загрузка...
Перескочить к меню

Сошествие ночи (fb2)

файл не оценён - Сошествие ночи (пер. Д. Л. Горбачев) (а.с. Изменяющая миры-4) 123K, 65с. (скачать fb2) - Дэвид Марк Вебер

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Дэвид Вебер — Сошествие ночи


— Прибыл гражданин генерал Фонтейн, — доложил личный секретарь Оскара Сен-Жюста Шон Каминетти и впустил в кабинет бесцветного, морщинистого коротышку, в котором никто не заподозрил бы безжалостного и умелого агента Госбезопасности. Никто, конечно, кроме самого Сен-Жюста.

— Спасибо, Шон.

Кивком отпустив секретаря, Оскар сосредоточил внимание на госте. В отличие от большинства граждан Республики Фонтейн, оказавшись в святая святых БГБ[1], не выказывал ни малейших признаков не то что страха, а даже простого беспокойства. Устроившись поудобнее, он склонил голову набок и, прищурившись на шефа, спросил:

— Ты хотел меня видеть?

— Не скажу, что мне так уж хотелось, — хмыкнул шеф БГБ. — Я, конечно, не имел в виду, что не рад нашим встречам. У нас с тобой не так уж много возможностей приятно проводить время.

Глава Госбезопасности позволял себе шутки в присутствии весьма узкого круга лиц, и Фонтейн слегка улыбнулся, оценив этот знак доверия, но едва шеф перешел к делу, улыбка исчезла.

— Я пригласил тебя, чтобы поговорить о МакКвин.

— Я догадался, — признался Фонтейн. — Это было не так уж трудно, особенно с учетом её упорного нежелания приступать к операции “Багратион”.

— Это потому, что человек ты умный и хорошо представляешь себе, что тревожит твоего начальника.

— Именно так, — сказал генерал, слегка подавшись вперед. — И поэтому, зная о твоем предубеждении против нее, я стараюсь не позволять тебе заставить меня увидеть в её действиях то, чего там на самом деле нет.

— Ну и? — спросил Сен-Жюст, когда генерал закончил эту заковыристую тираду. — Что ты там увидел?

— Сам не знаю, — ответил Фонтейн, поджимая губы с несвойственной ему нерешительностью.

Сен-Жюст мотнул головой, требуя пояснений, и гражданин генерал вздохнул.

— Я присутствовал в Октагоне почти на всех её стратегических совещаниях и прослушал записи тех, на которых не смог побывать. Бог свидетель, мне ли не знать, что она гениальная актриса, способная притвориться кем угодно. Я никогда не забуду, как она обвела меня вокруг пальца в той истории с Уравнителями! Но знаешь, меня не оставляет чувство, что её беспокойство насчет тайного оружия манти вовсе не притворно.

Он покачал головой.

— Она на самом деле встревожена перспективой столь агрессивного перехода в наступление, Оскар, причем в большей степени, чем показывает на совещаниях Комитета, где, как она знает, должна излучать уверенность. И, — хмуро добавил он, — её беспокойство усиливается из-за того, что ты вынуждаешь её сделать то, чего ей очень не хочется.

Сен-Жюст хмыкнул и потер подбородок. За исключением, может быть, Элоизы Причарт, Эразмус Фонтейн был самым проницательным из комиссаров Госбезопасности. Безобидный, даже забавный с виду, он обладал острым и ясным умом, не уступал Оскару н холодной жестокости и, более того, был сторожевым псом Эстер МакКвин на протяжении многих лет. Однажды ей удалось его провести, но Эразм знал её лучше, чем кто-либо другой, и он был не тем человеком, который позволил бы одурачить себя вторично. Исходя из этого, Сен-Жюсту стоило бы прислушаться к его словам, но...

— То, что она озабочена искренне, еще не значит, будто она права, — раздраженно произнес он вслух.

Фонтейн постарался скрыть удивление.

Обычно Сен-Жюст никак не проявлял своих чувств, и генералу вдруг стало не по себе. Именно способность размышлять о проблеме с отстраненной беспристрастностью обеспечивала эффективность работы Сен-Жюста. А вот в случае с МакКвин он, похоже, позволил себе поддаться личной неприязни. Это, конечно, сулило гражданке адмиралу крупные неприятности, но Фонтейн, что бы там ни вообразил себе Сен-Жюст, был вовсе не готов отмахнуться от её опасений. Он не раз и не два повидал её в бою, знал жесткий склад её ума и признавал за ней несомненное мужество, особенно ярко проявившееся во время мятежа Уравнителей. Эразм не доверял ей и, уж конечно, не любил её, но относился к ней лично и к её суждениям по военным вопросам с несомненным уважением. И если она чего-то опасается, значит, на то имеются основания, и вполне возможно, что при всей благостности нынешней ситуации очень скоро Народная Республика будет остро нуждаться в способном флотоводце.

— Оскар, — осторожно начал Фонтейн, — я вовсе не говорил, что она права. Мне лишь показалось, что её озабоченность непритворна. Ты хотел узнать, есть ли у меня подозрения, и я отвечаю: на мой взгляд, она противится началу операции “Багратион” потому, что искренне опасается подвоха со стороны врага.

— Хорошо. — Сен-Жюст со свистом выпустил воздух, потом встряхнулся и уже более естественным тоном повторил: — Хорошо. Взято на заметку. Продолжай.

— Помимо её искренней озабоченности по поводу полученных приказов, она практически не дает мне материала для работы, — признался Фонтейн. — О своем праве на власть в сугубо военной сфере она заявила при вступлении в должность и за работу, этого нельзя не признать, взялась засучив рукава. В Октагоне что ни день, то куча рабочих встреч и совещаний с разведчиками, планировщиками, аналитиками, снабженцами, связистами и черт знает кем. Их столько, что даже мне не удается побывать на всех. По части энергии и профессионализма её упрекнуть не в чем, а о том, что она действительно взяла в свои руки решение всех военных вопросов, ты знаешь лучше меня.

“Поскольку, — подумал Фонтейн про себя, но не стал говорить этого вслух, — сам же это допустил”.

— Мне такое положение дел не нравится и никогда не нравилось, но даже я вынужден признать, что на войне требуется единоначалие. Во всяком случае, получив власть, она ответила на это победами. Не думаю, чтобы ей удалось тайком от меня устроить какой-то сговор, хотя исключить этого полностью я не могу. Как я уже говорил, такой бешеный темп работы, как у нее, нормальному человеку не выдержать, и, возможно, ей удавалось проводить встречи, информации о которых у меня нет. В конце концов, я так и не выяснил, как ей удалось перед той историей с Уравнителями наладить все нужные контакты втайне от меня. Кое-какие подозрения у меня были и тогда, но я, даже зная где и что искать, так ничего и не откопал. Поэтому утверждать однозначно, что ей не удалось провернуть подобный фокус и в Октагоне, я не берусь.

Он коротко вздохнул.

— И еще, Оскар, давай смотреть правде в глаза: она чертовски харизматична! Я слежу за ней уже не первый год и теперь начал понимать то, чего не замечал раньше: она очаровывает людей, словно пуская в ход черную магию. Возможно, эти чары действуют только на военных, но уж на военных они действуют безотказно. Мало того что Букато в считанные недели сделался её преданным сторонником, так ей удалось приручить даже Турвиля и Жискара настолько, что эта парочка готова с голыми руками выйти хоть на псевдогризли. Хотя из донесений Элоизы мы оба знаем, что Жискар с большим подозрением относился к её широко известным амбициям. Уж если кто-то из флагманов флота и способен подбить своих подчиненных на участие в заговоре, так это она. Никаких подозрительных признаков мною замечено не было, в противном случае я примчался бы к тебе с докладом, не дожидаясь вызова, но, имея дело с такой женщиной, как она, мы должны допускать возможность чего угодно.

— Знаю, — сказал Сен-Жюст, со вздохом откидываясь в кресле. — Мне всегда не нравилось, что ей дали слишком уж много свободы, но, черт возьми, Роб был прав. Мы нуждались в ней, и его расчет оправдался. Но теперь...

Сен-Жюст умолк, потер переносицу, и Фонтейн почти физически ощутил напряженную работу его мысли. В отличие от большинства сотрудников БГБ Эразмус ознакомился с состряпанным Оскаром фальшивым досье и знал, что МакКвин в случае необходимости её устранения была уготована участь сообщницы “заговорщика Парнелла”. Правда, сам Парнелл, как назло, воскрес из мертвых и теперь распинался перед Комитетом по правам человека Ассамблеи Солнечной Лиги, и...

Плавный ход мыслей Фонтейна прервала неожиданная идея. Парнелл! Возможно, его побег с Цербера стал фактором, неизмеримо усилившим подозрительность Сен-Жюста по отношению к МакКвин! Этого комиссар не учитывал... Воскресение бывшего главнокомандующего потрясло многих офицеров: как бы ни были они осторожны в своих высказываниях, потрясение скрыть не удалось. А после одержанных Двенадцатым флотом под её командованием побед, МакКвин, несмотря на распространенные изначально в офицерской среде опасения относительно её карьеризма, снискала почти такую же популярность и, несомненно, такое же уважение, как некогда Парнелл. Должно быть, Сен-Жюсту она теперь казалась кем-то вроде материализовавшегося духа Парнелла, тем более, что так старательно сфальсифицированное досье теперь ни на что не годилось.

В этом была своя горькая ирония. Когда это досье составляли, оно казалось не более чем пустой формальностью, поскольку на самом деле у БГБ не было необходимости как-либо оправдывать устранение того или иного военного. Никто на флоте все равно не осмелился бы высказать и намека на протест, так что фальшивка создавалась скорее для ведомства Корделии Рэнсом, под флагом обеспечения пропагандистскими материалами и поддержания в обществе патриотических настроений. Затем, когда МакКвин обрела популярность не только среди военных, но и в народе, этот компрометирующий материал стал по-настоящему важным и нужным, но как раз тут Парнелла угораздило сбежать с Цербера и полностью дискредитировать досье.

Заготовленное Сен-Жюстом оружие оказалось выбитым из его рук как раз тогда, когда в нем появилась нужда, и это обстоятельство, в сочетании с нежеланием Эстер МакКвин согласиться с выводами аналитиков БГБ, в какой-то мере объясняло, почему в данном случае Оскару изменила обычная выдержка.

— Она оправдала возлагавшиеся на нее надежды, — продолжил Сен-Жюст, — но стала чересчур опасной, чтобы оставлять её на прежнем месте. Ей удалось переломить ход войны, и теперь её дело вполне мог бы продолжить другой человек, тот же Тейсман. Он, по крайней мере, не имеет политических амбиций и не станет пытаться свергнуть Комитет.

— Значит ли это, что ты и гражданин Председатель приняли решение её устранить? — осторожно осведомился Фонтейн.

— Нет, — ответил Сен-Жюст. — Роб не настолько убежден в том, что она представляет собой угрозу. Точнее сказать, он не убежден в том, что мы можем позволить себе избавиться от неё из-за той угрозы, которую она собой представляет. Не исключено, что он прав, но даже если это не так, он остается Председателем Комитета... и моим начальником. Если он говорит, что мы должны дождаться, когда у нас либо появятся доказательства её виновности, либо исчезнет необходимость в её службе, значит, мы будем ждать. Особенно с учетом того, что Букато придётся разделить её участь. Как, надо полагать, и многим её приспешникам из числа высших офицеров. Наверное, такую перетряску командного состава и впрямь не стоит затевать, не обезопасив себя от манти. Но я ожидаю, что “Багратион” даст больший выигрыш, чем “Сцилла”, и тогда у нас не будет необходимости опираться на меч, столь острый, что он, того и гляди, поотрубает наши собственные головы. Особенно если мы обзаведемся другими мечами и получим возможность выбора. Вот в этом случае, думаю, Роб даст согласие на её устранение.

— Понятно, — пробормотал Фонтейн, чувствуя себя крайне неуютно.

Да, он относился к МакКвин с предубеждением, но очень долго работал с ней бок о бок, и известие о том, что она, по существу, уже мертва, оказалось болезненным.

— Я не хочу торопить события, — продолжил Сен-Жюст. — Во всяком случае сейчас, когда “Багратион” только-только набирает обороты. Да и Тейсман еще не прибыл. А главное, я не хочу дать ей почувствовать, что дни её сочтены. Чем следует заняться сейчас, так это подготовкой нового досье. Мне нужны убедительные материалы, однозначно “доказывающие”, что она являлась изменницей. Такие, чтобы их можно было опубликовать после того, как МакКвин будет убита, оказав сопротивление при аресте. Такую работу нельзя откладывать на последнюю минуту, так что вам с гражданином полковником Клири следует заняться этим без промедления.

— Будет сделано! — кивнул Фонтейн, понимая, что Сен-Жюст не станет готовить тайную операцию против МакКвин, не заручившись санкцией Пьера: такого не допускал сам стиль мышления шефа БГБ. А вот попытка подготовить всё, включая обвинительную базу, заранее вполне этому стилю соответствовала. Провал первого “доказательства измены делу Народа” лишь раззадорил Сен-Жюста и придал его решимости эмоциональную окраску.

— Помни, — твердо сказал Оскар, словно откликаясь на мысли Фонтейна, — мы работаем на опережение. Роб пока не разрешил мне избавиться от нее, а значит, и ты не должен предпринимать никаких шагов, кроме сбора и соответствующей обработки информации. Надеюсь, никаких проблем, связанных с излишним рвением, не возникнет.

— Конечно, Оскар, — с холодком отозвался Фонтейн.

Сен-Жюст кивнул, подразумевая извинение. Одна из причин, по которым Фонтейн получил свою должность, заключалась в том, что он ни при каких обстоятельствах, кроме абсолютно чрезвычайных, не стал бы действовать против МакКвин без особого распоряжения Сен-Жюста, точно так же, как сам Сен-Жюст не отдал бы приказ об её аресте или расстреле без разрешения Пьера.

— Знаю, что могу положиться на тебя, Эразмус, — сказал он. — Именно сейчас это невероятно важно и для меня, и для Роба. Признаюсь, я устал ждать, когда МакКвин наконец созреет для уборки, и мое раздражение невольно вылилось на тебя. Виноват, конечно. Распускаться не следует.

— Все нормально, Оскар, не беспокойся. Мы с Клири подготовим нужный тебе материал, и больше без твоего приказа ничего предпринимать не станем.

— Хорошо, — подытожил Сен-Жюст и, что случалось нечасто, поднялся с кресла, чтобы проводить гостя к выходу.

— Мы с Робом не забудем твоей службы, Эразмус, — сказал он, когда дверь в приемную уже отворилась и сидевший за письменным столом Каминетти поднял глаза.

Секретарь дернулся, чтобы встать, но Сен-Жюст жестом остановил его и сам проводил Фонтейна до наружной двери.

— Помни, — сказал он уже на пороге, — новое досье должно быть основательным. Избавляясь от особы такого масштаба, как МакКвин, мы не можем позволить себе оставить невыкорчеванные корни. Особенно, когда весь Октагон нуждается в хорошей чистке.

