Соитие (Альманах эротической литературы) (fb2)

- Соитие (Альманах эротической литературы) 385 Кб, 180с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Михаил Израилевич Армалинский

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



Михаил Армалинский (составитель) Соитие Альманах эротической литературы

Давид Баевский Путешествие в Сторону

Отрывок из романа

Всю свою жизнь Аг мечтал о путешествии, которое стало бы для него началом новой жизни, так что, когда ему предоставилась возможность переселиться в будущее, он ухватился за неё обеими руками. Не было планеты в солнечной системе, где бы он не побывал, и все они лишь напоминали Землю в разные периоды её существования, и Аг стремился совершить настоящее путешествие — путешествие в другую галактику, где он надеялся увидеть иные миры иных времен.

Последние несколько лет его стало невыносимо раздражать человеческое общество, в котором он находил всю больше и больше лицемерия и глупости. Он верил, что где-то во Вселенной должны были возникнуть цивилизации, основанные на совершенно иных, чем на Земле, отношениях между мыслящими существами.

В тот год Ассоциация исследования Галактик набирала добровольцев для испытаний устройств, летающих с безумной скоростью, и требовались люди, которые были бы готовы пожертвовать жизнью на Земле во имя новой жизни, ожидающей их в другой галактике.

Слухи о жизни в других мирах, которые доходили до людей через телепатические волны, посылаемые теми, кого уже отправили в дальние путешествия, подтверждали неописуемую сказочность иных жизней. Конечно, было невозможно объективно проверить суть телепатических ощущений, испытываемых некоторыми людьми, но именно эти люди и образовали секту, стремящуюся зажить новой, иной жизнью вне солнечной системы. Аг был членом этой секты, и она представляла из себя главный источник людей, питающий Ассоциацию исследования Галактик.

Аг чувствовал себя одиноким и был разочарован в себе, как в человеке безо всяких интересов, кроме интереса к иной жизни. Ему приходилось ежедневно отдавать обществу определенное количество часов, и он с трудом выносил это бремя. Он хотел быть наедине со своими мыслями, которые казались ему достаточно интересными, чтобы заносить их в память Главного компьютера, хранящего мысли, соображения, идеи всех членов общества, которые хотели ими поделиться. Этот компьютер обрабатывал получаемую информацию и регулярно выдавал обзор правительству, а оно использовало его для зондирования направлений мышления в обществе.

Молодая женщина, что была выбрана в спутницы Ага, не была красавицей. Аг, почитатель женской красоты, подумал сначала, что если они будут только вдвоем и сравнивать её будет не с кем, то для него станет безразличным, красива она или нет. Но потом он решил, что память о красоте земных женщин останется с ним навсегда, и он не сможет забыть, что его спутница далеко не красавица.

Ею звали Лю, и по её горящим глазам казалось, что она всегда была навеселе.

В такого рода путешествия людей отправляли парами, чтобы они могли, продолжать человеческий род в ином мире.

Одним из важнейших условий эксперимента было то, что путешественникам не говорилось о конечном назначении. Объяснялось это необходимостью их непредвзятой реакции, которая была гарантией точности эксперимента, суть которого тоже держалась в тайне.

Другим условием участия в полете была бездетность, чтобы в будущем не могло возникнуть конфликтов с собственными потомками.

Куда бы ни отправлялся Аг, в гости к приятелям, что жили поблизости, или на другую планету, он всегда представлял себе, как он будет возвращаться домой.

Готовность и умение живо представить себе конец того, что ещё только начиналось, окрашивало любое событие в грустные тона быстротечности, и хотя в процессе происходящего Аг отвлекался и уже не помнил своих предвосхищений конца, но когда все-таки наступало время возвращения домой, он вновь вспоминал свои ощущения, испытанные в начале, и сравнивал их с теми, что он испытывал теперь, наяву, и всякий раз он поражался точности предвосхищения своих чувств.

Скажем, пригласили его на многолюдную вечеринку, и он, приодетый и полный предвкушения веселья, уже видел себя, возвращающегося, усталого, чуть разочарованного в своих надеждах, потом радостно забирающегося в постель и сладко засыпающего, и вот, идя домой с вечеринки, он узнавал свои чувства, которые он так точно предугадывал, и в этом было какое-то урезание, ущемление прелести непредвиденности, предвосхищение самого грустного — конца — в то время, когда лишь разворачивается самое прекрасное — начало.

Но отправляясь в путешествие в другую галактику, Аг не мог поймать себя на столь привычном чувстве — он был не в состоянии представить себя возвращающимся домой, он не мог представить себе конец своего путешествия.

Раз исключалось возвращение домой — всю становилось абсолютно непредвидимым, и вместе с этой неопределенностью приходило оживление, которое заменило грусть от легко предсказуемого конца.

У спутницы Ага, Лю, не случайно был постоянно возбужденный взгляд — он остался у неё даже после того, как она уже пять лет не принимала наркотиков.

Лю чувствовала себя обновленной и страшилась тех мгновений, когда что-то внутри толкало её к прежнему желанию отдохнуть от этого мира. Потому она так страшилась впасть в депрессию по какому бы то ни было поводу и сторонилась всего, что, по её мнению, могло её в депрессию повергнуть. Лю сторонилась сильных чувств, которые, как она знала, не длятся долго и после которых наступает спад, подобный тому, что наступает, когда заканчивается действие наркотика. И спада чувств она боялась больше всего. Поэтому, если она испытывала сильное влечение к мужчине, Лю прерывала начинающееся сближение, предпочитая отношения с безразличным ей мужчиной, в которого, она чувствовала, никогда не сможет влюбиться. Но Лю понимала, что пока она на Земле, у неё нет гарантии от того, что в какой-то день она не выдержит и снова возьмется за наркотики. Вот почему побег в другую галактику представлялся для Лю кардинальным решением проблемы — там не будет наркотиков, там не будет ничего, что бы напоминало Землю. Даже если бы она не выдержала, и смогла бы взять с собой в полют какое-то количество наркотиков, то они бы всю равно когда-то кончились и она бы стала от них свободна.

В период подготовки к полету Аг и Лю должны были совокупиться, чтобы проверить свою совместимость. Факт, что на это не надо было решаться, а что это было предусмотрено программой полёта и происходило под наблюдением врачей, сделало совокупление раскованным. Аг и Лю оказались вполне пригодны для последующей совместной жизни вне Земли.

В течение полета Аг и Лю находились в состоянии анабиоза. Аг очнулся, через два часа после прилёта ракеты. Он открыл глаза и увидел Лю, которая стояла рядом. Видимо, она сама только что проснулась. Лю потягивалась у иллюминатора, и линии её бёдер и талии, пробудили Ага быстрее, чем автоматическая программа, руководящая пробуждением.

— С добрым утром, — сказал Аг.

— Привет, — сказала Лю, даже не посмотрев в его сторону, и направилась к двери кабины, которая автоматически открылась. Ей было не до Ага, который был лишь неприятным напоминанием о Земле, тогда как перед ней открывался новый мир, новая жизнь. Аг поднялся и последовал за ней. Было ощущение, будто они вздремнули часок-другой, а не проспали целую вечность. Впрочем, так и должно было быть по плану, наука действительно сделала большой скачок, ведь совсем недавно от анабиоза отходили по нескольку дней.

Они выглянули наружу, ландшафт был похож на земной — то же голубое небо, те же зеленые деревья и та же черная земля. Даже виднелась дорога, уходящая в деревья. Пение птиц было тоже знакомым.

— У Бога не так уж много фантазии, слишком дословно он повторяется усмехнулась Лю.

— Не забегай вперед, — отозвался Аг.

Вдруг до них донеслось далекое ржание лошади, и через минуту они увидели фаэтон, запряженный парой лошадей, приближающийся к ним по дороге.

Лошадьми управлял кучер, одетый в балахон, скрывавший его голову. Фаэтон остановился неподалеку от ракеты, и Аг вместе с Лю сошли вниз навстречу инопланетянам.

Окружающая среда не вызывала никаких опасений у Ага и Лю, ибо измерительные системы космического корабля не позволили бы открыться дверям ракеты и указали бы на необходимость облачения в специальные костюмы.

Из фаэтона вышло двое человеческих существ. Не возникало сомнений, что это были человекообразные самка и самец. Они были одеты в странные одежды, полностью открывающие бёдра, а головы и всю остальное тело были закрыты балахонами.

Аг и Лю переглянулись, оба покраснели.

Самец и самка, не издавая ни звука, приблизились и, вытащив из недр своих одежд тряпки, бросили их на Ага и Лю. Тряпки обвились вокруг их голов и как бы прикрепились к шеям, превратившись в балахоны, подобные тем, что были на инопланетянах. На удивление, в балахонах было не душно, и сквозь них всю было прекрасно видно. Аг и Лю, тем не менее, хотели было их сорвать с себя, но самец и самка схватили их за руки, явно показывая, что делать этого не следует.

Затем инопланетяне отошли чуть в сторону, и стали мочиться прямо перед собой.

Кучер сидел на фаэтоне, и его балахон был обращен на место действия, лошади трясли головами, пощипывали траву, и были точной копией земных.

— Вот это да, — воскликнул Аг, не удержавшись.

Лю нервно хихикнула.

Аг и Лю отпрянули в сторону. Обоим пришла в голову мысль, а не спрятаться ли в ракете, но приборы не подавали никаких сигналов об опасности, да и любопытство разбирало их.

Лобок самца был гладко выбрит, а лобок самки был покрыт густыми и длинными волосами, которые были уложены по сторонам, открывая щель больших губ.

Губы были ярко красного цвета, будто накрашены чем-то вроде лоснящейся помады.

Аг и Лю стояли ошарашенные, стараясь представить, как выглядят лица и каков возраст этих существ. Балахоны одежд скрывали очертания их тел, но участки ляжек, видные в вырезы, были крепкие и с гладкой кожей.

Пока Аг и Лю делали эти мгновенные наблюдения, существа, закончив свою жидкое дело и, по-прежнему, не произнося ни звука, подошли к ним вплотную.

Самка со знанием дела расстегнула ширинку Ага, а самец — ширинку Лю. Из чисто научного любопытства Аг и Лю решили не сопротивляться, радуясь, что существа хотя бы не проявляют гомосексуальных наклонностей. Аг и Лю попытались в это время снять балахоны с голов инопланетян, но те грозно замычали. У самца обнаружился выросший обрезанный член, в котором Лю не увидела ничего необычного.

Аг почувствовал, что и его член успешно проснулся после полёта. Самка легла на землю, раскинув ноги и раскрыв пальцами рот губ. Всё знакомо, с радостным облегчением подумал Аг, опустился на неё и погрузился во влажную глубину.

Лю и Аг испытывали некоторое смущение друг перед другом, но балахоны, как маски, позволяли им скрывать его, да и смущение с каждым мгновеньем уменьшалось. Кто знает, сколько столетий полета они не занимались любовью.

Они опять попытались стянуть с головы ненавистные балахоны, но партнеры не позволили, с завидной силой отведя их руки от балахонов и направив руки на объятья.

Запах исходящий из бёдер самки, был тот же, что у женщин Земли. Аг кончил быстро, но самка продолжала лежать, по-видимому, ожидая продолжения. Аг поднялся и увидел, что кучер стоял рядом и уже наготове. Самка поманила его, и кучер перенял эстафету.

Аг заметил у себя в паху и на члене какие-то красные пятна, он дотронулся до одного — нет это была не кровь, а нечто вроде краски — той, что укрывала большие губы самки. Аг вскоре услышал звуки, которые она издавала, они напоминали звуки, которые к этому времени стала издавать Лю. Выполнив свой долг, кучер поднялся и отошёл к фаэтону. Тут самка и самец впервые заговорили и, тем самым, сразу превратились в женщину и мужчину.

— Теперь, когда мы познакомились, мы можем говорить с вами — произнесла женщина на чистейшем языке землян.

— Приветствуем вас, люди варварского прошлого, — сказал мужчина со здоровой иронией в голосе.

— Вы исключительно гостеприимны, — сказал Аг.

— Спасибо за горячую встречу, — добавила Лю, хихикнув.

— Не переоценивайте наше гостеприимство, — ответил мужчина, — оно лишь на уровне вежливости. Вам необходимо поскорей понять наши обычаи, иначе ваша жизнь будет в опасности.

— Опасности? — переспросила Лю.

— Да, наш народ имеет жесткие моральные принципы и резко реагирует на любую попытку их попирания.

— Как вас зовут? — спросил Аг.

— Зовите меня Муж, — сказал мужчина.

— А меня зовите Жена, — сказала женщина.

Аг и Лю представились, на что Жена ответила:

— А это было совсем необязательно — мы ещё не достаточно близко знакомы, чтобы знать ваши имена.

— Но вы же нам назвались, — удивилась Лю.

— Это наши условные имена, истинные имена Вам пока знать рано, объяснила Жена.

— Нам пора показать вас народу, собирайтесь ехать с нами, — сказал Муж.

— Хорошо, только нам нужно зайти в ракету, — согласилась Лю.

Муж кивнул головой, и кивок был заметен и понятен несмотря на балахон.

Аг и Лю залезли в кабину.

— Как тебе это понравилось? — спросил Аг, срывая с лица балахон.

— Весьма, — бросила Лю, тоже освобождаясь от балахона.

На вид, материал, из которого он был сделан, ничем не отличался от обыкновенной ткани, что использовалась когда-то на Земле.

Аг и Лю продезинфицировались на всякий случай составом, предохраняющим от микроорганизмов чужой среды.

Когда путешественники вышли из ракеты, они увидели Жену и Мужа в состоянии совокупления, Аг и Лю отступили было обратно в кабину, но Жена, крикнула им: — Не уходите, я сейчас кончу, и мы поедем.

— Какая непринужденность, — шепнула Лю с иронией, в которой слышалась зависть.

— Интересная цивилизация, — откликнулся Аг, испытывая чувство ревности, что его скромные труды не произвели на Жену сколько-нибудь длительного впечатления.

Между тем, Муж и Жена отстонали свои оргазмы и поднялись. Но лица их так и не были видны.

— А зачем вы носите эти балахоны на голове? — спросила Лю.

— Мы вам потом объясним, а пока одевайте-ка свои штаны, сказала жена, показывая на балахоны.

— Это штаны? — переспросили удивленно земляне.

— Да, по-вашему, это штаны, и не задавайте вопросов, мы сами расскажем всё, что следует.

Лю и Аг натянули балахоны-штаны и последовали за Мужем и Женой к фаэтону.

Муж и Жена сидели напротив Ага и Лю, которые смотрели в окно и старались представить, что же ждет их впереди. В окне виднелись деревья, похожие на пальмы. Дорога была немощеная, но ровная. В фаэтоне, обитом внутри шелковистой тканью, были широкие сиденья, на которых можно было и лежать.

Вдали у дороги появилось строение, к которому они, по-видимому, направлялись. Муж и жена молчали, он держал свою руку у неё между широко раздвинутых ног. А она держала в своей руке его полуживой член.

Заметив, что взгляд путешественников, то и дело притягивается к её бёдрам, Жена сказала:

— Когда женщины садятся, они всегда широко разводят ноги, потому что в нашем обществе считается неприличным скрывать свои половые органы и сидеть, сжимая колени.

Лю, которая познала немало мужчин в своей жизни, и которая с каждым последующим мучилась всю более растущим чувством вины и презрением к себе, ощущала незнакомую доселе свободу после перенесенного оргазма, с новым странным любовником, чьего лица она даже не видела.

Аг, который презирал женщин Земли из-за необходимости играть с ними в игры соблазнения, был заинтригован теплым чувством к бесцеремонной женщине, лицо которой он пытался себе представить красивым, но с другой стороны, он дивился своему безразличию к тому, красиво её лицо или нет, пока оно скрыто балахоном.

По мере приближения к строению, которое представляло из себя особняк, появлялись люди в балахонах, с открытыми бёдрами. Виднелись и одноэтажные дома, напоминающие старинные дома на Земле — у Ага и Лю создавалось впечатление, что они смотрят трехмерное видео из исторического архива. Они обменялись этим впечатлением вслух, но их спутники сделали им знак, чтобы они не разговаривали.

Фаэтон въехал на площадь, запруженную людьми, у всех на головах были балахоны. В центре площади стоял помост, на который Муж и Жена возвели Ага и Лю и поднялись сами. У всех людей были обнажены половые органы.

Муж вышел вперед и, делая руками знаки, напоминающие язык глухонемых, стал излагать что-то народу. Жена пользуясь тем, что её лица не видно, шептала Агу и Лю перевод:

— Мужья и Жёны! Чрезвычайные обстоятельства заставляют нас собраться здесь.

К нам прибыли двое прежних землян, принесших с собой отвергнутые нами порочные идеи и обычаи. У нас есть выбор — либо уничтожить их, либо обратить их в нашу веру.

Аг и Лю почувствовали страх, несмотря на то, что они в карманах своих одежд имели лазерные пистолеты, но всю равно, было невозможно полностью избавиться от страха насильственной смерти.

Люди на площади, казалось, не обращали никакого внимания на слова Мужа — часть из них совокуплялась, а часть слонялась от одной совокупляющейся пары к другой.

Жена прикоснулась к руке Мужа, стараясь обратить на себя внимание и когда он повернул к ней голову, она сделала ему несколько знаков. Муж продолжал изъясняться с народом. А жена продолжала шептать:

— Хорошо, нужно сначала попытаться изменить их нашей жизнью. Оставим смерть на крайний случай.

Можно было подумать, что это решение было обусловлено голосованием народа, но Аг и Лю не заметили никакой попытки участия в вынесении решения.

Они с облегчением вздохнули, и Аг решил поприветствовать иножителей на языке Земли, полагая, что все вокруг говорят на нём так же хорошо, как Муж и Жена:

— Жители далекой от нас галактики! Мы явились к вам с миром и хотим поделиться нашими знаниями, изучить вашу жизнь и жить в ней.

Народ насторожился, движения совокуплений приостановились. Муж, старался оттащить Ага от края помоста, к которому люди стали подходить вплотную.

Аг сказал Лю:

— Давай-ка стащим намордники, — и они разом обнажили лица. Народ мгновенно прекратил всякое движение и замер, и через мгновенье все вытянули руки с растопыренными пальцами и грозно завыли.

— Мы явились к вам с миром! — крикнула Лю, но Муж и Жена не дали ей договорить, стащили обоих с помоста и стали подталкивать к фаэтону, напяливая балахоны им на головы. Они забрались в фаэтон, и кучер погнал лошадей сквозь возбужденную толпу. Впрочем, как только Аг и Лю исчезли в фаэтоне, возбуждение толпы стало исчезать, и все вернулись к своим делам, совокуплению и какой-то суете, смысл которой был не понятен путешественникам.

Фаэтон подъехал к особняку. Это было двухэтажное здание, с двумя флигелями, подобное тем, что строили на Земле несколько сот лет до рождения Ага и Лю.

У входа стояли мужчина и женщина в балахонах, по учтивости поз напоминающие слуг. Учтивость была в обычае этой планеты и, кроме знакомого полупоклона, заключалась, по-видимому, и в том, что у мужчины цвела эрекция, а женщина пальцем массировала себе клитор. При приближении всех к входным дверям, служанка встала на четвереньки, перегородив вход, и сзади к ней пристроился слуга. Все остановились перед ними и ждали, пока слуг не постиг оргазм, и они не освободили проход. Это явно было нечто вроде приветствия, подобного земным улыбкам и фразам «как поживаете» и «приятно познакомиться».

Аг и Лю взглянули друг на друга с желанием и захотели, восстановить свою земную близость. Они, возбужденные зрелищем, потянулись друг к другу и совершили подобное тому, что минуту назад свершили перед ними слуги, которые, кстати, уже стояли рядом с Мужем и Женой и произносили какие-то утробные звуки, напоминавшие чревовещание.

Наконец, хозяева переступили порог особняка, и за ними вошли Лю и Аг.

— Я скоро не выдержу и сорву с Муженька балахон, — шепнула Лю на ухо Агу, с раздражением смотря на серую материю балахона идущего впереди Мужа.

Они вошли в комнату, похожую на гостиную в домах на Земле, и тут Муж плотно закрыл за собою двери, за которыми остались слуги. Он снял свой балахон, и Жена последовала за ним. Они оказались красивыми людьми средних лет, с исключительно белой и нежной кожей лица, которая покраснела, словно от стыда, когда они её оголили. Но по мере разговора краска исчезла, и они стали походить на обыкновенных красивых людей, только их лезущие в глаза гениталии вселяли постоянное беспокойство в наших путешественников.

Лицо мужчины укрывала густая темная борода, а волосы на голове были сплетены в косу, уложенную вокруг головы. У женщины точно также, косой вокруг головы были уложены волосы.

— В силу чрезвычайных обстоятельств, мы теперь все можем открыть наши лица, — сказала Жена. Аг и Лю не заставили себя упрашивать, но когда они сняли балахоны, они обратили внимание на выражение разочарования, которое появилось на лицах Мужа и Жены, старавшихся безуспешно скрыть его.

Просторную комнату наполняли большие диваны, а посередине её было сделано отверстие с желобами, сходящимися к нему. Кроме того, были и другие отверстия в деревянном полу, над которыми стояли стулья, несколько странной формы, потому что на сиденье была сделана большая дыра, как на стульчаке. Помимо двери, в которую они вошли, в комнате были ещё две маленькие двери и большая прозрачная дверь, за которой виднелся сад.

На стене висел портрет совокупляющихся мужчины и женщины, в особых балахонах, сшитых так, что они плотно облегали лица, как перчатка — руку.

Поэтому, несмотря на ткань, черты лица были прекрасно различимы, за исключением зрачков, и этим они походили на античные скульптуры.

Жена и Муж жадно рассматривали лица гостей, а те — лица их хозяев. По земным стандартам выражение на лицах без сомнения называлось бы вожделением.

— Я проголодалась, — сказала Лю, — есть ли у вас что-либо съестное?

Муж и Жена явно смутились и переглянулись с выражением, вот, мол, всё испортила.

— И я не прочь поесть, — сказал Аг.

Тут Жена даже скривилась, и вожделение на её лице сменилось брезгливостью.

Она указала рукой Агу на одну из маленьких дверей, а Лю — на другую.

Те направились к дверям, за которыми оказалось по крохотной комнатке со столиком и стулом. В стене напротив двери был проём, из которого выдвинулся поднос с какой-то едой и графин с белой жидкостью, которая на вкус оказалась молоком. Еда состояла из рубленых овощей и фруктов и, вкус у еды был точно таким, как лет четыреста назад на Земле, когда там питались естественными продуктами. В музее истории Земной Цивилизации, куда водят всех людей, Аг и Лю пробовали еду разных периодов истории человечества и теперь узнали её.

Они быстро поели и вернулись в комнату, застав Мужа и Жену мочащимися в желоб посередине комнаты, и моча стекала в отверстие в центре гостиной. У Ага и Лю тошнота подступила к горлу, и они еле сдержались, чтоб не исторгнуть только что съеденное. Муж и Жена сели на диван, указывая на место рядом с собой.

— Спасибо за еду, — поблагодарили Аг и Лю.

— У нас не принято благодарить за еду. Еда — это греховная необходимость, — отозвалась Жена. — Пора нам поговорить о главном, о нас и о вас.

Они устроились на одном из диванов, который легко вместил всех четверых.

Жена сидела, как всегда широко раздвинув ноги.

— Как называется эта Галактика и ваша планета? — спросила Лю.

— Мы знаем наперёд все ваши вопросы, и, чтобы не говорить слишком много, дайте нам сразу на них ответить. Вы находитесь на Земле. Вы вернулись на Землю через пятьсот лет после того, как вылетели.

— Откуда вы это знаете?! Нам сказали, что нас посылают в другую галактику! — в крайнем удивлении вскричал Аг.

— Они всегда это говорят, и как нам это не знать. Сюда уже посылали людей из прошлого, но, надеюсь, вас не постигнет их судьба. Все, кто якобы направлялся в другие галактики, направлялись на Землю в разные периоды будущего, чтобы контролировать все изменения в развитии человеческого общества из вашего настоящего с помощью вас, людей того времени. Целью этого было внедрить порядки и нравы того периода, из которого засылали людей. Правители думали, что это обеспечит в будущем гарантию власти для их потомков. Однако они не учли, что будущее знает о прошлом всё.

«Проклятье, — подумал Аг, — опять всё повторится, раз мы на Земле, никак мне не вырваться из этого порочного круга. Теперь ясно, почему всю так напоминает Землю.»

Аг спросил:

— А какой сейчас год?

Лю, пораженная тем, что ей не удалось избавиться от Земли, вместе с тем успела усомниться в последней фразе Мужа: всё ли знает будущее о прошлом?

— Сегодня 3003-ий, если считать от вашего рождества Христова, — сказал Муж, — но у нас иное времяисчисление. Никого теперь не интересует количество лет, исполнившихся человеку. Ведётся счет количеству испытанных оргазмов. Это и есть возраст человека, мне, например 50,307 оргазмов, что по Вашему приблизительно 45 лет.

— А как же ведется счет оргазмам? — спросила Лю.

— Каждый подсчитывает сам, потому что это в его интересах. Многие женщины, правда завышают свой возраст, пользуясь своей способностью испытывать множественные оргазмы, потому что, чем больше счёт, тем более уважаем человек, ибо он больше общался с Богом.

— С Богом? — переспросил Аг.

— Да, оргазм — это единственная форма общения с Богом, доступная для каждого человека.

— А как же с женщинами, — живо поинтересовалась Лю, — что если она фригидна?

— В нашем обществе нет фригидных женщин, — ответила Жена. — Фригидность женщин происходила в древности от ущемления обществом их половых инстинктов. У нас очень много заик, потому что запрещена речь, но у нас нет фригидных. Кроме того, если женщине в какой-то момент трудно достичь оргазма или хочется ещё одного, обязанность любого мужчины, которого она призовёт, прийти ей на помощь. Потому-то мы и совокупляемся в общественных местах, чтобы, в случае необходимости, всегда было бы достаточно мужчин вокруг, из которых женщина могла бы выбрать себе помощника. Отказать в удовлетворении мужчины или женщины — тяжкий грех в нашем обществе.

Муж добавил:

— В основе нашего общества лежит идея обязательного сексуального удовлетворения всех мужчин и женщин, ибо сексуальная неудовлетворенность людей в прошлом служила одной из главных причин войн не только между Мужьями и Женами, но и между народами. Раньше говорили, что человек человеку — волк, или человек человеку — брат, мы же говорим, что человек человеку — любовник.

— Но у нас такое впечатление, что не будь этих балахонов на голове, время ваше своим научно-техническим уровнем напоминает давнее прошлое, лет пятьсот до нашего отъезда, — сказал Аг.

— Нам удалось выжить лишь потому, что мы смогли вернуться к простому бытию, — продолжал Муж, — и это стало возможным, благодаря изменению морали и цели нашего общества. Было время, когда жизнь на Земле оказалась на грани разрушения, и люди спасались, улетая на другие планеты, но там они умирали от болезней, им непонятных и неизлечимых.

— Мы осознали, — подхватила Жена, — что развитие науки и техники не делает людей более счастливыми. Напротив, развитие науки ставит человечество перед растущей угрозой самоуничтожения. Природа обезображивается отходами производства, и это грозит человечеству уничтожением изнутри. Когда мы не озабочены прогрессом, продвижением вперед, развитием науки и техники, мы можем жить, уповая на сегодня. Бог ведет нас в нужном направлении, и нам следует только подчиняться времени. Новизна, которую дают наука иллюзорна, поскольку относительна по сравнению со вчерашним состоянием науки, и только наслаждение абсолютно. Пример для нас — это животный мир, представляющий из себя высоко организованные общества, в которых за основу положен не, так называемый, прогресс, а сохранение установленных привычек, нравов, обычаев.

Посмотрите на организацию муравейника и пчелиного улья, на стада слонов и стаи волков — сколько в них мудрости, которая сохраняется тысячелетиями.

Поэтому мы решили пренебречь научным и техническим развитием, мы решили сделать акцент на духовное развитие, на то, что является главным во всякой религии. Мы позволяем теоретические построения в науке, но пресекаем любое практическое приложение открытий. Теоретические науки необходимы для определенного типа людей, склонных к размышлению. А люди действия, с высоким уровнем энергии, нейтрализуются активной половой жизнью.

Игра ума благодетельна до тех пор, пока идеи не начинают воплощаться. Любая теория — это провокация практики, чтобы практика ещё раз доказала свою несостоятельность.

Мы можем играть в науку, научно размышлять, но применять её смертельно опасно. Мы помним формулу E=mc2, но мы не будем делать атомную бомбу. Вся наша агрессивность снимается беспрепятственными совокуплениями. Нас волнует не тайна тела, и не тайна души, а тайна их неразрывного единства.

— В чем же вы видите смысл жизни при таком, скажем, непрактическом к ней подходе? — спросил Аг.

Жена с готовностью ответила:

— Смысл жизни в том, чтобы не задумываться о ней, а чтобы бездумно, и счастливо проводить уходящее время.

— А как же вы решились пренебречь развитием медицины? — не уступал Аг.

— Развитие медицины вовсе не спасает от болезней, — отвечал Муж, — мы убедились, что как только наука находила лекарство от одной болезни, так сразу появлялась новая, и она убивала людей, пока не находилось лекарство против неё. Заметьте, что патриархи были долгожителями не из-за медицины, а из-за силы своего духа.

Лю решила внести свою лепту в разговор:

— Любое государственное устройство, каким бы оно ни было совершенным по идее, в реальности будет разочаровывающе далеким от теоретического варианта.

Идея государства, как и всякая идея, исходит от Бога, но осуществляется людьми, а люди не совершенны, посему им не под силу воплотить с точностью идеи.

Потому-то теории столь привлекательны, что они прекрасны, но лишь до тех пор, пока, люди не берутся за их воплощение. Политики играют на привлекательности идей, и политическая демагогия — это есть обещание неискаженного воплощения идей.

Так что мне понятны ваши попытки пресечь практическое применение теорий и с помощью этого избавиться от технического прогресса. Но ведь пресечение практического применения теории уже само и является практическим применением теории.

Тут эстафету разговора перенял Муж:

— Верно, но из всех практических применений теорий это самое безопасное, потому что оно саморегулируемо — оно прекратится само собой сразу, как прекратятся причины его существования, то есть, когда применение теорий на практике больше не будет пытаться осуществиться.

Это станет яснее, после того, как вы узнаете моральные основы нашего общества.

А они таковы: голова и особенно лицо являются объектом стыда, где рот и язык — первооснова стыда. Чтобы скрыть лицо, люди носят на головах балахоны.

Открыть кому-нибудь лицо есть знак доверия и близости. Совокупление же почитается как необходимое наслаждение для единения с Богом. Осуществление единения подтверждается зачатием. Но оно не обязательно для единения с Богом. Оно лишь как чудо, которое, появляясь время от времени, укрепляет веру, но которое вовсе не обязательно для веры. Гениталии являются орудиями тела для осуществления этого единения. Прятать половые органы для нас так же неприлично, как для вас — открывать. Если половые органы божественны, то посвящение своей жизни их поиску и совокуплению уподобляется в терминах древности монастырской жизни, проводимой в молитвах божеству, и, таким образом, жизнь твоя становится религиозной и праведной. Если творение добра должно быть целью жизни, и если наслаждение — это добро, то тогда вызывание оргазмов у женщины или у мужчины становится достойной целью жизни.

— Но почему все-таки вы прячете лицо? — спросила Лю.

Муж терпеливо продолжил:

— Лицо — это отражение души. Каждая черта лица — рассказывает о душе, и посему мы скрываем лицо от чужих людей. Через органы чувств, сосредоточенные на лице: нос, глаза, рот, уши — мы соприкасаемся с миром, который формирует нас.

Лицо наше — это результат войны и мира между природой и нашей индивидуальностью. Лицо несет в себе все сведения о нашей душе, о нашем характере, о наших привычках, и потому мы должны скрывать его, ибо раскрывать свою душу всем подряд — это грех. Душа — это святыня, которая остаётся жить после смерти нашего тела, и почитание её обусловлено желанием сохранить её тайну. Мы все прекрасно знаем физиогномику, и поэтому очевидность характера на лице, нагота души, пугает и влечет нас, как нагота тела пугает и влечет вас. Наше общество предпочитает сохранять невежество чужих людей о душах друг друга. Это ещё одна причина, по которой мы скрываем лицо.

Помните Библию: «…вожделенно, потому что дают знание»? Лицо вожделенно, потому что даёт знание о другом человеке, о его душе.

Муж ласково потрепал Лю по щеке и продолжал:

— Наше общение с миром происходит через отверстия тела. Ничто живое не может быть без отверстий. Всю живое должно исторгать и поглощать. Отверстия в мир, созданные в теле, существуют, чтобы тело не было замкнутой системой, а чтобы оно изменялось. А мораль создана для того, чтобы изменение не принимало форму саморазрушения. Защитная функция человеческой морали — предотвратить чрезмерное проникновение мира, который разрушает любую полость, если она ему беспрепятственно открыта. К старости происходит обратный процесс, мы всё больше и больше закрываемся от проникновения мира, и после определенного предела закрытости приходит смерть.

Жена легла на колени Ага, чем несколько отвлекала его от разговора.

Причем, со времени их первого знакомства с Мужем и Женой, ширинки Ага и Лю были раскрыты, а когда они попытались закрыть застежку, то их спутники наказали им этого не делать. Когда же они пришли в дом, им первым делом выдали одежду, подобную той, которую носили Муж и Жена. А между тем Муж продолжал:

— Если лицо — это отражение души, которую человеку слепому, в прямом или переносном смысле, не увидеть, то гениталии наши являются всеобщим и постоянным напоминанием о наличии души, поскольку оргазм даёт ощутить нам астрал души, поднимая нас на мгновенье на божественный уровень. Оргазм это позывной Бога, на который мы откликаемся всем нашим существом. Оргазм священен потому, что в этот момент мы теряем контроль над собой, становясь свободными, поскольку принадлежим в это мгновенье Богу. И лицо наше в момент оргазма принимает самое естественное выражение, лучше всего отражающее нашу душу. Оргазм лишает нас всякого выбора, свершаясь вне нашего контроля, то есть, приводит нас в такое состояние, когда, мы не знаем себя, а только Бога. Мы только тогда и счастливы, когда забываем себя, и человек поистине свободен только во мгновенье оргазма.

Аг и Лю понимающе переглянулись, а Муж положил руку между ног Лю, — согласно нашей морали, чистое это то, что исторгает, а грязное то, что поглощает, посему все органы чувств — глаза, нос, рот, уши, поглощающие знание, непристойны. Вы можете спросить: «А как же женские гениталии и анус, которые могут поглощать семя?» — Что ж, мы не можем руководствоваться в реальной жизни абсолютными понятиями. Поглощающая функция женских гениталий с лихвой компенсируется их исторгающими функциями, лубрикацией, менструацией, родами, а анус — испражнениями. Сам оргазм является исторгающей функцией поскольку, помимо извержения семени и исторжения соков, он, завершившись, вызывает у женщины, с помощью пресыщения, желание отторжения от мужчины. Это ещё одна причина, почему наше общество направляет свои усилия на обязательное достижение женщиной оргазма.

— Но как же вы можете вступать в половой контакт, так сказать, с первого взгляда, — спросила Лю, — ведь вы не животные.

Муж улыбнулся и так ответил на вопрос Лю:

— Одним из отличий человека от животного, которое горделиво выставляли ваши моралисты, является мнимая необходимость предварительного общения мужчины и женщины, прежде чем вступить в половой контакт. И впрямь, тошнотворные разговоры, суета манер и нелепость приличий заслоняли или преграждали подступы к совокуплению. Однако, приглядываясь к жизни животных и изучая её, легко обнаружить, что у них предостаточно предварительных обнюхиваний, свадебных ритуалов, песнопений, завываний, стыдливого неразмножения в неволе и пожизненной лебединой верности. Так что в самом деле здесь разницы между людьми и животными не было. Различие образуется только тогда, когда человек в состоянии совокупиться с первого взгляда, абсолютно без слов, а лишь с междометьями наслаждения. Ведь любовь с первого взгляда — это ничто иное, как желание совокупиться с первого взгляда.

Но это желание всячески искажали в вашем обществе.

Удовлетворение похоти без промедления — вот направление, по которому мы шли, желая отмежеваться от животного. Человек достиг возможности абстрагироваться от личности партнера и концентрироваться при знакомстве только на половых органах. Только человеку оказалось под силу вычленить их как самоцель. Половые органы и есть то божественное, что люди веками пытались отыскать то в глазах, то в сердце.

— Пусть так, но разве вам не хочется узнать человека поближе, прежде чем вступать в половой контакт? Нельзя же относиться к женщине только как к орудию наслаждения, — не уступала Лю, и этот вопрос она обратила к Жене.

Жена ответила, но так, как Лю вправе была бы ожидать от Мужа. Видимо, мнения женщин и мужчин в этом новом обществе совершенно совпадали, по крайней мере в этом вопросе.

— Сопротивление вашего общества отношению к женщине как к объекту, а точнее, как к обладательнице чуда между ног, происходило оттого, что именно при таком отношении совокупление наиболее остро и разнообразно. Призыв вашей морали относиться к женщинам поначалу, как к бесполому существу, притормаживал желание, стремился сделать из женщины не желанную самку, а из мужчины — не желанного самца, а нейтрального друга. Оттягивание желания под благовидными предлогами ущемляло желание, что было обществу и надобно. А ущемлённое желание вызывает разочарование, которое бывает двух сортов, разочарование в возможности исполнения мечты и разочарование в самой мечте, стоит лишь её достигнуть. Объясняется это тем, что стремление к мечте-цели через преодоление трудностей изменяет мироощущение человека, так что при достижении цели, она оказывается не соответствующей тому состоянию, в котором оказался человек, и возникает разочарование, а за ним — новый поиск новой цели. Истинное наслаждение от достижения цели может быть только тогда, когда она достигается без тягостной борьбы, а как можно скорее — случайностью или чудом. Тогда она впору твоему только что возникшему желанию.

— Ну, а почему все-таки не поговорить с человеком сначала? — не унималась Лю, как будто и не услыша всей этой философической тирады.

— А о чем можно говорить, — продолжала Жена, — с незнакомыми женщиной или мужчиной? Ведь тот разговор, который прошлые приличия обязывали вести в начале знакомства, унизителен своеё пустотой. Для нас считается безнравственным разговаривать с незнакомыми, потому как в таком общении слова бездуховны. Как хорошо нужно знать партнера по совокуплению и как надо ему доверять и ценить его, чтобы разговор приносил радость и облегчение, тепло и понимание. Нет, разговор — это дело святое. Иное дело страсть, где слова излишни. Именно она уместна и необходима тотчас, как почувствуешь, что мужчина или женщина влечет тебя. В страсти всегда живет спасительный оргазм, который возникает в чудесной инстинктивности слаженных движений.

Его вспышка освещает потемки чужой души, разгоняя напряженность, страхи, сомнения. Умиротворенные испытанной радостью и благодарные друг другу за неё, любовники могут начать разговор. К тому же поведение в постели лучше всего раскрывает характер человека, поэтому раньше женщины старались оттянуть совокупление, с одной стороны, чтобы не разочаровать, а с другой стороны, чтобы не разочароваться.

— Но ведь женщина часто не может с такой легкостью испытать оргазм, как мужчина, — продолжала допытываться Лю.

— Да, так было с нами в прошлом, — согласилась Жена. — Корень всех проблем между мужчинами и женщинами был в том, что большинство женщин возбуждалось медленно, а не с первого взгляда, как мужчина. Мужчин бесило несоответствие постоянной готовности влагалища и лишь периодической готовности остального женского тела для совокупления. Многие женщины делали из этого выгоду, продавая готовность тела с помощью безразличия души.

Другие женщины негодовали на мужчин за то, что те недостаточно терпеливы, чтобы вывести женщину на финишную кривую.

Лю хихикнула, а Жена продолжала, поощрительно улыбнувшись ей:

— Отношение мужчины к женщине складывалось на основе того, что женщина обладает телом, которое он хочет. Чтобы получить его, мужчине нужно было либо унижаться домоганием, что называлось ухаживанием, либо платить. Какое же отношение могло возникать к тому, что ты хочешь, но что тебе не дают сразу.

Голодная собака, которой показывают мясо, но которым её лишь дразнят, может вцепиться в горло дразнящему. Другой путь — это голодную собаку не дразнить, а дрессировать. Разница же между человеком и собакой та, что дрессированная собака становится послушной, а дрессированный человек становился скоплением скрытых мстительных чувств за своё унижение дрессировкой. И люди взрывались безмотивными убийствами, изнасилованиями, садизмом.

