Мертвые мстят (fb2)

- Мертвые мстят (пер. А. Васильков) 826 Кб, 95с. (скачать fb2) - Уильям Сэмброт - Джо Горес - Брайс Уолтон

Настройки текста:



Мертвые мстят Рассказы американских и английских писателей

ОТ ПЕРЕВОДЧИКА

Мертвые мстят. Эта житейская мудрость воплощена в древних обычаях и народных пословицах. Недаром на Востоке даже при похоронах врага люди выражают свою скорбь. Уважение к умершим всегда было связано у людей с пониманием того факта, что мировоззрение живущих — это неразрывное единство их прошлого, настоящего и будущего. У японцев есть поговорка: «Опасно бить мертвое тело». И наша мудрость гласит: «Мертвые срама не имут».

Кому мстят мертвые? На этот вопрос вы получите вполне исчерпывающий ответ, прочтя этот сборник рассказов американских и английских авторов литературы, так называемого, саспенса. Уверен, все восемь рассказов захватят ваше внимание, заставят вас взглянуть в собственное «я», лучше понять дуализм человеческой натуры, в которой происходит извечная борьба добра и зла. Но в этом приключенческом жанре, каковым и является «саспенс», вы не найдете голой назидательности. В основе остросюжетной ситуации заложена философская концепция, согласно которой человеку дарована самая ценная из свобод — свобода внутреннего выбора социального поведения — к бесконечному самоусовершенствованию и внутренней гармонии или к деградации и самоуничтожению. И еще один, думаю, не менее важный вывод: в конечном счете, несмотря на все жестокости жизни и ее неприглядные порой стороны, в мире торжествует добро, справедливость, любовь и красота, и нет иного разумного пути для живущих, чем служение этим идеалам. В противном случае — мертвые мстят.

А. Васильков

Джонатан Вуд ЧЕРНАЯ ДЫРА


Снаружи дождь превратился в снег с дождем. Говард Хамблмейер стоял у окна в собственном доме довольный, что не отправился с женой, и вместе с тем не особенно счастливый, что остался один. За свои сорок два года он много разъезжал и пришел к выводу, что перемена мест меняет и самого человека — к лучшему или худшему. Возможно, эта мысль чуть усилила беспокойство, которое он испытывал.

Он не волновался по поводу того, что его жена находилась в пути, направляясь к Прейри Вилладж, где должно состояться крещение их внучки. Во-первых, жена хорошо водила машину, и, во-вторых, он предусмотрительно поставил на ее автомобиль шины с более глубоким протектором.

Его также не волновало то, что он будет отсутствовать на церемонии. Он терпеть не мог церемоний, и год назад его чуть ли не насильно заставили присутствовать на венчании дочери, но от свадебного обеда ему все-таки удалось уклониться.

Говард Хамблмейер особенно не любил печальные обряды и даже отказался присутствовать на похоронах матери два года назад. Он воздал ей молчаливые почести после, стоя у могилы, когда все разошлись. В присутствии людей он чувствовал себя очень стеснительно, и ему казалось смешным тратить время и деньги на занятие, уже бесполезное для человека, ради которого это занятие и замышлялось. Ему и в голову не приходило, что похороны устраиваются вовсе не для одних мертвых.

Дела у Хамблмейера шли хорошо: его положение в компании казалось прочным и даже перспективным. Стоимость дома была почти полностью выплачена. Он любил жену, и она его. У них выросли две умные здоровые дочери, а вот теперь появилась и внучка. И, тем не менее, чувство внутреннего беспокойства нарастало, незаметно добавляя седины его шевелюре и бакенбардам.

Поразмыслив, в чем собственно, дело, Говард так и не смог установить причину мучавшей его тревоги. Поэтому он решил назвать свое состояние черной дырой, провалом в собственной жизни, пустотной частью собственного «я», спрятанной глубоко и проявившейся однажды вскоре после смерти матери.

Был ли это страх перед смертью? Нет. Он встречался с этим демоном еще много лет назад. Он знал, что его состояние не от чувства одиночества, поскольку не отделял себя от семьи.

Беспокойство возникло как-будто из ничего. Но он заметил, что именно по этой причине, подобно тому, как дыра на крыше увеличивается с каждым дождем, беспокойство росло. И чем больше он думал об этом, тем острее становилось его тревожное состояние. Все происходило по законам черной дыры, увеличивающейся по мере поглощения ею вещества.

Но Говард проявлял терпение, решив выяснить, в чем дело и как поступить, чтобы избавиться от гнетущего беспокойства. Он доверял своей способности справляться с трудностями самому. Но прежде необходимо понять, что его гнетет.

Примерно в 200 километрах на юго-восток от того места, где Говард делил одиночество со своими мыслями, шериф Иеремия Блант, которого все звали Джеб, тоже столкнулся с проблемой, но несколько другого свойства.

— Не двигайся, Джеб. Иначе мне придется начать все сначала.

Джеб напряженно застыл с рентгеновской пластиной во рту, и его шейные мускулы вздулись.

— Вот так. Хорошо. — Док Хайнс уже двадцать лет лечил шерифу зубы. — Между прочим, Джеб, — ты самый беспокойный из всех моих пациентов.

— Извините, Док. Но я всегда в ужасе, когда мне лечат зубы.

— Но чтобы снять боль, надо что-то предпринять. Через минуту мы узнаем, в чем заключается это что-то.

Хайнс, сделав снимок, пошел его проявлять.

Джеб остался сидеть в большом обитом винилом зубоврачебном кресле, разглядывая набор сверкающих медицинских инструментов из нержавеющей стали. Ему нравилось держать в руках другие инструменты — молотки, отвертки, например, — а не эти, похожие на орудия пытки щипцы и крючья.

Его склонный к воображению ум тут же воссоздал картину врача, вцепившегося хирургическими щипцами в его коренной зуб и раскалывающего его как орех. Джеб уже привстал с кресла, чтобы ринуться к двери, когда док Хейнс снова вошел в кабинет.

— Не двигайся. Откинься на спинку кресла. В зубе небольшая кариезная каверна. Не займет и пяти минут, чтобы поставить пломбу.

И в этот момент помощник шерифа с грохотом ворвался в комнату, словно он был верхом на лошади.

— Шериф! Торопитесь. Обнаружено тело недалеко от Фалькона.

Безуспешно стараясь выглядеть искренним, Джеб сказал:

— Очень жаль, доктор, но мой долг меня зовет.


— Ден, ты не сказал мне, что покойнику на вид лет сто.

Ден Уивер — высокого роста, худой, с адамовым яблоком, дергавшимся, будто оно существовало независимо от него, с глубоким басовитым голосом, звучавшим словно из мегафона, — посмотрел в разрытую могилу и на то, что в ней лежало. Моросил холодный дождь, казавшийся от холода сильнее, чем на самом деле.

— Вероятнее всего, этим костям от двадцати пяти до тридцати лет, насколько я могу судить, — сказал доктор Слейтер, числившийся судебно-медицинским экспертом графства. — Труп не бальзамировали. Это точно.

Они стояли в лесочке за фермой, принадлежавшей некому Дугласу, приблизительно в двадцати километрах от поселка Фалькон. Их окружали большие ясени, но Джеб, стоявший у могилы против ветра, чувствовал запах сосен, зеленевших вдали и окаймлявших небольшое пастбище.

— В покойнике есть что-нибудь для меня интересное? — язык Джеба, поучаствовав в произнесении этой фразы, принялся обследовать каверну в больном зубе.

— Думаю, что да. Мужчина среднего возраста. Много следов крови на полуистлевшей одежде. Кости не повреждены. По-видимому, он умер от огнестрельной или ножевой раны в живот. И если бы собака, что разрыла могилу, поосторожнее обращалась с костями, я, наверное, смог бы сообщить что-нибудь еще.

— Да и похоронен он не на кладбище. Репортеру Виллису будет о чем написать в местной газете, — Джеб наклонился и протянул руку к черепу. Он дотронулся пальцами до лба и ощутил прохладную твердь кости. — Ну, что ж, я не знаю, кто ты и как сюда попал, но я непременно попытаюсь это выяснить.

Вернувшись в Гасконейд, Джеб сел на середину своего письменного стола и стал наблюдать, как Ден роется в папках с материалами на людей, исчезнувших в пятидесятых годах.

— Здесь упоминаются лишь двое, которые по описанию нам подходят, — сказал Ден. — Но нельзя исключить, что в могиле лежит труп человека, который никогда не разыскивался.

Помощник шерифа протянул Джебу первую папку.

— Материалы на Джеймса Пайпса, об исчезновении его заявила жена в 1955 году.

— Убежал с Мэри Синстон и осел в Сан Луисе. Затем получил развод от. своей прежней жены. Однако на Мэри не женился… — Джеб покачал отрицательно головой. — Этот нам не подходит. Что в другой папке?

— Здесь о неком Франклине Хамблмейере. Никогда не слышал о таком. Разыскивался трижды по заявлениям жены: первоначально в 1944 и 1946 годах, в последний раз в 1957.

Джеб слегка присвистнул.

— Я думал, что мне многое известно. А вот об этом я не знал!

— Что ты имеешь в виду? — спросил Ден.

— Я ведь учился в школе вместе в Говардом Хамблмейером. Он был довольно умным, но стеснительным. Вместе с матерью они переехали в Канзас Сити после окончания им школы. Он ничего не рассказывал о своей семье, и, естественно, я не знал, что его отец пропал.

— И что же?

— Та ферма, у которой обнаружена тайная могила. На ней то они и жили.

Говард уже почти закончил свой ланч, когда зазвонил телефон. Он подумал, что должно быть, звонит жена и приготовился сказать ей, что у него все в порядке, поинтересоваться самочувствием Сюзанны и ребенка. Но в трубке он услышал:

— Говард? Это ты? Говорит Джеб Блант из Гасконейда. Ты мет помнишь? Мы вместе учились в школе.

Говард его тут же вспомнил. Джеб верховодил в их классе, и Говард имел честь в какой-то степени находиться под его началом. Он представил Джеба подростком — таким, каким его помнил — рослым, сильным, приветливым. Джеб пользовался авторитетом в школе и со всеми поддерживал дружеские отношения.

— Да, я тебя помню. Как поживаешь?

— Хорошо. Как твоя жена?

— С ней все в порядке. — Говард подумал, что ему тут надо заявить с гордостью, что он уже дедушка, как поступил бы на его месте обыкновенный нормальный человек. Но он почувствовал, что кровь прилила к лицу, и почему-то опять занервничал. Поэтому он молча ждал, что скажет Джеб.

— Надеюсь, что я не отвлек тебя от неотложного дела.

— О, нет. Нет! Я уже давно стараюсь не заниматься делами по субботам.

— Ладно. Ты, возможно, знаешь, что несколько лет назад меня выбрали шерифом в графстве Таннер, и отчасти поэтому я хотел бы попросить тебя сказать мне услугу в одном деле.

— Что-нибудь официальное?

— И да, и нет. Мы обнаружили мертвое тело недалеко от той фермы, где ты раньше жил с матерью, и медицинский эксперт полагает, что это тело было захоронено приблизительно в конце сороковых — начале пятидесятых годов. То есть тогда, когда вы там жили.

Джеб сделал паузу. Но, не получив ответа, продолжил:

— Вот я и подумал, а не пригласить ли тебя взглянуть на покойника. Может быть, ты поможешь нам установить, кто он.

Говард внезапно почувствовал, как черная дыра разверзлась у его ног, словно он теряет равновесие на самом краю этой дыры, что смотрит в ее бездну. Он постарался голосом не выдать своего страха.

— Ты думаешь, это кто-то, кого я знал?

— У меня нет твердого мнения. Ведь захоронение имело место так давно. Просто я хватаюсь, как говорится, за соломинку. Если ты что-нибудь вспомнишь или опознаешь мертвеца, это, возможно, нам очень поможет. Или следует связаться с твоей матерью?

— Она умерла два года назад от рака.

— Прости, но я не знал. — Джеб вновь немного помолчал и затем продолжил: — Я не хочу ни на чем настаивать, но, правда, ты мог бы нам помочь, если бы приехал сюда. Может быть, даже сегодня. До захода солнца, а? Мы оплатим твои расходы.

Говард посмотрел в окно. Дождь прекратился. Мартовское солнце пробивалось сквозь гуту облаков, расшвыривая пригоршни золотых лучей. Упоминание матери повлияло, на его решение.

— Хорошо, — сказал он и сделал шаг прямо в черную дыру Падая, он как бы услышал эхо собственного голоса, доносившееся ему след. — Я приеду примерно к четырем часам после полудня.

— Постарайся не опаздывать, — сказал Джеб, словно не заметив ничего странного. — Приезжай прямо к ферме, и там я тебя встречу. До свидания. И — спасибо.

Говард положил трубку, и тут же из глубины памяти перед ним возникла первая картина. Он как будто смотрел на нее сверху, возвышаясь над их старым фермерским домом. Он увидел себя двенадцатилетним подростком, лежащим без движения в постели с открытыми глазами, уставясь в потолок. Там, на кухне, ссорятся его отец и мать, как они это делали много раз. Но он не слышит их голосов. И, все же, он знает, что отец требует от матери денег на выпивку, что та отказывает отцу, потому что деньги нужны на еду и одежду Он видит, как большая волосатая рука отводится назад, и он, и лежащий в постели подросток, сильно зажмуривает глаза и слышит удар кулака о живую плоть и глухой звук падения матери на пол. Слышит, как отец хлопнул дверью и ушел, слышит плач матери…

Говард снова почувствовал, что падает в бездну черной дыры. Он мотнул головой и открыл глаза. «К прошлому нет возврата, — подумал он, — Я должен ехать».

Оставив записку жене, он вышел на свежий воздух. Завел свой пикап. Лед на дороге подтаивал, что не сулило больших трудностей при поездке на юг. На всякий случай он взял цепи для колес и вырулил на шоссе.

— Ты думаешь, здесь есть связь, и в могиле его отец? спросил Ден.

— Я не знаю. Но мне кажется, кое-что прояснится, если он что-то знает или поможет нам установить что-нибудь. Нечто подобное я как-то видел в телепередаче. Возможно, мы тратим время впустую. Но попытка стоит этого. — Далее Джеб объяснил свой план действий. — Все, что я хочу от тебя, — следовать повсюду за мной и молчать. Молчать! О'Кей? Наблюдай за происходящим. Разговаривать с ним я буду сам.

Говард проделал весь путь без помех. Сосредоточившись на вождении при скоплении автотранспорта на дорогах, свойственном концу недели, он как бы прервал падение в черную дыру и завис в ее пространстве. Но когда пикап свернул на покрытую гравием проселочную дорогу, ведущую к сельскому дому с видневшимся за ним амбаром, то почувствовал, что его падение возобновилось. Он впервые здесь оказался с тех пор, как они уехали.

Говард поставил пикап рядом с машиной шерифа и внимательно осмотрел дом и весь его двор. Ничего особенно не изменилось.

Исчез только старый сарай, и на его месте построили новый, металлический, отливавший на солнце серебром. Рядом лоснился, черный ствол старой яблони, протянувшей свои крюченные ветви навстречу голубому небу.

Дверь дома отворилась, и из нее вышел шериф Блант. Говард тоже выбрался из машины. Они двинулись навстречу друг другу, затем обменялись рукопожатием.

— Извини, что побеспокоил тебя, Говард. Доехал хорошо?

— Все в порядке. И не стоит беспокоиться. Надеюсь, что буду чем-то полезен.

Несмотря на то, что они были одногодки, шериф выглядел моложе и крепче. У Джеба были угловатые прямые плечи, румяное лицо как у человека, много времени проводящего па воздухе. Округленные формы фигуры Говарда и его мягкие белые руки свидетельствовали о том, что его профессия неразрывно связана с письменным столом.

— Ты такой же пожиратель книг, каким я тебя помню? В школе ты прочитывал по пятидесяти книг за четверть учебного года.

— Ты преувеличиваешь. Но я по-прежнему люблю читать. А ты?

— В основном, читаю газеты. И то равно настолько, чтобы от держания их мои руки не стали еще длиннее. Зайдем в дом на чашку кофе. Извини, что не знал о смерти твоей матери и некстати упомянул ее в телефонном разговоре.

Говард молча кивнул и проследовал за шерифом. Внутри дома он почувствовал знакомые запахи детства, и это его удивило. Они сели за кухонный стол, после того как Джеб познакомил его со своим помощником и владельцем фермы.

Говард окинул взглядом кухню. Линолеум на полу заменили. Прежний желто-канареечный буфет для посуды был перекрашен в зеленый цвет. Сердце его учащенно забилось. Рука, державшая чашку кофе, слегка задрожала. И внезапно перед его глазами возникла вторая картина.

Он увидел на этот раз свою детскую комнату. Увидел вошедшую мать, которая мягким прикосновением разбудила его. Он услышал ее тихий голос, и внезапно, словно очнувшись, оказался в прошлом тридцатипятилетней давности. Рука матери, пахнувшая мылом, легла на его плечо.

— Говард, вставай. Ты должен мне помочь.

Он не испугался, поскольку понял, что в голосе матери было отчаяние, а не страх. Она просила о помощи, а не о спасении. Он проследовал за ней на кухню и там увидел отца, лежащего на полу с раскинутыми руками. Его одежда и пол были в крови. Правая нога отца была согнута в колене, пальцы одной руки стиснуты в кулак.

Посмотрев в широко открытые неподвижные глаза отца, Говард замер на месте, ожидая, что тот вскочит на ноги и закричит на них.

Но отец выглядел отрадно спокойным и умиротворенным. Говард подошел поближе, вглядываясь в отцовские глаза, ища в них признаки жизни. Он увидел расширенные до предела зрачки, полностью поглотившие коричневые ирисы. Зрачки не двигались, словно в глазных яблоках отца были выжжены раскаленным железом два черных круглых отверстия. Он протянул руку к мертвому лицу, опустил копчиками пальцев веки, прикоснулся к холодеющим губам и услышал за спиной, как зарыдала мать.

— Говард, ты в порядке? — спросил Джеб с обеспокоенным выражением на лице. — Ты побледнел. Как себя чувствуешь?

— Ничего. Я в порядке. Спасибо. Может быть, нам пора сделать то, ради чего мы здесь? — Говард встал из-за стола и с удивлением отметил, что у него не подкашиваются ноги. Подсознательно он продолжал лететь в черную бездну и уже отдавал себе отчет, что скоро упадет на дно. Выйдя за Джебом наружу, он вспомнил все до мелочей, вспомнил отчетливо прошлое впервые с тех пор, как это произошло. Полностью воссоздал в памяти последовательность происшедшего…

Он нес отца, ухватив его за ноги, точнее за отвороты джинсов. Мать держала отца за запястья. — Постарайся не волочить его, — сказала мать. Они вынесли тело из дома. Затем мать послала его в сарай выкатить ручную тележку. Потом положили отца, фонарь и две лопаты на эту тележку и по очереди потянули ее через пастбище к подножью холма, заросшего лесом. Потребовалось два часа, чтобы вырыть могилу, уложить в нее труп и засыпать землей.

Говард вновь повторил весь этот путь, медленно направляясь к холму. Шериф и его помощник следовали за ним. Тогда, давно, когда он и мать еще жили здесь, он тщательно избегал бывать у могилы, хотя всегда мог точно найти ее.

Теперь могила была разрыта и покрыта пластиком. Ветер трепал края пленки. Его спутники удалили камни, удерживающие покрывало, и обнажили могилу.

— Насколько нам известно, мертвец был одет в рубашку из хлопка с отложным воротником и в джинсы. Эксперт сказал, что к моменту смерти этому человеку было около сорока лет, он отличался крепким телосложением, волосы были черными, кожа смуглая, — Джеб цитировал по памяти описание мужчины, которого разыскивали по заявлениям матери Говарда. — Тебе о чем-нибудь это говорит?

— Нет. Но я, я… — сраженный горем, Говард опустился у края разрытой могилы на колени и горько заплакал. После долгого, долгого падения он, наконец, достиг дна черной дыры, и третья последняя картина из тех, которые он тщательно скрывал даже от собственной памяти, предстала перед ним.

Мать разбудила его поздним утром следующего дня, после того, как перед рассветом они выскребли и вымыли пол на кухне и ручную тележку. С красными вспухшими глазами и стянутыми ниткой на затылке непричесанными светло-рыжими волосами она выглядела уставшей. Но когда она заговорила, в ее голосе звучала убеждающая сила.

— Ты должен пойти на занятия в школу, Говард. Иди и веди себя так, словно ничего не произошло. Я сделала ужасное в глазах бога и людей, и господь покарает меня за это. Однако я себя не виню. Наша жизнь будет отныне лучше. Но никто, кроме нас, не должен знать, что произошло. Ты никому ничего не расскажешь. Ни сейчас, ни позже. Никогда! Держи это в себе и не выпускай. Ты понял?

Он согласно кивнул и отправился на занятия со вздувшимися от мозолей ладонями и страшным чувством опустошенности в груди, сев в обычный желтый школьный автобус. Смерть отца еще витала над его головой день или два, прежде чем найти себе пристанище где-то, куда не простирался его взгляд. И он забыл о ней.

Но все это время существовала, оказывается, черная дыра, которой он боялся и которая угрожала поглотить его. И теперь, когда он знал, что она существовала и что он способен заглянуть в нее, он понял, что на самом деле побывал в ней. И что это был единственный способ преодолеть страх. Словно снова, будучи ребенком, он победил боязнь темноты, оказавшись в ней один, став частью ее, осознав ее сущность, ощутив внутреннюю пустоту, вызванную смертью отца. Он достиг, наконец, дна, и наступила пора выбираться наружу.

Говард поднялся на ноги и вытер слезы с-лица краем рукава своего пиджака.

— В могиле лежит мой отец, — сказал он тихо, но отчетливо и просто.

Джеб кивнул головой. — Спасибо, Говард. Хочешь вернуться?

— Да.

Джеб увидел как бесконтрольно запрыгало адамово яблоко на шее его помощника, как рука его потянулась к кобуре револьвера, а другая к поясу, где висели наручники. Джеб нахмурил брови и сделал пальцами отрицательный жест.

Когда они вновь подошли к дому, шериф положил ладонь на плечо Говарда.

— Не хочешь ли ты заночевать у меня сегодня? Темнеет, да и на дорогах определенно появится гололед. У меня есть свободная комната, ведь сын живет в студенческом общежитии.

— Я захватил цепи на колеса. Но, пожалуй, я останусь у тебя. Спасибо за приглашение. Чувствую, что устал. Ты уверен, что я вас не стесню?

— Без проблем. Давай-ка я поведу твой пикап. Ден возьмет мою машину. Садись в кабину, пока я распоряжусь.

Ден поджидал его.

— Ты был прав. Он признался. Почему ты не хочешь его арестовать?

Джеб, казалось, глубоко задумался.