— Это я понимаю, — спокойно ответил Фонтейн. — Не волнуйся, Оскар, задание получено и будет выполнено, как следует.


* * *

Эстер МакКвин по обычаю заработалась допоздна, и от дел её оторвал звонок в дверь.

Бросив взгляд на стоявший на письменном столе дисплей хронометра, она криво ухмыльнулась: в столь поздний час к ней мог заявиться только Букато. Никто другой не засиживался до такого времени.

Правда, она не вполне понимала, что такого срочного могло понадобиться Ивану. Не иначе как решил обсудить какие-то подробности операции “Багратион” или предстоящее прибытие Тома Тейсмана, назначенного новым командующим флота метрополии...

Эстер нажала кнопку, открыв дверь, и удивленно подняла брови, увидев на пороге не гражданина адмирала Букато, а своего офицера связи, имевшего чин лейтенанта. В Октагоне, по коридорам которого так и сновали облаченные в мундиры с золотым шитьем адмиралы и коммодоры, на младших офицеров никто не обращал внимания.

— Прошу прощения, гражданка Секретарь, — сказал молодой человек, — я только что закончил обработку данных, полученных мною от коммодора Джастина, и нес результаты к нему, но заметил, что вы у себя в кабинете, и подумал, что вы, может быть, захотите на них взглянуть.

— Почему бы и нет, Кевин, — невозмутимо произнесла она, хотя её зеленые глаза расширились, а дыхание, когда она встретилась глазами с молодым человеком, на долю мгновения сбилось.

Вместе с планшетом он протянул ей маленький клочок бумаги!

Кивнув, МакКвин положила планшет на стол, включила его и склонилась над дисплеем. Любой, заглянувший сейчас в кабинет, увидел бы лишь гражданку Военного Секретаря , изучающую доставленную ей офицером информацию. Крохотную бумажку, незаметно перемещенную ею под голографический дисплей, не заметил бы никто. И уж тем более никто не смог бы прочесть слова:

“Ш. сообщает: С.Ж. уполномочил Э.Ф. начать действовать”.

Короткое предложение показалось Эстер МакКвин стрелой, ударившей прямо в грудь.

Разумеется, она ждала подобного известия, ибо в последние месяцы подозрения Сен-Жюста явно перевешивали нужду в её профессиональных навыках, однако хотелось верить, что Пьер проявит больше рассудительности... во всяком случае, в отношении военного аспекта ситуации.

“Но, может быть, мне хотелось верить в это потому, что я не была готова, — с неестественным, отстраненным спокойствием подумала она. — Конечно, за пару недель, а еще лучше за месяц, я успела бы сделать все, что требуется. Но, похоже, такого подарка ждать не приходится”.

Глубоко вздохнув и не отрывая взгляда от дисплея, она незаметно взяла бумажку, скомкала её и, поднеся руку к подбородку, словно чтобы почесать его, сунула записку в рот и проглотила.

Тридцать процентов — именно так расценивала она свои шансы на успех. При столь низкой вероятности победы она не стала бы рисковать своей жизнью и жизнью своих сподвижников, будь у нее хоть какой-то выбор. Но выбора ей не оставили.

Просмотрев данные в планшете, она выключила его и, кивнув, протянула гражданину лейтенанту. Хотя подготовка далеко не приблизилась к завершению, Эстер уже успела не только разработать план на случай резкого осложнения ситуации, но и предусмотрела возможность введения его в действие одним лишь звонком. Ей не требовалось даже ничего приказывать, лишь набрать номер, отличавшийся от номера голосовой почты Букато расположением двух цифр. Как только она наберет этот код, к которому не прибегала раньше и никогда не прибегнет снова, человек на том конце линии связи увидит её лицо. Ей останется только извиниться за допущенную в столь поздний час ошибку при наборе, и процесс будет запущен.

— Спасибо, Кевин, — сказала она. — Данные удовлетворительные. Полагаю, гражданин коммодор Джастин тоже захочет с ними ознакомиться, но меня они устраивают полностью. Еще раз спасибо.

Голос её звучал обыденно, но зеленые глаза, встретившиеся с глазами молодого офицера, сверкали.

— Всегда к вашим услугам, мэм, — отозвался гражданин лейтенант Кевин Каминетти, младший брат личного секретаря Оскара Сен-Жюста.

Сунув планшет под мышку, он отдал честь, повернулся кругом и вышел из кабинета.

Проводив его взглядом, Эстер МакКвин потянулась к панели коммуникатора. Рука её была тверда.


* * *

Гражданин лейтенант Микис Цакакис вздыхал про себя, сопровождая гражданина секретаря Сен-Жюста по коридору, ведущему от шахты лифта. Традиционно, работа ночной смены службы безопасности любого политического деятеля была, как предполагалась, менее напряженной, чем защита этого же деятеля в течение общепринятого рабочего времени. Цакакис полагал, что для этой традиционной точки зрения должны иметься определенные основания, хотя его личный опыт едва ли её оправдывал.

В личной службе безопасности Оскара Сен-Жюста каждый знал, что гражданин секретарь Госбезопасности любил работать допоздна. К сожалению, он также любил работать спозаранку. По сути дела, он обладал неудобной привычкой появляться в своём кабинете в совершенно непредсказуемые часы, особенно когда его занимал некий особый кризис или проблема.

Никто не мог оспорить его график и никто из подчиненных не собирался критиковать привычки второго по значению человека Народной Республики Хевен. Однако это не означало, что Цакакису и его людям они нравились. В отличие от самого Сен-Жюста, кое-кто из них на самом деле предпочёл бы более размеренный график с удобными отрезками времени, предназначенными для таких мирских радостей как сон или даже немного личной жизни. Немного времени для общения с женой или мужем, появляющегося на более-менее регулярной основе, тоже бы не помешало.

Не то, чтобы хоть кто-то из них хоть когда-либо собирался жаловаться на график своего подопечного. Это было бы... неблагоразумно. Ещё точнее, это был бы простой способ вылететь из подразделения охраны гражданина секретаря, а за место в нём, при всех сопутствующих беспокойствах и неудобствах, шла жёсткая борьба. Посторонние, наверное, были бы этим изумлены, но всё же дело обстояло именно так. В основном не потому, что персонал Госбезопасности любил своего командующего, поскольку тот, честно говоря, не был особенно привлекательным человеком. Однако они искренне уважали его и, как бы не относилась к нему остальная часть вселенной, он обычно был неизменно вежлив с теми людьми, которые работали на него. Кроме того, единственным назначением в Госбезопасности, предоставлявшим большую ответственность или престиж — или шанс на продвижение по службе — было назначение в личную охрану самого гражданина Председателя.

Тем не менее, охрана самого ненавидимого во всей Народной Республике человека едва ли была синекурой. Только сумасшедший мог полагать, что имеет хотя бы самый незначительный шанс преодолеть заслон охраны Сен-Жюста, однако в историческом разрезе сумасшедшие имели прискорбно длинный перечень успешных покушений. Или, по крайней мере, убитых при покушениях неудачливых телохранителей. Так что все они имели привычку держаться начеку.

Это также помогало Цакакису с некоторой долей философского одобрения смиряться с неудобным графиком работы своего босса. Да, он делал жизнь Цакакиса нелегкой. Но он также ещё более затруднял для любого потенциального убийцы всякое разумное предсказание передвижений гражданина секретаря. И если привычка босса ломать без предупреждения тщательно разработанные графики гражданина лейтенанта и держала всю службу в напряжении, она также и препятствовала ей погрузиться в удобную самонадеянную рутину.

Цакакис жестко напомнил себе, что хотя отсутствие рутины было хорошей штукой, однако в настоящее время далось это ему невероятно тяжело. Он представления не имел, что могло заставить гражданина секретаря подняться на четыре часа раньше, однако было бы неплохо, если бы тот намекнул на то, что может так поступить, прежде чем отправился спать. Если бы он так поступил, то Цакакис и регулярный командир дневной смены могли бы должным образом согласовать свои графики. А в данном случае гражданин лейтенант был вынужден звонить гражданину капитану Рассел — вновь — для того, чтобы уведомить её о том, что гражданин секретарь Сен-Жюст в действительности не будет находиться дома, где она рассчитывала его застать, когда ей и её людям надо будет заступать на смену. Гражданин капитан, так же как и сам Цакакис, привыкла к этим внезапным и непредсказуемым переменам, однако это не сделало её намного счастливее от пробуждения в два часа утра, чтобы начать будить остальных членов своей команды. Это также ничуть не сделало её менее сварливой, и даже зная, что это не вина Цакакиса, она не преминула проехаться по нему только затем, чтобы сорвать своё раздражение.

Цакакис ухмыльнулся при воспоминании о вдохновенной брани Рассел и пространных комментариях относительно своей предполагаемой родословной. Гражданин капитан до свержения правительства Гарриса была сержантом морской пехоты и грубость её выражений славилась по всей Госбезопасности. Цакакис имел удовольствие знакомиться с ей стилем и словарём чаще чем большинство остальных и в некоторых случаях в этом было мало приятного, однако он всегда считал, что находится рядом с истинным мастером и сожалел, что его коммуникатор не был включен на запись, чтобы сохранить для потомства утренний шедевр. Он не был уверен, однако похоже было, что Рассел ни единого раза не повторилась.

Они дошли до личного кабинета гражданина секретаря и Цакакис, как только Сен-Жюст исчез в святая святых, спрятал улыбку и принял подобающее при исполнении служебных обязанностей выражение лица. Гражданин лейтенант потратил несколько секунд, чтобы проверить расположение остальных семерых охранников его команды в общем коридоре и приемной, предназначенной для секретаря Сен-Жюста, затем осторожно открыл непримечательную дверь и вошел. Пересёк тесную комнатку, уселся перед панелью наблюдения и включил её.

Сен-Жюст в большей степени чем прочие политические деятели шёл навстречу пожеланием своих телохранителей. Жизнь, проведенная в качестве профессионала в области безопасности, помогала ему оценить проблемы собственной охраны. И то, что всего лишь несколько триллионов человек желали бы его прикончить, давало некоторые дополнительные аргументы в пользу его уступчивости. Однако имелись один или два вопроса, в которых он не уступал, и одним из них был неизменный отказ от размещения вооруженного телохранителя непосредственно в его кабинете. Цакакис был бы счастливее, если бы ему позволили находиться там, где он мог держать гражданина секретаря под личным присмотром, однако он знал, как ему повезло, что не приходится выносить эксцентричные причуды и слишком частые истерики людей вроде гражданки секретаря Фарли. И, по крайней мере, Сен-Жюст не возражал против электронного наблюдения.

Цакакис снял мундир и повесил его на спинку другого стула, налил чашку кофе из стоящего в углу кофейника и удобно устроился проводить ещё одну благословенно унылую и скучную вахту.


* * *

Майор Алина Грику выругалась с тихой злобой. Черт его подери! Они знали, что он имел склонность к непредсказуемым поступкам, но какого дьявола он должен был выбрать именно эту ночь для того, чтобы страдать от бессонницы работоголика?

Она сдержалась, хотя это и было тяжело. Её ударная группа сидела буквально на головах друг у друга в переполненном грузовом отсеке гражданского аэрофургона без опознавательных знаков, а она сама с почти физической болью жаждала нормальной системы связи штурмового шаттла. И могла ощущать такое же напряжение своих людей. Каждый из них знал утвержденный план не хуже неё самой, что означало, что все они также знали, что тщательно срежиссированный график полетел ко всем чертям.

Грику не знала, почему сигнал о начале операции послали сейчас, со столь малым упреждением — для четких и аккуратных брифингов не было времени — но подозревала, что если она узнает причины, то они ей не понравятся. В голову лезло всякое, вроде утечки информации, а мысль о том, что телохранители их целей могут их поджидать, не была приятной.

А теперь это.

Она закрыла глаза и заставила себя обдумать ситуацию. При большом желании она могла бы использовать встроенный коммуникатор своей боевой брони для связи с генералом Конфлансом, однако это должно было быть последним средством. Она не слишком беспокоилась о безопасности защищенной связи, но Госбезопасность вела круглосуточное прослушивание и любые передачи на отведенной военным частоте, исходящие из гражданских аэрофургонов без опознавательных знаков, кружащих вокруг башни, в которой проживал командующий Госбезопасностью, вероятно пробудят всевозможные подозрения.

Хорошо. Если он не здесь, было всего лишь ещё одно место, где он мог находиться. И, может быть, это на самом деле к лучшему. Грику на самом деле вовсе не нравилась идея наброситься на Сен-Жюста у него дома. Убийством гражданских оптом и в розницу занималась Госбезопасность, а не они, но она знала, что если она и её штурмовая группа встретят в жилой башне какое-либо организованное сопротивление, случайные жертвы среди гражданских будут неизбежны. Но если он спозаранку уехал в офис, там вокруг него не будет никаких гражданских. Во всяком случае, никаких непричастных. Разумеется, оборотной стороной было то, что штаб-квартиру Госбезопасности едва ли можно было назвать легкой добычей. Однако в три часа утра бдительность охраны здания должна по меньшей мере несколько уменьшиться, а в компьютере её брони находилось то, что считалось полным на текущий момент планом башни. Что лучше всего, никто и не помыслит, что кто-либо может быть настолько безумен, чтобы напасть на людоеда в его собственном логове.

Вход

не должен представлять проблемы, заключила она. Выход, опять-таки, совершенно другое дело, но если им удастся захватить Сен-Жюста живым, у них будет весьма веский аргумент для прохода через защиту. А если им не удастся захватить Сен-Жюста — или, по крайней мере, его прикончить — тогда и они и все члены их семей навряд ли переживут опустошительные чистки, которые наверняка воспоследуют. От этой мысли её замутило, но на это не было времени. Планом операции предусматривалась атаки её команды на Сен-Жюста и команды капитана Виклоу на Роба Пьера одновременно и до того, как станут действовать другие, чтобы устранить их еще до того как поднимется общая тревога. А Виклоу не имел никакой возможности знать, что Сен-Жюст решил этом утром перебраться в другое место. Это означало, что она должна принимать решение быстро.

Она повернулась к пилоту.

— Пит, поворачивай. Похоже, что мы собираемся нанести визит гражданину секретарю в его офисе. — Она оскалилась в хищной усмешке. — Надеюсь, он не будет слишком огорчен, что мы не предупредили его о своём визите заранее.


* * *

Микис Цакакис зевнул и потянулся, затем скривился и снова потянулся к кофейной чашке. Мало что было скучнее наблюдения за тем, как кто-то сидит за столом и работает с документами. Однако скука была хороша. Любой телохранитель без колебаний согласился бы с этим, подумал он, затем фыркнул собственным мыслям и отпил кофе.

Он посмотрел на дисплей, показывающий движение вокруг башни. Происходящее снаружи не входило в зону его ответственности, но в эти сиротливые часы любое развлечение было благом.

