Деревня Медный ковш (fb2)

- Деревня Медный ковш 577 Кб, 310с. (скачать fb2) - Наталья Владимировна Патрацкая

Настройки текста:



Наталья Владимировна Патрацкая
Деревня Медный ковш

Глава 0


Смысл всего происходящего в отсутствие смысла. Погода хорошая, солнце пробилось сквозь облака личной жизни. Прошлая неделя состояла из дождливых отношений. Хотя, как сказать, кленовые листья наливаются красками, на одном дереве до трех ярких цветов: зеленый, желтый, вишневый. Березы желтеют через лист, один зеленый, второй желтый. Красота в лиственных просторах нарастает. И в личной жизни осень, но не бабья. Ой, да, что там. А там, вот что происходит.

Никола к плетню подошел, говорит:

– Кателира, жить без тебя не могу, на улице – благодать божья, а тебя нет, пришла бы, утешила молодца.

А я ему и отвечаю:

– Милый, любимый мой, так уж и соскучился? Да почто? Не сомневайся, приду, как только солнце к дубу подойдет, подле него и ждать буду.

Да, сподобилась, значит, и у меня ныне бабья осень. Николу то я больно люблю. А он меня? Да неужели он не любит? Я к сундуку бросилась, отварила его и затихла перед нарядами. Зипун новый достала, платок вытащила новехонький. Что Никола у меня не видел? Тятенька давно на базар не ездил. Я вытащила из сундука ленту, переплела косу, затянула ее на конце крепко лентой, бантик завязала. Покрутилась, ситцевая юбка колоколом закрутилась подле ног. Я опять к сундуку, юбку новую смотреть, словно я не знаю содержимое сундука. Я юбку себе сама сшила, выкроила из ситца, да и сшила руками. Бабушка меня стежку крепкому обучила. Юбку я лентой по подолу обшила. А тут и отец зашел в горницу, посмотрел на мои девичьи хлопоты и раскатисто рассмеялся.

– Дочь, куда ж это ты засобиралась? Неужели под венец с Николой идти надумала? А мать не спросила.

– Отец, мы с Николой встречаемся. Люб он мне.

– Да уж верно ли? Пусть сватов засылает, хватит вам желуди с дубов околачивать.

Встретилась я с Николой под дубом. Он в рубашке новой пришел, ремешком золотым подпоясанный, а сам в лаптях. Ремешок ему боярыня подарила, он и носит его постоянно. Очень Никола боярыне приглянулся. Боярыня в столице белокаменной зимой живет, а летом к нам в село наезжает. Только Никола поцеловать меня захотел, как откуда не возьмись боярыня в кибитке подъехала. Выхватила она у кучера хлыст, да по моей юбке и врезала им, ноге больно стало. Я отпрянула от Николы. А боярыня засмеялась и дальше поехала.

Никола испугался за меня, испугался и гнева боярыни. Он стоял в полной растерянности под дубом, с которого медленно падали листья. Мне стало зябко и обидно, обидно за себя и за беспомощность Николы. Я как то сразу поняла, что он зависит от боярыни больше, чем от меня. Его страх перед нею был сильнее его любви ко мне. Никола с того дня от меня отдалился, взгляд при встрече отводил. А я решила в тот момент, что непременно буду сильнее боярыни! Я буду сильнее Николы! Я – Кателира и все тут.

В зеленой еще траве лежали желтые листья, словно золотые иконы. У нас в горнице в переднем углу висит икона, срисованная с иконы Рублева. Печь занимает четвертую часть жилого помещения, в ней можно мыться и греться после того, как испекут хлеб. Пол выстлан широкими досками, немного черноватыми от времени.

Я сидела на крыльце и невольно поджидала Николу, я еще надеялась на его возвращение. Отец вышел из дома и сел рядом со мной. Мы стали рассматривать новый, каменный собор с золотистым куполом. Возле него толпилась воскресная кучка прихожан. Звон колоколов иногда радовал тишину своим вниманием. Платки, сарафаны были одеты на женщинах. Редкая женщина была в кокошнике. На мужчинах высокие лапти, длинные рубахи, подпоясанные веревкой или ремнем. А на Николе уже золотой ремешок, словно золотой гребешок у петуха.

– Отец, Никола боярыне служит, – нарушала я тишину вместо колокола.

– Это верно. Хорошо, что ты это узнала, – сказал отец и тяжело вздохнул.

– А ты чего вздыхаешь? – не удержалась я от вопроса.

– Эх, Кателира, знавал я нашу боярыню, служил ей верой и правдой, да состарился.

– Отец, и не старый ты, твои ровесники мужики седые, а ты молодой еще, русоволосый. А меня сегодня боярыня хлыстом отходила.

– Эх, мать ее! Помалкивай!

– Знамо дело, промолчу, но отмщу! – воскликнула я.

– А вот этого делать не надо. Тебе еще хуже будет, забьют тебя розгами.

– А я замуж пойду за боярина, и не забьют.

– Эх, куда хватила! Очнись, дочь!

– Тогда служанкой в боярский дом пойду.

– Это можно, слуг они завсегда любят, но кто тебя возьмет?

– А я Николу попрошу, он за меня словечко и замолвит.

– Замолвит, так замолвит, – сказал отец, закряхтел и поднялся с крыльца.

Я стала думать, как понравиться боярину, во что одеться. Одежды такой, как у боярыни у меня никогда не было. Я взяла деревянное ведро, поставила его на голову и стала ходить по двору. Мать увидел, закричала:

– Кателира ведро расколешь, протекать станет!

– Матушка, я статной боярыней хочу быть.

– Ты и так не последняя невеста, приданное у тебя есть. Очнись! – Крикнула мать и пошла к корове, которую пригнал пастух.

Я погладила кормилицу, она меня не ругала.

Отец мой конюхом служил у бояр. Боярыню возил, а теперь уж она его с собой не брала. Он все больше навоз из конюшни выносил, да за лошадьми ухаживал. А я к рукоделью была приучена, могла рубаху сшить и расшить ее. Первую рубаху я отцу сшила, да так ее узорами вышила, что боярыня вновь взяла отца на облучок своей повозки. Я тогда расшила рубаху для боярина. Да и поднесла ее боярыне. Она меня плетью хлестнула в знак благодарности, да рассмеялась громко.

– Кателира, ты у меня мужа отнять хочешь?

И как она догадалась, – подумала я и пошла прочь среди летящей листвы.

В нашем городе одни соборы большие, белокаменные. Чуть ниже ряды торговые, каменные. Я в монастырь заходила к настоятельнице, так видела каменные своды и келью монашескую. Оставаться я в монастыре не стала, не по мне святая жизнь.

Несколько домов в городе стоят каменных, красивые дома, прочные. А у нас дом бревенчатый, но просторный, есть большой хозяйский двор под навесом. Еще дед начинал строить, а отец пристройки сделал, и двор камнем вымостил. Бабушка моя еще живая и с нами живет. Она прядет пряжу, покручивая в руках веретено, сидя на широкой лавке. А мама у меня любит половики делать, у нее маленький станок деревянный, вот она на нем полосатые половики и делает. Все в нашей семье ремеслу обучены.

Никола сын кузнеца, отец его подковы для лошадей делает. У них есть своя мельница, они муку мелят. И мы у них зерно мелем на муку. Никола уже с отцом иногда у горна стоит, помогает. Чем мне не жених? Так нет, боярыня на мою голову объявилась! У нее своя земля, свои деревни и мы все принадлежим боярыне. Слухи ходят, будто боярыня колдовать умеет и своего мужа она приворожила зельем любовным. А если она и Николу к себе приворожит? Он справный парень.

Боярыня, рассмотрев рубашку, сшитую мной для ее мужа, заказала мне пять рубашек для себя, для сна и чепчики. Засадила она меня за работу, и стала я ее портнихой, а не служанкой. Узоры заказала сложные, вышивать мне их теперь всю зиму! Вот как дело обернулась, а боярина я так и не увидела. К нам в село он редко приезжал, люди говаривали, что он самому царю служит! Я бы и для царя рубашку справила, так дел много и без царской одежды. Но между дел я себе кокошник справила и расшила бисером. И рубашку под сарафан я тоже себе расшила, я быстро наловчилась вышивать. Отдала я заказ боярыне, а тут и весна пришла. Надела я на себя обновы: сапожки сафьяновые, сарафан расписной по подолу и впереди полосой весь расшитый.

На голову надела кокошник и во двор вышла. Отец как увидел меня, и пошатнулся от неожиданности.

– Кателира, красавица ты наша! Ох, какая ты стала! – удивленно воскликнул отец.

– Знатная из меня боярыня получится?- спросила я у отца, павой пройдя по каменному двору.

– Страшно за тебя, дочка! – замахал отец руками, а потом вдруг спросил. – Хочешь дочь грамоте обучиться у дьячка нашего?

– Хочу! – ответила я с вызовом, – мне нужна грамота.

Сталь дьячок к нам приходить и грамоте меня обучать. Мать ему за учебу сразу половик подарила, а потом молочко в крынке подавала, когда он к нам приходил.

Дьячок маленький был, да шустрый. Знал много, рассказывал интересно о том, что за горами за долами делается.

Я слушала, слушала и поехала в Славные горы.


Глава 1


Кирпичный трех этажный дом с башенками стоял на краю элитной деревни Медный ковш.

Медная крыша дома поблескивала в солнечных лучах рядом с речкой. Дом был украшен вертикальными выступами, покрытыми медными полосами. Первый этаж по периметру был облицован зеленоватым мрамором, расположенным между листами меди. Все дорожки на участке были выложены зеленоватой керамикой. Кателира купила этот дом на свои кровные деньги, заработанные нормальным образом. Девушка понравилась пожилому элегантному мужчине. Он был красив на закате своих дней и божественно хорош. Познакомились они более чем просто. Кателира просто шла по элитной деревне Медный ковш. Пожилой мужчина шел ей навстречу. Он остановился, засмотрелся на девушку и попросил ее просто пройти рядом с ним.

Дальше – больше он пригласил девушку к себе домой. Его звали граф Афанасий Афанасьевич. Он жил в шикарном особняке с оттенком старины. Чопорный особняк обслуживали мужчины: дворецкий, повар, шофер. Две женщины убирали и приводили дом в порядок чаще всего по утрам, когда хозяин спал, о чем ей сразу поведал сам Афанасий Афанасьевич. Кателира осмотрела помпезный дворец, и ей стало не по себе.

Что-то жуткое сквозило среди лепнины и огромных картин. Она невольно поежилась.

Ей захотелось уйти из чужой тайны, не узнав ее. Но хозяин предложил ей сделку, или контракт, это уж кто как назовет. Он предложил ей пожить в его доме без особых обязанностей, с одним условием: она не должна покидать дом больше, чем на пару часов в день на протяжении двух лет, которые оставили ему врачи для жизни.

За службу у него она получит столько денег, что сможет купить себе новый дом такой же площадью, как и его старый дворец. Что касается его дома, то он продаже не подлежал. Кателира, зная, что деньги достаются кропотливым трудом, согласилась на условия Афанасия Афанасьевича.

Дворецкий жил на первом этаже и особняк практически не покидал. Повар и шофер на ночь уходили к себе домой. Покупками для дома занимался шофер, иногда он брал с собой повара, если ехал за продуктами. Кателира быстро поняла, что может покидать дом с шофером. И поездки по делам дома стали дня нее приятным занятием.

Отрицательно сказывалось еще одно условие контракта, у нее не могло быть наличных денег, но она могла выбирать себе необходимые вещи и продукты, а шофер оплачивал ее запросы с электронной карты хозяина. Две недели пролетели, как отпуск. Дальше стало сложнее, Кателире захотелось покинуть дом Афанасия Афанасьевича, но сделать этого она не могла. Она готова была разорвать контракт, но обратной дороги у нее не было на ближайшие два года. Хозяин не требовал ее присутствия рядом с собой в комнате, она могла перемещаться по старому дворцу и небольшому газону вокруг дома в любое время.

Женщины, приходившее по утрам для уборки особняка с Кателирой не разговаривали, белье в стирку они забирали, и приносили назад чистое и выглаженное. Мужчины, обслуживающие хозяина, были до неприличия немногословны. Хозяин с Кателирой много не говорил. Больше двух фраз в день от него нельзя было дождаться. Девушка была готова разговаривать сама с собой. Она всегда легко общалась с людьми и от их исповедей часто уставала, а теперь она была в словесном вакууме. В доме она насчитала пять телевизоров разных времен и ни одного компьютера. Не было и телефонов, что ее неприятно удивило. Но была всемирная библиотека.

Книги располагались в закрытых шкафах, со стеклянными дверями. Удивительно, но книги были без признаков старения бумаги. Кателиру этот факт поразил настолько, что она втянулась в чтение. Все книги были такими, словно их только, что принесли из типографии. Но, посмотрев на годы издания, она удивилась еще больше.

В библиотеке находились книги старше пятьсот лет и более! Вскоре Кателира заметила, что книжные шкафы достаточно герметичны, что дверцы закрываются плотно и без усилий с ее стороны. Через пару дней она почувствовала посторонний запах в книжном хранилище. Этот запах отгонял ее от книг. Книги, словно просили ее, чтобы она их не трогала!

Кателире ничего не оставалось, как смотреть телевизор. Один телевизор был древний с линзой, заполненной водой. Второй телевизор был черно – белым с трехцветным фильтром. Третий телевизор украшала комнатная рогатая антенна.

Четвертый телевизор был с большим экраном, цветной и толстый. Пятый телевизор с плоским экраном стоял в спальне графа Афанасия Афанасьевича. Девушка посмотрела на экраны пяти телевизоров, работающих согласно своему времени изготовления, и застонала от жалости к себе любимой. И ни одного телефона! Это для нее оказалось вообще за пределами понимания.

Информации извне постепенно исчезала из жизни. Поездки с шофером сократились из-за постоянного не понимания ее трат хозяином. Кателире захотелось повыть на луну, которая еще могла светить в окно без разрешения хозяина. Она решила пойти к луне, к природе. Девушка нашла садовые инструменты и рьяно взялась за благоустройство земли, лежащей вокруг старого дворца. Но из этого ничего не получилось, она быстро поняла, что штыковая лопата постоянно натыкается на что-то твердое.

Кателира присела на корточки и раскопала землю практически руками. Под землей везде были – плиты! То есть, вокруг дома росла только трава на небольшом слое почвы!

Кателира от бессилия села на траву и почувствовала взгляд из окна, но даже голову в сторону старца не повернула. Взгляд уткнулся в ограду: колючей проволоки и собак она не заметила, но от этого легче ей не стало. От нечего делать, она стала делать гимнастические упражнения, какие приходили ей в голову.

Несколько дней девушка все силы тратила на различные упражнения без тренажеров и спортивных снарядов. Это как-то ее развеяло.

Кателира умудрилась взять одну газету из почты Афанасия Афанасьевича и прочитала следующие строчки: 'Под воздействием атмосферы медь покрывается прочным, нетоксичным слоем окисла – патиной, собственно патина и придает медной кровле знаменитый "изумрудный" оттенок. Патина защищает медь, даже в современных неблагоприятных экологических условиях, так же, как и в прошлые века.

Особенно удобно использовать подобный материал для медной кровли, так как низкие температуры не оказывают влияния на пластичность меди, поэтому с медью можно работать при любых, даже низких температурах. Примечательно также то, что медь имеет высокую температуру плавления, что в сочетании с фактом отсутствия кислорода в ее составе, позволяет использовать различные технологии соединения при монтаже такой кровли – включая пайку и сварку'. Именно после прочтения этих строк Кателира захотела себе дом, покрытый медной кровлей, чтобы ей легче было переносить западню графа Афанасия Афанасьевича.

Хозяин, понаблюдав за метаньями Кателиры в течение месяца, предложил простой выход: девушка должна была рассказывать ему житейские истории, прямо или косвенно связанные с деревней Медный ковш. Для этого она просто была обязана на пару часов выходить за ворота усадьбы в поисках местных историй.

Кателира пошла по деревне Медный ковш, в надежде встретить кого-нибудь. Она увидела около одного дома широкую скамейку, доски которой были стянуты медными полосами. Скамейка стояла недалеко от скромного деревянного дома, под величественной березой. Ветви березы так красиво шевелились от легкого ветра, что девушка решила сесть на скамейку и оглядеться. Вскоре из дверей, встроенных в ворота рядом со скамейкой появилась рослая молодая женщина, но меньше всего она походила на деревенскую жительницу.

– Добрый день, – поздоровалась женщина с девушкой, сидящей на скамейке.

– Здравствуйте! Меня зовут Кателира, а вы не могли бы мне рассказать хоть что-нибудь связанное с этой деревней Медный ковш! Пожалуйста! Мне очень нужно!

– Меня зовут Люсмила, – ответила миловидная женщина, – я племянница тети Даши, а она хозяйка деревянного дома с резными наличниками и медной скамейки. Кателира, я могу рассказать вам, как я впервые приехала в деревню Медный ковш.

– Пойдет! Расскажите, пожалуйста! – радостно воскликнула Кателира и заерзала на скамейке, пытаясь сесть удобнее.

– Первая история на эту тему у меня всегда одна. Слушайте. Солнце светило сквозь шторы, точно так же, как медный ковш, в который оно попадало своими лучами. Но солнце и медный ковш общими усилиями не делали из меня звезды.

– Сейчас все звезды – это певицы, а они в основном маленького роста и весом 50 кг. Это для того, чтобы сцена под ними не проваливалась, – заметила Кателира.

– Да – быть звездой – это не для меня, это для певчих птичек. И я постоянно повторяю: не быть мне звездой, у меня другая весовая категория. Есть лошади беговые, а есть тяжеловесы: тяжести медленно, но везут. Вот – это ближе ко мне.

А еще ближе ко мне сизифов труд – это совсем близко около меня. Столько медной руды за жизнь переворошила, а, в общем-то, ничего еще и не добыла, хотя как-то я живу. Значит, моя руда называется медная. Так вот, однажды летом я поехала от железнодорожной станции до деревни Медный ковш на настоящей телеге с деревянными колесами. Телегу везла обычная лошадь. На следующее утро я пошла на речку в одних плавках, шла и думала, что деревня – это пляжная территория. Баба Мотя, мать тети Даши, выпрыгнула из-за плетня и закричала:

– Люсмила, ты совсем совесть потеряла! Грудь уже выросла, а ты ее не прикрываешь!

Ты – большая девочка, нельзя так ходить по деревне!

Я остановилась, глаза на бабу Мотю вытаращила, и совсем не могла понять, за что ко мне такая немилость. Мне в этот момент было лет 11, а вес у меня как раз был килограммов 50. Тетя Даша меня еще на весах для овощей взвешивала. Ум у меня девичий, а внешность крупная. Нет, я не была толстой, я была именно крупной девочкой, на мне все рельефы фигурной местности сразу стали видны.

Дошла я в таком виде до речки, а там перо на берегу валяется, гуси купаются. Я опять глаза вытаращила: я никак не могла понять, где в этой речке можно искупаться?! Смотрела я на реку и боялась зайти в воду, а вокруг меня ласточки летали и в берег прятались, в ямки – гнезда. Я забралась на косогор с гнездами ласточек и огородами прошла в дом тети Даши. Тетя Даша в деревне овощеводом работала, жилистая она была да загорелая в области рук до локтя и ног до колен.

А я была вся белая, и еще я брезгливая была до чертиков. Смотрела я на чугунки на печке и нос воротила. А чего нос воротить? Здесь другой еды никогда не было.

Тетя Даша крупно порезала картошку, потом ее на сале обжарила, на стол поставила.

Рядом репчатый лук положила целыми стрелками. А я давилась, есть хотела, но не могла. Сало в сторону откладывала. Да, еще. Тетя Даша дочь свою Текиру от цыгана родила, цыганский табор проходил мимо деревни, дочка и родилась. Конечно, к тому времени, когда Текира подросла, тетка Даша ей законного отца предъявила. Она замуж вышла за военного в отставке Виктора Кузьмича, уж очень он был красивый.

Вот Виктор Кузьмич и стал официальным отцом моей двоюродной сестры Текиры. Ох, и любили же друг друга Текира и Виктор Кузьмич, даром, что не родные, а лучше родни были. Ох, жизнь порой портянка! Муж тети Даши, шибко портянки после армии любил, все в сапогах ходил, для деревни это и хорошо.


Глава 2


Кателира прервала рассказ:

– Я тут новости по телевизору посмотрела о певицах. Главная новость всегда одна: ' певица Л. похудела', вторая новость: "подставили бывшую пару певцов". – Певица Л. не может похудеть, имидж потеряет.

– В деревне 'Медный ковш' бабы за молодых парней одно время выходили замуж.

Счастья – вагон и маленькая тележка, все, как есть пример брали с главной певицы, бабы себе молодых мужиков находили. А как певцы развелись – слезы пошли по деревне. Молодые мужья взбунтовались и с пожилыми, можно сказать супругами развелись. Так и кто кого подставил? Сколько пар счастье свое потеряли и не пересказать, – подпела Люсмила девушке и продолжила говорить. – Виктор Кузьмич тем временем на машину 'копейку' пересел, тележку к ней прицепил, и они с тетей Дашей так хорошо зажили! Виктор Кузьмич овощи те, что тетя Даша выращивала, на рынок на тележке возил. Ой! Хорошо у них все в семье стало. Так нет, после развода великой пары певцов и он с тетей Дашей решил развестись, вспомнил, что он ее моложе. А кто ему портянки стирал?

– Вы правы, – подтвердила Кателира.

Люсмила продолжила говорить:

– Сейчас еще фэнтези объявилось, но что это такое я толком не пойму, знаю, что это вместо сказок насочиняли, так тетка Даша сама сказки мне сказывала, но слово такое не употребляла. Вот оно как бывает! А тетя Даша до сих пор неизвестная, потому что сказки сказывала в устной форме. Она по природе своей местное, деревенское радио, ее все без рупора слышат. В прошлом году бабы на ее скамейке зубы себе на семечках общелкали. Они все как есть знали: что было, что будет, чем сердце успокоится.

Так их никто газетой 'Взгляд' не называл. Ой, а сколько раз они актрису с талией в 45 см. вспоминали, и не упомянуть! Она чай ровесница бабы Моти. Так Мотя давно баба, ее щеки из-за спины всегда видно, и никто ей лицо не менял, щекастая такая.

Тут я ей мамину шляпу подарила из норки, с кроями большими, так из-за шляпы щеки у бабы Моти все равно выглядывали, когда она в ней на телеге ехала. Вылитая боярыня Морозова. А в этом году скамейка без семечек осталась. Приехала я, привезла две стопки книжек: одни красные, другие цветастые. Так тете Даше теперь поговорить не с кем. Бабы читают по очереди женские детективы, и я их читала.

– Совсем забыла, – прервала Люсмилу Кателира, – вчера по телевизору Рэма видела, физика, значит. Он все по горам ходил, семи тысячники покорял, хотел из человека превратиться в снежного барса. Вот как. Что меня в этом удивило? Он все вверх лез, чтобы быть выше земли, а я так скажу, можно выйти в чистое поле, и сразу будешь выше ржи, а рожь она над землей растет.

– Чего только люди не придумают, а тетя Даша только и умеет, что овощи выращивать, – проговорила Люсмила Андреевна.

Кателира посмотрела на часы и заторопилась в особняк, но сказала Люсмиле, что придет на следующий день в это время, и быстро убежала.

Рассказ Люсмилы.

Группа картежников играла в карты, возглавляла группу баба Мотя. Игроки вели себя очень азартно, учитывая их возраст: мне было на тот момент шесть лет, Текире было года три, Толе лет семь. У бабы Моти было задание: сидеть в этот день с детьми. Карты надоели, взяли лото. Баба Мотя называла цифры, и все закрывали их на своих картах копейками, или круглыми металлическими пластинками, очень похожими на копейки.

Дом, в котором играли дети, был маленький, деревянный, а впрочем, этот дом стоит рядом с медной скамейкой. В этом доме жил Толя с матерью и отчимом дядей Мишей.

Да, сын бабы Моти был мальчику отчимом, но любимым, и мальчик спокойно звал его папой. Я с родителями жила в большом кирпичном доме, в нем, наверное, были родители, пока мы с бабой Мотей находились в деревянном доме, в деревне Медный ковш. А не Новый ли год отмечали относительно молодые родители? Очень долго мы играли то в карты, то в лото. Следующий Новый год я встречала в большом кожаном кресле в доме дяди Миши. Приемник крутил две песни. Все вокруг были праздничные.

Я с Толей впервые танцевала нечто похожие на вальс 'На сопках…', под радостные крики взрослого поколения. Долго я с тех пор Толю не видела, возможно, умер его отчим, и связь между нашими семьями ослабла.

Годы пробежали быстро. Толя с мамой жил в кирпичном доме, рядом со школой, в которой я училась. Мало того, моя учительница русского языка была их соседкой.

Учительница была очень красивой, стройной, с волосами, уложенными в виде петушиного гребня. В те времена писали перышками и макали перья ручек в чернильницы, которые хорошо проливали чернила, и я, когда была дежурной, ходила за подносом с чернильницами к учительнице, но и случайных встреч со сводным двоюродным братом Толей не получалось.

Вскоре родители увезли меня в Степную страну, наверное, за то, что из меня в доме Моды пытались сделать демонстратора одежды, а дом Моды, был через улицу от дома Толи. В зимние каникулы я вернулась в родной город. Зашла к своей подружке, а потом к Толе и его маме. Толя вырос, стал красивым парнем и очень походил на одного актера. В это время он учился в старшем классе школы. Мне он очень нравился. Мы просто посидели за столом, и, я уехала в Степной город.

Через несколько лет все родственники, переехавшие вслед за нашей семьей в Степную страну, кто мог, естественно, ездили на похороны Толи в город Славный.

Сказали, что он трагически погиб, а на самом деле, что произошло? Он повесился на галстуке на кровати. Он был женат, у него был маленький сын, жива была еще его мать. Толя работал мастером на заводе и учился на пятом курсе политехнического института города Славного.

Причина такого жуткого поступка, красивого и умного молодого мужчины, объяснялась просто: у него вдруг везде стало плохо, и везде ему что-то не везло…

Абсурд – мое мнение. Что произошло с сероглазым Толей? Он крупно проиграл в карты, его просили отдать огромную сумму денег, жена в это время не работала, ребенок был мал; мать его в очередной раз вышла замуж, и жили они все вместе в двухкомнатной квартире, где большая комната была проходной. Он разрывался между домом, учебой, работой и картами. На работе в брак попала большая партия продукции, это постарались друзья картежники, дома жена требовала денег, в институте не сдал один экзамен, и ему грозили отчислением. Надвигался Новый год, но, перегруженный долгами Толя, не вынес долгов и повесился на галстуке. А иногда мне кажется, что его просто убрали из моей жизни.

В следующем году я и мама поехали в Северную столицу, остановились мы у бабы Тани, двоюродной сестры бабы Моти. В городе еще стояли дома разрушенные войной.

Она жила рядом с Невским проспектом. С достопримечательностями меня знакомил муж бабы Тани – Афанасий Афанасьевич. Он везде сопровождал меня и маму. Тетя Таня с нами не ездила, она готовила еду и драила кастрюли до зеркальной чистоты. Я навсегда запомнила высокого худощавого мужчину, который без устали показывал мне Северную столицу и ее окрестности. Жили они тогда в одной комнате, в квартире с соседями, в очень старом районе на берегу канала.

– Люсмила, простите, но вы упомянули имя Афанасия Афанасьевича. А это не его, ли дворец стоит на возвышенности?

– Не знаю, что вам и ответить. Мы обычно о нем не говорим, а тут к слову пришлось, вот и сказала.

– Вы его боитесь? – настойчиво спросила Кателира.

– Кателира, а можно без вопросов на эту тему?

– А вы лично для меня ответьте, я диктофон выключу.

– Выключите. Дело в том, что после смерти бабы Тани, Афанасий Афанасьевич очень изменился. Он удачно занял всю квартиру в старом центре Северной столицы, потом продал квартиру и купил в деревне Медный ковш старую барскую усадьбу. А теперь вы в ней с ним живете. Ведь так? А вас он послал к нам за историями? Мы это уже проходили. Понимаете, Кателира, Афанасий Афанасьевич все хочет кого-то найти, или что-то услышать, необходимое для его личной биографии


Глава 3


Перед окончанием школы я ездила в Северную столицу, но Афанасий Афанасьевич меня больше не сопровождал в экскурсиях по городу и его окрестностях. Со мной по городу ходил его сын. Мы катались на лодках на всех прудах города и области, где история видна в виде памятников, которые стояли в воде. Надо отметить, что Афанасий Афанасьевич был младше бабы Тани. Его единственный сын Дмитрий Афанасьевич был рожден от второй жены, то есть он был не намного старше, меня…

В школе мою характеристику прочитали всему классу, и поэтому, я ее запомнила, в ней были слова: '…Рекомендуем поступить в технический институт'. Бог мой! Кто бы мне объяснил, что такое институт! Мои родители окончили семь классов школы и училища по специальностям. Они были славные труженики. Сосед по дому Гриша, был старше меня. Он поступал в технический институт и завалил химию. Я слушала его, открыв глаза и уши.

Мне захотелось поступить в технический институт! Раз в школе сказали, что меня рекомендуют в технический институт, значит надо идти в технический институт! А химию я не завалю, я просто пошла на другой факультет. В городе был еще педагогический институт, но он меня совсем не волновал, я не любила других учить, и не любила, когда у меня списывают.

Сдала я в школе выпускные экзамены, пришла к институту, а там оказалось несколько корпусов. Обошла я все здания, нашла, где принимают документы. Села у огромного стола и стала заполнять бумаги. Прочитала в приемной комиссии, что в институте есть четыре факультета. Долго боролась между двумя факультетами.

Тут над моей головой раздался чей – то голос, похожий на голос Бога:

– Девушка, заполняйте бумаги на механико-технологический факультет!

Человек, который это сказал, растворился в пространстве. А я сидела и думала, а это что такое? Заполнила послушно бумаги на механико-технологический факультет.

В приемной комиссии мне сказали, какие сдавать экзамены, и что нужно еще две недели ходить на подготовительные курсы перед сдачей экзаменов. Сдавать надо было: математику, физику, родной язык.

Мой конек – математика. Я взяла сборник задач и пошла за дом, где под кленами стоял стол со скамейками. За этим столом я решала все задачи подряд: и по математике, и по физике, и учила формулы. Гриша, как опытный наставник, сказал, что если какую задачу я пропущу, то та и попадет мне на экзамене. Решала все.

Физику я решала с меньшим удовольствием, а родной язык не воспринимала должным образом.

Подготовительные курсы мне очень понравились, я наслаждалась, слушая лекции по знакомым и незнакомым темам одновременно, они проходили в старом здании, а экзамены сдавали в новом, красивом здании. Сверху на нем было написано: 'Механико-технологический факультет'. Математика на первых курсах была достаточно сложная. А не вспомнить ли то, что было до первого курса? Огромный актовый зал. День приема в студенты.

Впервые сердце сказало, где оно находится. Через некоторое время повезли на машинах в совхоз новоиспеченных студентов. Долго ехали по степи, привезли всех в совхоз Веселая роща. В степи стояли одинаковые домики недавней застройки, на околице виднелась стайка берез. Жители поселка – люди различных национальностей.

Семь девушек на первую ночь поместили в дом одной местной семьи. Внутри чисто. У входа на полу – чайник. Стол круглый без ног, одна столешница. Во второй комнате – полог. Под пологом спали молодые. Девушек положили на пол, на кошму. Ночь запомнилась. Всю ночь кто-то кусал и кусал. Молодые под пологом шевелились и шевелились. На следующее утро девушки попросили сменить им место обитания.

Почесав в затылке, один мужчина освободил для них правление совхоза. Место злачное. Маленький домик, в котором за печкой было спрятано огромное количество бутылок. Поставили студенткам семь кроватей. Все удобства во дворе.

Я выбрала себе высокого блондина, студента, боксера, способного меня защитить, но у него меня отбил другой боксер, взрослее и сильнее. Что я со вторым боксером делала? Побивала рекорды по прогулкам в степи после работы на токе. Да! Все студенты работали на токе. Зерно сгребали. Один раз меня послали работать на кухню. Кухня кормила всех: и студентов, и трактористов. В столовой кормили тех, кто был рядом от нее. Пищу, для тех, кто был в поле, помещали в металлический контейнер, похожий на бидон. Контейнера ставили на машину, и увозили в поле, развозить трактористам.

Мне повезло: в совхозе я видела полное солнечное затмение. С новой подругой Полиной я пошла на ближнюю железнодорожную станцию за конфетами. Идти далеко, пешком, дорога проселочная, машин нет. Возвращались еще засветло, вдруг стало темно-темно.

Подходим к совхозу и видим: все студенты с копчеными стеклышками смотрят на солнце. Повезло всем. Видели ореол солнечной короны. Отработали в совхозе, и домой вернулись, а я потом ходила смотреть первенство города, по боксу. На этом мое боксерское увлечение закончилось. Однажды институтская группа, собралась в частном доме Полины, где жила ее тетка. Полина обладала изящной фигурой, пышной гривой волос, и огромными ногтями, всегда покрашенными. Первый курс, все еще мало знакомы друг с другом. Танцы сближают молодых. Во время учебы в институте, на первом курсе, я еще больше подружилась с Полиной, старостой группы.

На медную скамейку пришла Кателира, она вытащила из сумки диктофон и приготовилась записывать Люсмилу. Ей нравилось, что она упоминала Афанасия Афанасьевича, потому, что хозяин от этого становился добрее. Продолжение рассказа Люсмилы Андреевны.

Я надумала идти в спортивную школу молодежи, прочитав рекламу в газете.

– Как хочешь, – сказала мне мать и загадочно улыбнулась.

Так однажды осенью я пошла в спортивную школу молодежи, где хотела выбрать конькобежную секцию или волейбольную. Администрация школы находилась в почерневшем маленьком деревянном домике. Открыла я старые двери, и увидела очень красивого мужчину, он напомнил мне своим видом Дмитрия Афанасьевича. Я меньше всего ожидала его здесь увидеть! Он оказался тренером по лыжам. От отца Афанасия Афанасьевича он уехал. Вот почему моя мать улыбнулась загадочно! Голубоглазый тренер с русыми волосами, Дмитрий Афанасьевич уговорил меня стать лыжницей. Я уговорила свою подругу Полину, она уговорила свою старую подругу, и костяк лыжной секции образовался. Появились красивые, рослые ребята. Тренировки до пяти раз в неделю связывали всех одной целью. Как я выглядела? Рост: 169, талия-63, коса – до пояса. Тренировки сказочные. На берегу реки, на лодочной станции брали шлюпки и гребли, через реку, далее по протокам. Руки в кровавых мозолях. Силовые тренировки: брали приличные булыжники и кидали через спину назад. Плавали рядом с лодочной станцией. Бегали на скорость на крутой берег реки. На пляже в межсезонье гоняли футбол. Играли в регби на спортивной площадке.

А лыжи? Зимой лыжи. Мороз. Снега нет. Скребли снег, делали лыжню и бегали. Снег выпадал, и тогда все как у всех, лыжня была нормальной. Что интересно, в своих лыжников лыжницы не влюблялись… Я с 15 – 16 лет много времени проводила на реке. Первый день на шлюпке переплыть реку было трудно психологически. На тренировку вышли лыжники, день теплый, гребля. В каждой лодке сидело по два человека, я была в паре с Полиной. Мы гребли по очереди, чем ближе к фарватеру реки, тем сильнее ощущалась огромная масса воды под шлюпкой. От фарватера до другого берега, незаселенного было значительно ближе, и чувства страха от неизвестности стало проходить. Берег порос невысоким кустарником, и везде песок и песок. Хорошо было проплыть еще подальше метров на 500 и увидеть совсем ровный берег, с небольшими залысинами воды. Вода в таких местах, в теплый летний день была горячая, здесь приятно отдыхать, лыжники если и выходили на такой берег, то гонять футбол по пляжу. Народу здесь много в воскресные дни, а летними вечерами, да в будни, людей практически не было. С основного русла реки уходили на лодках в какой-нибудь рукав реки, хорошо поросший травой, и гребли до выхода в саму реку.

Берега в такой протоке почти одной высоты, где-то полметра, поросшие травой и мелким, редким кустарником. Один раз я именно в такой протоке сломала уключину на лодке. Пищу и воду на тренировки мы не брали. Полина не запаниковала от того что, уключина на весле сломалась. Остальные лодки расползлись по протоке и друг друга не ждали, и не догоняли. Нам надо было возвращаться на базу, через большую реку переплывать, а весло одно. Девушки мы молодые, красивые, в купальниках и со сломанной уключиной в лодке. На наше счастье, на моторной лодке проплывал мужчина неопределенного возраста. Одним словом прицепил он лодку к моторной лодке, нос у лодки слегка задрался, вода немного заливалась через борт нашу лодку, но к лодочной станции, таким образом, мы переплыли.

В день военно-морского флота переплывали реку в узкой, но глубокой ее части, для парада речных видов транспорта. Лыжники на этот раз плыли в байдарке – четверке.

В байдарке было четыре человека: я и трое парней, один из них был совсем новенький. Волна в этой части реки всегда приличная, новенький парень забоялся, стал бить веслом по воде совсем не правильно, байдарка раскачалась, волны залили ее, и байдарка, как подводная лодка погрузилась в пучину реки с гребцами-лыжниками.

Вынырнули все из воды, а до берега плыть прилично и в сторону города дальше, чем до острова. Опытные лыжники взяли: один байдарку, двое весла собрали, толкают рядом с собой и плывут. Мне надо было просто самой доплыть до берега. Узкая река в этом месте, да все относительно. Это место не для плавания, глубокое место, с постоянными волнами. Плыла я, а в голове одна мысль: 'Вот так люди и тонут'.

Тонуть мне очень не хотелось, и я доплыла до берега, почти одновременно с ребятами.

Спасательные средства в байдарку не брали, без страховки проходили тренировки.

Плавали лыжники еще по протокам реки на байдарках – восьмерках. Это уже скоростная регата. Состав в байдарках всегда был смешенный. От таких тренировок осталось чувство скорости. Эти байдарки труднее из воды поднимать, да в ангар относить. Ангар находился на острове, не далеко от сопок. На берегу был маленький причал для лодок. От этого причала вставали на водные лыжи. Если честно, были умельцы-лыжники и на водных лыжах, что, касается меня, то я раза три врезалась в воды Реки и больше не пыталась вставать на водные лыжи. Еще одним видом водных средств передвижения пользовались лыжники на тренировках: ялы.

Восемь человек сидели и гребли, каждый одним огромным веслом. Команда состояла из парней и девушек.

Необыкновенно красиво смотрелись загорелые спины, когда мышцы на них шевелились от гребли, а вот один раз – два яла использовали по назначению. Поставили паруса в ялах, взяли рюкзаки с припасами дней на десять и ушли вверх по реке в поход.

Руки сбили в сплошные мозоли. Парус остался лишь на фотографии. Рядом проплывала баржа, прицепились к ней. Остановились на берегу, с которого уже видны были трубы небольшого города, в котором стоит памятник Ермаку. На этом берегу и прожили дней восемь – десять. На том же берегу жил один человек – пожилой мужчина, у него был дом, корова, косы.


Глава 4


Лыжники косили траву, мужчина давал нам за это простоквашу. Без дождей не обошлось, палатки не спасали. Одну ночь спали в доме этого человека на полу.

Купались в реке, но не со стороны фарватера, а в протоке. Протока была коварной, с воронками, вода в них крутилась с приличной скоростью. Когда плавали, главное было в воронки не попасть, а затягивало в них очень сильно. Смотрели друг за другом и помогали выплывать.

Обратный путь проделали просто: прицепили два яла к проходящей барже, и доплыли до города. Зимой я поехала на первенство области по лыжным гонкам в деревню 'Медный ковш'. Температура воздуха -40. Тренировки и соревнования отменили на три дня, лыжники ходили в единственное кофе кушать по талонам. В кафе звучала одна и та же песня: 'Пара гнедых запряженных зарею, вечно усталых…'. Для поддержания спортивной формы, два дня в фойе помещения, где расположились спортсмены, звучала музыка: танцевали все быстрые танцы на протяжении многих часов.

Спортивного зала в деревне не было.

На третий день тренера купили барана. Привязали его к батарее отопления, потом барана зарезали, и в соседнем доме сварили бешбармак на всех лыжников. На четвертый день температура воздуха была -35 градусов. Соревнования решили не откладывать. Мазь растерли на самую холодную погоду. Оделись для гонки, как всегда, легко.

На лыжной дистанции десять километров, первые пять километром ноги съеживались от холода, коченели, потом стали отходить и гореть. Когда я пришла к финишу, там царил переполох: шикарный мужчина – лыжник на дистанции пятнадцать километров отморозил пальцы рук, для него вызвали самолет кукурузник для отправки в город.

На первую сессию я приехала с опозданием, экзамены сдала, но преподаватели приговаривали – 'спортсменка' и снижали оценки на один бал. Как спортсменка я была освобождена от занятий спортом в институте, зачет мне ставили автоматически, но однажды попросили выступить на первенстве потока курса, надо было пробежать три круга по одному километру. Я обошла девушку, занявшую второе место на один круг.

И в дальнейшем в моей жизни были учеба и тренировки. Однокурсники и спортсмены – лыжники. Много лет в группе лыжников бессменно были: я, Полина, из парней самые постоянные на тренировках – Славка и Юрка, остальные парни менялись, кто дольше тренировался, кто меньше. Я в лыжников не влюблялась надолго, все увлечения носили мимолетный характер, и менялись от сезона к сезону.

Кроме меня и Полины, была у нас еще постоянной лыжницей Лида. Она из-за своих медицинских навыков могла делать уколы и вне учебы и вне работы, вот она и ходила к Славке домой, и делала уколы его матери. Лида – невысокая девушка, с хорошей точеной фигуркой от многочисленных тренировок, одна из сильнейших лыжниц в городе. Славка – высокий, стройный и накаченный на силовых тренировках лыжников, один из ведущих лыжников города.

Лодки у лыжников летом под руками были так же часто, как зимой – лыжи.

В не тренировочный день Славка плыл в лодке со своей молодой женой Лидой и с ее братом. Имя Лида в это время было самое знаменитое из-за фильма 'Наваждение'. 'Хорошая девочка Лида', – самая знаменитая стихотворная строчка. Слово за слово и Славка в лодке убивает брата жены из ружья. Лида лыжница, в расстроенных чувствах пошла в дом Славки, делать уколы его матери. Долго все лыжники были в шоке. Убили в лодке из ружья шикарного парня, во всех отношениях.

Надо заметить, что все Лиды жили на берегу реки, в квартале друг от друга.

Причина расстрела – полнейшая загадка, а жена Славки – не лыжница, и лыжники правду могли узнать только через Лиду – лыжницу, делавшую его маме уколы.

Семейная тайна, покрытая мраком.

Вопрос возникал один: почему Славка убил брата жены? Оказалось, что молодые мужчины сидели на веслах и попросту гребли, руки у них были заняты. Один мужчина в другого мужчину из длинного охотничьего ружья просто бы не попал, так как они сидели плечо в плечо. На корме сидела Лида и держала ружье, чтобы волной его случайно не замочить, и замочила – брата.

Вертела она это ружье туда, сюда, лодку качнуло на повороте, волны в том месте реки всегда крупные она и нажала случайно на курок, ружье было заряжено, они ехали на острова уток стрелять, и убила Лида своего брата. Славка, чтобы ее выгородить, сказал, что это сделал он… Лодка плыла недалеко от берега, на берегу играли мальчишки. Мальчики и сказали, что стреляла в лодке – женщина.

Славку отпустили, но на тренировки он больше не приходил.

Кателира сидела на медной скамейке и с напряжением ждала Люсмилу, ей самой хотелось знать продолжение рассказа, если появился в нем сын хозяина. Она поняла, что слушать намного легче для ее жизни, чем самой попадать в житейские истории.

Люсмила поздоровалась с Кателирой. И, словно выполняя приказ Афанасия Афанасьевича, стала исповедоваться, так о ее рассказе подумала Кателира.

Я скатилась с крутого, глинистого берега и оказалась у перевернутой шлюпки.

Дмитрий Афанасьевич ходил рядом с лодкой и смолил ее бока, тренер готовил лодку к новому сезону. Рядом лежали еще пять перевернутых лодок. В маленьком деревянном домике у одной стены стояли лыжи в распорках, а основное место занимали лодки. Теперь лодки вытащили для профилактики смолить, а лыжи встали в распорки до следующей зимы. Весна меняла виды спорта, одним дуновением теплого ветра. Пришел Толик с лохматыми русыми бровями, от нечего делать предложил мне изучить основные приемы драки, типа подсечки. Они немного подрались на глазах у тренера, смолившего лодки, и не доверяющего никому это важное дело. Полина, спустившись с плавного косогора, перехватила интерес Толика.

Я подошла к Дмитрию Афанасьевичу.

Посмотрел на меня тренер и сказал:

– Люсмила, куда волосы дела? Ты одна была с косами, а обстриженных девушек, и без тебя полно!

Я покачала головой с двумя хвостиками и промолчала. Группа лыжников постепенно собиралась на тренировку. Тренировка была силовая, все забрались на лежащую железную конструкцию, предназначенную для передачи электричества на левый берег реки, зацепили ноги, взяли в руки по булыжнику и стали качать пресс. От таких тренировок пресс остался у девушек на всю оставшуюся жизнь. Почему именно булыжники применяли лыжники, а не гантели и штанги? Дмитрий считал, что природный камень обладает дополнительной силой в тренировочном процессе сборной города. Дмитрий заставил всех приседать на одной ноге, потом на другой, потом отжаться от Земли. Он считал, что Земля дает энергию рукам. Ноги вверху от пистолетиков стали могучие, налились мышцами.

Фигура у Полины всегда была отменная, она всегда была красивая, что уж говорить…

Как-то второго мая, ходили мы всей группой лыжников на открытие футбольного сезона на стадион. Меня так прижали к железным воротам, перед открытием стадиона, что больше я на футбол не ходила. А сами лыжники играли в футбол на стадионе без забора, рядом со старой, деревянной церковью, на утрамбованной, земельной площадке. Надо сказать, что тренировались там, где было можно и нельзя, где находил место Дмитрий Афанасьевич. Место для игры в футбол среди старых деревьев, где рядом стояла старая церковь из почерневшего дерева, было очень красивое. А еще красивее были молодые и юные футболисты и футболистки.

В команде появилась моя кузина Текира. Невысокая девушка, обладала хорошей скоростью, изворотливостью, ловкостью. Футбольный мяч ее лучше слушался, чем меня высокую. Трудно ли играть в футбол, с точки зрения женщины? Трудно, хоть и играла я в него в те незабвенные года, когда играть в футбол мне было под силу, а не просто украшать собою футбольное поле. Никогда я не позволяла себе говорить плохо о футболистах, как бы они не играли, кто бы, не выигрывал. Славный, трудный мужской вид спорта.

В ту же весну лыжники играли в регби, на стадионе, метрах в пятистах от церкви.

И в регби Текира играла хорошо. В команде лидером всегда была Полина, красивая девушка, ей пришла явная соперница. Текира быстро влилась в коллектив, но Полина осталась непревзойденным лидером. Я ее обошла не более двух раз на соревнованиях за счет серебрянки. Лыжной мази. Скольжение было отменное. Победили ноги. Как злилась Полина! Да, мазь – великое таинство победы. Дмитрий Афанасьевич водил паяльной лампой над поверхностью лыжи, а я снимала старую мазь тряпкой с поверхности лыжи. Паяльную лампу тренер из рук не выпускал, сам грел лыжи, мазь сползала.

А иногда грели лыжи над сухим спиртом, а иногда над электрической плиткой, тогда они были не закрытыми, а со спиралью. Так же наносили смолу на новые деревянные лыжи. Лучшие лыжи всегда были у Полины, и лучшая мазь была у нее, и одевалась она лучше всех, и была красивее всех, а я была выше их ростом. Тренировки на скорость проходили рядом с лодочной станцией, на высоком берегу, на асфальте, где люди почему-то не ходили. Надо было в кедах бегать по асфальту на скорость, много раз подряд. У меня со скоростью дела никогда не были лучше других, у меня все по принципу: тише едешь, дальше будешь. Но девушка я была старательная, бегала усердно. Заболела на ногах у нее надкостница от усердия, да так, что и ходить не могла. Пошла я к спортивному врачу. У меня проверили легкие, литра на три оказались.

А по поводу ног, врач сказала:

– Полежи в ванне, в теплой воде.

Я ответила:

– Ванны дома нет.

Врач удивленно посмотрела на меня, в общем-то, красивую девушку, и повела плечами:

– Больше ничем не могу помочь, не бегайте много.

Утром, вместо пробежек я стала подтягиваться рядом с домом. Старый штакетник огораживал маленький участок земли под окнами дома, где жила я с родителями. Там, где в штакетнике была калитка, на больших пеньках я и подтягивалась на руках. Я делала прямой угол ногами и подтягивалась на руках. Еще у меня была одна хитрость. От дяди остался в доме суровый солдатский ремень. Я носила дома халат, затянув на себе солдатский, широкий ремень, с пряжкой. Талия у меня была замечательная.

Чтобы понять красоту горного пейзажа, надо пожить в степном городе, где жила я.

В красивых горах проходили соревнования лыжников. 'Здесь вам не равнина, здесь климат иной…'. Как же там красиво! Сосны. Горы. Озеро. С великим удовольствием, лыжники, покоряли холмистую местность, соревнования в красивых горах – это чудо!

– У Люсмилы нос блестит после бани, – сказал всем тренер Дмитрий в автобусе.

В баню ходили все, неизбалованные дома ваннами. В гостинице, деревянной, одноэтажной, душа не было. Зато было одно удобство, с первого этажа лыжи подавали на улицу, и на них парни наносили лыжную мазь перед гонкой. В автобусе все лыжники пели песни Высоцкого. Мы пели с вдохновением во все свои молодые глотки! Больше так нигде и никогда не пели. Я и Полина хорошо спелись, наши голоса красиво звучали в хоре голосов лыжников. Запах смолы… У меня появился лыжный приятель. Друг одной поездки, с ним я зашла в магазин, купила чулки с очень красивым рисунком, колготок тогда не было, потом мы пошли в кино. Фильм был с коротким названием типа 'Да и нет'. В памяти остались ажурные чулки, а имя лыжника не сохранилось, как и название фильма.


Глава 5


На сопках, где катались лыжники, в деревянном домике находился крошечный буфет, работал он по большим праздникам. Обычно лыжники обходились без горячих напитков и булочек. Но в конце лыжного сезона буфет работал всегда, соревнования проходили крупные, народ на сопки шел толпами. После гонки девушки взяли горячий кофе, в бумажных стаканчиках, вышли на улицу из деревянного здания. У ребят нашелся фотоаппарат, и мгновение после кофе остановилось.

У всех на фото белые, связанные наушники, сверху лыжные шапочки. Шапочки для всех покупал Дмитрий Афанасьевич, когда ездил в командировку, а точнее к отцу в гости. Костюмы, лыжи тоже он выдавал, даже лыжные ботинки. Куртки свои, варежки свои, щеки красные от мороза свои, но фото не цветное, не было тогда цветных фотографий. Застыли на фотографии: я, Полина, Текира, Толик и Дмитрий Афанасьевич.

В жизнь стали входить институтские общежития, нет, я в них не жила, но в одном из них жила Кателира и училась в институте. Длинные коридоры, очень длинные удивляли и настораживали. Такое же общежитие было в Ленске, там я была на соревнованиях. Студенческие гонки. Училась я в институте, и выступала за свой институт и город. Жили на соревнованиях в общежитии, пока местные студенты были на каникулах. Места необыкновенно красивые, живописные. Горы, снег и мороз.

Очень было холодно. Лыжные гонки не отменяли из-за мороза в тридцать градусов, все соревнования прошли как надо. А горы высокие, слезы из глаз вылетали при спусках и поворотах, темные очки в то время лыжники не носили. Все общежития были одинаковые, города разные. В соседнем городе я и Полина были только в аэропорту, когда летели на студенческие соревнования. Ой, как страшно иногда зимой ехать! Погода. Дорога. Лучше не рисковать. Долетели еще до одного города, дальше ехали на автобусе до места, где проводились соревнования.

Все на перекладных, так и домой возвращались, но на поезде, с пересадкой. Поезд домой приехал ночью. С лыжами от вокзала до своей улицы, я шла пешком. Страшно?

Даже не холодно. Ночь. Мороз. Лыжи в чехле. Спортивная сумка. Пальто с рыжей лисой. Молодость многое легко переносит. Еще от одной поездки остались фотографии. На них рядом со скульптурами стояли: я и Полина. Я в пальто, в чулках, в замшевых сапогах, обтягивающих плотно икры ног. Нас снимал на фото Толик. Он тоже есть на одной фотографии, учился Толик в одном институте со мной, но был старше на пару курсов. Снег на лыжне тогда лежал крупнозернистый, очень хорошо скользил в марте.

Солнце светит почти в окно. Окно отражается в больших очках. Я покрутила в руке яхонт лазоревый и продолжила писать. Я, когда брала его в руки, всегда испытывала желание писать или вспоминать, или придумывать новые истории или конструкции. Сапфир синего цвета был осколком моего вдохновения.

Сидела я как-то на крутом берегу, смотрела за реку, туда, где степь бескрайняя, где пойма реки, а потом, то ли от солнечных лучей, то ли еще от чего перед ее глазами стал возникать Нижний город.

Мне захотелось крикнуть:

– Нельзя строить город на том берегу! Там пойма реки!

Но меня никто не услышал, а город продолжал строиться. Круглые дома с вогнутыми крышами, возникали один за другим.

– Кто там дома, как грибы выращивает? – спросила я вслух в следующий свой приход на берег реки.

– Это ребята со строительного факультета резвятся, – отозвался Толик.

– Толик, это не сон?

– Люсмила, люди работают в круглосуточном режиме, да и я сам им помогаю, я строительный факультет заканчиваю, а это наш коллективный дипломный проект.

– Интересно, но дипломы – они бумажные! А это настоящие дома!

– Люсмила, нам помогают известные архитекторы из Северной столицы, с ними разработан совместный проект. Они много домов в городе спроектировали. И я предложил им круглые дома, кстати, после одного разговора с тобой. Ты сказала как-то, что страшно по крышам ходить. Я и придумал вогнутые, круглые крыши, если скатишься – так внутрь крыши. В центре дома сток воды, естественно с фильтром.

Фильтр делают выпускники твоего факультета.

– А я, почему не знала?

– А ты кого-нибудь кроме себя видишь? Ты всегда сама в себе. И сейчас к тебе я с опаской подошел – вдруг прогонишь?!

– Слушай, Толик, затопит весной ваш город!

– Не затопит. Мы подключили факультет гидростроителей, они разрабатывают проект дамбы – набережной. Ты сама любишь ту сторону реки, что я не знаю!

– Ты прав, там с берега не надо съезжать по глине, и на скорость подъемы работать, и вода там теплее, и берег мельче. Деньги, где взяли?

– Ты не поверишь!?

– Говори!

– Помнишь, ездили на соревнования в том году в горы? На лыжах ты, Люсмила, не лучше всех ходишь, но в тебя влюбился один зритель. Кстати, ты хоть знаешь, что гонки были рядом с правительственным санаторием?

– Кто-то, что-то упоминал.

– Зрители у нас были что надо! Тебя на пленку сняли, мужик ко мне один подходил, спрашивал о тебе, сказал, чтобы тебе подыгрывали в твоих мечтах.

– Припоминаю, что ты и другие из меня идеи тянули, а дома кольцами построили?

– Да, как ты говорила, и почему ты на строительный факультет не пошла?

– Лучше скажи, как с одного берега на другой попасть? На пароме?

– У нас все схвачено. Новый мост – спроектирован. Скоро начнут его ставить в этом месте, где мы с тобой сейчас сидим.

– Мне и сесть нельзя, как сразу мост на моем месте поставят! За что так? Толик, а смысл какой в строительстве города на том берегу?

– Там ветры меньше дуют.

– Принимаю все за шутку, но город на самом деле растет на глазах!

На берег из крутого автомобиля вышли респектабельные мужчины. Я вскочила со своего наблюдательного места, встал и Толик. Уйти нам не дали – мужчины из автомобиля остановили.

– Привет, Толик! – сказал плотный мужчина с седой шевелюрой, – познакомь меня с девушкой.

– Шеф, девушку зовут Люсмила.

– Отлично, я даже дар речи потерял от неожиданности! Город получит название Люсмила, в честь этой девушки! Поздравляю! – сказал величественно мужчина и протянул мне руку.

– Вы этикет нарушаете! – неожиданно сказала Люсмила.

– Вот те раз! Мою руку отказываются обнять такой милой ладошкой!

– Я нужна здесь? – спросила я резко, и, не дожидаясь ответа, скатилась с крутого берега к воде, где группа лыжников собиралась на очередную тренировку.

Я подошла к Полине:

– Полина, ты видишь город на той стороне?

– Она еще спрашивает! Вижу!

К нам подошел Толик:

– Красавицы, вас приглашают сегодня в кафе для беседы…

– Толик, ты нас кому продал? – спросила я.

– Люсмила, для тебя стараюсь.

– Не верю, не приду.

– Люсмила, ты придешь? Шеф очень просит.

– Смысл есть, господин, приближенный к финансистам?

– Обижаешь!

Я и Полина явились, не запылились на ужин. Мы скромно сели на краю стола.

– Новая столица региона намечена, начало считаю успешным, – громко вещал Шеф, потом он заметил двух подружек, – внимание, господа – товарищи, перед вами молодые особы, чьи лица будут скоро на всех экранах региона, они будут лицом нового города.

Публика за столом активно подняла бокалы, льстиво улыбаясь Шефу. Его рука с бокалом стала центром вселенной, каждый пытался достать своим фужером, его фужер.

Мы продолжали скромно сидеть и не высовываться. Появился Толик, в сопровождении нескольких совсем незнакомых парней. Их представили остальным. Я поняла, что пришли проектировщики нового моста через реку. На стойке бара появился телевизор, на экране возник круглый город с вогнутыми крышами. Люди пришли в восторг, и стали дружно друг друга поздравлять.

В зал вошла Лида, с ней рядом шел тренер Дмитрий Афанасьевич. Они сели рядом.

– Люсмила, тебе камень нравиться? – спросил Толик и открыл ладонь, на ней лежал незнакомый мне камень.

– Не знаю, меня камни не интересуют.

– Такими камнями будут декорировать здания в столице региона, и наш дом будет выглядеть отлично.

– Здания круглые, к ним булыжники не приклеишь, – возразила я.

– Зато приклеишь вертикальные планки, их разная высота украсит фасады навечно.

В это время ветер прошелестел над столом. Два человека окунули лица в салаты.

Звуков выстрелов слышно не было, нависла тишина, которая прекратилась криками.

Кричали все. Я заметила ствол, исчезнувший в рукаве одного незнакомого человека.

Еще я заметила, что убили двух мостостроителей, которых совсем недавно мне представили. Два официанта исчезли и появились с охраной заведения. Все стало неинтересно и тягостно. За столом шел опрос очевидцев, а я сидела здесь, а была где-то очень далеко.

– Люсмила, ты спишь? – спросил Дмитрий Афанасьевич.

– Нет, не сплю.

– У тебя спрашивают: что ты видела?

– Стволы в рукаве.

– Ты – ясновидица? – усмехнулся Дмитрий Афанасьевич, – сквозь ткань видишь.

– Не знаю, но я видела тех, кто стрелял, а звука не слышала.

– Люсмила, вы их можете описать? – спросил детектив.

– Нет, только рукава.

– И какие были рукава? – спросил детектив.

– Черные.

– Тут у всех почти черные рукава.

– На рукавах были запонки.

– Какие запонки?

– Красивые, треугольные, синие сапфиры, их в древности яхонтами называли.

– Вы только, что говорили, что в камнях не разбираетесь, – сказал детектив.

– И у вас в руке был сапфир треугольный, – меланхолично сказала я.

– Лучше бы ты спала, – сказал Толик.

Я послушно прикрыла глаза.

– Господин сыщик, она спит, что ее слушать, – сказал Толик.

– Я ей верю, а вы – пройдите со мной, – сказал детектив.

Оба покинули застолье, окруженное людьми в пятнистой униформе.


Глава 6


Дома сапфирами не украсишь, если только искусственными, – подумала я. И вспомнила слова о сапфире из толкователя снов: Если во сне вам дарят сапфир – значит, вас ждут любовные приключения. Что еще я помнила о сапфире? Повышает вкусовые ощущения, его носят в серебре. Сапфиры, не сапфиры, а новые дома действительно украсили прозрачными камнями, под нежные цвета сапфиров.

Я села на свое любимое место на берегу, новых разработчиков проекта моста в цилиндрический город еще не назначили. Мое место на берегу, строительной площадкой пока не сделали, а в голове у меня появилась новая мысль: сделать одну нормальную горку в городе и ее окрестностях, то есть мост сделать в виде склона, а не горизонтального моста. Получится мост. Конструкция моста прорисовывалась достаточно простая: горка над рекой. Главное, чтобы без разводных мостов, чтобы корабли могли пройти под мостом, они и ограничат крутизну горы – моста. Я сидела и прорисовывала в блокноте общий вид своего моста.

Сзади тихо подошел Шеф, а все сопровождающие его лица, остались поодаль:

– Люсмила, хорошо получается мост на твоем рисунке, так, что ты и будешь руководить строительством моста.

– Согласна.

– Ты дашь идею, выполнят другие конструктора и строители мостов. Для тебя есть еще работа. Столица огромного региона должна иметь большую дорожную развязку, самолеты, поезда, машины. Ты все окрестности обошла на лыжах или бегом пробежала, местность знаешь не понаслышке. Подготовь проект дорог.

– Хорошо.

– Ты только наметишь идею, дорожники справятся без тебя.

– А я?

– А ты, моя дорогая, наметишь идеи строительства дома правительства.

– Круто, но скучно.

– Значит, справишься. У тебя будет охрана.

– Не надо.

– А я сказал – будет!

– Бог подаст, мне даже машины не надо, но мне нужен кабинет в доме художников, на последнем этаже с видом на тот берег.

– У художников все помещения заняты.

– А это уже по вашей части, – сказала я и скатилась с горки вниз, прямо по глинистой почве.

На берегу стояли пять шлюпок, в одну из них сели: я и Полина. Солнце светило на всем небе, облака полностью отсутствовали.

– Люсмила, что это тебя пасти стали? – спросила Полина.

– Хотят меня вместо убитых товарищей приобщить к разработке моста.

– Не боишься?

– У меня выхода нет, мой проект им нравиться.

Мы переплыли реку на шлюпке, вышли на берег и пошли к новым домам. Чудесные белые цилиндры стояли группами, образуя дворы.

– Полина, а как ты смотришь на круглые комнаты?

– Люсмила, но не все стены круглые, внутри все прямо, как обычно ты говоришь: 'ну, прямо'.

– А ты хочешь здесь жить?

– Кто мне даст жить в элитном комплексе?

– Я.

– А ты кто такая?

– Сама же говоришь, что город будет называться Люсмила в честь меня.

– Ты, что сдвинулась на своей особе?

– Нет, мне так сказали. Я – скромная.

– Оно и видно, – обидчиво сказала Полина.

Четыре шлюпки причалили к берегу, нас Полиной позвали, и мы со всей группой лыжников стали играть в футбол на пляже, пустом в это время года. Тренировки на песке были обычные.

На высоком берегу реки в машине сидели Толик и Шеф, они смотрели на другой берег:

– Толик, женись на Люсмиле, не прогадаешь.

– Знаю. Но ты попробуй к ней подойти – не получиться. Она от тебя с горки съедет на своих двоих.

– Еще одно, от нее надо убирать мужчин, которые снискали ее расположение.

– Как прикажите убирать – убивать?

– Сами себя уберут.

– Это как?

– Толик, возьми бинокль, посмотри, как эти чудики футбол на пляже гоняют.

Посмотри, кто к Люсмиле клеится. Видишь? Значит, ты Толик – лыжник, все к твоим услугам. Ты идеи будешь подавать в группу.

– И какие идеи?

– Примитивные идеи. Скажи им, пусть пойдут на своих шлюпках в поход. Мы дадим палатки, топоры, тушенку.

– Это все положительные подачки, а где отрицательные?

– А здесь уже работать надо! Надо двух ее обожателей поссорить и заставить драться на топорах.

– Круто. Понял.

– Вот так, Толик.

На следующей тренировке обсуждали недельный поход на шлюпках. Чувство тревоги не покидало меня. Я слушала Толика и чувствовала подвох, но раскрыть его сразу не могла. Лыжникам давали главное для похода, но к дарам я привыкла, и считала их естественными, потому что говорили, что дары из своих средств выделяет спортивная школа молодежи. Славка и Юрка ссорились с самого начала похода. Их развели по разным шлюпкам, когда выходили на берег они петухами друг к другу подлетали. Друзья находились в состоянии ссоры. Я к ним была равнодушна, но эти забияки из костяка лыжной группы и дорогого стоили. Они, как спортивная семья.

На стоянке собирали валежник. Рубили старые деревья. Славка замахнулся топором на Юрку, тот ответил в шутку. Драка разгорелась на топориках.

Сильные ребята и удары у них были сильные. Остальные почуяли, что-то чудовищное в драке. Все сбежались на полянку. Разнять друзей с топорами в руках были трудно.

Я взяла ведро с водой, принесенное для компота, сорвала его с костра, и со всей силы вылила ведро на друзей. Вода была еще теплая, а сухофрукты повисли у ребят на голове и ушах, и драчуны остановились от неожиданности. Топоры у них забрали.

За хворостом я пошла сама, на ребят не смотрела. Прошла метров пятьдесят и остановилась, передо мной стоял нормальный, живой лось. Бабушка Мотя мне говорила, что дружила с лосем, но я видела лося впервые, да еще так рядом.

Большие глаза смотрели на меня спокойно, чистая шерсть лоснилась, хотелось мне погладить. Я сказала лосю 'привет' и быстро пошла к костру.

Вечером, у костра, я рассказала о своей бабушке Моте и лосе.

В деревне Медный ковш, у внучки графини Кателиры родилась дочь Мотя в1882году.

Она выросла красивой, статной, сероглазой девушкой. Она любила ходить волосами, заплетенными в одну косу, а в вверху косы завязывала атласный бант. С 14 лет к ней засылали сватов. К своей бабушке она всего один раз и ездила на берега Невы.

Бабушка осталась довольна внучкой и очень жалела, что та живет в деревне, но дочь Маша ехать в город отказывалась.

Муж Маши в деревне преобразился, здесь никто его не считал увальнем, как в городе, здесь его почитали умным и сильным мужчиной. Чаще всего барина можно было видеть в кузнеце. Нравилось ему работать тяжелым молотом. Кузнецом он был отменным. В деревне при нем народ стал строить добротные избы. Построили на всех хорошую мельницу. Барин для всех деревенских жителей был отцом родным.

Маша в минуты грусти доставала подарок матери – сапфир "Соломенная вдова".

Сапфир не очень любил жизнь в деревне, но одобрял действия барина, и покорно сносил грустные взгляды Маши. Сапфир лежал в своем золотом обрамлении и грустил вместе с хозяйкой. В деревне, произошло трагическое событие. Одна непокорная лошадь так лягнула барина, в момент, когда он ее подковывал, что сам слег и вскоре умер. Маша онемела от горя и практически сама не передвигалась. Мотя хлопотала вокруг матери.

Мать торжественно, насколько это было возможно, в ее ситуации передала сапфир 'Соломенная вдова" – Моте, и умерла, а девочке было лет15. На память от матери остался сапфир, но Мотя считала его маминой безделушкой, и засунула его в тряпочке за печку. Без сапфира она себя лучше чувствовала, он мистически плохо на нее действовал, он ей мешал своим желтым глазом. Одним словом не сроднились: сапфир и Мотя. Она осталась одна. Грустное состояние от потери отца и матери она переносила с большим трудом.

Рядом с деревней рос лес. Робость Моте была неизвестна, она родилась рядом с лесом, и девушка стала ходить в лес за земляничкой, за малиной, за грибами.

Подруги ее мало занимали, она предпочитала одиночество в лесу. Вместо ружья, она брала с собой легкий лук и стрелы. Отец по ее просьбе сделал наконечники для стрел, а лук согнул мастер, который хорошо знал свойства дерева, хотя чаще для людей он плел корзины. Мотя хорошо стреляла по мелкой цели. Убить медведя луком она не надеялась, а для самоуспокоения он ей был нужен. Из лука она могла подстрелить утку на лету. Друг у Моти объявился самый неожиданный – лось. Это дивное животное с ветвистыми рогами всегда выходило на тропу, когда она шла в лес. Первый раз девочка испугалась лося и повернула назад к дому. Лось остановился и стал бить копытом по земле, словно просил: вернись, не уходи. Мотя остановилась, повернулась к лосю и подошла к нему, словно, он был простой лошадью. С лошадьми она умела обращаться, но предпочитала ходить пешком, а не скакать на лошади. А лось? Она не знала, что можно ожидать от лося. В котомке у девочки лежала краюха хлеба, она отломила половину и протянула лосю. Лось огромными, мягкими губами забрал хлеб с ладошки Моти.

Она стала с ним разговаривать, а потом сказала простую фразу:

– Лось, идем со мной.

И лось пошел с ней рядом. Мотя потрепала его по холке, лось помотал головой. Она ничего не собрала в этот день, но у нее стало спокойно на душе. Она погуляла немного с лосем, с этим стройным и гордым животным из лесного мира.

