По правилам Акулы [Роберт Говард] (fb2) читать постранично

- По правилам Акулы (пер. Александр С. Юрчук) (а.с. Стивен Костиган -24) (и.с. Роберт Говард. Собрание сочинений) 36 Кб  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Роберт Ирвин Говард

Настройки текста:




Роберт Говард По правилам Акулы

* * *
Самый злачный из портов Южных морей – Баррикуда. На этом острове одна гавань и один городок, вобравший в себя все мыслимые пороки, а уж городов и пороков я повидал немало. Население – белые, аборигены и подонки всех мастей. И хватит расспросов – слишком много чего можно порассказать.

Если интересуетесь, побывайте там сами, но тому, кто обладает чувствительной натурой, либо питает любовь к роду людскому в целом, лучше воздержаться от посещения Баррикуды.

Отчетливо помню, сколь неприятно было протрезветь и обнаружить себя на мели в этом вертепе. Поверьте, я вовсе не пьяница. Пусть я немного склонен к пороку, но мне необходимо блюсти форму, чтобы удерживать титул чемпиона “Морячки” среди горилл, называющих себя моими товарищами по плаванию. Нет, верно, кто-то “зарядил” мой ром. Я пропустил пару стаканчиков в казино “У Хуана”, еще пару в “Прибежище моряка”, потом три или четыре в “Американском баре” и еще несколько в безымянных кабачках поменьше, после чего, к своему искреннему изумлению, забыл обо всем на свете.

Очнулся я в отдельном кабинете “Американского бара”, где меня приводила в чувство, поливая водой, незнакомая девица.

– Мне ужасно неловко, – пробормотал я. – В жизни не видел такой прекрасной девушки, и приходится у нее на глазах выходить из состояния алкогольного опьянения.

Она одарила меня печальной и сочувственной улыбкой, нежно похлопала по руке и в ответ на мои неуклюжие попытки поймать ее пальцы выскользнула из комнаты, оставив меня под чарами алых губ, нежных бледных щечек и огромных грустных глаз. Эти глаза преследовали меня, когда я отправился на поиски своего корабля.

Вот так новость: “Морячка” отчалила прошлой ночью и, по словам портовых рабочих, проклятия не дождавшегося меня Старика могли превратить в лед кровь пылкого квартерона. Старый черт все же исполнил угрозу когда-нибудь уйти в море и предоставить мне отсыпаться на берегу. Прежде мне не верилось, что он на такое способен. Я преподнес докерам пару-тройку непристойностей в адрес Старика, затмивших его вчерашние проклятия, затем дал по челюсти согласившемуся со мной стивидору[1] и вернулся в “Американский бар”.

По странной причуде судьбы буфетчики и воришки не тронули мелочь в моих карманах, поэтому я заказал выпивку и попытался навести справки о посещающих эту гавань судах. Бармен упомянул о стоящем на якоре британском пароходе, – скоро он возьмет курс на Таити и прибудет туда раньше “Морячки”. Перспектива наняться на судно лимончиков меня не увлекала, но я был согласен плыть с самим дьяволом, лишь бы убраться с Баррикуды.

Узнав, что хотел, я поинтересовался насчет девушки, испытывая при этом жгучий стыд за свой утренний позор. Удалось лишь узнать, что она француженка, зовут ее Диана и по вечерам она танцует в “Американском баре”. Вспомнились ее грустные глаза и тонкие белые руки, и у меня защемило сердце. Приятели говорят, что я готов влюбиться в первую встречную красотку, но им просто завидно.

Не найдя девушку, я забрел в казино Хуана и затеял спор со здоровенным голландцем с парусника. Не помню конкретной причины ссоры – кажется, речь шла о Лиге Наций. Короче, мы погорячились, я заехал ему левой в челюсть, и он зарылся носом в плевательницу. Тут какой-то подлый сын Вельзевула огрел меня по черепу дубинкой, и я отправился считать звезды.

Очнулся я на задворках казино, где оказался по милости вышибал Хуана, и гляньте – меня снова поливает водой маленькая француженка!

– Кажется, это становится привычкой, – произнес я, садясь.

– Месье, похоже, вы неразлучны с неприятностями, – отозвалась она. – Вам не следует общаться с плохими людьми.

– Но все шло прекрасно, пока меня не огрели дубиной, – возразил я. – Идемте в “Американский бар” – это вроде бы самое безопасное место в городе. Мне нужно с вами поговорить.

Расположившись в кабинете означенного бара, я отдал последние несколько центов на помои, которые там называют пивом, и сказал:

– Во-первых, объясните, чем занимается красавица вроде вас в этом гнусном вертепе.

– Сама не знаю, месье, – печально и покорно ответила она. – Я здесь оказалась в поисках работы. Я танцую, потому что ничего другого не умею. Но я не знала, что меня здесь ждет, а теперь не могу выбраться с острова.

– Я заработаю на билеты нам обоим... – начал было я, но она отрицательно покачала головой.

– Нет-нет, месье, дело не в деньгах. Их-то я могу заработать. Вы не понимаете.

– Конечно, не понимаю, – сознался я. – Не понимаю, почему такая фея застревает в подобном притоне, имея возможность заработать и уплыть...

– Нет, вы ошибаетесь, – перебила она, нервно и испуганно оглядываясь. – Я здесь пленница... пожалуйста, никому не говорите о том, что я вам расскажу. Я бы ни с кем не поделилась, но вы, месье, не такой мужчина, как другие. Вы кажетесь храбрым и добрым. Вот почему я лью на вас воду, когда вам плохо.

– Я тоже