Не то, чтобы там было на что посмотреть. Разумеется, ключевые отделы Госбезопасности работали круглосуточно, но население башни в ночную смену составляло менее половины обычного и стоянки аэрокаров были соответственно полупусты. Он лениво просматривал разные этажи и вновь поморщился. В освещении внутри этих огромных внутренних пещер не было никакого существенного различия, но они в этот ранний час всё же казались мрачными и пустынными.

Он пронаблюдал, как гражданский аэрофургон осторожно прошел через один из автоматизированных шлюзов защиты и приподнял бровь. Фургон был без опознавательных знаков, но с другой стороны множество машин Госбезопасности не несло опознавательных знаков и он задался вопросом, в какой секретной операции участвует эта.


* * *

Когда системы безопасности приняли код доступа, Алина Грику старательно сдержала вздох облегчения. Генерал Конфланс заверил её, что они сумели достать действующие коды системы внешнего контроля и она полностью ему доверяла, иначе её здесь вообще бы не было. Но она была ветераном, десятилетия назад познавшим Первое Правило Войны: Дерьмо Случается. Она взяла за правило считать, что любые сведения от разведки будут полны дерьма, поскольку в результате любые неожиданности оказываются приятными.

К сожалению, таковых неожиданностей было немного.

Однако на этот раз, похоже, наблюдалось исключение. Она разглядывала схему на дисплее шлема пока пилот тщательно естественным образом вел машину на заданное место парковки.


* * *

Его разбудил грохот взрывов.

Он не понял сразу, что это были именно взрывы. Он уже многие годы спал плохо, но этим вечером смог заснуть намного крепче обычного и поначалу посчитал это просто отдаленной грозой. Однако перейдя из глубокого сна к ошалелому бодрствованию он понял что это не могло быть громом. Апартаменты Председателя находились в самом сердце Народной Башни и были слишком хорошо звукоизолированы, чтобы звук простого грома потревожил их обитателя.

Он стряхнул сон и поднялся в кровати, а его пульс участился при новой серии взрывов. Они были ближе и он выскочил из постели и сунул голые ноги в ботинки, одновременно его рука скользнула под подушку и извлекла тяжелый пульсер военного образца.

Дверь в его спальню распахнулась и он полуприсел, вскидывая пульсер. Человек, показавшийся в проёме распахнутой двери вскинул руки и Роб Пьер едва не нажал на спуск, прежде чем узнал одного из своих телохранителей.

— Мы должны вывести вас отсюда, сэр! — воскликнул сержант Госбезопасности.

— Что происходит? — потребовал ответа Пьер — Где гражданин лейтенант Адамсон?

— Сэр, я не знаю. — голос телохранителя был сдавлен от напряжения и слова вылетали нечленораздельно следуя друг за другом с панической неповоротливостью, сдерживаемой лишь железной суровостью подготовки. — Они атакуют нас с крыши и снизу и у них более тяжелое оружие чем у нас. Пожалуйста, сэр! Нет времени для расспросов — вы должны уходить немедленно — или...

Пьер уже торопился к двери. То, что гражданин сержант даже не представлял, где находится гражданин лейтенант Адамсон, командир его личной охраны уже более двух стандартных лет, говорило кошмарные вещи о том, что должно творится за пределами его спальни. Но человек, сделавший себя хозяином Народной Республики Хевен, был не из тех, кто в критической ситуации замирает столбом, подобно кролику со Старой Земли, попавшему в свет фар автомобиля. Плечи сержанта госбезопасности немного расслабились, когда человек, которого он был обязан защитить даже ценой собственной жизни, начал двигаться; он повернулся и отступил в коридор.

Пьер был почти удивлен силой собственного страха, в то время, как казалось вся башня содрогалась от ярости взрывов и приближающегося боя. Он думал, что после столь многих вынесенных смертных приговоров, столькой крови, он и Смерть стали старыми друзьями. Но не тут-то было. Он был поражен, обнаружив, что несмотря на всю свою усталость и несчетное число раз, когда он желал, чтобы нашелся какой-нибудь путь — какой угодно — соскочить со спины тигра Народной Республики, он отчаянно желал жить.

В роскошно убранном коврами коридоре висело облако дыма и пыли и он мог слышать завывающую сирену пожарной тревоги, поскольку датчики температуры фиксировали ад, прорывающий себе дорогу к апартаментам Пьера. К гражданину сержанту присоединились еще три бойца Госбезопасности. У одного из них был легкий трехствольник, но остальные двое несли только пульсерные ружья и, за исключением гражданина сержанта, никто из них не принадлежал к его постоянной охране. Однако явным образом импровизированный отряд похоже хорошо знал, что делать. Они, оставив гражданина сержанта сразу за собой, образовали подвижный клин, перемещаясь перебежками по коридору. Пьер знал, что они направляются к аварийной шахте, замаскированной в его личном зале совещаний и улучил мгновение, чтобы помолиться о том, чтобы тот, кто бы ни стоял за этим нападением, не знал о шахте или о том, куда она ведёт.

А затем, внезапно, перестало иметь значение, знали они или нет. Пьер ощутил удар в спину, когда еще один взрыв, громче всех остальных, прогрохотал позади него. Гражданин сержант развернулся к Пьеру лицом, его правая рука подняла пульсер, а левая ухватила гражданина Председателя за воротник пижамы и буквально швырнула вдоль по коридору. Ноги Пьера оторвались от пола и он полетел подобно неловкой птице, пока один из вооруженных пульсерами солдат ГБ не поймал его и не припечатал к полу.

Гражданин Председатель почувствовал, как на него наваливается вес бойца Госбезопасности. Знал, что телохранитель защищает его собственным телом. Видел, как гражданин сержант опустился на колено, поднимая пульсер в двуручном пистолетном хвате. Слышал как взвыл трехствольник и раздалось шипение, когда циркулярная пила дротиков осыпала проем. Гражданин сержант бил очередями, наполняя воздух смертью, но ничто из этого уже не имело никакого значения. Фигуры, шагающие сквозь дым и поднимающееся пламя в том месте, где подрывной заряд пробил стену коридора, появлялись из ада подобные неуклюжим троллям, раздутые и деформированные угольно-черной боевой броней. Шквал дротиков пульсера со злобной красотой высекал искры, рикошетируя от этой брони, но даже трехствольник не был достаточно мощен для того, чтобы её пробить. Убийственное облако рикошетов от бронированных фигур рвало то, что оставалось от стен коридора и Пьер знал, что каждый из его телохранителей должен понимать, что не имеет совершенно никаких шансов против боевой брони морпехов.

Тем не менее ни один из четверых не отступил, ведя вдоль коридора бесполезный огонь, а затем один из бронированных атакующих поднял гранатомет. Гранатомет замер и последнее, что увидел в своей жизни гражданин Председатель Роб Пьер, был гражданин сержант ГБ, летящий спиной вперед до тех пор, пока ударившая его в грудь граната не разорвалась.


* * *

Пронзительный сигнал тревоги застал Цакикиса совершенно врасплох.

Поначалу он даже не понял, откуда тот исходит, однако когда он заметил вспыхнувший на коммуникационной панели сигнал его сердце, казалось, остановилось. Совершенное неверие держало его парализованным может быть в течение пары вздохов, затем его ладонь ударила по кнопке приема.

Они атакуют нас прямо сверху! Мы вообще не заметили как они появились и...

Фоном отчаянному голосу служили взрывы и звуки стрельбы, а затем последний, самый громкий разрыв заглушил его со ужасной окончательностью и Микис Цакакис побледнел. Он не узнал безумный голос, однако был уверен, что знал говорившего. Он знал всех бойцов личной охраны гражданина Председателя.

Его мозг бы, казалось, парализован совершенной невозможностью того, что должно быть произошло. Какое-то мгновение он не мог рассуждать, но это заменили рефлексы. Его левая рука, как будто принадлежа другому, ударила по кнопке тревоги, а правая извлекла пульсер еще то того, как он поднялся со стула.

Резкий вой сирен почти смог заглушить громовой грохот химической взрывчатки, когда пассажиры фургона без опознавательных знаков активизировали свои подрывные заряды.


* * *

Майор Грику первой прошла через разбитую бронированную дверь. Она знала, что по правилам должна была позволить сделать это сержанту Джексону, но это было тем, что ей всегда было сложновато совершить. Кроме того, в данной ситуации позиция впереди была именно той, где ей следовало находиться, так что Джексон мог занять себя прикрытием её спины.

Внезапный сигнал тревоги захватил её врасплох, но лишь на мгновение, и она поздравила себя с расчетом времени. Она знала, что скорее всего вызвало тревогу, кто бы её ни поднял. Это не должно быть обнаружение её группы, потому что даже ГБ не настолько глупо, чтобы предупреждать штурмовую группу противника сигналом тревоги по всему зданию прежде чем их группы реагирования заняли позиции для удара. Это означало, что поводом для тревоги было что-то другое и она знала, что это должно было быть. Но хотя известия о том, что кто-то напал на Пьера, обязаны были повергнуть штаб-квартиру БГБ в тревогу и привести их персонал безопасности в более высокое состояние готовности, времени было недостаточно, чтобы из этого вышел какой-то толк. На самом деле, беспорядок, который должны неизбежно породить слухи и их опровержения, в действительности ей только на пользу.

Она не могла надеяться, что беспорядок продлится долго. Что бы она ни думала о нравах Госбезопасности, её персонал был для этого слишком хорошо обучен. Но в течение по крайней мере следующих нескольких минут никакой в мире выучки не будет достаточно, чтобы превзойти очевидно ошеломляющее открытие, что происходит попытка переворота. И пока есть эффект внезапности...

Она шагнула в пролом, повернулась налево и послала вдоль по коридору визжащую смерть из своего дробовика. Клерк ГБ, который стоял, вытаращившись на появившегося из клубов пыли угольно-черного тролля, даже не успел вскрикнуть.


* * *

Подчиненные Цакакиса реагировали почти так же быстро, как и он сам. К тому времени, как он выскочил из комнаты наблюдения, они уже вскрыли стенные шкафы с тяжелым оружием и собрались в приемной секретаря. Но точно также, как и у него, их реакция представляла собой заученные рефлексы и инстинкты сторожевого пса, едва ли вообще зависимые от рассудочной деятельности мозга. Они совершенно не имели понятия о том, что происходит.

— Только что неизвестные напали на гражданина Председателя Пьера! — рявкнул он и увидел на их лицах отражение собственного шока. — Не знаю, что там происходит, — сжато продолжил Цакакис, — но это не выглядело хорошо. И если это попытка переворота, гражданин секретарь должен быть на очереди, поэтому...

Дверь кабинета распахнулась и на неё нацелилось полдесятка стволов. Распахнувший её облаченный в униформу гражданин сержант вовремя вскинул руки, показывая что они пусты, однако казалось, что он вряд ли заметил, что от смерти его отделяло несколько граммом давления на спусковой крючок.

— Они поднимаются от гаража! — задыхался он — Сколько неизвестно. Пробивают себе дорогу взрывами. По крайней мере дюжина из них в боевой броне! Они не дальше одного уровня!

Дверь во внутренний кабинет Сен-Жюста распахнулась и в ней появился гражданин секретарь, держащий в руке длинноствольный пульсер военной модели, но Цакакис лишь бросил на него взгляд.

— Джон! Ты и Ханна остаетесь здесь при гражданине секретаре. Ал, ты, Стив и Мариано держите шахты лифта. Я хочу чтобы Изабелла и Янос были на аварийной лестнице. Никто не должен пройти без моего личного разрешения — это ясно?

Головы кивнули и телохранители с напряженными лицами разбежались по назначенным позициям.

— Как насчет меня, сэр? — настойчиво поинтересовался гражданин сержант.

— Если они в боевой броне, то вам нужна пушка побольше, сержант, — сказал ему с мрачной улыбкой Цакакис и полез в шкаф за плазменным карабином. — Вы упражнялись с такой штуковиной?

— Больше девяти или десяти месяцев назад, сэр. Но, думаю, при нужде навык вернётся, так ведь?

— Лучше бы это было так, сержант. Чертовски лучше.


* * *

Грику двигалась по коридору. Каким-то образом Джексон всё равно ухитрился её опередить и акустические датчики её брони донесли до неё визжащий гром дробовика сержанта, когда он повернулся, чтобы выпустить профессионально короткую очередь вдоль пересекающегося коридора.

По холлу стелился легкий дымок и она слышала звуки стрелкового оружия в том числе и позади себя. Пока что позади не было ничего опасного, но она не располагала достаточным числом людей, чтобы прикрыть дорогу к отступлению на стоянку, так что она и не пыталась. Арьергард должен быль лишь удерживать легковооруженных бойцов службы безопасности за её спиной до тех пор, пока она не достанет Сен-Жюста. Как только они захватят его, у них будет тот самый ключ от выходной двери, который им нужен. Но если не захватят...

Она вновь проверила схему на дисплее её шлема и удовлетворенно хмыкнула. С тех пор, как они взорвали подрывные заряды, прошло меньше трех минут, а они находились всего лишь этажом ниже своей цели.

Прямо перед ней Джексон двигался к лифтам. Ливень пульсерных дротиков разлетался от его боевой брони, но он встал прямо под ним и нажал на спуск дробовика. Кто-то мучительно закричал и огонь из пульсера сразу оборвался. Сержант хотел было нажать кнопку лифта, но отрывистая команда Грику остановила его.

— Пойдем напрямую! — сказала она ему и поманила капрала Тейлор с её подрывными зарядами.


* * *

Цакакис еще раз проверил заряд своей плазменной винтовки и вытер пот со лба. Правильно ли он поступает? Или решение закрепиться было худшим из тех, что он мог принять? Решение пришло автоматически, без настоящего обдумывания на сознательном уровне, но это не обязательно делало его ошибочным.

Часть его инстинктов вопила, требуя вытаскивать гражданина секретаря отсюда к чертовой матери. Никто, похоже, не имел ни малейшего представления о том, что именно происходит, а наушник его личного коммуникатора доносил до него только звуки смятения и паники, пока дежурный персонал Госбезопасности отчаянно пытался хоть как-то навести порядок в хаосе. Единственное, что он знал наверняка, это то, что кто-то напал на главу государства, и что другие нападавшие в настоящий момент были здесь, в этом самом здании. Это должно было бы сделать его главным приоритетом как можно быстрее убрать объект охраны как можно дальше от них. Но он не знал где ещё могут оказаться нападавшие, зато знал, что на всей планете не найдется другого места, где было бы больше сил ГБ, чем непосредственно в этом здании. Всё что ему следовало сделать, это сохранить Оскара Сен-Жюста в живых до тех пор, пока эти самые силы не смогут прийти на помощь.


* * *

Заряды капрала Тейлор сработали, и потолок коридора исчез. Пламя и обломки взметнулись над внезапно образовавшейся дырой, и один из членов команды Цакакиса превратился в изувеченный труп. Но остальные двое продолжали ждать, и сержант Амос Джексон погиб на месте, когда два плазменных разряда практически одновременно вонзились в его броню.