— Самое лучшее сейчас — это принять меры, чтобы, как подобает, перезахоронить останки. Скажи доктору Слейтеру, чтобы он забрал мертвого, доставил его к своему брату, владельцу похоронного бюро, и чтобы тот все приготовил.

— Но, Джеб! Речь идет об убийстве! Я убежден, Говард знает значительно больше того, что он нам сказал.

— Посмотри на это иначе. Ведь все могло случиться. Человек попал под трактор или совершил самоубийство. Кто знает? Ведь уже не докажешь, что это было убийство. Мы не знаем, что произошло здесь тридцать пять лет назад. Говард знает и примирился с этим. И этого мне достаточно.

Шериф улыбнулся Дену.

— Понятно, помощник Уивер? Не забудь разыскать доктора Слейтера. И постарайся больше не напрягать мозги по поводу этого случая. Смотри на мир шире. Дело закрыто.

Возвращаясь к пикапу, шериф ощутил легкую боль в просверленном зубе, что напомнило ему о необходимости встретиться в скором времени с дантистом Хейнсом. Джеб подумал и о том, как погостеприимнее принять у себя Говарда.

Похороны отца состоялись- в среду. Говард присутствовал на церемонии прощания в похоронном бюро и проводил гроб до могилы на кладбище. С ним был Джеб и несколько других людей, пришедших в основном, из любопытства. В интервью репортеру Виллису Говард практически ничего не сообщил. Перезахоронение мертвеца не привлекло к себе общественного внимания, не стало предметом новостей газет, радио, телевидения.

Утром, в день похорон Джеб решил запломбировать, наконец, больной зуб и поэтому несколько подутратил свою обычную приветливость. Но когда Говард тепло улыбнулся ему, шериф не мог сдержать ответной улыбки.

У новой могилы пастор своим монотонным голосом прочел отходную молитву, неоднократно сморкаясь в огромный зеленого цвета носовой платок. Слушая слова молитвы, Джеб подумал:

«Гроб опускается в глину. Жизнь — это круг. Из праха снова в прах. Из темноты утробы в темноту земли, которую мы топчем, скребем, в которой мы делаем дыры. И, если нам не везет, мы падаем в эти дыры, прежде чем лечь в окончательную черную дыру». Вслед за Говардом он сделал шаг, наклонился, взял горсть глины с края могилы и бросил на крышку гроба.

Keн Джилфорд НАСТОЯЩАЯ РЕЗНЯ


Молча сидя в гостиной, жена и ее любовник ожидали мужа.

Женщина была маленькой, но гармонично сложенной. Ее длинные блестящие волосы цвета черного лака обрамляли словно вырезанное из слоновой кости лицо, на котором сверкали зеленые глаза, немного продолговатые и чуть раскосые. Розовая ночная сорочка почти не скрывала грациозные и соблазнительные округлости ее тела.

Внешность любовника, наоборот, особой привлекательностью не отличалась. Худой и загорелый, с карими глазами под цвет волос, прилизанных к черепу и лоснящихся от бриллиантина, он нервозно сжимал рукоятку небольшого черного пистолета двадцать второго калибра.

Его пиджак вместе с галстуком валялся в мягком кресле. В гнетущей тишине внезапно зазвенел серебряный колокольчик старинных настенных часов, висевших над камином.

— Девять часов, — заметил мужчина. — Он уже должен быть здесь, не так ли?

— Давай порассуждаем, Тони, дорогой, — откликнулась женщина. — Самолет, в котором он прилетел, совершил посадку по расписанию в 8.30. От аэродрома досюда — сорок минут езды на автомобиле. Еще минут десять твоя рука может отдохнуть от пистолета.

— Я бы не хотел, чтобы он застал меня врасплох, ворвавшись сюда, словно разъяренный зверь.

— В любом случае, все должно произойти не здесь, а в спальне. Мне кажется, нам пора туда перейти. Ведь, согласно нашему плану, рогоносец должен напасть на тебя во время акта любви, так сказать.

— Да, я знаю. Знаю, — заметил Тони без энтузиазма, не поднимая глаз от ковра на полу.

— Ну, так пойдем же, — сказала женщина, поднимаясь. Любовник покорно последовал за ней. В полутьме спальни брюнетка прилегла наискосок кровати, обнажив свои стройные ноги. Но взгляд Тони на этот раз не задержался на возбуждавших его женских прелестях. Он уселся рядом с кроватью, на краешек кресла, свесив правую руку, на кончиках пальцев которой как маятник раскачивался пистолет.

— У тебя недостаточно решительный вид, чтобы воспользоваться, как надо, пистолетом, — с укоризной заметила она.

— Да, сегодня я не в своей тарелке, — признался он. — Ведь я никогда еще не убивал.

— И что же?

— Не так уж много людей хладнокровно убивает себе подобных. Мне тоже противно делать это.

— Но, любимый, ты ведь его убьешь отнюдь не хладнокровно. Брюс многократно клялся убить тебя, если застанет нас вместе. К тому же, никому и в голову не придет сомневаться, что ты действовал в состоянии самообороны, — ведь всем известно, какой бешеный нрав у моего мужа. Если ты меня любишь и хочешь нашего счастья, ты должен прикончить его.

— Кажется, ты права. У меня нет другого выхода. Тони на самом деле был напуган до полусмерти. Женщина, его любовница, наоборот, сгорала от нетерпения, надеясь, что самолет не запоздал и что муж вот-вот явится. «Только бы Тони не подкачал в решающий момент!» — подумала она. Этого момента жена тоже опасалась. Но, с другой стороны, в ней бушевала такая ненависть к мужу, которую ее любовник никак, при всем своем желании, не мог испытывать: Брюс был с ней слишком жестоким и слишком жадным на деньги.

— Да, у нас нет выхода! — убежденно подтвердила она. Тони промолчал и даже не посмотрел на нее.

— Ты способен оставить меня Брюсу для расправы, так ничего и не предприняв? Да? Словно между нами ничего и не было? — продолжала настаивать женщина.

По-прежнему находясь в нерешительности, любовник молча рассматривал пистолет.

— Да отвечай же мне, Тони!

Женщина бросила быстрый взгляд на будильник, стоящий на ночном столике. Если самолет прибыл вовремя, такси уже должно доставить Брюса к дому.

— Тони, конечно же, мы рискуем, но этот риск минимальный. И, кроме того, мы знаем, что игра стоит свеч. Десятки людей засвидетельствуют, что Брюс угрожал убить тебя. Им известно, что у него есть разрешение на оружие, что он постоянно носит при себе револьвер, даже при отъезде. Все эти люди также знают, что Брюс дал мне пистолет, который ты держишь в руке. Дал для того, чтобы я могла защищать себя от вооруженного нападения, когда нахожусь дома одна. Следовательно, всем будет ясно, что ты защищал свою и мою жизнь, после того как он выстрелил в тебя. Кто узнает, что это ты выстрелил первым и что, совершив задуманное, мы вложили в ладонь мертвеца рукоятку его револьвера, нажали его пальцем на спусковой крючок и произвели несколько выстрелов?

Тони резко повернулся к своей любовнице и бросил пистолет на кровать.

— Если ты думаешь, что пушка такого калибра — лучше средство, — сказал он с вызовом, — вот и воспользуйся ей сама!

Женщина не прикоснулась к оружию.

— Брюс угрожал убить тебя, а не меня. Это в тебя он якобы выстрелит, и, следовательно, это ты в ответ выстрелишь в него.

Тони поднялся с кресла, пересек комнату и выглянул в окно.

— Брюса все еще нет, — сказал он глухо.

— Возьми пистолет. Воспользоваться должен им ты.

Он повернулся к ней. Анжела по-прежнему лежала, бесстыдно развалившись на кровати. Обнаженные части тела тускло белели в темноте. Тони почувствовал смутное желание убить любовницу раньше, чем ее мужа, которого она выбрала в качестве жертвы.

— Ты забыла об одной детали.

— О какой, дорогой?

— Предполагается, что ты должна знать, в котором часу муж вернется. И, тем не менее, ты встречаешься дома со своим любовником, как будто сама хочешь того, чтобы тебя застали в его объятиях… Иначе говоря, как будто специально хочешь, чтобы я и Брюс передрались…

Женщина отрицательно покачала головой.

— Нет, по-твоему, не так? — продолжил он с упрямостью. — И почему все-таки нет?

— Конечно же, мы оба знаем приблизительный час его возвращения. Но мы безумно увлеклись, потому что этот вечер для нас прощальный, по крайней мере, на некоторый период. И страсть, которая нас охватила, заставила забыть обо всем, о времени, о том, где мы… Страсть, дорогой, это, знаешь, нечто захватывающее.

Тони отвернулся от нее и опять уставился в окно. Медленно текли минуты… Наконец, он сообщил:

— Такси остановилось у дома.

— Тебе лучше взять пистолет.

— Из машины вышел мужчина. Это, возможно, Брюс. Он направляется к парадному крыльцу.

— У тебя нет выхода, Тони. Если ты не убьешь его, он прикончит тебя.

Отойдя от окна, любовник вновь уселся рядом с кроватью, потом наклонился к подстрекательнице, проворчав:

— Те, что я делаю, — безумие.

Но, тем не менее, он схватил пистолет.

Они не выключили свет в гостиной. В прихожей тоже было освещено. Только в спальне царил полумрак. Брюс должен был пройти, не задерживаясь, из освещенных комнат в почти полную темноту, что затруднило бы его зрение и предоставило преимущество сопернику в стрельбе.

Женщина увидела, что ее любовник притаился на корточках за креслом, направив пистолет в сторону двери.

— Не мешкай, любимый, — прошептала она, — как только Брюс войдет сюда, стреляй в него.

Через несколько секунд послышался тяжелый стук шагов в прихожей. Дверь из нее в гостиную с шумом раскрылась и захлопнулась. Затем наступила тишина, гнетущая, абсолютная… Брюс повел себя странно: он не спешил врываться в спальню. Это было на него не похоже. Анжела мысленно представила мужа: широкоплечий, с чуть наклоненным вперед тяжелым туловищем, с сжатыми в кулаки толстыми волосатыми пальцами, близко посаженными маленькими, налитыми кровью глазками, готовый наброситься при малейшем раздражении… Но Брюс вместо того, чтобы ринуться сломя голову в спальню, вдруг заорал из гостиной:

— Анжела!

Она не знала, что делать в таком случае. Однако тут же решила не отвечать. Ведь нужно было заманить Брюса в спальню, поскольку, если он будет застрелен в гостиной, возникнут сомнения в том, что любовник действовал в «состоянии самообороны».

— Анжела! — вновь заревел Брюс, так и не услышав ничего в ответ.

— Анжела! Я знаю, что ты там… С твоим идиотом. Я узнал его автомобиль — он оставил его в двух шагах от подъезда.

Женщина чуть было не закричала от ярости. Какая глупость со стороны Тони! Словно он нарочно хотел предупредить Брюса об опасности!

— Анжела! — опять заорал Брюс, на этот раз более примирительным топом. — У меня нет никакого желания взглянуть хоть одним глазом на то бесстыдное зрелище, которое вы там из себя представляете, вы оба. Я хотел бы, чтобы ты вышла, и мы объяснились здесь, в гостиной. Не бойся… Я ничуть не удивлен. И даже не рассержен. Да, сегодня у меня безразличное настроение. Мы можем спокойно все обсудить.

На самом деле Брюсу было далеко не безразлично. Присутствие в спальне любовника задело его за живое. В нем закипела злоба. Примирительными словами он хотел заманить их в ловушку. Однако, несмотря на наличие некоторого интеллекта, Брюс был плохим актером.

Во всяком случае, муж быстро потерял терпение. Разозленный еще больше полным молчанием, он распахнул дверь в спальню, отбросив всякие опасения о возможной засаде. Перед любовниками Брюс предстал в плаще и со шляпой на голове. Перешагнув порог, он стал на ощупь искать на стене выключатель. Анжела, подумав, что Тони может в последнюю секунду заколебаться, пожалела, что не спряталась рядом с ним за креслом. Тогда она бы сама застрелила Брюса, выхватив пистолет из рук нерешительного любовника.

Но выстрел раздался в тот момент, когда Брюс нажал на пластину выключателя. Комнату залил электрический свет, и Анжела увидела растерянное, искаженное гримасой боли лицо мужа. Тони стрелял наугад, но по случайности попал метко: на плаще, ближе к левой стороне груди, появилось темное пятно. Ноги Брюса подкосились, и он тяжело рухнул на пол.

Женщина быстро подошла к мужу. Брюс лежал на животе. Она слегка перевернула его, пощупала пульс. Вне всякого сомнения, муж был мертв.

Анжела подняла глаза на Тони. Тот не двигался, держа в руке пистолет, дуло которого было направлено в лежащего на полу Брюса. Лицо любовника застыло словно маска.

Вдова осторожно отодвинула труп за ноги и выбежала в гостиную. Брюс всегда прятал свой револьвер в дорожный саквояж. Анжела знала точно, куда он клал оружие, поскольку много раз помогала собирать ему вещи… Он совал револьвер всегда под…

Анжела чуть не разрыдалась от разочарования: Брюс заявился домой без багажа! Лихорадочно она бросилась искать револьвер мужа под диваном, журнальным столиком, за креслами… Ничего, нигде! Вдова подавила вопль, поспешно прикрыв себе ладонью рот.

Может быть, он забыл свой багаж в такси? Но что сказать шоферу, чтобы он отдал хотя бы саквояж? Она ринулась к окну и посмотрела на улицу, темную и пустынную. Такси давно уехало.

Погруженная в свои мысли, она медленно вернулась в спальню.

— Его револьвера здесь нет, — объявила Анжела любовнику.

Тони, по-видимому, не сразу осознал неожиданное и серьезное осложнение в осуществлении их плана.

— Что значит, нет револьвера?

— Брюс обычно носил его в своем саквояже. Но он вернулся без багажа.

— Но ты же меня уверяла, что…

— Ты видел, как он выходил из такси! — прервала она его раздраженно. — Ты должен был меня предупредить, что он возвращается с пустыми руками! Возможно, Брюс искренне говорил, что ему безразличны наши отношения. Возможно, он только на минуту заехал сюда, чтобы объявить нам, что оставляет меня и тебя в покое.

— Возможно. Но где же тогда его чемоданы?

— Наверное, он оставил их в камере хранения аэропорта.

— В аэропорте?… Вот это да!

— Да, в камере хранения… В таком случае у него должна быть квитанция в…

Тони не стал дожидаться конца фразы. Склонившись над Брюсом, он поспешно принялся обследовать содержимое карманов убитого: ключи, мелочь, носовой платок и другие мелкие вещи… Квитанции, выдаваемой в камере хранения аэропорта, не оказалось. Тяжело дыша и дрожа всем телом, любовник уселся на паркет.

— Брюс мог завезти свой багаж в какой-нибудь отель, — заметила Анжела после некоторого размышления. — Если он не собирался ночевать здесь, должен же он был где-то остановиться.

Тони посмотрел на нее с выражением надежды на вспотевшем лице.

— Можно навести справки и забрать…

— При условии, если известно, в каком отеле он остановился. Если бы он заказал номер в Лондоне, Париже или где-нибудь еще, я бы могла выяснить, где его багаж. Но в родном городе женатый мужчина не регистрируется в отеле под собственным именем.

Они обменялись долгим взглядом, в котором, однако, не было ни любви, ни желания. Их глаза не выражали ничего, кроме страха. Эгоистичного страха. Каждый боялся только за себя.

Тони, глубоко вздохнув, вытер лицо и шею от пота. Он почувствовал, что рубашка на нем вся мокрая. Усиливающийся страх, казалось, парализовал его способность здраво рассуждать.

— Что делать? — словно побитый пес заскулил Тони. Анжела почувствовала безумное желание опуститься на колени перед трупом, потрясти Брюса за плечи в попытке вернуть его к жизни, сказать ему, что она его недооценивала… Да, он бил ее бесчисленное количество раз, но он, по крайней мере, был мужчиной, настоящим мужчиной… А теперь, в создавшейся ситуации, она очень нуждалась в мужской твердости.

— Анжела! — взмолился Тони. — Придумай что-нибудь, как нам выпутаться из этой истории!

Все его безволие проявилось в этой мольбе. Не владеющий собой, с трудом соображая, убийца хотел лишь одного — переложить на плечи любовницы всю ответственность за преступление, которое они задумали и совершили вместе.

Но серое вещество в голове Анжелы еще не устало от работы.

— Если Брюс не угрожал тебе револьвером, — сказала вдруг она, — он мог делать это иначе.

— Каким образом?

— Голыми руками, например, — заметила она равнодушно и сухо. — Муж был вдвое сильнее тебя.

Тони воспринял эти слова так, словно у него не было чувства собственного достоинства.

— Ты хочешь представить дело таким образом, будто мы дрались не на жизнь, а на смерть — я и он?

— Почему бы нет? Мы скажем, что Брюс просто взбесился. Набросился на тебя, стал душить и почти прикончил. Но, к счастью для тебя, ты случайно нащупал мой револьвер и выстрелил, спасая свою жизнь. Для пущей убедительности надо все перевернуть в спальне, чтобы она выглядела как место безжалостной драки…

И вновь Тони принялся безропотно выполнять новые замыслы Анжелы, хотя та полностью ему не раскрыла их. Она только предоставила полную свободу в создании картины хаоса в спальне. Тони опрокинул на паркет ночную лампу, разбросал флакончики с духами и другие предметы женского туалета, находившиеся на столике перед трюмо, перевернул кресла, сорвал с колец одну штору, обнажив наполовину окно.

— Так достаточно? — спросил он, запыхавшись. Тони обернулся к женщине с видом пристыженного ребенка, стремящегося своими стараниями заслужить одобрение взрослых.

Анжела посмотрела на него с холодным вниманием. Теперь, когда в спальне предстала картина беспорядка, она инстинктивно почувствовала, что в этой инсценировке что-то недостает.

— Да, достаточно, чтобы полиция поверила, что Брюс рехнулся, — ответила она спокойно. — Но ей покажется неубедительным, почему ты вышел из драки без единой царапины.

Ничего толком не соображая, любовник тупо уставился на нее.

— Ведь это тебя Брюс якобы сокрушал, а не убранство этой спальни, — уточнила женщина.

Тони стоял в растерянности, опустив беспомощно руки. Анжела подобрала с пола ночную лампу и угрожающе занесла ее над головой любовника.

— Анжела! Умоляю тебя! Не надо! — жалостливо закричал тот.

— Ты должен выбрать что-то одно: или шишку на голове или электрический стул!

Женщина примерилась, чтобы точнее нанести удар. Тони одну секунду стоял неподвижно, с видом животного, приносимого в жертву. Но в тот момент, когда она уже опускала лампу на его голову, он инстинктивно поднял руку и частично отвел удар. Тем не менее, подставка лампы слегка ободрала ему щеку. Тони отпрянул назад. Пошатываясь, он врезался спиной в стену. Затем выпрямился, слегка потрясенный. Тонкая струйка крови стекала к его подбородку.

Анжела положила лампу на пол и оглядела критически лицо любовника. Поверит ли теперь полиция? Только один удар? Столько немного крови?

— Почему ты уклонился? — гневно спросила она.

— Ты могла раскроить мне череп, — проскулил Тони. Но Анжела была безжалостна.

— Необходимо создать видимость, что Брюс почти разорвал тебя на куски. Несмотря на весь этот беспорядок, мы еще далеки от убедительней картины. Полицейские могут не согласиться, что удар лампой серьезно угрожал твоей жизни. Ведь лампа — это не смертоносное оружие!

На этот раз решительно отодвинув труп за ноги в сторону, Анжела поспешила на кухню. Перебрав несколько ножей, она выбрала самый большой и вернулась в спальню.

Тони сдавленно вскрикнул, увидев в ее руке сверкающее лезвие. Прислонившись спиной к стене, он содрогнулся всем телом. Глаза любовника расширились до предела.

— С помощью этого ножа Брюс мог бы тебя расчленить, — уверенно сказала Анжела. — Никто не засомневается.

— Что ты хочешь сделать?

— Нужно, чтобы ты кровоточил, идиот! Твоя кровь должна течь…

Не спеша, но решительно она приблизилась к Тони. Анжела заметила: ее любовник вовсе не готов полностью ей покориться, он, несомненно, попытается увернуться от удара ножом, как это уже сделал в случае с лампой. Тем лучше. Версия драмы от этого только будет выглядеть более правдоподобной.

— Мы договорились, что Брюс якобы выстрелил в меня, но промахнулся. Разве он не мог не попасть в меня ножом? — с отчаянием в голосе спросил Тони.

— Заткнись! — презрительно оборвала его Анжела. — Жалкий трус! Сейчас я тебя немного продырявлю.

Она бросилась на него. Тони отпрянул в сторону и одновременно попытался перехватить руку любовницы, сжимавшую нож. Но та это предвидела. К тому же, она целилась лезвием не а грудь, а в руку Тони — будто так получилось у обезумевшего Брюса. Острие ножа вонзилось чуть повыше локтя, по защитное движение руки вверх усилило удар: лезвие распороло бицепс Тони почти до плеча…

Нож вырвался из рук Анжелы и упал на пол. Она не попыталась даже его поднять. Отступив на шаг, женщина беспристрастно осмотрела ущерб, причиненный любовнику. Ущерба оказалось предостаточно. Тони с ужасом уставился на рану. Да, она отнюдь не походила на поверхностный разрез. Кровь обильно стекала к кончикам пальцев и капала на пол.

— В добрый час! — промолвила женщина удовлетворенно. — Теперь все выглядит достаточно убедительно.

Тони медленно оторвал взгляд от раны на руке и посмотрел на Анжелу. Его лицо исказилось от ярости.

— Ты довольна, да? — зашипел он с ненавистью.

— Теперь вполне.

— И я в восторге от того, что слышу, — проскрипел он зубами.

Глаза любовника загорелись мрачным огнем, а в голосе зазвучали истерические нотки.

— Но почему Брюс порезал только меня? Почему только меня он ударил лампой?

— Потому что именно тебя он угрожал убить, — вновь напомнила она.

Тони отрицательно покачал головой.

— Не забывай: твой муж, застав нас в постели, должен настолько обезуметь от гнева, что, вероятнее всего, захотел бы убить не только меня, но и тебя.

Анжела догадалась, к чему он клонит.

— Брюс никогда не причинял мне малейшего вреда, — солгала она.

— И, тем не менее, будет справедливо, если мы разделим поровну неприятности, которые следуют из нашего преступления, Анжела, — сказал Тони, нажимая на каждом слово, — да, я выстрелил в него, согласен. Но в действительности ты задумала его убить, ты подстрекала меня. Значит, мы оба в равной степени виновны. Полагаю, что в равной степени мы должны страдать от того, что совершили.

Замолчав, Тони поднял здоровой рукой нож.

— О, нет! Не подходи! — сказала она, стараясь не закричать.

— Картина должна быть правдоподобной, не так ли? — продолжил он безжалостно и хрипло.

— Что ты хочешь сделать?

