загрузка...

Из России с любовью (fb2)

- Из России с любовью 221 Кб, 112с. (скачать fb2) - Николай Юрьевич Ютанов - Сергей Борисович Переслегин

Настройки текста:



Сергей Переслегин, Николай Ютанов
Из России с любовью

Cценарий развития Республики Армения в 2003-2020 гг.

Для Армении когнитивная проектность была связана, прежде всего, с участием страны в российском инновационном движении, с самого начала носящем постиндустриальный характер. Cтрана быстро превратилась не только в одного из важнейших внешних партнеров российской Федеральной Инновационной Системы, но и в своеобразную "визитную карточку" этой системы. Подобно тому, как Прибалтика являла миру немного приукрашенный образ советской индустриальной Империи, Армения и Белоруссия выступали в качестве витрины, представляющей успехи стран СНГ в когнитивном переустройстве мира

Синопсис

Задача проектирования «истории Будущего» Республики Армения достаточно сложна. Сценарий должен, во-первых, соотноситься с глобальными мировыми процессами, которые недостаточно нам известны.

Во-вторых, требуется, чтобы результаты сценирования удовлетворяли Заказчика, то есть определенные элитарные группы в Армении и диаспору. Подразумевается, что эти группы должны стать субъектами действия. В действительности, они ими не являются – ни внутри страны (поскольку в стране не проявлена деятельностная позиция), ни в глобальном мире (из-за несоответствия масштабу текущих процессов). Следовательно, сценарий должен предусматривать такое переформатирование этих элитарных групп, которое сделает их субъектами действия.

Движущие силы сценирования

В Армении внутриполитическая жизнь ныне складывается из борьбы двух стратегических течений. Первое сообразуется с военным вектором развития страны, предметом его устремлений является реализация сценария «Жандарм Закавказья». Второе не несет в себе проектности и, следовательно, автоматически реализует сценарий «Горы и море» с переходом страны к криминализованным формам традиционного аграрного производства.

По мнению армянской диаспоры, страна заплатит за первый сценарий сокращением роли демократических институтов и растущей зависимостью от российской финансовой и военной помощи. В экстремальной версии в Армении даже происходит замена (или подмена) существующего режима военной хунтой, борьба с которой может стать одной из движущих «пружин» сценирования.

В действительности, «военный вектор» развития ни при каких условиях не будет представлен в Армении более сильно, чем он уже представлен. Это связано с полным отсутствием у страны позитивных военных целей.

Значительно более актуальным, нежели противопоставление «военных» и «государственников», является противоборство военной элиты армянской метрополии и либеральных бизнес-элит диаспоральной Армении. Взаимодействие между полюсами сил в этом случае происходит через посредника, в роли которого в нашем сценарии выступает Россия. Возникает конструктивный конфликт: и «военная элита метрополии», и «диаспоральные круги» пытаются добиться своих целей, воздействуя на российские управляющие круги, которые, однако, сами являются субъектами стратегирования.

Для России политическая игра определяется соотношением сил между реальностью сырьевого развития страны и мечтой об ее инновационном развитии, иными словами, борьбой между существующими элитами, имеющими «советские корни», и элитами возникающими. «Сырьевые элиты» не интересуются Арменией, в то время как для «инновационных элит» – Армения это естественный путь на юг, к новым, еще не поделенным рынкам.

Очень интересным и активным «игроком» в сценарии «Из России с любовью» станет РАО ЕС РФ и ее дочерние группировки. Эта ТНК уже осознала перспективы создания единой евроазиатской энергетической сети, имеет ресурсы и желание такую сеть создавать[1].

2004-2009 гг.

Мир медленно «закрывается», этот процесс маскируется интеграционными процессами в ЕС, на Дальнем Востоке, на американском континенте.

Основное содержание этапа для Армении – решение проблемы энергетической безопасности, выстраивание коэволюционного вектора с Россией путем передачи ей имущества за долги, реализация и кризис сценария «Жандарм Закавказья».

Проблема имущества конфликтна, ибо речь идет о перемене собственности, то есть о «продаже Родины». Борьба «военных прогрессистов» с «гражданскими традиционалистами» примет острые формы и будет сопровождаться в 2007 – 2009 гг. политическими убийствами. Лишь проектное вмешательство диаспоры спасет положение. Несколько лидеров диаспоры возвращаются около 2008 г. в метрополию, чтобы впоследствии сыграть активную роль в ее политике.

Усиление Армении вследствие получения военной и финансовой помощи из России вызовет трения в регионе. Усилиями России, США и опять-таки проектных представителей диаспоры удастся конвертировать неизбежную эскалацию насилия в новую региональную проектность. Впервые будет высказана гипотеза транспортного кольца и интеграционной структуры, альтернативной ЕС. В достижении договоренностей между элитами важную роль сыграют целенаправленные действия России по формированию нового пакета евроазиатских инфраструктур («Южный коридор»).

С возникновением концепции «Восточного базара» и соответствующего транспортного кольца Армения становится инвестиционно привлекательной. Возникает маленький по численности, но заметный по контролируемым капиталам антропоток Диаспора – Метрополия.

Указанные события совершаются на фоне войны США в Иране, последующего ухода американцев из Закавказья и возвращения США к доктрине Монро. Регион становится полем игры свободных сил.

В Турции разгорается внутренний конфликт, инициированный Германией, которая не может допустить вступления Турции в ЕС. В этих условиях Турция либо исламизируется, либо останется светским государством и признает геноцид. В последнем случае возможна проектность, сближающая Армению с Турцией.

2010-2020 гг.

Человечество выстраивает вместо глобализованного мира новую хозяйственную систему, опирающуюся на макрорегионы.

В России реформы приводят к резкому усилению роли страхового бизнеса: страховщики аккумулируют ресурсы, сравнимые с оборотами сырьевого сектора, и начинают искать новое поле деятельности. Через ряд ключевых фигур в страховом деле армянская диаспора получает средства давления на российскую политику. Начинается экспансия российско-армянского страхового капитала в Закавказье. У «Восточного базара» возникает отчетливое финансовое наполнение.

Россия, создающая инновационный проект, все более нуждается в банковской оффшорной зоне. Ее собственная финансовая система слишком прозрачна и препятствует перемещению капиталов; после вступления в ЕС стран Восточной Европы российские бизнесмены не могут работать со своими традиционными партнерами типа «Pareks-bank».

Освободившееся место российского оффшора может занять Армения. Это, с одной стороны, криминализирует страну, с другой – сделает ее инвестиционно привлекательной. Антропоток диаспора – метрополия усилится.

«Новые армяне» – представители диаспоры, владеющие крупными капиталами, вернувшиеся на историческую Родину – становятся все более и более влиятельным слоем. Их интересы не ограничиваются Арменией: поступающие от страховой и оффшорной деятельности средства они вкладывают в инфраструктуры «Транспортного кольца» и в институты «Восточного базара».

Этап 2020-… гг.

Время мировых постиндустриальных проектов и новой глобализации.

По мере реструктурирования мира все большую роль приобретают четыре валюты, три из которых искусственны: доллар, евро, восточная марка стран АТР и динар исламского мира. Конструкционные особенности «восточного базара» таковы, что Армения попадает в зону динара.

Это лишь улучшает работу ее финансовых структур: как и Россия, Армения оказывается в зоне межвалютного обмена. На ее финансовую территорию поступают рубли и евро, вкладываются в развитие – динары.

Армения становится «витриной», «визитной карточкой» российского постиндустриального проекта (как когда-то Прибалтика была «визитной карточкой» советской индустрии). Социальная структура страны изменилась: диаспора социально и политически стала частью метрополии, а экономически – инструментом ее влияния на региональных рынках мира.

К концу периода Армения позиционирована в мире как важный элемент экономики Среднего Востока (Ереван – крупнейший в регионе фондовый рынок) и, одновременно, как инновационный модуль российской инновационной системы. По внедрению целого ряда гуманитарных технологий она опережает Россию, прежде всего, это относится к «гуманизации коммуникативных сред» и к «нелинейному образованию». Официальная публикация «Новой образовательной программы Армении» производит огромное впечатление в «мире постиндустриальных проектов».

Сценарий «Из России с любовью»

Глава 1. «Жандарм Закавказья: альтернативные стратегии для Республики Армения»

(Из курсовой работы студента IV курса «Военного колледжа» майора Леона Тер-Оганесяна, защищена 26 июня 2010 г.).

«В конце двадцатого – начале двадцать первого столетия Республика Армения вплотную столкнулась с тем, что выигранная война действительно стимулирует национальное развитие, но лишь посредством созданных этой войной вызовов, обращенных к стране, народу, военным, политическим, культурным, предпринимательским элитам.

Война за Нагорный Карабах способствовала консолидации армянского народа, в том числе – армянской диаспоры, и росту национального самосознания. Победив в этой войне, Армения резко повысила (но и проблемативизировала!) свой международный статус. В известном смысле, только после этой победы Армения была признана во всем мире и в макрорегионе Большого Кавказа, как «настоящее государство», способное выжить и добиться реализации своих целей.

Одновременно победы создали и несколько трудноразрешимых проблем.

Во-первых, армянская метрополия фактически оказалась «во враждебном окружении». Очевидно, что Азербайджан не смирился с потерей территории, тем самым, любая антиармянская коалиция получит его поддержку. Военный успех Армении усилил естественное взаимопонимание Азербайджана и Турции (обе страны исповедуют Ислам суннитского толка). По ряду причин, из которых не последняя – страх перед военной мощью Армении, Грузия дипломатически и экономически выступила против Армении. Отношения с Ираном развиваются более благоприятно, но необходимо помнить, что Иран – мусульманское государство и притом, рассматривающее себя как «визитную карточку исламского мира». Ожидать, что Иран будет во всех случаях поддерживать христианскую Армению, было бы политически наивно.

Во-вторых, негативное отношение соседей привело к послевоенной инфраструктурной блокаде Армении, оказавшей крайне негативное влияние на развитие хозяйства Республики. Практически, инфраструктурная недостаточность страны была на рубеже веков тем основным фактором, вокруг которого выстраивалась любая перспективная национальная стратегия.

В-третьих, победа привела к образованию Нагорно-Карабахской Республики. Это политическое и административное образование находится в тесной генетической, организационной и финансовой связи с Арменией, поэтому Армения вынуждена создавать механизмы взаимодействия с НКР. Между тем, весь опыт географически разделенных стран (Германия в 1918 – 1939 гг., Пакистан в 1948 – 1973 гг. и пр.) указывает на «затратность» и непрочность таких политических конфигураций. Территориальная связность Армении с НКР отрицательна, это означает, что некоторая доля вовсе не безграничного ресурса армянской метрополии изначально расходуется на поддержание взаимодействия с НКР.

В-четвертых, победа резко усложнила внутриполитическую жизнь Армении, приведя к росту влияния военных на государственные дела. Внутриполитическая обстановка в Армении потеряла стабильность – может быть, не до такой степени, как в Азербайджане, Грузии или Турции, но вполне осязаемо.

В этих сложных условиях руководство страны решало фундаментальный вопрос о «векторе развития» Армении. Существенную помощь в принятии основополагающих решений сыграли организационно-деятельностные игры команды Щедровицкого, проведенные в октябре 2002 и 2003 года, а также активная деятельность клуба «Армения 2015».

Борьба стратегий, развернувшаяся на рубеже веков, была также и борьбой элит. Военное руководство страны, исходя из приоритета безопасности, выступало за тесные отношения с Россией. Ей противостояла государственная и административная «верхушка», тяготеющая к независимости и рассматривающая Россию как слишком большого и слишком близко расположенного соседа. Эта группа, однако, не может четко сформулировать приоритеты развития.

Критически отнеслись к идее союза с Россией представители армянской диаспоры (особенно – проживающие в западных странах). В качестве альтернативы предлагалась ориентация на ЕС.

Наконец, во влиятельных предпринимательских средах активно обсуждалась тема ускоренного постиндустриального развития Армении (АТ-технологии) с опорой на собственные силы. Эти стратегии были прописаны в качестве «ирландского» и «сингапурского» варианта развития.

На организационно-деятельностной игре октября 2003 г. было введено важнейшее стратегическое понятие проектной когерентности: регистр удержания реальности (экономика, снабжение, электроэнергия, транспорт) должен быть естественно соотнесен с регистром изменения реальности, то есть – с поисковой активностью. В приложении к стратегическим императивам это означало обязательное соглашение об «особых отношениях» с Россией. Большое впечатление произвела фраза одного из депутатов парламента, участвовавшего в игре:

«Достаточно двух зим без тепла и электроэнергии, чтобы понять, что никакой альтернативы «Российскому вектору» у нас на самом деле нет».

Интеллектуальная и военная элита Армении пришли к этому выводу довольно быстро. Определенному консенсусу элит способствовало и полное отсутствие проектности у «государственников», концепция которых привела бы, как было показано на встрече в Афинах весной 2003 года, к реализации сценария криминально-аграрного развития Армении. («Горы и море»).

Важнейшей проблемой была позиция России. В принципе, на рубеже веков Россия, надо полагать, была заинтересована в политико-экономическое продвижение в Закавказье. В этой логике Россия нуждалась в Армении, как своем «форпосте» на мусульманском Юге. Однако, такая необходимость, насколько можно судить, слабо воспринималась российскими элитами того времени.

Исключение составляла позиция РАО ЕС. Руководителем этой естественной монополии, А.Чубайсом, была создана долгосрочная концепция развития, предусматривающая продвижение российской электроэнергетики на восток – в Северную Корею, и на юг, в Армению и Иран. Уже в феврале 2003 г. министр обороны Республики Армении С.Саркисян обсуждал вопросы российско-армянского сотрудничества в области энергетики с российским министром науки и технологий И.Клебановым: «В повестку дня заседания, которое продлится три дня, включены вопросы, касающиеся сотрудничества в энергетике, электронной промышленности, военно-технической сфере. В Ереване предполагается обсудить ход выполнения заключенного два месяца назад договора, согласно которому России в счет погашения долгов перешли пять армянских предприятий. Планируется также утвердить программу долгосрочного экономического сотрудничества на 2004-2010 годы. Выступая в аэропорту, господин Клебанов заявил, что в ходе ереванских переговоров будет обсуждаться и восстановление железнодорожного сообщения между Арменией и Россией. Он подчеркнул, что в последнее время наметился "определенный позитив, поскольку Грузия смягчает свою позицию в вопросе возобновления движения по абхазской дороге".

Список обсуждаемых вопросов приводит к выводу о «военном» характере совещания. По-видимому, именно в начале 2003 года министерством обороны была создана концепция развития Армении, впоследствии известная как «Жандарм Закавказья».

Содержанием этой концепции было создание области взаимодействия Армении и России через контроль над Кавказом и Закавказьем. Для обеих стран этот контроль рассматривался через рамку безопасности, то есть – обсуждался на уровне силовых ведомств и, прежде всего, министерств обороны.

Достигнутые к концу 2003 года соглашения предусматривали открытие долгосрочной кредитной линии, в рамках которой осуществлялась поставка армянской армии запасных частей и боевой техники. Россия также брала на себя политическую поддержку Армении.

В свою очередь, Республика Армения должна была воспользоваться своим авторитетом для «наведения порядка» на Кавказе. Учитывалось, что для народов Кавказа Армения – традиционный и признанный «своим» игрок, к тому же продемонстрировавший в Карабахской войне свою решимость и силу. Тем самым, Армения имела кредит доверия среди горских народов и становилась самой влиятельной политической и военной структурой на Кавказе.

Осенью 2003 года состоялся учредительный съезд Всемирной армянской организации. Выступая на этом форуме Президент РФ В.Путин сказал: «Наше современное партнерство отвечает коренным национальным интересам двух стран, служит укреплению безопасности и росту их международного авторитета, делу стабильности и экономического прогресса в наших странах. (…) Все более очевидной становится польза от совместной работы по укреплению СНГ, все более заметной – взаимовыгодная работа от согласованного участия в международных и региональных процессах, в том числе в рамках таких региональных организаций, как организация договора о коллективной безопасности и ЕврАзЭС. Вместе мы эффективно боремся с новыми угрозами, работаем над укреплением межэтнического мира и согласия в наших странах и сотрудничаем в таком стратегически важном регионе, как Кавказ".

В течение 2004 года сотрудничество вооруженных сил Армении и России позволило решить одну из наиболее сложных проблем энергетической безопасности Республики, а именно – восстановление разрушенных в ходе непрерывных столкновений на Северном Кавказе трубопроводов.

По мере наращивания российско-армянского сотрудничества (2004 – 2006 гг.) возрастала напряженность конфликта между военной и либеральной элитами страны. Усложнялась и международная обстановка. Несмотря на все достижения мирового интеграционного процесса (вступление восточноевропейских стран в 2004 г. в ЕС, объединение в 2005 г. транспортных и энергетических сетей Северной Кореи, Южной Кореи, России и Японии), в мире осуществился выраженный поворот от курса на развитие глобализации к традиционной системе национальных государств. На границах Армении резко усилилась агрессивность Турции. В этих условиях начинается вторжение США в Иран (конфликт 2006 года, известный как Третья война в Заливе).

Реакция армянского руководства на отступление России из средневосточного региона, который, практически, стал в 2007 году оккупационной зоной США, была парадоксальной, но действенной.

В преддверии тяжелейшего политического кризиса 2007 года в Армении происходит «тихая» реформа управления армией и под эгидой российского экспертного сообщества создается «Совет по развитию» при Президенте страны. Уже в следующем году Совет сосредоточит в своих руках основную аналитическую деятельность как по военным, так и по гражданским вопросам, став первой международно-признанной «фабрикой мысли» в Закавказье. В это же время стратегия «Жандарм Закавказья» оформляется институционно: учреждается «Военный колледж», как центр боевой, технической, политической, экономической и психологической подготовки для будущих военных элит Кавказа, Закавказья, стран Среднего Востока. Ожидая кризис и готовясь к предстоящей «кадровой революции», Армения готовит военных, «способных без истерик разговаривать хотя бы друг с другом».»[2]


Глава 2. Кризис 2008 года (Армения)


(Из книги: А.Петросяна «Первое десятилетие»[3]).

«Считается, что кризис 2007 – 2009 гг. носил для Армении преимущественно внешний характер. В действительности, речь шла о революционных событиях внутри страны, и эти события настолько сильно изменили облик Армении, что это отложило отпечаток на весь регион, если не на весь остальной мир.

Стратегия «Жандарм Закавказья» подошла в 2006 году к тяжелому кризису. Этот концепт способствовал решению Арменией ряда неотложных инфраструктурных проблем, привел к росту национального самосознания, инициировал создание таких важнейших институций, как «Военный колледж» и «Совет по развитию», но с точки зрения долговременных интересов страны оказался тупиковым. В условиях 2006 – 2007 года, когда практически все соседи Армении попали под сильнейшее американское влияние, пророссийская и к тому же милитаризованная Армения становилась почти «изгоем». Между тем, Россия, столкнувшаяся с непредвиденными трудностями в проведении реформы ЖКХ и естественных монополий, усугубившимися вследствие падения мировых цен на нефть, снизила военную и финансовую помощь Армении.

В новых условиях взаимодействие между странами приняло более «рыночный» характер и пошло преимущественно по линии РАО ЕЭС.

10 апреля 2007 года. Ереванская АЭС «за долги» перешла в собственность РАО ЕС России.

В действительности не произошло ничего существенного: ситуация «де-факто» по обоюдному согласию сторон трансформировалось в ситуацию «де-юре», причем проблема продолжения работы станции сразу же перешла из политической сферы в сферу бизнеса. Уже с мая 2007 года развернулись работы по замене устаревшего оборудования. На совместной пресс-конференции Анатолий Чубайс и министр энергетики Армении Армен Мовсесян официально заявляют, что станция работать будет, более того, будет запущен первый энергоблок. «После 2015года АЭС будет выведена из эксплуатации, но не раньше, чем вступят в строй эквивалентные мощности».

В тот же день (27 мая 2007 г.) в Москве И.Клебанов, отвечая на вопросы журналистов, заявил, что снижение мировых цен на нефть «не столь критично для России, как это было принято считать. Мы уже давно не Советский Союз».

В течение лета 2007 года достигнута унификация энергетических сетей Армении, «Российской четверки» и Грузии. В конце лета к Соглашению по энергетической безопасности присоединяется Азербайджан. (Соответствующий договор подписан 23 августа в Астане).

При всей позитивности этих событий для Армении, они вызывают недовольство части «государственников», рассматривающих передачу имущества за долги, как «продажу Родины». Тлеющий конфликт между «государственниками» и «военными прогрессистами» вспыхивает ярким пламенем, в котором предстоит сгореть нескольким жизням и многим карьерам.

Речь идет о схватке за руководство страной. Уровень насилия нарастает очень быстро, и к концу 2007 года по Армении прокатывается ряд политических убийств, жертвами которых становятся несколько депутатов парламента, заместитель министра обороны, двое популярных журналистов. В этих сложнейших условиях спасти ситуацию может лишь появление третьего субъекта действия, альтернативного как к первому (армия), так и ко второму (административная власть) игрокам.

Лидеры армянской диаспоры совершают гражданский подвиг, возвращаясь именно в это время в Армению. Жизнь их висит на волоске: только бдительность и профессионализм охраны предотвратили масштабный террористический акт, направленный против участников совещания «Новая стратегия для Армении» (Цахкадзор, 8 – 12 января 2008 г.)

Усилиями России, США и опять-таки проектных представителей диаспоры удастся конвертировать неизбежную эскалацию насилия в новую региональную проектность. Впервые будет высказана гипотеза транспортного кольца и интеграционной структуры, альтернативной ЕС. В достижении договоренностей между элитами важную роль сыграют целенаправленные действия России по формированию нового пакета евроазиатских инфраструктур («Южный коридор»).

С возникновением концепции транспортного кольца Армения становится инвестиционно привлекательной. Возникает маленький по численности, но заметный по контролируемым капиталам антропоток Диаспора – Метрополия.

Вмешательство диаспоры во внутренние дела Метрополии позволило стабилизировать конфликт между военной и гражданской ветвями управления (за счет придания им когерентной проектности). Однако в свою очередь активизировался конфликт «метрополия – диаспора». Де факто представители диаспоры занимают в армянском истэблишменте видное положение. Де юре – они никто: лица без гражданства. Обсуждение вопроса о гражданстве заняло все «жаркое лето 2008 года», вытесняя с газетных и журнальных страниц даже новости из Турции и Израиля.

Гораздо позже, уже около 2020 года, произошедшие за этот период события назовут «бумажной революцией». Эта революция привела к изменению института гражданства и принятию концепции «двойного гражданства»[4]. Этот шаг укрепил связь метрополии с диаспорами, но поставил в зависимое положение местные элиты. Резко активизировались споры о «русском» и «нерусском» пути развития».

Глава 3. Кризис 2008 года: Турция и Израиль[5]

(По материалам журналов «Зарубежное военное обозрение», «Экономические стратегии», «Уолл-стрит джорнал», «Геополитика Ближнего Востока», «Техника и вооружения»[6]).

Истоки кризиса, разразившегося в конце 2007 – начале 2008 года на Ближнем и Среднем Востоке, находились в Европе. Экономические и политические выгоды европейского объединения обуславливаются непрерывностью интеграционного процесса: подобно велосипеду ЕС должен неизменно находиться в движении.

В 2004 году в Европейский Союз вступили страны Восточной Европы: Польша, Латвия, Литва, Эстония, Словения, Чехия, Словакия, Венгрия. Это значительно расширило границы содружества и, вместе с тем, продемонстрировало его неоднородность. Весьма существенным было то обстоятельство, что «новые» члены ЕС резко разошлись со «старыми» в отношении войны 2003 г. в Ираке: поддержав США, страны Восточной Европы встали на путь конфронтации с «ядром» ЕС и, в частности, с Германией. Конфликт усилился в связи с военными действиями в Иране (октябрь 2006 – март 2007 г.).