Алина Грику резко выругалась, когда то, что осталось от сержанта, рухнуло обратно в дыру. Дротики пульсеров и дробовиков не представляли угрозы для боевой брони; плазменные ружья несомненно представляли. Но какого черта они там оказались?

Взвыли новые сигналы тревоги, когда тепловой импульс плазмы, убившей Джексона, вызвал пожар и у них на этаже, и наверху. Но это было наименьшей из её проблем. Пламени недостаточно, чтобы кто-то в боевой броне почувствовал неудобство, но если наверху их ожидают плазменные ружья, то дела вот-вот примут по-настоящему угрожающий оборот.

— Тейлор, Бенсен, Юань! Гранатами — огонь!


* * *

Цакакис узнал звук взрывающихся гранат и челюсти его сжались. Нападавшие идут от шахт лифтов. Он этого боялся и сейчас испытал короткий приступ боли. Установленная Госбезопасностью паранойя в отношении безопасности её руководителя означала, что его люди скорее всего были вооружены серьезнее, чем ожидали нападавшие, но, за исключением пуленепробиваемого материала их мундиров, они были совершенно ничем не защищены.

Раздались ещё взрывы и он услышал на выделенном радиоканале команды чей-то бесконечный ужасный вопль.

— Джон! Возьми Ханну и идите помогите Элу!

Гражданин капрал Джон Стиллман отрывисто кивнул, подал знак гражданке рядовой Фландерс и они вдвоем скрылись в дыму.


* * *

— Давай! — рявкнула Грику и ещё пара морпехов прыгнули на следующий этаж. Даже с учетом тяготения планеты, экзоскелеты их брони сделали это банальным трюком. Что было не банальным, так это их гимнастические навыки, позволившие им извернуться в воздухе подобно двуногим кошкам и навести свое оружие на цель. Их дробовики взвыли и громыхнули, извергнув смерть, но на то, чтобы сенсоры брони нашли цель, требовались драгоценные мгновения. Они пытались компенсировать это открыв огнь вслепую, но единственный остававшийся в живых из оборонявших лифтовый холл телохранителей оказался не там, где они ожидали его увидеть. Их выстрелы дробили стены коридоров в осколки и пыль. Один из них увидел телохранителя и повернул в его сторону свое оружие в тот самый момент, когда тот нажал на спуск.

Морпех умер на долю секунды раньше телохранителя... но только потому, что плазменные разряды летят на околосветовой скорости, а дротики дробовика — нет.


* * *

Джон Стиллман и Ханна Фландерс проскочили мимо гражданина сержанта и плюхнулись на живот посреди коридора, направив вдоль него свои плазменные ружья. Никому из них такая позиция не нравилась, но без боевой брони им приходилось учитывать опасность, которую для них представляло их собственное оружие. Тепловой импульс плазменного ружья был ужасен, и поэтому ни один из них не осмелился выдвинуться дальше другого, и не занял позицию поближе к стенам. Также это объясняло, почему гражданин сержант у них в тылу, которого они не знали и с которым вместе не тренировались, воспринимался ещё одной проблемой. Последнее, что им было нужно, так это чтобы он принялся палить из своего плазменного карабина прямо над ними!

Но тут проблема с гражданином сержантом внезапно потеряла всю актуальность. Стиллман уловил в накатывающемся на них дыму смутные контуры фигуры и вскинул своё тяжелое оружие. С сожалению, ему приходилось полагаться на собственное зрение, в то время как к услугам приближавшейся к нему морпеха были все возможности сенсоров её брони. Она “увидела” его — и Фландерс — прежде чем он хотя бы заподозрил её приближение. Поток дротиков из дробовика разорвал обоих на куски.

Морпех триумфально воскликнула и двинулась дальше по коридору, но даже её сенсоры не могли видеть сквозь сплошные стены и гражданин сержант ГБ, внезапно выкатившийся из-за угла с плазменным карабином наизготовку, оказался совершенной неожиданностью.


* * *

— Изабелла, Янос, поднимайтесь сюда! — рявкнул в коммуникатор Цакакис. — Они идут от лифтов, не по лестнице!

Он слышал, как сержант, имени которого он даже не знал, открыл огонь в коридоре и инстинкты потребовали пойти помочь ему. Но холодный рассудок удержал его на месте даже когда два последних члена команды повиновались его приказу. Он ненавидел себя за это, но всё равно поступил именно так.


* * *

Алина Грику бежала по коридору вслед за капралом Тейлор и ощущала на загривке горячее дыхание Смерти. Они потеряли слишком много времени. Им следовало быть в кабинете Сен-Жюста прежде чем у его охраны будет время организоваться и понять, что его следует уводить. Но эти маньяки без брони и с плазменными ружьями отправили её расчет времени ко всем чертям. У них не было ни единого шанса против облаченных в броню морпехов, но их, похоже, это не волновало. Почему, во имя Господа, они так готовы умереть, защищая такого мясника как Оскар Сен-Жюст?

Еще один боец Госбезопасности выскочил из пелены пыли и дыма. Даже сквозь треск пламени и отдаленный шум взрывов гранат и выстрелов пульсеров двоих человек её арьергарда было слышно, как кашляет и хрипит этот человек, но это не сделало его плазменный карабин менее смертоносным. Тейлор рухнула, когда фатальный разряд прошил ею броню, а Грику выкрикнула проклятье падая на колено и разрывая выстрелом из дробовика убийцу капрала на куски.

Рядовой Крюгер проскочил мимо неё, а она вскочила на ноги и понеслась за ним. Теперь они с Крюгером были всё, что осталось, если не считать двоих, отчаянно сражавшихся прикрывая их спины, но до кабинета Сен-Жюста оставалось меньше тридцати метров. Крюгер не хуже неё понимал необходимость поторапливаться и пока она поднималась из позиции для стрельбы успел от неё оторваться. Он был уже почти в дверях приёмной Сен-Жюста — в зловеще открытых дверях — когда прилетевший с визгом из коридора плазменный разряд разрезал его напополам.

На этот раз Грику не стала терять силы на ругательства. Она ответила на огонь, поливая коридор дротиками. Кто-то упал, потом кто-то ещё и она бросилась вперед, молясь чтобы ни одно из этих тел не принадлежало Сен-Жюсту. Шанс выбраться из этого живьём и без того стал мизерным, но если она убила его, то шансов нет вообще. Хотя каким-то образом практически неотвратимая смерть стала для неё чем-то второстепенным, чем-то почти — не совсем, но почти — неважным, если только она будет знать, что Сен-Жюст уже мертв. А если ещё жив, то ей следовало спешить, чтобы поймать его, пока телохранители не увели его в безопасность.


* * *

Микис Цакакис знал, что никогда не простит себя, но идея сработала. Последние двое из его команды, из людей, с которыми он работал и которых тренировал больше трех стандартных лет, были мертвы. Но он использовал их как приманку. Он преднамеренно отозвал их, зная что они наткнутся прямо на нападавших, и так и получилось.

И, как он и надеялся, нападавшие решили, что эти двое должны быть арьергардом команды телохранителей, пытавшихся доставить гражданина секретаря в безопасное место. Это был единственный осмысленный ответ, поскольку безусловно ни один не имеющий брони телохранитель не будет настолько глуп, чтобы атаковать кого-то в боевой броне, чем бы он там ни был вооружен. В сочетании с открытыми дверьми кабинета и полным отсутствием стрельбы изнутри это должно было навести атакующих на мысль, что они опоздали. Что гражданин секретарь уже бежал... и что их единственным шансом на успех является броситься в погоню пока он не скрылся.

Гражданин лейтенант заставил себя выждать ещё две секунды, а затем шагнул в коридор.

Уголок его сознания с почти клинической отстраненностью отметил, что остался только один противник, а, судя по звукам доносящимся сзади, у тех, кого они оставили прикрывать спины, серьёзные проблемы с подтягивающимися резервами Госбезопасности. Что оставляло стремительно удалявшуюся от него фигуру единственной угрозой.

Он вскинул к плечу плазменную винтовку и время вокруг как будто замедлило свой бег. У него было время понять, что он почему-то даже не ненавидит того, кого собирается убить. Должен бы, но не ненавидит. Возможно потому, что в этот момент он слишком сильно ненавидел себя, чтобы уделить часть этой ненависти кому-то другому.

Но в чем бы ни была причина, это было неважно.


* * *

У Алины Грику было одно мгновение, чтобы осознать, что её обманули.

Её сенсоры зафиксировали одинокую фигуру в ту же секунду, как та шагнула в коридор. Но было уже поздно. Она всё ещё отчаянно старалась развернуться, когда плазменный разряд ударил её точно в поясницу.


* * *

Эстер МакКвин подняла глаза от расположенного перед ней тактического голодисплея, когда капитан и два капрала морской пехоты ввели ещё двух “гостей” в Операционный Зал Октагона. Огромное помещение с его гигантскими голодисплеями, мониторами и коммуникационными консолями было для неё прекрасным командным пунктом, хотя она подозревала, что господам из Комитета общественного спасения не могло понравится, каким образом она его нынче использовала. Гражданам секретарям Авраму Тёрнеру и Ванде Фарли уж точно совсем не нравилось — судя по их наполовину кровожадному, наполовину испуганному виду. Как обычно они составляли на редкость неподходящую пару и бросаемые ими на неё яростные и тревожные взгляды показывали, что они ничуть не рады были её видеть, но МакКвин была счастлива видеть их. По крайней мере эта часть её планов прошла как намечено. За исключением Оскара Сен-Жюста и самого Пьера её коммандос захватили всех членов Комитета. Теперь она позволила себе тень надежды на то, что они может быть в конце концов победят.

Может быть.

Если бы только удалось уничтожить Сен-Жюста! Или хотя бы взять живым Пьера. Эстер МакКвин никак не понимала, что позволяло человеку вроде Сен-Жюста испытывать дружеские чувства хоть к кому-нибудь, однако доказательств личной преданности командующего ГБ Робу Пьеру было предостаточно. Если бы Пьер был у неё в руках, Сен-Жюсту пришлось бы вступить в торг. Она знала, что ему пришлось бы. Но телохранители гражданина председателя дали слишком упорный бой, а её люди слишком торопились, чтобы избегать сопутствующего ущерба. Гвардия председателя, обычно осуществлявшая охрану подходов к Народной Башне, была слишком легко вооружена, чтобы представлять собой угрозу рейдерам морской пехоты в боевой броне, но вот тяжелые десантно-штурмовые батальоны ГБ — совсем другое дело. Вот почему её планировщики с самого начала подчеркивали, что императивом является скорость, а не численность. Маленькие, но подвижные подразделения могли войти внутрь и выбраться наружу прежде чем смогут прибыть десантно-штурмовые батальоны. И, в свою очередь, именно поэтому Роб Пьер погиб в перестрелке.

Об этом МакКвин жалела так, как мало о чем жалела в жизни. Не из-за какой-то великой любви к гражданину председателю, и уж точно не потому, что намеревалась бесконечно щадить его. Если в чём-то и можно было быть уверенным в этом мире, так в том, что однажды ей придется поставить его к подходящей стенке, и скорее раньше, чем позже. О чем во многих отношениях можно было пожалеть, поскольку при всех своих недостатках Пьер действительно сумел довести до финишной прямой фундаментальные структурные реформы, которые столь отчаянно были нужны экономике Народной Республики. Но позволить ему жить просто было бы слишком опасно. Воспользовавшись подобным ошибочным решением руководителя Комитета, Эстер МакКвин не собиралась совершать такой же промах в отношении кого угодно другого.

Сен-Жюст вне всякого сомнения это бы понял, но МакКвин испытывала уверенность, что он по крайней мере сделал бы паузу для торговли, если бы ей удалось заполучить Пьера в свои руки. Хотя теперь уже никто не узнает, была ли она права.

— Есть что-нибудь от адмирала Грейвсон? — спросила она.

— Нет, мэм, — ответил лейтенант Каминетти. Молодой человек выглядел с учетом обстоятельств удивительно спокойным, но она могла видеть в его глазах страх за брата. — Она вообще не отвечает.

— Возможно, она даже не получила тревожного сигнала, мэм, — заметил Иван Букато. — У нас не было возможности проверить ту линию связи.

— Знаю. Знаю, — недовольно согласилась она и подумала: “Если Аманда не получила заблаговременного сигнала, то практически наверняка у неё не было времени предупредить и кого-либо ещё до того, как всё закрутилось. Будь проклят Сен-Жюст и его чистки! Всё что мне было нужно, это ещё одна неделя и тогда мы смогли бы дать сигнал Аманде”.

— Если Грейвсон не получила сигнала, значит мы вообще не можем рассчитывать на Флот Метрополии. — сказала она вслух. — Сен-Жюст практически наверняка предупредил корабли ГБ до того, как кто-либо еще во Флоте понял, что происходит. И если они висят там в боевой готовности и изготовившиеся к стрельбе, никто не сможет перейти на нашу сторону, не будучи уничтоженным прежде чем успеет хотя бы гравистены поднять.

— Но хотя бы не похоже и на то, что они собираются выступить на стороне Сен-Жюста, — отметил ещё один из членов её штаба.

— Конечно нет! — фыркнула МакКвин. — Думаете в ГБ найдется кто-то достаточно сумасшедший, чтобы позволить регулярным кораблям Флота прийти в стояние боевой готовности в подобный момент? Если они сумеют поднять клинья и стены, то все шансы за то, что в кого бы они не начали стрелять, это будем не мы!

— Согласен. — Букато кивнул, но на лице его отражалось беспокойство. — Может оказаться неважно, что делает Флот. Мне не нравятся доклады, приходящие из западной части города, мэм.

— Дела там не слишком хороши, — согласилась МакКвин, — но на самом деле лучше, чем я боялась может получиться. — Она снова повернулась к Каминетти. — Что слышно от генерала Конфланса?

— В последнем докладе сказано, что все три батальона из космопорта перешли на нашу сторону, мэм, — немедленно ответил лейтенант. — Один из них движется сюда, чтобы укрепить оборону Октагона. Генерал лично ведет два оставшихся на поддержку бригадного генерала Хендерсона.

— Только что поступило сообщение от полковника Язова, адмирал МакКвин!

МакКвин повернулась к вошедшему в комнату для совещаний коммандеру и, несмотря на разлитое в воздухе напряжение, испытала неодолимое желание удовлетворенно улыбнуться. Так или иначе, но никто из находящихся в этой комнате больше не будет использовать это идиотское, лизоблюдское обращение “гражданин”. И было невыразимо приятно снова оказаться в шкуре адмирала, вместо того, чтобы носить плохо сидящую псевдогражданскую маску военного секретаря.

— По оценке полковника как минимум треть авиации перейдет на нашу сторону, — продолжил коммандер. — Он говорит, что наверное сможет уговорить и больше, если наши успехи продолжатся. На настоящий момент он уверен, что сможет по крайней мере удержать спутниковые базы от посылки организованных ударных сил в воздушное пространство столицы.

