так было нужно, – ограничился он коротким объяснением.

– Ваша сестра упомянула, что есть причины, по которым она делает это, – задумчиво проговорила Алисса, поворачиваясь на спину. – Это те же причины, что и у вас? Чтобы обеспечить справедливые выборы?

Меррик заколебался. Вначале он тоже так думал, но что-то в тоне сестры беспокоило его, хотя он не мог понять, что именно. Он взглянул на Алиссу. Она показала себя довольно проницательной в отношении фон Фолька. Возможно, и в интонациях Мири она уловила нечто важное.

– Что же заинтересовало вас в словах Мири?

Алисса пожала плечами.

– Ее замечание прозвучало слишком… лично.

Лично. Чем больше Меррик думал об этом, тем тверже уверялся, что Алисса права. Теперь он припомнил и безмолвное отчаяние в зеленых глазах Мири, и то, как она вздрагивала всякий раз, когда имя фон Фолька упоминалось в связи с именем Алиссы. Черт. Почему же он не понял этого раньше?

– Спите, – сказал Меррик. Ему нужно подумать, не отвлекаясь на нее. – Завтра будет тяжелый день.

– Почему?

Он вздохнул.

– Вы задаете много вопросов, принцесса.

– Да. И есть еще один. – Она повернулась к нему лицом, и ее чуть уловимый аромат снова окутал его, грозя свести с ума. – Вы уверены, что хотите осуществить это?

Меррик ответил без колебаний:

– От этого зависит будущее Вердонии.

– Рано или поздно вас поймают. И что тогда с вами будет? Вас посадят в тюрьму?

– Может быть. Или вышлют из страны. Зависит от того, кто поймает.

– Но если вы отошлете меня обратно…

– Хватит, Алисса. Тюрьма или изгнание, я разберусь с последствиями, когда придет время.

– А как насчет принца Брандта? Что он с вами сделает? Вы сказали, что есть границы, которые он не перейдет. Хотите поставить на это свою жизнь?

– Ему не понравится, что я лишил его лучшего шанса сесть на трон. Но это не имеет значения. То, что будет со мной, – приемлемое наказание.

– Вы шутите.

– Я вполне серьезен. – Он вскинул бровь. – Только не говорите, что беспокоитесь обо мне.

– Конечно, нет.

Но он заметил вспышку озабоченности, которая опровергала ее слова. Соблазн прикоснуться к ней был слишком сильным, и он провел ладонью по щеке и вниз, по шее. Она задрожала под его лаской.

– Не надо.

Его тянуло сказать ей правду, несмотря на последствия.

– Честь обязывает меня защитить Вердонию от вас.

– Я представляю такую угрозу?

– Угрозу для моей страны. – Его рот скривился в подобии улыбки. – Но куда большую угрозу для моей чести.

Словно в доказательство этого Меррик опустил голову и завладел ее губами. Они были такими же мягкими и сочными, как он помнил, медово-сладкими и манящими.

Как она могла желать отдаться фон Фольку? Разве она не понимает, что это преступление?

Теперь Меррик знал ее рот. Заявлял на него свои права. Пил с него. Овладевал им так, как собирался овладеть ею. Она растаяла в его руках – сладкая капитуляция, которая была совершенно ошибочной и такой удивительно правильной.

Едва он отпустил ее губы, Алисса прошептала его имя, и оно растворилось в бархатной тишине ночи.

– Ты же обещал, что не будешь, – сказала она.

– Чего не буду?

Она замотала головой на подушке.

– Не могу вспомнить.

– Я тоже.

Он снова нашел ее рот, и больше не было разговоров. Губы сливались, затем разъединялись, прежде чем снова отыскать друг друга. Руки соприкасались, сплетались, затем расплетались. Нежный шепот наполнил комнату, обрывки слов, которые не должны были иметь никакого смысла, но каким-то образом говорили о многом.

Желание воспламенило его кровь, заполняя душу и сознание, вытесняя разум. Ему нужно было больше. Он хотел эту женщину, как никогда никого не хотел до нее. Одежда мешала. Ему до умопомрачения хотелось почувствовать тепло и мягкость ее кожи, которая дразнила его своим неотразимым благоуханием.

Он отыскал пояс ее халата, развязал его и, раздвинув махровую ткань, нашел под ней шелковистую плоть, мягкую, душистую и обжигающе горячую.

– Клянусь, тебе будет хорошо.

Но, едва успев произнести эти слова, он понял, что потерял ее. Она застыла в его руках, и безрассудное желание, горящее в ее глазах лишь за мгновение до этого, погасло, уступив место испугу. Заколдованная принцесса проснулась и обнаружила, что перед ней вовсе не Прекрасный принц. Отнюдь.

Дыхание Алиссы вырывалось короткими прерывистыми вздохами.

– Я хочу, чтобы вы остановились.

Желание обуревало Меррика, и потребовалась вся его сила воли, чтобы овладеть собой.

– Расслабьтесь, принцесса. Я остановился.

Но его заверения не помогли.

– Вы заявили, что честь обязывает вас защищать всю Вердонию. Разве эта защита не распространяется и на меня тоже? – возмутилась она. – Или ваш кодекс чести позволяет вам насиловать беспомощных женщин?

Она не могла бы выбрать более действенного оскорбления.

– Это бы не было изнасилованием, и вы, черт возьми, это прекрасно знаете.

– Может быть. Но и благородным это бы не было. Ведь я ваша пленница, и вы не можете быть уверены, не уступила ли я просто из страха перед последствиями отказа.

Меррик с чувством выругался. Еще никогда его честь не ставилась под сомнение. Однако он понимал, что она права, и это внушало еще большее отвращение. Не переступил ли он только что черту, о которой говорил? Запахнув на ней халат, он завязал пояс, убедившись, что она полностью прикрыта от шеи до лодыжек.

– Повернитесь, – приказал он. – Больше никаких разговоров.

И никаких прикосновений. Ему потребуется все оставшееся время, чтобы перезарядить батарейки, потому что он мог точно предсказать, какого рода неприятности принесет утро.

В конечном итоге его предсказание оказалось абсолютно верным. На рассвете следующего дня Меррик проснулся – как и был уверен – с ружьями, нацеленными ему в голову.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Алисса пошевелилась, в одно мгновение перейдя из сладкого сна к тревожной настороженности. Она не поняла, что послужило причиной этой внезапной вспышки страха, просто сердце вдруг бешено заколотилось, а рот обжег горький металлический привкус. Она хотела заговорить, но рука Меррика предупреждающе сжалась, и она промолчала.

– Не шевелись, милая, – прошептал Меррик ей прямо в ухо. – Я защищу тебя. Просто сделай в точности так, как я скажу. И… доверься мне.

Конечно, она доверяет ему. Эта мысль была мгновенной, инстинктивной и совершенно неправильной. В следующую секунду она вспомнила, кто он и что он сделал.

– Сожми мою руку, если готова.

Не имея выбора, Алисса сделала, как велел Меррик, и он слегка повернул ее в своих руках. А потом, казалось, взорвался. Только что ее держали в нежнейшем объятии, а в следующую секунду она оказалась закутанной в подушки, с лицом, прижатым к широкой груди Меррика. Ничего не понимая, она осмелилась выглянуть из-за него – и перестала дышать.

Их было шестеро. Все они были одеты в черное, и каждый держал автомат, нацеленный прямо в голову Меррика. Алисса содрогнулась. Какой ужас. Она чувствовала готовность Меррика действовать, что будет иметь только один кошмарный исход. Она должна немедленно положить конец этому противостоянию, пока ситуация не вышла из-под контроля. Не давая себе времени на раздумья, Алисса оттолкнулась от Меррика к дальнему краю кровати.

Один из вооруженных бандитов больно схватил ее за плечи и стащил на пол.

– Ой! Отпусти меня! Я сдаюсь, идиот, видишь? – Она вскинула руки ладонями вверх.

Меррик не сдвинулся с места, а просто скосил глаза на мужчину, державшего ее, и процедил:

– Убери от нее свои руки.

Он приказал тихо, почти шепотом, но таким тоном, которым можно было бы разрезать камень. Все замерли на короткое мгновение, и человек отпустил Алиссу. Но потом их главарь что-то рявкнул, и ее снова схватили. Хуже того, главарь ударил Меррика в челюсть, вложив все свое раздражение в этот удар.

Алисса протестующе закричала, но никто ее не слушал. Бандиты стащили Меррика с кровати. Потребовалось четверо из них, чтобы скрутить его, и это доставило ей извращенное удовольствие. Алисса подозревала, что даже вшестером они бы вряд ли с ним справились, если б у них не было оружия. Но, к несчастью, оружие было, и, видимо, поэтому он перестал сопротивляться.

Меррик стоял неподвижно неподалеку от нее, возвышаясь над четырьмя мужчинами, окружающими его, на добрых три-четыре дюйма. Он обратился на вердонском к главарю бандитов, в котором она внезапно узнала Толкена, правую руку фон Фолька. Ее сердце упало. Значит, это не бандиты, а спасательная группа.

– Да, старый друг, я знаю, что поставлено на карту, – ответил Толкен по-английски. – Именно поэтому ты все еще жив.

Глаза Меррика наполнились горячей убежденностью.

– Это неправильно, Толк. Наши люди должны сами выбирать своего короля. Сколько раз мы обсуждали этот вопрос в университете?

– Молчать! – рявкнул один из тех, кто держал Меррика, и ударил его в живот, но Толкен что-то резко бросил по-вердонски, и тот с недовольным видом отступил.

– Ты должен извинить его манеры, – сказал Толкен. – Он, ясное дело, расстроен. Ты взял то, что тебе не принадлежит, и за это надо платить. Считай этот удар платой наличными.

Это было уже слишком. Алисса стала вырываться. Ей все это ужасно не нравилось.

– Он же безоружен! Вы не имеете права бить его.

Бороться не имело смысла, но Алиссе было наплевать. Она хотела привлечь их внимание к себе. Ей ни разу не пришло в голову задуматься, почему она так стремится защитить своего похитителя. Она только знала, что не хочет, чтобы ему причинили вред. Она лягалась, брыкалась и царапалась.

Должно быть, терпению мужчины, державшего ее, пришел конец. Он схватил ее запястья в одну руку, другой намереваясь ударить ее.

– Стой, дурак! – грозно рявкнул Толкен. – Ты что, рехнулся? Это же принцесса Алисса, герцогиня Селестии.

Меррик не ждал, будет ли выполнен приказ.

Хотя руки его были связаны, ноги оставались свободными, и он воспользовался этим, выбросив вперед ногу и ударом свалив парня на пол. Это стоило ему еще одного удара. Повалившись на колени, он откинул волосы с лица и остановил взгляд на Толкене.

– Если твой человек еще раз тронет ее, он покойник.

И снова слова были произнесены тихим голосом и произвели такой же мгновенный эффект на спасательный отряд. Все застыли, включая и Толкена.

Как только Меррик увидел, что добился их полного внимания, он добавил:

– И если мне не удастся убить его, это сделает фон Фольк.

Алисса видела внутреннюю борьбу, которая отразилась на лице Толкена, Меррик вновь обратился к нему:

– Она не поедет с вами, пока не удостоверится, что ее мать жива и здорова.

– Он прав, – тут же подтвердила Алисса. – Я никуда не пойду, пока не поговорю с ней.

Толкен удостоил ее лишь беглого взгляда.

– Вы пойдете, куда мы вам скажем. Что касается вашей матери, принц Брандт позволит вам поговорить с ней, когда сочтет нужным.

– Ваше высочество, – парировала она ледяным тоном.

Мужчина нахмурился.

– Что?

– Вы будете обращаться ко мне «ваше высочество» или «мэм». И вы больше никогда не станете говорить со мной таким пренебрежительным тоном, если дорожите своим теперешним положением.

Шок промелькнул на лице Толкена, после чего оно покрылось красными пятнами. Его руки сжались в кулаки, которые явно чесались схватить Алиссу за шею, если ее догадка верна.

– Соедините меня с моей матерью. Немедленно.

– Я не могу этого сделать, ваше высочество, – процедил Толкен сквозь стиснутые зубы.

Сложив руки на груди, она опустилась на край кровати.

– Значит, я никуда не еду.

Один из людей шагнул к ней, но она метнула в него предостерегающий взгляд, решив брать пример с Меррика.

– Даже не думайте. Возможно, сейчас я и не смогу остановить вас, но, став женой принца Брандта, я планирую иметь долгую и мстительную память. Если вы еще хоть раз притронетесь ко мне, я заставлю вас горько пожалеть об этом.

К ее удивлению, мужчина ей поверил. Он резко остановился, беспомощно переведя взгляд с нее на Толкена. Губы Меррика, стоящего позади него, дернулись. Черт бы его побрал. Разве он не понимает, как для нее все это трудно? У них же оружие. Принц Брандт держит ее мать в заложниках. А ее саму похитили – дважды за два дня. Это вовсе не игра, какой бы абсурдной не выглядела ситуация.

Это противостояние длилось довольно долго, пока Толкен наконец не сдался. Вытащив из кармана телефон, он набрал номер принца Брандта. Они поговорили несколько минут на вердонском, прежде чем он передал ей телефон.

– Элли? Детка, это ты? – услышала она материнский голос.

– Здравствуй, мама. Как ты?

– Что происходит? – в вопросе матери слышался страх. – Почему все так злятся? Где ты?

– Все в порядке, – сказала Алисса успокаивающим тоном, которым обычно разговаривала с матерью. Всю свою жизнь она поддерживала ее, заботилась о ней. – Я скоро буду, обещаю. – Не успела Алисса добавить что-нибудь еще, как Толкен выхватил у нее телефон. – Я еще не закончила, – возмутилась она.

– Не испытывайте судьбу, ваше высочество. Мы сделали, как вы просили. Теперь вы пойдете с нами без дальнейших споров и возражений. – Сунув телефон в карман, он обратился к своим людям: – Наша первостепенная задача – забрать принцессу и в целости и сохранности вернуть ее его высочеству.

– А как насчет командора? – спросил один из людей, кивнув в сторону Меррика.

Алисса выпрямилась. Командор? Какой командор? Но у нее не было возможности спросить, пока они были заняты решением судьбы Меррика. Сейчас он напоминал ей не льва, а скорее леопарда, под внешним спокойствием которого скрывается готовность к молниеносным и безжалостным действиям.

Его глаза мерцали жестким, холодным светом, внимательные и решительные. Знали эти люди или нет, но они уже проиграли. Этот человек не терпит неудач, какой бы безнадежной и опасной ни была миссия. Осознание этого доставило ей огромное удовольствие, прежде чем до нее дошло, что в случае, если Меррик одержит победу, она проиграет. Он не позволит ей вернуться к матери. Так почему же все инстинкты побуждают ее довериться ему, когда тем самым она подвергнет жизнь матери опасности?

Но как бы сильно ни старалась она видеть в нем врага, ей вспоминались лишь его сильные руки, крепко обнимающие ее, и губы, дарящие восхитительное наслаждение, никогда прежде не испытываемое ею.

Приняв наконец решение, Толкен обратился к Меррику:

– Вот что, старый друг. Слишком рискованно брать тебя с нами в вертолет. Мы подержим тебя здесь. – Он ткнул пальцем в троих охранников. – Вы посторожите Меррика. Доставить его и разобраться с ним можно будет позже. Да смотрите, чтобы он не сбежал. Его высочество будет весьма разочарован, если вы не справитесь с задачей.

– Приготовься к разочарованию, – пробормотал Меррик. – Меня не будет здесь, когда ты вернешься.

Стоявший рядом охранник вскинул руку, но один лишь взгляд на Алиссу заставил его передумать. Она вскочила и повернулась к Толкену:

– Ваши люди больше не тронут его и пальцем, пока не доставят к принцу Брандту. Это ясно? – Она не знала, как долго еще ей удастся блефовать. – И мне нужна одежда, включая обувь.

– Конечно, ваше высочество. – Толкен, казалось, пришел в замешательство.

– Гардеробная, – подсказал Меррик. – Там вы найдете все, что нужно.

Толкен дал знак охранникам не отходить от Меррика и вышел. Алисса в тревоге уставилась на Меррика, но тот посмотрел на нее со спокойной уверенностью, лукаво улыбнувшись уголком рта.

Девушка не понимала, как он может быть так безмятежен, когда его собираются связать и наверняка жестоко накажут. И она ничего не сможет сделать, совсем ничего, если хочет помочь своей матери.

Она должна бы ненавидеть Меррика за то, что он сделал, но не могла. По какой-то непонятной причине ей хотелось защитить его так же, как и свою мать. Как такое возможно? Он же похитил ее. Раздел. Связал. Считал ее алчной и амбициозной. Заставил спать с ним в одной постели. Обнимал ее. Целовал до умопомрачения. Прикасался к ней так, как не прикасался ни один мужчина. Ей бы следовало благодарить Толкена с его людьми, а вместо этого она желала им провалиться к дьяволу.

Вернулся Толкен и дернул головой в сторону Меррика.

– Уведите его, – распорядился он. – Посмотрите, если ли здесь подвал, и заприте его там. Остальные ждите меня возле машины.