Напрашивался выход — уничтожить несоответствие женских половых органов и женщины, то есть сделать женщину всегда готовой к совокуплению, как её половые органы.

Наши предшественники сумели с помощью направленной мутации создать женщин, которые испытывают наслаждение всегда, если прикасаются к их половым органам, и подавно, когда член вводится во влагалище. Таким образом, мы разрушили преграду безразличия или отвращения, которая отделяла женщину от радости совокупления, если её брали силой, если мужчина ей не нравился или если ей просто не хотелось. То есть, теперь она приравнялась по характеру возбуждения к мужчине, который всегда получает удовольствие при совокуплении.

В результате рождения нового типа женщин, процесс соблазнения генетически аннулирован. Женщина теперь моментально реагирует на мужчину, как и мужчина на женщину, и они сразу направляются навстречу друг другу, а не устраивают погоню самца за самкой.

— А ведь действительно, — подхватила столь животрепещущую тему Лю, вся романтика соблазнения возведена у нас в канон любви, чтобы обеспечить женщине достаточно времени для возбуждения и чтобы, следовательно, она получила наслаждение от совокупления. Романтика ухаживания у нас существует для того, чтобы возбудить женщину, отягощенную и приторможенную приличиями и общественными нормами. Если же оргазм гарантирован женщине при каждом совокуплении, то…

И тут продолжил Аг:

— …она будет сразу к нему стремиться, срезая углы ухаживаний во имя округлости объятий…

— …и как всегда, — добавила Лю, — мужской жаждущий взгляд будет округлять женские тела до совершенства.

Жена улыбнулась, одобрительно лизнула Лю в грудь и продолжала:

— В прошлом всякий раз, когда женщина совокуплялась без наслаждения, она занималась проституцией — неважно, что она, не получала за это деньги, но она получала взамен что-то иное, например, спокойную жизнь с мужем или благоволение любовника — что бы то ни было, если оно не наслаждение, то оно есть плата. Но так как многие женщины часто не испытывали наслаждения при совокуплении, то ли из-за непробужденного желания, то ли из-за неприязни к партнеру, то всякая женщина в какой-то период являлась проституткой. То есть, женщина по сути своей не только не была чужда проституции, но обязательно являлась проституткой в какие-то периоды своей жизни, ибо (это звучит теперь невероятно!) женщина, далеко не всегда была в состоянии получать удовольствие, не говоря уже о достижении оргазма, во время совокупления.

Было время, когда девственность считалась обязательной при замужестве девушки. Если перевести это на язык фактов, то нравами и законами утверждался акт проституции, который являлся не только обязательным, но и почётным, а именно, девушка продавала свою тело, свою девственность, за замужество, которое гарантировало жизнь, поощряемую обществом. Единственная ситуация, в которой девушка перестала бы быть проституткой это, если бы она отдала свою девственность по влечению, а не по закону. То же происходит с любой женщиной, которая прежде, чем отдаться мужчине, руководствуется не исключительно желанием, а возможной выгодой последующих отношений с точки ли зрения замужества, удобства, приемлемости. Каждый раз, когда женщина отдаются без желания — она становится проституткой. Каждый раз, когда женщина не отдаются по желанию, а придавливает его из-за его невыгодности, она тоже становится проституткой, посчитавшей, что плата мала.

Только следуя своим желаниям, женщина может считать себя честной. Прошлое общество так отчаянно боролось с проституцией за деньги только потому, что она являлась самой наглядной, рафинированной формой проституции и уличала общество в фальшивости его идеалов. Проститутки за тотальную абстракцию денег предоставляли клиенту тотальную реальность оргазма. Всякий раз, ебя проститутку, клиент прежде всего ёб общество.

Мы добились в нашем обществе того, что женщина следует своим желаниям, которые мы ещё и развили до достаточных размеров, чтобы женщины не были излишне разборчивыми.

Разница между мужчинами и женщинами была также и в том, что мужчины по сути своей — эстеты, ибо их сильнее всего влечет в женщине красота, и в этом они идеалисты. Женщины, наоборот, искали в мужчине множественности качеств, от потенции до денег, и женщины легко уговаривали себя, что мужчина красивый, если он обладал властью или деньгами.

Стереотипы женщин и мужчин создавались противоположными действительности, потому что мужчины проецировали свою эстетическое видение на женщин и почитали их как существ высших, не обремененных земными расчётами. А женщины проецировали свою жажду гарантированного оргазма и денег на мужчин, наделяя их рационализмом и желанием поскорее забраться в них и кончить.

Теперь, когда женщинам обеспечен оргазм от каждого совокупления, проституция и изнасилования в старом понимании исчезли сами собой.

Усталость после одного, двух оргазмов физически не позволяет женщинам быть проститутками с множеством клиентов. С другой стороны, неминуемый оргазм и мгновенное возбуждение нейтрализуют начальное безразличие, которое может образоваться от усталости. Поэтому женщина, насытившаяся совокуплениями, покидает общественные места, чтобы отдохнуть и понабраться желания, иначе ей придется уступать всякому, кто её захочет. То же самое относится и к мужчинам.

Да ведь и у вас, в прошлом, женщины и мужчины старались быть на людях и посещать общественные развлечения, если они хотели завести знакомства, то есть желали половых связей. Удовлетворённые люди уединяются. Предельный пример уединения — это сон отдыха после совокуплений.

Лю слушала всё это с острым вниманием и стала взволнованно размышлять вслух:

— Почему женщина в нашем обществе сопротивляется мужчине? Потому что у неё либо нет желания совокупляться с данным мужчиной, либо желание это есть, но оно такое слабое, что легко подавляется разумом, который может приводить различные аргументы против совокупления: от опасности забеременеть или заражения венерической болезнью до бесперспективности связи с данным мужчиной. Если же женщина при первом прикосновении мужчины испытает сильнейшее желание, то она не только не будет оказывать никакого сопротивления, но будет сама стремиться к совокуплению. Следовательно, всякое насилие автоматически отпадает, стоит женщине почувствовать острую похоть. Причем внешность мужчин перестаёт играть какую-либо роль, поскольку их лица и тела женщина не видит, так как они скрыты вашими балахонами. А тот факт, что все мужчины у вас красивы, и вовсе упрощает дело.

— Да, — мечтательно протянул Аг, — получается, что вы аннулировали мужской эгоизм в половой жизни. С одной стороны, вы обязываете мужчин заботиться об удовлетворении женщины, а с другой стороны, вы изменили женщину так, что мужской эгоизм становится безопасным. Ведь экстремальное проявление мужского эгоизма — это изнасилование, и за него следует суровое наказание в нашем обществе. По сути дела мужчина наказывается за то, что он принес женщине не наслаждение, а прямо противоположные чувства. Святотатство изнасилования состоит в том, что совокупление, которым Бог положил наслаждаться, приносит женщине боль и ужас. Таким образом, устанавливая жестокие наказания за изнасилование, общество наше демонстрирует, что стоит на страже права женщины на наслаждение при совокуплении.

— Однако право это не принимается нашим обществом во внимание, добавила Лю, — если женщина соглашается на совокупление по доброй воле тут общество позволяет мужчине быть эгоистом, оставляя женщину разбираться с ним самой.

Аг добавил лукаво:

— Если бы мужчина, беря женщину силой, доводил её до оргазма, изнасилование превратилось бы в соблазнение. И тем самым его забота о наслаждении женщины награждалась бы переименованием его поступка из преступного в законный.

— Я смотрю вы всерьёз заинтересовались основами нашего общества, улыбнулся Муж. — мне хочется обменяться с вами мнениями об основе былого, то есть, вашего общества.

Разгороженное лабиринтами приличий и лишавшее людей возможности непосредственного общения, оно торжествовало над вашими попытками преодолеть одиночество. Добившись своего и сделав людей одинокими, общество лицемерно прикладывало корыстные усилия для сведения людей в пары, но не на основе естественной физиологии желаний, а на основе преднамеренной общественной деятельности с уклончиво оформленными и никогда не достижимыми идеалами. Это неимоверно усложняло, а часто делало просто невозможным удовлетворение желаний.

Например, люди, оставшиеся по различным причинам без партнёра, мечтали заменить утрату. Общество, с помощью установленных нравов, не позволяло сделать это эффективно и непосредственно, то есть предоставить партнера, лучше покинутого или покинувшего, и тем самым возместить утерянное наслаждение. По нашей конституции каждому мужчине гарантируется доступность женщин, а женщине — доступность мужчин, как в вашем обществе конституция гарантировала избирательные права. Одинокий человек принуждался обществом к посторонней деятельности. Скажем, человек решал направиться на курсы всю равно чего, убеждая себя, что ему или ей хочется учиться. Истинная же цель была — оказаться там, где есть возможность прийти в контакт со значительным количеством подобных себе людей потому, что там было вероятнее всего завести знакомства. Или вдруг, от одиночества люди начинали интересоваться искусством и блуждали по музеям с блудом в глазах, вперяя взгляд в непонятные картины, с надеждой, что вдруг кто-либо пристроится или объявится. Или люди становились одержимы добычей денег, за которые они мечтали приобрести себе любовных партнеров.

Открытое выражение чувств всячески попиралось вашими законами, построенными на логике. Но только следование чувствам приносит нам радость.

Да, чувства меняются, как меняется правда, определяемая каждым человеком с помощью его чувств. Законы же, устанавливаемые в человеческом обществе, не в состоянии следовать за изменениями чувств. Их всегда меняют с опозданием, и к моменту своего утверждения закон уже устаревает.

Законы — это орудие, которым пользуется общество для подавления проявлений человеческих эмоций. Иными словами, цель общества — подавить в людях чувства и заставить их действовать, руководствуясь исключительно логикой, в форме предписаний законов.

Общество можно изменять в зависимости от того, какие чувства подавлять в людях. В древности подавляли сексуальные чувства, наложив стыд на половые органы, а мы стали подавлять вкусовые чувства, наложив стыд на рот.

— Но раз и у вас общество основано на стыде, — заговорил Аг, — то уже не существенно, чего в этом обществе принято стыдиться. Ведь любое общество — это монстр, который не имеет собственного тела и являет свою существование только функционально. Функции эти отправляются людьми, которые хоть и чужды по натуре обществу, но тем не менее подвластны ему, так как люди связаны между собой круговой порукой подчинения законам. Большую часть времени люди изъясняются языком общества и выполняют его приказы, только при отправлении своих насущных желаний люди становятся самими собой, но и здесь общество следит, чтобы отправлялись они по определенным правилам и нормам, только когда желания не могут быть удовлетворены чрезмерно долго, человек с облегчением сбрасывает с себя узду общества и удовлетворяет их так, как мечтал бы удовлетворять их всегда. Однако силы после удовлетворения желаний ослабевают, и общество опять набрасывает свою узду, наказывая за мгновения вкушенной свободы её лишением. Общество внедряется в сознание человека так глубоко, что оно наказывает его также изнутри — угрызениями совести.

Если человек поднимает бунт против общества, у него нет иного пути, кроме как бороться с людьми или даже уничтожать их, поскольку, как мы знаем, у общества нет материального воплощения, а только функциональное. Например, сталкиваясь с бюрократом, ты встречаешься с человеком, воплотившим в себе бездушность государства. К счастью, власть общества над человеком никогда не бывает полной, и поэтому всегда можно апеллировать к загнанной в угол жажде свободы.

Так что я согласен с вами, что суть общества — это создание и поддержание одиночества с помощью неискренности.

Тут снова присоединилась к разговору Жена:

— И не забудьте, что в основе неискренности лежали моногамные отношения, на которые ваше общество также вынуждало человека. Эротические фантазии людей однозначно доказывали, что моногамия — это противоестественное состояние.

Не в силах исполнить свои эротические фантазии, люди, под давлением общества, занимались их притеснением. Воплощение фантазий было позволено только в обезображенной форме моногамии. Ведь моногамные отношения — это предельный минимум сексуальных отношений. Следующий шаг назад — это уже просто отсутствие сексуального партнера.

Вам, изолированным друг от друга обществом, насаждалось в сознание лишь узаконенное моногамное общение. А вы, чтобы романтически оправдать для себя связь только с одним человеком, называли партнера самым лучшим, самым красивым и прочими превосходными степенями, что, конечно, не имело никакого отношения к истине, но что должно было вам объяснять самим себе, почему вы не пытались искать кого-либо получше или просто иного.

Кстати, о возвышенных словах. Чем более многозначны слова, тем более они лицемерны, и тем более они желанны и любимы людьми. Потому-то люди так и обожают слова типа, «любовь», «свобода», «справедливость». Двусмысленность, являясь минимальным вариантом многозначности, была пределом приемлемости для общества. Стоило только вовсе избавиться от многозначности и сказать вместо «любовь» — «соитие», вместо «свобода» «преступление», вместо «справедливость» — «себялюбие», как общество ваше вставало на дыбы от негодования. Общество ведь и способно функционировать только из-за того, что ничего не определено однозначно. Однако без вмешательства общества человек определяет для себя всё однозначно согласно своему сиюминутному желанию, иначе он был бы не в состоянии действовать.

— Правильно, — сказал Муж. — отсюда также идет дискредитация обществом ценности красоты, которая якобы зависит от того, кто определяет красоту, а не от самой красоты. Красоту пытаются низвести до относительного, тогда как она — абсолютна. Конечно, в пределах этого абсолюта есть вариации, но это подобно тому, как между водой и камнем заметно прежде всего очевидное различие, как между красотой и уродством. Выделив камни, мы можем уже потом видеть среди них различные породы, но всё это будут камни, так и красота резко отличается от всего прочего, но и разновидности красоты бесконечны.

Муж замолчал и возникла пауза. Только журчащая вода в желобах нарушала тишину.

— Я хочу рассказать Вам подробнее о наших запретах, — снова заговорил Муж.

Процесс еды, да и вообще всё, что связано со ртом, считается неприличным, и потому люди едят поодиночке. В давние времена люди, для общения, вместе трапезничали, а у нас вместе совокупляются и оправляются. Только очень близкие по духу люди едят вместе. В каждом доме для еды существуют отдельные кабинки, в которые разносится еда. Вы с ними недавно ознакомились, не так ли?

Общение во время мочеиспускания — это поверхностное общение. Настоящий праздник близости происходит во время испражнений. Чтобы продлить этот праздник, многие обильно едят, а потом принимают слабительное.

— А почему на портретах балахоны такие облегающие, — спросила Лю, указывая на стену, где висели портреты, и решив тем самым сменить тему разговора, потому что тошнота снова стала подкатываться к её горлу.

— Это портреты близких нам людей, — с готовностью объяснил Муж, — и потому лица их нам хорошо знакомы, так что художник нарисовал балахоны облегающими. Если же люди мало знакомые хотят обменяться фотографиями, то они обмениваются фотографиями своих половых органов. На эти фотографии они любуются так же, как вы любовались фотографиями лица. Когда люди фотографируются, у вас они улыбались, а у нас раздвигают ноги. Вы обратили внимание, что женщины устраивают из лобковых волос прически, а мужчины их бреют, ибо только варвары позволяли им расти. Близкие же люди обмениваются фотографиями своих лиц, запечатленных во время оргазма.

Жена добавила:

— Старания людей выглядеть соблазнительно, проявляются в декольтировании балахонов и изготовлении их облегающими, так что нос, рот и губы ярко проступают сквозь материю. Вы ведь тоже знаете, что цель облегающей одежды это имитировать её отсутствие. Этим особенно занимаются проститутки, которые делают в балахоне слишком большие вырезы, чтобы были видны их уши, лоб и подбородок.

— Простите, — заметил Аг, — но вы же сказали, что проституции у вас нет, потому что женщины легко достигают оргазма и просто физически не в состоянии…

Да и вообще смысла для проституции у вас нет, когда вокруг изобилие доступных красавиц.

— Слово проституция, — ответил Муж, — я использую в нашем понимании.

Проституцией у нас называется согласие поглощать еду в присутствии чужого человека за вознаграждение. А вознаграждением является получение разрешения женщине на рождение лишнего ребенка. Некоторые люди обладают властью, которой они пользуются, чтобы отобедать вместе с женщиной и смотреть ей в рот. Так как мы боремся, чтобы население нашего общества не превышало пятисот тысяч, любая попытка перейти эту цифру считается преступлением.

Каждой женщине разрешается иметь двух детей. Но так как есть женщины, которые вообще не хотят иметь детей или только одного ребенка, то их доля отдаётся тем женщинам, которые хотят иметь больше двух детей. Некоторые из этих женщин пытаются обойти существующие законы распределения деторождения с помощью своей готовности преступить стыд. Вот что у нас считается проституцией.

— Ну, что же тогда у вас называется порнографией? — спросила Лю. — Если только вы её уже не искоренили, — добавила она с иронией.

— О, конечно, она существует, как и во всяком обществе, — с готовностью откликнулась Жена.

— Наша порнография — это фотографии лиц, на которых изображены гнев, наслаждение, удивление и другие сильные эмоции, а порнофильмы состоят из разговоров и поцелуев. Поцелуй в губы — это апофеоз близости. Совокупление в реальной жизни вовсе не обязательно ведет к открыванию лица. Если люди после совокупления обмениваются несколькими фразами и не чувствуют влечения и интереса друг к другу, то они расходятся так и не открыв лица.

Узрение лица помогает установить тесный духовный контакт, необходимый не только для любви, но и для дружбы. Так что мужчины, стремятся увидеть лицо друг друга, чтобы стать близкими друзьями, даже если они не гомосексуалисты.

То же, конечно, относится и к женщинам.

Одно из самых порицаемых извращений — это использование косметики на лице и особенно губной помады. Яркая губная помада воспринимается, как верх святотатства, которое делает грех более явственным, чем он существует в природе. Однако косметика приемлема на гениталиях, половые губы принято мазать специальным красным кремом, который делает их блестящими, якобы от постоянного желания.

Тут заинтересовался Аг:

— Раз у вас всё имеет своё особое существование, что же вы тогда называете изнасилованием, которое, я уверен, существует в какой-то форме.

Жена улыбнулась:

— Я знала, что Ага это заинтересует. Изнасилованием у нас называется поцелуй в губы против воли. Причем изнасилование осуществляется в такой же степени женщинами, как и мужчинами. Серьезным оскорблением является также сдергивание капюшона.

Без поцелуев, совокупление является естественным удовольствием. А поцелуй без совокупления считается наиболее извращенным и возбуждающим, посему консервативная мораль требует обязательного совокупления во время поцелуя, запрещая поцелуй, как таковой. Поскольку поцелуй длит возбуждение и не приводит к оргазму, то поэтому поцелуй — извращение.

В дверь постучались. Муж и Жена надели балахоны и дали знак Агу и Лю последовать их примеру. Они повиновались, и Жена щелкнула пальцами, давая знак, что можно войти. Вошли слуги в балахонах, неся перед собой поднос, на котором оказались бритва и расчески причудливых форм. Служанка подошла к Агу и произнесла, что она будет брить ему лобок, а слуга подошел к Лю и стал расчесывать ей лобок, умащая какими-то снадобьями. Слова, произнесенные служанкой, звучали утробно. Жена пояснила, что слуги разговаривают со своими хозяевами только с помощью чревовещания, не открывая рта, так как разговор ртом — это знак близости, не существующий между слугами и хозяевами.

Муж обнял Лю и объяснил, что после регулярного бритья её волосы станут расти быстрее, и можно будет сделать прическу, подобно той, которую гордо показывала Жена.

Служанка встала перед Агом, разведя ноги, и поводила член Ага по своему влагалищу, и когда он напрягся, она, держа член одной рукой за головку, стала ловко брить лобок, отклоняя член то в одну сторону, то в другую, чтобы добраться до труднодоступных участков. Когда процедура была закончена, служанка села на член Ага и кончила вместе с ним, в то время как слуга проник в Лю. Однако ей было никак не сосредоточиться на своих ощущениях, и она ещё не кончила, когда слуга вжал в неё свои бёдра и обжёг её нутро семенем. Муж дал знак слугам уйти и тут же углубился в Лю. Когда слуги вышли, Муж снял балахон с себя и с Лю, и она, увидев его красивое сосредоточенное в наслаждении лицо, почувствовала, что отдаётся на волю блаженства. Рядом легла Жена, и Муж переместился в неё, как только убедился, что Лю уже насытилась им.

Лю устроилась на диване, и рядом с ней сел Аг. Они вместе наблюдали за союзом Мужа и Жены.

— Знаешь, о чём я подумал? — шепнул Аг на ухо Лю, не отводя взгляда от действа, разворачивающегося перед ними.

— О чем? — откликнулась Лю.

— Здесь перед дантистом многие, наверно, испытывают такое же смущение, как у нас перед гинекологом или проктологом.

— А повара у них, как у нас — ассенизаторы, — сказала Лю и прыснула вместе с Агом, и в этот момент застонали в оргазме Муж и Жена. От этого совпадения Лю стало ещё смешнее, и Аг вместе с ней громко расхохотались.

Муж и Жена, как будто и не услышали их хохота, они даже не подняли на них взгляда и, расцепившись, продолжали жарко целоваться.

Через несколько минут они снова сидели вместе вчетвером и продолжали разговор.

— А как же вас зовут, должны же у вас быть свои имена, — спросил Аг.

— Мы называем друг друга Муж и Жена, — ответила Жена, — как вы назывались гражданином и гражданкой. Наши истинные имена не поверяются каждому встречному, ибо кроме полового интереса, чужим людям поначалу нет дела друг до друга. Только когда мы сближаемся и в конце концов открываем лицо, только после этого мы, если хотим, сообщаем партнёру свою имя.

— На чем же строится мораль вашего общества, — спросил Аг, — как всё это скреплено, что не разваливается? В чем незыблемость основ?

— Конечно, в Библии, — как нечто само собой разумеёщееся, ответил Муж.

— В Библии?! — хором воскликнули Аг и Лю.

— Да, всю зависит не от событий и фактов, а от их интерпретации, пояснил Муж. — любая система базируется на изначальных аксиомах, которые по своей сути не требуют доказательств. В человеческом обществе — это заповеди.

Однако если, кто-то подвергает их сомнению, то общество может рухнуть. Так, если большинство людей начнёт подвергать сомнению аксиому «не убий», то вся структура человеческого общества может неузнаваемо переродиться или даже разрушиться. Но если исходные аксиомы истолковать по-иному, то можно менять строение, которое на них зиждется. Дав иную интерпретацию основополагающих положений Библии, мы создали общество, цель которого наполнить жизнь людей наслаждением и покоем.

Cекс был разрушителен для вашего общества, а это лишь показывает, чего стоило такое общество, если счастье его членов угрожало его существованию.

Однако в любом обществе необходимо наличие запретов. Запрет создаёт напряжение, нужное для продолжения бытия. Он взводит пружину от механизма жизни. Общество неминуемо погибнет, если оно не строится на идее ограничения, запрета, а какого — это уже второстепенно.

— Но что же вы иначе интерпретировали в Библии? — не терпелось узнать Лю.

— Вот вам несколько примеров. Фраза «В начале было» слово объясняется нами, что самое святое есть слово, и, следовательно, та часть тела, откуда оно исходит — тоже свято и должно быть сокрыто.

Cо слова всё началось, им же всё и кончится. А поэтому, чтобы предотвратить или хотя бы задержать конец, надо ограничить использование слова. Заметьте также, что Бог никогда не показывал людям своего лица, указывая тем самым на святость лица.

Захария с Богом объяснялся знаками и оставался нем — ибо произносить слова, обращаясь к Богу, грешно, потому же и нельзя произносить имени Господа напрасно.

В связи со словом самую важную роль приобретает рот. Рот, с помощью которого человек питается, важен прежде всего для поддержания его собственной жизни, тогда как гениталии важны для создания иных жизней. Своя собственная для человека важней, чем жизнь неведомых последующих поколений. То есть сегодняшняя жизнь важнее завтрашней. А это и есть один из постулатов вашего христианства, жить сегодняшним днём. Как святость и греховность присущи половым органам в вашем обществе, так святость и греховность присущи рту в нашем.

Или другой пример, яблоко — запретный плод, есть который было преступление.

Запретный плод был съеден, и поэтому рот стал грешен. Потому и поглощение становится греховным, как таковое. Грех вошел через рот, знание вошло через рот, и мы избавляемся от грешного знания с помощью испражнения, родов, извержения семени, менструации. Произносить слова неприлично, так как они исходят изо рта, но писать — вполне допустимо, потому что их пишет рука.

Когда ты испражняешься, мочишься, ты испытываешь чувство освобождения самое великое чувство. Подобное чувство ты испытываешь, при совокуплении, когда конвульсии исторгают из тебя семя. Женщина грешна потому, что она поглощает своими отверстиями семя, которое уподобляется греховной еде.

Однако, менструируя и рожая, она с лихвой искупает свою греховность.

Оральный секс с глотанием семени компенсируется тем, что для мужчины это благостное исторжение. А для женщины он становится приемлем, если заменяет завтрак или обед, или ужин. Это женский пост.

Некоторые люди, излишне озабоченные грехом и представляющие из себя религиозных фанатиков, практикуют рвоту, как высшую форму богочтивости.

Они исторгают из себя только что съеденное, таким образом, они морят себя голодом и умирают в знак протеста против своей исконной греховности.

— Ну, а как вы интерпретируете легенду об Адаме и Еве? — поинтересовалась Лю.

Тут авторитетно заговорила Жена:

— В Бытии сообщается, что Адам познал Еву, но это вовсе не значит, что он познал её впервые. Одна из наших сект утверждает, что Адам и Ева совокуплялись в раю, но были стерильны. Запретный плод снял их стерильность, и Ева забеременела.

Однако наиболее популярна легенда, что Адам и Ева в раю занимались оральным сексом и потому у них не было детей, а древо познания научило их сути влагалища — недаром Бог сделал плеву, чтобы туда не проникать и сотворил клитор, чтобы женщина могла испытывать наслаждение, будучи девственной. Но дьявол научил дефлорации. Потому когда у Евы прекратились менструации, Бог понял, что они согрешили и изгнал их из рая.

Есть у нас ещё одна интерпретация, Адам и Ева прекрасно совокуплялись в раю, не зная стыда. Бог и хотел предохранить их от стыда, давая им чистое наслаждение. Запретный плод содержал не знание совокупления, а лишь знание вины и стыда за наготу. Дьявол научил их стыду. Бог же не хотел терпеть рядом с собой душераздирающий стыд перед его великим Чудом и изгнал их стыдиться и виниться на Землю. Проклятием земным стали деторождение, труд и смерть.

Тон, которым Бог сказал «плодитесь, размножайтесь» был подначивающий, ироничный и предрекавший им страдания за ослушание.

Ни в одной из заповедей в Книге Исхода не говорится о необходимости сокрытия гениталий. Однако Адам и Ева, согрешив, скрывались от лица Господа, стыдясь увидеть его лицо и показать своё. Нагота может означать открытое лицо, а вовсе не бёдра. Потому-то Бог и предрешил, что «В поте лица своего будешь есть свой хлеб» — потому что одежды кожаные были сделаны не на бёдра, как ранее считалось, а на лицо.

Тут Аг вставил свой комментарий:

— Что и говорить, Ева была глупа, а Адам был у неё на поводу — нет чтоб попробовать сначала от древа жизни, плоды которого не были под запретом, и получить вечную жизнь, а уже потом пробовать от древа познания.

Все улыбнулись, и Муж дал следующее толкование:

— Нигде не звучит Божий приказ так повелительно и прямолинейно как «плодитесь и размножайтесь», что вовсе не является тавтологией, причина, по которой Бог использовал два синонима, в том, что Бог был озабочен, чтобы его поняли и послушались. Однако настаивая на размножении, он нигде не запрещает облик гениталий. Органы размножения должны быть очевидны, как и жажда размножения.

— Да, но ведь можно найти другие цитаты, которые полностью противоречат вашим идеям, как бы эти цитаты ни интерпретировать. Например, Бог вдохнул в лицо Адама дыхание жизни. В лицо, а не куда-либо ещё, — сказал Аг.

— В Библии существует множество противоречий, и всё дело в том, на чём ставить акцент, — возразил Муж. — Правильно, лицо и есть выражение жизни, в нём святая душа смешана с грехом. И нам нужно исторгать грех в оргазме, и очищать от греха тело, оттесняя грех в лицо.

— Всё это звучит, как бред, — сказал Аг иронически.

— Так оно и есть — бред веры. Ведь вера основывается вовсе не на фактах, а на такой их интерпретации, которая льстит твоим желаниям. Ничто написанное не является реальностью, ибо зависит от интерпретации. Единственная точка отсчета это оргазм — абсолютное объективное ощущение.

— Короче говоря, вы не видите в Библии указания на греховность совокупления. Так? — спросила Лю.

— Конечно, не видим, — ответила Жена. — Если Бог сотворил мужчину и женщину по своему подобию, то значит Бог двупол, и совокупление есть попытка уподобления Богу, приближения к нему. Попытка эта благородна и естественна, ибо подобие, по природе своей, стремится напомнить оригинал. Потому и нельзя противопоставлять мужчину женщине, а что следует делать, так это направлять их друг к другу для соединения. Чем дольше они находятся в состоянии совокупления, тем ближе они к Богу.

— Но не могут же быть в основе вашей морали библейские заповеди, там же сказано «не прелюбодействуй», а вы совокупляетесь с кем попало! — воскликнула Лю.

— Если вы вчитаетесь в заповедь, — парировала Жена, — то поймете, что мы не нарушаем её.

Нельзя же заповедь «не прелюбодействуй» отнести к мужу, совокупляющемуся с женой, а в нашем обществе все женаты друг на друге. Только моногамия создают почву для греха — возможность для прелюбодеяния. В Библии нигде не утверждается обязательность моногамии. Что же до Адама и Евы, то они были верны друг другу вынужденно, так как никого, кроме них, на Земле поначалу не было.

С другой стороны, если бы в библейских заповедях говорилось только «не желай жены ближнего своего», то тогда это носило бы смысл чисто сексуальный, что просто дублировало бы «не прелюбодействуй». Но в тексте слово «жена» стоит в ряду прочего, чего не следует желать — там и дом, и раб, и вол, и осёл, и в конце обобщается, не желай ничего, что у ближнего твоего. Смысл этой заповеди — не завидуй никому, и жена там упомянута, как одна из вещёй, которой обладает ближний. Из этого следует, что если некая женщина никому не принадлежит, то обладание её вовсе не возбраняется. Кроме того, все являются нашими женами, включая любую жену любого ближнего.

— Значит, брак, в нашем понятии, у вас не существует. Как же вы дошли до такого? — усмехнулся Аг. — Ведь брак — это основа общества.

— Правильно, мы возненавидели прошлое общество и решили изменить его. Но, чтобы изменить общество, надо прежде всего изменить половые отношения, а вовсе не экономические или политические.

— Да, но это не естественно, — возразил Аг.

— Всё, что существует — естественно. Преодолевая естественное, мы лишь выходим на его новый уровень, — парировал Муж и продолжал. — Моногамная семья — это попытка создать натуральное хозяйство, где есть все типы человеческих отношений: секс, дружба и кровное родство. Но измены или хотя бы помыслы о них — эта та соль, без которой не обходится ни одно натуральное хозяйство брака. Ваш брак — это манифестация пресыщения, для продолжения которого страх одиночества и мнимое благополучие детей используются как законное и убедительное оправдание. Моногамное супружество — это быт между оргазмами, промежутки между которыми становятся всю больше и больше.

Самые прекрасные и жаркие отношения — это отношения между новыми любовниками. Но отношения эти сразу осложняются и ухудшаются, лишь только они выходят за пределы секса. Если любовники удовлетворяют друг друга сексуально, то они счастливы, и только вторгающиеся заботы и обязанности будней нарушают их счастье. Залог счастливых отношений — оставаться только любовниками. Это значит снимать сливки с одних взаимоотношений и переходить к другим.

В ваше время такое понимание представлялось опасным упрощением взаимоотношений, но в действительности это являлось для вас не простым, а самым сложным, ибо надо быть в состоянии находить новых и новых любовниц, для чего были нужны деньги, время и сильное желание. Но в большинстве своем люди уставали биться с преградами, возведенными обществом, и останавливались на ком бы то ни было. В отместку они получали бездну забот, обязанностей и соглашательств.

В прошлом влюбленные хотели принести друг другу максимальную жертву во имя любви, чтобы доказать её реальное существование, они жертвовали друг другу своей свободой, решая вступить в брак, и тем самым убивали любовь, которая живет лишь среди свободных людей.

У Лю вырвался вздох, видимо навеянный воспоминаниями, а Муж между тем продолжал свою речь:

— Только взаимное наслаждение объединяет людей. Но когда оно ослабевает или вовсе прекращается и сменяется неприятными ощущениями, люди желают разойтись, а при невозможности это сделать, они начинают тайно желать друг другу смерти, таким образом, чтобы избежать человеконенавистнических мыслей, мы решили ослабить связи, устанавливаемые прежними привычками и законами, чтобы людям можно было бы вовремя разлучиться и легко найти достойную замену.

Тут заговорил Аг, вспоминая своё прошлое:

— Долгие хорошие отношения, как, например, в женитьбе, действительно сложно поддерживать, поскольку для того, чтобы не ослабевало влечение у супругов, надо постоянно изменяться и приспосабливаться, а в противном случае, люди надоедают и раздражают друг друга, становятся ненавистной обузой друг для друга. Короткие же отношения всегда дают возможность в начале преподнести себя женщине, как нечто новое, а когда новизна общения исчерпывается, вместо того, чтобы начинать изменяться и приспосабливаться, ты вступаешь в новые отношения, легко становясь опять привлекательно новым для новой женщины.

Ведь действительно, подавляющее большинство супругов несчастны или, в лучшем случае, унизительно безразличны друг к другу. Не это ли лучшее доказательство несостоятельности института брака, Но наше общество находится на таком этапе развития, который эквивалентен техническому этапу, когда был изобретен паровоз, ну, и что ж, что эффективность парового двигателя ничтожна — ведь в то время ничего лучшего не было изобретено.

Муж выдержал паузу и, убедившись, что Аг закончил свою мысль, продолжал:

— В прошлом обществе мужчина и женщина были вынуждены устанавливать и поддерживать отношения, поскольку отношения необходимы для того, чтобы партнер всегда был рядом и был готов для очередного совокупления. В идеале, после оргазма партнеры не нужны друг другу. И только знание того, что желание объявится снова, заставляло их браться за ум и оставаться вместе, поджидая возвращения желания. Чтобы сделать это ожидание удобным и приятным, люди подбирали партнеров по подобию интересов, и тогда совместное ожидание желания становилось интересным времяпрепровождением.

Не подлежит сомнению, что максимальная гармония между мужчиной и женщиной происходит в момент их совокупления. В таком случае, если поистине стремиться к гармонии, все силы должны быть направлены на то, чтобы, во-первых, продлевать совокупление, а во-вторых, учащать. Несомненно также, что максимальное безразличие или отвращение, существующее между мужчиной и женщиной, возникает при их длительном совместном проживании.

Следовательно, упразднение длительного совместного проживания избавило мужчин и женщин от взаимного отвращения.

— Да, — задетый за живое, сказал Аг, — люди, предчувствуя вечность, наступающую после смерти, приучаются к терминам навсегда и навечно, но в этой жизни ничто не длится вечно, и потому она полна разочарований от несбывшихся иллюзий. Строить свою жизнь на основе вечности любви, которая будет длиться всю жизнь с некоей идеальной избранницей, равносильно жизни, которая основана на намерении существовать вечно. Мы, смея мечтать о неизменности чувств, постоянно посягаем на вечность, которая нам не принадлежит.

Аг на мгновенье задумался и продолжал:

— Это правда, что чувства конечны, как и сама жизнь. Но невозможно поддерживать отношения с женщиной в убеждении, что они обречены. Так и жизнь возможна только в иллюзии вечности. И хотя неизбежное разрушение этой иллюзии трагично или, по меньшей мере, болезненно, нам остаются наслаждаться тем периодом, в течение которого иллюзия ещё жива, а потом уже принимать последствия её смерти. И этому есть единственная альтернатива — не наслаждаться комедией иллюзии, а постоянно пребывать в трагедии правды.

Муж усмехнулся и сказал:

— Вы забываете, что и комедия, и трагедия, о которых вы говорите, существуют только при так называемой любви, которая имела место в прошлом, то есть любви одной женщины к одному мужчине и наоборот. Такая любовь, естественно, не может длиться всю жизнь, и существовала она лишь как демонстрация несовершенства отношений между полами.

Оживить любовь и сравнять её по продолжительности с жизнью можно только за счет увеличения числа партнеров и, следовательно, уменьшения привязанности друг к другу. Эти условия прекрасно воплощаются в нашем обществе.

Аг вспомнил, как гладко у него происходило переключение любовной энергии с одной женщины на другую, если между ними не возникало одиночества, как происходило смягчающее наложение во времени конца одних отношений на начало других. Никаких переживаний о разлуке с предыдущей женщиной не появлялось, если поступление новых женщин того же или лучшего качества не прекращалось.

Тоска о разлуке приходила только в одиночестве. Но когда он находил достойную замену, тоска исчезала бесследно. И выпроваживая очередную любовницу, он чувствовал, что самое большое счастье — это быть одному, зная, что ты не одинок, то есть зная, что ты всегда можешь одиночество прервать, как только этого пожелаешь.

Лю думала о своем, впервые осмеливаясь признаться себе в правомерности своих мыслей. Она думала о круговой поруке обоюдного оргазма. Мужчина и женщина, испытавшие его, становятся подобны соучастникам преступления, что обагрены кровью жертвы. Только жертвой в данном случае становятся запреты, табу. Поэтому любовников связывает наслаждение, как преступление, ибо, по человеческим законам, наслаждение и является преступлением, если оно не санкционировано обществом.

Святая святых для каждого человека — личная, то есть половая жизнь жизнь, где человек вытребовал себе свободу от общества и где общество отступило и якобы согласилось не вмешиваться в эту область. Так вот в эту святую личную жизнь общество влезает так же бесцеремонно, как и во всё остальное. Более того, человек, который с первого взгляда, казалось бы, оберегает личную жизнь от общества, на самом деле ищет его вторжения и даже не чувствует её полноценной, пока общество не наложит на его личную жизнь свою лапу в виде женитьбы, которая является лицензией общества на половую жизнь.

На своем опыте и опыте своих подруг, Лю знала, что большинство длительных любовников и любовниц не будут чувствовать покоя на душе, пока они добровольно не подвергнутся агрессии общества под видом женитьбы. Женитьба есть не что иное, как акт мазохизма, ущемляющий свободу каждого из партнеров во имя легализации половой жизни. Общество засылает своих провокаторов, террористов и шантажистов даже в отношения любовников. Оно делает это с помощью насаждения стыда, вины, неудовлетворенности, образующихся из-за самоволия в совокуплении любовников, на которое они решились без разрешения общества.

Только на мгновенье оргазма они становятся самими собой. Недаром он сравнивается со смертью, которая также, но устрашающе радикально, освобождает человека от общества.

А Муж между тем продолжал:

— Любовь к одному партнеру была вынужденной и являлась результатом несовершенства общества, которое было не в состоянии предоставить каждому или каждой постоянно имеющийся в наличии выбор вожделенных мужчин или женщин. Моногамия установилась только потому, что правители общества сделали полигамию невозможной или преступной, а вовсе не потому, что она естественное состояние человека. При свободном выборе восторжествовала бы полигамия, но его людям не предоставили. Только с помощью моногамии удаётся узурпировать народ и заставить его работать. Сейчас, в нашем обществе у нас нет нужды в работе и в добывании себе пропитания, мы живем в изобилии, пока существует Земля.

С точки зрения психологической, моногамия эквивалентна мастурбации, так как однообразие и привычность тела постоянного партнера, которое становится родным, как твоя собственная рука, перестают возбуждать тебя. Интерес к моногамному партнеру продолжает возникать либо в результате накапливающегося внутреннего сексуального напряжения, которое не зависит от партнера, а лишь от срока воздержания, либо тебя возбуждают фантазии о других телах. А под рукой находится моногамное тело, в которое ты изливаешь свои фантазии вместе с избытком семени. Что же такое моногамия в нашем сегодняшнем понимании, один партнер на всю жизнь, или на год, или на день?

Нет, моногамия — это когда совокупляешься с одной женщиной в данный момент.

Вот когда совокупляешься одновременно более, чем с одной, тогда только и наступает полигамия.

Но возвратимся к нашим запретам. Наложение табу на рот ограничивает разнообразие отношений между людьми, а это самое верное средство для остановки технического прогресса, которой мы добивались. Все беды происходят не от чего иного, как от способности человека разговаривать, а вернее болтать, обещать и не выполнять, вводить в заблуждение. Раньше даже путь к совокуплению был прегражден бесконечными разговорами.

