Вулкан любви (fb2)

- Вулкан любви (и.с. Шарм) 1.14 Мб, 348с. (скачать fb2) - Патриция Райс

Настройки текста:



Патриция Райс Вулкан любви

Глава 1

Калифорнийская Сьерра.

Октябрь, 1868 года

– Наверное, мне следует убить его.

Эти слова были произнесены спокойным женским голосом с мягким теннессийским акцентом и оттого прозвучали жутковато.

Фургон наехал на камень и резко качнулся, говорившая дернула поводья, а ее спутница, подхватив шляпу, с трудом удержалась на грубом деревянном сиденье.

Октябрьский воздух Сьерры был для такой высоты удивительно тих, но женщины в фургоне не замечали этого. Слишком усталые, чтобы любоваться трепетанием золотых листьев на осеннем ветру, они неотрывно смотрели на дымок за ближайшим холмом. Позади остались две тысячи миль, и конец пути теперь был близок.

– Не стоит, Саманта. Что это даст? Тебя бросят в тюрьму и повесят, а мы станем голодать.

Саманта хмуро улыбнулась. Младшая сестра была очень практична. Бог с ней! Гарриет с ее яркими синими глазами и золотыми локонами фарфоровой куколки действительно обладала первоклассной деловой хваткой. Жаль только, что на лице у нее слишком уж отражались неудачи. Но будь она посерьезнее, как Саманта, она вполне могла бы открыть и собственную торговлю – никто бы не раздумывал на ее месте. А так – мужчины только смеялись над ней, когда она пыталась убедить их, что способна управляться с лавкой.

С другой стороны, Саманта тоже была не слишком-то искушенной и не имела никакой склонности сидеть в старом, затхлом магазинчике и подсчитывать медяки. Нет, она хотела работать на земле и всегда наблюдала за жизнью растений с интересом, который трудно было назвать поверхностным. Отец писал, что обнаружил долину, может, не слишком удачно расположенную, но вполне пригодную для сбора неплохих урожаев. Почва жирная, воды много – настоящее сокровище, лучшего и желать нельзя. Посмотрим. Саманта достаточно хорошо знала отца, чтобы чрезмерно доверять его словам, и теперь ее сомнения стремительно росли при виде каменистой почвы, поросшей хвойными деревьями и кустарником. Но поворачивать обратно уже слишком поздно.

– Ну и как же я должна поступить, когда встречу этого человека? – Саманта вернулась к исходной теме, предпочитая сегодняшние заботы завтрашним. – Вежливо спросить его, что он сотворил с нашим отцом? Улыбнуться и сказать, что мы ничего о нем не слышали с тех пор, как его выгнали из поселка? Потребовать, чтобы он сам его нашел, – иначе мы обратимся к закону? Но насколько мне известно, этот злодей и есть местный закон.

Гарриет бросила встревоженный взгляд на изможденное лицо Саманты. Две тысячи миль пути наложили на сестру свой отпечаток. Саманта, как старшая, всегда была любимицей отца, который мечтал о сыне. Она подражала отцу во всем, с тех пор как вышла из пеленок, и невероятно походила на него. Девушка и раньше-то предпочитала мужскую одежду и мужские занятия, а теперь эти две тысячи миль, тяжелая работа и ответственность за семью придали ей почти мужской облик. От вожжей, которые постоянно приходилось натягивать, управляя непокорными буйволами, ладони покрылись мозолями, ее и без того хрупкая фигурка стала жилистой от беспрестанной гонки за дичью. Поля шляпы не могли защитить лицо от солнца, и веснушки буквально усеяли нос и щеки. Она коротко остриглась, чтобы легче было ухаживать за волосами, но рыжие кудряшки вновь отросли, и теперь только они да грудной голос выдавали в ней девчонку – в штанах и с мальчишескими ухватками.

– Возможно, кто-нибудь уже пристрелил его, – решительно произнесла Гарриет. – Такому человеку на роду написано быть убитым – рано или поздно. И нам останется только найти папу и попросить его вернуться.

Саманта вздохнула. Она нежно любила отца, но знала лучше других, что он никогда не захочет осесть в долине и выращивать ячмень и цыплят. Его беспокойный разум вдохновлялся то одним проектом, то другим, причем дело никогда не доходило до воплощения. Он мог вернуться, чтобы пожить с семьей какое-то время, но надолго бы с ней не остался. Однако сейчас отец и вправду будет совсем рядом.

– Поселок, поселок! – Двенадцатилетний Джек прогалопировал на своем пони вперед, оставив за собой оба фургона и клубы неоседающей пыли.

Пыль встревожила Саманту, но она постаралась не думать об этом признаке засухи и напряженно вглядывалась в россыпь домиков впереди. Девушка с облегчением вздохнула, обнаружив, что это не какие-то сарайчики и палатки, из которых, как показывал опыт, состояли в основном старательские поселки. Прочные глинобитные конструкции определенно производили впечатление постоянства. Нет, отец знал, что делал, выбрав такое место.

Джек умчался, и Саманта недовольно прикусила губу. Ее дяде Вильяму выпало возглавить семью, когда они собирали караван. Вдовец с маленьким сыном, которого нужно было еще растить и воспитывать, он решил, что ему лучше, соединиться с братом в Калифорнии, чем страдать от последствий войны, в которой он даже не участвовал. Но Вильям умер от холеры задолго до того, как фургоны достигли Равнин, и Джек с того времени совсем отбился от рук.

Понимая возбуждение Гарриет и ее сестры-двойняшки Бернадетты, которая ехала с матерью во втором фургоне, Саманта заставила усталых животных двигаться быстрее. Будто почувствовав конец пути, они послушно ускорили шаг.

Несколько дней назад женщины оставили позади часть каравана, следуя распоряжениям, содержащимся в письме Эммануэля Нили. Эта земля должна была стать теперь их новым домом. Отец дал превосходные инструкции, согласно которым поселок старой испанской миссии найти было весьма несложно. Он приобрел права на дом у испанского гранда, который владел землей, полученной им в дар после ухода миссии. Одного описания этого дома было достаточно, чтобы они пустились в путь, даже если бы не существовало других причин.

Солнце уже садилось, когда фургоны со скрипом и скрежетом съехали с холма. Они подняли тучи пыли, но поселок, облитый тающим золотистым светом, остался тихим и безмятежным. Дом, в котором помещались отель и фактория, оказался точь-в-точь таким, каким его описал Эммануэль: сложенная из саманного кирпича нижняя половина затенена галереей второго, деревянного, этажа. Как и сообщал Эммануэль, поселок был выстроен вокруг площади и все еще напоминал старую миссию. Отель – с одной стороны площади; конюшня, кузница и мастерская сбруйщика образовывали большую часть противоположной. Впрочем, третьей стороной вместо церкви служил прелестный старый дом с покосившимся портиком и застекленными окнами. Рядом в пыли росло несколько деревьев. Это и было их жилище.

Почти успокоенная тем, что отец, похоже, и вправду нашел для них приличное помещение, Саманта некоторое время осматривала другие дома. Она не могла бы сказать, были они магазинчиками или жильем, но большинство из них выглядело весьма основательно, имело глинобитный фундамент и черепичную крышу. Несколько деревянных хижин рассыпались по улицам в стороне от площади, но все это определенно не походило на старательский поселок. В горах она видела их достаточно. Отец в письмах красочно расписывал некоторые занятия горняков, да так, что их утонченно воспитанная мать просто теряла дар речи. Нет, она никогда не смогла бы жить среди таких грубиянов!

Так уж вышло, что отец Саманты не рассказывал о своих новых соседях, и в этом было что-то тревожное. Правда, в последнем письме он поведал о стычке с неким Слоаном Толботтом. Этот человек, должно быть, представлял какую-то угрозу – даже если описание отца и не свидетельствовало об этом прямо. Жадный, злой и жестокий, судя по письмам, он казался последним человеком, с которым хотелось бы свести знакомство. Но только о нем единственном они хоть что-то знали. И именно этого человека Саманта и собиралась убить.

Пока фургоны, поднимая пыль, медленно въезжали в поселок, несколько человек показались на свет Божий из темных, пещерообразных дверей взглянуть на новеньких. Послышался резкий свист, и любопытных прибавилось.

Саманта почувствовала себя крайне неловко, краешком глаза следя за ними. Их было уже больше пятидесяти, и все до единого – мужчины. Стараясь не думать, что им противостояли только четыре женщины и мальчик, Саманта придала лицу угрожающее выражение и многозначительно поправила пояс с пистолетом. Она помолилась, чтобы ее приняли за мужчину. Свободная клетчатая рубаха, кожаный жилет и сдвинутая на лоб шляпа на какое-то время должны были ввести их в заблуждение. Девушка нащупала ногами винтовку на дне фургона и пододвинула ее поближе.

Услышав свист и резкие выкрики, Саманта стиснула зубы. Бернадетта, должно быть, сняла шляпку. Саманта бросила быстрый взгляд на Гарриет, но практичная сестра цепким, как обычно, глазом исследовала свой новый дом, не замечая всеобщего любопытства. Неплохо, должно быть, привыкнуть к мужскому вниманию настолько, чтобы не замечать его. Остановив буйволов в тени единственных деревьев поселка, Саманта с нетерпением поискала глазами Джека.

Его нигде не было, но пони оказался привязанным к столбу у портика. Мужчины уже направлялись по площади к первому фургону, когда остановилась повозка матери. Перехватив ружье, Саманта спрыгнула на землю и направилась к ней. Гарриет она скомандовала идти следом: пока фургоны отгораживают их от толпы, женщины смогут проскользнуть в дом. Саманта хотела добраться до матери и Бернадетты прежде, чем их окружат любопытные.

Элис Нили подбирала юбки, чтобы выбраться из фургона, не без опаски. Бернадетта любовалась тенистым портиком их нового дома, не слушая предостережений матери и не замечая толпы зевак, как и ее сестра-близняшка.

– Я проведу ее в дом, Сэм, – сказала Элис, заторопившись к коренному буйволу. – Но как держать этих мужчин на расстоянии, я не знаю. Нам потребуется их помощь, чтобы разгрузить фургоны. Отвлеки их работой и предложи плату, а я посмотрю, что можно сделать.

Инстинкт самосохранения подсказывал Саманте вести себя так, будто перед ней зулусское племя людоедов. По крайней мере там, в Теннесси, она помнила великое множество назойливых поклонников, которые приходили с единственным намерением – взглянуть на сестер, и она знала уже достаточно, чтобы научиться сдерживать их пыл. С тех пор как Нили решили двинуться в Калифорнию, это стало непрерывным сражением. В караване были и другие женщины, но ни одна из них не пользовалась таким же успехом. А здесь, в Калифорнии, нехватка женщин ощущалась в любом поселке на всем их пути. Старатели размахивали перед девушками мешочками с золотом, чтобы привлечь их внимание. Менее щепетильные прокрадывались по ночам на стоянки, чтобы похитить их. У Саманты были все основания опасаться толпы этих гремучих змей в штанах, которые теперь приближались к ним.

Саманта взглянула на толпу и перехватила винтовку. Они смотрели на нее с любопытством щенков. Местный пьянчужка, держа в одной руке бутылку виски, предварительно отерев другую о край жилета, вежливо протягивал ее для пожатия. Он был невысок и жилист, с копной нечесаных светлых волос – и с пистолетом на поясе, спускавшимся на узкие бедра. Настоящий разбойник.

Саманта проигнорировала его жест и, ухмыльнувшись, направила винтовку на другого, который осмелился подойти слишком близко. Он возвышался над ней с такой же, как у нее, ухмылкой, но она заметила странную искорку радости у него во взгляде.

– Слоану это совсем не понравится, – объявил он без предисловий и добавил: – Добро пожаловать в Толботт!

Он, наверное, хотел добавить «сэр», но быстрый взгляд на рыжее создание заставил его усомниться в правильности выбираемой формы обращения.

Прежде чем Саманта успела ответить, вперед выступил другой человек, пожилой, сутулый и основательный. Его прямые темные волосы были заплетены в индейские косы, глаза на обветренном, темном, как грецкий орех, лице смотрели не мигая, и Саманта увидела в них мудрость и страдания прожитых лет. Он пробормотал что-то невразумительное и направился к буйволам.

Саманте не нравилось, когда индейцы слишком близко подходили к их скоту. Опыт этого похода подсказывал, что индейцы и скот имеют обыкновение очень скоро отбывать в одном и том же направлении – к сожалению, не в том, которое выбирала хозяйка.

Она повернулась, чтобы остановить его, когда за домом внезапно возник и стал быстро распространяться во все стороны угрожающий гул. Через мгновение поселок содрогнулся от страшного взрыва, и в небо ударил столб дыма и пыли.

– Джефферсон Нили! – закричала Саманта, устремляясь к дому.

Глава 2

Высокий человек, который приветствовал их, схватил лопату и побежал за Самантой. Остальные ринулись за баграми, кирками и прочим при первой же вспышке огня, ударившего вверх. Саманта едва не упала в покрывавшую все пыль, на бегу поворачивая за угол, но устояла и увидела обрывки горящей бумаги, которая летела в стороны и угрожала поджечь только что обретенный дом.

– Джефферсон Нили! – крикнула она еще раз и увидела племянника как раз там, где и ожидала, – прямо в центре всего этого хаоса.

Черное кольцо дыма еще клубилось вокруг него, но он отнюдь не казался напуганным. Пока Саманта не оттаскала его за ухо, парнишка даже не чувствовал своей вины.

Высокий с лопатой засыпал пылью слабеющие языки огня. Другие спешили присоединиться к нему, размахивая кирками и баграми. Явное отсутствие воды – даже чтобы погасить пламя – снова насторожило Саманту. Что же это за место такое?

Не желая впадать в панику, Саманта резко развернула племянника к себе:

– Чем, черт возьми, ты занимался?

– А-а-а! Сэм, пусти меня! Я ничего не сделал! – Джек вытер круглое лицо грязным рукавом. – Я только хотел устроить салют по случаю, как это делал папа Четвертого июля.

Саманта хотела посуровее наказать его и уже схватила было за воротник, но, услышав жалобное нытье, отступилась. Он, вероятно, прятал порох все это время, пока фургоны пересекали страну, чтобы устроить праздник, когда они наконец прибудут на место. Так поступил бы и его отец, будь он жив и окажись здесь. Нили всегда отличались любопытством и никогда – осторожностью.

– Нужен мужчина, чтобы хорошенько проучить его, – подал голос высокий, отирая со лба пот и выступая вперед. – Доктор Кол Рэмси к вашим услугам, мэм.

Он протянул руку для приветствия.

Саманта замерла. Ее маскировка действовала только до того момента, как она открыла рот. Моля Бога, чтобы этому человеку можно было доверять, она пожала протянутую руку.

– Саманта Нили, сэр, а это мой кузен Джек. Остальные мужчины уже стояли вокруг, называя себя, дружелюбно что-то выкрикивая и оглядывая девушку, будто она была призовой телкой. По всей видимости, здесь жил отчаянный народ. Она старалась не смотреть на дом, где мать спрятала сестер. Ее только тревожила мысль, что женщин в поселке, похоже, недостаточно и некого было призвать на помощь.

– Извините нас, джентльмены. Мы не думали наделать здесь такой переполох своим прибытием.

Саманта старалась успокоить мужчин. При звуках женского голоса они замерли, но их пристальное внимание смутило ее, и она попыталась вежливо от них отделаться:

– Сердечно вам благодарны, но уже поздно, а нам еще нужно распаковываться. Если кто-нибудь поможет разгрузиться, мы с радостью заплатим.

Едва она произнесла последние слова, как несколько мужчин помоложе отделились от толпы и бросились к фургонам. Кто-то из оставшихся спросил:

– Вы умеете готовить, мэм?

Конфузясь под неотвязными взглядами, Саманта все же взяла себя в руки.

– Конечно, умею. Разве я выгляжу беспомощной? Рэмси постарался сгладить неловкость:

– Он имеет в виду, что мы не нуждаемся в оплате, но не отказались бы от домашней пищи.

О Боже! Сердце Саманты опять упало, и она взглянула на дом. Всем им всегда нужна помощь! Но сейчас мать умирала от усталости, а девушек следовало держать подальше от чужих глаз. Переведя дух, Саманта попробовала еще раз:

– Мы были бы рады сделать все, что надо, но у нас не так много запасов…

Не успели эти слова слететь с ее губ, как кто-то закричал:

– У меня есть цыплята! В фактории есть мука!

– А у меня сохранились консервированные персики! И прежде чем она успела что-либо ответить, мужчины уже бросились за продуктами.

Похоже, чтобы оплатить разгрузку двух фургонов, надо было накормить весь поселок.


– Думаю, тебе не стоит пока выходить из дома, Саманта, – заметила Элис Нили, с утра уже колдовавшая над остатками вчерашнего ужина. – Люди настроены довольно доброжелательно, но кто знает, что произойдет, если ты выйдешь к ним одна.

Саманта и без того ощущала крайнее беспокойство. Восторги Эммануэля потеряли всякий смысл с того самого дня, как он оставил это место. А может, он и не делал этого, по крайней мере самостоятельно? А если кто-то убил его, то не сохранил ли убийца вражды ко всему семейству Нили?

Смерть витала совсем рядом, и казалось, самое лучшее – это спрятаться. Необходимость в отце ощущалась как никогда, но большую часть жизни Саманта его не видела и умела справляться сама. Она не была мечтателем, подобно отцу. Она была добытчицей и обеспечивала семью.

– Я надену пояс с пистолетом и возьму винтовку. Непохоже, чтобы кто-нибудь собирался приставать ко мне. И потом, еще рано, чтобы кто-то из них уже был на ногах. Я вернусь до того, как они обложат дом, обещаю.

Элис слабо улыбнулась:

– Доктор Рэмси держится как джентльмен. Ты как будто чем-то тронула его?

Чувствуя неловкость от такого замечания, Саманта переминалась с ноги на ногу, ожидая, когда можно будет уйти.

– Я никогда прежде не встречала таких докторов. Мужчины здесь другие. И мы еще воспользуемся этим, я уверена.

Мужчины повсюду одинаковы, и Саманта не смогла бы «воспользоваться этим», но она согласно кивнула и выскользнула из дома. Мужчины и мысли о них вызывали тревогу, но в седле и с оружием она чувствовала себя увереннее. В предрассветном лесу не надо будет думать ни о них, ни об их лицемерии, ни об их недвусмысленных прикосновениях. Она представит себе, что единственные на земле живые создания – это поющие в листве птицы да кролики, которых она собиралась настрелять к обеду.

Солнце в горах встает медленно, но Саманта с удовольствием покачивалась в седле, пробираясь по усыпанным хвоей тропинкам, и с наслаждением вдыхала свежий лесной аромат. Настоящий рай! Даже не хочется нарушать всю эту красоту выстрелами. Может, когда-нибудь какой-нибудь индеец научит ее пользоваться луком и стрелами. Так гуманнее.

Погруженная в свои мысли, она не сразу заметила впереди тень, скользящую от дерева к дереву. Глаза ее сузились: ни одно известное ей животное не двигалось так неловко; это скорее всего человек.

Взяв винтовку наперевес, Саманта отпустила поводья и съехала с тропы, направляясь к поляне, ибо незнакомец двигался туда же. Возможно, он обнаружил там уток в пруду? От этой мысли у нее даже слюнки потекли. Она спешилась, привязала лошадь к дереву и, укрывшись у края поляны, взглянула перед собой.

Никакого пруда. Девушка разочарованно вздохнула, но осталась на месте, и то лишь потому, что знала: другой охотник затаился где-то рядом и вот-вот выстрелит. Но единственным животным, которое она видела, был оседланный конь: наклонив голову, он пил воду из маленького ручейка. Странно, в этих горах достаточно дичи, чтобы еще и охотиться на оседланных лошадей.

Лишь мгновение спустя Саманта увидела рядом с конем спешившегося всадника. Она вскрикнула, предупреждая его об опасности, и прицелилась в затаившегося охотника. Но тот выстрелил первым.

Испуганный конь заржал и взвился на дыбы. Саманта послала пулю в сторону нападавшего, предупреждая новый выстрел. Человек у ручья тоже выстрелил и пошатнулся. Таинственный охотник успел, однако, исчезнуть. К ужасу Саманты, незнакомец упал на колени, выронив ружье, а его конь вновь поднялся на дыбы.

Не думая об опасности, Саманта выскочила из укрытия. С дикими от испуга глазами конь яростно гарцевал рядом с упавшим хозяином. Шумно выпуская воздух, огромный жеребец, норовистый и очень возбужденный, неистово тряс нечесаной гривой. Такой в пять минут мог растоптать человека.

Схватив его за поводья и бормоча ласковые слова, чему она научилась от отца, девушка отступила назад. Лошади были ей не в диковинку. Отец владел лучшим в стране заводом, пока не начал новое дело. Жеребец испуганно фыркал, пытаясь освободиться, но она терпеливо успокаивала его. Все еще подрагивая, он наконец остановился.

Теперь девушка обернулась к раненому. Он по-прежнему стоял на коленях, пытаясь подняться. По руке его из раны в плече стекала кровь. Это был настоящий великан – мужчины огромнее, чем этот, ей еще не попадались. А может, он казался большим просто потому, что был близко и нуждался в помощи? Как бы там ни было, когда она подошла к нему вплотную, у нее от страха перехватило дыхание и сжалось сердце.

– Обнимите меня за плечи. Я помогу вам взобраться в седло.

Ответом был затуманенный болью, презрительный и холодный взгляд, стоило лишь ей опуститься на колени.

– Я справлюсь сам. Ступайте, откуда пришли. Задетая такой грубостью, Саманта сначала решила так и поступить. Махнуть рукой – пусть сам тут возится. Однако не в ее правилах было оставлять в беде беспомощных. Холодно улыбнувшись, она вытащила у него из кармана платок и плотно прижала к ране.

– Теперь понятно, почему вас хотели пристрелить. Держите платок, надо унять кровь. – И не спрашивая уже ни о чем, она положила его здоровую руку себе на плечи, помогая встать.

Он и вправду был очень тяжелым. Поднявшись на ноги, Саманта вся изогнулась под его весом. Она было решила, что он нарочно навалился на нее всей тяжестью, но покосившись, увидела, как закрылись от боли его глаза. Платок не помог, и кровь опять потекла по рукаву темной рубашки.

Саманту беспокоила кровопотеря, но надменная искорка из-под его прикрытых век заставила ее выпрямиться.

– Так я вряд ли вам помогу. Нет ли тут поблизости местечка, где можно было бы вас оставить, пока я позову на подмогу?

Он пристально посмотрел на девушку. Нет, клетчатая рубаха и жилет больше его не обманывали: перед ним стоял отнюдь не мальчишка. Он медленно кивнул:

– Выше по тропе – хижина. Я попытаюсь добраться до нее.

Саманта с облегчением вздохнула – по крайней мере ее помощь больше не отвергают. Жалея, что не сообразила перевязать рану до того, как подняла несчастного, она двинулась в указанном направлении. За больными всегда ухаживала мать, у нее самой опыта не было.

Шатаясь от напряжения, они молча поднимались по пыльной тропе в сосновом лесу. Для убийцы, будь он еще поблизости, они представляли великолепную мишень, но он явно сбежал, едва обнаружил свидетеля. Очко в ее пользу, думала Саманта, еле передвигаясь под тяжестью незнакомца. Увеличить счет можно было, наверное, только поставив ей в заслугу то, что она еще не рухнула на землю. Интересно, хватит ли у нее сил добраться до места?

Хижина казалась не более чем грудой неровно сложенных бревен, но все же была хоть каким-то укрытием. Тем не менее оставлять раненого в таком месте, пока она сходит за помощью, было как-то тревожно.

Он соскользнул на подобие низкого ложа у стены. Глаза его вновь закрылись, и прядь темных кудрей упала на лоб, подчеркнув бледность лица. В панике Саманта выхватила платок из его обессилевших пальцев и попробовала прижать к зияющей ране в плече, но кровь и грязные обрывки ткани мешали, и она плохо представляла, что делает.

– Надо сходить за помощью. Я не знаю, что делать.

На ней не было даже нижней юбки, чтобы разорвать на лоскуты для перевязки. Что делают мужчины в такой ситуации? Да, рвут рубашки. Окрыленная этой мыслью, она оглянулась вокруг в поисках чего-нибудь похожего.

– Снимите мою рубашку. Используйте чистую сторону. – Его слова походили скорее на стон, чем на распоряжение, но эффект возымели тот же.

Стиснув зубы, Саманта расстегнула пуговицы у него на рубашке, мельком удивившись ощущению дорогого черного батиста под пальцами, и тотчас отшатнулась, увидев мощное тело.

Отец был единственным мужчиной, которого ей как-то пришлось раздевать до пояса, но этот человек выглядел иначе. Темные волосы вились на широкой, загорелой дочерна груди, отлитой, казалось, из стали. Он содрогнулся от боли, когда она прикоснулась к нему, и от страха ей захотелось отдернуть руку.

О, если бы она могла работать с закрытыми глазами! Переведя дыхание, девушка стянула рукав со здоровой руки. Если бы ей удалось теперь разорвать эту рубашку на спине, избавиться от всего остального было бы легко, но ткань оказалась добротной, и порвать ее было не просто.

– Вам придется сесть. Иначе я просто не смогу ее снять.

Он не стал тратить силы на слова и постарался помочь девушке, опираясь на неповрежденную руку. Оставалось лишь отделить ткань, прилипшую к ране. Саманта замешкалась, и он чертыхнулся.

Откинувшись на тюфяк, раненый открыл глаза и посмотрел на девушку с отвращением. Затем здоровой рукой перехватил рубашку и рванул что было сил.

– Там нож, в моем сапоге. Отрежьте лоскут и туго замотайте вокруг раны. Это остановит кровь.

Если бы он так явно не боялся потерять сознание, Саманта ответила бы ему, что он и сам может это сделать. Она не привыкла действовать по команде и определенно не подчинилась бы человеку, который смотрел на нее, как на жалкий комок грязи. Но он, несомненно, знал, что делать, а она – нет, и потому пришлось подчиниться.

Мужчина охнул от боли, когда она приподняла его, чтобы завести материю за спину. Стиснув зубы, он молчал, пока она изо всех сил затягивала полотно, прижимая его к импровизированной прокладке из платка.

– Ну, довольно. Скачите обратно и найдите Краснокожего Джо. Да угостите его кофе перед дорогой. Об остальном он позаботится сам.

Саманта недоверчиво взглянула на незнакомца. Он вот-вот упадет в обморок от боли и потери крови. Врач – вот кто был ему нужен, а не какой-то индейский знахарь.

– Краснокожий Джо? Старый индеец? Разве он справится с лошадью? Почему бы не позвать доктора Рэмси?

Человек поморщился:

– Рэмси не пойдет. Старый индеец – это Вождь Койот. – Он произнес «Кай-йоут». – Койот скажет, где найти Джо.

Саманта не стала спорить с человеком, который умирал от сильного кровотечения. Без дальнейших разговоров она выскользнула из хижины и бросилась вниз, к лошадям на поляне.

Ее пациент лежал на топчане, тяжело дыша и прислушиваясь к звуку удалявшихся шагов. Откуда, черт возьми, тут взялась женщина, и что это вообще за женщины, которые носят штаны вместо юбок? Но он до конца дней своих не сможет забыть эти встревоженные, ослепительно синие глаза. Слишком давно никто не смотрел на него так сочувственно. Он точно знал, что и эти глаза уже не взглянут на него по-другому – стоит ей только добраться до поселка.

Когда боль становилась невыносимой, мужчина старался вообразить ее непокорные рыжие локоны и юную грудь, стиснутую тонкой клетчатой материей. Может, теперь женщин лепят из другого теста? Надо выжить, чтобы узнать это.

Глава 3

– Единственный, кто мог быть в лесу в такое время, – это Толботт. Как он выглядел?

Доктор был, очевидно, с похмелья. Он не успел ни побриться, ни даже застегнуть нижнюю шерстяную рубашку, наспех заправленную в штаны. Он тер осоловелые глаза и откидывал падавшие на лоб волосы. Саманта едва сдерживала нетерпение.

– Крупнее вас, с темными волнистыми волосами. Какое это имеет значение? Если ему не помочь, он погибнет от потери крови. – Она старалась не думать о ненавистном имени, которое упомянул доктор. Она просто не могла испытывать ненависти к умирающему. Но дело не терпело отлагательства, и в голове девушки все смешалось.

– Это Толботт. Пусть подыхает! Воздух станет чище. – Рэмси без дальнейших объяснений захлопнул дверь перед ее носом.

Саманта в полном смятении уставилась на закрытую дверь. В тех местах, откуда она приехала, люди себя так не вели. Целую минуту она колотила в дверь, пока не поняла, что доктор не откроет. Она могла бы заставить его идти с ней под дулом пистолета, но дорога не ожесточила ее до такой степени. Да и какой прок от человека, которого держат на прицеле?

Слоан Толботт. Черт! Ей надо было догадаться. Но ни ненависть, ни злоба, которыми он, вероятно, отличался, не оправдывали бездействия, да и нельзя же оставить его умирать просто так! Если уж она решится убить его, злодей должен узнать, почему.

Испытывая ярость и страх одновременно, она через площадь помчалась к матери. Она даже не знала, где искать Вождя Койота или Краснокожего Джо, совершенно бесполезных, по-видимому, в данном случае.

Несколько минут спустя она так же растерянно смотрела на мать.

– Я? Ты хочешь, чтобы туда пошла я?! И что я буду делать? Нет. Я дам тебе бинты и все прочее и пошлю Джефферсона за твоим индейцем – или как его там. Если прежде в него надо влить кофе, то, видимо, он не скоро доберется до места. Вряд ли твой раненый протянет так долго.

– Но ты же знаешь, как делаются эти дела, а я – нет. Лучше бы мне поискать Вождя Койота, а ты в это время поможешь раненому.

– Но я даже не знаю, где он, и не умею, как тебе известно, ездить верхом! Нет, делай, что я сказала. Возьми корзинку, а я подготовлю бинты.

Боже праведный, помоги и дай силы и терпение вернуться туда опять, молилась Саманта, слушая короткие инструкции и глядя, как наполнялась корзинка. Она умела ухаживать за жеребятами, помогать при отеле, но к раненому человеку ей пришлось идти впервые, да еще к такому огромному и жестокому. Легче было встретиться с неизвестным, который стрелял в лесу, чем снова увидеть своего пациента.

Но через несколько минут она уже была в седле с притороченной к нему корзинкой и с ружьем в руке. Саманта с огромным удовольствием пристрелила бы любого, кто вознамерился бы ей помешать, – например, того лесного сукина сына, который втянул ее в это дерьмо. Ну а если бы он ей не попался, застрелить можно и этого, в хижине, – и освободить его от мучений.

Он смотрел на нее, как на червя в яблоке. Говорил с ней, как с безрукой идиоткой. И не испытывал ни грана благодарности за помощь. А ведь казалось бы, что должен благодарить уже за одно то, что она вообще решилась предупредить его там, на поляне. Она ведь просто могла позволить неизвестному стрелку добить его.

Бормоча все это себе под нос, Саманта изо всех сил хмурилась, чтобы хватило храбрости взглянуть в глаза несчастному, когда она доберется до хижины. Жутковатая перспектива открыть дверь и обнаружить его мертвым была все же лучше, чем оставаться в неведении.

Распахнув дверь ударом ноги и крепко сжимая винтовку и корзинку, она предусмотрительно осмотрела хижину изнутри. Здесь было очень мало места, чтобы прятать кого-либо еще. Поставив под дверь сапог, чтобы она не закрылась и внутри стало светло, девушка подошла к раненому.

Казалось, он спал. Щетина на подбородке была гуще, чем у доктора, и оттеняла бледное лицо. Волосы его скорее были темно-каштановые, нежели черные, и вились даже больше, чем у нее. Она усмехнулась. Ей не нравились ее кудряшки, но женщинам все же полагались локоны. Можно было побиться об заклад, что ему не однажды приходилось выслушивать шуточки на сей счет.

Кровотечение, похоже, остановилось, но мать предупреждала, что после перевязки может возобновиться. Ей казалось разумным не трогать рану и оставить все как есть, но в ране, бесспорно, была грязь, и ее следовало промыть. Она встревоженно взглянула на его спину: мать говорила, что там, возможно, есть выходное пулевое отверстие, а если нет, застрявшую в теле пулю надо удалять. Отверстия видно не было, хотя не исключено, что его прикрывает рубашка.

Она попробовала как можно аккуратнее снять с раны временную повязку, но когда потянула материю за край, раненый застонал и открыл глаза.

– Где Краснокожий Джо? – От боли слова его звучали еле слышно, но достаточно грубо, чего говоривший, по-видимому, и добивался.

– За ним послали Джека. Не думаю, что вы обошлись бы без перевязки в ожидании, когда появится ваш индеец.

Это было очевидно. Сморщившись от боли, раненый откинулся назад на свое ложе.

– Вы не сможете вынуть пулю. Просто промойте рану спиртом и перевяжите снова.

Напрасно он сказал эти слова Нили. Последний раз Саманта слышала нечто подобное, когда заарканивала и связывала телку, посрамив недоумка, который не поверил, что она сделает это быстрее, чем он. И лишь небо знает, каким несметным числом поделок и изобретений был захламлен их дом – только оттого, что кто-то говорил отцу, мол, тот «не сможет» подать горячую воду в умывальник, или сбить масло машиной, или еще что-нибудь в этом же роде. Ни один Нили никогда не уклонялся от вызова.

– Может, хлебнете, прежде чем я начну? – Одной рукой Саманта подала ему бутылку виски, вынимая другой скальпель из корзинки.

Слоан взглянул на скальпель, потом на рыжую девицу – явно не в своем уме – и потянулся за бутылкой. Несколькими глотками он утолил жажду и вернул бутылку.

– Вы понимаете, что собираетесь делать?

– Нисколько. – Саманта нарочито весело погрузила скальпель в виски и взмахнула им, подражая матери. Ей начинала нравиться эта игра, особенно после того, как она узнала, что перед ней человек, из-за которого отец покинул поселок.

Молча, с холодной яростью следил он за ее энергичными движениями, открывая рот только по необходимости.

– У вас есть чем остановить кровь? Или вы, черт побери, будете ждать, когда меня зальет, как свинью под ножом?

Мужчина осушил четверть доброго кентуккийского бурбона, но говорил вполне связно, давая ей понять, какой обладал выдержкой. Отец не любил пьянства, но раненому такие дозы были, очевидно, нипочем.

Она вытащила вату, которую мать предусмотрительно положила в корзинку. Он одобрительно кивнул.

Следуя коротким указаниям раненого, Саманта сделала в ране надрез и прижала его тампоном. Ей казалось, что оперируемые должны скорее кричать от боли, нежели давать хирургам инструкции, но Толботт знал, что делать, а она – определенно нет. И не только не знала, но и ощутила ужас, погружая скальпель в живую человеческую плоть. Это ей хотелось кричать.

Саманта уговаривала себя, что вынимать пулю – все равно что свежевать белку, но едва удержалась от тошноты при первых же каплях крови. Белки были по крайней мере мертвы к моменту свежевания. И они не могли для устойчивости поддерживать того, кто их резал, такими железными руками. И они не стискивали зубы, подавляя стон и направляя ход операции.

Она готова была разрыдаться, когда скальпель наткнулся наконец на что-то твердое, а Толботт, вскрикнув от боли, потерял сознание. Уже не стесняясь слез, девушка стала освобождать пулю, застрявшую в мягких тканях. Кровь хлестала отовсюду. Саманта почти не видела, что делает. Но она держала эту чертову пулю и чувствовала, что та поддается. Саманта не посрамила клан. Она смогла выполнить задачу.

Вовремя догадавшись промыть пинцет виски, она еще раз раздвинула рану, захватила пулю и выдернула ее.

В конце концов, это ничуть не труднее, чем вынуть занозу. Но от этой мысли слезы отнюдь не иссякли, они уже ручьями катились по щекам. Она смахнула их рукавом и попыталась вспомнить, как промывать и тампонировать разрез. И мать, и Толботт говорили об этом. Крови, похоже, и в самом деле больше, чем при забое свиньи.

Но уже одно то, что раненый жив и грудь его вздымалась от частого дыхания, придавало ей уверенности. Девушка не призналась бы себе, что ей понравилась эта грудь, выпуклая и твердая, непохожая на те, что она видела у других мужчин. И живот его, тоже весь в мышечной броне, напоминал чем-то стиральную доску. Ее взгляд упорно возвращался к завитку волос у пупка, но она продолжала работать, стараясь ни о чем больше не думать.

Рука, которая ее поддерживала, ослабила хватку, когда Толботт потерял сознание, и Саманте не на что было опереться. Она всегда считала, что отец очень силен, но теперь, почувствовав силу этой руки, поняла, что ей просто не с кем было сравнивать. Толботт так вцепился в нее, что ей вряд ли хватило бы сил вырваться, если бы он не отключился. Это был настоящий живой капкан.

Ну, сейчас не такой уж живой, конечно. Одни заботы прошли, появились другие. Она остановила кровь, промыла и перевязала рану, но сознание к нему не возвращалось, а Краснокожего Джо все не было. Что же делать?

Девушка немного подождала. Понаблюдала, как вздымается его грудь. Внезапно, почувствовав зуд по всей коже, она решила сбегать к ручью, чтобы умыться и принести сюда воды. Он все еще лежал с закрытыми глазами, лишь время от времени подрагивали мимические мышцы. Холодной водой она протерла ему лоб, и он опять успокоился.

Глядя на массивные челюсти мужчины, она представила, как он в один присест откусывает ей палец. Нос когда-то ему, видимо, сломали: была заметна горбинка в том месте, где кости немного неправильно срослись. Темные густые брови подчеркивали его суровый нрав, но сейчас во сне он выглядел довольно мирно. Она заметила глубокую царапину над губой и улыбнулась. Может, потому он и не брился?

Но вот, к ее облегчению, снаружи послышался топот копыт. Подхватив ружье, она шагнула вперед и выглянула за дверь.

К хижине приближался пьяный человек с винтовкой, тот самый разбойник, которого она уже видела. Он ехал верхом, стараясь держаться как можно прямее, очень аккуратный с виду – даже волосы его казались смоченными водой и были причесаны. Но похоже, он испытывал не меньшие муки, чем пациент Саманты, правда, по другой причине. Поравнявшись с хижиной, он попытался галантно поклониться и едва удержался в седле. Тем не менее всадник ловко соскользнул вниз и посмотрел на ружье девушки своими красными глазами. Он тоже был небрит. Саманта знала, что вдали от женщин мужчины не заботятся о таких тонкостях. В его длинных светлых волосах мелькала седина, но это ничего не говорило о его возрасте.

– Милая женщина, я мог бы выстрелом выбить оружие из ваших ручек, и вы даже не сообразили бы, что произошло. Не будет ли вам угодно отвести ствол немного в сторону?

Саманта чуть не рассмеялась, но что-то в его глазах остановило ее. Она вежливо опустила винтовку. Краснокожий Джо был едва ли выше ее и скорее жилист, чем широк в плечах. Она могла запросто сбить его с ног, если бы захотела. Его счастье, что не захотела.

– Я могу называть вас мистер Джо?

Он расслабился, и кривая улыбка сделала его почти симпатичным.

– Просто Джо для меня привычней. Ваша матушка – замечательная женщина, а ее кофе, должно быть, сварили на небесах.

Так. По крайней мере он соображает. Саманта отступила в сторону, приглашая его войти.

– Я удалила пулю и перевязала его, но он без сознания.

– Неправда. Можете быть свободны. – Голос Слоан, казалось, исторгался из глубин ада.

Саманта помрачнела, и ей захотелось пнуть его поклажу ногой – но не так она была воспитана. Стерпев его грубость, она сказала:

– Я удаляюсь, ваше высочество. Не трудитесь благодарить меня, – и вышла за дверь, ничуть не рассчитывая на его благодарность.

Когда женщина вышла, Слоан, ощутив молчаливое неодобрение Джо, атаковал первым:

– Что делает в поселке женщина? Уж и на несколько дней нельзя отлучиться без того, чтобы что-нибудь не произошло!

– Она не одна, их целых четыре, и все – пальчики оближешь! Эта, что ушла, самая плохонькая. – Джо, правда, выразился куда грубее: стесняться было уже некого.

Слоан со стоном откинулся назад. Если уж эта мегера была «самой плохонькой», остальные, должно быть, прекраснейшие из смертных. Быть не может! Джо скорее всего был пьян, когда видел их. Он ведь всегда пьян.

– Не такая уж она плохонькая, – отозвался Слоан.

– Но у нее на лице полно веснушек! – Джо, ухмыльнувшись, пододвинул стул, не потрудившись вынуть из кармана свое лечебное виски.

– Не заметил. Как ее звать?

Джо, может, и был пьян, но дураком явно не был.

– Сэм. Эти ее волосы – они рыжие, как солнечный закат.

Сэм. Слоан покрутил это слово в мозгу, что немного отвлекло его от боли.

– Саманта, – решил он наконец. – Никто не назовет свою дочь Сэм. И волосы у нее вовсе не рыжие.

Глубже по оттенку. Может, русые или каштановые с золотом. Как женщины называют этот цвет?

– Рыжие. – Широко улыбнувшись, Джо забросил ноги на тюфяк и откинулся на спинку стула. – Хочешь, отрежу показать?

– Сам справлюсь, как только встану на ноги. Джо вовсе не это хотел услышать. Он грубо пнул тюфяк и потянулся за виски, не обратив внимания на стон раненого.

– И чего я торчу тут с тобой, в этой дыре? Давно бы уже ушел в Сан-Франциско, где чертова пропасть женщин!

– Да я тебе плачу, вот потому и торчишь!

И, как если бы это было последнее слово на любую возможную тему, Слоан закрыл глаза, давая понять, что разговор окончен.

Глава 4

– Ты извлекла пулю сама?! – Джек во все глаза смотрел на свою неразговорчивую кузину. Будучи девицей, она сильно проигрывала в его глазах, уродись она мальчишкой – ей бы цены не было.

– Да. – Саманта откинула непокорную прядь со лба и продолжила чистить ружье. Прошло уже двадцать четыре часа, как она оставила этого монстра в хижине, и с тех пор о нем ни слуху ни духу. Она всегда доводила дело до конца, но он выгнал ее, так стоит ли лезть на рожон?

Джек сосал лакричную палочку.

– В салуне говорят, что он настоящий медведь. Мужчины об заклад бьются, умрет ли он и когда.

Саманта бросила на кузена сердитый взгляд:

– Что ты делал в салуне? Он невинно пожал плечами.

– Все мужчины ходят в салун. Там здорово! Меня собираются научить играть в бильярд.

Святители небесные! Они приехали в город, где нет никого, кроме этих нечестивых мужланов, и каждый из них – скверный пример для мальчишки. Пьяницы, игроки, бильярдисты. Неудивительно, что здесь нет церкви. Что, черт возьми, нашло на отца, когда он покупал дом в таком месте?

– Делать им нечего – вот целыми днями и болтаются по салунам, – сказала она ворчливо, собрав и щелчком выпрямив ружье.

– Они болтаются там только вечерами, когда действительно нечего делать. Многие из них работают на Толботта. Он владеет лесопилкой, и кузницей, и отелем, и всем. Занимается лесозаготовками и рудниками где-то в горах. У него скот, овцы и свиньи. И еще что-то. Они работают! – Джек с жаром вступился за своих новых знакомых.

Конечно, они работают. Вот почему у них было время крутиться у портика и ждать, когда выйдут сестры. Вот почему кто-нибудь из них всегда толокся у дверей с вопросом, не нужно ли чем помочь. Они работали. Где хотели и когда хотели. Такими уж были мужчины.

Саманта взглянула на мать, которая выходила на задний двор, вытирая руки о передник. Обе посмотрели на чистое голубое небо без единого облачка, но ничего не сказали. Бочки для дождевой воды давно пусты, единственным колодцем в поселке был тот, что на площади. Эх, как недостает Эммануэля, чтобы изобрести насос, или выкопать колодец, или протанцевать танец дождя!.. Свежая вода была роскошью, они выросли с этой непреложной истиной.

– Думаю, тебе следует проведать своего пациента, Саманта.

Элис села в плетеное кресло, взяла картофелину из корзины, которую оставил кто-то из мужчин прошлым вечером, вынула нож и принялась за дело.

Чистить картошку Саманте не хотелось, впрочем, как и навещать больных, особенно похожих на брюзжащих медведей.

– Он прогнал меня. Вряд ли стоит заглядывать к такому человеку.

– У него сейчас лихорадка, и я очень сомневаюсь, что Джо остался с ним на ночь. Думаю, что достоинством можно в этом случае и поступиться. Ведь на карту поставлена жизнь человека.

Из всей этой истории вообще-то выходило, что жизнь человека немногого стоит, но Саманта хорошо знала мать. Бесполезно спорить, когда у нее такой голос.

– Я возьму с собой Джека, чтобы он опять чего-нибудь не натворил. Что следует делать, если у раненого лихорадка?

Через полчаса они с Джеком по совету Элис выехали из поселка, захватив корзинку с крепким бульоном и медикаментами. Элис Нили была прирожденным врачом, доктор Рэмси ей и в подметки не годился. К несчастью, Элис Нили родилась женщиной, и общество требовало от нее сидеть дома и заботиться о семье. Она никогда ничем иным и не занималась.

Зато пришлось заняться Саманте. Теперь ей приходилось заниматься многим из того, что всегда считалось мужской работой. Действуя как мужчины и будучи даже внешне чем-то похожей на них, она постепенно почти утратила женский взгляд на мир. Лет десять назад она поклялась, что никогда не будет податливой и впечатлительной, как мать или сестры. Тогда ей сказали, что продажа лошадей – не ее дело, она «не сможет», потому что родилась девочкой. Она не послушалась – и сняла на своей лошади изрядный куш, переодевшись жокеем и завоевав первый приз. Отец после этого никогда не бросал ей вызов. Другие мужчины, правда, были не столь сообразительны.

В свои двадцать четыре она вдруг поняла, что никогда не выйдет замуж. Ее это просто не беспокоило. Ей нравилась независимость: отец мотался неизвестно где, а семья, о которой надо было заботиться, – рядом. Мужчины, которые обращались с ней как с беспомощной женщиной, раздражали ее, но она научилась иметь с ними дело: ее врожденное чувство юмора помогало расправляться с ними их же оружием. Чисто женские занятия были ей скучны, кроме того, она давно поняла, что не интересует мужчин.

Конечно, одно дело, когда после обеда тебе не дают поговорить с мужчинами о политике, а другое – когда прогоняют из охотничьей хижины, но тонкость различия ускользала от Саманты. Если мужчины ею не интересуются, она обойдется и без них. Ей и так хорошо. О раненом в хижине она думала точно так же. Но слово матери – закон, и она подчинилась.

Лошадь Краснокожего Джо все еще была привязана к пристройке у хижины. Значит, либо Джо всю ночь напролет сидел у кровати несносного больного, либо напился и ушел. Саманту не радовало ни то ни другое. Любой, кто мог бы вынести общество разъяренного медведя, явно был не в своем уме.

Она постучала, но ответа не последовало. Ничего хорошего это не предвещало. Саманта приоткрыла дверь, впустив в комнату полоску света. Ни звука. Глубоко вздохнув, она толкнула дверь и шагнула вперед. Над головой девушки просвистел нож и с глухим стуком вонзился в деревянный косяк.

Саманта замерла. Затем в бешенстве перевела взгляд на лежащего, который, казалось, ничуть не смутился.

– Вы знали, что это я. В чем же дело? Толботт смерил ее ледяным взглядом:

– Вас никто не приглашал.

На Джека такой прием произвел ошеломляющее впечатление. Он стоял позади Саманты и осторожно осматривался, заметно присмирев. Саманта молча взялась за ручку ножа и, выдернув его из доски, зажала в руке. Прижимая к себе корзинку другой рукой, девушка приблизилась к тюфяку Толботта. Краснокожий Джо, приподнявшись, попытался было протереть мутные от сна глаза, но, видимо, изрядно накачался, ибо у ложа валялась пустая бутылка. Что ж, он ей не помешает.

– Нили всегда доводят дело до конца. Если у вас лихорадка, вам надо принять лекарство, если нет – пищу. Но в любом случае рану нужно обработать. Вы должны встать на ноги, прежде чем я смогу вас прикончить.

При имени Нили какая-то искра промелькнула в глазах раненого, но тут же погасла, потому что Саманта быстро надрезала повязку и одним движением сдернула ее. Он вскрикнул, но тут же прикусил язык. Она внимательно осмотрела рану в поисках признаков инфекции.

– Жить будете. И позволю себе добавить, что множество людей в здешних местах не поблагодарят меня за это. – Саманта вынула из корзинки пузырек с дезинфицирующей жидкостью.

На ней все еще была соломенная шляпа, как если бы она в любую минуту собиралась уйти, но выбившиеся из-под нее рыжие локоны, золотом отсвечивающие на солнце, бьющем из-за двери, невольно приковывали взгляд. Слоан залюбовался ее волосами и вдруг заметил расстегнутую верхнюю пуговку у нее на рубашке.

Замечательно! Можно исподтишка рассмотреть ее грудь: она ведь ничего не носит под этой грубой материей – видно было, как ткань облегала тело.

Он затаил дыхание, когда она принялась промывать рану. Работала она хорошо, ее можно было не инструктировать. Только вот повернулась бы чуть правее…

Тишину разорвал выстрел где-то у самой хижины. Саманта вздрогнула и отпрыгнула назад, едва не выронив пузырек. Слоан схватил пистолет, который прятал под одеялом. Краснокожий Джо с совершенно зеленым лицом шатаясь вышел наружу. Его стошнило.

Произошедшее привело Саманту в чувство. Развернувшись к кузену и заметив, как он сдувает дымок, вьющийся из ствола отцовского кольта, она грозно заявила:

– Джефферсон Джексон Нили! Я затолкаю эту штуку вам прямо в глотку, если вы… если ты хоть раз еще выкинешь этот идиотский фокус!

– Огромная крыса прокралась под бревно, и я хотел отогнать ее от тебя. – Джек сунул кольт в кобуру и вызывающе скрестил руки на груди, чем здорово напомнил отца. – И кроме того, этот ублюдок старался заглянуть тебе за ворот.

Саманта осеклась и, густо покраснев, повернулась к своему невозмутимому пациенту. Несколько мгновений она даже слова вымолвить не могла от возмущения.

Слоан, впрочем, едва удержался от улыбки, глядя на ее изумленное лицо. Пожав здоровым плечом, он сухо произнес:

– Нельзя отвернуться от того, что у тебя перед глазами.

Пора было прикончить его, нечего цацкаться. Но сначала хорошо бы высечь посреди площади. Обрывок этой мысли он уловил в ее глазах. Слоан выхватил у нее из рук бинты и указал на выход:

– Дверь вон там. Джо меня перевяжет.

– Ну, нет. Так легко вам не отделаться! – Саманта не замышляла подлость, она просто поняла, что владеет оружием, от которого нечем защититься. Он теперь полностью в ее власти, и это его раздражало. Что ж, надо заставить его еще и еще раз ощутить свою беспомощность. – Вы ляжете и по глотку выпьете весь этот бульон, который сварила моя мама, в противном случае я волью его вам в глотку. Я обещала присмотреть за вами и сдержу слово.

Застегнув рубашку на все пуговицы, Саманта ответила на его помрачневший взгляд широкой улыбкой и принялась за дело.

Краснокожий Джо прислонился к дверному косяку и тупо пялился на происходящее. Никто еще не брал верх над Слоаном Толботтом! Ни одна добрая христианка второй раз к нему даже не приближалась. Эта тощая девица хочет накликать бурю, а Толботт лежит и не может ей воспрепятствовать. Джо пожал плечами и устремил мутный взгляд на мальчишку, который так и рыскал по хижине глазами, высматривая новую цель.

– Поди-ка сюда, парень. Нам надо принести воды. – И он заковылял вниз, не заботясь о том, выполняются ли его распоряжения.

Джек взглянул на кузину, решил, что та целиком поглощена безмолвной дуэлью, и с радостью воспользовался поводом улизнуть.

– Я ем только мясо. И не собираюсь пить этот вонючий бульон!

Перевязанный заново, Слоан попытался сесть, собрав все свое мужество, чтобы не вскрикнуть. Шершавая стена хижины была единственной опорой, которую он смог найти. Он прислонился к стене, отодвинувшись подальше, чтобы эта сумасшедшая не смогла до него дотянуться.

Саманта предпочла бы, чтобы он лежал. Когда он сидел, бронзовые бугры его бицепсов и грудных мышц неприятно напоминали, что он полуобнажен. Хорошо еще, что в штанах.

– Вы выпьете бульон, или я вылью его на вас, – сладким голосом промурлыкала она. Продолжая растягивать слова, она добавила: – Я подстрелила этих белок сама. Для еды они, возможно, грубоваты, но бульон из них отменный.

Впечатление от этого нарочито сладкого голоса поразило Слоана. Он был настолько поглощен своим занятием – разглядыванием локонов и ее груди, – что едва ли улавливал смысл слов. Она могла играть на арфе, свирели или флейте, но и эти нежные звуки звучали бы вовсе не так, как ее чарующий голос. Она делала это умышленно, он мог бы поклясться.

Мужчина подозрительно покосился на нее, но она лишь невинно улыбалась, а ее синие глаза вновь вызвали непонятное волнение. Он протянул здоровую руку:

– Дайте сюда. Я поем сам.

– Когда-то в подобных обстоятельствах Джек швырнул в меня тарелку. Вы, очевидно, сделаете то же самое?

Возможно. Но если тот маленький уголовник, который с ней пришел, и есть Джек, он не опустится до его уровня. Слоан недовольно хмыкнул:

– Я похож на людей такого сорта? Нет, на вас у меня другие виды. Поинтереснее.

Мать привязала крышку к кастрюльке с бульоном полотенцем, чтобы тот не расплескался. Саманта развязала полотенце и неожиданно для самой себя не смогла устоять перед искушением – выпустив из рук крышку, она через край плеснула немного горячей еще жидкости прямо на голый живот грубияна.

Слоан взвыл и попытался выбить кастрюльку у нее из рук, но резкая боль в плече заставила его успокоиться. Схватившись за повязку, он зло уставился на девушку:

– Вам ведь понравилось, правда?

– Ясное дело, так же как и вам. Или вы собираетесь и впредь надоедать мне, продолжая вести себя как мокрая кошка? Я ведь пришла сюда не для забавы, как вы, наверное, вообразили. У меня есть дела и поважнее.

– Например? Метить скот? – Слоан презрительно оглядел ее с ног до головы, протягивая руку к кастрюльке.

– Например, добывать мясо для засолки, чтобы семья зимой не голодала. – Саманта подала ему кастрюльку и ложку и отступила подальше.

Ему было трудно сидеть с кастрюлькой в раненой правой руке и ложкой в левой, но он справился и искоса бросил на нее торжествующий взгляд. Однако несколько неловких движений ложкой истощили его силы, и остаток бульона мужчина выпил прямо из кастрюльки.

Немытый, небритый, со спутанными волосами, Толботт тем не менее пытался придать своей трапезе некоторый эстетизм. Ей не довелось, к сожалению, увидеть его опрятным, но чай из фарфоровой чашки он, бесспорно, пил бы, не роняя достоинства. Слоан Толботт был опасным мужчиной во всех отношениях.

Опустошив кастрюльку, он снова посмотрел на девушку.

– Здесь у вас не хватит времени добыть что бы то ни было для засолки. Я бы посоветовал вам двинуться в низину, и поскорее – до снежных мух.

Решив воспользоваться случаем и подшутить еще раз, она оставила галеты и ветчину в корзинке – для ленча. Пожалуй, стоит избавить его от иллюзии.

Вынув закрытую сковороду с соблазнительными галетами, Саманта сняла крышку и надкусила одну. Толботт не сводил с нее глаз, и девушка, изящным движением вытерев уголок рта, тщательно прожевала кусочек и наконец снизошла до ответа:

– Мы никуда не собираемся, мистер Толботт. Дом наш, и мы планируем здесь остаться. – Она приняла озабоченный вид, а его брови сошлись на переносице от нарастающего гнева. – Вы выглядите немного утомленным, сэр. Полагаю, избыток движения вам вредит. Я уберу это до следующего раза. Почему бы вам не прилечь и не отдохнуть немного?

Прикрыв сковороду, она собралась было уже поставить ее обратно в корзинку, но тут мощные волосатые пальцы стальными тисками сомкнулись у нее на запястье.

– Со мной все в порядке. Это вы выглядите бледновато. Позвольте освободить вас от этой тяжести, – Слоан выхватил сковороду из ее рук, чувствуя в плече адскую боль, которая не отпускала его ни на миг и разливалась все дальше. Пришлось даже прикусить губу, чтобы не вскрикнуть. И тем не менее игра стоила свеч, ибо велико же было ее изумление, когда он снова сел прямо – спиной к стене и со сковородой на коленях.

– Вы недооцениваете меня, мисс Нили, – продолжал он. – Завтра я буду в поселке. Если к тому времени вы не соберетесь, я вам помогу. Женщины в мой поселок не допускаются. И я не стану дожидаться, пока вы сообразите, почему.

Саманте смертельно хотелось сбить спесь с этого проходимца, но приходилось принимать во внимание, что он все же ранен. Ничего, скоро все изменится. Кнут, который она собиралась использовать, у нее был.

– Вы недооцениваете Нили, мистер Толботт, – безмятежно проворковала она. – Если вы снизойдете терпеть наше присутствие, вам ничего не надо будет объяснять.

И она выскользнула из хижины с изяществом леди, как если бы носила атлас, и кружева, и перья в прическе.

Слоан смотрел ей вслед, уверенный, что у него галлюцинации. Она была всего лишь паршивой рыжей сорвиголовой с медоточивым голосом и острым язычком. Но с ее уходом свет в хижине померк. Впрочем, это всего лишь солнце зашло за тучу.

Хотя как знать, звучи этот голос чуть дольше – и он поверил бы в колдуний.

Глава 5

– Где они живут? – Слова были скорее всплеском недоверия, чем вопросом. Слоан всматривался в своего пьяного телохранителя.

Джо пожал плечами и схватился за поводья, чтобы не свалиться с лошади.

– В этом большом доме на площади, который пустовал с тех пор, как мы приехали. Я думал, вы бережете его для будущей невесты.

– Невесты? Ты об этой своей «вечно любящей…» – Последовал каскад не совсем связных эпитетов, которые касались временной нетрудоспособности Джо, смертных грехов его предков и, разумеется, оценки женщин – по отдельности и всех вместе.

Краснокожий не отреагировал.

– Они приехали в нагруженных барахлом фургонах со снятыми чехлами. Хотят здесь поселиться.

– Через мой труп! – Поморщившись от боли, которая навела его на мрачную мысль, Слоан пустил своего жеребца быстрее. И на две минуты нельзя оставить поселок без присмотра, чтобы не произошло что-нибудь пакостное!

– Значит, я должен протрезветь и приступить к своим обязанностям? – Джо с сожалением посмотрел на свою полупустую бутылку.

– Думаешь, я сам не справлюсь с кучкой женщин? Может, эта рыжая гнилушка начнет наконец соображать!

Ничуть не задетый, Джо глотнул еще раз и спрятал бутылку в мешок.

– Если бы вы умели обращаться с женщинами, вы не запрещали бы им приезжать. Конечно. Думаю, я уже подсох. Ненадолго. Можете мной располагать.

Слоан фыркнул:

– Приготовься! – И, послав коня в галоп, отчего боль в плече усилилась, он поскакал в поселок. Эти женщины должны оставить поселок еще до рассвета.


«Эти женщины» занимались стиркой на заднем дворе, и каждый житель поселка считал своим долгом помочь им. Мыльная вода пузырилась в огромных баках над огнем. Череда мужчин непрерывно пополняла большие тазы для полоскания. Простыни так и хлопали на ветру; мужчины все натягивали и натягивали веревки. Общие усилия определялись взаимной необходимостью. Женщинам была необходима помощь в тяжелой работе, мужчинам – чистое белье.

В мягкой темноте сарая, которым служил теперь пустой фургон, одна из младших сестер полоскала нижнее белье, чтобы развесить его подальше от жадных мужских взглядов. Ветра, проникавшего сквозь щели, было вполне достаточно для сушки тонкого полотна. Несмотря на то что девушка повернулась спиной к дверям, любопытные устремляли взоры в темноту, стараясь разглядеть ее. Мужчины шепотом фантазировали о том, как шелк и кружева украшают стены старого сарая. Давно уже им не приходилось видеть ни шелка, ни кружев.

На кухне, в стороне от чужих глаз, хозяйничала ее сестра. До полудня было еще далеко. Как-то утром на ступеньках портика появилась корзина с яблоками, и теперь почти готовый пирог и тушеное мясо источали потрясающий аромат – аж слюнки текли!

Так выглядел поселок к тому моменту, когда на площадь въехал Слоан. Он ненадолго завернул в отель, чтобы умыться, передохнуть и подождать, когда боль чуть утихнет. Женщинам надо дать время собраться. Если к вечеру фургоны будут готовы, утром они могут двинуться в путь.

Вид простыней, которые полоскались на ветру, и жителей, снующих у дома, предупреждал, что этой цели не так-то просто добиться.

Не обращая внимания на суету во дворе, Толботт без стука вошел в дом. Этот дом всегда пустовал, сколько он его помнил. Пыльное пристанище для пауков и крыс. Ныне чистое, увешанное светильниками и абажурами, с креслами, покрытыми бархатом, жилище это тем не менее не смягчило Слоана.

Войдя на кухню, где рассчитывал обнаружить хозяйку, он был поражен видом крахмального фартука в зеленоватой дымке. Облако золотых локонов вокруг ангельского лица сзади перехватывала лента, из-под которой волосы каскадом обрушивались вниз. Девушка, взглянув на Слоана, испустила такой вопль, что казалось, глинобитные стены дома вот-вот рассыплются и стропила повалятся внутрь.

Этот вопль слегка озадачил его. Женщины обычно не кричали при его приближении, особенно когда он был опрятен и свежевыбрит. Эта же отступила к стене, сжимая в руках поварешку, и Слоан понял, что ситуация становится забавной. Он скрестил руки на груди и, сделав зверское лицо, уставился на девушку.

– Мама! Саманта! – крики разносились по всему дому и летели из окна. – Подите прочь от меня!

Слоан прислонился к косяку и грозно прорычал:

– Что вы собираетесь делать? Пришибить меня куском мяса?

Она была очаровательна в своем смятении, но картина, сменившая эту, понравилась ему еще больше.

В дверь вбежала Саманта с винтовкой в руке, с разлетающимися рыжими кудряшками и веснушчатым носом, розовая от жары и возбуждения. Она не была сконфужена, она была в бешенстве, и ей хватило одного взгляда, чтобы оценить ситуацию.

Слоан не переменил позы. Он не сомневался, что девушка умеет обращаться с оружием, но был уверен, что она им не воспользуется. Женщины все такие, но толпа мужчин, которые теснились за ее спиной, полностью меняла дело. Все они были его должниками, и незачем им всем рассчитываться с ним разом.

– Что, черт побери, вы сделали моей сестре? – Саманта заслонила Бернадетту от Слоана. Ей хотелось громко выругаться, хотелось справиться у Берни насчет матери и Гарриет. И ей отчаянно хотелось ударить человека, стоящего перед ней. Неспособная произвести все эти действия одновременно, она просто нацелила винтовку ему в пах.

– Опустите эту проклятую штуковину, пока вы не зацепили кого-нибудь, – сказал он с раздражением. – У нее чувствительный взвод, а я не сделал ничего, что могло бы вызвать такие дьявольские арии. Если эта ведьма – ваша сестра, то я всего лишь взглянул на нее.

– Там, откуда я родом, люди имеют обыкновение стучать в дверь, перед тем как войти.

– Там, откуда родом я, люди имеют обыкновение входить к себе без стука. Это мой дом, а вы здесь – постояльцы.

Саманта почувствовала, что у Берни перехватило дыхание. Мужчины все слышали, но молчали. Они, вероятно, знали все заранее. Впрочем, какая разница.

– Если это поселок Толботт, то этот дом на площади – асиенда Альварес, и вы лжете! И я хочу, чтобы вы убирались вон, мистер Толботт! У нас есть официальные права на этот дом.

Он понятия не имел ни о какой чертовой асиенде Альварес, но хорошо знал, чем владеет. Выпрямившись, он шагнул к этой большеротой фурии. У нее и впрямь был большой рот, как он уже успел заметить. Полные, тонко очерченные губы напомнили ему что-то из фарфора его матери. Они удивительно странно сочетались с ее веснушчатым лицом.

– А я имею дарственную на весь участок на этом склоне горы. Любая ваша бумажка не имеет никакой цены. Это мой поселок, моя гора, и женщины сюда не допускаются. Я дам вам время упаковаться до завтрашнего вечера, и убирайтесь отсюда!

Мужчины снаружи сердито зароптали. У Саманты сердце в пятки ушло, но вида она не подала. Отец слишком доверял людям и не всегда вдавался в детали. Это было хорошо, но не всегда. В голову ей закралось подозрение, что сейчас именно тот случай. Но окружающие не должны догадываться о сомнениях, которые ее обуревают. Нили прошли две тысячи миль, чтобы обосноваться в этом доме. Она не позволит жестокому и злому животному вышвырнуть их отсюда и оставить бездомными. Ей нет дела до его заявления насчет целого склона горы. Возможно, ее долина вообще лежит за пределами его участка.

– Я ничего не знаю о вашей дарственной, мистер Толботт, а на этот дом у нас есть акт. И я в любое время представлю его в суде против ваших бумаг. Только подскажите, где найти судью.

Что ж, за ним далеко ходить не надо. До сих пор Слоан был здесь и судьей, и шерифом, и поселковой ассамблеей в одном лице. Но даже он, со всем своим юридическим невежеством, понимал, что судья не имеет права вести собственное дело. Это его, однако, не остановило.

Он насмешливо улыбнулся:

– Ближайший судья, возможно, в Сакраменто. Можете поехать поискать его, если желаете. А я тем временем выброшу на улицу все ваше барахло. Но я бы рекомендовал прихватить его с собой.

– Вы вышвырнете? А еще кто? – Сквозь толпу протиснулся Рэмси. Он не присутствовал среди тех, кто участвовал в стирке, но из своей комнаты услышал тревожные голоса и явился как раз вовремя.

Слоан бросил на доктора презрительный взгляд:

– Если будет надо, я справлюсь и сам. И помощи мне не потребуется.

Решив, что наступило самое подходящее время выяснить, что за кутерьма происходит в доме, миссис Нили поспешила вслед за доктором, убедившись, что Гарриет с Джеком в безопасности. Подбежала Бернадетта, и мать обняла девушку за плечи. Перед ними стоял высокий человек – один на один против целого поселка. Достаточно было взгляда на его перевязанное плечо, чтобы догадаться, кто это.

– Мистер Толботт! Наконец-то мы получили возможность познакомиться с вами! А ну-ка садитесь. Вы еще недостаточно поправились, чтобы так долго стоять на ногах. – Миссис Нили пододвинула ему табурет, затем проплыла к жаровне над огнем. Разгоряченная большой утренней стиркой, она тем не менее держалась достойно. Концы ее волос, обрамлявших лицо, слегка закручивались, и хотя она не носила большого количества нижних юбок, для мужчин, которые не видели приличных женщин годами, она выглядела воплощением всех настоящих леди, каких они еще помнили.

Толботт замешкался. И прежде чем успел отказаться, ему уже пододвинули тарелку с мясом и предложили отведать. Он мог оттолкнуть и ее, и ее мясо, но обращаться так с женщинами все же не привык. И не хотел менять привычки. Он сел.

Саманта с изумлением наблюдала, как суетится мать, раскладывая салфетки, печенье, джем и отсылая кого-то в салун, чтобы принести Толботту что-нибудь повкуснее. Саманта угрожала ему винтовкой – и он смеялся. Мать не сделала ничего, только еду подала – а он уже растаял. В этом заключался какой-то урок, но Саманта не была к нему готова.

Демонстративно выйдя за дверь и прихватив винтовку, девушка оставила их спорить друг с другом. Несколько человек последовали за ней продолжать стирку, большинство задержалось у портика, где Бернадетта с матерью совсем недавно начали кормить хлебами страждущих.

Краснокожий Джо стоял у большого бака и без всякого любопытства следил за кипящей водой с бельем. Когда подошла Саманта, он так же безразлично спросил: – Он так напугал вас, что вы убежали? Теперь, протрезвевший и с ясными глазами, он показался Саманте ровесником отца. Седина лишь тронула его светлые волосы, но глаза выдавали истинный возраст. Она не сомневалась, что в нем нет ни капли индейской крови, но поспорила бы, что жизнь мужчины была очень нелегкой. Она прониклась к нему некоторым уважением, которого не испытывала к Толботту.

– Полагаю, Толботт сам испугался моей матери. Что он имеет против женщин?

Джо не улыбнулся.

– Если бы здесь было много женщин, он, возможно, не обращал бы на них внимания, но когда их мало, они обязательно накликают беду. Я думал, ваш отец был поумнее.

– Вы знаете отца?! Вам известно, где он? – Саманта не могла сдержать волнения.

Лицо Джо мгновенно стало непроницаемым.

– Встречал его, если его имя Нили. Больше ничего не знаю.

И он зашагал к таверне в отеле.

Саманте захотелось швырнуть в него чем-нибудь. Все в ней кипело, ей хотелось крушить и ломать, и виной тому были мужчины. Если бы сейчас из дверей показался Слоан Толботт, она сбила бы его с ног, прежде чем он успел бы понять, в чем, собственно, дело.

Не находя себе места от раздражения, девушка направилась к сараю.

Гарриет давно кончила стирку и теперь азартно играла с Джеком в покер – по довольно сложным правилам, в которые Саманте вникать не хотелось. Когда Джек вышел победителем, имея на руках невыигрышный расклад, и от радости прошелся колесом, Сэм рассмеялась вместе с ними и забыла о Толботте. На время.

* * *

Зато Слоан о ней не забыл. Пока решительная Элис Нили потчевала его, а очаровательная Бернадетта грациозно порхала вокруг, он думал о той рыжеволосой с винтовкой. Именно она оставила его в этом гареме, прекрасно понимая, что он не мог улизнуть, не оскорбив женщин и не приведя в ярость весь поселок. Местные идиоты и не догадываются о способностях этих женщин, но он-то не слепой! Так или иначе, они должны уйти.

Завтра он решит, как от них отделаться.

Глава 6

Следующий день принес с собой первый зимний дождь. Слоан сидел на галерее, курил сигару и наблюдал, как серые потоки быстро превращали улицы в реки грязи. Конечно, это был не самый благоприятный день, чтобы вышвыривать женщин из дома.