Не говоря ни слова, охранники вывели Меррика. Толкен повернулся к Алиссе:

– Я буду ждать вас за дверью, чтобы проводить к вертолету, когда вы оденетесь.

Как только дверь за ним закрылась, Алисса подошла к платяному шкафу у стены и нашла в нем все необходимое. Белье и одежда были простыми, но вполне удобными. Босоножки оказались велики, но она закрепила их при помощи ремешков.

Взглянув в зеркало, Алисса застонала. Неудивительно, что Толкен обращался с ней так неуважительно. Она выглядела как женщина, которая провела весьма бурную ночку. Отыскав щетку, она постаралась привести в порядок непослушно торчащие пряди. Вот что значит ложиться спать с мокрыми волосами.

Закончив, Алисса открыла дверь и с удивлением обнаружила, что ее ждет не Толкен, а какой-то другой мужчина.

– А где ваш начальник? – спросила она.

– Я должен проводить вас к вертолету, – ответил он.

– А как насчет Меррика?

Не ответив, он мотнул головой в сторону лестницы, и Алисса пошла впереди него к входной двери. Бросив быстрый взгляд по сторонам, она увидела, что в доме никого нет. Вероятно, они все-таки нашли подвал и связывают Меррика. Эта мысль была угнетающей.

Еще несколько человек ждали ее возле машины, чтобы доставить к вертолету. Как только она села, они проехали небольшое расстояние до узкой долины, зажатой между горами. Посредине стоял черный вертолет. С полдюжины мужчин полулежали на земле небольшой группкой, а еще несколько стояли на страже с оружием наготове. Алисса подняла глаза, чтобы поблагодарить мужчину, который помог ей подняться на борт вертолета, и… изумленно уставилась на Меррика.

– Что? Как…

Он улыбнулся, испытывая явное удовольствие от ее потрясения.

– Дом охраняли мои люди. Они освободили меня.

Алисса пыталась собрать в кучу разбегающиеся мысли.

– Но это означает… Ты знал, что Толкен найдет меня?

– Предполагал, поэтому как следует подготовился.

– Так все это было спланировано? – возмутилась Алисса. – Ты заранее знал, что Толкен со своими людьми проникнет в дом и ты проснешься с нацеленным на тебя оружием? – Когда он утвердительно кивнул, она пришла в ярость. – Как ты мог подвергнуть себя такому риску? Если бы один из этих идиотов съехал с катушек и нажал на курок, ты был бы уже мертв!

Меррик странно посмотрел на нее.

– И ты, – заметил он. – Я подверг риску и тебя.

Она отмахнулась.

– Мне бы они ничего не сделали. Но ты… черт возьми, Меррик. Эти люди жаждали крови. Твоей, если не ошибаюсь.

Меррик небрежно пожал плечами.

– К счастью, Толкен хорошо контролировал их, на что я, собственно, и рассчитывал. – Он протянул руку. – А теперь, если не возражаешь, дай мне свои серьги.

Смена темы озадачила ее.

– Зачем?

– Благодаря им Толкен нашел тебя. – Он помолчал. – Тебе будет приятно узнать, что они также доказывают твою невиновность.

Слишком много всего случилось за такое короткое время. Она больше ничего не понимала.

– Каким образом?

Меррик усадил ее на одно из сидений и снял с нее серьги.

– Тебе ведь дал их фон Фольк, так?

– Да, в качестве свадебного подарка.

– В них вмонтировано устройство слежения. Это подтверждает твою историю о том, что тебя принудили к браку с фон Фольком. Если б ты выходила за него по собственной воле, ему бы не понадобилось следить за тобой.

Алисса задохнулась от злости.

– Значит, так Толкен и нашел нас? Я… на мне был «жучок»?

– Да.

– И ты знал, что они придут?

– Подозревал. Надеялся. – Подойдя к открытой двери вертолета, Меррик бросил серьги одному из своих людей. – Теперь мы с тобой исчезнем, а Толкен вернется к фон Фольку с пустыми руками. – Он сделал знак пилоту. – Пристегнитесь, принцесса, мы взлетаем.

Лопасти вертолета завертелись.

– Пожалуйста, не делай этого. Прошу тебя, дай мне уехать с Толкеном.

– Прости, принцесса, не могу. Боюсь, ты застряла со мной надолго.

Шум мотора усилился, делая дальнейший разговор невозможным. Через несколько минут вертолет взмыл в воздух и направился на юг. Они летели над горами, и у Алиссы захватило дух от красоты, простирающейся внизу. Дождевые облака расступились, и солнце выглянуло сквозь них. Радуга в полнеба заиграла всеми своими семью цветами. «Я родилась здесь, – восхитилась Алисса. – Я родом отсюда».

Наконец вертолет сел на поле, по краю которого шла проселочная дорога. На обочине стояла машина. Как только они вышли, вертолет поднялся в воздух, снова возвращаясь на север.

– Ты все это тщательно спланировал, я права? – спросила Алисса.

– Это моя работа – тщательно планировать.

– Кто же ты на самом деле? – потребовала она ответа.

– Мы не были официально представлены, не так ли?

Она сложила руки на груди.

– Нет. Думаю, сейчас самое время.

Он удивил ее, отвесив легкий, изящный поклон.

– Меррик Монтгомери, к вашим услугам.

Не просто леопард, но грациозный леопард со светскими манерами.

– Но все-таки кто ты такой и как оказался замешан во все это?

– Я командующий вердонскими королевскими силами безопасности. Специализированные вооруженные силы.

Это объясняло поведение Толкена и его людей, как если бы подчиненные обращались к вышестоящему чину. Боже, во что она вляпалась и как им с матерью выпутаться из этого?

– Итак, командор, будьте любезны объяснить мне, каким образом похищение невинной женщины может быть частью вашей работы?

– Моя работа – обеспечить безопасность и защиту страны и ее граждан. Это включает тебя и твою мать. – Он зашагал через поле к машине. – Теперь давай начнем сначала, Алисса. Как и зачем ты приехала в Вердонию?

– Я собиралась приступить к новой работе.

Он кивнул.

– Помощника вице-президента Национального банка в Нью-Йорке.

– Именно. Моя мать – Анжела Барстоу – прислала мне срочное письмо. В этой короткой записке мама умоляла меня помочь ей выпутаться из переделки, в которую она попала. И прислала мне авиабилет. – Алисса пожала плечами. – Что я могла поделать? Я полетела.

– Эта переделка, как ты выразилась, – что это было?

Алисса нахмурилась.

– Она не сказала. Мама и мой очередной отчим недавно расстались, а она часто убегает, после того как… – Девушка осеклась, осознав, что сказала слишком много. – Она подумала, что длительное путешествие по Европе поможет ей примириться с разрывом. Я не знаю, почему она вернулась в Вердонию. Может, ей взбрело в голову навестить моего сводного брата, а может, захотелось навестить могилу моего отца.

Меррик развернулся к ней.

– Возможно ли, что мама подставила тебя намеренно? Не может она работать на фон Фолька?

ГЛАВА ПЯТАЯ

Алисса гневно воззрилась на Меррика.

– Моя мать работает на фон Фолька? Чушь! – без колебаний отрезала она. – Мама – самая бесхитростная женщина из всех, кого я знаю. Она… беспомощная. Потому-то мне и нужно вызволить ее как можно скорее.

Уклончиво кивнув, он подошел к белому седану и открыл для нее пассажирскую дверцу.

– Этого не будет, принцесса. Тебе придется поверить мне, когда я говорю, что фон Фольк ничего ей не сделает.

– Поверить тебе? – возмутилась она. – Что ты сделал, чтобы я тебе доверяла?

– Ни черта. – Меррик опустил руки на плечи Алиссы. – Поскольку ты слишком мало меня знаешь, чтобы доверять, подумай вот о чем. Толкен и его люди знают, что я увез тебя силой. Я убедил их в этом. Они также знают, что ты хочешь вернуться к фон Фольку, да это так и есть. То, что ты не смогла, – не твоя вина. Какой смысл причинять вред твоей матери? Этим он ничего не добьется.

Это имело смысл, но Алисса не осмеливалась рисковать жизнью матери, основываясь на логике Меррика.

– Ты не можешь быть уверен на все сто процентов, – возразила она.

– Могу. Сейчас на стороне фон Фолька сочувствие: кто-то украл его невесту, и это может склонить чашу весов на предстоящих выборах в его сторону – если, конечно, он донесет эту информацию до всеобщего сведения. Бьюсь об заклад, пока принц держит это в тайне, потому что если станет известно, что тебя принуждали к браку с помощью шантажа, доверие к нему окажется под вопросом. Нет, он не станет рисковать. Он будет продолжать разыскивать нас в надежде вернуть тебя по-тихому.

– И тебя это не беспокоит?

– У нас тоже есть кое-какие преимущества. Толкен, как правая рука фон Фолька, возглавляет силы правопорядка в Аверносе, но не в Селестии, поэтому здесь он может действовать только тайно, тогда как я – только если это будет выгодно мне.

– Ладно, с этим ясно. Но я все равно не понимаю, как это гарантирует безопасность моей матери.

– Для фон Фолька единственный путь добиться успеха – это чтобы ты добровольно вышла за него. Если ты вернешься и обнаружишь, что твоей матери причинили вред, едва ли ты согласишься следовать его планам. В его интересах оберегать твою мать.

– А если он решит, что его план провалился? Ты не думаешь, что он может отыграться на моей матери?

– Не думаю, но в любом случае я найду способ ее освободить.

– Как?

– И снова тебе придется довериться мне.

Она хотела этого больше, чем соглашалась признать. Чутье побуждало ее положиться на его силу и убежденность. Но она не осмеливалась.

– Я не могу, – сказала она наконец.

– Почему?

Алисса заколебалась, не уверенная, что стоит открывать сведения настолько личного свойства. Но что-то в его глазах требовало правды. И она обнаружила, что рассказывает ему, раскрываясь, как никогда ни перед кем другим.

– Я всю жизнь наблюдала, как моя мать убегает от одной неприятной ситуации прямиком к другой. Каждый раз она доверялась новому мужчине в своей жизни и вручала ему всю власть, позволяя очередному мужу диктовать, как, что, когда и зачем. И каждый предавал это доверие, оставляя ее в еще худшем состоянии, чем она была до этого.

– Черт побери, принцесса, – в явном замешательстве пробормотал Меррик. – Сколько же отчимов у тебя было?

Алисса отмахнулась от его вопроса.

– Суть в другом. Я давно пообещала себе, что не повторю ее ошибок. Буду стоять на своих собственных ногах. Сама распоряжаться своей жизнью. И никогда не позволять мужчине указывать мне, что делать и как жить.

– А теперь мужчина делает именно это. – Меррик резко выдохнул. – Вот так невезение.

– До этого момента так и было. Но теперь мне надоело постоянно играть роль жертвы. Я намерена вновь самостоятельно распоряжаться своей жизнью, определять свою судьбу. Я найду способ освободить свою мать. Или помоги мне или убирайся с дороги. Но я не намерена прятаться следующие четыре месяца, оставив маму на милость принца Брандта. Ты не можешь сторожить меня каждую секунду. Рано или поздно я найду возможность сбежать.

– Спасибо за предупреждение. Я позабочусь, чтобы тебе не представилось такой возможности. – Меррик указал на сиденье. – Пожалуйста, садись. – Он подождал, пока она с неохотно подчинилась, и пристегнул ее ремнем безопасности. – На случай, если это не пришло тебе в голову: если ты выйдешь за фон Фолька, то сможешь управлять своей жизнью еще меньше, чем сейчас. Он позаботится об этом. Мое решение проблемы, возможно, не намного лучше. Но оно лучше.

На это у нее не было ответа.

– Ну как, принцесса?

– Что? – прошептала она.

Выражение его лица смягчилось.

– Добро пожаловать домой.

Меррик озабоченно наблюдал, как Алисса повернула голову и посмотрела в ветровое стекло. Ей неплохо удавалось скрывать от него свои чувства, но ее губы чуть заметно подрагивали. Очевидно, тот факт, что она оказалась в Селестии, где ее корни, не оставил ее равнодушной.

Она бросила быстрый взгляд в его сторону, затем снова отвела глаза.

– Куда мы едем?

– У меня есть местечко неподалеку, где мы переночуем. Нам нельзя оставаться там больше чем на день. Толкен может вычислить, где мы. – Он поморщился. – Это зависит от того, насколько хорошая у него память.

– А что это за место?

– Ферма, которая принадлежит моим бабушке с дедушкой. Сейчас там никого, потому что они поехали навестить моего брата в Метрош. Это столица Вердонии.

– Значит, у тебя есть и сестра, и брат. Как его зовут?

Меррик заколебался. Узнает или нет? Лучше не рисковать.

– Это неважно. – Он поспешил сменить тему: – То, что я скажу дальше, тебе не понравится.

– В самом деле? А предыдущее, по-твоему, мне нравится?

Очко в пользу принцессы.

– Все остальное время, что проведем вместе, нам придется спать в одной постели, как прошлую ночь.

– Нет, – отвергла она его план. – Только не это.

– Почему?

Кретин. Он прекрасно знает почему. Они провели в одной постели всего одну ночь, а ему уже трудно удержать свои руки при себе. Как же он сможет не прикасаться к ней недели… месяцы?

– Это из-за того поцелуя?

Его взгляд встретился с ее взглядом, и он прочел в нем ответ без слов. В потемневших глазах Алиссы отражались воспоминания о предыдущей ночи. Губы приоткрылись, и дыхание участилось. Меррик наклонился ближе, притягиваемый к этому рту как магнитом. Он никогда не пробовал ничего настолько упоительного, настолько пьянящего. Он хотел большего. Хотел упиваться ею до тех пор, пока не попробует ее всю, пока его руки не познают ее тело как собственное, пока легкие не наполнятся ее запахом, а звук ее голоса не станет единственной музыкой, которую будет воспринимать его слух.

Темное пространство машины, казалось, сомкнулось вокруг них. Меррик потянулся к Алиссе, обхватил ее голову, скользнув пальцами ей в волосы. Он наклонялся до тех пор, пока их губы не соприкоснулись. Разомкнулись. Снова слились, на этот раз крепче. Она издала какой-то звук – не то стон, не то мурлыканье, – что он нашел невероятно эротичным.

Руки Алиссы скользнули ему на грудь, пальцы ухватились за рубашку. На мгновение она расслабилась в объятиях Меррика, приветствуя его прикосновения. От ее шелковистых локонов, касающихся его лица, исходил нежнейший цветочно-цитрусовый аромат. А потом она отпустила рубашку и обвила его руками.

Ее поцелуй был полон отчаянной страсти. Она полностью отдалась этому поцелую, жадно вбирая все, что он имел предложить ей. И это его воспламенило. Вспышка была мощной и мгновенной и прокатилась по нему, зажигая непреодолимое желание сделать эту женщину своей во всех смыслах. Он прижал ее к дверце и углубил поцелуй. Их языки сплелись в сладостном поединке.

Это все так неправильно, но ему было наплевать. Он мог бы овладеть ею прямо здесь, и к черту последствия. Единственное, что его останавливало, это выражение ее глаз. В них шла яростная борьба между физическим желанием и разумом.

Да, он мог бы уступить безумию страсти и любить Алиссу, пока не насытится. Но этого было бы недостаточно. Он хочет не просто ее тело. И он не будет удовлетворен, пока не получит все. Если это случится здесь и сейчас, тем лучше. Он может убедить ее, что похищение переросло в нечто совсем иное. Личное. Жизненно важное. Необходимое им обоим. И все же он заставил себя сделать борьбу справедливой и слегка отстранился.

Алисса, судорожно вздыхая, уставилась на него затуманенными, изумленными глазами.

– Почему это все время происходит?

– Потому что я неотразимый?

Она высвободилась из его объятий.

– Каждый раз, когда ты прикасаешься ко мне, я теряю голову. – Дрожащими пальцами она стала застегивать пуговицы блузки, которые каким-то невероятным образом оказались расстегнутыми. – Ты должен прекратить попытки соблазнить меня. Это несправедливо. Должно быть наоборот, а не… не так.

Ее замечание заинтриговало Меррика. Уголок его рта пополз вверх.

– Думаешь, если ты соблазнишь меня, это даст тебе возможность убежать?

– Едва ли у меня получится. Соблазнить, я имею в виду.

– Ты могла бы попробовать. – Он раскрыл объятия. – Я готов позволить тебе попытаться, если хочешь.

– Ха-ха. Очень смешно. Но я уже думала об этом. Ничего не выйдет.

– Почему? – искренне удивился он.

– Очень просто. Что случится после того, как я соблазню тебя?

– Я ослепну и оглохну?

Ее рот дернулся, прежде чем она подавила желание улыбнуться.

– Если б я думала, что так и будет, то могла бы попытаться. Но даже и в этом случае мне понадобилось бы три дня форы.

Он намотал ее локон на палец, заставив посмотреть на него.

– Если ты когда-нибудь окажешься в моей постели по-настоящему, если я когда-нибудь буду любить тебя – любить по-настоящему, – я никогда не отпущу тебя, принцесса. Мы будем связаны настолько тесно, что ты не будешь знать, где я начинаюсь, а ты заканчиваешься.

