загрузка...
Перескочить к меню

Дикая роза Техаса (fb2)

- Дикая роза Техаса (пер. А. Фроловский) (и.с. Шарм) 971 Кб, 291с. (скачать fb2) - Кэтрин Крилл

Настройки текста:



Кэтрин Крилл Дикая роза Техаса

Пролог

Техас, 1876 год

– Ты просто непослушная девчонка. Всегда такой была. – Пожилой, но весьма крепкого вида хозяин ранчо вздохнул и печально покачал головой. – Наверное, виноват в этом не кто иной, как я. Но пусть меня повесят, если я позволю тебе завершить дни высохшей старой девой. Мне нужны внуки, много внуков. Понимаешь ты это? Да будет тебе известно, я не собираюсь отправляться на тот свет, пока не увижу их. Заруби себе это на носу прямо сейчас, здесь. Это же твой дочерний долг, Кейли Роз, черт бы тебя побрал!

– Мой долг? – Кейли Роз Бучанен недоуменно уставилась на отца, распаляясь все больше и больше. – Совершенно очаровательно! Ты говоришь так, будто я кобыла, ожидающая в конюшне, когда для нее найдут жеребца с подходящей родословной. А коль скоро ты решил прочитать мне мораль на тему долга, то уж скажи, какого черта ты не внушаешь то же самое своим четырем богопослушным сыновьям? Клянусь небом, уж у них-то было полно возможностей выполнить этот свой долг. Почему же, на мое удивление, маленькие Бучанены до сих пор не заполнили все здешние окрестности?

– Это совсем другое дело! А…

– Черта с два!

– …а если и так, то леди не пристало говорить о таких вещах!

– Леди? Никому в голову не придет назвать меня этим дурацким словом!

– Тогда самое время позаботиться, чтобы тебя стали считать леди! – Жилистый седовласый патриарх семейства Бучанен помрачнел еще больше и влил в себя изрядный глоток виски. – Ты же, гром и молния, должна была чему-то научиться в своей модной школе на востоке. Не хотелось бы думать, что я, черт побери, попусту потратил на нее свои денежки.

– Однако ты как раз зря их потратил… Все, до последнего пенни, – огрызнулась девушка, хотя лучше других знала, что это далеко не так. Мало кто в округе так разбирался в правилах хорошего тона, как она после школы. Да и как пользоваться своим обаянием и женственностью, будь они прокляты, ее там тоже научили. Но какой от всего этого прок, если у нее нет ни малейшего желания применять приобретенные знания? – Я сразу сказала тебе, что из этого ничего не выйдет, – добавила она с язвительной улыбкой на губах.

– Из этого могло многое выйти, если бы ты постаралась, – явно осуждающе проворчал старик.

Он допил до конца огненную янтарную жидкость и с силой сжал пальцами пустой стакан. По-отцовски заботливо он взглянул на Кейли Роз, глаза его довольно прищурились. В весьма привлекательную молодую женщину, что ни говори, превратилась его дочурка. Да что там, она настоящая красавица. При этой мысли сердце старого Бучанена, несмотря на все его раздражение, наполнилось гордостью. Шелковые локоны вьющихся черных волос доставали Кейли Роз до самых бедер, обрамляя прекрасное нежное лицо. Ангел, да и только, если не знать, конечно, ее характера. Белая блузка и голубая юбка для верховой езды были сшиты из простой хлопковой ткани, но весьма шли девушке, подчеркивая совершенные формы ее фигуры. Возможно, она немного высоковата – в отцовскую родню. Но это ее нисколько не портит. А уж если какой-нибудь парень заглянет в ее глаза… Черт побери, их блеску и голубизне могут позавидовать и драгоценные сапфиры чистейшей воды.

– Когда смотришь на тебя, кажется, что это твоя матушка опять стоит здесь, – пробормотал Д.Ж.Бучанен, скорее для себя, затем поставил стакан на полированную поверхность буфета и еще раз окинул взором свою непокорную дочку.

Послеобеденное солнце уже начало склоняться к западу, наполняя гостиную приятным теплом. Отражаясь в оконном стекле, лучи распадались на множество солнечных зайчиков, которые резвились в комнате, придавая ей на редкость приятный и умиротворенный вид. Д.Ж. вдруг вспомнил связанное с этой комнатой давнее происшествие. Дочурка, которой тогда едва исполнилось шесть лет, однажды вечером почему-то решила поселить своего тогдашнего любимца в стоящем у дальней стены письменном столе. К несчастью, любимцем этим оказался скунс, которого чаще называют «вонючка». Зверек подтвердил свое прозвище уже на следующее утро. Вся комната пропиталась малоприятным запахом, который к тому же оказался необычайно стойким. Добрую половину месяца попадавшие сюда морщились и затыкали носы. Воспоминания растрогали старого Бучанена. В глазах его мелькнули веселые огоньки. Он даже засомневался в правильности того, что задумал. Но лишь на мгновение. Что бы ни говорила сейчас дочь, она со временем поймет, что отец думал о ее благе. Ей нужен муж, и он должен отдать ее в надежные руки до конца года.

– Тебе скоро двадцать, – напомнил Д.Ж. Напоминать девушке, что ее возраст уже начинает вызывать беспокойство, конечно, жестоко. Но все остальное вряд ли вызовет у Кейли Роз что-либо иное, кроме смеха. – Хочешь, не хочешь, а пора нам уже подыскивать тебе жениха. Но ты ухитрилась отшить всех мало-мальски подходящих ребят, которые пытались ухаживать за тобой последние четыре года. А потому придется подключить тех молодцев, что живут подальше, в Европе. Может, ты на кого-то из них положишь взгляд?

– Тогда пеняй на себя, Д.Ж.Бучанен, если я не вернусь домой!

– Ты вернешься. Только постарайся накинуть лассо на парня, имеющего достаточно денег, чтобы оплатить все твои поездки, которые ты непременно захочешь совершить после свадьбы. А еще постарайся, чтобы твой избранник оказался с титулом, – посоветовал он, стараясь не улыбаться. Но губы его все-таки дрогнули. – Скажу честно, я совсем не прочь иметь в качестве зятя парня, который имеет право называть себя герцогом или графом. Подобные вещи значат кое-что! Да. Уж тогда бы я утер нос Хирану Гриффиту и всем этим сукиным сынам, которые твердят, что лишь полный идиот может решиться взять в жены такую дикую кошку, как ты.

– Не могу поверить собственным ушам, – вздохнула Кейли Роз, которая была не только раздражена, но и обескуражена затеей отца. – Неужели ты, в самом деле, рассчитываешь, что я проведу все лето…

– Да, я так хочу.

Однозначный ответ, да еще произнесенный с явным апломбом, распалил девушку до предела. Она вызывающе вздернула подбородок. В глубине глаз вспыхнуло чудесное голубое пламя. Кейли Роз в гордости и упрямстве нисколько не уступала мужчине, с которым сейчас спорила. Но он был ее отцом, прожившим к тому же на этом свете на целых сорок лет дольше ее. И никто лучше его не знал, что следует делать, когда эта гордая упрямица решила стоять на своем до конца.

– Ты поедешь, – произнес Д.Ж. спокойным тоном, в котором звучали металлические нотки. От недавнего юмористического настроя в голосе не осталось и следа. – Я дал слово.

Последнее заявление отца прозвучало как приговор. Для каждого из пяти его своенравных отпрысков подобное могло означать только одно: спор окончен, надо повиноваться. Бучанены никогда не отказывались от данного слова. Дети Д.Ж. знали это правило без исключения так же хорошо, как и то, что произойдет с тем из них, кто окажется настолько безмозглым, что посмеет уронить семейную честь.

– Боже, милосердный, – со стоном воскликнула Кейли Роз. – Я же и месяца еще не побыла дома!

В глазах девушки появились слезы. Не желая их показывать отцу, она быстро проскользнула мимо него к окну и застыла у занавески, скрестив на груди руки. Вся ее поза демонстрировала возмущение и гнев. То, что нынешнее сражение она проиграла, Кейли Роз поняла. Но это вовсе не означало, что она смирилась с поражением. Нет, только не в этот раз, когда на карту поставлена вся ее будущая жизнь!

Горящий, мятежный взгляд девушки теперь был устремлен на загон для скота, где два ее старших брата занимались выездкой молодых лошадей. Сэм и Билли, без сомнения, поддержат ее. Можно рассчитывать также и на поддержку Джэйка с Клеем. Но принесет ли их вмешательство какую-то пользу?

– Марта зайдет утром, чтобы помочь тебе собраться в дорогу, – услышала она за спиной голос Д.Ж.

– Что? – Не веря своим ушам, она повернулась. – Ты мог бы предупредить хотя бы за несколько дней! Ведь я… Я не смогу собраться так быстро!

– Ты можешь взять лишь самое необходимое. Все остальное купишь уже после того, как снимешься с якоря. Уверен, что Марта обо всем позаботится. Это в ее стиле. – Отец слегка улыбнулся, но уже через мгновение лицо его вновь приняло крайне серьезное выражение. – Поступай так, как скажет кузина, поняла? Я рассчитываю, что она научит тебя, как следует себя вести. Она вдова, да и лет ей уже за тридцать. Помощь такой женщины будет весьма кстати в поисках сноровистого парня, который сумел бы прибрать тебя к рукам.

– Этот твой новый план обречен на провал, Д.Ж., – с горечью проговорила Кейли Роз. – Если ты надеешься, что можешь принудить меня к замужеству, то глубоко ошибаешься. Бог свидетель, я лучше убегу, куда глаза глядят, чем позволю такому случиться! И гори все ясным пламенем! Неужели ты думаешь, что, посылая меня на другой край света, сумеешь что-то изменить? – спросила она, вплотную приближаясь к отцу. И сама отрицательно покачала головой. – Так вот что я скажу: замуж я не выйду до тех пор, пока не встречу человека, который бы уважал меня по-настоящему, а не относился бы как… как к неразумной, слабовольной кукле, которая и существует лишь для того, чтобы исполнять его прихоти. Однако я очень сомневаюсь, что такой мужчина вообще существует. По крайней мере, мне такой еще не встречался. А раз так, то, скорее всего, я останусь до конца жизни старой девой. Вот так-то!

– А я тебе скажу, что ты должна выбросить из головы подобный вздор и вспомнить о том, что ты – женщина! – Багровый от гнева, Д.Ж. пристально посмотрел в лицо дочери. Но Кейли Роз своих горящих глаз не отвела.

– Можешь быть уверен, никакая опасность не заставит меня забыть об этом! Но ведь именно ты с детства внушал мне, что я должна думать собственной головой. Почему же то, что я – женщина…

– Хватит! – оборвал Д.Ж., глаза, которого уже прямо искрились от злости, а губы сложились в напряженную тонкую линию, свидетельствующую о крайней степени раздражения. – Я не собираюсь больше обсуждать эту тему. Решение принято. Ты едешь… И дело с концом.

– Раз так, то скажи мне, – с безрассудным вызовом парировала Кейли Роз, – должна ли я тогда следовать примеру братьев и, – в голосе ее послышался горький сарказм, – дать кое-кому из заморских молодцев возможность попробовать мои прелести на вкус, прежде чем я решу, которого из них удостоить чести стать отцом твоих внуков?

Руки Д.Ж. сжались в кулаки. Губы чуть слышно пробормотали ругательство, которое могло бы оскорбить слух другой, более кроткой женщины.

– Дай Бог, чтобы где-нибудь нашелся мужчина, который сумеет приручить тебя, – процедил он сквозь зубы и ринулся к двери, на ходу водружая на голову широкополую шляпу.

Кейли Роз смотрела ему вслед, кипя от негодования. Как настойчив отец в своих усилиях выдать ее замуж, уложить в чью-то постель, а затем взвалить на нее выхаживание детей! Сердце щемило и потому, что вновь придется покинуть родное ранчо. Она тяжело вздохнула. Как дьявольски несправедливо устроено все в этом мире! Зачем она, как все говорят, вдруг расцвела несколько лет назад и превратилась в женщину? Не случись этого, она бы и сейчас могла наслаждаться легкой и свободной жизнью, которой живут ее братья. Ведь совсем еще недавно ее практически ничем не выделяли среди мальчишек…

В задумчивости девушка подняла руку и дотронулась пальцами до кремовых занавесок. Ехать, конечно, придется. Ничего не поделаешь. Д.Ж. не смягчится, а ее слова о побеге были просто угрозой. Сама мысль о том, что она может покинуть Даймонд Л. навсегда, казалась Кейли Роз непереносимой.

– Что ж, пусть будет по-вашему, – пробормотала она.

Лицо ее приобрело решительное выражение. Да, она поедет в Европу с кузиной Мартой. Да, она будет играть роль покорной дочери… Хотя стоп. Последнее только до определенного предела. Никакого мужа не будет ни сейчас, ни потом. Мужчина, способный прибрать к рукам Кейли Роз, еще не родился. И вряд ли вообще появится на этом свете!

Глава 1

Шотландия. Три недели спустя


Кейли Роз стояла одна на вершине холма, любуясь дикой суровой красотой пейзажей Горной Шотландии. В такие моменты было совсем нетрудно представить, что она по какому-то волшебству перенеслась вдруг в иной мир. Все вокруг погрузилось в непроницаемую, почти зловещую тишину, прерываемую лишь иногда шелестом ветра. Да и сам ветер здесь был будто живой в своем непостоянстве. То он старался растрепать ее волосы и силился разорвать юбку, то начинал ласкаться и нежно щекотал ее щеки.

Девушка глубоко вздохнула, глотая холодный солоноватый воздух, подняла голову, подставив лицо под ласковое тепло солнечных лучей. Она посильнее запахнула свою бархатную накидку с капюшоном и в очередной раз подумала, что поступила мудро, купив две пары красных фланелевых подштанников, когда приехала в Инвернесс два дня назад. Конечно, такое нижнее белье модным никак не назовешь. Марта даже выразила недовольство этим ее приобретением. Кейли Роз отделалась тогда шуткой, сказав, что чем дольше никто не увидит этот предмет ее туалета, тем лучше. Зато сейчас подштанники под шерстяной юбкой ее изумрудно-зеленого костюма были весьма кстати. Под костюм она надела также белую холщовую сорочку, нижнюю юбку из довольно плотного муслина и черные чулки. Наряд завершали высокие кожаные французские ботинки. Но, несмотря на все эти приготовления, время от времени Кейли Роз казалось, что холодный ветер пронизывает ее буквально насквозь.

После полудня будет, несомненно, еще холоднее. Хотя здесь погоду предсказать с достаточной степенью достоверности практически невозможно. Порою нет никаких сомнений, что долгий ясный летний день наверняка перейдет в такую же безмятежную ночь. Но вдруг откуда ни возьмись собираются тучи, а еще через мгновение на землю обрушивается проливной дождь. Уж в этом плане Шотландия мало, чем отличается от Техаса. Кейли Роз улыбнулась, вспомнив популярную в их краях шутку: «Если тебе не нравится погода, пережди где-нибудь недолго – она непременно изменится».

Девушка стала спускаться по склону холма. Внизу свет играл с тенями в безлюдных лощинах, где в свое время воины гордых и необычайно сплоченных шотландских кланов дрались друг с другом, а затем с англичанами за власть над этими землями. Под ногами, насколько хватало глаз, расстилался ковер из пурпурного вереска и папоротника-орляка, возвышающихся над зеленью травы. А если посмотреть еще дальше, то взгляд упирался в гигантские башни гор, уходящие в небо вершины которых колебались, казалось, в туманной дымке облаков.

Поистине загадочное место. Уединенное, полное легенд и непреодолимого очарования. Кейли Роз неслышно вздохнула, подумав об этом. Нигде она не видела еще столь неправдоподобно долгих и прекрасных сумерек. В этой северной стране солнце почти вообще не заходило. А сейчас она и вовсе оказалась в заброшенном уголке мира среди скал и ущелий, в которых жило только долгое эхо. Необитаемые его долины скрывались за почти постоянными туманами, а бездонную глубину таинственных, похожих на фиорды озер никто из простых смертных и не пытался измерить.

То, что она здесь увидела, ей очень понравилось. Но полному удовлетворению мешало постоянно преследовавшее ее чувство какой-то растерянности. Поскольку девушка не знала точно, что хочет найти в Горной Шотландии, ей все время казалось, что чего-то недостает. У нее было такое предчувствие, будто она находится на пороге необыкновенного открытия, которое может все перевернуть.

«Надо же быть такой сверхвпечатлительной дурой!» – Кейли Роз натянула капюшон на свои тщательно уложенные кудри, которые она еле обуздала с помощью множества заколок, и взглянула в ту сторону, где под высоким дубом мирно паслась ее лошадь. Впрочем, не такая уж и дура. Как ловко она усыпила бдительность Марты, которую страшно пугало, что ее молодая подопечная будет болтаться в этих диких местах в одиночестве. Сейчас она наверняка думает, что девушка, послушавшись совета наставницы, присоединилась к какой-нибудь «подходящей группе дам», совершавших прогулку по окрестностям.

Сама Марта осталась в теплой, уютной гостинице «Каледония», поскольку ей было необходимо подлечиться: сильная простуда неожиданно свалила ее во время длинного, но довольно интересного путешествия из Эдинбурга на поезде. И, похоже, что кузина не сможет до конца недели полностью выполнять свои обязанности старшей компаньонки.

«Наконец свободна!» – эта мысль отчасти огорчила Кейли Роз. Хорошо хоть, они успели немного побродить вместе по неофициальной столице Горной Шотландии, прежде чем бедняжка слегла в постель. Инвернесс произвел на них на удивление приятное впечатление. Город по праву мог гордиться элегантной архитектурой, остроконечными шпилями зданий, арочными мостами и прекрасным замком из красного песчаника. Расположенный на южном берегу реки Несс, он, по сути, являлся единственным сколько-нибудь значительным населенным пунктом к северу от Абердина. Правда, здесь сохранились такие старинные здания, как в Эдинбурге. Боровшиеся между собой кланы несколько раз на протяжении истории города сжигали его буквально дотла. Но зато в нем было какое-то собственное неповторимое очарование. Кейли Роз, например, не сомневалась, что ей никогда уже не забыть протяжные звуки волынки, которые она услышала сразу же, как только они с Мартой сошли с поезда.

А как выгодно все здесь отличается от Лондона. Девушка даже остановилась, чтобы глотнуть побольше свежего воздуха, снять раздражение, которое она испытала при воспоминании об английской столице. Лицо ее стало хмурым. За несколько недель, проведенных в нем, Лондон закружил ее в бесконечных и бесполезных встречах с представителями «такого милого и воспитанного общества». Они непрестанно наносили визиты каким-то владельцам огромных поместий с громкими названиями. Чуть ли не с утра до вечера ей пришлось общаться с богатыми и титулованными джентльменами, которые, как оказалось, были скучны и докучливы. Говорили они постоянно либо о себе, либо о своей любви к ней и преданности до гробовой доски. Причем клятвы эти звучали, чуть ли не на следующий же день после знакомства. Приходилось прилагать невероятные усилия, чтобы отделаться от этих нежелательных поклонников, одолевавших ее со всех сторон.

Последней каплей, переполнившей ее терпение, была неприятная история с герцогом Албермерлом. Кейли Роз, естественно, отказывала и другим претендентам на ее руку. Но то, что она не согласилась выйти замуж за этого соискателя, обернулось настоящим скандалом. Новость взбудоражила город, будто случился пожар. Слухи о ней как о роковой разрушительнице мужских сердец выросли до неимоверных размеров. Самой ей до этого не было никакого дела. В принципе ее не очень беспокоили и увещевания Марты, которая стыдила и убеждала ее в том, что таким высоким требованиям, которые предъявляет Кейли Роз, не сможет соответствовать ни один мужчина. Сначала все это ей даже нравилось. Но вскоре она начала уставать от бестолковой суеты. Хотелось только одного – забыть о мужчинах, об их предложениях и прочей подобной ерунде. Куда интереснее отправиться в загадочную страну, куда уходили корни семейства Бучаненов.

Сейчас она и сама не сказала бы точно, почему у нее вдруг проснулось страстное желание познать Шотландию. До сих пор Кейли Роз особо и не задумывалась, что следует посетить места, где родился ее дед. Она и его-то помнила смутно: некий высокий темноволосый мужчина с суровым выражением лица, черты которого словно вытесаны из камня. Умер дед, когда ей исполнилось четыре года. Д.Ж. рассказывал об отце не много. Похоже, что они не очень ладили в свое время. Но девочка почему-то запомнила, что отправился этот предок в Америку совсем молодым парнем, не имея ничего, кроме пары монет в кармане да мечты о новой счастливой жизни – в сердце.

«Ангус Бучанен», – она несколько раз повторила про себя имя дедушки. По словам Д.Ж., Ангус обладал дьявольским темпераментом. Эта особенность характера, без сомнения, досталась в наследство его сыну, а от того не могла не перейти к новому поколению Бучаненов.

Кейли Роз оглянулась на осыпавшиеся развалины, которые, судя по всему, были некогда чудесным большим домом с башнями по углам. Эти печальные руины на вершине холма были тем, что осталось от родовой усадьбы Бучаненов. Дом забросили очень давно, почти сразу же после того, как Ангус Бучанен отправился на поиски счастья в Америку. Местные легенды утверждали, что заброшенный дом до сих пор посещает призрак одного из бывших владельцев, который жил в шестнадцатом веке. Говорили, что этого Бучанена извела ревнивая жена, которая отомстила ему за его флирты с другими женщинами.

– Вам следует держаться подальше от этого ужасного места! – убеждала Кейли Роз пожилая женщина из местной деревни, которую она встретила сегодня утром.

Мэри Кроуфорд, как ее звали, оказалась единственной, кто хоть как-то отозвался на расспросы девушки. Все остальные, с кем она пыталась побеседовать, отвечали вежливо, но твердо заявляли, что ничего об интересующем приезжую леди человеке не знают. Уклончивость деревенских жителей при одном упоминании о том, кто некогда был их соседом, казалась странной. Это огорчало Кейли Роз.

– Кровная вражда Бучаненов и Мак-Грегоров – вот что стоит за этим. Ангус справил труса и убежал! – неприязненно произнесла загадочную фразу маленькая седая Мэри.

– Что вы имеете в виду? Кровную вражду? Почему мой дедушка…

– Ангус Бучанен? – Мэри произнесла имя деда полностью в первый и последний раз, затем укоризненно покачала головой, давая понять, что не хочет вдаваться в подробности его жизни. – Нет, я никогда не стану плохо говорить о покойнике.

С этими словами старая женщина развернулась и исчезла в своем домике под соломенной крышей, будто растворилась.

Кейли Роз помрачнела. С памятью о прошлом деда здесь явно было что-то не так. Слова Мэри Кроуфорд задели воображение. От них веяло какой-то дьявольской загадкой. Кровная вражда Бучаненов и Мак-Грегоров… Что произошло в этих местах в те далекие времена? И кто такие, черт побери, эти Мак-Грегоры?

Размышления прервал неожиданный удар грома. Вздрогнув, девушка подняла голову. Целый океан черных кипящих туч угрожающе разливался на горизонте. Тяжелая духота, безошибочный признак надвигающейся грозы, пропитала воздух.

– Проклятие! – пробормотала девушка, ища глазами свою лошадь.

Она, было, решила поиграть с природой, попробовать обогнать надвигающееся ненастье. Но Кейли Роз была достаточно опытной наездницей, чтобы быстро понять, что доскакать до Инвернесса вовремя ей не удастся. Провести же остаток шотландских каникул в постели, лечась от простуды, ей совершенно не хотелось. Она с сомнением покосилась на полуразвалившийся дом. Серьезной защиты от непогоды тут, конечно, не найти. Но если гроза окажется такой же, какие она наблюдала в последние два дня, то ничего страшного нет. Они сопровождались жестокими, но короткими ливнями, которые быстро сменялись легким дождем, а к вечеру и вовсе устанавливалась отличная погода. К тому же всегда существует надежда на то, что небо вовсе очистится от туч уже через час. В любом случае, решила Кейли Роз, попытка скрыться в развалинах вреда не причинит. А Марта не ждет ее обратно раньше чем через пару часов.

Девушка решительно опустила капюшон пониже на лоб и, подойдя к лошади, быстро освободила ее ноги от пут. Посильнее зажав уздечку в кулак, она повела испуганное животное к вершине холма. Идти навстречу ветру, который с диким воем, атаковал землю, было нелегко. Длинная юбка сковывала шаг. К тому же приходилось постоянно держать козырьком свободную руку, защищая глаза от пыли и кусочков земли, летящих прямо в лицо.

Еще один глухой удар грома расколол воздух вслед за вспышкой молнии, осветившей сплошь обложенное свинцовыми тучами небо. Солнце уже полностью исчезло вместе с надеждой избавиться от пронизывающих до костей сырости и холода на открытом месте.

Кейли Роз решила укрыться в прямоугольном помещении, служившем некогда ее предкам столовой, где частично сохранилась крыша. Убежище было явно неподходящим для такой непогоды. Но как бы там ни было, забежав в него, девушка вздохнула с облегчением и выпустила из рук уздечку. Лошадь, повинуясь инстинкту, побрела в самый дальний угол развалин.

Человеку спрятаться от ветра было куда сложнее. Очередной его порыв заставил Кейли Роз задрожать. Она торопливо прижалась спиной к каменной стене и подняла глаза вверх. Гроза была еще далеко. В воздухе повисла напряженность, которая неприятно будоражила нервы.

«Хоть бы уж дождь начался!» – нетерпеливо пробормотала она, обхватывая себя руками в надежде согреться. Но лишь сильнее задрожала.

Теперь ей уже больше всего на свете хотелось оказаться опять в гостинице, рядом со шмыгающей носом, непрерывно чихающей Мартой.

Вдруг из темноты перед Кейли Роз возникла смутная человеческая фигура. Сопротивляться было поздно. Девушка успела лишь испуганно вскрикнуть, и сильные мужские руки захватили ее в стальные объятия. С ужасающей быстротой тело ее поднялось вверх, и она оказалась на широком плече незнакомца, который нес ее лицом вниз.

– Отпусти меня! – взвизгнула она так пронзительно, что поперхнулась собственным криком.

Это не возымело никакого действия, так же как и ее отчаянные попытки вырваться из объятий напавшего. Даже лица незнакомца, несмотря на все старания, увидеть не удалось.

– Что ты делаешь, черт побери! Немедленно поставь меня на землю, ты…

– Молчи! – проскрежетал похититель сквозь зубы, сжимая, будто тисками ее ноги и направляясь к выходу.

Обжигающая волна страха и бессильной ярости прокатилась по телу Кейли Роз, слегка затуманив рассудок. Сердце бешено колотилось. Она отчетливо поняла, что поблизости нет ни одного человека, абсолютно никого, кто бы мог прийти ей на помощь. – Кто ты такой? – спросила она с дрожью в голосе, делая еще одну безуспешную попытку взглянуть на лицо похитителя. Мешала собственная накидка, края которой болтались перед глазами, ограничивая видимость. Переброшенная словно мешок с зерном через плечо мужчины, поправить ее она не могла. Разглядеть удалось лишь шотландскую юбку незнакомца. Она мельтешила перед глазами красными, черными и белыми квадратами.

– Проклятие! Ты не можешь это сделать! Отпусти меня!

Будто плененная дикая кошка, Кейли Роз с новой энергией принялась брыкаться, извиваться всем телом и стучать кулачками по спине негодяя. Никакого эффекта. Мужчина поднес ее к ожидавшей неподалеку лошади, грубо перебросил через спину животного и сам запрыгнул следом. Единственное, что она успела сделать, – это сорвать с головы закрывавший глаза капюшон. Мужчина одной рукой обхватил ее за талию, другой взял поводья.

– Оставь меня! – вновь закричала девушка. И вновь ее голос сорвался. Но на этот раз причиной тому была внешность обидчика.

Кейли Роз удалось повернуть голову в его сторону, и ее разъяренные голубые глаза, пылающие от гнева, встретились с горящими изумрудной зеленью глазами похитителя. Она замерла. Рядом с ней, без сомнения, находился самый красивый мужчина, которого ей когда-либо доводилось видеть. На вид ему было около тридцати лет. Крупной лепки черты лица с резким разрезом мужественных губ и волевым подбородком дополнялись шапкой великолепных светло-каштановых волос, отливающих золотом… Но, гори все ясным пламенем, что нужно от нее этому красавцу?

– Я к вашим услугам, мисс Бучанен, – произнес он мягким грудным голосом, в котором звучал явный сарказм.

Певучий выговор выдавал истинного уроженца Горной Шотландии. Но акцента почти не чувствовалось. Похититель, несомненно, был хорошо образован и, бесспорно, страшно высокомерен.

– Откуда вы меня знаете – начала, было, девушка, но тут же прервалась, так как он резко приподнял ее и, усадив перед собой, прижался к ее спине.

Кейли Роз протестующе вскрикнула, напрягаясь всем телом. Ее бедра коснулись мускулистого брюшного пресса похитителя и интимного места между его ногами. Возмущение, смущение и страх, которые одновременно ощутила она при этом, вызвали шок, лишивший ее возможности сопротивляться.

Играя легкой победной улыбкой, незнакомец тронул каблуками бока своего великолепного жеребца. Послушное команде животное быстро поскакало вперед.

– Нет! – закричала пришедшая в себя Кейли Роз, царапая руку похитителя в попытке вырваться и спрыгнуть с коня.

Поздно! Мужчина держал ее с непреодолимой и неутомимой, казалось, силой, а его скакун мчался резвым галопом по пустынной, продуваемой со всех сторон ветрами местности. К тому же не успело пройти и несколько минут, как разразилась настоящая буря. Стихия будто только и ждала, когда люди выйдут из укрытия, чтобы обрушить на них свою мстительную ярость. Небеса разверзлись со страшным грохотом, бросая на землю огненные стрелы молний и потоки дождя. Ветер хлестал водяными плетьми, страшно завывая. От недавнего спокойствия летнего дня не осталось и следа.

Девушка чуть не задохнулась, когда ветер полоснул ее лицо дождевым жгутом. Ничего не оставалось делать, как наклонить голову и постараться натянуть как можно плотнее капюшон. На всякий случай она еще раз попыталась дернуться и выскользнуть из рук незнакомца. Но похититель и глазом не моргнул, а лишь посильнее напряг руку – ей стало совсем трудно дышать.

Боже правый, этого не должно… не могло случиться! Кейли Роз едва сдержала готовый вырваться из груди стон отчаяния. Она похищена каким-то незнакомцем… Дьявольски прекрасным шотландцем, который знает, как ее зовут. Куда он везет ее? Зачем?

Но кем бы он ни был, какие бы цели ни преследовал, ей необходимо вырваться! Мозг лихорадочно заработал в поисках плана спасения. Оказалось, однако, что отнюдь не просто сохранять ясность мысли, когда ты насквозь промокла, а бьющий в лицо ветер перехватывает дыхание. В конце концов, девушка просто крепко зажмурилась и, уцепившись за густую конскую гриву, стала молча молиться, прося у Бога мудрости, храбрости и всего, что ей понадобится, чтобы отстоять свободу.

Пока они скакали сквозь влажную грозовую тьму, Кейли Роз потеряла счет времени. Но буря постепенно стала стихать, перейдя в обычный дождь, и девушка, наконец, смогла оглядеться. Открывшийся взору пейзаж был совершенно незнаком. Ясно было только то, что ее везут все дальше и дальше от Инвернесса. Ощущение прижавшегося к ней тела шотландца пугало и возбуждало. Но она запретила себе думать о том, что собирается с ней делать похититель. По крайней мере, до того, как они приедут туда, куда он ее везет. Ей ни о чем не следует думать, кроме того, как спастись.

Всю дорогу они ехали молча. Только когда скакун замедлил свой бешеный бег, незнакомец в шотландской юбке тихо пробормотал:

– Dhachaigh…

Не понимая, что он сказал, Кейли Роз вздрогнула и посмотрела в ту сторону, куда был устремлен взгляд шотландца. Глаза ее широко открылись от удивления. Перед ними возвышался, будто выросший из-под земли замок. Два башнеобразных дома были снабжены бойницами и зубчатыми укрытиями. Окруженный валом из красноватой утрамбованной глины замок, казалось, принадлежит временам древних легенд. Мог он быть, как отметила, содрогнувшись, про себя Кейли Роз, и частью страшного сновидения.

– Так это сюда ты решил меня притащить? – спросила она, повернувшись к похитителю и одарив его убийственно-презрительным взглядом.

Дождь почти прекратился, превратившись в мелкую противную изморось. Но непогода уже сделала свое дело: каждая складка одежды девушки была пропитана влагой. Приходилось прикладывать значительные усилия, чтобы, гордо держа голову, не стучать зубами.

– Мне неизвестно, черт побери, кто вы такой, – добавила она подчеркнуто грубо и зло. – Но будь я проклята, если…

– Всему свое время, мисс Бучанен, – зловеще пообещал незнакомец.

– Грязный, трусливый ублюдок! Ты немедленно освободишь меня!

Она вновь попыталась вырваться из его железных объятий. Он, не обращая внимания на эти потуги, направил коня к восточным воротам замка. Ни рядом с ними, ни на главном дворе, куда они въехали, не было ни души.

Натянув поводья, прекрасный похититель с золотисто-каштановыми волосами остановил коня, спрыгнул на землю и протянул руки Кейли Роз. Девушка увернулась, сжала кулаки и неожиданно нанесла ему довольно чувствительный удар в грудь. Теперь настала ее очередь победно улыбнуться, наблюдая за тем, как противник силится восстановить дыхание. Но торжество продолжалось недолго.

– У вас душа истинной Бучанен, – произнес незнакомец не то с восхищением, не то со злобой и сожалением. В глазах его промелькнули грозные искры. – Но ничего, вам еще только предстоит узнать, кто такой Мак-Грегор!

С этими словами он резко стащил ее с коня. Девушка успела лишь слегка вскрикнуть и тут же вновь была водружена на могучее плечо. Как раз в этот момент появился какой-то молодой человек, который забрал поводья коня и повел его в конюшню. Мак-Грегор молча понес свою брыкающуюся и ерзающую ношу внутрь замка.

Убедиться в том, соответствует ли внутреннее убранство сказочного дворца его внешнему виду, у Кейли Роз возможности не было. Она продолжала изо всех сил сопротивляться и посылать громкие проклятия в адрес обидчика на протяжении всего пути. Он нес ее через какой-то огромный зал, затем вверх по широкой лестнице, потом по более узкой и, наконец, по совсем узенькой. Ступеньки последней оканчивались у арочного прохода. Вскоре, после того как свод арки промелькнул перед ее глазами, девушка почувствовала, что ее ставят на пол. Находились они в освещенной теплой комнате. От довольно бесцеремонного приземления она споткнулась, запутавшись в промокшей юбке, из которой на каменный пол тут же вылилась целая лужа воды. К счастью, ей удалось сохранить равновесие и не упасть.

Кейли Роз резко обернулась к человеку, решившемуся ее похитить. Наконец-то она получила возможность рассмотреть его как следует. То, что она увидела, пробудило целый поток эмоций, причем не только отрицательных. Девушка всегда считалась очень высокой. Однако Мак-Грегор был, по крайней мере, дюймов на шесть выше ее. Фигура, по которой скользил ее сверкающий взгляд, была выше всяких похвал. Ладно, сбитое, пропорционально, несмотря на свои огромные размеры, сложенное, мускулистое тело Мак-Грегора свидетельствовало о его медвежьей силе. Кейли Роз даже почувствовала, как комок подкатывает к горлу от внезапно охвативших ее трепета и волнения.

Одет похититель был в твидовый жакет поверх гладкой белой рубахи и клетчатую шерстяную, в складку, юбку, доходящую ему до колен. С затянутого вокруг талии пояса свисал традиционный для шотландского костюма споран – небольшой кожаный мешочек, выполняющий функцию кармана. Ниже подола юбки виднелись толстые вязаные носки. Обут Мак-Грегор был в добротные башмаки из грубой дубленой кожи. Обнаженные густые волосы легкими волнами ниспадали на воротник жакета. Отблески горящего в камине пламени играли золотыми искрами в каштановых прядях. Через левое его плечо была перекинута обычная для жителей Инвернесса черная накидка, из-под которой виднелся шотландский кинжал в ножнах, засунутый в длинный носок на правой ноге. Темные его брови почти сошлись, образуя единую линию и придавая лицу хмурый, если не зловещий вид.

С точки зрения Кейли Роз, перед ней был человек, выглядевший именно так, как должен выглядеть свирепый предводитель горного шотландского клана. Сердце девушки тревожно забилось. Мак-Грегор, с которым свела ее неожиданно судьба, был одет, как непременно бы отметили ее братья, по-женски. Но ей не приходилось до сих пор видеть никого, кому бы в большей степени подходило слово «мужчина». Впервые с того момента, как она уехала из Техаса, девушка столкнулась лицом к лицу с кем-то, кто по своим физическим данным явно превосходил любого из пяти мужчин семьи Бучанен.

Мак-Грегор поднял глаза. Ей показалось, что они заглянули в самую душу. Кейли Роз даже отступила на шаг, инстинктивно запахивая полы своей накидки.

– Кто вы такой? Почему привезли меня сюда? – спросила она не без высокомерия, которое явно не вязалось с ее плачевным внешним видом.

Из ее насквозь промокших длинных волос за время скачки выскочили почти все заколки. Теперь прическа представляла собой массу беспорядочных кудрей, разбросанных по лицу и плечам. Струйки воды стекали вниз по пылающим щекам, падая на пол, на котором уже образовалась настоящая лужа.

– Меня зовут Ян Мак-Грегор. Вы – гостья замка Мак-Грегор. А ваше появление здесь, дражайшая мисс Бучанен, необходимо для исполнения одного обета.

Кейли Роз могла бы поклясться, что в голосе похитителя проскользнули нотки, свидетельствующие о том, что его забавляет произошедшее. Это подействовало на нее как красная тряпка на быка.

– Разуй свои проклятые глаза! Я не гостья здесь, и уж лучше провалюсь в ад, чем стану ею! – выпалила она, окончательно рассвирепев. – И какой это обет, интересно, дает тебе право хватать невинную женщину и тащить ее в какое-то Богом забытое место?

– Невинную? – повторил он с ироническим вызовом.

На губах Мак-Грегора появилась едва заметная улыбка, а взгляд смягчился, когда он повнимательнее пригляделся к своей пленнице. Она напоминала вымокшего котенка, а если еще точнее, побывавшую помимо своей воли в воде разъяренную тигрицу. Улыбка владельца замка стала заметно шире. Но лишь на мгновение. Заговорив вновь, он стал предельно серьезен.

– Поскольку я вовсе не хочу, чтобы список моих грехов пополнился вашей смертью, вам придется, прежде всего, переодеться во что-нибудь сухое. Все необходимое вы сможете найти вон там, – слегка кивнул он в сторону огромного, украшенного резьбой дубового шкафа, стоящего в углу комнаты.

– Вы и в самом деле не в своем уме, если полагаете, что я здесь останусь.

– У вас почти нет выбора.

– Но вы… Ты не можешь поступить так! – зло прошипела Кейли Роз, сама не очень-то веря в то, что говорит.

– Я все могу. И сделаю то, что считаю нужным, – спокойно ответил Мак-Грегор, сопроводив слова решительным взмахом руки.

– Но зачем? Зачем вам держать меня здесь в качестве пленницы? Как долго вы намерены меня удерживать?

– Я все объясню сразу же, как только вы воспользуетесь моим предложением и согреетесь. Пока могу лишь заверить вас в том, что не собираюсь причинять вам какой-либо вред.

Он повернулся к выходу, загородив своей могучей фигурой чуть ли не всю арку дверного проема.

Расстроенная Кейли Роз обвела взглядом комнату. В голову ей пришла неожиданная идея, выражение лица смягчилось.

– Подождите, пожалуйста! – попросила она, слегка приподнимая пальцами полы мешавшей юбки и делая несколько шагов к хозяину.

Ян медленно повернулся, чуть не столкнувшись с ней при этом. Кейли Роз замерла, чувствуя, как от близости этого мужчины внутри у нее образуется какой-то трепещущий комок. Но она не случайно слыла мастерицей притворяться. Когда она заговорила, в голосе не было и следов волнения. Звучало скорее спокойное признание поражения, которое исходило от человека, не уронившего гордости и достоинства.

– Вы, конечно, правы. Если я не хочу заболеть воспалением легких, мне следует переодеться. Но раз так, мистер Мак-Грегор, я бы попросила вас, прежде чем уйти, помочь мне с этой застежкой. – Она подняла руку и безуспешно попыталась расстегнуть свою накидку. – Эта штука стала почему-то слишком тугой.

Ян нахмурился. Но колебания его были недолгими. Подойдя к девушке вплотную, он поднес руку к гравированной серебряной пряжке.

«Сейчас или никогда!» – пронеслось в голове Кейли Роз. Глаза зажглись решимостью. Незаметно приподняв ногу, она вдруг резко ударила коленом ему меж ног, в самую середину шотландской юбки. Оттолкнув своего похитителя, она ринулась к двери.

Оказавшийся у нее за спиной Ян, скрежеща зубами, что-то пробормотал по-гэльски. Старого языка шотландцев девушка практически не знала. Но было ясно, что услышанные слова были далеко не из вежливого лексикона. Отворить дверь ей не удалось. Похититель крепко схватил свою прекрасную пленницу за руку и поволок назад, в глубь комнаты. Разъяренная неудачей, Кейли Роз громко закричала. Он не обратил внимания на ее крики. Резко развернув ее к себе лицом, сильными руками он быстро ощупал мягкие выпуклости ее тела, передавая им свое тепло. Красивое мужественное лицо склонилось над ней совсем близко. В его глазах читался вызов, превосходство, но были в них при этом и теплота и сердечность.

– Разве тебе никогда не приходилось слышать, Кейли Роз Бучанен, – произнес он низким, красивого тембра голосом, – что девушка должна стремиться не побеждать мужчин в борьбе, а пытаться найти среди них мужа?

При звуке своего имени, произнесенного Яном, девушка ощутила легкую дрожь. Взгляд его, казалось, проникал в самую душу, обжигая и заставляя сердце биться сильнее. Ей вдруг показалось, что он вот-вот вопьется в нее поцелуем. Стало страшно. Страх, однако, быстро уступил место новому всплеску гнева на наглеца, который осмелился притащить ее сюда насильно.

– Не знаю, где вы слышали подобное утверждение. Но это, собственно, не так важно. Ко мне оно не имеет никакого отношения! – выпалила она на одном дыхании. – Лучше бы тебе убраться к черту со своими потугами на остроумие. Ты много возомнил о себе, сукин сын! Вот ты кто!

Кейли Роз попыталась нанести еще один удар, на этот раз кулаком. Но он мгновенно обхватил своими сильными пальцами ее запястья и завел руки плененной за спину. Высокая грудь девушки при этом соприкоснулась с ним. Девушка ощутила упругость налитых мышц широкой груди Мак-Грегора, почувствовала удары его сердца. Ее сердце вторило им.

– У тебя острый язычок, правда? – заметил Ян, довольно фамильярно скользя взглядом по ее лицу. – И характер, как я понимаю, ему под стать.

– Мне нет никакого дела до твоего мнения! – с горячностью выпалила девушка.

– Так уж и никакого? Думаю, тебе следует поинтересоваться им, Кейли Роз. Ведь твоя судьба – в моих руках.

– Иди ты к черту!

– Может быть, я уже в его руках, – пробормотал Ян с грустной улыбкой. И неожиданно отпустил ее.

Освобождение было столь резким и неожиданным, что девушка, вскрикнув, пошатнулась и, чтобы не упасть, оперлась о стоящий позади небольшой столик. Мак-Грегор внимательно, даже с некоторым беспокойством посмотрел на нее. Он во второй раз направился к выходу.

– В течение часа я вернусь, – пообещал он на прощание.

– Не стоит утруждать себя! – огрызнулась Кейли Роз, потирая запястья, до сих пор ощущая силу его пальцев. Не будет ничего удивительного, если там, где они прикасались к ее рукам, появятся синяки.

Ян молча вышел, прикрыв за собой дверь. Через мгновение послышался скрежет ключа в замочной скважине.

Девушка выругалась, резко развернулась и поспешила к единственному окну напротив входа. Сбросив крючки, которые держали ставни, она распахнула их, оперлась ладонями о холодный каменный подоконник и выглянула наружу. Из-за влажного тумана было невозможно определить, как высоко она находится от земли. Скорее всего, она находилась в одной из верхних комнат высокой башни. О том, чтобы каким-то образом спуститься по стене с такой высоты, нечего было и думать. К тому же само окно оказалось таким узким, что через него не мог пролезть взрослый человек.

Однако не одни же они с Мак-Грегором в этом замке! У хозяина должны быть слуги. Наверняка есть женщины, чтобы готовить и прибираться. Мужчины тоже должны бы охранять это уединенное жилище. В голове Кейли Роз зародилась новая надежда. Кто знает, может, и удастся уговорить кого-то из них помочь ей?

«Гостья! Как бы ни так!» – проворчала девушка. Ее переполняли тревога и гнев. Она была возбуждена, и так, как, возможно, никогда раньше. Пребывать в бездействии в таком состоянии было невыносимо. Кейли Роз тяжело вздохнула, отвернулась от окна и огляделась.

Комната была маленькой и довольно уютной. В облицованном гранитом камине потрескивал огонь. Масляный светильник был подвешен неподалеку от кувшина и большой чаши для умывания. Светильник горел ярко и весело. Низкий потолок упирался в деревянные колонны, как было принято в старинных домах. Холод каменного пола скрадывали разбросанные по нему, вытканные вручную шерстяные коврики. Из мебели, помимо шкафа, были кресло-качалка, старинная, покрытая шотландским клетчатым пледом кровать и столик, который помог ей совсем, недавно сохранить равновесие и не упасть.

Неподалеку от доморощенного умывальника девушка заметила еще одну дверь. Запоров на ней вроде не было. И сердце екнуло. Но вспыхнувшая было надежда, прожила недолго. Приблизившись, Кейли Роз убедилась, что нашла не путь к спасению, а всего лишь ватерклозет.

– Жилище со всеми удобствами, – хмыкнула она с горьким сарказмом, осматривая маленькое помещение.

Отойдя от двери, которая ее разочаровала, девушка почувствовала, что опять дрожит. На этот раз явно от холода. Хорошо бы, конечно, выдержать характер и проигнорировать распоряжение Мак-Грегора. Но разумно ли это? Нет, она не такая дура, чтобы простудиться и умереть ради того лишь, чтобы позлить его. Она еще с минуту мстительно пофантазировала на тему объяснения с властями по поводу появления в доме Яна Мак-Грегора трупа молодой женщины, что стало бы хорошим уроком для негодяя… И пошла к шкафу. К удивлению Кейли Роз, первое, что она увидела, было аккуратно развешенное на плечиках платье. Быстрый осмотр ящиков показал, что в них действительно имелось все необходимое: женское белье, чулки, гребешок, заколка для волос и даже… ночные тапочки.

Может, это вещи жены Мак-Грегора?

Почему-то эта мысль неприятно уколола и расстроила девушку. Помрачнев, она схватила платье и бросила его на кровать. Затем, настороженно посмотрев на дверь, она начала раздеваться. Накидка неряшливой кучей упала на пол. Кейли Роз еще и пнула ее ногой, расстегивая жакет. Скоро на пленнице осталась только нижняя сорочка, подштанники и чулки. Все эти предметы туалета были еще влажными. Но сменить их на сухие она не решилась. Не хватало еще, чтобы гостеприимный хозяин неожиданно вошел в комнату и застал ее, в чем мать родила. Одна мысль о такой перспективе вызвала прилив краски к лицу.

Не обращая внимания на сырость белья, Кейли Роз натянула на себя найденное в шкафу белое шелковое платье с пуговицами спереди. Оно пришлось ей вполне впору. Будто по ней была скроена и нижняя юбка. Смущал отчасти глубокий вырез лифа. Слишком низкий, хотя и украшенный пышным кружевом, он обнажал грудь явно больше, чем она привыкла. Платье было сшито явно для женщины с менее аппетитными формами.

«Она довольно плоскогруда, эта любовница Мак-Грегора», – мстительно отметила про себя Кейли Роз и снова помрачнела.

К правому плечу платья был приколот шарф, точнее, узкий плед, свободно свисающий до талии. При взгляде на него глаза девушки удивленно расширились: рисунок материала состоял из желтых, красных, черных, белых и синих клеток. Это были цвета клана Бучаненов. Кусок ткани точно такой же расцветки она недавно приобрела в одном из магазинов национальной одежды Эдинбурга в подарок отцу.

Сбитая с толку, Кейли Роз растерянно посмотрела вверх, как бы ища ответа у невидимого неба, и принялась приводить в порядок прическу. Пришлось изрядно поработать гребешком, прежде чем намокшие, запутанные кудряшки великолепных волос превратились в изысканные локоны. Девушка повесила свою одежду на стул у камина, сняла платье и нырнула в сухую мягкую постель, натянув одеяло до самого подбородка. Все тревожные мысли тут же нахлынули на нее. Перед ее взором возникло лицо Марты.

Боже правый! Она же совершенно забыла о кузине. Наверняка та уже начала подозревать что-то неладное. Предпримет ли она какие-то меры?

«Кровная вражда Бучаненов и Мак-Грегоров». Кейли Роз показалось, что она начинает понимать смысл этих неожиданно всплывших в памяти странных слов старой Мэри Кроуфорд.

– Мак-Грегор! – выдохнула она, присев на кровати. Но неужели ее сегодня похитили из-за какой-то ссоры, произошедшей чуть ли не семьдесят лет назад? Однако он сам сказал, что выполняет какой-то обет…

Девушка глухо застонала, но, испугавшись вырвавшегося звука, сама прикрыла ладонью рот. Широко раскрытыми глазами она вновь посмотрела на дверь.

Он сказал, что все объяснит. Он обещал не причинять ей вреда. Но можно ли верить этим обещаниям? И как, черт побери, вообще можно верить человеку, который так грубо обошелся с ней? Может ли нормальный мужчина заставить женщину совершить дикое, холодящее душу путешествие на лошади в страшную бурю по пустынной местности, а затем запереть ее в своем замке, не подав даже надежды на освобождение? Такое может задумать только человек, который лишен разума. Конечно, она имеет дело с сумасшедшим, который бредит наяву. Или Мак-Грегор так дьявольски самоуверен и так верит в свою безнаказанность, что совершенно не интересуется тем, что может думать и чувствовать другой человек.

Кейли Роз была накалена до предела. Сбросив с себя одеяло, она встала с кровати и принялась внимательно осматривать комнату. Она искала хоть что-то, что можно использовать как оружие. Она злорадно улыбнулась, когда ей на глаза попалась лежащая у камина кочерга. Схватив ее, она села на постель и стала ждать.

«Пусть Мак-Грегор возвращается. У меня есть чем его встретить!»

Глава 2

Ожидание оказалось недолгим.

Кейли Роз даже испытала что-то вроде облегчения, когда услышала позвякивание ключа. Широко открытыми глазами она смотрела на дверь. Стараясь производить как можно меньше шума, девушка поднялась и замерла возле кровати. Сердце бешено колотилось. Пришлось усилием воли заставить себя не прислушиваться к его ударам, которые были столь громкими, что казалось, их слышат многие. Рука сжимала кочергу, припрятанную в складках широкой юбки. Не дыша Кейли Роз наблюдала, как в комнату, склонив голову в низком дверном проеме, входит Ян. Прежние предводители клана Мак-Грегоров были гораздо ниже нынешнего.

Сделав несколько шагов, он остановился. Не говоря ни слова, острым взглядом обежал комнату и остановил его на пленнице. Его зеленые глаза заметно потеплели. В глубине их мелькнули отблески каких-то глубинных, потаенных чувств.

Стоя перед ним с гордо вздернутой головкой, с сердито блестевшими глазами, она выглядела неправдоподобно прекрасной. Длинные распущенные волосы темными мерцающими прядями струились вдоль лица, оттеняя шелковистую нежную кожу, казавшуюся в отблеске горящего в камине пламени золотистой. Взгляд хозяина спустился чуть ниже и застыл на том уровне, где из-под выреза глубоко декольтированного платья виднелась ее полная белая грудь.

Кейли Роз почувствовала, как к ее щекам подкатила горячая волна смущения. В какое-то мгновение ей захотелось поскорее натянуть одеяло, чтобы прикрыться от этого взгляда. Но она сдержала порыв. Стоит ли показывать Яну Мак-Грегору, как сильно взволновал ее его интерес к ней? Нет уж, такого удовольствия она ему не доставит. Пусть лучше ее повесят. Как ни гнала она от себя эту мысль, но все же вынуждена была признать про себя, что был он сейчас еще более обаятелен и притягателен. Перед ней стоял действительно великолепный мужчина.

Ян тоже сменил свою промокшую одежду на новую. Теперь на нем был жакет из мягкого черного сукна с серебряными пуговицами. Простую белую рубаху сменила более изысканная, с гофрированными воротом и манжетами. Через плечо был переброшен короткий плед. Шотландская клетчатая юбка, правда, почти ничем не отличалась от прежней. Но на правой ее стороне появилось украшение в виде декоративной булавки, а место прежнего кожаного спорана занял другой – из черного меха. Более дорогими и изысканными, чем прежние, были его чулки и ботинки. Голову венчал шотландский берет, сдвинутый на лоб. На нем была прикреплена великолепная брошь с изображением кланового герба – голова льва, увенчанная короной.

«Лев Мак-Грегоров», – мелькнуло в голове Кейли Роз. Она вдруг заметила, что Ян продолжает бесцеремонно разглядывать ее. Глаза девушки вновь гневно вспыхнули. Ничего не скажешь, символ соответствует владельцу. Гори все синим пламенем! Этот негодяй весьма напоминает гордого, не знающего поражений самца-льва с огненной гривой. А она, похоже, его добыча?!

– Надеюсь, вы чувствуете себя сейчас более удобно? – спросил он вежливо, но с нотками сарказма в голосе.

– Удобно? – Глаза девушки, сузившись, метнули молнию, пальцы судорожно обхватили деревянную спинку кровати. – Не скажете ли вы мне, мистер Мак-Грегор, как может чувствовать себя человек, которого доставили сюда насильно?

Кейли Роз заметила, что его губы подернула легкая улыбка, прежде чем он повернулся, чтобы закрыть дверь. Сердце ее тревожно затрепетало. Следовало, видимо, нанести похитителю более существенный удар во время разговора. Впрочем, беседа была для этого пока слишком короткой.

– Зачем вы это делаете? – спросила она, бросив хмурый взгляд в сторону двери, которую он спешил закрыть. – Боитесь, что кто-нибудь услышит мои вопли о помощи?

– Их некому слушать. В замке кроме нас – несколько преданных мне слуг. Мне просто нужна полная уверенность, что никто не нарушит наше уединение.

Сказав это, он медленно направился в ее сторону. Девушка незаметно приняла наиболее удобную для отражения нападения позу. Она даже удивилась, когда Ян спокойно прошел мимо и направился к камину.

– Мне пришлось прибегнуть к крайнему методу, – продолжил он, протягивая руки к огню и следя глазами за танцующими языками пламени. – У меня не было времени, чтобы сделать это по-другому.

– Что сделать? – спросила она со злым нетерпением, помимо воли, с надеждой посмотрев на дверь. Она быстро перевела взгляд на мужественное, угрюмое лицо Мак-Грегора. – Зачем вы привезли меня сюда?

– Я говорил уже. Чтобы выполнить одно обещание, что-то вроде обета.

– Какое обещание? – повышая голос, спросила Кейли Роз.

– То, которое я дал моему отцу, – раздражающе невозмутимо ответил Ян. – Такое же когда-то мой отец дал своему.

– О чем вы, черт побери, говорите? – вспыхнула она, одновременно медленно и осторожно, чтобы не обнаружить спрятанную в складках юбки кочергу, продвигаясь к ножке кровати.

– Вы всего два дня в Горной Шотландии. Но вам уже пришлось услышать о кровной вражде между нашими кланами, мисс Бучанен. Не правда ли? – поинтересовался он с более заметным, чем раньше акцентом, придающим его голосу какую-то чудесную легкость.

Возможно, из-за этого ей не пришло в голову поинтересоваться, в свою очередь, откуда он так много знает о ней. Хотя она обязательно бы сделала это, будь ей самой хоть что-то известно о нем. Уж слишком плутоватые огоньки замелькали золотистыми искорками в бездонной зелени его глаз. Но Кейли Роз была слишком занята мыслями о побеге, чтобы уделять внимание прекрасным глазам Мак-Грегора. Словам – другое дело.

– Я услышала об этом только сегодня утром, – честно призналась она. – Но не собираетесь же вы сообщить, что похитили меня из-за того, что произошло здесь еще до нашего рождения?

– О, девушка, вам предстоит еще немало потрудиться, чтобы узнать шотландцев, – заметил Ян натянутым тоном, в котором одновременно слышались раздражение и нежность. При этом он, скрестив руки на груди, скривил губы в улыбке и посмотрел ей в глаза. – Что еще успела рассказать вам Мэри Кроуфорд?

– Откуда, черт побери, такая осведомленность… – начала было всерьез удивленная Кейли Роз.

– Одной из задач, которую я перед собой поставил, как раз и была эта – узнать о вас все, Кейли Роз Бучанен.

Как это ни странно, но в голосе Мак-Грегора всякий раз, когда он произносил ее имя, слышались нотки нежности. Пульс девушки участился от приятного волнения. Пришлось обругать себя, чтобы вернуть мысли от ненужных сантиментов к грубой реальности.

– Хотите сказать, что вы шпионили за мной?

– Что ж, можете называть это так, – согласился Ян без особого смущения. – Полагаю, вы ждете, чтобы я поскорее объяснил причины моего поступка. Для того чтобы понять его, прежде всего, придется разобраться в истоках кровной вражды между нашими кланами.

Опустив руки, он пошел к окну. Кейли Роз, которая находилась уже в нескольких футах от двери, пришлось слегка повернуться, чтобы скрыть свое оружие.

– Много лет назад, – начал Ян, – когда им было не более двадцати, ваш дед Ангус Бучанен и моя бабушка Лорна Мак-Грегор были обручены.

– Обручены? – повторила как эхо до крайней степени пораженная Кейли Роз. Обескураживало не только само неожиданное сообщение, но и вытекающий из него вывод.

– Бог мой, неужели вы хотите сказать, что мы… что вы – мой кузен?

– Нет. – Появившаяся на устах Яна улыбка на этот раз была немного растерянной. – Нет, дорогая девушка, мы с вами отнюдь не родственники по крови. Ангус и Лорна так и не поженились: он бросил ее прямо у алтаря.

– Это и стало причиной кровной вражды?

– Совершенно верно. Ангус Бучанен бежал в Америку, а моя бабушка осталась с разбитым сердцем. Чтобы скрыть позор, ей пришлось выйти замуж за дальнего родственника. Моя бабушка, подчеркиваю. Ангус опозорил ее. Он, собственно, обесчестил и свой род. Мак-Грегоры поклялись отомстить Бучаненам.

– Но я-то не имею к этому всему никакого отношения! – напомнила Кейли Роз, покачав головой. – Я даже не шотландка, а американка.

Она чувствовала себя так, будто какая-то волшебная сила перенесла ее на страницы холодящего кровь средневекового романа. Но они-то живут в девятнадцатом, а не в четырнадцатом веке… Господи Боже, может ли происходить подобное варварство в их просвещенную эпоху?

– Искренне жаль, что мой дедушка обманул вашу бабушку, – произнесла она без особого, – впрочем, раскаяния. – Но это вовсе не дает вам права поступать со мной так, как поступили вы. Скажите мне во имя неба, почему я должна нести ответственность за то, что он струсил и…

– Ангус был последним из Бучаненов. Конечно, есть много других представителей клана, но не удалось найти здесь на Севере ни одного, чтобы был его прямым родственником… Пока не приехали вы.

– Так вот почему вы привезли меня сюда! – промолвила пораженная девушка, недоверчиво взглянув на собеседника. – Для того чтобы отомстить!

– Чуть более пяти лет назад, перед тем как сойти в могилу, мой отец взял с меня слово, – хмуро напомнил Ян. – Честно говоря, я и не думал тогда, что могут сложиться такие обстоятельства, при которых сдержать данное слово станет вполне возможным. Можете представить мое удивление при известии о том, что в Инвернесс прибыла родная внучка Ангуса? – Его глаза вновь иронично блеснули. – Судьба порою проделывает странные трюки, согласитесь, Кейли Роз.

– Это самая нелепая, ставящая все с ног на голову ерунда, которую мне когда-либо приходилось слышать!

– Возможно. Но я поклялся: если когда-нибудь в наших горах появится потомок Ангуса, я захвачу этого злосчастного человека и привезу в замок Мак-Грегор в качестве пленника или пленницы, коль то будет женщина. Точно так я и сделал.

– Но это же и впрямь выглядит как поступок сумасшедшего, разве нет? – с чувством воскликнула Кейли Роз.

– Может быть. И не исключено даже, что мое безумие усиливается, – пробормотал он еле слышно, пристально глядя ей в лицо потемневшими глазами. – Я ведь собирался отпустить вас прямо сегодня, до заката.

– Почему вы говорите об этом в прошедшем времени? – спросила Кейли Роз, для которой последняя загадочная фраза прозвучала как сигнал тревоги, и осторожно подвинулась еще ближе к двери.

– Думаю, будет более правильным, если я оставлю вас здесь на несколько дней. Это будет все же более похоже на месть. Я рискую уронить фамильную честь Мак-Грегоров, если не выполню данное слово надлежащим образом. Ведь теперь я глава нашего клана, – произнес он, нахмурившись, с холодным блеском в глазах. – Что подумают мои сородичи, если воздаяние за кровное оскорбление будет недопустимо мягким? Здесь все еще следуют старым традициям, – добавил он, скорее убеждая себя, чем собеседницу.

– В таком случае вы… Не надейся, что тебе это сойдет с рук! – заикаясь от возмущения, выпалила Кейли Роз. – В гостинице Инвернесса меня ждет кузина. Можешь не сомневаться в том, что она сообщит о моем исчезновении представителям законной власти. Они разыщут меня здесь, а ты окажешься за решеткой. Когда меня спросят, я скажу, да простит меня Господь, что такого мерзавца следует повесить за то, что…

– Он схватил невинную девушку? – завершил Ян с ухмылкой ее мысль. – Скажите, мисс Буча-нен, все женщины Техаса так очаровательно бесстрашны в выражениях? – Он замолк на мгновение, и губы его еще раз сложились в легкую ироничную полуулыбку. – Что касается вашей кузины, то можете не беспокоиться. Она пребывает в полном неведении. Как раз к данному моменту один из моих преданных слуг доставил ей записку, в которой сообщается, что вы приняли приглашение погостить у друзей в усадьбе, расположенной к северу от города.

– Кузине Марте прекрасно известно, что у меня нет знакомых в Шотландии! – заметила Кейли Роз, презрительно дернув головой. Непокорные локоны взметнулись черной волной и рассыпались по полуобнаженным плечам. На щеках появились два багряных пятна – свидетельство крайней степени гнева. – Она сразу сообразит, что ваше письмо – фальшивка.

– О, может, такая мысль и мелькнет у нее. Но сообщение звучит совершенно достоверно, ведь речь идет о давних знакомых вашего дедушки. А поскольку бедная женщина прикована простудой к постели, она вряд ли станет предпринимать дополнительные усилия по выяснению вашего местонахождения. Наоборот, миссис Марта будет только рада, что на время ее болезни вы нашли, чем себя занять.

Ян был уже всего в нескольких дюймах от нее, возвышаясь над ней, как в первый раз. От этого она чувствовала себя маленькой и беззащитной. И Кейли Роз это совсем не нравилось. Ее чувства начинали выходить из-под контроля. До сих пор при встречах с мужчинами она всегда была на высоте положения в переносном и прямом смысле слова. Но этот рыжеволосый шотландский негодяй с дьявольским блеском в глазах не был похож ни на одного из тех, кого она знала.

– Вам не причинят здесь никакого вреда, – еще раз заверил Мак-Грегор.

Они смотрели друг на друга в упор. Никто из них не хотел уступить и не отводил глаза первым.

– Вопреки тому, что вы думаете, – продолжил он, – я не такой уж дикарь. До сих пор у меня не было необходимости запирать прекрасных молодых женщин в башне, но…

– Но для меня вы решили сделать исключение, – подытожила она с кислой гримасой. Правая рука так и чесалась от желания залепить пощечину. Но девушка сдерживала себя, выжидая подходящий момент для настоящего нападения. – Если в вас есть хоть капля порядочности, Ян Мак-Грегор, вы должны немедленно позволить мне уехать! – произнесла она, отступая к двери еще на шажок.

– Неужели должен, девонька? – тихо пробормотал Ян, убирая с ее лба выбившийся из прически черный локон. Жест был нежным, даже страстным. От его прикосновения у нее внутри вдруг что-то оборвалось. – У нас есть старая поговорка… – Он говорил теперь тихим, чуть вибрирующим голосом, почти шепотом: – «Самый сладкий мед тот, что собран в самом колючем кустарнике». Кто знает, может, риск, на который я иду, того стоит, Кейли Роз Бучанен.

Теплая волна неожиданно прокатилась по телу девушки. Дыхание сбилось. Из груди вырвался тихий хрипловатый стон. Такая реакция на этого мужчину ее пугала. Кейли Роз решила действовать. Она подняла руку, сжимающую тайное оружие, и резко опустила кочергу, целясь в голову похитителя. От весьма болезненного, возможно, опасного для жизни удара Яна спасла лишь отменная реакция. Он мгновенно отклонился, и железная кочерга лишь чуть царапнула его по плечу. Выплюнув ругательство, он поймал кочергу и вырвал ее из руки Кейли Роз.

Не дожидаясь его следующего движения, Кейли Роз развернулась, резким толчком раскрыла дверь и опрометью бросилась вон из комнаты. Длинная юбка путалась в ногах. Но она, не останавливаясь, приподняла подол пальцами и продолжила свой неистовый бег к желанной свободе по крутым ступенькам.

Ян настиг ее, когда до конца извилистой лестницы оставалось всего несколько футов. Поймав запястья девушки, он притянул ее к своей теплой мускулистой груди.

– Нет! – закричала она. Глаза заблестели от подкативших горьких слез отчаяния. – Отпусти меня, черт бы тебя побрал!

Брыкаясь и извиваясь в его объятиях, Кейли Роз подняла такой шум, от которого, казалось, могли бы проснуться и мертвецы.

– Cum du theanga! – прорычал Ян на древнем языке своей родины. Как ни странно, девушке смысл фразы был совершенно ясен: «Замолчи, женщина».

– Не замолчу! – закричала она изо всех сил.

Мак-Грегор зажал ей рот одной рукой, а другой прижал к себе так сильно, что ноги девушки оторвались от пола.

– Вы будете ужинать сейчас, мой господин? – раздался вдруг чей-то спокойный голос из-за ближайшей двери.

Кейли Роз поперхнулась от неожиданности и прекратила свою бессмысленную борьбу. Широко раскрыв глаза, она уставилась на полную женщину средних лет в простом черном платье. На лице ее не было и малейших признаков неодобрения или удивления. Одна готовность услужить чем-то господину. Казалось, что она не видела ничего необычного в происходящей бурной сцене.

– Да, Молли, – ответил Ян в той же бесстрастной манере. – Мисс Бучанен, без сомнения, проголодалась после долгой скачки верхом.

Молли повернулась и мгновенно исчезла за той дверью, из-за которой появилась. В следующую секунду Кейли Роз ощутила себя свободной от железных объятий Яна. Отойдя немного в сторону, она обожгла его гневным взглядом. Щеки ее пылали, грудь вздымалась под тесным лифом.

– Если вы полагаете, что я сяду с вами за стол и буду вести себя так, будто приехала сюда погостить… – начала она.

– Именно так и будет, – прервал Ян тоном, исключающим всякие возражения. В нем можно было различить и нотки угрозы. При этом его пальцы вновь сжали железной хваткой запястье девушки, а пылающий взгляд блуждал по ее лицу. – Нравится вам это или нет, вы останетесь здесь до тех пор, пока я не решу, что вам можно уехать.

– И когда же это произойдет? – спросила Кейли Роз, пытаясь рывком высвободить руку и посылая в его сторону очередной убийственный взгляд, поскольку это не удалось.

Ее так и подмывало ударить обидчика свободной рукой. Останавливало то, что она отнюдь не была уверена, что на этот раз этот дикарь не ответит ей тем же. Кто знает, насколько он взбешен и на что способен в таком состоянии? Хотя, с другой стороны, у нее с самого начала было почему-то ощущение, что Мак-Грегор не обидит ее. Сколько ни обзывала она себя распоследней дурой, предчувствие это не исчезало, так же как и мысль о том, что при более нормальных обстоятельствах шотландец этот мог быть тем мужчиной, с которым ей захотелось бы познакомиться самой.

Жар, который исходил от его огромной, сжимающей ее руку ладони, чувствовался и через шелк рукава. Еще жарче ей стало, когда взгляд Яна остановился на вырезе ее декольтированного платья. Даже щеки се зарделись. Она постаралась загородиться правой рукой, подняв ее вроде бы для того, чтобы смахнуть упавшие на лицо локоны.

– Ну, мистер Мак-Грегор? – вновь спросила Кейли Роз, ставшая еще более прекрасной от гнева. – Как долго вы намерены продолжать этот недостойный фарс?

– Я еще не решил, – ответил он не очень уверенно, поскольку в глубине души решение было принято в первый же момент, когда он увидел ее. Однако признаться в этом он пока бы не мог не только ей, но и себе. – Идем! – скомандовал он, подталкивая девушку вперед. – Нам обоим следует немного подкрепиться. А вам, кроме того, необходимо заботиться о сохранении сил, если вы не намерены отказаться от своих обескураживающих попыток убить меня.