К середине 2007 года Германия оказалась в тяжелом положении. Бюрократическая структура Евросоюза практически не оставляла возможностей предотвратить вступление Турции в ЕС: будучи формально признанной «кандидатом» и выполнив столь же формальный набор требований, Турция в 2008 году автоматически становилась членом Союза. Это означало, что все меры, предпринятые Германией к ограничению турецкой иммиграции, немедленно потеряют силу. Расчеты демографом указывали, что в этом случае выходцы из Турции в течение нескольких лет станут в Германии голосующим большинством.

Германская «национальная корпорация» не могла допустить такого развития событий – как по соображениям самосохранения, так и ввиду весьма вероятных националистических выступлений в стране.

В период 2004 – 2007 гг. германское правительство оказывало давление на Анкару и Брюссель, пытаясь добиться рассмотрения следующих вопросов:

конфликт Греции и Турции вокруг острова Кипр;

признание Турцией геноциды армян в XIX – XX столетиях;

обращение турецкого государства с курдами.

Когда стало ясно, что эти проблемы либо будут как-то урегулированы Турцией, либо – проигнорированы Брюсселем, германская дипломатия оказалась перед необходимостью задействовать неофициальные каналы. Речь шла в бывшей восточногерманской секретной службе (Штази), имеющей давние связи в Турции.

Не подлежит сомнению, что семена упали на хорошо подготовленную почву. Германские агенты действовали в Турции в духе современного сценарного мышления: они не препятствовали естественным социальным процессам и не инспирировали их, но лишь придавали существующим трендам определенную форму.

Турция стала светским государством европейского типа под влиянием катастрофического военного поражения 1918 г. и остается таковым лишь ценой огромных усилий. «Мусульманский ренессанс» 1990-х – 2000-х годов разбудил турецкий фундаментализм, ничуть не менее радикальный, нежели арабский. Дискуссии вокруг ЕС резко обострили ситуацию, для социального взрыва был нужен лишь повод.

Этим поводом стало признание правительством ответственности Турции за геноцид 1915 года, что предполагало выплату Армении значительных компенсаций.

В сентябре 2007 г. в Турции вспыхнула «исламская революция», развивающаяся, в целом, по иранскому образцу. Армия в целом сохранила верность правительству, но ее активность была парализована массовым применением шахидов. Четвертого ноября 2007 года была провозглашена Исламская Республика Турция, и это событие было с радостью встречено всеми мусульманскими странами.

В последующие месяцы США попытались восстановить демократию в Турции, опираясь на военную машину НАТО. В ответ правительство Исламской Республики разорвало дипломатические отношения с США и выдворило из страны американских военных советников. 1 января 2008 года Турция официально объявила о выходе из НАТО.

Это сняло с повестки дня вопрос о вступлении Турции в ЕС.

Военная ситуация в Закавказском регионе стремительно ухудшалась. Против суннитской Турции был сформирован союз шиитского Ирана и Армении, к Турции примкнули «новый демократический постсаддамовский Ирак» и Пакистан. В Азербайджане возросла угроза «индуктивной» исламской революции, которую удается предотвратить согласованными действиями правительственных и российских спецслужб. Вновь обострилась обстановка вокруг Нагорного Карабаха, и в воздухе отчетливо запахло новой Закавказской войной.

В марте 2008 г. Россия, Иран и Казахстан провели показательные учения на Каспийском море, демонстрируя боевые возможности российской каспийской морской флотилии, возглавляемый фрегатом УРО «Татарстан». 26 марта президент Азербайджана Алиев, заручившись поддержкой «четверки» на случай внутренних волнений, выступил с четким заявлением, согласно которому: «конфликт относительно Нагорного Карабаха может быть решен – и будет решен – исключительно мирным путем, подобно тому, как обратился в ничто вековой франко-германский спор за Эльзас и Лотарингию».

Политическая борьба в Турции продолжается, причем теперь спецслужбы США и запада действуют согласовано. К лету в стране приходит к власти «Кемалевское правительство национального примирения». Происходит целый ряд судебных процессов, которые заканчиваются казнью активных исламистов (а заодно и всех курдов, сколько-нибудь политически значимых). Общее число казненных составляет почти 700 человек, а всего за время «исламской революции» погибло около 5.000 турок, курдов и иностранных граждан.

Среди этих «иностранных граждан» – четверо армян, установивших 15 февраля 2008 года армянский флаг на горе Арарат, и расстрелянных без суда «защитниками исламской революции». Попытки турецкого правительства скрыть случившееся привели страну к международной изоляции; 6-й флот США подошел к берегам Турции. По мнению ряда обозревателей, «армянский инцидент» способствовал сравнительно мирному переходу власти в руки «правительства национального примирения».

31 июля 2008 года Турция подтвердила признание геноцида 1915 года.

1 августа 2008 года армянское правительство официально поддержало «декларацию Алиева», отказавшись от каких-либо притязаний на турецкую территорию. 2 августа Ереван официально отказался от полагающегося Армении, как жертве геноцида, возмещения. Это вызвало полное понимание в армянской диаспоре и вполне предсказуемое недовольство внутри страны.

В свете дальнейших событий это решение армянского правительства следует признать правильным и едва ли не единственно возможным. Ценой денежной компенсации, которую турецкое руководство едва ли сумело бы выплатить в сколько-нибудь разумные сроки, Армения обеспечила определенный «модус вивенди» со своим южным соседом. Это означало новый и важнейший шаг в развитии региональной проектности Закавказья.

Значение того непрочного взаимопонимания, которое установилось между закавказскими государствами, в полной мере выявилось уже осенью того же года.


***

Во вторник 7 октября 2008 года, в 12 часов 23 минуты среднеевропейского времени, произошел самый крупный террористический акт в истории человечества. В этот день в центре Иерусалима, неподалеку от «Стены плача» взорвалась грузовая машина. При взрыве погибло девять человек, включая находившегося за рулем шахида, около двадцати человек получили ранения. В течение получаса после этого события в Иерусалиме взорвались еще две машины, на сей раз без жертв и серьезных разрушений. Первоначальная информация, полученная правоохранительными органами Израиля и международными СМИ, не вызвала ни тревоги, ни особого удивления. Минувшие годы приучили мир к подобным террористическим актам, «бессмысленным и беспощадным».

Около 15.00 Тель-Авивский университет зарегистрировал превышение радиационного поля над обычным фоном. В 18.30. сигналы радиационной тревоги раздались в помещениях Физического Центра в Дамаске, в 21.00 превышение фона фиксируется в Никозии, Бейруте, Аммане, Каире. К 22.00 американский военный спутник «Эксплорер-Х» обнаруживает в Иерусалиме источник радиационного заражения, «сравнимый с Чернобылем».

Эвакуация Иерусалима была начата лишь к вечеру 8-го октября. Суточная задержка обернулась трагедией: в течение двенадцати часов жители городов дышали радиоактивным воздухом, пили радиоактивную воду, ели радиоактивную пищу. Хотя в последующие дни всем пострадавшим была оказана медицинская помощь, хотя в ликвидации последствий катастрофы приняли участие русские и американские специалисты с чернобыльским опытом, людские потери были ужасающими. По подсчетам медиком из международного центра «Врачи мира против ядерной войны» до конца 2009 года умерло около 10.000 человек, общие потери, вероятно, превысят эту цифру вдвое.

«Мы просто не были готовы к таким масштабам заражения. Ни в Чернобыле, ни Саппоро, ни в Ницце не было ничего подобного. Может быть, в Хиросиме…»

Уже к исходу 8-го октября выяснилось, что при взрыве автомобиля в атмосферу было выкинуто около трех тонн мелкодисперсных расщепляющихся веществ. Количество радиоактивного материала не превышало 15% от загрязнения при взрыве Чернобыльской АЭС, но на сей раз центром заражения оказалась густонаселенная индустриальная застройка.

Авторство этого террористического акта осталось тайной. Осуществлен он был смертником-палестинцем с использованием отработанного ядерного топлива недавно закрытой Ингалинской АЭС в Литве. Доставка топлива осуществлялась через территории Белоруссии, России, Чечни, Иордании. Тщательная проверка, осуществленная «Моссадом» и ЦРУ, сняла подозрения с германских и российских спецслужб. Палестинское сопротивление, по мнению экспертов, не способно создать столь простое и совершенное радиологическое оружие, даже получив необходимые расщепляющиеся материалы. Кроме того, согласно «Моссад», палестинцы не сумели бы избежать утечки информации.

Формально, ответственность была привычно возложена на «Аль-Каэду», к чему, разумеется, никто в мире не отнесся серьезно. Возможно, ближе всего к истине были российские аналитики, рассматривающие иерусалимский террористический акт как форму техногенной катастрофы, вызванной избыточной сложностью современной цивилизации. «Никто не делал этой бомбы. Или, если хотите, ее делали мы все. Современная цивилизация. Современный мир».

По всей видимости, палестинская автономия не ожидала такого сокрушительного эффекта от взрывов 7-го октября. Во всяком случае, к ответной реакции Израиля палестинцы были не готовы. До конца октября «Моссад» уничтожает всех родственников погибших при взрыве шахидов, не щадя двух студентов-подростков, обучающихся в Европе. Одновременно предпринимается кровавая акция против руководства палестинской автономии. Все усилия США, направленные на нормализацию положения не дают результатов. 1 ноября Кнессет принимает «Закон о коллективной ответственности», 4 ноября начинается масштабное палестинское «умиротворение». Резкие протесты европейских и американских правозащитников игнорируются израильским военным руководством.

12 января 2009 года Израиль подвергает бомбардировке объекты на территории Иордании, Сирии, Ливана, обвиняя эти страны в подготовке террористического акта 7-го октября. Начинается широкомасштабная Ближневосточная война, в которой принимают участие Ирак и Египет. Турция, Иран, Ирак объявляют о своем нейтралитете и о приеме беженцев из зоны боевых действий.

Ход войны подтверждает, что мегапроект «Израиль» находится в фазе глубокой «старости». Короткий период военного энтузиазма сменился всеобщей апатией. Все большее количество мужчин призывного возраста покидают Израиль, не желая напрасно проливать свою кровь. Превосходство израильской военной техники позволило довольно быстро получить преимущество в воздухе, но о полном господстве не может быть и речи. После гибели двух пассажирских самолетов, сбитых с интервалом в один день мобильными ракетными установками «Кварц» (российской разработки), аэропорт Бен-Гуриона блокирован, и все международные коммуникации страны осуществляются через Хайфу.

Смена администрации США приводит к практической остановке военной помощи Израилю, 6-й флот оттягивается в центральное Средиземноморье. В этих условиях война затягивается, хотя израильские танковые бригады, возглавляемые офицерами российского происхождения с чеченским боевым опытом, еще в силах одерживать красивые победы.

Отсутствие практического содействия со стороны ведущих мировых держав (ирония судьбы: только Россия сражается в эти месяцы на стороне Израиля, посылая гуманитарную помощь, военную технику, добровольцев) быстро ставит экономику Израиля перед катастрофой. «Европейская страна в неевропейском окружении» оказывается слишком затратным проектом даже для богатой еврейской диаспоры. К тому же, оставление Иерусалима означает с точки зрения ортодоксального иудея «конец Израиля».

Осенью 2009 года в Потсдаме начинается мирная конференция, посвященная послевоенному переустройству Ближнего Востока. Израиль остается на мировой политической карте, но ценой огромных внутриполитических уступок. Начинается «израильская перестройка», которая идет по образу и подобию событий в СССР и ЮАР. Резко возрастает эмиграция из Израиля. В 2010 году почти все крупные мировые издательства переводят и публикуют радиоактивную рукопись, доставленную из Иерусалима. Год спустя, автор «Нового исхода» получает посмертно нобелевскую премию по литературе.


Глава 4. Кризис 2008: весь мир


(Из книги Т.Редфорта «Мир без США»[7]).

«Выборы 2008 года за пределами Соединенных Штатов не вызвали никакого интереса. Мир, прильнув к телеэкранам и мониторам компьютеров, следил за событиями на Ближнем Востоке и в России. Самая сильная в военном и экономическом отношении держава мира была предоставлена сама себе. Как-то вдруг оказалось, что от нас ничего не зависит.

Сразу же после «народного волеизъявления», предоставившего высшую власть в мире Альберту Гору, в отеле «Констеллейшн» (Сан-Франциско) собрались ведущие аналитики ряда американских «Think Tank`ов». Собрались, чтобы обсудить трагическое положение, в котором оказалось государство после «эпохи Буша».

Если кампании в Афганистане и Ираке еще можно было назвать победными (хотя с экономической точки зрения эти войны не выдерживали никакой критики), то уже события в Иране продемонстрировали крах военной доктрины Буша. Потерпев кровавую неудачу (прикрытую официальными реляциями и «упакованную» в красивую глянцевую обложку послевоенного мироустройства), Пентагон не рискнул пойти на полномасштабное применение силы в Турции. В результате Турция вышла из НАТО, причем это событие четко позиционировало Германию, как конкурента и противника Соединенных Штатов.

В последующие месяцы наше влияние на европейские события продолжало сокращаться, ухудшилась и ситуация на Ближнем Востоке. Мы предвидели крупные события в этом регионе, приуроченные к выборам и смене администрации, но, конечно, никто не предполагал гуманитарной катастрофы такого уровня.

Значительно ухудшилась финансовая ситуация. В 2008 году доллар уже был второй мировой валютой; прогнозируемое создание «зоны динара», в которой действует шариатское банковское право, могло бы стать смертельным ударом по системе финансовых потоков, ориентированной на Уолл-стрит.

Первоначальная активность собравшихся в отеле «Констеллейшн» специалистов была направлена на поиск новых, действенных, форм военного и политического вмешательства США в дела Европы и Ближнего Востока. Резким диссонансом к целому ряду дорогостоящих предложений прозвучало выступление А.Гринспена. Ведущий финансовый аналитик страны сообщил, что США, проигрывая по производительности труда Японии и ряду европейских стран, уступая в производительности капитала странам Юго-Восточной Азии и даже России, постоянно увеличивая бюджетный дефицит «может оказаться не в состоянии удерживать за собой не только мировые рынки, но и рынки американского континента». Сказать, что это заявление произвело эффект разорвавшейся бомбы, значит сказать неправду. В действительности, присутствующие ощутили ледяное дыхание смерти. Кто-то из молодых теоретиков процитировал: «Заключайте мир, идиоты»…

Д.Ньюмен из «Рэнда» обратил внимание, что США так же перегружены обязательствами в разных частях земного шара, как Великобритания в 1939 году. «Как и Британия тогда, мы сейчас растрачиваем свой капитал, пытаясь достигнуть одновременно многих целей, большинство из которых вообще Америке не нужны».

Было бы преувеличением сказать, что именно на этом совещании были созданы основы того, что впоследствии назовут доктриной Гора, позволившей Соединенным Штатам сохранить мировое лидерство, по крайней мере, на поколение. Но, во всяком случае, именно там были разработаны два фундаментальных концепта, ставшие краеугольными камнями доктрины – девальвация доллара и предоставление Европы, Азии и Африке их собственной судьбе. «Миру не нравится жить под контролем Америки? Пусть он немного поживет без Америки!».

С полного одобрения Конгресса США не приняли участие в ближневосточной войне 2009 года. В течение этого года была осуществлена эвакуация американских войск из Афганистана, Ирана, Ирака, Грузии, Польши, Латвии, резко сократилось количество баз в Европе и на Дальнем Востоке. Расходы страны резко сократились, бюджеты на 2009 и 2010 года были профицитными. В этой связи сентябрьская конференция в Куала-Лумпур, спроектировавшая «зону динара», нанесла доллару меньший удар, нежели предполагалось, хотя в течение всего 2009 года индексы NASDAQ Dou-Jons медленно падали.

В ответ на создание «зоны динара» США приостановили свое членство в ВТО.

1 января 2010 года А.Гор объявил о девальвации доллара на 33%. Наверное, это был худший новогодний подарок, который когда-либо получали американцы, но, во всяком случае, американская экономика стала, наконец, конкурентоспособной, экспорт резко возрос.

Оздоровление экономики США получило подтверждение на Монреальской конференции 1 – 10 мая 2010 года, на которой было объявлено, что Западное полушарие становится с 1 января 2011 года «исключительной зоной доллара».

Монреальская конференция привела к серьезным изменениям в экономической карте мира. Прежде всего, НАФТА и МЕРКЮСОР пришли к согласованию своих правовых и административных норм, что открыло путь к новому уровню интеграции. В мае 2010 года была создана экономическая основа объединения американского континента – АФТА и разработаны основные положения «американского торгового права».

Последующие годы подтвердили правильность экономической политики А.Гора. Соединенные Штаты оздоровили свою экономику ценой потери ряда позиций в Европе и практически всех позиций в Азии. Но, отказавшись от мирового лидерства, они сохранили и упрочили это лидерство. Во второй половине 2010-х годов влияние США на события в мире стало более сильным, чем было когда-либо ранее».


Глава 5. Оффшорная зона


(Из книги Т.Саркисяна «От рубля к динару»[8]).

«Военный период» развития Армении, то есть 2003 – 2007 гг., привел, как и следовало ожидать к усилению инфляции. За этот период драма, которая никогда не была «сильной валютой», потеряла в весе около 40%, причем инфраструктурная недостаточность страны не позволяла оборачивать инфляцию себе на пользу, расширяя экспорт.

Весной 2007 года обстановка в ЦБ была достаточно мрачной. Рассчитывать на серьезную финансовую помощь из России в этом году не приходилось (хотя, надо отдать нашим коллегам из ЦБ РФ должное: при всех своих трудностях они аккуратно погасили самые неотложные наши долги перед Европой). Это означало, что мы не сможем исполнять бюджет 2007 года в полном объеме. Конфликт между «государственниками», «военными» и «неолибералами» спускался, таким образом, с политического на финансовый уровень, и мы попадали едва ли не в центр этого конфликта.

Масла в огонь подлила произошедшая 10 апреля 2007 года передача «за долги» Ереванской АЭС российской стороне в лице активного и агрессивного лидера дважды преобразованного и разукрупненного РАО ЕЭС А.Чубайса. Сделка эта проходила через Центробанк, так что мы получили свою долю обвинений в «продаже Родины».

«Первой ласточкой» новой совместной российско-армянской финансовой политики неожиданно стала организационно-деятельностная игра по развитию страхового дела в Армении, на которую я был приглашен через аппарат Президента РФ.

Игра состоялась в Ереване с 15 по 25 мая 2007 г., в ней участвовали представители Грузии, Азербайджана, России, видные деятели диаспоры из Москвы и Парижа. Как выяснилось, речь идет о включении Армении в российскую реформу муниципального управления через создание единого страхового механизма.

Российская сторона весьма позитивно оценивала результаты реформ 2004 – 2006 гг. «Было большое искушение не спешить, тщательно оценивать социальные последствия, действовать лишь наверняка, но, в сущности, это означало бы отрубать хвост у собаки в три приема. Есть реформы, через которые нужно проходить быстро, даже если это вызывает шок. Нас ждет несколько трудных лет, тем более тяжелых, что мировые цены на нефть сейчас как никогда низки, но затем ситуация начнет быстро улучшаться. Главное сделано – муниципальная собственность уже обращается на рынке, что четко зарегистрировано страховыми компаниями».

Мы пришли к выводу, что реформы в России привели к резкому усилению роли страхового бизнеса: впервые в новейшей русской истории страховщикам удалось аккумулировать в своих руках ресурсы, сравнимые с оборотами сырьевого бизнеса. Теперь крупнейшие кампании ищут для себя новое поле деятельности, и речь идет сейчас об экспансии российского страхового капитала в Закавказье.

Весьма существенным было то, что инвестируемый капитал на самом деле был российско-армянским: важнейшую роль в его консолидации сыграли ключевые фигуры армянской диаспоры (как это принято в финансовом мире – об именах умолчим).

Итоги игры вызвали удовлетворение всех без исключения представителей диаспоры, так как впервые придали рыхлому и аморфному понятию «Армянский мир» финансовое проектное содержание. Думаю, не погрешу против истины, если скажу, что без майской игры 2007 года не удалось бы провести январское проектное совещание 2008 г.

Финансовые вливания в рамках наметившегося сотрудничества страховых компаний были не слишком значительны, но в критические моменты жаркого лета 2007 года они поддержали устойчивость национальной валюты и, возможно, помогли правительству удержаться у власти. С осени 2007 года в «Армянском мире» действует единая стратегическая программа страхования собственности «Закавказский страховой рынок» (в метрополии имеет статус одной из стратегических программ, находящихся под прямым контролем Президента Республики). Довольно ядовитая критическая статья (на самом деле инспирированная «Советом по развитию») предложила именовать эту экономическую структуру «Восточным базаром». Удачное название прижилось и, стало первым армянским брендом если не общемирового, то регионального значения.


***

О «Проектном совещании» 8 – 12 января 2008 г. в Цахкадзоре написано очень много. Достаточно сказать, что это событие послужило завязкой такого количества художественных и «якобы документальных» произведений, что многие исследователи именно с ним связывают современный расцвет армянского детективного романа.

Международная и внутренняя обстановка отличалась сложностью. Только что, 1-го января, Исламская Турция объявила о выходе из НАТО. В Армении продолжалось расследование цепочки политических убийств, в официальных заявлениях следственных органов, в высказываниях обозревателей, в шушуканье бабушек на рынке явственно слышался вопрос «кто следующий?». В Азербайджане нарастала агитация за создание Исламской Республики и создание Джамахерии с Турцией. В Грузии обострился тлеющий абхазский конфликт. Любое неосторожное действие одной из сторон могло бы вызвать непредсказуемые и далеко идущие последствия.

Финансовая обстановка в Армении за прошедший неполный год значительно улучшилась. Это было обусловлено как большими «страховыми» суммами, поступившими на наши корсчета, так и активами, связанными с обслуживанием ряда сделок, обусловленных «Соглашением по энергетической безопасности» между Россией, Казахстаном, Украиной, Белоруссией, Арменией, Грузией, Азербайджаном. Полученные результаты, однако, не казались мне стабильными.

Январское совещание все исследователи именуют не менее чем «историческим». Присоединись к большинству, хотя, на мой взгляд, главным достижением было то, что оно благополучно закончилось, причем принадлежит это достижение не столько политикам и бизнесменам, сколько нашей центробанковской службе охраны, обеспечивающей – в контакте со спецслужбами Республики – безопасность мероприятия.

Для меня «Проектное совещание» памятно первой проработкой стратегии развития Армении в сценариях «Мир без США» и «Зона динара».

Мировые события лета – осени 2008 года отвлекли от чисто финансовых вопросов даже мое внимание. Мир быстро менялся, и надо было успевать подстраиваться под эти изменения (а кое-где, по возможности, и шагать впереди). Во всяком случае, отношения между Метрополией и диаспорой были в этот период институциализированы через систему специальных банковских счетов и трастовых (доверительных) операций. В этом году мы впервые констатируем заметный приток инвестиционного капитала в экономику Армении.

2009 год был до отказа заполнен попытками заранее решить те многочисленные технические проблемы, которые неминуемо должны были возникнуть в связи с возникновением мировой исламской валюты и ожидаемой вследствие этого девальвации американского доллара.


***

На 2009 год приходится и пик моей работы по созданию армянской оффшорной зоны, которую сейчас называют, обычно, «Кавказской Швейцарией». Не скажу, что соответствующие решения дались мне легко.