Она в испуге отпрянула. Это был испуг самки, готовой убежать от преследующего ее самца. Все имеющиеся у него инстинкты побуждали его овладеть ею. Немедленно. Соединить их крепкими узами, пока она не сбежала.

– Думаю, нам пора ехать, – пробормотала Алисса. – Но прежде чем мы тронемся с места, у меня есть одно условие.

Меррик спрятал улыбку. Он догадывался, что это за условие.

– Какое?

– Больше никаких поцелуев. Никаких прикосновений. Никаких попыток соблазнения. Мне нужно чувствовать себя в безопасности.

Его веселость тут же сменилась сожалением. Неужели с ним она чувствует себя ненадежно? Но, с другой стороны, как же иначе? Он похитил девушку. Скрутил. Навязывает себя ей – пусть даже она и отвечает ему с воспламеняющей страстью.

– Ты в безопасности, – мягко заверил он ее. – Даю тебе слово.

– Отлично. Значит, мы можем ехать.

– Как только ты пристегнешься.

– А я и не заметила, когда расстегнула ремень. Пуговицы. Ремни. Да ты прямо настоящий волшебник.

– Если б я был им, то не возился бы с пуговицами и ремнями. Их может расстегнуть любой.

Меррик повернул ключ зажигания. Когда они приехали на ферму, он дал Алиссе возможность осмотреться, не стоя у нее над душой, чтобы она могла свыкнуться с ситуацией. Уже сгустились сумерки, когда они встретились на кухне, чтобы поужинать.

– Я тут подумала… – начала Алисса, когда они заканчивали ужин. – Что будет с Селестией, когда я вернусь домой? Кто наследует мне?

– Никто.

Она нахмурилась, и искренняя озабоченность осветила ее глаза.

– Разве у моего отца нет родственников? Кузин, кузенов, племянников или кого-то еще? Не может же преемственность заканчиваться на моем брате?

– Нет. – Меррик подождал секунду. – Но может закончиться на тебе.

Морщинка озабоченности у нее между бровей стала еще глубже.

– Тогда что случится с Селестией?

– По закону она будет разделена на две части и отойдет к двум другим княжествам.

Беспокойство Алиссы было непритворным.

– Это кажется неправильным.

Он пожал плечами.

– В твоей власти предотвратить это.

Она покачала головой.

– Я не могу. Мой дом в Нью-Йорке. Через две недели я приступаю к новой…

Он поморщился, когда она осеклась. Похоже, до нее только сейчас дошло, что, если ее будут удерживать здесь в течение четырех месяцев, она потеряет и работу. Вся ее жизнь пошла кувырком из-за политического переворота в Вердонии. И он ничего не может сделать, чтобы изменить это. По крайней мере, пока не выяснит, что стоит за интригами фон Фолька.

Однако Меррик ни минуты не сожалел о том, что она в Вердонии. За это короткое время, что они пробыли вдвоем, он осознал, что ее место здесь. Более того, что она должна быть с ним.

Осталось только убедить ее в этом.

Когда пришло время ложиться спать, она попросила:

– Не мог бы ты дать мне несколько минут? Мне нужно немного побыть одной. Обещаю, что не попытаюсь сбежать.

– Конечно. Я принесу вещи из машины.

Сходив за багажом и отнеся его наверх, Меррик вернулся на кухню. Ему хотелось подумать. Он налил себе бокал вина и вышел с ним на переднее крыльцо, где стояло плетеное кресло-качалка. Его «мыслительное» кресло, как он часто называл его.

Последствия похищения давили тяжким грузом, потенциальные последствия преследовали его. Он отказался от всего, чем дорожил, что создавал всю жизнь. Правильное ли решение он принял? Является ли его цель справедливой и благородной? Или же он позволил личным мотивам повлиять на его выбор?

Спустя два часа раздумий ответа все еще не было. Меррик вернулся в спальню, пробираясь на ощупь в темноте. Приняв быстро душ, он забрался в постель. Был бы он джентльменом, оставил бы Алиссу в покое. Но он не мог. Он нуждался в ней. Обхватив рукой, он притянул ее к себе и услышал, как она тихонько вздохнула, устраиваясь в его объятиях.

– Я сожалею, – пробормотал Меррик. – Я не хотел, чтобы твоя мать подвергалась опасности и чтобы ты потеряла работу. Если б мог изменить это, я бы изменил. Они не подержат место для тебя?

– Сомневаюсь. Не четыре месяца.

Она говорила бесстрастно. Но он услышал нотки боли и гнева.

– Исход был бы тот же самый, если бы я тебя не похитил. Ты ведь понимаешь это, не так ли? – (Она замерла в его руках. Очевидно, это не приходило ей в голову.) – Если бы я не вмешался, ты бы уже была замужем за фон Фольком и работой все равно пришлось бы пожертвовать. А так через четыре месяца ты сможешь вернуться – домой и вновь заняться карьерой. Подозреваю, что фон Фольк держал бы тебя на коротком поводке с год или два. А может, и дольше.

– Я… я не подумала об этом. – Она помолчала. – Я не знаю, что буду делать… потом.

– Ты могла бы остаться в Вердонии.

Она горько рассмеялась:

– И притворяться принцессой Алиссой, герцогиней Селестии?

– Ты и есть принцесса и герцогиня. И твое прекрасное образование соответствует этому положению.

– Я здесь чужая.

– Это легко исправить.

Она долго молчала, затем спросила:

– Он был твоим другом?

Резкая смена темы удивила Меррика.

– Кто? – Но он уже понял.

– Толкен. Мне показалось, что вы друзья. Или, скорее, друзья, ставшие врагами.

Она продолжала удивлять его своей проницательностью.

– Да, он был моим лучшим другом.

– До вчерашнего дня?

Он выдохнул:

– До того, как я похитил тебя.

– Так много жертв со всех сторон, – пробормотала она.

Напоминание было мучительным.

– Спи, принцесса. Завтра будет длинный день.

– Мы опять куда-то поедем?

– Нам надо все время двигаться. Так или иначе, ты посмотришь свою страну.

Алисса повернулась.

– Она не моя.

– Можешь отрицать это, но ты принадлежишь Селестии, как и она принадлежит тебе.

– А кому принадлежишь ты?

– Никому. Ничему. По крайней мере, теперь.

Правда была болезненной. Фон Фольк позаботится, чтобы он дорого заплатил за свои действия. Самое малое – его вышлют из Вердонии. Но, скорее всего, посадят в тюрьму.

– Что ты будешь делать? – спросила Алисса.

– Закончу то, что начал.

– А потом?

– Встречусь лицом к лицу с последствиями. – В конце концов, у него нет другого выхода. Больше нет.

На следующий день Меррик направился на юг, в Глинит, столицу Селестии. Ему было нелегко оставаться незамеченным. Он был публичной фигурой, и его легко узнавали. Но либо Алисса не обращала внимания на почтение, с каким к нему обращались, либо приписывала его тому, что он является командующим Королевской службы безопасности.

Первый дом из тех, что он приготовил, находился недалеко от столицы. Оттуда легче было убежать в случае, если их найдут.

Вскоре Меррик обнаружил, что худшая сторона похищения не ожидание, а бесконечные ночи.

Он не представлял, как выдержит предстоящие четыре месяца. Прошла всего неделя, а он уже был изнурен желанием.

Едва забравшись в постель, Алисса забывалась сном, принимая его объятия, словно они принадлежали друг другу.

К его облегчению, она не исполнила своей угрозы воспользоваться первой возможностью, чтобы сбежать. Впрочем, Меррик и не давал ей такой возможности. Он охранял ее буквально каждую секунду. К концу восьмого дня он так устал от безделья и усилий не прикасаться к ней, что предстоящие недели стали казаться сущим кошмаром. Должно быть, она чувствовала нечто подобное, поэтому, когда он предложил короткую экскурсию по городу, она с готовностью ухватилась за предложение.

Проезжая по оживленным улицам Глинита, Меррик показывал ей основные достопримечательности, включая королевскую резиденцию.

– Какой огромный дворец, – заметила Алисса. – Как странно думать, что моя мама когда-то жила здесь.

Он насмешливо взглянул на нее.

– И ты тоже.

– И у меня был отец и брат, которого я даже не помню. Хотелось бы мне… – Она повернулась на сиденье. – Ты их знал? Какие они были?

– С твоим отцом я никогда не встречался, но он считался хорошим человеком, преданным Селестии и ее людям.

– А мой брат?

– Тоже хороший человек. Мне трудно поверить, что он взял деньги, чтобы отречься от своего положения. Возможно, фон Фольк воздействовал на него еще каким-то образом.

– Не могу представить, как можно всю жизнь прожить на одном месте.

Меррик расслышал в ее голосе тоскливые нотки. Какой была бы ее жизнь, если б она выросла здесь? Задумывалась ли она об этом?

– А что насчет Мири? От нее есть известия?

Его рот сжался.

– Нет. Толкен не поймал ее, иначе сказал бы что-нибудь, когда нашел нас. Но и дома она не появлялась.

Страх и тревога разрывали Меррика на части. Его благородные намерения внезапно показались куда менее благородными. Так много всего поставлено на карту.

Никому из них не хотелось возвращаться в дом, и Меррик решил рискнуть еще раз и позволить им короткую пешую прогулку по магазинам рядом с их жилищем. Витрина магазина, торгующего местными украшениями и камнями, привлекла внимание Алиссы.

– Больше всего мне нравится вот этот. – Она указала на голубовато-пурпурный аметист со всполохами красного в центре.

Меррик улыбнулся:

– У тебя отличный вкус. Этот камень называется «Королева Вердонии». Цвет уникальный для нашей страны и довольно редкий, как сибирский аметист, только в нем больше синего, чем красного.

– А это кольцо? – Она показала на главный предмет на витрине. – Красивое.

Владелец увидел их и жестом пригласил войти. Прежде чем Меррик успел остановить ее, Алисса открыла дверь и зашла в магазин. Черт. Надвинув бейсболку пониже на лоб и поправив солнечные очки, Меррик вошел следом за ней.

Было мало надежды, что владелец не узнает его, но как только это произошло, Меррик покачал головой за спиной у Алиссы. Владелец по фамилии Марстон понимающе кивнул. Меррик прислонился к прилавку, наблюдая, как Марстон надел кольцо на палец Алиссы. Оно подошло идеально.

– Это белое золото или платина?

– Кольцо из платины. – Марстон бросил на Меррика короткий взгляд и, получив кивок, пустился в дальнейшие объяснения: – Хотите знать, о чем говорит это кольцо?

Алисса вскинула бровь.

– А кольцо о чем-то говорит? Расскажите, прошу вас.

– Наши лучшие ювелирные изделия выполнены таким образом, чтобы выражать какое-то определенное чувство. В этом случае «Королева Вердонии» символизирует союз двух любящих сердец. Вдобавок к уникальному цвету именно поэтому он так высоко ценится и так редок. Считается, что дарить или принимать его можно только, если в сердце истинная любовь. Художник назвал кольцо «Сказка», потому что оно символизирует союз душ, связанный нерушимыми узами вечной любви. Вот что означает это кольцо.

– Какая прелесть! – восхитилась Алисса. – Никогда не видела ничего подобного.

Дверь, ведущая в заднюю часть магазина, открылась, и вышла пожилая женщина. Сделав пару шагов, она остановилась как вкопанная, широко раскрыв глаза.

– Ваше высочество, – ахнула она и присела перед Мерриком в глубоком реверансе. – Для нас такая честь, что вы посетили наш магазин.

– Ваше высочество? – повторила Алисса.

Женщина понимающе улыбнулась:

– По-вашему акценту я слышу, что вы американка, поэтому, возможно, не узнали его высочество. Это принц Меррик.

– Нет. – Алисса сделала быстрый шаг назад. – Он командующий Королевскими силами безопасности.

Женщина кивнула.

– Правильно. Командующий – принц Меррик Монтгомери. Его старший брат, принц Лэндер, вполне может стать нашим следующим королем.

Не говоря ни слова, Алисса сняла кольцо с пальца и осторожно положила его на бархатную подставку, затем развернулась и выскочила из магазина.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Вылетев из ювелирного магазина, Алисса побежала по улице, ведущей в глубь торгового района. Она не понимала, зачем и куда бежит, просто ей хотелось быть как можно дальше от Меррика.

Меррик обманул ее. Эта мысль колотилась в мозгу, отдаваясь болью в сердце. Он – брат Лэндера, претендующего на трон. Все эти прекрасные рассуждения о том, что он хочет лучшего для своей страны, не более чем ложь. Все, что он сделал, – выгодно его брату.

Алисса все бежала, сворачивая в какие-то переулки, пока не закололо в боку. Как она могла быть настолько глупа? Она же видела, с каким уважением обращаются люди с Мерриком. Ауру властности, окружающую его. Ей просто не пришло в голову, что это нечто большее, чем уважительное отношение к командующему Королевскими силами безопасности.

Впереди она увидела офицера в форме. Представитель местной власти? Если так, возможно, ей удастся попасть в американское посольство. Но не успела она сделать и шага в его сторону, как тяжелая рука схватила ее за талию, рывком прижав к крепкому мужскому телу. В тот же миг ладонь зажала рот, предупреждая возможный крик.

– Ни звука, – пробормотал Меррик ей на ухо.

Он втянул ее в темный переулок. Шедший впереди офицер остановился, разговаривая с кем-то, а когда повернул лицо к свету уличного фонаря, она увидела, что это Толкен. Алисса застыла.

– Вижу, ты узнала нашего друга, – услышала она шепот Меррика. – Думаю, пора нам найти новое место. Приготовься, принцесса. Когда я скажу идти, ты пойдешь. Кивни, если поняла и согласна.

Слезинка выкатилась из глаза и упала на его руку, зажимающую ей рот. Она почувствовала, как он замер, и услышала легкий вздох, похожий на сожаление. Но нет, это невозможно. Таким жестоким людям, как Меррик, неведома жалость.

– Ты не ответила, принцесса. Ну, будешь меня слушаться?

Когда она кивнула, он отошел с ней назад, глубже в переулок.

– Я сейчас уберу руку со рта. Если ты издашь хоть звук, то пожалеешь, обещаю. Когда, я отпущу тебя, мы вернемся туда, где я оставил свою машину. Будем идти быстро, но не бежать. Как любовники, которым не терпится вернуться домой. Ясно?

Когда она снова кивнула, Меррик убрал руку с ее рта, крепко обнял за плечи, прижав к себе так, что она была почти скрыта от любопытных взглядов, и повел по тротуару. Он держался переулков, выйдя неподалеку от ювелирного магазина. За весь путь она не проронила ни звука. Но как только уселась на пассажирское сиденье, повернулась к нему.

– Ты солгал мне, ублюдок. Ты не сказал, что принц Лэндер твой брат!

Не говоря ни слова, Меррик завел мотор, и машина тронулась.

– Разве тебе нечего сказать? – возмутилась Алисса.

– Не здесь и не сейчас.

Она замолчала, слишком расстроенная и эмоционально опустошенная, чтобы затевать словесную баталию. Ей так много хотелось сказать, но она не находила слов. Возможно, это из-за нервного переутомления. А скорее всего потому, что она знала: если опять заговорит, то непременно расплачется.

Дорога казалась бесконечной, пока они петляли по улицам. Спустя час Меррик наконец удостоверился, что за ними нет «хвоста», и выехал на дорогу, ведущую вверх по крутому склону. На вершине горы стоял большой дом с впечатляющим видом на город.

Войдя в дом, они прошли в гостиную, и Меррик сразу подошел к бару.

– Нам нужно поговорить, – объявил он, наливая выпивку.

– Какой смысл? Ты солгал. Конец дискуссии.

– Ты заслуживаешь объяснения. – Он подал ей стакан с янтарной жидкостью. – Вот, возьми. Похоже, тебе это сейчас не помешает.

Она взяла у него стакан.

– А что, бренди – признанное лекарство от предательства?

– Дашь мне знать, так ли это.

– Ну, тогда… за доверие, – сказала Алисса и сделала большой глоток.

– Я прошу прощения, Алисса. Мне нужно было сказать тебе, кто я.

Ее рот скривился в горькой улыбке.

– И кто же ты на самом деле?

– Как и сказала жена ювелира, Меррик Монтгомери.

– Ты имеешь в виду, принц Меррик, младший брат принца Лэндера, герцога Вердона. – Она вскинула бровь. – Я права?

– Да.

– Того самого принца Лэндера, который борется с принцем Брандтом за трон?

Мускул дернулся, у него на щеке.

– Да.

– Кажется, твое лекарство не помогает.

– Мне очень жаль.

– Я верила тебе, – прошептала она, – верила, что ты действуешь из альтруистических побуждений. Но оказалось, все это для того, чтобы твой брат стал королем. Какой дурой я была. А ведь должна была научиться на ошибках матери и никогда не доверять мужчине.

– Ты думаешь, я сам не ставил под сомнения свои побуждения? – вспылил Меррик, затем одним глотком опрокинул в себя бренди. – Считаешь, я не беспокоился, что они могут быть отнюдь не такими чистыми?