В голосе Мак-Грегора не было злости. Он лишь посмеивался над абсурдностью ситуации, в которой они оказались. Гордый шотландец не винил свою пленницу за настойчивое стремление вырваться из его замка. На ее месте он вел бы себя примерно так же. Для него это было священным долгом. И он не мог не восхищаться ею. Кейли Роз оказалась самой сильной духом, смелой и темпераментной женщиной, которую ему доводилось встречать. И самой желанной, как подсказывал его внутренний голос. Усилием воли он отвел взгляд в сторону и постарался успокоиться.

– В следующий раз я буду целиться пониже, – многозначительно пообещала девушка.

Ян только усмехнулся и ускорил шаг, ведя ее через коридор в небольшую освещенную столовую, которая располагалась на втором этаже замка.

Ужин стал сам по себе тяжелым испытанием для Кейли Роз. К блюдам, которые подала Молли, она едва притронулась. Хотя отрицать, что они на редкость вкусны, она бы не решилась: суп из дичи, пикша под коричневым соусом, сваренные на пару свежайшие овощи с огорода при замке и посыпанное миндалем печенье, которым славятся жители шотландского городка Дунди.

Девушку злило, что служанка Мак-Грегора демонстрировала преданность хозяину, ни разу даже не взглянув в ее сторону. Она не обратила ни малейшего внимания и на случайно вроде бы оброненную Кейли Роз фразу, свидетельствующую о том, что сидящая за столом гостья находится здесь помимо своей воли. Стало совершенно очевидно, что на помощь Молли рассчитывать не стоит. Возможно, из-за того, что ей хотелось как-то успокоиться, Кейли Роз выпила несколько больше, чем обычно, красного сладкого вина.

Хозяин замка в отличие от нее демонстрировал завидный аппетит. Глядя на то, как Ян поглощает еду, никак нельзя было заподозрить, что его мучает хотя бы малейшее чувство вины.

Кейли Роз было, конечно, не до убранства столовой. И все же она не могла не обратить внимания на богато расписанный красочными узорами потолок, искусную резьбу, украшающую стол и стулья, на дорогие парчовые занавеси на окнах и свечи в прекрасных канделябрах, освещавшие всю эту роскошь. Трудно было переоценить и качество фарфоровой, серебряной и хрустальной посуды, которой был сервирован стол. Все это девушка осмотрела как бы мимоходом, бросая то и дело взгляды на дверь. Мелькнула, было, мысль сделать еще одну попытку сбежать, оглушив Яна стоящим перед ней кубком с вином. Но она отбросила ее, уже не сомневаясь в том, что он все равно поймает беглянку. Если не он сам, то его слуги обязательно нагонят ее еще до того, как удастся добежать до конюшни.

Ничего не оставалось делать, как только сидеть напротив своего похитителя и ждать более благоприятного момента. Удрученная неизбежной перспективой провести предстоящую ночь в замке Мак-Грегор, девушка поначалу упрямо не хотела вступать в беседу с грубияном хозяином.

– Молва о вас, мисс Бучанен, опережает вас, – заметил между тем Ян, поднимая к губам бокал с вином.

Кейли Роз выпрямилась и замерла на своем стуле, ничего не ответив.

– У меня много знакомых в Лондоне, – продолжил Мак-Грегор.

Он испытал чувство удовлетворения, отметив, что глаза девушки дрогнули, выдавая явный интерес к этим его словам. Правда, ее сводящие с ума губы по-прежнему оставались неподвижными.

– Дикая Роза, – пробормотал он чуть слышно. – Вот как тебя следует называть.

Ответом был только холодный взгляд, способный заставить замолчать любого чуть менее самоуверенного мужчину.

– Возможно, вам будет интересно узнать, что особенно я дружен с герцогом Албермерлом.

На этот раз Кейли Роз не смогла скрыть удивления.

– Вы снискали славу почти настоящей мегеры. О вас ходят слухи как о бессердечной, холодной женщине. Короче говоря, вы, похоже, серьезно разочаровали своим поведением самых блестящих представителей английского света, которые оказали вам такой теплый прием.

Откровенно говоря, если хотя бы половина услышанного о ней соответствовала действительности, то девушка эта не заслуживала особой жалости с его стороны.

– Откуда же вам все это стало известно? – с вызовом спросила Кейли Роз, расписываясь в том, что удивление все-таки пересилило ее упрямство.

– Я только неделю назад был недолго в Лондоне, – пояснил Ян, опуская бокал на стол и смело, встречая ее горящий гневом и любопытством взгляд. – Кстати, еще один каприз судьбы, не находите? Я ведь приехал туда именно в тот день, когда вы и миссис Терхан уехали в Эдинбург. Мне почти сразу же рассказали о подвигах некоей юной леди из Техаса, черноволосой волшебнице, которая не только сумела пришпорить Албермерла, но и разбить сердца еще дюжине потерявших голову мужчин. И вдруг немного погодя я узнаю, что эта снискавшая столь скандальную славу недавняя любимица лондонского общества – не кто иная, как внучка Ангуса Бучанена.

– Полагаю, что по иронии судьбы вы и сюда вернулись как раз в тот момент, когда я решила посетить здешние места?

– Можете думать, что вам угодно, – сердито ответил Ян. – Фактом остается то, что я отправился вчера в Инвернесс. Там мне сообщили, что вы остановились в гостинице «Каледония». Ее хозяин мистер Фергюсон с большой радостью поведал мне все, что знал о вас: то, что вы наверняка внучка Ангуса, что ваша старшая спутница миссис Терхан слегла в постель с простудой и что вы интересовались, где находится старая усадьба Бучаненов, и наверняка отправились именно туда. А заодно наш друг Фергюсон не забыл напомнить и о вражде наших кланов, – сухо добавил он. – Все это отнюдь не является тайной для моих уважаемых любознательных соседей.

– Так, значит, вы специально отправились за мной из этого замка! – обвиняюще повысила голос Кейли Роз. Щеки ее пылали от раздражения и выпитого вина, в глазах горело настоящее голубое пламя. – А о том, что долго поджидали меня там, вы просто солгали!

– Пусть будет так. – Красивые густые брови Яна, на которых, казалось, играло само солнце, неожиданно сошлись вместе, придав лицу крайне мрачное выражение. Глаза гневно вспыхнули. Он поспешил перевести взгляд на бокал, который все еще продолжал сжимать в ладони. – Мой долг по отношение к клану требует, чтобы я не упустил этот шанс и восстановил честь семьи.

И на самом деле, у него фактически не было выбора. Для настоящего шотландца, каким, безусловно, являлся Ян Мак-Грегор, долг и честь значат гораздо больше, чем сама жизнь. Несмотря на мучавшую его, поначалу неловкость из-за того, что объектом мести оказалась женщина, дело было сделано. Она здесь. И у него нет причин сожалеть об этом…

– А вам не приходило в голову, мистер Мак-Грегор, что вы могли бы вежливо и спокойно подойти ко мне, представиться и попросить помощи в разрешении этой вашей проблемы, вместо того чтобы… чтобы так грубо хватать меня? – Кейли Роз допила до конца свой бокал и опустила его с такой силой, что стол пошатнулся.

– А вы можете дать мне честное слово, что согласились бы помочь, поступи я таким образом? – парировал он, сердито поднимая брови.

– Но попытаться, по крайней мере, вы могли!

Ян ничего не ответил, лишь пристально посмотрел на девушку долгим испытующим взором. Затем он поднялся и швырнул свою красивую холщовую салфетку на стол.

– Пора вам возвращаться в свою комнату, – произнес он через несколько мгновений с непроницаемым выражением лица и затухающим блеском в глазах. – Уже довольно поздно.

– Поздно? – Кейли Роз быстро взглянула на часы в деревянной оправе с богатой резьбой, которые стояли слева от нее на каминной полке, зачем-то отметив про себя, что изготовлены они, видимо, в восемнадцатом веке. – Однако нет еще и одиннадцати!

В комнату наверху возвращаться страшно не хотелось. Даже сердце, казалось, застучало протестующе. Сейчас, когда за окном сгустилась тьма, Кейли Роз особенно ощущала гнетущую неопределенность того, что ее ожидало впереди. Ян Мак-Грегор обещал, что она будет в безопасности… Но от чего и от кого?

– День был весьма трудным для вас, – буркнул он.

Было не очень ясно, действительно ли забота о самочувствии пленницы заставляет его завершить ужин, или он хочет избавиться от ее присутствия по каким-то другим соображениям.

Ян обошел вокруг стола и галантно подал ей руку. Кейли Роз, решив, что сопротивляться бесполезно, протянула свою и с гордым видом, держа спину безукоризненно прямо, пошла рядом с ним к выходу. На узкой лестнице пришлось даже опередить хозяина, и она не могла видеть, как горели его глаза, неотрывно следящие за обольстительными движениями ее бедер. В дверях своей комнаты девушка остановилась и повернулась лицом к Яну.

– Вы собираетесь запирать меня на ключ в течение того времени, что я пробуду здесь? – спросила она чуть дрогнувшим голосом.

– Вы не согласны с тем, что эта мера предосторожности необходима? – резонно поинтересовался Ян. – Дочь Молли Дженни принесет вам воду.

– Если понадобится что-то еще, позвоните в колокольчик, – добавил он.

Огонь в камине поддерживался и во время их отсутствия. Поэтому здесь было тепло и уютно. А дополнительное ощущение комфорта придавала большая железная ванна, которая стояла рядом с камином. На кровати лежала ночная рубашка с длинными рукавами. Красивая, мастерски выполненная вышивка на белоснежной батистовой ткани говорила о том, что эту вещь для Кейли Роз выбирали специально.

– Вы обо всем позаботились, не так ли? – сложив руки на груди, угрожающе произнесла она, оглядевшись. – Однако не думайте, мистер Мак-Грегор, что вы уже выиграли! Я не привыкла сдаваться без борьбы, и, будьте уверены, не смирюсь и сейчас! Я сумею найти способ убежать и заставить вас расплатиться за свой поступок.

– Затеете новый этап кровной вражды между нашими кланами? – с мягкой усмешкой спросил он и, демонстративно игнорируя угрозу, стал пристально разглядывать вырез ее платья. – Может быть, это и не самый плохой для меня вариант – обрести в качестве противника именно вас, Кейли Роз, – добавил он, многозначительно взглянув на нее.

А вот это говорить ему явно не следовало и уж точно не таким тоном. И не в такой момент. Пленница и без того находилась на грани срыва. Нервы ее были натянуты, как тетива лука, а голова кружилась от выпитого вина. Во всем она винила исключительно этого проклятого злобного шотландца: «И он еще смеет издеваться!»

– Оох! – не то простонала, не то прошипела Кейли Роз.

Взбешенная высокомерием Мак-Грегора и тем, что он, как ей казалось, не обращал никакого внимания на ее внешность, девушка потеряла осмотрительность. Глаза метали молнии. Сейчас все ее мысли были поглощены тем, как отомстить обидчику. Сделав шаг вперед, она попыталась дотянуться руками до его лица. Пальцы изогнулись в страстном желании вонзить в него длинные ухоженные ногти. Одновременно она занесла и ногу, намереваясь нанести болезненный удар в голень Яна. Подол широкой юбки взлетел на мгновение вверх, выставив на обозрение соблазнительные ноги в черных чулках. Волосы целым водопадом заструились по плечам и лицу.

Яну показалось, что на него обрушился ураган. Скрипнув зубами и выругавшись, он вновь схватил запястья рук Кейли Роз и быстро завел их за спину. Но она не прекратила борьбу. Несмотря на явное неравенство в силах, покориться так просто она не собиралась. Лишившись возможности маневра, девушка принялась награждать противника самыми мерзкими определениями, какие только приходили ей в голову. Продолжалось это до тех пор, пока он не сжал ее своими сильными, жилистыми руками так, что у нее перехватило дыхание. Голова Кейли Роз откинулась назад, и видела она теперь только зеленые глаза, которые глядели на нее сверху вниз, прожигая голубизну ее глаз до самого сердца. На несколько долгих мгновений воцарилась напряженная тишина. Двигаться Кейли Роз не могла, как и отвести взгляд. Единственное, что ей было под силу, это попытаться восстановить дыхание. Но и это оказалось не так просто под пристальным взглядом, который, скользнув по ее покрасневшему от напряжения лицу, замер вновь на вырезе платья. К счастью, это длилось недолго. Ян поднял глаза. Он, хотя ей это было, разумеется, неведомо, вел уже другую борьбу. Борьбу с самим собой…

Голова его неожиданно склонилась. Губы их соединились. Девушка застонала. Гнев придал ей новые силы: она начала извиваться всем телом, пытаясь вырваться из железных объятий.

Бесполезно. Освободиться было невозможно. Послав к дьяволу все благоразумные рассуждения, Ян делал то, от чего удерживал себя весь вечер, – он с наслаждением целовал оказавшуюся в его руках непокорную женщину. Сладкое ощущение близости мягкого нежного тела, возбуждающих страстное томление округлых его форм сводило с ума.

На горячие поцелуи сочных губ Кейли Роз захотелось ответить. Страстные объятия уже не казались такими грубыми. Мысли кружились в каком-то одуряющем водовороте. Вероломное тело само стремилось прильнуть как можно ближе к мужчине. Глаза закрылись. Кейли Роз целовали и раньше. Но, да поможет ей небо, такого, как сейчас, с ней не было еще никогда.

Ян упивался сладостью, которую он испытывал, прикасаясь к ней. И она сама чувствовала это. Еще через мгновение бархатистый горячий язык слегка раздвинул ее губы. И ей стало еще приятнее. Девушка вновь тихо простонала. Надеясь справиться с наваждением, она попробовала повернуть голову. Но его пальцы захватили несколько прядей ее волос. Оторваться друг от друга, к его и ее, если говорить честно, удовольствию, стало невозможно.

Волшебная незнакомая теплота разлилась по всему телу Кейли Роз. Душа ее воспарила. Мысли о сопротивлении исчезли напрочь. И вдруг, сама не понимая, как это случилось, она поцеловала Яна. Окружающая реальность отступила, вытесненная закипевшей внутри страстью. Впервые в своей жизни она почувствовала, что такое власть опьяняющих поцелуев мужчины, что значит огонь, разжигаемый каждым его прикосновением. Все остальное перестало существовать.

И вдруг неожиданно, как он и начал, он прекратил ее целовать. Девушка уставилась на Яна, возмущенно и растерянно заморгав широко распахнутыми глазами.

– Ты и святого способна ввести в искушение, – хрипловато произнес Ян, в глазах которого пылал огонь страстного желания. Он нахмурился, и можно было понять, что сдерживать страсть ему было не так-то просто. – Но я не стану одним из тех, чьи сердца завоеваны и разбиты вами, мисс Бучанен. Я не пылкий юноша, с которым вы можете делать все, что вам заблагорассудится. Нет! В следующий раз, когда вы вздумаете поднять на меня руку, вы узнаете, как я могу отвечать на удары.

– Вы мне угрожаете? – Она даже заикнулась от возмущения, ощущая, как под воздействием его взгляда к горлу вдруг подкатил комок страха.

– Совершенно верно. И знайте, девушка, Мак-Грегоры не бросают слова на ветер.

Сказав это, он выпустил ее из своих объятий.

Кейли Роз обиженно посмотрела на него снизу вверх и торопливо отступила назад, потирая ноющие запястья.

– Вам тоже стоит запомнить, что если еще раз дотронетесь до меня своими лапами, я убью вас.

В этот момент у нее действительно не было ни малейшего сомнения в том, что она могла бы хладнокровно пристрелить этого человека и ничуть не раскаивалась бы в своем поступке.

– Когда-нибудь, Кейли Роз Бучанен, – произнес Мак-Грегор угрожающе спокойным тоном, – вам все-таки придется поплатиться за свой злой язычок.

Душу Яна буквально раздирали противоречивые желания. Так хотелось вновь сжать эту девушку в своих объятиях, утомить ласками. Но с не меньшей охотой он задал бы ей сейчас и достойную ее упрямства трепку. В конце концов, он не сделал ни того, ни другого, а просто повернулся и пошел прочь, говоря себе, что сердиться у нее были, если разобраться, все основания. Зачем полез с поцелуями? Вел себя как влюбленный дурачок. Проклятие! Но сколько он ни напускал на себя хмурый вид, в том, что произошло, Ян не раскаивался. Кейли Роз распалила его кровь, зажгла настоящее пламя страсти в душе. Ни одной женщины он еще не хотел так сильно, как ее. Но это было не просто плотское желание. Нет. Это было нечто во много раз сильнее. Открытие ошеломило хозяина замка. Он даже остановился у подножия лестницы и посмотрел вверх, на дверь. Оставшаяся за ней непокорная пленница не покинула его сердца. Красивое мужественное лицо Яна осветила твердая решимость. Зеленые глаза потемнели, как омуты, от боровшихся в душе сильных чувств.

К счастью, Кейли Роз, расположившись на мягкой кровати, и не догадывалась, что ниже этажом решается ее судьба. Она еще чувствовала мягкое покалывание на губах от поцелуев Яна. В теле еще жила волнующая память о его объятиях. Но признавать это девушка ни за что не хотела. Убеждая себя, что она не испытывает никаких других чувств, кроме оскорбленного достоинства, Кейли Роз обхватила себя ладонями за шею и, прищурив глаза, бросила очередной убийственный взгляд в сторону двери.

Как бы то ни было, на Мак-Грегора она злилась всерьез. Как он смеет вести себя с ней как с какой-нибудь размалеванной девкой! Но и на себя она сердилась почти так же сильно. Ведь она допустила, чтобы он вел себя так: разве она сама не вытворяла глупости?

– Будь ты проклят, Ян Мак-Грегор! – пробормотала она тихо, но крайне раздраженно.

Неприятная ситуация, в которой она оказалась с момента похищения, с течением времени явно усугублялась. Что произойдет со следующим появлением Мак-Грегора? Неожиданно пришедший в голову ответ заставил щеки покраснеть, а глаза – испуганно расшириться: «Боже правый, что, если он поднимется сюда ночью и… Нет!» Кейли Роз спрыгнула с кровати и подошла к камину. Ее испуганный взгляд остановился на горящем пламени. В глазах зарябило от множества стремящихся вверх искр. Они тут же исчезали. Ей вспомнилось, как Она уезжала из Лондона в полной уверенности, что уж в Шотландии ее никто не будет мучить своими домогательствами. Правду говорят, что не следует загадывать на будущее! Ян Мак-Грегор мучает ее сильнее, чем все лондонские ухажеры, вместе взятые…

Неожиданно в дверь постучали. Девушка вскочила, заметалась по комнате, сердце забилось. Но дверь, к счастью, открыл не Ян. На пороге стояла молодая женщина со светло-каштановыми волосами. Она принесла два ведра горячей воды, от которой поднимался пар.

– Добрый вечер, мисс Бучанен. Хозяин сказал, что вы хотите принять ванну, – сообщила она. Тихо шелестя черной хлопчатой юбкой, она направилась к стоящей у камина огромной ванне.

– Хозяин? – переспросила Кейли Роз, туг же отметив мысленно, что именно это слово лучше всего и подходило Яну Мак-Грегору. – Вы, должно быть, Дженни?

– Ага, это я и есть, – немного настороженно улыбнулась Дженни, склоняясь над ванной и осторожно переливая в нее воду.

– Надеюсь, вам известно, что я здесь на положении заключенной?

– Заключенной, мисс? – отозвалась женщина, растерявшись настолько, что даже прервала свое занятие.

– Да. Мистер Мак-Грегор похитил меня! Меня зовут Кейли Роз. Я американка. Сюда меня привезли насильно! Помогите мне, пожалуйста! – Молила девушка, простирая руки к Дженни.

– Я Боюсь, что не смогу.

– Неужели вы не поняли? – вскричала Кейли Роз. – Мне необходимо уехать отсюда! Ваш хозяин – настоящий преступник! У него нет ни малейшего права так поступать со мной. Он вообще попрал все законы! Если вы не поможете мне, вы станете его сообщницей!

– Лорд Мак-Грегор – один из лучших людей в мире! – воскликнула Дженни, поразив собеседницу искренней горячностью.

– Лорд! – удивилась и помрачнела Кейли Роз. Реакция служанки была ей совсем не по душе:

«Гори все синим пламенем! Неужели этот человек, столь варварски навязывающий свою волю женщине, обладает высоким титулом?»

– Я искренне сожалею о ваших неприятностях, мисс Бучанен, но оскорбление чести клана должно быть как-то отмщено. Если бы вы знали…

– Единственное, что меня интересует, это как выбраться из замка!

– Дни вашего пребывания здесь наверняка пролетят легко и быстро, – постаралась успокоить ее Дженни. – Моя мама готовит так вкусно, как мало кто может. А я с радостью буду приносить вам книги из библиотеки хозяина. Если пожелаете, я дам вам какое-нибудь рукоделие. – В словах молодой женщины звучала предельная искренность, и свидетельствовала она, прежде всего о преданности хозяину. – Лорд Мак-Грегор – очень хороший человек, мисс Бучанен. Да-да! И очень справедливый. Он позаботится и о том, чтобы вы благополучно вернулись в Инвернесс, когда для этого придет время. Не беспокойтесь, вы будете в полной безопасности.

– Хороший и справедливый человек никогда бы не притащил меня сюда насильно! – горячо возразила Кейли Роз. – А что касается моей безопасности, то неужели вы настолько наивны, что не понимаете, чем мне грозит пребывание здесь? Ведь я, как бы то ни было, полностью в его власти. С него, черт побери, вполне станется пожелать большего, чем… – Она прервалась, чувствуя, что покрывается краской смущения. Она отвернулась и снова уставилась на огонь. – Хотите вы, чтобы такое было на вашей совести?

– Ну что вы, мисс Бучанен. Так скверно он ни за что не поступит! – заверила женщина, но ее прерывистое дыхание и испуганные глаза говорили о том, что она буквально шокирована услышанным.

– Так уж и не поступит?

В ответ Дженни только энергично затрясла головой и заторопилась к двери.

Кейли Роз нагнала ее и схватила за руки, пытаясь удержать.

– Вы должны помочь мне! Пожалуйста! – взмолилась пленница замка Мак-Грегор. – Я заплачу вам столько, сколько вы скажете. Только…

– Нет! – Служанка решительно высвободила руки и почти бегом направилась к выходу.

Через мгновение раздался щелчок запираемого замка. Помрачневшая Кейли Роз дернула ручку… Бесполезно.

– Дженни! – позвала она.

Ответа не последовало. Собственно, она на него и не надеялась. Ловушка захлопнулась окончательно. Да, именно в ловушку превратился для нее этот замок! И единственный человек, кто бы мог ей помочь, оказался абсолютно преданным его рыжеволосому хозяину, сумевшему перевернуть с ног на голову весь привычный мир Кейли Роз. Она вновь покраснела, вспомнив о том, что произошло недавно. Не давали покоя и слова, сказанные Мак-Грегором раньше: «Не исключено, что риск того стоит, Кейли Роз». Так, кажется, он говорил.

Дыхание участилось, по спине пробежали мурашки, стоило ей только представить недавнюю сцену. О, его объятия и поцелуи столь искусны, что забываешь обо всем на свете. Он, конечно, полный мерзавец, но есть в нем что-то такое… Нечто. Внутренний голос подсказывал, что это нечто оценила при встречах с ним далеко не единственная женщина.

Все эти размышления никакого облегчения не принесли. Кейли Роз посмотрела на ванну. Тяжело вздохнула. Впереди еще ждет полная тревог и неожиданностей ночь. Но что бы там ни было, ноющее тело требует успокоения. Теплая вода – как раз то, что для этого нужно. Еще раз вздохнув, девушка начала помаленьку раздеваться.

«А вдруг Ян решит вернуться? Такой шаг вполне в его стиле. Что ж, пусть попробует». – Глаза Кейли Роз гневно сверкнули. Он не обрадуется приему, который она ему тут окажет. Этот негодяй скоро поймет, что Бучанены заботятся о своей чести ничуть не меньше, чем Мак-Грегоры. Ему никогда не сломить ее воли… Никогда!

Глава 3

Проснувшись, Кейли Роз вздрогнула и мгновенно выпрямилась на кровати. Сердце тревожно забилось. Широко открытыми глазами она оглядела незнакомую обстановку. Включившееся в следующее мгновение сознание принесло крайне неприятные воспоминания о событиях вчерашнего дня. Они не сулили ничего хорошего.

Она – пленница Мак-Грегора. Своими сапфировыми глазами она осмотрела ночную рубашку, в которой спала. Девушка глухо застонала и натянула одеяло до самого подбородка. Нет, все, что было вчера, не ночной кошмар. Прелестное лицо Кейли Роз подернулось печалью. Пропади все пропадом, все это слишком реально. Унизительно до боли ее нынешнее положение. И она смогла уснуть посреди подстерегающих ее се псех сторон опасностей! Ужаснувшись своей неосторожности, девушка перевела взгляд на окно.

Лучи нежного утреннего солнца уже проникали через ставни, рассеивая призраки и страхи ночи. Из кухни, которая находилась внизу, доносились чудесные запахи кофе, жареного картофеля, колбасы, овсяных лепешек. Кейли Роз глубоко вздохнула и на мгновение закрыла глаза. Аппетитные ароматы напомнили, что она почти ничего не ела в течение суток.

«Предатель!» – тихо обругала она свой недовольно урчащий желудок. Набравшись храбрости, она откинула одеяло.

Но нахлынувший со всех сторон холод вызвал дрожь. Огонь в камине, судя по всему, погас уже давно. И, несмотря на то, что начало дня, обещало ясную и теплую погоду, толстые стены замка хранили ночную прохладу. Решительно покинув манящее тепло кровати, Кейли Роз сунула босые ноги в поджидавшие на полу розовые атласные шлепанцы. Прежде всего, необходимо заняться одеждой. Ее собственный костюм вчера загадочным образом исчез. Надевать опять белое платье с чужого плеча не было ни малейшего желания. Вообще-то подобные проблемы – во что и как одеться – мучили Кейли Роз крайне редко, оставаясь в самом низу списка ее ежедневных забот. Но присутствие Яна Мак-Грегора все меняло. Даже вопреки холоду она почувствовала, как горячая волна прилила к щекам, когда она вспомнила его пристальный, проникающий, казалось, в самую душу взгляд, скользящий по ее полуобнаженной груди. Говоря откровенно, она чувствовала себя тогда так, будто он ее медленно раздевает.

Девушка в очередной раз послала проклятие в адрес своего похитителя и, усилием воли, заставляя себя не ежиться от холода, пошла к шкафу. Она была поглощена поисками какого-нибудь подобия накидки. Но неожиданно услыхала шум поворачиваемого в замке ключа.

– О Боже! – прошептала она, еле дыша и покрываясь пятнами от гнева: ночная рубашка по-прежнему составляла весь ее костюм.

Мысль о том, что через мгновение она предстанет перед своим развратным похитителем в этом белом полупрозрачном одеянии, испугала Кейли Роз, пожалуй, сильнее, чем все прочие нависшие над ней угрозы. Бросив растерянный взгляд на кровать, она хотела, было побыстрее схватить одеяло, чтобы прикрыться им, как в прошлый раз, но дверь распахнулась прежде, чем удалось сделать какое-либо движение.

– Мисс Бучанен?

К счастью, это была Дженни. Улыбаясь несколько неуверенно, молодая горничная вошла в комнату. В ее руке было ведро с горячей водой, через другую – переброшен костюм, в котором попала в замок Кейли Роз.

– Простите меня, если я разбудила вас, но хозяин приказал мне подняться прямо сейчас. Я изо всех сил старалась привести вашу одежду в надлежащий вид. Мне кажется, что вам захочется и немного сполоснуться. – Она плавно прошла вперед, поставила ведро возле умывальника и, разогнувшись, посмотрела в окно. – Похоже, денек обещает быть великолепным, не правда ли? А моя мама уже приготовила на своей печи отличный завтрак.

– А что мистер Мак-Грегор? – спросила Кейли Роз, в голове, которой вновь зашевелились мысли о побеге. Она даже подошла поближе к двери, готовая выскочить из комнаты, если так случится, то и прямо в ночной рубашке. Откинув с лица, растрепавшиеся во время сна черные локоны, девушка приготовилась к рывку. – Где он?

– Лорд Мак-Грегор ожидает вас внизу, – ответила Дженни подчеркнуто вежливым тоном. – Он сказал, чтобы я предупредила вас о том, что он страшно голоден, – добавила молодая женщина, в глазах которой заплясали веселые огоньки, – и что если вы сами не спуститесь, то он вытащит вас… одетой или нет.

– Что! Этот несносный ублю… – вспыхнула Кейли Роз. В глазах ее засверкали молнии посильнее, чем у горничной.

– Вам лучше поторопиться! – не стала дослушивать брань Дженни. Она быстро пересекла комнату, аккуратно положила зеленый шерстяной костюм на кровать и лишь, затем повернулась к Кейли Роз, решив все-таки дать ей хороший совет: – Имейте в виду, мисс Бучанен, мой хозяин не из тех, с кем можно шутить. Определенно нет. Он умеет быть справедливым и великодушным. Но порою он не в силах справиться со своим дьявольским темпераментом… Правда, скажу откровенно, зря он никогда не сердится.

– А какого черта ему сейчас на меня сердиться? Это я, а не он оказалась в заточении!

– Вы никак не можете понять… – вздохнула Дженни, покачав своей мило уложенной каштановыми прядями головкой. – Возможно, когда вы пробудете здесь немного дольше, вы…

– Ну, уж нет! Того, что он натворил, я не смогу понять никогда! – упрямо возразила Кейли Роз, дрожа от холода и пытаясь согреться, обхватив себя руками. – Как вы вообще можете оправдывать это… это черное злодейство? Неужели вы все здесь сошли с ума?

– Это вам только кажется, – произнесла молодая горничная, чуть заметно улыбаясь. Видимо, чтобы уйти от опасной темы, она склонилась над камином. – У нас мало времени. Я смогу развести огонь лишь к тому времени, когда вы позавтракаете.

– Я не голодна! – воскликнула Кейли Роз, чувствуя, как желудок отзывается на это лживое заявление глухим урчанием.

– Не голодны? Что ж, хорошо. Но от чая или кофе, если он вам больше нравится, вы, я уверена, не откажетесь.

С этими словами Дженни выскользнула из комнаты, оставив девушку в полном неведении.

Первой мыслью было не подчиняться вопиюще невежливому приказу Яна и оставаться в комнате. Но, немного поразмыслив, Кейли Роз решила, что излишнее упорство бессмысленно. Конечно, при одной мысли о том, что придется вновь столкнуться с ним лицом к лицу, ею овладела нервная дрожь. Но останется она в комнате или спустится сама вниз, встреча эта все равно неизбежна. А, кроме того, какая польза оттого, что она будет сидеть взаперти в этой дурацкой башне? Внизу, по крайней мере всегда имеется больше шансов найти путь к бегству.

Умывшись, девушка надела на себя свою освеженную одежду и посмотрела в зеркало над умывальником. Оно отразило решительный взгляд и яркий румянец на щеках. Портили вид растрепавшиеся за ночь волосы. Кейли Роз аккуратно расчесала свои черные как смоль локоны и за отсутствием шпилек заплела их в одну толстую косу за спиной. Теперь внешний вид был вполне удовлетворительным, а дополнительную уверенность придавала собственная привычная одежда, которую она, наконец, надела снова. Кейли Роз отвернулась от зеркала и посмотрела оценивающим взглядом на лестницу, мысленно к ней примериваясь. «Пришло время и вам узнать кое-что из старых хороших техасских шуток, лорд Мак-Грегор», – тихо произнесла она с вызовом и сарказмом.

Перед ее взором всплыл образ отца. Вспомнились гордые заветы, которые он внушал ей с детства. Мелькнула мысль, что уж кто-кто, а старый Бучанен сумеет заставить этого шотландского негодяя раскаяться в содеянном, когда узнает, что тот сделал с его дочерью. Это придало храбрости. Кейли Роз высоко подняла голову и решительно направилась к выходу.

Ян ожидал ее у последних ступенек лестницы. Когда он увидел свою пленницу, лицо его приобрело выражение показного мужского превосходства, в глазах заплясали насмешливые огоньки. Одет шотландский лорд был почти так же, как и вчера вечером, только казался еще более мужественным и красивым. «И особенно опасным», – отметила про себя девушка.

Он встретил ее чуть заметной снисходительной улыбкой, очень смахивающей на издевку. Но в его потемневших глазах читалось чувство, назвать которое Кейли Роз не решилась даже в мыслях.

– Еще одна минута, мисс Бучанен, – сухо проговорил Ян, – и мне пришлось бы опять перебросить вас через плечо.

– Мне следует расценивать это как угрозу, мистер Мак-Грегор? – с ходу вступила она в словесный поединок, разгневанно глядя на него сверху вниз.

– Расценивайте это как обещание, – ответил Мак-Грегор.

Дождавшись, когда девушка достигнет последних ступенек, он сделал шаг навстречу и взял ее за руку. Его сильные пальцы так ее сжали, что можно было догадаться о его страстном желании прикоснуться и к другим, более мягким частям ее тела.

– Tha ar bracaist deiseil, – произнес он, коротко кивнув в сторону столовой.

– Отцепитесь от меня! И какого черта вы говорите не по-английски?

Кейли Роз попыталась выдернуть руку, но это ей не удалось. Впрочем, ее это уже нисколько не удивило и даже не очень рассердило. Что действительно злило ее сейчас, так ее собственная реакция: по коже от одного его прикосновения разлилась теплая волна, сердце затрепетало от ощущения близости этого мужчины.

«Что за глупость! Боже, помоги мне! Сделай так, чтобы я поскорее выбралась отсюда. Сделай так, чтобы я поскорее обрела свое привычное состояние!» – лихорадочно молилась про себя девушка.

С ней творилось что-то странное, причем с первого же мгновения, когда она взглянула в изумрудные глаза Яна.

– Примите мои извинения, девушка, – сказал он с улыбкой, которая, не собери она всю волю в кулак, могла бы лишить ее рассудка. – Видите ли, это моя давняя привычка – разговаривать на гэльском, когда я дома. В Лондоне и даже в Эдинбурге мало возможностей поговорить на родном языке.

– Удивительно, что с вами там вообще кто-то разговаривает. Трудно поверить, что такого грубияна могут принимать в приличном обществе. Хотя ваш титул и деньги, возможно, вполне могут вскружить головы этих самодовольных глупцов и заставить их смотреть сквозь пальцы на ваши несносные манеры и даже на то, что вы попираете закон. Но то, что вы дурачите их, вовсе не означает, что вы способны ввести в заблуждение и меня. Я нисколько не сомневаюсь, что у такого, как вы, и среди предков хватает негодяев.

Кейли Роз прекрасно понимала, что ее оскорбления зашли слишком далеко. Но даже и перед казнью она бы не отказалась ни от одного своего слова! Самым большим ее желанием было одно – сделать ему как можно больней. Именно Мак-Грегор обращался с ней так грубо, как никто до него. И именно он был так обольстительно привлекателен и так уверен в своей правоте и превосходстве. Она вновь вспомнила о вчерашних поцелуях. Да за одно это Кейли Роз готова была отбросить в сторону всякую осмотрительность и залепить ему пощечину прямо сейчас. Воздержаться от этого заставил ответ Яна.

– Вы вольны думать обо мне все что угодно, Кейли Роз Бучанен, – произнес он совершенно спокойно, но от прежней веселости на его лице не осталось и малейшего следа, – но упаси вас Боже еще хоть раз оскорбить мою семью.

Говоря это, Ян притянул ее поближе, чтобы заглянуть в ее глаза, но сжимающие запястье пальцы, наконец, разжал. Когда он произнес последнее слово, суровое его лицо стало совсем мрачным и грозным, взгляд – холодным и тяжелым. Было в нем что-то, из-за чего Кейли Роз не сомневалась, что есть грань, за которой, если она не прислушается к его словам и переступит ее, возмездие будет неотвратимым. А в том, что он способен применить против нее и физическую силу, она убедилась еще раньше.

Готовая уже взорваться, девушка под этим пристальным, проникающим взглядом буквально окаменела. Решимость дать достойный ответ испарилась, Вместо этого она плотно сжала губы и не проронила ни слова, когда он вновь взял ее за руку и повел в столовую.

Молли поджидала их у стола. Лицо женщины засияло, когда они вошли вдвоем в освещенную солнцем комнату. Кейли Роз она приветствовала самой искренней улыбкой:

– Доброго вам утра, мисс Бучанен! Сварить для вас несколько яиц? Или вы предпочтете тарелку овсяной каши с колбасой? Я за минуту приготовлю все, что вы пожелаете.

– Только немного кофе, пожалуйста, – ответила Кейли Роз.

Она села на свое прежнее место, напротив него, выпрямившись как шомпол, упорно отводя глаза от его настойчивого, проникновенного взгляда.

– Принеси нашей гостье все, что ты приготовила, Молли. Пусть попробует, – распорядился Ян.

Кухарка отправилась на кухню.

– Я сказала… – попыталась высказать свое недовольство девушка.

– Я слышал, что вы сказали. Но уморить себя голодом в моем доме я вам не позволю. Вы с удовольствием съедите то, что Молли сейчас принесет. Да! И все, что она приготовит впоследствии, тоже…

– Вы не имеете права указывать, что я должна делать!

– Вы так думаете? – скривил губы в мягкой, но явно предупреждающей о чем-то улыбке Ян. – А мне кажется, моя дорогая мисс Бучанен, как раз пришло время, чтобы у вас появился кто-то, кто мог бы присмотреть за вами и позаботиться о вас.

– Неужели? – несмешливо протянула девушка, пронизывая его ироническим взглядом. – И, полагаю, вы считаете себя вполне подходящим на эту роль человеком?

– Очень может быть, что как раз я, и рожден для того, чтобы приручить Дикую Розу, – ответил хозяин.

– Что? – вырвалось у задыхающейся от злости Кейли Роз. Она не верила своим ушам. – Как смеешь ты… ты, тупоголовый сукин сын! Я не нуждаюсь в том, чтобы за мной присматривали. Я не позволю ни тебе, ни, черт побери, любому другому мужчине тиранить меня! – выпалила она, вскакивая и бросая салфетку на стол.

– Сядь! – приказал Ян, также поднявшийся со стула.

– Пошел ты к черту!

Она распалилась до того, что начала терять над собой контроль и уже готова была схватить стоящий на столе хрустальный графин с прозрачной родниковой водой, чтобы обрушить его на голову Мак-Грегора. Но мысль об этом только-только мелькнула в ее голове, как Ян сам взял сосуд в руки. Девушка была буквально поражена столь необычайно быстрой реакцией. Впрочем, она и раньше поняла, что человек, рядом с которым она сейчас находилась, был полон неожиданностей и сюрпризов. Причем, как тихо нашептывал некто внутри нее, ее только неприятных.

Кейли Роз издала сдавленный крик и, приподняв края юбки, бросилась к двери. Но, как уже неоднократно до этого, Ян в одно мгновение настиг ее, обхватил за талию и, несмотря на отчаянное сопротивление, вернул на место. И тут Кейли Роз вдруг вспомнила о кинжале в ножнах, который был, засунут в правый чулок Мак-Грегора. Резко изогнувшись, она выхватила кинжал и занесла руку, нацеливая острие в мускулистое предплечье Яна. Тот, не выпуская ее из объятий, с ругательством на устах повернул плечо. Кинжал лишь слегка задел его. Еще через мгновение пальцы Мак-Грегора тисками обхватили ее запястье. Кейли Роз заскрежетала зубами от злости и беспомощности, роняя оружие. Ян повернул ее лицом к себе, с силой сжав плечи девушки. Его устремленный сверху вниз взгляд горел зеленым пламенем.

– Бог мой, да ты прямо маленькая мегера, – проговорил он тихо, но с явной угрозой. – Я предупреждал тебя, чтобы ты не…

– Мне плевать на твои проклятые предупреждения! – выпалила она с горячностью. – Я тебя ненавижу, Ян Мак-Грегор, и жалею только о том, что не смогла вонзить эту чертову штуку в твое сердце!

Какое-то мгновение ей казалось, что он вот-вот ударит ее. Яркий блеск в глазах Мак-Грегора свидетельствовал о том, что он готов наказать девушку, осмелившуюся угрожать его жизни самым примитивным образом. Ее спасло только появление Молли.

– Что такое, сэр? Вы в крови! – в ужасе воскликнула кухарка, глядя на ярко-красное пятно, резко выделявшееся на рукаве его белоснежной льняной рубашки.

– Это ерунда, – пробормотал Ян.

Не говоря больше ни слова, он усадил Кейли Роз на стул. Та благоразумно не сопротивлялась. Щеки девушки пылали. Лиф жакета был изрядно помят и сдернут набок. Чувствуя непривычное для себя угрызение совести за содеянное, она сидела молча, опустив глаза.

– Я схожу за бинтом, – сказала огорченная Молли и вышла из комнаты.

Как это ни странно, несмотря на только что произошедшее, Ян не ощущал каких-либо отрицательных эмоций по отношению к своей прекрасной пленнице. Наоборот, он чувствовал, что почти обожает ее. В нем бурлило страстное мужское желание. Эта девушка была столь горячей и желанной! Нижняя часть его тела напряглась, взывая к действию. Голова кружилась при одном только воспоминании о том, как ее мягкие теплые уста прикоснулись к его губам вчера вечером. А память о ее нежном обольстительном теле, прижавшемся к нему в моментальном порыве, и вовсе вытесняла все прочие мысли, не давая сосредоточиться. Все это и сейчас отзывалось в нем приятным томлением.

Сидящая напротив Кейли Роз не могла не испытывать смущения под устремленным на нее взглядом. Она постаралась незаметно поправить сбившийся лиф и лишь, потом рискнула украдкой посмотреть в сторону Яна, как можно ниже опустив при этом ресницы. «Зачем дьявол дал этому мужчине столь непомерную силу?» Она не смогла сдержать глубокого вздоха. А чем она провинилась? Почему ей суждено оказаться в такой невыносимой ситуации? Похоже, что сама судьба играет против нее. Не потому ли все попытки убежать отсюда не дали никакого результата?

Ян Мак-Грегор в очередной раз показал ей, что оставит ее здесь до тех пор, пока ему будет угодно. Хорошей порки хлыстом – вот чего он заслуживает! Руки так и зачесались от желания самой выполнить этот приговор. Уж она бы постаралась заставить его просить прощения. Хотя, если говорить откровенно, трудно представить, что Ян способен молить о пощаде. Без сомнения, он самый властный человек из всех, кого ей приходилось встречать, к тому же до безумия гордый и самовлюбленный. Скорее всего, Д.Ж. и братья решат, что такого надо не пороть, а вздернуть на веревке, когда узнают, что он с ней вытворял. Девушка бросила украдкой еще один взгляд на обидчика и вдруг поняла, что ей вовсе не хочется, чтобы он и вправду умер…

– Уже дважды, Кейли Роз Бучанен, вы пролили мою кровь, – прервал Ян ее размышления, с насмешливой улыбкой притрагиваясь небрежно к своему окропленному кровью рукаву. Их глаза встретились. В его взгляде мелькнуло удовлетворение.

– Да. Я и в третий раз это сделаю, если вы не выпустите меня отсюда, – пригрозила она, хотя в голосе звучала скорее бравада, чем истинные чувства.

– Возможно, но тогда и мне следует подумать над тем, как одержать верх в этой борьбе.

Щеки девушки слегка порозовели. О том, что он имеет в виду, она запретила себе думать. Обругав себя за то, что не может избавиться от ощущения вины, Кейли Роз потянулась за принесенным Молли серебряным кофейником.

– Будь я мужчиной, вам бы никогда не удалось удержать меня здесь! – проворчала она, наливая горячий ароматный напиток в фарфоровую чашку. Рука при этом слегка дрожала, выдавая смятение чувств и нерешительность.

– Будь вы мужчиной, я бы и не захотел сделать это.

Румянец на щеках стал более заметным. Она со страхом отметила, что пульс ее при этих словах участился, и поспешила отвести глаза.

– Вы не думаете, что нам пора объявить перемирие? – предложил Ян. Впервые в его тоне не чувствовалось ни командных ноток, ни малейшего намека на насмешку.

Когда она вновь взглянула на него в упор, широко распахнутыми глазами, Кейли Роз поняла, что Ян говорит совершенно серьезно. Это чувствовалось не только по тону, но и по его взгляду, в котором читалась мольба о понимании. «Нелепо и смешно!» – так заставила себя думать уже в следующий момент девушка. Если ей что-то и удалось узнать об этом мужчине, так в первую очередь то, что он поступает, как заблагорассудится ему самому, и не спрашивает чьего бы то ни было согласия.

– Вы могли бы отлично провести время в замке Мак-Грегор, если бы только захотели, – продолжил Ян. – У нас есть, что предложить гостям, которых мы принимаем.

– Вот и предложите все это кому-нибудь другому!

– Нет, девонька, я не могу это сделать. – Брови Яна сошлись вместе на его высоком лбу. Он медленно покачал головой. – Ты единственная, кто…

– Я знаю, будь все проклято! Я – единственная, кто может прекратить кровную вражду между Мак-Грегорами и Бучаненами, – тяжело, не скрывая раздражения, вздохнула девушка. – И как долго, по-вашему, может продолжаться эта пародия на средневековье? Вы уже выполнили данное обещание – привезли меня сюда в качестве пленницы! Так что все условия игры, очевидно, соблюдены. У вас нет других причин, чтобы держать меня…

– Есть еще одно условие, которое должно быть выполнено.

– Еще одно условие? – Кейли Роз почувствовала, как ее сердце при этих словах испуганно забилось. – О чем вы говорите?

– Я все объясню, когда придет время, – загадочно произнес Ян, не спуская с собеседницы горящих глаз. – А пока, – продолжил он тоном, в котором чувствовалась стальная твердость, – вы должны помнить, что и мое терпение иссякает. Тот факт, что вы здесь оказались не по своему желанию, ничего не меняет. Я не намерен больше мириться с вашими экспромтами на тему бегства. Ты останешься со мной до тех пор, пока я сам не решу, что тебе пора возвращаться в Инвернесс. Эх, женщина, – хмуро и с явным раздражением завершил он свою речь, – неужели ты и в самом деле веришь, что отсюда можно так легко убежать?

– Можешь угрожать мне всем чем угодно, это ничего не изменит! Я буду сопротивляться до последнего вздоха! – горячо, словно клятву, произнесла Кейли Роз.

– Попробуй, если сможешь, – сказал Ян спокойно, не обращая внимания на обращенный в его сторону грозный взгляд девушки. – Здесь ты можешь быть окружена вниманием и уважением, а можешь и страдать из-за собственных безрассудных действий. Быть гостьей или пленницей – это целиком зависит от твоего собственного выбора.

– Не тот ли это выбор, о котором говорят, что хрен редьки не слаще, мистер Мак-Грегор? – спросила она с горьким сарказмом. – Мне предлагается вести себя кротко и по всем правилам, принятым в цивилизованном обществе, в то время как вы действуете как самый настоящий варвар во всем, начиная с вашей юбки… Для начала вы похитили меня и в страшную бурю привезли сюда. Этого вам мало: вы посадили меня под замок, будто умалишенную. А теперь… теперь пристаете ко мне и чуть ли не насилуете!

– Если бы я собрался к вам приставать, Кейли Роз Бучанен, вы бы уже давно узнали, что означает на самом деле быть изнасилованной, – заверил своим красивым грудным голосом Мак-Грегор.

Девушка чуть не задохнулась от охвативших ее ярости и смущения. Краска залила все лицо. Глаза опустились вниз, не выдержав его пристального взгляда.

Положение как-то спасло только появление Молли, которая вернулась с обещанными бинтами.

– Я и йод принесла, – сообщила кухарка, ни к кому конкретно не обращаясь.

Она прошла вперед, бросив осуждающий взгляд на Кейли Роз, не обращая внимания на хозяина, попытавшегося взмахом руки отправить ее восвояси. С фамильярностью человека, который знаком со своим хозяином с самого рождения, она закатала обагренный кровью рукав и быстро осмотрела руку. Она вздохнула с облегчением, потому что рана была не тяжелая и не требовала наложения швов. Молли умело обработала ее йодом, перевязала и, одарив девушку еще одним укоризненным взглядом, молча покинула комнату.

Им ничего не оставалось, как вернуться к завтраку. Кейли Роз, забыв о своем гордом намерении не подчиняться указаниям Яна, отдала должное искусству его кухарки. Она поглотила изрядную порцию колбасы с жареным картофелем и овсяной лепешкой, когда в дверях появился какой-то молодой человек. Ян, не обмолвившись с ним ни словом, поднялся из-за стола и на несколько минут вышел из столовой. Вернувшись, он так же молча покончил с оставшейся на тарелке пищей, не обращая внимания на удивление Кейли Роз, которая не удержалась и бросила в его сторону несколько сердитых взглядов.

Закончив завтракать, он взял девушку под руку и повел во внутренний двор замка. Там она удивилась еще больше: на последней ступеньке винтовой лестницы лежал ее собственный дорожный саквояж. – Каким образом – вырвалось у широко раскрывшей глаза Кейли Роз.

– Я отправил Питера верхом в Инвернесс с первыми лучами солнца, – опередил окончание вопроса Ян, чуть улыбнувшись. – А миссис Терхон с готовностью согласилась выполнить вашу просьбу, еще она прислала вам вот это, – добавил он, вынимая из привязанного к поясу кошеля пакет.

Девушка торопливо распечатала послание, обнаружив исписанный листок бумаги. Неожиданные слезы подкатили к глазам: письмо было написано почерком Марты.

«Милая моя Кейли Роз, – писала кузина, – меня очень успокоило известие о том, что тебе удалось найти хорошую компанию, в которой ты сможешь провести последние несколько дней нашего пребывания в Шотландии. Представляешь, как я удивилась, когда узнала, что ты приняла приглашение людей, с которыми только-только встретилась. Но я-то хорошо знаю твой порывистый характер и то, как быстро ты можешь принимать решения. Уверена, что тебе хорошо в обществе Мак-Грегоров. Мистер Фергюсон заверил меня, что они все очень порядочные люди, а лорд Мак-Грегор в особенности. К тому же говорят, что он весьма обаятельный и красивый мужчина».

Кейли Роз прервала чтение, бросив ядовитый взгляд в сторону Яна. Тот чуть заметно улыбнулся. Девушка, поджав губы, резко отвернулась и снова принялась читать послание.

«Посылаю тебе часть твоего багажа, – сообщала Марта. – Я выбрала три лучших твоих платья. Думаю, они станут нужным дополнением к твоему костюму для верховых прогулок. Еще тебе передадут, конечно, несколько других необходимых вещей. Очень хочется надеяться, что в страшную бурю, которая бушевала вчера, ты не осталась без укрытия и защиты. Не дай Бог и тебе еще простудиться так же сильно, как я. К сожалению, мое состояние даже ухудшилось. Хорошо, что жена мистера Фергюсона оказалась очень доброй женщиной. Она следит за тем, чтобы лекарь ежедневно приходил и осматривал меня. Так что не волнуйся. За время, оставшееся до отъезда домой, я обязательно поправлюсь. Наверное, мы сможем встретиться где-то в конце недели. А пока желаю тебе хорошо провести время с твоими новыми друзьями. Любящая тебя кузина Марта».

Кейли Роз чуть не заплакала, дочитав письмо до конца. Она скомкала бумагу, ресницы дрожали. На Яна она сейчас не смотрела и не могла видеть, каким мягким и нежным сделался его взгляд. Тем более не могла она догадаться, что больше всего на свете ее суровому похитителю сейчас хочется прижать ее к себе, загородив собой от всех бед. Сердце этого сильного мужчины буквально разрывалось от вида несчастной девушки. Желание защитить ее росло. Но от кого? Он сам и есть причина ее страданий. Ян обругал себя за то, что затеял все это. Но тут уж ничего не поделаешь – другого выхода не было.

– Пойдем, – тихо произнес он, осторожно беря Кейли Роз за руку.

– Куда мы теперь пойдем?

– Самое время вам осмотреть получше замок. Если, конечно, вы не хотите ограничить свое знакомство одной башней.

Девушка нерешительно замерла. В глазах Яна, наблюдавшего за отражавшимися на ее прекрасном лице признаками внутренней борьбы, заплясали веселые огоньки.

– Наверняка у вас есть множество других, более интересных дел, чем проводить со мной дни напролет! – произнесла, наконец, Кейли Роз с обычной для нее резкостью, стараясь выглядеть как можно более равнодушной. Голова ее приподнялась и слегка наклонилась набок, придав ей выражение надменной гордости.

– У меня есть много дел, вы правы, – согласился Ян. – Но они не более привлекательны, чем ваша компания, – добавил он тут же.

Собственно, какой у нее был выбор? Говоря откровенно, она была даже рада его предложению. Перспектива провести весь день в одиночестве в комнате наверху башни выглядела мрачной и унылой. Присутствие Яна Мак-Грегора во время предстоящей прогулки по замку в сравнении с этим казалось не таким уж и большим злом.

А гидом, как оказалось, Ян был просто великолепным. Вообще-то Кейли Роз была не из тех, кого страстно интересует внутреннее убранство чужих домов, будь то простые деревенские жилища или великолепные усадьбы знати. Ей не очень-то нравились формальности и условности, неизбежно связанные с их осмотром. К тому же Марта за последние несколько недель слишком часто вытаскивала ее на подобные экскурсии. Но сейчас, в замке Мак-Грегор, все было как-то по-иному. Когда хозяин повел ее по комнатам, девушка вдруг поймала себя на мысли, что ей хочется узнать о нем как можно больше. Она с огромным интересом разглядывала предметы, которые в течение четырех веков создавали домашний уют представителям семейства Мак-Грегоров и были свидетелями их судеб, счастливых или, может быть, наоборот, несчастных. Кейли Роз уже и сама не очень понимала, действительно ли ее заинтересовало все это, или просто хочется узнать немного побольше о месте своего заточения.

Как бы то ни было, она быстро убедилась, что и прочие помещения замка обставлены не менее элегантно и изящно, чем столовая. Прекрасно оштукатуренные потолки покрывали старинные искусные росписи. Зато обои, драпировка и занавеси на окнах казались совершенно новыми и современными. Все это было отменного качества и подобрано с безупречным вкусом. Главный вход в замок украшали витые колонны. Следовавший за ним холл первого этажа явно являлся некогда самым оживленным местом родового гнезда Мак-Грегоров. Он имел еще одну достопримечательность – огромные старинные часы. Ян рассказал, что изготовлены они в Германии в семнадцатом веке и были приобретены сорок лет назад его отцом. С тех пор это чудо часового мастерства пугает обитателей замка своим звоном, который раздается в самые неожиданные моменты. И далеко не всегда звуки эти гармоничны и имеют какую-то внятную мелодию.

Слева от большого холла находилась библиотека, уставленная от пола до потолка полками, набитыми книгами. Кроме этого здесь стояли два массивных дубовых стола и стулья с темно-красной кожаной обивкой. Кейли Роз сразу подумала, что здесь Ян проводит большую часть времени. Библиотека была обжита, здесь чувствовалось тепло человеческого, точнее, даже именно мужского, частого присутствия. Взгляд скользнул по облицованному фламандским кафелем камину и остановился на портрете, который висел над ним. С него смотрел одетый в национальный шотландский костюм темноволосый мужчина, весьма похожий на нынешнего предводителя клана Мак-Грегоров.

– Мой дедушка, – сообщил Ян, в голосе которого, чуть дрогнувшем, явно слышались нотки гордости.

– Так, может быть, вам стоит благодарить Ангуса Бучанена за то, что он покинул вашу будущую бабушку у алтаря? – язвительно спросила девушка, с вызовом глядя на спутника.

– Я более благоразумен и думаю не только о прошлом, но и о будущем.

Губы Яна лишь чуть раздвинулись в намеке на улыбку, когда он говорил это. Зато глаза так и светились завораживающей смесью веселья и страсти.

На щеках девушки появился легкий румянец. Усилием воли она постаралась отогнать всплывшее вдруг воспоминание о вчерашнем своем поцелуе, но смелый, спокойно-самоуверенный взгляд Яна вновь и вновь возвращал ей те безумные ощущения. Пробормотав нечто невразумительное, она поспешила вернуться в холл.

Гостиная, расположенная прямо напротив библиотеки, вновь захватила все ее внимание. Слуги недаром называли ее «солнечной комнатой». Светлая, с высокими окнами и сводчатыми потолками, она была на редкость просторной. Но, несмотря на свои огромные размеры, она казалась уютной и даже интимной. Такой эффект создавало ее внутреннее убранство: диван, обитый ситцем с цветочным узором, вытканные на занавесях розы, тонкая резьба на дверях и красивые деревянные панели на стенах.

Мебель была старинная. Впрочем, такая же встречала гостью и во всех других комнатах замка. Росписи и картины, отображающие волнующие моменты бурной истории Горной Шотландии, были бесценны. На глаза то и дело попадались гербы клана Мак-Грегоров, оружие, щиты, клетчатые шотландские ковры. Любой из этих предметов мог бы стать украшением музея. Несмотря на обстоятельства, благодаря которым она попала в этот замок, Кейли Роз именно здесь начала ощущать, что такое настоящая Шотландия, которую доводится увидеть и понять мало кому из попадающих в этот край путешественников. Взирая на сцены близкого и отдаленного прошлого, предметы, пришедшие оттуда, девушка чувствовала, что все это связано и с ее предками, и с ней самой. Может, Ангус Бучанен и решил навсегда распрощаться с Шотландией, но память о ней все равно жила в нем, да и в его потомках. Кровь благородного, до самозабвения независимого народа, живущего в этих краях, текла и в жилах Кейли Роз. Не потому ли она, в конце концов, и оказалась здесь? Эта мысль вызвала легкую ироничную улыбку.

Думая обо всем, что она увидела и почувствовала, девушка почти не заметила, как они с Яном подошли к лестнице и поднялись на второй этаж. Здесь, как сообщил он, располагались в основном спальни. Осмотр всех четырех южных комнат и трех, окна которых выходили на север, занял совсем немного времени. У последней двери в конце узкого коридора Ян остановился, пропустив вперед девушку, и подождал, пока она, войдя внутрь, немного осмотрится. Кейли Роз сразу поняла, что попала в его личные апартаменты.

В убранстве этой комнаты преобладали оттенки золотого и красного цветов. Стены были отделаны отполированным до мраморного блеска деревом. В глаза бросались два неподъемных, богато украшенных одинаковых сундука и огромный шкаф красного дерева в углу. Кроме этого в комнате имелись несколько искусно сработанных столов. Но была она настолько большая, что наличие всех этих громоздких предметов не создавало и малейшего ощущения тесноты. Способствовал такому эффекту и высокий потолок с перекрытиями, украшенными шпалерами. Каменный пол покрывал густой красивый ковер. Огромный камин всем своим видом выражал готовность вступить в борьбу с холодом. Но в данный момент его услуги не требовались. Вполне хватало и солнечного тепла, которое лилось через толстое старинное стекло окон.

Главной достопримечательностью комнаты, однако, являлась кровать. Глаза Кейли Роз округлились, когда она пригляделась к этому прямоугольному, увенчанному балдахином чуду. Перед ней было великолепное, прямо-таки волшебное произведение мебельного мастерства. Искусный резец разместил на нем изображения кланового герба в нескольких вариантах, рядом с которыми расположились вепри с деревянными глазами и совсем уж какие-то сказочные животные. Неизвестный мастер ухитрился органично вписать сюда же традиционные шотландские узоры с остролистом и татарником и даже тех, для кого его изделие предназначалось: бородатых средневековых рыцарей и их грациозных дам. Дата на верхушке балдахина извещала, что кровать была сделана в 1598 году. Чудовищной толщины пуховая перина возвышалась столь высоко над полом, что человеку маленького роста пришлось бы, наверное, прибегать к помощи лестницы, чтобы забраться на нее.

– Необычная вещь, не правда ли? – раздался за спиной голос Яна.

Девушка покраснела, смущенная тем, что он заметил ее пристальное внимание к столь двусмысленному предмету мебели. Она бы, наверное, даже выскочила из комнаты, не загораживай дверь мощная фигура Мак-Грегора.

– Мой отец, между прочим, признавался, что она ему страшно не нравится, – продолжал между тем Ян, обводя Кейли Роз сверху вниз взглядом. – Он говорил, что, когда спишь на этой кровати, чувствуешь себя в окружении призраков, вампиров и прочей ночной нечисти.

– В таком случае это самое подходящее место для отдыха дьявола, то есть вашего, – поспешила отметить Кейли Роз. Несмотря на смелость фразы, произнесла она ее, опустив глаза и даже отступила назад, когда он тихо, добродушно усмехнулся в ответ. Вновь посмотрев в лицо Яну, девушка вздрогнула, ощутив, как нечто подобное электрическому разряду прошло между ними, заставив затрепетать сердце.

– Ага, Розалин, так оно и есть, – согласился он, перейдя на хрипловатый шепот.

– Что? Как вы меня назвали? – Чувствуя, что ей становится трудно дышать, Кейли Роз попыталась отвести взгляд, но не смогла.

– Неужели, девонька, тебя никогда не называл этим ласковым именем?

Невероятный, полный тайной нежности взгляд изумрудных глаз своим теплом начал разрушать остатки холодной стены отчужденности, которую старательно возводила в своей душе Кейли Роз.

– Не понимаю, какое вам-то до этого дело, мистер Мак-Грегор? – выпалила она, стараясь подкрепить пошатнувшуюся оборону гневом. – Впрочем, может, мне следует называть вас не мистер, а мой господин?

– Господин или хозяин будет, пожалуй, лучше, – подзадорил ее Ян.

– Я ни одного мужчину так никогда не назову!

– Так ли уж никогда?

Он подошел ближе, так близко, что она начала чувствовать тепло его крупного мускулистого тела. Девушка поглубже вздохнула, стараясь справиться со слабостью в коленях. Но с места не тронулась. Нет, она не даст ему повод думать, что она испугалась. Она не станет убегать, а докажет, что ему не по силам ни очаровать ее, ни довести до безумия своими остротами, что, без сомнения, удавалось проделывать с дюжиной других женщин. Можно представить, как они забывали обо всем ради сомнительной чести общаться с таким обаятельным мужчиной. Эти мысли прибавили сил. Прекрасные голубые глаза загорелись решимостью. Она сложила руки на груди и слегка наклонила голову, готовая к продолжению словесного поединка.

– Как я успела понять, вы предпочитаете действовать привычным для вас образом, – произнесла она скучным, нравоучительным тоном. – В тех местах, откуда я приехала, джентльмену бы и в голову не пришло, что можно обращаться с леди так, как вы со мной.

– Согласен. Но разве мы с вами уже не установили тот факт, что я вовсе не джентльмен? Ублюдок, грубиян, негодяй… Не эти ли эпитеты вы нашли наиболее для меня подходящими? – Ян улыбнулся своей завораживающей улыбкой. – Да и вы, честно сказать, не совсем такая леди, каких я знал до сих пор.

Кейли Роз вдруг вспомнилось, как она доказывала отцу, что она вовсе не леди. Воспоминания, неожиданно нахлынувшие на нее, вовсе не подходили к тому, что она чувствовала сейчас. Ей нестерпимо захотелось уйти, и она даже уже слегка приподняла пальцами юбку, обращаясь к спутнику с холодностью, за которой пыталась скрыть свое смятение:

– Наша прогулка окончена, как я поняла? А раз так, то я, пожалуй, пойду в свою комнату.

– Вот бы никогда не подумал, что вы окажетесь трусихой, Кейли Роз.

– Я не трусиха! – Глаза ее снова вспыхнули. – Я не боюсь тебя! Я вообще не боюсь ни одного мужчины!

– А следовало бы! – улыбнувшись, предупредил он, не спуская глаз с ее лица.

– Позвольте мне пройти! – вскрикнула девушка. Она попыталась проскочить мимо него к двери.

Однако Ян поймал ее за руку и притянул к себе.

– Отпусти немедленно! – задыхаясь от злости, выпалила она. Широко раскрытые глаза метали молнии, когда она безуспешно попыталась вырваться из его объятий.

Ян и не собирался уступать. С нежной силой он прижал девушку к своей широкой груди, тепло сильного мужского тела заставило ускоренно забиться ее сердце. Слова протеста застряли в горле, когда их губы соединились.

Поцелуй был горячий, сильный и безжалостно страстный. У Кейли Роз было такое ощущение, что кровь в ее жилах сделалась горячей и потекла быстрее. Она предприняла еще одну попытку освободиться, но Ян лишь сильнее сжал ее в своих объятиях, от которых кружилась голова и было трудно дышать. Его губы гипнотизировали своими теплыми пассами, от проникшего в ее рот языка разливалась блаженная сладость. Из горла девушки вырвался приглушенный стон. Она припала к нему, подчиняясь властному зову просыпающихся в ней чувств. Опасность, о которой она предупреждала себя после того, как обдумала вчерашние свои ощущения, ее смущение и решимость бороться – все было куда-то вытеснено его поцелуем. Кейли Роз передался экстаз его чувственных объятий. Она задрожала и сама положила руки на его широкие плечи, инстинктивно стараясь как можно теснее прижаться к нему своими крупными, томящимися в неясном пока еще желании грудями. Она ощутила, как и его тело вздрогнуло при этом, будто пораженное внезапным ударом молнии.

Теперь стон вырвался из груди Яна. Мысли беспорядочно закружились, путаясь в голове, словно при горячке. Тело его отказывалось подчиняться рассудку, настолько остро было желание обладать этой женщиной. Ему сейчас хотелось только одного – схватить ее на руки, отнести на стоявшую так близко кровать и сделать, наконец, то, о чем он мечтал с того самого момента, когда впервые увидел ее. Сладостные мысли о том, как он разденет Розалин, как станет наслаждаться видом ее обнаженного тела, как прикоснется к его запретным прелестям, распаляли его все сильнее и сильнее. И все это возможно сейчас. Она – его!

Неимоверным усилием воли он остановил себя. «Время еще не пришло. Придет обязательно. Скоро, но не сейчас», – Ян уговаривал себя, как ребенок. Преодолеть страстное желание было нелегко, но необходимо. Поцелуй может быть забыт и прощен. Но потеря девственности – никогда. А ему нужно не только ее тело. Он хочет большего, гораздо большего. Ему и так еще предстоит столкнуться с ее страшным гневом, когда она узнает, что ждет ее впереди…

Проклиная свое чертовски правильное понимание чести, Ян неохотно отстранился.

Кейли Роз, почувствовав, что их губы вдруг разъединились, чуть не поперхнулась от удивления. Не понимая еще, что происходит, с горящим лицом и почти без дыхания, она почувствовала, как ее ноги вновь касаются пола. Ее широко раскрытые глаза были затуманены страстью. Зеленый взгляд Яна, был непроницаем. Она почувствовала себя растерянной и смущенной, когда он осторожно приподнял вверх ее подбородок и улыбнулся.

– Лучше мы все-таки продолжим нашу экскурсию, мисс Бучанен, – произнес он своим приятным грудным голосом.

– Что?

Она не сразу поняла, что он сказал. Но когда поняла, блаженное оцепенение мгновенно сменилось яростью. Губы прошептали проклятие: «Неужели, черт побери, это все, что ему пришло на ум после того, что сейчас произошло между нами?» Второй раз этот человек заставил ее выставить напоказ самые тайные чувства. И оба раза ведет себя после этого так, будто ничего особенного не случилось. Абсолютно ничего! Девушка уже не думала ни о сладости его поцелуев, ни о телесном томлении, которое она испытала впервые в жизни. Раздражение развеяло колдовство, которое сковывало и мысли… и язык…

– Убери от меня свои ручища, ублюдок! – зашипела она, толкая его в грудь.

– Ты на редкость непостоянная женщина, – мягко ответил Ян, со свой мимолетной сардонической улыбкой поглядывая на ее сжатые кулачки. – То похожа на котенка, мурлыкающего у меня на груди, то через мгновение превращаешься в рычащую тигрицу.

– Скорее в аду остынет сковорода, чем ты услышишь мое мурлыканье, Ян Мак-Грегор!

В глазах Яна мелькнули озорные огоньки. Уж больно смахивали слова девушки на подначку, ответом на которую, конечно, должен был стать новый поцелуй. Он бы и поцеловал ее на прощание, если бы не понимал, что причинит себе этим еще большее страдание. Его способность к самоконтролю была на пределе. Подвергать себя новому испытанию он не решился. Заставив себя выпустить девушку из объятий, он усмехнулся, наблюдая, как она сердито поправляет опять сбившийся лиф своего костюма.

– Мой отец убьет тебя за это! – пригрозила она.

– А мысль о том, что ты сама можешь сделать это, уже отброшена? – мгновенно парировал он довольно мягким, впрочем, голосом.

– Она никогда не будет отброшена!

– «Никогда» – подразумевает слишком долгий срок, Кейли Роз. Может статься, гораздо раньше что-нибудь да заставит тебя изменить свое намерение.

Он бросил вроде бы случайный взгляд через плечо на кровать, одновременно указывая рукой на дверь. Кейли Роз заторопилась к выходу, стараясь избежать даже случайного соприкосновения с Яном. Тот улыбнулся, наблюдая за ее несколько суетливыми движениями. Через мгновение, однако, лицо его сделалось совсем хмурым: кровать напомнила о неприятных мыслях и тех мучениях, которые из-за неудовлетворенного желания предстоят ему сегодня ночью.

Девушку он догнал, когда она была уже у лестницы. Руки он демонстративно завел за спину, но она все равно смотрела на него настороженно, и весь вид ее говорил о готовности к сопротивлению.

– Остаток дня вы можете провести там, где пожелаете, – сказал Ян. – Можете в гостиной, а если хотите, в библиотеке. Весь замок в вашем распоряжении.