Наверное, каждый финансист испытывает инстинктивное отвращение ко всем формам деятельности, способствующим «отмыву» денег и уклонению от уплаты налогов. Разрешив или допустив соответствующие операции, Банк покидает прибыльную зону респектабельного финансового бизнеса и превращается в подозрительную «лавочку»[9], обслуживающую интересы криминальных структур. Понятно, что такая деятельность небезопасна и, в конечном счете, не столь уж прибыльна.

В данном случае речь шла о том, чтобы использовать для прикрытия подобной деятельности авторитет государства.

С другой стороны, в мире явно намечалось переформатирование всех видов финансовой деятельности, вынужденное как возникновением третьей (после доллара и евро) всеобщей валюты, так и уже наметившимся уходом с евроазиатской арены Соединенных Штатов Америки. Было понятно, что в сложившихся условиях, заявив за собой определенный сектор рынка финансовых услуг, этот сектор можно будет монополизировать. Да, да, да: «Мы сделаем это не за деньги, а за чертовски большие деньги».

Практически, это была единственная возможность воспользоваться тем, что мы не только не входим в Евросоюз, но и, в отличие от Швейцарии, не находимся в экономическом пространстве ЕС и поэтому свободны в своих действиях.

В 2008 – 2009 гг. российская экономика демонстрировала устойчивый рост. Я понимал, что России, создающей свой инновационный проект, необходима банковская оффшорная зона. Собственная российская финансовая система стала слишком прозрачной и препятствующей свободному обращению капиталов. Кроме того, после вступления стран Балтии в ЕС российские бизнесмены потеряли возможность работать со своими традиционными обналичивающими партнерами типа “Pareks-bank”.

Я предположил, что освободившееся на рынке место «привилегированного российского оффшора» может занять Армения. Это, конечно, криминализирует страну, но сделает ее инвестиционно привлекательной.

Понятно, что концепция «страны-оффшора», хотя и ориентировалась, прежде всего, на Россию и другие страны «Золотого Круга», но не ограничивалась ими. В последующие годы от 40 до 70 процентов оффшорного оборота Армении было связано с зоной евро.

Организационно концепция «страны-оффшора» была выполнена через систему счетов на предъявителя, подобных тем, которые уже некоторое время функционировали, обеспечивая оборот между Метрополией и Диаспорой. Такие счета, каждый из которых открывался специальным приказом ЦФ РА, решением правительства Республики были объявлены неприкосновенными: средства с них не могли быть сняты никем, кроме обладателя специальной карты. Счета на предъявителя обеспечивали финансовый иммунитет в том числе и в случае судебного решения.

Это требовало от нас величайшей внимательности при открытии таких счетов. Фактически, Армении пришлось создать эффективную финансовую разведку, задачей которой являлась проверка происхождения денег. Практически, мы никогда не работали с наркотрафиком и криминальными деньгами, но позволяли себе иметь дело с оборотными средствами политиков и бизнесменов.

По мере развертывания «оффшорной программы» развивается и банковская сеть Армении. «Новые армяне» – представители диаспоры, владеющие крупными капиталами, вернувшиеся на историческую Родину – становятся все более и более влиятельным социальным слоем. К середине 2010-х годов их интересы уже не ограничиваются Арменией: поступающие от страховой и оффшорной деятельности средства они вкладывают в инфраструктуры «Транспортного кольца» и в институты «Восточного базара».


Глава 6. «Восточный базар»


(Реферат по материалам международной сетевой правительственной дискуссии: «Альтернатива ЕС? Возможные форматы макрорегиональной политики» 2025 – 2025 гг).

Создание «Восточного базара», как и многие другие парадоксальные геоэкономические проекты, прошло в своем развитии стадии: «Этого не может быть потому, что этого не может быть никогда», «Данный успех носит ситуационный характер и ничего не доказывает», «Успех начинания был предопределен с самого начала; тактически многое можно было бы сделать лучше».

Сутью проекта было искусственное создание в Передней Азии и Закавказье макрорегионального рынка, сравнимого по объему и обороту с Европейским или Азиатским рынком. Иногда считается, что «Восточный базар» был инициирован европейскими интеграционными процессами. В действительности, если европейский опыт и учитывался, то, в основном, как отрицательный. Этническая, конфессиональная, географическая, ресурсная неоднородность региона, повсеместные очаги военных и политических конфликтов исключали всякие надежды на неторопливую объединительную политику, сконструированную по принципу: «сначала разрешение споров, затем – интеграция».

Не устраивала проектировщиков «Восточного базара» и стремление ЕС к предельной стандартизации жизненных форматов – в рамке общих тенденций глобализации. С самого начала был провозглашен лозунг «интеграции без унификации». Переднеазиатское объединение создавалось чисто экономическим, без политической «надстройки», без потери государствами своей уникальности/суверенности.

Содержанием интеграционного процесса стало использование региональных конфликтов в качестве движущей силы объединения, это объединение, в свою очередь, рассматривалось как способ разрешения конфликта. В известном смысле, речь шла об экономическом союзе враждующих и в некоторых случаях даже воюющих государств. «В любой стране есть три категории граждан. Одни ищут удобного повода для победоносной войны во славу своего отечества. Другие – тоже во славу этого отечества – вступают в переговоры с врагом. Наконец, третьи видят этого врага будущим союзником и изобретают способы сотрудничества с ним. В правильно организованном обществе эти три категории действуют, не препятствуя друг другу». Эти слова Алиева-младшего, произнесенные при разборе результатов совместных учений СНГ и Турции в Каспийском море в марте 2008 года, произвели глубокое впечатление на региональных лидеров.

Спусковыми механизмами объединительного процесса можно считать следующие:

глобальность мышления политической элиты России, ее понимание необходимости макрорегиональных объединений (рассматриваемых, как механизмы реализации российской экономической стратегии);

тесный союз России и Армении, гарантирующий определенную стабильность в регионе;

наличие ряда проектных организаций («Клуб 2020», «Совет по развитию» при Президенте РА, российская «стратегическая администрация»);

вменяемость управляющих элит «Пятерки[10]», их небольшая суммарная численность – тонкость управляющего слоя;

совместный интерес предпринимательских кругов «пятерки» к проблемам туризма и безопасности (прежде всего, энергетической).

Выделяется пять основных этапов создания «Восточного базара».

В 2003 – 2005 гг. содержанием процесса было создание единой системы безопасности туристического бизнеса. Успешные действия в этом направлении, а также наличие созданных российской стороной площадок коммуникаций привело к инсталляции представления о региональной элите «пятерки» и наличии у этой элиты общих интересов в «большом внешнем мире».

Стартовой точкой процесса иногда признают организационно-деятельностную игру, прошедшую в Армении в октябре 2003 года, но гораздо чаще начало интеграционного процесса связывают с заключением 4 марта 2004 года в Москве «Договора об энергетической безопасности» между Арменией и Россией. Практически, речь шла о вступлении Армении в единое энергетическое пространство, образованное Россией, Украиной, Белоруссией и Казахстаном. Договор носил открытый характер.

Интеграция Европы некогда началась с создания франко-германской «Комиссии по углю и стали».

В 2005 – 2008 гг. сотрудничество стран «пятерки» некоторое время развивалось поступательно. Сильный удар по межстрановому туризму в регионе, однако, нанес Ирано-Американский конфликт, а события 2007 года в Турции и 2008 г. в Израиле практически сняли «глобальный туризм» с повестки дня. Зато огромное значение приобрело взаимодействие в области безопасности. Региональная программа взаимопомощи в случае стихийных бедствий и техногенных катастроф трансформировалась в 2007 – 2008 гг. в программу взаимопомощи страновых элит при угрозе террористических актов и социальных катастроф.

В эти годы предпринимаются первые шаги к созданию макрорегионального рынка капитала; возникает обслуживающая этот рынок система: «Информационное бюро».

В период 2009 – 2014 года началось продвижение на региональный рынок ряда армянских стандартов. Хотя стандартизация «Восточного базара» никогда не стремилась к тому уровню унификации, который был достигнут в ЕС, преобладание Армении в секторе «торговли стандартами» сыграло свою роль в последующем форматировании макрорегиональных институтов.

Создается «рамочное» региональное экономическое законодательство, гарантируются права транснациональных корпораций.

Интеграционный процесс развивается преимущественно через Россию. 03 января 2009 года в Цахкадзоре заключен Российско-армянский договор «о совместном использовании экономических пространств». В течение января месяца к этому договору присоединяется Казахстан и Грузия, позднее Украина и Белоруссия. «Четверка» официально превращается в «шестерку», причем Азербайджан оказывается ассоциированным членом этого международного клуба. Речь уже идет о глубокой экономической интеграции, но без объединения правовых и государственных механизмов.

30 декабря того же года, в годовщину провозглашения СССР, страны «шестерки» заключают «Договор о Золотом Круге», устанавливающий взаимный безвизовый статус, гарантирующий свободное перемещение людей и товаров (но не услуг и капиталов) внутри совместного экономического пространства.

В январе 2011 года «Совет по развитию» констатирует, что Армения заметно опережает по производительности труда и производительности капиталов не только «Закавказскую пятерку», но и страны «Золотого Круга». «В сущности, в стране создана инновационная версия российской инновационной экономики» – говорится в докладе Совета. «Обстановка благоприятствует резкому росту капитализации территории Армении, что может быть достигнуто формированием регионального рынка».

В марте 2011 года по инициативе Армении заключено соглашение с Россией и Ираном, который отныне входит в евроазиатский транспортный союз.

2012 год знаменуется еще одним крупным успехом Республики Армения. Впервые за весь постсоветсткий период на территорию страны въехало больше людей, нежели покинули ее в поисках лучшей доли. Армения воспринимается в мире как безопасная страна.

Этап заканчивается летом 2014 года, когда конференция в Пхеньяне принимает решение о создании единой «зонной» валюты Азиатско-Тихоокеанского региона – восточной марки. В мире окончательно складывается региональная система хозяйствования, причем каждый регион обслуживается отдельной валютой, имеющей все признаки мировой. Эта система, существующая и по сей день (хотя в несколько трансформированном виде) получила название «квадраметаллизма», хотя, разумеется, вообще не использует металла.

Содержанием следующего периода – 2015 – 2028 гг. – стал отказ от внутренних таможенных барьеров и окончательное формирование переднеазиатского рынка.

1 мая 2015 года в Степанакерте, столице Нагорного Карабаха подписан договор о создании единого экономического пространства шести стран Закавказья: Грузии, Армении, Нагорного Карабаха, Азербайджана, Ирана и Турции. Грузия, Нагорный Карабах и Азербайджан вошли в российский «Золотой круг». 21 сентября того же года «Восточный базар» окончательно становится экономической и политической реальностью. К «пространству шести» присоединяются Ирак, Ливан, Сирия, Иордания, Палестина, Израиль, Пакистан. Оформлен «Договор о транспортном кольце», подразумевающий свободное перемещение людей и товаров (но, опять-таки, как и в договорах «Золотого Круга», не капиталов, и далеко не всех услуг) между странами – участницами соглашения.

К 2020 г. Армения становится заметной экономической и политической силой на евроазиатском континенте и удостаивается сравнения с такими влиятельными структурами, как Ватикан. Она позиционирована в мире как важнейший элемент экономики Среднего Востока и крупнейший в регионе финансовый и фондовый рынок. Но для этого стране потребовалось сделать еще один правильный выбор. И 1 июля 2026 года Армения сделала его, вступив в «зону динара», который, таким образом, стал расчетной валютой переднеазиатского, арабо-сомалийского, малазийско-индонезийского региональных рынков.

В начале следующего десятилетия Армения укрепляет отношения с Россией, принимая закон, согласно которому русский язык является вторым государственным. Индуктивно этот закон акцептуется всеми субъектами, входящими в «Золотой Круг». Значение этого шага выяснилось, когда международная конференция в Карачи (2022 год) утвердила российский рубль в качестве евроазиатской межрыночной расчетной единицы.

(К этому периоду лишь очень немногие государства сохранили уникальную валюту как реальное расчетное средство (хотя ряд стран продолжал чеканить юбилейные и коллекционные знаки оплаты). Среди них Израиль, несмотря на всю «демократизацию по-палестински» отказавшийся войти в «зону динара», и Россия. В Россия ситуация усложнялась тем, что по своему географическому положению страна соприкасалась и с «зоной евро», и с «зоной динара», и с «зоной марки», а традиционно российской резервной валютой был доллар. Вследствие такого положения дел дискуссия на тему: «какая валюта нужна России» затянулась на несколько лет, не без помощи российских «фабрик мысли», рассчитавших ситуацию на один ход дальше. К началу третьего десятилетия XXI века выяснилось, что четыре региональных расчетных валюты, обращающиеся на своих специфических рынках, нуждаются в средстве обмена. Рубль оказался удачной мировой валютой, хотя, в отличие от доллара в 1940-е – 2000-е годы он оставался только средством межрегионального платежа и не выступал как средство образования сокровищ).

Глава 7. Закавказское транспортное кольцо

(По материалам журнала «РЖД-партнер[11]).

«Как было показано на Второй Междисциплинарной конференции «Форум Будущего» (Санкт-Петербург, 24 – 25 сентября 2003 г.), развитие инфраструктуры определяет экономическое развитие, а не определяется им. Это означает, что транспортные сети (а, равным образом, системы телекоммуникаций и пр.) сами по себе не обязаны быть рентабельны. Играя роль «позвоночного столба» и, одновременно, «нервного волокна» территории, инфраструктура определяет способность этой территории существовать, как геоэкономическое единство. Всякая инфраструктурно недостаточная территория работает как ресурсный трубопровод: она «выбрасывает» ресурсы туда, где капитал может работать: в области, инфраструктурно избыточные.

Таким образом, инфраструктурные проекты должны оцениваться не с формально экономической, но с геоэкономической точки зрения. Экономически «Великая Тихоокеанская Магистраль» (“Great Pacific Railway”) была нерентабельна, по крайней мере, до конца XIX столетия. Геоэкономически она послужила основой программы реконструкции, превратившей Северо-Американские Соединенные Штаты в могучую промышленную империю.

Не следует опасаться, что проектируемые сегодня железнодорожные пути, мосты, тоннели, авиационные и морские линии будут «возить воздух». В действительности, все коммуникации «возят» единство территории и потенциал ее экономики к капитализации: они поддерживают или создают территориальные и местные рынки.

Как правило, экономика продвигается вслед за инфраструктурами. Иными словами, если есть трасса, то раньше или позже найдется тот товар, который по этой трассе выгодно возить.

Сегодня индустриальная инфраструктура территорий должна решать две задачи, на первый взгляд, взаимоисключающие. Во-первых, для всякой территории транспортные «структуры» суть механизмы, обеспечивающие экономическое и культурное единство некой территории и сохранение ее господствующих идентичностей. Другими словами, инфраструктура задает единство хозяйственного механизма (через специализацию и кооперацию), экономики (через формирование соответствующего рынка), населения и культуры.

Во-вторых, коммуникации представляют собой обобщенную систему обмена товарами, технологиями, смыслами между цивилизациями/культурами/этносами. Транспортные «коридоры» представляют собой вектора движения этно-культурных плит, обуславливающие политическую историю.

Двум задачам соответствуют две различные формы коммуникационных сетей.

Для сохранения хозяйственно-культурного механизма наиболее адекватными являются замкнутые кольцевые структуры, прорезанные сравнительно короткими радиальными ветвями (модель «колесо и спицы»). Кольцевая структура функционирует как единое целое: каждый ее участок переносит идентичности, товары, людей, финансы, но в отсутствие исходящих «коридоров» суммарный перенос равен нулю. Кольцо обменивает (и притом эквивалентно) товары, труд, смыслы, выступая в качестве материальной основы соответствующего территориального рынка.

Транспортные кольца соединяются между собой линейными «мостами», и именно эти мосты служат переносчиком межцивилизационного и межкультурного взаимодействия. Если обмен внутри кольца всегда эквивалентен, то обмен между кольцами всегда неэквивалентен: цивилизации взаимодействуют, разрушая идентичности друг друга и эксплуатируя чужую экономику. Такой неэквивалентный обмен подразумевает разность «потенциалов» – военных, экономических или смысловых. Рано или поздно потенциалы выравниваются. В этом смысле допустимо утверждение: каждый «мост» стремится стать звеном кольца[12]. Другой вопрос, что такие процессы происходят с характерными скоростями перемещения этно-культурных плит, то есть исторически медленно.

Опыт показывает, что линейные «мосты» географически ориентированы вдоль параллелей и меридианов, «косые» транспортные коридоры встречаются очень редко. Оптимальная континентальная инфраструктура определяется расположением этно-культурных плит и соответствующих им транспортных колец.

Геоэкономическая карта Евразии сегодня насчитывает шесть независимых транспортных колец (считая формирующееся Средиземноморское), и представляется удивительным, что в начале столетия лишь одно из них удовлетворительно функционировало.

Таким «исторически сложившимся» кольцом является Центрально-европейское (1), включающее в свою орбиту страны бывшего Европейского Союза. Точкой «подключения» этого кольца к системе мировой торговли является крупнейший узел Роттердама-Европорта.

Промышленное, культурное, финансовое богатство Европы столь велико, что европейский рынок не может поддерживаться одним транспортным кольцом, даже оформленным (в годы расцвета ЕС) юридически, политически и организационно.

К сожалению, Средиземноморское транспортное кольцо (2), соединяющее Италию, Испанию, Португалию, Марокко, Алжир, Ливию, Египет, страны Леванта, все еще должно рассматриваться как слабоструктурированное объединение отдельных отрезков[13]. Сегодня это кольцо или полукольцо надежно сцеплено с Центрально-европейским через Мадрид, Барселону, Марсель, Милан, Загреб и соединяется с мировой системой торговли через Гибралтар и Суэц.

Балтийское транспортное кольцо (3) объединяет инфраструктуры Дании, Швеции, Норвегии, Финляндии, северо-запада России, Прибалтики, Калининградской области, северной Польши, северной Германии. К созданию этой инфраструктуры и появлению общей «северной» идентичности большие усилия приложила Россия, заинтересованная в обращении товаров и смыслов вокруг Балтийского моря.

Балтийское кольцо соединяется с Центрально-европейским через Киль и Гданьск. Точкой подключения этого кольца к мировой торговой системе является выносной терминальный порт в устье Финского Залива, являющийся северной отправной точкой «Южного коридора».

Закавказское (переднеазиатское) транспортное кольцо (4), выстроенное вокруг политико-экономической структуры Пятиморья (Азербайджан, Армения, Грузия, Иран, азиатская Турция, Ирак, Сирия, Ливан), вероятно, было первой кольцевой инфраструктурой, созданной на Земле. Несколько столетий оно не функционировало, что было связано с высокой политической напряженностью в регионе. В начале столетия в связи с развитием новых гуманитарных технологий, возникла возможность реанимировать эту древнюю транспортную систему и построить адекватный ей региональный рынок, известный ныне как «Восточный базар». Переднеазиатское кольцо «подключено» к мировой торговой сети через Бейрут, Александрию, Суэц и порты Персидского залива.

Возникновение новой этно-культурной плиты в Центральной Азии поставило на повестку дня вопрос о Каспийском транспортном кольце (5) и соответствующем рынке (прежде всего, рынке энергоносителей). Это кольцо пересекается с Переднеазиатским и охватывает территории юга России, Азербайджана, Армении, Грузии, Ирана, Афганистана, Таджикистана, Киргизии и Казахстана. Подсоединение к мировой торговле – через Астрахань – Актау.

Наконец, на восточной окраине континента удалось развязать сложнейший узел геополитического напряжения, спроектировав, построив и введя в эксплуатацию единое Восточное кольцо (6), соединяющее обе Кореи, восточный Китай, Манчжурию, русский Приморский край, Сахалин, Японию.

Эта система транспортных колец сформировала следующую коммуникативную структуру:

Транссиб – БАМ (1-6), широтный «коридор», соединяющий Центрально-европейское и создающееся Восточное кольцо. Узловые точки магистрали: Берлин, Варшава, Минск, Москва, Казань, Екатеринбург, Новосибирск, Иркутск, Советская гавань;

Севморпуть (3-6), кратчайшая транспортная артерия, соединяющая Северную Европу (Балтийское кольцо) и Дальний Восток. Включает в себя Беломоро-Балтийский канал и окраинные российские моря. Узловые точки – Санкт-Петербургский аванпорт в Финском заливе, Петрозаводск, Архангельск, Игарка, Диксон, Певек, Провидение и далее – на Камчатку, Владивосток, Алеутские острова, Аляску;

Каспийско-Тихоокеанский коридор (5-6), соединяющий Каспийское кольцо и азиатско-тихоокеанское побережье. Эта магистраль играет ведущую роль в процессе включения Китая в единую евразийскую систему торговли;

Особое значение придается меридиональному Южному транспортному коридору (3-5), сшивающему Севморпуть (точка пересечения – Петрозаводск), Балтийское кольцо (Санкт-Петербург и его аванпорт), Транссиб (Казань), Средиземноморское кольцо (через Волго-Дон), Каспийское кольцо (Оля, Актау), ТРАСЕКА. Далее коридор уходит на юг, «подключая» к единой евразийской коммуникационной сети Афразию (через Ирак и Иран) и Индийский субконтинент (конечный терминал – Бомбей).

Практически все евроазиатские транспортные структуры либо проходят по территории России, либо пересекаются на этой территории. В известном смысле, Россия сама является транспортным коридором, открытым как с севера на юг (исторический путь «Из варяг в греки»), так и с запада на восток.


***

Исторически, работы по созданию Переднеазиатского транспортного кольца (проект «Восточный экспресс») всегда были тесно связаны с российским инфраструктурным концептом «Южного коридора». Практически, конструируя «Южный коридор», Россия отказывалась от рыхлой структуры СНГ и ставила под удар только что сформированную стратегическую общность «четверки». Такую геополитическую жертву можно было принести, лишь рассчитывая на крупный выигрыш в виде реструктурирования стратегически и экономически важного Закавказского макрорегиона. Здесь интересы России и Армении полностью совпадали, что, вероятно, и обусловило прочность российско-армянских связей и коэволюционный характер развития РФ и Армянской Республики.

Политическое решение относительно «Южного Коридора» было принято в 2001 г., тогда же был разработан дополнительный «телескопический» инфраструктурный проект, предусматривающий создание аванпорта в Финском Заливе, реанимацию внутренних российских водных путей и расширение судоходства по Каспийскому морю. Летом 2003 г. началось продвижение этой версии проекта.

9 августа 2003 г. «В Иране сегодня начала работу международная конференция "Великий волжский путь". Как сообщает IRNA, в работе форума, проходящего под эгидой ООН, принимает участие российская делегация во главе с зам. министра иностранных дел России, специальным представителем президента РФ по вопросам урегулирования проблемы Каспия Виктором Калюжным. В пятницу, 8 августа, российская делегация, в состав которой входит более 100 человек, провела переговоры с руководством иранской провинции Гилан.

В ходе работы конференции планируется обсудить роль волго-каспийского водного пути в транспортировке грузов из Азии в Европу, а также повышение его экономической эффективности. Стороны также планируют коснуться вопроса неурегулированного статуса Каспийского моря».

31 августа 2003 г. «В боевой состав Краснознаменной Каспийской флотилии официально принят сторожевой ракетный корабль "Татарстан", который станет ее флагманом, сообщает телеканал "Россия".

На сегодняшний день "Татарстан" снабжен новейшими ракетными и артиллерийскими системами, а также имеет на борту специальное противодиверсионное оборудование.

Кроме того, корабль оснащен активными успокоителями качки, а также специальным прибором гидроакустического подавления. В случае необходимости с борта корабля может взлететь вертолет. Экипаж "Татарстана" насчитывает более 100 человек.