— Нужно, чтобы и ты кровоточила. Чтобы лилась и твоя кровь, — ответил он зловещим повтором ее же собственных фраз.

«Куда бежать?» — спросила себя женщина, впадая в панику. Стоя между ней и дверью, Тони загородил ей дорогу. И лезвие — длинное лезвие настоящего мясного ножа — неумолимо надвигалось на нее.

«У него не хватит смелости порезать меня, — мелькнуло в голове Анжелы. — Ведь он всегда так восхищался моей нежной и гладкой кожей».

— Успокойся, Тони, я тебя умоляю…

— Мы должны поровну разделить страдания, моя любовь. Тони всем своим телом прижал ее к стене. Окровавленной левой рукой он надавил ей на шею, почти прервав ее дыхание. Правая, свободная рука занесла медленно нож…

— Только не лицо, Тони! Я не хочу, чтобы ты меня обезобразил!

Но она уже не имела дело с прежним Тони, покорным и любящим существом. В эту ужасную минуту ее прижимал к стене зверь в человеческом образе, и к тому же, раненый и разъяренный от вида собственной крови.

— Ты должна понять, моя девочка, — проговорил он с неумолимой жестокостью. — Разве ревнивый Брюс хотел оставить тебя внешне такой же прекрасной, чтобы ты соблазняла других мужчин? Он, конечно, в первую очередь испортил бы твое лицо для того, чтобы не разделять твои прелести с другими. Гениальная идея, не правда ли?

Кончик ножа раскроил щеку Анжелы. Больше боли она ощутила ужас от того, что обезображена. Этот ужас удвоил, утроил силы ее маленького тела. Упершись ладонями в грудь Тони, она отбросила его от себя.

С этого момента инстинкт самосохранения полностью затмил ее разум. Женщина действовала слепо, не думая о последствиях. Анжела увидела валявшийся на полу среди разбросанных вещей пистолет. Она бросилась ничком и схватила его. Даже не пытаясь подняться, перевернулась на спину и открыла огонь.

Анжела отчаянно нажимала на спусковой крючок, пока не опустела обойма, и курок не щелкнул впустую.

В комнате еще не умолкло эхо выстрелов, когда послышался другой шум. Кто-то стучался во входную дверь, настойчиво и непрерывно. Но мозг Анжелы не сразу отреагировал на этот стук. Никто — так она полагала — не мог нанести визит в столь поздний час.

— Тони… — сказала она машинально. В этот момент что-то в ее голове прояснилось… Тони валялся в луже крови, там, где он упал, сраженный пулями, — поперек кровати… Тони не отвечал.

Какая неразбериха! Как я смогу все это объяснить?

Возникшая проблема напрягла все ее умственные способности, полностью поглотила ее внимание. Мысленная сверхконцентрация как бы наглухо изолировала ее от внешнего мира, от действительности, в которой два трупа валялись перед ней…

Подумай хорошенько. Сосредоточься.

Мое бедное лицо. Ни в коем случае не забудь про лицо!

Успокойся, Анжела… Надо тебе как-то все это объяснить… Кто убил Брюса выстрелом из пистолета?… Тони, конечно, он… И отпечатки его пальцев теперь на рукоятке ножа… Но кто же тогда порезал Тони?… Брюс, естественно, он… Только Брюс прикасался к ножу… Следовательно, отпечатки Брюса должны быть на рукоятке ножа… Нужно поэтому взять нож у Тони и вложить его в руку Брюса… Хорошо. Но что делать с пистолетом?… Кто опустошил обойму в Тони?… Только не ты, Анжела! Ты — причина и свидетельница этого побоища. Это все, что тебя касается… Вложи пистолет в руку Тони… Но кто же тогда его застрелил? Чьи отпечатки пальцев должны быть в конце концов на рукоятке пистолета?

Мысли Анжелы, казалось, вращались в замкнутой круге. Когда, наконец, входную дверь с грохотом взломали, и полицейские появились на пороге спальни, они увидели перед собой страшную и зловещую картину настоящей резни: с окровавленным лицом женщина сидела на полу между двумя залитыми кровью трупами. Анжела обернулась к полицейским, словно к оракулам за советом:

— Должна ли я вложить револьвер в руку Тонн? Нет, это делать нельзя. Не так ли?… Может быть, будет более правдоподобным, если представить дело так, что я убила одного из них? Или лучше утверждать, что я не убивала ни того, ни другого? Скажем, Тони, смертельно раненный, послал Брюсу пулю в сердце… Может быть, мне все-таки следует стереть свои отпечатки с рукоятки пистолета? Скажите, я очень изуродована?

Джо Горес ПРОЩАЙ, ПАПА!


Я вылез из машины и вдохнул полной грудью ледяной воздух Миннесоты. Всего лишь вчера я приехал на автомобиле из Спрингфилда, штат Иллинойс, в Чикаго и вот на этом, втором автомобиле добрался сюда. В стеклянной витрине старого автовокзала я увидел собственное отражение — высокого и худого человека, с очень бледным я напряженным лицом, одетого в короткий для его роста плащ. В этой же витрине я увидел другое отражение — полицейского в форме, — и дрожь пробежала по моей спине. Неужели они уже знают, что я вовсе не погиб в автокатастрофе?

После того, как фараон отвернулся, разминая сомкнутые за спиной пальцы рук, я вздохнул с облегчением.

Найдя стоянку такси, спросил у шофера, опустившего боковое стекло:

— Вы знаете, как добраться до поместья Миллеров, что к северу от города?

— Знаю, и это стоит пять долларов. — Он внимательно посмотрел на меня. — Плата вперед.

Я ему заплатил из тех денег, которые забрал у пьяного типа во время моего следования в Чикаго. Мой кулак медленно разжался, когда водитель свернул из уличной тесноты на загородное шоссе номер два. Меня следовало бы опять упрятать в тюрьму только за одно желание набить морду нагловатому таксисту. Но на этот раз нервы не подвели.

— Я слышал, старый Миллер очень болен, — заметил он, искоса посматривая на меня. — У вас к нему дело?

— Да. И это исключительно мое дело.

До таксиста дошло, что я не расположен к разговору. Я же понял, что Папа настолько болен, что даже этот козел осведомлен. Однако состояние здоровья oтцa могло привлечь внимание и потому, что мой брат Род являлся вице-президентом местного банка.

Мой взгляд задержался на новостройках, поднявшихся в западной части окраины города. Здесь же была проложена новая автострада, ловко соединенная виадуком со старой. Примерно в миле от места, где кончались новостройки, начиналась холмистая, поросшая леском местность, так хорошо мне знакомая.

Около двух дней назад я совершил побег из федеральной тюрьмы в штате Индиана. И благодаря вот таким же лесистым холмам мне удалось уйти от погони. Я пересек ворота тюрьмы, притаившись в пластиковом мешке на дне кузова грузовика, вывозившего пищевые отходы на свиноферму. Потом я соскочил с грузовика и, пробираясь в зарослях, пересек границу штата, попав на территорию Иллинойса. Надо сказать, что в лесу я чувствую себя как рыба в воде. Заря следующего дня застала меня за завтраком в придорожном гриль-баре, примерно в двадцати километрах от тюрьмы. Как говорится, кто хочет, тот может…

Таксист притормозил у поворота на частную дорогу и нерешительно сказал:

— Таким, как я, дальше ехать не положено… Я готов, конечно, рискнуть, но, если потом поступит жалоба…

— Никакого риска не требуется. Я дойду пешком. Подождав, пока он исчезнет из виду, я пошел напрямик, взбираясь на ближайший холм. Северный ветер помогал мне, дуя в спину. Листва, опавшая с деревьев, шуршала под ногами.

Но кедры, которые Папа и я здесь посадили, зеленели, подросшие и стройные. Там, где белели на земле клочья первого снега, я заметил следы зайцев, на которых мы любили охотиться.

С вершины холма я увидел старые клены, величественно окружавшие двухэтажный особняк с каменными колоннами у входа. Я обратил внимание на нетронутый снег перед псарней, где содержались борзые. Прощай, охота на лисицу! Девственный снег лежал также у расположенного рядом с кухней перепелятника. Нет больше перепелов, которых мы разводили. Я подошел к парадной двери и нажал на кнопку звонка. Моя невестка, Эдвина, жена Рода, открыла. Моложе меня на три года, она, тем не менее, уже в тридцатипятилетнем возрасте носила корсет.

— Боже, Крис! Мы не…

Ее рот захлопнулся, не закончив фразы.

— Мать мне написала, что хозяин этого дома серьезно болен.

Да, мать мне действительно написала и вот что: «Твой отец при смерти. Но тебе, конечно же, все равно — живы мы или мертвы…»

По моему примирительному тону Эдвине показалось, что она может возомнить себя выше собственной прически из взбитых кверху волос.

— Я не вижу смысла в твоем появлении здесь, даже если тебя досрочно освободили под надзор полиции или еще каким-нибудь образом тут из ее слов я понял, что еще никто не интересовался здесь моей особой. И если ты опять хочешь втянуть нашу семью в очередную историю…

Я молча отодвинул ее в сторону и вошел в холл.

— Где отец?

Отца я называл Папой только в душе.

— Он умирает, и ничего нельзя поделать.

Она произнесла эти слова с плохо скрытым радостным злорадством. Мне очень захотелось влепить ей пощечину, но, опять сдержав себя, хмыкнул что-то неопределенное и прошел в гостиную. Там я услышал, как матушка окликнула невестку с баллюстрады второго этажа.

— Эдвина, кто пришел?

— О! Один… один служащий банка, мама. Он подождет внизу, пока доктор не уйдет.

Доктор! Значит, отец жив, и я успел вовремя. Через некоторое время спустился врач, и Эдвина попыталась незаметно выпроводить его, прежде чем я успею с ним поговорить.

— Извините! Можно вас на минуту, доктор? По поводу состояния старого Миллера.

Ростом он был примерно метр восемьдесят, что чуть меньше моего, но весил килограммов на двадцать больше. Резким движением он высвободил свою руку.

— Посторонитесь, молодой человек, я…

Я схватил его за отвороты плаща и встряхнул так сильно, что его лицо покраснело, а очки сползли на самый копчик носа.

— Я старый друг этой семьи, доктор. А теперь, скажите откровенно, какова ситуация там? — спросил я, указав движением головы на верхний этаж.

Конечно, было глупо, абсолютно глупо приставать к врачу. В любой момент фараоны могли догадаться, что обуглившийся в сгоревшей машине труп не мой. Впрочем, я вылил на труп и на машину весь оставшийся в баке бензин, прежде чем исчезнуть с места происшествия. Никаких следов, никаких отпечатков пальцев не должно было остаться. За исключением моего башмака, который я предусмотрительно отбросил в сторону от огня. Но если они умнее, чем я рассчитываю? Если уже информированы о моем побеге? Если решили сравнить картограмму состояния зубов трупа в машине с той, которая заполнена на меня дантистом в тюрьме? Если так, то рано или поздно они явятся сюда, будут задавать вопросы, и, конечно, лекарь прикинет, что к чему, догадается, кто я такой. Но я должен был знать, действительно Папа так плох, как сообщила мне Эдвина. К тому же, я никогда не отличался терпением.

Врач оправил свою одежду и, казалось, обрел прежний, исполненный чувства собственного достоинства, вид.

— Он… Судья Миллер очень слаб. Настолько, что не может двигаться. Больше недели он вряд ли проживет.

Его глаза впились в мое лицо, ища на нем следы горя. Но пребывание в федеральной тюрьме научит любого не выдавать свои чувства.

Видимо разочарованный, он добавил:

— У него рак легких в последней стадии. Судья обречен. Но он не чувствует боли.

Я вновь сделал движение головой. На этот раз в сторону двери.

— Вам известно, где выход. Я вас провожать не буду. Стоя у лестницы, Эдвина разыграла сцену возмущения по поводу моего обращения с врачом. Лицемерные спектакли стали обычными в нашем доме, с тех пор как Род женился на ней. Папа и я в этих представлениях не участвовали.

— Я же сказала тебе, что твой отец смертельно болен. И я запрещаю тебе…

— Запрещай Роду. Возможно, твои запреты ему нравятся.

Войдя в спальню родителей, я увидел неподвижную руку Папы, немощно свисавшую с края кровати. Дым от сигареты, которую он держал между пальцами, поднимался тонкой струйкой к потолку. Когда-то эта рука обладала крепкими мускулами, и я навсегда запомнил затрещины, иногда мне достававшиеся в детстве от него. Сейчас у Папы не осталось сил, чтобы удержать перед собой сигарету. Беспомощный вид отца вызвал во мне щемящее чувство жалости, подобное чувству, которое я испытал когда-то, глядя на нашу любимую охотничью собаку, разорванную разъяренным медведем.

Побледневшая мать поднялась из кресла, стоявшего у кровати. Я заключил ее в объятия.

— Здравствуй, Мама!

Я почувствовал, как она напряглась в моих руках, но я знал, что она меня не оттолкнет. Не позволит себе этого в комнате Папы.

Услышав мой голос, больной повернул голову в нашу сторону. Серебряная седина его волос чуть заискрилась. Близость кончины придала его глазам почти прозрачность, и они были бледно-голубыми как легкая тень облаков на свежем снегу.

— Крис… Это ты, мой мальчик, черт бы тебя побрал… — медленно произнес он еле слышным голосом. — Признаться, я очень рад увидеть тебя.

— И я рад. Однако ты тут разленился, старый демон, — с любовью ответил я ему. — Как мы будем охотиться, если псарня пуста?!

— Достаточно, Крис, — вмешалась мать, пытаясь вновь покомандовать.

— Я немного посижу с отцом, Мама, — заставил я себя возразить ей как можно мягче. Понимая, что Папа угасает, я хотел разделить оставшиеся минуты его жизни.

Мать промолчала, видимо, не зная как поступить. Ее темный силуэт застыл ненадолго на пороге комнаты и бесшумно исчез. Я был уверен, что она направилась в другую комнату, чтобы позвонить по телефону Роду в банк.

В течение двух часов мы оставались одни. И почти все это время мне пришлось вести нашу беседу. Папа лежал, вытянувшись, с закрытыми глазами, словно спящий. Но время от времени по его губам пробегала легкая улыбка, особенно при воспоминаниях о том, как мы бродили по холмам в поисках золотой жилы, как играли в разбойников, когда я был мальчишкой, как однажды приручили молодого оленя, увязавшегося за нами до самого дома и вернувшегося в лес только после того, как Папа хлестнул его хворостиной по крупу.

Только после его избрания судьей мы стали отдаляться друг от друга. Мне было тогда двадцать лет, и, по-видимому, мной владела страсть к бурной жизни, которую я унаследовал от него. Но Папа, старше меня на тридцать лет, умел уже обуздать себя. Я же продолжал катиться по наклонной плоскости вниз.

В семь часов вечера мой брат Род позвал меня в гостиную. Я вышел из спальни отца и прикрыл дверь за собой. Похожий на атлета Род был выше меня ростом и выглядел солиднее. Но ему всегда недоставало мужества. Скривив рот, он уставился на меня ясными, близко посаженными глазами.

— Жена сказала мне, что ты непочтительно с ней разговаривал, — начал он таким тоном, словно отчитывал одного из своих подчиненных в банке. — Мы обсудили твое поведение с матерью и хотим, чтобы ты удалился отсюда. Мы хотим…

— Вы хотите? Пока отец дышит, этот дом все еще его. Не так ли?

Род набросился на меня с кулаками, но я увернулся от удара, оттолкнул брата плечом к стене и влепил пару пощечин. Я мог бы легко сложить его вдвое ударом по солнечному сплетению, затем оглушить ударом сложенных вместе рук по затылку и одновременно размазать его рожу о колено. И это доставило бы мне удовольствие.

Но стоило ли ради этого устраивать побег из тюряги, тащиться сюда тысячу миль, пытаясь убедить фараонов, что я мертв? Поэтому я не стал продолжать драку. К тому же, было видно, что Род испугался, и его решимость пропала.

— Грязное… Грязное животное! — прошелся он в мой адрес, прикладывая, словно женщина, ладони к побитым щекам. Затем я увидел, как глаза его театрально расширились в тот самый момент, когда до него, наконец, дошло, в какой ситуации я нахожусь.

— Ты, ты сбежал?! — выдохнул он. — Сбежал из тюрьмы?!

— Да, это так… И я намерен оставаться на свободе. Я вас хорошо знаю, всех. Меньше всего на свете вы желаете, чтобы полицейские появились здесь.

И, подражая его надменному тону, я добавил:

— О, какой, какой скандал может разразиться!

— Но тебя разыскивают?

— Они думают, что я мертв. Там, в Иллинойсе, я врезался на краденой машине в указатель движения. Автомобиль взорвался и сгорел вместе со мной.

— Ты… Ты хочешь сказать, что в машине был труп? — сдавленно пробормотал он в состоянии ужаса.

Я знал, что он подумал. Но мне и в голову не пришло объяснять, что же на самом деле произошло. В указатель врезался не я, а старый фермер, который вез меня в Спрингфилд, потому что думал, что держу револьвер в кармане пиджака, в котором ничего не было кроме сжатой в кулак ладони. И это «оружие» я наставил на него. В случившейся катастрофе меня выбросило из машины без особых ушибов. Фермер нанизался грудью на руль и тут же умер. Я снял с погибшего ботинки и одел один из моих на его ногу. Второй, с множеством отпечатков моих пальцев, бросил в сторону так, чтобы его обнаружили и он не сгорел вместе с машиной, которую я поджег. Зачем было все это говорить Роду, он все равно бы не поверил, что это правда. Да и кто другой в нее поверил бы, если бы меня поймали?

— Дай мне бутылку старого виски и пачку сигарет, — сказал я брату. — И проследи, чтобы мать и Эдвина держали языки за зубами, если кто-нибудь явится сюда и будет спрашивать обо мне.

После этих слов я приоткрыл дверь в спальню Папы и сказал чуть громче, чтобы больной слышал:

— Спасибо, Род… Так хорошо, знаешь, вновь быть дома! В тюремной камере можно быстро научиться подолгу бодрствовать или спать, смотря по обстоятельствам. Последующие тридцать семь часов, пока Папа жил, я не спал, сидя в кресле у его кровати, отлучаясь лишь по нужде в туалет и тревожно вслушиваясь в телефонные или дверные звонки. И каждый раз я думал: «Пришли за мной!»

Но мне везло. В удаче я нуждался для того, чтобы побыть с Папой до его последнего вздоха. Что будет потом, мне наплевать.

Когда наступила кончина, к постели больного приблизились Род, Эдвина, мать и доктор, который тоже явился, словно опасаясь за свой гонорар. Бледная рука отца чуть пошевелилась, и к ней припала мать, опустившись на колени у кровати. Маленькая, худенькая, с высохшим строгим лицом мать не плакала, наоборот, она казалась невероятно серьезной.

— Сожми мою руку… Вот так… Сожми, чтобы мне не было страшно.

Умирающий чуть улыбнулся и закрыл глаза. Мы ждали его кончины стоя. Дыхание Папы становилось все реже. Словно замедлялось движение маятника на останавливающихся гиревых часах. Никто не произнес ни слова. Я обвел присутствующих глазами, таких жалких и напуганных перед лицом смерти, и почувствовал себя волком среди овец…

Мать громко зарыдала.

День выдался холодным, с редким колючим снегом. Я остановил джип у церкви, где шла похоронная месса, вошел вовнутрь по скользким оледеневшим ступеням. Подняв воротник плаща и полузакрыв им лицо, я в сотый раз повторял, что было безумием с моей стороны присутствовать на похоронах. Полиция, вероятно, уже знала, что в машине сгорел не мой труп. Да и кто-то из чиновников в тюрьме наверняка вспомнил, что я накануне побега получил письмо от матери, в котором извещалось о смертельной болезни отца. После его кончины прошло два дня, и мне следовало бы находиться в Мексике. Но я не мог заставить себя уехать, пока его не похоронят. Или, может быть, я сам себе изобрел этот предлог, чтобы по-прежнему бросать вызов властям, продолжать эту глупую игру, в которой в проигрыше всегда остаются такие парни, как я?

Издали Папа лежал в гробу как живой. Вблизи были отчетливо видны румяна на лице, и шея казалась слишком тонкой для воротника рубашки. Я прикоснулся к руке — почувствовал каменный холод и не нашел ничего в ней знакомого, кроме вида ногтей, длинных и чуть искривленных.

Встав за моей спиной, Род незаметно для других шепнул мне на ухо:

— Сегодня ты уберешься отсюда. Я не хочу видеть тебя в моем доме.

— Постыдился бы, брат! Говорить такое до того, как объявлено завещание? — возразил я ему тоже шепотом.

Пешком мы проследовали за катафалком по заснеженным улицам на кладбище. Могильщики установили тяжелый гроб на доски, положенные поперек вырытой ямы, на глинистые края которой налипли комья снега.

Я ушел, когда пастор начал читать молитву — ушел не потому, что устал от присутствия смерти, а потому, что мной овладело желание побродить по родным холмам. Кроме того, мне надо было взять кое-что из дома, прежде чем мои родственники вернутся с похорон. Ружья и патроны я нашел в гараже, куда их, очевидно, запрятал Род, панически боявшийся выстрелов. Я выбрал отличное легкое ружье двадцать второго калибра. Папа и я провели, наверное, сотни часов с этим ружьем, поэтому лак сошел с рукоятки, и она была отполирована прикосновением наших ладоней и пальцев. Ствол ружья потерял свою первоначальную голубизну от долгого пребывания на воздухе…

Я доехал на джипе до места, где начиналась ложбина между холмами и пешком углубился в лес. Воспоминания детства вновь нахлынули на меня, и это помогло забыть о холоде, подобравшемся к моим ногам сквозь подошвы легких ботинок.

Внезапно серо-коричневая молния метнулась из-под груды, мертвых сучьев — заяц стремглав запрыгал через открытую поляну в сторону кустарника. Моя пуля ударила его в спину. Он конвульсивно дергался до тех пор, пока я не прикончил его ударом каблука.

Оставив на земле мертвого зайца, я пошел дальше вдоль ложбины. Вечерние сумерки густели, превращаясь в ночь. И, все же, я успел разглядеть, как пришла в движение небольшая тень: жирный фазан, волоча длинный хвост, пробежал несколько шажков, прежде чем взлететь справа от меня. Я успел сделать прицельный выстрел и сбил его на подъеме.

Забрав добычу, я вернулся к джипу. Тонкая струйка крови стекала с клюва фазана, да и заяц был еще теплым. Чтобы найти дорогу к кладбищу, мне пришлось включить передние фары.

Могила оставалась все еще незакрытой. Снег покрывал белым саваном лежащий на дне ямы гроб. Я бросил на него зайца и фазана, потом постоял у края ямы неподвижно минуту-две. Холодный ветер обжигал мои щеки, по которым текли горячие слезы.