Но позволить им остаться в поселке на зиму среди мужчин, скучающих от безделья, – нет, это небезопасно. Женщины могли думать о нем все что угодно, но мстительным он все же не был. Для их же собственного блага им следует покинуть поселок.

Было бы, возможно, проще, позволь он поселиться здесь обычным проституткам, но под страхом смерти Толботт прогнал их всех вниз, в долину. С тех пор как лет десять назад его жена дала ему понять, что между порядочной леди и проституткой нет никакой разницы, он решил, что сможет обойтись без женщин вообще. И до сегодняшнего дня его решение оставалось неизменным.

Его не поймут, если он очистит поселок от женщин, но рабочие и так ненавидят его. Самостоятельный мужчина не может нравиться всем. А он просто делает свое дело. Последние десять лет Слоан делал свое дело, и ему это нравилось. Хорошо бы, конечно, чтобы мир был устроен иначе, но он-таки научился принимать все как есть. Негоже, чтобы эти Нили разрушили то, что он выстроил. От женщин одни только неприятности. И без них хлопот хватает, зачем ему новые?

– Ты разучился быть невидимым, Джо, – бросил он через плечо человеку, который неслышно поднимался за ним по ступенькам, – соберись.

– Ты не был таким ублюдком, когда впервые появился здесь. – Джо прислонился к деревянным перилам и скрестил руки на груди, глядя на хозяина в упор. – Должно быть, женщины сделали тебя мерзавцем.

– Женщины сделают мерзавцем любого – им только волю дай. Но я позвал тебя не для этого. Ты поглядывал за ними, как я просил?

Джо мрачно усмехнулся:

– Я, возможно, и пьян, но не слеп. В этих местах нет никого, о ком бы ты не знал.

– Значит, здесь есть и тот, кто стрелял в меня. – Слоан швырнул остаток сигары в грязный поток под галереей.

– Ясное дело. Мужчины хотят, чтобы эти женщины остались, и кому-то из них захотелось поступить вопреки твоему желанию убрать их отсюда. Это первое. Далее. Рэмси ненавидит тебя до мозга костей – за все на свете.

Старатели уверены, что ты им недоплачиваешь. Грэхем еще не оправился после того, как ты разбил ему голову в последней драке. Могу продолжить список, если надо.

– Думаю, только ты и Койот – единственные в округе, кто не в обиде на меня. Хорошо хоть кто-то любит. – Слоан беззаботно задрал ноги на перила. – Но все остальные и раньше не терпели меня и при этом никогда не пытались застрелить. Раз никто не появлялся здесь, кроме женщин, значит, покушение как-то связано с ними.

– Но не думаешь же ты, что стрелял кто-то из них? – На обычно невыразительном лице Джо появилось недоверчивое выражение.

– Эта рыжая фурия – могла бы, если бы знала, кто я, но никто из них знать не знал, могу поклясться. А они уже давно в поселке?

– Они приехали вечером. Стреляли же в тебя утром следующего дня. Мы помогли им разгрузиться, и они ни разу не упомянули твоего имени. Да и никто другой, насколько я помню.

– Хорошо. Значит, рыжая оказалась в лесу утром после приезда. Хотя это ничего не значит. Если бы она не закричала тогда, я бы тут сейчас не сидел.

– Она наверняка уже сожалеет об этом. – Джо покосился на дом напротив. – Не вижу, чтобы там готовились к отбытию.

– Им нельзя здесь оставаться. Ты же знаешь. – И не сказав больше ни слова, Слоан встал.

Спускаясь по крытой наружной лестнице и оглядывая двор, Слоан заметил тень, промелькнувшую у садовой ограды, и замедлил шаг. С первых же дней своего проживания в этих краях он, как молитву, которую продолжал зубрить ежедневно, выучил: тень, движущаяся там, где ее быть не должно, означает слежку. Раздумывая, хорошо ли его разглядел тот, кто для него самого оставался лишь тенью, Толботт поспешил вниз, в свою комнату. Оттуда он прошел через холл, прокуренную гостиную, столовую и повернул направо в коридор, ведущий к кухне. Правда, кухней это можно было назвать лишь с большой натяжкой. Последний повар, прослышав о серебряной горе, тотчас отправился на ее поиски. Здесь готовил Койот, которому плита была не нужна.

Слоан и мечтать не мог о вареном картофеле и нежном мясе, которым угощали его Нили днем раньше. Он всегда обходился грубой едой – жареными белками. Потребуется – он наймет повара. В следующий раз в районе Фриско он без труда его найдет.

Тень, которую он заметил, мелькнула как раз за углом складского помещения у дальней стороны открытой кухни. Двигаясь очень осторожно, Слоан через узкие щели кухонного коридора всматривался в мокрый от дождя двор. Вряд ли кто-то задержится под проливным дождем, решил он, пересек кухню и подошел к двери, вслушиваясь в звуки с другой стороны.

Неожиданно послышался легкий скрежет металла о камень. Снаружи определенно кто-то был.

Слоан вынул из-за голенища нож. В перевязанной руке он держал револьвер. На этот раз он никому не позволит застигнуть себя врасплох.

Ударом ноги он распахнул дверь, мгновенно определил цель и, резко метнув нож, пригвоздил к стене рубашку человека, рванувшегося прочь.

Прижимая руки к стене, Джек закричал:

– Не стреляйте! Не стреляйте! Я не сделал ничего плохого! Честное слово!

Но увидев небольшую яму в земляном полу, которая быстро заполнялась водой, Слоан рассвирепел. Он посмотрел на испуганного двенадцатилетнего мальчишку и указал на землю:

– Ты называешь это «ничего плохого»? Что, черт побери, ты тут делаешь?

Джек стиснул зубы. Слоан подошел ближе.

– Лучше бы ты мне ответил, мальчик, иначе вернешься к своей маме без уха. – То, что его нож торчал в стене рядом с Джеком, дела не меняло. Загар парнишки отчетливо побледнел.

– Она мне не мама. Она моя тетя. А если вы что-нибудь со мной сделаете, придет Саманта и вам не поздоровится. И не думайте, она придет.

– И не думай, я дождусь ее. – Сознавая, что глубокая царапина у губы придает его улыбке зловещий вид, он улыбнулся.

Джек схватился за ручку ножа, готовый вырваться. Слоан прижал сапогом подол его рубашки, удерживая мальчишку у стены, выдернул нож и сжал его.

– Или ты скажешь мне, что тут делал, или выберешь ухо, которое тебе не жалко потерять.

– Копал, сэр. – Джек испуганно сглотнул слюну при виде ножа.

– Вижу. – Слоан хранил невозмутимость. Мальчишка упадет в обморок, если пугать его дальше. – Зачем копал?

В глазах мальчика опять вспыхнул бунт – и тут же погас, когда нож, шевельнувшись, приблизился к нему.

– Они сказали, что тут у вас спрятаны ведра с золотом. В этом месте земля была мягкой.

Слоан едва удержался от хохота. Мальчишка думал разбогатеть, раскапывая «мягкую» землю. Весьма характерно для этих олухов, которые приезжают в Калифорнию искать счастья. Парень еще мал. Он научится.

– Если бы у меня были ведра с золотом, я не стал бы хранить их там, где каждый местный остолоп мог бы до них добраться. Или я похож на дурака? Никакого золота здесь нет. Золото, о котором можно говорить, находится глубоко в этих горах, и тебе пришлось бы вывернуть их наизнанку, чтобы найти его. Вот почему золотоискатели ушли дальше. – Он опустил ногу и освободил мальчика. – А теперь засыпь эту яму и утрамбуй ее, пока землю не смыло.

– У вас рудник. Я слышал, они говорили. – Джек, освободившись, опять смотрел с вызовом.

– Это ртутная шахта. Надо было слушать внимательнее и не убегать раньше времени. А теперь займись-ка делом. – Слоан кивнул на лопату.

Джек нахмурился, но сделал, как велено. Да и выбора у него не было: Слоан не отошел, пока он не закончил.

* * *

– Что он сделал?! – все женщины разом повернулись к Джеку, вымокшему до нитки и перепачканному с ног до головы. Джек опоздал к ленчу, но причины имел основательные.

– Он пришпилил меня ножом к стене! Великолепным ножом – огромным, старинным, страшным, с костяной ручкой… Голову даю на отсечение, на нем еще осталась кровь!

Саманта вспомнила этот нож. Действительно, с костяной ручкой, но не такой уж большой – как раз чтобы держать за голенищем сапога. И все же не было никаких причин пугать такого малыша, не говоря уже об опасности, которой подвергалась его жизнь, если бы бросок оказался неудачным.

– Но что же ты там делал? – испытующе спросила она.

Джек что-то буркнул и потянулся за тарелкой к Гарриет.

Держа полотенце в одной руке, а другой схватив его за ворот, Саманта повторила вопрос:

– Так что ты там делал?

Он посмотрел на нее вызывающе:

– Золото искал.

Она с отвращением подала ему полотенце и вышла за дверь.

– Саманта Нили, не ходи! Я уверена, что у мистера Толботта были свои причины! – крикнула ей вслед Элис.

«Конечно, были», – пробормотала Саманта себе под нос, взяла винтовку и набросила макинтош, прикрыв голову. Он ненавидит детей так же, как и женщин. Он, должно быть, всех ненавидит. Что ж, когда она покончит со всем этим, он может ненавидеть кого угодно, но Нили он, черт побери, оставит в покое.

Улица превратилась в нескончаемые водные потоки, стекающие с гор. Саманта посмотрела на грязь, как если бы ее сотворили, чтобы досадить ей лично. Вздохнув, она шагнула в дождь и направилась к отелю.

Она пересекла большой прямоугольник пожухлой травы, который, собственно, и был площадью, и уже хотела было спуститься по размытой ливнем дорожке к отелю и фактории, как дверь холла вдруг отворилась. Оттуда буквально вылетел какой-то человек, заскользил по влажным ступеням и шлепнулся в самую грязь.

– Бери лошадь и убирайся отсюда немедленно! – Знакомая высоченная фигура заполняла дверной проем: руки в боки, взгляд сверху вниз.

– Я заплачу вам, как только найду это серебро! – Человек приподнялся на локтях и взмолился: – Я же платил вам прежде, разве не так?

– Доннер, если твоя глупая башка до сих пор не осилила этой простой мысли, то уже никогда не осилит: сначала заработай деньги, а потом их трать! А теперь убирайся отсюда и найди настоящую работу. – Слоан уже собрался закрыть дверь, как вдруг увидел, что чья-то фигурка в широком макинтоше выступила из дождя и помогла Доннеру подняться на ноги. Глаза под капюшоном горели так, будто он был самим сатаной. Толботт задержался на мгновение и услышал ее голос:

– Вы не имеете права вышвыривать человека на улицу в такой день. Он схватит пневмонию. Что ж вы за… животное?! – Она едва сдерживалась.

Слоан сунул руки в карманы.

– Похоже, ночью пойдет снег. Я оказал ему любезность, предложив убраться заранее.

– Будто в вашем проклятом отеле полно постояльцев, которые платят! – угрюмо сказал Доннер, вставая и пытаясь очистить грязь. – Вам же ничего не стоит позволить мне остаться.

– Видеть твою безобразную рожу – и то противно, – отозвался Слоан. – Чтобы до снегопада здесь, на горе, тебя не было! Очаруй какую-нибудь дурочку внизу, в долине, – пусть примет тебя.

– Вы мне ответите за это, Толботт. – И, пожав протянутую руку Саманты, молодой человек шагнул к конюшне.

Забрызганная грязью и промокшая до колен – там плащ не прикрывал ноги, – Саманта удержала его руку.

– Если вы не сможете найти, где остановиться, у нас есть сарай на заднем дворе. Плиты, правда, там нет, но вы, вероятно, смогли бы поддерживать огонь. Во всяком случае, там сухо.

– Спасибо, мэм. – Молодой человек оказался отнюдь не безобразен. Он приподнял шляпу, открыв широкий лоб, и отвесил ей короткий поклон. Лицо его осветилось славной улыбкой, когда он благодарил девушку за помощь. – Приятно сознавать, что в этом мире еще сохранилась порядочность. – Он повернулся, взглянул на Толботта и зашагал прочь.

Защищенный от дождя галереей-навесом, Слоан прислонился к двери, созерцая эту мокрую курицу, которая стояла на улице.

– У вас есть для меня еще несколько теплых слов, мисс Нили?

– Вам нравится быть животным, да? Вы любите пугать детей и бить лежачих? Вам доставляет удовольствие смотреть, как я стою здесь – под дождем и в грязи, в то время как вам тепло и сухо? Порядочный человек давно бы предложил мне войти, просохнуть и обогреться. Но вы не отличаетесь порядочностью, так ведь?

Вопросы были явно риторическими. Слоан исподтишка наблюдал, как она поднялась по ступенькам и прошла мимо, оставляя на дощатом полу влажные, грязные следы.

– Позвольте помочь вам снять мокрую одежду, – пробормотал он сочувственно.

Она была слишком обозлена, чтобы обозлиться еще больше в ответ на эту двусмысленную фразу. Сбросив макинтош, с которого стекала вода, она швырнула его ему прямо в лицо. И в тот же миг ударила пяткой под колени, а когда Толботт потерял равновесие, толкнула вниз. Пытаясь устоять, Слоан успел схватиться за столб, и раненое плечо пронзила нестерпимая боль. Не давая ему сорвать с лица ее плащ, она еще раз толкнула его сзади. И он свалился в грязь.

Он не пролетел бы так далеко и мог бы еще как-то извернуться и удержаться на ногах, если бы не стремился уберечь лицо от грязи. Балансировать при этом было невозможно. Она картинно поставила ногу на поверженного.

– О детях и ножах мы поговорим потом, когда вы будете в лучшей форме, мистер Толботт.

После этих ласковых слов Саманта удалилась.

Слоану хотелось схватить ее за ногу и хорошенько дернуть, но боль в плече усилилась. Поднявшись наконец на ноги, он увидел ее нахальный маленький зад, который, покачиваясь, растаял вдали, и представил, что сделает, как только получит шанс. Тогда уж мисс Саманта Теннесси не сможет уйти просто так.

Глава 7

– Парень остановился у них в фургонной коробке. Рэмси дал ему старую плиту, спит он на лавке. А сейчас сидит там и вырезает тотемы из поленьев.

Джо плюхнулся в кресло-качалку, стоящую на галерее в ряду таких же, и задрал ноги на перила, самодовольно вперившись в залитую грязью улицу. Когда он не был пьян, он предпочитал смотреть на мир именно так.

Слоан пошевелил больным плечом, прислоняясь к стене.

– Тотемы из поленьев?

Вопрос был праздный, и Краснокожий Джо не снизошел до ответа. Мысли хозяина бродят, очевидно, где-то очень далеко. Поскольку объекты его недоброжелательства даже в такую минуту отскребали грязь от широкого портика своего дома, Джо не интересовало, о чем думает Слоан. Телохранитель вздохнул и залюбовался завязанными в банты полосатыми лентами, которые прелестно огибали округлости энергично наклонявшихся женщин. Это было все равно что смотреть на рождественские приготовления.

А человек за его спиной хотел от всего этого отделаться. Джо сокрушенно вздохнул. Хозяин он или нет, Слоан Толботт был просто безумцем.

Не говоря ни слова, Слоан выпрямился и исчез в коридоре. Через несколько минут Джо увидел, как он, одетый в сюртук, из-под которого виднелись рубашка в сборку и галстук, устремился прочь от салуна. Джо немедленно сосчитал женщин в портике через площадь. Три. Только три. Четвертой там не было.

«Черт!» – буркнул он себе под нос, оглядывая улицу; не то чтобы он сам хотел предупредить рыжую фурию, но кто-то же должен был, наверное, это сделать.

Отсюда было видно, как Слоан подошел к старшей Нили. Сначала ему, конечно, следовало обратиться к матери. Подождав, когда она заметит его и выпрямится, он поклонился. Она вытерла руки о передник и, как всегда, задумчиво посмотрела на него.

– Мистер Толботт, – кивнула она, – погода улучшается, не так ли? Не угодно ли чашечку кофе?

– Нет, мэм, я ненадолго. Думаю, произошло какое-то недоразумение, и мне хотелось бы уладить дело. Я, конечно, ценю то, как вы ухаживаете за этим домом, но факт остается фактом: он принадлежит мне, а не вам. Полагаю, в сложившихся обстоятельствах вам лучше продолжить путь и спуститься с гор еще до зимы. Через день-два вы доберетесь до Сакраменто или спуститесь по реке до Фриско. Здесь не лучшее место для приличных женщин.

– Приличные женщины сами определяют свое место, мистер Толботт, – ответила Элис спокойно и повернулась к младшим Нили, которые слушали со смесью настороженности и беспокойства. – Ступайте и приготовьте кофе, девочки. Я обещала ленч мистеру Доннеру, перед тем как он отбудет. И проверьте жаркое.

Когда они ушли, она повернулась к Толботту:

– Мистер Доннер – очаровательный молодой человек, но, боюсь, он немного мечтатель. Кто-то должен за ним присматривать.

– Это безответственный лентяй, и если вы намерены приютить всех местных бездельников, то вам их просто не прокормить. Тут множество людей, которые не замедлят воспользоваться вашей слабостью.

– Это, вероятно, ваш собственный опыт, поскольку ваша душа ожесточилась. Попробуйте хоть изредка смягчать свое сердце. Мистер Доннер очень одарен, просто он не золотоискатель.

Слоан готов был уже возразить, но вдруг сообразил, в чем дело. Эта женщина просто тянет время. И он ей позволяет. Но не успела мысль смениться действием, как стало ясно, что он опоздал. В дверях показалась Саманта с винтовкой в руке.

Слоан с усмешкой взглянул на старшую Нили. Она же посылала близняшек за сестрой – теперь это ясно, как то, что его звали Толботт. А он слишком увлекся уважительной беседой с почтенной женщиной, чтобы разглядеть уловку. Он слишком долго жил вдали от цивилизации и забыл про женские хитрости. Что ж, он получил по заслугам.

– Ага, мистер Толботт! Явились и сегодня пришпиливать маленьких детей ножом к стенам? Или придумали более изощренные способы потешить себя? Может, вам угодно оскальпировать сестер? Или закопать мою мать посреди улицы?

«Лучше было бы удавить», – подумал он, поворачиваясь к ней. Ему хотелось сжать руками эту тонкую длинную шею. Хотелось увидеть, как закроет ее лицо эта рыжая копна, когда она задохнется. Взгляд скользнул к ее открытому вороту, и в горле пересохло. Он увидел край кружева за плотной тканью белой рубашки, и его воображение немедленно дорисовало упругую грудь, вырывающуюся из-под этих кружев. Он с трудом овладел собой.

Подняв глаза, он попытался вспомнить описание Джо. «Плохонькая». Лицо в веснушках, слишком большой рот. Но эти губы, влажные и розовые губы!..

– Я достаточно предупреждал вас и вашу мать, мисс Нили. – Он произнес фразу довольно резко, не обращая внимания на ее вызывающий тон. Ему доводилось внушать страх мужчинам вдвое крупнее ее, настало время пустить в ход всю свою свирепость и больше не церемониться. – Если ваши фургоны к утру не будут нагружены, мои люди окажут вам эту любезность. Я хочу, чтобы вы ушли отсюда.

Саманта не стала передергивать затвор. Она просто угрожающе подняла ствол.

– Удачи, мистер Толботт. Вы, несомненно, найдете таких, которые за ваши деньги попробуют нас вышвырнуть. Мне не нравится, когда дело доходит до стрельбы, но я сделаю все, чтобы защитить то, что принадлежит нам по праву. Этот дом – наш.

– Нет, черт побери!

Он начинал терять терпение. Это непростительно! Слоан перевел дыхание и попробовал найти выход. Конечно, он не хотел стрелять в женщин. Он не любил их, совершенно не доверял им, но понимал, что физически они беспомощны. К сожалению, эта рыжая озорница полагала, что не слабее его.

– Да, черт побери! – выкрикнула она.

И тут ему в голову пришла блестящая идея. Его усмешка приобрела зловещий характер, он задумчиво взглянул на винтовку.

– Пари? – небрежно спросил он.

Это сбило ее с толку. Она смотрела на него как на сумасшедшего. Возможно, так оно и было. Но Слоан понимал, что способен управлять и людьми, и ситуацией. А ситуация, бесспорно, выйдет из-под контроля, если он начнет демонстрировать грубую силу перед этими женщинами. Должен быть более приемлемый выход.

Она настороженно повела бровями.

– Что вы имеете в виду?

Он бросил многозначительный взгляд на ее оружие.

– Вы не хотите стычки, и я ее не хочу. Кого-нибудь непременно заденет. Давайте уладим все как мужчины. И между собой.

Миссис Нили пришла в ярость:

– Мистер Толботт! Саманта – молодая девушка. К сожалению, она одевается так, как одевается.

Слоан отмахнулся от нее, глядя только на Саманту:

– Вы хорошо обращаетесь с этой штукой? Он кивнул на ее винтовку. Ему было известно это оружие: добрый однозарядный «шарп» с капсюльными патронами славился точностью стрельбы, но все же как-то устарел.

Поняв ход его мысли, Саманта улыбнулась:

– Чертовски хорошо, мистер Толботт. Готовы к тому, что вас побьет женщина?

– Даже сама идея соревноваться с женщиной предосудительна, мисс Нили, но если это единственный способ заставить вас мирно покинуть мой поселок, я пойду на это. – Он не хотел пользоваться преимуществом пола, но они сами подталкивали его к этому. Посему он в раздражении добавил: – Я скажу Джо, чтобы расставил мишени. Кто первый собьет все – победитель. Выигрываю я – вы уезжаете завтра же. Выигрываете вы – можете оставаться на зиму.

– Очень любезно с вашей стороны, – съязвила Саманта, – на целую зиму! Я просто покорена. – Он нахмурился, ощутив ее сарказм, а она вдруг улыбнулась. – Очевидно, вам известна моя репутация, и вы боитесь проиграть, раз предлагаете такие условия. Что ж, на этот раз я прощаю. Весной вернется мой отец, и мы докажем права на это место. Я тоже могу позволить себе великодушие.

Внезапная улыбка девушки на мгновение озадачила Слоана, но слова быстро вывели из оцепенения. Он с неудовольствием взглянул на нее, затем стал спускаться по ступеням.

– Прошу припомнить это, когда вы заберетесь в фургон завтра утром! – бросил он через плечо.

Саманта безоблачно улыбалась ему вслед, пока он шагал по грязной площади. Ожидаемого снега все не было, день стоял солнечный и теплый. Прекрасный день, чтобы резать свиней.

– Саманта, ты понимаешь, что делаешь? – взволнованно спросила миссис Нили. – Ты ничего не знаешь об этом человеке. Что, если он обманет? Ты решила за нас, мы должны будем уехать. И куда мы поедем?

Саманта погладила длинный ствол винтовки.

– Не беспокойся, мама. Слоан Толботт слишком высокомерен, чтобы обмануть, хотя использует, конечно, все свои преимущества. Высокомерие не годится для длинных дистанций. Оно приводит к недооценке соперника.

Все еще улыбаясь, она повернулась и ушла в дом – чистить оружие и готовить патронташ…

К тому времени, когда Краснокожий Джо установил два набора мишеней на краю поселка, о пари знали почти все. С холмов прискакали мужчины – полюбоваться зрелищем. Док Рэмси сел в кресло на позиции и провозгласил себя судьей. Даже Вождь Койот проявил интерес, устроившись на пустом бочонке из-под виски у расщепленной сосны. Еще до появления главных участников собралась толпа.

Саманта просила мать и сестер встать сзади, поодаль от буйной мужской толпы, но они отказались. Она знала, что с матерью лучше не спорить. Младшие натянули одинаковые шляпы с большими полями, которые закрывали большую часть лица. Их длинные шерстяные платки хорошо скрадывали фигурки, но Саманта не знала, что может прийти в голову этим оголодавшим без женщин людям. Она тяжело вздохнула и помолилась, чтобы ей не пришлось вступить с ними в стычку, пока она не покончит с Толботтом.

Но достойный выход матери и скромный вид близнецов внушили толпе определенное уважение. Миссис Нили сопровождал Эймос Доннер, она оперлась на его руку. Саманта поискала глазами Джека, но тот отсутствовал с самого утра. Вряд ли Джек пропустит такое зрелище, хорошо бы еще все обошлось без его фокусов.

Вздох облегчения вырвался у нее из груди, когда мальчик мелькнул среди бездельников из салуна. Да, если бы в поселке были его ровесники, он не водился бы с людьми этого толка или по крайней мере находился бы там, где за ним можно присмотреть. Но она напрасно успокоилась: в руках Джека и его приятелей мелькнули деньги. Он ставил на исход соревнования.

Похлопав мать по руке, она кивнула на кузена и предоставила ей заниматься негодником. Самой ей забот хватало.

Девушка поискала глазами Слоана, который, небрежно прислонившись к изгороди, болтал со своими рабочими. Его винтовка лежала рядом, словно не имела для него почти никакого значения. Толботт был выше любого из тех, кто его окружал, а ослепительно-белая рубашка еще больше выделяла хозяина из толпы мужчин в рабочей одежде. Саманта с раздражением отметила, что и одеждой, которая требовала профессиональной стирки, и брошенным на землю великолепным оружием он лишний раз демонстрировал свое превосходство.

У нее засосало под ложечкой, когда она повнимательнее всмотрелась в его винтовку. Среди многочисленных увлечений отца оружие всегда было едва ли не самым сильным. Он жадно следил за последними разработками в этой области и регулярно переписывался с людьми вроде Смита и Вессона, и с менее известными изобретателями, каким был он сам. В разное время отец обладал прототипами почти каждого вида огнестрельного оружия, предлагавшегося на рынке. Эту винтовку Саманта знала очень хорошо. Эммануэль говорил, что она одна из лучших – магазинная винтовка Генри.

Что ж, она предполагала, что Толботт будет использовать свое преимущество везде, где только сможет. Хорошо бы, конечно, иметь сейчас «спенсер» отца, но одного желания для решения проблемы недостаточно. Спасут только точная стрельба и быстрый ум.

С самым беспечным видом она иноходью подъехала к собравшимся у изгороди, кивнула знакомым и повернулась к Толботту, указав на мишени:

– Либо вы не слишком верите в свои способности, либо решили облегчить задачу мне, не так ли?

Она не сомневалась, что этой фразой попала не в бровь, а в глаз. Другой мог бы побагроветь от бешенства, но самообладанию Толботта следовало отдать должное. Его глаза чуть сузились, он стиснул зубы и взглянул на нее, как на особо ядовитое насекомое.

– Пожалуйста, мисс Нили, пусть Джо поставит мишени там, где вам угодно. Никто не сможет меня упрекнуть в том, что я не уступил леди.

Саманта сдержанно кивнула. Глаза всех зрителей были устремлены на нее. Она добилась своего, но необходимости переступать черту нет. Некоторые мужчины от бешенства теряют голову, этот попробует расквитаться.

Джо изумился и даже запротестовал, когда Саманта попросила его отодвинуть мишени еще на сотню футов. Но одного взгляда на нее и хозяина было довольно, чтобы смириться. Скрепя сердце он оттащил деревянные ящики подальше от толпы. Кто-то позаботился о бутылках, которые должны были служить мишенями.

Когда Джо поставил последнюю бутылку на последний ящик, все затихли. Саманта знала, что ее семья стояла рядом с доком Рэмси и Доннером. Это были союзники, только они ставили сегодня на нее. Она не могла позволить себе проиграть: идти им было некуда.

Неясно, есть ли у нее еще сторонники в толпе. Все эти мужчины так или иначе работали на Толботта и не могли бросить ему открытый вызов. Но она подозревала, что большинство из них предпочли бы, чтобы женщины остались. Иначе вряд ли их следует считать мужчинами. Интересно, а что за человек этот Толботт?

Бездушный, как машина, решила она, заметив, что ее противник приближается. Его лицо было словно отлито из стали. Он двигался с грацией и точностью неодушевленного механизма. Можно было подумать, что это изобретение отца – механический мужчина для гарантированного соблазнения живых женщин. Широкие плечи и мощный торс, узкие бедра и длинные сильные ноги. Под прихотливой одеждой Толботта – она это знала – могучие мышцы, которым могли позавидовать многие здешние рудокопы. Казалось, если выстрелить в него, пуля не заденет сердца – потому что сердца просто нет.

Она лишь помолилась, чтобы Толботт не умел стрелять с меткостью механического человека. Ее единственным преимуществом были дальность боя и точность старого «шарпа», да еще то, что отец приспособил винтовку для использования металлических патронов. Толботт не мог знать об этом. Он, вероятно, рассчитывал, что, перезаряжая оружие после каждого выстрела, она будет терять драгоценные секунды. Выродок! Но даже с ее маленькими хитростями ей не опередить скорострельность магазинного ружья. Она могла выиграть только за счет меткости, если, конечно, он стреляет хуже.

Подавляя волнение, она протянула руку сопернику.

– Пусть победит сильнейший, – сказала девушка без улыбки.

Он мрачно пожал ее руку, и она почувствовала, как дрожь пробежала по ее телу от этого прикосновения. В глазах его что-то мелькнуло, возможно, искра изумления, как если бы он почувствовал то же, но через мгновение его лицо стало таким же бесстрастным, как и прежде. Он отпустил ее руку и поклонился:

– Рэмси даст сигнал к началу.

Кнут судьи резко щелкнул, и оба соперника открыли огонь. Саманта тотчас забыла о Толботте, сконцентрировавшись на целях, разлетающихся с каждым выстрелом. Только бы он промахнулся! Это была ее единственная надежда.

Она услышала резкие вскрики сестер, перекрывшие взрывы одобрения остальной толпы, когда разнесла вдребезги третью бутылку в ряду. Может, было бы лучше все-таки отправить сестер назад, в более цивилизованные места? Может, было неправильным оставлять их здесь? Но сейчас уже слишком поздно рассматривать альтернативу. Она вставила еще патрон. Ей надо победить. Надо выбить самодовольство из этого человека, заставить его обращать на людей внимание и уважать их.

Он спокойно разряжал свой «генри». Он мог выстрелить восемь раз без перезарядки. Мишеней было восемь. Он специально подстроил это, высокомерный паршивец! Саманта вогнала в ствол новый патрон, сшибла четвертую бутылку и перезарядила винтовку. Ее движения были быстры и точны. Она знала это. Не знала только, насколько точно стрелял Толботт.

Она услышала рев толпы, но у нее не было времени посмотреть, в чем дело. Толботт еще стрелял, значит, он пока не выиграл. Он, должно быть, промахнулся. Она разнесла пятую бутылку. Оставалось еще три.

Толботт остановился перезарядить винтовку, и сердце Саманты забилось чаще. Он допустил промах! Он не попал в мишень! Она вогнала в казенную часть еще патрон, выстрелила и повторила все снова, разбив шестую и седьмую бутылку. Еще одна. Она дослала в ствол последний патрон в тот момент, когда Толботт прицелился в свою последнюю мишень.

Толпа взревела, завыла и запрыгала: обе бутылки разлетелись одновременно! Мишеней больше не было. Стиснув зубы и ощущая горечь поражения, Саманта еще раз перезарядила свой «шарп». Над площадкой стлался пороховой дым. Она повернулась к человеку, опустившему свое замечательное оружие.

С минуту он молча смотрел на нее сверху вниз. Ей казалось, Толботт видит, что ее сердце вот-вот выскочит из груди. Он был чертовски высок, гораздо выше, чем она думала. Не многие мужчины могли похвастаться таким ростом. Могучий и сильный, он мог, наверное, разорвать ее надвое, если бы попытался. Слоан и смотрел-то, как будто хотел попытаться. Но одет был как джентльмен, и она надеялась, что вести себя будет соответственно.

– Вы очень хорошо стреляете, мисс Нили, – прогрохотал его голос, звуки которого, казалось, нехотя вылетали из груди.

Она испугалась, что он предложит переиграть. Отец подарил ей модифицированный «шарп», когда ему надоело, что патроны сминаются, вместо того чтобы выбрасываться, сохраняя форму. На охоте это не имело большого значения, но когда ствол разогревался, возникала проблема. А сейчас ствол был очень горячим.

Саманта не говорила ничего, что могло бы разозлить Толботта. Она вообще боялась говорить.

Он, казалось, принял ее молчание за ответ. Взяв у нее винтовку, мужчина рассматривал модификацию, которая позволила ей стрелять быстрее, чем он ожидал. Подняв брови, Слоан спросил:

– Полагаю, разработка отца?

Саманта кивнула и внимательно посмотрела на его оружие.

– Он оставил «спенсер» себе. Лично я думаю, что лучшей винтовкой скоро будет «винчестер»: они сделали удачный эжектор.

На секунду улыбка тронула уголки его рта. Она тут же исчезла, но в его голосе не было никакой жесткости, когда он отвечал. Прозвучало даже какое-то уважение:

– Вашему отцу надо было остаться на востоке, чтобы помочь решить эту проблему. Винтовка, которая способна произвести пятнадцать выстрелов без перезарядки, – это потрясающее оружие. Я думаю, никто из нас не выиграл. Ничья, мисс Нили.

«Не только в стрельбе», – подумала Саманта. Он знал оружие не хуже ее. Она кивнула и увидела, что толпа молчит, ожидая решения.

Как бы осознав это, Толботт повысил голос, чтобы слышали все:

– Я признаю поражение, когда женщине удается сравнять со мной счет. Ваша семья может оставаться на зиму, мисс Нили, но я прошу вас еще раз подумать. Это не самое лучшее и не самое удобное место для женщин.

Ей захотелось ударить его по ногам – за оскорбление, толпа же одобрительно заревела. Пришлось изобразить приятную улыбку.

– О, нам будет хорошо и удобно, мистер Толботт! Это вам придется помучиться.

Когда она удалялась, его взгляд уже нельзя было назвать приятным.

Глава 8

Из окна, обращенного на восток, открывался великолепный вид на горы, которые они пересекли, чтобы добраться сюда. За несколько недель жизни в поселке Саманта услышала множество историй о предательстве и красоте этих гор. Даже если только половина рассказанного была правдой, горы стоили того, чтобы их исследовать. Ей хотелось самой увидеть гигантские деревья и водопады, обрушивающиеся прямо с небес. Но еще больше ей хотелось увидеть свою долину.

Никто из жителей знать не знал о долине, которую описывал ее отец и которая носила ее имя. Отец писал, что даже в летнюю жару там не пересыхает вода, что трава там зеленее, чем в Теннесси, а климат позволяет возделывать любые культуры. Он, конечно же, рекомендовал разводить лошадей и выращивать злаки, но Саманта слышала, что внизу на равнинах культивируют виноград и персики, и ей хотелось бы знать, могут ли и в ее долине расти фрукты.

Совсем рядом она видела горные вершины, покрытые облаками. Там шел снег. Кроме яблок, какие еще фрукты можно выращивать в таких условиях?

Ее мечтой всегда была собственная ферма. Она бы вполне удовольствовалась простой хижиной с единственной комнатой, но неплохо иметь при этом большой хлев для домашних животных. На жизнь хватило бы. И потому она, сколько помнила себя, копила деньги. Теперь у нее было достаточно для хорошего начала.

Но воплотить мечту было не так просто, как ей казалось раньше. Она всегда воображала себя одной в своей хижине и ни о чем другом и не думала. Сестры подрастут и выйдут замуж, мать соединится с отцом, и она наконец останется одна. Замечательно! Впрочем, теперь Саманта уже не была уверена в этом.

Но стоит ли ломать над этим голову? Долина существовала где-то сама по себе, и Саманта знала, что она никуда не денется. Придет время, и девушка ее найдет. А теперь пора заняться другими делами. У нее определенно не было времени, чтобы раздумывать, с кем ей разделить свою долину.

Пользуясь инструментами Эммануэля Нили, Доннер соорудил для Саманты умывальник рядом со спальней, и теперь, споласкивая лицо, она любовалась его работой. Доннер был, возможно, неважным рудокопом, но имел природную склонность к работе по дереву. Стояк ее умывальника, конечно, нельзя было сравнивать с мебелью красного дерева, которой была обставлена спальня матери, но отполированная им до блеска сучковатая сосна выглядела не хуже. В цивилизованном месте Доннер мог бы зарабатывать себе на жизнь столярными работами.

Она услышала, как хлопнул дверью ворвавшийся в дом Джек. Кузен никогда не сидел на месте. Он бегал, прыгал, скакал, а иногда просто взрывался. И тотчас вокруг взрывалось все. Что на этот раз привело его в такое возбуждение?

Она вошла в холл в ту минуту, когда из прихожей донеслось:

– Там, на дороге, караван фургонов! Брэдшоу видел. Говорит, они по уши в снегу и ничего не могут сделать. Говорит, мы должны собрать спасателей и помочь!

– А что говорит по этому поводу мистер Толботт?

Саманта услышала вопрос матери из прихожей и поспешила туда. Ей не составило бы труда ответить за Джека. Но вряд ли кузен воспользуется языком Толботта.

Слоана почти не было видно последние несколько недель: он отправился вниз на равнины со скотом и грузом ртути на продажу. А когда приезжал в поселок, то жил в отеле и нигде больше не показывался. И все же Саманта знала, когда он выходит на галерею и затягивается своими сигарами. Она чувствовала, как он буквально буравит ее взглядом, куда бы она ни направлялась.

– Толботт сказал, что каждому, кто туда отправится, следует вести караван вниз, к подножию гор. Он сказал, что тот, кто настолько глуп, чтобы пересекать горы в такое время, будет столь же глупым, оставшись здесь.

Саманта про себя посмеялась Толботтовой оценке людей из злополучного каравана. Он, вероятно, был недалек от истины. Она не преувеличивала достоинств тех людей, но в фургонах, возможно, ехали женщины и дети. Было бы совсем неплохо, если бы в округе жил еще кто-нибудь, кроме мужчин.

Саманта стала обувать сапоги. Элис Нили бросила на нее суровый взгляд:

– Куда это вы направились, Саманта Сьюзен? Саманта рывком дернула голенище вверх.

– Поискать для нас новых соседей. Док Рэмси идет со спасателями, Джек?

Джек состроил презрительную гримасу:

– Ха! Он опять со своими бутылками. Но если ты собираешься помочь, то поторопись. Брэдшоу и другие уже собрали мулов.

– Тогда ступай и поищи мне снегоступы. Я приду через несколько минут.

Она стянула с вешалки кроличий жакет, который смастерила себе прошлой зимой. Жакет здорово облез, но был теплее шерстяных накидок, которые носили ее сестры.

– Саманта Нили, вы никуда не пойдете в эту погоду и с этими людьми! Слишком опасно! Вы не знаете здешних мест так, как они. – Элис встревоженно заметалась по комнате, глядя, как одевается дочь.

Мать, конечно, как всегда, права, но у Саманты был свой резон идти со спасателями. Она в упор посмотрела на Элис.

– Если я не пойду, Брэдшоу поведет караван вниз. Дорога для них затянется еще на несколько дней. А там могут быть больные и раненые. Неужели они должны страдать от эгоизма Толботта?

Эти слова немедленно разбудили материнские инстинкты Элис Нили. Она перестала нервничать и задумалась.

– Снегопад, вероятно, начнется уже к полудню. Им придется все время пробиваться сквозь снег. Кто-то обязательно заболеет, – она запнулась, – но мистеру Толботту это действительно не понравится. Здесь же просто нет места, чтобы остановиться!

– Мистер Толботт должен будет открыть двери своего отеля, пока люди ищут другой выход. Вряд ли отель забит постояльцами.

Накинув на голову вязаный платок и обернув его вокруг шеи, Саманта направилась к выходу.

Джек с парой снегоступов догнал ее уже на площади. Отец показывал ей, как пользоваться этими широкими плетеными приспособлениями для зимней охоты в горах. Без них – рискуешь провалиться в снег по колено. Теперь она не отстанет от мужчин.

Девушка нахмурилась, увидев, что кузен тоже повязал шарф и оделся потеплее.

– Не ходи. Небезопасно оставлять мать и сестер без присмотра.

– В поселке не осталось никого, кто бы их побеспокоил. А о тебе следует позаботиться, – заявил он спокойно.

Нахальство, конечно, но спорить с сопляком сейчас некогда. Мулы и люди уже выходили на дорогу.

Кое-кто оживился, видя, что она спешит присоединиться, другие же смотрели на девушку исподлобья. Что ж, ей все равно. Если в фургонах есть женщины и дети, она приведет их в поселок. Непонятно, правда, собиралась ли она сделать это ради них самих, ради своей семьи или чтобы досадить Слоану Толботту. Похоже, имело значение все сразу.

Когда они дошли до снежной равнины, Саманта с Джеком остановились обуть снегоступы. Некоторые мужчины насмешливо и недовольно заулюлюкали, но ждать никто не стал. Впрочем, их мнение изменилось, когда эти двое легко обогнали спасателей, в то время как они с трудом пробивали себе дорогу в сугробах.

– Эй, Может, Доннер смастерит и мне пару таких же, когда вернемся? – крикнул им вдогонку Брэдшоу. – Они, должно быть, очень удобны, когда расставляешь ловушки.

Жакет оказался слишком узким, чтобы пожать плечами. Саманта неопределенно развела руками.

– Спросите Доннера. Осиновые или из ивы – не знаю, что лучше.

– Лыжи нам нужны, вот что! – крикнул кто-то еще. – Так Томсон называл штуковины, на которых он пересек горы. Мы бы поставили на них фургоны и скатили по склону.

– Мой дядя делал такие! – в ответ крикнул Джек. – Правда, в Теннесси они не слишком удобны.

Саманта устремилась вперед, оставив мужчин далеко позади – рассказывать свои истории. Надо же, как она соскучилась по женскому обществу. Обязанность непрерывно оберегать мать и сестер становилась обременительной. Жили бы в поселке другие женщины, не надо было бы постоянно быть начеку. Видимо, Слоан Толботт в какой-то мере прав. Полный мужчин поселок, в котором насчитывалось только четыре женщины, был не лучшим местом на земле. Но это было их единственное пристанище, и она должна сделать все, чтобы оно стало лучше.

Подъем в гору по рыхлому снегу становился все труднее. К полудню их накрыло туманом. Теперь Саманте надо подождать мужчин, которые лучше ориентировались в этих местах. Следы немедленно заносило снегом. Да, нужно было одеться потеплее, а еще – придется сшить себе штаны из оленьей шкуры, как только удастся завалить первого оленя.

Из-за тяжелых серых облаков и снежных вихрей солнце не проглядывало, и Саманта предположила, что дело клонится к вечеру, когда вдруг спасатели наткнулись на караван. Переселенцы, похоже, уже уступили натиску стихии; к сожалению, они даже не потрудились расположить фургоны кольцом в этой незнакомой местности. Некоторые расчищали снег и разводили костры, у фургонов мелькало лишь несколько темных фигур. Стоило людям заметить первых мулов, как они радостно закричали и замахали руками.

Теперь, когда было видно, куда идти, Саманта опять поспешила вперед. Джек следовал за ней. Похоже, они были в относительной безопасности, поскольку охрана фургонов лишь наблюдала за ними, не поднимая винтовок. Прежде чем Саманта успела поздороваться, в дверях одной повозки показалась какая-то женщина с ребенком на руках.

Эх, догадаться бы Саманте, в чем дело! Она видела немало женщин, приходивших к ее матери с больными детьми, и ей надо было обратить внимание на детали, следовало помнить симптомы. Но ей было не до того – они успели вовремя! И от радости девушка махала рукой, приветствуя людей, высыпавших из фургонов.

Женщины плакали, дети кричали от возбуждения, усталые мужчины молча наблюдали, как с холма спускалась цепочка мулов. Стоило Саманте открыть рот, как женщины немедленно окружили ее, признав в ней родственную душу.

– В вашей группе есть доктор? – спрашивали одни.

– Нам нужен врач, – просили другие.

– Далеко ли до поселка? Вопросы сыпались не переставая.

Саманта услышала, как Брэдшоу объяснял, что необходимо подождать до рассвета, а затем их проводят вниз. Саманте не требовалось врачебной интуиции матери, чтобы понять, что для малыша в лихорадке, которого держала женщина, первой вышедшая из фургона, медицинская помощь в таком случае может просто не понадобиться. Возможно, в фургонах были и другие больные или раненые, которые даже выйти не смогли. Неуклюже двигаясь в своих снегоступах, она подошла к Брэдшоу.

Она знала, что это один из старших рудокопов Толботта. Этот рослый человек с каким-то неопределенным характером был одним из немногих, кто не одобрил их появления в поселке. Он выполнял распоряжения Толботта старательнее, чем другие. Надо было найти способ перетянуть его на свою сторону.

– Там больные, – произнесла она, когда он раздраженно взглянул на нее сверху вниз. – И не только этот ребенок. Нам надо привезти их в поселок, к доктору Рэмси.

Брэдшоу нахмурился.

– Толботт сказал проводить их с горы. Он не хочет видеть никаких женщин и детей. Уверен, черт возьми, что он не захочет и больных!

– Вы хотите, чтобы они погибли? – спросила Саманта. – Вы хотите взять на душу этот грех? Проводите здоровых, если считаете нужным, но больных мы должны взять с собой. И немедленно!

Вокруг них уже собрались люди, и Брэдшоу огляделся. Переселенцы услышали слово «доктор» и закивали, соглашаясь с Самантой. Некоторые уже велели женам завернуть детей и приготовиться к переходу. Мужчины поселка Толботт беспокойно переводили взгляды с Брэдшоу на Саманту.

– Они умрут и в дороге, – запротестовал Брэдшоу. – Скоро станет совсем темно, а снег все валит и валит.

– Мы возьмем фонари! – крикнул кто-то из переселенцев.

– Но там могут быть волки и голодные гризли, – парировал Брэдшоу.

Саманта скорчила презрительную гримасу.

– Я пристрелю их, если вы не можете. – Она повернулась к группе из поселка. – Кто-нибудь возьмется проводить нас обратно?

Вперед вышел Краснокожий Джо.

– Давайте собирайте их, я знаю дорогу.

Один за другим владельцы мулов отделялись от толпы, помогая женщинам и детям взобраться на спины животных. Саманта хотела было обнять сварливого Джо, но один только взгляд на него полностью отбил это желание. Он, конечно же, поступился своими интересами и утром, несомненно, пожалеет об этом, но хотя бы раз в жизни сделает праведное дело.

Обратный путь оказался легче, поскольку ветер дул им в спину. И все же дети хныкали от холода. Женщина с больным ребенком молча сидела верхом на муле, прижимая к себе сверток, из которого не доносилось ни звука. Саманта периодически подбадривала ее, шагая рядом. Впрочем, вряд ли женщина что-либо воспринимала.

Остальные переселенки тоже шли молча, понимая, что движутся отнюдь не к цивилизации. Их поддерживала лишь мысль о том, что впереди доктор. Они не понимали, что в фургонах замерзли бы.

И опять Слоан оказался прав. Эти люди здесь не ко двору. Саманта не знала, кто они и куда направляются, но в такой глуши, не имея даже элементарных навыков выживания, делать им нечего. Людей настолько неразумных нельзя было принимать в колонию, но обрекать их на гибель, бросив на произвол судьбы, просто бесчеловечно!

Поздно ночью в полном изнеможении группа добрела до поселка. Элис Нили одной из первых выбежала людям навстречу. Она обняла Саманту, Джека и тотчас подошла к женщине с больным ребенком.

Саманта увидела огонек сигары Толботта на галерее. Вряд ли он вышел поприветствовать пришедших. Краснокожий Джо куда-то сразу же исчез. Люди и мулы бесцельно толклись на площади. Без фургонов или палаток им некуда было деться. Хотя снег здесь шел не так сильно, ночевать под открытым небом все-таки очень холодно. Саманта вздохнула с досадой. Кому-то придется брать ответственность на себя.

– Мама, больных лучше провести в отель. Мужчины пусть отодвинут бильярдные столы, чтобы мы расстелили тюфяки в салуне.

Элис Нили кивнула и немедленно двинулась к отелю, за ней потянулась цепочка переселенцев. Саманта повернулась к старателю, который восхищался ее снегоступами, и попросила передвинуть столы в салуне. Тот посмотрел на кончик сигары, мерцающий на галерее, потом на Саманту и пошел выполнять просьбу.

И все повторилось сначала.

Глава 9

Опустившись на колени у безжизненно лежащего на полу ребенка, Рэмси быстро осмотрел его, выругался, встал и подошел к двум Нили, стоящим у двери. Повсюду на полу спали изнуренные женщины, стонали больные, плакали дети.

– Оспа!.. – пробурчал он брезгливо. – Пока вы не вакцинированы, вам следует убираться отсюда ко всем чертям.

– Мы вакцинированы, – спокойно ответила Элис Нили. – Мой муж настоял на этом, когда дети были еще маленькие. С чего начнем?

Рэмси взглянул на Саманту. Казалось, она озадачена, но отнюдь не против выполнять обязанности санитарки по просьбе матери.

– Толботт очень скоро начнет здесь скандалить. Вам лучше переждать дома, пока он не успокоится.

Саманта слишком устала, чтобы спорить. Она просто взяла принесенный кем-то кувшин с водой и подошла к ближайшему ребенку, который стонал и ворочался в лихорадке. Пока она наполняла мальчику чашку, Элис Нили вопросительно посмотрела на доктора, ожидая распоряжений.

Рэмси пожал плечами.

– Что тут можно сделать? Я пущу им кровь. Вы позаботьтесь снизить жар. Это нетрудно – здесь и так чертовски холодно.

Он топнул ногой, предупреждая возможные протесты. Увидев встревоженный взгляд матери, обращенный на доктора, Саманта поняла, в чем дело. Мать не верила в кровопускания, а отец называл тех, кто пользуется пиявками и ланцетом, шарлатанами. Но Рэмси был опытным врачом, а они нет.

Доктор тотчас взялся за дело. Он начал с дальнего конца комнаты, Саманта и Элис – со словами ободрения и с холодной водой в кувшинах – хлопотали у противоположного. Матери-переселенки уже резали нижние юбки на салфетки, чтобы протирать ими потные от лихорадки личики детей. Некоторых женщин уже трясло, из мужчин только у одного проявились симптомы заболевания, и теперь он лежал тут же, ворочаясь от боли и жара.

Элис жестом указала на него и прошептала Саманте:

– Он уже болен, нам нужны мази.

Рэмси ничего не говорил о смягчающих мазях для предупреждения раннего вскрытия пустул и изъязвления кожи. Саманта закусила губу и ответила:

– Я сейчас спрошу доктора. Если у Рэмси ничего нет, Джек может сбегать и разбудить Берни. Она знает, где твои медикаменты.

Старшие Нили уложили младших спать, чтобы утром они сменили старших и дали им отдохнуть. Саманта, впрочем, уже сейчас обрадовалась бы приходу Берни, так как слишком устала. Но надо еще дождаться, когда спустится Толботт. Надо быть на месте, когда он попытается вышвырнуть всех из отеля. Странно, что его до сих пор нет.

Она поморщилась, увидев, как Рэмси ланцетом надрезал маленькой девочке кожу. Пузырька со спиртом для ополаскивания инструмента у него, похоже, не было, и он оставил его в сосуде, куда стекала кровь.

Нахмурившись, она уже готова была вмешаться, когда почувствовала, что кто-то ступил на порог за ее спиной. Толботт! Он, словно злая сила, излучал вибрации абсолютной ярости. Она не успела даже повернуться, чтобы проверить свою интуицию, как Слоан схватил Рэмси за ворот и отшвырнул с такой силой, что доктор растянулся на деревянном полу.

Он ударил Рэмси сапогом по руке, когда тот потянулся за своим окровавленным ножом, потом подцепил его черную сумку и бросил ее в камин. Когда Рэмси попытался подняться, Толботт еще раз схватил его за воротник, потянул и снова свалил с ног мощным ударом в живот. На этот раз доктор остался лежать.

Толботт нагнулся, подобрал сосуд с кровью и толкнул его Саманте.

– Выкиньте эту штуку к чертовой матери! Принесите сюда чистую воду, кувшины чистой воды! Захватите виски из бара. Нам нужны чистые чашки для каждого больного.

Изумленная, не смея спорить, Саманта поспешно спросила:

– Мази нужны? У некоторых пустулы уже вскрываются. Если нет у вас, мать попросит принести из дома.

Слоан разогнулся и впервые с тех пор, как вошел, посмотрел на нее в упор. Ее зрачки расширились от страха, но девушка не двинулась с места, глядя на него снизу вверх. Она выглядела усталой: скулы обтянуты, под глазами тени. В волосах еще искрились снежинки, но свой неказистый жакет она сняла, чтобы работать быстрее. Одна из женщин завернула своего ребенка в кроличий мех. Слоан выругался – основательно и не стесняясь, и она съежилась от его слов.

– Отправьте этого шалопая за мазью. Пусть одна из ваших сестер придет сюда на подмогу, а сами ступайте спать, иначе нам придется лечить и вас.

Саманта без выражения моргнула, кивнула и исчезла. Слоан не понял даже, собиралась ли она выполнить все его распоряжения или ограничится теми, с которыми была согласна. Ему некогда было думать об этом. Рэмси попытался подняться и улизнуть. Толботт повернулся и пнул его в зад – для острастки.

– Только посмей использовать это виски для чего-нибудь, кроме медицины, – и я перережу тебе горло. Когда она принесет воду, добавь немного виски в каждую чашку и напои всех, кто не спит. Им надо много пить.

Слоан чувствовал, что миссис Нили смотрит на него из дальнего угла комнаты, но что за дело ему до этого? Он хотел прибить Джо, когда найдет, а сейчас следовало позаботиться об этих проклятых пришельцах, которых он у себя даже видеть не хотел.

Он знал, оставляя женщин на своем участке, что они принесут только лишние хлопоты. Знал – и позволил им остаться. Да, за эту ошибку он еще не раз поплатится!

Слоан опустился на колени рядом со всхлипывающей женщиной, качающей свое безмолвное дитя. Ее боль и страдание вдруг пронзили его до глубины души. Глядя на умирающего ребенка, ему захотелось взвыть от этой боли, закричать во весь голос и рыдать вместе с матерью, изливая вскипавшую внутри дикую и бессильную ярость. Эти безжизненные глаза, это лицо, забрызганное кровью тельце на мгновение вызвали у него в памяти образ маленького Аарона, и Слоан содрогнулся от муки.

Об этом думать нельзя. Ни о чем таком думать нельзя. Он все равно ничего бы не сделал. Дети умирали во все времена. Остановить этот процесс невозможно. Он не сумел спасти даже собственного сына – как можно спасти кого-то еще? Будь все проклято, ведь он же сам убил сына! Обратились бы в бегство эти добрые рыдающие здесь женщины, если бы они знали?

Слоан скорее почувствовал, чем услышал Саманту за своей спиной. Он взял у нее кувшин с водой, чашку и отправил за ложечкой. Почти бессмысленно давать ребенку воду, но это хоть как-то отвлекло мамашу, на время она даже забыла о своей беспомощности. Может быть, лихорадку удастся купировать, может быть, нет. Все теперь в руках Божьих.

Он не верил в Бога, но легче упрекать кого-то невидимого, нежели себя. Он упрекал себя слишком долго, месяцы и годы, бранил судьбу, проклинал всех богов на небесах. Теперь – все равно. Он просто делал то, что должен был делать.

Постепенно переходя от больного к больному, раздавая воду, смешанную с виски, втирая мазь в кожу, истерзанную так, что несчастные стонали от одного его прикосновения, Слоан чувствовал, как Саманта тенью двигалась следом, без слов подавая необходимое. Он нахмурился и, закончив с очередным пациентом, быстро обернулся, чтобы перехватить ее взгляд до того, как она опять ускользнет.

Выталкивать девушку Слоан не собирался – для этого он достаточно владел собой. Он просто указал на дверь и сказал:

– Вон!

С губ Саманты чуть не сорвалось какое-то возражение, но, видимо, что-то озадачило ее в его лице, она повернулась и вышла. Слоан мельком взглянул на Элис Нили. Потом, уже не обращая на нее внимания, принялся за работу. Но необходимость сделать что-либо, что бы она одобрила, осталась.

И при этом он не нуждался в одобрении женщин. Не хотел он и того, чтобы отель был переполнен больными оспой. Черт побери! Он вообще ни в ком не нуждался, но странным образом был теперь привязан к ним. Все, что ему оставалось, – это вновь поставить этих глупцов на ноги, а потом спустить со своей горы вниз.

* * *

Слоан спал в одном из кресел в салуне, когда около полудня пришли Саманта с Гарриет. Он слышал, как женщины, шепотом подбадривая друг друга, обменивались наставлениями, и удивлялся сквозь сон, зачем они так себя утруждают. У этих Нили и так все в полном порядке. Можно было спокойно отправляться в постель, прихватив бутылку доброго бургундского, как чуть раньше это сделал Рэмси.

Он открыл один глаз и увидел женщину, которая по-прежнему качала своего ребенка. Теперь она, вероятно, делала это просто по инерции. А еще говорят, что женщины – слабый пол. Он фыркнул и открыл другой глаз. Слабый, черт побери! Да они посильнее буйволов, когда задумают что-нибудь. Уж он-то знает!

Слоан покачался в кресле, не замечая очаровательных близняшек, которые смотрели на него во все глаза. Саманта уже стояла на коленях рядом с женщиной и ее ребенком. Он же один раз отослал ее домой! Какого дьявола она не понимает, что торчать тут бессмысленно? Что за необходимость смотреть, как умирают люди?

В душе его все оборвалось, когда обе женщины посмотрели на него с надеждой. Не было никакой надежды! Не было ни единой чертовой вещи, которую можно было бы сделать для этих людей! Он взял ребенка из рук матери, осмотрел его тщедушное, извивающееся тельце, ощущая, как буйствует лихорадка, заглянул под веки и покачал головой. Передав ребенка в руки Саманты, Слоан указал скованной ужасом женщине на тюфяк. Возможно, мать еще удастся спасти.

Прижав малыша к груди, Саманта наблюдала, как Слоан Толботт, переступая через спящих, щупал влажные лбы и приподнимал слабых, чтобы дать им напиться. Ребенок в ее руках не шевелился, но она тем не менее ободрила беспокойную мать. Женщина вскоре затихла и забылась тяжелым сном. Саманта теснее прижала маленького. Дыхание его было частым, пеленки сухими. Плохой признак.

Саманта вряд ли годилась для работы сестрой милосердия и потому решила остаться за пределами импровизированного лазарета. Мать с двойняшками вполне могли справиться и без нее. Но уйти сейчас она не могла.

Вернулся Слоан и показал ей, как напоить ребенка, который уже не мог глотать. Она обтерла его влажным полотенцем; пустулы на нежной коже легко вскрывались. Сердце кровью обливалось, когда маленькое тельце корчилось от боли, которую она причиняла. Холодная вода успокоила его, но Саманте казалось, что он не спит.

Слоан велел установить в салуне карантинный режим, разрешив входить внутрь только тем, кто вакцинирован. Очень немногие из вновь прибывших получили это право. Они носили в ведрах горячую овсянку и подносы с галетами для здоровых, охлажденное картофельное пюре – для больных. Саманта откусывала галеты и пробовала кормить ребенка пюре. Слоан же просто – в который уже раз! – осматривал инфицированных одного за другим.

Саманта решила, что эпидемическая вспышка достигла своего пика после полудня, когда большая часть переселенцев заполнила салун и стала размещаться в холле и ниже. Она молилась, чтобы местные жители оказались вакцинированными – или не входили в контакт с больными, поскольку у нее не хватит сил пройти все это снова, если инфекция через несколько дней распространится по поселку.

Слоан ушел разыскивать Рэмси и под дулом пистолета привел его обратно заниматься больными. Саманта устало качала головой, в смущении наблюдая за работой ее неизменного и грозного соперника, который передвигался от пациента к пациенту. С двухдневной щетиной он выглядел дьявольски утомленным. От него пахло виски не меньше, чем от Рэмси, но он не был пьян. Он мыл руки после каждого больного, подбадривал всех без исключения, доверительно обращался к любому – будь то мужчина, женщина или ребенок. Он был загадкой, олицетворенным противоречием, проблемой, требующей разрешения. Качая ребенка, она не отрывала от него взгляда.

Ребенок в тот же вечер умер, но у его матери уже началась лихорадка, и она не заметила этого. Горькие слезы горя потекли по щекам Саманты, когда малыш у нее на руках поперхнулся и перестал дышать. А она все качала и качала его, не зная, что делать дальше, неспособная осознать свое бессилие перед этой смертью.

Как-то, должно быть, она переменилась, поскольку Слоан возник рядом еще до того, как она сумела осознать это. Толботт наклонился и взял безжизненную ручку. Пульса не было. Он зло выругался и пошел прочь. Саманта в изумлении смотрела, как он, не останавливаясь, вышел, двинулся вниз, в холл, затем вверх по лестнице. Где-то наверху хлопнула дверь. Наверное, он ушел к себе.

Старшая Нили тотчас поспешила к дочери, чтобы посопереживать с ней. Одна из более-менее здоровых переселенок присоединилась к матери. Ситуация все-таки оставалась под контролем. Саманта бессмысленно смотрела в потолок, откуда вдруг раздался взрыв проклятий и звон разбиваемой посуды. Потом хрустнуло еще что-то. Наверняка ничего стеклянного в отеле уже не осталось.

Впрочем, подняться к нему девушка не могла. Оказывается, под оболочкой свирепой жестокости этого непостижимого Слоана Толботта таилась глубокая душевная рана! В конце-то концов это не ее дело.

И все же он находился там, где быть не должен, и оказал неоценимую помощь, вероятно, сам того не желая. Посему он заслуживал хотя бы сочувствия. Саманта отправилась на поиски Краснокожего Джо.

Разбойник совсем опух от выпивки, но немедленно поднялся и заковылял в отель, когда Саманта объяснила ему, что произошло. Направляясь через площадь домой, она оглянулась, чтобы убедиться, что он не сбился с пути. А ей требовался отдых.

На ступеньках их портика, скрестив ноги и посасывая длинную трубку, сидел Вождь Койот. Не доходя до него, Саманта остановилась и помахала рукой.

– С дороги, Вождь! – крикнула она. – Я, возможно, заразная.

Он взглянул на нее своими темными глазами, глубоко утонувшими в сетке морщин.

– Я не умираю, когда умирают другие, – сообщил он ей спокойно. – Я просто наблюдаю, умирают ли белые люди так же, как люди моего народа.

Нет, она бы так не смогла. Не хотелось бы ей, сидя здесь день за днем, наблюдать, как умирают один за другим люди племени, пока не исчезнет все племя, как могли исчезнуть эти переселенцы. Смерть для нее всегда оставалась чем-то таким, что принималось ею безоговорочно, но она бы никогда не стала смотреть, как умирает ребенок, у которого был хотя бы малейший шанс выжить.

К горлу подступили слезы, и Саманта, обойдя старого индейца, оставила его наедине с его мыслями. Может, он не зря надеется, что все они умрут. Возможно, именно белые принесли с собой болезни, от которых погибли все его друзья и семья. Саманта была не в силах спорить. Ей хотелось только плакать и спать.

Койот лишь покачал головой, когда за его спиной послышались еле сдерживаемые рыдания, приглушенные тонкими дверными стеклами. Он без всякого интереса смотрел, как из отеля кто-то вынес маленькое, обернутое полотном тело и один из мужчин, разбивших лагерь на площади, закричал от горя.

Белые дети умирали точно так же, как краснокожие. И самые сильные средства Толботта не могли остановить смерть.

Глава 10

– Вон отсюда, Рэмси!

Крик, раздавшийся из окна отеля, разнесся по всей улице.

Держа в руках стопку чистых одеял, Саманта обернулась к жилистому человеку, который прислонился к столбу портика.

– Когда-нибудь я, наверное, пойму, почему хозяин отеля впадает в такую ярость, когда видит доктора за бутылкой виски. Мужчины, конечно, странные создания, но это переходит всякие границы.

Краснокожий Джо мельком взглянул на Рэмси, который вперед головой летел из отеля, все еще сжимая в руках бутылку.

– Думаю, женщина в брюках – это тоже странно, – буркнул Джо в ответ.

Недовольно покосившись на него, Саманта переступила через Рэмси и вошла в отель. Она уже начала привыкать к таким явлениям, как тела, валяющиеся на улицах, или индейцы, сидящие на пороге. Она лишь спрашивала себя, понимал ли отец, который так или иначе привел их сюда, на какую жизнь он обрек своих хрупких женщин. Там, в Теннесси, у них был комфортабельный сельский дом, вполне цивильный поселок и соседи, на которых можно было положиться. Женщины вели себя как леди, мужчины – как джентльмены, и если чье-то поведение выходило за рамки приличий или закона, то поднималась вся община. В этой же Богом забытой дыре – сотни различных правил и обстоятельств и ничего постоянного, и уж определенно – никаких джентльменов.

– Говорил я тебе: уноси отсюда свою задницу, пока я не вышиб ее вон!

Саманта испуганно посторонилась, ожидая, что из двери вылетит еще чье-нибудь тело. Толботт в это утро был явно на взводе.

– Возьми свою чертову Библию и затолкай ее себе в задницу!..

Мягкий женский голос заглушил проклятия.

Проповедник, который прибыл с переселенцами, тряся головой и спотыкаясь, выскочил в холл, не заметив Саманты. Он держал свою Библию, как Рэмси только что свою бутылку, и, видимо, стремился избежать судьбы предшественника. Пылая от гнева, Саманта проследовала в импровизированную больничную палату и оказалась лицом к лицу с человеком-гризли, который стремительно очищал свои владения от населявших их страдальцев.

– Уходите, Толботт, и не мешайте людям спать. – Она бросила одеяла на кресла и, уперев руки в бока, встала посреди комнаты, напротив огромного человека, от которого все старались держаться подальше.

Если несколько дней назад он выглядел как сам сатана, то теперь – раза в три страшнее. Его темные курчавые волосы сбились в колтун, ворот наполовину оторвался – и, по-видимому, давно. Недельная щетина делала его действительно похожим на гризли, а красные, заплывшие глаза, которые смотрели на нее сквозь спутанную шевелюру, прямо-таки приводили в содрогание. Его обычно белоснежная рубашка выпачкалась в саже, рукава закатаны, а из-под разодранного ворота выглядывала красная фланель нижнего белья, цветом соперничавшая с его глазами. Она вздрогнула от неожиданности, когда он повернулся и свирепо уставился на нее.

Затем переступил через какого-то спящего на тюфяке и остановился прямо перед ней.

– Может, попрактиковаться на вас? – заревел он. – Это в первую очередь ваша вина!

Вот славно! Даже забавно. Саманта выпрямилась, глядя на него в упор, и едва удержалась, чтобы не плюнуть ему в глаза. Ее вина! Будто она была Богом, заглянувшим на землю полюбоваться на мор, только чтобы позлить Толботта.

– Вы молодец, Толботт, поздравляю! Сначала пьяный, потом проповедник, потом обычная женщина. Почему бы вам не вышвырнуть меня отсюда, как Рэмси? Покажите свое мужское превосходство! Докажите, что вы покрупнее любого из нас. – Она подняла руки, показывая, что сопротивляться не будет.

– Да, я крупнее, чем все вы, – зарычал он, – и если вы, черт вас дери, не исчезнете с моих глаз, я выкину вас так, как пожелаю!

Он готов был драться. Готов был убить любого и каждого и искал жертву. Саманта это сразу поняла. Кулаки его в бешенстве сжимались. Слоан Толботт походил на вулкан перед извержением. Если бы перед ним стоял кто-то другой, Слоан хватил бы его о стену, даже не взглянув на результат. Но что-то не давало ему ударить женщину. И она понимала это.

Хищно ухмыльнувшись и по-мужски сжав кулаки, Саманта размахнулась.

– Ну, двинь мне, парень!

Он перехватил ее свинг одной рукой и подтолкнул сзади.

– Я переброшу вас через колено и высеку, если вы не начнете соображать, что для вас хорошо, а что плохо!

– Держу пари, что вам меня не достать! – Она ударила его в голень и ускользнула от захвата, держась для безопасности поближе к двери.

Он взревел, попытался еще раз схватить ее. Она подтолкнула его под локоть, поднырнула и устремилась к двери, продолжая выкрикивать:

– Держу пари, что вам меня не достать!

Он погнался за ней – быстрее гончей, бегущей за опоссумом. Краснокожий Джо отскочил в сторону, когда они вылетали из дверей на улицу. Саманта опережала своего преследователя на полтора десятка футов. Женская одежда для бега не приспособлена, а в мужской она прямо-таки неслась вперед огромными прыжками, выслушивая при этом едкие остроты насчет ее наряда, которыми Слоан еще успевал услаждать ее слух, пока они метались между палатками, тентами и остатками каравана, фургон за фургоном добравшегося сюда с заваленного снегом перевала.

Мужчины разбегались в разные стороны, когда соперники летели по замерзшей площади вниз, к деревянному портику асиенды, вокруг фургона и назад, к кузнице. Раскрасневшаяся от ветра Саманта, заливисто смеясь, отпускала колкости через плечо. Слоан тоже покраснел, но от досады, свежего ли воздуха или от ярости – сказать трудно. Каждый раз, когда он уже готов был схватить девушку, она куда-нибудь ныряла и, как только он поворачивал ей вслед, тут же меняла направление. В конце концов Краснокожий Джо поставил точку в этом безумии, просто-напросто вытянув ногу в тот момент, когда Слоан пробегал мимо. Толботт споткнулся, перевернулся через голову и шлепнулся в покрытую снегом уличную грязь. Бессвязно ругаясь, он попытался резко встать, но, прежде чем ему удалось немного приподняться и кого-нибудь прихлопнуть, Джо надавил ему сапогом на шею и прижал его к земле.

– Думаю, ты убьешь себя, если будешь продолжать в том же духе, – рассудительно произнес он, когда Слоан перестал сопротивляться.

Обнаружив, что ее неожиданно лишили соперника, Саманта развернулась и закричала, протестуя:

– Эй, это нечестно! Я выигрывала финал без вашей помощи. – Она степенно приблизилась к ним и сбросила сапог Джо.

– Не бывает выигрышей в состязаниях, где нет начала и нет конца, – ответил Джо строго. – Если вы собирались убить друг друга, надо было делать это по крайней мере по правилам.

– Я не собирался убивать ее. Я собирался засунуть ее в женское платье и завязать, чтобы не выскочила, покуда не выучится вести себя как женщина! – прорычал Слоан, поднимаясь.

– Вам не нравятся мои замечательные брючки? – съязвила Саманта, выставляя на обозрение свои джинсы. – Они по крайней мере чище ваших. К вашим и дикий кот не прикоснется.