Сторожевой корабль "Татарстан" призван нести дозорную службу, а также охранять морскую государственную границу. Назначение будущего флагмана – поиск, слежение и уничтожение противника. По словам моряков, в основном "он предназначен для борьбы только с морскими и воздушными целями".

В истории военно-морского искусства «Татарстан» занял такое же почетное место, что и «Гебен», некогда заставивший Турцию вступить в войну на стороне Центральных держав[14]. Поскольку по сугубо географическим соображениям ни одна страна, не исключая великих держав, не могла развернуть на Каспийском море силы, сравнимые по своим возможностям с одним «Татарстаном», Россия на целое поколение обеспечила избыточный контроль над этим важнейшим водным бассейном и, тем самым, создала реальную возможность продолжения работ по «Южному коридору», «Закавказскому» и «Каспийскому» кольцам.

Тем не менее, в последующие годы работы велись очень медленно, что было связано как с проблемами, с которыми столкнулась Россия при осуществлении реформ 2004 – 2007 года, так и с ростом политического напряжения в регионе – Пакистанский и Иранский кризисы.

Ситуация изменилась в следующем десятилетии: «Восточный базар», существуя, скорее, в виртуальном мире, нежели в реальном экономическом пространстве, тем не менее подстегивал инфраструктурную реконструкцию региона. И дополнительным Протоколом к Ереванскому соглашению между Россией, Арменией и Ираном было оформлено согласие сторон резко ускорить работы по созданию коридора Санкт-Петербург – Москва – Казань – Актау – Каспийское море – Персидский залив.


***

Практические работы по созданию Закавказского кольца начались во второй половине 2010-х годов, когда отдельные его отрезки и, в частности, бывшая советская Закавказская ЖД, уже нормально функционировали.

Прежде всего, магистраль Кутаиси, Тбилиси, Гюмри была расширена, восстановлена ветка на Ереван – Нахичевань – Баку. Далее от Гюмри магистраль шла на Эрзерум – Элязыг – Диярбакыр – Ракку – Алеппо – Дамаск – Тель-Авив – Александрию – Каир – Суэц, образуя Западную ветвь Кольца.

Восточная ветвь шла по территории Ирана: Баку – Астара – далее по южному побережью Каспийского моря до Баболя, поворот на юг к Тегерану, Куму, Хоррембаду, Дисфулю, Ахвазу, Басре.

Южная ветвь соединяла Иран, Ирак, Иорданию и Египет: Басра, Багдат, Русба – Амман – Суэц.

Закавказское кольцо, сложнейшая из евроазиатских транспортных систем как по политическим, так и по топографическим и климатическим условиям, было полностью завершено 30 декабря 2020 года. Создание радиальных «спиц» и обустройство инфраструктуры продолжалось еще около четырех лет.

В январе 2025 года был совершен первый кольцевой рейс туристского «Восточного экспресса», сочетающего роскошь XIX столетия с комфортом XXI века. Напомним, что одноместное купе в этом поезде стоит 12.000 динаров, бронировать билеты нужно не менее, чем за четыре месяца до отправления».


Глава 8. Постиндустриальная Армения


(Из неопубликованной книги С.Кургиняна «Деформации постсоветского пространства».

«В период с 2001 по 2020 год мир прошел первый этап постиндустриального кризиса и оказался переформатированным.

Современная геополитическая структура в общих своих чертах похожа на памятный мне мир «нулевых годов», правда, несколько гипертрофированный. Основу Ойкумены составляет несколько этнокультурных плит, каждая из которых замкнута на самостоятельный рынок и обслуживается собственным транспортным кольцом.

Выделяется единый американский суперконтинент с главными центрами аккреции Нью-Йорком, Сан-Франциско, Монреалем, Ванкувером, Мехико, Рио-де-Жанейро, Сан-Паулу. Единой интеграционной структурой этого континента является AFTA, валюта зоны – американский доллар.

В зону доллара входят также Великобритания, Гренландия, Исландия, острова Карибского моря, острова Океании.

Европа остается единой в экономическом отношении, но в политическом вернулась к структуре, чем-то напоминающей 1919 год: Франция, Германия, «малый Евросоюз», включающий восемь государств восточной Европы, и «все остальные». Европа находится в полосе проблем, большая часть которых связана с изношенностью энергетической и транспортной инфраструктуры, перегрузкой таких перевалочных центров, как Европорт, а также – с прогрессирующим падением качества человеческого капитала. Зона евро намного шире европейской этнокультурной плиты: евро общается в бассейнах Средиземного, Черного, Азовского и Балтийского морей.

Азиатско-Тихоокеанский регион распространил свое влияние вплоть до Австралии и Новой Зеландии: «зона марки» подозрительно напоминает «внешний периметр» японской оборонительной зоны во Второй Мировой войне. В Малайзии и Индонезии марка конкурирует с динаром и, похоже, эту конкуренцию проигрывает.

Внешнее процветание АТР маскирует довольно серьезные противоречия между его членами: Китай, Япония и Россия осуществляют независимые и в значительной степени конкурентные проекты. «Трое правят коллегиально», но кризис экономики Китая, сопровождающийся сильнейшими центробежными процессами, оставляет Россию и Японию соперницами. На этом направлении полной стратегической ясности еще нет, и страна-гегемон не определилась.

Страны «Восточного базара», разумеется, не могут соперничать с государствами европейского или азиатского рынков по совокупному ВВП, но по среднедушевой производительности и качеству жизни Армения уже сравнима с Венгрией или Португалией.

По ряду вопросов постиндустриального строительства Армения опережает Россию. Кадровая программа «Вращающиеся двери» с середины 2020-х годов работает в противоположном направлении, предлагая России высококвалифицированных специалистов.

Россия сохраняет свою полистратегичность, равно как и свою уникальность: рубль является единственной валютой межрыночного трансфера. Однако, усилия, направленные на осуществление инновационного проекта, вызвали в стране определенную усталость: подобно Германии, Россия в 2020-х годах находится на перепутье и вновь определяет свои приоритеты. «Россию нужно открывать каждые 20 лет».

Среди государств, не вошедших ни в одну из интеграционных систем – Индия. По мере прогресса коммуникационных сред Индия сближается с Японией, которая хотя и входит в структуру АТР, остается «страной-одиночкой».

Страны Персидского залива организовали свой собственный сырьевой рынок, возглавляемый Саудовской Аравией. Со временем вектор их торговли все больше ориентируется в сторону «Восточного базара».

Структурообразующей основой «мира 2020» служит конкуренция постиндустриальных проектов, вступивших в решающую фазу. В сущности, каждая из стран-претендентов построила свой элемент когнитивного Будущего, но пока ни одна из них не в состоянии придать этому будущему системный характер.


***

Для Армении когнитивная проектность была связана, прежде всего, с участием страны в российском инновационном движении, с самого начала носящем постиндустриальный характер. В сущности, страна быстро превратилась не только в одного из важнейших внешних партнеров российской Федеральной Инновационной Системы, но и в своеобразную «визитную карточку» этой системы. Подобно тому, как некогда Прибалтика являла миру немного приукрашенный образ советской индустриальной Империи, Армения и Белоруссия выступали в качестве витрины, представляющей успехи стран СНГ/ «четверки»/«шестерки» в когнитивном переустройстве мира. Уже к 2010-м годам Армения заметно опережала Россию по внедрению таких гуманитарных технологий, как «гуманизация коммуникативных сред», «квантовое мышление», «информационные фазированные решетки», «нелинейное образование»[15]. Сейчас, когда официальная публикация «Новой образовательной программы Армении» произвела столь яркое впечатление в «мире постиндустриальных проектов», полезно вспомнить, с чего все начиналось.

В мае 2003 года на научной конференции в Афинах были заложены основы образовательного стандарта, названного «образ нового армянина». Требования, положенные в основу этого документа, были, если так можно выразиться, вполне стандартными. Однако, в отличие от большинства подобных разработок, образовательный модуль, предложенный Конференцией, соотносился с национальной психологией и, в частности, с традиционно высокой в Армении престижностью образования. «Что вы, во время вступительных экзаменов ректор Ереванского университета имеет гораздо большее реальное влияние, нежели премьер, и, может быть, даже Президент».

Конференция хотела видеть «новых армян»:

Людьми с психологией победителей, а не жертв;

Людьми, привыкшими жить не по адатам (не путать с традициями), но исповедующими высшие христианские ценности – свободу, развитие, творчество, честь, достоинство;

Людьми, говорящими на нескольких языках и не ограничивающих свой круг представлений масштабом Армении;

Людьми креативными, конкурентными и, следовательно, «конвертируемыми» в мире;

Людьми, одинаково хорошо ориентирующимися как в гуманитарной, так в естественнонаучной картине мира;

Здоровыми людьми;

Людьми…

и предлагала для этого традиционные, но в условиях Армении действенные пути:

Поднять престижность профессии учителя (к 2010 году);

Компьютеризовать школу (имея в виду, в том числе, и доступ к интернету[16]);

Омолодить преподавательский состав в школах и ВУЗах;

Привлечь силы диаспоры для преподавания, организовать «мастер-классы» (можно начать уже сейчас, выход системы на проектную мощность – к 2012 году);

Создание молодежных лагерей (в т.ч. для диаспоры);

Создать согласованные программы обучения детей (и учебники) в метрополии и в диаспорах, согласовать армянскую грамматику и сам язык (к 2020 году);

Взять под патронаж государства (метрополии или Диаспорального Совета) всех одаренных детей;

Избавиться от родимых пятен «ислама», но не от знания исламской культуры (изменить самоназвание Армении на армянском языке);

Включить в школьную программу по истории изучение Севрского договора;

Создать систему регионального поствузовского образования (проект «Методологический колледж»).

Эта программа, а в еще большей степени результаты экспресс-проверок знаний выпускников армянской средней школы[17] инициировали в армянском обществе развернутую дискуссию по проблемам образования. В обсуждение этих проблем включилась диаспора, которая быстро перевела теоретические вопросы на проектные рельсы. В течение 2004 – 2006 года создается сеть образовательных центров «Маленькая Армения в большом мире».

Эти центры сыграли важную роль как в подготовке новой национальной/макрорегиональной элиты, так и в решении Парламента и Министерства Образования перейти на тунисский трехязыковый стандарт: начальное образование на армянском языке, среднее – на русском, высшее – на английском. Интересно, что этот стандарт образования был принят уже в 2007 году, в то время как политическое решение, уравнивающее в правах армянский и русский язык на территории Армении, появилось лишь в 2019.

Интереснейшим проектом, также предложенным диаспорой, стало создание в 2004 году «Фонда поддержки армянских лидеров». Институционально, этот фонд играл главную роль в форматировании отношений между метрополией и диаспорой до полного вступления в силу Закона о гражданстве (2012 год).

Через Фонд распределялась гуманитарная помощь со стороны диаспоры, Фонд осуществлял общее руководство системой внегосударственных образовательных центров «Маленькая Армения…». Фонд также создал линейку олимпиад «по образу и подобию» советских, занимающих все образовательное пространство от уровня отдельной школы до международного уровня. Интересной особенностью олимпиад был упор не на индивидуальную, а на групповую работу. Практически, речь шла об умении работать в творческой, когнитивной, деятельной команде для одних, и о «школе лидерства», школе умения взять на себя ответственность за окружающих людей и за конечный результат – для немногих других. Армения начала XXI столетия была, по сути, страной бессубъектной (невзирая на то, что 80% ее жителей считали, что легко могли бы исполнять обязанности Президента). В современной Армении, как и в любой стране осуществляющей постиндустриальный проект или участвующей в таком проекте, глубоко проявлены личностные, субъектные факторы.

В конце концов, люди, а не города и дороги, являются настоящим фундаментом цивилизации».

Заключение. Обсуждение событийного пространства

Необходимо сразу же указать, что при сценарном подходе основные тренды, как правило, определяются верно, событийная же ошибка может быть чудовищной.

В нашем случае речь шла даже не о сценарии, а о сложной сценарной траектории, содержащей несколько динамических сюжетов[18]. Каждый из этих сюжетов порождает собственную систему ярких реперных событий, причем эти события сложным образом взаимодействуют.

Учет гомеостатических сил, действующих в Реальности, приведет к некоторому сглаживанию острорезонансных событийных пиков: поток истории, вероятно, будет несколько более «ламинарным», нежели предсказывается в модели.

Можно также предположить, что в Реальности события будут развиваться более медленно, и изложенный выше сюжет займет не двадцать, а двадцать пять – тридцать лет. Такое предположение мало изменит суть событий и совсем слабо отразится на Армении, но расширит область гуманитарной катастрофы, включив Пакистан и, возможно, Индонезию.

Для большей прозрачности сценария предполагалось, что субъекты игры будут действовать либо «естественно», либо «правильно». В применении к Армении это означает, что процедура принятия решений будет сразу и жестко отделена от зоны политической борьбы. Есть основания полагать, что это суждение справедливо. В этом случае анализировать внутреннюю жизни страны нет принципиальной необходимости, а сами по себе перипетии политической борьбы не представляют интереса.

Необходимо при всех обстоятельствах согласиться с мнением Гора Нахапетяна относительно изменения роли женщины в «проектной Армении», но этот тренд слишком очевиден, чтобы имело смысл его подробно описывать. Напротив, описание изменений культуры в стране, осуществившей «гуманизацию коммуникативных средств» захватывающе интересно, но слишком далеко уведет нас от содержания сценария.

Подводя итоги следует указать, что сценарий «Из России с любовью» является для Армении самым многообещающим уже потому, что Россия не может существовать в глобализированном мире без глобального национального проекта и, следовательно, Армения попадет в поле этого проекта. Несколько заостряя, можно сказать, что кризис и сокращение производства вместе с Россией в долгосрочной перспективе выгоднее Армении, нежели 5% годовой рост экономики по «Сингапурскому варианту» без России.

[1] Коэволюция России и Армении, обусловленная сценарием «Из России с любовью», обуславливает следующие сценарные растяжки:

Возвращение – не возвращение Армении в пространство русского языка;

Согласие – не согласие Армении отдавать имущество за долги;

Согласие – не согласие Армении становиться банковской оффшорной зоной;

Включение – не включение диаспоры в процесс проектной реконструкции армянских элит;

Сырьевой – инновационный характер развития России.

[2] Фраза взята из апокрифического документа, описывающего ряд заседаний «Совета по развитию», поэтому ее подлинность может внушать сомнения. Понятно, однако, что она выражала позицию армянских неолибералов в 2004 – 2007 гг.

[3] А.Петросян «Первое десятилетие». М. – СПб, 2024 г., серия «Библиотека когнитивной мысли».

[4] «… в конечном счете механизм взаимодействия Метрополии и Диаспоры был построен на понятии двойного гражданства с соблюдением основополагающего демократического принципа: «Нет обязательств без представительства».

Для этого в Армении создано специальное министерство, включающее ряд функциональных департаментов (репатриации, планирования и координации, информации, работы с диаспорами) и семь региональных отделов.

В компетенцию министерства входит обмен информацией между всеми диаспорами, а также диаспорами и метрополией, выработка общей позиции по важным вопросам, лоббировании этих позиций, «Пиар» Армении, повышение ее имиджа. Кроме того, министерство организует участие диаспоры в выборном процессе.

Министерство работает в контакте с армянскими посольствами и консульствами.

С 2012 года диаспоральные армяне выбирают своих представителей в армянский парламент (с правом совещательного голоса) и представителей в Диаспоральный Совет при Президенте РА с правом решающего голоса.

В компетенцию Совета входят вопросы гражданства, репатриации, культурного и экономического сотрудничества, защиты и привлечения инвестиций, лоббирования интересов.

В рамках компетенции Диаспорального Совета в 2012 году создан общий вещательный телевизионный канал, объединяющий метрополию и диаспоры…» – из выступления Г.Нахапетяна на международной конференции «Миры миров», Санкт-Петербург, 26 – 29 ноября 2015 года.

[5] Эта и следующая глава посвящены международному контексту, складывающемуся вокруг Армении на региональном и макрорегиональном уровне, и при первом чтении сценария могут быть опущены.

[6] «Зарубежное военное обозрение» №№ 8, 11 за 2008 г., №№ 4-6 за 2009 г., «Экономические стратегии» № 2 за 2009 г., «Уолл-стрит Джорнал» № 3 за 2010, «Геополитика Ближнего Востока», выпуск за 2010 г., «Техника и вооружения», № 6 за 2009 г.

[7] T.Redford “Without USA” NY, 2024.

[8] Т.Саркисян. «От рубля к динару: история Центрального Банка Армении в первой четверти XXI столетия». Ереван, 2031 г.

[9] Напомню, что слово «банк» первоначально обозначало скамью.

[10] Грузия, Армения, Азербайджан, Иран, Турция.

[11] В.Бельдей., С.Боровиков, С.Переслегин, К.Рахимов, А.Собянин «Транспортная целостность России» РЖД-партнер, 2003, № 3. А. Ставский, А. Назаретян «Закавказское транспортное кольцо», РЖД-партнер, 2025, № 12.

[12] Исторически все современные кольца формировались из системы линейных коридоров.

[13] Причиной этому – переход Северной Африки в руки мусульманской цивилизации. Сегодня Средиземноморье является местом столкновения двух этно-культурных плит: афро-азиатская плита наползает на европейскую, смещаясь к северо-западу. Понятно, что в этих условиях создать единое транспортное кольцо не представляется возможным.

[14] Это разорвало прямую транспортную связь между Россией и ее союзниками по Антанте и косвенно спровоцировало Октябрьскую Революцию 1917 года в России.

[15] Необходимо иметь в виду, что армянская «клановость» оказалась еще лучше приспособленной под требования когнитивной проектности, нежели знаменитая российская «доменность». В определенном смысле всю Армению можно рассматривать, как макродомен.

[16] Сейчас это звучит несколько наивно. Между тем, в начале столетия 70% жителей Армении не пользовались услугами Всемирной Паутины. Связано это было с целым рядом факторов, но, прежде всего, с монополизацией рынка интернет-услуг.

[17] Среди десятиклассников всего 3% смогли написать формулу серной кислоты, и лишь каждый четвертый мог перечислить государства, с которыми граничит Армения.

[18] «История Будущего» Республики Армения, «Конкуренция постиндустриальных проектов», «Постиндустриальная катастрофа», «Торжество Евросоюза и его гибель», «новый левый проект» и т.п.

Версия для печати

Из России с любовью

Краткое изложение сценариев развития Республики Армения в 2003 – 2020 гг.

Для России политическая игра определяется соотношением сил между реальностью сырьевого развития страны и мечтой об ее инновационном развитии, иными словами, между существующими элитами, имеющими "советские корни", и элитами возникающими. "Сырьевые элиты" не интересуются Арменией, в то время как для "инновационных элит" – Армения это естественный путь на юг, к новым, еще не поделенным рынкам

Задача проектирования «истории Будущего» Республики Армения достаточно сложна. Сценарий должен, во-первых, соотноситься с глобальными мировыми процессами, которые недостаточно нам известны.

Во-вторых, требуется, чтобы результаты сценирования удовлетворяли Заказчика, то есть определенные элитарные группы в Армении и диаспоре. Подразумевается, что эти группы должны стать субъектами действия. В действительности, они ими не являются – ни внутри страны (поскольку в стране не проявлена деятельностная позиция), ни в глобальном мире (из-за несоответствия масштабу текущих процессов). Следовательно, сценарий должен предусматривать такое переформатирование этих элитарных групп, которое сделает их субъектами действия.

Наконец, в третьих, сценарий должен быть интересным, то есть, остросюжетным, причем от сюжета требуется достаточная «политкорректность» (во всяком случае, соответствие официально признанным международным сообществом ценностям).

Сценирование версии «Из России с любовью» содержит дополнительные трудности, вызванные проблематикой коэволюции России и Армении. Практически, речь идет о двух взаимообусловленных сценариях развития, подразумевающих то или иное управление взаимодействием, в том числе – управление со стороны армянских элит.

Армения: движущие силы сценирования

В Армении внутриполитическая жизнь ныне складывается из борьбы двух стратегических течений. Первое сообразуется с военным вектором развития страны, предметом его устремлений является реализация сценария «Жандарм Закавказья». В этом сценарии Армения, пользуясь военной и финансовой помощью со стороны России, добивается безусловного военного преобладания в регионе, контролирует транспортные сети Закавказья (что позволяет преодолеть инфраструктурную блокаду Республики), манипулирует народностями Северного Кавказа, поддерживая мир и порядок на территориях. Армения играет роль «уполномоченного» России на южном стратегическом направлении, это предполагает постепенное наращивание присутствия РФ в закавказском регионе.

По мнению демократически настроенных представителей армянской диаспоры страна заплатит за такой сценарий существенным сокращением роли демократических институтов, весьма вероятной международной изоляцией и растущей зависимостью от российской финансовой, военной, а затем и гуманитарной помощи.

В экстремальной версии такого сценария в Армении даже происходит более или менее скрытый переворот и замена (или подмена) существующего режима военной хунтой, борьба с которой может стать одной из движущих «пружин» сценирования.

В действительности, «военный вектор» развития ни при каких условиях не будет представлен в Армении более сильно, чем он уже представлен. Это связано с полным отсутствием у страны позитивных военных целей. Поэтому сценарий «Жандарм Закавказья» может быть реализован лишь как оптимизация существующих форм воздействия военных на внешнюю и внутреннюю политику, но, отнюдь, не как создание новых (тем более, нелегитимных) политических конструктов.

Военные – это единственные люди в стране, несущие какую-то, пусть и примитивную, но проектность. Их антагонисты, которые существуют и даже занимают определенные позиции в экономике и властных структурах страны, озабочены продлением текущего положения дел: «Лишь бы хуже не стало». У них нет собственного сценария развития событий, но реализация их политики прямо ведет к версии «Горы и море» – в традиционное развитие страны с сегрегацией территории и переходом к криминализованному бизнесу.

Значительно более актуальным, нежели противопоставление «военных» и «государственников», является противоборство военной элиты армянской метрополии и либеральных бизнес-элит диаспоральной Армении. Взаимодействие между полюсами сил в этом случае происходит через посредника, в роли которого в нашем сценарии выступает Россия. Возникает конструктивный конфликт: и «военная элита метрополии», и «диаспоральные круги» пытаются добиться своих целей, воздействуя на российские управляющие круги, которые, однако, сами являются субъектами стратегирования. Этот конфликт может обеспечить яркий остросюжетный сценарий, но основные его события будут происходить вне Армении.

Россия: движущие силы сценирования

Сегодня Россия не определила своих целей на южном стратегическом направлении. Историческая инерция толкает ее в сторону союза с Арменией и реализации сценария «Жандарм Закавказья», но прагматические интересы рекомендуют не противопоставлять «особые отношения» с Арменией реальностям СНГ и формирующегося экономического пространства «четверки» (Россия, Украина, Белоруссия, Казахстан).

Для России политическая игра определяется соотношением сил между реальностью сырьевого развития страны и мечтой об ее инновационном развитии, иными словами, между существующими элитами, имеющими «советские корни», и элитами возникающими. «Сырьевые элиты» не интересуются Арменией, в то время как для «инновационных элит» – Армения это естественный путь на юг, к новым, еще не поделенным рынкам.

Заметим, что в России военная каста носит сейчас преимущественно «инновационный» характер, что обуславливает ее тяготение к Армении в версии «Жандарма Закавказья». Впрочем, в России, как и в Армении, «военная партия» не может предложить ничего экономически позитивного и потому не будет иметь политического успеха.

Очень интересным и активным «игроком» в сценарии «Из России с любовью» станет РАО ЕС РФ и ее дочерние группировки. Эта ТНК уже осознала перспективы создания единой евроазиатской энергетической сети, имеет ресурсы и желание такую сеть создавать.