Алисса повернулась и вышла через французские двери на большой балкон. Глинит простирался далеко внизу, мерцая разноцветными огнями.

Она почувствовала приближение Меррика и заговорила, не оборачиваясь:

– Возможно, но это не остановило тебя от похищения.

Меррик поставил стакан на маленький столик на краю балкона.

– Для меня все сводится к одному жизненно важному соображению: что лучше для Вердонии.

– А твой брат – лучший выбор, не так ли?

– Нет.

Алисса повернула голову, неожиданно обнаружив, что Меррик стоит прямо у нее за спиной. Она пыталась скрыть, как все в нем действует на нее. Глубина голоса. Его мускусный запах. Даже величина и форма его рук пленяли ее на самом элементарном, примитивном уровне. Его отчетливый шрам, приподнимающий губу в полуулыбку. Она не могла забыть ощущение этого шрама под своими губами и сделала глубокий вдох, заставляя себя успокоиться.

– Если твой брат не лучший выбор, тогда зачем ты похитил меня?

Он забрал у нее стакан с бренди и поставил на столик рядом со своим.

– Лучший выбор – тот, который сделает сам народ Вердонии на предстоящих выборах. Но это его решение. Не фон Фолька. Не Лэндера. Не мое и не твое. Это решать всей Вердонии. Вот за что я борюсь.

Ей было неприятно признавать, что его слова затронули в ней какую-то тонкую струну. Меррик боролся за общество с глубокими корнями, за людей, объединенных одной целью. Это то, чего она жаждала всю свою жизнь, но никогда не имела.

– И что теперь? Мы продолжим наше четырехмесячное паломничество?

– Теперь это невозможно. Доверие – это улица с двухсторонним движением, Алисса. Никто из нас не доверяет другому. Поэтому пришло время для более радикальных действий.

Она сглотнула.

– Боюсь спрашивать, что это может быть.

– У меня всегда имелся план «Б». Я просто надеялся, что не придется им воспользоваться. – Его губы изогнулись в ироничной улыбке. – Мы поженимся.

Она была так потрясена, что не сразу смогла заговорить:

– Мы… что?

– Поженимся.

– Ты, должно быть, лишился рассудка.

– Подумай об этом, Алисса. Если я женюсь на тебе, значит, фон Фольк не сможет.

– Ты нашел потрясающее решение! – вскипела она. – Идеальный способ, чтобы мою мать убили.

– Если мы поженимся, он не сможет использовать тебя как пешку. Ты будешь свободна. Мы подождем подобающий период времени, потом разведемся. Что касается твоей матери… – Меррик потер ладонью челюсть, – если ты выйдешь за меня, я сразу же после этого отправлюсь ее вызволять.

Алисса потрясенно воззрилась на него.

– Ты серьезно?

– Совершенно серьезно. Я бы уже сделал это, если б считал, что ей угрожает серьезная опасность. – Он вскинул бровь. – Значит, договорились? Ты выйдешь за меня?

Алисса хотела бы все продумать, но у нее не было ни выбора, ни времени. Сделав глубокий вдох, она ответила:

– Да. Я выйду за тебя.

– Отлично. Тогда предлагаю скрепить нашу сделку.

Слова повисли между ними на долгое, бесконечное мгновение. Потом он сделал к ней шаг, сокращая и без того малое расстояние, что было между ними. Решимость светилась в его глазах, и он потянулся к ней, соединяя их тела в единое целое.

В его овладении не было ничего пробного, оно явилось быстрое, как молния, и восхитительно точное. Он хорошо знал, как прикоснуться к ней, как поцеловать ее, как украсть все мысли у нее из головы, кроме всепоглощающей потребности наслаждения. Желание вспыхнуло, ослепительное, острое, требующее удовлетворения. Он завоевателем ворвался в ее рот, вступив в сладостный поединок.

Она капитулировала без колебаний. Его язык сплетался с ее языком, играя, дразня, требуя. Руки скользили по спине, пальцы распластались на ягодицах, захватывая их все крепче. Он приподнял ее, тесно прижимая к себе. Она чувствовала его возбуждение, давящее на ее живот, и это лишь усиливало, воспламеняло ее желание. Поднимало его до немыслимых высот.

Она погрузилась пальцами ему в волосы. Зажав его нижнюю губу зубами, она настойчиво потянула, прежде чем вновь отдаться поцелую. Время и место исчезли. Остались лишь звуки хриплого дыхания, шелест одежды, скольжение плоти о плоть. Больше всего на свете ей сейчас хотелось, чтобы он подарил ей освобождение, которого она так жаждала. Всю жизнь она была одна. Всю жизнь бежала от чего-то, но никогда – к чему-то. Она больше не хотела убегать. Хотела заполнить эту пустоту, заполнить ее самым примитивным, плотским способом из всех возможных. Она готова была просить Меррика об этом.

Но именно этот образ – как она умоляет овладеть ею на балконе чужого дома в порыве бездумной похоти – стал тем ушатом холодной воды, который привел ее в чувство. Алисса содрогнулась. Что она делает? Как может быть такой дурой? Неужели, материнский пример ее ничему не научил?

Она высвободилась из его объятий.

– Не надо больше. Это ошибка, а я и без того достаточно наделала их в своей жизни.

К ее облегчению, он отпустил ее, удовлетворившись последним легким поцелуем в губы.

– Считай наш договор скрепленным.

Она облизнула припухшие губы кончиком языка, снова ощутив его вкус.

– Насчет этого…

Он вскинул бровь, явно позабавленный.

– Уже собираешься нарушить слово?

Она хотела избежать этой ловушки, но готова была согласиться на все ради материнской безопасности.

– Не беспокойся, не нарушу. Только с этого момента ты должен играть по правилам.

Меррик сверкнул улыбкой.

– Я здесь не для того, чтобы играть по ним, принцесса. Моя работа – их устанавливать.

Алисса развернулась и вышла с балкона, преследуемая его тихим смехом, будоражащим ее чувства. Она делает это ради безопасности матери, напомнила себе девушка. Влюбиться не является частью плана. Как и идти на поводу у вожделения. Ее конечная цель – вновь иметь возможность самой распоряжаться своей жизнью.

Войдя в спальню, Алисса прислонилась к двери и закрыла глаза в беспомощном отчаянии, вынужденная признать правду. Ей хотелось его прикосновений, его поцелуев. Хотелось погрузиться в пучину пылкой, страстной, умопомрачительной любви. Но почему? Почему она так реагирует на него? Почему ее привлекает именно этот мужчина из всех, которого она встречала в последние годы?

Она прошла в темноте к огромной кровати. Образы замелькали перед ее мысленным взором. Мужчина и женщина, обнаженные. Первые, пробные ласки. Тихие, нетерпеливые вздохи желания. Неторопливый ритуал нежной, взаимной любви.

Любовь.

Алисса отскочила от кровати. Что это с ней? Нет. Только не любовь. Секс – это одно. Любовь – совсем другое. Она не может запутаться в сетях любви. У нее одна-единственная цель – спасти мать и вернуться домой, и она не должна забывать об этом.

– Что, черт побери, ты вытворяешь?

Меррик поморщился, открывая дверь пошире, чтобы впустить своего брата Лэндера.

– Не понимаю, о чем ты говоришь, – притворился он, пытаясь сообразить, много ли известно его большому брату.

– Я говорю о похищении принцессы Алиссы Сазерленд.

Проклятье. Очевидно, много.

– Кто проболтался?

– Мири. Она сейчас на Карибах, наверное, потому что уверена: мама свернет ей шею, когда узнает, что вы вдвоем устроили.

– С мамой я разберусь.

– Желаю удачи. – Лэндер встал перед Мерриком, сложив руки на груди. – Итак, где принцесса? Она немедленно возвращается в Авернос, даже если мне придется отвезти ее туда самому.

Меррик чертыхнулся себе под нос.

– Она спит и никуда не поедет. Да и тебе это совсем не нужно. Если она вернется к фон Фольку, ты проиграешь на выборах.

Лэндер взмахом руки остановил его.

– Значит, я проиграю на выборах.

– Не вмешивайся, – предостерег Меррик. – Мы с Алиссой поженимся. Это положит конец интригам фон Фолька и обеспечит честные выборы.

Лэндер был настроен скептически.

– Не могу поверить, что принцесса Алисса согласна на такое радикальное решение!

– Когда дело дошло до выбора между фон Фольком и мной, она согласилась.

– Ты клянешься, что она делает это добровольно? Что ты не принуждаешь ее, как Брандт?

Меррик поборол волну негодования.

– Разумеется, я ее не принуждаю. Я же не фон Фольк. Мы заключили соглашение. Она выходит за меня, а я спасаю ее мать.

– Сукин… опять фон Фольк?

– Да.

Лэндер провел рукой по своей золотисто-каштановой гриве.

– Я не смогу отговорить тебя от этого безумия?

Меррик покачал головой.

– Ни за что.

– Ты понимаешь, чем жертвуешь? – спросил Лэндер. – Ты не должен делать это ради меня.

– Да, я знаю, чем жертвую. И считаю, что результат того стоит.

Лэндер прочистил горло.

– Спасибо.

Меррик слегка поклонился.

– К вашим услугам, ваше высочество.

– Ох, оставь это, – смущенно пробормотал брат. – У меня тут кое-что есть для тебя. – Он вручил Меррику диск в пластиковой коробочке. – Ты просил план дворца фон Фолька. Я предложил себя в качестве курьера.

Меррик озабоченно нахмурился.

– Ты не должен был приезжать. Я пытаюсь не вмешивать тебя в это. Хочу, чтобы ни у кого не возникло сомнений в твоей непричастности.

– Боюсь, это невозможно. Я могу кричать о своей непричастности с утра до ночи, но никто мне не поверит. Ты же мой брат. Никто не усомнится, что я стою и за похищением, и за другими твоими действиями, которые ты предпримешь. – Он сурово сдвинул брови. – Впрочем, мне плевать. Не мы затеяли эту игру. Трудновато будет фон Фольку заявлять о нечестной игре, когда откроется, что он мошенничал с самого начала. Он на самом деле принуждал ее выйти за него? Ты уверен?

– Абсолютно. Он шантажировал ее здоровьем матери. – Меррик жестом показал в сторону маленького кабинета. – Идем, там есть компьютер. Посмотрим, что на диске.

– Я все время размышляю над этой ситуацией с тех пор, как узнал о плане фон Фолька, – сказал Лэндер, пока они ждали загрузки компьютера. – Не могу понять, зачем он выкинул такой фортель. Это не в его характере.

– У меня такое чувство, что это связано с истощением аметистовых приисков. Видимо, что что-то могло случиться с рудниками.

Лэндер покачал головой.

– Но зачем держать проблемы с рудниками в тайне?

Меррик задумался.

– Точно не знаю. Для политического маневрирования? Если станет известно, что прииски истощились, а он вовремя не уведомил страну, его шансы на выборах здорово упадут. – Он вывел на экран меню. – Ладно, давай посмотрим, как мне лучше попасть во дворец, умыкнуть мать Алиссы и убраться оттуда целым и невредимым.

Они определили наиболее оптимальный маршрут, и Меррик сделал кое-какие заметки.

– Итак, когда свадьба? – спросил Лэндер.

– Что? А, завтра.

– Мы могли бы просто… организовать ее исчезновение на несколько месяцев. Тебе необязательно идти на крайность и жениться на ней.

Меррик бросил ручку и встал.

– Слишком рискованно. Она может сбежать, и тогда фон Фольк найдет ее. Брак – единственный способ убедиться, что он не наложит на нее свои лапы и не закончит то, что начал.

Лэндер бросил на брата суровый взгляд.

– Она знает, что брак должен быть подтвержден для того, чтобы он имел законную силу в Вердонии?

– Пока нет.

– Ты не собираешься ей говорить?

– С этим проблем не будет.

Лэндер потрясенно воззрился на него.

– Ты уже спишь с ней?

Меррик ощетинился.

– Это не твое дело.

– Еще как мое. Проклятье! Не мне тебе говорить, насколько это неподобающе. Ты питаешь чувства к этой женщине? Неужели ты думаешь превратить этот брак в настоящий?

– Не будь смешным, – огрызнулся Меррик. – Меня заботит только Вердония. Женитьба на Алиссе – средство достижения цели, не более.

Лэндер прищурился.

– Говори это кому угодно, только не мне. Я же твой брат, и вижу, что эта женщина тебе небезразлична. Ты хочешь, чтобы у тебя был законный повод оказаться с ней в постели.

Меррик разозлился, возможно, потому, что замечание Лэндера было близко к истине. При всем желании Меррик не мог этого отрицать. Лэндер прав. Чтобы брак считался законным, он должен быть подтвержден. Если фон Фольк заподозрит где-то лазейку, то не преминет ею воспользоваться. Но брак также дает Меррику необходимый предлог любить Алиссу. К тому же он надеялся, что она решит остаться в Вердонии и займет принадлежащее ей по праву положение. Селестия нуждается в ней. Она не выживет без Алиссы.

Вопрос в том, принимает ли он решение жениться на ней ради блага Вердонии, или его истинные мотивы куда менее благородны?

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Утро в день свадьбы выдалось ясным и теплым, наполненным ароматом поздней весны.

Алисса не могла не вспоминать подготовку к другой свадьбе две недели назад. Тогда она была одинока и напугана, зато в этот раз чувствовала себя совсем иначе – факт, вызывающий у нее неуверенность и замешательство. Ей бы следовало ненавидеть Меррика за то, что он вынуждает ее идти к алтарю. В конце концов, он не лучше принца Брандта, верно? Но как бы она ни старалась убедить себя в этом, ничего не получалось. Меррик не Брандт, и никогда не будет им.

Обряд был назначен на вторую половину дня. Платье, которое заказал для нее Меррик, было из шелка цвета слоновой кости, с пышной юбкой и облегающим лифом. К нему была подобрана длинная, потрясающе красивая мантилья.

Часовня оказалась восхитительной – маленькая, красивая, уютная. Солнечный свет, льющийся сквозь цветные витражи, отбрасывал радужные блики на пол и стены. Слабый запах воска и лимона чудесно сочетался с ароматом цветов и свечей.

И снова Алиссу поразило, как отличается ее реакция на все это по сравнению с прошлым разом. Нервное волнение охватило ее. Неужели это… предвкушение?

Нет, не может быть. Она согласилась выйти за Меррика, чтобы спасти свою мать. Она заключила сделку. Откуда же такой трепет?

– Это вам. – Один из служителей церкви вручил Алиссе букет невесты – смесь трав, плюща и веточек березы. – Это традиционный букет. Травы отгоняют злых духов и наделяют невесту плодовитостью. Ветки березы – для защиты и мудрости, ветки остролиста символизируют святость. А плющ обеспечивает верность.

– А это? – Алисса указала на веточки лаванды.

– Национальный цветок. Обещает браку долговечность и любовь.

Милый жест, хоть и бессмысленный. По крайней мере так думала Алисса, пока не встала рядом с Мерриком у алтаря. Она еще никогда не видела Меррика таким красивым, и при виде него в душе у нее пробудились чувства, которые она не должна была испытывать.

Меррик наклонился и поцеловал ее.

– Все будет хорошо, – прошептал он. – Клянусь.

Его слова затронули Алиссу глубже, чем она ожидала, наполняя ее сердце отчаянной тоской. Что было бы, доведись им встретиться при других обстоятельствах?

Впоследствии она почти не могла вспомнить самой церемонии. В тот миг, когда Меррик прикоснулся к ней и их глаза встретились, время остановилось. Единственный момент, который запечатлелся в ее памяти, это когда он повторил свои обеты сильным и уверенным голосом и надел обручальное кольцо ей на палец.

У Алиссы перехватило дыхание от красоты выбранного им кольца с бриллиантами и вердонскими аметистами. Но не успела она сказать и слова, как он наклонился и завладел ее ртом в бесконечном поцелуе. Именно в этот вневременной момент она осознала, что ее чувства к Меррику претерпели радикальные изменения.

И что она в большой беде.

Алисса понятия не имела, что было после церемонии. Она просто ушла в себя, потрясенная открытием, которое сделала, когда Меррик целовал ее. Алисса позволила своим чувствам к нему вырваться из-под контроля. Она полюбила его.

Когда они вернулись в дом на горе и она вошла в темную гостиную, все сомнения вновь нахлынули на нее.

– Что мы наделали? – пробормотала Алисса, бросив быстрый взгляд на Меррика и с тревогой обнаружив, что он снимает пиджак. – Что ты делаешь?

– Располагаюсь поудобнее. – Меррик бросил пиджак на стул и приблизился к ней. – Хочешь, я помогу тебе снять свадебное платье?

Она торопливо отступила на шаг.

– А что потом? Я имею в виду…

– Я знаю, что ты имеешь в виду, – мягко ответил он.

– Извини. Кажется, я не очень хорошо справляюсь со всем этим.

Меррик следил за ней внимательным взглядом.

– Боюсь, со следующей частью ты справишься не лучше. – Хищная улыбка тронула его губы, – После того как мы избавимся от одежды, я собираюсь сделать тебя своей женой во всех смыслах этого слова, даже если только на одну ночь.