Балахоны и греховность рта уничтожают публичные речи и никчёмные разговоры. Эзотеричность мышления — основа мирной жизни. Когда же мысль, справедливая для данного человека, передаётся другому, который подцепил её из-за удобства или из-за отсутствия собственных мыслей и хочет сделать её своей, тогда-то и возникают конфликты между людьми. Безусловно, что не будет никогда такого положения, когда между людьми не будет возникать трений. И мы решаем это буквально — чтобы не было трений, женщины должны быть всегда хорошо смазаны желанием и совокупление снимет напряжения, которые, не произойди оно вовремя, могли бы превратиться во вражду или войну между людьми. Достижение нашего общества состоит в том, что мы можем снять напряжения до того, как они становятся опасными.

— Расскажите, как образовалось ваше общество, с чего всё началось? — спросила Лю.

— Прежде всего мы должны были создать условия, при которых Земля не могла бы быть уничтожена войной, развязанной каким-либо агрессивным правителем.

Наши патриархи должны были гарантировать уничтожение всякого правителя, по натуре достаточно агрессивного, чтобы развязать войну.

Тут под влиянием неожиданного порыва, Муж вдруг опустился на колени перед Лю, развёл ей ноги и полизал ей клитор. Жена, не сводя глаз с мгновенно размякшей Лю, поманила Ага и вставила его воспрявший член в себя. Муж развернулся так, что Жена смогла взять его член в рот, и через несколько прекрасных минут они дружно кончили.

— Так на чем мы остановились? — спросил Муж, принимая прежнюю позу, на которой он прервал беседу. Все постепенно приходили в себя.

— Мы говорили о способе предотвращения войн, который вы используете, напомнил Аг, промокая междуножье Жены своим балахоном и представляя, что когда придется его надеть, то оставшийся запах будет навевать ему дивные воспоминания.

— В давние времена, — продолжил Муж, — главы войск вступали в единоборство. Таким образом, часто избегалось кровопролитие у самого войска. В этом крылось понимание, что военачальники могут предотвратить кровопролитие с помощью собственной смерти. Впоследствии правители поподлели, послабели и не оказывались впереди войска на поле боя, а прятались в замках, дворцах, бункерах. Они перестали рисковать собственной жизнью. Наступил долгий период в человеческой истории, когда правители перестали вступать в единоборство, они не сражались на мечах, но они сражались своими народами, оберегая собственную жизнь для наслаждения трофеями и триумфом победы или для комфортабельного побега в случае поражения.

— Но это не вполне справедливо для общества ядерного времени. Ядерное оружие не пожалело бы никого и побег устраивать было бы некуда, — вставила Лю.

— Вот именно, из-за, так сказать, всепроникновенности ядерного оружия, правители стали осмотрительнее, потому что уже не удалось бы, подставить свой народ под удар и откупиться его кровью, как это происходило прежде. То есть, любой правитель начал понимать, что, начав ядерную войну, он совершит самоубийство. Потому-то войны в ядерный век велись не ядерным оружием, а огнестрельным и химическим, оружием, от которого правитель мог по-прежнему укрыться — укрыться своим народом.

Вот здесь мы и подходим к сути. Если правителя поставить лично перед лицом смерти, как в давние времена, каждый раз, когда он принимает решение о войне, то тогда и разрешение конфликта будет не военным, а мирным, потому что правитель ужаснется собственной смерти и решит вести переговоры.

— Позвольте, но ведь в давние времена угроза смерти не останавливала воинственных и храбрых глав государств, которые выезжали на коне впереди своего войска и, не колеблясь, начинали бой, не щадя своей жизни, возразил Аг.

— Не щадя своей жизни и жизни своего народа, — уточнил Муж. — Цель мирного бытия — не позволить правителю посылать на смерть свой народ, а вставать перед смертельной опасностью только самому. Тогда в случае объявления войны умрёт только правитель. Ведь война начинается правителем, который отдаёт приказ убивать.

Народ не начинает войны сам — не будучи предварительно вооруженным, народ способен лишь на бунт. В целом, народ любой страны — это быдло, в котором правители насаждают либо любовь, либо ненависть по отношению к другим народам. Гарантия постоянного успеха в этом — исконное невежество народа, предпочитающего развлечения и зрелища всяким знаниям. Было это всегда, есть и теперь.

Конечно, если лишить народ того, что он привык считать необходимым, он начинает бунтовать. Разница между народами разных стран была не в сути, а лишь в пороге их терпимости к помыканию ими правителями.

Так как сам по себе народ, если держать его сытым, лишен стремлений к войне, то, чтобы избежать её, нужно было уничтожать всякого правителя, вооружающего свой народ и натравливающего его на войну.

— А как это осуществилось практически? — заинтересовалась Лю, стараясь не отвлекаться на поцелуй в грудь, которым её вдруг наградила Жена.

— Да, это было невозможно осуществлять систематически долгое время после вашего отлета из прошлого. История знает лишь огромное количество корыстных и спорадических попыток уничтожения правителей во все времена. Люди всегда чувствовали, что зло исходит не от народа, а от его вождей, но ничего не происходило, да и не могло произойти, кроме отдельных вспышек ненависти, приводящей к покушениям и убийствам правителей. Фантазия зовет дальше и рисует картины безмятежной жизни на нашей планете при условии своевременного убийства Александра Великого, Нерона, Чингис Хана, Ивана Грозного, Наполеона, Гитлера, Ленина, Сталина и прочих. Какой иной была бы жизнь на Земле!

— Да, но убьешь одного, а к нему на смену пришел бы другой такой же, удерживая скептицизм, сказал Аг, понимая, что настоящее, в котором он находится, знает больше о прошлом, чем он.

— Ведь дело было не в том, чтобы убить того или иного воинственного правителя, а в том, чтобы последовательно убивать всех, пришедших им на смену, кто был бы готов вести войну. Речь шла о систематическом обезглавливании воинственных правителей во имя сохранения мира.

— Легко сказать, убивать глав правительств. Да ещё делать это систематически.

Как преодолевалась охрана, да ещё в чужом государстве? — присоединилась к разговору Лю.

— Вы правы, поначалу это было исключительно трудно. И потому люди шли по простому пути, создавая оружие массового уничтожения, такого массового, которое захватывает и правителей. Бесспорно, что убить лидера было сложнее, чем уязвимый в своем числе народ, которым он себя окружал. Поэтому люди предпочитали имитировать уничтожением народа уничтожение зла. Но потом наука дошла до такой степени развития, когда стало возможно создавать оружие не массового, а индивидуального уничтожения, способное настичь намеченного человека в любом месте, за любыми толстыми стенами.

— Когда оружие индивидуального уничтожения было создано и стало возможным уничтожить любого намеченного лидера, должны были неизбежно встать этические проблемы, кто принимал решение об убийстве того или иного лидера?

Что являлось критерием в действиях лидера для вынесения ему смертного приговора, и, наконец, кто выполнял приговор? — спросила Лю, доказывая тем самым, что, несмотря на поцелуи Жены и свою ответную нежность, она следит за ходом разговора.

Муж улыбнулся и продолжал:

— Прежде всего хочу вам напомнить, что если человечество справилось с разработкой этических критериев, которые позволяли убивать миллионы невинных людей, и более того, считать это героизмом, то не составило особого труда найти этические нормы, которые позволили убить лишь десятки злодеев.

Человеческая природа не оказалась настолько порочной, чтобы смиряться только с уничтожением миллионов, но протестовать против уничтожения тех немногих, кто отдавал приказы об уничтожении этих миллионов.

Практически это было осуществлено принятием международной конвенции о том, что разрешение конфликтов военными средствами является самым тяжким преступлением. Это значило, что каждый правитель становился преступником, если он позволял изготовлять любое оружие. Единственное оружие, которое было разрешено — это пистолеты, использовавшиеся для борьбы с преступностью. Каждый человек на Земле был оповещён об этом главном законе человечества. С помощью изобретенных средств информации стало возможным передавать сообщения каждому жителю Земли. Наказанием за нарушение этого закона была смерть от оружия, которое данный правитель дал приказ изготовлять. Если правитель отдал бы приказ о войне, то это уже могло быть слишком поздно для её предотвращения. Задачей было не позволить вооружать народ.

Преступление простого человека может быть часто непредсказуемым и совершаться в состоянии аффекта, но войны между народами не происходили вдруг, им предшествовали, наращивание арсенала, военная пропаганда внутри страны, и многое другое, что являлось неопровержимым и очевидным доказательством воинственности правительства. Именно в это время, до развязывания войны, велось уничтожение глав правительств.

— А что же сделали с уже накопленным оружием? Как избавились от него? — поинтересовался Аг.

— Международная Организация Миролюбивого Терроризма прежде всего начала следить, чтобы не изготовлялось новое оружие. Сначала правители благородно отказывались от наказания правителей других стран. Они делали это из страха, что и они сами, в виде возмездия, окажутся объектом миролюбивого терроризма.

Правители стали пытаться тайно наращивать вооружение и оказались первыми, кого уничтожила организация. Пример оказался разительным, и новые правители стали осторожнее. Некоторые из них пытались продолжать военные разработки, но под большим секретом. Когда и этих настигла та же участь, совершился поворот в сознании правителей, и они стали вымещать свою воинственность, помогая миролюбивым террористам и предоставляя им информацию о правителях других стран, которые тайно изготовляли оружие, тем самым обрекая их на смерть. Договоры о разоружении стали единственным жизнеспособным для правителей политическим развитием. Избежание подписания этих договоров приравнивалось к преступлению вооружения. Старое ядерное оружие, засылалось в космос, и там оно самоуничтожалось.

— А кто же были палачи, — прервал его Аг, — которые приводили приговор в исполнение?

— Их-то и называли миролюбивыми террористами, — с радостью подхватил Муж, — это были палачи-герои. Люди, которых часто называли фанатиками. А точнее, это люди, которые были готовы отдать свою жизнь во имя цели, почитавшейся святой. Люди, наконец, пришли к пониманию, что если человек, рискуя жизнью, бросается в огонь и спасает ребенка, то это бесспорно считается героическим поступком. Если же человек, рискуя жизнью, спас целый народ от войны, убив злодея, стоявшего во главе народа, не будет ли он ещё большим героем?

— Но кто же совершал все эти геройские поступки? — спросил Аг.

— Группа террористов состояла из представителей крупнейших стран, причем убийство воинственного правителя совершалось террористом, выходцем из этой страны, чтобы у народа не возникало чувство досады, что их правитель, каким бы плохим он ни был, убит чужестранцем.

Разоблачение правителя, отдавшего приказ об изготовлении оружия, предавалось мировой гласности, и тем самым ему предоставлялась возможность совершить самоубийство, чтобы не заставлять террористов брать на себя грех намеренного убийства. Ибо убив, террорист сам становился вне закона как убийца, и он был обязан покончить с собой, поскольку любой, кто намеренно убил, не смеет продолжать жить. Тот, кто решался на убийство, тем самым решался и на самоубийство. Он знал, что его убьют, если он не убьют себя сам. Опасность миролюбивого терроризма была в том, что террорист мог увлечься и стать опасным для людей и выйти из-под контроля великой цели уберечь мир от войн. Поэтому каждому террористу позволялось убить только один раз, чтобы они не вошли во вкус.

Таким образом, чтобы не плодить другого убийцу, то есть того, кто должен будет умертвить его, а потом и себя, миролюбивый террорист разрывал порочный круг убийств с помощью самоубийства.

— Как же все террористы не перевелись? — спросил Аг.

— Никогда не переведутся люди, убежденные в необходимости сохранить мир, даже путем собственной смерти. К тому же тип правителей быстро изменился, когда несколько первых «вояк» было уничтожено, люди, рвавшиеся к власти, быстро поняли, что свою власть они должны использовать, так сказать, в мирных целях.

— Вот вы всё говорите о правителях, а разве генералы армии, полковники, майоры не отдавали команд об убийствах? Что сделалось с ними, их тоже уничтожили? — спросила Лю.

— Нет. Армия строилась на беспрекословном подчинении приказу, а значит в структуре субординации не было места для морали, потому и мораль подчиненных была вне обсуждения. Приказ не обсуждается, а выполняется это было основой армии во всех государствах. Мораль в армии была сосредоточена только в одном человеке — в главнокомандующем. Поэтому мы не имели права судить за убийства тех военных, кто выполнял приказ убить. Обвиняя тех, кто подчинялся, мы просто выносили приговор самой структуре армии, ибо целью армии было подавлять моральный протест против убийства, возникавший у солдат или офицеров, и поощрять их кровожадные инстинкты. Нельзя было рассчитывать на то, что армия могла прекратить убивать, если бы какие-то солдаты и офицеры убивать отказались. Их заменили бы теми, кто бы согласился убивать, так как солдаты и офицеры — это тот же народ, из которого порочные правители лепили кого угодно. Но не нужно забывать, что армия и вооружение были неразделимы, и уничтожив вооружение, мы уничтожили армию — аморальную структуру общества, делавшую из людей механизмы, выполнявшие человеконенавистнические приказы.

Таким образом, благодаря науке, человечество сначала избегло полного самоуничтожения, а потом наши патриархи свели человечество к счастливому минимуму.

Аг и Лю уже давно чувствовали усиливающееся желание помочиться. Они понимали, что им придётся это делать на виду друг у друга, Мужа и Жены.

Терпеть становилось всё труднее. И тут, как бы почувствовав это, сначала Жена, а потом Муж встали с дивана и пошли в середину комнаты, где были желоба.

Они жестом поманили Ага и Лю и заструились. Жена стояла, раздвинув ноги и разведя руками в стороны большие губы. Аг и Лю последовали их примеру. Лю подумала, что так удобно не садиться, а мочиться стоя, и что привычка женщин присаживаться основана на том, что общество подвергало женщину ещё одному неудобству — неудобству присаживания, чтобы она, стоя, лишний раз не прикасалась к своим половым органам, поскольку без прикосновения к ним, не удалось бы направить струю туда, куда нужно, и не залить себе ноги.

После того, как Аг и Лю вернулись к дивану, они почувствовали, что перейдена какая-то важная граница, после которой стыд становится чем-то абстрактным.

Но им было никак не обрести стыда по отношению к своему лицу. Им грозила самая опасная ситуация — оказаться вообще без стыда.

Легкий запах мочи в комнате быстро исчез, так как по желобам текла проточная вода.

В дверь постучали. Муж и жена торопливо натянули балахоны, и Аг и Лю сделали то же самое без подсказок. Муж хлопнул в ладоши, и дверь открылась. В неё вошел слуга в балахоне с подносом в руках, уставленным маленькими керамическими чайниками. Он оставил поднос и молча ушел, плотно закрыв за собой дверь. На этот раз Муж и Жена не сдернули балахоны и остановили Ага и Лю, которые собрались было снова обнажить свои лица. Муж взял один чайник и вставил носик в дырку в своем балахоне на уровне рта. То же самое сделала и Жена. Аг с трудом отыскал дырку в своем балахоне. А Лю взяла чайник под балахон. Жена рассмеялась и сказала, что так делают дети, когда они только начинают обучаться носить балахоны. Но это считается дурным тоном, и она посоветовала Лю использовать дырку в балахоне.

Напиток оказался манговым соком, как объяснил Муж. Аг вспомнил название фрукта, который уже был редкостью на Земле в его время.

— Мы чувствуем, что мы уже достаточно близки, чтобы есть и пить вместе, не так ли? — сказал Муж, обращаясь к Агу и Лю.

Муж и Жена сняли балахоны. Аг и Лю радостно стянули их с себя тоже. Муж прошел в боковую комнату и вынес блюдо с разнообразной едой и тут началось пиршество. Муж и жена ели жадно, причмокивая, и помногу. Видно было, что они удовлетворяют долго подавлявшееся желание.

Вдруг Жена взяла с блюда морковь и ввела её себе во влагалище, что должно было считаться величайшим святотатством, так как морковь являлась греховной едой.

Муж снисходительно ухмыльнулся.

— Как вы, наверно, обратили внимание, — снова заговорил Муж, утолив первый голод, — у нас нет толстых людей. Все стройные даже в старости. Происходит это по нескольким причинам. Во-первых, так как есть неприлично, люди стараются ограничивать себя в еде. Во-вторых, если человек толстый, то его толщина указывает на его злоупотребление едой, то есть на греховный образ жизни.

— Это как у нас, — откликнулась Лю, — если женщина забрюхатела, значит она согрешила.

Аг рассмеялся, а Муж и Жена понимающе переглянулись. Жена дала откусить Мужу морковь, посетившую её влагалище, и Муж, похрустев куском греховной морковки, продолжал:

— Так как население наше не превышает пятисот тысяч, учет и управление становятся возможными без всяких компьютеров и механизмов, а вручную — в этом наша сила, мы не даем себе впасть в зависимость от техники. Люди живут простой жизнью, и так как количество населения строго контролируется, у нас не возникает необходимости новых построек — новые люди вселяются в жилища умерших, и получают их имущество. Пища — у нас в изобилии, она растет вокруг нас и кишит в реках и лесах. Остаётся только жажда наслаждения, удовлетворить которую и есть задача нашего общества.

При созревании каждой девушке дают выпить настой специальных трав, который её стерилизует до тех пор, пока она не захочет стать матерью.

Тогда ей даётся другой настой, и она становится способной забеременеть. Юные девушки отдаются на обучение к зрелым мужчинам, пока каждая не испытает 100 оргазмов. Юноши идут на обучение к зрелым женщинам на тот же срок. Задача — обучить дебютантов разнообразным способам достижения оргазма.

Редкие женщины и мужчины действительно любят детей и в состоянии быть хорошими родителями, не говоря уже о способности их воспитывать. Но зато существуют редкие женщины и мужчины — прирожденные родители, с родительским талантом, и они избираются воспитателями своих и чужих детей.

Остальные люди предпочитают удовольствия и беззаботную жизнь.

Дети в вашем обществе были, как правило, не результатом осознанного желания иметь их, а лишь побочным продуктом похоти. Так происходило всегда, когда противозачаточные средства не являлись эффективными и обязательными, как у нас. В нашем обществе дети навсегда остаются побочным продуктом, а в былые времена он очень скоро разрастался в основной продукт, подавлявший родителей с их страстями вместе взятыми. Другими словами, мы не позволяем детям разрушать жизнь взрослых.

Детей раньше заводили в основном по неведению. Неведению того, что они с собой несут. Для многих женщин дети являлись искуплением греха половой жизни. У нас женщины имеют детей по вполне естественным причинам, главная из которых, удовлетворение материнского инстинкта и вторая — желание испытать обновление организма, которое происходит после беременности и родов.

По сути дела, в прошлом не дети, а взрослые воспитывались детьми в духе бесполости. Взрослые подавляли свои инстинкты в присутствии детей, а также во имя детей. Взрослым запрещалось быть самими собой под благородным предлогом охранения нравственности детей. Невинность детей использовалась как законное оправдание для ущемления свободы взрослых. Таким образом, взрослые становились заложниками детей.

Дети для родителей являлись ярмом, тюрьмой, которую большинство воспринимало как должное. Однако злоба на заключение в этой тюрьме скапливалась, и родители срывали её на своих детях. Свою вину они перекладывали на их маленькие плечики. Калеча детей, они ранили будущее общество взрослых. А ведь плохие родители — это величайшие преступники, которые растят не только своё наказание, но и наказание для общества, которое не посмело запретить им быть воспитателями своих детей.

— А где же вы воспитываете ваших детей, где они живут, вместе со взрослыми? — спросила Лю.

Жена ответила на этот вопрос с воодушевлением:

— Дети содержатся в специальном городке, отгороженном от мира взрослых. Там живут только те взрослые, которые воспитывают детей. Ведь и у вас дети жили по сути дела в изоляции от мира взрослых — им не позволялось не только делать, но и даже знать, чем занимаются взрослые. Мы же развили эту тенденцию до логической завершенности и просто содержим детей отдельно от взрослых.

— А когда вы считаете, что ребенок становится взрослым? — спросил Аг.

— Мы предоставляем это решать природе, а не искусственно установленному законом возрасту, как это было в прошлом, — ответила Жена. — Взрослость определяется готовностью к половой жизни, а она, в свою очередь, определяется началом менструаций у девушек и появлением лобковых волос и семени у юношей. До достижения зрелости контакты между девочками и мальчиками резко ограничены. Как детей не заставляют носить тяжести, только потому что это им не под силу, точно так же их оберегают от тяжести половой жизни, какой бы приятной она ни была, потому что они могут погибнуть под непосильным для них грузом.

Дети ходят с открытым лицом до пяти лет и едят не скрываясь, а потом начинают носить балахончики. Единственные места, где разрешается разговор в обществе — это во время обучения, посему дети горят желанием учиться. Учёба состоит из обучения письму, счету, физиогномике и медицине. Физиогномика — также притягательна для мальчиков и девочек, как анатомия половых органов для ваших детей.

Дальнейшее обучение не поощряется. Знание, быть может, приносит силу, но сила не есть — счастье.

— А разве вы не обучаете искусству? — удивилась Лю.

— Искусство, — отвечал Муж, — имеет в нашем обществе лишь терапевтическую функцию, и мы не возлагаем на искусство никаких воспитательных задач, и тем более, не видим в нём спасительной роли, которую ему навязывали веками.

Искусство вместе с красотой обанкротились в своих притязаниях на спасение человечества от самоистребления. Слово было за искусством, потом дело стало за наукой.

Искусство на протяжении веков доказало, что оно не способно передать эмоциональный опыт от одного поколения к другому в такой мере, чтобы предотвратить человеческие трагедии. А наука нашла пути для передачи человеку эмоционального опыта без необходимости переживания человеком трагедий.

Например, каждый человек должен прочувствовать на себе, что такое концентрационный лагерь, чтобы лагеря перестали существовать. Искусство не в состоянии внушить человеку это чувство. Искусство действует слишком пассивно, ибо книгу откладывали, а телевизор выключали, когда возникавшие чувства начинали неприятно беспокоить. К тому же одержимость идеей, противоположной той, которую стараются внушить, делает человека невосприимчивым ко всему, что противоречит его маниакальной идее.

Посему возникает необходимость принудительно подвергать человека воздействию претерпеваемых идей, чтобы обезвредить в нём человеконенавистнические желания. Школьное обучение состоит из искусственного воздействия на эмоциональную систему учеников в такой степени, чтобы они в течение, скажем, пяти минут испытали ощущения узника лагеря смерти. Это становится надежной гарантией, что ученик возненавидит всё, связанное с издевательством над человеческой личностью. Это действует, как прививка от страшной болезни.

Обучение включает в себя перечень обязательных эмоций, прочувствование которых заменяет долгий и неэффективный процесс воспитания.

Этот метод начали использовать несколько сот лет назад для наказания преступников. Идея наказания строилась на том, что преступник должен пережить ужас и боль своей жертвы. Искусственное воздействие на его эмоциональную систему по своей продолжительности было пропорционально тяжести его преступления. Таким образом, начальник концлагеря должен был ощутить всё, что испытал узник, а вор должен испытать чувства возмущения и горечи, которые испытывали обворованные им люди.

Существовавшая до того система универсального наказания преступников лишением свободы на разные сроки не имела никаких эмоциональных связей с совершёнными преступлениями, а посему не являлась исправляющей, а лишь карающей. Неволя — это посредница, с помощью которой общество стремилось вызвать в преступнике чувства, отдаленно напоминающие отрицательные чувства жертвы. Неволя — это абстрактное мучение, не имеёщее ничего общего с конкретным мучением жертвы. Цель же наказания — не абстрактное мучение преступника, а помещёние его в шкуру его жертвы, и это — единственный способ заставить человека понять, как отзываются его поступки на других.

Принудительный эмоциональный опыт сделал реальностью моральное требование, не делай другому того, чего не желаешь себе. Когда преступность была резко сокращена, этот же метод стали использовать и для обучения.

Наши дети воспитываются в понимании, что надо заслужить попадание в мир взрослых с помощью приобретения необходимых знаний. Мир взрослых рисуется их воспитателями как мир счастья, свободы, причем его показывают конкретно, подводя к ограде, и указывая на ворота, за которыми и существует мир, не доступный для детей. Поэтому для каждого ребенка мир взрослых — это не только туманное предвосхищение, как это было в прошлом, но и конкретное место, оказаться в котором хочется каждому ребенку. И стимул для занятий становится поэтому значительно сильнее.

Одним из главных предметов обучения является медицина. Медицина наша основана на естественных началах. Мы, за редким исключением, используем лекарственные растения, и каждый обучен различать их и приготавливать из них лекарства. Люди редко умирают от болезней, и только старость приносит своевременную смерть.

Если рождается ребёнок-калека, мы его уничтожаем, как это бывало в древности.

У каждого человека имеется яд, который он должен принять, если его болезнь смертельна или если она длится долгое время. Яд этот действует особым способом — он ослабляет сердце, так что при оргазме сердце останавливается.

Умирающей женщине предоставляется на выбор мужчина, а умирающему мужчине — женщина, которые и должны довести больного до последнего оргазма.

У каждого члена общества есть долг — служить на поприще прекрасной смерти.

— Раз вы упомянули слово «прекрасное», — вступил Аг, — то не расскажете ли вы, что же в вашем обществе почитается за «прекрасное»?

— На это позволь ответить мне, — сказала Жена, — облизывая пальцы после отправленного рукой в рот последнего куска мяса. — Понятие красоты у нас иное и не приносит столько несчастий, как это происходило раньше. Так как лица наши скрываются, то люди тянутся друг к другу на основе конкретного желания, а не туманного неосознанного влечения. То есть, люди видят гениталии, а они прекрасны всегда. Предпочтение возникает на основе разнообразия внешности половых органов и на фоне их безусловной общей красоты. Среди нас существует начальное равенство, то есть у людей нет предвзятости отношения из-за различия лиц. Поначалу лица у всех сокрыты, а гениталии — у всех одинаково красивы, ибо гарантируют безотносительно прекрасный оргазм. Различия гениталий служат для первичного распознавания друг друга и для осуществления разнообразия, необходимого для поддержания сексуального интереса — основы жажды жизни. Вы, алчущие абсолютов, миновали один безусловный, который существует у нас между ног. И не замечали вы его потому, что в абсолют вкраплена относительность времени этот абсолют является нам в процессе желания, которое, увы, не длится непрерывно. И эта прерывистость желания отвлекала вас от его абсолютной сути, а некоторых даже разочаровывала в ней.

— Ну, а что если после сближения, снимешь балахон и увидишь перед собой урода? — хихикнула Лю.

— Резонные волнения для людей прошлого, — констатировала Жена и продолжала.

— Если раньше стремились повысить материальный уровень жизни, то теперь нам удалось повысить её эстетический уровень. У нас нет некрасивых людей. С помощью генетики мы обеспечиваем рождение только красивых. Раньше небольшая кучка красивых людей держала остальных в состоянии рабства.

Мужчины теряли голову, увидев красивую женщину. А женщины теряли так называемую скромность, увидев красавца. Красавица обладала властью большей, чем иные правители. Красота была избыточна в том смысле, что привлекала значительно больше людей, чем физически была в состоянии одарить собой, в результате чего возникали конфликты, ни одна красавица не могла удовлетворять то количество похоти, которую она возбуждала. Спрос на красоту всегда отставал от предложения.

В средние века красивые женщины считались воплощением дьявола, ибо красота — это обещание всякому, кто её видит, но которое выполняется только для немногих. Дьявол — это обещание, Бог — это его выполнение.

Кокетство, как форма обещания, являлось шантажом. Красавица знала Мужскую слабость перед ней, и она проверяла, как многим мужчина был готов поступиться ради того, чтоб обещание это было выполнено.

Генетика решила и эту проблему. Как в прошлом принимали витамины во время беременности, так теперь принимают генетические пилюли, чтобы ребенок родился не только здоровым, но и красивым. Причем мода на красоту меняется то в моде полные, то худые, то с раскосыми глазами, то с прямым разрезом и так далее. С помощью лекарств мы можем производить изменения в теле в течение месяцев и изменять свою внешность. Как вы изменяли прическу в зависимости от моды, так у нас каждый человек в состоянии менять свой тип красоты на другой с помощью генетических препаратов.

— А разве не скучно, когда все красивы? — спросила Лю.

— Чтобы не принимать красоту как само собой разумеющееся и не привыкать к ней, люди изучают историю по документальным трехмерным видео, где они видят обыкновенных людей прошлого, то есть, в основном уродливых.

— Через месяц-другой вы тоже себя не узнаете, и это я говорю не фигурально. Вы будете значительно красивее, чем сейчас, — сказал Муж, пытаясь формулировать свою мысль как можно деликатнее. — В еде, которую вы ели, уже была вложена первая доза генетических препаратов.

Аг и Лю переглянулись и рассмеялись.

— Ты хорошеешь с каждым мгновеньем, — сказал Аг и поцеловал Лю.

— А ты только с каждым часом, — ответила Лю, вернув ему поцелуй.

— Вы говорили, что вас всего пятьсот тысяч, — обратилась Лю к Мужу, — а где же остальные люди, миллиарды людей? Уж не хотите ли вы сказать, что на Земле, кроме пятисот тысяч, никого не осталось?

— Да, именно так, — ответил Муж. — Только малочисленное человеческое общество может быть счастливым. Существование огромного количества людей, как это было на Земле, неминуемо вело к войнам, вражде, несчастьям. Однако следует признаться, что только благодаря науке стало возможным науку остановить.

Быть может, Божья цель создания науки и состояла в том, чтобы довести её до такого уровня, когда мы сможем с её помощью оскопить большую часть человечества, воздерживаясь от его уничтожения.

Много лет назад, когда наши прародители организовали тайную секту с целью изменить направление развития человеческого общества, они создали вирус, который необратимо стерилизовал людей. Таким гуманным способом они решили не уничтожать большую часть человечества, а дать ему вымереть, лишив людей потомства.

Дети — это сдерживающее начало для свободы в любом обществе. Стали бы люди так яро заботиться о нравственности, если бы не было детей? Все моральные нормы созданы для того, чтобы вырастить детей подобными общественному идеалу человека, который резко противоположен личному идеалу человека, основанному на преступлении законов общества.

Поэтому, когда дети перестали рождаться, у людей пропал стимул для соблюдения нравственных законов. Стало некого стыдиться, а также и воспитывать, и последнее поколение бросилось в наслаждения. Ведь стыд в обществе существует только во имя детей, то есть во имя будущего. Ложь пропагандируется во имя детей: в обществе, где есть дети, человек всегда будет представляться не таким, каким он есть на самом деле. Человечий заговор стыда подобен тайне, которую все знают, но о которой не смеют говорить открыто.

Общество испокон веков занималось подавлением желаний в людях. Человек хватался за соломинку искусства, но оно не удовлетворяло желаний, а лишь провоцировало их, и чтобы удовлетворить желание, человеку приходилось рассчитывать только на себя самого.

Чтобы не передергивать и не изощряться в определениях, свобода это есть следование своим желаниям. Такое инстинктивное определение свободы даст любой простолюдин — делать, что хочу. Неудивительно, что свобода так притягательна для народа, который всегда клюёт на обещания её.

Но ни одно общество не желает принять это определение, потому что тогда общество будет вынуждено открыто признать, что оно основано на подавлении свободы, и образ любого общества становится отрицательным. Это в особенности заметно, когда в основе саморекламы любое общество выбирает своим лозунгом свободу. Поэтому лучшие умы, прирученные рутиной бытия, переиначивают определение свободы так, чтобы втиснуть его в прокрустово ложе общества. Когда же кто-либо замечает, что у свободы не хватает рук, ног, а также головы, умники заявляют либо «а это так и было», либо «а это так и должно быть».

Очевидно, что общество распадётся, если каждый его член будет следовать своим желаниям, и потому в структуре общества это право принадлежит лишь сильным мира сего. Сильные мира сего — это подавляющее меньшинство.

Чтобы ограничить свободу среди большинства, необходим стыд, который играет роль самоуправления для личности в целях стабилизации общества.

Обязательным следствием введения стыда становится наказание за то, что человек научается преодолевать стыд. Стыд — это невидимый хлыст общества, данный в руку каждому человеку, чтобы он сам истязал себя.

Истязание сводится к подавлению, вырыванию из своего сердца желаний, столь родных и естественных, но не угодных обществу.

Суть любого общества — ложь, ибо правда кроется в желаниях отдельных людей, а желания эти нужно не только подавлять, но ещё и скрывать.

Для стабильности общества свобода вовсе не нужна, но так как любое общество обещает свободу всем своим членам, то оно в основе своей всегда лживо. И чем больше общество, то есть чем больше у него членов, тем более оно лживо, потому что требуется более сильное подавление их суммарных желаний, чтобы общество могло устоять. Поскольку каждый член общества это потенциальный враг его, то чем больше врагов, тем сильнее должно быть общество, тем лживее оно должно становиться.

Если же сила его иссякает, то общество распадается на общины.

Есть два вида разрушения общества — с помощью войны или с помощью любви.

Первый осуществляет разрушение общества, уничтожая людей, второй обильно размножая людей. Если же исключить уничтожение и резко ограничить размножение противозачаточными средствами, то останется только наслаждение, которое превратит общество в общину. Общинная жизнь, жизнь без гордыни, без гипертрофированных притязаний, то есть жизнь с минимумом лжи, присущей обществу — это то, чего мы добились.

— Но ведь ваши балахоны и запрет на речь, разве это не ложь? — возразила Лю.

Вместо ответа Жена потянулась к Лю. Муж тоже оказался с ней рядом. Они дали ей ответ наслаждением, которое испытала Лю. Как говорится, ответ её удовлетворил.

Муж снова принялся за повествование:

— Расскажу вам забавный эпизод, происшедший лет через семьдесят после вашего отлёта из прошлого. В народе стало скапливаться недовольство формой власти, переставшей быть эффективной. Тогда было установлено маломасштабное разрушение авторитетов, которое, по мнению правителей, должно было действовать на народ освежающе. Суть этой меры была такова: государство жертвовало малой кровью во имя сохранения своей власти.

Главными чиновниками государства по разбиранию жалоб населения были назначены красивая женщина и красивый мужчина. Все жалобщики-мужчины направлялись на прием к женщине, а жалобщицы — к мужчине. Мужчины, приходящие на приём, отвлекались на красоту женщины, и та вела себя так, что жалобщик забывал о своих претензиях и, подбадриваемый ею, овладевал чиновницей прямо на столе, или на полу в её кабинете. У жалобщиков быстро иссякала злоба, и кроме того у них возникало ощущение, что они ебут государство, мстя ему за его неспособность заботиться об интересах людей.

Мужчина-чиновник обвораживал и соблазнял своих просительниц, и они добрели и размякали.

На каждом уровне иерархии государства завели чиновников, женщин и мужчин, которые снимали напряжение у соответствующих их положению жалобщиков и жалобщиц.

Гомосексуалисты и лесбиянки направлялись соответственно к чиновникам того же пола.

Всё это закончилось, когда несколько женщин-министров из оппозиционной партии пришли с жалобой к президенту государства и изнасиловали его до смерти. Таким образом власть перешла в другие руки.

Все рассмеялись. Муж и Жена предложили выйти в сад. День кончался, и скоро должны были наступить сумерки.

— Но вернемся к истории нашего нового общества, — переняла эстафету Жена. — Когда зачатия прекратились, люди бросились в безмерные удовольствия. Лишь небольшая группа добровольцев работала в научных лабораториях, тщетно пытаясь восстановить у людей способность размножаться. Вирус стерильности распространялся по воздуху и по воде, через пищу и прикосновения. Таким образом, заражение произошло повсеместное.

Праотцам и их тайным потомкам пришлось ожидать более ста лет, пока все, кроме них, не вымерли. Столетнее терпение — эта та плата, которую согласились платить гуманные изобретатели во имя того, чтобы не уничтожать лишних людей.

Когда человечество встревожилось, что вдруг перестали рождаться дети, в запасе оставалось лишь одно поколение — поколение уже родившихся детей, чтобы разрешить загадку. Но наши предки надежно схоронили ответ и удалились с детьми на тропический остров, подготавливая их к новой жизни и удаляясь от мира, чтобы никто не заметил их рождавшихся детей. Тропический климат предоставлял еду, что росла в обилии на деревьях, и землю, не требующую труда для возделывания.

Это был самый тяжелый период создания нового общества. Но через 50 лет половина населения Земли вымерла, и поднявшаяся паника, которую праотцы не предвидели, ускорила конец оставшегося населения. Тогда они сели в корабли и приплыли во Флориду. Там они основали своё государство. Первые годы ушли на остановку автоматически действовавших предприятий, которые изготовляли продукцию, не нужную для нового общества. Теперь города с небоскребами, которые заросли травой и деревьями, являются главной достопримечательностью нашего естественного музея истории Цивилизации.

Все заметили, что уже стемнело и вернулись в дом, чернеющий среди деревьев.

— Пора спать, — сказал Муж.

— Если вы включите свет, то можно ещё поговорить, — предложил Аг.

— У нас нет искусственного света.

— Как, даже свечи нет? — удивилась Лю.

— Да, когда заходит солнце, мы уединяемся, и каждый делает, что хочет.

многие люди снимают балахоны, потому что всю равно их лица не видно. Нам не нужен ночью свет больший, чем могут дать луна и звезды. Если кто тоскует по свету, то он поднимается с восходом солнца. Пойдемте, пока ещё есть остатки света, мы покажем вам комнаты, они выходят на запад.

Муж и Жена повели Ага и Лю в один из флигелей дома. Их поселили в соседние комнаты, у которых не было дверей. На полу лежало нечто, напоминающее матрацы. На середине каждой из комнат было что-то вроде фонтана, потому что слышалось журчание воды. Но было так темно, что ни Аг, ни Лю не поняли, как выглядят их комнаты.

Утомленные, они быстро уснули на подстилках.

Аг проснулся среди ночи от желания помочиться и подполз к середине комнаты, шаря рукой впереди себя. Он нащупал края чего-то, напоминающего маленький бассейн. Он встал на колени и помочился в направлении журчащей воды. Когда он снова лег, сна уже не было. Он стал размышлять о своей прошлой жизни, о лжи, которой он окутывал своё существование, что стало ему вдруг столь очевидным после событий прошедшего дня.

Вот какие мысли пришли ему в голову: ложь — это форма человеческой тяги к тому, чего нет. Её можно интерпретировать как тягу к потустороннему в этом мире, как земную жажду неземного. С другой стороны, такая жажда — это черная неблагодарность Богу за мир, в который он нас поселил. Нам дали чудо соития, а мы говорим, нет, это чудо недостаточно хорошее, мы хотим получше, и предупреждаем Бога, совсем забывшись: «Если не дашь, мы сами чудо выдумаем и заставим людей поверить в его реальное существование. И тогда люди устыдятся, а некоторые отвернутся от твоего чуда и будут упиваться ложью, которую мы сотворим».

Имя Бога держится заложником, и общество грозит обвинением в убийстве Бога каждому, кто осмелится хвалить Божье чудо. Посему в основе человеческого существования лежит ложь! Она имеет форму Сокрытия, Недоговорок и Подлога.

Вот они три кита, на которых плывет общество в океане крови.

Ребёнок рождается невинным, то есть не ведающим лжи и тотчас попадает в мир обмана вне зависимости от сомнительной полезности намерений, ради которых обманы совершаются. Ребёнку дают соску, вместо груди, или молочную смесь, вместо материнского молока, или отдают кормилице, вместо матери. Ведь природа распорядилась однозначно и честно, ребенок ждет только материнского молока от груди своей матери. Мы считаем, что ребёнок не заметил обмана, и что обман пошел ему на пользу, если ребёнок перестал плакать, или если он развивается нормально по удобным критериям, питаясь коровьим молоком, вместо материнского. Но без всякого сомнения, ребёнок в своих не ведомых нам глубинах замечает разницу, запоминает её, знакомится с ложью, обучается смиряться с подлогом, ибо ребенок хочет выжить, а этим и пользуются взрослые, предлагая ребёнку компромисс.

Следующей главной ложью является стыд. Ребёнка заставляют утаивать свои половые органы и вести себя так, будто их у него нет.

Его заставляют прятаться в специально отведенные места туалеты для удовлетворения своих естественных нужд и скрывать свои запахи. Здесь на подмогу призывается эстетика и причиной, по которой требуют скрывать гениталии и экскременты, объявляется их некрасивость. Стыд прививает ребенку чувство естественности лжи, которое остаются с ним на всю жизнь. Феномен мышления можно рассматривать как орудие для сокрытия истинных намерений.

Ибо если человеку было бы нечего скрывать от себе подобных, все его намерения реализовались бы напрямую. Что на уме, то и на языке.