Прощай, Папа! Прощай наша охота на оленя по ту сторону холмов. Прощай охота на диких уток у прибрежных плесов. Прощайте запахи леса, придававшие такой прекрасный привкус виски, которое мы пили. Прощай все то, что было самой дорогой частью меня, и о существовании чего я не подозревал…

Я повернулся, чтобы направиться к джипу… и замер на месте. Я даже не слышал, как они приблизились. Их было четверо, стоявших с вежливыми и серьезными лицами, словно отдавая почести умершему. В определенном смысле, так они и поступали, ибо в их глазах я тоже был потенциальным покойником, поскольку, по их убеждению, убил того фермера, сгоревшего в машине. Внутренне напрягшись, я вспомнил про малокалиберное ружье, висевшее дулом вниз под плащом. Да, ружье было при мне. Но для четырех фараонов оно — детская игрушка. О, если бы Папа предпочитал оружие более крупного калибра. И, все равно, стрельба для меня кончилась…

Медленно, словно мои руки налились свинцом, я поднял их вверх и положил ладонями на голову.

Брюс Уолтон ПРОТИВ ПОВЕШЕНИЯ


Вспотевший прокурор ослабил галстук и продолжил обвинительную речь. Его голос то громыхал, то врывался на визг, как у плохого актера-трагика.

— Я вновь хочу напомнить вам, уважаемые присяжные, что этот тип по имени Борк предстал перед судом по обвинению в самом злодейском убийстве и изнасиловании, которое когда-либо совершалось в нашем округе. А теперь я остановлю ваше внимание на главных пунктах обвинения…

Кожа на теле Борка зачесалась. Все происходящее в небольшом зале судебного заседания с его душной и неподвижной атмосферой — следствие июльской жары, — приобрело для подсудимого оттенок нереальности, словно он видел это в кошмарном сне.

Теперь Борк почти был уверен, что его повесят. В своей речи прокурор изобразил Борка кровожадным зверем. Старый судья в красных подтяжках возвышался над столом как гигантский кенгуру. Местный шут по имени Поп Лимойн, назначенный адвокатом, потерял к делу всякий интерес, когда Борк отвергнул его предложение признать себя во всем виновным и просить суд о снисхождении.

— Почему бы в таком случае не посадить меня в клетку к голодным львам? — заметил Борк. — И, к тому же, я никого не убивал.

— Неужели? — иронически спросил Поп. — Обвинение владеет прямыми свидетельствами и косвенными доказательствами. Изнасилованная и убитая девица была из местных, и все ее любили. Ты — нездешний. И, кроме того, кого-то они все равно должны повесить. Если хочешь спасти свою шкуру, признай себя виновным и проси о снисхождении на коленях и в слезах.

Борк, подумав про себя, что признанием он еще больше раздразнит голодных псов, лишь усмехнулся в ответ на совет «адвоката».

— Что бы там ни было, — продолжал прокурор, — но я предпочитаю предоставить право решать судьбу подсудимого досточтимым присяжным Блю Риббона, чей ум и жизненный опыт позволит вынести вердикт без лишних эмоций, на основании беспристрастной оценки фактов.

Борк вновь усмехнулся, глядя на тупые как у баранов лица, уставившееся на него со скамьи, отведенной для членов жюри. Он даже не попытался скрыть своего презрения к этим необразованным и недалеким людям, хотя подсудимый знал, что его высокомерный вид, возможно, настроит присяжных против него. И, тем не менее, Борк решил не унижаться и не просить для себя помилования. Он не мог заставить себя снизойти до их уровня, хотя понимал, что может быть приговорен к смертной казни через повешение.

«Присяжные Блю Риббона? — язвительно подумал про себя Борк. — На выставке дегенератов им бы дали главный приз. Вероятно, они такие и есть на самом деле».

— Подсудимый утверждает в свою защиту, что никто непосредственно не видел, как он совершил это чудовищное преступление. И что же особенного в этом утверждении, люди?

Разве можно ожидать от убийц, чтобы они совершали свои злодеяния на глазах у всех или перед объективом телекамеры? — задался вопросом прокурор.

Слабый смешок раздался из кала и тут же растаял в гнетущей духоте.

Борк повернул голову в сторону шерифа Ленни, чье отношение к подсудимому отличалось уважением и симпатией. Борк уже заметил, что шериф неоднократно неодобрительно хмурил брови, наблюдая за ходом судебного разбирательства. Блюститель порядка был человеком преклонного возраста, высоким и худым, но на вид крепким для своих лет. И сейчас, встретившись глазами с Борком, он улыбнулся ему с печальным сочувствием, словно давая понять, что не в состоянии что-либо изменить в происходящем судилище. Борк почувствовал в этой улыбке желание морально поддержать человека, окруженного враждебностью жаждущей расправы банды.

— Слушание дела откладывается до утра, — вдруг проревел судья, — Или, точнее, до того времени, когда отремонтируют сломавшийся кондиционер.

— Но, Ваша Честь, — жалобно взвизгнул прокурор, — я только дошел до середины моей впечатляющей речи!

— Эта речь ещё больше впечатлит присутствующих, если вы произнесете ее при подходящей температуре, — оборвал его судья, посмотрев на подсудимого с подобием улыбки.

Борку показалось, что он уже видел подобный оскал в зоопарке у тигра перед кормлением.

Уняв дрожь, подсудимый встал, нервы его были на пределе. Борк знал, что ему потребуется вся сила воли, чтобы не сойти с ума. Он потрепал своего адвоката за плечо.

— Проснись, Поп, — сказал Борк с горькой усмешкой. — Пора тебе выпить пива.

Молчаливый помощник шерифа, стоявший невозмутимо все время рядом, замкнул наручник на левом запястье подсудимого. Шериф Ленни подошел к Борку справа и вывел его из зала суда в тюремное помещение. В нем ничего не было, кроме железной койки, желтого рукомойника, унитаза со смывающим устройством. С потолка на шнуре свисала покрытая пылью электрическая лампочка. На самом верху одной из грязных облупившихся стен имелось небольшое зарешеченное железными прутьями окно. Арестованных обычно содержали в окружной тюрьме, недалеко отсюда, но Ленин настоял, чтобы Борка поместили в камеру при суде во избежание возможного, как объяснил шериф, линчевания подсудимого.

Помощник шерифа отомкнул наручники и хотел было тут же выйти из камеры, но заметил, что его шеф стоит на пороге, закуривая сигару. Помощник нерешительно почесал голову и застыл в ожидании команды. Минуту-две никто ничего не говорил. Наконец, помощник рискнул задать вопрос.

— Шериф?

— Да, Дэви, — ответил тот, не глядя на него.

— Мне нужно закрыть камеру. Вы пойдете со мной?

— Можешь идти.

— Вы останетесь здесь, шериф?

— На некоторое время, да.

— Вы действительно хотите, чтобы я запер вас вместе с ним?

— Ситуация складывается не в пользу мистера Борка. Я хотел бы побеседовать с ним наедине и подготовить его к самому худшему. На всякий случай.

Помощник неохотно попятился к двери, качая неодобрительно головой.

— Вы слишком добры, шериф. Обращаетесь с бешеными собаками так, словно они человеческие существа.

— Иди и выпей пива, Дэви.

— Если хотите, я постою за дверью.

— Лучше выпей пива в баре, — спокойно и терпеливо заметил шеф. — Я был уже шерифом, когда ты ходил под столом. Думаю, что могу справиться с любой неожиданностью, если таковая возникнет.

Помощник вышел, закрыл за собой дверь и повернул ключ замка.

Шериф жестом предложил подсудимому сесть, и тот опустился на железную койку.

— За кого принимает меня ваш помощник? За голодного медведя, который может вас съесть? — язвительно спросил Борк.

— Он же сказал, что вы для него бешеная собака.

— Что вы думаете, что они сделают со мной, шериф?

— Ситуация тяжелая. Я допускаю, что вы даже совсем невиновны. Но вас судят пристрастным судом. Фактически у вас нет никаких шансов оправдаться. Но вы ведь не хотите болтаться на виселице, не так ли?

Борк провел пальцем по взмокшему от пота воротничку рубашки.

— Да, я бы не хотел.

— Они намерены вас повесить. Этот судья, старый Бедеккер, обожает выносить смертные приговоры. Они уже заранее решили, что вы виновны в убийстве при отягчающих обстоятельствах. Решили еще до начала процесса.

Борк содрогнулся.

— Вот почему они так безжалостно смотрят на меня.

— Такова ситуация, мистер Борк. Им нужно кого-то повесить. И они никогда не повесят кого-нибудь из местных, если есть другая возможность.

— Следовательно, у меня нет ни малейшего шанса?

— В этом суде, да.

— Но я не виновен.

— Может быть. Но если бы вы даже были виновны и справедливо осуждены, мне бы не хотелось вас повесить.

— Неужели?

— Это правда.

— Тогда кто же накинет петлю?

— Никто. Если я смогу предотвратить казнь.

Шериф Ленни быстро подошел к двери с зарешеченным оконцем и прислушался. Примерно через минуту полицейский вновь приблизился к Борку. В руках шерифа был плотный пакет, который он достал на ходу из-под рубашки. Ленни развернул промасленную бумагу и показал изумленному Борку шесть лезвий от пилы-ножовки.

— Что за штука? — еле слышно прошептал подсудимый.

— Положите это под матрац.

Борк взял лезвия и быстро их спрятал, все еще не веря своим глазам.

— Хотите сигару? — предложил шериф.

Руки Борка задрожали, когда он откусывал кончик сигары. Засунув другой ее конец в рот, потянулся головой к огню зажигалки, которую шериф уверенно держал в своей старой, коричневой от загара ладони. Погасив зажигалку, шериф посмотрел вверх на окно.

— Прутья из мягкого железа, мистер Борк. Вам потребуется меньше трех часов, чтобы перепилить их. Дэви ночью здесь не будет. Начав пить, он уже не остановится, пока не свалится. Пилите до конца только верхние концы прутьев. А потом нажмите на них, и они вывалятся наружу вместе с нижней планкой рамы окна, словно вставная челюсть судьи Бедеккера, когда он слишком громко орет. Дерево, из которого сделана рама, давно прогнило. Как, впрочем, и весь наш город.

— Но я ничего не понимаю.

— Все очень просто. Я устал вешать осужденных. Через месяц ухожу на пенсию и не хочу, чтобы еще одна смерть отягощала мою душу. Вы когда-нибудь видели повешенного? Я имею в виду близко, лицом к лицу?

— Нет, — прохрипел в ответ Борк.

— Об этом в газетах не пишут. Об обязанностях палача не принято снимать фильмы или показывать весь процесс казни от начала и до конца по телевидению. Набравшись некоторого опыта, начинаешь считать себя экспертом, но это не так. Скажем, у осужденного при повешении ломаются шейные позвонки, а удушения не наступило? Приходится снова совать его в петлю. Иногда обрывается веревка от слишком большого веса. Или развязывается узел. Никогда все точно не рассчитаешь. В последний раз, когда я вешал, преступник упал, как положено, с петлей на шее в люк. Я подумал, что все кончено. А он вдруг высовывает оттуда свою голову…

— Прошу вас… Прошу, не надо таких подробностей.

— Конечно, конечно, мистер Борк. Эти подробности никто не хочет слушать. Пусть палач делает свое дело. Легко сказать, что человек может прекратить заниматься тем, чем ему не нравится. Но в реальной жизни освободиться от обязанностей значительно труднее. Я всегда хотел быть только шерифом, а теперь я еще и палач. Палачом никогда не хотел быть, но, знаете, кто заставил меня им стать? Моя жена. Это Лаура заставляла меня соглашаться на исполнение приговора, твердя: «Повесь еще одного… Повесь в последний раз… Повесь еще…»

Шериф внезапно умолк. Может быть, потому, что голос его становился все громче и громче, и дыхание чаще и тяжелее. Некоторое время он стоял молча, словно приводя в порядок свои нервы. Наконец, улыбка вернулась к нему.

— Видите ли, за каждое исполнение приговора я получаю дополнительную премию. А Лауре нравится транжирить деньги. И, кроме того, если бы я не вешал преступников, меня бы вряд ли переизбрали на должность. А Лаура гордится тем, что она жена шерифа.

Ленни вынул сигару изо рта и уставился на нее, словно решая стряхнуть пепел или нет. Он вновь заговорил, но так тихо, что Борку пришлось напрячь слух, чтобы различить слова.

— Если бы не она, я давно бы уехал из этого проклятого города. Если бы не она, я бы мог делать то, что хочу. Посетить например, места, которые не видел. Заняться чем-нибудь инте- ресным…

Вечерние тени, заполнившие камеру, еще более омрачили грустное лицо шерифа.

— Я знаю, что значит находиться в заключении, мистер Борк. Ведь всю свою жизнь я тоже провел в тюрьме.

Шериф вновь подошел к двери и прислушался. В наступившей тишине узник различил веселые голоса детей, играющих на улице. Полицейский обернулся.

— Вы ведь рисуете картины, не так ли, мистер Борк?

— Да. Поэтому я здесь. В моем автомобиле кончился бензин, но у меня не было денег, чтобы наполнить бак. Также поэтому я не могу нанять хорошего адвоката. Да, я художник.

— В этом округе еще ни разу не повесили богача, мистер Борк. И еще одно: некоторые из тех. кого здесь повесили, были невиновны. И сознание этого не дает мне спокойно спать.

Борк поразмыслил нал сказанным и спросил шерифа:

— Вы действительно хотите, чтобы я перепилил решетку этой ночью и сбежал?

— Вам решать, если не хотите быть повешенным. Но я определенно не хочу быть вашим палачом.

— Но есть ли у меня шанс благополучно уйти от погони?

— Есть. И довольно большой. Иначе бы я не принял мер, чтобы вас спасти. Я не хочу, чтобы вас поймали и вновь доставили сюда для неминуемой казни при моем участии. Поэтому я разработал для вас маршрут побега, мистер Борк. Вы проберетесь через болото и отсидитесь денек-другой в моем охотничьем домике. Затем я отвезу вас до границы штата в моем пикапе.

— В вашем охотничьем домике? — прошептал Борк.

— Да, в нем. Уверен, преследователям и в голову не придет искать вас в моем владении.

— Думаю, что вы правы.

— Тогда действуйте, мистер Борк, и помните: если сегодня вы не выберетесь отсюда, завтра они вынесут вам смертный приговор, и вы пропали. Эти присяжные уже спят и видят, как вы болтаетесь в петле. Удачи вам, мистер Борк.

С этими словами шериф Ленин покинул камеру, открыв своим ключом дверь и вновь заперев ее.

Борк подождал, пока часы на здании суда пробили девять раз, и принялся за распиливание оконной решетки. Для этого ему пришлось взобраться на умывальную раковину и встать на цыпочки. Работать было крайне неудобно, мышцы от напряжения сводило судорогой. Лезвия ножовки постоянно гнулись. Борку приходилось держать их вплотную к железным прутьям и пилить короткими движениями. Ссадины и царапины покрыли сгибы пальцев. Порой казалось, что он занимается напрасным делом, но мысль о неизбежности повешения подстегивала его силы и волю.

К тому времени, когда он перепилил первый прут, одно из лезвий сломалось пополам, а на двух других местами стерлись зубцы. Правая рука узника превратилась в сплошую рану и обильно кровоточила. Борка охватило сомнение, сможет ли он осилить второй прут.

Последнее шестое лезвие сломалось, когда пробило два часа утра. Дрожащими пальцами Борк ощупал верхний конец железного прута и убедился, что почти перепилил его.

Силы покинули узника, и он упал с раковины на пол. При падении Борк ударился головой о край умывальника и потерял сознание. Постепенно чувства вернулись к нему. Борк осторожно ощупал гудевшую голову. Чуть повыше левого уха кожа была разорвана. Узник лежал еще несколько минут, прежде чем оказался в состоянии подняться. Пошатываясь, он сделал несколько неуверенных шагов по камере, чувствуя страшную усталость от перенапряжения нервов и мускулов.

Внезапно Борка осенило. Используя обломок лезвия ножовки в качестве отвертки, он освободил сиденье унитаза. Оно оказалось из крепкого дерева. Взобравшись снова на умывальник, узник поддел сиденьем подпиленные железные пруты и использовал его как рычаг. Решетка чуть-чуть поддалась. Борк подождал несколько секунд, прислушавшись. Ничего подозрительного. В темном парке, примыкавшем к зданию суда, раздавались лишь крики ночных птиц, кваканье лягушек, щелканье цикад.

Борк напряг силы, и прутья лопнули окончательно. Ухватившись за них, он принялся раскачивать решетку. Внезапно она с треском вывалилась наружу вместе с нижней частью оконной рамы. Мокрый от пота и дрожащий, узник прильнул к стене, чтобы снова не упасть. Отдохнув и восстановив дыхание, он стал протискиваться в узкое оконное отверстие. Зазубренные верхние концы прутьев оцарапали шею и спину, но он заставил себя не застонать. Борк вывалился из окна и упал на мокрую траву. Поднявшись на четвереньки, он тихонько заскулил от боли, словно раненая собака. Рубашка на нем превратилась в лохмотья. Ссадины и царапины обильно кровоточили. Борк медленно встал на ноги, заткнул остатки рубашки в брюки и бросился бежать в направлении, указанном шерифом. Свежий воздух и ощущение свободы помогли обрести беглецу второе дыхание. Он всегда воспринимал свободу как должное. И теперь, обретя ее невероятными страданиями и усилиями, понял, как много значит она для человека.

Направляясь в сторону юга, Борк добежал до шоссе. На пути попалось несколько загонов, в которых хрюкали свиньи. Дальше за свекольным полем начинались болота, поросшие мелким кустарником и высокой осокой. Борк устремился туда, постоянно держа в голове маршрут, данный шерифом. Школьные знания астрономии пригодились ему. Найдя на небе Полярную звезду, он смог сориентирваться, где юг, и бежать дальше.

Борк без труда нашел узкую проселочную дорогу, значившуюся в маршруте. Она вела к небольшой группе деревьев, граничащей с открытым пространством воды. Там, у берега, как говорил шериф, он должен был найти лодку, чтобы переплыть на другую сторону огромного болота. Борк ускорил бег, напрягая последние силы. В любой момент побег могли обнаружить. Кто знает, может быть, погоня уже преследует его.

Сбежав с дороги, Борк бросился напрямик к деревьям. Ноги вязли по колено в болотной жиже. Острые края листьев осоки вонзались в него. Борк вскрикнул от испуга, когда что-то змеевидное и скользкое коснулось его руки. Тучи москитов кружились над головой беглеца, беспощадно жаля его лицо и обнаженные части тела. В темноте Борк услышал жадное урчание аллигаторов. В голове мелькнула мысль о гадюках и других болотных тварях. Но все его теперешние страхи были ничем в сравнении с тем ужасом, который он испытал в суде, ожидая смертного приговора…

Борк нашел лодку, привязанную к обнаженным корням кипарисового дерева, свернувшихся над черной водой словно клубок огромных змей. Сев в лодку, беглец начал грести вдоль открытого пространства по слабому течению дальше на юг. Нужно было плыть до тех пор, пока слева, как говорил шериф, не покажутся два костра, зажженных рядом на берегу. Туда надо причалить. В нескольких минутах ходьбы от этого места и находится охотничий домик шерифа.

Борк почувствовал слабость и понял, что, по-видимому, потерял много крови. Но он продолжал грести. Ничего другого не оставалось. Он должен найти укрытие, прежде чем рассветет. Проток становился все уже и уже. Местами беглецу приходилось проталкивать лодку вперед между плотными стенами из камыша и осоки.

Когда лодка вновь оказалась на относительно широком водном пространстве, Борк решил передохнуть. Он положил весла на край кормы и опустил голову на колени. Течение медленно несло лодку вперед. Лунный свет пробивался к поверхности воды сквозь холодный туман, придавал очертаниям окружающей растительности вид мрачных призраков.

Аллигатор завозился и ударил хвостом за кустом гиацинтов, и Борк вспомнил, что приехал в эти места именно за тем, чтобы запечатлеть на холсте эти удивительно красивые цветы. Но вместо занятия живописью он слишком много выпил виски о салуне, а, когда пришел в себя, выяснилось, что все готово для его повешения.

Сделав несколько гребков, Борк вынужден был вновь передохнуть. Беглец с трудом дышал. Внезапно он сдавленно вскрикнул, осознав, что темные пятна на ногах, руках и груди — всосавшиеся в плоть болотные пиявки. Из горла Борка вырвался вопль, но он тут же зажал грязной ладонью рот. Этих кровососущих тварей нельзя сразу отрывать от тела. Надо подождать, пока они сами насытятся и отвалятся. Бсрк от кого-то слышал, что этих пиявок выжигают сигаретами или eщe чем-то.

Но все же от москитов ему было гораздо хуже. С каждой минутой их облако над ним сгущалось. Москиты слетались отовсюду, привлеченные запахом пота и крови. Назойливо жужжа, насекомые темной массой нападали на него, впиваясь в шею, руки, лицо как маленькие пули. Борк убедился, что ничто не могло их отпугнуть. Резкое движение их не беспокоило. Можно было только стереть их с кожи словно черно-багровый налет. Но беглецу было не до этого. Он продолжал грести.

По обеим сторонам протока стенами изо мха стояли дикие лимонные деревья со сморщенными плодами, напоминающие футбольные мячи. На ветках этих деревьев торчали острые как лезвия кинжала колючки. Борк возненавидел эти места. Если ему удастся выбраться, подумал беглец, он никогда больше не вернется сюда. Никогда не возникнет желания взяться за кисть и краски, чтобы изобразить эту жестокую природу.

Проток вывел лодку в довольно широкое озеро, черная вода которого блестела под луной, словно стекло. Слева от себя он увидел два бледно-желтых огня. Повернув лодку к берегу, Борк вскоре пришвартовал ее напротив слабо горевших костров.

Он сразу же нашел тропинку, ведущую к домику шерифа и, пройдя по ней минуты три, увидел выкрашенное белой краской дощатое строение, крыша которого была покрыта пальмовыми листьями. Свет проникал наружу сквозь бамбуковые занавеси на окнах. Борк приготовился постучать в дверь, но она внезапно открылась. Издавая хлюпающие и стонущие звуки и чуть не упав, споткнувшись о порог, беглец ввалился вовнутрь прямо из темноты навстречу ослепившему его свету.

Борк некоторое время молча стоял, пошатываясь посредине комнаты. Его глаза медленно привыкали к свету нескольких ламп.

Шериф, в рубашке с отложным воротником, домашних брюках и в шлепанцах на ногах, отошел от двери и уселся в большое кожаное кресло. За его спиной стояла кожаная кушетка, рядом с которой в стене размещался незажженный камин. В комнате раздавался приглушенный гул кондиционера. Борк несколько раз жадно вдохнул прохладный воздух. Бледное лицо шерифа ничего не выражало.

— У вас потрепанный вид, — сказал полицейский.

Борк попытался усмехнуться, но его лицо, вздувшееся от укусов москитов, будто окаменело. Он почувствовал, что вновь весь дрожит. Ни один из мускулов не повиновался.