– Значит, у дикого кота больше мозгов, чем у вас, – заметил Джо с отвращением. Он повернулся к мрачному Слоану: – Хотите соревноваться – делайте это как следует и честно. Вон сухая сосна. Кто добежит первым – выиграл. – Он вытащил из кобуры кольт и поднял его вверх.

– Погоди, погоди, – остановил его Слоан, видя, что упрямица еще не перевела дух – как и он сам, впрочем. Толботт готов был поклясться, что под этой ее легкой одеждой – кружевная нижняя рубашка. Каждая складка полотна, каждый защип говорили об этом. Пожалуй, он ей отомстит поинтереснее. – Я никуда не побегу, пока не будет установлен приз. Если я не мог ее высечь, значит, должна быть другая награда. Саманта рассмеялась:

– Если выиграю я, вы наденете женское платье!

К этому моменту собралась небольшая толпа. Мужчины одобрительно загудели, обсуждая ее находчивый ответ и условия пари. Деньги быстро переходили из рук в руки. В окнах отеля появились любопытные – поглазеть, что за шум на улице. Свирепый вид Слоана и смех Саманты вряд ли что прояснили. Джо поднял свой пистолет, и соперники встали на линию, которую кто-то прочертил на грязной земле.

Выстрел разорвал холодный воздух. Бегуны, едва касаясь земли, огромными прыжками помчались вперед. Ноги у Слоана были длиннее, но Саманта была легче и проворнее. Она пушинкой перелетала через лежащие на пути ветки и замерзшие лужи, а Слоан вынужден был замедлять там темп.

Но на открытых местах и на прямых участках сила и выносливость Слоана брали свое. У отвалов на краю поселка Толботт уже вырвался вперед под гул и подбадривающие крики толпы. Саманте досталось жалкое второе место.

Он ожидал ее на сосновом пне, триумфально скрестив руки на груди. Сейчас Саманте и впрямь хотелось его ударить. Она спровоцировала этот поединок для его же блага, а он, вместо того чтобы поблагодарить, стоит здесь с таким дьявольски самодовольным видом. Ее больше устраивала его ярость. И совершенно не устраивал его теперешний вид.

– Надеюсь, у вас неплохой выбор платьев, мисс Нили, – съязвил он, когда она подошла.

– Не имеет значения, Толботт. Я побью вас и в платье, если будет нужно. – Саманта, сверкнув глазами, сунула руки в карманы. Так вызов, должно быть, яснее.

– Как вы это только что сделали? Так чего же мы ждем? Начните с зеленого. Голову даю на отсечение, что в зеленом вы выглядите замечательно.

– Голову на отсечение, что вы – тоже, только меня-то вам не увидеть. Я подожду, пока вы заснете, тогда и появлюсь в нем. Не можете же вы все время бодрствовать.

Губы Слоана медленно растянулись в самодовольной ухмылке. Она перевела дыхание и сделала шаг назад.

– И спать все время я тоже не могу, – произнес он. – Вы обещали носить платья, если я выиграю. Я имел в виду не одно платье, к тому же носить отнюдь не несколько часов. Вам надлежит носить платья вообще, как любой женщине. Платья, а не брюки! Все время!

Саманта в ярости подбоченилась.

– Погодите-ка! Если вы думаете, что я собираюсь таскать юбки и кринолины, демонстрируя их всем и каждому, в то время как надо ехать на охоту…

– Вам придется обходиться без охоты. И без кулачных боев. Иначе к вам будут относиться, как к недисциплинированному сорванцу. Попросите сестер поучить вас носить платья. Пара столетий – и вы модница.

И он удалился, оставив покрасневшую и сокрушенную Саманту. «Пара столетий»?! Она готова была его убить. Ей просто следует его убить. Он не смеет так оскорблять Нили!

А он посмел. Саманта понуро направилась в поселок вслед за Слоаном. Мужчины приветствовали своего хозяина, когда он подошел к отелю. Ей же – той, которая оказала им милость, погасив его гнев, и теперь шла через площадь к себе, достались только свист да улюлюканье. Может быть, сейчас самое время поискать эту долину?.. Ей никого не хотелось видеть.

Но она была Нили и отдавала долги чести. И чуть позже она вышла – в одном из старых платьев матери поверх джинсов и рубашки. Пари не определяло того, что проигравший будет носить под платьем, а юбка была слишком коротка, чтобы надевать под нее нижние.

Несколько человек на площади вновь заулюлюкали, однако без Толботта зрелища уже не было. Все разошлись по своим делам.

Мать и сестра вопросительно посмотрели на нее, ибо слухи о соревновании докатились и до них. Женщины сочли за лучшее оставить Саманту в покое. Толботт, к счастью, надолго скрылся у себя.

Несколько переселенок чувствовали себя уже неплохо. Одна из них присоединилась к Саманте. Держа в руках кувшин с водой, она о чем-то быстро заговорила. Потребовалось несколько минут, чтобы Саманта поняла, о чем идет речь.

– Вам не кажется, что в поселке нужен школьный учитель? Правда, детей здесь немного, но, может быть, кто-нибудь из взрослых сочтет полезным поучиться?

Женщина была хорошенькой, кругленькой, светловолосой. Саманта сомневалась, что женщина понимает то, о чем говорит. Она нахмурилась, наполнила водой еще одну чашку и поднесла ее к губам больного.

– Здесь вообще нет никаких детей за исключением моего кузена. Хозяин этого поселка – Толботт. Он не будет платить учителю, чтобы тот учил его людей.

Женщина посмотрела на дверь, за которой виднелась лестница на второй этаж.

– Он довольно сильный человек, правда? Саманта фыркнула:

– Слабо сказано! А куда вы направлялись? – Пора было сменить тему.

– Мы хотели основать собственную общину, такую, в которой каждый бы жил по Писанию. Преподобный Хейес согласился вести паству к земле обетованной, но земля, куда мы пришли, на мой взгляд, многого не обещает. Я думала, здесь всегда сияет солнце и никогда не бывает холодно.

Саманта пожала плечами и перешла к следующему пациенту.

– Это скорее относится к долине внизу. То есть вы в двух шагах от цели.

– Я думаю, что с этими людьми я уже пришла туда, куда хотела, – объявила учительница, поджав губы. – Это ведь не я, а моя сестра принадлежит пастве преподобного Хейеса. А я пошла с ними только потому, что надеялась на лучшую жизнь. Я устала молиться об этом.

Женщина могла ничего не объяснять, все и так было ясно. Саманте и прежде встречались такие. Хорошенькие женщины могут только флиртовать – и ничего больше. Две тысячи миль пути в небольшом караване не слишком благоприятны для флирта, особенно если большинство мужчин женаты. Поселок, полный холостяков, – это как раз то, в чем нуждалась «школьная учительница».

– Здесь негде остановиться, – напомнила ей Саманта. – Вы можете снять комнату в отеле, если Толботт позволит, но он ненавидит женщин.

– Ненавидит женщин?! – Учительница в изумлении захлопала глазами. – А по-моему, он не похож на женоненавистника. В этой комнате он с уважением относится только к женщинам.

– Да, конечно, такой уж он человек. Если Слоан не знает, что с вами делать, он вежлив и надеется, что вы исчезнете.

Женщина зашлась раздражающе-веселым смехом.

– Он, безусловно, знает, что с вами делать. Или вы его сестра?

Очередное унижение! Не слишком ли для одного дня? Она с минуту поколебалась, не опрокинуть ли «учительнице» на голову кувшин, но решила не опускаться до уровня Слоана и обратила свое раздражение в нейтральную фразу:

– Нет, я бич его жизни, – и отошла в сторону. Она хотела привлечь в поселок женщин, смягчить нравы. Почему, черт побери, ее обескуражила первая же из них, проявившая к этому интерес? Вот уж не ожидала! Надо бы переговорить с переселенцами, не послужит ли это на пользу Толботту, если вся религиозная община решит обосноваться прямо здесь?

Обойдя всю комнату, Саманта составила определенное мнение об этом деле, переговорив с каждым, включая мясника, пекаря и мастера по подсвечникам. Столяр был согласен, но он потерял в пути жену. Еще двух человек помоложе привлекали горные разработки. Семьи же фермеров намеревались двигаться дальше.

Несколько незамужних женщин колебались, раздумывая о поселке одиноких мужчин. Только у двух вдов были дети, и это могло стать началом.

Покидая отель этим вечером, Саманта была уже больше уверена в успехе. Что сделает Слоан, если караван двинется в путь, оставив здесь несколько человек? Не заставит же он женщин и детей идти вниз пешком! Похоже, Слоан Толботт здесь вроде той собаки, которая только лает, но не кусает. И потом это только послужит на пользу угрюмому выродку.

У деревянной колонны портика стоял Краснокожий Джо. Он мельком взглянул на наряд Саманты, как-то странно хрюкнул и поднес к губам бутылку. Вытерев рот рукавом, он сказал:

– Вам не выиграть в таком наряде. Она уже заметила, что внятность речи Джо менялась в зависимости от принятой дозы. Удивительно, как это Слоану Толботту удается держать в руках поселок, полный пьяниц? Вроде бы сам он не пьет. Хотя непонятно, зачем нанимать на работу вечно нетрезвых разбойников. Что ж, Джо тоже был одной из странностей хозяина. Она посмотрела на него вопросительно:

– Выиграть?

Джо ответил ей мрачным взглядом.

– Вы ничего не понимаете, да? Вы даже не видели, как он смотрел на маленький клочок кружева, который выбился у вас из-под ворота? Черт! Да дай мужчине увидеть только край кружева, и он начнет ползать у вас под ногами! А вы что сделали? У вас под этим нарядом – мужские штаны. Хозяин вас побил: заставил-таки вас прикрыть ваш нахальный маленький зад, по которому он так и сохнет! Теперь у вас прикрыты и ноги, и все… Иногда я думаю, у вас вовсе нет мозгов.

Шатаясь, он двинулся в отель. Саманта же застыла в недоумении.

Он говорил о Слоане Толботте? Так и сохнет? И это – про нее?!

Нет, у него просто прокисли мозги от пьянства.

Глава 11

Саманта наблюдала из окна утреннюю суету на площади. Уже рассвело, и переселенцы варили на огне свой кофе. Некоторые фургоны только что покинули поселок: направились в долину в поисках лучшего места для стоянки. Другие оставались только потому, что принадлежали больным, которые еще лежали в отеле. Если не поторопиться, уйдет весь караван, снова оставив четырех женщин против целого поселка мужчин.

Слоан Толботт отнюдь не принял несколько соблазнительных предложений, которые, как ей было известно, сделали некоторые переселенцы. Кузнец восхищался пустой кузницей. Он был женат, и у него было двое детей. Один из тех, кто успел спуститься в долину и вернуться назад, рассказывал, что устроился в лавке брошенной фактории. Это были цивилизованные люди – люди, которые хотели покупать и продавать, люди, нуждающиеся в парикмахерах, плотниках и школьных учительницах, люди, а не тот сброд, которому благоволил Толботт. Именно такие люди должны были строить поселки.

И никто не предпринял никаких усилий, чтобы удержать их здесь.

Саманта видела, как на галерею вышел Слоан и недовольно уставился на площадь, полную фургонов и людей, месивших грязь на его переднем дворе. Он сбрил щетину и вновь облачился в костюм, как будто его джентльменский вид мог кого-то отпугнуть. Саманте любопытно было бы узнать, кто крахмалит его сорочки и выглаживает на них такие сборочки. Она нахмурила брови, заметив неотрывный взгляд учительницы. Несомненно, такого сорта женщины рады оказывать среди прочих и эти маленькие услуги.

Она вспомнила вчерашние слова Джо. Вообще-то они и вовсе не шли из головы. Ночью они вплетались в ее сон. «Дай мужчине увидеть только край кружева…» – сказал он. Он сказал, будто у нее «нахальный маленький зад». Что это за «нахальный маленький зад», и откуда это может быть кому-то известно? Она не привыкла думать о себе, как о женщине, на которую заглядываются мужчины. Заглядывались на ее сестер. Нет, Джо был пьян куда больше, чем она думала.

Но если ей следовало носить платье, чтобы продемонстрировать уважение к честному пари, почему бы не поэкспериментировать немного? Толботт не проявлял большого интереса к двойняшкам. Он не смотрел даже на учительницу, хотя та прилагала все усилия, чтобы привлечь его внимание. Саманта не могла даже вообразить, что он заинтересуется высокой худой девицей вроде нее, если ему неинтересны сестры и учительница, но свистеть или кричать, чтобы обратить на себя внимание, ей не надо. С тем же успехом она могла двинуть его по ногам – это сработало бы и в дамской юбке, и в мужских штанах.

А если, обратив на себя внимание, она смутит Толботта, может быть, удастся убедить его позволить этим людям остаться? Идея весьма сомнительна, но, с другой стороны, нет и вреда, если получится.

Бернадетта сонно запротестовала, когда Саманта стала вытаскивать ее из постели, но поняв, что старшая сестра и в самом деле хочет напялить на себя дамскую «упряжь», воодушевилась и захлопотала: женщины Нили долгие годы безуспешно старались заставить Саманту одеваться в женское.

– Давай начнем с нарядных платьев, пока они все не перейдут в конце концов к нам, – решила Берни, осмотрев скудный гардероб Саманты. – Наши кринолины будут коротковаты, но это не важно. Тебе нужны чулки. Дай-ка я поищу.

И она плавно удалилась в комнату, которую делила с Гарриет, оставив Саманту испуганно смотреть на разложенные поперек ее кровати дамские наряды.

Это все были ее нижние сорочки и панталончики. Да, она носила джинсы из прочной холщовой ткани, но это не значило, что она не любит также и кружева. Это лишь значило, что джинсы практичнее и удобнее в быту. Она не представляла, кто будет рубить дрова и охотиться, добывая мясо, если она будет носить все эти тряпки, но пари есть пари.

К тому времени, когда она надела и панталоны, и нижнее белье, и чулки, и старомодные нижние юбки, которые она предпочитала кринолину и фижмам, она преисполнилась благодарности отцу, который запрещал носить корсеты. Двойняшки иногда жаловались, что талии у них широки не по моде, но отец просто перечислял ужасные болезни, которые им угрожают, если они пожелают сплющить свои внутренние органы, затянувшись, «как сосиски». Это обрывало дальнейшие жалобы, правда, на время – пока они опять не вспоминали о своих талиях. Ничего такого у Саманты и в мыслях не было.

Эти мысли появились теперь, когда пришлось натягивать через голову тафту. Платье, конечно, зеленое, ворчала она, но могло оказаться единственным, которое хоть как-то отвечало пари. Пока Бернадетта застегивала на спине крючки, Саманта, задержав дыхание, молилась, чтобы оно не оказалось слишком тесным. Последний раз она надевала это платье задолго до того, как они уехали из Теннесси.

С талией все было в порядке. Саманта заметно похудела за долгую дорогу. Но теперь, когда Берни почти все застегнула, Саманта вспомнила, почему не носила это платье даже там, дома. Корсаж уже давно был ей мал, и она не позаботилась заменить его. Она еще раз задержала дыхание, и сестра застегнула верхний крючок. Теперь, вздохнув, Саманта, похоже, поняла, как чувствует себя сосиска.

Бернадетта скептически осмотрела собравшуюся на груди сестры ткань. Из-за низкого выреза Саманте пришлось поправить корсаж, чтобы прикрыться свободными складками материи, которая, ниспадая с плеч, собиралась на талии вроде шали, но этого было недостаточно. И под этими складками легко угадывалась ее высокая грудь.

Стоя перед зеркалом в комнате матери, обе девушки с сожалением вздохнули. Вероятно, Саманте никогда не быть светской леди. Они смогли бы, конечно, расчесать и собрать ее яркие рыжие кудри в локоны, если бы удалось начесать их, а потом закрепить шпильками и перевязать ленточками для верности. Три ряда оборок из тафты на юбке немного скрадывали ее высокий рост и худобу. Подогнанный по размеру корсаж придавал ей определенную женственность, подчеркивая округлости ее совершенных форм. Но обе знали, что когда она начнет двигаться, то будет выглядеть, как мужчина в женской одежде.

– Так надо, Берни. Просто нужна волшебная палочка. Может быть, когда Толботт увидит меня во всем этом, он велит мне снова надеть брюки.

Саманта, впрочем, и сама не верила в это. Она представила, что он с большим удовольствием заставит ее страдать в этом наряде. Но попробовать стоило.

Саманта подумала, что ее миссия была бы куда успешнее, если бы она была одной из этих маленьких мисс с блестящими локонами, выглядывающими из-под скромных маленьких шляпок, украшенных тесьмой и кружевами. Но приходилось довольствоваться тем, что есть. Приподняв шуршащие юбки, Саманта направилась к отелю.

Мужчины высыпали из фургонов посмотреть. К тому времени, как она пересекла площадь, они выползли из всех щелей и трещин поселка. Она было подумала, что они никогда прежде не видели женщины, но поселок-то сейчас кишмя кишел ими. В конце концов, все это на совести Слоана. Придет время, и она заставит его расплатиться, будьте спокойны.

Эпидемия шла на убыль, и все больные помещались сейчас только в салуне. Рэмси оказался здесь, а Слоана нигде не было видно. Усталая Элис Нили взглянула на наряд дочери, но ничего не спросила. Саманта отослала мать отдохнуть.

Пришла Клара, учительница, чтобы предложить свою помощь. Она так откровенно искала встречи с Толботтом, что Саманта поджала губы. Если сама она поймает себя на том, что столь же откровенна, она сожжет это платье – и к черту пари! Она рьяно приступила к своим обязанностям, не обращая внимания на тех, кто входил и выходил из комнаты.

Решив, что разговор с хозяином фургона убедит нежелательных пришельцев поскорее тронуться в путь, Слоан уже направлялся на улицу, но задержался, чтобы проверить, как идут дела в палате. Он пригрозил выгнать Рэмси, если тот не протрезвеет. Болезнь вошла в завершающую стадию, и надо было просто облегчать страдания оставшимся. Слоан, однако, продолжал присматривать за процессом лечения.

Толботт тут же отметил высокую фигуру в зеленой шелковой тафте: шелк ведь не часто увидишь в больницах. Пышные юбки и широкие оборки были до смешного нелепы в комнате, переполненной тюфяками, с проходами шириной в несколько дюймов. Другие женщины носили линялый ситец, но кринолины?! Здесь?! У этой женщины, должно быть, больше округлостей, чем мозгов, подумал он, когда незнакомка наклонилась к больному, давая возможность полюбоваться своей узкой талией и красивыми лодыжками в шелковых чулках.

Когда она выпрямилась и повернулась, Слоан смог рассмотреть ее платье спереди. Длинная широкая юбка скрывала изгиб бедер и прочие прелести, но Слоану ничего не стоило угадать под тонким материалом ее формы. Пышностью девушка явно не отличалась, но прекрасно знала, как распорядиться своими достоинствами, и мужчина отдал ей должное.

Взгляд его скользнул вверх – в поисках еще чего-нибудь, чем стоило полюбоваться. Удар под ложечку – вот что он почувствовал, когда увидел два сапфира, сфокусированных на нем самом. Саманта!

Невероятно! Глаза его поспешно опустились, словно проверяя, ее ли эта округлая грудь и тонкая талия, ее ли платье с оборками – все эти женские финтифлюшки. Он снова поднял глаза. Саманта по-прежнему сверлила его взглядом, как кобелька, который только что оросил ей ногу, приняв за какой-то столбик. Никто и никогда еще не смотрел на него так.

Он улыбнулся. Лицо его, не привыкшее выражать такие чувства, просто нелепо скривилось, но это была улыбка, и он ничего не мог поделать. Долговязый сорвиголова в юбке! Слоан шагнул вперед и обошел вокруг нее, наслаждаясь. Она застыла, скованная его изучающим взглядом, и он почувствовал холодный гнев в ее распрямленной спине. Нет, это была не обычная нежная женщина – эта готова была его убить. И он решил продлить удовольствие.

– Ого! Для ребенка очень даже неплохо, – признался он с коротким смешком.

– Я не ребенок! Мне, да будет вам известно, двадцать четыре года, и скоро я буду такой старой девой, каких вы и не видали.

Он еле сдержался, чтобы не рассмеяться. Старая дева! Наяда, быть может, поднимающаяся из морской пены. Ничего от старухи в ней не было. Возможно, в ней ничего не было и от девы, но это его ничуть не занимало. Он слегка потянул ее широкий рукав:

– Тяжеловато обращаться с винтовкой во всем этом. – Он отодвинул чуть в сторону ее длинные юбки, чтобы пройти, и снова остановился перед ней. – А не надеть ли вам что-нибудь поудобнее для работы? Больные могут задохнуться.

Если бы взглядом можно было убивать, он был бы мертв уже дважды, подсчитал Слоан, но это не остановило его. Он смотрел как раз на то, что она хотела скрыть всем этим шелком, но каким-то образом ее прелести выглядели еще соблазнительнее – как упакованный рождественский подарок. Ему захотелось развязать бант.

– У меня есть джинсы, – сообщила она ему ровным голосом, – они куда практичнее, если вам угодно.

Слоан поймал себя на том, что посмеивается. Он не мог вспомнить, когда чувствовал себя так хорошо. Перед ним стояла маленькая мегера – со связанными, как у готовой в печку индейки, крылышками, – и ему это нравилось. Он предложил ей руку, и когда она не ответила, как требовалось, взял ее под руку.

– Уверен, вы догадаетесь, как быть практичной и сохранять условия нашего пари, стоит только подумать. Отправимся в гости, а?

Саманта решила, что убить его – мало. Пусть сначала помучается. И мучается долго, очень долго. Ладно, как только она освободится, подумает, какую пытку ему уготовить. А пока, идя с ним под руку, она надеялась только на смерть, все равно, ее или его – чья придет скорее.

Краснокожего Джо на его обычном месте не было, но вокруг слонялось множество других людей, наблюдая, как Слоан Толботт сопровождает принаряженную девицу – черта в юбке. Саманта решила, что не станет угождать толпе, которая улюлюкала им вслед. Ведь выиграй пари она, люди вели бы себя точно так же. Каждый любит хорошую шутку, а она была великодушна – вне всякого сомнения.

Выглянула Клара и побежала за ними, смеясь и шутливо восторгаясь, какую миленькую парочку они составили. Учительница тут же переключила все внимание на Слоана, и Саманта стиснула зубы. Она слышала, как хмыкнул кто-то из мужчин, но Слоан не обращал внимания на взволнованный голос Клары.

– Школа, мисс Вайтекер? Вы думаете, моим людям нужна школа? Оригинально! Вы обсуждали это с ними?

Саманта подавила усмешку. Слоан, может быть, и внимателен, но в его словах девушка улавливала только сарказм. И если хорошенькая мисс Вайтекер не поостережется, он располосует ее на ленточки своим злым языком. Учительнице следовало держать ухо востро, его ум был так скор, а речь так язвительна, что от нее мокрого места не останется, прежде чем она сообразит, в чем дело. Саманта потянула Слоана за руку и кивнула на молодого кузнеца.

– Вам следует поговорить с Томасом Крейкрафтом. На дверях отеля нужно поставить железные петли вместо этих гнилых кожаных. Он говорит, что ему это раз плюнуть.

Слоан нахмурился и, не сказав ни слова учительнице, направился прямо к мускулистому молодому человеку. Приноравливаясь к его быстрому шагу, Саманта почти бежала рядом.

Заметив Толботта, парень поздоровался:

– Доброе утро, мистер Толботт. Мы с женой в восхищении от вашего поселка. А эта замечательная кузница пустует. Не возражаете сдать ее в аренду? Сколько вы хотите за нее? У меня с собой все инструменты, так что я мог бы приступить немедленно. Полагаю, мог бы заплатить вам кое-что авансом, если хотите.

При слове «жена» Слоан напрягся, но Саманта чувствовала, что его раздражение проходит. Слоан Толботт был очень странным человеком. Она никогда не поняла бы его, живи она хоть сто лет, да и не надо ей этого. Сейчас ей надо лишь одно – понимать его ровно настолько, чтобы уговорить оставить здесь этих людей.

– Мистер Крейкрафт, я подумаю над вашим предложением, но скажу вам уже здесь и сейчас, что это не место для женщины. Мне была бы нужна хорошая кузница, но леди Нили уедут отсюда весной, и ваша жена не сможет найти себе компанию.

Молодой человек удивился, но не нашелся с ответом. Саманта нахмурилась, ущипнула скверного Толботта за руку и сказала:

– Мы никуда не собираемся уезжать отсюда, мистер Крейкрафт. Это просто идея, которая засела у мистера Толботта в голове. Мы будем от души рады видеть в поселке еще одну женщину.

Слоан быстро потащил ее прочь; кузнец недоуменно уставился им вслед.

– Вы уедете этой же весной, – тихо прорычал Слоан ей на ухо, направляясь к следующей цели. – Условия пари касались только зимы.

– Пари здесь совершенно ни при чем, мистер Толботт. Я вам уже говорила: этот дом – наш, и мы в нем живем. – Саманта отдернула руку и решительно зашагала вперед. Что является несомненным достоинством тафты и нижних юбок, отметила она про себя, – это то, что они великолепно трещали и шуршали, когда она приходила в бешенство.

Прежде чем она подошла к проповеднику, Слоан догнал ее и взял за руку.

– Идите домой и наденьте что-нибудь поскромнее, пока я буду выгонять отсюда всех этих людей. Вам надо вернуться в палату в салуне, а не разгуливать здесь!

Она нахально взглянула на него:

– Это мое единственное платье, о великий и могучий мистер Толботт! И мне нравится носить его. Почему бы вам не пойти и не попугать проповедника, пока я побеседую с мистером Смитом? Он хотел бы открыть здесь магазин.

– Я сам держу здесь магазин! – сообщил он с яростью, продолжая удерживать ее, хотя она, приподняв край юбки, готова была уже двинуться через площадь.

– Какой магазин, мистер Толботт? Эту жалкую дыру в стене, покрытую пылью и крысиным пометом? Это не магазин, это позор!

– Я найму кого-нибудь привести его в порядок, но будь я проклят, если допущу здесь конкуренцию!

– Наймите Гарриет, и я соглашусь, но вам придется сделать ее управляющей. Она в двадцать раз лучше, чем вы, знает запросы людей. – Саманта даже остановилась: надо же! И почему ей это раньше не приходило в голову?

Толботт смотрел на нее как на сумасшедшую, но определенно заинтересовался, а Саманта так и сияла.

– Гарриет? Это, должно быть, одна из ваших двойняшек? – спросил он осторожно.

– Понимаете? И вам не придется допускать в поселок другую женщину. Она ведь одна из нас, Нили. И сделает вам в день больше, чем вы за две недели.

Он сдвинул брови.

– Откуда женщине знать, что нужно мужчине? Здесь не высшее общество. Все ходили бы в лавку только из-за этой вашей маленькой сестренки!

– Нет. Главное, что они ходили бы в лавку! И вам потребуется мистер Смит, чтобы привозить товары, которые она закажет. И вам потребуется разнообразить ассортимент, чтобы заинтересовать и женщин.

Вновь закипая, он выпустил ее руку и воззрился на нее.

– Здесь нет женщин, которых надо заинтересовывать!

– Жена кузнеца, – напомнила она.

– Все!

– Его свояченица Клара, – она сладко улыбнулась.

– Черт бы все это побрал! У меня в поселке нет никаких других женщин!

Сзади к Толботту, немного нервничая, приближался преподобный Хейес.

– Возможно, я выбрал не самое подходящее время, мистер Толботт, но я хотел бы спросить: нельзя ли использовать вашу пустую кухню под часовню?

Казалось, глаза Слоана вот-вот вылезут из орбит. Вены у него на шее вздулись, когда он обернулся к проповеднику. В общем, священник добился своего, потому что Слоан просто заревел:

– Можете забирать в вашу проклятую преисподнюю, а также ко всем вашим чертям все, что у меня есть, и чтоб вам провалиться туда скорее!

С точки зрения Саманты, это звучало, как «да».

Глава 12

– Что нам здесь нужно, так это ресторан. – Элис Нили пропустила иглу сквозь синюю шерстяную кайму, которую она подшивала для старшей дочери.

– Но ты прекрасно готовишь. Зачем нам обедать в ресторане? – рассеянно пробормотала Саманта, расшнуровывая корсаж.

– Я имею в виду, что пора бы открыть здесь ресторан. Просто устаешь без конца принимать мужчин, которые несут свои припасы, чтобы я им что-нибудь приготовила. Да и наличность не помешает. Даже если Гарриет сделает для нас небольшую скидку у себя в лавке, оборудование стоит все же недешево. Думаю, ферма не сможет приносить доход сразу, уже весной.

Саманта посмотрела на мать, глаза ее сверкнули. Элис Нили работала всю свою жизнь, но никогда не работала ради денег. Однако впереди – неизвестность, может быть, даже жестокая нужда.

– Ты не думаешь, что к весне отец нас найдет?

В глазах Элис мелькнула тревога, она наклонила голову, чтобы скрыть ее, и, откусив нитку, завязала узелок.

– Калифорния – штат большой. Отец может быть где угодно. И кроме того, он никогда не занимался сельским хозяйством.

Это замечание скорее предназначалось близняшкам, чем Саманте. Отец любил писать письма. Он исписывал страницу за страницей разного рода заметками, даже не надеясь, что отошлет их. Если с ним все в порядке, они бы наверняка уже что-нибудь знали.

– Где-то же здесь существует наша долина! Мы сможем начать обрабатывать землю, как только позволит погода. Надо только нанять кого-нибудь на пахоту. – Саманта решила немного успокоить мать.

Элис неопределенно кивнула.

– Да, наверное. Но нам все же нужны наличные. Если мы сумеем взять кредит, думаю, и долг мы сможем вернуть довольно быстро. Все здешние мужчины просто спят и видят вкусную пищу.

Саманта что-то буркнула в ответ, воткнув иглу в материал.

– Учительница определенно нам не конкурент. Даже Джо не стал есть пирог, который она испекла для Толботта.

Гарриет хихикнула:

– Джо попробовал продать порционно, но и проповедник не прикоснулся к нему, узнав, кто его испек. Похоже, при этом она спалила целый фургон.

– Девочки, сплетничать нехорошо, – напомнила Элис. – Так никто не возражает против ресторана?

Нам надо будет расставить столы в зале, так что хорошенько подумайте об этом.

– И где же мы будем принимать посетителей? – спросила Бернадетта, нахмурившись и оглядывая занятые комнаты.

– Посетителей? Каких посетителей? Толботт под угрозой увольнения приказал своим людям держаться от нас подальше. Откуда возьмутся посетители? – Саманта скривила лицо, распутывая очередную нитку.

– Ну, есть еще люди из каравана и другие вроде доктора Рэмси, которых он не может уволить. Да и остальные не станут гнушаться нормальной пищи. Они придут. – Элис ничуть не сомневалась в своих кулинарных способностях.

– Готова согласиться, только бы увидеть лицо Толботта, когда он сообразит, в чем дело! Самое ужасное заключается в том, что он не позволит мне нарушить условия пари, чтобы надеть брюки и отправиться на охоту. Где мы возьмем мясо? – Отложив корсаж, Саманта вопросительно уставилась на мать.

Элис Нили, очевидно, уже думала об этом.

– Мы будем платить тому, кто принесет мясо. Было бы славно, если бы мистер Толботт продал нам что-нибудь из своих запасов, но Брэдшоу уже предложил послать кого-нибудь вниз купить говядины, если я согласна готовить. На улице достаточно прохладно и до весны можно будет сохранять мясо замороженным. Нет, все у нас будет в порядке.

– Придется поднять цены. И попросить Доннера изготовить еще столы.

Саманта явно перестраховывалась, но ей хотелось отбросить всякие сомнения. Последние несколько недель Толботт был угрюм как никогда. Вернее, сварлив. Буквально при каждой встрече с ней он ворчал. Ладно бы из-за шелка и кружев, в которые с удовольствием наряжали ее мать и сестры, но она подозревала, что он бесился от бессилия – сделать все по-своему не выходило. В его драгоценном поселке было теперь семь женщин и четверо детей: четверо Нили, Джек, жена кузнеца, ее сестра и двое их детей, да вдобавок еще какая-то вдова из каравана и ее младший сын. Они решили снять комнату в отеле на целую зиму – вместо того, чтобы поискать дом в долине. Похоже, вдовушка предполагала выйти замуж за первого попавшегося, а не искать дом, но Толботт стоял насмерть и комнату не сдавал. Более того, он однажды довел вдову до истерики, вытолкав ее взашей, но мужчины пригрозили уйти, если он не позволит ей остаться.

Саманта бы даже посочувствовала Толботту, если бы не ее стойкая неприязнь к нему. Об отце Слоан до сих пор не заговаривал, не выказал он своей осведомленности и насчет долины. И он не уступал в выигранном пари, заставляя ее носить эти проклятые платья. Однажды, когда она лезла на дерево за котенком, подвязав юбку лентой, Толботт едва удержался от дурацкого смеха. Ничего, он еще пожалеет об этом!

Что ж, открыть ресторан – это было неплохое начало.

* * *

– Что они делают? – Слоан повернулся и пронзил своего верного помощника мрачным взглядом.

Под этим взглядом Джо подобало упасть замертво, но он спокойно высунулся в окно, поднял свой револьвер и куда-то прицелился.

– Открывают ресторан. Я уже получил персональное приглашение на открытие. Они обещали мне приготовить пирог из этих консервированных персиков, которые мисс Гарриет привезла на прошлой неделе.

– Они не могут открыть ресторан, – сказал Слоан бесстрастно. – Это моя собственность. Я не давал им разрешения открывать что-нибудь.

Джо пожал плечами и сунул револьвер в кобуру.

– Не вижу ничего плохого в том, чтобы поесть приличную пищу для разнообразия.

– Если бы я захотел хорошо питаться, я бы нанял повара! И вот еще что. Люди в основном рассчитывают на настоящий отель, где всегда после подъема в гору можно снять комнаты и отобедать в модном ресторане.

Слоан безостановочно мерил комнату шагами. Ему все надоело. Пора отправляться во Фриско и искать женщину. Надо что-то делать, пока он совсем не потерял голову. Он представил, как Саманта Нили разносит персиковый пирог, обслуживая рудокопов, и ему захотелось всех их мордами сунуть в этот пирог.

– Это и есть отель, – отозвался Джо коротко, садясь в деревянное кресло и забрасывая на постель ноги, обутые в сапоги. – Было время, здесь всегда останавливались люди, которые шли дальше, к серебряным рудникам. Ты мог бы сделать пропасть денег на этих идиотах, которые пришли сюда, чтобы забираться на вершины.

Слоан пулей вылетел из комнаты и двинулся в контору. У него были причины приехать сюда, в эту дикую Сьерру. У него были причины купить эту гору и держать ее в стороне от проторенных троп. У него были причины избегать людей. Он иногда даже забывал, почему еще продолжал жить, но помнил, черт бы их всех побрал, почему он здесь. Да потому, что испытывал отвращение к людям! К цивилизации. И особенно – к лживым, хитрым, притворяющимся женщинам.

Он вспомнил теперь, почему не выносил женщин. Они манипулировали всем и вся. Любым. Черт! Да каждым оказавшимся на их пути мужчиной! Больше Толботт не позволит собой манипулировать. Десять лет назад он дал себе зарок никогда больше не жить такой жизнью.

Несколько минут спустя он внезапно обнаружил, что зарядил кольт и взялся за винтовку. Его передернуло. Не требовалось арсенала, чтобы спугнуть отсюда нескольких женщин, но оружие не повредит, если на пути окажутся мужчины. Если срочно что-нибудь не предпринять, эта зима покажется невероятно долгой.

Выскочив на улицу, Слоан заметил праздничные фонари над входом в асиенду. Из окон тоже лился свет. Хотя под безжалостным солнцем запада ткань могла выгореть, женщины затянули окна темно-вишневым бархатом, как у себя на востоке. Это придало всему залу очень уютный вид, что он немедленно и отметил, шагнув внутрь. Но столы, тянувшиеся от одного конца комнаты до другого, за которыми сидели празднично настроенные люди, – это было что-то новенькое!

Людей было множество. Кое-кто занимал кушетки, расставленные вдоль стен. На столах сверкали настоящие фарфор и серебро, подсвечники. Некоторые столы были накрыты тонким полотном, другие – наскоро подрубленными кусками ткани, извлеченными из бездонного сундука сюрпризов, который Нили привезли с собой. Радостно суетящиеся здесь сестры, казалось, прихватили с собой все, что каждый из местных бросил где-то в прошлом.

Слоан еще переваривал эту мысль, когда в зал величаво вплыла Саманта с подносом в руках. Но не блюда на подносе привлекли его внимание. Поражало ее платье. Эти чертовы платья всегда его отвлекали. Никогда и ни в одном она не выглядела как полагается – возможно, потому, что сшиты они были не для нее. Но она всегда ухитрялась его удивлять – каждый раз новым и необычным способом. И на этот раз девушка, как всегда, заставила его изумиться.

На ней было такое же платье, что и на одной из сестер. Младшая в скромном синем мериносовом платье и собранном в сборки переднике выглядела прелестно. Подол же платья Саманты оказался короче на полфута, и Слоан прекрасно видел ее ножки и поношенные туфли. Он поймал себя на том, что пытается разглядеть мелькающие чулки и угадать, из какого они материала.

Внезапно до Слоана дошло, что в зале воцарилась полная тишина. Он поднял глаза и увидел, что взоры всех присутствующих, включая и Саманту, устремлены прямо на него. Он стиснул зубы, представив себе, какое впечатление должен производить человек с кольтом на поясе и винтовкой в руке, застывший посреди комнаты и пытающийся заглянул женщине под юбку. Нет, он просто сошел с ума!

Он решительно направился к девушке, которая весело принялась за дело. Она уже сняла все тарелки с подноса, когда он подошел к ней вплотную и, взяв за локоть, отвел от доктора Рэмси. Тот ухмыльнулся, но промолчал, провожая глазами Слоана, который уводил его официантку.

– Что, черт возьми, вы тут делаете в таком наряде? Практикуетесь в роли салунной девушки?

Саманта удивленно подняла рыжие брови:

– Это платье. Вы же сами настаивали, помните? Я знаю, оно не очень-то мне по размеру, ведь это платье Берни. Мама хотела, чтобы младшие были одеты одинаково, но Берни не слишком хорошо себя чувствует… – она запнулась, – Берни немного больна. Поэтому я работаю вместо нее. – Сообразив, что она напрасно перед ним отчитывается, Саманта взглянула на Слоана. – А теперь отпустите меня. Меня ждут посетители.

– Вас, провались вы пропадом, никто не ждет. Я закрываю это заведение! Предупредите посетителей, что это их первый и последний ужин здесь. А теперь мне надо поговорить с вашей матерью.

Саманта решительно преградила ему путь.

– Нет. Мама сейчас по уши в перьях.

– В перьях? – Слоан решил, что ослышался. Он заметил также, что Саманта не позаботилась застегнуть две маленькие верхние пуговки корсажа. Это не имело большого значения, так как у платья был высокий вырез, но он скользнул взглядом ниже. Объяснения Саманты его никогда особо не трогали, но это – насчет перьев – озадачило его откровенной нелепостью. Может быть, ошалев от ее внешнего вида, он ослышался?

– В перьях. Джек должен был сегодня днем ощипать цыплят, но кто-то из ваших друзей в бильярдном зале отвлек его. Теперь вот маме приходится доделывать дело за него.

– Эй, Толботт! Мы пришли раньше, занимайте очередь, как все. Мы тоже хотим поужинать! – прорычал кто-то через всю комнату.

Саманта тотчас выскользнула из рук Слоана и заторопилась на кухню. Толботт последовал за ней. Она, конечно, шагала размашисто, но бедра ее – что он с удовольствием отметил – покачивались как надо. Настоящая женщина, только не совсем обычная!

Переход от мягкого освещения зала к кухонному хаосу с цыплятами моментально вернул его на землю. Саманта исчезла где-то в аду кипящих кастрюль и дымящейся плиты; он даже не успел заметить, как это произошло.

– Эй, вынесите это через черный ход и вылейте! – Кто-то сунул ему в руки таз с грязной водой. Он машинально осмотрелся в поисках, куда бы вылить воду, и пришел к выводу, что место у выхода – самое безопасное. Все остальное пространство занимали кипящие кастрюли и острые ножи.

Прокладывая себе путь по устланному куриными перьями полу между разлетавшимися юбками, Слоан продолжал взглядом искать Саманту. Она разделывала цыплят на деревянной доске в углу комнаты. Почему-то сразу же успокоившись, он вылил грязную воду, потом швырнул таз далеко за портик и вернулся на эту сумасшедшую кухню.

Элис Нили что-то мешала в небольшой кастрюльке с длинной ручкой и время от времени пробовала содержимое на вкус. Одновременно она заставляла племянника подмести пол и угрожала отхлестать метлой, если он немедленно не примется за дело. Толботт решил, что сейчас не самый подходящий момент заговаривать с женщиной, и повернулся к Саманте. Но ее уже и след простыл.

Чертыхаясь, он направился в зал, где она, несомненно, снова демонстрирует свои лодыжки половине жителей поселка. Что ж, спасибо. Салун был бы до отказа набит этой ночью мужчинами, слишком возбужденными, чтобы заснуть. Интересно, а сама-то она понимает, что творит?

На пороге зала путь ему игриво преградила учительница. Вытирая руки о передник, она, посмеиваясь, предложила:

– Я могла бы найти для вас место, мистер Толботт. У нас есть цыплята с запеченными яблоками. Вкусные!

О Боже, он и вспомнить не мог, когда последний раз ел цыплят с запеченными яблоками! И желудок властно подсказал: пора бы отведать чего-нибудь повкуснее. А в голове тем временем крутилось одно: надо убрать Саманту из ресторана – во что бы то ни стало!

Слоан бегло кивнул и отодвинул учительницу в сторону. И буквально столкнулся с Элис Нили, которая спешила из зала еще с одним пустым подносом.

– Хорошо, что вы здесь, – обратилась она к Толботту, одновременно отдавая пустой поднос учительнице, стоявшей в дверях. – Мистер Смит сейчас как раз здесь, и он не прочь переговорить с вами. Похоже, он нашел, кому продать ваши пиломатериалы.

И прежде, чем хозяин отеля сообразил, что произошло, он уже сидел за столом с новым торговцем, обсуждая цены за товар, а Саманта расставляла тарелки с такими волшебными цыплятами и запеченными яблоками, каких он и не видывал. Потягивая вино, он совершенно забыл о том, что пришел сюда вышвырнуть женщин, и с головой ушел в расчеты доходов, о которых толковал Смит.

Слоан съел все, что ему подали, сделка состоялась, и тут вдруг он заметил, что зал почти опустел. Жена кузнеца и одна из двойняшек вытирали столы, Смит расплачивался с миссис Элис Нили… Толботт глазами поискал Саманту.

Ее здесь не было. Зато у него был счет к этой нахалке. Он все еще не мог смириться с тем, что ей удалось заставить его отужинать в этом чертовом ресторане – вместо того чтобы закрыть его! Но в желудке приятно урчало, и в голову ему пришла другая мысль.

Он направился на кухню. Оттуда слышались женские голоса. Не хотелось бы еще раз столкнуться с этой глупой учительницей с коровьими глазами, но, может, сейчас она наконец сообразит, что к чему?!

Толботт рывком открыл дверь, увидел у мойки Саманту и тотчас отодвинул учительницу, которая опять встала у него на пути. Другие оказались гораздо сообразительнее. Даже Саманта приняла смиренный вид и вытерла руки о полотенце. Слоан резко взял ее за локоть и повел к черному ходу.

– Мистер Толбот, долго же вы были вдали от цивилизации, если думаете, что именно так джентльмену следует обращаться с женщиной! – проворчала она, когда дверь за ними захлопнулась.

Он не стал ее слушать.

– Держу пари, мисс Нили, что мой салун сейчас переполнен мужчинами, которые, напившись, свалятся под стол, хотя нынче рабочая ночь.

– Ваш салун всегда переполнен пьяными, мистер Толботт. Но какое это имеет отношение к нам? – Саманта отступила к стене, подальше от этого разъяренного мужлана.

– Вы на самом деле ничего не понимаете? – Слоан обхватил ее за плечи, так что она не могла двинуться. – Мужчины полностью всем довольны, когда рядом нет ни одной женщины. Но стоит им только увидеть покачивание бедер или мельком взглянуть на ножки, как они впадают в безумие. Они станут убивать друг друга и не успокоятся, пока не истечет кровью последний, а потом проклянут вас, мисс Нили.

– Это едва ли не самая смехотворная мысль, которую вы когда-либо высказывали, мистер Толботт, а высказывались вы не однажды. Рудокопы нас понимают. Если один из них попробует сделать хотя бы одно неприличное замечание, другие – с нашего одобрения – вышвырнут его вон. Они будут вести себя как подобает, если смогут по достоинству оценить добрую пищу. Я думаю, что уже оценили.

Она смотрела на него в упор, и в ее широко раскрытых глазах не было ни капли страха. Волосы, собранные в пучок, лишь сильнее подчеркивали ее высокие скулы. Теперь уже три пуговки были расстегнуты у нее на платье, и она совершенно не понимала, о чем он говорит. Слоан подумал, что другой возможности ему не представится. Сейчас он либо убьет ее, либо поцелует.

И он поцеловал Саманту.

Глава 13

Потрясенная до глубины души, Саманта только вцепилась в стену, когда Слоан Толботт наклонил голову и приблизил к ней свои губы. Она не могла припомнить, чтобы кто-нибудь когда-нибудь посмел даже попытаться проделать с ней такое. Она не могла ни о чем думать, она просто старалась держаться прямо.

На улице было холодно, но губы ее горели. Она почувствовала, как он горяч, но ее касались лишь его губы. В душе девушка страстно желала большего, но ей трудно было справиться и с этим. Мужчина не отпускал ее, и рот его, казалось, раскален, как кратер вулкана.

Слоан наклонил голову ниже, чтобы почувствовать вкус ее губ. Саманте показалось, что он готов ее проглотить, как только что глотал цыплят и яблоки. Но странно, она вдруг поймала себя на том, что отвечает ему! Ее рот нерешительно вернул ему поцелуй, и она ощутила неизведанный доселе трепет, когда он стал требовательней. Теперь он прижался к ней всем телом и, казалось, требовал чего-то еще и еще, того, о чем она даже не догадывалась.

Его язык скользнул по ее губам, и девушка вся затрепетала. Он осторожно прикусил ее нижнюю губу, она тотчас приоткрыла рот. Стоило ему только проникнуть языком в глубину ее рта, как она вцепилась ему в рубашку, чтобы удержаться на ногах.

Стоять она не могла. Ей казалось, что она вот-вот расплавится прямо тут, у входа в дом. Она чувствовала его дыхание, ощущала вкус цыплят и вина у него на языке и прямо-таки задыхалась в его объятиях. Она никогда не испытывала ничего подобного и, не зная, как реагировать, лишь еще крепче вцепилась в его рубашку, одновременно поддаваясь этому натиску.

Он взял ее за плечи и притянул к себе, прижимаясь к ней всем телом, пока она не ощутила грудью пуговицы его куртки, а животом – твердый металл пряжки ремня. Ей казалось, что ее сейчас не станет. Он дышал ее дыханием, и она готова была умереть. И смерть эта была бы сладкой.

Дверь дома резко распахнулась, и они отпрянули друг от друга с такой быстротой, что Саманта чуть не упала. Слоан выругался, увидев какого-то карлика, который выливал через перила грязную воду. Мельком взглянув на Саманту, Толботт зашагал прочь.

Поставив таз на перила, Джек с интересом посмотрел на кузину:

– Это случайно был не Толботт?

– Нет, сам дьявол! Разве ты не видел, что у него сзади хвост? – Досадуя на себя и на Джека, Саманта взялась за ручку двери.

– Не злись. Я спросил только потому, что его ищут. Там, в салуне, похоже, стычка, и его зовут разнимать.

Именно это ей и хотелось услышать. Это был тот самый чертовски замечательный случай, который показывал, чего на самом деле стоили эти идиотские условия этого идиотского пари! Только Богу известно, чем оно оплачивалось. Быть может, счет уже предъявлен.

Когда она вошла в кухню, мать просто передала ей таз для мойки и сказала:

– Этот человек не умеет себя сдерживать. В следующий раз тебе лучше оставаться на кухне.

Хорошо. Можно не продолжать.

Часом позже, уже в постели, Саманта, лежа под одеялами, задумчиво облизывала губы и старалась убедить себя в том, что ничего особенного не произошло. Но она, не привыкшая обманывать других, еще меньше умела обманывать себя.

Слоан Толботт целовал ее. И не просто целовал. Она припомнила других мужчин и мальчиков, которые когда-либо приникали к ее губам. Нет, прилипали – или что-то в этом духе. Никакого сравнения! Слоан породил в ней нечто такое, что обжигало до колен. Вернее, до пяток, до кончиков пальцев. Он делал то, чего не делал никто, что вроде должно было быть отвратительным. Или что было бы отвратительным, попробуй это сделать кто-нибудь другой.

По-настоящему ужасным, скорее даже таящим угрозу, во всем этом было то, что ей понравилось!..

Но еще ужаснее – она даже всплакнула, зарывшись в подушку, – было желание, чтобы он повторил еще раз.


Слоан опустил кольт в кобуру и устало посмотрел на Джо, который выдворял на свежий ночной воздух еще двух скандалистов. Легкий снежок быстро приведет их в чувство, но толку от них наутро не будет. Будет больше пробитых голов и сломанных пальцев в выработках и на лесопилке, чем в прошлом месяце, и всему виной – эти чертовы женщины!

Надо было что-то делать, но он не знал что. Может, следовало бы привезти сюда из Фриско фургон с проститутками? Это решило бы сразу две проблемы: вытеснило бы из поселка порядочных женщин и насытило бы оставшихся там голодных мужчин. Вот только что делать с салуном, полным проституток, когда все успокоится, – неизвестно. Кроме того, эти самые шлюхи чаще болели, чем были здоровыми. Поэтому и сам он не связывался с такими женщинами, когда бывал в городе. Он знал достаточно о венерических болезнях, чтобы расплачиваться ими за минуту сомнительного удовольствия.

Но и воздержание, как оказалось, представляло не меньшую угрозу. Ему с трудом верилось в то, что произошло с ним этим вечером.

Поднимаясь по ступенькам к себе в комнату, он готов был истязать себя за это и мог бы побиться об заклад, что Саманта уступила ему в знак любезности или одолжения. Она, наверное, с мылом и содой отмывала сейчас свой рот. И винить ее не в чем. Может быть, он и продемонстрировал свое превосходство, но совсем не так, как надо. Слишком долго играл роль хама – и, похоже, приобрел дурную привычку.

Ему предстояло теперь расплатиться за свой поступок еще одной бессонной ночью. Слоан рывком открыл дверь в спальню и подошел к окну. Но инстинктивно почувствовав, что он не один, Толботт резко повернулся и успел заметить тень, которая отделилась от стены.

Слоан метнулся в сторону и почувствовал, что приклад какого-то оружия, скользнув по голове, пришелся в больное плечо, которое еще не зажило после ранения. Он вскрикнул и присел от боли, но не позволил противнику воспользоваться преимуществом. Локтем здоровой руки Слоан нанес мощный удар в чье-то тело. Нападавший издал слабый звук и отпрянул, но через мгновение свет из холла серебром блеснул на лезвии его ножа. Слоан успел упасть на пол и откатиться в сторону за секунду до того, как нож с размаху опустился туда, где он только что стоял.

Рука Толботта резко ушла вперед, но противник уже понял, что не сумел воспользоваться случаем, и исчез еще до того, как Слоан успел вскочить на ноги и устремиться за ним.

Но Толботт все же попытался: он проскочил холл и заглянул вниз, но никого не увидел. Бросился было на галерею, но если нападавший убежал этой дорогой, то он должен был уже успеть перемахнуть через перила или спуститься по лестнице. Слоан сбежал вниз и осмотрел вестибюль, отметил тех, кто еще оставался в салуне, и выскочил на улицу. Если не считать нескольких пьяных завсегдатаев, в салуне ничего необычного он не увидел.

Из тени материализовался Джо.

– Ищешь кого?

– Человека с ножом, который охотился за мной.

Джо энергично выругался и взглянул на осунувшееся лицо хозяина. Слоан выглядел скорее уставшим, чем рассерженным. Странно для человека, который то и дело свирепел. Джо вынул из кобуры револьвер и пересчитал лошадей на улице.

– Я посмотрю вокруг, но все эти пони стоят здесь уже с час, а то и больше.

– Я ничего не слышал. Я бы сказал, что он пеший.

Оба понимали, что это значит: человек, покушавшийся на Слоана, жил где-то поблизости. Джо что-то буркнул и отправился проверять ближайшие проходы. Слоан вернулся в дом.

В суете последних двух месяцев, с того времени, как здесь появились женщины, он почти забыл о покушении. Впредь нельзя быть таким беззаботным. Слишком много чужих здесь теперь крутится.

Ему и в этом хотелось упрекнуть женщин, но связь была не слишком убедительной. Первое нападение произошло наутро после их появления в поселке, но именно Саманта спасла его. Тот, кто прыгнул на него сегодня, не мог быть женщиной. Вряд ли Саманта обладала такой силой. И – о небо! – кто-нибудь непременно бы заметил, если бы женщина входила или выходила отсюда.

Но то, что первое нападение совпало с их приездом, не давало ему покоя. А сегодня он был сбит с толку открытием ресторана и поцелуем Саманты. Никто, конечно, видеть этого не мог, но все-таки…

Придя в ярость от собственных мыслей, Слоан забросил шляпу на шкаф и скинул пиджак. Никто не мог желать прикончить его за то, что он поцеловал Саманту, кроме самой Саманты.

Но он сам перережет себе глотку, если не перестанет мечтать о повторении. Черт! Если ему нужна женщина, и вдова и учительница готовы в любую минуту упасть к нему в объятия. Он отнюдь не нуждается в этой маленькой озорнице Нили.


Она отвлекала его, в сотый раз убеждал себя Слоан, который, задрав на перила ноги, сидел в кресле на галерее и глядел вниз на площадь. Как раз в ту минуту, когда он был более всего сосредоточен, появилась она – в этом нелепом кринолине, который декабрьский ветер трепал так, что его взгляду открывались дразнящие складки и кружева. А он-то воображал, что Саманта носит мужские штаны под всей этой чепухой! Не мог поверить, что у нее там складки и кружева. И ленты: он вроде бы заметил голубую ленту, поддерживающую ее чулки.

Любая другая из поселка имела достаточно здравого смысла, чтобы оставаться в такую погоду дома, но эта!.. Он не видел ее прежде в кринолине. Интересно знать, что заставило ее так вырядиться сегодня? Нет, надо думать над тем, кто из рудокопов пытался его убить. Сквозь вой ветра он услышал ее голос: – Джек! Джефферсон Нили! Ты где?

Слоан посмотрел по сторонам и спустил ноги на пол. Он видел, как этот дьяволенок снова проскользнул на огороженный двор. Он не препятствовал этому, решив, что мальчик не станет копать мерзлую землю, но Саманта, похоже, и не собиралась искать его там. Этот пострел должен был сидеть в школе, но новую учительницу, по-видимому, не слишком интересовали ученики – возможно, потому, что никто не собирался ей платить.

За Джефферсоном Нили нужен глаз да глаз. Среди прочего этот озорник экспериментировал с алкоголем и уже успел напоить одного из мулов до такой степени, что тот сломал стойло. В эксперименте приняли участие также пара цыплят, уличный кот и бродячая собака. Он сжег тюк с сеном, играя с увеличительным стеклом, выбил стекло в лавке, когда пытался переделать крупнокалиберный пистолет в револьвер, и едва не отсек себе кисть, стараясь научиться метать нож, как Слоан. Джефферсон Нили смерчем носился в поисках уютной гавани.

Саманта заметила Слоана в ту самую минуту, когда зашла за угол. Она всячески избегала его в последнее время, но сейчас – в этом узком проходе и с нелепой клеткой на поясе – это было невозможно. Он сдвинул шляпу на затылок и, на секунду задержав взгляд на ее чудовищном наряде, шутливо спросил:

– Может, вы думаете, что сумеете взлететь в этой штуке, как воздушный змей?

– Смогла бы – взлетела. Вы Джека не видели? – Она раздраженно откинула со лба непокорную завитушку. – Он должен был помогать чистить картошку.

– Ну, тогда нечего и обвинять мальчишку. Это женская работа. – Слоан скрестил руки на груди, ожидая взрыва.

Она только насмешливо взглянула на него и повернулась, чтобы удалиться.

– Отлично. Я не нуждаюсь в вашей помощи. Поищу в другом месте. Пока, мистер Толботт.

Ему не хотелось ее отпускать. Он чертовски скучал, и его уже долгие годы никто не забавлял так, как она.

– Кто-то должен научить этого мальчишку уму-разуму, иначе он превратится в шалопая, мисс Нили, – сказал он.

Она уже дошла до угла, но обернулась и крикнула:

– Только взгляните на этих благородных представителей мужского пола, которым он вынужден подражать, мистер Толботт! Если нам повезет, он в лучшем случае вырастет таким же, как вы, – будет пугать женщин и доводить мужчин до пьянства.

Он улыбнулся. Но она, эта единственная женщина на всем белом свете, которая могла заставить его улыбнуться, была чертовски серьезна. Он последовал за ней до конца прохода и там, схватившись за ткань кринолина, наступил ногой на подол. Она, дернувшись, остановилась.

– Хочу предложить вам маленькую сделку. Она обернулась:

– Меня не интересуют ваши маленькие сделки, мистер Толботт. Не могу оказать вам такой любезности, ибо опасаюсь ударить в грязь лицом. Позвольте мне пройти, сэр.

– Но эта сделка вам понравится, Саманта. Я готов отправить мальчика чистить картошку и следить за его манерами до конца недели.

Она недоверчиво посмотрела на него:

– В обмен на что?

Он смерил ее взглядом – украшенная цветами шляпка, бархатный жакет с большим бантом, альпак, покрывающий кринолин сверху, – она выглядела совсем как леди. Она определенно выглядела как женщина! И немудрено, что он потерял голову. Теперь у него появился шанс спасти положение и при этом сохранить лицо. Первым делом он уступит пари.

– В обмен на поцелуй, – ответил он бодро, нисколько не сомневаясь, что ему не удастся заставить этого маленького разбойника вести себя прилично.

В ее презрительном взгляде он прочел то же самое.

– А если эта задача окажется вам не по плечу? Слоан пожал плечами:

– Тогда вы снова начнете носить мужские брюки. Она так и засветилась от счастья, готова была даже обнять его. Так или иначе, она кивнула, выражая горячее согласие и протянула руку.

– Договорились, мистер Толботт.

Перчаток она не носила. Конечно, смешно было бы надеяться, что такая женщина немедленно станет леди! Он сжал ее холодные пальцы и осторожно тряхнул их. Она ответила на пожатие, и он снова почувствовал волнение. Впрочем, осознав это, Слоан тут же отпустил ее руку.

– Я пришлю Джека к вам на кухню через пару минут. – Слоан снова надвинул шляпу на лоб и зашагал обратно.

Сообразительный маленький плут, распластавшись на крыше навеса, увитого виноградной лозой, направил свой бинокль на одно из окон отеля. Слоан готов был биться об заклад, что это окно веселой вдовушки. Надо будет спросить у Саманты, сколько лет этому маленькому монстру. Если он уже дорос, чтобы подглядывать за раздетыми женщинами, тогда Толботт явно недооценил сложность своей задачи и продешевил с пари. Впрочем, парня, наверное, можно и подкупить.

Проскользнув под навес, Слоан вынул свой нож и отрезал пару старых плетей. В действительности только они удерживали решетку в вертикальном положении. Затем мужчина уцепился за полусгнившую перекладину и потянул ее на себя. Вся центральная часть навеса вместе с Джеком обрушилась вниз. Мальчишка, лежа на земле, обескураженно таращился на Слоана.

– Похоже, тебе придется чистить картошку. – Слоан подтолкнул парнишку кончиком сапога.

Настороженно глядя на Слоана, Джек стал выбираться из кучи листьев, перепутанных виноградных плетей и обломков решетки.

– Я мог сломать себе шею! – пробурчал он.

– Ты мог сломать себе шею и сутки проваляться здесь, если бы я не заглянул сюда, – отозвался Слоан безжалостно. – Вдовушка могла подойти к окну и, увидев тебя, закричать так, что сбежалось бы полпоселка. Так что нам придется заключить с тобой кое-какое соглашение.

– Соглашение? – Джек стряхивал со своей курточки ветки, щепки и сучки, не смея поднять глаз на хозяина поселка. Он весь покраснел – может быть, и не от холода.

– Да. Отныне ты должен вести себя так, как велят тебе твоя тетя и кузины.

– Но это не соглашение, это рабство! – Отряхнув штаны, Джек поднялся. Его выдвинутая вперед нижняя челюсть вновь свидетельствовала о непокорности.

– Послушай, можно сделать и так. – Слоан вытащил веточку из-под воротника курточки Джека. – Или ты ведешь себя по-прежнему, и тогда я тебя высеку, – Джек дерзко взглянул ему в глаза, выслушав угрозу, – или ведешь себя как полагается, и тогда я подарю тебе книгу, в которой полно голых женщин. Глаза мальчишки заблестели от восторга.

– Целую книгу, в которой их полно? Что это за книга такая?

«Учебник анатомии», – мысленно ответил ему Слоан. На несколько дней покой гарантирован, а там – Джек разберется, что к чему, и будь что будет.

– Очень даже хорошая книга, если ты принимаешь мои условия. Теперь же ступай чистить картошку.

В конце недели Саманта опять наденет джинсы, и жизнь вернется в свое полунормальное русло. А тем временем надо отыскать убийцу.

Глава 14

– Сдается мне, ты должен быть в другом месте, – с отсутствующим видом бросил Слоан, когда юный Порок, материализовавшись в его кабинете, начал небрежно разглядывать книжные полки. Толботт закрылся здесь, чтобы составить счета, но оказалось, что вместо этого составляет списки мужчин, которые находились в салуне в ночь второго покушения, мужчин, которые были в ту ночь в поселке, и мужчин, которые ненавидели его до такой степени, что могли убить. Списки получились удручающе длинными.

Он поднял глаза и, нахмурившись, посмотрел на Джека. Мальчишка не выходил у него из головы всю неделю. Сначала он старался не замечать парня, потом – приставить к какому-либо полезному делу. Но однажды, застав Джека за дегустацией виски, которое было приготовлено для инвентаризации, Слоан отослал пострела назад, к тетке. Теперь понятно, почему ей не удавалось держать его рядом в течение долгого времени.

– Они пекут пироги и просили меня исчезнуть. – Джек даже не повернулся. Он методически исследовал взглядом одну полку за другой.

Слоан догадался, что он там ищет, но сдержал улыбку. Пока здесь не появились Нили, он одним взглядом мог устрашить взрослого мужчину. Теперь же не в состоянии самым свирепым видом и рыком напугать сопляка! И своих людей порой приструнить непросто. Они все еще вздрагивают, когда он на них рявкает, но, увидев этого негодника на коленях у хозяина, решат, пожалуй, что он, в общем, не так уж и опасен. Толботт готов был пристрелить кого-нибудь – просто так, для порядка, чтобы знали, кто тут хозяин.

– Приятно отметить, что ты учишься подчиняться, – саркастически заметил Слоан, встал и бросил на стол пачку бумаги. – Поди сюда и помоги мне, попрактикуйся в математике. Сложи-ка для меня эти цифры.

– Это большая работа! – запротестовал Джек, видя длинные колонки цифр.

– Вот и хорошо. Хоть успокоишься на время. – Слоан хлопнул дверью и вышел из кабинета.

Вдовушка жаловалась, что ей не хватает дров, чтобы как следует истопить в комнате печку. Он скорее был настроен рубить дрова, нежели складывать числа. К тому же в конце месяца – и это было известно каждому – он не выходил из конторы. А сейчас Слоану просто ни с кем не хотелось разговаривать.

Ему не давала покоя мысль, что кому-то хочется его прикончить. Может быть, в течение последних десяти лет он не всем нравился, но все же считал себя справедливым. Люди не обязаны работать на него, они могут идти куда угодно. Он знал, что был суровым хозяином, но он хорошо платил. Кому же тогда выгодно убивать его?

Полено раскололось на щепки. Только одному человеку в мире выгодна его гибель, но она уже получила все, что он когда-то имел, даже имя! Мелинда знать не знает, где он, и определенно не горит желанием узнать. Трудно вообразить, что бы она отняла у него еще в противном случае.

Так что оставался кто-то из здешних. Док Рэмси ненавидел его всей душой, но так, вообще. Неужели этого достаточно, чтобы прикончить человека? Он уже жил здесь, когда приехал Слоан. Этот коновал насквозь пропитался виски и пил не переставая, когда не был занят с больными. Он не зависел от Слоана вовсе, так что, убивать лишь для того, чтобы потешить свое пьяное самолюбие? Вряд ли. Кроме того, Рэмси не мог бы и с двух шагов попасть в гризли.

А если сократить список, ограничившись лишь теми, кто умел стрелять и обращаться с ножом? Нет, ерунда. Человек, если он хочет здесь выжить, обязан владеть оружием. К примеру, этот болван Доннер использовал нож для резьбы по дереву. Черт, даже Саманта неплохо владела ножом, не говоря уже о винтовке!

Нет, все это не имело смысла. Если его убьют, и рудник, и лесопилка, и отель закроются, поскольку некому будет вести дела. Люди здесь, все до единого, потеряют работу.

По всей видимости, месть. Какой-то идиот, проходя мимо, решил потребовать возмещения за воображаемое зло.

Ничуть не успокоившись от этих размышлений, Слоан расколол последнюю чурку и собрал поленья, чтобы отнести их наверх к вдовушке. На кой дьявол ему этот отель? Проклятье! Эта чертова дыра не стоила таких усилий.

Бросив вязанку дров перед дверью вдовы и немедленно повернув назад, дабы избежать ее вероятной атаки, случись ей его заметить, Слоан направился к фактории. Вот ведь еще головная боль! Он держал несколько отделов в фактории, чтобы у людей было самое необходимое, но сам не смог бы сидеть там постоянно. А теперь, когда магазин целый день работал и без него, Толботт не хотел обходить его вниманием. Он вложил чертову уйму денег в оборудование по настоянию младшей сестры Саманты.

Двойняшки уже были здесь. Видимо, вон ту, за прилавком, зовут Гарриет, поскольку именно Гарриет занималась магазином. Никаких других отличий от сестры не было.

– Я думал, вы печете пирога, – коротко бросил он, заходя за столик, который служил кассой и на который сейчас были навалены тряпки. Толботт вовсе не хотел грубить, он просто не ожидал увидеть такую картину.

– Это все пойдет в печку. Мама позаботится. Вам что-нибудь нужно, мистер Толботт? – Гарриет вышла из-за прилавка, когда Слоан стал открывать ящик кассы.

– Только свидетельство, что я недаром плачу за всю эту мишуру. Где книги?

Гарриет вынула гроссбух из-под конторки.

– Здесь все записано. Хотя большая часть покупок – в кредит. Вы – перед тем как платить своим людям – будете вычитать эти деньги каждый месяц.

– В кредит?! – Слоан уставился на нее, как удав на кролика. Она тотчас съежилась от страха. Двойняшки теперь выглядели как гипсовые святые. Он тут же почувствовал себя виноватым за то, что так напугал их, но все-таки приятно, черт возьми, что он еще может устрашить кого-то. – Кто, проклятие, разрешил вам продавать им в кредит? Вы даже не знаете, сколько они получают. Если стоимость покупок превысит их жалованье, мне просто неоткуда будет вычитать!

Гарриет выпрямилась и сжала рот, чем-то напомнив свою старшую сестру.

– Нельзя вести торговлю без кредита, людям так удобнее. А мистер Краснокожий Джо сообщил мне, сколько примерно получает каждый покупатель, и я записывала в долг не больше половины. Я посчитала, что вторая половина предназначена для салуна.

Черт! Он и вправду давно не имел дела с женщинами, если такая умница оказалась для него неожиданностью! Он знал, что некоторые из них хороши на кухне, немногие – в постели, но никогда не полагался на них в делах. Если эта столь сообразительна, ей ничего не стоит обвести его вокруг пальца!

Слоан взял гроссбух и направился к двери.

– Я верну его после того, как просмотрю повнимательнее.

– У меня есть и записи ежедневных прихода и расхода, которые я веду параллельно.

Он и знать не знал о существовании такого учета! Толботт протянул руку, и сестра Гарриет моментально подала ему бухгалтерскую книгу. Пожалуй, ему следовало прикончить Эммануэля Нили, как только тот появился в поселке. Тогда эти женщины никогда не прибыли бы сюда и он жил бы в покое и безвестности. А теперь вот, ко всему прочему, он еще должен заниматься бухгалтерией!

Словно для того, чтобы усугубить положение, на площадь выскочила Саманта. Она, вероятно, торопилась защитить младших сестер от огромного злого волка, правда, ружья у нее не было. В последнее время она вообще бегала без оружия: ее руки были заняты юбками.

Слоан таким образом тешил свое самолюбие, хотя пора бы вернуть ей право носить мужскую одежду. Ладно, впутается Джек в очередную историю, и Толботт признает пари проигранным. Поразительно, неделя уже заканчивалась, а мальчишка вел себя вполне прилично – относительно, конечно. Но вряд ли это будет долго продолжаться, и лучше бы поскорее закончить – слишком волнительно видеть изящные ножки девушки так близко.

– Мистер Толботт, вы не знаете, где Джек? Там, за отелем, дым, а у него особая страсть к поджогам. Не знаю, может, горит у вас?

Она подхватила юбки и побежала за Слоаном, который огромными прыжками помчался к отелю. Он не разводил огня, он привык к холоду.

Добежав до дома, Слоан обернулся к Саманте, которая уже была готова следовать за ним по проходу.

– Остановитесь! Эти чертовы юбки моментально вспыхнут, если там действительно огонь. Ступайте, найдите Джо, коль уж не можете сидеть без дела.

«Хорошо бы она послушалась», – мелькнуло в голове у Слоана. Правда, он не смог бы объяснить, почему хотел этого.