— А что с той авиацией, которая уже в воздушном пространстве столицы и не перешла на нашу сторону? — ядовито спросил Букато.

— С ними придется иметь дело оборонительным системам, — заявила МакКвин. — По крайней мере ублюдки не начали пока швырять в нас ядерными зарядами.

— Пока, — согласился Букато. — Но вы действительно думаете, что Сен-Жюст не воспользуется ими, если решит, что ситуация для него становится жарковата?

— Если сможет обрушить их непосредственно на Октагон без существенного сопутствующего ущерба, то да. — сказала МакКвин. — При таких обстоятельствах, думаю, он ими воспользуется глазом не моргнув. Но пока работают наши оборонительные системы, сквозь них не пройдет ничего, если не будет массированного удара, способного перегрузить их возможности. А это обрушит ад на весь город. После того, что случилось в прошлый раз, не думаю, что он осмелится пойти на такой риск. Наши ближайшие окрестности — да; здесь он может нанести ядерный удар. Но не по всему городу. В конце концов, ему не принесет пользы, если он убьет нас таким образом, что разъярит остальной Флот до такой степени, что они повернутся против него, что бы там ни делали громилы ГБ. А так и будет, ты же знаешь, Иван.

Букато фыркнул. Этот звук мог обозначать несогласие, но не в этот раз. Никто не мог с уверенностью сказать, как Народный Флот отреагирует на ещё одно, ещё более массированное применение ядерного оружия в Новом Париже, но адмирал был практически уверен, что МакКвин права. Слишком много миллионов гражданских уже погибли, и при том, что все члены Комитета за исключением Сен-Жюста находились в руках МакКвин, хоть кто-нибудь из флотских да рискнет, если у него будет возможность выстрелить по командующему Госбезопасностью и если Сен-Жюст будет настолько глуп, что уничтожит ещё солидную часть города.

— Хорошо, — резко произнесла МакКвин. — Пока что, за исключением Флота Метрополии и того факта, что мы не смогли захватить во время первого удара ни Пьера, ни Сен-Жюста, всё вроде бы развивается практически по плану. Иван, я хочу чтобы вы с коммодором Тиллотсон оставались на связи с Конфлансом и Язовым. Капитан Рубин, вы отвечаете за оборонительные системы Октагона. Те, у кого нет наших транспондерных кодов, не должны пересечь границу нашего воздушного пространства, понятно?

— Понятно, мэм, — мрачно ответил Рубин.

— Майор Адамс, вы отвечаете за координацию действий гарнизона и оборонительных систем. Будьте рядом с капитаном Рубиным и присмотрите, чтобы переносные противовоздушные системы были расположены наилучшим образом, чтобы поддержать стационарные системы.

— Есть, мэм! — рявкнул майор морской пехоты.

— Иван, — МакКвин повернулась к Букато, — куда мы дели Фонтейна?

— Мы поместили его под стражей в вашем кабинете, мэм.

— Как удачно, — пробурчала МакКвин и даже здесь, даже сейчас, несколько человек к собственному удивлению рассмеялись в голос при виде её ехидной улыбки. Она улыбнулась в ответ и вскинула голову.

— Думаю смело можно сказать, что дружище Эразмус является реалистом и практичным человеком, — заявила она Букато. — Он на самом деле поддерживает Революцию, но когда узнает, что Пьер мертв, подозреваю, мы сможем перетянуть его на нашу сторону, если сумеем убедить, что дни Сен-Жюста тоже сочтены. По крайней мере он притворится, что перешел на нашу сторону, что в краткосрочной перспективе почти столь же хорошо. Если я смогу убедить его подписаться под нашими широковещательными сообщениями, у нас должно получится расколоть Госбезопасность между ним и Сен-Жюстом. Как минимум, это несомненно помешает Сен-Жюсту пустить в дело свои чертовы десантно-штурмовые батальоны!

— Не могу не согласиться, мэм, — произнес Букато, — но, боюсь, переубедить его может оказаться несколько труднее.

— Может быть ты и прав, — ответила она куда более жестко. — С другой стороны, если я засуну дуло пульсера ему достаточно глубоко в ухо, думаю что смогу убедить его пойти за мной куда угодно.

Она ещё раз улыбнулась своим сподвижникам, но на это раз без какого-либо веселья.


* * *

Привычно лишенное выражения лицо Оскара Сен-Жюста казалось высеченным из гранита, когда он сидел в кабинете прямо рядом с резервным штабом и выслушивал свежие доклады.

— Сэр, войска в беспокойстве! — выпалил гражданин бригадный генерал ввалившийся в кабинет гражданина секретаря. — К ним проникли слухи, что гражданин председатель... э-э...

Сен-Жюст повернул голову и панический доклад внезапно прервался, когда гражданин бригадный генерал дрогнул под этим холодным взглядом василиска. Офицер с трудом сглотнул, а Сен-Жюст секунд пятнадцать держал его пришпиленным к месту и обливающимся холодным потом под безжалостным взглядом. Затем заговорил, очень холодно и четко.

— Войска сделают то, что им приказано, гражданин бригадный генерал. Как и их офицеры. Все их офицеры. Мы действуем по плану “Гораций”. Информируйте об этом всех командиров подразделений, а также о том, что все меры дисциплинарного воздействия, которые они сочтут необходимым применить, заранее получают одобрение. Это понятно?

— Д-да, сэр, — немедленно ответил гражданин бригадный генерал, развернулся на месте и выскочил за дверь ещё живее чем заходил. Сен-Жюст позволил себе бледную, тусклую, мертвую улыбку. Гражданин бригадный генерал был идиотом, если не сообразил, что в ход пошел план “Гораций”. Хотя, справедливости ради, надо признать, что это могло быть скорее последствием потрясения, а не глупости, ибо Эстер МакКвин сумела захватить всех их врасплох... снова.

Сен-Жюст отключился от журчания боевых донесений и лихорадочных запросов указаний и потер ладонями глаза. Во имя Господа, что сорвало это женщину с нарезки сейчас? Не могла же она не понимать, что Роб не собирается расстреливать её прежде чем убедится, что с манти и их союзниками действительно покончено! Может быть она просто рассчитывала добиться неожиданности? Если так, то она преуспела, но при всей ужасающей эффективности, с которой был осуществлён первый этап её мятежа, Сен-Жюсту было очевидно, что последующие этапы были подготовлены куда менее основательно.

“Не то, чтобы им необходима была эта основательность, — мрачно признал он перед самим собой. — Эта сука достала Роба. — Его пронзил новый приступ чисто личного горя, но он твердо его подавил. Для этого не было времени. Не сейчас. — И держит всех остальных членов Комитета у себя в Октагоне. Если она заставит их поддержать её действия, то...”

Характерный сигнал зуммера уведомил его, что связисты, работавшие в секретном, замаскированном командном центре, куда его спешно доставили Цакакис и гражданка капитан Рассел, только что перехватили сигнал, который на их взгляд был достаточно важен, чтобы оторвать его от того, чем он занимается. Сен-Жюст поморщился в предчувствии свежих известий о разраставшейся катастрофе, но опустил руки и ткнул в одну из кнопок на панели связи. Трансляция боевых переговоров немедленно оборвалась и губы его сжались, поскольку её заместил голос Эстер МакКвин.

“Всему лояльному личному составу Народных вооруженных сил! Говорит гражданка Военный Секретарь МакКвин. Революция была предана! Я получила подтверждение того, что гражданин Председатель Пьер был убит — убит собственными “телохранителями” из Госбезопасности по прямому приказу Оскара Сен-Жюста! Полученные мною сведения пока не проясняют причин толкнувших секретаря Государственной Безопасности на совершение этого гнусного преступления, но одновременные попытки взять под стражу меня и всех прочих членов Комитета ясно свидетельствуют о наличии обширной и опасной организации предателей внутри Госбезопасности. Призываю весь лояльный личный состав Госбезопасности помнить, что вы присягали Революции, Комитету и Гражданину Председателю, а не личным амбициям человека предавшего их всех! Призываю вас к сопротивлению его незаконным приказам и предательской попытке захватить единоличную власть, отобрав её у легитимно назначенных органов правительства. Откажитесь поддерживать его подлый акт предательства и измены!

Всем регулярным частям Народных вооруженных сил я скажу следующее. Госбезопасность не является вашим врагом! Лишь те её представители, кто решит служить потенциальному тирану и диктатору, вот кто ваши враги! Как доблестно вы защищали Народ и Революцию от врага внешнего, также теперь вы должны защитить их от врага внутреннего — врага куда более опасного, чем мантикорцы и их марионетки, потому что удары они наносят из тени, как подлые убийцы. Призываю вас с честью соблюсти присягу служения Народу и Комитету Общественного Спасения!

В этой борьбе не место кораблям стены. Что бы ни решил Оскар Сен-Жюст, мы, законный Комитет Общественного Спасения отказываемся превращать Новый Париж в пустыню усыпанную обломками и телами. Мы удерживаем Октагон и будем защищать его всеми потребными способами, но мы не просим и не потерпим попытки нанести ядерный или кинетический удар в пределах столицы! Если вы получите от Сен-Жюста или его сподвижников приказ на нанесение такого удара, вы должны отказаться подчинится ему, вне зависимости от того, какими угрозами он будет сопровождаться.

Что в настоящее время необходимо Комитету, так это дополнительные лояльные наземные и авиационные части. Мне нет нужды рассказывать вам, насколько сильны десантно-штурмовые подразделения Госбезопасности, размещенные в Новом Париже и вокруг него. Я надеюсь и верю, что многие из личного состава этих десантно-штурмовых батальонов не забудут свою присягу Комитету и откажутся участвовать в неприкрытой попытке разрушения того, за создание чего гражданин Председатель Пьер столь долго и тяжело боролся. Но следует ожидать, что многие в этих батальонах подчинятся незаконным приказам офицеров, которые решат стать на сторону изменника Сен-Жюста. Оборона Октагона прочна, но мы не сможем только собственными силами в течении длительного времени сдерживать массированные атаки. Для выживания Комитета необходимо, чтобы лояльные силы прорвали осаду и эскортировали гражданских членов Комитета в безопасное место. Тем самым я, как военный секретарь и от имени законных членов Комитета общественного спасения, призываю всех офицеров морской пехоты и планетарной обороны и приказываю им немедленно направится на помощь Октагону и на подавление сил, верных изменнику Оскару Сен-Жюсту! В тот момент, когда...”

Сен-Жюст снова ткнул в кнопку и голос МакКвин умолк, но на это раз его лицо исказил злобный оскал.

Она хороша, признал он. Каждое слово звучит искренне, страстно и возмущенно. Он вовсе не будет удивлен, если даже некоторые из его собственных людей ей поверят, и вовсе никаких сомнений не было в том, что подавляющее большинство военных захотят поверить ей. Как же иначе, когда она та, что вела их к победе, а он тот, кто отдал бесчисленное множество приказов о казнях их товарищей вместе с семьями? И поскольку Роб мертв, они вольны верить ей. Насколько бы старше её в Комитете он ни был, оба они были просто “граждане секретари”. Её претензия на легитимность была ничуть не хуже его... по крайней мере для тех, кто смотрел на развязанные ею в Новом Париже хаос и беспорядки со стороны. Хуже того, у неё в Октагоне на самом деле были все уцелевшие члены Комитета, а они с Робом годами выбивали из них всякие следы непокорности. Теперь МакКвин контролирует всех этих овец и у Сен-Жюста не было никаких сомнений в том, что она сможет... убедить как минимум большинство из них подписаться под её версией произошедшего. А что касается отказавшихся, он был уверен, что окажется, что все они трагически погибли от рук вероломных сотрудников ГБ, прежде чем МакКвин сумела спасти их от его кровожадных миньонов.

А момент о запрете на любые ядерные или кинетические удары в пределах столицы — это было откровенно блестящим ходом! Это буквально выбило почву у него из под ног в моральном смысле и в тоже самое время представляло собой угрозу, которая практически наверняка удержит его собственные боевые корабли с экипажами ГБ на приколе. Гражданин коммодор Хелфт уже уничтожил два супердредноута, которые на его взгляд пытались двинуться на поддержку МакКвин, и на настоящий момент все корабли Флота Метрополии находились под прицелом эскадры Хелфта. Он без сомнения мог уничтожить десятки кораблей, прежде чем они поднимут гравистены, но Флот Метрополии был просто слишком многочислен, чтобы он мог рассчитывать уничтожить всех, прежде чем уцелевшие достанут его. И благодаря приказу МакКвин практически наверняка как минимум некоторые попытаются предотвратить бомбардировку столицы даже ценой практически неминуемой собственной гибели. А как только он начнет уничтожать корабли Флота Метрополии в больших количествах, практически наверняка отреагируют и все остальные, поскольку не будет знать, на чем остановится Хелфт, если они не остановят его.

Кто-то ещё постучал в косяк открытой двери его кабинета. Сен-Жюст поднял взгляд и увидел гражданина полковника, имени которого не помнил.

— Да?

— Сэр, мы только что получили ещё один доклад от гражданина генерала Бушара. — Гражданин полковник сделал паузу и прочистил горло. — Сэр, гражданин генерал сообщает, что его атака была остановлена. Я... боюсь они понесли тяжелые потери, сэр.

— Насколько тяжелые? — лишенный выражения голос Сен-Жюста даже не дрогнул и гражданин полковник ещё раз прочистил горло.

— Очень тяжелые, как я понял, сэр. Гражданин генерал Бушар докладывает, что оба его передовых батальона отступают в беспорядке. — Гражданин полковник глубоко вдохнул и выпрямился. — Сэр, для меня это прозвучало так, словно на самом деле он имел в виду, что они бегут ко всем чертям.

— Понимаю. — Сен-Жюст окинул гражданина полковника более заинтересованным взглядом. — Что вы порекомендуете, гражданин полковник? — спросил он через мгновение и офицер взглянул ему прямо в глаза.

— У меня нет информации из первых рук, сэр. — Гражданин полковник заговорил гораздо более решительно, как будто уже сказанное высвободило какие-то внутренние резервы. — Однако по виденным мною докладам мне не кажется, что гражданин генерал Бушар сумеет пробиться по земле. У них слишком много людей и огневой мощи. Да и, честно говоря, сэр, они намного лучше нас подготовлены для подобного противостояния, боя лицом к лицу.

— Понимаю, — повторил Сен-Жюст несколько более холодным тоном. — Тем не менее, гражданин полковник, — продолжил он, — и несмотря на недостаточную подготовку наших войск, этот мятеж должен быть подавлен. Вы согласны?