Даже такое первобытное занятие, как охота, основана на обмане добычи, рыбу обманывают наживкой, насаженной на крючок, зверей обманывают капканом, мнимой безопасностью оказаться вблизи охотника.

То же происходит и с высшими достижениями интеллектуальной деятельности, как политика. Политика — это область человеческой деятельности не только целиком построенная на обмане, но в которой обман является этически оправданным и необходимым. Сокрытие истинных целей, даже если они очевидны, является неизбежным условием политической деятельности.

Дипломатический язык, как одно из орудий политики — это язык, смысловая основа которого состоит в деформировании истинных чувств. Политика и дипломатия, суть которых заключена в сокрытии своих истинных намерений это легальная отдушина для одержимых ложью, где они, с одобрения законов, могут вести себя аморально, ставя ложь в основу своего поведения.

Или например, вежливость — это дилетантская общечеловеческая политика, суть которой — сокрытие чувств, ранящих собеседников. Казалось бы — это ложь во имя благородной цели, но благородная цель оборачивается неизлечимым осложнением пожизненного фальшивого поведения.

Для всех очевидно, что мы не можем открыто поверить все свои мысли ни близким людям, ни, тем более, всему обществу — мы скрываем и переиначиваем их, а следовательно, лжём обыденно и постоянно. Неудивительно, что провести границу между скрываемыми мыслями и не скрываемыми можно именно там, где позволяет совесть. Совесть — это мерило приемлемого количества лжи. В то же время совесть обеспечивает минимально необходимое количество лжи, неизбежное для презервации стыда. Недаром слово «бессовестный» часто синоним слова «бесстыдный». Совесть, помимо прочих функций, гарантирует существование стыда и таким образом, является залогом лжи.

Cтыд проявляется в использовании двусмысленности, которая говорит о неспособности высказать правду из-за боязни, что она разрушит фундамент лжи, на котором построено общество. Или просто из-за боязни наказания за эту попытку.

Аг вспоминал заурядный день заурядного человека в своей прошлой жизни.

Заурядный день — это будний день. Заурядный человек — это грустный человек.

Он просыпается через силу, лжет себе что, пора вставать, он измывается над своим телом, окатывая его холодной водой. Мороз на улице заставляет его лгать телу одеждой, которая противна телу. Он уезжает далеко от дома, в крепость труда, он разлучается с женой и детьми во имя денег.

Летом он выходит юным утром на улицу, деревья приветствуют, а птицы окликают его. Воздух пахнет бессмертной жизнью. Он хочет углубиться в деревья, наблюдать суету птиц и зверей. Он любит лежать на земле, смотреть во все глаза на голубизну и радоваться жизни в себе и вокруг. Он думает, что людей хоронят лежащими на спине, а не на животе для того, чтобы мертвецы своим взглядом, проникающим сквозь землю над ними, и подавно сквозь крышку гроба, а уж само собой — сквозь закрытые веки, смотрели в небеса. Но почему-то он должен уезжать от деревьев и созерцания и помещать себя среди металла и чуждых людей, делать бессмысленные движения и действия, которые для его начальства имеют такой важный смысл, что ему за них платят деньги. Они ему нужны, чтобы кормить себя и семью, чтобы не умереть от холода. Голод и холод — вот что грозит его жизни, из-за страха перед ними он продают свою жизнь.

Напрашивается простой выход, уехать в тропическую страну — построить хижину на берегу океана и питаться плодами, с растущих вокруг дерев. Простота этой мечты делает её недостижимой. Привычка пустила глубокие корни и не даёт двинуться.

Поэтому он уныло садился в машину и ехал на работу.

Аг вспомнил, что по пути на работу был сигнал, у которого он ждал, чтобы зажглась стрелка для поворота налево. Он сидел в машине и ждал сигнала, прося, чтобы он, как можно дольше, не зажигался. На работе его встречала мечта о скором окончании дня, чтобы поскорее вернуться домой и не быть тревожимым, окликаемым, одергиваемым миром. Он лгал своему начальнику подчинением, он лгал своим подчиненным приказаниями. Он ел свой ленч и смотрел на часы, мечтая о неподвижности времени. Какое великое чувство свободы охватывало его, когда он выходил из дверей на свежий воздух после окончания рабочего дня.

Это его время!!! Это его жизнь.

Почему, почему мы должны быть прокляты трудом? Выходные дни были нам даны не для отдыха, а для издевательства над нами, чтобы понедельником напомнить нам о нашем рабстве. Он вспоминал угрюмый вид утреннего потока машин — стадо механизмов, которыми правили нужда и привычка. Как прекрасно утреннее небо, но жизнь требовала вперить глаза в землю. Неужели проступок Адама и Евы был настолько ужасен, чтобы, помимо смерти, наказать ещё и ненавистным трудом?

Аг услышал как за стенкой, двигается Лю, и вот он услышал, что она на пороге его комнаты:

— Аг, ты спишь?

— Нет.

— Мне вдруг стало так страшно и одиноко.

— Иди, ляг со мной.

Он почувствовал, как Лю приблизилась, и её горячее тело улеглось рядом. Он обнял её, и она прильнула к нему:

— Как всю это тебе нравится? — спросила она тревожно.

— Черт его знает. Приятно и странно, — ответил Аг.

— Да, странно и приятно, — сказала Лю.

Они обнялись и уснули под журчание воды в комнате.

За мгновенье до того, как погрузиться в сон, в сознание Ага пришла фраза:

«из ночи сделали отхожее время любви».

Они проснулись одновременно от шума, раздававшегося из окна, которое оказалось просто отверстием в стене без стекол и без рамы.

Под окном стояло несколько десятков людей в балахонах и чревовещало.

Владимир Мирской Суть тела

Стихотворения

Я и непечатным словом не побрезговал бы…

Б. Пастернак. Елене. 1921
* * *
Я был очарован непристойным,
скрытым в очевидных тайниках.
На меня шагали строем стройным
женщины с оружием в ногах.
От тоски смертельной утешая,
поселясь в моей душе пустой,
мне являлась женщина чужая,
но всегда с такой родной пиздой.
* * *
Мы с тобою люди любви
это значит, что мы — вдвоем.
Ты сидишь на мне визави
мы друг другу фору даем
в той игре, где победа нам
суждена через пять минут,
мы друг друга сосем до дна,
но нам время не обмануть,
потому что заставит оно
отыграться нас на любви.
И движенье пьянит, как вино,
усыпляя нас визави.
* * *
Хуй сломался от оргазма,
ты взялась его чинить,
изменять его окраску
и размер величины.
Облизав его слегка
и погладив по головке,
ты от похоти слегла,
хуй же встал от сей уловки.
* * *
Манна небесная авиапочты
мне раскрывалась конвертом, как почкой,
я поглощал из него содержанье,
провозглашая веселое ржанье.
Мне сообщалось о горе и счастьи,
письма читал я за воблой и щами,
рядом присутствовала колбаса.
Ну, а потом я ответы писал.
В них, незабвенных, сияло желанье,
чистое, словно в зажаренной Жанне,
мокрое, словно бордовый тампон,
скользкое, словно дрочимый тромбон.
* * *
Забавно дев сопротивленье.
А я сражаюсь против лени
сопротивленье подавить
я жаждой плоти плодовит!
Сначала ноги сжаты плотно,
потом в объятьи тесном, потном,
они расходятся, как в браке
муж и жена, устав от драки.
Они расходятся с разбега,
и зарожденье человека
ознаменуется потом
кровями, водами — потоп.
Я в нём плыву, подобно Ною,
от одиночества не ною.
* * *
Я разбудил в тебе зверюшку,
во мне же зверь не засыпал,
ты искусала всю подушку,
пока оргазм я зазывал.
Ты завывала. Прозевала,
что ночь прошла, в которой мы
сошлись у книжного развала,
как у развалин той тюрьмы,
где нас в неволе разводили.
Потом в суде нас разводили.
* * *
В тебя проскользнуть и скользить,
пока не забудется сколько
пришлось прямоты исказить,
чтоб стало не сухо, а скользко.
Одежда прозрачна для глаз
моих, и с поличным — приличья,
чем кончится, знаю, рассказ,
мораль измордована притчей.
Тебя я увидел насквозь,
вот матка, а вот яйцеклетка
созрела всегда на авось
глядишь, и закапает с ветки
ведь жарко, весна потекла,
и все скоротечно любили
одежду вина, из стекла,
всю выпив, бездумно разбили.
Губам без помады зардеть,
ногам баснословно разжаться.
Мужчине от страсти твердеть,
а женщине в ней разжижаться.
* * *
Между ног, между губ, между стенок
вот где хуй проводил бы свой век,
чтоб не мучиться мелкостью темок,
что себе навязал человек.
Что наука? Что даже искусство,
коль горит предо мною пизда,
от которой становится вкусно,
и понятно, что жизнь — неспроста.
* * *
Жаль, если женщина хочет прервать
мой неизменно восторженный вопль
лишь потому, что мой Тибр и Евфрат
рай окружают, в который притопал
я, столько вех миновав и девах,
всех возлюбя и любовь ненавидя
лишь потому, что я, щедрый в дарах,
славу свою сквозь толпу ясновидел.
Женщины вяли, морщинились, шли
в старость, которой не знал и не ведал,
в прошлое, в коем лишь жидкие щи,
вещие сны да скончание света.
Новые женщины с кожей, как фрукт,
мясо-молочные, с центром капустным
самозабвенно по-старому врут
чтоб им во чреве до времени пусто.
* * *
Две женщины любви изъяты из мечтаний,
богинями они казались издали.
Но вот издал я крик в издательстве желаний
и ягоду прыща в объятьях раздавил.
Одна предстала мне юродивой табачной,
другая оказалась вестницей дерьма.
Эффект лица к лицу, привычный и типичный,
ударил по лицу, разрушив закрома
ума, которым я тщеславился, храбрился,
а был он, как всегда, подвержен той мечте,
что шла от Бога, а не от каприза,
которая оттащит от карниза,
под коим лев с ручищей на мяче.
* * *
Все они, лишь под хмельком кончающие,
с комплексами, глупостью и фобиями,
женские свои права качающие,
производных не своих любя, а опиума.
Все они, влюбленные в вибраторы,
а себя секретно ненавидящие,
возомнившие себя ораторами,
вякающие идейки нищие.
Сколько развелось их, недоёбанных,
истеричных, злых, с намеком подленьким.
Жаль гарем, где подавали подданных,
поддававших верно задом потненьким.
* * *
Царь природы размножался в неволе,
царь зверей же не хотел — оскорблялся.
Первый — строем проходил под конвоем,
а второй — от клетки обособлялся.
Хоть на царство их и не выбирали,
царь природы сторонился законов
вырождаясь в клетке и умирая,
но хоть с музыкой плодящихся стонов.
* * *
О порнография — прекрасная графа
в анкете для измученных мечтаний,
которых наняла на труд строфа,
без оговорок и без замечаний.
Графа лишь истиной заполнена была,
что и до гласности, до рождества Христова
всегда горела, никогда — дотла,
для всех была желанная обнова.
Но вдруг везде возникли лекаря
души, они же инженеры. Вторгшись ранью,
они мечту сажали в лагеря,
пытали ложью, холодом, моралью.
Когда же выплыл реабилитанс
и сексуальных революций крови,
мы пересели в старый тарантас
и затряслись по направленью к нови.
* * *
Мне грустно оттого, что вазелин тебе
необходим, поскольку ты шершава.
Мой скипетр у тебя в руке, у пальчиков в гурьбе,
в моей руке пизда, как царская держава.
Я чувствую себя владыкою чудес
поскольку ты была мужчиною недавно.
Но сук отрублен, и чем дальше в лес,
тем больше кровь кипит у фифы-Фавна.
* * *
Мне нужна пизда под боком,
чтоб задумчиво писать,
ходит каждая под Богом,
но не все они подстать
той мечте моей бессмертной,
о которой я скулю.
Я манкирую беседой,
и надежды не сулю,
бабе, падкой на словечки
или денежки, увы.
Пусть сочатся, словно свечки
от огня моей любви.
* * *
Звоню одной, которой не звонил
дней эдак шестьдесят.
С ней некто, кто ебёт. И я, Зоил,
эссе, как квинтэссенцию досад,
строчу. Потом звоню другой пизде
— заполнена килой.
И я кропаю стих о пустоте,
верней, о полой щели половой.
Где вы, желанные, влажнещие вмиг?
Всю прячетесь меж ног?
Не любите, что я к вам напрямик,
что стыд и остальное превозмог,
Ну, что же, с вами мне не по пути,
раз не приводит в Рим,
где похоть — это тот же аппетит,
что мы не хлебом — зрелищем творим.
* * *
Пока не обесчещёны,
не требуют почету.
Сопротивлялись женщины,
не поддаваясь счету.
Всё мало их, сочащихся
сквозь пальцы и вообще.
Любви учить учащихся
продажности — вотще.
* * *
Я помню впечатленье первое,
когда увидел эту стерву я.
Она, с тяжелым подбородком,
и с пухлой талией короткой,
белела блядскою улыбкой,
и представлялась мне голубкой,
которой в этой жизни зыбкой
без пестика печально, ступке.
И потому она готова
скакать на мне, как та Годива,
но эта телом, как корова,
и для меня сие не диво.
То бабою Ягою в ступе
или на курьих ножках в срубе,
она пыхтела самоваром,
опорожняясь самосвалом.
Всю это было много позже,
когда я годик с неё пожил.
А до того дрянного времени
ей не хватало только семени,
которым я был переполнен,
как исполин, который болен
летальной жаждой разрушенья,
летевший в бездну размноженья.
* * *
Человек, предельно юный,
без надежды на успех,
он пускал на женщин слюни,
гладя их курчавый мех.
Он стареть не собирался,
он по-прежнему желал,
чтобы в небе оперялся
облаков девятый вал.
Одержимый воздержаньем,
всяк противен был ему.
Заполнял он звучным ржаньем
недоступное уму.
Ошарашенные люди
обходили стороной.
Ну, а он, пуская слюни,
пел привет стране родной,
потому что языкастым
он был только для страны,
где читательские касты
интеллектом не дурны.
Так и жил он, незаметно
перекрикнув океан,
с бурями аплодисментов.
Бурю выдержал стакан.
* * *
Я не спрошу: «За что?»,
Но я спрошу: «Зачем?»,
когда мой Бог сочтет,
что время мне врачей
созвать вокруг себя
консилиумом силы,
что с жадностью собак
за мясо укусили.
Cпрошу: «Какой же смысл
в дурных переживаньях,
застопоривших мысль,
замедливших жеванье?»
И мне откроет Бог,
не истину, а суть,
где я в бараний рог
хоть скручен, но не жуть
мной овладеет — нет!
а радость оттого,
что мною мир воспет,
звенящий тетивой
Амура, что не Бог,
а богочеловечек,
народы между ног
позором изувечил.
Бог оживил меня
до самой смерти дальней,
и не залил огня
в священном храме спальни.
* * *
К любой мне хочется прилипнуть
или прильнуть, или прилечь,
снять кружевную пелерину
с безумных бёдер, с гордых плеч.
Как грустно мне, что недоступно
мне ваших бёдер большинство,
что брать вас силою — подсудно,
что грех в вас видеть Божество.
Без ваших жизней междустрочных,
без ваших маленьких смертей
ни жизни мне, ни смерти. Точно
как вам — ни крови, ни детей.
* * *
Меня пизда волнует больше смерти,
наверно потому, что в ней и жизнь,
и смерть. Она мой облик метит
и миру кажет, крикнув, покажись!
И я послушно строчками являюсь,
а в них — она, властительница дум.
Нет, не в ногах, я между ног валяюсь
вымаливая крупный план их, zoom.
* * *
Хоть Бога правота неоспорима,
но как подчас печальна правота
разлуки с той, что прячется незримо,
до времени, пониже живота.
О, как она была прекрасна и влажна,
как жаждала меня, как восторгалась!
Её хозяйка восседала так важна,
в самовлюбленном ритме возгоралась.
Ты взгляд не отводила, ты светила
в ночи знакомства нашего луной,
которая приливом нас сводила
которая за губы нас схватила
и намертво их склеила слюной.
Но ты не пожелала продолженья,
лишь запах твой заночевал со мной.
Любовный пир я кончил пораженьем.
С победой, Пирр! Спи мирно под луной.
* * *
Сколько мужчин у тебя за спиной
слитно пристраивались и сновали,
снова тебя растравляя на вой,
тело в покое не оставляли?
Ты же лежала и видела сон,
глупый такой, но ужасно приятный,
я колыхался с тобой в унисон,
и от тебя свою счастье не прятал
там, у тебя за спиной. Глаз за глаз
взглядом держался, следя за подъёмом
нашим, вскарабкавшимся на оргазм.
Но оказалось виденье подъёбом.
* * *
Ты на мне прискакала к оргазму
и свалилась в объятья мои.
Подытожив последнюю спазму,
ты призналась мне в вечной любви.
Я тебя понимал — наслажденье
открывает нам вечности вид.
И коль мы ей пошли в услуженье,
стать с ней схожею страсть норовит.
* * *
Жизнь идет умирающе
от пизды до пизды.
И народ, суть марающий,
расставляет посты,
чтоб замолк утопающий.
Чтоб пока не почил,
жизнь прошла подобающе
незаметно почти.
* * *
Я с ней совокупился только раз,
но и его достаточно мне было,
чтобы влюбиться в вызванный экстаз,
которым нас обоих затопило.
Без преувеличений — это чудо,
что с нами неожиданно стряслось.
Я чувствовал, что я в тебе покуда,
привычный мир пускается в разнос.
Ты жадная, на мне, желанью угождая,
перемещалась медленно и вскользь,
я, своему оргазму мыслью угрожая,
отпугивал его, пока не полилось
твою взыванье к Богу, в благодарность
за полное забвение стыда,
пристыженного за его коварность,
исчезнувшего в спазмах без следа.
* * *
Она принадлежала мне, как миг,
который длился крохотную вечность.
Она ушла, как жизнь, и напрямик
мне показала вечности увечность.
Свершившейся мечтой ты, голая, была,
ты — всё, что я желал в тот миг необычайный.
Хоть миг исчез, я вне его пылал,
всю той же силой страсти изначальной.
Мы разомкнулись, чудеса познав,
мы разошлись, распались на частицы.
Но в каждой, что твоя, посеян мой состав,
и миг придет, и вновь он воспалится.
И ты объявишься, появишься извне
и обоймёшь меня своим пространством.
И миг, сродни той вечности во мне,
заставит к жизни отнестись пристрастно.
* * *
Я на участке круга, где любовь
уже прошла, ещё не возродилась.
Приду в кафе, где мы договорились
считать друг друга за большой улов.
О дне соитья мы не торговались
сегодня? — предлагаю. — По рукам.
Цена — любовь. Мы лишь по ней сверялись.
И прибыль поделили пополам.
Да, прибыло полку твоих любовников,
а мой гарем украсился тобой.
Но не надолго — полк твоих разбойников,
в моем гареме учинил разбой.
И ты теперь с каким-то быстро скачешь
по кругу, на участке торжества,
и я пишу о том, как много значишь
ты для меня, а я — для Божества.
* * *
Прожиточный минимум женщин
сумел для себя раздобыть.
Среди развороченных трещин
мне печь удалось растопить.
Всем телом я к ним прижимался,
и жаром я дрожь усмирял.
Надолго я к ним приживался
и время по счастью сверял.
Я еле держался на грани
своих безобидных страстей,
и было обидно от дряни,
ложащейся рядом в постель.
Поэзии производитель!
Мечтания провозгласи!
О женщина, пиздоноситель,
ты к Богу меня вознеси.
* * *
Увидев хуй, пизда пускает слюни.
Пизду узрев, навытяжку встал хуй
честь отдаёт — к чему она? Как плюнет
и разотрет. А ты губами жуй,
двупарными, моё парное семя,
пропитывайся им до мутных глаз,
в которых приостановилось время,
и вдруг забилось судорогой в нас.
* * *
Слюнявая пизда губами шамкала,
беззубая, заглатывала хуй,
и туфлями домашними прошаркала,
стремясь к биде бахчисарайских струй.
Исторгнув семя с кровью — наш роман такой
она пришлёпала в мою кровать,
и снова начала вертеть романтикой,
грозя, коль не женюсь, роман прервать.
* * *
Я со страху убежал в литературу,
чтоб ни-ни, не растлевать и не насиловать
так алкаш хватает в обе политуру,
коль поллитра под рукою нет — Россия ведь.
Как любой поэт, от мира в омерзеньи,
я свой дом из карт, из дам одних, сколачивал.
В нём они в ночных рубашках бумазейных
на диванах возлежат, свернув калачиком
телеса различных видов и размеров,
я ж хмелел то от одной, а то от нескольких.
Глядь — и нет во мне порывов-изуверов,
а зато в литературу по хуй влез-таки.
* * *
Ждал женщину, вернее, поджидал
должна была явиться ниоткуда.
Меня влекла великая нужда,
которая явилась, как причуда.
По-прежнему во мне горела блажь,
без имени, но все-таки родная.
Воспоминаний вычурный коллаж
и кровь текущая из женщины, парная
преследовали только наяву.
Во сне же — никогда не докучали,
и в море женщин я держался на плаву,
хоть волны запах бездны источали.
* * *
Я встретил женщину, что некогда ебал,
она, естественно, с другим стояла.
Я ей рукой махнул, она мне свой оскал
в ответ продемонстрировала вяло.
Она меня в те дни не захотела вдруг,
и я не докучал с тех пор ей больше,
но долю львиную писательских потуг
я посвящал лишь ей. И похоть облапошил,
в текст спроецировав. Роскошная пизда
её уже моей мечты не занимала.
А ведь была сия задача не проста,
достичь сего в любви — совсем не мало.
* * *
Она сидела напротив,
будучи женой другого.
Я не растворялся в народе,
счастливом от вина дармового.
Она сидела, раздвинув ноги,
между которыми были брюки.
Я утешал себя, что в итоге,
я доберусь до её подруги,
у которой были дырявые джинсы,
а из дырки сияла ляжка.
Нет опьяненья сильнее в жизни,
когда от женщины мне поблажка.
* * *
Я тебя держу за пизду рукой,
и влагой пропитаны губы, как губка,
я в печи её шевелю кочергой
а угли очей прикрывает юбка,
задранная. Вот она, зарубка.
Здесь меж стволами, бесценный клад,
подрагоценней медали, кубка,
с ним не в тягость любая кладь
долга, ответственности, поступка.
Я тебя за пизду держу — без неё
я тебя прогнал бы иль уничтожил.
У неё мы добро и зло познаем,
жизни множим и жизнь итожим.
* * *
Делов-то — ноги развести,
ты на таблетках, я — здоровый,
ан нет — препоны возвести
не преминула — взор суровый.
Ведь самый страшный твой ущерб,
который понести не хочешь,
что возбудишься ты вотще,
что в первый раз со мной не кончишь.
Но ведь последует второй,
потом без промедлений третий,
а уж тогда оргазм горой
взойдет и вознесет над твердью.
Но ты хватаешься за ложь,
она суть в трусики оденет.
Ты потому мне не даюшь,
что жаждешь времени иль денег.
Делов-то — ноги развести,
но нет — на хуй заводят дело,
коль смог он выгодно расти,
пускают в дело, то есть, в тело.
Залог раскрытых ног не страсть,
а вычисления рассудка.
И греет тело у костра
в холодном Риме проститутка.
* * *
Вот тебе и конец любви,
адреналин так упал в крови,
что отослал тебя с глаз долой,
чтобы не спать с твоей мордой злой.
Ты ослепила меня пиздой,
но пред глазами твой взгляд пустой,
не закричу я тебе постой,
был я простак, а теперь простой
не для меня слова «навсегда»
и «никогда» — на меня наседал
общий обычай восторженной лжи.
Ты мне теперь вот тут полижи.
* * *
На каблуках, как на ходулях,
и в тесном лифчике, как в сбруе,
девицы шествуют к добру ли,
ко злу — но речи нет о дулях,
показываемых в карманах
раздутых тел грудо-ногастых.
В Евангелиях и в Коранах,
и в разноцветных расах, в кастах
везде, всегда, во всём ночное
людское месиво, дневные
гримасы массы, заливные
луга телес — для всех ручное
блаженство рядом, под рукою
торжествовало над мечтою,
гипертрофированной страстью.
Я жил на даче, за рекою,
и я спускался в сад с террасы
и розы поливал мочою.
* * *
Вымучивал слова, что мучили меня,
они боялись света, упирались
в сознание, в язык, в традиции, виня
преграды нравов, что не убирались.
Но я их вытолкнул на обозренье дня,
до самых до корней раздетых страстью.
и чашу бёдер я не мог испить до дна
их расплескал на водяном матрасе.
* * *
Пизда является тупиком,
в который я всегда прямиком,
но в нём образуется выход в рожденье,
и я напяливаю снаряженье,
чтобы биться головкой о стенки,
но не разбрызгать мозги. Чтоб зенки
через полгода не пялить на пуп,
явно мельчающий под напором
жизни, сервирующей суп
с мясом и на меня с прибором
стол положившей опера
ционный (вот и пришла пора),
на коем ты наконец даёшь
выход своей материнской страсти
из тупика и горло дерешь,
жизнь исторгая из мокрой пасти.
* * *
Оргазм прошел по телу, как гроза,
и молнии конвульсий освещали
природу счастья. И твои глаза
моим глазам закрыться запрещали.
И влага наша затопляла лес
волос дремучих, в тропиках обоих.
Когда же рассвело, в глаза полез
растительный рисунок на обоях.
* * *
Закрыв глаза, ебу свою мечту,
пока в пизде кончаю близлежащей,
с которой я умышленно молчу
слова нейдут. Ты просишь их всю чаще,
ты думаешь, с тобой я нарочит,
поэт, в себе убивший дух Ростана.
Но я с мечтой своей красноречив,
и её восхищаюсь непрестанно.
Ты о мечте сказала, что она
не на Земле. — Неправда, их навалом.
Я ёб и не одну. Но ни одна
во мне своей мечты не узнавала.
Проститутке
Любимая! Столь многими, что ты
нас перестала различать по лицам,
ты на земле супружеской четы
привязана к столбу, как кобылица.
Ночами муж отвязывал тебя,
и на тебе, а не на старой кляче,
по саду райскому скакал, трубя
иерихонски, чтобы стены дачи
упали бы и раздавили быт,
который не любовь — ведь он до гроба
продлится. Вид подброшенных копыт
на каблуках высоких и утроба,
как на ладони, всякому видна,
кто, раздобыв монетные бумажки,
в обмен получит чудо не вина,
не хлеба, а святые вверх тормашки.
Одним движеньем обойдя хребет,
извергнутый завистливой моралью,
ей сырный шлю, цедя слова сквозь марлю,
из проститутки пламенный привет.
* * *
Я тогда не верил собственным глазам,
а лишь верил собственному хую.
Но тебе не помогал его бальзам,
а здоровье духа я ведь не страхую.
У тебя была прекрасная пизда,
с запахом настойчивым, но нежным.
И когда приоткрывались все уста,
брак мне не казался безутешным.
Как бывает сильный и прекрасный дух
всунут Богом в немощное тело,
так он втиснул чудо между толстых двух,
над которым твоё сердце холодело.
* * *
Хуй — пизда!
Хуй, хуй — пизда, пизда!
Хуй, хуй, хуй — пизда, пизда, пизда!
Любовь!

Сергей Халый Родовое окончание

Рассказ

Когда я пришел в офис Боба, я с первого взгляда увидел, что он гомосексуалист, чего он не только не скрывал (наверно, потому, что скрыть это было бы трудно), а даже афишировал. Он сразу объявил мне, что он гей. Я же признался, что я лишь обыкновенный мужчина. Несмотря на свою терпимость, я ёжусь, когда вижу двух волосатых и мускулистых мужчин, целующихся взасос. Что-то противоречит во мне этому явлению, будто это фальшивая нота, а у меня идеальный слух. Но я-то знаю, что у меня нет идеального слуха, и поэтому у меня не появляется желания это явление прекратить. Пусть себе целуются, коль им нравится, а я останусь с женщинами.

«Меньше конкуренции», — утешаю я себя от неприятного ощущения.

Мне ещё понятно, когда женственный юноша может привлечь, и влечение это происходит за счет его женственной части. Впрочем, не мне судить, поскольку я здесь мало что понимаю, и осознание этого вновь напомнило о себе, потому что, сказав об их женственной части, я тотчас словил себя на мысли, что ведь и член — чисто мужская часть — играет далеко не последнюю роль во влечении, которое все эти части к себе вызывают у мужчин. Короче, дебри непролазные.

Боб оказался прекрасным адвокатом и провернул мои дела скоро и ладно.

Однажды он предложил обсудить кое-какие бумаги во время ленча. В ресторане, где он заказал столик, его знали по имени все, от метрдотеля до мальчика, убирающего посуду. У меня мелькнула мысль, что люди вокруг, наверно, принимают меня за гомосексуалиста, видя в обществе Боба, облик которого откровенней всякой исповеди. Но на совести у меня было спокойно. Конечно, я в мыслях примерился, как бы это было, окажись мы с ним в постели, но мысль эта завяла на корню.

После обсуждения дел, речь зашла о личной жизни. Он с готовностью разоткровенничался и рассказал, как женщины ему всегда были чужды, что мужчин, предпочитающих женщин, он называет «производителями», поведал он мне также о том, что до недавнего времени он был безудержно неразборчив в связях, а вот теперь он с помощью групповой терапии вышел из этого состояния и ведет высоконравственный образ жизни. Это прозвучало для меня смешно с точки зрения привычной интерпретации морали: как гомосексуализм, какого бы поведения он ни был, может считаться нравственным? Я поделился своим наблюдением с Бобом, и мы посмеялись над этим парадоксом.

Он сказал, что для избежания лишнего соблазна он сдаёт часть своего дома не мужчине, а женщине по имени Карен. Очень красивой, кстати, добавил он, многозначительно взглянув на меня.

К счастью, я либо не привлекал его, либо он, из-за своей новоиспечённой нравственности, держался по отношению ко мне нейтрально. И он предложил столкнуть меня со своей знакомой, если не лбами, то гениталиями.

Я живо отреагировал, сказав, что не прочь познакомиться с ещё одной красивой женщиной. Чтобы не откладывать знакомство в долгий ящик, он предложил после ленча заглянуть к нему, так так Карен должна была быть в тот день дома.

Жил он, как оказалось, в двух кварталах от ресторана.

Когда мы вошли в дом Боба, я увидел в её спальне, дверь которой оказалась открытой, черный лифчик средних размеров, брошенный на кровати. Карен дома не было. На столе в гостиной стояла ваза с роскошным букетом алых роз.

«Ого», — произнес я, глядя на их двусмысленные лепестки. Боб объяснил, что вокруг Карен, толкутся поклонники. «Конкуренция, — усмехнулся я, слишком мало ещё на свете гомосексуалистов».

— Для Вас это не конкуренция, — польстил мне Боб.

Мне, естественно, стало любопытно взглянуть на женщину, которая получает букеты роз. Не Бог весть что — получить розы. Но их свежесть, обилие, сочащийся запах сразу связали меня в воображении с той, кому они предназначались. С той, которая тоже имеет розу, которая сочится, которая источает. Моё женолюбство, жаждущее добраться до каждой смазливой женщины (причем понятие смазливости я применял не по отношению к лицу) вселяло в меня радостное чувство отмежевания от гомосексуализма, которым так жадно до прерывистости дышал Боб.

Я уже было собрался уходить, но входная дверь открылась и вошла высокая стройная женщина с простоватым, прохладным, не шибко ярким лицом. С прямыми рыжеватыми короткими волосами. Боб представил нас, и мы прошлись друг по другу быстрыми оценивающими взглядами. Она не произвела на меня впечатления красивой женщины, да и сердце не ёкнуло, что всегда случается, если видишь женщину своей мечты, или хотя бы ту, что вызывает резкое по силе желание.

— Так вот кто получает такие живописные цветы, — сказал я, пожимая её протянутую руку, с длинными пальцами и свежим маникюром.

Карен вяло улыбнулась, обнажив хорошие зубы, и сказала: «Рада познакомиться».

Её глубокий голос коснулся моего сердца.

Я не хотел специально затягивать свой уход, чтобы подольше с ней пообщаться — много чести, да и меня ждали дела, которые надо было в тот день закончить.

Теперь я мог позвонить ей по телефону и продолжить наше знакомство, коль возникнет нужда.

Я всегда держал в запасе минимум двух женщин, которые с готовностью раздвигали для меня ноги. Одной женщины мало, поскольку если что-то с ней случается, то ты оказываешься без пизды. Бросаешься в поиск, который ставит тебя в ущербное положение. Переговоры с незнакомкой относительно её тела нужно вести с позиции силы, а не с позиции голода, когда, во имя его удовлетворения, ты вынужден идти на уступки. Когда же у тебя имеется в запасе пизда, то есть прожиточный минимум (который, кстати, должен гарантироваться правительством, а ещё лучше — конституцией), ты добиваешься новой женщины с уверенностью, поскольку прекрасно защищен с тыла. Если соблазнение не удаётся — ты всегда можешь утешиться поджидающей тебя пиздой. И если первая занята или больна, то вторая оказывается к твоим услугам.

Двух пизд тоже может оказаться недостаточно, если вдруг две одновременно закобенятся. Но вероятность этого мала. Самое лучшее было бы поддерживать в состоянии готовности три, четыре, а ещё лучше пять-шесть, но на это требуется слишком много времени, и его вовсе не останется на поиск новых пизд.

Конечно, время можно сэкономить с помощью денег, но их у меня не было в нужном для того количестве.

Все мои перипетии с женщинами сводятся к усилиям добиться того, чтобы они с вожделением раздвигали ноги тогда, когда я этого хочу и не докучали мне собою, когда я хочу быть без них.

Поэтому я смотрел на Карен, как на возможную кандидатку для замены одной из двух, которая мне уже изрядно надоела. Но в течение месяца я так и не удосужился позвонить Карен, поскольку был слишком занят другими женщинами.

Вскоре мои дела с Бобом успешно завершились. Мы договорились сходить вместе в бар и отметить это событие. Я позвонил ему вечером.

— Куда пойдем? — спросил я.

Боб предложил бар, что поблизости от его дома, и сказал:

— Может, Карен присоединится к нам. Мне нужно будет съездить в аэропорт, встретить моего приятеля. А потом я вернусь.

И он обратился к Карен:

— Хочешь составить компанию двум обаятельным мужчинам?

Я не услышал её ответ, но Боб, сказал:

— Она пойдет с нами.

«Что ж, — подумал я, — если в баре ничего не окажется лучше, то можно будет приударить и за Карен».

Я заехал к Бобу. Они уже были готовы и ждали меня. Карен выглядела на этот раз броско — то ли от яркой косметики, то ли от яркости белых зубов, которые она с готовностью обнажала в чарующей многообещающей улыбке. На ней был черный берет, с околышем, обтянутым шелковой черной лентой, которая создавала отчеркивающий голову ободок. Над ним расходился в стороны сам берет, украшавший её неимоверно.

На Бобе был шелковый черный пиджак, который я бестактно принял за женский, на что у него в голосе появились обиженные нотки. Но я быстро исправился, сказав, что под женским я подразумевал, изящность и тонкость работы, с которой он сделан, что якобы редко бывает у мужских пиджаков. Как будто сошло.

Бар оказался длинным и узким, как коридор, и мы уселись у оконного столика, я с Бобом с одной стороны, а Карен — напротив. Полбара было их знакомыми — приветствия, объятия, помахивания руками, улыбочки. Узость бара казалась умышленным архитектурным трюком, чтобы посетители, проходя из одного конца в другой, терлись бы друг о друга. И чем горячее было время, тем больше собиралось народу и тем больше люди терлись друг о друга, накопляя электростатические заряды желания, ждущие только благоприятно расположенного тела, чтобы на него разрядиться.

Я наблюдал за Карен, и она мне всё больше нравилась: смело и горячо смотрит в глаза, плавные движения рук, головы, языка. Мы говорим о вступительных мелочах, о работе, об общих знакомых. Я уже мечтаю, чтобы Боб поскорее отправился в аэропорт. И хоть он явно ожидал, чтобы я приударил за Карен, мне всё-таки не хочется начинать в его присутствии. Мне всё трудно представить, что мужчине можно быть абсолютно безразличным к женщине. Что он не является её любовником, что я его не задену, где-то глубоко. Боб зыркает вокруг в поисках мужчин. Это меня лишь подбадривает, подтверждая, что Боб и Карен не претендуют друг на друга.

Карен извиняется и идет в туалет — она трётся о толпу. Я хочу быть каждым, об кого она трется. Когда она исчезла в дверях, я живо представил её витую струйку, вырастающую из волос.

Боб и я быстро теряем тему для разговора. У нас нет общих тем, кроме бизнеса. А о бизнесе разговаривать не хочется. Спорт нас не интересует, женщины не интересуют его, а мужчины — меня. Кроме того, с мало знакомыми мужчинами мне редко есть о чем говорить. С женщинами всё проще — даже с едва знакомыми женщинами говорить легко — поскольку любой разговор направлен так или иначе к постели. Когда же с ними познакомишься поближе, вот тогда уже часто становится не о чем говорить. Но женщин хоть можно ебать, а мужчины — вообще никчёмны, за исключением редчайших истинных друзей. Мужчины в лучшем случае — конкуренты, а в худшем — враги.

Карен, возвращаясь, остановилась на полпути у стойки бара и разговорилась с каким-то мужчиной. Я с нетерпением ждал, когда она вернется, во-первых, я хотел её, во-вторых, я не хотел вымучивать разговор с Бобом. Чтобы не молчать, я поделился с ним мыслью, которая пришла ко мне недавно в спортивном клубе, где в душевой передо мной было множество обнажённых мужчин. Я подумал о чувствах гея в мужской душевой. Это всю равно, как если бы я оказался в женской душевой. Поистине, козёл в огороде. Все усилия общества, направленные на сегрегацию между полами, сводятся к нулю в ситуации гомосексуализма. Ведь чтобы потрафить потугам общества в притеснении гомосексуализма, лесбиянки должны содержаться среди мужчин, а геи — среди женщин. Но эта сегрегация, изолирующая геев и лесбиянок, внесла бы только сексуальную панику в большинство гетеросексуальных людей: женщины, реагировали бы на геев, как на обыкновенных мужчин, и мужчины реагировали бы на лесбиянок, как на обыкновенных женщин. Но так как общество ориентируется на большинство, оно предпочитает не ввязываться в половую сегрегацию гомосексуалистов и лесбиянок, и они наслаждаются всеми благами бесстыдства, законно находясь среди обнаженных объектов своего вожделения.

Наконец Карен вернулась, а Боб наконец в последний раз посмотрел на часы и сказал, что ему пора ехать. Он встал и начал пробираться к выходу, по длинному коридору сквозь скопище галдящих людей.

Карен обняла ладонями стаканчик, в котором, подражая свече, горел фитиль. Я снял её руки со стаканчика и взял в свои.

— Живое тепло согреет лучше, — объяснил я свои действия.

— Но оно не такое горячее, как огонь, — улыбнулась она.

— Зато оно не может обжечь, а лишь только согреть.

Ею пальцы нежно шевелились в моих ладонях. Они хотели меня. Я поднёс её ладонь к моим губам, и поцеловал ребро ладони. Карен заметно вздрогнула и сказала:

— Вам с Бобом совсем не удалось пообщаться.

— Признаться, при всем моем дружеском отношении к Бобу, я все-таки предпочитаю общество красивой женщины.

Карен понимающе и поощрительно улыбнулась.

Я поманил её пальцем, будто хотел что-то нашептать ей на ухо.

Она приблизила мне свою красиво очерченное, но не маленькое ухо. Я обнял губами мочку и провел по ней языком.

— Я не поняла, что вы мне сказали, — сказала она мечтательно.

— Хорошо, я поясню, — ответил я и опять поманил её.

На этот раз я залез языком ей в ухо. Она мурлыкнула и сказала, поманив в ответ меня:

— Не это ли вы мне хотели сказать?

Я с готовностью подставил ухо, и почувствовал её жаркий, влажный язык и нежнейшие губы.

Когда она отодвинулась, я признался:

— Это как раз тот секрет, которым я хотел поделиться с вами.

Мы рассмеялись, и наши руки продолжали вести сладкие речи.

Речь зашла о любви, прошлой и настоящей. На сегодня мы оба оказывались без любви. Что воодушевляло. Что же до прошлого, то у нас обоих был изрядный опыт.

Ей 32. В 25 лет у неё была серьезная операция, какая, она не сказала.

Почему-то за ней последовала длинная череда всевозможных любовников. После каждого у неё оставалась рана. Так она выразилась.