Проход отделял длинное здание отеля от саманной хибары Рэмси. Чуть поодаль стояла конюшня. Позади всех этих построек располагался внутренний двор, который был приспособлен каким-то хозяйственным испанцем под огород и теплицу. Рядом с теплицей находился длинный сарай, но бревна и доски все равно валялись в беспорядке. Ступеньки сарая деревянные в одном его углу сложены дрова, в другом хранились пиломатериалы для ремонта. В случае пожара весь двор мгновенно бы охватило пламя, а затем огонь перекинулся бы на отель и конюшню. Понадобилось бы минут пять от силы, а насоса для воды здесь не было.

Но двор не горел. Огонь бушевал в отеле. Слоан чертыхнулся, схватил топор и зачерпнул ведром грязи. Из окна его кабинета валил дым. Он же оставил там ребенка!

Толботт выбил окно, и от притока свежего воздуха пламя тотчас взметнулось вверх. Он плеснул в огонь грязь из ведра, но от этого дым только стал гуще.

Замотав голову курткой, он кинулся к черному ходу. Дым стлался под потолком холла, пламени здесь еще не было. Мысленно благословив футовой толщины стены, он устремился к двери в свой кабинет.

Пламя прыгало по книжным полкам и, казалось, вот-вот перебросится на ковер. Никаких следов пребывания Джека, но похоже, огонь подбирался сверху. Деревянный потолок поддерживали стропила из мощных бревен, языки огня пробивались сквозь щели между ними.

Он слышал, как кто-то пробежал в холле. Наверное, несут ведра с водой. Впрочем, времени проверять не было: откуда-то сверху вдруг раздались крики. Мальчишка!

Толботт рванулся вверх по лестнице и утонул в густых клубах дыма. Распластавшись на полу, он пополз на крики. Огонь, должно быть, занялся в комнатах над кабинетом, поскольку пол здесь был еще не тронут.

Крики Джека слышались из его собственных комнат. Значит, надо бежать вверх, на галерею. Только его комната имела черный ход и второй выход на галерею. Почему, черт возьми, Джек не выскочил вперед?!

Словно в ответ, объятая пламенем потолочная балка затрещала и обрушилась, загородив собой единственный второй выход.


Саманта в ужасе смотрела, как из окна верхнего этажа вырвался очередной клуб дыма. Повсюду суетились люди с лопатами и ведрами, но она уже не надеялась, поскольку огонь плясал под балками, которые поддерживали черепичную крышу. Кто-то пробивал лед в обледенелых бочках с водой, другие черпали ведрами воду, но работать быстрее невозможно!

Фургон с пустыми бочками двинулся к ближайшему ручью, но и этого будет недостаточно. Можно еще спасти поселок, но с отелем все кончено. Интересно, где сейчас Слоан?

Она разыскала Джо, и тот помчался к черному ходу, но теперь и он пропал. По галерее бегали мужчины, то и дело выливая ведра в окна и двери, но, похоже, тщетно.

Услышав крики Джека, она тут же поняла, где Толботт.

Без тени смущения она рванула застежки юбки и корсажа, переступила через массу опавшей на землю ткани и осталась в панталонах и блузке. Невозможно было лезть в горящий дом в огнеопасном переносном капкане.

Уже на бегу она услышала протестующие крики матери и сестер, но порой следует делать то, что надо, а не то, что прилично! Мужчины не станут слушать ее распоряжений, и ни один из них здесь не годится.

Проходы через галерею были явно недоступны. Она быстро осмотрелась и увидела, что там работают Краснокожий Джо и кто-то еще. Похоже, в конторе горело сильнее, но со стороны черного хода. Это оставляло единственную возможность, которую никто из этих болванов даже не видел.

Криков больше не было слышно, нигде не видно и Слоана. Значит, оба где-то здесь, и скорее всего они наверху, в ловушке!

Девушка нашла старую лестницу там, где видела ее в прошлый раз, – в проеме между домами. Она казалась весьма ветхой и, возможно, не выдержала бы взрослого мужчину дольше чем несколько минут, но ее, Саманту, если двигаться быстро, она выдержит.

Девушка приставила лестницу к стене и, прежде чем кто-либо что-нибудь сообразил, стала быстро взбираться наверх. Где-то внизу ругался Рэмси, прибежали другие, но теперь уже ничто не остановило бы Саманту. Она лишь почувствовала, что лестница стала устойчивее. Мысленно девушка поблагодарила за поддержку и полезла в окно.

Комната весьма смахивала на гостиную, но дым, заполнявший ее, не давал рассмотреть детали. Она спрыгнула с подоконника и заработала с бешеной энергией, не думая об опасности. Пламя облизывало верх двери. Новый всполох огня на секунду остановил ее.

– Слава Богу! – раздалось совсем рядом, и она вздрогнула от неожиданности.

Прежде чем она успела обернуться на голос, из дыма показался Слоан. Сквозь тусклый свет она разглядела, что он кого-то держал на руках.

– Черт! – пробормотал он, узнав Саманту. Затем, увидев ее эксцентричный наряд, выругался и кивнул на окно.

– Давайте-ка отсюда! Скажите этим идиотам, чтобы лезли сюда и забрали мальчика. Мне надо вернуться и найти вдову!

Саманта уже была на подоконнике.

– Вдову с ребенком спасли, а лестница вас двоих не выдержит. Я немного спущусь, а вы подадите мне Джека. Бог даст, лестница выдержит нас обоих, а за нами последуете вы. – Саманта закашлялась, поскольку очень торопилась.

Выбора не оставалось. В основном пламя уже сбили, мешал только дым. Единственным выходом были окна. Саманта немного спустилась по лестнице, и Слоан передал ей Джека. Она перехватила мальчика и тотчас закачалась на неустойчивой опоре, пока один из тех, кто был внизу, не сообразил, что делать.

Рэмси нашел большой ящик, поставил его вертикально, забрался на него и, еле дотянувшись, принял мальчика из рук Саманты. С облегчением вздохнув, она соскользнула вниз. Теперь уже Слоан ступил из окна на лестницу.

Он спустился ровно до половины, когда раздался жуткий треск и лестница развалилась на части. Впрочем, Толботт успел отпрыгнуть и приземлился бы вполне удачно, если бы не задел угол здания больным плечом. Но прежде, чем кто-либо протянул ему руку, он уже вскочил на ноги и помчался следом за людьми, которые выносили Джека на улицу.

Саманта поспешила за ними. Безжизненный вид мальчика разбудил все ее страхи; она, дрожа от ужаса, добежала до конца прохода в ту самую минуту, когда Слоан, выхватив мальчика из рук Рэмси, бросил его на землю.

Глава 15

Толботт растянул Джека на мерзлой земле и, склонившись над ним, дышал ему в рот. Где-то, требуя внимания, рыдала вдовушка; мужчины по-прежнему бегали с ведрами вверх и вниз, но Саманта сосредоточилась только на Слоане и Джеке. Одна из сестер принесла ей одеяло, и она машинально обернула его вокруг бедер.

Слоан давил на грудь Джека, выгоняя дым из его легких, затем снова дышал ему в рот, но мальчик не двигался. Это пугало Саманту больше всего: Джек, который не двигался, – или спал, или был мертв.

Она схватила мать за руку, как только та оказалась рядом, и Элис ответила ей крепким пожатием, но Саманта ничего не заметила. Она была полностью поглощена наблюдением за Слоаном.

Такой огромный, что в один момент мог сломать Джеку ребра, он контролировал свой вес с удивительным изяществом и целиком сосредоточился на своей работе: нажим – вдох, нажим – вдох. Он даже не чертыхался. Слоан явно выкладывался, чтобы спасти мальчика, который ему нисколько не нравился.

Наблюдая, как человек, которого она едва выносила, старается оживить бездыханного кузена, Саманта поняла, что не может его больше ненавидеть. Как ненавидеть человека, который так беззаветно спасал ребенка, который – совершенно очевидно – рисковал своей жизнью? Черствый, всегда раздраженный человек, которого каждый видел изо дня в день, на глазах изменился. Он мог стать прежним в любую минуту, но для нее барьера, которым он отгородился от остального мира, больше не существовало.

Когда наконец Джек зашевелился, по щекам ее покатились слезы. Она задержала дыхание и стала неистово молиться – до тех пор, пока Джек не забился под руками Слоана. Потом опустилась на колени рядом с кузеном и обняла его, а мать подошла к Толботту. Саманта же не поднимала глаз. Какой-то хрупкий мостик возник между ними теперь, и ей казалось, он обрушится, если она взглянет на мужчину.

Стоя на коленях, Слоан слегка раскачивался из стороны в сторону. Он ни о чем не думал, ничего не чувствовал. Чья-то прохладная рука коснулась его ссадин и ожогов, но он не обратил внимания. Он просто смотрел, как мальчик задышал самостоятельно, закашлялся и попробовал вырваться из рук мужчин, которые подхватили его. Парень был жив! Он вернул ему жизнь!

Это не поднимет мертвого из могилы. Тем более не заменит его. Но каким-то необъяснимым образом оживший мальчик принес облегчение. Слоан позволил старшей Нили заняться его руками, смягчить боль от ожогов. Сейчас он с удовольствием дышал полной грудью.

К тому времени, когда Слоан полностью пришел в себя, руки его горели, плечо саднило, но пожар был ликвидирован. Он посмотрел на закопченные стены своего дома, пожал плечами и последовал за женщинами Нили туда, куда принесли Джека и привели других пострадавших на пожаре.

В доме не было хаоса, как ожидал Слоан. Сестры-двойняшки, видно, многому научились у матери. Их пациенты, сидя за столами, потягивали кофе – все равно как в гостях. Вдовушка же была безутешна. Как только Слоан вошел, она пристроилась рядом. Никаких видимых повреждений у нее не было, кроме растрепанных волос и подпорченного огнем платья, и Слоан отстранился.

– Там были все мои вещи, мистер Толботт! – заплакала она вслед уходящему хозяину. – Что мне теперь делать?

– Все, что делали прежде, – только без вещей. Глупец, каким он был когда-то, много лет назад, подал бы ей руку и посочувствовал, но тот человек был мертв. Теперь Толботта интересовало только одно – кто поджег его дом, потому что он твердо знал, что это был поджог. Дрова, что он оставил под дверью комнаты вдовы, были перенесены и использованы для разведения огня.

Слоан мысленно отметил всех, кто был в гостиной, пробираясь через нее в поисках маленькой спальни, куда Саманта перенесла Джека. Прибавился просто еще один список в его коллекции, но скоро он сумеет разобраться.

Когда он вошел, Саманта ничуть не удивилась. На ней были та же самая блузка и все то же одеяло. Джек сидел в постели, кашлял и старался проглотить отвар, который предлагала ему кузина.

При появлении Слоана Саманта жестом указала на кувшин:

– Вам тоже полезно было бы выпить. Мама зря не скажет.

Он и не почувствовал, как сильно хотел пить. Наполнив стакан, Толботт поморщился от боли в плече. Прежде чем он сообразил, что происходит, Саманта уже сажала его в кресло.

– Вы снова повредили плечо. Снимите рубашку, я позову маму осмотреть вас.

Он сел, но на ее предложение только пожал плечами.

– Мне не нужна нянька. – Он повернулся к Джеку, отпил глоток, поморщился и отставил стакан в сторону.

Джек чуть испуганно наблюдал за мужчиной. Слоан осмотрел его зрачки, взял тонкую руку мальчика, затем пощупал пульс и прослушал дыхание. Джек выгибался, стараясь уклониться от всех этих действий, но вслух не протестовал.

Выпрямившись, Слоан отпил еще глоток.

– Жить будешь, – сказал он в заключение. – А теперь расскажи, что случилось.

Он чувствовал, что Саманта смотрит на него с удивлением, но объяснять ничего не стал. Надо было найти того, кто пытался его убить и в этой попытке едва не убил еще троих. В памяти Толботта тотчас всплыл вид Саманты, перелезавшей через подоконник и одетой только в легкую блузку и панталоны, но благодаря десятилетнему контролю над собой он тут же стер эту картину. Его необыкновенная способность концентрироваться была, бесспорно, сильной чертой характера.

Джек поперхнулся, пытаясь пить, и закашлялся еще больше. Саманта заслонила его от Слоана.

– Оставьте его, пожалуйста, в покое. Он никуда не убежит. Вам следует заняться своим плечом, а Джеку нужно отдохнуть. Зададите свои вопросы, когда вам обоим станет лучше.

Слоан не выносил, когда ему перечили. Он свирепо уставился на эту бледную немочь. Девушка смотрела ему прямо в глаза, забыв, во что одета. Одеяло распахнулось, открыв пленительный вид кружевных панталон и сорочки, соблазнительно подрагивающей под изящным муслиновым корсетом. Ряд корсетных застежек подчеркивал изгиб тела, и ему вдруг неодолимо захотелось расстегнуть и посмотреть, что там под ними.

Когда через секунду он пришел в себя, то только прохрипел, подталкивая ее к двери:

– Вы выиграли. Ступайте и отыщите себе какие-нибудь брюки – прежде чем мои люди поймут, что вы настоящая женщина.

Ее глаза расширились и превратились в синие озера. Затем она опустила глаза, вспыхнула и моментально выпорхнула из комнаты.

Самолюбие Слоана было удовлетворено, он снова сел у постели мальчика. Джек по-прежнему настороженно смотрел на него, но Слоан и думать о нем забыл. Ощущение тесноты в паху заслонило всякую боль. Он желал этой чертовой Саманте провалиться в преисподнюю – или затащить ее в постель и там… Любой из этих вариантов его устраивал. Скверно, очень скверно!

– Расскажи мне, что произошло, – попросил он сухо, чтобы подавить разыгравшееся воображение и забыть о дразнившей его женщине.

– Я почувствовал запах дыма… – Джек закашлялся и глотнул отвар.

Слоан устало откинулся в кресле, не сводя глаз с упрямого пациента.

– И?.. – нетерпеливо подтолкнул он. Джек зашевелился в нерешительности.

– Я пошел посмотреть, откуда дым. Думал, может, кого-нибудь надо спасать.

Слоан закатил глаза. Бедняга Нили! Эту чертову семейку надо было передушить по одному, чтобы больше не плодились. Со вздохом смирения Толботт опустил взгляд.

– И, конечно, тебе не пришлось вместо этого самому бежать и звать на помощь.

Челюсти Джека сжались, и он отвернулся.

– Мой отец бы этого не сделал.

Конечно, не сделал. Его отец был, вероятно, таким же психом, как и Эммануэль Нили. Но отец, должно быть, был для него кумиром, и Слоан почувствовал укор совести – и так мальчишке тяжело было справиться со своим позором. Он любил отца. И лучше отца для детей никого нет.

Голос Слоана стал мягче:

– Я понимаю. Все в порядке. Ты побежал наверх – посмотреть, не надо ли кого предостеречь. И что ты увидел?

Мальчик глубоко вздохнул и снова закашлялся. Слоан немедленно подскочил к нему, слегка приподнял и несколько раз нажал на ребра, чтобы облегчить ему дыхание. Мальчик еще слишком юн и мал, чтобы спасать кого-нибудь. Он и сам-то был беспомощным мешочком хрупких косточек и слезинок. Слоан бережно подержал его в руках, пока ребенок не задышал свободнее, и не стал утешать, когда тот вдруг уткнулся в него и заплакал.

В этот момент вошла Саманта. Она переоделась в мужскую рубашку и джинсы, которые лишь подчеркивали соблазнительную линию бедер и осиную талию. Слоан решил убедить себя, что слишком стар для всего этого, откинулся к изголовью кровати и закрыл глаза. Мальчик прижался к нему, не подозревая о появлении кузины.

Слоан кивнул ей на дверь. Глаза Саманты подозрительно сузились. Она внимательно посмотрела на Джека и, убедившись, что ему хорошо, подчинилась молчаливому распоряжению. Слоан слышал ее удаляющиеся шаги, но не смел открыть глаза, пока они не затихли.

– Ну, хорошо. А что ты увидел, когда поднялся по лестнице? – Ему не хотелось быть назойливым, но речь шла об убийце, свободно разгуливавшем по поселку, и его надо было найти.

Джек засопел и по-мужски пожал плечами:

– Дым шел из вашей комнаты. Я подумал, что, может быть, вы там, и открыл дверь. Внутри полыхал огонь, и я закричал. Потом попробовал спуститься к вдове Блэк. В это время обрушилась балка, и я не смог через нее перебраться. Больше я ничего не помню.

– Когда ты был внизу, в моем кабинете, ты видел кого-нибудь? За окнами, или в холле, или где-нибудь еще?

Джек выпрямился и посмотрел на Слоана:

– Вы думаете, кто-то поджег дом? Теперь Слоан посмотрел на Джека:

– Ты думаешь иначе?

Глаза Джека расширились – как раньше у его кузины.

– Это не я!

– Я и не утверждаю, что ты. Но в моей комнате не было ничего такого, что могло бы загореться само.

– Может, пожар начался от печки вдовы и перекинулся дальше на холл?

Слоан ничего не стал объяснять. Надо вернуться в отель и посмотреть самому повнимательнее.

– Ладно, ты пока отдохни, и если что-нибудь вспомнишь, пошли за мной. Ты храбрый парень, раз попытался спасти вдову. Но в следующий раз зови кого-нибудь на помощь. Всегда лучше заниматься такими вещами вдвоем.

– Я запомню, – сонно ответил мальчик, и его веснушчатое лицо порозовело от похвалы.

Такая ерунда – одно доброе слово, но оно может буквально перевернуть человека! Слоан старался не думать об этом, а Джек смотрел на него с гордостью. Потом он закрыл глаза, чтобы отдохнуть, как было велено. Толботту не хотелось, чтобы мальчик так вот на него смотрел. Ни этот мальчик, ни кто-нибудь другой. Он привык, что его презирали и боялись.

Он выскочил из дома Нили так быстро, будто свора адских псов гналась за ним по пятам.

Саманта видела, как он уходит, но не окликнула. Слоан Толботт – сильный человек. Он сам о себе позаботится.


Из окна своего дома Саманта видела, как мужчины день за днем ползали вверх и вниз по стенам отеля, поднимая обрушившиеся полы, заделывая крышу или осматривая повреждения на галерее. Она не знала, где Слоан Толботт проводил эти холодные ночи, но, похоже, он больше не пользовался отелем. Хотя, несмотря на следы пожара у нескольких окон, отель выглядел даже лучше, чем прежде.

Она отошла от окна. Стоял январь, а об отце все еще ничего не было слышно. Ей хотелось спуститься с горы в ближайший поселок, но мать даже слышать об этом не хотела. Если бы ей удалось опросить внизу несколько человек, она непременно узнала бы что-нибудь. Немногим удавалось забыть Эммануэля Нили.

Но Саманта не могла взять с собой кого-нибудь из сестер, а мать считала, что попутчик-мужчина – это неприлично, ехать же одной – верх глупости. Эх, была бы она мужчиной! Но она им не была.

Этот факт стал главным разочарованием в ее жизни. Саманта знала, что отец мечтал о сыновьях, продолжателях его дела. Он даже заготовил имена каждому из них. Ее он назвал в честь отца: Сэмюэл. Гарриет и Бернадетту назвали в честь его дядьев – Гарольда и Бернарда. Интересно, как бы он назвал четвертую дочь. Больше дядьев у него не было. Может, по имени отца матери? Алоизий – такое имя непросто превратить в женское.

Несмотря на разочарование, отец по-своему любил их всех. Он делал им кукол, которые двигались, и небьющуюся кукольную посуду. Однако куклы и игры «в домик» никогда не интересовали Саманту. Ей хотелось идти за отцом и делать то, что делал он. Но он относился к ней снисходительно, так же как и ко всем остальным женщинам своего дома.

Саманта не могла поверить, что он исчез, не оставив никакого знака. Отец никогда бы не заставил ее гадать, что с ним. Она была уверена в этом, как в своем имени. Он не стал бы сидеть где-то, ожидая, когда его найдут, – если, конечно, не произошло чего-то ужасного.

Но даже в этом случае при нем, Саманта знала это, было достаточно документов, чтобы их известили о его смерти. Люди просто не могли остаться равнодушными к Эммануэлю Нили. Они не могли бы остаться равнодушными и к его телу – если, конечно, он не был расчетливо убит и тайком захоронен.

Она гнала эти мысли. Единственным известным ей человеком, способным на такое вероломство, был тот, кто поцеловал ее, почти бесчувственную, и проявил такую заботу о мальчике, которого у него не было никаких причин любить. Когда они приехали, она думала, что Слоан Толботт способен на убийство, теперь она сомневалась в этом.

Не зная, чем бы заняться, она направилась через улицу к отелю. Она шла без всякой определенной цели, но Слоана было трудно пропустить. Он распоряжался обработкой досок на заднем дворе. Рядом с ним сидел Джек и, тщательно вымеряя длину досок, делал на них отметки, чтобы Джо знал, где пилить.

Слоан поднял глаза, когда она вошла на задний двор, потом отвернулся к рабочему, который монтировал деревянные поручни для лестницы черного хода.

– Что вам нужно? – бросил он отрывисто через плечо.

– Я думала, может, могу чем-нибудь помочь? – Саманта сунула руки в карманы. По какой-то странной причине она теперь и в брюках чувствовала себя почти так же неуклюже, как недавно в юбках.

– Почему бы вам не пострелять белок?

Он все еще не смотрел на нее. Саманта нахмурилась.

– Почему? У нас теперь больше свинины и говядины, чем даже было дома.

– Тогда ступайте и вяжите шарф или что-нибудь еще.

Он сознательно прогонял ее. Саманте хотелось стукнуть его по ноге, чтобы привлечь внимание.

– Я не умею вязать. И устала бездействовать. Вон там у вас – это виноградная лоза?

Слоан тотчас взглянул на нее. Она смотрела на лозу и не видела выражения его лица.

– А на что это, по-вашему, похоже? – с раздражением спросил он.

– Она должна быть обрезана. Дома я экспериментировала с лозой, но никогда не видела такого разнобоя и такого интенсивного роста, как здесь. Много винограда собираете?

– Откуда мне, черт побери, знать? Я не садовод!

– Я садовод, – ответила она с грустью. – И отец писал, что приобрел лучшую в стране долину для моего сада, но никто не может сказать мне, где она. Вы не возражаете, если я взгляну на ваш виноградник поближе?

Не дожидаясь ответа, она двинулась вперед. Слоан молча смотрел ей вслед. Пустота этого ее сухого, знойного голоса задела в нем струну, которой, как он думал, больше не существовало. У него что-то оборвалось внутри, когда он увидел, как покачиваются ее бедра. Теперь она выглядела в джинсах по-другому, это его здорово задевало.

Эта женщина была так же одинока и так же скучала, как и он сам – потерянный, все время ищущий чего-то. Может, он смог бы показать ей, где найти то, чего не хватает им обоим?

Глава 16

Саманта не шла у Слоана из головы, пока он работал со строителями у отеля. Она волновала его, а времени на волнение не оставалось: надо было искать убийцу.

Но он никак не мог сосредоточиться! Всю свою жизнь Толботт ставил себе цели и добивался их. И вот теперь, когда на карту поставлена его жизнь, он лишь тупо смотрел на эти укрытые грубой холстиной бедра, которые призывно покачивались у виноградной лозы, и слушал этот грудной голос, который звал Джека к обеду.

Чертова девица буквально усыновила его виноградник. Она ежедневно проводила здесь целые часы, осматривая старые, одеревеневшие плети, тщательно обрезая их, распутывая ярды отрезанных, застрявших в полусгнившей решетке. Он слышал, что она даже разговаривала с этими чертовыми ветками! Вернее, что-то вполголоса напевала. Звук ее голоса дрожью отдавался в его спине, а точнее – в пояснице.

Когда Толботт крикнул Джо, чтобы тот тащил очередной штабель распиленных досок на второй этаж, и обнаружил, что этот старый козел торчит в винограднике, вместо того чтобы заниматься делом, он взорвался. Прошагав через весь двор, расталкивая на ходу рабочих, он подскочил сзади к своему первому помощнику и рявкнул ему прямо в ухо:

– Чем ты, черт побери, тут занимаешься?!

Джо подпрыгнул и едва не выронил из рук секатор. Очухавшись, он передал инструмент женщине, которая уже протягивала руку сквозь лозу.

– Она могла сломать себе шею, работая там.

– Это тебя не касается! Это я тебе сломаю шею, если ты не будешь работать там, где положено!

В это время Саманта раздвинула плети, чтобы посмотреть, что случилось. Джо, сердито ворча, удалялся прочь. Девушке пришлось спуститься на землю.

На ней была куртка с бахромой из оленьей кожи поверх бледно-голубой рабочей рубашки, сквозь открытый ворот которой проглядывали округлости и тени, которых Слоан не хотел видеть. Раздраженный до крайности, он взревел:

– Убирайтесь из моей жизни!

– Меня нет в вашей жизни: я в вашем винограднике. – Она уперла секатор в бедро на манер винтовки и взглянула на него так, будто это она была на своем месте, а он – просто сумасшедший.

У Слоана внутри что-то щелкнуло. Он прошел через сумрачный ад и хаос этих десяти лет в надежде увидеть хоть какой-то просвет впереди. И как раз тогда, когда наметился прогресс, его пытаются прикончить. В него стреляли, намеревались зарезать и сжечь в собственном доме. Нервы и так на пределе, а тут еще эти женщины самым изощренным способом доводят его до белого каления, и перед ним теперь все время только пара длинных ног в полотняных штанах и сапожках на высоком каблуке. С этим надо что-то делать!

Вряд ли он сходит с ума, но все возможно там, где крутятся эти женщины Нили.

– Если вы немедленно не исчезнете с моих глаз, я доберусь до вас с плеткой, – предупредил он.

Саманта склонила голову и задумчиво посмотрела на него:

– Вы то же самое сказали моему отцу, чтобы от него избавиться? Он человек миролюбивый и сам не провоцирует столкновений.

Слоан поднял руку и вцепился в поля шляпы, лишь бы не вцепиться в ее горло.

– Ваш отец брал моих людей, чтобы ловить на холмах мустангов и ломать им их чертовы шеи! Ему еще повезло, что я не придушил его самого. А если вы не слиняете с моих глаз, я придушу вас!

– Ловить мустангов! – Саманта вся засветилась от новой информации. – Значит, он рассчитывал разводить в долине лошадей. Мустанги дают хорошее потомство? Я слышала об испанских породах. Это близкие линии? Может, я сама найду их?

Все пошло совсем не так, как он рассчитывал. Ее синие глаза сверкали, рыжие волосы выбились из-под шляпы и горели на солнце, ни дать ни взять – фея в рабочей одежде, и все, о чем мог думать Слоан, – это нежность ее кожи под грубой тканью. Ей следовало съежиться от страха, а ему – грубо вышвырнуть ее отсюда. Вместо этого он так и ел глазами ее груди и в воображении рисовал, как касается их.

А все фантазии! Если он уже не в состоянии собраться с силами, чтобы вытолкать со двора слабую женщину, пора предпринимать меры покруче. Он не размышлял и секунды о том, какие меры, он понял это сразу же, потому что уже не раз думал на сей счет. Ему нужна женщина. И поскольку именно эта женщина довела его до такого состояния, именно ее и следует иметь в виду. Им обоим следует дождаться подходящего момента, только она пока не знает об этом. И надо постепенно ее подготовить.

– Какого черта я должен что-то понимать в мустангах или знать, что планировал ваш отец? Почему бы вам самой не спросить у него об этом?

Эти слова вывели ее из благодушного состояния, девушка изумленно уставилась на него, и Слоан едва удержался от попытки проверить, не выросли ли у него за спиной крылья. Она смотрела на него так, как если бы он был важнее всего в ее жизни. Надо же! А он хотел ее разозлить, чтобы потом заставить пойти на компромисс.

– Вам известно, куда он ушел? – спросила она, затаив дыхание.

Слоан пожал плечами.

– Думаю, что в Арипозу. Просто по логике вещей так получается. Он планировал добраться до океана, но хотел исследовать еще и горы. А потом рассчитывал нанять людей, которые провели бы назад через большой лес.

– Почему вы только теперь рассказываете мне об этом? – Дюжина других вопросов вертелась у Саманты на языке, но во взгляде Слоана она увидела искру, от которой вся вспыхнула. Он заставил ее смутиться, и ей это совершенно не понравилось. Толботт, видимо, кое-что знал, но хотел, чтобы она заплатила.

– Потому что я хочу, чтобы вы полностью исчезли – из виду, из поселка, из моей жизни. Я хочу, чтобы вы ушли. Если единственный способ заставить вас уйти – это отправиться искать отца, отправляйтесь.

В сердце Саманты вспыхнула радость. Это шанс! Наконец-то! Правда, ей не нравился способ, который избрал Слоан. Она не собиралась уступать свой дом или свою долину, но если она найдет отца, тот обо всем позаботится. Впрочем, она уже достаточно знала и Слоана, чтобы вообразить, что он сделал все это от чистого, великодушного сердца. Толботт мог действовать непредсказуемо и необычно в минуты катастроф или трагедий, но не это двигало им сейчас. Глаза ее сузились, и она настороженно посмотрела на него.

– Чего вы хотите взамен? – спросила она. Он посмотрел на нее оценивающе.

– Я доведу вас до Арипозы. У меня нет времени идти дальше. Можете расспрашивать о нем кого угодно, но вряд ли найдете его там. Я найму кого-нибудь выяснить, куда он ушел.

Саманта вздрогнула от его низкого, тяжелого голоса. Может быть, он водит ее за нос? Слоан Толботт непрост, и прежде всего мужчина. Мужчины думают иначе, их действиями и словами руководят скрытые мотивы. Слова Слоана Толботта звучали вполне резонно, и потому она насторожилась.

Ее и должны были настораживать его огромный рост, мощный костяк, ледяные глаза, надменный вид. Взгляд Толботта заставлял трепетать и мужчину. Но его физические качества не пугали ее. Прорвавшись однажды через эту его устрашающую оболочку, она запомнила нечто гораздо более опасное: неотразимую привлекательность, какой, по ее опыту, обладали немногие мужчины. Она хотела бы, конечно, чтобы мужчинам нравилось ее целовать, но тот единственный случай был, наверное, исключением. Слоан не делал больше никаких попыток прижать ее к стене – сколько бы ей самой ни хотелось поцеловать его. Нет, физически она не боялась Толботта. Она боялась его чудовищной неискренности.

Вздохнув, Саманта попыталась прояснить все эти хитрости и скрытые условия, которые стояли за его обещанием.

– Нанимать людей, чтобы проследить, куда он ушел, – это стоит денег. Зачем вам это?

– Вам это не понравится. – Он скрестил руки на груди и любовался нетерпением, написанным на ее лице.

– Само собой. Я уже никогда не ошибусь, приписав вам великодушие. – Девушка скопировала его позу, тайно желая, чтобы в ее руках был не секатор, а ружье.

– Я хочу провести ночь в постели с вами, – заявил он спокойным и наглым тоном, ожидая взрыва.

Ее глаза превратились в озера. Она даже не смогла покраснеть или отвернуться от смущения. Она только машинально спросила:

– В постели со мной? Почему?

– Полагаю, что обычные причины вам известны. Полагаю также, что вы интересуетесь именно причинами, а не тем, что именно я намерен делать в постели, так? Я хочу женщину, а вы меня устраиваете. Кроме того, я думаю, вы незамужем. Вы одеваетесь по-мужски, действуете по-мужски и, вероятно, даже думаете по-мужски, и вам, так же как и мужчине, не по душе ограничения семейной жизни. Мужчина занимается сексом там, где его находит, а потом идет дальше – не связывая себя сентиментальностью, за которую так цепляются женщины. Этого я и хочу. Если вы хотите того же, мы отправимся в Арипозу и выясним все что можно о вашем отце. Если нам повезет и мы найдем его, вы и ваше семейство уберетесь к черту из моей жизни.

Саманта застыла на месте, глядя в ледяные глаза Слоана. Мысли так и мельтешили у нее в голове, но ей не удавалось привести их в порядок. Он бросал ей вызов, это ясно. Точно так же, как бросал ей вызов, предлагая соревноваться в стрельбе и в беге, сейчас он старался причинить ей боль. И было бы ошибкой попасться на эту удочку.

– Что ж, я приму сказанное во внимание, – ответила она, задыхаясь. Затем, повернувшись, молча пошла прочь, не обращая внимания на взгляды рабочих.

Не желая больше думать на эту тему, Слоан вернулся к работе, довольный тем, что сделал все возможное, чтобы разрешить эту неразрешимую проблему.


Не отвечая на вопросительные взгляды матери и надоедливые вопросы Джека, Саманта накинула свою кроличью шубку, разыскала винтовку и отправилась в лес. Ей всегда лучше думалось на природе. Сейчас она хотела быть подальше от людей.

Потому-то и хорошо бы иметь собственную долину. Саманта не походила на мать и младших сестер, она не была общительной. Ей нравилось возиться с землей, сажать прутики, которые когда-то станут рощей. Ей нравилось сидеть в траве посреди поля, слушать щебетание птиц и наблюдать забавную игру жеребят. Ей нравилось стоять на сверкающем от снега поле и любоваться множеством следов животных. На воздухе она жила, дома – задыхалась.

Если бы она нашла отца, он бы сказал, где найти долину и что лучше – оставаться там, где их едва терпели, или уйти куда-нибудь еще. Он мог разрешить так много проблем – да таких, о каких она и не додумалась бы. Но с проблемой, которую она пыталась разрешить сейчас, ему тоже не справиться.

Слоан Толботт хотел переспать с ней.

Это действительно была самая чудовищная фраза, которую Саманта когда-либо слышала, – настолько чудовищная, что порой ей казалось, что это сон. Хотя она не собиралась возвращаться и переспрашивать. Ей надо было сначала принять решение, а уж потом она проверит, что он на самом деле имел в виду. Она не позволит делать из себя дурочку.

Здесь, внизу, снег оказался не так глубок. Она с трудом двигалась вдоль заячьих троп, стараясь укрыться за деревьями, избегая внезапного снегопада с веток, чтобы под ним не исчезли следы. Все это она делала интуитивно – у нее был многолетний опыт в горах Теннесси. Проблема, которую поставил Слоан Толботт, подобным образом не решалась.

Он думал, она действует по-мужски. Он, вероятно, не имел в виду подольститься, но сама мысль льстила ей. Она знала, что вела себя не так, как полагается женщинам. Гарриет могла складывать числа и вести торговлю, как мужчина, но всегда вела себя как леди. У Саманты просто не хватило бы терпения на эти юбки, амазонки и притворные улыбки. Она говорила то, что думала, делала то, что было необходимо, и презирала манеру ждать, пока мужчина сделает то, с чем она и сама справится. Если это делало ее похожей на мужчину, тем лучше.

Но она была женщиной! И чувствовала то же, что и все женщины, когда привлекательный мужчина сверлил ее взглядом. Слоан мог заставить ее трепетать, от его поцелуя у нее просто подкосились ноги. Она хотела чувствовать себя женщиной, когда мужчина обнимал ее, хотела быть желанной.

Смех да и только! Какой мужчина пожелал бы женщину, которая носит мужские штаны, женщину, у которой волосы цвета моркови и лицо, плоское, как дверь сарая? Даже здесь, где мужчины прямо-таки изголодались по женщинам, она привлекала лишь немногих зевак и горлопанов. Ни один житель поселка не обращался к ней как к женщине. Конечно, они могли опасаться ее ружья, и, вероятно, не без причин. Единственным мужчиной в поселке, который интересовался ею, был Слоан Толботт.

Она не знала, почему так получилось. Этот вспыльчивый и свирепый… Почему мягкий Доннер не привлекал ее? Он мог бы углубляться в резьбу по дереву, пока она занималась своими полями и животными. Они никогда бы не стали богатыми, но жили бы счастливо. Или просто довольствовались бы жизнью. Скучали бы, скорее всего.

Доннер наводил на нее тоску. Слоан – нет. Толботт оказался самым интересным мужчиной, которого она имела несчастье повстречать. Саманта то хотела целовать, то бить его. Она определенно не смогла бы жить с ним. Но он и не просил. И недвусмысленно давал это понять.

Саманта знала, чего он хочет. Она росла на ферме и многое знала. Пока ее сестры сидели дома, она смотрела, как случают жеребцов с кобылами, находясь неподалеку. Это было устрашающее и великолепное зрелище. Мужчины, конечно, не жеребцы, но в возбуждении они, наверное, так же безумны. Впрочем, Слоан просто не укладывался в рамки воображаемой картины. Она не могла представить его возбужденным, не могла представить его возбужденным ею и не могла представить его безумным.

Но почему же он сделал ей такое грязное предложение? Если он хотел, чтобы она в слезах ушла с его горы, то выбрал не ту Нили. Она не придавала особого значения тому, что происходит между мужчиной и женщиной, считая это совершенно естественной частью жизни.

Может быть, Слоан надеялся, что, посчитав подобное предложение отталкивающим, она отвергнет его и тогда он обрушит на нее еще какой-нибудь дьявольский план? Нет, вряд ли он так глуп. Для него наверняка не секрет, что он привлекает ее. Впрочем, он привлек бы любую женщину и, конечно, знает это.

Толботт действительно считал, что Саманта подумает. Вот единственный вывод, к которому она пришла. И самое ужасное, что ей отчаянно хотелось найти отца и ради него она почти согласна. Саманта не находила предложение Слоана полностью неприемлемым. Она всегда знала, что ей суждено вести жизнь старой девы. Ей было почти двадцать пять, и ни один мужчина не заинтересовался ею. Почему бы не воспользоваться этим единственным шансом, чтобы стать женщиной?

То, что она почти готова принять предложение Слоана, испугало ее. Но не слишком.

Саманта остановилась и погрузила ружье прикладом в снег, сообразив вдруг, как далеко она зашла в своих мыслях. Впереди виднелись следы оленя, но, похоже, ее это не трогало.

За спиной вдруг зашуршали еловые ветви. Девушка резко повернулась и вскинула винтовку.

– Не стреляйте. – Из-за ели показался Слоан с поднятыми руками: чтобы показать, что он не вооружен. – Я пришел, просто чтобы склонить дело в свою пользу.

И прежде чем Саманта сообразила, о чем он, мужчина отставил ее ружье в сторону и заключил девушку в объятия.

Глава 17

На этот раз Саманту уже не так напугал поцелуй Слоана. Она таяла в нем медленно, упираясь руками в его твердую грудь и плечи, когда он плотнее привлек ее к себе. Прикосновение его губ, как и в прошлый раз, кружило голову, но жар, растекавшийся по телу, приковывал ее ноги к земле, она теснее прижималась к Слоану.

– О Боже мой, нет… – шептала она, отрываясь от него на секунду, чтобы глотнуть воздуха, и снова замирала с очередным поцелуем. Ее язык ответил на его стремительное проникновение, и она скорее почувствовала, чем услышала его стон, причем с таким же удовольствием, с каким он был исторгнут.

Слоан Толботт хотел ее. В это невозможно было поверить, но она чувствовала, как во время поцелуя он сжимал под шубкой ее талию, скользил руками по бедрам и ягодицам, обнимал все крепче, ласкал ее. Губами и языком она ощущала страстный жар его поцелуя. А тело Слоана лгать не могло.

Сознание того, что он ее убедил, потрясло девушку. Когда ее шапка свалилась с головы и он поцеловал ее за ушком, Саманта уткнулась ему в широкое плечо и попрощалась с жизнью. Он еще теснее прижал девушку к себе и все целовал и целовал вдоль шеи. Ничего подобного она прежде не испытывала. Должно быть, это неприлично, ей казалось, она вот-вот погибнет. Впрочем, Саманта понимала, что происходит, она только не знала, как все это остановить.

– Слоан, не надо… – запротестовала она, когда его руки заскользили вверх, в поисках наиболее чувствительных точек.

– Не надо? – пробормотал он ей на ухо, в то время как его руки уже добрались снизу до ее груди, и она ощутила их восхитительную ласку. – Ты имеешь в виду – не надо останавливаться?

Он знал, что она имеет в виду, но намеренно ее провоцировал. Она должна была ударить его, или наступить ему на ногу, или сделать еще что-нибудь – вместо этого девушка просто прильнула к нему и задохнулась от удовольствия, когда его руки продвинулись наконец на дюйм выше. Одним пальцем он уже ласкал ее сосок, только что скрывавшийся под несколькими слоями ткани, и уже одно это прикосновение пронзило ее до самого лона, как будто эти места были связаны телеграфными проводами.

Не здесь, не так – вот что она имела в виду. Саманта не могла и не хотела его останавливать, но и не хотела, чтобы он овладел ею здесь, в сугробе. На нее станут взбираться, как на кобылу? Ну уж нет! Эта воображаемая картина дала ей силы оттолкнуть его.

Слоан смерил ее взглядом, и пламя в его глазах быстро уступило место смутному изумлению. Он был небрит, и жесткая щетина придавала ему вид разбойника с большой дороги, если не хуже. Эх, садануть бы кулаком в эту его проклятую квадратную челюсть! Но она лишь осторожно провела пальцем по его заросшему лицу.

– Тогда пойдем ко мне?! – полувопросительно-полутребовательно заявил он.

В его лице не чувствовалось никакой нежности, взгляд был непреклонным, как и его слова. Если бы она отказалась, он, несомненно, продолжал бы целовать и целовать ее, пока не превратил в дрожащую массу безвольного студня. Саманта и хотела отказаться – лишь бы он попытался продолжить.

От этой мысли ее губы тронула легкая усмешка. Они слегка припухли от его поцелуев, но она перехватила и голодный блеск в его глазах, смотревших на нее в упор.

– Не выношу, когда женщина так на меня смотрит! – зарокотал он. – Я ощущаю себя каким-то особенно сладким гренком, который к тому же намазан повидлом.

Саманта засмеялась. Она ничего не могла с собой поделать. Он выглядел как медведь, которому отказали в заслуженной порции меда, и при этом еще жаловался, что на него не так смотрят! Слоан насупился, услышав ее смех, отпустил девушку и скрестил руки на груди, взывая к ее разуму.

Она не имела склонности к благоразумию – в том значении слова, которое люди обычно в него вкладывают. Разве это благоразумно – быть женщиной и культивировать мужские повадки? Впрочем, Саманту это устраивало. У нее был какой-то неправильный взгляд на мир, и Толботт собирался этим воспользоваться.

– Вы скорее похожи на дикобраза, чем на гренок с повидлом, – заявила она. – И вы истерзали мне губы. Красные? Как я приду домой с лицом, исцарапанным вашими бакенбардами?

Его угрюмость приобрела скорее изучающий, нежели свирепый характер. Он по-прежнему не приближался к ней, но внимательно всмотрелся в ее лицо, прежде чем ответить.

– Через несколько минут губы побледнеют. Ваша мать посчитает, что вы пробыли на морозе слишком долго.

Саманта машинально запахнула шубку.

– Почему вы так на меня смотрите?

– Ну-у… – он тянул это «ну» так долго, что она засомневалась, ответит ли он вообще. – Вас очень трудно понять. Одна из ваших сестер непременно залепила бы мне пощечину, попытайся я ее поцеловать. Вдовушка Блэк замурлыкала бы как кошка и стала бы ластиться, чтобы получить еще. Эта ваша учительница заныла бы о замужестве. Любой мужчина готов к подобного рода реакциям. Вы же поступаете не так, как другие женщины, но я все же думал, что вы скорее схватите винтовку, чем засмеетесь.

Саманта досадливо пожала плечами.

– Я смеялась не над вами. – Она стерла улыбку и пояснила: – Вернее, над вами, конечно, но что же мне делать, если вы то целуете меня, то – через секунду – рычите? Если я побегу, вы, чего доброго, куснете меня за ногу?

Тень усмешки тронула губы Слоана.

– Возможно. Я мог бы укусить и что-нибудь поинтереснее.

Саманта не собиралась продолжать этот разговор. Он снова смотрел на нее как на очередной завтрак. Или обед. Она повернулась и направилась к поселку.

– Так для чего вы приходили?

– Чтобы вы не слишком раздумывали. Я считал необходимым напомнить о том, что вы можете упустить. – Он зашагал рядом.

– О Господи, вы еще и самодовольный глупец! – бросила она беззлобно. – Вы разговариваете так со всеми вашими женщинами или только я должна терпеть вашу тупость?

Слоан невозмутимо ответил:

– Женщины не беспокоили меня долгие годы. Да они и не стоят того. Большинство из тех, кого я знал, были еще тупее меня. Просто обстоятельства всегда складывались в их пользу, и они знали об этом. Если бы я тратил время на пустую болтовню и ухаживания, они бы ушли с другими – еще до того, как я сообразил бы, чего они хотят.

– Как романтично! – От горечи Саманта поморщилась. В ее душе не было ничего романтического, но его расчетливый метод общения с женщинами не давал ей права расслабляться. Несомненно, она была лишь одной из многих, кого он покорил. Ей неинтересно знать, как много у него побед, поскольку эта бесцеремонность свидетельствовала, что он привык получать желаемое. Он сверкнул глазами.

– Меня не интересует романтика.

Она выставила вперед подбородок и, не отрывая взгляда от дороги, произнесла:

– Я знаю, что вас интересует. Приличным словом это не назовешь.

Он молчал довольно долго – пока обоим стало неловко. В конце концов пожал плечами:

– Мы оба получаем то, что хотим. Потому-то мы и общаемся.

Саманта неприязненно фыркнула:

– Вас, должно быть, ужасно бы разочаровало, если бы я была тем, что вы хотите. А почему не кто-нибудь из сестер? Или вдовушка? Она, вероятно, ничего бы вам не стоила.

– Ваши сестры в обморок упадут, если я прикоснусь к ним. Вдова не удовлетворится только одной ночью. Все это вам известно не хуже, чем мне. Все, что вас интересует, – это приличные слова. У меня таких нет. Мне нужна женщина, и вы удовлетворяете моим требованиям. Вы хотите найти отца, а у меня есть средства сделать это. Выгода взаимна.

– Вы отвратительны! – сказала она с жаром. Так оно и было на самом деле. То, что она согласилась подумать над его предложением, был равно отвратительным. Взаимная выгода раздражала ее еще сильнее. Если бы он сказал, что она была самой загадочной женщиной, какую он встречал когда-либо! Ей хотелось думать о себе как о его единственной желанной женщине. Ерунда какая-то! Он прекрасно разбирался в ситуации. Правда, не добавил, что и она хотела его не меньше. Интересно, из вежливости или не уловил? Поскольку он редко был вежлив, оставалось думать, что он просто не осознавал, что она чувствовала.

– Моя мать не позволит мне поехать с вами. – Она избегала болезненной темы и заменяла ее более приемлемой.

– Вам сколько? Двадцать пять? Вы вольны ехать куда угодно. Вы просто не хотите рисковать вашими взаимоотношениями.

Саманта поморщилась:

– Ну хорошо. Я не хочу рисковать нашими взаимоотношениями. Я хочу найти отца, но не хочу взамен терять мать.

– Я поговорю с ней.

Она ждала, что он скажет что-нибудь еще, но он, по-видимому, считал, что разговор окончен. Боже мой, но ведь этот человек – просто самодовольный осел! Она почти не сомневалась, что мать прогонит его. Почти. Ее очень взволновала возможность найти отца и пугало неизведанное.

Саманта больше ничего не спрашивала, и Толботт молчал. Не проронив ни слова, вечные соперники вернулись в поселок. Они определенно не походили ни на влюбленную парочку, ни на добрых друзей, возвращавшихся с охоты. Между ними не было абсолютно ничего, кроме этого безумного торга, который они сами себе выдумали. Саманта теперь пыталась убедить себя, что он не сулит ей никакой выгоды, но Слоан своим присутствием мешал ей. Пока он был рядом, ей хотелось без конца ощущать его поцелуи, хотелось большего! От этой мысли она вмиг вспыхнула.

Он же, случайно взглянув на нее, увидел эти залитые краской щеки, и тень улыбки пробежала по его губам. Вряд ли в ее возрасте Саманта была девственна, но, несомненно, она не так опытна, как вдова. Война многое изменила в женщинах Юга. Ему вдруг очень захотелось узнать, что за мысли проносятся сейчас в ее голове, но он тут же осадил себя. Чем меньше он о ней знает, тем проще будет потом.

– О нежелательных последствиях можете не беспокоиться. У меня достаточно опыта в предупреждении беременности.

Краска на ее щеках стала гуще, но она коротко кивнула.

– Пожалуй, лучше поторопиться – как раз самый безопасный период месяца. Отец читал медицинские руководства, и мои родители следовали предписаниям. Близнецов они не планировали, но возрастная разница между нами выдержана точно по расчету.

Слоан про себя выругался. Было ли что-нибудь, в чем не разбирался этот чертов Нили?! Неужели делился опытом со своей эксцентричной дочерью? Тем не менее наверняка никогда бы не стал рассказывать об этом двойняшкам.

– Отлично. Завтра вас устроит? Она недоверчиво покосилась.

– Одна ночь – и после этого вы отправите человека на поиски отца?

– Скажем точнее – двадцать четыре часа. Мне этого достаточно. – Слоан произнес это как ни в чем не бывало, но сердце его забилось сильнее. Он готов был затащить ее в постель прямо сейчас.

Кровь отлила от ее щек. Она побледнела как мел, когда кивнула в знак согласия.

– Двадцать четыре часа. Вряд ли это возможно, но если вы так считаете…

– Я так считаю. – Уже у самой асиенды он придержал ее за локоть. – Ступайте и поиграйте с виноградной лозой. Я пока поговорю с вашей матерью.

Уходить Саманта не хотела. Интересно, как он уговорит мать отпустить одну из своих дочерей неизвестно куда? Но увидев, как заиграли желваки на лице Слоана, девушка поджала губы и пошла прочь.

Слоан направился в дом. Поскольку Нили превратили гостиную в ресторан, люди входили и выходили оттуда когда им вздумается. Он нашел в помещении двух своих людей; они поглощали суп с таким видом, будто никогда не ели ничего подобного. Он почувствовал голодное урчание в желудке и в душе согласился, что хорошая пища никогда не повредит. Но сначала надо сделать дело.

Он пересек комнату и прошел по коридору на кухню. Женщина, которую он там застал, посмотрела на него с неприязнью, потом, узнав, откинула прядь со лба.

Слоан не утруждал себя предисловиями.

– Мы с Самантой отправляемся завтра вниз, в Арипозу, на поиски ее отца.

В глазах Элис Нили читался немой укор за небритое лицо, грязную обувь, неглаженую одежду и общее неряшество. Он не позаботился переодеться во что-либо чистое после работы на заднем дворе, и теперь она дала ему почувствовать всю греховность его замыслов прежде, чем ответила:

– Саманта знает об этом?

Он едва не рассмеялся ее тону: она доверяла ему не больше дочери. Он просто коротко кивнул:

– Мы договорились.

Она поджала губы, выражая полнейшее неодобрение, но сказала только одно:

– Вы оба взрослые люди. Я не вправе вас останавливать.

Он давно позабыл, что значит иметь мать, которая одним только взглядом может сделать человека на два дюйма ниже. Элис Нили всем своим видом выражала гораздо больше, чем словами. Если хоть один волосок упадет с головы дочери, ему не поздоровится. Но она никогда не узнает того, о чем Саманта не захочет рассказать, так что можно не беспокоиться.

– Я привезу ее обратно, как только мы что-нибудь узнаем.

– Не сомневаюсь, – сказала Элис сухо, – только хотелось бы убедиться, что вы не исчезнете потом на девять месяцев, чтобы не отвечать за последствия.

– Никаких последствий не будет. Вы правильно воспитали дочь.

«Во всяком случае, для меня», – подумал он. Словно прочитав его мысли, она покачала головой.

– Я воспитала дочерей так, чтобы они знали, чего хотят. Вам лучше знать, чего хотите вы.

И отвернувшись к своим кастрюлям, старшая Нили дала понять, что он свободен.

Решив, что он отнюдь не голоден, Слоан покинул асиенду. Прощальные слова Элис Нили прозвучали как предвестники судьбы. Ему лучше знать, чего он хочет. Конечно, Толботт знал, чего хотел! Чистую, приличную женщину, без всяких предубеждений – вот чего. Слишком уж долго он обманывал свою природу. Как только он освободится от этого наваждения с помощью длинноногой в джинсах, можно будет заняться чем-нибудь еще.

А пока надо подготовиться к спуску. Тут, кстати, есть шанс перехватить убийцу.

Глава 18

– Никто не должен видеть, что ты выходишь из поселка. Следуй за нами на приличном расстоянии. Пусть он думает, что находится в безопасности. – Слоан перебросил вьюки через седло и нагнулся проверить подпруги.

Джо сердито чистил ружье.

– Я весьма поднаторел в таких делах, парень. Мне только не нравится, что ты берешь с собой женщину. Это многое осложнит.

Слоан разгладил попону и еще раз проверил, как упакованы мешки.

– Женщины всегда все осложняют. Так уж устроена жизнь. Я позабочусь, чтобы она прихватила свою винтовку.

Джо буркнул что-то про себя, но вслух не высказался. Слоан, очевидно, думал о другом.


Саманта с раздражением смотрела в зеркало и, чтобы долго не мучиться с непокорными волосами, просто нахлобучила шляпу. Вошла мать, бросила взгляд на ее одежду и легко смахнула с нее головной убор.

– Вы не можете ехать в город в таком виде, Саманта Сьюзен. Ступайте и наденьте платье, чтобы всех нас не опозорить окончательно.

Саманта окинула взглядом свою замечательную рубаху, заправленную в джинсы, и покачала головой.

– Нет, я не могу ехать верхом в платье. Да и дамского седла у меня нет.

Мать прикусила нижнюю губу и стала рыться в шкафу.

– Если платье достаточно длинное, можно обойтись и без дамского седла. По крайней мере ты сможешь хоть наполовину соблюсти приличия, когда приедешь в город. Не знаю, что бы сказал по этому поводу твой отец. Это абсолютно неприлично!

Саманта обернулась и вдруг заметила, что мать прячет глаза. Она почувствовала себя неловко – не то чтобы виноватой, но как-то не так… Девушка знала, что была сплошным разочарованием для своих родителей. Она не стала сыном, которого так хотел ее отец, но не стала и леди, как хотелось бы матери. А теперь она решилась на столь предосудительный поступок, что хотелось утаить его от самой себя, не только от матери. Мать старалась удержаться от слез, видя, как укрепляются в дочери неженские привычки, и пытаясь понять, в чем ее изначальная ошибка, а Саманта отнюдь не облегчала ей эту задачу.

Она приблизилась к матери и обняла ее.

– Дорога в город долгая. Я, пожалуй, возьму платье с собой и надену его при въезде в Арипозу.

Мать кивнула и вытащила платье, которое Саманта только что отвергла.

– Может, лучше взять два платья, доченька? Ты же не знаешь, сколько времени займет ваша поездка!

Саманта тщательно сложила платья, удержавшись, чтобы не напомнить матери о нижних юбках. Она на секунду представила, как съезжает верхом с горы, волоча за собой тележку с кринолинами.

– Мы будем обратно через несколько дней, в зависимости от погоды. Слоан говорит, что дальше Арипозы он не поедет.

Слезы навернулись на глаза матери, когда она взглянула на Саманту, но она только молча кивнула. Можно было подумать, что дочь собирается замуж и уже никогда к ней не вернется.

С тяжелым сердцем, надеясь, что Слоан не сказал ничего лишнего, Саманта еще раз посмотрелась в зеркало. Красавицы из нее не получилось, зато она выглядит чистой и опрятной. Решив, что и так потрудилась достаточно, она сдвинула шляпу набок, поцеловала мать в щеку и подхватила свою поклажу. Надо сосредоточиться только на том, что она отправляется искать отца. Что случится в дороге – не имеет значения.

Слоан уже выводил из стойла лошадей. Жеребец, которого привела в поселок Саманта, один из тех, что так тщательно отбирал отец, теперь, на солнце, беспрестанно тряс своей гривой. Последние недели его не слишком часто выгуливали, и оказалось, что Красавчик не в настроении идти.

Девушка дала ему яблоко и стала что-то ласково приговаривать, пока Слоан подгонял ее упряжь. Саманта искоса наблюдала за ним. Движения мужчины были выверенны и точны, он тщательно проверял каждую деталь. Пока ее воображение было занято красотой покрытых инеем ветвей, теплым конским запахом и восторгом от предстоящей дороги вдвоем, он, казалось, был озабочен только надежностью ремней и весом поклажи.

Она отметила и надвинутую на глаза шляпу Слоана, теплую овечью куртку на его плечах, и сильные, могучие ноги, когда он наклонился проверить подпруги. Она прежде не обращала внимания на фигуры мужчин, а теперь у нее от этого почему-то внутри все сжалось. В первый раз она почувствовала громадную разницу между ними. Слоан был, вероятно, лет на десять старше, и, глядя на него, она подумала, что такого жизненного опыта ей никогда не приобрести. Прежде она вела относительно затворническое существование и не могла даже представить себе его образ жизни. По слухам, он был приговоренным убийцей.

Боже, как же она неразумна! К тому времени, как она пришла к этому выводу, Слоан уже закончил все приготовления и нетерпеливо ждал, когда девушка взберется на лошадь.

Саманта непонимающе уставилась на него, и он пророкотал:

– Помочь?

Ей с младенчества не требовалась такая помощь. Пренебрежительно взглянув на него, она поставила ногу в стремя и грациозно взлетела в седло. Что-что, а уж ездить верхом Саманта умела великолепно.

Она с удовольствием отметила восхищение, промелькнувшее в глазах Слоана. Саманта могла не быть красавицей, но, бесспорно, имела массу достоинств.

Девушка потянула за поводья, и Красавчик нетерпеливо закружил на месте. Она видела, как док Рэмси мутными глазами смотрел на нее из окна своего дома. Кузнец уже раздул мехи и теперь приветливо махнул ей рукой. Несколько человек направлялись на работу к камнедробилке; замедлив шаг, они наблюдали, как Слоан навьючивал свою лошадь. Саманта развернула коня, чтобы помахать матери и сестрам, а потом пустила его вскачь. Не было нужды все время натягивать поводья.

Она услышала, что Слоан тронулся за ней. Он, наверное, недоволен тем, что она, не зная дороги, помчалась впереди, но из поселка вел единственный путь, и ошибиться было трудно. Если он рассчитывал, что следом поедет кроткая женщина, что ж – его трудности.

Поселок расположился на вершине пологого склона, и можно было отпустить поводья на открытом пространстве. Лошадь Слоана тотчас обогнала ее коня, но Саманта ничуть не расстроилась. Она могла бы ехать и быстрее – так, чтобы ветер свистел в ушах, если бы потребовалось. Слоан бы убедился, если бы она захотела посостязаться с ним!

Но раз впереди долгий путь, то лучше не спешить. Она перешла на рысь, как и Толботт: дорога впереди все равно сужалась.

Молчание становилось тягостным. Саманта была отнюдь не сильна в светской болтовне, да и ситуация вряд ли подходящая. Так или иначе, Слоан не рвался ей помочь. Он просто буркнул в знак того, что замечает ее присутствие.

– Откуда вы родом? – наконец спросила она, просто потому, что молчать дольше было невозможно.

Он ответил, даже не взглянув на нее:

– Бостон.

Бостон. Он мог с тем же успехом сказать: Лондон, Англия. Она абсолютно ничего не знала о Бостоне за исключением того, что это, возможно, такой же экзотический город, как Спринг-Крик в штате Теннесси.

– А как давно вы оттуда?

– Достаточно.

У нее в мешке было яблоко. Может, кинуть в него? Или это уж слишком?

– Вы всегда так разговорчивы или это я вас смущаю? – спросила она с сарказмом.

Слоан повернул голову ровно настолько, чтобы уловить выражение ее лица, затем опять сконцентрировался на дороге.

– Вы, знаете ли, чертовски скучный собеседник!

Нет, она не будет бросаться яблоками. Хватит и увесистого камня. Губы Саманты искривились в злой усмешке, и она начала насвистывать. Свистеть она совершенно не умела, тем более интересно, как долго он выдержит.

Плечи Слоана раздраженно поднялись, когда лошади пересекали холм из валунов. Он попробовал оторваться, но она крепко села ему на хвост. Саманта засвистела чуть громче, любуясь соснами на склоне горы. Там, где лежала тень, белели пятна снега, но солнце делало свое дело, и снег таял под его яркими лучами.

– Может, вы прекратите этот чертов концерт? – огрызнулся он, наконец.

– Не с той ноги встали, да? – безмятежно спросила она. – Я вижу, вы собираетесь приятно провести время. Вы, наверное, только и можете, что «трах-трах-писс», и даже «благодарю вас, мисс» не говорите после.

Он в ярости обернулся и уставился на нее:

– О чем это вы, черт бы вас подрал, толкуете? Саманта повела плечами.

– Художественный образ. Вы много читаете, мистер Толботт?

Стиснув зубы, Слоан замедлил ход и поехал с ней рядом.

– Вы собираетесь злить меня, пока я не заговорю, да?

– Как вы проницательны! Что ж, выбирайте тему для разговора. – Саманта попыталась сохранить беззаботный вид, но верхом Слоан выглядел еще более устрашающе, чем на земле. Она уже пожалела, что привлекла его внимание.

– Поскольку вы вряд ли знаете что-либо о рыночных ценах на пиломатериалы или о спросе на ртуть, мы так или иначе сведем все разговоры к личному, не так ли?

«Этот человек мог бы произносить речи, если бы хотел», – про себя отметила она.

– Пожалуй. Я не думаю, что вы разбираетесь в растениеводстве, или разведении лошадей, или еще в чем-либо таком.

– Ровным счетом ничего не знаю. – Он мельком взглянул на Саманту. – Если у вас и в самом деле душа лежит к сельскому хозяйству, вы весьма преуспеете в долине. Климат и почва – все это там гораздо лучше.

Она усмехнулась его прозрачному намеку.

– Может быть, и так, но земля стоит денег. Я могу купить кое-какое барахло, семена, привой и прочее, но на землю у меня не хватит. Отец, должно быть, решил, что участок, который он купил в горах, – лучшее вложение денег. Мне выбирать не приходится.

– Он не может предложить вам то, что ему не принадлежит. На этом склоне горы земля моя. Я не знаю, где он, черт возьми, купил ферму, но если где-нибудь с этой стороны, она моя.

– Нам удастся основательно обсудить этот вопрос, пока мы его не найдем, не так ли?

– У вас есть бумаги?

Саманта почувствовала себя задетой и смотрела теперь прямо вперед.

– Было бы неблагоразумно брать их с собой, правда? Вы могли бы попытаться каким-нибудь недостойным способом отнять их.

Он гневно воззрился на девушку:

– Зачем мне их отнимать?! Если эта земля не с моей стороны горы, мне нет до них никакого дела. В противном случае они недействительны. Я спросил только потому, что документы на участок содержат обычно координаты. Взглянув на них, можно было бы прикинуть, где находится ваша ферма. Она задумалась на секунду.

– Там есть описание, правда, составлено оно не совсем научно. Упоминаются скальные откосы, большой валун, напоминающий топор, и всякое такое. Отец включил в описание то, что он считал приблизительными координатами, но хороших землемерных инструментов у него не было, а комментарий топографа я прочесть не могу. Мне пока не попалось ничего соответствующего описанию. Ладно, подожду до весны и стану исследовать землю подальше.

– По возвращении дайте описание мне. Возможно, мне повезет больше. Но предупреждаю: здесь вращается множество подложных бумаг. Мексиканцы очень небрежны при проведении разделительных линий, сохранении записей и прочего. Многие занимаются продажей этих дурацких бумаг, которые для суда не являются документами. Ваш отец мог стать жертвой этих бандитов.

Саманта распрямила плечи.

– Мой отец – в высшей степени разумный человек и великолепно разбирается в людях. Он не стал бы тратить время на что-нибудь незаконное.

– Он старался доказать мне, что гора Уитни – не самая высокая вершина, – возразил Толботт. – Он также считал, что индейцы – истинные хозяева этой земли и что нам следовало бы выкупать ее у них, а не у испанцев.

– Я ничего не знаю о горе Уитни, но насчет индейцев он, вероятно, прав. У нас были те же проблемы в Теннесси, и надо вам сказать, правительство Соединенных Штатов никогда не действовало благородно. Думаю, то же самое происходило и здесь, только испанцы, вероятно, были первыми, кто прошелся по всем охотничьим угодьям индейцев.

– Индейцы не владеют собственностью, – нетерпеливо прервал ее Слоан. – Они не понимают самой концепции собственности. Черт! Да и у испанцев были проблемы. Они воображали, что земли здесь хватит на всех, и все задачи решали собственным благословенным способом. В современном мире подобное недопустимо. Поэтому у нас есть документы и топографы, суды и закон для охраны прав собственника. Индейцы никогда не подводили под собственность законную базу.

Она неприязненно посмотрела на Толботта.

– Отлично, мистер Законник! Теперь я знаю, что, если страну завоюют китайцы и решат, что вся земля принадлежит правительству и ничего – отдельным людям, тогда вы, пожалуй, скажете, что это и есть современный способ, и согласитесь с ними.

И она гордо вздернула носик в ответ на его чисто мужской взгляд на вещи: «Ну что нам делать с этими глупыми женщинами!»

– Китайцы не завоюют эту страну, – только и вымолвил Слоан.

– Бьюсь об заклад, индейцы говорили то же самое, – бросила она негромко.

– Они сражались и проиграли. Завоеватели всегда забирают лучшие земли. История говорит сама за себя.

– Вильгельм Завоеватель предпочитал, чтобы его солдаты женились на саксонских девушках и получали право на землю, входя в семьи саксов. Это было куда эффективнее, чем отрывать благородные семьи от своих домов и собственности и провоцировать раздоры.

Саманта заметила проблеск интереса в его глазах, но не захотела смущать его своим победным видом. Нечасто, в конце концов, мужчины обнаруживают, что у нее есть мозги.

– Я найду индейскую принцессу и женюсь на ней, если это сделает вас счастливой.

Только она хотела достойно, с сарказмом ему ответить, как вдруг звук выстрела разорвал тишину морозного утра.

Саманта тотчас вцепилась в гриву своего коня и поскакала к ближайшей скале, которая козырьком нависла над тропой.

Глава 19

Несмотря на то что Слоан все время прислушивался, ожидая чего-нибудь в этом роде, выстрел заставил его вздрогнуть. Он слишком увлекся разговором с маленькой мисс Злючкой. Увидев, что она припала к лошади, он в страхе за ее жизнь пустился за ней в погоню.

Его сердце едва не выскочило из груди и все еще бешено колотилось, когда Саманта, привязав своего жеребца под нависающей скалой, соскользнула на землю и тотчас расчехлила винтовку. У Слоана мелькнула было мысль, что в него стреляла эта Полупинта – так он назвал Сэм про себя, – но он тут же отбросил ее, как вздорную, увидев, что девушка делает то же самое, что сделал бы и он: прячется в укрытии и готовится встретить врага с оружием в руках, несмотря на опасность.

Если выстрел предназначался ему, убийца потерял преимущество. Сжимая кольт, Слоан спрыгнул на землю и нашел впадину за валуном. Укрытие, выбранное Самантой, давало великолепный обзор, и невозможно было бы не заметить любого, кто спускался по тропе.

– Не высовывайтесь! – прошипел он, когда Саманта попыталась выглянуть из укрытия. – Если они идут нам навстречу, мы не увидим их, пока они не окажутся прямо перед нами.

Она снова укрылась и проверила патроны.

– Звук был такой, как будто стреляли сзади. Но пули я не слышала. – Она с любопытством посмотрела на него. – Вы ведь ожидали этого, так?

– Да, не спорю. – Слоан все еще мрачно смотрел на тропу. Кажется, нагнулись ветви как раз за поворотом, который они недавно миновали.

– Второй раз в вас кто-то стреляет, с тех пор как мы приехали. Полагаю, пожар был еще одной попыткой? Или это всего лишь случайность?

Надо же, какая наблюдательная! Слоан нахмурился.

– Это была не случайность. Кто-то поджег растопку и сбрызнул керосином ковры у меня в кабинете, возможно рассчитывая на мою асфиксию.

Асфиксия. Точное слово. Необразованные люди таких слов не произносят. Школы в Бостоне, должно быть, учат множеству оригинальных вещей, предположила Саманта.

– У вас либо ирландское счастье, либо ваш противник крайне некомпетентен.

– Я не ирландец.

Она и не считала его ирландцем. Девушка внимательно смотрела на тропу, и ей показалось, что вверху блеснул металл. Она прицелилась.

– Не стреляйте, пока не увидите цель. Где-то там должен быть Джо.

Что ж, это кое-что объясняло. Саманта сердито фыркнула:

– Вы, конечно, могли мне сказать, что насторожили капкан на убийцу.

– Убийцей могли оказаться и вы.

Он даже не взглянул на нее! Вот это да! Железные нервы. Он собирался спать с ней, несмотря ни на что! Должно быть какое-то определение для таких людей. На ум приходило только «ублюдок».

Минутой позже на тропе показался идущий вприпрыжку Джо, он жестом подзывал Слоана. Толботт спрятал кольт в кобуру, подхватил свою винтовку и вышел из укрытия. Саманта вышла следом.

Он повернулся и указал под скалу:

– Оставайтесь здесь.

– Кто сказал? – Саманта не замедлила ослушаться и осмотрела своего нервного жеребца, прежде чем вскочить в седло.

– К черту, Саманта! Тут их может быть несколько. Соблюдайте осторожность. – Слоан схватил ее коня под уздцы.

– Несколько, если Джо тоже настроен убить вас. Я вам не беспомощная женщина, которую вы обязаны защищать, Толботт! Я позабочусь о себе сама. – Она сместилась чуть вперед и вздыбила коня. Слоану пришлось отпустить поводья.

К чему спорить с глупой женщиной? Не его вина, если она позволит себя убить. Но он все-таки держал оружие на изготовку и ехал за ней, внимательно осматривая места, где мог схорониться убийца.

Джо ожидал их на тропе. На земле лежал какой-то вытянутый темный предмет, резко выделявшийся на общем фоне. Слоан тотчас сообразил, в чем дело, и опять попытался оттеснить Саманту в сторону.

На этот раз она не старалась его объехать. Ее жеребец, стоя на месте, то и дело перебирал ногами, а она даже не делала попыток приблизиться. Слоан понял, что она уже обо всем догадалась, и это не вызвало у нее восторга.

– Он скрывался между этими камнями, – Джо показал на две гранитные глыбы на гребне скалы. – Оттуда тропа прекрасно просматривается. Через минуту он уже видел бы тебя и девушку.

Слоан слез с лошади и подошел к трупу. Затем сердито посмотрел на Джо:

– Зря ты его убил. Я бы у него кое-что выяснил. Жилистый разбойник заметно ощетинился.

– Он целился в меня. А у меня дурная привычка стрелять в таких сразу же.

Слоан не ответил. Когда Джо не пьян, он хорошо делает свое дело. Он не протянул бы здесь так долго, если бы руководствовался правилами цивилизованного Востока. Слоан опустился на колени рядом с мертвым.