И опять сказала:

– Лось, идем домой.

Лось повернулся и пошел провожать ее домой, когда сквозь деревья стали просвечивать избы, лось остановился.

Мотя его поняла и сказала:

– Лось, иди в лес, мы еще встретимся.

Лось послушно пошел в лес. Еще несколько раз лось встречал в лесу Мотю.

Эти встречи заметил Андрей, он был сыном управляющего, которого когда-то назначила бабка Кателира, проще говоря, Мотина бабушка.

Андрей спросил:

– Мотя, что за дружба у тебя с диким лосем?

– Не знаю, но лось меня ждет постоянно на тропе, когда иду в лес.

– Ты его прикормила хлебом?

– Да.

– Мотя, дружба с лосем – это интересно, а ты не боишься? А лук, зачем носишь с собой?

– Мне нравиться попадать в цель.

– Мотя, выходи за меня замуж, я понимаю, тебе трудно жить одной, дворовые люди не в счет.

– Давай поженимся, но через год, после смерти мамы.


Глава 7


Мотя вышла замуж за красавца Андрея, сына управляющего, но его вскоре призвали на русско-японскую войну. Вернулся из армии поручик больным человеком, и все же у них родилась дочка Маша, когда Моте было уже 25 лет. Андрей умер, когда Маше исполнилось всего полгода. Через шесть месяцев после смерти Андрея, Мотя вышла замуж второй раз, за вдового мужчину, Артема, у него от жены остался сын – Митя.

Жизнь Моти становилась все беднее и труднее: революция, постоянная смена власти…

Артем и Мотя решили ехать в Сибирь, поискать счастье. Остановились в какой-то деревне, поставили домик с крышей над головой. Артем познакомился с политическим ссыльным, и помогал ему, чем мог. Ссыльный был грамотный, он и стал учить грамоте Митю, а Машу учить мать не разрешала. Машу, соседи подкармливали ржаным хлебом с молоком, и это было очень вкусно, шло за лакомство. В Сибири калачики на деревьях не росли, счастье не улыбалось. Родители Маши решили вернуться на родину.

Приехали Артем, Мотя и Маша с Митей в родную деревню Медный ковш, а там им помогли немного родные, и они остались в деревне. У них родились еще дети: Даша и Миша и Федор. Артем работал портным, ездил с женой, по селам. Они шили одежду тому, кто заказывал, за работу получали кто, что даст, в основном продуктами, и так содержали и кормили семью.

У них была швейная машинка 'Зингер'. Мотя помогала Артему шить одежду, но вручную. Она умела шить руками, как швейная машинка, такие ровные у нее получались стежки. Во время коллективизации машинку у семьи конфисковали. Мотя работала поваром и кормила коммуну. Артем умер в 1936 году. Мотя осталась одна с младшими детьми: Федей, Мишей и Дашей, им помогала старшая сестра Маша, которая в это время уже работала по партийной линии. Митя учился, женился, но неудачно, работал в городском финансовом отделе бухгалтером, позднее преподавателем. Погиб на фронте.

Прожила Мотя 90 лет, и умерла от остановки сердца. Ни разу не была у врача. Все зубы сами выпали. Все дети родились вне больницы. В 80 лет ей сделали операцию.

После выписки она сама выбежала на крыльцо больницы. Лекарства не пила. С кофе не познакомилась. Читать не научилась. Умела заговаривать нарывы. Умела не конфликтовать с окружающими. Единственное лекарство: камфара, разведенная в водке. Глоток этой жидкости и все проблемы со здоровьем были решены. Пережив много войн и голодовок, одной из любимых блюд была сухарница. Сухарница: кипяток, сухари, лук, соль. Мотя последние годы жизни жила, там, где находился памятник Ермаку Тимофеевичу. Любила она гулять у этого памятника.

Ребята послушали рассказ мой рассказ о лосе и моей бабушке Моте, и предложили посмотреть на памятник Ермаку, мы и так находились в местах сражения Ермака. До памятника можно было на шлюпках по реке доплыть, что мы и сделали. Вот, где плавала на шлюпках группа лыжников, и где собирались строить столицу региона!

Места чудесные. Славка и Юрка пожали друг другу руки, у памятника Ермаку. Все вернулись к палаткам. Славка стал саперной лопаткой рыть землю для тушенки, дни стояли жаркие, решили тушенку в землю спрятать от тепла подальше. Лопатка стукнула о твердый предмет. Парень расчистил землю, и увидел старый сундук.

Помня о недавней драке, он не стал всех звать к находке. Ребята купались. Он сам раскопал землю вокруг сундука, стал его вытаскивать.

В это время, чья-то железная рука вцепилась ему в плечо:

– Стой, Славка!

Славка узнал Толика.

– Толик, не мешай!

– Сейчас, бегу и падаю. Вместе вытащим кованый сундук. Он тяжелый.

Парни прогнулись под сундуком и подняли его из земли. Замка на сундуке не было, он был перевязан веревкой, типа мочалки. Веревку срезали, открыли сундук. В сундуке лежал древний топор, завернутый в старую кожу, рядом в старых тряпицах лежали сапфиры. Один сапфир был в диаметре 3 сантиметра. Сияние шло от большого прозрачного камня.

– Славка, а почему сундук такой тяжелый? – спросил Толик.

– Спроси чего легче, сундук медным листом обвернут.

– А, что это за стекляшки прозрачные? Смотри розоватые, желтые, голубоватые…

– Самоцветы, раз они цветные.

– Умен, Славка ты не по годам.

Остальные лыжники, мокрые после купания подошли к сундуку, заглядывая внутрь, через головы друг друга.

– Люсмила, смотри, сапфиры, ты их вспоминала на днях, – сказала Полина.

– Мне пришлось с ними познакомиться на ужине, в руках Толика.

– Стало быть, это сапфиры? – спросил Славка.

– Да, сапфиры, а ты бы мог и не дожить до такого счастья, – сказала я.

– Век тебе буду, благодарен за компот на ушах, – ответил мне Славка.

Дмитрий Афанасьевич подошел последний. Удивительно спокойно он воспринял находку.

– Кому отдадим дары природы? – спросил тренер у лыжников.

– Себе возьмем, – ответил Толик.

– Это я нашел сундук! – крикнул Славка.

– Возьми на полке пирожок, – ответила ему Полина.

– Сдадим сундук в краеведческий музей, он находится рядом с берегом реки.

Донесем, – сказал Дмитрий Афанасьевич.

Все мысленно затаились, лыжники вдруг захотели того, не зная чего, а очень хочется. В краеведческом музее обрадовались обладанию сундуком времен Ермака.

Музей работал по принципу распашонки: заходи, кто хочет, в рабочие дни музея. В музей весь город стал ходить на смотрины сундука и его начинки. Нашлись люди, сказали, что этот сундук самого Ермака Тимофеевича, этот сундук ему сам царь Иван подарил. И истории про Ермака стали сказывать.

Ермак Тимофеевич влюбился в сестру богатого человека Кателиру. Богатый хозяин был против бедного силача, и он самонадеянно не учел силу могучего Ермака. Богач увидел Кателиру с Ермаком и решил померяться с ним силой. Ермак Тимофеевич убил его саблей и бежал на широкую реку Волгу. По реке плыли люди в лодках – ладьях.

Сильный мужчина напросился к ним в товарищи вместо умершего у них человека.

Вскоре пришлось им драться с разбойниками, все сбежали, остался один Ермак.

Он кого убил, кого покалечил. Да так понравился атаману разбойников, что тот его у себя оставил. Прошло время, и стал Ермак Тимофеевич атаманом разбойников, и так он разрезвился с грабежами, что о нем прослышал сам царь Иван. Велел Иван расправиться с разбойниками. Услышали о том разбойники во главе с Ермаком, и рванули с широкой реки Волги в Славные горы. Нашли себе пристанище у владельца заводов. Некоторое время они завод охраняли. И заметил Ермак, что местное население страдает от набегов ханских людей. Решил Ермак избавить население Славных гор, от людей Кареглазого хана. Хозяин заводов Демидов помог Ермаку с провизией, дал ему людей.

С первого захода недалеко ушел Ермак. А со второго захода отправился атаман разбойников покорять Сибирь и при возможности бить людей хана Кареглазого за Славными горами. Несколько зим ослабили силы армии Ермака. Помощь, которую ему выслал царь Иван в виде стрельцов, с припасами сама себя уничтожила. Стрельцы запасы съели, а зиму не пережили. И силы армии Ермака таяли. Но самое главное – навел Ермак страху на ханских людей. Они почувствовали сопротивление! Ермак не побоялся пойти в неизведанные земли освобождать людей от длительного ханского ига. Убили Ермака люди хана Кареглазого, взяли они его хитростью, а не в открытом бою. И все же таяли люди хана в Славных горах или превращались с годами в местное население.

Славка локти кусал. Местная газета его подвиг расписала. Толика заинтересовал синий сапфир. Синие сапфиры дорогие, такой яхонт лазоревый, да в сейф бы!

Телевидение приехало. Фотокорреспонденты со всего мира стали приезжать в город, который приобрел популярность. Город сняли во всех ракурсах и вместе с сундуком прославили по всему миру.

Шеф читал газеты. Ему реклама была на руку. Он знал, что строить. Так было и с мостом. Кому нужен горизонтальный мост? Кто его по всем каналам покажет в новостях? А мост – горку покажут. Такой Люсмила человек, такие у нее мысли, их во время подхватить надо.

Команда мостостроителей возмутилась всеми фибрами своей души, раскричались все против моего проекта. Мне никто не хотел подчиняться! Надо мной издевались все, как могли и укоряли в смерти двух разработчиков, будто я хотела их место занять.

Мне мало не показалось, я готова была провалиться под землю, к двум ушедшим на тот свет конструкторам моста. Но я улыбалась, смеялась и шла на тренировку.

Шеф ждал меня в машине рядом с лыжной базой:

– Привет, Люсмила, не плачешь от приема разработчиков мостов?

– Сейчас заплачу.

– Рисуй, черти, набросай основную идею моста, и размеры с точностью до 10 метров, точно замерят без тебя.

– Уже все сделано.

– Где твои прорисовки?

– В спортивной сумке.

– Достань.

Я расстегнула сумку, но планшета с прорисовками в ней не было.

– Куда делись твои эскизы?

– Шеф, они здесь лежали.

– А были ли они?

– Были.

– Дома остался экземпляр?

– Только прорисовки, а в сумки лежал последний вариант моста.

– Мило, на кого думаешь?

– Знала бы, с собой не брала!

– Я тебе говорил про охрану, а ты все с горки катаешься. Твои чертежи у меня, – сказал Шеф и показал последний вариант моста.

– Ну, вы! У меня слов нет!

– Были бы мысли, а слова найдем. Мне твой мост нравится.

– Меня КБ не признает.

– Заставим. От тебя будет зависеть их зарплата.

– Вот этого делать не надо! Я не плачу деньги! Я придумываю конструкции!

– Умница, целей будешь, тогда уважение людей само придет к тебе, по ходу дела.


Глава 8


Я лежала и крутилась вокруг гвоздя в сердце, гвоздь из-за острой боли не давал двигаться, и не позволял встать. Попыталась я вспомнить есть ли в доме сердечные лекарства, и с ужасом осознала, что в доме нет таблеток, нет капель. Все давно закончилось, а проблем было так много, что о лекарстве никто не вспоминал.

Спроектированный мост, несколько похожий на чертежи оборвался и повис, над рекой.

Полина позвонила и спросила, почему меня нет на тренировке. Я ответила, что лежу на гвозде в сердце.

Ужас катастрофы не проходил. Я прекрасно понимала, что мост оборвался из-за жадности Шефа. Он жадный человек, жалел денег на усиление конструкции, сколько я с ним спорила, показывала ему варианты крепкого моста. Но спонсор деньги на одно давал, а на некоторые элементы конструкции не давал. Мама принесла новенькие таблетки, я их выпила, но боль еще держалась. Приехала Полина, провела рукой над сердцем и боль исчезла. Я заметила сияние из ее руки, но промолчала.

Позвонил Шеф, спросил, почему я впала в лежку и нигде не появляюсь, могла бы посмотреть на оборванный мост. От меня слов упрека он не услышал. Что страдать попусту? Взяла я книжку, романчик дома всегда можно было найти. За день я почти прочитала роман. Вдруг я перестала читать, мне стало казаться, что круглые дома, это вовсе и не дома, а картонки для съемок. Села, посмотрела в окно. А вдруг это шутка? И город, и мост, и дороги, которые я рисую в свободное время, от других мыслей? Что они задумали?

Откуда взялся сундук рядом с палаткой? Какой сапфир!? Вдруг люди готовят все для фантастического фильма, а я со своим неординарным мышлением им помогаю? Боль, пронизывающая сердце гвоздем, исчезла. Я успокоилась. Почему моя конструкция плохая? Да она замечательная! Ее специально ослабили, нужно было снять на кинопленку обрыв моста! Плохо, что они спуск с горы испортили. Спуск засыпали, зацементировали. Да, это плохо, придется по лестницам спускаться. Я села. Встала.

Посмотрела зеркало. Улыбнулась. Но сил, на большие движения не было. Взяла следующий роман и еще сутки жила в вымышленном мире другой писательницы. Вечером второго дня я позвонила Толику.

Не понятно почему, но я вдруг почувствовала к нему интерес:

– Толик, это я, Люсмила, я вчера не была в институте, плохо было с сердцем.

– У меня тоже болело сердце, и сегодня покалывает, оно у нас с тобой вместе болит.

Я поняла, что ему не объяснить истинной причины, он все знает, даже то, что я причастна к строительству моста для съемок, или все это настоящее? Я позвонила Шефу.

– Шеф, а что вы за кино у нас снимаете?

– Люсмила, я не режиссер, ты, о чем толкуешь?

– А почему мост оборвался?

– Так не рисуй глупости, и не оборвется.

– Но Толик не пропустил полностью всю конструкцию, часть просто не отдал в изготовление, там сплошная жадность.

– Голубушка, а это уже не твое дело. А его деньги, он что хочет, то и делает с ними.

– Но глупо…

– Заткнись, родная… – трубка замолчала.

Я перевернулась, походила по комнате, слабость давала о себе знать, сердце кольнуло раз, второй. Взяла таблетку под язык. Но вот нашли большое поле… Они нашли поле для стройки в пойме реки… Все отлично, – подумала я, сквозь боли в груди. Волна неприятностей прошла через мозг. Я поднялась, выпила еще таблетки.

Вот и лыжница, а загибаюсь, просто так. Нет, надо вставать и действовать.

В дом внесли два торта необыкновенной красоты.

– Люсмила, девочка моя, смотри, что тебе принесли, торты, и сразу два.

– Спасибо, мама, один попробую с кофе.

– Какой кофе, если у тебя сердце болит?

– А без кофе я есть торты, не буду.

– Вот ведь, упрямая девушка, делай, как хочешь.

Толик сидел у колдуна Феофана и говорил ему, что его отношения с Люсмилой улучшаются, но она жалуется на боль в сердце.

– Толик, а без этого нельзя, я к тебе Люсмилу привораживаю, сердце ее тревожу, а ты, как хочешь?

Толик в ответ:

– Прости, Феофан, тебе виднее.

Я взяла трубку телефона и услышала знакомый голос Полины:

– Люсмила, привет!

– Здравствуй, твой голос не изменился, знакомые интонации.

– Люсмила, ты когда-то говорила о сапфирах, я думала, ты сказку рассказываешь, ты еще вспомни про сундук, его нашли на берегу реки, рядом с памятником Ермаку!

– А почему напоминаешь?

– В сундуке был синий камень?

– Был. Выкопал сундук Славка, да его Толик убил, вот такая история.

– Но убил-то недавно, а ты, что забыла, что ты их компотом разливала? – настойчиво спросила Полина.

– Это точно, враждовали они непонятно почему. Но не в этом дело, в музей приехал известный колдун, увидел синий сапфир, сказал, что этот камень излучает энергию добра, и захотел купить его, но музей сапфир отказался колдуну продавать. Колдун рассердился, он сказал, что этот камень может делать большие деньги. Служители музея ответили, что к ним и так людей стало ходить намного больше, чем до этого сапфира – яхонта. Колдун вышел на Славку, он еще тогда жив был. Тот рассказал, где сундук нашел. Славка тогда работал в местной газете, он еще со школы, рисовал в ней карикатуры. А, вот они и поссорились из-за карикатуры! Ведь Славка на друга Толика карикатуры рисовал и в газету помещал.

– Со Славкой понятно, погиб из-за своего таланта, Люсмила, так, что с сапфиром произошло?

– Оказывается в этом сапфире, была сила необыкновенная, колдун, заколдовал служителей музея, и вынес синий сапфир, сел в машину…

– Люсмила, ты чего замолчала?

– За рулем машины сидел Толик!

– Он, что таксист?

– Угадала, он совершенно случайно оказался свидетелем кражи.

– Люсмила, если он убил Славку, то почему он на свободе?

– Это еще одна загадка колдуна. Этот колдун Феофан был на судебном процессе, он там всех загипнотизировал, мысли у судей перепутались, и Толика освободили, за отсутствием доказательств.

– Круто все, они, что так и сидели в зале – заколдованные?

– Нет, они нормальные, но насчет Толика, у них в мозгах возникла дырка от бублика.

– Почему колдун Феофан так Толика полюбил?

– Он сказал, что камень любит Толика.

– Кошмар, ну, мы с тобой сегодня наговорим… Люсмила, ты чего хотела еще мне сказать?

– Я хотела сказать, что это был сундук не Ермака, а сундук Дамы Недр.

– Колись, откуда такая новость?

– Приезжай, расскажу.

Полина приехала ко мне слушать мой рассказ о Даме Недр.

Я назвала Даму Недр Кателирой, чтобы подруга меня лучше выслушала.

Люсмила прервала свой зимний рассказ и стала смотреть вдаль. Кателира тоже с удивлением посмотрела, на подъезжающую к ним машину, из нее рабочие вытащили набор строительных конструкций. Они попросили девушек покинуть насиженное место.

Кателира и Люсмила пошли в дом тети Даши, благо он стоял рядом.

– Люсмила, а почему ты мне все это рассказываешь? Ответь лично для меня, – попросила Кателира, сидя за столом в горнице с чашкой чая в руках.

– Что ответить? Я принимала участие в разработке подвала Афанасия Афанасьевича, в котором сейчас находиться генератор аномальных явлений. Он ко мне придрался из-за чепухи, и сказал, что я обязана исповедоваться о своей творческой и личной жизни тому человеку, которого он для этого мне подошлет на медную скамейку. Я готовлюсь к разговорам с тобой, Кателира.

– Верю. Но тебе он хоть что-нибудь пообещал за твои словесные мемуары?

– Мне он оставит свой барский дом.

– Неплохо. А мне обещал деньги на большой дом. Я не пойму, откуда у него деньги, для оплаты наших разговоров?

– Деньги у него есть, он хорошо нам заплатил за работу в его подвале. Кателира, давай я расскажу теплую историю в теплой горнице, пока на улице работают люди Афанасия Афанасьевича. Я не о работе говорю, а о любви в работе.

Кателира очнулась на снегу. Мимо нее проезжали люди Кареглазого хана и взяли ее, как свою добычу. Девушку связали и положили на коня. Она не стонала, а только крепко сжимала губы и зубы, чтобы ее не было слышно. Кателира подумала, что надо бы свалиться с коня на очередном подъеме. Ей нужно было сбежать от хана с завязанными ногами, но ей хотелось быть найденной, значит, лучше всего побег осуществить на околице деревни. Со связанными руками и ногами очнулась Кателира на околице.

Девушка подняла голову и увидела перед собой странную деревню. Над трубами домов вился дымок. По деревне на санях, запряженных одной лошадкой, ехал мужик. Вдруг он оживился, увидев, на снегу девушку. Спрыгнул мужик с деревянных саней и подошел к Кателире. Смотрит, а на снегу лежит красивая девушка, с золотистыми волосами, со связанными руками и ногами. Мужик взял ее на руки, положил в сани, и домой привез. Жена его сбегала за знахаркой. Кателира очнулась в доме, где вместо стекол на окнах были натянуты бычьи пузыри. Девушка медленно оживала в избе местной знахарки, пропахшей сушеными травами. Кателира исцелялась физически, но совсем не могла ответить на вопросы: кто она и откуда.

Чем жили люди в то время? Чем кормились? Есть рыба в реке – поймают. Есть зверь в лесу – поймают в ловушку, или убьют копьем, стрелой. Есть поляна – засеют рожью. Вот и сыты. А у кого корова или коза есть – те люди богатые по тем временам. Кто с пчелами умел дружить у тех и мед водился. Чтобы жить в деревне, надо было работать в поле, или животных держать. Кателира быстро поняла, что в деревне надо работать, чтобы жить. Вспомнила она уроки домоводства в школе, простые уроки кройки и шитья.

Сшила она себе платье, длинное из холста белого по типу ночной рубашки, расшила его узорами. Но это платье тут, же захотела взять себе жена деревенского богача.

Продала Кателира платье за продукты, взяла котомку и пошла по горам, по долам, а к вечеру домой вернулась. Так и стала она ходить по Славным горам. Когда пища у нее заканчивалась, она шила платье, отдавала его за продукты и опять шла в горы, тянули ее горы несказанно. Нашла она в горах пещеру большую, и будто свет в ней был, но в том месте, где свет шел, мог и дождь пойти. Походила она в подземелье, слюду нашла. Закрепила Кателира слюду в местах, где свет в пещеру проникал. И дождь к ней в пещеру уже больше не попадал. Температура в пещере была более постоянная, чем на земле, это и привлекало девушку.


Глава 9


Принялась Кателира украшать свою пещеру. Сделала себе кровать из мешка с соломой, и тепло стало лежать ей в пещере. Нашла девушка в подземелье яхонты лазоревые, обменяла их на шкуру медведя у охотников. Так и стала она жить в пещере. Найдет, что внутри гор – обменяет в деревне на нужную в ее хозяйстве вещь. А саму Кателиру стали называть – Дамой недр. Девушка все больше узнавала секреты гор.

Зрением она обладала, как у кошек, и в темноте все хорошо видела. Горы к ней привыкли и она к ним.

Люди в деревнях, что рядом с горами были расположены, привыкли к тому, что в горах есть Дама недр. Кателира стала разбираться в том, чем горы богаты, с людьми умными беседу держала. Знала она, где руда медная, где железо находится, где уголь для печи найти можно. Дрова с земли в пещеру она не носила, а уголь и горит жарче, и меньше его нужно, чем дров. Люди сами продукты ей несли в обмен на медь или уголь. Однажды она нашла прожилки блестящие в породе, каменья самоцветы обнаружила. Одежду себе стала шить красивую, каменьями обшивать. Люди из деревень Даму недр еще сильнее стали уважать, кланялись ей в пояс, когда с просьбой шли или ей чего в дар несли.

Приручила Кателира гномов себе служить, много их в ту пору в горах бегало, подкармливала она их, а потом и они ей стали приносить то, что она просила.

Гномы – лилипуты все понимали. Пещеру свою, Кателира как дворец украсила, все у нее блестело и сияло, светом сквозь слюду освещалось. Дама недр достигла своим трудом благополучия, и стала скучать в пещере, хотелось ей, чтобы люди оценили красоту ее и ее жилища, а может, ей любви человеческой захотелось. Девушка взрослела.

На желание ее, как по сказочному велению появился красивый парень в проеме пещеры – Дмитрий. Взгляды их удивленные встретились, любовь зародилась и засветилась в самоцветах на одежде Дамы недр. Дмитрий, одетый в лапти, длинную рубаху, вышитую по горлу, и двинуться с места не мог, все стоял и смотрел на Кателиру в ослепительном от самоцветов платье. Потом он приметил красоту пещерного дворца. Он оказался по природе своей такой, как Дама недр: не хотел он коров пасти, не хотел рожь сеять, не хотел рыбу ловить, и на охоту ходить.

Остался он у Дамы недр. Стали они вместе делами внутри гор заниматься. Дмитрий в пещере повеселел, словно домой попал. Гномы его признали, шустрей забегали.

Оживилось подземелье.

Молодой человек улучшил быт Дамы недр, тем, что мастерил ей домашнюю утварь, и все самоцветами украшал. Даму недр присутствие молодого человека не раздражало до поры до времени, но однажды ей надоела суета мужчины, и стала она все чаще уходить из своего дворца подземного. С далеких времен, если, что и ценилось хорошо, особенно среди женщин, так это каменья самоцветные, драгоценные, яхонты лазоревые.

Во времена Кареглазого хана, когда Славная страна была разбита на княжества, много тех каменьев находили в горах Славных, а горы те с Севера на юг тянуться, Европу от Азии отделяют. Много людей из войска Кареглазого хана в горах тех осталось, коренными жителями стали, все самоцветы найти пытались для хана Кареглазого и своих женщин. Люди с серыми глазами с кареглазыми людьми из войска хана, исподволь переплелись. За шесть веков много чернооких людей народилось. Во многих семьях глаза у матери карие, а у отца – серые. А отчего все это произошло?

Сероглазые люди были русоволосы, но триста лет кареглазого ига даром не прошли.

В Славной стране мало найдешь семьи, которые были бы светловолосые, сероглазые в нескольких поколениях. До города Древнего Новгорода, не дошли войска кареглазые, может в тех местах, и живут сероглазые да русоволосые люди?

В горах Славных долго вели раскопки люди их войска Кареглазого хана. Искали они в горах руду медную да покладистую, чуть не золотою ее считали, стрелы медные из нее делали, монеты чеканили, и находили в горах каменья самоцветные. Были в войске хана Кареглазого знатоки каменьев самоцветных, хан оставил их в горах, чтоб искали люди камушки, что глаз радуют и здоровье берегут. Долго люди хана в горах работали, с лучшими местными мастерами совет держали, какой камушек, как называется, да какую пользу принести может. Добыли они каменьев на два сундука всех цветов радуги.

Тяжелы камешки, хороши камешки, хоть на шапку их, хоть на женские украшения. С добром те камешки соглашались, а со злобою расставались. Камешки – то все хитрые, хоть и неживые, а есть в них сила непонятная. Узнал про сундуки хан Кареглазый, обрадовался. А камни, будто про то узнали и не захотели к хану ехать. Люди с сундуками в горах заблудились. Таскали они сундуки, устали, ноги сбили, руки мозолями покрылись от ручек, с голоду стали падать, а выход из гор найти не могут, так и обвились их косточки вокруг сундуков. Пробегали рядом с сундуками гномы, видели они косточки слуг хана Кареглазого. Подняли они крышку сундука с самоцветами, обрадовались несказанно, в другой сундук заглянули и заплясали, от радости и ну бегом к Даме недр. Гномы те слугами были, услужить Даме недр – им в радость, а она их за то и любила, и не обижала, и дороги им в горах Славных не путала.

Сундуки пришла посмотреть сама Дама недр, за ней бежали гномы в колпаках, как шлейф. Гномы все знали, что в горах делается, и про то Кателире докладывали.

Обрадовалась Дама недр, увидев набор каменьев самоцветных, почувствовала она в них силу невиданную, поняла, что с большим умом каменья подбирали, и главная их ценность – обеспечивать здоровье того человека, которого они признают своим Хозяином, или Хозяйкой.

Если уж правду сказывать, то это ящерки по приказу Дамы недр сбивали с пути слуг хана Кареглазого. Знала она про работы по поиску самоцветов, но решила дать им возможность создать полную коллекцию каменьев, и теперь Дама недр была хозяйкой двух сундуков, дающих здоровье и благополучие их хозяину. Жадной Дама недр не была, и она понимала, лишнее взять – это плохо. Вот и умерли те, кто собирал эти самоцветы, их сияние было сильнее дозволенного. Нельзя собирать больше одной коллекции камней. Одна коллекция – помогает, а от двух коллекций – погибают.

Велела Дама недр гномам спрятать один сундук там, где он стоит, а каждому гному бросить по одному камню обычному на сундук. Знала она, как Кареглазый хан войска свои считал. Спрятался сундук под горой камней. Поставили гномы второй сундук на медвежью шкуру, ухватились за нее со всех сторон, и потащили ее в покои Дамы недр. Этот сундук всегда был при ней, никому она про него не сказывала. Гномы служили Кателире, пищу с земли приносили и одежду. Смотрела она на самоцветы из сундука, но надолго сундук нельзя было открывать, душа не разрешала.

Забрел в горы Толик, искал он подарок, своей девушке, хотел камушек ей найти, кольцо или брошь из него сделать, заколку ли в волосы ее русоволосые.

Приглянулся мужик Даме недр, затуманила она мысли его, и отпустила с Богом, на прощание положила ему в руку камень желтый, самоцвет красоты невиданной, неслыханной. Вернулся Толик на землю, лег на травушку – муравушку, долго лежал, ничего не мог вспомнить, но чувствовал, что силы к нему пришли богатырские.

Вскочил он на ноги, и ну бегом, в сторону своей деревни. Где был, где камень нашел – не помнит мужик, помнит, что в горе, в пещерах бродил, свет увидел, на него пошел, а потом будто все исчезло, и очнулся с камнем в руке, камень тот красивый да сияющий, прямо солнце яркое. Решил мужик про то, что не помнит, людям не говорить, мол, нашел камень самоцветный, и все.

Хан Кареглазый не мог успокоиться, что два сундука с самоцветами в горах остались, посылал он за ними своих людей, да те все ни с чем возвращались. Не нашли люди хана сундуки, не давали им гномы найти дорогу. Гномы, которые нашли второй сундук, умерли быстро. Дама недр свой сундук с каменьями хорошо хранила.

Найти ее или ее сундук, было невозможно. Сундук, лежащий под камнями, был такой же, да что-то в нем было лишнее.

Странные дела творились в том подземелье, где он был схоронен. Звери, живущие поблизости, умирали рано и странной смертью. От сундука Дамы недр добро и здоровье шло, а от зарытого сундука сила шла злая и людям в ту пору непонятная.

Никто из людей не знал и не ведал про тот сундук, но место, где он был зарыт, люди чувствовали, рыть землю там не рыли, а трупы зверья разного находили. Сами люди в том проклятом месте старались не бывать, но слухи шли.

Когда слуги хана Кареглазого собирали самоцветы, один мужичок, бросил в тот сундук камешек не самоцветный, но странный, который в одежде своей носил.

Мужичок тот здоровым мужиком был, пока этот камешек не нашел. Камешек он не мог бросить просто так на землю, долго он его с собой носил, а нашел его далеко от Славных гор, когда с войском хана шел по степи чужой, по Степной стране, где местные жители песни пели длинные, да тягучие. В тех степях было место одно заколдованное, боялись туда местные жители ходить. Один житель степей рыл там землю, да умер вскоре, а почему не понял никто. Крепкий мужик был. Птицы, звери там умирали, трупы их разлагались, а воронье, мясо их не трогало.

– Очень плохое место, – говорили про него жители.

Однажды приехали люди на подводах медь добывать да и наткнулись на сундук, что гномы забросали землей, а рядом скелеты лежали слуг хана Кареглазого. Взяли люди сундук и вынесли его на волю, про то царице в Северную столицу немедленно сообщили.

Царица велела сундук ей доставить, часть камней по дороге сгинули, вместе с людьми, не без этого. Не знала она, не ведала, что нельзя самоцветы эти раздавать, нельзя на них смотреть долго. Умерла царица от сияния камней. На смену царице царь пришел, знал он про несчастье с царицей, держал он у себя в покоях сундук и не открывал. Позвал царь к себе гадалку и спросил в чем сила камней. Та была выдумщица большая, но и предвидела немало. Сказала гадалка, что камни обладают огромной энергией непонятной ей самой, и лучше из палат царя их убрать.

Послушался царь гадалку. Убрали самоцветы от царя. Велел он из них украшения смастерить, чтобы красивые были, и все разные, и на вкус разный. Задумал царь раздарить с пользой для себя и своего отечества все самоцветы. Ювелиры, кто украшения те делал, умирали чаще других ювелиров. А сделали из тех каменьев украшения для послов, решили их раздаривать на праздниках, ассамблеях. Одно украшение, выполненное из желтого сапфира, сам царь назвал 'Соломенная вдова'.


Глава 10


Кателира прервала рассказ:

– Люсмила, ты это уже рассказывала.

– Кателира, я еще не все рассказала. Слушай конец этой истории. Прошло пятьсот лет, с тех пор как были собраны сундуки самоцветов. Я сидела у окна, и мысли мои летали над осенней природой: "В жизни бывают такие чистые и солнечные дни, а потом происходят события грустные, как дождливый день, или здоровье подцепит где-нибудь осенний вирус. Вероятно, в такую звездную осень Дама недр и встретила мастера, влюбленного в самоцветы. Создавать красивое украшение из драгоценного камня, было делом мастера, по обработке самоцветов. Сейчас этот цветок создали бы с помощью специального инструмента, который бы кружился над камнем с приличной скоростью и жужжал сильнее мухи. Странно, что это за мысли в моей голове?' 'Ой, что за странная женщина появилась из золотистого лесного мира', – подумала вновь я, посмотрев в очередной раз в окно, на ускользающую осень. Как будто, кто меня заставил в это время выглянуть в окно. Стройная женщина без возраста, в темно-зеленой накидке шла от леса к дому. Скажи кому, не поверят, но я была уверена, что незнакомка шла ко мне.

– Здравствуй, милая Люсмила, – сказала старая дама, – не удивляйся, что я знаю твое имя, ты мне привиделась в камнях самоцветных, они мне все рассказали, я, и телевизор камнями самоцветами украсила. Не удивляйся, милая, я твоя прабабушка.

И не просто прапрабабушка, я – Дама недр.

– Здравствуй, бабушка! Я узнала тебя, мне сердце подсказало!

– Вот и славно!

– Бабушка, ты можешь у нас остаться.

– Милая, но у тебя совсем нет камней самоцветов, а без них я не смогу жить!

– Да, бабуля у меня есть только медные листья в лесу и, то только осенью!

– Родная, не волнуйся, все будет.

Дама недр подошла к окну и сделала властный знак рукой. Из леса немедленно показались два гнома в темных куртках, в руках они несли сундук.

– Люсмила, это твое наследство, могу отдать тебе каменья самоцветные, они твои!

Два невысоких человека открыли сундук и исчезли за дверью, а потом и в лесу.

Камни самоцветы играли всеми цветами радуги, сияние от них исходило волшебное! О, это было чудесно! Даме недр приятно было предложение внучки, остаться у нее в доме, в медных лесах. Но ей было достаточно поездки на зеленой машине своих рабочих гномов в зеленых курточках, другим видом транспорта сундук с самоцветами Славных гор к Люсмиле не привезти. Дама недр умела туманить взгляды и мысли, и те, кто ее встречал по дороге, теряли на время память и ощущение времени и реальности. Дама недр была счастлива, что передала своей правнучке часть самоцветных россыпей своей горы. В ее горе постоянно появлялись туристы и геологи, вытащили они на свет божий все, что можно добыть в недрах горы.

Чувство долга хранило Даму недр, для дела доброго и она его совершила: сундук отдала Люсмиле. Одно не устраивало Даму недр, что правнучка не сможет быть Дамой недр, и жить там, где так долго жили, сменяя друг друга Дамы недр. Она решила немного пожить в доме Люсмилы, она не любила менять свой образ жизни, и готова была уехать в свое, затерянное царство в старых Славных горах. Машина, точнее микроавтобус ждал в лесу. Лес все больше терял листву, и Даму недр тянуло в родные места. Днем она сидела дома, смотрела телевизор, и грустила. Вечером появлялась сама Люсмила, становилось веселее.

Взяла я из сундука всего один яхонт лазоревый с двенадцатью лучами, очень он мне понравился. Осень была в последней фазе золотистого оперения, я вышла из дома и пошла пешком в книжный магазин. День был теплый, солнечный и в автобус садиться мне не хотелось. Шла я быстро, дорога была хорошо знакома. Шла я и вертела в руках камешек лазоревый, и мечтала о красивом парне. И он появился рядом. Ой! А не камень, ли самоцветный его ко мне приставил? Парень остановился, остановилась и я, мы посмотрели друг другу в глаза. И пошли дальше своей дорогой. Путь домой не запомнился, пошел дождь, листва летела с деревьев.

– Бабушка, я познакомилась с чудесным парнем, – закричала я с порога! – Я покрутила камень самоцветный, яхонт лазоревый и он оказался рядом!

– Правильно, внучка есть в яхонте сила необыкновенная, исполняет он желания тех, кто обладает этим драгоценным камнем.

– Бабушка, а когда ты появилась, я думала о тебе, но у меня в руках яхонта не было.

– Эх, Люсмила, яхонт всегда у тебя был.

– Ба, говори, где яхонт лазоревый в моем доме?

– Лежит он в этой комнате, спрятан в шкатулку, выполненную под книгу, а ты чай ту книгу-шкатулку в руки не брала.

– Бабушка, все не прочитаешь.

– А ты посмотри в шкаф книжный и увидишь книгу – шкатулку.

Я внимательно посмотрела в шкаф. Да, книги дома я не перечитывала, я читала новые книги из магазина, а старые книги дома еще не смотрела и не читала.

Внимание остановилось на очень старом переплете, я взяла книгу – это оказалась шкатулка. Открыла – в ней лежала еще одна шкатулка, открыла шкатулку, а в ней яхонт лазоревый!

– Бабушка, я нашла яхонт!

– Да, внучка, да, это наш камень, не теряй его, теперь у тебя много камней, но перед людьми не хвастай камнями, береги их, найдется мастер – ювелир, отдай в работу три камня, но не больше.

И Дама недр, в сопровождении двух невысоких мужчин в зеленых куртках, исчезла в проеме двери, а потом и в лесу, с редкой листвой. Я спрятала сундук, точнее его преобразила под мягкий пуфик. В этот момент я вздрогнула и оказалась в комнате, я вновь сидела за журнальным столиком в небольшом кресле.

– Люсмила, зачем ты сундук закопала? – спокойно спросила Полина.

– Так получилось.

– Слушай, Люсмила, а Толик случайно не родственник твой?

– С чего ты взяла?

– Пока не знаю. Пока… – сказала Полина и вышла из комнаты Люсмилы.

Я задернула шторы. Я, если честно боялась этого сундука, и спрятала его подальше от себя, почти у соседнего города. Я написала на листе бумаге все предметы сундука. Я точно помнила, что топора в сундуке не было, были разноцветные самоцветы, и большой синий сапфир. Значит, сундуком кто-то воспользовался, а кто туда мог подложить старый топор? Очень старый? Думать о давно забытом и зарытом сундуке мне не хотелось. Загадка была, но смысла в ее разгадке я не видела.

В это время вернулась Полина:

– Люсмила, ты знаешь, в городе весь транспорт стоит!

– Чего здесь удивительного? Пробок не видела.

– Нет, говорят, по городу провезли синий шар, и все машины встали.

– Синий шар, говоришь?

– Люсмила, ты о чем?

– О сапфире – яхонте – Тот, что в нашем музее лежал?

– Да, его украли, но почему его всему городу показывают, непонятно. Это был сапфир "Синяя звезда". Я этот сапфир сюда привезла, и мы его выкопали, а колдун с ним носиться.

Население города говорило только о колдуне Феофане и сапфире 'Синяя звезда'.

Жаждущие здоровья за деньги, и без боли, стояли к нему в очереди. Я подошла к толпе, которая волнами ходила рядом с его местом обитания.

Я лезла сквозь толпу с криками:

– Пропустите, я его жена!

Люди удивленно на меня смотрели, но пропускали. В последней комнате, перед входом в обитель колдуна сидел Толик.

– Толик, привет, пропусти к Феофану!

– Люсмила, здравствуй, сама пришла или Полина прислала?

– Сама, конечно, ты же знаешь, я всегда астрологией и психоанализом занималась.

– Если такая умная, скажи, что здесь происходит?

– Психоз любви и почитания Феофана.

– Правильно, я тебя пропущу, через одну дамочку, уж очень она хорошо заплатила за визит к всемогущему Феофану.

– Ты, что я ждать не буду и не заплачу, она подождет, не волнуйся, я ее успокою.

Я подошла к даме, и узнала в ней Полину.

– Полина, тебя, что здесь интересует? Тихо, я знаю, что мы участвовали в находке сапфира.

– Тише, ты, глупая.

– Все, сиди, а я сейчас пойду, как только выйдет посетитель.

Из двери вылетела Текира, волосы у нее были взъерошены:

– Люсмила, привет, ты психолог, вот и иди, всю толпу двумя словами распусти!

Я вышла на крыльцо и сказала:

– Господа – товарищи, граждане, все на сегодня свободны! Господин Феофан уснул от усталости, всех ждет завтра, или десять человек из очереди.

Толпа как под гипнозом, развернулась и растворилась ручейками по городу.

Я вернулась в комнату.

– Полина, – сказала я и осеклась, – передо мной сидел Феофан, больше никого не было в комнате.

– Люсмила, приветствую тебя! – сказал Феофан.

Я посмотрела на него внимательно:

– О! Дмитрий Афанасьевич!

– Хоть ты узнала, – сказал бывший тренер Дмитрий.

– Ты ведь давно исчез.

– Как исчез, так и воскрес, ха-ха!

– Дмитрий, ты, что колдун?

– Жить захотелось, стал колдуном.

– Зачем ты украл сапфир в музее? Люди очнуться от гипноза и придут к тебе, за тобой.

– Люсмила, этот сапфир дорогого стоит, ты на нем могла бы безбедно своих детей кормить, изображая мага, потомственного мага!

– Дмитрий, а я всей толпе сказала, что я твоя жена, но я не знала, что Феофан – это ты.

– В тебе Маг заговорил! Посвящаю тебя в маги! И, дарю тебе синий сапфир, 'Синюю звезду.

– Спасибо, но…

Я увидела в руках тренера синее сияние! Вскоре сияние лежало в моих руках, – это был шар, с большим количеством плоских граней, он действительно был синим…

– Этот сапфир не из музея?

– Нет, моя радость, это настоящий, синий сапфир, и весьма ценный экземпляр.

– Ты, где его взял?

– Не в музее.

– И, то ладно. Мне им не стыдно будет пользоваться?

– Нет. Этот сапфир из твоего сундука дамы Недр. Все тебе надо знать. Вопросы кончились, бери синий сапфир, и лети домой, меня не ищи, – сказал Феофан – Дмитрий и исчез за дверью.

Я показала Полине синий сапфир.

– Полина, Феофан дал мне синий сапфир.

– И то ладно, – спокойно сказала она.

– Ты не удивилась?

– Нет, – сказала она.

Я пошла на кухню, где меня остановил телефонный звонок, я взяла трубку.

– Люсмила, есть срочная работа.

– Шеф, что на этот раз?

– Не по телефону.

– Поговорим завтра, на работе.

– Нет, сейчас, я стою под твоими окнами, посмотри в окно, моя машина тебя ждет.

– Иду.

В руках Шефа лежала злополучная Соломенная вдова.

– И ты в маги подался, – сказала я, садясь рядом с шефом.

– Нет.

– Зачем тогда сапфир?

– Люсмила, – сказал шеф, и упал замертво, из виска текла струйка крови.

Я невольно отшатнулась от него, в окно просунулся пистолет:

– Люсмила, верни желтый сапфир, он на пол упал.

Я отрицательно покачала головой.

– Дмитрий, ты зачем его убил?

– Он у меня взял сапфир, а это много.

– У нас с ним одна работа.

– Так я и поверил, сапфир подними.

Я нагнулась за сапфиром, Дмитрий ударил меня по затылку, отбросил в сторону, взял желтый сапфир, и быстро пошел к машине, стоящей рядом. У меня в туманной голове промелькнуло: сапфир отдаст… Пока я была в бессознательном состоянии для окружающих, в моей голове возникли моменты жизни других людей, связанных с сапфиром 'Соломенная вдова'.


Глава 11


Люсмила на следующий раз стала говорить о насущных радостях юности.

На летнюю практику на Тракторный завод города, я и Полина попали в один цех, в одну смену. Кто бы знал, сколько шума было в этом цехе! В первый день мы прошли цех, и вылетели из него всей группой, оглушенные, ударами прессов; вращением барабанов с песком, в которых снимались с отлитых деталей для тракторов – металлические заусенцы.

Вот эти – то заусенцы, не снятые в барабанах и снимали на практике мы в третью смену на наждаках. Однажды я сняла наждаком часть пальца на руке, а когда работа была сделана, то под утро умудрялась заснуть в этом цехе, в этом шуме, с хорошей вентиляцией. К чему люди не привыкают? Но и польза от работы в цехе оказалась ощутимой. Полина и я получили деньги. Мы с Полиной получили деньги за практику на заводе и решили поехать к ней домой. Могу я летом поехать куда-нибудь кроме этой деревни Медный ковш? Вот я и поехала на свою голову.

У Полины оказался брат Поликарп. Я решила, что Поликарп мне не подходит, и спокойно прошла за Полиной в квартиру времен середины столетия двадцатого века.

На круглом столе с квадратными ножками стояла полная ваза слив: огромных, темно-синих.

Косточки свободно вынимались из слив, и мы ели мякоть сливы с большим удовольствием. Руки мы вымыли в ванной комнате, я заметила, что она просторная, но с ограниченным течением воды. На следующий день Поликарп предложил нам проехать за город по местным дорогам на спортивных велосипедах. И что же происходит? Полина отказалась ехать, а я согласилась поехать на спортивном велосипеде вместе с Поликарпом. Велосипеды стояли в прихожей. Поликарп переоделся в велосипедные трусы. Я надела спортивные брюки и вперед…

Коленки быстро замелькали у рам велосипедов. Мы, проехав город поперек, выехали на просторы удивительной страны. Деревьев здесь было немного. Встречались сады и поля… Хорошо поработав коленями, мы въехали в гигантский стог соломы. Что было?

Поликарп – мужчина с высокими ногами, оказался еще и с длинными и очень шустрыми руками. Я – девушка с полными коленками, стала от него отбиваться, превращая все в шутку. Шутка затягивалась, бои в соломе продолжались минут десять. Боролось я, как тигрица. Поликарп, почувствовав мое сопротивление, еще сильнее стал меня обнимать. Я удачно вывернулась из его рук и выскочила из стога на дорогу.

Осталось – отряхнуть солому из волос, цвета соломы. Из стога выполз Поликарп и стал вытаскивать солому из своих волос цвета спелой вишни.

Мы вновь сели на велосипеды и поехали дальше. Минут через 10 блеснула вода в камышах. Мы остановились на привал. Вода в водоеме была теплая. Полные коленки вылезли из брюк, и я осталась в купальнике. Свалились с Поликарпа спортивные трусы, под ними оказалась полоска плавок… Вода охватила нас своей прохладной негой, разгоряченные тела… Поликарп поднял меня на руки. Полные коленки засверкали над водой. Страсть мужчину охватила неземная, но я его остановила…

Я отбивалась руками и ногами, и как-то так получилась, что с размаха врезала ему в… глаз. Синяк под глазом стал расцветать спелой сливой… Полные колени покрылись мелкими синяками от мужских пальцев, как черешни… Мы сели на берегу маленькой речки, и стали просто разговаривать. Выяснилось, что Поликарп он уже проехал тысячу километров на спортивном велосипеде. Ноги у него были необыкновенно стройные, с красивой мускулатурой. Вся его фигура была похожа на фигуру вождя индейцев из нового фильма об индейцах, а я очень любила книги и фильмы об индейцах, а теперь со мной рядом сидел такой мужчина! Великолепный мужчина, с развернутыми плечами, с тонкой талией, с волосами стоящими в прическе, чисто мужской прическе. Мечта любой женщины.

Как-то вечером мы пошли гулять к местному кладбищу, заброшенному и поросшему травой. За кладбищем тянулся яблоневый сад, охраняемый сторожем, с ружьем заряженным солью. Несколько страшновато было ходить среди покосившихся каменных плит, и развалившихся от времени столбиков из кирпичей, указывающих на границу кладбища. С кладбища Поликарп привел меня на территорию детского сада.

Вечером дети детский сад не посещали, но скамейки оставались, и достаточно большие по своему размеру. Естественно мы устало сели на одну из скамеек. Руки Поликарпа неизменно потянулись к полным коленям, но до драки дело не доходило.

Детский сад просматривался со всех сторон, и Поликарп держал себя в руках.

Скромные его поцелуи – я останавливала рукой. Посидели. Поговорили и пошли в дом, в котором оба мы временно жили.

С синяком под глазом у Поликарпа, и с синяками на коленях у меня, не прикрытых коротким платьем; мы поехали по местам бывшей его жизни в этом городе, навестить его друзей и подруг. Но его любимый друг детства уехал после института в маленький город с большим заводом.

Мама друга, посмотрев на синяк под глазом Поликарпа, спросила:

– Поликарп, ты женишься?

Поликарп удивленно спросил:

– Почему вы так решили?

– А кто, кроме будущей жены может такой синяк под глазом поставить?

Следующим мероприятием был поход в кино в соседний квартал. Теплым вечером из кино возвращались пешком. Поликарп все пытался поднять меня на руки и нести, сколько хватало сил. И сил хватало: держать в руках меня и не выпускать из рук, а если он ставил меня на ноги, то объяснялся в любви на трех языках. Так мы и вернулись из кинотеатра домой. Поликарп оказался большим выдумщиком на развлечения, и придумал поездку на водохранилище. Поехали втроем: Поликарп, я и Полина.

Мы взяли рюкзаки, одну палатку, и немного еды. Сели на пригородный автобус и приехали на побережье огромного водохранилища. По водохранилищу плавали трупы огромных сомов, они, как бревна качались на мелких волнах. Мы остановились на высоком берегу водохранилища. Ветер прибил грязь и тину именно к этому берегу, так, что купаться было негде. Поставили палатку рядом с шалашом, который уже стоял тут, но был пуст. Перед шалашом росли кусты томатов. Спелые помидоры украшали усыхающие кусты. В десяти метрах от шалаша находилось поле с подсолнечником. Огромные шапки с семечками слегка поникли, в них были почти спелые семечки. Звучала далекая музыка из соседнего лагеря.

Для костра Поликарп срубил засохшее дерево, когда рубил сучья, то загляделся на меня. Топор с размаха воткнул в свою собственную ногу. Пришлось ногу лечить.

Следующие развлечения из-за больной ноги Поликарпа, происходили на этой же поляне. Поликарп заставил меня надеть на себя простыню, по типу сари, плотно обернуть тело и лечь на землю. Сам он забрался на единственное дерево и с него снимал меня во всех ракурсах, в том числе и с топором в руках. В палатке спали втроем. Полина засыпала, отвернувшись к стенке палатки. Поликарп заснуть не мог, ему сильно мешала Люсмила, его руки рыскали по ее телу в поисках заветных мест и находили то, что искали и вторгались в запретную поверхностную зону тела.

Однажды он не выдержал и воскликнул:

– Люсмила, из тебя можно сделать отличную женщину!

А я подумала, что связь у нас становится медной, ток между нами хорошо пошел!

Да и Полина на меня не косилась, а вела себя вполне дружелюбно.

Возвращались мы домой через поле подсолнечника, вновь сели на автобус и приехали в общую квартиру. На кухонном столе стоял четырехлитровый бидон с молоком, и лежали огромные баранки с маком – лучшая еда после путешествия. Мама Тора только так могла напоить свою гвардию. Еще она отменно жарила рыбу в большом количестве репчатого лука с золотистой, хрустящей корочкой. Рыба была речная, и очень вкусная. Еще меня удивили синенькие, которые были просто фирменным блюдом матери Поликарпа, до этой поездки я никогда и не пробовала баклажаны. Десять дней пролетели, как удивительный сон и настало время прощания.

С Поликарпом стали происходить странные истории: женщины перестали его интересовать, манила Люсмила – девушка с полными коленками. В электричке он вздрагивал, когда видел похожие ноги, с другими женщинами любви не хотел, да она и не получалась. Поликарпа манили полные колени. Голова у мужчины стала думать, как овладеть этими ногами…

Люсмила продолжила повествование.

– Отлично, едем, – сказала я Анне Андреевне, распространительнице путевок в ближнее зарубежье.

– А я не поеду, – тут же ответил двум женщинам красавец Толик.

Я онемела от негодования, я хотела ехать с ним! Я уже отпросилась, а меня подставили! Я промолчала и отошла в сторону. Толик пошел и сел на свое рабочее место, в мою сторону он не смотрел. В комнату заглянула Полина, она посмотрела в сторону стола начальника и спросила:

– А где Толик?

– Многие стремились к Севастополю, – ответил ей умудренный жизнью Шеф, вертя в руках карандаш, заточенный по всем правилам.

– Как вас понимать? – возмущенно спросила Полина.

– А так и понимайте, к нему всегда стоит очередь из женщин.

– Где он, можно сказать?!

– Он вас слышит, но не видит, из-за кульмана, – ответил он женщине и повернул голову в сторону Толика, – Толик, ты, что не слышишь? К тебе женщина пришла, очередная твоя поклонница.

– Слышу, но я занят.

– Труженик ты наш. Полина, вы слышали ответ? Тот, кто занят, тот вас не ждет.

– Вижу, но не подойду к нему, я ошиблась комнатой.

– Бывает, – проворчал начальник и уткнулся в чертеж, который проверял без всякого на то удовольствия.

На обед в кафе я пошла одна, в сторону Толика я не смотрела.

Он подошел ко мне с подносом в руках:

– Люсмила, я не могу с тобой поехать, не могу!

– Не можешь, так не можешь, а я поеду. Я никогда не была на берегу Балтийского моря. Меня на работе уже отпустили.

– Прости, но без меня, – сказал Толик и удалился, унося свой обед на другой стол.


Глава 12


В вагоне поезда сидела группа туристов, ехавшая на экскурсию к Балтийскому морю, – это были 28 женщин и два мужчины. Один мужчина ехал с женой, второй мужчина был свободен. Я посмотрела на контингент, и спокойно достала книгу.

Единственный мужчина из 28 женщин безошибочно выбрал меня! А мужчина просто сел рядом с женщиной, читающей в вагоне книгу, остальные представительницы туристической группы тихо переговаривались между собой, распределившись по парам.

Я посмотрела на мужчину невидящим взглядом, словно смотрела сквозь него, перед моими глазами была диадема из янтаря. Кому чего, а мне захотелось золотую диадему, пронизанную насквозь солнцем сквозь янтарь.

– Девушка, можно я сяду рядом с вами? – спросил лысый мужчина.

Я мельком взглянула на очень короткие волосы над молодым лицом, и пододвинулась к окну. До окна оставалось одно посадочное место. Минут через пять, рядом проехал грузовой состав, из него вылетел камень и на большой скорости врезался в окно рядом со мной. Стекло рассыпалось на мелкое крошево и осыпало меня с ног до головы. Я встала, с меня посыпался стеклянный дождь.

Люди заохали.

– Получила, стеклянную диадему, – сказала я, ни к кому не обращаясь.

– Простите, я не хотел, все случайно получилось, – быстро заговорил мужчина.

Плацкартный вагон, как единый зал, в нем всем все интересно. Я быстро стала личностью номер один, оказывается и без конкурса красоты можно достичь некой популярности. Стекло с пола вымела проводница обычным веником. Остатки стекла оставались в деревянной раме вагона. Свежий, весенний ветер гулял по вагону.

Проводница принесла липкую пленку и залепила отверстие в стекле, пробитое куском твердой породы, раз он пробил два стекла. Лысый мужчина, а точнее коротко подстриженный, представился мне, назвав свое имя – Поликарп. Имя заинтриговало.

Я перестала на него сердиться, словно он был виноват в том, что стекло разбилось рядом со мной. И только тут я заметила, как он снял с головы лысый парик и оказался моим Поликарпом, с галстуком на шее, на котором был изображен конь.

Галстук ему подходил во всех отношениях. Поликарп был весь холеный и лоснящийся, как породистый конь. От него исходил отличный запах мужского одеколона, очень тонкого, излучающего свежесть своих компонентов.

Я не думала, о том, в каком вагоне нас повезут в Янтарную столицу с вокзала, я всегда ездила как минимум в купе, а тут собрался веселый табор экскурсантов в плацкартном вагоне. Поликарп постепенно оттеснил от меня всех. Он создал вокруг меня свое поле, которое опекал. С ним было уютно и вкусно. Он угощал меня теми продуктами, которые взял себе в дорогу. Ни в пример ему у меня ничего, кроме бутербродов из белого нарезного батона с маслом и сыром не было – мой сухой, дорожный паек.

Проводница принесла чай в стеклянных стаканах с подстаканниками времен далеких, рядом положила сахар в маленьких брикетах. Дома я чай с сахаром никогда не пила, но в вагоне вкус менялся, здесь хотелось того, чего нельзя. Мягкие нежные руки Поликарпа, порхали рядом, они словно клеились ко мне своими клеточками. Мне это начинало нравиться. Поликарп ушел и пришел в симпатичном спортивном костюме, без галстука, держа в руках плитку шоколада с орешками.

Я ему улыбнулась и отложила в сторону книгу. Мы вышли в тамбур, темнело. Это было единственное место в вагоне без глаз и ушей. Хотя, какие у нас могли быть секреты от окружающих? Как оказалось, на данный момент времени мы были свободными людьми, не обремененные семьями. Я была девушкой, среднего мужского роста, со светлыми волосами, с серыми глазами.

Поликарп был чуть выше меня, обладал правильными чертами лица, большими карими глазами. Он был стеснительным молодым человеком и очень даже обаятельным. Нет, я никогда не мечтала о лысом поклоннике, хотя понимала, что годы идут, то я хотела окончить институт, и окончила его. Конечно, я еще была девушкой, если не считать романтической связи с Толиком и с Тором. Толик везде успевал, и дома и на работе.

Он был такой мужчина, на которого никто не обижался, и все считали за счастье общение с ним, с молодым человеком, любимым дамами всех модификаций.

Янтарная столица пленила экскурсантов маленькими улочками, какими-то очень известными по фильмам, и до боли знакомыми. Янтарь встречался во многих магазинах, я смотрела на него, но не знала еще, чего, же я хочу из этого янтаря.

Понятно, что янтарную диадему, но какую? Бусы из янтаря лежали на прилавках магазинов солнечной россыпью, мило обработанные, и подобранные лишь по величине.

На автобусе экскурсию повезли дальше, в менее известный город, с маленькими, историческими домами и одним анекдотом, что семья в Латвии состоит из трех личностей – он, она и собака. Такой состав семьи вполне устраивал Поликарпа, он и рассказал этот анекдот. Странное чувство стадности в покупках довело меня до того, что денег на янтарь у меня не осталось. Но о своем желании Поликарпу я не рассказывала, янтарная диадема – моя мысленная мечта. В музее моряков и рыбаков меня удивили тем, что моряки больше получают денег от привоза товаров, в виде интересных бутылок с португальским портвейном, чем от ловли рыбы. А дома у рыбаков вполне приличные, между прочим. Балтийское море произвело на меня должное впечатление своим прохладным дыханием.

Поликарп так и ходил рядом со мной, с ним мы простились на вокзале…

Вместо янтарной диадемы я привезла португальский портвейн в красивой бутылке. А, впрочем, почему Поликарпа нельзя считать янтарной диадемой? То и другое достается победителю. И, наконец, у меня появился личный друг по путешествию.

Отец Поликарпа, Юрий Николаевич, был директором фирмы, а его замом стал его сын.

Я попала в обеспеченную среду обитания. Матерью Поликарпа оказалась прекрасная женщина с огромным конским хвостом собственных волос, Анна Андреевна. Тактичная женщина так же мягко, как и Поликарп обволокла меня врожденным обаянием. Я почувствовала, что попала в крепкие сети, и мне не вырваться из их среды, меня поймали, словно рыбу в Балтийском море. Да и вырываться из мягких, вкрадчивых объятий Поликарпа мне не очень хотелось.

На работе все спокойно выслушали мой рассказ о поездке и, о новом женихе.

– А я, что говорил!? – спросил или сказал Шеф Толику.

– Босс, нам надо было поспорить на их свадьбу, – отозвался Толик.

– Вы о чем? – спросила я.

– О тебе, – ответил Толик.

– Так, подробнее, если можно.

– А чего говорить, экскурсовод выполняла задачу платной свахи, тебя, Люсмила, высчитали, и решили, что ты подойдешь сыну нового директора. Ты теперь работаешь на фирме отца своего жениха. С новым директором ты не знакомилась, по штату тебе это не положено, а он про тебя узнал, спросил, у нас грешных, да и послал со своим сыном на экскурсию, – объяснил Толик обстоятельства дела.

– Отлично, а кто в меня камень запустил?

– Случайность, – отозвался Толик.

Я жила тогда в однокомнатной квартире, в панельном доме. У Поликарпа была огромная квартира, в дворянском гнезде, как называли группу кирпичных башен. Мы с ним купили маленького щенка, создав прообраз латвийской семьи из его анекдота.

Квартиру родителей разменяли на две двухкомнатные квартиры, но… Поликарп отказался прописывать меня в квартире. К его родителям дорога мне была закрыта.

Я вернулась в однокомнатную квартиру и вышла на работу, с работы меня еще не увольняли. Мое мимолетное, гражданское замужество было выгодно одному человеку – Поликарпу. Он под предлогом женитьбы на мне отхватил двухкомнатную квартиру у родителей. Ладно, что мы так и не расписались официально! Толик и Шеф встретили меня радостными криками, и промолчали в ответ на мой рассказ о последнем переселении, это уже не их ума дело. Они люди тактичные.

Полина, узнав об очередном промахе в моем замужестве, пришла в квартиру Поликарпа. Он одиноко сидел на кожаном черном диване, перед ним стоял черный столик и смотрел он в черный телевизор. Поликарп был в своей черной стихии предметов, его ли ей не знать!

– Привет, Поликарп, со свободой тебя! – воскликнула Полина, снимая норковую шубку, привезенную из Кедрового края.

– Привет, Полина, рад видеть тебя в моих пенатах, – ответил Поликарп, – о, мой любимый мех появился!

– А почему ты не купил шубу невесте?

– Незачем баловать, и выращивать из нее баловня судьбы.

– Держишь Люсмилу в ежовых рукавицах.

– Не твоя это судьба, а мою совесть ты не потревожишь.

– Понятно, без тебя не обошлось в жизни Люсмилы, а на вид, ты такой мягкий да ласковый, как эта норковая шуба, да не тобою она куплена!

Мать Поликарпа, Анна Андреевна, взяла в руки, издававший трели сотовый телефон:

– Шеф это ты опять? Просила тебя по-человечески к нам домой не звонить!

– Анна Андреевна, объясни, почему вы Люсмилу домой отправили?

– Не лезь в наши дела, это не нашего с тобой ума дело.

– Политика такая у твоего благоверного?

– Не сыпь соль на рану, и так больно и тревожно, меня в это дело не пускают, сама по ней скучаю.

– Анна Андреевна, я скучаю без тебя.

– Я тоже.

– Встретимся?

– Зачем, все быльем поросло.

– На работу бы вышла, чего дома сидишь?

– С несостоявшейся невесткой в одном подразделении работать?

– А что такого?

– Ладно, без меня обойдетесь.

Юрий Николаевич, вызвал Полину к себе в кабинет.

– Дочь, ты зачем к Поликарпу ходила?

– А тебе уже сообщили?

– Не без этого.

– Я только хотела ему сказать, что он сурово обошелся с Люсмилой.

– Ты куда лезешь не в свое дело?

– Извини, не сдержалась.

– Зашла бы в кабинет Поликарпа на работе, а ты к нему домой пришла. А насчет их жизни, не лезь с советами, все под контролем.

– Суровый у тебя, отец контроль.

– А теперь по делу… Ты хорошо знаешь английский язык?

– Зачем он вам?

– Насколько мне известно, ты занималась на курсах английского языка.

– Давно это было.

– Недавно. Есть предложение, нам с тобой поехать в Англию.

– А как на это мама прореагирует?

– Ты поедешь в командировку со мной, – это называется работа, назидательно ответил Юрий Николаевич.

– Понятно, работа есть работа, я поеду, – покорно согласилась Полина и отпросилась у Шефа в командировку, за новой информацией для него.

Англия оказалась в двадцати минутах езды от фирмы, обычным санаторием, где Полина и Юрий Николаевич прожили неделю своей командировки. Через неделю в тот же санаторий приехали Шеф и Анна Андреевна, они встретились на обеде за одним столиком. Тактичность высшей степени проявили все четверо, никто никому не сказал ни слова упрека, после обеда разошлись в том составе, в каком приехали, по своим номерам.

К ужину Полина и Юрий Николаевич покинули санаторий.


Глава 13


В очередной выходной Люсмила рассказывала продолжение истории Кателире на медной скамейке.

Я вышла на работу, и удивленно заметила, что за столом начальника сидит Толик.

– Толик, ты чего на чужом месте сидишь? – спросила я, улыбаясь.

– Люсмила, это теперь мое место. Приехал Юрий Николаевич из командировки, меня повысил, а Шефа понизил в должности.

– Интересно, но ладно, напомни свое отчество, господин начальник?

– Толик и все.

– Ты родственник Шефа?

– Нет, даже не племянник. Меня повысили.

– И ты об этом спокойно говоришь?

– Я и живу спокойно, как нормальный холостой мужчина без вредных привычек.

– Верю.

– Люсмила, поедем вечером в гостиницу, есть одна на примете, отметим мое повышение.

– Запросто, только почему не ко мне домой?

– Ты вся своя, хорошо влилась в дружный коллектив руководства, – с иронией проговорил Толик.

– А если я не поеду?

– Поедешь в другой раз, у женщин свои причуды, кстати, торт стоит на чайном столе.

– Спасибо.

– Я пошутил! Я не начальник!

– Так ты мне больше нравишься, уйди с чужого места! – прикрикнула я.

– Торт в честь твоего возвращения из длительного отпуска.

– Ты очень любезен, благодарю.

– Что так чопорно говоришь?

– Не знаю, где ложь, где – правда.

– Правда, в том, что я хочу быть с тобой. 'Я – хочу быть с тобой'! – пропел он последнюю фразу и посмотрел на белый потолок.

– Ты и так со мной, на рабочем месте.

Поликарп сидел на своем рабочем месте и наблюдал на экране комнату, в которой сидели Люсмила и Толик, поведение невесты ему понравилось, и он решил, что за ней еще понаблюдает. Он отключил экран и приступил к основной работе. Я посмотрела в сторону глазка и поняла, что его отключили, но Толику все равно ничего не сказала, да он вероятно и сам все знал. Он открыл ящик в своем столе, светодиод, подключенный им для слежения за работой телевизионного глаза, не горел. Он давно сделал себе такую информативную подсветку в своем столе. Если не горит в столе светодиод, значит, никто не просматривает комнату, но об этом Толик свято молчал.

– Люсмила, отбой местной тревоги, я все же тебя жду вот по этому адресу, – сказал он и протянул мне визитку гостиницы.

– Молодец, шикарный номер!

– На том стоим. Люсмила ты по телефону говори сдержанно, или вовсе не говори.

– Спасибо за предупреждение. Только я теперь совсем не понимаю кто чей на этой фирме.

– И не надо, исторически сложившиеся отношения между людьми. Тебя так просто использовали, навели справки о твоем здоровье до пятого колена и потом отстранили от дворянского гнезда. Обидно? Досадно?

– Да ладно.

– Умница, а ты мне сразу понравилась, как только я тебя увидел, но, меня лично предупредили, чтобы я к тебе не подходил, что я и выполняю по мере сил.

– А сейчас, что изменилось?

– Теперь ты чужая брошенная невеста имею право подойти к тебе, но в скрытой форме.

– Шпиономания.

– Нет, способ существования.

– Хорошо, с тебя диадема.

– А это еще, что такое?

– Мечта моя янтарная.

– А, что янтарь на свете кончился? – усмехнулся Толик.

– Нет, но я хочу янтарную диадему.

– От меня, что надо?

– На самом деле я хочу янтарный ободок.

– Вот это понятней, так купи ободок да наклей на него янтарь.

– Грубая работа.

– Подумаю.

Шеф и Анна Андреевна остались одни за столом столовой санатория. Ужин прошел в молчании. На улице он заговорил:

– Анна Андреевна, ты знала, что твой муж в этом санатории, а не в Англии?

– Сколько живу с Юрием Николаевичем, столько и не знаю, что от него ожидать.

Знаешь, если ему покажется, что за ним следят, то он резко меняет свой маршрут.

Он выбрасывает дорогие билеты на поезд и самолет, меняет время, меняет место. Я ничему не удивляюсь.

– Да, но мы попали в глупое положение!

– Я этого не заметила.

– Но он был с дочкой Полиной!

– У них есть общая работа, они имеют право на встречи в рабочее время.

– Нет слов.

– И даже в должности не понизят, – заверила Анна Андреевна.

– Будем надеяться. Меня другое волнует, то, что Поликарп не прописал у себя Люсмилу.

– Столичный подход. Это все так, но мы из-за них пошли на размен квартиры с доплатой, а Поликарп теперь один живет в двухкомнатной квартире.

– Анна Андреевна, ты, что-то в этом можешь изменить?

– Нет, хуже то, что Люсмила найдет себе другого мужчину.

– Толика.

– Откуда ты знаешь? – спросила Анна Андреевна.

– Я уверен, что они сегодня встретятся, используя мое отсутствие на работе на разговоры на личные темы.

– Вот и все, круг измен замкнулся в очередной раз.

– Это жизнь, а не измены, – сурово проговорил Шеф.

Я вернулась домой, телефон проговорил:

– Поликарп звонил.

– Что хотел?

– Предлагает прописать тебя.

– Оно и видно, щеки горят…

Поликарп сидел дома и рисовал план двухэтажного особняка. Ему было скучно. Он механически набрал номер сотового телефона Люсмилы.