— Я по-прежнему люблю каждого, кого я когда-то любила, — сказала Карен.

— Мы всегда продолжаем любить тех, кого когда-то любили, — ответил я. И сказал я это больше из желания романтически закруглить мысль, нежели из веры в справедливость сказанного.

Я не преминул также произнести трюизм, что лучшее средство от ран любви…, но Карен опередила меня и закончила — «новая любовь». Наши взгляды во всю совокуплялись.

— Разве нам обязательно оставаться здесь и дожидаться Боба? — спросил я.

— Нет, не обязательно. Что ты предлагаешь?

— Оказаться там, где мы будем одни.

— Это было бы прекрасно, но в другой день. Я должна спать свои восемь часов, ведь завтра мне на работу.

— В пятницу?

— Хорошо, в пятницу.

— Послушай, да пятница ведь завтра, я совсем и забыл.

— Да, — радостно улыбнулась Карен, — меньше ждать придется.

Вскоре пришел Боб, и она пересела на стул рядом со мной, освобождая место Бобу напротив.

Он одобряюще смотрел на нас.

— Что ж ты мне раньше не сказал, что он такой милый? — шепнула она Бобу, но так, чтобы я услышал.

— А чего говорить — у тебя ведь глаза, уши, да и всё остальное имеется, — с женскими ревнивыми интонациями сказал он.

Я пошел провожать Карен, а Боб решил остаться. Как только мы поднялись со стульев и пошли к выходу, на наше место быстро подсело к Бобу двое мужчин.

По улице несся холодный ветер. Скомканная газета, науськиваемая ветром, бросалась нам в ноги, как собака. Я отбросил её ногой. Карен взяла меня под руку и прижалась. Она выше меня. Один мой приятель, который был невелик ростом, говорил, что не любит женщин выше его, потому что его внимание рассредоточивается. Я же в женщине, что выше меня, видел лишь большее количество желанной плоти, которая с такой же легкостью пронзается оргазмом, как миниатюрная фигурка, что аксиоматично доказывает безразмерность любви, которая к тому же и безмерна.

Карен пожаловалась, что она замерзла — её дом уже был виден, и мы побежали, взявшись за руки. Вбежав в теплый дом, мы стали целоваться, и когда я полез к ней под юбку, она отвела мою руку и, вытянув мою рубашку из брюк, наклонилась к моему животу. Нет, не к хую, как я было обрадовался, а лишь к животу.

Поцеловала.

— У тебя красивый живот.

Тут и я решил ответить взаимностью и полизал её пупок на стройном животе.

Я стал опускаться ниже, но она меня остановила.

— Завтра, — пообещала она.

Я колебался, давить на неё или нет, но что-то говорило мне, что она действительно решилась на завтра. И я выпустил её из рук. На прощанье она дала мне свою визитную карточку. Там подтверждалось, что она Marketing Specialist, но что самое главное, там был её рабочий телефон. Было решено, что я заеду за ней завтра в семь вечера, и мы вместе пообедаем.

Утром я позвонил Карен на работу — не выдержал.

— Я хотел услышать твой голос, чтобы убедиться, что ты мне не приснилась.

— Я не приснилась, и мы сегодня встретимся.

— Прекрасно. Но я поверю в это только когда я прикоснусь к тебе.

Ненавижу предвкушение, основанное на вынужденном ожидании. Так как нам не принадлежит будущее, и так как владеем мы только данным мгновеньем, то предвкушение всегда омрачено для меня вездесущей возможностью несвершения того, на что уповаешь. Потому намеренное оттягивание, во имя продления предвкушения, мне омерзительно.

Я еле дождался часа, когда мне нужно было ехать за Карен.

Я въехал в её квартал и вдруг забыл улицу, на которой она жила, и на мгновенье засомневался в повороте. Я возмутился собой и от этого сразу вспомнил и узнал дома вокруг.

Карен ждала меня. Боба дома не было.

Как только я переступил порог, Карен поцеловала меня. Она призналась, что голодна, не уточняя по еде ли, по мне ли.

Однако я решил обед совершить после нашего совокупления. Мне было невозможно представить, что мы будем сидеть в ресторане и опять ждать.

Поэтому я привез её к себе домой и сразу повел в спальню. Там лежала тарелка с фруктами. Я дал ей персик и сказал:

— Съешь его, чтобы заморить червячка. А пообедаем мы через пару часиков.

Надеюсь, ты продержишься.

Она послушно взяла персик и стала его есть. Я тоже взял персик и пока рассказывал ей о картинах, которые висели на стене, стоя позади её и прижимаясь к её небольшому, но округлому задику.

Я взял из её рук косточку от персика и положил на стол рядом со своей.

Языки наши заскользили друг по другу, а руки взялись за пуговицы, молнии, крючки. На Карен был черный лифчик тот ли, что я уже видел, и красные трусики. А под ними остренькие грудки и плотный слой волос лобка. Но чтобы оказаться обнаженной, женщине не достаточно скинуть одежду, ей ещё необходимо раздвинуть колени.

Она попросила потушить свет и зажечь свечи. Мы легли. И горели. Она села на меня, но я был ещё не готов, и я развернул её в 69. Клитор её был большим и посему особо живо откликался на каждое прикосновение. Благоуханье пизды и её сказочная нежность наполнили меня трепетом, а хуй кровью.

И мы снова оказались лицом к лицу.

— Пока я не забыл, — приостановил я свою движение, — ты предохраняешься?

Она кивнула.

— Теперь садись, — сказал я, и она радостно опустилась на меня. Карен стала двигаться медленно, насаживаясь глубоко и покачиваясь на острие. В то же время она одной рукой ублажала клитор. Голова её склонилась на грудь — Карен вперила взгляд на зрелище проникновения. У меня мелькнула мысль, любуясь ею на мне, что женское падение вовсе не обязательно происходит навзничь или плашмя, а может проходить и в сидячем положении.

Карен стала стонать высоким голосом. И оргазм пронзил её, и она легла на меня всем телом, причитая, и завывая и целуя меня в благодарности.

И вот она устало сползает с меня и ложится рядом на спину, и я теперь со спокойной совестью пекусь о себе. Я погружаюсь в неё и кончаю легко, лишь представляю одну из любимых любовниц, Су, которая, когда наклонялась, стоя, то растягивала сначала обеими руками себе ягодицы, и открывалась её пизда с действительно большими губами, уходящими вперед. Когда же я погружался в неё, не отрывая глаз от её ануса, маленького без всяких следов геморроя, который я, между прочим, обнаружил на ощупь у Карен, Су левой рукой продолжала оттягивать ягодицу, а правая рука устремлялась к клитору и делала там свою славное дело. Мне же нужно было двигаться быстро, тогда Су сразу кончала.

Но для себя я предпочитал двигаться медленнее, тогда я ощущал её нутро более отчетливо. Интересно, что о Су я вспоминаю с омерзением из-за подлостей, которые она мне сделала, но по-прежнему люблю её пизду, её роскошный образ и запах. Не подтверждает ли это опять и опять независимое существование пизды от её носительницы?

Я спрашиваю отходящую от переживаний Карен, любит ли она вибратор.

Любит, говорит, но он не заменяет хуй. Не спорю. Но Карен подтверждает неподражаемость вибратора. Я рассуждаю в унисон, что изобретение вибратора самое гуманное изобретение двадцатого века, которое значительно гуманнее, чем, например, открытие теории относительности. Ибо вибратор принес женщинам небывалое наслаждение, тогда как теория относительности дала человечеству небывалую по своему ужасу смерть.

Вдруг мне приходит смешная мысль, и я сразу спешу её поделиться, не задумываясь, стоит ли, поскольку я горю разделить все свои восторги с любимой любовницей:

— Знаешь, о чем мечтает каждая женщина?

— Ну, расскажи мне обо мне, — улыбнулась Карен.

— Чтобы каждая палка была о двух концах.

Карен на мгновенье задумалась, а потом её лицо просветлилось, и она засмеялась. Вот оно подобие мышления половому акту, раздумья над проблемой напоминают возбуждение, а эврика решения подобна оргазму, и конвульсивные движения смеха — это радость освобождения от проблемы. Продолжая эту аналогию, тугодумы подобны людям, с трудом достигающим оргазма.

Второй раз я ебу Карен и размышляю, чтобы оттянуть оргазм, итак, я выеб Карен за 60 долларов: 20 долларов вчера в баре за коктейли, и сегодня будет не больше долларов 40 за обед после нашего постельного триумфа. Выгодно, если считать, что проститутке такого же качества надо отдать минимум сотню за скорый первый раз. Но зато какая экономия времени. Если считать, что я зарабатываю 60 долларов в час, то на Карен я потратил в общей сложности часов пять, что вовсе неплохо, плюс треволнения — даст-не даст, от которых радости никакой, и которые приравнивать по времени можно часам к четырем, итого, девять часов, что равно 60 х 9 = 540 долларов. А за эти деньги я могу купить прекрасную проститутку на ночь. Итого, получается так на так. Карен, кончая, сжала меня в объятиях так крепко, что мои кости хрустнули.

В третий раз она стояла на четвереньках, а я на ней сидел, не касаясь кровати ногами. Ладонь Карен поджидала, когда мой член выныривал из пизды, и тогда она ласкала его, не позволяя ему оказываться на воздухе без соприкосновения с её плотью.

Мы обедали в мексиканском ресторане. Официантки были в платьях с обнаженными плечами. Смотрятся, как хуй влезающий из залупы — увиделось мне.

Зашел разговор о новом телевизионном шоу и его ведущем. Я предсказывал, что оно скоро прогорит. Карен предсказывала, что оно продлится по меньшей мере два года. Решили затеять пари.

Она:

— Значит нам придется встречаться два года.

Я скривил лицо, якобы от слишком длительного срока, но потом улыбкой показал, ей, помрачневшей на секунду, что на деле я счастлив такому прогнозу, исходящему от неё.

— Как всю необычно произошло, — сказала Карен задумчиво.

— Ты имеешь в виду обратную последовательность событий — сначала занятия любовью, а потом ресторан?

— Да.

— Так и должно быть, чтобы не покупать женщину обедом, а чтобы обедать любовниками, что в тыщу раз приятнее, чем обедать и думать, даст или не даст.

Она рассмеялась.

Я поднял тост за чудо любви.

Карен с готовностью выпила. А потом спросила, считаю ли я себя влюбленным в неё. Я сказал, что конечно, а потом, чтобы нейтрализовать объявившуюся сентиментальность, да и во славу красного словца, которое может обернуться мне боком, сказал:

— Если мужчина спрашивает женщину, любит ли она его, он подразумевает, будет ли она с ним совокупляться. Если женщина спрашивает мужчину, любит ли он её, то она подразумевает, женится ли он на ней.

Она улыбнулась и сказала:

— У меня панический страх перед замужеством, оно напоминает мне тюремную камеру, из которой не выйти без разрешения стражника-мужа.

— В таком случае я рад, что твоё понимание любви совпадает с моим, сказал я и предложил ей после обеда продолжить наши занятия в течение оставшейся ночи.

Но она сказала, что неважно себя чувствует.

— Я хочу у тебя остаться, но в другой раз.

— Значит завтра? — спросил я.

И тут началась хуйня. Карен якобы договорилась провести завтрашний вечер с подругой. Но ещё не было точно известно, пойдут ли они вместе вечером куда-то или нет.

То есть походило на то, что она ждет какого-то ёбаря. Ибо если бы она хотела быть со мной, все бы подруги, естественно, живо отпали бы.

Договорились, что она мне завтра позвонит (о времени я по-идиотски не договорился) и приедет ко мне, если подруга не сможет провести время с ней.

Ладно. Наступает следующий день — трепещу. Ужасно хочу её. И удивительно то, что помимо ебли, хочется её присутствия, поговорить обо всех вещах, таких интересных при начале взаимоотношений.

Она не звонит до пяти. Я уже приготовил было отказ в любом случае, чтобы проучить её и тем самым приручить. Сказать, мол, что у меня уже вечер занят, что если бы ты действительно хотела встретиться со мной, то ты вчера прямо и договорилась бы об этом точно, так же как мы договорились точно позавчера о ебле на вчера. Что, мол, если хочешь со мной встречаться, то я должен быть на первом месте, а сидеть и ждать у телефона, когда ты соизволишь мне позвонить я, естественно, не намерен.

Но когда она позвонила, я забыл обо всем. Карен сказала, что плохо себя чувствует, что у неё не проходит жжение в левой стороне живота, которое началось ещё в ресторане. Она сказала, что хочет лечь и отдохнуть. Я предложил приехать и полечить её, от чего она отказалась. В голосе не было никакого воодушевления и прежней страсти.

Что бы это значило? Действительно ли боль, или она решила поджидать телефонного звонка какого-то хахаля?

— Позвони мне завтра — сказал я, пожелав ей скорейшего выздоровления.

Посмотрим, что будет. Я же пока рассуждаю, что она, взращенная в семье алкоголиков и посещающая собрания общества детей алкоголиков, всё это она поведала мне в перерывах между объятиями — она может вполне отреагировать на сильные ощущения страхом перед новыми отношениями.

Вся эта её раскорёженная психика, уж сколько раз, виденная мною в этих исковерканных мужчинами американских свободолюбивых женщинах, нашпигованных стыдом и отвращением к себе из-за присутствия остатков забитого желания, обуянных чувством вины за свою ёбанность — всё это в ней начинало отшатываться от меня и моего напора. Что же делать, ведь живём мы в обществе патологического отрицания естественности, где процветают, кофе без кофеина, сахар без сахара, пиво без алкоголя, сигареты без никотина, бабы с пиздами, у которых вытравлен запах химикалиями. А ведь запах пизды должен быть самым родным и знакомым, потому что это внутриутробный запах первый запах, который окружает начальное бытие каждого. Потому-то и женщины должны тянуться любить себе подобных, склоняясь к запаху своего внутриутробного бытия, и это мне более понятно, чем любовь между мужчинами.

Ни грана сомненья нет у меня, что сексуально Карен была растрогана.

Остаётся, что она не хочет меня как продолжительного партнера, либо интрижка со мной была лишь развлечением на фоне чего-то, происходящего с другим мужчиной или мужчинами. А быть может, она давно решила, что больше со мной не будет встречаться, и всё это напоминает мои отношения с женщиной, которая мне встречается по пути, но которая не подходит для долгих и глубоких отношений. Я принимаю решение сразу, если не будет ломаться, то пересплю, а будет ломаться, то это будет последняя встреча. Переспал, и больше с ней не встречаюсь. Она звонит и убеждена, что я не захотел с ней больше встречаться, потому что она мне сразу отдалась. Она не понимает, что её судьба была предрешена с первого взгляда, и то, что она не ломалась дало ей возможность хотя бы переспать со мной. А то и этого бы не было. Неужели то же самое происходит теперь со мной?

Вечером я рвался по-мальчишески позвонить ей и посмотреть, подойдет ли она к телефону, и тогда повесить трубку. Но вполне возможно, что она дома, но тогда, может, хахаль сидит или лежит рядом. Не верю я в её боль! Женщины неслись, преодолевая всякую боль, чтобы быть рядом с желанным. Как, между прочим, и мужчины рвались сквозь боль к женщинам, тем более на всю ночь, а не на время.

А может быть, она, как я, с теми, что не совсем по душе, не любит оставаться на ночь. Может быть, она со мной, как я с Дэб, которую я холодно ебу, рычу, кончая, что ей так нравится и из чего она заключает, что она меня сексуально удовлетворяет, тогда как вовсе нет, ибо нет в ней того женственного, что так влечет меня. Почти вся её женственность исчерпывается пиздой.

Но как Карен напоминает мне Эн, мою давнюю лютую любовь! Даже возраст тот же, и тело длинное, мальчишеское, с неширокими бедрами. Обе ненавидели детей. Обе провели бурную жизнь и стараются теперь разобраться в себе. Обе так или иначе алкоголички, переставшие напиваться, но с тем же повернутым представлением о сексе. Правда, Эн кончала только от клитора, а Карен утверждает, что от клитора кончить не может, вернее, кончает маленькими многочисленными оргазмами. А великий оргазм она получает только от ебли верхом.

Но что самое интересное, так это то, что я уже чувствую готовность влюбиться в неё. Я уже мечтаю, как мы поедем куда-нибудь вместе, как я захочу жить с ней, я даже думаю о женитьбе, хоть мой ум говорит мне, что я — сумасшедший, если могу думать, во-первых, уже, а во-вторых, вообще, о женитьбе на женщине такого сорта, такого заведомо больного душевного склада, такой излишне опытной для любой хорошей жены.

Я вспоминал всё заново: всё вместе и каждую деталь в отдельности — я не мог избавиться от мыслей о Карен. Она загорелась отдаться мне с первой же встречи и отдалась без всяких ломаний на вторую. Она восторженно дивилась тому, что я смог за полтора часа кончить три раза. И когда на её восхищения я сказал, что это ещё ерунда, она осторожно обмолвилась, что опасается, будет ли она в состоянии удовлетворить мои запросы. Дура!

Она пережила за это время сто маленьких оргазмов и два огромных, сидя на мне в своей любимой позе и стеная от счастья и склонялась на меня после последних спазм. Она восхищалась моим лицом, моим животом, запахом, волосатой грудью, мягкими руками, чувством юмора. Она шутила, что у нас мог бы быть красивый ребенок. Она планировала пригласить меня на ответный обед и спрашивала, буду ли я возражать, если она заплатит. Она предлагала встретиться на ленч в новом небоскребе в центре города. Она просила, чтобы я как-нибудь подарил ей свою книгу с автографом. Она прижималась ко мне и брала меня под руку, когда мы шли по улице. Она не сводила с меня глаз, когда мы сидели вместе.

И после всего этого она не пожелала встретиться со мной немедля и тотчас!

Тогда как я: вылизал все её отверстия и выпуклости. Поднял тост за волшебство любви. Восхищался её телом, одеждой, утончённостью мышления. Восторженно обонял запах её пизды. Предложил ей остаться на ночь, встретиться на следующий день и на день после следующего. Повел её в ресторан и угостил обедом. Целовал её руки. Сказал, что исполнилась моя мечта. Согласился дать почитать Генри Миллера.

И после всего этого она не пожелала встретиться со мной немедля и тотчас.

О женщина! Выебать тебя и забыть! Но последнее мне не под силу.

Я чувствовал, что влюбляюсь — это выворачивающее наизнанку чувство, когда, ещё не расставшись, уже мечтаешь о следующей встрече, когда ты хочешь выбалтывать ей все свои слабости и еле сдерживаешься, чтобы она не воспользовалась признанием и не стала помыкать тобой. Это мгновенно устанавливаемое плановое хозяйство, когда начинаешь планировать, как ты с ней будешь встречаться, как поедешь с ней за город или в путешествие на несколько дней, где вы будете друг с другом все дни подряд и спать каждую ночь вместе.

Когда хочется постоянно касаться её руки, талии, бёдер. Хочется залезть в её прошлое и узнать обо всех любовниках, которые у неё были и исподволь сравнить их с собой и, конечно же, в свою пользу. Узнать обо всех её мыслях и стремлениях, стараться помочь ей, сделать её зависимой от себя, а себя — от неё.

И непременно — фантазии о женитьбе, каким бы омерзительным ни оказывался брак при приближении к нему. Издали женитьба по-прежнему представляется торжеством любви, тогда как это — похороны любви. И никак не избавиться от этого наваждения, несмотря на два развода.

Во мне такое обилие способности любви, что она изливается на всякую, которая умудряется подвернуться и понравиться. Но конечная моя цель в том, чтобы быть с женщиной только тогда, когда её хочешь. А жизнь состоит в том, что ты вынужден быть с ней и в моменты, когда она тебе противна или безразлична, ради того, чтобы она была рядом и готова тогда, когда ты её захочешь.

Манифестацией такого компромисса является брак.

Паллад сказал: «Женщина это — зло, но дважды она бывает прекрасна, на любовном ложе и на смертном одре.» Нет, я не желаю женщинам смерти, и я вовсе не некрофил. Я бы сказал так: «Женщина это — зло, но дважды она бывает прекрасна, на любовном ложе и когда убирается с глаз долой.»

Самое сильное наслаждение от половых связей, которые коротки, как медовый месяц, где ебля как приветствие, как общение, как прощание. А длинные связи, плодящие ответственность и вытесняющие еблю, приносят больше всего боли.

Духовные отношения, которых якобы так жаждет женщина, нужны ей для того, чтобы мужчина не ушел от неё после его первого оргазма, а оставался бы с ней до возрождения желания, которое даст женщине больше шансов испытать оргазм, коий она, по всей вероятности, ещё не успела испытать. А если успела, то одного ей мало. Духовные отношения нужны таким образом, не для того, чтобы морально оправдать половые сношения, а для того, чтобы их продлить.

Но я чувствую отстраненность Карен, и я сдерживаю трепет внутри себя, хоть он, я знаю, и просвечивает сквозь мои глаза и жесты. Я поворачиваю её на живот и развожу ягодицы — прекрасная звездочка ануса с лучами морщинок сбегающимися, а не исходящими, чуть омраченная желвачком. Может, это и есть воплощение черной дыры во вселенной, которая затягивает лучи света. Я тяну ягодицы чуть наверх и вытягиваю вход во влагалище. С этой стороны оно такое открытое и беззащитное — ведь губы обнимают его только спереди, а сзади их нет и их роль выполняют ягодицы. Я вожу хуем по анусу и по влагалищу.

— Нет, только не анальный секс, — неправильно понимает меня Карен, — я это не люблю.

Я заверяю её, что на этот раз у меня того и в мыслях не было, хотя это не вполне так, и чтобы убедить её, я опускаюсь и лижу ей анус. Она смеётся, оправдываясь, что щекотно. Мне это не нравится, ибо это указывает, что она действительно ничего не понимает — ни одна из женщин, что любили принимать мой хуй в зад, не смеялись, а урчали от моего языка. Что ж, — подумал я, — будет чему тебя поучить.

Я переместился по ней и, послюнив хуй, поднял ягодицы наверх и ввел его в традиционное место. Карен удивленно и радостно застонала. Потом она, как и многие женщины, поведала мне, что она ещё так не пробовала, и не думала, что это возможно. Женщины, если сзади подпускают, то обязательно, стоя на коленях или перегнувшись пополам, тогда как всё оказывается доступным, лежа на животе и даже при почти не разведенных ногах.

Когда женщина стоит на четвереньках, ей абсолютно всю равно, кто её ебёт, она полностью погружается в ощущения, которые ей поставляет хуй. Но для мужчины по-прежнему важно тело, поскольку он его видит, миссионерская позиция дала женщине эстетический критерий для оценки самца во время ебли, и это перевернуло её психологию. Она получила возможность видеть, кто её ебёт. Что касается клиторального возбуждения, которое якобы подарила женщине миссионерская позиция, то это чепуха, как в настоящее время, так и в древние времена, женщина, стоя на четвереньках или лежа на животе, всегда могла одной рукой теребить клитор.

Мне нужно внимание, тепло, убежище, радость от моего появления. Воплощение этого я нахожу в пизде. Вне зависимости, кому она принадлежит, она дают мне это, пусть временное (а что, не временное?), но исполнение мечты, нирвану, блаженство, тотальное удовлетворение. Любые отношения с женщиной проходят на основе пизды, как любые операции теперь проводят на фоне антибиотика. О, этот ручной зверек, а также и хуёвый, и языковой как и барьер, который возникает, стоит лишь заговорить с любой женщиной.

О, как я люблю тебя, сторонящаяся моей жизни Карен! Твои темные глаза, которые ты никогда не отводила, а смотрела на меня в упор, предлагая себя мне, так что я рвался к тебе с первого мгновенья твоего второго появления (или пришествия?) Твои длинные ноги, 36 дюймов от ступней до промежности. Или до талии? Всю равно у меня — лишь 31. И ты с ногами, такими длинными, стоящая на четвереньках, напоминаешь мне кузнечика. Вот я подползу к тебе на коленях сзади, а ты резко выпрямишь свои ноги и выпрыгнешь в окно. И стрекочешь, и стрекочешь, как жарким летом, пока я окунаю в тебя своё естество.

Как хорошо, что ты не пожелала длить наши встречи. Как тягостно было бы биться за тебя и отстаивать себя. Ревновать и скрывать это чувство, в попытках вызвать у тебя ответную ревность. Терпеть твои бзики и придури ведь ты не из добрых и мягких — и со временем начать сомневаться, стоит ли твоя пизда всех этих треволнений. И тем не менее держаться за неё потому, что не будет рядом какой-нибудь получше.

И наши юные разговоры в промежутках между оргазмами, выяснение прошлого, настоящего и будущего. Новизна движений, порывов, жестов. Её профиль простоват, и даже блекл, но фас — прекрасен, с бесстыдной улыбкой и заводью глаз, которые заводят меня с полуоборота.

Моё желание тебя так сильно, что ничто не может вызвать во мне отвращение.

Если б тебя пронесло у меня в постели, я думаю, и это не отвратило бы меня.

Ничто физическое. Но духовное… то бишь, словесное. Да, оно здесь может оказаться посильнее физического — например, если ты скажешь мне: «Не люблю жидов» или «твой хуй для меня слишком мал», я бы разозлился, и хуй бы, наверняка, опал, и я бы вышвырнул тебя из постели, забыв о желании. А быть может, всю случилось бы наоборот, и (надеюсь) так бы и получилось всю в зависимости от момента, когда бы ты это сказала — будь это во время ебли — я бы со злости тебя бы ёб до конца, мол, на, получай от жида, хуя малого! Но чтобы сказать такое во время ебли, Карен должна была бы быть совершенно равнодушна или обозлена чем-то. А ты млела и урчала, и тело держало в узде твою душу. Ты могла бы это сказать после оргазма. Но ты кончила, и сладко, отдыхала у меня на груди, целовала мой сосок благодарно. Ты могла бы такое сказать, если бы я кончил один. А я ведь с самого начала дал тебе понять, что твой оргазм для меня священен. Я-то, до тебя добравшись, уж всегда кончу, а удостовериться, что ты кончила, зашлась, как говаривали в девятнадцатом веке, и приложить все к этому усилия — мой священный долг и почетная обязанность. И ты кончила. Тысяча и один оргазм. Тысяча маленьких и один огромный, от которого ты свалилась на меня замертво. А потом я вынудил тебя на второй.

Я не выдержал и позвонил Карен в воскресенье днём. Благо был предлог, поинтересоваться о её здоровье. Мелькнуло воспоминание, как в детстве, захватывало дух от слов с окончаниями женского рода: пришла, красивая, Степанова. Трепет пола слышался в этом грамматическом различии. Сколько эротичности теряет язык, лишенный родовых окончаний.

— Как ты себя чувствуешь? — спросил я.

— Гораздо лучше, — сказала она, и в тоне её голоса я сразу почувствовал, что она не хочет со мной сегодня встречаться. Эта безошибочно холодная интонация женщины, которая удовлетворена своим состоянием и вовсе не ждёт моего вопроса, который я все-таки задал:

— Ты не хочешь сегодня встретиться?

— Я сегодня занята. Я уже давно договорилась провести время с подругой.

Тут и подруга, что, мол, не мужик, и давно договорилась, мол, превыше её сил отменить. Хуйня это всё! Все бы свои планы разметала бы, если бы хотела.

— Послушай, у меня создаются впечатление, что твоя страсть так же быстро улетучилась, как и прилетела.

— Видишь ли, у меня своя жизнь, и в ней разные планы и люди.

— Ты не должна оправдываться. Дело в том, что я продемонстрировал тебе свою желание быть с тобой. И если ты захочешь встретиться со мной, то теперь уж тебе придется мне звонить, поскольку я больше звонить тебе не буду.

— Я хотела бы встретиться опять, если ты по-прежнему будешь хотеть этого после того, как поговоришь с Бобом.

— С Бобом? При чём тут Боб?

— Он должен тебе кое-что сказать обо мне.

— Ты что, не можешь говорить о себе сама?

— Могу. Но будет проще, если ты поговоришь с Бобом. Поверь мне.

— Хорошо. Позови Боба, я с ним поговорю.

— Он уехал за город и вернется только завтра.

— Что за бред? — возмутился я. — Почему, черт возьми, чтобы встретиться с тобой я должен говорить с Бобом?

В ответ раздались частые гудки. Я перезвонил, но она явно сняла трубку, и всю мои последующие звонки натыкались на частокол гудков.

Приходилось ждать до завтра.

Но я не мог позволить ей нагло вести себя со мной. А это не что иное, как наглость — пренебрегать моим желанием по какой бы то ни было причине. Уж не бисексуален ли Боб и не является ли он её любовником? Но зачем тогда он меня с ней сводил? Может быть, она осточертела ему, и он таким способом от неё избавлялся?

А тем временем мысли мои и фантазии продолжали плодиться вокруг Карен.

Ты сказала, что через два дня ты улетаешь на неделю в отпуск в Лос-Анджелес. И вот я представляю, что ты позвонишь мне перед отъездом и скажешь, я думаю о тебе, не сердись, я вовсе не холодна с тобой, просто у меня… — и после этого ты можешь сказать любую абсурдную причину, вроде плохого настроения или недомогания — я во всё поверю, уговорю себя, что это правда, во имя возможности снова оказаться лицом к лицу с твоей пиздой. Но ты не звонишь, и я знаю, что и я уже не позвоню, поскольку я сжёг мосты, и наводить их будет унизительно. Я был бы счастлив склониться к тебе низко-низко, но не в унижении. Ты станешь презирать меня, даже если ты захочешь встретиться опять, умилённая моей страстью. Но, значит, мою желание ещё не настолько сильно — и, дай Бог, никогда не достигнет такой силы, когда я соглашусь добиваться встречи с женщиной, поступаясь собственным достоинством. Нет, я могу смириться, что женщина ебётся со мной, любя не меня, а кого-то другого. Но я не буду общаться с женщиной, которая меня презирает. Я умышленно сказал общаться, потому что выебать раз я могу вне зависимости от того, как ко мне относится женщина.

Но если начинаются отношения, а именно это мне сразу стало видеться с Карен, то отношения, пропитанные презрением, я не принимаю. Во всяком случае, пока.

Как я могу знать, что со мной произойдёт потом. Может быть, я, доведенный мечтой до отчаянья, брошусь в ноги, а вернее, между ног, прекрасной подлюге.

Ведь мы обречены повторять одни и те же ошибки. Ведь жизнь и есть череда одних и тех же ошибок. Мы можем воздерживаться от них на какое-то время с помощью усилий сознания, ума. Но чуть отдашься чувствам, как всё произойдет заново. И в этом какой-то высший смысл нашей жизни, смысл нам не постижимый, смысл, который зовётся судьбой.

Я звоню Анджи, которая с радостью вызывается ко мне приехать. Пока я жду её, Карен не выходит у меня из головы.

О, как я хочу тебя, Карен! Ты, быть может, сейчас постанываешь с кем-то.

О, как тебе легко! Ведь тебе надо только взглянуть чуть дольше обыкновенного на любого желанного тебе мужчину, и он — твой. Хотя бы на ночь. Обладай я такой властью, я бы о тебе и не помнил. Как это ни прискорбно, но любовь всякого рода, привязанность — результат нашей ущербности. Ну, скажи, зачем ты мне была бы нужна, если бы вокруг меня были бы женщины прекраснее тебя? Ну, может быть, и повспоминал бы тебя, но ведь до первого оргазма. Я и с не шибко привлекательной женщиной, которая скоро зашевелится подо мной, вмиг забуду о тебе, лишь доберусь до самой верхотуры ощущений. Конечно, опосля, несколькими минутами позже, ты объявишься вновь. И женщина разового употребления, что рядом, которую я использую минимум три раза, чтобы на дольше избавиться от желания тебя эта женщина бессильна заставить меня забыть о тебе навсегда, а будь на её месте другая или несколько других, тогда — прощай Карен. Впрочем, если бы ты позвонила мне, я бы выкроил для тебя вечерок. А то бы и просто пригласил тебя, когда у меня была бы одна из кошечек.

Ты ведь говорила мне, что когда-то ты любила женщин больше, чем мужчин. Вот поставить тебя в обстановку прямой конкуренции, посмотрим, как бы ты тогда повела себя.

Я уже не пытаюсь утихомирить мечту, которая мне рисует, как ты позвонишь мне. Ну, просто окажется, что ты голодна, а рядом не окажется удобного мужчины, и ты вспомнишь обо мне и позвонишь: «Как дела?»

— Нормально. Чем могу быть тебе полезен?

Нет, звучит слишком отталкивающе сухо, я же ведь не хочу её отталкивать. Я скажу:

— Всю в порядке. Как ты поживаешь?

Она спросит со своей прямотой:

— Не хочешь повидаться?

— Хочу, — отвечу я как можно сдержанней. — Когда?

— Завтра. (А может быть она скажет даже «сегодня» — она ведь звонит голодная.)

И тут у меня возникнет дилемма, конечно, я захочу выпалить: «хорошо, в любой день, в любое время, в любом месте — я готов служить твоему оргазму, твоей груди и бедрам, твоей шее и губам, твоим ушам и ноздрям.»

Но, как бы было замечательно, сказать: «Нет, я занят в эту неделю и в выходные, вот у меня есть, — и сделать паузу, будто я смотрю в календарь, — свободный вечер в понедельник.»

И тут начинается игра вслепую, риск, проверка, чьё желание сильнее и кто более одинок в настоящее время. Я наиболее силён, когда я с ней рядом, когда я её ебу, поэтому я должен согласиться встретиться с ней, как можно скорей, тем более, что мне предлагает встречу она. Но, глядишь, если я откажу ей на сегодня, это больше заденет её, и значит я больше западу ей в душу, и она будет с большим желанием ждать встречи на следующей неделе. Но если завтра ей подвернется мужчина, которому она поставит высшую оценку после совокупления, какую может дать женщина — удовлетворительно! — тогда встреча со мной отпадёт.

Ведь она захотела встретиться со мной не из-за желания меня, моего разнообразия, иначе бы она захотела встретиться со мной сразу после нашей первой встречи.

Нет, она позвонила случайно, из-за безвыходности положения, что вот никого рядом нет, а хочется. И поэтому мне нельзя отказываться, а нужно сразу соглашаться.

Ну, вот, уговорил себя. Теперь дело за немногим — дождаться её звонка. В этой жизни. Потому что в той, я её уж обязательно выебу, долго, затяжным, многократным оргазмом, короче, по-райски.

Приезжает Анджи и с порога начинает раздеваться — это её самая лучшая черта характера — бесцеремонность желания. В наш первый раз у неё была менструация.

Большой тампон был великоват, а маленький быстро промокал, так что она использовала два маленьких, которые были как раз. Из пизды торчало две бечевочки. Увидев их, я подумал, что у меня двоится в восторженных глазах от зрелища её пизды.

Анджи полновата, но это не смущает меня — хорошо просочиться в её плоть.

Чудесная противоположность мужчин и женщин сказывается и в реакции на приближающуюся еблю, мужчина становится твердым, а женщина становится жидкой. И мы с Анджи не медлим этим воспользоваться. О чудо проникновения в пизду!

Почему слово «пизда» звучит так оскорбительно и грубо, если оно обозначает самое вожделенное для мужчины, если он не гомосексуалист, и для женщины, если она лесбиянка? Можно ли придумать ситуацию, когда голодного можно оскорбить словом «хлеб»? Да, это может произойти только тогда, когда голодного дразнят словом «хлеб», но не дают насытиться им. Это то положение, в котором часто находятся мужчины. А для женщин это оскорбительно, потому что они знают, что для большинства мужчин, они и есть «хлеб дразнящий», и женщины не хотят напоминания об этом.

Как радостно я поступаюсь своим идеалом любовницы, которому ты, Анджи, да и ты, Карен, увы, не удовлетворяете.

В ранней юности голоден и мечтаешь — хоть какую-нибудь бы пизду — и больше ничего не надо. Добываешь пизду, потом другую, становишься поразборчивее, начинаешь приглядываться, принюхиваться — запах не тот, кончает слабо и мечтаешь — вот такую бы пизду — и больше ничего не надо. Потом получаешь такую, что хотел, и одновременно желаешь красивой морды над пиздой, а потом красивой фигуры вокруг пизды, а потом изощренный ум для разговоров. А затем и разнообразие пизд последовательное и одновременное. И это вовсе не жадность или неблагодарность, это развитие, это — жизнь желания, это — сама жизнь.

Но среди всего этого выкристаллизовывается не омрачаемый ничем идеал.

Вот она, моя идеальная любовница: молчаливая, стройная, ласковая. Густые темные длинные волосы, большой рот с полными губами и белыми ровными зубами, маленький прямой нос, можно чуть курносый, но ни в коем случае не с горбинкой. Большие глаза, раскосые или с прямым разрезом, но ни за что не с приспущенными внешними углами. Мягкий небольшой подбородок, правильный прикус. Смуглая кожа, средних размеров грудь с темными сосками и чтобы не было пустого места между грудьми, а чтобы они касались друг друга. Глубокий пупок, к которому стремятся волоски из лобка. Мохнатый лобок, можно чуть волосков в промежности. Запах пизды яркий и неописуемо нужной категории.

Крупный клитор. Большие большие губы и маленькие малые, а не наоборот.

Легко возбуждается от всякого прикосновенья, обильная смазка. Отчетливо кончает от клитора и от влагалища, после оргазма хочет отдых, но через минут десять готова опять. Обожает вкус спермы и глотает её с восторгом. Анальный секс ей радостен, потому что она мастурбирует в это время и кончает. Нет ни стыда собственного тела, ни чувства вины из-за ебли. Менструации проходят безболезненно и не мешают совокуплению. Нежна без слащавости. Ноги длинные с ляжками без просвета, с круглыми коленями, истинно чашечками, но не с плоским, а округлым, перевернутым кверху дном, с полными икрами и тонкими щиколотками. Пальцы на ногах короткие, а на руках длинные, но и там, и там с крепкими ногтями. Бедра широкие и ягодицы круглые и плотные.

Мои мечты прерываются болью — Анджи кричит в подступающем оргазме и ногтями царапает мне спину. Я отрываю её руки от себя, и в этот момент мне приходит в голову, что в страсти женщины царапают и кусают мужчин для того, чтобы болью прервать их подступ к оргазму и таким образом успеть кончить первой.

Когда Анджи кончает, она размахивает головой из стороны в сторону и восклицает: O fuck! O fuck!

Другие женщины обыкновенно восклицают: O God! O God! Если использовать определение силлогизма, то получается, что Fuck=God, и это не далеко от истины.

Мы лежим обессиленные, и её пизда всю ещё пожимает мой хуй, который опадает, так что очередное пожатие выталкивает его.

Ко мне возвращаются мысли о Карен, но уже холодные, здравые, созерцательные, но все-таки возвращаются же.

Идеал женщины найти нельзя. Но есть возможность иметь много женщин и составить, как из мозаики, идеальную женщину, беря от каждой то, что в ней является для тебя лучшим.

На следующий день я позвонил Бобу. Он явно ожидал моего звонка, и на вопрос, что же он должен мне рассказать по просьбе Карен, он предложил встретиться в баре, поскольку это не телефонный разговор. Когда я вошел в бар, он уже ждал меня и помахал мне рукой. Это был тот же бар, где не я соблазнял Карен, а где я и Карен соблазнились друг другом. И столик был тот же, за которым мы тогда сидели.

— Я знаю, как вы хорошо провели время, — с места в карьер начал Боб, что мне и было по нраву.

— Чего это Карен устраивает мистику с твоим участием? — спросил я раздраженно.

— Успокойся, — улыбнулся он, и положил свою руку на мою, но я убрал свою больше демонстративно, нежели потому что увидел в этом его гомосексуальные поползновения — это был типичный нейтральных жест. Впрочем, ни в чем здесь нельзя быть уверенным.

Боб вторично улыбнулся моей убранной руке и сказал:

— Ты ей понравился, но она боялась, что если она тебе расскажет о себе, то с тобой может случиться шок или чего доброго ты рассвирепеешь. Такое уже было с ней не раз. Вот она и не хочет больше страданий, а попросила меня помочь.

Если после всего, что я тебе расскажу, ты по-прежнему захочешь с ней встретиться, то она будет только счастлива.

— Ты можешь мне сказать без всяких экивоков, в чем дело?

— Несколько лет назад, — продолжал Боб, улыбаясь, — Карен сделала операцию.

Видишь ли, дело в том, что Карен, бывший мужчина.

— Что? — воскликнул я, вскочив со стула.

— Садись-садись, в ногах правды нет, — засмеялся Боб.

Я медленно опустился на стул, а Боб добавил:

— Она — между.