— Я неважно себя чувствую, — ответил художник. Звук собственного голоса поразил Борка Он походил на странный свист.

Ноги Борка подкосились, к, чтобы не упасть, он сделал неуклюжий шаг вперед, ухватился рукой за спинку кушетки и только тогда увидел тело, лежащее на полу.

Борк тупо уставился на труп, поначалу ничего не соображая. У ног лежала довольно пожилая женщина, но очень, очень толстая. Он никогда раньше ее не видел. Но, если бы и видел, то не узнал: половина лица представляла собой кровавое месиво. Очевидно, ее убили железной кочергой, валявшейся рядом с трупом.

Находившийся почти на грани полного изнеможения Борк почувствовал себя еще хуже, словно что-то внутри оледенело.

— Это моя жена, — спокойным тоном сказал шериф, — Лаура. Вы помните, я вам о ней рассказывал.

Когда Борк отвернулся от Лауры, он увидел, что шериф набирает номер телефона. В другой руке полицейский держал револьвер. Дуло было направлено в сторону беглеца.

— Вы можете отправить своих ищеек в конуры, — сказал шериф кому-то. — Убийца отыскался в моем загородном доме. Да, тот самый Борк. Я отсутствовал, занимаясь ночной рыбалкой, когда он ворвался сюда. Но я опоздал. — Тут голос шерифа чуть дрогнул. — Лаура была одна. Он набросился на нее. — Шериф глубоко вздохнул. — Он убил мою жену. Я думаю, кто-то сказал ему, как найти дорогу сюда. Он, видимо, рассчитывал отсидеться здесь или взять в заложники одного из нас. Но когда он увидел Лауру, этот маньяк, я полагаю, не смог сдержать себя. Нет. Вам уже нет необходимости торопиться. Убийца не причинит больше никому вреда. Я позаботился об этом. И сэкономил нашему округу немного денег.

Шериф опустил трубку, затем посмотрел на Борка.

— Я помог вам бежать из тюрьмы. И вы теперь помогли мне. Значит, мы квиты.

Борк попытался сдвинуться с места, сказать что-то, но так и не раскрыл рта. Слова уже не имели значения.

— Они все равно бы повесили вас, мистер Борк. А так значительно легче. Значительно. — Повторил шериф с уверенной убежденностью и явно искренне. — Поверьте, по собственному опыту я знаю, что так быстрее и легче. К тому же, как я уже вам сказал, я против повешения и никого больше не повешу.

Собрав остаток сил, Борк предпринял последнюю неуклюжую попытку спасти жизнь. Бросился на шерифа. Но он не успел сделать и двух шагов, как что-то сбило его с ног. И последней мыслью, промелькнувшей в меркнущем сознании, была мысль о том, что, может быть, суд присяжных его и оправдал, несмотря ни на что.

Мэнн Рабин АЛИБИ


Томас Мерредит задушил свою жену точно в десять часов пять минут туманным октябрьским утром. Он запомнил время убийства потому, что в процессе яростной борьбы, непосредственно перед тем, как сердце жены окончательно перестало биться, старинные часы, которые он подарил ей на последнюю годовщину их свадьбы, упали с камина на пол, и стрелки их остановились, хотя механизм часов продолжал тикать в нескольких сантиметрах от побелевшего как мрамор лица редкой красоты.

Да, даже мертвая, Маша оставалась самой привлекательной женщиной из тех, которых он когда-либо видел. Ее красота, казалось, еще больше впечатляла в эти первые мгновения после кончины. Глядя на труп, Томас почувствовал, как приступ огромного горя охватил все его существо. Теперь дальнейшее существование уже не имело смысла. То, что он совершил, уничтожило и его, сделав жизнь пустой и бессмысленной.

И, все- таки, у него не было другого выбора. После абсолютно счастливой семилетней семейной жизни он вдруг обнаружил, что жена ему изменяла. Он убил Машу неумышленно, в припадке яростного гнева, такого же чистого, как и та вера в нее, жившая у него в сердце. И теперь, когда жена лежала бездыханно у его ног, Томас обвел глазами комнату, вновь убеждаясь в наличии доказательств ее измены: он увидел два бокала с остатками шампанского, пепельницу, наполненную окурками дорогих сигарет, мужской носовой платок в пятнах от губной помады, валяющийся у подножья кровати… Это только усилило его мучения.

И почему он не полетел своим обычным рейсом из Чикаго, доставлявшим его поздно вечером? На протяжении ряда лет он ежемесячно отправлялся по одному и тому же маршруту в деловую поездку и пунктуально возвращался в одно и то же время. Зачем на этот раз он позволил болтливому клерку уговорить себя взять билет на более ранний рейс? И почему, прибыв в родной город, он не направился, как обычно, в оффис, а сразу поехал домой?

Да, его побудило внезапное желание увидеть поскорее Машу и выпить с. ней утреннюю чашку кофе. И еще, он хотел приятно удивить ее, войти на цыпочках в спальню, разбудить нежными поцелуями. Он заранее представлял себе, как это произойдет: длинные черные волосы, разметавшиеся на подушке, ровное дыхание спящей, теплота полных, чувственных губ и затем внезапная радость в раскрывшихся глазах, радость от того, что она видит его.

Именно о такой встрече мечтал Мерредит. Но беспорядок, царивший в спальне, совсем не соответствовал его ожиданию. В воздухе висел тяжелый запах духов и спиртных напитков. Немые свидетельства ее неверности говорили красноречивее любых слов. Тот, кто провел с ней ночь, кто бы он ни был, уже скрылся.

Томас легким прикосновением руки разбудил жену. Он ожидал, что она ему как-то все объяснит. По крайней мере, надеялся на какое-то объяснение. И оно должно быть. Он молча подождал, пока Маша потянулась, сладко зевнула и полностью проснулась. Ее глаза, наконец, сосредоточились на лице мужа. Вместе заискивающих извинений она попросила у него сигарету.

— Маша, с кем ты была здесь этой ночью?

— С мужчиной.

— Я его знаю?

— Нет.

— Ты его развлекала?

— Да.

— Ты целовала его?

— Почему ты заявился так рано? Я хотела прибрать все к вечеру.

— Маша, отвечай мне.

— О, Томас, какой ты тупица! Скучный, старомодный тупица. И удивительно, как я тебя терпела целые семь лет. — Маша вновь зевнула и закрыла глаза, лаская пальцами свободную подушку, словно вспоминая испытанное недавно наслаждение.

— Ты хоть понимаешь, что ты наделала?

— Можешь добиваться развода. Мне безразлично. — Она презрительно повернулась к нему спиной, давая понять, что разговор окончен.

И вот именно в этот момент уязвленная гордость Томаса Мерредита обернулась взрывом необузданной жестокости. Его руки непроизвольно потянулись к ее горлу, сдавили что есть силы, так, чтобы она даже не вскрикнула. На какой-то момент ей удалось вырваться, но он настиг ее в гостиной и там довершил свое страшное преступление, несмотря на отчаянное сопротивление, продолжавшееся не более двух минут.

Спустя некоторое время Мерредит обнаружил, что находится на улице в нескольких кварталах от их многоквартирного дома. Томас не отдавал себе отчета, как он попал сюда, сколько времени это заняло, кто его видел. Он чувствовал себя полностью опустошенным, потерянным, лишившимся рассудка. Маша, его любимая Маша мертва. Никто и никогда не заменит ее. Она была для него солнечным светом, кислородом, целью и смыслом существования. Без нее зачем жить?

Мерредит направился обратно к дому. Он хотел только одного — наказания по справедливости и чем скорее, тем лучше. Никогда еще не было на свете убийцы, так сильно раскаявшегося и желавшего понести наказания. Да, он решил признаться немедленно. Прежде всего нужно подняться с кем-нибудь в квартиру, чтобы провести должным образом опознание тела и зафиксировать свое признание.

На углу улицы он увидел свободное такси. Мерредит дал водителю адрес и уселся на заднем сиденье. Он знал, что следует делать дальше. Как только кто-нибудь в их доме узнает, что он убил Машу и уведомит других жильцов, он поедет в полицию и заявит о своем преступлении. Дело было в том, что он не мог заставить себя взглянуть снова на мертвую жену.

Примерно через минуту такси остановилось у подъезда их дома.

— Подождите здесь, — сказал Томас шоферу и направился к входной двери.

С лица падали капли пота, и он весь дрожал. Раймонд, престарелый привратник, вышел ему навстречу из-за стеклянной перегородки. «Старик должен справиться в этой ситуации», — решил Мерредит. Тяжело было думать, что, может быть, в последний раз он разговаривает с привратником, с которым всегда обменивался дружеским приветствием, когда возвращался из деловых поездок домой к своей ненаглядной Маше.

— Добрый день, мистер Мерредит, — улыбнулся Раймонд, щуря близорукие глаза. — Надеюсь, ваша поездка в Чикаго была успешной.

Томас чуть замешкался. Что-то было не так, выпадало из фокуса. Старик, видимо, запамятовал, что они уже встречались утром. Но теперь не имело смысла напоминать привратнику о его забывчивости.

— Послушай меня внимательно, Раймонд. Я хочу, чтобы ты оказал мне услугу.

— Все, что вы захотите, мистер Мерредит.

— Речь идет о моей жене. Видишь ли, я… Привратник не дал ему закончить фразу.

— Да, сэр. Я все знаю. Разговаривал с ней полминуты назад. Она попросила меня подняться в вашу квартиру. Сказала, что, может быть, вскоре вы объявитесь.

— Но это невозможно!

Старик его не слушал. Он поспешил в свой небольшой альков и начал там что-то искать.

— А вот и он, — прокричал из своего убежища привратник. — Ваша жена попросила передать его вам. Она сказала, что, вероятно, будет дождь.

Пораженный Мерредит замер на месте с открытым от удивления ртом, в то время как Раймонд появился перед ним снова и протянул ему зонтик. Ничего не соображая, Томас узнал принадлежащую ему вещь. Его зашатало.

— С вами все в порядке, мистер Мерредит?

— Что ты пытаешься учинить?

— Я вас не понимаю. Разве это не ваш зонтик?

— Да, мой. Но где ты его взял?

— Я ведь вам уже сказал. Ваша жена…

— Прекрати! — заорал Мерредит, выхватывая зонтик из рук старика. — Не притворяйся, будто Маша дала его тебе и будто ты видишь меня сегодня впервые.

— Но именно она дала мне эту вещь, — запротестовал привратник. — И я действительно вижу вас сегодня впервые. Разве вы не приехали из аэропорта?

— Ты спятил! — воскликнул Томас. — Я был здесь час назад. Ты открыл мне дверь и предложил донести мои саквояжи до лифта. Мы обменялись приветствиями. Затем я поднялся к себе и задушил жену. Теперь ты понимаешь, что она не могла дать тебе этот зонтик?! Она мертва. Я убил ее. Убил менее, чем полчаса назад.

— Извините, сэр. Но мне кажется, еще довольно рановато для обильной вечерней выпивки, — привратник изучающе посмотрел на Мерредита.

Томас отшатнулся, когда Раймонд попытался взять его под руку, очевидно принимая за пьяного. «Из всех ослов этот самый упрямый, — решил про себя убийца. — Бесполезно ему что-либо объяснять». Томас вспомнил, как однажды старик долго и путано рассказывал ему о своей неудачной семейной жизни, о том, что якобы ему жена испортила карьеру. Мерредит также вспомнил, что привратник вроде бы занимал в молодости хорошую должность в какой-то компании. Возможно, при обычных обстоятельствах, он бы снисходительно отнесся к забывчивости старика. Но не сейчас.

Бросив зонтик на пол, Мерредит повернулся и поспешил обратно в такси. Захлопнув дверцу, он приказал водителю отвезти его в ближайший полицейский участок. Таксист согласно кивнул головой и включил мотор. Автомобиль рванулся с места.

Томас обессиленно откинулся на сиденье. Инцидент с Раймондом не поколебал его решимости признаться в убийстве. Неужели старик так этого и не понял? Зло свершилось. Мерредит хотел получить за это сполна, хотел страдать, хотел, чтобы его упрятали за решетку немедленно. Он закрыл глаза, думая над тем, что скажет полиции. Скоро, очень скоро его внимательно выслушают и проверят его слова. Скоро он обретет, наконец, спокойствие в одиночной камере.

Внезапно такси остановилось, и шофер щелкнул рукояткой счетчика.

— Мы приехали.

Томас очнулся от своих мыслей, сунул руку в карман и вытащил оттуда долларовую бумажку. Подал ее шоферу и, не ожидая сдачи, открыл дверцу.

— Эй! Подождите секунду! — заорал водитель. — А где же остальные мои деньги, любезный? Посмотрите на счетчик.

Томас недоуменно уставился на стеклянный экранчик. На нем значилась сумма — девять долларов сорок пять центов.

— Но здесь какая-то ошибка. Столько не могло набежать.

— Вы утверждаете, что мой счетчик лжет? — прорычал водитель, выставив на него свое небритое лицо с грубыми чертами. Казалось, вот-вот он набросится на Томаса с кулаками. — Да будет вам известно, что всего лишь два дня назад его проверил инспектор. И, кроме того, я часто вожу людей в аэропорт и обратно. Расстояние в один конец обходился клиенту примерно в девять долларов.

Томас протер глаза, пытаясь восстановить порядок в мыслях.

— Но я сел в вашу машину не в аэропорте. Я нанял вас несколько минут назад. Мы не проехали больше двух миль.

Водитель, тряхнув головой, нахмурил брови.

— Мистер, у вас, наверное, галлюцинации или что-то в этом роде? Уже больше часа я катаю вас. Мы проехали весь путь от аэропорта. По дороге ненадолго остановились у дома, где вы живете, затем вы сказали доставить вас сюда. А теперь расплачивайтесь сполна, пока я окончательно не рассердился.

Томас вновь почувствовал приступ головокружения, на этот раз более сильный; перед глазами поплыли странные огни, одна их рук стала бесконтрольно подергиваться. Он тщетно попытался проглотить слюну. Все внутри него сжалось в комок. Мерредит отчаянно напрягся, чтобы прийти в себя. Когда он заговорил, слова вырывались из горла отрывисто, словно кто-то бил его по животу.

— Вы занимаетесь вымогательством… Вы видите, что я в нервозном состоянии… И поэтому пытаетесь вытянуть из меня лишние наличные… Но это не пройдет… Я сообщу о вашем поведении куда следует… Я запомню ваше имя и регистрационный номер…

Томас открыл дверцу и попытался выйти из автомобиля. Водитель схватил его за руку, сжал ее словно в тиски.

— Отпусти немедленно меня, идиот! — заорал Мерредит.

— Не отпущу, пока не расплатитесь сполна. Раскошеливайтесь, или будем сидеть в машине весь день. Решайте, что для вас лучше.

Поняв, что дальше спорить бесполезно. Мерредит решил уступить требованию таксиста. «В конце концов, — подумал он про себя, — зачем мне теперь деньги». Он потерял самое дорогое, любимое существо. Все остальное уже не имело значения.

— Вот, возьми, — сказал он водителю, протягивая купюру достоинством в десять долларов. — Сдачи не надо.

— Весьма благодарен, — усмехнулся язвительно таксист. Затем он откинулся на сиденье и включил зажигание. Мотор пришел в движение.

— Эй! Подожди! Ты что сделал?! — опять заорал Мерредит. — Ты куда меня привез?! Это ведь не полицейский участок!

— Я доставил вас туда, куда вы сказали ехать, мистер.

— Ты лжешь. Это пятьдесят четвертая улица. Здесь размещается контора, где я работаю. Почему? Почему ты привез меня сюда?

Водитель высунулся из бокового окна и погрозил Мерредиту пальцем.

— Послушайте, мистер. Вы уже второй раз называете меня лжецом. Если вы еще оскорбите меня, я выйду из машины и разорву вас на куски.

— Что происходит? Все спуталось в моей голове. Мне обязательно нужно явиться в полицию.

— Мистер, отпустите дверную ручку!

— Но я убил мою жену. Убил ее! И хочу во всем сознаться.

— Это ваше дело. Но не задерживайте меня. Мне надо зарабатывать на жизнь. — Таксист вновь включил мотор, и прежде чем окончательно рвануть машину с места, выразил свое негодование. — На вашем месте я бы так не напивался. Глушить спиртное с утра — опасное занятие. Особенно, когда несут всякий вздор.

Автомобиль исчез за углом. Несколько минут Мерредит стоял неподвижно. Он плохо соображал, чувствуя, что последние остатки разума вырваны из него, словно крылья у пойманной бабочки. Томас не понимал, что происходит. Ему казалось, что он находится в состоянии какого-то мрачного кошмара.

С упрямой решительностью он продолжал бороться за самоконтроль. Нет, он не бредил, не был пьян. Томас вновь напряг мозги и приказал себе: «Думай! Вспоминай факты! Ясно однo — ты убил свою жену. Это объективная, трезвая, несомненная, неопровержимая истина. В этой истине следует убедить других. И когда это удастся, все сомнения, сумятица в мыслях исчезнут сами собой».

Мерредит почувствовал, что двигается. Ноги повели в здание, где размещалась его контора. «Да, выход там, — подумал он. — Надо встретить и убедить человека, который хорошо знал и его, и Машу. Такой разговор внесет ясность в ситуацию и полностью вернет разум».

На третьем этаже размещалось их проектное бюро. Там Должны находиться Бен Росс и Арт Фолли, его многолетние партнеры и коллеги. И, хотя оба не являлись его близкими друзьями, Томас был уверен, что может положиться на их помощь.

Поднимаясь в лифте, Мерредит вновь подумал, что находится на грани ареста и наказания за содеянное. Он полагал, что живет в обществе, где господствуют законность и порядок, что через несколько минут груз вины будет частично снят с его сердца и с ним обойдутся так, как это принято в цивилизованной стране.

— Мистер Росс у себя? — спросил он у молодой женщины-секретарши, сидевшей за столом в приемной. Та утвердительно кивнула, приветливо улыбнулась ему и указала на дверь, ведущую в кабинет. Томас шагнул через порог.

— А, это ты, Том. Я тебя поджидаю. Через полчаса прибудут представители фирмы «МакГроу». Ты, надеюсь, принес планы строительства? Но, прежде всего, каковы результаты твоей поездки в Чикаго?

Говоривший искренним тоном человек был толстым и лысым. Томас считал Бена Росса способным целеустремленным специалистом, хотя и не отличавшимся особым воображением, чтобы стать выдающейся личностью. Но Бену, обладавшему способностью внимательно выслушать собеседника, конечно, можно довериться.

— Бен, я должен кое-что сказать тебе, — начал Мерредит.

— Ты имеешь в виду чертежи? — поинтересовался коллега.

— Со мной их нет. Я оставил их в своем портфеле. Оставил дома. Видишь ли, я заглянул утром домой, чтобы повидаться с Машей. Я надеялся приятно ее удивить, но…

Росс поднялся из-за стола с широкой улыбкой на лице.

— Мне все известно об этом.

— Известно?

— Разумеется. Маша мне позвонила. Пять минут назад. Сказала, чтобы ты не волновался из-за забытого портфеля. Она позаботилась, чтобы он не пропал. У тебя предусмотрительная жена, дружок. Береги ее.

Мерредита вновь охватил сводящий с ума ужас. Он почувствовал, что погружается глубоко-глубоко в головокружительную бездну. Дыхание перехватило. Головная боль стала невыносимой, словно изнутри били по черепу молотками. Сознание того, что кошмар продолжается, потрясло его. Как в тумане он видел перед собой радушную, все еще улыбающуюся, все еще источающую искренность физиономию делового партнера.

— Я ничего не понимаю, — пробормотал Томас.

— Я говорю о твоей Маше, — продолжил Росс. — На нее можно, по-видимому, действительно положиться. Как я уже тебе сказал, пять минут назад она позвонила и сообщила, что служащие авиакомпании обнаружили твой портфель, забытый в самолете, и интересовались, куда его послать. Она просила их доставить портфель сюда, в оффис, потому что знала о нашем совещании с представителями фирмы «МакГроу».

Томас Мерредит упал в кресло. Он уже не мог сдерживать мучавшее его беспокойство.

— Бен, пожалуйста, — взмолился он. — Не обращайся со мной так, не надо. Этого я от тебя не ожидал.

— Чего не ожидал? — спросил Росс, приблизившись к нему с озабоченным видом.

— Не говори, что Маша звонила. Она не могла звонить.

— Но она действительно…

— Прекрати лгать мне! Прекрати!

— Том, возьми себя в руки. Сейчас я позову Арта. Он был здесь, у меня, когда она позвонила. В его присутствии она сказала, что авиакомпания посылает сюда своего курьера, который привезет твой портфель.

Томас отбросил в сторону руку партнера, который хотел потрепать его по плечу. Мерредит с вызовом вскочил на ноги.

— Значит и Арт участвует в этом заговоре! Но почему? Почему вы все этим занимаетесь?

— Чем занимаемся?

— Вы все говорите мне, что она жива. Я же знаю, что она умерла. Я убил ее. Да, задушил ее сегодня утром.

— Том…

— Ты слышишь меня? Маша мертва. Вот почему она не могла сюда позвонить и сказать, что я забыл в самолете портфель. Кроме того, портфель был при мне, когда я убил ее. И портфель все еще там, в моей квартире. В гостиной. Лежит рядом с холодным и бездыханным телом Маши!

Бен Росс стоял спокойно, не двигаясь. Когда Мерридит прекратил свои истерические выкрики, партнер пересек комнату, достал из шкафа бутылку виски и наполовину наполнил стакан.

— Выпей это, Том… Виски тебе поможет.

Мерредит машинально выпил, ничего не почувствовав. Внезапно он схватил Росса за руку, сильно сжал ее, словно стараясь передать своему коллеге ощущение острой муки и крайнего волнения.

— Пожалуйста, Бен, пожалуйста. Поверь мне. Я убил ее. Ты единственный, кому я доверился. Все перевернулось с ног на голову с тех пор, как я ушел из дома. Но вот, с чем я абсолютно убежден: Маша мертва, и я не оставлял портфеля с чертежами в самолете. Портфель был при мне, когда я душил ее. Пожалуйста, помоги мне.

— Что ты хочешь, чтобы я сделал?

— Позвони в полицию. Скажи им, что я убил жену. Что я хочу быть наказанным за свое преступление. Я любил ее, но я и убил ее. Позвони в полицию. Позвони немедленно!

Бен Росс вздохнул, пожал плечами и потянулся к телефону, стоявшему на его письменном столе. Томас наблюдал за ним с благодарностью. Наконец-то сейчас он войдет в контакт с полицией! Наконец-то жернова юридической справедливости начнут вращаться!

В дверь постучали.

— Войдите, — отозвался Бен, поднимая телефонную трубку.