– Вы хотите сказать, что разрешаете мне – не веря услышанному, попыталась она сформулировать вопрос.

– У меня есть кое-какие дела, требующие покинуть замок. Однако Питер согласился стать вашим ангелом-хранителем на время моей отлучки.

– Отлучки?

– Да. Но я вернусь через несколько часов.

– И куда же вы едете? – поинтересовалась Кейли Роз.

Вопрос был задан намеренно безразличным тоном, но в глазах девушки мелькнули отблески лихорадочно замелькавших в голове мыслей. Она уже начала обдумывать новый план. Яна в замке не будет… Конечно же, было бы глупо не попытаться улизнуть, получив, наконец, такую свободу передвижения.

– Питеру я полностью доверяю, – произнес Мак-Грегор, игнорируя заданный вопрос.

– Можете поручить слежку за мной хоть дюжине слуг, я все равно найду способ убежать!

– О, неужели вы по-прежнему хотите оставить нас? – поинтересовался вежливо Ян, в голосе которого угадывался какой-то скрытый намек.

– Что? Я Конечно, хочу! – заикнулась от удивления Кейли Роз.

Глаза ее сощурились. Взгляд, брошенный на нее Яном, вызывал подозрения. Что еще, черт бы его побрал, задумал этот человек?

– Прошу извинить меня, сэр. Ваш конь готов, – неожиданно произнес появившийся в холле слуга.

Обернувшись, она увидела, что это был все тот же темноволосый парень, которого она видела в столовой. В глаза бросалась почти такая же, как у хозяина, шотландская юбка. Под стать Яну были и его рост, и могучая фигура. Помрачневшая Кейли Роз, внутренне застонав, отметила, что взамен Мак-Грегора она получила не менее достойного противника.

– Спасибо, Питер, – поблагодарил Ян слугу. – Ступай в библиотеку. Мисс Бучанен присоединится к тебе через несколько минут.

Питер молча отвесил короткий поклон и удалился. Ян повернулся к девушке, решив сделать ей перед отъездом еще одно предупреждение:

– Советую вам вести себя в мое отсутствие как следует, если, конечно, вы не хотите остаток того времени, что пробудете в замке, провести в башне.

– Лучше уж дни в башне, чем еще хоть минута рядом с вами, – мгновенно отпарировала она.

Кейли Роз и сама усмехнулась про себя, вспомнив, что всего лишь час назад ей в голову пришла диаметрально противоположная мысль. Но это было до того, как он нанес ей новую обиду. Дело было даже не в том, что он задел ее гордость. Он заставил ее быть покорной, пусть на мгновение. Этого она простить Яну не могла. Как унизительно беззащитна, оказалась она перед его очарованием! Нет, уж пусть ее лучше убьют, чем она позволит ему теперь дотронуться до себя. В данный момент девушка была убеждена, что сделает так, как решила.

– Soraidh leibh, – пробормотал Ян шотландское прощание, пронзая ее своим обжигающим душу взглядом.

Почувствовав знакомое волнение в груди, Кейли Роз неожиданно для себя опустила глаза и с повышенным вниманием принялась разглядывать свои выступавшие из-под длинной юбки кожаные ботинки. Когда он взял ее за руку, она, не сопротивляясь, последовала за ним. Ей казалось, что вот-вот он скажет еще что-то важное. Но хозяин замка Мак-Грегор молча проводил ее до двери библиотеки и, не говоря ни слова, повернулся и пошел прочь необычайно легкой и грациозной для столь мощной фигуры походкой. Девушка глядела вслед, не в силах отвести взгляд. Складки клетчатой юбки слегка колыхались на его узких бедрах, рождая безотчетное желание узнать, что находится под ней. Поймав себя на этом, Кейли Роз покраснела и поклялась, что больше никогда не станет разглядывать Яна Мак-Грегора.

– Мисс Бучанен! – позвал из библиотеки Питер, напоминая, что при ней оставлен бдительный сторож.

Девушка глубоко вздохнула, прикидывая, как далеко она успеет убежать, прежде чем наблюдающий за ней слуга нагонит ее. Вывод оказался неутешительным: время спасения еще не пришло. Она зло посмотрела на закрывшуюся за Яном тяжелую, обитую железом дубовую дверь, еще раз вздохнула, смиряясь с очередной неудачей, и направилась в библиотеку.

Глава 4

Последние полчаса для Кейли Роз ползли со скоростью улитки. Она провела их на обитом ситцем диване. Удобно подогнув разутые ноги и свернувшись калачиком, она безуспешно пыталась отвлечься с помощью томика с романом Вальтера Скотта. Верный Питер расположился, напротив, на стуле. Господь явно не желал, чтобы Ян Мак-Грегор навсегда исчез из ее жизни. Хозяин замка появился вскоре после полудня. Он провел изрядное время в седле. Но усталость и все остальные заботы мгновенно улетучились, как только он увидел девушку, застывшую в очаровательной мирной позе.

– Приятно удостовериться, что вы друг друга не поколотили, – суховато пошутил он, входя в комнату.

Кейли Роз подняла голову на звук знакомого грудного голоса. Ее большие, на пол-лица глаза, казалось, стали еще больше, когда она посмотрела на дверь. Демонстративно дразнящая улыбка Яна заставила ее отпрянуть назад. Сердце бешено заколотилось. Порозовев до маленьких ушей, девушка быстро села, распрямила ноги и вскочила с дивана, одергивая юбку. Проделала она все это с такой поспешностью, что забыла про книгу, которая со звуком выстрела упала на пол.

– У нас все было нормально, мой господин, – доложил, слегка позволив себе скривить губы в улыбке, Питер, поднимаясь со стула.

Это был далеко не полный и не совсем правдивый доклад. Часы, которые они вынуждены были провести вместе, дались парню не так-то легко. Дважды ему пришлось пресечь попытки мисс Бучанен, которая, решив, что сторож потерял бдительность, приготовилась выскочить из комнаты. Один раз ей удалось открыть окно и высунуться наполовину, прежде чем он успел ее оттащить от опасного места. Были тут и угрозы, и уговоры, и попытки подкупа, естественно, безуспешные. Вдобавок ко всему гостья ухитрилась запереть Дженни в комнате, что была ей предоставлена в башне. Дженни, кстати, была сердечной подружкой Питера. Случилось это, когда бедняжка пошла, проводить мисс Бучанен немного вздремнуть после полдника. Кейли Роз от этого ничего не выиграла, поскольку поджидавший внизу сторож быстро заподозрил неладное и пресек очередную попытку к бегству. И ему за это досталось сполна. Парень и не подозревал, что знатная леди может ругаться и царапаться, как дикая кошка. Питер после долго размышлял, все ли, дамы в Америке обладают столь поразительным темпераментом, или ему повезло столкнуться именно с такой. Ко времени возвращения хозяина прошло немногим более получаса с тех пор, как между ними установилось некое подобие перемирия.

– Можешь идти, Питер, – сказал Ян, в глазах которого плясали веселые огоньки. – Не сомневаюсь, что тебе необходимо отдохнуть после выполнения моего задания.

Слуга, поклонившись, вышел, никак не обнаруживая своей радости. Хозяин подошел поближе к дивану.

– Удивительно, что вы вообще доверили кому-то, кроме самого себя, выполнение такого задания, – пробормотала Кейли Роз. Не стараясь скрыть раздражения, она порывисто наклонилась, чтобы подобрать книгу, и принялась натягивать свои ботинки. – Что бы вы сделали, если бы, вернувшись, обнаружили, что я сбежала? – спросила она после небольшой паузы, приподнимая край юбки, чтобы было удобнее завязывать шнурки.

– Я бы поехал за вами, – сказал Ян, скользнув взглядом по ее путавшимся в подоле юбки ногам. Глаза его при этом потемнели от волнения: увиденное не оставило его равнодушным.

– А Питер бы получил ударов сорок плетьми, полагаю?

– Ага.

Девушка вздрогнула, не зная, верить ему или не верить, и в поисках ответа взглянула ему в лицо. На губах хозяина играла озорная улыбка. Она отвела засверкавшие гневом глаза, резко затянула шнурок ботинка и встала на ноги.

– Неужели вы совершенно не боитесь, что когда я освобожусь, вам не поздоровится? Ведь я непременно расскажу всем правду о том, что вы сделали, – произнесла Кейли Роз с вызовом и тут же ощутила легкую дрожь в теле, поскольку Ян подошел совсем близко.

Многочасовая верховая прогулка отнюдь не ухудшила внешний вид Мак-Грегора. Наоборот. Его красивое, с правильными чертами лицо после пребывания на воздухе утратило утреннюю бледность и выглядело жизнерадостным и здоровым. А глаза стали еще более похожими на драгоценные изумруды.

– А вы считаете, следует? – Ян качнул головой, и в его рыжих волосах заплясали отблески рвущихся через окно солнечных лучей. – Я ведь уже говорил, что вам предстоит узнать еще многое, чтобы понять Шотландию и шотландцев. Живущие здесь люди преданы мне, так же как и я, им, Кейли Роз Бучанен. Это касается всего.

– Вы хотите сказать, что никто здесь не поверит мне?

– Я хочу сказать, что, поскольку мы находимся сейчас в Горной Шотландии, вы, милая злючка…

– Не смейте так называть меня!

Девушка нервно сложила руки на груди и рассерженно отвернулась к окну. За ним весело светило солнышко. Денек выдался спокойный и ясный, способный порадовать любого человека. Но Кейли Роз сейчас было не до прелестей природы. В ее душе бушевала буря. Кейли Роз пребывала в смятении, хотя она не хотела признаваться в этом даже самой себе. За время отсутствия Яна она то и дело глядела на часы. И совсем не потому, что не желала видеть его вновь. Боясь его возвращения, она помимо своей воли хотела увидеть его снова.

– Я так скучал по тебе сегодня, мне не хватало твоих диких, кровожадных выходок, честное слово, – признался Ян, подходя к ней сзади.

Прежде чем она до конца поняла смысл произнесенных им слов, сильные руки обняли ее. Спина соприкоснулась с широкой мускулистой грудью. Он явно испытывал судьбу и понимал это. Но в течение последних часов все мысли Яна сводились к одному желанию – вновь прикоснуться к своей прекрасной пленнице.

– Как вы… Убери немедленно руки! – раздраженно прошипела Кейли Роз, извиваясь и отталкивая его, стремясь выскользнуть из его объятий.

Груди девушки при этом терлись о его ладони, и она с ужасом отметила, как напряглись они, наполнившись теплом и негой. Не прошло все это бесследно и для Яна. Он глухо застонал, когда страстное мужское желание прошло по его телу подобно эклектическому разряду, а в груди запылало неистовое пламя нежности.

– Успокойся, девонька, – прошептал он горячими губами у самого ее уха, вызвав мурашки по всему телу.

– Отпусти меня!

– Неужели ты никогда не была в объятиях мужчины, Кейли Роз? – спросил Ян и тут же помрачнел, ощутив болезненный укол ревности. Мысль о том, что какой-то другой мужчина мог обнимать ее, как он сейчас, довела и без того разгоряченную кровь до кипения.

– Была, будь спокоен! Так уж получилось, Ян Мак-Грегор, что мне довелось наслаждаться обществом мужчин, которые были куда лучше тебя! – почти прокричала девушка, повинуясь мстительному импульсу.

Реакция, которая последовала тут же, поразила ее своей неожиданной горячностью.

– Какого черта ты мелешь! – заскрежетал зубами Ян, резко поворачивая ее лицом к себе. Горящие гневом глаза обвиняли ее в чем-то таком, что было страшно и для него самого. – Чем это ты занималась с этими распрекрасными мужчинами? – Низкий грудной голос его слегка дрожал. – Будь все проклято! Я желаю знать всю правду, женщина! Что ты имеешь в виду? Идет ли речь о нескольких невинных поцелуях, или ты и вправду жестока, бессердечна и опытна в подобных делах, как убеждали меня эти лондонские болваны?

– Да как ты смеешь! – вскричала Кейли Роз, почувствовав удушье и делая глубокий вдох. Стараясь вырваться, она впилась ногтями в его пальцы. В ее пылающих гневом глазах мелькнуло смущенное замешательство. К горлу подступил горький комок. Ей пришлось предпринимать дополнительные усилия, чтобы не разрыдаться. – Ты вообще не имеешь права задавать мне подобные вопросы!

– Я хочу знать правду!

Он резко притянул ее к себе. Девушка тихо вскрикнула, чувствуя, как ее глаза наполняются теплой влагой.

– Нет! – Она покачала головой, с непреклонной решимостью отказываясь выполнять его требование. Странная вспышка гнева Яна удивляла и сбивала с толку. С чего это для него вдруг стали так важны ее сердечные победы? – Я не обязана отчитываться перед вами!

– Вы правы. – Ян стал неожиданно покладистым. – В любом случае, было, что или нет – ничего не изменит…

– Ничего не изменит – переспросила она дрогнувшим голосом и затрясла головой, чтобы вернуть себе ясность мыслей. – О чем вы говорите?

– Вы по-прежнему хотите уехать отсюда, не так ли?

– Больше всего на свете! – с вызовом воскликнула Кейли Роз, собираясь с силами, чтобы продолжить борьбу.

– В таком случае должен сделать вам предложение.

Произнеся это, Ян усилием воли обуздал одолевающие его желания и чувства, разжал объятия и отошел от девушки. Кейли Роз вернулась на ситцевый диван. Села она довольно резко и даже немного опешила, когда погрузилась в мягкую глубину подушек. Бросив яростный взгляд на своего прекрасного мучителя, она замерла, ожидая продолжения разговора. Ян стоял и смотрел на нее сверху вниз. Выглядел он официально и торжественно.

– Я говорил, что до вашего освобождения должно быть выполнено еще одно условие, – начал он спокойным тоном.

– Какое?

Ответил он не сразу. Возникшая пауза была напряженной и томительной. Девушка почувствовала, как у нее внутри зарождается комок страха. Молча, почти не дыша, смотрела она на хозяина замка, который стоял, скрестив руки на груди, позволив себе лишь намек на улыбку.

– Мы должны пожениться, – наконец произнес он.

– Пожениться? – В глазах Кейли Роз застыло удивление, непонимание и чувство оскорбленного достоинства. – Протри свои дурацкие глаза, Ян Мак-Грегор! – почти закричала она, вскакивая с дивана. – Кто позволил тебе…

– Речь идет не о традиционной женитьбе, – оборвал он ее, явно удовлетворенный тем, что сумел подобрать подходящее слово.

– Традиционной или нет, мне все равно. Я не выйду за тебя, даже если ты останешься единственным мужчиной на земле!

– Приходилось вам слышать когда-нибудь об ускоренном обряде, как мы его здесь называем? – спросил Ян, не обращая внимания на ее протесты.

– Ускоренный обряд?

Эти слова она уже где-то слышала… Ах да! Кейли Роз вспомнила Эдинбург, какую-то лавку, куда они зашли с Мартой, и трех женщин, разговор которых они случайно услышали. Три щеголихи в модных шляпках и закутанные в шали горячо обсуждали поступок дочери каких-то общих знакомых, которая как раз собиралась выйти замуж по ускоренному обряду. Они считали, что она делает правильно, а будущий муж ей вполне подходит. Марта потом рассказала, что ей приходилось читать об этом старинном шотландском обычае. По ее мнению, речь шла об одной из уловок дьявола, поскольку ускоренный обряд позволял начать мужчине и женщине совместную жизнь без венчания в церкви. «Такая пара, – несколько смущаясь, объяснила она Кейли Роз, – после него может грешить, не беспокоясь, что будет осуждена окружающими».

– Насколько я понимаю, вы кое-что об этом обычае знаете, – сказал Ян, глядя на девушку со своей обычной полуулыбкой.

– Да, – не стала она отрицать. – Но какое отношение, черт побери, все это имеет ко мне?

Замужество… Ускоренный обряд… Да гори все ясным пламенем! Неужто этот парень совсем потерял рассудок? Ей и раньше приходило в голову, что Ян не совсем в своем уме. Но то, что он способен додуматься до такого!… Сердце забилось так сильно… Его удары отдавались в ушах, отчего голос собеседника казался тихим и приглушенным, будто Ян находился где-то далеко.

– В этом нет ничего незаконного, – продолжил объяснения хозяин замка. – Мужчина и женщина должны встать рядом и просто сказать, что они являются отныне мужем и женой. – Он устало опустил руки, подошел к окну, окинув комнату рассеянным взглядом, и положил ладонь на массивный деревянный подоконник. – На самом деле речь идет скорее о помолвке. Окончательно супружеские клятвы должны быть даны в течение нескольких последующих дней перед священником. Если этого не произойдет, прошедшие ускоренный обряд считаются свободными и могут продолжать жить отдельно или обвенчаться с кем-то еще. Некоторые вообще пользуются этим обычаем для того, чтобы заключить пробный брак. Короче, для нас этот обряд будет означать только то, что мы в конечном итоге пожелаем. И ничего больше.

– И вы всерьез рассчитываете, что я поверю в эту чепуху и пойду на столь двусмысленный шаг? – спросила девушка тоном, полным презрения.

– Да, если хотите побыстрее покинуть замок Мак-Грегор. – Ян опустил руку и вновь взглянул на нее. В его глазах читалось, что говорит он абсолютно правдиво. – Или вы соглашаетесь на ускоренный обряд бракосочетания, или останетесь здесь в качестве моей пленницы до тех пор, пока я не решу, что вас можно отпустить. Выбор за вами, мисс Бучанен.

– Почему же вы не сказали в самом начале о том, что мне предстоит такой выбор? Почему вы ждали?

– Я решил поступить так лишь вчера вечером. – Судя по глазам, это тоже была чистая правда.

– Зачем вам это нужно? – Взволнованная, девушка опять опустилась на диван, но тут же вскочила, обошла его и стала нервно теребить обивку спинки пальцами. Ее глаза вопросительно глядели на хозяина замка. – Какая цель у такой нашей помолвки? Может, она необходима для прекращения кровной вражды? Осмелюсь вам напомнить, Ян Мак-Грегор, что от вас требовалось лишь похитить кого-то из Бучаненов и продержать пленника или пленницу несколько дней в замке!

– Я и был намерен так поступить вначале.

– Тогда то, что вы предлагаете мне, вообще не имеет никакого смысла, – со вздохом произнесла Кейли Роз, стараясь справиться с головокружением. – Нет никакой необходимости в нашей помолвке. Ведь ваш отец, гром и молния, не мог знать, поймаете вы вообще представителя клана Бучаненов!

– Как бы то ни было, именно то, что я предлагаю, может поправить прошлые ошибки, – настаивал Ян. – Позор моей бабушки будет, таким образом, окончательно отомщен, и мир между нашими кланами полностью восстановится.

– Так это ваше личное требование? – догадалась Кейли Роз, глаза которой сощурились от гнева.

– Совершенно верно, – признался он без малейшего в голосе следа угрызений совести.

– А не получится ли так, что, согласившись на одно, я получу совсем другое? Откуда мне знать, может, вы, таким образом, принуждаете меня к настоящей помолвке или… к пробному браку, как вы сами это назвали? – спросила девушка, краснея от смущения. В памяти ее мгновенно возникла сцена их вчерашних поцелуев и то, как подчинялось им ее тело.

– Разве я не мог и сейчас делать это безо всяких обрядов? – резонно заметил Ян, взглянув на нее потеплевшими глазами.

– Мог бы… И хватит об этом! – взорвалась девушка, раздраженная его намеками и покровительственным тоном.

– Как только ускоренный обряд свершится, – продолжил он сугубо деловым тоном, – вы можете отправляться куда захотите.

– Но почему я должна верить вам?

– Потому, что я даю вам слово: будет именно так.

Она бросила на него недоверчивый взгляд и отвела глаза к камину, стараясь собрать воедино свои беспорядочно мелькавшие мысли. Предложение выглядело крайне нелепым, даже безумным. И все же она должна дать какой-то ответ. Какой? Исходить следует из того, что от Мак-Грегора необходимо избавиться как можно быстрее. Чем грозит ей это его загадочное условие? Девушка вздохнула. Вроде бы ничем. Домашним незачем даже знать об этой части его злодейского плана. А потом, резонно рассуждала Кейли Роз, предстоящий обряд совсем не то, что стоять перед священником, давая клятву Богу в том, что она будет любить, уважать и слушаться мужа. Нет, конечно. После него она останется свободной и независимой, как прежде. А Мак-Грегора она и вовсе больше никогда не увидит.

– Вы гарантируете, что ускоренный обряд не будет иметь реального значения в будущем? – повернувшись снова к нему, спросила Кейли Роз в желании получить именно от него подтверждение своим выводам. – Это и в самом деле будет не более чем формальность?

– Да! Если только мы сами не захотим довести обряд нашего бракосочетания до конца.

– Вот уж чего не случится никогда!

– Тогда вам и беспокоиться не о чем, не так ли? – произнес Ян, подходя поближе. Лицо его казалось совершенно безразличным. Однако Кейли Роз могла бы поклясться, что в зеленых его глазах мелькнули огоньки, какие не увидишь в равнодушных глазах. – Итак, мы заключаем сделку, Кейли Роз Бучанен?

– Я не знаю, – нерешительно, запинаясь, произнесла она, все еще неуверенная в том, что предложенный план ей подходит. – Вы не сделали пока ничего такого, чтобы я могла доверять вам.

– Но ведь относились к вам в замке Мак-Грегор неплохо, разве нет? – с вызовом произнес Ян, встав напротив нее.

Между ними был диван. Но, несмотря на это, Кейли Роз ощущала, как ее тело подается к нему, чувствуя его близость. Взяв себя в руки, она гордо подняла подбородок и посмотрела прямо в глаза Мак-Грегору.

– Хорошо относились. Да уж, если не считать постоянных угроз, грубостей и грубых обжиманий!

– Питер непременно будет наказан, – произнес он, всем своим видом выражая готовность проучить «виноватого» слугу.

– Я говорю совсем не о Питере, и вы это прекрасно знаете!

– Ну, так заключаем сделку? – вернулся он к главной теме, обжигая ее взглядом.

– Да! Черт бы вас побрал! – согласилась, наконец Кейли Роз.

– Так тому и быть. Мы покончим с этим делом сегодня же вечером. Питер и Молли вполне могут выступить в качестве наших свидетелей, – сказал Ян, неспешно обходя диван.

– И затем все закончится?

Пульс девушки учащался по мере того, как Ян приближался к ней. Не желая показать, что она боится, Кейли Роз не сдвинулась с места. Она уже достаточно натерпелась за последние сутки. Она сможет набраться храбрости и достойно перенести еще одно столкновение с этим обворожительным негодяем. Слава Богу, последнее. Предпоследнее, на худой конец.

– Я смогу уехать вечером? – уточнила Кейли Роз свой вопрос.

– Да, если по-прежнему будешь желать этого.

– Разве могут быть какие-то сомнения на этот счет? – огрызнулась она.

– Пока мы должны скрепить нашу договоренность, – произнес Ян, склоняясь к ней с хищной улыбкой на лице.

– Хорошо, – согласилась Кейли Роз. Любое физическое соприкосновение с ним пугало ее. Но показать свой страх сейчас было бы глупо. Сама, удивляясь себе, она с поразительным хладнокровием протянула ему руку. Ян, казалось, даже не заметил этого. – Придите в себя, мистер Мак-Грегор, – обратилась она к нему, – сделки скрепляют рукопожатием.

– В Шотландии, мисс Бучанен, у нас есть куда более лучший способ.

Не успела она вздохнуть, как Ян обнял ее за талию и порывисто, хотя и нежно притянул к себе, закрыв губами ее приоткрывшийся рот. Застонав, она протестующе уперлась рукой в его лоб. Но Ян, обхватив пальцами ее запястье, легко преодолел сопротивление. Кейли Роз попыталась продолжить борьбу, но уже через мгновение почувствовала, что руки ее оказались за спиной. Возможности двигаться она была лишена. Губы ее тоже были в плену поцелуя, от которого вдруг стало легко, а неприятные мысли улетучились.

На этот раз простым поцелуем он не ограничился. Не давая девушке возможности опомниться, Ян сел на диван, причем так ловко, что она оказалась лежащей на его коленях. Попытка ее вскочить или ударить его закончилась ничем. Широко раскрытые глаза Кейли Роз гневно сверкали до той поры как заморгали и вдруг сами собой закрылись под волшебным воздействием нового, еще более горячего поцелуя. Одна рука Яна лежала на ее бедрах, не позволяя пошевелиться. Другой он поддерживал ее плечи.

Сила его рук обволакивала, создавая ощущение, подобное тому, что она испытывала в детстве на руках взрослого человека, придающего уверенность и спокойствие, какие бы силы зла ни заявились во сне. Но обжигающие его поцелуи, конечно, не напоминали родительские. Но и к ночным кошмарам то, что она испытывала сейчас, отнести было бы несправедливо. Теплые мужские губы властно требовали ответа. И хотелось отвечать. Бархатный язык сладостно щекотал нёбо. Брачное соглашение утверждалось способом, свойственным не только Шотландии, но и далекому Техасу, так же как и любому другому уголку земли.

Кейли Роз была ошеломлена. Гордость ее протестовала. Как смеет он столь фамильярно, будто с настоящей невестой, так обращаться с ней! Она попыталась сопротивляться, но и сама ловила себя на мысли о том, что делает это вполсилы. Она уперлась руками в его грудь, пытаясь оттолкнуть. Но как-то слабо, неуверенно. Зато ощущение тепла его тела, которое она почувствовала сквозь ткань рубашки, показалось крайне приятным.

Ладонь Яна скользнула вниз по ее ягодицам. Теперь девушка целиком находилась в его объятиях. Желание сопротивляться исчезло. Она подарила ему ответный поцелуй, робкий и в то же время восхитительно страстный. Стон вырвался из груди Яна. Ему потребовалось невероятное усилие воли, чтобы пригасить жаркую волну мужского желания. Сдерживать себя он уже почти не мог…

Последующее происходило, как показалось Кейли Роз, с головокружительной быстротой. Она едва помнила тот момент, когда подол ее юбки оказался задран. Она бы вообще не почувствовала этого, если бы не холодок, вдруг обнявший ноги. Протестовать было поздно. Ян уже расправлялся с тесемками, поддерживающими предметы ее туалета. Затем рука его скользнула вниз по ногам, освобождая их от длинных черных чулок, и вновь вернулась вверх. Теперь нижнюю половину тела девушки прикрывав ли лишь красные фланелевые подштанники. У нее почему-то мелькнула мысль о том, что он о них подумает, которая чуть не рассмешила ее.

Она вдруг потеряла его губы. Но лишь на мгновение. Проделав дорожку из поцелуев, они нежно прикоснулись к пульсирующей жилке на шее девушки. Они бы спустились и ниже, но мешал слишком высокий лиф ее платья. Ян чертыхнулся про себя, решив, что непременно следует отдать дань великолепным грудям Кейли Роз, прежде чем выпустить ее из своих объятий.

– Breagha, Кейли Роз, – пробормотал он хрипловато непонятное шотландское слово и запечатал ее рот новым, заставляющим забыть обо всем поцелуем.

Сильные пальцы приятно трогали ее напрягшиеся груди, заставляя девушку встрепенуться. Заерзав, она ощутила под собой упругие мышцы его бедер. Приятная нега разлилась по телу, рождая желание быть просто слабой женщиной, подчиниться смелому натиску берущего тебя мужчины. Останавливать его не было ни сил, ни желания.

Пальцы Яна уже нашли жемчужные пуговицы ее жакета и с удивительной проворностью расстегнули четыре верхние. Кейли Роз еще только начала смутно понимать, что происходит, а все ее сомнения были рассеяны обжигающими прикосновениями его губ. На этот раз Ян сумел достигнуть вожделенного места. Тонкая ткань нижней сорочки не препятствовала его губам, и Кейли Роз чувствовала каждое их прикосновение.

Она негромко вскрикнула, открывая глаза и напрягаясь в инстинктивном стремлении воспротивиться действиям Яна. Тот лишь крепче обнял ее одной рукой, слегка приподнимая повыше. Мужские чувства явно брали над ним верх. С еще большим нетерпением он раздвинул полы ее жакета и сдвинул вниз кружевной вырез сорочки. Груди девушки обнажились, и уже через мгновение по ним заскользили его губы, как бы ощупывая эти мягкие выпуклости.

От их прикосновений по всему телу разлилось приятное тепло, сердце затрепетало в каком-то неизъяснимом восторге, думать ни о чем не хотелось. Девушка погрузилась в полузабытье, снова закрыв глаза. Неосознанное томление, зародившееся где-то глубоко в ней в то мгновение, когда их губы впервые соединились, разрасталось, заполняя всю душу, превращаясь в необузданное, испепеляющее пламя страсти.

До сих пор еще ни один мужчина не прикасался к груди Кейли Роз. Парни не решались даже на безобидные шлепки пониже спины. Попробовал бы кто-то там, в Техасе решиться на такое! Она бы заставила его пожалеть о том, что он вообще появился на свет! Почему же она позволяет все этому шотландцу? Почему, черт побери, ей так приятно?

Все эти беспорядочные мысли мгновенно промелькнули в голове Кейли Роз и тут же улетучились. Задумываться над чем-то серьезным сейчас было просто невозможно. Все мысли вытеснялись волшебными ощущениями, возникающими под страстными прикосновениями его горячих губ. Руки девушки сами собой потянулись к сильной шее Яна, пальцы ее начали нежно перебирать жесткие локоны его волос. Он притянул ее к себе еще ближе, захватив один сосок губами так, что он оказался у него во рту.

– Ян! – выдохнула она со стоном, почти теряя сознание.

Он с какой-то ненасытной жадностью посасывал розовую шишечку на ее груди, погружая Кейли Роз в целый водоворот необычайно приятных ощущений. А когда язык Яна быстро задвигался вокруг соска, это и вовсе стало напоминать сладостную пытку. Она прикусила верхнюю губу, чтобы сдержать рвущийся наружу крик первобытного удовольствия. Голова девушки запрокинулась, толстая длинная коса упала на диван. Тело ее конвульсивно задвигалось на коленях Яна.

Ян уже не очень понимал, правильно он поступает или нет. Ему просто хотелось получить от этой женщины как можно больше. Рука его вновь опустилась вниз, скрывшись под юбкой. Пальцы целенаправленно устремились выше, туда, где болтались сатиновые подвязки чулок. Но и там они задержались лишь на мгновение. Продолжая движение, ладонь скользнула по узкой полоске шелковистой кожи и через поясок проникла под красную ткань фланелевых подштанников. Еще миг, и пальцы Яна оказались на треугольнике жестких кудряшек между ее ногами.

Он замер. Вожделенное сокровище, к которому он так стремился, было в его руках в буквальном смысле этого слова.

Кейли Роз, вздрогнув всем телом, напряглась. Прикосновение чужой руки к самому интимному месту произвело эффект, подобный удару молнии, высветившей вдруг все вокруг. Сработал врожденный защитный инстинкт: еще немного, и она может лишиться того, что поклялась сохранить навсегда, как бы ни принуждал ее к обратному какой угодно мужчина.

– Нет! Нет, ты не смеешь… Нет! – прерывисто запротестовала она.

Колдовское наваждение рассеялось. Вернувшись к реальности, девушка, пытаясь освободиться, дернулась всем телом и изо всех сил толкнула соблазнителя рукой в грудь. Другая рука одновременно одергивала подол юбки, стремясь вернуть его в надлежащее положение.

Ян, тяжело дыша, пробормотал какое-то ругательство. Сдавив, будто стальными обручами, своими сильными руками Кейли Роз, он поднял голову. Лицо его было мрачнее тучи. Чудесные зеленые очи угрожающе сверкали. Но стоило ему увидеть повлажневшую от слез синь глаз девушки, и взгляд его смягчился. Хотя он и не ощущал раскаяния, в душе шевельнулось смутное чувство вины.

– Немедленно отпусти меня! – закричала она, извиваясь и брыкаясь, будто дикая кошка. – Убери руки, ты, грязный ублюдок, мужлан шотландский!

– Мужлан? – повторил он, видимо, не очень знакомое ему слово. – Да-да, наверное, таковым я и являюсь.

Произнесено это было с явной иронией. Но ему сейчас совсем не до веселья. Возбужденное тело настоятельно требовало отнюдь не разговоров. Он опять ругнулся. На этот раз про себя. Затем разжал железные объятия.

Разгневанная Кейли Роз неловко вскочила на ноги, и, несколько мгновений растерянно пометавшись по комнате, резко направилась к окну. Руки ее, торопливо поправлявшие юбку и застегивающие пуговицы, нервно дрожали.

Оставшийся позади Ян поднялся с дивана, медленно распрямляя свою огромную фигуру. Глаза его неотрывно наблюдали за грациозно изгибающейся спиной девушки. Лицо казалось хмурым и задумчивым. Только что произошедшее распалило его страстные желания до предела. Но он сможет потерпеть и еще немного. Всего до вечера. Вспомнив о предстоящем ускоренном обряде, хозяин замка повеселел, даже улыбнулся. О, ей еще предстоит позлиться.

Она будет сопротивляться, ворчать будто мегера и рычать подобно рассерженной овчарке. Ничего, он найдет способ убедить ее в разумности своих решений. Бог свидетель, Кейли Роз будет принадлежать ему, что бы там ни случилось!

– Итак, наша договоренность теперь скреплена вашим словом, мисс Бучанен, – тихо, но отчетливо произнес он, глядя на нее потеплевшим взглядом.

– Черта с два! – Кейли Роз застегнула последнюю пуговицу и, повернувшись, обратила на него пылающие гневом глаза. – Будь ты проклят! Как ты мог… Кто дал тебе право так обращаться со мной? – выпалила она и, чувствуя, как горят и заливаются краской ее щеки, вновь отвернулась.

До того как она приехала в Шотландию и оказалась пленницей Яна Мак-Грегора, самое большее, что она позволяла мужчине, – это взять себя за руку. В самых крайних случаях речь могла идти об одном-двух целомудренных поцелуях. Этот титулованный мерзавец с огненной шевелюрой (надо еще разобраться, имеется ли титул на самом деле) зашел очень далеко. Поцелуи его уж никак не назовешь невинными, особенно те, недавние… Подумав о них, она вспомнила и о том, как приятно ей было. Кейли Роз вздрогнула и провела руками по груди, будто желая стряхнуть будоражащие душу воспоминания.

– Похоже, что вы предпочитаете задержаться в замке Мак-Грегор еще на несколько дней? – произнес Ян, в шутливом удивлении приподнимая брови.

– А для вас, похоже, самое предпочтительное сейчас убраться ко всем чертям! – нанесла она ответный удар.

– Говорят, что черти иногда помогают тем, кто начинает новое для себя дело.

– Трудно поверить, что вы ощущаете недостаток опыта в чем-либо, разве что только в умении вести себя скромно, – процедила она сквозь стиснутые зубы, упирая руки в бока. – Можно считать, что мы действительно договорились. Главное, что я скоро уеду. Но не думайте, что я не найду способ заставить вас расплатиться за то, что здесь произошло. А если вы полагаете, что недавний отвратительный эпизод нашего с вами общения меняет что-то…

– Нет. Мы лишь одним зубком попробовали то, что могли бы отведать, – перебил он со своей манящей улыбкой на лице.

– Тогда мне остается только от всей души возблагодарить Господа за то, что мне не пришлось отведать блюдо целиком! – с чувством воскликнула Кейли Роз.

С этими словами она дернула плечами и, поправив складки своей шерстяной юбки, гордо направилась к двери. Ян не стал ее останавливать, но последовал за ней.

– Falbh suas a staidhre, – приказал он ей подняться вверх по лестнице на родном ему наречии.

Гортанные малознакомые слова заставили Кейли Роз остановиться И вновь посмотреть на Яна.

– Советую вам поберечь свой шотландский язык до того случая, когда вы будете издеваться над вашей следующей жертвой!

– Было бы неплохо для такой девушки, как вы, слегка подучить гэльский, – мягко посоветовал он.

– Нет, мистер Мак-Грегор, тратить на это время я не собираюсь, – прошипела Кейли Роз, энергично качая головой. – Мне это ни к чему. У меня нет ни малейшего намерения приезжать в Шотландию еще раз.

– О! Но наши намерения имеют особенность порою меняться на противоположные.

– Только не мои!

– С чего ты взяла, что тебе никогда не захочется, чтобы кто-то исполнял твои маленькие капризы, что тебе абсолютно чуждо желание приобщиться к множеству других приятных мелочей, на которых замешены отношения между мужчиной и женщиной? – В его грудном, слегка вибрирующем голосе чувствовалось неподдельное веселье. – Неужели твоя душа мертва, а кровь холодна, Кейли Роз Бучанен?

– Я… Конечно, это не так! Но я не такая, как другие женщины. Вы это уже поняли?

– Что ж, это действительно правда.

Кейли Роз выругалась про себя, сердясь на свое сердце, затрепетавшее под блестящим взглядом Яна.

– Я, кстати, вспомнила одну очаровательную поговорку, которую мне довелось услышать у вас в Инвернессе: «Вылечить можно все, кроме окончательной смерти».

– Вот как? А почему ты думаешь, что эта мудрость относится сейчас ко мне? – спросил Ян, едва удержавшись от того, чтобы не пошутить на предмет того, что предпочел бы увидеть ее живой, но окончательно раздетой.

– Потому, что тебя-то и не будет возможности вылечить после того, как мой отец узнает, что произошло здесь! – выпалила она, прежде чем поняла, что совсем не желает того, о чем говорит.

– У меня тоже есть одна любимая поговорка, – сообщил Ян, в глазах которого плясали веселые бесенята. – «Дураки ждут утра, мудрый не забывает и о том, что многое можно сделать ночью».

Кейли Роз уже открыла рот, чтобы ответить, но нужные слова на ум не пришли. Она лишь бросила в сторону Яна выразительный взгляд и, пробормотав какое-то проклятие, направилась к лестнице. Хозяин замка неторопливо двинулся следом.

«Ночью», – мысленно повторил Ян. Уж он-то в дураках себя не числил…

Глава 5

Время исполнения уговора приближалось.

День медленно угасал, помаленьку готовясь уступить ночи, как только минует закат. Была та часть суток, которую Дженни называла сумерками. Последние заигравшиеся лучи уходящего солнца зажгли чудесное розовое зарево на вершине окрестных холмов. Но небо над ними было еще кристально чистым, разве что на самом горизонте его бескрайнюю голубизну украшали белые свитки облаков. Пропитанный сладковатым ароматом вереска, воздух казался густым и терпким. Тьма сгущалась в чащах горных лесов. Кролики, полевые мыши, лани, лисы и другие их обитатели отдыхали, разморенные погожим, солнечным днем, исподволь готовясь к полным опасностей ночным приключениям. Все дышало миром. Ночь обещала быть теплой и лунной, спокойной и полной прекрасных волшебных снов.

Но за каменными стенами замка Мак-Грегор атмосфера напоминала предгрозовую.

Кейли Роз посмотрела на свое отражение в зеркале и еще больше нахмурилась. То, что она увидела, было ей совсем не по вкусу. Ян настоял, чтобы она надела для предстоящей церемонии белое шелковое платье. Необходимо, дескать, чтобы девушка на этом брачном обряде выглядела как невеста, пусть даже сам обряд и является формальностью для нее. Необходимой принадлежностью был и накинутый на плечо шотландский шарф с клетками цветов клана Бучаненов. После того как они назовут себя мужем и женой, шарф этот заменит такой же, но с расцветкой Мак-Грегоров. Это и будет символизировать заключение союза между ними и их кланами.

«Один этап кровной вражды подходит к концу, но другой только начинается», – мстительно подумала девушка, успокаивая себя.

Взгляд скользнул по низкому вырезу платья, слишком низкому, и она помрачнела еще больше: как не хотелось ей уступать всем этим дурацким требованиям «будущего мужа»! Но шотландцы придают такую большую роль своим древним обычаям. Кейли Роз раздраженно вздохнула.

Впрочем, какое все это имеет значение? Можно и уступить один раз. Главное, что скоро она опять будет в Америке, в родном техасском Даймонд Л. Под надежной защитой своей семьи. Там никому не придет в голову похищать молодую леди. А если кому и придет, то обидчика очень скоро найдут изрешеченным насквозь пулями или болтающимся на веревке под высоким деревом. Как ни странно, представив на месте такого бедолаги Яна, она почувствовала жалость. Даже в сердце ее что-то кольнуло.

Кейли Роз отвернулась от зеркала, резко тряхнув головой. Ноздри защекотал приятный запах лаванды. Перед ужином она помыла волосы лавандовым мылом, которое в окрестностях Инвернесса готовили по старинному рецепту. Это оно оставило аромат горного цветка на тщательно расчесанных волнистых локонах, струящихся сейчас по ее щекам и плечам. Распущенные волосы невесты – еще один местный обычай, о котором сообщила Дженни, с чрезвычайной серьезностью отнесшаяся к предложению быть свидетельницей на ускоренном обряде. Как поняла из ее объяснений Кейли Роз, такая прическа символизирует невинность невесты и то, что она без принуждения, по одной только собственной воле отдает свои руку и сердце будущему мужу.

– Без принуждения и по собственной воле… Как бы не так, черт побери! – пробормотала Кейли Роз.

В дверь постучали, она вздохнула поглубже, стараясь взять себя в руки.

– Вы еще не готовы, мисс Бучанен? – услышала она голос Питера.

– Напротив, – отозвалась она. – Я совершенно готова, – добавила она тут же, радуясь, что может говорить абсолютно ровным тоном.

Спускалась по узкой лестнице Кейли Роз впереди Питера, совершенно уверенная, что внизу, по своему обыкновению, ее поджидает Ян. Но в холле, к ее удивлению, никого не было. Растерянно оглядевшись по сторонам, девушка нахмурилась.

– Лорд Мак-Грегор и все остальные – в гостиной, – сообщил Питер, заметивший, что невеста чем-то недовольна.

– Остальные?

– Принято, чтобы на церемонии присутствовали родственники. Если бы можно было позвать кого-то из Бучаненов…

– Я не думала, что это будет настолько походить на настоящую свадьбу, – раздраженно перебила его Кейли Роз. – О том, что здесь появятся еще и гости, мне, по крайней мере, никто не говорил.

Слуга бросил на нее быстрый, несколько недоуменный взгляд и прошел вперед. Молча они спустились на первый этаж и подошли к двери гостиной, из-за которой доносились голоса, в основном мужские. Смутная тревога овладела Кейли Роз, когда Питер распахнул дверь. Инстинктивно чувствуя опасность, она внутренне напряглась. Округлившимися глазами глядела она на представшую перед ней картину. В ярко освещенной гостиной находилось с полдюжины одетых в клетчатые юбки мужчин и только три женщины. Кейли Роз проглотила подступивший к горлу комок страха и сердито взглянула на Яна, который с гордым видом стоял посреди зала.

Высокий, одетый в новую юбку, бархатный жакет и украшенный клановым гербом шотландский берет, Мак-Грегор выглядел необычайно мужественно и живописно. Вновь перед ней был сказочный предводитель шотландского клана из волшебной легенды – горячий, сильный, неотразимый.

Встретившись с ее взглядом, зеленые глаза его слегка потемнели, выдавая жгущие душу страстные желания и решимость добиться своего. Ян кивнул головой, стоящий в углу с волынкой мужчина извлек из своего музьжального инструмента протяжные загадочные звуки, видимо, имевшие какой-то особый смысл для всех собравшихся, за исключением Кейли Роз.

«Собрание людей клана Мак-Грегоров открылось…» – припомнились ей строчки из романов Вальтера Скотта и Александра Ли, повествовавших о туманных временах истории Шотландии. Временах, когда любой, кто носил имя Мак-Грегора, обязан был его изменить. Тому, кто не подчинялся этому приказу, грозила смертная казнь.

Пронзительные, проникающие в самую душу звуки волынки странно волновали, сковывали волю. Больше всего на свете Кейли Роз сейчас хотелось повернуться и убежать, забыв обо всем и в первую очередь об утреннем уговоре. Удерживала гордость. Бучанены никогда не отказываются от данного слова. Отец сумел крепко внушить ей эту истину. «Слишком крепко», – подумала она, с трудом сдерживая рвущийся из груди стон.

Взгляды всех присутствующих обратились к ней. Гордо подняв голову, девушка позволила Питеру повести ее вперед. Краешком глаза она заметила Дженни и Молли, но тут же забыла о них. Устремленные на нее глаза Яна смотрели так завораживающе властно, что думать о чем-то другом было попросту невозможно. Слабеющие, негнущиеся ноги сами несли ее к тому месту, где возвышалась могучая фигура Мак-Грегора. Стоял он возле окна. Льющиеся сквозь стекло лучи заходящего солнца создавали вокруг него некое подобие светящегося нимба, делая похожим на грозного и прекрасного архангела со страниц библейских сюжетов.

Девушка почувствовала, как сильно затрепетало ее сердце, вздохнула поглубже и постаралась успокоить себя мыслью о том, что этот пугающий обряд скоро завершится. Значит, скоро останется позади это приключение. Мысль о том, что уже ночь она сможет провести в своем гостиничном номере в Инвернессе, придала ей мужества. Кузину Марту, наверное, удар хватит, когда она узнает правду. Если бедная женщина не настолько больна, что не может подняться с постели, они уедут из Шотландии прямо завтра. Кейли Роз хотелось как можно скорее оказаться дома, побыстрее забыть обо всех этих замках, кланах, кровной вражде… И обворожительном негодяе с изумрудными глазами и шевелюрой цвета молодого красного вина, который способен обращать в хаос все ее мысли и чувства.

Наконец ее необыкновенно долгий, как показалось Кейли Роз, путь к ожидающему у окна Яну закончился. Она почувствовала силу и тепло его руки, обхватившей ее ладонь. Девушка вздрогнула и подняла растерянный взгляд на лицо жениха. Тот подбадривающе улыбнулся, аккуратно, но твердо перевел ее руку так, чтобы она держала его под локоть, и повернулся вместе с ней к гостям.

Волынка смолкла. В комнате стало необычайно тихо.

– Добро пожаловать, дорогие родственники, в замок Мак-Грегор, – провозгласил Ян официальным тоном, переводя теплый, завораживающий взгляд на Кейли Роз.

– На церемонию бракосочетания, парень! – многозначительно добавил один из мужчин.

– Мы очень долго ждали этого дня! – сказал другой, и все гости заулыбались.

Но Ян, стоящий рядом с Кейли Роз, был необычно серьезен.

– Я, Ян Роберт Стюарт Мак-Грегор, – произнес он четким, непререкаемо властным голосом, – десятый граф Стафбурн, даю настоящую клятву, заверяя собравшихся в том, что стоящая рядом со мной женщина – Кейли Роз Бучанен, незамужняя девица, единственная внучка Ангуса Аласдаира Бу-чанена, последнего из Далкроссов.

«Граф Стафбурн», – мысленно повторила Кейли Роз. Титул слегка шокировал ее. Ян совсем не был похож на тех знатных молодых людей, которых она встречала ранее. Он вообще не был похож ни на кого из тех, кого она знала раньше. Но что за чушь он там мелет о том, что с ним рядом «незамужняя девица»? Неужто в свои двадцать лет она смахивает на старую деву? Вот Д.Ж. порадовался бы… Хотя, попади отец в замок Мак-Грегор, ему было бы не до веселья.

– А кроме того, – продолжал Ян, – я клянусь перед Богом и присутствующими здесь свидетелями, что беру Кейли Роз Бучанен себе в жены.

Сердце девушки тревожно встрепенулось. В жены… Она опять взглянула на него снизу вверх. Кейли Роз могла бы поклясться, что в ответном взгляде Мак-Грегора светились триумф и удовлетворение.

– Ты должна дать такой же обет, – тихо произнес он, сжимая ее руку.

Нехорошее предчувствие кольнуло сердце. Кейли Роз отвернулась, растерянно оглядывая комнату. Борьба между чувством долга и страхом вспыхнула в ней с новой силой. Семеро высоких незнакомцев в одежде тех же цветов, что и Ян, взирали на нее так, будто знали некую неизвестную ей тайну, связанную с происходящим обрядом. Немного успокаивали знакомые лица Питера, Дженни и Молли, которые, как ей казалось, улыбались тепло и искренне. Зато третья из присутствующих женщин, миловидная блондинка с глазами, похожими на опалы, примерно одного с ней возраста, бросила столь враждебный взгляд, что брови Кейли Роз поползли вверх от удивления и замешательства.

– Говори же, девонька, – прошептал Ян погромче.

Она еще раз посмотрела в его глаза. Они горели настоящим изумрудным огнем, невольно вызвавшим в ней ответное пламя. Почти не понимая, что делает, Кейли Роз произнесла слова обета… Слова, которых он добивался с того самого дня, когда впервые прикоснулся к ней в развалинах.

– Я, Кейли Роз Бучанен… беру в мужья Яна Мак-Грегора.

Девушка вздрогнула, договорив слова до конца, ощутив острый укол совести. «Боже! Она произнесла клятву, которую собирается нарушить! Не намерена же она всерьез относиться к этой помолвке и всему остальному? Но разве не она сама только что заявила при свидетелях, что выходит замуж за Мак-Грегора. Допустимо ли жертвовать честью во имя свободы? Задав себе этот вопрос, Кейли Роз совсем смутилась. Ответ был явно неутешительным. Отец, вне всяких сомнений, посчитал бы цену освобождения недопустимо высокой. Ему было бы стыдно за дочь… Ей и самой стыдно. От того, какие именно обстоятельства подтолкнули ее к этому шагу, мало что меняется. Пусть речь идет лишь о безобидной хитрости, но об этом знают лишь они с Яном. Нет, она не должна была соглашаться! Говоря откровенно, она выбрала трусливый и позорный путь к освобождению. В этом теперь нет никаких сомнений.

– Свершилось! – провозгласил Ян, как ей показалось, несколько мрачно. – О вражде и мести больше не может быть и речи. Отныне между нашими кланами устанавливаются мир и согласие.

Он освободил руки и вытащил булавку, которой был приколот к ее плечу шарф с клетками Бучане-нов. Его место тут же занял поданный Питером другой – в цветах клана, к которому присоединялась теперь Кейли Роз.

«Кейли Роз Мак-Грегор!» Имя зловещим эхом отозвалось в душе девушки. А при последних словах Яна по спине побежали мурашки. Она совершенно не ожидала, что в ходе церемонии будут произнесены слова о «вечном союзе». Почему он не предупредил, что и об этом будет объявлено в ходе ускоренного обряда? Путь, который она избрала, явно не сулил ей спокойствия.

Недоуменно покачав головой, Кейли Роз громко вздохнула и невольно отвернулась от Яна. Но тот быстро дал понять, что церемония еще не завершена. Она задрожала всем телом, чувствуя, что ей нечем дышать, когда он, заключив ее в свои медвежьи объятия, притянул к груди и поцеловал.

О, это была не просто дань традиции! Он целовал ее страстно, горячо, с какой-то ненасытностью, не обращая внимания на то, как расценят их объятия присутствующие в гостиной. Кейли Роз глухо застонала и попыталась отстраниться, упершись руками в плечи Яна. Но силы сопротивления истаяли почти мгновенно, покоряясь волшебству его губ. Когда Ян снова поднял голову, выражение его глаз еще больше удивило Кейли Роз. Они светились по-волчьи свирепо, но одновременно необыкновенно нежно.

Кейли Роз была вне себя от ярости. Лицо стало пунцовым, губы шептали горячие проклятия. Руки поднялись в намерении ударить обидчика. Но Ян незаметным движением перехватил их и положил ее ладони на свои плечи. Она еще раз строптиво дернула головой и застыла. Лишь глаза ее метали злые молнии в его сторону. Ян отвечал своей легкой, ироничной улыбкой, которая только больше усиливала гнев девушки.

– Разве так пристало вести себя любящей невесте, моя госпожа? – прошептал он, явно забавляясь происходящим, и вновь запечатал ее губы поцелуем.

– Если справедливо, что браки заключаются на небесах, то ты, Ян Мак-Грегор, определенно имеешь там нескольких хороших друзей! – радостно воскликнул один из родственников, поспешив разрядить доброй шуткой возникшую тяжелую паузу.

Гости оживленно зашумели, засмеялись, радостными восклицаниями они выражали свое одобрение. Волынщик набрал в легкие побольше воздуха и заиграл веселую мелодию, которая, как вспомнила Кейли Роз, называлась «Я люблю свою маленькую миленькую девчушку». Питер, Молли и Дженни быстро обнесли каждого из присутствующих мужчин вместительными бокалами шотландского виски. Явно не собиралась веселиться со всеми гостями лишь молодая блондинка. Она потихоньку отошла к двери и скоро вышла из гостиной.

Глаза Кейли Роз продолжали метать искры гнева, когда Ян с явной неохотой убрал руки с ее плеч. Впрочем, сделал он это лишь для того, чтобы крепко взять девушку под локоть и повернуться лицом к гостям в ожидании поздравлений, которые неизбежно должны были последовать. Она стояла рядом, напряженно думая о том, как бы отомстить.

Шотландцы высоко подняли свои бокалы. Волнующая мелодия волынки рванулась к небу и смолкла. Слово для того, чтобы пожелать счастья новобрачным, взял старейший из гостей – среброволосый гигант, взиравший на Яна с гордостью и любовью.

– За нашего обожаемого предводителя и за его прекрасную невесту, – провозгласил он с заметным гэльским акцентом. – Да будет их совместная жизнь долгой и благословенной. Да пошлет им небо прекрасных сыновей – дружных и крепких парней, которые не посрамят имя Мак-Грегоров и достойно передадут его нашим потомкам. Да будет славным это имя в веках!

Гостиная заполнилась одобрительным гулом. Все бокалы были выпиты до дна.

«Долгой и благословенной… Сыновья…» – эти слова раскаленными стрелами вошли в сознание Кейли Роз. Она была ошеломлена, дыхание перехватило^ она пристально посмотрела на Яна. Не было ни малейшего сомнения в том, что он не удосужился сообщить никому из собравшихся о сути их договора. Почему?

Смущенная и совершенно сбитая с толку, она покорно пошла за Яном, который начал представлять ее по очереди присутствующим родственникам. Почти не слыша обращенные к ней поздравления, девушка молча кивала головой, то и дело бросая взгляд на стоящие на камине часы. Мысль о том, что еще немного, и она, покинув стены этого замка, отправится в Инвернесс, была единственной ее соломинкой, она придавала ей силы и успокаивала. Ехать придется ночью, но это не снижало решимости уехать уже сегодня. Она готова была совершить прогулку через ад, лишь бы избавиться от Яна Мак-Грегора…

Торжество между тем продолжалось. Гости весело шумели, наливая себе виски. Нервы Кейли Роз напряглись до предела. Она вздрогнула, когда огромные старинные часы вдруг напомнили о себе печальными звуками, в которых с трудом угадывалась мелодия, звучащая к тому же за десять минут до положенного срока. Было около восьми. Конечно, ей давно бы следовало уехать. Муж, однако, ни на шаг не отпускал ее от себя. Ей почему-то показалось, что устраивать сцену перед его родственниками недопустимо. Была ли то забота о его чести, или она пеклась о своем достоинстве, девушка не знала и сама. Но всякому терпению приходит конец. Когда Ян весело поинтересовался, как ей нравится вечер, Кейли Роз уже было собралась закричать, объявив всем чертовым Мак-Грегорам, что она считает себя Бучанен и останется таковой до своего смертного дня. Не сделала она этого лишь потому, что беспорядочно звучавшие голоса гостей слились вдруг в красивую протяжную песню.

За окном было совсем темно, когда Ян, наконец, повел ее к двери, обняв за талию и прижав к себе, не обращая внимания на ее сердитые взгляды.

– Благодарю вас всех за то, что пришли, – обратился он к разгоряченным гостям, которые обратили к нему поблескивающие от выпивки взоры. Его глаза при этом тоже весело блеснули, губы разошлись в приятной улыбке. – Не сомневаюсь, что, будучи настоящими Мак-Грегорами, вы правильно поймете и простите мое нетерпение поскорее покинуть вас. Моя невеста и я будем рады видеть вас всех вновь, так же как и ваших жен и детей, после того, как сегодняшний ускоренный обряд будет закреплен в церкви. А пока желаю вам еще повеселиться и благополучно вернуться домой.

– О, парень, неужели ты хочешь лишить нас чести быть вашими постельничими? – раздался притворно-жалобный голос одного из молодых гостей.

«Постельничими?» – эхом пронеслось в голове Кейли Роз.

Хотя она знала о шотландских обычаях не так много, этот, идущий из глубины веков, был ей хорошо известен. Заключался он в том, что жениха и невесту на их первое брачное ложе должны укладывать близкие друзья и родственники. В зависимости от настроя участников свадебного пира это превращалось либо в веселую забаву, либо в еще одну торжественную церемонию. Поетельничьи должны были находиться неподалеку от комнаты новобрачных по возможности большую часть ночи. Некоторые весельчаки образовывали при этом нечто вроде стражи, поочередно дежуря у двери. В обязанность их входило не пропустить ни одного доносящегося из спальни звука и доложить утром, действительно ли жених с невестой занимались тем, чем им положено заниматься в первую брачную ночь.

Кейли Роз побледнела, бросив растерянный, ищущий защиты взгляд на Яна. Тот, взглянув в сторону своего расшалившегося кузена, слегка покачал головой.

– Придется напомнить тебе, Эндрю Мак-Грегор, – сказал он, – что обычай этот не исполнялся, пожалуй, ни разу с тех пор, как мы с тобой появились на свет. И не заставляй меня, ради всего святого, возрождать его именно в эту ночь.

Заявление вызвало новый взрыв смеха и волну многозначительных взглядов представителей клана Мак-Грегоров в сторону Кейли Роз. Это стало последней каплей, переполнившей чашу ее терпения. Свою часть договора она выполнила. Сколько еще ждать, чтобы Ян выполнил свою? Хватит!

Не заботясь более о том, что могут подумать о ней гости, девушка вырвалась из объятий Яна и, в полной решимости покинуть компанию, повернулась к двери. Она забыла о своей упакованной и лежащей наготове в ее комнате дорожной сумке. Все мысли были заняты одной целью – как можно быстрее выйти на улицу. О, если бы ей это только удалось! Она уж сумеет где-нибудь спрятаться от возможной погони, а затем найти тропинку к конюшне. А там никакой дьявол не остановит ее! Она помчится в Инвернесс и даже не оглянется на оставшийся позади замок.

Цель была уже близка. Глаза Кейли Роз победно блеснули, когда она оказалась совсем рядом с массивной, обитой железом дубовой дверью, спасавшей некогда хозяев от мародеров враждебных кланов, пытавшихся ограбить замок Мак-Грегор и убить его обитателей. Вот и засов. Ее пальцы ощутили холод металла. Стоит только отодвинуть этот железный прут и…

И опять Кейли Роз не учла только одного: воля Яна Мак-Грегора была не слабее, чем запоры его замка.

Девушка испуганно вскрикнула, почувствовав его руку на своей талии. Ян, не дав времени даже на то, чтобы повернуться, поднял ее с легкостью, будто маленького ребенка, а не взрослую женщину.

– Нет! – протестующе воскликнула она, безуспешно пытаясь вырваться. – Я намерена уехать прямо сейчас, и ты не имеешь права меня задерживать!

–,Мы сделали еще не все, что следует, Кейли Роз Мак-Грегор. – Сквозь наигранную веселость на красивом лице Яна проступило выражение властной решимости. Он понес ее на руках вверх по лестнице.

– Это не мое имя! Я сделала, что ты хотел, – прошла через ускоренный обряд… Ты не можешь…

– Я могу и хочу, – произнес он твердо своим низким грудным голосом.

Сигнал тревоги изо всех сил зазвенел в голове Кейли Роз.

– Что ты собираешься делать? – спросила она дрогнувшим голосом. – Куда ты меня несешь? – Ее испуганный, изумленный взгляд с надеждой устремился к тем, кто остался в гостиной. – Как же твои гости?

– Гости отлично знают, что мое присутствие требуется и еще кое-где, – ответил Ян, в глазах которого плясали веселые бесенята.

Шутка ему самому понравилась, потому что сказал он абсолютную правду. Гости знали, куда и зачем он пошел. И он шел к своей цели не торопясь, бережно неся свою ношу вверх по лестнице.

– Но ты… Ты же обещал, что я смогу свободно уехать после этой церемонии! – произнесла она, заикаясь и понимая, что уже не в силах скрыть охватившей ее тревоги.

– Да, так я говорил. Но я сказал при этом и то, что ты уедешь только в том случае, если будешь этого по-прежнему желать.

– Так я и желаю именно этого, черт бы тебя побрал! Я хочу уехать немедленно! Отпусти меня!

– Всему свое время, девонька, – тихо прошептал Ян, черты лица которого приобрели какую-то особую резкость и таинственность.

Он вносил Кейли Роз в покрытый ковром, небольшой, тускло освещенный проход, ведущий к его комнате.

Глава 6

Войдя в комнату, Ян, наконец, поставил Кейли Роз на ноги. Немедленно отскочившая в сторону девушка затравленно наблюдала за тем, как он вернулся к двери и стал ее неспешно запирать.

– Объясни же во имя неба, что ты задумал, – процедила она сквозь зубы, с трудом выговаривая слова от страха и раздражения. – Я требую, чтобы ты немедленно отпустил меня!

– Принято, чтобы новобрачные проводили первую ночь после свадьбы вместе, – ответил Ян, поворачивая к ней лицо, на котором играла знакомая ей сардоническая улыбка. – Или у вас в Техасе придерживаются другого обычая?

– Мы не новобрачные!

– Разве? Не ты ли стояла рядом со мной перед свидетелями, провозглашая себя моей супругой? – напомнил он, подходя ближе.

Его горящие зеленые глаза снова потемнели от бушующей внутри страсти.

– Я! Но ты не хуже меня знаешь, что я вовсе не собиралась становиться твоей женой! Это было лишь частью нашего… Пропади все пропадом, – воскликнула она срывающимся голосом, – ты же сам уверял меня, что эта чепуха с ускоренным обрядом не имеет никакого значения.

Кейли Роз в панике попятилась назад в отчаянной попытке избежать неизбежного и вдруг с ужасом вспомнила, что позади нее находится кровать. Она оглянулась. При свете свечей это массивное украшение комнаты приобрело в ее возбужденном сознании чудовищные и зловещие размеры. К горлу подкатил удушливый комок. Она перевела взгляд на Яна. В глазах ее отразилось нечто, напоминающее о смертельной опасности.

– Ты говорил, что речь идет о простой формальности и это вовсе нельзя считать свадьбой! – обличающе произнесла она.

– Вот и нет, девонька, – ответил Ян с искренностью, достойной безумного, и подошел еще ближе. – Я говорил только, что речь идет не об обычной свадьбе. Даже ты не сможешь отрицать это.

– Ты обманул меня, ублюдок! – все еще не до конца веря в реальность происходящего, воскликнула Кейли Роз, отходя в сторону от огромного балдахина кровати и решительно скрещивая руки на груди. – Я не знаю, что ты собрался делать, черт бы тебя побрал, но…

– Мы теперь муж и жена!..

Говоря это, Ян притронулся одной рукой к клетчатому покрывалу кровати, а другой снял с головы берет и бросил его на подушку. Его взгляд многозначительно скользнул по тому месту, где из-под низкого выреза платья виднелась нежная грудь девушки.

– А делать я собираюсь, моя Дикая Роза, не более, но и не менее того, что сделал бы на моем месте каждый муж со своею женой.

– Нет! – горячо запротестовала она, заливаясь краской. – Мы не муж и жена. И никогда ими не будем! Ты одурачил меня, Ян Мак-Грегор, будь ты проклят! Ты собираешься оставить меня здесь?

То, что она угадала правду, Кейли Роз поняла по глазам Яна еще до того, как последовал ответ.

– Я с самой первой нашей встречи думал только о тебе, – произнес он. – Да! Ты пленила мое сердце!

– Как это могло случиться? – спросила Кейли Роз уже тише, чувствуя сильное смущение. Собственное ее сердце готово было, казалось, выпрыгнуть из груди, отвечая на горячую волну, исходящую от обольстителя, которую Кейли Роз ощущала почти физически. – Любви с первого взгляда не существует!

Это были те самые слова, которыми ей удалось в свое время охладить герцога Албермерла. Правда, с ним все было куда проще. Ян не походил ни на одного из ее прежних знакомых, да и обстоятельства их встречи были особенными. То, что он способен на какие-то чувства после столь короткого знакомства, казалось ей совершенно неправдоподобным.

– Ты, – продолжила девушка, стараясь восстановить участившееся дыхание, – даже не знаешь меня, черт побери!

– Я знаю тебя, – произнес Ян, глядя в ее сапфировые глаза с какой-то озорной решимостью. – Мне известно, что ты горда, упорна и храбра, как ни одна из женщин, с которыми сводила меня судьба ранее. Я знаю, что ты умна и у тебя острый язык, что ты страстная и обладаешь необычайной силой духа. Знаю, наконец, что ты устроишь мне веселенькую жизнь на ближайшие пятьдесят – шестьдесят лет. В общем, Кейли Роз Мак-Грегор, мне известно все, что я хотел бы знать.

Слова Яна вызвали целую бурю противоречивых чувств в душе девушки. Она замерла, безмолвно взирая на то, как он торопливо отстегнул свой плед, снял жакет и бросил все это на стоящую рядом с кроватью скамью, направляясь к ней. Дар речи вернулся к ней лишь тогда, когда он начал расстегивать пуговицы своей рубашки.

– Ты не сделаешь этого! – протестующе вскрикнула Кейли Роз.

Глаза ее стали еще огромнее. Только сейчас она начала понимать, что речь идет не просто о том, что она пробудет в замке пленницей какое-то время. Он хочет гораздо большего. Что он там говорил о пятидесяти – шестидесяти годах? Гори все ясным пламенем, этот человек окончательно потерял чувство здравого смысла!

Стало совсем страшно. Кейли Роз начала бить дрожь. Громко вздохнув, чтобы справиться с подступающим удушьем, она отступила назад, стараясь держаться подальше от Мак-Грегора.

– То, что ты… что, как ты возомнил, чувствуешь по отношению ко мне, не имеет никакого значения. Ты не имеешь никакого права удерживать меня здесь!

– У меня на это есть теперь все права.

– Нет! – Девушка энергично замотала головой, и ее черные локоны заметались по плечам в восхитительном вихре. Глаза горели как сапфиры в солнечных лучах. – Ты – низкий обманщик, коварный, как змея! Как ты смеешь отступать оттого, что сам обещал? Я же согласилась на твой ускоренный обряд только для того, чтобы вырваться отсюда. И ты, черт бы тебя побрал, отлично знаешь об этом! Это должно было быть только помолвкой, причем такой, которую ни один из нас не собирался воспринимать серьезно. И как бы ты…

– Я говорил, что обряд будет означать для нас то, что мы сами захотим, – напомнил Ян спокойно.

Впрочем, спокойствие это было лишь внешним. Его буквально сжигало желание поскорее оказаться с ней в постели. Как и всегда, когда она гневалась, Кейли Роз была необыкновенно прекрасна. Пальцы Яна добрались уже до верхней пуговицы. Он сбросил рубашку и взглянул на девушку с обезоруживающей улыбкой.

Но Кейли Роз не хотела сдаваться. Она изо всех сил отгоняла нахлынувшие на нее чувства. Сделать это, однако, было не так просто. Глаза ее сами собой возвращались к его бронзовому от загара, мускулистому торсу. Нелегко оказалось отвести взгляд и от широкой мужской груди, покрытой темно-каштановыми кудряшками, от мощных жилистых рук с упругими мышцами. Да, про обладателя таких не скажешь, что он лентяй. Сокрушить они, видимо, могут любого противника… Тем более сумеют играючи поднять ее и отнести на постель…

– Нет! – пронзительно вскрикнула девушка, бросаясь к выходу.

Но Ян оказался у двери быстрее, чем она. Через мгновение она была у него на руках. Он нес ее к кровати. Забыв обо всем, Кейли Роз завизжала, изрыгая проклятия во всю глотку, и отчаянно замахала руками и ногами. Но продолжалось это недолго. Ян так резко бросил ее на постель, что она утонула в бездонной мягкости матраца, как в океане. Он лег сверху, прижав ее своим телом.

– Нет! – в который раз закричала она, колотя его по спине. – Нет, будь ты проклят! Я не хочу…

Для завершения вопля не хватило воздуха. Испытанным уже приемом Ян поймал руки Кейли Роз. Они тут же оказались у нее за головой. Своими длинными ногами он обхватил ее колени. Окончательно плененное тело девушки было обездвижено.

– Ты моя, Кейли Роз, – чуть хрипловато вымолвил он, склоняя голову к ее лицу так, что она почти ничего не могла видеть, кроме изумрудного блеска его глаз. – Ты стала моей уже тогда, когда я впервые увидел тебя. Я и сам тогда не думал ни о чем другом, кроме того, чтобы прекратилась вражда между нашими кланами. Но вчера, когда я обнял тебя, я понял, что нужна мне только ты. Клянусь небом, я еще ни одной женщины не желал так, как хочу тебя! – О правдивости слов говорила изумрудная зелень его глаз, затуманенная страстью. – Я чувствую это душой и сердцем, понимаю рассудком. Я уверен, если бы не твое дьявольское упрямство, ты бы и сама призналась, что испытываешь ко мне то же самое.

– Я не твоя! – воскликнула Кейли Роз с вызовом, хотя голос ее дрожал. – И я не испытываю к тебе никаких чувств, кроме… кроме полного отвращения!..

Конечно, то была неправда. Девушка это знала даже лучше, чем он. Еще с самым первым поцелуем в ней пробудилось влечение к этому мужчине, томление, с которым она не могла справиться. Но сейчас Кейли Роз была слишком разгневана, чтобы задумываться над тем, что с ней происходит, а тем более признать правоту Яна. Большую часть своей жизни она прожила, сожалея, что не родилась мужчиной. Подчиниться заложенной в ней Богом женской природе она пока была не готова. По крайней мере не собиралась делать это без генерального сражения.