– Один из рабочих с лесопилки, так? Что он, черт побери, имел против меня?

Он обнаружил в карманах убитого несколько монет и бумажек, пачку табака, небольшой кожаный бумажник с побледневшим дагерротипом, на котором была запечатлена женщина, а также сложенный вчетверо плакатик с объявлением о розыске. Он развернул плакат. Джо сказал:

– Ничего, насколько мне известно. Мы его только в декабре наняли. Не бог весть какой это был рабочий.

Саманта спешилась, и Слоан, попросив ее пока держать язык за зубами, протянул плакатик. Джо читать не умел.

– «Разыскивается за ограбление почтового дилижанса. – Саманта подняла свои выразительные брови, читая описание: – Пять-девять, вес один-восемьдесят, редкие каштановые волосы, усы, татуировка на правой руке». – Она посмотрела на Джо.

Слоан поднял остывшую правую руку трупа и показал ей.

– Татуировка. Совпадает. – Он брезгливо поморщился. – Мелкий вор. Слишком просто. И ты говоришь, что эта шавка хотела меня прикончить, чтобы ограбить? Лучше бы дождался, когда я засну.

Все еще стоя в некотором отдалении от трупа и похлопывая по шее своего коня, Саманта мягко возразила:

– Его могли нанять.

Мужчины повернулись к ней. Она пожала плечами.

– Там, откуда я родом, были такие люди. За деньги они могли застрелить любого. Когда в тех местах восторжествовал закон, они двинулись дальше, но они обычно очень осторожны.

Джо нахмурился.

– Он вел себя не как богач. Возможно, ему заплатили бы за сделанную работу.

Слоан с отвращением махнул рукой.

– Не хочу больше слышать об этом. Перетащи его в поселок, опроси людей и похорони. Если услышишь что-нибудь важное, ты знаешь, где меня найти.

Джо недовольно поморщился.

– Он мог быть не один. – Он посмотрел на Саманту. – И на этот раз ты рискуешь не только своей головой.

– Я сумею постоять за себя, – спокойно сказала Саманта.

В ответ на сомневающийся взгляд Джо Слоан кивнул:

– Я присмотрю за ней, но думаю, мы сняли того, кого хотели.

– Так ты будешь в «Реджис»? – Джо никак не мог успокоиться.

Слоан спрятал улыбку. Да, он будет в «Реджис», целых двадцать четыре замечательных часа с женщиной в своей постели. И теперь не надо все время быть настороже. Замечательно! Он взглянул на Саманту. Она смотрела напряженно и, видимо, пыталась собраться с мыслями. Губы его чуть тронула улыбка. Это будут, возможно, его лучшие часы за последние годы.

– Да, в «Реджис», – подтвердил он, садясь в седло. Не скоро он туда доберется.

Когда на коня вскочила и Саманта, Слоан сдвинул шляпу на затылок.

– Спасибо, Джо. Одного я тебе должен.

– Ты должен мне их чертову уйму, – грубовато отозвался помощник.

Вероятно, так оно и было, но Толботт не собирался спорить: весьма непросто оценить спасение чьей-либо жизни. И он двинулся вслед за Самантой.

Все утро он не поднимал на нее глаз, а теперь мог дать себе волю. За эти несколько месяцев ее волосы отросли и во всей красе выбивались из-под шляпы. Как же здорово будет коснуться их! Она ехала чуть сбоку, так что трудно было любоваться густыми темными ресницами и детски-синими глазами, зато он вполне оценил привлекательность ее вздернутого носика.

Но отнюдь не лицо интересовало сейчас Слоана. Он думал о том, что скрыто под этой обтягивающей голубой рубашкой, которая виделась под отворотами шубки. Отъехав чуть в сторону, он убедился, что не обманывался.

Она не носила корсета. Никто из женщин Нили не носил корсетов. Это было темой бесчисленных пьяных разговоров в салуне. Он слышал, как мужчины спорили, носят или нет эти женщины такие изящные штучки, которые незаметно поддерживают грудь, или высота этих великолепных округлостей – дар природы. Слоан склонялся к последнему. Эти нежные холмики покачивались слишком свободно, чтобы считать, что их что-то поддерживает.

Его фаллос вмиг отвердел и напрягся, он чуть поерзал в седле. Надо было срочно отвлечься, но вместо этого он вдруг жестко спросил:

– Многих ли мужчин вы знали?

Она, не удостоив его взглядом, ответила:

– Больше, чем хотелось бы. Это самый идиотский вопрос из всех, что я помню.

Ответ не выглядел особенно исчерпывающим, но многое позволял домыслить. Какой-то опыт у нее был, и, возможно, не слишком удачный. Может, поэтому она так держалась и одевалась. Ей не хотелось привлекать мужчин. Может быть, ее изнасиловали: война не щадила ни женщин, ни мужчин. Это могло сделать их близость неприятной для обоих, но ведь она согласилась. Возможно, ему удастся показать ей, что секс бывает и приятным.

Ему понравилась эта идея. Если она будет желать того же, что и он, то станет гораздо доступнее. Он не хотел, чтобы за него цеплялись, как вдовушка, но если они время от времени будут вдвоем спускаться с горы… Это много больше, чем он имеет сейчас, – разреши он Нили остаться.

Хмурясь оттого, что его мысли получили новое направление, Слоан пустил коня вперед. Нет, надо поостеречься. Женщины коварны. Стоит позволить им войти в твою жизнь, как они возьмут власть надо всем. Он жил намного лучше, когда держал их на расстоянии и общался с ними только в случае нужды. Не пора ли подумать, чтобы одна из них всегда была под рукой? Впрочем, сразу возникнет и множество проблем, которыми ему не хотелось бы себя обременять.

Он отметил, что на этот раз Саманта ехала в молчании. Возможно, она под каждым кустом высматривает нацеленную на нее винтовку. Вот этим он и занимался, когда девушка пыталась его разговорить. И он позволил ей отвлечь себя, что могло стоить ему головы. Нет, надо сосредоточиться на жизненно важном и подавить свою похоть.

Они быстро поели, сделав короткую остановку на склоне холма, откуда открывался вид на широкую равнину. Саманта скрупулезно исследовала каждый куст и высокую пожухлую траву – Слоану казалось, что он чувствует работу ее мозга. Он подозревал, что ей хотелось просто пощупать землю руками, потереть между пальцами, но она почему-то сдерживалась. Желание туманило ему голову, но он ведь имел дело с необычной женщиной. Уже одно то, как она одевалась, говорило о многом.

Ранний зимний закат застал их на более пологом склоне. Слоан чувствовал, что его попутчица готова ехать без устали, но удержался от каких-либо слов.

– Мы еще будем устраивать привал? – наконец спросила она. – Становится темно, а я не вижу никаких следов цивилизации.

– Ехать до города еще довольно долго. Если вы устали, можем остановиться здесь. – Он стал осматриваться в поисках подходящего места. Толботт вполне владел собой и мог ждать.

– Я не устала, – ответила она, ощетинившись, – но лошадям нужен отдых. – И добавила с неохотой: – Я обещала матери надеть платье перед въездом в город.

Он посмотрел на нее с интересом:

– Платье? Вы собираетесь натянуть его поверх штанов?

Взгляд ее стал острее стали.

– Не ваше чертово дело! Просто предупредите меня, чтобы я могла подготовиться.

В этот момент ему уже было все равно, носит ли она платья, брюки – или вообще ничего не носит. Кровь пульсировала у него в висках и в паху – какая уж тут одежда! Он, черт побери, слишком долго в этот раз ждал женщины. Картины, возникающие в его воображении, могли бы напугать ее, если бы она их видела.

– Тогда мы сделаем привал, а в город въедем завтра.

Слоан отыскал подходящее место для бивака и направил свою лошадь туда. Как бы половчее предложить ей спать под одним с ним одеялом? Учитывая ее колючий характер, надо говорить напористо и быстро.

Ей не в новинку было разбивать лагерь. Саманта успела стреножить и почистить коня, оставив его щипать траву, прежде чем Толботт снял вьюки со своего, и пока он занимался лошадью, она уже развела костер и варила кофе. Он подстрелил кролика, она поджарила хлеб и бобы. Им легко работалось вместе и без слов.

Сидя под звездами и вдыхая ароматный запах, он размышлял о том, что бы делали женщины, которых он знал на востоке, на месте Саманты. При этих мыслях Слоан горько и зло усмехнулся. Все, о чем они думали, – это скорпионы и змеи, они опасались даже сойти с лошади. А Саманта уже прихлопнула какое-то насекомое и даже бровью не повела. Он готов биться об заклад – она и ужин из змеи приготовит, попадись ей таковая.

Это было почти то же, что делить лагерь с мужчиной. Почти. Языки костра медью отсвечивали в ее волосах и оттеняли холмики и долины за распахнутым воротом ее рубахи. Грудной голос девушки пронизывал его от ушей до паха. Она была тонкой и нежной как раз там, где надо, и он не мог оторвать от нее глаз и потому надвинул шляпу на самый лоб, чтобы скрыть их выражение.

– Я и не знал, что вы умеете готовить, – произнес он, чтобы только послушать ее голос в ответ. Тосты получились восхитительные, легкие и сладкие, совсем не такие, какие он готовил себе на костре сам.

– Конечно, не так, как мама, – отозвалась Саманта, соглашаясь и потягивая свой кофе. – Каждый должен уметь готовить. Будет у меня ферма – я буду готовить себе сама.

– Ваша семья жила в Теннесси. Почему же вы не остались там, пока ваш отец исследовал Калифорнию?

Она вздернула брови, но ответила довольно сдержанно:

– Наша семья после войны была уже не та. Мы потеряли людей, с которыми вместе работали, друзей и соседей. И мы были из тех, кого все ненавидели, поскольку поддерживали Союз, и все это знали. Со многими Нили дружили всю свою жизнь, но война сразу сделала нас врагами. И как только Юг проиграл… – она красноречиво повела плечом.

Слоан уехал из Бостона еще до начала войны. Он никогда не собирался присоединяться к янки. Зачем? Возвращаться воевать?.. Но и трех тысяч миль от дома было ему недостаточно. Уезжая, он хотел добраться до Дальнего Востока, но тогда у него и дайма[1] лишнего не было. Пришлось осесть в этой глуши. В душе его прогремела не менее опустошительная война, чем та, далекая, и он не интересовался ею.

Сейчас он просто почувствовал, как основательно отрезан от мира. Впрочем, поздно думать об этом.

Слоан встал и развернул одеяло. Бросив мимолетный взгляд на женщину по другую сторону костра, он без выражения сказал:

– Вдвоем будет теплее. Мы можем, если вам угодно, начать наши двадцать четыре часа прямо сейчас.

Глава 20

Саманта вытащила свое собственное одеяло.

– Мечтайте, Толботт! Сначала мы будем искать отца.

– Конечно, будем. Я не бросаю слов на ветер. Я просто подумал, что чем скорее мы начнем, тем скорее вернемся домой.

Он нетерпелив, подумала она, но сейчас ей нельзя волноваться. Саманта искоса взглянула на лежащего мужчину – одетого, с закинутыми за голову руками, наблюдающего за ней. Она могла подойти и лечь рядом – и покончить со всем этим. Своими сильными умелыми руками он бы раздел ее и разделся бы сам. Потом лег бы сверху, и она почувствовала бы его тяжесть. Дальше ее воображения не хватало.

Но и этого было достаточно. Руки ее задрожали, когда она встряхивала свою постель.

– Мне нужны простыни и приличная кровать, – спокойно сообщила ему она, как если бы говорила о чем-то обыденном.

Слоан неодобрительно хмыкнул, потом сел, чтобы снять обувь.

– Несите свою постель сюда, – распорядился он. Саманта продолжала трясти одеялами там, где была, – по другую сторону костра.

Видя, что она не реагирует, он, буркнув что-то, собрал свои спальные принадлежности и пристроился рядом. Затем вернулся за винтовкой и сапогами.

Она смотрела на него как на гадюку. Поскольку она не попыталась даже сесть и снять сапоги, Слоан дал волю своему раздражению:

– Не исключено, что мы перестреляем друг друга, если что-нибудь разбудит нас ночью. Ложитесь. Я не собираюсь вскакивать посреди ночи и насиловать вас. Я и так могу это сделать – где бы ни лежала моя постель.

Саманта машинально опустилась на свои одеяла. Слоан стоял футах в двух от нее и снимал рубашку. Внутри у нее все сжалось, она не могла даже стянуть обувь. Свет костра играл на тугих мышцах и бронзовой коже мужчины. Стоит ей только протянуть руку, как она дотронется до него; к тому же он хочет ее – все это делало его присутствие слишком ощутимым. Она попыталась отвести взгляд от мягких, темных волос на его груди, но ее собственная грудь лишь затрепетала от подобного усилия.

Когда Слоан наклонился и взялся за ее ногу одной рукой, а другой стащил сапог, Саманта едва не упала. Его прикосновение было как выстрел, и она подумала, что ногу сейчас парализует. Девушка закрыла глаза и попробовала совладать с собой. Он взялся за другой сапог. Ощущения только усилились. Она чувствовала его всеми нервными окончаниями своего тела, и сознавать это было крайне неловко.

В этот момент раздался его веселый голос:

– Можете открыть глаза. Я уже под одеялами.

– Почему бы вам не носить нижнего белья, как остальные? – проворчала она, поворачиваясь к нему и натягивая одеяло. Она не собиралась раздеваться и лишь для удобства расстегнула брюки.

– Я мог бы спросить вас о том же, – сказал он все так же весело. – Я знаю, вы не носите корсета. А панталоны носите – или такие длинные кружевные штучки?

– Отец не разрешал нам носить корсеты. Он говорил, что это нездорово. Что до остального – фантазируйте сколько угодно!

– Но не слишком долго, – отозвался он довольным голосом. – На следующую ночь я узнаю все ваши маленькие секреты. – Он прервался, а потом продолжил: – И еще. Я согласен с вашим отцом. Все эти китовые усы или проволока только деформируют тело. Надо было пристрелить того, кто все это придумал, – кем бы он ни был.

Саманта под одеялами свернулась калачиком и натянула сверху свою кроличью шубку. Становилось по-настоящему холодно.

– Представляю себе мужчину, который ненавидит женщин, придумавших корсет. Женщинам вообще не позволено ничего изобретать.

– У женщин нет собственного разумения. Им нравится делать то, что им велят. Вот почему они ничего не изобретают.

Саманта громко рассмеялась:

– И корсеты женщины носят, потому что им так велят. Полагаю, теперь мужчины собираются распорядиться не носить корсетов.

– Именно это и сделал ваш отец, – отозвался Слоан, не понимая, над чем она смеется.

Она хихикнула:

– Да. И мы подчинились.

– Приятно осознавать, что вы хоть кому-то подчиняетесь, – его голос, однако, звучал весьма загадочно.

– Когда нам нравится, – согласилась она.

– Вы хотите сказать, что не подчинились бы ему, если бы вам не понравилось?

Он пододвинулся поближе. Саманта поправила седло, которое служило ей подушкой.

– Нет, я имею в виду, что не стала бы носить корсет, даже если бы вы мне заплатили.

– Значит, когда ваш отец разрешил вам не носить корсет, он лишь констатировал то, что вы его и так не носите.

– Прекрасно! Глядишь, и вы скоро научитесь понимать, что вам говорят.

– Да, черт возьми! – сердито ответил он, поворачиваясь к ней спиной.

Она опять хихикнула:

– Спокойной ночи, мистер Толботт!

Он, помрачнев, проигнорировал ее насмешку.

* * *

Все стало совсем по-другому, когда на следующий день они наконец прибыли в Арипозу – захолустный старательский городок с домами, немногим лучше, чем простые хибары. Саманта все еще чувствовала себя неловко – верхом в длинной габардиновой юбке, которая, развеваясь над сапогами, открывала ее чулки. Любопытный взгляд Слоана не позволял ей искать в нем поддержки. Можно подумать, он никогда прежде не видел женских ног!

Слезать с лошади в таком наряде очень неудобно, и ей пришлось прибегнуть к помощи Толботта. Он ловко поддержал ее за талию, как если бы всегда этим занимался, и с такой легкостью спустил на землю, что у нее захватило дух. Саманта так и стояла – уткнувшись носом ему в грудь, пока он не отпустил руку, потом поморщилась. Он был выше любого другого мужчины. Она привыкла смотреть мужчинам в глаза.

Как только он отпустил ее, она быстро отступила назад.

– С чего мы начнем? – спросила девушка, чтобы заполнить неловкую паузу. Саманта плохо сознавала, где она и кто на них смотрит. Казалось, весь ее мир в эту минуту замкнулся на Слоане.

Он довольно усмехнулся:

– Я знаю, с чего бы я начал. Я бы начал с этой маленькой складки за этим ужасным корсажем. Где вы берете ваши платья? Ни одно из них вам не идет.

У этого человека просто железные нервы! Саманта потянула корсаж, стараясь разгладить складку, но платье принадлежало матери, и она недостаточно хорошо прогладила его, когда собиралась. Девушка застегнула шубку.

– Это платье матери! – вызывающе ответила она. Его брови слегка поднялись.

– Понимаю. Все эти обноски, что вы надеваете, принадлежат либо сестрам, либо матери. А собственные у вас есть?

– Я выросла из них и вообще носила их нечасто. И шить я не умею. Давайте-ка успокоимся на том, что есть. Мой гардероб – это не ваше дело, – и поспешно, чтобы он не подумал, что у нее невысокие требования, сказала: – Так с чего мы начнем поиски моего отца?

– С конюшен. У него лошадь горячая, как у вас. От них не слишком-то много толку в горах, но и тут есть люди, которые хотели бы их разводить. Такую лошадь наверняка кто-нибудь помнит.

Саманта гадала, сознательно ли он пытался задеть ее, сказав, что люди помнили скорее лошадь, чем отца, но сейчас ей не хотелось его провоцировать. Она последовала за Толботтом к конюшням, ведя своего Красавчика под уздцы.

Он оказался прав. Люди на конюшнях помнили лошадь, говорили, что видели такую здесь ранней весной, но точно сказать, когда именно, не могли. Не знали они и того, куда направлялся владелец.

Саманта вытащила миниатюрный дагерротип, который носила в кармане.

– Этот? – спросила она.

Мужчины передавали фотографию из рук в руки, хмурились, кивали и снова рассматривали.

– Похож. Прошло много времени, но вроде бы он. Ей хотелось топнуть ногой и потребовать сказать определеннее, но вместо этого она просто убрала миниатюру в карман. Если работники отдавали отчет своим словам, значит, отец покинул гору живым. Девушка нерешительно посмотрела на Слоана, лицо которого словно окаменело. Видимо, зря она считала его убийцей.

Получив подтверждение, Саманта вздохнула с облегчением. Она была столь же скверной, как и он: подозревая в способности к убийству, все же пошла на эту идиотскую сделку. Весьма неприятно, что у них гораздо больше общего, чем она была готова допустить.

– А теперь куда? – проговорила она, когда они поставили лошадей в конюшню и двинулись по городку обратно.

– В отель.

Саманта встревоженно остановилась. Подол ее юбки волочился по земле, войлочная шляпа лишь отдаленно напоминала дамский капор, но она не замечала, как на нее смотрели.

– Совсем маленький вопросик, Слоан Толботт. Если вы рассматриваете наш поход на конюшни как выполненное условие, то наше соглашение больше не работает.

Мужчина обернулся и смерил ее взглядом, и она почувствовала себя Полупинтой, как он ее называл. Он мог быть на голову выше, но оказался раза в два шире. Мышцы тотчас заиграли у него под курткой, стоило ему лишь дотронуться до нее.

Слоан взял Саманту за руку и повел вперед.

– Ваш отец мог останавливаться в отеле, – зарокотал он. – Раз уж мне приходится вам все до мелочей объяснять, оставайтесь там в комнате, пока я не разузнаю.

Естественно. Она была слишком взвинченна, чтобы рассуждать здраво. Надо взять себя в руки. Она поспешила за ним.

Портье по фотографии тут же вспомнил ее отца.

– Он старался разъяснить китайцам, работавшим на железной дороге, что их эксплуатируют, предлагал им написать коллективную жалобу. Слава Богу, что его не вываляли в смоле и перьях – все-таки страшно потерять работу!

– Он не говорил, куда собирается? – спросил Слоан, не глядя на Саманту.

– Во Фриско или в Сакраменто, я думаю. Он принял это дело слишком близко к сердцу, отыскал список администрации железной дороги и отправился куда-то к ним.

Слоан положил на стол банкноту.

– Нам нужна комната на ночь. Хокинс еще в Эмпориуме?

Портье даже не переспрашивал, а предложил им подписаться как мистер и миссис.

– Вроде. Хокинс не из тех, кому можно безнаказанно перейти дорогу.

Слоан положил перо.

– Пусть нам приготовят горячую ванну. – Он поднял вьюки на плечо и зашагал вверх по лестнице.

Саманта подобрала юбку и поспешила за ним. Нет, дело еще не сделано. Теперь надо собираться в Сан-Франциско. Люди всегда запоминали отца, так что найти его следы будет нетрудно. Они только что убедились в этом.

– Далеко ли до Сакраменто? – спросила она задыхаясь, потому что едва поспевала за широко шагающим Слоаном.

– Ваш отец мог бы перехватить администрацию на собрании директоров во Фриско, это по крайней мере день верхом. – Он повернул в коридор, нашел нужную дверь и вставил ключ.

– Может, поспешим? Сейчас еще утро. К вечеру почти доберемся до места. – Саманта была слишком озабочена, чтобы останавливаться на полпути, и, покорно следуя за Слоаном, даже глазом не моргнула, пока он не захлопнул дверь.

Только тут она дрогнула. В глазах Слоана горело желание. Она почувствовала, что ее обожгло, хотя он и руки не протянул. Вся затрепетав, она лишь плотнее запахнула шубку.

– Соглашение касалось только Арипозы. Я найму Хокинса, пусть он съездит во Фриско. – Толботт сбросил седельные вьюки.

Она подскочила как ужаленная, но так и не сняла шубки.

– Может быть, нам продлить соглашение? – осторожно спросила она, не слишком заботясь о словах, в надежде, что он поймет ее правильно.

Он с любопытством заглянул ей в глаза, затем снял с нее шляпу и провел рукой по голове, перебирая шелковистые пряди. Саманта старалась выглядеть спокойной, но ее всю трясло. Она была сама не своя и подумала, что, видимо, заболевает.

– Сорок восемь часов? – спросил он наугад.

Ее глаза расширились от ужаса. Она считала, что знает, чем мужчины занимаются с женщинами в постели, но даже лошади не могут проделывать это сорок восемь часов кряду. Она перевела дыхание и кивнула:

– После того, как доберемся до Фриско.

Он нахмурился, еще раз погладил ее по голове, затем развел ее руки в стороны. Ее шубка распахнулась, и он сбросил ее с плеч девушки. Корсаж платья Саманты не был подогнан как следует, он сидел на ней, скорее, как старый мешок, но теперь Слоан, кажется, добился своего и видел то, что хотел. Он медленно кивнул.

– Хорошо, но тогда мы должны скакать как черти. И лучше не жалуйтесь, что вы натерли себе что-нибудь, когда мы приедем.

Она не думала, по-прежнему не думала. Когда он наклонился к своим вьюкам, она поспешила к нему на помощь.

– А что насчет этой ванны, которую вы заказали?

– Пусть обслужат кого-нибудь другого. – Он распахнул дверь и устремился вниз по лестнице, Саманта едва за ним поспевала.

Она знала, что пожалеет об этом, уже жалела. Когда Слоан швырнул ключ и деньги изумленному портье, она выбежала за дверь, чтобы никто не увидел ее пылающих щек. Интересно, что думает портье об их столь кратком времяпрепровождении в номере? Не стоило гадать.

Она только что согласилась подарить Слоану Толботту сорок восемь часов за закрытой дверью, в комнате вроде той, откуда они выскочили. Девушка не обратила внимания на кровать, пока была там, но теперь эта кровать всплыла перед ее мысленным взором. Кровать не была особенно широкой, в ней уместились бы только двое, лежа бок о бок. Если мужчина был тех же размеров, что и Слоан, женщине оставалось лишь тесно прижаться к нему. Толботт наверняка это заметил. И они были бы без одежды, и он бы лежал на ней – или наоборот.

Лучше бы она умерла до того, как все это кончится. Или до того, как начнется. Еще недавно ситуация казалась весьма абстрактной теперь, когда они могли провести двадцать четыре часа в объятиях друг друга, становилась куда реальнее.

Девушка услышала за спиной шаги Слоана. Через несколько секунд он уже был рядом. Толботт молчал, но она чувствовала его дыхание. Казалось, у нее начинается крапивница: в том месте, куда он недавно смотрел, распахнув на ней шубку, ужасно жгло.

– Проследите, чтобы оседлали лошадей. Я поищу Хокинса, – прервал он наконец молчание, когда они добрались до конюшен.

Только сейчас она заметила, что даже платья не сменила. Она испуганно посмотрела на юбку. Это будет чертовски долгая дорога!

Слоан пальцами приподнял ее подбородок. Его глаза почти потеплели, когда он поймал ее взгляд.

– Мне нравится эта юбка. Она даст мне повод пофантазировать, пока мы едем верхом.

И он ушел, оставив ее всю гореть от стыда.

Глава 21

Когда Слоан вернулся, лошади были уже оседланы. Он проверил всю упряжь, с одобрением кивнул и подсадил Саманту. Она окаменела, когда он прикоснулся к ней, но времени размышлять о мелочах у него не было.

Он сознательно продлил пытку еще на сутки, но награда стоила того. Ему только надо проследить, чтобы она не злоупотребила этой маленькой уступкой снова – пока у него сохраняется такая жгучая жажда.

Он почти готов был гоняться за ее проклятым отцом по всему штату, если бы каждую ночь эта рыжеволосая колдунья делила с ним постель. Сейчас зима. Работы в такую пору ведутся не слишком активно. Какое-то время его люди обойдутся и без него. Он мог позволить себе неделю, может, даже две отдохнуть. В конце концов, ради чего он работал, как не ради денег? А они нужны, чтобы получать от этой жизни максимум удовлетворения.

Выезжая из городка вслед за ней и услаждая свой взгляд тем, как она покачивалась перед ним в седле, он почти уговорил себя. Не имело значения, что она не похожа ни на одну из тех, кого он знал. Она-таки женщина и отвечает на его призыв. Вот и все, чего ему хочется.

Но когда они ровным шагом ехали через долину, Слоан уже объяснял Саманте разные премудрости, а она с легкостью схватывала их суть, задавая все новые и новые вопросы. Она значительно лучше, чем он, разбиралась в сельском хозяйстве, и он не раз обрывал ее, когда она невольно уклонялась от темы, расспрашивая о фермах, мимо которых они проезжали. Прошло очень много времени с тех пор, как он разговаривал с равным себе собеседником. Его несколько озадачивало то, что сейчас это женщина.

О, Эммануэль Нили был великолепным собеседником – первые несколько вечеров, что он провел в поселке. Слоан отдал бы должное его уму, если бы не его слишком вольные взгляды. Но разговор с Эммануэлем был не то же самое, что разговор с Самантой. Эммануэль знал все и не интересовался чужим мнением. Саманта жадно ловила любую информацию; ее разум сравнивал вновь услышанное со сведениями, огромным количеством которых она уже обладала. С безупречной логикой она расправлялась с житейскими предрассудками, но внимательно прислушивалась к мнению Слоана, давая понять, что относится к нему с уважением.

Они все еще обсуждали противоречия между правом железнодорожных компаний прокладывать дороги ценой человеческих жизней, с одной стороны, и целесообразностью экспансии и выгодой коммуникаций – с другой, когда наконец стемнело и пора было устраиваться на ночлег. Саманта наивно отстаивала постулат, что цель не оправдывает средства, а Слоан уже помогал ей спуститься с лошади.

– Я собираюсь вас поцеловать, – сообщил он. – Расскажете мне про цель и средства, когда я кончу.

Протестуя, она открыла было рот, но он просто-напросто воспользовался ситуацией. Он обхватил ее губы своими и погрузил ей в рот язык.

Саманта едва не выскользнула из его рук, но когда пришла в себя, то ответила с такой силой, что его словно током ударило. Она догадалась обнять его за шею, и он поднял ее вместо того, чтобы наклоняться. Это было как поджаривание самого себя на открытой горелке. Но он не достиг своей цели.

Он всего лишь хотел радикальным средством прервать ее красноречие, а теперь не мог от нее оторваться. Ее незатянутые корсетом груди касались его груди, ее бедра колыхались в поисках более удобной позиции как раз в том месте, которое и так беспокоило его больше всего. Если он немедленно не оторвет ее от себя, они покатятся по земле, и им не потребуется даже одеяло, не говоря уже о кровати и чистых простынях.

Она отклонила голову, чтобы вдохнуть воздуха, и его губы скользнули по ее шее. У нее была прекрасная шея – длинная, тонкая, с легким ароматом лаванды. Вся она была вкуснее конфеты и не делала ничего, чтобы остановить его. Он видел все более соблазнительные ее местечки, но этот уродливый корсаж только прогибался под руками.

По-видимому, он расстегивается сзади. Он не имел ни малейшей возможности добраться под тяжелой шубкой до этих застежек, не поднимая всех ее тряпок. Вздохнув, Слоан признал свое поражение. Он поцеловал ее в щеку, потом в бровь и, еще раз глубоко вздохнув, оторвался и посмотрел ей в глаза.

– Может быть, нам придется ехать всю ночь. Пароходик уже отплыл, так что мы не сможем перебраться на тот берег, но если поторопиться, мы окажемся в постели уже к полуночи.

Она подняла на него глаза. Радость, которую она у него вызывала, он никогда не переживал ни с одной другой женщиной. Девушка не вспыхнула румянцем, не отвернулась застенчиво, не смеялась над ним. Она просто смотрела на него, как если бы он олицетворял собой что-то новое, изумительное и восхитительное одновременно. Слоан знал, что он очень далек от совершенства, но тем не менее ощутил восторг. Он провел пальцем по ее губам.

– Сэм?

Она покачала головой и отодвинулась.

– Ты ведь не хочешь, чтобы я натерла себе что-нибудь, – и это было все, что она сказала, поворачиваясь к нерасседланным лошадям.

Черт, теперь он мог взять ее как хотел, но для нее это будет не слишком хорошо. Он все еще был увлечен идеей научить ее наслаждаться сексом. Слоан понимал, что предложил ей трудную сделку, но хорошо бы ей получить от этого чуть больше, нежели определяется простым термином. Если Саманта решит когда-нибудь выйти замуж, она будет иметь больший опыт, чем имеет сейчас. Он отнюдь не страдал самомнением на этот счет. Он лишь имел основания считать, что знает больше, чем обычный мужчина.

– Как вы думаете, что могли эти люди с железной дороги сделать моему отцу? – осторожно спросила она на привале.

– Посадить его на тихоходный пароходик до Китая. Именно это он сам бы сделал при случае.

Она нахмурилась, не понимая, шутит он или нет.

– Они ведь не причинили ему вреда? Слоан пожал плечами.

– Люди, которые строят железные дороги, не всегда слишком покладисты, по правде говоря. Вы не можете взрывать горы и вгонять в гроб сотни рабочих, будучи одновременно внимательным и любезным. – Он взглянул на ее изменившееся лицо и пожалел о своей резкости. – Но ваш отец вряд ли значил для них больше, чем надоедливый москит, если бы только он не надумал раззвонить о своих взглядах в газетах, чтобы взбудоражить публику. Он интересовался газетами?

– Прежде никогда. – Саманта помешала маисовую кашу, которую готовила на ужин. – Он в основном изобретал. К тому же всегда имел собственное мнение и не боялся его высказывать.

– Да, я заметил. – Толботт посмотрел на нее с любопытством. – Он вряд ли одобрил бы наше совместное времяпрепровождение.

Саманта повела плечом.

– Единственное, что имеет значение, – это то, что с ним все в порядке. Вряд ли мы найдем его в Сан-Франциско. Он всегда писал письма и никогда не отсутствовал так долго. Что-то случилось. Мне надо узнать что.

– Поэтому я и нанял Хокинса. Он отправится вслед за нами. Вы дадите ему эту вашу фотографию перед нашим отъездом.

Она кивнула, и от этих печальных глаз у него защемило сердце. Не было у него больше сердца. Слоан поморщился и пошел прочь – заниматься другими делами. И времени у него не было сочувствовать таким диким кошкам.

Позднее, уже завернувшись в свое одеяло, Слоан прислушивался к ее дыханию и рисовал себе сладкие картинки их любви в том отеле. Конечно, – возвращаясь к истинной причине их совместной поездки – можно понять, как чувствуешь себя, когда твой отец исчезает навсегда. Она еще хорошо держится. Но этих Нили всегда отличала уверенность в себе. Они не нуждались в вечно понукающем маньяке, которого называют отцом или мужем. И ему нечего стыдиться того, что он делает.

Но что-то, что Толботт еще хранил глубоко в сердце, беспокоило его каждый раз, когда он видел эту неизбывную печаль в глазах Саманты. Его фантазии поблекли, и он наконец уснул.

Утро следующего дня было ярким и неожиданно теплым. Оба увязали свои теплые вещи вместе с одеялами и от души радовались солнцу. Узнав у Слоана, что сегодня они доберутся до города, Саманта вновь надела свое серое габардиновое платье. У него все еще не было возможности рассмотреть, что она носит под ним, но сегодня она надела поверх какой-то глупый розовый жакет, который по размеру соответствовал ее талии и был застегнут до самой шеи. Широкие рукава не мешали движениям, а мягкий материал скрывал слишком много, по мнению Слоана. Он хмыкнул, но ничего не сказал. Они двинулись дальше.

Он решил избегать цивилизованных мест вдоль реки, где они могли сесть на пароходик до Фриско, считая, что делает это для сохранения ее репутации. На самом деле Толботт просто хотел наслаждаться ее обществом как можно дольше.

Но к полудню они почти добрались до залива. Саманта, похоже, поняла это. Она не переставая расспрашивала Слоана об окрестностях и весьма нетерпеливо покачивалась в седле.

– Мы уже у океана? Мы его увидим?

Ему не приходило в голову, что она, вероятно, никогда не видела океана. Слоан тотчас сориентировался.

– Мы к югу от залива. Океан немного в стороне, но если хотите, подъедем туда.

– Правда? – Она посмотрела на него широко раскрытыми глазами, и Слоан не смог ей отказать.

Они свернули с основной тропы и поехали полем. Сейчас она впервые увидит большую воду в ее природном окружении, а не с причалов Сан-Франциско с их рахитичными пакгаузами и брошенными судами. Даже он отдыхал и чувствовал себя, как дома, обдуваемый океанским бризом, в окружении великолепной природы этого дикого берега.

Слоан нашел защищенное от ветра место за дюной. Пока он стреножил лошадей, Саманта побежала по песку, поднимая юбку так высоко, что он видел не только ее щиколотки, но и икры. Весьма недостойно – для человека с его-то воспитанием – напрягаться, чтобы увидеть чьи-то икры! Но с Самантой все выходило как-то само собой. Она была отнюдь не расшалившимся ребенком, но и приличной леди того круга, к которому он когда-то принадлежал, ее тоже не назовешь. И тем не менее он никогда бы не сравнил ее с этими чересчур вольными женщинами, которые были у него позднее. Она не походила ни на одну из женщин, и потому Слоан чувствовал себя совершенно свободно. Похоже, она и не возражала.

К тому времени, когда Толботт перебрался через дюну и увидел прибой, Саманта уже добежала до самой воды. Она сбросила обувь и чулки и даже свой изящный жакет, но, кажется, совершенно забыла про юбку, которую могли намочить обрушивавшиеся рядом волны. Слоан сунул руки в карманы, сдерживаясь, чтобы не присоединиться.

Чайки кричали у них над головами, и зимнее солнце блестело в ее красных волосах, а она зачарованно застыла на ветру, обхватив себя руками. Волны бились у ее ног, пенились и уползали назад. Намокший подол платья облепил ее изящную фигурку, и Слоан вдруг увидел богиню, вышедшую из морской пучины. Она была частью природы, он не мог бы отделить одно от другого, и желание его бесконечно усилилось.

Он вдруг заметил гигантский вал, который накатывал из-за линии прибоя. Саманта никогда не видела океана и не знала ничего о его мощи, но он-то знал! Он вырос в Бостоне, ходил под парусом в Атлантике и знал, что Великий океан коварен. Не знал только, как круто в глубину уходит шельф в этом месте. А Саманта вообще ничего не ведала.

Слоан огромными прыжками ринулся вперед по ползущему под ногами песку. Саманта даже не слышала его приближения. Ее глаза расширились от ужаса и посинели, как море в глубине, когда она увидела, как выросла огромная волна и как на ее гребне появилась пена. С победным криком Слоан схватил девушку в тот самый момент, когда волна обрушилась на песок, обдав их брызгами снизу доверху.

Убегая, они споткнулись и упали на твердый песок, и веселый смех Саманты до краев заполнил его сердце. Оба мокрые, дрожащие, все в песке, а она смеялась так, будто это самый счастливый момент в ее жизни. Руки девушки инстинктивно сомкнулись на шее мужчины, когда он обнял ее, и они даже не пытались подняться.

Затаив дыхание, Слоан не открывал глаз, чувствуя ее под собой.

Их соленые теперь губы каким-то образом нашли друг друга. Глаза его были по-прежнему закрыты: он боялся спугнуть момент этого невинного отступления. Волны разбивались в нескольких дюймах от их ног, но сейчас имело значение только ощущение ее близости. Слоан скользнул языком между ее зубами, ощущая пламя взаимного желания, и перестал думать о чем бы то ни было.

Она промокла насквозь, он тоже. Но мужчина чувствовал отнюдь не холод, а напряжение ее сосков и ее груди, готовые вырваться из-под мокрой материи навстречу его ласкам. Он накрыл одну из них ладонью, она застонала, чуть изогнувшись и всецело принадлежа ему. Сотрясаясь от желания, такого сильного, что едва ли можно было его обуздать, он впился в ее рот и накрыл ладонями обе груди.

Она едва слышно кричала, то ли протестуя, то ли от страсти – он не различал. Над ними шумел ветер, но он укрыл ее своим телом. Воздух пах солью и Самантой. Слоан чувствовал ее особый аромат повсюду, сладкий, свежий, – и все это было его! Ее руки застыли у него на спине, потом поползли ниже, когда он проник ей под юбку, потом конвульсивно сжали его запястье, когда он погладил ее открывшееся бедро. Ему не нужно было заставлять себя отключиться. Природа взяла свое. Это случалось так редко, что он не делал никаких усилий, чтобы прийти в себя.

Она извивалась под ним, побуждая его неистовствовать. Слоан с благодарностью почувствовал, что корсаж ослабел, когда его рука проникла под пояс через бесчисленные складки юбки. Он ощутил шелк ее кожи, на этот раз под сорочкой. Девушка застонала, но теперь он не сомневался, что она рада его руке на своей обнаженной груди.

Ее поцелуи были столь неистовы, что он не осмеливался встретиться с ней взглядом. Момент был слишком внезапный, слишком невинный, чтобы вдруг разбить его очарование немым вопросом о правде или лжи. Их тела подчинялись собственной музыке, такой же естественной, как волны, разбивающиеся о песок и скалы. Он ни за что не согласился бы нарушить эту гармонию.

Слоан развязал ее панталончики и распахнул их. Из груди Саманты вырвался сильный высокий крик, когда его пальцы толкнулись туда, куда он хотел вторгнуться силой, но лоно уже увлажнилось, и она с готовностью отвечала на малейшее его движение. Все так и должно быть. Он не сделал ни одной ошибки. Она хотела его ничуть не меньше, чем он ее.

Слоан хотел целовать ее груди, но дурацкий корсаж опять преградил ему путь. Ничего, еще будет время, когда они лягут на простыни, как он и обещал. О, какое великолепное тело, все из тонких линий и мягких кривых! Он дотронулся до соска, скользнул рукой к талии, затем погладил полные ягодицы. Она бессознательно захныкала и приподнялась, и Слоан наконец открыл глаза и увидел ее темно-красный треугольник и кожу, сверкающую, как фарфор под полуденным солнцем. Он прикоснулся к ней снова, и ее бедра разошлись, открываясь только для него, и ждать больше было невозможно. Вокруг звенел сверкающий мир, но он хотел видеть лишь то, что перед ним. Это было как наваждение. Он понимал и не сопротивлялся.

Толботт застонал и со вздохом облегчения расстегнул пуговицы на брюках, высвобождая отвердевшую плоть. Пусть ветер свистел вокруг, не важно. Он нашел гавань, в которой нуждался.

Слоан накрыл Саманту всем своим телом, ища губами ее рот, как бы для одобрения, и подразнивая соски под ее нелепым туалетом. Ее пальцы вцепились во влажную рубашку, но она не отталкивала его. Он задвигался, чтобы скользнуть между ее ног, и она приоткрыла рот, ощущая прикосновения чего-то более толстого и твердого, чем палец, тем не менее вернув ему поцелуй.

Все так и должно было случиться. Океан за ними бился о берег, оба были все мокрые – снаружи и внутри. Жар их тел прогонял холод ветра. Возможно только одно – действо еще более совершенное, нежели уже было.

Он должен был проникнуть в нее.

Очень бережно Слоан развел ее ноги. К нему вернулась способность сосредоточиваться, но он едва не утратил ее снова, когда Саманта задрожала и слегка воспротивилась. Он снова прикоснулся к ней, поискал набухший бугорок, она дернулась и застонала, а он услышал свое собственное протестующее рычание. Он не мог больше терпеть, пытка и так длилась слишком долго.

Девушка застонала и вновь задвигалась, ее бедра поднимались и опускались в естественном ритме, и чувствуя это, он задышал свободнее и легче. Толботт обнял ее рукой, стягивая другой панталоны, пока не освободил ее совсем. Юбка уже не мешала, и теперь не стоило медлить.

Он погрузился в глубину – уверенно и точно – и услышал ее пронзительный крик, когда внутри что-то разорвалось.

Слоан ругнулся. И вскрикнул сам. Но его плоть уже не могла прекратить ни это погружение, ни весь последующий ритм. Он ждал слишком долго, заплатил слишком большую цену. Не мог, не мог он остановиться.

И к его удивлению, она не воспротивилась. Приподнимаясь навстречу его толчкам, задыхаясь, когда он наполнял ее, и удерживая, когда отступал, она следовала за ним, пока он не понял, что достиг вершины блаженства.

Со вздохом сожаления Слоан вынырнул из радушного тепла Саманты и вылил свое семя в песок.

Глава 22

Саманта не открыла глаз, но ощущала, как ветер с моря студит ее лицо и обнаженное тело. Боль была настолько сильна, что она засомневалась – а только ли физическая эта боль? Какое-то мгновение девушка была слишком близка к блаженству, оно почти коснулось ее, и именно Слоан Толботт подарил ей это ощущение, поправ все принципы. Каким-то образом он проник в нее, что-то сделал с ее душой, и она никогда уже не будет той, что прежде.

Так она и лежала, слушая пронзительный крик чаек над головой и музыку океана, который мягко обрушивался на берег. Саманта не хотела знать, как выглядит в задранной до пояса юбке, как смотрится ее тело, распластанное в свободной небрежности. Слоан покинул ее. Она просто лежала и тихо умирала.

Холодный мокрый подол шлепнул ее между ног, там, где у нее все горело, и она издала такой же пронзительный крик, как и пролетавшая над ней чайка. Глаза ее раскрылись, девушка попыталась сесть, но рука Слоана придавила ее обратно к земле. Носовым платком он стал вытирать ей самое нежное место. Она, несомненно, умерла бы от смущения, если бы его движения не были столь точны. Хмурый вид и плотно сжатые губы мужчины удержали ее от вопросов.

Она видела, как двигаются его желваки, как нарастает гнев, и лениво спрашивала себя: с чего бы ему сердиться? Он практически изнасиловал ее здесь, посреди вселенной, где песок служил им постелью, а мокрая одежда прилипала к телу. Это было отнюдь не так романтично, как ей представлялось. Но странно, она ничуть не сожалела об этом, а тихо радовалась тому, что лежит здесь и слушает шорох волны, – если бы только Слоан оставил ее в покое.

Мокрое полотно рубашки прилипло к его торсу, она почти ощущала сквозь нее бугры мышц на его плечах и груди. Хорошо было бы смотреть на него без рубашки, возможно, даже касаться его. Многое было бы хорошо, но все это произошло слишком быстро.

Ну вот, она уже больше не девственна. Теперь ей стало ясно, что это значит – быть с мужчиной. Стала ли она от этого больше женщиной? Вряд ли. Саманта села и натянула юбку на колени, как только Слоан отпрянул. Она ощущала свое тело другим, открытым, ранимым и болезненным, но это все еще было ее тело. Девушка смотрела на океан и избегала его взгляда.

– Почему, черт возьми, ты не сказала мне, что девственна? – прокричал он против ветра, как если бы она не сидела рядом.

– Я не помню, чтобы ты спрашивал, – ответила она вежливо, стараясь не заражаться его раздражением. Саманта теперь вся дрожала, и наверное, не только от холода, еле сдерживая слезы. А ведь она никогда не плакала.

– Ты сказала, что знала больше мужчин, чем тебе хотелось! – Он вскочил на ноги, застегивая мокрые джинсы.

Саманта с нескрываемым любопытством смотрела на курчавые волосы, уходившие вниз по упругому животу. Она никогда не видела Толботта голым, но теперь представляла его у себя внутри. Их сорок восемь часов только начались. Она гадала, не положит ли ее неопытность этому конец.

– Мне просто не приходило в голову, что ты пользуешься библейскими определениями. – Она еще старалась держаться в рамках, но владеть собой становилось все труднее, поскольку он, разъярившись, ходил кругами, как пантера. – Вообще-то – если бы пришлось – я была бы оскорблена и, вероятно, застрелила бы тебя. Мне, видимо, следует застрелить тебя и сейчас, но я еще не поняла, оскорбляешь ли ты женщин вообще или меня в частности, полагая, что все мы знаем больше, чем одного мужчину.

Он посмотрел на нее с едва сдерживаемым бешенством.

– Что, черт меня побери, должен был я ожидать, когда ты соглашалась на условия этой проклятой сделки?!

Саманта вздохнула и встала, небрежно стряхнув песок с юбки. Если он хотел драки, она определенно могла бы предоставить ему шанс.

– Я думала, ты понимаешь, как сильно мне хочется найти отца, но теперь мне стало ясно, что такая эгоистичная свинья, как ты, вообще не может понять этого. Пора в дорогу – или ты хочешь еще поваляться на песке, чтобы доказать свою мужскую доблесть, перед тем как мы тронемся?

Слоан посмотрел на нее так, будто хотел ударить, и она на шаг отступила. Девушка запуталась в подоле и споткнулась; он, подхватив ее за локоть, не дал ей упасть.

Он почти наступал ей на пальцы, и Саманте надо было запрокинуть голову, чтобы увидеть его лицо. Ее груди вспыхнули – там, где касались его рубашки, и она теперь имела представление, что значит этот внезапный огонь между ног, оказавшихся в такой близости к его чреслам. Она поспешно отступила назад, но он крепко держал ее за руку.

– Не прикидывайся, будто только я хотел этого. Ты была со мной каждую секунду. – Он прищурился, взглянув на корсаж и заметив, как выступают ее соски под прилипшей мокрой тканью. – Ты и сейчас не прочь начать все сначала – так же как и я.

Она перевела дыхание, ощутив приятное пощипывание где-то внизу, и изумилась, увидев, как набухли ее груди. Она уже инстинктивно качнулась к нему и не удержалась, чтобы не взглянуть на то место, где он прятал свои мужские секреты. Затем еще раз перевела дыхание и подняла голову. Брюки были слишком тесными и изношенными, чтобы скрыть его желание.

Она вырвалась из его рук и, подхватив юбку, направилась к песчаной дюне.

– Начнем с поисков отца.

Слоан в несколько прыжков оказался рядом и, обхватив ее за талию, приподнял над землей. Саманта прилипла к нему, как только его рот нашел ее губы и начал свою пытку. Проклятие, достаточно одного лишь касания губ, и она превращается в полужидкий пудинг! Она коснулась его языка своим, и он опустил ее на землю.

– Тогда мы найдем постель, – прохрипел он почти у ее рта. Их глаза встретились. – И в любом случае – я холост.

Саманта облизнула губы и сказала:

– Я бы не вышла за тебя, даже если бы ты был последним мужчиной на земле.

– Хорошо, договорились. А теперь едем.

Он повернулся и пошел через дюну, отнюдь не галантно предоставив ей одной ковылять по сыпучей поверхности. На вершине холма она остановилась натянуть чулки и обуть сапожки. Слоан уже проверял снаряжение и готовил лошадей.

Как это чертовски хорошо, что ей свойственна романтичность, и грубость Слоана Толботта не отзывается в ней немедленным протестом. Он был, конечно, груб и жутко неотесан, но он же вынул ее шубку и бросил ей, чтобы она не тряслась от холода, он предложил ей не спешить, чтобы при желании она ехала в седле боком. Видимо, во искупление того, что они вместе сделали.

Саманта не нуждалась ни в каких уступках. Она сама вскочила в седло, только слегка поморщившись, когда заносила правую ногу за широкую спину своего жеребца. Боль напомнила ей о толщине предмета, которым он в нее проник. Она терпеть не могла хныкать, к тому же он прав – она сама хотела всего этого, и боль ее так же нормальна и естественна, как облака в небе. И потому незачем заострять на этом внимание.

Но он предпринял-таки меры предосторожности, как и обещал, чтобы не было никаких нежелательных последствий. Мало знать, что это не самое благоприятное время для зачатия. Случались ошибки, а с таким человеком, как Слоан, нельзя позволить себе ошибиться. При этом следующий раз наверняка неизбежен, а времени для ошибок вполне достаточно.

Саманта дала себе волю немного пофантазировать, убаюканная покачиванием совершенного торса Слоана на передней лошади. В следующий раз на них, возможно, не будет столько одежды. Она вспыхнула, пытаясь представить его голым. Лежащим на ней. Представить оказалось нетрудно. Правда, ей хотелось именно видеть его так, а не только воображать.

Странно, почему Слоан Толботт наводил ее на все эти дикие размышления. Ему было явно наплевать на нее – за исключением, может быть, только того, что она позволила… Разница в возрасте и в жизненном опыте внезапно показалась ей огромной. В его глазах она была не более чем глупая девчонка, пусть и вполне зрелая физически. Впрочем, себе она вовсе не казалась желторотым птенцом. Но в одной области, к которой они теперь имели общий интерес, у него, конечно, преимущества были. Тут уж ничего не поделать.

Она стала рассматривать окрестности, по которым они проезжали, – от совершенно дикой природы до все более цивилизованных пригородов Сан-Франциско. Они уже были на дороге не одни. Вот почтовый дилижанс, обгоняя фургон, заставил его прижаться к обочине. Возница выругался и потряс кулаком. Саманта видела, как солнце вдалеке сверкает в ряби океана, как покачиваются суда в гавани. Над невысокими домами, которые теснились на горизонте, стлался темно-коричневый дым, закрывая вид на залив.

Когда они уже проезжали по городу, Саманта примолкла, оглушенная экзотическими запахами, звуками и зрелищами, с которыми сталкивалась впервые в жизни. По узким улочкам бегали китайцы, запряженные в двухколесные тележки, как если бы они были вьючными животными. Бриз приносил с собой запах тухлой рыбы, смешивая его с непривычными запахами из соседних домов, на которых висели вывески с чужими буквами. Саманта вытянула шею, чтобы лучше видеть, но надо было не отстать от Слоана, и она заторопилась.

Их окружали кирпичные дома. Отец писал о больших пожарах в былые времена, но и следов их не было видно на этих внушительных сооружениях. Мужчины во фраках и цилиндрах прогуливались по улицам в компании женщин в дорогих манто и шикарных кринолинах. Никто не обращал внимания на мужчину в грубой одежде горца и женщину в потрепанной юбке, ехавших верхом по обочине.

Ей надо переодеться в собственное платье, решила Саманта, когда Слоан остановился перед импозантным зданием с вывеской «ОТЕЛЬ». Через его двойные двери входили и выходили респектабельные деловые люди. Она не видела ни одной женщины, которая проходила бы через этот портал.

Видя, что Саманта не слезает с лошади, Слоан подошел и помог ей. Рука на ее талии не разрешила проблемы, а лишь напомнила, чего от нее ожидают, когда они останутся одни. Девушка вздрогнула и попробовала обратить внимание на жалкое состояние своей одежды.

– Я выгляжу нелепо, – прошептала она.

– Когда это тебя волновало? – бросил он грубо. – Мы никого здесь не знаем. Кому интересно, как ты выглядишь?

Да, конечно, но мужчине этого не объяснишь. Она покорно запахнула шубку, чтобы скрыть мятый корсаж. Затем, к изумлению Слоана, взяла его под руку и позволила ввести себя в холл.

Он оказался еще более роскошным, чем она ожидала. Девушка старалась не смотреть на сверкающую газовую люстру над головой, а отражение в зеркале позади конторки заставило ее поморщиться. Слоан, как и в прошлый раз, заказал горячую ванну, но сейчас она не сделала прежней ошибки и не запротестовала: конечно же, перво-наперво надо привести себя в порядок.

Носильщик тут же подхватил их вьюки. Ошеломленная такой роскошью, Саманта, сжимая руку Слоана, тем не менее всем своим видом давала понять, что давно уже привыкла и к коврам в холлах, и к перилам красного дерева.

Когда они наконец остались одни в номере с массивной латунной кроватью, с голубой бархатной драпировкой, с гардеробом, который, вероятно, был доставлен сюда через Магелланов пролив, Саманта глубоко вздохнула и попробовала вернуть себе былую отвагу. Комната оказалась вдвое больше той, куда он привел ее в прошлый раз, но это не имело значения. Слоан Толботт, похоже, заполнял собой любую комнату, в которую входил, и только его она видела в настоящую минуту.

Мужчина небрежно бросил на кровать свою овчину и стал рыться в вещах, каким-то образом прекрасно вписываясь в великолепную обстановку.

К тому времени, когда стук в дверь известил, что ванна готова, Слоан уже вынул из мешков чистую одежду. Взглянув на Саманту, как будто только что заметив ее присутствие, он заявил:

– Я иду мыться, затем отправлю несколько записок, а уж потом мы начнем опрашивать людей. Я распоряжусь насчет еды в номер во время моего отсутствия.

Ей стало спокойнее – оказывается, он не имел в виду принимать ванну прямо здесь и вместе с ней, но то, что ее вовсе сбрасывали со счетов, Саманте не понравилось.

– Ты надолго?

Он неопределенно пожал плечами и открыл дверь.

– Пока не сделаю все, что считаю нужным. Я вернусь к обеду.

Он бесстрастно посмотрел на ее мятое платье.

– Это твое единственное платье?

В этот момент клерк втащил большую медную ванну, а две горничные принесли ведра с водой. Саманта, беспокойно озираясь по сторонам, ответила:

– У меня еще есть шерстяное. Редко какое платье можно носить без обруча и китового уса.

Он коротко кивнул:

– Хорошо. Я пошлю за чем-нибудь поприличнее. Я собираюсь встретиться с администрацией железной дороги, и хорошо бы ты пошла со мной.

Он исчез прежде, чем Саманта сообразила, о чем идет речь, и она недоумевающе уставилась на дверь. Он, кажется, собирается нанести визит в могущественную дирекцию железной дороги? Значит, протащит ее через всю эту мясобойню? Похоже, да. Но то, что он пошлет за чем-нибудь поприличнее, – тут она, наверное, чего-то не поняла. Не мог же Толботт иметь в виду ее одежду!

Он, должно быть, говорил о приличной еде. Что ж, она проголодалась до смерти. Но сначала надо принять ванну. Горничные наконец наполнили ее и исчезли. Ее семья была вполне уважаемой, не из бедных, но слуг у них никогда не было. Мать всегда готовила сама, а Саманта и младшие помогали по дому. Белье они раз в неделю носили в стирку за плату, были еще люди, которые работали на конюшнях… Она не знала, как разговаривать со служанками, но они, кажется, ничего и не ждали.

Уже раздевшись, Саманта вдруг испугалась, что Слоан может вернуться, но желание вымыться пересилило страх. Все у нее болело, повсюду ощущалась грязь, а ей хотелось пахнуть розами и лавандой.

Еду принесли, когда она смыла с себя всю боль и пыль последних двух дней. Еще влажные волосы она забрала в полотенце и завернулась в покрывало, чтобы открыть дверь, но горничная ничуть не удивилась. Она, наверное, видела и кое-что похлеще.

Саманта подала ей мятое платье из своего вьюка и спросила, можно ли его погладить. Горничная уверила ее, что вернет наряд немедленно. Довольная собой, Саманта села за стол и стала с наслаждением есть. Интересно, отчего у нее такой зверский аппетит – от свежего океанского воздуха или от новых впечатлений?

Девушка поймала себя на том, что прислушивается к шагам в коридоре. Теперь, чистая и умиротворенная, она вдруг задумалась, каково это – быть с ним в постели, когда оба совсем голые. Сама мысль об этом обжигала. Если ей предстояло провести в объятиях мужчины только сорок восемь часов, то для того, чтобы набраться опыта, не следовало терять ни минуты.

Но никто так и не прервал ее трапезу. Она вытащила из багажа белье и стала медленно одеваться, стараясь убить время. Но стоит ли сейчас мять другое платье? Саманта выглянула на улицу. Никаких признаков Слоана.

Раздался стук в дверь – видимо, вернулась горничная с отглаженным платьем. Сделав гримаску своему бледному отражению в оконном стекле, Саманта повернулась и пошла открывать.

В номере один за другим появились коридорные в красных фуражках и с коробками в руках, выложили свою ношу на кровать и удалились.

Глава 23

Саманта из угла в угол металась по покрытому ковром полу. Ее новый кринолин качался на ней раздражающим колоколом, задевая то кровать, то платяной шкаф. Зеленый шелк, шурша на изогнутых обручах, хвостом шелестел за ней по ковру. Кружева были рассыпаны по всему лифу, украшали просторные рукава и гармонировали с кружевами нижнего белья, скрытого акрами юбки.

На ней были чулки из тончайшего шелка и открытые домашние туфли. Только об одной вещи не позаботился этот проклятый человек – о корсете, но платье, очевидно, было приспособлено, чтобы носить его без такой модной детали. Саманта не спрашивала себя, как удалось Слоану в такой короткий срок организовать покупки. Уже сам факт достаточно говорил об их взаимоотношениях с местной портнихой.

Она никак не могла понять, что раздражало ее больше – то, что он не интересовался, подойдет ли ей платье, или то, что считал ее женщиной, с которой можно расплачиваться туалетами. Ей хотелось выцарапать ему глаза и швырнуть ему в лицо мятое платье, но ведь он обещал помочь разыскать отца, и все это, видимо, просто один из его способов добиться цели.

Когда Слоан наконец появился, Саманта уже едва могла говорить. Она запустила в него кашемировой шалью баснословной цены, и он одной рукой схватил ее за запястье, другой открывая коробку с перчатками.

– Что с тобой, черт возьми? – Он перехватил ее вторую руку, когда она замахнулась кулаком.

– Ты! Кто ты, по-твоему?! Кто, по-твоему, я? Где ты взял всю эту изысканную сбрую?! И почему, черт тебя подери, ты решил, что я должна это носить?! – Саманта почти визжала, все еще пытаясь вырваться и ударить его.

Слоан прижал ее трясущиеся руки к ее же талии, удерживая их одной рукой. Она не видела, что ее обруч съехал в сторону и другая его рука легла ей под грудь, как бы невзначай поглаживая платье.

– Я должен был догадаться, что чертова маленькая ведьма не оценит моих усилий. Тебя волновало, как ты выглядишь, и поэтому, полагаю, тебе гораздо удобнее появиться перед самыми влиятельными людьми в штате в воскресном платье своей матери, которое тебе не по росту?

– Что в этом плохого? – фыркнула Саманта, решив схитрить. Ее шерстяное – без нижних юбок – платье висело на ней мешком. В нем хорошо было чистить лошадей, а не встречаться с важными людьми, которые могли что-либо знать об отце. Она попробовала локтем отпихнуть руку Слоана.

– Ну ладно, ты можешь надеть свое платье, когда мы вечером пойдем обедать. Но сейчас нет времени переодеваться. Совет соберется сегодня в полдень. Мы приглашены.

Саманта, раскрыв рот от изумления, уставилась на него. Он сумел добиться приглашения на совет Железнодорожной компании! Но как?

Слоан в свежевыглаженном сюртуке и рубашке со сборками, искусно завязанном галстуке и шелковом жилете выглядел просто красавцем. Он был выбрит и даже подстрижен. Саманта тихо выругалась: она согласилась переспать с человеком, который заполучил бы любую женщину, стоило лишь пальцем поманить! Вне всякого сомнения, он разочаруется в ней.

В ответ на затянувшееся молчание глаза Слоана сузились.

– В чем дело? Я плохо выгляжу? Удивленная этим его беспокойством, Саманта прищурилась и покачала головой.

– Нет, конечно, нет. Ты выглядишь замечательно. Я только… ты… – она закрыла глаза и вздохнула. Она не находила слов, чтобы объяснить это. Она его совсем не знала – только начала узнавать. И никогда не узнает настоящего Слоана Толботта.

Он приподнял пальцами ее подбородок и торопливо поцеловал. Саманта снова подняла голову, и он пробормотал:

– Мы обсудим это позже, когда все наши наряды окажутся на полу.

Боже, как он сказал это! Она задрожала, и ей захотелось немедленно все с себя сбросить. Желание, видимо, читалось у нее в глазах, потому что взгляд Слоана стал таким, что девушка вмиг воспылала. Мужчина с явным сожалением вынужден был шагнуть в сторону.

– Хорошо еще, черт побери, что сюртук длинный! – несколько загадочно сказал он, поднимая и подавая ей шаль.

Саманта сделала вид, что не понимает смысл сказанного, и поплыла к выходу. Но на пороге не удержалась и бросила быстрый взгляд на его брюки. Сюртук скрывал все интересное.


Совет Железнодорожной компании собрался в элегантно обставленном зале одного из банков. Саманту со Слоаном препроводили сюда, к людям, которым суждено было преобразовать континент, и Саманта попыталась оправдать оказанную ей честь. Однако она быстро разобралась, что перед ней самые обыкновенные мужчины.

– Рады вас снова видеть, Толботт, – сказал один из них, с темными бакенбардами, когда они вошли. – Полагаю, ставки ваших рудников сейчас достаточно высоки?

Саманта старалась держаться учтиво и незаинтересованно, но уличить Слоана в очередной лжи было неприятно. Он ведь утверждал, что владеет лишь маленьким ртутным рудником! Правда, надо было догадаться, что в таком случае не нужен целый поселок горняков.

– Думаю, в перспективе лесоразработки выгоднее горнорудного дела, – сдержанно ответил Слоан. – Я хотел бы, джентльмены, представить вам мисс Саманту Нили, друга семьи.

Саманта вежливо наклонила голову и постаралась приятно улыбнуться этой группе акул большого бизнеса, которые смотрели на нее так, как если бы она была бифштексом, означенным в меню. В дальнем углу кто-то из бизнесменов слегка нахмурился – Саманта не сомневалась, что человек узнал ее имя.

– Отец мисс Нили исчез после того, как покинул мою территорию. Мы добрались сюда по его следам. Его взгляды часто входят в противоречие с общепринятыми, но он талантливый изобретатель. Мы решили, что кому-то из вас он мог оказаться полезным. В свое время он проявлял интерес к Железнодорожной компании.

Это был хороший дипломатический ход. Саманта увидела, как рот человека, сидевшего на дальнем конце стола, сердито задрожал. Она могла бы поклясться, что злости в нем гораздо больше, чем у Слоана, а это кое-что да значило.

Слоан назвал им имя отца. Саманта должна была рассказать всем этим людям, какой он замечательный, но увидела, что они не только не стали бы ее слушать, но уже приняли решение. Они не собирались ей ничего говорить.

Когда Слоан закончил, человек с бакенбардами произнес:

– Ваш отец, похоже, один из тех, кого компания могла использовать в другом месте, мисс Нили. – Успешно отделавшись от Саманты, он посмотрел на Слоана. – Он мог предложить способ проложить рельсы через перевалы без использования этой чертовски, извините за грубость, дорогой снегозащиты. Но, к сожалению, я его не встречал.

Неясно, лгал ли именно этот человек, но все другие лгали уже своим молчанием. Они просто закивали головой в знак согласия, тем не менее атмосфера в зале несколько накалилась.

Слоан взял ее под руку, чтобы проводить к выходу, но Саманта неожиданно мягко заговорила:

– Мой отец – благородный и великодушный человек. Он может высказывать нелицеприятные для иных вещи, но никогда не причинил вреда ни одной живой душе. Моя мать и сестры очень обеспокоены его исчезновением. Дядя же мой умер, когда вел нас сюда, чтобы найти его. После него остался сын, который теперь не получает надлежащего мужского воспитания. Если вы чем-нибудь можете помочь или что-нибудь слышали, умоляю, дайте нам знать. Я никогда не оставлю своих поисков и не брошу это дело.

Слоан ущипнул ее за руку, но она проигнорировала его, обводя долгим взглядом всех поочередно.

Кто-то смотрел в сторону, кто-то более или менее сочувственно, но совершенно незаинтересованно. Третий поглядывал на часы. Взбешенная, она круто повернулась и вышла.

– Черт, Сэм, ты не должна была так говорить! – ворчал Слоан, когда она шла через вестибюль к выходу. – Теперь они будут шпионить за нами!

– Хорошо. Может быть, они попытаются избавиться от нас, как от отца, и тогда мы точно узнаем, где он.

– У нас нет никаких доказательств даже относительно того, что они были с ним знакомы. – Слоан крепко взял ее за локоть.

Завтра здесь появятся синяки. Она взглянула на эти живые наручники, потом на его упрямо сжатые челюсти.

– Конечно, они знают его: я видела их лица. Хорошо бы вернуться и подслушать, что они говорят.

– Значит, хочешь неприятностей? Эти люди не достигли бы такого положения, если бы всегда оставались вежливыми.

Она мрачно посмотрела на него.

– Тебе-то уж лучше знать!

Слоан стиснул ее локоть и притянул к себе поближе.

– Как бы мне ни хотелось этого, но я не убивал твоего отца.

Саманта знала это. Иначе не сделала бы того, что сделала. И не собиралась бы повторять снова. Она покраснела и отвернулась. Они подошли к отелю.

– Так-то лучше, – проворчал Слоан. – Продолжай в том же духе, и у нас все будет нормально.

– Я собиралась убить тебя, когда в первый раз подъезжала к поселку, Слоан Толботт, – едва ли не прошептала Саманта, пересекая вестибюль, – и теперь думаю о том же.

Он быстро взглянул на нее, и она вспомнила, что кто-то и впрямь пытался его убить. Но девушка немедленно прогнала эту мысль: того человека уже нет в живых.

– Вы низкая лгунья, мисс Нили. Может быть, вы и хотите меня убить, но не об этом вы сейчас думаете. Вы думаете, долго ли я буду тянуть, прежде чем снова залезу к вам под юбку.

Саманта развернулась, чтобы залепить ему пощечину, но он перехватил ее руку: не ровен час оба потеряют равновесие и покатятся вниз по лестнице. Они только-только добрались до комнаты, а голова ее уже кружилась. Однако еще не стемнело, и с этим стоило повременить.

– Нам еще надо кое-что поспрашивать на конюшне, – напомнила она ему, – и во всех отелях.

Слоан вынул из кармана ключ и открыл дверь в номер.

– Здесь десятки конюшен и сотни отелей. Именно для этого я и нанял Хокинса. – Он подтолкнул ее к открытой двери.

– Но еще рано! Еще много можно дел переделать. Она чуть отступила и пропустила его вперед. Слоан закрыл дверь и сунул ключ в карман.

– Еще много дел, согласен, и можно приступить здесь и прямо сейчас.

Он стянул сюртук и бросил его в кресло, не отрывая глаз от Саманты.

Она уже таяла, а он даже не коснулся ее. Почему она всегда считала его глаза ледяными? Сейчас они горели, как раскаленные угли. Она опустила взгляд на его руки. Он расстегивал жилет.

– Слоан, ты же обещал. – Она удивилась, что произнесла эти слова шепотом, и едва успела пошевелиться, как жилет отправился вслед за сюртуком, и ее взору предстала мощная рельефная грудь.

– Я обещал помочь тебе найти твоего отца и делаю это. Я использовал все свои связи, чтобы получить приглашение на этот сегодняшний совет. Я задавал множество вопросов самым разным людям в городе, кто мог бы встречать твоего отца. Я нанял Хокинса. Теперь больше делать нечего – только ждать.

На лице его прекрасно читалось, чем именно они будут заниматься во время этого ожидания. Саманта перевела дыхание. Поддаться порыву там, у океана, – это одно, а спокойно, на трезвую голову снять платье – это совсем другое. Насколько ее разбирало любопытство, что он будет делать с ней в этой постели, настолько же она не могла сознательно пойти на это.

– Пора готовиться к обеду, – нервно заметила девушка, – ты же меня пригласил.

– Я передумал. – Слоан сел в кресло и стал стягивать ботинки. – Тебе помочь снять платье?

– Нет. Да. Я… – она не могла говорить. Он бросился на помощь.

Она задохнулась, когда он, подхватив ее одной рукой, быстро расстегнул ряд крючков у нее на спине. Чудесный атлас осел и упал под ноги. Она неловко шевельнулась, а Слоан уже стаскивал широкие рукава с ее плеч и искал ленты, которые скрепляли юбку и кринолин. Вся конструкция соскользнула на пол, оставив ее лишь в коротких панталончиках, сорочке и чулках.

Слоан стоял сзади, но Саманта знала, чего он жаждал. Она почти чувствовала его испепеляющий взгляд на своей полуобнаженной груди. Он купил этот чертов шелк только для этого, теперь ясно. Девушка прикрылась руками, но напрасно. Его ладони немедленно накрыли ее пальцы и развели их в стороны. Она почувствовала, как мужские руки скользнули по ее груди, и вздрогнула.

– В этот раз все будет гораздо лучше, Саманта. Когда я войду в тебя, ты не захочешь меня останавливать.

Она не хотела останавливать его и в прошлый раз, просто-напросто потеряла стыд. Не сдерживала его и сейчас. Слоан гладил ее груди, приподнимая их, лаская, заставляя соски набухать, трепетать и жаждать еще более нежной ласки. Когда он наконец развязал ленточки и коснулся ее тела под сорочкой, она была едва жива.