В полураскрытую дверь просунулась голова секретарши Росса, которую Томас уже видел раньше. На лице молодой женщины было извиняющееся выражение, словно она вынуждена была вмешаться в ход важной беседы. За спиной она что-то держала.

— В чем дело, мисс Тори?

— Извините, мистер Росс. Только что прибыл посыльный из аэропорта. Он доставил портфель мистера Мерредита.

Секретарша вынула руку из-за спины, в которой держала кожаный портфель желтого цвета. Это был, несомненно, портфель Мерредита. Мисс Тори с улыбкой протянула его Томасу и сказала:

— Посыльный ждет в приемной. Вам надо расписаться в получении забытой вещи.

Томас схватил портфель, судорожно ощупал знакомую холодную поверхность кожи. Тело Мерредита вновь бесконтрольно задрожало. Испуганная секретарша попятилась из кабинета.

Бен Росс, увидел выражение ужаса и крайней растерянности на лице коллеги, поспешно предложил:

— Я пойду и распишусь за получение.

— Нет, нет! — воскликнул Томас и бросился к двери, перевернув на пути стул. — Мне нужно увидеть человека, который доставил портфель, нужно заставить его сказать правду.

Крайне взволнованный Мерредит натолкнулся в приемной на высокого, худощавого, ничем особенным не выделявшегося человека лет тридцати.

— Где вы взяли это? — закричал Томас, указывая на портфель. — Говорите правду'.

От неожиданности посыльный растерянно и испуганно замигал.

— В аэропорту, у начальника моей смены.

Мерредит схватил посыльного за отвороты пиджака и тряхнул изо всей силы.

— Лжец! Лжец! Ты был в моей квартире. Ты взял портфель в гостиной.

— Мистер, да вы в своем ли уме?! — возмутился посыльный, пытаясь освободиться. — Отпустите меня! Я никогда не был в вашей квартире. Я даже не знаю, где вы живете. Я прибыл из аэропорта. Шеф сказал — надо срочно доставить.

— Нет, ты видел Машу. Ты видел ее, лежащую на полу, там, где я оставил труп. Признай это! Признай, черт побери!

Мерредит, уже не отдавая себе отчета, что делает, продолжал выкрикивать бессвязные фразы и трясти посыльного, который выглядел не на шутку напуганным. Глаза Томаса, наполненные слезами, гнева ничего не видели. Словно издалека до него доносились истерические рыдания мисс Тори, успокаивающие голоса Бена Росса и Арта Фолли, пытавшихся тщетно оторвать его от посыльного.

Наконец, Бену и Арту удалось утихомирить Мерредита, ударив его бронзовой статуэткой по голове чуть повыше левого уха. Томас упал без чувств на паркет, и темнота затмила его сознание.

Сколько времени он находился в беспомощном состоянии, Мерредит понятия не имел. Прийдя в себя, он увидел, что лежит на кушетке. Кто-то положил ему на голову компресс из мокрого полотенца. Медленно, по мере того как его сознание прояснилось, он обвел взглядом помещение и тут же увидел знакомые вещи: настольную лампу, пепельницу, книжные полки. Да, он находится в собственной квартире, в гостиной, лежа в метре от места, где он задушил Машу. Каким-то непонятным для него образом он возвратился на место преступления. Медленно Томас повернул гудевшую голову и посмотрел на пол, где должен был находиться труп жены. Там ничего не было. Все стояло на своих обычных местах. Даже старинные часы мирно тикали, точно передвигая стрелки, на полке выше камина. Мерредиту показалось, что он спит и видит сон. То, что предстало наяву, могло произойти лишь в каком-то невероятном телевизионном фильме. Ведь он действительно убил Машу. Он отчетливо помнил каждую деталь убийства, каждое свое переживание в случившейся драме. То, что с ним произошло, было правдой. И ничто, и никто не могли поколебать его уверенности в этом. Но где же тогда тело? И почему так тщательно прибрана комната, где произошло убийство?

Мерредит услышал голоса и повернул голову в их сторону. Два его сослуживца стояли у окна и тихо беседовали с человеком, которого он никогда не видел. Глаза Томаса продолжали блуждать. Они, наконец, узрели полицейского в форме, стоявшего у двери и что-то записывающего в блокноте.

Мерредит попытался принять сидячее положение. Он понял, что кто-то вызвал полицию. Наверное, по указанию полицейских в гостиной навели порядок, пока он находился в бессознательном состоянии. Скорее всего, тело Маши должным образом сфотографировали, обследовали и увезли в морг для вскрытия. Человек, разговаривающий с его деловыми партнерами, очевидно, — детектив. Но и полицейские в форме ждут, конечно же, когда Томас очнется, чтобы арестовать его. Что ж, настал их черед.

Мерредит с трудом сел, прокашлялся, давая знать, что пришел в себя. Человек, беседовавший с Россом и Фолли, извинился перед ними и приблизился к нему. Темноволосый, с большими печальными глазами он участливо чуть улыбнулся Томасу, словно намереваясь сообщить плохие новости.

— Я лейтенант Феранте. Из отдела, занимающегося уголовным расследованием.

— Вы нашли Машу? То есть ее тело?

— Да. Мы нашли ее.

— Она мертва?

— Да.

Томас удовлетворенно кивнул и откинулся на спинку кушетки.

— Я готов сделать полное и чистосердечное признание. Мне нечего скрывать. А теперь можете меня арестовать.

Последовало молчание. Мерредит посмотрел в лицо лейтенанту. Тот скептически встретил его взгляд.

— В чем дело? Почему вы так на меня смотрите? — спросил Мерредит.

— Может быть, вам лучше снова прилечь. Вас довольно сильно ударили по голове. По-видимому, мне придется снова вызвать доктора.

Лейтенант сделал жест в сторону подчиненного, и тот, убрав блокнот, вышел из комнаты.

— Что происходит? — потребовал объяснения Томас.

— Ничего.

— Тогда почему вы меня не арестуете? Чего вы ждете? Я задушил жену. Она мне изменяла. Поэтому я убил ее. В этой самой комнате. Арестуйте меня. Где наручники?

— Ваша жена погибла вследствие несчастного случая, — сказал полицейский, наконец. — Она утонула в ванной. Принимая душ, очевидно, поскользнулась, наступив на кусочек мыла.

— Нет, нет и еще раз — нет! — запротестовал Мерредит.

Он сильно прижал ладони к ушам, чтобы вновь не услышать только что сказанных полицейским слов. — Этого не может быть. Неужели вы не понимаете, что этого не может быть?

— Но это действительно так и произошло. Вода продолжала течь, когда мы обнаружили тело.

— Кто обнаружил?

— Ваши коллеги и я. Росс и Фолли, крайне взволнованные вашим поведением в конторе, позвонили мне. Мы встретились у подъезда вашего дома, куда они привезли и вас без сознания. Затем мы вместе занесли вас сюда. И сразу же увидели в наполненной водой ванной тело вашей жены. Она была мертва примерно минут двадцать. Подобные инциденты с душем случаются чаще, чем вы думаете.

— Но это не был несчастный случай. Я убил ее.

— Поверьте мне, мистер Мерредит. Я уже двадцать два года занимаюсь расследованиями. Я и мои сотрудники в состоянии отличить несчастный случай от умышленного убийства. Мы бы, конечно, вас арестовали, если бы имели хоть малейшее основание вас подозревать.

— Но…

Дальнейшие слова Мерредита прервало появление полицейского в форме и небольшого роста розовощекого субъекта, держащего в руке медицинский саквояж…

— Это доктор Ньюмен из следственного управления, — представил вошедшего Феранте.

Розовощекий стал профессионально ощупывать голову Мерредита.

— Серьезный удар. Возможно, есть внутренняя гематома. Вам следует соблюдать постельный режим, молодой человек.

Томас схватил врача за руку.

— Доктор, вы смотрели мою жену? Скажите мне, что она умерла от удушения. Вы видите, что я хочу, что бы меня судили за преступление. Поэтому, очень прошу вас, убедите их, что я убил ее.

— Я не могу.

Мерредит опешил.

— Но почему?

— Потому что все было так, как они утверждают. Ваша жена умерла в результате происшедшего с ней несчастного случая. Умерла в ванной. Она потеряла сознание при падении в нее и утонула. Случившееся зафиксировано в медицинском протоколе, который я подписал. Я уже передал этот документ для приобщения к делу и ничего не могу изменить. В конце концов, я подтвердил то, что видел собственными глазами.

Устремленный на Мерредита взгляд врача был твердым, немигающим, словно таким образом Ньюмен хотел окончательно убедить владельца квартиры в неоспоримости вынесенного медицинского заключения. Томас ничего не сказал. Его пальцы отпустили врача, и руки безжизненно упали на колени.

Немного погодя, доктор протянул Мерредиту несколько таблеток розового цвета и стакан воды.

— Выпейте это. Лекарство поможет вам уснуть. Завтра вы почувствуете себя значительно лучше.

Томас безропотно выполнил рекомендацию врача. Тот закрыл свой саквояж и посоветовал собравшимся разойтись. Один за другим — сначала полицейский в форме, потом Росс и Фол-ли — покинули вслед за врачом комнату. Лейтенант Феранте, однако, не спешил уходить. Задержавшись у двери, он, казалось, с еще большим участием разглядывал Мерредита. Наконец, и он потянулся к дверной ручке, чтобы уйти. Томас собрал последние силы и сказал:

— Но я убил ее, лейтенант.

— Это лишь ваше утверждение, мистер Мерредит.

— Но почему все-таки вы мне не верите?

— Вы хотите, чтобы я объяснил вам это «почему»? Потому, что я располагаю, по меньшей мере, шестью свидетелями, которые опровергнут пункт за пунктом любого вашего признания. Эти свидетели покажут, что знали о каждом вашем шаге с момента вашего прибытия в аэропорт. А это такое непробиваемое алиби, которое ни один суд присяжных не может поставить под сомнение. Никто не поверит, что вы ответственны хоть в малейшей степени за смерть вашей жены.

— И вы тоже не верите, что я ответствен за ее убийство?

— А почему я должен отвергать показания этих шести свидетелей?

Лейтенант снова потянулся к дверной ручке.

— Обождите! — взмолился Мерредит с отчаянием в голосе. — Скажите, почему никто не хочет войти в мое положение? Почему несколько людей, некоторые из них совершенно мне незнакомые, добровольно пытаются защитить меня от ответственности? Почему они словно сговорились, чтобы спасти меня от суда?

— Понятия не имею, — пожал плечами лейтенант.

— Нет, вы знаете. Скажите. Я тоже должен это знать.

Лейтенант застыл в нерешительности, не сводя с него своих глаз, сохраняющих по-прежнему внимательное и умудренное жизнью выражение. Наконец, он спросил:

— Вы ведь любили ее, не так ли?

— Больше жизни.

— И вы вдруг обнаружили, что она вас предала?

— Поэтому я ее убил. Убил в приступе безумного гнева.

— Я вас понимаю. Мы все были на вашем месте.

— Что вы имеете в виду? — спросил Мерредит, внезапно осознав, что близок к разгадке.

— Вам разве не пришло в голову, мистер Мерредит, что может, скажем, существовать группа мужчин, то есть группа лиц, занимающих разное социальное положение — от привратника до доктора, — которые когда-то пережили потрясение, аналогичное вашему? Бывшие супруги, которые подобно вам, возвратившись неожиданно домой, пережили невыносимое унижение и крах своей безграничной любви и веры. То есть то, что вы пережили сегодня утром.

— Продолжайте, — тихо промолвил Томас.

— Скажем далее, что такая группа мужчин объединилась в некую организацию, ставящую своей целью защиту несчастных жертв подобного трагического потрясения, то есть слепо любящих и цинично преданных мужей.

— Я вам не верю, — прошептал Мерредит.

— Подумайте, — твердо прервал его лейтенант Феранте, — какую службу члены этой организации могли бы оказать несчастной жертве? Создать ему прочное алиби, несмотря ни на какие препятствия, ни на какие последствия. Неужели вы не поняли, что подобная помощь могла бы способствовать тому, что вместо тюрьмы и связанных с ней дополнительных страданий, несчастный, уже наказавший себя муж-убийца, мог бы в конце концов обрести покой и начать новую жизнь? Разве он не заслуживает такого шанса?

— Думаю, что заслуживает, — сонно пробормотал Мерредит. Таблетки уже стали действовать на него. — Но разве такая организация существует? Я имею в виду, разве уважающие себя люди могут объединиться ради того, чтобы создавать ложное алиби обманутым мужьям, убивающим своих неверных жен? Нет, это невозможно. Это просто не может быть. Не может быть никогда.

Лейтенант Феранте улыбнулся печально и с гордостью поднял руку в приветствии.

— Присоединяйтесь к нашему клубу. Членскую карточку и рекомендации, как нужно действовать в возможных экстремальных случаях вы получите на следующей неделе.

Затем он открыл дверь и ушел.

Роберт Колби ТЕЛЕФОННЫЙ ЗВОНОК


Две ночи подряд бушевала гроза. Такая погода никогда не способствовала его хорошему настроению. Раздражаясь по пустякам, он не находил себе места в огромном пустом доме, где сам себя сделал пленником. Элегантный особняк из белого камня возвышался на вершине холма внутри парка площадью три гектара, огороженного со всех сторон стеной, которая упиралась в чащу высоких деревьев.

В угрюмом одиночестве он тревожно слонялся из одной комнаты в другую, пересаживался из кресла в кресло, пробуя листать журналы или смотреть телевизионные передачи — телевизор имелся в каждой комнате. Иногда, чтобы как-то разрядить нараставшее внутреннее напряжение, он раздевался и нырял в проточную воду построенного внутри дома бассейна.

Нагнетаемый в комнаты кондиционерным устройством прохладный ветерок разгонял тяжелую духоту позднего лета. Однако обитатель особняка почти не спал последнюю ночь, бесконечно ворочаясь в постели. Его вновь властно захватило страстное, неодолимое желание, настолько сильное, что лишило сна.

В понедельник к вечеру небо, наконец, прояснилось. «Понедельник — подходящий день, — подумал он. — Люди, как правило, дома после уикэнда и рабочего дня». Как обычно, он приготовил себе ужин из той еды, что имелась в холодильнике. Ровно в половине седьмого вошел в кабинет, уселся за стол перед телефоном и потер ладони. Внутреннее напряжение уступило место радостному нетерпению.

Положив перед собой толстую телефонную книгу, он открыл ее наугад. Палец небрежно побежал по колонке имен и фамилий и постепенно замедлился: Ландрит, Лендаф, Лендрум! — Лендрум звучит хорошо. — В книге значилось несколько Лендрумов: Альберт, Брюс, Дюви, Эдвард… — Эд Лендрум? Превосходно. То, что требуется. — Он написал имя и фамилию большими буквами на листке бумаги, закрыл телефонную книгу и, подождав несколько секунд, вновь открыл ее наугад.

Его палец уткнулся в фамилию Хендерсон. На раскрытых страницах значилось большое количество Хендерсонов: почти три колонки. — Если чего-то очень хочется, лучше начать с начала, отбросив сомнения. Хендерсон Андриан — исключается. Миссис Агния Хендерсон — не стоит тратить время на замужних. Мисс Алиса Хендерсон? Ну, что же, может быть, начать с этой Алисы. — Он записал номер и набрал его.

Трубку сняла женщина. По звуку ее голоса он предположил, что ей под восемьдесят. — Вероятно, чья-то бабушка.

— Алло! Могу я поговорить с Алисой?

— Не слышу.

По-видимому, эта бабушка забыла надеть свой слуховой прибор.

— Позовите Алису! Алису Хендерсон!

— Это я. Я и есть Алиса.

— Извините. Ошибся номером.

Он положил трубку на место. — На этот раз мимо. Но, с другой стороны, с первого выстрела не всегда попадаешь в цель. И у меня с первого звонка еще ни разу не получалось. Что ж, чем дольше водит охотника дичь, тем интереснее процесс охоты. — Его настроение продолжало улучшаться. Набрав следующий номер, под которым значилась Арлин Хендерсон, и услышав мужской голос, он вновь повесил трубку.

Барбары Хендерсон дома не оказалось. — Счастливица эта Барбара! — Он позвонил Беатрисе. Через четыре долгих гудка приветливая, словно тюремная дверь, она подняла трубку.

— Беа? Это вы, Беа?

— Ну и что? Да, это я. Кто говорит?

— Держу пари, что не догадаешься.

— Если ты хочешь поиграть, развлекайся сам с собой. Онанизм законом не запрещается.

— Эээ… Прошло много времени, как мы не виделись, Беа. Я и не думал тебя интриговать. Просто хотел узнать, помнишь ли ты еще меня?

— Сомневаюсь, что помню, — оборвала она. — Это ты, Берни? Ты, что ли?

Он тихо рассмеялся.

— О' кей. Угадала. Это Берни. Я подумал, что, если застану тебя немного врасплох, Беа, то…

— Послушай, Берни. — У Беа был низкий мужской голос. — Послушай, что я тебе скажу. Ты — жалкий тип, Берни. Я уже не встречаюсь с жалкими типами. Где ты прячешься сейчас, Берни? В зоопарке? Тогда скажи номер твоей клетки на тот случай, если я передумаю.

Он слегка прокашлялся.

— У тебя, по крайней мере, сохранилось чувство юмора, Беа. Это меня немного утешает. Печально, что мы вряд ли поймем друг друга. А я то хотел устроить нам двоим очень приятный вечер.

С этими словами он нажал ладонью на разъединяющий линию рычаг.

Дамы, подобные Беа Хендерсон, опасны при соприкосновении как гадюки. Они не годятся для того, что он хотел. Нужна молодая женщина мягкого характера, доверчивая и не очень хитрая. Несколько последующих звонков также оказались по разным причинам безрезультатными. Он он продолжал настойчиво обзванивать женскую половину Хендерсонов, пока не наткнулся на Викторию.

— Вики? Это ты, Вики?

— Да. Это я.

Судя по голосу, ей лет тридцать. Вряд ли больше.

— Давно не виделись, Вики.

— Кто это? Я… Я не узнаю вас.

— Неужели? А если я скажу, что несколько лет назад ты не сводила с меня влюбленных глаз?

— Тем хуже для меня. — Послышался нервный смешок. — Но вы действительно ставите меня в неловкое положение.

— Не в очень затруднительное, надеюсь?

— Как сказать… Будьте добры, скажите, кто вы. Очень вас прошу.

Какая дуреха! Просто подарок судьбы!

— Напряги немного память, Вики. Я тебе помогу. Назову три имени. Билл, Джо и Дейв. Я один из них. Тебе остается только выбрать.

В сущности, ему было безразлично, как она прореагирует. Если и на этот раз сорвется, он наберет другой номер. Рано или поздно какая-нибудь попадется на удочку.

— Билл, Джо или Дейв? Вы не шутите?

— Я говорю серьезно. Клянусь самим римским папой.

— Ммм… ну, что ж, посмотрим. Я знакома с одним Биллом. Но это знакомство недавнее. — Последовало некоторое молчание. — Послушайте, вы случайно не Уолтер Бакли?

О, ла, ла! У нее в голове куринные мозги!

— Дорогая. Я же сказал, что нужно выбрать Билла или Джо или Дейва. При чем тут Уолтер?

— Действительно, ни при чем, — ответила она, подавив смущенный смешок. — Просто я часто о нем вспоминаю.

— Уверен, ты скоро догадаешься, кто я. Кстати, как поживает Уолт?

— Уолтер? Насколько я знаю, работает помощником адвоката и встречается с этой взбалмошной особой, Джейн Вогель.

— Ты шутишь? Джейн Вогель! Не может быть. Я всегда не мог ее терпеть.

— Я тоже. Но думаю, они поженятся. Уолтер и Джейн подходят друг к другу. А вы, вы женаты?

— Разве бы я позвонил?

— Ммм… Значит, вы были женаты.

— Угадала. Уже разведен.

— Еще один в нашем клубе… — Последовало долгое молчание. — Я не знакома с мужчиной по имени Джо и знаю только одного… Ах, так и есть! Дейв Мосби. Вы Дейв Мосби?

— Наконец-то! Как ты могла меня забыть?

— Дейв! Это, правда, ты, Дейв?

— По-прежнему, он самый.

— Но прошло столько времени!

— Да, Вики. Много воды утекло.

— По-моему, мы не виделись больше пяти лет.

— Почти шесть.

— И, значит, ты развелся с Бетти?

— Да, развелся. Такова жизнь.

— Знаешь, Клинт и я тоже развелись?

— Да, мне говорили. Именно поэтому решил тебе позвонить.

— Как мило с твоей стороны!

А теперь внимание! Ключевой вопрос.

— Вики, как ты устроилась после развода? Поселилась у подруги?

— Нет. Я снимаю небольшую квартиру. Живу одна. Работаю. А ты? По-прежнему занимаешься страхованием? Ну, этих, как их…?

Необходимо что-то быстро придумать.

— У меня теперь собственное дело, Вики. Или почти собственное. Солидное дело. — Он пододвинул к себе листок бумаги. — Один их моих друзей Эд Лендрум, щедрый богач, взял меня в долю.

— Превосходно!

— Я обязательно тебя познакомлю с ним. И с его супругой, и детьми.

— Мне будет приятно.

— Я живу у него. В отдельном, похожем на замок, особняке.

— Неужели? И где это, Дейв?

Сейчас он скажет правду. Не может не сказать. Иначе ничего не получится. Впрочем, риск минимальный, поскольку женщина живет одиноко.

— В районе Крествью Гарденс.

— Ничего себе! Ты действительно преуспел. Держу пари, в этом районе нет дома стоимостью меньше 715 000 долларов.

— Ты хочешь сказать — меньше 100 000. Как минимум.

— И ты там живешь?

— Да, но уже продолжительное время не выхожу, потому что со мной произошел несчастный случай.

— Бедный Дейв!

— Не волнуйся. Все не так страшно. Нога почти срослась. Жаль, что не могу назначить тебе свидание. Это меня угнетает… Ты бы не хотела навестить меня, Вики? Познакомиться с Лендрумом и его семьей. Ты усидишь, как живут люди, имеющие деньги. Настоящие деньги.

— Да. Пожалуй, я не против.

— Тогда приезжай сегодня вечером. Эд все еще в агенстве. Я могу его попросить, чтобы он забрал тебя по пути.

— Сегодня вечером? Ты думаешь… Но, знаешь, мне завтра на работу.

— Приезжай, на часик — другой. Поболтаем как старые друзья. Ты согласна, Вики?

— Тебе не кажется, что ты торопишься, Дейв. Мы ведь давно не виделись. Не знаю почему, но, судя но голосу, ты здорово изменился. Стал более зрелым… Умудренным опытом…

— Это разве тебя не радует, Вики?

— Тебе сколько лет сейчас? Посмотрим. Тебе было…

— Знаешь, я уже не считаю свои года. А ты? Тебе сколько Вики?

— Отними от своего возраста пять или шесть лет.

— О, ты все такая же кокетливая. Хорошо. А теперь послушай. Сейчас я позвоню Эду и спрошу, сможет ли он тебя встретить и привести сюда. И сразу же перезвоню. Договорились?