– Нет.

– Да. Ты хочешь меня не меньше, чем я тебя. Не отрицай.

– Нас влечет друг к другу, – начала Алисса, но при виде его потемневшего лица запнулась. – Ладно, прекрасно. Я хочу тебя. Ты удовлетворен?

Возможно, это объясняет те чувства, которые она испытывала во время церемонии. Простое желание. Не любовь. Не эмоциональная связь. Похоть. Это единственное возможное объяснение.

– Есть только один способ удовлетворить нас обоих, и тебе это прекрасно известно. Или ты боишься? – Его глаза сузились. – В этом дело, да, принцесса? Ты боишься того, что случится, если ты сделаешь последний шаг?

Не говоря больше ни слова, Меррик подхватил Алиссу на руки и понес в спальню. Пройдя на середину комнаты, поставил ее на ноги. Она хотела убежать, но он привлек ее к себе.

– Ш-ш-ш, – пробормотал он успокаивающе. – Расслабься.

– Я не могу. – Она бросила тревожный взгляд в сторону кровати. – Просто не могу.

– Давай посмотрим, смогу ли я тебе помочь с этим. – Он взял ее левую руку в свою и погладил большим пальцем обручальное кольцо. Оно замерцало в тусклом свете. – Сегодня мы дали обещания. Ты их помнишь?

Ее подбородок задрожал.

– Я обещала любить. Почитать и заботиться.

– Как и я. – Его голос стал глубже, проникновеннее. – Неужели ты не понимаешь? Это кольцо символизирует первую главу книги, которую ты отбрасываешь, даже не начав. Не оставляй ее непрочтенной. То, что произошло до сих пор, не более чем пролог. А что дальше, принцесса? Куда поведет эта сказка?

Ее дыхание участилось.

– Никуда.

– Это неправда, и ты это знаешь. Она может привести туда, куда ты захочешь. Мы сами создаем нашу историю. Мы задаем направление. Мы можем даже переписать начало. – Он поднял ее руку и поцеловал кольцо. – Или пойти в новом направлении. Выбор за тобой.

– А как же твой выбор? – Она сплела его пальцы со своими. – Что будет с тобой, когда все это закончится?

Меррик заколебался на короткое мгновение.

– Мой выбор более ограничен. Для меня может быть только один конец. Фон Фольк позаботится об этом.

У Алиссы потемнело в глазах.

– Ты имеешь в виду тюрьму?

– Скорее всего. – Он провел большим пальцем по ее щеке, стирая слезы, которые она не могла сдержать. – Посмотри на меня, Алисса.

Она подняла глаза и увидела спокойную уверенность в его взгляде.

– Я не боюсь заняться с тобой любовью, – призналась она. – Я боюсь того, что будет потом. Того, что это сделает с нами. Как это изменит нас.

– Доверься мне.

Эти два слова повисли между ними. Облака расступились, и лунный свет рассеял темноту, окутав комнату серебристым сиянием.

Не говоря ни слова, Меррик расстегнул рубашку и снял ее. Удерживая взгляд Алиссы, расстегнул молнию брюк. Во рту у девушки пересохло. Она с трудом соображала из-за бешеного стука сердца. Одним быстрым движением Меррик снял с себя оставшуюся одежду и встал перед ней во весь рост. Полностью обнаженный, очерчиваемый лунным светом, он представлял впечатляющее зрелище. Он стоял не шевелясь, позволяя ей смотреть, сколько захочет.

– Зачем ты это делаешь? – прошептала она.

– Чтобы ты видела, что тебе нечего бояться. – Его взгляд стал нежным. – Чего бы ты ни пожелала, оно твое.

– Только на одну ночь, – выдавила она. – Ты ведь знаешь это, да?

– Пусть будет только на одну ночь. – Он шагнул к ней. – Но когда наступит завтра, ты можешь обнаружить, что одной ночи недостаточно.

Алисса хотела того, что он предлагал, но страх и неуверенность удерживали ее.

– Завтра нам не принадлежит. Ты сам предупреждал меня об этом. Фон Фольк…

– Мы разберемся с этим. И кто знает, возможно, все уладится. – Меррик широко развел руки в стороны. – Просто будь со мной. Рискни.

Эти слова, как бесконечная песня-обещание, околдовывали ее, предлагая обратить мечты в реальность. Она уступила их волшебству и шагнула в его объятия.

Ладони Алиссы скользнули по груди Меррика в нежной прелюдии к их танцу любви. Первые несколько минут были только прикосновения, только неуверенные касания рук. Шепот поцелуя. Слияние губ. Мягкое дыхание желания на разгоряченной коже.

В этот раз на ней было слишком много одежды, и Алисса с трудом сдерживала нетерпение. Она не хотела, чтобы их что-то разделяло, мешая прикосновению плоти к плоти. И все же не время было спешить. Ей хотелось насладиться каждым шагом, запечатлеть в памяти каждое мгновение.

Меррик отыскал пуговицы у нее на платье и расстегнул их одну за другой. За платьем последовала комбинация, лужицей растекшаяся у ног Алиссы. Меррик опустился на колени, приподнял вначале одну ее ногу, затем другую, оставив ее стоять в одном тонком кружевном белье. Обхватив руками за бедра, он крепко удерживал девушку, прокладывая дорожку из легких поцелуев от колена вверх, поднимаясь все выше.

Алисса чувствовала тепло его дыхания сквозь треугольник кружева, прикрывающего ее. Подцепив пальцами резинку, он потянул ткань вниз. А потом Алисса почувствовала самый интимный в своей жизни поцелуй. Откинув назад голову, она ухватила его за волосы, часто и неровно дыша.

– Тише, принцесса, – пробормотал Меррик. – Нам некуда торопиться.

– Ладно. Просто я… – она содрогнулась, – я хочу закончить раздеваться, чтобы ощутить тебя всей кожей.

Она почувствовала его улыбку на своей разгоряченной плоти.

– С этим я могу помочь.

Внезапно желание наслаждаться каждым мгновением куда-то исчезло. Ей захотелось ловить каждый миг, гореть каждую секунду в этом восхитительном огне. Она не могла ждать, не могла медлить.

– Скорее, – прошептала она, дрожа от нетерпения.

Но Меррик не спешил. Он вновь согрел ее своим дыханием и поцеловал, и это все, что потребовалось. Она взорвалась в его руках на тысячи беспомощных осколков наслаждения. Непроизвольный крик вырвался из ее горла, и несколько бесконечных мгновений она парила в раю, а потом ноги подкосились, и она упала в его ожидающие руки.

Меррик подхватил ее и отнес на кровать.

– Зачем? – спросила она.

Он не стал притворяться, будто не понял.

– Это доставило тебе удовольствие. – Он просунул руку ей под спину и расстегнул лифчик. – И мне тоже.

– В таком случае, приготовься, – предупредила она. – Уровень твоего удовольствия будет зашкаливать. Уж я позабочусь об этом.

Встав на колени, Алисса обняла его за шею и поцеловала крепко и настойчиво. К ее изумлению, желание вспыхнуло с новой силой, как будто последних минут и не существовало, словно они впервые прикасались, впервые целовались. Она прижималась теснее, обвиваясь вокруг его пылающего тела. Меррик застонал.

– Ты убиваешь меня, принцесса.

Он пленил ее рот в основательном, глубоком поцелуе, вначале медленном и нежном, потом все более требовательном, пока нестерпимая, неудержимая жажда не захватила их. И тогда он пустился в сладострастное путешествие по ее телу, осыпая ласками вначале стройную шею, затем напрягшуюся от желания упругую грудь с вызывающе торчащими сосками. Он оставлял без внимания ее нетерпеливые мольбы, прикасаясь, пробуя на вкус, дразня.

Напряжение внутри нее вновь нарастало. Отчаянное. Требовательное. Безумное. Она ухватилась за плечи Меррика, притянула к своему рту, поглотив его в жадном поцелуе, прежде чем отыскать его возбужденную плоть. Сталь, обернутая в бархат. Обвив Меррика ногами, Алисса приняла его в себя. Глубоко. Полно.

Она чувствовала, как он пытается сдержаться, облегчить для нее свое погружение, и изогнулась под ним.

– Не останавливайся. – Горячее дыхание вырывалось их легких. – Даже если это убьет меня. Даже если это убьет тебя. Только не останавливайся.

И тогда он начал двигаться, сплетая их тела в гармонии песни любви. Огонь нарастал, пламя лизало кожу, бушуя в крови, расплавляя кости.

Алисса чувствовала приближение освобождения, более сильного, чем все, испытанное когда-либо прежде.

Откуда-то издалека она услышала голос. Голос ее любви, ее души.

– Алисса.

Это единственное слово прошелестело в воздухе, едва различимое. И все же оно совершило невозможное.

Оно привело ее домой.

Меррик проснулся в полной темноте, не зная, что разбудило его. Потребовалась секунда, чтобы попять, что это было. Его руки были пусты, а постель холодная. Он сел, ощупывая взглядом темноту.

Балконные шторы зашевелились. Отбросив смятое одеяло, Меррик встал и прошел к двери на балкон: Дверь была приоткрыта, и он вышел в мягкую влажность ночи. Алисса стояла прислонившись к перилам, закутавшись в банный халат.

Она любовалась городом, посеребренным светом луны.

Почувствовав его приближение, она развязала халат и дала ему соскользнуть с плеч. Меррик подошел сзади и обвил руками ее талию, притягивая ближе. Плоть скользнула по плоти, теплая, трепещущая и жизнеутверждающая. Алисса повернулась в его руках, ухватившись за плечи. Приподняв ее, Меррик одним легким движением вошел в ее жар. Повернувшись, прислонил ее к французской двери.

Затем медленно, очень медленно они стали двигаться в ритме, известном только им. Алисса изогнулась, положив его руки к себе на грудь, прислонившись головой к прохладному стеклу в безмолвном экстазе. Она вся светилась неземной страстью, страстью, которая проникала ему в самую душу. Поглощала, угрожая погубить его. Она приоткрыла освещенные лунным светом глаза, прежде чем наклониться и прижаться губами к его уху.

– Ты прав, – прошептала она. – Одной ночи недостаточно.

А затем взорвалась в его руках.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Утром Меррик проснулся рано. Предрассветный сумрак просачивался в комнату, окутывая его жену мягким розоватым сиянием.

Его жена.

Одна эта мысль наполняла его чисто мужским чувством собственника. Алисса – его женщина, принадлежащая ему целиком и полностью. Когда Меррик предложил брак, то думал лишь о контракте. Он хотел ее, этого нельзя отрицать, но это было чисто физическое желание, не более. Брачная ночь должна была закрепить их альянс, сделать его законным. Теперь Меррик уже не был уверен в своих мотивах.

Он закрыл глаза. Проклятье. Что он делает? У их отношений нет будущего. Слишком много препятствий стоит на пути, главное из которых то, что ему, скорее всего, грозит тюремное заключение. Не очень удачное основание для успешного брака.

Время шло, и ему пора было уходить. Меррик пообещал своей жене спасти ее мать сразу после свадьбы, и должен это выполнить, что бы ни случилось.

Однако он дал себе еще несколько минут полюбоваться ее спящим лицом. С самого начала он находил красоту Алиссы потрясающей, но за те недели, что они провели вместе, он узнал еще и красоту ее души, глубину ее натуры.

Меррик наклонился и поцеловал Алиссу. Она застонала, губы ее смягчились, приоткрылись, откликаясь даже во сне. Глаза открылись, отражая солнечный свет.

– Доброе утро. – Голос все еще был сонный, наполненный восхитительной хрипловатостью. – Ты рано проснулся.

– Доброе утро, жена, – приветствовал он ее медленной улыбкой. – Добро пожаловать в наш первый день совместной жизни.

Не в силах устоять, Меррик наклонил голову и поцеловал Алиссу снова. Ее руки обвили его, и спустя долгое мгновение она слегка отстранилась, чтобы взглянуть на него. Он думал, что она заговорит, но Алисса скользнула пальцами в его волосы и притянула голову к себе. Других поощрений ему не требовалось, однако его звал долг.

Меррик убрал непослушные локоны с лица Алиссы.

– Мне пора.

– Пора? – Нотки томной страсти ускользали из ее голоса. – Куда?

– В Авернос.

– В Авернос?

Меррик не знал, засмеяться ему или застонать при виде ее крайне озадаченного взгляда. Ему хотелось бы приписать ее забывчивость тому, что их потрясающая ночь вытеснила все мысли у нее из головы. Но он понимал, что это скорее из-за усталости. Меррику ужасно не хотелось возвращать их отношения в деловое русло, особенно после ночи страсти, которая была у них.

– Твоя мать, помнишь? – Когда она продолжала непонимающе смотреть на него, он добавил: – Наш договор.

– Наш… о боже! – Яркий румянец расцвел на ее скулах, и она бросила на него раздосадованный взгляд. – Один поцелуй, и я перестала что-либо соображать.

Смущенное признание жены доставило ему ни с чем не сравнимую мужскую радость. Она забыла, и не из-за утомления. По крайней мере, он сможет находить утешение в этом, когда уедет.

– Я обо всем позаботился. Ты останешься кое с кем из моих людей. Они защитят тебя, пока меня не будет.

Когда его слова дошли до нее, она резко села.

– Ты собираешься уезжать без меня? Ни за что. Я еду с тобой.

Он покачал головой.

– Слишком рискованно. Одному мне будет быстрее и легче справиться.

– Она не пойдет с тобой, если меня не будет, – возразила Алисса. – Я должна буду убедить ее.

Как она не понимает? Его этому учили, черт возьми! Он знает, что делает.

– Я и сам смогу убедить ее.

– Пожалуйста, Меррик, не делай этого. Ты один против всех сил принца Брандта.

– Я буду не один. Если это удовлетворит тебя, я возьму с собой нескольких своих людей. Но я не могу рисковать тобой.

– Не можешь рисковать? А что я должна буду делать, когда тебя схватят? – запротестовала Алисса. – Всю оставшуюся жизнь буду прятаться с твоими людьми? – Она встала, завернувшись в простыню. – Единственно разумный выход – взять меня с собой.

Меррик вытащил джинсы из дорожной сумки.

– Может, для тебя, но не для меня.

– Но мы же женаты. – Она убрала непослушные локоны с глаз. – Принц Брандт больше ничего не сможет сделать. Ты остановил его.

– Ты его не знаешь. Этот человек многое может сделать – и сделает.

Она упрямо сложила руки на груди.

– Значит, он сделает это, несмотря на то, буду я с тобой или нет.

– Я не могу рисковать тобой.

– А я – тобой, супруг.

Супруг. Она назвала его супругом. Меррик подошел и взял ее за плечи.

– Принцесса. – Он улыбнулся. – Жена. Ты должна довериться мне.

– Я доверяю, просто…

– Нет, не просто. – Он взял ее лицо в ладони, заставив посмотреть на него. – Да или нет. Ты доверяешь мне?

Ее рот задрожал.

– Ты не представляешь, о чем просишь.

– Я точно знаю, о чем прошу. И ты не ответила на мой вопрос. – Он запечатлел легкий поцелуй на ее губах. – Прислушайся к своему сердцу. Что оно тебе говорит?

Ответ он прочел во внезапно смягчившемся взгляде.

– Меррик…

Звонок его мобильного прервал ее. Он схватил телефон.

– Монтгомери.

– Человек фон Фолька, Толкен, нашел вас, – сообщили ему. – Он уже на пути к дому. Пожалуйста, ваше высочество, вы должны немедленно уехать.

– Что? Что случилось? – нетерпеливо спросила Алисса, когда он прервал связь.

– Толкен. Он едет сюда. – Меррик схватил сумку и вывалил содержимое на кровать. – Одевайся. Быстро.

Она не стала терять времени на разговоры, и через несколько минут они уже сидели в машине и мчались по дороге, ведущей из Глинита. Меррик намеренно направился на север, в сторону Аверноса, надеясь, что Толкен подумает, что они отправятся в Верной, поскольку он контролируется Монтгомери.

– Что теперь? – спросила Алисса.

– Я встречусь с одним из своих людей и возьму снаряжение, которое мне понадобится для спасения твоей матери. Он спрячет тебя в еще одном безопасном месте. Если повезет, мы с твоей матерью присоединимся к тебе через двадцать четыре часа.

Сделав над собой усилие, Алисса выдавила улыбку и после этого замолчала. Через два часа они добрались до назначенного места встречи. К огорчению Меррика, его человека там не было. Его сотовый не отвечал, и в течение трех часов, что они сидели и ждали, он не появился. Наконец Меррик завел мотор.

– Изменение планов, принцесса.

– Я еду с тобой?

– Ты едешь со мной.

– А как же снаряжение, которое тебе нужно?

– Я знаю, где взять его. Но это мне не нравится.

Они пересекли границу между Селестией и Аверносом под утро. Меррик поставил машину рядом с местом похищения Алиссы и достал с заднего сиденья купленное им снаряжение. Его жена терпеливо стояла, пока он помогал ей надеть прибор ночного видения и давал инструкции. Они направились через лес в сторону часовни.

На краю леса он остановил ее, взяв за руку.