– Люсмила, я виноват перед тобой, ты виновата передо мной, возвращайся ко мне.

– Я в чем виновата?

– Ты сегодня была с Толиком.

– Ты сквозь стены видишь?

– Знаю, кое-что о жизни.

– Угадал, была с ним, как брошенная тобой девушка.

– Я бросил, я и подниму. Рисую план нашего дома, нужен твой совет, но сегодня после Толика я не хочу тебя видеть, а завтра приезжай, пожалуйста, или переезжай ко мне, я пришлю тебе помощников.

– Подумаю.

– Думать не надо, надо просто ко мне вернуться. У тебя была мечта – Толик, ты его – получила, теперь без мечты возвращайся.

– Ты прав.

– Я всегда прав.

– Поликарп, я не буду жить в твоем особняке, – сказала я, входя в его квартиру.

– Почему, если это не секрет фирмы одуванчик? – удивленно спросил Поликарп.

– Понимаешь, я не могу жить в частных домах, у меня комплекс больших зданий, я боюсь дач и маленьких домов.

– Люсмила, мы поставим охранную сигнализацию по всему периметру дома, все будет на контроле, на центральном пункте.

– Мне квартира в многоэтажном доме больше подходит.

– Так, один вопрос решили, и есть второй вопрос: ты родишь мне дочь?

– Да не вопрос, но в моей квартире, нам будет тесно.

– Слушай, а у тебя нет где-нибудь сестры или брата?

– Зачем тебе они?

– Понимаешь, мне тут теорию развернули, если в семье жены было двое детей, то и она двоих детей родит, если трое – родит троих, а ты, что одна у матери?

– Ты, ведь знаешь, у меня есть двоюродная сестра Текира, дочь тети Даши.

– Очень хорошо! Значит, у меня есть надежда, что у меня будет двоюродная дочь!

– Сомневаюсь, мы с тобой вместе не живем.

– Ты забыла, что я пропускал твою платоническую мечту – Толика, а после него надо месяц ждать, чтобы быть уверенным, что дочь будет моя, а не двоюродная.

– Благоразумный у меня жених.

– Через месяц переедешь в эту квартиру.

– А я перееду сейчас, мне здесь все нравиться.

– Ты уверена? Рад, – сказал Поликарп и щелкнул пульт телевизора, – Люсмила, не могу я ждать месяц, я соскучился, ты мне сейчас нужна, скажи, что с Толиком ты не была, я тебя разыгрываю.

– У меня – его не было.

– Точно?

– Более чем.

– А я поверю, хотя от ревности меня выкручивает всего.

– Живи спокойно.

Поликарп подошел ко мне, поднял на руки и отнес на большую кровать. Я подумала, что Поликарп мне больше подходит, чем Толик, но я вырвалась и убежала. Поликарп на этом не успокоился. Вместе с ним пришли еще два парня, они взяли мои вещи и унесли. Жизнь моя усложнилась, впервые все заботы легли на мои плечи, но надо отдать должное Поликарпу, он привозил продукты и иногда мыл посуду. Мы стали одной семьей, в новом качестве мы сами себе понравились.

На работе я с Толиком говорила теперь только о работе, словно между нами никогда и нечего не было. Приехал Шеф, и все встало на свои места. Иногда я задумчиво смотрела в сторону Толика только и всего, потом я переводила взгляд на маленькое зеркало на полочке, над рабочим столом и мне опять хотелось янтарный обруч на голову. Я встряхивала свою рыжеватую гриву волос и опускала голову над очередной мебельной разработкой.

Вспомнила я Текиру на свою голову, раздался вечером телефонный звонок, та быстро проговорила:

– Люсмила, будь другом, хочу волосы нарастить, весна, сама понимаешь, дай денег, ты у нас теперь богатая.

– С чего ты это решила?

– Муж у тебя богатый Буратино, а мне как раз пяти золотых не хватает.

– Текира, я чего-то не понимаю?

– Интересное кино, это что я забыла в дачном захолустье? А тут столица, ты уехала, я приехала на твое место.

– У меня нет денег.

– Чего я перед тобой души открываю, если у тебя денег нет? Жадная стала?

– Нет, мне новую машину купили, расходы всякие.

– Кузине денег не осталось? – возмутилась Текира.

– Проси у своего мужчины.

– Издеваешься? У нас без финансовых взаимных вливаний и официальных бумаг.

– У меня денег, правда, нет. -…


Глава 14


Это я вспомнила, как Текира устраивалась к нам на работу.

Прошло пару дней, Текира пришла в мой дом после поездки на Балтийское море.

– Люсмила, я и твой будущий муж должны знать друг друга.

Вышел Поликарп, поздоровался.

– Поликарп, возьмите меня к себе на работу, – неожиданно для всех попросила Текира, а то я среди вас словно бедная родственница.

Поликарп окинул внешний облик странной сестры своей невесты, нашел между ними и сходство и различие. Текира была ниже ростом.

– Текира, а кем бы вы хотели работать?

– А вы как думаете?

– Мне о вас Люсмила почти ничего не говорила, пройдите в комнату, поговорим.

Я потому о ней и не говорила, что Текира путем нигде не училась, на учебу у нее была отъявленная лень, но в менеджеры выбилась, да видно ей этот труд с поездками порядком надоел.

– Текира, я в затруднительном положении, у нас научно – техническая фирма, могу в бухгалтерию, если переучитесь, больше ничего на ум не приходит. Машину водить можете? – спросил Поликарп.

– Не могу.

– Так и я могу ответить вам – могу взять с последующим обучением.

– Вот вы какие! – сказала Текира и направилась к двери.

Я пошла следом за ней с одной целью – закрыть дверь.

– До свидания, Люсмила, – сказала Текира, закрывая за собой дверь.

Текира вышла и расплакалась. Амбиций у нее много, а способностей к труду, мало…

– Красивая у тебя сестра, – сказал Поликарп.

– А на работу не взял.

– Куда ни скажешь?

– Не скажу, ужин готов.

– Вы не очень дружные сестры.

– Поликарп меняй тему, она сама разберется в своих делах, у нее свои непонятные мне способности.

– Заметно.

Деревья утопали в собственной темно-зеленой листве, большие кусты картофеля цвели мелкими цветочками. Яблони были усыпаны яблоками, но еще кисловатыми с белыми зернышками. Малину варили на зиму. По деревне 'Медный ковш' брел аромат варенья от дома к дому, варенье варили в медных ковшах.

Тетя Даша сидела на медной скамейке и рассказывала о местных людях Кателире.

Шеф всегда был первый красавец на деревне Медный ковш, в которой его родители всегда имели дачу, был, забыт своей же Анной Андреевной. Она, первая умница на деревне единственная спортсменка класса, кинула его не просто так, а, замуж вышла за его друга Юрия Николаевича, золотого медалиста из города, в области этого города, всю жизнь на даче, жили Шеф и Анна Андреевна.

Шеф и сам учился в техническом вузе города на дневном отделении механического факультета, а Анна Андреевна училась на дневном отделении, химического факультета, она его всегда любила и в детстве, и в юности, и вдруг, поменяла Шефа на городского золотого зяблика Юрия. Шеф места себе не находил от измены Анны Андреевны, но благоразумно не прореагировал на измену, и просто перевелся в другой город, в другой вуз, и исчез из ее жизни.

Анна Андреевна, выйдя замуж за Юрия Николаевича, переехала жить в большой дом мужа из общежития, где она жила в городе, во время учебы. Молодая женщина ревела горючими слезами, за свою первую измену в жизни, за то, что вышла замуж за нелюбимого медалиста. Еще она рыдала от своей свекрови, та над ней издевалась, как могла, свекор помогал ухудшать настроение невестки. Пыталась молодая жена найти свою первую любовь, но никто не говорил ей, куда Шеф уехал, из-за ее предательства.

Юрий Николаевич, мужчина умный, внешне не реагировал на страдания красавицы жены.

Он умел быть рядом с ней и не участвовать в домашних переделках, его задача была одна – быть умным, быть самым умным. В жены он нашел себе красавицу – спортсменку, его дети должны быть золотыми медалистами, больше его ничего не волновало.

Женился Юрий Николаевич после того, как окончил институт на студентке, но эту студентку он знал с детства, она была его сводной родственницей. Привел он в дом девушку, с темно-русой косой, вверху косы красовался бант, но в день свадьбы косу ей остригли и сделали химию и укладку. Долго она после этого отращивала свой знаменитый конский хвост. Анна Андреевна стройная и худенькая была намного ниже Шефа, Юрий был ниже его ростом на пятнадцать сантиметров. Анна Андреевна и Юрий Николаевич никогда не отдыхали на берегах морей, все больше отдыхали в нашей деревне Медный ковш. Но однажды жизнь забросила их на морское побережье, проехав его по всей длине на машине в жаркий летний месяц, они умудрились загореть до черноты и искупаться на всех пляжах.

Мудрый Юрий Николаевич привез Анну Андреевну в одну семью своих родственников, где было десять человек детей, он хотел, чтобы жена захотела детей. Она захотела, но дети сразу не получались. Их у них просто не было… год, а после поездки она, наконец, стала будущей матерью, но тянуть учебу, работу, беременность, мужа с родственниками, и их большой дом, ей оказалось не под силу. Первой отлетела учеба, она не успевала учиться в институте при остальных нагрузках. Шеф лишь изредка разговаривал с Анной Андреевной, и отбирать ее у Юрия Николаевича не собирался. А они, как легли вместе на одну кровать под два одеяла, так этого уже никогда не нарушали. Она не могла пойти в другую комнату и лечь на диван, такое действие жены строго каралось Юрием Николаевичем.

Анна Андреевна постоянно рассказывала мне, каким хорошим и красивым был Шеф, а жила при этом в одной постели с Юрием Николаевичем. Сын Поликарп, еще больше усложнила ее жизнь. Ей никто из семьи Юрия Николаевича, особо не помогал, все они работали. Сил физических, из-за сильной худобы у нее было мало, и нести одновременно продукты и ребенка ей было очень трудно. Работа естественно ушла в сторону. Остался ребенок и дом супруга. Тело ее стало сухожильное, а тут еще мастит нагрянул с огромной температурой. Выжила и за дела домашние…

Юрий Николаевич понял, что в их жизни надо что-то менять, и они уехали из его родного дома. Первым уехал Юрий Николаевич, нашел себе временную работу, и снял на свою семью квартиру. В большой комнате жили втроем, маленькая комната была закрыта. Но съемная квартира не вечна и молодые вскоре приобрели свою квартиру.

Появились новые дома, вырос город. Время шло, ребенка отдала Анна Андреевна в сад, и окончила институт.

И вот тут ей подвернулся вновь Шеф. Когда-то он учился с ней в одной школе. Он приходил к Анне Андреевне по работе, садился рядом с ее столом, а уйти от нее уже не мог. Они вновь влюбились друг в друга. Анна Андреевна работала по специальности после окончания института. Поэтому, как села она на один стул на работе, так его и не покидала, а на соседнем стуле, в любую свою свободную минуту появлялся Шеф, крупный мужчина. Она вновь купила туфли на каблуках.

Прическа у нее всегда была хорошая – конский хвост.

Все мужчины умные. Юрий Николаевич заметил Шефа рядом с женой, но наказал он их совсем неожиданно. У Шефа в то время была жена, женщина маленького роста, ее звали Галя, об этом он навел справки, и предложил своей жене привести Шефа и Галю к ним в дом, на домашний праздник, на его день рождение. В день рождения мужа Анна Андреевна старательно приготовила праздничный стол, сама оделась красиво и с нетерпением ждала гостей. Шеф пришел со своей миниатюрной женой Галей, принесли они красивый подарок. Юрий Николаевич тут же подсел к Гале и больше ее не покидал. Рядом с ней, он себя чувствовал замечательно, они даже пошли танцевать, и танцевали весьма романтично.

Так родился союз четверых. Отныне все праздники две семьи проводили вместе.

Острая боль в душе от любви к Шефу, у Анны стала притупляться и отходить за горизонт. Галю стали преследовать удачи. Она сменила свою работу, на ту, где ей платили значительно больше. Еще ей два раза в год стали выделять путевки в санаторий. Она расцвела и всегда, при встречах четверых, радовала Юрия Николаевича, своим присутствием и вниманием. Для встреч были отведены четыре дня рождения, и все общие праздники страны. У Шефа сил ревновать жену к Юрию Николаевичу не было, ему хватало внимания и добрых слов Анны Андреевны.

Как-то пригласили они меня на общий праздник, а точнее на день рождение Анны Андреевны. А пары у меня в этой компании не было. Я и рванула к Шефу, как к своему деревенскому другу юности, подсела к нему, потанцевала с ним, и немедленно приобрела двух противниц: Галю и Анну Андреевну. Я сразу почувствовала, что Шеф под хорошей опекой, но от этого на чужом пиру похмелье мне не понравилось. Эта четверка меня раздражала, я в ней пятое колесо в телеге, но хорошо осведомленное о делах всех четырех колес.

Тетя Даша закончила свой рассказ и побежала готовить ужин. Кателира подумала, что Афанасий Афанасьевич прав в том, что чужих людей в историях медной скамейки практически нет.

Рассказ Люсмилы.

У весеннего солнца могучая энергия, она слизывала своим языком снег достаточно быстро, и обнажала асфальт, землю и цветы. Оказалось различных видов подснежников достаточно много, это просто ранние цветы и они в скором времени готовы цвести на радость изголодавшимся глазам по цветовой гамме природы. Анна Андреевна посмотрела на себя в зеркало и осталась довольна своим изображением, она старела медленно и красиво. Юрий Николаевич всегда гордился внешними данными своей супруги, но сто процентной верности у них не получилось, и они друг друга, ни в чем не винили; так и жили красивой парой, иногда отдыхая друг от друга по взаимному соглашению.

Поразительно, но факт, они всегда обращались друг к другу весьма благожелательно, не произнося слов упреков и назиданий. Они вели себя друг с другом весьма тактично, приветливо и сдержанно. И весна не вносила коррективы в их сформированные длительной жизнью отношения. Чистота в квартире и на даче всегда была неназойливой, а естественной. Они держали приходящую домработницу, она отмывала поверхности, чистила, и уходила. Сами они вещи не разбрасывали, и все у них было хорошо. Тыл директора фирмы, был весьма надежен. С сотрудниками он вел себя сдержанно, не бранил, не хвалил, хорошо платил за работу. Идеальный человек, если не считать некоторых личных тайн. Так, ничего особенного. Когда-то он был безмерно беден, работал в шахте, но ему повезло. Работал в шахте он для того, чтобы написать в анкете, что он из рабочих, для таких людей, в определенные времена, в умном институте были дополнительные места.


Глава 15


Шахта, находилась рядом с другой шахтой, в которую некто спрятал бочку, но не с медом, а с янтарем. Было ощущение, что эти янтари оторвали, одним словом, бывшие в употреблении. Юрий Николаевич в отсеке шахты отбойным молотком коснулся бочки, сквозь руду, под светом фонаря на шахтерской каске, сверкнули брызги янтаря. Он остановился, оглянулся, рядом никого не было. Оставалось вынести бочку на поверхность без посторонних глаз. Наверху дежурила девушка по имени Анна, она выдавала шахтерам фонари и прочие принадлежности для спуска под землю.

Юрий Николаевич с ней договорился о том, что бочку с янтарем поднимут они вдвоем.

Они подняли бочку на поверхность земли. А что такое янтарь после железной руды?

Пушок. Спрятали, сдружились, оба поступили в институты и окончили их. Юрий быстро нашел пути сбыта и обработки янтаря. Он делал уникальные, длинные бусины, они смотрелись, как украшения времен Клеопатры. Божественно. Создал Юрий Николаевич малую фирму, потом большую фирму, умнее были и задачи, но начало его успеха было такое, от янтарной бочки.

Николай – младший лейтенант советской армии, сидел в закрытом помещении и отколупывал от стен янтарной комнаты янтарь. Стены, разобранные на панели, то есть составляющие части стояли одна за другой рядом. Ему помогали несколько человек рядовых. Их охраняли люди в черной форме. Младший лейтенант понимал, что жить ему остается немного, он будет жить, пока он добывает янтарь. В свое время он видел эту комнату, как любимый экспонат. А теперь сидел и портил шедевр мировой архитектуры.

Янтарь складывали в бочку. На дне бочки Николай положил записку, со своим именем, что именно он наполнял ее янтарем. Эту записку обнаружил Юрий Николаевич, когда вытаскивал из нее янтарь и расфасовывал по более мелкой таре. Он приложили немало усилий, и смог доказать, что именно он сын этого младшего лейтенанта.

Я эту историю услышала от Анны Андреевны и страшно удивилась, что моя мечта прошла рядом с историей создания семейства Поликарпа еще при его жизни.

– Поликарп, почему о своей находке твои родители никому не сообщили?

– Не верили в безнаказанность. Люди всего боялись, и, найдя то, что другие люди искали по всему миру, предпочли молчание. Я все фильмы по телевизору о янтарной комнате просмотрел.

– А янтарь еще остался?

– Вряд ли, все стало, как семейная легенда.

– По принципу ' а был ли мальчик?' – Угадала.

– Жалко, что все исчезло, мне на янтарную диадему не оставили.

– Опять ты про диадему, куплю тебе янтарь, не такой уж он и дорогой, чтобы всю жизнь мучиться над простым желанием.

– Диадема должна быть из чистого золота, ажурная, а в нее, в специальные скобочки, вставлен янтарь.

– И это выполнимо, хотя и недешево. Тебе, Кателира, сейчас все это надо или подождешь?

– Еще ее надо нарисовать.

– Мама с такой задачей справиться, поговори с ней.

– Неудобно как-то.

– Это тема лучше, чем твоя связь с Толиком.

– Опять ты за рыбу деньги. Мы с ним работаем и все.

Анна Андреевна, решила сделать ремонт в квартире. Она сама отдирала обои, и нашла странное место в стене, звук от нее был пустой, а обои в этом месте с трудом можно было ободрать. Под обоями она нашла тонкую пластину, под пластиной был паз в стене, в нем лежал пакет из-под молока. Литровый картонный пакет был набит янтарем. Она крутила в руке пакет с листиками, внутри пакета поблескивали янтарные камушки. Она вынула один янтарь и обнаружила, что одна его сторона была неровной, словно на ней был клей, потом его чем-то отдирали. Она поставила пакет на стол, до прихода мужа.

Юрий Николаевич, заметив пакет из-под молока с янтарем, весь перекосился:

– Анна, ты зачем достала пакет из тайника?

– Так это был тайник со старым янтарем?

– Янтарь сам по себе старый кусок смолы.

– Но это использованный янтарь.

– Больше скажу, но не сейчас.

– А, так это тот янтарь, который обдирал в войну с панелей янтарной комнаты твой отец?

– Вспомнила? Да, это он.

– Отдадим в музей?

– Нет.

– Понятно, но это историческая ценность мирового значения, стоит дороже любых бус из него.

– Вероятно, все, так как ты говоришь, но это будет нам антиреклама до конца жизни, нас затаскают по мероприятиям, и еще нашим детям достанется. Анна, молчи о находке, умоляю, никому ни слова! Забудь все это еще раз!

Анна Андреевна позвонила сыну:

– Поликарп, приезжай домой, есть, кое-что посмотреть, наследство от твоего деда!

Жду, но учти, ты должен приехать в тот момент, когда твой отец еще на работе будет.

– Мать, загадки задаешь. Приеду, перед обедом.

Поликарп посмотрел на янтарь, послушал версию матери на эту тему и сказал:

– Это слишком серьезное обвинение моему деду и отцу, чтобы быть правдой.

– Что делать будем? – спросила тревожно мать.

– Положи туда, где взяла и замуруй покрепче.

– Жалко, столько добра в стену замуровывать.

– Жалко, так забирай себе, чай наследство от моего деда, все, что от него осталось. Кателира мечтает о диадеме из янтаря, а тут целый литр этого добра, я бы взял, да, что отец на это скажет?

– Я думала, что ты ей не отдашь, а ты своей зазнобе подарок готов сделать!

– Мать, так я возьму дары стены нашей?

– Забирай, спать лучше буду.

Поликарп попросил меня задержаться на работе после ухода отца.

– Что еще придумал? – спросила я с раздражением.

– Есть янтарь для твоей диадемы, много янтаря.

– Отлично, но где взять много золота?

– У отца.

– Понятно, а ему можно сказать, что янтарь есть у тебя?

– Говори, все равно узнает.

– Собрание соберем?

– Треугольник такое собрание называется.

– Нет, у нас многогранник.

Анна Андреевна не выдержала секрета, рассказала бабкам на улице о своей находке в стене. Бабы разные бывают, одна сообщила в милицию, вторая в музей сбегала, подставили ее со всех сторон. Анна Андреевна обрадоваться не успела, как приехали люди и забрали янтарь на экспертизу.

Юрий Николаевич спросил у экспертов:

– Куда янтарь повезли? Не знаете? Узнаю.

Достаточно быстро директор выяснил, куда повезли янтарь на экспертизу, он сам туда возил янтарь из этой серии. Джип, два охранника, пару автоматов и он выехал навстречу тихоходной машине тех, кто вез янтарь на экспертизу. Они не так везли, как делили его между собой, но машина этих людей была ему известна. Во время дележки старого янтаря, рядом остановился джип Юрия Николаевича. Он остался в машине, его охранники внезапным нападением, без капли крови добыли литровый пакет из-под молока с янтарем.

Он вновь держал янтарь в своих руках, гладкие камни приятно грели его ладони. Он решил их никому не отдавать, в память о шахте, и так, чтобы было. Осталась я ни с чем, но прослышала, что моя мечта осталась в сейфе директора. Все остальные участники этой истории поволновались да забыли, или думали так молча. Я решила взять янтарь в свои руки, но причины выхода на директора у меня не было, разве, что через Поликарпа. Все-таки он сын, да и я не совсем чужая. Я напомнила Поликарпу о своей мечте, исчезнувшей в сейфе его отца.

– Люсмила, давай купим несколько янтарных бус и сделаем тебе диадему, перестанешь меня мучить.

– Принципиально хочу исторические камни, без истории они имеют цену.

– Спрошу у отца при случае, не торопи.

– Жду, родной, а пока супружеский долг в сейфе полежит, – и я пошла в комнату, где на диване уснула.

Однажды в парикмахерской Текира услышала, как женщина рассказывала про янтарь, найденный в стене в пакете из-под молока. Она решила, что я должна знать продолжение этого рассказа.

– Люсмила, это у вас стены из янтаря стали делать? – спросила ехидно Текира по телефону.

– Текира, привет, откуда такая новость?

– Из парикмахерского салона, слышала рассказ в соседнем кресле, пока меня стригли.

– Быстро новости без газет разносятся, надо торопиться.

– Куда сестричка собралась торопиться?

– Хочу я именно этот янтарь.

– А кто сомневался, ты с детства бредешь янтарем, а сама ни одного камня не купила, у меня и то есть, кулон и Сеттежки, купи себе и угомонись.

– Угомонюсь, но не все так быстро делается. Я янтарную диадему хочу.

– Все, твои "хочу" у меня в печенках, пока…

Я на работе обсудила последние янтарные новости с Толиком, он промолчал в ответ, а потом и просто отвернулся к своему рабочему месту. Я на него не обиделась и пошла работать.

Юрий Николаевич, посмотрев на наш странный диалог на экране телевизора, промолчал.

Поликарп не промолчал.

– Кателира, отец хочет с тобой лично поговорить. Ждет тебя вечером у себя дома.

– Ты со мной поедешь?

– Нет, поедешь одна.

Юрий Николаевич дома был один.

– Привет, Люсмила! Пришла за янтарной мечтой?

– А вы мне мою мечту покажите?

– Цену знаешь?

– Нет.

– Мы с тобой поедем в Англию.

– Я плохо язык знаю.

– Обойдемся без переводчика. Поедем завтра в командировку.

– Меня не отпустят.

– Считай, что все отпустили.

Утром я спускалась по лестнице своего подъезда, лифт кто-то тормозил, я шла пешком, с небольшой походной сумкой. Сверху послышались быстрые шаги, шаги меня догоняли. Я остановилась, повернула голову, мои глаза встретились с глазами мужчины, в пиджаке фирмы строителей, он держал в руке три отрезка металлических труб разной длины. Холодный пот прошел по телу, я сделала вид, что не испугалась, и быстрым шагом пошла к выходной двери подъезда. Мужчина шел за мной следом, я резко остановилась и еще раз повернула голову, он опустил три трубы вниз.

Я нажала на кнопку входной двери, но она не заработала. Я нажала еще раз на черную кнопку электронного замка, дверь открылась, мужчина меня догнал, и мы вместе вышли из подъезда. Рядом с подъездом стояла машина Юрия Николаевича, его шофер потянулся через кресло, нажал на кнопку задней двери. Я открыла заднюю дверь, села на сидение, рядом поставила небольшую походную сумку. Машина тронулась с места и плавно поехала мимо дома.

– Здравствуй, Люсмила, – промурлыкал Юрий Николаевич.

– Доброе утро, Юрий Николаевич, а вы не забыли, что я девушка вашего сына?

– Дорогая моя, я в курсе семейной жизни моего сына, я знаю, что ты отлично спишь одна в комнате. Мало того, я знаю, что у тебя и у Толика в гостинице было свидание, но ты, сексуальная ленивица; ты, скрылась из гостиницы; ты оставила красавца Толика, при его интересе, в одном нижним белье.

– Я львица, а не ленивица.

– Это уже лучше звучит. Ты слышишь, она у нас львица, – обратился Юрий Николаевич к шоферу.

– Звучит красиво. За вами, когда приезжать?

– Я позвоню.


Глава 16


Дальше ехали и молчали, за окном мелькал лесной пейзаж или дачные дома нового образца. Машина остановилась у двухэтажного особняка. Металлические двери бесшумно раздвинулись в две стороны, машина въехала во двор. Я заметила на крыльце пожилую женщину и двух мужчин, с видом охранников.

Машина остановилась. Я и Юрий Николаевич вышли из машины.

– Настасья, встречай гостей, мы надолго приехали!

– Юрий Николаевич, мы всегда вас ждем, у нас все готово.

– Отлично, покажи комнату гостье, ее зовут Люсмила.

Я вошла в комнату с круглой кроватью в центре комнаты. Комната была квадратная, но в углах стояли скругленные шкафы разного назначения. Мне понравилось мое временное жилье. Я села в кресло у окна еще раз окинула взглядом комнату, заметила скрытую дверь, обнаружила за ней ванну и прочие. Рядом с креслом стоял журнальный столик, на нем лежал компьютер, в виде книжки, ноутбук.

Все я понимала, кроме того, что ничего не понимала, зачем меня привезли на эту дачу. Потом я вздрогнула и подняла глаза, над кроватью висело круглое панно из янтаря, маленькие светильники располагались вокруг него, – это уже интересно. В комнату вошел Юрий Николаевич, его внешний вид вызывал невольное уважение.

Благородное лицо, обрамляла небольшая седина, в красивой мужской прическе. Я впервые посмотрела на свекра, как на мужчину, и он мне понравился.

– Люсмила, надеюсь, тебе здесь будет хорошо, а сейчас для тебя принесут работу.

В комнату вошли двое мужчин и внесли две красивые картонные коробки.

– Да, это работа для тебя. Здесь необработанный янтарь, раз он тебе нравиться, просмотри камушки, продумай прямоугольные панели для этой комнаты. Эта дача на продажу, но ты здесь будешь жить некоторое время, пока не придумаешь весь дизайн.

– А вы уедите, Юрий Николаевич?

– Как это ни странно, но нет, у меня здесь есть дело. И, еще, то, что ты придумаешь для настоящего янтаря, в дальнейшем будет использоваться для серийных панелей, с искусственным янтарем.

– Понятно, господин директор. Панели мне принесут?

– Они здесь, ты их не заметила, их три штуки.

– Я думала, это часть дизайна комнаты.

– Будущего дизайна.

– Пригласили бы настоящего дизайнера.

– Мне нужен истинный любитель янтаря, а это ты, моя дорогая.

– Но я не ваша дорогая.

– Это дело времени, и еще, в твоем компьютере есть программа с набором ажура для панелей. Орнамент будет выполнен из золота, либо с его напылением, выбери рисунки для панелей под янтарь. Ты хотела такую диадему?

– Я вам об этом не говорила.

– Все разговоры, достойные моих ушей ко мне приходят.

Как оказалось, кропотливая работа с янтарем была не для меня, я через пару дней подошла к Юрию Николаевичу и отказалась от бессмысленного труда.

– А, как же мечта?

– А я передумала мечтать о янтарной диадеме.

На следующий день Люсмила встретилась с Кателирой и замутила такое, что самой второй раз не пересказать. Но Кателира все записала на диктофон.

Солнце ослепляло дождь. И дождь в лучах солнца казался не мокрыми каплями, а солнечными лучиками. Петушок прыгал через лужи под солнечным дождем. А я напевала песенку собственного сочинения:

Дождик, дождик с солнышком,

Он совсем не мокрый,

Он, как будто зернышко,

Золотой и добрый.

Петушку навстречу из курятника вышла курочка, и остановилась под навесом.

– Петушок, ты, почему бегаешь по лужам, так нельзя! – закудахтала Пеструшка.

– Пеструшка, не волнуйся, посмотри какой золотой дождик! Он теплый!

– Скажешь, тоже! Дождь он сырой, а добрая и теплая, – это пыль на дороге!

– Пеструшка, быстро повернись к курятнику! Посмотри, что с ним стало!

– Петушок, ты опять выдумываешь, – прокудахтала Пеструшка и медленно повернулась к курятнику, – О, что с нашим курятником стало, – закудахтала курочка.

– Сам не знаю, наш курятник стал солнечным дворцом! – прокукарекал Петушок.

И действительно, от моей песенки старый, черный от дождей курятник превратился в золотистый домик и засиял своими новыми стенами в лучах солнца, под тонким солнечным дождем. Из курятника выбежали еще пять курочек, и остановились под золотистым навесом. Курочки топтались на одном месте, и не могли кудахтать от волнения.

– Пеструшки, вы, почему молчите? – закукарекал Петушок.

– Ой, Петя, ты посмотри, что стало с нашим курятником внутри, – еле слышно прокудахтала старшая пеструшка.

Петушок и его шесть курочек вошли в курятник и остановились у входа, дальше они не могли шагнуть от удивления. Вместо семи шестов в грязном от помета курятнике, они увидели золотистое помещение, созданное из дерева, но покрытого янтарным лаком. По периметру расположились полочки из тонких жердочек, внизу стояли золотистые корзинки для несушек, вода сияла чистотой в деревянном корытце, в таком же корытце было насыпано золотистое зерно, о котором на улице пел Петушок.

– Пеструшки! Класс! Мне нравиться! Выбирайте себе места! Трое слева, трое справа, я в центре. По местам!

Пеструшки не сговариваясь, сразу расположились каждая на своем месте и радостно закудахтали, потом слетели в свои корзинки и снесли шесть золотых яиц. Петушок оценил свой труд и радостно закукарекал! И напрасно. Услышав, крик петуха, – прибежала тетя Даша. Она всплеснула руками и села у входа на скамеечку, которую я предусмотрительно сделала вместе с курятником.

– Курочки, что это такое? – спросила усталая тетя Даша.

В курятнике все молчали.

– Чудо, какое! И яйца золотые!

И вдруг на глазах петуха и курочек, которые сидели на новеньком и удобном насесте, тетя Даша резко изменилась. Из усталой женщины в ситцевой, длинной юбке, подоткнутой с боков ее непонятной фигуры, она превратилась в приятную, стройную женщину в джинсах и белой футболке. Ее великолепные волнистые волосы лежали на плечах.

– Ку-ка-ре-ку! – не выдержал своего мужского волнения Петушок.

Из дома выскочил заспанный Виктор Кузьмич в старых, синих тренировочных штанах, вздутых на коленях, и закричал:

– Ну, петух, ты меня достал! Спать не доешь после обеда! Я можно сказать древний обычай выполняю – сплю после обеда, а ты будишь! Голову оторву!

Виктор Кузьмич вдруг осекся, он увидел красивую женщину у входа в великолепный курятник.

– Так я еще сплю? – сказал он не внятно и, коснулся, пошатываясь стенки курятника.

После того, как Виктор Кузьмич коснулся золотистого дерева, он стал резко изменяться на глазах у жены и своего курятника. Лицо мужчины стало ровным и приятным, на нем появился спортивный костюм, который его делал стройным, прическа у него стала мужской, а не кошмой.

Все молчали.

Из-за угла дома вышла баба Мотя. Она подошла, к онемевшим от удивления, людям и птицам.

– Что здесь произошло? Все такие крутые! И курятник, какой красивый!? Когда это вы его успели построить?

– Мама, не волнуйся и ничего не трогай! – закричала тетя Даша.

– Еще чего, и присесть не дают, – заныла пожилая женщина и уселась на крыльцо курятника.

Естественно старушка превратилась в приличную женщину неопределенного возраста.

– О, – простонал Виктор Кузьмич.

В это время солнце спряталось за тучки, а дождик прекратился. Хмурое небо окружило курятник и семейную компанию. Тетя Даша встала и вошла в курятник, молча, взяла шесть золотых яиц и вышла на крыльцо.

– Смотрите, какие яйца сегодня снесли наши курицы, – сказала она.

Все смотрели молча.

Из дома выскочила Текира, девочка лет восьми и закричала:

– Мама, папа, вы, куда все ушли! Я вас жду!

Она замолчала, увидев красивых людей, чем-то похожих на их родителей, на пороге, золотистого курятника.

– Ой, а вы кто? – спросила Текира.

– Текира, не волнуйся, это я, твоя мама, а это твой папа, а это твоя бабушка, – и показала на моложавую симпатичную женщину.

– Это, сказка да? – спросила Текира. – Моя мамуля в джинсах не ходит.

И тут она увидела золотые яйца в лукошке в руках матери.

– Хорошо, – сказала она. – А яйца настоящие? – спросила она, но ей никто не ответил.

Тогда девочка просто схватила одно яйцо, но оно из ее рук вырвалось и покатилось.

Текира побежала за яйцом и исчезла за углом дома. В это время очнулся ее отец и побежал за дочкой, но за углом дома девочки не было, за углом дома стояла древняя старушка с клюкой и держала на руке золотые осколки от скорлупки, в скорлупе на ладошке стоял маленький, желтенький цыпленок. Рядом на мотоцикле, на большой скорости проехал мальчик. Он выхватил цыпленка из рук старушки и скрылся.

Еще через минуту мальчик на мотоцикле остановился у курятника.

– Ваш цыпленок? Забирайте, – и кинул маленького цыпленка.

Цыпленок, пока летел по воздуху две секунды, вырос в большого петуха, и чуть не ушиб бабу Мотю.

Мотоциклист развеселился:

– Здорово здесь у вас, я сейчас ребят позову.

Через пять минут семь юных мотоциклистов остановились у курятника, они сразу заметили золотые яйца в лукошке у тети Даши, та так и не знала, что с ними делать. Восторженные возгласы издали мальчишки на мотоциклах. В деревне на мотоциклах катались без прав и обязанностей все, кто хотел.

Пришел Виктор Кузьмич и сказал, что Текиру не догнал, а за ним, притащилась старуха с клюкой.

На крыльце очнулась баба Мотя.

– Привет, горемычная, ты откуда будешь в наших краях? – обратилась она к старушке с клюкой.

– Бабуля, я твоя внучка, мне восемь лет!

– Старая, я сама старая, но не настолько же, чтобы иметь внучку старше себя.

И тут петух, выросший за две секунды полета, клюнул клюку старушки. И старушка на глазах у всех превратилась в Текиру. Потом петух подлетел к лукошку и клюнул все яйца по очереди, из яиц вылупились цыплята и вмиг превратились в больших курочек. Мотоциклисты радостно засмеялись от такого зрелища. В это время из курятника выбежали петух и шесть курочек, они увидели молодого петуха и пять курочек. Два петуха затеяли драку. Мотоциклисты улюлюкали и подбадривали петухов – драчунов. Вдруг у мотоциклов выросли крылья, и они улетели с поля боя с недовольными возгласами. Победил Петушок из курятника, и сразу вышло солнышко, и пошел солнечный дождик.

Я тихо запела свою песенку:

Дождик, дождик с солнышком,

Он совсем не мокрый,

Он, как будто зернышко,

Золотой и добрый.

Солнце протянуло мне свои лучи и сказало:

– Спасибо, Люсмила!


Глава 17


И с неба на землю посыпался не град, а золотое зерно. Зерно упало в землю, и вскоре выросло целое поле пшеницы. С неба вернулись мотоциклисты и уставились удивленно на поле пшеницы, которого только, что не было. Хозяева курятника, наконец, пришли в себя, и пошли к своему старому, деревянному дому. Стоило им зайти на крыльцо. Как их дом в мгновенье ока превратился в новый дом.

Солнце помахало им лучами и спряталось за тучку. Петушок после победы решил, что у него теперь одиннадцать курочек и очень обрадовался, но пять курочек из золотых яиц не смогли перейти порог курятника и превратились в скульптуру из пяти курочек, рядом с ними стал скульптурой и побежденный петушок из золотого яйца. Петушок и пеструшки сели на свои насесты и задремали. В это время взревели семь юных мотоциклистов и уехали с места бывших чудес, которое стало неинтересным. На насестах в золотистом курятнике вздрогнули и продолжали дремать.

Вокруг курятника остались лежать золотые скорлупки. Прилетели вороны и стали клевать золотую скорлупу и превратились в групповую скульптуру из ворон.

Поле пшеницы заколосилось золотым зерном. Из него напекли золотистых пирожков и угостили ими петушка и курочек. Увидев, что из дома на подносе несут пирожки, приехали мальчишки мотоциклисты и схватили по пирожку, но есть их сразу, почему-то забоялись, но, увидев, что Текира и Кателира едят пирожки, тоже съели по парочке пирожков, и ничего с мотоциклистами не случилось. Зато откуда не возьмись, появилось солнце и осветило два новеньких мотоцикла у курятника. Я и Текира сели на мотоциклы и присоединились к остальным мотоциклистам, а ездить на них мы еще раньше научились. Проселочные пыльные дороги хороши и для курочек и для мотоциклистов, когда дождь не идет, пусть и золотистый. Тетя Даша и Виктор Кузьмич посмотрели вслед детям и решили, что себе они купят мотоцикл с коляской.

В коляску посадят бабу Мотю, и будут ездить по ближайшим деревням, не ожидая попутных машин. Местные они все.

– Ку-ка-ре-ку, – раздался победный клич Петушка.

Из курятника вышел петушок и курочки, погулять, на людей посмотреть, себя показать. Петушок прибавил в весе и стал солидным петухом, ему теперь и на насест лень взлетать. Пеструшки взлетали, а он лениво сидел в уютной низкой корзине. Стал Петушок напоминать хозяйского кота. Солнце засветило, дождик пошел, а он посмотрел, посмотрел на солнышко, но я песенку не спела. Солнышко обиделось и нечего не сказало. Среди новых яиц одно яйцо было серебристое. Из серебристого яйца вылупился новый петушок, он быстро и радостно рос, легко взлетал на насест.

Однажды он решил заменить старого и ленивого Петушка. Два петуха устроили петушиный бой. Посмотреть бой двух петухов приехали все мотоциклисты. Ребята болели за нового серебристого петушка. Бой был хорош. Один петух, отъевшийся и медлительный, брал своей массой, второй худой и шустрый побеждал скоростью.

Мотоциклисты наблюдали за петушиным боем. Но первая схватка прошла в ничью.

Курицы кудахтали и не знали за кого болеть. После боя они снесли яйца и из них вылупились курочки.

Старые курочки притихли. Тетя Даша зашла в курятник и сказала, что новая смена курочкам подрастает. На второй бой петухов пришла вся деревня. Мотоциклы стояли в стороне. Победитель становился лучшим петухом деревни. Победил молодой, серебристый петушок. Старые курочки отказались ему служить, они остались со старым петухом. Курятник поделили на две части: для молодых и старых. Солнце из-за туч не показывалось.

Я еще раз спела песенку:

Дождик, дождик с солнышком,

Он совсем не мокрый,

Он, как будто зернышко,

Золотой и добрый.

Рассказав такую сказку Кателире, Люсмила уехала домой из деревни Медный ковш…

Афанасий Афанасьевич от этой сказки славно уснул, даже без боли.

На следующий день на медную скамейку села Текира и стала ждать Кателиру. Ей не терпелось поделиться своей историей. Она решила рассказать свою историю о гитарном паже, добавив, что ее мама, которую вся деревня зовет 'тетя Даша' родилась в деревне Медный ковш и, что у них есть городская квартира. На что получила полное согласие, и Кателира включила диктофон, готовая слушать исповедь.

Рассказ Текиры.

Я бросила гитару в кресло, новая мелодия у меня сегодня не получалась, гитара дребезжала, чистые звуки исчезли, словно их никогда не было. Да еще мать, заглянув в комнату, спросила:

– Текира, ты, когда сегодня постель за собой заправишь?

– Никогда! – вскрикнула я и легла лицом вниз.

Мать вздохнула оглушительно, в гитаре жалобно вздрогнула струна, дверь захлопнулась. Я осталась в комнате одна, не считая, лежащей в кресле гитары.

Сеттежа бросил меня! Я жалобно всхлипнула, я уже неделю всхлипывала по этому поводу. Мне было жаль себя, такую стройную девушку шестнадцати лет! Я приподнялась на локтях, посмотрела в окно, увидела серое небо и опять плюхнулась лицом в подушку – подружку. Потом резко вскочила, меня осенила простая мысль, что мой любимый Сеттежа ушел к подружке Юрилке! Конечно, он бросил меня стройную, тонкую, из-за низкой, толстой и противной Юрилки! Слезы обиды мгновенно высохли, появилась непонятная улыбка, она блуждала по лицу, словно я, задумала смешную шутку.

У Сеттежи на самом деле были свои проблемы, его родители развелись. Он выбрал отца. Мать его еще два года назад отказалась от него в пользу отца, а сейчас они разменяли квартиру и разъехались. Сеттеже вообще было не до меня, он осваивал новую для него квартиру, новый район, новую школу. В доме царил мужской порядок или беспорядок, после переезда, что было ему абсолютно безразлично. Идеальный порядок был в нашем доме, можно было подумать, что пыли на свете вообще не существует, у нас в квартире всегда и все блестело! Поэтому и не заправленная мною постель была олицетворением всемирного беспорядка. Порядком в квартире занимались мать и бабушка, которая без очков ничего не видела, но признавала, как факт, что гитара живет в кресле.

Я взяла в руки гитару, провела рукой по струнам, перебирая аккорды, и воскликнула:

– Ну почему у меня нет пажа, который заправил бы эту постель!

Гитара вырвалась из моих рук, встрепенулась и превратилась в Сеттежу, или очень похожего на него парня.

– Гитарный паж! – выдохнула я.

– Так точно, я ваш паж, госпожа Текира! Что делать прикажите?

– Постель заправить.

– Слушаюсь, госпожа!

Гитарный паж в мгновение ока застелил постель и превратился в гитару.

В комнату зашла мать:

– Текира, как тебе удалось по струнке застелить постель?

– Так получилось.

– Молодец, – сказала мама и вышла из комнаты.

Я закричала ей в след:

– Мама, дай сто рублей положить на сотовый телефон!

Мать повернулась ко мне лицом:

– А почему на дискотеку деньги не просишь?

– У тебя выпросишь!

– Почему нет, возьми двести рублей, – и она протянула мне две сотни.

Я радостно хлопнула в ладоши и удивленно посмотрела на кресло, в ней сидел некий прототип Сеттежи!

– Слушаю, госпожа! – воскликнул парень из кресла.

– Нет, так не пойдет, я одна живу в этой комнате, а теперь ты еще навязался на мою голову, – недовольно проворчала я.

– Вы меня звали, госпожа, вы хлопнули в ладоши, и я появился для выполнения ваших заданий.

– Нет у меня для тебя заданий, сегодня суббота, а из-за тебя у меня теперь гитары нет, и кресло ты занял, господин гитарный паж, или, кто ты там еще!

– Меня зовут Сеттежа, я принял образ того парня, который вам, госпожа, так нравиться, чтобы вы больше не плакали.

– Я уже не плачу, можешь уходить в свою гитару, а я буду на компьютере слушать мелодии, – ответила я и включила компьютер.

В комнату резко открылась дверь, на пороге стоял отец (Виктор Кузьмич) с пьяными глазами, увидев в комнате парня, он воскликнул:

– Текира, почему Сеттежа живет в моем доме? А!? – взревел отец и стал доставать ремень из шкафа в прихожей.

– Папа, не надо меня бить, это не Сеттежа, это гитара!

– Где гитара? Дочь у тебя здесь сидел Сеттежа! Правда, гитара в кресле. Мне, что показалось?

– Папа тебе показалось.

На пороге появилась мать:

– Что шумите?

– Мама, папа меня хотел избить за то, что увидел в кресле Сеттежу, но там лежит гитара!

– Отец, я два раза уже была в комнате, там все время лежала гитара, и не было Сеттежи. Говорила тебе, не пей на голодный желудок, завтрак уже готов.

– Я, что пьяный? Да я не пил сегодня!

– Нет, отец ты сегодня с утра пьян, – сказала мать.

– Вы, чего сегодня против меня, да еще Сеттежу позвали! – обиженно сказал отец, и пошел на кухню.

Я вышла из комнаты и тоже пошла на кухню, но, услышав звонок в дверь, пошла, ее открывать. На пороге стояла беспечная Юрилка, выкрашенная в блондинку:

– Текира, привет! Можно я поиграю на твоей гитаре? Мать сказала, что не купит мне гитару, пока я не научусь хоть немного играть.

– Юрилка, раздевайся и проходи в комнату, я сейчас поем и тоже приду.


Глава 18


Только я села за стол завтракать, как услышала вопль из своей комнаты. Я бросила ложку и побежала в комнату, открыла дверь и рассмеялась: на коленях у Юрилки лежал Сеттежа, а она пальцами ударяла, где-то в области его пупка. Я закрыла дверь в комнату и пошла на кухню, продолжать есть.

Отец, посмотрев на меня, спросил:

– Текира, это кто у тебя кричит в комнате?

– Юрилка играет на гитаре.

– У меня нет галлюцинаций, прости дочь, но я не слышу звуков гитары!

– И не услышишь, – буркнула я, откусываю бутерброд.

– Вы меня с ума сводите, – недовольно и обидчиво сказал отец.

Юрилка попыталась сбросить с колен, как ей казалось Сеттежу:

– Сеттежа, ты откуда здесь взялся? Я, что-то пропустила?

– А я не Сеттежа, я – Сеттежа!

– Ты, что брат Сеттежи? Я поняла, вы – двойняшки! Но я взяла в руки гитару, а ты откуда взялся?

– Я – гитара!

– Не заливай, говори, куда дел гитару? Меня отпустили на полчаса, а ты мое время тратишь.

Юрилка была из многодетной семьи, в которой было, пять сестер и один брат; одна мать и шесть отцов, но все дочери походили на свою мать, словно и не было у них разных отцов. Их мать периодически показывали по телевизору, и бесплатная одежда то и дело появлялась в их доме, но гитару им еще никто не дарил, а выпросить ее у матери, Юрилка даже не пыталась. Сейчас их кормил отец младшей сестры. Не могла Юрилка понять, что это не Сеттежа, а некий Гитарный паж, такие чудеса в ее голове не умещались.

Я вернулась в комнату и плотно закрыла за собой дверь.

– Юрилка, ты чего с собой Сеттежу привела? – как ни в чем не бывало, спросила я.

– Ты, чего гонишь, подруга, называется! Сеттежа – мой, а он – у тебя! – запричитала Юрилка.

– Если Сеттежа – твой, то какие вопросы? Юрилка, куда гитару дела? Ты пришла играть на гитаре и не играешь?

– А, где эта твоя гитара? Тут Сеттежа вместо Сеттежи!

– Так, так ты еще и Сеттежу ко мне привела? – напористо спросила я.

– А ну тебя, я домой поду!

– Проваливай, – раздался голос Сеттежи.

– Вы чего меня гоните! – вспылила Юрилка и выскочила из комнаты, потом вернулась, она хотела что-то сказать, но, увидев гитару в кресле, открыла рот просто так, а потом выдохнула, – Жадная ты Текира, я ушла и гитара появилась!

Я посмотрела на нее и пошла, провожать подругу до двери. Я взяла гитару в руку, засунула ее в шкаф и спокойно пошла к компьютеру; только я открыла таблицу с перечнем мелодий, как почувствовала на плечах руки.

– Госпожа, меня нельзя прятать в шкаф, – назидательно проговорил Сеттежа.

– Если ты, гитарный паж, так и седел бы там, куда тебя засунули! – вскричала я, – не даешь мне музыку слушать! – и я включила любимую мелодию на полную громкость.

В соседней комнате мать, зажала уши от таких звуков, а в потолок кто-то стал стучать. Через минуту раздался звонок в дверь, пришел сосед из квартиры, расположенной выше этажом:

– Сделайте музыку тише, у меня жена болеет.

Я уменьшила громкость и подумала, что эти, которые живут этажом выше, постоянно что-то сверлят, но ведь мы к ним не бежим и не просим перестать стучать и сверлить.

– Сеттежа, ты так и будешь, мешать, мне жить? – спросила я у парня.

– Я ваш гитарный паж, я буду вам помогать жить!

– Ага, я тебя не звала! Вот подарю тебя Юрилке, я видела, как ты на ее коленях лежал!

– О, меня уже ревнуют?

В комнату заглянула баба Мотя:

– Текира, – это ты, что ли? А с тобой кто стоит? Это твой отец или мать? Я что-то совсем не вижу.

– Бабуля, я одна в комнате.

– Но я вижу два темных силуэта, только не пойму, кто они.

– Я одна.

– Одна, так одна, а вы поели? Ложки освободились? Пойду и я поем, – и баба Мотя пошла на кухню.

– Интересная мысль, а тебя, господин паж, кормить надо или вы святым духом питаетесь? – спросила я.

– Меня кормить не надо я не человек, – проговорил Сеттежа, как робот.

– Это все чушь, но в понедельник у меня концерт, я играть должна на гитаре, ты это понимаешь?

– Без вопросов, играй!

– На твоем пупке?

– Об этом надо еще подумать.

Юрилка позвонила по старому сотовому телефону Сеттеже:

– Сеттежа, ты сегодня был у Текиры утром?

– Юрилка, ты, что с утра окотилась? У тебя случайно котята не родились?

– Это у тебя щенки родились! Я спрашиваю, ты был сегодня у Текиры?

– Отвечаю, я ее не видел неделю, мы с отцом переезжали на другую квартиру.

– Поняла, а у тебя нет брата двойняшки?

– Ты в своем уме сегодня?

– В своем уме, но я у нее видела парня, как две капли похожего на тебя.

– Так, хочешь сказать, что я не знаю все разборки своих родителей? Интересно! Я у них спрошу про брата.

– Спроси, – сказала Юрилка и отключила сотовый телефон своей мамы.

Сеттежа пошел в комнату к отцу и спросил:

– Папа, мне Юрилка позвонила, сказала, что у Текиры сегодня дома видела моего брата!

Глаза отца округлились, потом налились гневом:

– Это все твоя мать! Вот видишь сын, я не про всех ее детей знаю! Это надо выяснить, а то она требует, чтобы я ей платил на тебя алименты, а жить при этом ты будешь со мной! Это я должен кормить ее ребенка, и неизвестно какого?!

– Юрилка сказала, что он мой близнец.

– Еще чего!? Не понял!

– А я, думаешь, понял?

– Раз не понял, так езжай к Текире и выясни все на месте, а уж потом будем спрашивать о брате у твоей матери.

Дверь Сеттеже открыл мой отец:

– Вот и Сеттежа явился! Но я тебя сегодня у Текиры в комнате уже видел, только не видел когда ты выходил! Нет, надо хотя бы пива выпить, а то совсем не помню, как люди входят в квартиру и как выходят!

Сеттежа резко открыл темную дверь в комнату Текиры и остолбенел, перед ним сидел – он.

– Текира, это кто у тебя?

– Дверь закрой.

– Закрыл, это кто? – спросил Сеттежа, показывая на парня, сидящего в кресле.

– Ты.

– Я – это я, а это кто?

– Твой брат.

– Я один, братьев у меня нет.

– Значит, есть у тебя брат, не видно, что ли? А ты у него спроси, его Алексашка зовут.

– Алексашка, ты мой брат? – спросил Сеттежа, озадаченный до последней степени.

– Нет, я не твой брат, я ее слезы о тебе. Сеттежа, Текира любит тебя первой любовью, а я, олицетворение ее желаний.

– Не издевайся надо мной!

– Хорошо, я гитара!

– Ты человек, не видно, что ли!

Неожиданно Алексашка превратился на наших глазах в гитару, лежащую в кресле.

– Что это было?

– Сама не знаю, так с утра продолжается.

– Давай я эту гитару у тебя заберу!?

– Мне играть в понедельник на конкурсе.

– Я тебе свою гитару отдам.

– Тогда поиграй на этой.

Сеттежа взял в руки гитару, и от неожиданной тяжести опустил ее на пол. На полу лежал Алексашка и потирал свою шею.

– Мог и осторожнее брать меня в свои руки, – сказал он Сеттеже.

– Сеттежа, да ну его, идем вечером на дискотеку?

– Так уже идти пора, а то опоздаем.

– А, я? – спросил Алексашка.

– Ты, спи, гитара шестиструнная, в кресле, – ответила ему я.

Удивительно, но Алексашка незамедлительно превратился в гитару, и занял свое место в кресле. Сеттежа махнул ему рукой и спустился в квартиру к своей бабушке.

– Ба, привет, хочу гитару.

– И давно хочешь?

– Минут пять.

– А кто на ней играть будет?

– Текира.

– А я тогда причем?

– Ну, я буду играть на гитаре!

– Не верю!

История о гитарном паже Афанасию Афанасьевичу понравилась, но Текира сразу не могла рассказать продолжение, и Кателира пошла на медную скамейку, в надежде встретить кого-то другого.


Глава 19


Следующий рассказ был вновь от Текиры.

Сеттежа смотрел на меня, я хлопала огромными ресницами, которые вполне могли бы удержать на себе спичку или любой мелкий предмет. Мое круглое лицо в обрамление темных волос, источало волны невинности. Я была чудо, как хороша. Она была верхом вожделения Сеттежи, ученика старшего класса. Он таял от одного моего вида.

Мы сидели за одной партой и источали друг другу флюиды взаимной нежности и любви.

Много мы не говорили, внимания к себе не привлекали, числились средними учениками и никому не мешали. Сеттежа – гибкий парень, с острыми плечами, тонкой талией гипнотизировал своей внешностью. Я была счастлива от того что, он сидел рядом. Дома у меня была молодая собака, и я знала, что собаки взрослыми становятся за один год, а мне было в шестнадцать раз больше, а меня взрослой никто не считал за мой невысокий рост и милое, детское лицо.

Я очень любила мультфильм про корову с длинными ресницами, мне всегда казалось, что я в прошлой жизни была буренкой, хотя и жила далеко от деревни. Меня даже на дачу не возили, и отдыхала я в южных городах. Свою речь я часто начина со звука: му. У меня была небольшая, крепкая грудь, очень напоминающая вымя коровы, без всяких вкладышей. Сеттежа предпочитал смотреть фильмы о человеках – пауках. Он представлял себя суперменом в плаще, летающем между домами. Одним словом ничего общего в мечтах влюбленной пары не было, но это не мешало нам наслаждаться общением друг друга в жизни до поры до времени.

В Сеттежу вселилось неизведанное желание, оно тяготило его, ему хотелось летать вокруг Текире на крыльях любви в плаще неотразимом для любой девушки. Эти желания отвлекали его все больше, а девушка продолжала смотреть на него ясными глазами беззаботной коровы. Он трепетал от любого прикосновения к ее руке, он изнемогал, но не мог понять от чего. Я внезапно почувствовало острое покалывание, неизвестное, тревожное и зовущее, я резко повернула лицо к Сеттеже. Он смотрел на меня. Шел последний урок. Мы вместе вышли из школы. Май трепетал первой листвой. Теплый после зимы воздух опьянял пряными запахами нежной зелени. Травка нежно зеленела. Я наклонилась, отщипнула несколько травинок и сунула их в рот.

– Ой, как вкусно! Сеттежа, попробуй травку!

– Здесь собаки ходят, а ты в рот траву берешь!

– Ладно, я попробую листик, – и я оторвала пару листиков с дерева и взяла их в рот.

– Ты, что такая голодная? Давай в киоске купим гамбургеры.

– Ты, что? Зелень вкуснее!

Мы зашли в парк, купили мороженое и пошли по аллее. Неожиданно я бросила мороженое, его подхватил бродячий пудель. Я сорвала высокую траву и стала ее жевать.

– Я понял, тебе витаминов не хватает. Вон листики одуванчиков – кушай, – смеясь, сказал Сеттежа, пытаясь удержать в своей руке мою руку с зеленой травкой. Я встала на четвереньки, вырвав у него свою руку, и на его глазах стала превращаться в корову или теленка, женского рода. Все, что я хотела, так это щипать молодую, зеленую траву.

Сеттежа глубоко вздохнул, от неожиданности ему захотелось забраться на дерево, или взлететь на него. Он бросил на землю школьный рюкзак и полез на дерево. Вид с дерева был опьяняющий. Он посмотрел на буренку, она все еще ела траву, у нее выросли рожки сквозь волосы. Джинсы натянулись и готовы были лопнуть в любую минуту, но швы у них были крепкие.

Она стояла на четвереньках, как настоящая буренка и ничего в ней не напоминало девушку. Он спрыгнул с дерева и оказался рядом с ней, ему очень захотелось быть молодым бычком! Он готов был на нее запрыгнуть, про собак он все хорошо знал и про коров догадывался. Он уже закинул ногу на холку молодой буренки, но что-то его приподняло вверх, он с удивлением обнаружил на себе плащ, как крылья, приподнимающие его над землей. Сеттеже хотелось оседлать буренку, смертельно хотелось быть бычком, но крылья его удерживали над буренкой, не позволяя к ней приблизиться.

Буренка сказала:

– Му, – и подняла голову на Сеттежу: он был красив в плаще человека паука.

Мне захотелось стать девушкой, мне уже надоело быть коровой! Я с огромным трудом пыталась встать на задние ноги, но передние копыта только немного отрывались от земли, и вновь опускались на землю. Трава мне в глотку не лезла!

Сеттежа подлетел к дереву, снял с себя плащ, и спустился на землю. Он подошел к буренке, у которой в глазах стояли слезы, поцеловал ее и о, всемирное чудо! Она стала превращаться в обычную девушку. Мы просто обнялись. Мы были рады вернуться в обычное состояние. Губы у меня были зеленые от травы, но я радостно и нервно рассмеялась, а он поцеловал мои зеленые губы. Нам стало так хорошо, что рядом запел соловей. Его волшебные трели трепетно отзывались в наших сердцах. Мы сели на скамейку.

– Что это было? – спросил Сеттежа.

– Не знаю, со мной такое впервые, – ответила я, мне до сих пор жутко.

– Надо думать. Пройти через такое превращение! Ты, что чувствовала, когда была буренкой?

– Ничего, хотелось травы и все.

– А бычка тебе не хотелось?

– Чего-то точно хотелось, но чего я не могла понять.

– Меня.

– Но ты летал на плаще и был необыкновенно красив.

– А я все думал, как на тебя опуститься, но крылья мне не давали к тебе приблизиться. Нет, я не хочу летать и зависеть от желаний крыльев или чужого мозга.

– А я не хочу быть буренкой!

– А хотела?

– Да, у меня всегда перед глазами стояла буренка с ресницами из мультфильма.

– Точно, ты на нее похожа.

– А ты хотел быть человеком – пауком? Все с тобой понятно. Давай хотеть быть людьми! Ты такой красивый и без плаща!

– А ты и так красива!

Мы взялись за руки, и пошли по аллее, потом вернулись за сумками и побежали, навстречу своей любви.

Вот теперь в школе стали говорить, о том, что Сеттежа и Текира – пара, а до этого были обычные одноклассники. Непонятно, как школьники разбираются в любви с первого взгляда? Ведь сами они это не проходили! У них глаза стали светиться при виде друг друга, они уже знали свои потаенные превращения. Нет, они не поверили в превращение и сказочность своих персон, они постарались о них забыть.

Приближался последний звонок в школе, надо было учиться, любовь отошла на второй план.

Последний школьный день выдался дождливым и холодным. Школьников выстроили на улице, холодный ветер пронизывал их насквозь, все надеялись на теплую погоду, всем хотелось что-нибудь оголить. Первоклассники просто замерзали вместе с родителями. Первый класс провожал последний класс.

Этот последний класс выглядел очень разрозненно, в плане роста и толщины школьников последнего дня обучения. Директор с растрепанной от ветра прической сказала прощальную речь. От младших и старших школьников выступили активисты с громкими голосами. На этом торжественная часть замерзания была закончена.

Замерзшие дети пошли туда, куда положено, кто на каникулы, а кто готовиться к выпускному вечеру.

Я и Сеттежа пошли в школу, где нам сообщили расписание экзаменов и еще раз обговорили план проведения выпускного вечера. Я после школы собиралась идти в медицинское училище, мединститут мне было сразу не потянуть, хватит того, что я школу закончила! Сеттежа человек простой, стройный и подтянутый решил идти в школу милиции, где была временная или постоянная оттяжка от армии. Отец, за то, что он окончил школу, подарил ему Жигули предпоследней модели. Мне это очень понравилось.

Мы оба ходили домой друг к другу, и родственникам оставалось только признать наш дуэт. После того, как отец Сеттежи переехал в новую квартиру, к нему опять вернулась жена, то есть мать Сеттежи, и как всегда на все окна она поставила герань. В квартире Сеттежи на окнах всегда цвела герань, и однажды он услышал крик матери:

– Кто сорвал цветы герани?

Сеттежа и его отец вышли на крик матери. Она смотрела на горшки с геранью, без единого цветочка. Кошки и собаки у них в доме не было, посторонние не приходили.

– Мама я не ем герань! – в сердцах сказал Сеттежа.

– Мать, я не коза, лепестками не питаюсь, – пробасил его отец.

– Я тем более не питаюсь геранью! – воскликнула мать, готовая разреветься от досады.

– Я съела лепестки герани, – сказала я, выходя из комнаты Сеттежи.

– Текира, тебя, что покормить забыли?

– Цветы герани такие вкусные!

– Что – о – о! – протянул отец Сеттежи, – мать, она шутит или правду говорит?

– Ну что вы так расстроились? Я только на кухне съела цветы герани, в комнате я их еще не ела.

– Мать она еще не все цветы съела!

– Ладно, отец, цветы я восстановлю, но, что нас ждет дальше, сын?

– Мама, она любит зеленую травку.

– Сын, я ей проращу зерна пшеницы.

– Ой, спасибо! – вскрикнула я.

– Текира, а может, ты салат съешь из свежих овощей с зеленью? Я быстро сделаю салат, у меня новый нож, я помидоры быстро нарежу и все остальное.

– Да у нас всегда дома есть свежие овощи и капуста, а я страсть, как капусту люблю, – ответила я.

– Деточка, ты, вероятно, была в прошлой жизни козой или кроликом?

– Мама, она была буренкой!

– Шутник у меня сын, – сказала мать и пошла, резать овощи на салат.

Большие дети зашли в комнату, закрыли за собой дверь.

– Текира, это так серьезно? Я про герань спрашиваю?

– Нашло, раньше такого не было, а теперь так тянет на цветочки – лепесточки!

– Ешь укроп пучками, но герань?! Зачем?!

– Знала бы зачем, не тронула бы ваши цветочки. Кушать хочется траву…

– Я начинаю за тебя бояться.

– Брось меня, подними другую.

Неожиданно Сеттежа подпрыгнул, зацепился за кольца на потолке и стал похож на обезьяну, которая на руках бегала по потолку. На самом деле, на потолке были закреплены кольца, уступы и палки на веревках, он за них держался руками, а казалось, что он на руках ходит. Сеттежа показал свой гимнастический сериал, спрыгнул на пол, схватил с тарелки банан и стал, жадно его есть.

– Сеттежа, а ты сам-то кто? Обезьяна или человек-паук?

– Я человек с развитыми руками, вес у меня легкий и я легко держусь руками за любые предметы.

– Ты нормально – ненормальный человек.

– Хорошо сказала, но быть обезьяной это проще, чем быть коровой.

– С копытами тяжело, это точно, – согласилась я.

Нас позвали на ужин с большим количеством салата из свежих овощей с зеленью.

Я набросилась на салат, он мелькал и быстро исчезал из салатницы. Остальные только облизнулись и ели мясо с картофелем, к этим продуктам я не прикасалась, сидела сытой кошкой и говорила:

– Му – у – у, – потом лениво стала, есть картофель.

Отец Сеттежи уплетал мясо за обе щеки, он даже добавки попросил, весь его облик напоминал льва после охоты. Мать жевала картофель с салатом, который положила себе в тарелку до прихода меня. Интересно, а мать его кто? – думала я и не могла придумать, но решила, что до комнатных цветов я больше опускаться не буду, все-таки я не коза. Я посмотрела на окно, вверху его, на полочке стояли кактусы. Я ухмыльнулась, нет, я не верблюд! Ужин прошел в дружеской обстановке и без упреков. Я вышла из квартиры Сеттежи одна, достала из кармана пакетик с лепестками герани и выбросила в урну.

– Неужели я буду, есть герань, – проворчала я тихо и пошла к себе домой.


Глава 20


Дома я вынула из школьной сумки копыта на руки, повертела их в руках и положила в шкаф. Всю эту бутафорию с буренкой я придумала давно, после посещения детского спектакля, но использовала впервые. Была у меня светлая мысль быть актрисой, и еще я слышала, что с моим ростом приходиться играть мальчиков и животных. Быть буренкой мне расхотелось, а чтобы быть ею на сцене и речи быть не могло. Нет, я лучше пойду в медицинское училище! На следующий день Сеттежа все подмигивал, мол, знает такое… А чего он знает? Ровным счетом ничего! Что я цветы с клумбы ем?

Да ни за что! Если только на спор и за большие деньги. Мы зашли на спортивную площадку, где Сеттежа показал мне какой он классный парень на тренажерах, грубого изготовления для всех желающих. Он так старался, что сорвался. Из его голой ноги побежала кровь ручьем.

– Текира, ты хотела быть медсестрой, забинтуй! – прокричал Сеттежа.

Я с ужасом смотрела на кровь, на разорванную рану:

– Нет, я уже расхотела быть медсестрой!

– Принеси подорожник, он растет на газоне!

Я нехотя пошла, сорвала еще небольшие по величине листья подорожника, и стала прикладывать их к ранке, которая оказалась глубокой и кровопролитной.

Текира присела на краешек медной скамейки и стала рассказывать историю для Кателиры, и ее диктофона. Кателира записывала практически без эмоций.

Как-то вечером договорилась я о наращивание ногтей, и утром в школу не пошла.

Это моя мама, которую на деревне Медный ковш все зовут тетя Даша, возится с овощами и ходит со страшными ногтями, а я не она. Лучше школы, кстати, что может быть лучше школы? Я выросла из школы, как из прошлогодней одежды. А школа с моей точки зрения – это такая убогость для старшеклассников, особенно для крупных школьников. Им среди мелкоты находится, нет никакого резона. Им там трудно. Они большие, а у них кто-то бегает под ногами и кричит, и визжит. И как это никто не понимает, что нельзя держать в одном здании сталь различных детей, подростков, девушек и молодых людей?

Вот и я этого и не понимаю. Если стоят рядом два школьных здания, так и надо сделать две школы, но не по финансам родителей, а по возрасту детей. А пока меня не понимают, я сама нахожу выход соответствующий моему возрасту и иду наращивать ногти, а не знания, среди карапузов младшего школьного возраста.

Взрослым молодым людям и девушкам порой элементарно стыдно ходить среди карапузов, в одном учебном заведении. У меня парень есть, я его понимаю. А каково девушкам, если? Одним словом 11 лет учиться в одном учебном заведении для многих элементарная пытка: звонки, табуны детей, бегающие на перемене. Это так не свойственно в старших классах школы.

А солнце светит! Мороз, но до чего хорош мороз во второй половине февраля! Он с привкусом весны. Птицы веселее летают. Деревья в снежных кружевах. Да, что там, весна приближается. А весной все кошки – кошки. Коготки у них отрастают, как у меня. Кошмар заключается в том, что в 15 лет я выглядела вполне взрослой дамой, не вешать же мне было на себе объявление о том, что я школьница?! Вот поэтому и пошла я – учиться на парикмахера. Работа оказалось настолько связанной с химическими составами всех мастей, что я была не рада своему выбору. Хорошо быть парикмахером, когда много клиентов, тогда я чувствовала деньги, а, в общем, работа оказалась тяжелой во многих отношениях. Уставали ноги, не выдерживали руки, болели уши от признаний клиентов. Я, что психолог?

Сеттежа влился в милицейскую среду, словно среди нее вырос. Он был на месте, его тело налилось мышцами с мясом, он уже не был худым, а таким, как надо. Его уважали за внешний, внушительный облик, и за способности в работе. Мало того, довольно скоро он получил однокомнатную квартиру. Я ходила с гладкой прической, пиком которой была коса, заплетенная из конского хвоста. Да, такая я! Вне моды.