— Ты думаешь, это его не затруднит?

— Эда? Затруднит? Ничуть! Это мой лучший друг. Через пять минут я все устрою.

Он повесил трубку и подождал три минуты.

— Эд согласен. Мы обо всем с ним договорились, — объявил он ей. — Надеюсь, тебя не затруднит встретиться с ним в холле отеля «Уинстон»? Это недалеко от агенства. Он заедет за тобой ровно в восемь часов.

— Но как…

— Он будет ждать тебя в холле, у бюро службы размещения.

— Но как он меня узнает?

— Я тебя опишу. Скажи мне, в чем ты будешь одета.

— В чем одета?

— Приезжай в том, что на тебе, Вики.

— На мне будет зеленое шерстяное платье с золотистым поясом.

— Встречай Эда в холле. Жду тебя с нетерпением, Вики! Положив трубку на место, он захохотал: «Просто невозможно остаться без добычи в этой охоте!»

В семь часов пятьдесят пять минут он уже ждал ее, укрывшись в глубине холла, откуда можно было наблюдать за входом в отель и за местом, где находилась служба размещения. Дальнейшее происходило как в игре в монетку, подбрасываешь и загадываешь, на какую сторону она упадет. Иногда по телефонному звонку на условленную встречу являлась какая-нибудь кикимора. В таком случае он не подходил к ней, оставляя ее нервозно ерзать в кресле. Он возвращался в особняк, чтобы следующим вечером вновь засесть за телефон.

Он никогда не представлялся им от своего имени и никогда не назначал свидание по телефону дважды в одном и том же месте. И, тем не менее, каждая такая встреча несла в себе известную долю риска, вселяя в него ощущение опасности. Но именно это особенно его возбуждало.

Виктория Хендерсон, одетая в зеленое платье с золотистым поясом, вошла в отель десять минут девятого. Ненадолго она задержалась у бюро, потом, бросив быстрый взгляд по сторонам, опустилась на край кресла. Вики достала из сумочки пудренницу, раскрыла ее и критически осмотрела свое лицо. Наклонив чуть в сторону голову, припудрила нос и щеки.

Голос по телефону соответствовал ее внешности: она действительно была лет тридцати. В остальном он полностью ошибся, представляя себе заранее увидеть высокую блондинку. Вики оказалась небольшого роста, брюнеткой, с тонкими чертами лица. Маленький скошенный назад подбородок придавал этим чертам какую-то незавершенность, но не лишал лицо привлекательности. Большие серьезные глаза украшали длинные наклеенные ресницы. Вишневая помада выделяла хорошо очерченные губы. И, несмотря на небольшой рост, она была пропорционально сложена.

Он остался доволен тем, что увидел: эта даже лучше, чем большинство предшествовавших. Она, безусловно, соответствует задуманному.

Он подошел справа к ее креслу и остановился перед ней, улыбаясь краем рта. Вики уронила пудренницу в свою сумочку и подняла глаза.

— Добрый вечер, — сказал он. — Вас, кажется, зовут Вики. Я — Эд Лендрум.

Хотя женщина не растерялась и отреагировала на его слова легкой улыбкой, она все-таки отшатнулась. Так все они поступали. Но он никогда не выставлял им только правую, неискалеченную половину своего лица. Наоборот, он хотел, чтобы они сразу же видели его обезображенный облик. Потому что их внезапная испуганная реакция тоже возбуждала его больше, чем многое другое.

Впервые встретившись с его взглядом, женские лица мгновенно краснели, словно их обладательницы приняли решение немедленно бежать. И лучше для них, если бы они так поступали. Но, как правило, они не двигались с места, их сдерживали его вежливые манеры, элегантный костюм и ожидание увидеть старого знакомого, вроде того же Дейва Мосби.

— Я очень рада познакомиться с вами, Эд, — справившись с собой, сказала молодая женщина. Она протянула ему свою руку, словно извиняясь за первоначальный испуг. Он помог ей встать. — Это мило с вашей стороны заехать за мной, — добавила она.

— Мне доставляет удовольствие оказать вам услугу. И, кроме того, нет ничего в мире, чтобы я не сделал ради Дейва, моего лучшего друга. Пойдемте?

Взяв Вики за локоть и чуть-чуть сжав его, он быстро вывел ее на улицу. Темнело. Семеня, она едва поспевала за его большими шагами. Они остановились напротив стоявшего чуть в стороне от отеля серебристого «кадиллака». Он предупредительно открыл дверцу и помог женщине расположиться на сиденье. Пока она выражала восхищение машиной, он уселся за руль, привел автомобиль в движение и нажал на кнопку. Стекла во всех окнах наглухо закрылись. Заработал установленный в кабинете кондиционер.

— От этой жары можно сойти с ума, — заметила она. — И как приятно проехаться в такой удобной и прохладной машине!

Он улыбнулся ей своей здоровой половиной рта. Увеличив скорость, «кадиллак» бесшумно проник в транспортный поток. Вики, не переставая, поправляла прическу и одергивала на коленях платье.

— Вы давно знакомы с Дейвом?

— Мне кажется, я знал его всю жизнь. Но, по правде говоря, мы подружились два года назад.

Он подумал: «Этим курочкам можно говорить, что угодно. Они проглотят все, что им предложат».

— И, конечно, вы знакомы с Бетти.

— Разумеется. Жаль, что они расстались. Бетти мне нравилась. И Джойс ее любила.

— Джойс?

— Моя жена. Через несколько минут вы ее увидите.

— Дейв мне сказал, что у вас — дети.

— Да. Бобби, семи лет. И Глория, девяти.

— Семь и девять, — повторила она с задумчивым видом. — Дети очень милые в этом возрасте.

— Восхитительные.

Он предложил ей сигарету, но Вики движением головы отказалась.

— Я совершенно потеряла Дейва из виду. У него и Бетти были дети?

— Нет.

— Думаю, что так лучше.

— Лучше ли?

Он уже вырулил на загородное шоссе. Теперь он чувствовал себя спокойнее и увереннее. Расслабившись на сиденье, подумал, что непременно сделает сегодня то, что задумал.

— Я хочу только сказать: если живущие вместе мужчина и женщина не ладят, им лучше не обзаводиться детьми.

— Да, возможно, вы правы, — ответил он, стряхивая пепел от сигареты, случайно попавший ему на колени. — Раньше я как-то не задумывался над этим.

Опираясь боком о дверцу и положив голову на ладонь, она внимательно его разглядывала.

— У вас действительно шикарный вид, Эд.

— Вы находите?

— Извините за нескромный вопрос, но каким, каким образом… с вами это случилось?

— Что случилось?

— Извините еще раз… Я имею в виду ваше лицо.

— Об этом я предпочитаю не говорить.

— О, простите. Я не хотела причинить вам боль.

— Нет, нет. Мне нравятся женщины, у которых хватает смелости задавать мне этот вопрос.

— Тогда ответьте мне на него, пожалуйста.

— Меня изувечили во Вьетнаме. Я был капитаном в пехоте. Большой осколок снаряда снес часть моего лица и несколько костей черепа.

— Вам сделали пластическую операцию?

— Да. Однако хирургам мало что оставалось, чтобы полностью восстановить мою внешность. Это была нелегкая операция. И с тех пор я не очень-то популярен, — он горько засмеялся — особенно среди женщин. Но так было, пока я не встретил Джойс.

— О, и я не нахожу, что ваше лицо чересчур обезображено. Вы, право, выглядите…

— Прекратите вашу болтовню. Я терпеть не могу притворщиц и тех, кто лжет. Признайтесь лучше, что я похож на монстра, и замолчите!

Вики испуганно проглотила слюну.

— Но я… Я не… Я только хотела…

— Вот именно. Вы хотели быть искренней, но у вас это не получилось.

Он повернул к ней голову. Левый его глаз, постоянно полузакрытый, придавал и без того изуродованному лицу зловещее и жестокое выражение.

— Наверное, будет лучше, если вы отвезете меня домой, Эд. Вы скажете Дейву, что мы увидимся в другой раз. Хорошо?

Он не ответил. Они еще не свернули с шоссе на частную асфальтированную дорогу, ведущую в Крествью Гарденс.

— Я чувствую себя виноватым, — сказал он, наконец, не испытывая на самом деле никакой вины. — Иногда на меня находит такое, чего я потом вынужден стыдиться. Но это случается крайне редко и, в сущности, — пустяки. Я ничуть не сержусь на вас, поверьте.

— Я вам верю, — ответила она, все еще не оправившись от испуга. — Вы ни в чем не виноваты. Я допустила бестактность. Вела себя как идиотка. Вот и все.

«Это уж точно. Ты идиотка. Только идиотка могла сесть в эту машину», — подумал он про себя.

«Кадиллак» уже мчался по асфальтированной дороге, проложенной в большом темном лесу. Огромные деревья стояли по обе стороны шоссе словно сплошные черные стены. Вечер переходил в ночь, и на небе зажглись первые звезды. Впереди, на вершине холма, появились очертания особняка, окна второго этажа которого ярко светились, что делало его похожим на корабль, плывущий в океане.

— Боже мой! — воскликнула женщина. — Какое фантастическое место! Этот дом так прекрасен и вместе с тем — как бы это выразить? — так одинок!.. Словно, если войти в него попадешь в другой мир.

Поглощенный собственными мыслями он едва слушал ее. Женский голос доходил до него издалека и звучал неразборчиво. Остановив автомобиль у подъезда, он выключил мотор.

— Дейв, наверное, нас заждался.

С этими словами он вылез из машины, помог ей встать на ноги, открыл парадную дверь ключом, пропустил вперед свою спутницу и затем закрыл дверь на замок.

Они прошли в роскошную прихожую, где горел неяркий свет. В воздухе чувствовалась приятная прохлада. Бархатные занавески затемняли наглухо закрытые окна первого этажа, и это усиливало загадочность тишины, в которую, казалось, был погружен особняк.

Он сделал вид, что прислушивается.

— Дейв, Джойс и дети, должно быть, внизу — в зале для игр. Может быть, смотрят видеофильм. Пройдем туда.

Вики чуть улыбнулась смущенно и пошла за ним а глубину дома. Они пересекли огромную кухню и подошли к приоткрытой двери. Расположенная за ней лестница вела в подвальное помещение. Оттуда наверх проникал свет. Стены по обе стороны лестницы украшали дорогие обои ярких цветов.

— Как здесь все восхитительно, — заметила она, спускаясь вслед за ним по ступенькам. — Ничего общего с мокрыми и мрачными пещерами, которые имеются под большинством из домов.

— Джойс не любит, когда дети играют где попало и шумят, — объяснил он. — Вот почему я построил в подвале зал для игр и звукоизолировал его.

— Но каким образом Дейв спускается но лестнице, если у него нога в гипсе? — спросила она, бросив задумчивый взгляд назад и вверх.

— В доме есть небольшой лифт, соединяющий подвальное помещение с чердаком.

— Для Дейва это очень удобно.

— Конечно. Но спуститься по лестнице в подвал, надеюсь вас не утомит.

«Я, по-моему, ответил на все твои вопросы, цыпочка», — добавил он про себя, чувствуя, что его охватывает нетерпение. Еле сдерживаясь, он провел ее по небольшому коридору и небрежно открыл еще одну дверь. В просторной, ярко освещенной комнате звучали громкие голоса на фоне приятной музыки.

Он слегка подтолкнул ее в спину, и она вошла. Дверь за ними захлопнулась. Сухо щелкнул автоматический замок.

В зале, просторном и пустом, размещались диван с накинутым на него велюровым покрывалом, два кресла и два торшера. Вмонтированные в противоположной от двери стене на уровне человеческого роста телевизор и стереопроигрыватель были включены на полную громкость.

Вики медленно обвела взглядом помещение. Ее рот слегка раскрылся. Зрачки глаз расширились от испуга и удивления.

— Но здесь никого нет! — воскликнула она. — Где все? Где Дейв?

Она обернулась к нему.

— Эд! Отвечайте мне. Что здесь происходит? Скажите же мне! — закричала она, внезапно охваченная ужасом.

Он прислонился спиной к двери. На здоровой половине лица задергалась страшная улыбка. Вики завизжала.

Примерно в семь часов вечера следующего вечера инспекторы уголовной полиции Линвуд и Маллик беседовали с мисс Риной Уоллен, проживавшей этажом выше Вики Хендерсон.

— Ну, что же, начнем, как говорится, с нуля, — сказал Линвуд. — Скажите нам, мисс Уоллен, как давно вы знакомы с мисс Хендерсон?

— Я знаю ее почти три года, — ответила Рина Уоллен, довольно полная блондинка с круглым лицом и толстыми губами. — Вики и я работаем вместе, и я помогла найти ей квартиру после того, как она развелась.

— И каждое утро вы отвозите ее на своем автомобиле на работу и вместе приезжаете вечером домой. Не так ли? — спросил Маллик, делая записи в блокноте.

— Да. Это так. У нее нет собственного автомобиля. И мы делим расходы на бензин. Сегодня утром, как обычно, я спустилась к ней и постучала в дверь, но она не отозвалась. Тогда я поднялась к себе и позвонила ей по телефону. Подумала, может быть, она принимает душ. Но к телефону никто не подошел. Поэтому я уехала одна.

На работе ее тоже не оказалось. Я звонила по домашнему телефону еще несколько раз в течение дня. Бесполезно. Тогда я приехала сюда и убедила привратника открыть ее квартиру запасным ключом, чтобы убедиться, что с ней не произошло ничего плохого. Вики, видимо, не ночевала, поскольку постель не была разобрана.

— У нее нет привычки проводить ночь где-нибудь еще? — осведомился Линвуд.

— Это абсолютно не в ее правилах. Насколько я помню, она всегда ночует дома. Она, знаете ли, из тех, кто дорожит порядочностью и скромностью.

— Но вам известно, что вчера у нее должно было состояться свидание с Дейвом, как его?.. — заметил Маллик.

— С Дейвом Мосби, — уточнила Рина. — Свидание — не совсем подходящее слово. Она хотела нанести ему визит. Он не мог выйти из дома, поскольку нога у него сломана и в гипсе. Вики мне сказала, что он живет в районе Крествью Гарденс, у одного из своих друзей, очень состоятельного типа.

— При каких обстоятельствах Вики рассказала вам о Дейве? — вмешался Линвуд.

— Дайте вспомнить. Я зашла к ней примерно около восьми вечера. И вот тогда она мне и сообщила, что собирается навестить больного знакомого, которого давно не видела. Дейва Мосби. Она была очень взволнована. Дейв когда-то ухаживал за ней. И вот неожиданно позвонил по телефону, после того как они не виделись пять или шесть лет.

— И как звали того богатого типа, у которого Дейв поселился?

— Леидрум. Эд Лендрум. Я бы не запомнила это имя, но Вики записала его на обложке журнала, лежавшего на телефонном столике. Я разыскала по телефонной книге этого субъекта. Ну, и когда позвонила ему и спросила, где Вики, он ответил: «Вики? Какая Вики?» У него был такой голос, будто он свалился с неба. Этот Лендрум сказал, что понятия не имеет о Вики Хендерсон. И, к тому же, по его словам, он живет не в Крествью Гарденс, а в Дампвилле, что в южной стороне.

Полицейские молча переглянулись. Потом Маллик сказал:

— Хорошо. Видимо, нам придется поподробнее побеседовать с этим Эдом Лендрумом. Кроме того, следует поближе познакомиться и с Дейвом Мосби.

— Завтра, вероятно, мы снова вас навестим, мисс Уоллен, — заметил его партнер, поднимаясь из кресла. Рина посмотрела полицейскому прямо в глаза.

— Инспектор Линвуд, что вы думаете обо всем этом?

— Мне кажется, что данный случай во многом схож с тем казусом, которым мы уже занимались этим летом, — ответил Линвуд и подумал про себя: «А сколько произошло других таких случаев, о которых нам неизвестно, потому что никто о них не сообщил в полицию?!»

— И что же тогда произошло? — вновь спросила Рина.

— Если коротко: молодая женщина приняла сделанное по телефону приглашение встретиться со звонившим. Она отправилась на эту встречу и бесследно исчезла.


Он снова сидел в кабинете за письменным столом, крутя телефонный диск. Обычно он предпочитал переждать неделю-другую, но у него оставался только один свободный вечер. Он уже сделал несколько десятков звонков, и все безуспешно. На этот раз охота затянулась. Ему казалось, что он прозвонил почти всю телефонную книгу. Он набрал следующий номер, под которым значилась некая Милдер Перри. Она сняла трубку. У нее оказался мелодичный голос.

— Алло, Милли? Это ты, Милли?

— Да, это я.

— Угадай, кто с тобой говорит, Милли. Держу пари, ты не сразу вспомнишь. Сколько времени прошло…

Примерно около девяти вечера два инспектора возвратились в полицейское управление. Они подвели предварительные итоги расследования.

— И опять мы в тупике! — воскликнул Маллик. — Как и в том случае. Мосби говорит правду. Я проверил каждое его слово. Уже больше года, как он и его жена живут безвыездно в Чикаго. А чета Лендрумов весь вечер вчера находилась дома, принимая гостей. Я беседовал с каждым из приглашенных, и все подтвердили, что Эд никуда не отлучался. Очень странное дело, так ведь?

— И все-таки ниточка тянется в Крествью Гарденс, — заметил Линвуд.

— Послушай, Гарри. Люди, которые живут в этом районе, не назначают свиданий по телефону. Тот, кто звонил Вики, там не живет. Он лишь похвастался, чтобы заинтересовать молодую женщину. Расчет строился на том, что она клюнет на эту приманку.

— Возможно, возможно. Но при деньгах или без них маньяк остается маньяком. У меня из головы не выходит то, что он сказал, что живет в Крествью Гарденс. Что-то в этом есть, но что? Ясно одно. Мы имеем дело с психопатом. В конце концов, он мог звонить отовсюду. Из будки телефона-автомата, например.

— И, если бы он продолжал свою игру круглый год, мы бы, возможно, его поймали, — сказал Маллик. — Но, судя по всему, он охотится за женщинами только летом. Что ты думаешь об этом?

— Ничего особенного не нахожу. Ближе к зиме наш маньяк отправляется куда-нибудь на юг, подобно многим другим, свихнувшимся на сексуальной почве.

В то время как два инспектора обсуждали свою проблему, тот, кого они тщетно пытались найти, стоял в прихожей особняка в обществе Милдред Перри.

— Здесь никого, — сказал он. — Все, наверное, внизу, в зале для игр, с детьми. Давай присоединимся к ним, Милли…

На заре он привел в порядок все комнаты особняка и вновь спустился в подвал. Еще раз тщательно протер мокрой тряпкой линолеум на полу. Методично и скурпулезно осмотрел все углы и другие скрытые от первого взгляда места. Встав на четвереньки, осмотрел пространство под диваном и креслами. Предусмотрительность себя оправдала: именно под диваном валялась пудренница Вики Хендерсон. От падения она раскрылась и белый порошок немного высыпался на пол. Сунув пудренницу в карман, он провел тряпкой по месту, где она лежала.

Затем он поднялся по лестнице и вышел из особняка. Пересек большую лужайку. Траву тщательно подстригла вчера днем бригада садовников под его руководством. Дальше начинался парк, а за ним настоящий лес. Он углубился в чащу, шагая по чуть заметной и одному ему известной тропке, перешел по поваленному дереву ручеек и очутился в настолько густых зарослях, что туда не проникал солнечный свет. Под ногами чернела земля, сырая и прохладная.

Осмотревшись внимательно вокруг себя, он нашел лежащий неподалеку булыжник. Отсчитал от него двадцать шагов на север и остановился. Еще раз внимательно уставился себе под ноги, разгреб носком ботинка мертвые листья. Достал из кармана небольшой совок, опустился на корточки и выкопал маленькую ямку. Затем положил в нее пудренницу, тщательно заровнял землю, вновь посыпав это место мертвыми листьями.

Прежде чем подняться, прошептал:

— Ну вот, Вики. Я принес тебе твою пудренницу. На тот случай, если твой маленький носик вспотеет.

.:. Когда он вышел из лесу, солнце уже ярко светило. В доме он аккуратно выбрил здоровую половину лица, принял душ, с аппетитом позавтракал. Бросив взгляд на часы, облачился в серого цвета костюм, завязал перед зеркалом галстук, неодобрительно чуть улыбнулся собственному отражению и вышел.

В гараже стояли четыре автомобиля. Он сел в длинный лимузин темно-голубого цвета. Быть охотником за женщинами в течение трех летних месяцев и туристом все остальное время в году — тоже сносный способ существования. Но летний сезон всегда можно продлить, скажем, в Европе, на Лазурном берегу. Перемена мест имеет, если подумать, свои дополнительные маленькие преимущества. Через два часа он будет далеко.

Выехав на асфальтированную дорогу, он притормозил и еще раз оглянулся в сторону леса. Перед его глазами замелькали искры, подобные тем, что можно увидеть в бокале очень сухого шампанского. Знакомое чувство триумфа охватило его. Но по мере того как он удалялся от особняка, голос, исходящий из глубины расщепленного сознания, отчаянный голос, стал настойчиво кричать в его голове:

— Боже, сделай так, чтобы меня поймали! Умоляю тебя, сделай так…

Уильям Сэмброт СЛИШКОМ МНОГО АКУЛ


Море было спокойным, и его необъятное пространство, окрашенное в восхитительный сине-бирюзовый цвет, сверкало под первыми лучами утреннего солнца.

Аллен Мелтон вдыхая полной грудью чистый морской воздух, избегая смотреть в сторону своей жены Марты, лежащей недалеко от него на песке. Он хорошо знал, что ее проницательные серо-зеленые глаза следят из-под полуприкрытых век за каждым движением его мускулистого и загорелого под беспощадным солнцем тела с выражением глубокой скуки. И эти мускулы, которые Аллен так старался укреплять, — разве не сравнила она, презрительно усмехнувшись, со «слишком промасленными канатами»? Внутренне оскорбившись, Аллен проглотил вспыхнувшую в нем злость, крепко сжал челюсти, чтобы не выдать своего негодования, и сосредоточил внимание на небольших скалах, торчавших из воды недалеко от пляжа, где стайка пеликанов кружилась низко над водой, помахивая большими крыльями.

— Сегодня должна быть хорошей подводная рыбалка там, у скал, — сказал Мелтон, чтобы прервать молчание. Замечание скорее всего было адресовано не его жене, а сидевшему на солнце у ног Марты Джиму Талботу — человеку угловатого, худосочного, лишенного привлекательности сложения. В сравнении с крепкой фигурой — Аллена тело Джима не знало спортивных упражнений, да и вообще Талбот подраспустил себя.