– Ну же, Саманта, не сопротивляйся. Доверься мне. Это совершенно естественно между мужчиной и женщиной.

Он говорил так мягко, что она едва различала слова. Его пальцы нашли ее соски и, не стесняясь, играли ими.

Она стала дрожащим сгустком нервных окончаний, тем не менее зная, что он еще и не начинал.

Мужчина осторожно прикусил зубами мочку ее уха. Пока одна его рука ласкала ее грудь, другая скользнула вниз, поглаживая живот и опускаясь ниже. Когда он, наконец, проник ей пальцами между ног, она запрокинула голову и издала глухой стон.

Его губы сомкнулись вокруг соска, и Саманта вскрикнула от наслаждения.

Через мгновение она лежала на спине поперек кровати, глядя, как Слоан срывает с себя рубашку.

Глава 24

У Слоана была широкая грудь, вся в золотисто-бронзовой мышечной броне, но Саманта ее уже видела. В свое время перевязывала ему плечо, на котором теперь виднелся грубый белый шрам. Отныне все стало по-другому. Она не могла оторвать взгляд от шелковистых волос, которые причудливым образом шли от одного его соска к другому и, смыкаясь посередине, спускались вниз.

Внутри у нее все похолодело, когда она увидела, что он расстегивает брюки. На ней не было ничего, кроме нижнего белья, и она, распростертая на постели, как бы звала его… И не делала ничего, чтобы остановить.

Это Слоан Толботт, напоминала она себе. Человек, который вынудил отца уйти из поселка, человек, который заставил ее носить платья, который клял ее последними словами и преследовал – и сделал безумной в ответ на свои требования.

Но это она лежала здесь, наблюдая за его действиями. Последняя пуговица была расстегнута, брюки полетели на пол. Она ощущала себя пьяной, хотя не выпила сегодня ни капли вина. Как в тумане она видела только красоту стоявшего перед ней обнаженного мужчины и чувствовала сладкую жажду там, куда звала.

Он поднял ее как пушинку, откинул покрывала и положил на прохладные простыни. Но как только он лег рядом, она перестала замечать их свежесть, потому что вмиг запылала.

Он наклонился к ней и поцеловал. Она закрыла глаза, предаваясь мириадам ощущений, которые вызывали его касания. Его губы были нежными и жадными, и она ответила ему тем же. Язык, проникший в ее рот, был горячим и желанным, требовательная рука на ее груди заставляла задыхаться при нежном нажиме.

Его поцелуи просто плавили ее, она не помнила, как он снял с нее сорочку, но отметила, когда поцеловал сосок. Она едва не вскрикнула от наслаждения и, когда он поднял голову, подставила для ласки вторую грудь.

Его губы блуждали по всему ее телу. Как-то незаметно исчезли панталоны, на ней оставались еще чулки, но они ничему не препятствовали. Его руки уже ласкали ее бедра, рот, казалось, требовал каждого дюйма ее кожи. Когда он опустился ниже, она вцепилась ему в волосы, готовая в любой момент взорваться. Ненасытный и неудержимый, он нагнулся, чтобы поцеловать ее между ног, и она совершенно потеряла голову.

Ее тело скручивалось и выгибалось, она повторяла его имя – до тех пор, пока он наконец не приподнялся и не накрыл ее собой. Саманта и не знала, что ее глаза закрыты, пока он не велел ей открыть их. Девушка посмотрела наверх, смутилась и увидела над собой тяжелую челюсть Слоана. Потом встретила его горевший желанием взгляд. Больше ей ничего и не требовалось.

Ее взгляд скользнул по его широким плечам. Вот он приподнялся на локтях, и она незаметно для самой себя раздвинула ноги. Теперь мужчина был у самого лона, но она звала его глубже. Вся затрепетав, Саманта опустила глаза: отсюда он напоминал ей жеребца из ее фантазий.

– Посмотри сюда, Саманта. Я хочу, чтобы ты видела, что это я, а не кто-то другой, кого ты вообразила. – Его голос был жестким, она заставила себя посмотреть ему в лицо.

Она никого и не воображала, кроме Слоана Толботта. Это читалось у нее на лице, и он довольно улыбнулся. Когда же его рот снова нашел ее губы, мужчина потребовал того, что стало ей известно совсем недавно, и женщина изогнулась ему навстречу.

Она вскрикнула, когда он вошел в нее, но ее крик заставил его только действовать настойчивее. Он наполнил ее, растянул до пределов и начал двигаться, пока она не подчинилась тому же ритму.

Это было ни на что не похоже. Он полностью овладел ею, и себе она больше не принадлежала. Саманта стала любимой и желанной, и это Слоан Толботт желал ее! Они с ним теперь составляли единое целое, и надвигалось что-то такое, чего она инстинктивно пыталась достичь.

А затем она взорвалась, как гигантский шар, и разлилась роскошными волнами. Женщина слышала, как Слоан застонал, почувствовала его конвульсии и не позволила ему выйти. Только не сейчас: она жаждала его всего!

Она с наслаждением ощутила поток его семени: многовато для мастера по контролю над зачатием! Усталая, она погрузилась в полудрему, уловив, что Слоан был еще рядом с ней, внутри нее, вокруг нее… Его тяжесть собирала ее, распавшуюся на части, воедино.

Через некоторое время они проснулись и опять любили друг друга, только нежнее. На этот раз он чем-то обернул свою плоть – чтобы не надо было выскальзывать, но ощутив определенное неудобство, оба махнули рукой. Не имеет значения! Достаточно и одной ошибки, а она уже была сделана.

Где-то на этом сладком пути они распорядились насчет доставки обеда в номер. Обернувшись простынями, любовники сначала утолили жажду, и цыплята успели остыть, когда очередь дошла до них.

Это было как наваждение… Стоило Саманте лишь взглянуть на Слоана, как он уже знал, чего она хочет. Женщина касалась его небритой щеки – и он целовал ее, целовала его в плечо – и через мгновение он укладывал ее на спину. Она не протестовала, она сознательно делала это. Ей, как и ему, не хотелось терять время попусту.

И она не щадила его – пока тело не начинало саднить и жечь, но щетина его была тут ни при чем. Она совершенно расплавилась, лежа рядом с ним и наполняясь его дыханием. Он был огромным, это ощущалось даже на такой широкой кровати. Он полностью закрывал ее своим телом. Первый раз в жизни Саманта чувствовала себя защищенной.

И она уснула.

Когда любовники проснулись, был почти полдень. В комнате пахло сексом, лавандой и вином, открытым прошлой ночью. Слоан приподнялся на локте, и она почувствовала себя маленькой, и совсем уж малышкой, когда он накрыл рукой ее грудь.

– Нам надо встретиться с Хоком. Я думаю, не в твоих интересах позволить ему погулять денек-другой?

Он откинул простыни. Она увидела великолепное мужское тело уже проснувшимся, готовым к новой близости. Она тряхнула головой, не веря своим глазам. Они встретились взглядами, и ее затопила волна чудесных переживаний. Вряд ли Слоан чувствовал то же самое, но ей казалось, что в глазах его застыли раскаяние и желание. И что-то еще, какая-то нега, быть может…

– Конечно, не в моих интересах, но не уверена, что в состоянии подняться, – пробормотала девушка, извиняясь. Если они выйдут отсюда, второго шанса может уже не представиться. Она должна была ему еще ночь, но опыт учил, что хорошее редко повторяется.

Во всем облике Слоана читалось невероятное удовлетворение. Он пробежался пальцами по ее шее.

– Прости. Я и забыл, что ты совсем новичок. Ты замечательная, понимаешь? – И запечатлел на ее губах поцелуй, прежде чем она успела ответить.

– Может быть, еще раз? – прошептала она, когда он поднял голову, обвила его руками за шею и страстно прильнула к нему.

– Весьма сожалею, но для твоего же блага нам надо встать. Пусть твое раздражение пройдет до вечера. – Толботт вылез из постели.

Саманта чувствовала, как возбуждает его, такая пресыщенная и обнаженная, на смятых простынях… Один его взгляд заставлял ее трепетать, но и ей – стоило чуть-чуть пошевелить бедрами, как огонь страсти вспыхивал в глазах Слоана. Ей нравилась такая власть над ним, и эту власть можно было усилить.

Но и ожидание, вероятно, бывает не меньшим наслаждением. Она села к нему спиной и натянула на себя простыни.

– Мы можем вернуться, как только переговорим с Хоком, – сказал он.

Его слова прозвучали так же, как слова Джека, когда тот хотел что-то выманить у нее лестью. Это был триумф – если бы она не желала того же.

Внутри у нее все сжалось, едва она поняла, что страсть может и не пройти. Что тогда? Что они станут делать, когда вернутся на гору?

Она гнала от себя эти мысли. Конечно, им надо очень надоесть друг другу следующей ночью. Но как долго вообще можно заниматься любовью? Только у животных брачный период бывает раз в году, хорошо бы так случилось и с ней. У нее просто никогда не было мужчины, и она наверстывала упущенное. Естественный ход вещей, конечно же, скоро положит этому конец.

Саманта удалилась за ширму и вытерла тело. Слоан перебросил туда ее одежду. Она показалась ей чужой – так же, как казалась чужой вчера вечером ее собственная кожа. Она должна бы испытывать смущение, а вместо этого была готова ко всему, что сулил новый день.

Слоан широко улыбнулся, когда она вышла из-за ширмы. Ее рука потянулась к волосам, но он перехватил руку и сам пригладил ее густые локоны.

– Если все рыжеволосые женщины такие же страстные, я, пожалуй, отныне ограничусь только рыжими.

Ей захотелось ударить Слоана, но она лишь оттолкнула его и направилась к двери.

– Осторожней, Толботт. Я готова к ленчу. Он схватил ее за бант сзади.

– Я не против, если ты хочешь остаться для меня единственной рыжей, но будет трудновато скрыть это от поселка.

– Как же, размечтался! Мы же заключали сделку, вот ночью ее и завершим.

Он ласково коснулся ее шеи, пока она открывала дверь.

– Это будет не так легко сделать, – пробормотал он со смешком, и они вышли в коридор.

Саманта проигнорировала его замечание – именно что легко! Всю свою жизнь она жила без Слоана Толботта, проживет и дальше. Она просто полюбопытствовала, и только. Что ж, любопытство было удовлетворено, и все кончилось. Она могла бы отправиться обратно в горы хоть сейчас, если бы не задолжала ему еще ночь.

Они делили ленч с человеком, которого Слоан звал Хок. Саманта подумала, что облик этого следопыта и впрямь соответствует его имени.[2] Его крючковатый нос и высокие скулы говорили об индейском происхождении, похоже, в его жилах текла и испанская кровь. Он загорел до черноты, но смуглым был от природы.

Его темные, почти черные глаза настороженно горели. Хок явно предпочел бы говорить только со Слоаном, но Саманта не привыкла быть чем-то вроде пустого места. Когда она задала ему какой-то вопрос и он ответил только Слоану, она постучала ложечкой по стакану. Он удивленно поднял на нее глаза.

– Вы не сможете найти моего отца, если не допускаете, что у него есть дочь. Слепой здесь бесполезен.

Ни один мускул не дрогнул на лице Хока.

– Слепой человек иногда видит то, чего не видит зрячий, но я не слеп. Если вы похожи на отца, я найду его в любой толпе.

– Она чертовски похожа на отца, но тебе лучше заняться им, а не ей. Сейчас сходим на конюшни, и ты посмотришь жеребца. У ее отца такой же, очень заметный. – Слоан отодвинул стул и встал, подавая руку Саманте.

– Сначала я отведу тебя обратно в номер.

– Я пойду туда, куда захочу, а хочу я – на конюшни. – Саманта, придержав обруч кринолина, встала из-за стола. Хок был уже на ногах и наблюдал за ней, гадая, мышь она или кошка.

Очевидно, решив, что ссориться на публике неприлично, Слоан молча взял ее под руку и вывел на улицу.

В конюшнях Саманта сразу же прошла прямо к стойлу Красавчика. Конь не позволил потрепать себя по холке, а требовательно подтолкнул ее руку. Девушка совсем размечталась.

– Надо было принести ему яблоко!

Слоан нахмурился, увидев, что она приблизилась к горячему жеребцу. Такие лошади запросто откусят палец или ухо! Он схватил ее за руку и отвел на безопасное расстояние.

Хок, стоя у выхода, с любопытством смотрел на сокровище Саманты. Видя, как свободно она обращается с великолепным животным, он заинтересовался и, вытащив из кармана кусок сахара, протянул его жеребцу.

Красавчик тихо заржал и с готовностью принял угощение.

– Я никогда не видел ничего подобного! – с восторгом сказал Хок, поглаживая грациозную шею коня. – Ваш отец таких разводил?

Саманта пожала плечами.

– Давным-давно. Перед войной, когда он стал больше интересоваться военным снабжением, я сама занялась этим. Жеребец отца – родной брат этого.

Хок еще раз погладил коня, испытующе взглянув на Саманту и Слоана. Слоан властно придерживал Саманту сзади, загораживая собой от опасной близости к животному. Хок едва сдержал улыбку, но, в конце концов, их отношения – не его дело. Он одобрительно похлопал коня по шее.

– Животное – это такой же ключ к поискам, как и портрет, что вы мне дали. Я бы выследил вашего отца куда быстрее, если бы жеребец был со мной.

Саманта вздрогнула, как от выстрела, и с несчастным видом посмотрела на Хока, потом на Слоана. Толботт развел руками.

– Леди ценит своего коня и не хочет его лишаться.

– С ним ничего не случится! – Хок взглянул на Саманту. – Я оставлю в залог своего. Он так же хорош в горах, как этот – на равнине. Я буду обращаться с ним как со своим братом и верну его, как только сделаю дело.

Она не хотела уступать Красавчика. Во имя отца она поступилась девственностью, правда, сделала так потому, что хотела, – значит, никакой жертвы. Красавчиком пришлось бы пожертвовать.

Скрепя сердце она углубилась в торг.

– Я бы хотела взглянуть сначала на вашу лошадь, чтобы убедиться, что с Красавчиком будут обращаться достойно.

Слоан неодобрительно покачал головой, но Хок согласился. Не его учить, как обращаться с лошадьми!

День уже таял. Саманта в конце концов согласилась на обмен. Лошадь Хока была хороших кровей, крепкая и ухоженная. Сделка стоила того, если бы в результате нашелся отец.

За несколько последних месяцев она торговалась и уступала за вознаграждение многое из того, что знала прежде и ценила. Она была совсем не той Самантой, которая когда-то уехала из Теннесси. И ко многому оказался причастным человек, который шел сейчас рядом.

Она посмотрела на Толботта. Он тоже был необычно молчалив. Вряд ли он понимал, как сильно ей хочется найти отца. Возможно, он вообще не знал, что значит беззаветно любить. А может, он должен благодарить судьбу, что не знал этого?

Слоан Толботт, такой красивый и умный. Странно, если он до сих пор не знал любви, но может, так оно и было? С ним явно нелегко каждому, кого он приблизил к себе. Она легонько погладила рукав его тонкого шерстяного пальто. Он удивленно посмотрел на нее.

– Спасибо за помощь, – сказала девушка мягко. И хорошо, что сказала: так стараться, получив от нее такую малость?! Она могла бы и так согласиться, не торгуясь, но не стала об этом говорить.

– Не стоит благодарности. Я получил, что хотел. И надеюсь только, что твой чертов отец стоит того, чем ты поступилась! – грубо буркнул он, даже не взглянув на девушку.

Большего она и не ожидала. Слоан Толботт, видимо, просто не знал, как выразить искренние чувства.

Мужчина толкнул двери отеля, пропуская ее вперед. Поправляя кринолин и платье, она вдруг почувствовала, что Слоан на миг окаменел, сжав ее руку до боли. Она почувствовала какую-то вспышку ярости, еще не видя его лица, и, перехватив его взгляд, едва не вскрикнула от испуга.

К ним направлялся док Рэмси, отставив в сторону руку и улыбаясь недоброй улыбкой.

Глава 25

– Вот и славно! Я так и думал, что вы здесь, Толботт. – Док Рэмси отвесил насмешливый поклон, когда Слоан отказался пожать протянутую ему руку. Он обернулся полюбоваться Самантой: – И вы, мисс Нили. Не помню, чтобы видел это платье прежде. Очень вам идет. Уверен, что ваша добрая матушка будет довольна.

Саманта, казалось, была совершенно ошеломлена этой встречей, и Слоан поблагодарил небо, что она молчала. Он вообще-то не рассчитывал встретить здесь кого бы то ни было, кто знал ее. Понятно, что совместная поездка компрометировала девушку, но без доказательств никто не мог бы о них судачить. А теперь, увидев ее, поднимающуюся с ним по этим ступеням, Рэмси имел в своем распоряжении все доказательства.

Слоан размышлял. Было бы слишком грубо сразу дать понять, что Саманта принадлежит ему. Кто-либо другой, может быть, не придал бы этому значения, но невозможно было бы ошибиться, если бы он стал защищать свою собственность. Вот только Саманта могла не поддержать этого его мужского права. Она и ее мамаша были из одного теста.

Он определенно не хотел использовать единственно возможную альтернативу, которая приходила на ум, но выбора не было.

– Рэмси, если ты не перестанешь вожделенно смотреть на мисс Нили, я приму это как оскорбление того места, где живет ее отец, и сломаю тебе нос. – Он повернулся к Саманте. – Почему бы вам не подняться к Дженни и не освежиться немного? Я сказал брату, что мы встретимся с ними у пристани. – Он вложил ключ от их номера ей в руку.

Она взглянула на него как на умалишенного, но взяла ключ. Потом сделала реверанс, поздоровалась с Рэмси и удалилась вверх по лестнице.

На мгновение сбитый с толку обилием информации, Рэмси, однако, быстро оправился. Циничная усмешка тронула уголки его рта.

– Нашли ее отца, да?

– Не твое собачье дело! Мы говорили с людьми, которые знали его. Теперь, если тебе больше нечего сказать, я должен распорядиться насчет транспорта. – Слоан повернулся, как если бы собирался уходить. Возможно, он смутил проклятого доктора, и тот не будет больше выслеживать их. Возможно, здесь есть черный ход, и ему удастся незаметно проскользнуть наверх. Но, черт бы подрал этого Рэмси, пропускать из-за него эту последнюю волшебную ночь?!

Судьба распорядилась иначе.

– Портье сказал, вы зарегистрировались здесь на ночь. Зачем вам идти на пристань в такой час?

Слоан стиснул зубы и позвал портье.

– Затем, что мисс Нили остановилась у моего брата и его жены. Теперь ты удовлетворен, Рэмси?

Толботт приказал портье нанять экипаж и привести лошадей из конюшни. Рэмси пожал плечами:

– Как вам будет угодно. Не знал, что тут у вас брат.

– Мало ли чего ты не знаешь! Я не собираюсь в угоду тебе рассказывать о них. – Слоан кивнул и зашагал прочь с видом занятого человека, и отнюдь не того, который собирался провести следующие двенадцать часов в постели с красавицей. Рэмси чертовски повезло, что его не пристрелили на месте.

Свернув за угол, Слоан закружился вокруг здания в поисках другого входа. Подлец Рэмси наверняка просидит в этом вестибюле, дожидаясь следующего акта пьесы. Слоан не удивился, что доктор нашел его: он ведь всегда останавливался в этом отеле. Но зачем доктор его искал? Вряд ли это было простым совпадением. Рэмси редко покидал гору, а когда покидал, обычно посещал магазины Арипозы, но не Фриско.

Обнаружив за домом черную лестницу, Слоан с облегчением вздохнул. Возможно, им все-таки не придется съезжать. Рэмси видел, как он вышел через главный вход, а Саманта поднялась по лестнице в противоположном направлении. Док не сможет ничего доказать, если девушка не спустится вниз, разве что станет ждать всю ночь. Вряд ли.

Слоан побежал наверх, перепрыгивая через ступеньки. Если ему повезет, он застанет Саманту уже в нижнем белье. Надо было купить ей еще одно шелковое платье, с более открытым вырезом, до самой сорочки. Ей, совсем юной, с полной грудью, чертовски пошло бы вечернее платье. Конечно, у нее высыпали веснушки на открытых солнцу местах, но тело было белым, как сметана. Одна только мысль о ее белой высокой груди будила в нем дьявольское желание.

Он постучал в дверь, и Саманта осторожно приоткрыла ее и поспешно отступила назад, чтобы не заметили из коридора.

Девушка переоделась в свое дорожное габардиновое платье и, ускользнув от него, подошла к окну. Он чуть не лопнул от досады. Может, ему удастся убедить ее, что здесь безопаснее?

– Я видела, как привели наших лошадей. И подумала, что ты готов к отъезду. – Ее голос звучал как-то издалека и немного печально.

Слоан подошел к ней сзади и обнял за талию. Хрупкая девушка тотчас затерялась в объятии. Он коснулся подбородком ее затылка.

– Мы наверняка обведем его вокруг пальца. Я распоряжусь, чтобы лошадей увели обратно.

Он был благодарен ей уже за то, что она не вырывалась, но Саманта кивнула на улицу внизу:

– А эти, которые выходят из салуна, – не твои ли рудокопы?

Переходя улицу, они что-то горланили друг другу, узнав его лошадь. Хорошо еще, что там не было жеребца Саманты! Слоан признал поражение.

– Сейчас справятся обо мне у портье. Пожалуй, лучше убраться отсюда, пока они не затянули серенаду.

Толботт начал увязывать вьюки, и она обернулась, неотступно следуя за ним своими огромными синими глазами, которые настигали его даже во сне.

– Как они здесь оказались – в разгар рабочей недели?

– Будь я проклят, если понимаю! Должно быть, Рэмси пронюхал. Он буквально сверлил меня глазами, хотя я и дал ему понять, почему ты здесь. Он просто пригнал своих собутыльников – для смелости.

Что ж, вполне правдоподобно. Какое-то напряжение между Самантой и Рэмси ощущалось со дня их приезда в поселок. И доктор странным образом взял женщин под защиту, даже несмотря на противодействие Слоана. Саманте не нравилась сама мысль, что Рэмси заботился о ее репутации, но именно этой туманной мыслью, зародившейся в пропитом мозгу, возможно, он и руководствовался.

Она сложила чудесное платье – подарок Слоана – и с сожалением покачала головой. Его, вероятно, не упакуешь в седельный мешок. Она подняла глаза. Он как-то странно проговорил:

– Я попрошу горничную упаковать его и отошлю брату, если хочешь. Или просто оставлю его здесь.

Глаза Саманты немного расширились. Слоан Толботт скрывал свои чувства под этим напускным равнодушием! Она прижала платье к себе, когда он взялся за ручку двери.

– Я хочу сохранить его, – прошептала она, не в силах вымолвить больше ни слова.

Он повернулся и кивнул, хотя взгляд его остался непроницаемым.

– Тогда я отошлю его.

Толботт вышел не оглядываясь, а Саманта неизвестно почему почувствовала легкую тошноту. Он потратил пропасть денег на это платье! Конечно, он был бы задет, если бы пришлось его здесь оставить. И нечего копаться в мелочах!

Тем не менее мелочи оставались. Пришла горничная – забрать платье, потом портье – за багажом. Она последовала за ними вниз, потом через вестибюль, сделав вид, что не замечает Рэмси, который прикрылся газетой. Перед ним стоял стакан. Непонятно, куда делись рабочие? Должно быть, Слоан отделался от них.

Толботт ожидал снаружи, у покачивающегося экипажа, который где-то нанял. Саманте хотелось, чтобы на ней было элегантное платье, а он подавал ей руку, как знатной леди, которая направляется на бал. Нили никогда не имели экипажа. Дома, в Теннесси, сельские дороги были слишком разбитыми, чтобы разъезжать по гостям в экипажах, поэтому использовались фургоны. Она откинулась на сиденье, всем своим видом давая понять, что для нее экипажи не в новинку.

Слоан проверил упряжь, поклажу и уселся рядом с ней. Когда они тронулись, Саманта заметила, как док Рэмси поспешил к двери, чтобы убедиться, что они отбывают. Эх, если бы с ней сидела загадочная Дженни! Но что толку об этом думать – мать знала про их вояж со Слоаном. Ей нечего было скрывать, кроме той ночи откровенной страсти.

– Куда мы теперь? – прошептала она, когда повозка загрохотала по узким, холмистым улицам к заливу.

– К моему брату, – виновато отозвался Слоан. – В городе слишком мало приличных отелей, и потом, я не хочу, чтобы Рэмси нас преследовал.

Охваченная противоречивыми чувствами, Саманта все же справилась с собой.

– Я думала, ты все это сочинил – насчет брата.

– К сожалению, нет. Мой брат Мэттью и его жена Дженни владеют ранчо в долине. Остановимся у них на ночь, чтобы подтвердить нашу версию.

– К сожалению? – Саманта вопросительно подняла брови.

Слоан нахмурился:

– Они стараются соблюдать приличия и спят теперь раздельно.

Она так и знала. Откинувшись на сиденье, девушка старалась разобраться в хаосе своих эмоций. Ей бы радоваться, что их сделка неожиданно завершилась, так нет же, ей казалось, что кто-то вторгся и разрушил их идиллию. Жаль, она еще не успела хорошенько исследовать мужскую стать Слоана. Ладно, хватит об этом.

На причале Слоан провел оседланных лошадей на пароходик. Из трубы уже шел дым, и Саманта поспешила за ним. Она еще надеялась, что они задержатся в городе, цеплялась за какие-то мнимые возможности, но в неумолимых глазах Слоана сверкало одно лишь «нет».

Он держался довольно официально, а когда суденышко отчаливало от берега, предложил сойти вниз – укрыться от холодного ветра, но Саманта никогда прежде не плавала на пароходах. Конечно, это был довольно сомнительный пакетбот, но он плыл по большому заливу и ей не хотелось лишать себя удовольствия.

Слоан прислонился к рубке: руки в карманах, взгляд устремлен на воду. Он, наверное, огорчен тем, что его обманули при сделке. Она уже готова была вернуться в отель Арипозы, если бы он захотел, но решила дать ему помучиться немного дольше. Для его же блага!

Она очень удивилась, когда Толботт облокотился о поручни рядом с ней.

– Рэмси не станет держать язык за зубами, – сказал он без выражения. – Я зарегистрировал нас как мистера и миссис. Каждый идиот в поселке вообразит себе бог знает что!

Саманта повела плечами.

– Ничего не поделаешь. – Девушка едва ли была столь беззаботна, просто она не видела выбора. Решение принято, придется жить с этим.

– Ты, видимо, чего-то недопонимаешь, – Слоан прислонился к борту и скрестил руки на груди. – Они решат, что ты теперь доступна каждому, пока я не научу их думать иначе. И единственно правильный выход из этой ситуации – вернуться обратно со мной.

Интересно. Саманта повернулась и подняла глаза. Суровое, мужественное лицо Слоана, как всегда, ничего не выражало. Тому, кто не знал его, могло показаться, что он высечен из гранита, но Саманта помнила желание в этих ледяных глазах. Помнила эти твердые губы, которые могли сделаться нежными под ее поцелуями. Он был таким же мужчиной, как и всякий другой, только ни в чем не знал меры.

– Я родилась не вчера, Слоан Толботт. Мне почти двадцать пять, и я более чем способна о себе позаботиться. Я не собираюсь становиться ничьей любовницей по такой ничтожной причине!

Он выругался, но взгляд его оставался таким же непреклонным.

– Это не ничтожная причина. Единственное, что предотвращало возможные изнасилования последние несколько месяцев, – это слишком явная порядочность и респектабельность вашей семьи. Стоит только уважению исчезнуть, как каждая из вас станет игрушкой в руках любого взвинченного жителя поселка.

Саманта подняла брови.

– А жить с тобой – значит вернуть себе репутацию?

– Мое оружие обеспечит защиту. Мужчины сторонятся меня.

Она вдруг до боли почувствовала эту его тупость. А она ведь едва не поверила, что он умеет думать!

Жить в его мужском поселке Слоан Толботт женщинам не позволял, но от свободной женщины в постели он бы не отказался. Нет, она ни о чем не жалела.

– Ты очень любезен, но у меня есть мое собственное оружие. И для меня значительно важнее, что думает обо мне моя семья, чем кучка похотливых самцов. Так что я отклоню твое предложение.

Он стиснул зубы и вцепился в поручни.

– Я знал, что ты скажешь это. Мы можем сделать вид, что женаты, когда вернемся. Скажешь своим, что я оказал тебе честь. Я не из тех, кто по сто раз женится, так что тебе не будет нужды ревновать. Мы чертовски подходим друг другу в постели. И сможем справиться со всем этим.

Саманта была так изумлена, что не сразу и нашлась с ответом. В молодости она часто фантазировала, как мужчины будут делать ей предложение, но никогда ей не приходило в голову ничего подобного. Хорошо, что она давно забыла о тех мечтаниях и теперь была опустошена.

– Не представляю, как я могла бы отказаться от такого лестного предложения, – произнесла она сухо, собравшись наконец с мыслями. – Но я все же откажусь. Я не стану твоей… – она с усилием произнесла слово, которое никогда не слетало с ее губ, – …шлюхой.

Слоан вздрогнул, как если бы она выстрелила, потом мрачно уставился на нее.

– Выбирай выражения! – Он опять посмотрел на залив. Солнце уже садилось, воздух стал прохладнее, но берег оказался совсем рядом. – Ты рассчитывала выйти замуж не больше, чем я жениться, разве не так? Ты хотела свою чертову долину, сад и лошадей. Я могу это понять. То, что произошло между нами в постели, не может повторяться слишком часто. Но не так-то легко отказаться от этого, как ты думаешь. Если бы не люди вокруг, ты давно бы уже лежала на палубе с задранной юбкой.

Саманте захотелось сбросить его за борт. Если бы он не задел ее за живое, она и сама бы задумалась. От себя не убежишь. Она стояла здесь и надеялась, что еще до того, как их высадят на берег, он что-нибудь придумает насчет сегодняшней ночи. Хоть бы он обнял ее, прямо сейчас! И одновременно ей хотелось двинуть его прикладом ружья.

– Ты тоже умеешь подбирать выражения. – Сарказм относился к ним обоим, но она с удовольствием отметила, что он поморщился. – А где искать мою долину, ты знаешь точно так же, как я.

– Да, я знаю, как ее найти. У меня также есть деньги, чтобы строиться там, когда мы ее найдем. – Толботт сильнее вцепился в поручни, пока пароходик маневрировал, чтобы причалить. Они только зря тратили время на разговоры.

Саманта вздохнула. Пароходик толкнулся о причал.

– Стыдно сказать, но ты почти убедил меня. Если бы я была воспитана по-другому. – Она пожала плечами. – Но этого не будет. Я не опозорю свою семью. Не опозорю своих детей, которые у нас, возможно, появятся. Я просто собираюсь вести это сражение сама.

– Твоей семье не обязательно что-нибудь знать, и у нас не будет детей, – мрачно сказал он, выпрямляясь и наблюдая за разгрузкой. – Я, черт побери, никогда не захочу никаких детей!

– Зато ты знаешь, черт побери, как заставить женщину вожделеть, не так ли? – И, подобрав юбку, Саманта шагнула на сходни.

Глава 26

Проклиная сосущую боль под ложечкой и упрямство Саманты, Слоан разгружал лошадей. Одновременно он поглядывал на свою разгуливавшую по причалу подругу – «шлюху», как она изящно выразилась. Что ж, «любовница» – немногим лучше. Она была его женщиной, и он намеревался сохранить такой порядок вещей. К тому же у них не осталось выбора, сколько бы она ни возражала.

Смеркалось, но Саманта беззаботно бродила по пристани, словно не замечала огненных взглядов полдюжины мужчин, включая Слоана. Может, по привычке считала, что выглядит как они, хотя на ней не было даже ее проклятых джинсов. Некоторые из этих мужчин готовы были наброситься на любую юбку. Привлекательная Саманта, безусловно, будоражила их.

Привлекательная Саманта! Проклятие! Ему надо подумать. Этакая кошечка в юбках… Только потому, что она была так обманчиво невинна… Черт, она и была невинна!

Совсем взбесившись от этих мыслей и чувствуя, что только растравляет себя, Слоан проверил подпруги и пошел к девушке. Он не станет больше искать ей подходящую характеристику. Она просто Саманта, Сэм, женщина, которая так оглушительно хороша в постели, что он и думать забыл о других, услугами которых, несомненно, воспользовался бы, не будь здесь ее.

Саманта не разговаривала с ним – и слава Богу: не отвлекала. Ему надо было заставить ее передумать – до того, как они вернутся в поселок, и ее молчание давало ему время пораскинуть умом. Маленькая глинобитная церковь, которую он увидел на площади, направила его мысли в новое русло.

Слоан посмотрел на Саманту. Потом на церковь. И дело сдвинулось с мертвой точки.

Это, конечно, нечестно, но жизнь показала, что женщины всегда ведут нечестную игру. Таким способом он защитил бы и себя и ее одновременно. Он постарался бы быть с ней искренним, не бросал бы слов на ветер. Она бы постоянно была под рукой. Пусть делает то, что хочет, она ему не надоест, поскольку не похожа на других женщин. Саманта наверняка бы не стала совать свой нос в его частные дела. А уж он-то не обманется относительно подоплеки их отношений! Никогда еще у него все не складывалось так замечательно!

С его точки зрения, цель оправдывала средства. Саманта наверняка не согласилась бы, но она никогда ничего не узнает.

Конечно, прежде, чем совершить это нечистое дело, ему надо преодолеть главное препятствие – убедить Саманту. Но он найдет способ! И к тому времени, когда они подъезжали по узкой дорожке к ранчо брата, Слоан уже что-то безмятежно насвистывал.

На стук открыла горничная. Пока они дожидались хозяев, Саманта переминалась с ноги на ногу, искоса поглядывая на него. Прекрасно! Надо вывести ее из равновесия, и тогда, вероятно, у него появится шанс справиться с задачей.

Наконец, благоухая дорогими духами и шурша юбками, вышла Дженни и тотчас бросилась Слоану на шею.

– Сколько лет! Ты даже не предупредил, что приедешь! Входите, входите, – она с любопытством посмотрела на Саманту, ожидая, когда Слоан представит ее.

– Дженни, это Саманта Нили. Ее семья приехала в поселок несколько месяцев назад. Сэм, это Дженни Монтгомери, жена моего брата.

Незачем было даже смотреть на Саманту, чтобы уловить ее любопытство относительно несовпадения фамилий. Именно поэтому он назвал фамилию брата без предупреждения. Толботт знал, что она не будет задавать вопросов на людях.

– Добро пожаловать, мисс Нили! Будьте любезны, входите. Зная отвратительные привычки Слоана, могу себе представить, как вы устали с дороги. Позвольте предложить вам кофе. – Дженни тотчас отдала распоряжения горничной. Она с живейшим интересом переводила взгляд своих темных глаз с Саманты на Слоана.

– Где Мэтт? – с места в карьер начал Слоан. У него не было никакого желания самому предлагать себя в ощип.

Дженни неопределенно махнула рукой:

– На конюшне, с одной из кобыл. Говорят, кобыла без его помощи не ожеребится.

Слоан тихонько охнул, видя, как живо Саманта среагировала. Что ж, пожалуй, лучше не вмешиваться.

– Как ты думаешь, он будет возражать, если я пойду посмотрю? Мы продали своих кобыл, когда уезжали.

Слоан спрятал усмешку, когда рот его благовоспитанной родственницы закрылся секундой позже, чем это предписывалось нормами приличия. Овладев собой, она вопросительно вздернула брови. Он пожал плечами.

– Я выйду с ней, покажу дорогу. – Он и не подумал извиняться за не слишком светскую просьбу Саманты. Ему тоже лучше было на конюшне.

– Я не обидела ее? – прошептала Саманта, когда они в темноте пробирались к конюшне.

Слоан сунул руки в карманы и пожал плечами.

– Вероятнее всего, она просто умирает от любопытства. Мы же ничего ей не рассказали. Я не так уж часто появляюсь здесь с женщинами.

– Понятно.

Он выбрал правильный тон в ответ на ее сухие замечания и едва не усмехнулся. Должно быть, ее задело за живое, но она не собиралась ворчать. Очко в ее пользу.

В конюшне было темно и холодно, и только в угловом стойле кто-то подвесил лампу и разжег печь. Слоану было куда интереснее наблюдать за Самантой, чем за лошадью, и он пропустил ее вперед. Приход сюда вполне оправдывал поспешное бегство из дома.

На испачканной кровью соломе в последнем стойле лежала кобыла, ее удерживали двое. Никто не поднял голову посмотреть на вошедших, оба «ветеринара» полностью сосредоточились на взмыленном животном, которое изо всех сил старалось дать жизнь потомству.

Однако, когда Саманта опустилась на колени рядом с ними, мужчины все же подняли головы. Тот, у кого были светлые волосы, обернулся и удивленно посмотрел на Слоана, затем – с еще большим изумлением – на женщину рядом, которая спросила:

– Заднее предлежание?

– Захватил ногу, – коротко ответил Мэттью. Он повернулся, когда кобыла опять напряглась, стараясь вырваться.

Слоан облокотился на жердь у стойла.

– Она владелица такого жеребца, который побьет любого из твоих работяг, Хвастун. Говорит, вырастила его сама.

И Мэтт, и Сэм недовольно посмотрели на него. Слоан же ничего не мог с собой поделать – он стоял и улыбался.

– Если ты не можешь помочь, катись отсюда, маменькин сынок! – сердито пробормотал Мэттью.

– У меня рука поменьше. Дайте-ка я помогу. – Саманта отбросила свой жакет куда-то в сторону.

Мэттью посмотрел на нее как на сумасшедшую, Слоан же поймал жакет и повесил его на жердь.

– Разреши ей. Она редкая зануда.

– Совсем как хорошо известный мне тип.

Кобыла захрапела, дернулась и попробовала перевернуться. Мэттью схватил ее за ноги и переглянулся со своим помощником, который держал голову лошади. Тот неохотно кивнул. После этого молчаливого обмена мнениями он отодвинулся в сторону.

– Вы испортите себе платье, – предупредил он, – хотя в этом случае Слоан запросто купит вам новое. По этой части он большой мастак!

Слоан готов был поклясться, что услышал, как Саманта пробормотала: «Не сказала бы», – но никто этого не заметил. А может, ему показалось или он прочитал ее мысли.

Он видел, как бережно она погрузила руку, как если бы имела дело с новорожденным младенцем, и Слоан почувствовал легкую тошноту. Он привел ее сюда подразнить брата и никак не рассчитывал, что ему напомнят, кем он был, кем мог бы быть и кем больше не был. Он весь напрягся, сопереживая девушке и стараясь удержаться от желания изменить ситуацию.

Лошади – это не люди, напоминал он себе, даже если одна из них и не выживет… Но Толботт не мог оторвать лихорадочного взгляда от Саманты, которая настойчиво выводила перепачканного кровью новичка в этот холодный, враждебный мир. Кобыла негромко заржала и брыкнула от боли, но Мэттью с конюхом крепко держали ее. И липкий, скользкий новорожденный жеребенок оказался в руках у Саманты.

– Получилось! У вас все получилось! Благослови вас небо тысячу раз, кто бы вы ни были! – Мэттью в экстазе опустился на колени, обнял девушку и поцеловал, любуясь, как жеребенок норовит вернуться к материнскому теплу.

– Она – моя, спасибо, что напомнил об этом, – заметил Слоан, присоединяясь к остальным.

Держа на руках дрожащего жеребенка, Саманта, сияя, посмотрела на Слоана:

– Ну разве он не прекрасен? Разве он не самое великолепное зрелище на свете?

Она была перепачкана кровью, слизью и потом, ее платье было безнадежно испорчено. Да еще это уродливое длинноногое создание, слишком слабое, чтобы стоять… Слоану стало не по себе от болезненных воспоминаний, которые внезапно нахлынули на него.

Когда-то он говорил те же самые слова, но они относились отнюдь не к лошадям. И эти слова не встречали такой сияющий взгляд, которым лучилась сейчас Саманта.

Испугавшись, что звезды в ее глазах померкнут от его словно окаменевшего лица, Слоан опустился рядом и погладил жеребенка. Мэттью тут же подвинул его поближе к матери.

– Он прекрасен, это так, но кое-кто здесь еще прекраснее!

Изумление, с которым Саманта встретила его слова, заставило Слоана снова улыбнуться. Она так искренне воспринимала одобрение, что это доставляло ему искреннее удовольствие. Толботт нагнулся и поцеловал ее в нос.

– Ну, ну… Я имел в виду кобылу. Ты – в полном беспорядке.

Она двинула ему кулаком по плечу, парируя насмешку:

– А вы – лжец и нахал, Слоан Толботт! Я бы ни за что не стала больше разговаривать с вами, если бы не знала, что это только вас обрадует. Поэтому – не дождетесь!

Смех Слоана начисто смел улыбку с лица его брата. Тот вытирал руки о чистую солому и глядел, как они отряхивают друг друга.

– Не знаю, кто вы, мэм, но я готов платить, если вы проведете здесь с Мальчиком одну-две недели. Буду брать с тех, кто придет смотреть.

Саманта вытерла руки о тряпку, которую он ей протянул.

– Тогда, клянусь, вам придется заплатить мне больше денег, чем сумеет напечатать правительство.

Слоан продолжал посмеиваться, глядя, как они пикируются друг с другом.

– Познакомься: Саманта Нили, выдающийся комик. Сэм, это мой брат, Хвастун, а тот, на соломе, его верный напарник Педро.

Саманта наклонила голову.

– Рада познакомиться с вами. Извините, что не могу сейчас пожать вам руку. – Она обменялась поклоном и с конюхом, который все еще возился с лошадью. Потом критически осмотрела новорожденного и повернулась к светловолосой копии Слоана. – Насколько я понимаю, вы – Мэттью. Слоан ни единым словом не обмолвился о вас.

Слоан произнес:

– Тс-с-с! Язычок, мисс Нили! Мы бы не хотели показывать, что мы с гор, не так ли?

Она не сводила глаз с его брата.

– Почему бы вам не пристрелить его на месте? – спросила она совершенно искренне.

Мэттью заулыбался, рот его растянулся до ушей. Слоан оперся о столб и скрестил руки на груди. Он и сам готов был пристрелить их на месте. По всей видимости, он напрасно привез сюда Саманту.

– Он крупнее меня, – отозвался Мэттью, шевельнув плечом, – и его не было поблизости, когда я уже вырос, чтобы ткнуть его побольнее. Что разумная женщина вроде вас делает в его компании, осмелюсь спросить?

– Страдает, – ответила она коротко. Затем, повернувшись к Слоану, Саманта наконец снизошла до него. – Теперь мне надо вернуться и вымыться. Ваша помощь мне не требуется, если вы предпочитаете продолжить вашу милую встречу.

– Дженни, несомненно, упадет в обморок, когда увидит тебя. Я пройду с тобой, чтобы поднять ее с пола. – Слоан оторвался от столба и недвусмысленно посмотрел брату в глаза. – И попрошу не забывать, что я тебе сказал. Руки прочь!

Саманта неприязненно посмотрела на Толботта:

– Только тот, кто испачкан так же, как и я, может прикасаться ко мне. Так что держите ваши руки при себе, Мальчик!

Раскатистый хохот Мэттью провожал их до самого выхода. Слоан хотел было принять вызов немедленно и взять ее на руки прямо здесь и сейчас, но сообразил, что результатом такого порыва будут только удар в пах и перепачканная одежда. Он уже осознал, что именно беспокоит Саманту, и понял, что, как только стал получать от нее то, что хотел, в их отношениях началось полное сумасшествие. Впрочем, чего он определенно не хотел – так это надоесть ей. Впервые за десять последних лет он почувствовал томление ожидания.

– Ты собираешься ловить этих проклятых диких лошадей, как твой отец? – спросил он, отбрасывая сантименты в сторону. – Если так, то я возьму обратно свое обещание насчет долины.

– Я найду долину сама. Мне бы только дожить до весны.

Она все еще дулась на него. Надо было найти способ помириться.

– Я могу купить тебе настоящих лошадей, чтобы выращивать их здесь.

Она посмотрела на него своим особенным взглядом и ответила, что не поверит сказкам такого болтуна. Слоан схватил ее за плечи и заставил остановиться.

– Я знаю, что говорю, Саманта! Нам будет хорошо вместе. Увидишь, дай только срок.

Она повернулась к нему, и Слоан увидел луну, отраженную в бездонной синеве. Он мог бы прямо сейчас утонуть в этих глазах, если бы не умирал от желания.

Толботт весь напрягся, как только ощутил в своих руках ее хрупкие плечи.

Быстрее, чем кто-либо из них мог об этом подумать, Слоан впился в ее губы страстным поцелуем.

Как же безропотно она отдалась на волю его рук! Покачивалась в объятиях без единого звука, губы ее опять таяли, потом приоткрылись, и он проник в сладкую глубину. Ее язык ответил его проискам, и словно электрический разряд ударил его в чресла. Он не мог бы вспомнить, вызывала ли когда-нибудь любая другая женщина в нем такие же чувства. Саманта была так доверчива и так невинна!

Как же он проведет эту ночь без нее? Она непременно должна быть в его постели! Сомнений на этот счет больше не было.

Слоан немного отстранился, совершенно не отдавая себе отчета в том, насколько испачкан его костюм. Контрастируя с бледным лицом в лунном свете, ее волосы горели величественным алым огнем на холодном ветру. Он нежно погладил ее по щеке и остро почувствовал, что отдал бы ей все, что давным-давно было у него отнято! Вместо этого он прошептал: – Выходи за меня замуж, Сэм.

Глава 27

Замуж?! За него?! Саманта отстранилась и пристально взглянула ему в глаза, пытаясь уловить в его словах шутку, цинизм или просто глупость. Нет, она не ослышалась. Может быть, правда, не так поняла?

– Я всегда восхищался тем, что вы думаете, прежде чем ответить что-либо стоящее. Но сейчас вы слишком медлите, мисс Нили. Но и я слишком долго думал над этим, – внезапно напомнил он.

А она всего лишь усмотрела на его лице тень неопределенности. Но, возможно, это был лишь обманчивый лунный свет. Неопределенность была несвойственна Слоану Толботту. В самом деле, в его словах и просьбы-то не было, они скорее напоминали команду. Саманта не знала, по этой ли причине или по какой другой, но она решила не принимать его предложение всерьез.

– Да, наверное, вы слишком долго думали. Поэтому я сразу же хочу предостеречь вас от возможной ошибки. Я ведь уже говорила, что вам нет никакой нужды брать меня замуж. Это не входит в условия сделки. Ну а теперь можете с облегчением вздохнуть, и давайте пойдем поспим немного.

Она было направилась к дому, но Слоан крепко схватил ее за плечи.

– Никакого облегчения я не чувствую. Это очень серьезно. Я думал об этом весь день, это единственный выход. Поверь моему опыту. То, что мы чувствуем, скоро не пройдет. Это что-то вроде цепной химической реакции, которая будет бесконечно продолжаться, пока мы что-нибудь не придумаем. Я не нахожу никакого удовольствия в том, чтобы красться по ночам к твоему окну под носом у твоей матери. Я слишком стар для таких глупостей. И хочу видеть тебя в своей постели каждую ночь. Я предлагал тебе любые возможные решения проблемы, но ты противилась. Теперь осталось только это. Подумай, Сэм.

Пораженная до глубины души, Саманта уставилась на Слоана. Его подстриженные волосы не падали на лицо, как прежде, но вились возле ушей и шеи, и ей мучительно хотелось коснуться их. Он смотрел на нее ясными глазами, но при этом свирепо играл желваками. Слоан больно сжал ей плечи. Он не шутил, он и впрямь говорил, что думал.

– Это скоро не пройдет? – прошептала она недоверчиво. Им не надо было пояснять, что значит «это». «Это» пылало под их одеждой прямо сейчас, разливаясь в крови, которую сердце толчками гнало через все тело с таким громоподобным биением, что болью отзывалось в ушах. Она готова была умолять его опустить руки ниже, как прошлой ночью. И прекрасно понимала, к чему это приведет.

– Я не знаю насчет «никогда», – сказал он, – у меня слишком долго не было женщины. Но вряд ли кто-либо из нас откажется от того, что может предложить другой. Это очень мощный инстинкт, и я смертельно устал бороться с ним.

Саманта слабо улыбнулась. Это уже кое-что – мужчина признает ее столь желанной! Большего она и не ждала. Может быть, Слоан прав и все у них будет хорошо. И это определенно решило бы массу мелких проблем.

– Ты долго думал? – спросила она устало. День был длинным, и она не выспалась прошлой ночью.

– Там, в поселке, есть священник. В горах его нет. Нам надо решить все до возвращения домой. – Слоан освободил ее плечи и посмотрел на нее сверху вниз, но увидел лишь огненно-рыжие волосы – Саманта смотрела в сторону.

– Позволь мне подумать немного. Я очень сомневаюсь, что ты не сумасшедший. – Саманта вновь направилась к дому.

Он остановил ее, притянул к себе, склонился к ее ушку и нежно провел рукой по груди.

– Сумасшедший – это мужчина, которому ты не желанна, Саманта. Не знаю, как тебе удалось избежать других, но я тебя не отпущу.

Она верила ему и запрокинула голову, подставив шею непрерывным поцелуям. Она наслаждалась близостью и надежностью его объятий. Пусть безумство вызвано этим лунным светом, она жадно глотала каждое мгновение. И она бы душу заложила за то, чтобы это продолжалось.

Утром она все решит на свежую голову, а сейчас позволит себе поверить, что желанна, а он – мужчина, который хочет ее, и нет у него других резонов.

Низкие голоса и шаги людей, идущих из конюшни, отбросили их друг от друга. Саманта поспешила по дорожке к дому, голова ее шла кругом – не хватало еще отвечать на вопросы.

К счастью, вопросов почти не было. Она видела, как сдерживалась хозяйка, когда они вернулись, но Дженни Монтгомери оказалась достаточно разумна, чтобы быстро проводить ее в ванную и уложить в постель с пожеланием спокойной ночи. Саманта, как ягненок, следовала ее распоряжениям и очень скоро уже лежала в мягкой постели.

Но уснуть она не могла. Какое-то время она слышала, как в соседней комнате разговаривали. Девушка представила, какому допросу подвергся Слоан со стороны своих чопорных и приличных родственников, но он справится с этим и без нее.

Похоже, он почти со всем мог справиться без нее. Слоан Толботт, которого она знала, не нуждался ни в ком. И определенно не нуждался в жене, тем более такой, как Саманта. Может, потому он и предпочел ее?

Сейчас, когда голову уже туманил сон, эта мысль показалась ей наиболее правдоподобной. И успокоившись, Саманта тотчас уснула.

* * *

Слоан же отнюдь не обманывался насчет своих чувств. Он слишком долго жил один, чтобы не понимать, что катится прямиком в тартарары, но при этом не сомневался в правильности своего решения.

Мэтт с Дженни сделали все, чтобы вывернуть его наизнанку, но он был не расположен посвящать их в свои планы. Они узнали слишком много и слишком мало, но могли только напугать Саманту до смерти. Нет, он лучше подождет, пока дело не будет сделано, а уж потом откроется им.

Но ворочаясь, поудобнее устраиваясь в пуховой постели и ощущая, как недостает ему сейчас Саманты, он вдруг со всей ясностью понял, что творит. Снова отдает себя в когти женщины.

Толботт мог утешаться тем, что Саманта была необычной и, похоже, не стала бы искать любовников, если бы он наскучил ей или стал бы ее раздражать. В отличие от Мелинды она была не слишком высокого мнения о своих женских достоинствах, чтобы искать других мужчин. Вот и хорошо! Уже одно это подталкивало его к ней.

Он мог бы поработать над Самантой. У них обоих не было склонности усложнять и запутывать жизнь. Она бы делала свое дело, он – свое, как всегда. Им, вероятно, не раз захотелось бы убить друг друга, вырабатывая приемы взаимного общения, но он мог зацеловать ее, когда возникала угроза: на его стороне был житейский опыт.

Он должен быть готов и к тому, что Саманте не хватит того, что он мог ей предложить. Такой страстной женщине рано или поздно захочется больше, чем он сможет дать. И тогда она уйдет.

Он обезопасит себя на этот раз. Нельзя позволить себе вновь пройти через этот ужас. Не должно быть никаких детей, никаких законных уз, никаких финансовых катастроф. Она может уйти в любое время, когда пожелает. С пустыми руками.

Только пусть она ничего не знает до поры до времени. И это будет его прощальный дар ей.


Ветерок пробежал по ее коже, и Саманта поглубже зарылась в подушку и заворочалась, стараясь устроиться поудобнее и удержать сон, так резко прерванный холодом.

Сквозняк сорвал ее одеяла, и холодок побежал дальше, по спине. Не просыпаясь, она что-то забормотала и повернулась, чтобы накрыться. И рукой наткнулась на что-то твердое и теплое – без сомнения, принадлежащее мужчине.

Девушка едва не вскрикнула и широко раскрыла глаза, когда обнаружила рядом Слоана, в глазах которого плясали чертики. Этот сукин сын лежал с ней под одеялами в своей черной рубашке и джинсах, но все это могло с него слететь в одну минуту.

Она быстро отодвинулась; вот теперь вполне приемлемое пространство.

– Что ты тут делаешь? – спросила она, окончательно просыпаясь.

– Я подумал, что тебе захочется сходить в поселок еще до того, как все встанут и начнут донимать нас вопросами. Дженни почти высохла от любопытства! У меня нет привычки приходить сюда с женщинами.

– У тебя нет привычки приходить сюда вообще – вот что я могу сказать. И они не станут задавать никаких вопросов, если обнаружат тебя здесь. Так что убирайся отсюда, Толботт. Позволь мне одеться, прежде чем мы пустимся в дальнейшие приключения.

– Будет гораздо быстрее, если я помогу тебе. – Усмехаясь, он вцепился в ее ночную сорочку и потянул вверх. Рубашка поднялась лишь до бедер, но это было только начало. Он откинул одеяла и простыни, чтобы полюбоваться на дело своих рук.

Саманта подняла колени, чтобы спихнуть его с кровати, но Слоан оказался проворнее. Он приподнялся и, вытянувшись, схватился за подол ее рубашки, когда она пыталась увернуться.

Ей оставалось только быстро вынырнуть из своей одежды – до того, как он набросится на нее, а это, как она уже знала, было бы катастрофой. Она резко подняла сорочку вверх. Его рывок помог ей в одно мгновение остаться без одежды.

Он присвистнул, когда нежный утренний свет всеми красками затрепетал в ее волосах, рассыпавшихся по плечам. Саманта схватила простыни, но даже лежа на животе, чувствовала, какую представляет картину.

Слоан молнией перелетел через простыни, лишая ее всякой возможности прикрыть себя. Он обнял ее за талию и потянул к себе, пока не сомкнул свои объятия и не прижался губами к ее груди.

Саманта взвизгнула от возмущения и сладострастия одновременно, чувствуя, как его жар разливается по телу до самых пяток, и вновь внутри все вспыхнуло. Он навалился на нее и впился в другую грудь, и она затрепетала под ним, не успев запротестовать.

– Я голоден, – бормотал он, не отрываясь от нее, облизывая сосок и двигаясь выше медленными, провоцирующими поцелуями.

– Завтрак на кухне, – нашла она силы ответить, но не могла уже показать дорогу. Ее пальцы вплелись в его курчавые темные волосы: именно их она хотела коснуться вчера.

– Нет, я не хочу есть. То, чего я хочу, находится здесь, – и его пальцы скользнули между ее бедер. Саманта едва не выскочила из постели от такого внезапного вторжения. И растаяла.

– Как хорошо! – шептал он ей на ушко. – Именно это я и чувствую. Его рука двигалась очень осторожно – то с легким нажимом, то поглаживая; его палец проникал в самые заповедные складки. – Ты сможешь кончить вот так, слышишь? – мурлыкал он почти лениво. – Ты сможешь кончить множеством других способов, какие я знаю. И есть свои способы для самых различных мест. Я поведу тебя к своему водопаду. Вот только дождемся лета. Воздух будет как огонь, мы будем как огонь. А вода будет холодной как лед.

Она уже была как огонь, и он, черт его побери, хорошо знал это! Улыбаясь, он пристроился поудобнее, но в следующее мгновение уже спрыгнул с нее, оставив лежать под струей холодного воздуха из окна, через которое он проник сюда.

Толботт поднял руку.

– Вставай, соня! Мы отправляемся в поселок. После этого ей уже не было смысла прикрывать свою наготу. Она покорно протянула руку и позволила поднять себя. Между ног у нее все пульсировало, но Слоан явно знал это. Саманта чувствовала, что соски ее торчат на холодном сквозняке, а он без всякого стеснения смотрит на нее. Но взгляд его был таким теплым, что она забыла про холод. Девушка хотела его так сильно, что готова была опять забраться в постель – и к черту все осложнения! Она так и ела его глазами: ей страшно хотелось ощутить его внутри, вздувшийся бугор на его джинсах свидетельствовал о том же – так что же он медлит?

Но вместо этого он подошел к платяному шкафу, отыскивая ее одежду, но нашел там чужую. Задумчиво присвистнув, он стал шарить в поисках подходящей.

– Слоан, остановись и дай мне мое платье. Я замерзну. – Саманта стащила с постели одеяло и завернулась в него, решив, что с нее, черт побери, хватит!

Он неодобрительно посмотрел на одеяло и бросил ей что-то белое, из бумазеи.

– Ты выглядишь как Вождь Койот. Надень-ка вот это. Должно быть, одежда горничной. Вряд ли она будет возражать, если я положу ей взамен монету.

Саманта отпустила край одеяла и тряхнула белой вещицей. Какое-то странное подобие нижнего белья… Саманта решительно натянула его через голову. Свободные рукава не доходили до запястьев, но собирались у локтей, вырез также собирался в складки, но был низким и чуть смелее, чем следовало, открывал грудь. Прежде чем Саманта запротестовала, Слоан бросил ей другое платье.

– Это явно подойдет. Шелка и атласы хороши для города, а здесь лучше такое – до тех пор, пока ты не захочешь снова надеть свои брюки. – Он повернулся и вопросительно вздернул брови.

Она поспешно натянула цветную юбку. Он тотчас остановил свой взгляд на ее слишком открытой груди.

– Я надену свой жакет, и все будет в порядке.

– Пока не появится еще кто-нибудь. – Слоан подал ей бумазейную же блузку – прикрыть грудь, а затем придирчиво оценил, как она сидит.

– Выглядит здорово. Особенно я рад, что снизу ничего нет и я знаю это. – Слоан по-волчьи ухмыльнулся, когда она сверкнула глазами. – На улице слишком тепло, чтобы надевать этот ужасный жакет. Возьми лучше шаль. Я куплю тебе какую-нибудь ювелирную штучку, чтобы она не распахивалась, иначе прибью любого, кто попадется мне под руку.

Он распоряжался ею, как своими работниками, и закружил ее так, что она ни о чем не могла думать.

Шаль – это прекрасная идея. Девушка накинула ее на свои оголенные плечи.

– Мне надо надеть чулки, – тотчас сообщила она. – Отвернись.

Слоан снова улыбнулся, и Саманте захотелось один чулок привязать к его челюсти. Если он только и мог, что смеяться над ней, значит, вполне заслужил, чтобы ему выдернули челюсть.

Но все закончилось тем, что она села на постели, а он стал надевать ей чулки. При этом ничто не ограничивало свободу передвижения его рук – за исключением самой малости. К тому времени, когда процедура завершилась, она готова была открыть для него все.

Слоан помог ей встать на ноги и взглянул так отчужденно, что она поняла, насколько он безучастен к ее прелестям. Поправляя сборки на ее блузке, он прикасался не к ней, а только к материи. Саманта вся трепетала и ждала, что будет дальше. Она точно знала, что он должен что-то сделать, чтобы погасить этот огонь, который жег их обоих.

– Теперь – в поселок, – сказал он вполголоса, убирая свою руку и освобождая ее от колдовства. – Надо сначала кое-кого навестить, а затем мы отправимся искать ближайшую постель или ближайший сеновал, где я собираюсь задрать эту легкую юбчонку.

Саманта радостно последовала за ним.

Глава 28

День выдался яркий и чудесный – как и предыдущий. По пыльной тропинке они ехали верхом в поселок, и Саманта даже остановилась полюбоваться, как солнечные лучи золотят саманный кирпич домиков. Позади одного из таких домиков кто-то развесил для просушки яркое красно-синее одеяло. На ближайшей сосне весело чирикала птица. День был во всех отношениях замечательный, а стоило ей взглянуть на широкоплечую фигуру Слоана Толботта впереди, как радость жизни охватила ее всю без остатка.

Саманта понимала, что он имел в виду, называя ее «своей» женщиной. Она точно так же гордилась обладанием. Он был ее мужчиной и пришел в постель к ней, а не к кому-нибудь, хотя, несомненно, был из тех, кого домогаются женщины.

Она прочитала это в глазах какой-то нахалки, которая вышла на крыльцо, чтобы вымести пыль. Молоденькая, черноволосая и темноглазая, с такой роскошной фигуркой, до которой Саманте было далеко, она улыбнулась Слоану, когда тот проезжал мимо, и кокетливо приподняла подол, но он, казалось, даже не заметил этого. Саманта триумфально улыбнулась.

– Ты чего-то необщительна сегодня, – сказал он недоуменно, когда она поравнялась с ним.

– О, я всего лишь лелею гордость собственницы. Пусть это тщеславно, но сегодня я намерена получать только удовольствие, – ответила она, улыбаясь.

Его глаза понимающе сузились, и он оглянулся на девицу, которая все еще подметала свое крыльцо. Потом повернулся к Саманте.

– Кошка, – произнес он вполголоса. – Уверен, что еще пожалею об этом, но чувство собственности обоюдоостро. Собственниками тоже обладают.

Глаза Саманты расширились.

– Боже, как мы философски настроены сегодня!

– Приходится в данных обстоятельствах. – Слоан остановил коня у входа в заброшенную церквушку. – Подожди меня здесь, я вернусь через пару минут.

– С завтраком, надеюсь! – крикнула она ему вдогонку, когда он слез с коня и направился вниз по дорожке.

Он обернулся с загадочным видом.

– Будет и завтрак. – И Толботт исчез в тени за церковью, где начинался сад, огороженный стеной.

На нем была рубашка в сборочку и сюртук без жилета и без галстука. Саманта вяло подумала, что, возможно, испортила кому-то ночь.

Она попробовала половчее закутаться в шаль; сразу видно – не привыкла к таким штучкам. Скорее для удобства, нежели чтобы выглядеть поинтереснее, она завязала концы шали спереди.

Решив, что глупо сидеть тут верхом и дожидаться Слоана, она слезла с лошади и осмотрелась. Ей пришло в голову, что в саду за стеной могут быть апельсиновые деревья, и захотелось посмотреть, как они растут.

В окнах магазинчика через дорогу были открыты ставни. Над дверью висела какая-то вывеска на испанском языке, но по блеску в маленьких витринах Саманта решила, что это лавка ювелира. Она не носила драгоценностей, но здесь явно торговали брошками.

Девушка привязала лошадь к ограде и пересекла улицу, чтобы приблизиться к витрине. Какой-то человек с нее ростом вышел из дверей и произнес несколько испанских слов. Да, надо бы научиться испанскому. Очень неловко не уметь общаться.

– Тебя нельзя оставить и на две минуты? Слоан вырос словно из-под земли и что-то сказал человеку в дверях. Тот кивнул и исчез.

Саманта даже не посмотрела в его сторону. В витрине лежала изумительная брошь черненого серебра, столь изысканной и необычной формы, что Саманта могла бы, наверное, часами изучать ее.

– Я никуда не ходила, – тихо сказала она в ответ на его упрек. – Это он делает все эти вещи?

Слоан пожал плечами.

– Может быть. Вероятно, индеец. Думаю, есть смысл поторговаться. Пойдем, нас там кое-кто поджидает.

Она услышала гудок пароходика, который подходил к пристани. Пришлось прикрыть глаза ладонью, чтобы не мешало солнце.

– Я и не знала, что уже так поздно. Надеюсь, мы как раз успеем к завтраку. Я проголодалась до смерти!

Слоан нетерпеливо подхватил ее, увлекая на другую сторону улицы.

– Да, я, конечно, накормлю тебя, прежде чем положить в постель, но это дело несложное.

Саманта выжидательно улыбнулась.

– Ты такой всемогущий?! Ты, наверное, сможешь найти постель и в пустыне!

Слоан тотчас улыбнулся ей.

– Если бы ты знала, как долго у меня не было женщины!.. Впрочем, – он обнял ее за талию, когда они подошли к церкви, – ты, наверное, и так понимаешь. Тебе ведь пришлось ждать намного дольше.

И он посмотрел на Саманту так, что сердце ее забилось сильнее. Он смотрел не на грудь и не на фигуру девушки, нет, он смотрел на нее и видел только ее. Ей стало не по себе – а хочет ли она, чтобы Слоан Толботт хорошо понимал ее? Он слишком глубоко проникал в ее душу!

Саманта облизнула пересохшие губы.

– Я и не знала, что настолько отстала!

Глаза Слоана потеплели, он потрепал ее по щеке.

– Нет-нет! Я рад, что первый у тебя.

О Господи, он снова заставил ее пылать, а ведь они стояли у входа в храм. Правда, не так уж похоже это строение на храм: оно явно знавало лучшие времена.

Впрочем, была здесь и колоколенка, и, наверное, скамьи и алтарь. Саманта не посещала церковь с тех самых пор, как они приехали в Калифорнию. Может, поэтому Господь и посылал ее душу к дьяволу?

Слоан незаметно погладил ей сбоку грудь, потом вновь положил руку на талию. Она вся затрепетала, предчувствуя адские муки по возвращении на гору. Саманта уже не сможет оставаться одна.

С этой мыслью она ступила в церковь – Слоан открыл дверь, пропуская ее вперед. Непонятно, почему он взял ее в церковь, впрочем, она и впрямь нуждалась в церковном убежище. Сейчас вот помолится и разберется, что с ней. Саманта знала только одно – она готова следовать за Слоаном Толботтом хоть на край света. Он вел ее вдоль нефа. В конце его стоял и ждал священник. Саманта зажмурилась, словно увидев привидение в церковном полумраке. Окнами здесь служили длинные щели в стенах на самом верху. Деревянный плафон парил высоко над ними. Она слышала, как на стропилах чирикали воробьи. Больше здесь не было ни души.

Похожая на привидение тень в облачении священника приветствовала их по-латыни.

Слоан опустился у алтаря на колени, затем потянул Саманту за руку, и она встала на колени рядом с ним. Ей было страшно и странно одновременно. Все в ней затрепетало, когда она почувствовала его рукопожатие.

Через приоткрытую дверь церкви проник луч света. Саманта видела, как в нем плавали пылинки, в то время как священник что-то быстро говорил, но очень невнятно. Страх прошел, сменился блаженством и умиротворением. Она посмотрела на Слоана и улыбнулась. В ответ он наклонился и поцеловал ее в лоб.

Следуя указаниям священника, Слоан встал и помог подняться девушке. Саманта попыталась было разобрать слова, но все они были на чужом языке. Зато она поняла интонацию и не удивилась, когда Слоан после какого-то особенно длинного вопроса ответил «да».

В следующей фразе Саманта услышала свое собственное имя, а затем священник выжидательно посмотрел на нее. Она чувствовала, как Слоан сжимает ее руку, чувствовала его напряжение. Надо бы рассердиться, что он обманом привел ее сюда, но ведь иначе она никогда бы не согласилась. Что ж, она никогда больше не будет отталкивать его, отказывая. Да, все правильно, так оно и будет!

Ее улыбка в ответ на его встревоженный взгляд засияла ярче солнца. Саманта словно воспарила и тихо сказала:

– Да.

Скепсис и удивление охватили Слоана, когда он прочитал доверие и искренность в глазах Саманты. Она сознательно шла на этот фарс! Удивительно, но все получилось именно так, как он хотел. Вот ее влажные глаза, затуманенные счастьем. Толботт всем своим существом ощущал радость, которую она излучала.

Впервые за десять лет он осознал, каким был мерзавцем. Неужели к нему возвращаются давно забытые чувства? Во всяком случае, все переживания были куда богаче тех, прежних. Он вынул из кармана кольцо и надел его ей на палец. То, что было, могло быть случайным. То, что происходило сейчас, было осознанным. То, что он сделал десять лет назад, обрекло его на адские муки. Та дорога закрыта навсегда. Хитрость далась ему нелегко, и он чувствовал себя отвратительно, но его уже ничто не остановит.

Когда фальшивый священник закончил свои речи и Слоан потянулся, чтобы обнять Саманту, оказалось, что они не одни в церкви. Полоска солнечного света на мгновение сузилась, чтобы внезапно расшириться и втянуть несколько теней. Нечистая совесть Слоана вмиг заставила его заслонить Саманту от незваных гостей.

Узнав их, Толботт не почувствовал ни гнева, ни радости, а просто констатировал факт. Зачем ему свидетели? Главное, владеть ситуацией – ради Саманты и чтобы предотвратить возможные неприятности. Он ведь очень хорошо знаком с превратностями судьбы!

Слоан крепко обнял Саманту, она же недоумевала по поводу вошедших и ждала решения от него. Придется соображать на ходу, как если бы ничего особенного не произошло.

– Мы не готовились к приему гостей, но раз уж так получилось, вы будете первыми, кто пожелает нам счастья. Позвольте представить вам, джентльмены, мою жену.

Приветствия и поздравления сперва зазвучали вразнобой, потом, правда, стали громче, дружнее, отражаясь эхом от старых стропил. Рудокопы Слоана за спиной дока Рэмси начали подбрасывать вверх шляпы, затем заторопились по нефу целовать невесту. Слоан тотчас заметил про себя, что к ним присоединился и Джо. Надо будет потребовать у него объяснений, когда они останутся одни! Первый помощник как-то загадочно взглянул на Слоана, растолкал рудокопов локтями и приложился к щечке Саманты.

– Не могу сказать, что одобряю ваш выбор, миссис Толботт, но если кто-нибудь может держать его в узде, так это только вы.

Миссис Толботт. Саманта повернулась к Слоану, и ее взгляд ножом пронзил его сердце. Сознание, что она была единственной миссис Толботт, не слишком радовало, чего не скажешь о фамилии Монтгомери. Что ж, главное – он сделал это для ее же блага. Впрочем, сияющий вид Саманты показывал ему, что она в восторге. Слоан же прекрасно знал, что брак не стоит того, чтобы слишком восторгаться.

Он подтолкнул мужчин к выходу, а потом предложил зайти в питейное заведение, где они стали пить и произносить тосты, закусывая крутыми яйцами. Улучив момент, Слоан подозвал Джо.