Сценарные «растяжки»

Кроме «базовых» для сценария «Из России с любовью»[1], следует отметить:

1. Россия – сырьевая или инновационная;

2. Турция – светская и признает геноцид или исламская;

3. Армения соглашается или не соглашается отдавать имущество за долги;

4. Армения соглашается или не соглашается становиться банковской оффшорной зоной;

5. Диаспора включается или же не включается в дела Армении и, в частности, в конструирование армянской проектной элиты.

Этапы развития

В первом приближении будем рассматривать грубую трехзвенную сегментацию сценарного времени:

Этап 2004-2009 гг. Мир медленно «закрывается», то есть переходит от ориентации на единую мировую валюту и глобальный рынок к «классическим» индустриальным структурам национальных государств и национальных рынков. Этот процесс происходит медленно и маскируется интеграционными процессами в ЕС, на Дальнем Востоке, на американском континенте.

Россия осуществляет реформу ЖКХ, реформу естественных монополий, реформу бюджета и муниципальных образований. Ее помощь Армении, первоначально заметная, к концу этапа падает. Россия переживает серьезный экономический кризис, усугубляющийся падением мировых цен на нефть.

Армения реорганизует армию и систему гражданского управления страной.

Все это происходит на фоне конфликта между США и Ираном, серьезного политического кризиса в Турции и ряда других масштабных событий, которые, собственно, и меняют лицо мира.

Этап 2010-2020 гг. Человечество выстраивает новую хозяйственную систему, заменяющую глобализованный мир. Для этой системы характерна опора на макрорегионы – на региональные рынки, региональные валюты и региональные политические системы.

Россия переходит (будем надеяться) к инновационному развитию, ее заинтересованность Арменией и Закавказьем резко увеличивается.

Территория Армении быстро заполняется проектностью, начинается формирование ряда инфраструктурных институций.

США замыкаются на своем региональном рынке – рынке Западного полушария.

Этап 2020-… гг. Время мировых постиндустриальных проектов и новой глобализации.

Сценарные линии

Рассмотрим наиболее интересные из возникающих сценарных линий.


1. «Энергетическая линия»


Она весьма конфликтна, поскольку это «сегодня» речь идет о передаче объектов собственности в трастовое управление. Завтра – а нас интересует именно завтрашний день – РАО ЕС будет интересовать только передача объектов в собственность. Это соответствует интересам Армении (так как накрепко экономически привязывает Россию к Закавказью), но шума будет очень много: «традиционалисты» категорически выступят против «продажи Родины». Конфликт примет острые формы, и лишь проектное вмешательство диаспоры успокоит страсти и спасет положение.

Несколько лидеров диаспоры возвращаются в метрополию, чтобы впоследствии сыграть активную роль в ее политике.

Структурообразующие события относятся к первому этапу сценирования.


2. «Турецкая линия»

По внутриполитическим соображениям Германия не может допустить вступления Турции в ЕС. В этих условиях Германия будет вынуждена инициировать потерю Турцией внутренней стабильности (тем более, что есть и естественный тренд в этом направлении).

Армения никак не может повлиять на эту группу событий, но сама от них будет зависеть. Турция либо останется светским государством и признает геноцид (это создаст для Армении целый ряд рисков, но и возможностей), либо, напротив, исламизируется, что подтолкнет российских и армянских военных в сторону реализации версии «Жандарм Закавказья».

Конфликт вокруг Турции развернется к концу первого этапа сценирования.


3. «Кавказская линия»


Реализация сценария «Жандарм Закавказья» вызовет заметные трения в и без того сложном политическом «многоугольнике»: Армения, Карабах, Азербайджан, Грузия, Турция, Иран. В нарастающем конфликте примет участие Россия и опять-таки проектные представители диаспоры. По существу, именно этот конфликт и приведет к созданию новой проектности и нового вектора развития Армении. Впервые будет высказана гипотеза транспортного кольца и интеграционной структуры, сложенной по правилам, альтернативным ЕС.

С возникновением концепции «Восточного базара» и соответствующего транспортного кольца Армения становится инвестиционно привлекательной. Возникает маленький по численности, но заметный по контролируемым капиталам антропоток Диаспора – Метрополия.

Эта важнейшая линия задействована в течение всего первого этапа сценирования.


4. «Линия новой техники»

Стремясь решить проблему инфраструктурной недостаточности (которая является общей для России и Армении) ОКБ Сухого (генеральным директором которого является представитель армянской диаспоры) разрабатывают уникальную модель «воздушного такси» – дешевого самолета, практически не требующего оборудованных аэродромов. Первоначально этот самолет широко используется в Армении как военный. Однако, общее изменение политических отношений в Закавказье приводит к его массовому применению по прямому назначению. Инфраструктурная связность региона резко повышается, что зачеркивает все надежды «партии традиционалистов».

Эта линия представляет интерес в течение всего первого и второго этапов сценирования.


5. «Иранская линия»


События, мало зависящие от Армении, но влияющие на регион.

Война США в Иране, уход американцев из Закавказья, возврат США к доктрине Монро и борьбе за региональный рынок Западного полушария.

Возникновение «пустоты» в Закавказье и соответствующего «поля» для игры свободных сил.

Возможна очень интересная проектность, сближающая в этой линии развития Армению с Турцией.

Середина – конец первого этапа сценирования.


6. «Линия Южного Коридора»

Преимущественно российская линия сценирования, рассматривающая активные и целенаправленные действия русских элит по формированию нового пакета евроазиатских инфраструктур. На этой линии возникают очень интересные и многообещающие контакты между представителями крупного диаспорального армянского бизнеса и азербайджанской стороной. В перспективе к этим контактам присоединяются и турецкие бизнесмены. Окончательно создается «проектность нового поколения», выстраивается идеология «Восточного базара».

Конец первого – начало второго этапа сценирования.


7. «Страховая линия»


В ходе российской группы реформ (ЖКХ, естественные монополии и пр.) резко усиливается влияние страхового бизнеса и, прежде всего, крупных страховщиков на события в РФ.

Страховщики за короткий период аккумулируют в своих руках денежные средства, сравнимые с оборотами сырьевого сектора российской экономики, и начинают искать поле нового приложения сил. Поскольку роль армянской диаспоры в российском страховом деле заметна, можно говорить о том, что диаспора получает в свои руки определенные рычаги управления российской политикой.

На следующем этапе развития событий начинается экспансия российских (диаспоральных) страховщиков на армянский и региональный страховой рынок. Это, в свою очередь, приводит к группе реформ в Армении и резкому «социальному нагреву».

У «Восточного базара» возникает отчетливое финансовое наполнение и некоторое кадровое обеспечение.

Второй этап сценирования.


8. «Банковская линия»

Россия, создающая инновационный проект, все более нуждается в собственном финансовом оффшоре. Ее финансовая система за счет неизбежного влияния ЕС становится к 2010-м годам слишком прозрачной и начинает препятствовать быстрому перемещению капиталов. Необходимо также учитывать, что после вступления в ЕС стран Восточной Европы российские бизнесмены уже не смогут работать со своими традиционными партнерами типа «Pareks-bank».

Освободившееся место российского оффшора может занять Армения. Это, с одной стороны, несколько криминализирует страну, но с другой – сделает ее инвестиционно привлекательной. Антропоток диаспора – метрополия, наличие которого мы уже диагностировали, усилится.

«Новые армяне» – представители диаспоры, владеющие крупными капиталами вернувшиеся на историческую Родину – становятся все более и более влиятельным слоем. Их интересы не ограничиваются Арменией: поступающие от страховой и оффшорной деятельности средства они вкладывают в инфраструктуры «Транспортного кольца» и в институты «Восточного базара».

Второй этап сценирования


1. «Линия валютной фрагментации»


По мере реструктурирования мира все большую роль приобретают четыре валюты, три из которых искусственны: доллар, евро, восточная марка стран АТР и динар исламского мира. Конструкционные особенности «восточного базара» таковы, что Армения попадает в зону динара.

Это лишь улучшает работу ее финансовых структур: как и Россия, Армения оказывается в зоне межвалютного обмена. На ее финансовую территорию поступают рубли и евро, вкладываются в развитие – динары.

Конец второго – третий этап развития.


2. «Линия когнитивного проектирования»

Армения становится «витриной», «визитной карточкой» российского постиндустриального проекта (как когда-то Прибалтика была «визитной карточкой» советской индустрии). Теперь проектность Армении очень высока. Социальная структура страны изменилась: диаспора социально и политически стала частью метрополии, а экономически – инструментом ее влияния на региональных рынках мира.

К концу этого периода Армения позиционирована в мире как важный элемент экономики Среднего Востока (Ереван – крупнейший в регионе фондовый рынок) и, одновременно, как инновационный модуль российской инновационной системы. По внедрению целого ряда гуманитарных технологий она опережает Россию, прежде всего, это относится к «гуманизации коммуникативных сред» и к «нелинейному образованию». Официальная публикация «Новой образовательной программы Армении» производит огромное впечатление в «мире постиндустриальных проектов».

Третий этап развития.

Сочетание представленных сценарных линий и представляет общую картину развития Армении в рамках сценария «Из России с любовью».

[1] Армения возвращается или не возвращается в пространство русского языка. Армения проектна или не проектна.

"Маленькая Армения в большом мире". Сценарии


1. Субъекты сценирования


На основании Методологической игры 30.10. – 02.11 2002 года в г. Цахкадзоре (Армения), экспертной рефлексии по итогам этой игры, консультаций с группой «Армения» на Семейной Методологической игре в январе 2003 года, опроса ряда лиц на территории Армении в марте 2002 года (в рамках предварительного сбора информации по образовательным сценариям) выделены следующие субъекты сценирования:

В Республике Армения:

Президент страны,

Министр обороны (как Представление позиции армии),

Премьер-министр страны (как Представление позиции бизнеса).

Во внешнем мире (субъектные позиции):

Президент США,

Канцлер Германии,

президент России.

Во внешнем мире (объектные позиции):

Турция,

Иран,


ЕС,

Азербайджан,

Грузия.

В ряде сценариев возникает необходимость рассматривать как отдельных субъектов сценирования

Президента Нагорного Карабаха,

Католикоса всех армян,

Римского первосвященника.

Рамки сценирования перечислены в Приложении 3, формат сценирования задан в Приложении 1. Необходимо иметь в виду, что возможность применения метода сценирования (и ситуационного управления) к Республике Армения не вполне очевидна (смотри Приложение 2).


2. Матрица сценирования


Прежде всего, сценарии структурируются по субъектности выбора.

Будем называть «внутренними» все сценарии, ключевые выборы в которых определяются внутри Армении. Понятно, что сценарии, в которых судьбу Армении явно или неявно, прямо или косвенно решают внешние силы, отнесем к «внешним». Строго говоря, для Армении почти все сценарии носят внешний характер (хотя бы, отчасти).

Фазовая «рамка»: делит сценарии за Армению на традиционные, неоиндустриальные и когнитивные, причем эти сценарии могут реализовываться в неофедальном (постиндустриальном), индустриальном или когнитивном «Большом мире». Последний выбор может быть очерчен в других координатах: геополитически замкнутый, геоэкономически открытый и геокультурно свободный «Большой мир».

Важными индикаторами выбора между группами сценариев служат геоэкономический баланс Республики Армения, мировая цена на нефть, состояние США (сильные \ слабые Штаты), состояние России (сильная \ слабая Россия).

Матричный подход, позволяет выделить 18 сценариев (от внутреннего сценария «традиционная Армения в неофеодальном мире» до внешнего сценария «когнитивная Армения в геокультурно свободном мире»), не все из которых различимы, реализуемы или сколько-нибудь интересны.


3. Критические точки сценирования


Лето 2003 года – завершение (либо институализация Второй войны в Персидском заливе);

Ноябрь 2004 года – президентские выборы в США;

Зима 2005 – 2006 гг. – завершение постройки нефтепровода Баку – Джейхан или окончательный провал этого проекта.

Весна 2006 г. возможное вступление Турции в ЕС.

Зима 2007 г. – президентские выборы в Республике Армения.

Ноябрь 2008 г. – критические президентские выборы в США.

Остальные критические точки генерируются самими сценариями.


4. Листинг сценариев

Выделим сценарии, представляющие для нас интерес. Некоторые из сценариев будут представлены в нескольких версиях.

Традиционная Армения в любой версии мира.

Сценарий: 1.1. «Гора и равнина».

Неоиндустриальная Армения в геополитически замкнутом мире.

Сценарии: 2.1. «Исламская Турция», 2.2. «Закавказская война», 2.3. «Католическая Армения», 2.4. «Мир без Израиля», 2.5. «Яблоко раздора», 2.6. «Независимый Курдистан», 2.7. «Жандарм Закавказья».

Неоиндустриальная Армения в открытом (индустриальном или когнитивном) мире.

Сценарии: 3.1. «Армянский мир 1» (внутренний), 3.2. «Демократическая трагедия» (внешний).

Когнитивная Армения в неопределившемся мире.

Сценарий: 4.1. «Война континентов».

Когнитивная Армения в открытом индустриальном мире.

Сценарий: 5.1. «Плиты и мосты» («переднеазиасткое транспортное кольцо»).

Когнитивная Армения в когнитивном мире.

Сценарий: 6.1. «Армянский Мир 2».

5. Традиционная Армения. Описание сценариев

В этой группе выделяется лишь один сценарий – «Горы и море». Хотя этот сценарий вряд ли может восприниматься, как желательный и едва ли будет признан базовым, его реализация весьма вероятна. Более того, в той или иной форме версия «Горы и море» присутствует в ряде других сценариев.

Сценарий носит «внутренний характер»: его реализация всецело определяется процессами внутри Республики Армения. Практически сценарий «Горы и море» выстроен на предположении, что стране не удастся преодолеть инфраструктурные ограничения, перечисленные в Приложении 3. Это означает, что Армения не становится частью глобализированного экономического миропорядка; она не включается ни в региональный, ни, тем более, в мировой рынок и оказывается перед необходимостью создавать у себя замкнутую экономику.

При бедности страны природными ресурсами и слабой инфраструктурной обеспеченностью имеющимися ресурсами Армения выстроить такую экономику не может. Экономическое положение страны начнет быстро ухудшаться, что будет сопровождаться бегством капитала за границу и возрастанием эмиграции. Эти процессы усугубятся, если в мире установятся высокие цены на нефть.

Мировой капитал утилизирует свободные ресурсы Армении именно таким образом (через эмиграцию и бегство капиталов), после чего в значительной степени утратит интерес к слабосвязанной с мировыми рынками территории армянской метрополии. Поскольку особого стратегического значения эта территория также не имеет, Армения будет предоставлена сама себе.

Понятно, что в данной версии произойдет деиндустриализация Армении (как вследствие нехватки сырья, прежде всего – энергоносителей, так из-за низкой емкости внутреннего рынка и отсутствия выхода на внешние). Конечно, «деиндустриализацию» не следует понимать буквально: будет функционировать (во всяком случае, частично) энергетика, останутся предприятия по обслуживанию туристов, ремонтные предприятия и т.п. По-видимому, сохранятся, хотя и перейдут в собственность иностранных кампаний, некоторые экспортные области (производство коньяка, минеральной воды).

Вследствие ограниченности финансовых ресурсов, дефицита платежного баланса и невозможностью получить кредиты правительство вынуждено пойти на значительное сокращение объема ввозимых потребительских товаров.

Прогрессирующее падение уровня жизни приведет к оттоку кадров из города в деревню: центр экономической жизни сместится в сторону сельскохозяйственного производства, причем слаботоварного или вообще нетоварного. Иными словами, в Армении произойдет реставрация традиционной фазы развития. В некотором смысле, история метрополии завершится окончательным оттеснением страны на «мировую периферию».

При восстановлении традиционных форм ведения хозяйства, рождаемость в Армении возрастет с сегодняшней цифры 1,8 ребенка на семью до показателя 2,2 – 2,5 ребенка на семью, причем, произойдет этот прирост, прежде всего, за счет Нагорного Карабаха (свыше 3 детей на семью).

Можно сказать, что в данной версии Армения сокращается до небольшого индустриального кластера, включающего окрестности Еревана и тонкую полоску вдоль побережья озера Севан. Остальная часть Армении продолжает существовать, как хозяйственный уклад, но выпадает из мировой и национальной истории. Практически, она выпадает и из рынка, даже национального, поскольку переходит к примитивным формам обмена.

В течение десяти-пятнадцати лет на большей части территории Армении сформируется система экономических отношений, соответствующая небольшим феодальным государствам «горного типа». На этой территории, однако, будет обеспечен естественный прирост населения и воссозданы внятные традиционные жизненные форматы. Как показано Ф.Броделем, такие социальные структуры («горы») активно «производят» и поставляют на внешний рынок самый дорогой товар в мире – людей.

Таким образом, в модели «Горы и море» мы должны предсказать расцвет «армянства вне Армении», причем как в форме диаспоральных групп, так и в форме отдельных семей. Не будет преувеличением сказать, что страна окажется поставщиком определенного типа кадров (здоровые, сильные, обученные ремеслу и военному делу мужчины) для всего региона Пятиморья. Заметим, что говорить об этих кадрах, как об эмигрантах, было бы неточно: речь идет, скорее, о «сезонных рабочих на неопределенное количество сезонов».

Сложится регулярный антропоток: «горы» армянской периферии поставляют людей в центральную индустриальную область (Ереван, Севан). Там эти люди проходят первичную адаптацию к «внешнему миру» и распространяются по региону. Антропоток замкнут: основная часть уехавших со временем возвращается в Армению.

Наиболее существенной для Армении проблемой такого сценария является тяготение такого рода кадров к криминальным областям бизнеса (на что также обратил внимание Ф.Бродель). Это с большой вероятностью стимулирует переход экономики страны в позицию геоэкономического «Крайнего Юга». Иными словами, «горная» традиционная Армения приступит к выращиванию опиумного мака. Такая версия развития событий может быть названа «афганизацией Армении».

Необходимо отметить, что с экономической точки зрения «афганизация» прогрессивна, ибо возвращает крестьянское хозяйство в поле товарно-денежных отношений, а саму Армению – в мировой рынок (черный).

Альтернативной – и весьма интересной – версией этого сценария оказывается наемничество: «горная Армения» торгует не наркотиками, а подготовленными в военном отношении людьми.

Понятно, что в сценарии «Горы и море» возникнет несколько совершенно разных Армений:

территория Республики Армения вокруг Еревана – страна европейского типа жизни, но с высоким влиянием нескольких кланов, имеющих корни в «горной Армении» и занятых в незаконных сферах деятельности;

остальная Метрополия («горная Армения») – страна традиционных форм хозяйствования, тяготеющая к незаконным формам производства;

Нагорный Карабах, практически самостоятельный, хотя и сохраняющий некоторые связи с Ереваном, уровень промышленного развития несколько выше, чем в «горной Армении»;

«старая диаспора» – занимающая высокое положение в ряде крупных европейских государств;

«новая диаспора» – «горцы», использующие остальной мир как источник «отхожего промысла», «телохранители или сообщники».

Хотя этот сценарий не особенно привлекателен, он не является и катастрофическим. Более того, в этом сценарии Армения с достоверностью переживает мировые политические и экономические катаклизмы эпохи фазового кризиса, а армянский народ сохраняет свою геокультурную уникальность – армянство.

Версия 1. «Горы и море»

Схема сценария:

На фоне продолжающихся партизанских действий в Ираке основные экономические индексы летом 2003 года продолжали падать. Мировая цена на нефть установилась на отметке свыше 30 долларов за баррель.

26 августа 2003 года: террористический акт (смертник) в Ла-Маншском тоннеле. Вспыхнувший пожар привел к значительным человеческим жертвам.

02 сентября 2003 года: террористический акт против британских оккупационных сил в Ираке.

09 сентября 2003 года: вотум недоверия правительству Тони Блэра в британском парламенте. Сформировано коалиционное правительство.

23 сентября 2003 года: в парламент Великобритании вносится законопроект «О безопасности страны», подготовленный влиятельной группой консерваторов.

03 октября 2003 года: заявление Гриспена «о неустойчивом росте американской экономики в третьем квартале текущего года».

06 октября 2003 года: индекс Доу-Джонса упал более, чем на 5%.

13 октября 2003 года: МВФ принимает решение о резком сокращении финансовой помощи зарубежным странам.

31 декабря 2003 года: Президент Республики Армения Кочерян в обращении к нации говорит о необходимости «опоры на собственные силы».

В течение января – марта 2004 года в Армении растут цены на бензин и электроэнергию, резко повышены ввозные пошлины.

В течение апреля – мая 2004 года – забастовки на ряде армянских предприятий, уличные митинги с требованием повысить пенсии и зарплаты.

В сентябре происходит плавное, но достаточно быстрое падение курса национальной армянской валюты – драмы.

Октябрь – декабрь 2004 года: массовый исход капитала из Армении, формирование «последней волны эмиграции».

Ноябрь 2004 года: поражение Дж.Буша на выборах в США. К власти пришел президент-республиканец под лозунгом «вернуть американцев в Америку».

Зима 2005 года: введение в обращение в Армении (параллельно с драмой) «золотой драмы» (реверс – гора Арарат, аверс – портреты В.Саркисяна и К.Демирчяна, погибших в ходе террористического акта в 1999 г.)

Весна 2005 года: массовые увольнения в Ереване и ряде других городов Армении.

Лето 2005 года: сообщение мировых агентств, согласно которым запасы нефти в каспийском море «переоценены». Осенью – стабилизация мировых цен на нефть на уровне 33 доллара за баррель.

Осень 2005 года: парламенту Армении представлена программа стабилизации положения, исходя из необходимости «опоры на собственные силы».

Осень 2006 года: принято решение о праве местных властей взимать местные налоги в натуральной форме.

2007 год. Крупный судебный процесс в Ереване, касающийся сбыта наркотических веществ.

2008 год – столкновения вокруг Нагорного Карабаха (малосущественные).

2010 год – первые публикации в европейских печатных органах статей об «армянской наркомафии».

Далее в этом сценарии крупных событий не предполагается.

6. Неоиндустриальная Армения в геополитически замкнутом мире. Описание сценариев

В эту группу входит семь сценариев, в большей или меньшей степени неблагоприятных для Армении. Во всех сценариях группы Армения сохраняет и даже в некоторой степени развивает промышленность. Надолго сохраняется и экономическое единство государства, хотя высшие элиты Нагорного Карабаха обнаруживают отчетливое стремление к провозглашению суверенитета. Возможность именно такого развития событий присутствует во всех сценариях группы и должна учитываться при принятии стратегических решений.

Данная группа сценариев характеризуется тем, что Армении не удается, несмотря на экономический подъем, занять сколько-нибудь существенные позиции на региональном и мировом рынке. Связано это как с развитием событий внутри Армении и Закавказского региона, так и с нарастанием противоречий в «большом мире», сопровождающихся его геополитической фрагментацией.

Как следствие, в Республике Армения и в Нагорном Карабахе нарастают кризисные явления. Растет политическая нестабильность, и этот процесс усугубляется (а, в значительной степени и провоцируется) аналогичными процессами в соседних государствах Пятиморья (прежде всего, Иране и Турции). В конечном счете, в одном или нескольких государствах региона происходит социальный взрыв, который в большинстве версий приводит к размонтированию неоиндустриальной экономики Армении и возвращению страны к сценарию «Горы и море», рассмотренному выше.

Версия 2: Исламская Турция

Сценарий является внешним по отношению к Армении, которая выступает здесь, как объект политической манипуляции. Рамочными ограничениями сценария являются сравнительно дешевая нефть (во всяком случае в период 2004 – 2008 гг.), слабая или самоустранившаяся от каких-либо действий в Закавказье Россия и сильные, но достаточно вменяемые Соединенные Штаты.