Сощуренными от ярости глазами она взглянула на негодяя, разбудившего в ней то, что, по ее мнению, никогда не должно было проснуться. И вдруг бездонная синь ее прекрасных глаз увлажнилась. Проклятие! Еще не хватало! Она сроду не была плаксивой девчонкой!

– Я ненавижу тебя, Ян Мак-Грегор, – прошипела Кейли Роз, предпринимая еще одно отчаянное и безрезультатное усилие освободить свои руки. – Я презираю тебя! Клянусь, что убью тебя, если ты принудишь меня сделать… сделать это.

К ее немалому удивлению, Ян в ответ мягко улыбнулся.

– Я и сам всегда говорил, что раздувать огонь из сырых дров и принуждать женщину, которая не познала любви, – занятия неблагодарные. Но ведь огонь страсти между нами вспыхнул ярко и горячо с самого начала. Что же касается любви… – Ян на мгновение прервался, обволакивая ее нежным взглядом и слегка приподняв свое прекрасное при свете свечей лицо. – Нет, девонька, – произнес он, наконец, красивым, идущим, казалось, из самой глубины души голосом, – речь идет о велении сердца, а не о насилии.

– Ты даже не пытался ухаживать за мной! – попыталась возразить девушка, чувствуя, что ей опять становится трудно дышать, а мысли в голове путаются не то от бесполезной борьбы, не то от близости его тела. – Ты просто стараешься затащить меня в свою постель! Я не так наивна, как ты полагаешь, четырежды проклятый сукин сын! Ты такой же, как все мужчины! Все вы хотите только одного!..

– Да, я хочу видеть тебя в своей постели. Но к тебе стремится все мое естество и моя душа!

– Твое сердце столь же лукаво, как и твои слова!

– А твоему язычку предстоит многому научиться, – парировал Ян, голос которого слегка подрагивал то ли от обуревающего его страстного желания, то ли от нахлынувшего веселья. – Тебе придется привыкнуть к тому, что я – твой господин и хозяин нашего дома, Кейли Роз Мак-Грегор. А то, что я говорю правду, ты поймешь еще до того, как наступит утро.

– Скорее ты окажешься в аду, чем это случится! – несколько театрально поклялась Кейли Роз. – А сейчас, грязный ублюдок, отпусти меня. – Она начала предпринимать попытки сбросить с себя Яна. Когда ничего не получилось, она замотала головой, разбрасывая волосы по подушке. – Дай мне уйти! – Никогда!

На этом Ян, видимо, решил прекратить пререкания. Лицо его приблизилось. Он придавил девушку к перине тяжестью своего огромного тела, нежно и горячо целуя ее в губы. Кейли Роз протестующе застонала и попыталась отвести голову в сторону. Но Ян мгновенно сграбастал плененные запястья девушки в одну из своих огромных ладоней, а пальцы другой запустил в ее блестящие черные волосы.

Жадно прильнувшие к ней губы требовали ответа. Язык, казалось, упивался, слизывая сладость с ее уст. Ян целовал ее с дикой, ненасытной страстью. Даже прошлые, возбудившие Кейли Роз поцелуи были ничем по сравнению с этим, в котором была сама непокорная душа мужчины, рвущаяся к покорившей его женщине.

Время потеряло значение. Сама судьба благословила их союз. И ничто не сможет изменить ее решение. Кейли Роз принадлежит ему! И это освящено свыше. Он заставит и ее поверить в это.

Тело девушки слегка вздрогнуло, отвечая на трепет его тела. Все мысли о сопротивлении растворились в небесах. Разгоралось новое властное чувство, зовущее к любви, заставляющее желать, чтобы чарующий поцелуй продолжался вечно. И он продолжался. Только на мгновение Ян отвел губы, заставив ее затаить дыхание, и тут же они вернулись вновь, еще более теплые, нежные и мягкие. Они оставили пылающий след от ее рта до грациозного изгиба шеи и начали спускаться ниже.

Ян, наконец, мог сделать то, о чем мечтал с того самого момента, когда увидел Кейли Роз в белом шелковом платье с глубоким вырезом. Выпустив руки девушки, он подрагивающими от нетерпения пальцами окончательно освободился от одежды, которая мешала ему достичь сладосто манящих выпуклостей груди. Кейли Роз тихо вскрикнула, ощутив неописуемое удовольствие от поцелуя. Губы Яна и его язык, прикоснувшись к белоснежной коже, вызвали в ней настоящую лихорадку страсти. Кейли Роз сама опустила руки на его плечи, чтобы быть как можно ближе к нему. В голове ее мелькнула мысль, что то, что происходит сейчас, никогда не должно было случиться, что ей придется еще сто, нет, тысячу и один раз пожалеть и проклясть себя, если она сейчас уступит. Но сопротивляться не было сил. Совесть и стыдливость проигрывали бой перед страстным напором Яна.

Пальцы его перенеслись к верхней застежке платья. Проявляя ту же завидную проворность, которую он уже демонстрировал ей сегодня утром, он быстро принялся пропускать жемчужные пуговицы сквозь шелковые петли. Девушка слегка встрепенулась и набрала в легкие побольше воздуха. Но это было единственным признаком протеста, хотя платье было быстро расстегнуто до самой талии. Какой-то уголок ее сознания подсказывал, что Ян, похоже, проявляет излишне большой опыт в умении освобождать женщину от одежды. Мысль эта остро резанула по сердцу. Кейли Роз даже заворочалась, пытаясь хоть как-то помешать Яну. Однако и сама тут же поняла, что мучительно хочет его прикосновений, буквально исходит в бесстыдном томлении, ожидая, когда же она вновь ощутит их на своей обнаженной коже.

Собственно, Яна вряд ли могло что-то остановить. Рука его скользнула в образовавшийся на лифе платья зазор, покопалась там несколько мгновений, и прелестная грудь девушки осталась прикрытой лишь тонкой полупрозрачной материей нижней сорочки. Еще какой-то момент он неподвижно смотрел на нее, а затем с такой силой рванул последнюю преграду, что сорочка порвалась. Кейли Роз почувствовала нечто похожее на ожог, когда его ладонь с победным трепетом легла на ее ничем не прикрытую грудь. Дыхание сбилось. Длинные ресницы Кейли Роз устремились вверх. Но осмелевшие пальцы продолжали свою наглую, но такую нежную ласку. А вскоре к ним присоединились и губы. Сначала необычайно осторожно они притронулись к соску.

– Ян! – только и смогла выдохнуть затрепетавшая Кейли Роз, стараясь прильнуть к нему всем телом.

Запустив руку в разметавшееся пламя его волос, она закрыла глаза.

К нежному посасыванию губ добавилась легкая сладостная пытка языка, который начал свое колдовское движение вокруг соска, заставляя девушку глухо стонать и ерзать от удовольствия. Пламя страсти разгоралось все сильнее, высекая в обоих искры восторженного неотвратимого влечения друг к другу. Продолжая колдовать над грудью Кейли Роз, Ян перенес руку на ее юбку. Ладонь, сдвинув подол, проникла под шатер, погладила кожу бедер и заскользила по ягодицам, прикрытым плотной тканью панталон. При этом он слегка повернулся набок, притягивая девушку вплотную. И ей показалось, что она вся окутана прелестной колдовской паутиной из его нежных прикосновений.

Рука проникла под панталоны. Кейли Роз ощутила тревогу. Глаза ее испуганно заморгали.

– Нет! – едва дыша пролепетала она. Страх и стыдливость на мгновение пересилили властное желание тела. – Не надо, Ян, ты…

– Ты моя, нежная маленькая злюка, – отозвался он чуть хрипловатым шепотом. – Моя!

Их губы соединились вновь, а его пальцы, уверенно продолжая движение, коснулись треугольника между ее ногами – он был весь в мягких завитках волос. Прикосновение к самому интимному месту заставило ее вздрогнуть. Дыхание сделалось резким и частым. Но это было еще не все. Будто молния озарила небо на мгновение, заставив забыть обо всем. И тьма вокруг сделалась еще более вязкой и непроницаемой: это палец Яна дотронулся до той точки внутри Кейли Роз, к которой сходились все токи ее женственности. Движения его были осторожными, но именно такими, какие могут произвести наибольший эффект. У девушки появилось ощущение, что и без того разгоряченная ее кровь закипает.

Последние мысли о том, что надо как-то остановить Яна, испарились от этого жара. Руки ее в порыве страсти стали лихорадочно гладить его мускулистую спину. Тело ее рванулось навстречу его телу, ноги сами раздвинулись. Он поцеловал ее с еще большей горячностью, и губы девушки ответили.

Внутренний голос пытался напомнить Кейли Роз о том, что она совершает непростительное безумство. Но призывы к благоразумию были так слабы, что их трудно было расслышать, как и все подобные призывы на нашей грешной земле. Девушка отдавалась страсти.

Ян понял это даже раньше ее. В зеленых глазах мелькнуло невыразимое удовлетворение победителя. Он сдавленно простонал и вдавил Кейли Роз в перину, опустившись на нее всем своим мощным торсом. Его страстное вожделение тоже выходило из-под контроля. Словно гром за ударом молнии, в нем все вскипало после каждого ее порыва навстречу. Ему очень хотелось сначала перецеловать дюйм за дюймом это прекрасное женское тело. Но плоть настоятельно требовала другого, а продолжать борьбу с ней у него тоже не было сил. Напомнив себе, что ночь, в конце концов, только начинается, Ян мгновенно расстегнул три держащие ее панталоны пуговицы и нетерпеливо потянул их вниз.

Кейли Роз вздрогнула. Глаза ее вновь открылись. Она сжала губы, обрывая поцелуй, и попыталась оттолкнуть его руку. Было, однако, слишком поздно.

Ладонь его скользнула по ее бедрам, не давая свести ноги вместе, а еще через секунду между ними оказались его чресла. Внутри Кейли Роз все оборвалось. Она была смущена и обескуражена. Проведя большую часть своей жизни на ранчо отца, девушка гораздо лучше многих своих сверстниц была осведомлена о физической составляющей любви. Поведение Яна казалось странным. Как собирается он заняться главным, не обнажая нижнюю часть своего великолепного тела?

Ответ на вопрос, и весьма простой, не заставил себя ждать. Как и у каждого истинного шотландского мужчины, под юбкой у него не было другой одежды. Он лишь слегка подтянул подол главного украшения своего национального костюма, чуть приподнял бедра невесты, и истомившаяся часть мужского тела вошла в сладостное обволакивающее тепло, ждущее ее внутри тела женщины.

Кейли Роз, вскрикнув от боли, дернула головой в последней попытке отстраниться. Но разъединить сливающиеся воедино тела было, конечно, невозможно.

– Спокойнее, девонька моя, – прошептал у самого уха Ян, который радостно трепетал от сознания того, что его невеста – девственница, и решил сделать все возможное, чтобы причинить ей как можно меньше боли. – Тебе будет чуть-чуть неприятно вначале, но очень недолго.

Она не поверила ему, потому что не хотела. Хотя вся она была теперь в его власти, мысли о продолжении сопротивления все-таки вспыхивали в затуманенной страстью голове. Понявший это Ян не сдержал своей ироничной улыбки. Ведь он прекрасно знал теперь, что Кейли Роз хочет его так же сильно, как и он.

Запустив руки в спутавшиеся на затылке волосы девушки, он прижал ее губы к своим и снова поцеловал. Пальцы возобновили волшебный танец на ее бедрах, заставляя забыть обо всем, кроме желания принадлежать мужчине. Оказавшаяся в ней часть Яна, постепенно продвигаясь, углубилась на всю длину.

Боль постепенно притуплялась и вдруг пропала совсем, уступив место волне невыразимого удовольствия. Накатилась она откуда-то изнутри, понуждая ее приподниматься и опускаться в такт движениям его бедер. Быстро осваивая древний как мир танец любви, Кейли Роз обхватила плечи Яна. Так было удобнее бросать себя ему навстречу. Дыхание почти совсем прекратилось. Лишь время от времени из груди девушки вырывался протяжный полустон-полувздох. Исчезло все вокруг. Осталась только эта старинная деревянная кровать под балдахином, важно было только то, что происходило на ней. Они будто перенеслись в другой мир, прекрасный мир, в котором существовали только двое: женщина по имени Кейли Роз и мужчина, благодаря которому она поняла наконец, как это все же прекрасно – быть женщиной.

Теперь она сама обнимала Яна изо всех сил. Казалось, выпусти она его плечи, и тогда совсем утонет в океане страсти, который поглощал их двоих все сильнее. Движения Яна убыстрялись. Губы опять перенеслись к ее груди, покрывая их горячими поцелуями. А еще через мгновение какая-то сила прошла через них подобно электрическому разряду и вознесла к вершине райского блаженства.

Ощущение было столь сильным, что Кейли Роз, чуть слышно вскрикнув, погрузилась почти в обморочное состояние. Через мгновение, глухо простонав, обессилено уронил голову и Ян, выплеснув в нее жаркую влагу своего семени. Она еще раз вскрикнула, широко распахнув и вновь закрыв глаза, и замерла, стараясь восстановить дыхание.

Все, что случилось, продолжалось совсем недолго. С момента, когда он понес ее вверх по лестнице, прошло чуть больше пятнадцати минут. Но минуты эти изменили всю ее жизнь.

Ян перевернулся на спину, притянув Кейли Роз к себе под бок. Она слишком устала и ей было слишком хорошо, чтобы как-то отреагировать на это. Несколько минут они просто молча лежали рядом. Тело девушки все еще было охвачено приятной истомой, но в ее голове, которая покоилась на руке Яна, уже замелькали шокирующие, смущающие мысли. Она и не думала, что может когда-либо ощутить то, что дал ей возможность почувствовать он. Ей и в голову не могло прийти, что она способна вести себя так вызывающе бесстыдно. Но, спаси Господь, она чувствовала и вела себя именно так… И каждое пережитое при этом мгновение было сказочно приятным. Что же, черт побери, ей делать теперь?

Память восстанавливала вновь только что сыгранные сцены любви. Кейли Роз почувствовала, что краснеет. Что же он наделал! Ей теперь уже никогда не забыть обжигающую сладость его тела. А собственные бесстыдные порывы навстречу его ласкам разве забудутся? Она с трудом сдержала стон, еще сильнее заливаясь краской стыда.

Злость на саму себя нарастала. Да ей, черт возьми, теперь в пору, вернувшись домой, в Форт-Ворф, присоединиться к тем падшим ангелам, блудницам, которые с бездумной веселостью плывут по течению жизни. Набрать уж полную корзину грехов и отправиться в ад! Действительно, не она ли только что занималась любовью с малознакомым мужчиной? Любовью ли? Блеск сапфировых глаз погас от нахлынувшего чувства вины. Вряд ли то, что произошло, имеет отношение к любви. Это было физическое, животное влечение, пусть очень сильное, но не более того.

Она бросила быстрый взгляд на Яна. Сейчас она могла бы поклясться, что он заранее знал всю правду о том, что произойдет этой ночью. А в чем эта правда? Кейли Роз совсем помрачнела. Правда в том, что сопротивляться ему оказалось крайне трудно… Да что там, просто невозможно! А еще правда в том, что он одурачил ее с этой свадьбой, соблазнил, не придавая особого значения тому, что она сама чувствует по отношению к нему. А вдобавок еще заставил изображать счастливую невесту, собирающуюся стать покорной женой на всю оставшуюся жизнь!

Праведный гнев вспыхнул в ней, озарив все в новом свете. Обретя возможность двигаться, девушка убрала голову с руки Яна и торопливо поправила расстегнутое платье, прикрывая обнаженную грудь. Затем, резко приподнявшись, она зло и осуждающе посмотрела ему в лицо.

– То, что случилось, ничего не меняет! – произнесла она тихим, дрожащим от распирающих ее чувств голосом. – Если ты думаешь, что, силой принудив меня…

– Силой?

Кончики губ Яна чуть дрогнули, когда он не спеша приподнялся на локтях, поправляя свою юбку. Свечи, горящие на стоящем у кровати столике, бросали интригующие, загадочные отблески на его красивое лицо и играющую мускулами широкую грудь. При взгляде на очаровательно-соблазнительную в своем растрепанном наряде жену глаза его нежно блеснули. Вид был и правда умилительный. Распущенные черные волосы непослушными волнами струились по ее плечам и спине, лицо стало еще прелестнее от прилившей к нему крови, а из-под задранного подола юбки вызывающе белели обнаженные бедра. И хоть прошло чуть более минуты с того момента, когда он отпал от нее в удовлетворенном изнеможении, Яну уже страстно хотелось начать все сначала.

– Ты… ты изнасиловал меня! – выпалила Кейли Роз и тут же вздрогнула от неожиданности: ответом на обвинение был искренний смех Яна.

– Это было все что угодно, но только не изнасилование, – спокойно сказал он, отрицательно покачивая головой и глядя на нее светящимися юмором и любовью глазами. – С того самого момента, когда я впервые ощутил вкус твоих губ, Кейли Роз Мак-Грегор, я знаю наверняка, что твое влечение ко мне ничуть не меньше моего желания обладать тобой. Стоит тебе на мгновение отбросить в сторону свое гордое упрямство, и ты тут же поймешь, что мы созданы друг для друга. Нам, наверное, еще предстоят непростые столкновения в нашей совместной жизни, – признал он, на мгновение позволив губам разойтись в улыбке, – но мир все равно наступит. Он будет сладостен для нас обоих.

– Мы не муж и жена, чтобы жить вместе! – выкрикнула раздраженная до предела Кейли Роз.

Злилась она не только на него, но и на свое собственное сердце, которое продолжало сладостно трепетать. Попытки взять себя в руки ни к чему не приводили. Трудно успокоиться, когда рядом лежит полуголый мужчина, а губы, да и не только губы, еще горят от его поцелуев. Сдержав готовый вырваться стон, она поспешила получше оправить шелковое платье на груди.

– Ты не смеешь удерживать меня здесь! Может, тебе и удалось добиться своего однажды, но…

– Да-да, удалось. И опять непременно удастся еще до конца этой ночи.

У Кейли Роз перехватило дыхание. В расширившихся зрачках ее голубых глаз мелькнула тревога. «Нет уж, гром и молния, я не допущу повторения! Не могу, не имею права допустить!» Произнеся про себя эту клятву, девушка опустила ноги с высоченной перины и спрыгнула вниз.

Ян покачал головой, не то, забавляясь, не то сердясь на то, что ему предстоит очередная погоня. Он быстро вскочил на ноги. Через мгновение его высокая фигура загородила дверь, преграждая путь к бегству. Метнувшаяся к выходу Кейли Роз чуть не угодила прямиком в его объятия. Отскочив, она попыталась укрыться за обитой бархатом спинкой стула. Но он одним движением оттолкнул это сомнительное укрытие в сторону. Растерянно ойкнув, Кейли Роз снова бросилась к двери. Но и эта попытка не увенчалась успехом. Длинные руки Яна ухватили подол ее платья и решительно потянули кричащую беглянку в обратном направлении. Он сильно прижал ее к себе, гася лихорадочные попытки вырваться своей могучей грудью. Кейли Роз затихла на секунду-другую, тяжело дыша и пытаясь не дать расстегнутым полам платья снова разойтись. Но гнев не мог долго оставаться без выхода.

– Отпусти меня! – завизжала она.

Вместо того чтобы выполнить требование, Ян развернул ее к себе лицом и вдруг неожиданно положил на покрытый ковром пол неподалеку от камина, в котором весело плясали, разгоняя холод, языки пламени. Сам он при этом опустился на колени и схватил руками правую ногу девушки.

– Что… что ты собрался делать? – заикаясь, спросила Кейли Роз, торопливо отбрасывая с лица черные локоны.

– Самое время, маленькая дикарка, твоему муженьку как следует рассмотреть женщину, которая досталась ему в жены.

– Нет!

Не обращая внимания на отчаянные попытки Кейли Роз вырваться, Ян развязал шнурки и снял ботинок с ее правой ноги. Разъяренная девушка уже занесла другую ногу, чтобы ударить нахала. Но он ловко перехватил ее. Развязанный левый ботинок плюхнулся рядом со своим братцем, а пальцы Яна в мгновение ока перенеслись уже к лифу шелкового платья.

– Нет! – еще раз протестующе закричала Кейли Роз, пытаясь ударить его кулаком в грудь, – Нет, да проклянет Господь тебя до последнего ногтя! Ты не смеешь!

– Не стоит так сильно смущаться, моя прекрасная суженая, – произнес Ян так, будто и не почувствовал нанесенного удара. – Эта часть мне уже знакома.

– Я не смущаюсь!

Попытка помешать ему снять с нее платье оказалась столь же безуспешной, как и все предыдущие. Белый шелк бесформенной грудой упал на валявшийся рядом перевернутый стул. В отчаянном стремлении остаться хоть чем-то прикрытой она что есть сил ухватилась за вырез тонкой сорочки. Ян пока этому не препятствовал. Зато вслед за платьем полетела ее нижняя юбка, а его пальцы уже начали развязывать подвязки чулок.

– Прекрати немедленно! – еще пронзительнее закричала Кейли Роз, изрыгая в сторону своего мучителя совсем не женские проклятия.

Чулки заскользили вниз, обнажая стройные налитые ноги.

Пульс девушки колотился в невиданном темпе. В отчаянном усилии она перевернулась, оказавшись на коленях, и, упираясь руками в пол, попробовала вскочить на ноги. Порыв, однако, ушел в возмущенный вздох, когда руки Яна потянули вниз ее панталоны, спустив их до самых икр. Она густо покраснела, осознавая, что нижняя часть ее тела теперь совершенно обнажена и доступна его обозрению, а затем простонала в бессильной ярости, поняв вдруг, в какой унизительно-вульгарной позе она оказалась.

В следующее мгновение она почувствовала только, что Ян сам перевернул ее на спину. Не мешая более ее лихорадочным усилиям закутаться в последний оставшийся на ней предмет туалета – нижнюю сорочку, он поднялся на ноги. Не отрывая пронзительного взгляда от сапфировой голубизны ее глаз, он не спеша разулся, стянул свои гетры, убрал с пояса споран и начал расстегивать юбку.

– Я заставлю тебя расплатиться за это, – произнесла она как клятву, садясь и загораживая руками грудь. Взгляд ее с болью и надеждой скользнул по двери.

– В этом я почти не сомневаюсь, – не задумываясь ответил Ян, губы которого чуть дрогнули в намеке на улыбку.

При, этом он стянул с себя свою юбку и предстал перед Кейли Роз во всей красе своего обнаженного тела.

Девушка помимо своей воли обвела взглядом великолепную фигуру. Глаза ее округлились, дыхание замедлилось от невольного восхищения. Перед ней стоял атлет с прекрасно развитой мускулатурой. Ни единого грамма лишнего жира не было на его теле. Мышцы так и играли на животе, узких бедрах и длинных тренированных ногах. Взгляд опустился ниже, и она почувствовала, что начинает дрожать, а по телу ее прокатывается жаркая волна. Так отреагировала ее плоть на пучок черных волос между ногами Яна и на то, что возвышалось над ним. Величине и упругости главного атрибута мужской силы хозяину замка позавидовали бы многие представители сильного пола.

– Не стоит очень долго так смотреть на меня, леди Мак-Грегор, иначе вы и впрямь можете оказаться изнасилованной, к тому же на полу, – предупредил Ян, опасаясь, что в шутке его слишком много правды.

Острое чувство обиды и смущения заставило Кейли Роз вздрогнуть и покраснеть до кончиков ушей. Вскочив на ноги и бормоча что-то невразумительное, она рванулась к двери. Мгновенно оказавшийся рядом Ян пресек и этот порыв, обхватив руками грациозную талию девушки.

– О, женщина, – прорычал он, демонстративно свирепо прижимая ее к себе, – неужели ты хочешь, чтобы мои сородичи увидели тебя в таком виде?

– Пусть лучше они, чем ты! – сердито выпалила она, все еще не желая признавать поражение.

– Ни один мужчина не смеет глазеть на то, что принадлежит только мне, – твердым как железо голосом произнес Ян.

Все следы веселого настроения исчезли с его лица. Он поднял Кейли Роз на руки и решительно направился к кровати.

– Разве того, что ты сделал, еще недостаточно для одной ночи? – закричала она, извиваясь всем телом.

Туманящее голову сладостное тепло подсказывало, что ее гордости и независимому характеру предстоит новое неравное сражение с волшебными чарами.

– Chan eil, – пробормотал по-гэльски Ян, в глазах которого горела всепоглощающая страсть. – Мы еще только начали, моя сладенькая злючка.

Он осторожно опустил ее на не остывшую еще постель под тень парчового балдахина и сам лег сверху. Еще секунда, и Кейли Роз осталась без своей нижней сорочки. Теперь их вообще ничто не разделяло. Спастись от того, к чему вопреки рассудку рвалось ее сердце, стало совсем невозможно. Разгоряченные тела соприкоснулись, и девушка чуть не задохнулась от нахлынувших ощущений. Чувствительные мягкие груди прильнули к упругому мужскому торсу, нежная кожа живота ощущала, как перекатываются мышцы его брюшного пресса. Это влекло, кружило голову и возбуждало. Сильные руки обняли ее, прижимая все теснее и теснее. Губы его приблизились, необычайно нежно, но и властно зовуще прикоснулись к ее губам, прогнав начисто желание противиться. Посланный ими импульс проник в самую душу, вновь разбудив спящее в каждой женщине до поры до времени желание принадлежать мужчине.

Ян Мак-Грегор, бесспорно, был из тех мужчин, которые всегда выполняют свои обещания, даже если они были даны самому себе. Чуть приподнявшись, он молниеносным движением перевернул жену лицом вниз. Она успела лишь протестующе тряхнуть головой, когда он отбросил в сторону тускло поблескивающие в свете свечей пряди ее волос. Растягивая удовольствие, он медленно наклонился и начал целовать спину Кейли Роз дюйм за дюймом, опускаясь все ниже и ниже.

Руки женщины непроизвольно сжали подушку, когда его губы, проделав горячую дорожку из поцелуев вдоль всей спины, не остановились. Резко вздохнув, она попыталась подняться. Но привело это только к тому, что обнаженные ее ягодицы оказались прямо перед глазами мужа. Ладонь его нежно заскользила по ее коже, как бы пытаясь на ощупь исследовать каждый изгиб этих соблазнительных выпуклостей. Губы теперь не просто целовали, но игриво пощипывали кожу, а включившийся в игру язык ласково щекотал тело. Это шокировало, смущало, доставляло невероятно приятные ощущения.

Кейли Роз застонала, содрогнувшись всем телом в тесных объятиях Яна. Ласка смущала, ослабляла, заставляла краснеть. Но попытаться остановить наваждение не было ни сил, ни желания. Наверно, это не свидетельствовало о силе воли, но отвергнуть наслаждение она не могла. Удовольствие, да простит ее небо, было слишком велико.

Губы Яна обжигали страстными поцелуями уже нежную, почти прозрачную кожу внутренней части бедер, затем спустились ниже, отдавая должное стройным полным ногам. Когда вслед за этим он неожиданно перевернул Кейли Роз опять на спину, она непонимающе уставилась на него слегка расширенными зрачками, лихорадочно соображая, что же будет дальше. Но придумать ответ на этот вопрос он ей не дал времени, запечатав уста новым неожиданным поцелуем, горячим и долгим. На долю секунды Ян поднял затем голову, взглянув на жену с мягкой, доброй улыбкой, и вновь поцеловал в губы еще сильнее, заставляя забыть обо всем. Мысли уступили место страсти и чувствам. Кейли Роз обняла мужа за шею и ответила поцелуем. А через мгновение в сказочно приятную игру вступил ее язык. Разгораться пламени в ее теле продолжали помогать его руки, нежно поглаживающие ставшую необыкновенно чувствительной кожу.

Ян на мгновение прервал поцелуй, но только для того, чтобы губы его смогли начать новое сводящее с ума путешествие: по щекам и глазам Кейли Роз, по ее шее с милой пульсирующей жилкой и ниже – к груди. Здесь к ним присоединились язык и мягкие, нежные пальцы, заставляющие своими движениями по белоснежной коже трепетать все ее естество. В ответном порыве она запустила пальцы в пылающий нимб его волос. В ее голове закружил водоворот чувств и желаний.

Но губы Яна вдруг стали опять спускаться. Вызывающие сладостную дрожь поцелуи покрыли живот, щекочущий бархат языка углубился в пупок. Но и эта остановка понадобилась Яну лишь для того, чтобы слегка сползти с кровати. Целующие губы продолжили свой путь вниз, заставляя затрепетать бедра, и неожиданно вернулись чуть наверх, замерев на черном курчавом треугольнике между ее ногами.

Кейли Роз вздрогнула, вспомнив о недавней своей решимости сопротивляться.

– Нет! – выдохнула она, дергая его волосы.

Уверенная, что происходит что-то вовсе недозволенное и запретное, она покрылась краской стыда. Но кем запрещенное? Кем недозволенное?

– Нет, Ян, ты… – пролепетала она, не поддаваясь на уговоры сидящего где-то в ней дьяволенка.

– Тебе следует привыкать называть меня господином или хозяином, – напомнил он зачем-то голосом, в котором звучала знакомая уже смесь раздражения и страсти. На лице играла мягкая соблазнительная улыбка.

Кейли Роз затравленно озиралась по сторонам, стараясь хоть как-то отстраниться.

– Нет! – еще раз вскрикнула она.

Но Ян знал, как зажечь в ней огонь влечения, подобный тому, что бушевал в нем самом. Предупреждая ее слабое сопротивление, ладони его тяжело легли на бедра Кейли Роз, не позволяя противиться новой ласке, доставляющей неописуемое удовольствие ему и не меньшее – ей. В глазах его мелькнули искры, и глубокая зелень подернулась поволокой. Он опустил голову.

Чуть слышный крик слетел с уст женщины, а тело буквально завибрировало, когда его губы прикоснулись к заветному месту. Язык, погружаясь, вращался, доставляя безумное наслаждение. Кейли Роз прикусила нижнюю губу, чтобы не стонать, и блаженно закрыла глаза.

– Ян… пожалуйста! – сумела пролепетать она лишь через несколько долгих мгновений, теребя пальцами его огненные локоны.

– Скажи: господин и хозяин! – тоже довольно тихо потребовал он дрожащим от вожделения голосом.

– Ян!

– Скажи как надо, – настаивал муж.

Подвергая ее этой сладкой пытке, он и сам мучился не меньше. Участившееся дыхание и страстные стоны Кейли Роз, вкус ее тела на губах кружили голову и подогревали и без того уже готовую закипеть кровь.

– Ян, я…

– Скажи…

– Ладно, будь ты проклят! Хозяин и господин… – срывающимся голосом, в котором, однако, чувствовался и вызов, пролепетала не имеющая больше сил терпеть женщина.

Глаза Яна сверкнули торжеством одержанной победы. Он лег на нее, обнял и вдруг перевернулся так, что она очутилась сверху. Ошеломленная, она подалась чуть вперед и, стараясь удержать равновесие, раздвинула ноги. Он чуть приподнял ее бедра и, шевельнув своими, опустил вновь. Ощущение от того, что при этом в нее вошло нечто твердое и большое, было неописуемо приятно. Кейли Роз даже вскрикнула от нахлынувших чувств.

– Ян!.. – выдохнула она его имя.

Руки ее судорожно обхватили плечи мужа, длинные черные волосы рассыпались во все стороны, щекоча его грудь. На мгновение она заглянула в бездонную зеленую глубину его глаз и зажмурилась, отдавая всю себя во власть проснувшейся страсти. Нижняя часть ее тела, отвечая движениям Яна, сама стала двигаться вверх и вниз.

Под напором ощущения, приятнее которого она не испытывала ничего в жизни, Кейли Роз уже не думала о том, правильно ли она поступает, окончательно уступая своему прекрасному похитителю. Ее вообще больше ничего не интересовало, кроме чудесного, до боли приятного смятения чувств, настоящего экстаза, в который погрузила ее близость с Яном Мак-Грегором. Он начисто разгромил все выстраиваемые ею заслоны, сломил сопротивление и взял в плен ее женскую сущность. После сегодняшнего ей никогда не захочется быть мужчиной. И хотя Кейли Роз сама еще не понимала этого, она гордилась тем, что пленил ее сердце именно этот великолепный и грешный шотландский вождь…

К вершине экстаза они подошли одновременно. Кейли Роз тихо вскрикнула и, вздрогнув, обессиленная, упала ему на грудь. Ян замер, растягивая миг наслаждения, затем нежно, будто ребенка, прижал ее к себе и несколько долгих мгновений слегка покачивал, убаюкивая плещущие через край чувства.

Захваченные волной повторной страсти, более мягкой, но и более нежной, чем первая, они лежали рядом в загадочном свете свечей, наслаждаясь теплом, исходящим от камина и друг от друга. Ян прижал податливое обнаженное тело своей возлюбленной, как бы стараясь целиком обнять ее собой.

– Я люблю тебя, Кейли Роз Мак-Грегор, – произнес он, подтверждая слов, а взглядом, идущим, казалось, из самого сердца. – Я никого и никогда не любил так и не смогу после этого дня полюбить ни одну женщину, кроме тебя.

Девушка затаила дыхание. Сердце ее тоже замерло при звуках его голоса, а еще в большей степени – от услышанных слов. Но рассудок не хотел верить. Разве может один человек полюбить другого столь быстро? Конечно, у нее не было опыта в подобных вещах. Но она много раз слышала от других, что должно пройти немало времени, прежде чем мужчина или женщина разберется в своих чувствах. Хотя…

Подчиняясь неожиданному порыву, она еще сильнее прильнула к Яну. Но тут же тяжело вздохнула, а последовавшие за этим слова призваны были охладить его и ее саму.

– Мак-Грегор – не мое имя.

– Не твое? – спросил Ян с обворожительной улыбкой, заставившей сердце забиться в бешеном темпе. – Вынужден внести поправку. Мы теперь муж и жена, лорд и леди Мак-Грегор. – Мягкая ладонь нежно скользнула по ее бедру. – И, безусловно, мы оба должны позаботиться о чести клана и послужить ему, я бы сказал.

– Чести? – Кейли Роз слегка отстранилась и с вызовом заглянула ему в глаза. – Давно пора тебе, нахальный сукин сын, понять…

Конец фразы застрял в горле новобрачной, поскольку Ян фамильярно и довольно чувствительно шлепнул ее по обнаженным ягодицам.

– А вот тебе пора понять, что подобное угощение ты будешь получать от меня постоянно, если не уймешь свой язычок, – предупредил Ян таким тоном, что было непонятно, шутит он или говорит серьезно.

Губы Кейли Роз сложились в обиженную гримасу, в глазах мелькнули искры гнева, а щеки покрылись краской. Но оттолкнуть мужа еще раз она не решилась. Преподанный ей только что урок был более чем нагляден, к тому же она слишком устала, чтобы возобновлять борьбу. Пришлось успокоить себя тем, что сумеет отомстить за нанесенное оскорбление позже, при более благоприятных для нее обстоятельствах.

Ян примиряющим жестом обнял девушку, притягивая снова к себе. Глаза ее сами собой закрылись, стало тепло и приятно, и она задремала под мерный стук его сердца, положив голову ему на грудь.

Очнулась Кейли Роз, ощутив на своих губах ласковое прикосновение губ мужа. Длинные ресницы поползли вверх. Несколько раз моргнув, отгоняя дрему, она увидела первым делом совершенные черты склонившегося к ней лица.

– Собираетесь проспать весь день, моя госпожа? – шутливо вопрошал Ян, блестя веселыми глазами.

Взглянув на окно, девушка нахмурилась. К ее удивлению, утреннее солнце поднялось довольно высоко. Приподнявшись, она села на кровати, убирая с лица спутавшиеся за ночь волосы. Только тут она обнаружила, что совершенно обнажена, и, покрываясь краской, поспешила прикрыть грудь.

Ян наблюдал за всем этим со снисходительной улыбкой. Сам он был уже полностью одет и стоял у кровати в полной готовности поухаживать за своей строптивой невестой.

– Не кажется ли тебе, что немного поздновато для столь щепетильных проявлений девичьей скромности? – Она ответила гневным взглядом прищуренных глаз, что не возымело никакого действия. – Воду для твоей ванны уже подогрели, – сообщил он с ласковой иронией. – А Молли хотела даже подать нам завтрак в постель. Но я сказал, что мы сами скоро спустимся в столовую.

– Почему в таком большом замке ты держишь всего троих слуг? – неожиданно спросила она, пытаясь преодолеть неловкость и смущение, которое испытывала, несмотря на все события прошлой ночи.

Ох уж эта ночь! Кейли Роз застонала про себя. Нахлынувшие яркие воспоминания тревожили и путали мысли. А избавиться от них под властным взглядом Яна не было никакой возможности. Он был слишком прекрасен и… явно счастлив, черт бы его побрал! Вот уж кто точно не страдал ни от усталости, ни от угрызений совести.

– Нам больше не надо, – ответил Мак-Грегор, преодолевая мучительное желание забраться немедленно на постель поближе к своей желанной женщине. Что бы там ни думала Кейли Роз, воспоминания о прошедшей ночи не давали покоя и ему. – Я очень редко принимаю здесь гостей. Из-за моего бизнеса мне приходится уезжать из замка чаще, чем того хотелось бы.

– Из-за бизнеса?

– Да. После смерти отца ко мне перешла его морская компания и другие предприятия. Как бы мне ни нравилось жить в замке Мак-Грегор, не менее полугода приходится проводить то в Эдинбурге, то в Лондоне.

– А тебе доводилось… Ты бывал в Америке? – поинтересовалась Кейли Роз, проклиная свое смущение, которое выдавал дрожащий голос. А еще больше злилась она на свое тело, предательски трепетавшее под взглядом Яна. Да и вообще, честно говоря, сидеть здесь в чем мать родила и беседовать на отвлеченные темы было верхом абсурда.

– Однажды. Я тогда был еще совсем юнцом. И, по правде, возвращаться туда у меня нет никакого желания.

– Ну а у меня есть! – выпалила женщина, извергая голубое пламя из своих прекрасных глаз. – То, что произошло этой ночью, не должно было случиться. Но и из-за того, что случилось, не изменилось ничего!

– Так уж и ничего? – мягко спросил Ян, многозначительно взглянув на прикрывающий ее грудь край простыни, и тут же вновь опустил глаза.

– Черт бы тебя побрал! – огрызнулась, покрываясь краской, Кейли Роз. – Ты прекрасно знаешь, что я имею в виду. – Она подняла голову, стараясь выглядеть столь же вызывающе-независимой, как прежде. – На самом деле мы не являемся супругами. Ускоренный обряд был…

– Совершенно законным оформлением брака, как я уже много раз говорил. Мы связаны друг с другом точно так же, как станем связаны тогда, когда повторим наши клятвы перед священником, если захотим сделать это.

Ян смолк, задумчиво сложив руки на груди. Он позволил себе удовольствие помечтать немного о том, что сделает он сам и чему научит ее, когда опять настанет ночь. Только это и давало возможность успокоиться. На самом деле больше всего на свете ему сейчас хотелось заключить эту маленькую строптивицу в объятия, а потом целовать и целовать ее до тех пор, пока она не взмолится о пощаде. Спокойно разговаривать с ней, заставляя себя сохранять дистанцию, было ой как нелегко. Но ничего, он должен и сумеет доказать ей и то, что они подходят друг другу не только в постели.

– Как бы то ни было, дражайшая моя женушка, – произнес он наконец, прерывая затянувшуюся паузу, – с этой ночи наши отношения стали совсем иными, чем прежде.

– Может, по шотландским законам это и так. Но когда я вернусь домой, в Техас, все здесь случившееся не будет иметь никакого значения!

– Дом твой теперь здесь.

– Тогда твой в аду, ублю… – Кейли Роз предпочла остановиться на полуслове. Хотя в глазах ее и продолжала еще гореть бунтарская отвага, воспоминания о вчерашнем шлепке ниже спины заставили язык быть поосторожнее. Ничего, она дождется подходящего момента, чтобы заставить этого рыжеволосого мерзавца расплатиться и за это.

– Все, что нужно, ты найдешь там, – сменил опасную тему Ян, кивком головы указывая на дверь справа от камина. – Одним из первых усовершенствований, которые я произвел в замке, став его хозяином, было как раз устройство этой ванной комнаты рядом с моей спальней. Вода туда поступает по трубам постоянно и подогревается с помощью специальной печки, в которой тоже стараются поддерживать тепло. – Он на мгновение смолк, затем чуть заметно ухмыльнулся. – Возможно, я уже тогда подсознательно понимал, что моя невеста должна оценить это удобство по достоинству.

– Возможно, ты и сейчас сумеешь понять, что та, которую ты называешь невестой, вообще не хочет ею быть. Я готова всю оставшуюся жизнь принимать ванны из ледяной воды, лишь бы больше тебя не видеть.

К ее удивлению, Ян жизнерадостно улыбнулся и, повернувшись, направился к двери.

– Завтрак накроют через полчаса, – предупредил он. – И оденься, пожалуйста, так, чтобы тебе было удобно потом совершить верховую прогулку.

– Верховую прогулку?

– Да-да. Сдается мне, что необходимо подышать свежим воздухом. – Ян уже приоткрыл дверь и стоял на пороге. – И запомни: полчаса. Минутой больше, и я сам с превеликим удовольствием приду помочь тебе завершить сборы.

С этими словами он вышел, думая о том, что было бы совсем неплохо, если бы она решила проверить, реальна его угроза или нет.

Кейли Роз смотрела ему вслед, мысленно представляя, как он идет по коридору и лестнице. Очнувшись через несколько секунд, она тяжело вздохнула и отбросила одеяло и простыню, которыми загораживалась. Она была вполне готова принять ванну, то есть практически раздета. Спрыгнув на покрытый коврами пол, она быстро пошла к указанной Яном двери, за которой обнаружила весьма внушительных размеров емкость, снабженную краном. Девушка пустила воду ив ожидании, пока наберется ванна, занялась содержимым своей дорожной сумки, стоящей тут же на стуле в углу. Наконец-то можно было одеться полностью в собственную одежду.

Памятуя о предупреждении Яна, Кейли Роз недолго наслаждалась приятной теплой водой. Впрочем, именно в ванне она почувствовала, как ноет ее тело, причем в тех местах, которые прежде о себе и не напоминали. А кроме того, страшно хотелось побыстрее оказаться за стенами ставшего для нее тюрьмой замка. Пусть хоть на время и в сопровождении единственного на земле человека, рядом с которым она сомневалась в самой себе. Выбиралась она из ванны и вытирала тело и тяжелые локоны большим полотенцем с гербом Мак-Грегоров, вспоминая о прошедшей ночи. Даже глаза на мгновение закрылись, восстанавливая картины любви. Кейли Роз вздрогнула, представляя, как он касался ее, что он делал с ней. И все это повторилось, и она позволила. А потом еще раз. Да, он разбудил, ее страстным, горячим поцелуем среди ночи еще раз, и началось такое, что Кейли Роз и сейчас еще не до конца понимала, где был похожий на действительность сон, а где напоминающая сказочные мечтания явь.

Но главные события вчерашнего вечера и последующей за ним ночи, конечно, сном не были.

– Проклятие! – пробормотала Кейли Роз, опять закрывая глаза, на этот раз от чувства стыда, которое охватило ее при воспоминании о том, что и она сама отвечала на ласки.

Такого с ней еще не было. Даже когда Ян Мак-Грегор неожиданно вторгся в ее жизнь, она настолько не теряла над собой контроль. И вряд ли когда-нибудь такое еще случится… Она тяжело вздохнула про себя, затем открыла глаза и, швырнув полотенце в сторону, раскрыла сумку и начала одеваться.

Когда Кейли Роз спустилась к ожидающему ее у подножия лестницы Яну, на ней была амазонка из черного гренадина: наглухо застегнутый на дюжину блестящих латунных пуговиц жакет и облегающая бедра расширенная книзу юбка-брюки. Под жакет она надела полотняную белую рубашку. Обуваясь для предстоящей прогулки, она предпочла крепкие, с высокими голенищами сапожки. Руки закрывали перчатки из мягкой дорогой кожи. И поскольку кузина Марта не догадалась прислать ей шляпу, волосы пришлось вновь заплести в толстую косу.

– Вы прекрасно выглядите в это утро, леди Мак-Грегор, – приветствовал ее муж с теплой улыбкой.

– Прибереги свои комплименты для дуры, которая им поверит, – огрызнулась Кейли Роз, правда, не так уверенно, как бывало.

Горевшие страстью глаза Яна заставляли краснеть и возвращали, вопреки всем ее стараниям, к воспоминаниям о прошедшей ночи. Она поймала себя на том, что совершенно не знает, как себя вести. Найти верный тон не очень-то удавалось. Ведь и она отвечала на его ласки! О Боже, какого же названия после этого она заслуживает? Укоры совести отразились в синих глазах, лицо выдавало борьбу противоречивых чувств, происходящую в ее душе.

Глубоко вздохнув, Кейли Роз в конце концов отбросила мысли о сопротивлении и протянула мужу руку.

Молли, подавшая им на завтрак копченую сельдь с картофелем, лепешки и чай, то и дело бросала на новоиспеченную хозяйку сочувствующие взгляды. Кейли Роз изо всех сил делала вид, что их не замечает. Конечно, более старшая и опытная женщина прекрасно знала, что должно было произойти после ускоренного обряда. И хотя Кейли Роз никогда не была ханжой, чувствовала она себя во время трапезы не слишком уютно, тем более когда подумала, что предстоит еще встреча и с Питером, и с Дженни. Они тоже, должно быть, догадываются обо всем. Интересно, действительно ли она выглядит сейчас совсем не так, как, скажем, еще вчера? Промелькнувший в голове вопрос заставил уголки губ чуть скривиться в горькой усмешке.

Девушка подняла глаза на Яна и, ругнувшись про себя, опять опустила их: он буквально пожирал ее нетерпеливым взглядом, будто всю жизнь только и мечтал о том, чтобы побыстрее спуститься с ней во двор. Впрочем, она и сама облегченно вздохнула, когда они оказались там.

Утро было прохладным, но ясным. Солнце уже позолотило безоблачное небо. Воздух пьянил ароматами цветов и деревьев, беззаботное щебетание птиц услаждало слух. Даже у Кейли Роз на душе посветлело, она поймала себя на том, что с удовольствием идет вслед за Яном по зеленому лугу к конюшням.

– Ты и в самом деле хочешь, чтобы мы немного прогулялись верхом? – спросила она. Почему-то в глазах ее мелькнуло тревожное предчувствие.

– Да, – подтвердил Ян, слегка улыбнувшись. – Я слышал, ты великолепная наездница.

– Скакать на лошади я научилась, возможно, раньше, чем ходить, – произнесла Кейли Роз, освобождая свою руку из его пальцев и гордо поднимая голову. – Я росла не такой, как те девицы, что сидят целыми днями взаперти, интересуясь только своим рукоделием и сплетнями.

– И твоя мама не возражала против такого необычного для девочки воспитания? – спросил он с деланным безразличием. На самом деле ему было страшно интересно все, что связано с ней. О женщине, сумевшей пленить его сердце, ему хотелось знать как можно больше.

– Моя мама умерла, когда я была совсем маленькой, – ответила она печально.

– Так же как и моя…

Кейли Роз даже вздрогнула. Сердце ее сжалось от жалости: впервые она увидела тень боли на мужественном лице Яна. Она почему-то совершенно не могла представить этого человека в кругу семьи. А ведь у него, конечно же, были родители, которые любили его, близкие родственники… Вот вырос он только слишком самостоятельным, независимым и властным. Хотя, как она вдруг подумала, в этом Мак-Грегор весьма похож не на кого иного, как на Д.Ж. Бучанена.

– Полагаю, когда ты стал постарше, тебя отправили в школу? – пробормотала она.

– Да. Сначала я учился в Эдинбурге, потом в Англии. А позже даже не континенте, – сообщил он, опять улыбнувшись.

– Что ж, замечательно, – признала Кейли Роз, обругавшая себя за излишнюю покладистость уже в следующее мгновение.

С трудом верилось, что этот спокойный разговор ведут именно они, ведут так, будто кругом тишь да благодать и не было у них этой ночи. Странно и удивительно! Ведь это же именно тот человек, который принуждал ее выйти за него замуж и затащил в конце концов обманом в свою постель. Не его прошлым, настоящим и будущим следует ей интересоваться сейчас, да простит ее Бог, а думать о мести.

Кейли Роз резким движением скрестила руки на груди. Она до сих пор испытывала по отношению к Яну то гнев, то страх, то, надо признать, страстное влечение, заставляющее ее забыть обо всем и даже о себе. То, что с ним можно разговаривать вот так просто, как сейчас, казалось просто невероятным, обескураживало.

– А как было у тебя, девонька? – спросил он. – Ты куда-нибудь уезжала из дома до нынешнего путешествия? – Ян пристально посмотрел на враз помрачневшую жену, которая утвердительно кивнула головой.

– Отец отправлял меня в пансион, который находился в восточной части Америки. На некоторое время, – с печальной улыбкой сказала Кейли Роз. – Д.Ж. Бучанен время от времени пытался переделать меня. Однажды, когда мне было лет двенадцать, он пригласил жить к нам на ранчо незамужнюю тетушку. Предполагалось, что она сделает из меня леди. Бедняжка даже месяца не выдержала. После этого он бросил свои попытки. Только когда мне было уже восемнадцать, он…

Фраза осталась незаконченной, потому что Кейли Роз испугалась, что, продолжив эту тему, неизбежно сообщит и о том, сколь тверд был отец в своем желании выдать ее замуж. Воспоминания о полученном перед отъездом наказе вызвали румянец на щеках. Чтобы скрыть смущение, она отвернулась. Боже правый, как посмотрит она в глаза Д.Ж., когда вернется в Техас после того, что здесь произошло! А что скажет братьям? А всем остальным Они вряд ли смогут не то что одобрить, но даже понять, что она покорилась Мак-Грегору после того, что он сделал. Она и сама бы не поняла этого, поступи так кто-то другой…

Они уже подходили к конюшням. Ян вновь взял ее за руку, когда они вошли в полутемное строение из камня со знакомыми запахами сырости и сена. Опытным взглядом она отметила дюжину удобных стойл, мощенный булыжником широкий проход между ними. В глубине стояла великолепная карета с отполированными от многих прикосновений ручками на обеих дверцах.

Питер, пришедший в конюшню раньше их, уже завершал подготовку лошадей к выезду. Он увидел вошедших и улыбнулся во весь рот.

– Доброе утро, моя госпожа, – произнес он уважительно, поклонившись Кейли Роз. Затем слуга повернулся к Яну, и лицо его приняло серьезное выражение. – Ветер с моря. Не исключено, что опять будет буря. Лошади с рассвета нервничают.

– Я учту это, – спокойно ответил хозяин, с легкой ухмылкой осматривая оседланных животных.

Воспользовавшись этим, Кейли Роз с надеждой взглянула на ворота конюшни. В сапфировых ее глазах промелькнули отблески лихорадочно забегавших в голове мыслей. Прогулка верхом – отличная возможность удрать! Надо попробовать воспользоваться этим, как только они отъедут от стен замка Мак-Грегор. Сердце в предчувствии долгожданной свободы бешено заколотилось. И в то же время она ощутила нечто похожее на сожаление…

– Ты готова, любовь моя? – вывел ее из раздумий голос Яна.

Вздрогнув, она настороженно взглянула ему в лицо, чувствуя, что щеки ее розовеют. Это могло сойти и за то, что она разрумянилась на свежем воздухе, и как признак возбуждения в предчувствии верховой прогулки. Взять себя в руки, по крайней мере, Кейли Роз удалось весьма быстро.

– Конечно, – ответила она спокойно.

Питер повел лошадей к выходу, а они с Яном пошли рядом. Для нее, как выяснилось, была оседлана великолепная гнедая кобыла.

– Ее зовут Банситх, моя госпожа, – сообщил Питер, поглаживая блестящую шею благородного животного. – Что означает – «Красотка». Мы назвали ее так потому, что она немного капризна и пуглива. Но у вас с ней не будет никаких проблем, только потверже держите поводья.

– Спасибо, Питер, – наградила слугу улыбкой поглощенная своими мыслями Кейли Роз.

Взяв в одну руку поводья, а другой опершись на луку седла, она уже приготовилась запрыгнуть на лошадь, когда почувствовала, что Ян пытается помочь, поддерживая ее за талию.

– Я не нуждаюсь в какой-либо… – начала, было, она протестующе, но уже через мгновение оказалась сидящей верхом.

Водрузивший ее в седло Ян весело улыбнулся и, ласково взглянув в глаза, стал пристраивать ее ногу в стремя.

– У меня не должно быть и малейших сомнений в твоей безопасности, маленькая злючка, – произнес он тихо, чтобы слышала только она.

– Я, черт побери, сама в состоянии прекрасно позаботиться о себе, – огрызнулась женщина.

Больше всего на свете ей хотелось сейчас пустить лошадь в галоп и ускакать от него подальше. Но она сдержала себя, резонно решив, что время для решительного шага еще не пришло.

– О да! – пробормотал Ян, вскакивая на своего коня (это был тот самый великолепный чистокровный жеребец, на котором он привез ее в замок). – Позаботиться о себе ты, конечно, можешь прекрасно. Однако мне ведь удалось тебя утащить.

– На такое бы не решился ни один порядочный мужчина!

– Ни один мужчина просто не оказался настолько глупым, чтобы рискнуть, – сострил он не слишком веселым тоном, трогая поводья и направляя жеребца к воротам замка.

Кейли Роз секунду поколебалась и поехала следом. Питер только покачал головой им вслед. Он не сомневался, что настоящее столкновение между хозяином и хозяйкой еще впереди. Мысли парня тут же переключились на его Дженни. Она-то будет, по крайней мере, мила и послушна, когда они поженятся… А может быть, тоже нет?

Ян легкой рысью ехал по огромному холмистому полю, совершенно нетронутому какой-либо деятельностью человека. В том, что жена следует за ним, он не сомневался. Он чувствовал ее близкое присутствие сердцем.

«Похоже, маленькая дикая кошечка рассчитывает отстать позже», – подумал Мак-Грегор с улыбкой и пришпорил коня.

Мощный скакун рванулся вперед, но и его более хрупкая подруга, повинуясь командам опытной наездницы, не отстала, с милю они скакали голова в голову, пока Кейли Роз не решила, что пора попытаться использовать свой шанс, и незаметно потянула поводья левой рукой. Кобылица свернула на юг, жеребец с Яном продолжал бешеный галоп навстречу восходящему солнцу.

«Сейчас или никогда», – пронеслось в голове всадницы, которая, к собственному своему удивлению, почувствовала вдруг, что ей не так уж и хочется осуществлять свой план.

Злясь на себя, она нахмурилась, но оглянулась через правое плечо. Погони не было. Ян скакал в избранном направлении, не заметив или не обратив внимания на ее маневр. Кейли Роз ощутила одновременно чувство триумфа и неприятный укол женскому самолюбию. Усилием воли, отбросив сомнения, она низко склонилась к гриве лошади и помчалась по направлению к ближайшим деревьям. В чаще леса можно будет спрятаться, если он даже, опомнившись, постарается ее поймать. А когда ей удастся добраться до противоположного края этого поросшего вереском луга, дорогу до Инвернесса она разыщет непременно. Затем начнется прежняя жизнь. Та, в которую ворвался, разрушив привычный уклад вещей, Мак-Грегор…

Сердце от подобной мысли почему-то заныло. Не поддаваясь этому чувству, Кейли Роз еще раз пришпорила лошадь и ослабила поводья, предоставив животному самому выбирать путь. Она так неслась, что можно было подумать, будто сам дьявол гонится следом. Вскоре деревья обступили ее со всех сторон. Скачка стала опасной. Но инстинктивное намерение Красотки замедлить шаг было тут же пресечено наездницей, которая сжала узду.

«Я люблю тебя, Кейли Роз Мак-Грегор», – вспомнились вдруг слова, произнесенные совсем недавно. На ресницах заблестели нежданные слезы. Кейли Роз несколько раз глубоко и прерывисто вздохнула и еще ниже склонилась к шее лошади, чтобы торчащие со всех сторон ветки деревьев не выбили ее из седла. Оглядываться назад она не рисковала, но и без этого чувствовала: Яна позади нет.

Копыта несущейся как молния Красотки уверенно и ритмично сминали лесную траву. Между деревьями стал виден просвет. То был свет желанной свободы. Но особых восторгов беглянка не испытывала.

Воспоминания об этих двух днях, похоже, искоренить будет непросто. Но они должны быть забыты! Необходимо собраться с силами и выкинуть из головы навсегда этого зеленоглазого шотландца, который сумел мгновенно сделать ее своей настоящей женой, причем во всех смыслах этого слова. Лучше всего, видимо, вообще не упоминать при отце и братьях об ускоренной церемонии, произошедшей здесь. Пожалуй, она вовсе не станет никому говорить о муже. Так будет вернее… Кейли Роз продолжала хмуриться, но на душе стало чуть легче.

В этот момент гнедая выскочила из леска на открытый простор. Всадница, несколько обескураженная этим обстоятельством, подняла голову, решившись наконец оглядеться по сторонам. До самого горизонта простиралась холмистая равнина. Совершенно безлюдная… Нет! С губ чуть не потерявшей от неожиданности сознание Кейли Роз слетел тихий стон: она увидела приближающегося Яна. Он стремительно скакал ей наперерез с противоположного края леска. Не прошло и минуты, как жеребец перешел на шаг, приветствуя ржанием свою подружку, а рука Яна сжала уздечку Красотки.

– Нет! – вскрикнула Кейли Роз, замахиваясь на него рукой.

Удара не получилось. Ян резко рванул поводья, останавливая ее лошадь. Не обращая внимания на отчаянное сопротивление, он обхватил Кейли Роз за талию и одним движением пересадил на круп своего скакуна. Она, бормоча проклятия, рванулась из его рук, но очутилась в конечном итоге лишь плотнее прижатой к широкой мужской груди, а еще через мгновение Ян спрыгнул с коня и стащил ее за собой.

– Мак-Грегоры не привыкли расставаться с тем, что им принадлежит, – произнес он, устремив на женщину горящий взор. Он покрепче сжал пальцами ее запястья, так, что Кейли Роз была вынуждена приподняться на цыпочки.

– Я не твоя собственность! – воскликнула она, пытаясь оттолкнуть Яна.

Тот лишь повыше приподнял руки, и она буквально упала ему на грудь. Красивое лицо Яна было мрачным. Он с трудом сдерживал гнев. В склонившихся над ней потемневших глазах плясали грозные огоньки.

– Черт побери, женщина, неужели ты не понимаешь, что могла погибнуть, продираясь между деревьями, тем более что все равно выскочила ко мне?! – прорычал он.

– Я не собиралась выскочить к тебе! – с не меньшей страстью мгновенно парировала Кейли Роз. – Будь такая возможность, Ян Мак-Грегор, я готова до бесконечности мчаться кругами, лишь бы не наткнуться на тебя.

– Ты никуда от меня не денешься, – произнес он дрогнувшим вдруг от волнения голосом. – Нет. И никогда больше не пытайся…

– А я попробую. И буду пытаться до тех пор, пока…

Умолкнуть Кейли Роз заставил поцелуй, которым он, не говоря больше ни слова, запечатал ей рот. Она, чуть слышно простонав, затрепетала всем телом. Сильные мужские объятия сомкнулись, прижимая ее тело. И в тот же самый момент руки ее сами собой бессильно опустились на его плечи. Колени ослабли, голова закружилась от восторженного ощущения близости.

Его гнев и ее раздражение, столкнувшись, породили вспышку, от которой разгорелось, накаляя их до предела, тлевшее пламя страсти. Прежде чем Кейли Роз что-нибудь поняла, они уже лежали, прижавшись друг к другу, на мягком ароматном травяном ложе. Ян быстро расстегнул пуговицы ее жакета и отбросил его в сторону. Через несколько секунд за ним следом последовала белая блузка, а затем и юбка-брюки. На мгновение приподнявшись, он резко сорвал с себя рубашку и опустился на жену, прижавшись к ней обнаженной кожей. Последовавший за этим поцелуй был из тех, что заставляет женщину почувствовать себя парящей высоко в небе.

Еще мгновение, и, потянув край нижней сорочки, он полуобнажил бархатистую кожу ее сочных грудей. Горячие пальцы заскользили по ней с нежной жадностью. Губы защекотали сосок с такой страстной жаждой, что голова Кейли Роз, которая опять теряла ощущение реальности, опустилась на землю и импульсивно заметалась по подложенной самой природой подушке из вереска. А ладонь Яна уже проникла под ее панталоны, совершая умопомрачительные пассы. Женщина почти не могла дышать. Из груди вырывались лишь частые хрипловатые полустоны. Бедра раздвинулись. Руки судорожно метались по бронзовой коже его мускулистой спины.

Ян развернул ее лицом вниз, одновременно стягивая с нее сильными пальцами панталоны. Вскоре обнажена была уже вся нижняя часть ее тела. Но, к удивлению Кейли Роз, он и после этого не вернул ее в прежнее положение, а, подтянув поближе к себе, положил теплую руку на интимное место между бедрами. Ладонь его сначала медленно, а затем все быстрее и быстрее стала двигаться, доставляя умелыми пассами сказочное наслаждение.

Любовная игра доводила до безумия. Но только тогда, когда их влечение друг к другу стало совсем нестерпимым, Ян на мгновение отодвинул женщину вперед, быстро сорвал с себя юбку и сделал то, чего оба они так страстно желали. Кейли Роз осталась практически в том же положении, когда часть мужа вошла в нее, мягко заскользив вдоль увлажнившихся стенок влагалища. Все в ней затрепетало. Из груди вырвался сдавленный крик. А он, подтягивая ее все ближе и ближе, как бы насаживал ее на себя, сначала чуть заметно, а потом все быстрее и быстрее, двигая вперед-назад тазом. Непроизвольно точно такие же движения стала совершать в ответ и она. О, как это было несказанно прекрасно, когда колебания тел, в конце концов, совпали! Она еще раз простонала, руки в самопроизвольном порыве потянулись назад и обхватили мускулистые бедра Яна в неодолимом стремлении прижать их еще ближе к себе.

Даже по сравнению с тем, что она уже пережила этой ночью, ощущения Кейли Роз были необычайно приятны и новы. И эта грешная поза была иная… Откуда у Яна такой опыт в любовных играх? Эта мысль холодной струей обдала разгоряченную страстью голову молодой женщины и чуть остудила ее. Смутило и то, что был день… Она ведь и при ночной темноте чувствовала угрызения совести от того, что позволила довести себя до такого сладостного сумасшествия. И вот теперь они с Яном резвятся в открытом поле при ярком солнце! Что самое удивительное – она не испытывает при этом ни малейшего недовольства или раскаяния.

Сейчас они оба были как одно целое, будто два почти одинаковых язычка пламени. Рвавшийся из их душ жар слился, образовав единый костер. Страсть выплескивалась через край, и Кейли Роз уже не ощущала себя только собой. Каждая частица ее души чувствовала душу Яна, сливаясь с ней. Конечный акт любви принес удовлетворение, подобного которому она не испытывала никогда. И пока расслабленное тело блаженствовало, заработавший рассудок подсказывал, что не так-то и сложно теперь найти ответ на вопрос, почему ей было так мучительно от мысли, что она может больше никогда не увидеть этого мужчину.

Размягченный Ян, стараясь растянуть подольше очаровательное ощущение близости с любимой женщиной, осторожно откинулся на бок, привлекая к себе Кейли Роз. Рука его ласково обвила ее талию, подбородок нежно щекотал ее щеку.

– Ты не можешь изменить того, что уже существует между нами, девонька, – прошептал он своим приятным грудным голосом, который показался сейчас Кейли Роз особенно красивым.

Она инстинктивно поправила свою сорочку, тут же, впрочем, отметив, что это почти бесполезно: его горящий взгляд, казалось, не только проникал сквозь тонкую полупрозрачную ткань, но и куда глубже – в самое сердце.

– Да-да, – продолжил Ян. – Я не сомневаюсь, что ты и сама тоже чувствуешь это.

– Сама не понимаю, что за бес в меня вселился, – произнесла она со вздохом.

Впервые Кейли Роз признала, что не владеет собой, а если точнее, то она не сомневается больше в том, что он владеет и собой и ею. Но слова не совсем точно передавали ситуацию. Она уже понимала, что с ней происходит. Почему-то оттого, что она немного солгала Яну сейчас, когда он окутывал ее теплом своего тела, ей стало стыдно. Было так приятно лежать рядом с ним на подстилке из ароматных луговых трав… Легкий холодный ветерок, неизвестно откуда прилетевший, заставил растерявшуюся женщину вздрогнуть. Ян еще ближе прижал ее к себе, согревая своим крупным телом. Она вздохнула и прильнула к нему.

– Я люблю тебя, Кейли Роз. И ты меня любишь. Именно поэтому мы и поженились. Из-за чего же еще, как ты думаешь?

– Я…Ты для этого женился на мне? – не то спросила, не то ответила она, со значением взглянув на властно обнимающие ее руки Яна. И, не видя ее глаз, он понял, что имеет она в виду физическую близость. – А еще, возможно, это клановая вражда и твои клятвы являются причиной, – добавила Кейли Роз.

К ее удивлению, ответом был зазвучавший у самого уха легкий и искренний смех.

– Маленькая ты моя глупышка, – нежно произнес он безо всякой обиды в голосе, – г– Из мести, а тем более из-за обычной похоти я бы никогда не женился. То, что ты возбудила во мне мужское желание, – правда. Правда и то, что встрече с тобой я обязан слову, которое дал своему отцу. Но, как я тебе уже говорил, лишь только увидев тебя, я понял, что ты – единственная женщина, которая может стать моей женой. – Он еще раз улыбнулся и нежно поцеловал сбившийся на висок локон черных волос. – А что касается похоти, поверь мне, я бы мог взять тебя в первый же день и не заводить разговоров о какой-то свадьбе.

– Подозреваю, что ты так и поступал со множеством женщин, которых привозил в замок Мак-Грегор до меня! – выпалила, скривив губы в злой улыбке, Кейли Роз. Глаза ее гневно сверкали.

– Других там не было, – ответил Ян, испытавший искреннее удовольствие от этой вспышки ревности.

– Черта с два, – мрачно промолвила она, поворачивая голову, чтобы видеть его глаза. – У меня нет ни малейшего сомнения в том, что ты оставил после себя десятки разбитых сердец по всей Европе.

– Если только несколько, – частично признал Ян выдвинутое обвинение, улыбаясь. В голосе не слышалось и нотки раскаяния. – Но твое сердце я никогда не разобью, – добавил он уже совершенно серьезно. – И свое не позволю тебе разбить. – Глаза его, опалившие ее взглядом, потемнели. – Неужели ты не можешь понять до сих пор, что ты моя и я никогда никому тебя не отдам?

– Но ты… ты не должен… не можешь держать меня здесь вечно, – заикаясь, произнесла Кейли Роз совсем тихо.

– Я не могу? – с вызовом и чувством полной уверенности в обратном спросил Ян, приподнимая пальцами ее подбородок. – Может, у нас и было недостаточно времени, чтобы как следует узнать друг друга в процессе ухаживания. Тем лучше, у нас для этого впереди еще целая жизнь. Мы теперь муж и жена. И таковыми останемся навсегда.

– Но это же полная чушь! – горячо возразила Кейли Роз. – Люди не…

– Все люди как раз рано или поздно к этому приходят. – Взгляд Яна, скользнувший по ее такому прекрасному в гневе лицу, смягчился. – Почему ты никак не хочешь поверить, что произошло то, что и должно было произойти? Это же так очевидно.

Неужели ты никогда не думала о будущем с учетом того, что когда-нибудь влюбишься?

– Нет. Я и сейчас не собираюсь принимать такую возможность в расчет! – Она попыталась вскочить на ноги, но Ян мгновенно погасил этот порыв. – Я не хочу любить тебя, черт побери! – Кейли Роз на мгновение смолкла, стараясь справиться с горьким комком слез, которые подкатили к ее горлу. – Я вообще не хочу влюбляться в кого бы то ни было! Я хочу только вернуться в Даймонд Л. и забыть обо всем, что здесь произошло.

– Ты никогда не сможешь этого забыть.

– Что ж, попытаться-то я, по крайней мере, могу. Будь оно все проклято!

– Прекрати сопротивляться тому, что к тебе пришло, девонька, – мягко посоветовал Ян, ласково проводя ладонью по очаровательному изгибу ее бедра. – Мы самим небом предназначены друг для друга. Да-да, я знаю. И ничто не способно изменить его решение.

– Я все равно найду способ убежать… – упрямо пробормотала Кейли Роз, борясь не столько с ним, сколько с собственными чувствами. – В следующий раз мне непременно повезет!

– Следующего раза не будет. – Совсем рыжие мри свете солнца брови сошлись, придав лицу свирепое выражение. В глазах замелькали угрожающие огоньки. – Клянусь небом, женщина, я хорошенько, как подобает, отдеру тебя, если ты вновь решишься подвергнуть себя опасности.

– Я тебя не боюсь, – выпалила она, на этот раз абсолютно искренне. Что означает угроза отодрать, она до конца не поняла, но пусть ее лучше повесят, чем она позволит грубое с собой обращение. – Можешь оставить свои угрозы при себе и…

– Ты делаешь большую ошибку, если собираешься и в будущем отталкивать меня от себя, – предупредил Ян угрюмо.

С этими словами он отстранил ее руки и повернул женщину, положив спиной на траву. Затем, встав на колени, Ян сильными руками провел по ее телу, распрямляя его. Глаза Кейли Роз метали гневные молнии. Она изо всех сил пыталась сопротивляться, о желание прекратить борьбу уже начало постепенно овладевать ею.