— Конечно согласен, сэр! Я всего лишь говорю, что если мы продолжим лезть прямо к ним в зубы, то понесем неоправданные потери и всё равно не достигнем своей цели. В то же время, сэр, на мой взгляд у них не может быть больших резервов в самом Октагоне — уж никак не пехоты. К ним двигаются полдюжины подразделений морской пехоты и флота, но подкрепления пока ещё не подошли. Я считаю, что оставшимся поблизости нашим подразделениям лучше заняться выстраиванием кордона вокруг Октагона, чтобы не допустить подхода дополнительных мятежных частей. И пока они заняты этим, нам следует двинуть бригаду гражданина бригадного генерала Томе на поддержку гражданина генерала Бушара, пока подтягиваются подкрепления из-за пределов столицы. Если будет необходимо, мы сможем устроить лобовой штурм, как только получим достаточно живой силы, чтобы прорваться несмотря на потери. Тем временем, сэр, я бы рекомендовал по возможности поддерживать давление на них атаками с воздуха, но не ввязываться в серьезный бой, который неминуемо приведет к потерям.

Сен-Жюст окинул офицера задумчивым взглядом. Без сомнения, в том, что только что высказал гражданин полковник было изрядно военной логики. К сожалению, данный конфликт был политическим не в меньшей степени, чем военным, и каждый час продолжающихся призывов МакКвин к слушающим её регулярным войскам, размещенным в системе Хевен, сдвигал политический баланс всё дальше в её пользу.

— Я ценю вашу прямоту, гражданин полковник... Юргенс, — сказал он, слегка прищурившись, чтобы прочитать имя на нагрудной нашивке Юргенса. — И если люди Бушара всё равно отходят, то без сомнения имеет смысл отдать им приказ перейти к обороне, по крайней мере временно. Но здесь приходится учитывать и другие факторы.

Гражданин секретарь потер лоб — у него это было эквивалентом гневного взрыва — и пожал плечами.

— Пожалуйста передайте гражданину генералу Бушару мои инструкции удерживать позиции и использовать резервы для перекрытия подходов к Октагону, пока он проводит реорганизацию, — продолжил он через секунду. — Затем попросите зайти гражданина бригадного генерала Махони.

— Слушаюсь, сэр! Будет исполнено!


* * *

— Генерал Конфланс докладывает, что его силы соединились с силами бригадного генерала Хендерсона и что атака противника захлебнулась!

Кто-то в Операционном Зале начал аплодировать новостям, прежде чем спохватиться и взять себя в руки, но МакКвин просто спокойно кивнула. Часть её хотела присоединится к аплодисментам, поскольку доклад Конфланса был лучшей новостью, которую они получили с тех пор, как в Октагон были доставлены последние члены Комитета. Должно быть его попытка ударить во фланг десантно-штурмовым батальонам ГБ удалась, а это значило, что наземные силы, непосредственно доступные Сен-Жюсту, были практически нейтрализованы.

Она взглянула на часы. Странно. Казалось, что время тянется с леденящей медлительностью, однако с момента, когда её коммандос начали операцию, прошло больше пяти часов.

“Пять часов, а я всё ещё жива. Теперь, полагаю, уже можно признаться себе самой, что я не ожидала, что проживу столько. Но если Жерар прав, и Бушар действительно отходит, то похоже что инициатива, слава Богу, в конце концов переходит на нашу сторону!”

Она распознала привычные угрожающие признаки и заставила себя притушить собственный энтузиазм.

“Осторожнее, женщина! Только позволь себе самоуверенность и глупость, и к вечеру Сен-Жюст выставит твою голову насаженной на кол на Народной Площади!”

Она повернулась к Букато.

— Скажите Жерару, когда на его взгляд будет подходящий момент, пусть передает командование Хендерсону и возвращается в Октагон, — решительно заявила она. — И пусть захватит с собой наибольшие подкрепления, какие на его взгляд возможно забрать, не ослабляя Хендерсона до опасной степени.

— Слушаюсь, мэм, — отозвался Букато. — Вы думаете пришло время начинать думать о наступлении с нашей стороны?

— Нет, — мрачно произнесла она. — Думаю пришло время насколько возможно больше укрепить наземные силы Октагона. — Глаза Букато расширились от удивления и она резко рассмеялась. — Если Жерар и его люди убедили его, что он не сможет прорваться по земле, Иван, то он попытается придумать что-нибудь ещё. Он вынужден, поскольку время работает на нас.

— Но это безумие, мэм, — возразил Букато, не столько как человек думающий, что она заблуждается, сколько как человек в этом искренне убежденный. — Оборонительные системы разнесут их в клочья!

— Вы это знаете, и я это знаю, но знает ли это Сен-Жюст? — ответила она с акульей улыбкой. — И даже если знает, волнует ли это его? Главное в том, Иван, что на планете у него всё ещё куда большие резервы живой силы, чем у нас. Я тоже не думаю, что у него получится пробиться через нашу оборону, но мы оба можем заблуждаться, а ему достаточно будет, если повезет однажды. Кроме того, это всего лишь люди, и он с легкостью наберет себе ещё, если погубит этих.

Букато ещё секунду смотрел на неё, как будто желая отыскать какой-то контраргумент, а затем кивнул.

— Да, мэм. Я немедленно передам ваши приказы.


* * *

— Гражданин секретарь, ударный и штурмовой эшелоны готовы.

Сен-Жюст поднял глаза на ещё одного из своих старших штабистов, который зашел в кабинет для доклада.

— Они полностью проинструктированы?

— Да, сэр.

— Тогда отправляйте их.

— Слушаюсь, сэр.

Штабист поспешно вышел, а Сен-Жюст снова опустил взгляд на сложную панель связи. Он надеялся, что штурмовые шаттлы и атмосферные истребители, которые он собирался послать в битву, смогут сделать своё дело, также как надеялся, что их пилоты смирились с тем, что у них нет другого выбора, кроме как стрелять в других членов Комитета народного спасения. Что бы ни случилось, целостность государства должна быть сохранена. Он сражался за собственную жизнь, поскольку Эстер МакКвин не сможет позволить себе оставить его после всего в живых, также как и он не сможет оставить в живых её. Но на кону стояло большее, чем просто жизнь. МакКвин вполне могла показать себя не менее эффективным политическим лидером, чем показала себя лидером военным. В исторической перспективе вполне возможно её сочли бы куда лучшим главой государства, чем мог надеяться стать Оскар Сен-Жюст. Но это было неважно. Важно было то, что она убила Роба Пьера. Что куда бы она ни повела Народную Республику, это будет не то направление, что выбрал Роб Пьер. А Роб Пьер был не просто другом Сен-Жюста, но его вождём.

Возможно Эстер МакКвин никогда этого полностью не понимала, но это ничего не меняло. При всей его бесцветности, при всей знаменитой безэмоциональности, душа Оскара Сен-Жюста была душой члена феодального клана, и он добьётся возмездия.


* * *

— Всем Танго, говорит Танго-Один. Нам дан зеленый свет. Повторяю, дано разрешение на атаку.

Гражданка лейтенант Анжелика Константин услышав голос ведущего ударного эшелона в отчаянии прикрыла глаза. Она не могла в это поверить. Нет, не так. Могла поверить, просто не хотела.

Снова открыв глаза она взглянула на ИЛС[2], на котором начали меняться и перестраиваться иконки. Сорок атмосферных истребителей Госбезопасности, таких же как её собственный, составляли настоящее ядро ударных сил, хотя возглавят их двенадцать ботов. Она не завидовала экипажам этих передовых судов. Каждый из них в отдельности имел большие возможности — и был куда опаснее — любого из истребителей, но это едва ли имело значение, поскольку шанса выжить, атакуя оборону Октагона, у них в сущности не было, и экипажи знали это. Истинным их предназначением было просто отвлечь на себя огонь обороны. Отвлечь и сбить с толку расчеты слежения и управления огнем в надежде на то, что пригоршня жалких истребителей сможет пробиться.

Константин знала всё, что касалось плана атаки, и оценивала вероятность успеха не выше, чем в двадцать процентов. И даже эта оценка, насколько она знала, вполне могла оказаться дико оптимистичной. Атака была организована в безжалостной и безрассудной спешке, в отчаянной надежде успеть, пока МакКвин и её сообщники наверное только устанавливают контроль над обороной. Если у них нет над ней контроля, или если он неполон, тогда по крайней мере некоторые из атакующих смогут прорваться. Но если всё-таки полный контроль установлен...

Даже Уравнители не осмелились бросить вызов локальной обороне Октагона, и сейчас она задавалась вопросом, почему гражданин секретарь Сен-Жюст не заблокировал в своё время эту оборону, или хотя бы не поставил её под контроль ГБ. Но поскольку этого он не сделал, то множество людей, скорее всего включая Анжелику Константин, погибнут. В её сознании мерцал и бился страх, подобный какому-то темному пламени.

Но как бы испугана она ни была, страх только отчасти объяснял тяжесть безысходности, навалившуюся на её плечи. Её муж, Грегори, также служил в Госбезопасности... и получил назначение в Октагон. Она понятия не имела, был ли он хотя бы ещё жив, но это ничего не меняло. И вероятно это вообще мало что значило. На самом деле. Законодатели построили Октагон как крепость, поскольку именно этим он и был: командным центром всех вооруженных сил Республики, но ещё и центральным пунктом противовоздушной обороны столицы Республики. Истребители сделают всё возможное, чтобы прорваться и вывести из строя при помощи высокоточных боеприпасов хотя бы некоторые огневые позиции в надежде пробить в защите дыру, которой могли бы воспользоваться штурмовые шаттлы. Успех был в лучшем случае маловероятен, но после того, как спешно организованный гражданином генералом Бушаром наземный штурм закончился кровавым разгромом, потребуются многие часы — возможно дни — чтобы остатками сил организовать достойную атаку, и только Богу ведомо, насколько за это время может измениться ситуация. Переворот МакКвин должен быть подавлен прежде чем вокруг неё соберется ещё больше регулярных частей. А если эта попытка не удастся, единственным способом остановить её останется только раскатать Октагон по камешку. А это значило похоронить Грегори в обломках рядом с ней.

Облегчение приносил только тот факт, что скорее всего Анжелика погибнет даже раньше него.

— Всем Танго, в атаку! — рявкнул ведущий.


* * *

— Вот они, мэм.

При объявлении капитана Рубина Эстер МакКвин поняла руку, прервав свежий доклад лейтенанта Каминетти, и резко повернулась к гигантскому главному экрану.

Обычно на этот экран выводилось расположение и данные о состоянии каждого корабля и каждого оборонительного сооружения обширной сети, защищавшей систему Хевен от любых внешних атак. Теперь же он показывал то, что очень немногие из собравшихся в Операционном Зале когда-либо видели, даже во время учений. Детализованную голографическую карту Нового Парижа и его окрестностей в стокилометровом радиусе. Карту усеивали красные пятна идентифицированных угроз и тонкая россыпь зеленых дружественных частей. МакКвин почувствовала привычный всплеск напряжения увидев появление на карте смертоносного скопления крошечных стрелок.

Наметанным глазом она идентифицировала каждую из появившихся иконок с той же легкостью, с какой обычный человек читает газету, и глаза её сузились.

— Бедные ублюдки.

Она взглянула направо, на звук тихого, исполненного сожаления шепота, и когда их глаза встретились Иван Букато покачал головой.

— Есть захват, — доложил кто-то и МакКвин вернула свое внимание экрану, на котором вокруг стрелок появились кружки целеуказания.

— Они должны знать, что у них нет ни доли шанса, — тихо произнес Букато и она пожала плечами.

— Конечно, — рассеяно согласилась МакКвин. — И тот, кто их послал, тоже знает это. Но он считает, что может ошибаться, поэтому и жертвует ими, чтобы выяснить действительно ли мы смогли взять оборонительные системы под контроль, прежде чем кто-нибудь сохранивший лояльность Госбезопасности сумел вывести их из строя. Или, возможно, в попытке отвлечь нас от чего-нибудь ещё.

Букато взглянул на несгибаемый и практически безмятежный профиль миниатюрной женщины, стоявшей рядом с ним, а затем слегка поёжился и взгляд его вернулся к экрану.


* * *

Разгневанный бог войны хлопнул в ладоши и исковерканные обломки бота посыпались с затянутого дымом голубого неба Нового Парижа.

Бот погиб не в одиночестве. Люки укрытых массивной бронёй наземных установок распахнулись со стремительностью атакующих змей и ускорители швырнули вверх зенитные ракеты на четырех скоростях звука. Импеллерные клинья пробудились к жизни как только они достаточно удалились от пусковых и ракеты, завывая подобно мстительным демонам, устремились к своим целям. У возглавлявших налет ботов не было ни единого шанса. А затем настала очередь истребителей.

Трансатмосферные аппараты шли на большой высоте, но у атмосферных самолетов не было ни такого потолка, ни такой скорости. В лучшем случае они могли выжать немного больше трех махов[3], но зато они шли с огибанием рельефа местности. Истребители с ревом неслись на высоте едва двухсот метров виляя между керамобетонными горами административных и жилых башен столицы Народной Республики. И тут навстречу им мелькнули новые ракеты.

На этот раз никаких импеллеров, поскольку в программы жестко был зашит императив, запрещавший оборонительным системам использовать такое оружие против целей, находящихся на высоте меньше пятисот метров. Попадание такой ракеты в одну из башен вызвало бы катастрофические разрушения. Так что, как будто в какой-то причудливой попытке выровнять баланс возможностей игроков, более медленные и более низколетящие истребители можно было обстреливать только имевшими худшие характеристики старомодными ракетами с реактивными двигателями.

Но хотя баланс и был слегка подправлен, он всё равно оставался решительно перекошен в пользу оборонительных систем. Их создатели могли запретить использование импеллерных ракет, но пусковых было множество, и на каждый из приближающихся истребителей пришлось как минимум по десять ракет.

Это был не бой. Даже не бойня. Ни один из атакующих не дожил до выхода на собственный рубеж пуска по Октагону. Центр Нового Парижа сотрясли взрывы и куски и кусочки мужчин, женщин и когда-то изящных самолетов посыпались с небес.


* * *

— Боже мой, — выпалил кто-то. — Штурмовые шаттлы?

МакКвин даже не повернула голову посмотреть кто это был. Это было неважно, но даже если бы и не так, она не могла оторвать глаз от экрана, на котором появилась новая волна стрелок. Их были десятки, и каждая представляла собой штурмовой шаттл Госбезопасности, на борту которого могло быть до двухсот пятидесяти человек. Они неслись прямо к Октагону, как будто пилоты на самом деле верили, что жертва истребителей могла каким-то образом отвлечь системы слежения от их собственного захода. МакКвин смотрела как они приближаются и у неё в мозгу всплыла древняя фраза из истории Старой Земли.

— C'est magnifique, mais ce n'est pas la guerre[4], — очень тихо произнесла она.


* * *

— Святый Боже на небесах.

Оскар Сен-Жюст даже головы не повернул и на его каменном лице ничего не дрогнуло. Он был уверен, что член его штаба даже не понял, что произнес эти слова вслух. Но даже в противном случае, и даже если бы этот человек был достаточно глуп, чтобы подразумевать этим критику Сен-Жюста, как человека отдавшего приказ на атаку, гражданин секретарь предпочел бы, только на этот раз, это проигнорировать.