Эта сценарная версия выглядит опасной и достаточно вероятной. Во время Иракского кризиса весны 2003 года Турция сделала все возможные ошибки, испортив отношения одновременно с Ираком, Соединенными Штатами Америки и Германией. Столь непоследовательная и близорукая политика в значительной мере подорвала шансы страны на вступление в Европейский Союз. В то же время отсутствие последовательной политической линии свидетельствует о серьезных разногласиях в турецком правительстве и, опосредовано, о серьезных противоречиях в обществе.

Летом-осенью 2003 года ситуация усугубится. К концу года в Турции сложится два непримиримых общественных тренда: на дальнейшую модернизацию и вестернизацию страны и вступление в ЕС «на любых условиях» и на возврат к исламским ценностям и пантюркизму. Понятно, что одной из «линий разрыва» турецкого общества станет проблема геноцида 1915 года.

Конфликт в Турции будет нарастать в течение 2004 – 2005 годов и приведет к значительному социальному «перегреву». В этих условиях «западники» будут вынуждены поставить перед Объединенной Европой вопрос о немедленном вступлении Турции в ЕС. Эта просьба приведет к серьезному кризису Европейского Сообщества. Серьезность вопроса и невозможность принять устраивающее всех решение приведет ЕС к политике затяжек и проволочек; весьма вероятно, что в конце концов вопрос о приеме Турции в Сообщество будет поставлен в зависимость от признания Турцией геноцида армян.

В середине 2006 года правительство Турции сочтет себя обязанным сделать это признание, не взирая на связанные с ним внутренние проблемы. Это вынужденное решение не вызовет радости ни в Армении, ни в Европе. Вскоре после этого Совет Европы по предложению французской стороны примет решение об ограничении состава ЕС формальными географическими рамками европейского континента. Турции будет предложена «особая ассоциированная форма членства в ЕС».

Хотя это предложение и будет соответствовать экономическим интересам Турции (и, вероятно, сопровождаться крупным займом), оно вызовет давно подготовленный социальный взрыв. Попытки руководства страны подавить возмущение окажутся безуспешными, хотя армия по большей части сохранит верность правительству: попытки силой разогнать толпу будут сорваны действиями шахидов.

Провозглашение Исламской Республики Турция едва ли пройдет бескровно. В этих условиях США предпримет попытку восстановить демократию в Турции, опираясь на возможности НАТО. В ответ Исламская Республика объявит о выходе из этой организации и высылке американских дипломатов и военных советников из страны.

В течение последующих месяцев напряженность в регионе стремительно нарастает. Против суннитской Турции формируется союз шиитского Ирана и Армении, к Турции примыкает «новый демократический постсаддамовский Ирак» и Пакистан. В Азербайджане нарастает угроза «индуктивной» исламской революции, вследствие чего правительство вынуждено пойти на крайние меры и инициировать переход Нагорно-Карабахского конфликта в «горячую форму»…

Осенью 2006 года в регионе вспыхивает война. Интересно, что в условиях прогрессирующей дестабилизации США не решатся на полномасштабную интервенцию, вследствие чего конфликт с Турции перейдет в «тлеющую стадию» и растянется а несколько лет.

В данной сценарной версии Армения попадает в сферу влияния США и, вероятно, сможет замкнуть геоэкономический баланс за счет американской финансовой помощи. Это, однако, не является компенсацией за резкое возрастание региональной напряженности, разрушение местных рынков и перманентную угрозу войны со стороны Турции, а при определенных обстоятельствах – и Азербайджана. Не подлежит сомнению, что в сценарии «Исламская Турция» бюджет Республики Армения будет перераспределен сторону обеспечения потребностей армии, а политическая жизнь окажется в значительной степени милитаризованной.

Такое смещение равновесия приведет к усилению эмиграции и бегству капитала – то есть, спровоцирует процессы, которые в сценарии «Горы и море» привели к размонтированию индустриальной культуры и возврата к традиционным формам жизни. В данном случае, однако, на эти процессы будут наложены две петли отрицательной обратной связи: одна, связанная с необходимостью поддерживать боеспособность индустриальной армии, и вторая, обусловленная необходимостью и возможностью утилизировать американский финансовый ресурс. Тем самым, процесс деиндустриализации начнется позже и будет развиваться медленнее: к 2020 году он, по-видимому, еще не дойдет до конца.

Некоторое равновесие продержится в данной сценарной версии около 10 лет. К концу 2020-х годов появятся признаки «ухода» США из Центральной Азии и Закавказья, вследствие крайне низкой связности этих территорий с американской метрополией и нарастанию экономических и политических проблем в самих Штатах. Здесь сценарная версия разветвляется на три возможные развилки, разница между которыми для Республики Армения малосущественна:

В Закавказье проникает китайский капитал и соответствующее китайское политическое влияние;

На смену США в район Закавказья возвращается Россия;

Район не привлекает серьезного внимания «больших игроков», занятых своими проблемами, и вынужден обходиться собственными силами.

Во всех трех вариантах Армения остается сильнейшей в военном отношении страной региона и вынуждена расходовать ресурсы на поддержание в нем некоторой стабильности. Во всех трех вариантах остается перманентная угроза армяно-турецкой войны, и эта война имеет все шансы стать реальностью около 2025 года.

Версия 3. Католическая Армения

Данная схема развития событий на первый, да и на второй взгляд выглядит совершенно неправдоподобной, более того, прямо противоречащей традициям армянского народа. Между тем, она вполне вероятна и имеет значительные шансы претвориться в текущую Реальность.

В этой версии Россия остается политически и экономически слабой державой[1], ее влияние в Закавказье падает ниже современного уровня. Кризис страны сопровождается кризисом православия, которое де факто утрачивает статус господствующей религии. Влияние интегристского крыла ислама становится определяющим не только в Южном, но и в Поволжском федеральном округе, в центральных областях России и на Урале возникают мусульманские анклавы.

Однако достаточно сложным оказывается и положение Соединенных Штатов, где грязная и не вполне успешная Иракская война спровоцировала политический кризис и усугубила экономический спад. В этих условиях Дж. Буш не избран на второй срок, а пришедший ему на смену президент-демократ последовательно проводит в жизнь лозунг: «Америка для американцев».

Пользуясь резким ослаблением давления великих держав на регион, Э.Шеварнадзе попытается решить свои внутренние проблемы войной против абхазского государства. Война эта, однако, сложится для Грузии крайне неудачно, причем Э.Шеварнадзе, вероятно, будет убит. Абхазские войска оккупируют большую часть Грузии, в которой борьба кланов за власть приобретет облик настоящей гражданской войны.

Падение цены на нефть (в основном, вследствие «постиндустриального» снижения ее потребления в Германии и Японии, и экономического кризиса в США) обесценивает значение нефтепровода Баку – Джейхан, и около 2006 года все работы по этому проекту замораживаются (хотя нефтепровод фактически готов). В этой связи дестабилизируется обстановка в Азербайджане, что провоцирует обострение проблемы Нагорного Карабаха.

Азербайджан, Абхазия, Турция, Ирак (постсаддамовский), Пакистан оказывают давление на Армению, причем позднее с их позиций солидаризируется и шиитский Иран.

Кризис российского православия, организованное наступление ислама в Поволжье, Закавказье, на Балканах и во Франции вызывает сильнейшую озабоченность Папского престола. В сложившихся условиях Ватикан использует имеющиеся в его распоряжении рычаги влияния на ЕС, чтобы, во всяком случае, оставить за пределом этого блока Турцию. Одновременно принимаются меры, призванные оградить христианские интересы на Балканах и в Закавказье.

Не позднее 2010 года Республика Армения получает «предложение, от которого она не может отказаться». Речь идет о тесном союзе между Армянской церковью и Римом, по сути – о переходе Армении в католичество. Учитывая крайне тяжелое экономическое, политическое и военное положение страны, ее положение христианского анклава в мусульманском «океане», отсутствие реального содействия со стороны России и, главное, отсутствие принципиальных догматических расхождений церквей Католикос всех армян принимает план объединения церквей.

Это не вызывает серьезных социальных потрясений в Республике Армения, но приводит к практическому разрыву Еревана с армянской диаспорой. В среднесрочной перспективе это приводит к уменьшению эмиграции из метрополии.

Католическая Армения получает значительную финансовую помощь из Ватикана, а также военную и экономическую поддержку ЕС. В ответ Азербайджан получает крупный займ в Саудовской Аравии, который он использует для закупки военной техники[2].

В 2013 году Армения получает статус ассоциированного члена ЕС[3]. В 2015 году происходит торжественный роспуск военной организации НАТО. Причиной тому -самоустранение США, нарастание противоречий внутри группировки, а также между «старыми» и «новыми» ее членами, отсутствие внятного противника экономическая неэффективность бюрократической организации НАТО, наконец, общий тренд на ликвидацию пережитков «холодной войны». В этих условиях в 2017 – 2018 гг. формируется Исламский Социалистический Военный Союз в составе Саудовской Аравии, Турции, Азербайджана, Ирака и Абхазии, носящий явную антиармянскую направленность.

Возникшая катастрофическая военная обстановка вынуждает Армению, имеющую к этому времени прекрасно оснащенную современную армию перейти в наступление. В день подписания договора об Исламском Военном Союзе (сценирование дает 20 марта 2018 года, пятнадцатую годовщину начала Иракской войны) Республика Армения без объявления войны нападает на Азербайджан. Война носит молниеносный характер: уже 22 марта десантные части захватывают Баку, 24 марта начинается всеобщее восстание в Грузии, сопровождаемое кровавыми столкновениями между абхазскими гарнизонами и грузинскими повстанцами, поддерживаемыми армянскими офицерами.

Достаточно неожиданно для мирового сообщества Россия проявляет политическую волю и вводит миротворческие войска в Абхазию и Грузию. 28 – 30 марта происходит сражение на турецкой границе, где армянские войска прикрытия, используя сложную горную местность и превосходство в качестве вооружения, останавливают турецкое наступление. 30 марта стороны переходят к обороне. В историю эта война войдет как «десятидневная».

В последующие годы в регионе сохраняется военно-политико-конфессиональное противостояние, что обуславливает зависимость Армении от военных поставок и займов ЕС (прямых или через финансовые структуры Ватикана). При этом экономика страны приходит в упадок, Армения превращается в очередную «Верхнюю Вольту с ракетами». Поскольку в таком сценарии связи метрополии и диаспоры полностью разорваны, общий ход развития событий складывается для Армении весьма неблагоприятно. По сути, речь идет о сильно ухудшенной версии сценария «Горы и море».

Версия 4. «Закавказская война»

По сравнению с предыдущей версией сценарий менее оригинален. В нем не действует в качестве субъекта сценирования Папский престол и не происходит смена идентичностей Армении. В регионе сохраняется влияние России – в средне- и долгосрочном масштабе. В краткосрочном (единицы лет) масштабе руководящую роль в регионе продолжают играть США, хотя вследствие экономических неурядиц их влияние постепенно падает.

Цены на нефть сохраняются на высоком уровне, что провоцирует самый пристальный «присмотр» великих держав за районом Пятиморья.

В данном сценарии военный кризис развертывается быстрее и в менее выгодной для армян «редакции».

Летом 2006 года происходит серия диверсий на нефтепроводе Баку-Джейхан, а также на нефтепромыслах Баку. Многие диверсии сопровождаются значительными человеческими жертвами, в том числе – среди иностранных подданных. Соединенные Штаты Америки вводят на территорию Грузии войска для охраны нефтепровода. Тем не менее, эскалация напряженности продолжается. Весной 2007 года в Закавказье вспыхивает партизанская война против «оккупантов», поддержанная хуссейнитами в Ираке (где, собственно, эта война и не прекращалась).

Во второй половине 2008 года Соединенные Штаты начинают осуществлять план «исламизации» войны (по аналогии с «вьетнамизацией»). Речь идет о постепенной замене американских солдат в регионе местными войсками, обученными и экипированными американцами. В августе 2008 года Турция под давлением США признает факт геноцида 1915 года. В сентябре того же года страны устанавливают дипломатические отношения.

2 ноября 2008 года, перед выборами в США в Джейхане происходит крупный теракт, в ходе которого погибают свыше десяти американских военнослужащих и членов их семей.

1 января 2009 года новый Президент США приступает к поэтапному выводу американских войск из Грузии, Азербайджана, Ирака.

1 марта 2009 года происходит покушение на Президента Грузии (в реальном сценировании им все еще оставался Э.Шеварнадзе, хотя на практике это маловероятно хотя бы из возрастных соображений). Этот акт приводит к вспышке межклановых столкновений, в которые немедленно вмешиваются Абхазия и Армения.

В течение 2009 года Грузия медленно распадается, причем большую часть ее территории переходит под контроль абхазских боевиков.

31 декабря 2009 года. оформляется прорусский Закавказский блок: Россия, Армения, Абхазия, Аджария, Грузия[4].

Зимой-весной 2010 года обстановка в регионе остается неясной, причем в Азербайджане, экономика которого ориентирована на нефтедоллары, все более отчетливо фиксируется кризис системы хозяйствования. Оказавшись перед неразрешимыми внутриполитическими проблемами, Азербайджан пытается решить их путем «маленькой победоносной войны».

03.06.2010 Азербайджан предъявляет Армении ультиматум, требуя немедленного возврата Нагорного Карабаха и выплаты компенсаций за убытки, вызванные диверсиями на нефтепроводе Баку-Джейхан.

04.06.2010 Представитель США при ООН требует «немедленно положить конец незаконной оккупации азербайджанской территории». 07.06.2010 России удается созвать международную конференцию для обсуждения Карабахского вопроса.

Поскольку конфронтация с США становится «эвентуальной реальностью», России приходится уступить и передать Азербайджану Нагорный Карабах в обмен на гарантии неприкосновенности граждан и территориальные компенсации.

В Армении принятие этого решения происходит очень нелегко. Тем не менее, выхода не предвидится, и 11.06.2010 заключается договор «О мире в Закавказье».

12.06.2010 Нагорный Карабах объявляет о своей независимости».

13.06.2010 Азербайджанские войска вступили в Нагорный Карабах.

13.06.2010 Оформлен армяно-грузинский военный союз.

Ночь на 14.06.2010. Армянские войска вступили в Нагорный Карабах. В тот же день Турция заявила о своем нейтралитете в армяно-азербайджанской войне.

Эта война примет институциональный характер и продлится почти поколение. Практически, именно она станет постиндустриальной катастрофой для Закавказского региона.

В течение 2010 – 2020 годов в условиях войны и блокады происходит постепенная деградация промышленности Армении (равным образом, Азербайджана и Грузии) и переход к сценарию «Горы и море».

Одна из самых неблагоприятных версий развития событий.

Версия 5. «Яблоко раздора»

Вариант предыдущий версии, однако, носящий не внутренний, а внешний характер. Основывается на дополнительном сценарном предположении, согласно которому в горах Армении геологи обнаруживают промышленные запасы урана.

В этой версии Армения, которая сейчас слишком бедна ресурсами, чтобы обратить на себя чье-либо внимание, обретает статус ценной и дорогой «добычи». Связанность политики страны проблемами геноцида 1915 года и Карабаха означает, что найти повод для вмешательства будет достаточно просто. Армения оказывается полем борьбы великих держав – Китая и Соединенных Штатов Америки, и, одновременно, зоной экономических интересов хищников поменьше – Ирана и Турции.

Естественное в подобной ситуации желание элит быстро перейти на сторону сильнейшего будет очень трудно осуществить, ввиду явного преимущества США с одной стороны, и явного тренда утраты этой страной позиций на евроазиатском континенте – с другой. Следует также учесть, что инфраструктурная недостаточность Армении делает ее весьма неудобным полем деятельности именно для США, в то время как Китай, Иран, Турция будут испытывать не столь серьезные проблемы.

В этой версии сценария армянским элитам придется строить очень точное управление балансами – и обогащаться. Сценарий критичен по параметру «управленческая культура армянского государства». Если управление балансами удается осуществить, Армения не только избежит войны и оккупации, но и выйдет к 2020 – 2025 году на очень высокий жизненный уровень и «постиндустриальные» сценарные ветви. В противном случае речь пойдет о длительной войне, сопряженной с оккупацией, и возвращении на рельсы предыдущего сценария, хотя, конечно, в версии «Яблоко раздора» события будут разворачиваться медленнее и сопровождаться значительно меньшими жертвами. Около 2025 года Армения выйдет на сценарий «Горы и море» в достаточно благоприятной редакции (элиты в значительной мере ассоциированы с мировыми и достаточно богаты, индустриальный район больше, чем в основной версии «традиционного» сценария, ни о каком производстве наркотиков нет и речи и т.п.)

Версия 6. «Независимый Курдистан»

В этой версии Соединенные Штаты все-таки делают крупную геополитическую ошибку, от которой Дж.Буша младшего предостерегают собственные партнеры по НАТО, и прилагают усилия к тому, чтобы после Иракской войны создать на севере Ирака независимое курдское государство. Обоснование этого проекта лежит в русле характерной риторики республиканской партии: политкорректность, право наций на самоопределение.

Курдистан немедленно дестабилизирует обстановку в регионе, во-первых, став центром притяжения для всех остальных курдских общин – Иранской, Турецкой, Азербайджанской, и, во-вторых, превратившись в основной источник терроризма в Пятиморье. Попытка Турции силовыми методами решить у себя «курдскую проблему» приведет к резкому конфликту между Турцией и США и, весьма вероятно, к выходу Турции из НАТО с последующей исламизацией страны – быстрой, хотя и не столь катастрофической, как в сценарии «Исламская Турция».

В некотором смысле сценарий позитивен, поскольку у всего региона появляется общий враг – Курдское государство.

Активизируется террористическая деятельность (в частности, на нефтеперерабатывающий предприятиях Ирана и нефтепроводе Баку – Джейхан). Постепенно США теряют интерес к поддержанию стабильности в регионе ценой жизни американских солдат, и после смены администрации в 2008 году отказываются от прямой военной поддержки Курдского государства.

Турция и Иран немедленно оккупируют Курдистан, причем в ходе такой оккупации происходят столкновения между иранскими и турецкими войсками. Иран вступает в союз с Россией, к этому союзу присоединяется Армения, а после ухода Э.Шеварнадзе, вероятно, и Грузия. В свою очередь Турция вступает в соглашение с Азербйджаном и, в некоторых версиях, с Пакистаном.

В течение следующего десятилетия регион балансирует на грани большой войны, которая, однако, не происходит, поскольку излишняя пассионарность может быть «сброшена» в оккупированный, но остающимся независимым Курдистан, и, кроме того, ни одной из сторон не выгодно начинать войну.

К 2020 – 2025 годам Россия, разобравшись с рядом собственных проблем, переходит к активным дипломатическим действиям в регионе, в результате чего эпоха проходит под знаком «разрядки». Поскольку в условиях непрерывной подготовки к войне все страны Пятиморья сохранили высокий индустриальный потенциал, разрядка приведет к возрождению регионального рынка. В результате сценарий около 2025 года сливается в версией «Переднеазиатское транспортное кольцо», весьма благоприятной для Армении.

Тем не менее, подобный ход событий содержит в себе столько рисков и чреват столь значительными жертвами, что его можно рассматривать лишь как относительно позитивный.

Версия 7. Мир без Израиля

Довольно экзотическая «внешняя» неоиндустриальная версия, в рамках которой американо-иракская война расширяется и, впоследствии, захватывает в свою орбиту не только Иран и Сирию, но и Саудовскую Аравию.

Цена на нефть резко падает, США сохраняют свой статус как в масштабе мира, так и в масштабе региона, причем их зависимость от импорта нефти падает. Прогнозируемый в подобной ситуации кризис ОПЕК приводит к дальнейшему удешевлению нефти, что делает ряд российских месторождений (а, равным образом, пресловутую во многих сценарных версиях магистраль Баку-Джейхан) нерентабельными. Ослабление нефтяной зависимости приводит к тому, что США и ЕС теряют необходимость в безусловной поддержке Израиля, признаки чего наблюдаются с 2001 года. В совокупности с внутренним кризисом, как экономическим, так и социально-психологическим, это приводит к модификации Израильского государства в Израильско-Палестинское и последующей «ликвидации режима апартеида» по схеме «перестройки в ЮАР». Начинается новый Великий Исход.

В рамках этого сценария возможно взаимодействие между армянской и «новой еврейской» диаспорами, что, несомненно, позитивно для Армении. Более серьезен, однако, негативный тренд резкого усиления влияния ислама в зоне «пятиморья». На практике Армения оказывается последним форпостом европейской цивилизации в регионе и попадает в положение Израиля: на нее оказывают давление все государства-соседи, используя в качестве «зацепки» проблему НКР. Практически, около 2010 года сценарий во всех своих практических выводах сольется с версией «Католическая Армения» (хотя, как раз объединения церквей не произойдет).

Версия 8. «Жандарм Закавказья»

Проектная внутренняя версия, наиболее благоприятная для Армении в этой группе сценариев и создающая возможность перехода около 2020 к благоприятным сценарным ветвям типа «Переднеазиатское транспортное кольцо».

В этой версии Армения развивает и усиливает армию, создает штабной колледж для подготовки офицеров стран закавказского региона и через выпускников этого колледжа проводит свое влияние в регионе.

Сценарий базируется на том обстоятельстве, что кавказские и закавказские народы нуждаются в стабильности и порядке (причем, понимают это), но не в состоянии взять этот порядок извне, «у чужих». С точки зрения кавказского менталитета даже Россия «чужая», в значительно большей степени это касается США. Между тем, Армения «своя» и имеет в регионе огромный авторитет после победы в Карабахской войне. Необходимо иметь в виду, что чеченские «полевые командиры» вынуждены были покинуть район Карабаха, отказавшись от борьбы с армянами.

В этом сценарии на Кавказе и в Закавказье поддерживается мир, США медленно вытесняются из региона, а Армения приобретает неофициальный статус «уполномоченного России на Кавказе», что подразумевает все формы военной и экономической помощи.

Сценарий, как уже отмечалось, проектный, причем на разработку проекта в его экономической и политической частях потребуется не менее трех лет (2003 – 2006 гг.), что означает высокий риск отстать от реальных процессов и «свалиться» в один из негативных сценариев типа «Исламской Турции».

В остальном эта версия бедна событиями, что для народов Армении и прочих стран региона несомненное благо.

7. Неоиндустриальная Армения в открытом (индустриальном или когнитивном) мире. Описание сценариев

В этой группе сценариев процессы глобализации продолжают развиваться, что приводит к модели мира, основанной на геоэкономичеких балансах и глобальных рынках, а не на геополитической «безопасности» и регулируемых рынках с тенденцией к автаркии.

Мир и Закавказский регион избегают большой войны, транспортное и информационное сопротивление мира падает, что благоприятно для Армении, поскольку способствует «продаже уникальности» (как бренда) и самоопределению страны в мировой системе разделения труда.

Понятно, что данная сценарная группа позитивна. В ней, однако, выделяется одна резко негативная версия, которая не слишком вероятна, но должна быть озвучена, поскольку носит «внешний» характер и является риском для всей группы сценариев.

Версия 9. «Демократическая трагедия»

В данной ветке ключевыми оказываются следующие президентские выборы (зима 2007 года). Победу вновь одерживает «партия власти» в лице Кочеряна или его преемника, однако, разрыв голосов между победителями и оппозицией не слишком велик (от 5 до 10 процентов).

В этих условиях неизбежно возникает вопрос о законности выборной процедуры, даже если сам кандидат (Саркисян или его преемник), понимая опасность подобных действий для страны, не поднимает проблемы неизбежных в ходе любой предвыборной кампании нарушений закона.

Тем не менее, нужные слова произнесены будут, что даст возможность великим державам и, прежде всего, США вмешаться во внутренние дела Армении «в целях восстановления демократии в стране».