– Что, черт вас дери, вы все тут делаете?! Как этот несчастный болтун нашел нас?

Джо глотнул из кружки и вытер усы тыльной стороной ладони. Затем оценивающе посмотрел на хозяина.

– Я последовал за Рэмси, когда услышал, что он отправился за вами, и перехватил его уже после того, как он вас увидел. Этот кусок дерьма уговорил людей найти твоего брата, чтобы навестить Саманту. – Его брови цинично искривились. – Ты же никогда не говорил мне, что у тебя есть брат, да еще и под другой фамилией! А Рэмси знал, где навести справки, и мы приплыли первым же пароходиком. А ты, дерьмо разэтакое, оставил своего жеребца у церкви!

Слоан поморщился. Вот уж никогда бы не подумал, что кому-то придет в голову искать его здесь! Видимо, он был слишком озабочен тем, как затащить Саманту в свою постель, и потому забыл об осторожности. Ладно, когда все войдет в колею и у него будет постоянная партнерша, вернется и ясность мысли.

Застолье становилось слишком шумным. Саманта уже краснела в ответ на красноречивые жесты рудокопов, и Слоан решил, что пора проваливать отсюда ко всем чертям. Хорошо бы сейчас оказаться на горе в постели с Самантой!

Но надо еще попрощаться с братом и его женой. Это очень непростая задача, но он что-нибудь непременно придумает.

– Пошли, – прошептал Слоан Саманте на ухо. – Я хочу отпраздновать событие вдвоем, если ты не возражаешь. Эти уроды проведут здесь целый день, накачиваясь еще и под столом.

Саманта понимающе и радостно улыбнулась ему и взяла за руку. Слоан вспомнил ее слова о собственности и улыбнулся в ответ. Удивительно, но Саманта отваживалась думать, что поставила на нем свое клеймо! Что ж, он постарается оправдать ее чаяние. Ему нравилось такое невинное нахальство.

Еще мгновение, и узел на шали у девушки развяжется. Заметив это, Слоан тотчас увлек ее к ювелиру, как и обещал.

Она и на кольцо-то, которое он надел на ее палец, почти не обратила внимания, и потому вряд ли стоит надеяться, что брошь как-то тронет ее. И все же это хоть немного ослабит чувство вины в первое время, в дальнейшем же он вообще освободится от этого чувства.

Стоило им войти в магазинчик, как Саманта вдруг умолкла. Ее странный вид озадачил Слоана, тем не менее, пожав плечами, он заговорил с хозяином.

Когда тот продемонстрировал весь свой ассортимент и Слоан, не выбрав ничего подходящего, уже готов был на любую безделицу, лишь бы выполнить обещание, застывший взгляд Саманты заставил его обернуться. Витрина! Как же он мог забыть! Несколько слов – и продавец вновь засуетился.

Толботту тотчас бросилась в глаза серебряная брошь с ониксом. Когда он прикалывал ее к шали, глаза молодой жены вспыхнули. Так просто?! Цена оказалась тройной против того, что он собирался купить, но это не имело значения. Наградой стал взгляд Саманты, когда он выбрал именно то, что она загадала. Чертовски приятно!

Он очень давно не ощущал ничего подобного, правда, особых причин быть довольным собой сейчас не было. И все же Слоан расплатился глазом не моргнув и заторопил невесту к выходу.

– Я не собираюсь заниматься этим на ранчо, – прошептал он ей на ухо, когда они подходили к лошадям.

Он знал, что Саманта все поймет, нет смысла выражаться яснее. Несмотря на то что некоторое смущение мелькнуло при этом в ее глазах, жест, каким она, не вырывая своей руки, провела по его штанам, свидетельствовал об обратном. От такой откровенности он тотчас воспламенился.

– Полагаю, мы слишком далеко от океана, – негромко сказала девушка.

Он помог ей сесть в седло.

– А как насчет реки?

Саманта улыбнулась, и Толботт понял, что в крайнем случае она согласна и на болото.

Это было чертовски хорошо – снова обрести собственную женщину. Даже лучше, чем в прошлый раз, потому что эта женщина достаточно наивна, чтобы думать, будто ей удастся найти в нем нечто стоящее.

Тут ее постигнет неудача, но он постарается, чтобы это случилось не так скоро.

Глава 29

Здесь, у реки, было так же спокойно, как и в церкви. Слоан расстелил попону прямо на траве под солнцем. Если бы не холодный январский ветер, можно было бы подумать, что пришла весна, и Саманта с удовольствием впитывала все, что имело отношение к ее новому дому. Она теперь стала настоящей калифорнийкой и готова была обнять всю эту землю вместе со своим мужем и сделать его частью себя.

Девушка лежала на попоне и смотрела на облака, плывущие в небе. От выпитого ей казалось, что она так же парит над землей. И этому пьянящему ощущению не мешал даже плотный завтрак.

Слоан опустился на колени рядом с ней.

– Не думаю, что люблю тебя, – откровенно призналась она ему, когда он поцеловал ее и положил ей руку на грудь.

– Не думаю, что это имеет значение, – бесстрастно отозвался Толботт, расстегивая ей блузку.

Саманта чувствовала его прикосновения так глубоко внутри, будто он, раздвинув ребра, ласкал ей сердце. Она подняла глаза и на фоне синего неба увидела каменный профиль своего мужа. Лоб, как всегда, нахмурен, но в уголках глаз затаились складки давно уснувшей улыбки. Это был отнюдь не мальчик, а мужчина, со всем опытом и предрассудками человека, который шел своим путем. Но в его характере, наверное, были и некоторые черточки, о которых он просто забыл. Может, ей удастся ему напомнить?

– Ты обманул меня, – томно произнесла она, ероша его густые кудри. Ветерок с реки освежал ее обнаженную грудь, но ей не было холодно, потому что на нее смотрел Слоан. Внутри разливался жар, место, куда он стремился, было уже влажным, но она еще не проснулась, она пока чувствовала только вино.

– Конечно. Но ведь ты могла сказать «нет». Никто тебя не заставлял. – Он поцеловал ее грудь прямо над соском, который ласкал пальцами, и развел ее ноги коленями, а затем расположился между ними, приподнявшись на локтях.

– Никто. Но ведь не могла же я оставить тебя у алтаря одного? – При этих словах Слоан наклонился и взасос поцеловал ее грудь, а она, глубоко вздохнув, продолжила: – Я никогда не думала, что кому-нибудь понравлюсь настолько, чтобы привести меня к алтарю.

Слоан прервал свое занятие, чтобы посмотреть ей в глаза.

– Возможно, со временем ты возненавидишь меня, Саманта. Я ведь не твой добродушный отец. Я людоед-великан, и жить со мной не просто. Но кем бы я ни был, знай, ты нравишься мне так, как не нравился никто из встреченных мною в этой проклятой жизни!

Саманта не могла ответить ему тем же. Ей нравились очень многие – и больше, чем Слоан Толботт. Но она никогда никого не хотела так, как хотела его. Итак, они выступают на равных, а сделка – честная.

Она расстегнула его рубашку и провела рукой по могучей груди. Его мышцы откликнулись на ее ласку, шелковистые волосы обвились вокруг ее пальцев.

– Не представляю, что я обещала в той церкви, но обещаю, что всегда буду там, где могу тебе понадобиться. Если это нужно, – добавила она.

– Ты нужна мне сейчас, Сэм. Скажи, когда будешь готова, – и он нетерпеливо заерзал, давая понять, что имеет в виду.

Она была готова, была готова все утро. Со счастливой улыбкой она обхватила его голову руками и ответила поцелуем.


Под этим зимним солнцем они и занимались любовью, потом пили вино, которое Слоан захватил для ленча, и снова занимались любовью. Они лежали в объятиях друг друга абсолютно нагие, а время шло, и оно не имело никакого значения…

Слоан согревал ее своим теплом, но солнце клонилось к горизонту, и Саманта чувствовала, как он покрывается гусиной кожей. Она провела рукой по его худым ягодицам, еще раз ощутив его великолепное тело. Однако он окоченеет от холода, если они будут возиться тут и дальше.

Девушка с сожалением коснулась его груди и обвела пальцем плоские коричневые соски.

– Вино кончилось, – печально сообщила она и вдруг икнула.

Он улыбнулся, глядя на нее сверху вниз, и поцеловал в уголок рта.

– Надеюсь, я продержу тебя пьяной еще несколько недель. Ты невероятно изобретательна, когда не стараешься вести себя прилично.

Глаза Саманты широко распахнулись. Она смотрела ему в лицо.

– Я?! Что я изобрела?

– Ничего из того, чего не знала бы изощренная куртизанка, но ты все открывала для себя сама. – Он сел и притянул ее к себе, так что она почти сидела у него на коленях, затем помог натянуть через голову мятую блузку.

Саманта просунула руки в рукава и чуть поерзала на его чреслах. Почувствовав его немедленную реакцию, она хихикнула. Ей нравилось заставлять Слоана Толботта реагировать на нее.

– Саманта, я скоро приду к выводу, что очень стар! Не могу вспомнить, когда у меня была женщина, которая бы хихикала.

Мужчина как бы невзначай поласкал ее грудь, разглаживая блузку, и она изогнулась навстречу его руке.

– Может, еще выпьешь? – весело спросила она.

– Я и так выпил больше, чем за последние десять лет, так что нечего меня спаивать. Пьяница из меня неважнецкий!

– Ты для меня загадка, Слоан Толботт, со многими неизвестными. Но ты мой муж, и если вдруг станешь неважнецким мужем, я отстрелю тебе пальцы. – Она положила голову ему на плечо и позволила натянуть себе на ноги чулки. Ее рыжие локоны струились по его груди.

– Это не такая уж важная часть тела. Отстреливай. – Он разгладил ее чулки от колена до самого верха. – Или мы оба станем неважнецкими мужем и женой, – и он коснулся ее самого чувствительного места.

Саманта инстинктивно прильнула к нему.

– Тогда я выберу мишень получше, – прошептала она сдавленно, и сердце забилось в сладостном ожидании.

Девушка тотчас досадливо поморщилась, когда он посадил ее рядом и занялся собой. Но ничего не поделаешь – пора возвращаться в реальный мир. День клонился к закату, ветер стал холоднее. Разговор они могли продолжить и в теплой постели.

Они ехали к ранчо, лишь изредка перебрасываясь словами. Вызванное вином легкое головокружение проходило, напоминая, что они не одни в этом мире – каждый за кого-то в ответе. Саманта смотрела за горизонт и гадала, что подумает родня Слоана, когда узнает, что они венчались, не пригласив их на церемонию. Праздник почему-то резко поблек и теперь казался слегка странноватым.

Мэттью встретил их во дворе. Он приветственно помахал рукой, но дела не бросил и вопросов никаких не задал. Саманта озадаченно взглянула на мужа. Лицо Слоана опять стало непроницаемым.

– Лучше я сам все объясню Мэтту и Дженни, – бросил он, помогая ей спуститься с коня.

В любом другом случае она бы не разрешила снимать себя с лошади как беспомощного младенца, но теперь ей просто необходимо было почувствовать твердую руку Слоана. Когда Толботт прикоснулся к ней, все безотчетные страхи тотчас рассеялись. Все в порядке. Она понимающе кивнула.

Он не поцеловал ее, не попытался даже ободрить, просто ссадил и отправил в дом, а сам повел лошадей на конюшню. Саманта проводила его взглядом, жалея, что не может пойти с ним. Сходить, что ли, посмотреть, как там жеребенок?

Но с порога ее уже звала Дженни. Саманта изобразила улыбку и пошла помогать собирать ужин. В своей семье Слоан лучше знал, как себя вести. В конце концов, лучше всего смотреть, слушать и помалкивать.

Мэттью и Дженни оставались радушными и благосклонными в течение всего ужина, никак не выказывая, что знают о новом статусе своих гостей. Они расспрашивали Саманту и Слоана о том, как они провели день, о семье Саманты, проявляли интерес к мнению ее отца относительно разведения лошадей. Не было ни единого вопроса об их браке. Они не спросили даже, почему она ехала со Слоаном без сопровождения.

Саманта отвечала как ни в чем не бывало. При этом мысль, что они должны будут провести ночь под этой крышей в одной постели, как-то пугала ее. Она вдруг почувствовала неловкость от того, что эти люди узнают, что они со Слоаном собираются делать в постели.

Закончив ужин, они перешли в гостиную и расселись у камина. Мужчины потягивали бренди, женщины пили чай. Слоан так ничего и не сказал своим родственникам. А Саманта чувствовала, что хозяева смотрят на нее с любопытством. Одетая в платье, которое купил ей муж, она нервно теребила подаренную им брошь. Потом незаметно полюбовалась кольцом на пальце. Какое-то старинное, надо будет спросить у Толботта, не фамильная ли это ценность.

Когда Слоан обратился к ней, она где-то витала, и ему пришлось повторить еще раз. Поняв наконец, о чем он, Саманта даже зажмурилась от неожиданности: он предлагает ей идти спать одной, без него?!

– Ты так устала сегодня, что даже не слышишь, о чем идет речь, – сказал он, поддерживая ее за локоть. – Не стоит сидеть здесь из вежливости.

Саманта недоуменно посмотрела на сидящих у огня хозяев. Они умело скрывали любопытство, правда, скорее сочувствовали, чем интересовались, и девушка отвела взгляд. Может быть, когда она выйдет, Слоан им все объяснит? Не хочется спать одной, когда муж так близко!

Она медленно шла по коридору и слышала голос Слоана в гостиной. Воспоминание о том, как еще этим утром он влез к ней через окно, заставило ее улыбнуться. Можно не сомневаться, Слоан ей никогда не наскучит. Она полностью отдавала себе отчет, что брак их станет непрерывной чередой ссор, но он никогда не приестся. И у них всегда будет общая постель – для примирения.

Ее немного тревожили его слова насчет детей. И у самых опытных порой случаются дети. Впрочем, пока не стоит об этом беспокоиться: еще несколько дней они в безопасности. Если Слоан предпримет меры предосторожности в оставшиеся дни, у них будет возможность не думать об этом еще какое-то время, пока вопрос не встанет опять. А тогда он может отнестись к этому и по-другому.

Уже на пороге спальни, где она провела предыдущую ночь, Саманта услышала сердитый голос Мэттью. Кровать в этой комнате была узкой. Возможно, Слоан имел в виду, чтобы она шла в его постель, но у нее не хватало духу решиться на такое. Может быть, она просто умоется и подождет, когда он придет и заберет ее к себе?..

Она услышала, как Слоан что-то закричал в ответ, а Дженни попыталась урезонить обоих. Через мгновение ее голос перерос в болезненный крик. Саманта сжала кулаки – надо же, неужели она так не понравилась семье Слоана?

Конечно, она не была хорошенькой и определенно не обладала манерами светской леди, но не была также невежественной или глупой. И могла бы стать хорошей женой Слоану. Пусть она умела лучше охотиться, чем готовить, она сумела бы и позаботиться о нем – насколько он позволит. Вряд ли он позволит много, но со временем они привыкнут друг к другу. Стоит ли так кричать из-за нее?

Чем больше она об этом думала, тем сильнее гневалась. Так скандалить из-за нее, как из-за какой-то десятилетней девчонки, которая не может постоять за себя сама?!

Откинув с лица волосы, она вновь зашагала по коридору в гостиную. Пусть Слоан видит, что она умеет постоять за себя. Он, должно быть, знал, что его заявление спровоцирует семейный скандал, потому и отослал ее. Что ж, зря он ей не доверяет. Сейчас она скажет, что всегда будет на его стороне.

– Черт побери, Слоан, я поддерживал любое твое решение, но этого я не одобряю! Одному Богу известно, через что ты прошел, но ты не имеешь никакого права…

– Это ты не имеешь никакого права, Мэтт! Это моя жизнь, и я живу так, как хочу. Меня не интересует твое одобрение. Мы уйдем в горы и никогда не спустимся вниз, если ты этого хочешь. Главное – я нашел женщину, с которой намерен жить, и надеялся, ты примешь ее, поскольку она ни в чем не виновата, но если ты не можешь…

Саманта хотела шагнуть вперед, чтобы поддержать Слоана, но слова Дженни пригвоздили ее к полу:

– Ты уже женат, Слоан! И зная, что она невинна, ты решился на такой абсурд?!

Мороз пробежал по коже Саманты. Нет, она явно чего-то не поняла, он сейчас полностью отметет ужасное обвинение! Так ей и надо, не будет подслушивать! Прочь, немедленно прочь, и пусть они объясняют ей потом, о чем тут спорили… Однако она не пошевелилась, а продолжала смотреть на Слоана.

Он стоял спиной к огню, лицо в тени, колючие ледяные глаза – весь его облик свидетельствовал, что он взбешен, как никогда. Ее сердце болезненно сжалось.

– Мелинда не жена мне! – наконец рявкнул Слоан. – У нее мое имя, мое состояние, все, чем я был когда-то! Она украла мою жизнь. Я пришел сюда начать совершенно новую жизнь и достиг успеха. Думал, вы будете счастливы узнать, что я нашел человека, с которым могу разделить этот успех. Теперь я вижу, что ошибся.

– Мы должны быть счастливы, что ты начинаешь новую жизнь как двоеженец?! – недоверчиво спросил Мэтт.

– Родригес был лишен духовного сана много лет назад, – ответил Слоан. – Этот брак незаконный, вот и все. Я не собираюсь снова проходить через весь этот ад.

Саманта почувствовала, как кровь отлила у нее от лица. У нее дико защемило сердце, и все слова медленно потонули в этой боли.

Она не хотела верить тому, что услышала. Наверное, она все неправильно поняла. Саманта знала Слоана Толботта как сложного, вспыльчивого человека, который отгородился от всего мира. Он один спас десятки жизней во время эпидемии оспы, рисковал жизнью, спасая Джека из огня. И никогда бы не стал хвалиться всем этим. Но она совершенно не могла взять в толк, почему этот человек здесь, сейчас говорит такие вещи?! Ей это, должно быть, снится, или она чего-то недослышала.

Мэттью одним глотком осушил стакан с остатками бренди и в упор уставился на брата.

– Я ни на минуту не допускаю, что эта молодая девушка – другая Мелинда, как не допускаю и то, что ты сам убил своего сына. Ты полный идиот, Слоан, и я не допущу, чтобы ты погубил жизнь этой девушки, если уж готов погубить свою собственную!

Когда Слоан угодил брату кулаком в челюсть, отбросив его к стене, Саманта не выдержала. Она вышла из тени в тот самый момент, когда Мэттью рухнул на пол.

Все еще вне себя от ярости, размахивая кулаками над своим поверженным братом, Слоан в ту же секунду увидел Саманту. Не говоря ни слова, он протянул руку к бренди на каминной полке и наполнил стакан. Затем, приветственно подняв, одним глотком осушил его.

Глава 30

Мэтт, потирая челюсть, поднялся на ноги. Он смотрел то на стройную девушку, затянутую в шелк, то на мужчину у огня с каменным лицом. Никаких оскорбительных криков, никакой истерики. Отсветы камина играли в темно-красных волосах Саманты, делая тонкие фарфоровые черты ее лица чуть бледнее обычного, но она оставалась столь же бесстрастна, как и он. На мгновение Мэтту показалось, что она держит в руках винтовку, нацеленную в сердце брата, но, тряхнув головой, он отогнал образ. Девушка была очень молодой и, должно быть, очень ранимой и нуждалась в сочувствии и понимании.

Дженни попыталась предложить ей то и другое, но Саманта чуть заметным жестом отклонила помощь и отступила в сторону. Она не отрываясь смотрела на Слоана. Взяв жену за руку, Мэттью старался разглядеть в глазах брата то, что видела Саманта. Толботт весь напрягся, но держался весьма непринужденно, облокотившись о камин и покачивая стаканом.

– Я готова выслушать ваши объяснения, – нарушила наконец она тишину. Голос звучал спокойно и рассудительно, но Мэттью видел, как дрожат ее руки, которые она прятала в складках юбки.

– Объяснений не будет, – отозвался Слоан, опять потянувшись к бренди.

Оба вели себя так, будто были одни. Дженни с Мэттом переглянулись и молча выскользнули из комнаты.

Слоан едва заметил их уход. Он вновь наполнил стакан, но пить не стал. Это в молодости он имел привычку облегчать выпивкой тяжелые моменты жизни, но теперь надеялся избежать истерики другим способом. Здесь не будет никаких эмоций – только секс. Он хорошо знал женщин, проклинавших его: они не могли жить одни. Им надо было доигрывать драму до ее печального конца. Что ж, от роли в таких спектаклях он отказывался.

Услышав ответ, Саманта чуть побледнела и прикусила нижнюю губу. Он вспомнил, как сладко было целовать этот ее большой рот и какими пьянящими были ответные поцелуи. Жаль, что нельзя поцеловать ее снова.

– Не лги мне, Толботт, если это и вправду твое имя. Возможно, ты и впрямь самый неважнецкий человек по эту сторону Сьерры, но я не думаю, что ты когда-нибудь сознательно врал мне. Так что давай продолжим в том же духе. Не надо говорить того, чего не хочешь, но незачем лгать насчет отсутствия объяснений. Не такая уж я дурочка! Очевидно, я не столь сообразительна, но до полной идиотки мне все же далеко.

– Нет, конечно, ты не идиотка. – Он повертел в руке стакан. Она не уронила ни слезинки, ни разу не повысила голоса. Может, он все-таки прав и их связывает только секс? Ему нравилось, как она смотрит на него – как если бы он действительно был мужчиной, которым она восхищалась, хотя как знать: вдруг это одна из женских уловок? – Не знаю, что ты успела услышать. Что тут объяснять? И так все ясно.

На лице ее застыло такое выражение, будто ей хотелось ударить его, но она не сдвинулась с места.

– Ты говорил мне в самом начале, что не хочешь жениться. Мы заключили сделку, и я выполняю ее. Так почему же ты сделал из меня дурочку в этой церкви? Что, так меня презираешь?

Интересный подход: ее не волновало, что их брак оказался недействительным, ей лишь не нравилось быть одураченной. Он мог понять это, но не мог ответить на ее вопрос, потому что и сам не знал ответа.

Толботт поставил стакан и стал растирать затекшую от напряжения шею.

– Я не презираю тебя, Саманта, и не лгал тебе. По каким-то необъяснимым причинам ты нравишься мне гораздо больше, чем кто бы то ни было. Видимо, я старался облегчить твою участь.

Он сунул руки в карманы и прислонился к каминной доске, пытаясь уловить выражение ее лица, но она опять отступила в тень. И он почувствовал себя идиотом, пытающимся оправдаться перед самим собой.

– Считай, что твою попытку не оценили. – В ее ответе сквозил сарказм. – Почему, черт возьми, ты думал, что фальшивый священник и фальшивый брак принесут мне облегчение? Скорее это тебе следовало облегчить жизнь.

Она определенно была неглупа. Слоан поморщился.

– Это облегчало положение нам обоим. Стоило тебе начать тяготиться мной, как ты могла спокойно собрать вещи и уйти, не утруждая себя формальностями, а я бы знал, что ты не забрала с собой ничего моего. Я хотел вернуться с тобой в поселок и жить вместе. Понятно, что ты никогда бы не стала со мной спать, пока твоя семья не признала бы законность нашей связи. И в то же время для нас теперь было бы невозможно жить в одном поселке, не жаждая интимных отношений. И я выбрал простейший путь.

Он ждал рыданий, но их не было. Саманта просто молчала, словно каменная статуя, глядя на него с некоторым опасением, как на топор, который поднят для того, чтобы раскрошить ее в куски.

– Когда же ты намеревался сказать мне, что уже женат?

Итак, она все слышала. Слоан вздохнул и подумал, что неплохо бы глотнуть еще бренди, но так и не вынул рук из карманов.

– Это не то, что сразу же приходит на ум.

Он мог бы сказать ей, что та женщина давно не жена ему, но это поменяло бы акценты. Никто не знал, даже Мэттью. Давая ей свое имя и свое положение, он одновременно сохранял свободу и потому готов был оставаться верным соглашению. Толботт и теперь не видел никаких причин нарушать его и сделал бы то же самое независимо от того, свободен он или нет. У него и в мыслях не было опять жениться.

– Что ж, это по крайней мере честно. – Она повернулась, собираясь уйти, затем обернулась: – Твое имя действительно Толботт?

– Я оставил ей имя Монтгомери. Толботт – название поселка, который я купил.

Саманта кивнула и ушла в комнату, где спала прошлой ночью, в ту самую, где стояла узкая кровать. Слоан с болезненной тоской смотрел ей вслед.

Он не хотел, чтобы случилось так, как случилось, но знал, что рано или поздно это бы произошло. Может, оно и к лучшему, пусть лучше сейчас, прежде чем ей станет известно, какой он на самом деле подонок.

Она по крайней мере не спрашивала, как он убил сына.


– Гарриет, я и в самом деле думаю, что неразумно поощрять мистера… э-э-э… Парящего Орла. – Элис Нили отряхнула влажную простыню и прицепила прищепкой к веревке, которую мужчины натянули поперек заднего двора.

– Я не поощряю его, мама, – негромко отозвалась Гарриет, закрепляя второй угол простыни. – Он захотел научиться читать, и я учу его. Ученик он сообразительный.

Элис вздохнула и попробовала переубедить ее. Жаль, что Саманты нет рядом! Ее старшая дочь умела говорить неприятные вещи прямо, но без грубости.

– Ты можешь сколько угодно считать, что обучаешь его, но, боюсь, у него на уме другое, – осторожно заметила она, – и у остальных тоже, особенно после того, как ты стала прогонять их из магазина, когда они болтались там, ничего не покупая.

– Они грубили и оскорбляли меня. Саманта на моем месте сделала бы то же самое, – искренность Гарриет постепенно сменялась негодованием. – Мистер Орел гораздо быстрее запоминает буквы алфавита, когда связывает их с известными ему словами: он знает, например, что такое мешок с едой. Это не то же самое, что учить ребенка. Книжки с картинками тут недостаточно.

Элис взяла прищепку и повесила наволочку.

– Тогда мне хотелось бы, чтобы на ваших уроках присутствовали Вождь Койот, поскольку он внук Вождя, или мисс Вайтекер. И вообще это дело мисс Вайтекер – учить его, в этом поселке она учительница. Не могу же я опекать тебя целый день!

– Мисс Вайтекер считает, что индейцы дурно пахнут. И я не думаю, что она хорошая учительница. Она, к примеру, не знает, что Улисс Грант избран президентом. Ее больше интересует флирт с мистером Брэдшоу, чем что-либо другое.

Гарриет, конечно, права: как учительница Клара Уайтекер была сплошным разочарованием. Джек вырастет таким же диким, как и Парящий Орел, если его не приструнить как можно скорее. Элис посмотрела на веревку.

– Ну, тогда пусть Вождь Койот сидит вместе с тобой. В конце концов, дел у него немного.

Гарриет очень усомнилась.

– Я, конечно, попрошу его, но не думаю, что он поймет меня правильно. У индейцев нет обычая присматривать за девушками. – Новая мысль пришла ей в голову, и она вся засветилась: – Может, я попрошу Бернадетту посидеть со мной?

– Ты же знаешь, что она нужна мне на кухне, и в любом случае это куда хуже, чем Вождь Койот. Она начнет развешивать на окнах шторы или погонится за какой-нибудь бабочкой и вообще забудет про тебя. За этой девицей нужен глаз да глаз!

Гарриет улыбнулась столь точному описанию причуд своей сестренки. Выглядели они обе, может быть, и одинаково, но характером определенно разнились. Гарриет была практичной. Бернадетта же – просто Бернадеттой, и больше ничем.

– Я поговорю с Вождем Койотом. Хоть бы док Рэмси вернулся! Он бы дал дельный совет. Странно, что его вызвали из поселка как раз в тот самый момент, когда уехали мистер Толботт и Саманта.

«Странно» – не то слово! Элис колебалась между благодарностью доктору и какой-то неясной тревогой. Между выпивками он вел себя вполне благопристойно и делал все, чтобы им в поселке было поуютнее на первых порах, – в отличие от Слоана Толботта. А иногда ей казалось, что Рэмси ищет расположения одной из Нили, только не выбрал еще, которой. Двойняшкам он по возрасту в отцы годился, Элис же недвусмысленно дала ему понять, что она замужем и думать не будет ни о ком другом, пока не найдут Эммануэля, живого или мертвого. Хорошо зная Эммануэля, она ничуть не сомневалась, что его труп в случае чего будет лежать в позе человека, устремившегося к дому.

– Это не наше дело, – мягко осадила Элис дочь. – Я уверена, что Саманта скоро вернется и, возможно, придумает что-нибудь насчет мистера Орла. А пока – я настаиваю, чтобы ты не оставалась с ним одна.

Гарриет слегка надулась.

– Ты же разрешила Саманте одной уехать с мистером Толботтом! Не вижу разницы.

Элис не в состоянии была объяснить разницу. Не могла же она сказать младшей дочери, что Саманта вольна идти куда хочет и с кем хочет независимо от пожеланий матери! Гарриет взбунтуется. Разве можно объяснить, что Саманта даже думает по-мужски и как мужчина может постоять за себя, и если Слоан Толботт позволит себе лишнее, то наутро проснется евнухом. Элис не была уверена, что так бы оно и было, но от этих мыслей ей становилось спокойнее. Не слишком приятно было объяснять и то, что Саманта уже выросла и ей пора выходить замуж. А еще старшая Нили надеялась, что эта поездка разбудит их обоих, и они разберутся в своих чувствах. Этого Гарриет вообще не понять. Все по-прежнему считали, что Саманта и Слоан ненавидят друг друга, но Элис-то знала!.. Саманту со Слоаном как магнитом тянуло друг к другу, порознь они уже не существовали.

Поэтому Элис просто пожала плечами и ответила:

– Найти отца намного важнее, чем научить мистера Орла читать.

Гарриет тотчас согласилась.

Внезапно из-за угла выбежал Джек, едва не поскользнувшись в грязи. Брызги украсили только что вывешенное во дворе белье.

– Едут, едут! Можно мне поехать им навстречу? Пытаясь очистить белье от грязи, Элис Нили раздраженно посмотрела на племянника:

– Кто едет?

Джек сиял, протирая очки полой рубашки.

– Все, кто уехал в Арипозу! Не могу сказать точно, пока не посмотрю поближе.

Саманта. И Толботт. Элис и Гарриет с облегчением переглянулись. Наконец-то они дома! Старшая Нили осмотрела Джека, чистая ли у него обувь и заправлена ли рубашка.

– Будь осторожен. Если я узнаю, что ты с холма пустил лошадь в галоп, тебе месяц не разрешат ездить верхом.

Джек радостно вскрикнул и помчался к конюшне.

На шум выбежали несколько человек. За ними потянулись другие.

К тому моменту, когда Рэмси с горняками въезжали в поселок, их уже встречала небольшая толпа.

Саманты и Слоана нигде видно не было. Рэмси улыбнулся, довольный этим открытием. И вместо того, чтобы двинуться с остальными в салун, он направился к асиенде. В это время в салуне уже сообщили новость о том, что выбор среди женщин Нили на одну уменьшился.

* * *

Саманта похлопала по шее своего коня. До поселка было уже рукой подать. На обратном пути Слоан не сказал и двух слов, напряженность между ними нарастала, и Саманта решила предпочесть общество лошади.

Разговаривать было не о чем. Она подарила ему его сорок восемь часов, он отправил человека на поиски отца. Условия сделки выполнены, а об остальном лучше и не думать. После того как брак Слоана перестал быть для нее тайной, каждый из них ушел в себя.

Однако Саманту такое положение вещей не устраивало. Хорошо бы получить более внятное объяснение. Ей хотелось бы знать, что такого сделала жена Слоана, что он решил, будто все женщины одинаковы и не заслуживают доверия. И потом, действительно ли он считал себя столь скверным, что ужиться с ним не могла ни одна женщина? Интересно еще, почему он считал брак настолько неприемлемым, что любые внешние ограничения казались ему предпочтительнее законных.

Ну что тут скажешь? Они прекрасно знали интимные стороны друг друга и при этом друг друга не знали совершенно. Теперь, когда ничего уже нельзя было исправить, девушка поняла, что жестоко ошиблась. Он использовал физическую близость, чтобы манипулировать ею, и она позволила ему. Она одна и виновата во всем. Разве можно жить только чувствами? Это был тяжелый урок для нее.

Девушка еще тешила себя мыслью, что ее глупость не обязательно должна привести к осложнениям. Слоан обещал переговорить с Рэмси и его людьми до того, как те раструбят об их «браке» на весь поселок. Он, наверное, просто подкупит их, чтобы они держали язык за зубами, но ей-то что за дело? И хорошо, что Слоан молчит в дороге.

Она все еще опасалась, что он опять попытается выгнать их из поселка, но он об этом и не заикался. Вероятно, Толботт мог бы нанять адвоката и найти где-нибудь шерифа, чтобы выселить их, если их права не имеют силы, но это могло бы занять годы, а он, очевидно, способен найти способ и похитрее.

Предаваясь этим мрачным мыслям, Саманта едва обращала внимание на окрестности, пока вдруг не услышала резкий и неопределенный звук со стороны Слоана. Она подняла голову и в ужасе распахнула глаза.

Посреди площади над головами людей, которые вышли поприветствовать их, развевался транспарант с надписью:

«ПОЗДРАВЛЯЕМ МИСТЕРА И МИССИС ТОЛБОТТ!»

Рэмси и его люди вернулись в поселок раньше.

Глава 31

У Саманты мгновенно пересохло в горле. Вокруг уже собиралась толпа. Она видела смеющееся лицо матери, видела сестер, подпрыгивающих от возбуждения. Док Рэмси широко улыбался, Краснокожий Джо выглядел несколько угрюмо, но, выступив вперед, он подхватил их лошадей под уздцы. Мурашки пробежали у нее по коже, когда она оглянулась на Слоана, чтобы посмотреть, как он справится с щекотливой ситуацией.

Толботт спокойно спешился и помог ей сойти на землю. Она не могла противиться ему на виду у всех – они-то считали их мужем и женой!

Саманта снова ужаснулась. Ее семья считала, что она вышла замуж за Слоана. Док Рэмси рассказал, как они стояли перед алтарем. С тех пор прошло несколько ночей, и не стоит даже заикаться, что ничего не произошло. Естественно, они занимались тем, чем занимаются все молодожены. Она бы не смогла солгать матери.

Саманта была почти благодарна Слоану за то, что он поддержал ее; еще мгновение, и она бы упала – так ослабли ее колени. Она старалась ни о чем не думать. Краснокожий Джо снял их седельные вьюки и положил у входа в отель, который отныне стал и ее собственностью. Жена должна жить с мужем. Девушка до боли сжала кулаки.

Толпа освободила проход для Элис Нили. Мать Саманты была значительно ниже Слоана, но когда она притянула его за руки к себе, он послушно наклонился к ней и дал себя поцеловать.

– Добро пожаловать в нашу семью, мистер Толботт! Я знала, что вы все сделаете правильно.

Сердце Саманты упало. Слоан промолчал. Двойняшки бросились обнимать его, а над толпой поднялся гул. И прежде чем Саманта поняла, в чем дело, вокруг столпились мужчины, и каждый норовил добраться до нее и поцеловать, как если бы сейчас была свадьба и они имели право целовать невесту.

Слоан раздвинул сестер и крепко взял за воротник того, кто в это мгновение целовал Саманту в щеку. Она с облегчением вздохнула, когда он повел ее к матери. Девушка сейчас была просто не в состоянии раздавать пощечины налево и направо.

– Мы приготовили свадебное торжество! – задыхаясь от спешки, сказала Бернадетта, следуя рядом с ними. – Это так восхитительно! Мама испекла самый большой и самый красивый торт – вы такого в жизни не видели! Док Рэмси принес цукаты, так что он и внутри такой же замечательный. О, Саманта, он такой вкусный! Я сама хотела бы оказаться внутри!

Саманта хорошо знала сестру и ее манеру говорить, но Слоан выглядел немного озадаченно. Она подумала, что он вообразил ее внутри торта, и улыбнулась. Дай Бог, чтобы он все правильно понял, не то еще решит, что взвалил на себя неприятную заботу о семейке со склонностью к эксцентрике.

Похоже, Толботт не спешил избавлять людей от заблуждения относительно их «венчания». Он даже изобразил какую-то мрачноватую улыбку, когда толпа раздалась в стороны, открывая проход к величественному свадебному торту, который им надлежало разрезать. Саманта облизнулась, предвосхищая вкус белой глазури. Мать пекла лучшие свадебные торты в Теннесси. Саманта и мечтать не могла о таком же.

Кто-то подал им нож, и Саманта неуверенно взяла его, ожидая помощи от Слоана. Он, не говоря ни слова, взял ее руку в свою и провел ножом через середину торта. Девушка как зачарованная следила, как он протянул ей первый кусочек. Когда она надкусила его и передала мужу, все захлопали. Почти как настоящая свадьба!

Конечно, у Слоана уже был опыт венчания, думала несчастная чуть позже, когда вокруг загалдели. Кто-то натер канифолью смычок, другие отодвинули столы к стенам. Слоан когда-то уже играл свадьбу с другой женщиной. Скорее всего у него был элегантный, куда более светский праздник в Бостоне – с его чопорной и настоящей женой.

Жена. Саманта, стиснув зубы, смотрела, как мнимый муж наклонился к ее матери. И как у него хватает хладнокровия держаться так, будто этот праздник – настоящий? Ведь они оба знали, что это фарс! Боже, как выпутаться из всего этого?

Но она твердо знала, что этой ночью Слоан Толботт будет спать один. Когда он пригласил ее на танец, она дала ему понять, что ему лучше держаться на расстоянии.

– Что, есть другой выход? – спросил он сухо, оглядывая веселящуюся толпу, которая отмечала их венчание.

– Правда творит чудеса.

– Творит, творит. Ни одна душа в поселке не поверила бы, что мы не спали вместе. И половина из них не поверила бы, что наш брак фиктивный. Ваша матушка первая пришла бы по мою душу с ножом мясника, а затем настояла бы, чтобы вы покинули ее дом, даже если бы вам некуда было идти. Люди подняли бы шум, и часть из них последовала бы за вами. Молва распространилась бы с быстротой молнии. Не только ваша собственная репутация, но и репутация всей вашей семьи пострадала бы по мере расползания слухов. Правда – вещь замечательная!

Саманта даже зубами скрипнула, представив себе такую картину.

– Я не собираюсь спать с вами, – предупредила она. – Я не хочу нарушать супружеской верности.

Кружась в танце перед приветствующей их толпой, Слоан приблизил Саманту к себе.

– Изменится ли ваш взгляд, если я скажу вам, что не был женат?

Она недоуменно уставилась на него.

– И я не шлюха тоже.

Его губы вытянулись в ниточку.

– Хорошо. Тогда не попадайтесь мне на пути, и мы оставим все как было. Отель большой, несложно и разминуться.

Ей не понравились его слова, но спорить не было времени. Танец кончился, и рудокопы, столпившись вокруг, шумно требовали следующий. Прежде чем она успела возразить, ее уже кружил док Рэмси, а Слоан разговаривал с матерью.

Саманта растерянно провожала взглядом мужчин, которые выносили из дверей сундук с ее одеждой и тащили его к предполагаемому новому дому. Ее седло и винтовка были уже там. Она гадала, оказался ли Слоан настолько дерзким, что распорядился также насчет ее кровати и матраца. В любом случае он, конечно, не стал бы выставлять их перед людьми в качестве трофея.

Музыка почти не прекращалась, один танец сменялся другим, и вот она уже в руках очередного партнера. Даже мать теперь танцевала. Некоторые мужчины танцевали друг с другом. У вдовушки, учительницы и жены кузнеца – у всех женщин теперь были пары. Она не могла сказать точно, какая из сестер – Бернадетта или Гарриет – кружилась неподалеку вместе с горным мастером. Другую сестру Саманта вообще не нашла в толпе.

Девушка была почти в полуобморочном состоянии, когда Слоан подхватил ее под локоть и спас от последнего партнера. Она глотнула лимонада, который он ей любезно предложил, и не возразила, когда он, обняв ее за талию, вывел из толпы.

– Вряд ли разумно оставлять свою невесту в обмороке на полу танцевального зала. Кое-кто этого не поймет, – объяснил он свое намерение, в то время как она потягивала прохладный напиток.

– Ваша забота просто поразительна! – Саманта продолжала осматривать зал, стараясь увидеть и мать, и двойняшек. Слишком долго она охраняла и защищала их, и это вошло у нее в привычку.

Она по-прежнему видела только одну из сестер. Встревоженная, она посмотрела в сторону кухни.

– Ты видел Гарриет в последние десять – пятнадцать минут?

Слоан осмотрел помещение.

– Это та, которая с Крейкрафтом?

– Нет, это Бернадетта. Я схожу на кухню, посмотрю. Что-то пьяных многовато.

Последнее, вроде бы не относящееся к делу замечание заставило Слоана последовать за Самантой. Оба знали, что мужчина и виски – взрывоопасная комбинация. При наличии женщин возможность взрыва возрастает многократно. Саманта не задавалась вопросом, хорошо ли, что он пошел с ней, но, в конце концов, это его люди! И он не меньше, чем она, заинтересован в мирном исходе празднества.

Они услышали приглушенные вскрики, как только вышли из шумной гостиной. Слоан тотчас ускорил шаг.

Они проскочили кухню и выбежали на задний двор. Здесь было темно, но крики стали слышнее. Саманта почувствовала, что за ними следом бежал кто-то еще.

Как только Слоан устремился на шум, Саманта услышала чей-то встревоженный голос – за ними наверняка наблюдали. Девушка не отставала от Толботта, ориентиром служила его белая рубашка. Кто-то выскочил из кухни с лампой в руках, и широкая полоса света прорезала темноту двора.

Ужас и бешенство охватили Саманту: в темноте сарая мелькнули золотые локоны Гарриет! Ее заслоняла массивная тень, но Саманта сразу узнала ее голос и приглушенный стон, как бы насильник ни прикрывал ей рот. Взвизгнув от ярости, Саманта рванулась к нему, но Слоан опередил ее.

Дернув мерзавца за ворот, Слоан ударил его тяжелым кулаком в челюсть и опрокинул на землю. Затем, резким рывком поставив на ноги, нанес ему новый жестокий удар – на этот раз в живот. Человек издал какой-то сдавленный звук и рухнул на колени.

Гарриет, всхлипывая, припала к Саманте и уткнулась ей в плечо. Слоан еще раз поднял насильника на ноги. Очередной удар был столь же сокрушителен и хорошо рассчитан, как и предыдущие два. Саманта поморщилась, представив, что чувствует обидчик Гарриет при этой зверской экзекуции: его постепенно превращали в кучу хлама, в мешок с перебитыми костями…

Вокруг собралась толпа. Вперед вышел Краснокожий Джо и попытался удержать Слоана от новых ударов. Джо поднял обмякшего горняка за ворот и швырнул его в руки двух крепких рудокопов.

– Что вам угодно с ним сделать? – коротко спросил он, ни к кому персонально не обращаясь.

– Повесить, – отозвался Слоан, отирая лицо и оглядываясь на женщин, вжавшихся в стену. Платье Гарриет было сильно изорвано, а ее обычно аккуратно уложенные волосы в беспорядке разметались по голым плечам. Его губы сумрачно искривились, когда он увидел страх, который вызвал у нее его вердикт. – Или вывалять в смоле и в перьях? На выбор, мисс Нили.

Саманта пыталась опознать виновного, но тщетно. Видимо, один из тех, кто приходил в поселок и исчезал без следа. При виде разбитого в кровь лица она не испытала никакой жалости. Хорошо хоть штаны его были застегнуты, иначе она бы просто-напросто перерезала ему горло.

Гарриет рядом с ней прошептала:

– Смола с перьями.

Толпа загикала, кто-то тотчас побежал за веревкой.

– Где Вождь Койот? – спросил Слоан. – Есть у него еще эти цыплячьи перья?

– Я разожгу огонь, – предложил кузнец, устремляясь к себе в кузницу.

Переход от радости к насилию подействовал на всех отрезвляюще. Саманта передала Гарриет матери с рук на руки и повернулась к Слоану. Во взгляде его читались привычный холод и уверенность в себе. Он был совершенно трезв и прекрасно знал, что делал. Надо преподать урок всему поселку, пусть знают, что любое насилие будет пресечено и пострадает только виновный.

Люди разбрелись по двору в поисках необходимого для экзекуции. Она в замешательстве направилась к дому.

Она всегда защищала семью, правда, это было очень нелегкой задачей: без оружия в руках мужчины не принимали ее всерьез. Теперь у нее не было оружия, а было только дорожное платье – вместо обычных джинсов. Она оказалась бы беззащитной перед обидчиком Гарриет. И Слоан выполнил ее работу за нее.

Страшновато, конечно, уступать это право человеку, которого презираешь, но она была единственной, кто бы возмутился его вмешательством. Все остальные находили это совершенно естественным – не только потому, что она женщина, а он мужчина, но и потому, что он стал теперь членом ее семьи. Слоан имел право защищать женщин своей семьи любым способом, который посчитал бы уместным.

Это отрезвляло куда больше, чем само насилие! Не желая больше думать обо всем этом, Саманта пошла помогать матери успокаивать Гарриет. Может быть, завтра, когда они отдохнут, все встанет на свои места?

К тому времени, когда шум на улице стих, Гарриет уже задремала. Все еще возбужденная, Саманта приводила в порядок гостиную, не зная, чем бы еще заняться. Люди перешли в салун, ознаменовав праздник дополнительной выпивкой. Она по-прежнему не отваживалась пойти в отель и занималась привычными делами в привычном доме. Но ей казалось, что Слоан не одобрит, если она останется здесь ночевать.

Когда Толботт без стука вошел в дом, уже по его выпрямленной спине и выражению лица она поняла, что не ошиблась. Он немедленно отыскал ее глазами, и стало ясно, что он пришел именно за ней – и мог вытащить даже из постели, имей она глупость туда забраться. Получив уверения, что она только его и дожидалась, он поискал мать.

Элис Нили тут же и появилась. Толботт осторожно мотнул головой:

– Ну как она?

– Спит. Это жестокий урок, мистер Толботт, хорошо, что вы появились вовремя. Все могло кончиться намного хуже. – Она судорожно вздохнула: – Спасибо вам, мистер Толботт!

Слоан кивнул и, настороженно посмотрев на Саманту, опять заговорил с матерью.

– Человека предупредили, что он будет повешен, если его рожу увидят здесь снова. Он тут недавно, мне почти не знаком. Вы не знаете, как ваша дочь оказалась с ним там?

Слоан сжал руку Саманты, когда она приблизилась. Он все еще негодовал, но старался вежливо держаться с матерью. Поистине необъяснимо!

– Она была не с ним, а с внуком Вождя Койота. Тот пришел с ней попрощаться. Боюсь, у Гарриет были какие-то романтические порывы. После того, как мистер Орел ушел, она, наверное, размечталась о чем-то на улице. Тут-то и застал ее этот человек.

– У Вождя Койота нет внука, – отрезал Слоан. – Кто, черт возьми, этот мистер Орел?

Элис Нили покачала головой.

– Он появился здесь через несколько дней после вашего отъезда. Довольно приятный молодой человек. Правда, правда. Могу понять, почему Гарриет забыла об осторожности и вдохновенно учила его читать.

Слоан потер рукой лоб, пытаясь собраться с мыслями.

– Орел, Хок… Высокий, длинные черные волосы, темнокожий, в ухе золотое кольцо?

Элис кивнула:

– Вы его знаете?

Слоан взглянул на Саманту:

– Младший брат Хока.

Она озадаченно наморщила лоб.

– Ты нанял Хока, когда мы туда приехали. Зачем он прислал сюда брата?

Слоан обратился к миссис Нили:

– Он вас о чем-нибудь расспрашивал?

– Теперь я и впрямь припоминаю. У него всегда готов был сорваться с языка какой-нибудь вопрос. Я тогда думала, что это просто природное любопытство – как у Саманты или Джека.

Слоан обнял Саманту за плечи.

– Мы наняли его для поисков вашего мужа. Хок – лучший следопыт к западу от Скалистых гор, не столько потому, что прекрасно разбирается в конских яблоках, сколько потому, что умеет задавать нужные вопросы нужным людям. Он, вероятно, послал брата уточнить здесь кое-какие детали относительно направления поисков, в случае если тропа в долину замерзла. Его зовут не Орел, и он умеет читать. Если не ошибаюсь, он окончил Гарвард.

Губы Элис Нили тронула легкая улыбка.

– Что ж, по всей видимости, яблоко от яблони недалеко падает. Я имею в виду Гарриет. Он действительно индеец?

Слоан пожал плечами:

– Это имеет какое-то значение?

– Нет. – Она протянула руку. – Спасибо еще раз, мистер Толботт. И добро пожаловать в нашу семью.

Он взял ее руку в свою.

– Зовите меня Слоан, мэм. И не спешите приглашать куда бы то ни было. У Саманты может быть свое мнение на этот счет.

Если оно у нее и было, сейчас не время и не место для выяснений. Мать с любопытством посмотрела на дочь. Саманта слишком устала, чтобы о чем-то говорить. Она осторожно высвободилась из объятий Слоана и сказала:

– Не знаю, как вы, а я хочу спать. И решительно направилась к выходу.

Глава 32

– Можешь ложиться в кровать. Я устроюсь на софе в соседней комнате.

Слоан остановился за спиной Саманты, которая с интересом рассматривала его холостяцкую спальню. Кроватные стойки напоминали неошкуренные деревянные палки. Матрас, покрытый медвежьей шкурой, казался мягким и удобным.

Саманта быстро взглянула на высокий платяной шкаф, рядом с которым почему-то стоял ее сундук, и постаралась не изучать тени, скрывающие остальную часть спальни. Она только бегло взглянула в сторону смежной комнаты, не находя в себе храбрости повернуться и посмотреть на Слоана.

– Утром можно будет перенести сюда мою кровать, – тихо сказала она, принимая его предложение.

– Только для замены этой. Я не хочу, чтобы поползли слухи о том, что мы спим раздельно.

С этими словами он вышел и закрыл за собой дверь, которая на много дней и ночей разделила их еще и символически.

Слоан полностью отдалился, как если бы Саманты не существовало вовсе. По утрам она вставала и обнаруживала, что он уже ушел – не то на рудники, не то на лесопилку, а может, работать со своими бухгалтерскими книгами, и потому не стоило ему мешать. Она не видела его целыми днями и была благодарна ему за это. Вечера, когда так или иначе следовало делать вид, что они проводят время вместе, были самой ужасной частью суток.

Бездельничать день-деньской, пока Слоан отсутствует, было не в характере Саманты. Его холостяцкое хозяйство целиком держалось на нем одном, оставляя ее сторонним наблюдателем. Она могла купить в магазине все, что захочет, или делать заказы через Гарриет – за счет Слоана, но ей не доставляло удовольствия заниматься покупками или украшениями, то есть ничем из того, что нравилось бы любой другой женщине. Ее «муж» имел, казалось, неограниченное количество костюмов и рубашек, которые он отсылал вниз со своей горы для стирки и чистки. Ел он где попало и что попало, не гнушаясь тем, что готовили мужчины. Две комнаты наверху и кабинет внизу не требовали больших усилий для поддержания чистоты и порядка, и ничто не заставляло Саманту вести вдовий образ жизни, занимаясь непрерывной готовкой и уборкой помещений. Ее мать могла держать ресторан, но управляться с отелем лучше бы получилось у Саманты. Однако реальной возможности хозяйничать там у нее не было, и это оставляло для ее занятий не слишком большой выбор.

Фактически она не чувствовала себя ни женой, ни вдовой, ни старой девой. Необходимость охотиться, чтобы добывать семье пропитание, отпала. И было еще довольно холодно и опасно начинать поиски долины, а с другой стороны, и слишком рано, чтобы заниматься садом. Ни лошадей, ни коров, ни другой живности Слоан не держал. При необходимости и по возможности Саманта помогала в ресторане матери или пыталась чему-то обучать Джека, но она больше не принадлежала родительскому дому – как не принадлежала и дому Слоана.

Придя к выводу, что ей пора завести собственное хозяйство, Саманта скрепя сердце попыталась заняться огромной и пустой кухней отеля. Жена должна уметь готовить – и она умела. Значит, она вправе распоряжаться на кухне. Правда, это место скорее напоминало амбар, но по крайней мере было чем заняться.

Обнаружив в своем распоряжении только грязный пол да старую плиту, она в отчаянии почти махнула рукой и на кухню, но вдруг нашла в заброшенной кладовой с углами, затянутыми паутиной, запасы половой плитки.

Эта великолепная плитка из красной обожженной глины ручной работы с рисунками, изображавшими зеленые листья, желтое солнце и голубое море, восхитила Саманту, и она показала плитку Бернадетте. Глаза сестры тотчас загорелись лихорадочным блеском.

– Сначала надо выровнять пол и раздобыть песку, чтобы аккуратно выложить плитку, – предупредила сестру Саманта, когда та принялась выкладывать на земле узор.

– И краски! Давай выкрасим стены солнечно-желтым, а? – Бернадетта мечтательно оглядела мрачную кухню.

Саманта посмотрела на темные балки, покрытые грязью и паутиной, и поморщилась. Трудно даже определенно сказать, что тут было потолком – бревна или грязь с паутиной.

– Горячей воды и мыла надо раздобыть в первую очередь, – поправила она сестру.

– Ой, ты можешь выращивать на подоконнике цветы! – воскликнула Бернадетта, подбегая к окну в стене двухфутовой толщины.

Это была первая дельная мысль, которую она высказала за весь день. Саманта улыбнулась и отправилась за ведром и за помощью.

Слоан вернулся, когда уже стемнело. Он застыл в дверном проеме, наблюдая открывшуюся ему картину в духе Дантова ада: грязно-черные создания скребли старые стены, передвигаясь по кучам щебня и сухой глины. Подвешенная на крюке, торчащем из балки, лампа проливала желтоватый свет на швабры, скребки и огромную ржавую плиту, уже наполовину отчищенную. Трудно было бы дать более наглядное представление о камере пыток.

Когда его глаза привыкли к полумраку, он различил фигуры Джо и еще кого-то из своих людей, которые выравнивали грязный пол. Одно из отвратительных созданий, которые терли швабрами пол, оказалось Гарриет, которой надлежало работать в магазине. Она отказалась работать там одна, без других женщин, и поскольку все они сейчас были здесь, стало ясно, что она оставила рабочее место. И все-таки что же здесь происходило?

Той, которую он искал, здесь, похоже, не было, но его предположение, что все это – дело рук Саманты, оказалось верным. Его терпение было вознаграждено, когда ведущая в огород дверь открылась и в проеме показалась его юная «жена». В руках она держала поднос с цветочными горшками. В джинсах и старой накидке, с перепачканным лицом, грязными коленками и дрожащими от напряжения руками, она была прекрасна. И она смеялась.

– Я все посадила! – объявила она, конкретно ни к кому не обращаясь. – У нас есть теперь базилик и чабрец, которых хватит на весь поселок, и герань, которую можно поставить на каждое окно.

– Надеюсь, ты посадила и мыльные деревья. Тебе потребуются тонны мыла, чтобы привести себя в божеский вид.

Все в комнате оцепенели, когда Слоан шагнул на свет. Когда он приблизился к Саманте, собравшиеся тотчас замолчали. То, что они вели себя не совсем как новобрачные, служило, возможно, пищей для разного рода слухов, но он и не собирался под кого-либо подлаживаться. Повинуясь внезапному порыву, он наклонился и поцеловал Саманту в грязную щеку, почти почувствовав вздох облегчения «почтенной публики».

– А я-то все раздумывал, долго ли ты будешь искать себе занятие, – сказал он ей на ушко, отбирая у нее из рук тяжелый поднос с горшками.

– Как только я найду свою долину, у меня будет очень много дел, – холодно сообщила ему «жена», – а пока надо привести в порядок печь. Сеянцам потребуется тепло.

Он поставил поднос на холодную плиту.

– Надо же, а мне все эти годы казалось, что печь нужна для готовки! Извини, пожалуйста, мое невежество.

Все вокруг вновь задвигались, отряхивая одежду и отыскивая предлоги, чтобы удалиться. Слоана мало заботило, что люди думали о предстоящих здесь событиях – будет ли то гроза или, напротив, страстная супружеская постель… Это было их с Самантой личное время, и он хотел, чтобы все ушли.

Он, конечно, не ожидал, что Саманта будет встречать его на пороге в изящном платье, которое он ей подарил, с его любимым напитком в руках и приглашать к столу с его любимыми блюдами. Вряд ли с ней вообще такое возможно. Когда-то у него была та, которая все это делала, но она оказалась лживой сукой и предательницей. Он теперь вполне удовлетворен открытым характером другой, которая встречала его в грязных джинсах и с подносом, полным цветочных горшков. Он расцвел улыбкой в ответ на ее настороженный вид.

– Насколько я понял, ресторан сегодня вечером закрыт. Что же ты предложишь на ужин?

Она сделала шаг назад. Слоан же шагнул вперед. Еще один шаг, и она прижалась спиной к печи. Ближе он подходить не хотел. У нее теперь каждый день было время собраться с мыслями, и они выучились общаться друг с другом, не прибегая к принуждению. Теперь, видимо, настало время взять новый курс в их отношениях. Если Саманта считала, что он забыл, какова она в постели, и не собирался ничего повторять, значит, у нее в голове вместо мозгов одна мякина.

– Ресторан открыт. У мамы есть тушеное мясо. Мы по очереди его готовили, – и она отодвинулась, понимая, что все равно попадется в его ловушку.

– Ты собираешься идти туда в таком виде или сначала примешь ванну?

Глаза ее слегка расширились, но она решила не придавать значения его словам.

– Я хотела помыться после того, как посажу эти семена. Можешь пока занять столик. Я скоро приду.

– Этого кувшина с горячей водой, который держит Джо, не хватит, чтобы помыться. Или ты собираешься использовать плиту? – Слоан позволил ей выскользнуть и критически осмотрел железное чудовище. Старая, поржавевшая снаружи печь выглядела еще хоть куда. Он закатал рукава.

– Мама сказала, что Джо уже почистил дымоход. Но эта печь требует очень много дров.

Саманта как-то подозрительно прищурилась, но он не стал обращать внимания.

– Зато можно сжечь весь мусор, оставшийся после пожара. Помоги-ка мне перетащить его сюда!

Одного у Саманты не отнять – она всегда готова прийти на помощь. Девушка поставила поднос на подоконник и поспешила за ним в темноту.

Они перенесли в кухню кучки щепок, головешек, поленьев, недогоревших деревяшек, стружек и мусора. Пока Слоан щепил лучину, Саманта принесла еще охапку сухих виноградных плетей, обломки садовой решетки и шпалер для растопки. Наконец огонь занялся, и она не торопясь стала подбрасывать туда дрова, а Слоан качал воду в огромный котел, который перетащил из кладовой.

– Здесь нет занавесок. Поднимайся наверх, – сказал он как нечто само собой разумеющееся, когда вода уже нагрелась.

– Тащить бак наверх? Он же очень тяжелый, – запротестовала она. – Мы подогрели слишком много воды. Я сейчас принесу ведро и возьму все, что нужно.

– Лучше возьми ванну, которая висит за лестницей, и неси ее к себе наверх, а уж о воде я позабочусь.

Слоан видел, что она колеблется: хорошо бы, конечно, принять настоящую ванну, но этот его безапелляционный тон… Он явно получал удовольствие от того, что научился читать ее мысли. Саманта Нили могла сколько угодно упираться и противиться, но в ней не было ничего притворного. Другая на ее месте использовала бы его в своих целях. Саманта не только не понимала, что владеет таким оружием, но и понимая, не знала бы, как им воспользоваться.

Потому-то Слоан и выполнял ее желания, не дожидаясь, когда она попросит. Он уже получил ее бумаги с описанием долины и отправил людей на поиски. Как только растает снег, он обязательно возьмет ее туда, даже если окажется, что земля принадлежит ему. Все, что он хотел взамен, – это получить доступ к ее постели, но говорить об этом ему не хотелось. Она вполне способна насмеяться над ним.

Пока все шло как надо, и он, втайне радуясь, наблюдал, как она устремилась в спальню. Толботт не слишком владел искусством обольщения, но точно знал, чего хотел, и собирался сделать все, чтобы достичь цели. Колебания Саманты не имели значения. Все считали, что они женаты, и он мог относиться к ней как к жене до тех пор, пока она соглашалась быть его женой. Какое значение имеют все эти юридические штучки, ведь они дали друг другу слово в церкви! Все, чего хотел Слоан, – это дать ей понять, что их взаимное желание было абсолютно здоровым и нормальным.

Слоан принес наверх несколько ведер горячей воды, а Саманта так и не разделась. Ее рубаха намокла, когда она чистила ванну, и он старался не смотреть, как выделяются под влажной тканью ее твердые юные груди. Саманта явно бы насторожилась.

– Ты можешь и не раздеваться, – бросил он девушке. – Вода остынет, если не поторопишься. Пойду-ка принесу еще.

Когда он вернулся, рядом с ней лежали полотенца и пахнущее лавандой мыло, а грязная одежда была сложена у двери. Но она с головы до пят обернулась в какую-то материю, которая скрыла все. Слоан вылил воду в ванну и выпрямился, чтобы оценить уровень воды.

– Сейчас схожу еще за водой и помогу тебе вымыть голову.

– Я и сама могу ее вымыть, а воды вполне хватает, спасибо. Иди и закажи чего-нибудь. Я скоро буду. – Она повернулась к нему спиной и ждала, когда он уйдет, придерживая свой покров.

Слоан ухмыльнулся и подошел к ней вплотную. Она не могла двинуться без того, чтобы не упасть – или в ванну, или к нему в объятия. Он схватился за обернутую вокруг нее материю и пытался вырвать ее из рук девушки.

– Похоже, ты не понимаешь, Саманта. Я хочу вознаграждения за свои труды. Мне кажется, я был исключительно терпелив, разве нет? А теперь давай развернем тебя и погрузим в воду.

Она задрожала, когда его рука скользнула под ткань и накрыла ее грудь. Слоан с трудом удержался от соблазна поласкать ее такой чувствительный сосок, чтобы узнать, волнует ли ее это так же, как его. Он не собирался на нее набрасываться, брать ее против ее желания.

– Не касайся меня, Слоан! – заявила она, еще крепче кутаясь в свою материю. – Если это плата за ванну, мойся сам! Я пойду к ручью.

– Ручей замерз. Все, что я хочу, – это помочь тебе вымыть голову. Да и видел я тебя раздетой, – отозвался он.

Это ничуть не ободрило ее, но она позволила раздеть себя. Саманта по-прежнему прикрывала груди рукой, так что ему словно бы открылся вырез ее вечернего платья, не более. И все же это было кое-что. Он облизнул палец и провел им у нее под грудью, оставляя влажный след. Он смотрел ей в глаза и видел, как холодные и синие превращаются в теплые и серые, и чувствовал, что она воспламеняется так же, как и он.

– Я сейчас вернусь. Забирайся в ванну, пока вода совсем не остыла. – Слоан убрал руку, так и не коснувшись ее соска. Он знал, что стоит ему дотронуться, как пути назад уже не будет. Сначала он посмотрит, как она моется.

Чреслам Слоана стало тесно в брюках, он весьма неловко спускался по лестнице, чтобы еще раз наполнить ведра горячей водой. Хорошо бы установить в отеле насосы. Может, даже устроить здесь ванную комнату. Он тут же представил себе разгоряченную Саманту, которая, перепачкавшись в земле, входит в эту комнату из сада и с благодарностью погружается в благоухающую воду. И он, конечно же, окажется рядом, чтобы помочь ей потом выйти из ванны.

Надо бы захватить и презервативы, потом ему явно будет не до того – в течение следующего часа он непременно овладеет женой, независимо от ее периода, а шансы вовремя выскользнуть равны нулю. Сейчас с ней он едва ли способен себя контролировать. При одной только мысли о том, что она там уже обнажена, кровь его так и забурлила. Дай Бог сдержаться, пока она в воде.

Слоан весь ушел в себя и потому не понял, что произошло. Он, не услышав выстрела, с грохотом покатился вниз по ступенькам и не почувствовал обжигающей боли. Он только услышал полный ужаса, пронзительный крик Саманты и рухнул на пол.

Глава 33

Выстрел мгновенно разогнал чувственное тепло, окружавшее Саманту, которая уже предвкушала, как погрузится в ароматную лавандовую воду. Еще сильнее ей хотелось вновь ощутить на себе взгляд Слоана. Выстрел, эхом раскатившийся за дверью, заставил ее забыть обо всем.

За дверью… Слоан еще не успел спуститься по лестнице! И у него не было оружия!

Схватив винтовку, Саманта босиком устремилась по коридору к открытой лестнице черного хода. Ей уже давно стало ясно, что это здание выстроил сумасшедший, но теперь она ощутила преимущества постройки. Девушку с трех сторон защищали стены, в то время как весь нижний этаж прекрасно простреливался. Слоана там не было.

Человек, которого она увидела, уже прицелился, чтобы выстрелить снова – в кого или во что, ей видно не было. Без всяких раздумий она вскинула винтовку.

Этот человек с револьвером не был Слоаном, значит, Слоан был его целью.

Стрелявший, должно быть, услышал щелчок затвора и резко повернулся на звук. Пуля, которая предназначалась, чтобы выбить у него из рук оружие, угодила ему прямо в грудь.

Саманта прищурилась и повернулась, почувствовав какое-то движение на заднем дворе. Она увидела бегущего Джо, который на ходу вытаскивал пистолеты, – через мгновение после того, как упал неизвестный. За Джо прибежали другие мужчины из салуна. Девушка попыталась сделать над собой усилие, чтобы спуститься вниз, понимая, что там находится нечто такое, чего ей не следовало бы видеть, и потому не могла двинуться. Она только что убила человека! Это стало ясно, судя по тому, как люди обходили лежащее на земле тело.

Слоан!.. Слоан должен быть внизу. Она закрыла глаза и попробовала унять дрожь. Потом вцепилась в перила и заставила себя двигаться, услышав громкие распоряжения дока Рэмси. Слоану бы не понравилось, если бы его лечил док. Надо было спуститься.

Саманта и не сознавала, как была напугана, пока не услышала яростный рык Слоана. От радости она едва не упала в обморок и потому еще крепче вцепилась в перила.

Слоан успел подхватить ее на руки прежде, чем она потеряла равновесие. Саманта была так рада видеть его, что с благодарностью упала в его объятия, схватилась за рубашку и уткнулась ему в плечо. Но услышать собственные истерические рыдания она смогла не раньше, чем он, неловко обнимая ее, прошептал ей на ухо несколько ничего не значащих безделиц.

Девушка терла глаза, стараясь остановить слезы, но они все текли и текли. Всхлипывания перешли в икоту; Саманта старалась сдерживаться, но пережитые только что мгновения вновь и вновь вставали у нее перед глазами, она снова старалась дотянуться до винтовки, но вместо этого лишь сильнее мяла рубашку Слоана.

– Все в порядке, Сэм, – нежно шептал он, – все-все в порядке. Маленькая царапина и только. Ты спасла мне жизнь, милая. Не плачь.

Его голос звучал так неуверенно и беспомощно, что она улыбнулась сквозь слезы. Маленькая царапина?

Она дернула головой, увидев, что по лицу Слоана течет кровь, и вскрикнула в ужасе:

– Ты ранен? Боже мой, Слоан, как же ты сумел встать?! – Она наклонилась через перила. – Джо, найди мою мать и попроси принести бинты!

Снизу горняки в немом изумлении смотрели, как в мгновение ока Саманта из истерически всхлипывающей женщины превратилась в надежную сестру милосердия, которая, обняв Слоана за плечи, помогала ему подниматься вверх по лестнице. Один из них даже присвистнул от восхищения, когда изящная лодыжка и маленькая розовая ступня мелькнули под куском полотна, которым она обернулась. Другие же с жадным восторгом смотрели, как властная рука Слоана соскользнула с ее осиной талии к выступающим округлостям тела, прикрытым такой тонкой материей, что легко угадывалась нагота. На помощь никто не поспешил.

– Сядь в это кресло, я промою рану, – скомандовала Саманта, когда они добрались до спальни.

Слоан не протестовал, и она почти толкнула его в единственное в спальне кресло. Голова у него кружилась, но, похоже, не только из-за ранения. Женщина, которая отжимала смоченное в холодной воде полотенце, была ему незнакома. Одетая как Саманта, с такими же рыжими кудрями, но столько нежности в глазах Саманты он никогда не видел и никогда прежде не чувствовал, как заботливы ее руки. Она была теплее и мягче той злой на язык амазонки, на которой он был «женат». С той Самантой он был всегда настороже. С этой же просто закрыл глаза и позволил продезинфицировать рану, ни разу не застонав.

– Думаю, теперь ты объяснишь мне, в чем дело, – негромко сказала она. Казалось, она и не заметила, что никто не помог ей с раненым. – Если уж мне суждено жить с человеком, которого каждый норовит пристрелить, естественно, хотелось бы знать, почему.

– Может, ты скажешь мне, и мы оба будем знать? – Он устало откинулся на спинку кресла. Надо ли желать большего? Этот диалог определенно не был пикировкой с его столь восприимчивой «женой».

– Я думаю, мама порекомендовала бы тебе не спать какое-то время после ранения в голову.

Слоан слышал, как она двигалась по комнате, протирая домашнюю утварь, и мог бы ей ответить, что у него всего лишь сотрясение мозга, но сейчас ему явно не хватало чувства юмора обсуждать с ней проблемы диагностики и лечения.

– Жаль, если вода в ванне пропадет зря. – Саманта разговаривала как бы сама с собой. – Она еще и остыть не успела.

Он сидел с закрытыми глазами и не видел, что она повернулась к нему, но каким-то образом почувствовал это.

– Ты не хочешь помыться? – спросила она, чуть запнувшись.

Что-то всколыхнулось в душе Слоана в ответ на этот вопрос, и он перевел дыхание. Он думал, что Саманта попросит его не открывать глаза, пока она не вымоется, или попросит выйти, но уж никак не ожидал, что девушка сначала подумает о нем. Толботт открыл глаза и увидел, что она ждет с полотенцем и мылом в руках.

Перед его мысленным взором пронеслась серия заманчивых картин. Вот она трет ему спину, в то время как он сидит в ванне голый, вот они оба сидят в воде в чем мать родила. Теперь он поднимает ее из воды и кладет на кровать. Еще минута, и он просто сгорит от желания!

Но пульсирующая боль в голове и общая слабость делали все это в данный момент невозможным. Он вяло подумал уговорить ее сесть к нему на колени.