У меня был свой, редкий по нынешним временам стиль. Однажды я сидела перед кучей собственной обуви, и только что не рыдала. Я вспоминала слова матери, о том, что обувь есть для улицы, для машин, для помещений. Я иногда покупала обувь на тонкой подошве и на высокой шпильке. Сапоги такого пошива все одноразовые, как говорила мать, в них пройдешь раз по асфальту и в ремонт.

Вот я сидела перед стертыми носками сапог и каблуками. Идти в мастерскую мне страшно не хотелось, но и ходить в таких сапогах было нельзя. Покупать новые сапоги? Хотя за суммарный ремонт обуви я как раз отдам столько денег, что хватило бы на новые сапоги, такие, какие мать носит и носит, без ремонта. Мать всегда рассчитывала на себя и практичность в обуви и одежде.

Я думала, что Сеттежа будет возить на машине, а я вся из себя буду выходить из подъезда и садиться в машину у подъезда! Не тут-то было! Это его возили разные милицейские машины или он ездил на своей машине, но на меня с моими разъездами у него времени не было. Погоревала я над последними сапогами, без шпильки, кожаными, высокими, у которых каблуки стерлись под углом, словно они дешевые.

Дешевые сапоги так не стираются, они выносливые, а на эти сапоги я столько нервов положила и денег, а они оказались для богатых – носила неделю – выброси.

Слезы то набегали, то высыхали, так проскочило часа три, наконец, я все сапоги свернула и засунула в большой пакет, и, всхлипывая от жалости к себе, пошла в ремонтную мастерскую.

Иногда я просила мать пойти со мной в магазин, но мать на все стала отвечать примерно так, мол, у нее нет денег, на то, чтобы выходить с такой дочкой из дома.

И это было верно, я постоянно тянула из матери деньги, как могла. Молодые люди любят унижать старших и при этом выпрашивать все деньги, что те получают. Я еще не научилась все в доме делать быстро и без слез обид, и жалости к самой себе.

Сегодня я проснулась, перевернулась, включила телевизор и стала смотреть фильм.

Потом встала, легла в ванну, потом сушила волосы, красилась. Туда – сюда, день прошел, только и сделала, что дошла до мастерской, а еду для себя не готовила.

И зачем Сеттежа ушел от родителей? Его мать так отлично готовила! Я сглотнула слюну и побрела на кухню. Дойдя до кухни, я взяла огурец, разрезала его вдоль, посолила, села за компьютер и стала болтать в форуме.

Тут и Сеттежа пришел в гости, а есть у меня в доме – нечего.

– Текира, у тебя есть, что поесть?

– Ты на машине? Съезди к матери и поешь у нее.

Мужчина, как по команде развернулся и хотел, было поехать к матери, но передумал.

– Я не могу ехать к матери!

– Вот и готовь сам, я обувь в ремонт сдала.

Я проливала слезы лужами, и сама их вытирала.

Сеттежа был занят серьезной работой, можно сказать государственной.

На меня смотрели глаза Степана из шоу 'Дом 2', его белозубая улыбка, была прямо по курсу, его крепкие руки обнимали меня! Объятья были настолько реальные, но почему так настойчиво звонит сотовый телефон? Улыбка Степана исчезла, я проснулась. Проснувшись, я выключила телефон, звонил Сеттежа, но меня вдруг взволновали подруги Степана, я стала думать, почему ему с ними не везет.

И поняла, он выбирает моделей, а они, на нем проехав по раю шоу, спрыгивают.

Одна подруга, если верить передачам о ней, привыкла любить за большие деньги, Степана она полюбила – полюбила, получила с ним престижную комнату и выгнала его из нее. А его первая подруга, так озабочена своей худобой, что на мужчину сил не имеет, тем более на такого мужчину, как Степан. Хотя Сеттежа не хуже…

– Сеттежа, я спала, нажала случайно на телефон и отключила. Я жду тебя, да еда готова…

– Текира, я заеду на пару минут.

Сеттежа вбежал в квартиру, чмокнул меня в щеку, съел все, что она ему положила на тарелки, и был таков. С такой личной жизнью мне точно будут сниться мужчины с телеэкрана.

Сеттеже было не до женщин, ему нужно было участвовать в реальном шоу, и искать преступника. Этот преступник обладал внешностью Степана, называл себя Степаном и посещал вечера, на которых не было ведущих из телевизионного шоу. Слухи по стране катились, как снежный ком, люди говорили, что видели Степана с очередной женщиной. А настоящий Степан отбивался от подобных слухов в реальной жизни.

Сеттежу взяли в группу уголовного розыска с испытательным сроком и сразу такое дело! А взяли потому, что его комплекция напоминала этого известного шоу мена!

Лица были не очень похожи, но торс, рост, одним словом силуэты были одинаковые.

То есть, Сеттежа был третьей, относительной копией настоящего Степана.

Степана 2 звали – Алексашка, так говорили потерпевшие женщины, а его любимым историческим героем был друг царя Петра 1. При разговоре с женщинами он развивал эту историческую тему, в которой женщины постарше хорошо разбирались. Где он находил этих женщин? Посещал танцы кому за полночь. Подходил к одинокой женщине, наиболее прилично или вычурно одетой, главное с золотыми украшениями.

Алексашка выглядел великолепно, словно отбился от телевизионного шоу на час, и танцевал, и обнимал тело очередной женщины, забывшей мужские объятия. Женщина таяла, как воск. Молодой человек жаловался, что ему не платят, и денег у него нет. Партнерша снимала с себя все золото с драгоценными камнями, и вкладывала свое сокровище в руки Алексашки, за одно его объятие. Он целовал пожилую партнершу, клялся, что непременно они встретятся, и исчезал, словно его не было.

Беда Алексашки была в том, что он хорошо обнимал, женщины хотели продолжение банкета и обращались в милицию, чтобы нашли ловеласа. Они писали в передачи типа 'жди меня' или на третий канал. Число женщин, желающих любви Алексашки непрерывно росло, но свои сокровища им становилось через некоторое время очень жалко.

А он, нашел ломбард, познакомился с приемщицей и сдавал ей все, что собирал с пожилых женщин. Он даже не прятался, только всегда искал новые места для посещения. Интересно, но некоторые пожилые дамы носят на себе целые золотые слитки с драгоценными камнями, купленными давно, когда им платили за любовь и больше. Алексашка никого не убивал, он просто из своей ладошки все женские запасы на черный день, пересыпал в карман, а из кармана сдавал в ломбард.

Поэтому это дело поначалу всеми осмеивалось и серьезным не считалось.

Но однажды в спину Сеттежи вцепилась женщина неопределенных лет, и сказала ему, что он такой плохой, забрал у нее Сеттежки с сапфирами, а на свидание больше не явился. Говорила она ему все в спину, повернуться ему не давала, видимо хотела выговориться, потом уже слушать ответ. Сеттежа с усилием оторвал от спины потерпевшую и посмотрел на нее. Она испуганно отпрянула.

– Нет, ты не Алексашка! – вскричала женщина жалким голосом и залилась слезами.

– Я из милиции!

– Сеттежа, пойдем в милицию, я там все расскажу!

– Простите, что вы хотите нам сообщить?

– Что? Да то, что я отдала все свои сокровища за два танца с мужчиной твоей комплекции. А еще я думала, что он на самом деле Степа из шоу дома – 2.

– Я об этом уже что-то слышал, идемте со мной, все ваши показания запишут.

– Идем, я так себя ругаю!

Так Сеттежа попал на новое место работы, в качестве подставной спины и рук для объятий. Будни милицейские, рабочие.


Глава 21


В парикмахерскую пришла постоянная клиентка, и как всегда днем, в будний день, так как ее возраст позволял получать скидку за парикмахерские услуги. Эта женщина приходила наводить порядок в своей внешности перед походом с приятельницей на вечер, где бывали танцы. Она красила волосы в отъявленный белый цвет, брови красила непременно черной краской, и в таком виде выходила из парикмахерской. Первый раз, когда я увидела женщину в таком виде, я вздрогнула от ужаса. Но клиентка была требовательная и увещеваний не слушала, ее немного омолаживали, если это так можно было назвать, и отпускали на вечернее мероприятие.

Публика на танцевальный вечер собралась, как на подбор странная, или у всех зрение было слабое, яркость красок была такая, что от толпы женщин и мужчин в глазах рябило. Сеттежа совсем не ожидал, что мужчины и те подкрашены и перекрашены. Он покачал головой и быстро отвернулся к буфетной стойке. В его задачу входило показывать свою уникальную спину на подобных вечерах, это на тот случай, если его узнает потерпевшая. Если потерпевших не было, то мог появиться сам Алексашка.

То есть Сеттежа гонялся за двумя зайцами. Он уже заметил, что особых украшений ни на ком не было, так бижутерия, если он вообще в этом что-то понимает. Стоять спиной к публике ему не позволила черно – белая, страшная по его меркам женщина, точнее бабка, но не бабушка. Она пристала к нему, как банный лист и вывела танцевать на медленное танго. Он решил, что установку на вечер не нарушает: его спина, обтянутая тонким, белым свитером была видна другим женщинам. На его бабке бабок не было видно, Сеттежки и кольца отсутствовали.

– Мужчина, а почему вы так осматриваете мои уши и руки? Нет на мне золота! Не ищите! Не найдете! – воскликнула она нервно.

– Я и не ищу на вас золото, я с вами танцую.

– А с чего бы такой красавец явился к нам, если не за золотым уловом?

– Пришел – танцую.

– Знаем мы вас, тут, среди танцующих людей, есть одна ограбленная таким, как ты, да вон она с твоей спины глаз не отводит! А не ты, ли ее ограбил?

И тут перед глазами у Сеттежи все поплыло. Сзади на него навались старички и старушки, целым скопом, они били его своими палками по белой спине. Он успел в кармане нажать на кнопку на приборе, посылающий сигнал, о том, что он находится в опасности. Сеттежа весь сжался под ударами озлобленных пожилых людей, потом прополз в более свободном месте бьющих его людей, и выскочил из толпы.

Мне показалось, что я взмахиваю крыльями и вот-вот полечу, ощущение было таким реальным, что я с удивлением посмотрела на отсутствие крыльев. А все из-за того, что я увидела спину Сеттежи, покрытую синяками от палок добрых стариков и старушек. Сеттеже теперь предстояло ехать за этим Алексашкой во Фруктовую страну, в которой длительно сохранялись отблески социализма. Там тепло, там яблоки и другие фрукты, одним словом – Фруктовая страна. Я ничего не стала делать со спиной Сеттежи, накрыла ее рубашкой и разрешала встать измученному человеку.

Он сам подошел к зеркалу, посмотрел на обширную производственную травму и сказал, что надо завести овчарку, она не даст хозяина в обиду. Я заверещала страшным голосом в знак полного согласия с ним, но добавила, что в поездках с собакой могут возникнуть проблемы.

Сеттежа и сам понимал, что сложности с собакой неизбежны, и пришел к выводу, что ему на спине глаз не хватает, а то бы он увидел толпу стариков с палками и вовремя бы избежал ударов. Против глаз на затылке я не возражала, и мы вдвоем стали думать, где их взять.

Придумали довольно быстро. Иван, друг Сеттежи последнее время занимался охранными системами, и камеры слежения знал хорошо. Он быстро понял, чего от него хотят. Он купил шляпу для Сеттежи с маленькими полями, сзади расположил маленькую камеру слежения. Новый прибор, размером с мобильный телефон, тонким проводом соединенный с камерой слежения, стал служить экраном. Теперь при необходимости, Сеттежа мог видеть все, что находится за его спиной.

Фруктовая страна встретила Сеттежу необыкновенной жарой, его шляпа в таком климате была вполне уместна. Его сильно поразили местные женщины тем, что ходили в очень длинных юбках, их ног практически не было видно. Спрашивается, что здесь мог найти или потерять Алексашка? Неужели тут могут собираться пожилые люди на танцы, если здесь даже балет запрещен? Современное крепостное право без признаков всемирной паутины царило в стране. Пот тек с затылка Сеттежи на камеру слежения и мешал вести наблюдения сразу с двух сторон. Прошел слух, что умер Султан Фруктовой страны. И в задание Сеттежи и всей группы, с которой он приехал на поиски Алексашки, из центра внесли коррективы.

Султан султаном работал бессменно со времен крупного землетрясения. Сеттежа тогда еще и не родился, но его отец вспоминал землетрясение из-за одной простой причины: им отодвинули очередь на получение квартиры. Все страны бывшего содружества несли на своих плечах последствия землетрясения в столице Фруктовой страны. И возраст, умершего Султана был равен двум последним цифрам в четырехзначном обозначении года, когда это землетрясение произошло. Что это совпадение или помощь историкам в запоминание цифр? Султан сорок лет сдерживал моральный облик столицы, вполне вероятно, что выросло поколение, которое с этим не хотело мериться.

А причем здесь Алексашка? – подумал Сеттежа, – Господи, да при Султане мог быть свой визирь! А у визиря вполне могли быть сильно продвинутые дети! С ними и надо познакомиться! Два его соратника с ним полностью согласились. Во дворец визиря их никто не пустил. Три сотрудника внутренних дел пришли к выводу, что им в недра знаний Фруктовой страны не проникнуть, местного языка они не знали, и не имели нужных полномочий в смутный период смены власти. Улицы столицы заполнились местными жителями…

И умный Сеттежа понял, зачем сюда приехал Алексашка! Обирать плачущую толпу! Так это ж совсем другое дело! Но как он мог знать о смерти Султана, если приехал сюда еще при его жизни? Никак! Он этого не знал, но об этом знал тот, кто его сюда прислал. На чужом горе, счастье не построишь, но капитал нажить можно! Это весьма примитивный уровень обогащения, возможно, отвлекающий маневр. Всемирная паутина!

Вот где собака зарыта! Паутина опутала Султана и забрала его жизнь. К такому выводу пришли три человека из группы Сеттежи, естественно вместе с ним. Всю паутину не накажешь, тем более его представителей, но можно отыскать Алексашку и таким образом, избавить горюющих людей от потенциального грабителя их драгоценностей.

Но как найти его? Ответ пришел неожиданно. Алексашка собирает ювелирные украшения с людей. А на ушах местных женщин висят Сеттежки внушительных размеров.

Надо Сеттеже и его напарникам самим одеться женщинами, благо юбки здесь носят до земли, и надеть самые блестящие украшения. Купили мужчины три черных парика, юбки, украшения. Переоделись, рассмеялись, вновь стали серьезными, и вышли изображать приманку на главную площадь города. Сели они у фонтана, чтобы рост свой не демонстрировать и стали ждать Алексашку.

Алексашка работал в паре с Тором, очень красивым мужчиной. Они вдвоем могли обнять женщину так, что на ней ничего после них, в смысле украшений не оставалось. Тор первым заметил трех кумушек у фонтана, Алексашка хотел его отговорить от ограбления сидящих подруг, но того прямо несло на Сеттежу а и его напарников по труду в милиции. Объятия пяти мужчин закончились тем, что поймали Тора, а Алексашка убежал. Тор оказался странным малым, и сразу выложил милиционерам, где можно найти его дружка по малому бизнесу. Алексашка не вернулся в дом, ставший для него ловушкой. Он исчез из поля зрения правоохранительных органов, словно его и не было.

Сеттежа вернулся домой и увидел Кателиру, играющую на гитаре. Все бы ничего, но ей кто-то принес букет цветов размером с хороший, дикий куст, в нем лежала открытка со словами поздравления, и заканчивалась словами: от Алексашки. Сеттежу это несколько напугало. У Сеттежи появилось жгучее желание найти Алексашку уже по двум причинам, но пришел приказ, запрещающий поиск по просьбе старичков и старушек. После приказа, как по команде по городу прокатились разбойные нападения на божьих одуванчиков, то есть на очень пожилых людей. Группу Сеттежи поставили на уши, для обнаружения грабителя несчастных пенсионеров в преклонном возрасте. У десятого пенсионера, ограбленного на выходе с почты, обнаружили конверт с открыткой, подписанной: от Алексашки.

По горячим следам был составлен портрет Алексашки и разослан по различным постам.

Вскоре было поймано – пять мужчин. Старичок, ограбленный последним, указал пальцем на Сеттежу, что никого не удивило. Но кое у кого появилась мысль, а не с двумя ли лицами живет сам Сеттежа? А вдруг он оборотень?

Тора выпустили за недостатком улик, хотя ему чуть не пришили обвинение за все грехи Алексашки. Еще Сеттежу удивляло, что этот Алексашка работает много, но с малым уловом. Деньги небольшие – грабить бедных стариков. Правда, как сказать, следующая волна была еще хуже, украли 10 машин самых маленьких, выданных ветеранам войны, естественно глубоким пенсионерам. Хозяину десятой машины подбросили конверт с открыткой: от Алексашки.

И на этом наступила тишина.

Гуляла я по парку с Юрилкой, держа в руке книгу, а дома обнаружила в книге конверт с открыткой: от Алексашки. В конверте лежали обычные, тысячные купюры. Я показала их Сеттеже, тот вспылил:

– Текира, ты, что с Алексашкой поддерживаешь знакомство?

– Сеттежа, я никогда его не видела! Я все поняла, я никому ничего не скажу!

Через пару недель с прогулки я принесла Сеттежку, которую нашла под ногами, сидя, на скамейке в парке. Сеттежа по Сеттежке определили, что она изготовлена во Фруктовой стране, на Сеттежки он там насмотрелся. В этом случае надпись: от Алексашки, даже не требовалась. Он запретил мне одной ходить по парку.

Однажды я достала гитару, она мне показалась излишне тяжелой. В гитаре лежал пакетик с золотыми колечками, Сеттежками, кулонами. Сеттежа сразу понял, что это золотой набор местных пенсионеров. Он уже боялся говорить по этому поводу, в милиции все сразу поворачивали стрелку на него. Сеттеже захотелось подняться и улететь куда подальше: невиноватый он! Он надел свою шляпу с видеокамерой и вышел на улицу, брел медленно – медленно. Достал карманный экран, посмотрел: сзади него шел он сам! Он быстро повернулся. Его двойник сделал то же самое, на спине была надпись: от Алексашки. Сеттежа побежал быстро, очень быстро, он хотел поймать двойника за шиворот!

Двойник сделал прыжок в сторону и исчез в подворотне. Сеттежа ощущал себя в углу жизни. Дошел он до гаража, выехал из него на своей машине, он даже лишний раз не смотрел на зеркало заднего вида. Ему уже казалось, что за ним едет такая же машина, как у него. Он в оцепенении остановился, медленно повернул голову назад: пусто. Сеттежа нажал на газ, машина не поехала. Он вышел из машины, в выхлопной трубе торчала палка. Он даже не сомневался, что на ней написано: от Алексашки.

Сеттежа не понимал этого Алексашку и зачем он его преследует, разыгрывает и ставит в неловкие ситуации. Подставляет – одним словом. От подставы до заставы…

В торец палки был ввинчен шуруп, к нему привязана суровая нитка, на нитке висели денежные купюры от его машины до его гаража. Сеттежа вынул палку, бросил ее вместе с купюрами и поехал на работу, но неожиданно для себя остановился и поехал назад задом. Захотелось ему деньги собрать. Доехал до денег, это оказались яркие фальшивки.


Глава 22


Текира решила рассказать об Алексашке.

Снег блестками оседал на воздушное покрывало земли. Зима явилась собственной персоной на санях Снежной королевы. Алексашке захотелось стать Снежным королем.

А почему нет? Почему он должен изображать Гитарного пажа, или постоянно исчезающего человека с надписью: от Алексашки? Надоело ему разыгрывать своего единоутробного брата Сеттежи. Не виноват Алексашка, что врач, вынувшая его из матери после Сеттежи забрала его себе, без объявления о рождении. В ту ночь все праздновали Новый год, и свидетелей рождения Алексашки не было. Мать, родив первого сына, уснула крепким сном от укола, и духом не ведала, что в ней был еще один ребенок. Врач Зоя Зиновьевна будить ее не стала, сделала все сама, и послед сама вынула. И бумаги заполнила так, словно она родила малыша Алексашку.

Врач любила сказку о Снежной королеве, теперь у нее был личный Кай. Дома у нее все было белого цвета. Дом Снежной королевы гостей не приглашал, их в него не пускали. Алексашка, как родился невидимым для собственной матери, так и жил, словно он есть, и его нет. Даже Зоя Зиновьевна не всегда знала, где находиться ее сын Алексашка. А он и не знал, что можно жить иначе, если ему Бог дал способность исчезать и появляться неожиданно для окружающих, то он и пользовался этим даром. Такой он уродился. На себя в зеркало Алексашка иногда смотрел, свою внешность он помнил, так случайно он заметил, что некий детектив Сеттежа на него похож. Вот Алексашка и разыгрывал его или меня, остальным это было не так нервно.

Захотел Алексашка стать Снежным королем. Для этого ему нужны были сани с парой лошадей, или белый автомобиль с ледяными глыбами на дверях. Алексашка вообще-то не был мелким воришкой, драгоценности он брал для разминки, ему хотелось властвовать над людьми, а это были тренировки. Психологию он изучал сам по книгам матери Зои Зиновьевны. Школу он окончил настолько странно, что в ней до сих пор вздрагивали от упоминания о нем.

Снег шел и шел, а он еще не решил, где взять белый лимузин. Алексашка прекрасно понимал, в Рождество и на Новый год он сможет владеть сердцами людей. Ему нужен белый с отливом кожух, и вся одежда должна быть такой, чтобы он казался Снежным королем, но не Дедом Морозом. А, где взять белый автомобиль, с открывающимся верхом? Эти южные автомобили в северном климате могут совсем не завестись. Он видел по телевизору длинные автомобили, но они его как-то не притягивали.

Школу водителей Алексашка окончил вместе с Сеттежей, с ним рядом он приобретал свойство быть невидимым, и учился даром, права, правда, на себя получал. Мать ему автомобиль купить не могла. Это Сеттеже отец машину подарил, он ведь не знал, что у него есть еще один странный сын Алексашка. Чего Алексашка не мог, так это работать на одном месте, он знал, что Сеттежа работает в милиции, а сам он не знал, кем быть. Вот и придумал быть Снежным королем, а как к этому подойти, он тоже не знал. Стал Алексашка обходить, объезжать салоны по продаже автомобилей, в одном он обнаружил белый лимузин. Денег у него естественно не было. Машина стояла у него перед глазами, и вдруг к ней подошел покупатель в белом пальто!

Алексашка чуть дар речи не потерял! Очень ему захотелось иметь то, что имел этот человек.

Он посмотрел на снег за окном и взмолился:

– Снежная королева, помоги!

И он услышал женский чарующий голос:

– Стань его вторым я!

Алексашка глянул на себя в зеркало и отскочил, он был похож на этого белого человека, но пока он был в своей одежде. Он понял, что Снежная королева расширила его возможности по превращению в других людей, он сказал ей мысленно спасибо и последовал за мужчиной в белом пальто. Тот уже купил белую машину.

Алексашка быстро оказался на заднем сидении белого авто. Действовало его свойство быть невидимым рядом с человеком, на которого он походил. Он везде следовал за своим двойником. Этот двойник в белом пальто был круче Сеттежи а и жил в роскошной обстановке, и работал неизвестно кем. Алексашке понравился его лесной белый дом. Бери все и будь Снежным королем – шептало ему второе я, он отвечал, что еще рано.

Фирма двойника сняла на празднование Нового Года корабль, стоящий на приколе.

Алексашка везде следовал за новым двойником – это была его обязанность, навязанная ему при рождении. На праздник пригласили крутых ребят, они крутили огненные колеса на палубе. Огоньки летали, всем было весело. Огонь попадал в укромные места и тлел, и разгорался, пока не появились языки пламени во многих местах корабля. Мужчина сбросил свое белое пальто и помчался в трюм, у него там находился саквояж с купюрами.

Алексашка надел его пальто, и его все стали звать Александром Сергеевичем. Белое пальто закоптилось, пока он по какому-то канату перебрался на берег. Народ бежал с корабля. Алексашку хлопали по плечу, все друг друга поздравляли со вторым рождением. Прибыли расчеты пожарных, корабль горел. Алексашка сел в белый лимузин, к нему в машину села дамочка в белой норке. Он повез ее в лесной белый дом, она говорила куда ехать, видя его нервозность после пожара. Девушка оказалась деловой она все знала в лесном доме и с вопросами не лезла.

Он ликовал от тихого счастья. Через сутки стало ясно, что в трюме сгорел один человек, решили, что это бомж, поскольку все свои спаслись. Потом счастье Алексашки стало уменьшаться, его обвинили в том, что корабль сгорел. С него требовали, оплатить страховку владельцам судна.

Похоже, вместо Снежного короля он превратился в огненную свинью, но копилкой он никогда не был. Он не знал, где лежат деньги Александра Сергеевича. Девушка в белой норме тоже не знала, где деньги фирмы. Алексашке оставалось одно – срочно стать собой любимым. Как превратиться в себя он знал одно средство, надо было проявиться рядом с Сеттежей. Под благовидным предлогом он пошел в отделении милиции, подошел к Сеттеже, его внешность изменилась в обратную сторону. Он спокойно вышел в облике Алексашки, прошел мимо белого лимузина и направился к автобусу. Так спокойней.

Дома он не находил себе места. Он вспомнил Фруктовую страну, где снега не бывает, где он мог бы быть Фруктовым королем! Алексашка взял немного денег в том белом, лесном доме. Он купил билеты и поехал во Фруктовую страну. Успел он на похороны, протиснулся к гробу Султана и у всех на глазах превратился в его копию! Люди сложили ладошки и подняли их к небу! Все встали перед ним на колени! Просто-то как! Алексашка – владыка Фруктовой страны! Рядом с ним кто-то произносил его новое имя, у него оказалась даже жена. Она и показала, где они живут. Он молчал, местного языка Алексашка не знал, быть местным правителем ему быстро расхотелось.

Он хотел быть Снежным королем, но для этого надо было оплатить страховку. Это ему было непонятно. У себя в спальне он обнаружил много денег вне сейфа.

Алексашка закрыл дверь и сел думу думать, кем ему быть. Он напряг мозги и из экономической географии вспомнил, что Фруктовая страна богата месторождениями газа. Он теперь Газовый король. Жена ему стала стучать в дверь, а он точно помнит, что у него женщин никогда не было. Алексашка никак не мог взять в толк, зачем нужны женщины. Нет, он не тупой, он все знал, но не в отношении себя. Рано он превратился в местного владыку, надо было сбегать к себе домой. Как ему пройти мимо собственной охраны, мимо сопровождения? Он не то, чтобы боялся, но чувствовал себя в чужой тарелке, ему только деньги были знакомы, международные деньги.

К Снежной королеве здесь не обратишься, эта страна не ее ведомства. Но должна, же быть Фруктовая фея? Сам Бог должен быть здесь. И тут он вспомнил, что и Бог здесь другой. Помогать ему было некому. И Сеттежи рядом не было. Как хочешь, так и властвуй! Алексашка свернулся в клубок на огромной постели под балдахином и уснул.

Юрилка пришла ко мне по старой дружбе. Мы сели на кухне за стол и стали пить чай.

Я все про Алексашку говорила, который постоянно преследует Сеттежу. Юрилка вспоминала Гитарного пажа, как держала его на коленях вместо гитары. Мы сложили все воспоминания в кучу, и пришли к выводу, что все это мистика чистой воды. И добавили чая в кружки.

Мы поговорили за жизнь и пришли к выводу, что надо съездить на большой рынок имени одного сорта колбасных изделий. Народ под праздник туда толпами ехал, цены там ниже, выбор вещей богаче. Если ноги ходят, люди мчат туда на всех парусах, а обратно идут, как вьючные верблюды. Денег у молодых девушек всегда мало, а хочется всегда много. Сговорились мы и поехали на рынок. Я все по сапогам специализировалась. Прикупила я себе еще пару сапог. Юрилка тряпки купила, чтобы было в чем ходить, кроме одежды старших сестер. Набрали столько, сколько денег было. Даже модные сумки купили, все модное и недорогое.

Надела Юрилка модное пальто – плащ с меховым воротником, искусственным. Вся из себя вышла на улицу, шла и песни напевала. А навстречу гитара ей шла, а точнее Гитарный паж, а точнее Алексашка. Остановились. Посмотрели друг на друга, словно и не лежал он на ее коленях.

Оба сказали:

– Привет.

Помолчали.

– Тебя, как зовут? – вновь сказали одновременно и засмеялись.

– Юрилка.

– Алексашка.

– Куда пойдем?

– Куда пойдем? Ко мне домой, мать сегодня в больнице работает, ушла на сутки.

– У вас мама врач?

– У нас мама врач, женский. Отказ не принимаю, я только, что вернулся из Фруктовой страны, могу угостить фруктами и еще кое-чем.

– Идем, я все равно сегодня не работаю, выходной у меня.

Квартира у Алексашки была однокомнатной, по центру комнаты стояли два шкафа, деля комнату на две половины. Они прошли в ту часть комнаты, что была у окна.

– Алексашка, а у тебя неплохо! У нас еще смешнее, нас восемь человек в трехкомнатной квартире.

– Значит, ты не будешь презирать меня за подобные жилищные условия? Хотя я мог иметь несколько дворцов. Меня во Фруктовой стране приняли за Султана, а я испугался и уехал, сюда, в этот уголок.

– Султаном быть сложно, много ездить надо.

– Юрилка, ты мне нравишься, у меня во Фруктовой стране жена была, но, я ее не понял. Женщины там все странные и непонятные. Ты создана для меня, я запомнил твои пальцы, когда гитару изображал. Давай я снова буду гитарой?

– Лучше контрабасом, нет, будь собой, ты мне нравишься.

– Ты не шутишь?

– Алексашка, у меня вся жизнь юмор. Парни меня всерьез не принимают, с такой семьей.

– Золото хочешь?

– Откуда оно у тебя?

– У меня откуда? От верблюда!

Алексашка достал из ниши стенки металлическую банку из-под печения, открыл.

– Ой, и, правда, золото! Это настоящие Сеттежки, браслеты или бижутерия?

– Все настоящее! Выбирай! Бери, сколько хочешь!

– Я все хочу!

– Бери все.

Юрилка взяла свою новую сумку и сунула в нее коробку с изделиями в золотой оправе.

– Юрилка, выходи за меня замуж и сейчас!

– Шесть детей в твоей квартире не поместятся!

– Готовить умеешь? Иди на кухню и готовь, а я спать буду.

Юрилка встала и пошла на кухню, где продуктов было много, кастрюль чистых хватало, но ничего приготовленного не было. Она занялась приготовлением обеда.

Алексашка уснул, как только она вышла из комнаты. Девушка приготовила пищу, включила телевизор во второй половине комнаты, легла на диван и стала смотреть программу юмористов. Гена Мельница выступал с любимой песней 'Ерунда', целая команда в белых масках подпевала ему. Среди клоунов сидела его великолепная жена, спрятанная под маску тихого ужаса. Юрилка очень захотелось попасть в эту команду юмористов в масках, когда один поет, остальные сидят и пугают зрителей. Она вполне могла бы пугалом на сцене работать.


Глава 23


Размечталась девушка и не заметила, как проснулся Алексашка, как он прошел на кухню, съел то, что она приготовила. И он довольный до безумия, нисколько не жалея банку с драгоценностями поцеловал ее в мягкую щеку. Она встрепенулась, улыбнулась, села и поцеловала в ответ Алексашку. Поцелуй за поцелуем и получилась 'ерунда'.

Юрилке так понравилось гостить у Алексашки, что она с радостью забыла о своем доме, а когда вспомнила, то петухи в деревне запели, вскоре и его мать пришла с работы. Она оказалась доброй и усталой женщиной. Зоя Зиновьевна, ни слова не сказала Юрилке, но съела все, что она приготовила и предложила еще приготовить, а сама уснула. Дома о Юрилке даже не соскучились, у нее дома такая куча мала, что всем не до нее.

К Новому году хорошее шампанское исчезает быстро, я прошла по магазину, набрала продуктов и вышла на улицу, стоящую в единой новогодней пробке. Счастье от встречи мэра с Дедом Морозом меньше всего радовало людей, сидящих в машинах по 8 часов, без возможности покинуть ее в пробке. Интересно, кто в такой ситуации может пожелать здоровье человеку, из-за которого город страдает в машинах от беспробудного безделья, усложненного сиюминутным наблюдением за движением на дороге? Страшная ситуация.

Я вообще по столице давно уже не ходила и старалась в центр города не ездить никогда, да и сегодня я не в центре, а на окраине, куда добрались центральные, автомобильные пробки. Я еще раз бросила взгляд на мучеников в машине, вспомнила, что Сеттежа сегодня за рулем, немного его пожалела и пошла домой. У дома меня ждала странная пара: Юрилка с Сеттежей или нет? Я напрягла глаза, с Юрилкой стоял Сеттежа в чужой одежде. Я подошла к странной паре. Ощущение, что передо мной мой друг Сеттежа, почти исчезло.

– Юрилка, это кто?

– Алексашка, или ты его забыла?

– Если честно не особо вспоминала, а вы к нам?

– Мы хотим объявить себя парой! – важно сказала Юрилка.

– Обязательно мне? Лучше матери скажи.

– Ей до лампочки, а его мать уже знает.

– Где жить будите, парные вы наши? – спросила я, соображая, что подруга говорит весьма серьезно.

– У Алексашки.

– Так это он и есть, неуловимый Алексашка? Да его все ищут! На нем висят многочисленные кражи ювелирных изделий! Юрилка, очнись, тебе нужен не такой человек!

– А другие меня не видят! У тебя Сеттежа есть, а у меня никого нет! Вот, нашелся человек, а ты против моего решения оказалась! – всхлипнула Юрилка, – а все, что он украл, он мне отдал! Да я все это вернуть могу, если надо!

– Это вы Сеттеже расскажите, а мне все равно, только из-за этого молодца, у моего Сеттежи жизни нет! Его уже оборотнем считают.

Из-за угла выползла машина Сеттежи, вся в снегу.

– Привет всем! Ух, еле проехал мимо пробок, ехал какими-то переулками, да закоулками, лучше бы пешком шел! А это Алексашка! Стой! – крикнул Сеттежа Алексашке, который удирал от него во всю прыть.

– Сеттежа, он мой жених, а ты его прогнал! – разревелась в голос Юрилка.

– Сеттежа, они жениться хотели, – подала голос я.

– Юрилка, да он настоящий невидимка! Зачем он тебе сдался? – прокричал Сеттежа.

Неожиданно Юрилка развернулась и побежала вслед за Алексашкой с криками и воплями своего неожиданного счастья и несчастья.

Дальше – больше. Кателира сбежала от Афанасия Афанасьевича и уехала на Лазурное море. Алексашка убежал от Юрилки.

Алексашка не мог долго жить на одном месте, и однажды он уехал на Лазурное море, да застрял там и встретил диву. В домике сидела красивая, ухоженная женщина, ее темные, наращенные волосы струились по плечам, наращенные ногти огибали высокий стакан с коктейлем, худые ноги, в босоножках на тонких, высоких каблуках, виднелись из-под коротких шорт. Кателира последнее время часто была унылой, два года, прошло с тех пор, как она оставила свою страну и стала жить на райском острове, но об этом она, ни с кем не говорила.

– Алексашка, привет! – сказала Кателира сладким голосом.

– Привет, Кателира! – отозвался Алексашка, – почему не загораешь?

– От загара я стану сушеной воблой.

– А так ты кто?

– Проехали, я не об этом, ты мне задолжал!

– Быть не может, я в долг денег у тебя не брал!

– Наивный Алексашка! Ты мой трофей, а трофеи – это прибыль, с тебя круглая сумма за общение со мной!

– Ба, а ты говорила, что меня любишь, а любовь она бесплатная, поскольку она от души идет.

– Вот, сказал, и в душу влез по шею! Плати, сумма написана на салфетке.

Алексашка мельком посмотрел на салфетку, на цифру с нулями на купюре, и онемел от удивления.

– Что это ты в ступор впал? Любил – любил, хоть и не меня, но накопилась плата, местная девушка на тебя пожаловалась мне, – сказала Кателира, поднимаясь на тонких ногах.

У Алексашки в голове пролетела мысль, что с Юрилкой он был, а она у него еще ничего не просила!

– Кателира, да, у меня столько денег, нет!

– Давай то, что есть, остальное вернешь при первой возможности, но в течение недели, за тобой присмотрят.

Алексашка зашел в соседний номер, взял деньги и принес их Кателире. Она взяла деньги, на ногтях засверкали стразы, на лице появилась гримаса улыбки:

– Не плохо, на первый раз! Идем, погуляем по молу?

– Без меня.

Кателира, не прореагировав на ответ, вышла из номера на улицу, под горячие лучи солнце, и свернула за угол, словно растаяла от жары.

Алексашка сидел на стуле, держа непутевую голову в двух руках, мыслей в голове не было от удивления, его еще так никто не кидал. Все боялись его внушительных размеров, а это искусственная женщина, с накладными ресницами и грудью, наращенными волосами и ногтями его очистила просто так, так он считал. Он был всегда уверен, что женщины должны считать за счастье обычное общение с таким человеком, как он!

Обида, досада – нет. Ненависть – черт с ними. Отчаянье? Нет. Безразличие?

Отчасти. Заговор? Обойдутся. Прошло время чужой власти. Темно и все. Радость врагов долгой не бывает. Их жизнь уничтожит! – так думала я, глядя на единицы на своей электронной странице, уничтожая в очередной раз все написанное одной кнопкой, хранить чужие единицы мне не хотелось. Посмотрев электронную почту, я поняла, кто так старался – издательство хотело меня опубликовать и из всех сил уменьшало мой литературный вес.

И так бывает.

Туман окутал землю пеленой полумрака, спрятав осеннее цветение листвы.

Удивительно смотрятся пихты однолетки, их никто не подстригал, а они стоят в один ряд с одинаковой кроной. Пихта осенью всегда привлекает к себе внимание если не кроной, то мелкими, мягкими иголками, которые с нее осыпаются с порывами ветра. Клены лысеют на глазах, они пышно цветут и быстро теряют верхнюю листву, чего не скажешь о березах, они и листву теряют, и остаются прикрытыми своими мелкими желтыми листочками. Если я береза, то у меня на данный момент времени даже лысого клена нет. Нет. О чем тогда писать, если у березы нет клена? Значит, у березы есть пихта!

О, а пихты напоминают команду по художественной гимнастике. А гимнастки в любви победят любую иную женщину, у них ноги в обратную сторону закладываются и открывают доступ для любви. Это качество гимнасток хорошо видно в произвольной программе танцев на льду. Такие сексуальные позы, что дальше некуда, зато самые сексуальные партнеры заняли первое место, это я вчера по телевизору наблюдала.

Нет, я не завидую, и у меня нет подруги гимнастки, из серии гибких иголок пихты.

Вчера попыталась я читать английского романиста начала двадцатого века, роман такой толстый, написано тридцать четыре авторских листа мелким почерком.

Описания улиц преодолеть она не смогла, а выглядывающие в окно сестры утомили своими наблюдениями за одинокими прохожими. Закрыла я книгу и положила на полку.

Автор еще поразил меня тем, что без электроники считал число слов в книге.

Описать улицы, по которым десятилетия ходила я – просто, прямоугольные квадраты зданий, либо стоящие по высоте, так называемые башни, либо лежащие по длине, так называемые лайнеры. Светлый квадратно – прямоугольный город дешевой застройки.

Если бы не деревья, так и пейзажа бы не было, а были бы одни прямоугольные углы.

Деревья дают работу дворникам, одни метут листья, другие застилают их листьями и с каждым днем все больше видно светлых квадратов зданий, не затемненных ажурами листьев. Люди ходят по листве или по чистому асфальту, это как повезет. Лужи заполняют любые выемки в асфальте и любые углубления в нем. Осень. Дожди. Ветер.

Листва.

Так, а где Алексашка? А где мой Сеттежа? Где мой закадычный можно сказать дружок?

Один уехал на остров в Лазурном море. Путевка стоит дорого, но он купил ее, и уехал. Звонил Алексашка Юрилке, говорил, что находится в сказке. А Сеттежа мне обещал сегодня появиться. Да, у нас обычный, школьный роман. Оба мы далеко не гимнасты по внешнему облику. Сеттежа вообще полжизни пробегал с баскетбольным мячом, там мы и познакомились, на баскетбольной площадке.

Мне еще в школе предлагали учиться в школе олимпийского резерва. Я съездила два раза и больше не захотела, тратить жизнь на поездки в транспорте, а идти в интернат, даже спортивный, мне не хотелось, поэтому олимпийской чемпионкой по баскетболу я не стала. Вообще быть выше толпы – это не просто. Сеттежа поэтому не любит ходить по улицам, ездить в общественном транспорте, он любит спрятать свой рост в машину и ехать, глядя на мир из окна машины.

Рядом с детективным агентством, Сеттеже перед машиной налили масляное пятно, вышел он из машины, какой-то доброхот ему сказал, что у него масло течет. В это время второй мужик полез в машину за деньгами, глупец, да Сеттежа к этому моменту уже успел сдать деньги, и денег у него больше не было! Опоздали голубчики. Сеттежа взял двух этих мужичков за ворот одежды и стукнул их лбами, чтобы неповадно было мужские сумки из машины таскать.

Туман стал таять, появились цветовые краски осенней листвы. Прямоугольники домов проявились своими квадратами в легком тумане. Вид за окном еще мутный, туманный, как и мое настроение. Я очень интересуюсь другими мирами, если мир бесконечен, то где-то есть лобастые, глазастые существа. И Сеттежа – лобастый и глазастый, так зачем еще кого-то искать?

Юрилка тоже скучала по своему большому Алексашке, рядом с ним она маленькая женщина, а рядом с другими – большая женщина. Почему она с ним не поехала? У нее нет заграничного паспорта, а у него есть. У нее нет денег, а у него теперь нет денег, потратился с поездкой.

Алексашка приехал загорелый, с огромным количеством снимков, которые под музыку Сиртаки показал Юрилке. На снимках лазурное море, маленькие каменные, побеленные дома, мостовые, бассейны, шезлонги, музеи и похожие на музейные амфоры в магазинах. И зелень абсолютно незнакомая, пальмы, словно огромные ананасы. И все.

Земли, песка практически нигде нет, одни камни в виде гор и домов.

Она посмотрела на желтеющее море деревьев за окном, вздохнула и отвернулась от экрана, еще пару недель и исчезнет желтая листва, появятся черные контуры деревьев, на которые приземлится белый снег, а серая гладь пруда замерзнет. А на том далеком, уникальном острове еще будет тепло, и машины по мостовым будут ездить, не зная сугробов.


Глава 24


По мостовой загромыхала карета. Юрилка посмотрела в окно и увидела каменные домики, каменную мостовую и, ехавшую по ней карету. В голове промелькнула мысль, что она ведь живет на десятом этаже, а ей открылся вид со второго этажа. Она обернулась вокруг себя и не увидела мебельной стенки, кожаных диванов, стеклянного журнального столика. Перед ней была комната, с диванами обтянутыми вишневым бархатом, небольшой шкаф с тарелками, стоящими на боку.

По центру стоял круглый стол, покрытый скатертью с длинными кистями. На дверях висели вишневые, бархатные портьеры с такими же кистями, как на скатерти.

Она подняла голову к невысокому потолку и не увидела элементарной лампочки, на столе стоял подсвечник, многие свечи уже оплавились. Вместо угла в комнате она увидела выступ, покрытый грубоватым кафелем. Юрилка от неожиданности села на странный стул у стола и закрыла глаза, она очень хотела проснуться в своей комнате. Посчитав до десяти, она открыла глаза, но ничего не изменилось, она была в комнате без телевизора, но с камином, в котором лежали бревна березы.

В комнату вошла девушка в темном платье, с белым передником:

– Барыня, кушать подано, матушка ваша недовольна тем, что вы задерживаете обед.

– Федора, я сейчас подойду, – сказала Юрилка и вздрогнула от собственного голоса, Она посмотрела на себя в туманное зеркало на комоде, увидела странную прическу: у нее, оказывается, была коса!

В столовой за столом сидело человек шесть, Юрилка зашла седьмой.

– Юрилка, – сказала женщина среднего возраста, – что ж ты голубушка задерживаешься? Ждем с тебя, твой жених сидит уже за столом, – и она показала на крупного мужчину.

Алексашка, – промелькнуло в голове Юрилки.

– Здравствуйте, люди добрые, и, вы, мой господин, – обратилась она к Алексашке.

Мужчина вскочил с места, он был так высок, что почти касался головой потолка.

– Здравствуй, Юрилка! Почто ждать заставляешь, я уже и не чаял тебя увидеть.

– Так, вздремнула немного.

– Уж не заболела ли ты, дитя мое? – спросила мать Юрилки.

– Нет, матушка, сон был странный, словно я была на лазурном берегу.

– И, правильно тебе снилось, Алексашка твой предлагает поехать тебе на остров в Лазурном море! Но, в качестве свадебного путешествия!

– А я согласна! Я поеду.

– Ну и ладушки, вот и сговорились, а свадебка не за горами, после нее и езжайте, с Богом!

Долго Юрилка с Алексашкой, со служанкой да с кучером на облучке, ехали в карете, с двумя запряженными лошадями, которых меняли на почтовых станциях. Ехали по бездорожью и радовались погожим дням, когда дорога была более укатанной. Так и доехали они до моря Лазурного, рыбак перевез их на своей шхуне на остров. Юрилка шла мимо невысоких маленьких, каменных домов, и они казались ей знакомыми, но не было видно бассейнов, шезлонгов. Но в лавках продавали все те, же амфоры. Она посмотрела на Алексашку:

– Ты был здесь?

– Никогда!

– А я уже видела эти оливковые рощи и пальмы с большим утолщением у корней.

– Придумываешь ты все, Юрилка, – ответил ей Алексашка, останавливаясь у маленького дома, где им предстояло жить.

От жары Кателира не растаяла, за углом, в кресле под огромным зонтом сидел мужчина высшей степени сложности: он был высокий, широкоплечий, белая, тонкая рубашка на нем была расстегнута, демонстрируя изумительные по красоте мужские, грудные мышцы, на которых висела золотая цепь с большим золотым диском.

– Тор, я принесла деньги, – и она протянула ему деньги, взятые, у Алексашки.

– Молодец Кателира! Мой вечер – твоя плата, мы в расчете! Пойдем на мол?

– Нет, мне это не по карману.

Тор поднялся на свои стройные, накаченные, волосатые ноги в шортах, сделал несколько шагов и сел в открытый лимузин, не приглашая ее с собой.

Кателира поджала губы и побрела в свой номер, ругая себя за то, что соблазнилась на этого Тора. Машина тронулась с места, волнистые, светлые волосы мужчины красиво поднялись за его головой. Зрелище было за пределами женского восхищения.

Далеко ехать по острову было просто не куда, машина поднялась в гору и остановилась у стандартного, древнего, каменного, белого, двухэтажного дома. Тор, пройдя по красивым, дорогим плиткам, вошел в холл, украшенный амфорами всех видов и типов.

В прохладном полумраке, в огромном белом кресле, сидела женщина; невысокая, плотная, с темными волосами и пила вино из бокала.

– Принес?

– Принес.

– Свободен.

– Понял.

Тор отдал деньги супруге, развернулся на одной ноге и пошел в свой номер.

Он лег на огромную кровать с белой спинкой, разрисованной золотыми вензелями, положил руки под голову, и посмотрел в потолок, пятьсот летней выдержки, в голове его было пусто, как в местных амфорах. Он жил на этом острове два года, так, зазевался однажды и остался, а одна маленькая, сильная женщина прибрала его к рукам.

В комнату заглянул плотный, невысокий, темноволосый мужчина и сказал:

– Тор, сегодня приехала женщина, нашпигованная деньгами, как сало солью! Сама она худая, без возраста, с белыми паклями волос, займись!

– Дайте мне отдохнуть!

– Пять минут полежал? Считай, что отдохнул, работать надо! Работать!

– Говори кто? Где? Что?

– Найдешь ее, вот досье, читай, ты сообразительный.

– Понял.

Тор подождал, когда мужик выйдет из комнаты, и позвонил Кателире:

– Кателира, есть тебе клиентка!

– Говори, не томи.

– Судя по всему, она старая, облезлая курица с деньгами, записывай…

– Записала. Дальше что?

– Встретишь, покажешь мой портрет, потом возьмешь ее в свой салон, нарастишь ей все, что можно, потом организуешь встречу со мной.

– Без проблем.

Мужчина положил трубку и задремал без снов и мыслей, его голова красиво лежала на фоне бело-золотой спинки кровати.

Алексашка остался почти без средств, да, в такой глупой ситуации он еще не был, да еще в чужой стране, хотя все было оплачено, но на дополнительные экскурсии, покупки у него средств не было. Он сидел в шезлонге у бассейна и загорал. К нему подошел невысокий, плотный мужчина, толкнул его в бок:

– Заработать хочешь?

– Как?

– Бабка приехала, худая, старая, с деньгами, ищет развлечений.

– Катись отсюда! Я не по этой части!

– Врешь, Кателира тебя хвалила!

– И ограбила.

– А ты чего хотел? Ей имидж поддерживать надо.

– Говори.

– Вот распечатка, читай, работай.

– Как?

– Разберешься! – и мужчина исчез, словно его и не было.

Лидия Ивановна, получив наследство, пустилась во все тяжкие: она купила путевку на остров в Лазурном море. Она взяла с собой кучу денег и поехала отдыхать за всю свою тоскливую жизнь с мужем. Он был настолько жадным, что вспоминать не хотелось, на всем экономил до такой степени, что она всегда была худая и голодная, и плохо одетая, и плохо причесанная. Да, что там говорить!

В фойе своего корпуса, Лидия Ивановна столкнулась с Кателирой, и обомлела: такой красивой женщины она не встречала. Кателира ей почтительно поклонилась, подобострастно улыбнулась и предложила помочь устроиться. Носильщик уже нес ее вещи, все люди улыбались, слегка кланялись. Лидия Ивановна разомлела от внимания.

Слово за слово, и вскоре она вместе с Кателирой пошла в ее домашний салон. Лидии Сергеевне нарастили 120 прядей светлых волос, ей поставили ногти, поработали с кожей лица, и куча денег, как с куста!

Но она залюбовалась своим отражением, потом вздрогнула, переведя глаза на свою одежду. Ее поняли и тут же проводили в магазин, оттуда она вышла еще с меньшим количеством денег, но довольная до бесконечности, если считать от ее многолетней, серой жизни.

Только Лидия Ивановна плюхнулась в кресло под большим зонтом, как напротив нее сел божественный по красоте мужчина, со светлыми кудрями.

– Добрый вечер, – сказал Тор томным голосом, и стал тянуть напиток из бокала через крупную соломку.

– Здравствуй добрый человек, если не шутишь, – протарахтела Лидия Ивановна.

– Какие могут быть шутки! Вы молодая, интересная женщина, с такими женщинами не шутят!

– Правда, что ли?

– А вы себя, что давно не видели? Вы привлекательная, интересная, обаятельная, стройная, наконец! – выдохся от похвалы Тор.

– Это я? – Лидия Ивановна оглянулась вокруг себя, но за столиком они сидели вдвоем.

– Девушка, как вас зовут?

– Меня? – от удивления она свое имя забыла, но, подумав, вспомнила, – Лида.

– Лида, что мы тут время теряем, можно прогуляться, вечером здесь можно гулять, днем жара не даст.

– Так я пристала за день.

– Устала? Так можно отдохнуть! Вы меня к себе пригласите? Или ко мне пойдем?

– Ой, что вы! Ой! Да к чему это все! – замахала Лида ветхими руками.

– Хорошо, завтра встретимся, – сказал Тор, и исчез в своей машине.

Очарованная Лидия Ивановна, раскрыла рот, и закрыть забыла. Она побрела в свой корпус, и по дороге стала вспоминать, сколько денег зря за день потратила, но потом вспомнила Тора, ей такие мужчины никогда внимания не оказывали, значит, не зря истратила деньги.

Новые дома растут необыкновенно быстро, новые технологии в строительстве превзошли себя в очередной раз, но что удивительно, если посмотреть на город в целом, то получается кругооборот домов. Построили новенькие дома радость для глаз, проходящих и проезжающих их людей, но рядом стоят дома, которые совсем недавно были новые, а они уже облезлые и совершенно не смотрятся, так что их уже на снос в очередь ставят?

А почему на сейсмически опасных островах, стоят дома столетиями, и никто их не сносит? – думал Алексашка, проезжая дома своего города. Он четко сознавал, что историей в его городе даже запахнуть не дадут, а все дома снесут под корень, если им лет сорок исполнится! Вот и получается, что на том далеком острове люди живут 80 лет, а в его городе с кругооборотом домов таких цифр только редкие бабушки достигают. Вероятно, постоянство в образе жизни тоже влияет на ее длительность, но об этом любители жилищных перестроек даже не задумываются!

Любые переезды здорово бьют по нервной системе людей. Но кто ж им позволит прожить жизнь в одном доме?

Вот и у Алексашки вопрос переезда очень болезненно входил в его сознание, его дом стоял торцом к основной магистрали, вроде некому не мешал, но вокруг сноса его дома столько толков, слухов, публикаций, что лучше об этом забыть, он ведь не на острове живет. А эти новые дома так быстро станут неказистыми, что стоит ли сносить его торцевой дом? Ладно, проехали, – подумал Алексашка, останавливая машину у дома Юрилки.

Его Юрилка яркой красотой Кателиры не блистала, она была само спокойствие, так и трат Алексашке не причиняла, что его вполне устраивало. Неожиданно для себя он вздрогнул, вспоминая Кателиру, и то, как он раньше времени покинул благополучный остров.

Юрилка сидела у плоского монитора и самозабвенно читала, не обращая внимания на вошедшего Алексашку, открывшего дверь своим ключом.

– Юрилка, посмотри на меня.

– Я тебя и раньше видела, а тут такое пишут!

– Ладно, прочитай мне, и мы обсудим.

– Нет, а чего обсуждать?! Народ умирает от новых ядовитых химикатов!

– А ты чего разволновалась?

– Интересное дело, ты сам говорил, что на острове люди пью вино, и живут чуть не сто лет, а у нас пьют, то, что дешево продают и загибаются от желтой болезни печени.

– Так у нас в стране виноград не растет, а ввоз вина запретили.

– Вот, тот, кто запретил ввоз вина пусть и пьет то, что теперь пьют мужчины в городах с тяжелой жизнью и промышленностью. Работа у них тяжелая, требует элементарного расслабления, а вино продавать запретили, пьют теперь все дезинфицирующие средства.

– Ладно, я понял, но я не нынешнее правительство и не могут запретить уничтожать народ тысячами, это в США на сегодня 300000000, а у нас все меньше и меньше.

– А ты чего пришел? Алексашка ты мне все уши прожужжал, что на острове женщины красивее меня.

– Не все, а одна!

– А, значит, у тебя там была местная дама?

– Я, что не мужчина?

– Отказываюсь тебя любить после островитянки!

– Ничего себе загнула! Да, я виноват перед тобой, но только в том, что проболтался, а промолчал, ты бы и не узнала, так и в Интернете, если бы не писали о том, что мужики умирают, ты бы об этом не узнала. Если бы рабочим предложили на их тяжелых заводах нечто, расслабляющее лучше, чем очистители, может, они бы и не спились и не умерли бы, в молодом возрасте!

– А чего тебе сдались дома, которые сносят?

– Юрилка, ты живешь в новом доме, тебя выселили из твоего четырехэтажного дома, тебе лучше стало?

– Здесь квартира новая.

– А сколько нервов стоил мне твой переезд, забыла?

– Забудем о переезде, но, правда, рабочим в металлической промышленности, трудно выжить без праздника в душе.

– А вино праздник?

– Все, не наша эта тема, нам ее не поднять, компьютер я выключила. Все деньги на острове оставил?

– Не без этого.

– Что-то мне такая ситуация мало нравится, ты отдыхаешь, а мне тебя кормить…

– Я отдам тебе деньги, но когда получу.

– А после отпуска ты их не скоро и получишь, – проворчала Юрилка и пошла на кухню.


Глава 25


Алексашка сел в кресло не первой молодости, закинул ногу на ногу, щелкнул переключателем и стал ждать милости от природы, то есть от Юрилки продукты ее приготовления. Готовила она добротно, без деликатесов, но сытно, и его это на данный момент очень устраивало.

Мысли у него невольно вернулись на остров, хорошо, что обратная дорога была оплачена, он ведь с перепуга Кателире отдал почти все деньги, что она просила и еще должен, остался. К нему дважды подходил невысокий, черноволосый мужчина и просил вернуть остальные деньги, или заставлял его, их заработать с невзрачными, но богатыми женщинами туристками.

В комнату влетела Юрилка:

– Алексашка я придумала праздник для депутатов!

– Какой?

– На следующем банкете пусть все пьют моющие средства для унитазов!

– Сильно сказано, а кто им нальет?

– Жены тех мужчин, которые загнулись из-за отсутствия дешевого вина, не ввезенного в страну!

Юрилка ушла на кухню.

Алексашка вновь окунулся в воспоминания. Он все же пошел посмотреть на женщину, которую ему рекомендовали для любви и денег. То, что он увидел, превзошло всего его худшие ожидания, видимо, ее уже обработали местные салоны, но это было обычной пародией ужасов. Тощая женщина, с ярко – желтой гривой волос, вишневыми губами, черными бровями, вишневыми, впалыми щеками…

От Лидии Ивановны веяло многолетней нищетой, и однодневными деньгами, ему стало жалко грабить это замученное создание средней полосы страны, по имени Лида, нет, пойти на ограбление десятилетиями ограбленной женщины – это кощунство. Алексашка снял свой единственный перстень, приобретенный перед отъездом на всякий случай и отдал его Кателире, она согласилась с тем, что они теперь в расчете. Вскоре он покинул райский остров с температурой в октябре плюс 27 градусов.

Лидия Ивановна мельком, один раз увидела Алексашку, он ей приглянулся, но второй раз встретить его ей не довелось, но ей постоянно попадался на глаза необыкновенный мужчина Тор, она его имя уже знала, через Кателиру. Встретились Тор и Лидия Ивановна на узкой дороге, ведущей к молу. Дело в том, что она бассейны не понимала и там, где есть море, и шла купаться только к морю, на этой дорожке и встретил ее божественный по красоте Тор, даже без своей великолепной машины. Его непроизвольно передернуло от ее яркого убожества, но он натянуто улыбнулся и пригласил женщину прокатиться на его дивной машине по горам. Она согласилась на поездку.

Лидия Ивановна зашла в свой номер, и при дневном свете, увидев себя, сделанную ревнивой Кателирой, ужаснулась сама себе, ведь косметику она не применяла в своей жизни. Она решила, что к Кателире за советом не пойдет, и зашла в парикмахерскую при гостинице, попросила, чтобы из нее сделали нечто не такое яркое. Женщина оказалась понятливой, она перекрасила ее волосы в светло-русый цвет, сделала русые брови, посоветовала скромную губную помаду.

Одним словом, через два часа Тор не узнал Лидию Ивановну, перед ним стояла приятная, худощавая женщина, скромно одетая, от нее веяло чем-то непонятным, но ароматным, и ничего в ней его не раздражало!

Он с удовольствием открыл женщине дверцу машины, она села рядом, ее колени были прикрыты легкой тканью юбки, средней длины, на ней была обычная футболка, закрывающая прелести груди. Волосы с красивым оттенком были собраны в большой хвост, и сверху он был перемотан тканью, скорее всего отрезанной от этой футболки, но все смотрелось просто замечательно! Тору не было стыдно за свою очаровательную попутчицу! Они поехали по горам, на одном повороте свернули в оливковую рощу, принадлежащую, семье Тора, в которую он недавно вошел. И вдруг ему захотелось уехать на родину, к березкам, вот с этой Лидой!

– Лида, ты так прекрасна! – сказал без всякого лицемерия Тор, – возьми меня с собой на Родину! 'Я так давно не видел маму!' – Поехали, но я ведь только что приехала!

– Так я не тороплю, отдыхай, составлю компанию, а потом вдвоем уедем.

Юрилка в комнату закатила из кухни столик на колесиках, сервированный на двоих.

– Дорогая, я придумал вопрос нашему мэру: Скажите, пожалуйста, когда будут сносить дома, которые сейчас строят?

– Хороший вопрос, задай свой вопрос через паутину!

– Не поймет он, – ответил Алексашка.

Словно кто услышал его, и по телевизору показали новый центр города, в котором решено построить опасные башни, если чего не хотел Алексашка, так это жить в башнях в центре города. Он представил, как под одной башней в 600 метров высотой, проваливается почва, круглая башня наклоняется и падает на квадратную башню. Все виноваты, все плохие, все террористы, а могли бы и не строить. Но жадность великая сила строительства, ведь застройщики, заплатившие за землю мизер, получат такие барыши, что никому и не снилось, а то, что в этих башнях будут трагедии мирового уровня, да кого это волнует, главное, чтобы импортных слов при этом не упоминали.

Так они и ели, глядя на синий экран с последними столичными новостями. Алексашка перевел глаза на Юрилку, что ни говори, а она отменная хозяйка, но все как-то обыденно, с Кателирой так не было. Он вздохнул, вспомнил, сколько ему стоили радости с дивой, да если бы он столько денег отвалил Юрилке, и она бы чего из себя изобразила, а то путешествует, глядя на плоские экраны.

Юрилка последнее время работала в гермозоне, в комбинезоне, в такой неправдоподобной чистоте, что и придумать трудно, она собирала самые маленькие, самые сложные чипы, здесь даже беременных женщин не держали, головы сборщиц должны быть заняты только сборкой и технологий нанесения каких – то там слоев, с какими-то переходами, и нечем иным.

Так, что одинокие женщины и составляли основной клан гермозоны. Что они собирали, этого они не знали, в смысле функции микросхем им были до фонаря, все придумывали разработчики и технологи, работницы выполняли только определенные действия и желательно с предельным качеством, поскольку даже подложки для чипов стоили немалых денег.

На работе Юрилка ходила в маскировочной одежде, так что получалось, что в лицо работницы никто путем друг друга не видел. Разговоры на рабочем месте не приветствовались, поэтому Юрилка чувствовала себя защищенной, то есть не узнанной никем.

Жизнь шла у нее ровная, без напряжения.

Но однажды, к Алексашке приехала дива по имени Кателира, и стала просить его, чтобы он заставил свою Юрилку принести с работы чип, он такой маленький, что вынести его можно просто так, и пообещала за услугу огромные деньги. Кателира прилипла к нему, словно ею приклеили к нему клеем секунда. О, она устроила Алексашке царственную ночь, выложившись по полной программе, своих сексуальных способностей. После такой ночи, Алексашка точно знал, что ему с этой Кателирой не расплатиться, и придется просить Юрилку, чтобы она принесла собранную новинку чип.

Чип не алмаз, против угона секретной разработки, в них была вставлена микроскопическая точка, гудевшая не хуже сирены. Конечно, точка не гудела, она передавала сигнал в проходной, а после такого сигнала гудели громкоговорители.

Но работницы были такие рачительные, что никогда не выносили чипы, с известной во всем мире фирмы. Итак, Алексашка стал просить Юрилку вынести новый чип с фирмы и передать ему. Юрилка вообще по природе исполнительная женщина, ей невыносимо трудно было отказывать Алексашке, а потом она не знала о сиренах в проходной фирмы, поскольку о случаях хищения просто не знала. Гермозона просматривалась на мониторах и прослушивалась, так что опыт здесь особо не передавали, посторонних речей не вели.

Алексашка временно работал настройщиком аппаратуры на той же фирме. Юрилка предложила ему самому пройти в их гермозону, для настройки аппаратуры. В общем – то это было реально, но для этого надо было вывести из строя любую установку, скажем установку по нанесению тонких пленок. Мимоходом Юрилка отключила установку и включила ее в другом режиме, произошел сбой в технологической цепочке, произошел перерасход мышьяка, используемого в этом технологическом процессе.

В гермозону вызвали настройщика оборудования. Алексашка четко сознавал, что находится под наблюдением телекамер, но перед его глазами стояла очаровательная Кателира. Вероятно, у него было развито внутреннее чутье, не зря ведь он настраивал эксклюзивную аппаратуру! По ходу движения он заметил стол с конечным продуктом гермозоны, взял пинцетом один чип и засунул его в задний карман комбинезона одной из работниц. Вот шуму-то было на проходной из гермозоны, все вокруг выло и трещало, женщину остановили, нашли у нее чип. Целое следствие завели без вмешательства правоохранительных систем, находящихся за периметром фирмы.

Одно понял Алексашка, что чип из гермозоны вынести сложно, и подставлять Юрилку бессмысленно. А та женщина оправдалась тем, что чип золотыми усиками к ее комбинезону сзади прицепился, когда она проходила мимо стола с готовой продукцией, хотя все чипы лежат в кассете, но чего не бывает в жизни. Охрану усилили, чипы со стола убрали в сейф, об этом Алексашке сказала Юрилка.

Оставалось одно, взять чип после гермозоны, но для этого надо было знать, куда они поступают дальше по технологической цепочке, Юрилка этого не знала, не знал и Алексашка. Он решил зайти в отдел к технологам, где никогда не бывал, но знал, что технологи – знают все о производстве этих самых чипов.

Каково же было его удивление, когда начальником отдела главного технолога оказалась Лидия Ивановна!

Но как она изменилась! Он узнал ее потому, что на ней была та же футболка, что и на острове, только сверху был надет белый халат, и расстегнут, показывая дорогой загар Лазурного моря. Лидия Ивановна его тоже узнала, по одинаковому загару, который с него еще не сошел, поговорить об отпуске на острове, им не дали, к ней, начальнику ОГТ шли люди с производственными вопросами. Алексашка улучил момент и предложил в обед встретиться в местном кафе.


Глава 26


Звучала музыка, они сидели за красивым столиком, читали меню, ждали официантку.

В этот момент Алексашка вспомнил, что денег у него нет, а Лидия Ивановна уже заказывала обед. Он попросил воду и потупился.

– Как вас зовут? – спросила Лида.

– Алексашка.

– А меня Лидия Ивановна.

– И я буду звать вас Лидой, но как оказалось, у меня денег нет.

– Ладно, Алексашка, свои люди – сочтемся, заказывайте обед, я заплачу, видимо вы еще от отпуска не отошли.

Он поднял глаза и увидел в дверях кафе вопросительные глаза Юрилки, он отрицательно помотал ей головой и она, поникнув, пошла в столовую. Алексашка со смехом рассказал Лиде, как случайно из гермозоны вынесли новый чип. Она его смех не поддержала, видимо ей досталось за эту кражу, как руководителю технологов.

Удивительно, но узнать у Лиды хоть слово о чипах ему не удалось, на эту тему она с ним не говорила, она замыкалась в ответ на любые попытки выведать у нее информацию о новых чипах. Он пришел домой, пропахший аэрозолями всех назначений, среди которых расхаживала Кателира. Алексашка передал ей свой рассказ о чипах.

Интересно, что Кателира не удивилась, узнав, что Лидия Ивановна начальник ОГТ.

Кто бы мог подумать, что великолепный Тор инженер по образованию! Однако на острове с ним и Лидой произошел один казус. Приехали они в оливковую рощу. Она принадлежала новым родственникам Тора, а ему в ней принадлежала только маленькая беседка, спасающая его от жары; в беседке, в полу был вход в погребок. Он вытащил прохладную бутылку с вином, налил в два одноразовых стакана и протянул один стаканчик с вином Лиде. Она не отказалась от прохладного вина, выпила почти залпом. И в этот момент в беседку заглянула жена Тора:

– Тор, кто это? – спросила она с большим искажением этих слов.

– Женщина.

– О, да, да! – и вызвала по сотовому телефону своего братца.

Вскоре в беседку вошел невысокий, плотный мужчина и заговорил на местном языке с сестрой. Они кричали, ругались и оба вышли из беседки, не посмотрев на Тора и Лиду.

Тор сказал Лидии Сергеевне, что это были муж и жена, и сюда они забрели случайно, и все-таки встреча их была омрачена. Он не понимал, но чувствовал, что Лида ему не по зубам. Денег он из нее, как ни пытался не взял нисколько, от любви она отказалась, встретится с ней, было практически невозможно. Но от этой неудачи он отговорился вторжением своей жены перед ее братом.

Естественно с Лидой Тор с острова не уехал, и вот теперь он летел к ней один, по заданию…

Райский остров был просто нашпигован интересными людьми, приезжающими сюда в теплое время года. Так однажды к Тору подошли два мужчины и предложили ему с ними сотрудничать на благо самого себя. Свое благо он любил, но у него давно сложилось мнение, что его опутали тонкими нитками, словно он Гулливер. Шпионом ему быть не хотелось, однако он не мог сбросить с себя все путы, смелости у красавца не хватало.

Тор летел на Родину, где не был более двух лет, его трясло мелкой дрожью вместе с самолетом. Он хотел вернуться домой, но не с таким заданием, а выбора у него не было. Любые деньги у него быстро забирали, свободы передвижения у него не было. Это теперь ему отдали его паспорт, а до этого он его и не видел. Больше всего ему хотелось раствориться в большой стране, а пока самолет прошел сквозь серые облака, сделал полукруг над бурым лесом и приземлился.

Новость Тора ждала неожиданная: Лидия Ивановна попала в больницу с обострением некой болезни после отдыха, ей предстояло стационарное лечение минимум три недели. Не было у него трех недель на выполнение задания, под названием 'Спич'.

В палате с Лидой оказалась и Юрилка, по чистой случайности. Юрилка узнала в Лиде женщину, с которой в кафе сидел Алексашка. Когда он вечером пришел под окна к Юрилке, его первой заметила Лида, и подумала, что он явился к ней. Алексашка так растерялся, что не знал с кем из женщин ему лучше стоит поговорить. Он ничего лучшего не придумал, как быстро уйти, передав передачу Юрилке. У них появилась общая тема – Алексашка.