– Веди себя со мной как подобает! – Голос его хлестнул подобно бичу. – Я люблю тебя больше самой жизни. Но это вовсе не означает, что я позволю тебе упорствовать в твоих ребяческих, необдуманных попытках сбежать от меня.

– Ребяческих? – переспросила она злобно.

– Да-да, ребяческих. И дурацких. Клянусь, что это именно так, Кейли Роз. – В глазах его светились раздражение и молчаливая мольба о понимании. – Как ты не можешь понять, что произошло! Мы же женаты! Ты – моя жена, а значит, должна меня во всем слушаться.

– Что?! – Кейли Роз даже прекратила сопротивление, удивленно уставившись на Яна. – С какой стати ты… Я тебе ничего не должна! Ты же обманом заставил меня выйти за тебя. Уже забыл об этом?

– В постели ты отнюдь не напоминала невесту, которую принудили выйти замуж, – напомнил он резким тоном.

Кейли Роз вскрикнула, будто ее ударили. Щеки покрылись пятнами, в глазах загорелась безумная ярость. Освободив руку, она наотмашь ударила Яна по гладко выбритой щеке.

– Ублюдок! – процедила она сквозь зубы, забыв от гнева о возможности ответных действий.

Ян мгновенно схватил пальцами ее запястье и… К полному удивлению женщины, приложил ее ладонь к своему лицу в том самом месте, которое покраснело от пощечины. Движения его при этом были подчеркнуто спокойны, только глаза слегка потемнели. Когда она, почти не дыша, взглянула ему в лицо, стараясь угадать, что произойдет дальше, Ян лишь скривил губы в своей вечной полуулыбке.

– Даже это ничего не изменит, маленькая злюка. Можешь издеваться надо мной, если это доставляет тебе удовольствие. Можешь ругаться, царапаться и драться, все равно я буду любить тебя. – Он прервался на мгновение, и с лица его исчезли последние намеки на возможность шутки. – Единственное, что я тебе не позволю никогда, – это покинуть меня. Куда бы ты ни убежала, я разыщу тебя и привезу назад.

– Нет! – закричала Кейли Роз, чувствуя, как начало трепетать от его слов сердце. Испуганная этим, она была готова сейчас совершить любые безрассудные поступки. – Я не останусь здесь! – выпалила она, извиваясь в попытках освободить руку. – Я все сделаю, чтобы убежать, и ты не сможешь…

– Пожалуй, пришло время напомнить тебе, кто является главой нашей семьи.

– Провались ты в пекло со своей семьей, Ян Мак-Грегор! – : Кейли Роз уже почти визжала.

Глаза Яна стали еще темнее. Он встал на одно колено и с ужасающей легкостью перебросил задыхающуюся от бессмысленной злобы женщину через другое колено лицом вниз. Посильнее затем обхватив ее талию, он поднял подол нижней сорочки, заголяя ее мягкое место.

– Ян!… – то ли просила она о пощаде, то ли готовилась изрыгнуть проклятие.

Дыхания не хватило, и крик оборвался. Кейли Роз вздрогнула всем телом. Это рука мужа с хлопком опустилась на ее соблазнительные выпуклости пониже спины. Удары не были болезненными. Да Ян и не стремился к тому, чтобы сделать жене больно. Он просто еще раз доказывал ей, что всегда выполняет данные обещания.

– Прекрати, черт бы тебя побрал! – буквально завопила она, брыкаясь ногами и извиваясь на его колене.

– Я не ублюдок, – спокойно приговаривал он под звук очередного шлепка. – Я не мерзавец, не негодяй. – Опять шлепок. – Я не сукин сын. Запомни. – Еще один легкий удар, нанесенный с шаловливой улыбкой на устах.

– Ооо! Отпусти же меня! – простонала Кейли Роз. Ей было скорее щекотно, чем больно. Но шлепки эти доставляли настоящее мучение, так как били непосредственно по ее гордости. Ошеломленная уже от одной унизительной позы, в которой оказалась, она скрежетала зубами и прилагала массу безрезультатных, впрочем, усилий вырваться. – Ты дорого заплатишь за это! Сейчас же убери… Ян!..

Он еще раз поднял и опустил руку и наконец перекатил ее со своего колена на мягкую траву. Кейли Роз тут же попыталась вскочить на ноги, но властно легшая на ее бедра рука мужа не позволила сделать и это. А дальше произошло то, чего она и вовсе не ожидала. Его губы нежно притронулись к пылающим еще от только что совершенной экзекуции местам, а затем к ласковому утешению приступил и язык Яна. Кейли Роз растерянно заморгала.

– Убирайся к черту. – По инерции прошептала женщина, но огонь страсти уже зажегся в ней снова. Глаза несколько раз моргнули и закрылись.

– У вас очаровательная попка, леди Мак-Грегор, – услышала она шепот Яна, в котором звучали игривость и… знакомое уже страстное желание.

Еще через мгновение он перевернул Кейли Роз на спину и сам лег сверху, согревая ее теплом своего крупного мускулистого тела. Горячий поцелуй, и все мысли о мести были забыты.

Когда они, наконец, решили возвращаться в замок, было далеко за полдень. Но солнце еще вовсю сияло на ясном небе. Лишь на горизонте угадывались стаи скапливающихся туч.

– Завтра мы навестим твою кузину, – неожиданно сообщил Ян.

– Мы поедем в Инвернесс? – удивилась Кейли Роз.

– Да-да.

– Но… Ты не опасаешься, что я…

– А чего мне опасаться? – перебил он ее с сардонической усмешкой. – Как бы там ни было, а ты жена одного из Мак-Грегоров. Никто здесь не поверит, если ты заявишь, что намерена сбежать.

– Кто-нибудь обязательно поверит! – возразила она, не отводя глаз под устремившимся на нее пронзительным взглядом Яна. – Кузина Марта, например. Как только она услышит о твоих подвигах, первым ее желанием будет сообщить о них властям!

– А я немедленно во всем признаюсь.

– Признаешься? Во всем? – В широко раскрытых глазах Кейли Роз читалось явное недоверие.

– Да. Ни один настоящий горец не осудит меня за то, что я прекратил наконец кровную вражду между кланами. Может, правда, кто-то и упрекнет меня в том, что я ухитрился при этом влюбиться в свою пленницу. Но тут уж ничего не поделаешь. – В его глазах плясали веселые бесенята.

– Однако я уверена, что даже здесь есть законы, карающие за похищение и насильственное принуждение к замужеству! – мгновенно парировала Кейли Роз, хотя уже не так горячо и твердо.

– Это так. Но мои родственники где угодно подтвердят, что мы прошли ускоренный обряд бракосочетания и ты сама провозгласила себя моей женой, – напомнил Ян.

– Только для того, чтобы вырваться отсюда! – Женщина вздохнула и заерзала, поудобнее устраиваясь в седле. – А потом, ты… Ну, ты прекрасно знал, для чего все это затеваешь. И знал, что действуешь незаконно и по-варварски! – Она осеклась, так как в голову пришел совсем неожиданный вопрос – можно ли называть беззаконием и варварством то удовольствие, что он ей доставил. – Ты, вопреки всем правилам приличия, и на минуту не оставил меня в одиночестве, – добавила она, усилием воли отбрасывая сомнения.

– Ни один суд не признает меня виновным в том, что мне не терпелось побыстрее начать наш медовый месяц, – пошутил Ян.

Кейли Роз ничего не ответила. Нахлынувшие вдруг воспоминания вызвали теплую приятную волну, прокатившуюся по всему телу. С губ сорвался легкий вздох. Это память оживила подробности ошеломляющей, сводящей с ума недавней ночи. Всплыло и то, что было накануне вечером.

– Кто была та женщина? – спросила она вдруг.

– Какая женщина?

– Единственная среди гостей женщина на церемонии бракосочетания.

– Элспет Мак-Грегор.

Лицо Яна выдало внутреннее напряжение. Глаза настороженно блеснули. Было очевидно, что говорить о незнакомке ему не хотелось.

– Она – твоя кузина? – настаивала на продолжении разговора Кейли Роз.

Сама не зная почему, она испытывала острый интерес к этой загадочной Элспет. Припомнился злой взгляд, который бросила на нее миловидная блондинка, перед тем как уйти.

– Она моя родственница, – ответил Ян, – но очень дальняя.

– А почему она так быстро ушла?

– Возможно, потому, что была незваной гостьей. – Он слегка улыбнулся, взглянув на Кейли Роз. – Нет, она не брошенная мной любовница, если это тебя волнует.

– Меня это не волнует. Я не сомневаюсь, что любовниц у тебя было немало.

– Конечно, я был владельцем настоящего гарема в юности, – ответил Ян с озорной улыбкой и веселыми искрами в глазах. – Но даже самого распоследнего, развратника можно исправить. Можешь быть уверена, Кейли Роз Мак-Грегор, тебя одной для меня вполне достаточно.

– Как надолго, интересно знать? – язвительно спросила она, поспешно отводя глаза: раздражение по поводу того, что в его сердце и постели были другие женщины, было слишком велико, чтобы показывать его собеседнику.

Кейли Роз про себя выругалась. Неужели она и вправду ревнует?

С чего бы это, черт побери? Почему малейшая мысль о его измене доставляет ей мучительную боль?

– У тебя, уверяю, не будет ни малейшего повода усомниться в моей верности, – пообещал Ян, может быть, излишне торжественно.

Проглотив неожиданно подступивший к горлу комок, Кейли Роз отвела глаза от его проникающего в самое сердце взгляда. Как это было ни бессмысленно, но ей сейчас страшно хотелось, чтобы его слова оказались правдой.

Глава 8

Остаток этого дня Кейли Роз провела в саду. Побыть, наконец, в одиночестве было очень кстати, и она даже почувствовала некоторую благодарность к Яну за то, что он предоставил ей такую возможность. К тому же сад в замке сам по себе был прекрасным успокаивающим местом. По сути, он представлял собою цветник, отгороженный от остального мира стеной, которую украшало множество плиток с искусной резьбой. В углу имелось прелестное маленькое сооружение, именуемое здесь летним домиком. Из попавшейся ей ранее в библиотеке рукописной истории замка Мак-Грегор Кейли Роз уже знала, что обитатели его в прошлом нередко прятались от преследователей именно в этом домике. А сейчас она подумала, что, видимо, прошлые леди Мак-Грегор здесь еще чаще укрывались от своих мужей. Мысль развеселила. В глазах женщины замелькали веселые огоньки.

Ее муж (Боже, как быстро научилась она называть так Яна Мак-Грегора, по крайней мере в мыслях) в данный момент сам укрылся в библиотеке, углубившись в разбор счетов со своим экономом. Да, оказывается, здесь имеется эконом, и не только. Вообще он, похоже, пошутил над ней, когда сказал, что за замком присматривают всего трое слуг. Из того, что она успела услышать по дороге в сад, выходило, что есть еще не менее дюжины других, которые получают за свою работу сдельно. Видимо, когда Ян привез ее сюда, он оставил в замке лишь самых преданных своих людей, отослав домой лишних свидетелей.

Эта догадка оставила неприятный осадок. Он все предусмотрел! Зато сейчас она впервые со времени прибытия в замок предоставлена самой себе. Не похоже даже, что кто-то за ней незаметно наблюдает. Неожиданная свобода радовала и удивляла одновременно. Неужели Ян ей уже настолько доверяет? Либо так, либо он уверен, что сделанного им предупреждения достаточно, чтобы она отбросила все мысли о побеге.

Нахмурившись, Кейли Роз задумчиво поправила прическу, водрузив на место отбившийся от своих собратьев смоляной локон. От неприятных мыслей отвлекло новое открытие. Следуя по тропинке сада, она вдруг наткнулась еще на одно сооружение – старинную баню с каменной ванной, специальной раздевалкой и даже комнаткой для отдыха, в которой, без сомнения, дамы некогда сиживали часами, сплетничая, давая друг другу советы и, конечно, шепчась о своих сердечных тайнах. Она чуть скривила губы в ироничной улыбке – как мало изменился мир с тех незапамятных времен! Кейли Роз даже представила себя одной из моющихся в этой бане женщин, перемывающей заодно косточки мужчинам, и неожиданно смутилась.

Бродя между красиво подстриженными кустами и ухоженными газонами с распустившимися прекрасными цветами, Кейли Роз с жадностью и наслаждением вдыхала пряный, ароматный воздух. Ее мысли и чувства, пребывавшие в неразберихе и хаосе с той самой минуты, когда ее жизненный путь пересек Ян Мак-Грегор, являли полный контраст окружающему безмятежному спокойствию. Стараясь уравновесить ощущения, женщина перевела рассеянный взгляд на небо.

Только теперь она заметила, что солнце скрылось за большими серыми тучами, а свежий ветерок предвещал приближение дождя. Все было так же, как в тот день, когда Ян привез ее сюда. Вновь помрачневшая Кейли Роз опустилась на каменную скамью, стоявшую в тенистой нише из вьющихся цветов и кустарника. Заблестевшие глаза уставились на высокую каменную стену. Она, безусловно, сумеет перелезть через нее… Но что толку? Даже если ей и удастся убежать, воспользовавшись неожиданно предоставленной свободой, Ян все равно разыщет ее. Он вполне твердо и даже осязаемо доказал, что никогда не отпустит свою жену.

«Я люблю тебя. И ты меня любишь».

– Нет! – прошептала она, вздрагивая всем телом, которое тоже вроде стремилось подтвердить отказ.

Разве можно влюбиться в человека, который так отвратительно обошелся с ней? И даже если бы они встретились совсем по-другому, при более благоприятных обстоятельствах, она бы не увлеклась таким высокомерным, беспредельно властным и упрямым мужчиной. Хотя… Хотя он умен. Этого от него не отнимешь. Безусловно, красив, прямо очарователен. И столь умопомрачительно нежен, когда дело касается…

Встревоженная направлением которое приняли ее мысли, Кейли Роз вскочила со скамьи и быстро зашагала назад, к калитке сада. Можно же сойти с ума, если не прекратить постоянно думать о нем! Да поможет ей небо! С этой минуты она будет немедленно изгонять любую ослабляющую волю мысль, пресекать все дурацкие мечтания.

Ночь была ничуть не менее страстной, чем предыдущая. Утро было свежим. Чувствовавшая себя прекрасно Кейли Роз провела его в библиотеке, а частью в приятных хлопотах на конюшне, готовясь отправиться с Яном в Инвернесс. К ее удивлению, до города они добрались за час с небольшим. Видимо, это гроза, буря и нервное перенапряжение превратили ту их поездку от родовой усадьбы Бучаненов в замок Мак-Грегоров в столь невыносимо длинную.

Преодолевая подернутые дымкой свежевымытые коротким ночным дождем поля, Кейли Роз чувствовала необычайное волнение. Сердце чуть не выпрыгнуло из груди от радости, когда она увидела показавшиеся такими родными башню Кромвеля с часами, упиравшиеся в голубое небо шпили церквей и выступавшую на горизонте громаду замка из красного песчаника.

– Здоровье твоей кузины было в очень опытных руках с тех пор, как ты ее покинула, – сообщил Ян, скакавший рядом с ней, с легкой улыбкой.

– Откуда тебе это известно?

– Лекарь, который ею занимается, – один из моих родственников.

– Ты в родстве со всеми здешними жителями? – спросила она насмешливо, взглянув в глаза мужа.

– Мак-Грегоры живут в этих горах на протяжении веков.

– И за это время, похоже, сумели перебить всех своих врагов, – заметила она с сарказмом.

– Или породниться с ними, заключив браки, – сухо парировал Ян.

Покрасневшая Кейли Роз отвернулась, стараясь привести в порядок растрепанные мысли. Главное сейчас было придумать, как рассказать обо всем кузине. Почти не было никаких сомнений, что Марта сумеет придумать способ выпутаться из всех этих проблем. Ну а в крайнем случае у них будет возможность обратиться за помощью к властям. Даже если по местным законам ее брак считается действительным, не может быть, чтобы представители закона одобрили похищение женщины, да еще американской гражданки.

Но вот уже и гостиница. Ян, спрыгнув с седла, помог спуститься жене и, взяв ее под руку, быстро повел внутрь дома, направляясь через многочисленные коридоры прямо к номеру, в котором пыталась избавиться от своей простуды Марта Герхон. Здесь Кейли Роз вырвалась и бросилась в комнату, даже забыв постучаться.

– Кузина Марта, я… – Кейли Роз осеклась и застыла на месте, широко раскрыв глаза.

– Кейли Роз! – чуть не задохнулась от радости кузина, явно удивленная в не меньшей степени, чем ее подопечная.

Марта сидела на стуле у окна, прикрывшись одеялом. Волосы ее были аккуратно уложены в пучок, и прическа эта очень ей шла. Глаза весело блестели. Цветущий вид кузины и поразил Кейли Роз. Она выглядела прекрасно, даже помолодела и уж совсем не была похожа на прикованного болезнью к постели человека. Рядом стоял высокий симпатичный мужчина с черным саквояжем в руках. Совсем сбило с-толку то, что джентльмен этот, когда Кейли Роз влетела в комнату, склонился к Марте в весьма красноречивой позе, а та, заметив молодую родственницу, слегка покраснела, стараясь незаметно высвободить свою руку из его пальцев, которые ласково ее сжимали.

– О, дорогая, я… я не ожидала, что ты приедешь так скоро, – заикаясь, проговорила Марта.

– А ты знала, что я приеду? – спросила еще больше удивленная Кейли Роз.

– А почему нет? Конечно, знала! – миниатюрная блондинка улыбнулась появившемуся в дверном проеме Яну. – Лорд Мак-Грегор был так добр, что прислал мне записку, предупреждая, что вы собираетесь приехать.

– Ты уже встречалась с ним?

– Да. Два дня назад, – подтвердила Марта. И тут же нахмурилась, заметив, как изменилось выражение лица ее подопечной.

– Что-нибудь не так? Ты неважно себя чувствуешь? Может быть, доктор Мак-Грегор сможет…

– Доктор Мак-Грегор? – как эхо повторила Кейли Роз, повнимательнее приглядываясь к стоящему рядом с кузиной немолодому темноволосому мужчине, который действительно был чем-то похож на Яна.

– Имею честь представиться вам, мисс Буча-нен, – произнес доктор, выступая вперед с вежливой улыбкой на лице и кланяясь. – Миссис Терхон много рассказывала о вас. Она так заботлива.

– Много рассказывала обо мне? – пробормотала Кейли Роз, думая уже не столько о докторе, сколько о его родственнике, который сделал несколько шагов вперед и оказался прямо у нее за спиной.

Она нервно дернула головой. Ян спокойно приобнял ее за талию и, прижав, совсем по-родственному поцеловал в лоб.

– Мне необходимо заняться кое-какими делами, любимая, – сказал он. – Я вернусь за тобой не позже чем через час. Рад видеть, что вы поправляетесь, миссис Терхон, – добавил он, повернувшись к изумленной Марте.

– Я тоже должен идти, – сообщил доктор, поворачиваясь к Марте и пристально глядя ей в глаза. Тон его был подчеркнуто деловым, но этот взгляд и некоторые другие отмеченные Кейли Роз жесты больше подошли бы преданному поклоннику пациентки. – Думаю, вы полностью поправитесь к концу недели. Но пока советую вам аккуратно следовать тому курсу лечения, который я прописал.

– Да, доктор, – отозвалась Марта, еще больше покрасневшая под взглядом зелено-голубых глаз своего лекаря.

Кейли Роз дождалась, пока мужчины выйдут из комнаты, и, порывисто подойдя к кузине, опустилась возле нее на колени.

– Ох, Марта, прямо и не знаю, с чего начать! Ведь Ян Мак-Грегор похитил меня. Он насильно привез меня в свой замок, запер в башне и…

– О Боже, дорогая, что ты такое говоришь? – воскликнула молодая вдова, губы которой задрожали в беззвучном смехе.

– Я рассказываю о том, что произошло со мной, когда я уехала три дня назад из Инвернесса!

– Но ты же гостила у лорда Мак-Грегора и его родственников, – благодушно напомнила Марта. Затем, вспомнив о демонстративном поцелуе Яна, свидетельницей которого стала несколько секунд назад, посмотрела на кузину немного построже. – Сдается мне, что он неравнодушен к тебе…

– Неравнодушен? – Кейли Роз вскочила на ноги и нервно заходила взад-вперед по комнате. – Да он, черт возьми, похитил меня и хитростью принудил выйти за него замуж!

– Замуж? – выдохнула Марта.

– Да, замуж! Ян Мак-Грегор – мерзавец, обладающий способностью обмануть кого хочешь языком. Он сделал меня своей пленницей, чтобы прекратить кровную вражду между нашими кланами, которая возникла давным-давно, когда дедушка мой обманул его бабушку. Потом он сказал, что освободит меня, если я соглашусь на помолвку с ним. Это была не совсем помолвка. – Кейли Роз прервалась, подбирая слова. – Это… В общем, это был ускоренный обряд бракосочетания, который, как предполагалось, станет пустой формальностью. Он сам так сказал. Я согласилась. Но Ян свою часть заключенного нами соглашения не выполнил. И следующее, с чем мне пришлось столкнуться… Я… Он, пропади все пропадом, принудил меня стать его женой! – выговорила, наконец, со злой решимостью Кейли Роз.

– Но он же джентльмен, обладающий знатным титулом! – попыталась возразить Марта, совершенно ошеломленная тем, что только что услышала.

– Он не джентльмен, – процедила сквозь зубы ее подопечная, глаза которой горели как раскаленные угли. Нервно скрестив руки на груди, она повернулась к кузине. – Д.Ж. с живого него снимет скальп, когда узнает, что он сделал со мной!

– Ты хочешь сказать, что? О, милая кузина, неужели он – Марта стала заикаться, не в силах вымолвить вслух страшную догадку. Лицо ее смертельно побледнело.

– Да, разрази его гром, он сделал это! – выпалила красная как рак Кейли Роз, чувствуя на спине холодные мурашки.

– Тогда получается, что он и вправду твой муж? – пробормотала ошеломленная вдова.

– Только по шотландским законам, – поспешила заметить Кейли Роз, тяжело вздохнув. Подойдя к окну, она пошире раздвинула кружевные занавески и устремила горящий взгляд на протекающую неподалеку довольно бурную реку. – Ты должна мне помочь, кузина Марта! Я просто не знаю, что делать. Я измучена раздумьями обо всем, что произошло со мной. Я перегнила такое… – Она осеклась, прикусив нижнюю губу.

Все это еще больше изумило Марту. Ей никогда еще не приходилось видеть свою молодую кузину такой растерянной, и никогда она не слышала, чтобы та сама признавалась в своей неуверенности.

– Почему бы тебе не присесть ко мне поближе и не рассказать обо всем с самого начала, – мягко предложила она.

Кейли Роз на этот раз последовала совету. Она рассказала все, что с ней случилось с того момента, когда Ян перебросил ее через плечо, и до нынешнего их приезда в гостиницу. Сердце бедной Марты буквально сжималось от жалости, когда она слушала о злоключениях своей подопечной. По глазам было видно, что она все лучше и лучше понимает, что пришлось пережить Кейли Роз и что она чувствует и данный момент.

– Итак, в данный момент твой муж настаивает, чтобы ты непременно осталась с ним? – уточнила Марта, пристально глядя в лицо молодой кузины.

– Да, – ответила Кейли Роз и вдруг опустила глаза. – Он сказал, что никогда не позволит мне уехать.

– А ты?

– Я? – подняла молодая девушка смущенное лицо. Кузина улыбнулась и по-матерински ласково взяла ее руку в свою.

– Ты-то сама хочешь, чтобы ваши семейные отношения продолжились?

– Почему я… Конечно, нет! Как я могу!.. – Кейли Роз вновь вскочила и заходила по комнате. – Как ты могла задать мне такой вопрос после того, что я тебе рассказала!

– Даже самые безупречные браки могут иметь не слишком благоприятное начало, – ответила Марта. – Выходят замуж и женятся не каждый день. Жених и невеста, помимо всего прочего, продолжают жить по инерции прежней своей жизнью. Может, вам просто следовало получше поговорить, чтобы узнать друг друга, раз уж так у вас все получилось?

– Я начинаю думать, что лекарства, которые тебе пришлось принимать, слегка помутили твой рассудок! – раздраженно вздыхая, заявила Кейли Роз, На мгновение она задумалась и вдруг подозрительно посмотрела на кузину. – А может быть, не лекарства, а доктор по имени Мак-Грегор?

– Мы с Эваном просто сдружились за это время, больше ничего, – объяснила слегка зарумянившаяся Марта.

– О, так вы уже называете друг друга по имени?

– Да, но… Позволю тебе напомнить, дорогая, что в данный момент мы разговариваем не о моих делах, а о твоих.

– Как бы там ни было, ты совершаешь большую ошибку, если доверяешь ему. Он – один из Мак-Грегоров, а значит, одному Богу известно, до какой степени он негодяй! – почти закричала разгневанная Кейли Роз.

– У тебя нет никакого права осуждать его, – напомнила старшая кузина, сама с трудом сдерживаясь от того, чтобы не повысить голос. – Он прекрасный человек. – Марта гордо подняла голову, демонстрируя готовность защищаться. – Он добр и честен, а потом, мы в любом случае уедем домой через несколько дней, – неожиданно напомнила она, искренне радуясь, что сумела найти возможность уйти от щепетильной темы.

– Домой? – повторила Кейли Роз, закрывая глаза, чтобы мысленно представить то, что стоит за этим словом. Как ни странно, знакомые с детства виды Даймонд Л. всплывали в памяти с трудом и, поколыхавшись подобно туману, исчезали. Их место тут же занимал украшенный башнями замок из шотландских легенд. Молодая женщина невольно вздрогнула и широко открыла глаза. – Мы должны сегодня же уехать! Прямо сейчас!

– Боюсь, что это невозможно, – возразила старшая кузина. – Я еще не поправилась до конца, а ты не можешь ехать, не уладив свои отношения с лордом Мак-Грегором.

– Наши отношения невозможно уладить.

– Уверена, что будь здесь твой отец, он бы не одобрил твоего намерения. Вряд ли бы ему понравилось, что ты собираешься бежать как трусиха, – заметила вдова. – Честно говоря, мне кажется, что Д.Ж. пришелся бы по душе муж, которого ты выбрала для себя, – добавила она, улыбнувшись.

– Я его не выбирала! А что касается Д.Ж.Бу-чанена, то, окажись он здесь, он съел бы печень этого негодяя на завтрак!

– Если тебе так не терпится уехать, то почему ты не сделала этого до сих пор? – спокойно спросила Марта.

– Я… Я пыталась. Но Ян всякий раз останавливал меня. – Кейли Роз отвела глаза, с раздражением отмечая, что вновь начинает краснеть. – Вынуждена признать, что этот человек… Ну, в общем, он весьма красив и привлекателен внешне. – Это откровенное признание смутило ее еще больше. – Я буквально разрываюсь. Умом понимаю, что надо делать одно, а тело рвется совсем к другому, – жалобно пролепетала она. Злясь на свою слабость, она особенно остро ощущала необходимость в чьем-то участии.

– Полагаю, милая, что тебе прежде всего надо как следует разобраться в своих чувствах. Представь, хотя бы как предположение, что ты, возможно, встретила здесь как раз того человека, который тебе нужен.

– Что, черт побери, ты имеешь в виду?

– Только то, что тебе следует повести себя в данной ситуации так, как будет лучше всего для тебя самой, – спокойно пояснила Марта. – Как бы там ни было, а лорд Мак-Грегор красив, богат и носит графский титул.

– Может, на тебя и производит впечатление его высокое положение, на меня – нет! А потом, как же герцог Албермерл? – съехидничала Кейли Роз. – Я прекрасно помню, как ты всеми правдами и неправдами пыталась свести нас в Лондоне.

– О! Но сейчас я начинаю думать, что твой муж гораздо лучшая партия, чем даже герцог Албермерл.

– Не верю своим ушам! Что это вдруг так изменило твое мнение? – раздраженно всплеснула руками младшая кузина. – Неужели ты и в самом деле предлагаешь мне «о том не плакать, что пришлось потерять» и посвятить остаток своей жизни человеку, который обманом затащил меня в свою постель?

– Ты описываешь мою точку зрения излишне резко, но, – Марта вновь обрела свои строгие манеры, – если хочешь, да! Ты правильно выразила суть. Несмотря на все обстоятельства вашего брака, ты и лорд Мак-Грегор теперь муж и жена. Ты несешь перед ним определенную ответственность. Даже если ускоренный обряд бракосочетания не признается законным нигде, кроме Шотландии, а я совсем не уверена, что это так, то все равно он твой супруг в полном смысле этого слова. А раз так, то у него есть все права требовать от тебя повиновения.

– И это говорит моя родственница?! О Боже! – горько усмехнулась Кейли Роз, ущемленная тем, что, как ей представлялось, кузина предает ее. – А я-то надеялась, что если есть на земле человек, который искренне посочувствует моему бедственному положению, то это именно ты!

– А я и сочувствую тебе, – искренне произнесла вдова. – Мне больно сознавать, что ты столкнулась с такими трудностями. Но я… Извини, дорогая, я просто не вижу выхода из создавшейся ситуации, – закончила она со вздохом.

– Существует только один выход, и я воспользуюсь им немедленно, – заявила Кейли Роз, решительно глядя в лицо кузине горящими прищуренными глазами. – Я уезжаю сегодня. Прямо сейчас. Ты едешь со мной или остаешься?

– Возьми себя в руки. Пожалуйста, подумай…

– Ты уже достаточно поправилась для того, чтобы ехать. Не отрицай! Черт побери, кузина Марта, на карту поставлена вся моя будущая жизнь, а ты, похоже, думаешь только о каких-то приличиях!

– Это неправда! Я страшно хочу, чтобы ты была счастлива. Тем более мне хочется, чтобы ты не наделала глупостей.

– Так ты едешь со мной или нет? – еще раз спросила Кейли Роз и тут же почувствовала, как похолодело у нее в груди: кузина медленно поднялась со своего стула и отрицательно покачала головой.

– Нет. Нет, Кейли Роз, я не желаю принимать участие в том, что разрушит твою жизнь. Ты сделаешь непоправимую ошибку, если не останешься здесь и не договоришься обо всем со своим мужем. О, дорогая моя, неужели ты сама не понимаешь, что бегство ничего не решает?

– Что ж, пусть будет так!

С этими словами Кейли Роз повернулась к двери и выскочила из номера. Вслед донеслись причитания и мольбы Марты, но она, не слушая их, помчалась по коридору к выходу из гостиницы, не обращая внимания на удивленные взгляды встречавшихся постояльцев. Она вообще ничего не видела сейчас и не думала ни о чем, кроме того, что вот-вот настанет конец ее мучениям. Захваченная мыслью о долгожданной свободе, молодая женщина не вспомнила о том, что не захватила с собой даже самого необходимого, тем более не думала о трудностях, с которыми неизбежно придется столкнуться, путешествуя в одиночестве.

Только оказавшись на улице, она вдруг заметила, что по ее щекам ручьем текут слезы, но остановилась лишь на мгновение. Резким движением утерев лицо, молодая женщина направилась к месту, где ждала ее лошадь, привязанная к столбу. Воспоминания о неудавшейся попытке сбежать от Яна подзадорили еще больше. Отбросив последние сомнения, она вскочила в седло и поскакала к железнодорожной станции, на всякий случай оглядываясь по сторонам. На этот раз мужа поблизости не было. Подобное отсутствие бдительности с его стороны немного тревожило и удивляло. Неужели он так верит в силу своих угроз? А может, не угроз, а в силу поцелуев.

Ей вспомнились слова отца. Посылая ее в Англию, он говорил, что, возможно, там найдется кто-то, кто сможет укротить ее. Похоже, что Ян считает себя именно таким укротителем. Сердце почему-то болезненно сжалось. Но впереди уже замаячили знакомые очертания вокзала, и Кейли Роз подстегнула лошадь. Под удивленные взгляды и возгласы прохожих она скакала по тихим улицам Инвернесса к заветной цели. Спешившись у билетных касс, женщина подбежала к окошку.

– Мне нужен один билет до Эдинбурга. Побыстрее, пожалуйста, – запыхавшись, выпалила она.

Важного вида молодой кассир в очках неторопливо поднял глаза. Тронутый несчастным видом молодой женщины, он отрицательно затряс головой.

– Прошу прощения, мисс, но сегодня больше не будет поездов на Эдинбург. Следующий будет завтра в восемь утра.

– Завтра? – повторила растерянно Кейли Роз. Выбитая из колеи неожиданным препятствием, она обвела станцию рассеянным взором. – Но я не могу ждать так долго!

– Если вам нужно где-то остановиться… – начал было молодой человек с надеждой в голосе.

– Нет! Нет, я… Мне необходимо уехать из Инвернесса прямо сейчас!

– Прошу простить меня за вопрос, мисс, у вас какие-то неприятности? – предположил кассир с явной готовностью прийти на помощь.

– Говоря откровенно, да! – призналась Кейли Роз, глядя с мольбой на смущенного кассира своими сапфировыми глазами. – Меня преследует человек, с которым я не хочу встречаться! Поэтому мне крайне важно уехать! Может, сегодня будут какие-нибудь поезда?

– Конечно, – кивнул он в сторону написанного от руки расписания, висящего в зале ожидания, который был забит людьми. – Вы можете воспользоваться тем поездом, который остановится здесь в три часа. Он следует в Абердин. Или в три тридцать уехать в Форт Вильям.

– Я еду в Абердин!

Кейли Роз сунула руку в карман юбки, чтобы достать деньги, и только тут с запозданием поняла, что все ее средства остались в дорожной сумке.

– Проклятие! – прошептала она. – Надо же так опростоволоситься!

– Вы чем-то огорчены, мисс? – вежливо поинтересовался молодой человек.

– Кажется, я забыла кошелек, – пролепетала женщина, закатывая глаза и силясь найти какой-нибудь выход. «Что, черт побери, прикажешь делать теперь? – пронеслось в голове. – Ян вот-вот вернется в гостиницу…»

– У вас в городе имеются родственники? Вы можете попросить у них взаймы.

– Нет! Я никого не знаю здесь! – поспешила ответить Кейли Роз, затем, неуверенно улыбнувшись, посмотрела на кассира. – А не могли бы вы продать мне билет в кредит, а счет прислать на отель в Эдинбурге, где я остановилась.

– Ну я…

– Совсем не обязательно это делать, – раздался вдруг за спиной знакомый грудной голос, заставивший женщину вздрогнуть.

Теряя способность дышать, она медленно повернулась… Перед ней стоял улыбающийся Ян, его зеленые глаза искрились весельем.

– Убирайся прочь! – громко закричала она, поднимая руки в подсознательном желании отгородиться от непрошеного родственника.

– Вы знаете эту женщину, лорд Мак-Грегор? – спросил удивленный кассир.

– Да, Роберт, знаю, – ответил Ян. – Эта женщина – моя молодая жена. – Не обращая внимания на Кейли Роз, которая отрицательно мотала головой, он подошел к ней и обнял за талию. – Идем, любовь моя… Нам нечего здесь делать.

– Нет! Никуда я с тобой не пойду, Ян Мак-Грегор… Не пойду!

Она дернулась несколько раз и, поняв, что освободиться из объятий мужа ей не удастся, Кейли Роз решилась обратиться к посторонним людям:

– На помощь! Помогите мне, пожалуйста, кто-нибудь!

Пронзительный крик заставил встрепенуться всех присутствующих на вокзале. Кое-кто явно был готов броситься на помощь вопящей женщине. Но большинство, судя по всему, не торопились, посчитав, что стали свидетелями обычной семейной ссоры. Они и отговаривали от вмешательства остальных. Наконец из толпы отделился полисмен, поспешивший разобраться в происходящем. Однако стоило ему приблизиться, как глаза его приветливо засияли: он узнал одного из тех, к кому подошел.

– О, а я сразу и не понял, что это вы, лорд Мак-Грегор, – поднес он ладонь к козырьку форменной фуражки. – Какие-нибудь проблемы?

– Все в порядке. Я сумею разобраться, спасибо, Мардок, – спокойно ответил Ян.

– Этот человек пристает ко мне! – обратилась к полисмену Кейли Роз. – Пожалуйста, скажите ему, чтобы он оставил меня в покое!

– Не вы ли внучка Ангуса Бучанена? – поинтересовался блюститель закона, слегка нахмурившись. По ее манере говорить он уже догадался, что перед ним американка, а манеры, видимо, позволили окончательно сделать правильный вывод.

– Да, но…

– Так, значит, вы и есть та девушка, о которой мы много слышали, – пробормотал Мардок, расплываясь в улыбке, но, явно не торопясь что-либо предпринять.

– А о том, что Ян Мак-Грегор меня похитил, вы тоже слышали? – раздраженно спросила Кейли Роз, не оставляя попыток высвободиться из объятий Яна. – Вы обязаны сделать что-нибудь, черт побери! Даже если весь город считает, что он действует во имя высшего смысла, это не имеет значения. Все равно он не имеет права удерживать меня насильно!

– Создается впечатление, что мисс Бучанен не хочет идти с вами, – заметил полисмен, немного виновато поглядывая на Яна.

– Это не мисс Бучанен, а леди Мак-Грегор, – сообщил тот с легкой улыбкой. – Два дня назад мы поженились.

– О да. – Лицо Мардока разгладилось. – В таком случае от души поздравляю вас обоих.

С этими словами блюститель порядка поклонился и, развернувшись, пошел прочь.

– Подождите! – закричала ему вслед Кейли Роз, обескураженная таким ужасным непониманием се проблем. – Подождите! Вы не можете…

Крик оборвался, поскольку Ян поднял ее на руки, и женщина чуть не задохнулась от гнева. Не обращая внимания на ее отчаянные попытки вырваться, он спокойно понес ее в противоположную от вокзала сторону.

– Весь Инвернесс сможет теперь посудачить о скандале в семье Мак-Грегоров, – произнес муж, глядя прямо в глаза Кейли Роз. – Подумай о наших будущих детях. Что за пример поведения, что они могут услышать о своих родителях, Розалин!

– Не будет у нас никаких детей!

– Не будет? – Губы его дрогнули в некоем подобии улыбки.

– Нет! Отпусти меня немедленно! Женщина задергалась в железных объятиях мужа, но он, как ни в чем не бывало, продолжал нести ее к гостинице. Зрелище привлекало всеобщее внимание. Еще бы! Не каждый день приходится видеть влиятельного, всеми уважаемого главу клана, шествующего по улицам столицы Горной Шотландии с прекрасной молодой незнакомкой на руках.

– Как тебе удалось найти меня? – спросила Кейли Роз, проклиная собственное тело, которое ощущало в руках Яна одни только приятные эмоции.

Как ни странно, но и на душе Кейли Роз заметно полегчало. Возникло такое чувство, будто с нес свалился вдруг давивший все это время груз.

– Я просто поехал за тобой следом.

– Так ты что, вообще не уходил из отеля?

– Да, я ожидал в холле, – признался Ян. – Тебе же надо было какое-то время побыть наедине с кузиной!

– Но если ты видел, как я вышла, почему не остановил меня сразу?

– Мне хотелось посмотреть, как ты будешь действовать после всего, что у нас было, – мрачно блеснул глазами нахмурившийся Ян. – Мне казалось, что ты кое-что начинаешь понимать, Кейли Роз.

– Понимать что? – огрызнулась она. – То, что весь привычный для меня мир переворачивается с ног на голову? – В голосе молодой женщины слышалась боль и горечь. Было видно, что она вот-вот может расплакаться. И все-таки Кейли Роз ловила себя на том, что почему-то верит в хорошие намерения мужа. – Я рассказала Марте, что со мной произошло. И после этого она отказывается ехать со мной вместе! Кузина настаивала на том, чтобы я осталась здесь и попыталась исправить все к лучшему. Никогда не думала, что она способна так предать меня!

Она глубоко и прерывисто вздохнула. С этим протяжным вздохом, казалось, из нее вышло и всякое желание продолжать бесполезное сопротивление. Кейли Роз опустила голову на плечо Яну и обняла рукой его шею.

– Извини меня, девонька, – промолвил мягко Ян, сердце которого приятно сжалось от этих знаков примирения. – Но она не предала тебя. Как мне кажется, твоя кузина просто поняла, что происходит на самом деле… Да-да, и ей хочется, чтобы ты была счастлива.

– Она сказала, что я… что я разрушу свою жизнь, если убегу сейчас.

– Этого никогда бы не случилось, – покачал он головой и нежно улыбнулся, когда Кейли Роз, приподняв голову, удивленно посмотрела ему в глаза. – Я бы этого не допустил. Куда бы ты ни уехала, я бы нашел тебя, чего бы мне это ни стоило и сколько бы времени ни заняло.

Впереди показалась гостиница. Ян усадил жену на лошадь. Женщина не сопротивлялась. Взяв в руки поводья, она краем глаза проследила за тем, как муж запрыгивает в седло своего скакуна, затем озабоченно посмотрела на окно, за которым ее ждала обеспокоенная до крайности Марта. Первой мыслью Кейли Роз было немедленно пойти к ней и еще раз поговорить. Но она быстро передумала: сказать кузине в данный момент было нечего.

– Эван уверяет, что миссис Терхон вскоре совершенно поправится, – сообщил между тем Ян. – И как только это произойдет, она собирается навестить нас.

– Она собирается приехать? – воскликнула удивленная Кейли Роз.

Известие ее явно озадачило. Лицо помрачнело, глаза выдавали лихорадочную работу мысли. Одно то, что Марта узнала об их свадьбе, ей уже не нравилось, а то, что кузина приедет в замок Мак-Грегор, было еще хуже. Совсем ни к чему, чтобы Марта стала свидетельницей даже малейших признаков их интимной близости с Яном…

– Поедем-ка домой, любимая, – то ли предложил, то ли приказал он.

«Домой»… Слово это неожиданно прозвучало на редкость привлекательно, подсказывая выход, по крайней мере, на данный момент. Кейли Роз еще раз вздохнула и послушно повернула лошадь вслед за конем мужа.

Глава 9

Она с наслаждением опустилась в теплую воду, закрыв глаза и припоминая подробности недавнего разговора с кузиной. Пожалуй, в том, что нынешняя ситуация не имеет простого разрешения, с Мартой можно согласиться. Чего уж там, все попытки освободиться от него тут же пресекались. В то, что Ян мог быть в чем-то виноват, верить никто не хотел. Сама Марта – единственный здесь человек, в котором Кейли Роз была уверена, – оказалась не только не способной помочь, но, и не захотела просто встать на ее сторону. Что еще более ошеломляло, сама неудавшаяся беглянка не находила в себе особого огорчения по поводу того, что была остановлена на вокзале и оказалась в конце концов здесь. Может, кузина дала ей не такой уж и плохой совете.

Трудно не согласиться с утверждением Марты о том, что Ян во всех смыслах слова является теперь ее мужем. От этого факта никуда не убежишь. Законная или нет ускоренная церемония бракосочетания, Ян считает, что брак их заключен навсегда. К тому же, как смогла убедиться за эти несколько дней Кейли Роз, он из тех людей, кто привык получать то, чего хочет. А сейчас он больше всего хочет ее.

В очередной раз вздохнув, женщина открыла глаза, устроилась поудобнее и взяла пахнущий лавандой кусочек мыла. Мылилась она тщательно, даже зло, будто стараясь смыть со своей кожи воспоминания о прикосновениях Яна. Это, однако, никак не удавалось. Гром и молния, невидимые ожоги от них, похоже, останутся навсегда! Кейли Роз уже не сомневалась, что ни один другой мужчина не заставит ее чувствовать то, что она чувствовала в руках Мак-Грегора. Не забьется так жарко ее сердце рядом с другим и душа не взлетит так высоко в небо. Нет, ни с одним другим мужчиной это не повторится!

Испуганная столь неожиданно и сильно обрушившимися на нее чувствами, женщина быстро ополоснулась и вылезла из ванны. Но не успела она дотронуться до полотенца, как дверь ванной комнаты отворилась. По блестящему от воды, обнаженному телу побежали мурашки. Она тихо вскрикнула, настороженно и сердито зажмурив глаза. Вместе с потоком холодного воздуха, нахлынувшим через открывшуюся дверь, вошел он.

– Я как всегда вовремя, – проговорил Ян, нарочито растягивая слова.

Дыхание прервалось, женщина плюхнулась в ванну так поспешно, что вода расплескалась во все стороны. Испытывая сильное смущение от того, что она предстала перед мужем в таком виде, она попыталась прикрыть обнаженную грудь руками, одновременно посылая в его сторону негодующий взгляд.

– Как ты посмел! Выйди немедленно!

– Нет ничего, что я не видел бы у тебя ранее, милая злюка, – заметил Ян, в низком грудном голосе которого не чувствовалось и капли раскаяния.

Он склонился поближе, обводя взглядом грациозный изгиб ее спины, и глаза его потемнели. Кейли Роз по инерции собирала рассыпавшиеся волосы на затылке, скалывая их шпильками, но несколько непокорных кудряшек вырвались и трогательно рассыпались по лицу и шее. Нетерпеливым движением она водрузила их на нужное место и только потом бросила еще один возмущенный взгляд на Яна. Он, к ее пущему удивлению, стоял у двери, расстегивая пуговицы своей рубашки.

– Что… что ты собираешься делать? – заикаясь, пролепетала женщина, моргая округлившимися глазами.

– Ванна вполне способна вместить нас обоих.

– Этого не будет! – вспыхнула Кейли Роз, стараясь изо всех сил унять участившийся пульс. – Тебе никто, конечно, не запрещает принять ванну. Ради Бога! – добавила она, отворачиваясь. – Только подожди немного, пока я…

– Однако прием ванны – лишь часть того, что я хочу сделать.

– Часть? – совсем тихо повторила она, глядя ему в глаза в надежде угадать, что он еще задумал, и понимая постепенно, что лучше бы ей это не знать. – Я полагала, что имею право делать некоторые вещи в одиночестве! – Вновь обернувшись, Кейли Роз увидела, что на Яне осталась уже лишь его юбка. Дыхание от волнения участилось. Она, насколько могла, вжалась в край ванны. – В последний раз прошу вас, Ян Мак-Грегор, соблюдать приличия и выйти, оставив меня в покое!

Вместо ответа он скинул юбку и влез в ванну. Возмущенный крик Кейли Роз слился с хлюпаньем вылившейся на каменный пол воды. Храбро пытаясь прикрыть наиболее интимные части своего обнаженного тела, она начала подниматься на ноги, но рука Яна, обхватив за талию, вернула ее обратно. Сам он уселся напротив.

Ягодицы ее при этом соприкоснулись с его лишенными малейшего намека на лишний жир мускулистыми бедрами. Женщина вздрогнула, ощутив мощный призыв мужского тела.

– Ян! – хрипловато выдохнула она, одновременно шокированная и довольная его выходкой.

– Ты позволила воде немного остыть, – притворно проворчал он, изображая на лице недовольство, – Да-да. Но ничего. Я знаю неплохой способ согреть нас обоих.

Сильные руки обвились вокруг Кейли Роз, заскользили по ее телу и наконец сжали пальцами груди.

– Ян, прекрати!

Это был лишь жалкий намек на протест, и она сама прекрасно понимала это. Понимал, конечно, и Ян. Он ласково и осторожно дотронулся до мгновенно налившихся твердостью коралловых сосков, которые старательно прикрывала Кейли Роз. Под воздействием этой ласки женщина закрыла глаза, почти перестав дышать. Руки ее бессильно упали в воду.

– У вас, леди Мак-Грегор, не груди, а само наслаждение, – промолвил Ян. Голос его слегка подрагивал, но это был не смех, а проявление рвущейся наружу страсти. – Они такие сладкие, что так бы и проглотил их.

Тихий стон, вызванный ответной горячей волной, сорвался с губ Кейли Роз. Она уже понимала, что собирается делать муж. Его интимная часть тела коснулась ее ягодиц. Но сопротивляться сил не было. Не было и желания бороться.

– Ян, пожалуйста!.. – прошептала она, отнюдь не уверенная, что обрадуется, если он прислушается к недосказанной просьбе. Но он и не собирался прислушиваться. Ответом был нежный поцелуй, обжегший ее шею.

– Я никуда не отпущу тебя, Кейли Роз, и никогда, – прозвучала возле самого уха, произнесенная низким грудным голосом клятва. – Никуда и никогда!

Он слегка развернул ее, притягивая ближе. Губы его мягко прикоснулись к ее полураскрытому рту. Они вновь были как единое целое. Кейли Роз затрепетала, отдаваясь во власть сладостных чувств, в его власть. Да, никто другой, только он…

К ужину в этот день они приступили довольно поздно. А потом, когда замок погрузился в темноту, которую чуть освещала загадочным серебристым светом луна, они долго лежали рядом на огромной кровати под покрытым сказочными узорами балдахином.

Приглушенное мерцание свечей создавало ощущение покоя и уюта. Им не мешало даже пламя в камине, которое горело без треска, прячась в тлеющих углях. Только своевольные часы внизу продолжали жить своей никому не понятной жизнью. Где-то к полуночи они вдруг монотонно отзвонили одиннадцать раз.

Выведенная из полузабытья Кейли Роз осталась лежать неподвижно, прислушиваясь к ночным звукам. На душе было легко и приятно. Удовлетворенно вздохнув, она поближе прижалась к теплому сильному телу Яна. Он улыбнулся, блеснув глазами, и нежно обвил жену рукой.

– Когда-нибудь, любимая, мы вспомним об этих днях, и у нас будет повод посмеяться над нашими сегодняшними разногласиями.

– Посмеяться? – с вызовом переспросила она, проявляя верность своему бунтарскому духу.

– Да-да. У нас будет масса грандиозных историй, которые мы сможем поведать своим детям.

Кейли Роз слегка нахмурила брови. Вот уже второй раз Ян заговаривает о детях. Зачем? В любом случае размышлять о возможности их появления она вовсе не собирается. По крайней мере сейчас, когда каждый день представляет из себя набор суматошных неожиданных событий и нет никакой определенности. Да! Видит Бог, она не знает даже, будет ли находиться в Шотландии через неделю. А что будет через год? Женщина вздохнула, стараясь успокоиться. Конечно, сейчас не время загадывать на годы вперед, а уж на десятилетия и подавно…

– Ты никогда не говорил, есть ли у тебя братья и сестры, – заметила она, чтобы повернуть разговор на более близкую к действительности тему.

– У меня есть младший брат – Гэвин. Он где-то странствует уже более года.

– Странствует?

– Да. Заниматься тем, чем занимается наша семья, ему показалось совсем неинтересным, и он решил поискать свой собственный путь в жизни, – объяснил Ян. В голосе его при этом послышалось едва различимое раздражение. Глаза слегка потемнели. Лицо стало более хмурым. – Боюсь, у нас с братом мало общего.

– А у меня целых четыре брата, и все старшие, – сообщила Кейли Роз, притрагиваясь пальцами к его широкой груди и слегка щекоча бронзовую кожу. – Они довольно горячие ребята и, пожалуй, бывают порою немного твердолобы, но, в общем-то, очень хорошие. Они всегда прощали мои проказы и заступались за меня. Если бы не братья, я, наверное, до сих пор была бы в этой ужасной школе. Это они сумели уговорить Д.Ж. позволить мне вернуться домой.

– Ты, как я вижу, очень любишь их, – сказал Ян. Его красивое лицо постепенно разглаживалось. – И к своему отцу ты тоже привязана?

– Да, конечно. Д.Ж. из тех людей, которые умеют заставить кого хочешь считаться со своим мнением, но у него доброе сердце. И поступает он, за редким исключением, правильно.

Про себя Кейли Роз добавила, что одним из таких исключений было решение отца, во что бы то ни стало отправить ее на лето в Европу. Поступок этот, вне всяких сомнений, отнюдь не из тех, что свидетельствуют о его добросердечии. Пусть теперь посмотрит, что из его затеи вышло! Она не сомневалась, что в нынешних ее трудностях виноват, прежде всего, Д.Ж. Конечно, виноват, если не полностью, то уж косвенно точно, и она обязательно скажет ему об этом. Поскорей бы!

– Ты как-то сказала, что он будет недоволен нашим браком, – напомнил Ян, чуть улыбнувшись.

– Вовсе не наш брак выведет его из себя! – Кейли Роз даже приподнялась на локте и внимательно посмотрела в глаза мужу. Ее же глаза засверкали неожиданным гневом. Локоны черных волос беспорядочно рассыпались по плечам. – Черт бы тебя побрал, Ян Мак-Грегор! Ты не имел никакого права так тиранить меня! Даже если ты вообразил, что любишь меня, все равно ты не должен был так поступать!

– А ты еще сомневаешься в моей любви? – спросил он, неожиданно опуская тяжелые, как железные балки, руки на ее плечи и обжигая пламенным взглядом. – Ради всего святого, женщина, что нужно сделать, чтобы убедить тебя?

– Если бы ты действительно меня любил, ты бы позволил мне уехать!

– Я не могу сделать это.

– Скажи лучше, что не хочешь!

Кейли Роз попыталась вырваться и тут же тихо вскрикнула. Ян резко повернул ее так, что их взгляды встретились.

– Я и не могу, и не хочу! – прорычал он, сжимая пальцами ее запястья. Посылая в его сторону испепеляющие взгляды, женщина изо всех сил пыталась не позволить ему поцеловать себя. Она уже отлично знала: после поцелуя все будет по-другому, разговор продолжить не удастся. – Когда же ты, наконец, поймешь, что мы принадлежим друг другу? Ты теперь моя целиком, Кейли Роз Мак-Грегор, твое тело, твое сердце, даже твоя душа. Ты – моя!

– Люди не могут владеть другими людьми! – выпалила она, извиваясь в бесполезных попытках освободиться.

– Не могут? – переспросил Ян, запуская пальцы в ее волосы и заставляя вновь смотреть себе в глаза. – Мы теперь едины, едины сейчас и навсегда, – мягко произнес он, и зеленый огонь его глаз слился с сапфировым пламенем ее очей. – Ты не сможешь уже изменить это, девонька. Тебе ничего не остается другого, как только признать то, что уже является истиной… Как только ты сделаешь это, то сразу перестанешь сопротивляться своей любви. Да-да. Ведь ты любишь меня ничуть не меньше, чем я тебя.

– Я никогда не полюблю мужчину! – воскликнула Кейли Роз, сама, ощущая фальшь своего утверждения.

– Ты уже любишь мужчину, – твердо произнес Ян, понижая голос, в котором слышались нотки угрозы. – Да-да. И с этим мужчиной ты разделишь ложе, и дети у вас с ним будут, и вы их вместе вырастите и воспитаете.

Она раскрыла рот, собираясь выпалить по обыкновению что-нибудь обидное в его адрес, чтобы хоть как-то поставить на место, и неожиданно обнаружила, что не в силах ничего сказать. От слов мужа сердце в груди сладостно затрепетало, а по телу прокатилось мягкое приятное тепло. О Боже! Что же с ней делается!

Ян выпустил ее руки и отстранился сам. Повернувшись на спину, он уставился хмурым взглядом на ткань укрывающего их балдахина, предоставляя жене возможность разрядить обрушившиеся на нее чувства в слезах.

Какое-то время она лежала неподвижно, вглядываясь в расплывчатые при свете свечей очертания его тела. Воцарившееся молчание казалось слишком долгим. Оно угнетало и томило обоих. И вдруг, не в силах больше сдерживаться, Кейли Роз разрыдалась. Ян что-то проворчал и прижал содрогающуюся от всхлипываний жену к себе.

Наверное, никогда еще Кейли Роз так не плакала. Слезы текли не только по щекам. Даже кожа шеи повлажнела. Муж не старался успокоить ее словами. Только сильнее и сильнее сжимал ее в своих теплых объятиях. У него и самого болезненно сжималось сердце при виде этих страданий, и он уже не раз мысленно обзывал себя бесчувственным идиотом. Бедной девочке постоянно приходилось с чем-то бороться в течение этих последних дней. И он, безусловно, виноват… Конечно, черт побери, у него не было никаких прав ждать, что она так быстро сдастся на его милость, а уж тем более принуждать ее к этому. У нее были основания временами выходить из себя. Но именно ее упрямство и воля к сопротивлению прежде всего и доказали, что он наконец встретил ту женщину, которая ему нужна.

– Не сдерживай слез, Кейли Роз, не стесняйся, – прошептал Ян с нежной улыбкой. – Женщина имеет право облегчить душу слезами.

– А я… Я всегда ненавидела плаксивых дамочек! – огрызнулась она и с облегчением почувствовала, что способна наконец взять себя в руки.

– А мне кажется, женщина и слезы – понятия неотделимые, – усмехнулся Ян, осторожно убирая с лица жены, сбившиеся за время рыданий черные локоны. – Не будь ты сама женщиной, ты бы не испытывала те чувства, которые вызывают слезы.

Они как раз говорят о твоей женской сущности. Впрочем, имеются, конечно, и другие признаки. Я мог бы с ходу назвать, по крайней мере, три. – Низкий грудной голос чуть задрожал, на этот раз явно выдавая шутливый настрой его обладателя.

– Прекрати смеяться надо мной, негодяй! – потребовала Кейли Роз и тут же удивилась сама, насколько беззлобно прозвучали ее слова. Успокаиваясь, она глубоко, прерывисто вздохнула и вытерла лицо простыней, которую успел набросить на нее муж. – Сама не знаю, что за дьявол вселился в меня и заставил так рыдать. Я никогда не была плаксой.

– Тебе совершенно незачем стесняться слез, – продолжал убеждать Ян.

Проснувшееся в нем естественное для мужчины желание защитить любимую женщину, помочь ей заставляло его искать причины столь необычного отношения Кейли Роз к своим слезам. Логика подсказывала помрачневшему Яну довольно рискованное предположение: стесняться своих женских слабостей приучил девушку скорее всего отец. Ее следующая фраза только подтвердила догадку.

– Даже в детстве нам не позволяли плакать. В нашей семье слезы считали признаком недопустимой слабости. – Она вздохнула и нахмурилась. – Порою мне кажется, что Д.Ж. был бы гораздо счастливее, если бы все пятеро его детей были сыновьями.

– Не надо так, дорогая моя, ты же знаешь, что это неправда.

– Наверное, – кивнула Кейли Роз. – И все же думаю, что всем было бы лучше, родись я мужчиной. Мне бы и самой было легче.

– Легче? Возможно… – Ян чуть приподнял ее голову, и она даже на мгновение перестала дышать, увидев, какая нежность и теплота светятся в его глазах. – Но скажи честно, ты ведь уже во многом изменила свои взгляды?

– Нет! – прошептала Кейли Роз, удивляясь, что еще способна с такой поспешностью отрицать очевидное. – Но всякий раз, когда я… Черт побери, Ян Мак-Грегор! Всякий раз, когда я оказываюсь в твоих руках, я забываю обо всем.

– Именно так и должно быть, – улыбнулся он легко и весьма пленительно.

Сердце женщины уже начало таять. Но она все еще пыталась найти разумные объяснения такого воздействия на нее его чар, не желая соглашаться с тем, что не все в этом мире поддается разуму.

– Да, но так бывает и в том случае, если объединяет только… только… – Она запнулась, силясь подобрать нужные слова.

– Физическое влечение? – подсказал муж и тут же отрицательно покачал головой, блеснув изумрудными глазами. – Не думай, не только твое сладкое тело стремится ответить мне.

– Может быть, – тихим, дрогнувшим голосом произнесла Кейли Роз, – но я никак не могу разобраться в своих чувствах. Ты ведь первый мужчина, который… с которым я была.

– В этом у меня нет никаких сомнений. – Ян вовремя справился с готовой было уже появиться улыбкой и нежно провел ладонью по ее обнаженному бедру. – У нас есть одна старая поговорка: «На ложе любви присутствует гораздо большее, чем четыре голых ноги». Да-да. Между нами, безусловно, имеется нечто большее, чем физическое влечение.

– Ты, черт побери, – пробормотала она, еще раз вздохнув, – безусловно, из всех, кого я знала, самый большой мастер говорить. Уж и не знаю, что бы подумали о тебе мой отец и братья.

«Особенно если бы увидели тебя в твоей любимой юбке», – добавила Кейли Роз про себя, и в глазах ее появились веселые огоньки.

– Что ж, тогда нам тем более следует это проверить.

– Проверить это? – переспросила обескураженная женщина. – Что ты имеешь в виду?

– Я имею в виду, моя дорогая госпожа, что в сентябре мы нанесем визит твоим родным. Мне очень хочется познакомиться с твоим отцом и братьями, а заодно и взглянуть на ранчо, которое тебе так дорого.

– Но, по-моему, ты не можешь ехать в Техас!

– Я не могу?

– Нет! Я… Ну я хотела сказать, что собираюсь уехать гораздо раньше, чем ты собираешься. – Она резко села, прикрыв грудь простыней.

– Боюсь, что сентябрь – самый подходящий срок, когда мы сможем позволить себе подобное путешествие, – спокойно сказал он.

– Мы? – Кейли Роз побледнела, только сейчас начиная понимать, что задумал Ян.

– Да. Питер вполне может присмотреть здесь за всем во время нашего отсутствия. Мы погостим в Америке месяц, может быть, два. Больше, честно говоря, мне бы не хотелось, и вернемся на зиму в Эдинбург. Зимы здесь в горах бывают резковаты. Сомневаюсь, что они похожи на техасские. Придется тебе привыкать. Можем мы, конечно, съездить и в Лондон, но я, должен признаться, предпочитаю «Старину Рики». – Голос лорда Мак-Грегора зазвучал торжественно, когда он произносил это ласковое прозвище города, в течение пятисот лет бывшего столицей Шотландии.

Кейли Роз поймала себя на том, что счастливо улыбается, – прислушиваясь к звучанию голоса мужа, слыша его рассуждения о планах на их будущее. Однако улыбка тут же исчезла, как только она подумала, что Ян слишком единолично решает за нее все, в том числе и где ей проводить зиму. Женщина нахмурилась. Неужели она недостаточно четко дала ему понять, что по-прежнему собирается уехать отсюда, причем одна? Хотя, с другой стороны, нет ничего ужасного в том, что он намерен оберегать ее и согревать в своих объятиях в течение холодной зимы. Скорее наоборот. О Боже, так долго продолжаться не может! Она же буквально разрывается между намерением бежать и непреодолимым желанием остаться. Рассудок говорит одно, сердце – совсем другое! В итоге ей становится все труднее и труднее.

– Я не удивлюсь, если и твоя кузина решит тоже остаться до сентября, – заметил Ян, чуть скривив кончики губ. – Предчувствие подсказывает мне, что Эван в конце концов сумеет склонить эту женщину разделить с ним его полную трудов, бережливую жизнь.

– Вы, Мак-Грегоры, всегда уверены в себе, не так ли? – спросила Кейли Роз, пронзая его сапфировыми глазами.

Вместо ответа он неожиданно и очень ловко притянул ее так, что она, не успев и вздохнуть, оказалась наполовину лежащей на нем.

– Всегда… или, точнее, не всегда понимаем, что может воспрепятствовать выполнению наших намерений? – пробормотал Ян при этом и, прежде чем жена смогла что-то возразить, рассмеялся и поцеловал ее. Потом еще и еще…

Последняя четкая мысль, которая промелькнула в ту ночь в голове Кейли Роз, была о том, что желаниям ее мужа, похоже, ничто не может воспрепятствовать.

Перемирие продолжалось и следующие три дня.

Не привыкшая к праздной жизни, Кейли Роз в самом буквальном смысле устала от безделья. Необходимо было чем-то заняться, чтобы не сойти с ума от скуки.

Ян проводил довольно много времени в библиотеке, обсуждая там наедине с экономом различные деловые проблемы. Вообще-то он крайне неохотно разлучался со своей молодой женой даже ненадолго. Но сейчас был как раз самый горячий сезон для компаний, занимающихся грузоперевозками, и для арендаторов земли у лорда Мак-Грегора. Кейли Роз уже несколько раз порывалась намекнуть мужу на то, что его любимая женщина кроме всего прочего обладает и головой, которая позволяла ей вести с четырнадцати лет все книги счетов на ранчо в Даймонде. Но пока она не говорила об этом с Яном лишь потому, что сама никак не могла определить свое положение в замке. Следует ли ей считать себя по-прежнему пленницей, или пора почувствовать себя настоящей леди Мак-Грегор – хозяйкой всего, что ее окружает?

Молли и Дженни всячески приветствовали любую ее попытку вмешаться в управление домашним хозяйством, безоговорочно признавая ее верх. Складывалось впечатление, что они искренне рады тому, что в замке появилась хозяйка. Кейли Роз, которая никогда не любила заниматься женскими домашними делами, обнаружила вдруг, к собственному удивлению, что способна отдавать распоряжения по хозяйству, которые не вызывают усмешек у опытных служанок. Еще больше удивляло то, что все эти хлопоты по поводу уборки, о том, что приготовить на обед или ужин, и множество других повседневных забот доставляли ей подлинное удовольствие. Она больше не смотрела на этих двух женщин как на союзниц своего врага и не обижалась на них. Она не могла не заметить, что Молли и Дженни старались сделать все, чтобы она чувствовала себя в замке как можно более удобно. Не вызывало сомнений, что они от всей души рады женитьбе своего хозяина, хотя это долгожданное чудо и произошло совсем не так, как они ожидали.

Как бы то ни было, жизнь Кейли Роз стала на редкость спокойной и размеренной. Утро она проводила внутри дома, а после обеда либо гуляла в одиночестве в саду, либо посещала конюшни, либо вместе с Яном совершала довольно долгие верховые прогулки. Он показывал ей окрестности замка такими, какими она вряд ли бы увидела их без него. В его рассказах совершенно достоверные события переплетались с легендами о троллях, леших, златовласках и других сказочных существах, которые в зависимости от своего настроения то завлекали человека в гиблые места, то выказывали образцы благородства и милосердия. Культура и фольклор Горной Шотландии оживали, приобретали реальные формы, очаровывая молодую женщину. Она все больше влюблялась в этот неповторимый, полный тайн уголок земли, где Ангус Бучанен совершил некогда роковую ошибку, разбив девичье сердце.

Но одновременно усугублялась и сложность дилеммы, над которой она продолжала ломать голову. Чем больше Кейли Роз узнавала своего мужа, тем больше попадала под влияние его обаяния. Что там ни говори, а Ян если и негодяй, то негодяй очаровательный. Такая мысль, вызвавшая легкую ироничную улыбку, пришла к ней вечером того дня, когда они вернулись из поездки в Инвернесс и она в полном одиночестве сидела в гостиной. Он может быть сильным и нежным одновременно, отзывчивым и сострадательным в один момент и яростно непримиримым – в другой, и при этом всегда добиваться того, чего хотел.

Мысли перепрыгнули на разговор с кузиной Мартой. Она часто вспоминала о нем. А думая о том, что советовала ей старшая родственница, Кейли Роз незаметно для самой себя начала размышлять, что будет, если она позволит рухнуть всем барьерам, возведенным вокруг сердца, если поверит в любовь Яна и останется здесь навсегда. Сможет она тоже полюбить его? А может, уже полюбила?

– Люблю ли я Яна? – прошептала она и ощутила, что ей стало трудно дышать от того единственного ответа, который только и был возможен: «Да!»

– Возносишь молитвы обо мне Или опять посылаешь меня к черту? – услышала она вдруг за спиной голос мужа.

Женщина вздрогнула и вскочила с дивана, резко повернувшись к нему лицу. Щеки ее слегка покраснели. Ян, уже одетый к ужину, стоял в дверном проеме, улыбка играла на его губах. Встретившись с ним глазами, Кейли Роз постаралась придать своему взгляду притворно мягкое и равнодушное выражение.

– Не то и не другое! – ответила она, гордо поднимая голову.

– И все-таки я уверен, что ты произнесла мое имя, – заметил Ян, обводя потемневшими от нахлынувших чувств глазами фигуру жены.

Кейли Роз выглядела великолепно. На ней было платье из бледно-синего, словно яйцо малиновки, тюля с короткими пышными рукавами и довольно низким закругленным вырезом на груди, подчеркивающим нежную белизну кожи. Волосы были уложены в высокий модный шиньон, из которого кокетливо ниспадало вниз несколько прядей, блестевших при свете ярко горящих свечей будто черный шелк.

– Неужто ты и впрямь так самонадеян, что думаешь, будто я могу произнести лишь одно мужское имя – твое собственное? – неожиданно для самой себя решилась на язвительную шутку Кейли Роз.

Тремя гигантскими шагами Ян преодолел разделяющее их расстояние, обхватил жену за талию и бесцеремонно притянул к себе. Она скорее по инерции попыталась отстраниться, но, быстро поняв бессмысленность этого, положила руки ему на грудь.

– Ян Мак-Грегор, что…

– Ты сильно рискуешь, моя госпожа, дразня меня, – предупредил он, придавая лицу сердитое выражение. – Мне вполне может прийти в голову желание стянуть с тебя твои юбки и прямо здесь и сейчас напомнить, кто именно твой господин и хозяин.

– Ты не посмеешь! – даже поперхнулась женщина, взглянув загоревшимися расширенными глазами сначала на мужа, а затем с надеждой на дверь.

– Неужели?

Он выпустил ее, демонстративно медленно пересек комнату, запер двойные дубовые двери и, взглянув на жену со свирепой улыбкой, медленно возвратился к ней.

– Никогда не бросай вызов Мак-Грегору, маленькая злюка, – пробормотал он еще раз свой совет.

– Нет! Ян, нет! – почти закричала Кейли Роз, отступая назад и качая головой. Она уже ощущала, как по телу прокатилась теплая волна – предвестница того, что скоро она не сможет сопротивляться. – Не надо. Сейчас не время… Пора уже идти ужинать!

– Ужин может и подождать.

– А вдруг кто-нибудь войдет?

– В этом случае ему будет на что посмотреть.