Наблюдая, как нагруженные солдатами штурмовые шаттлы второй волны устремляются прямо в зубы оборонительного огня Октагона, он даже бровью не повёл. Шаттлы летели на скорости немного больше трех махов, но на большей высоте, чем истребители, и импеллерные ракеты искромсали их со смертоносной эффективностью. Системы РЭП* [радиоэлектронного противодействия] шаттлов были лучше чем у истребителей, но вовсе не настолько, чтобы в итоге была какая-то существенная разница. Ракеты без труда рвали их на части. Только два шаттла сумели приблизится достаточно, чтобы попасть под прямой удар размещенного на крыше Октагона энергетического оружия.

Последний штурмовой шаттл рухнул, унося с собой роту солдат Госбезопасности, и в кабинете Сен-Жюста повисла тишина, которую можно было резать ножом. Командующий ГБ твердым взглядом василиска просмотрел на дисплее ужасающий список потерь и слегка пожал плечами.

“Я должен был попробовать. Как бы худо это ни обернулось, другие варианты были ещё хуже. И теперь, как бы плохи они ни были, это всё что у меня осталось”.

Он вздохнул и отвернулся от дисплеев, снова усаживаясь за стол.


* * *

— И теперь гражданин секретарь точно знает, кто контролирует оборонительные системы, — тихо прошептала Эстер МакКвин отворачиваясь от главного экрана чтобы взглянуть на мониторы прямой трансляции. Их заполняли пожары и вспышки непрекращающихся взрывов и, при всей безмятежности голоса, глаза её были холодны. — Искренне надеюсь, что тот, кто отдал приказ на эту атаку, кто бы он ни был, выживет и попадет в плен. — продолжала она почти деловым тоном.

— Я и сам бы хотел... обсудить с ним избранную им тактику, мэм, — согласился Букато.

— Признаю, что у них не было никакого шанса прорваться, мэм, — с почтением произнес капитан Рубин, — однако, как вы сами отметили, я не вижу, чтобы у них была реальная альтернатива такой попытке.

— Я это понимаю, капитан, — мгновение помедлив ответила МакКвин. — Однако это с самого начала была безнадежная затея и, кто бы на самом деле ни командовал этими шаттлами, должен был это понять в тот момент, когда мы посбивали истребители. А если понял, и если бы имел хоть каплю смелости, то доложил бы Сен-Жюсту, что посылка шаттлов против этой же самой обороны ничто иное как убийство. У этого не было шансов на успех как у реальной атаки, а если это была всего лишь разведка боем, то истребители уже вызвали реакцию, которая должна была ответить на все его вопросы. В лишних жертвах не было совершенно никакого смысла.

— Даже без учета того, сколько гражданских должно быть убито или ранено падающими обломками.

— Да, без учета, — признала МакКвин. — Однако мы не можем слишком ханжествовать насчет этих жертв, Иван. В конце концов, именно мы выпустили сбившие эти машины ракеты. И я думаю, что в конечном итоге мы несем по меньшей мере такую же ответственность за всех погибших гражданских, как и Сен-Жюст. Если бы мы не выступили, он спокойно сгреб бы нас, расстрелял и ничего из такого бы не произошло.

— Я знаю это, мэм. Но по крайней мере мы пытаемся минимизировать случайные жертвы среди гражданских.

— Верно, как и то, что Сен-Жюст и Пьер на пару уничтожили больше граждан Республики, чем весь Мантикорский Альянс вместе взятый, так что замена их на любое другое правительство по любому должно быть прогрессом. Но у нас в этом действительно есть еще и некий личный интерес, верно?

Она чуть улыбнулась и Иван Букато, к своему огромному удивлению, даже хихикнул.


* * *

— Каков последний доклад из порта?

Деловой тон Сен-Жюста с возмутительной непристойностью прозвучал в тихом оцепенении, возникшем после гибели всей бригады гражданина бригадного генерала Томе. Все взоры сконцентрировались на нем, затем одна из работников его штаба встряхнулась и прочистила горло.

— Я... боюсь, новости нехороши, сэр, — признала она. — Сейчас мы получили немного больше данных и похоже, что МакКвин сумела незаметно для нас внедрить генерала Конфланса в структуру командования космопорта. Согласно последней оценке практически весь гарнизон перешел на его сторону в течение первых двадцати минут, что позволило ему получить достаточно живой силы, чтобы отбить атаку гражданина бригадного генерала Бушара. — Она сделала паузу, затем глубоко вдохнула. — И я боюсь что это еще не всё, сэр, — медленно но недрогнувшим голосом продолжила она. — Связь докладывает, что гражданин генерал Мэйтланд только что присоединился к гражданину полковнику Язову в открытой декларации поддержки мятежников.

— Ясно.

Сен-Жюст не позволил отразиться этому в голосе, однако известия о Мэйтланде и Язове нанесли ему тяжелый удар. Язов был первым офицером Госбезопасности, объявившим о поддержке МакКвин. Простой гражданин полковник мог казаться незначительным на общем фоне событий, однако никто лучше Сен-Жюста не знал, насколько успех или провал в подобный момент зависели от впечатлений и реакций напуганных и запутавшихся людей на эти впечатления. И это делало отступничество Язова сокрушительным ударом. Гражданин полковник был отобран в той же степени за свою исключительные лояльность и преданность, как и за способности, когда получил назначение в космопорт Нового Парижа в качестве компетентного старшего помощника политического назначенца, официально руководившего основной столичной магистралью между космосом и поверхностью. По сути, его измена подняла пугающий вопрос о том, до кого из других “отборных” офицеров могла добраться МакКвин.

Это было достаточно скверно, но теперь, похоже, Язов убедил присоединиться к себе своего непосредственного начальника, а их совместное публичное одобрение версии МакКвин насчет случившегося было еще хуже. Если даже офицеры Госбезопасности утверждают, что на самом деле предателем был Сен-Жюст, а МакКвин представляет законный Комитет и его интересы, то неуклонное и в конечном итоге фатальное ослабление его положения станет неизбежным.

“Они вынуждают меня к этому, — почти спокойно думал он. — Они не собираются оставить мне никакого выбора. И если я это сделаю...”

Он на мгновение закрыл глаза и заставил себя повернуться лицом к последствиям решения, надвигавшегося на него с безжалостной мощью Джаггернаута. Это была наверное его единственная надежда на сокрушение МакКвин до того, как баланс сил слишком далеко сместится на её сторону. Он не осмеливался ждать, пока на её сторону перейдет ещё больше дислоцированных в Новом Париже частей регулярной армии, и в особенности, пока его собственный персонал Госбезопасности не начал следовать примеру Язова.

Проблема должна быть решена сейчас, пока она еще не полностью вышла из под контроля. В наихудшем случае, борьба может тянуться многие дни или недели и каждый час увеличивал шансы на то, что еще больше морпехов и флотских перейдет на сторону Октагона. Другие офицеры, даже если они не перебегут к МакКвин, могут начать вынашивать собственные планы. Честолюбивый офицер мог бы увидеть прекрасную возможность заложить основу собственной власти, пока Сен-Жюст и МакКвин были заняты смертельной борьбой, которая не даст никому из них разобраться с ним. И даже если такое не произойдет немедленно, и даже если Сен-Жюст сможет в конечном итоге подавить восстание МакКвин, всё еще оставался ущерб, касающийся сомнений относительно законности его власти. Чем дольше это творится, тем большее количество людей впадет в соблазн поверить версии МакКвин. Отчасти это произойдет независимо от того, что бы он ни делал, но по крайней мере быстрая и безжалостная развязка могла бы помочь свести урон к минимуму.

“И что будет, когда все поймут, насколько далеко ты готов зайти, Оскар? Это заставит их быть осторожнее? Или они зададутся вопросом, что им в действительности терять, оставаясь под твоим руководством?”

Оскар Сен-Жюст смотрел в безжалостную неизвестность будущего и, если бы человек с настолько обагренными кровью руками смел верить в Бога, он бы молился об избавлении от того, что там видел


* * *

— Может быть я слишком оптимистичен, мэм, — произнес Иван Букато, — но я думаю, мы только что добились перелома.

Они с МакКвин стояли рядом, пристально глядя на огромный экран, демонстрирующий панорамный вид на дымы и обломки, разбросанные на подступах к Октагону. Утро перешло в день. Теперь день медленно превращался в кровавый вечер, обагренный кострами еще двух волн штурмовых шаттлов и ударных самолетов. Они были уничтожены системой обороны столь же эффективно, как и их предшественники, а генерал Конфланс провел к Октагону сквозь окружающий хаос эквивалент почти полного полка морпехов.

— Я думаю, что наверное решающим был момент заявления Мэйтланда, — продолжил адмирал. Он махнул рукой на главный экран, где космодром теперь представлял собой единое целое, отмеченное дружественной зеленью, затем показал пальцем на другое скопление зелени. Оно представляло одну из соседних административных башен и менее пяти минут назад была помечена кроваво-красным цветом Госбезопасности. — Когда вся штаб-квартира штурмовых сил Госбезопасности решает “поддержать законных членов Комитета” против собственного командующего, то на самом деле становится похоже, что мы в конце концов с этим справимся.

— Я бы всё же пока не решилась начинать разрабатывать долгосрочные планы на проведение времени после выхода на пенсию, — сказала с кривой ухмылкой МакКвин, — однако похоже, что перевес переходит на нашу сторону. Наверное я должна пойти ещё раз поговорить с Фонтейном.

— Если без шуток, мэм, то это может быть неплохой идеей, — серьёзно произнес Букато. — Я, как и вы, ждал, что он отступится раньше, однако теперь, когда рядовые члены Госбезопасности переходят на нашу сторону, вы наверное сможете убедить его, что поддержка вашей позиции является наилучшим способом свести общее кровопролитие к минимуму.

— Может быть вы правы, — признала МакКвин. — У нас с Эразмом никогда не будет теплых отношений, но я думаю, что он искренний приверженец стабильности и минимизации общего ущерба. И я думаю, он в достаточной степени практичен, чтобы признать неизбежное, столкнувшись с ним лицом к лицу.

— Боюсь, что я несколько более циничен насчет его окончательных побуждений, мэм. Но происходящее начинает казаться мне вздымающимся потоком и, независимо от того, какими могут быть его побуждения, я не думаю, что он захочет утонуть.

— Ваш цинизм может оказаться справедливым. Однако в конечном итоге нет разницы, сотрудничает он с нами из-за принципов или из чувства самосохранения, если он теперь с нами.

— Да, мэм, разницы нет. По крайней мере, в ближайшей перспективе.

— В таком случае, думаю, что схожу ещё разок с ним переговорить. Побудьте пока за меня, Иван.

— Есть, мэм.


* * *

— Соедините меня с гражданкой генералом Шпеер по максимально защищённой линии, — произнес Сен-Жюст. Его голос был почти столь же бесстрастен, как и в самом начале, но лишь почти, и один или два из встревоженных офицеров с напряженными лицами, составлявшими его штаб, переглянулись.

— Есть, сэр, — немедленно ответил его связист. — Откуда вы желаете вести разговор?

— За своим столом, — ответил гражданин секретарь и его начштаба быстро обвел офицеров взглядом и прогнал в дальний угол кабинета.

Сен-Жюст едва это заметил. Он выпрямившись сидел за столом и ждал, пока система связи соединяла его с женщиной, командовавшей всеми силами Госбезопасности в Новом Париже. Это не требовало много времени, однако даже несколько секунд казалось тянулись бесконечно и всё же слишком быстро. Затем дисплей его коммуникатора вспыхнул и показал сильное лицо Рэйчел Шпеер.

Камера на стороне Шпеер была настроена на широкую панораму. Он мог наблюдать на заднем плане суету и суматоху в её штабе и даже в такой ситуации один уголок его рта попытался сложиться в улыбку. Не было никаких сомнений, что она не просто забыла сузить поле зрения. Она желала, чтобы он видел все эти энергичные усилия... и не забыл их, когда настанет время отмеривать вину за этот неприятный день.

— Гражданин секретарь, — поприветствовала она, — я бы хотела сказать, что видеть вас доставляет удовольствие, сэр. Однако при сложившихся обстоятельствах, я сомневаюсь, чтобы вы мне поверили, скажи я это.

— Вы, Рэйчел, как и обычно, мастерица на грандиозные преуменьшения. — Голос Сен-Жюста был полон яда и на лице Шпеер моментально отразилось смущение. Его ответ можно было трактовать несколькими различными способами и было ясно, что большинство из них Шпеер были не по вкусу.

Сен-Жюст позволил ей немного поволноваться, но на такие мелочи он действительно не имел времени, так что он прокашлялся. Короткий отрывистый звук был негромок, однако глаза Шпеер сощурились, когда она его услышала.

— Причина, по которой я связался с вами, — решительно произнес гражданин секретарь, — заключается в том, что я принял решение, что не можем позволить этой ситуации получить какое-либо дальнейшее развитие. Предательство гражданина полковника Язова и гражданина генерала Мэйтланда было достаточно скверно, однако сейчас на сторону МакКвин перешел гражданин бригадный генерал Ажари... и, похоже, прихватил с собой весь свой штаб.

— Сэр, уверяю вас, что у меня совершенно не было причин полагать, что Ажари хотя бы помышляет о таком предательстве! — взорвалась Шпеер. — Мы немедленно арестуем его семью и...

— Я не сказал, что это был ваш промах, Рэйчел, — решительно произнес Сен-Жюст, — и, при условии что мы с вами оба останемся в живых, позже будет время разобраться с его поступками. Я упомянул о них лишь чтобы подчеркнуть, что мы больше не можем позволить себе терять время. Так что я даю вам санкцию и приказываю немедленно осуществить “Карамболь”.

Лицо гражданки генерала Шпеер напряглось, а глаза широко распахнулись. Сен-Жюст внимательно следил за её реакцией и был скорее удовлетворён увиденным. Он отчасти боялся, что она могла бы возразить или начать спорить, однако у неё несомненно было достаточно времени, чтобы понять, что применение “Карамболя” было вероятно с самого начала. И было столь же очевидно, что, независимо от отношения к самой его идее, она не собиралась рисковать делать что-то, что могло бы быть расценено как недостаточно полная лояльность в этот особый момент истории Народной Республики. Тем не менее...

— Сэр, вы рассматривали возможность предупредить МакКвин о возможности “Карамболя”? — крайне осторожно спросила она.

— Да. И отбросил её. — категорично произнёс Сен-Жюст. Он решительно взглянул в глаза Шпеер, затем взмахнул рукой. — Рэйчел, эта женщина реалист, так что вы могли бы оказаться правы. Если мы скажем ей, что можем с ней сделать, она может по крайней мере попытаться договориться о каком-то урегулировании. Однако, чтобы она нам поверила, мы также должны ей сказать, как устроен “Карамболь”, а мы не можем рисковать возможностью дать ей протянуть время, необходимое для нахождения дыры в своей защите и её ликвидацию.