Тор остановился в гостинице, ему надо было добыть пресловутый, новый чип, а веревочка оборвалась и оказалась в больнице, но он узнал, что еще в той, же больнице, и даже палате лежит женщина Алексашки, которого он не мог не приметить на острове. Алексашке передали сотовый телефон с подслушивающим устройством, способным работать круглосуточно, если его во время подзарядить. Новый сотовый телефон оказался в руках Юрилки, ее задачу определи точно, раскрутить технологическую цепочку изготовления нового чипа, известную полностью Лиде.

Прямо эту задачу перед Юрилкой никто не ставил.

Больница обладает одной особенностью, у людей развязываются языки от круглосуточного безделья, которое скрашивают уколы, процедуры и родственники с передачами. Слово за слово и нужная информация вылетела из уст Лиды, прослушивающий все Тор, понял, где надо дальше искать именно этот новый чип, ему хватило случайного полунамека.

На разведку он послал Алексашку, у которого был доступ во все помещения известной фирмы. Он нашел дорогу к новому чипу.

Зачем был нужен новый чип? Мало на свете микросхем? В чем его была особенность?

То, что он мог заменить кучу электронных компонентов? Так это не удивительно.

Чип под названием 'Второй мозг' отвечал за правильность человеческих решений.

Его можно было вживить в голову рядом с мозгом или носить в Сеттежке в ухе, да хоть в шапке, важно, чтобы он был ближе к голове. И это маленькое устройство с золотыми выводами, тоньше волоса давало сигнал мозгу о правильности принятого человеком решении. Например, стоит ли вам лететь этим самолетом?

Два ответа: да и нет. Если вы принимаете правильное решение, чувствуете легкий укол, если вы принимаете не правильное решение, появляется резкая боль в голове.

На вопрос надо ли вам есть мясо? Чип немедленно даст ответ и весьма ответственный. Потому, если сбитая певица говорит, что питается мясом, чтобы не толстеть, так ей до инсульта рукой подать, а чип бы ей сказал:

– Ешь, милая черешню, – вернее в ее голове пронеслась бы эта мудрая мысль чипа, если у хозяйки головы не все дома, и часть мозга уехала на дачу.

Одним словом чип 'второй мозг', – это аксакал вашей головы, и он прекрасно понимает, от чего поднимается давление в голове человека.

И ежу понятно, что чип стоил дорого, мало того, был приказ, в котором четко говорилось, что 'второй мозг' считается достоянием страны и вывозу за границу не подлежит, все слишком засекречено. Список людей, для которых этот чип необходим, достаточно велик, номенклатуры отечественной хоть отбавляй. Важно чтобы вышестоящие по рангу люди не ошибались в своих решениях. И между двумя вариантами: куда деть деньги, все же сообразили бы, что новая электростанция для города важнее жилых башен в 600 метров высотой, которые непременно протаранит самолет в густой туман.

Алексашка получил свои деньги, Тор свои, хозяин задания получил чип 'второй мозг', он хотел отдать его своим ученым, чтобы они его перепрограммировали и потом запустили вирус чип, который бы позволял перепутать правильность решения человека с чипом 'второй мозг'. Вот какие планы вынашивались за границей!

На всякий плюс найдется свой минус. Чип не прошел на взлетную полосу, хозяин чипа не прошел сквозь электронную проверку, чип дал сигнал, все вокруг загудело, говоря о том, что хотят провезти то, чего нет в декларации. Тор вместе с хозяином не летел, тот решил не тратиться и попросту кинул его в родной стране, а сам попал в руки правоохранительных органов по полной программе.

Чип 'второй мозг' нашли по его сигналу и вернули его производителям, за чипом приехала, вышедшая из больницы Кателира…

Для того чтобы замять вопрос о промышленном шпионаже, хозяин шпионов, дворцов, кораблей, пошел на финансовые уступки в аренде его кораблей для перевозок грузов.

Чип из его рук был передан в руки Лиды, в качестве охранника ее сопровождал Алексашка, они сели в его машину, и через три километра пути их остановили три шальных мотоциклиста, они крутились вокруг машины, и они сдались на волю мотоциклистов.

– Где чип? – спросил Сеттежа в темно-синей каске, он и его люди выставили свои автоматы против Лиды и Алексашки.

Так чип почти вернулся к новому хозяину, которого не пустили в самолет, но ненадолго. Откуда не возьмись, а точнее из стойки моста, пешеходного перехода, выбежал майор милиции и его два оперативника, которым сегодня предстояло ловить других беглецов, но они ввязались в эту историю с чипом. Объект борьбы был так мал, что потерять его ничего не стоило.

Итак, на перекрестке борьбы оказались: три мотоциклиста, три оперативника, Лида и Алексашка. Чип лежал в металлическом контейнере, он то и дело переходил из рук в руки. Но вскоре над потасовкой появился патрульный вертолет, и мотоциклисты подняли руки. Лиду и Алексашку на вертолете доставили в их фирму, высадили прямо на крышу вместе с маленьким контейнером.

Трудно сделать большую глупость, чем посадить людей на крышу, как котов, зная, что выход на крышу закрыт. Долго сидели на крыше Лида и Алексашка, прежде чем догадались спуститься во двор фирмы по пожарной лестнице, это все она не хотела спускаться по наружной лестнице, а ждать, когда откроют дверь чердака, ведущую в здание, это можно совсем замерзнуть.

Нет, худа без добра, жизнь все-таки столкнула их в третий раз после острова.

Лида имела вполне сносный вид по местным меркам, да Алексашка мужик будь здоров, тем более что он могучий и трезвый. Они разговорились без обиды и досады, нагоняй от руководства не волновал, они волновались друг от друга. Оба на райском острове оставили все деньги, теперь надо было начинать копить с нуля, хотя у нее деньги еще были, но в виде акций фирмы, на которой они работали.

Наговорившись, замерзнув, пара спустилась по лестнице во двор фирмы. Охранник их узнал, посмеялся немного, что они, как кошка с котом на крышу лазили. В здание их никто ночью не пустил, доступа не было, но за пределы двора выпустили.

Контейнер с чипом Алексашка был вынужден засунуть под кепку, для того, чтобы выйти за ворота фирмы, в этих воротах чипы уже не ждали, ревун выноса чипов не стоял, он был только на выходе из цехов.

Они вышли на ночную улицу, фонари светили, машины у них не было, она осталось у стойки пешеходного моста, транспорт не ходил.

В голове Алексашки появилась мысль и стала настойчиво пульсировать под контейнером с чипом 'второй мозг': иди к Лиде, иди к Лиде. Он мысленно отвечал чипу: у меня есть Юрилка, у меня есть Юрилка. А чип вновь: я кому сказал, иди к Лиде!

– Лида, мне кажется, что до вашего дома ближе, чем до моего дома?

– Алексашка, это правда, я рядом живу, но я успела узнать на крыше, что у вас есть женщина Юрилка!

– Да мы с ней друзья и только!

– Ну, если так, то мой дом через квартал, я одна живу, милости прошу, к моему шалашу!

Квартира у Лиды не была шалашом, но квартирой ее было трудно назвать. Дом, правда, хороший, из кирпича построенный, но однокомнатная квартира была такой маленькой, что Алексашка негде было вытянуться во весь рост! Он думал, что уснет на полу, да куда там, если только сидя! Лида уступила ему свой диван, сама легла в коридорчике между прихожей и кухней, на такой махонький диванчик, что, увидев его, Алексашка поперхнулся от неожиданности!

Еды у нее в доме тоже почти не было, Лида достала какую-то кашу на сухом молоке и быстро испекла булочки. Он их мгновенно проглотил, не поняв их странного вкуса.

И это еда женщины, о которой на острове говорили, что у нее денег куры не клюют?!

Да куры бы не стали клевать ее булочки!

Сон сморил Алексашку, да и Лида, успела съесть пару булочек и уснула. Утром она сама вернула чип, но чип успел шепнуть: живи с Алексашкой, живи с Алексашкой!

Лиде, что, к нему напрашиваться в гости? То, что ее квартира была не его размера, было очевидно сразу. А потом чип посоветовал: оставь меня у себя, оставь меня у себя! Лида оставила чип дома в контейнере.


Глава 27


Детектив Сеттежа влез в эту историю, и тут же из нее вышел, сойдя с вертолета.

Мотоциклисты успели уехать, все было так, словно и кражи не было, что, в общем-то, нормально, кроме того, что Тору нельзя было возвращаться с пустыми руками. Он должен был привезти чип 'второй мозг' по назначению, ну кто знал, что электроника, проверяющая в аэропорту, встретит чип, как родного и раскричится в знак приветствия?

Вечером Лида вернулась домой одна, взяла чип в руки, потом приложила его к голове, а он сразу затарахтел:

– Ты нужна Тору, ты нужна Тору.

Лида ему ответила:

– Вчера ты посылал меня к Алексашке!

Чип отвечает:

– Тебя ищет Тор, тебя ищет Тор!

Она чипу и говорит вслух:

– Где я его найду?

Чип и говорит в ее мозги:

– В гостинице аэропорта, в гостинице аэропорта.

И понесла нелегкая Лиду в гостиницу аэропорта, да не донесла, только она вышла из подъезда своего дома, как столкнулся ее нос с пуговкой на груди самого Тора.

А чип, закрепленный заколкой к ее голове, тут же замурлыкал: а я, что говорил, а я что говорил. И в этот момент она решила, что надо сказать замечание разработчикам чипа, чтобы убрали повторение из текста.

Тор от радости, что встретил Лиду, подхватил ее подмышки, и поднял, как ребенка, и тут же строго спросил:

– Где чип?

– На голове!

– Я тебя серьезно спрашиваю!?

– А я серьезно отвечаю, чип у меня на голове под заколкой, он все о тебе бормочет, моими мыслями.

– Это ты обо мне до сих пор думаешь?!

– Нужен ты мне! На тебя денег не напасешься, на самом деле чип у меня. Я его не отдавала.

– Отдай его мне!

– Бегу и падаю.

– Не груби! – крикнул Тор, и сорвал, берет с головы женщины. Он посмотрел на ее голову и продолжил кричать страшным голосом:

– Где заколка в твоей кошме? Ты чего так и ходишь с волосами, которые тебе Лида нарастила?

Лида обиженно взяла в руки берет, который был прикреплен заколкой с чипом к волосам на голове, и, всхлипывая от обиды, проговорила:

– Нет ведь чипа, он пропал, он в свой домик не попал.

– Шутишь?! – завопил Тор с некой растерянностью в голосе, – А, что если чип запутался в твой гриве волос?

Лида надела берет на голову, и закрепила его заколкой. В воздухе пролетел чип с золотыми ножками, Тор подставил свою огромную ладонь и поймал беглеца.

– Лида, а теперь скажи, как пройти через турникет в аэропорту?

– Никак, чип так сделан, что пищит везде, езжай поездом.

– Ты со мной поедешь? Для прикрытия?

– Я сейчас на работу иду, следующий мой отпуск, в следующем году.

– Понял, иди на работу, а то еще тебя будут искать, иди своей дорогой, спасибо за чип, – скороговоркой проговорил Тор и гигантскими шагами пошел от ее подъезда в сторону вокзала, к поезду.

К Лиде в кабинет заглянул Алексашка:

– Приветствую тебя! Чип принесла?

– Потерялся, закрепила его к волосам заколкой, а он и исчез.

– Это и хорошо, – проговорил мужчина и пошел работать.

У работниц гермозоны начались массовые галлюцинации, от готовых изделий шли массовые советы, женщины не знали, что им делать в такой ситуации, говорливые чипы их достали. В их число попала и Юрилка, у нее мир поплыл перед глазами, она упала на чистый кафель гермозоны, а врача в гермозону никто не пропустит, не тот уровень чистоты. Вынесли Юрилку из гермозоны, положили в раздевалке, когда ее осмотрели, на голове нашли один чип, он вещал в ее мозгу:

– Алексашка ушел к Лиде. Алексашка ушел к Лиде…

Сняли с ее головы чип, сделали укол против того, не знаю чего, однако Юрилка подняла голову и осмысленно посмотрела на окружающих:

– Я хорошо себя чувствую, – выговорила она и потеряла сознание, теперь надолго.

Юрилку положили на носилки и увезли в больницу.

В гермозоне остальные работницы не падали, но глаза у них были шальные. Вызвали СЭС. Люди в комбинезонах с приборами проверили наличие газа в гермозоне, ясно было одно, кто-то подкачал в него неизвестный газ. Работу остановили. В такой ситуации потерянный чип и не заметили.

Тор купил билеты и поехал в сторону райского острова, где его ждали с чипом.

Пересекая границу, он включил сотовый телефон и сообщил заказчику о том, что заказ выполнен. Тут же заказчик сел на самолет и полетел навстречу поезду. Тор получил деньги и свободу до следующего задания.

На острове наступила пора межсезонья, делать было мне нечего, Кателира сидела в кресле и крутилась вокруг оси. В помещение зашел Тор:

– Привет, моя радость!

– Привет, Тор, смотрю ты довольный жизнью! При деньгах?

– Займись моей гривой, мне надо быть красивым.

– Красивее тебя быть невозможно.

– Не льсти.

Заказчик отдал чип 'второй мозг' своему сыну, поступающему в престижный университет высокоразвитой страны. Зачем? Для того чтобы он подсказывал ему правильные ответы на экзамене. Конечно, он мог бы оплатить учебу и не париться с чипом, но тут дело чести! Чип был запрограммирован на два языка, и языка заказчика он не знал, но он знал язык, на котором парень должен был отвечать.

Вот задачка для чипа! И чип решил эту задачу! Он заставил парня думать на втором языке, они мысленно держали диалог по поводу ответов и они сдали экзамены, только так! Отец парня, так обрадовался удачи сына, что выдал дополнительные деньги Тору.

Дом Алексашки официально определили под снос, и он сразу подумал, что это просто так не пройдет, что-нибудь произойдет с продолжительностью жизни.

И он оказался прав.

На фирме изобрели чип под названием 'жизнь 0'. Что это значит? То, что не зря чипы 'второй мозг' два говорили свои советы. Чипы 'жизнь 0' предназначались для других случаев жизни, они не давали хорошие советы, они давали прощальные советы тому, кому они предназначались.

Для начала чип проверили на заключенных смертниках, чип, закрепленный на голове, давал установку головному мозгу: твоя жизнь прошла, твоя жизнь прошла. Чип знал только эти три слова, но на всех известных языках, у людей в голове мелькали эти три слова и доводили их до естественного конца.

Такие чипы выдали врачам, для назойливых пенсионеров, которых хлебом не корми, но только поставь им укол от боли, то там, то здесь. Назойливым мухам – пенсионерам давали чип, приклеивали его к голове под волосами так, что его оторвать и смыть было просто невозможно, и такой пенсионер переставал ходить в поликлинику, как на работу, все – он угасал.

Чипы давали тем, кто пытался оформить 1 группу инвалидности, а сам бегал по всем больницам. Как только появлялся такой мотыль, ему цепляли чип 'жизнь 0'.

Чип 'жизнь 0' продавали за большие деньги любому желающему. Коварно? Быть может.

Вы ели когда-нибудь целлюлозу? Нет? А, что так? Прелесть еще та, она как наждак проходит по горлу, потом хлебобулочные изделия в горло не полезут, они будут для вас наждаком. В этом, вероятно, заключается секрет похудания. Сорвав, себе горло, Кателира перешла на жидкую пищу, сидит, ест суп, а к ней в салон, с премиальными от заказчика за выполненное задание, заглянул сам Тор.

– Кателира, будь человеком, заплети мне африканские косички!

– Тебе они зачем? Ты, и так, как Май из 'дома 2', красив и с химией.

– Понимаешь, хочу косички.

– Их плести 12 часов вдвоем.

– Я выдержу, мне нужны косички, я в них чип спрячу под названием 'второй мозг'.

– Своего мозга не хватает?

– Я плачу – вы плетете, мне нужны полости на голове!

– Тор, если ты привез один чип, зачем тебе склад на голове из чипов?

– Меня вновь посылают на задание, я должен привести десяток чипов, могу с тобой поехать.

– Хорошо, мы заплетем тебе африканские косички, у тебя волос по длине достаточно, и я поеду с тобой на задание.

– Давно бы так.

Тор с косичками и я с новой копной волос ворвались в дом Алексашки с просьбой добыть 10 чипов 'второй мозг'. Он посмотрел и усмехнулся:

– Это будет стоить дорого.

– Без пантов, оплатим, – серьезно сказал Тор, хотя в голове от чипов страшный туман.

Алексашка не знал о чипах 'жизнь 0', он сделал себе кассету, не пробиваемую лучами турникета, стоящего у дверей цеха, вернее, ее сделали другие люди, а он узнал и себе приобрел. В гермозону он попал, взял 10 чипов, ссыпал в кассету, и доставил Тору. Тот отдал, обещанные деньги. Они расстались. Тор все десять чипов засунул себе в африканские косички, предварительно уложив их в украшения для волос. Счастливые оба, что задание быстро выполнили, Лида и Тор поехали в обратный путь.

С каждой минутой ему становилось плохо. В поезде он стал терять сознание, в его голове десятью чипами постоянно произносилось: твоя жизнь прошла. Тора еле живого вынесли на конечном пункте, Кателира вынула из его головы чипы, и засунула их в свою сумку, в дорогой футляр из-под солнечных очков, этим и спасла свою и его жизнь. Она отдала чипы заказчику, а его в странном состоянии положили в больницу. Заказчик знал о чипах больше, чем Тор и Алексашка, он десять штук распределил по райскому острову, среди долгожителей, мешающих его бизнесу, и в скором времени он сильно разбогател на наследстве своем и чужом.


Глава 28


Алексашка с Юрилкой зашли в отдел кадров, где набирали сотрудников для работы в кедровом крае, они завербовались и уехали подальше от Тора. Дом с колоннами стоял на возвышенности с незапамятных времен, к нему все так привыкли, что не могли представить горизонт без этого дворца. Долгое время дворец пустовал.

Просто люди не знали, как его использовать. Некоторое время в доме с колоннами находился дворец культуры, но как-то сам по себе стал ненужным, старые кинофильмы в нем уже никто не смотрел, обходились телевизорами. Молодые люди танцевали на дискотеках, для которых старый дворец и вовсе не подходил.

Из-за границы приехал потомок хозяина барского дворца, граф Афанасий Афанасьевич.

Он был так красив, сед и благороден, что люди его тут же окрестили Снежным королем. Большим богатством, по мнению местных жителей, он не обладал, им казалось, что у него кроме его священной внешности ничего и не было. Но людям нужна была сказка, по законам государства ему никто не мог отдать родовое гнездо, но по закону чести можно все, что носит благородный оттенок.

Хозяйкой или губернатором кедрового края была Кателира. Она элементарно купила этот край, но то, что она купила край на деньги графа, вообще никто не догадывался. Черты ее лица благородством не отличались: нос курносый, щеки на месте, а не втянутые. Но она могла быть разной, и неожиданной, как в своей внешности, так и в своих решениях.

Встретив графа Афанасия Афанасьевича на благотворительном вечере, она решила сделать на него ставку своей минутной популярности. Узнав о его желании жить в родовом дворце, она выделила ему ремонтную бригаду для восстановления дворца.

Еще, если честно она с детства любила сказку 'Снежная королева', во всех ее вариантах. А тут она услышала, что народ называет Афанасия Афанасьевича Снежным королем, естественно Кателира решила, что у короля должен быть тронный зал. Она дала команду собрать все шкуры белых медведей и белых норок. Из меха она заказала отделку для тронного зала.

Перед седовласым графом она поставила простую задачу: он должен периодически сидеть на белом троне. Зрелище оказалось настолько потрясающим, что съехались многочисленные журналисты, и регион мгновенно стал известен во всем мире, благодаря Снежному королю. А это и новые заказы, и всемирный успех кедрового края! Кателира прекрасно понимала, что сама она не смотрится, даже на своем рабочем кресле, но она обладала силой воли и стальным характером. Вот поэтому на трон она вполне могла посадить седого Снежного короля. Он зачитывал ее указы по кедровому краю, и их с большим вниманием выслушивали обыкновенные жители.

Мировой судья тоже сообразил, что вещать вместо него может Снежный король. И некоторые сложные дела, в последней стадии стали проводить в тронном зале Снежного короля. Граф был настолько благороден на троне, покрытом белыми норками, что виновная сторона свято обещала исправиться.

Наблюдательный пункт Юрилки, находился на пятьдесят метров выше макушек кедрового леса. Среди деревьев уже встречались редкие золотистые ветви осени, но не это привлекло ее внимание: над лесом тянулось небо, обыкновенное небо, с сероватыми, перистыми облаками, так вот, среди серых, перистых облаков одно облако казалось голубоватого цвета. Оно было вытянуто некой волной, под этим облаком, на земле она точно знала, находиться маленький пруд такой же конфигурации. Казалось бы, тайна раскрыта, но буквально через пять минут небо имело совсем иной вид, и в том месте, где было облако, именно облако, был довольно большой просвет светло-голубого неба! Но облако было! Облако с синим отливом по бокам!

Вот, что, значит, сидеть на наблюдательном пункте. Вышка лесника была построена в тайге с одной целью: наблюдать за лесными угодьями сверху. Внизу простирался кедровый бор, дорогие деревья требовали повышенной охраны. В этих местах водилось огромное количество белок серо – голубоватого цвета. А что если по лесу бежала стая белок, и они каким-то образом отразились на сером облаке, и оно стало голубоватого цвета? Блеф. Юрилка, опустила глаза на стол, покрутила головой, пытаясь сбросить видение облака.

Металлическая вышка со стеклянной кабиной, внушительных размеров, с красным колпаком крыши, для ориентации самолетов красиво смотрелась среди зеленого моря тайги. Алексашка летел на вертолете к Юрилке, он вез ей продукты и новый прибор дальнего видения. Он всегда с радостью летел к ней, ее вышка отличалась таким внутренним уютом, и так светились ее глаза при встрече, что он в буквальном смысле летел к ней на крыльях любви. Юрилка заметила вертолет, и не удивилась его приближению, Алексашка летел к ней по расписанию.

Башню окружала большая, смотровая площадка, расположенная по периметру, и Алексашка просто мог ей сбросить продукты на площадку, но он предпочитал садиться на красную крышу и доставлять груз лично девушке. Сегодня она его встретила рассеянным взглядом, он удивился, но ничего не сказал, а пошел проверять записи телекамер, расположенных по периметру вышки, ниже уровня деревьев. Здесь ему пришлось удивиться еще раз: мимо башни пробежала целая стая норок!

Алексашка поднялся к Юрилке:

– Юрилка, рядом с твоей вышкой прошла стая норок.

Она улыбнулась и сказала:

– Алексашка, я видела облако.

На ее заявление – удивления со стороны молодого человека не последовало, он ожидал некую аномалию в небе от такой стаи норок. Эти норки несли в себе непонятную энергию, а может просто статическое электричество шерсти, и на экранах летели искры, а искры для леса это очень плохо. Оба они так задумались, что не замечали друг друга. Первым пришел в себя Алексашка, он нажал на кнопку на экране монитора и сразу попал в центральный наблюдательный пост, на него с вопросом смотрели глаза главного лесника, Юрия:

– Алексашка, в чем дело?

– Юрий, рядом с вышкой Юрилки прошла стая норок.

– Хорошая новость, эти норки сбежали с соседней звероводческой фермы, у них некто нажал на кнопку "открыть двери" и во всех клетках одновременно открылись дверцы, норки сбились в стаю, как будто кто ими руководил, и в мгновение ока исчезли с фермы.

– А почему новость хорошая?

– Они идут по нашей территории, мы возьмем за них хороший выкуп.

– Но для этого их надо поймать!

– Ты это и сделаешь! У тебя в вертолете есть сеть, быстро закрепите на нее кусочки мяса, которое ты привез Юрилке, забросите сеть перед стаей, естественно с вертолета. Сеть хитрая, как управлять ею ты знаешь, поймаешь всех.

Юрилка с Алексашкой стали быстро выполнять приказ главного лесника, подготовленную сеть положили в вертолет и полетели за стаей норок.

Только зеленый вертолет взлетел с красной крыши вышки, как в вышку ворвались три мужчины в синей униформе, в масках. Они прочесали все помещения вышки, заметили следы мяса, и беспорядок, оставленный в спешке. Они посмотрели кадры, снятые телекамерами, нашли кадры с норками, изъяли пленку из камер. Вызвали синий вертолет зверофермы, но время было упущено.

Один мужик, сел на наблюдательный пункт Юрилки, увидел летящий над лесом зеленый вертолет, скрипнул от бессилия зубами. Взгляд его, упал на пульт управления, нашел кнопку с надписью "пушка", нажал на нее, появилась цель, он навел ее прямо на зеленый вертолет, нажал еще раз на кнопку. Из башни почти мгновенно вылетел небольшой снаряд и полетел в сторону зеленого вертолета, но тот, неожиданно резко опустился в лес и снаряд пролетел над вертолетом.

Зеленый вертолет опустился на поляну, в его сеть-ловушку действительно попала стая норок, которые стали издавать пронзительные звуки опасности. Юрилка позвонила по лесной связи Юрию, тот издал вопль победителя. А над поляной вскоре закружил синий вертолет представителей зверофермы, раздалась предупредительная речь, после которой должны были последовать выстрелы…

Алексашка быстро открыл грузовую дверь вертолета, и всю сеть вместе со стаей норок, словно засосало в зеленый вертолет, потом он нажал еще на одну на кнопку, и над вертолетом появилась пуленепробиваемое стекло, и по нему вскоре застучала картечь.

Юрилка сообщила Юрию о возникших неприятностях, тот не удивился нападению вертолета, он просто сообщил на него, что если они не перестанут стрелять, то все норки погибнут вместе со своими шкурками в печи зеленого вертолета. Обстрел зеленого вертолета прекратился, обе стороны приступили к переговорам. Юрий затребовал от зверофермы треть дохода от продажи норок, те согласились.

Партия норок уже была практически продана, за нее был отдан задаток, а шкурки предназначались, для шатра губернатора края, Кателире. У нее была новая фишка, она хотела шатер из норок, норковый ковер, на котором бы стояла мягкая мебель, обтянутая нежной синей кожей, не рожденных бычков.

На поляне Юрилка почувствовала удушливый запах сернистого ангидрида, где-то недалеко горела сера, не из-за этого ли она видела облако? Так это был газ! А ей просто понравилось облако в небе! А вот теперь она стояла рядом с вертолетом на поляне и ждала, когда отрегулируют отношения между зеленым и синим вертолетом.

Звери недовольно издавали различные звуки, шумел винт вертолета, работая в холостом режиме, Алексашка кричал в трубку лесной связи, шумел синий вертолет.

Юрилка на секунду прикрыла уши, тогда ее стал донимать запах. Куда ни кинь всюду клин!

Борьба между зеленым ведомством и синим, велась давно, дело в том, что при обработке шкур норок использовали в разных количествах: соль, уксус, фенол, буру, и все это, растворенное в воде, стекало к корням кедрача, кедры гибли от того серьезного соседства. Юрий именно по этой причине вел борьбу со зверофермой, и, разумеется, этого его человек открыл все клетки с норками.

Неожиданно сверху, прямо на стеклянное покрытие зеленого вертолета, посыпались синие кристаллики сульфата меди, из вертолета вырвался теплый поток воздуха под давлением, кристаллики от нагрева выпали в белый осадок, синий цвет исчез, а стекло перестало быть прозрачным. Это заметила Юрилка и сжалась от неожиданности очередной неприятности.

Хозяин зверофермы Зиновий позвонил самой, Кателире:

– У нас разгорелась борьба, между зелеными и синими.

Она, услышав это, в ответ радостно рассмеялась:

– Зиновий, снимите борьбу между зелеными и синими на пленку и сделайте из этого приятный, короткий фильм, а я его покажу правителям нескольких стран, чей съезд ожидается именно в шатре из ваших норок.

Кателира так развеселилась, что вызвала к себе дизайнеров по ландшафту, ей захотелось сделать срочно парк, с озером. Тут же она вызвала к себе архитекторов и дизайнеров по интерьеру, их задачей стала полукруглая гостиница, с синим интерьером. И в этот момент она подумала, что сама она ни в коем случае не будет одета в синих одеждах. Кателира выбрала золотую парчу, потом передумала и решила, что в черной одежде буду смотреться элегантнее. Она посмотрела на себя в зеркало и решила, что для подчеркивания своих синих глаз она сделала все, осталось подчеркнуть свои крашеные сине-черные волосы. А чего их собственно подчеркивать?

Она и так великолепна! Ей стало немного скучно от мудрых мыслей. Кателира вызвала главного модельера края и себя лично, Толика. Он, сам был эксклюзивной наружности, но, зная неадекватный нрав своей хозяйки, предложил серый цвет. Она опешила:

– Толик, ты чего, милый? Я, можно сказать, стою на ушах бедных норок, а ты мне предлагаешь быть в серой одежде!

– Кателира, серый цвет подчеркнет ваш скромный нрав, ваши небольшие личные запросы, что благотворно скажется на ваших переговорах с богатыми округами.

– Ты так думаешь? А как можно украсить мою скромность? Что предлагаешь надеть в качестве украшений?

– Очень щепетильный вопрос, вас украсит шатер из норок.

– Что, так просто? А на мне что-нибудь будет надето?

– Ради вашей безопасности я бы надел на вас скромный бронированный жилет.

– Так из чего же он будет сделан?

– Из электронных лучей.

– Вот это да! А как пуля будет отлетать от луча?

– Выше бюста вам придется надеть полоску с электронной аппаратурой, которая вас окружит лучами со всех сторон, пуля, долетая до луча, отлетит, как бумеранг назад, в того, кто ее в вас послал.

– А, что если электронный жилет не понравится другим правителям?

– Параллельно лучам, на вас будут висеть серебристые нити, а лучи будут в них играть.

– Мне нравиться.

– Все готово, Кателира!

– Можно примерить?

– Хоть сию минуту! – сказал Толик, хлопнул в ладоши, и в комнату внесли упаковку с чудо – жилетом.


Глава 29


В это время в кедровом лесу, синий вертолет, покружив над зеленым вертолетом, улетел на свою пустую звероферму. Алексашка с большим трудом сбросил с вертолета, испорченную стеклянную крышу, и полетел с ценным грузом к Юрию. Там его встретили, забрали ценный синий груз, дали новые продукты для Юрилки, и он вновь полетел на знакомую красную крышу наблюдательной башни.

– Привез мясо? – спросила Юрилка, – Посмотри за меня в окно, а я пойду, приготовлю запеченное мясо, пронизанное палочками из моркови.

Алексашка достал прибор дальнего виденья, который еще даже не распаковали, установил его, и стал осматривать окрестности, ничего нового он при этом не обнаружил, небо и то было практически безбрежным и полностью светло-голубым. И вдруг, он увидел тонкий столб огня, словно его выбросило из земли, а находился он рядом с тем местом, где еще недавно стоял его вертолет, а над ним летал синий вертолет противника. Молодой человек быстро поднялся на крышу и взлетел на вертолете по направлению странного столба огня, который он заметил через новый прибор наблюдения.

Вертолет закружил над странной поляной, весьма обетованной, он точно помнил это место раньше, и здесь ничего не было. А сейчас стоял круглый дом, из металлического профиля и из центральной части купола в небо уходила тонкая струйка огня. Такого явления здесь в принципе быть не могло! Это недопустимо в царстве величественного кедра! Любой ветер и загорятся кедры. Он, не раздумывая, направил мощную струю пены из вертолета прямо в огонь. Странно, но огонь не потух, напротив, он обошел струю пену и горел теперь целой чашей вокруг пены.

Алексашке это совсем не понравилось, он сообщил о возникшей ситуации в лесу, на центральный пункт, Юрию:

– Юрий, обнаружен очаг возгорания в квадрате…, пытался потушить пеной, но огонь не ликвидирован, а стал еще больше.

– Алексашка, в таком случае это огонь не из очага, а от реактивного двигателя, по типу выхлопных газов. Там работает что-то очень запрещенное в этих местах!

Лети на базу! В указанный квадрат подойдет специальный, боевой расчет. Спасибо.

Боевой расчет бравых мужчин, в зеленой униформе с мини пулеметами в руках и огнетушителями за плечами подошел к домику из металлического профиля. Людей и зверей нигде не было видно, не было заметно и дверей. В лесу стоял металлический домик без окон и дверей, а из крыши извергался огонь тонкой струйкой, вблизи и то струйка огня казалась неправдоподобной. Мужчины в зеленом, стали медленно обходить домик, пытаясь найти стыковку профилей. Один достал саперную лопату и попытался сделать подкоп, но, сколько бы он не копал, его лопата натыкалась на металлический лист.

Главный мужик группы боевого расчета прокричал:

– Внимание, или вы сдаетесь или через пять минут мы отроем огонь на поражение сквозь тонкий металл!

А в ответ тишина. Они подождали пять минут и стали стрелять почти в одно место, но не тут-то бы, материал смеялся над выстрелами, пули застревали в металле и лежали в нем прочно. Металл обладал непредвиденной вязкостью.

Вооруженные люди почувствовали свою беззащитность перед непонятным явлением, и сообщили на центральный пункт, по внутреннему телефону:

– Юрий, у нас ничего не получается, странное металлическое сооружение без окон и дверей. Пули вязнут в стенах, огонь потихоньку горит. Может оставить засаду, а остальным трем можно идти на базу?

– Еще чего! Отрабатывайте все! Наблюдение организуйте за домиком с четырех сторон, а один приготовит для вас еду и будет на связи, все, отбой.

Жилет удивительно красивый, – подумала я, надевая на себя электронный жилет с серебристыми нитями, но я полностью отказывалась верить в его чудесную, пуленепробиваемую силу:

– Толик, ты не очень и толстый, надень жилет, а Боря в тебя постреляет.

Трясясь от страха, Толик надел на себя электронную защиту от пуль. Боря, статный красавец, стоял с резным, серебристым пистолетом. Он без эмоций выстрелил в луч на жилете.

Он упал замертво… Но кто упал из двух придворных? Естественно – Боря!

Невероятно, но пуля отлетела от электронной защиты и попала в грудь секретаря!

– Восхитительно! – воскликнула Кателира, – Я непременно буду надевать этот электронный жилет на приемы!

Люсмила села к компьютеру и не нашла на любимой странице паутины обычных гадостей в свой адрес, но нашла краткое объявление: "Губернатор кедрового края, Кателира сообщает, что в неравной борьбе с электронной аппаратурой, погиб ее секретарь". От приятной новости, что ее враг по форуму погиб, душа расцвела, и она сразу заметила свою маленькую подружку, белочку, сидящую на антенне с той стороны окна. Кателира открыла маленькое окно, и белочка медленно прошла по пульту управления, и села на свое любимое место у экрана компьютера. Кателира следила за событиями в кедровом крае.

Дворец был выстроен на возвышенности, это был маленький замок из красного кирпича, с большим количеством башенок. Вокруг дворца, с трех сторон стояли величественные ели, с четвертой стороны располагался изумительный каскад фонтанов, выполненный ступеньками, и спускающийся к реке. Каскад был украшен мрамором и смотрелся великолепно.

Внутри дворца были большие залы и маленькие комнаты. Кателира принимала представителей различных стан в разных залах, а жить любила в одной комнате с мягким лежбищем, с зеркалами с двух сторон относительно кровати. Перед кроватью, во всю стену располагался гигантский, плоский экран, который мог быть телевизором и компьютером, а у нее, в спинке кровати лежали различные пульты управления, телефоны и клавиатура.

Что касается шатра, то его она хотела поставить правее дворца, за елями, где было место для ее выдумок в плане приема представителей других стран. Мужа у нее официально не было, секретарь Боря погиб, у нее был фаворит, без права на создание продолжения рода, это был шикарный мужчина – Тор.

Кателира лениво лежала в своей постели и смотрела передачу о моде, в этот момент новый секретарь, соединил ее с Юрием, главным лесничим.

– Юрий, в чем дело?

– Кателира, в моем лесу обнаружена металлический дом – цистерна, из нее идет огонь, что может плохо сказаться на кедровом лесе.

– А, забыли тебе передать, в твоем лесу обнаружили синий газ, он и горит, его скоро перекроют.

– Да, но как мы не заметили строительства, и не видели, когда этот металлический цилиндр поставили!?

– Это твои недоработки, спроси у Юрилки, чем она так занята, что пропустила вторжение на свою территорию.

Трубка загудела.

Юрий озверел, он решил сам навестить Юрилку и сделать ей внушение за нерадивое внимание к кедровому лесу. Он вызвал Алексашку с вертолетом, бегать по лесу Юрий считал не престижно, с тех пор, как стал главным лесником кедрового края.

Зеленой вертолет появился достаточно быстро и доставил Юрия на красную крышу.

Юрий так стремительно влетел в комнату к Юрилке, что она вздрогнула, испугались и ее гости: белка и норка. Маленькие зверки моментально выскочили в открытое окно.

– Юрилка, почему ты не обнаружила газовых разработок на своем участке? Почему об этом я узнаю от хозяйки кедрового края Кателире?

– Юрий, если я что-то и прозевала с высоты своего поста, то это должны были зафиксировать камеры наружного наблюдения, давай посмотрим кадры строительства.

– Ты, чего? Я, что тут буду смотреть в пустой экран?

– Хорошо, смотри телевизор, там сегодня весь день показывают моду для хозяек.

А я просмотрю записи по наружному, верхнему наблюдению.

Юрилка добросовестно стало смотреть на экраны четырех камер наблюдения, на одном экране она увидела, как пролетел зеленый вертолет и опустился на поляну. Потом ясно было видно, что пушка выстрелила, потом синий вертолет висел над поляной и в это время вдалеке пролетел грузовой вертолет с металлическим цилиндром и опустил его на соседнюю поляну. Если она была в зеленом вертолете, то никак не могла видеть прибытия металлического цилиндра! Юрий посмотрел, показанные ему кадры, и понял, что Кателира ведет двойную игру, на то она и хозяйка кедрового края.

Безбрежное небо давало возможность вести наблюдения за кедровым лесом, без напряжения зрения, камеры наблюдения записывали зелено-синий пейзаж. Скучно стало Юрилке, страсти по поводу находки газа улеглись, норки были вновь размещены в свои клетки.

Май был так красив, что затмевал ее, раздетую много раз на ТВ канале. Если гонят за красоту, то против лома ТНТ нет приема, пусть сами смотрят на не красавцев, – так думала Юрилка, всхлипывая над программой "Дом 2", вместе с Солнцем. Вот блондинку показывают уже по трем каналам, но она теперь вызывает только одни отрицательные эмоции. Ее "блин", "бухать", пусть сама слушает. Блондинка в шоколаде стала раздражать. И ТНТ – раздражает. Алексашка был на службе и не увидел уход Мая, которого стоя провожали женщины у телевизионных экранов.

Юрилке нравился Алексашка, и она не замечала другой мужской красоты. Да, Снежным королем мог бы быть только Май, – так подумал Алексашка, глядя на телевизионный экран, его бесподобные черты лица, глаза, зубы, улыбка – вылитый Снежный король, а он сам слишком будничный. Он так увлекся идеей, что Снежный король должен походить на Мая, что напряг все свойства своего организма в области превращений.

Он посмотрел на себя в зеркало и не сильно удивился, увидев в зеркале вместо себя лицо великолепного Мая. Вскоре и его тело трансформировалось в тело Мая, он так изменился, что одежда для него стала широкая и коротка. Он стал выше и стройнее. Он стал обаятельный и привлекательный!


Глава 30


Так, а как он теперь будет выполнять контракт по охране кедров? Вопрос поставил его в тупик, ему захотелось стать Снежным королем, а не вертолетчиком! Но контракт! Юрилка сидит на вышке наблюдений, а он летает над зеленым морем кедров.

С внешностью Снежного короля с лицом Мая летать на вертолете не хотелось.

Алексашка пошел к вертолету, чтобы совершить последний полет к самой Кателире.

Он решил удивить ее! Ее охрана с удивлением пропустила красивого молодого человека к губернатору кедрового края.

Кателира, как все женщины обожала Мая, и увидев его в своем кабинете, приподнялась с места, и мое лицо расплылось в обворожительной улыбке.

– Май, какими судьбами, я недавно видела вас на экране и вы уже здесь!

– Кателира, у телевизионного проекта есть сдвижка во времени, и потом я не Май, я Алексашка, вертолетчик из охраны кедров.

– Алексашка походил на Степана, я это прекрасно помню!

– Однако, это я.

– Что хочешь от меня?

– Прервать контракт, – сказал Алексашка, подходя ближе к Кателире.

– Мне все равно, кто ты! Работай у меня в кедровом крае, кем хочешь!

– Я хочу быть Снежным королем! – гордо заявил молодой человек.

– Будь Снежным королем, снега у нас полно! – сказала Кателира, влюбленными глазами, смотря на обожаемого Мая – Алексашку.

– Мне нужно королевство!

– У тебя есть девушка, далеко не королева, это несколько осложняет твой королевский статус.

– Я ее пошлю к своему двойнику, и она запутается в двух соснах, сказал Алексашка, приторно смотря в мои глаза.

– Хорошо, Алексашка, мне сделали синий шатер из норки, он стоит в современном куполе, в шатре есть кресло для Снежного короля. Князь Юлий Ильич уехал к себе домой. Для тебя сделают костюм, отделанный норкой. Твоя задача вести переговоры с дамами, заключать контракты на пушнину и кедровые орехи. Рядом с тобой всегда негласно будут находиться консультанты, специалисты по этим вопросам. Согласен, работать Снежным королем, Алексашка?

– Я буду Снежным королем! А как с вертолетными полетами? Мне понравилось летать над кедровым лесом.

– Одно другое не исключает, летай, а если будешь, нужен для представительства, вызовем в шатер.

Так Алексашка стал Снежным королем вместо графа.

Губернатор Кедрового края, блистательная женщина Кателира, решила повысить посещаемость собственного региона! У нее были кедры, да пушнина, а людей в этих краях было так мало, что всех можно было пересчитать. Ее владения – огромные, но очень удаленные от людных мест, и она придумала туристический маршрут по своему краю. Маршрут необычный. Кателира организовала фирму по производству, никогда не догадаетесь чего.

Фирму по производству древних сундуков с жемчугом и самоцветами внутри. Геологи помогли составить пару десятков маршрутов с прилагаемыми картами. В сундуки положили настоящие самоцветы, чего им на складах пылиться, пусть людям послужат и радость доставят. Главное в этом деле: никакого объявления в прессе не давать, таинственность загнуть такую, что слухи поползут сами собой.

Слухи, что в кедровом крае нашли сокровища несметные, сапфиры и жемчуга и алмазы настоящие, драгоценные распространялись из уст в уста. Хорошо и то, что на поиск сокровища не надо было приобретать лицензии, их можно было искать сразу. Карты маршрутов распространялись среди людей, они множились и обрастали легендами.

Алексашка узнал о фирме, выпускающей сундуки с драгоценностями, для того, чтобы их прятать в землю в разных местах Кедрового края. Это его сильно заинтересовало.

Найти сундук и обогатиться – мечта Алексашки. Кателира пустила слух, что молодой Снежный король знает место нахождения любого клада в крае. Народ потянулся к Алексашке, все как-то сразу поняли, что Алексашка больше бывшего князя в фаворе у самой Кателире.

Но Алексашка ну ничегошеньки не знал по вопросу местонахождения сундуков с драгоценностями! Люди стали в очередь стоять к нему, так всем хотелось быть богатыми и не пересказать! Но народ пересказывал, и потянулись люди в эти глухие места за чудом в сундуке. Сказывали, что в них лежат и бриллианты, и сапфиры, и жемчуга, и все упакованные, чтобы не испортились. А еще люди придумали, что сундуки в землю закапали для будущих поколений, чтобы им приятнее было искать сокровища Кедрового края.

Кателира узнавала о новых слухах, ей докладывали, что число приезжих в край растет. Она смеялась и добавляла в сундуки монеты. Это еще больше повышало заинтересованность людей в их поиске.

К Юрилке на наблюдательную вышку потянулся народ, то она кроме белок тут никого не видела, а теперь к ней то и дело приходили люди и просили показать с вышки, где клад надо искать. Все утверждали, что у Снежного короля есть карта всех кладов. Она отвечала, что о нахождении кладов ничего не знает конкретно, а слухами земля полнится. У нее был приказ от самой Кателире вести наблюдения за кладоискателями с помощью нового зонда, который постоянно висел над вышкой, увеличивая дальность наблюдений за кедровым лесом. Кедры старели, новые саженцы высаживали в другом месте. Люди везли свои настоящие деньги в Кедровый край, а взамен получали сказку, которой столько лет, сколько всем сказкам – много.

Чаще всего кладоискатели занимались корчеванием старых кедров, и действительно, сундуки были спрятаны в корнях самых старых деревьев. Сюда же потянулись люди за древесиной. Спонтанно столица Кедрового края стала разрастаться, а тут и нефть обнаружили. Это при крепостном праве люди жили в определенных местах, не смея их покидать. А в это чудное время народ перемещался куда хотел и как хотел.

Алексашка устал быть Снежным королем. Он с Юрилкой вернулся домой, покинув кедровый край.

Текира сидела одна и играла на гитаре, монотонные звуки прервал звонок в дверь.

На пороге стояла Юрилка и улыбалась, рядом с ней стоял Алексашка. Увидев гитару, он превратился в поток газа, который исчез в гитаре. Улыбка сбежала с лица Юрилки. Следом за ними пришел Сеттежа, он поздоровался, но не смог переставить гитару, слишком она была тяжела.

Кателира вспомнила о своей мечте: 'Кирпичный трех этажный дом с башенками, стоял на краю поселка, на берегу водоема. Медная крыша поблескивала в солнечных лучах.

Дом был украшен вертикальными медными полосами. Первый этаж по периметру был облицован зеленоватым мрамором, расположенным между листами меди. Все дорожки на участке были выложены зеленоватой керамикой'.

Ей захотелось вернуться из Кедрового края в деревню Медный ковш.

Сквозь золото листвы вернулась Кателира в умеренный климат деревни Медный ковш.

Береза стояла у медной скамейки почти зеленая. Скамейка была пуста. В воздухе приятно пахло из ворот дома тети Даши. Но Кателира решила сразу пойти и покаяться Афанасию Афанасьевичу. Долго ее здесь не было, и условия контракта она основательно нарушила.

Афанасий Афанасьевич и ухом не повел в честь возвращения Кателире. Она даже обиделась на его вопиющее безразличие.

Он спросил:

– Истории привезла? И все без Медного ковша?

– Я сама принимала участие во всех историях.

– Именно, что сама! Но тебя не могли не достать истории медной скамейки?

– Достали еще как! Особенно компания Текиры, ее друзья.

– Отлично! Теперь тебя достанет компания Люсмилы, ее друзья.

– Я, что буду жить их жизнью!? – возмутилась Кателира.

– А куда тебе деваться? Два года не истекли, хотя часть времени ты и прогуляла.

– А вы меня не накажите за мое отсутствие?

– Обязательно накажу. Я накажу тебя Кателира простенько и со вкусом. Тебя не было – пять месяцев. Пять дней ты проведешь в подземелье. Ты, вероятно, заметила, что у меня на участке растет только трава?

– Заметила, – угрюмо ответила Кателира, прикидывая, что такое пять дней подземелья.

Афанасий Афанасьевич, не вставая с кресла, нажал на мраморную чернильницу на столе. Пол под Кателирой сдвинулся в одну сторону, и она в стойке оловянного солдатика опустилась в подземелье. Бывший пол стал для нее крышей и занял прежнюю позицию.

Кателира не успела испугаться при падении, и теперь озиралась ни столько с испугом, сколько с удивлением. Она оказалась в помещении с медными стенами, с изоляционным потолком. Она вышла из комнаты, в которую опустилась по воле хозяина, и стала обходить все подземелье. Тревожного чувства она не испытывала от промышленного порядка во всех помещениях. Правда, было ощущение, что здесь время несколько другое.

Ее заинтересовала кухня, все же предстояло здесь прожить пять дней! Она увидела раковину, кран. Открыла кран, из него пошла пузырьками холодная вода. Рядом на столе стояла электрическая плитка со спиралью накаливания. В столе в трехлитровых банках находились крупы. Кателира нашла соль, сахар не обнаружила.

Но нашла банку с чаем. Заметила кастрюлю, чайник. Пять дней с этим можно было прожить. Признаков холодильника она не нашла. Телевизора, приемника она не заметила.

Кателира насчитала пять странных комнат и плюс кухню. Свет везде был одинаковый – матовый. Выключателей нигде не было. Вот и все на первый взгляд. Она поискала глазами табурет или стул. Их не было. Она обошла комнаты, но не нашла не одного лежбища. Она решила опереться на медную стену, но она оказалась теплой. Кателире все больше хотелось сесть или лечь.

Взгляд упал на пол. Пол оказался полной загадкой, но разгадывать ее не хотелось.

Кателира опустилась на пол, он весь покрыт знаками. Она заметила выступ на полу, и ударила по нему пяткой. Выступ сдвинулся вместе с частью пола. Куда-то вниз вела лестница. Недолго думая, она стала спускаться в настоящее подземелье.

Небольшое помещение в скале имело выход!

Кателира согнулась и прошла в сторону света метров двадцать и она – на воле!

Вот и заточение! Она оглянулась: вокруг стоял лес. Темнело. Лесные шорохи вселяли в душу страх. Ее взяли за плечи! Кателира вздрогнула всем телом, и невольно оглянулась. Она была в руках Толика! Откуда он здесь? – промелькнула мысль. – Его ведь нет вообще.

– Кателира, рад встречи! – как ни в чем, ни бывало, проговорил Толик.

– Толик, ты кто?

– Сама сказала, кто я.

– Подожди. Вы летели с Алексашкой на самолете, он остался жив, а ты пропал!

– Смешная! Так я нашелся. Посмотри на меня – это я.

– Но этого не может быть!

– Ты была под домом в медном подвале?

– Была.

– Так именно над этим местом наш самолет вел себя странно. Это не медные помещения, это некий генератор аномальных явлений. Хорошо, что ты из него выбралась.

– У меня наказание – сидеть в этом генераторе пять суток.

– Хорошее наказание, но еще лучше, что ты от него сбежала. Зачем ты сюда вернулась? У тебя был целый Кедровый край!

– Спроси чего легче. Сама не знаю, как сюда занесло.

– Ни вопрос. Алексашка успел посадить самолет на поле, но взлететь он не смог и придумал, что самолета нет. А он по его замыслу – катапультировался, а я по его выдумке – пропал. Вот Алексашка опять уехал в Кедровый край подальше от этих мест.

– Я его из леса сама вывезла на машине.

– Молодец, а теперь я тебя спасу на самолете. Я могу управлять самолетом, я расчистил площадку для взлета. А жил я тут у некой тети Даши. Она такие блинчики печет – закачаешься!

– С их запахами я знакома.

И в это мгновение зашумел бор, послышался лай собак. В воздухе прозвучал выстрел.

На поляну выскочили охотники с собаками. Собаки дружно бросились к Толику и Кателире. Охотники остановили их командными голосами. Толик, недолго думая, под шумок исчез. Осталась Кателира одна, у нее даже мысль возникла, а был ли Толик здесь? Охотники окружили девушку, и повели в усадьбу Афанасия Афанасьевича. Они поклонились Афанасию Афанасьевичу, и ушли вместе с собаками.


Глава 31


Хозяин стоял у окна и смотрел на Кателиру пронзительным взглядом. Она содрогнулась от мысли, что наказание – неминуемо, а лезть в генератор аномальных явлений ей не хотелось. Кателира стояла между воротами и домом и не знала, что ей делать. Пошла она к хозяину.

– Толика видела? – спросил Афанасий Афанасьевич. – Вот и хорошо, больше не увидишь. Не бойся в подпол ты больше не пойдешь, выбралась из него и молодец, считай, что пять дней прошли.

– Афанасий Афанасьевич, а вдруг вы болеете, потому что живете на генераторе аномальных явлений?

– Да я потому и жив, что живу на этом генераторе. Его для меня построили. А ты смотрю, за меня волнуешься, – это ценно. Завтра начнешь ходить на прогулку до медной скамейки. Твое задание я не отменял.

– Опять слушать ерунду жителей дома тети Даши?

– Ни такая уж это ерунда, если она тебя втягивает, как речной водоворот.

Напоминаю, у тебя на очереди Люсмила. Ей рассказывать – тебе слушать.

На следующий день Люсмила просто разговаривала с Кателирой.

– Кателира, мировые новости кричат от боли за погибших в международном конфликте.

Да, шикарные земли с субтропическим климатом требуют очень хорошей охраны. Но я поняла, откуда дул ветер с пулями.

– А в пулях медь есть? То-то и оно, – заметила Кателира.

– Инициатором войны была женщина 008, она подстрекала высокопоставленного супруга. Все было шито колючками белых роз 003. Именно 008 не было в стране супруга, когда начались военные действия. Но кому это интересно? Все мировое сообщество к этому вопросу подошло с другой стороны.

– Кателира, вы правы.

– Жизнь прекрасна, когда можно легко связать свои мысли с реальным человеком. На пустом столе гордо лежал черный мобильный телефон. За столом сидел великолепный мужчина, его ноги под столом не находили свое место, и он сидел параллельно столу, вальяжно опираясь спиной на стену. Волнистые волосы мужчины ниспадали на дивные мужские плечи, глаза прятались в прядях челки, колени в черном панбархате лежали одна на другой. Его звали Поликарп, раньше он стриг волосы слишком коротко, а теперь отрастил. В руке, он держал бокал с красным напитком, скорее всего это было вино, по его заказу. Он был вальяжен и не вежлив со мной. Мне его отношение ко мне было неприлично безразлично. Хотя я впитывала в себя его прозаические флюиды, в нем было нечто завораживающее, но это очарование было одноразовым. Я его знала давно, но успела заметить, что он непроизвольно медленно, стал, спивался. Его глаза тускнели, от выпитого вина, но как источник энергии он еще годился. Вероятно, я была потребителем мужской энергии, а если я делилась своей энергией с одним мужчиной, то обязательно должна была найти другого, с кого я выкачивала эту самую энергию одними глазами.

– Кателира, нет, я не энергетический вампир, я медная фея. То есть, в вашем случае энергия шла по проводам любви: алюминиевым, медным или золотым. Он пил вино, и это было правильно. Донорам всегда давали красное вино для восстановления.

– Было время, когда рядом со мной сидел молодой мужчина, с очень короткими волосами, и я наполнялась энергией от его соседства. Он был динамичен, наполнен мужской энергией до краев, когда еще не был выкачен женщинами. Его энергия лилась через край, и теплой волной окутывала меня. При первом знакомстве, я поднесла свою руку к его телу, под видом шутки. В десяти сантиметрах от него мою руку стало покалывать от его флюидов.

Это было что-то! Мы присутствовали на одном экскурсионном мероприятии, счастье мое было полным, до неприличия, я наполнялась молодой, мужской энергией. Он был славным и мощным самцом. Очень хороший мужчина для физической любви! При первой встрече вне экскурсии он был одет в белые одежды с головы ног, и только отращенные черные волосы отталкивались от его белого пиджака из-за резких движений, когда он смотрел в мои глаза. Тогда мы еще были мало знакомы, но в своих мозгах оба поставили галочки, что при случае, мы познакомимся поближе, для продолжения любви на очередной встрече.

Мои длинные, прямоугольные ногти окружали маленькую чашечку кофе, я все еще продолжала смотреть на мужчину, значит, в нем еще теплилась энергия, которую я перекачивала в себя, не говоря ему об этом не единого лишнего слова. Я насыщалась. Моя энергия восполнялась, а ведь я еле дошла до этого ресторанчика, зная, что в это время там бывает мой бывший великолепный мужчина! Что говорить, провода между нами шли алюминиевые. Эпитетов было много, а самой любви до скудности мало.

Накануне, что накануне, этой ночью у меня забрали все физические силы, накопленные за короткий отпуск. Однако я не могла позволить себе пить вино для восстановления сил, это могло плохо повлиять на работу моего бесценного мозга.

Следовательно, это вино должен был выпить кто-то другой, а я должна только собрать энергию этого человека.

– Но для осуществления передачи энергии на расстояния, должна присутствовать – любовь! Да, как это не покажется пошло, между людьми должны идти любовные токи! – добавила Кателира.

– Я поглощала энергию только у любимых мужчин. А, что делать? Силы нужны.

Свет глаз Поликарпа был так силен, что я почувствовала огромный прилив сил, я вся наполнилась его энергией, случайно пролитой на меня из его божественных очей.

О, как мы были сильны и прекрасны! Я попала в его зависимость, как отъявленный наркоман мужской энергии. Я искала встречи с его глазами, когда начинала терять энергию совсем по другому поводу, и я шла к источнику энергии. Поэтому я так тяжело переживала его отсутствие! Без него я теряла энергетическую подпитку, и, уходя от меня, он меня – обесточил!

– Кателира, но меня тоже использовали, после чего я сидела без сил, однажды на помощь мне пришел пикник, повод не важен. В руках мужчины был бокал с крепким напитком, он с глубоким обожанием впивался своими фарами в мои глаза. Я стала наполняться его живительными соками. Я на глазах мужчины покрывалась румянцем, мои глаза засветились. Он не удержался, и встал из-за стола, подошел ко мне, крепко обнял, увлекая на танец. Я наполнялось энергией мужчины, она переходила по обнаженным рукам. Он слабел, я становилась сильной. Очень удобный был этот мужчина! Он был весь медный! Он любил хорошие вина, я любила забирать его энергию, через его глаза, через прикосновение рук. Умный мужчина вскоре сообразил, что теряет энергию от общения со мной, и резко прекратил все встречи.

Эх, Тор!

– А жить надо! Я была вынуждена посещать элитные мероприятия, именно на них бывали откормленные молодые, крупные самцы, простите мужчины. Но не каждый такой мужчина давал мне энергию. Боже упаси! Совсем нет. Нужен был любовный медный мост, проводящий энергию, который не исчезает, если партнера нет рядом. Да, но этот мужчина, сидящий сейчас рядом со мной, выделялся даже на таких мероприятиях, вот и я была счастлива, рассматривая его белоснежную сорочку и белый галстук. Он смотрел на мои ногти, я заметила его взгляд, и почувствовала прилив сил.

Он отвернулся, спрятался в прядях своих длинных волос, он ушел в астральное состояние. Я продолжала сидеть с ним за одним столом, и твердо знала одно, злоупотреблять чужой энергией нельзя, и что теперь я долго не подойду к нему и не посмотрю в его глаза. Потому, да потому, что ему надо накопить для меня эту пресловутую энергию жизни!

Чашечка с кофе становилась легче… Рядом с мужчиной лежал черный сотовый телефон. Я сразу отметила, что его мобильный телефон отличного качества, на нем даже черное стекло на циферблате. Естественно, черный мобильный телефон зазвонил на последнем глотке черного кофе, но зазвонил всей поверхностью черного стекла, под ним пошли звуковые волны без звука. 'Великолепно', – подумала я и вышла, оставив мужчину решать свои дела по телефону. Он был владельцем собственной фирмы и всегда был на связи.

Пленительность мужчины таяла в моих глазах, но оставалась в сердце, такой уж он был пленительный мужчина Поликарп.

Люсмила вновь зацепила мысли Поликарпа, он разговаривал по телефону, а глаза его смотрели вслед уходящей женщине, но он прекрасно знал, что подойти к ней он не может, все общение с этой женщиной зависело только от нее. Он положил телефон справа от руки, допил бокал вина, но с места не сдвинулся.

Кателира и Люсмила встали с медной скамейки, время Кателиры истекло, ей пора было возвращаться к Афанасию Афанасьевичу.

Текира пришла на медную скамейку с одной мыслью – говорить не о себе, о Юрилке.

Да и Кателира молчала, а только держала диктофон ближе к Текире.

Снег чистыми, мягкими волнами простирался в бесконечность зимы. Мороз крепчал.

Юрилка по асфальту уходила от своего преследователя – бродячего пса. И чего он от нее хотел? Господи, у нее в сумке лежала колбаса! Если бы она взяла целый батон колбасы, он бы не излучал пахучую энергию мяса. Она умудрилась купить триста грамм колбасы нарезкой. Какая глупость! Бродячий пес клюнул на запах из сумки и теперь преследовал ее во все тяжкие голодного желудка. Она остановилась.

Остановился и рыжий пес.

– Ты хочешь колбасу?

Глаза собаки налились голодной надеждой. Она потянула молнию на сумке, достала колбасу. Рыжая собака сделала стойку, и все триста грамм колбасы нарезкой оказались в голодной пасти.

– Как жить легко, но так все трудно! Ежедневная борьба за жизнь, главное условие относительно спокойной жизни, – сказала Юрилка назидательно рыжей собаке, пока та уминала колбасу, и пошла по своим делам.

Собака лениво посмотрела девушке вслед, теперь она была сыта и благодушна. Чего не скажешь о Юрилке. Она шла к своему полу – мужу. Алексашка вернулся к ней, но каким-то больным и уставшим. Он уже не первый день ленился и лечился, вот Юрилка ему и купила колбасу, а себе бананы. На бананы рыжая собака не польстилась.

– Юрилка, ты не могла мяса купить для поднятия моих жизненных сил?

– Жуй хлеб и бананы!

– Ты не знаешь, как мне сегодня было плохо! Слабость, кашель, насморк.

– Съешь антибиотик!

– Ты, что не знаешь, что у меня слабость от антибиотиков, я от них потом долго отхожу!

– Отходи, – сказала Юрилка с неким раздражением в голосе, она уже шла на кухню.

На кухне бабуля Алексашки наливала лекарство в кружку, она считала:

– Двадцать, тридцать, сорок две капли…

Девушка посмотрела на дело рук бабули, почти все капли она налила на стол, в кружку они почти не попадали.

– Бабушка, но вы все капли мимо налили!

Бабуля смахнула лужицу лекарства рукой в кружку и выпила то, что налила, потом этими руками, взяла электрический чайник и стала в него цедить воду из-под крана.

– Бабушка, а почему вы наливаете такой маленькой струйкой воду?

– Так она чище, – ответила бабуля, держа под тонкой струйкой воды из крана руки в лекарстве.

Юрилка поняла, что чай в этом доме ей сегодня не светит, и вернулась в комнату.

– Кто мне паутину отключил? – кричал изо всех сил Алексашка.

– Это не я, – смиренно ответила Юрилка и взяла бутылку с минеральной водой.

Алексашка пошел по проводу для паутины по комнате, вышел в прихожую.

– Кто отрезал кабель паутины?! – вскричал он, – кому мой провод помешал?!

В двери повернулся ключ, пришла Зоя Зиновьевна.

– Мама, кто отрезал кабель паутины?

– Я отрезала, мне нужна дырочка, через которую он проходит, я через нее хочу протянуть кабель антенны для нового телевизора на кухню!

– Ты, что телевизор купила?

– Да, только, что!

– Если ты еще раз тронешь кабель паутины?! – у него не хватало слов на ругательства, и они с матерью закричали, доказывая свою правоту.

Юрилка взяла гладильную доску, утюг и пошла в комнату, гладить белье. Следом за ней влетела Зоя Зиновьевна:

– Нельзя гладить в комнате! Юрилка, я всегда глажу на кухне белье, здесь будет много пыли!


Глава 32


Юрилка вспомнила бабулю, ее лекарство, и упрямо стала гладить белье рядом с компьютером, за которым сидел Алексашка, и не вмешивался в дела женщин. В ванной комнате, в двух косяках дверей торчали два гвоздя своими остриями, длиной в три сантиметра. В голове Юрилки возникли ноги бабули, перевязанные именно в этих местах.

– Алексашка, забей гвозди в ванне!

– Какие гвозди?

Огромные гвозди так и остались торчать, пройдя сквозь косяк, у них еще оставалось острие. Юрилка села в кресло, перекинув ноги через подлокотник. Она знала одно, что Зоя Зиновьевна привезла в дом свою мать, когда Алексашки дома долго не было.

– Юрилка, в этом кресле еще так хорошо никто не смотрелся, – сказал Алексашка, нажимая на руль компьютерной игры.

В дверь комнаты постучали, потом открыли дверь:

– Я вам купила новый постельный комплект с сердечками, – примирительно заявила Зоя Зиновьевна, и протянула Юрилке плотный полиэтиленовый чемоданчик.

Юрилка открыла молнию, вытащила из пакета желтое, махровое чудо с яркими красными сердечками. Простыня по периметру была обшита бельевой резинкой. После стирки и сушки, махровый комплект оказался на постели.

Юрилка крутилась, крутилась и сказала:

– Постель колется, как точечный массаж.

– Да, спать не привычно, – ответил в унисон Алексашка, и всем телом потянулся к Юрилке.

Над постелью склонило свои ветви дерево в огромном кашпо, похожее на группу страусов.

Юрилка вернулась от Алексашки к себе домой, жила она без него у себя дома.

Алексашка по паутине написал:

– Ура! Бабуля на три недели в больнице!

Юрилка ничего не ответила, а позвонила:

– Я одна…

Через три часа Алексашка приехал в квартиру Юрилки. Если в квартире Алексашки царил относительный порядок, то в квартире Юрилки царил полный хаос после отъезда многочисленной родни на новогодние праздники. Ободранные обои в комнате дополняли беспорядок. Она купила обои и приклеила их на одну стену, в это время, и приехал Алексашка. На этом мелкий ремонт остановился, ванна встала на первое место. Юрилка пошла под душ после ремонта, а он уже чистым приехал, через пять минут чистая постель встретила славную парочку. Они впились каждой своей клеточкой друг в друга. Вы видели халу?

Это хлеб переплетенный, так вот и они переплелись. Они меняли объятия, и дошли до редких и метких поцелуев. Руки его полезли в южную зону тела, они проникали под ее одежду и снимали свою. Юрилка не отставала от партнера, снимая свою одежду из двух предметов. Объятия без одежды отличаются особой сексуальной силой.

Все клеточки двух любящих людей трепетали от личного знакомства. Руки Алексашки с точностью фокусника достали из шкафа нежное масло для самых лучших мест любви, сам он при этом из постели так и не вылез. Масло сроднило чувственные участки тел двух человек в одной постели, мышцы движения вышли на первый план общения.

Они двигались, меняли позиции общения, взаимодействие двух систем дошло то чувственного апогея. Они дошли до позы морской звезды и остановились, уснули.

Зоя Зиновьевна иногда зарабатывала в день не меньше, чем красивые дамы за ночь.

Это позволяло ей покупать вещи, похожие на те, что она видела в дорогих домах, где лечила. Алексашка привык к хорошим вещам, и в доме Юрилки ему все казалось слишком старым и ветхим. Вот и славно, он стал привыкать к тому, что она живет рядом с ним. Она перестала метаться между домами, и почти привыкла к новой жизни.

Хорошо это или плохо?

Он любил очень сильно, но бесплатно, а значит, платонически. А она его? Молчание.

Следовательно, они были друзьями. Она думала, что он ее любит, поэтому и звонит ей, а он звонил всем, кого встречал по жизни. Это было его хобби: звонить, писать. У него было сто друзей и никогда не было ста рублей. А у Юрилки было сто рублей, но не было ста друзей, была одна подруга Кателира. Так они и разошлись.

Когда Юрилка поняла, в чем состояла суть любви Алексашки, ей стало легко, и она решила его имя прочно забыть. Он и без нее найдет девушку, которой можно написать, либо позвонить. А вот ей теперь стоило задуматься над тем, кем заняться в свободную минуту.

Кателира и Люсмила вдвоем сидели на медной скамейке под трепетной березой.

– Все думают, что ток всегда бежал по медным проводам, а оказывается, иногда его запускали и по алюминиевым проводам. Алюминиевые провода казались легче и дешевле. Так и в жизни мы иногда пытаемся жизнь прожить не на тех проводах. Кто как, а мне трудно иногда выбрать из двух – одного молодого человека. Кто из них окажется медным проводом, а кто алюминиевым сразу и не поймешь. С кем из них можно жизнь прожить, а с кем только пообщаться. Таких выборов в жизни не избежать, – назидательно проговорила Кателира, продолжая прежнюю тему.

Но ее перебила Люсмила:

– Я открыла почту в паутине и прочитала письмо Поликарпа, слова в них были еще те. 'Ты меня не заслужила!', – повторяла я вновь и вновь его слова из письма. Я глубоко вздохнула и нажала на педаль, алая машина рванула с места в карьер, – 'Именно в карьер' – повторила я в уме. Я остановилась у старого, заброшенного карьера, вышла из машины и осмотрела окрестность. Людей нигде не было видно. Зеленая тоска охватила меня волнами, которые накатывались на меня приступами тяжелейшего состояния обреченности. Я вздрогнула, посмотрела под ноги и отшатнулась от края карьера. 'Обрыв не для меня', – вдруг подумала я, распрямившись, точно пружина, – 'обрыв для него' – сказала я сама себе.

Гравий шуршал под ногами, меня потащило к пропасти, почва из-под ноги уходила, мне отчаянно захотелось жить. 'Жить хочу!' – кричала душа, но ее никто не слышал, я упала и замерла, движение гравия прекратилось, появилась слабая надежда на спасения. Я глазами искала железку, любой выступ, чтобы зацепиться, чтобы не съехать в этот самый карьер. 'Ты меня не заслужила!' – всплыло в памяти, – 'пусть не заслужила, жила бы себе да жила' – подумала я и по-пластунски стала ползти медленно, как будто кто мне подсказывал телодвижения. Гравий колол тело. Пальцы болели. Я боялась ошибиться и упасть в пропасть, пусть не очень глубокую, но колкую и безвыходную, как моя ситуация.