Она тихо вскрикнула, когда он приподнял ее и, сев на один из стоявших рядом стульев, опустил к себе на колени лицом вверх. Ноги до пола не доставали. Вялые попытки вырваться успеха не имели. Ян целенаправленно готовился воплотить в жизнь свою угрозу. Юбки ее через несколько секунд оказались задранными таким образом, что Кейли Роз стало совсем трудно двигаться – руки запутались в плотной ткани, прикрывающей теперь даже ее лицо.

– Ян, я… Нет, пожалуйста, ты… Ян!..

Она почувствовала, что ей становится трудно дышать, а по всему телу прокатилась дрожь. Это пальцы мужа заскользили по внутренней стороне бедер, быстро проникнув под панталоны. С губ Кейли Роз слетел протяжный стон. Она из последних сил дернула руками и освободила наконец свое лицо. Первое, что она увидела, была голова Яна, склоняющаяся к ее груди. Губы его стали нежно целовать белоснежную кожу влекущих выпуклостей, а пальцы мягко прикоснулись к розовым соскам, доставляя неописуемое наслаждение. Женщина закрыла глаза, отдаваясь во власть проснувшейся страсти. Руки ее легли на плечи мужа.

Это опять была новая поза любви, такая же грешная и невозможно приятная, как и предыдущие. В голове мелькнула мысль о том, как должны они выглядеть сейчас со стороны, и Кейли Роз ощутила, что краснеет. А Ян уже завершал приготовления к новому приему любви. Осторожно шевеля коленями, он пошире раздвинул ее ноги. Она лишь вздрогнула, услышав треск разрываемой ткани, и тут же забыла об этом. Ей было уже не до ущерба, который потерпело нижнее белье. Ей вообще сейчас было все безразлично, кроме властного зова собственного тела. Она послушалась его, отвечая на движения Яна. И это был уже ответ опытной женщины. Последние несколько дней, проведенные с Яном, многое изменили в ней. И, возможно, самым главным было то, что она научилась отдаваться наслаждениям, которые дарило ей ее женское естество, а не стесняться или даже бояться их.

Ласки были так горячи, что еще немного, и они оба взмолились бы, наверное, о пощаде. И только тогда Ян поднял подол своей юбки, чуть приподнял ее бедра и ввел в нее истомившуюся плоть. Кейли Роз почти беззвучно прошептала имя мужа, вся устремляясь навстречу. Он поцеловал ее. Поцелуй был долгим и горячим, пьянящим и заставляющим забыть обо всем. И без того сводящее с ума наслаждение добавляли его пальцы, которые, скользнув по ягодицам, углубились в промежность между ними. Чуть болезненный укол оказался сказочно приятным, и она восторженно вздрогнула, ожидая повторения.

Завершение акта любви принесло столь сильные ощущения, что Кейли Роз, испустив протяжный, хрипловатый крик, почти потеряла сознание, падая на грудь Яну. Его удовлетворение было таким же полным. Он застонал и, стараясь продлить блаженство, еще несколько мгновений удерживал ее в прежней позе. Глаза его сияли. В них светились одновременно мужская гордость и любовь. Теплая ладонь нежно гладила спину женщины.

Наконец Кейли Роз смогла встать на ноги. Приходя в себя, она первым делом поняла, что привести в порядок свой костюм и прическу ей будет не так-то просто. Она даже немного рассердилась, когда увидела, как быстро собрался Ян: одернул подол юбки, провел ладонью по волосам, и все.

– Боюсь, что мне придется тебя покинуть завтра утром, неожиданно сообщил он, с легкой усмешкой наблюдая за тем, как она пытается привести свой туалет хоть в какой-то порядок.

– Покинуть? – повторила ошеломленная Кейли Роз, помрачнев. – Что ты такое говоришь?

– Неотложное дело требует моего личного присутствия в Эдинбурге, – объяснил он, в свою очередь, хмурясь. – Я получил письмо от одного из моих деловых партнеров. Похоже, что парень попал в неприятную ситуацию и нуждается в моей помощи.

– Как… как долго ты пробудешь там? – спросила Кейли Роз, удивляясь тому, как сильно огорчает ее сообщение мужа.

Пытаясь скрыть это, она поспешила отвести взгляд в сторону. Но пальцы, нервно теребящие атласную отделку на лифе, все равно выдавали беспокойство.

– День или два, не больше.

– И ты думаешь, что я все еще буду здесь, когда ты вернешься? – пробормотала она, пытаясь придать лицу равнодушное выражение.

С какой стати, черт побери, она недовольна тем, что он уезжает? Почему так неприятно сжалось сердце?

– Ты будешь здесь, – доверительно произнес он, подходя ближе и приподнимая пальцами ее подбородок. – Однако я на всякий случай прикажу Питеру, чтобы он позаботился о твоей безопасности. Да-да. И Дженни с Молли тоже не откажутся позаботиться о тебе. Все они очень долго ждали моей свадьбы и ни за что не согласятся потерять только что обретенную хозяйку.

– Если ты мне не доверяешь, то почему не берешь меня с собой? – неожиданно для себя выпалила Кейли Роз.

С розовым от смущения лицом, с трепещущим сердцем она ожидала ответа.

– Да? И чувствовать себя как в аду, гоняясь за тобой по всему Эдинбургу? – Он улыбнулся своей плавящей сердце улыбкой и нежно прикоснулся губами к ее щеке. – Нет уж, Кейли Роз Мак-Грегор, я не могу идти на риск и привезти тебя туда, где ты окажешься среди множества неприкаянных душ.

С этими словами он обнял ее за плечи и повел к выходу. Кейли Роз не сопротивлялась.

– Будешь грустить обо мне, девонька? – спросил Ян, явно немного ее поддразнивая.

– Не более чем грустят о преисподней! – неожиданно резко заявила она.

– Твой язычок все-таки нуждается время от времени в дополнительных уроках.

Угроза была подтверждена шлепком по заднему месту. Задыхаясь от злости, женщина отпрыгнула в сторону, окидывая мужа «гневным взглядом своих прекрасных глаз.

– Проклятие, Ян Мак-Fperop, ты…

– Поскольку нам, так или иначе, придется расстаться, – прервал ее, как ни в чем не бывало муж, – полагаю, что оставшееся до отъезда время нам следует получше использовать. Я скажу Молли, чтобы она прислала ужин в нашу комнату.

– Ты этого не сделаешь!

– Опять собираешься раззадорить меня новым вызовом?

– А ты не собираешься провести ночь в одиночестве в одной из комнат для гостей? – парировала женщина, упирая руки в бока.

– Это угроза, сварливая ты женщина? – спросил он обманчиво тихим и ровным голосом.

– Это обещание! – воскликнула Кейли Роз, гордо поднимая голову и сжимая пальцы в кулаки.

– Что ж, возможно, я и не заслужил ничего иного, женившись на американке, – криво усмехнулся Ян.

Эти слова заставили Кейли Роз задуматься. В результате она оказалась совершенно безоружной, когда он вдруг обхватил ее за талию и, перебросив через плечо, направился к лестнице.

– Черт побери, не смей, мерзкий негодяй! – запоздало воскликнула она, пытаясь вырваться. – Пожалуйста, Ян, – попросила она уже тише. – Мы ведь только что…

– Вы сдаетесь, леди Мак-Грегор? – не дал он закончить фразу.

– Сдаюсь?

– Так ты поняла, что тебе вовсе не хочется изгнать меня из своей постели?

– Ян!

– Между прочим, нас ждет ужин, – напомнил он.

– Ладно. Я все поняла! – неохотно признала свое очередное поражение Кейли Роз.

В тот же момент он поставил ее на ноги. Первым делом женщина поправила юбку и убрала с пылающего лица несколько упавших на него прядей волос.

– Пожалуй, мне все-таки следовало бы взять тебя с собой в Эдинбург, – пробормотал он, нежно глядя на жену блестящими глазами.

Лицо Яна стало серьезным, когда он прижал ее к себе. А сердце Кейли Роз опять бешено заколотилось. Она вглядывалась в прекрасные, будто вырезанные искусным мастером черты, и ей хотелось прижаться как можно ближе к нему. Было в его взгляде что-то такое, что рождало желание отбросить все условности и просить не оставлять ее одну. Но она так и не произнесла вслух нужные слова.

Ян тоже молчал. Поцеловав жену, он взял ее под руку, и они направились в столовую. Не возвращались они к теме предстоящей разлуки и позже, когда остались одни в спальне. Утро еще только наступит, а волшебная ночь, которую они проведут вместе, уже наступила…

Глава 10

Ян уехал с рассветом.

Кейли Роз долго стояла у окна библиотеки, глядя на ворота, за которыми скрылся муж. Взгляд ее был печален, губы еще хранили тепло прощального поцелуя.

Он разбудил ее этим поцелуем, шепча, что постарается вернуться поскорее. А еще он сказал, что любит ее больше всего на свете. Смущенная охватившими ее чувствами, Кейли Роз ничего не смогла произнести в ответ. Лишь молча кивнула. Но как только Ян вышел, она как в горячке вскочила с кровати, накинула на плечи пеньюар и выскочила на лестницу. Как раз в этот момент за Яном закрылась дверь дома.

Вот и все. Она осталась одна…

Незнакомое и неприятное ощущение пустоты резануло по сердцу, заставив тяжело вздохнуть. Рядом действительно никого не было. Дженни и Молли хлопотали на кухне. Питер, видимо, пошел туда же, чтобы выпить чашечку кофе, сваренного его будущей тещей. Он, безусловно, помнил о данном ему Яном поручении. Но ни ему, ни обеим служанкам, конечно же, и в голову не могло прийти, что их молодая хозяйка может теперь помышлять о бегстве. Все они были уверены, что Кейли Роз смирилась, пусть и не без сомнений, с тем, что произошло. Свадьба состоялась. Мисс Бучанен стала леди Мак-Грегор. Она и сама это понимает, и вряд ли у слуг в замке появится необходимость выполнять и малопривлекательную роль тюремщиков.

Кейли Роз машинально затянула пояс пеньюара и бросила еще один взгляд на окно. А ведь сейчас никто не помешает воспользоваться им для побега… Стоит только раскрыть пошире ставни, и она окажется на конюшне гораздо раньше, чем кто-нибудь догадается, что ее нет в доме. Нет! Она не сделает этого. Желания бежать уже нет.

«Птичка в позолоченной клетке», – подумала она, иронично улыбнувшись.

Правда, в отличие от птички она – пленница добровольная. И, гром и молния, разрывать эти путы ей совсем не хочется. Вздохнув, леди Мак-Грегор вышла из библиотеки и направилась в спальню. Там она приняла ванну, оделась и, как это было в предыдущие дни, спустилась в столовую к завтраку. Вот только Яна с ней не было. Зато каждый поворот лестницы, обстановка в столовой – все напоминало о нем. Красивое мужественное лицо с зелеными глазами постоянно стояло перед ее мысленным взором. Даже есть не хотелось. С трудом справляясь с чашкой чая и овсяной лепешкой, она сообщила попавшемуся на глаза Питеру, что не намерена изменять своим привычкам и это утро проведет в одиночестве в саду. Парень с готовностью вызвался проводить хозяйку.

Они как раз были в главном холле, когда раздался звук копыт: кто-то приблизился к замку. Еще через мгновение в дверь постучали. Питер открыл. На пороге стояла молодая женщина с ребенком на руках. Кейли Роз узнала посетительницу сразу. Перед ней была та заносчивая блондинка, которая присутствовала во время ускоренного брачного обряда, та самая незваная гостья, о которой Яну так не хотелось разговаривать.

– Я хотела бы поговорить с мисс Бучанен, – сказала Элспет Мак-Грегор Питеру.

Заметив стоящую за его спиной Кейли Роз, она чуть нахмурилась. Взгляд ее опаловых глаз потяжелел.

– Вы имеете в виду леди Мак-Грегор? Так теперь зовут нашу госпожу, – вежливо поправил Питер, широко распахивая дверь и отступая чуть и сторону.

Надменно подняв голову, Элспет вошла в холл.

– Что вам угодно, мисс Мак-Грегор? – спросила Кейли Роз, искренне желая узнать, что могло заставить эту женщину прискакать для разговора с ней в такую рань.

Элспет подошла поближе, и младенец, мальчик примерно шести месяцев с зелеными глазами и золотисто-каштановыми волосами, счастливо загукал. Глядя на крошечное создание, одетое в трогательную распашонку и завернутое в украшенный клетками Мак-Грегоров плед, Кейли Роз улыбнулась.

– Это ваш ребенок?

– Да! Но вам лучше бы поинтересоваться тем, кто его отец.

– Отец? – переспросила немного смущенная Кейли Роз.

– Лорда Мак-Грегора сейчас нет в замке, – поспешил вмешаться Питер, хмуро глядя на гостью. – Не думаю, что он будет доволен…

– Ты полагаешь, что мне есть какое-то дело до того, будет он доволен или нет? – перебила Элспет. – Я не уйду отсюда до тех пор, пока не поговорю с мисс Бучанен наедине!

– Все нормально, Питер, – произнесла Кейли Роз спокойным тоном, хотя ощущала смутную тревогу. – Мы можем поговорить в гостиной.

Питер открыл, было, рот, чтобы возразить, но, поняв, что вряд ли это поможет, передумал. Оставалось только молить Бога о том, чтобы его хозяйка не слишком близко к сердцу восприняла слова Элспет Мак-Грегор, если та скажет ей что-нибудь неприятное. То, что гостья была мастерицей устраивать неприятные ситуации, парню давно и отлично известно. Поклонившись Кейли Роз, он зашагал прочь, торопясь на кухню, чтобы предупредить о непрошеной гостье Дженни и Молли.

Хозяйка и гостья направились в гостиную. Кейли Роз села на один из стульев, Элспет устроилась на диване. Она развернула своего малыша, и хозяйка, глядя, как он закопошился на коленях матери, вновь улыбнулась.

– У вас очень симпатичный и крепкий сынишка, – сказала Кейли Роз.

– Он настоящий Мак-Грегор, – с гордостью произнесла гостья, кладя младенца на ковер у своих ног и засовывая ему в ротик печенье. Но, когда она вновь подняла глаза на хозяйку, глаза ее были совершенно холодными. – Вы помните меня, не так ли?

– Да. Я видела вас в тот вечер…

– В тот вечер, когда у вас состоялся ускоренный обряд с тем человеком, который по всем правилам должен был стать моим мужем!

Кейли Роз уставилась на собеседницу, удивленно заморгав.

– Что вы такое говорите, не понимаю?

– Разве вас не удивило тогда, что я так неожиданно ушла? – спросила Элспет тоном, в котором одновременно слышались враждебность и обида.

– Ян объяснил это тем, что вы вообще не были приглашены.

– Хоть здесь он, по крайней мере, сказал правду! – произнесла с горькой усмешкой блондинка. – Он, конечно, не хотел видеть меня здесь. Но и я не собиралась прятаться! Как только мне стало известно, что он женится на другой, я тут же решила, что обязательно приеду. Но когда увидела его рядом с вами… Невыносимо для меня, оказалось, смотреть, как он целует вас, и… – Она осеклась, и красивое лицо ее помрачнело, сделавшись холодным и злым. – Ян Мак-Грегор обещал, что женится на мне!

– Вы были помолвлены?

– Даже более того!

– Не верю, – произнесла Кейли Роз, стараясь за показным спокойствием скрыть охватившее ее смятение.

– А какой мне смысл вас обманывать? – спросила Элспет.

– Не знаю. Но не могу поверить в то, что он когда-либо давал слово жениться на вас.

В памяти Кейли Роз всплыли слова Яна о том, что других женщин у него не было. Оснований не доверять мужу было немного. Но искра сомнения все-таки запала в душу, и Элспет Мак-Грегор поторопилась ее разжечь.

– Неужто вы на самом деле столь наивны? – Она презрительно скривила губы. – Не можете же вы думать, что он все эти годы до встречи с вами жил жизнью монаха! Вы же уже спали с ним, не так ли? А если так, в чем я не сомневаюсь, то не могли не заметить, что у Яна Мак-Грегора слишком горячая кровь, чтобы он мог обходиться без женщин. Да-да, в этом он мало чем отличается от других мужчин нашего клана. Только, пожалуй, он лучше многих других!

Кейли Роз почувствовала слабость в коленях, Щеки ее горели, голова неприятно кружилась. Ей захотелось уйти, немедленно, выскочить из комнаты и не слушать больше эту женщину. Однако какая-то неведомая сила удержала ее на месте.

– И я, конечно, была у него далеко не первая, – продолжила Элспет неприятным тоном. – Не сомневаюсь, что он успел разбить огромное множество и других девичьих сердец.

Боже, это почти те же самые слова, что говорила себе и ему сама Кейли Роз! Неприятные ощущения внутри Кейли Роз сплелись в один мерзкий клубок. А гостья все продолжала свое повествование.

– Мы знакомы еще с тех пор, когда были детьми. Наши отцы задумывались о том, что мы подходящая пара, задолго до того, как мы сами стали размышлять о подобных вещах. Все вокруг ждали, что мы поженимся еще много лет назад.

– Тогда почему же этого не произошло?

– Потому что он предал все, что было между нами! Когда он похищал мою невинность, слова его были сладкими, как сахар. Но потом он попросту бросил меня, будто я не лучше размалеванной шлюхи из Эдинбурга!

– Нет! – воскликнула срывающимся голосом Кейли Роз, отрицательно тряся головой. – Ян не мог бы…

– Не мог бы? – хрипло переспросила Элспет, и в голосе ее прозвучала такая ненависть, что собеседница невольно вздрогнула. – Ты не знаешь его так, как я! – перешла она на еще более грубый тон, мрачно улыбнувшись. – Он, когда ему это нужно, вполне способен быть бессердечным и жестоким. Они с братом – два сапога пара. Временами кажется, что на всей земле не найдется более преданных влюбленных. Но как только бедная девушка им наскучит, они тут же становятся холодными как лед.

– И ты пришла сюда для того, чтобы сообщить мне о том, что ты когда-то была любовницей моего мужа? Брошенной любовницей? – вспыхнула Кейли Роз, гневно сверкая глазами.

– Я здесь затем, чтобы восстановить справедливость!

– И какую же справедливость ты собираешься восстановить?

– Ян обещал жениться на мне! – напомнила Эл-спет. – Если бы не ты, его женой была бы сейчас я!

– Откуда такая уверенность!

– Я – мать его ребенка!

– Что?! – воскликнула, чуть не задохнувшись, пораженная будто ударом молнии Кейли Роз.

– Да-да. Тебе достаточно взглянуть на этого малютку, чтобы понять, какие отношения были между нами!

– Нет, я… – Голос хозяйки задрожал от боли, которая сдавила ее сердце.

– Что бы там ни было, ты не можешь игнорировать доказательство, которое находится прямо у тебя перед глазами! – настаивала Элспет, вновь поднимая ребенка на колени. Глаза ее зло и победно заблестели. – Мой Джейми – точная копия отца!

Кейли Роз взглянула на крошечного мальчугана и почувствовала, что сдавивший горло ком слез мешает дышать. Волосы младенца были точно такого же цвета, как у Яна, в глазах плескалась такая же изумрудно-зеленая глубина. Поразительное сходство угадывалось во всех чертах лица. «О Боже! Эта женщина говорит правду!»

– Как раз за день до того, как Ян привез тебя в замок, он окончательно согласился дать Джейми свое имя! – продолжила гостья.

– Но почему он… Почему он не женился на вас, когда узнал, что вы носите под сердцем его ребенка? – дрожащим от волнения голосом спросила хозяйка.

– Мы поссорились, – ответила Элспет, дернув плечами. – Когда Ян узнал, что я беременна, он сначала был очень рад, но потом почему-то начал сомневаться во мне. Я ужасно рассердилась, прогнала его, и мы не виделись до тех пор, пока Джейми не родился. – Она улыбнулась, на этот раз удовлетворенно. – Наши отношения всегда были то горячи как огонь, то вдруг становились холодны будто лед! Прошло уже семь лет, как я жду, когда он выполнит свое обещание. За это время он часто пропадал на несколько месяцев, но всегда возвращался ко мне, и я встречала его с распростертыми объятиями. Я никогда не напоминала ему, что он поступает жестоко по отношению ко мне, развлекаясь в компании других женщин.

– Как же ты могла прощать ему, если он…

– Поцелуи Яна могут убедить в чем хочешь. Ты и сама теперь это знаешь, не так ли? – заметно сральшивя, вздохнула блондинка. – А после такой продолжительной связи, какая была у нас, сказать «нет» очень трудно.

– Значит, ты была его любовницей в течение целых семи лет, – пробормотала Кейли Роз.

Ее голубые глаза подернулись дымкой. Сердце учащенно забилось, и каждый его удар отзывался болью во всем теле.

– Да-да. Он был единственным, кого я любила все эти годы. И он по-настоящему любил только меня! Он сам доказал это, признав Джейми на прошлой неделе. – Элспет снова опустила малыша на пол и бросила на собеседницу гордый, победный взгляд. – Нет ничего позорного для девушки, если она забеременеет от мужчины, с которым обручена. Наши родственники не сомневались в том, что мы рано или поздно поженимся. А Ян с самого начала признал, что несет ответственность за сына.

– Это правда?

– Конечно! Джейми – его первенец. Законно он рожденный или нет, ему все равно предстоит стать преемником вождя клана Мак-Грегоров.

– У вас с Яном тоже была свадьба по ускоренному обряду? – с трудом вымолвила Кейли Роз.

Возможно, ее брак с Яном вовсе является незаконным? Что ж, она сама все время настаивала на этом. Но почему же сейчас эта мысль так огорчает ее, вместо того чтобы успокоить?

– Нет, – созналась Элспет с неохотой. – Но наша любовь ни для кого не была секретом.

– Понимаю, – поднялась Кейли Роз со стула, с трудом проглатывая подступивший к горлу комок. – Как я могу удостовериться, что это было именно так? – спросила она, чувствуя, как сердце разрывается от боли.

Ей и самой было ясно, что вопрос этот совершенно бесполезен, но мучительно не хотелось соглашаться с тем, что говорила незваная гостья.

– Спроси Питера, если мне не веришь! Или Дженни. А хочешь – Молли! Да-да, все они были свидетелями того, что тут происходило! – воскликнула в ответ блондинка, поднимая на руки ребенка и вставая с дивана. Во взгляде ее читались вызов и враждебность. – Так что же вы стоите, мисс Буча-нен? Спросите их! – Она подошла поближе, и лицо ее стало злым и надменным. – Не вы его жена! Вы чужая здесь! Вы украли то, что принадлежит мне!

– Почему же вы не сказали все это, когда были здесь в тот вечер? Почему не помешали нам пройти этот обряд?

– Я видела, что Ян зажегся, что он хочет тебя. А он не из тех людей, кто отказывается от своих желаний из-за чьих-то слез. Я знаю, каков он в гневе, лучше, чем кто-либо еще. Мне не оставалось ничего другого, как не мешать ему исполнить свою прихоть. Но я знала, что рано или поздно он все равно вернется ко мне! Так было всегда!

– Почему же ты пришла сегодня? На что ты рассчитываешь, рассказывая все это мне?

– Я должна быть хозяйкой замка Мак-Грегор! Как только ты уедешь, мы с Яном сможем обвенчаться! Он, конечно, рассердится, когда узнает о моем визите… Но у меня больше нет сил ждать! – Элспет ухмыльнулась, и тон ее стал совсем ядовитым. – Уезжай назад в Америку, Кейли Роз Бучанен! Тебе вообще не следовало появляться в этих местах! Уезжай, пока Ян не разбил твое сердце так же, как мое!

Горячие горькие слезы заполнили глаза Кейли Роз. Она украдкой еще раз взглянула на младенца, который походил на Яна как две капли воды и подумала, что предупреждение гостьи уже запоздало. Сдерживая рыдания, она как слепая пошла к двери. Элспет Мак-Грегор со мстительной улыбкой смотрела ей вслед.

Она добрела до спальни и бросилась на постель, которая еще, казалось, хранила их с Яном тепло. Она рыдала так сильно, что подушка стала мокрой от слез. Сердце заполнилось болью, будто кто-то мял его грубыми руками.

Наконец она поняла всю правду: она полюбила Яна с той самой минуты, когда он взял ее на руки и привез в этот замок. И он знал об этом… Да, гром и молния, он сразу понял это! Кейли Роз села, сердито утерев слезы. Все ясно. Ясно, почему она не смогла воспротивиться ему, почему каждое его прикосновение отзывалось в ней вспышкой пламени. Нет, она вела себя не как бесстыдная или слабовольная женщина. Она была влюбленной женщиной! Из-за любви, а не из-за чего-то другого она решила прекратить попытки бегства из этого замка. Сколько раз она заверяла себя, что не может и не должна испытывать к мужчине подобные чувства. Но это все равно случилось. Не имеет никакого значения, пыталась она противиться Яну или нет. Он сумел завоевать ее сердце так же, как и тело. Именно из-за этого слова Элспет и ранили ее так больно. Да поможет ей небо! Она любит Яна Мак-Грегора!

Любовь прекрасна. Но ей не до радости. Ее любовь отныне обещает только страдания. Ян оказался предателем. Еще задолго до их встречи он обещал свое сердце другой. Хуже того, он допустил, что его сын появился на свет незаконнорожденным. Его сын, его первенец! О Боже, он занимался любовью с Элспет… Так же, как и с ней. Целых семь лет они были любовниками! А ведь, безусловно, были и другие. Сколько, интересно? Конечно, она не такая дура, чтобы думать, что у Яна до нее вовсе не было женщин. Но такого, что она узнала от Элспет, Кейли Роз не ожидала.

Стараясь справиться с вновь подступившим к горлу горьким комком, она закрыла глаза. Но стало еще тяжелее, потому что перед ее мысленным взором тут же возник образ Яна. Воспоминания о его нежных словах, поцелуях, горячих ласках словно ножом резанули по сердцу. Он говорил, что любит ее, что никого до нее не любил. Но как же она могла поверить? Нет, его любовь не может быть настоящей, если он так жестоко обошелся с Элспет Мак-Грегор, так обманул эту женщину. Сейчас ясно, что и ее он не любит, что и она закончит так же, как эта несчастная блондинка…

В глазах Кейли Роз вспыхнули боль и ярость. Как это нередко с ней бывало, разрывавшие ее эмоции почти начисто вытеснили способность к здравому рассуждению. Горячая и порывистая, как все Бучанены, она чаще сначала действовала, а уж потом думала. Возможно, в других, более нормальных условиях она бы подумала о том, что же лучше всего противопоставить вероломству Яна. Возможно, и к словам Элспет она отнеслась бы менее доверчиво. Но ситуация была непростая. Видит Бог, она еще никогда не чувствовала себя столь уязвленной. Возникшее в ней чувство к Яну было слишком новым и слишком хрупким, чтобы перенести столь сильный и неожиданный удар.

Да и можно ли было спокойно обдумывать ситуацию, когда сердце обливалось кровью! Только для того чтобы не сидеть без дела, Кейли Роз встала с кровати и подошла к камину. Невидящими глазами она разглядывала кучку пепла, оставшуюся от поленьев, совсем недавно весело потрескивавших. Вот такой же, только невидимый пепел остался и от того огня, который пылал в ней и в Яне, когда он обнимал ее еще сегодня, оберегая от утренней прохлады.

Надо что-то делать, и прямо сейчас. Раз Ян принадлежит другой, то и в замке этом ей не следует больше оставаться. Да, она любит его, но не хочет этой любви. Если это и есть любовь, то, Бог свидетель, Кейли Роз Бучанен не нужна и капля этого чувства.

Она должна уехать! Уехать домой, домой в Техас, в Даймонд Л. Только там она и сможет как следует разобраться в своих мыслях и чувствах. Что еще она может сделать сейчас? Ее угораздило влюбиться в человека, который оказался настоящим мерзавцем и негодяем, в человека, который высокомерен, самовлюблен и беспринципен в такой степени, в какой она именно и подозревала с самого начала. Кейли Роз тяжело вздохнула, подумав, что при всем этом он так нежен, так очарователен, он может быть таким любящим. Даже несмотря на то что он похитил ее, она считала его человеком чести. Более того, ей казалось, что Ян – тот мужчина, который ей нужен, о котором она подсознательно мечтала всю жизнь. Как же она могла быть столь слепа и глупа? Мелькнула было мысль о том, чтобы поговорить с Дженни, Молли или даже с Питером, но она отбросила ее. Вряд ли они скажут ей правду, будучи столь сильно преданными своему хозяину. К тому же нельзя допустить, чтобы они что-то заподозрили. Будет куда больше шансов вырваться отсюда, если она сохранит внешнее спокойствие и никому ничего не скажет.

Стараясь справиться с разбушевавшимися до предела чувствами, Кейли Роз поспешно бросила на кровать свою дорожную сумку и, раскрыв ее, начала заталкивать свои платья, белье и прочие вещи, быстро опустошая гардероб. Амазонка была уже на ней, поскольку она ранее собиралась совершить прогулку верхом в сопровождении Питера.

Упаковав сумку, она потуже затянула кожаные ремни и направилась с ней к выходу. У самой двери она на мгновение замерла, бросив взгляд на необычно огромную кровать, на которой так много обрела и так много потеряла.

– О, Ян, почему ты не смог сказать мне всю правду до конца! – простонала она, увидев его вновь своим мысленным взором.

Кто знает, расскажи он ей про Элспет и Джей-ми… Но нет, в любом случае она не может, не имеет никакого права любить этого человека! А он, безусловно, поступил как последний негодяй, принудив ее выйти за него замуж после того, как обещал жениться на другой.

– Выродок! – зло прошипела она, обругав и себя за то, что не смогла сдержать данного себе слова. Клялась ведь, что никогда не полюбит мужчину!

Кейли Роз была сейчас раскалена до предела. Еще бы! Ян Мак-Грегор похитил ее сердце, затуманил ее голову и пробудил страсть. Ненавидеть его есть все основания. Она никогда не простит ему то, что он сделал с ней. Никогда!

Глубоко вздохнув, она раскрыла дверь и решительно вышла из комнаты. Затравленно озираясь по сторонам, боясь встретить кого-то из слуг, она быстро сбежала по лестнице, пересекла центральный холл и вошла в гостиную. Элспет там уже не было. Решительно распахнув окно, Кейли Роз выбросила на улицу свою сумку, затем тщательно стерла с лица следы горячих слез и усилием воли заставила себя улыбнуться. Получилось не так уж плохо. Теперь можно было поискать Питера. Это тоже оказалось несложно. Конюха она застала на кухне за приятнейшим занятием: он целовался с Дженни. Молодые люди буквально отпрыгнули друг от друга и смущенно потупили взоры, увидев неожиданно возникшую в дверях хозяйку.

– С вами все в порядке, моя госпожа? – первым опомнился парень, озабоченно глядя на покрасневшие глаза Кейли Роз. – Надеюсь, мисс Мак-Грегор не…

– Все хорошо. Она пришла поздравить меня с замужеством и показать своего маленького Джейми, – солгала Кейли Роз.

– Элспет Мак-Грегор славится тем, что, где бы она ни появилась, там сразу возникают скандалы, – сказал Питер, с трудом сдерживая раздражение.

Ему очень хотелось спросить о том, что сказала гостья, но, будучи вышколенным слугой, он посчитал неприличным задавать вопросы хозяйке. Если эта женщина опять затеяла какую-то свару, то лучше дождаться лорда Мак-Грегора, который справится с любыми проблемами. Кроме того, он, как и другие слуги в замке, уже давно дал клятву хранить некую тайну…

– Я бы хотела пойти на конюшню, если ты не против, – произнесла Кейли Роз подчеркнуто спокойным тоном.

– Конечно. Какие могут быть возражения! – Питер на прощание обменялся с Дженни нежными взглядами и пошел вслед за хозяйкой.

Они быстро вышли во двор и зашагали вдоль ухоженных грядок к конюшне. Кейли Роз, не замедляя шага, украдкой взглянула через плечо и удовлетворенно вздохнула: дорожную сумку совсем не было видно в кустах декоративных растений под окнами гостиной. Сердце щемило, разрываясь между сожалением и гневом. В ушах звучали полные ненависти слова Элспет, которые подобно землетрясению разрушили ее короткое счастье.

– Можем мы сегодня немного прогуляться верхом? – спросила она у Питера, когда они вошли в пахнущую сеном прохладу конюшни.

– Да, моя госпожа. Ваш муж распорядился, чтобы я выполнял все ваши пожелания. Разумеется, вы не захотите отправиться за пределы замка в одиночестве? – поинтересовался конюх, ухмыльнувшись. – Я оседлаю лошадей для нас прямо сейчас.

– Не нужно спешить. Я подожду…

Затаив дыхание, Кейли Роз следила за тем, как конюх прошел в расположенную справа от основного входа комнату, где хранилась сбруя. Он вернулся с седлом, положил его на деревянный брус и пошел за вторым. Пришло время действовать. Как только конюх скрылся в кладовке, женщина с молниеносной быстротой захлопнула за ним дверь, повернула торчащий в замке ключ и отбросила его в сторону. Быстро оглядевшись, она почти бегом устремилась по булыжному настилу конюшни к стойлу, где ее любимая Красотка мирно лакомилась овсом из корзины, которую не так давно поставил перед ней Питер.

– Что вы делаете? Выпустите меня, госпожа, пожалуйста! – раздался из темноты кладовой голос несчастного парня, который одновременно забарабанил в дверь. – Вам не следует бежать! Ваш муж обоих нас запорет! Откройте дверь, пожалуйста!

Не обращая внимания на его мольбы и угрозы, Кейли Роз схватила висящие рядом со стойлом поводья, взнуздала лошадь и вывела ее в проход. Оседлать прекрасное животное масти красного дерева было делом нескольких минут.

– Леди Мак-Грегор! – вновь закричал Питер, который уже успел сломать ручку двери и продолжал отчаянные, но бесполезные пока попытки высадить саму дверь. – Вы еще здесь? Послушайте меня! Пожалуйста, не надо…

– Передай моему мужу, что я буду считать себя проклятой Богом и людьми, если позволю ему одурачить себя еще раз! – раздраженно крикнула она, затем, взяв в руку поводья, вывела кобылу из конюшни и направилась к тому месту, где лежала дорожная сумка.

Быстро привязав свой скромный багаж к седлу, Кейли Роз вставила ногу в стремя и вскочила в седло. Осталось только бросить прощальный взгляд на сказочный замок, словно маяк возвышающийся посреди зеленого великолепия шотландских холмов. В глазах блеснули слезы. Казалось, целая жизнь прошла с тех пор, когда Ян привез ее сюда. Даже удивительно, что провела она в этом замке всего неделю. Только семь дней… И за это время Ян Мак-Грегор сумел разрушить весь привычный для нее мир!

Выплеснув свою боль и горечь в невнятном, но явно злом ругательстве, женщина подхлестнула лошадь и, склонившись к ее шее, галопом поскакала все дальше и дальше от ворот замка Мак-Грегор.

Глава 11

– Черт побери, девушка! Ты дома уже две недели и все это время только и делаешь что зудишь как комар, летающий взад-вперед, туда-сюда, – так грубовато выразил свое недовольство Д.Ж. Бучанен.

– Прежде всего тебе самому не надо было отпускать ее из дома, – рискнул напомнить Сэм Бучанен.

Он был самым старшим из детей. Он и более всех походил на отца внешностью и характером, а посему не очень-то терялся перед язвительными шуточками и сощуренными глазами Д.Ж.

– А ты какого черта суешься?!

– Сэм прав, – вмешался самый младший из четырех братьев Бучанен – Клэй. – Кейли Роз стала совсем другой после своей поездки. Сдается мне, что было бы гораздо лучше, если бы она вообще никуда не ездила.

– Только не стоит говорить «совсем другой», малыш, – лениво зевнул Джэйк – третий по старшинству брат, больше других похожий на Кейли Роз. – В конце концов, наша маленькая сестренка с радостью вернулась домой, приобщившись за пределами Дай-монд Л. к настоящей культуре, – ухмыльнулся он, подмигивая сестре, и в голубых его глазах заплясали веселые огоньки. – Считаю, что нам самим просто надо начать отныне практиковаться по части хороших манер.

Кейли Роз через силу улыбнулась на шутку, затем бросила свою салфетку на стол рядом с почти полной тарелкой и обвела задумчивым взглядом столь симпатичные ей лица сидящих рядом мужчин. Сердце, которое не переставало болеть с тех самых пор, как она месяц назад покинула Шотландию, сразу наполнилось гордостью и любовью. Что бы там ни было, а за длинным, покрытым скатертью дубовым столом находилась именно ее родная семья.

Джэйк, энергичный, полный жизни, с гибкой грациозной фигурой и черными, густыми, как ее собственные, волосами… Спокойный задумчивый Билли с сильной как у быка фигурой, карими глазами и светлыми волосами – за эту внешность в детстве его дразнили «найденыш из-под стога сена»… Клэй, парень с песочного цвета шевелюрой и серыми глазами, до сих пор сохранивший мальчишество и опасное свойство взрываться при самом незначительном споре… Сэм, красоте которого могли бы позавидовать самые завзятые городские донжуаны, но отнюдь не такой пустой, как они. Серо-голубые глаза и темно-каштановые волосы делали его очень похожим на отца, а твердость характера свидетельствовала и о сходстве внутреннем… И, наконец, последний, но, конечно, не худший – сам Д.Ж.Бучанен. Встретившись с его вопрошающим, почти сердитым взглядом, Кейли Роз опустила глаза.

– Так в чем дело? – продолжал он добиваться ответа на заданный вопрос. – Что с тобой произошло в Европе? Неужели, разрази меня гром, один из этих модно разодетых и надушенных, будто бабы, сукиных сынов осмелился зайти слишком далеко.

– Нет! – поспешила она отвергнуть невысказанное до конца предположение отца, краснея оттого, что приходится лгать самым близким людям. – Ничего не случилось, – добавила она тут же, собрав волю в кулак. – Я просто немного устала, вот и все.

– Черта с два! – выпалил Д.Ж., вид которого ясно давал понять, что он не слишком-то верит такому простому объяснению.

– Разве ты не видишь, что она не хочет говорить на эту тему? – вставил свое слово и Билли, сидящий рядом с Кейли Роз. – Черт побери, па, нельзя же, в самом деле, насильно заставить кого-то доверить тебе свои сокровенные тайны, – продолжил он, кладя свою ладонь на руку сестры в знак солидарности.

– Д.Ж. может и заставить, – промямлил Клэй, отправляя в рот очередную изрядную порцию картофельного пюре.

– Будь я проклят, если могу! – произнес обожаемый, закаленный в подобных словесных поединках патриарх семейства Бучанен, резко отодвинув тарелку и откидываясь на спинку стула. Скрестив руки на груди, он взглянул на дочь, и взгляд вопреки злой интонации смягчился и стал почти нежным. – Видит Бог, сколько ни бьюсь, никак не пойму, из-за чего же ты чахнешь, – добавил он, и в голосе его послышалась жалость.

– Я же сказала, что просто устала, – повторила свою версию Кейли Роз, громко вздыхая. – Я плохо спала последнее время, и путешествие из Англии в Америку было не из приятных.

Последнее было абсолютной правдой. Большую часть пути на родину она провела в одиночестве в своей каюте, то плача, то ругая себя за то, что не смогла остаться равнодушной к чарам Яна Мак-Грегора. Изредка она выходила на палубу подышать свежим воздухом. Но и в эти короткие прогулки Кейли Роз неподвижно стояла у бортика судна, устремив потемневший от горя взгляд своих прелестных глаз на бесконечную череду бегущих к самому горизонту темно-зеленых волн с белыми барашками пены поверху. Так же неотвратимо, как их вечное движение, память переносила ее в замок Мак-Грегор, где она провела неделю в качестве невесты и жены человека, который наглядно показал, что от любви нечего ждать, кроме боли.

Марта, конечно, предвидела то, что ожидает ее подопечную в море, но сопровождать ее согласилась. Собственно, поступить по-другому после того, как она узнала о страшном вероломстве Яна, кузина и не могла. Единственное, на чем она пыталась настаивать, когда они утром собирались уехать из Инвернесса в Эдинбург, была записка, в которой, по ее мнению, Кейли Роз должна была хоть что-то сообщить обитателям замка Мак-Грегор о своих дальнейших планах. Но младшая кузина лишь молила судьбу о том, чтобы та не была к ней опять жестока и не заставила вновь встретиться с Яном. Все призывы к здравому смыслу и разуму остались неуслышанными. Марта оставила всякие надежды на то, чтобы уговорить Кейли Роз не торопиться с разрывом, уже задолго до того, как они доехали на поезде до Бристоля и взяли билеты на первый отправляющийся в Америку корабль. В конце концов обе договорились о том, что никогда не станут разговаривать о том, что произошло в Шотландии, ни между собой, ни с другими. Особенно с Д.Ж.

– Пожалуй, я лучше перемолвлюсь словечком с Мартой, – как бы размышляя вслух, произнес глава семьи Бучанен, глядя мимо дочери.

– Нет, этого тебе делать не следует! – поспешно выпалила Кейли Роз, набирая в грудь побольше воздуха и предпринимая отчаянную попытку придать своему голосу безразличное выражение. – Ей тоже нездоровится. Она и так была простужена, а морская качка кого хочешь доконает.

– Хорошо. Я навещу ее позже, через день-два, – ответил отец, поднимаясь из-за стола. – Но тогда мы уж посидим и поболтаем как следует втроем.

– В этом нет необходимости, – слегка побледнела дочь.

Подобная дискуссия представляла весьма серьезную угрозу. Кузина Марта и без того никогда не могла скрыть что-то от Д.Ж. Кейли Роз чуть не застонала от отчаяния. Пропади все пропадом, эта женщина вывалит все, что у нее на душе, как только они войдут к ней!

– Нам еще многое надо успеть сделать до заката, – завершил разговор Д.Ж., провожаемый хмурыми взглядами четырех сыновей.

Послышался скрип отодвигаемых стульев и звон брошенных на тарелки вилок. Мужчины дружно поднялись и направились во двор, возвращаясь к своим повседневным делам. Оставшаяся в одиночестве Кей-ли Роз закрыла глаза и провела рукой по лицу.

– Вы еще не закончили, сеньорита?

Подняв ресницы, недавняя леди Мак-Грегор увидела новую кухарку, исполнявшую также обязанности домоправительницы. Полное, медового цвета лицо стоящей у стола напротив женщины было таким добрым, а в глазах светилась такая забота, что захотелось вдруг поделиться с ней всем, что накопилось на душе. Но молодая хозяйка сдержала свой порыв.

– Я что-то не чувствую особого голода сегодня, Елена, – пробормотала она, как бы извиняясь.

– Si, но вы так же плохо ели вчера и позавчера, – чуть наклонилась и покачала головой служанка. – Если так продолжится, вы скоро будете такой же худой, как ваш братец Клэй.

– Ну, я… У меня есть кое-какие дела, которые необходимо сделать, – чуть заикаясь, проговорила Кейли Роз, поднимаясь со стула и торопливо направляясь к выходу.

Через мгновение она была уже на улице. Слегка задержавшись на крыльце, молодая женщина спрятала свою толстую косу под шляпу, с наслаждением подставляя свое лицо встречному легкому ветерку. Августовский вечер был на редкость жарким. Стоящее низко над горизонтом солнце на прощание палило без всякой жалости. Вообще лето в этом году выдалось знойным и засушливым. Трава съежилась и пожелтела. От недавно покрывавших все окрестности до самой реки Тринити диких люпинов и других полевых цветов не осталось и следа. Листья огромного раздвоенного дуба, стоявшего сторожем напротив дома, висели печально и безжизненно, будто жалуясь на невнимательность матери-природы. От рассвета до заката жара заполняла все живое вокруг знойными угнетающими волнами.

«Невольно вспомнишь о прохладе прекрасных холмов Горной Шотландии», – подумала Кейли Роз, вздыхая.

– Нет! – тут же пробормотала она, яростно проклиная себя за то, что так и не смогла до сих пор выбросить из головы подобные глупые мысли.

Откровенно говоря, воспоминания только усилились с тех пор, как она вернулась домой. В эти две недели лицо Яна появлялось перед ее мысленным взором на каждом шагу. Нет, она не забыла его! Она ругала себя самыми последними словами, работала больше, чем когда-либо, проводя с утра до заката заполненные тяжелым трудом часы рядом с братьями на полях и хозяйственных постройках ранчо. Даже совсем непривлекательные заботы по дому Кейли Роз взяла на себя, не вмешиваясь только в кухню, которую благоразумно решила оставить в умелых руках Елены. Но ничего не помогало.

Ночью было еще хуже. Она часами лежала в темноте, уперев взгляд в потолок. Она ощущала себя необыкновенно одинокой, несмотря на то что находилась в родном доме среди людей, которые готовы были умереть, защищая ее от неприятностей. Легкое поскрипывание, шелест ночного ветерка в листве деревьев, пиликанье сверчка за окном – любые самые обычные и незначительные звуки мгновенно отгоняли сон и пробуждали неутешительные мысли. А если порою и удавалось забыться до полуночи, перед глазами тут же возникал образ зеленоглазого горячего горца, который вновь брал ее на руки и увозил прочь на своем волшебном скакуне.

Тоска и стремление к нему были совершенно реальными, они жили в ней постоянно, отзываясь болью и страданиями. Сердце разрывалось, плача о Яне. Сколько ни напоминала она себе о его жестоком предательстве, как только закрывалась дверь спальни, прилив чувств смывал все возводимые преграды, и воспрепятствовать ему женщина была бессильна. Ей вновь хотелось ощущать объятия его сильных рук, слышать его голос, чувствовать взгляд изумрудных глаз на своем лице, жить заполненной любовью жизнью. О Боже, как же она хочет опять быть с ним! Но это же невозможно! Назад в Шотландию она не вернется никогда.

– Иди-ка сюда, взгляни на Джезабель! Она вот-вот принесет нам жеребеночка, – позвал Джэйк, стоя в дверях запасного амбара.

Мысленно в сотый раз за день послав к черту Яна Мак-Грегора, Кейли Роз расправила плечи и пошла к братьям. Но долго побыть в их компании на этот раз ей не удалось. Не прошло и десяти минут, как ее позвала появившаяся во дворе Марта. Тревожный комок подкатил к горлу дочери Д.Ж., когда она вышла из амбара и увидела знакомую коляску, остановившуюся перед их свежевыкрашенным двухэтажным домиком.

– Легка на помине, – пробормотала она, лихорадочно соображая, почему кузина решила появиться вдруг именно в этот вечер, и поспешила навстречу гостье.

– Кейли Роз! – радостно воскликнула та, вылезая из коляски и оправляя складки на юбке. – Я полагала…

– Ты же обещала! – перебила младшая кузина настороженным, раздраженным тоном, затем, торопливо взяв Марту за обтянутую муслином руку, повела ее подальше от дома. – Ты же сказала, черт побери, что какое-то время не будешь показываться у нас. Д.Ж. и так уже замучил меня всякими вопросами.

– Успокойся, милая, – улыбнулась старшая, высвобождая руку. – Тебе незачем так беспокоиться. Я была сегодня у миссис Балингер и просто и решила по дороге домой заглянуть к вам. Правда, уже немного поздно. Но полагаю, что вполне успею исполнить долг вежливости. Я ведь до сих пор не поблагодарила как положено твоего отца за то, что он отправил меня с тобой в Европу. Должна же я это сделать?

– Напиши ему письмо!

– Не глупи. И давай-ка пройдем в дом. Здесь слишком жарко, чтобы продолжать нашу беседу. – Марта осторожно взяла Кейли Роз за руку и оглянулась вокруг, с удовлетворением отметив, что на дворе, кроме них двоих, никого нет. – Мне хочется с тобой посоветоваться по одному поводу… Ну, скажем, относительно одного очень личного дела.

– Я с радостью дам тебе совет относительно любого дела, если ты не собираешься извлекать из мешка кота, которого мы решили там прятать от других, – ответила Кейли Роз, лицо которой опять помрачнело.

В дверях амбара появились Сэм и Билли. Они помахали руками, приветствуя кузину. Та, ответив им таким же жестом, повела свою недавнюю подопечную к крыльцу дома. К счастью, Д.Ж., Джэйк и Клэй куда-то ушли, и женщины имели полнуй» возможность поговорить с глазу на глаз. Марта, войдя в комнату, расположилась на диване. Слишком возбужденная, чтобы сидеть, Кейли Роз прошла к большому камину из желтого известняка, скрестила руки на груди и лишь, затем повернулась лицом к гостье.

– Ты рада, что вернулась домой? – спросила вдова.

Собственно, правильный ответ на этот вопрос она и сама бы могла дать. Никогда еще ее молодая кузина не выглядела такой несчастной и не была столь бледна. Похоже, что она даже похудела за последние дни. Обычно яркие ее глаза поблекли, и под ними появились темные круги.

– Конечно! – с некоторым вызовом ответила Кейли Роз. – Почему бы мне не быть довольной?

Про себя она с горечью отметила, что ложь, которую она всегда ненавидела, становится ее привычкой.

– Ну, я думала… Мне казалось, что после всего случившегося… Я опасалась, что ты очень переживаешь то, что произошло там. – Марта заикалась, подбирая нужные слова.

– А мне казалось, что мы раз и навсегда договорились больше не затрагивать эту тему.

– Да, мы договорились, – чуть улыбнувшись, подтвердила старшая кузина. – Но ты прямо сама на себя не похожа.

– Неужели так? – Она заставила свои губы состроить что-то похожее на улыбку и поспешила сменить тему разговора: – 1 ы сказала, что хочешь посоветоваться со мной о чем-то?

– Да. Наверное, это слишком смело с моей стороны, но я собираюсь связаться с доктором Мак-Грегором. Я, видишь ли, сама хочу написать ему, и…

– Ты не можешь это сделать! – воскликнула младшая собеседница, чувствуя, как горячая волна заливает ее лицо. – Ради всего святого, не пиши ему!

– Но он был так добр ко мне, – напомнила старшая. – Уверена, неприятно, что я уехала, даже не попрощавшись. Тем более что я не заплатила ему за лечение. Сам он, правда, этот вопрос никогда не поднимал. Но, по-моему, я как честный человек обязана разрешить и эту проблему.

– Нет! – всплеснула руками Кейли Роз, начав от волнения ходить взад-вперед по комнате. – Неужели ты не понимаешь, что из-за твоего письма куда более серьезные проблемы могут встать перед нами с прежней силой? Самое лучшее сейчас – оставить все как есть и…

– Неужели ты и правда считаешь, что любое возвращение к тому, что произошло в Шотландии, может привести чуть ли не к трагедии? – мягко спросила Марта.

– Да как сам вопрос мог прийти тебе в голову? – взорвалась Кейли Роз, гневно сверкая глазами. – После всего того, что сделал Ян Проклятие, я же говорила, что не хочу даже имени его слышать!

– Хорошо. О твоем муже мы говорить не будем.

– Он мне не муж!

– В глазах Господа он – твой супруг, – уверенно и несколько торжественно произнесла старшая кузина.

– Так пусть Господь закроет свои глаза! – выпалила младшая, нервным движением срывая с головы шляпу.

– Кейли Роз! – Шокированная столь вопиющим богохульством, вдова встала с дивана и устремила на собеседницу строгий, осуждающий взгляд. – Я допускаю, что законность вашего с лордом Мак-Грегором супружества под вопросом. Но если и есть сомнения в формальном аспекте, то фактически ты все равно вышла за него, и нечего притворяться, что ничего не произошло. Рано или поздно тебе придется спрашивать совета относительно твоего теперешнего положения у профессионального юриста. А небольшой совет любящего тебя человека не повредит и сейчас!

– Я не нуждаюсь ни в чьих советах, – упрямо возразила Кейли Роз. – Ян Мак-Грегор может делать все, что ему заблагорассудится, там у себя в Шотландии. А я наконец приехала домой и намерена оставить его в безвозвратном прошлом.

Произнеся это, она тут же вспомнила слова Яна о том, что намерения людей имеют свойство превращаться в свою противоположность, и внутренне застонала. Гори все ясным пламенем! Почему память даже о словах этого человека никак не оставляет ее?

– А вдруг ты снова захочешь выйти замуж? – спросила Марта. – Тебе так или иначе придется тогда четко уяснить, имеешь ты на это право или нет.

– Мне нет никакого дела до подобных вещей.

– Сейчас, конечно, нет. Не сомневаюсь, что твой брачный опыт оказался слишком тяжелым, чтобы думать о новом замужестве. Но когда-нибудь ты встретишь мужчину, который…

– Я никогда не выйду замуж! – с чувством заверила Кейли Роз.

– Черта с два, это ты-то не выйдешь?! – раздался неожиданно голос Д.Ж.

Отец, как оказалось, только что пришел и остановился в дверях. Для того, чтобы уловить суть спора, он появился поздновато, но того, что он услышал, было достаточно, чтобы вызвать в нем приступ гнева. Кейли Роз даже чуть вздрогнула и помрачнела, когда, повернувшись, увидела лицо отца. Марта в отличие от нее приветствовала Д.Ж. очаровательной, искренней улыбкой.

– Очень рада вновь видеть тебя, Д.Ж. Я как раз хотела сказать тебе большое спасибо за то, что дал мне возможность съездить в Европу с Кейли Роз. Если бы не твоя щедрость, мне бы, вне всяких сомнений, пришлось провести все лето, помогая Доркас Балингер стегать подстилки для утепления церковной крыши.

– Ну что ты, это ты оказала мне услугу, – пробормотал старый Бучанен, который, будто ребенок, всегда радовался, когда его хвалили. Сняв шляпу, он подошел к буфету и бросил многозначительный взгляд на дочь. – Можно ставить на то, что ты подумываешь о новом замужестве, не так ли? – спросил он, наливая в стаканчик свой любимый напиток.

– Да. И также о том, чтобы перебраться туда, где живет мой будущий муж, – с готовностью подтвердила Марта.

– Хорошо. Вот только я надеялся, что вы подыщете жениха и ей. Честно говоря, я думал, что вы привезете нам нового родственника. Но похоже, что я опять впустую растратил деньги.

Д.Ж. одним залпом выпил виски.

– Нет, это нельзя назвать пустой тратой, – поспешила успокоить старшая из присутствующих женщин, которая не могла не заметить, как настороженно напряглась Кейли Роз. – Ничего лучше заграничного путешествия не позволяет понять, сколь мы малы и беспомощны в этом мире.

– Так вот отчего она стала такой угрюмой с тех пор, как вернулась? – с явным недовольством спросил Д.Ж.

– Угрюмой? Ну, я… полагаю, мы здесь немного преувеличиваем, – снова заикнулась Марта, неся, как подумала Кейли Роз, совсем неубедительную чепуху. – Мы так много увидели за те несколько недель, что путешествовали. Ей просто надо переварить все новые впечатления. А потом, не знаю, говорила ли тебе об этом она сама, но твоя дочь произвела настоящий фурор в Лондоне.

Произнесено это было вполне невинно, так, будто никакого скандала, связанного с их пребыванием в английской столице, не было и в помине. Но Кейли Роз и это не понравилось. К тому же фраза вновь вызвала воспоминания о Яне, точнее, о его словах. Ведь это же он говорил, что впервые узнал о ней как о завзятой похитительнице мужских сердец. Молодая женщина чуть скривила губы в горько-ироничной улыбке.

– Она вообще мне ничего не говорила, – проворчал Д.Ж. – Ничего, черт побери!

– Это потому, что единственное, чем ты интересуешься, – останусь я старой девой или нет! – выпалила в попытке оправдать свое поведение Кейли Роз.

– Пожалуй, мне следует опять отослать тебя в ту же школу, – с угрозой в голосе сказал отец.

– Успокойтесь, ради Бога. Пойми, Д.Ж., она уже не ребенок, – постаралась перевести разговор на мирные рельсы Марта. – Хочешь ты или нет, а придется согласиться с тем, что твоя дочь – взрослая женщина и вполне способна принимать самостоятельные решения. Она достаточно умна, чтобы понимать, что никому не дано противостоять собственному сердцу…

– Хочу напомнить, кузина Марта, что ты хочешь успеть домой засветло, – спешно вмешалась Кейли Роз, беря вдову за руку и направляясь к двери. – Спасибо, что заскочила к нам. Через пару дней я поеду в город и навещу тебя, чтобы узнать, как идут дела.

– Завтра приходи к нам на ужин, Марта, – неожиданно произнес Д.Ж. тоном, который был явно не рассчитан на возражения. – Пришло время нам с тобой как следует поговорить.

– Она не сможет! – поспешила ответить Кейли Роз.

– Почему? Как раз смогу! – поправила ее Марта, беззвучно смеясь. – Большое спасибо за приглашение. Я непременно приеду ровно в шесть, – добавила она, высвобождая руку и подходя к Д.Ж.

Младшая кузина едва сдержалась, но молча последовала за собравшейся наконец уходить Мартой. Не говоря ни слова, она наблюдала за тем, как та садится в свою коляску и поправляет юбку.

– Кстати, милая, я все-таки решилась написать доктору Мак-Грегору, – сообщила она, беря в руки поводья.

– И потому только, что тебе необходимо решить с ним некоторые финансовые проблемы, не так ли? – со вздохом заметила Кейли Роз. – Я сразу поняла, что между вами существует нечто большее, чем отношения между доктором и пациенткой. Я это заметила еще тогда, когда мы с Яном были у тебя в отеле.

– Я не совсем уверена, что дело обстоит именно так. Но честно скажу, надеюсь на это, – согласилась Марта, покрываясь румянцем. И тут же ее лицо чуть нахмурилось, а в глазах появилась печаль. – Я чувствую себя такой одинокой с тех пор, как умер Франклин. Порою так хочется, чтобы в моем доме опять зазвучал мужской голос. – Женщина вздохнула и посмотрела на молодую собеседницу, грустно и понимающе улыбнувшись. – Ни в коем случае не допускай, милая, чтобы то, что произошло в Шотландии, заставило тебя вообще разочароваться в любви. Ты еще очень молода. Вся жизнь у тебя впереди. Допускаю, что одинокая жизнь подходит для некоторых женщин, но не для меня. И не для тебя!

– Откуда ты знаешь? – пробормотала Кейли Роз, чувствуя, как сжимается ее сердце.

– Я поняла это, когда увидела тебя рядом с лордом Мак-Грегором.

Она еще раз улыбнулась и, не говоря больше ни слова, тронула лошадь. Кейли Роз глядела вслед удаляющейся коляске, еще более смущенная и расстроенная, чем до встречи с кузиной.

На следующее утро Кейли Роз встала довольно рано. Первым, кого она встретила в доме, был Джэйк, собиравшийся за новым седлом, которое он заказывал в одной из мастерских Форт-Ворфа. Это было как раз кстати, и Кейли Роз с радостью согласилась составить ему компанию.

Они уселись рядом на деревянную скамью повозки и отправились в путь, ведя неторопливую беседу о чертовски жаркой погоде, лошадях, быках, коровах и больших переменах, которые принесла с собой недавно дошедшая до их мест железная дорога. Так пролетел почти час, и они сами не заметили, как оказались в самом центре Форт-Ворфа. Джэйк направил повозку к зданию с вывеской, извещавшей, что именно здесь находится шорная мастерская Т.Р, Калхоунта, и натянул поводья.

– Пойдешь со мной в дом? – спросил он, проворно спрыгивая на землю и поднимая своими башмаками целую тучу пыли. – Мне придется пробыть там некоторое время.

– Нет, спасибо.

Кейли Роз подобрала юбку узкого, из красного сатина платья, позволяя брату снять ее со скамьи, и натянула на голову старую широкополую шляпу, которую позаимствовала у Клэя. С тех пор как она вернулась домой, одежда ее совсем не занимала. Если бы не Д.Ж., она вообще бы шокировала благопристойных жителей городка Форт-Ворф, щеголяя перед ними в мужских брюках из грубой хлопчатобумажной ткани.

– Пожалуй, я лучше погуляю. Мне уже давненько не представлялась возможность побродить по здешним улочкам.

– Веди себя пристойно, – ухмыльнулся Джэйк, в свою очередь, беря в руку шляпу, – и не поддавайся соблазну навестить своих знакомых в «Адском полуакре», – поддразнил он сестру.

– Разве что пройдусь около этого оставленного Богом места, – мгновенно нашлась что ответить Кейли Роз, придавая лицу многозначительное выражение.

Брат и сестра прекрасно понимали друг друга: прошлым летом девушка, не спросив отца, уговорила Клэя поехать с ней в известный своими заведениями под красными фонарями городской район, который и называли. «Адский полуакр». Брат, соблазнившись вывеской «Здесь можно выпить, не вылезая из седла», направил своего коня в салун «Лонгхорн». А растерявшаяся сестра осталась посреди толпы азартных игроков, преступников, ковбоев и проституток обоего пола. Все это скопище кружилось вокруг бесчисленных танцевальных залов, салунов и борделей. Она еле выбралась из этой толпы. Удивительно, что она вернулась из такого приключения невредимой, особенно если учесть, что дело было вечером, а поножовщина, перестрелки и бандитские нападения были обычным явлением для «Адского полуакра» даже днем.

Воспоминания о той злополучной экскурсии незаметно привели ее опять к мыслям о Яне. Что бы он сказал, узнай об опасности, которой она сама себя тогда подвергла? Горький комок снова подкатил к горлу. О Боже, когда же оставит ее эта боль?!

– Ладно. Я жду тебя у повозки через полчаса. Идет? – спросил Джэйк.

Кейли Роз молча кивнула. Подождав, когда брат войдет в мастерскую с помпезным фасадом, она вздохнула и, повернувшись, не спеша пошла вдоль улицы. Даже в этот ранний час в городе было полно повозок и всадников, а по дощатым тротуарам в разных направлениях спешили по своим делам многочисленные пешеходы. Благосостояние вернулось к жителям Форт-Ворфа уже несколько лет назад. Оно заявляло о себе новыми гостиницами, церквями и школами, многочисленными лавками, платными конюшнями, ломбардами. Явно размножилось племя юристов, фотографов и разного рода мошенников. Процветанием своим город был обязан железной дороге, которая обеспечила окрестным жителям возможность торговать со всей страной. Продавали они главным образом скот. Стада почти непрерывным потоком шли по проторенным тропам. Окрестности оглашались протяжными звуками рожков, которые казались владельцам ранчо сладчайшей музыкой. Она напоминала им, что вскоре можно ждать и прибавки в их кошельках. Так с появлением железной дороги в сердцах жителей Форт-Ворфа возродилась и забытая было мечта о превращении их города в столицу прерий.

Кейли Роз останавливалась у ярких вывесок лавок и магазинов, рассеянно осматривала выставленные в витринах товары и отвечала вежливой улыбкой всем, кто пытался заговорить с ней. Реального интереса ни к чему не было. Слабое любопытство вызвал разве что сверкающий золотом новый роскошный отель «Машин» – единственное здание, куда ей вдруг захотелось войти. Впрочем, и там она пробыла недолго. Выйдя через несколько минут снова на улицу, молодая женщина прищурила глаза из-за уже палившего вовсю безжалостного солнца и, решив больше не терять времени, пошла назад, к шорной мастерской. Но, сделав лишь несколько шагов, она вдруг остановилась и замерла как вкопанная.

– Доктор Мак-Грегор? – выдохнула она, распахнув глаза и не веря им.

Мужчина, что мелькнул на противоположной стороне улицы, был действительно поразительно похож на родственника Яна. Правда, шел он по деревянному тротуару очень быстро, да и расстояние между ними было приличным, и как следует разглядеть его было трудно. И тем не менее…

Чувствуя, как ее сердце бьется все быстрее и быстрее, Кейли Роз поспешила перейти широкую пыльную проезжую часть, стараясь не упустить из виду одетого в черный саржевый костюм пешехода с черной шляпой-котелком на голове, но это было непросто. Мимо проезжали то и дело повозки, коляски, проносились всадники, и приходилось останавливаться и увертываться. Когда она наконец достигла деревянного тротуара на другой стороне улицы, того, кто ее интересовал, и след простыл.

– Проклятие! – выругалась, переводя дыхание, женщина.

Еще мгновение-другое она постояла, оглядываясь по сторонам, затем нахмурилась, решив, что воображение сыграло с ней очередную злую шутку. Действительно, Эван Мак-Грегор находился сейчас за тысячи миль отсюда, в Инвернессе. Он ей просто померещился из-за вчерашнего разговора с Мартой. Чувствуя себя совершенно одураченной, она перешла улицу в обратном направлении и продолжила свой путь к месту, где ждал ее брат. Джэйк уже восседал на повозке, любуясь новым седлом.

– Видела что-нибудь интересное? – лениво спросил он, когда Кейли Роз забралась на повозку и устроилась поудобнее рядом с ним.

– Очень многое, – не задумываясь ответила сестра, не отводя взгляда от того места, где ей померещился доктор Мак-Грегор.

– Ну и хорошо. Значит, ты не зря ездила, – произнес брат, ухарски щелкая поводьями.

Выехать на улицу было для него делом нескольких мгновений, и вскоре повозка их, миновав город, устремилась в западном направлении, к дому. На этот раз Кейли Роз почти не разговаривала. Вернувшись на ранчо, она первым делом надела одну из своих белых полотняных блузок и брюки Клэя. Что такой наряд не понравится Д.Ж., который считал, что не подобает порядочной девушке щеголять в мужицких штанах, она не сомневалась. Но пусть отец даже изжарит ее за это на костре, ей особенно сейчас хотелось одеться именно как мужик, и она готова была рискнуть.

Переодевшись, женщина не теряя времени опять вышла на двор и пошла к запасному амбару. На дворе никого не было. Сэм и Клэй вместе с отцом сразу после завтрака уехали на выпасы. Джэйк уже опробовал свое новое седло. В амбаре находился лишь Билли, который пришел взглянуть на родившегося вчера жеребеночка. На ранчо Бучаненов имелся еще один амбар и две огороженные площадки для хранения сена. Запасной амбар только еще ждал заполнения, и временно тут стояли несколько лошадей.

– Ты куда-то собираешься? – спросил старший брат, увидев сестру, уже успевшую сходить в кладовую и взять седло.

– Мне кажется, что Джиневре необходимо размяться. Хочу немного покататься на ней, – ответила та, кладя седло возле стойла, в котором содержали прекрасную серую в яблоках кобылицу, радостно заржавшую при приближении хозяйки.

– Я почему-то всегда думал, что подобное имя звучит странновато для лошади, – усмехнулся Билли.

– Возможно, это так. Но когда мне было двенадцать, я так не думала.

Кейли Роз оживилась. Ей вспомнилось то далекое время, когда она начиталась историй о короле Артуре и его супруге Джиневре и буквально грезила благородными рыцарями, до слез переживая страдания их прекрасных возлюбленных. Безусловно, все это были типичные впечатления совсем юной девочки. Но не из-за них ли она так полюбила Шотландию и быстро стала чувствовать себя в замке Мак-Грегор как в собственном доме?

– Не будешь возражать, если я прокачусь с тобой? – спросил брат, которого насторожила пробежавшая по ее лицу тень.

– Буду только благодарна, – приняла предложение Кейли Роз, радуясь в душе, что оно поступило именно от этого брата. Он был весьма любопытен, но именно из-за этого всегда не перебивая выслушивал то, что она ему рассказывала. – Билли! – окликнула она его, подтягивая подпругу.

– Да? – отозвался он, выбирая подходящее седло.

– А почему ни ты, ни остальные братья до сих пор не женились? – спросила она под воздействием неожиданного импульса.

Губы Билли скривились в плутоватой улыбке, в глазах замелькали веселые огоньки. Прежде чем ответить, он не торопясь подошел к соседнему стойлу и положил выбранное седло на спину жеребцу по кличке Апполуз.

– Думаю, это из-за того, что никого из нас еще не пробовала захомутать подходящая девушка, – наконец произнес он.

– А те женщины, которых вы… Ну, те, которые считаются вашими подружками? Я имею в виду, что будет с ними, когда ты или другие найдут себе подходящую девушку?

Кейли Роз закрепила стремя и похлопала Джи-невру по крупу, стараясь всем своим видом показать, что вопрос пришел к ней в голову совершенно случайно.

– Не знаю.

Ответ вовсе не говорил о бессердечии Билли. Парень просто сказал правду.

– А если ты, Джэйк, Клэй или Сэм вдруг узнаете, что кому-то из вас скоро предстоит стать отцом… Женишься ли ты на женщине, которая носит под сердцем твоего будущего ребенка?

– О, сестричка, не хочешь ли ты таким образом сообщить, что сама не без греха – В глазах Билли мелькнула искренняя родственная тревога.

– Нет! – покраснела сестра, энергично покачав головой. – Нет, конечно, черт побери! Я просто так спросила!

– Ну ладно… За других я говорить, естественно, не могу. Но что касается меня, я бы, наверное, женился. Что же я был бы за мужчина, если бы допустил, чтобы мой ребенок появился на свет незаконнорожденным?

Билли вывел Апполуза из стойла и, судя по всему, не собирался больше возвращаться к поднятой сестрой теме. Кейли Роз тоже молчала. Сердце кольнуло, в потемневшей синеве глаз читались боль и отчаяние. Но, взяв себя в руки, она поспешила за братом.

Они доскакали до реки, прошлись резвой рысью вдоль ее поросшего деревьями берега и остановились, чтобы дать лошадям возможность напиться. Жара стояла, как и в предыдущие дни, невыносимая, и постоять несколько минут в тени у воды было настоящим блаженством. Скакать по открытому пространству снова уже не очень хотелось, но надо было возвращаться домой. Когда менее чем через час они доскакали почти до самого ранчо, лошади начали покрываться пеной, а брат и сестра с вожделением поглядывали на передний двор, где находилась водяная колонка.

– Па спустит с нас шкуру за то, что мы уехали посреди дня, – заметил Билли без особого, впрочем, трепета.

– Да уж, это самое меньшее, на что мы можем рассчитывать, – шутливо вздохнула Кейли Роз.