– Возле часовни есть подземный ход, который ведет во внутренний двор. Он тебе знаком?

– Да. Частные комнаты дворца окружают его. Мою мать держат в одной из этих комнат.

– Ты знаешь, в какой именно?

Алисса нахмурилась.

– Возможно, я соображу, когда окажусь там, если, конечно, маму не перевели в другое место.

Мне только один раз удалось увидеться с ней… – Она замолчала и закусила губу.

Он привлек ее к себе и быстро обнял.

– Не беспокойся. Мы найдем ее. А теперь идем. Как только мы окажемся во дворце, тебе надо будет показать мне, которая из комнат ее.

Первая часть операции прошла даже более гладко, чем он надеялся. В часовне было пусто, и они без проблем отыскали дверь в подземный ход. Следующий этап обещал быть сложнее.

Они вышли возле дворца, и Меррик сделал Алиссе знак подождать, пока он проверит выход. По-прежнему не было никаких признаков сигнализации, что его сильно беспокоило. Чутье говорило ему, что все идет подозрительно гладко и все это смахивает на ловушку. Больше всего ему хотелось развернуться и поскорее увести отсюда Алиссу. Но он не сомневался, что без матери она ни за что не уйдет.

Меррик быстро осмотрел внутренний двор, знакомясь с обстановкой. В здание вели две двери, и здесь он наконец нашел сигнализацию. Ее тщательный осмотр только усилил его подозрения.

Черт. Едва ли Толкен стал бы использовать что-то настолько примитивное, ведь они вместе учились этому.

Меррик вернулся к переходу.

– Что случилось? – прошептала Алисса, как только он присел рядом с ней.

– Это ловушка. Сигнализация устаревшая. Вывести ее из строя – плевое дело.

– Но это же хорошо.

Он вздохнул.

– Они знают, что мы придем, и ждут нас. Нам надо уйти.

– Без моей матери? Ты же дал мне слово.

– Дал и сдержу его. Но я не хочу подвергать тебя опасности.

Алисса сжала губы.

– То есть ты ждешь, чтобы я вернулась к машине.

– И уехала, если я не вернусь через тридцать минут.

Она покачала головой.

– Нет, я остаюсь.

– Алисса…

– Мы теряем время, Меррик. Давай войдем, схватим маму и уберемся отсюда, пока нас не обнаружили.

Меррик понимал, что спорить бесполезно. Взяв жену за руку, он поднял ее и поцеловал кольцо. Оно сверкнуло в полумраке, и вспышка радости отразила его воспоминания о брачной ночи. Это помогло ему сосредоточиться, наполнило решимостью.

– Ладно, принцесса. Слушай. Когда мы выйдем во двор, я дам тебе минуту сориентироваться. Там две двери. Одна будет слева, другая прямо перед тобой. Посмотри, может, удастся вспомнить, какая из них ближайшая к комнате, в которой находится твоя мать. Готова?

Когда они вышли, Алисса огляделась и указала на дверь слева. Как и обещал, Меррик вывел из строя сигнализацию за считанные секунды. Он вошел в дверь первым, готовый ко всему.

Коридор был пуст. Плохо. Это только усилило его дурные предчувствия. Это добром не кончится, он это чуял, и при первых же признаках тревоги решил сдаться.

Алисса потянула его за руку и указала на дальнюю дверь в конце коридора. Удерживая ее у себя за спиной, Меррик подкрался к двери, на которую она указала. Повернул ручку. Комната тонула в темноте, однако прибор ночного видения позволил увидеть женщину, неестественно застывшую посреди комнаты.

Прежде чем он успел ее остановить, Алисса оттолкнула его и бросилась к женщине.

– Мама!

Меррик чертыхнулся. В ту же секунду вспыхнул свет, ослепив его. Он сорвал с себя прибор, но это не помогло. Он ничего не видел и мог только приготовиться к неизбежному. Его повалили на пол. Их была целая дюжина, и захват был тщательно спланирован и исполнен. Меррик не сопротивлялся. Не было смысла. Наконец его подняли на ноги, скрутив руки наручниками за спиной.

Толкен стоял рядом с женщинами, которые обнимались и плакали.

– Это ваш второй глупейший поступок, ваше высочество, – заметил он.

– А первый? – Как будто он не знал.

– Похищение принцессы Алиссы, разумеется.

– Вынужден с тобой не согласиться. – Меррик попытался улыбнуться, затем поморщился от боли в разбитой губе. – Возможно, это самое умное из всего, что я когда-либо сделал.

– Ты можешь передумать, когда принц Брандт покончит с тобой.

Улыбка Меррика погасла.

– Или он, когда я покончу с ним.

Толкен повел Меррика и двух женщин через дворец. Они пришли в большой, богато обставленный кабинет. Фон Фольк, сидевший за столом, поднялся, когда они вошли, пристально оглядывая каждого из них по очереди. Его внимание сосредоточилось на Алиссе.

– С вами все в порядке, моя дорогая? Монтгомери не причинил вам вреда?

Нескрываемое тепло и нежность в его голосе удивили Алиссу. Что вообще происходит?

– Со мной все хорошо, спасибо, – осторожно ответила она.

Он перевел взгляд на Меррика, и неприкрытая ярость сверкнула в чернильной глубине его глаз, ярость, которую он едва сдерживал.

– Ты украл мою жену, сукин ты сын.

– Я украл твою невесту, – поправил Меррик. – Это не одно и то же.

Брандт бросился вперед, схватил Меррика за горло и прижал спиной к стене.

– Она не просто моя невеста, ублюдок. Она моя жена. Ты посмеешь это отрицать?

– Твоя жена? Черт, да. Я это отрицаю.

К облегчению Алиссы, Меррик не сопротивлялся, иначе принц Брандт мог бы разорвать его на куски.

– Ты пробрался в мой дом посреди ночи и украл ее у меня. Она была с тобой, когда мои люди нашли ее. В твоей постели. – Фон Фольк излучал первобытную ярость. – Ты мог навязать ей себя после нашей брачной ночи, но это не меняет того факта, что она моя жена. Ты украл мою женщину. И я позабочусь, чтобы ты горел за это в аду.

Глаза Меррика. сузились.

– Да, я украл ее, но не посреди ночи. – Он говорил медленно и четко, с нотками холодного высокомерия. – И она не твоя жена.

Рука Брандта сжалась в кулак, и на долю секунды Алисса была уверена, что он ударит Меррика. Однако он взял себя в руки и отступил назад, тяжело дыша.

– Ты никогда не был лжецом, Меррик, – сказал Брандт после нескольких бесконечных минут. – Учитывая наши прежние отношения и из уважения к твоим заслугам перед нашей страной, я дам тебе единственную возможность оправдать свои действия. После этого, обещаю тебе, твоя жизнь станет весьма незавидной.

В ответ Меррик по-военному выпрямился.

– Во-первых, ты не женился на Алиссе Сазерленд, и я не могу выразиться яснее. Что касается оправдания моих действий, тебе прекрасно известно, почему я украл ее у тебя. Люди Вердонии заслуживают справедливых выборов, а не срежиссированных тобой. Честь обязывала меня остановить тебя, и я это сделал. Вот и все.

– Я не имею намерения дискутировать с тобой о политике. Это может подождать. В данный момент главное – это вред, который ты причинил моей жене, и ложь, которую ты о ней говоришь. – Брандт прошел через комнату и остановился рядом с Алиссой. – Я женился на этой женщине две недели назад. Архиепископ Варнейский обвенчал нас. Потом она ушла в свою комнату, где и оставалась все время. – Чуть заметная краска окрасила скулы Брандта. – Я был с ней той ночью. Мне ли не знать, на ком я женился. Она даже носит мое кольцо.

Алисса подняла руку, чтобы все видели. Аметист с бриллиантом засверкали в приглушенном свете.

– Вы ошибаетесь, принц Брандт.

Он недоуменно уставился на ее руку.

– Что вы сделали с кольцом, которое я дал вам? – возмутился он.

– Вы мне его не давали.

– Объяснитесь!

– Меррик прав. Я не принимала участия в: церемонии. Он похитил… я имею в виду, я убежала с ним до начала свадьбы.:.

– Это невозможно, – проговорил Брандт, но в его словах уже не было прежнего пыла. – Вы были там. На церемонии. Мы произнесли обеты.

Она покачала головой.

– Не была. Я никогда не выходила за вас.

– Откуда мне знать, что вы не лжете?

– Я не могу ничего доказать, если вы это имеете в виду. Но уверяю вас, я не лгу. Я вышла замуж только за одного мужчину, и это не вы.

– Кто? – Разъяренный взгляд фон Фолька переместился. – Монтгомери? Вы вышли за него?

Меррик воспользовался возможностью, чтобы стряхнуть охранников, удерживающих его.

– Да, она вышла за меня. А теперь убери свои руки от моей жены!

Брандт застыл, выражение его лица заледенело.

– Всем уйти. – Он сделал знак охранникам. – Проводите миссис Барстоу в ее комнату. Принцесса Алисса останется.

– Нет! – закричала Анжела. – Я хочу быть со своей дочерью!

Брандт положил руку ей на плечо и легонько сжал.

– Это ненадолго. – К удивлению Алиссы, манеры принца заметно смягчились. – Пожалуйста, не волнуйтесь. Это скоро закончится, и тогда вы сможете вернуться домой.

– Вы обещаете?

Он наклонил голову.

– Обещаю. – Он взглянул на Толкена. – Принц Меррик тоже останется.

Они подождали, пока мать Алиссы и охранники выйдут из комнаты. Дверь громко щелкнула во внезапной тишине.

– Держи его, – приказал Брандт Толкену, показав на Меррика, затем повернулся к Алиссе: – Прошу заранее меня извинить, принцесса, но я должен проверить ваше утверждение.

Ее встревоженный взгляд натолкнулся на взгляд Меррика.

– Как??

Брандт показал на ее джинсы.

– Расстегните их.

От вопля ярости Меррика волосы встали дыбом у нее на затылке. Он боролся с Толкеном, боролся с безумным отчаянием, которое ужасало ее. Толкену потребовались все силы, чтобы удержать его, да и то лишь потому, что Меррик был в наручниках.

– Прекрати! – крикнула Алисса. – Меррик, не надо. Это того не стоит.

Глаза его были обезумевшими.

– Клянусь богом, фон Фольк, если ты тронешь ее, я тебя убью.

– Он не тронет меня. Я ему не позволю. – Она расстегнула молнию джинсов и гневно воззрилась на принца Брандта. – Ну, чего вы хотите?

Он встал перед ней, закрывая ее от двух других мужчин.

– Покажите мне свое левое бедро. У женщины, на которой я женился, там татуировка.

Она сделала, как он попросил. Краска смущения залила ей щеки.

– Удовлетворены?

– Другое бедро, пожалуйста. – Как только она подчинилась, он отступил назад, напряженно думая. – Существует ведь такая вещь как временные татуировки, не так ли?

– Да, – признала Алисса, застегивая джинсы.

– В таком случае нет уверенности, что ваша не была временной, если только… – Он повернулся к ней с каменной решимостью. – И снова я должен извиниться, Алисса. Если бы были другие способы, я бы воспользовался ими.

– Что вы собираетесь сделать? – спросила она.

Слабая улыбка смягчила резкость его черт.

– Ужасно разозлить вашего мужа, если, конечно, он ваш муж.

Она вздернула подбородок.

– И меня, подозреваю, тоже.

– Именно так.

Брандт не дал ей времени отступить. Обхватив ее лицо ладонями, он наклонился и, под проклятья Меррика, звенящие у нее в ушах, поцеловал ее. Он не торопился, исследуя ее губы своими, вначале мягко, затем с намеком страсти. Она терпела это, все время молясь, чтобы Толкен оказался сильнее Меррика.

После бесконечных мгновений Брандт выпрямился и сделал шаг назад, затем повернулся к Меррику.

– Похоже, твоя жена говорит правду. Она не та женщина, на которой я женился. – Он перевел взгляд на Толкена. – Твоим людям придется кое-что объяснить.

– Да, ваше высочество.

– Дай мне основные факты, Монтгомери, – приказал Брандт. – Когда, где, как.

– Хорошо. В три тридцать я пробрался в сад за часовней. Твоя невеста и один из охранников как раз вышли в сад. Я вывел его из строя и освободил твою невесту.

– Ты забыл упомянуть о тех, кто тебе помогал, – напомнил фон Фольк.

– Я действовал один.

– Ложь, но вполне понятная, учитывая обстоятельства. – Он обратился к Толкену, не скрывая своего неудовольствия: – Очевидно, один из твоих людей не потрудился сообщить об этом. Выяснишь, кто, и разберешься с этим.

– Я использовал модифицированный обездвиживающий дротик, – объяснил Меррик. – Он лишает сознания только на короткое время. Возможно, парень посчитал, что просто отключился по какой-то причине, а поскольку твоя невеста была на месте, когда он пришел в себя, то постеснялся докладывать об этом. Как бы там ни было, я увез Алиссу туда, где твои люди и нашли нас на следующее утро.

– Когда вы поженились? – спросил Брандт.

– Два дня назад.

– Полагаю, ты можешь доказать законность этого?

– Могу.

– В таком случае остается только один последний вопрос.

Меррик обнажил зубы в фальшивой улыбке.

– Всегда счастлив помочь.

– Просто из любопытства… – Брандт подошел ближе, и от выражения его глаз по телу Алиссы пробежала дрожь. – На ком я женился?

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Меррик пожал плечами.

– На какой-то женщине, которую я подобрал. Не помню ее имени.

– Попытайся.

Он притворился, что думает.

– Извини, не могу вспомнить.

– Возможно, время в тюремной камере освежит твою память.

Меррик расставил ноги, словно приготовившись к удару.

– Не рассчитывай на это.

Брандт остановился перед ним.

– Я женился на женщине, которую ты «подобрал», полагая, что она Алисса. Я взял ее в свою постель и занимался с ней любовью. – Он вскинул бровь. – Ты реагируешь на это. Интересно. Итак, ты ее знаешь. И по какой-то причине тебе не нравится то, что мы были близки. Я бы подумал, что это одна из твоих бывших любовниц, если б не одна маленькая деталь.

– Какая же? – спросил Меррик сквозь стиснутые зубы.

– Моя таинственная невеста была девственницей.

Ярость Меррика прорвалась сквозь самоконтроль:

– Как ты посмел тронуть ее? Ты не имел права!

– Я имел полное право. Она моя жена. – Брандт подался вперед, говоря низким, напряженным голосом. – Думаешь, я взял ее силой? Если так, подумай еще раз. А теперь скажи мне, кто она и почему ты ее защищаешь.

Меррик взял себя в руки.

– Это моя работа. Я втянул ее в это и должен отвечать за ее безопасность.

– Тогда ты не должен был подвергать ее опасности. – Брандт отступил назад и сделал знак Толкену: – Отведи принца Меррика и его жену в Аметистовую комнату.

Меррик задержался в дверях, намереваясь оставить последнее слово за собой.

– Она ушла от тебя, Брандт, – бросил он через плечо. – Твоя жена могла бы остаться, но не осталась. Подумай над этим.

Но, очевидно, последнее слово было все-таки не за ним.

– А ты, возможно, захочешь нежно попрощаться со своей женой, – парировал Брандт, – потому что я намерен позаботиться, чтобы это была последняя ночь, которую ты проведешь с ней, на очень долгое будущее.

Алиссу и Меррика проводили в их комнату… Как только дверь за ними замкнули, Алисса шагнула в объятия мужа.

– Это все моя вина.

– Нет, – поправил он, – фон Фолька.

– Ты предупреждал меня, что это ловушка. Мне надо было послушать тебя.

– Ну, что правда, то правда.

Она покачала головой.

– Как ты можешь шутить?

– А что мне делать?

– Обними меня. – (Меррик крепче прижал ее к себе.) – Ты был прав еще в одном. Видел, как принц Брандт обращается с моей матерью? Он так… нежен с ней. Так заботлив. Подозреваю, он никогда не причинил бы ей вреда. Ты говорил мне это, но я тебе не верила.

– Ты не могла рисковать. Я понимаю.

– Я так сожалею, Меррик. – Она обвила его руками за шею. – Мне невыносима мысль, что тебя отправят в тюрьму из-за меня. Что мы будем делать?

– Дадим фон Фольку время примириться с тем, что случилось.

– А что насчет Мири?

– Мы будем молчать о ней. Ни единого слова фон Фольку.

Алисса нахмурилась.

– Ты не собираешься сказать ему, на ком он женился?

Она шутит?

– Ни в коем случае. Я не хочу, чтобы он приближался к моей сестре, так же как и к моей жене.

Алисса заколебалась, затем сказала:

– Если принц Брандт говорит правду, она была с ним по собственной воле, Меррик. Стала бы она делать это из чувства долга и преданности королю?

– Надеюсь, что нет.

– Значит, была другая причина, – осторожно заметила она.

Меррик не мог не вспомнить их с Алиссой разговор в ту ночь, когда он похитил ее и они обсуждали возможность того, что Мири настояла на участии в похищении по личным мотивам. Как бы подобное обстоятельство ни злило его, но это похоже на правду.