Машина стояла в стороне от гравия, на застывшем куске бетона. Моя старенькая восьмерка, которую я называла 'бантик' манила своим уютом. Гравий перестал сыпаться. Руки почувствовали старый бетон. Я встала на колени, потом поднялась на ноги. Я посмотрела на свой ободранный облик, села в машину, взяла распечатанное на принтере письмо Поликарпа из паутины. 'Чтобы приехала в среду ко мне! Мне еще нужно найти тебе замену! Вот и сиди одна до гробовой доски, а ко мне не лезь! Ты меня вообще не заслужила! Не тормози меня!' – писал Поликарп.

Я перечитала два раза слова своего старшего мужчины и усмехнулась. На письме появилась кровь из пораненных о гравий пальцев. Обида прошла. В сердце появилась пустота безразличия, а рваная одежда успокаивала. Я выжила, а это главнее слов.

Я пройду этот ад одиночества.

Я слегка отъехала назад на машине, потом развернулась и остановилась. Перед моей машиной стоял молодой человек в куртке цвета песка, со старым рюкзаком на плече и в высоких резиновых сапогах. Он измученно улыбался. Мне стало страшно, но я произнесла фразу 'двум смертям не бывать, а одной не миновать', – после этих слов я открыла дверь незнакомцу. Мужчина положил осторожно рюкзак на заднее сиденье и потом сел рядом с ней. От него несло запахом костра, пота, грязной одежды. Да, машину пора менять, а, то только такие грязные мужики и просят подвести, – подумала я.

– Мне до города, – заговорил молодой человек, – сколько возьмете?

– Жизнь, – мрачно выпалила я.

– Не смешно. Почему так дорого? Тогда я пешком дойду.

– У меня шутка такая. Довезу. Вы бедный, буду вашим спонсором на одну поездку.

– Я не бедный.

– Кто бы говорил.

– Что с вами? Вы вся в крови!

– Шла. Споткнулась. Упала. Кровь.

– Верю. Я заплачу. Вот, возьмите, – сказал мужчина и показал мне свою ладонь. На ладони сверкнул маленький кусок золота.

– Откуда он у вас?

– Этот карьер был некогда прибыльным, гравий даже привезли, чтобы строить здесь, но потом карьер забросили.

– Золото и забросили? Здесь столица рядом и такой карьер с золотом, а рядом ни одного человека! Как так?

– Я передачу по телевизору смотрел про этот карьер. Сам не поверил, что так рядом золото добывают в этой глине. Ведь вы чуть в карьер не съехали! Здесь скользкая глина, а гравий сверху привозной. Весна. Только снег сошел, вот вас и понесло.

– Почему не стали меня спасать?

– Я видел, что вы выползите, а я здесь уже накатался по глине, да и с гравием хорошо знаком.

– Золота много добыли?

– Нет, его здесь на самом деле практически нет.

– А то, что вы мне дали?

– Считайте, что это самородок.

– Вам не жалко?

– Девушка, вы меня спасете, если до дома довезете, поверьте – это дорогого стоит.

В таком виде ехать по городу, опасно.

– Зачем сюда поехали?

– Романтики захотелось, больше не хочу.

– У вас есть жена?

– Бог миловал.

– Вы холостяк?

– Закоренелый.

– А меня старший друг бросил официально, можно сказать по паутине.

– И вы из-за этого чуть сегодня не погибли?

– Да.

– Поехали ко мне! Я – не злой, я – добрый! А золото я купил у местного золотодобытчика, сам я ничего не нашел. Пропах я здесь костром, и сам знаю, что пахну не лучшим образом.

– А золото ток хорошо проводит? – спросила я как-то машинально.

– Ни так хорошо, как качественно.

– Тогда я зайду к вам. Мне любопытно, а как вы живете?

– У меня квартира в старом двухэтажном доме, в столичном переулке. Дом принадлежал одной пожилой женщине, я ее видел сам, когда был маленьким. У нее была тогда одна комната. Все печи в доме выложены кафелем, дом давно предназначен под снос, но четырех этажные дома сносят быстрее, чем старые дома.

Нас уже четверть века снести обещают, а мы все в этом доме живем. Дом деревянный, да вы сами его увидите, – и назвал адрес.

– Я знаю этот переулок, действительно старый переулок, исторический, можно сказать.

– Лучше бы он не был историческим, тогда бы у меня была новая квартира, с удобствами, а так мне надо идти в баню, или в тазике мыться.

– Я подвезу вас до вашего дома, но к вам заходить не буду, вы меня напугали.

Машину я остановила у старого, двухэтажного дома. Из булочной шел вкусный запах, он перебил запах костра. Мужчина с рюкзаком зашел в подъезд, словно исчез в деревянной пещере, так показалось мне. Я вышла из машины, зашла в булочную, а когда я вышла из магазина, то увидела, того же молодого человека, но не с рюкзаком, а со спортивной сумкой, из которой выглядывал березовый веник. Он улыбался.

– В баню подвезете?

– Чем заплатите?

– Деньгами.

– Садитесь.

Я отвезла мужчину в баню, а сама поехала домой. Дома я залечила ранки, легла в ванну, отмылась от чужих запахов. Мокрые волосы закрутила в полотенце. Звонок прозвенел неожиданно громко.

– Кателира, я уже чистый, забери меня из бани.

– И я чистая, с мокрыми волосами, высохнут – приеду за вами. Где вы взяли мой номер телефона? Как вы узнали мое имя?

– У вас в машине лежала стопка ваших визиток.

– Уберу.

Я подъехала к бане. На крыльце бани стоял неизвестный мужчина, но я заметила знакомую сумку в его руке. Теперь он был дважды неизвестный. Стройный мужчина, с идеальной стрижкой, с чистым лицом, в джинсах и ковбойке был необыкновенно привлекателен…

– Тор, – представился мне мужчина.

Было в нем нечто загадочное, я отвезла его домой и даже не вышла из машины.

– Люсмила, то, что вы рассказали очень похоже на моего Тора! – воскликнула Кателира.

– А я разве его у вас увела? Мы только познакомились, – заметила я.


Глава 34


На следующий день Кателира молчала, а Люсмила решила вспомнить о Торе.

Полина пришла ко мне домой и схватила трубку звонящего телефона и уже спрашивала:

– Тор, ты Люсмилу любишь? Да? Тогда купи ей зеленый велосипед, – и, протянула трубку телефона мне.

Я взяла трубку и поправила:

– Тор, ты меня любишь? Тогда я меняю зеленый велосипед на джип любого цвета.

Мы встретились втроем. Тор предложил мне свою новую квартиру, если я выйду за него замуж, но с одним условием: мне надо будет работать вместе с ним, в его фирме. Я уточнила, где находится квартира, и в чем суть работы и сказала, что подумаю. Джип мне он не предлагал.

Шла я домой и думала об одном, что слово 'любовь' сильно напоминает процессе приватизации. Если ты кого-то любишь, то этот человек тебя приватизирует, и ты становишься его собственностью. Получалась, что я свою любовь должна отдать и таким образом улучшить жилищные условия, но это меня не сильно привлекало.

Из-за угла по пешеходной дороге, прямо на меня выехал зеленый велосипед. И только после того, как велосипед остановился рядом со мной, я подняла глаза.

Зеленые глаза молодого человека смотрели в мои глаза и смеялись:

– Люсмила, тебе не нужен зеленый велосипед? – спросил Тор.

– А, что сегодня день зеленого велосипеда?

– Нет, сегодня день нетронутой любви. Ты не знаешь, как называется, когда смотришь на других, а думаешь о тебе? Стараюсь не сходить с ума от страсти, но это оказывается тяжело. Приехала бы ко мне на зеленом велосипеде…

Между Кателирой и Люсмилой пробежала ревность. Люсмила ушла, а на ее место, на медной скамейке села Текира.

У Текиры свои истории.

Я набрала номер телефона детектива Сеттежи:

– Сеттежа, простите за то, что вас потревожила, это я – Текира, если еще меня помните, у меня пропал молодой мужчина Алексашка.

– Текира, что случилось? Очень загадочно говорите.

– Приезжайте, все расскажу.

Сеттежа был весьма удивлен определению пропавшего мужчины, значит, теперь Алексашка мужчина Текиры?

Мы поговорили поподробнее.

– Сеттежа, у меня есть сведения, что Алексашка и Поликарп улетели на одном самолете, и пропали, – проговорила я.

Кателира невольно воскликнула:

– Но Люсмила буквально на днях сидела в ресторане за одним столом с Поликарпом!

Поликарп на нее положительно влияет, она любит его флюиды за столиком, в кофе.

– Так и оставьте его на флюидном уровне, целее будет! – вскричала Текира – Я не пойму тебя! Я не сводница!

Они посидели немного, и Текира продолжила рассказ.

– Кателира, что вам не понятно? Поликарп летел на самолете и катапультировался, то есть спрыгнул с парашютом, а Алексашка погиб. Мне так сказали, но я не верю, – вновь заговорила Текира с неким надрывом в голосе.

– Что?! Текира, ты что бредешь?! – воскликнула Кателира.

– Не кричите, пожалуйста, все так и было, – заплакала Текира.

– Так надо теперь искать Поликарпа!

– Не надо, дело в том, что Поликарп и есть Алексашка! – сказала странным голосом Текира.

– С меня хватит! Я от таких загадок свихнусь! Теперь еще Поликарп стал Алексашкой! – воскликнула нервно Кателира.

– Хорошая у вас память, – сказала Текира примирительно, но мне жалко Поликарпа отдавать вам, если он Алексашка!

– Ладно, Поликарп сделал пластику? Почему он сменил имя? Ваше окружение все, как на ладони и ни одного не могу понять!

– Кателира, вы поймите, они сами себя наказывают, и сами мстят, но где Алексашка? – продолжала плакать Текира.

Кателира не выдержала новостей и слез Текиры, встала с медной скамейки и побежала во дворец Афанасия Афанасьевича. Он ждал ее у окна комнаты, из которой почти не выходил.

– Афанасий Афанасьевич! Я честно слушала и записывала всякую ерунду под соусом 'они из Медного ковша'! Но ситуация сложилась так, что теперь я участвую в их историях! Или они участвуют в историях друг друга! Мы так не договаривались!

– Кателира, а, что вы хотели, чтобы и сказки были и без вашего участия? Они к вам привыкли, вы стали их частью. Вы упомянули Тора, и он стал частью их жизни!

И вы сразу почувствовали, что жизнь у них ни так проста, как могла вам показаться на первый взгляд!

– А мне, что теперь делать?

– Жить их жизнью, которая стала вашей! Все просто.

– Но они – чужие мне люди. У них медная скамейка хорошая и больше ничего.

События развивались и без Кателиры.

Детектив Сеттежа поехал к Текире. Она встретила его в коротком халате, с прической и вкусными запахами с кухни.

– О, детектив. Какими судьбами?

– Твоими чарами.

– А на самом деле?

– Текира, вот кого ты сейчас ждешь?

– Я никого не жду.

– И ходишь по квартире такой красавицей? Не верю я тебе!

– О, ты же частник от милиции, так чего от меня надо?

– Пропал некий великолепный Алексашка или Поликарп, ты случайно его не ждешь?

– Жду. Вот черт, все знает!

– И он к тебе сегодня придет?

– Этого я не знаю, но жду.

В дверь постучали барабанной дробью.

– О, это идет он, всегда стучит в дверь, замка не признает.

Текира открыла дверь. В комнату ворвался красивый мужчина.

– Текира, это кто у тебя сидит? – спросил он с порога.

– Детектив. Он тебя ищет.

– Зачем? Я не терялся.

– Алексашка, вас ищет Юрилка, а если вы Поликарп, то вас ищет Люсмила, – сказал с долей насмешки детектив Сеттежа.

– Я здесь буду жить, мне не нужны иные женщины, кроме Текиры, – механическим голосом проговорил мужчина.

– Тор, ты пойдешь к ним? – спросила Текира.

– Нет!

Детектив Сеттежа посмотрел на импозантного Тора. Тут был личный интерес, ведь он всегда любил Текиру, и его злость превышала нормы допустимого, он решил, что найдет способ мести для Поликарпа – Алексашки под новым именем – Тор. Хотя неплохо было бы понять: кто летел на самолете, и кто не долетел. Поликарп или Алексашка? Сеттежа лучше других знал вариантность Алексашки, и догадаться о том, кто остался целым и невредимым, ему еще только предстояло. Вопрос был один: кто такой этот Тор на самом деле? Сеттежа посмотрел на документы Тора, но ничего не понял. Документы были выданы на имя Тора, но он чувствовал ложь.

Тор смотрел на детектива и улыбался, на самом деле он вовсе не знал эту женщину Текиру. Он знал наизусть визитку Люсмилы, на которой был указан ее адрес. Но в квартире Люсмилы оказалась некая Текира, которая приняла его за какого-то Алексашку и пропустила в дом. В конечном итоге Текира оставила Тора у себя, тем более что Алексашку она давно не видела.

В одну минуту можно стать нужным или ненужным человеком, граница между этими состояниями весьма призрачная. Текира оставила Тора в доме, и оказалась между небом и землей. Приехала мать, пресловутая тетя Даша, всплеснула руками и закричала, что оставлять Тора в ее ситуации – неприлично! Потом она закричала на Тора во всю силу легких, она его ругала и проклинала на все лады! Тор с трудом понимал огромное количество нервных криков, но, понял одно, что его, гонят из дома спокойной женщины! И Тор наперекор тете Даше остался с Текирой, она на него голос не повышала…

Тетя Даша села на электричку и вернулась в деревню, где все доложила Кателире на медной скамейке. Это новость дошла до ушей Люсмилы. Этот Тор отвлек ее от мыслей о Поликарпе, всегда по жизни находился тот, кто перекрывал дорогу к Поликарпу.

Она уяснила что, найденный в карьере Тор живет с Текирой из-за ее визитки и в ее квартире. Ключи от своей квартиры она однажды отдала кузине Текире, чтобы она там цветочки полила. А она жить осталась в ее квартире.

Выбор у Люсмилы был небольшой: Поликарп или дом тети Даши в деревне Медный ковш.

Она решила не трогать Текиру… Люсмила позвонила Поликарпу, он был дома, вопреки мнению, что исчез вместе с Алексашкой. Поликарп согласился встретиться, они вместе зашли в магазин, купили немного продуктов и явились в его дом. Полина, сестра Поликарпа, посмотрела на брата, на Люсмилу, и пошла, ставить чайник. Она налила в розетки тертую черную смородину, положила в тарелку пряники и сушки.

Пьет Полина чай и с Люсмилой разговаривает, прощупывает почву: надолго нет, явилась к ней эта странная внешне пара. Люсмила выпила чай, и с последним глотком чая сказала, что она на три дня приехала, пока у нее нервы успокоятся.

Она зашла в комнату Поликарпа и услышала крики Поликарпа и Полины, они ругались из-за вешалок, освобождали вешалки для Люсмилы. Полина взяла подушки с дивана и пошла, спать в свою комнату. Поликарп закрыл комнату на замок. Обнял мужчину свою женщину.

Люсмила любила Поликарпа, словно в последний раз, она боялась остаться без него, а теперь их объединяла любовь до полного изнеможения. Они заснули. Утром Полина напекла блинов, но первой фразой до слез обидела Люсмилу, та села в комнате и заплакала.

Полина заглянула в комнату и поняла, что была излишне строгой и заговорила более спокойно. Чего боялась Полина? Что Люсмила у них приживется. Только Люсмила ляжет на разложенную тахту, книжку в руки возьмет, как в дверь начинает стучать Полина. Поликарп седел у компьютера и давил клавиши на игре, и на Люсмилу вообще внимания не обращал. Полина десять раз постучала, десять раз зашла, на одиннадцатый раз она села в кресло и Люсмила поняла, что ей пора уходить из этого дома! Поликарп холодно посмотрел на ее сборы, он выманил у нее наличные деньги и она, в общем-то, была больше ему не нужна. Он безразлично посмотрел на Люсмилу, и не проводил ее до двери комнаты.

Дойдя до внутренней истерики, до спазм в горле, перехватывающих дыхание, Люсмила пришла к выводу, что пора немедленно прекратить себя жалеть! Необходимо перейти к любым положительным действиям… Она встала с кресла в прихожей, судорога сжимала горло, вновь села в кресло, поборола чувство жалости к себе любимой.

Сказала вслух:

– Может мне снять гостиницу?

В ответ услышала слова Полины:

– Там очень дорого жить.

Люсмила проглотили четыре таблеток, но они сразу не помогли, спокойствие мгновенно не дается. Как трудно менять стереотипы жизни! Необычайно трудно, у нее полоса невезения несколько затянулась. Люсмилу практически выгнали из трех квартир. Вот чем заканчивается благородство: изгнанием благородного! Полина не давала ей жить со своим братом Поликарпом! Как долго Люсмила этого не понимала!


Глава 35


Пару дней не меньше…

Еще более сложным явлением в жизни оказалось отсутствие кухни. На кухне всегда была его сестра, и зайти на нее Люсмила не могла, она боялась криков и скандалов на пустом месте, на святой женской территории хозяйки этого дома. Связанная по рукам и ногам, отсутствием свободы перемещения, Люсмила сидела в кресле и не двигалась, двигался Поликарп. Слезы готовы были показаться на ее глаза. Он сновал из комнаты в кухню, а она сидела… Утром все домочадцы остались в доме, она взяла свою многострадальную сумку и пошла на работу.

Люсмила задыхалась от безысходности, она просто разболелась, пока сама себя, за волосы, не вытащила из болота страданий. Так, где начинается выдумка, а где эта выдумка является жизнью? Так-то!

Долгая дорога успокаивала, как из-под земли рядом возник Тор, он заметил Люсмилу и догнал. Они пошли вместе в квартиру Тора, пока Текира не покинула квартиру Люсмилы.

Так жизнь Люсмилы оказалась на распутье.

Рядом с Люсмилой теперь лежал Тор, но в ней произошел обрыв струны, она, как гитара с порванной струной, не давала ему на себе играть. Она погрузилась в воспоминания последнего звенящего от голосов скандала в доме Поликарпа. Кричали все до изнеможения, до безумства, до обвинений. Тогда, она сжалась от странного чувства, ей стало так плохо, что она быстро оделась, взяла сумку, последние деньги и пошла, куда глаза глядят.

Четыре таблетки она выпила еще у него дома, спокойствия не было. Тор из шкафа достал соль в мешочке, положил ее в ванну под струю воды. Удивительно сколько пены и соли Люсмила перевела за свою жизнь, но эта соль ее успокоила. Она вышла из ванны абсолютно спокойной, а Тор ждал ее у двери ванной комнаты. Как он любит эти минуты первобытной женской свежести! Нет, худо – без добра. На них после слез обрушилась первозданная любовь, да так, что они друг от друга не могли оторваться.

На новом месте Люсмиле надо было найти себе место. Этим она и занялась. Тор ей помогал, но вот сегодня вновь пришла жалость к себе! Опять ей стало плохо. Жгла обида на тех, от кого она ушла, и на Тора, за то, что он перечислял ей все, что он для нее сделал. Захотелось хоть куда-нибудь уйти, где ее не будут покрывать бесконечными упреками. Она делала все, что можно, а остальное за пределами реальности. Тор ушел в ванну, оставив Люсмилу страдать, он не любил, когда она от него отворачивалась и погружалась в свои чувства, в свою жизнь, которую она покинула.

Он касался ее рукой, снимал прикосновением нервное напряжение. Люсмила внутри себя была уверена в правильности своего решения и ухода из прошлой жизни. У нее не было выбора. Жевательная резинка оказалась во рту, мысли потекли в нужную сторону, она пришла в равновесие.

Глядя на Люсмилу, успокоился и Тор, взял пульт управления, включил телевизор, нашел чисто мужской боевик и все. Она вышла из очередного кризиса, но смотреть боевик было выше сил. Жизнь продолжалась с новыми препятствиями, и их надо было еще научиться обходить. На новом месте многого еще нет, но все поправимо.

Люсмила обнаружила в шкафу пустую нишу, но класть в нее было нечего, она пришла с дамской сумкой…

Жизнь в чужом доме – чужой монастырь. Все с нуля и амбиции и вещи, за которыми зайти в бывший свой дом Люсмиле было не по нервам. Было время, когда она ежедневно меняла свой внешний вид, а тут у нее один комплект домашней одежды.

Косметика, этот мини комплект цивилизации хранился в шкафу, на полке пустой до самозабвения.

Мороз и ветер обжигали лицо, завернув воротник у лица рукой, Люсмила шла навстречу ветру и морозу, вся в инее дошла до автобуса. Четыре остановки по морозу путь не близкий, но таков удел новых районов города. Автобусы в них большая редкость. Вот, из-за этих самых автобусов и пришлось покинуть ей свой дом в старом районе, а его заняли те, кому ходить по морозу в новом районе не хотелось, хоть их дом на остановку ближе, к действующей остановке автобуса.

Огромные дома, но мимо них идет так мало людей, словно, в них живут те, кому никуда не надо ходить.

Или люди исподволь меняются жилищем, когда терпеть отсутствие удобств, в расположении новых районов им становиться не под силу? Только теперь Люсмила осознала, как было хорошо в прошлом году, а теперь пришла расплата за удобства в деревне Медный ковш и света впереди не видно совсем. На морозе, рядом с машиной продавали постельное белье, она купила комплект постельного белья и пошла дальше.

Вечерний мороз привычно впился в лицо, снег мерцал в лучах фар чужих машин.

Памятник, стоящий у корпусов очистили от снега, и он приятно возвышался над лежбищем замерзших машин.

Рассказ от Люсмилы…

Тор и я зашли в магазин, купили очередную партию посуды для личной жизни и пошли домой к Тору. Ключ пискнул у входной двери подъезда. Дома было тихо. Ужин легко подогрели в микроволновой печи. Пользуясь, отсутствием хозяйки дома, я закинула две стирки в машину автомат, никто мне при этом не делал замечаний, и не следил за моими действиями. Конец недели я отметила загаром.

О, прошла целая неделя, как я жила у Тора! На крутящийся стул для пианино Тор установил солярий. Я выключила свет, на диван положила белую простыню, разделась до плавок и легла загорать. Тор говорил, когда пора переворачиваться. После загара в зимний, морозный вечер, когда лето само заглянуло в комнату, можно было и отдохнуть.

На телевизионном экране шел весьма милый концерт песен прошлых лет. Павлин на пиджаке певца приятно радовал, его отец мелькал среди зрителей, и на этом месте я уснула, успев нажать на пульт управления. Утром я почувствовала прохладу в комнате, с детства мои плечи вылезают из-под одеяла и мерзнут, я спряталась под одеяло, придвинулась к Тору. Он проснулся. Я обрадовалась и рванула к домашнему компьютеру. Тор, включил телевизор, лежал и радовался коту из фильма для детей.

Белье высохло, пора гладить…

Субботний день включает в себя всю суть женщины, даже если на неделе она работает в мужском обществе с мужским умом. Надо, надо готовить, гладить, убирать, после чего можно почувствовать себя нормальным человеком.

В дверь позвонили. Тор не сдвинулся с места:

– Ребята шалят.

Я подумала, что ко мне приехали, но меня что-то сдерживало, и я быстро не среагировала на незнакомый звонок, вначале вообще подумала, что звонит телефон.

Чужой дом, чужие звуки. Над потолком звук дрели – понятен, но трезвон в звонок – не особо знаком.

На меня нахлынули воспоминания из прежней жизни, я поняла, что возврат к ней, мне еще не под силу. Незнакомо светило солнце в это время суток, в прежней квартире солнце было только с утра, у тут лучи солнца падали на новую книгу, и фамилия писателя горела в лучах света неоновым оттенком. Эта книга долго висела первой в рейтинге дня в Литературном портале, поэтому, когда я увидела ее в газетном киоске, то взяла практически мгновенно, не то, что трубку местного телефона.

Я на секунду задумалась над тем, кого я читала больше: Т. У. или Д. Д.? И не сразу могла дать на это ответ.

Тор пошутил:

– Взяла книгу и сейчас уснет через три страницы.

Так и было в прошлые выходные, а сегодня над книгой так и не заснула, но еще и не дочитала. Солнце светило на неоновую фамилию. Как хорошо издана книга!

Издательство работает. Опять мысли вслух, а вдруг ко мне приезжали и звонили.

Тор прокомментировал мои мысли:

– Никто к тебе не приезжал.

Быть может. Компот пользуется успехом, борщ отдыхает, строчки читаются лениво.

Тор подтрунивает:

– Весь мир знает, где ты живешь!

За окном далекая полоса леса, снега и солнца, еще час и оно уйдет за новый для меня горизонт. Тор стал моим единственным мужчиной. Вот он и занимался кормлением черепах, мыл аквариум, и давал им прогуляться ластами по полу.

Снежная каша на дороге местами мешала идти, но в целом приличная зимняя дорога, и я шла по дороге своей жизни, и уже не могла свернуть в сторону жизни некогда любимого мужчины Поликарпа. Теперь у меня иная дорога жизни и перекрестка на этой дороге нет, или пока нет, а есть экран монитора и все, если Поликарп не совсем утопил в виноградном вине свой ум, то вполне может прочитать послание в свой адрес. Ау! Мужчина! Не слышит, значит, пьет вино.

Детектив Сеттежа пришел к Тору с чувством личной мести и с доказательством его вины. Но Тор превзошел все ожидания, он сказал, что это он летел в самолете вместе с Алексашкой, обладающим свойством быть двойником! Поликарп вообще в самолет не садился, он с горя или с радости, что не полетел тем самолетом, теперь вино пьет и сестру слушает! Алексашка Тору рассказал, что очень хотел быть Снежным королем. И в тот момент, когда самолет стал падать, Алексашка заставил Тора катапультироваться, но его способность перевоплощаться победила! И практически Тор – это не Тор, а некий прообраз Алексашки. Один человек остался жив. Но кто он? Сеттежа так и не понял…

Зато я поняла, почему я постоянно нахожусь между двух мужчин! Я от этого устала!

Тор вновь крутился рядом со мной и пьет одну воду, это мой мужчина, теперь он любимый мужчина, он делал мне подарки в чужой день рождения! Спасибо, милый! Я рада, и я не сверну с твоей дороги, у меня нет иной дороги, есть одна твоя дорога, Тор! У нас есть гастрономический ужин, он любит трубочки, а я халву в шоколаде, он играет в игры на компьютере и читает хронику, а я читаю книги, такие мы разные, и объединяет нас вода. Мы пьем воду.

Не все так просто, за подарок мужчина ждет любви, обычной любви, а у меня стоп кадр. Нет любви у меня в данный момент, и у природы сегодня другая погода, любовь мне сегодня не выдали, нет ее у меня сегодня, и мужчина обиженно от меня уходит в соседнюю комнату. Мне стыдно, что я не оправдала его надежд, я иду на кухню и пью воду. После этого во мне собирается энергия на три поцелуя. И я, поцеловала Тора, сзади в области шеи, где-то у уха. Мужчина не сразу прореагировал, он жал на клавиатуру компьютера, на котором мужчина ехал на машине, и переезжал дорогу, где хочет, без правил, зато быстро. Через пару минут передо мной появилось довольное лицо мужчины: на экране компьютера он получил новую машину, и пришел выяснять причину трех поцелуев. Я сказала, что они обозначают: спасибо, спасибо, спасибо! И мужчина ушел играть дальше. Мне осталось смотреть события дня. Сквозь такие события иногда просвечивают события, ушедшие в прошлое. Но так долго длиться не могло.

Текира так и жила в моей квартире, пришлось мне поехать в деревню Медный ковш.

Теперь ни к селу, ни к городу я могу добавить рецепт жизни. Прошу прощения, если что ни так. Дело было вечером. Дышать было нечем. Вышла на улицу, но и там духота. Вечернюю прохладу всегда можно подождать. На медной скамейке сидели бабушки – старушки.

Одну из них я давно не видела и спросила:

– Я вас давно не видела, где это вы были?

– Я после инсульта, – сказала странным голосом женщина и показала на перекошенные глаза за очками, и перетянутое лицо.

Соседка по скамейке предложила откушать ей кусочек арбуза. Женщина с трудом осилила кусочек. В мою душу вселился тихий ужас под названием – как избежать инсульта. Я добросовестно перечитала рекомендации медиков и научные статьи по поводу лечения и профилактики инсульта.

Пришла к анекдотичному выводу: – 1. – надо делать массаж. Упрощу для тех, кто не понял: засуньте руки в волосы и почешите голову кончиками пальцев. – 2. – надо умеренно употреблять вино. Проще – если вы трезвенник или горький алкоголик, то это одинаково плохо. – 3. – надо есть гречку. Для тех, кто не понял – в самом дорогом лекарстве для профилактики инсульта содержится – гречиха.

Вот и вся профилактика. Я попробовала, лучше об инсульте не думать, целее будешь.


Глава 36


Люсмила и Кателира сидели на медной скамейке и разговаривали о любви.

Говорила я:

– Поликарп, утолив свой любовный пыл многократно, естественно хотел освободиться от меня до следующего своего периода желаний. Отдых ему был необходим, но сказать, своей даме любви, то есть мне, что он не может больше, он не мог. Ему было проще сказать, что я бревно в постели, а не любящая женщина, он мне это и говорил. То есть мужчина, плюнув многократно в женский колодец, потом плевал словами в мою душу, дабы не унижать свое мужское достоинство перед лицом женщины.

Так получалось у меня с Поликарпом, пока мы жили вместе.

Женщина существо странное до безобразия, и я начинаю верить мужчине, что я на самом деле особа, не способная на любовь. Что я делаю? Проверяю свою способность на любовь! Находится второй мужчина, я ему не даюсь, потому что, считаю себя не способной на любовь, но в результате так разжигаю свою женскую сущность и его мужские желания, что только полнейшее чудо нас может спасти от проверочной любви.

Естественно, второй мужчина Тор, в порыве пагубных страстей, говорит мне, что я настоящая женщина. И я довольная, главное – первому мужчине не рассказать о своей победе на любовном фронте. Но это трудно. Я, утолив свою страсть со вторым мужчиной Тором, отказываюсь от любви с Поликарпом. Он, тут же начинает подозревать меня в том, что у него есть счастливый соперник! Он пытается поцеловать меня, а я нервно отклоняю свое лицо от его поцелуев, и, защищаясь от объятий, я отказываюсь всеми способами от прикосновений с Поликарпа. Даже прикосновения его становятся мне ненавистными.

– Простая остаточная деформация чувств женщины. Люсмила, вы не закаленная пружина, – проговорила Кателира.

– Мужчина, исчерпав все попытки найти ответные чувства в любимой женщине, переходит к насильственным способам. – Ты права, Кателира. Поликарп пытался меня схватить и бросить на постель, он не давал мне свободно перемещаться по квартире.

Это уже охота! Натуральная охота мужчины за женщиной. И вот, я проговаривалась о том, что другой мужчина признал меня настоящей женщиной…

– Глупая женщина, глупая, – пожалела Кателира.

– Мужчина всаживает женщине свое жало с другой стороны тела, дикий крик раздается в пространстве! Он отмстил мне, но за месть я начинаю его ненавидеть до глубины своей души.

– Какую женщину можно назвать величественным и оскорбительным сочетанием слов 'настоящая женщина'? – спросила Кателира.

– Какую? Прежде всего, меня, закаленную в любви с мужчинами, не размазню, не плачущую иву от любой мужской обиды. Я обязательно красива для мужчин, я сексуальна на их взгляд, я обольстительна с их точки зрения! Я – Женщина!

– Но я женщина не только для мужчин, у меня есть своя работа, свои интересы, семья. Я не зарабатываю на сексуальных отношениях, а просто живу, но, на свою беду и счастье, мужчины мимо меня не могут пройти. Я могу влюбиться, я могу любить, но всему я знаю меру, но не цену!!! – воскликнула Кателира.

– Главное для женщины в отношениях с мужчинами, остаться здоровой! Если я, например, попала в сети сильного мужчины, и он требует от меня постоянной любви, то я должна его полюбить ради своей жизни! Уйти от мужчины я смогу только когда он меня отпустит, но я не должна опускаться, спиваться! Главное – жизнь и здоровье! – с пафосом проговорила Люсмила.

– Быть женщиной – это труд, быть здоровой женщиной – двойной труд и умеренность в собственных желаниях, – заметила Кателира.

– Кто у женщины хозяин: муж или работодатель? – спросила Люсмила.

– Кто больше платит? – поддакнула вопросом Кателира.

– Кто из них сильнее? Может ли муж защитить свою жену от других мужчин, и их любовных посягательств? Монолитный треугольник. Муж, конечно прикрытие для женщины, типа чадры, но он не всесилен. Дело далеко не в его мужской силе, речь не идет о его мускулах на руках, хотя это имеет огромное значение.

– Жизнь так устроена, что денег у редких мужчин хватает на жену. Если у жены находиться сильный покровитель, он сделает ее мужа, беднее, слабее. Он найдет дорогу к замужней женщине. Интересно то, что этот, второй мужчина, может не использовать ее, как женщину в прямом смысле, она ему просто нужна в его царственном окружении. Она должна быть рядом с ним! – воскликнула Кателира.

– Фрейлина из окружения, – заметила Люсмила.

– У него, скорее всего, есть жена, он ей физически верен, но платонически он верен совсем другой женщине, из своего окружения, а именно, ЕЙ! И не всегда она его секретарша, ее умственный уровень может быть очень высок. Их сближают производственные или другие интересы. Но Он требует от НЕЕ платонической верности в этих отношениях. Он увольняет тех мужчин, которые к ней подходят чаще других. Он начинает платить ей меньше, если рядом с ней заметит… ее мужа!

– В таких тайных треугольниках я чувствую себя, как рыба в воде, – закончила обсуждение Люсмила.

Кателира встала и ушла по своим делам.

Люсмила погрязла в своих мыслях – воспоминаниях.

Домашняя пальма улыбалась чистыми листами двум любящим друг друга людям. Я улыбалась, Поликарп хмурился. Кто из нас пальма? Но сейчас не об этом. Он долго ждал меня, очень долго, недели две. Он писал мне письма не е-мейл ежедневно, я не отвечала. Он посылал мне приглашения в кафе, я не приходила, он писал стихи собственного сочинения, я молчала. Он стал худеть, и мало бриться, его лицо стало хмурым, непроницаемым.

Я погрязла в рабочих и домашних проблемах, и мельком читала его сообщения в почте, и сбрасывала их в один файл. Дела цеплялись одно за другое, возникали предвиденные и неожиданные проблемы, я даже свалилась со стола, на который залезла, чтобы…, но это неважно. У стола подломились две ножки с одной стороны.

Полет в пространство был неожиданным. Вся оргтехника на столе наклонилась и съехала с него, как с горки. Компьютер выдержал падение и вновь заработал.

Головокружение от падения прошло через полчаса. Ссадина на ноге… Мы лежали с Поликарпом под домашней пальмой, на огромном лежбище, ссадина на ноге сверкала всей своей красой.

– Я тебя звал, звал, а дома ты только падаешь, ты даже рану не смазала.

Поликарп достал йод, крем, для заживления ран, смазал рану:

– Следующий раз, когда придешь с двумя новыми ссадинами, хоть эта заживет.

Он обнял меня, я сдвинула ногу в сторону, чтобы до ее ноги мужчина не дотрагивался, а все остальное было в его распоряжение.

– Я готов жениться на тебе, – сказал Поликарп и потонул в недрах моего организма. – 'Если б я была царицей'… Если бы я была, хотя бы мэром столицы, – сказала я, лежа на плече у мужчины.

– Зачем тебе это нужно? – спросил он, обнимаю мое голое тело.

– Я бы наложила запрет на любое строительство в центре столицы! Эрозия земель внутри первого кольца за пределами здравого смысла. Жажда наживы ни женщинам, когда они зарабатывают эрозию внутренних органов, от столкновения с мужчинами, ни земле-матушке, когда ее долбят сваями, здоровья не приносят. Изрытые, многократно застроенные земли просят отдыха. Снесли гостиницу, а взамен скверик посадить и не больше, урон экономический?

– Значит, я порчу твое здоровье? – спросил Поликарп, – а земля внутри садового кольца меня не волнует, а за экономический ущерб тебя и дня мэром не продержат.

– Жаль, землю жалко, – сказала я и поцеловала его в щечку.

– Птичку лучше пожалей, их совсем извели из-за того, что где-то пять человек умерли, – сказал нервно Поликарп и крепко сжал в своих объятиях не мэра, а меня.

– Знаешь, почему две башни протаранили самолеты? – спросила я у мужчины, поднимаясь с постели, свесив ноги с одной ее стороны.

– Террористический акт – ответил Поликарп, свесив ноги с другой стороны постели.

– Акт он и есть акт.

– Ты, чего попугая изображаешь: акт, акт, акт.

– Две башни это ноги.

– Чьи ноги? Великана? – спросил мужчина, направляясь открыть дверь комнаты.

– Не знаю. Если ты лежишь на пляже, перед тобой стоят ноги и мешают смотреть вдаль.

– Ты еще подумай, стоэтажные башни, ноги, пляж, – проговорил мужчина и ушел в санузел.

– Башни мешали смотреть вдаль, но кому? – протянула я, наливая кипяток на щепотку растворимого кофе в чашке.

– А, что изображали два самолета, тараня башни? – спросил мужчина, наливая воду, в кружку.

– Две стрелы амура.

– Хочешь сказать, что кто-то мстил за поруганную любовь? Ведь сильно пострадали рестораны, а повар вылетел в окно.

– Точно, это была мужская месть, – сказала я, выходя из квартиры мужчины.

Я подождала, пока Поликарп закрыл входную дверь в квартиру, и подошел ко мне, почти одновременно открылись двери лифта. Я посмотрела на себя в зеркало на стене лифта, перевела глаза на лицо мужчины.

Он неожиданно спросил:

– Почему свая угодила в вагон метро?

– Потому что я позвонила тебе, что еду к тебе, забыл?

– Ты кого из себя возомнила?

– Себя.

– Ладно, проехали, ты ведь не была в том вагоне метро.

– Я долго делала прическу, это меня и спасло, и опоздала в тот вагон, когда подъехала к метро, вход был уже закрыт, поэтому взяла машину, а когда подъехала к следующей остановке метро, и эта станция метро закрылась, так и приехала к тебе на машине.

– Стоп, – сказал Поликарп, открывая дверь подъезда передо мной, – почему из-за тебя вонзили сваю?

– Ты забыл, что я работаю в большой компании, что мой телефон на прослушивании, когда я сказала, что еду к тебе, шеф дал команду, ударить сваей по моей измене.

– Ладно, свая в метро местная, но две башни они за морем – океаном находятся, или находились, с кем ты там говорила? – спросил Поликарп, выходя на тропу, покрытую асфальтом с редкими наплывами льда.

– С Кателирой говорила.

– Что?! Ты и там успела поговорить? Я в шутку спросил.

– Она была в том ресторане на каком-то шестидесятом этаже, за сутки до катастрофы, то есть 10, а с ней я встретилась 12 в столице, на одном общем сборище.

– Врешь?!

– Еще чего, встреча зафиксирована, мое, и ее присутствие тоже, а уж ее перелет через океан тем паче есть в аэрофлоте.

Мы остановились на дороге.

– Так, а какое отношение ты имеешь к птичкам? К петушкам и курочкам?

– Я еще про башни не договорила.

– Говори.

– Кателира встречалась с тобой в одной из башен, по принципу, народу много не заметят.

– А кто нам мстил?

– Не знаю.

– Тогда говори про птичек.

– Не скажу, я про птичек сказку сочинила, она в конкурсе победила.

– И объявили птичий грипп?

– Не знаю.

И мы пошли дальше.

Машина моя давно была в ремонте, а Поликарп себе еще не купил, мы остановили такси.

– Я все насчет сваи, Люсмила, если я твой единственный мужчина на данный момент времени, то какая может быть измена со мной? – спросил Поликарп.

– И я так думаю, какая? – ответила я.

– Логики никакой нет, – сказал Поликарп, поставив на глупой теме точку.


Глава 37


Рассказ от Текиры.

Теплое марево опустилось на землю, сжало тело своим теплом, и ватной ленью.

Ватное состояние души и тела, особенно мозга, трудно переносится. 'Надо срочно сменить направление деятельности', – промелькнуло в моем мозгу. Дело в том, что я продолжала жить в квартире Люсмилы, просто Юрилка жила в этом же доме и работала дворником. Я взяла газету и стала смотреть объявления по продажи щенят, мне захотелось купить маленькую, породистую собачку. Ничего подходящего я не нашла, но меня нашли.

Я пошла в парикмахерскую, делать укладку волос. Вскоре появилась женщина, обладающая громким, пронзительным голосом, она кому-то рассказывала о своих щенках. Я прислушалась, разговор шел между женщинами о щенках, словно специально для меня. С красивой прической я подошла к женщине, найдя ее по голосу. Мы договорились и вместе поехали смотреть щенков.

Три породистых щенка, с острыми ушками, бежевого цвета, смотрели на нас влажными глазами. Один щенок мне понравился, я его взяла на руки. Щенок состоял из тонких косточек и скользкой шкурки. Он выпрыгнул из моих рук. Хозяйка взвизгнула от негодования, стала смотреть его лапки на целостность. Я загрустила, сказала, что сутки подумаю, да и щенок стоил приличных денег, с собой такую сумму я не носила в парикмахерскую.

По дороге домой я приобрела сумку для переноски щенка, корм и еще некоторые щенячьи принадлежности, и задумалась, а нужен ли мне щенок той – терьера?

Дома меня ждала относительная неприятность, у вторых соседей по лестничной площадке произошло ряд событий весьма трагических. Сын соседей, крупный улыбчивый мужчина, с небольшой лысиной, недосчитался заднего, левого колеса, но его не сняли с машины, а подожгли. Его отец вышел из подъезда, когда машина задымилась, он бросился за водой, и…

Дело в том, что пожилой мужчина шел на перевязку после операции, у него от резких движений шов разошелся, дикая боль пронзила его бренное тело. Машина, на которой его должен был отвезти сын, горела. Мать молодого соседа, выглянула в окно, увидев, что горит их машина, что ее муж лежит на асфальте, схватившись рукой за рану после операции, потеряла подвижность. У нее уже был инсульт. Муж ее буквально выходил в больнице, а теперь сам лежал и не двигался на асфальте.

Сын ходил за пивом, а когда вернулся, увидел горящую машину, и лежащего на асфальте отца. Он бросился домой, звонить пожарникам, но дома обнаружил, лежащую, у окна, мать. Он вызвал службы, вышел из квартиры, точнее вылетел из своей квартиры с двумя ведрами воды, и окатил водой из ведер меня, открывающую свою дверь, с огромными пакетами в руках.

Поднятые парикмахером волосы на моей голове на должную высоту, быстро опустились под ведерным запасом воды, превратившись в мокрые сосульки. Я не видела, что произошло на улице, так как она вошла в подъезд, когда на улице все было нормально, меня задержала соседка, показывая результат своего ремонта квартиры.

А у меня на вечер намечалось романтическое свидание с Тором, а теперь я была в мокрых сосульках волос…

– Сеня, что ты себе позволяешь! – закричала я истошным голосом.

– Текира, у меня крупные неприятности, лучше помоги, посиди с мамой до приезда врача.

– Сам не можешь, ходишь тут с водой, – крикнула я вслед убегающему мужчине, однако, поставив дома сумки, вошла в открытую дверь соседей.

Соседка лежала на полу, открывала рот, вращала глазами, но и звука не могла произнести.

Живая она, – подумала я, и спросила:

– Леонтьевна, ты чего не говоришь? Что с тобой?

Молчанье было мне ответом, и раскрытые от ужаса глаза. Глаза показывали на таблетки, лежащие на холодильнике. Я взяла их в руки и стала показывать соседке, та глазами выбрала нужные. После выпитых таблеток, Леонтьевна закрыла глаза, но дыхание было заметно, по ее слегка колыхающейся груди.

Сеня, выбежав на улицу с пустыми ведрами, бросил их за ненадобностью, хлопнул себя по лбу и сквозь клубы дыма от горящей резины, попытался достать огнетушитель из машины. Невдалеке от горящей машины, остановилась черная, блестящая машина, из нее выскочил молодой мужчина с огнетушителем, и быстро потушил горящее и дымящее колесо. Рядом с отцом Сени стоял пожилой мужчина, разговаривая с ним. Отец так и держался за шов, после недавней операции и не давал себя поднимать. Приехавшая скорая помощь, забрала родителей Сени. А он, вернувшись из больницы, позвонил в мою дверь, чтобы извиниться и излить душу, вместо воды.

Я открыла дверь с крупными бигуди на голове.

– Как дела?

– Нормально, отца перевязали и отпустили домой, мать положили в палату, из которой недавно выписали, колесо сменил, – проговорил Сеня, плюхнувшись на собранный диван, – Текира, а ты что такое объемное купила?

– Собачку хочу купить, вот и купила перевозку для нее, домик, поводки с камнями, посмотри, какие красивые, – и я достала ошейник и поводок, с крупными украшениями.

– А куда с прической собиралась? Я ее заметил перед тем, как ты сникла под водой.

– Ты мне, как всегда все испортил, у меня сегодня свидание.

– Правильно, что я тебя облил водой, я не хочу, чтобы ты шла к другому мужчине.

– Сеня, мы с тобой только знакомые, какое тебе дело до моих мужчин, ты мне не муж!

– Я твой сосед, с тех пор, как себя помню, ты мне, как родная, можно сказать.

– Глупец, я свободная женщина, без мужа, могу выбрать себе мужчину своей жизни или нет?

– Можешь выбрать меня.

– Так, ты еще со своей женой не развелся, сбежал от нее и живешь у родителей, а я здесь причем?

– А, если я тебя люблю?

В это время на улице, загорелось колесо машины, хозяин которой истратил свой огнетушитель на машину. Дым повалил черный и едкий. Окна хозяина машины выходили на другую сторону дома. Он пожара не видел.

Дело в том, что Алексашка некоторое время до последнего своего полета жил с Юрилкой в квартире для дворников, дабы не быть обузой матери Зое Зиновьевне с бабулей и родственникам Юрилке.

Дворник Юрилка рядом со своим домом разбила цветник, ей очень мешали машины, заезжающие на газон, она придумала маленькую хитрость. Если машина заезжала на газон одним колесом, то вторым невольно ехала по асфальту и включала зажигалку, спрятанную в асфальт. Против лома нет приема, – так думала дворник, и ломом пробила в асфальте ямку, заточила в нее зажигалку, подлила бензина. Колесо включало зажигалку, бензин горел, колесо дымило и горело. Весь секрет Юрилки, для охраны газона с ее цветочками. Чего она хотела? Чтобы показали ее и ее газон по телевизору, и ее показывали по телевизору вместе с ее цветным газоном.

Юрилка словно потерялась в жизни и жила рядом с запасным аэродромом, почему он запасной, ей было не понять, но он ей безумно нравился. Странный аэродром, чаще всего на нем стояли Яки и вертолеты, иногда приезжали летчики, садились в самолеты и улетали. Женщина на глаза им не попадалась. В огражденье аэродрома был свой лаз, она его никому не продавала, сама подкопала, сама лазила и закрывала ветками перед уходом. Надо сказать тем и жала.

Аэродром обслуживали несколько человек, иногда вообще никого не было видно, поэтому вездесущая Юрилка чувствовала себя на нем, как дома. Она знала, где стоит горючее, как открыть двери, как их закрыть. У нее был такой беспробудный вид, что, глядя на нее, все пытались ее в упор не видеть и не видели, на свою голову. В ветвях одного дерева Юрилка не поленилась и сделала насест, она забиралась на него, и ощущала себя летчицей, наблюдая за обстановкой на аэродроме. Ей нравились летчики, нравились военные в форме, мужчины, что надо, но не для нее, это она безрадостно осознавала.

Женщина не кручинилась, ходила в брюках и куртке списанных служителями аэродрома на помойку, поэтому сильно от них не отличалась, то есть сохраняла свою невидимость. Волосы ее никто не видел, на голове у нее всегда была кепка, которая менялась непонятным образом. Как-то на аэродром приехал картеж машин, один военный и один местный летчик сели в самолет. У военного на погонах была одна звездочка, Юрилка разбиралась в их количестве, но не в качестве. Военный с одной звездочкой улыбался задорной улыбкой, Юрилка так и обомлела, он ей понравился.

Она уже жалела, что горючее взяли из ангара, которое она сама лично разбавила.

Каким образом? Все вам расскажи, что она зря жила под его забором, можно сказать в землянке. Рядом с аэродромом шла траншея времен второй мировой войны, в одном месте этой траншеи была землянка, ее Юрилка и облюбовала себе в качестве летней дачи. За подобное жилье она естественно не платила, но кушать ей всегда хотелось.

Она нашла мужичка без особых примет и внешности, он у нее покупал авиационный бензин. Так и жила Юрилка на своей летней даче. Как-то сидя на насесте ей пришло в голову, что люди могут обнаружить отсутствие горючего, его утечку. В минуты трезвости Юрилка решила, что не позволит такого обстоятельства, нет, она не вредитель, она Юрилка. Все, и стала Юрилка носить воду. У нее было две фляжки, в одну бензин вливала, из другой добавляла воду. Все путем, как в аптеке. Дебет и кредит.

Самолет набрал высоту и заурчал, словно в его желудке было много пива, а не бензина. Юрилка прищурилась, глядя в небо. Она чувствовала, что военного с одной звездочкой на погонах ей больше не увидеть. Телевизора в землянке у нее не было, газеты она читала крайне редко, но сердцем чувствовала, что сделала большую глупость.

Правильно чувствовала. Самолет пошел в пике, и нырнул в землю. Юрилка прямо ахнула. Она этого не хотела, у нее самой журчало в желудке, и она покинула аэродром в поисках пресловутой пищи. Ей перепал пакет молока, булка, и больше у нее денег не было. Юрилка пошла к своему насесту с пакетом молока, и булкой.

Впервые ее задержали с этим пакетом молока, но молоко спасло, и ее отпустили.

Народу понаехало, мужиков видимо, не видимо. Все вокруг упавшего самолета суетились, ели пробралась она к своему насесту.

Видит она сквозь листву, что останки люди собирают, два ведра набрали. Ужас прямо охватил ее. Решила она, что не будет больше бензин разбавлять, а то такие мужики в землю врезаются, жуть, какие красивые. Через сутки народу стало поменьше, и она пошла на место падения самолета. Бульдозеры уже почти все сравняли.

В луже лежала рука, в другом месте она обнаружила ухо, под ухом была родинка или грязь. Все, что насобирала, положила на бугорок и исчезла. Нашла погон с одной звездочкой и взяла его в качестве сувенира от красивого военного. От молока шумело в голове, не ее это напиток, ей бы бутылку, и голова не болела. Молоко промыло одну извилину в ее мозгу, и Юрилка вспомнила, что у нее был муж, летчик, что он летал на Яке, поэтому она и живет рядом с запасным аэродромом. Она еще что-то пыталась вспомнить и не хотела вспоминать, а чего она не хотела вспоминать, она не помнила.


Глава 38


Юрилку осенила простая мысль, что надо помянуть погибших, а нечем. Тут она заметила, что на аэродром идет женщина в сопровождении двух военных, в форме такой же, как у погибшего майора. На аэродром их не пустили, появилась охрана, а только что никого не было. Они постояли и ушли, оставив… Женщина сорвалась с места, и правильно сделала, у ворот стояла бутылка и лежала закуска, и граненый стаканчик.

Юрилка потянулась за бутылкой, охранник схватил ее за руку:

– Куда, Юрилка!? Не для тебя стоит.

– А ты откуда меня знаешь?

– Ты меня не помнишь?

Юрилка напрягла всю свою память, но не могла вспомнить ровным счетом ничего.

– Не помню! – вскрикнула Юрилка.

– Я друг твоего покойного мужа.

– У меня нет покойного мужа. Я одна! – гордо заявила женщина.

– Совсем ты плохая стала, а какая красавица была, – заговорил охранник.

– Ты меня не тревожь, – сказала Юрилка, описывая рукой в воздухе движения.

– Ты, что за воздух держишься?

К ним подошла я:

– О, опять Юрилка здесь бродит, ушла бы она, куда подальше пока идет выяснение падения самолета.

– И эта меня знает, – пробурчала Юрилка.

– А кто тебя не знает! – в сердцах сказала я, – раньше от тебя всегда пахло цветочными духами, а теперь! – и я с горечью махнула рукой.

– Текира, ты чего волнуешься за нее, побродит тут лето и уйдет, – сказал охранник.

– Юрилка, ты пол можешь мыть? – с надеждой на понимание спросила я.

– У меня земля вместо пола ее мыть не надо.

– Уборщицей будешь работать, тут в административном здании?

Взгляд Юрилки покрылся мглой, и она побрела к насесту.

– Текира, она не в себе, что ты от нее хочешь? – спросил охранник.

– Вернуть к жизни.

– Напрасны твои усилия, ты лучше скажи, почему самолет разбился?

– Черный ящик нашли, такие люди разбились! – воскликнула я и всхлипнула.

– Молчи!

Я и молчала, потому что в самолете летел Поликарп или Тор, а летчиком у него был мужчина Юрилки – Алексашка.

Юрилка побрела вдоль рва, зарастающего травой и кустарником к своей землянке.

Рядом с землянкой стояли люди, она спряталась за большой куст и стала слушать.

– Здесь нашли погон, погибшего майора.

– А, что если он жив?

– Это невозможно, его останки обнаружены на месте аварии.

– Да, но кто-то в кучку сложил останки именно майора, их узнали его друзья.

– Странно, есть вероятность, что в старой землянке живет человек, надо ее сравнять с землей, и поставить плиту.

– Будет выполнено, товарищ…

Юрилки дальнейшее было не интересно, ее летнюю дачу собрались засыпать, заасфальтировать. Она пошла в сторону от людей, от траншеи, куда глаза глядят.

Споткнулась, упала, очнулась в палате.

– Сеттежа, Юрилка в себя пришла, – сказала я детективу.

– Юрилка, ты меня узнаешь? – задал свой обычный вопрос Сеттежа, он ей задавал его уже не первый раз.

– Сеттежа, это ты? – прошептала Юрилка.

– Я! Узнала, она меня узнала! – закричал радостно Сеттежа, – все-таки она жена моего брата. Только я не понял, зачем ты подожгла мою машину?

– Юрилка у меня для тебя есть духи, цветочные, – сказала я.

– Спасибо, проведи ими рядом с носом, я так соскучилась по этим приторным запахам прошлого! – громче произнесла Юрилка, не отвечая Сеттеже.

– Юрилка, твоя сестра приехала. Позвать ее? – спросил Сеттежа.

– Кто она? Я ей не нужна.

– Ты мне нужна.

– Сеттежа, зачем я тебе такая нужна?

– Ты красивая, ты сама не знаешь, какая ты красивая! Ты вылечишься, и все будет хорошо!

– А я болею? Чем?

– Тебе было плохо, очень плохо. Твой Алексашка погиб.

– Не помню мужа, тебя помню, Текиру помню, сестру не помню.

– Ты нас видела последнее время, а ее давно не видела.

– Юрилка, ты хочешь работать? – спросила я.

– Хочу, но я не помню, что значит работать.

В палату вошел врач, интересный блондин, красивого мужского возраста.

– Она пришла в себя? Ей надо отдохнуть.

– Доктор, она тут помнит, тут не помнит, – сказала я.

– Она вспомнит, через неделю приходите, раньше не надо.

Через неделю в палату пришел Сеттежа, принес цветы, фрукты и платье.

– Юрилка, здравствуй!

– Привет, Сеттежа!

– Я к тебе с подарками.

– Вот спасибо, платье в цветочек! Здорово, как! По сезону. Размер мой.

– Одевай. Пойдем гулять в парке, тебе разрешили прогулки.

– Сейчас одену.

Сеттежа вышел.

Юрилка взяла платье, уткнулась в него носом и разрыдалась, она впервые заплакала, после гибели мужа. Со слезами утекало ее состояние 'помню – не помню', она все вспомнила. Посмотрела Юрилка на платье, в нем появилась мокрое пятно. Она его встряхнула, одела, умыла лицо водой из-под крана. Покрутилась Юрилка перед зеркалом. Женщины в палате затаили дыхание, Юрилка из жалкого создания, на их глазах превратилась в цветущую женщину в платье с цветочками. Юрилка вскочила, посмотрела на ноги, на тапочки неизвестного размера, и села на кровать.

Одна из женщин сообразила и дала ей свои босоножки. Юрилка взлетела от радости, надела их, они ей были как раз, и выскочила из палаты. Сеттежа смотрел на дело своих рук и светился от счастья, что Юрилка, прекрасная Юрилка, вернулась к жизни. Она гордо сошла с крыльца и пошла с ним в парк, спрятанный от посторонних глаз забором. По парку ходили люди, встречались известные актеры, Юрилка их узнавала, улыбалась и шла с детективом Сеттежей дальше.

– Хочешь, скажу, за что я твою машину подожгла? Не приставай к Текире!

Глаза без всякой хитрости, можно сказать покорно, взирали на говорящего хозяина дома. Хозяину лесть в глазах слуги, пусть временного, очень нравилась.

Посторонний наблюдатель мог бы сказать, что между ними протекает беседа, полностью устраивающая обе стороны переговоров. Хозяин давал указания бригадиру ремонтной бригады Огарку. Огарок составлял контракт, оговаривал цену, время, материалы. Бригада, в составе трех человек, сидела на крыльце и курила, перед очередной работой.

Тор купил по бросовой цене особняк, а теперь по минимальной цене хотел сделать в нем капитальный ремонт. Огарок обладал одной способностью, когда он видел, что хозяин скупой и будет прижимать его бригаду, он начинал смотреть так преданно в глаза хозяину, что о нем трудно было бы даже подумать, что бригадир чем-то не доволен. И внешне все было тип – топ.

Детектив Сеттежа прибыл на место преступления. В хорошо отремонтированной квартире лежал труп хозяйки без всяких следов насильственной смерти. Три его помощника осматривали квартиру, следов грабежа не было. Все в квартире было аккуратно расставлено, пыли и той нигде не было. Полированные поверхности мебели сияли первозданной чистотой. Хрустальная ваза стояла монументом чистоты, на связанной крючком салфетке. Стулья, как солдаты на параде, ровно стояли по обе стороны стола.

Редко группе Сеттежи приходилось видеть такую чистоту на месте преступления. Все предметы стояли на своих местах, и даже мертвая хозяйка лежала на своем месте, на раскрытой постели, в которую она легла в опрятной ночной рубашке с кружевами, спать, и уснула красиво вечным сном.

У входа в квартиру стояли два человека, вызванных из соседних квартир в качестве понятых при осмотре места преступления. Соседи осмотрели квартиру и сели на два стула в комнате, где лежала хозяйка. Даже эти два стула всегда стояли при входе в комнату. Сеттежа и его люди пожимали плечами в знак полной неопределенности происшествия, они не понимали, зачем их вообще вызвали, ну умерла женщина, они-то здесь причем? Зачем одна из понятых их вызвала, а сама сидела и молчала, с ужасом разглядывая лежащую хозяйку квартиры?

Недоволен был вызовом Сеттежа, не видел он, куда можно приложить свой ум великого сыщика, все здесь было так славно, даже умершая женщина лежала красиво.

Он с сотрудниками покинул помещение, в него пришли другие люди с другими задачами. Звонок из морга нового к делу ничего не добавил, там поставили диагноз, сердечная недостаточность.

Раздался телефонный звонок.

– Сеттежа, – говорил человек, в чью обязанность входило давать последнее заключение в жизни человека, – понимаешь, эта женщина, из квартиры с идеальной чистотой, умерла так же странно, как еще два человека до нее. У нас в городке я один даю медицинский отбой населению, других людей нет. Могу сказать, что в ее смерти есть нечто странное, я, конечно, поставил дежурный, сердечный диагноз, но моя совесть и мозг прибывают в неспокойном состоянии.

– Тебя, что в этом вопросе тревожит?

– Есть ощущение, что это похоже на отравление неизвестным мне веществом, химия наука еще та, бог знает, чего эта женщина вдохнула перед смертью.

– Но внешне она не казалась отравленной, следов мученья на ее лице не было.

– В том – то и дело, что больше похоже на сердечный приступ, я тебе дам, фамилии еще двух человек, с очень похожей смертью, поищи, что между ними общего…

Сеттежа и его бригада сыщиков в городе были единственными представителями сыскной братии. Не было у них конкурентов, все дела городка были у них. Он мужчина в самом расцвете лет, был главой местной милиции, обладал умом, неадекватным мышлением в поисках преступника. Но данные о трех подозрительных смертях, были так малы. Хотя, как сказал ему, младший лейтенант, обошедший все три квартиры умерших людей, на которых из морга дали наводку, во всех трех квартирах был недавно сделан ремонт, чувствовалась одна бригада ремонтников.

Соседи подтвердили недавний ремонт в трех квартирах, описали внешний облик ремонтной бригады. Описания бригады во всех трех случаях совпали. Сеттежа, естественно решил найти ремонтную бригаду, после ремонта, которой люди, а точнее хозяева квартир умирали. Новость поползла по городку, народ сам стал делать весенние ремонты. Распространители новости часто собирались в магазине, где продавали товары для ремонтных работ.

Спрос на ремонтные бригады резко упал.

Сеттежа зашел в одну такую квартиру, а точнее последнюю, чистую, медленно заполняющуюся пылью, сел на стул у двери, и как истукан, стал осматривать единственную комнату в квартире, умершей женщины, в сорочке с кружевами.

Родственников у нее близких не было, жила одна, решила сделать ремонт в однокомнатной квартире, да еще быстро, с помощью бригады, и сделала на свою голову.

Спрашивается, куда торопилась?

Сеттежа сидел на стуле, и осматривал комнату, он был уверен, что смертельная опасность таилась в этих стенах или потолке. Он посмотрел на люстру, но там, где обычно висят люстры, был чистый и ровный потолок. Сеттежа, встал, и включил свет, над постелью вспыхнула бра, на противоположной стороне вспыхнули ярким светом, такие же лампочки бра. Он улыбнулся.

Бра излучали яркий свет из маленьких ламп, маленькие плафоны, скрывали модные лампочки. Сеттежа понял и пошел в магазин, где продавали такие красивые бра. В магазине сказали, что помнят женщину, купившую два бра. В этих бра стоят трансформаторы, понижающие напряжение, в результате лампы светят от 12 вольт, очень экономичны в употреблении. Цифра 12 засела в голове, он подумал, или вспомнил, что все соседи утверждали, что хозяева квартир умерли через две недели после ремонта, или через 14 дней.

– Товарищ младший лейтенант, тебе не кажется странным, что 12 вольт и четырнадцать дней где-то рядом?

– В центре цифра тринадцать, ты это хочешь сказать? Чертова дюжина.

– Лейтенант, снимите бра со стен, и отнесите в магазин, пусть посмотрят, нет ли чего лишнего в этих трансформаторах.

– Будет сделано, господин начальник.

В магазине, продавец, седовласый мужчина, посмотрел на бра со стороны трансформаторов и сказал:

– В одном бра есть непонятное устройство, его здесь не было, мы проверяли бра перед продажей, но что это за устройство я не знаю.

Сеттежа взял бра, положил в коробку, которую услужливо дал ему продавец и пришел в отдел.

– Лейтенант в одном бра есть лишнее устройство. Ты не помнишь, где какое бра висело?

– Помню, бра с лишним устройством висело над постелью.

– Вот и ладно, осталось выяснить, что за устройство, сними его и отнеси на экспертизу, пусть там подумают.

Экспертиза показала, что это устройство способно извергать отравляющее вещество, по сигналу встроенного таймера. Устройство питалось через трансформатор, время действия – тринадцать дней.

Юрилку выписали из больницы в неизвестность. Сеттежа, встретил ее у входа, и предложил довести до дома. В памяти Юрилки опять появилась состояние: помнит – не помнит, но она решила пусть об этом думает Сеттежа. Он привел ее к однокомнатной квартире, находящейся на первом этаже. Соседки узнали Юрилку, радостно закричали, потом заплакали.

Мужчина посмотрела на эмоции женщин, отвел одну старушку в сторону:

– Скажите, что здесь произошло?

– О, молодой человек! Тут такое было!

– Ладно, Юрилка из этой квартиры? – и он показал рукой на окна однокомнатной квартиры, где умерла женщина под бра.

– Юрилка, наш человек, она из этой квартиры, да ее мы давно не видели.

– Что в квартире произошло без нее?

– Я по порядку расскажу, значит так, в начале исчез ее муж.

– Это я знаю, дальше.

– Приехала его сестра, сказала, что квартира ее и выгнала Юрилку.

– Вот оно как! Но у Алексашки сестры не было!

– А Юрилка поверила, и ушла, куда глаза глядят.

– Ушла к аэродрому, где последнее время работал ее муж.

– Да? А в квартиру въехала его сестра, потом она позвала артель строителей, они сделали ей ремонт, а она после ремонта, через две недели и умерла.

– А как в квартиру попасть?

– Милый ты наш, да тут милиция туда – сюда ходит, у них ключи.

– Спасибо, пусть Юрилка с вами посидит на скамейке, я найду ключи.

– Да, ладно, присмотрим за ней.

– Еще вопрос, а как вы определили, что в квартире мертвая женщина?

– Этаж первый, собаки выли, опять же форточка была открыта, запах пошел, дни теплые стояли.

– За Юрилкой присмотрите, – сказал детектив Сеттежа, остановил машину и поехал в отделении милиции. Ключи от квартиры были у лейтенанта.


Глава 39


Юрилка, наконец, вернулась в свою маленькую квартиру дворника. Она сидела на лавочке в окружении старушек, и по мере их рассказов ее глаза прояснялись.

Бродила она месяц без квартиры, а ей показалось, что вечность. Квартиру открыли.

Юрилка зашла, села на стул и заплакала. Старушка заглянула в квартиру и тут же вышла. Юрилке дали поплакать, потом отдали ей таблетки, что с собой ей дала в больнице медсестра, в бумажных кулечках. Женщина успокоилась.

Сеттежа принес два бра, сам их повесил. Мане разрешили жить в квартире ее мужа, ведь жила она в ней раньше, а дело о наследстве сразу не решается.

Детектив Сеттежа и лейтенант сели за стол, обсудить детали дела об убийствах после ремонта. Третье убийство частично оголилось, как провода, зачищенные перед пайкой. Кто поставил устройство, им было неизвестно, но кое-что было понятно.

Два первых дела были в состоянии не поднятой целины. И, где та бригада, что ремонты делала, было совсем неизвестно.

– На аэродроме, отец мне говорил, взорвался еще один самолет. Не связана ли гибель летчиков с теми двумя квартирами? – проговорил лейтенант в присутствии Сеттежи.

– Лейтенант, ну ты молодец! Давай, займись расследованием гибели летчиков в быту.

– Служу…- сказал лейтенант, вскинул руку под воображаемый козырек и вышел из отделения милиции на улицу.

Сел он в машину и покатил в сторону аэродрома. Дежурная повела на место падения самолета.

– Скажите, а что Юрилка здесь делала? – спросил лейтенант.

– Шаталась, как неприкаянная.

– И все? Чем жила, что ела?

– Я не нянька взрослой женщине.

– А вы ее раньше не могли в больницу отправить?

– Так она, как лань пуганная, к ней не подступишься, ее в лесу нашли, лежала без сознания, тогда и отправили в больницу.

– Еще вопрос, что она могла бы сказать о гибели летчиков? Как охраняются самолеты и горючее, есть к ним доступ?

– Есть, и нет.

– Загадка для местных товарищей, а мне подробней, пожалуйста.

– Умный, вы! А, едемте, посмотрим на горючее в натуре.

В ангаре стояли бочки без особого присмотра, рядом с одной бочкой было натоптано женскими ногами, почти босыми.

– А это следы Юрилки?

– Не мои следы, это точно, а Юрилка иногда босая ходила, других женщин на аэродроме нет.

– Возьму я горючее на экспертизу. Еще вопрос: из этой бочки для последнего полета самолета, горючее брали?

– Брали.

– Подождем, результатов. И расскажите мне о погибших.

– Это тайна, нет, все знают, что они погибли, не все знают, где погибли, кто погибли. Тайна небольшая сохраняется.

– Мне их данные нужны, где жили, с кем жили.

– Один наш летчик, второго прислали из центра, о нем мало чего знаю, майор и все.

– Все о вашем летчике Алексашке…

– Так я здесь и отдел кадров, адрес так скажу, жена у него осталась, ребенок.

Лейтенант посмотрел на адрес, адрес совпал с одним из тех, что они взяли под контроль из-за убийства после ремонта.

Теплым вечером подошел Сеттежа к дому, погибшего летчика, подсел на лавочку к одинокому старику. Дед сидел, переживал, а сделать ничего не мог.

Результаты экспертизы были плачевными, водная эмульсия горючего из бочки, с трудом называлась горючим для самолета. Судить Юрилку за разбавление горючего водой, смысла не имело, ее вменяемость была относительной. Дежурную можно было привлечь за халатность, круг замкнутый.

Лейтенант с Сеттежей решили не лезть в разборку полетов и падений, а заниматься гражданскими делами. Два дела имели окончания на летном поле, как два провода, по которым бежит ток через устройство для впрыскивания ядовитого облачка.

Поликарп купил дом погибшего майора, это без особого труда выяснил Сеттежа.