Шпеер молчала секунд десять, затем кивнула.

— Да, сэр. Понимаю. — сказала она после кратчайшей паузы. — Я начину эвакуацию немедленно и...

— Я не думаю, что вы действительно полностью меня поняли, гражданка генерал, — прервал её Сен-Жюст голосом, ледяное спокойствие которого поразило даже его самого. — Я приказал вам выполнить “Карамболь” немедленно. Никакой эвакуации не будет.

— Но сэр! Я хочу сказать, я понимаю, что положение критическое, но мы говорим о...

Шпеер не могла спрятать испуг в голосе и Сен-Жюст увидел в её глазах нечто похожее на ужас, но резко её оборвал.

— Я прекрасно понимаю, о чем идет речь, гражданка генерал, — произнес он всё тем же ледяным тоном. — Тем не менее, как я только что отметил, МакКвин, кто бы она ни была, вовсе не дура. Если она увидит, что бы эвакуируем какие-либо башни вне непосредственной близости от Октагона, она вполне способна понять что будет, как если бы мы специально её предупредили. Что даст ей аргументы, если она захочет сделать обращение в эфире. Что, если она сообразит и призовет Флот Метрополии предотвратить удар? — Он покачал головой. — Нет. Совершенно невозможно предсказать, куда ситуация может зайти, так что я повторю ещё один, последний раз. Никакой эвакуации не будет. Это понятно, гражданка генерал Шпеер?

Рэйчел Шпеер раскрыла рот, затем снова захлопнула. Наверное секунды три она вообще ничего не говорила, однако затем кивнула.

— Да, сэр, гражданин секретарь. Понятно.


* * *

— ... и я полагаю, что для вас настало время изменить свою позицию, гражданин комиссар, — невозмутимо произнесла Эстер МакКвин. Она потягивала кофе из флотской чашки и тихонько улыбалась, поскольку Эразмус Фонтейн пил из такой же. Она помимо собственной воли неподдельно восхищалась спокойным самообладанием комиссара и была полна решимости со своей стороны вести себя также.

— Вы умеете заставить это выглядеть довольно разумно, гражданка секретарь, — в следующее мгновение заметил госбезопасник. — К сожалению, гражданин секретарь Сен-Жюст мог бы найти это не столь разумным с моей стороны.

— Ох, ну хватит! — пожурила его МакКвин. — Вы также как и я знаете, насколько ничтожна законность единоличного руководства Сен-Жюста. Весь остальные члены Комитета собраны здесь в Октагоне и две трети из них уже согласились публично поддержать меня. Начинают переходить даже офицеры Госбезопасности — может быть еще и не толпами, но переходят. Возможно даже более важно, что Флот Метрополии пока не двинулся с места. Может они и не открыли огня по цепным псам Госбезопасности, но и Сен-Жюст не смог заставить их стрелять по нам, и вы точно также как и я знаете, что это означает. Прошло уже пятнадцать часов, а он не сумел нас раздавить и именно его поддержка слабеет. Когда остальная часть Комитета выступит на моей стороне, ему конец.

Фонтейн отхлебнул ещё кофе, выигрывая время на раздумья перед ответом, и МакКвин была рада ему это позволить. Оба они знали, насколько критично было для Сен-Жюста быстро ликвидировать угрозу, которую она представляла. Это было бы жизненно важно при любых обстоятельствах, но после смерти Роба Пьера для надежды Сен-Жюста на выживание стало ещё важнее быстро сокрушить любой вызов его собственной власти. Как сторожевой пёс Революции, Оскар Сен-Жюст несомненно являлся самым ненавидимым человеком во всей Народной Республике Хевен. Если какая-либо альтернатива ему покажется хотя бы могущей оказаться жизнеспособной, его способность удержать власть станет даже более чем сомнительной.

Фонтейн опустил чашку и несколько секунд смотрел на неё, затем поднял голову и посмотрел прямо в глаза МакКвин.

— Вы можете оказаться правы и в этом, — наконец сказал он. — Однако Оскар всё же ещё способен вас удивить. Даже если и нет и даже если вы на самом деле сумеете это осуществить, то ради Бога, что вообще заставило вас попытаться? Боже мой, женщина! Вы можете преуспеть, однако вы должны были сойти с ума, чтобы так рисковать, поставив всё на одну ставку! И пожалуйста, не пытайтесь утверждать, что были “готовы” ко всему этому. Я слишком долго работал около вас, чтобы не узнать, когда вы импровизируете подобным образом, как сейчас.

— Разумеется я импровизирую, — ответила она ему. — После того, как вы с Сен-Жюстом решили, что меня следует списать, у меня не было особого выбора, но я не буду прикидываться, что мои собственные планы были полностью разработаны. — Она покачала головой. — Я никогда не думала, что Пьер дозволить убрать меня до того, как мы будем твердо уверены, что манти пришёл конец.

— О чем вы говорите? — поинтересовался Фонтейн и брови МакКвин поднялись от искреннего удивления в его голосе.

— Помилуйте, гражданин комиссар, — сказала она. — Не стану прикидываться, что была счастлива узнать, что Сен-Жюст дал вам полномочия работать против меня, однако я решила, что не должна считать это личным делом. Хотя при сложившихся обстоятельствах для вас едва ли необходимо пытаться притворяться, что он этого не делал.

— Но он... — начал было Фонтейн, но оборвал себя. Он несколько секунд созерцал МакКвин, затем без малейшего веселья рассмеялся.

— Не знаю, почему вы считаете, что Оскар собирался ликвидировать вас в ближайшее время, — сказал он ей, затем взмахнул рукой в воздухе, увидев недоверие на её лице. — О, я не утверждаю, что он не решил, что вас следует устранить, гражданка секретарь. Я всего лишь говорю, что всё, что мы с ним обсуждали, находилось на очень предварительном этапе. На, э-э, стадии сбора доказательств, можно сказать. На самом деле я получил инструкции не предпринимать против вас никаких других шагов без его особого дозволения, поскольку гражданин Председатель не дал ему полномочий действовать.

Настала очередь удивляться МакКвин. Почти против своего желания она обнаружила, что на самом деле верит Фонтейну, и сама рассмеялась.

— Всё было бы намного проще, если бы вы могли сказать мне то, что сказали сейчас, гражданин комиссар, — затем сказала она. — Если бы у меня было ещё две недели на подготовку, то Сен-Жюст даже не понял бы, что по нему ударило, а тем более не имел бы времени на ответ! Тем не менее, я полагаю, всё хорошо, что хорошо кончается.

— Я всё ещё полагаю, что поздравлять вас с победой может быть несколько преждевременно, — произнес Фонтейн. — С другой стороны, вы правы насчёт неудачи Оскара в быстрой ликвидации вашего маленького восстания. И если остальная часть Комитета действительно у вас в кармане, то, думаю, есть шансы на то, что вы действительно в конце концов победите. Полагаю, что не слишком потеряю в ваших глазах, если признаю, что хотел бы остаться в живых, а не погибнуть гордой, но бесполезной смертью. Я не думаю, что вы станете соблазнять меня предложениями высокого поста при новом режиме, чтобы я перешел на другую сторону, так ведь?

— Могу, если вам будет так угодно, — ответила МакКвин. — Разумеется, вы не настолько глупы, чтобы поверить мне, если я так поступлю. Нет, гражданин комиссар. Я не думаю, что настолько доверяю вашей алчности, чтобы пытаться подкупить вас предложением положения, с которого вы в свою очередь сможете интриговать против меня. Я предлагаю вам шанс формально перейти на нашу сторону с пониманием того, что затем вам будет обеспечена возможность тихого и незаметного ухода в отставку на какую-нибудь тихую планету Солнечной Лиги по вашему выбору, с приятной пенсией, припрятанной в каком-нибудь банке Лиги. Я думаю, что вы достаточно хорошо меня знаете, чтобы быть уверенным, что я сдержу своё слово насчет позволения вам уйти в отставку... если вы действительно отойдёте от дел. И что если вы не угомонитесь, я не стану повторять ошибку Сен-Жюста и оставлять вас в живых, чтобы вы создали мне проблемы в будущем.

Она мило улыбнулась своему народному комиссару и, как будто против своей воли, Фонтейн улыбнулся в ответ.

— Подобная искренность скорее бодрит, — заметил он. — И полагаю, что могу с полным основанием убедить себя, что предоставление вам моей публичной поддержки в действительности является моим долгом на том основании, что всё, способствующее скорейшему завершению противостояния, уменьшит и количество жертв среди мирного населения и вероятность длительной нестабильности для того режима, который придет на смену гражданину Председателю Пьеру.

— Так вы поддержите публично мою власть? — надавила МакКвин.

— Давайте скажем, что я склоняюсь к этому решению. Я, однако, хотел бы сперва получить возможность переговорить с членами Комитета, являющимися в настоящее время вашими... гостями. И чтобы удостовериться, что они действительно являются вашими гостями, а также что вы, э-э, не преувеличиваете степень поддержки, которую они вам оказывают.

— Полагаю, это можно устроить, гражданин комиссар.


* * *

Эстер МакКвин вернулась в Операционный Зал. Букато оторвался от разговора с капитаном Рубиным и генералом Конфлансом и собирался было подойти к ней, однако она взмахом руки предложила ему вернуться к беседе. Было похоже, что они обсуждали нечто важное и, как бы ни были хороши её новости, они подождут.

Она сложила руки за спиной и повернулась к видеомониторам, демонстрирующим дым и пламя, усеивающие окрестности Октагона. В жилых башнях вне пределов защитного периметра зажигались огни и она покачала головой.

“Только взгляните на это, — думала она. — Меньше чем в трех километрах идет чёртова война и готова спорить, что две трети из них сидят и глазеют в окна на то, как мы убиваем друг друга! Как скверно, что обитатели столицы того, что считается цивилизованной звездной нацией, видели столько крови, что даже не убегают в горы, когда она начинает литься вновь”.

Она еще раз покачала головой и посмотрела на красный диск заходящего солнца, опускающегося за вершины башен к западу от Октагона.

“Наверное я должна расценить это как комплимент — своего рода свидетельство их веры в точность наших систем управления огнём! — МакКвин фыркнула. — Они наверное думают, что одна шайка политиканов не хуже другой. Видит Бог, я бы на их месте думала также. Интересно, волнует ли их в действительности, кто из нас одержит верх, или же они предпочли бы, чтобы мы вовсе прикончили друг друга и на этом закончили?”

Она ещё мгновение полюбовалась на заходящее солнце, глубоко вздохнула и оживлённо обернулась к Операционному Залу. Было много дел, которые следовало сделать, и людей, с которыми следовало поговорить и ей ещё следовало многое двести до конца.

“Я действительно ещё в полдень не рассчитывала на это, — сказала она себе. — Но я сделала это и, как бы я ни глушила оптимизм Ивана, на самом деле я считаю, что он прав. Мы сделали ублюдка. Он должен был прикончить нас до наступления темноты, а он этого не смог”.


* * *

— Сэр, вас вызывает гражданка генерал Шпеер.

На сей раз Оскар Сен-Жюст даже не откликнулся. Он лишь потянулся и нажал клавишу, принимая вызов.

— Гражданка генерал, — он кивнул женщине на мониторе и та кивнула в ответ.

— Гражданин Председатель, — лицо Сен-Жюста слегка напряглось при первом обращении к нему с этим титулом. В выборе выражений Шпеер скрывалось некое сообщение и он спрашивал себя, не могла бы она быть более права, чем он полагал... или, по крайней мере, желал себе признаться.

“Насколько сильно я хочу получить работу Пьера? Я знаю, что всегда говорил ему, что только сумасшедший может её пожелать, но действительно ли это я имел в виду? Если именно это, то почему я немедленно не связываюсь с МакКвин, пытаясь добиться некоего компромисса, чтобы покончить с этой историей без дальнейших жертв? Месть за Роба это прекрасно и замечательно, но может быть в этом есть и что-то ещё?”

Не то, чтобы это имело какое-то значение.

— Я готова к “Карамболю”, — официально продолжила Шпеер и Сен-Жюст снова кивнул.

— Тогда действуйте, — хладнокровно произнёс он и в пятнадцати километрах от его кабинета гражданка генерал Рэйчел Шпеер в своём командном центре нажала на кнопку. Сигнал от этой кнопки пробежал по защищённой линии связи, о существовании которой вне самого внутреннего круга Госбезопасности никто даже и не подозревал. Он достиг скрытого в подвале Октагона ретранслятора и уже оттуда прыгнул к точке своего назначения.

Ядерное взрывное устройство мощностью пятьдесят килотонн, о существовании которого не знал даже Эразмус Фонтейн, сработало. Октагон, Фонтейн, всё уцелевшие члены Комитета Общественного Спасения, Иван Букато, Эстер МакКвин и весь её штаб превратились в разбухающий в самом сердце Нового Парижа огненный шар.

Полыхнул световой импульс, мгновением спустя сопровождаемый фронтом ударной волны, которая со всей яростью обрушились без всякого предупреждения на башни вокруг Октагона. Многие из их обитателей бежали в предыдущие часы; большая часть осталась. Они попрятались, а башни были более километра в высоту и диаметр в полкилометра. Их масса и габариты казались достаточными, чтобы защитить укрывшихся в их недрах, и так оно и было... пока воюющие стороны ограничивались применением химической взрывчатки.

Они были бессильны укрыть от чудовищного извержения среди них порождённой термоядерной реакцией плазмы и огненный шар гибнущего Октагона окутал их подобно огненному дыханию самого Ада.

По крайней мере эти рукотворные горы керамобетона оказались достаточно прочны и велики для того, чтобы отразить взрыв. Они сработали подобно волнолому, защищая своей гибелью остальной город, и их жертва не была напрасна, поскольку вместе с ними погибли “всего лишь” миллион триста тысяч обитателей Нового Парижа.


* * *

Кабинет Оскара Сен-Жюста находился в двух третях города от Октагона и помещался в самом сердце башни. Даже ослепительное сияние ядерного взрыва не могло проникнуть сквозь такую толщу металла и керамобетона, однако всё гигантское здание задрожало как будто в ужасе, когда его достигла ударная волна. Заложенные глубоко под землёй линии связи были полностью защищены от воздействия порождённого взрывом электромагнитного импульса и изображение Рэйчел Шпеер на мониторе Сен-Жюста даже не дрогнуло.

Как и её взор, когда она посмотрела с экрана монитора в глаза Сен-Жюста.

— Срабатывание подтверждено... гражданин Председатель, — тихо произнесла она.

Примечания

1

Бюро Государственной Безопасности

(обратно)

2

индикатор на лобовом стекле

(обратно)

3

т.е. трех скоростей звука

(обратно)

4

Это великолепно, но это не война (фр.) — слова французского генерала Боске, так охарактеризовавшего самоубийственную атаку английской легкой кавалерии в битве при Балаклаве

(обратно)

Оглавление



  • Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии

    Последние публикации

    Загрузка...