– Итак, что теперь? – спросила Алисса.

– Мы сделаем так, как и предложил фон Фольк. С пользой потратим время, которое у нас осталось.

– Не говори так, – испуганно запротестовала она. – Я не позволю отправить тебя в тюрьму. Я буду отрицать, что была похищена. Они не докажут, что я не уехала с тобой добровольно.

– Это тебе не Штаты. – Меррик попытался донести это до нее как можно мягче. – Несмотря на то, что ты принцесса Алисса, герцогиня Селестии, фон Фольк правит в этой части Вердонии. Его слово – закон. Он может бросить меня в тюрьму, если захочет, и никто ничего не сможет сделать. Полагаю, он подержит меня в тюрьме, прежде чем отправить в изгнание.

– Но только из Аверноса, верно? Он ведь не сможет изгнать тебя из страны вообще?

– Сможет и сделает это, если станет королем.

– Нет! Я этого не позволю.

Меррик поглядел на нее с сожалением.

– Тебе ничего не удастся сделать. – Он коснулся губами ее лба. – Поскольку мы не можем предсказать, что принесет нам завтра, нет смысла тревожиться об этом сейчас. У нас все еще есть сегодня. Давай не тратить впустую несколько оставшихся часов.

Ее глаза наполнились слезами.

– А что, если я хочу больше, чем одну ночь?

– Наши отношения никогда не подразумевались как постоянные. Таков был наш договор, помнишь? Или это изменилось?

– А… а что, если так? – Она вздернула подбородок, и что-то похожее на вызов заблестело у нее в глазах. – Что, если я скажу, что хочу больше, чем временные отношения?

Он должен был понять ее слова.

– Насколько больше?

Она сделала глубокий вдох и расправила плечи.

– Может, я хочу, чтобы наш брак был настоящим? Что ты на это скажешь?

– Я скажу, что этого недостаточно. Я жду большего от своей жены, от женщины, с которой собираюсь прожить всю жизнь.

Легкий трепет прокатился по ней.

– Тогда… что, если я скажу, что люблю тебя?

Меррик закрыл глаза, с трудом сдерживая желание закричать от счастья.

– Ты спрашиваешь? Или говоришь это?

– Я люблю тебя, Меррик.

На этот раз никаких колебаний, никаких сомнений. Никакой неопределенности. Только нотки удивления и огромная радость.

– Это все, что мне нужно знать. – Он взял ее лицо в ладони. – Я тоже люблю тебя, принцесса. Ты мое начало, моя середина и мой конец. Я хочу прожить с тобой всю оставшуюся жизнь.

Притянув голову Меррика к себе, Алисса прижалась к его губам в жадном, настойчивом поцелуе. Руки тянули футболку вверх до тех пор, пока они не отыскали горячую кожу.

Ее отчаянное нетерпение захлестнуло Меррика с головой, требуя отклика. Ей явно хотелось забыться, затеряться в нем. Он оторвался от ее рта только для того, чтобы стянуть ее рубашку через голову и отбросить в сторону.

Под ней она была восхитительно обнаженной: молочно-белые груди, увенчанные сладкими ягодами сосков, умоляющих попробовать их. Меррик уступил их мольбам, и она застыла в его руках. Он спустился ладонями к застежке джинсов.

– Я никогда никого не хотела так, как хочу тебя. – Ее рука скользнула вниз по его груди, задержавшись над большой выпуклостью под пряжкой. – Не могу ничего с собой поделать. Кажется, мне все время мало. Хочу еще.

– Нет проблем. – Потребовалась вся его сила воли, чтобы не вжаться в ее руку, сию секунду не отдаваться во власть своих горячих фантазий. – Для тебя у меня неограниченный ресурс.

– Нет. – Алисса покачала головой. – Дело не просто в сексе. Этого для меня было бы недостаточно. Секс… это для всех. А я всегда хотела большего.

Меррик замер, понимая, что она пытается сказать.

– Но ты боялась своих желаний, да, принцесса?

– Я всю жизнь убегала, моя мать преподала мне этот урок. – Она тяжело сглотнула, слова давались ей с трудом. – Я боюсь остановиться.

– Тогда задержись. Всего на одну ночь. – Он облегчил ее боль поцелуем. – Насладись моментом. Убежать ты всегда успеешь.

– Ты не понимаешь, потому что у тебя всегда это было. Дом. Корни. Надежность. – Алисса прислонилась к нему и закрыла глаза. – Мне нигде нет места. Я ничему не принадлежу.

– Не принадлежишь или просто боишься рисковать? – мягко спросил Меррик.

Слезы просочились из-под плотно зажмуренных век.

– Я боюсь, – прошептала она. – Я хочу принадлежать, но не могу рисковать. Поэтому говорю себе, что не могу это иметь. И даже не хочу.

Ответ так прост. Разве она не видит?

– Это уже твое, любимая. Ты часть этой земли. Твое место здесь, со мной. Теперь и навсегда.

Меррик приподнял к себе ее прекрасное, печальное лицо, стер поцелуями морщинки боли вокруг рта, между бровей, спускаясь вдоль напряженной шеи к плечам. Ладони заскользили по обнаженным рукам к плечам, и Алисса затрепетала. Ее кожа была как шелк, от нее пахло розами и желанной женщиной.

Его прикосновения высекли искры немедленного отклика. Со вздохом облегчения Алисса раскрылась ему без вопросов и колебаний. И он взял то, что она так щедро предлагала. Он опустил голову и вновь завладел ее ртом. Ее губы приоткрылись в беспомощном приглашении и смягчились под его губами. Она откликнулась, вначале нерешительно, затем с растущим пылом.

В тот же миг нежность переросла в страсть. Желание вырвалось из-под контроля. Не прерывая контакта, Меррик обхватил ее за ягодицы и приподнял. Она туг же обвила его ногами.

– Пожалуйста, – прошептала она. – Я не могу больше ждать.

Его рот жадно поглотил ее губы, когда он положил ее на пол. Их руки нетерпеливо срывали друг с друга одежду. Нетерпение росло, подгоняло их, воспламеняло кровь. Сквозь рев в ушах Меррик слышал ее стоны, мольбы, требования.

Ее бесподобный, сладкий и горячий, принадлежащий только ей запах наполнял ноздри. Он возбуждал Меррика до горячечного, раскаленного уровня страсти. Она ждала его, и он наполнил ее, погрузился в нее, вознося ее до немыслимых высот.

Никогда так не было. Никогда. «Еще. Еще. Еще!» Отчаянное заклинание, сладкая музыка, звучащая в них обоих, воспаряющая к финальной бесконечной ноте, прежде чем замереть в тишине…

Тяжело и прерывисто дыша, Алисса смотрела на него в изумлении.

– Это было… – она задрожала, – я понятия не имею, что это было. Но лучше бы ты смог это повторить.

– О, да.

Может быть. Если доживет.

В конце концов они нашли постель и повалились на нее в изнеможении. Прижимаясь к нему, Алисса боялась, что в любую минуту Толкен и его люди придут и уведут его. Меррик мог успокоить любимую только своими прикосновениями, поэтому он обнимал ее, гладил, успокаивал.

– Ты мой муж. – Она произнесла эти слова горячо, словно утверждала свои права.

– Навсегда, если ты захочешь.

Ее пальцы нежно очерчивали контуры его лица, теребили волосы.

– За тобой скоро придут.

– У нас есть еще немного времени.

– Не знаю, как я переживу, когда они заберут тебя. – Она всхлипнула. – Я хочу, чтобы ты был в моей жизни. Больше того, ты нужен мне.

– Я могу дать тебе то, в чем ты нуждаешься. Не вопрос. – Он сказал это с полной уверенностью.

Алисса улыбнулась сквозь слезы.

– Ты не знаешь, что мне нужно и что я хочу.

Он повернулся на бок, лицом к ней.

– Так скажи мне, чтобы я знал.

– Если б ты был умнее, – прошептала она, – то отпустил бы меня. Я не из тех, кто задерживается надолго.

– Не могу и не отпущу. Ты сказала, что любишь меня и что хочешь быть со мной. У тебя есть дом в Селестии. У тебя есть люди, которые любят тебя и нуждаются в тебе. Поэтому оставайся.

– Сомневаюсь, что я на это способна.

Он не смог удержаться от еще одной ласки, от которой она затрепетала.

– Что она сделала с тобой, Алисса?

Она не стала притворяться, будто не поняла.

– Это не мамина вина. Не полностью. Я могла бы избрать другой путь, вместо того чтобы идти по ее стопам.

– Объясни мне.

– Ты не обратил внимания на ее руки? – Она покачала головой, прежде чем он успел ответить. – Нет, конечно, у тебя не было такой возможности.

– Нет, не обратил, – признался Меррик. – А что с ними?

– Они были сломаны в детстве. Намеренно. Палец за пальцем.

– О боже. Ее забрали у родителей?

– Да. За этим последовала череда приемных семей. Не думаю, что маму там били, во всяком случае она никогда об этом не говорила. Когда ей исполнилось шестнадцать, она сбежала. Меррик закрыл глаза.

– И так это началось.

– Именно. Всю свою жизнь она искала любовь и никогда не находила ее, всегда надеялась отыскать спасение за ближайшим углом. – Рот Алиссы скривился. – Или с очередным мужчиной. Большинство ее мужей были старше. Заменяющие отца фигуры, полагаю.

– Как принц Фредерик.

Алисса удивилась:

– Он был старше мамы?

– Лет на двадцать – двадцать пять.

Она нахмурилась.

– Значит, и мой брат, должно быть, тоже стар!

– Сорок пять как минимум.

– Я и не знала.

Меррику потребовалось несколько секунд, чтобы переварить то, что она рассказала, прежде чем задать следующий вопрос:

– Ладно, я понимаю, что движет твоей матерью. Но как ты вписываешься во все это?

– Я люблю ее, – просто сказала Алисса. – Я была единственной постоянной величиной в ее жизни. Сколько себя помню, мы вечно куда-то бежали. Парочка ненормальных оптимисток, ищущих горшочек с золотом на конце радуги.

– Значит, для тебя это тоже вопрос чести и долга. А теперь? Куда вы отправитесь дальше?

– Я так устала, Меррик. – Тоска в ее голосе надрывала ему сердце. – Я бы хотела остановиться, может, остаться где-то ненадолго.

Легким движением он убрал волосы с ее глаз.

– Ненадолго? А как насчет «навсегда»?

– Это было бы возможно, если б не одна маленькая проблема. – Алисса слабо улыбнулась. – Единственного человека, с которым я хотела бы остаться, не будет здесь, если принц Брандт бросит тебя в тюрьму.

– Тогда, возможно, я могу дать тебе кое-что на память. – Меррик нашел свои брюки и вытащил из кармана маленькую бархатную коробочку.

Вернувшись и снова заключив Алиссу в объятия, он взял ее руку в свою и надел ей на палец кольцо.

– Этотебе, – сказал он ей.

Тусклый свет вспыхнул на «Сказке» – кольце, которым она восхищалась в магазине Марстона и которое символизировало единство душ и неразрывные узы вечной любви. С возгласом восторга и удивления она повернулась в его руках и прильнула к нему.

– Как? Когда? Почему?

Медленная улыбка осветила его лицо.

– Почему? Потому что оно было предназначено для тебя, и только для тебя. Насчет «когда» и «как» было чуть-чуть посложнее, но я нашел способ. – Его улыбка сникла. – Я планировал выбрать идеальное время, чтобы подарить его тебе, но не уверен, что оно настанет.

Алисса взяла его лицо в ладони и поцеловала.

– Значит, мы сделаем это время идеальным. Здесь и сейчас.

И она сдержала слово.

* * *

Принц Брандт послал за Алиссой рано утром. Ее снова проводили в кабинет.

– Пожалуйста, присядьте. – С врожденной любезностью он придержал для нее стул. – Нам нужно поговорить.

– О чем?

– Во-первых, я должен принести вам свои извинения. Я втянул вас во все это против вашей воли. Это было неправильно.

– Вы пытались принудить меня к браку с вами, – дерзко парировала Алисса. – И использовали мою мать, чтобы добиться моего согласия. Это не просто неправильно. Это возмутительно.

– На то были веские причины. – Он сказал это без раскаяния.

Она разозлилась:

– Потому что вы хотите быть королем. Вы считаете это веской причиной?

– Я не могу объяснить вам этого сейчас. Возможно, когда-нибудь в будущем. – Брандт молча разглядывал ее некоторое время, затем заговорил с удивительной откровенностью: – Вы были пешкой, Алисса, которую я намеревался использовать, не считаясь с тем, как это повлияет на вашу жизнь. Если бы был другой способ, я воспользовался бы им. Но его не было. И до сих пор нет.

– Вы же не собираетесь на самом деле бросить Меррика в тюрьму? Это вы похитили меня, помните? А его действия можно рассматривать как миссию спасения.

Брандт пожал плечами.

– Мое княжество, мои законы. Его тюремное заключение остается в силе.

– И что дальше? – Она пыталась не показать своего отчаяния. – Собираетесь шантажировать меня этим, если я не скажу, на ком вы женились?

– Я больше склонен назвать это подкупом. – Он вскинул черную как смоль бровь. – Вы и ваша мать летите ближайшим самолетом в Нью-Йорк, и Меррик с вами. Как вам это нравится?

– Спасибо, но нет.

Он вздохнул.

– Только не говорите мне, что Монтгомери «промыл» вам мозги своим представлением о чести и долге.

– Нет, ничего подобного. Просто честь и долг для меня тоже не пустой звук.

– Позвольте угадать. – Его глаза заискрились смехом. – Вы намерены спасти Вердонию от злого принца.

– Если королевская туфелька подойдет.

– И вы намерены поклясться честью, что Монтгомери не похищал вас?

– Именно.

– Вы содействовали ему?

– Все время.

– Чтобы избежать брака со мной?

– Вы можете меня винить?

– Значит, когда представилась возможность, вы убежали с Монтгомери?

– Убежала.

– И позволили Мири занять ваше место.

– Да. Нет. Нет!

Алисса резко замолчала и уставилась на него в паническом ужасе. Слишком поздно пытаться исправить свою ошибку. Он блефовал, а она попалась на это. Алисса закрыла глаза и выдавила сквозь онемевшие губы:

– Как вы узнали?

– Я догадывался, но благодарен вам за подтверждение. А теперь последний вопрос. Где она?

– Я не знаю. – Алисса открыла глаза, часто заморгав, чтобы прогнать слезы. – Правда.

– Да, я вижу. Вы не умеете лгать, мисс Сазерленд. – Он взял телефон и нажал кнопку. – Приведите их.

Она смотрела на него с нескрываемой горечью.

– Вы не можете себе представить, как я рада, что мы не поженились.

– Возможно, вам трудно в это поверить, но я тоже, несмотря на повестку дня, которая делает наш союз столь важным.

Алисса промолчала, разглядывая Брандта. Она находила его черты слишком суровыми, хотя не могла не признать, что они неотразимы. А когда он улыбался с мягкой теплотой, как сейчас, то был потрясающе красив.

– Не стоит переживать, – продолжал Брандт. – Несмотря на крайне властный характер вашего мужа, не так много женщин, которых он защищает с подобной горячностью. Его мать. Его жена. – Что-то промелькнуло в его взгляде, какая-то эмоция, которую он поспешно спрятал. – Его сестра. Мне оставалось только спокойно поразмыслить, чтобы прийти к соответствующему заключению. – Он усмехнулся. – Хотя вынужден признаться, мне потребовалась почти целая ночь, чтобы обрести это спокойствие.

– И почему так, принц Брандт?

– Из-за Мири, – удивил он ее признанием. – А потом, когда я понял очевидное, мне нужен был кто-то, кто мог подтвердить мою догадку.

Не успела Алисса ничего ответить, как Толкен вошел в кабинет вместе с Мерриком, ее матерью и несколькими охранниками.

Принц Брандт встал.

– Вам будет приятно узнать, что мы с Алиссой достигли согласия. – Он отвесил Алиссе учтивый поклон. – Благодарю вас, принцесса, за то, что помогли мне установить Мири как мою жену. Вас троих немедленно отвезут в аэропорт, откуда вы вылетите первым классом до Нью-Йорка.

Меррик резко развернулся к Алиссе, бросив гневный взгляд на ее виноватое лицо.

– Что, черт побери, ты наделала? – Он отчаянно вырывался из рук удерживающих его охранников. – Ты сказала ему, да? Как ты могла, Алисса? Зачем?

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Алисса в отчаянии затрясла головой, снедаемая чувством вины.

– Это не то, что ты думаешь.

Но тут вмешался принц Брандт:

– В каком-то смысле я даже завидую тебе, Монтгомери. Будешь себе спокойно жить в Штатах вместе с красивой и умной женой, всегда готовой оказать содействие. Чем не жизнь? Куда лучше тюремного заключения, ты не согласен?

– Сними с меня эти наручники, и я покажу тебе, насколько я с тобой согласен.

Брандт покачал головой.