Покупка дома к убийству не относится, но над ремонтом дома трудилась бригада, по внешним данным подходившая под все описания соседей, квартир после ремонта. В смерти двух женщин было виновно устройство с газом, но не сам ремонт. Сеттежа посмотрел на бригаду и нечего не сказал их бригадиру Огарку. Кто поставил устройство с газом и включил таймер? Вот в чем оставался главный вопрос этого дела. Кому мешали люди?

Но этот вопрос завис в воздухе с парами авиационного топлива.

Вечером собрались у меня дома: Сеттежа, Тор и Юрилка…

Юрилка бросилась к Тору, его-то она раньше не видела, да как закричит:

– Алексашка!

Я удивленно посмотрела на Тора, мне все казалось, что Тор очень походил на Поликарпа, но сейчас, он на наших глазах превращался в Алексашку! Я вспомнила, что рядом с Сеттежей, при определенных обстоятельствах Алексашка превращался в себя!

Боже! Кошмар! Сеттежа смотрел за очередным превращением брата и с укоризной покачивал головой. У меня слов не было. Юрилка дождалась своего Алексашку. Вот тебе и медные связи! А с Тором у меня связь была вообще алюминиевая.

Кателира была вынуждена слушать истории о зиме и лете, сидя под золотой листвой березы. Ветер иногда приносил холодные потоки воздуха, и она куталась. Ей вдруг показалась, что в этом году она вообще не знает чувства времени. У Люсмилы осенний отпуск, она его проводит в деревне Медный ковш.

А, вот и она подошла и села рядом с Кателирой на медную лавочку. Скамейка деревянная, отделка медная, а то бы Кателира давно замерзла от монотонного голоса Люсмилы.

И обо мне вспомнил Поликарп! Поликарп соскучился! Нужна ему его дама сердца и секса. А его черти носили по свету. Лето в разгаре, нежные тела девушек и женщин гуляют без брючного покрытия, кофточки у них размером в верхнюю часть комбинации, все это как-то окучивает мужской ум и вселяет надежды на реальные чувственные удовольствия.

В такой теплый период года Поликарп невольно осознал, что только я могу быть его партнершей. С помощью сотовых телефонов он стал доставать меня… Я не верила, что он жив и здоров, так долго его не было на моем горизонте! А он твердил, что был в зарубежной командировке и не мог со мной встретиться. Я, немного поскулив, согласилась на свидание и приехала в хорошо забытый мною дом зовущего меня молодого мужчины.

После продолжительной разлуки страсти были раскалены при одном взгляде на партнера. Нам осталось ждать считанные минуты. Душу раздирающий секс первобытной страсти без всякой подготовки – награда за длительную разлуку. Боль и радость объединения, какие-то спешащие движения. Он крепок и могуч, я, неуспевающая пустить слюнки удовольствия, терплю боль от вторжения. Сладость ли это? Скорее удовольствие от полной загрузки. Я встаю, ощущая себя лишней через пару минут, одеваюсь и ухожу.

Проходит пару недель история повторяется один в один, но после сексуального объединения он вспоминает о руках. Игра на моих нервах пальцами, нужна, коль то не вышло по – иному…

Третья встреча вообще была лишней, но мы уделили ей ночь. Тела соприкасались с нежными чувствами, мы работали телами и мышцами, и руками и всеми фибрами души, уснули, но ничего не получилось…

Утром он проснулся и включил классическую музыку, которая лилась из пяти колонок.

Я оделась и ушла.

Четвертая встреча после загара оказалась злосчастно – счастливой. У Поликарпа все получилось, у меня возникло чувство обмана. Он включил музыку. Чистые звуки музыки в сопровождении известных песен последнего десятилетия. Я оделась и ушла, выдержав три песни.

Пятая встреча. Поликарп шел с другой женщиной. Глаза его и мои встретились. В его глазах промелькнул испуг, украшенный чистой ненавистью.

Листья каштана пожухли кусочками. Его плоды напоминали нечто сексуальное, но мне было не до шуток природы. Я только привыкла к тому, что Поликарп жив – здоров, а он уже с другой женщиной топает! Вот он вернулся и прошел мимо! Догнать и уши надрать! Но у меня опустились руки и мысли выветрились, недаром меня приучили к спокойному поведению. Я пошла домой, где не было этого притворщика. И, что мне сердиться, я ему больше не нужна.

Я была так подавлена жизнью, что сама никому не звонила. Но телефонный аппарат зазвенел. Я взяла трубку.

– Люсмила, привет! Как себя чувствуешь? – услышала я голос Полины.

– Здравствуй, – сказала я, да так грустно и жалостливо, что та содрогнулась.

– Что случилось на этот раз?

– Все нормально, привыкаю к личной жизни.

– Тебе помочь?

– Да у меня тут все кто-то сделал, да еще телевизор какой-то стоит во всю стену.

– Хороший вопрос. Могу купить его у тебя.

– Не, я не продам, ни я его сюда поставила, не мне продавать, вдруг Поликарп явится!

– Согласна, тогда так, включай и пользуйся. Крутишь ручку, и перед тобой проходят регионы.

– Спасибо, сейчас займусь просмотром земли, но мне непонятно, откуда ты все знаешь? – спросила я и услышала гудки, и мне показалось, что это была не Полина, а кто-то из мужчин говорил через фильтр для телефонов, искажающих голос.

У меня появилась возможность просматривать весь земной шар, а мне хотелось наблюдать только за Поликарпом. По технике безопасности каждый человек должен быть заземлен или обесточен.

Как это выглядит на самом деле? Например. Мужчина лежит и смотрит телевизор или сидит у компьютера, либо читает книгу. По нему проходит элементарный ток желаний, если он случайно забрел на эротическую картинку или увидел сексуальные моменты на экране. Через некоторое время у него возникает обычный голод и состояние неудовлетворенности. Чего он хочет в такой момент? Чтобы пришла та, которую он прогнал, и принесла продукты, и чтобы пищу приготовила, и его ленивого полюбила.

И самое главное, чтобы после этого ушла, не выпив и чаю.

Как на такую ситуацию отвечает женщина? Раз или два она вполне может отвечать всем таким желаниям, если. Если она этого сама хочет, а если не захочет ленивца, то она может быть его ленивее и не читать, и не смотреть эротические материалы.

Так они вымерли. От лени.

Продумав такой вариант жизни, я усмехнулась и вспомнила тревожный и зовущий взгляд поверхностно знакомого крупного мужчины, но подходить к новому объекту женских страданий я не стремилась. Я еще поняла, общаясь с разными людьми, что обычный, зарегистрированный брак люди воспринимают не одинаково, и в это разнообразие мнений мне лезть совсем не хотелось.

Чего хотела я? Хорошо выглядеть и чувствовать себя на месте там, где я нахожусь.

А любовь? Эта пресловутая богиня чувств под хрупким именем Любовь меня особо не манила. Я ее побаивалась в свете последних событий в моей жизни.

Я взяла в руки скрепку, распрямила ее, потом согнула до боли в пальцах. Что-то сегодня у меня было не так. А что? Вчера я весь вечер изучала свою фигуру у зеркала. Что я в нем увидела? Пыль. Обычную пыль на зеркале и подумала, что пора бы вообще протереть все в квартире от пыли с каким-нибудь облагораживающим составом. А свою фигуру я видела в зеркале или нет? Странно, я помнила пыль и не помнила своей фигуры. Куда она делась?

Я посмотрела на себя в одежде, и на самом деле увидела себя сидящей на стуле и покрытой пылью. Тогда я посмотрела в маленькое зеркало под экраном монитора и увидела на нем небольшие разводы пыли, но своего лица я в нем не увидела.

"А видят ли меня люди?" – подумала я. За моим столом то и дело ходили люди, но ко мне они не обращались. Со мной не разговаривали. "Куда я делась?" – стала думать я. В комнату вошел интересный мужчина и, не глядя в мою сторону, подошел к сотруднику. Я узнала в нем Тора! Они поговорили. " А я?!" – хотела крикнуть я и промолчала. На моем мониторе были видны следы моей работы. Значит, я что-то делала? Вдруг монитор стал черным. Я посмотрела на себя и себя не обнаружила. Я тронула клавиши и ощутила их твердость пальцами, но пальцы я не видела.

"Что за чушь?!" – хотела я вскрикнуть, но не могла. Вдруг мне стало больно! На мои колени сел Тор, и тут же вскочил.

– Кто здесь? – крикнул он невольно, и сам себе ответил. – Никого!

" Меня, что на самом деле не видно?" – опять пронеслось в моей голове. – "Но меня можно ощущать, это что-то". На пару секунд я замерла, потом тронула невидимой рукой чашку, выпила остатки чая и стала проявляться на глазах, хорошо, что Тор вышел из комнаты. Теперь я себя видела в зеркало. Оставалось вспомнить, что было до того, как я исчезла из поля видимости. Но этот момент полностью выпал из моей головы. Я посмотрела на сотрудников, в этот момент вернулся Тор и подошел ко мне.

– Люсмила, ты, где была? Тебя взяли к нам на работу с испытательным сроком. Я сел на твое пустое место, а оно как зашевелится подо мной!

– А ты на своем месте сиди, тебе показалось, я выходила в цех, там новый кузов привезли, смотрела, что получилось. Я его столько прорисовывала!

– Понятно, а я думал, ты попала в зону невидимости, если ты была невидимой, скажи, тут есть одно аномальное облако, оно перемещается в пространстве, кто в него попадает, становится невидимым.

– Честно? Я была вчера дома невидимой и сегодня на рабочем месте, а ты сел мне на колени.

– Посчастливилось мне, я сидел у тебя на коленях! А так бы не сказала, что с тобой было. Страшно быть невидимой?

– Состояние жуткое, ощущение безысходности давит на психику.

– Я думаю, что вражеский разведчик залетел к нам в этом облаке и бродит по КБ и заводу. Об этом не говорят, но многие уже попали в состояние безликости.

– Обязательно разведчик?

– А кому надо у нас тут все высматривать, да выведывать?

– Нашел секреты!

– Тогда наши конкуренты.

– Ближе к истине, но удовольствие не приятное, хотя по художественной литературе весьма знакомое, – сказала я и невольно вся передернулась, и в этот момент, на глазах Тора я стала исчезать из поля его видимости.

– Ну, уж нет! – вскричал Тор и попытался вернуть Люсмилу из зоны невидимости, но она исчезла, и он хватал пустой воздух.


Глава 40


Я видела хватающие руки Тора, но не видела свои. Я чувствовала, что неизвестная и невидимая мне сила тащит меня в неизвестном направлении. Я кинула на молодого человека прощальный взгляд, и он исчез для меня. Меня вынесло через проходную, над вертушкой. Я плыла в воздухе, но ощущала неизвестную подъемную силу. Меня посадили в неизвестное мне транспортное средство. Оно взлетело почти вертикально, и заводской комплекс через минуту исчез за горизонтом.

Долго мы летели или нет, я не помнила, я была в аморфном состоянии. Очнулась я на удобной постели, изогнутой по форме тела. Я увидела свои руки, осмотрела себя.

Потом стала осматривать помещение, в котором очутилась. Ничего необычного вокруг не было.

Мне хотелось спать, непонятное тепло окутывало вместо одеяла. Я чувствовала дуновение прохладного воздуха, но этого было мало. И спать, хотелось спать. И в то же время мозг начинал просыпаться, я боролась между двумя состояниями: дремотой и просыпанием. Победило чувство осмотрительности.

Я раскрыла глаза усилием воли и теперь рассмотрела людей, лежащих на странных, как у меня лежбищах. Они смотрели на меня. Я с удивлением увидела в своих руках гитару, откуда она взялась в моих руках? Вдруг гитара распалась на части, и рядом оказался детектив Сеттежа…

Нет, это не он! Это видение…

Окна квартиры покрыты каплями влаги, как мой желудок каплями шампанского. В голове у меня пусто, как на моей странице в Интернете. Неподражаемый Тор предложил мне вчера выпить шампанского. Один выстрел в честь новой жизни!

Сладкое импортное шампанское, мелкими пузырьками искрилось в бокале. Я пила глоток за глотком целый хрустальный бокал! О, истинное блаженство взбудораженным нервам! Потом еще кусочек шоколада с орехами и в голове, как в пустой бочке, мир и спокойствие! Я успокоилась.

Гроза в честь новой жизни разбудила ночью. За окном сверкала молния, грохотал гром, в голове шипели пузырьки от шампанского. Я – трусиха, закрыла плотно окна, натянула на голову одеяло и уснула.

Мужчина моей мечты – Тор – мне не принадлежал, я рядом с ним только иногда проходила мимо. Моим мужчиной был Поликарп, но он меня недавно покинул. Все очень просто. В его офис пришла хорошенькая женщина. Фигурка у нее сладкая, такая она аппетитная оказалась для скакуна, ведь Поликарп лошадь по гороскопу.

Джинсы ее обтягивали, грудь у нее колебалась от дыхания, он и влюбился. Меня стал презирать, и часто стал высказывать мне неприятные слова по любому поводу.

Девушки уже полтора месяца нет на работе, а мы из-за нее за это время успели официально развестись! Говорят, что она с лошади спрыгнула, и ногу свою сексуальную сломала. Я вот только не пойму, с какой лошади она спрыгнула? С Поликарпа или с коня?

Я по ее милости теперь одинокая и свободная женщина, можно сказать, поэтому вновь выпила шампанского, запила горечь поражения. Лежу теперь одна, никто меня не любит, а та в гипсе лежит.

То, что я любила своего мужа Поликарпа, я поняла через две недели после развода, а сам развод казался мне чем-то нереальным, осознание реальности пришло позже.

Страшнее всего было то, что от полной семейной гармонии до подачи заявления на развод прошло четверо суток! Так мало, так чудовищно несправедливо!

Двадцать пятого июня стояла небывалая жара по местному, прохладному климату.

Солнце палило с самого утра, мы договорились идти на пляж. Надели купальники, взяли покрывало, которое нам на свадьбу подарили. Я человек скромный, налила в полиэтиленовую бутылку кипяченую воду. Он пошел из дома раньше, чтобы купить себе воду. Я долго стояла на автобусной остановке, наконец, он вышел из павильона, в руках он держал бутылку с водой и два дорогих мороженых. Это все он купил для себя… Ладно, проехали, я не обиделась, но призадумалась.

Автобус останавливается рядом с парком, мы вышли, он стал, есть первое мороженое.

Навстречу нам шла в бальном платье принцесса, необыкновенной красоты, за ней шел парень в светлом костюме. Я все же догадалась, что сегодня утро после выпускного вечера.

Прошли еще метров пять. Деревья в парке за последние годы, стали большими, на небольшой площадке с великолепной плиткой, в качестве асфальта стоял бюст маршалу. В центре мемориальной площадки располагалась красивая клумба, стояли четыре скамейки. На скамейках в разных позах сидели вчерашние выпускники в нарядной, но слегка примятой одежде. Они тянули жидкость из различных бутылок. А Поликарп ел мороженое. Прошли мы утренний вертеп выпускников.

Каскад фонтана был покрыт остатками вчерашней роскоши, видимо все пути выпускником заканчивались в этом, милом парке. Кто-то из девушек ходил по воде, в фонтане подняв юбку.

Кто-то из юношей сидел на парапете пил или курил. Среди молодых людей виднелись и те, кто стал снимать верх одежды и загорать под утренним солнцем. Ближе к реке выпускники шли, как говорят о чертеже, половина вида, половина разреза. Они шли полуобнаженные, можно не уточнять, но можно отметить дивные платья выпускниц и отличные костюмы выпускников, в целом они были несколько переутомленные.

На пляже картина была просто уникальная. Жара нарастала, алкоголь звал в речку.

Выпускники в платьях, не снимая своих королевских нарядов, оказывались в воде.

Оставшиеся выпускники, на берегу сидели большими, растрепанными группами.

Я расстелила свадебное покрывало. Легли загорать. Я взяла с собой бутылку из-под жидкости, которой мыла окна, в нее я заливала воду и опрыскивала цветы, а теперь я в нее залила воду и прыскала на себя, чтобы не было мучительно жарко. Итак, лежу я на пляже, опрыскиваю себя водой, наблюдаю за поведением выпускников.

Поликарп наблюдал за выпускницами, девочки были слегка под градусом, молодые, красивые, и все вокруг него табунами ходили, правда, со своими молодыми людьми, но одно другому не мешает.

Съел он второе мороженое, выпил воду, я выпила кипяченую воду. Вот оно семейное равноправие! Ни он, ни я в воду реки, кишащую от молодых людей в бальных платьях и белых сорочках, не пошли, но часа через три ушли с пляжа. Выпускники к этому времени стала покидать пляж, парк, фонтан. Я не могла понять, почему именно в этот день он стал на меня сердиться. Вероятно, выпускницы выбили его из седла семейной жизни. Я стала ему противна.

Он прошел передо мной по комнате и сказал:

– Куплю машину, тебя на ней не повезу!

– Почему? – Я искренне удивилась.

– Потому, что ты ничего не делаешь, для нее!

– Почему я ничего не делаю?

– Ты не копишь деньги на мою машину!

Я удивилась еще больше, потому что я получаю денег больше, чем он и ем, скромнее, чем он в три раза, и я виновата? Ладно, гляжу, а он вещи собирает!

Поликарп ходил по квартире и собирал свои вещи! Бритву забыл. На прощание сказал, что он сюда больше не вернется! Вот тебе и день после чужого выпускного бала! Он ушел к матери, Анне Андреевне. Я все думала, что он шутит. Позвонила ему через сутки. Долго никто к телефону не подходил, определитель номера у них всегда работает.

Потом трубку взяла его мать и сказала, что он в ванне. Он не перезвонил, но через сутки по Интернету предложил мне развод!

А какая любовь была между нами в ночь на чужой выпускной вечер! А может, он мне диссертацию по любви сдавал? Отчет по любви, зачет хотел у меня получить, что у него с теорией и практикой любви, все на высшем уровне? Он на самом деле любил меня по высшему пилотажу наслаждений, я даже спросила у него, где научился, а он ответил, что телевизор ночью смотрит.

Шутки шутками, но любовь была что надо! И вообще за короткое время замужества он из робкого мужчины превратился в уверенного в себе мужчину. Был скромным, стал ассом любовником!

И все кончилось разом и навсегда, после того дня на пляже мы и десяти слов не сказали, разводились и то молча. Не пойму я, в чем дело? Или и у него получился выпускной день из семейной жизни, сдал последний экзамен любви и получил свободу?

Но мне от этого нелегче. Или все равно? Нет.

Главный упрек Поликарпа: я не купила новую машину, а он пользовался машиной отца.

В свое время я правила дорожного движения учила, так, словно от них жизнь зависела, хорошо учила. На двадцать вопросов из двадцати ответила. Но по практике вождения дела обстояли хуже, ехать с инструктором было относительно легко, а самой помнить о переключении скоростей мучительно. Следовательно, надо мне купить дорогую машину с автопилотом. А денег у меня на такую машину не хватало. И захотелось мне новую аленькую машину с автоматической коробкой передач, чтобы самой везде ездить, а не стоять пнем на автобусной остановке, когда мои зеленые Жигули в ремонте.

А, где деньги взять? Вспомнила я про деда, про его огромную по деревенским меркам пенсию, поехала на деревню. Дед пасеку держал и пенсию придерживал.

Поговорила я с дедом, поскулила о жизни, дал он мне денег на пару колес, все лучше, чем ничего. Стала я посещать сайты, где автомобилями торгуют, к ценам присматривалась, к машинам. До мечты все еще было далеко, нужно было вливание чужих денег.

Сказала я о своей проблеме Тору, он весьма доброжелательно прореагировал на мою мечту о новой алой машине. Дал денег, которых мне так не хватало. Я купила алую машину, чисто женскую и на автопилоте.


Глава 41


– Ой, бабы, – сказала баба Даша бабам, – Текира совсем взрослая стала.

Признавайтесь, чей квартирант испортил ее!?

– Даша, ты чего, правда, что ли? – заговорили бабы, щелкая, семечки.

– А, то, что она полнеет не в ту сторону?!

Бабы смолкли и пошли по дворам деревни 'Медный ковш' собирать вторую часть этой истории. На лето в деревню приехали археологи, молодые ребята, бабы решили найти нехорошего по их меркам мужика.

Текира естественно страдала и не признавалась, в том кто он. Пошла она в местный медпункт, там по доброте душевной и за деньги ее освободили от бремени, уколами.

Тусклая она стала, и все время ворчала, что в школу идти она не хочет. Дома не могли ничего понять и остались в полной неизвестности. Деревня знала вся. Осенью Текира пошла в школу.

Но ходила она в нее странно, мать провожала ее в школу и на работу уходила. А из школы звонить стали, что Текира уроки пропускает. Запахи появились посторонние.

Однажды мать пошла по своим делам мимо школы, смотрит, ее дочь выходит из школы.

А ее уже парень поджидает. Они поговорили и разошлись, а запах парня тете Даше уже знаком был. Он прошел мимо нее.

Тетя Даша вернулась домой, а он полон роз. По всей комнате, во всех сосудах стояли крупные вишневые розы. Текира сказала, что ей цветы подарил ее парень.

Первую беременность дочь от матери скрыла. И тетка Даша промолчала.

У тетки Даши возникли новые проблемы, когда Текире исполнилось 17 лет. Училась она в старшем классе, да не доучилась, а стала будущей мамой. Фигура у нее вновь поплыла, полгода до окончания школы, а ее разнесло во все стороны. Здесь нервы Текиры не выдержали, и она матери призналась в своем естественном грехе. Что делать? Оставили ребенка, а Текиру срочно перевели в вечернюю школу.

Студент археолог к этому времени окончил институт, и они поженились. Тетка Даша думала, выйдет Текира замуж и к ней дорогу забудет. Нет, явилась со своим мужем.

Вздохнуть не дает, она из-за нее всегда больше дома работает, все пытается ей угодить. Текира стала такой справной женщиной, все диву давались. Хорошая жена из нее получилась, с мужем своим как голубки ворковали. Тетка Даша на них не налюбоваться не могла. А муж-то ее продолжал копать землю, один. Другие археологи больше не приезжали, они ничего здесь не нашли. А мужик Текиры оказался упорным малым. Таких рвов нарыл, любо – дорого посмотреть. Дети в его пещерах играть стали. А он отпуск взял да и рыл ямы-то. Текира ему еду носила прямо в поле, а у самой дите в подоле. Бабы над ним смеяться устали.

И откопал он, кузнецу. Да, наковальню нашел, молот, изделия разные. Народ ученый к ним приехал, камеры всякие, всех по телевизору показали. Сподобились. А чего удивительного? Что они сами не находили подковы? Вон у тетки Даши при входе завсегда висят. Так они, что удумали? Текира со своим мужем решили избу себе поставить и жить остаться в деревне. Бабы посмеялись, а они всерьез дом стали ставить.

Купили печку странную, типа старой круглой стиральной машинки, она им весь дом стала обогревать. Дом они построили с городскими удобствами, так вся деревня к ним на экскурсию пошла, посмотреть, как вода из крана бежит. И плита у них чистенькая, и газ у них в баллоне и дров не видать. Все путем. Текира хозяйственная оказалась. Дома – чистота, какой у тетки Даши никогда и не было.

Дом они так поставили, что найденная кузница оказалась в их огороде. Так муж Текиры на месте древней кузни, свою возвел, современную. Кузнецом стал работать и в школе учителем. Славно так все у них получилось.

В деревне Медный ковш землю никогда не ценили, а тут ее стали перемеривать, продавать. Дома стали, быстро расти на пустом поле. Речку почистили. Вот тебе и Текира, тихоня, а как все повернула!

А тетка Даша, как овощи выращивала, так и выращивает. Только ей Текира построила теплицу. И тетка стала бригадиром, по отчеству тетку Дашу стали звать величать бабы – 'Дарья Артемовна'.

И снится ей сон, будто в ее доме воды под крышу и все в нем плавает. Проснулась тетка Даша, а на улице ливень, да такой сильный. Потом молнии засверкали, гром прогремел раз, другой и все успокоилось. А утром такое солнце, если бы не лужи никто бы сам себе не поверил, что ночь страшная была.

Телефон зазвенел, Текира к себе мать позвала. Тетя Даша побежала по лужам, думая, что это за спешка, что ее подняли с утра пораньше. А люди стояли у кузни и смотрели в одну из ям. Ямы полные воды, а в одном месте земля словно, светилась.

Да что там говорить. Археолог медь нашел, прямо под своим домом. То-то он все удивлялся, что все, что они в кузне нашли, было из меди, а не из самого железа.

Так-то. А горы – то Славные рядом, вот медь и вымылась из раскопок.

Ладно, врать тетка Даша не будет, и ей не велели. Что они нашли, она толком не знает, вынули из земли, то, что блестело. А это оказался обыкновенный, старый медный ковш для варения. Смеху было, потом еще вся деревня смеялась.

На тетку Дашу вместо смеха опустилась скука. Всю жизнь в этой деревне Медный ковш прожила, и вдруг скучно стало, хоть волком вой. Ну, ничего ее не радует.

Грусть такая – до оскомины. Так захотелось ей уехать – куда глаза глядят, вот сесть бы на телегу и уехать. Оставила она теплицу на куму, приоделась, и поехала на подводе до станции. Колесо деревянное у телеги и откатилась в сторону.

Приехала в город, идет по улице и вдруг впереди нее, у огромной машины оторвалось колесо и покатилось. Страху она натерпелось, колесо от телеги намного меньше будет.

Город он и есть город. Юрилка жительница городская, шла по улице, как у себя по квартире. И вдруг навстречу ей катится колесо, оторванное от огромной машины, как она успела отскочить, неизвестно. Колесо мимо нее прокатилось, размером с нее ростом. Сердце у нее сжалось от страха. К ней подошла странная бабка, каких она давно не видела, и стала Юрилку утешать. Слово за слово и они познакомились в состоянии стресса, потом оказалось, что шли они в один дом. Бабка эта приехала к своей племяннице. Зашли они в один подъезд, поднялись на один этаж, квартиры оказались рядом. Судьба колесная, не иначе, – подумала Юрилка, и зашла к себе домой.

Странная для города тетка Даша, позвонила в дверь квартиры Люсмилы, а той дома не оказалось. Тогда она позвонила в дверь к Юрилке, стоит перед ней растерянная, держа в руках коричневый чемодан, с металлическими углами. Юрилка пропустила ее к себе в квартиру. Хотя никогда чужих людей в дом не пускала, а тут пропустила и чаем угостила. Сидят, разговаривают и чай пьют.

Пришла мать Юрилки и сказала, что соседку дня три не видела, а так они дружат, на улице летом гуляют вечерами.

У бабки Даши сердце зашлось:

– А, что если с племянницей Люсмилой, что случилось?

Три женщины переглянулись, да ринулись к двери. Стучат. Кричат.

Из третьей двери сосед выскочил и говорит:

– Что расшумелись? Звать надо милицию, я шум слышал в квартире, а потом три дня соседку не видел.

Бабка Даша к стенке привалилась, потом к двери подошла:

– Запах, – сказал она, и села на пол.

Остальные принюхались и отошли подальше от двери. Юрилка первая очнулась. Пошла, звонить в милицию. Зашли Юрилка и сосед в квартиру в качестве понятых. У входа лежала собака, убитая пулей. На кухне лежала женщина, прикрытая газетой, с пулевым отверстием в области виска. На газете было ярко обведена одна статья о том, что в деревне нашли то ли золото, то ли медь.

Бабка Даша прочитала и спросила:

– Неужели, ее за медный ковш пришили? У нас в деревне нашли медный ковш, а тут написано, что Текира нашла золотой ковш у себя во дворе. Что же это делается!!?

– Мы читали эту статью, – сказала Юрилка, – мама еще сказала, что очень, похоже, что нашли медный ковш, сверкающий, как золотой. Люсмилу я с детства знаю, так неужели кто-то прочитал статью и ринулся к ее матери? Глупость, какая?!

Прибыла еще одна бригада из уголовного розыска, и кто-то стал беседовать с женщинами. Когда все стихло, подняли газету с трупа.

Бабка Даша ахнула:

– Это не Кателира и это не ее мать!

– А кто? – спросил детектив Сеттежа.

– Не знаю, под газеткой не видно было.

Когда Люсмила пришла, то сказала, что это подруга ее мамы – Лидия Ивановна.

Бабка Даша стала обходить квартиру, в которой была крайне редко. Квартира из двух комнат была небольшой, и какой-то средней во всем. Мебель была ни старая, ни новая, ремонт не напрашивался, но и не светился тем, что его недавно делали.

В общем, здесь можно было жить и на первых порах ничего не менять, что бабка Даша и сделала. Так бабка Даша осталась в квартире своей племянницы, ведь надо было как-то решать все вопросы. Она одному не переставала удивляться: почему ей так неудержимо захотелось уехать из деревни? Оказывается, это был голос крови.

Бабка Даша вскоре стала выходить с матерью Юрилки гулять во дворе, к ней стали привыкать соседи. И, когда она почти привыкла, на сорок дней приехала Текира с ребенком и без мужа. Текира похудела, осунулась. Бабку Дашу Текира попросила остаться с ней, иначе ей не справиться с ребенком. Бабка Даша посмотрела на свои корявые пальцы в узлах от работы с землей, и осталась. Потому как, никто не знал, а куда делась сама мать Кателиры? Понятно, что хотели убить ее и убили собаку, но где она сама?!

Муж Текиры не звонил, и она с ним связь не поддерживала. Бабка Даша ее ни о чем не спрашивала. Все говорит: ребенок, ребенок, а ребенок у Текиры – это сын Вова.

Вот с ним бабка Даша и стала гулять во дворе, вроде все при деле. Текира работала. Домашние дела свалились на бабку вместе с внуком, она с ними справлялась, к работе она привычная.

Как-то бабка Даша убирала квартиру и нашла вещи мужа Текиры, и что-то ей в них показалось странным. Текира сказала, что в этой квартире они вместе жили очень мало. Муж археолог с ее матерью не поладил. Бабке Даше стало странно и страшно.

Вот помяните ее глупость, но ей казалось, что чужих людей в этой квартире не было! Пока Вова спал, она стала все осматривать, хоть тут и без нее милиция все осмотрела, но медный ковш это дело скоро прикрыл. Всем был понятен припев убийства, а, точнее мотив убийства: медный ковш, который убийце показался золотым.

После того, как тетя Даша в деревне начиталась детективов, ее просто понесло в сторону расследования убийства. Этот медный ковш они достали из грязи. Муж Текиры сказал, что это медный ковш. Бабка Даша этот ковш сама мыла, на нем письмена были и резьба. А потом, она знает, что такое медный ковш, она в нем завсегда варенье на зиму варила. Она сказала родственнику археологу, что этот ковш не медный, а он глазами стал вращать, показывая, чтобы она замолчала. А причем тут Люсмила и подруга ее матери Лидия Ивановна?

Муж Текиры, его Алексашка зовут, так вот, он отвез ковш в город, на экспертизу, он и побывал в этом доме. Но у него пистолета не было, но ковш был. Ребенок заворочался в постели, бабка Даша укрыла Вову одеялом и села в кресло, продолжая осмотр квартиры. И когда в первый раз в нее зашла, в квартире был такой же порядок.

Пришла с работы Текира раньше времени с потухшими глазами и сказала, что Алексашка исчез. Она позвонила ему на мобильный телефон, а ей ответил кто-то чужой, что Алексашку он не знает, а телефон он нашел и отсоединился. Внук заплакал.

Потом Текира пошла под душ, вышла из него спокойная и впервые заговорила:

– Мама, Алексашка возил ковш на экспертизу, ему сказали, что ковш из золота, ему лет 200 – 300, скорее всего это царский ковш. Ковш у Алексашки изъяли и пообещали 25 процентов заплатить. А кто знает, сколько он на самом деле стоит? И я не знаю. Он мне все это по телефону говорил, а теперь у него и телефона нет.

Бабка Даша посмотрела на Текиру, ее глаза были полны слез. И ей стало ясно, что Алексашка не хотел никого убивать, но то, что ковш виноват в смерти подруги, стало совсем понятно и без газеты.

Текира пошла, спать, выпив успокоительные таблетки.

Проснулся Вова, и бабка Даша закрутилась с ним. Они крутили мяч, и он закрутился под диван. Полы бабка мыла накрученной шваброй, и не наклонялась, а тут она встала на колени и стала искать мяч. Она увидела?! Правильно, она увидела край золотого ковша в диване. Как она раньше его не заметила? Она встала с колен, подала малышу шарик, зашла в комнату Текиры: она спала.

Что делать? И откуда здесь оказался ковш? Здесь обыск был, но ковша тогда не было!

Сколько лет бабка прожила в деревне Медный ковш и все, слава Богу, и было хорошо, а поехала в город, колесо и то от телеги отвалилось. На деревне в ковше варенье варят, а тут он криминальный объект.


Глава42


Не выдержала бабка Даша, встала, приподняла диван, смотрит и глазам не верит: в диване лежит четвертинка от золотого ковша! А рядом лежат ножницы по металлу.

Она диван опустила, да так резко, что Вова заплакал. Это кто ж такой умный историческую ценность разрезал? Заглянула она под диван, кусок от ковша больше не светился, видимо в фанерное дно дивана упал весь. Покормила она малыша, и они гулять пошли. Милое дело у бабок выяснить, кто в подъезд заходил.

Бабка Даша соседке Любе, все и рассказала, даже про четверть ковша.

А Люба, как засмеется:

– Баба Даша, так 25 процентов от клада уже у вас, дело можно закрыть, убитую женщину только жалко.

– Люба, и чего здесь смешного? Ценность у изделия историческая, я сама видела ковш в земле, по нему дождь хлестал, я его потом отмыла, почистила. А яму эту зять Алексашка выкопал, до этого он кузню откопал, а теперь он пропал.

– Баба Даша, я тебе по-соседски скажу, Юрилке моей ваш Алексашка сильно приглянулся.

– А это, с какого боку мне неприятность? Она что ли его спрятала? Он чай у вас дома не сидит?

И тут они увидели, что к подъезду идет сам археолог Алексашка! Бабка Даша вскочила.

А Люба ее придержала:

– Сиди, баба Даша, с тобой ребенок, а они сами разберутся.

Алексашка на них и не посмотрел, сразу зашел в подъезд. Бабки притихли, поглядывают за малышом, он в песочнице сидит, и помалкивают. Через минуты две из окна какой-то квартиры вылетел черный предмет и упал в клумбу. Люба прыткой оказалась и вынула из цветов пистолет, потом сама испугалась и опустила его в цветы.

– Баба Даша, а это, что?

– Сама видела, пистолет.

– Так страшно мне стало!

– Мне уже давно страшно, с тех пор, как археологи первый раз приехали в деревню.

Боюсь я Алексашки этого.

Они замолчали, Вова разревелся, им стало некогда. Пока они утешали его, из подъезда выбежал Алексашка, с полиэтиленовым пакетом, но его не заметили. Через полчаса бабка Даша и Вова вернулись домой. Люба подождала, пока она дверь в квартиру открыла. Бабка Даша зашла в квартиру, посмотрела на Текиру, она спала!

Она спала в той же позе, в какой она ее оставила! Бабка Даша на цыпочках подошла к ней: она дышала ровно и просто спала, отвернувшись к стене. Значит, она Алексашку не видела! Да и они его больше не видели.

Люба, увидев, что у соседей все относительно хорошо, пошла к себе.

Пистолет повторно нашла собака соседа и привела его к Любе, ведь она его держала в руках на клумбе! Детектив Сеттежа вторично заинтересовался этим делом, а овчарка соседа стала героем дня на дворе. Круче оказалось то, что пистолет забрали для экспертизы, а бабка Даша подумала, надо было от него дуло отрезать ножницами для металла, что под диваном лежат.

Она подняла диван, но в нем не было четвертинки от ковша и ножниц для резки металла. В этот момент проснулась Текира, бабка Даша ей ничего нового не стала говорить. На улице потемнело и Текира села у кровати, засыпающего сына.

Бабка Даша пошла на кухню, с полной уверенностью, что криминала в этой квартире больше нет. Она все пыталась припомнить, из кого окна вылетел пистолет, но этого она не видела, она его заметила, когда пистолет подлетел к клумбе. Алексашка здесь был, а, где был пистолет? Если он его кинул в окно, так это глупо. А. если не он, то кто? Текира проспала на таблетках.

Бабка Даша и Текира сели пить чай. В дверь позвонили одним звонком, резким и продолжительным. Бабка Даша пошла открывать. На пороге стояла Люба с восьмушкой от золотого ковша. Бабка Даша прыснула от смеха.

Соседка ворвалась в квартиру:

– Баба Даша, ты чего смеешься? Я пришла домой, а на столе, рядом с хрустальной вазой лежит этот кусок золота! Это 12.5 процентов от вашего ковша!

Из кухни вышла Текира:

– О, наш ковш уменьшается! За, что вам 12.5 процентов перепало? Тетя Люба, а я знаю, это доля.

Был золотой ковш, остались обрезки, – но об этом Алексашка старался не думать, он ехал в деревню Медный ковш. Хотел сделать доброе дело, да злом оно обернулось.

Лучше бы выдал золотой ковш за медный ковш, и никто бы не пришел проверять, мало ли их для варки варенья!

А еще он обзывал себя последними словами. Ведь он не убивал женщину, он убил собаку, и совсем не из-за золота. Лидия Ивановна его с Юрилкой увидела, прошла бы, молча, так живой бы осталась. Он повез ковш на экспертизу, перед этим решил заглянуть к Текире и взять свои вещи. Встретил Юрилку в подъезде, и так она к нему прицепилась – не оторвать, и до поцелуя дошли.

Тут-то и появилась Лидия Ивановна, поставила она руки в боки и сказала:

– Люди добрые, что же это делается! Муж Текиры с Юрилкой целуется!

Тут Юрилку и проняло. Спуску она никому не дает. Она оттолкнула любви обильного Алексашку, забежала домой, схватила пистолет с глушителем, он у нее был от друга, и выскочила на лестницу, сунула оружие Алексашке.

Все решили секунды странного настроения: Алексашка убил собаку, а Юрилка убила Лидию Ивановну. И оба они не заметили, кого убили. Дело в том, что настоящая хозяйка квартиры была в служебной командировке и вместо себя оставила дома Лидию Ивановну. Лидия Ивановна с собой вещей мало принесла и ходила в одежде и парике матери Люсмилы, но Алексашку и Юрилку она знала.

Алексашка опомнился, да поздно было, ему все казалось, что произошла ошибка, что это был странный сон и только. Вот Юрилка и опекала бабу Дашу, когда та приехала к племяннице, время тянула.

Ковш Алексашка взял после экспертизы для съемок, его в комнату к фотографу отвели, чтобы снял его во всех ракурсах и отдал государству. У фотографа оказались ножницы не только для фотобумаги, но и обычные для металла. Он схватил ножницы для металла, отрезал четвертинку ковша, спрятал за пазухой и ножницы прихватил. Вот и вся история. Теперь он ехал в деревню и боялся всего на свете.

У него с собой была восьмая часть ковша, столько же он отдал Юрилке за пистолет.

Они немного повздорили, и он бросил пистолет в окно из ее квартиры, а теперь он не знает, что с ним будет. Радио в электричке вещало, что есть предположение, что…

Живет бабка Даша с дочкой Текирой, сидит с внуком и чувствует, что жить, с каждым днем, становиться тяжелее. Алексашка уехал в деревню и помалкивает.

Юрилка к ним не заходит. Текира получает такую зарплату, что для деревни много, а для города очень мало. Они втроем на ее деньги жили с большим трудом. Их три человека – хоть реви, и все они неразрывно связаны. Текира в деревню ехать отказывается, а бабке Даше в городе только в овощном магазине работать, да и то пол мыть или овощи фасовать. Жизнь ее – жестянка!

Пока Вова спал, бабка Даша обошла квартиру с точки зрения убийства за золотой ковш. Кухню исследовала по сантиметру, по пятнышку. И она нашла! Женщину убили в висок, но она умерла через минуту после выстрела, и кровью на красном столе, написала 'Юрилка' дальше капли крови, рука у нее упала. Надпись не заметили, красный цвет – на красном, внизу стола – тумбы. Точно, ее Юрилка приголубила пулей!

Алексашка женщину не убивал, но собаку мог. Бабка Даша встала с колен и пошла в прихожую, где всегда лежала овчарка. Собака нигде не написала, кто ее прибил.

Бабка ползала, смотрела – никаких следов, все сама и вытерла. Хотя им сказали, что собака и женщина были убиты из одного пистолета. Нет, бабка Даша домой хочет, в деревню, овощи выращивать.

И так ей чесночку захотелось! Открыла она холодильник, потом морозильник, смотрит: ягоды мороженные лежат, никто из них варенье не варил. Думает, дай компот сварю, стала ягоды доставать, еле оторвала от стенки, так они примерзли.

Пока отрывала ягоды, оторвала еще один пакет. Посмотрела – в нем, не поверите, ложки лежат, то ли медные, то ли золотые, врать не будет. Ой, блестят! Шесть штук.

Бабка Даша у Текиры спросила:

– Что за ложки лежат в морозильники?

Она удивилась для приличия, а потом и говорит:

– Это тетя Люба принесла вместо восьмой части золотого ковша.

– Или хотела, чтобы мы молчали?

– А что мы такое знаем, чтобы молчать?

Бабка Даша поняла, что она не знает, кто убил женщину, а Люба, выручает свою Юрилку.

– Текира, продай эти ложки на жизнь, на хлеб.

– Нет, баба Даша, я ложки продавать не буду, а на хлеб нам хватит.

– У меня мысль есть, я гуляла с Вовой и видела объявление, набирают людей на завод по изготовлению ложек. Отпусти меня на завод, Вову в сад отдам.

– А тебя возьмут?

– Не беспокойся, меня возьмут на вахту и Вову возьмут в детский сад при этом заводе.

Пришла бабка Даша на завод, а в отделе кадров Люба сидит, она ее и пристроила на работу, как будто язык ей перевязала, чтобы она про Юрилку не проговорилась.

Так бабка Даша стала городской жительницей, дважды нужной Текире.

Текира сама поехала в деревню Медный ковш. Алексашку она заметила с лопатой у очередной ямы, рядом с ним копала землю женщина. Она узнала Юрилку и хотела развернуться и уйти, но передумала и подошла к ним. Они хотели Текиру прогнать, но передумали, и закрыли собой большой, грязный предмет.

– Текира, ты абсолютно свободный человек, я тебя не держу, – встретил ее недружелюбными словами Алексашка.

– Вы чего это откопали? – спросила она, с любопытством рассматривая квадратную глыбу грязи и не обращая внимания на слова Алексашки.

– Ничего мы не нашли, ты спросила – я ответил.

– И это мне уже нельзя узнать?

– Меньше знаешь, целей будешь, – процедила сквозь зубы Юрилка.

Обиженная Текира хотела развернуться и уйти, но на грязный ком опустилась третья лопата, все посмотрели на нее, потом на хозяина лопаты. Это был сам детектив Сеттежа.

– Думаю, вы не против того, что я к вам присоединюсь, – пророкотал он – Алексашка, кались, кто из двух твоя, а вторая девушка будет моя.

– Сеттежа, какого черта ты здесь?

– Не сердись, слухами земля полнится, решил тебе помочь копать, так кто из них моя? А о твоих раскопках я из Интернета узнал, ты там все пишешь, а я читаю тебя.

– Сеттежа – твоя Текира, она только, что у меня получила полную свободу.

– А кто здесь Текира? – спросил театрально Сеттежа.

– Я, – ответила Текира, – мы с тобой еще чистые, а они уже грязные.

– Годится, а теперь давайте посмотрим, что находится в этом грязном коме грязи.

– А ты его вытаскивал из земли? Ты его откапывал?! – закричал истошно Алексашка, готовый полезть с кулаками на Сеттежу.

– Чего кричишь, если нашел, так и открывай это чудище из грязи! – наставил того на путь истинный детектив Сеттежа.

Алексашка посмотрел на детектива и стал лопатой грязь сбрасывать с непонятного предмета. И тут блеснула молния, полил ливень, громыхнул гром. У всех появилось естественное желание спрятаться под навес или в дом, но никто с места не сдвинулся. Дождь вылил быстро всю воду на грязный предмет и ушел полосой в другое место, там же сверкнула молния, и послышались раскаты грома.

– Ба, ящик, чур, я его вскрываю! – пророкотал благодушно Сеттежа, стряхивая воду с волос. И тут же лопатой открыл деревянное творение прошлых веков, окантованное ржавым железом.

Непроизвольно все четверо вытянули шеи в сторону чуда. Это оказался обычный сундучок со старой одеждой, появился запах махры и плесени. Мех, ткань, словно спеклись временем. Юрилка работала в перчатках, она и стала вытаскивать из сундука фрак, панталоны и верхнюю накидку, отделанную мехом, башмаки с пряжкой.

– Ну, тут полный набор… – не договорил Алексашка и расчихался.


Глава 43


Кателира наступила атласной туфелькой на краешек платья.

– Ой, чуть платье не испортила, а сегодня прием у царицы! – воскликнула фрейлина.

Кателира, девушка из древнего, славянского рода, была приглашена во дворец в качестве фрейлины царицы. Для своего времени она была прекрасно образованной, обладала удивительной красотой, неяркой, но приятной во всех отношениях, все эти факторы и стали составляющими причины, почему, девушка – дворянка появилась в Зимнем дворце.

На ответственных царских приемах, все фрейлины должны были присутствовать, и изображать массовку, сквозь которую проходила царственная чета. На фоне фрейлин важность царицы резко возрастала. Послы засматривались на фрейлин, и это играло положительную роль в деловых переговорах, послы были более щедрые и сговорчивые.

Очередной прием в Зимнем дворце был подготовлен увлекательный: послов развлекали аукционом, на котором продавали новые ювелирные изделия. Царица играла с послами в поддавки, и послы почти даром получали подарки. Одному послу так понравилась фрейлина царицы – Кателира, сероглазая, статная красавица, что он подарил ей желтый сапфир. Сапфир был закреплен в золотом ажурном диске, а оправа сапфира своим контуром, соприкасалась с соломенной шкатулкой, круглой формы и держалась в шкатулке крепко, как будто кто солнце в шкатулке спрятал.

– Сапфир 'Соломенная вдова', – сказал посол Кателире, он из соображения безопасности решил не брать дар царицы, или предчувствие опасности у него было хорошо развито.

Шкатулочку с сапфиром Кателира убрала в секретер стола и закрыла на замок.

В дверь постучали:

– Катья, Катья, отвори дверь!

– Господин посол, я уже сплю.

– Спать со мной, Катья!

– Нет! Нет!

– Катья, скажу царице, что ты против мира между нашими странами!

– Господь с вами, господин посол!

Посол ушел, пришел с царицей.

– Кателира, мать моя, ты почто не слушаешь господина посла?

– Матушка царица, он требует любви.

– Кателира, отвори дверь, возьми мир между нашими странами на свою душу!

Царица ушла. Кателира открыла дверь. Посол ворвался в комнату.

– Катья, ты прельесть! Я твой, душа моя!

Посол, худощавый мужчина, несколько тоньше красавицы Кателиры, уже сбрасывал бальные панталоны. Кателира медленно снимала платье. В комнате стояла широкая и прочная кровать. Только теперь девушка осознала всю свою миссию во дворце. Ее долго берегли. Но посол был важный… Тонкое тело посла лежало на Кателире, как на второй перине. Он лениво суетился. Кателира вскрикнула, вскочила и выбежала из комнаты.

Иногда Кателире казалось, что из секретера идет лунный свет, особенной он хорошо был виден длинными, зимними ночами. Свет сапфира ее не пугал, в нем была некая таинственность. Она зажигала свечи в канделябре и писала стихи под сияние сапфира, в такие минуты она открывала шкатулку, и наслаждалась красотой камня, и засыпала от странной усталости.

Окна светлицы Кателиры выходили на набережную Невы. Вид из окна был замечательный: волны Невы плескались в гранит набережной и ночью славно убаюкивали. Если ветер дул с Невы, то в комнате становилось немного прохладно.

В свободное время она читала стихи. Ей нравились стихи молодого Баратынского и поэмы Байрона, во дворце в то время жил старик Державин. Иногда она его встречала, хотя комнаты придворного поэта и фрейлин, находились в разных концах дворца и на разных этажах. Зимний дворец так велик и красив, что у Кателиры не было необходимости, выходить, да фрейлинам и не разрешали отлучаться из дворца.

Летний сад был летней радостью фрейлин, иногда их отпускали туда гулять, пусть прогулки были и редкие, но радость доставляли большую. Родители редко навещали дочь, такое условие ставила царица.

Как бы хорошо фрейлины не отгораживались от внешнего мира, но жизнь сама приходила во дворец. Кателира однажды увидела великолепного офицера в форме улана. Ой, эта форма улана с высоким головным убором, и белой лентой через плечо, делала офицера еще выше и привлекательнее для молодой девушки. Серые глаза улана стали ее преследовать в мечтах днем и ночью.

Дворянин Денис служил в легкой кавалерии. Встречи Кателиры и Дениса были необыкновенно короткими, или им так казалось, и потому полностью запоминающимися.

Оба они были на службе царя и отечества. Большую радость им принесла встреча на балу, куда улан попал за воинские заслуги. Кателира расцветала от серого взгляда своего героя сердца. Как прекрасно скользить по великолепному паркету дворца с любимым уланом! Жизнь в такие минуты казалась великолепной.

Кателира знала, что жизнь во дворце полна скрытой опасности, здесь нельзя было лишнего говорить, нельзя было осуждать действия царицы. Для того чтобы выжить во дворце, надо было хитрить, льстить царице через любые уши, чьи языки немедленно все доносят к ушам царицы. Превратности судьбы во дворце можно было понять в полной мере. Кателира смирилась со своей участью, и решила дожить до свободы после службы в Зимнем дворце. То, что ее могут подставить любому человеку по приказу царицы, она уже усвоила.

Хуже может быть другое, если сам царь или фаворит царицы обратит на нее внимание.

Она от служанки, убирающей в ее комнате, знала, что в таких случаях фрейлины не выживают. Им протягивают с улыбкой бокал с напитком, и после этого их уже никто не увидит.

Царица ревнива, для своего же блага. Готовить яды ее научила ее бабка, которая была у Кателиры Медичи незадолго до жуткой ночи. Бабка царицы приезжала на свадьбу принца Наварры, да и почерпнула опыт правления от самой Медичи. Хитрость и яд, вот две составляющие ее правления, а сыны у нее были больны. Кровь шла из их пор, а мать правила за их спиной. Эти рассказы впитала царица от своей бабушки и не уступала власти во дворце, хоть на троне сидел ее муж, царь.

Фрейлины выполняли все ее требования. Послы знали, кто главный во дворце и оказывали царице все необходимые почести.

И все же не избежала Кателира тяжелой участи красавицы. Посол рассказал самому царю, о несостоявшейся любви с фрейлиной Кателирой. Царь очень заинтересовался его рассказом, ему захотелось быть первым, пока царица ее кому-нибудь не подсунула.

Сам царь явился к фрейлине. Она невольно открыла ему дверь, и ощутила холодок ужаса от своей участи. Страх сковал ее, но не впустить царя, она не могла. Царь был навеселе, море ему было по колено. Он весело заговорил с фрейлиной. Та потихоньку втянулась в разговор. Ласковые движения царя она не смела оттолкнуть.

Царь был мастер любви без любви. Нежность его рук заменяла любую любовь. Он вкрадчиво довел Кателиру до абсолютного желания, когда она сама была готова кинуться в объятия царя.

Она сняла с себя платье и помогла царю раздеться. Любовь с царем так поглотила фрейлину, что Кателира обо всем на свете просто забыла. Царь ушел, а фрейлина ждала мести царицы. Вскоре Кателира поняла, что она от царя ставится тяжелее день ото дня. Решила фрейлина выйти замуж за Дениса, а того отправили в действующую армию.

Много лет фрейлины у царицы не служили, их состав постоянно менялся, и Кателире пришлось покинуть престижную службу при дворе ее Величества. Родители Кателиры к этому времени переехали в Северную столицу, жили в каменном трехэтажном доме, рядом с Невским проспектом, к ним переехала из Зимнего дворца Кателира.

Душа ее дышала свободой передвижения, свободой выбора наряда. Теперь она могла менять свои платья! Фрейлины ходили похожие друг на друга, своими дворцовыми нарядами, как уланы в форме. Кателира с маменькой, пошла в магазин 'Гостиный двор', выбирать ткани и ленты. Ей покупали все, что она скромно просила.

Она стала больше писать стихи, чем не очень обрадовала своих родителей, но те так были ей рады, что прощали все! Баратынский в северной столице был не более четырех лет, и однажды Кателира встретила Евгения на мостике через Мойку и прошла мимо. Портреты молодого Баратынского не были широко известны публике, и она его просто не знала. Стихи его в небольшом количестве ей подарили, зная, о ее любви к поэзии. Она стала посещать вечера поэтов, читала на вечерах свои стихи, но женщин похвалой редко баловали, и ей стало скучно от несправедливости.

Она углубилась в домашние дела и писала в стол, если очень хотелось писать стихи.

Иногда Кателира посещала балы, но скромные, и не во дворце. Ходила в театр с маменькой. Жизнь была спокойная и налаженная. Читала газеты и книги. Родители пытались найти ей жениха, но она всех отвергала, что совсем не мешало продолжать быть красивой, цветущей девушкой.

Но беременность исподволь нарастала. Скрытые сроки быстро проходили. Кателиру приметил барин Константин, живший по соседству, у него было имение и ни одно; за счет деревенских доходов он спокойно жил в столице без особых вредных привычек.

Пара они были бы хорошая. Родители стали улыбаться соседу, им уже снились будущие внуки…

В Северную столицу не ко времени явился улан Денис. Константин, сосед Кателиры пришел в состояние отчаянья. Денис явился с войны нервным и раненым, недовольным всем на этой земле. Родители Кателиры от беспокойства не знали, что и делать. Но Денис случайно встретил женщину на Невском проспекте, и зачастил к ней, в дом весьма странный для приличных людей. Кателира переживала изменения, произошедшие с Денисом, между ними, как будто прошел луч света сапфира, так показалось ей.

Отношения у них стали прохладные.

Кателира поняла женским своим чутьем, что сейчас ей лучше выйти замуж за Константина, да и родители постоянно о нем намекали. Константин вздохнул свободно, когда понял, что девушка к нему стала хорошо относиться, не смотря на возвращение Дениса, о котором он был наслышан, и предложил Кателире выйти за него замуж. Она согласилась. Свадьба была не пышной, но весьма приличной, с хорошим вкусом. В одной стене прорубили дверь и две квартиры соединились.

Осеннее серое небо сменилось морозным ясным небосклоном, редкие перистые облака не мешали солнцу освещать первый лед на водоемах города. Народ и баре с удовольствием меняли сюртуки с накидками на шубы и кожухи, если они были.

Длинные юбки раскачивались под меховыми жакетами. Меха распространяли запах нюхательного табака, которым пересыпали одежду против моли. Нюхательный табак держали в табакерках, считалось высшим шиком нюхать табак и чихать, для здоровья.

Из труб домов вились струйки дыма. По Невскому проспекту катили кареты и конки.

В морозное утро родила Кателира мальчика, Мишу. Константин был несказанно рад наследнику. Сын царя так и не узнал, кто его настоящий отец и на своего отца походил мало. Для ребенка приготовили детскую комнату, в которой весела колыбелька, прикрепленная к потолку.

Родители мальчика воспитывали его по всем правилам, и рано стали учить его читать. Лет через пять Бог послал им девочку, Машу. Кателира гуляла с детьми сама, ей нравилось воспитывать детей. Дома ей помогали родители и прислуга из деревни, но воспитание детей она не доверяла никому, пока они были малы.

Константин мечтал, что Миша, станет юристом, и мальчик оправдал его надежды. Он хорошо учился и поступил на юридический факультет университета. Константин и Кателира были спокойной супружеской парой, без больших потребностей и затрат.

Все у них ладилось, и их деревни процветали, и урожаи были хорошими. Родители Константина и Кателиры жили долго, и были достаточно тактичными, чтобы не мешать им, а только помогать. Миша и Маша росли под присмотром родителей, дедушек, бабушек и слуг.

Все хорошее иногда резко меняется. Умерли один за другим родители Константина и Кателиры. Их усадьбы остались без присмотра, и сразу доходы с деревень стали меньше, а расходы в Северной столице возрастали очень быстро, и быстро росли дети. Пришлось Константину ехать по деревням и наводить там относительный порядок. Заболел он от непривычной работы и исчез в одной из деревень под названием Медный ковш, не доехав до Северной столицы.


Глава 44


Кателира попыталась установить связь с деревнями, но деревни все меньше приносили средств, для существования. Оставить детей на слуг она долго не решалась, но пришлось. Приехав в усадьбу своих родителей, она поняла, что в городе им больше не жить, придется вести деревенский образ жизни. Кателира решила забрать дочь к себе и высылать деньги на учебу сына. Так она и поступила.

Дверь между квартирами в доме, рядом с Невским проспектом замуровали. Одну квартиру сдали в аренду. Дома требовали ремонта и не очень дорого стоили. На некоторое время Кателира наладила свой деревенский быт. Однажды она взглянула на сапфир и ей показалась, что сапфир не доволен ее жизнью, или сапфиру не нравилась жизнь в деревне, порой сияние камня она воспринимала как живой отклик на свои беды.

Как могла жить в деревне фрейлина царицы, дамка из свиты? Не могла, и она вспомнила Дениса. Она подумала, что если улан жив, то он опять ее полюбит.

Кателира назначила нового управляющего всеми деревнями и поехала в Северную столицу, прихватив с собой средства для существования в городе. Первым делом она занялась ремонтом своего дома, потом обновила гардероб, после этого нашла Дениса.

Он не терялся, забыть первую любовь он просто не мог. Денис к этому времени, стал красивым и покладистым мужчиной, жизнь его многому научила. Кателира и Денис поженились и восстановили вторую квартиру.

Сапфир радостно блеснул в ответ на изменения в судьбе Кателиры.

Дочь Кателиры – Маша подросла, но мало походила на мать. Она не отличалась красотой и статностью матери, поэтому надежды на то, что она станет фрейлиной царицы, не было. Маша была похожа во всем на своего отца – Константина. У нее не было вредных привычек, но и хороших было не много. Выдали ее замуж за такого же спокойного парня, в чем-то увальня, Ивана, у которого не было особых желаний.

Раньше ему желания диктовала мать, теперь – Маша, если сама не ленилась чего-либо желать. Оба они были меланхолики.

Дети выросли, Кателира вновь могла спокойно читать книги. Она с великим интересом прочитала книгу: 'История родов русского дворянства'. К дворянам Кателира себя относила, но очень хотелось найти ей предков в книге! Одно жаль, что все дворяне исчисляются по мужской линии от владык из древнего рода, и если проследить всех бояр и князей до 19 века, в котором жила Кателира, то получилось, что князья сами себя уничтожали из поколения в поколения. Каким образом? Они с большим шиком выходили замуж и женились практически на родственниках в разных поколениях, конечно, были и пришлые из других родов, но люди старались сохранить свой род по линии древнего рода.

Женщины, вышедшие замуж за людей из другого рода, исчезали из списков княжеских родов, получалось, чем дальше и больше просматривала книгу Кателира, тем все больше встречала рассказы о бесплодных мужчинах, сыновьях великих родов.

Некоторые княжеские рода сохранились, но очень чувствуется, что история, то и дело поворачивается вспять, чтобы найти предков, людей весьма, всемогущих в другие времена. Фамилии в Славной стране постоянно изменялись несколько странным образом: из кличек получались фамилия целого рода. Кателира решила, что прямых предков из древнего рода у нее точно нет, но боковые ветви – она не исключала.

Рядом с домом, где жила Кателира, находилась книжная лавка с новинками литературы. Ее современниками были те, кого встречал и описывал в своих заметках, Иван Тургенев. Она с удовольствием прочитала его поэму 'Параша', просто волшебная поэма. А дальше? И дальше она читала Ивана Тургенева, его очерки и рассказы о писателях, критиках и поэтах, которые жили в 19 веке. И первым в книге был А. Пушкин, Тургенев описывает мимолетные две встречи, четкое описание гения поэзии. Много уделяла внимания Белинскому, за то, что тот похвалил его однажды, за поэму 'Параша'. Мимолетная встреча на балу с Лермонтовым. На поэтическом вечере Иван Тургенев видел Ивана Крылова, описал этого огромного человека. Встречал Кольцова. Гоголя видел и не однажды. Один вывод сделала Кателира: Тургенев вел замечательный образ жизни, который позволил пережить огромное число великих авторов 19 века. Некрасова он знал и Достоевского, и у Жуковского был в гостях в Зимнем дворце. Все нашли уют в его воспоминаниях о современниках.

Денис не осуждал пристрастие Кателиры к книгам, он знал одно, когда жена читает, значит в доме тихо, и ему было с ней покойно. Они жили довольно хорошо, своих детей у Дениса не было. Дочь Маша удивила своих родственников тем, что уехала жить в деревню, в имение своей матери, с ней уехал и ее муж Иван. На прощание, Кателира подарила Маше – Сапфир 'Соломенная вдова'.

Сын Кателиры, Михаил окончил университет, это был красивый и умный мужчина, внешне он напоминал Кателиру. Мишу взял личным юристом граф Виктор Сергеевич, который часто бывал при дворе, в Зимнем дворце. Дочь графа, Кателира, влюбилась в статного сероглазого Мишу. Сам граф был не против замужества дочери, он прекрасно понимал, что сохранить и пополнить накопленные предками богатства может вот такой Михаил – трудолюбивый и порядочный человек. И еще Михаил очень напоминал царя…

Любовь молодой графини носила вспыльчивый характер. Все ее дома звали Кателира.

Она была летающим и порхающим мотыльком. Ее ручки парили над клавишами рояля, ее юбки летали по большому дворцу графа. Тоненькая и легкая, изящная и почти красивая девушка обволакивала своими флюидами благородного Мишу. Миша рядом с ней казался еще более высоким и крепким мужчиной сангвиником.

Кателира имела ярко выраженный темперамент холерика: живая и подвижная девушка.

Долго она не сердилась, много не переживала, в жизни у нее все было, в смысле дохода и благосостояния. Свадьбу Кателира попросила сделать пышную, но без большого количества людей. Собрали целый санный поезд и с колокольчиками объехали все центральные улицы Северной столицы. Соболиная шуба с горностаевым воротником, прекрасно сохраняла тепло для Кателиры во время поездки. Жить молодые остались во дворце графа. Миша спокойно переносил причуды жены и хорошо вписался во дворец своего тестя.

Любовь молодых диктовалась самой Кателирой, ее неуемным темпераментом. Но вот детей у них долго не было, умная Кателира, как благородная дворянка, для защиты от беременности использовала золотое кольцо.

Миша мысленно переживал отсутствие детей, но они были молоды, работы у него было много, так как Виктор Сергеевич, отец Кателиры, имел свои заводы в городе, а рабочие не всегда были покорны, да и поставщики имели относительную порядочность.

Маша к брату в гости не приходила. Домой к матери Кателире, Миша практически не ходил. Кателира с Машей общего языка не нашли. Брат все дальше отделялся от сестры Маши.

На берегу Невы, в семье Михаила появился ребенок. Это Кателира, наконец, решила стать матерью, родила девочку. Михаил очень рад был дочке, а та большего всего любила лазить по своему большому папе. Мама у нее постоянно была в делах и очень часто отсутствовала дома. С ребенком сидели мамки – няньки.

Кателира вновь порхала в поисках приключений по Северной столице. Время она чаще проводила с подругами, чем с ребенком. Внучка царя, Таня, жила совсем недалеко от дворца, где царей уже давно не было. Да, царь и не знал про свою внучку, и про сына Мишу, который жил рядом с ним, даже по меркам девятнадцатого века.

Рассказ от Текиры.

Напряжение и скованность прошли, появился смех и полное разочарование. Я прощальным взглядом посмотрела на Алексашку, Юрилку, сундук и пошла назад на станцию. Сеттежа догнал меня и пошел рядом.

Человека нет, собаки нет, а все увязли в круговой ответственности, – так думал Сеттежа, идя рядом с красивой женщиной. В какой-то момент жизни ему пришлось учиться с Алексашкой и заниматься археологическими раскопками. И сейчас ему надо было найти убийцу Лидии Ивановны и части бесценного золотого ковша.

Я шла рядом с ним и молчала. – - я, – я.

– Кеша подожди, сейчас я тебя вытащу, – сказал Сеттежа и снял с плеч странный рюкзак, из него он достал плоскую клетку, открыл дверцу и вынул попугая.

– Кеша умный – сказал попугай Кеша и перелетел с руки на плечо Сеттежи.

Если вас поставили в состояние тупика, говоря всеми фибрами души, что тот человек, который вас поставил в плохое положение – умнее вас, значит надо сделать так, чтобы он сам наслаждался этим тупиком, а самому покинуть эту ситуацию, и заняться другим делом, более приятным и понятным.

Поэтому Сеттежа покинул раскопки Алексашки и пошел с Текирой на станцию. Он понял, что раскопки не его ума дела, а все, что раскопает Алексашка, он обнаружит более легким путем, чем лопатой. Он шел и болтал о жизни, а попугай сидел на его плече, и повторял известные ему слова. А в целом и эта ситуация для него была скучной, и дело с разрезанным золотым ковшом его не привлекало.

Тревожить Текиру вопросами по поводу убийства, ему тоже не хотелось.

После дождя появилось солнце, под ногами чавкала грязь, от недавнего дождя. Я поскользнулась и слетела, по грязи, как по маслу в кювет с водой. Вода в кювете оказалась неожиданно холодной, меня пронзил озноб, я крикнула, но язык от холода стал западать, звук получил слабый. Я попыталась вылезти из канавы, ноги скользили.

Сеттежа продолжал идти, не замечая из-за попугая, потери попутчицы. Он скорее почувствовал отсутствие Текиры, чем услышал ее тихий голос. Мужчина остановился, посмотрел в сторону Текиры, потом оглянулся, но ее не заметил. Тогда он пошел назад и стал кричать ее имя, попугая он засунул в дорожную клетку. И только тогда услышал тихий крик. Он сам едва не свалился в яму, расположенную вдоль дороги, для спасенья ее от лишней грязи и воды.

Я стояла в грязной воде, держась за траву и пытаясь вылезти из водяного плена.

Сеттежа подал мне свою могучую руку и вытащил из канавы. Продолжать путь в таком виде смысла не имело, мимо не проезжало на колесах ровным счетом ничего. Глушь.

Он проявил благородство, достав из рюкзака полотенце и воду в бутылке. Вскоре рядом с ним шла женщина в его клетчатой рубашке, с голыми ногами, обутыми в кеды.

Теперь она излучала флюиды весьма приятные для Сеттежи, и скука стала покидать его мужскую сущность.

Попугай возмущался своим заточением и говорил что-то недовольным голосом.

Сеттежа выкрутил мои джинсы и шел, размахивая ими, в надежде, что они высохнут до электрички. Я заговорила, да так сказочно, пересказывая рассказ матери о предках.

Сеттежа слушал меня и не прерывал, так мы подошли к станции, и тут он спросил:

– Текира, я правильно понял, что найденные вещи принадлежат вашему прадеду?

– Да, Сеттежа, скорее всего ему, я часто бывала в этой деревне Медный ковш, в ней живут свои легенды.

– Вернемся, посмотрим на вещи в сундуке.

Я посмотрела на свой облик, подумала о близком городском счастье с асфальтом, и решительно ответила:

– Нет, я не пойду назад, там Алексашка с Юрилкой. Это они убили собаку и Лидию Ивановну.

– Вы все так думаете?

– Это все знают, только не знают откуда. Ой, проговорилась! Сеттежа, ты никому не скажешь?

– Кому мне говорить, если я следователь по этому делу.

– Да, влетела, то в грязь, то в следователя, то в мужа.

– Не волнуйтесь, я это уже знал. Мы нашли в клумбе пистолет, который вылетел из окна Юрилки, и из него были произведены два выстрела.

– Так это она сделала!

– Пока не знаю кто, и пока не приказано их арестовывать. За ними наблюдают из-за слишком успешных раскопок.

– Кто наблюдает, если ты со мной?

– Все тебе расскажи, есть люди рядом с ними.

Мне нечем было возразить, я натянула влажные джинсы и мы подошли к электричке.

Кому тихоня помешала? Вот вопрос, над которым думал Сеттежа по долгу службы. Это он исповедовал знакомых убитой Лидии Ивановны.

К тетке Даше приехал еще и Алексашка, и стал спрашивать об истории деревни.

Он посмотрел на нее внимательно и спросил:

– Баба Даша, вы лучше расскажите, кто была бабушка вашей матери!?

Ой, ей страшно стало!

А он опять говорит:

– Мы нашли сундук с мужской одеждой, очень старый, кто был хозяином одежды, мы не знаем, и догадаться не можем. Скажите то, что, возможно, слышали от матери.

– Алексашка, это одежда Константина, родного деда, моей матери Моти.

В это время к ним позвонили, на пороге стоял детектив Сеттежа и еще несколько милиционеров. Алексашка археолог попытался бежать, да некуда.

– Алексашка, вы подозревались в убийстве. Вся вина за убийство лежит на Юрилке.

Она говорит, что вы можете подтвердить ее алиби, якобы она была с вами и не могла совершить преступление.

– Где мы были? На раскопках, вы нас видели там.

– Нет, все не так.

Сеттежа с милиционерами быстро развернулись и ушли.

Бабка Даша спросила у Алексашки:

– Что это было?

– Ошиблись дверью.