Пётр Стрижанов С голоду

Рассказ

На проститутку у Виктора денег не было. Идти по барам в поисках женщины, которую надо уговаривать, перекрикивая шум музыки, было противно. Он набрал номер телефона, который дал ему недавно приятель, уверяя, что женщина безотказная. Номер телефона звали Лин. Они договорились, что Виктор приедет к ней в течение часа. Виктор был ужасно голоден до женщины. Он бы мог легко освободиться от первого голода собственноручно, но минут через десять после облегченного вздоха, снова бы вернулось желание женского тела, которое сводится не столько к желанию оргазма, сколько к желанию другого тела с его влагой, запахами, видом пизды, реакцией на твоё тело, короче, к желанию общения.

Подъезжая к её дому, неуклюжему, в бедном районе, он пытался сдерживать свои фантазии, прекрасно зная, насколько они красочней реальности. Лин сказала по телефону, что пьёт только водку с апельсиновым соком, поэтому он вез с собой бутылку в форме фляжки — только бы побыстрее с ней спутаться. Дверь ему открыла жирноволосая коротконогая блондинка с пухлыми губами. Женщина была в шортах и в рубашке без лифчика, завязанной узлом под грудьми, или на животе, что было одним и тем же из-за обвислости её грудей. Зубы её, хоть и ровные, но дружно и весело рвались вперед. Она была явно обрадована тем, кого увидела перед собой, в чем она Виктору позже и призналась, пия водку, чуть подкрашенную апельсиновым соком. В гостиной, на грязном ковре лежали две подушки, на зыбкой подставке пылилась дешевая стереосистема. Лин пошла на кухню приготовить коктейль из принесённой Виктором водки, и Виктор поплелся за ней, думая только о том, как бы быстрей раздвинуть ей ноги. Тем временем она задавала перечень стандартных вопросов. Виктор мог бы выпалить все ответы, не дожидаясь самих вопросов, но он не хотел её этим спугнуть, зная, как самые доступные женщины чтят предпостельную игру. К стандартным вопросам можно было отнести и такой, который последовал после того, как Виктор засунул руку ей под рубашку:

— Ты что приехал только потому, что рассчитываешь сразу лечь со мной в постель?

— А хули, — хотел сказать Виктор, но сдержался и сказал, что приехал по множеству причин.

Он-то надеялся, что на этот раз предварительные разговоры будут сведены к минимуму. У него так и рвалось с языка сказать ей, с твоей-то внешностью тебе бы поменьше болтать, а скорей ложиться надо, пока тебе предлагают. И когда на морде появится выражение оскорбленного достоинства, повернуться и хлопнуть дверью — пускай догоняет. Но ему хотелось пизды сию минуту, и он не хотел рисковать. Она это явно чувствовала. Ей было 38. Здесь она как будто не врала.

Ему только исполнилось 32, и каждый её комплимент вызывал в нём волну стыда, оттого что он вынужден тратить время с такой выдрой.

— Это хорошо, что ты приехал ко мне не только с одной целью, — с облегчением сказала Лин и отпила полстакана.

Виктор наливал себе водку сам, и чуть разбавил ею сок.

Они вернулись в гостиную и уселись на подушки на полу. Виктор потянулся к Лин.

Та сбросила его руку и сказала:

— Зачем ты торопишься? Чем больше мне нравится мужчина, тем больше мне хочется, чтобы всё происходило медленнее. Я устала от одноразовых мужчин. Я хочу романтических отношений, чтобы обо мне заботились, чтобы ценили во мне человека, а не просто моё тело. А я скажу тебе честно, мне давно никто так не нравился, как ты, и я не хочу, чтобы всё было, как со всеми: мы с тобой переспим, и больше я тебя не увижу.

Он еле сдерживался, чтобы не оскорбить её как можно больней, например, он хотел сказать ей — у тебя выбор-то со мной не большой, переспать со мной раз и больше меня не увидеть, или не переспать со мной и больше меня не увидеть.

Но он знал, как важно для некоторых женщин подвигать языком вхолостую, прежде чем они решатся использовать его по назначению.

— Послушай, — сказал Виктор, — ты мне нравишься тоже…

И дальше Виктор стал пороть ответную чепуху, которая, по его опыту, должна была склонить Лин на лёжку. Но это почему-то не проняло её — Лин упорно хотела, чтобы он продемонстрировал свой интерес к ней, как к человеку, а это в её понимании означало — пойти с ней куда-нибудь.

Виктор смотрел на неё с омерзением, но в то же время ловил себя на похоти, которая не брезговала даже Лин.

«До чего же ты дошел», — говорил он себе, оглядываясь на свои мечты.

Однако он знал, что если он позволит себе уйти без, как он считал, причитавшегося ему совокупления, то на душе у него будет ещё гаже.

Начались переговоры, в течение которых он хотел заручиться её согласием на совокупление при условии, что они пойдут куда-нибудь. Ей, как выяснилось, хотелось появиться с ним на людях, чтобы все видели, что она имеет такого любовника.

Виктор посмотрел на часы и решился на компромисс. Было ещё достаточно времени, чтобы и погулять, и пооголять.

Перед тем, как согласиться на выход, он решил попытаться пронять её поцелуями, на которые она было согласилась, но почувствовав подступающую похоть и не желая уступать ему без полученной предварительной оплаты, она решительно отстранилась от Виктора и больше не подпускала его.

— Ну, что ж, — сказал ей Виктор, будто бы это ему ничего не стоило, если хочешь погулять вокруг озера, давай погуляем.

Лин обрадовалась, вскочила на ноги, допила залпом коктейль, и тут Виктор понял, что проиграл этот раунд, так как Лин явно не рассчитывала на его согласие, и если бы он был бы пожестче, она бы, отчаявшись в возможности выйти на люди, уступила бы ему да и себе. Виктор нехотя поднялся с подушек, помогая стоящему члену не цепляться за складку джинсов. Лин засеменила в спальню, где стала подкрашивать губы. Она также достала баночку с кремом, который стала маленькими порциями втирать в шею и в подмышки — от неё запахло резкой свежестью. Виктор подошёл сзади, прижал свой горячечный член к её заду и взял её за грудь.

На кухне кто-то закопошился.

— Это мой сын, Том, — успокоила Лин Виктора. Они вышли на кухню, запах марихуаны витал вокруг самокрутки, всунутой в рот худосочного парня лет шестнадцати с долгими прямыми волосьями. Представляя его Виктору, мать пояснила, хихикая:

— Он совсем свихнулся от марихуаны.

Она поведала Виктору, что сын курит марихуану ежедневно, а она лишь раз в неделю. В голосе не было осуждения, а лишь констатация различного отношения к жизни. Лин рассказала, что всё началось с того, когда она обнаружила, что сын выкурил весь пакет марихуаны, который она держала для себя в морозилке холодильника. С тех пор она заключила с сыном договор, мол, у каждого своя марихуана, так что, если у него кончается запас марихуаны, она продаёт ему щепоть.

Они вернулись в спальню. У Виктора появилась мысль снасильничать, и он потянул Лин к незастеленной кровати с нечистым бельем, но Лин стала отчаянно брыкаться, причитая: «Ты, как все Мужики, тебе бы только переспать».

Присутствие сына, который, наверно, насмотрелся здесь всякого, все-таки смущало Виктора. И поднимать шум ему вдруг стало более противно, чем идти с Лин на озеро. Было часов семь вечера, но из-за июня было светло, как днем, так что спрятаться в темноту от позора было невозможно.

Они шли по асфальтированной дорожке вокруг озера, люди кишели — бегали, гуляли, катались на роликовых коньках, велосипедах. Лин радостно обхватила Виктора за талию, и он вынужден был положить руку ей на плечо, ибо девать её было некуда. Навстречу то и дело попадались красивые или смазливые самочки.

Каждый раз при их приближении у Виктора сжимались кулаки и падало сердце.

Ему казалось, что каждая из них смотрит на него с жалостью, пренебрежением, удивлением — как это он, мужественный и стройный, может идти с такой малопривлекательной, потрепанной женщиной. Он ярко представлял себе, как он мог бы идти с одной из этих молодок — сколько бы радости и гордости он испытывал. Но потом он вспоминал свои неудачи с красивыми самками, знакомство с ними ему редко удавалось довести до постели, а часто и само знакомство заводилось с трудом, как старая машина холодной зимой. Он чувствовал, что он теряет уверенность в себе, когда идет с женщиной, которая ему нравится. И чем больше она ему нравится, тем меньше у него уверенности, которой так требуют всем своим существом женщины. Уверенность он обретал с женщинами, к которым он был безразличен, и основывалась она на безразличии к тому, как они к нему относятся. «Не хочешь — убирайся» — и с ними это срабатывало безошибочно. Однажды он выгнал одну среди ночи из своей квартиры, которая позволяла себя целовать, но не позволяла себя раздевать.

Захлопнув за ней дверь, он подошел к окну, чтобы крикнуть ей вдогонку что-нибудь оскорбительное. Но в течение пяти минут она так и не вышла из дома. Виктор вернулся к двери, и открыл её — строптивая девушка в слезах стояла у дверей, явно согласная на уступки. Пришлось её впустить и докончить прерванное начинание.

Но если женщина нравилась ему — он чувствовал, как его тревожит каждый её шаг, каждое её слово. Он не мог сдерживать своего нетерпения, он чувствовал, как, помимо его воли, глаза его наполняются обожанием, слова суетливой робостью, а движения — излишней предупредительной осторожностью. Всю это мешало успеху продвижения к постели. Но если доходило до дела, то голое желанное тело наполняло его победным чувством достигнутого, и он бросался на него с ненасытной жадностью, которая, помимо лести, приносила женщинам предостаточно наслаждения.

Озеро казалось бесконечным по периметру. У воды сидело множество парочек, жмущихся друг к другу. Виктор пытался заглядывать в лица девушек — и все, как одна, казались ему многократно лучше Лин. Он мечтал лишь о том, чтобы не встретить никого из знакомых — он придумывал заранее, как он будет потом объяснять, если они всё-таки с кем-нибудь встретятся — кто она, почему они шли обнявшись — но ничего не приходило в голову, кроме: «Что вы, это вам показалось, это был не я».

А Лин тем временем кейфовала — она болтала, хихикала, заглядывала Виктору в глаза и победно смотрела по сторонам. Виктор почти не слышал её, думая о своем, и лишь поддакивал, когда он чувствовал вопросительные интонации в её болтовне. Он представлял её пизду, чтобы хоть как-то оправдать свою унижение близкой наградой. Виктор услышал, как она стала распространяться о том, что ей бы хотелось переехать жить во Флориду, и он с удивлением подумал, что, оказывается, какие-то помыслы могут у них совпадать.

На озере паслись стаи уток. За матерью тянулась мохнатая нитка утят, которые поныривали из чувства подражания старшим. Виктор умилился этой картинке, но потом вспомнил, с кем он идет, и всю внутри обвалилось. Многие встречные девушки шли или бежали в облегающих маечках, сквозь которые проступали, как жирные пятна, соски. И он опять пытался вызвать в себе оправдательную похоть, стараясь представить себе раздвинутые ноги Лин. Это у него получалось, но не шибко.

«Скорей бы закончился круг», — думал он и ускорял шаг, но Лин вопрошала, почему ты бежишь, и он отвечал, что становится свежо, и он хочет поскорей забраться в машину, однако шаг замедлял. И опять она прижималась к нему, а он опять — ускорял шаг. Ко всему прочему, он вдруг наступил на что-то мягкое.

Опустив глаза, он увидел, что это утиное дерьмо. Он сошел с дорожки и с омерзением стал вытирать подошву о траву под идиотский смех Лин. В конце концов засмеялся и он, подумав, что всё в сегодняшнем вечере вписывается в понятие дерьма. Гулянье продолжалось. Стоянка машин уже виднелась за деревьями, хотя вечер значительно потемнел. С приходом сумерек объявились комары, и Лин заботливо махала потной ладошкой перед носом Виктора, вставая на защиту своего вот-вот любовника от нападок насекомых. Виктор положил руку на её зад и проводил пальцем линию там, где смыкались ягодицы под ненужными шортами. Они заканчивали круг, который Виктор называл про себя то адовым, то чертовым, то порочным. На стоянке во многих машинах сидели юнцы с девицами и громкой музыкой глушили чавканье поцелуев и совокуплений.

Виктор вёл Лин на приличной скорости к машине. Лин уже не тормозила его стремления. В машине сидели молча, и чтобы не позволить ей заводить никчемный разговор, Виктор включил стерео погромче. Он положил её руку себе между ног, а свою руку — ей. Через пару минут, он стал было расстегивать молнию себе на ширинке, но Лин остановила его резонной фразой: «Подожди, мы ведь почти дома». И действительно, через минуту они подъехали к дому, у которого стояла чья-то машина.

— Это подружка сына, — пояснила Лин.

В доме стоял туман от марихуаны и смех сына, перемешанный с девичьим. Лин пошла на кухню сделать себе коктейль. Там сидела парочка, и Виктор увидел красивую девушку лет шестнадцати. Она протянула наманикюренные пальцы и открыла, что её имя Ким. «И что она делает с этим слюнтяем?» подумал Виктор.

Она держала с руке самокрутку и нагло на него смотрела. Её большие свежие груди еле сдерживались узкой майкой. Но сынку явно было не до них, он скручивал новую самокрутку и даже глаз не поднял на мать и Виктора.

— Ну, что, совсем дошёл? — спросила мать своего отпрыска и, не дождавшись ответа, вылила остатки водки себе в стакан и плеснула туда соку. Струя сока нехотя окрасила водку в грязно оранжевый цвет.

Сынок затянулся, а девочка хихикнула.

«Может быть, она тоже стыдится своего партнера?» — подумал Виктор и стал размышлять, как хорошо было бы переключится на неё.

— Cколько тебе лет, — спросил он Ким.

— Пятнадцать, а что? — с готовностью ответила она.

— Грудь у тебя, как у десятилетней, — сказал Виктор, и девушка зашлась в смехе, а сынок, откинулся на стуле и засмотрелся на потолок.

Лин глотнула полстакана и потянула Виктора в спальню.

Когда они разделись, Лин сказала:

— У меня месячные.

Виктор уже заметил хвостик тампона, торчащий у неё между ног. Повергнутый красотой пизды, Виктор склонился к ней, жадный до её крови и всего, что в ней есть. Лин отстранилась, взялась за хвостик, чтобы вытащить тампон, но Виктор остановил её:

— Я сам.

— А тебе не противно? — засмущалась Лин.

Вместо ответа он приник к её клитору и встал над Лин, расположив хуй над её лицом. Она заурчала и потянулась к хую и жадно засосала его. Виктор намотал хвостик тампона на палец и ждал чтобы вырвать его, как кольцо из гранаты, когда наступит нужное мгновенье. Он кончил первый, и глотание не сумело прервать требовательные стоны Лин. И когда она сжала его ягодицы в распахнувшемся оргазме, Виктор выдернул кровавый пахучий тампон, и зажав его в кулаке, продолжал скользить языком по опавшему клитору.

— Спасибо, — серьезно сказала Лин и нежно поцеловала его яйца. Виктор развернулся к ней лицом, и победно держа в кулаке тампон, будто словленную мышь, спросил:

— Куда это выбросить?

— В туалет. Теперь я хочу спать, — разомлев, добавила она.

Виктор вышел из спальни. На кухне было тихо, он вошел в ванную, бросил тампон в унитаз и помочился на него, растворяя кровь и потроша тампон своей струей. Он спустил воду и подошел к умывальнику, глядя на себя в зеркало, усмехнулся. Он посмотрел на свою кровавую ладонь: «А ведь никакого преступления не совершено», — сказал он себе. Он открыл воду и вымыл руки, прополоскал, на всякий случай рот и протер губы, а также обмыл член горячей водой.

Вдруг дверь в ванную открылась — перед Виктором стояла голая улыбающаяся Ким. Виктор бросился к ней и закрыл за ней дверь на защёлку. Сладость поцелуя разлилась по их телам.

— Я ждала, когда ты выйдешь в ванну, — прошептала она ему в ухо.

— Я ждал, когда ты войдешь в мою жизнь, — ответил ей в тон Виктор, лаская одной рукой её грудь, а другой — клитор, и мечтая иметь ещё хотя бы две.

«Вот почему у Бодхисаттвы столько рук», — мелькнуло у него в голове.

— Подожди, я должна пописать, — виновато сказала Ким.

— Иди сюда, — сказал Виктор. Он сел на унитаз, и насадил её на подрагивающий хуй.

Ким застонала, и, обняв Виктора, положила ему голову на плечо:

— Я не могу так.

— Сможешь. Ты не двигайся, и сосредоточься. Я хочу тебя всю.

Они замерли на минуту, и Виктор чувствовал, как Ким напрягает живот, чтобы начать мочиться. «Вот счастье-то привалило», — думал он, обнимая стройное тело Ким и наблюдая за её сосредоточенным лицом. Только бы Лин не заявилась сюда, а сопляк, видно, спит. И вдруг Виктор почувствовал, как горячая жидкость светло обожгла его промежность и потекла по яйцам, и зажурчала, ударяясь о воду в унитазе.

«Как хорошо, что я только что кончил с Лин, и теперь могу растянуть наслаждение, а то от чуда этого излился бы тотчас», — смаковал Виктор каждое мгновенье. Ким раскрыла глаза — начав писать, она уже могла продолжать по инерции, и струя стала горячее и сильнее. Наконец, последние капли отзвучали, и Ким стала двигаться, и соски её по очереди попадали под язык Виктора.

Она точно и умело терлась шейкой о головку, и опять закрыла глаза. А Виктор наблюдал за её лицом. Он мечтал, что когда они кончат, он заберёт её с собой, и она станет его постоянной любовницей, правда, нужно будет как-то скрывать её возраст, а то ещё в тюрьму угодишь, но чудо-то какое! столько было унижения от этой Лин, а тут такое тело попалось задарма и без всяких трудов! И Виктор поцеловал Ким в место, где начиналась её бритая подмышка, откуда вырастает грудь. Тут она задвигалась быстрее, и Виктор, смочив слюной палец, изловчился и засунул ей в анус, ощутив её крепкие спазмы. Они, оказались для него заразительны. Её шейка была так плотно прижата, что она закрывала выход для семени и стало даже на мгновенье больно, так что Виктор соскользнул головкой в сторону и залил стенку. Когда Ким поднялась с него, его хуй был в крови.

— Понимаешь, у меня менструация, и мне всегда так хочется кончить в это время, а Том терпеть не может кровь. И ты мне понравился. Встань, пожалуйста.

Она села на унитаз, выжимая из себя Викторово семя.

— Давай-ка смоемся отсюда и повеселимся где-нибудь, — предложил Виктор.

— Что ты, я не могу. Том сегодня слишком накурился, а вообще он парень, что надо. Когда мы школу кончим, мы решили пожениться.

— Ну, а со мной кончить ещё хочешь, — скаламбурил Виктор, видя, что романтических отношений с Ким не получается.

— Нет, спасибо, — сказала она серьезным голоском, — мне было очень хорошо, но я боюсь, что Том проснется и заметит. Может быть, в другой раз.

Она крутанула рулон туалетной бумаги и оторвала длинную ленту, скомкала её, промокнула промежность, встала с унитаза, и спустила воду. Порозовевшая бумага поглотилась водоворотом.

— Я вообще удивилась, что ты можешь спать с Лин, ты ведь очень красивый.

— Я тоже удивился, что ты можешь спать с Томом, ведь ты очень красивая.

— У меня иначе — я его люблю.

— А я люблю Лин, — зло сказал Виктор.

— Ну, пока, — шепнула Ким и выскользнула из ванны.

Виктор хотел было ополоснуться от её крови и мочи, но решил сохранить её следы на себе как можно дольше. Он вернулся в спальню, Лин спала, похрапывая. Виктор тихо оделся и вышел из дома. Он знал, что теперь он обязательно вернется сюда, и это будет большим сюрпризом для Лин.

Лев Левич Везде

(Основа киносценария)

Главными персонажами являются две пары мужчин и женщин.

В первой сцене появляется первая пара.

Аэропорт. Из самолета выходит мужчина. Навстречу ему бежит женщина с цветами. Подбежав, молча вручает цветы, расстегивает ему ширинку и встаёт на колени. Искусство делает чудеса, и он кончает через полминуты. Она поднимается с колен и торжественно произносит: «Welcome to America!»

В следующей сцене появляется вторая пара.

Раннее утро. Солнце направляет первые лучи на витрину магазина автомашин.

Он ещё закрыт. Внутри магазина сверкают машины. Камера показывает одну из машин, рядом с витриной, причем под таким углом, снизу вверх, что не видно салона, а только извилистые линии корпуса, напоминающие женские бёдра.

Тишина. Вдруг машина заводится и резко срывается с места, пронзая стекло витрины, и вылетает на пустынную улицу. Машина несётся навстречу поднимающемуся солнцу. Наконец показывается салон. За рулем сидит голый мужчина, лет тридцати, и ему сосет хуй голая женщина с прекрасной фигурой.

Средний палец мужчины вставлен женщине в анус. Палец смазан смазкой и легко передвигается. Видно, что одна рука женщины держит хуй, а другая у неё под животом — она мастурбирует. Кадр со стороны зада женщины, где виден её палец работающий над клитором и палец мужчины медленно двигающийся то взад-вперёд, то по кругу. А фоном, и потому нерезким, виден рот женщины умело насаживающийся на хуй.

Шум двигателя на высоких оборотах.

Кадр, показывающий напряженное лицо мужчины, не отводящего взгляда от пустой автострады. Вдруг по лицу его проходит судорога наслаждения, но глаза не закрываются. Крупным планом рот и горло женщины, с двигающимся кадыком в глотательных движениях. Потом крупным планом её зад, который, под вырывающийся стон из её полного рта, начинает в оргазме поддавать пальцам её и мужчины. Она обессиленная лежит на его бёдрах, опавший член по-прежнему у неё во рту. Рука мужчины гладит её волосы. Наконец женщина поднимается и садится. Лицо у неё светло и красиво. Она смотрит на несущуюся дорогу и вдруг рыгает.

— Извини, — смущенно говорит она мужчине.

Он улыбается ей, не отводя глаз от дороги.

Вдали, в дымке, приближается красный свет светофора, совершенно неуместного на автостраде. Машина снижает скорость, подъезжая к странному, невесть откуда взявшемуся перекрестку. Дорога, которая пересекает автостраду — просёлочная, без покрытия. И самое невероятное, что по ней движутся старинные кареты и всадники. Они увлечены своими мыслями и делами и даже не смотрят в сторону машины.

Внутри одной из карет едет молодая монашка. Слышатся последние слова молитвы, которую произносит монашка, сложив руки и подняв глаза на большой крест, висящий на стене кареты перед ней. Завершив молитву, монашка снимает крест со стены, и нижняя часть креста соскальзывает, оказываясь своеобразными ножнами для искусственного хуя, которым и является вся нижняя часть креста, вытащенная из ножен. Монашка вытаскивает баночку с мазью из раскрытого саквояжика смазывает дилдо, потом задирает платье и вставляет себе крест по рукоятку, то есть по перекладину.

Камера показывает крупным планом закатившиеся от наслаждения глаза монашенки, где в щели полуприкрытых век виден белок без зрачка.

Внутренность следующей кареты представляет из себя передвижную исповедальню. Карета перегорожена стенкой, в которой сделано маленькое отверстие на уровне уха. По одну сторону стенки сидит молодая женщина в длинном тёмном платье и с вуалью на лице, сквозь которую просвечивают катящиеся из глаз слезы. Она исповедуется в измене мужу, происшедшей на днях.

— Он заставил меня поднять платье, — слышим мы её тихий голос.

— Не утаивай ничего, дочь моя, — раздаются требовательный голос священника по другую сторону стенки.

Следующий кадр показывает священника в черной сутане, задранной наверх и оголяющей его напряженный член, обхваченный одной рукой, тогда как пальцы другой руки привычно перебирают чётки.

Внутренность другой кареты — женщина мажет выбритые большие губы помадой.

Скачущий рядом всадник склоняется, заглядывает в окно кареты, и шлёт женщине воздушный поцелуй. Женщина отвечает тем же, посылая поцелуй от только что накрашенных губ.

Светофор меняется на зеленый. Кареты и всадники останавливаются, и машина устремляется вперед.

Огромный крытый пустой стадион. Обнаженная парочка, ехавшая в машине, входит в амфитеатр. Они единственные на стадионе. Они садятся в первый ряд и раздаётся бравурная музыка, означающая начало представления.

Следующий кадр показывает амфитеатр, переполненный зрителями. Все одеты, но обнаженность нашей парочки остаются никем не замеченной. У всех зрителей бинокли или подзорные трубы. На арену выбегает обнажённая гимнастка и делает прыжок через козла. В воздухе она разводит ноги, и вся оптика устремляется в нужном направлении. Всё это длится мгновенья, мелькают вспышки аппаратов и видеокамер с телеобъективами.

Следующее упражнение на бревне, обнажённая девушка делает шпагат в стойке на руках. Это вызывает ажиотаж у мужчин, а обнажённые гимнасты на коне и на кольцах — женский ажиотаж.

Акробатика обнажённых мужчин и женщин.

Мужчина нёсет женщину над головой на поднятой руке. Крупный план, его средний палец вставлен ей во влагалище.

Гимнастки, делающие шпагаты, или стоя на одной ноге, поднимающие вторую вертикально.

Между тем, по окружности идет велосипедный кросс. Велосипеды, у которых в седле вмонтирован дилдо, чем быстрее женщина крутит педали, тем быстрее он двигается. Так женщины побивают рекорды по велосипедному спорту. Тандемы сделанные так, что сзади сидящий мужчина вставляет член в зад женщине, сидящей на переднем сидении, и они едут в таком положении. Кончив, велосипедисты не могут от усталости продолжать и сходят с дистанции, и побеждает те, что кончают, лишь разорвав финишную ленту.

Снова наша пара несется по пустой автостраде, которая идет вдоль берега моря.

На этот раз за рулем женщина. Левой ногой она нажимает на акселератор, а правая поднята на сидение и отворочена так, что у мужчины, лежащего на сидении есть прекрасный доступ к её клитору. Правой рукой она тянется к его хую, и он сгибается в талии, подвигаясь к ней. Она тоже не сводит взгляда с дороги. Она не выдерживает приближения конца и тормозит, сворачивая на обочину. Теперь она спокойно закрывает глаза и завершает 69. Потом она садится на него и, плавно двигаясь на хуе, смотрит на берег моря, где волны медленно находят на берег, причем каждая последующая выше и больше предыдущей и наконец идет девятый вал, который закрывает солнце, склоняющееся к горизонту. Крупным планом лицо женщины и мужчины, которые кончают одновременно. И слышно, как женщина пердит.

Наконец они садятся рядом. Женщина говорит смущенным голосом:

— Прости.

— Это было прекрасно. — отвечает мужчина, глубоко вдыхая воздух, который она только что выпустила.

Женщина, зардевшись, кладет голову на плечо мужчине.

— Смотри, — говорит мужчина, указывая пальцем в направлении моря, которое опять спокойно.

Людный пляж. Высокая осока у воды, над которой возвышаются голова и плечи сидящей женщины. Время от времени она медленно оглядывается по сторонам.

Приближение камеры выявляет, что она сидит на языке мужчины, лежащего в осоке, а она, поджидая оргазм, следит, чтобы никто из многочисленных людей не стал к ним приближаться. Она не двигается и только упирается нужным местом клитора в неустанно движущийся язык. Наконец она напрягается, и у неё вырывается вздох радостного облегчения, но даже на самую счастливую секунду она не позволяет себе закрыть глаза. Дождавшись окончания судорог, она слезает с мужчины, и наступает его очередь встать перед женщиной на колени и начать быть дозорным. Женщина ложится, исчезая в траве, и умиротворенно и с благодарностью заглатывает его терпеливый хуй. Теперь из травы высовываются голова и плечи мужчины, издали кажется, что вдруг женский бюст сменился мужским. Он кончает, и камера показывает горло женщины, в котором кадык совершает глотательные движения.

Конкурс красоты пизд. В зал ввозят на гинекологических креслах женщин, укрытых белыми простынями, и только пизды зияют навстречу зрителям и судьям. Их располагают большим кругом, головами в центр круга. Судьи мужчины и лесбиянки. Они идут по кругу и внимательно рассматривают пизды.

Женщины по просьбе раздвигают пальцами губы. Каждый судья делает пометки в блокнот. Потом по команде женщины начинают мастурбировать, и все наблюдают за набуханием губ, изменением их цвета и увлажнением. Судьи начинают обнюхивать каждую пизду, опять делая пометки. Следующим этапом конкурса является вкус — из каждой пизды берется капля смазки и судьи дегустируют. Затем каждой женщине даются вибратор или дилдо, чтобы они мастурбировали до оргазма. Каждой в анус вставляется чувствительный элемент, который должен регистрировать количество и силу спазм. Также замеряются кровяное давление, пульс, тонус мышц и биотоки мозга. Над каждой женщиной устанавливается экран, на котором будут показываться данные, снимаемые приборами. Все они в относительных единицах. И чем выше показания, тем ближе выигрыш. Главные показатели, конечно, время, которое потребовалось для достижения оргазма, сила спазм и их количество. С целью выявления симулированных спазм, они проверяются данными других приборов, показания которых давление, пульс и т. д. должны быть достаточно высокими для подтверждения, что спазмы вызваны оргазмом. Кроме того, промежутки между спазмами не должны превышать 0,8 секунды, что характерно для непроизвольных спазм при оргазме. Все эти условия объявляются диктором. А публика между тем делает ставки. Каждая пизда имеет имя, Курчавая, Губастая, Мокруха и т. д.

По команде женщины начинают дрочить, кто вибратором, кто дилдо, кто тем и другим, а кто пальцем или пальцем и дилдо, или пальцем и вибратором. На экранах появляются растущие цифры в колонках, соответствующие нормативным показателям. Начинают слышаться постанывания, всхлипывания, крики. Наконец кончает первая, громким стоном оповещая всех, и за ней цепной реакцией кончают несколько других, остаются одна, которая дрочит вибратором и дилдо.

Её бёдра ходят ходуном, помогая оргазму. Уже компьютер высчитал победительницу из тех, кто кончил, но женщинам не дают подниматься, и они лежат обмякшие, укрытые простынями. Только когда все кончат, им разрешено подняться и продемонстрировать зрителям свои лица и тела. На экране показываются цифры, превышающие все предыдущие, кажется, что у этой женщины будет удар от столь повысившегося давления. Наконец она разрешается от бремени напряжения ярким восклицанием, и на экране начинается счет спазм.

Болельщики, которые сделали ставки, напряженно уставились на экран.

Зрители, которые пришли для удовольствия, уставились в её пизду, многие зрители дрочат и кончают. Один смотрит не в пизду, а на экран, но тоже дрочит. Экран насчитывает десять спазм со шкалой силы в десять, что превышает все остальные показатели.

Заиграла музыка, что служит сигналом женщинам о конце соревнования. Они сбрасывают с себя простыни, соскакивают с кресел и становятся рядом, как актрисы после исполненной роли. Победительница, ещё под влиянием оргазма, медленно спускается с кресла, и мы узнаем в ней первую женщину. К ней из зала бросается первый мужчина и покрывает её поцелуями. Женщина получает чек в миллион долларов.

Пара выходит из машины и направляется в траву к отдыхающей паре. Людный пляж исчез. Пустынно. Появляется первая пара и смотрит сверху с улыбкой на лежащих в траве. Те им улыбаются лежа. Знакомство. Они произносят имена друг друга, но их не слышно из-за шума моря. Обмен именами подкрепляется обменом поцелуями.

Две пары. Мужчина и женщина первой пары лежат на спине плечом к плечу, рядом друг с другом. На мужчину садится вторая женщина, а лежащую женщину ебёт, стоя на коленях, второй мужчина. Лежащая пара поворачивает головы друг к другу и целуется. Сидящая пара склоняется друг к другу и целуется тоже.

Нежность к возлюбленному, в процессе ебли с другим /другой. Круговая порука нежности.

Вторая пара едет с первой на машине. Они подъезжают к роскошному особняку.

Перед ними открываются двери, и они проходят в столовую, где сервирован для них большой стол. В центре огромная ваза в виде пизды, в которой стоят цветы.

Еду подают четверо официантов двое женщин и двое мужчин. Мужчины во фраках, а женщины в вечерних платьях. И только то, что фраки и платья идентичны, говорит о том, что это — униформа. Вся еда имеет различные эротические формы, булочки в виде пизд, хлеб в виде хуёв, тарелки в форме биде.

Ложки и ножи тоже напоминают гениталии. Пудинги в форме грудей. Бананы с кокосовыми орехами смотрятся, как хуи с яйцами. Трапеза проходит в шутках.

Стены зала оклеены обоями, представляющими из себя орнамент хуя входящего в пизду. Идет разговор, но невозможно разобрать ни единого слова. Звуковым фоном идет Бах.

После завершения еды начинается игра угадайка. Камера показывает по пояс обнаженных мужчину и женщину первой пары, сидящую за столом. Они целуют друг друга и объясняются в любви в весьма романтических выражениях, включая обещание быть вместе до гроба. Камера опускается ниже, под стол, и оказывается, что их гениталии в этот момент вылизываются мужчиной во фраке и женщиной в вечернем платье. Камера опять поднимается и показывает их романтический поцелуй.

Оказывается, два официанта и две официантки залезли под стол, который накрыт длинной скатертью, так что сидящие за столом не видят, что делается под ним.

Прислуга обсасывает сидящих за столом, причем те стараются угадать, кто их сосет, мужчина или женщина. Постепенно все кончают, а под столом те тоже возбуждаются, освобождаются от своих одежд и начинают совокупляться под столом, а две пары, задрав скатерть, как платье, любуются происходящим. А происходит вот что:

Две женщины образовали 69 и лижут друг другу клиторы. Двое мужчин ебут каждую в зад. Мужчины кончают чуть раньше женщин, так что, когда кончают женщины, у них выстреливает струйка мочи, и их спазмы выталкивают хуи из их анусов, и женщины, в последних переживаниях, подхватывают хуи в рот и высасывают последнюю каплю.

Первая пара идет сквозь анфиладу комнат, держась за руки. За ними следует вторая пара. Стены увешены эротическими картинами, у стен стоят эротические скульптуры. Они выходят в сад, в центре которого бьёт фонтан. Они приближаются к нему ближе и видят, что фонтан состоит из скульптурной группы юношей и девушек, у которых бьют фонтанчики из уретр, причем фигуры расположены так, что фонтанчик из уретры девушки попадает в раскрытый рот юноши, ловящего каждую каплю, а фонтанчик из его хуя попадает в раскрытый рот девушки и так далее.

В этот момент женщина первой пары вскрикивает, и смотрит на внутреннюю поверхность ляжек. По ним течет струйка крови. Все остальные смеются.

— На три дня раньше, — с сожалением произносит женщина.

— Ничего, мы тебя не покинем, — говорит ей партнер. Он хлопает в ладоши, и появляется слуга во фраке с коробкой в руках, напоминающей коробку из-под сигар. Он ведет себя уверенно, как врач. Он подводит женщину к чаше фонтана и знаком показывает ей поднять и поставить одну ногу на край чаши. Он открывает коробку, и в ней, как сигары разных размеров, лежат тампоны, но заправлены они в аппликаторы, которые имеёт форму хуев. Все опять смеются, и женщина колеблется, не зная, какой выбрать, там есть белые и черные, большие и маленькие, толстые и тонкие. Она выбирает один толстый и слуга, опустившись на колено, медленно, подрагивающей рукой, вставляет ей аппликатор и вталкивает тампон вовнутрь. Влажной тряпочкой он вытирает ей кровь на ляжке.

Сам аппликатор, покрытый снаружи кровью, он облизывает и прячет себе за пазуху.

Раздаются шум вертолёта, который приземляется на полянке впереди фонтана.

Из него выпрыгивает дюжина обнаженных красоток, и они начинают танцевать хороводом вокруг фонтана — две пары подаются назад, освобождая им место.

Вертолёт улетает, заглушая на несколько мгновений музыку, которая сопровождает танцы. Прикосновения женщин друг к другу становятся всё более нежными, и женщины в конце концов создают круг. Одна стоит на четвереньках надо ртом лежащей на спине и лижет другую, лежащую на спине, которая в свою очередь лижет четвертую, стоящую над ней на четвереньках. Цепная реакция.

Они кончают одна за другой, и камера показывает лицо каждой женщины в момент оргазма. Одна из женщин беременна. Камера крупным планом показывает её, стоящую на четвереньках с огромным животом. Сразу после оргазма у неё начинаются схватки.

Роды, здоровые, быстрые, без разрывов и без боли. Пуповину перекусывает одна из её подруг. Женщина с радостью смотрит на мальчика, который визжит, как котенок. Ребёнка забирают другие две её подруги, и одна из них начинает лизать роженице клитор, зализывая заодно родовые жидкости.

Снова прилетает вертолёт. Женщины садятся в вертолет, и когда каждая поднимает ногу, забираясь в него, пизда каждой показывается крупным планом.

Мать несёт в руках вымытого младенца, который сосет её грудь. Женщины подсаживают её. Вертолет взмывает к солнцу и исчезает.

Две пары возвращаются в особняк и оказываются в спальне, оснащенной видеокамерами.

Микровидеокамера в пизде, показывающая трение хуя о стенки и о матку, семя, её заливающее, и выдавливание жидкости из матки при оргазме и всасывание спермы её же.

Ночной город. Проститутки редкой красоты на углах яркой улицы.

Они носят трусики, из прозрачного пластичного материала. При ебле они их не снимают, потому что на месте влагалища материал настолько эластичен, что хуй легким нажатием растягивает его и погружается в пизду, будто окруженный презервативом. После вытаскивания, материал сокращается и выбрасывает сперму наружу и женщина, не снимая трусики, подмывает их, а не пизду.

Две пары берут двух проституток, и мужчины ебут их через трусики, а их женщины сидят рядом и, наблюдая за еблей, дрочат клиторы друг другу.

Роскошный чинный прием, где все изысканно одеты.

Красивое женское лицо крупным планом, восхитительная фигура, на ней вечернее платье. Женщина разговаривает с мужчиной утончённо и отстранённо.

Вдруг она прерывает разговор, извиняется и куда-то идет. Она входит в туалет и запирает дверь на защелку, которая представляет из себя хуй, входящий в пизду.

Затем крупным планом — её присевшие над камерой бёдра, с четко различимой пиздой и анусом. Одновременно она начинает мочиться, испражняться, пердя, и из пизды вытекает менструальная кровь. Она подтирается, подмывается в биде, вставляет тампон, и опять мы видим красивую леди, выходящую из туалета, направляющуюся к мужчине продолжать разговор, как ни в чем не бывало. Он настаивает на свидании, и она, судя по всему, хочет его тоже. Он говорит:

— Не мучайте меня, давайте встретимся сегодня ночью.

А она лукаво отвечает:

— Я должна испытать, насколько сильна ваша страсть, мы встретимся только через три дня.

Мужчина церемонно раскланивается и покидает её.

Красавица выходит на балкон, под которым стоит орава голодных мужчин. Она присаживается, вытаскивает кровавый тампон и бросает его вниз. Мужчины бросаются на него и дерутся за возможность понюхать его и обагриться её кровью.

Она, понаблюдав с минуту за счастливцем, завоевавшим её тампон, уходит с балкона и принимает торжественное приглашение одного из гостей сделать тур вальса.

Две пары, обнаженные, появляются на приеме, но никто не обращает на них внимания. Такое впечатление, что они бывали здесь не раз. Они, обнявшись, проходят через зал и входят в комнату, где экран телевизора во всю стену, на котором показана цепь: ебущиеся смотрят телевизор, где ебущиеся смотрят телевизор, где ебущиеся смотрят телевизор и т. д. Головокружительное движение камеры от «звена» к «звену».

Вдруг они замечают, что в комнате происходит оргия.

Лежит женщина, одолеваемая вибраторами, установленными на сосках, на клиторе, вставленными в пизду и в анус. И мужчина целует её в губы.

Другая женщина на четвереньках, и ртом она подготавливает очередного мужчину, пока другой её ебёт сзади. Они кончают быстро, и поэтому ей требуется мужчин десять, чтоб кончить самой. Тот, что кончил сзади, уступает место, тому, кого она подготовила ртом, и ко рту подходит следующий. На пятом она говорит своему любовнику, который руководит очередью и направляет следующего мужчину от её рта к пизде: «Уже подходит, ещё двое — и я кончу».

Любовник пропускает ещё одного мужчину и пристраивается седьмым. Она кричит в оргазме.