– Пожалуй, мы прибережем это для другого времени и места. – Он взял пакет и вручил его Толкену. – Здесь билеты. Дамы поедут в лимузине. Боюсь, я не слишком доверяю твоему поведению, Монтгомери, чтобы позволить ехать в таком изысканном транспорте. Толкен и его люди проводят тебя в фургон, лучше приспособленный для перевозки преступников. Не слишком комфортно, но уверен, ты понимаешь необходимость этого.

– Я не уеду из Вердонии.

– Я знал, что ты можешь это сказать, – улыбнулся Брандт, – поэтому подготовил тюремную камеру для твоей жены и тещи, если ты откажешься. Выбирай, Монтгомери.

Меррик бросил на Алиссу быстрый взгляд.

– Моя жена в тюрьме. Соблазнительно.

– Но ты не пойдешь на это, не так ли? – сказал Брандт.

К отчаянию Алиссы, Меррик подумал, прежде чем кивнуть.

– Если это значит, что она уедет из Вердонии навсегда, тогда нет, не пойду. – Прежде чем кто-то успел его остановить, он сделал быстрый шаг в ее сторону. – Это хорошо, что ты умеешь убегать, принцесса. Потому что когда я освобожусь, тебе лучше убежать как можно быстрее и дальше. – Его золотистый взгляд пригвоздил ее к месту. – Поверь, ты не захочешь, чтобы я тебя поймал.

– Меррик…

Не слушая ее, он пошел к двери, на ходу бросив Толкену:

– Чего мы ждем? Идем отсюда к чертовой матери.

– Она предала тебя, дружище.

– Заткнись, Толк.

Фургон выехал на шоссе и набирал скорость.

– Не принимай это близко к сердцу. Женщины известны своей слабостью.

– Некоторые женщины – возможно, – допустил Меррик, – но не Алисса.

– Ты хочешь сказать, что она достаточно сильная, чтобы устоять против принца Брандта? Но это доказывает, что она сама решила предать тебя. Возмутительно. Определенно она не та женщина, которая должна править Селестией. Вердонии лучше избавиться от нее.

Меррик стиснул зубы.

– Я не это имел в виду.

– А что ты имел в виду? – Когда ответа не последовало, Толкен предположил: – Возможно, ее предательство – твоя вина.

– О чем, черт возьми, ты говоришь?

– Ты похитил ее ради высшего блага. Я правильно понимаю? Уверен, ты подаешь прекрасный пример. Без сомнения, она предала Мири по той же причине. В этом случае, разумеется, для своего блага и блага матери. – Толкен пожал плечами. – Ну… и твоего.

Меррик намеренно сменил тему:

– Даже если меня заставят сесть на этот самолет, я вернусь. Ты ведь понимаешь это, да?

– Со своей женой? – Толкен склонил голову набок. – Или без нее?

– Без нее.

– В таком случае я уполномочен принцем Брандтом предложить тебе сделку.

– Какую сделку? – осторожно спросил Меррик.

– Все очень просто. Ты слагаешь с себя полномочия командующего Королевскими силами безопасности и возвращаешься в Вердонию. Живешь тихо, не высовываешься, а принц Брандт готов сделать вид, что ничего этого не было.

Меррик коротко хохотнул.

– То есть, если я не донесу на него, он не донесет на меня. Ему невыгодно предавать все это гласности. Во всяком случае, до выборов. – Он угрюмо уставился в окно фургона. – А что насчет Алиссы?

– А что насчет нее? Она вернется в Нью-Йорк. Впрочем, принц Брандт ничего не сможет сделать, если она решит остаться в Вердонии, несмотря на его угрозы. Особенно поскольку аэропорт находится на земле Селестии. – Толкен задумчиво пожевал губу. – Но по мне, так ей лучше уехать. Она не годится на роль принцессы.

– Ты ничего о ней не знаешь, – огрызнулся Меррик, ощущая потребность хоть немного выпустить пар.

– Я знаю одно: она способна на предательство мужа, – проворчал Толкен. – Без сомнения, она скрывала от тебя эту черту, иначе ты бы никогда не женился на ней. Очень хитрая женщина.

– Заткнись, Толк, черт тебя подери! Алисса верит в честь и долг так же, как и я. Она защищает тех, кого любит, и пожертвовала всем, чтобы спасти свою мать.

Ему потребовалась секунда, чтобы услышать собственные слова. В ту же минуту он застонал. Проклятье! Он полный идиот. Ему и вправду следует отказаться от должности. Такому дураку не стоит жить, не то что руководить силами безопасности.

– Может, ты и прав, – произнес Толкен. – Я не знаком с этой стороной ее характера. Но одно я знаю наверняка.

Меррик повернулся к нему, начав наконец складывать разрозненные кусочки мозаики в одно целое.

– И что же это?

– Твоя жена – никудышный игрок в покер, в то время как принц Брандт – мастер.

Меррик тупо уставился на него. Прошла целая, минута, прежде чем до него дошел скрытый смысл. Затем он сказал:

– Сними с меня наручники и дай свой мобильный, Толк. Скорее. Мне надо остановить самолет.

Толкен улыбнулся:

– Давно бы так.

Они приехали в аэропорт, и после прохождения формальностей их проводили в комнату ожидания, где в течение последующих двух часов Алисса нервно ходила взад-вперед. Меррика все не было. Еще через час пришел служащий аэропорта и объявил, что они могут садиться в самолет.

– Подождите, пожалуйста! – взмолилась Алисса. – Мне нужно поговорить с Мерриком.

– Вы сможете сделать это на борту, ваше высочество.

– Меррик не придет, я знаю, – она изо всех сил пыталась не расплакаться. – Он думает, что я предала его. И ему надо защитить свою сестру. Он не уедет из Вердонии.

– Уверяю вас, ваше высочество, у него не будет выбора.

Когда их усадили на места первого класса, Анжела сказала:

– Послушай, девочка, я хочу кое-что тебе рассказать. – Она огляделась и, понизив голос, прошептала: – Это о твоем отце. Я вышла за Фредди, потому что он был намного старше и казался мне надежным. Мы знали друг друга всего неделю, прежде чем пожениться в Лас-Вегасе. – Она стиснула свои покалеченные руки. – Но речь не об этом.

Алисса вытерла слезы и сосредоточила внимание на матери, радуясь возможности отвлечься от своих переживаний.

– А о чем, мама?

– О том, что случилось, когда мы с Фредди приехали сюда. К тому времени было уже поздно что-либо менять. Мы были уже женаты, и я не могла просто оставить его. Я имею в виду, как бы это выглядело после всего лишь одной недели?

– Значит, ты не убежала?

– Я не могла. Кроме того… – ее голос понизился до едва слышного шепота, – именно тогда я и встретила его.

У Алиссы внутри все похолодело.

– Кого?

– Сына Фредди, Эрика. – Глаза Анжелы медленно поднялись и встретились с глазами дочери. – Твоего отца.

Алисса долгое время могла лишь потрясенно смотреть на свою мать.

– Ты хочешь сказать… – она глубоко вздохнула, – что мой брат на самом деле мой отец?

Анжела кивнула.

– А это как-то связано с тем, почему ты сейчас здесь, в Вердонии?

– Угу. – Ее мать отвела взгляд и прокашлялась. – После разрыва с Джимом мне пришла мысль полететь в Вердонию. Я слышала, что Фредди умер несколько лет назад, и подумала, что, может быть, мы с Эриком… – Она опустила голову и жалобно прошептала: – Я хотела снова увидеть его.

– И ты видела?

– О, да, да, я его видела.

– О боже, мама. И что сказал принц Эрик? Что он сделал, когда ты появилась?

– Он отказался от своего положения.

Алисса была потрясена.

– Вот так просто взял и отказался?

– Ну да. Эрик сказал, что надо найти важные документы и кое-что уладить, или что-то в этом роде. Еще объяснил, что, если отречется, ты сможешь править Селестией, а когда он вернется, мы с ним поженимся. Только… – ее глаза наполнились слезами, – Эрик исчез. А принц Брандт появился и пригласил меня погостить у него. Без Эрика я не знала, что делать, поэтому поехала с принцем Брандтом. Как только он узнал, что Эрик отрекся и что ты будешь править Селестией вместо него, тут-то и начался весь этот кошмар. Он вознамерился жениться на тебе.

Алисса подала матери платок.

– Ты все еще можешь найти принца Эрика и быть с ним.

– Нет, слишком поздно.

– Ничего не поздно.

Анжела покачала головой.

– Я все испортила, позволив прошлому погубить будущее. Позволила ему навязать мне выбор. – Она обратила на дочь заплаканное лицо. – Но с тобой этого не должно случиться. Ты гораздо сильнее, чем я, ты такая, как твой отец. Не упусти шанс. Пусть у тебя будет будущее, о котором ты мечтала.

– Нет, я…

– Послушай меня, Элли. – Она заговорила твердым материнским тоном, которого Алисса никогда у нее не слышала. – Я хочу, чтобы ты немедленно сошла с этого самолета и осуществила свои мечты.

– Я не могу оставить тебя, – запротестовала Алисса. – Ты нуждаешься во мне.

– Больше нет. Слишком долго я тебя удерживала. Наши роли перепутались. Это мне следовало бы быть родителем и поддерживать своего ребенка, однако я всегда позволяла тебе заботиться обо мне.

– Я хотела этого, мама. Это был мой выбор. – Алисса взяла изувеченные материнские руки в свои и поцеловала их. – Я люблю тебя.

– С самого детства мне хотелось, чтобы кто-нибудь заботился обо мне. Любил меня такой, какая я есть. И ты всегда так делала. Но нечестно было с моей стороны позволять тебе опекать меня. Это неправильно, и я больше этого не допущу.

– Нет смысла сходить с самолета. Меррик считает, что я предала его.

– Значит, тебе придется убедить его, что это не так. Сними-ка свое обручальное кольцо.

– То есть? Я не понимаю.

– Сними его. На внутренней стороне есть гравировка.

– Откуда ты знаешь?

– Это вердонская традиция. Тайное, личное послание между мужем и женой. Прочти, что там сказано. Если это будет нечто действительно особенное, обещай мне, что сойдешь с самолета. Договорились?

– Хорошо. Договорились.

Алисса поднесла «Сказку» к свету, чтобы можно было прочесть надпись внутри, и заплакала.

– О боже. Ну, что там? – спросила мать.

– Я должна сойти с самолета, мама. – Она уже начала подниматься, когда до нее дошло. – Охрана. Они же не выпустят меня.

– Разумеется, выпустят.

– Нет, они меня остановят.

– Подумай, Алисса. – Ее мать улыбнулась. – Тебе просто надо сказать им, кто ты.

– Сказать им… – Ну, конечно. Алисса больше не колебалась. Она крепко обняла мать. – Пойдем со мной, мама. Ты тоже сможешь осуществить свою мечту. Мы выясним, что случилось с принцем Эриком. И возможно, у твоей сказки тоже будет счастливый конец.

Алисса не стала ждать решения матери. Ей надо жить своей жизнью, бороться за свое будущее. Она направилась к двери. Охранники немедленно блокировали выход.

Девушка выпрямилась в полный рост.

– Я принцесса Алисса, герцогиня Селестии, – заявила она своим самым властным тоном. – И вы пропустите меня.

Охранники беспомощно переглянулись, не зная, как поступить. И тут из носовой части самолета появился мужчина в форме – либо капитан, либо его помощник.

– Вы сказали, что вы принцесса Алисса?

– Да.

– Нам не дают разрешение на взлет, пока вы не сойдете с самолета, – с раздражением заявил он. – Нас обвинили в похищении принцессы Селестии. Поэтому, если вы не возражаете сойти…

– С радостью.

Охранникам осталось только дать дорогу. Алисса снова ступила на вердонскую землю. К ее бесконечной радости, мать присоединилась к ней. Когда они вошли в здание аэропорта, их приветствовала толпа людей. Очевидно, каким-то образом им стало известно, кто она. Со всех сторон раздавались радостные крики.

– Спасибо, – проговорила Алисса сквозь ком в горле, остановившись перед ними. – Вы не представляете, как много это для меня значит.

– Вы останетесь, принцесса? – спросила одна из женщин.

Алисса улыбнулась.

– А куда же мне ехать? Это мой дом. – И она осознала, что это правда.

– А ваш муж, – прозвучал хрипловатый голос у нее за спиной. – Как насчет него?

Алисса резко развернулась и увидела Меррика. Несколько долгих мгновений они не двигались, жадно пожирая друг друга взглядами. Алисса о многом хотела спросить, многое сказать. Принести извинения. Дать объяснения. Залечить раны. Но ничто из этого не имело значения. Не сейчас, когда она смотрела в эти любимые золотистые глаза и видела в них сияние нескрываемой любви.

Она сделал шаг навстречу ему. Затем другой. А потом бросилась в его раскрытые объятия. Меррик осыпал поцелуями ее рот, глаза, щеки, прежде чем вновь отыскать губы. Это были крепкие, горячие поцелуи. Настойчивые и жадные. Говорящие ей без слов, как отчаянно он желает ее.

А потом характер поцелуев изменился. Они стали мягкими и нежными. Река желания, текущая глубоко внутри. Исцеляющий бальзам. Благодарение. Муж, одаривающий свою жену.

– Я не говорила ему, – сказала она, задыхающаяся и потрясенная. – Клянусь тебе, не говорила.

– Я это понял. Не сразу, но понял.

– Я не могла уехать из Вердонии. Не могла уехать от тебя.

– И это я тоже понял. – Он взял ее лицо в ладони. – Ты так и не ответила на мой вопрос. У тебя есть муж, принцесса. Что ты собираешься с этим делать?

Ее подбородок дрогнул.

– «Мой дом в твоем сердце». Именно это я прочла десять минут назад. Если, конечно, на твоем кольце нет лучшего предложения.

– Только одно.

– Какое же?

Легкий румянец окрасил его скулы.

– Это банальность.

Алисса улыбнулась сквозь слезы:

– Не могу дождаться, когда услышу ее. Так что там говорится?

Он подхватил жену на руки и прижал к своей груди. Толпа вокруг них одобрительно загудела.

– Там говорится: «Двум сердцам судьбой предназначено быть вместе».

Она обвила Меррика руками за шею и спрятала лицо у него на плече, пока вновь не обрела способности говорить.

– Поехали домой, Меррик.

– Это твой дом, принцесса? Ты, наконец, нашла свои корни?

– Дом. Корни. Бог мой, да я даже нашла отца. – Она рассмеялась, увидев его округлившиеся от удивления глаза. – Потом расскажу.

Брат Меррика ждал их возле аэропорта. Одного взгляда было достаточно, чтобы заметить сходство как во внешности, так и во властных, аристократических манерах. Лэндер повез их в Глинит, и, хотя всю дорогу шел дождь, Алисса почти не замечала этого. Было так много гораздо более важных дел.

– Как ты понял, что я не предавала тебя? – спросила она у Меррика.

– Толкен помог с этим. – Он легонько щелкнул ее по носу пальцем. – Удивлена, да? Как только я успокоился настолько, чтобы начать соображать, я понял, что ты бы никогда не выдала Мири, даже ради моей свободы. Тем более своей.

– Даже ради маминой, – подтвердила она. – Я рассказала ему почти все, но не это. Слишком высока была цена.

– Вон дворец, – вмешалась Анжела'. В ее голосе послышались тоскливые нотки.

Меррик выглянул в окно, прищурившись, когда солнце пробилось сквозь дождевые облака, и обнял жену.

– Мы можем жить здесь после того, как церковь и государство официально подтвердят твое положение. Думаю, нам не придется долго ждать.

– А ты? Что ты будешь делать?

– Я решил остаться на своей теперешней службе. Думаю, Вердонии по-прежнему требуется хороший сторожевой пес. – Он кивнул в сторону дворца. – Просто перебазирую командный пункт.

Алисса, не отрывая взгляда, смотрела на свой новый дом. Вот оно, постоянство. Стабильность. Надежность. И больше никуда не надо бежать.

И тут она увидела ее. Она возникла прямо у нее на глазах. Из глубины селестинской земли, через все небо дугой изгибалась радуга – сверкающее разноцветье, такое ослепительное, что было больно глазам. Меррик тоже увидел ее. Он повернулся к Алиссе с улыбкой на губах, мгновенно поняв значение этого.

Алисса тронула мать за руку.

– Смотри, мама. Ты была права. Вот она, наша радуга. После стольких лет мы нашли ее.

А потом Алисса встретилась с твердым взглядом своего мужа, сияющим, словно солнце. Только сейчас она поняла, что именно находится на конце ее радуги, и это было гораздо ценнее золота. Алисса прильнула к Меррику.

– Отвези меня домой, – прошептала она.

– При одном условии.

– Каком?

– Если ты пообещаешь жить долго и счастливо.

Она сделала вид, что раздумывает.

– Согласна, но это возможно, только если ты будешь рядом со мной.

Он склонил к ней голову и поцеловал ее.

– Добро пожаловать домой, любимая. Добро пожаловать домой.


Оглавление

  • ГЛАВА ПЕРВАЯ
  • ГЛАВА ВТОРАЯ
  • ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  • ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  • ГЛАВА ПЯТАЯ
  • ГЛАВА ШЕСТАЯ
  • ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  • ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  • ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  • ГЛАВА ДЕСЯТАЯ


    Загрузка...