Это с очевидностью вызовет самую негативную реакцию внутри самой Армении, но элита диаспоры, вероятно, окажется расколотой.

Дальнейший ход событий прогнозировать трудно, поскольку события приобретут хаотический характер. Очевидно, во всяком случае, что помощь Армении из-за рубежа резко сократится. Это приведет к обострению целого ряда проблем – от демографической, до карабахской. В условиях сильнейшего внешнего давления со стороны США возможности для маневрирования у политической элиты страны практически не будет. В этой версии Армения – посредством прямой оккупации или же политического и экономического давления – будет «втянута» в процессы глобализации в максимально невыгодной для себя «редакции».

Ни к чему совсем уж катастрофическому сценарий не ведет, но в нем отчетливо возникает в период 2010 – 2020 гг. острый кризис поколений, что нехарактерно для страны и ее культуры и чревато утратой уникальности. После 2020 года ветвь возвращается в основное русло данной группы сценариев – но с армянским общетвом, расслоенным по политическому и возрастному признакам.

Версия 10. «Армянский мир 1»

Основная версия этой группы сценариев, может быть, не самая оптимальная для территории республики Армения, но, несомненно, благоприятная для армянского народа. Версия внутренняя, проектная.

В этой версии задано интересное «слабое геокультурное взаимодействие» между российским проектом «Русский Мир» и армянским проектным пространством. Весьма вероятно, что физически такое взаимодействие будет простроено элитами через методологическое сообщество. Здесь необходимо иметь в виду, что высшие круги армянского общества представляют собой прослойку, во-первых, спаянную, и, во-вторых, достаточно тонкую. Это означает, что инсталляция передовых методологических форм организации мышления, информационного обмена, деятельностной кооперации в этот слой произойдет при сохранении контакта с сообществом очень быстро (в течение единиц лет).

Возможно, стороны институализируют этот контакт через создание Методологического Колледжа. Заметим, что в таком сценарии повторяются некоторые существенные черты версии «Жандарм Закавказья» (создание структуры влияния через обучающую «машинку»), но, во-первых, армянские элиты оказываются на пером этапе объектом, а не субъектом базового процесса, а во-вторых, само обучение касается совершенно других вещей и происходит на более высоком уровне. Тем не менее, организационное сходство сценариев заставляет прийти к выводу, что они связаны, представляя собой взаимные риски.

Так или иначе, в течение 2003 – 2007 годов вырабатывается новая повестка дня для Республики Армении, и эта повестка формулируется как «Единый разделенный народ». Речь идет о решении накопленных взаимных психологических проблем и выстраивании контуров, а затем и механизмов политического, экономического и культурного сотрудничества метрополии и диаспоры.

В течение 2008 – 2015 годов создается единая сетевая экономическая (прежде всего, торговая) структура, включающая метрополию как источник людей и эталон армянской уникальности и диаспору, как проводник этой уникальности в иные элиты. Практически, речь идет о воссоздании структуры взаимоотношений, подобной существовавшей в советское время, когда армяне входили в культурную, научную, военную элиты Империи, с той существенной разницей, что вместо одной Империи предметом освоения оказываются все мировые государства с достаточно развитой армянской диаспорой (Россия, Франция, США и пр.).

В этой версии Метрополия (Республика Армения) обменивает человеческий капитал на ренту развития, выступая в функции торговца определенными гуманитарными эталонами, построенными на армянской уникальности.

Будучи проектным, этот позитивный сценарий содержит мало событий.

8. Когнитивная Армения. Описание сценариев

Эта группа сценариев отличается тем, что в ней Армения (имеется в виду единое полагание метрополии и диаспоры) участвует в одном из мировых когнитивных проектов (скорее всего, российском), что подразумевает переход не только элит, но и народа к более организованному мышлению. (Одной из формул «когнитивного мира» является «дисциплина мысли и слова вместо дисциплины поступка»). С этой точки зрения «когнитивная группа» сценариев «Маленькая Армения в большом мире» сливается со сценариями «Образование в Республике Армении: Пути и приоритеты».

Сказанное, разумеется, не означает, что сценарии этой группы бескризисны и благоприятны в любом случае.

Версия 11. Армения в неопределившемся мире: война континентов

Практически, эта версия носит политический характер, хотя речь идет не столько о политике стран, сколько о политике континентов. Неуклюжие действия американской дипломатии во время иракской войны весны 2003 года вызвали озабоченность не только в России, но и в Европе (прежде всего, в Германии). Эта ситуация привела к инициации проекта евроазиатского союза, ядром которого оказывается российско-германское соглашение. Практически речь идет о противопоставлении «европейских» когнитивных проектов (германского и русского) американскому.

Понятно, что для Армении такая версия носит чисто внешний характер: по всем соображениям (языковым, транспортно-инфраструктурным, культурным, историческим) она втягивается в орбиту российского проекта и создающегося евроазиатского военно-политического союза.

Для России и Германии важнейшей задачей станет привлечение на свою сторону Японии и японского когнитивного проекта «Компьютер пятого поколения». Весьма важную роль будет играть и простраивание системы отношений с исламским миром (прежде всего, по линии транспортного коридора «Север» – «Юг»). В этих условиях Германия и Россия будут заинтересованы в поддержании стабильности в Закавказье и в регулировке баланса между христианской Арменией и исламским Азербайджаном. Чтобы как-то обезопасить себя от собственных союзников, Армении придется пойти на сближение с Ираном.

Во всех остальных отношениях сценарий сливается с веткой «Армянский Мир 1», с той существенной разницей, что метрополия экспортирует не индустриальную, а когнитивную элиту (правда, преимущественно, в Россию и Францию).

Версия для Армении внешняя, для России и Германии – проектная, причем проекты носят конкурентный характер. Мало вероятно, однако, чтобы Армения могла воспользоваться этой конкурентностью в своих интересах.

Версия 12. Армения в открытом индустриальном мире: «Плиты и мосты» (Переднеазиатское транспортное кольцо)

В этой версии Армения, присоединившись к русскому когнитивному проекту, реализует преимущества, которые когнитивные политические технологии в мире, сохранившем индустриальные стандарты отношений.

В этой версии Армения, по сути, создает «под себя» региональный рынок Пятиморья, выстраивая для этой цели локальную штабную экономику. В целях обеспечения устойчивости этого рынка инсталлируется единая идентичность Пятиморья, разделенного этно-конфессиональными, культурными, историческими противоречиями, и создается транспортное кольцо, как средство фиксации этой идентичности.

Сценарий внутренний, поскольку зависит от Армении и только от нее. Сценарий проектный, причем включает себя целую группу проектов («Штабной колледж», «Методологическая школа элит», «Сверхобразование», собственно «Переднеазиатское кольцо» и ряд других). Сценарий комплементарен с российским проектом «Южный транспортный коридор», в настоящее время осуществляющимся.

Надо заметить, что сценарий также и институционален, поскольку предполагает целой группы институтов. Речь идет как о штабных структурах с встроенной «рамкой развития», характерных для всех когнитивных проектов вообще, так и о специфических образованиях. Одним из таких образований, необходимых для выстраивания «штабной экономики в специфических условиях неустойчивого Пятиморья является воссоздание некогда легендарной армянской агентурной внешней разведки – в качестве экономической информационной структуры, основы штабной экономики (проект «Информационное бюро»).

Стартовой точкой проекта является инсталляция инспирированной армянскими диаспральными элитами формулы: инфраструктура принадлежит региону, а не стране. В рамках этой логики происходит – под патронажем великих держав – оформление переднеазиатского инфраструктурного союза, включающего Армению, Иран, Ирак, Турцию[5]. Такая структура создается к 2010 году, в ходе ее инсталляция Турция вступает в ЕС и формально признает свою ответственность за геноцид[6].

В течение последующего десятилетия происходит, собственно, строительство кольца и оформление регионального рынка. С осуществлением этой задачи повестка дня сегодняшней Армении – поиск своего места в открытом геоэкономическом мире может считаться выполненной, для прогнозирования следующей группы задач нет сегодня необходимой информации.

Версия 13. Армения в когнитивном мире: «Армянский Мир 2»

Сценарий приведен лишь для полноты. Представляет собой вариант сценария «Армянский Мир 1» для случая наличия внешних когнитивных структур в Европе. В период 2003 – 2020 год крайне мало вероятен, хотя должен рассматриваться в качестве долговременного тренда целой группы сценариев («Плиты и мосты», «Война континентов», «Армянский мир»).


9. Гипотеза о Базовом сценарии


Понятно, что в отсутствие внятных требований со стороны Заказчика принять один из сценариев за базовый не представляется возможным. Представляется, однако, что сценарий «Армянский мир 1» носит наиболее интеграционный характер. При быстром геополитичеком замыкании мира он может быть преобразован в единственный более или менее позитивный закрытый неоиндустриальный проект («Жандарм Закавказья»). При благоприятном когнитивном развитии позволяет реализовать проекты сценария «Плиты и мосты».

В этой связи можно предположить, что именно геоэкономически открытый неоиндустриальный сценарий «Армянский мир 1» необходимо прорабатывать как базовый, тщательно вырисовывая не только его «критические точки» и сценарные риски, но и проектную составляющую, имея в виду перспективный переход на сценарную ветку «Плиты и мосты».

Необходимо иметь в виду особое значение сценария «Горы и море», который возникает как результат негативного, а иногда и положительного развития целого ряда сценариев. По всей видимости, именно эта сценарная ветка обладает наибольшей вероятностью реализации, и должна рассматриваться как «тень» любой армянской проектности, риск любого сценирования за Армению.

[1] В рамках процедуры сценирования естественно связать тренд на ослабление России с неблагоприятным для современной администрации исходом сначала Думских 2003 года, а затем Президентских, 2004 год выборов. Само собой разумеется, что этот неуспех служит в большей степени индикатором, нежели причиной нарастания негативных явлений в экономике. На роль действительной причины претендует, скорее, неудачное развитие реформы естественных монополий. В наиболее опасной версии синхронизированы кризис жилищно-коммунального хозяйства, спровоцированный реформой энергетики, и кризис дешевой рабочей силы, вызванный претворением в жизнь крайне неудачного пакета законов, описывающих статус иностранных граждан в России.

[2] В данной версии в мире наблюдается некоторый избыток военной техники вследствие сокращения количества американских военных баз в Европе и Азии.

[3] Конечно, «ассоциированный член» – простое обозначение для статуса, название которого будет придумано через 10 лет. По смыслу речь идет о статусе «друга и союзника Римского народа».

[4] Округ Тбилиси. В этом сценарии Грузия- скорее «географическое понятие», нежели реальное государство с реальной политикой.

[5] «…коммуникационные сети должны решать две задачи, на первый взгляд, взаимоисключающие. Во-первых, для государства, империи, геоэкономической общности транспортные «коридоры» суть механизмы, обеспечивающие экономическое и культурное единство некой территории и сохранение ее господствующих идентичностей. Во-вторых, для суперконтинента, насчитывающего несколько цивилизаций/культур/этносов, коммуникации представляют собой обобщенную систему обмена (сырьем, технологиями, смыслами…). Заметим в скобках, что «коридоры» представляют собой также «вектора движения» этно-культурных плит, обуславливающие политическую историю.

Двум задачам соответствуют две различные формы коммуникационных сетей.

Для сохранения организующих структур, «размываемых» «транспортной теоремой»: регион сохраняет единство до тех пор, пока связывающая его инфраструктура развивается быстрее, нежели области региона, – наиболее адекватными являются замкнутые кольцевые структуры, прорезанные сравнительно короткими радиальными ветвями («колесо и спицы»). «Идеальная» геоэкономическая карта Евразии насчитывает пять транспортных колец, и представляется достойным удивления (и сожаления) то обстоятельство, что лишь одно из них сейчас как-то функционирует». (Из статьи С.Переслегина и С.Боровикова «Плиты и мосты»).

[6] Это имеет не только позитивное содержание. Так, уменьшается связность между Республикой Армения и «старой диаспорой», в перспективе начинается расслоение диаспоры, что повышает информационное сопротивление каналов, по которым происходит инсталляция армянских смыслов в мировые элиты.

Сценарии для индустрии образования в Армении

Во всех развитых странах, относящихся к европейской культуре, школа представляет собой второй по консервативности социальный институт после господствующей церкви. Само по себе, это подразумевает величайшую устойчивость образовательных структур и, следовательно, их сценарную независимость


1. Особенности задачи


Если необходимость (и возможность) применения сценарного подхода к исследованию политической и экономической динамики Армении вызывает обоснованные сомнения[1], то с задачей сценирования развития индустрии образования дело обстоит значительно хуже.

Опыт показывает, что во всех развитых странах, относящихся к европейской культуре, школа представляет собой второй по консервативности социальный институт после господствующей церкви[2]. Само по себе, это подразумевает величайшую устойчивость образовательных структур и, следовательно, их сценарную независимость. Можно сколь угодно глубоко варьировать те или иные привходящие обстоятельства, менять самую структуру социальной системы, увеличивать или сокращать расходы на образование, модифицировать учебные программы или переформатировать учительский корпус, – все это практически не отразится на конечных результатах. Во всяком случае, к такому выводу приводит опыт США, Великобритании и Франции, и, наконец, история образования на постсоветском пространстве.

Далее, школа очень инерционна, что следует из длительности ее «рабочего цикла», превышающего десятилетие. Поскольку для того, чтобы обнаружить существенные изменения, необходимо, по крайней мере, два цикла, мы приходим к выводу, что расхождение сценариев в предложенных условиями задачи временных «рамках» (2003 – 2025 гг.) будет минимальным.

О реформе образования (хоть в Армении, хоть в России, хоть в США) не говорит только самый ленивый, но пространство образовательных проектов, в сущности, пусто. Тем самым, нет предпосылок для перехода на рефлективный уровень сценирования.

Наконец, отсутствуют как внятная цель сценирования, так и его субъекты. Идет ли речь об общем постиндустриальном кризисе образования и путях его преодоления? О косметических изменениях программ? О каких-то новых подходах к самому понятию школы? Рассматривается ли образование в масштабах Республики Армения, или же речь идет также об экспорте образования? Наконец, кто должен принять решения по этим (и целому ряду других вопросов), сформировав позицию «Заказчика»?

Укажем для полноты, что по образовательным сценариям невозможно провести ролевую игру, так как базовый процесс (обучение) не эмулируется Посредником. На сегодняшний день мы представляем себе основные закономерности, действующие в сфере экономики и политики, успешно моделируем войны и другие типы конфликтов. Однако, понимание законов, действующих в сфере производства и воспроизводства информации, ускользает от нас. Текущий постиндустриальный кризис образования заставляет усомниться в справедливости тех построений, которыми возрастная психология и практическая педагогика пользовалась последние десятилетия, новые же схемы не апробированы даже теоретически.

Таким образом, речь может идти только о создании некоего симулякра сценирования. Однако эта работа представляет определенный интерес в связи с анализом поля проблем, стоящих перед Республикой Армения, и генерируемого этим полем пространства выбора и может быть использована как основание для принятия решений в сфере стратегического развития национальной / постнациональной системы образования Республики Армения.

2. Постановка задачи. Выделение уровня исследования

Будем понимать под Национальной Системой Образования Республики Армении (НСО РА) следующую систему образовательных институтов, развернутых в географическом и семантическом пространстве страны Армении \ армянского народа:

Государственное дошкольное образование;

Государственная начальная школа;

Государственная средняя школа;

Государственная высшая школа;

Государственная внешкольная система образования («кружки», «детские центры» и т.п.);

Негосударственное школьное образование (при наличии механизма государственной сертификации);

Альтернативная высшая школа, в том числе, частная, в том числе – обучение в заграничных высших учебных заведениях (при наличии механизма государственной сертификации);

Система переподготовки кадров и повышения квалификации (при наличии механизма государственной сертификации);

Система научных центров (в том числе, заграничных) для осуществления пост-высшего образования;

Государственная система заграничных стажировок для старших школьников, студентов и выпускников ВУЗов;

Система стажировок в предпринимательских и административных структурах – крупных потребителях «продукции» НСО.

Надсистемой для НСО РА является двойное полагание метрополии и армянской диаспоры: пространство исследования ограничено с одной стороны «рамкой» армянского языка, а с другой – форматом армянской государственности.

Задачами исследования являются выявление альтернативных систем приоритетов армянского народа в сфере воспроизводства информации, и, как следствие, построение матрицы сценариев, показывающей варианты развития ситуации для системы образования Республики Армения в сложившихся геоэкономических, геополитических и геокультурных координатах.


3. Особенности пространства исследования


Выделяются следующие факторы, влияющие на аксиологию и методологию НСО РА:

Наличие у армянского народа непрерывного исторического опыта, превышающего 4.000 лет, причем, по большей части этот опыт негативен;

Уникальное положение Республики Армении в цивилизационном пространстве[3];

«Инверсное» демографическое распределение населения Метрополии и диаспоры (порядка 1:3);

Сложные отношения между Республикой Арменией и армянскими диаспорами во внешнем геоэкономическом пространстве;

Блокада Метрополии, усугубляющаяся острой «инфраструктурной недостаточностью» территории Республики Армения[4];

Наличие проблемных зон во взаимоотношениях Армении с государствами, составляющими ее ближайшее окружение;

Сложный характер геопланетарного взаимодействия между Республикой Армения и Нагорно-карабахской республикой;

Интенсификация этно-генетических процессов в Нагорном Карабахе;

Высокий культурный уровень Метрополии при низком уровне экономического развития (то есть, высокое качество жизни при низком уровне жизни);

Высокий (во всяком случае, по отношению к ближайшему окружению) уровень образования в Республике Армения;

Историческое тяготение системы образования Республики Армения на единые стандарты советского культурного и экономического пространства.

Как следствие, диагностируются следующие разрывы, вызовы, структурообразующие противоречия, ассоциированные с пространством сценирования:

Во-первых, это разрыв между формой существования армянского народа (двойное полагание метрополии и диаспоры) и скалярным характером армянской идентичности. В известном смысле, можно говорить о противоречии между уникальностью и идентичностью, то есть между геокультурными и геополитическими координатами сценирования.

Во-вторых, разрыв между геополитической реальностью, подразумевающей транспортную и инфраструктурную блокаду Республики Армения, и геоэкономическим трендом регионализации мира, что, в данном случае, предполагает тесную кооперацию экономических механизмов закавказских стран. Другими словами, геополитическая компонента системы «Армения» не согласуется с геоэкономической[5].

В третьих, перманентная угроза Закавказской войны в той или иной версии[6].

В четвертых, вызов со стороны мировой глобализированной экономики, что проявляется в дефицитности торгового баланса Метрополии и, следовательно, в асимметрии ее геоэкономического баланса и восстановлении этого баланса за счет облигатной эмиграции.

В пятых, вызов со стороны исламского мира, прежде всего, со стороны Турции, к которой у Армении есть существенные исторические претензии. Эта ситуация неизбежно усугубиться, когда (и если) Турция вступит в ЕС.

В шестых, противоречие между тремя «векторами развития», взаимодействующими в Закавказье. Речь идет о проамериканской логике развития, которой подчинена Азербайджан и Грузия (символом этой оси является нефтепровод Баку – Джейхан), логике вызова «исламской модернизации», представленной Ираном, и традиционно «особыми интересами» России и православия в Закавказье.

Наконец, в седьмых: особую роль играет «фазовый вызов», обращенный к Армении, как части Евро-атлантической христианской цивилизации со стороны Реального Будущего (смотри Приложение 3).


4. Сценарные предположения


«Рамки» исследования положены в Приложении 3. Ввиду специфичности образовательных сценариев, учтем также следующие факторы:

В Армении совершается переход от имперской советской к национальной и постнациональной системе воспроизводства информации (НСО). Тем самым, в настоящий момент внятного представления о приоритетах образования нет вообще. Речь идет, пожалуй, об инстинктивном желании сохранить хоть какое-то образование при прогрессирующем сокращении соответствующего раздела муниципальных бюджетов.

Отсутствие целевой «рамки» лишает определенности все построения, касающиеся образовательных проектов и моделей. При обсуждении перспектив НСО РА часть разработчиков предлагаемой системы сценариев указывала, что эта система «должна быть одновременно и открытой, и сохранять при этом установку на национальную идентичность». Интуитивно с этим хочется согласиться, но совершенно не очевидно, что именно в данном контексте значит слово «открытый»? Открытый в физическом смысле «по входу»: Республика Армения принимает в свою систему образования нерезидентов? Открытый в физическом смысле «по выходу»: система образования Республики Армении предполагает интеграцию своих выпускников во внеармянские экономические структуры? (Вариант: в экономические структуры диаспор[7]?). Открытой в информационном смысле: эта система строится как модуль некоего геопланетарного образования? Но, похоже, такого модуля не существует. Есть, по крайней мере, четыре вполне конкурентных проекта, построенных на разных принципах, причем ни один их этих проектов сегодня в рабочем режиме не функционирует.

Учтем также, что в Республике Армения сложился необычный баланс кадров, занятых в среднем образовании, и количества учащихся (один учитель на десять учеников).

Наконец, важным для сценирования аспектом общего кризиса индустриализма служит кризис образования, который, в частности, проявляется в снижении возраста потери познавательной активности детьми школьного возраста.


5. Аксиология сценирования


В основу сценирования положена следующая система ценностей:

выживание армянского народа, как этно-культурного субъекта (сохранение армянской уникальности);

выживание Армянской Метрополии как геополитической структуры (сохранение армянской идентичности);

сохранение Армянской государственности;

сохранение христианского характера армянской культуры;

развитие основополагающих структур субъекта сценирования (то есть, единства Метрополия/Диаспора);

капитализация армянской уникальности, то есть превращение человеческого потенциала Метрополии и Диаспоры в человеческий и социальный капитал;

повышение конкурентоспособности Республики Армения на международной арене.


6. Субъекты сценирования

Уже указывалось, что в поставленной Заказчиком задаче, равно как и в большинстве задач, связанных с образованием и культурой, однозначно указать субъекты сценирования весьма сложно. С одной стороны, это можно рассматривать как проявление общемирового позднеиндустриального тренда отсутствия субъектности, с другой – как следствие особого характера образовательных систем и их исторической обусловленности.

В большинстве современных национальных государств министерство образования и все, ассоциированные с ним структуры, не выступают как субъекты образовательного процесса. Разумно предположить, что это верно и для Армении.

С другой стороны, образование всегда рассматривается как часть государственной политики, поэтому ведущие политические структуры государства, обычно, выступают как субъекты системы образования. В этой связи мы можем априори считать, что в сценариях «Индустрия образования» и «Маленькая Армения в большом мире» действуют одни и те же субъекты стратегирования.

Другой вопрос, что эти субъекты не отвечают и не могут отвечать за проектирование образовательных систем, поэтому, хотя окончательное решение о том или ином пути развития НСО РА будет принято в деятельносто-коммуникативном слое, образованном армянскими, региональными и мировыми политико-экономическими «игроками», пространство выбора определяется совсем другими людьми и структурами. Поскольку проектное пространство, как уже отмечалось, пусто, баланс проектности создан не будет, и любая предложенная образовательная модель может реализоваться, как сценарий.

Тем самым, на роль реальных субъектов сценирования выдвигаются «лидеры мнений» армянского и мирового экспертного сообщества. Речь идет об армянских научных школах, международных образовательных организациях, имеющих собственные обучающие структуры на территории Армении, об академических центрах. Значительное, возможно, определяющее воздействие на процедуру выбора окажет российская реформа образования и ее результаты. Необходимо также учесть в качестве субъектов сценирования Римский клуб и ассоциированные с ним экологические движения, российское методологическое сообщество (практика центров развивающего обучения Эльконина и Давыдова, затем опыт работы методологических школ кадрового резерва и, прежде всего, работа Центра Корпоративного Предпринимательства г. Владивостока), исследовательская группа «Конструирование Будущего».