Зал, где проходит прием, на мгновенье замирает и слушает женские крики. Но никто не пытается выяснить, что и где происходит. На лицах гостей нет никакой озабоченности или тревоги. Они просто прервались в своих разговорах и танцах, выжидая, когда крики утихнут. Последний облегченный вопль — и движения, и разговоры гостей возобновляются, будто ничего не произошло.

Камера вновь возвращается в комнату, где происходит оргия. Первая пара совокупляется, глядя на женщину в вибраторах. К первому мужчине подползает некая женщина и вставляет ему палец в анус, и когда он кончает, она выдергивает его хуй из пизды первой женщины и сцеживает его семя в стакан, который она держит в руке.

Потом она идет от пары к паре и ждет, когда мужчина начинает кончать. Тогда она выхватывает его хуй из пизды, рта или ануса и сцеживает сперму в стакан.

Так она получает стакан спермы от нескольких мужчин, а потом выпивает его залпом.

Одну из женщин, видящих это, начинает тошнить, она бежит в ванную, склоняется над раковиной, и её начинает рвать. За ней следует мужчина, он пристраивается сзади и ебёт её, пока её рвет, и каждая её потуга сопровождается сильной спазмой пизды, что заставляет его кончить.

Крупным планом — густые длинные женские волосы, которые обстригают мужские волосатые руки. Лицо женщины крупным планом — женщина первой пары — расслабленное, предвкушающее. Волосы состригаются под машинку.

Потом мужские руки намыливают голову и опасной бритвой сбривают остатки волос. Голова идеальной формы.

Камера опускается ниже головы и открывает обнаженную грудь и бёдра. Лобок с густыми черными волосами. Бритва доходит и до него. Потом до больших губ.

Контраст исключительной нежности и умелости бритья с хищным лезвием опасной бритвы. Контраст волосатых рук и голой кожи женщины. Наконец женщина полностью освобождена от волос после окунания в горячую ванну, но без мыльной пены.

Она выходит из ванны и ложится на стеклянный стол, к которому подходит обнаженный мужчина, бривший её и оказывающийся весьма волосатым. Он приносит тазик с ароматным маслом. Дрогнувшие ноздри женщины. Он начинает массажировать её, причем он массажирует только бритую голову.

Приходит мужчина второй пары, он массажирует только спину, третий мужчина, слуга во фраке, массажирует ей ноги, забегая в промежность. Потом она переворачивается на спину, и массаж продолжается, с подключением груди.

Массажисты покрывают всю её маслом, тщательно укрывая анус. Двое легко проскальзывают хуями в её отверстия, когда она становится на четвереньки.

Третьего она берет в рот. Скользя в ней, они не перестают её массажировать. В особенности голову. Когда все кончают, и она устало ложится на живот, один из мужчин кончает ей на затылок и темя. Она обеими руками втирает семя в голову.

Следующий кадр: она надевает роскошный парик и выходит на улицу, помахивая рукой яркому солнцу, приветствуя его. Там её ждет первый мужчина, стоя у мотоцикла, у которого множество хромированных деталей, фар и всяческих приспособлений.

Обнаженная первая пара едет на мотоцикле, и женщина, сидя на заднем сидении, дрочит одной рукой водителя, обнимая его за талию второй рукой.

Они проезжают мимо магазина, из которого они вырвались на машине в начале фильма. На витрине, которая уже починена, стоит новая машина, и в ней сидит вторая пара.

Наконец они приезжают к океану. Женщина слезает с кожаного сидения, и крупным планом — влага там, где она сидела. Яркое солнце направлено на кожу сидения. И мы видим, как влага на глазах испаряется, сидение становится сухим.

Евгений Спас Религия как Богохульство

Полемика

Очередные рождественские торжества всколыхнули во мне чувства и мысли, которые запросились на бумагу, и удерживать их мне, как всегда, не под силу.

Однако приступая к изложению своих мыслей, я задал себе вопрос, имею ли я право писать о религии, не проштудировав богословов и религиозных философов последних двух тысячелетий? Не рискую ли я повторить кого-нибудь? И я ответил себе, что не только не питаю иллюзий по поводу новизны своих мыслей, но что, наоборот, я исхожу из уверенности, что я неминуемо повторяю идеи, когда-то и кем-то высказанные. Но и в другом я уверен с не меньшей силой — в том, что высказываю я эти не «новые» мысли по-своему и только благодаря этому я могу надеяться, что неновые мысли привлекут новый интерес. Здесь уместно пояснить, что же такое, в моем понимании, «новое» по отношению к этике.

Испокон веков человечеству было дано конечное число этических альтернатив.

Были ли они даны через откровения, ниспосланные на пророков, или они заданы на генетическом уровне и пророки просто осознали их и обобщили это не важно. Важно то, что их — конечное число и новых не было изобретено на протяжении исторически обозримых тысячелетий. Все эти идеи перепеваются на разный лад в различных религиях — в иудаизме и в христианстве они получили форму заповедей. Человеческая мысль с доисторических времен занимается метафорической интерпретацией этих идей, и называется это искусством.

Однако человеческое восприятие таково, что оно активно реагирует лишь на новые раздражители и реакция притупляется от повторяющегося воздействия одного и того же раздражителя. Поэтому, как бы красноречиво ни были изложены определенные этические идеи, они перестают воздействовать на людей, но не потому, что устаревают идеи, а потому, что устаревает форма, в которою они заключены, и которая первой воздействует на человеческое восприятие. Форма принадлежит времени и состоит из стареющих языка и стиля.

Новое время рождает новые, неповторимые человеческие индивидуальности, которые в состоянии опознать идеи, живущие среди человечества, изумиться ими и пересказать их в меру своего таланта. Прежние идеи облекаются в новую оболочку и с её помощью с новой силой воздействуют на восприятие новых людей. Так, благодаря постоянному перевоплощению, идеи сохраняют своё влияние на человека. Поэтому, говоря о новизне в этике, следует не только вспоминать слова Экклезиаста о том, что ничего нового нет под солнцем, но и радоваться, что, продолжая говорить об извечных идеях, мы творим добро, тормоша сознание людей, норовящее уснуть всякий раз, когда оно привыкает к звуку одного и того же голоса.

Вот почему и я решил возвысить свой голос до того уровня, при котором его услышат даже те, для кого я невидим, то есть я решил опубликовать свои мысли.

С каждым днём я лишь укрепляюсь в своем мнении, что Христос родился от мужчины, будь то римский легионер Пантера или сам нетерпеливый Иосиф.

Единственное свидетельство девственности Марии — это её собственные слова, что она не знала мужчины, слова, в которые я не могу заставить себя поверить.

Русская поговорка «девичья память» не идет у меня из головы. Таинственная улыбка у Мадонны видится мне просто лукавой. Да и искусственное осеменение в то время не существовало.

Примечательно то, что ни врач, ни повитуха не засвидетельствовали девственности Марии до родов. И не следует забывать, что это было в те времена, когда сохранение девственности до замужества было исключительно важным. Только Иосиф мог бы подтвердить девственность, но он решил не познавать Марию до тех пор, пока она не родила. Даже если представить себе, что Мария была девственницей и беременной одновременно, я, рискуя навлечь обвинения в святотатстве, вспоминаю многочисленные факты, которыми располагает медицина, когда зачатие, в силу различных причин, происходит без нарушения девственности. (Чтобы быть последовательными, христианам надо бы праздновать не день рождения Христа, в чем нет ничего необыкновенного, а день его непорочного зачатия. Оно ведь является чудом, а не заурядное человеческое рождение. Если бы Христос родился через какое-либо иное отверстие в теле, то тогда это было бы чудом, которое следовало бы праздновать.)

Бессилие доказательств, приведенных в книгах, лишь подтвердило для меня и то, что тело Христа выкрали его приятели и тайно похоронили, а потом, для подкрепления его репутации, заявили, что он вознёсся.

Я не хочу попадать в порочный круг доказательств безосновательности веры, ибо это так же непродуктивно, как и доказательства её обоснованности. Вера не требует логических доказательств, и в этом её сила. Попытка систематизации веры, и поступенчатого доказательства её постулатов приводит к печальному результату, подобно тому, как если бы в поисках души, человека разрезали бы живьём. Применима ли методология логического доказательства основ веры — явления, которое лежит вне логики, можно ли измерять яркость лучей солнца с помощью линейки?

Человек падок на боготворчество. Он боготворит женщин, политических деятелей, поэтов и всех, кто вызывает в нём сильные эмоции. Эмоциональность воздействия является главной силой в пробуждении религиозного чувства. Чем более эмоционален человек, тем более он склонен обоготворять то, что вызывает в нём сильные эмоции. Но сколько миллионов людей погибло оттого, что они принимали за Бога себе подобных.

Группе нетерпеливых и эмоциональных иудеев надоело ждать истинного Мессию, и они с радостью ухватились за наиболее льстящего им пророка.

Уверовавшие в Христа смалодушничали и согласились не взыскивать с Мессии выполнения обязательств, которые возлагаются на него по его статусу. А евреи до сего дня отвергают всякого кандидата в Мессию, который не удовлетворяет строгим критериям, один из которых — установление мира между людьми.

Ситуация с Христом напоминает мне трагикомедию Гоголя «Ревизор». Христос был вознесен своими малоразумными почитателями, у которых были «рыльца в пушку» всевозможных грехов. Разница лишь в том, что не нашлось почтмейстера, который бы вовремя распечатал его письмо — смерть — и захоронив тело Христа, все убедились бы в его смертном «неревизорском» происхождении. Но его друзья, выкравшие мёртвое тело, заявили, что оно вознеслось, и Хлестакова до сих пор принимают за Мессию. Вот если или когда явится истинный Мессия, тогда наступит немая сцена.

Отличие жизни от искусства может оказаться в том, что никакого пришествия Мессии быть вообще не должно. Так что заблуждение о Христе может длиться до тех пор, пока люди будут верить в Мессию, как такового.

Меня интригует сам феномен уверования, иными словами, что требуется, чтобы уверовать в Мессию.

Возникновение Мессии, будь то Христос, Магомет или кто другой, происходило по следующей схеме. Появлялся человек, который проповедовал преимущественно этические идеи, и утверждал, что они единственно верные.

Его красноречие и самоуверенность заставляли людей слушать, но ещё не могли вызвать веру. Для того, чтобы заставить людей уверовать в провозглашаемые человеком идеи, требуется не логика, а демонстрация его божественности.

Достигалось это с помощью чудес или знамений. (Ждать знамений — это сомневаться в Боге.) Однако влияние чудес на людей быстро притупляется и забывается, и для поддержания веры требуется время от времени чудеса повторять. Причем они должны отличаться от чудес уже свершённых (многократное хождение по водам не произвело бы такого же сильного впечатления, как первое), или одно и то же чудо должно производиться на разных людях (например, исцелять различных людей, а не следовать за жизнью какого-либо одного исцелённого и наблюдать, возвращается ли его болезнь и подлечивать его новым чудом).

Не премину заметить хихикающий сквозь века факт, что первым чудом Христа была «медвежья услуга» Петру: он исцелил его тещу (Матф. 8,16–17).

Если чудеса являются основой уверования, но на самом деле ими не были, то Мессия, несмотря ни на какие заявления о своей Божественности, превращается в простого смертного.

Что же это за чудеса, которые заставили уверовать в божественность Иисуса, и чем они являются в сравнении с иными, «реальными» чудесами, которые не оставляют места для безверия в Бога у меня, и о которых я буду говорить ниже, Дело, конечно, не в сопоставлении чудес, с точки зрения, какое чудо лучше, а в постижении их естества.

Все библейские чудеса, творимые не Богом, а его посланниками, я подразделяю на три группы:

1) чудеса подлога: непорочное зачатие, вознесение.

2) чудеса трюкачеств: горящие кусты и огненные столбы, кормление хлебами, излечение бесноватых и т. д. (советскому народу в каждый очередной период борьбы с алкоголизмом так не хватает Христа, чтобы он воду превращал в вино.)

3) чудеса пророчеств, которые под силу и простым смертным, ибо пророчества высказываются в такой туманной форме, что будущие события, каковы бы они ни были, могут быть интерпретированы как исполнение этих пророчеств.

Непорочное зачатие феноменологически видится мне не чудом, а феноменальной глупостью, подобной материализму наизнанку, который утверждает, что живая материя возникла из неживой с помощью обезьяньей эволюции.

Все «трюкаческие» библейские чудеса, типа хождения по водам или манны небесной, наивны до недоумения и лишь иллюстрируют уровень человеческого воображения своего времени.

Помню, когда мне было лет шесть, я видел подобное чудо в цирке, когда фокусник делал яичницу на плите, без всякого огня или какого-либо видимого источника тепла. Оказалось, что это была микроволновая печка, никому тогда не известная в Союзе. Но продемонстрируй этот трюк Сталин, и его бы провозгласили не просто отцом народов, но и Богом-отцом народов.

Итак, без чудес уверовать невозможно, но библейские чудеса для меня чудесами не являются. Возникает вопрос, обязательно ли нужен кто-либо в образе человека, будь то ангел или иной посланник Божий, чтобы сотворить чудо?

По счастью, чудес вокруг не счесть, но они остаются не замечаемыми людьми.

Я имею в виду жизнь в нас и вокруг нас. Мне очевидно, что повсеместные чудеса в жизни являются посланниками Бога, и поэтому искать или просить чего-то большего является лишь свидетельством слепоты и неблагодарности людей.

Самым великим Божьим чудом является именно «порочное» зачатие. И превыше этого чуда придумать ничего невозможно. Легенда о непорочном зачатии есть не что иное как богохульство.

Можно преклоняться перед чудесами сна, мышления, заживления, памяти, несмотря на панибратское отношение к ним науки — всё это чудеса сверхчеловеческого калибра, которыми мы пренебрегаем и придумываем чего попроще, вроде, как накормить одним хлебом тыщу человек. Ну, не смешно ли?

Люди, дивящиеся радуге, ближе к поклонению Богу, чем те, кто поклоняются Христу, потому что радуга — это одно из чудес Бога, несмотря на научную «понятность» этого явления. Тогда как божественность Христа это выдумка человека, которую в советской терминологии можно было бы назвать культом личности Христа. Разве мало звёздного неба, чтобы уверовать в Бога? Нет, людям надо чудо горящего куста.

Я не ратую за пантеизм, я не утверждаю, что природа есть Бог, я лишь полагаю, что природа и её явления нам есть чудеса Божии.

Людям недостаточно Божьих чудес, потому что они всегда под рукой, и люди измышляют свои собственные. Умы их поглощаются выдумкой и отвлекают душу от восторгов чудесами, дарованных нам Богом.

Чудеса надо искать не в сверхъестественном, а в естественном. Впрочем, в естественном и искать-то не надо — а надо только внимательно посмотреть на себя и всю окружающее — во всем сверкает непостижимое чудо. И наука дана нам, наверное, для того, чтобы мы постоянно убеждались, наблюдая за ней, насколько она бессильна исчерпывающе объяснить природу. Дурная бесконечность познания и указывает нам на свою беспомощность, ибо тайны природы будут раскрыты нам не в постижимых и бессчётных законах науки, а только в откровении смерти. Пока же мы живы, нам дано дивиться этим тайнам.

Выдумав чудо, человек приписывает ему преступление законов природы. Но законы природы установлены Богом и свято им соблюдаются. Законы эти и есть чудеса. И когда человек встречается с явлением, не подпадающим под действие известных ему законов, он порывается назвать это чудом. Иначе говоря, всё, что выходит за пределы человеческого знания, заносится человеком в категорию чуда. Тогда как именно то, что человек уже познал и является чудом, ибо несмотря на понятый закон того или иного явления, мы не вправе полагать, что явление это исчерпано нашим пониманием, ибо через некоторое время мы непременно обнаруживаем, что оно глубже, чем мы только что себе представляли.

Человек же, в своем стремлении нарушить законы, придумывает чудеса и это преступно, ибо он пытается преступить закон, установленный Богом. Более того, человек проецирует своё желание преступления на Бога, приписывая ему чудеса, которые человек сам состряпал. Но воображение человеческое ничтожно, по сравнению с фантазией Бога, проявленной в законах природы, им установленных. Поэтому по Сеньке — шапка: чуть человек начинает описывать чудо, якобы свершенное Богом, то есть нечто сверхъестественное, как сразу видны уши человекообразного осла по исконной глупости всех чудес, которые напридумал человек и приписал их Богу. Так что любое утверждение о чуде, творимом человекоподобным существом, есть хуление, а не восхваление Бога.

Поиск чудес, сверхъестественного, является, по сути своей, атеизмом, ибо стремится заменить Божии чудеса бытия человеческой фантазией, преображающей реальные чудеса в плоские события, которые открывают вид на пустынный ландшафт многих человеческих душ. Все иудейские чудеса, типа Моисеевских, отражают ту же слепоту народа по отношению к повсеместным чудесам Бога и принимающего Бога только тогда, когда он ударяет их, якобы, чудом по голове. Но Богу нет дела до чудес человеческих, и земные пастыри берут на себя заботу устраивать чудеса собственными силами, удовлетворяя подлые желания черни, а заодно и свои, которые не менее подлы, а лишь более изощрёны.

Институт церкви, который именем Бога творит в лучшем случае политику, а в худшем — преступления, является скоплением людей, которые присвоили себе право утверждать, что они находятся ближе к Богу, лучше других понимают его предписания. Эти люди выносят решения, которые следует считать исходящими от Бога. Необходимость отделения церкви от государства подтверждает стремление религии заниматься политикой, ибо религия хочет заменить собой государство, что отражает не Божию волю, а корыстные желания религиозных деятелей, которые именем Бога творят чудеса… чудеса человеческого лицемерия.

Но как человеку не нужна церковь, чтобы уверовать в Бога, так и человеку не нужна церковь, чтобы узреть Божии чудеса.

Чудесные явления, которые нас повсюду окружают, и есть доказательства присутствия Бога, но человека не устраивает присутствие — ему нужно, чувствовать что его пасут, указывают, что дозволено, а что нет, обещают вознаграждения и грозят карой. Такого рода общение достигает своей полноты только с антропоморфным Богом, которого человек себе, наконец, и создал, преодолев иудейский запрет на всякое конкретное изображение Бога и упоминание его имени. Иудаизм борется с попытками слабых людей сотворить себе кумира, понятного и похожего на них самих, борется с попытками очеловечивания Бога. Но народу было тяжело смириться с безликим иудейским Богом, вечно окутанным облаком. Это особенно сложно, когда правители приучили народ поклоняться себе, как богам. Людям сподручнее иметь бога человекоподобного, чтобы излить на него свою рабскую суть. Они не желают делать выбор между добром и злом, предоставленный Богом, а жаждут подчиниться тому, кто выглядит достаточно властно. Христос явился оптимальным компромиссом, как говорится, «и вашим, и нашим», Бог-отец, по-прежнему никак не изображаемый и не известно как выглядящий, остался данью Божественному. А Бог-сын оказался своим парнем в доску, который, и с блядями общался, а по некоторым современным толкованиям, и гомосексуалистом был. А чтобы как-то связать Бога и Христа, выдумали триединство, назвав чью-то сперму святым Духом. (Любопытно, что в народе существует ироническая поговорка, употребляемая в случаях появления чего-либо неизвестно откуда: «святым духом занесло»). И поскольку триединство высосано из пальца, то приходится возиться с этим абсурдом и заталкивать его в сознание изощрённым философствованием. Таким образом, изначальная непостижимость Бога с отторжением всякой логики в попытках подступиться к нему, была хитро заменена абсурдностью триединства, к которой тоже с логикой не подступиться, правда, уже по другой причине. Но зато одна нитка, вылезающая из этого клубка так близка и доступна, что большинству людей не осмелиться дёрнуть за неё, чтобы распотрошить узел. Люди предпочитают положить ком узла в божницу и молиться ему, как Богу. Человек не смеет признать вожделение за Божие чудо, и тем объяснить беременность Марии.

Человек согласен уверовать во что угодно, кроме истины. В оправдание люди не прекращают повторять набившие оскомину своей вымученной мудростью строчки: «Тьмы низких истин нам дороже нас возвышающий обман». Иными словами, ложь — прекрасна, если она нас возвышает, и правда вредна, если она нас унижает. Или, поточнее: цель (возвысить) оправдывает средства (обман).

Не этим ли занимается, например, Советская власть, обманывая народ во имя возвышающего нас светлого будущего коммунизма. Да и что такое «низкая истина»? Как она должна быть низка, чтобы её скрывать? На уровне бёдер?

Для Мессии были начертаны заведомо невозможные критерии (найди то — не знаю что) для того, чтобы избежать самозванцев. Среди всего прочего он должен был установить мир среди людей. А ведь это значит сделать то, что противоречит всей человеческой природе. То есть, то, что противоречит закону Божьему, согласно которому человек таков, какой он есть и был на протяжении всей своей истории — жаждущий крови своего ближнего с перерывами на непродолжительную любовь к нему. Иными словами, Мессия оказался бы тем, кто нарушил законы Божии, оказался бы преступником по отношению к Богу. Но так как нарушить Божии законы невозможно, то и Мессия как таковой невозможен, и любой, кто явится в его обличии — самозванец. Таким образом, получается прочная защита от посягательств на Божии прерогативы, если явится некто и объявит себя Мессией, но если он не выполнит требований, к нему предъявляемых, то он — самозванец. С другой стороны, выполнить их невозможно, ибо они противоречат закону Божьему. Таким образом, Мессия оказывается невозможен с какой стороны ни подойди, и Бог остаётся неподражаем.

Один из любопытных вопросов для меня — почему христианство получило такое широкое распространение? Истинный Мессия должен принести изменения в жизни людей на Земле, а Христос обошёл щекотливые требования к Мессии — он оставил всё по-прежнему, наобещав рай после смерти тем, кто уверует в него.

Христос дал ответ, правдивость которого при жизни не проверишь, а точнее, он просто ушёл от ответа. Он умыл руки от земных проблем. Понимая, что ему не под силу их разрешить, он отмахнулся от них, сказав, что они неважны. Он перенес акцент с жизни на земле, на жизнь после смерти. Не следует забывать, что христианство образовалось как религия неудачников, (нищих, мытарей, грешников и распутниц) и ориентировано оно специально на них, а так как их на земле большинство, потому-то христианство и получило такое широкое распространение. Оно превратило элитарную религию иудейства в религию для всех. (Массовое искусство, по своей доступности большинству, может служить наглядной иллюстрацией.)

Идея непорочного зачатия является местью неудачников в половой жизни или людей, измордованных мыслью о её греховности. Они радостно хватаются за эту выдумку, открывающую мнимый выход из тупика их собственного опыта. И так как у людей не нашлось смелости праздновать оскверненное их мыслями чудо в первозданном виде, они придумали рождение, которое произошло не в результате естественного зачатия, а в результате незачатия, тем самым стараясь снять, устранить из празднования то, что они в то же время почитают за грех.

(Стыдливое замалчивание факта, что Мария после Христа зачала обыкновенным способом и родила ещё четверых сыновей и по меньшей мере трех дочерей, говорит лишь о том, что у лика непорочного зачатия «рыльце в пушку».)

Неудачниками оказывается легче управлять с помощью христианства, особенно когда пастырями становятся предприимчивые люди. Христианство предлагает надежду на счастье после смерти, вместо осуществления мечты счастья при жизни, в отличие от иудаизма, обещающего счастливую жизнь на земле для каждого еврея, следующего Торе. На деле иудаизму не удалось выполнить это обещание и поэтому христианство решило ничего не обещать в этой жизни, даже если ты следуешь заповедям Христа. А раз ничего на этом свете не обещано, то нет оснований для протеста, бунта, восстания из-за нарушения обещаний.

Христианин должен быть покорен, подставлять одну щеку за другой, а потому христиан можно вести на любую войну и заставлять жить, как заблагорассудится правителям, любой протест выходит за рамки христианства, однако все военные победы христиан были достигнуты только тогда, когда они вели себя, как язычники. Подставление щеки возможно лишь в тепличных условиях умствования и в мизерных масштабах частных недоразумений. Поэтому когда возникает вопрос жизни и смерти, да ещё в масштабах войска, или целого народа, то христианская позиция приравнивается к самоубийству. Тут христиане берутся за ум и вспоминают иудейское «око за око».

Не удивительно, что самых опасных своих врагов — конкурентов — Иисус лишает своей любви и заявляет, что те, кто выступают против духа святого никогда не будут прощены, то есть, они ещё хуже врагов, и их не только возлюбить, но и простить-то воспрещается.

Христианство попирает все основы для предотвращения повторения преступлений типа геноцида. Во-первых, оно призывает любить врага своего, во-вторых, оно запрещает осуждать преступление (не судите…), в-третьих, оно призывает предать забвению преступления с помощью прощения. Эта мазохистская суть христианства прекрасно отражается в выборе креста в качестве его символа. Ведь крест — это орудие пыток и казни, а молиться и почитать это орудие священным является ничем иным, как воспеванием и утверждением боли и страданий как обязательного атрибута каждого христианина. Выбор креста, на котором страдал Иисус, символом веры в Иисуса, святотатственно с человеческой точки зрения, как если бы евреи выбрали символом для поклонения дымящуюся трубу крематория.

Возлюбив врага своего, человек обрекает себя на самоубийство, что и согласуется с желанием Христа — вытолкать человека из этого, незначащего мира, в мир Божий, который и есть конечная цель. Так что Христос не был заинтересован в долгожительстве людей, в их цеплянии за жизнь.

Говорят, что Христос пришел на Землю, чтобы принять на себя наши страдания, и спасти нас от грехов. И послан он был для того, чтобы Бог понял через своего сына, каково человечеству живется на отведённой ему Земле. Но почему же только через страдания? Как возможно понять человека без наслаждений, или — как это там? — грехов? Отбрыкался Христос от дьявола в пустыне (специально в пустыню пошел с ним тягаться, чтобы без свидетелей вокруг) и считается что познал человечью жизнь?

Любовь к врагам, огульное прощение, нежелание судить другого — всё это ведет к пренебрежению прошлым, к житию сегодняшним днём. Эта тенденция в корне противоречит иудаизму, краеугольным камнем которого является память евреев о своем прошлом, и постоянное его изучение. Потому христианство сутью своей поощряет невежество. И в этом, как и во многом другом, прослеживается родство христианства и коммунизма. Большинство христиан не знают того, что их религия выросла из иудаизма и несет на себе его основные черты.

«Творчество» христианства проявилось в перенесении дня отдыха с субботы на воскресенье.

Не хватило духа просто добавить второй выходной день — воскресенье к субботе — в этом отношении капитализм достиг больше, чем христианство. Бог заставил родить 90 летнюю Сарру от столетнего Авраама, а христиане устроили рождение Иоанна Крестителя от старой Елисаветы. Фараон убивал младенцев, Ирод занимался тем же. Моисей превращал воду в кровь (Исход 4,9), или в лучшем случае горькую воду в сладкую (Исход 15, 25), а Христос превращал воду в вино.

Спрашивается, что больше понравится народу? — конечно, вино. Израиль уподобляется невесте Бога (Исайя 61,10 и 62,5), а Церковь — Христовой невесте и жене (Ефес. 5, 23).

Короче, Моисея заменили Христом. Обновлённая упаковка старых идей настолько заворожила чернь, что она даже не стала разбираться, что внутри, а стала освежёнными чувствами вкушать старые истины.

Рядовые коммунисты не знают, что вся их идеология и церемониал заимствованы у христианства. И в том, и в другом случае люди поклоняются человеческим идолам. Большинство рядовых христиан тоже не знают, что Христос был правоверным обрезанным евреем, а коммунисты не знают, что методология обожествления Ленина и его мощей похищена из христианства, подобно тому, как мелодии для первых революционных песен были заимствованы из литургических песнопений или даже романсов. Правда их снабдили новым революционным текстом и стали исполнять в ритме марша.

Однако коммунисты помалкивали об этом так же, как христиане, что используют моисеевские заповеди и умалчивают, что они иудейские, приписывая их Христу.

Христианская мораль по невозможности достижения своих идеалов приравнивается к коммунизму. Ведь только когда человек любит своего ближнего, как самого себя, становится возможен коммунизм. Церковь, как КПСС — уничтожала невинных людей в различные периоды своего существования, но никогда не признавалась в своих преступлениях и по-прежнему идеализирует крестовые походы, инквизицию и прочие убийства — генеральная линия христианства — была всегда верна. Только если Церковь валит всё на дьявола, то КПСС — на пережитки капитализма. Но чего стоит институт христианства, то есть Церковь, если она не только допускает, но и вдохновляет уничтожение или обработку людей («не знаешь — научим, не хочешь — заставим»), единственная вина которых в том, что они не верят в Христа или верят, но не так, как хотелось бы церковной верхушке. Миссионерство и экспорт революции, нетерпимость к ереси и нетерпимость к иным идеологиям вскрывает поразительные связи между христианством и коммунизмом. Христианство в своей сути также атеистично, как и коммунизм. Поскольку они оба поклоняются не Богу, а человеку, в первом случае Христу, а во втором случае Марксу, Ленину или прочему сиюминутному «божку».

Как безбрачие или воздержание были и есть условия принадлежности к Церкви, так партийность дают возможность продвижения по советской государственной лестнице. Партийность — это то же самое воздержание от проявления человеческих эмоций, жалости, сочувствия, любви. Как церковь, так и государство, будучи бездушными и бесчеловечными машинами, они награждают своих членов, за то, что те отказываются от человеческого в себе, и тем самым эти люди становятся винтиками — то есть «своими» — для машины государства или Церкви.

Помешательство христианства на цензуре, начиная с утверждения канонических текстов Библии до былого запрета чтении Библии простому народу, и постоянное вторжение в личную жизнь людей отразились и в коммунистической цензуре не только на печать, но и на весь образ жизни.

Не должно быть канонических текстов Библии, как не должно быть «Краткого курса ВКПб», а все тексты должны быть даны на выбор. Как только человек начинает указывать другому человеку, что от Бога, а что нет сразу начинается советская власть.

Христианство, как и коммунизм, издевается над человеческой природой, объявляя грехом естественные человеческие потребности и желания и воспитывая омерзение у человека перед собственным телом. Так что полумера отделения религии от государства — подобна отсылке советских партийных преступников на государственную пенсию, вместо того, чтобы привлечь их к уголовной ответственности за совершённые преступления.

Иисус восстал против самого святого как и советская власть с Павликом Морозовым — против кровных связей между людьми. Он призывал разрубить их, почитая своей матерью и своими братьями лишь тех, кто следует воле Бога, в его, Иисусовом, толковании.

Христианство можно рассматривать как наиболее эффективный способ отвлечения людей от истинных чудес жизни, заменяя их человеческой выдумкой, которая, конечно, ближе и понятнее человеку, чем необъяснимая недоступность познания Божьих чудес.

Может быть, христианство и есть Божья самозащита от человеческой увлеченности его истинными чудесами? Богу нужно, чтоб человек продолжал заниматься земными делами. И те, кто погружается в христианство и воображают, что они удаляются от дел земных, тем самым лишь ещё больше в них погружаются, отстраняясь от великих тайн зачатия и рождения, а живя на чисто человеческих фантазиях непорочного зачатия, вознесения и прочих мнимостей.

Все религии сходятся в одном принципиальном вопросе — они полагают, что существует Бог или Боги. Распри между религиями разгораются тогда, когда они пытаются выдвинуть своё понимание Бога не только как единственно правильное, но ещё пытаются навязать это понимание всем остальным. Так как любая интерпретация делается человеком, то он старается представить Бога наиболее понятным для себя, наделяя его подобной себе внешностью, моралью и даже одеждой, тогда как Бог — никакой, ибо он непознаваем.

Я отбрасываю от религии всё привнесенное человеком — обряды, традиции, толкования Бога и прочее и оставляю чистую веру в Великую силу, которая правит миром. Можно ли серьезно относиться хоть к одному религиозному обычаю, если вспомнить хотя бы святость бороды у иудеев, старообрядцев, мусульман? Люди предпочитали расстаться с жизнью, чем с бородой. Это одна из типичных религиозных фантазий, которые отняли столько человеческих жизней, никак не приблизив человека к Богу. Как можно подпадать под власть человеческих обрядов и обычаев, когда есть внечеловеческий Бог, поражающий тайнами зачатия и смерти? Бог дал нам не тору, не Коран, не Евангелия, а жизнь — её мы должны изучать, в ней налицо Божественное. А также и в смерти, которая страшна, но чудесна.

Оказывается, что Божественная часть религии исчерпывается признанием наличия Бога, а вся последующая часть интерпретаций есть чисто человеческая часть религии, то есть вовсе не религия, а политика.

Увлечение человеческими, а не Божиими чудесами привело к тому, что человек может уверовать во всё, что угодно. Он может уверовать в отсутствие Бога и стать атеистом, или уверовать в бумажные экономические чудеса коммунизма, или человек может уверовать в религиозного деятеля и причислить его к святым, уверовать в Ленина и поклоняться его мощам в мавзолее. (Христианская идея причисления смертных к лику святых и есть самая яркая иллюстрация того, что произошло с Христом и воспроизведение того, что с ним сделали люди.

Христианство — это идолопоклонство, где Христос выбран в качестве идола.)

Способность веры в человеке тем и велика, что не зависит от объекта веры, и придаёт смысл жизни вне зависимости от того, в кого человек верит, в Христа, Ленина или в провинциального гуру. Если это так, то тогда становится безразлично, во что верить — лишь бы верить. Так ли это? Так-то так, но есть практические и посему немаловажные следствия из каждой веры. Эти следствия этические и зависят они от прозелитизма и агрессивности каждой веры. Если насаждение веры происходит огнем и мечом, как это было с христианством, то тут трудно не подумать о мерах по ограничению её распространения.

Иудейство не нападало на другие религии с целью замены существующей религии на иудаизм, а просто сторонилось их и прибегало к насилию, только в качестве самообороны, когда чужие религии пытались внедриться в еврейском народе. Вера становится опасной тогда, когда она во имя своего существования и распространения жертвует жизнями людей. Каждый раз, когда чудеса творятся человеком, рано или поздно, происходят кровопролития, как результат этих чудес. Поклонение человекоподобному Богу влечет за собой поклонение человеческим слабостям и создаёт порочный круг постоянного пребывания в них.

Люди постепенно отказались от религий, откровенно требовавших человеческих жертв, и перешли к религиям, которые перестали прямо заявлять об этом, а лишь молча подразумевать правомерность человеческих жертв во имя религии. В настоящее время агрессивность христианства поутихла, и оно, вместе с иудаизмом, заняло оборонительные позиции по отношению к атакующим коммунизму и исламу.

Одним из доказательств, якобы божественного покровительства христианству, является факт длительности существования и обширности распространения христианства. Если существование чего-либо происходит с Божьего одобрения, то тогда и коммунизм, и ислам можно рассматривать, как те же «одобренные» религии, ибо они тоже завладели умами многих людей.

Бог установил определённые законы. Они его наместники на Земле. И этим осуществляется его вмешательство в земные дела. Те, кто познаёт законы и следуют им, удовлетворены своей жизнью.

Нравственные законы конечны, их можно познать на собственном опыте, и для этого вполне хватает человеческой жизни. В помощь грядущим людям, предыдущие поколения кратко изложили этические законы в форме заповедей.

Однако для каждого человека этические законы предстают в уникальной комбинации, которую нужно опознать и принять своей жизнью, чтобы быть довольным её и уйти из жизни «насыщенным» ею, как уходили патриархи. Не следует забывать, что в Египте евреи жили 430 лет без заповедей, данных им Моисеем только во время последовавшего исхода. Это не говоря о народах, живших тысячи лет до рождения Моисея. Ощущение законов существовало и тогда, только не в форме заповедей.

Заповеди являются вполне логичными законами, следование которым позволяет жить в мире не только друг с другом, но и с самим собой. С давних времен было замечено, что они являются неотъемлемой частью естественного порядка вещёй, то есть являются законами, установленными Богом, а именно, чудесами. Законы человеческой природы, будучи открыты раз, уже не меняются и исчерпывающе описывают границы человеческого поведения во все времена. Эти законы описывают нематериальную субстанцию, которая не подчиняется времени, и вследствие этого, они неизменны. В противоположность им, физические законы — это законы материального мира, которые усваиваются с помощью логики, тогда как духовные законы усваиваются только с помощью наслаждения и страдания.

Физические законы, в отличие от этических, бесконечны числом и познаются постоянно на протяжении жизни человеческого общества.

Невозможность доказательства бытия Божия и есть манифестация его существования, ибо всё земное возможно доказать логически. А всё, что вне этой жизни, недоказуемо её средствами.

Бог являет себя людям через чудеса природы, и многие люди обладают даром не только воспринимать их, но излагать в форме, доступной для осознания. Люди, излагающие незначительные для своего времени законы, называются талантливыми. Люди, способные излагать значительные для своего времени законы, называются гениальными. С течением времени значительность тех или иных законов переоценивается и соответственно меняется оценка людей.

Причем постигнутые законы-чудеса могут быть научными, подобные открытым Ньютоном и Эйнштейном, они могут быть законами искусства, и они могут быть этическими, сформулированными Моисеем в виде заповедей. Люди, которые постигают этические законы и оповещают о них в эмоционально заразительной форме, становятся пророками. Пророк не является Мессией, но самый большой соблазн для человека — посчитать пророка Мессией. Иисус был пророком, переосмыслившим этические законы.

В науке открытый закон достоверно описывает круг явлений, ранее не понятных, и практика подтверждает его справедливость. В искусстве открытый закон подтверждается реакцией людей, часто запоздалой, исторгающей обильные эмоции, от приобщения к нему. Законы этические подтверждаются жизнеспособностью общества, или народа, который следует им. Таким образом, шарлатаны так или иначе выявляются. Но нужно отметить интересную особенность: скорость выявления правоты является наибольшей в научных откровениях и наименьшей — в этических. Потому шарлатанов в науке несоизмеримо меньше, чем в духовной пастве.

Так как количество этических законов конечно, и они уже четко сформулированы пророками всех религий тысячелетия назад и сводятся так или иначе к заповедям Моисея, то в мире нет места новым пророкам. Те же, что появлялись не предлагали ничего нового, а лишь снимали запрет с убийства во имя той или иной цели. Предложение «нового» закона «убий во имя великой цели» сразу выдают в пророке самозванца, ибо нарушает данный нам закон «не убий». Если якобы новый этический закон заключается в необходимости убийства, мы должны сразу опознавать шарлатана в том, кто его исторгает.

Человек часто думает, что нравственные законы так же неисчерпаемы, как и законы физики, и старается изменить их или дополнить новыми, а на самом деле лишь преступает их. Нравственные законы — это конечная истина. Их нужно не пытаться изменять, а следовать им, поскольку попытка изменить их самоубийственна.

Результатом неизменности этических законов можно объяснить тот факт, что человек не подвергается эволюции и в нём есть определенные моральные и физиологические константы, которые делают человека, жившего пять тысяч лет назад, понятным и подобным человеку сегодняшнему. Только теперь человек получил доступ к совершению собственной эволюции с помощью генетики. И вскоре человеку удастся «укусить себя за хвост» — с помощью науки он ухитрится подключить эволюцию к человеческой особи. Круг замыкается. Но этика не исключается из этого круга, а является качественной основой грядущей эволюции, ибо в зависимости от этики, эволюция пойдет либо в направлении создания уродов-рабов, либо великих людей. Но скорее всего, увы, в обоих направлениях.

Я выключаю Макинтош и собираюсь идти со своей женой-лютеранкой в её церковь. Сегодня Рождество, и люди праздничны. Нельзя отказывать людям в радости, но нельзя отказываться судить их. Давайте судить и не бояться быть судимыми. Кстати, суди — не суди, а тебя-то всю равно судить будут.

Мы входим в церковь, и я слышу торжественный звук органа. Мы садимся на скамью, я беру руку жены в свою, и наши пальцы обнимают друг друга.

Начинается служба. У меня тоже приподнятое настроение. Я принимаю Рождество как праздник зачатия и рождения человека — чуда которого достаточно, чтобы уверовать в Бога.

1987

Александр Сир Поэтический эротоман Михаил Армалинский и эротическая литература

О книге Михаила Армалинского «По обе стороны оргазма»

Богу — молитва, дьяволу — мечтанье.

Достаточно того, что это есть.

А ты б хотел, чтоб видел это каждый?

Александр Кушнер «Дневные сны»

… Попробуй хоть раз не солгав, сказать о любви.

Мария Петровых

Пролетарии всех стран — совокупляйтесь!

Имя Михаила Армалинского редко встречается в периодике. Иногда появляются его острые статьи, написанные под различными псевдонимами. Что же касается его стихов, то они лишь считанные разы публиковались на страницах русскоязычных журналов и газет — его стихи издаются книгами.