– Почему бы тебе не вымыться сначала самой? – негромко отозвался Слоан. – Я закрою глаза и просто отдохну немного. Может, потом я вымоюсь сам.

На ее лице немедленно отразилась тревога. Саманта пощупала его лоб.

– Температуры нет. Должно быть, голову все же основательно зацепило. Почему Джо не послал за мамой? – озабоченно спросила она.

– В деревянной коробке в соседней комнате лежат всякие порошки. Принеси коробку, я покажу, что выбрать. Смешаешь с водой, и через пару минут со мной все будет в полном порядке.

Рано или поздно ей пришлось бы изучить его и с этой стороны, если она собиралась жить с ним дальше. Что ж, надо начать немедленно, не дожидаясь другого случая.

Через несколько минут она вернулась с аптечкой. Слоан заставил себя не смыкать глаз, указал ей на нужный порошок, объяснил, в каких пропорциях смешать с водой. Слава Богу, вопросов она не задавала.

– Дай-ка я помогу тебе.

Саманта просунула руку ему под голову, и Слоан выпил микстуру. При этом все его внимание поглощала ее округлая грудь, соблазнительно маячившая рядом. На Саманте по-прежнему ничего не было, кроме большого лоскута полотна; края его призывно расходились. Да, видимо, он сильно контужен, ибо с невероятной легкостью справился с соблазном.

– Не возражаю, если ты сядешь мне на колени, – пробормотал он, откидываясь на спинку кресла.

Саманта тотчас отшатнулась. Слоан, не открывая глаз, почувствовал ее недоверчивый взгляд в ответ на его предложение. Девушка правильно поняла причину: его половой бугор, видимо, ощутимо выпятился. Как же несправедлива природа к мужчинам – почему их желания столь очевидны? Слоан и не надеялся, что она обрадуется.

– Я бы не возражала, но надо ж голову иметь на плечах: вряд ли тебе сейчас полезно излишнее напряжение!

Она совсем отстранилась, и он тяжело вздохнул.

– Так ты будешь мыться?

– А ты не будешь подглядывать?

– Ты же не садишься ко мне на колени, что мне остается? Я и так очень страдаю.

Саманта хихикнула. Она действительно хихикнула! Как будто смех весьма уместен в ответ на те десять казней египетских, которым он тут подвергался. Нет, судьба, конечно же, к нему несправедлива, но сейчас он готов был все простить. Саманта только что застрелила человека, чтобы спасти ему жизнь, а он на несколько мгновений заставил ее отвлечься. По крайней мере хотелось бы в это верить.

Слоан не открывал глаза, пока она плескалась в ванне. Несмотря на то что вода уже порядком остыла, чтобы еще источать аромат лаванды, ему казалось, что он весь пропах ею. Саманта порой бывала и взбешенной цыганкой, и гадким пострелом, но она всегда замечательно пахла. Он заерзал в кресле, вспомнив ее запах в тот миг, когда он держал ее в руках. Надо быть настоящей колдуньей, чтобы охмурить его так, как не смогла никакая другая за последние десять лет! С того момента, как эта рыжая озорница вошла в его жизнь, ему уже больше никого не хотелось. Нет, не озорница – юная женщина. Темпераментная, прелестная юная женщина!

Стук в дверь заставил Саманту взвизгнуть и опять завернуться в полотно. Слоан нахмурился, открыл глаза, чтобы убедиться, что она пристойно выглядит, затем рыкнул на того, кто стоял за дверью.

Приняв его рык за разрешение войти, в комнату шагнул Джо. Он скользнул взглядом по боссу, который все еще сидел в кресле с повязкой на голове, затем искоса посмотрел на женщину, завернувшуюся в полотно. Коротко ей кивнув, он заговорил:

– Я опросил ребят. Никто из них не знает убитого. Хенк вроде бы встречал его где-то у Арипозы, когда они были внизу. Я пошлю кого-нибудь разузнать побольше.

Джо как-то неуверенно переминался с ноги на ногу, поглядывая на Саманту и не решаясь сообщить все до конца.

Слоан поспешил ему на помощь:

– Выкладывай. Саманта вправе все знать, Я бы уже бродил по райским кущам, если бы не она.

Джо кивнул, взглянул на Саманту, снял шляпу и стал вертеть ее в руках.

– Один из тех, что спускался с Рэмси, доложил, что там в отеле останавливался какой-то странный парень с Востока. Он расспрашивал о тебе и о поселке и не скрывал, что готов заплатить.

Слоану меньше всего хотелось бы слышать такое. «С Востока»… Ту жизнь он закончил десять лет назад. Никто не знал его местонахождения и кем он был на самом деле – ведь даже имя у него теперь другое.

Правда, в последнее время он что-то расслабился и даже навестил Мэттью. Идиот! Настоящий идиот! Толботт снова закрыл глаза и кивнул.

– Пошли вниз Брэдшоу. Если младший брат Хока еще там, пусть тоже порыщет вокруг. Вероятно, какой-то кретин просто решил, что у меня здесь самая богатая золотая жила в мире! Надо бы положить этому конец.

После того как Джо ушел, Слоан внезапно почувствовал запах лаванды – Саманта села на подлокотник. Прохладной рукой она потрогала его лоб.

– Так ты не только ртуть здесь добываешь?

Он не ожидал подобной атаки, но, в конце концов, Саманта всегда была неожиданна. Он поморщился.

– Рудники принадлежат не только мне. И каждый владелец получает свою долю прибыли. Мы просто решили, что, работая вместе, меньше рискуем.

– Тогда почему при деньгах только ты? В округе больше никто не похож на богача.

Слоан расслабился и положил ноги на стол.

– Потому что я владею землей. Все считали, что здесь ничего нет. Этот край был обречен, я все скупил по дешевке. Мне нужна была только гора, не золото. Здесь есть лес, ртуть, другие руды, которые принесут доход, если организовать какой-нибудь транспорт. Все – в частной собственности. Мне понравилось, я готов был ждать, пока пойдут прибыли. И тут какой-то идиот нашел золотой самородок, и все полетело бы к чертовой матери, если бы я не взял дело в свои руки. И мне, и Брэдшоу, да и другим тоже надоела и эта вонь, и эта преступность, и каторжный труд ценой в несколько долларов за все то золото, что извлекалось из окрестных холмов. И мы решили сохранить все в тайне. А сейчас ведем тщательную разработку жилы. Никаких заявлений, никакого воровства, никаких изнурительных рабочих смен. Каждый получает за выработку. Большинство тут же все пропивает, мне же интереснее инвестировать свою долю.

Ему нравилось, как она гладила его лоб: боль стихала. Он уже почти засыпал.

– Таким образом, если тебя убьют, доля прибыли твоих людей станет больше?

Как же он устал думать об этом!

– Тогда им придется вести собственную бухгалтерию, самостоятельно заниматься продажами, определиться с новым хозяином поселка и принимать ответственные решения. Сомневаюсь, что кто-нибудь из них готов взвалить эту ношу на свои плечи.

– Все это теории, – вполголоса произнесла она. – Ты не засыпаешь случайно? Голос у тебя какой-то сонный.

– Сотрясение мозга я бы чувствовал. Мне просто лень вылезать из этого кресла.

«И мне слишком нравится твой запах и прикосновения руки, чтобы переходить куда бы то ни было, кроме твоей постели», – подумал он, но ничего не сказал.

– Здесь же неудобно. Положи руку мне на плечо, я помогу тебе перебраться в постель.

Он давным-давно и сам бы выстрелил в себя, если бы знал, что это кратчайший путь к ее постели. Скорее притворяясь, чем ощущая слабость на самом деле, Слоан оперся на ее плечо и кое-как поднялся. Но оказалось, он здорово ослаб: у него даже голова закружилась – видимо, он все-таки потерял много крови.

И все же Толботт точно определил, когда она откинула покрывала и помогла ему лечь в постель. Быстрые, умелые маленькие руки расстегнули его рубашку. Интересно, что будет дальше? Если пару минут назад жара у него не было, то теперь он запылал, и эта идиотская рана тут явно ни при чем.

Она стянула с него сапоги и поставила их у кровати. Затем в нерешительности помедлила. Слоан не осмелился открыть глаза, а замер в ожидании. Расстегнет брюки? Вряд ли, у нее не было возможности научиться вести себя столь свободно. Она, конечно, могла быть и бесстыдницей, но сейчас не тот случай.

С сожалением вздохнув, Слоан накрыл ее руку ладонью.

– Ляг рядом. Я наверняка еще полсуток буду храпеть. Но ты не бойся.

Толботт не настаивал, а она не возражала. Прикрутив фитиль лампы, Саманта забралась к нему под одеяло. То, как уютно она примостилась через несколько секунд, свидетельствовало о том, что он ей нужен сейчас не меньше, чем она ему.

Повернувшись на бок, Слоан притянул ее к себе. Не надо было даже снимать с нее ее покров, достаточно того, что он чувствовал ее всю – с головы до пят. Пока.

Утром он еще насладится всеми прелестями этой пленительной женщины, которую хотел сделать своей до конца.

Глава 34

– Саманта, Саманта, открой! У меня руки заняты. Тетя Элис просила меня тебе кое-что занести.

Саманта спросонья приоткрыла один глаз. По полу косой полоской тянулся луч света. Узнав голос Джека, она попыталась спустить ноги с постели и только тут поняла, что попала в западню. Откинув одеяло, она опустила глаза и увидела на талии мужские руки. Это тепло Слоана согревало ей спину.

Теперь она проснулась окончательно. Сорочка соскользнула с нее ночью. Что, черт побери, заставило ее уснуть в одной сорочке? Она с ужасом увидела, как зашевелилась в поисках тепла огромная рука Слоана, а потом скользнула почти до самой ее груди. Лежать неподвижно было бессмысленно – пора выбираться отсюда.

Когда Саманта попыталась освободиться, его объятие стало только крепче. Он же не спал, этот мерзавец! Она посмотрела через плечо. Глаза его были закрыты, но он улыбался. Девушка ткнула его локтем.

– Дай мне встать, Толботт! Джек пришел.

– Отправь его обратно.

Он притянул «жену» к себе, плотно прижав ее ягодицы к своим чреслам. Сэм тихонько выругалась. Может, она и недостаточно искушенная в сексе, но Слоана Толботта знала вполне, чтобы понять, что это за твердая штука у него спереди. Если через минуту она не выскользнет из постели, то еще через одну окажется под ним.

– Отпусти, Слоан, или я закричу, – она попробовала вывернуться.

– Все вокруг только посмеются. Или ты думаешь, что мне хватило прошлой ночи? – Ладони мужчины скользнули вверх и обхватили ее грудь.

Он не удерживал ее, и она легко могла вырваться и встать. Но Слоан так упоительно ласкал ее сосок, что Саманта засомневалась: а так ли ей этого хочется? Она таяла от одних его прикосновений, ее охватило безрассудное желание развести ноги и позволить ему произвести маленький взрыв в своем теле.

При этой мысли она пулей вылетела из постели. Сейчас самый неудачный период для занятий любовью. Достаточно и того, что приходилось вести эту дурацкую игру в брак. И потом – зачем связывать себя его детьми?

Слоан застонал и перевернулся на живот. Чертовски хорошо, что она оставила его в брюках прошлым вечером, решила Саманта. Натянув сорочку, она открыла Джеку дверь.

Он с любопытством посмотрел на кузину, затем на голую спину мужчины в ее постели и наконец поставил поднос на квадратный дубовый стол в углу комнаты.

– Тетя Элис сказала, что сегодня вы можете не спешить к завтраку. Я вам его принес.

Он опять посмотрел на Слоана и спросил громким шепотом:

– Что, кто-то и вправду пытался выстрелить ему в сердце?

– Надо быть дураком, чтобы пытаться выстрелить ему в сердце, – сухо произнесла Саманта. – Слабое место у него совсем не там, они промахнулись на целую милю.

Услышав, как Слоан хмыкнул, Саманта решила, что в нее вот-вот полетят перья из подушки. Она заслонила поднос от возможного обстрела и кивнула на дверь.

– Поблагодари маму и передай ей, что у нас все в порядке. Мы скоро будем.

Джек нехотя вышел, еще раз украдкой бросив взгляд на широкие плечи мужчины. Повязка на голове Слоана ничуть не прояснила фразы Саманты, но девицы вообще были созданиями странноватыми. И он закрыл за собой дверь.

Слоан тотчас простонал:

– Напомни мне отправить его на рудники и забыть там, пока ему не стукнет тридцать.

– Представляю, что тогда кое-кому придется с тобой сделать… – Саманта подала ему чашку кофе. – Как твоя голова? Может, примешь еще порошки?

Он осторожно перевернулся, стараясь не отрывать головы от подушки. Саманта сочувственно поморщилась и постаралась отвести взгляд, заметив, что его брюки расстегнуты. О, этот дразнящий завиток волос под пупком!

– Тебе неудобно пить лежа. Дай-ка я помогу тебе сесть!

В то же мгновение она поняла, что совершила ошибку. В его глазах мелькнул озорной огонек. Опережая события, она предупредила:

– Кофе очень горячий, можно и обвариться. Слоан нахмурился и сел.

– И зачем я связался с фурией, у которой слишком много мозгов, когда кругом дюжины дур так и норовят прыгнуть в мою постель?!

– Тебе просто нравится соперничать со мной. – Она аккуратно поставила чашку на край умывальника и отстранилась. Пора одеваться и заниматься делами.

– Если это именно то, что я хочу, мне удалось бы просверлить дыру до самого Китая, – проворчал он, потягивая горячий кофе и наблюдая, как она роется в своих вещах. – Можешь заказать себе полный гардероб, если хочешь. Раз уж я втянул тебя во все это, то мне же и расплачиваться.

Саманта дернула плечом и вытащила свою старую рабочую рубаху и джинсы.

– Я сама рано или поздно заработаю себе на тряпки, это меня не беспокоит. – Она быстро оглянулась через плечо. – И вовсе не постелью. – Девушка собрала одежду и направилась в соседнюю комнату. – Я заказала кое-какой мануфактуры, чтобы сшить себе брюки. Готовые мне не подходят.

– Саманта, – позвал ее Слоан. Она остановилась у дверей, вопросительно глядя на него. Слоан коснулся рукой повязки на голове. Вид у него был немного смущенный. – Спасибо за вчерашний вечер. Я думал, мне конец. – Выражение лица у нее не изменилось, и он тихо спросил: – Тебе ведь никогда прежде не приходилось убивать человека?

Саманта поежилась.

– Раз я ношу оружие, мне надо быть готовой к тому, чтобы его использовать. Я поняла это в тот самый момент, когда взяла винтовку, чтобы попрактиковаться в стрельбе по мишени.

– Это совсем не то, что сбить мишень или завалить оленя. – Слоан закрыл глаза, как если бы ослабел от боли. Когда он снова открыл их, взгляд его стал холодным и отчужденным. – Я знаю, поверь. Я не стою твоих подвигов. В следующий раз пусть меня пристрелят.

Саманта вмиг оцепенела. Небритое лицо, пропитанная кровью повязка и нечесаные кудри придавали ему вид разбойника с большой дороги. Судя по тому, что она знала, он был кем-то иным. Вряд ли разбойники обладают таким же умом, и кроме того, Слоан Толботт, по ее мнению, страдал каким-то комплексом вины.

– Бывает, я готова застрелить и Джека, но не позволю этого сделать никому другому. – Саманта повернулась и вышла, закрыв за собой дверь. Пусть он поразмышляет над ее загадочной душой. Ей сейчас не до того.

* * *

В последующие дни, пока его люди в долине собирали сведения относительно последнего покушения, Слоан отсиживался в отеле. Саманту немного смущало, когда порой, хозяйничая на кухне, она поднимала глаза и внезапно натыкалась на его задумчивый взгляд.

Она знала, чего он ждет, но не собиралась откликаться на его безмолвный призыв. Он обманул, использовал ее, заставил уйти из дома. Как бы трепетно она ни реагировала на его приближение, нельзя позволить Слоану Толботту унизить себя.

– Если ты ищешь себе занятие, можешь доделать то, что не доделал Джо. – Саманта кивнула на стену, наполовину окрашенную в желтый цвет.

Поскольку Джо ушел в долину, охраняли отель другие. Ни один из них не был расположен делать что-то еще.

– В поселке достаточно бездельников, ты можешь нанять для этой работы любого, – заметил Слоан, осматривая стену.

– Они не слушают распоряжений и готовы класть плитку, прежде чем будут закончены стены. Лучше я все сделаю сама, но как надо. – Она сидела на полу посреди выложенного плиткой участка и смотрела, как он проверял ее цветочные горшки с рассадой. Сестры ушли помогать матери готовить ленч. Хорошо бы сейчас быть вместе с ними!

– Ты все утро варила суп. Он готов? – Слоан кивнул на кастрюлю, кипящую на плите. Жар в кухне стоял такой, что казалось, здесь царит настоящая весна.

– Готов, конечно. Посуда в шкафу. Наливай и ешь. Слоан даже причмокнул от удовольствия, когда она вернулась к своим делам.

– Не могу вспомнить, когда женщины отрывались от дел, чтобы произвести на меня впечатление, – заметил он, доставая из шкафа тарелку и ложку.

– Что ж, где-то, возможно, и существуют женщины, которым отчаянно требуется внимание замкнутого и грубого негодяя, но я не из их числа.

Поскольку стола здесь не было, Слоан с тарелкой в руках сел прямо на свежевыложенную плитку, скрестил ноги и стал неотрывно смотреть, как она выкладывает узор.

– Я ничуть не грубее вас, Саманта Нили, и мы оба знаем, что за этим стоит. Инстинкт продолжения рода естествен, а душить его – неестественно.

– Дерьмо, – коротко отозвалась она.

– Ты не сможешь спокойно заниматься своим делом, прежде чем не удовлетворишь этот инстинкт, – бесстрастно произнес он, поглощая суп.

– Ты из тех, у кого при виде бабы штаны на месте не держатся, – отрезала она. – Вспомни-ка: до тебя у меня было все в порядке.

Саманта добилась своего. Он поморщился, но тут в окно донесся голос Джо, и взять реванш не удалось.

Саманта налила еще тарелку супа, положила ложку и подала вошедшему Джо. Слоан отреагировал свирепым взглядом, но она сделала вид, что не заметила. Девушка рассчитывала услышать от разбойника новости, а он будет словоохотливее при таком уважительном к нему отношении.

Джо прислонился к подоконнику и, зачерпнув полную ложку супа, тоже проигнорировал суровый взгляд хозяина. Признав поражение, Слоан еще раз наполнил свою тарелку и сел, как прежде.

– Сообщишь мне все, когда будешь готов, – сказал он сухо. – Лучше поздно, чем никогда.

Джо выразительно посмотрел на Саманту, которая, невинно примостившись в дальнем углу, тоже хлебала суп. Слоан поморщился:

– Она будет без конца приставать ко мне, если ты не выложишь все при ней. Не добавляй мне трудностей!

Саманта никогда ни к кому не приставала, и он, паршивец, хорошо это знал. Она многозначительно сверкнула глазами, но Толботт остался глух к подобным знакам внимания. Ладно, хочется во всем обвинять ее – черт с ним! Она тоже не из слабых. И до тех пор, пока ей придется изображать его жену, она вправе знать, кто пытался убить его и почему.

Джо разжевал и проглотил мясо.

– Парень с востока исчез, как только узнал, что ты остался в живых. Что-то быстро распространяются отсюда слухи последнее время.

«Муж» и «жена» нетерпеливо смотрели на Джо, ожидая продолжения. Он отпил немного бульона прямо из тарелки.

– Хороший суп, миссис Толботт. Похоже, здесь можно поесть по-настоящему.

– Еще тарелочку? – спросила она и тотчас добавила: – Но если ты не прекратишь свою игру, я вылью супчик тебе на голову.

Саманта услышала короткий смешок Слоана, но не удостоила его и взглядом. Пусть считает ее неженственной и жесткой, она и сама это знала. Ей не довелось увидеть, как Джо хватается за свои пистолеты, зато на пьяного и беспомощного насмотрелась. Она его не боялась.

Джо взглянул на нее в упор, стараясь придать своему облику должную свирепость, но где ему до Слоана! Она пожала плечами, и он продолжил рассказ:

– Тот несчастный ублюдок, который стрелял в тебя, погряз в долгах, играя в рулетку в Арипозе. У меня нет доказательств, но два арипозца клялись, что парень с востока предлагал и им помочь выпутаться из долгов, если они в конце концов прикончат тебя. Думаю, этот принял-таки его предложение.

Воцарилась тишина. Не надо было долго думать, чтобы сообразить, что и другие попытки осуществлялись таким же образом. Первую, наверное, предпринял сам заказчик, остальные довершались наемниками. Саманта повернулась к Слоану – посмотреть, как он воспринял известие.

Он доел суп и поставил тарелку на пол рядом.

– Ты нашел младшего брата Хока? Джо кивнул:

– Он сейчас «ведет» того, с востока.

– Тебе известно имя?

– Кларк. Он назвал себя Кларком. Это о чем-нибудь тебе говорит?

Слоан пожал плечами:

– Сомневаюсь, что это настоящее имя. Какой он из себя?

– Стройный. Примерно шести футов росту. Шатен. Носит костюмы. Нравится женщинам.

Лицо Слоана окаменело.

– Андерсон! О Господи!

Не произнеся больше ни слова, он встал и вышел. Саманта с Джо остались. Девушка первой прервала молчание:

– Кто это – Андерсон? Джо пожал плечами:

– Гадом буду, если знаю.

Саманта посмотрела в окно: среди сухих виноградных плетей весело щебетал воробей.

– Полагаю, кому-то из нас придется разузнать, – беззаботно сказала она.

– Не так-то просто его напоить, – заметил Джо чуть ли не загробным голосом, – а я не знаю другого способа заставить мужчину разговориться, если он не хочет.

Зато Саманта знала. Джо, конечно, тоже знал, но он был слишком щепетилен, чтобы намекнуть. Женщина могла разговорить мужчину. Саманта не знала только, насколько она женщина: опыта еще маловато.

А мог бы и быть, мрачно подумала Саманта. Она любила этого проклятого человека.

Глава 35

Слоан закинул ноги на подлокотник софы, а руки подложил под голову, которая покоилась на противоположном подлокотнике. Чертова софа была слишком короткой! Может, лучше было бы оставаться в лагере при руднике? Впрочем, отнюдь не размеры софы заставляли его думать об этом.

Он посмотрел на дверь спальни, за ней суетилась Саманта. Толботт слышал, как она ходила, носила ведра с горячей водой, открывала и закрывала сундук. Он вошел в тот момент, когда девушка примеряла сшитые ею джинсы. Не такие грубые, как покупные, они сидели как влитые на ее тонкой талии и округлой попке, подчеркивая красоту и длину великолепных ног. Она заставит мужчин задыхаться и ползать перед ней на коленях, стоит ей только выйти в них из дома. Но Саманта запустила в него щеткой для волос, едва Слоан заикнулся об этом.

Он, возможно, не сумел надлежащим образом выразить свой протест: у него на этот раз просто не хватило чувства юмора. Толботт вздохнул и вытянул затекшие ноги. Он явно обидел ее, в то время как она, возможно, сама того не осознавая, сделала все, чтобы произвести на него впечатление. Он прекрасно понимал, почему она с такой щегольской гордостью демонстрировала ему свою хорошенькую попку. Саманта просто была слишком искренней.

Еще пару дней назад Слоан принял бы ее вызов и полжизни бы отдал, чтобы Саманта попыталась соблазнить его. Он бы отдал и больше, лишь бы оказаться сейчас в ее постели. Но в любом случае Толботт не смог бы жениться на ней, пока вокруг рыщет этот Андерсон. Опасно было также играть роль женатого на Саманте: девушка уже показала, что не намерена играть никаких ролей.

Для ее же блага следовало вывезти Саманту отсюда. Если там, внизу, и в самом деле ошивался Андерсон, Слоан сколько угодно мог гадать, что ему надо или как он его нашел, но держать Сэм здесь, пока он не выяснит этого, было опасно. Андерсон знал все. И, вполне возможно, мог бы даже заставить Нили уехать, просто рассказав ей то, что знал. Но если по какой-то дикой причине Андерсон решил отомстить Слоану, он бы не задумываясь распространил свою месть и на Саманту.

Значит, надо рассказать Саманте правду, хотя он бы предпочел, чтобы кто-нибудь нашел наконец ее пресловутую долину и Сэм занялась бы там своим любимым сельским хозяйством. Тогда у него, вероятно, появился бы шанс в будущем уговорить ее разделить с ним постель. Но стоило выложить все начистоту – и никаких шансов уже не останется.

Слоан еще мог бы оттянуть неизбежное, если бы в этот момент к нему не вошла Саманта. На ней была ночная сорочка из тонкой полупрозрачной материи – не стоило ничего выдумывать, чтобы немедленно возбудить его. Это был, вероятно, просто хорошего качества тонкий батист – у Саманты не было ничего из французских вещей, какие носила Мелинда, – но свет лампы за ее спиной позволял Слоану видеть ее всю сквозь прозрачную ткань.

«У нее такие длинные ноги!..» – теряя контроль над собой, подумал он, глядя на тени под сорочкой. Линия длинных и узких бедер лишь подчеркивала пластику тонкого стана Саманты. Не надо было даже поднимать глаза, чтобы понять, что он в опасности.

– Нам надо поговорить, – сказала она бесстрастно, рассеяв последние иллюзии насчет намерения его соблазнить.

– Беседа – последнее, что приходит на ум, когда ты так одета. – Слоан, казалось, сам удивился, что ему удалось произнести это так спокойно, в то время как в горле все пересохло от желания, а кровь неслась по жилам, как весенние потоки с гор.

– Я пыталась таким способом обратить на себя внимание. – В ее голосе прозвучал сдержанный юмор. Она подтащила кресло поближе к Слоану и села.

Ее грудь оказалась на уровне его глаз. Мужчина с интересом принялся изучать то, что теперь оказалось в поле его зрения. К сожалению, только одна ленточка ее сорочки была развязана, так что он видел лишь кусочек обнаженного тела. Не слишком удачный ракурс, решил он. Она, возможно, и не осознавала, что натянувшаяся материя подчеркивала каждый изгиб ее тела. Невинная синяя ленточка под грудями еще сильнее подчеркивала их округлость. Он мог бы поклясться, что видел темные холмики сосков сквозь тонкую ткань.

– Ты вполне обратила на себя внимание. Я только не уверен, что смогу воспринять хоть одно твое слово. У тебя и панталончиков нет под сорочкой?

Она поджала под себя ноги, вероятно, чтобы скрыть смущение. В результате он жадным взглядом принялся за поиски того места, где они сходились. Слоан напряженно думал, как заставить ее перебраться на софу и уложить поверх себя, едва сдерживаясь, чтобы не застонать от болезненного ощущения в паху.

– Самое неудачное время месяца, – произнесла она натянуто, – так что выкинь это из головы. Давай-ка лучше займемся этим Кларком, или Андерсоном, или кто он там еще.

Она указывала ему выход. Слоан закрыл глаза и попробовал собраться с мыслями. Вся история была похоронена десять лет назад, и копаться в ней вновь у него не было никакого желания. Зато было яростное желание зарыться в Саманту, погрузиться в ее невинность, насладиться ее нежностью, посмеяться ее шуткам. Он не хотел давать ей последний повод отвязаться от него.

– Пойдем сначала в постель, а о нем поговорим после. Я сумею защитить тебя, если в этом дело.

Произнеся эти слова, Слоан осмелился взглянуть на нее в упор. Откровенное желание в ее глазах сразило бы его наповал, если бы он уже не лежал. Своим видом она насквозь пробивала стену, которую он возводил вокруг себя все эти годы, так что от самой возможности взять реванш захватывало дух. Она хотела его. Несмотря на обиды и боль, которые он ей причинил, всю его мрачность, грубость и рыкание – она по-прежнему хотела его! Она была столь же безумна, как и он.

– Дело не в этом, сам знаешь, – она как ни в чем не бывало перевела разговор на него. – У этого Андерсона было что-то с твоей женой, которую ты оставил там, на востоке?

С таким же успехом она могла бы залепить ему пощечину. Слоан уставился в потолок.

– Среди прочего Гарри Андерсон – ее сводный брат. Но это не значит, что там, внизу, шастает именно он.

Она тяжело вздохнула. Он всего лишь подтвердил, что у него была жена. Это должно было оттолкнуть ее вовсе, так что все остальное уже не имело значения. То, что это была лишь полуправда, не делало ее менее болезненной.

Толботт недооценил стойкости Саманты.

– Ты как-то говорил, что не можешь считать себя по-настоящему женатым. Он здесь по этой причине?

Глядя в потолок, Слоан нахмурился. Он уже достаточно сказал этой соблазнительной колдунье. Все, что оставалось, – это взять ее сейчас, а потом – пусть идет своей дорогой. А почему бы и нет? Слоан Толботт, каким он стал за эти последние годы, вполне мог так поступить. Не метнуть ли в нее нож, чтобы она ушла?

Саманта, кстати, не ушла, когда он последний раз сделал это. Возмутительно! Он сделал все, чтобы держать ее на расстоянии, но она каким-то образом проникла сквозь его кожу, как какой-нибудь паразит, без которого он теперь не мог существовать. «Паразит» – не то слово! Это бы значило, что она жила за его счет, но она вполне самостоятельна. Нет, наверное, существовало слово поточнее. Сэм поддерживала в нем жизнь. Вполне вероятно, будь у них шанс, они могли бы сделать свое существование взаимовыгодным симбиозом, черпая силы друг в друге.

Но у них никогда не будет такого шанса. Глубоко вздохнув, Слоан ответил Саманте. Лучше бы она этого не слышала:

– Гарри, вероятно, узнал, что я развелся с Мелиндой и, таким образом, она от меня ничего больше не получит. Конечно, я нарушаю условия договора о расторжении брака, рассказывая тебе все это.

– Твое настоящее имя – Слоан Монтгомери. Ты был женат, а сейчас разведен, и твоя бывшая жена продолжает носить твое имя. Я думаю, что тайна вашего развода означает, что для всех она по-прежнему твоя жена. Или теперь уже вдова, насколько я понимаю. Но что до всего этого ее сводному брату?

Она, должно быть, расстается со своими надеждами, угрюмо решил Слоан, обдумывая ответ. Он сообщил ей, что разведен, а значит, свободен для нового брака, но он ведь не состоит с ней в этом браке. Саманта и бровью не повела.

– Гарри – ее любовник с того времени, как она повзрослела, чтобы понимать, что такое любовник.

Ну, вот он ей и сказал. Теперь наверняка достаточно, чтобы навечно оскорбить ее южную баптистскую мораль.

Не услышав ответа, Слоан с интересом посмотрел на нее. В лице Саманты отражалась смесь ужаса, отвращения и любопытства одновременно. Он все еще хотел ее. Плевать на все. Но надо еще заставить себя вспомнить, что же сделало его столь откровенным.

– Бывает, – Слоан пожал плечами. – Они выросли в изолированном месте. И никого не знали, только друг друга. Их родители были… – Он не мог подобрать нейтральных слов для характеристики этих жестоких, эгоцентричных, злобных людей и попробовал другие, помягче: – Родители не любили своих детей. Гарри и Мелинда обучались любви друг у друга – и наверняка в искаженном смысле этого слова.

Она кивала теперь, как он заметил краешком глаза.

– По крайней мере они не были родными. Слоан повернулся и увидел, как она съежилась под его взглядом. Бедняжка.

– Я знала девушку, – она запнулась, затем сделала над собой усилие. – Ее отец был вдов. Они жили за городом. У нее не было мужа, но было двое детей. Я слышала, как по их поводу шептались. Это все не слишком необычно, я думаю.

Слоану захотелось обнять ее и сказать, что это именно необычно и неправильно и ей не следовало бы знать о таких вещах, но он только плотнее обхватил руками голову и снова уставился в потолок. После пожара потолок восстановили и выкрасили, но он успел кое-где вновь покрыться паутиной.

– Случай, о котором ты рассказала, называется инцест, и это самое настоящее извращение. Но между Гарри и Мелиндой кровного родства не было. Они могли даже вступить в брак, но у них не было денег и не на что было бы жить. Гарри мог бы, наверное, унаследовать ферму отчима, если бы дождался, но он не представлял себя фермером. С течением времени он уехал в город и нашел себе богатую женщину. Потом привез в город и Мелинду и представил ее как свою сестру.

– А ты был богат и женился на ней, – спокойно закончила она. – Ты был еще молод. Как долго вы были женаты?

– Я оказался молодым романтическим дураком. Мелинда представила дело так, что я считал себя ее спасителем. Через два года я бы получил степень. Я планировал уехать для этого в Шотландию, но считал, что это не лучшее место для утонченной леди. Черт, каким я был идиотом!

– Степень? Разве идиоты способны получить степень? Даже мой отец не учился в колледже. Вряд ли я знаю кого-либо, кто имел бы степень.

Саманта внезапно замолчала, и Слоану почудилось, что он слышит, как работает ее мозг. Меньше чем за минуту девушка выдала результат. Она, черт бы ее побрал, была куда сметливее, чем он в ее возрасте!

– Медицинская степень. Ах ты, сукин сын! У тебя степень доктора медицины, так?

Саманта уставилась на него, как если бы он объявил себя убийцей Линкольна. Попадись ей что-нибудь сейчас под руку, она бы не задумываясь запустила в него. Правда, вряд ли это помогло бы.

– Доктор Монтгомери к вашим услугам, миледи, и во имя всего святого на земле, – съехидничал он. – Никакого медицинского опыта. Наследовал дом в Шотландии после смерти отца. Им сейчас распоряжается Мелинда. Достаточно было года жизни в браке, чтобы понять, что ей никогда не стать не только женой доктора, но даже просто любящей женой богатого человека!

Саманта в оцепенении ловила каждое слово Толботта. Слишком необычная история – и слишком печальная. По крайней мере то, что он рассказал. Но она, естественно, понимала и то, что за этим стоит. Слоан полагал, что женщина, способная разговаривать с виноградной лозой, способна слышать и то, что не высказано.

– Ты упрекал себя за невнимание к молодой жене в течение двух лет, – угадала она.

Он поморщился:

– Во всяком случае, я так считал. Я был немного старше к этому моменту – то есть чуть более зрелым. Я не был настоящим холостяком эти два года, но успел забыть, как она выглядит. Не могу сказать, что мы особенно любили друг друга, но я собирался сделать наш брак настоящим. По крайней мере так думал.

– А Гарри думал иначе, – закончила она его мысль.

– Да, Гарри так не думал. – Сцепленные за головой пальцы Слоана стали неметь. – Дальше рассказывать не хочу. Пошли в постель, Саманта. Утром я позабочусь, чтобы отправить тебя вниз, к своему брату. Поживешь там. И Хок быстрее доберется до тебя, когда выяснит что-либо о твоем отце.

– Я не поеду. Лучше уж переберусь обратно к матери, если ты не хочешь, чтобы я оставалась. Незачем слишком печься о моей репутации. По всей видимости, я рано или поздно тебе надоем. Я думаю, ты уже добился своего. Все считают, что я твоя жена, но дольше мы вместе жить не можем. – Она встала и направилась к двери.

Это было только половиной дела.

– Саманта, – позвал он ее.

Девушка обернулась, и Слоан увидел, что она выучилась смотреть почти так же, как и он. Лучше бы она пришла в ярость, начала бросаться вещами, кинулась бы за винтовкой или еще за чем-нибудь. Но Саманта стояла спокойно, словно он не вывернул ее наизнанку, предложив убираться из его жизни. Она выходила за него замуж из жалости, причем вполне сознательно. За него, воплощенного ублюдка! Все повторялось. Она была даже наивнее, чем он в ее годы.

– Саманта, дело не в тебе. Единственным способом вынудить Мелинду оставить меня было обещание, что она сохранит мое имя и все, чем я владею, иначе грозил скандал. Официальный развод необходим только в том случае, если бы я собрался вновь жениться по закону. Я доктор, а не юрист. Мне неизвестны юридические последствия брака с тобой под именем Слоан Толботт и даже то, что произойдет, если я нарушу обязательства и использую имя Монтгомери. Кроме того, было бы нечестно связывать брачными узами со мной такую чистую женщину, как ты. Я просто не хочу, чтобы ты потом пожалела.

Саманта улыбнулась Толботту, в глазах ее стояли слезы. Он не любил, когда она плакала, ибо при виде слез становился беспомощным. Мелинда использовала слезы, чтобы добиваться своего, пока он не разгадал уловку. Искренность Саманты Слоан чувствовал почти до боли.

– Я не слишком-то гожусь для брака, – заговорила она. – Придет весна, и мне наверняка будет не до готовки для тебя, а пыли сюда нагонит столько, что я смогу ее использовать как грунт для овощей. Я некрасива, не получила тонкого воспитания, и меня не нужно защищать. Так что в муже я не нуждаюсь. Да я никогда и не собиралась замуж. Впрочем, в течение какого-то времени это действительно приятно, даже когда ты – столь же паршивый муж, сколь я – негодная жена!

И она закрыла за собой дверь.

Будь Слоан настоящим мужчиной, он вскочил бы на ноги, догнал бы ее и успокоил. Склонил бы ее заняться любовью, пока у них не закружилась бы голова, а потом принялся бы за поиски хорошего юриста. Он бы не оставил у нее и тени сомнения, что она не годится ему в жены, поскольку именно она соответствовала его идеалу женщины и даже более. Эта мысль мучила его, как никакая другая.

Но он не пошевельнулся – потому что был тем, кем был: мужчиной, который не брезговал худшими из женщин, человеком, который изменил призванию, отцом, убившим собственного сына.

И все-таки, раз уж ему удалось выпроводить Саманту из отеля, он по крайней мере не подвергал опасности никого, кроме себя.

Глава 36

Саманта упаковалась и съехала на следующий же день.

Элис Нили явилась к Слоану, дабы услышать какие-либо объяснения, но он лишь продемонстрировал свое хамство, доведенное до совершенства. Закинув ноги в сапогах на стол, Толботт молча выслушал ее, покачал головой и стал швырять дарты в портрет Джорджа Вашингтона. Ей ничего не оставалось сделать, кроме как уйти. Он даже залюбовался грацией и достоинством, с которыми она удалилась.

Джо отчужденно взглянул на него и побрел в салун с бутылкой любимого виски. В баре ему повстречался Рэмси и охарактеризовал Слоана самыми гадкими словами из своего лексикона и даже из давно забытой медицинской энциклопедии. Толботт и сам бы выпил, но это только усложнило бы положение. Пить он не умел. Вдруг бы захотелось схватить Саманту за волосы и изнасиловать ее прежде, чем пройдет алкогольное опьянение. Да и нельзя позволять себе расслабиться, пока Гарри и его наемники рыщут в округе.

Вождь Койот, улучив момент, увел у Слоана лучшую лошадь и скрылся в неизвестном направлении. Толботт решил было погнаться за ним, но неохотно отказался от этой мысли: опасно было оставлять поселок, пока в округе рыскал Андерсон. Слоан-таки нашел человека, который ухватился за дикую идею поохотиться на сумасшедшего индейца. На результат Толботт не надеялся, но по крайней мере теперь не чувствовал себя таким беспомощным.

В эту ночь Слоан перебрался в свою постель, где спала эти несколько недель Саманта. Он разделся и лег, но на него тут же пахнуло лавандой. Черт! Забыл сменить эти проклятые простыни! Он подхватил одеяло и перебрался на софу.

Но это не помогло. Воображать, что там, за дверью, спит она, в то время как там никого не было, – большей нелепости и не придумаешь! Слоан всю ночь беспокойно ворочался и утром проснулся на полу.

Ругаясь, он принялся разбирать спальню, чтобы как-то прийти в себя. Сорвал с постели простыни – и обнаружил под матрацем нижнее белье Саманты. Выбросил матрац за дверь – и увидел под кроватью ее садовые перчатки.

На столе в гостиной лежала открытая книга, которую она здесь читала. На крючке под лестницей висела ее шляпка. Повсюду стояли горшки с цветами. В доме не было ни одной комнаты, где бы не встретилась какая-нибудь вещь Саманты. Сердце Слоана кровью обливалось.

Толботт не понимал, что происходит. Мелинда могла вывалить на пол весь свой гардероб, вылить все свои духи – и он без всякого сожаления, вернее, даже с радостью устроил бы костер из ее хлама. А книжку Саманты он оставил там, где нашел, полил все цветы в горшках и оставил пахнущее лавандой женское белье в ее сундуке. Перчатки положил туда, где висела ее шляпка, чтобы она в случае чего без труда нашла все свои вещи. Он и впрямь сошел с ума!

Слоан методично проверил бухгалтерию, не оставив без внимания ни одного потраченного цента, затем прошел в магазин – взглянуть на амбарные книги Гарриет. И тотчас забыл о них, стоило ему увидеть Саманту на месте приболевшей сестры. Девушка спросила о своих цветах, и он ответил, что она вольна прийти и посмотреть на них в любое время. Потом он вышел, сделав вид, что только затем и приходил.

Слоан понял, что сделал роковую ошибку, когда в тот же день, чуть позже, услышал веселое насвистывание на кухне. Медно-красные волосы, подвязанные шарфом, тонкие пальцы, выпачканные землей, длинные ноги в габардиновых штанах – совершенно счастливая Саманта, щурясь от солнечного света, пересаживала свои растения. Ее свист на мгновение прервался, и она изобразила ослепительную улыбку, стоило ему заглянуть на кухню, но тотчас сникла, как только он повернулся и молча вышел.

Ему приходилось совершать крупные ошибки, но ни одна из них не была сравнима с той, что он совершил с Самантой Нили. Решив, что порция виски ему не повредит, Слоан направился в бар и присоединился к Джо и Рэмси.

Джо тотчас подхватил свою бутылку и отошел к столику. Слоан, свирепо сверкнув глазами, налил себе виски.

– Как-то тихо здесь нынче, – заметил Рэмси, ни к кому конкретно не обращаясь. Потом, посчитав нужным заметить присутствие Слоана, добавил: – Хотите, я выстрелю в вас, чтобы немного оживить атмосферу?

– Ты не попадешь и в стену конюшни, даже когда трезв, – едко отозвался Слоан.

– А вы не отличите свою задницу от дырки в земле, – в тон ему ответил Рэмси и, подняв стакан, залпом осушил его.

– Ну конечно, ты же изучал анатомию в школе мясников! В какой науке у тебя степень? В дерьмологии?

Глаза Рэмси налились кровью. Он уцепился за стойку, свирепо вращая глазами.

– Да, я не получил этого высоколобого образования, как некоторые известные мне парни с востока в модных штанах, но здравого смысла за деньги не купишь. Если бы у вас была хотя бы одна извилина в мозгах, вы бы понимали, что вышвырнули из дома одно из самых замечательных созданий в этом раю. Вас следует пристрелить – просто чтобы очистить мир от скверны! – Рэмси, покачиваясь, выпрямился, попытался придать себе пристойный вид и поправил несуществующий галстук. – Собственно говоря, будучи человеком здравого смысла, я и сам добьюсь мисс Саманты! – Он, шатаясь, двинулся к выходу.

Слоан схватил его сзади за сюртук, развернул к себе лицом и ударил в челюсть. Пьяный доктор полетел на блестящий пол.

– Миссис Толботт! – заревел он, нависнув над своим противником и ожидая, когда тот встанет на ноги. – Она моя жена, и ты, подонок, не можешь ее «добиваться»!

Но Рэмси почему-то не принял вызова. Джо с отвращением взглянул на своего босса и зло сплюнул.

– Похоже, придется поискать твою жену, если ты так и лезешь в драку. Она единственная, кто может тебя утихомирить.

Справедливость этих слов поразила Слоана до глубины души. Хорошо бы напиться до чертиков, чтобы ничего не слышать, но одного стакана явно недостаточно.

Переступив через Рэмси, Толботт вышел из салуна и в тот же день уехал в горняцкий лагерь.


С отъездом Слоана Саманта могла беспрепятственно заняться переоборудованием кухни. Впрочем, она считала, что это зряшное дело, поскольку Толботт все равно никогда бы не стал использовать кухню по назначению. Но зимой она всегда была неугомонной, теперь же следовало занять хотя бы руки, если не голову.

Никто, казалось, не находил странным, что она работала там, где ей ничего не принадлежит. Люди по-прежнему звали ее миссис Толботт. Наверняка большинство из них предполагало небольшую размолвку между ней и Слоаном, которая явно продлится недолго. У Толботта тяжелый характер, и симпатии поселян были целиком на ее стороне.

Саманта не считала нужным разубеждать их. В любом случае никто бы ей не поверил. Привыкшая не обращать внимания на пересуды, она делала то, что считала необходимым.

Джо возобновил окраску стен, Бернадетта в свободное время помогала с плиткой. Джек смешивал краски и бегал с поручениями, когда не был занят поисками зарытых в саду сокровищ и не слушал россказней в салуне. Эймос Доннер вызвался смастерить стол и стулья и при случае бесконечно обсуждал их размеры с Бернадеттой. Саманта посмеивалась и объясняла это – как и свою неугомонность – приближающейся весной.

По ночам ее мучила бессонница, и она часто смотрела в окно на залитые лунным светом горы на горизонте. Днем она тратила всю свою энергию на физический труд – забиралась на лестницы, скребла стены, перекапывала землю в огороде. Как и Слоану, ей ничего не помогало.

Саманта не могла погасить ни своего внутреннего огня, ни вообще выбросить Толботта из головы. Заслышав крики мужчин на улице, она в надежде, что вернулся Слоан, бросалась к окну. Когда раздавались шаги на лестнице черного хода, ее сердце замирало. Девушка беспрестанно убиралась в комнатах Слоана, о чем никогда не заботилась в его присутствии.

Она гладила пальцами книги, которых касалась его рука, открывала коробки с его сигарами – просто чтобы вдохнуть их аромат. И даже стащила из нестиранного белья его рубашку и положила ее к себе в постель, чтобы чувствовать его запах и воображать, что он рядом.

Саманта ничуть не сомневалась, что с приходом весны и поисками своей долины справится с этим наваждением. Просто на время ей надо было чем-то себя занять, а потом Слоан стал бы лишь частью ее прошлого, как старая собака, с которой она спала, будучи совсем еще ребенком. Она всегда любила животных. Их было бесчисленное множество в ее жизни, и Слоан стал одним из них.


В конце февраля из долины прискакал младший брат Хока. Дело было поздним вечером, и дул особенно сильный ветер, когда он подъехал к заброшенному хлеву – нынешней конюшне. Саманта увидела его из окна кухни и выскользнула на улицу перехватить, чтобы никто не узнал о его приезде.

Он взглянул на нее своими темными глазами и тут же отвернулся, расседлывая лошадь.

– Где Толботт?

– Пока еще в лагере при руднике. Что вам удалось разузнать?

Было сыро, и Саманта поплотнее закуталась в шаль, подвинувшись к разгоряченной лошади.

– Хок уехал в Мексику. Говорят, что вашего отца несколько месяцев назад видели там.

Он по-прежнему не смотрел на нее. Саманта нахмурилась. И парень-то вроде не особенно застенчивый… Возможно, его смущало, что Гарриет рассказала сестре о его несуществующих достоинствах? Но это ее сейчас вовсе не беспокоило.

– Мексика. – До нее постепенно доходил смысл его слов. Отца видели живым всего несколько месяцев назад. Почему же он не писал? Может быть, он болен? Ничего не слышали?

– Если эти слухи – правда, я бы сказал, что он был болен. Но Хок просил меня не сплетничать. Я приехал поговорить с Толботтом.

И он стал подчеркнуто молча чистить лошадь. Похоже, из этого молодого человека, не такого крепкого, правда, как Хок, но с таким же темным, суровым лицом, больше не удастся вытянуть ни слова.

– Как твое настоящее имя? – спросила она просто интереса ради.

– Парящий Орел, – ответил он кратко.

– Ну да. Конечно, это звучит более мужественно, чем Сэмюэл или Генри, но тем не менее довольно нелепо. Оставь лошадь, я накормлю тебя супом и напою кофе. Мне нетрудно.

Саманта выскочила из хлева и устремилась через виноградник к кухне отеля, уклоняясь от первых дождевых капель. Парящий Орел неохотно последовал за ней, но она прекрасно знала нужды молодых мужчин. Упомянув о еде, она попала в самую точку.

Плиту она держала все время теплой: рассада бы погибла в холоде. Мать также часто использовала эту плиту, когда для ресторана не хватало той, в асиенде. На суп в такие холодные дни был большой спрос. Саманта весь день держала здесь полную кастрюлю и теперь, наполнив тарелку, подала ее вымокшему до нитки молодому человеку.

– В ресторане тебе пришлось бы платить, так что никому не говори, что я тебя накормила, – предупредила она.

Он кивнул и жадно накинулся на еду, потом стал пить кофе. Через некоторое время Саманта с удовлетворением отметила, что он стал замечать ее, и решила выпытать все до конца, прежде чем он уедет.

– Доннер делает стол и стулья, но все это еще не готово. Извини, пока придется сидеть на полу. Думаю, я смогу заставить Слоана заплатить ему за мебель. Пусть попробует тогда называть Доннера бесполезным и выгонять на улицу! – Она чуть сдвинула горшки с цветами в сторону и уселась на подоконник.

Парящий Орел так и остался стоять у плиты, где только что ел суп, и настороженно посмотрел на нее.

– Разве Толботт вам не муж? Почему вы так на него сердитесь?

– Я не сердита на него. А может, и сердита, не важно. Он считает меня беспомощной женщиной, а себя – Господом Богом. Видимо, придется доказать обратное.

Легкая усмешка тронула скуластое лицо мужчины:

– Слоан Толботт слишком высокомерен. Мой приемный дед считает, что с него следует немного сбить спесь. Лошадь-то Слоана сейчас у меня, в Арипозе.

Саманта радостно рассмеялась:

– Вождь – умный человек! Но это ни к чему не приведет. Что тебе удалось узнать об этом Гарри Кларке?

Лицо Парящего Орла вновь стало непроницаемым.

– Я расскажу это только Толботту. Саманта раздраженно вздохнула:

– Мужчины – это прямо наказание какое-то! Я думала, ты умнее других. Я знаю о Гарри Кларке, или Андерсоне, или как он там себя называет. О Слоане Толботте я знаю больше, чем любой в этом поселке. И я знаю, что твое имя не Парящий Орел и ты отнюдь не невежественный индеец или за кого ты там себя еще выдавал. А теперь расскажи мне то, что я хочу знать, – или мне позвать сюда Гарриет и посвятить ее в кое-какие детали?

Взгляду, который он на нее бросил, мог бы позавидовать и Слоан. Саманта расцвела ангельской улыбкой.

– Знаете ли вы, что вы не настоящая миссис Толботт? – коротко спросил он.

– Господи, я что же – рассердила тебя? Я думала, индейцы – люди стойкие, как древние греки. Но ты же не индеец, не так ли? Испанцы, конечно, куда эмоциональнее. – Саманта ожидала, что он запустит в нее тарелкой или метнет ужасный нож, висевший у него на поясе. Когда же он лишь смерил ее взглядом и, не спрашивая, снова наполнил тарелку, она одобрительно кивнула: – Вот и хорошо. Гарриет не так назойлива, как я, но она может по-настоящему рассердиться, если ей в голову взбредет что-то не то. Мне известно, что я не настоящая миссис Толботт, но буду очень признательна, если ты не станешь болтать об этом налево и направо: Слоан весьма чувствителен на сей счет. Зачем ты разговаривал со священником?

– С пьяным бывшим священником, – уточнил Парящий Орел. – Потому что с ним говорил Кларк. Он тоже знает, что это не настоящий брак. Так же, как и брат Слоана, и его сноха, естественно. Здесь я чуть опередил проходимца. Мэттью Монтгомери – умный человек. Он выразил крайнее изумление, увидев некоего Гарри Андерсона из Бостона. И обещал пристрелить, если нога его еще хоть раз ступит на эту землю. Затем Мэттью под дулом пистолета выпроводил Андерсона из поселка. Я не слишком быстро говорю?

– Нет-нет, все в порядке. А Мэттью имеет представление о том, куда потом делся этот Андерсон-Кларк?

Парящий Орел посмотрел на нее озадаченно:

– Вы на самом деле не имели ничего против, когда Толботт солгал вам насчет священника?

– Конечно, имела! Я даже хотела отстрелить у него то, что слишком выступало, но мы со Слоаном понимаем друг друга. Он ничего не сделал вопреки моему желанию. И все это лопнет как мыльный пузырь, если кто-нибудь из его приятелей станет совать нос куда не надо и болтать лишнее. Едва стало ясно, что брак наш – сплошная фикция, я сказала ему, чтобы впредь он держался подальше. Слоан так и поступил. Все, что ты тут услышал, тебя, естественно, не касается.

– Само собой. – Он глотнул кофе и задумчиво посмотрел на собеседницу. – Полагаю, вы отстрелите то, что выступает, у любого мужчины из тех, кто рискнет на подобное с одной из ваших сестер?

– Само собой, – ответила Саманта чуть самодовольно. – Мои сестры воспитаны тоньше, чем я. Они не смогут сами этого сделать.

Он недоверчиво фыркнул:

– Ваша сестра Гарриет – самая упрямая девушка на свете. Она, быть может, и не владеет ни ножом, ни пистолетом, но даже с раскаленной кочергой я бы не рискнул к ней приблизиться, когда она обозлится.

Саманта пожала плечами. – Лучше обходить стороной любую обозленную женщину. Впрочем, и мужчину. Ты разузнал там что-нибудь еще, кроме наших личных секретов? Где теперь Андерсон?

– Он в Сан-Франциско, беседует с юристами. Бледнолицый вроде Толботта легче получит нужную информацию от юриста, чем цветной вроде меня. Насколько я знаю, Андерсон не пытался нанять новых убийц. Похоже, он больше интересуется рудником и прочей собственностью Толботта.

– Это плохо. – Тучи на улице совсем сгустились. В комнате стало темнее. Саманта, положив руки на колени, смотрела куда-то в глубь сада. – Видимо, ты не знаешь никого из тех, кто не прочь прикончить Андерсона?

– Спасибо, мэм, за напоминание, что я выпускник Гарварда, а не дикарь, – отозвался Орел сухо, уклоняясь от ответа.

– Пустое, – сказала она бесстрастно, не глядя на него. – Ты уже ответил на вопрос. Почему бы тебе не пойти к Гарриет и не поздороваться с ней? Она в магазине, но я вынуждена предупредить, что теперь она не столь сговорчива, как прежде. Какой-то мерзавец напал на нее как раз после твоего отъезда. Теперь она думает, что все мужчины не стоят и цыплячьего дерьма.

Яростно ругнувшись, тот, кто называл себя Парящим Орлом, стрелой вылетел из кухни.

Саманта осталась на месте обдумать услышанное.

Отец жив, но болен.

Слоану грозит серьезная опасность.

Что же ей делать? Отправиться вслед за Хоком к отцу в Мексику – или остаться со Слоаном?

Нелегко отвернуться от человека, обожаемого ею на протяжении всей ее жизни, чтобы поддержать другого, который сам отвернулся от нее. Но иногда женщине приходится оставлять дом и семью и уходить с тем, кого она любит, – не важно, праведна ее любовь или нет.

Саманта знала, что так бывает. Теперь эту проблему приходилось разрешать ей.

Глава 37

Саманта предполагала, что Парящий Орел отправился в горы искать Слоана, после того как у Гарриет не нашлось времени для поклонника. Определенно она знала лишь то, что Толботт вернулся на следующий же день, а Гарриет о существовании Парящего Орла даже не упоминала.

Саманта ровным счетом ничего не предпринимала, чтобы встретиться со Слоаном. Она видела мужчин, то и дело снующих взад-вперед у отеля. Видела других, тех, кто торопился из поселка вниз; видела Джо, который носил хозяину еду из ресторана. Она не видела только Слоана.

Ее рассада в горшках на кухне быстро подрастала, а герань еще не взошла. Она полила то и другое, потом стала застилать бумагой полки в кухонном шкафу. Это место вполне годилось для фарфоровой горки. Интересно, что сделал бы Слоан, если бы она заказала фарфор?

В первый же солнечный день после возвращения Слоана Саманта вышла поработать на огороде. Обычно она повсюду таскала с собой винтовку, но поскольку руки теперь всегда были заняты тяпкой или лопатой, пришлось надеть отцовский пояс с пистолетами. У нее не было особого опыта обращения с кольтом, и Джо учил ее стрелять, когда находил время.

– Это всего лишь песок и щебень! Неужели ты надеешься здесь что-то вырастить?

Этот голос не застал Саманту врасплох: она предполагала, что он все же рискнет выйти. Правда, девушка не ожидала, что Слоан заговорит с ней, но тем не менее продолжила свое занятие.

– Компост. Навоз. Здесь хорошая песчаная почва, а не какая-нибудь глина… Стоит добавить немного подкормки и воды, и тут будет расти все что угодно. Главное – соблюдать порядок культивации. Я, к сожалению, не знаю, когда тут бывают первые заморозки, а когда последние.

– Когда как. Мы не так уж высоко в горах, чтобы снег шел в июне, но климат тут отнюдь не мягкий.

Саманта отметила про себя, что он старается держать дистанцию. Не важно. Уже одно его присутствие и то, что он заговорил с ней, вызывало ее ликование. Эх, хорошо бы этот разговор не кончался никогда!

Кого она пыталась обмануть? Она хотела, чтобы Слоан подхватил ее на руки и любил, безумно и страстно. Ее колени ослабли от одной этой мысли.

Она продолжала копать, повернувшись к нему спиной.

– Ничего. Я умею выращивать морозостойкие культуры. Салат, например, или горох. Хорошо бы водокачка была помощнее…

– Я как раз подумывал провести водопровод в отеле. Если хочешь, я выведу сюда насос.

Саманта не могла больше работать. Воткнув лопату в землю, она обернулась.

Хорошо, что девушка опиралась на нее. Слоан смотрелся великолепно, скорее даже величественно – в своем модном сюртуке, рубашке в сборку и расшитом жилете. Белизна рубашки лишь подчеркивала бронзу потемневшего лица. Он похудел, щеки впали, черты лица огрубели. На одной щеке заживала глубокая царапина, он почему-то прихрамывал. Неизвестно, что произошло с ним за это время, но выглядел он отнюдь не лучшим образом.

Но скрыть желания в своем взгляде Толботт не мог. Приятно, черт возьми, что «муж» сгорал от страсти так же, как и она; давно миновало время ледяного Слоана Толботта. Казалось, будто он съездил в ад и обратно.

– Держу пари, что на рудниках облегченно вздохнули, когда ты уехал, – заметила Саманта небрежно.

– Мне нравится держать рабочих в напряжении. Теперь вот намерен двинуться во Фриско. Хочешь со мной?

Саманта всегда думала, что у него серые глаза. Сейчас они стали черными как смоль. Что ж, может пылать сколько угодно, если рассчитывал, что с ней ему будет так просто!

– Намерен упростить дело для Андерсона? Ты так и не рассказал мне, почему он хочет покончить с тобой.

Толботт не двинулся с места.

– У меня есть кое-какие соображения, правда, я пока не совсем уверен. Не хотелось бы уезжать от тебя слишком далеко. Лагерь на рудниках в нескольких часах езды верхом отсюда. До Фриско – больше суток. Мне было бы спокойнее, если бы ты находилась в моем поле зрения.

– А если посмотреть с другой стороны? За тобой охотится Андерсон. Но я спущусь с горы только в том случае, если ты будешь держаться от меня подальше. Я тебе не Мелинда и не собираюсь спать ни с кем, кроме собственного мужа!

Его лицо окаменело.

– Мне нечего больше предложить, Саманта. Я оставил жене свое имя, свою репутацию, свою профессию и все, что имел. Я располагаю только своей постелью. Или ты берешь то, что есть, или я умываю руки.

Она пожала плечами.

– Я уже сделала свой выбор. А ты – свой. Во Фриско возьмешь с собой Джо.

Казалось, он что-то хотел сказать, но лишь сжал кулаки. Видимо, его так и подмывало хорошенько ее встряхнуть. Однако он круто развернулся и оставил Саманту с ее огородом и лопатой. Иного она и не ожидала.

Но боль осталась. Больно было сознавать, что она для него не больше чем женщина для постели. Ясно, что его первая жена погубила все, чем он хотел стать, правда, непонятно, каким образом, но что есть, то есть. Толботт построил себе новую жизнь. Почему же он так не хотел, чтобы кто-нибудь разделил ее с ним?

Саманта ни секунды не верила, что таково было условие развода. Развод был отговоркой. Слоан Толботт, насколько она его знала, вполне мог бы проконсультироваться с хорошим юристом и освободиться от любых законных уз. Нет, он просто предпочитал использовать это соглашение в качестве пожизненного барьера, чтобы не сближаться с ней слишком тесно. За исключением постели.

Что ж, надо было найти кого-нибудь помоложе и поглупее, мстительно подумала Саманта, втыкая лопату в каменистую землю. А может, лучше оставаться наивной, какой она и казалась ему? Как бы там ни было, они не будут спать спокойно, пока находятся рядом. На этот счет он определенно прав: Саманта нутром чувствовала его присутствие и при нем была вся как наэлектризованная.


Слоан почему-то никак не уезжал. Он нашел специалистов, которые согласились подняться в гору и провести воду из источника в отель. Плотники закрыли стенами лестницу черного хода и удлинили ее до номеров. В нанятых в Сакраменто фургонах стали приезжать прилично одетые мужчины – значит, пароходные маршруты продлили вверх по реке. Постоянно приезжали и уезжали какие-то важные люди с документами. Паук методично совершенствовал свою сеть – вместо того чтобы, перемещаясь, плести новую.

Бурная деятельность Слоана произвела на Саманту сильное впечатление, но, как обычно, никакого любопытства она не выказала. Единственной комнатой в отеле, куда она приходила, оставалась кухня. Единственной темой коротких разговоров со Слоаном и другими мужчинами оставалась погода и ее рассада, уже пробивающаяся сквозь каменистую почву. Когда показались первые листья гороха, она устроила шуточные крестины и вечеринку, после чего мужчины регулярно останавливались у огорода, чтобы проверить, нет ли нового повода для выпивки.

В марте вновь выпал снег, но Саманта укрыла свой латук сеном, а другие растения от вымерзания на ледяном ветру предохраняли щиты. Те же самые щиты удерживали солнечное тепло, когда погода изменилась; снег растаял очень быстро.

Слоан вышел посмотреть на то, как сказались последствия циклона на посадках Саманты, как раз в тот момент, когда она сама была в огороде. Он опустился на колени и осторожно погрузил пальцы в землю у зеленых ростков, стараясь уплотнить ее вокруг некрепких стебельков. Молодую поросль, радостно зеленевшую на бесплодной прежде почве, Толботт вдруг воспринял как символ ежегодного обновления жизни, которая еще накануне казалась поблекшей. Жаль, что понимание этого пришло к нему так поздно!

Он взглянул на Саманту, которая бережно возделывала свой салат. На ее лице блуждала счастливая улыбка, чудесно гармонировавшая с ее большим ртом и медно-красными волосами. Она опустилась на колени. С тех пор как они разъехались, девушка уже не носила платьев, да он и не был против. Саманта сводила его с ума в любом случае, что бы она ни носила – или не носила. Стоило ему бросить взгляд на ее рубаху, как его тут же потянуло к ней. Нескоро же он понял, что это было не только сексуальное влечение!

Слоан тотчас сконцентрировал все внимание на поясе с пистолетом.

– На кой черт ты таскаешь все это? – спросил он. Она проследила за его взглядом, чтобы понять, о чем речь, и пожала плечами:

– Немало всякого сброда болтается тут в это время года!

– Да, черт их дери, это так! Кто-нибудь досаждал тебе?! – Толботт и сам не ожидал от себя такой свирепости. Мысль о том, что хоть кто-то мог прикоснуться к Саманте, вмиг лишила его рассудка. Саманта принадлежала ему, кто бы и что бы ни думал об этом!

Она бросила на него недоуменный взгляд, чем вновь привела его в бешенство.

– Ты единственный мужчина в стране, который имеет смелость досаждать мне. Я думаю взять за правило пускать в свой огород только счастливых людей. Растения ведь все слышат, знаешь? Гнев делает их несчастными.

– Глупость какая! У растений нет ушей. У них даже мозгов нет – различать звуки. Растения – это растения. Наступишь на них – они и погибают. И не зовут на помощь.

В ее ответной улыбке читалось снисхождение. Поднявшись на ноги, Саманта тихо запела, перебирая виноградные плети. В сухих ветвях не было и признака жизни, но Толботт не мог отделаться от ощущения, что какие-то завитки и усики вытягиваются на звук этого колдовского грудного голоса.

– У меня тут один человек, который утверждает, что нашел твою долину, – резко сказал Толботт. Он хотел сначала выбрать время и исследовать это место лично, но надо же было что-то сказать, чтобы избавиться от наваждения.

Она мгновенно смолкла и с готовностью повернулась к нему:

– Правда?! Мы можем поехать туда сегодня же? Землю нужно немедленно обработать перед посадками. И так уже поздновато!

– Там кое-где еще лежит снег, и у меня не было возможности выехать и посмотреть самому. Он мог и ошибиться. Пока нет повода для излишней суеты.

– Кто нашел долину? Может, я сама с ним поговорю? И он меня проводит, раз ты так занят… У меня уйма свободного времени: кухня почти закончена. Позволь мне поехать в долину, Слоан.

Он не мог ей отказать и все смотрел и смотрел в глубину ее синих глаз и медленно тонул в них. Ему безумно хотелось, чтобы повторился тот день на берегу океана. Душа стонала от боли при одном лишь прикосновении к памяти о том, что было между ними. Проклятие! Он и не знал, что у него есть душа! Что-то ломалось в нем, когда Толботт смотрел в эти глаза, что рассеивали темноту в тайных уголках его души и открывали всю их разруху и запустение.

– Мы отправимся вместе, когда сойдет снег. – Слоан круто повернулся и зашагал прочь. Еще секунда – и он бы упал к ее ногам.

Надо было ждать почти месяц. Андерсон, судя по всему, еще слонялся по Сан-Франциско. Люди Слоана о нем не слышали, а розыски в Бостоне пока ничего не дали. Странно, почему Гарри вздумалось убирать его так поздно – в любом случае он слишком далеко, чтобы причинить реальный вред. Ничто не мешало Слоану взять ее в долину прямо сейчас. Да и целую армию можно было снарядить для их безопасности.

И целая армия потребовалась бы, чтобы держать их на расстоянии друг от друга, как только они опять окажутся вдвоем.


Стоял конец марта, когда Слоан наконец решился на путешествие в ее долину. Ни снега, ни дождя в эти дни не предвиделось, стало тепло, и горные ручьи превратились в реки. Потоки воды с грохотом разбивались о камни и, журча, увлекали их вниз по склонам.

Саманта упивалась волшебной смесью свежего воздуха, теплого солнца и пения птиц, в то время как лошади неспешно двигались по склону горы. Высокие сосны источали густой запах хвои, молодые листья зеленым туманом окутывали хрупкие ветви, и нежные побеги диких цветов использовали любую щель, любую трещину в каменистой почве для своего стремительного роста. Воздух буквально дрожал от весенней лихорадки, и невольная улыбка не сходила с лица Саманты, которая не могла сдержать чувств даже перед лицом полудюжины мужчин, ощетинившихся винтовками и ружьями. Они ехали вереницей спереди и сзади, внимательно оглядывая окрестности, словно ежеминутно ожидали нападения армии вооруженных бандитов. Саманта не обращала на них внимания. Им не удастся испортить ей настроение своим грозным видом.

Она радовалась то белке, встревоженной их появлением, то малиновке, пытавшейся втащить ветку в гнездо, то набухшим бутонам цветка, название которого не знала ни она, ни один из тех, кто сопровождал ее. Саманта обернулась к Слоану, который ехал чуть сзади.

– Надо было взять Вождя Койота. Держу пари, он бы назвал эти цветы.

– Либо назвал, либо придумал бы подходящее название. Вождь немного повредился в уме, насколько ты знаешь, – ответил он миролюбиво.

– Только из того, что он видит вещи иначе, нельзя сделать заключение, что ты прав, а он нет. Вождь жил здесь много дольше, чем любой из нас, видел больше, чем видим мы. Он просто общается с другими непривычным для нас способом.

– Но он и не поет, сажая свои цветы, – весело отозвался Слоан. – Ничего не имею против Койота.

Не стал бы даже брать с него компенсацию за конокрадство, а просто положился бы на его слово.

Саманта улыбнулась и стала разглядывать оленя, застывшего на холме неподалеку. Она криком остановила человека, который прицелился в животное. В другое время девушка выстрелила бы и сама, но сейчас они не нуждались в еде. Сейчас Саманта ощущала гармонию со всем живущим. Она с удовольствием отметила, что олень исчез в кустарнике.

Слоан не делал никаких попыток сблизиться, пока они ехали верхом. На всякий случай они везли с собой одеяла, отнюдь не собираясь ночевать вместе. Тем не менее, пока позволяла тропа, Толботт ехал поблизости, и она каждой клеточкой ощущала его присутствие.

Впрочем, Саманта была слишком счастлива, чтобы думать об этом. Слоан указывал ей на высокую горную гряду, которая вела к его разработкам, на гнездо орла и вообще старался быть любезным. Ей нравилось его стремление показать всем, что они справились с семейными разногласиями, пусть это было и неправдой.

Постепенно мужчины свыклись с мыслью, что им ничто не угрожает, и только случайный визг белки или треск ветки, сломавшейся под тяжестью зимнего снега, заставлял их настораживаться. Подъехал Джо – сообщить, что нашел медвежью берлогу, и они сделали крюк, поскольку там в это время года могли быть медвежата и не стоило дразнить медведицу. Слоан строго-настрого запретил Саманте из любопытства подбираться к берлоге ближе.

Она не стала спорить, а просто запела известную всем песню. Горняки с ходу, правда, нестройно, подхватили. Слоан улыбнулся и шевельнул в такт плечами, но не присоединился к радости остальных.

Одного факта, что ее любимый смеялся и ехал рядом, сейчас Саманте было вполне достаточно. Конечно, хорошо бы еще… Но что поделаешь. Солнце грело вовсю, пейзаж вокруг великолепный, ее долина впереди, а Слоан Толботт рядом – и это уже хорошо!

Когда проводник остановил цепочку, она выехала вперед, чтобы посмотреть, куда он указывал.

Так это и было – поросшая соснами расщелина, окруженная стенами серых скал. Саманта откинулась в седле, любуясь суровой простотой открывшегося пейзажа. Какой бы природный катаклизм ни раско