7. Матрица сценирования


Рассмотрим основные «растяжки», которые можно наблюдать уже сейчас, и которые могут оказаться критическими при выборе той или иной модели образования:

Растяжка: традиционное, индустриальное (неоиндустриальное), когнитивное образование.

Важнейший выбор, подразумевающий целеполагание образования, то есть выбор страной определенного антропотипа, как наиболее отвечающего вызовам времени.

Речь идет о целеполагании самой армянской Метрополии, а, в определенной мере, также и диаспоры. Как указывалось в работе «Маленькая Армения в большом мире», возможен выбор между традиционным, индустриальным и постиндустриальным (когнитивным) характером развития Республики Армения. Этим версиям развития соответствуют различные версии образования, причем, ключевой точкой принятия решения будут, вероятно, президентские выборы в Армении зимой 2007 года.

В рамках геоэкономической «лепестковой» модели А.Неклессы возникают следующие гипотезы/проблемы:

Традиционный выбор: в сильных внешних полях со стороны США (через Грузию и Азербайджан) и шиитского Ислама (через Иран) Армения «замыкается в себе». Поскольку это невозможно по соображениям геоэкономического баланса, страна обретает черта «Крайнего Юга», то есть, содержанием ее экономики становится производство и продажа наркотиков.

В пользу этой гипотезы говорит высокая плодородность почвы в Армении, сложный горный характер местности, способствующий развитию «запрещенных» форм экономики, наличие надежных каналов сбыта (через маргинальную часть диаспоры), наконец, высокая устойчивость к наркотикам местного населения. Этот сценарий, соответствующий одной из наивероятнейших политико-экономических моделей («Горы и море»), следует рассматривать как зону риска в развитии армянской государственности и армянской модели образования.

Индустриальный выбор: Армения противопоставляет оси «Грузия – Азербайджан» свою собственную ось «Армения – Иран», структурируя вокруг себя геоэкономическое пространство региона. В этой модели ей придется развивать у себя «штабную экономику», что приведет к однозначному выбору в пользу «экспортной» модели образования. В политико-экономических моделях «Армянский мир 1» и «Плиты и мосты» показано, что в этом случае Армении потребуется создать такой необычный институт, как «Методологический колледж», а возможно, и специальную разведывательную службу, косвенно связанную с образованием – «Информационное бюро».

К этим моделям примыкает (с точки зрения образовательных приоритетов) версия, в которой Армения пользуется существующим постсоветским потенциалом, создает у себя региональную индустрию и организует у себя производство техники «двойного назначения» – сценарий «Жандарм Закавказья».

Когнитивный выбор: Армения (возможно, вместе с Россией) перестраивает свое образование по постиндустриальной схеме. В этом случае неизбежно появление в стране новой организованности – «образовательной корпорации». Сценирование корпоративного подхода к образованию приводит к выявлению группы проблем, связанных с новой институциализацией. Как обычно, важнейшей из таких проблем оказалось отсутствие субъектов (кто должен создавать и утверждать программы?).

По мнению авторов, фазовая сценарная растяжка является структурообразующей. Кратко рассмотрим остальные сценарные альтернативы.

Растяжка: Метрополия – Диаспора.

Здесь речь идет о выборе между «экспортной» и «внутренней» моделями образования. Можно предположить, что образовательная политика по этому вопросу будет вытекать из общего рисунка внутренней борьбы в Метрополии и допускать известные компромиссы. Скорее всего, будет реализована смешанная схема: образование, «внутреннее» по форме и «экспортное» по существу.

Таким образом данная растяжка будет вносить некоторое разнообразие в сценарные версии, но отдельной группы сценариев она не образует.

Растяжка: «мир – война» описывает зависимость образовательных программ от развития Карабахского и некоторых других региональных конфликтов (сценарии «Война в Закавказье», «Исламская Турция», «Католическая Армения», «Мир без Израиля» и т.п). Как ни парадоксально, влияние соответствующей «развилки» на систему образования носит практически исключительно финансовый характер и не является значительным.

Напротив, растяжка: личность, семья, локалитет, государство, народ, общечеловеческие ценности (растяжка по социальному уровню) носит принципиальный характер. В текущей Реальности Республики Армения возможны лишь три принципиальных схемы: образование, ориентированное на воспитание личности (индивидуалистическая модель), образование, ориентированное на создание коллективов (социалистическая модель), образование, осуществляющее взаимодействие с локалитетами (постсоветсткая модель). Интересно, что это единственная «развилка», которая управляется не политическими, но культурными трендами и не связана, во всяком случае, прямо, с политико-экономическими выборами.


8. Критические точки сценирования


2003 г. Президентские выборы в Республике Армения и осмысление их результатов.

Осень 2003 г. – старт сценариев.

2003 г. Создание эскизного сценария реформы образования в Республике Армения.

2004 г. Проведение серии игр по моделям образования.

2004 г., ноябрь. Президентские выборы в США.

2006 г, зима. Критическая дата для завершения строительства нефтепровода Баку – Джейхан.

2006 г. Проектирование образовательных институтов республики Армения.

2007 г. Президентские выборы в Республике Армения.

2007 г. Начало образовательного эксперимента в Республике Армения.

2008 г., ноябрь. Президентские выборы в США, результат которых будет зависеть от версии развития американской экономики.

2008 г. Создание государственного сертификационного центра*[8].

2009 г. Создание национальной образовательной корпорации*.

2010 г. В версиях нового расцвета экономики США на Грузию (в меньшей степени на Азербайджан) льется «золотой дождь». Фиксируется Грузинское «экономическое чудо»*.

2011 г. Президентские выборы в Республике Армения. Возможно принятие Ираном «Закона об исламской модернизации» и «Закона об образовании».

2012 г. Принятие Государственного Закона Республики Армения «О национальной системе образования»*.

2012 г., ноябрь Выборы в США.

2013 г. Создание и инсталляция единых стандартов образования метрополии и диаспоры*.

2013 Принятие единого стандарта образования для Армении и Ирана*.

2013 г. Принятие единого стандарта образования для Армении и России*.

2016 г., ноябрь. Выборы в США.

2017 г. Уход США из Закавказского региона.

2018 г. Точка фиксации сценариев.


9. Листинг сценариев


Теоретически заявленные выше растяжки генерируют 9 основных сценариев, каждый из которых может реализовываться в 4 основных версиях. На практике некоторые из этих сценариев невозможны (имеют близкую к нулю вероятность реализации), некоторые – неразличимы в рамках принятой точности сценирования. Представляют интерес следующие варианты развития НСО РА:

Традиционное образование.

Сценарий 1.1. «Мы – армяне» – внутреннее традиционное коллективистское образование. Такая НСО возникает в варианте «Парад идентичностей» образовательной модели «Великая Грузия», а также в традиционном политическом сценарии «Горы и море».

Сценарий 1.2. «Я – торговец» – экспортное традиционное индивидуалистское образование, возникающее в варианте «Свободный Иран» образовательной модели «Великая Грузия».

Неоиндустриальное образование.

Сценарий 2.1. «Защитники отечества» – внутреннее индустриальное коллективистское образование. Этот сценарий «остановленных реформ» не создается ни в одной специфической образовательной модели, но является естественным образовательным трендом целого ряда «катастрофических версий» («Исламская Турция», «Война в Закавказье», «Католическая Армения» и т.д).

Сценарий 2.2. «Гражданин мира» – экспортное индустриальное образование, ориентированное на личность или локалитет. Основной образовательный тренд политического сценария «Великая Грузия».

Когнитивное образование.

Сценарий 3.1. «Человек будущего» – экспортное (геокультурное) когнитивное локалитетное образование. Естественный образовательный тренд для когнитивной Армении в любом из сценариев.

10. Сценарий «Великая Грузия»: растяжка Армения – Грузия – Иран

По большей части «образовательные сценарии» являются отражением тех или иных политико-экономических версий. Это вытекает как из марксистских построений о связи общественного бытия и общественного сознания[9], так и из того простого обстоятельства, что каждая политическая развилка требует своего вполне определенного типа мышления, а каждый экономический выбор – специфического типа деятельности.

Однако прямой функциональной зависимости между политико-экономическим и образовательным сценариями нет. Общество может выбрать образовательную модель, относящуюся к более поздней фазе развития, нежели экономическая. Для этого необходимо лишь сильное индуктивное взаимодействие со «следующей фазой», что в случае Армении выполняется для индустриальной фазы всегда, а для когнитивной фазы – почти всегда.

Кроме того, существуют политико-экономические сценарии, которые сами по себе не представляют интереса (неразличимы в рамках событийных приближений с рассмотренными в разделе «Маленькая Армения в большом мире» версиями), но обладают способностью естественно порождать образовательные схемы.

Примером такого «генератора образовательных сценариев» является модель «Великая Грузия».

США могут превратить Грузию в своеобразную «витрину» западного образа жизни (но могут и не превратить – именно здесь лежит развилка, являющаяся структурообразующим предположением данной группы сценариев). Если импринт западных ценностей на грузинскую почву произойдет, то система образования Грузии будет, во-первых, перестроена по американскому образцу и, во-вторых, получит не позднее 2006 года значительное финансирование.

Это финансирование будет направлено, в частности, на создание системы стажировок в США старших школьников и студентов. Для Соединенных Штатов это будет хорошим каналом «перекачки мозгов», для Грузии – формой выплаты геоэкономической «ренты отсталости», а для молодежи – возможностью легко «заработать» «грин карту» или даже американское гражданство.

Индуктивно, для молодежи остальных стран региона – Армении, Ирана, Азербайджана, даже Турции – Грузия и грузинское образование станет «воротами на Запад», и можно предсказать значительный рост образовательной иммиграции в Грузию. Отток перспективных кадров из стран Закавказья увеличится. Для Армении это означает не только повышение «ренты отсталости», но и серьезный кризис высшего образования.

Во всех версиях возникновение «вестернизованной образовательной витрины» приводит к серьезному воздействию на Иран («ключевая развилка»). Иран может реагировать на этот вызов либо наращиванием сотрудничества с Россией через Армению, либо же предъявлением Западу собственной идентичности и собственной системы образования (все возможности для этого у страны есть). В последнем случае НСО РА попадет в перекрестие вызовов со стороны двух некомплементарных образовательных систем и будет вынуждена либо замкнуться в себе, в свою очередь, продолжив «парад идентичностей», либо присоединиться к одной из систем, причем геополитический вектор будет указывать на иранскую, а геокультурный – на американскую (вторая развилка группы сценариев).

Вне зависимости от позиции Ирана вестернизация Грузии приведет к оживлению традиционных связей между Россией и Арменией, вследствие чего может усилиться исторически заданное воздействие российского образования на армянское. Этот сценарий будет реализован, только если армянские дети (речь идет о возрасте 10 – 12 лет) сохраняют двуязычный стандарт, причем вторым языком остается русский (третья развилка группы сценариев). Исследования, проведенные на территории Армения в ходе подготовки данного доклада, подтверждают сохранение двуязычного стандарта в РА[10].

Таким образом, сценарий «Великая Грузия» содержит три выбора и ряд версий.

Ключевой пункт сценария: 2003 – 2006 год – прогрессирующая вестернизация Грузии.

Первый выбор: Иран в ответ на возникновение в Грузии очередной «витрины западного мира», на сей раз образовательной, принимает «Закон об исламском образовании» () либо же заключает договор о культурном сотрудничестве между Россией, Ираном и Арменией (-).

Второй выбор (двойной): Армения реагирует на вызов со стороны исламской идентичности Ирана либо предъявлением собственной идентичности (), либо присоединением к одному из двух альтернативных образовательных проектов – иранскому (-) или грузинскому (-).

Третий выбор: армянские школьники знают () \ не знают русский язык (-).

Варианты и – («Парад идентичностей) приводит к четкой демонстрации идентичности Армении и выстраиванию внутренней традиционной коллективистской модели «Мы – Армяне».

Варианты – и – - («Свободный Иран»): НСО Армении кооперируется с Ираном. Экспортное, свободное, традиционалистское образование в модели «Я – торговец».

Варианты – и -- («Великая Грузия»): НСО Армении кооперируется с Грузией и США (неоиндустриальное экспортное образование «Гражданин мира»). В этой ситуации неизбежен антропоток выпускников армянских школ в грузинские ВУЗы и далее в США. РА.

Варианты – и – («Разделенное Закавказье»): НСО Армении кооперируется с Россией. Возможна любая образовательная модель, соответствующая текущей российской, но наиболее вероятна неоиндустриально-экспортная.


11. Описание сценариев


Традиционный коллективистский внутренний сценарий «Мы – армяне» возникает в целом ряде моделей, прежде всего – в высоко вероятной модели «Горы и море».

Хотя сценарий носит доиндустриальный (традиционный) характер, для его инсталляции не требуется перестраивать сложившуюся в современной Армении постсоветскую образовательную систему. В сущности, версия «Мы – армяне» описывает естественную деградацию такой системы.

Как показали проведенные в Армении исследования «остаточных знаний» (смотри Приложение 4), современные армянские школьники выпускного десятого класса практически не знают математики и химии, не понимают электромагнетизма. Знания в области истории и географии носят фрагментарный характер. Картина мира, соответствующая тем остаточным знаниям, которые продемонстрировали выпускники, носит отчетливо средневековый характер, и могла бы возникнуть в чисто традиционном образовании.

Понятные попытки государства как-то приостановить деградацию образования и предложить детям хоть сколько-нибудь внятную картину мира приведут к усилению влияния Церкви в школе. По мере неизбежного сокращения финансирования, это влияние будет только возрастать.

Интересно, что версия «Мы – армяне» возникает, как тренд при больших временах (2020 – 2030 годы) в очень многих сценариях. Практически, к ней ведут все попытки модернизировать советскую образовательную систему, не разобравшись в законах ее функционирования. Опыт России показывает, что гуманизация образовния с насыщением младших классов дополнительными смыслами приводит к развалу начальной школы, потери связности между ней и старшей школой и прогресирующему распаду образования.

Итак, сценарий «Мы- армяне» является наивероятнейшей версией развития событий. Он неизбежен в целом ряде политико-экономических моделей, возникает в варианте «Парад идентичностей» модели «Великая Грузия» и, кроме того, служит аттрактором всех непродуманных образовательных реформ (без различия тематизации реформы и механизмов ее проведения в жизнь).

Сценарий «Я – торговец» является «экспортной версией» предыдущего и отличается от него существенно лучшим знанием школьниками иностранных языков (русского, английского, персидского) и наличием в школе жесткой «пирамиды отбора». При такой системе большинство школьников практически не получают никакого образования, меньшинство же – усваивают определенную систему знаний и деятельностей на уровне импринта. Особенностью этого сценария является его «хамелеонный» характер: в глазах многих учителей, и даже в представлении либеральной интеллигенции именно он в наибольшей степени соответствует парадигме капиталистического развития. При некотором желании и наличии ресурсов лучшие выпускники такой школы будут соответствовать требованиям постиндустриального мира. Однако, ввиду принципиальной сверхконкурентности экспортного индивидуального образования, у них будет наблюдаться гипертрофия второго, эмоционально-территориального, и третьего, семантического, контуров Лири-Уилсона, в то время как четвертый и пятый контур окажутся практически неинсталлированными. Такая «карта контуров» соответствует неофеодальной страте традиционной фазы развития.

Необходимо подчеркнуть, что образовательный сценарий «Я – торговец» опасен уже тем, что разрушает армянскую уникальность, ставя под сомнение исторически сложившуюся систему ценностей.

Данный сценарий естественным образом возникает в модели «Свободный Иран». Кроме того, к нему приводят все радикальные образовательные реформы, не носящие продуманно когнитивного характера.

Сценарий «Защитники отечества» является еще одним естественным аттрактором. Он возникает во всех сценариях, содержащих военную, политическую и экономическую катастрофы или угрозу такой катастрофы. Практически, речь идет о гомеостатическом сопротивлении крайне неблагоприятным тенденциям развития за счет поддержания очень высокого по региональным меркам уровня образования. В сущности, воссоздается классическое советское образование – с четкой возрастной градацией на начальную, среднюю, старшую и высшую школу, причем упор делается на начальное образование – 1-й – 4-й классы, где инсталлируется коллективизм, любовь к Родине-матери, доверие к жизни и первоначальные навыки. Средняя школа служит для воспитания дисциплины и самодисциплины (инсталляция 2-го контура Лири-Уилсона). Старшая школа и ВУЗ готовят квалифицированных, но узких специалистов.

В таком сценарии с неизбежностью создаются продвинутые специализированные школы при крупных научных центрах.

Сценарий «Защитники отечества» может быть создан не только как ответ армянской нации на критическую ситуацию, но и в случае резкого усиления в правящих кругах Армении сил консервативной ориентации.

Достоинством данного сценария является поддержание очень высокого среднего уровня образования, что дает возможность со временем модифицировать «советско-армянское образование» в когнитивное. Недостатком – значительную ресурсоемкость (вообще свойственную советским проектам), и принципиальную неконкурентность[11]. Кроме того, внутренняя индустриальная коллективная система образования предполагает борьбу с эмиграцией, которая воспринимается, как «утечка мозгов», что не соответствует современным международным нормам и разрушает связи между метрополией и диаспорой.

«Благополучной» версией предыдущего сценария (или же результатом успешной попытки исправить наиболее вопиющие его недостатки) является «экспортный вариант» – сценарий «Гражданин мира». Такой сценарий возникает в моделях «Армянский мир 1», «Великая Грузия», «Разделенное Закавказье», а также во всех маловероятных версиях быстрого индустриального развития Армении и превращения ее в признанный «университет Закавказья». По сути, требует соединения всех преимуществ старой советской и современной японской школы при сугубо американской образовательной архитектуре. Речь идет о «предельном» индустриальном образовании – создании на армянской почве идеальной системы.

По сути, главной экономической задачей Республики Армения является в этой версии поддержание основной экспортной области – производства «человеческого капитала». Это возможно как в схеме присоединения к грузинско-американскому проекту «витрины Запада», так и при условии получения очень больших целевых займов от армянской диаспоры.

Простраивание такой системы возможно, но маловероятно.

Наконец, последняя версия предусматривает коренную реформу содержания образования при медленном изменении или даже сохранении его институциональных форм. Такой сценарий, предусматривающий инсталляцию в Республике Армения экспортного (геокультурного) когнитивного локалитетного образования соблазнительно считать Базовым.


12. Гипотеза о базовом сценарии


Будем считать, что позиция Заказчика в отношении Базового сценария выглядит следующим образом:

Целью сценирования является модификация системы образования Республики Армении в направлении, способствующем максимальной капитализации человеческого и социального потенциала страны, повышению конкурентоспособности Армении и «армянства» на международной аренде, укреплению связей между Метрополией и диаспорой.

Представляется, что наиболее отвечает предъявленному целеполаганию экспортный когнитивный сценарий, предусматривающий ориентацию на локалитеты, работу с компетенциями[12] вместо квалификаций, концепт «образования взрослых», деятельный подход к образованию, применение метода реимпринта умений, схему повторного высшего образования, построенного по модульному принципу.

В этом сценарии акцент делается на форматности, а не на сюжетности образования, коллективной мыследеятельности в рамках образовательного процесса и мультиобразовательности (система субобразований для континуума субкультур).

Данный сценарий предусматривает следующие институциональные инновации:

Национальная образовательная Корпорация;

Государственный сертификационный центр;

Независимая Информационная Служба.

Реализация Базового сценария потребует более десяти лет, причем период 2003 – 2007 годов уйдет на проработку концептуальной основы сценария. За 2007 – 2011 года должны быть созданы базовые образовательные институции. Далее, четырехлетний цикл 2011 – 2015 гг. будет затрачен на создание системы юридической поддержки образования (в том числе, в пространстве международного права).

[1] Смотри Приложение 2.

[2] В середине 1960-х годов писали «после Церкви и армии», но это – вчерашний счастливый день европейски ориентированного образования.

[3] По формальным признакам РА принадлежит к изолированной страте православной ветви евро-атлантической цивилизации. По географическому положению Армения (в большей степени, нежели Грузия) должна рассматриваться как форпост христианской цивилизации в исламском окружении. Необходимо также иметь в виду, что культура Армении понимает категорию развития иначе, нежели европейские культуры.

Мышление армян содержит ряд специфических черт: разорванность, вненаучность, склонность к схватыванию сути и контекста, но не логических связок. В отличие от русского и европейского, армянское мышление очень аксиологично. Оно также весьма контекстно: определяющее значение играет не смысловое содержание сказанного, а субъективные факторы: кто сказал, в какой ситуации, почему он это сказал, как к нему относится слушатель почему? Иными словами, в этом мышлении можно проследить черты «восточной», индийской или китайской парадигматики. (По результатам анализа методологической игры в г. Цахкадзоре 28.10 – 02.11 2002 года, а также по данным рефлексивного исследования мышления в группе «Армения» на «Семейной» игре методологического сообщества 2003 года).

[4] Это, в значительной степени, делает беспредметным перечисление ресурсных ограничений. Необходимо упомянуть только острый «голод» Метрополии в отношении энергоносителей.

[5] Иными словами, для Армении рамка гео* содержит внутренние противоречия, что, на наш взгляд, указывает на структурную неустойчивость государства.

[6] Смотри сценарии «Маленькая Армения в большом мире».

[7] Во всяком случае, диаспоральные настроения учащихся школ и ВУЗов, стремящихся использовать национальную систему образования как трамплин для последующей эмиграции, необходимо учитывать при проектировании НСО.

[8] Здесь и далее* обозначает сценарно зависимую точку ветвления (иными словами, критическую точку, которая возникает не во всех сценариях).

[9] В квантовой модели истории, на которой основан метод сценирования, это, конечно, не всегда так. Однако, в данной задаче индукция экономических императивов на образовательные действительно происходит – вследствие инерционности НСО и сравнительно короткого промежутка сценирования.

[10] Имеет место небольшая «яма»: студенты 1-3 курсов ВУЗов, школьники 10-го выпускного класса плохо знают русский язык. Однако, уже для 8-го – 9-го классов ситуация выправляется. По-видимому, речь идет о кратковременном отклонении от общего тренда, вызванного сложными условиями развития именно этой генерации молодежи (возраст 16-19 лет).

[11] Советская система образования не предполагает рынка. Ее выпускники либо сверхконкуренты, либо вообще не способны конкурировать со своими сверстниками из других стран. Иногда оба эти качества уживаются в одном человеке.

[12] Определим компетентность как единство способности к действию, правомочности к совершению этого действия и нахождения в «каноническом пространстве» этого действия.


This file was created
with BookDesigner program
bookdesigner@the-ebook.org
13.10.2008

Оглавление

  • Глава 2. Кризис 2008 года (Армения)
  • Глава 4. Кризис 2008: весь мир
  • Глава 5. Оффшорная зона
  • Глава 6. «Восточный базар»
  • Глава 8. Постиндустриальная Армения
  • 1. «Энергетическая линия»
  • 3. «Кавказская линия»
  • 5. «Иранская линия»
  • 7. «Страховая линия»
  • 1. «Линия валютной фрагментации»
  • 1. Субъекты сценирования
  • 2. Матрица сценирования
  • 3. Критические точки сценирования
  • 9. Гипотеза о Базовом сценарии
  • 1. Особенности задачи
  • 3. Особенности пространства исследования
  • 4. Сценарные предположения
  • 5. Аксиология сценирования
  • 7. Матрица сценирования
  • 8. Критические точки сценирования
  • 9. Листинг сценариев
  • 11. Описание сценариев
  • 12. Гипотеза о базовом сценарии


    Загрузка...