В дверь позвонили, на пороге стояла женщина со знакомыми чертами лица! Бабка Даша его узнала родную племянницу Люсмилу!

За ней стоял детектив Сеттежа:

– Баба Даша гостью принимай! У нее есть тестер лжи, работает через сотовый телефон. Подключаешь прибор к сотовому телефону, и он отделяет всю правду и ложь.

Действительно, скоро вся квартира была полна народу. Люсмила села в кресло, держа в руках небольшой прибор, к нему проводом был подсоединен сотовый телефон.

Все по очереди отвечали на вопросы в этот телефон. Электронный обвинитель показал в сторону Юрилки. Она взвизгнула, раскричалась, разревелась и призналась во всем. Алексашка устало вздохнул.

За окном загрохотало, словно карета подъехала. В квартиру вошел сам граф Афанасий Афанасьевич, в сопровождении Кателиры… Картина не ждали, но ожидали.


Глава 45


Поездка в город на место происшествия сблизила Афанасия Афанасьевича и Кателиру, он сам стал с ней разговаривать, так, за жизнь. А она, привыкнув слушать то, что ей говорят, слегка поддерживала разговор.

Первым заговорил Афанасий Афанасьевич:

– Чем ближе к нынешнему времени, тем меньше юмора. И все же с моей точки зрения, Великая Отечественная война 1941-1945 годов, еще не превращена в сказку, рана еще очень велика, в ней нет единого героя, вокруг которого можно раскручивать историю. Первая мировая война была по принципу слов: воюют все страны! Это ужасно. Воевали на четырех морях, во всех странах Европы, в войну затянули Турцию, как оплот цивилизации Черного моря с той стороны. Воевала Англия.

Центральная страна первой мировой войны – Пруссия. Стальные шлемы. Первые танки.

Газовые атаки. Первые самолеты – этажерки. Что было! Ужас.

– Чем кончилось? – спросила Кателира.

– Мужчины Европы и приближенных к ней стран воевали. Женщины служили сестрами милосердия. С отдаленных мест забирались лошади, продовольствие. Страны нищали.

Война переросла в гражданскую войну внутри стран. Плохо было всем. И белым и красным.

– А кто все это начал? – невольно спросила Кателира.

– В памяти людей останется рождение новой техники: самолетов – разведчиков, первых танков, которые мгновенно везде использовали. О технике говорить легче, чем о людских потерях и о тех, кто ее начал.

– А есть альтернатива первой мировой войне?

– Вместо первой мировой войны объявила бы Германия олимпиаду. В олимпиаде могли участвовать все страны, имеющие военную технику. Виды спорта должны были быть чисто военными. Например, гонки на танках по пересеченной местности. Полеты на первых самолетах с петлей Нестерова. Гонки военных кораблей на скорость, на точность попадания… О, так это просто военные учения, в которых могли участвовать цивилизованные страны. Да!

– А революция? – спросила Кателира, переводя рельсы с альтернативы.

– Революций в сытых обществах не бывают, – заметил Афанасий Афанасьевич.

– Кем бы работала партийная тетя Маша, родная сестра тети Даши? – задала вопрос Кателира.

– Инженером на заводе, естественно на военном заводе или заводе радиодеталей.

Гражданская война родила народного героя гражданской войны, героя анекдотов – великого и незабываемого Василия Ивановича Чапаева. И прожил он всего 32 года, а по анекдотам он старый человек и ему все Петька помогает, по части женщин. А на самом деле Василий Иванович любил жену Фурманов, и, по сути, был Петькой, а Фурманов был Чапаевым.

– Чем Василий Чапаев близок бабе Моте?

– Ее муж был большевиком и был избран председателем колхоза, за что был избит прикладами на глазах у людей. Против большевиков выступали белоказаки.

– А в чем альтернатива может помочь истории? – спросила Кателира.

– Мужа Кателиры не избили бы, и он не умер бы в 1936 году, ответил Афанасий Афанасьевич.

– Что это меняет?

– Артем родился в один год с Лениным, а Мотя родилась в один год, со Сталиным…

Может быть, дед дожил бы до внучки, а так она его не видела.

– А Василий Иванович? – спросила Кателира.

– Пусть бы его не ранили 5 сентября 1919 года на реке Урал, тогда бы он возглавлял дивизию, имени своего имени, или бы не был народным героем.

– Вторая мировая война. Историю второй мировой войны знают наизусть. Чего не хватало Гитлеру?

– Победы над всеми людьми континента.

– Что объединяет Наполеона и Гитлера? – на автомате задавала вопросы Кателира.

– Наполеоновские планы захвата, блицкриг. Шествие по Европе, нападение на Славную страну, почти в одно и то же время года. Приближение к столице.

Раскладывать по полочкам всю войну нет необходимости.

– А альтернативная история второй мировой войны? – спросила Кателира.

– А вот если бы Гитлер имел, например, больные почки. Камни в почках позволили бы ему избежать призыва в армию. И все. Не было второй мировой войны! Адольф женился бы, а детей у него не было бы. Европа и Славная страна обошлись без войны. Атомные бомбы были бы запрещены при их разработке. Страна, расположенная на восточных островах не пострадала бы от атомной бомбардировки. Все были бы живы, все были бы заняты творческим процессом и обработкой полей и огородов.

Устав от разговора с Афанасием Афанасьевичем, Кателира сама пошла к дому тети Даша. Тетя Даша, наконец, вернулась из города и с удовольствием согласилась рассказать о старшей сестре Маше.

Сероглазая Маша, дочь Варвары и Андрея, удочеренная Артемом, родилась в сентябре 1907 года, росла в трудные для Славной страны годы, что не мешало ей быть энергичной и способной девочкой, которая всегда хотела учиться в школе.

Мать не разрешала ей учиться, но Маша в школу ходила, училась хорошо, учительница ее любила. Маша окончила 4 класса. С 13 лет Маша работала на железной дороге, пропалывали ее и убирали, деньги отдавала матери, потом работала на мельнице. В 16 лет уехала в город Славный, где через райком комсомола устроилась на работу. С первой получки купила платье и хромовые ботики, и так была рада покупкам, что и не передать словами.

Маша в 1920 году вступила в комсомол, а в 1928 году ее комсомольская ячейка передала в партию. Все это время она была членом бюро комсомольской ячейки, и женским организатором. Комсомольцы ставили спектакли, и показывали их в деревнях.

После спектаклей организовывали молодежные вечера, с участием деревенской молодежи. На одном из вечеров, Маша познакомилась с учителем Николаем Гавриловичем. Они полюбили друг друга. Через некоторое время Николай Гаврилович приехал и сделал Маше предложение. Маша не отказала, она его очень любила. Он был добрый человек, культурный и с хорошей душой. Своей маме Маша ничего о предложении выйти замуж, не сказала. Маша была членом комсомола, выполняла много общественной работы, все это матери не нравилось.

Мать считала Машу, непослушной дочкой. Мать хотела отдать ее замуж за другого человека. Пришли сваты и выдали Машу замуж за некого Антона Ивановича. Счастья не было. Родилась дочь Текира, которая через три года умерла. Антон Иванович стал вести нетактичный образ жизни. Маша решила от него уйти. Так началась ее одинокая жизнь. Николай Гаврилович не женился два года после ее замужества, ждал с ней встречи, но встреча не состоялась. Женился он без любви, счастлив не был.

Маша была выдвинута на работу в райком партии, годы были тяжелые, восстановление народного хозяйства, коллективизация. За свою жизнь она работала в райкоме, в парткоме, в политотделе МТС и в совхозе. Окончила партийную школу. Работала там, куда ее партия посылала. Была исполнительна и аккуратна. Маша следила за учебой младших детей матери: Миши, Ивана и Даши, и за первыми их шагами на работе. На работе о них хорошо отзывались. Маша работала и училась в Северной столице до войны, но младших из виду не упускала, посылала им посылки и деньги на жизнь и одежду.

В мирное время Маша любила ездить в санатории на берег моря, вероятно потому, что в войну была комиссаром на флоте. Представьте на корабле комиссар – женщина.

Маша была ростом 165, с хорошей партийной подготовкой, что касается личных связей с моряками, они были сразу исключены. Стрелять Маша умела из пистолета, который был всегда при ней.

В городе – острове моряков она жила и работала еще за два года до войны. Ей приходилось присутствовать при первом погружении подводной лодки " Щука".

Конструктор подводной лодки Виктор Сергеевич, часто просил ее помочь достать что-нибудь необходимое для подводной лодки. Капитаном подлодки был назначен капитан с ее крейсера, где она была комиссаром. Это незримо связывало всех троих. Женщину, на подводную лодку, комиссаром не брали. Капитан был тайной любовью комиссара. Маше было немного за тридцать лет. Женщина с партийным стажем и карьерой, с неудачной семейной жизнью, ценила хорошее отношение капитана к ней. Конструктор подводной лодки Виктор Сергеевич ей просто нравился, и она ему помогала, как партийный работник. Подводная лодка встретила войну в плаванье, ей надо было вернуться в порт города-острова. И она вернулась.

Команде корабля пришлось участвовать в наземных военных действиях, пока лодку ремонтировали после плавания. Маша с капитаном встретилась раз, но в качестве медсестры. Ей пришлось стать медсестрой и пройти военные курсы подготовки.

Комиссаром Маша была на линии фронта. В результате сильных боев моряков с противником, Маша была тяжело ранена, и ее отправили в блокадную Северную столицу. Позже Машу переправили по дороге жизни через озеро в Славные горы к матери Моте.

Кателира тетю Дашу не перебивала, самой тети Маши среди живых к этому моменту уже не было.


Глава 46


На следующий день тетя Даша рассказывала о своем брате Иване, отце Люсмилы.

Первую девушку Ивана звали Даша, о ней он рассказывал сестре Даше еще перед уходом на фронт.

– Иван, а ты меня любишь?

– Даша, очень.

– А мы поженимся с тобой?

– Подожди, Даша, дай подумать, понимаешь, я не знаю, где мы будем жить с тобой…

– А это разве имеет значение? Важно, что мы любим друг друга.

Иван и Даша стояли на берегу прозрачного озера, расположенного в скалистых берегах. Папоротник в тени деревьев медленно качал паутиной на листве. Городской парк города Славного, принимал в свои лиственные сени влюбленных всех времен.

Молодая пара в воскресный день гуляла по парку. Они качалась на качелях, и катались на каруселях. В тире Иван стрелял из ружья по мишеням. Им было хорошо, они были молоды и счастливы своей первой любовью. Гоша работал на заводе, его ценили, у него была уверенность в своих силах, и в своем будущем. Он мог спокойно платить за воскресные развлечения в парке. Даша, молодая девушка, держала за руку сероглазого Ивана, и не отпускала даже на секунду. Все было прекрасно, они мечтали, они придумали, где им жить после свадьбы. Все изменилось через неделю, но не сразу.

Война 1941 года не сразу докатилась до прозрачных, скалистых озер. Иван продолжал работать, ему было в ту пору двадцать лет, Даше лет восемнадцать. Нет, они не поженились. Иван работал на тракторном заводе, который в некоторых своих цехах выпускал обычные танки. Цеха были разбросаны по городу, и не все знали, где и что делают на заводе. Иван, станочник от Бога, сразу получил отсрочку от призыва на фронт. На фронт первым забрали брата Ивана Мишу. Дружба Ивана и Миши постоянно вызывала интерес и насмешки в семье.

Если у Ивана мать спрашивала:

– Иван, ты будешь кушать?

– Я, как Миша, он будет кушать, и я буду.

Миша был старше Ивана на год. Однажды они решили поступить в один техникум, но Миша окончил восемь классов, а Иван только семь. Естественно, Миша поступил, а Иван написал пример, посмотрел на него и сдал работу чистой, хотя в своем 7 классе он преуспевал по математике, это и дало ему наглости идти с братом сдавать экзамены, а Миша все принял всерьез и не пошел без брата учиться.

Оба пошли в ФЗО. В ФЗО успехи у Ивана были лучше, чем у Миши, и на заводе у Ивана детали получались на станке и качественнее, и быстрее. Призыву Иван не подлежал и в свободное время встречался с Дашей. Даша, как и завод, не хотела его отпускать на фронт.

Серые глаза Ивана сверкнули сталью, и он сказал Даше:

– Я пойду на фронт добровольцем.

– Иван, а как же я, ты меня оставишь одну?

– Даша, я не могу сидеть в тылу, меня совесть съедает, ты меня можешь понять?

– Могу, но не хочу, мне тебя не дождаться, я это чувствую.

Иван прошел медкомиссию и добровольцем, осенью 1941 года был отправлен на передовую. Новичком в освоении оружия он не был, по воскресеньям в мирное время Иван ходил в городской парк, расположенный в скалистых озерах, и стрелял в тире.

Стрелял он метко. Было такое мирное звание 'Ворошиловский стрелок', он его честно заработал. Великолепное зрение позволило молодому парню точить детали без брака и стрелять точно в цель. Военные лишения Иван Артемович переносил спокойно.

В мирное время, во время грозы он неизменно выходил на улицу и не уходил, пока гроза не кончится. Он любил ветер, любил снег, и все это ему досталось в полном объеме на фронте.

В ста километрах от столицы, его первый раз ранили в руку. Ранение не было тяжелым, и Иван остался в своей роте. Рана заживала. Бои под столицей становились с каждым днем серьезней. Мороз крепчал, а гроза из разрядов орудийных залпов почти не проходила. Ивана посылали в разведку, за его необыкновенную выносливость в условиях холодной зимы 1941 года. Однажды, в разведке, он видел страшную картину в деревне, на подступах к столице. Огромное количество замерзших трупов русских солдат, были собраны в стога. Ужасное зрелище врезалось ему в память навсегда.

В боях на подступах к столице его ранили в бедро, пуля в ноге застряла навсегда, ее не смогли достать, это была блуждающая пуля. Отверстие в ноге затянулось, пуля гуляла в мягких тканях выше колена. В полевом госпитале он стал писать стихи. Рана на левой руке, повыше локтя, рана на ноге выше колена и стихи в голове о войне и любви к Даше.

Письма, написанные стихами, Иван отправлял Даше. Одно письмо в стихах он отправил матери и сестре. Иван после лечения в походном госпитале опять попал на фронт. Война сменила направление главного удара. Иван – снайпер, служил в роте разведчиком и до конца войны его не задела больше ни одна пуля, а одной смертельной пули он избежал.

Послали его в разведку через линию фронта, не было его в роте дня два. Ситуация на линии фронта за это время изменилась. Границу при возвращении из разведки перешел в районе соседней роты. Ночью, при переходе линии фронта, он сполз в большую воронку и уснул. Ивана арестовали солдаты из соседней роты, во время сна и обвинили в дезертирстве. Рота выполняла карательные функции. К стенке, на расстрел, выстроили своих, и всех скопом обвинили в дезертирстве. Расстреливали по одному.

Вдруг прозвучал душераздирающий крик:

– Иван же это, разведчик он наш!

Это кричал друг из его роты.

Горечь в душе разведчика осталась, как блуждающая пуля в ноге, до самой его естественной смерти. Иван со своей ротой дошел до города Кенигсберга, который как остров в чужих странах, но принадлежит Славной стране…

Кто-то решил, что четырех лет войны Ивану мало, и его отправили в страну, расположенной у Восточной границы страны. Ехали 30 дней через всю страну. После военных действий на Востоке, его отпустили в родной город Славный, на тракторный завод.

После возвращения с фронта домой, Иван обнаружил, что Даша, девушка, которую он любил до войны и все войну пронес в своем сердце, его не дождалась и вышла замуж за тыловика, но ему, фронтовику, повезло еще раз, он встретил Валентину, повара из рабочей столовой.

У Валентины была сестра Аня. На этом же заводе, в парткоме, работала Маша. После ранения она уже не покидала свой город Славный, если только для поездки на черноморский курорт, где она любила город Евпаторию. Иван предпочитал Ялту и ласточкино гнездо.

Однажды на завод с чертежами деталей на подводную лодку, приехал конструктор Виктор Сергеевич. К Маше в партком зашел Иван с Валентиной и сказал сестре, что они собираются пожениться. В это же время туда заглянул и конструктор Виктор Сергеевич.

Они познакомились. Конструктор на свадьбе познакомился с сестрой Валентины, Анной и увез ее в Ленинград. Аня работала на заводе копировщицей, копировщицей она позже работала и в Ленинграде. Очень аккуратно она копировала чертежи на новую подводную лодку. Аня стала второй женой конструктора Виктора Сергеевича.

От первой жены у него остался сын, его первая жена не пережила блокады.

На заводе, в третью смену Иван однажды уснул в цехе на лавочке, его сильно продуло, результат – туберкулез. Израненный солдат был направлен госпиталь. Иван лежал в госпитале на юге, в Ялте. Операция у него была очень тяжелая, ему вырезали шесть ребер и заменили фторопластовыми ребрами, вкололи ему морфий, на том дело и кончилось.

Ивану дали инвалидность – инвалид 1 группы ВОВ, с годами он дошел до инвалида 3 группы ВОВ. В Славном городе, сразу после войны, Иван работал на заводе, а потом, после ухудшения здоровья работал в артели инвалидов. Они изготавливали из наборной пластмассы рамки и шкатулки. Изделия были разноцветные, и чем-то напоминали самоцветы, но самоцветы были – пластмассовые!

Иван – рост 170, волосы русые, прямые, глаза ясные, серые, тело все в шрамах и ранах. На одной руке нет двух пальцев. Был депутатом в родном городе Славном.

Его хобби – сад. Садовод он был отменный, яблони росли самые уникальные, и лучше всех были сланцевые яблони. Клубника давала огромные урожаи с весны до осени.

Любимые газеты: Советский спорт и Известия. Любимая команда – Спартак. Любимая песня: ' И снег, и ветер…' Любимая погода – Гроза. Любимые папиросы – Беломорканал.

Любил детям читать сказки Пушкина, поэму 'Руслан и Валентина', рассказывал по памяти, редко заглядывая в книгу. Книга сказок Пушкина – большая, желтая, с тесненными рисунками на обложке, и цветными картинками между сказками постоянно читалась детям. Подчерк у Ивана был необыкновенно красивый и четкий, этим подчерком он подписывал в первых классах тетради детей, когда они сами уже читали, но еще мало писали. Интересно, что одежду и обувь покупал он. И все время он работал станочником, но в последние десятилетия жизни его легкие металлическую стружку невзлюбили, и он стал работать с деревом, столяром и плотником на деревообрабатывающем комбинате Сухого города. Жизнь Ивана закончилась в семидесятых годах 20 века. За молочными продуктами была очередь.

Магазин 'Дружба' в Сухой городе с резко континентальным климатом. Иван редко пользовался, тем, что он инвалид ВОВ, но вдруг срочно потребовалась… сметана.

Взял он стеклянную банку и спустился в магазин, жил он в этом доме, на четвертом этаже лет восемь, и сказал очереди:

– Пропустите инвалида войны…

На него закричали:

– Какой инвалид, тебе и тридцати нет!!!

Что значит русоволосый сероглазый человек! Ему 57 лет, исшитый вдоль и поперек, а ему дали тридцать лет! Волосы русые, глаза серые, седины – мало. Он поднялся на четвертый этаж дома, на первом этаже которого, и был магазин 'Дружба', и лег.

У него сильно заболело в горле. Саркома – сказали родным.

Долго искали родственники, что это такое…

Рак опустился ниже горла и занял легкое под фторопластовыми ребрами. Ивану сделала укол врач из скорой помощи, и он умер за год до олимпиады в Столице.

Плыл жаркий летний день. Ивана положили в морозильную камеру после смерти и вскрытия. Он лежал, как король, спокойно и важно. Все морщинки стянул лед, и выглядел он хорошо и покойно. В день похорон гроб поставили в тени деревьев у дома. Народу пришло много, одних больших венков было штук десять, они стояли прислоненные к деревьям. Валентина, сидела рядом с гробом и постоянно, обтирала лицо, он таял; день был теплый, 27 градусов в тени.

Хоронили Ивана на кладбище с большим уважением. Ребята из его бригады ДОКА заставили вырыть могилу больше. В могилу был установлен деревянный постамент.

Гроб опускали не в землю, а в деревянные подземные покои. Не забывайте, Иван последние годы жизни работал со столярами и плотниками! Ребята и гроб сами делали! И по кладбищу его несли на руках столяры и плотники!

Перед смертью у него несколько дней стоял желудок, рак из саркомы горла, перешел в рак легкого и опустился в желудок. После укола врача в организме произошло расслабление, которое он себе умом своим не позволял. Из него со всех сторон вышли шлаки из организма.

Иван сказал последнюю фразу:

– Валентина, похоже, все.

И умер.


Глава 47


Валентина Алексеевна родилась в 1927 году, в глубинке. Во время ВОВ ее отец на трехтонке перевез ее и ее братьев из деревни в город Славный. В городе, во дворе швейной фабрики, на улице Чкалова в маленьком домике жила семья Валентины. У нее, до того, как она заболела тифом, и ее обстригли наголо, была большая и длинная коса. Во время ВОВ, Валентина решила пойти учиться на медсестру. Во время набора студентов в медицинское училище, ее пригласил директор училища принести ему обед в кабинет. Валентина принесла – манную кашу с селедкой!

Директор так был потрясен таким сочетанием продуктов, что сказал:

– Валентина, Вам надо идти на повара учиться, а не на медсестру.

Так одним поваром стало больше. Валентина работала и в заводских столовых, и в ресторанах.

В заводской столовой Валентина и познакомилась с Иваном. Рост у нее 152см.

Миниатюрная девушка с большой косой. Лет через десять, после освоения целины, рабочий Иван увез Валентину в Степную страну, где она работала и в заводских столовых и в ресторане 'Река'. У Реки два берега – один крутой, другой пологий.

И можно петь песню: 'Выходила на берег Катюша, на высокий берег на крутой…' Валентина была верной женой. Криков и ссор дома между Иваном и Валентиной не было. А это все очень не просто. Иваном – фронтовик, инвалид, нервы еще те. Пулю из ноги у него так до самой смерти и не вытащили.

Валентина всегда твердила всегда одно:

– Иван. Иван…

Валентина всегда работала в общепите, а в общепите, что главное? Чтобы не было недостачи.

Работая поваром – бригадиром она собирала своих девчонок, как называла она поварят, и говорила им:

– Девочки, ваша подружка утащила батон колбасы, это много, если хотите работать, то этого делать нельзя.

Однажды Валентина сменила работу, и новая бригада ее подставила. Ей подвесили крупную недостачу. Домой пришла комиссия с проверкой. В доме у нее роскоши близко не было. Недостачу за нее выплачивал муж. Он работал столяром и по тем временам получал много – 300руб. Так, что менять работу в общепите дело серьезное.

Валентина всегда жила с матерью Ивана – бабой Мотей. Она с Валентиной прожила до 90 лет! Это великое свойство Валентины – хорошо относиться к членам своей семье, даже если это свекровь. Она мыла ее на старости лет, стригла ногти, кормила тогда, когда та уже сама не могла этого делать. Но надо отдать должное бабе Варе, она много не просила и еще за полгода до смерти мыла посуду, и собирала мусор с пола, его на вишневом паласе хорошо видно.

Иван болел раком два года. Валентина выносила все его проблемы до самой его смерти. После смерти Ивана соседки решили Валентину посватать за хорошего человека – Сан Ивановича. Сан Иванович недавно потерял жену и жил один, дети у него были все взрослые. Трехкомнатная квартира Валентины находилась в одном подъезде, трех комнатная квартира Сан Ивановича в другом подъезде, расположены они были на одном этаже, через стенку. Казалось: проруби дверь и богачи! Не тут было!

Дети подали свой голос против объединения квартир. Сан Иванович был большим железнодорожным начальником и перед пенсией решил подработать в стране на Восточной границе. Вот она связь времен! Валентина кареглазая, темноволосая, с тех самых Славных гор, люди Кареглазого хана ее предков не обошли своим вниманием, через шесть веков, потянуло ее в страну на Восточной границе.

Валентина с Сан Ивановичем прожила в Монголии два года, и климат ей не мешал, она его хорошо переносила. Валентина помолодела.

Жить с Сан Ивановичем ей было легко, он тащил финансовые нагрузки, он переодел Валентину – с ног до головы, еще и детям Валентины досталось! Ей впервые в жизни дарили золото! Валентина… Валентина Савельевна, развелась с Сан Ивановичем после возвращения из страны на Восточной границе. Прожила еще она одна лет пятнадцать. Перед смертью, когда она заболела раком головы, к ней вернулся Сан Иванович и целый год за ней ухаживал.

Люсмила спросила маму:

– Мама, почему ты развелась с Сан Ивановичем?

И мать ей ответила:

– Мне было стыдно жить хорошо.

Душа Валентины, покинув ее тело, залетела за душой Ивана, они превратились в два облачка и вернулись в окно жизни…

Так закончила свой рассказ тетя Даша о родителях Люсмилы.

Люсмила, словно услышала, что жизнь дошла до нее, приехала в деревню Медный ковш.

Она удивила Кателиру историей своей семейной жизни! Казалось бы, что у нее один, другой, а на самом деле было вот, что…

– Мне просто повезло, что удалось встретить настоящего мужчину – Поликарпа, а то так бы я и не узнала, какие они – настоящие мужчины! А не одноразовые любовники.

Мое мнение, чтобы быть 100 процентным мужчиной нельзя: пить с юности, нельзя курить, нужно быть спортивным, необходимо быть работоспособным до старости, а это совсем не всем дано. И просто – не дано. Школу мальчики одолевают. Институт – далеко не все. Армию – боятся. Девушки появляются в их жизни. Их надо обеспечивать и любить. А для того, чтобы любить не на словах, а физически у парней – нет сил. Не могут. Силы пропили с пивом. Пиво и все спиртные напитки съедают в мужчинах их мужской потенциал. Могут любить, но мало.

– А любить лет 15-20? – спросила Кателира.

– Слабо. Физическая любовь дается мужчинам, как величайшее благо. Что для этого надо? Хороший возраст: 26 – 35 лет. Надо быть физически активным. Есть мясо до секса. Трезвая любовь с пьяной сравниться не может. Любовь должна быть трезвой.

Надо знать особенности женщины, но не настолько, чтобы ее учить, а лишь направлять умело и неназойливо. Найти с партнершей то, что именно вам подходит.

И получается, что такой идеал не для всех.

– А люди других возрастов? – задала вопрос Кателира.

– Они больше рассуждают, пытаются найти виновных в своих неудачных попытках.

– Может ли быть Любовь у людей более зрелых?

– Да. Но им нужна подпитка. У более зрелых людей любовь с женой часто маловероятна. Мужчине надо в кого-то влюбиться, потом прийти домой и, как положено, любить законную жену, и то редко. А поэты, они любят стихами. И это их выход. Появляются любовницы.

– Нужны ли они?

– Несомненно. И это благо, если есть любимая женщина, пусть на раз или на годы.

– Мораль? – коротко спросила Кателира.

– Когда жизнь прожита – остается сплошная мораль. И только активные годы жизни питают человека всю оставшуюся жизнь.

– А что такое любовь за деньги? – спросила Кателира.

– Это значит, пожилые мужчины пошли за молодыми женщинами, и ловят уходящие мгновения. Посмотрите, как активно в шоу бизнесе покупают любовь, как прыгают девочки перед маститыми певцами – композиторами эстрады, ищут взаимную радость.

А поэты – композиторы – вдохновения. И все довольны. Я не против брака долгосрочного. Хорошо, что люди живут в семье, но любовь – это благо, и роскошь, что касается меня, я обычно отвечаю:

– В царской армии служили 25 лет, а я с мужем, на одной постели проспала 25 лет.

У меня заслуженный сексуальный отдых. Давайте посчитаем мой секс с одним мужем Поликарпом: 10 лет – по 365 дней в году, 65 дней отбросим. Круглые цифры: 300 раз в год, иные дни два раза в сутки, т.е. 450 раз в год сексуальных упражнений.

Умножим на 10 лет – первых, итого 4500 сексуальных упражнений. Прибавим еще 15 лет. Мужчина слабеет. Следовательно, 200-250 раз в год. 15х230=3450 упражнений.

За 25 лет – около 8000 секс, упражнений с одним мужем.

Муж не пил, не курил.

– Что такое любовь? – спросила Кателира.

– Любовь – обостренное восприятие двух человек между собой. Я и муж связаны мистической силой передачи мысли на расстоянии, у нас резко повышена чувствительность кожных покровов к соприкосновению друг к другу. Чувствуется поле любимого человека и на близком расстоянии. Появляется огромная сила притяжения, при отсутствии возможности встречи, энергия переходит: в стихи, прозу, в научные открытия. Это чувство не зависит от брачных уз, но у нас зависело.

– Что такое брачные узы?

– Брачные узы – это добропорядочность человека, принятая в цивилизованном обществе для выживания в этом обществе. Брак поддерживается – любовью, если она есть, если нет: мысленно любят, того, кого вам Бог дает, а наяву, того, кого дали по печати в паспорте. Ситуация очень сложная для миллионов людей, скрываемая людьми, вызывающая, огромное количество нервных срывов.

– А, что худшее в отношениях мужчины и женщины?

– Худшее – ревность, во всех ее проявлениях. И это все постоянно действует в обществе.

– Так, что такое Любовь?

– Удача. Что еще можно сказать о теме, исписанной до невозможности? Она скучна.

Надоедает все: поцелуи, секс, прикосновения. Тело устает. Партнер становится противным и несносным.

– Что делают люди?

– Меняют партнеров, меняют места любви и их опять настигает – скука. Идут в места, где им демонстрирует женщин в танцах, песнях, движениях вокруг трубы, добавляют мужчин. И опять – скучно. Смотрят парно фильмы – скучно. Живительная сила любви растворяется в скуке от излишнего ее употребления.

– Что делать?

– Беречь партнеров. Чувствовать, когда надо остановиться. Любовная сила обладает огромным даром: накоплением новой сексуальной Энергии.

– Чем отличается любовь от секса?

– Вопрос курьезный. Любовь берет свое начало в духовной сфере общения, секс – явление физическое.

– Тогда что такое верность? – вопросы спались из Кателиры, как из рога изобилия.

– Возникает вопрос: верность в чем? – переспросила Люсмила.

– Верность в любви или сексе, – первый раз ответила Кателира.

– Любовь – чувство более длительного хранения, чем секс. Секс – быстротечен. Вот он есть и с избытком, а вот и прошел, и вернуть невозможно. Физические силы человека недолговечны. А любовь она и без секса жить может в душе человека, она его еще и воодушевляет, и эта же пресловутая любовь дает огромные силы для вдохновения.

– Тогда зачем нужен секс, если он быстротечен? – вновь задала вопрос Кателира.

– Тяжелый вопрос. Нужен секс, для внутреннего спокойствия, нужен так же, как баня для кожи. Одно можно сказать, есть длительный период жизни, когда он необходим так же, как и вода, еда. Без секса человек – не человек, ему очень плохо, ему плохо где-то за пределами описания и объяснения словами. Тема непривычная для написания. Здоровый секс – здоровье человека, его молодость, его удовлетворенность жизнью. Хорошо, когда любовь и секс совпадают в парах. Это счастье. Любовь и секс у меня и мужа совпадали незначительный период. Здоровье человека очень плохо воспринимает смену партнеров, и этот трудный момент называют: верностью или изменой.

– А верно ли это?

– Часто люди гоняются за миражом верности. Им не верность нужна, они ищут потерянную любовь в сексе, а это от людей зависит мало. Поэтому и описывают поэты и писатели неуловимое счастье, которым иногда одаривает людей Природа.

– Зачем нужен муж?

– Действительно, зачем? Живешь спокойно, перебираешь парней, ищешь одного – единственного, а, в конечном счете, выбирает он тебя. И вот Он тебя нашел.

– А дальше что?

– Он начинает завоевывать. А ты от него уходишь, улетаешь, уезжаешь. Он находит.

Он пытается поцеловать – не сопротивляешься. Он пытается – повалить – начинаешь драться.

– А если ему это не понравится? Ладно, он сможет со своими желаниями справиться, а если нет? – настойчиво спросила Кателира.

– Жизнь начинает впервые зависать, как компьютер, это опасно и для человека.

Поцелуи, объятия: Стоп! Черт возьми! И черт берет, а вы не готовы. Нет, не физически, а в своем уме, в своей голове еще не созрели. И он начинает обрабатывать вашу голову, ваши мысли. Он вам звонит, пишет, рассказывает: заметьте, о вине и прочим речь не идет. Говорим о трезвой голове. Дошли до признаний в любви на всех языках, он три слова на любом языке скажет. Он вас пронесет над землей. И вы к нему все ближе, ближе. Вы уже сидите на его коленях, но еще не лежите с ним, а лежать удобно начинать: с пляжа – это так невинно. И фигура: вы к ней привыкаете. Время и привыкание делают свое дело. Оба вспомнили о регистрации брака. Внимание! В этот момент надо смотреть за здоровьем близких и родственников и друзей, до вашего знакомства.

– Как все эту весть перенесут?

– Перехлест всех мнений надо выслушать. А он уже не в силах ждать. И вы объединяете силу любви. ЛЮБОВЬ. И пустота. Он добился, он признается во всех грехах. Вы все проглотили, вы – женаты. Он начнет наводить порядок в вашей внешности, в ваших поступках. Все, вы под контролем. Второй контроль после родителей, и значительно сильнее. Узнаете, где находится любимый женский врач.

Фигура поплыла.

– Ребенок?

– Его воспитание всколыхнет новые пласты разговоров. Воспитываете. Вы семья.

Годы идут. Вокруг вас люди. Он в параллель влюбляется, вы влюбляетесь, а живете вместе. Это и есть супружество. Нашли любовную энергию на стороне, а все в дом несете. И пока дети растут, и вам нужна любовь, супруги сосуществуют. Дети выросли. Любовь погасла. Есть вероятности разойтись, просто разошлись. Нет общих дел. Завершен этап человеческого существования.

– Почему появляется ревность? Почему она причина трагедий?

– Из-за неправильного восприятия окружающей действительности. Ее смакуют, ее описывают, а просто, еще в начальной школе надо сказать детям: человек влюбляется всю жизнь, пока живет, но замуж выходит (женится) за одного человека.

Не все хорошо учатся, могут и не понять. Нет виновных в том, что появляются приятные люди, объект для очередной влюбленности, и это надо почитать за счастье.

– Что такое семья?

– Семья – это святое. С годами она может измениться и изменяется, а очередные влюбленности, дают возможность жить, порой мысленно, но нормально. Но есть еще одно но, природа плохо относится к смене мужа, любовника. Это уже тяжелая весовая категория отношений. Это опасно. Опасно для жизни. Ревностью пытаются охранять постоянство, привязанность одного человека.

– Что такое влюбленность?

– Влюбленность – это поэзия. Любовь – это Хорошо и Плохо, в одном состоянии души, выбирайте, и находите верное решение. В Интернете я постоянно сталкиваюсь с проблемами или отношений между людьми. Эти проблемы можно отталкивать, но они в любом виде могут вынырнуть там, где их не ожидаешь встретить. Муж был сексуальная личность, это сейчас даже трудно осмыслить и увидеть сквозь призму времени.

– Почему ты не послала его подальше после таких отношений? – спросила Кателира.

– Я с ним не могла справиться.

– Ну и что в этом такого неизвестного начитанному читателю Интернета?

– Просто я описываю свое отношение к этим проблемам. Нетрадиционные отношения – это избыток эмоциональных чувств, направленных не в то русло, это должно пройти, как простуда. Чем их меньше, тем лучше. А обычные отношения между мужчиной и женщиной должны быть, но лучше умеренными, хотя мне всего досталось, но это на грани срыва всегда.

– Твои пожелания?

– Благоразумия в любви!


Глава 48


Рассказ Люсмилы о первой любви с Поликарпом.

Еще раз Поликарп и я встретились на зимних каникулах. Поликарп в шапке ушанке носил фотоаппарат, а его голова с роскошной прической из темных волос с проседью на висках была оставлена морозу. В городе из моих родственников, жила доблестная тетя Маша, сестра моего отца, у нее мы и остановились. Мы получили по отдельному спальному месту, а тетя Маша ушла спать в кладовку, где у нее стояла кровать.

Тетя Маша была рада приезду нашей молодой пары, уж очень я напоминала ей дни ее молодости.

А мы, молодые и неженатые, привезли с собой лыжи и при морозе 20-30 градусов, уезжали на электричке кататься на замерзшие озера, окрестностей города. Так проходили зимние каникулы. Одного города нам показалось мало, и мы поехали к другу детства Поликарпа, на север Славных гор; в город, где рыси бродят рядом с городом, и есть какие-то необыкновенные огромные заводы странных и дорогих металлов. Там на лыжах и коньках провели мы несколько дней.

Друг Поликарпа, был женат и уже имел двое детей. Так, что здесь меня назвали Невестой. Все бы ничего, но попытки мужчины сделать из меня женщину стали с каждым днем усиливаться. Поликарп готов был любить меня, как подобает мужчине. Я не давалась. Я отбивалась от него без звука, ведь в соседней комнате спали его друзья. Я защищалась, всеми фибрами своей души.

От друзей мы приехали ко мне домой. Дома меня совсем потеряли. Поликарп так понравился родителям, что они все мне простили. Кстати, простили только поездку.

Поликарп фотографировал меня, я – его, потом он уехал в свой институт в столицу.

Поликарп мне прислал свою фотографию, на которой я его сфотографировала. На фотографии застыл его взгляд, которым он смотрел на меня. Этот взгляд стал проникать в мое холодное сердце. Потом были письма, письма и письма. Встретились мы в мае, на первомайские праздники. Я встретила его в пальто, в руках у меня была плетеная сумка из прутьев типа соломы, и лент похожих, на провода в оплетке, с кожаными ручками и кожаной крышкой. Красивая сумка, из нее, у меня вынули две стипендии, приподняв крышку сумки в автобусе. Полина стала приходить в мой дом, мама моя к ней привыкла. Полина и мама подружились и были похожи друг на друга, больше чем я на свою маму.

Поликарп предложил мне пожениться. Отец выпил по этому поводу. Ой, как не хотелось ему отдавать меня замуж за него!

Причина простая:

– Дочь, он тебя увезет от нас!

Отец оказался полностью прав.

Я прошла период поцелуев. Мужчина устал быть рядом с девушкой, не использующей по назначению его мужскую натуру. Любовь стала переходить в состояние кризиса: останемся мы вдвоем или разойдемся? Поликарп соглашался ждать настоящей любви год, до года оставалось три месяца. Почувствовала я, что что-то в наших отношениях пора менять. Ситуация сложилась так, что мы одни остались в одной комнате на ночь, две двери охраняли покой.

Мужчина лежал на кровати и вращался вокруг своей оси. Я лежала на раскладушке.

Между нами было полметра воздуха, и этот воздух стал проводящим эмоциональные заряды! Я не выдержала, встала с раскладушки и перебралась на мягкую, свою собственную кровать. Все было привычно, но рядом со мной лежал мускулистый мужчина, и первое, что я сделала – легла на плечо Поликарпа.

Ощущение мужского плеча принесло необыкновенное блаженство. Мужчина обхватил меня руками.

– Дальше?! – невольно воскликнула Кателира.

– Что дальше! Все клеточки моего тела ожили и пришли в движение, все эмоции, длиною в десять месяцев знакомства, выплеснулись друг на друга. Все прикосновения приносили подлинную радость, необыкновенно приятную и неожиданную.

Одна мысль тревожила меня: он, что не знает, где что в моем организме находится?

Поликарп на тот момент времени, о своих похождениях ничего мне еще не рассказал.

Он у меня был первый мужчина, а мне было 19лет! Я трудно расставалась с девичеством. Я еще пыталась сопротивляться. Однако упорства Поликарпу было не занимать. Но он не оценил, он не мог поверить, что он первый мой мужчина!

Он спросил:

– У тебя, что, критические дни?

И весь мой подвиг исчез от одной фразы. Я онемела от неожиданности и нелепого унижения! Меня обидели до слез, но слез не было. Мы оба шли в любовную, нешуточную атаку! Дальнейшие ночи были упоительные. Наши отношения скрепились бумагой, мы сходили в ЗАГС, и вскоре заполненное заявление лежало на книгах в книжном шкафу и ждало своей очереди.

После высокохудожественной прелюдии мы расписались. На свадьбе на мне было платье, которое осталось от выпускного вечера в школе. Прямое платье было сшито из дорогой белой, импортной парчи, сжатой узкими полосками. Воротник плотно облегал горло, а под ним зиял вырез до груди. Поликарп надел темно серый костюм с отливом, белую сорочку и галстук. Людей на свадьбе было мало, так хотел Поликарп.

Я мгновенно почувствовала разницу между жизнью дома и жизнью с Поликарпом, и готова была кусать локти, что вышла за него замуж. Из домашней принцессы я превратилась в золушку. Слезы без причины текли из моих глаз. Достатка я не ощущала. Время шло, я стала привыкать к новой жизни, молодость побеждает слезы, квартиру я привела в порядок на свой вкус, стало немного веселее.

Я осталась одна. Прошло полтора месяца, и Поликарп появился. Взяли паспорта, пляжную сумку и пошли на пляж. Тучи сгущались, гроза надвигалась. Мы зашли в ЗАГС. Поликарп поговорил с кем-то, позвал меня: паспорта уже были на столе, книга записи актов – раскрыта, мне предложили подписать бумагу. Все – мы официальные сексуальные партнеры, т.е. муж и жена. Вечером мужчина рассказал все о своих похождениях до меня, из чего и получился целый рассказ…

На востоке страны, в деревне жил великолепно сложенный парень, по имени Поликарп Кареглазый, по прозвищу – Макитра, скорпион по дню рождения. Так его звали все:

Поликарп Макитра. Фигура загорелого местного индейца привлекла внимание взрослой женщины, и она из Поликарпа при случае сделала мужчину.

– Как ее звали? – спросила Кателира.

– Люба. Она пронеслась в жизни Поликарпа кометой, и канула в лету.

– А где он загорел?

– В Сухой стране, недалеко от Восточного города была деревня, где его семья выстроила дом в сто квадратных метров, но загорал он на столбах, работая местным электриком. Возмужавший молодой мужчина понадобился и стране, в армию призвали стройного и спортивного жителя не совсем глухой деревни, где у Поликарпа была семья из сестер, братьев, и родителей. И тут у него сильно заболел палец на ноге, да так, что пока палец не отняли, в армию Поликарпа не забрали, так и год прошел.

Армия слабых парней ломает, а сильные парни в армии, как рыба в воде.

– Что же делал в армии великолепный Поликарп?

– Ой! Вы даже не представляете, насколько гражданской оказалась военная жизнь!

Поликарп в армии, пошел в десятый класс еще раз, тогда учились десять лет.

Получил второй отличный аттестат. Ему еще раз повезло: Поликарп стал заведующим военным складом, где и переливал свинец из аккумуляторов в гантели, которые использовал по назначению. Фигура Поликарпа к окончанию армии была для женщин неотразимой. Да, что гражданская жизнь, непосредственно в его военной части нашлась жена командира по имени Ира Толина, и прожила с ним в любви и согласие пару лет. Они встречались на складе, где Поликарп служил, и занимались там любовью. Армия имеет предел, и Поликарпа демобилизовали.

С гантелями он приехал в Теплый город, в который за время его отсутствие переехала многочисленная семья. Куда на гражданке податься солдату без погон? В шахту. Да, да в черное, с железной рудой подземелье.

– И долго в нем пробыл наш великолепный представитель молодых мужчин?

– Полгода, год, не больше. Победила научная волна, и Поликарп занялся изучением физики с таким же ожесточением, с каким добывал железную руду. Он изучал теорию, перерешал целые сборники задач по физике. Стал писать письма одному профессору в Столицу, и спорить с ним по поводу решения задач. Летом поступил в институт.

Иногда у него люди спрашивали, откуда среди физиков, такой как он? А вы теперь это и знаете.

– А женщины? Где они у физиков?

– Их там нет. А вот и не так. Есть парикмахеры, а кому-то и преподаватели иностранных языков попадались, одному его будущему начальнику так и повезло: он там женился, на преподавательнице французского языка. Поликарп однажды на безрыбье и жрицу любви подцепил, у нее прошел практику любви.

– Куда девать молодые силы кроме учебы?

– Все очень просто: велосипед – это и нагрузка, и при хороших результатах подкорма, на соревнованиях кормили, талоны в кафе давали.

Без женщин все же скучно, и однажды целую зиму Поликарп переписывался с почтальонками с почт из городов, которые лежали по дороге от Столицы до берега моря. Женщины ему с увлечением отвечали. Летом, после сдачи экзаменов третьего курса института, Поликарп подготовил свой спортивный велосипед, купил сгущенку и тушенку, взял фляжку воды, пленку от дождя и поехал от Столицы в сторону моря.

Перевал в горах он преодолел с велосипедом на плечах, шел по льду в босоножках.

Ни к одной почтальонке по дороге так и не заехал, но в городе на море Поликарп посетил почтальонку Надю, она его встретила, как жениха. Поликарпу предоставили бесплатно комнату и купили босоножки, которые на перевале изрезал об лед. Наде он так понравился, что еле от нее сбежал, правда, в ранге жениха. Рисковать больше Поликарп не стал и к почтальонкам больше не заезжал. Приехал домой в Теплый город, с железной рудой под ногами. Именно тогда я и Поликарп познакомились…

Состояние шока от этого рассказа, прошло не сразу. Шок был вызван тем, что у Поликарпа до меня было несколько женщин. На следующий день Поликарп стал ко мне придираться: все в ней ни так, как надо. Мужчина добился радости в жизни и все.

Дальше рутина человеческих и пастельных отношений.

– Была ли свадьба?

– Была. Съехались родственники и друзья, приехала Полина, сестра Поликарпа.

Застолье организовала моя мама. Красота на столе была необыкновенная и не сразу поддавалась порчи вилками. Ножи здесь не применялись. Заливная стерлядь долго украшала стол. Свадьба имеет способность быстро заканчиваться. Наступило затишье.

Гости примолкли. Мы оказались в комнате за двумя дверями от общества.

Уяснив, что я у мужа далеко не первая…

– А что ты могла сделать? Сказать, что ошиблась в выборе мужа?

– Этого я сказать из-за своей гордости не могла, и мы перешли в семейную жизнь.

У нас не было ни кола, ни двора. У меня была комната в квартире родителей, у Поликарпа кровать в общежитии института. Два студента. Но сексу это не помеха, и пока Поликарп был в комнате, у меня это занятие было главным. Секс занимал все свободное и несвободное время. Каникулы летние и длинные и теплые. Мы ставили личные рекорды супружеского общения от 9 раз в сутки и меньше. Результаты не заставили себя ждать. В настройке Нелиного организма наступила пауза, они не использовали никаких предохранителей. На такой паузе молодая пара поехала в город, к его родителям, где еще раз отметили свадьбу. Каникулы кончились.

Поликарп уехал в Столицу, я в свой город. Остались письма для общения, обычные бумажные письма. Первое отличие замужней жизни: любовь не нарушение дисциплины, не плохое поведение, а мероприятие, разрешенное обществом и необходимое для сохранения семьи.

– А как это выглядит в натуре?

– Секс до изнеможения в круглосуточном режиме. Это уж кого на что хватит.

Пресловутая мягкая и подвижная панцирная сетка, вполне способна выдержать пару влюбленных чудаков. Теплые летние ночи и частично жаркие дни ласково обнимали обнаженные, движущие в постоянном ритме натуры.

Можно сказать, что сексуальные упражнения – это большой спорт. Нужно хорошее дыхание, здоровые легкие, крепкие спортивные тела с хорошим прессом. Нельзя скулить от усталости, нельзя сказать, что все надоело, нельзя остановить, нельзя говорить: не хочу. Не имеешь права, госпожа жена! Хочешь, можешь, надо!

– Очень хотелось вернуть сапфир, но, где его взять?

– Сама закопала сундук с самоцветами, сама выбросила камень в окно. Что такое кровать? Это сооружение многоговорящее о своих наездниках, и поэтому менее скрипучий пол, намного более спортивная арена для двух крутых, занятых постоянным сексом супругов, естественно с "матами". А еще можно использовать… стол. Спустя время появился плотненький диван-кровать, он ниже и более стоек к супружеским мероприятиям.

– А, что происходит, конкретно?

– Руки зарываются в роскошные волосы, обнимают шею. Завораживающие и интригующие поцелуи покрывают все части тела, иногда оставляя за собой темные, многозначительные пятна. Руки опускаются ниже и ниже по телу, путешествуют по стройным, и волосатым ногам, обнимают торс до изнеможения, сливаются всеми фибрами и клеточками тел. Движения вкрадчивые, легкие и бесконечно сильные сменяют друг друга.

И вот вы достигаете запретных и божественных мест, зарываете руки в кольца крутых волос, ощущаете ни с чем несравнимое удовольствие от прикосновения к человеческой, мужской сущности… В ваших руках Он мгновенно становится еще более сильным и накаченным. После короткого наслаждения вы вместе меняете положения тел, для более удобного… слияния. Вот уж действительно супруги становятся единым целым! Далее все решает взаимное понимание без слов. Какие слова! Одни всепоглощающие движение, переходящие из одного в другое. Правильно, что супруги спортсмены оба… Чувственность помогает плыть в море взаимной любви до полного изнеможения, а оно быстро проходит, и силы вновь восстанавливаются для нужных действий.


Глава 49


Ребенок, зародившийся после свадьбы, через месяц стал расти, и ему уже было все равно, где его родители до поры до времени. Климат в городе, был резко континентальный: плюс или минус тридцать пять градусов. Я и автомашины – две несовместимые единицы.

Ждала как-то я обычный автобус для поездки в институт, продрогла, минус 30 градусов мороза, с ветром, заболела. Да так заболела, что температура организма 40-41 градус держалась неделю. Кому нужна студентка беременная, да сдающая сессию? Сдала я экзамены, сбивая температуру до 38 градусов. Стала я отдавать концы, боли в области спины были очень сильные, приехали две скорые помощи: одна по беременности, другая по терапии. Отвезли меня в роддом на сохранение, и положили в коридоре из-за большой температуры под капельницу. Иголка сбилась, и все лекарство затекло мне на постель. Чудо: коридор, да лекарственная лужа!

Стала я выходить из болезни, а тут и мартовские праздники! Прилетел Поликарп, привез розы, отдал в больницу, забрал меня на праздники, да больше не вернул.

В мае появились первые схватки, уже две недели, как я перехаживала беременность.

Меня отвезли в старый роддом. Через сутки врачи поняли, что со мной лучше не связываться и перевели в новый роддом. За четверо суток я выпила много упаковок хины, которая лежала у меня на тумбочке, и надо было пить ее по времени, прописанному на каждой упаковки. Выпила я полстакана касторки и запила томатным соком, после чего я пять лет на томатный сок не смотрела, но раскрытие не шло.

Крепкий организм рожать, и хотел, но не мог, а время шло. Телефон звонил, все спрашивали, кого я родила, а я за четыре дня в двух больницах побывала, а все не родила. Врач, которая лечила меня еще в марте, вышла в свою смену, и поняла, что дело серьезное: шейка настолько тугая, что раскрытие больше, чем на один палец не идет, а ребенок давно на выходе, а выйти не может. Врач руками стала растягивать шейку, освобождая выход ребенку. Мне вкололи сильные уколы. Ночью начались роды. Я не пикнула, позвала медсестру и сказала:

– Сейчас закричу.

Медсестра посмотрела на меня и сказала:

– Вставай, идем рожать.

Я не кричала, исполняла все команды врачей. Врач, которая меня лечила, принимала роды, и вдруг она взяла и разрезала в бок губу.

Я крикнула:

– Не надо меня разрезать!

Врач освободила дорогу ребенку, меня потом зашивали два часа. Одним словом, переходив пару недель, за четверо суток родила я мальчика в рубашке. Муж в кроватку, под матрац, в месте расположения головы ребенка положил учебники физики, кстати, физику сын позже и в школе и в институте сдавал на 'отлично'. В три месяца отец взял сына на руки и говорит: "Чем он на меня похож?" И сам ответил: "Плечами". Глаза у них тоже были одинаковые. Имя для ребенка придумали:

Никита. Мальчика закаливали с первых дней. Пока отец учился у сына физика, нобелевского лауреата, сын обычного физика рос то с отцом, то без него.

Физика, физика, а все про жизнь. В институте Поликарпа физика была хорошо поставлена. В обучении студентов были задействованы и профессора, и академики, их НИИ и учебные университеты. Чем же занимался молодой отец – студент? В то время главное было – изучить процессы, происходящее в органическом веществе, после проникновения луча лазера. В частности, Поликарп собрал лазер в академии технических наук, и лучами лазера пробивал органическое вещество, получались диски внутри призмы, это и стало его дипломным проектом. Кроме физики и языков, сохранилась в рассказах Поликарпа военная кафедра института, и ее руководители, один из тех, кто летал вместе с первым покорителем Полюса. О, какие люди еще были-жили на свете.

Отслужив два месяца, защитившись – Поликарп был свободен, но не совсем. Он использовал прием с почтальонками, т.е. рядом со Столицей объехал все города в поисках работы и места жизни, для себя и своей семьи. Поликарп приехал в город, где его брали на работу, с условием, что и его жена, будет здесь работать конструктором, за что все трое получат лимит и квартиру. Осталось, собрать семью в этом городе. Пришлось мне, чтобы не отстать от мужа: -за один месяц сдать все экзамены за третий курс дневного отделения, и четвертый курс заочного обучения, -перевестись на пятый курс заочного института, -и поехать с сыном и мужем в один город.

Город был замечательный, очень маленький по площади, но белый и высокий, своими домами. Семья из трех человек, с двумя чемоданами, детской коляской, подошла к дому из четырех этажей. Мы сняли комнату в трехкомнатной квартире, хозяева квартиры были в другой стране, где зарабатывали себе деньги на автомобиль. А молодой семье надо было заработать на еду и все прочие. Помогли мои родители – они платили за снятую комнату. Поликарп вышел на работу, а я сидела с сыном до 1.5 лет, потом Никиту отдали в детский сад, я вышла на работу, и продолжала учиться в институте.

В комнате, где жили втроем, появилась железная детская кровать, потом зеленый диван – книжка, стол полированный, холодильник, который вдвоем донесли от универмага до дома. Выдержали месяца два-три необыкновенной скудной финансовой жизни. Радовались тому, что были вместе. Малыш ел за маленьким столом ложкой.

Вермишель разбрасывалась со скоростью мельканья ложки, но малыш ел сам. Вышли гулять на улицу, а им сказали, да, это не столичное воспитание: малышу не и полутора лет, а ест сам, одевается сам. Блага цивилизации обрушились одновременно: дали общежитие – в трехкомнатной квартире – комнату в тринадцать метров; Никиту взяли в ясли, я вышла на работу.

Жизнь моя была насыщенной еще и результатами любви физика, я еще "залетела", но оставить не могла, и пришлось за время учебы – работы еще пару раз прекратить процессы развития очередных детей. Мы пользовались защитой, резиновой промышленности, но она не очень помогала. Здоровье сильно ухудшилось, и все же начертив 15 листов дипломного проекта, я окончила институт. Вот жизнь! Муж, сын, работа! Молодость, силы были. Квартира из двух маленьких комнат у них уже была.

Просто жили. У двух инженеров был сын. Я научилась вязать и вязала и перевязывала все вещи руками, как автомат, чтобы хоть во, что-то одеть семью.

Так, когда был маленький Никита, я связала ему одну из первых кофт, на что воспитательница детского сада сказала:

– Два инженера не могут одеть одного ребенка.

А когда ждали дочь, давление у меня упало, показатели крови стали минимальные.

Состояние было такое, хоть кровь переливай. На помощь приехали родители и привезли грамм триста черной икры. Подняли меня на ноги с помощью черной икры.

Переливание крови не потребовалось. Дома Поликарп и Никита готовились встретить меня и сестренку из роддома. Вымыли всю квартиру со всех сторон, но самое уникальное… Родители мои не только икру купили, но еще и кушетку для Никиты и уехали. Но бедность всю этим не закроешь. Поэтому старый ватный матрас Никиты, Поликарп и Никита распороли и всю вату распушили, и вновь сделали ровный матрас для маленькой девочки Маши. А Никите было четыре года! Встречать маму с дочкой с букетом приехали Поликарп с Никитой. Я вышла к нему с ребенком, а машины нет!

– Не зачем ребенку дышать чужими микробами!

Взял он ребенка на руки, я рядом с сыном шла пешком до дома, через леса и дороги.

Но навстречу бедным инженерам вышел сам Бог, погода в начале сентября была двадцать пять градусов тепла, день солнечный. И так, на вытянутых руках донес ребенка Поликарп до дома. А когда болел Никита, Поликарп сидел рядом с ним, и как маг – волшебник, старался взять его болезнь на себя. Все, что хотела я, так это вернуть свой маленький сапфир. После его потери на меня обрушились постоянные беременности и нищета. В первую поездку, после рождения Маши, к своим родителям, я надеялась найти сапфир, брошенный за окно. Но прошло несколько лет.

Не из музея же брать сапфир? А я его выкинула…

В общежитие произошло знакомство с соседями.

Маленький Никита бегал сам по квартире и естественно заметил прелестную девочку, которая еще самостоятельно не ходила. В третьей комнате жила дама лет за тридцать пять, с двенадцатилетней девочкой. Дама недавно развелась с моряком дальнего плавания. По ее словам, хорошо быть замужем за моряком: полгода плавание, полгода его можно и вынести дома, но из флота он ушел и дама, когда совместное существование у них перевалило за полгода, ушла от бывшего моряка.

Дама была дочкой зам. министра сельского хозяйства. Продукты ей поставляли с папиного стола, что в начале семидесятых годов двадцатого века было немаловажно.

Дама покинула свой уездный город переехала на первое время в общежитие.

До этой компании, в общежитие жила семья бывших дворян, которые выпросили себе у фирмы уборщицу, и та убирала места общего пользования. Дворянам дали квартиру, и они переехали, а уборщица, по инерции руководства, еще убирала при следующих жильцах. Кухня была не больше 8 метров, готовили еду на одной плите, каждой семье досталось по одной конфорке. На кухне вечером были посиделки, здесь собирались поговорить на общие темы. Для женских разговоров уединялись в комнате дамы, там не было мужчин.

Новый год встретили в комнате соседей, у них была самая большая комната, так как они раньше въехали в квартиру. В гости к ним приехали их чопорные знакомые по университету. Спокойный Новый год. После встречи Нового года, я уехала в институт на зимнюю сессию, в город, где холодно, но там еще и жили мои родители.

В группе училось двадцать три мужчины и две женщины из различных городов и республик.

Никита остался дома с отцом. Я училась изо всех сил: все сдавала и не отставала от группы, это был пятый курс заочного обучения, я к ним пришла после трех курсов дневного обучения, и еще сдала все за четвертый курс заочного обучения, еще летом. И, наконец, перекопав всю землю под окнами, объясняя всем, что я хочу посадить цветочки, я нашла свой сапфир. После сессии на самолете, три тысячи километров в воздухе и я приземлилась по новому месту жительства, у родителей осталась трехкомнатная квартира, и личная моя комната.

Мне стало везти. И, летом, после сдачи летней сессии, я вернулась уже в новенькую двухкомнатную квартиру. В большой комнате по всей длине лежали доски.

Соседи получили квартиру в соседнем подъезде, дама с дочкой, получила квартиру этажом ниже. Из досок Поликарп делал мебель – стенки: на кухне, в прихожей, в маленькой комнате. Потом, Поликарп и сосед ездили за тридевять земель, на мебельную свалку и привозили рулоны узких полосок самоклеющийся пленки. Доски покрывались полосками пленки, и вид становился не очень противным.

Отдых молодых пар был незамысловатый: мы брали раскладушки и ставили их у стены электрической подстанции со стороны леса. Место прогревалось солнцем и при общей не очень высокой температуре, можно было загорать, а дети бегали рядом. Если температура воздуха была теплой, вся компания отправлялась на водоем, где спокойно купались и загорали. Еще один вид отдыха был распространен в этой местности: поход в лес за малиной. Лес полон летних испарений, мошкара донимает, дети устают, а взрослые идут за малиной-ягодой. Совместный отдых первые годы и на встречу Нового года распространялся.

Дальше мы с двумя детьми проводили дни отдыха в таком составе: сами. Места отдыха были те же. Мы еще ездили в Теплую страну, к родителям Поликарпа. В Сухую страну, к моим родителям. Отец Поликарпа после пенсии переехал с новой женой на маленький полуостров в Теплой стране. К нему приехали всем семейством с кучей ласт. На одном земельном участке стояли два дома: один маленький без удобств, его купили с землей, и новый дом с удобствами, построенный по красивому проекту.

В новом доме жили: отец Поликарпа и его жена.

Старый домик отдали в распоряжении нашей семьи, удобства во дворе. Море от этих двух домов было в пятистах метрах, с трех сторон, и с каждой стороны оно было несколько другим. Слива окружала весь участок с наружной стороны. По дороге на основной пляж, всегда проходили мимо привязанного к шесту, бычка, который истаптывал каждый день новый кружок. К этому лету прошло шесть лет, как я окончила институт, и два года как не было моего отца. Жизнь продолжалась: сын и дочь росли.

Так двадцать пять лет пролетело.

Кателира не выдержала и спросила:

– Люсмила, а зачем ты у меня Тора увела, если у тебя с Поликарпом любви выше медной крыши?

– Так к этому времени мы с Поликарпом практически расстались, а потребность любить оставалась. Он из меня сделал сексуальную машину и бросил, а я ведь еще была на взводе! Он мне говорил иногда, что мне много надо любви. Его сексуальная сила подошла к концу, а без постоянной любви со мной он не представлял нашу семейную жизнь.

– А Тор?

– Кателира, а, где ты видела Тора? Это был Алексашка!

– Эти медные истории меня с толку сбили, кто есть кто, а я стала журналисткой устного журнала Афанасия Афанасьевича под названием 'Медный ковш'.

– Хорошо, я расскажу о Текире, – предложила Люсмила, и стала рассказывать…


Глава 50


По понедельникам у Текиры был отдых. Вечером в воскресенье Текира и Юрилка пили шампанское по бутылке на человека и шли в лучший ресторан округа. Они сидели в ресторане за столиком и медленно пили тягучие крепкие напитки. Дамы мало ели и много танцевали. Это у них был своеобразный тренинг для похудения. Домой возвращались к семи утра, когда народ просыпался дабы идти на работу.

Самое обидное, что мужчины их не особо интересовали, они веселились сами по себе, этому способствовали современные танцы, абсолютно лишенные половых признаков: толпа топчется на месте, каждый в своем ритме. Блондинка и брюнетка с фигурой типа амфоры были слишком ленивы для интимных отношений. В их кругу платонической любовью не страдали. Любовь за большие деньги с одним партнером им тоже приелась.

Надо сказать по молодости, или точнее юности, они впадали в грех, но, то было по наивности и еще живой чувственности. Это некая аномалия общества, где женщины себя сами обеспечивают и не хотят взваливать на себя мужские запросы, ревности и драки. Текира однажды прожила с одним молодым человеком почти год, все закончилось постригом, но не в монахи. Она постригла всю его одежду на полоски, так душевно освободившись от нервной напряженности взаимного существования.

Молодая женщина с фигурой амфоры, по имени Текира обладала властным характером и любила менять парики с длинными волосами. Юрилка просто сопровождала, и потакали ее прихотям в дни отдыха и отпуска. У Текиры было свойство делать больно всем, кто находился рядом с ней с наибольшей неожиданностью. Для нанесения психологических ударов она изучала психологию. Благодаря знанию этой науки она могла легко и легально извлекать деньги из людей и наносить удары тем, кто не платит ей за свое спокойствие.

В то же время она не предала отца своего раннего ребенка. В ранней юности она была высока и фигуриста, определить возраст по ее внешности было весьма затруднительно. Она и повелась на вспыхнувшие к ней чувства в мужчине старше ее в два раза. Она была несовершеннолетней, неопытной и страстной.

Мужчина предлагал пожениться, она отказалась. Отец Текиры готов был смести с лица земли первопроходца. В результате жизнь смела с лица земли ее отца, после его смерти тетя Даша сказала, что он был неродной ее отец. Итак, вокруг Текиры всегда вились женщины стаями, что их привлекало в ней – непонятно. Мужчины для нее существовали где-то за горизонтом общения и понимания.

Амфора фигуры Текиры заключалась в перепаде размеров между талией и бедрами, этот размер был сантиметров сорок, не меньше. Достаточно тонкая верхняя часть тела, узкая талия с мягким переходом на бедра, более женственной фигуры и представить трудно.

Бабушка Мотя с внучкой не спорила и держала по возможности нейтралитет, она поверила внучке, что отец ребенка мужчина старше ее в два раза. И вот пробежали года. Выходит Мотя из дома и встречает глаза красивого, высокого молодого человека – Алексашки, она и прошла мимо. Идет назад из магазина и встречает глаза женщины, Зои Зиновьевны. И тут она обомлела: эта женщина сильно походила на ее внука Вову! Просто не передать! Баба Мотя поговорила с ней и пошла домой.

Зоя Зиновьевна сказала, что об Алексашке она спокойно говорить не хочет.

Вечером сон к бабе Моте не шел, перед ее глазами стояли эти два человека: мать и сын. Сказать, что баба Мотя их не знала, значит соврать. Знала она их и давно.

Так вон оно как! А, что если Текира ей соврала?! И правнук бабы Моти является – внуком этой красивой женщины? Так, так, так… И баба Мотя уснула.

Утром она проснулась от воспоминаний. Утро в тот далекий день было солнечное, теплое. Баба Мотя вышла на балкон, встала под солнечные лучи, прикрыла глаза от наслаждения, а когда открыла и опустила их вниз, вздрогнула непонятно почему.

Под балконом стояли двое мужчин. Они говорили и махали руками. Потом отец Алексашки сел в свой грузовик и заехал на газон, и на глазах бабы Моти выпал из кабины мертвый. Толпа сбежалась быстро.

Отчего он умер? Ему сказали, что Алексашка не его сын, что он из двойни. У него есть брат Сеттежа, детектив.

Баба Мотя столкнулась с ситуаций, скорее состоянием здоровья людей пожилого и преклонного возраста. Люди терпят адские боли и почти справедливо считают себя инвалидами. Боль действительно нестерпимая и обезболивающие средства слабо помогают. Организм постепенно сковывается и любое движение ног, рук вызывает пресловутые боли. Кто в этих болях виноват?! В старые времена было одно квадратное радио, и по радио Гордеев проводил зарядку. В наше время общественные зарядки из-за коммерческой нецелесообразности отменены. И это смертельно плохо.

Чтобы не был болей в суставах, нужна элементарная, длительная зарядка! Для лечения рук нужны маленькие гантели. Для лечения ног – нагрузка на ноги. Проще говоря, пожилые люди должны заниматься суставной гимнастикой! Но ее надо вводить в широкие массы подобающей информацией.

Пожилые люди должны и могут восстанавливать мышечную систему, к сожалению, лечение проходит через болезненные этапы, но здоровье стоит того. Больно, никто не услышит, а баба Мотя никому ничего и не скажет.

– И зачем она будет раскрывать на правду людям глаза? – спросила Кателира у Люсмилы, и поняла, что та далеко ее увела от Тора и разговора о нем.

Текира рассказала то, что знала о Люсмиле и ее родителях.

Отец Люсмилы любил одни цветы – тигровые лилии. На дачном участке отца, Ивана Артемовича, из года в год, на одном месте, по одной прямой линии росли тигровые лилии. Остальные цветы на их фоне изображали массовку. Тигровые лилии на высоких устойчивых ножках, распускали свои желто – оранжевые лепестки с темными точками, но главное – тычинки, пестики внутри цветка. На ножках внутри цветка были расположены темно – коричневые, пятнадцати миллиметровые полоски, обладающие свойством – мазать носы.

Мама Люсмилы, Валентина Алексеевна и после смерти отца оставила тигровые лилии на том же святом для них месте. Однажды Люсмила приехала на дачу, а там все было не на месте: дверь сорвана с петель, вещи из домика вынесены и в виде узла лежали в кустах смородины. Мама Люсмилы давно пришла к мнению, что на даче дверь лучше не закрывать на замок, она сделала крючок из проволоки и просто закрывала дверь от ветра, а от людей лучше не закрывать дачную дверь. На даче никто не ночевал, сюда приезжали на световой, водный день. Воду давали три раза в неделю, три раза в неделю на дачах было много людей, в остальные дни здесь хозяйничали неизвестные люди.

Соседи с соседнего участка постоянно просили Валентину Алексеевну продать им участок для разведения цветов. После смерти Ивана Артемовича просьбы стали более настойчивые и соседи из добрых соседей стали превращаться в соседей врагов. На участке Феди, в метре от соседского участка, была сделана артезианская скважина, подкачав насос можно было получить холодную и приятную воду с большой глубины.

Соседи пользовались водой из колодца.

Годы шли, и хозяйкой дачи была уже одна мать Люсмилы, больше родственников рядом с ней не было, а Люсмила жила совсем в другой области. Пожилая, незащищенная женщина с каждым днем все с большей опаской приезжала на свою дачу. Дача ее кормила. Здесь росли кусты: малины, крыжовника, смородины. Было два дерева груши, восемь яблонь, сливы. Вдоль забора всегда рос горох и бобы, на солнечных местах постоянно спела клубника. Плодовый оазис с великолепной землей, которая появилась на месте песка, за долгие годы труда садоводов, трудно было продать добровольно.

Соседи уже много раз посчитали, какой доход можно получать от продажи цветов с участка Валентины Алексеевны, эти расчеты им спать не давали. У соседей участок был мен