Произнеся эти несколько слов, Аллен резко обернулся и внезапно перехватил полный нежности взгляд жены, которым она обменялась с Джимом, не подозревая, что за ней наблюдают. Точнее говоря, во взгляде было больше чувственности, чем нежности, как и во всем выражении лица Марты. То, что увидел Аллен, мгновенно разожгло в нем огонь жгучей ненависти. С каким бы мстительным наслаждением он прострелил бы гарпуном подводного ружья твердую золотистую грудь, которую Марта так бесстыдно обнажила солнечным лучам. Пытаясь сдержать свою ярость, Мелтон отвернулся и положил голову лицом вниз на сложенные руки. Нельзя — ни в коем случае нельзя, — чтобы жена догадалась по малейшему признаку на его лице, что он чувствует внутри. Видит бог, она способна, если захочет, добраться до дна его души. В течение семи лет их семейной жизни — Аллен, увы, ничего уже не мог изменить! — жена всегда оставалась для него загадкой… до этой секунды, секунды, обнажившей во всей неприглядности всю правду. Теперь он знал, в чем дело.

Он знал, что человек, лишивший его любви жены, был Джимом Талботом, этим ничтожеством, всегда готовым услужить, составить компанию при игре в бридж, оказать мелкую услугу, втереться в доверие…, пробраться в любовники, чуть муж повернулся спиной.

Чтобы отвлечься от мрачных мыслей, Аллеи стал налаживать свое пневматическое ружье. В это время жена, весьма довольная собой, прикладывала ко рту трубочку, выпуская из нее прозрачные пузырьки, сверкающие как бриллианты. Когда это ей надоело, Марта положила трубочку и, прикрыв сверху глаза ладонью, стала всматриваться вдаль, туда, где большие морские птицы кружились над скалистыми камнями, время от времени стремглав падая в воду, чтобы схватить клювом добычу — мелкую серебристую рыбешку.

— Уже четырнадцать дней, как мы торчим здесь, — заметила, обращаясь к Аллену, Марта. — И тебе все еще не надоела твоя подводная охота. Может быть, ради разнообразия, ты сегодня не отправишься в море, а побудешь с нами на пляже?

Предложение было сделано явно равнодушным тоном. Конечно же, Джим и Марта желали противоположного: чтобы он оставил их наедине еще раз.

Мелтон оглядел тело своей жены… Это тело, которое, как он себе отчетливо представил, отдавалось с себялюбивой страстностью презренному любовнику, предпочтя его своему мужу. Презренному в его глазах, да!.. Но не сам ли он разбудил в Марте такую чувственность, которой так ему, обманутому и преданному, недоставало?.. Все эти годы она отдавала свои ласки Джиму Талботу, в то время как он, красивый, сильный, страстный, держал в своих объятиях лишь бесчувственное тело!

— Да, ты права, — ответил он, стараясь говорить тоном заботливого мужа. — Я не уделял тебе, моя дорогая, должного внимания в эти дни. Но, ведь с нами Джим, чтобы тебе не было скучно. Надеюсь, ты не очень разочарована?

Говоря это, Аллен адресовал «старому другу семьи» широчайшую улыбку, обнажая зубы ослепительной белизны.

С чувством внутреннего торжества он увидел, что Талбот покраснел и несколько смутился. Обернувшись к Марте и стараясь скрыть смущение, лицемерный друг подмигнул ей, играя роль невинного сообщника, и воскликнул с фальшивым смешком:

— Кто-то должен оберегать тылы, пока ты, старик, переловишь половину рыбы в океане!

— Он никогда не останавливается на половине, — заметила молодая женщина насмешливо-презрительным голосом.

Марта поднялась с песка, чтобы усесться в шезлонг, и вытянула свои длинные прямые ноги.

— Если он становится на лыжи, — продолжила она, — значит, он должен пересечь за шесть дней всю страну. И, когда он охотится на медведя-гризли, он может преследовать неотступно зверя неделями… Не так ли, мой дорогой?

— Скажем так: мне нравится на самом деле достигать намеченной цели, докапываться до самой сути вещей, — ответил Мелтон отвлеченно.

— Да, но добиваешься ли ты своего на самом деле?

Скрытый в этих словах подтекст да и сам вопрос, имевший значение намека, показались Аллену почти невыносимыми.

С другой стороны Джим, как бы шутя, нанес ему психологический удар, подыгрывая своей любовнице.

— Держу пари, — сказал Талбот, обменявшись заговорщицкой улыбкой с Мартой, — Аллен не тратит зря времени под водой и занимается там любовью с какой-нибудь сиреной!

— Чтобы он прервал свое увлечение ради любви? Никогда, — заметила саркастически жена. — Нет. Уверяю тебя, даже самая соблазнительная сирена не соблазнит Аллена, когда он увлечен рыбной ловлей. Не так ли, дорогой?

— Всему свое время. Почему одно должно мешать другому? — также холодно и с сарказмом ответил Мелтон, чтобы немного сбить тот шутливый тон, с которым они к нему обратились. Помолчав немного и усмирив гнев, он добавил с ложной сердечностью:

— А что, Джим, если и ты попробуешь нырнуть со мной разок вон под те скалы? Что ты скажешь? Ты ведь мне обещал порыбачить вместе еще до нашего прибытия сюда.

— Ты хочешь сказать, сегодня… Но я хотел бы… — пробормотал растерянно Талбот, искоса поглядывая на Марту в надежде, что та придет ему на помощь.

— Послушай, но мне кажется, что моя дорогая супруга еще успеет пообщаться с тобой после полудня.

Марта, видимо, уловила в этом обмене фразами скрытую угрозу мужа, и тень беспокойства пробежала по ее лицу. Ее глаза вдруг изменили цвет, и Аллен со злобной радостью сказал самому себе: «Ну, вот. Она знает! С этой минуты она знает, что я знаю!»

Обманутый муж насильно заставил себя улыбнуться, пытаясь забыть причинившую ему такое страдание картину, которая предстала перед глазами вчера под вечер, когда он возвращался на своей пироге к пляжу. Случайно он направил тогда бинокль на маленький островок, где обитали перелетные птицы, и увидел женщину и мужчину, лежащими в объятиях посреди диких лилий… Марта отдавалась Джиму с такой нежной страстностью, которую она никогда не дарила ему, законному мужу.

— Так что же, мой дружок, тебя сдерживает? — продолжал Аллен, разыгрывая роль насмешливого приятеля. — Не хочешь ли ты мне сказать, что тебя пугает небольшая подводная прогулка в этом невозмутимом море?

Аллен подкрепил свои слова как бы дружеским толчком Джима в спину, от которого тот резко покачнулся вперед и назад своим худосочным торсом. Мелтон словно любовно обнял Талбота за плечи, с вызовом глядя на Марту, чтобы она могла убедиться в резком контрасте двух мужчин, каждый из которых обладал ею, и в данный момент разыгрывающих клоунаду у ее носа.

Аллен — высокорослый, плечистый, с узкой талией и развитой грудной мускулатурой, с благородными чертами лица и жгуче-синими глазами, сверкающими на солнце — и другой — сгорбленный сутулостью недоносок, с повисшими как плети руками и тонкими ножками, торчащими из пляжных трусов. И, несмотря на это, вчера после полудня… и все предыдущие дни после полудня, вне всякого сомнения, там, на птичьем острове, этот недоносок наслаждался в ее объятиях.

Мелтона внезапно охватило острое желание тут же схватить ничтожного избранника, бросить его через себя на песок, раздавить ему кости, чтобы он взвыл от боли, показать Марте, кто из них двоих принадлежит к расе победителей, кто из них настоящий мужчина!

Но, вместо того, чтобы подчиниться зову крови, он вновь надел маску простодушного добрячка и дружелюбно сказал своему сопернику:

— Ты знаешь, старина, подводная ловля рыбы не таит в себе ничего опасного. Даже маленькие дети увлекаются этим занятием здесь, на побережье. Не далее как вчера подросток пятнадцати лет подцепил рыбину весом более шести фунтов.

— Но почему ты настаиваешь отправиться рыбачить вдвоем именно сегодня? — вмешалась Марта, нервозно покусывая губы и поглядывая в сторону скал. — Мне кажется, что птицы вьются там неспроста. Вероятно, что-то их беспокоит. К тому же, косяки мелких рыб могут привлечь внимание акул, не так ли?

— Да, это возможно, — пожал плечами Мелтон. — Ну и что?.. Если появятся акулы, нужно лишь вести себя спокойно и проследить, куда они плывут… Нет, поверь мне, Джим, подводная рыбалка — удивительное, волнующее занятие и абсолютно безопасное!

Джим снова покраснел, судорожно проглотил слюну и забормотал:

— Да… Да, это так… Я ведь действительно обещал тебе.

— Браво! Наконец-то я слышу слова настоящего мужчины! — радостно воскликнул Аллен, указывая пальцем на горизонт. — Лучше всего, если мы отправимся немедленно. В моей пироге имеется, Джим, еще один полный комплект снаряжения, а также запас провизии для нашего ленча…

Мелтон сильно сжал вялые бицепсы бывшего друга, заставляя его встать.

— Через двадцать пять минут мы будем у скал, и поверь мне, Талбот, тебя ждут незабываемые впечатления!

— Джим!.. Аллен!

Второй окрик Марты, менее обеспокоенный, чем первый, заставил сделавшего несколько шагов Талбота мгновенно остановиться и предпринять слабую попытку освободить руку. Но Мелтон сжал локоть соперника еще сильнее.

— Будьте… Будьте осторожны, — еле слышно прошептала молодая женщина.

Пока они плыли на пироге, Мелтон детально объяснил, как. пользоваться дорогим ультрасовременным аквалангом, заказанным из Западной Германии. Показал Джиму регуляторы поступления воздуха в дыхательную маску и, когда их легкая лодка; приблизилась к скалам, Аллеи продемонстрировал, как нужно заряжать гарпуном подводное пневматическое ружье.

— Как видишь, все очень просто, — закончил своп объяснения Мелтон, холодно уставясь в узкую впалую грудь приятеля, словно стараясь найти на ней точное местонахождение грудины. — Под давлением сжатого воздуха гарпун этого ружья пробивает насмерть живую цель под водой на расстоянии трех метров.

Мелтон надел ласты и стал прилаживать на спину кислородные баллоны своего аппарата.

— И последний совет, — сказал он назидательно. — Не наставляй ружье на себя. Этот гарпун запросто проткнет человека насквозь.

Они нырнули почти одновременно, каждый оставляя за собой тонкую струйку пузырьков, поднявшуюся к волнообразной поверхности воды. Мелтон плыл, сильно и ловко отталкиваясь ластами как опытный пловец, привыкший длительное время находиться под водой. Талбот, напротив, неуклюже дергал ногами, казавшимися еще тоньше и длиннее от висевшей па ступенях дополнительным грузом резины.

Под водой Аллен посмотрел на соперника с тем же холодным вниманием, с каким разглядывал его на суше. И опять его охватила внутренняя ярость. Вновь и вновь он спрашивал себя, что особенного нашла жена в этом жалком типе? Что в этом субъекте без всяких видимых достоинств было такое, что разожгло в Марте страстную чувственность, что возбудило в ней бесстыдное желание отдаваться ему средь белого дня?

Аллен сделал глубокий вздох и взял правой рукой наизготовку подводное ружье. Крупная рыба — попугай проплыла мимо, затем еще и еще одна. Вскоре вокруг словно расцвела клумба из тысячи живых ярких цветов. Оба ныряльщика как бы погрузились в облако разноцветных тропических рыб… Вдруг Мелтон заметил чуть вдали черную зловещую тень, которую отбрасывала плывущая в солнечной воде огромная голубая акула. Ее словно морскую королеву сопровождал почетный эскорт — четыре акулы, но меньшего размера.

Не двигась, Аллен несколько секунд наблюдал за морским чудовищем, неторопливо прогуливающем свое огромное блестящее цилиндрическое тело. Акула застыла на месте, медленно поворачиваясь вокруг, высматривая возможную жертву безжалостным глазом. Стараясь не привлечь внимание гигантской хишницы, Аллен подплыл к своему приятелю, потряс его за плечо и с удовлетворением убедился, что у того кожа покрылась мурашками от ужаса. Он приблизился к Джиму вплотную, так, чтобы их маски соприкоснулись.

— Не двигайся, — крикнул Мелтон что есть мочи. Аллен увидел, как из глаз Талбота, неотступно следившего за движениями огромной акулы, выкатились две большие слезы. Чудовище удалилось от них, чуть шевеля хвостовым плавником, пока не исчезло из виду. Мелтон почувствовал, что что-то твердое толкнуло его в бок и скользнуло вниз по ноге. Опустив глаза, он увидел па дне выпавшее из онемевших пальцев Джима подводное ружье. Этот кретин забыл пристегнуть его к запястью специальной цепочкой!

Аллен вновь повернулся к инертной человеческой массе.

— Талбот! — закричал он сквозь маску. — Талбот, ты меня слышишь?

Тот утвердительно кивнул и весь задергался, панически показывая то в сторону исчезнувшей акулы, то наверх, где на фоне изумрудной толщи воды выделялось темным пятном дно пироги.

Мелтон отрицательно покачал головой, наслаждаясь пьянящим удовлетворением от сознания того, что его соперник, хотя этого не подозревает, уже никогда — никогда! — сам не поднимется на поверхность. Здесь, на песчаном дне у коралловых рифов, будет казнен негодяй, которого он считал другом, гнусный предатель. Этот презренный тип украл у него то, что было предназначено богом и людьми только ему, Аллену Мелтону.

Ему, Аллену, доставит удовольствие закрыть навсегда эти умоляющие глаза, те самые глаза, что час назад смотрели так насмешливо и лицемерно… Заглушить навсегда эти уши, что слышали страстные всхлипывания Марты, заткнуть этот рот, исторгавший столько бесстыдной лжи, целованный той, которая должна была принадлежать только ему. Этот рот теперь ни на что не годен, кроме как вопить от страха и молить о пощаде!

Аллен потом опишет всем, как произошел несчастный случай, фатальный несчастный случай. Он скажет, что увидел огромную великолепную рыбу и указал па нее Джиму, который, пока они приближались к ней, нечаянно разрядил свое ружье в самого себя… Весьма печальный несчастный случай. Весьма…

Но Марта, Марта, — она-то, уж обязательно догадается, что же в действительности произошло.

..Мелтон сильно сжал челюсти. Марта уж точно, дознается! Словно она была бы здесь и увидела бы собственными глазами этот акт справедливой мести, словно сама бы засвидетельствовала его, Алена, торжество!

Схватив соперника за плечо, левой рукой, Мелтон вновь приблизился вплотную к своей жертве и прочел в глазах Джима нарастающий ужас.

— Сейчас с тобой произойдет несчастный случай, — прокричал он ему. — Это отнюдь не доставит тебе наслаждения, Талбот. Того наслаждения, которое ты испытывал, занимаясь любовью с Мартой на птичьем острове!

Аллен на мгновенье задохнулся от ярости. Талбот попытался освободиться, слабо отталкиваясь руками и ногами: силы уже покидали его. Лишь рот Джима судорожно двигался, искривляясь, изрыгая беспрерывно слова, значения которых заглушала маска и потоки пузырьков воздуха, вырывавшиеся наружу из дыхательных клапанов.

—: Нет… Нет… Я тебя умоляю… Пощади… — едва различил Мелтон по артикуляции Талбота.

Внезапно приговоренный к смерти оживился. Видимо, то, что он прочел в глазах Аллена, и пережитый ужас при виде голубой акулы сделали Талбота более решительным. Сознание творимой над ним несправедливости придало голосу силы, и Мелтон отчетливо услышал слова:

— Да, это правда. Я признаю, что спал с ней… Но почему ты хочешь убить меня? Меня? Ведь есть еще и другие!

Руки Джима вцепились в мощные плечи Аллена. Он попытался потрясти Мелтона, привести в разум, спасти свою жизнь.

— Ведь есть же другие… Другие!.. Почему ты не убил их? Машинально, словно его воля абсолютно не участвовала в этом движении, Мелтон резким толчком ноги отбросил от себя соперника, направил на него ружье и нажал на спусковую кнопку.

Острие горпуна с силой вонзилось в тело Талбота, точно в то место, куда Аллен прицелился — сверху и чуть левее грудины. Мелтон застыл неподвижно, наблюдая за тем, как маленькая розовая струйка побежала из трупа вверх, расширяясь и растворяясь по мере приближения к сверкающщй поверхности вопы.

То, что сказал перед смертью Талбот, не могло быть правдой.

Пузырьки воздуха выбегали все медленнее и медленее из акваланга, пристегнутого к спине Джима, лежащего на песке. Наконец, они совсем прекратились.

Нет, то, что сказал Талбот, не могло быть правдой. Это была последняя попытка подлеца спасти свою жизнь лживой клеветой, уйти от неминуемой кары, которую заслужил.

Мелтон склонился над трупом, потом выпрямился вновь резко и уверенно. Голова его была ясной, он контролировал каждый свой нерв.

У Марты не было других любовников. Джим Талбот был единственным, кто посягнул на его супружеское достоинство, единственным, кто держал в объятиях его жену. Единственным!

Оставалось одно: подняться на поверхность и положить труп в пирогу. Он и так уже потратил много времени, а это рискует вызвать подозрение. И тем не менее что-то удерживало Аллена Мелтона под водой, заставляло оставаться на месте преступления и размышлять. Он с трудом собрался с мыслями.

Всю свою жизнь Аллен Мелтон старался доказать себе, что является настоящим мужчиной, настоящим при любых обстоятельствах: увлекшись альпинизмом, он поднялся на самые высокие вершины, никем до него не покоренные; будучи превосходным пловцом, он пересек вплавь самые бурные реки, страстный охотник, он искал встречи с самыми опасными дикими зверями. Он, Аллен Мелтон, всегда считал себя абсолютным чемпионом, суперменом, превосходящим во всем других. Что касается женщин, то здесь он выбрал себе в жены самую прекрасную, ту, которой все представительницы слабого пола завидовали… Самую прекрасную и самую страстную.

Возможно, даже слишком страстную. Великолепная Марта Мелтон! Конечно же, он огорчался, когда приходилось отлучаться в поисках приключений, оставляя ее одну. Он не должен был подолгу расставаться с ней… Почему он это делал? Не искал ли подсознательно возможность убежать, убежать от этой неутоляемой, ненасытной жажды наслаждения, которую он открыл в ней?.. Нет, нет! Не в этом дело. Просто ему было неоходимо вновь испытать себя во всё более трудных, более жестких условиях; требовались все новые и новые победы, подтверждавшие его превосходство над другими. Ведь он, Аллен Мелтон, — само олицетворение мужественности. Он способен покорить сердце любимой женщины!

Настал момент пожать плоды последней победы. Наклонившись, он взял на руки тело соперника, и мощным толчком ног о песчаное дно начал всплывать. Вновь он увидел перед собой мертвое лицо Джима и подумал: «Теперь он знает, что я не тот, кого безболезненно предают и над которым безнаказанно смеются… Жалкий Джим Талбот, возомнивший, что и он сможет принадлежать к касте победителей».

Внезапно Мелтон увидел, как его обволокло облако из мелких разноцветных рыбешек, жавшихся к нему, мечущихся в тревоге, ищущих убежища от опасности, которую почувствовал и человек. Он увидел сквозь синюю толщу воды зловещую движущуюся тень. Аллен понял, что слишком промедлил со всплытием. Огромная голубая акула, привлеченная запахом крови, устремилась к нему. Кровь Талбота продолжала выливаться из тела тоненькой красной лентой, поднимаясь и смешиваясь у поверхности с чистой морской водой. Без видимой спешки чудовищная акула продолжала приближаться, и он уже мог различить, как разжимаются в предвкушении добычи ее огромные челюсти.

Мелтон отбросил от себя труп, и мертвый соперник начал медленно погружаться на дно. Аллен застыл в неподвижности секунд пять, возможно десять — вряд ли соизмеримо время в этот ужасный момент. Без движения, будто в состоянии невесомости, он оставался так между двумя слоями воды — между верхним светлоголубым, олицетворявшем небо, и нижним — темным, пузырящим, словно тьма ада.

Медленно, очень медленно Мелтон стал опускаться следом за трупом, по-прежнему извергавшим красную струю, которая обволокла убийцу, проникла в его волосы, прикоснулась к коже, впиталась в плавки… Аллен как бы купался в зловещей жидкости, вид которой вызывал у него тошноту.

Каждый нерв, подчиняясь инстинкту выживания, кричал ему: «Плыви прочь! Убирайся быстрей отсюда! Приведи в движение свои сильные ноги. Нельзя терять ни секунды! Плыви быстрее к поверхности, там — безопасность, жизнь!» И в то же время его разум с холодной логикой приказывал не двигаться, не привлекать внимания суперакулы. Поэтому Мелтон, не шевелясь, опускался все ниже и ниже.

Морская хищница кружилась вокруг, переворачиваясь челюстями вверх, приближаясь все ближе к нему, готовая при малейшем движении напасть и разорвать на куски.

Вагляд Мелтона, не вознесшийся по-человечески к небу, был устремлен в толщу вод, где он различил по металлическому блеску лежащее на дне ружье Талбота, зараженное смертоносным копьем. Аллен тут же принял решение.

Страх удвоил его силы. Мощным толчком обеих ног он катапультировал себя на дно, где лежало ружье. Краем глаза он увидел, что акула устремилась к нему. С энергией отчаяния Мелтон поплыл, чтобы добраться, наконец, до спасительного механима, но труп Талбота, погружавшийся впереди и все еще испускавший кровавую дымку, опередил его, накрыв собой ружье. В этот момент Мелтон услышал глухой короткий стук: ружье разрядилось от удара прикрепленного к спине мертвеца акваланга.

Убийца опустился на дно и прижался всем телом к песку. Мелтон застыл неподвижно рядом с трупом, пристально вглядываясь в мертвые черты лица и вспоминая последние слова, произнесенные этими толстыми губами. Слова, внезапно осознал Мелтон, выразившие сущую правду.

Аллен знал, что еще сможет побороться за свою жизнь: к его поясу был пристегнут длинный острый нож. Но он не сделал ни малейшего движения. К чему? Вокруг слишком много акул. Ими кишит вода океанов. И среди людей их предостаточно, этих чудовищ, ненасытных, безжалостных… Слишком много акул. Слишком много.

Так он продолжал лежать на морском дне, рядом с убитым им человеком. Без сил без движения, лишившийся мужества, гордости, всего того, что так долго делало Аллена Мелтона исключительной личностью.


Оглавление

  • ОТ ПЕРЕВОДЧИКА
  • Джонатан Вуд ЧЕРНАЯ ДЫРА
  • Keн Джилфорд НАСТОЯЩАЯ РЕЗНЯ
  • Джо Горес ПРОЩАЙ, ПАПА!
  • Брюс Уолтон ПРОТИВ ПОВЕШЕНИЯ
  • Мэнн Рабин АЛИБИ
  • Роберт Колби ТЕЛЕФОННЫЙ ЗВОНОК
  • Уильям Сэмброт СЛИШКОМ МНОГО АКУЛ