Она пристально вгляделась туда, куда они стремились изо всех сил, и глаза ее тревожно сощурились: возле большого загона стояли люди.

– Похоже, что все вернулись, пока мы ездили к реке.

– Кажется, у нас гость, – кивнул головой брат, заметивший чуть позже сестры стоявших у загона.

Кейли Роз тоже поняла, что у загона стоят не четверо, а пятеро мужчин.

– Интересно, кто бы это мог быть… – пробормотала она и вдруг осеклась, рассердившись на себя за пришедшую в голову фантазию.

– Сейчас узнаем. Давай-ка поторопимся, сестренка! – предложил Билли и, не дожидаясь ответа, пустил своего коня в легкий галоп.

Кейли Роз тоже пришпорила Джиневру и поскакала вровень с братом. Через несколько мгновений они уже были у цели. Женщина быстро спрыгнула с лошади и повела ее к стоящим у ограды людям. Но, сделав лишь несколько шагов, она замерла, чувствуя, как слабеют колени. Кейли Роз наконец узнала мужчину, который, судя по всему, приехал всего несколько минут назад и теперь стоял, выпрямившись во весь свой огромный рост, перед Бучаненами с гордо поднятой головой. Она смертельно побледнела, зрачки тревожно расширились.

– О Боже! – только и смогла вымолвить она вслух. Этого не могло быть, но произошло именно это.

Он приехал в Даймонд Л.! Он здесь!

Гость тоже заметил ее, и губы его дрогнули в чуть заметной полуулыбке.

Сердце Кейли Роз готово было выскочить из груди. Она растерянно потрясла головой, словно пытаясь избавиться от наваждения.

Все повернули головы в ее сторону.

Глава 12

Ян приехал за ней.

Кейли Роз зажмурилась на мгновение, стараясь справиться с пугающим головокружением и привести в норму прерывистое дыхание. В душе вновь ожили надежда и любовь. Стало легко и приятно. На мгновение она забыла обо всех и обо всем. И даже о его вероломстве. Она бы, наверное, не думая ни о чем, бросилась к нему первой, но побоялась, что подведут ослабевшие ноги, которые будто приросли к месту. Зато взгляд широко раскрывшихся, сияющих, как настоящие сапфиры, глаз устремился к Яну, ощупывая каждый дюйм его великолепной фигуры.

Лорд Мак-Грегор предстал перед ней точно таким, каким мерещился все последнее время, как только она закрывала глаза. Хотя было и некоторое отличие: впервые Кейли Роз видела его одетым не в традиционный костюм шотландского горца. Он выглядел весьма непривычно в синей хлопчатой рубашке, брюках из грубой ткани, ковбойских ботинках и соломенной шляпе. Но и в этом наряде Ян был чертовски, умопомрачающе красив и смотрел он на нее так, будто еле сдерживается, чтобы не заключить ее немедленно в объятия.

Она с трепещущим сердцем сделала, наконец, еще несколько шагов ему навстречу и вдруг будто споткнулась. В памяти всплыл голос Элспет, произносящей страшные слова об ужасном поступке Яна. Стремящаяся к нему душа, как раненая птица, опустилась на землю. Радость от того, что она видит его, вновь сменилась в Кейли Роз чувством праведного гнева. Будь проклят этот человек! Это он обманул ее как последнюю дуру! Он разбил ее сердце! За одно это она никогда не простит его…

– Слушай, Кейли Роз, мистер Мак-Грегор говорит, что он один из твоих друзей, – выступил вперед Д.Ж. с легкой ухмылкой на лице. Он, как и все четыре брата, продолжал глядеть на нее во все глаза. – Он утверждает, что приехал сюда аж из Шотландии, чтобы повидаться с тобой.

Пульс бешено заколотился, когда она решилась взглянуть отцу в глаза. Ночные кошмары превращались в реальность: момент, когда придется рассказать всю правду, настал. Первой ее мыслью было заявить, что она вообще не знакома с Яном. Но она быстро сообразила, что вряд ли удастся таким образом усыпить подозрения отца и братьев. К тому же едва ли она сможет правдоподобно отказаться от знакомства с этим очаровательным негодяем, когда он сам стоит перед ней во всем своем великолепии. Судя по всему, Ян пока ничего ее родственникам не сказал. Кто знает, может быть, с Божьей помощью она сумеет найти способ сохранить от них в тайне самое страшное.

– Да, я… Кузина Марта и я познакомились с ним, когда были в Инвернессе, – произнесла Кейли Роз, стараясь показать, что удивлена неожиданным визитом, но слишком большого значения ему не придает. При этом она бросила взгляд на Яна. Не было никаких сомнений, что в бездонной глубине его зеленых глаз мелькнула боль. – Не думала, что встречу вас снова, мистер Мак-Грегор, – пробормотала она, обращаясь к нему.

Больше всего смущали Кейли Роз пристальные взгляды братьев и отца. Хотелось снова вскочить в седло и умчаться от них, куда глаза глядят, но она усилием воли отогнала это желание.

– Не думали? – переспросил Ян низким груд ным голосом, от которого у нее по спине пробежали мурашки.

Он не спеша приблизился, снимая с головы шляпу. Яркое солнце осветило шапку густых рыже-золотых волос. Глаза, по мере того как он подходил к ней, наоборот, темнели, хотя в них и мелькали озорные огоньки.

– А зря, – продолжил он. – Я же говорил вам, что Мак-Грегоры никогда не выпускают из рук то, что им принадлежит.

Кейли Роз едва сдержала готовый вырваться из груди стон. Но остановить жаркий румянец, предательски заливающий щеки, ей было не под силу. Слова Яна окончательно убили надежду скрыть ужасную правду.

– Что, черт побери, может означать это заявление? __ сердито вопросил Клэй, становясь рядом с сестрой. – О чем он говорит, Кейли Роз?

– Я… – попыталась она что-то ответить, но не смогла.

– Будет лучше, если кто-нибудь все-таки объяснит нам, что происходит, – твердо сказал Сэм, с трудом сдерживаясь, чтобы не повысить голос.

– Может, это лучше сделает приезжий незнакомец? – медленно проговорил Джэйк, демонстративно засовывая большие пальцы за пояс своих брюк и пристально глядя в глаза Яну.

– Кейли Роз? – нахмурил лоб Билли, вопросительно глядя на сестру в надежде на разъяснение.

– Выкладывай-ка всю правду, девочка! – потребовал Д.Ж., обращая взгляд на дочь.

– Я… Правда заключается в том, что я… – Она стала заикаться, подбирая слова, все еще не зная, на что решиться. Следует ли рассказать все до конца, или утаить все-таки хотя бы что-то?

Ее глаза, обращенные к Яну, горели негодованием: почему судьба уготовила ей встречу с человеком, который обидел ее так, как не обижал никто и никогда? Почему именно в него угораздило ее влюбиться?

– Кто ты, черт возьми, вообще такой? – спросил Клэй, угрожающе поворачиваясь к гостю. – Какое право ты имеешь…

– Я – ваш зять, уважаемый мистер Бучанен, – не дослушав второго вопроса, ответил Ян. На лице его вновь мелькнула мимолетная полуулыбка. Глаза иронично и весело блеснули. – Да-да, Кейли Роз – моя жена.

Неожиданное для большинства присутствующих заявление вызвало замешательство. Наступило напряженное молчание. Глаза мужчин Бучаненов вновь обратились к Кейли Роз. Она, проклиная охватившую ее дрожь, послала в сторону Мак-Грегора убийственный взгляд.

– Нет, я вам не жена! – с горячностью выпалила она.

– Я хочу знать правду, дьявол вас побери! – прорычал Д.Ж.

– Это и есть правда! – выкрикнула Кейли Роз.

Ее грудь вздымалась и опускалась под тонким ба-. тистом белой блузки, заправленной в узкие, обтягивающие бедра мужские брюки. Бросая рассерженные взгляды на Яна, она и не подозревала, до какой степени распаляет его всем своим видом. Прошло уже несколько долгих недель с тех пор, как он последний раз держал ее в своих руках, более месяца, в течение которого он непрерывно искал ее днем и грезил о ней каждую ночь… Глядя сейчас на свою рассерженную, доведенную до белого каления жену, лорд Мак-Грегор успокаивал себя тем, что скоро заставит ее расплатиться за то, что ему пришлось пройти через этот ад. Он клялся про себя, что это будет достойная расплата, полная сказочных наслаждений. Но сейчас первым делом придется иметь дело не с ней, а с членами ее семьи. А одного взгляда на них достаточно, чтобы понять, что самое время припомнить полученные в Кембридже уроки бокса.

– Он мне не настоящий муж! – постаралась объяснить Кейли Роз дрожащим от паники голосом. – Наша свадьба была незаконной!

– Все было совершенно законно, – произнес Ян с ледяным спокойствием.

– Только в Шотландии! – выпалила она.

– О нет, моя маленькая злюка. И в Америке тоже. – На этот раз улыбка его была широкой, обезоруживающей своей теплотой и искренностью. – Законность совершенной нами брачной церемонии признается официально в обеих странах.

– Так ты вышла за него замуж или нет? – несколько растерянно спросил Д.Ж., внимательно вглядываясь в лицо дочери.

– Да, но…

– Так почему же, черт побери, ты до сих пор мне об этом ничего не сказала?

– Потому что у меня не было ни малейшего желания вновь встречаться с этим человеком! – Женщина глубоко, прерывисто вздохнула, и из ее глаз вдруг покатились горячие слезы. – Раз так, то вам следует узнать о моих злоключениях все! Ян Мак-Грегор похитил меня! Он держал меня в своем замке как пленницу, а потом… Потом заставил меня выйти за него замуж!

– Вот так чертовщина! – почти в один голос воскликнули Джэйк и Билли.

Стоящие ближе к Яну Клэй и Сэм сжали кулаки, и только предупреждающий взгляд отца остановил их от того, чтобы немедленно не броситься в драку.

– Попридержите поводья, черт побери! – процедил он сквозь зубы и обратил к гостю взгляд, в котором читалась с трудом удерживаемая ярость. – Ну, Мак-Грегор? Что ты на это скажешь?

– Только то, что я приехал, чтобы забрать свою жену домой.

– Ах, ты засранец! – прорычал Клэй, терпение которого, судя по всему, лопнуло.

Напряженные позы трех других братьев свидетельствовали о том, что и они готовы к нападению. Недоставало только сигнала Д.Ж.

– Я никогда не вернусь к тебе! – с пафосом, будто клятву, произнесла Кейли Роз. – Ты настоящий выродок! Ты обманул меня, предал Элспет, даже своего собственного сына предал! Я ненавижу тебя, Ян Мак-Грегор! Я тебя презираю! Ты мне отвратителен…

– И, тем не менее, ты принадлежишь мне. Ты должна согласиться с этим, Кейли Роз Мак-Грегор. Ведь ты пока еще моя жена, – напомнил Ян твердым как сталь голосом.

– Я требую развода!

– Никакого развода не будет.

– Тогда я добьюсь, чтобы наш брак признали незаконным!

– Немного поздновато для проведения такой процедуры, согласись, девонька, – мягко произнес Ян.

Кейли Роз отшатнулась, будто он ударил ее. Зрачки глаз расширились, лицо сделалось пунцовым. Это и стало той последней каплей, которая заставила братьев Бучанен выплеснуть злость наружу.

– Тогда, ублюдок, мы сделаем это без всякой процедуры, – процедил сквозь плотно стиснутые зубы Клэй и двинулся на гостя.

Сэм и Джэйк последовали его примеру. Братья уже не задумывались над тем, порядочно или нет нападать всем на одного. Зато численное превосходство давало им возможность преодолеть мощную оборону противника: как только от его удара падал один, на месте упавшего тут же появлялся другой. На ногах остался только Билли, который, стоя рядом с Кейли Роз, благодаря своей наблюдательности успел заметить гораздо больше, чем другие.

Сестра взирала на побоище с ужасом. Сначала молча, но когда кулак Клэя угодил наконец в мужественный и, что немаловажно, чисто выбритый подбородок Яна, из груди ее вырвался похожий на стон крик.

– Останови же их! – прошептала она, бросаясь к отцу и хватая его за руку. Слезы текли по ее лицу уже в три ручья. – Ты должен остановить их! Они же убьют его!

– Не ты ли говорила, что ненавидишь этого парня?

– Да. Но сейчас это не имеет значения… Ради всего святого, прекрати это!

– Сдается мне, что он из тех, кто умеет постоять за себя сам, – проговорил Д.Ж.

Как раз в этот момент Ян ловко уклонился от очередного удара Клэя, и в глазах старика мелькнуло недовольство и разочарование. Не менее разочарованный Клэй решил пойти на хитрость. Сделав вид, что теряет равновесие, он вдруг неожиданно изменил направление падения и бросился на Яна, сбив его на землю.

– Черт побери, Клэй Бучанен, дерись честно! – возмущенно закричала Кейли Роз.

Она было сама рванулась в самую гущу заварухи, но отец, вовремя перехватив ее, не позволил двинуться с места.

– Ладно. Хорошо, – неохотно согласился он, чуть скривив в подобии улыбки уголки губ. – Возможно, будет полезнее всем, если мы оставим этого парня в живых.

С этими словами он, отпустил дочь и неторопливо пошел к тому месту, где стояла его лошадь, привязанная поводьями к верхней планке ограды загона. Так же обстоятельно старый Бучанен вынул из притороченного к седлу футляра винтовку и, подняв ее, выстрелил в воздух.

– Хорош! Достаточно! – приказал он почти столь же громким, как и выстрел, голосом. И стало ясно, что возражений он не потерпит.

Джэйк и Сэм повиновались немедленно. Клэю потребовалось более убедительное доказательство того, что драка прекращена. Глядя на то, как остальные ее участники поднимались на ноги, он выбрал удобный, как ему казалось, момент и вновь бросился на Яна. Тот, однако, мгновенно перехватил занесенный над ним кулак и, чуть вывернув руку самого горячего из Бучаненов, заставил его лечь лицом на раскаленную солнцем землю.

– Я же сказал, хватит! – громко проворчал Д.Ж., хмуро глядя на Клэя, который, поднявшись наконец на ноги, выругался и пошел прочь.

Торопливо смахнув слезы, Кейли Роз вновь посмотрела на Яна. На лице мужа было лишь несколько синяков и ссадин. Но и этого было достаточно, чтобы сердце ее сжалось от жалости. А судя по опасному блеску его глаз, Ян рассчитывал разжечь в ее душе и другие чувства.

– Пошли, что ли, Мак-Грегор, – сказал Д.Ж., поворачиваясь к дому. – Теперь, я думаю, пора мне послушать и то, как выглядит эта история с твоей точки зрения.

– Его точка зрения не имеет значения, – горячо запротестовала дочь.

– Не волнуйся, и до тебя скоро дойдет очередь, – ответил отец.

– Да-да. Ты тоже, конечно, сможешь сказать все, что посчитаешь нужным, – пообещал зачем-то Ян.

Наклонившись, он поднял с земли шляпу, резким ударом о свое мускулистое бедро отряхнул ее, и, посмотрев на жену долгим, проникающим в самое сердце взглядом, пошел вслед за Д.Ж.

Кейли Роз почувствовала, что ей стало трудно дышать из-за вновь охватившей ее тревоги. Собственно, и от того, что происходило здесь всего пять минут назад, она как следует не отошла. Даже то, что Билли все еще стоит с ней рядом, она заметила только сейчас. В течение всего времени, пока продолжалась драка, брат молчал. Заговорил он только сейчас:

– Любишь его?

– Нет! – ответила она, возможно, чересчур решительно и торопливо.

Отвернувшись, она увидела Сэма, Клэя и Джэйка, которые вели лошадей к вырытому возле амбара небольшому водоему. Вообще-то Кейли Роз ожидала, что братья после всего произошедшего набросятся на нее с упреками за то, что она им ничего не рассказала. Но они, кажется, решили избегать разговоров с ней, по крайней мере, в данный момент.

– О, Билли, я… я прямо не знаю, что делать! – призналась Кейли Роз с долгим тяжелым вздохом. – Я надеялась, что Ян меня больше не найдет.

– Ну то, что он тебя разыскал, для меня лично совсем неудивительно.

– Как же, черт побери, мне от него избавиться.

– А ты уверена в том, что хочешь от него изба виться? – спросил Билли, пристально глядя ей и глаза. Сестру он знал куда лучше, чем другие братья.

– Конечно, уверена, – произнесла она, чуть отворачиваясь. – После того, что он сделал… – Кейли Роз прервалась, не в силах сказать, что же сделал Мак-Грегор, даже брату Билли. – Ты же слышал, что он здесь говорил. Он собирается увезти меня с собой в Шотландию!

– Ну что ж, в таком случае, полагаю, мне следует его застрелить, чтобы помочь тебе.

– Проклятие! Не пори ерунды, Билли, я же говорю серьезно! – Она сдернула с головы шляпу и со злостью и любопытством посмотрела в сторону дома. – Хотелось бы мне знать, какую лапшу он вешает сейчас на уши Д.Ж., – проворчала сестра.

– Не думаю, что па может разрешить эту проблему за тебя, – произнес Билли с чуть заметной ухмылкой, в свою очередь снимая с головы шляпу и поправляя пятерней растрепавшиеся светлые волосы. – Рано или поздно, сестренка, каждому из нас приходится учиться ходить на своих собственных ногах, – добавил он, поворачиваясь и направляясь к остальным братьям.

Кейли Роз хмуро смотрела ему вслед. Чувства ее пребывали в полной неразберихе, в голове кружился рой противоречивых мыслей. Что делать, она не знала.

«Все было совершенно законно» – эти слова Яна постоянно всплывали в памяти, не давали покоя. Если он сказал правду, то ситуация даже сложнее, чем она могла представить. В этом случае лорд Мак-Грегор действительно имеет полное право увезти ее с собой в Шотландию. И. даже силой, коль возникнет такая необходимость. Женщина почувствовала легкую дрожь во всем теле: «Нет-нет, этого не может быть! То, что устроил Ян, было беззаконием. Абсолютным, полным попранием всех норм и больше ничем!»

Напряженное ожидание замедляло время. Ей казалось, что прошло несколько часов, пока появившийся на крыльце отец не позвал ее в дом. Чувствуя, что нервы ее напряглись до предела, она, медленно переставляя ставшие вдруг малопослушными ноги, пошла к отцу и мужу.

Ян стоял у окна, и Кейли Роз сразу подумала, что он наверняка наблюдал за ней все это время. Глаза ее сияли, до самого дна освещая бездонную их глубину, когда встретились с его упорным пронзи тельным взглядом.

– Садись, – распорядился Д.Ж., кивком голо вы указывая на диван.

– Я лучше постою, – ответила она, гордо, вызовом поднимая голову и сердитым жестом скрещивая руки на груди.

– И со мной она столь же непокорна, – про ворчал Ян своим чуть вибрирующим голосом, в ко тором слышались явные проблески юмора.

– А у тебя никогда и не было прав отдавать мне какие-либо распоряжения.

– Нет, были, – не согласился Д.Ж., который, судя по всему, не спешил встать на ее сторону. – Факт заключается в том, что он и сейчас их имеет.

– Что? – чуть не поперхнулась не поверившая тому, что слышит, Кейли Роз, распахнув глаза от изумления. – Неужели ты не понял?

– Попридержи коней, дочка! – прервал отец. – В любом случае нам необходимо во всем разобраться, прежде чем принять окончательное решение. – Он прошелся по комнате, хмурясь, остановился у камина и сурово посмотрел на Яна, а затем на Кейли Роз. – Так что садитесь-ка вы оба.

Дочь состроила недовольную гримасу, но на этот раз подчинилась. С маху, опустившись на мягкую подушку, она, сощурив глаза, наблюдала, как Ян неторопливо сделал несколько шагов к стоящему напротив нее стулу, сел на него и, слегка согнувшись, положил на стол шляпу. Изумрудные, с постреливающими в глубине золотыми искрами глаза вновь пристально посмотрели на нее, и она вдруг почувствовала, что становится трудно дышать.

– Тебе не следовало убегать, любовь моя, – спокойно произнес он.

– Я не твоя!

– Сначала о деле, о главном, черт побери! – сердито остановил зарождающуюся перепалку Д.Ж., глядя на дочь. – Ян сказал мне…

– Ян? – повторила она возмущенно. – Гори все синим пламенем! Похоже, вы уже сумели подружиться. Не так ли?

– Клянусь, девочка, я устрою тебе хорошую выволочку, если ты впредь будешь пытаться мешать мне разобраться в этом деле, – пригрозил отец голосом, похожим на рычание.

– Честно говоря, и мне в голову пришла подобная идея, – заметил Ян сухо, и в глазах его, смотревших на прекрасную и непокорную молодую жену, мелькнули грозные огоньки.

– Если ты только попытаешься сделать что-либо подобное, выродок с черной душой, я… – бросилась в атаку на мужа Кейли Роз.

– А ну-ка сбавь обороты! – взревел Д.Ж., и его исчерканное морщинами лицо стало багровым. Это заставило замолчать даже Кейли Роз. – Черт побери, девчонка, Мак-Грегор откровенно рассказал мне обо всем. Я знаю теперь и об этой проклятой кровной вражде кланов, и о том, как он увез тебя к себе, тоже!

– Ах, он все рассказал? – с сарказмом спро сила дочь, и глаза ее заблестели еще яростнее. – И о том, как он лгал мне, как одурачил меня, тоже.

– Черт побери, Д.Ж., ты знаешь, что я не хотела выходить за него, но он силой меня заставил? Мы с ним заключили соглашение, а он нарушил и его, и то, о чем говорил ранее.

– Кто-то приставлял ружье к твоему виску? – резко спросил отец.

– Нет, но…

– Тогда то, что ты сделала, можно считать сделанным по доброй воле.

– Ничего подобного! Ян Мак-Грегор сказал, что, если я соглашусь на ускоренный брачный обряд, он позволит мне уехать!

– Насколько я понял, этот ускоренный обряд представляет собой честную, с точки зрения неба и людей, брачную церемонию. Правильна она или нет с твоей точки зрения, не имеет значения!

– Не совсем так, – вздыхая, попыталась объяснить Кейли Роз. На Яна она старалась не смотреть, чувствуя, как краска начинает заливать ее лицо. – Подразумевалось, что речь идет о чем-то… О чем-то вроде помолвки, а не о свадьбе.

– Ты стояла с ним рядом перед свидетелями и сказала, что отныне становишься ему женой, так?

– Да.

– Для меня это ничем не отличалось от свадьбы.

– Но там не было священника! – предъявила она свой последний Козырь.

– И, тем не менее, ты дала слово, – твердо промолвил отец.

– Да, но даже и не собиралась это слово держать!

Кейли Роз пожалела о том, что в запале произнесла эти слова, сразу же, как только они слетели с ее губ. Она с трудом сдержала стон, глядя на мгновенно ставшее холодным и отстраненным лицо отца.

– Ты дала слово, – повторил тот.

– Да-да, она дала слово, – вмешался Ян без малейшего намека на торжество в голосе. Он любил сидящую рядом с ним женщину и, как любящий мужчина, поспешил встать на ее защиту. – Вина, однако, лежит на мне, а не на ней, – произнес он, твердо глядя в глаза тестю. – Если вы намерены искать виновного, то прежде всего вам следует обратить взгляд в мою сторону.

– Непременно, будь я проклят! Именно в твою сторону я его и обращу! – раздраженно согласился Д.Ж. – За то, что ты сделал с моей девочкой, следует выпороть тебя хлыстом, и я как раз тот, кто должен это сделать! Но мы сейчас имеем дело со свершившимся фактом. А что сделано, то сделано. Вы женаты, и пусть меня повесят, если я знаю, как распутать весь этот запутанный клубок теперь. – Он бросил еще один неодобрительный отцовский взгляд на Кейли Роз. – Тебе следовало сказать мне о том, что произошло, сразу же, когда ты вернулась.

– Я знаю и прошу прощения! Однако я надеялась… О, теперь уже не имеет значения, на что я надеялась! – выкрикнула она раздраженно и подозрительно посмотрела на Яна. – Тебе не следует верить ни одному его слову! Уже одно то, что он утверждает, будто наш брак законен…

– Если хочешь, можешь взглянуть на соответствующие документы, – предложил Ян демонстративно спокойно.

– Я это обязательно сделаю! – еще больше распалилась Кейли Роз.

– Почему ты уехала от него? – несколько неожиданно перевел разговор совсем в другое русло отец.

В принципе ответ был уже ему известен, но он хотел услышать его из уст дочери и в присутствии ее мужа. Жизненный опыт подсказывал: чем быстрее будет высказано вслух все, тем быстрее появится шанс разрешить проблему.

– Потому что он… – начала было Кейли Роз.

Голос ее задрожал и оборвался. Она вдруг поняла, что не хочет и даже не может выставить этого человека таким мерзавцем, каким, он, собственно, и является. Обернувшись, она встретилась с его абсолютно спокойным взглядом и еще больше смутилась. С одной стороны, она чувствовала, что начинает понимать до конца свое положение, с другой – трудно было смириться, не заставив его расплатиться за совершенные трехи. А их было ой как много.

– А разве обязательно говорить о причинах? – спросила она отца, стараясь скрыть свое смущение за маской негодования. – И так все ясно. После того, что он сделал, он – последний на земле мужчина, которого я бы хотела видеть своим мужем!

– Я первый и последний мужчина на свете, который является и будет твоим мужем, – спокойно заявил Ян.

– То, на что он намекал, говоря о невозможности признать недействительным ваш брак, правда? – опять вмешался Д.Ж., внимательно разглядывая вновь заливающуюся краской и явно не желающую отвечать дочь. – Стало быть, я, возможно, скоро стану дедушкой?

При этих словах взгляд старого Бучанена потеплел. Мысль о такой возможности была, судя по всему, самой приятной за последнее время.

– Нет! – резко возразила Кейли Роз, глаза которой заняли, казалось, добрую половину залитого краской смущения лица.

– Почему? Это вполне возможно и даже весьма вероятно, – в свою очередь, произнес Ян.

– Но мы… мы были вместе всего несколько дней! – с явным трудом проговорила она.

– Бывает, что достаточно и одной ночи, – заметил Мак-Грегор, губы которого чуть дрогнули.

– Ну, как? – обратился к ней отец вновь. – Можешь ты с полной уверенностью сказать, что ты не беременна?

– Как тебе в голову пришло даже спрашивать об этом! – гневно, в крайней степени раздражения парировала дочь, украдкой бросая еще один взгляд на мужа и убеждаясь, что того совсем не смущает затронутая тема. Наоборот, зеленые глаза Яна светились удовольствием и весельем. – Хорошо, черт побери, я могу сказать это с полной уверенностью!

Но уверенности в словах женщины не было. Откровенно говоря, она просто отгоняла от себя мысли об этом. Однако ее уже смущала задержка месячных. Что, если О Боже! Мысль о возможной беременности привела и без того беспорядочное состояние души Кейли Роз в полный хаос.

– Ладно. В любом случае мы доведем это дело до полной ясности. Не знаю еще, правда, как, но так или иначе мы это сделаем, – подвел итог разговора Д.Ж. – А до того, как это произойдет, Мак-Грегор останется здесь, в Даймонд Л.

– Ты не можешь говорить это всерьез! – запротестовала Кейли Роз, вскакивая с дивана и устремляя злой, недоверчивый взгляд на отца. – Пожалуйста, не делай этого…

– В семье Бучаненов никто никогда не разводился, – мрачно произнес Д.Ж. – Да и в Библии, как я всегда полагал, говорится, что брачная клятва священна. Правда, видит Бог, твое замужество произошло совсем не так, как должно бы быть. – Он прервался на мгновение, задумчиво покачав головой. – Но я не могу сказать, что рад твоему поступку. Ты не должна была нарушать данное слово, Кейли Роз. Да, Мак-Грегор поступил неправильно, но и тебе не следовало заключать с ним то соглашение. И уж тем более ты не должна была убегать как последняя трусиха.

– У меня не было выбора!

– У тебя был выбор, – возразил отец, все еще надеясь в душе, что дочь все-таки поделится с ним своими секретами. – Однако сейчас я предлагаю тебе справедливое соглашение: если через неделю ты по-прежнему будешь возражать против этого брака, я сделаю все, что смогу, чтобы так оно и было.

– Я не соглашусь на развод, – вмешался Ян, распрямляясь во весь свой гигантский рост. Глаза его заметно потемнели. – Кейли Роз – моя жена, и я никуда ее от себя не отпущу.

– Ты неплохо придумал, отец! – заявила Кейли Роз, бросая победный взгляд на мужа. – А вы, похоже, зря потратили время и деньги, приехав в Техас, лорд Мак-Грегор! Вскоре вам придется отправиться ни с чем в свою Шотландию, а я, наконец, смогу забыть о том, что имела несчастье когда-то встретиться с вами.

– Ты никогда не сможешь забыть меня, Розалин, – тихо промолвил Ян с улыбкой и взглянул на нее с юмором, но и страстью. – К тому же, как говорят мудрые люди, цыплят по осени считают. Не так ли?

– Вижу, что пришло время оставить вас вдвоем, – заявил вдруг Д.Ж., и на губах его мелькнула плутоватая улыбка.

– Нет! – воскликнула Кейли Роз, с тревогой отмечая, как учащается ее пульс. – Я вовсе не хочу оставаться с ним наедине!

– Он – твой муж, девочка. На данный момент по крайней мере. Думаю, нет ничего страшного в том, что ты посидишь с ним рядом и выслушаешь его. Кто знает, может быть, ты узнаешь что-то полезное для себя.

– Я уже знаю о нем больше, чем сама бы хотела! – прошипела дочь.

– Насколько я помню, ты была старательная и способная ученица, – пошутил Ян, с вызовом взглянув на нее, и губы его дрогнули, сложившись в пленительную улыбку.

– Ты – Бучанен, черт побери! – напомнил Д.Ж. дочери, направляясь к двери. – В нашей семье никто никогда не уходил от борьбы.

– Если он дотронется до меня, я его убью! – произнесла она в ответ.

Ян чуть было не сказал, что в таком случае готов умереть, но сдержался и с безразличным видом отошел к окну. Лишь когда Д.Ж. вышел, он повернулся лицом к женщине, за которой ему пришлось гоняться куда больше, чем он когда-либо мог представить. В душе его боролись два противоречивых желания. Хотелось опять разложить ее на коленях и задать порядочную трепку, но не менее сильно хотелось обнять и нежно прижать ее к себе. Усилием воли он заставил себя на время выбросить из головы оба этих плана. Главное сейчас – заполучить ее назад. И он непременно добьется этого. Видит Бог, он сумеет преодолеть ее сопротивление. Пусть это и будет жестоко! Ян Мак-Грегор заставит эту женщину принять его таким, какой он есть, хотя бы она и думала о нем как о человеке, который утратил понятия о чести.

– Тебе тоже лучше бы сейчас уйти, – сказала она дрогнувшим голосом. Пальцы ее нервно сжали спинку стула, с которого только что поднялся Ян. В глазах ее читались боль и гнев. – Не знаю, зачем ты приехал, но ничего хорошего из этого не выйдет. Я ни за что не уеду с тобой!

– Я приехал, потому что люблю тебя.

– Черта с два!

– Как ты могла уехать, не оставив для меня даже слова?

Ян сложил руки на груди и сразу сделался властным, но одновременно, как ни странно, и доброжелательным.

– Спроси об этом Элспет Мак-Грегор!

– Я спросил, – ответил Ян, сверкнув глазами.

– О! И что же она тебе рассказала? О том, как она принесла в замок малыша Джейми? В тот день я и уехала в Эдинбург! Будь ты проклят, Ян Мак-Грегор! – с горячностью бросилась она в наступление. – Ты жил с ней семь лет и в конечном итоге оставил своего сына незаконнорожденным!

– Джейми не мой сын, – сказал он тихо, но твердо.

– Что ты отказываешься от него, меня ничуть не удивляет! Она мне говорила, что ты обвинил ее в фальсификации. Но как ты мог вообще ожидать, что она будет правдива с тобой, подвергая ее такой пытке из-за меня!

– Я никогда не любил Элспет, никогда не испытывал к ней иного чувства, кроме обычного уважения.

«И то до тех пор, пока не узнал о ее измене», – добавил Ян про себя.

Элспет в конце концов пришлось узнать, каков Ян в настоящем гневе. Вряд ли она решится еще раз сделать ему какую-нибудь гадость.

– Не желаю слушать…

Голос Кейли Роз дрожал. Она отпустила спинку стула, нахмурилась, и морщинка, пересекшая ее лоб, придала молодому лицу выражение неуверенности. Ее вновь стали мучать сомнения: правда ли то, что рассказала ей тогда Элспет? Она порывисто подошла к буфету, взяла графин с виски и наполнила почти доверху бокал янтарным напитком, решив подхлестнуть в себе злость и раздражение. И лишь почувствовав, что снова готова к продолжению борьбы, она, бормоча какие-то ругательства, со стуком поставила графин на место и повернулась к мужу.

– Я никогда не прощу тебе того, что ты сделал! Никогда!

– Ты сердишься на меня из-за Элспет или за то, что было у нас с тобой? – спросил он на удивление благодушным тоном.

– За то и другое! – вспыхнула Кейли Роз. – Ты спал с ней, гром и молния! Ты ласкал ее, как потом меня!

– Нет, моя маленькая фурия, все было совсем не так. Но даже если бы у нас с ней и было нечто подобное, ты вытеснила всякую память об этом. – Ян смотрел на нее не отрываясь. Желание прикоснуться к ней стало почти непреодолимым. – Ты не должна была уезжать, не дав мне ни малейшего шанса оправдаться. Да и Питеру было не так уж приятно провести утро в конюшне, – добавил он, легко усмехаясь.

– Так ему и надо! Уж слишком он тебе предан! Служака!

Ян приблизился, и Кейли Роз ощутила острое чувство тревоги. Но, вспомнив напоминание отца об отваге Бучаненов, она не двинулась с места, а так и осталась стоять с гордо поднятой головой.

– Я не боюсь тебя! – произнесла она, ощущая нелепость собственной бравады. Тем более что она резко контрастировала с тем трепетом, который охватил все ее естество и душу. – Мы уже не в Шотландии. Здесь ты меня не запугаешь. Стоит мне только закричать, как братья немедленно придут на помощь!

– А сама противиться судьбе ты уже не можешь, Кейли Роз Мак-Грегор?

– Не смей меня так называть! Ты прекрасно знаешь, на что я способна…

– Скажи-ка мне лучше, девонька, – перебил он, хмурясь, – почему это ты изо всех сил стараешься походить на мужчину?

Ян остановился всего в нескольких дюймах, медленно осматривая сверху вниз потемневшими глазами непреодолимо влекущее его тело. Брюки, которые позаимствовала у брата Кейли Роз, тесно обтягивали бедра, подчеркивая стройность ее длинных ног и тонкий батист блузки натянулся на груди. Приглядевшись, сквозь нее можно было различить розоватые шишечки сосков.

– Ты поставила себе непосильную задачу, – продолжил он, переводя взгляд на лицо жены. – Л потом, разве я не доказал тебе, что куда приятно быть такой, какой создал тебя Господь? Ты – женщина, и притом самая лучшая и желанная и i всех, которых я встречал.

– Так я и поверила тебе, самодовольному ублюдку! – пробормотала Кейли Роз, заскрежетав зубами.

– Вижу, что придется вновь напомнить тег» кое-что, а скорее многое, – произнес Ян, подхода i, ней вплотную.

Чувствуя, что ей становится трудно дышать, Keйли ли Роз попыталась отскочить в сторону, но было уже поздно. Сильные руки сжали ее в объятиях, пробудив приятную дрожь во всем теле. Она попыталась отстраниться, уперевшись ладонями ему в грудь. Бесполезно! Еще мгновение, и Ян прижал ее к себе. Почти неслышный стон вырвался из уст женщины, и она почувствовала на своих губах мягкое тепло его губ.

Желание сопротивляться истаяло. Все в ее сердце молило о пощаде. Изголодавшийся Ян целовал ее страстно, будто стремясь насытиться вкусом ее губ. Рука его прошлась по ее бедрам. Пальцы с трепетной нежностью и силой ощупывали каждый дюйм тела любимой женщины. Их тепло проникало сквозь ткань, прикрывающую кожу, доводя женщину до, головокружения.

Страстное желание, которое он сдерживал в течение долгих недель, рвалось наружу. Ян хотел только одного – обладать Кейли Роз как можно быстрее.

Прямо здесь и сейчас. И Кейли Роз чувствовала, что она хочет того же.

Это она только убеждала себя, что боль, которую причиняли воспоминания о Яне, объяснялась ненавистью к нему. На самом деле она вновь переживала каждый его поцелуй, каждую ласку и прикосновение. В те дни, когда она оказалась одна в I постели, она так чувствовала тоску по тому, что она потеряла навсегда.

И вдруг в душе снова начало разгораться жаркое пламя. С ее губ сорвался легкий стон. Она обвила руками его шею и прильнула к мужу, стараясь ближе ощутить нежное тепло его мускулистой груди. Губы приоткрылись, приветствуя вторжение ласкового бархатного языка, и начали отвечать на поцелуи все с большей силой и страстью.

И вдруг в памяти всплыло лицо Элспет…

– Нет! – хрипловато простонала Кейли Роз, отстраняясь от Яна. – Нет, будь ты проклят! Отпусти меня!

Кейли Роз дернулась, стараясь вырваться из объятий мужа. Он лишь крепче свел свои руки вокруг нее. Еще одна попытка. Результат тот же. И туг она, изловчившись, приподняла колено и ударила км мужа. Удар вышел не слишком сильным, но зато очень смахивал, как со злорадством отметила она про себя, на символический акт мести за его про дательство. Ян пробормотал какое-то ругательство и сжал ее так сильно, что все мысли о борьбе при шлось отбросить. В устремленных на нее сверху вни-i глазах заплясали свирепые огоньки. Она ответила полным гнева и обиды взглядом.

– Клянусь небом, женщина, я просто обязан задать тебе хорошую трепку за то, что ты выделы ваешь со мной, – произнес Ян, и красивое его лицо стало мрачнее тучи.

– Это самое маленькое из того, что ты заслуживаешь! – мгновенно парировала Кейли Роз, сверкая глазами. – И запомни, это был последний поцелуи, который ты вырвал у меня, Ян Мак-Грегор, – добавила она, не обращая внимания на тревожный трепет собственного сердца.

– Подобные вещи силой не вырывают!

– О! Как я тебя ненавижу! – процедила она сквозь зубы.

– Можешь ненавидеть меня, если хочешь, – ответил Ян, глаза которого сделались совсем темными, а загорелое с резкими чертами лицо приобрело какое-то непроницаемое, загадочное выражение. – Но запомни. Ты – моя! И будешь моей всегда.

С этими словами он выпустил Кейли Роз из объятий, так неожиданно мягко разжав свои руки, что она покачнулась и, чтобы не упасть, оперлась руками о буфет. Она с трудом сдерживала слезы. Грудь ее в волнении вздымалась и опускалась под обтягивающей блузкой.

– Почему ты не рассказал мне об Элспет? – порывисто спросила женщина, с трудом раздвигая губы, которые еще покалывало от его поцелуев. Продолжали ощущать тепло пальцев Яна и ее руки, несмотря на то, что он прикасался не к коже, а к ткани блузки. – Почему? – повторила она готовым сорваться голосом.

– История Элспет не моя, и не мне ее рассказывать.

Ян сначала хотел рассказать жене всю известную ему правду о скандальной родственнице, но что-то внутри его воспротивилось этому. Нет, решил он про себя, и глаза его вновь потемнели, Кейли Роз должна вернуться к нему вопреки тому, что наговорила Элспет. Несмотря ни на что, включая собственную ее гордыню. Только в этом случае он будет уверен в ее любви. И только в этом случае она никогда больше не будет сомневаться в нем. И, Бог свидетель, лорд Мак-Грегор сумеет добиться этого!

– Неужели ты не собираешься по крайней мере сам рассказать о том, что же у вас с ней было?

– А ты поверила бы мне, если бы я рассказал?

– Нет, – честно призналась Кейли Роз. – Скорее всего, нет.

– Почему ты не доверяешь мне, Кейли Роз? – спросил Ян спокойно. Но было в его голосе нечто, что свидетельствовало о всерьез задетых чувствах.

– А как я могу доверять тебе, если… если я практически не знаю тебя? – ответила она с глубоким раздраженным вздохом. Однако в сердитых глазах мелькнуло смущение. Можно же допустить, хотя бы только допустить, что ей не следовало так быстро верить в то плохое, что ей рассказала о муже незнакомая женщина.

– Все произошло так стремительно… Ты захватил меня в плен, чтобы покончить с местью, которую породило неведомое мне даже преступление. Ты настаиваешь на скоропалительном браке. А. мы, по сути дела, совершенно незнакомые люди.

– На самом деле мы знаем друг друга лучше многих, проживших целую жизнь рядом. – На губах Яна возникла легкая улыбка, но уже через мгновение он вновь помрачнел. – Но дело даже не в том, кому ты поверила, а кому нет. В любом случае ты не должна была убегать прочь, будто забравшийся в замок вор.

– Прежде чем обвинять кого-то, лучше взгляни на себя! – мгновенно взорвалась Кейли Роз. – После того, что ты со мной сделал, я имела полное право бежать любым способом, какой выберу! Визит Элспет убедил меня в том… в том, что я была слепой, слабовольной дурой!

Про себя она подумала, что сомневается в себе самой напрасно. Но Яну говорить об этом, конечно, было не обязательно.

– Уж слабовольной-то тебя никак не назовешь, – проворчал он, сверкнув глазами.

– Теперь уже все это не имеет никакого значения! Единственное, что осталось мне сделать, это исправить чудовищную ошибку, покончив раз и навсегда с нашим браком. Впрочем, я отнюдь не уверена, что наши отношения можно назвать браком!

– Ты – жена мне! – воскликнул Ян, борясь с желанием доказать эту истину тем самым образом, который не сможет опровергнуть и она. – Мое сердце принадлежит тебе, – продолжал он, призвав себя к терпению, – ты носишь мое имя…

– Мне нет никакого дела до твоего имени! – с вызовом произнесла Кейли Роз, непокорно поднимая вверх свою гордую головку. – Слышал, что сказал мой отец? Осталась всего неделя. Одна неделя, и я получу развод!

Она ожидала, что он станет спорить, повторяя, что она теперь будет принадлежать ему всегда. Но этого не произошло. Ян неторопливо пересек комнату, взял шляпу и лишь, затем, повернувшись, посмотрел так, что сердце женщины сжалось.

– Что-то должно случиться за эту неделю, – спокойным голосом предрек он. – Да-да, что-то обязательно произойдет.

С этими словами он водрузил шляпу на голову, чуть надвинув ее на глаза, бросил тяжелый взгляд в сторону супруги, которая окаменела от удивления, и вышел из комнаты.

Кейли Роз замерла на месте, глядя ему вслед. Сердце ее тревожно билось. Было трудно дышать. Последний взгляд Яна распалил то, что теплилось в ней, зажженное его поцелуями… Вспомнив о них, она глухо простонала.

Подняв глаза к невидимому небу, она нетвердой походкой подошла к дивану и опустилась на него.

Веки на какой-то момент смежились, из груди вырвался сдавленный полустон-полувздох.

– Зачем, о, зачем он приехал! – чуть слышно прошептала она, жалея себя и свою несчастную судьбу. – Прошло бы еще немного времени, и я смогла бы его забыть…

«И сейчас, и всегда…» – считает Ян. Будь он проклят! Да утащат его черти в ад сейчас и навсегда! Особенно неприятно было Кейли Роз, что Ян уверен в своей победе над ней и на этот раз. Но он ошибается! Он имеет дело уже не с той невинной и наивной во многих вопросах девочкой, какой она была еще недавно, когда встретилась с ним впервые. Нет, у нее теперь есть собственный горький опыт. Она стала мудрее, к тому же она уже не старая дева. И он уже в этом убедился. Да, черт побери! Он видел, что произошедшие изменения разбивают все его расчеты и делают его планы неосуществимыми. Так что все нормально. Вот только проклятое сердце почему-то обливается кровью, когда она думает об этом.

Еще один стон вырвался из ее груди. Не находя себе места, она вскочила с дивана и подбежала к окну. Ян шел к амбару, чтобы забрать свои вещи. Кейли Роз нахмурилась и прикусила губу, чтобы не заплакать. Он двигался с той же силой и грацией, которую она отметила в нем еще в тот первый день, когда он привез ее в замок Мак-Грегор. В тот день, когда он впервые обнял ее и поцеловал, а она впервые поняла, что такое голос страсти…

Ничего, немного осталось терпеть и мучаться. Всего одна неделя. Но, да поможет ей Бог, это будет, наверное, самая длинная неделя в ее жизни.

Глава 13

Продолжение этого дня было хуже, чем ожидала Кейли Роз. Она даже начала сомневаться, выдержит ли остальные шесть дней этой проклятой недели, если они будут на него похожи.

Впрочем, сперва все складывалось не так плохо. Она решила, что лучшей тактикой будет избегать лишних встреч с Яном и отцом. И ей это удалось. Вскоре после состоявшегося разговора с ними женщина выскочила на улицу и прошла в амбар. Там она быстро оседлала свою лошадь и вновь поскакала к реке. В умиротворенной тишине этих знакомых с детства речных берегов она пробыла довольно долго, пропустив полдник. Благо, аппетит ее по-прежнему не выказывал признаков улучшения.

Первая неприятность ожидала ее сразу же по возвращении домой. Оказалось, что виновника ее злоключений на ранчо нет.

– Он сказал, что у него имеются какие-то дела в городе, – сообщил Билли.

Все четыре брата сидели на веранде, наслаждаясь заслуженным перерывом в тяжелых каждодневных трудах. Д.Ж. поблизости видно не было.

– Дела? – повторила как эхо Кейли Роз, удивленно хмурясь.

Лошадь к тому времени она уже расседлала и почистила, а посему с удовольствием присоединилась к сидящим в тени мужчинам. Отдохнуть было отнюдь не лишним. Кейли Роз устала от жары, а еще больше – от переживаний. Она чувствовала, что находится на грани эмоционального срыва.

– А сказал он, когда вернется? – поинтересовалась она.

– Нет, – ответил Сэм.

Вообще-то он считался человеком, из которого весьма трудно вытянуть слово. Но, судя по всему, ситуация заставляла его изменить привычный образ поведения.

– Мак-Грегор действительно твой муж? – задал он прямой вопрос.

– Да. То есть я хотела сказать, что нет… Сама не знаю, гори все синим пламенем!

Кейли Роз раздраженно махнула рукой и забралась в старое деревянное кресло-качалку, стоящее рядом с Билли.

– У Сэма тоже проблемы с личной жизнью, – растягивая слова, произнес прислонившийся к деревянной балке Джэйк, бросая озорной взгляд на старшего брата. – Женщины недолго хранят ему верность.

– Тебе хорошо говорить, – вступил в разговор сидящий на стуле Клэй, вытягивая ноги. – Не менее дюжины девиц положили на тебя глаз. Зато, – он криво ухмыльнулся, – могу побиться об заклад на десять долларов, что тебя-то первым из нас какая-нибудь и захомутает.

– Давай побьемся об заклад, – кивнул головой Джэйк. – Это будут самые легкие десять долларов, которые я сумею заработать.

– Можете вы, черт побери, поговорить о чем-нибудь другом? – не выдержала Кейли Роз, которую совсем не развлекла эта дружеская мужская пикировка, В разговорах о женитьбе она не видела ничего забавного.

– Хорошо, – согласился Сэм, хмуро взглянув на нее со своего места у двери. – Скажи-ка тогда ты, почему не поговорила с нами о том, что ты намерена делать с этим косноязычным незнакомцем? Так ты вышла за него замуж? Или нет?

– Он не косноязычный, – огрызнулась сестра. – Просто он не американец, а шотландец. И я с ним не могу справиться. Сейчас, по крайней мере. Д.Ж. сказал, что он может остаться на неделю.

– А хочешь, мы подпалим его? – предложил Клэй.

– Нет! – энергично покачала головой она. – Вы и сами не хуже меня знаете, что отец не допустит этого.

Как и все остальные, Кейли Роз прекрасно понимала, что Клэй скорее шутит. Но, как и все остальные, она знала и то, что Клэй не из тех парней^ кто долго задумывается, прежде чем привести в исполнение угрозу, которая поначалу звучит как шутка. Он был из тех парней, которые всегда готовы сделать что-то такое, что не совсем в рамках закона. А уж ради любимой сестры – тем более.

– А что произойдет через неделю? – спросил Билли, и в его обращенном на Кейли Роз взгляде мелькнула искренняя жалость.

– Я смогу развестись.

– Развестись? – неодобрительно переспросил Сэм. – В семье Бучаненов не было разводов.

– Что ж, значит, я буду первой! – выпалила сестра решительно. – И объясните мне, ради Бога, чем это хуже того, что делаете вы все? Все кругом считают, что от братцев Бучанен следует подальше прятать своих родственниц! Ян Мак-Грегор по крайней мере сначала женился на мне, а лишь затем затащил в свою постель!

– Черт побери, Кейли Роз, не дело порядочной женщине говорить о подобных вещах! – не уд ер жался от замечания Клэй.

– А может, я уже и не такая порядочная после всего, что со мной произошло!

В волнении она вскочила с качалки и, встав напротив братьев, обвела их своими прекрасными глазами, пылающими праведным гневом. О, как она была похожа в этот момент на ангела мести! Разве что излишняя нервозность портила это впечатление.

– Я просто женщина, такая же, как другие! – сказала она. – Все мы, прежде всего, хотим, чтобы, к нам относились с уважением и добротой. Хотим быть любимыми и уверенными в том, что мужчине, которого я люблю, нужна именно я и никакая другая. Вам бы тоже следовало помнить об этом, когда вы обещаете девушке луну с неба, а потом оставляете ее с разбитым сердцем!

– Твой муж поступил с тобой подобным образом? – резко спросил Джэйк.

– Это не ваше дело!

– Это в определенной степени наше дело, – возразил Сэм, и глаза его сощурились. – Оно стало нашим, как только он объявился здесь, в Даймонд Л.

– Я же говорю, мы должны выкурить его отсюда и проследить, чтобы он убрался из Техаса. А то мы его вздернем быстро, и дело с концом, – вновь проявил Клэй свое леденящее кровь желание нарушить закон.

– Не будь идиотом, малыш, – отозвался Билли.

– Если ты еще раз назовешь меня малышом, Вильям Джеремия Бучанен, я выбью из тебя душу к чертовой матери!

– Никто ни из кого здесь не будет ничего выбивать! – твердо заявила Кейли Роз, повышая голос. – Все, что нам остается делать, – просто ждать, когда он уедет! Он обязательно уедет в свою Шотландию, без которой жить не может. И как только это случится, здесь все встанет на свои места и пойдет своим обычным чередом.

– Полагаешь, все так легко и просто? – спросил Билли, поворачиваясь к ней с чуть заметной улыбкой на лице.

– А мне, скажу по совести, Мак-Грегор вовсе не показался парнем, который легко уступит и согласится на то, чтобы все было так, как ты говоришь, – пробормотал Джэйк.

– Что же он все-таки натворил, что ты решила убежать от него после того, как вы уже поженились, – задал вопрос во всем дотошный Клэй.

– Он… он продолжал уделять внимание другим женщинам, – заикаясь, выдавила из себя Кейли Роз, забираясь поглубже в кресло-качалку, и в голосе ее послышались жалобные нотки.

– Ты имеешь в виду, что он шлялся по бабам уже, когда вы… – вспыхнул Клэй, приходя в бешенство от одной мысли о такой возможности.

– Нет! – поспешила опровергнуть догадку сестра и, взглянув в его потемневшие от гнева глаза, отрицательно покачала головой. – Речь идет совсем не об этом!

– Отец возвращается, – сообщил Билли, указывая взглядом в сторону приближающегося к ранчо всадника. – Похоже, что он опять проверял, мягкий ли сеновал у вдовушки Аэйни.

– Да. Не исключено, что не только наша маленькая сестричка подумывает о свадьбе, – отозвался, криво ухмыльнувшись, Джэйк.

– Д.Ж. и вдова Аэйни? – недоверчиво произнесла Кейли Роз.

– Почему бы и нет? – сказал Сэм, в глазах которого на этот раз заплясали веселые огоньки. – Он, может, чуть-чуть и сдал, но все еще настоящий Бучанен.

– Только, разрази меня гром, не вздумай говорить о том, что он хоть чуть-чуть сдал, ему самому, – предупредил брата Клэй.

– Готов поспорить, что он не женится на ней, – цинично предсказал Клэй.

– И сколько же ты готов проиграть на этот раз? – немедленно отозвался всегда готовый подзадорить его Джэйк.

– Почему вы судите обо всем так неуважительно, – негодующе воскликнула Кейли Роз, сверкнув глазами. – Возможная женитьба отца вовсе не повод для смеха.

Про себя она добавила, что сейчас вообще не до смеха. Конечно, трудно представить Д.Ж. женатым после стольких лет, которые он прожил вдовцом. Но, судя по репликам братьев, которые она только что услышала, он не слишком удручал себя воздержанием. Как, тут же напомнил внутренний голос, Ян тоже себя этим не томил. Мысль эта вызвала настоящий приступ ревности. И сколько она ни доказывала себе, что не имеет на нее права, неприятное, причиняющее боль чувство не исчезало.

– А потом, – продолжила Кейли Роз, обводя братьев укоризненным взглядом, – как вы можете так спокойно сидеть и шутить, когда наш гость вот-вот может прискакать сюда снова и…

– Предоставь заботы о нем нам, – предложил Джэйк, скривив губы в улыбке, от которой у слабонервного мог мороз побежать по коже. – Мы вставим ему такое перо в зад, что он очутится в своей Шотландии, не успев понять, что произошло.

– Да. Пожалуй, завтра с утра я оседлаю старика Вельзевула, – поддержал брата Клэй, поднимаясь со стула.

– Нет! – резко запротестовала Кейли Роз, в расширенных зрачках которой мелькнули тревожные огоньки. – Клянусь, Клэй Бучанен, если ты посмеешь…

– Ты уж решила бы для себя что-нибудь одно, – перебил ее Сэм, надевая шляпу. – То ты хочешь, чтобы он уехал, то нет.

– Я и хочу, чтобы он уехал. Но не умер!

– А мы и не собираемся его убивать, – заверил сестру Джэйк, – только припугнем как следует и все.

– Билли, пожалуйста! – обратилась она к самому рассудительному из братьев. – Не дай им натворить какие-нибудь глупости!

– Боюсь, что ты обращаешься не по адресу, – уныло пробормотал тот, качнув ее кресло-качалку и тоже поднимаясь. – Теперь разве что отец сможет обуздать их.

– Похоже, ты сама избрала для себя его постель. А раз так, то тебе осталось только спокойно лечь в нее, черт побери! – проворчал Сэм, все еще сердясь на Кейли Роз за то, что она не рассказала всей правды.

– В том-то и дело, что она не хочет в нее ложиться, – заступился Джэйк. – Поэтому мы и собираемся избавиться от этого Мак-Грегора.

Кейли Роз покраснела от злости и уже открыла рот, чтобы дать достойный ответ Сэму, но остановилась, чтобы не привлекать внимание отца, который быстро шел в их сторону. Братья поспешили приветствовать Д.Ж., который хозяйским взглядом уже оглядывал свое трудом завоеванное техасское королевство и членов своей семьи, послушной его железной воле. Женщина осталась одна.

Она не хотела подвергаться новому допросу и потому, выругавшись про себя, резко повернулась и пошла в дом. Больше всего ей хотелось сейчас просто принять ванну. Она быстро поднялась к себе в комнату и взяла смену белья. Спуститься в расположенную на первом этаже рядом с кухней комнату для мытья было делом нескольких секунд. Воду в железной ванне подогревать не требовалось: об этом позаботилось нещадно палящее весь день солнце.

Водная процедура пошла ей на пользу. Кейли Роз приняв ванну, почувствовала себя посвежевшей и спокойной настолько, что готова была к новой встрече с отцом. Правда, мысли опять вернулись к Яну, захотелось узнать – а вдруг и он вернулся? Мак-Грегор, собственно, присутствовал в ее мыслях постоянно. Заплетя влажные длинные локоны опять в косу, женщина натянула на себя ситцевое платье, в котором ее уже однажды видел Ян, и вышла, намереваясь разыскать Елену.

День уже пошел на вечер Яна, судя по всему, на ранчо не было. Д.Ж. и братья завершили дневные труды и умывались, готовясь к ужину.

Елена была занята и вежливо выпроводила молодую хозяйку из кухни. Не зная, чем заняться, та прошла в гостиную и подошла к окну. Вид плещу-, щихся у колонки на переднем дворе братьев и отца вызвал у Кейли Роз умиротворенную улыбку. Но улыбка исчезла сразу, как только женщина устремила взгляд вдаль. Горизонт был чист и безоблачен, не обещая появления одинокого всадника, которого она и ждала, и боялась.

«Где же это его черти носят?» Задав себе этот вопрос, Кейли Роз нахмурила шелковистые брови, лицо ее приняло совсем мрачное выражение. Может, он вообще не вернется… Может, поверил он наконец, что она его ненавидит? Если так, то все проблемы можно считать разрешенными. Еще шесть дней помучается в неизвестности, и можно будет заняться разводом. Наверняка легче и быстрее будет оформить необходимые формальности, если мужа не будет рядом, если он куда-то исчезнет. Хотя, возможно, это и не так.

Горький комок подкатил к горлу. Вздохнув, она отвернулась от окна и пошла в столовую, где решила скоротать время, накрывая на стол. Работа эта была в самом разгаре, когда кто-то открыл дверь. Уверенная, что это пришли ужинать отец и братья, Кейли Роз даже не оглянулась. Но уже через секунду она почувствовала на себе чей-то пристальный взгляд. Она оглянулась на вошедшего. Лишь из-за того, что дыхание ее прервалось, женщина не застонала вслух.

Первое, что она увидела перед собой, – горящие, устремленные на нее глаза Яна.

– Прими мои извинения, маленькая злюка, – проговорил он своим грудным голосом, заполняя высокой фигурой дверной проем. – Надеюсь, ты не очень сильно скучала, переживая мое отсутствие.

– Где ты – хотела было она задать вопрос, но тут же оборвала себя, сердито выпрямляя спину. – Я вообще не переживала! – заявила она тут же, резко хлопнув тарелкой о стол под белой полотняной скатертью.

– Лгунья, – произнес он с обезоруживающей улыбкой, благодаря которой слово это прозвучало безобидно и даже ласково.

Кейли Роз в душе обругала свои слабеющие под взглядом мужа колени и, придав лицу безразличное выражение, поспешила на кухню вроде бы для того, чтобы помочь Елене подать на стол блюда с едой. Она почти не сомневалась, что муж вслед ей весело ухмыльнулся.

Д.Ж. и братья появились в столовой в ее отсутствие. Когда она вернулась туда, то обнаружила, что все уже сидят за столом, а ей оставлено место рядом с Яном. Последнее не могло быть случайностью. И тем более это вызвало чувство протеста и обиды. Перечить отцу, без которого здесь явно не могло обойтись, она не стала только потому, что знала, сколь бесполезным это будет. Стать участницей унизительной для себя сцены в присутствии Яна Мак-Грегора совсем не хотелось.

Муж галантно поднялся из-за стола и чуть отодвинул предназначенный для нее стул. В ответном взгляде Кейли Роз можно было прочитать все что угодно, только не благодарность. Тем не менее, она села. Опустился на свое место рядом с ней и Ян. А через мгновение она почувствовала, как его рука погладила ее по бедру. Женщина чуть не поперхнулась от неожиданности и злости, чувствуя, как к щекам приливает краска. И вновь ей ничего не оставалось делать, как только украдкой окинуть родственников быстрым взглядом, чтобы убедиться, что они ничего не заметили. Зато когда ее глаза встретились с глазами Яна, он мог прочесть в них обещание скорого возмездия.

– Я больше не хочу слушать об этой кровной вражде, – продолжил Д.Ж. разговор, который уже некоторое время шел за столом.

Он наполнил свою тарелку. Сыновья последовали его примеру настороженно поглядывая на отца и гостя.

– Прежде всего мы должны помолиться, – неожиданно добавил Д. Ж.

– Помолиться? – удивленно поперхнулся Клэй, но тут же смолк и опустил глаза, встретившись со взглядом отца, который был весьма красноречив.

– А так как Мак-Грегор является нашим гостем, – продолжил Д.Ж., – мы предоставим эту честь ему. У вас там, надеюсь, не забыли, как молиться? – спросил он, сдержанно обращаясь к Яну.

– Нет! – чуть улыбнувшись, ответил тот. – Мы не какие-нибудь там язычники, а люди верующие.

Кейли Роз вынуждена была после этого склонить голову вместе со всеми и слушать, как Ян просит Господа благословить эту трапезу. Она чувствовала, как при звуках его магического голоса тепло разливается по ее телу, как оно начинает сладостно трепетать. Это сердило. Но она не могла позволить себе даже выругаться, хотя бы и про себя, в такой добродетельной обстановке. Молитва закончилась. Ян подал ей блюдо с картофельным пюре. Она, не взглянув на мужа, передала блюдо Джэйку.

– Ну а теперь можно и об этой мести… – предложил Д.Ж.

Ян с веселой готовностью принялся рассказывать. Если его непокорная супруга молчала и едва притронулась к еде, он ел за двоих и при этом ублажал тестя холодящими сердце легендами из истории кланов Бучаненов и Мак-Грегоров. Даже братья Кейли Роз проявили к рассказу, куда больший интерес, чем она ожидала. И вновь она ничего не могла сделать, кроме как смирно сидеть рядом с мужем и молча злиться на то, что ее ближайшие родственники с таким неподдельным вниманием вслушиваются в каждое его слово. И чем дольше это продолжалось, тем больше ей казалось, что Ян ловко и незаметно, оставаясь предельно вежливым, переманивает на свою сторону последних и самых надежных ее союзников. Наконец терпение женщины иссякло. Резко поднявшись, она бросила салфетку на стол и направилась в сторону двери.

– Черт побери, девушка, вернись немедленно! – услышала она резкий окрик Д.Ж.

– Разрешите ей уйти, – попросил Ян спокойно. А в голосе его, как ни странно, явно слышались командные нотки.

Братья обменялись быстрыми недоуменными взглядами и застыли в растерянности, ожидая, что произойдет дальше. Никогда еще они не слышали, чтобы кто-то решался указывать Д.Ж.Бучанену, что следует делать. Никто и никогда не делал этого.

Оказалось, что и это правило имеет исключение. Не терпящий возражений старый Бучанен удивил и в какой-то степени расстроил своих сыновей. В ответ на реплику Яна он улыбнулся и добродушно покачал головой.

– Разрази меня гром, – проговорил он, – ты, возможно, как раз и есть тот парень, который способен прибрать ее к рукам.

– Можете не сомневаться, мистер Бучанен, – отозвался Ян, и изумрудные глаза его блеснули, еще больше, чем слова, обещая грядущую победу.

Кейли Роз тем временем спешно вышла на крыльцо. Сев на свое любимое старое кресло и скрестив руки на груди, она попробовала отвлечь себя несвоевременной мыслью о том, что теперь можно было бы совершить еще одну верховую прогулку. Но вскоре она услышала шум, свидетельствующий о том, что мужчины перешли в гостиную, где братья и отец в это время по обыкновению потребляли свою вечернюю выпивку. Сквозь открытое окно до нее отчетливо доносились их голоса. Но среди всех она особенно различала один – голос Яна, и не только, по его акценту. Не было сомнений, что муж и отец неплохо поладили. Слишком хорошо. А почему бы им не сойтись? Они во многом похожи. Оба горды, упрямы и властны. К тому же в пользу Яна говорит еще его титул. Хотя она еще не знает, известно ли о нем отцу или нет. То, что Ян завзятый развратник, для Д.Ж. особого значения не имеет. Отец увидел наконец ее мужа. Именно об этом он мечтал. Ну и еще… Еще больше он хочет внуков, много внуков, как он когда-то ей сказал. От всех этих мыслей ей стало еще тяжелее.

Уже небо окрасилось в яркие цвета заката, но Кейли Роз было не до красот природы. Она поудобнее устроилась в кресле-качалке, тяжело вздохнула и закрыла глаза.

– Tha coltas ruisge oirre.

Женщина вздрогнула и распахнула глаза, поворачиваясь к двери, возле которой стоял улыбающийся Ян.

– Я ушла сюда для того, чтобы побыть одной, – сказала она. – И ты прекрасно знаешь, что я не понимаю гэльский!

– Похоже, что собирается дождь, – поменял тему муж, кивая в сторону маячивших на горизонте туч. – Не исключено, что ночью начнется буря.

Ян подошел, не спрашивая разрешения, уселся с ней рядом на старую качалку. Та издала жалобный скрип, протестуя против столь большой нагрузки. Кейли Роз нахмурилась.

– Ты ничего не понимаешь в техасской погоде.

Женщина сделала было движение, чтобы подняться, но передумала, опасаясь, что струсит и убежит. Не исключено, что Д.Ж. находится неподалеку и слышит все, что происходит на крыльце. Бросив через плечо раздраженный взгляд на Яна, она постаралась отодвинуться от него возможно дальше, поправила непокорные волосы и постаралась утихомирить свое учащенно забившееся сердце.

– В это время года здесь редко бывают дожди. – Да, совсем не так, как в наших горах, – отозвался Ян.

– Вообще удивляюсь, как ты переносишь эту жару. Сказав это, она с особенной силой ощутила, что собственное ее тело, чувствуя близость мужа, буквально пылает, хотя они не прикасаются друг к другу.

– Разве ты еще не поняла, что шотландцы прекрасно приспосабливаются к любым условиям? – сказал Ян, позволив себе слегка улыбнуться.

– Ну а теперь ты, наверное, скажешь, что готов пройти даже через ад, чтобы только увезти меня отсюда, – произнесла Кейли Роз с горьким сарказмом.

– Да, готов, если это мне поможет.

– Не поможет.

– Красивые места, – меняя тему, заметил муж, обводя взглядом простирающуюся до самого горизонта безмятежную равнину прерий. – А тебе не было здесь одиноко?

– Одиноко? – Она взглянула на него, но тут же отвела глаза в сторону. – Конечно, нет.

Это была неправда. Опять она сказала неправду.

– У тебя есть друзья?

– Есть несколько…

«Совсем мало, если быть откровенной», Подумав об этом, Кейли Роз вздохнула. Так уж получилось, что у нее всегда было мало общего с женщинами.

– Женщины или мужчины? – В голосе чувствовалось озорство, но глаза, обращенные к ней… Глаза его были абсолютно серьезны.

– Не только у тебя, Ян Мак-Грегор, имеется таинственное прошлое, – с издевкой произнесла она. – Да будет тебе известно, что не менее дюжины мужчин дожидаются того момента, когда я вновь стану свободной, чтобы предъявить свои права на меня.

– Все они напрасно теряют время. Этого никогда не будет, – твердо сказал Ян.

– А я говорю, что твой план провалится! Ты просто сам напрашиваешься на неприятности…

– Ты стоишь того, чтобы рискнуть, – блеснул глазами Ян.

– А Элспет ты тоже говорил, что она стоит риска? – угрюмо спросила Кейли Роз, чувствуя, как горький комок опять подкатывает к горлу.

– Разговоры с Элспет никогда не доставляли мне особого удовольствия.

– Понятно! Ты не тратил времени на разговоры с ней. Тебе нужно было от нее совсем другое, не так ли? – Произнеся это, она в волнении вскочила с качалки и прошла в противоположный угол веранды.

– Ты похудела, девонька, – проговорил Ян, нахмурившись.

Он тоже поднялся и вновь подошел к жене. Он помнил это простое узкое платье, которое было сейчас на ней, и сразу заметил, что оно обтягивает фигуру не так плотно, как в прошлый раз, когда она его надевала. Это огорчало и вызывало жалость. Тем более что под платьем было такое, что он помнил еще лучше.

– Ну и что из этого? – сердито ответила Кейли Роз. – Тебе-то какое до этого дело?

– Мне есть дело до всего, что касается тебя, – пробурчал Ян, подходя совсем близко и кладя руки на ее талию. – Во имя неба, женщина, – он резко притянул ее к себе, сжимая так сильно, что. Кейли Роз подумала, что у нее останутся синяки от его пальцев, – почему ты не хочешь взглянуть в лицо правде? Ты же уже начинала все понимать перед тем, как Элспет заморочила тебе голову своей ложью. Ты была близка к истине в тот момент, когда я уезжал. Да-да! Думаешь, я не проклинал себя за то, что оставил тебя одну? Тысячу раз проклинал!

– Оставь меня в покое! – в крайнем раздражении выпалила Кейли Роз, стараясь вырваться и ловя себя на мысли о том, что куда больше усилий приходится тратить, чтобы побороть собственное желание немедленно сдаться. – Мои братья убьют тебя, если увидят, что ты сейчас делаешь! – угрожающе произнесла она, бросая взгляд в сторону окон гостиной.

– Разве ты не стремишься стать вдовой? – изобразив удивление, спросил Ян.

– Нет! Я… Отпусти меня, черт побери!

Муж неожиданно выполнил ее требование. Кейли Роз даже вздрогнула. Сделав несколько неуверенных шагов, она остановилась и подняла голову. Их взгляды вновь встретились.

– Возможно, я и начала… начала испытывать к тебе какое-то чувство. Но теперь все это прошло! Как я могу относиться к человеку, который так постыдно обошелся с матерью своего собственного сына?

Она старалась говорить тихо, чтобы не выдать внутреннюю боль. Душа разрывалась у нее от несправедливости, а еще больше – от тайного влечения к этому мужчине, которое ни в коем случае нельзя было выдать.

– Джейми не мой сын.

– Зачем ты пытаешься отрицать очевидное? Бог свидетель, ребенок просто твоя копия.

