загрузка...
Перескочить к меню

Освобождение Чернигова (fb2)

- Освобождение Чернигова 39 Кб (скачать fb2) - Владимир (2) Журавлев

Настройки текста:




Владимир Журавлев

Освобождение Чернигова

То не дуб трещит, то не зверь рычит, то не вихрь в лесу забавляется. То земля дрожит, конь могуч бежит, в службу ратный муж направляется. То проехал дорогой Черниговской богатырь Илья родом Муромский, со своею верною дружиною.

А дорога лесная узкая, петлястая, но хорошо ухоженная. На высоких местах земля утоптана до блеска, ни одной травинки не торчит. А в мокрых низинках дорога заботливо проложена бревнами и хворостом, так что копыта звонко стучат, а не хлюпают. Броды через ручьи и речушки тоже понаделаны, а где берег высокий или крутой, там и мостики вымощены свежим деревом. На развилке дороги плахи затесанные торчат, на которых узким долотом слова выбиты: прямая дорога ко Чернигову-граду, направо пойдешь — в село Воложары попадешь, а налево — в малый град Дубенец. Да вокруг торговые гости угольками поприписали: в Воложарах третий дом от околицы — хозяйка очень собой хороша, а лепешки с медом у нее — объеденье чистое; на дороге в Дубенец торговых гостей Микулу Полянина, да Ростишу Кривого тати до смерти убили и все добро их пограбили. Не немецкие земли, однако, где бесплатно и дорогу тебе не скажут. На Руси таких дорожных указателей немало. А где поважней дорога, там и камни стоят указательные — камни судьбы. Русский человек ради другого не поленится — скорее туда дорогу укажет, куда и сам не знает, чем оставит путника в неведении.

По правде сказать, богатырь Илья, предводитель небольшого воинского отряда, ехавшего Черниговской дорогой, никому на Руси не известен. Это только его дружинники рассказывают про своего вожака всякие чудеса: как лежал он на печи убогий почитай всю жизнь, а потом пришли калики, водицы попросили. И тогда Илья не только ходить начал, но вмиг силу богатырскую обрел. Чудо, конечно. Только церковь христианская чудо то не признала, Илью к святым не причислила. Сомневались, видно, их ли бог чудо сотворил, или другой какой, которого они демоном кличут. А сам Илья про то не много говорил, но про себя помнил твердо: исцеление пришло к нему с великого похмелья, да в великом гневе. Не похоже это на белого Христа, что гневливость за грех считает и велит ударившему тебя другую щеку подставить. Скорей кто из старых богов постарался. Перун полянский, к примеру, или светлый Сварог, что тоже небось со Змеем бился не в любви и умилении. Для них гнев — не грех, ежли на правый бой ведет.

Хоть и не известен пока никому богатырь Илья, а на вид он муж не из последних. Высок, дороден, а плечи такой ширины, что голова закружится пока оглядишь. Броня на нем, правда, простая, черненая, зато добротная, из кованых пластин, соединенных крупными кольцами. Оружие тоже простое, но надежное: булава, секира. Меча только нет. Не по руке Илье оказались мечи деревенской ковки — слабо железо-то. А настоящий богатырский меч из привозной шемаханской стали стоит непомерно. Зато копье у него такой длины и толщины, что другому и не в подъем. Другому от такого копья древко за палицу сошло бы, а у Ильи словно тростинка легкая в руке колышется.

А уж конь под богатырем — всем коням конь. По одному коню видать, что то воин знатный, даром что на ногах лапти, а не сапоги червленой кожи. На спину тому коню обычный человек враз и не вскочит — лесенку бы приставить. Зато спина — впору девкам хоровод на ней водить. А грудь широка, что у избы стена, мышцы бревнами бугрятся — хоть окошки прорубай. Сразу понятно — не простых кровей то конь, а князю иному не уступит. Потому как лишь у коней да князей родословная в первой цене, а у прочих всех — заслуги. Предков этого коня из далеких франкских земель на Русь привезли. Были то все кони сильные, у которых под рыцарем в тяжелой броне спина не прогибалась. Да и сами кони те в бой в толстой броне ходили. А другой конь пожалуй Илью и не снес бы. Купил его Илья на торгу в Муроме жеребенком больным, шелудивым. И цену запрашивали немалую — на такие деньги десяток обычных коней можно бы купить. Спасибо, знающие люди посоветовали: бери мол, и не сомневайся. Был бы тот жеребенок здоров — тебе и вовсе его не купить бы. А сумеешь вылечить, вырастить — конь будет лучше княжеского. Как сказали, так и получилось. Повозился с ним Илья, конечно, немало. Из ладоней теплым молоком выпаивал, пареной полбой выкармливал, в трех росах искупал — три года выпасал. Зато вырос Бурушка всем на удивление. Как лес корчевать — столетние пни выдергивал словно лебеду огородную. А пахать — по огнищу свежему, корнями переплетенному, соху тащил как по полю многолетнему, чуть не рысью. И к хозяину привык, полюбил. На свист бежит как собака, слова все понимает. Куда скажет Илья — туда и пойдет. Да и без слов, без узды, коленей одних слушается. Один у Бурушки недостаток: в горячей скачке не угнаться ему за лихими степными скакунами. На первых двух верстах на версту отстанет. На третьей, правда, версте наверстает. А на четвертой собьет наглого поединщика




Загрузка...

Вход в систему

Навигация

Поиск книг

 Популярные книги   Расширенный поиск книг

Последние комментарии

Последние публикации