После эмиграции в Америку, Армалинский издал четыре книги своих ленинградских стихов, «Вразумленные страсти» 1974, «Cостояние» 1975, «Маятник» 1976 и «По направлению к себе» 1980. В 1982 году вышла пятая книга стихов «После прошлого», написанная в Америке. Затем в 1984 году была издана книга его рассказов «Мускулистая смерть».

Армалинский стал скандально известен, благодаря изданию «Тайных записок 1836–1837 годов», принадлежащих, по его утверждению, А. С. Пушкину, а по утверждению рассвирепевшей советской печати, якобы написанных им самим.

Книга эта необычна для русской литературы своей одержимостью эротической темой, которая не превратилась в собрание скабрезных шуток и механических описаний совокуплений, как это бывало не раз, но которая разработана в Записках в качестве философии жизни.

Приверженность Армалинского к эротике нарастает, начиная с «Маятника», от книги к книге, и вот теперь его новый сборник стихотворений, название которого «По обе стороны оргазма», не оставляет никаких сомнений о характере (и степени обнаженности) его поэтической музы.

В книге собраны стихотворения с 1964 по 1988 год, не публиковавшиеся в предыдущих книгах. 24 года — немалый срок для творчества поэта, так что стихотворения, расположенные в хронологическом порядке, открывают ясную панораму поэтического развития (а для некоторых, быть может, деградации) эротического сознания Армалинского.

Прежде всего следует отметить, что поэт он незаурядный и стоит особняком среди талантливых поэтов как в Советском Союзе, так и в русском Зарубежье.

Его язык резок, образы наглядны (что обусловлено тематикой стихов), и вместе с тем в его поэзии находится место возвышенной нежности и любви, как это ни парадоксально при его лексике. В стихотворениях последних лет широко используются, так называемые, непечатные слова, поэтому даже цитирование стихотворений Армалинского восьмидесятых годов становится затруднительным без нарушения общепринятых норм. Здесь мы попадаем в порочный круг, подобный тому, разорвать который не удалось Комитету Конгресса США, занимавшемуся изучением цензуры порнографической литературы. Комитет, который проштудировал значительное количество данной литературы, был вынужден отказаться от оглашения результатов своих исследований в силу опасения, что из-за необходимости использования извлечений из исследованного материала, сам их отчет может быть истолкован, как непристойный.

Для начала следует привести целиком программное стихотворение, первая строка которого дала название книге.

По обе стороны оргазма
я проживаю жизнь свою,
в пизду, в которой тайны спазма,
я любопытный нос сую.
В ней жили взрослые и дети,
её сжигали на кострах,
как будто дьявол был в ответе
за наш безумный стыд и страх
от лика Божьего, который
при жизни нам узреть дано.
Сидит ли женщина в конторе
или берёт веретено,
не блядь, не call girl и не гейша
в своей практичности проста.
Что мне — такое диво, ей же
обыкновенная пизда.
Она ей, впрочем, знает цену
и намекает на неё.
И Бог выходит на арену
и вытворяет бытиё.

Увлечённость эротикой, а заодно и поэзией является обычным явлением для юности. Затем, как правило, и то, и другое проходит спасительно и бесследно. Но истинный поэт — это не тот, чью поэтическое творчество тихо умирает к двадцати пяти-тридцати годам, а тот, кого не оставляет одержимость словом в течение всей его жизни. У Армалинского поэзия и эротика неразделимы, и к 40 годам, эротизм его поэзии не только не ослабел, но вырос в явление, совершенно уникальное для русской поэзии.

Тут становится необходимым сделать беглый экскурс в историю русской эротической литературы.

С давних времён русские писатели пошаливали, вставляя ради смака то или иное матерное словечко в остальном в добропорядочные произведения. Но можно ли представить правдивое или, скажем по-научному, адекватное, изображение русской речи без мата? Россия, до недавнего времени прикрывавшая потёмкинскими деревнями все области своей жизни, выстроила одну под названием Русский Литературный Язык. Однако мат в подавляющем большинстве литературных произведений использовался как брань или для усиления юмористического эффекта и вовсе не делал произведение эротическим.

С другой стороны, Арцыбашев, Бунин, Набоков ухитрялись писать эротические произведения без использования непечатных слов, однако развитие эротического направления в литературе неминуемо приводит к необходимости использования мата — истинно свободной части русского языка, а посему наиболее сильно подавляемой литературным официозом.

Из психологии известно, что одна из функций непристойности — это сопротивление социальному давлению на личность, а другая — поддержание психического равновесия человека. В этой связи неудивительно, почему в СССР мат стал неотъемлемой частью лексикона всех слоёв населения.

Теперь с принятием правительственного указа о гласности, осмелели все и даже в «Детях Арбата» советское издательство печатает полностью слово «блядь».

На русском Западе гласность давно живет и здравствует. Не говоря уже о Лимонове, Савицком, Милославском, Юрьенене, даже «классик» Аксёнов, с причмокиванием описывает любовь втроем в «Ожоге», а сам Солженицын в свои преклонные года решает отдать дань эротизму и изображает в «Узлах» Воротыныева, объезжаемого любовницей.

Cамый большой успех, с точки зрения приемлемости мата, происходит в области юмора. Разительный тому пример — шедевр Алешковского «Николай Николаевич».

Но всё вышесказанное относится к прозе. В современной же русской поэзии никто не брался за эротику так талантливо и безапелляционно, как Армалинский.

История русской эротической поэзии весьма убога, и исчисляется дюжиной имен: Барков с лукой Мудищевым и сопровождающими (не) лицами, Пушкин с «Царём Никитой» и прочими шуточками да с «мигом последних содроганий», Лермонтов с «Юнкерскими поэмами» и «Сашкой», Полежаев опять же с «Сашкой», Аркадий Родзянко пописывал рифмованную эротику.

В самом конце 19 века произвела сенсацию строка Брюсова, «О закрой свои бледные ноги». Сейчас это кажется смехотворным по своей наивности. Подобно и его другим поэтико-сексуальным притязаниям:

И женщина, подруга дня
ко мне прильнёт, дрожа, ревнуя,
не за стихи любя меня,
а за безумство поцелуя.

— Поцелуя? Ну, ну, — сказал бы на это Ухудшанский из «Золотого теленка».

Потом произошла социалистическая революция, которая поначалу попахивала и сексуальной.

В результате чего появились, например, «Эротические сонеты» Абрама Эфроса.

Михаил Лопатто писал нечто вроде:

Ты не смеялась больше, вдруг застыв
и кутаясь в накидку сиротливо.
Мы сблизились беспечно, торопливо,
о таинстве сближения забыв.

Известны эротические сборники Нины Хабиас «Стихетты» и Ивана Грузинова «Серафические подвески», изданные в 1922 году.

Процветало стихоплетство вроде «Занавешенных Картинок» М. Кузьмина, который захлебывался в собственных слюнях от бессилия высказать, что же он действительно желает. В результате появились такие словеса: «Тут Адамы без штанишек, Дальше Евы без кальсон».

Ну, а Александр Беленсон писал, например, следующее:

Вонзилась роза, нежно жаля
Уступчивость уступчивой,
и кружева не помешали
настойчивости влюбчивой.

Прекрасно чувствовавший назначение поэзии, Александр Блок говорил Георгию Иванову: «Зачем вы пишете стихи о ландшафтах и статуях? Это не дело поэта.

Поэт должен помнить и говорить об одном — о смерти и о любви».

(Армалинский приходит к аналогичному выводу, что для него существует в мире только литература и женщины, а часто и в обратном порядке. Остальное же не стоит его поэтического внимания:

Среди волшебных сладких блюд,
что мы вкушаем только миги,
я мякоть женскую люблю
и верную премудрость книги.
Страницы ль книге разведу
иль тело женщины раскрою
дрожу — прожил бы разве тут
без них? — без мысли и без крови?
Они — везде. И счастлив тем,
что я узнал средь декораций
о том, что в жизни мало тем
и только много вариаций.)

Вскоре советская власть лишила русскую поэзию пола, что является насущным условием для проживания в загоне социалистического реализма. После смерти Сталина половое созревание началось заново.

Евтушенко своей кроватью, что была расстелена, и той, что была в ней растеряна, напомнил русскому читателю о женском содержимом поэзии.

Но по сути к эротике в поэзии так никто и не притронулся.

Известны посягновения Ширали, Елены Шварц и других современных неофициальных поэтов России.

На Западе лёгкие поэтические прикосновения к эротике происходили то у Кузьминского, то у Лимонова, то у Щаповой, то у Медведевой.

Как у застенчивых юных влюблённых не хватает духа сказать «я люблю», и они пробавляются шутками, скрывая серьезность своего чувства, так у большинства талантливых поэтов, типа Цветкова, Лосева не хватает смелости заговорить об обнажённых чувствах, не напяливая на них тришкин кафтан иронии.

Житие в бытовом уюте общепринятых норм любовной лирики — удел таких поэтов как Кублановский, Кенжеев.

А потом существует специфическая женская поэзия Владимировой, Тёмкиной и им подобных, где эротика сублимирована в слезоточивый сентиментализм.

Бродский смог бы сделать всяко по-свежему, и есть у него попытки:

Как возвышает это дело!
Как в миг печали
всю забываешь, юбку, тело,
где, как кончали.

Но его обуревает метафизика времени и вещёй, а женская плоть, быть может, и волнует его, но по его стихам этого не заметишь.

Никто до Армалинского в русской поэзии не был так предан теме эротики и не разрабатывал её так упорно. Он то зол, то нежен, то циничен, то романтичен, и в каком бы настроении он ни был, он всегда вращается вокруг или внутри женских гениталий. Поэтическая мания? фанатизм? или приверженность и преданность?

Он поясняет:

Она превыше понимания,
я просто следую влечению,
которое подобно мании,
не поддающейся лечению.

«По обе стороны оргазма» — это не просто поэтическая книга, это книга философии эротики. И сразу возникает вопрос о границах эротики и порнографии.

Советское определение порнографии по Словарю Русского Языка таково: «Непристойность, крайняя циничность в изображении чего-либо связанного с половыми отношениями».

Одна из немногих истинных свобод в Советском Союзе — это свобода расширенного толкования слова «порнография». Каждый чиновник с готовностью кричит: «Караул!» и имеет власть расправляться со всем, что ему почудится порнографическим. Так, на предприятии в Ленинграде, где я работал, в библиотеке существовала подписка на чешский журнал «Фотография». Однако она существовала только теоретически, потому что начальник первого отдела (он же цензор) забирал журналы себе, вырезал наиболее обнаженные фото женщин и показывал их только своим дружкам, поскольку изображения женских голых тел он считал порнографией, потреблять которую народу недопустимо, а позволительно только его вожакам. Ибо народ от порнографии развратится, а вожаки лишь приятно извратятся.

Слово «порнография» означает «описание жизни проституток». И хоть давно это слово стало описывать более широкий круг явлений, мы всю же будем использовать это слово, без попыток изобрести какое-либо новое из-за простого соображения, что суть его нам интуитивно ясна, а переименование сути не придают большей ясности, но лишь отражает желание её завуалировать.

По той же причине, наверно, Армалинский и решил продолжать использовать мат, а не изобретать новые, не режущие ухо слова. Грубость мата он снимает любовью к описываемому, и от частого повторения непечатных слов, шок по мере чтения постепенно проходит.

Непечатными, кстати, являются те слова, которые, будучи все-таки напечатанными, смотрятся не так ужасно, чем когда они произносятся вслух.

Более того, будучи напечатанными, они нейтрализуют резкость устно произнесенного. Наверно, поэтому было решено их не печатать, дабы сохранить остроту их звучания.

«Ругательства, легализуясь, теряют силу и ругаться становится нечем. Так что вводя родной мат в родную литературу, мы рискуем оставить родной народ без ругательств.» Пишет Арвид Крон («Ковчег», 1979, № 3), говоря о романе Лимонова «Это я — Эдичка».

Но эти опасения несостоятельны. Легализовать мат — это лишь значит не наказывать за его употребление, а вовсе не предусматривает заставить всех употреблять мат в приказном порядке, ибо всегда большинство будет сторониться его, как это происходит, например, в Америке.

Авторитет печатного слова исходит из его долговечности. Человек благоговеет перед словами, которые переживут его, и потому ему трудно относиться к ним, напечатанным, так, как он относится к словам произнесённым. Поэтому, когда кто-то изъяснится матом, это можно легко забыть, ибо произнесённое перестаёт существовать с замиранием звука если, конечно, не идет запись на магнитофон.

Потому-то столько ужаса у русскоязычного читателя перед матом, когда он напечатан — недаром, говоря о метерщине, её называют непечатным словом будучи напечатанным, мату, обозначающему нечто «низменное», придаются статус вечности.

Но только «низменное» поистине неизменно во веки веков.

Армалинский пытается с помощью постоянного повторения заставить звучать нежно и поэтично непристойные слова, обозначающие гениталии, будучи в глубоком убеждении, что то, что они обозначают — прекрасно.

Cудя по тому, что порнографическое искусство находится под гораздо более жестким контролем или запретом, чем литература и фильмы о насилиях и убийствах, напрашивается очевидный вывод, что сексуальная озабоченность граждан гораздо более опасна для государства, чем их смерть, потому что секс выводит из повиновения живых, тогда как смерть лишь ставит государство перед простой задачей — заменить мертвого члена общества. Американский лозунг шестидесятых годов Make love, not war был прежде всего антигосударственным, ибо человек тянется к любви, тогда как государство к войне. Как пишет Патрик Киэрни в своем фундаментальном исследовании история «Эротической литературы» (Patrick J. Kearney. A History of Erotic Literature, Macmillan London Ltd., London, 1982): «Любовь — это бесконечно более прекрасный и приятный способ бунта нежели баррикады и ружья», что продолжает мысль Роберта Бернса: «Создать приятней одного, чем истребить десяток».

Одним из способов легализировать порнографию в Америке и вывести её из литературного гетто стало вычленение из неё эротики, которая якобы принципиально отличается от всего остального, называемого непристойностью, и убедить общество, что в эротике, в этой невинной части, нет ничего опасного для общества.

Успех в легализации эротики начал свою шествие после 1959 года, когда Филлис и Эберхард Кронхаузен опубликовали свою нашумевшую книгу «Порнография и Закон» (Drs. Ebergard & Phyllis Kronhousen. Pornography and the Law.

Ballantine Books, New York, 1959). Через несколько лет после этого был наконец снят запрет с «Любовника леди Чаттерлей», «Улисса» и романов Генри Миллера. Начался период так называемой сексуальной революции.

Д. У. Эхрлич в предисловии к «Порнографии и Закону» замечает, что не существует юридически непротиворечивого определения непристойности. Это остаются справедливым и по сей день (см. Daniel S. Moretti. Obscenity and Pornography. Oceana Publishing, Inc. London — Rome — New York, 1984).

Поэтому неудивительно, что толкование непристойности происходит весьма произвольно и те люди, которые настаивают на запрещёнии порнографии аргументируют необходимость её запрета физическим и моральным вредом, который порнография, по их заверению, приносит людям. Но что примечательно, так это то, что цензор самоотверженно обеспокоен благосостоянием других людей, тогда как изученная им порнография его собственное благосостояние почему-то не нарушает.

Анализируя порнографические литературные произведения разных времен, Кронхаузены приходят к следующим выводам:

1. Литературные описания половой жизни людей вовсе не являются уникальными для 20 века, а существовали испокон веков.

2. Можно провести четкую границу между эротическим реализмом и порнографией.

Что же такое «эротический реализм», который Кронхаузены предложили сделать полноправным членом искусства?

Эротическим реализмом они называют историческое явление в искусстве и литературе, которое представляет из себя бунт писателя или художника против подавления, отрицания и фальсифицирования обществом жизни. Эти действия общества проявляются по отношению к писателю в форме принуждения исключать, сводить к минимуму или искажать описания половых отношений.

Отличие порнографии от эротики, или «эротического реализма», как галантно Кронхаузены стараются определить круг приемлемого обществу, заключается прежде всего в намерении автора произведения.

Намерением автора порнографии является стимулирование сексуального возбуждения в читателе, тогда как намерением автора эротического произведения становится правдивое изображение жизненных реалий.

Изобретателей такой градации не смущает их собственное признание, что эффект, производимый порнографией и эротикой, оказывается тождественным, то есть, у читателя возникает сексуальное возбуждение от того и от другого.

Получается что в лоб, что по лбу. И если вне зависимости от намерений, происходит один и тот же результат, и к тому же мы знаем, что благими намерениями вымощена дорога, ведущая не куда-нибудь, а в ад, то представляется бессмысленным раскладывать по стопочкам книги, так или иначе описывающие сексуальные отношения.

Все эти хитрости с классификацией были затеяны для того, чтобы не дразнить гуся общества, которое терпимо к сексуальному возбуждению граждан только при условии, что оно гарантирует обществу рожденье новых членов.

Подобную градацию порнографии, но только основанную не на намерениях писателя, а на художественности произведения делает Питер Михельсон в своей книге «Эстетика порнографии» (Peter Michelson The Aesthetics of Pornography, Herder and Herder, New York, 1971), иными словами, этический критерий он заменяет эстетическим.

Михельсон подразделяет порнографическую литературу на низший и высший уровни. Низший уровень порнографии эксплуатирует ритм надежд и разочарований, которыми полна сексуальная жизнь невротиков и которыми мы все являемся в той или иной степени, предоставляя легкий путь для их удовлетворения с помощью воображения.

Однако на своем высшем уровне порнография исследует этот ритм, его моральную и психологическую суть, и чем глубже проникновение в ритм, тем порнография становится поэтичнее в самом высшем смысле этого слова.

Применяя эти критерии к поэзии Армалинского (не то чтобы принимая их всерьёз, а лишь для того, чтобы потрафить тем, кто использует их, как основание для милостивого признания права порнографии на жизнь), мы можем сказать, во-первых, что намерения Армалинского представляются нам направленными на изучение человеческой сути, а не на рафинированное провоцирование похоти, и, во-вторых, порнография Армалинского принадлежит к «высшему» её уровню, благодаря глубокому и поэтическому исследованию сексуальной психологии.

Далее мы попытаемся доказать это на примерах его стихотворений, которые открывают новую область в чистом искусстве — её можно назвать «искусство чистого наслаждения». Притязательный читатель может назвать эту область попросту непристойностью и тут невольно вспоминается другое наблюдение Михельсона:

«В действительности общество гораздо лучше приспособлено для непристойной поэзии, чем оно отдает себе в этом отчёт, ибо большинство из нас лучше подготовлено обществом к восприятию скабрезного анекдота, чем к восприятию оды Китса».

От себя же добавлю, что, по большому счёту, цель искусства — выдавать желаемое за действительность. И в этом отношении порнография славно достигает данной цели.

Я бы определил порнографию, заодно с эротикой, как любовь к половым органам, которая проявляется не только в самом совокуплении, но и в изображении совокупления. Эротика и порнография отличаются друг от друга в той же мере как поэзия отличается от графомании. Граница определяется вкусом, и графомания доступна любому и влечёт большинство. Большинству же поэзия непонятна или раздражает своей заумностью, ему подавай наглядное, простое и понятное.

Главным способом борьбы с порнографией общество избирает манипуляцию эстетическими мерками. Человек воспитывается в понимании, что порнография уродлива. Поскольку логически обосновать запрет на демонстрацию гениталий и их совокупления не представляется возможным, общество начинает апеллировать к эстетическим вкусам человека. А о вкусах, как говорится, не спорят. Их насаждают.

Как говорил Бродский в своей Нобелевской лекции: «…понятие „хорошо“ и „плохо“ — понятия прежде всего эстетические, предваряющие понятия „добра“ и „зла“».

К тому же, отвергать порнографическое произведение с эстетической точки зрения оказывается более возвышенно и благородно, чем с точки зрения юридической.

«Уродство» порнографии становится эстетическим основанием для этических преследований тех, кто проповедует непристойность словом или делом. В России упирают на то, что слово и есть дело, поэтому за слова и сажают, и уничтожают. В Америке же на слово не верят и ждут дел, а потому можно писать и говорить, что угодно и, только если ты доходишь до дел, тебя могут прибрать к рукам.

Интересно, что и защита порнографии ведется на тех же эстетических основаниях. Главный аргумент — это красота богоданного обнажённого тела. А если тело красиво, то следовательно, совокупление обнажённых тел также красиво.

Именно такой эстетической защитой и пользуется Армалинский. Вынесенное в первую строчку стихотворения бесстыдное заявление ошеломляет своей наивной восторженностью:

Нет ничего прекрасней ебли
когда два тела, словно стебли,
сплелись, срослись, забыв о смерти,
и хуй, земной подобный тверди,
в пизду, подобную пространству,
летит, творя по-божьи страстно,
и суть библейского творенья
подчинена эффекту тренья.

Если порнография, по тому же Бродскому, это — бездушный предмет, вызывающий эрекцию, то тогда любое произведение искусства будь то книга, картина или фильм является бездушным предметом, вызывающим разного рода физиологические и эмоциональные реакции, включая смех, слёзы, а в том числе и эрекцию, и лубрикацию. Но в этом определении Бродского кроется не столько трюизм, сколько общепринятое заблуждение, что эрекция хуже, порочнее, чем какая-либо другая психофизиологическая реакция. Но в том-то и сила порнографии, что она в состоянии вызывать самое яркое чувство чувство сексуального возбуждения, и остаётся только усомниться, так ли бездушно изображение гениталий, если оно заставляют нас реагировать с таким воодушевлением? Так ли бездушна икона, которой молятся, как Богу живому?

Стихи Армалинского 60-х годов несут на себе влияние раннего Маяковского и Пастернака. Но так как ни один поэт в начале своего творчества не избегает чьего-либо поэтического влияния, и коль скоро влияние на Армалинского исходило от поэтов весьма достойных, то и волновать нас оно особо не будет, поскольку к 70-ым годам влияние это исчезает, и Армалинский начинает уже сам влиять на русскую поэзию, а вернее, на границы, в которых её содержали.

Сборник открываются стихотворением семнадцатилетнего автора. Уже в этом возрасте у Армалинского было ощущение, что любовь это некая способность человека, и то, на кого она будет обращена — дело второстепенное, хотя и не безразличное. Стихотворение заканчивается такими строчками:

Пойдем, как брови, всю ближе сдвигаясь,
тобой я застрою любовный пустырь.
Не я — так другой, не ты — так другая,
но лучше пусть я и пусть ты.

Алогичность человеческой морали, которая в юности воспринимается как фальшивость, поскольку она основана не на проявлении чувств, а на их подавлении, бесит юного поэта:

Радость к жизни не придаётся,
надо зубами её вырывать.
Если любовь не продаётся,
её приходится воровать.
Я — вор, оглядывающийся по сторонам,
ту ищу, что плохо лежит,
плохо — то есть одна,
одна — то есть ждущая лжи.
Конечно, лжи, а то кто ж без неё
решится расстаться с одиночеством,
кто площадь свою отдаст в наём
без слов на «л» иль посулов почестей?
Нет чтоб признаться обоюдно: мы голодны,
давайте друг друга поедим мы,
начнем с губ — с места голого,
и, раздевшись, продолжим пир-поединок…

По мере чтения сборника становится всю более отчетливо поэтическое обожествление не женщины, а женских половых органов. Поначалу Армалинского занимает любовная игра с переосмысливанием и новым видением гениталий:

…И губы влажные в пылу раскрылись сами,
не верхняя и нижняя, а правая и левая.

Позже он, что называется, берёт быка за рога, а женщину берёт, но не за душу:

Можешь на пизду смотреть не жмурясь?
На сокровище, что солнца ярче?
Не с глазами женскими амурясь,
а лишь с оком Божьим, не иначе…

«Мир огромив мощью голоса», Маяковский шел красивый двадцатидвухлетний.

Армалинский в 22 года не имеет громоподобного голоса, но миру он говорит правду, которую люди никогда не желали слышать, поскольку даже произнесенная шепотом, она воспринималась, как гром.

Чуть сыт — уже я не поэт,
чуть голоден — я гений,
и на любой вопрос ответ
мне мнится эрогенным.
И спросит женщина в соку:
«Зачем стучишься в двери?»
И вот пока я не солгу,
она мне не поверит.
Чтоб повторенья запивать
переживаньем кровным,
мы научились забывать,
чтоб всю казалось новым.

И чем более потрясающа правда, тем более ослабевает пыл правдолюбцев, которые, как оказывается, любят не правду, а то что они почитают за правду.

Для художника запретность темы и способов её изложения перестают существовать в тот момент, когда накал его переживаний превышает страх перед общественным запретом и наказанием за его нарушение. Там, где преступление этих норм вызвано лишь раздражением, злобой или просто желанием обратить на себя внимание, происходит эпатаж.

Для того, чтобы нарушение этих норм оставалось художественным произведением, необходима любовь, даже если она в крайнем случае может оказаться любовью к любви, как таковой.

Любовь делает из любого произведения художественное, даже если это произведение о ненависти. В последнем случае там должна быть любовь к ненависти.

Испытывающий омерзение к иносказаниям, Армалинский пытается называть всё своими именами, а на территории литературного русского языка это воспринимается как вражеская агрессия и неизбежно изгоняется в тьму-таракань нецензурной речи. Однако Армалинский не посягает на «святую землю» литературного языка, а наоборот, завоёвывает для неё новые пространства, которые раньше считались недоступными.

Русский язык, как известно, так и не приспособился называть гениталии непринужденно, любая попытка звучала либо оскорбительно грубо, либо бесполо сюсюкающе, либо по-медицински сухо. В пушкинскую эпоху в поэзии для описания половых отношений использовались слова, «сладострастье», «блаженство», «содроганья», в нашу эпоху Армалинский использует слова «оргазм», «ебля», «спазмы». Однако он не только описывает плоть, а также и психологическое состояние, сопровождающее увиденное.

Армалинский впервые систематически использует мат, но не для того, чтобы оскорбить или осклабиться, а для того, чтобы быть точным и описать те чувства, о которых нельзя было не только упоминать в поэзии, но и даже помыслить.

Однако двусмысленность вовсе не исчезает, а проявляется на другом уровне — за формальной грубостью прослушивается нежность, благоговение и восторг:

Нет жужжанья, гуденья, галденья,
вся природа опустошена
предо мною пизды загляденье
и восторженная тишина.

Если в поисках души и её пристанища в романтической литературе люди останавливались либо на сердце, либо на глазах, то Армалинский отыскивает душу в ином месте:

Там, разведя твои колени,
открыл, где кроется душа.

Армалинский пишет о красоте, как и всякий поэт. Отличается он в том, что он почитает за красоту то, что общественная мораль современности называет непристойностью, или уродством. А так как Армалинский — певец прекрасного, то и порнография для него, естественно, становится поэтическим жанром.

Упоминавшийся выше Михельсон пишет, что, порнография, как жанр, является литературой Эроса, то есть разрабатывает любовную мифологию. В классических обществах, разработка этой мифологии была органическим явлением и являлась частью религиозной и культурной жизни. В «новых» обществах это мифотворчество потеряло свою органичность и стало непристойностью.

Порнография, пишет он далее, — это вид романтизма, поскольку порнография — это регистрация человеческих сексуальных желаний, фантазий и мечтаний.

Согласно Армалинскому, романтическая, идеальная красота это гениталии, но их называют уродством для того, чтобы только строго символически использовать их красоту в искусстве, и таким образом не позволить народу ослепнуть от их яркости.

В этом отношении интересен венок «безголовых» сонетов, написанных в 1974 году (в каждом сонете только по 10 строк), названный по латыни MAJORES DEI, что значит Главные Боги. Магистрал назван Sancta Sanctorum Cвятая Cвятых.

Каждое стихотворение посвящено какой-либо части женских половых органов, названия которых, осмотрительно сделанные на латинском языке, являются также названиями соответствующих сонетов. В венке Армалинский тщательно использует иносказания, избегая прямых изъявлений своих мыслей, что он начинает делать позже. Эстетические стремления поэта направлены на поиски абсолютной красоты. И он находит, что абсолютность красоты прежде всего определяется её безотносительностью и мгновенной узнаваемостью. Вот как звучит магистрал:

НЕТ, НЕ МИРАЖ, А ИСТИННЫЙ ОАЗИС
БУШУЮЩИЕ ЗАРОСЛИ РАСКРЫЛ.
БЕССИЛЕН ЗАПАХ БЛАГОВОННЫХ МАЗЕЙ,
НИКЧЁМНА НРАВСТВЕННОСТЬ, КОГДА МОКРЫ
ПРИКОСНОВЕНИЯ К СВЯТЫМ МЕСТАМ.
ВЗГЛЯД ОТВОДИТЬ — КОЩУНСТВО, А НЕ СКРОМНОСТЬ,
Я ПРЕДПОЧТЕНЬЕ ЗРЕЛИЩУ ОТДАМ.
ЛИЦО, ДУША, ИХ КРАСОТА — УСЛОВНОСТЬ,
МЕНЯ ЛИШЬ СУТЬ ВЛЕЧЮТ, ЧЬЯ КРАСОТА
БЕЗОТНОСИТЕЛЬНА, ИБО ПРОСТА.

Поэзия Армалинского исповедальна. Исповеди по своей природе устремлены к максимальной искренности. Кажется, Орвелл сказал, что, если автобиография не рассказывает что-либо постыдное об авторе, то она лжива.

Плохой, хороший ли, но умер
наш мир, в котором жили мы,
где я влюбился, как я думал,
потом бежал, как из тюрьмы,
где ебля стала адом сущим
от повторяемости дней,
где не пиздой, а ртом сосущим
я бредил, пребывая в ней.
Мир умер с лаской, но без смазки
естественной, отдав конец,
который не казался сказкой
той, что стремилась под венец.
Но смерть страшна во всяком виде,
поскольку устраняет плоть.
А я на тело не в обиде,
оно — прекрасно, смертно хоть.
Душа твоя — первопричина,
что телом позабылся пыл.
Какой же был я дурачина,
какой же я счастливчик был.

Непосредственное чувство выражается в стоне, вопле, крике — оно бессловесно.

Но как только возникают слова, чувства становятся опосредованы разумом, и его влияние отстраняет человека от ощущения чувства, заставляя смотреть на него со стороны. Квинтэссенцией такого отстранения является поэзия. Рифма, ритм, ассонансы — всё это игра, и поэт, даже когда он пишет о происходящей с ним трагедии, всегда достаточно отстранен от неё, он поигрывает словами, снимает трагедию, и чем изощреннее стихотворная техника, тем отстранённее поэт от описываемого.

Короче говоря, в состоянии истинного горя творить невозможно. Только отстранившись от него обретается возможность творчества. Потому люди и тянутся к творчеству, что оно отстраняет, спасает от горя, от трагедии. То есть творчество есть терапия трагедии. Так что если человек творит, то мы можем смело сказать, что он уже вышел из состояния горя, хотя для читателя состояние трагедии воспринимается как сиюминутное.

Умение выходить из состояния трагедии с помощью творчества называется профессионализмом. Профессионализм заключается в безэмоциональности, а вернее, постэмоциональности выполнения действий, которые в непрофессиональном исполнении выполняются с исключительной эмоциональностью. Пример тому проституция, актерство, врачевание тяжело больных: только отстранившись от чувств, можно достичь искусства в этих профессиях.

Искусство, присущее профессионализму, приносит в жертву эмоции исполнителя или является избавителем исполнителя от эмоций во имя усиления эмоций зрителя.

Таким образом, искренность писателя — это не эмоциональный выплеск (крик, рыданье), а умственное решение (текст).

Одно из проявлений искренности в искусстве состоит в том, чтобы не сторониться «непристойных» атрибутов реальности, а умело использовать все из них. Армалинский взялся за то, на что большинство поэтов величаво воротило нос. Нет, это не Авгиевы конюшни, это розарий, вид и аромат которого невыносим для христианской морали, отрицающей красоту обнаженного тела и считающей тело исконно греховным и грязным.

Завлекалище влагалища,
обнимает, прижимает
к сердцу клитора — не лгал ещё
никогда — опережает
он влагалище в желании,
и пока оно взмокает
он уже при нажимании
от огня изнемогает.
Так что он — впередсмотрящий,
пионер он и разведчик,
языка взял — говорящий,
он размяк от тайн сердечных.
Без костей язык и длинный,
шуровал туда-сюда,
и возник оргазм старинный
без вины и без стыда.

Однако устремление писателя к искренности натыкается на сопротивление общества, в основе устойчивости которого находится сокрытие тех чувств и мыслей, что не соответствуют сегодняшней морали. Сопротивление общества ощущается писателем не только извне, в виде цензуры или других ограничений, но, что самое главное — изнутри, потому что в писателе существуют собственные интерпретации морали, которые в большей или меньшей степени, но совпадают с интерпретацией общества. Одним из проявлений таланта является способность писателя преодолеть сопротивление общества извне и в себе самом и тем самым изменить интерпретацию морали. Всю это включает в себя попытки автора выступать против морали вообще, но они, в конечном итоге, всегда сводятся лишь к замене одной морали на другую. То есть максимум, на что способен человек в своей борьбе с моралью — это поменять местами добро и зло, но никогда ему не удаётся встать по ту сторону добра и зла, как бы он ни убеждал в этом других и себя.

Название «По обе стороны оргазма» перекликается с названием работы Ницше «По ту сторону добра и зла». А может быть, с «По ту сторону принципа удовольствия» Фрейда. Перекличка эта не случайна — Армалинский выдвигает свои определения добра и зла, и границей между ними называет оргазм. Если Ницше отвергает добро и зло и пытается подняться над ними, то Армалинский принимает их как неразрывный конгломерат, где добро превращается в зло, а зло — в добро. То состояние, что по одну сторону оргазма, превращается в состояние по другую сторону его, и наоборот.

Скоротечность любви и её возрождение из пепла страсти — эти превращения всецело занимают Армалинского:

Но как только истекает мой сок,
истекает у любви нашей срок.

или:

Мечте не пережить оргазма,
но возродиться ей дано.
она лишь крепче раз от раза,
как долгожданное вино.
От каждой смерти оправляясь,
она становится сильней.
И я уже не испугаюсь
конца, идущего за ней.

Идеальное состояние — это одновременное воспоминание о только что отведанном оргазме и предвкушение нового. То есть состояние, когда и волки сыты, и овцы целы. Это два состояния — страсти и мудрости, которые исключают друг друга, но которыми Армалинский жаждет обладать одновременно.

Постановка заведомо недостижимой цели, то есть попытка достижения совершенства, является традиционной целью таланта, его мыслительных усилий, что направлены на постижение мира. Одно из отличий между людьми обыкновенными и людьми талантливыми состоит в том, что обыкновенные люди смиряются с несовершенным и бесследно исчезают с лица Земли, а талантливые люди проводят свою жизнь в поисках совершенства и в результате этого обретают бессмертие.

Почему Армалинский избрал оргазм, как центр его поэтической вселенной?

Оргазм божественен потому, что лишает нас контроля над собой, то есть лишает нас всякого выбора, приводит нас в то состояние, когда, мы не знаем себя, а только Бога. Мы только тогда и счастливы, когда забываем себя. Только во время оргазма мы поистине свободны от навязчивого присутствия государства.

В стране оргазма населенья нет,
там только есть мгновенные туристы,
и на любой вопрос в неё плывет ответ
ведь там запрятана у правды пристань.
Оргазм хранят в тиши, в тепле, впотьмах,
пытаясь оградить его от дел священных,
пусть голые тела в картинах и стихах,
пусть в музыке развратные крещёндо
но только пусть рабочий на посту
несёт достойно трудовую вахту.
А он мечтает: «Вахту донесу,
приду домой, поддам и бабу трахну».

Оргазм для Армалинского — это тотальное знание, а также и причина всех вещей.

Придет оргазм и всё расскажет
и ничего не утаит.

Но желание возвращается, порабощая нас, так что оргазм — это лишь временное разрешение проблемы желания. И с желанием приходит одиночество. Никто не лжет, если говорит о своем одиночестве. В том числе и Армалинский:

Пора привыкнуть к одиночеству,
но не привыкнуть.
«Скажите, Бог, как вас по отчеству?»
не смеет пикнуть.
«Скажите Бог, зачем вы сделали
меня всевышним?»
У ней на вкус проверил, спелы ли
соски, как вишни.
Я у тебя такого малого
прошу, о Боже
рта, белозубого и алого
на нежной роже,
чтоб с этой бабой спать бы вместе нам
и сделать сына.
Мне отказав в таком естественном,
тебе не стыдно?
Уж коль ты пренебрег горением
страстей палёных,
ты б занимался сотворением
камней холодных.

Позиция Армалинского богохульна и святотатственна, если воспринимать её с точки зрения христианства. Однако он вовсе не атеист, он просто нашёл для себя другого Бога, а вернее Богиню, и в пределах своей религии он весьма ортодоксален.

Утверждение же, что христианство есть единственно верная религия, становится в настоящее время так же непродуктивно, как и утверждение, что марксизм-ленинизм есть единственно верное учение. Прошли те времена, когда христианство гарантировало ад всем, кто не следовал его вероучению.

Благоденствие иудаизма, ислама, буддизма и других религий вынудило христианство пойти на компромисс экуменизма. Так что в своей благотерпимости у человечества должно найтись достаточно благости и терпимости для религии, утверждаемой Армалинским на страницах его книг.

Главное содержание его религии сводится к тому, что Бог являет себя на земле людям в образе их же гениталий. Это, конечно, не является новой религией, а лишь воскрешением давних фаллических культов.

Он настолько одержим своей религией, что видит свою Богиню повсеместно.

Пансексуализм ещё один термин, который будет уместно вспомнить по отношению к поэзии Армалинского.

В похоти солнце садится на ель
нет им запретов, отсель и досель
ласки любые.
люди ж уверены — это закат,
и с упоеньем о том говорят,
люди — слепые…

Будучи язычником, Армалинский не перестают использовать атрибуты христианства. Так, например, дьявол занимает у него достойное место, чуть дело касается не женского тела, а женской психологии.

…и похоти женской внимай, но не верь
ведь тела горячего мало им
им душу подай. Я уверен теперь,
что женщины созданы дьяволом.

Многие строки безусловно вызовут у многих людей отвращение и возмущение от богохульских откровений Армалинского:

Одуряющий запах отверстий,
образующих троицу духа.

Чудеса Христа не впечатляют его, когда мир полон чудес, на которые люди перестали обращать внимание.

…И в совершённых чудесах усердных
он с Богом не сравнился ни в одном.
Ведь жизнь и есть сплошные чудеса,
им не под стать хождение по водам,
но людям не заметна та краса,
что рядом с ними под небесным сводом.

Непорочное зачатие Марии представляется Армалинскому не чудом, а человеческой выдумкой, тогда как порочное зачатие и есть величайшее из чудес.

Никто не опускался к ней с небес,
и ад не извергал греха исчадье,
но было величайшим из чудес
людское, первозданное зачатье.

Он не рассчитывает на поддержку общества, молясь на Богиню, которая почитается обществом за воплощение дьявола.

Я, верующий в наслажденье,
молился Богине Пизде,
общественное окруженье
я быстро оставил в хвосте.

В заключение приведем одно из самых характерных стихотворений живописующих одержимость Армалинского эротическим святотатством:

Я шёл всегда в хвосте у самок,
вернее под хвостом,
где романтичнее, чем замок,
пизда горит кустом.
Мне на неё не надышаться,
на ненаглядную,
не насмотреться. Не дождаться
когда в ней засную,
засунув, и заснув с ней вместе
в кошмаре диком спазм.
Спас на крови не спас невесту
а хуй кровавый — спас.

Россия отстаёт от Америки не только по техническому развитию, но и по духовному. Через четверть века после Америки, она прошла через свой Вьетнам Афганистана, теперь Россия стоит на пороге своей сексуальной революции.

Неудивительно, что поэтический глашатай её — поэт, живущий на Западе, ибо только к Западу Россия привыкла прислушиваться. Но зная способность России коверкать всё заимствованное, можно предположить, что и сексуальная революция в России превратится в сусальную.

Армалинский опоздал лишить девственности русскую поэзию, которая всегда хвалилась своей целомудренностью перед западной литературой, но вовсе не из-за своего благочестия, а лишь потому, что цензура напялила на неё пояс целомудрия и передавала ключ от него от правительства к правительству.

Несмотря на это, девственность её была нарушена Барковым, а может быть, и кем-то другим.

Заслуга Армалинского в том, что он заставил русскую поэзию испытать оргазм.


Оглавление

  • Давид Баевский Путешествие в Сторону
  • Владимир Мирской Суть тела
  • Сергей Халый Родовое окончание
  • Пётр Стрижанов С голоду
  • Лев Левич Везде
  • Евгений Спас Религия как Богохульство
  • Александр Сир Поэтический эротоман Михаил Армалинский и эротическая литература




  • MyBook - читай и слушай по одной подписке