– Обычное сходство родственников. И больше ничего…

– Очень близких родственников, – Кейли Роз нервно сжала руки в кулаки, уперев их в бедра. – Подозреваю, что в следующий раз ты сочинишь историю о том, что его отец – доктор Мак-Грегор, а то и твой братец, который теперь Бог знает где находится!

– Ты просто не готова к тому, чтобы принять правду, – резко и отрывисто произнес Ян, и глаза его сделались холодными. – Но когда-нибудь, Кейли Роз Мак-Грегор, ты, наконец поймешь, что ни один мужчина не станет пересекать полсвета, чтобы встретиться с женщиной, если не любит ее.

– Ладно, а сейчас уходи. Пожалуйста! – взмолилась она севшим голосом, скрещивая руки на груди и отворачиваясь, чтобы он не понял по глазам, как болит ее душа.

– Я не могу этого сделать, – ответил муж, подходя к ней сзади, затем приобнял ее и осторожно притянул к своей груди. – Я люблю тебя, – тихо и нежно добавил он, склоняясь к самому ее уху. – An comhnaidh.

Кейли Роз почувствовала, как по всему ее телу пробежали мурашки, и прикусила нижнюю губу, борясь с теплой волной, поднимающейся из самых глубин ее естества. Желание подчиниться ему было так велико, что она вот-вот могла послать к черту и здравый смысл, и гордость, и честь… О, каким бы счастьем было повернуться лицом к Яну и забыться в его ласковых руках! Женщина уже почти не обращала внимания на невнятные голоса братьев, которые все еще были неподалеку. Она была готова сейчас забыть даже о своей семье и отдаться Яну прямо здесь, на веранде.

Однако, к ее удивлению, он сам разрушил чары, которыми сумел околдовать ее.

– Утро вечера мудренее, – произнес он сухо, будто внутри у самого него не бушевало пламя страстного желания. – Уверен, что завтрашний день многое разрешит и исправит. Спокойной ночи, леди Мак-Грегор, – добавил Ян, окончательно овладев собой и освобождая ее из своих объятий.

Кейли Роз ничего не ответила. Лицо ее пылало, а все силы ушли на то, чтобы хоть как-то успокоиться. Совершенно растерянная, она прислушивалась к звуку шагов мужа, который возвращался в дом. Она решила, что в данный момент лучше всего укрыться в собственной комнате. Она постояла еще несколько j; секунд на веранде и затем быстро взбежала вверх по лестнице. И тут Кейли Роз вновь застыла на месте: в дверях расположенной рядом с ее спальней комнаты, Сэма стоял Ян, который с невозмутимым видом расстегивал пуговицы своей рубашки.

– Твой отец был так любезен, что предложил мне остановиться неподалеку от тебя, – объяснил он.

– А где Сэм? – спросила она, чувствуя, как тревожно напрягается все ее тело.

– Насколько я понял, он разделит комнату с Билли на время моего пребывания здесь. – Он многозначительно улыбнулся, расстегнул последнюю пуговицу и принялся неторопливо снимать рубашку. – Надеюсь, тебя это не слишком обеспокоит? – спросил он мягким голосом.

– С какой стати? – Кейли Роз фыркнула, стараясь изобразить полное безразличие, демонстративно не отводя глаза от его устремленных на нее фантастически изумрудных глаз. – Ты же не идиот, чтобы выкинуть какой-нибудь номер, когда неподалеку находятся мои братья и отец, правда?

– Мне кажется, что тебе лучше запереть свою дверь покрепче.

– Хочешь испугать меня? Или испытать? – спросила она, гневно защищаясь.

– Полагаю, что ты боишься сама себя, любимая, – ответил Ян, пальцы которого уже расстегивали пуговицы брюк.

Женщина одарила его язвительным взглядом. Однако, чувствуя, как учащается пульс при виде его широкой груди и мускулистых обнаженных плеч, она быстро отвела глаза и проскочила мимо мужа в свою спальню. Быстро закрыв за собой дверь, она прислонилась к ней спиной, преодолевая охватившую ее слабость, и тихо застонала.

Собравшись с силами, она разделась и нырнула в постель. Но легче от этого не стало. Кейли Роз лежала в сгущающейся темноте, прислушиваясь к каждому звуку, доносящемуся из соседней комнаты, где готовился ко сну Ян. Стены в доме, оказывается, весьма тонкие. Как она раньше этого не замечала? Все слышно! Вот скрипнула кровать. Это Ян сел на нее… Вот упали брошенные им на пол ботинки… Вот он снова встал, чтобы снять брюки. Со всей очевидностью она представила, как он стоит там сейчас, совершенно обнаженный… Тело обдала жаркая волна. Женщина обругала себя как могла, назвала слабовольной дурой и, повернувшись на бок, попыталась заснуть.

Но сон не шел к ней. Кейли Роз ворочалась, залезала под одеяло и вновь раскрывалась. Все напрасно. Глаза то и дело сами открывались, натыкаясь на дверь. Почему это он посоветовал запереть ее на замок? По спине пробежали мурашки. Нет у нее никакого замка! В нем до сих пор не было необходимости… До сих пор…

Ночь, похоже, будет еще труднее, чем те, которые она уже провела здесь после возвращения из Шотландии. Сознание того, что Ян находится в соседней комнате, не давало покоя. Он лежит так близко, что она почти слышит его дыхание. Гак близко, что достаточно тихонько позвать его, и ее мучениям настанет конец. Хотя бы на эту ночь!

«Господи, помоги! Вдруг он исполнит свою скрытую угрозу, что, не ровен час, может прийти к ней? Что делать, если он придет?!»

Она в очередной раз перевернулась и уткнулась лицом в подушку с готовностью подставившую ей свой мягкий бок. И таких еще шесть дней! При этой мысли женщина вздрогнула и пробормотала какое-то ругательство.

Глава 14

На следующее утро Кейли Роз проснулась поздно.

Открыв глаза, она огорчилась, что солнце уже давно взошло и его теплые лучи заполнили всю комнату. Бури ночью не было. Не ворвался к ней и Ян.

Женщина откинула одеяло, спрыгнула с постели и, быстро стянув с себя ночную сорочку, умылась. Надеть белую блузку, юбку-брюки из мягкой кожи и натянуть на ноги ботинки было делом следующих нескольких минут. Осталось только спрятать непокорные густые пряди под шляпу, и можно спускаться. Первым делом она поспешила на кухню, где Елена, согнувшись у раковины, мыла посуду.

– Все уже позавтракали? – спросила Кейли Роз, нисколько, впрочем, не сомневаясь в том, каким будет ответ.

– Si, – подтвердила Елена, вытирая руки о передник. – А вы хотите чего-нибудь перекусить? – с надеждой спросила она.

– Только если вот это, – ответила Кейли Роз, хватая последний блин, одиноко лежащий на блюде.

Подойдя к черной массивной кухонной плите, она налила из кофейника чашку кофе. Отхлебывая ароматный горячий напиток, она обвела взглядом помещение и с интересом посмотрела в окно.

– Он в загоне вместе с вашими братьями, – с понимающей улыбкой сообщила Елена.

– Кто – он? – изобразила непонимание молодая хозяйка.

– Сеньор Мак-Грегор.

– В загоне? Интересно, что он там делает – пробормотала она и смолкла на мгновение от страшной догадки. – Черт бы побрал этого Клэя! – выпалила она.

Зрачки ее глаз расширились. Она бросила надкусанный блин на тарелку и поставила чашку на кухонный стол так резко, что кофе расплескался и часть его попала ей на руки. Она с проклятиями бросилась к двери.

– Вам надо поесть, – раздался позади голос ошарашенной Елены. Но Кейли Роз было совсем не до еды. Когда она подбежала к большому загону, стало ясно, что оправдывается худшее из ее предположений.

В огороженном пространстве загона Ян готовился запрыгнуть на огромного дымчатого жеребца, которого с трудом удерживал Сэм. Это его звали Вельзевул. И не без основания. Дикость и непокорный характер этого коня были известны во всей окруте, и он часто использовался как раз для того, чтобы унизить попавших в эти места самонадеянных новичков. Редкий наездник мог усидеть на нем. А если это, и удавалось, счастливчик несколько дней был не в состоянии снова сесть в седло.

Сапфировые глаза Кейли Роз гневно вспыхнули, когда она посмотрела на братьев. Все четверо стояли по другую сторону ограды, оперевшись руками на верхнюю перекладину, с интересом и веселым ожиданием взирая на гостя. Д.Ж., скорее всего не случайно, при сем не присутствовал.

– Остановитесь! – закричала сестра, подбегая. Лицо ее только что не дымилось от гнева. – Я говорила тебе, Клэй Бучанен…

– Советую тебе держаться от нас подальше, – перебил ее Сэм.

– То, что здесь происходит, касается только нас. и его, сестричка, – твердо произнес Джэйк, скривив губы.

– Нет! – горячо возразила она. – Он же может погибнуть, черт вас побери!

Встав на нижнюю жердь, она посмотрела на Яна. Тот уже держал поводья жеребца в своих руках. Вельзевул фыркал, вырывался и бил копытами по земле. Сердце Кейли Роз сжала настоящая тревога.

– Не делай этого, Ян! – закричала она. – Это дикий конь, он…

– Неужели ты не веришь в меня? – не дал ей договорить Ян с обычной своей улыбкой. В глазах его мелькнуло нечто такое, что пугало и вызывало трепет.

– А может, она вовсе не о твоих способностях беспокоится, – чуть растягивая слова, произнес Клэй, получив в ответ многозначительный взгляд сестры.

– Пожалуйста, Ян! – взмолилась она, чувствуя, как растет в ней отчаяние. – Я знаю, что ты отличный наездник, но Вельзевул такая лошадь!..

– Ты зря дерешь горло, – сказал Билли, который, как она раздраженно отметила, ждал того момента, когда унижение Яна станет необратимым, не меньше, чем все остальные.

– Ну, давай же! – крикнул Яну Клэй.

Кейли Роз, проклиная свое бессилие что-либо изменить, увидела, что муж ее запрыгнул в седло. Закрыв глаза, она вознесла молчаливую молитву небу. И как раз в этот момент Вельзевул пошел по кругу.

И вдруг произошло чудо.

Она открыла глаза, потому что услышала бормотание Клэя, который посредством каких-то невнятных ругательств выражал свое крайнее удивление. Женщина затаила дыхание, изумленная представшей перед ней картиной. Вельзевул бил копытами, брыкался и вздымался на дыбы, но Ян как ни в чем не бывало, восседал в седле. Жеребец пришел в крайнюю ярость. Он затряс головой и резко взбрыкнул, подняв целое облако пыли, затем прыгнул, стараясь сбросить седока. Ян остался в седле. Одной рукой он железной хваткой удерживал поводья, другую отвел в сторону как балансир. Только движения этой от веденной руки и были заметны. Седок и разъяренное животное казались одним целым.

– Будь я проклят! – восхищенно прошептал Джэйк.

Стоящий за ним Сэм взирал на происходящее молча. Но и в его глазах светилось похожее чувство.

– Хотел бы я знать, черт меня побери, где он аучился так обращаться с лошадьми? – спросил довольно громко Клэй.

– Видно, что эти сукины дети, живущие в Шотландии, не такие уж простаки в этом деле, – сделал вывод Билли, поворачиваясь и широко улыбаясь своей раскрасневшейся и раскрывшей глаза сестре. – Па будет рад узнать, что он кое на что способен.

Кейли Роз все еще была не в силах что-либо сказать. Она вновь обратила взор к Яну. Вельзевул замедлил бег. Жеребец явно уставал от борьбы. Еще несколько минут противоборства с человеком, и животное сдалось. Теперь этот бич окрестных наездников напоминал скорее послушную, доживающую свой век кобылу.

Ян спрыгнул с коня, поднял с пыльной земли свою шляпу и неторопливой походкой направился к зрителям. Вельзевул послушно шел за ним, приспосабливаясь к его шагу.

– Как видишь, моя маленькая фурия, на этот раз тебе не суждено было стать вдовой, – сказал он, подойдя к Кейли Роз и заглядывая в бездонную глубину ее искрящихся сапфировых глаз.

– А охотиться на дичь ты умеешь? – неожиданно спросил Сэм.

– А набрасывать лассо? – поинтересовался Клэй.

– Да. У меня есть кое-какие представления и о том, и о другом, – ответил Ян с легкой ироничной улыбкой.

То, что братья жены решили подвергнуть его испытаниям, отнюдь не было неожиданностью. Ян знал, что они полны решимости помочь Кейли Роз. Однако и он был настроен решительно: она должна навсегда остаться с ним. И без помощи братьев ему не обойтись.

– Прекрасно, – произнес Сэм, надвигая на глаза шляпу. – Тогда поехали с нами.

– Нет! – воскликнула Кейли Роз, спрыгивая с перил и в очередной раз обжигая своих неугомонных братьев сердитым взглядом. – Вы и так уже наделали достаточно, гром и молния!

– Скажи Д.Ж., что мы вернемся к ужину, – не обращая внимания на ее протесты, распорядился Сэм. – У нас работы на целый день.

– Если вы уезжаете, то и я с вами!

– Нет, ты останешься, – мгновенно возразил Джэйк. – То, что мы собираемся делать, только для мужчин.

– Раньше это меня никогда не останавливало! – напомнила сестра.

– Наверное, так оно и было, – вмешался Ян, открывая калитку и выводя из загона Вельзевула, – но твои братья правы. Сейчас будет лучше, если ты останешься дома.

– Я не спрашивала твоего мнения, Ян Мак-Грегор! – взорвалась она, разгневанная этой наглостью.

– Как бы то ни было, ты о нем теперь знаешь. – Он подошел к ней почти вплотную и устремил на нее сверху вниз свой горящий взор. – Так что, девонька, делай то, что тебе говорят.

– Почему это я… Я не собираюсь слушаться! – возмущенно выпалила Кейли Роз.

Она взглянула на братьев, ища их поддержки, однако обнаружила, что на этот раз они вполне солидарны вовсе не с ней, а с Яном. И пока она приходила в себя от этой измены, братья пошли седлать своих коней.

– Почему ты не хотела, чтобы я покатался на том жеребце? – спросил Ян, когда они остались вдвоем.

– Потому что вопреки тому, что ты со мной сделал, я не хочу, чтобы твоя кровь осталась на моих руках!

– Твои руки и так не имели к этому никакого отношения.

– Какая разница? Могло получиться так, что ты сейчас лежал бы мертвый… – Она на мгновение смолкла и осуждающе посмотрела на мужа. – Я же не знала, что ты умеешь объезжать строптивых лошадей.

– Ты никогда об этом не спрашивала. – Уголки губ Яна чуть дрогнули.

– Где же, черт побери, ты научился этому?

– В Калифорнии.

– В Калифорнии? – удивилась она. – Я и не знала, что ты раньше бывал на Западе.

– Есть много такого, чего ты пока обо мне не знаешь, – мягко произнес он веселым тоном и с нежным блеском в глазах.

Кейли Роз хотела было сказать, что уже узнала о нем все ей необходимое, но слова застряли в горле. Она еще раз взглянула на него глазами, которые метали молнии, и, развернувшись, пошла к дому. В конце концов, если Ян решил погибнуть в Техасе, она не сможет ему помешать. Мысль эта вроде бы должна была ее успокоить, но почему-то рассердила.

Наступил полдень. Солнце продолжало свой путь па запад. С приближением вечера на горизонте, как и вчера, стали собираться тучи, обещая долгожданный дождь. Однако всякий, кто достаточно долго прожил в этой части 1 ехаса, знал, что особенно надеяться на дожди не стоит. Лето всегда здесь было трудным временем, которое приносило разочарования и всякого рода неожиданные сюрпризы.

Кейли Роз этот день казался бесконечно долгим. Часы не шли, а ползли. На душе было муторно и неспокойно. То и дело перед мысленным взором возникала леденящая душу картина: неподвижно лежащий, а может, даже убитый Ян. В то, что братья всерьез намерены погубить Яна, она не верила. Но то, что они могут поругаться с ним и в запале причинить ему вред…Тут у нее никаких сомнений не было. Как ни старалась женщина заставить себя думать о чем-то другом, мысли ее неизбежно возвращались к тому страшному, что могло бы случиться.

Около шести вечера она услышала стук копыт и опрометью бросилась на двор. Но к дому подъезжал не Ян, а кузина Марта в своей коляске. И не одна. Кейли Роз удивленно захлопала глазами, приглядевшись к сидящему рядом с Мартой мужчине.

– Доктор Мак-Грегор, – прошептала она изумленно.

Так, значит, все-таки его она видела вчера в Форт-Ворфе! Хоть в этом удалось разобраться. Интересно только, зачем он проделал столь долгий путь из Шотландии в Америку вместе с Яном? Мысли эти отвлекли молодую женщину от горестных раздумий. Она сошла с крыльца и направилась через двор к гостям.

– Посмотри, кто к нам приехал, Кейли Роз! – воскликнула Марта, которая так и светилась от счастья.

Она показала своему спутнику, где остановить коляску, и подождала, пока высокий симпатичный доктор не обойдет экипаж и не подаст ей руку.

– Рад снова видеть вас, леди Мак-Грегор, – приветствовал хозяйку Эван, улыбаясь и галантно придерживая Марту под локоток.

– Не скрою, что удивлена, доктор Мак-Грегор, – сказала Кейли Роз, переводя взгляд с гостя на Марту и обратно.

Легко было заметить, что доктор лишь при необходимости, и то весьма неохотно отрывает глаза от своей спутницы.

– Хочу извиниться за то, что не смогла приехать к вам на ужин вчера, как обещала, – поспешила попросить прощения вдова, еще сильнее заливаясь краской. – Эван приехал прошлым утром, и я… В общем, должна признаться, что приглашение Д.Ж. совершенно вылетело у меня из головы.

– Ничего. Я и сама была занята вчера вечером, – пробормотала Кейли Роз.

О том, что она совершенно забыла об этом приглашении, младшая кузина решила не сообщать. – Ян сейчас здесь? – спросил Эван.

– Нет. Он поехал с моими братьями, чтобы немного размяться. – Кейли Роз заставила себя улыбнуться. – Прошу в дом. Все остальные, уверена, скоро вернутся. Думаю, что Д.Ж. на этот раз обязательно оставит вас на ужин.

– Кейли Роз, есть кое-что… – начала было Марта, но голос ее дрогнул. Смолкнув, она обменялась быстрыми взглядами со стоящим рядом мужчиной.

– Что же?

– Хочу тебе первой сказать эту новость. Видишь ли, мы с Эваном решили пожениться.

– Пожениться? – изумилась младшая кузина, стараясь за полузакрытыми ресницами скрыть смущение.

– Да, – подтвердила Марта. – Причем не откладывая, а как можно быстрее.

– Но не слишком ли быстро? – задала не самый вежливый вопрос явно потрясенная новостью Кейли Роз. – Вы ведь только-только познакомились?

– Мы знаем, друг друга на месяц дольше, чем ты лорда Мак-Грегора, когда обручалась с ним, – в том же духе парировала Марта.

– Время не имеет значения, когда решение принимает сердце, – заметил Эван.

Кейли Роз улыбнулась мимолетной ироничной улыбкой. Уж слишком этот ответ был в духе настоящих Мак-Грегоров.

– И таким образом, милая, – продолжила, сияя, старшая кузина, – похоже, что в Шотландию мы вернемся все вместе!

– Я не собираюсь возвращаться в Шотландию.

– Но я полагала, что раз твой муж приехал за тобой…

– Это ничего не значит, – упрямо пробормотала младшая, кузина. – Для меня мало что изменилось.

– Прошу прощения, но так уж получилось, что я в курсе ваших проблем, – сочувственно произнес Эван. – Не будь я связан словом, которое дал Яну, я бы рассказал вам всю правду об Элспет Мак-Грегор. Но я твердо могу сказать вам, девушка, что ваш муж один из самых прекрасных и честных людей, которые мне известны. И он по-настоящему любит вас.

– Я… Мне и самой хотелось бы верить в это, – призналась Кейли Роз тихим голосом. Но уже в следующий момент она втянула голову в плечи и побрела к дому. – Пойдемте. Елена делает лучший лимонад в нашем графстве. Отведаем его, а вы подробнее расскажете мне о вашей предстоящей свадьбе.

«По крайней мере, эта процедура будет абсолютно законной с самого начала», – отметила она про себя, и взгляд ее помрачнел, поскольку в голове вновь закружили мысли об их отношениях с Яном.

Втроем они были не так долго. Не прошло и получаса, как послышался шум: это возвратились братья. Глаза Кейли Роз возбужденно заблестели. Не выдержав, она рванулась к окну, уставилась в него, отыскивая взглядом знакомую высокую фигуру.

Ян вернулся вместе с другими живым и здоровым.

Успокоившись, молодая женщина облегченно вздохнула и повернулась к гостям. Эван и Марта и не скрывали своих пристальных и внимательных взглядов, открыто наблюдая за ней. Лицо смущенной Кейли Роз слегка порозовело.

– Кажется, теперь, наконец, мы сможем спокойно поужинать, – произнесла она, стараясь выдержать максимально безразличный тон, и подчеркнуто спокойно пошла в столовую.

Оставшись одна, она замерла, ожидая, когда войдет муж. Первым делом Кейли Роз услышала его приветливые слова, обращенные к Марте и Эвану. Затем Ян, вежливо пропущенный вперед хозяевами, вошел в столовую и, не говоря ни слова, уселся рядом с женой. Она хотела спросить его о том, как прошел день. Но, взглянув на его лицо, поняла все без слов: он опять вышел победителем.

– Гром и молния, Кейли Роз, твой муженек разве что крыло у летящей мухи не может отстрелить. Во все остальное, кто летит, пищит и ползает, попадает без промаха, – первым делом сообщил Сэм, не скрывая своего восхищения.

Братья заулыбались, с шумом усаживаясь за стол.

– А лассо он набрасывает даже лучше, чем Билли, – добавил Клэй, который тоже уже не скрывал своего уважения к гостю.

– Вот уж не думал, что у меня будет зять, который сумеет очаровать не только мою дочь, но и сыновей, – хмыкнул Д.Ж.

Глава семейства был явно в ударе. Дело дошло до того, что он даже заявил во всеуслышание, что любой родственник Яна может считать себя одновременно и членом семьи Бучанен.

– Честное слово, жаль, что ты не хочешь остаться здесь, – сказал Яну Джэйк, и в словах его прозвучало искреннее огорчение.

– Ничего, может, он еще подумает как следует и поменяет свои волынки на наши подковы, – предположил улыбающийся до ушей Билли.

Кейли Роз была буквально сражена произошедшей переменой. И потребовался-то всего один день! Это было выше ее понимания. Неужели это ее братья, ее отец… И они отступились от нее! Все до одного!

Вкусная еда не доставляла ей удовольствия. Все были заняты дружной беседой. А она, нахмурившись, сидела молча, без всякого интереса водила вилкой по Тарелке и лишь по привычке, как и в течение всех последних недель, подносила ее ко рту. Едва дождавшись первых признаков завершения ужина, Кейли Роз встала из-за стола и, бормоча что-то про головную боль, пошла к себе наверх.

Там она терпеливо дождалась, когда уехали Марта с Эваном, а братья, отец и Ян прошагали в свои спальни. Переждав еще немного для уверенности, что ей никто не помешает, молодая женщина резко встала с постели и набросила на плечи голубую накидку. Кроме нее на Кейли Роз была лишь тонкая ночная сорочка из белого батиста. Босая, с рассыпавшимися по плечам длинными волосами, она двинулась к двери.

Охваченная желанием побыть хоть недолго вне дома, Кейли Роз выскользнула из комнаты и крадучись спустилась по лестнице. Оказавшись на дворе, она торопливо пошла к сеновалу, куда и раньше всегда удалялась, когда на душе становилось тяжело и хотелось побыть одной, – в этот пахнущий полевыми травами сарай. Отец и братья с пониманием относились к этим ее уединениям и не пытались его нарушить. По крайней мере, в большинстве случаев, подумала она с печалью в сердце.

Масса туч, как ватное огромное одеяло, покрывала небо, спрятав мириады звезд, посылающих свой свет на землю. Тьма была почти кромешная. Ветер был само непостоянство: он то нежно ласкался, то порывисто налетал, как отчаянный забияка. Теплый в одно мгновение, в следующее он становился прохладным. То он приносил густые запахи пасущихся где-то стад, то радовал пряными ароматами полыни и свежестью далекого дождя. Где-то, совсем неподалеку пролаял визгливый койот, а вдалеке раздалось и растаяло в предгрозовом воздухе протяжное и нежное мычание теленка.

Идя по пыльной, раскаленной за день солнцем земле, Кейли Роз взглянула на небо. Сердце ее радостно забилось в предчувствии дождя. Быстро открыв одну створку двойной двери сарая, она шмыгнула внутрь и быстро закрыла ее. Нащупав висящий неподалеку от входа фонарь, женщина чиркнула спичкой. Родившееся пламя ожило и заплясало под стеклом, озаряя мягким золотистым светом кипы сладко пахнущего сена.

Лицо мужа вновь появилось перед ее мысленным взором: «Ян…» Но он был в доме, а она здесь. Она бросила накидку в сторону, поднимаясь, как обычно, на чердак, нырнула на мягкую толстую подстилку из сухой травы в углу. Только – сейчас ей на глаза попались кем-то оставленные после работы, вилы. Нахмурившись, женщина перевернула их, поставила к стене. Она подтянула колени к животу, обхватила ноги руками. Лицо ее сделалось мрачнее грозовой, тучи. Взгляд бесцельно скользил вокруг. Она вслушивалась в таинственные шорохи ночи. Мысли свои она уже не сдерживала, позволив им течь по произвольно избранному руслу. И что же удивительного, что они опять повернули к Яну.

Что же, черт возьми, ей делать? Как вести себя с ним? Теперь он завоевал сердца и членов ее семьи. Да и могло ли быть по-другому? Кейли Роз улыбнулась. Он же применил неотразимое обаяние Мак-Грегоров, свое неодолимое оружие! Как же им было после этого не вообразить, что встретились – они с лучшим из лучших, которые составляли человечество со времен изобретения колеса!

Ах! Если бы она сама не любила его так сильно!

Женщина прикрыла глаза и опустила голову к коленям. Со двора донеслись завывания рассвирепевшего ветра. Даже на сеновал понеслась пыль, поднятая им. Стены сарая жалобно застонали, словно предупреждая, что это еще только начало. Неожиданно небо прошила сверкающая молния. Последовавший за ней раскат грома, казалось, достигал самого нутра земли.

Кейли Роз испуганно подняла голову, резко и глубоко вздохнула. Все вокруг было заполнено знакомыми признаками приближающейся бури, которую трудно описать словами. Она вскочила на ноги и обвела рассеянным взглядом стропила, которые поддерживали крышу. Она прикинула, достаточно ли они надежны, или лучше поискать убежища в доме. Обычный дождь, конечно, не опасен. Но в этих местах случаются ливни, которые кончаются бедственными наводнениями. Порою же выпадает необычайно крупный град. Ей самой однажды довелось наблюдать, как с неба сыпались градины величиной с перепелиное яйцо. Они перебили множество птиц, кроликов, несколько застигнутых на открытом месте работников ранчо буквально покрылись синяками, пока искали, где спрятаться. Вспомнив ту жуткую картину, женщина вздрогнула.

Еще одна молния во все небо озарила все вокруг. Следом раздался оглушительный гром – буря была совсем близко.

Дверь сарая скрипнула. Кейли Роз уставилась на нее, затаив дыхание. При виде вошедшего глаза ее стали совсем огромными, а сердце заколотилось так, что ей казалось, его звук слышен на всю округу.

– Ян!

В свете фонаря она успела разглядеть нежную улыбку на лице мужа, пока он не отвернулся, чтобы прикрыть за собой дверь.

– Неужели ты не знала, что я обязательно приду к тебе, любовь моя, – произнес он, быстро справившись с дверью.

Судя по всему, одевался Ян в спешке. По крайней мере рубашка его была нараспашку, а ноги босы.

– Я… Я думала, что ты уже спишь! – запинаясь, произнесла тихо Кейли Роз, чувствуя, что ей становится трудно дышать под его пристальным, проникающим в душу взглядом.

Только сейчас женщина вспомнила, что ее собственный наряд состоит из одной ночной сорочки, и с запоздалой поспешностью потянулась за валявшейся в сене накидкой.

В планы Яна, однако, это совсем не входило. Не успела Кейли Роз сделать и одного движения, как он уже стоял возле, протягивая к ней руки. Испустив сдавленный крик, она увернулась от объятий и не раздумывая метнулась к выходу. Распахнуть дверь было делом нескольких мгновений: женщина бросилась в самую круговерть завывающего ветра и тьмы. Небо, будто только и ждавшее этого, бросило ей в лицо первые капли дождя. Ощутив их холодные брызги, Кейли Роз задрожала.

Ян догнал ее, когда она немного замедлила бег у загона. Он остановил жену, схватив ее за запястья, мгновенно поднял ее на своих могучих руках и понес к сеновалу. Остроконечные стрелы молний то" и дело разрывали ночную мглу. Удары грома слились в сплошной гул. Дождь с неистовой мстительностью хлестал по успевшей забыть о нем земле.

Когда они вновь оказались под спасительной крышей сеновала, ночная сорочка Кейли Роз была мокрой насквозь. Тонкая белая ткань прилипла к коже, плотно облегая все соблазнительно-сладостные округлости ее тела. Розоватые пятнышки сосков и более темный треугольник внизу живота выглядели особенно соблазнительно и маняще. С лица женщины стекали струйки воды. Мокрые пряди густых черных волос в беспорядке рассыпались по плечам.

Она дернулась, пытаясь высвободиться, но это не помешало Яну пронести ее через весь сарай в тот самый угол, где она недавно сидела на мягкой подстилке из сена. Она лишь резко вскрикнула, когда он бесцеремонно бросил ее на эту душистую, покалывающую постель и снял свою рубашку. Его одежда промокла так же сильно, как и ее, а шапка огненных волос потемнела от влаги, приобретя цвет красного дерева. Словно отлитый из бронзы великолепный торс Яна, играя мускулами, влажно поблескивал при свете фонаря. Кейли Роз ощутила тревогу, почувствовав знакомый уже трепет в груди. Она рывком села и посмотрела в глаза мужу.

– Что, черт побери, ты собрался делать? – с дрожью в голосе спросила она, чувствуя, как убыстряется ее пульс.

– То, что я должен был сделать еще вчера, – ответил он голосом, в котором чувствовалось страстное желание. Горящие глаза Яна смотрели на нее сверху вниз, губы разошлись в нежной пленительной улыбке. – Я дал себе слово быть терпеливым, маленькая злюка, – начал он, расстегивая ремень. – Я был намерен вернуть тебя, доказав, что достоин той любви, которая, я точно знаю, живет в твоем сердце. Но я всего лишь обычный человек из плоти и крови и, Бог свидетель, просто не могу упустить эту возможность.

Он стянул с себя брюки, отбросил их и, совсем не стесняясь, застыл перед ней в полном великолепии своей наготы. Кейли Роз чувствовала, как горячий румянец заливает лицо до самых кончиков ушей. Смущал не только вид Яна, но и собственное истомившееся тело, которое буквально требовало его прикосновений. Стоило больших усилий сдержать рвущийся из груди стон и вновь обрести дар речи!

– Нет! Нет, будь ты проклят! Я не позволю!

Схватив в руки вилы, она вскочила на ноги. Ян улыбнулся и с веселой иронией взглянул на их грозные зубья.

– Собираешься проткнуть меня насквозь, Розалин? – спросил он очень тихо и нежно.

Капли дождя забарабанили по железной крыше, ветер зашумел, разнося их по прериям, стараясь, казалось, заполнить влагой каждую щелочку и трещину в потрескавшейся земле. Внутри сеновала все было под стать разбушевавшейся стихии.

Кейли Роз, стараясь справиться с нахлынувшими на нее эмоциями, пристально смотрела на Яна. Пальцы ее напряженно сжимали вилы. Глаза ее заволакивали горячие слезы. Сердце разрывалось от боли.

– Я люблю тебя, Кейли Роз. Да-да! И ты тоже любишь меня. Что же еще нужно?

– Я… Я не хочу любить тебя! – прерывисто произнесла она. – Я вообще не желаю влюбляться в какого бы то ни было мужчину!

– Тогда, наверное, самое время применить твое оружие, – сказал Ян, и глаза его помрачнели. – Сам я тебя никуда не отпущу.

Женщина подавилась собственными рыданиями, которые требовали выхода наружу. Ян начал медленно приближаться к ней. Не понимая, как это случилось, она вдруг почувствовала, что вилы выскользнули из ее рук, а сама она, болтая ногами, поднялась в воздух. Не обращая внимания на слабые протесты жены, он положил ее спиной на сено и накрыл ее тело своим.

Он целовал ее жадно и ненасытно, будто боясь оторваться от ее губ. Погружаясь все глубже в мягкое душистое сено, она чувствовала, как сильнее и сильнее разгорается в ней долго сдерживаемое влечение к этому могучему мужчине, как поглощает ее неудержимая, горячая волна страсти.

Сражение было уже проиграно. Кейли Роз прекрасно понимала это. Она не заметила, как Ян снял с нее ночную рубашку. Обнаженное ее тело сделалось мягким и податливым. Оно трепетало, стараясь прильнуть как можно ближе к мускулистому торсу мужа. Теплые нежные руки Яна властно заскользили по ней, ощупывая каждый изгиб и углубление и, казалось, обретая все новые силы при каждом прикосновении. Губы и язык его, черпая вдохновение из того же источника, оставляли за собой пылающую дорожку! Кейли Роз снова и снова обзывала себя безвольной дурой, но найти силы, чтобы воспрепятствовать погружению в сладостное безумие, не могла. Ян был нужен ей. Вопреки всему она страстно желала его сейчас. И, да поможет ей Бог, она любила его в этот момент, а может быть, и всегда…

Губы Яна ласково дотронулись до ее груди, а она с наслаждением запустила пальцы в густую, податливую шапку его волос. Он принялся нежно посасывать розовую чувствительную шишечку, щекоча и будоража ее языком. Женщина застонала и, несколько раз моргнув, зажмурила глаза. А губы мужа наслаждались второй грудью, даря сказочное наслаждение и ей. Он чуть соскользнул вниз, руки его нетерпеливо раздвинули бедра жены.

Переполнявшие Кейли Роз приятные ощущения вырвались наружу в пронзительном крике, который слился с очередным ударом грома. Она порывисто прижала к себе голову мужа, дрожащие ноги раздвинулись шире, бедра задвигались, поднимаясь и опускаясь под его горячими и умелыми прикосновениями. Воспламененное им желание было столь велико, что она уже не, могла больше сдерживать его ни секунды.

– Ян, пожалуйста! – взмолилась женщина.

Эта мольба о любви оказалась последней искрой, которой не хватало, чтобы закипела кровь в венах мужчины. Испустив полукрик-полустон, который испускали побеждавшие в любовном поединке его предки со времен Адама, Ян скользнул по ней вверх, обнимая руками ее бедра. Еще мгновение он глядел на нее взором таким же неистовым, как бушевавшая на дворе буря, и наконец тела их слились в единое целое.

У Кейли Роз было такое ощущение, что внутрь ее проникла не плоть Яна, а само пламя. Глаза ее вновь закрылись. Дыхание стало быстрым и прерывистым. Спина изогнулась навстречу мужу. Ноги обхватили его талию. Бедра двигались в ритме его движений. При этом она почувствовала, будто находящееся под ней сено и сама земная твердь куда-то исчезли, и она импульсивно обхватила руками еще и его плечи.

Охваченные дикой, всепожирающей страстью, они не видели и не слышали ничего. Все вокруг исчезло в этом мире. Были только она и он. Были забыты и Элспет, и ее Джейми, и даже Д.Ж., и все остальные Бучанены… Осталось только море чувств, в которое они погружались, волшебно паря между небом и землей. Казалось, что слились не только их тела, но и сами души, ощущая свое единство и слитность.

Завершение акта любви принесло блаженство, подобное которому Кейли Роз не испытывала даже после безумных ночей с Яном в Шотландии. Она тихо вскрикнула. Было такое ощущение, что какая-то ее часть, оказавшаяся на грани смерти, вновь возвратилась к жизни. Заполнив ее теплом своего семени, Ян обессилено уронил голову. Женщина глухо застонала.

Оба они тяжело дышали. Ян лег спиной на душистое сено и притянул жену к себе. Она положила голову ему на грудь и на несколько долгих минут замерла, прислушиваясь к сильным ровным ударам его сердца и переменчивой дроби дождя, барабанившей по железной крыше.

И вдруг сильнейший порыв ветра сотряс стены сарая. Кейли Роз встрепенулась, приходя в себя. Пришло и понимание того, что произошло. Она резко отстранилась от мужа и вскочила на ноги, хватая валявшуюся рядом ночную сорочку.

– Куда спешить, леди Мак-Грегор? У нас впереди еще целая ночь, – произнес Ян, нежно улыбаясь.

Его высокая мускулистая фигура рывком приняг ла сидячее положение. Одну ногу он согнул в колене и обхватил ее руками. В глазах искрился добрый юмор. Он с демонстративным интересом смотрел, как она трясет, непокорную ночную сорочку, пытаясь привести ее в надлежащий вид.

– Что сейчас произошло, ничего не меняет, – как заклинание прошептала она. – Наши отношения остались прежними!

Борясь с подступающими к глазам слезами, Кейли Роз безуспешно пыталась натянуть на себя сорочку, Кусочки сухой травы запутались в ее влажных растрепанных волосах, вызывая неприятный зуд. Еще неприятнее были мысли. Она же вела себя как уличная девка! Просто ей вдруг захотелось получить удовольствие, переспать с мужчиной, который принадлежит другой. Вот как это называется! То, что она его любит, не может служить оправданием.

– Может быть, нам снова договориться о перемирии? – предложил Ян, вставая. – Почему бы тебе не признать, наконец, что ты любишь меня, и дать мне возможность объяснить…

– Объяснять нечего! Все уже давно ясно!

Загородив грудь сорочкой, она проскользнула мимо мужа к тому месту, где валялась ее накидка. Женщина надела накидку, потуже затянула ее пояс, выругавшись, бросила сорочку на пол.

Она вновь повернула глаза к Яну, которые были полны слез:

– Неужели, да помоги мне небо, ты не понимаешь? То, что произошло между нами, просто не должно было случиться никогда!

– Я понимаю гораздо больше, чем ты думаешь, – ответил Ян.

Сердце его болезненно сжималось при виде страданий, которые испытывает жена. Но о произошедшем Ян не жалел. Он собрался увезти ее в Шотландию, не дожидаясь окончания недели, о которой они договорились с тестем. И кое-что он уже сумел для этого сделать сегодня. Удалось завоевать симпатии членов ее семьи и доказать ей, что она хочет его не меньше, чем он ее.

Но обращенный к нему взгляд Кейли Роз был полон боли. Постояв неподвижно несколько секунд, она тихо, будто раненая птица, вскрикнула и побрела к двери. На этот раз он ее останавливать не стал. Вскоре она уже шлепала по мокрой, разбитой дождем земле, не обращая внимания на все еще бушующую грозу.

Стараясь не шуметь, Кейли Роз вошла в дом, быстро поднялась по лестнице и прокралась к себе в спальню. Что дверь в комнате отца была чуть приоткрыта, она не заметила, тем более не могла видеть и то, как удовлетворенно улыбнулся, глядя на нее, Д.Ж.

Глава 15

Задолго до рассвета Кейли Роз вновь вышла на улицу.

Глаз ночью не смыкала, мучительно размышляя о том, что следует предпринять. Сердце яростно спорило с рассудком. Но решение было принято: нужно бежать.

Только тогда Ян убедится, что ее невозможно найти. Он поймет и то, что его затея провалилась. Ему ничего не останется делать, как только уехать в Шотландию. Конечно, ей придется не так уж сладко. Она останется здесь с разбитым сердцем, со злобой на себя же за то, что не может забыть его, и ругая отца за то, что он привил ей такое чертовски сильное чувство чести.

Да поможет ей Бог, нет никаких сомнений, что она будет любить этого шотландца до самой могилы. Другого мужчины у нее уже не будет никогда. Никогда!

Она бросила полный боли взгляд на стену, за которой спал муж, и приступила к сборам. Бросив в саквояж несколько необходимых вещей и засунув немного денег в старый ботинок, женщина оделась, учитывая, что ей предстоит долго скакать верхом, и выскользнула из комнаты. Бросив свирепый взгляд на дверь комнаты Яна, она торопливо спустилась по лестнице, боясь, как бы не разбудить мужа. Но в доме было все тихо. Мысли и чувства ее раздваивались. С одной стороны, успокаивало то, что все идет по плану, с другой – она ощущала растерянность и жалость к себе, такую сильную, что тело била дрожь. Оседлать Джиневру было делом нескольких минут. Кейли Роз выехала со двора и не оглядываясь поскакала вперед. Самое трудное было справляться с собой. Ведь каждая частичка ее души взывала о том, чтобы, пока еще не поздно, вернуться….

Беглянка подстегнула лошадь и дала ей возможность насладиться скачкой во весь опор. Солнце уже вылезло из-за горизонта. Деревья отбрасывали длинные тени на свежеумытую после дождя землю. Воздух был чистым и прохладным. Женщина с удовольствием втягивала в себя его влажный приятный аромат. Шляпу она надвинула низко на лоб. Голова при этом сама собой повернулась назад, на север. Борясь с вновь начавшими одолевать ее жалостью и отчаянием, она нахмурилась и заставила глаза смотреть только вперед, на юг.

Ехать Кейлй Роз решила в Сан-Антонио, где жила одна их дальняя родственница. Это была женщина уже в годах, которую она последний раз видела года два назад. Что дочь решит отправиться именно к ней, не сразу догадается и Д.Ж. А Ян спал и не проследил за ней на этот раз.

Сейчас в Даймонд Л., наверное, готовятся к завтраку. Женщина вздохнула. Пройдет еще примерно час, когда они поймут, что она вовсе не спит в своей комнате, а куда-то исчезла. Ян, конечно, подумает, что убежала она из-за того, что произошло ночью. К горлу подкатил горький комок.

– Успокойся, девочка, – пробормотала она, обращаясь не то к себе, не то к споткнувшейся как раз в этот момент лошади.

Погладив животное по ухоженной гриве, Кейли Роз поудобнее устроилась в седле и бросила быстрый взгляд на сверкающий прозрачной голубизной шатер неба. Солнце светило ярко. Если бы не влажная земля и не валявшиеся то там, то здесь сломанные ветви деревьев, ничто бы не напоминало о бушевавшей совсем еще недавно буре. Жара усиливалась с каждой минутой, будто стараясь отомстить тем, кто обрадовался закончившемуся около полуночи дождю.

Но женщина продолжала скакать вперед. Лишь когда солнце оказалось над самой головой, она остановила Джиневру у небольшого ручья, обросшего по обе стороны берегов деревьями, спешилась, позволив животному напиться. Для себя она вынула припасенное в дорожной сумке печенье, села подле воды на мягкую траву и сняла с головы шляпу.

Перед мысленным взором немедленно появился высокий зеленоглазый шотландский горец. Никуда не денешься – она любит его. О Боже, как сильно любит! Но могла ли она остаться пусть и с любимым человеком, но таким, который совершенно не стоил ее уважения?

Он, правда, сказал, что Джейми не его сын. О, если бы она могла поверить в это! Если бы Элспет… Но нет, у светловолосой шотландки не было оснований лгать. К тому же она сказала, что правдивость сказанного ей могут подтвердить даже слуги Яна. Что они и сделали, всем своим поведением подтвердив это.

Кейли Роз закрыла глаза, стараясь успокоить ставшее глубоким и прерывистым дыхание. Зачем она сама продолжает мучить себя? Прошлое этим все равно уже не исправишь. Нет смысла и пытаться. Оно останется с ней навсегда. А в будущем все эти мучительные размышления могут только увеличить трудности, которых и так будет немало.

Есть не хотелось. Но женщина заставила себя разжевать и проглотить печенье, надеясь, что это поможет желудку, который на протяжении последних нескольких дней досаждал ей какой-то тупой болью и подташниванием. Затем она поднялась, подошла к воде и, встав на колени, напилась. Отдохнувшая уже Джиневра тихо заржала и нетерпеливо забила по земле копытом.

Чуть заметная печальная улыбка появилась на губах Кейли Роз, когда она вновь запрыгнула в седло и, тихо гикнув, приказала лошади скакать. Вновь натянув пониже широкополую шляпу, она помчалась сквозь бескрайние техасские прерии.

Монотонность дальнейшего путешествия на протяжении всего дня ничто не нарушило. Она сделала лишь несколько коротких остановок, чтобы дать отдых Джи-невре. Многочисленные поселки и небольшие городки женщина старательно объезжала стороной, чтобы не облегчать задачу отцу и братьям, если те поскачут в погоню. Езда верхом в одиночку ее никогда не пугала. Досаждали только неотступные мысли о Яне и размышления о том, как трудно ей будет впереди. Все остальное не пугало. Тем более что, как и всегда, она не забыла захватить с собой в эту поездку ружье.

Когда приближающаяся ночь заявила о себе сгущающейся темнотой, Кейли Роз решила, что пора устраивать лагерь. Для привала она выбрала небольшую рощицу кудрявых тополей, столпившихся у чистого быстрого ручейка. Спрыгнув на землю, женщина быстро расседлала лошадь. Животное сразу же принялось с удовольствием щипать сочную траву, а женщина достала продукты из приседельной сумки и принялась разводить огонь. Вскоре к ароматам прерии добавились аппетитные запахи кофе и бекона. Разложив дорожный матрац, беглянка с удовольствием села на него, распрямив наконец уставшие ноги, и посмотрела в усыпанное звездами небо. Все вокруг дышало безмятежным спокойствием. Тревожными были только ее мысли.

Новая ночь принесла новые неприятные ощущения, воспоминания и сомнения. Какого черта ей вообще пришло в голову бежать? Отец, конечно же, расценит это как проявление трусости. Братья наверняка осудят ее за то, что она не доверила разрешить эту проблему им. А то, что Ян забудет о ней и отстанет, маловероятно. Так что все остается по-прежнему, только хуже. Закрыв глаза, она обхватила голову руками, совершенно измученная нахлынувшими чувствами…

Неожиданно где-то совсем рядом хрустнула сломанная кем-то ветка.

Кейли Роз вздрогнула, открыла глаза и резко вскочила на ноги. Чувствуя, как тревожно забилось в груди сердце, она взглянула на то место, где положила в стороне от костра ружье. Метнувшись туда, она схватила его, вернулась к огню и замерла, напрягшись всем телом, готовясь отразить нападение.

– Кто здесь? – громко и требовательно спросила она, всматриваясь прищуренными глазами в темноту.

Кто может скрываться в кустарнике в такое время? Сердце билось так сильно, что казалось, будто она слышит его удары.

– Кто здесь? – повторила Кейли Роз свой вопрос, стараясь дышать ровнее.

Слева зашелестели листья. Она подняла ружье и перевела палец на курок, готовясь выстрелить в любое мгновение.

– Во имя неба, женщина! Опусти-ка эту штуку!

– Ян! – чуть не поперхнулась она, моргая ресницами в неподдельном сильнейшем удивлении, – Это ты, Ян?

– Какой же еще дурак помчится за тобой через весь Техас? – ответил он тоном, в котором одновременно слышались и раздражение, и усмешка.

Появившись наконец вместе с ведомым под уздцы конем в просвете деревьев, Ян снял шляпу. Красивые резкие черты его лица были мрачными, взгляд тяжелым. Когда он взглянул на нее, в его глазах читалась ярость.

Сердце женщины при виде мужа радостно забилось. Голова слегка закружилась. Радость, однако, сменилась раздражением уже в следующее мгновение.

– О чем ты, черт побери, думал, подкрадываясь ко мне таким образом? – с горячностью выпалила она. – Проклятие! Я бы могла застрелить тебя!

– Удивляюсь, почему ты этого не сделала, – сердито проговорил Ян, привязывая коня к дереву. – Ты хоть думала о том, что я чувствовал, когда слышал, как ты уезжаешь этим утром? – спросил он, приближаясь и укоризненно глядя ей в лицо.

– Ты… ты слышал? – запнулась Кейли Роз, еще больше раскрывая глаза.

Но уже в следующую секунду она гордо подняла голову и, загоняя в глубь сердца нахлынувшие на нее чувства, попыталась перейти в наступление:

– Тебе не следовало ехать за мной! Я же сказала…

– Gum du theanga! – прорычал Ян, склоняясь над женой и отбирая у нее ружье. – Ты обязана выслушать меня!

– Нам нечего сказать друг другу!

– Не испытывай более моего терпения, Кейли Роз Мак-Грегор! – предупредил он тихо, с трудом сдерживая гнев. – Я и так уже провел много часов в седле, гонясь за тобой и ругая тебя за твою готовность поверить в самое худшее обо мне… Да-да, а себя я проклинал за то, что был настолько глуп, чтобы поверить в твой здравый смысл и способность разобраться в причинах произошедшего.

Он на мгновение смолк, будто поперхнулся, отбросил ружье в сторону и неожиданно обнял жену, притягивая ее к себе. Пальцы с силой сжали ее тело, глядящие сверху вниз глаза полыхали неподдельным огнем. Женщина затрепетала, чувствуя, как из сердца поднимается, охватывая ее, теплая нежная волна.

– Элспет Мак-Грегор никогда не была моей! – продолжил Ян. – То, что она поглядывала на мою постель, – правда. Но разделить ее со мной ей не пришлось! Я прекрасно знал, сколь она бессердечна, лжива и холодна. Меня к-ней не тянуло совершенно. Она и сама довольно быстро поняла, что со мной у нее ничего не выйдет. Потому и перекинулась на моего брата и сразу утешилась. Гэвин никогда долго не раздумывал и не мучился угрызениями совести, если дело касалось женщин, – заметил он с легкой ироничной улыбкой. – Мой брат начал жить с Элспет, не вступив в законный брак, и это несмотря на то, что ее отец – весьма уважаемый член нашего клана. Когда стало известно, что у Элспет будет ребенок, Гэвин еще больше опозорил ее, отказавшись признать Джейми своим сыном и оказывать ему какую-либо поддержку.

– Так Джейми… Он твой племянник? – спросила Кейли Роз, и голос ее дрогнул.

Ответ она прочитала в глазах мужа еще до того, как он успел открыть рот.

– Да-да. Он сын Гэвина. – Кончики губ Яна вновь слегка дрогнули. – Я же говорил тебе, что мое сходство с этим ребенком – чисто семейное, разве нет?

– Да. Но я… Я никогда… – Кейли Роз запнулась, не зная, что говорить, и закачала головой.

– Ты никогда не верила мне, – закончил за нее фразу Ян.

– Как я могла?

– Как ты могла мне не верить?

Эти его слова сломали стену гнева, обиды и ревности, которыми все это время старалась оградить свое сердце Кейли Роз. Сейчас она знала наверняка, что муж говорит ей правду! О Боже!

Понимание того, что произошло на самом деле, на мгновение лишило ее сил. Женщина смотрела на мужа во все глаза. Словно какая-то пелена, мешавшая видеть правду все эти ужасные недели одиночества, наконец спала. Сказать, почему она теперь ему верит, Кейли Роз, наверное, не смогла бы. Может, потому, что Ян всегда стоял на своем? Может, оттого, что она уже просто не в силах сопротивляться тому, к чему рвалось ее сердце? Как бы там ни было, в эти секунды она стала совершенно другой. Бороться с ним, по крайней мере, она уже не хочет и не будет… И с собой тоже.

– О, Ян, я так хочу верить тебе! – с жаром вымолвила Кейли Роз. – Я и раньше хотела тебе верить. Хотела думать, что эта женщина сказала неправду. Но она принесла с собой ребенка, и… Ее слова и поведение были так убедительны!

– Элспет известна как мастерица подобных представлений, – сухо заметил он.

– Но почему она это сделала? Какой ей от этого прок?

– Она твердо решила отомстить. Ей оказалось мало, что я объявил ее сына своим подопечным. Она захотела жить в замке Мак-Грегор как хозяйка. Я отверг это требование. И тогда она поклялась, что отплатит мне за это. – Ян нахмурился, глаза его мрачно блеснули. – У меня сразу возникло нехорошее предчувствие, когда она вдруг появилась на нашем ускоренном обряде. Но дни шли. Элспет никак себя не проявляла. И я решил, что она смирилась с моей женитьбой. Как только Питер рассказал мне о ее визите, ее встрече с тобой, я уже не сомневался, что именно она повинна в твоем исчезновении. Потребовалось не так много усилий, чтобы и сама она во всем вскоре созналась.

– Она хотела, чтобы ты был с ней, – пробормотала Кейли Роз, в глазах которой читалось понимание. – В этой части рассказ Элспет был правдивым.

«Какой же дурой оказалась новоиспеченная леди Мак-Грегор! Какой импульсивной слепой дурой!» – Сердце Кейли Роз сжалось, и она ощутила непривычно сильное чувство вины.

– Молли и другие обещали, что никогда не будут касаться в разговорах всех этих запутанных дел, связанных с Элспет, – продолжил свой рассказ Ян. – Но я уверен, что они бы нашли способ рассеять твои страхи и подозрения, если бы ты к ним обратилась.

– Гори все ясным пламенем! Как же я могла быть столь наивной? – прошептала она.

Голова кружилась. Ноги сделались будто ватные.

Ян не предавал ее и не изменял ей! О, если бы она дождалась тогда его возвращения из Эдинбурга! Тогда бы она узнала правду давным-давно. И не было бы этих страшных недель одиночества и отчаяния. Да, она вновь стала жертвой своей собственной нетерпимости. Женщина задумалась, глаза ее затуманились печалью. Ведь и кузина Марта предупреждала, что надо хорошенько подумать, прежде чем принять столь серьезное решение. Куда там! Гордыня и упрямство помешали прислушаться к доброму совету.

Охваченная чувством раскаяния, Кейли Роз смахнула слезы и положила руки на широкую грудь мужа.

– Почему ты не сказал все это мне сразу же, как приехал на ранчо?

– Ты сама призналась, что не поверила бы мне. И, честно говоря, мне хотелось знать, будешь ли ты любить меня, если я оказался в твоих глазах таким варваром, – признался Ян, вновь хмуро сводя брови. – Я был не прав. Теперь я это понял, – покачал он головой.

– О, Ян! Прости меня! – выдохнула Кейли Роз, чувствуя, как на душе становится легко от признания своих ошибок. – Я не должна была уезжать из Шотландии! Необходимо было остаться и по крайней мере дать тебе возможность объясниться! Но я тогда была так не уверена в своих собственных чувствах. Потому так и поступила.

– А сейчас, девонька, ты по-прежнему не уверена в своих чувствах? – спросил он мягко, обнимая ее и притягивая ближе.

Их взгляды встретились. Пронзающий огонь зеленых глаз мужчины слился с голубым пламенем взора женщины.

– Что же ты молчишь? – спросил он чуть дрогнувшим голосом.

– Нет… То есть… Сейчас я уверена.

Кейли Роз припала к груди мужа, обнимая его шею. Слезы увлажнили ее мягкие длинные ресницы и покатились по щекам. Но она не торопилась вытирать их на этот раз. Это были счастливые слезы.

– Я больше не хочу и не могу бороться с этим. Я люблю тебя! Даже если бы ты погряз в грехах и был кругом виноват, я бы не продержалась долго.

– Счастлив слышать это.

– Ты всегда это знал, – вздохнула она. – Я… я противилась любви к тебе, но вышло все равно по-твоему. То, что я испытываю к тебе на самом деле, я поняла как раз в тот день, когда пришла Элспет. Поэтому я и уехала. Мне было невыносимо думать, что ты можешь принадлежать какой-то другой женщине!

– Я люблю только тебя, – прошептал Ян, чувствуя, как от долгожданных слов жены душа его ликует и устремляется вверх.

Он крепче обнял ее. На губах появилась обворожительная улыбка, окончательно растопившая сердце Кейли Роз.

– Ты заставила меня изрядно погоняться за своей суженой, моя Дикая Роза. Но я готов повторить все сначала.

– Не нужно! – поспешила возразить женщина, смахивая слезы с порывистым красноречивым вздохом. – Черт побери, Ян Мак-Грегор, я вряд ли переживу еще один такой месяц!

– Пожалуй, и я тоже, – тихо усмехнулся он, жадно оглядывая ее прекрасное, обращенное к нему лицо. – Честно говоря, я думал, что растерзаю тебя, как только представится такая возможность. Куда, кстати, ты направлялась на этот раз?

– В Сан-Антонио. А чем терзать, лучше поцелуй меня…

– Непременно. Но прежде мы должны окончательно кое в чем разобраться. Ты понимаешь теперь, что больше уже никуда от меня не убежишь?

Вопрос был задан нежным, чуть шутливым тоном. Но в глазах Яна не было и следа веселости.

– Абсолютно.

– И сомневаться во мне больше не будешь?

– Не буду, – произнесла Кейли Роз. – Если, конечно, ты сам не дашь мне повод, – уточнила она, блеснув глазами. – Клянусь Богом, я выцарапаю глаза любой, которая решится увиваться за тобой!

– Да-да. В этом я не сомневаюсь, – согласился Ян, и по его вибрирующему голосу было заметно, что его развеселила и пришлась по душе шутка жены.

– Нам еще предстоит так много узнать друг о друге, – заметила вдруг Кейли Роз, переводя разговор в более серьезное русло. – Я видела, что отцу и братьям ты пришелся по душе, но…

– У нас впереди целая жизнь. К тому же я женюсь не на них, а на тебе…

– Но мы же будем навещать их?

– Непременно. Обещаю! – торжественно произнес он.

– Тогда у меня остался только один вопрос. Ответишь и можешь поцеловать.

– Я сделаю это, даже если ты не разрешишь. Но все-таки интересно, что ты еще хочешь узнать?

– Почему ты так чертовски долго не мог меня догнать? – прошептала она, прижимаясь к нему, и в глазах ее зажглась страсть, приглашая его к ласкам.

– Вельзевулу, возможно, и подходит его прозвище. Но он явно не из тех коней, которые скачут так, будто адское пламя лижет их копыта.

Он еще раз улыбнулся и наконец, склонив голову, поцеловал ее. Кейли Роз тихо простонала, полностью отдаваясь в его власть. Губы ее чуть разошлись, встречая теплый, нежный и властный поцелуй.

Ночную тишину неожиданно разорвал приближающийся стук копыт.

– Что это – встревожено прошептала женщина.

Отстранившись от Яна, она наклонилась и снова взяла в руки ружье.

– Пока я не вижу, что нам что-то угрожает, – лениво протянул он, – и не думаю, что тебе пригодится оружие.

Сам он даже не шевельнулся, чтобы приготовиться к обороне.

– Что ты говоришь? Откуда такая уверенность?

– Судя по звукам, к нам приближаются пять всадников. Думаю, что это как раз та пятерка, которая заботится прежде всего о твоем благополучии.

Через несколько секунд стало ясно, что Ян оказался прав. Кейли Роз даже тихо ругнулась, не веря своим глазам, когда к костру подъехали на взмыленных конях отец и братья.

– Что происходит, черт побери? – первым делом выпалил Д.Ж., устремляя сердитый взгляд на дочь. – Сначала я слышу, что ты куда-то умчалась, а затем Сэм сообщает, что и Мак-Грегор исчез! У меня есть к тебе несколько вопросов, девочка, и ты непременно ответишь на них прямо сейчас!

– Я… я ехала в Сан-Антонио, – объяснила Кейли Роз, заливаясь краской стыда. – А Ян догнал меня.

– Вот как? Я уже сыт по горло всей этой ерундой! – хмуро промолвил старый фермер, поворачиваясь к третьему по старшинству сыну. – А ну-ка, Джэйк, подай веревку.

Все братья обменялись быстрыми изумленными взглядами. Но ослушаться отца Джэйк не посмел.

– Зачем тебе понадобилась веревка? – спросила еле слышно побледневшая как смерть Кейли Роз.

– Ты же хотела остаться свободной, не так ли?

– Свободной? – пролепетала она будто эхо, переводя вспыхнувший взор с отца на мужа и обратно. – О чем, черт побери, ты говоришь?

– Ты это поймешь очень скоро.

Вернувшийся Джэйк подал Д.Ж. веревку. Тот ловко набросил один ее конец на толстую ветку стоящего рядом дерева, а другой начал превращать в петлю.

– Что ты, па – попытался вмешаться Билли.

– Не суйся куда не следует, малыш! – прорычал Д.Ж.

Прищуренные его глаза уставились на Яна. Тот молча стоял по другую сторону костра. В глазах его не было страха. Казалось, что происходящее его даже забавляет.

– Ты, рыжий ублюдок, причинил столько зла моей девочке. И коль скоро она не желает оставаться с тобой, мы разрешим все проблемы прямо здесь и сейчас.

– Ты собираешься повесить его? – спросил Клэй.

– Да.

– Что?! – выкрикнула Кейли Роз, чувствуя, что ей становится трудно дышать.

– Проклятие, Д.Ж., ты не можешь… – решился выразить протест Сэм.

– Это не… – произнес одновременно Джэйк.

– Ты не имеешь права линчевать парня за то, что он увез свою собственную жену, – раздался, заглушая другие голоса, громкий голос Билли.

– Что ж, ты прав. Но мы скажем, что вздернули его за конокрадство, – спокойно произнес отец. – Кто-нибудь из вас может вспомнить, как шотландец спрашивал у него разрешение взять старика Вельзевула?

– Остановись! – закричала Кейли Роз, загораживая Яна собой. Разгневанная, с пылающими глазами, она напоминала сейчас тигрицу, бросившуюся на защиту своего детеныша. – Ты не повесишь его, Д.Ж.Бучанен! – воскликнула она, глядя прямо в глаза отцу. – Тебе придется прежде убить меня, гром и молния!

– Какого черта ты шумишь? – вопросил тот. – Разве ты не хочешь, наконец, избавиться от него?

– Нет! Если бы даже и хотела, то не таким же способом! И ты отлично это знаешь!

– Этого еще недостаточно.

Отец закончил завязывать узел и подергал веревку, проверяя ее на прочность.

– Я люблю его! – громко, так, чтобы слышали все, произнесла она. – Да, я его люблю и хочу уехать с ним в Шотландию!

Губы Яна чуть дрогнули в нежной любящей улыбке. Он был счастлив.

– Ого, будь я проклят! – пробормотал пораженный Сэм.

Джэйк и Клэй от удивления застыли с раскрытыми ртами. По лицу Билли было видно, однако, что он ожидал нечто подобное. Д.Ж. испытал истинную гордость за свое мудрое поведение.

Правильно ли я понял, что ты намерена на этот раз остаться с ним навсегда? – обратился к своей любимой, но такой строптивой дочери отец. – Не прибежишь опять в Даймонд Л., не удерешь снова черт знает куда?

– Я останусь с ним и никуда не сбегу! – от всего сердца пообещала Кейли Роз.

– Ну, тогда ладно, – произнес Д.Ж., поворачиваясь к Яну, и на его морщинистом лице появилась лукавая ухмылка. – Это все, что я хотел от тебя услышать.

Дочь бросила на него полный удивления взгляд, затем медленно повернула голову к мужу. Тот, ни слова не говоря, обнял ее своими могучими руками. Щеки Кейли Роз покрылись румянцем, и она уже открыла рот, чтобы напомнить ему, что они не одни, но не успела. Ян заставил ее замолчать самым приятным способом.

– На самом деле ты не собирался его вешать, да? – спросил у отца Клэй.

– Черт побери, малыш, тебе еще многому предстоит учиться, – буркнул вместо ответа старый Бучанен.

Ян и Кейли Роз между тем продолжали целоваться и, похоже, совершенно забыли обо всех остальных. Напоминая о себе, Д.Ж. нарочито громко прочистил горло и похлопал по спине ближайшего к нему сына.

– Давай-ка сюда, парень, нашу еду. Похоже, что Кейли Роз сделала все, чтобы сжечь свой бекон. Честно говоря, она всегда была чертовски дурной поварихой.

Ян, наконец, разжал объятия. Раскрасневшаяся, улыбающаяся дочь перевела сияющий счастьем взгляд на отца.

– Завтра утром мы первым делом отправимся в церковь и окольцуем вас, – продолжил тот в своей обычной грубоватой манере, хотя глаза его смотрели мягко и даже нежно. – На всякий случай. Чтобы было спокойней.

– Боюсь, что у этих может быть все что угодно, но только не спокойствие, – предсказал Билли.

Он, как всегда, оказался прав.

Эпилог

Прошел год.

Кейли Роз вяло потянулась под балдахином огромной кровати. Глаза ее несколько раз моргнули и вдруг широко открылись – протянутая рука нащупала лишь теплое углубление в перине там, где всю ночь лежал рядом с ней муж. Лучи утреннего солнца вовсю врывались в окно, обещая ясный нежаркий денек, один из тех, на которые так щедро лето Горной Шотландии.

– Ян! – позвала она, садясь на постели.

Простыня упала, обнажив ее грудь, но женщина этого и не заметила. Сонный, чуть встревоженный взгляд обежал комнату в поисках мужа.

– Gaite bheil thu dol! – позвала она еще раз, и тут же перед глазами появилась его обворожительная улыбка.

Оказывается, муж сидел на коленях перед камином.

– Я просто начал разводить огонь, – мягко объяснил он. – В комнате довольно холодно, а мне бы не хотелось, чтобы Коннел проснулся раньше времени.

Ян бросил нежный взгляд в сторону колыбельки, которая стояла в углу спальни. Огонь разгорелся быстро, и через несколько секунд муж снова запрыгнул в кровать и накрылся одеялом. Первым делом он притянул к себе жену и, почувствовав тепло ее тела на своей могучей груди, блаженно улыбнулся.

– А ты, как я вижу, далеко продвинулась в языке, на котором говорят шотландцы, моя маленькая злючка, – прошептал он, и в тоне его чувствовался не только юмор, но и гордость.

– У меня не было другого выхода. Как иначе я могла бы узнать, какого дьявола ты призывал на помощь, когда сердился на меня?

– Да-да. Нам пришлось изрядно пособачиться в свое время, – согласился он, и в глазах его мелькнули озорные огоньки. – Но ради того, что мы имеем сейчас, стоило пройти и через это. Ты согласна?

– Да-да, – вздохнула Кейли Роз, чуть щекотно проводя пальцем по его широкой груди. – С этим я согласна. – Она улыбнулась, безуспешно стараясь не закрыть глаза. – Твой сын скоро затребует свой завтрак.

– О, он настоящий Мак-Грегор.

– Уж конечно. Всего-то крошке три месяца, а уж так нетерпелив, просто как его папаша, – укорила она, но в тоне было больше нежности, чем упрека.

– Эван говорил, что почти уверен, что и у него скоро появится сын.

– Ну, уж это больше смахивает на сплетню, – заметила Кейли Роз с легкой усмешкой. – Подумай о Марте. Сомневаюсь, что в ее возрасте можно обзавестись ребенком.

– Она не такая уж и старая, – ответил, чуть ухмыльнувшись, Ян, скользнув ладонью по спине жены, а потом по соблазнительной выпуклости чуть ниже.

– Ты прав, но… Честно говоря, все это так неожиданно.

– Тебя-то не должно удивлять, что любой Мак-Грегор способен стать отцом, – поддразнил он жену.

– Помилуй Бог, ты говоришь так, будто от Марты в этом деле ничего не зависит! – выпалила она, приподнявшись над ним так, чтобы муж увидел ее суровый взгляд. – Почему мужчины всегда признают лишь свои заслуги…

– Раскрытием этой тайны лучше не заниматься. Ян улыбнулся, вновь притягивая к себе жену и целуя ее. Как только Кейли Роз опять ощутила прикосновение его тела, ей стало тепло и приятно, даже голова слегка закружилась.

– Пожалуй, я навещу Марту прямо завтра, – сказала она. – Иначе мы можем так и не встретиться с ней до нашего отъезда.

– Твоему отцу, без сомнений, будет приятно взглянуть на Коннела.

– Полагаю, что это самая сдержанная оценка его чувств, – произнесла она со счастливым блеском в глазах. – Теперь, может, и мои братцы наконец соберутся выполнить свой сыновний долг.

Если она правильно поняла последнее письмо Билли, это было весьма вероятно. Все четверо парней намеревались распрощаться с вольной жизнью к зиме. И правильно! Давно пора! Женщина еще раз улыбнулась.

– Д.Ж., наверное, и самому пришлось уже выдержать несколько сражений с бывшей вдовой Лэйни.

– Ничего. Он, зато избавлен от ужасной перспективы иметь рядом двух женщин, живущих под одной крышей. Уже из-за одного этого ему стоило выдать меня замуж за тебя. Хотя, честно говоря, мне бы хотелось присутствовать на их свадьбе.

На лице Кейли Роз появилась тень грусти, но быстро исчезла.

– Ты же не из тех, кто убивается по отцовскому дому, не правда ли, девонька? – спросил Ян, тоже слегка помрачнев.

– Нет, конечно, – подняла она голову, вновь заглядывая ему в глаза. В ее глазах тоже светилась любовь, переполняющая сердце. – Мой дом там, где живешь ты, несносный шотландский грубиян.

Сердце лорда Мак-Грегора сжалось от любви к этой женщине. Такой любви, в чем он не сомневался, которая может исчезнуть только вместе с ним самим. Глаза потемнели от нахлынувшей страсти:

– Я люблю тебя, Кейли Роз. An comhnaigh!

– И я… Навсегда, – прошептала она, затрепетав от поцелуя, согревшего их так, как не смогло бы согреть и самое жаркое пламя.

Желание старого Бучанена сбылось. У него появился целый выводок внуков. И еще задолго до того, как он сошел в могилу.


Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Эпилог

    Загрузка...

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии