Приговор любви (fb2)

- Приговор любви (пер. Е. Фомичева) (и.с. Искушение (Радуга)-37) 543 Кб, 157с. (скачать fb2) - Люси Гордон

Настройки текста:



Люси Гордон Приговор любви

Пролог

– Меган Элизабет Андерсон, суд признает вас виновной в совершении столь тяжкого преступления, как убийство! Вы воспользуетесь своим правом выступить, прежде чем будет оглашен приговор?

Сидящая на скамье подсудимых женщина подняла голову. Даже спустя три долгих месяца предварительного заключения ее тонкое, с высокими скулами лицо не потеряло своего очарования; его не портили ни бледные, впалые щеки, ни темные круги под глазами – красноречивые свидетельства перенесенных невзгод и бессонных ночей. Она все еще была прекрасна, но былой огонь в ее карих глазах погас.

Многие из публики, заполнившей зал суда, знали эту женщину. В прошлом она была известной фотомоделью, но после рождения ребенка сделала выбор между семьей и карьерой, решив целиком посвятить себя воспитанию сына и мужу-бизнесмену. Считалось, что ей везет, что она получила от жизни все о чем можно было только мечтать, – деньги, прелестного малыша, заботливого супруга. Но в один прекрасный день эта идиллия рухнула, брак развалился как карточный домик, а теперь, год спустя, Меган Андерсон было предъявлено обвинение в убийстве.

Отсутствие в зале Брайана Андерсона бросалось в глаза. Прежде он исправно посещал слушания и под маской холодной неприязни свидетельствовал против отвергнутой им жены. В суд он являлся ежедневно, но, как видно, в последний день разбирательства нервы у него сдали, и он не решился прийти, чтобы услышать окончательный вердикт судей. Публика гадала, как Меган отнесется к поступку мужа, но на застывшем лице женщины не отразилось и тени переживаний, когда ее взгляд задержался на незанятом месте в первом ряду. Отвернувшись, она больше ни разу не посмотрела в ту сторону. А дамочка с характером, решили многие.

Дэниэл Келлер, инспектор полиции, ведущий дело против Меган Андерсон, присутствовал в суде по долгу службы. Он давал показания сухим, безапелляционным тоном и сегодня занял свое место среди судей, чтобы вынести приговор, восстановить справедливость и наказать виновную.

Дэниэлу Келлеру было чуть больше тридцати. Он мог бы называться красивым, не будь его лицо столь непроницаемым и мрачным. Казалось, свои естественные чувства он прятал так глубоко, что им уже никогда не пробиться наружу, не оживить улыбкой его суровые, словно окаменевшие черты, не зажечь потухшие глаза.

Взгляд инспектора был устремлен куда-то мимо Меган Андерсон, лицо покрывала смертельная бледность. От напряжения все внутри Дэниэла Келлера дрожало, его одолевало желание вскочить и выбежать вон, и только невероятным усилием воли он сдерживал себя. По печальному совпадению в душе подсудимой творилось то же самое.

– Вы будете говорить? – спросил судья.

Меган Андерсон шагнула вперед и оперлась о деревянный поручень.

– Я хочу сказать только одно, – произнесла она, и в наступившей тишине ее звонкий дрожащий голос разнесся по всему залу, – я утверждала это уже не раз и повторю снова: я невиновна! Я не совершала убийства, и совесть моя чиста. А что до тех, кому понадобилось отправить меня за решетку, то Бог им судья! Я же буду ненавидеть их до гробовой доски.

Эта гневная тирада вывела наконец инспектора Келлера из оцепенения. Его темноволосая голова дернулась, и, обернувшись, он вперил в Меган злобный взгляд. Теперь никто не сомневался в том, кому предназначались ее последние слова. Эти двое с ненавистью смотрели друг на друга, и вина Меган всем представлялась очевидной. В ее глазах была такая непримиримая враждебность, что, если б взгляд мог убивать, инспектор Келлер давно покоился бы в могиле.

Все присутствующие невольно ощутили этот витавший в зале дух вражды. Судья опомнился первым и, скрывая неловкость, обратился к подсудимой.

– Такие вспышки не делают вам чести; – строго сказал он. – Вы пытались оправдаться, но суд присяжных не принял вашего заявления: вы признаны виновной и приговорены к пожизненному заключению, что, на мой взгляд, совершенно справедливо!

Часом позже Меган Андерсон рыдала, съежившись на жесткой лавке черного фургона с зарешеченными окнами, который следовал в женскую тюрьму, где ей предстояло провести всю оставшуюся жизнь. А инспектор Дэниэл Келлер, повернув ключ в замке своей спальни, пытался найти забвение на дне – большой бутылки виски.

Глава первая

– По-моему, вам здорово повезло, – заметила женщина в полицейской форме.

Меган с изумлением воззрилась на нее.

– Повезло? Да я отсидела в тюрьме три года, три самых страшных года в моей жизни, за преступление, которого не совершала, и вы говорите, что мне повезло? Пусть судьи признали свою ошибку, разве мне от этого легче?

Надзирательница смерила ее суровым взглядом.

– Я вижу, милая, вы плохо слушали. Апелляционный суд не признавал, что ошибся. Вас освободили условно, а не оправдали.

– О да, конечно, – вскипела Меган. – Держу пари, они просто нашли ту бумажку с показаниями свидетеля, который подтвердил мое алиби. Ее утаил от следствия этот продажный подонок инспектор Келлер, ему я обязана тем, что вся моя жизнь пошла к черту и что меня до сих пор не оправдали! Это и есть, по-вашему, везенье?

Мучительный для Меган разговор был прерван появлением ее адвоката Дженис Бэйнс, вошедшей в комнату, где судьи только что объявили об освобождении ее клиентки.

Теперь я свободная женщина, с мрачной радостью подумала Меган. Я покину здание суда не в омерзительном фургоне для перевозки заключенных, а в удобной машине Дженис Бэйнс и попытаюсь начать жизнь сначала.

– На улице прямо столпотворение какое-то, – сообщила Дженис. – Одних журналистов столько набралось…

– О нет, никаких интервью, – отрезала Меган. – Больше всего на свете я хочу, чтобы меня, наконец, оставили в покое.

– Правильно, милая, – весьма цинично отозвалась надзирательница. – Поломайтесь немного. Если действовать с умом, они дадут настоящие деньги за вашу историю.

– Увези меня отсюда, Дженис, иначе я и впрямь решусь на убийство! – взмолилась Меган, и в ее словах прозвучала скрытая боль.

– Идем, я оставила машину у служебного входа, – сказала Дженис, беря ее за руку и выводя в коридор.

Там их подстерегали журналисты; едва завидев Меган, они кинулись к ней с диктофонами наготове и обрушили на нее шквал вопросов. Меган и Дженис, с трудом протиснувшись к машине, забрались внутрь. Некоторое время толпа репортеров не давала им сдвинуться с места – хлопали ладонями по крыше, громко задавали бесконечные вопросы, озаряли вспышками фотокамер… Меган закрыла лицо руками, чтобы ничего не видеть. К счастью, Дженис была отличным водителем, и вскоре раздосадованная пресса осталась ни с чем.

– Эта женщина обращалась со мной как с настоящей преступницей! – негодовала Меган по поводу недавнего разговора. – «Вас освободили условно». Бог ты мой!

Помолчав, Дженис серьезно проговорила:

– Сегодня твой день, я не хотела бы его омрачать, но я твой адвокат и вынуждена ознакомить тебя со сложившейся ситуацией. Я мечтала обрадовать тебя, сообщив о полном оправдании, но… об этом пока не приходится даже думать.

– Как же так, ведь есть свидетель, видевший меня далеко от места преступления именно в то-время, когда Генри Грейнджер был убит! – встревожилась Меган.

– Все не так просто, – остановила ее Дженис. – Свидетель заявил, что видел женщину, внешне похожую на тебя, но в темноте не разглядел, а значит, его слова не многого стоят. Появись он в суде, присяжные сказали бы то же самое. Тебя выпустили лишь потому, что инспектор Келлер утаил свидетельские показания, не передав их защите. Я понимаю, как тебе больно, Меган, но освобождение действительно условно, и с этим у тебя еще будет много хлопот.

Долгое время Меган подавленно молчала.

– В суде я видела адвоката Брайана, – наконец промолвила она.

– Да, я переговорила с ним, прежде чем забрать тебя. Тебе придется набраться мужества – Брайан не только не перестал считать тебя убийцей, он наотрез отказался вернуть Томми. И никаких свиданий с мальчиком, никаких писем и звонков – ничего.

– О Боже. – Меган с глухим стоном снова спрятала лицо в ладонях.

На минуту Дженис отвлеклась от бегущей навстречу дороги и посмотрела на Меган – ее глаза светились добрым чувством.

– Все образуется, мы победим, – сказала она. – Еще рано отчаиваться.

Меган резко вскинула голову. Она взяла себя в руки и была готова к борьбе.

– Я не отчаиваюсь, – твердо сказала она. – Три года тюрьмы не сломили меня, не сдамся я и теперь.

– Вот это, я понимаю, сила духа!

– По-моему, тебе здорово повезло, – заметил шеф полиции инспектор Мастере.

Дэниэл Келлер с изумлением посмотрел на него.

– Повезло? Меня только что вышвырнули из полиции, и вы говорите, что мне повезло?

– Ты еще легко отделался, Келлер. Тебя не вышвырнули, а лишь временно отстранили от должности, хотя, будь на то моя воля, я бы вставил тебе по полной программе.

– А как же иначе, – ядовито согласился Дэниэл. – Пару лет назад вы стали здесь за главного и с тех пор только и ждете случая, как бы избавиться от меня.

– Мне не по нраву бунтари-одиночки, Келлер. Я не люблю офицеров, которые с ослиным упрямством мешают работе департамента и укрывают свидетельские показания. Все это подрывает мой авторитет, особенно если этих офицеров хватают за руку. Еще я не люблю, когда убийцу выпускают на свободу, а один из моих людей остается по уши в дерьме. Твой поступок, Келлер, перечеркнул всю нашу работу в департаменте!

Мой поступок перечеркнул твое возможное продвижение по службе, подумал Дэниэл. Ты печешься только о своей шкуре.

Вслух он произнес другое:

– Кто сказал, что она убийца? Апелляционный суд опроверг это.

– Как бы не так. Они были вынуждены пересмотреть дело и освободить ее, когда ты так глупо попался. Но обвинения все еще с нее не сняты. Эта грязная история меня просто бесит.

Мастерс был подвижным румяным холериком – из тех, кто раздражается по любому поводу. Сейчас его раздражал стоящий по другую сторону стола высокий, с мощной мускулатурой мужчина, одетый в видавший виды кожаный пиджак и потертые джинсы. Дэниэл Келлер попал в серьезную переделку, но не собирался каяться перед начальством. Он держался спокойно, несколько небрежно, и порой его обычная самоуверенность едва не переходила в открытую насмешку.

– Эта грязная история меня просто бесит, – повторил Мастерс, – так же, как и вот это.

Он бросил на стол ворох газет, набранные жирным шрифтом заголовки кричали: «Сокрытие улик открыло двери тюрьмы!», «Почему полицейский утаил показания?», «Свидетель заявляет: я был ее алиби, но обо мне забыли!».

– Ты, Келлер, или продался кому-то, или проявил вопиющую некомпетентность, – продолжал нападать Мастере. – Я уволил тебя, закон на моей стороне, и я вовсе не должен выслушивать жалостливые причитания твоих коллег о том, как тебе было плохо три года назад, какое горе постигло тебя в «личной жизни»…

Дэниэл напрягся. Его затрясло от отвращения к этому толстокожему человеку, бесцеремонно копавшемуся в его прошлом.

– Моя личная, жизнь касается меня одного, и только, – стиснув зубы, произнес он. – Я не прошу делать мне поблажки из-за того, что в ней не все гладко.

– Тут я с тобой согласен. Забирай свои вещи и не показывайся в участке, пока за тобой не пошлют.

– Долго же мне придется ждать! – с иронией отозвался Дэниэл. – Особенно если учесть, что здесь заправляете вы.

– Именно!

Когда за Дэниэлом захлопнулась дверь, в кабинет Мастерса проскользнул добродушный приземистый полицейский средних лет.

– Не слишком ли круто вы с ним обошлись, шеф? – спросил он. – Бедняге туго приходится, его жена и сын…

– Все мы несем свой крест, Кэнви, – не поднимая взгляда от бумаг, прервал его Мастерс. – Пусть это не отвлекает тебя от работы.

Кэнви поспешно удалился, но на свое место он, однако, не пошел, а спустился вниз, где и перехватил Дэниэла.

– Ты еще вернешься, – убежденно проговорил он. – Жаль, что так вышло, но кто знает, может, это и к лучшему – в кои-то веки ты отдохнешь от дел.

– Скажи, Кэнви, ты тоже считаешь ее убийцей? – спросил Дэниэл.

– Конечно. Ее освобождение было условным.

– Если я узнаю, что засадил в тюрьму невинную женщину, возненавижу себя. Только бы вспомнить подробности дела… Но это было так давно, все события в памяти перемешались.

– Ты был сам не свой в те дни и зря не послушался моего совета, не взял отпуск.

Простившись с Кэнви, Дэниэл отправился к стоянке, где припарковал машину. Товарищи смотрели ему вслед, и он затылком чувствовал их взгляды – прощальные, сочувствующие, а порой полные неприкрытого торжества. Из-за своего твердого, бескомпромиссного характера, вспыльчивости и нестандартного подхода к делам Дэниэл нажил немало врагов не только в преступном мире, но и среди коллег. Многие из них были рады видеть Дэниэла выбитым из седла и не скрывали злорадных усмешек, но это лишь подстегивало его, заставляло еще выше вскидывать голову.

К нему подбежали двое репортеров, у одного из них была камера. Дэниэл выругался и отрезал:

– Я не даю интервью.

Но репортеры увязались за ним до самой машины. Ему в лицо ткнулся микрофон.

– Инспектор Келлер, прокомментируйте освобождение Меган Андерсон. Что вы чувствуете?

– Ничего, – огрызнулся он – и не солгал. Дэниэл давно похоронил свои чувства под глыбой льда, он знал, что этот лед никогда не растает.

– Правда ли, что полицейские отказались от повторного расследования?

– К ним и обращайтесь.

– Вы хотите сказать, что получили отставку?

Внезапно Дэниэл ощутил себя загнанным зверем, на которого натравили свору собак. На душе у него стало совсем скверно, он сел в машину, пытаясь забыть о настырных журналистах и сдержать приступ бешенства. Но вот репортер забарабанил по стеклу – последняя капля переполнила чашу его терпения.

Дэниэл опустил боковое стекло.

– У-би-рай-тесь прочь, – прошипел он так зловеще, что перепуганный репортер отскочил в сторону.

До дому Дэниэл добрался без происшествий. Бросив взгляд на крыльцо, он с облегчением вздохнул: кучка журналистов, превратившая его вчерашний день в кошмар, исчезла. Но не успел он выйти из машины, как человек, будто бы чинивший дорогу, преградил ему путь.

– Не хотите сделать заявление для прессы, инспектор?

Дэниэл ругнулся и ногтями схватил журналиста за ухо.

– Хочу, – подозрительно мягко сказал он. – Слушай внимательно: даю тебе две секунды, чтобы убраться отсюда подобру-поздорову, не то придется дать тебе хорошего пинка под зад!

Дэниэл разжал пальцы, и журналист мгновенно испарился.

На вопрос Дженис, где Меган решила поселиться, она ответила просто:

– Там, где меня никто не найдет.

Она остановила свой выбор на грязных меблированных комнатах в одном из мрачных районов Лондона. Квартира состояла из спальни, одновременно служившей гостиной, крошечной кухни и ванной комнаты размером с почтовую марку. Помещение едва ли больше тюремной камеры, где я отбывала срок, невесело подумала Меган.

Было трудно свыкнуться с нынешним положением: у нее забрали все, чем она прежде так гордилась, – честное имя и, что было особенно больно, ее маленького мальчика, ее сына. Пока Меган не знала, что предпринять, как вернуть отнятое у нее материнское счастье.

В тот же день она попыталась дозвониться бывшему мужу, но безрезультатно: дома трубку поднимала его мать, а в офисе секретаршам строго-настрого запретили соединять босса с его бывшей женой. В промежутках между этими звонками Меган сидела, уставившись в одну точку, и думала, думала, искала выход, чувствуя, как сердце разрывается от боли и безысходности.

Порой мысли Меган путались и перед глазами вдруг всплывало лицо Дэниэла Келлера – жестокое, мрачное. Охваченный пафосом обвинения, он был непреклонен в своем желании уничтожить ее. От ненависти у Меган едва ли не мутилось сознание.

Она включила телевизор, программа новостей как раз передавала ответ Келлера на вопрос журналиста о том, что он чувствует в связи с ее освобождением.

– Ничего.

Его равнодушие потрясло Меган.

– Конечно, еще бы! – в ярости крикнула она его изображению на экране. – Разве тебя волнует чужая боль?!

Но, узнав, что его уволили из полиции, она почувствовала что-то вроде удовлетворения – и тут же с неожиданной для себя горечью подумала: не будь наивной, Меган, как только шумиха уляжется, его примут обратно. В этой истории пострадала одна ты…

Ее первая ночь на свободе была ужасной, Меган преследовали кошмары, и в конце концов, она проснулась от собственного крика. Кто-то из встревоженных жильцов постучал в ее дверь, желая удостовериться, все ли у нее в порядке, после чего Меган не решилась снова заснуть, боясь перебудить весь дом. Ей необходимо было остаться неузнанной, чтобы обрести хотя бы недолгий покой. Так, то и дело задремывая и тут же заставляя себя просыпаться, Меган встретила рассвет.

Была ранняя весна. Но не изумрудно-зеленая, несущая надежду на обновление, а сырая и промозглая, больше похожая на продолжение зимы. Затянутые тучами небеса низвергали на землю потоки воды, которые стучали по подоконникам, хлестали тугими струями в окна, проникали сквозь растрескавшиеся рамы, и тогда на полу в квартирке Меган натекали небольшие лужицы. Дожди все шли и шли… и не было им конца и края. Порой шум падающей воды был так силен, что заглушал остальные звуки.

На четвертый день, вечером, когда Меган уже разделась и собиралась лечь спать, в дверь постучали. Зевнув, она шагнула к двери и замерла – уж не почудилось ли ей? Дождь на время затих, и она совершенно отчетливо услышала стук.

– Кто там? – помедлив, спросила она.

– Миссис Андерсон? – донесся приглушенный мужской голос.

– Кто вы? Если репортер или газетчик, то уходите.

– Нет, я не репортер… – Мужчина колебался. – Я Дэниэл Келлер.

Гнев волной захлестнул Меган, она настежь распахнула дверь и оказалась лицом к лицу с ненавистным противником.

– Убирайтесь прочь! – яростно выпалила она. – Как вы посмели явиться сюда? – Ее голос сорвался на хриплый крик. – Мало вы мне причинили горя? Мало?!

Дэниэл решительно ступил на порог.

– Мне нужно поговорить с вами, – сказал он.

– Зато мне не нужно! – воскликнула Меган. – Вы не находите, что все изменилось, что я уже не обязана часами торчать в полицейском участке и, хочется мне того или нет, отвечать на ваши идиотские вопросы?! Теперь я свободна. Я вышла из проклятой тюрьмы, куда засадили меня вы, сбив судей с толку своими ложными обвинениями. Я свободна, слышите, свободна, и имею полное право послать вас ко всем чертям! Убирайтесь!

Дэниэл колебался, не зная, стоит ли применить силу, чтобы войти. Тем временем пронзительные крики Меган подняли на ноги весь этаж, любопытствующие жильцы выглядывали из дверей по обе стороны обшарпанного коридора.

– Прошу вас, позвольте мне войти, – продолжал настаивать Дэниэл.

– Я же сказала, убирайтесь! – Меган навалилась на дверь, но та не поддавалась и не желала закрываться, противник был куда сильнее. Дэниэл резко толкнул дверь, и Меган, не выдержав напора, поспешно отпрянула в сторону в страхе, что он может коснуться ее. – Да что же это? – задыхаясь, вымолвила она. – Вы не понимаете слова «нет»? О, да, я вспомнила, конечно, не понимаете! Когда-то, три года назад, я часто говорила вам «нет». Нет, я не убивала Генри Грейнджера. Нет, я не знаю, кто это сделал. Нет, я не лгу. Нет, нет, нет. Но вы не слышали, вы продолжали изматывать меня, надеясь бесконечными допросами выбить нужное вам признание. Вы были так уверены в своей правоте, что, хотя я и отказывалась признать за собой вину, не моргнув глазом отправили меня в тюремную камеру!

– Неправда, я…

– Замолчите! – взорвалась Меган. – Вы погрязли во лжи. Эта ложь отняла у меня три года жизни. Эта ложь отняла у меня сына!

Неожиданно ее ярость иссякла. Порывистая и неуравновешенная по природе, Меган никогда не обладала большой выносливостью, и в дни, когда суд пересматривал ее дело, когда решалась ее дальнейшая судьба, она держалась на одном нервном напряжении. Сейчас она вышла на свободу, но источник ее сил оставался все тот же. Это было похоже на американские горки – то взлетаешь вверх и ощущаешь, как энергия разливается по всему телу, то стремительно падаешь вниз и тогда от слабости едва держишься на ногах. Секунду назад она была объята праведным гневом, а теперь чувствовала себя потрепанной тряпичной куклой.

– Ради Бога, зачем вы пришли? – Меган устало опустилась на стул.

Дэниэл колебался. Взгляни Меган на него, она бы увидела, что его лицо было точным отражением ее собственного лица – на нем было написано выражение той же невыносимой муки. Когда они впервые столкнулись, ему было тридцать с небольшим. С тех пор прошло три года, но Дэниэл, казалось, постарел на десять лет. Подобно Меган, он прошел через ад. Но она не подняла глаз, не увидела следы страданий в его чертах.

– Я не мог не прийти, – сказал он. – Я не мог оставить все как есть, не разобравшись.

– Почему же? Потому, что полиция выставила вас вон? Я считаю, вы получили по заслугам, и предпочла бы, чтобы все оставалось как есть.

Она вскинула голову, сверкнув карими глазами, и Дэниэлу вспомнилось прозвище, которым наделили Меган в ее бытность фотомоделью: Тигрица. О ее вспыльчивости и взрывном темпераменте ходили легенды, но именно эти качества сослужили ей плохую службу в суде.

Он вспомнил, как эффектно выглядела Меган в их первую встречу: настоящая светская дама, в узком вечернем платье из блестящего шелка и бархатной накидке, улыбалась умело накрашенными губами. Она работала в эскорт-агентстве и как раз вернулась с вечеринки, когда заявился Дэниэл с намерением «задать несколько вопросов» в связи со зверским убийством Генри Грейнджера, ее домовладельца. Он, конечно, не мог не заметить ее оригинальную красоту, но сделал это автоматически, сердце Дэниэла, превратившееся в бесчувственный камень с тех пор, как почти три месяца назад его жена была сбита пьяным водителем, не дрогнуло.

Пожалуй, единственное, что он смутно ощутил при виде Меган, была неприязнь к кричащей роскоши ее туалета. Но с тех пор все изменилось. На ней не было драгоценностей, стоящих целое состояние, а на ее бледном лице – ни грамма косметики. Шикарный наряд уступил место простенькой сорочке из хлопка. На ногах не было даже тапочек. Но осталась красота, неподвластная крушениям и горестям, осталось прекрасное лицо с высокими скулами, пурпур изогнутых губ, блеск огромных карих глаз.

– Миссис Андерсон, – начал он наконец, – знаю, вы не поверите, но никто меня не покупал, клянусь. И я не утаивал показаний.

– Не принимайте меня за идиотку. Когда убивали Грейнджера, я была в десяти милях от места преступления – этому нашелся свидетель. Но вы помешали его показаниям дойти до суда – иначе бы вы проиграли. Дело мог бы испортить констебль, принимавший эти показания, но, к счастью для вас, он сдал полицейский значок и уехал в Австралию. Все складывалось прекрасно, не правда ли? Но констебль вернулся и начал задавать вопросы. К счастью для меня, после столь удачного мошенничества вы ослабили бдительность и ничего не заметили. Одно мне непонятно: зачем было прятать показания? Почему бы не уничтожить их раз и навсегда? Или вам это показалось слишком опасным? Уничтожение улик – это серьезно, а вот сокрытие – в самый раз.

– Перестаньте, – в отчаянии произнес Дэниэл. – Как я мог скрыть показания, если даже не видел их?

В ее взгляде блеснула насмешка.

– Только вот этого не надо, хорошо? Констебль Даттон собственноручно передал вам все документы.

– Может, оно и так, но я ничего такого не припомню.

– Я полагаю, вы не припомните и того, как подписались в конце? Подпись сделана вашей рукой!

– Но…

– А то, что показания оказались в папке с другим делом, – этого вы тоже «не припомните»?

– Нет. Когда их нашли, я был поражен не меньше остальных. Клянусь, это чистая правда.

Меган насмешливо улыбалась, не понимая, на что он рассчитывает, пытаясь провести ее такими выдумками.

– Вам не стоило сюда приходить. Вы зря теряете время, – твердо сказала она.

– Я дал себе слово докопаться до правды.

– Ах, значит, спустя три года вы стали горячим поборником правды? – Меган рассмеялась резким, саркастическим смехом. – И какая вам от этого польза, если вы не желаете ее признавать? На самом же деле вы пришли продемонстрировать мне свою неуязвимость – ведь вас уволили временно, для отвода глаз. Неужели вас совесть не гложет!

– Меня гложет другое, – оборвал ее Дэниэл. – Ваша вина для меня уже не столь очевидна. Не знаю: то ли я отправил за решетку невинную женщину, то ли вел дело до того бездарно, что убийца раньше срока вышла на свободу. И еще не знаю, что хуже.

– Ваша наглость переходит все границы, – вспылила Меган. – «И еще не знаю, что хуже»! Вам наплевать, какой из вариантов окажется верным, а как же я? Меня вы в расчет не принимаете? Для вас я лишь часть задачи, которую предстоит решить, чтобы определить степень собственной вины? Нет, здесь я вам не помощник. Я живой человек, а вы походя искорежили мне жизнь. Вы выставили меня в глазах суда убийцей, и они отобрали у меня сына! По вашей милости мне не дают увидеть его, обнять, рассказать, как сильно я скучала. Может статься, я никогда больше не увижу моего мальчика, и тогда – будьте вы прокляты.

Напряжение, владевшее ею, достигло предела, и Меган сорвалась. Она сделала то, о чем мечтала три долгих года, лежа по ночам без сна на узкой тюремной койке: вскочила и набросилась на Дэниэла с одним желанием – расцарапать ему лицо, отомстить болью за боль. Она потеряла контроль над собой. Внезапные, гибкие движения, которыми она пыталась настичь Дэниэла, придавали ей сходство с разъяренной тигрицей.

Он опешил и, прикрываясь руками, отшатнулся назад. Дэниэл был потрясен, хотя за время работы в полиции немало насмотрелся на страдания отчаявшихся. Заглянув в лицо Меган, он ужаснулся – ее рот кривила гримаса невыразимой муки, глаза горели безумным огнем. Неожиданно для самого себя схватив ее за тонкие запястья, он рывком притянул Меган к себе и сжал пальцы наподобие стального кольца.

– Пустите! – крикнула она.

– Сначала прекратите на меня кидаться, – выпалил он, борясь с ее отчаянными попытками вырваться. – Давайте поговорим спокойно.

– Могу вам сказать лишь одно: я вас ненавижу! – крикнула Меган. – Ненавижу! Я достаточно ясно выразилась?

Но вдруг ей стало трудно сопротивляться. Расшатанные нервы снова подвели Меган – после высот, где каждая ее клеточка была полна жаждой мщения, она полетела вниз, с молниеносной быстротой теряя силы и обвисая на руках у Дэниэла. Исчезла и злость, и ненависть, осталась одна печаль. Ее переживания болью отозвались в душе Дэниэла, и колотившая ее дрожь вскоре передалась и ему. Он-то знал, как это бывает: когда от горя разрывается сердце и ты, обессилев от слез, шлешь небесам проклятья, а боль от этого не пропадает. Когда самый близкий и любимый человек уходит, ты остаешься один на один с безликим, погруженным во мрак миром, и на плечи твои ложится вечное бремя разлуки.

Меган издала протяжный хрипловатый звук, больше похожий не на плач, а на стон подстреленного животного. Дэниэл понимал ее. Он сам когда-то чувствовал себя животным, которому потеря семьи нанесла смертельную рану. О, ему была хорошо знакома такая агония! Пусть он превратился в холодного циника, пусть был единственным, кого Меган ненавидела всей душой, шестое чувство подсказывало Дэниэлу, что он был еще и единственным, кто мог понять ее. Его вдруг охватило острое желание обнять Меган, утешить, защитить от всех мирских напастей.

– Меган… – пробормотал он. – Меган… позвольте помочь вам…

Она не шевельнулась. Дэниэл решил, что наконец-то достучался до нее.

– Здесь прохладно, – сказал он. – Накиньте что-нибудь на плечи.

– Уходите, я хочу спать, – вяло отозвалась она. – Я больше не желаю вас видеть. Пожалуйста, мне сразу станет легче, когда вы уйдете.

Дэниэл вздохнул, поняв, что не продвинулся ни на шаг. Она просто устала спорить.

– Как я могу бросить вас в таком состоянии? – с отчаяньем спросил он.

– Точно так же, как вы бросили меня в тюрьму. Не вам обо мне заботиться. – Она дернулась, и Дэниэлу пришлось отпустить ее. – Уходите.

– Но послушайте…

– Прошу вас, – Меган открыла дверь. – Уходите и не возвращайтесь.

Глядя прямо на него, она не замечала того, что творилось в коридоре. По лицу Дэниэла пробежала тень, и Меган резко повернулась к двери, но было уже поздно. Толпа репортеров хлынула в комнату, беспрерывно тараторя и озаряя все вокруг слепящими вспышками камер.

Меган стояла как громом пораженная и не понимала, что происходит.

– Миссис Андерсон, несколько слов о…

– … которые я уполномочен задать вам.

– … не дадите эксклюзивного…

– Скажите, у полиции появился новый подозреваемый?

– Ваша история… возможно, вы не откажетесь…

Меган зажала руками уши.

– Убирайтесь! – завизжала она, пытаясь перекрыть шум голосов. – Прочь отсюда! Оставьте меня в покое!

Но никто и не думал уходить, напротив, в комнату проникали все новые репортеры, толпа увеличивалась, оттесняя Меган вглубь. Внезапно она ринулась вперед, прорвав живую стену, и выбежала вон. Босиком Меган уже неслась вниз по лестнице, когда все опомнились и ринулись за ней, словно спущенная с цепи свора.

Первым побуждением Дэниэла было вмешаться и остановить эту свору, однако он внял голосу рассудка. Если они узнают его – непременно состряпают еще более сенсационный материал и станут преследовать Меган с удвоенным рвением. В конце концов, он махнул рукой и тоже выбежал на улицу, но Меган и след простыл. Репортеры уже расходились по своим машинам и разъезжались кто куда, не рискнув пуститься в погоню в такую дождливую ночь. Стоя в тени деревьев, Дэниэл подождал, пока улица опустеет, потом сел в машину. Не похоже, чтобы Меган успела далеко уйти, наверняка она спряталась где-то поблизости.

Целый час Дэниэл бродил по пустынным окрестностям и вернулся к дому в надежде, что Меган уже там, но обнаружил у ее дверей лишь одного настырного журналиста, который собирался просидеть всю ночь, подкарауливая Меган.

Проклиная все на свете, Дэниэл сел за руль и снова принялся за поиски. Но Меган как сквозь землю провалилась. Ее не было нигде, будто ее тонкая фигурка в легкой развевающейся сорочке бесследно затерялась в холодной сырой ночи.

Глава вторая

Меган бежала, не останавливаясь, покуда не закололо в боку. Тогда она прислонилась к чему-то твердому и, тяжело дыша, прижала к боку ладони. Мало-помалу боль отпустила. В голове у Меган постепенно прояснилось, и вскоре она поняла, что стоит, прислонившись к могучему ветвистому дубу, посреди огромного парка. Вокруг не было ни души – одни безмолвные деревья.

Меган не представляла, где находится: эта часть Лондона была ей незнакома. Она бежала от преследователей не разбирая дороги и понятия не имела, как очутилась в парке и как теперь добираться домой. Хотя эту маленькую каморку вряд ли можно было назвать домом, ей больше не будет житья и там – журналисты пронюхали о ее временном пристанище и наверняка не оставят ее в покое.

Меган дрожала от холода; ее ноги были покрыты синяками и царапинами. И уже появлялось сомнение в том, что с выходом из тюрьмы ее жизнь изменилась к лучшему. Напротив, все стало гораздо хуже. Она словно пустилась в бега, а весь мир – за ней в погоню.

С удивлением Меган почувствовала, что согрелась. Приятное тепло разливалось по телу, хотя она все еще стояла под проливным дождем, промокшая до нитки, с прилипшими к лицу волосами. Она откинула назад мокрые, спутанные пряди и всмотрелась в темноту, но из-за сплошной пелены дождя увидеть что-нибудь дальше вытянутой руки было невозможно. Меган побрела вперед и стала, сама не зная зачем, искать выход из парка. Происходящее напоминало кошмарный сон – и сегодняшний вечер, и встреча с ее заклятым врагом. Так ей и казалось, что, блуждая по парку, она продолжает спать и сквозь сон и шелест дождя слышит, как кто-то тревожно зовет ее из глубокой ночи.

Она дошла до ближайшего дерева и присела под ним отдохнуть. Подняв голову, Меган осмотрелась и увидела неподалеку уже знакомый ей раскидистый дуб. Господи, только тебе известно, сколько часов я кружу по этому проклятому парку, промелькнуло среди ее беспорядочных мыслей.

– Меган? – снова донесся голос из густой завесы дождя, и перед нею таинственным образом возник Дэниэл Келлер. – Меган! Слава Богу, я нашел вас.

Она посмотрела в его встревоженное лицо без враждебности, но и без особого интереса. Ее воспаленному сознанию он явился как призрак, блуждающий во мраке.

– Уходите, – вяло пробормотала она. – Я в порядке, правда.

Дэниэл потрогал ее лоб.

– Да у вас жар! Ну-ка…

Он поднял ее обмякшее тело с земли и побежал с ним на руках к машине. Набросив на ее худые плечи свой пиджак и усадив Меган на заднее сиденье, Дэниэл сел впереди и включил зажигание. Разворачивая машину и выезжая на трассу, он так торопился, что у него дрожали руки.

По пути прямо из машины он позвонил доктору – своей старой знакомой.

– Ты не могла бы сейчас же подъехать ко мне? Нужна твоя помощь… Да, это срочно… Спасибо.

Когда он, наконец, добрался до дому, доктор Анжела Лэнг уже стояла на крыльце. Увидев ее, Дэниэл немного успокоился, но все же поспешил вытащить Меган из машины и, крепко прижимая ее к груди, побежал к крыльцу.

– Помоги мне уложить ее в постель, – буркнул он, когда они вошли в дом, и без дальнейших объяснений направился к лестнице.

В комнате для гостей Дэниэл опустил Меган на кровать, стянул с нее мокрую рубашку и как следует растер полотенцем ее измученное, исцарапанное ветками тело.

– Боже правый! – воскликнула пораженная Анжела. – Она что?..

– Потом, Анжела, – перебил ее Дэниэл. – Сейчас главное – одеть ее потеплее и позаботиться, чтобы она не схватила пневмонию.

– Не лучше ли отвезти ее в больницу…

– Нет! – отрезал он. – Хватит с нее закрытых помещений, где полно людей. Сейчас ей необходим мир и покой.

– Да ты спятил, Дэниэл! Подумай о своей карьере: что, если кто-нибудь узнает…

– Не узнает, – коротко бросил он сквозь стиснутые зубы.

– Черт побери, Дэниэл, да кто она тебе и что делает в твоем доме – без сознания и совершенно голая?!

– Ты права, пойду поищу что-нибудь из одежды, – согласился Дэниэл. – Спасибо, что напомнила.

– И все же лучше бы ты… – начала Анжела, но Дэниэл уже скрылся в соседней комнате и вернулся через минуту с парой чистых пижам. Вздохнув, Анжела сдалась и занялась царапинами Меган.

– Она не заболеет? По крайней мере, серьезно? – спросил Дэниэл, когда Меган одели и хорошенько закутали в шерстяное одеяло.

– Нет, не думаю. Возможно, она отделается легкой простудой, но если ей станет хуже, ты знаешь мой телефон. Кстати, ты знаком с навыками сиделки? Ей потребуется тщательный уход.

– Не беспокойся, – устало усмехнулся Дэниэл. – Если надо, я могу стать отменной нянькой.

Меган сильно знобило. Хотя ее щеки горели, она мерзла и сама себе казалась куском холодного льда. Не помогали даже одеяла, которыми кто-то заботливо укутал ее. Все тело Меган ныло от боли, она изо всех сил старалась заснуть, но это ей не удавалось.

Кто-то осторожно приподнял ее и усадил, подложив под спину мягкую подушку. У ее губ появилась кружка с дымящимся напитком.

– Вот, выпей, – сказал кто-то. Меган никак не могла припомнить, где она слышала этот голос и кому он принадлежит. – Выпей, это горячее молоко с виски, тебе сразу полегчает.

Она повиновалась, запила таблетки, которые ей положили в рот, но, когда опять легла, ей не стало лучше – снова бросило в жар. Она беспокойно заворочалась в постели, скинула одеяло, ее уже в который раз укрыли, подоткнув одеяло со всех сторон, но оно тут же очутилось на полу. Этот «кто-то» был необычайно терпелив: как только Меган раскрывалась, он оказывался рядом, чтобы снова и снова поднять одеяло, взбить подушки и бережно укутать ее. Меган пыталась отпихнуть его и невнятно бормотала:

– Мне нужно… нужно…

Но что нужно? Она не знала, смутно ощущая, что над ней что-то тяготеет, что она должна что-то решить, куда-то бежать, а непослушные губы никак не могли выговорить ни единого слова.

Однако он, казалось, понял ее и без слов.

– Все хорошо, – услышала Меган его тихий шепот, – все будет хорошо. Спи и во всем положись на меня.

Прошло немного времени. Меган перестала метаться и затихла; ее маленькая рука покоилась в сильной руке того, кто пообещал, что все будет хорошо.

Дэниэл не двигался, пока не убедился, что она погрузилась в глубокий сон, потом осторожно спрятал ее руку под одеяло и встал. Его взгляд скользнул по свернувшейся калачиком фигурке Меган и остановился на лице: страдальческие складки между бровей уже разгладились, но под глазами залегли мрачные тени, отчего даже во сне ее лицо казалось горестной маской.

– Что я наделал! – прошептал Дэниэл. – Боже, что я наделал!

Меган лежала в забытьи, испытывая, однако, неведомое уже давно чувство умиротворенности и покоя: она была не одна, о ней заботились, ее оберегали… Из тумана, окружавшего ее, явился кто-то сильный и надежный и переложил на свои плечи тяготивший ее груз.

Такое спокойствие Меган ощущала, когда была еще девчонкой. Но, рано лишившись родителей, она с шестнадцати лет была вынуждена зарабатывать себе на хлеб. Сделав ставку на свой высокий рост и привлекательную внешность, Меган попала в «десятку» и вскоре оказалась в зените славы и известности.

Потом она встретила Брайана Андерсона. С первого взгляда он очаровал ее, но позже, когда Меган узнала, что поклоняется Брайан только одному богу – Успеху, его ореол несколько померк. Бухгалтер в одной очень престижной фирме, Брайан любил похвастать знакомством с видными бизнесменами, и Меган слишком поздно поняла, что была для него всего лишь знаменитостью, добившейся успеха. Ему доставляло ни с чем не сравнимое удовольствие появляться на людях под руку с известной красавицей – это поднимало его в собственных глазах, – и вскоре Меган с горечью обнаружила, что он отнюдь не питает к ней глубоких чувств. Она уже собиралась порвать с ним, когда поняла, что беременна.

Меган не допускала и мысли об аборте. Она всегда мечтала о ребенке, поэтому, когда Брайан сделал ей предложение, тут же согласилась. Ей хотелось верить, что отцовство изменит его, однако он стал еще более невыносим в своем снобизме. Он словно помешался на деньгах и положении в обществе и пришел в ярость, когда Меган бросила работу, чтобы ни на минуту не расставаться с обожаемым малышом.

Когда Томми исполнился годик, Брайан занялся созданием собственной фирмы. Коль уж Меган не работала, он решил выжать из ее красоты максимальную выгоду – теперь Меган надлежало присутствовать на деловых обедах и ужинах, изображать радушную хозяйку, сиять неизменной улыбкой. На таких вечерах все было продумано до мелочей, в том числе и обаяние Меган. После того как нужные Брайану воротилы подпадали под очарование его жены, он мог смело заводить с ними разговор о делах и составлять выгодные для себя контракты.

С каждым днем Меган все больше отдалялась от мужа, но никак не могла набраться смелости и уйти. Боясь причинить страдания маленькому Томми, она продолжала терпеть унижения, пока однажды Брайан не зашел слишком далеко. Желая заполучить одного чрезвычайно выгодного клиента, который помимо богатства прославился еще и своим гнусным характером, Брайан велел Меган обращаться с ним «поласковей».

– И насколько же «ласковой» я должна быть? – холодно осведомилась Меган, но Брайан не заметил ее ледяного тона и пожал плечами.

– Этот парень потянет на миллион баксов. Он не женат, так что обработай его как следует, детка.

Меган была ошеломлена: пусть уже год между ними не было супружеской близости, пусть они жили как кошка с собакой, но неужели в нем не осталось и капли уважения к жене, матери его сына? Как он может предлагать ей такое? В тот день, придя с работы, Брайан обнаружил квартиру пустой – Меган ушла и забрала с собой Томми.

Поставив себе целью вернуть Меган, Брайан брал ее измором. Не давая ни пенни даже на содержание сына, он не сомневался, что, едва у нее кончатся деньги, она сама приползет к нему. Однако Меган пошла работать. Ее не забыли в мире модельного бизнеса, и время от времени ей перепадала кое-какая работа. В дни былого успеха Меган посчитала бы ниже своего достоинства хвататься за любое предложение, порой от второсортных агентств, но разве у нее был выбор? В поисках дополнительного заработка она устроилась в эскорт-агентство. Меган с трудом обходилась без привычной роскоши, боролась с немалыми трудностями, и все же это была самая счастливая пора ее жизни, пока небеса не обрушились на нее.

Никогда прежде, в дни ее борьбы за выживание, никто ни разу не протянул ей руку и не шепнул: «Все будет хорошо… во всем положись – на меня». Поэтому теперь, когда эти слова были произнесены, она почувствовала небывалое облегчение.

Меган проснулась, открыла глаза. Она лежала в довольно большой и уютной незнакомой комнате. Странно, но Меган даже не задалась вопросом, как она сюда попала, впрочем, в последнее время странное и выходящее из ряда вон стало для нее обычным. Все ее тело болело, будто ее долго и жестоко избивали, а голова, казалось, была набита ватой.

Дверь вдруг открылась, и вошел ее злейший враг. Потрясенная Меган, не сводя с него своих огромных глаз, попыталась приподняться, но тело ее будто налилось свинцовой тяжестью и снова провалилось в мягкую перину.

– Что вы здесь делаете? – спросила она хриплым шепотом.

– Это мой дом, – сказал Дэниэл. – Когда я нашел вас в парке – решил привезти сюда.

– Да как вы посмели! – Она едва могла говорить, а гневная интонация давалась еще труднее.

– У меня не было другого выхода, Меган. Не мог же я отвезти вас на ту квартиру – ее осаждает пресса.

– Куда угодно, только не сюда, – буркнула Меган.

– Подумайте хорошенько, и вы поймете, что я сделал единственно правильный выбор. Ну кому придет в голову искать вас здесь, в моем доме?

Не успев возразить, Меган зашлась хриплым кашлем. Она долго не могла остановиться, а когда отпустило, в изнеможении упала на подушки и беспомощно посмотрела на Дэниэла.

Он осторожно коснулся ладонью ее лба.

– Вас лихорадит. Я никуда не пущу вас, пока вы не поправитесь.

– Не слишком ли много вы себе позволяете? – прохрипела она.

– Тогда, может, стоит положить вас в больницу, а, Меган? Правда, там полно народу и каждый будет глазеть на вас и приставать с расспросами…

Меган слабо мотнула головой, не в силах разомкнуть слипшиеся губы.

– Советую вам пока лежать молча. Желая меня оскорбить, вы совсем сорвете свой и без того сиплый голосок, – продолжал Дэниэл. – Врач оставил вам лекарство, выпьете после еды. Сейчас я приготовлю завтрак, покормлю вас, а потом вы обязательно поспите. Ванная там. Можете надеть вот это, – он кивнул на перекинутый через спинку стула теплый махровый халат и вышел.

Меган встала с постели, но не смогла сделать и шагу на ослабевших ногах, ухватилась за стену, чтобы удержать равновесие и остановить кружащуюся перед глазами комнату, потом накинула халат и с грехом пополам добралась до ванной. На все это ушло минут десять. Из зеркала на белой кафельной стене на нее взглянуло осунувшееся лицо с лихорадочно блестящими глазами. Больше всего Меган была похожа на привидение, но ее уже давно не волновал собственный вид.

Она машинально отметила, что ванной явно пользовался мужчина: на полочке лежали бритвенные принадлежности и тюбик зубной пасты, но не было ни компакт-пудры, ни других женских мелочей.

Меган умылась, пошатываясь, вернулась в спальню и, обессиленная, прислонилась к стене. В этой позе ее и застал вошедший с подносом в руках Дэниэл и бросился к ней, поставив завтрак на тумбочку.

– Позвольте, я помогу.

– Не… трогайте… меня… – сипло прошептала Меган, выразительно сверкнув глазами.

Дэниэлу пришлось отступить. Он стоял опустив руки и с раздражением наблюдал, как Меган, проковыляв к кровати, залезает под одеяло. Этот подвиг, очевидно, лишил ее последних сил – отложив битву на потом. Меган безропотно съела все, что принес Дэниэл, выпила лекарство, заснула и проспала до самого вечера.

Днем Дэниэл позвонил Кэнви. Старый друг, как всегда, обрадовался его звонку, но, услышав просьбу Дэниэла, взорвался, решительно отказав:

– Да ты выжил из ума, приятель! Это может стоить мне работы!

– Я понимаю, что прошу слишком многого, но никто ничего не узнает, – настаивал Дэниэл. – Всего на одну ночь, Кэнви, а утром я верну их в целости и сохранности!

– Если об этом пронюхает Мастерс, мне не жить.

– Не пронюхает. Прошу тебя, старик, помоги, я в безвыходном положении.

И Кэнви скрепя сердце согласился: Дэниэл однажды спас ему жизнь, и теперь настал его черед протянуть руку помощи. Он заехал к Дэниэлу после работы с большим запечатанным пакетом.

– Держи, приятель, но смотри, чтобы к утру все было готово, иначе нас ждут крупные неприятности.

Дэниэл закрылся в одной из дальних комнат, уставленной разного рода техникой – лишь эту роскошь он мог себе позволить. Он вскрыл пакет. Кэнви не подвел: внутри были аудио – и видеокассеты с записями допросов Меган трехлетней давности и все протоколы по делу.

Всю ночь напролет Дэниэл снимал копии, едва управившись к приходу Кэнви. Вернув ему пакет и горячо поблагодарив, он с завтраком поднялся к Меган. Его несчастная пациентка совсем расклеилась – задыхалась от кашля, чихала и смогла проглотить лишь маленький кусочек тоста. Покормив ее, Дэниэл сменил постельное белье и снова уложил Меган в кровать. Меган не произнесла ни слова протеста, что было неудивительно – между приступами кашля она забывалась беспокойным сном и, возможно, даже не осознавала, что с ней делают.

Освободившись, Дэниэл немедленно занялся изучением видеокассет и документов. Странно, но его не оставляло ощущение, что он видит все это первый раз. Его товарищи-полицейские обычно тут же выкидывали из головы подробности законченных дел, Дэниэл же прославился в участке своей феноменальной памятью. А сейчас она почему-то подводила его – Дэниэл начисто забыл дело Меган Андерсон.

Он решил попробовать старый фокус. Не вспоминать больше определенное событие, вернуться назад за несколько месяцев до него и вспоминать подробно день за днем. Но это значило воскресить в памяти то, о чем он изо всех сил, но тщетно пытался забыть уже три года, – нежную и ласковую женщину и веселого мальчишку, погибших под колесами машины Картера Денроя, этого алкоголика-ублюдка, который так надрался, что потом и вспомнить-то не мог, что натворил. И еще Картера Денроя, выходящего из здания суда свободным, с торжествующей ухмылкой. Эта глупая ухмылка словно клеймом отпечаталась в памяти Дэниэла и до сих пор преследовала его в кошмарных снах.

Хотелось скорей покончить с этим самоистязанием, но Дэниэл снова сосредоточился и вскоре вспомнил новую подробность. В той истории тоже была замешана женщина, шикарная, дорогостоящая. Пока шло заседание суда, с лица ее не сходило выражение нетерпеливой скуки. Ей не сиделось на месте; казалось, она находила смешной и нелепой саму мысль о справедливом возмездии за смерть ни в чем не повинных людей. Когда Денрой покидал здание суда под руку с этой женщиной, до Дэниэла донесся ее ленивый голос:

– Вот видишь, милый, я же говорила, что ты сумеешь выкрутиться.

Дэниэл догнал парочку и преградил ей путь. В тот же миг самодовольная ухмылка сползла с лица Денроя. Он замолчал и застыл на месте, нервно переминаясь с ноги на ногу. Но его спутница, нисколько не смутясь и удостоив Дэниэла лишь беглым взглядом, высокомерно бросила:

– Чего уставился? Пошел прочь.

Но Дэниэл словно окаменел. Он продолжал стоять, не сводя с убийцы своей жены глаз, горящих такой ненавистью, что Денроя передернуло. Он испугался и от страха забормотал что-то совершенно бессмысленное:

– Чего переживать-то? Я же случайно.

Но тут же отшатнулся, прочитав немую угрозу в лице Дэниэла.

Только теперь Дэниэл вспомнил, как трусливо Денрой взглянул на ту женщину, ища у нее поддержки, как ее высокомерный вид придал ему смелости. – достаточной, чтобы оттолкнуть Дэниэла плечом и удалиться. Тот взгляд прояснил многое в их отношениях. Дэниэл был уверен, что Денрой подпал под власть красивой женщины и всеми способами старался произвести на нее впечатление – потому-то он и сел пьяным за руль, желая отвезти свою даму домой. Наверняка он похвастал:

– Все в норме! Ну, выпил немного, ну и что? Я мигом доставлю тебя домой, детка.

Дэниэл не в первый раз вспоминал Денроя, но та женщина никогда прежде не вставала в его воображении так отчетливо.

Еще он помнил Кэнви – тот ни на минуту не отходил от него в зале суда, боясь, что Дэниэл набросится на убийцу своей жены и переломает ему все кости. Всегда готовый удержать Дэниэла, Кэнви вел себя как настоящий друг. Он затащил Дэниэла в ближайший бар и влил в него хорошую порцию виски.

– Возьми отпуск, – уговаривал он, – если надо, хоть на полгода.

– Я справлюсь.

– Подумай как следует! Ну как ты будешь работать в таком состоянии!

– Я же сказал, справлюсь.

Он заставлял себя быть сильным, стойко сносить любые удары судьбы, загружая себя работой на все двадцать четыре часа в сутки, не замечал усталости, которая порой валила его с ног, доводя до полного изнеможения. Так он боролся за жизнь.

А Кэнви был не на шутку встревожен.

– Иногда ты сидишь, уставившись в одну точку, и сколько тебя ни зови – все без толку. Ты меня беспокоишь, приятель.

Дэниэл ничего не отвечал и лишь еще более рьяно впрягался в работу. Теперь он не мог вспомнить, хорошо или плохо он работал, – прошлое в его памяти, подобно мозаике, распалось на кусочки, и он не знал, сумеет ли заново собрать их.

Нет, он должен все вспомнить! Дэниэл сосредоточился и вспомнил имя: Генри Грейнджер, владелец небольшого дома, сдавал внаем меблированные комнаты, погиб от рук убийцы. Кто-то размозжил ему голову тупым предметом. Дэниэлу было поручено вести расследование.

Все улики указывали на Меган Андерсон, одну из квартиранток Грейнджера. В ночь убийства соседи слышали, как они громко ругались, а на следующий вечер, когда миссис Андерсон ушла по вызову эскорт-агентства, Грейнджер был найден мертвым. Дэниэл остался ждать ее. Она вернулась глубокой ночью и предстала перед ним такая шикарная, соблазнительная… в весьма откровенном наряде, с безупречно наложенным макияжем. Но Дэниэл никак не мог вспомнить черты ее лица – перед ним неизменно возникало лицо спутницы Картера Денроя. Она была из той же породы, такая же шикарная и густо накрашенная. Эти две женщины так тесно переплелись в сознании Дэниэла, что он, сдавшись, вставил кассету в видеомагнитофон.

Сперва он даже не узнал появившуюся на экране женщину. Неужели это она, несчастное, беспомощное существо, что лежит сейчас в комнате наверху? Контраст был разительным. Дэниэл всмотрелся в красотку на экране: она вела себя вызывающе, почти нагло, очевидно сбитая с толку выдвинутым против нее обвинением в убийстве.

Послышался его собственный голос:

– Миссис Андерсон, вернемся к вашей размолвке с мистером Грейнджером.

– Никакая это не размолвка, – устало сказала женщина с экрана. – Для этого я недостаточно близко его знала. Просто, когда он начал распускать руки, я приказала ему убираться, вот и все.

– Однако ваши соседи утверждают, что между вами произошла бурная ссора.

– Мне лучше знать.

– Они слышали крики и ругань.

– Я разозлилась и накричала на него. Этот гнусный червяк был мне противен.

– Значит, вы считали его гнусным червяком?

Дэниэл еще раз просмотрел этот фрагмент и подумал: я расставил ей явную ловушку, а она и не заметила и с легкостью попалась на крючок.

– Ну да, червяком, – согласилась она, пожав плечами. – Или вонючей крысой – на ваш выбор.

Разве настоящая убийца ринулась бы так слепо навстречу опасности? Дэниэлу это казалось сомнительным. Он поморщился, снова услышав себя, расставляющего очередную искусную ловушку:

– Иными словами, Генри Грейнджер был для вас не человеком, а тварью, которую следует уничтожить? Раздавить, как червяка, или размозжить ему голову, как крысе?

– Я не убивала его. Я уже сто раз повторяла вам: когда я вышла из дома и отправилась в город, он был жив и здоров.

– Да, вы говорили, что дошли пешком до Уимблдонской Общины. И мои люди пытались разыскать там свидетелей, которые видели вас и могли бы под присягой подтвердить ваши слова, но никого не нашли.

Дэниэла прошиб холодный пот. Свидетель был, но я солгал ей, хотя…

Он стал лихорадочно листать документы и, наконец, добрался до нужной копии. Это было свидетельство человека, видевшего «женщину, похожую на Меган Андерсон» у Уимблдонской Общины в вечер предполагаемой смерти Грейнджера. В углу стояла размашистая подпись Дэниэла и число: двадцать третье февраля. Дрожащими руками он вытащил из магнитофона кассету. Наклейка сбоку была чиста: он делал копии в такой спешке, что забывал проставлять даты. Но число обязательно было названо в самом начале записи. С громко бьющимся сердцем Дэниэл засунул кассету обратно, перемотал и нажал на пуск. Первые несколько секунд, пока экран был пуст, он был едва жив от волнения. Наконец его голос произнес:

– Миссис Меган Андерсон допрашивается инспектором полиции детективом Келлером в комнате номер десять. Дата: двадцать первое февраля, три часа пополудни. Миссис Андерсон, вернемся к…

Двадцать первое февраля. А свидетель нашелся только через два дня. Значит, он не солгал Меган! У Дэниэла перехватило дыхание; чтобы успокоиться, он плеснул себе в стакан виски и залпом выпил. И все-таки это было ужасно – искать доказательства собственной честности в видеозаписях, а не у себя в памяти. Ужасно было и то, что Дэниэл не помнил ни слова из этого допроса и ни единой строчки свидетельских показаний.

Дэниэл промотал пленку до места, на котором остановился.

– … но никого не нашли. Жаль, что вы не можете описать встреченных вами людей.

– Я не очень-то смотрела по сторонам, – сказала Меган. – Мне хотелось побыть одной, я гуляла и все время думала о том, как мне противен этот подонок Грейнджер.

Она говорила скучающим, слегка раздраженным, но отнюдь не испуганным голосом, словно была уверена, что ее задержание – это всего лишь досадная ошибка, которую вот-вот исправят. Невиновность Меган была столь очевидной, что пораженный Дэниэл не понимал, как можно было не заметить этого три года назад.

Допрос проводился спустя два дня после смерти Грейнджера. Роскошное вечернее платье Меган сменила на обычную одежду, но была по-прежнему изящна и ухожена. Своей внешности она уделяла огромное внимание, очевидно считая свою красоту оружием против всех мужчин на свете.

Но вот на экране появился Дэниэл. Он обошел вокруг Меган, сел на стол напротив нее и, опершись на руку, наклонился вперед – очевидно, желая пронзить ее испытующим взглядом. Теперь, когда Дэниэл наблюдал себя со стороны, эта нелепая тактика устрашения вызывала в нем лишь отвращение к себе. Меган же и бровью не повела – она вскинула голову и ответила ему спокойным и вызывающим взглядом ясных глаз. Дэниэл невольно восхитился ею: надо же, сумела выстоять перед этим гадом!

Гадом? То есть… перед самим Дэниэлом? Увы, да. Звук собственного голоса резанул его слух:

– Миссис Андерсон, расскажите обо всем с самого начала.

– О Господи, нет! Сколько можно повторять одно и то же!

Внезапно Дэниэл испытал потрясение. Неужели этот человек в кадре был он?.. Скорее мертвец с застывшим взглядом зомби, повторявший глухим, каким-то загробным голосом:

– Еще раз и с самого начала. Уверен, если постараетесь, то вспомните новые подробности.

Дэниэл содрогнулся.

Глава третья

После трех дней невыносимых мучений Меган проснулась и поняла, что болезнь наконец-то отступила: ее голова не раскалывалась от боли, в горле перестало саднить. Меган осторожно встала. Она была еще очень слаба и еле-еле держалась на ногах, но зато – и это был верный признак выздоровления – ее желудок сводило от голода. Все эти три дня у нее не было сил заставить себя есть, и теперь она ощущала ноющую пустоту в животе.

Натянув теплые носки, которые ей дал Дэниэл, и запахнувшись в его халат, Меган, держась за стенку, выбралась из комнаты и спустилась вниз. Дом ее врага оказался просторным, но запущенным – на взгляд Меган, здесь стоило бы сделать ремонт и купить новую мебель. Комнаты, холлы, лестницы были расположены без определенного порядка, похоже, дом строили еще в прошлом веке, за его окнами простирался огромный сад. В лениво шелестящих под ветром зарослях прятались декоративные каменные глыбы и витал тот же, что и в доме, дух запустения и одиночества. Как ожил бы сад, разорви его тишину смех ребятишек и веселый лай собак! Но сад был пуст.

Хозяина нигде не было видно, и Меган потихоньку обошла весь дом. Был в его атмосфере какой-то мрачный аскетизм, словно Дэниэл и не жил здесь вовсе, только заходил переночевать.

И лишь одна комната в глубине дома не походила на остальные – сплошь уставленная различной аппаратурой, аудио – и видеотехникой, стеллажами с кассетами, пластинками, журналами… Все, чтобы наблюдать за миром с расстояния, презрительно подумала Меган. Да, это хобби под стать инспектору Келлеру! Теперь она окончательно укрепилась в мнении, что человеческое ему не свойственно.

Меган присела и окинула взглядом валяющиеся на полу видеокассеты. Подобрав одну, она прочла наспех нацарапанную пометку: третий доп., двадцать третье февраля.

Сердце у нее сжалось. Двадцать третье февраля. День, когда Келлер в третий раз вызвал ее на допрос. Неужели это?..

Меган торопливо вставила кассету в магнитофон, включила запись. Потрясенная, она увидела на вспыхнувшем экране свое разгневанное лицо и в довершение услышала голос Келлера – холодный, с оттенком издевки:

– Вы запросто могли убить его, ведь Грейнджер не был крупным мужчиной, а вы – не такая слабая и хрупкая, какой хотите казаться. Меня не проведешь.

– Я не убивала его!

– А как вы объясните тот факт, что на пепельнице были обнаружены отпечатки пальцев только ваших и Грейнджера?

Вся дрожа, Меган выключила магнитофон. Нет, так не годится! Она должна немедленно взять себя в руки! Чтобы поквитаться с этим подонком, ей нужно всегда быть начеку, а не сходить с ума от бесполезной ненависти. Меган стала просматривать кассету за кассетой, как вдруг, неловко повернувшись, задела столик и смахнула на пол большой коричневый конверт. Оттуда с шорохом посыпалось содержимое – какие-то листки, газеты и… фотография Меган.

С удивлением она подняла карточку. Не может быть! Разворошив бумаги, Меган нашла еще целую пачку снимков – на всех красовалась она, позируя в роскошных нарядах именитых дизайнеров или демонстрируя их модели на подиуме. Потом ей попалась обложка журнала с ее лицом крупным планом: изящный поворот головы, приоткрытые губы, влажный блеск глаз под темными ресницами… Сидящая на полу женщина, слабая и несчастная, не имела ничего общего с этой прелестницей…

К обложке прилагалось несколько выдранных из журнала страниц. «Тигрица – до чего хороша!» Таким заголовком начиналась посвященная Меган статья и продолжалась не менее броской цитатой:

«Сияньем джунгли озаряет Тигрица, что крадется в ночи». Далее автор, не скупясь на витиевато-пышные обороты, создавал целую поэму в честь «женщины, обладающей величием и знойной сексуальностью тигрицы, этой королевы джунглей, которая грациозно шествует среди лиан в безмолвии тропической ночи».

Раньше Меган от души хохотала над подобными эпитетами, но теперь с горечью задумалась: куда же делась эта гордая красавица, уверенно шагающая по жизни?.. Во что она превратилась?

Меган рассеянно перебрала газетные вырезки со своими старыми интервью. Да, сюрприз не из приятных – обнаружить у злейшего врага столь профессионально собранное досье! Но зачем Дэниэлу так досконально изучать ее прошлое? Неужто он действительно полон решимости добраться – до истины? А может, собирая сведения о ней, он хочет лишний раз удостовериться, что ее место – в тюрьме? Пожалуй, не стоит строить иллюзий на его счет, благоразумно подвела итог Меган. Он занят решением лишь собственных проблем, а до моих проблем ему нет дела.

Резко поднявшись, Меган вышла в холл и в стенной нише нашла телефон, взглянула на часы – было около четырех. В это время Томми обычно приходит из школы, и если она позвонит… возможно, трубку поднимет ее дорогой малыш! Набрав дрожащими пальцами номер, Меган затаила дыхание. Она была так поглощена длинными гудками в трубке, что не услышала, как отворилась входная дверь и в дом бесшумно вошел Дэниэл.

Трубку подняли. У Меган упало сердце – то была мать Брайана.

– Передайте трубку Томми. – Меган старалась говорить как можно тверже.

– Вы же знаете, это невозможно, – сухо отрезала миссис Андерсон. Боже, как Меган ненавидела этот холодный, властный старческий голос! – И попрошу вас больше не звонить.

– Я буду звонить так часто, как сочту нужным! – раздраженно отозвалась Меган. – Вы не сможете вечно прятать от матери ее дитя!

– Поймите же, я и мой сын делаем это только ради блага ребенка, – прошипела старуха. – Лучше смиритесь и прекратите докучать нам!

Трубку повесили.

Меган и раньше претили черствость и эгоизм свекрови, но тогда нервы у нее были покрепче, и она не слишком страдала. Теперь же нервы были ни к черту: она швырнула трубку на рычаг и с размаху ударила кулаком по стене, потом еще раз и еще…

– Эй, так не пойдет.

Кто-то мягко тронул ее плечо. Меган круто повернулась и увидела перед собой Дэниэла.

– Это не выход, – покачал он головой.

– Да? А где выход? – в ярости воскликнула Меган. – Как иначе я могу выместить злобу на тех, кто разлучает меня с сыном?!

– С кем вы разговаривали? С мужем?

– Хуже – с его мамашей. Это она не дала мне поговорить с Томми.

– Пойдемте-ка выпьем чаю, – предложил Дэниэл.

Меган прошла вслед за ним на кухню и села за стол, глядя из-под нахмуренных бровей, как он ставит чайник.

– Я рад, что вы пошли на поправку, – сказал он.

– Вот только я очень смутно помню, что произошло в тот вечер. Вроде бы я убежала, а потом… заблудилась в каком-то парке?..

– Да, там я вас и подобрал – вымокшую до нитки и почти без сознания. Надеюсь, вы поймете, почему я не съездил за вашей одеждой: за мной могли увязаться репортеры и снова выйти на вас.

– Я не особенно дорожила теми вещами. – Меган равнодушно повела плечом. – Это был обычный набор, который выдает тюремное начальство всем выходящим на свободу. А что сталось с моей ночной рубашкой? – спросила она, съежившись в пижаме Дэниэла, явно великой для нее.

– Рубашку я отдал в прачечную.

– К чему эти хлопоты? Достаточно было бросить ее туда, – Меган кивком показала на стоящую в углу стиральную машину.

Дэниэл смешался, не зная, что и ответить. Той ночью он не задумываясь раздел Меган, и сделал это ради ее же спасения, а потом вдруг возникшее чувство неловкости не позволило ему выстирать эту интимную принадлежность ее туалета ни руками, ни в машине. Если он признается, в этом, колкости со стороны Меган не избежать. И Дэниэл незаметно перевел разговор в другое русло.

– Я опасался, как бы вы не схватили воспаление легких, – сказал он, умело заваривая чай. – Поэтому пришлось вызвать врача – мою добрую знакомую, чтобы она осмотрела вас. Но, к счастью, все обошлось… А вот и чай.

Меган приняла из его рук чашку и отхлебнула горячего, ароматного напитка.

– Мне надо немедленно связаться со своим адвокатом и попросить ее о помощи, – вдруг заявила она. – Не хотелось бы и дальше обременять вас своим присутствием.

Меган перехватила его настороженный взгляд.

– Я предпочел бы сам помочь вам, – произнес он с непроницаемым видом.

– Слушайте, я, конечно, признательна вам за заботу, но мое отношение к вам не изменилось! Сегодня же я съеду.

– Задержитесь хотя бы на пару дней. Мне нужно поговорить с вами… о многом поговорить.

Ответ Меган был полон горькой иронии:

– Нет уж, я сыта по горло вашими разговорами! И у меня нет желания спустя три года проходить через это второй раз.

– Понимаю, но, чтобы заново построить свою жизнь, нам обоим необходимо узнать истину. Недавно я внимательно изучил записи допросов и обнаружил в них несколько спорных моментов.

– Спорных моментов?.. – Меган задохнулась от возмущения. – Боже, что я слышу – «спорных моментов»! А вам не кажется, что вы совершили несколько спорных поступков? Нарочно извратили истину, например, или погубили меня? И вы думаете, я забуду об этом только потому, что, проявив милосердие, вы сунули мне в рот таблетку аспирина! – Ее глаза мстительно сверкнули.

– Если бы я совершил то, в чем вы меня обвиняете, я бы ничего подобного вам не предлагал! – раздраженно возразил Дэниэл. В нем медленно закипала злость: в полиции он пользовался авторитетом, его слушались, ему подчинялись, но эта женщина!.. С ней совершенно невозможно иметь дело! Кусок пирога застрял у него в горле. – Но я не искажал истины.

– Ради Бога, – она устало покачала головой. – Эту байку я уже слышала.

– Меган, поверьте, я не скрывал свидетельских показаний, – настойчиво заговорил Дэниэл, беря ее за руку. – Я забыл о них, но сделал это не нарочно.

Ее тонкая бровь презрительно изогнулась – Меган не верила ни единому его слову.

– Зря вы мне врете – у вас плохо получается.

– Я не вру, это чистая правда. Так вышло, что я напрочь забыл о свидетеле. Это просто… просто стерлось из моей памяти.

Меган удостоила его насмешливым взглядом, и Дэниэл, отчаявшись, вздохнул – он и сам понимал, как неубедительны его оправдания. Может быть, если он откровенно расскажет ей все о постигшей его три года назад невосполнимой утрате, от которой помутился его рассудок, – может быть, тогда она поймет… Она должна понять! Он уже был готов открыться Меган, как вдруг голос непререкаемой гордыни сказал ему: нет, ты не из тех, кто на коленях умоляет о состраданье.

– Я… я вел тогда очень много дел… – наконец, пробормотал он.

– Забавно. На бесконечные допросы вы, однако, находили время, – ядовито заметила Меган. – И таких дурацких оправданий от вас не' было слышно. Не пойму, что вы за тип? Некомпетентный полицейский, желающий обелить себя? Вы говорите, что показания свидетеля в мою пользу случайно затерялись среди других бумаг, но это же поистине преступная халатность!

Дэниэл побагровел от гнева.

– Как вы бойки на скороспелые выводы! – рявкнул он.

– И вы тоже.

– Против вас выдвинули слишком много неоспоримых улик. Со свидетелем или без, дело ваше было решено.

– Ну да, а вы уж постарались, чтобы процесс прошел гладко и именно без свидетеля!

– Выслушаете вы меня или нет? – его хриплый голос задрожал от еле сдерживаемой бессильной ярости.

– А что мне это даст? – резко бросила она в ответ. – Вернет мне репутацию, три года моей жизни… моего сына! – с болью воскликнула Меган, потом горько усмехнулась. – О, вам не понять, каково это – когда, не имея на то никаких прав, от тебя насильно отрывают ребенка, твою плоть и кровь, когда ты думаешь о нем каждую секунду и днем, и ночью, мечтая только об одном – снова прижать его к груди! Откуда вам знать, что это за ад!.. – Меган судорожно вздохнула и на мгновение прикрыла глаза, стараясь успокоиться. – И больше я не желаю это обсуждать. Хоть вы и возражаете, на вашей совести лежит тяжелый груз. Наверное, есть какой-то способ все исправить, но я… я просто не представляю какой.

Дэниэл знал этот способ: нужно найти настоящего преступника. Только так с Меган можно снять клеймо убийцы, только так можно вернуть ей сына. Но Дэниэл смолчал, по-прежнему не уверенный до конца в ее невиновности. Да, он не раз просмотрел пленки с записями допросов, и у него зародились серьезные сомнения, но этого было мало.

Он почувствовал вдруг пристальный взгляд Меган и вздрогнул от неприятного ощущения, что она с легкостью прочла его мысли.

– Пойду позвоню своему адвокату, – решительно сказала Меган, вставая. – Чем скорее я покину этот дом, тем лучше.

Она вышла в холл и набрала номер.

– Адвокатская контора «Ньютон и Бэйнс», – ответили на другом конце.

– Попросите, пожалуйста, Дженис, – произнесла Меган, и ее голос чуть дрожал от нетерпения.

– Боюсь, миссис Бэйнс нет на месте. Она на карантине вместе с сыном – у него корь.

Меган выругалась про себя и впилась ногтями в ладонь.

– Тогда позовите мистера Ньютона.

– Минутку.

Что ж, ничего не поделаешь! Придется разговаривать с Ньютоном, этим педантичным коротышкой, у которого начисто отсутствуют такие качества, как доброта и понимание. Едва он взял трубку, сбылись ее худшие ожидания. Сначала Ньютон в мрачном молчании выслушал ее сбивчивый рассказ, затем сухо произнес:

– Смею заметить, вы поступили крайне опрометчиво, убежав из гостиницы.

– На то были причины, и туда я больше не вернусь.

– Ну, так найдите себе другое жилье… Я не вижу проблемы.

Меган стиснула зубы.

– Проблема в том, что меня подобрал инспектор полиции Келлер и сейчас я временно пребываю в его доме.

– Не понимаю. Что вы там делаете?

– Он привез меня сюда, спасая от преследований прессы. Поймите, это было почти неделю назад, и мне нельзя здесь больше оставаться!

– Хм, – протянул Ньютон. Эта истеричная, назойливая особа с непонятными претензиями начинала его раздражать. – Откровенно говоря, миссис Андерсон, я не совсем понимаю, чего вы хотите. На вашем месте я бы воспользовался ситуацией, чтобы переменить этого человека на свою сторону, – вот наиболее выгодная тактика. Думаю, его… э… возможности не столь ограниченны, как наши. Если вы дадите адрес, я распоряжусь, чтобы вам выслали немного денег, но, боюсь, сумма будет совсем небольшая.

Когда она, вздохнув, повесила трубку, в дверях кухни появилась высокая фигура Дэниэла. Он вопрошающе смотрел на нее.

– Дженис нет, – сообщила Меган. – Но ее партнер согласился облагодетельствовать меня «совсем небольшой» суммой денег.

– Вам нужны деньга? Тогда бросьте бегать от прессы, – с кривой усмешкой предложил Дэниэл. – Продайте им свою историю, и у вас будет куча денег. Заодно расскажете всему миру, какой я подонок. Отличный шанс, Меган, не упускайте его!

– А как это отразится на моем сыне, вы подумали? Я не хочу, чтобы, открыв газету, он увидел заголовок во весь разворот – «Меган Андерсон рассказывает все». Брайану только, того и надо – он тут же публично объявит меня недостойной матерью. А у меня и так забот полон рот, не хватало только этого!

– Вы не хотите обратиться за материальной помощью к нему?

– К нему? – Меган презрительно фыркнула, возвращаясь на кухню. – Не смешите! Брайан денно и нощно молится, чтоб я навсегда исчезла из виду. Его вполне устраивало, когда я отбывала пожизненное и не могла добраться до Томми, но вот я вышла и опять стала помехой на его пути. Нет, он и пальцем не пошевелит ради меня.

Меган умолкла и задумалась, медленно попивая чай. Но вскоре едва не вздрогнула от неожиданности, когда перед ее носом вдруг появилась дымящаяся яичница с беконом.

– Поешьте, – сказал Дэниэл. – У вас три дня не было во рту ни крошки, кроме того, надо же как-то питать вашу жгучую ненависть ко мне.

Меган поклялась было не прикасаться к приготовленной им еде, но щекотавший ее ноздри запах был таким аппетитным, что она не утерпела и в мгновенье ока опустошила тарелку – готовил Дэниэл превосходно. Прожевав последний кусочек, она не удержалась от комментария:

– Что касается ненависти, то она помогла мне выжить: она растворилась у меня в крови, ее вкус у меня на губах. Но отдаю вам должное – вы неплохо готовите. Думаю, мне следует поблагодарить вас за заботу.

На лице Дэниэла мелькнула слабая улыбка, на секунду оживившая его суровые черты.

– Отложите благодарность на потом, если сейчас вам трудно быть искренней. Я выручил вас без всякого заднего умысла: просто не мог спокойно смотреть, как пресса преследует вас.

– Наверное, ваше появление на сцене произвело настоящую сенсацию? Представляю, что Они там понаписали.

Он покачал головой.

– Шумихи не было. Так, напечатали, что вас, к счастью, подобрали, и только. Правда, в одном репортаже упомянули «таинственного незнакомца», но мое имя нигде не фигурировало. Нам повезло: лампочка светила очень тускло, и меня попросту никто не узнал.

– Что творится – в кои-то веки вы принесли мне удачу!

– Мои слова остаются в силе: пока вы здесь, Меган, вам не страшны никакие репортеры, ваша анонимность гарантируется, и мы сможем расследовать это дело, не привлекая к себе внимания.

– Расследовать? Что вы задумали? – насторожилась Меган.

– В вашей жизни сейчас все смешалось, и я не могу это так оставить.

– Значит, вот для чего вы достали записи допросов и составили это грандиозное досье?

– Откуда вам известно?..

– Я случайно зашла в комнату, где вы держите аппаратуру.

– И просмотрели все пленки?

– Мельком. Мне не надо освежать свою память. Каждое слово этих проклятых допросов выжжено у меня вот здесь! – Она ткнула себя кулачком в грудь. – А в чем, собственно, дело, мистер. Келлер? Или совесть нечиста?

– Черт побери, называйте меня просто Дэниэл! Надеюсь, я не многого прошу?

– Слишком многого. – Меган поджала губы.

– Хорошо, как вам угодно. Я изучал записи, чтобы вспомнить все до мельчайших подробностей… чтобы понять, где я ошибся…

– Разве от этого что-то изменится?

– Как знать. В любом случае я должен довести начатое до конца. Если вы невиновны… – он запнулся, понимая, что ступил на зыбкую почву и продолжать небезопасно.

Меган горько усмехнулась, не сводя с него пристального взгляда.

– Да уж, – промолвила она. – Задала я вам головоломку…

– Но если вы виновны… – продолжал он, раздираемый сомнениями, потом махнул рукой. – О'кей, давайте не будем об этом.

Первые недели в тюремном аду Меган не могла спать, мучимая кошмарами. Когда она вышла на свободу, бессонница вновь терзала ее, но несколько последних ночей призраки прошлого отступили, хотя мимолетный сон, перемежаемый бредом, был тревожен и безрадостен. Но этой ночью кошмар вновь повторился: она видела Томми, тянула к нему руки, и вдруг – о ужас! – между нею и ее единственным сокровищем вставал Брайан… Она пыталась обойти его, но он отшвыривал ее прочь. Охваченная слепой яростью, Меган бросается на него… хочет пробиться к сыну, но Брайан непреклонен…

Внезапно лицо Брайана преображается. Перед нею уже не он, а Дэниэл Келлер, и Меган наносит ему удары с еще большей беспощадностью… Странно, но он не защищается, только крепко держит ее за плечи и взволнованно твердит:

– Ну же, Меган, проснись, все хорошо. Просыпайся, Меган.

Наконец ей удалось вырваться из этого кошмара, она открыла глаза и увидела, что сидит на измятой постели, а Дэниэл крепко прижимает ее к груди.

– Просыпайся… – повторил он.

– Мне приснился страшный сон, – пробормотала она. Дыхание со свистом вырывалось из ее груди, будто она пробежала не одну милю. – Теперь я в порядке.

– Если бы так! Вы очень громко кричали.

– Мне снился Томми. Желание вернуть его преследует меня даже во сне. Господи, я уже почти коснулась его, но появился Брайан и не пустил меня. Я набросилась на него, стала кричать, и вдруг он превратился в вас.

Дэниэл поморщился.

– Кажется, в ваших глазах я олицетворяю всех подлецов на свете, не так ли?

– Вы знаете ответ, – вздохнула Меган.

Она осторожно отстранилась от Дэниэла и вдруг тихо охнула – пижамная рубашка, которая и так была ей велика, расстегнулась и соскользнула с плеч, обнажив полные нежные груди. Дрожащими руками она запахнула рубашку и крепко сжала ее у самой шеи.

Поспешно отпрянув, Дэниэл вскочил на ноги и, бормоча извинения, попятился к дверям. В крайнем смущении он кое-как выбрался в коридор и бегом бросился в свою комнату, там, запершись, он сел на кровать, не в силах унять сотрясающую его дрожь. Некоторое время Дэниэл не двигался, затем спустился на кухню и нашарил в холодильнике какой-то бутерброд, но ни еда, ни выпивка не успокоили его. В нем все бурлило.

Он был как громом поражен случившимся, но особенно – своей неожиданной реакцией. Это произошло так скоро, так стремительно, что он, застигнутый врасплох, не успел приготовиться к защите.

До сих пор Дэниэл не воспринимал Меган как существо противоположного пола. Он горячо любил жену, ее трагическая гибель нанесла ему тяжелый удар, на время заставив забыть о нормальных мужских инстинктах. За прошедшие три года он не возжелал ни одной женщины, и полагал, что так, наверное, будет и всегда, но…

Все изменилось в одно ослепительное мгновение, когда его глазам предстала обнаженная грудь Меган. Но еще сильнее на него подействовало ее замешательство и торопливость, с какой она стянула на груди края рубашки. То был бессознательный порыв женщины в присутствии мужчины, которому она хотела сказать, что даже намек на близость между ними невозможен, а получилось как раз наоборот.

Воспоминания нахлынули на него – Меган той ночью, когда мокрая от ливня тоненькая рубашка плотно облегала ее совершенные формы; Меган в его объятьях, когда он нес ее к машине и чувствовал ее горячее тело, прижимавшееся к нему; Меган на его постели, когда он раздел ее и вытирал полотенцем прозрачные капли на ее безукоризненно гладкой бледной коже. Тогда разум гасил опасные эмоции, позволяя Дэниэлу действовать бесстрастно до поры, когда он будет в силах вновь переживать их. И вот эта пора настала, подкралась неслышной поступью тигрицы, он стал одержимым, мог думать только о Меган. В памяти с пугающей отчетливостью вставали каждая их стычка, каждое прикосновение, и он заново переживал их, пораженный реальностью своих воспоминаний.

Дэниэл расхохотался хриплым, саркастическим смехом. Да, злодейка-судьба сыграла с ним злую шутку! Ведь нет на свете женщины, которая питала бы к нему такую ненависть, нет более беспощадного врага! Разве это не безумие – сгорать от страсти именно к ней? Разве не нелепость – жаждать ее с такой силой? При одном только воспоминании о ее божественном теле его бросало в жар, а сердце колотилось сильней. Смешно. Гадко. Губительно. Нелепо, наконец. Такого не должно было случиться, просто не могло. Но это случилось.

Остаток ночи Меган пролежала без сна, прислушиваясь к шагам Дэниэла. Сначала он закрылся у себя в спальне, но через несколько минут снова вышел. До Меган донеслось шарканье вниз по лестнице и приглушенное звяканье посуды на кухне. Потом шаги удалились, послышались какие-то шорохи. Замерев в темноте, Меган различила слабые звуки собственного голоса в глубине дома – значит, он снова просматривал записи.

Меган без особого труда догадалась, что его терзает, какие мысли роятся у него в голове. Слишком уж часто мужчины желали ее – настолько часто, что она научилась безошибочно читать это в их глазах. Дэниэл хотел обладать ею. Для нее это было так же ясно, как если бы слепящая вспышка молнии на одну секунду ярко озарила ландшафт и открыла перед ней дальние горизонты.

Ей вспомнился мудрый совет Ньютона. На вашем месте я бы воспользовался случаем, чтобы переманить этого человека на свою сторону, – вот наиболее выгодная тактика.

Тогда она не обратила на совет должного внимания, но это было до того, как она получила власть над презренным Дэниэлом Келлером. Обретенное могущество поразило ее, и, судя по беспокойным шагам в тишине дома, он был потрясен не меньше. Сжавшись под простыней, она лихорадочно соображала: сейчас он пытается побороть желание, но пусть не надеется, уж я-то позабочусь, чтобы оно разгорелось сильнее прежнего…

Вся ее жизнь вдруг предстала перед нею непривычно ярко и отчетливо. Ее мозг напряженно работал. То, что она так тщательно обдумывала в эту минуту, было бы проклятьем Господним для прежней Меган, счастливой матери и жены. Но с тех пор все изменилось. Тюрьма закалила ее, привила инстинкт самосохранения, и сейчас Меган ощущала себя как никогда сильной и стойкой, готовой на все ради достижения цели.

– Хватит, – прошептала она. – Ты достаточно долго была жертвой, настала пора побыть и хозяйкой положения. И ты станешь ею. Ты воспользуешься этим человеком как спасательным кругом, а потом распрощаешься с ним. Он порушил твою жизнь, так пусть же и восстановит ее.

Она села на постели, пристально глядя в темноту. И хоть она уже не говорила с собой вслух, произнесенные слова эхом отдавались у нее в мозгу.

Из-за него я лишилась репутации и сына. Но он вернет мне сполна все, что так безжалостно отнял, и я не остановлюсь ни перед чем, чтобы сделать Дэниэла Келлера своим рабом, послушным любому моему приказу.

Глава четвертая

Наутро посыльный доставил чек от мистера Ньютона на двести фунтов. К нему прилагалось письмо с сожалениями, что сумма не могла быть больше, поскольку фонды фирмы, рассчитанные на подобные нужды, очень ограниченны, но на первое время ей должно хватить… и так далее, и тому подобное.

Меган с негодованием развернула чек. Выходит, зря она надеялась, что получит более-менее приличную сумму и обретет независимость.

– Что, не очень-то он расщедрился? – поинтересовался Дэниэл, заглядывая через ее плечо.

– Почему вы так решили? – ответила она. – И еще я вполне могу обратиться за социальным пособием…

– Туда, где каждый будет таращиться на вас, – закончил он и напомнил: – А потом весть о ваших похождениях дойдет до прессы, и все начнется сначала.

– Ничего не поделаешь. Мне не приходится выбирать.

Слушая ее, Дэниэл будто стоял на краю пропасти. Он убеждал себя, что должен любым способом избавиться от этой женщины, от ее опасной близости. Нужные слова уже вертелись у него на языке. Я одолжу вам денег – достаточно, чтобы подыскать другое жилье, желательно подальше отсюда. Пока не поздно, избавься от этой женщины, внушал ему голос рассудка.

Но вот он заговорил:

– Вы можете пожить у меня. Не спешите принимать мое предложение в штыки, я…

Секунду Меган колебалась, но затем решительно подавила всякие сомнения. Этой ночью она дала себе клятву и ни за что не отступится от нее. Жребий брошен!

– Может, и не приму, – с деланной небрежностью произнесла она и позлорадствовала про себя, наблюдая, как выражение замешательства на его лице сменилось облегчением. Выглядел Дэниэл ужасно – словно не сомкнул глаз всю ночь.

– Так вы остаетесь? – спросил он. Она пожала плечами.

– В общем, да. Не дадите мне наличных под чек? Я хочу купить себе одежду.

– Нет проблем.

Зная, что ей не в чем выйти на улицу, Дэниэл принес Меган платье, плащ и еще кое-что из вещей.

– Это принадлежало моей жене, – отрывисто объяснил он. – В сущности, это все, что от нее осталось. Конечно, теперь такого не носят, но я не могу предложить ничего более модного.

– Все в порядке, – заверила его Меган. – Я не гоняюсь за модой.

Она тотчас определила, что вещи эти были в моде как раз в то время, когда она была под судом, мысль эта лишь промелькнула у нее, она была озабочена другим, куда более важным для нее сейчас. Судя по всему, жена Дэниэла была более крепкого сложения и не так высока, но Меган вооружилась иголкой и без труда подогнала вещи на свою фигуру.

Дэниэл отвез ее в отдаленный район города, где встреча с кем-нибудь из знакомых была невозможна.

Попав в магазин, Меган, как ни странно, с чисто женским интересом рассматривала витрины. Годы, проведенные среди серых стен, не прошли бесследно. Но при взгляде на ценники она испытала шок: полученные ею двести фунтов разлетятся даже быстрее, чем она предполагала. Меган разрешила проблему, завернув в лавку, которую Дэниэл не приметил ранее.

– Это же магазин уцененных товаров, – остановил ее он.

– Вы не поверите, но умеючи и здесь можно найти немало приличных вещей, – усмехнулась Меган. – Надо только точно знать, где искать.

Она прошлась по магазину и выбрала пару брюк, несколько свитеров и платьев, которые можно было легко переделать. Зато туфли и красивое нижнее белье она купила новые. Расплатившись, Меган подсчитала сдачу – тридцать фунтов.

Дэниэл прикинул, что этого хватит еще на пару туфель, но Меган быстро возразила:

– Нет, я присмотрела кое-что другое. Подождите меня здесь.

И заспешила вниз по улице.

В парфюмерном магазинчике за углом Меган накупила косметики. С помощью блеска для губ, туши и волнующего аромата духов она без труда превратит врага в послушное орудие своей воли! Главное, чтобы он ничего не заподозрил.

По возвращении домой она хотела было вернуть Дэниэлу вещи его жены, но, получив решительный и короткий отказ, не стала настаивать.

Поднявшись наверх, она уединилась в спальне и занялась переделкой купленных вещей. В тюрьме Меган научилась неплохо шить и через несколько часов прилежной работы с удовлетворением оглядела результаты – она потрудилась на славу, и теперь у нее было достаточно вполне приличной одежды.

Отложив шитье, Меган оделась и накрасилась – совсем чуть-чуть. Дэниэл, понятно, не дурак и, если она перестарается с макияжем, тут же заподозрит неладное. Поэтому немного естественных золотистых теней, подчеркивающих выразительность карих глаз, мазок светлой помады – и Меган в скромной длинной юбке и простенькой кофточке спустилась вниз.

Дверь в комнату Дэниэла была заперта. Она поняла, что он опять изучает записи допросов – из-за двери доносились их голоса, ее и Дэниэла. Слов Меган не могла разобрать, но время от времени слышала щелчки: видно, он перематывал пленку назад и просматривал один и тот же фрагмент, пока не извлекал из него все возможное. Меган потихоньку ускользнула на кухню.

Через полчаса она вернулась и, постучав в дверь, сообщила:

– Я приготовила ужин!

Меган позволили войти. Она поставила перед Дэниэлом поднос с едой, подождала, пока он, хмурый и рассеянный, поест, невнятно поблагодарит ее, а потом спросила:

– Ну как, записи хоть что-то прояснили для вас?

– Немногое. Да и впечатление уже стирается, ведь я просмотрел их тысячу раз. – Внезапно он поднял голову и взглянул ей в глаза, словно только что принял важное решение. – Послушайте, Меган, я знаю, как помочь вам, но вы должны полностью довериться мне.

– Не понимаю…

– Я хочу снова допросить вас… как раньше.

– О нет, – стремительно возразила Меган. – Все, что нужно, вы можете найти в записях.

– В том-то и дело, что не могу! Те допросы никуда не годятся – я вел их хуже некуда, дилетантски, и многое упустил. Мне необходимо допросить вас снова… как полагается. – Заметив некоторую нерешительность в ее глазах, он настоял: – Соглашайтесь, Меган, вы же ничего не теряете!

Она пожала плечами.

– Вы правы – ничего. Что я должна делать?

– Идемте. – Он отвел ее в гостиную, усадил на софу, а для себя придвинул кресло. – Смотрите на меня и слушайте внимательно: представьте, что мы вернулись на три года назад и только что встретились. Вспоминаете нашу первую встречу?

– Да. Я ушла на свидание по вызову эскорт-агентства, а когда вернулась, в доме было полным-полно полицейских. В тот вечер был найден мертвым владелец дома Генри Грейнджер. Труп обнаружили не сразу, так как убийство было совершено еще прошлой ночью. Я поднялась к себе. Спустя какое-то время в прихожей раздался стук, я открыла, а за дверью стояли вы.

Дэниэл кивнул: эта сцена отчетливо встала перед ним. Открывается дверь, и на пороге его встречает самоуверенная женщина неописуемой красоты… Алое Платье, словно перчатка, облегает ее точеную фигуру, водопад густых каштановых волос ниспадает на оголенные плечи… Его память воскресила чувственные черты лица, совершенство которого подчеркивал искусно наложенный макияж. В ту ночь он поймал себя на том, что ее откровенно выставленная напоказ красота сверх всякой меры бесит его. Но почему?

Дэниэл стряхнул с себя наваждение и продолжил:

– Далее я сообщил вам о смерти Грейнджера и спросил о вашей с ним ссоре. Расскажите подробно, что же произошло между вами предыдущей ночью… как если бы делали это впервые.

– Грейнджер зашел ко мне напомнить, что я запаздываю с платой за квартиру. Я ответила, что через пару дней достану деньги и заплачу, но получила предложение вместо денег, как он выражался, расплатиться «натурой».

– Вы не спросили, что он под этим подразумевал?

– Зачем, когда его грязные намеки говорили сами за себя? Он постоянно лип ко мне, прикасался, якобы случайно, говорил всякие сальности. Мерзкий толстяк! Я не выносила его, но приходилось терпеть его выходки.

– Если он был вам так отвратителен, почему вы не съехали?

– Я не раз порывалась сделать это, но разве можно найти приличное жилье за умеренную плату? К тому же Грейнджер не драл с меня столько, сколько с остальных жильцов, и все чтобы только удержать меня. Он то и дело намекал, что за такую его доброту неплохо бы получить «благодарность», но я, разумеется, не подпускала его к себе, хотя и съехать тоже не могла – как в ловушку попалась.

– А ваш муж? Он выплачивал вам алименты… или что-нибудь в этом роде?

– Мой муж чуть от злости не лопнул, когда я ушла, да еще вместе с Томми. Он рассчитывал, что, если не давать мне ни пенни, можно заставить нас вернуться.

– Где был в тот вечер ваш сын?

– Ночевал у одного из школьных друзей. Он остался там и на следующую ночь, поскольку я отлучилась…

– По вызову эскорт-агентства?

– Именно, но давайте раз и навсегда проясним, в чем заключалась моя работа: мужчины пользовались моими услугами спутницы на вечерах или светских приемах, но никак не в постели. Я не занималась интимным обслуживанием.

– Почему вы не устроились на более достойную работу?

– На какую, например? Я ведь толком-то не училась, даже школу не окончила, а в шестнадцать лет уже работала фотомоделью. Сейчас люди с образованием не могут найти хорошее место, что же говорить обо мне? Пришлось подрабатывать манекенщицей!..

– Приходится, – прервал ее Дэниэл.

– Что?

– Вы подрабатываете манекенщицей. Мы же вернулись на три года назад. Это чрезвычайно важно, но мы забыли об этом. Больше не будем повторять этой ошибки.

– Времени не повернуть вспять, Дэниэл, – негромко возразила Меган.

– Но иначе наш план обречен на провал. Запомните: мы видим друг друга в первый раз. Мы только что встретились – вы и я, двое незнакомых людей. И нас не разделяют тени прошлого.

– Тени прошлого… или чувство вины? – Она вызывающе вскинула голову. – Вы пытаетесь успокоить свою совесть, притворяясь, что никакой вины за вами не было?

Он стиснул зубы.

– Мы оба должны притвориться, что ничего не было.

Минуту она не сводила с него пристального взгляда.

– Что ж, будь по-вашему, – проговорила она наконец. – Но в таком случае мне нужно кое-что изменить. – Она вышла из комнаты и быстро поднялась по лестнице. С полчаса она возилась у себя в спальне – дольше, чем предполагала, но в задуманном ею деле нельзя было упустить ни единой мелочи. Весь вечер она колебалась, стоит ли идти на это, но теперь все сомнения пропали. Завершив приготовления, Меган ободряюще улыбнулась своему отражению в зеркале. Твой час пробил, сказала она себе. Действуй!

Ступив на порог гостиной, она поняла, что не просчиталась – лицо Дэниэла исказил едва ли не ужас, как только он оглядел ее с головы до пят. В облике Меган действительно произошла разительная перемена: наряд скромницы перекочевал в платяной шкаф, и теперь длинные ноги Меган были обтянуты узкими брючками, а полная грудь, выглядывая из глубокого выреза, натягивала трикотажный топ с застежкой впереди. На лице Меган застыла маска смертельного очарования.

– Вы перестарались, – грубовато бросил Дэниэл.

– О нет, нисколько. Раз уж мы решили восстановить нашу первую встречу до мельчайших подробностей, будем добросовестны. Вы ведь пришли тогда с допросом не к бледной, замученной Меган Андерсон, а к ненавистной вам женщине по прозвищу Тигрица. Ну же, Дэниэл, смелее! Признайтесь, что всей душой ненавидели ее! Ненавидели так сильно, что…

– Прекратите, – хрипло оборвал он ее тираду.

– Нет, я буду говорить! Вы первый начали возрождать прошлое, только вот что странно – вы не очень-то рветесь возрождать некоторые подробности… например, то, что вы с первого же взгляда воспылали ко мне ненавистью!

За эти слова он действительно возненавидел ее. Как она смеет с такой жестокостью бередить его старые раны, как она смеет… повергать его в такое смятение! Путешествие в прошлое принимало неожиданно опасный оборот. Три года назад он – мужчина, у которого все чувства умерли, а сердце было обращено в пепел, – остался равнодушен к ее экстравагантной красоте, но теперь он снова ожил. Трезвый голос рассудка убеждал Дэниэла, что Меган для него запретный плод, но прошлой ночью все изменилось. Жгучее влечение к ней опалило все его существо, и чем строже он увещевал себя, тем сильнее было это желание вкусить от запретного плода.

– Ладно, – наконец едва выдавил он, и полыхающий в его глазах огонь не вязался с этим напускным равнодушием. – Пусть будет так. Вы сказали, что подрабатываете манекенщицей, на этом мы остановились?

С неторопливой грацией Меган обошла комнату, села на софу и откинулась назад, пронзая его взглядом прищуренных глаз. Казалось, даже воздух вокруг нее был пронизан чувственностью…

– Да, но в этом бизнесе мне не много перепадало. Видите ли, мне двадцать пять – старовата для манекенщицы.

Избегая ее взгляда, Дэниэл полистал блокнот со старыми записями по делу.

– Расскажите, что конкретно произошло между вами и Грейнджером в тот вечер.

– Да ничего – в том-то все и дело. Я не собиралась ничего ему позволять, только никак не могла вдолбить ему это. Что бы я ни говорила, все было впустую, он ничего не понимал. А потом стал распускать руки.

– На что, если верить соседям, вы бурно отреагировали.

– Признаю, я накричала на него и вдобавок обложила по-всякому. Почему бы и нет?

– Но ведь одной руганью вы не обошлись?

– Повторяю, он начал меня лапать. Какое-то время мы боролись, потом я вырвалась и выставила его вон.

– А когда Грейнджер спускался по лестнице, крикнули ему что-то вслед?

– Да, я громко крикнула ему, чтоб он сдох. В доме меня не услышал разве что глухой. Но я не убивала его.

– Что вы предприняли после ухода Грейнджера?

– Я выбежала на улицу и пошла куда глаза глядят, лишь бы подальше от этого мерзкого ублюдка. Машину я не могла… то есть не могу себе позволить, поэтому я просто шла и шла не останавливаясь, покуда не добрела до Уимблдонской Общины, где меня и увидели…

– Где увидели женщину, по приметам соответствующую описанию вашей наружности, – поправил Дэниэл.

– В указанное мною время.

– Это с большой натяжкой можно назвать алиби.

– Я была там! Судебная экспертиза показала, что Грейнджера убили приблизительно в три часа ночи, я же покинула здание в полночь, а вернулась в семь.

– Вы могли взять такси.

– Ах, значит, ко всему прочему вы раздобыли свидетеля-таксиста, доставившего меня к дому, чтобы я могла прикончить Грейнджера?

– Нет, но, кроме ваших слов, у меня нет подтверждений, что вы вообще покидали здание – на этом настаиваете вы одна.

– Плюс свидетель из Уимблдонской Общины, – упрямо вставила она.

– Ладно, пусть будет свидетель из Уимблдонской Общины. Расскажите, что произошло, когда вы вернулись.

– После нашей драки в комнате было все разбросано. Я прибралась и вытерла кровь с каминной полки – когда мы дрались, Грейнджер упал и расшиб о нее губу.

– Раньше вы об этом не говорили, – заметил Дэниэл.

– О нет, говорила.

– По крайней мере, не на первом допросе. Вы сказали это только два дня спустя, когда я сообщил, что на вашей одежде обнаружены следы крови Грейнджера.

– И вы решили, что про нашу драку я выдумала по ходу дела, лишь бы оправдаться?

– Ничего я не решил, просто зря вы сразу не рассказали все начистоту.

– Я была в таком состоянии… была сбита с толку, плохо соображала… С вами, что ли, такого не бывало? Хотя зачем я спрашиваю – конечно, не бывало.

– Откуда вам знать? – спросил он после секундной паузы.

– О нет, только не с вами.

– Помнится, вы упрекнули меня в пристрастии к скороспелым выводам. Будьте осторожны, сами, не увлекайтесь этим.

– Поверьте, в тюрьме у меня было предостаточно времени, чтобы сделать выводы относительно вас, – целых три года.

– Но вам известны не, все факты, – быстро произнес он.

– Ну так изложите мне эти факты. И вообще, давайте поговорим о вас, Дэниэл!

И снова ему вдруг захотелось открыться Меган, рассказать о пережитой три года назад трагедии, после которой он от горя едва не лишился рассудка. Возможно, тогда… тогда ее холодный взгляд потеплеет, она смягчится и, возможно, даже позволит… прикоснуться к себе…

– Это ничего не даст, – вдруг резко проговорил он. – Лучше не будем отвлекаться. Итак, в вашей квартире обнаружили кровь Грейнджера.

– Да, но тело-то нашли внизу, – напомнила она, и легкая улыбка тронула ее губы. – Настал черед вашей коронной фразы: «Вы вполне могли убить его, ведь Грейнджер не был крупным мужчиной, а вы – не такая слабая и хрупкая, какой хотите казаться. Меня не проведешь».

– Я говорил такое? – пробормотал он, чувствуя неловкость.

– Оставьте, Дэниэл, давайте начистоту! Если я просмотрела кассеты, то вы и подавно. И как вам удалось выманить их у полиции?

– Я достал копии.

– Зачем? – поинтересовалась Меган.

Дэниэл понял, что выдал себя, и пожал плечами, уклоняясь от прямого ответа:

– Какая разница?

Она качнула головой, как бы соглашаясь, что разницы никакой нет. На губах Меган блуждала неопределенная улыбка, и Дэниэл догадался, что охватившее его смятение перестало быть для нее тайной. Конечно, они всего лишь воспроизводят прежний допрос… но в душу его закралось подозрение, что в этой игре Меган взяла на себя ведущую роль.

– На чем мы остановились?.. – вопрос звучал натянуто.

– Вы приказали мне перестать притворяться слабой и хрупкой, и тогда я сделала величайшую глупость, не правда ли? Как и положено законченной психопатке, потеряла голову и напала на вас… вот так!

Она молниеносно набросилась на Дэниэла. Он подскочил как ужаленный и попробовал отгородиться от Меган, но та с удвоенной энергией атаковала его, и он был вынужден захватить ее в плен своими сильными руками. Минуту они боролись, потом Дэниэл, преодолев ее сопротивление, крепко прижал к себе. Она гордо вскинула подбородок. И когда он заглянул в ее раскрасневшееся от борьбы лицо, в ее сверкающие глаза, в зрачки, где бушевало неистовое пламя триумфа, он почувствовал, как ее чары овладевают им и затягивают в водоворот губительной страсти… Меган с радостью осознала, что взяла власть над ним. Об этом говорило неровное биение сердца в груди, тесно прижатой к ее груди, его хриплое дыхание, прикованный к ней взгляд, в котором горели тревога, желание и замешательство…

И ее сердце тоже заколотилось в такт бешеному стуку его сердца. Горячая волна окатила ее тело, во рту она чувствовала сладкий вкус долгожданного возмездия. Наконец-то! Какое это было блаженство – наблюдать, как они меняются местами, как он из властелина ее судьбы превращается в беспомощную жертву, отданную ей на растерзание, как когда-то было с ней…

– Я забыла… – выдохнула она, – что дальше…

Он ослабил хватку и стиснул твердыми ладонями ее голову, погрузив пальцы в шелковистую массу ее волос. Но все еще был так близко, что она чувствовала, как его мощная грудь бурно вздымалась и опадала.

– Мы…

– Да-да… говорите…

Сильная дрожь сотрясла его тело. Собрав всю свою волю, Дэниэл наконец разжал объятья.

– Дальше я оттолкнул вас, – сказал он хриплым голосом.

Меган была несколько разочарована, но не подала виду. Она с самого начала знала, что бросила вызов достойному противнику – несгибаемому, стойкому, не сдающемуся без боя. Ничего, подумала она, тем слаще будет победа.

– Затем вы поинтересовались, не таким ли образом я разделалась и с Грейнджером, – напомнила она.

Глубоко вдохнув, Дэниэл взял себя в руки. Чувствовал он себя так, словно выбрался из воронки разрушительного смерча.

– Пепельница, – произнес он. – Грейнджер был убит пепельницей с вашими отпечатками пальцев, других там не было.

– Я никогда не отрицала, что пепельница принадлежала мне. Грейнджер сам унес ее в свою квартиру. Была у него одна милая привычка – навещать меня под тем или иным дурацким предлогом и незаметно таскать какие-нибудь вещички, так что мне нередко приходилось отправляться к нему и забирать их обратно. Всякий раз он рассыпался в извинениях, делал вид, что потерял вещицу, а пока искал, предлагал мне выпить, в общем, тянул кота за хвост. Как мне были противны он и его трусливые повадки! Господи, неужели вы вполне серьезно полагаете, что я выбрала собственную пепельницу в качестве орудия убийства и, прикончив Грейнджера, бросила ее рядом с трупом?

– Это всегда было уязвимым местом в деле, – согласился Дэниэл. – Но от фактов никуда не денешься – Грейнджера убили пепельницей с вашими отпечатками пальцев.

– Еще бы! Пепельница-то была моя.

– Да, но она послужила орудием убийства.

– Но не в моих руках. Послушайте, вы всегда были убеждены в том, что у этого преступления были свои мотивы, а ведь, если разобраться, у меня не было повода убивать его.

– Вы ненавидели Грейнджера. Сами признались.

– Это был повод, чтобы как следует врезать ему, но никак не убивать. Боже милостивый! Да если бы я расправлялась так со всяким, кто приставал ко мне, мои руки были бы по локоть в крови.

Неужели, думал Дэниэл, она так и будет источать очарование, от которого у него не было сил избавиться, как он ни старался погасить занимающийся внутри огонь, и когда он заговорил, не сумел скрыть дрожи в голосе:

– Охотно верю. Должно быть, за вами ходили толпы почитателей.

Меган тряхнула головой – непокорные каштановые локоны заструились по ее плечам – и встала, скрестив на груди руки. Она не сводила с него насмешливого взгляда.

– Вы не ошиблись. Что с меня взять? Сначала была фотомоделью, манекенщицей, потом работала в эскорт-агентстве. Многие не видят разницы между такой работой и проституцией.

– Однако вы не опустились, а вознеслись – стали Тигрицей.

– Неужели и вы попались на эту удочку? – Меган расхохоталась над его наивностью. – Это всего лишь фальшивый имидж, выдумка журналистов. За личиной Тигрицы скрывалась обыкновенная женщина.

Он посмотрел сверху вниз в ее пылающее лицо, в блестящие карие глаза.

– Нет, – медленно произнес он. – Вы далеко не обыкновенная. И никогда ею не будете.

– Почему? Чем Тигрица отличается от миллионов других женщин? Тем, что вы ее сразу сочли виновной?!

– Что вы несете?

– Но это же правда! В вас проснулась неприязнь ко мне с первой же нашей встречи.

– Мы отвлеклись, Меган, – попытался он ее остановить.

– Не увиливайте. За что вы возненавидели меня?

– Не знаю, – мрачно ответил он.

– Вы и сейчас ненавидите?

Дэниэл смущенно покачал головой.

– Что вы чувствуете сейчас? – упорствовала Меган. – Отвечайте!

Отчаявшись, он выложил напрямую:

– Зачем вы спрашиваете? Вы, женщина, которую преследовало множество мужчин? Разве вы сами не видите моего состояния?

Ее губы слегка изогнулись: подчинить его себе оказалось совсем не сложно.

– Вполне вероятно, что и вижу, – прошептала она.

– И вам это нравится? – насмешливо спросил он. – Чего вы добиваетесь? Хотите заманить меня в свои сети? Должно быть, приручение очередного послушного раба доставляет вам удовольствие!

– У меня и в мыслях не было заманивать вас ни в какие сети, – мягко проговорила Меган.

– Тогда что у вас на уме? Никогда не поверю, что вы облачились в этот наряд без всякой задней мысли, нет, вы задались целью вырвать из меня признание, что я хочу вас…

– Мне это и так известно, – напомнила Меган.

– А как же! После моего вчерашнего срыва вы задумали… говорите – что? До какого предела вы собираетесь дойти?

– Рискните проверить… – предложила она.

Последний барьер рухнул, он с силой притянул Меган к себе, впился губами в ее губы, чувствуя, как безрассудная страсть овладевает им, наполняет его дрожью нетерпения. Он знал, что это безумие, настоящее безумие… но не мог совладать с собой; ничего подобного он никогда прежде не испытывал. Разомкнувшись, губы Меган вобрали его язык, горячая, влажная пропасть была полна какого-то темного волшебства. Дэниэл понимал, что все это делается с умыслом: и медленное скольжение тела, и прикосновение рук, и влажная ласка рта. Что-то внутри у него недоумевало: к чему? Но вопрос тонул в вихре неведомых до сих пор ощущений.

Он провел ладонями по ее мягкому податливому телу – стройному, но с прелестными выпуклостями; телу опытной женщины, знающей, как разжигать и поддерживать в мужчине страсть. Если она так же дразнила Генри Грейнджера… неудивительно, что он потерял самообладание, за что и был беспощадно убит… Сердцем Дэниэл отвергал возможность такого вероломства, ведь он держал в объятьях мягкую, соблазнительную женщину; женщину до мозга костей – пылкую и чувственную, волнующую и в то же время покорную.

И тем не менее, у Дэниэла возникало смутное ощущение, будто поведение Меган, ее опасное неистовство диктуются какими-то примитивными инстинктами, что и настораживало, и возбуждало его. Расследуя дело Меган, он собрал множество сведений о ней, и все же не знал ее совершенно. Создавались два противоположных, как небо и земля, образа – хладнокровной убийцы и оклеветанной жертвы, и Дэниэл не понимал, какая же из них истинная Меган.

– Ты убила его? – услышал он свой охрипший голос. – Говори! – Он не переставал покрывать поцелуями ее глаза, лицо, губы, шею…

– Догадайся сам… – предложила Меган.

– Я не знаю!

Меган откинулась назад, в кольце его сильных рук, и посмотрела на него сквозь полусомкнутые веки.

– Что ж, уже шаг в верном направлений, – прошептала она, и голос ее дрожал от смеха. – Раньше ты был уверен, что знаешь.

– А теперь нет! Говори, ты задумала смутить меня? Это твоя цель?

Она слегка улыбнулась.

– Ты смущен, Дэниэл?..

– Да, черт тебя подери, смущен!

– Не беда… лучше поцелуй меня. Ты же хочешь этого, Дэниэл… и одних поцелуев тебе, наверное, будет мало?..

Он колебался. Впервые в жизни его раздирала столь жестокая внутренняя борьба.

Взгляд Меган неотступно следил за тем, как менялось выражение его лица. Улучив момент, она опустилась на софу, раскинулась на мягких диванных подушках и привлекла его к себе. В неистово-страстном поцелуе Дэниэл вновь припал к ее губам.

Меган целовала его с такой же пылкостью. Странно, но одна ее половина бесстрастно наблюдала, как продвигается план Тигрицы, в то время как с другой творилось что-то невероятное. Меган забила тревогу. Выходит, напрасно она надеялась, что злоба и горечь помогут ей остаться равнодушной к ласкам Дэниэла. Увы, под напором его страсти Меган таяла, как снег на солнце. Трепетная рябь прокатилась по ее телу, еще и еще… пока волны наслаждения не накрыли ее и не слились в единый пульсирующий ритм. Она попыталась вспомнить о своих первоначальных планах, но куда там! Разве можно было не замечать частый стук сердца и дрожь, которая охватывала ее тело под его чудодейственными руками!

В ней закипал гнев. Да как он смеет проделывать с ней такое?! Как смеет воспламенять ее, ведь это не удавалось даже Брайану! Почему прикосновения злейшего врага пронзают ее насквозь, словно электрическим разрядом?! Меган прилагала титанические усилия, чтобы подавить в себе это наслаждение и сосредоточиться на одном: подчинить врага своей воле, но у нее ничего не получалось. Враг обрел над ней поистине магическую власть. И Меган страстно возжелала Дэниэла, его запретных поцелуев, его пальцев, ласкающих ее грудь. Он расстегнул ее кофточку, и Меган дугой выгнулась в его объятьях, откинула голову назад, ожидая, когда он проложит огненную тропку поцелуев к ямке у основания ее шеи.

Рукой она направила его голову ниже, к упругим холмикам груди, и когда его губы заскользили по ним, она содрогнулась, будто пораженная молнией. У Меган вырвался протяжный стон. В том, что происходило, было что-то не так, что-то она упустила в своем плане… сейчас, когда она трепетала от наслаждения, ее былые расчеты показались ей сплошной нелепостью.

Меган кожей ощущала малейшее движение Дэниэла. Под его руками ее кофточка распахнулась как по мановению волшебной палочки, его жаркая ладонь накрыла ее полную грудь, касаясь большим пальцем розового соска. Вот-вот он займется молнией ее брюк, и тогда они предстанут друг перед другом – обнаженные, готовые к настоящей близости… От этой мысли кровь быстрее побежала по ее жилам. Меган напряглась в ожидании. Скоро-скоро…

Но в следующее мгновенье Дэниэл, конвульсивно вздрогнув, вдруг замер. О нет, не этого она ждала и жаждала… Протянув к нему руки, Меган словно притронулась к камню.

– Нет! – этот крик исторгся из глубины его нутра.

– Дэниэл…

– Нет. Только не это! – Дэниэл передернулся, будто ее прикосновение обожгло его. Он оторвался от Меган. – Боже Всевышний, я не ведаю, что творю, – выдохнул он, и страсть в его глазах сменилась злостью. – Я почти попался, да? – прорычал он.

– Куда… п-попался? – пробормотала она, силясь собраться с мыслями.

– А то ты не знаешь! Не изображай оскорбленную невинность. Учти, в какие бы игры ты ни играла, это обернется против тебя же!

На Меган точно выплеснули ушат ледяной воды. Она с ужасом увидела все – и свои растрепанные волосы, и кофточку нараспашку, и выставленные напоказ голые груди – и поспешила застегнуться, умерить бурное дыхание.

Наблюдавшие за ней глаза сузились.

– Что, не вышло?

– Не понимаю, о чем вы говорите, – уклончиво пробормотала она. Господи, ну и в переплет же она угодила…

– Я говорю о женщине, которая ненавидит меня утром, а вечером тает в моих объятьях. Даже не тает, а огнем горит! Вы намеренно зажгли меня, притворились, что и сами зажглись, но зачем было разыгрывать этот спектакль? Или Тигрица не брезгует грязными приемами?

– Не называйте меня так! – с отчаянием воскликнула Меган. – Я уже не та.

– А я был настолько доверчив, что тоже уверовал в это, пока вы не выпустили коготки. Боюсь, для меня они оказались чересчур остры. Я простой человек, Меган, и не приучен к вашим изощренным играм. Так что значило это ваше представление?

– Ничего, – в отчаянии прошептала она. – Забудьте, я совершила ошибку.

Она хотела было проскочить мимо Дэниэла, но он удержал ее за локоть и повернул к себе лицом.

– Зачем вам понадобилось делать из меня идиота? Просто нравилось или это было частью какого-то плана? А может, мне отвели роль вовсе не идиота… а слепого орудия? – Заметив, что Меган покраснела, предположение было недалеко от истины! – Дэниэл крепче стиснул ее руку. – Ясно. Мною решили попользоваться… Держу пари, план начал созревать в головке Тигрицы вчера ночью: пара смелых поцелуев, подумали вы, и этот безмозглый болван пойдет ради меня на все… снимет с меня обвинение, например! Ловко придумали! Неглупо! Господи, а я-то было проникся к вам жалостью!

– Пустите! – крикнула она.

– Отпущу, не трепыхайтесь. Но чтоб завтра утром и духу вашего здесь не было! Поняли?

В ответ Меган не проронила ни слова. Выдернув руку, она взлетела по лестнице и укрылась в спальне, подальше от его обвиняющих глаз.

Глава пятая

Безысходный, как крушение последней надежды, мрак навис над Меган. Ощущение грандиозного провала с каждым часом становилось все отчетливее. Она поставила на карту все – и проиграла, проиграла!..

Сейчас, когда ей была так необходима трезвость мысли, ее потрясало и окончательно выбивало из колеи открытие собственной страстности. Она никогда прежде не считала себя чувственной – девичья любовь к Брайану угасла, едва Меган узнала его истинное лицо, – но с легкой руки журналистов она прослыла «воплощением эротической мечты». Смех, да и только! Весь следующий после разрыва с мужем год Меган была занята лишь работой и воспитанием сынишки, а три года тюрьмы еще усугубили ее прохладное отношение к мужчинам. Гнев и злоба совсем вытеснили влечение к радостям физической любви.

Однако все это время, правда, подобно тигрице, таилась, готовясь к прыжку. И правда эта была ужасна… Тело Меган было великолепно, но сама она холодна как лед – пока ее не зажгли ласки того мужчины, которого, по иронии судьбы, она ненавидела всем сердцем.

Глаза Меган были сухи. Она уже давно выплакала все свои слезы, а грудь сдавливала растущая день ото дня боль. Память о Томми и стремление вновь обрести его помогли ей выжить. За это Меган была готова заплатить любую цену – поступиться гордостью, честью… Увы, единственный шанс был упущен.

В мыслях она никогда не расставалась с Томми, он был с нею и в эту минуту. Меган закрыла глаза, погружаясь в мечты о любимом сынишке: они обязательно встретятся снова… он, наверное, уже вырос… и сколько им нужно рассказать друг другу. Но это мечты… А ей был нужен он сам, его улыбка, его ручонки вокруг ее шеи! Жестокие люди оторвали от нее дитя, ей было бесконечно больно, но этой ночью боль стала невыносимой. Никогда еще Томми не казался Меган таким далеким…

Меган вдруг открыла глаза. Уж не спятила ли я?.. – подумала она, готовая поклясться, что слышала зов Томми. Меган села и, притаившись в темноте, вновь уловила далекий-далекий голос сына. Без промедления отбросив одеяло и не накинув даже халата, она выбежала из комнаты.

– Мама… мамочка, где ты? – раздавался испуганный детский голосок. Раньше Томми так звал ее, когда видел страшные сны!

– Иду! – откликнулась Меган. – Не бойся, мамочка уже близко.

Спотыкаясь, она бежала по коридору и заглядывала в каждую комнату, пока, наконец, не наткнулась на одну, в которой, без сомнения, жил мальчишка: стены комнаты были увешаны фотографиями знаменитых футболистов, кровать застлана пестрым покрывалом с изображением гоночных машин, а у подушек пристроился маленький плюшевый медвежонок. В одно мгновенье жизнь стала прекрасной! И Меган, переполненная радостью встречи после долгой разлуки, раскрыла сыну объятья.

– Я пришла, – успокоила она Томми. – Ах, дорогой мой, я так истосковалась по тебе!

Посреди ночи Дэниэл неожиданно проснулся и сел на постели, уверенный – что-то неладно! Тут же поднявшись и набросив на голое тело халат, он выскочил в коридор… и застыл на месте. Дверь в комнату сына была приоткрыта, и оттуда доносилось тихое воркование. Дэниэл бесшумно пошел на голос, потом сбавил шаг и стал двигаться с большей осторожностью. Голос принадлежал Меган, и то, что она ласково бормотала, болью отозвалось в его сердце.

– Неужто ты думал, малыш, что я бросила тебя? Конечно, я была далеко, но ни на секундочку не забывала о тебе. Я знала, что наступит день и мы опять будем вместе… Сынок, как я скучала… ничто больше не разлучит нас!

Дэниэл бесшумно проник в комнату. Меган прикорнула на краешке кровати; она нежно улыбалась и беседовала с кем-то, видимым ей одной. Сперва Дэниэл решил, что она не в себе, потом – что это очередной блеф, но, приблизившись, понял – обманом здесь и не пахнет. Ему уже приходилось видеть прогулки во сне, и в поведении Меган он распознал признаки лунатизма: она разговаривала с пустым местом, и, хоть глаза ее были широко открыты, не замечала присутствия Дэниэла, который задержал дыхание, опасаясь разбудить ее резким движением и напугать. Стоя столбом, он не знал, что предпринять, а Меган тем временем опять обратилась к сыну. Дэниэл молча слушал, но внимал не словам, а сквозящему в ее голосе мучительному одиночеству, и оно как нельзя яснее говорило о том, что ей пришлось пережить за последние три года, сколько выстрадать, какая щемящая тоска по сыну разъедает ее сердце, затмевая все прочие чувства. Как ему было это знакомо! Сейчас Меган кажется, что долгожданная встреча настала, но потом пелена спадет с ее глаз, и Дэниэл страшился неминуемо грядущего прозрения.

– Меган, – негромко позвал он и, наклонившись, легонько коснулся ее плеча. – Пора идти. Пусть мальчик уснет.

Она ответила, не поднимая головы:

– Но кошмары мешают моему малышу уснуть. Ему страшно, и он позвал свою мамочку… Мне часто чудился его голос… но до сих пор это оказывалось сном… – Меган улыбнулась такой радостной улыбкой, что у Дэниэла перехватило дыхание. – Наконец-то мы вместе… я хочу побыть с ним… еще немножко…

Дэниэл не знал, что решить. Пока жестокая реальность не обрушилась на нее, нужно уложить ее в постель, но как? Желая выиграть время, Дэниэл присел рядом с Меган и осторожно обнял ее.

– Мальчику нужен сон, – твердо произнес он. – Он ведь совсем маленький.

Она в задумчивости проговорила:

– Мальчику нужна его мать. За время разлуки он мог забыть меня.

– Поверь, он не забыл. Томми любит тебя.

– Правда? – просияла Меган. – Правда, любит? Даже спустя три года? После того, как все так долго настраивали его против меня?

– Разве это имеет значение?

– Конечно, нет. Главное, мы с Томми снова вместе… правда, дорогой? – обратилась она к Томми. – Нам о многом нужно поговорить, столько дел переделать… чтобы все было как раньше. А помнишь, Томми, наши походы на выставки, как мы веселились вдвоем? Как мы катались на аттракционах в парке, а ты держал меня за руку, чтобы твоя мамочка-трусиха не боялась? Обещаю, Томми, скоро-скоро я отведу тебя в самый замечательный, самый веселый парк на свете, совсем как раньше…

У него в горле встал ком. Боль полоснула сердце Дэниэла, и на какое-то мгновение глаза застлала мутная пелена. А потом случилось самое страшное – на улице взревел мотоцикл и пронесся по дороге с шумом, способным разбудить даже мертвеца. Меган вздрогнула и, обернувшись, уставилась на Дэниэла безумным взглядом.

– Все хорошо, – поспешно проговорил он. – Я с тобой.

Раньше он ни за что бы не поверил, что подобная фраза поможет успокоить Меган. Слова вырвались у него совершенно непроизвольно, и шестое чувство не подвело Дэниэла: с лица Меган сошло напряженное выражение и она не противилась, когда он взял ее за руку.

– Где я? – Меган недоумевающе моргала. – И как я здесь очутилась?

– Это комната моего сына. Вы пришли сюда во сне, – сказал он мягко. – Пойдемте. Вам лучше лечь, не то снова подхватите простуду.

Но когда он попробовал помочь ей встать, Меган не шевельнулась.

– Томми… – в отчаянии пробормотала она. – Он был здесь…

– Вам приснилось, Меган. Вы видели сон.

– Значит, на самом деле его тут не было?.. – прошептала она. – Значит, я не обрела его вновь? – Она обхватила себя за плечи, низко опустила голову и зашаталась из стороны в сторону в знак безмолвной скорби.

Дэниэл опять испытал невыносимую боль. Боже, если бы он мог хоть чем-то помочь Меган, хоть как-то облегчить ее горе…

– Идемте, – робко проговорил он. – Я уложу вас спать.

Она – будто оглушенная ударом – покорилась, позволила поставить себя на ноги и увести. Дэниэл проводил ее в спальню, уложил в постель и укрыл, бережно обернув ее ноги пушистым одеялом.

– Я даже не понимала, что сплю, – медленно проговорила Меган. – Я все думала о Томми… а потом услышала его голос… будто наяву… Значит, это была галлюцинация?

– Вы спали и видели прекрасный сон, – ответил Дэниэл. – Когда желание вернуть что-нибудь велико, может показаться, что оно чудесным образом исполнилось.

– Желание вернуть что-нибудь… – эхом повторила Меган. – Да, можно и так сказать – я очень хочу вернуть Томми. Последние три года, днем и ночью, я мечтала только о нем. Как я была счастлива, когда узнала о досрочном освобождении, – думала, наконец-то увижу Томми! Конечно, я понимала, Брайан не отдаст мне сына без боя, но и не предполагала, что он откажет в свидании с ним. Господи, а я только и думаю о том, как вернуть моего мальчика… И я пойду на все… на все… – ее голос дрогнул.

Дэниэл пристроился рядом с нею.

– Так вот в чем причина… – мягко сказал он.

– Да, – устало отозвалась она. – Причина именно в этом. Я хочу вернуть Томми, все остальное для меня просто не существует. Можете не говорить, что я гадко повела себя с вами…

– Вовсе нет…

– … я знаю, я поступила отвратительно. Вы были правы, Дэниэл, – я собиралась использовать вас. Хотела превратить вас в послушное орудие, чтобы снять с себя обвинение, и не думала о вашем достоинстве. Я слишком отчаялась, чтобы выбирать средства и помнить о морали.

– И пошли бы до конца? – полюбопытствовал Дэниэл.

– Да, – просто ответила Меган.

– Легли бы со мной в постель, ненавидя меня?

Она посмотрела ему в глаза долгим взглядом.

– Я отдалась бы самому дьяволу, помоги он вернуть мне Томми, – тихо сказала она. – Вот вы и выяснили, на какие безнравственные поступки я способна, и прониклись ко мне отвращением. Возможно, не без оснований. Завтра утром меня здесь не будет, даю слово.

– Куда вы отправитесь?

– Скорее всего, сниму где-нибудь квартиру, – Меган пожала плечами.

Странное дело – несколько часов назад Дэниэл предвкушал, с каким наслаждением вышвырнет ее на улицу, а теперь вдруг сказал:

– Вам нельзя возвращаться в мотель.

– В вашем доме мне тоже не место, – ее голос прозвучал твердо.

Дэниэла никогда нельзя было назвать тактичным, но сейчас он заговорил на редкость мягко, а может, просто решил прибегнуть к хитрости. Как бы то ни было, он не мог поступить иначе.

– И все же незачем спешить и уезжать, завтра же. Задержитесь на пару дней, пока не подыщете подходящую квартиру.

На это Меган ничего не ответила и вдруг обратила внимание, что прижимает к себе маленького плюшевого медвежонка.

– Откуда это?

– Из комнаты моего сына. Должно быть, вы приняли его за игрушку Томми.

– Простите. – Она протянула медвежонка Дэниэлу.

– Спите спокойно, Меган.

Дэниэл неслышно удалился и вернулся в комнату, где полчаса назад застал Меган. Включив маленькую настольную лампу на тумбочке у кровати, он тщательно разгладил складки на покрывале и усадил медвежонка на прежнее место. Убедившись, что все в порядке и все вещи на своих местах, Дэниэл обвел взглядом комнату. Никто, кроме него самого, не смел нарушать ее покой, даже приходящей прислуге было запрещено переступать порог.

Меган оказалась первой, кто вторгся сюда после… Он запрещал себе продолжать. После.

Но на нее он не сердился. Меган и не подозревала, что невольно стала его товарищем по несчастью – их объединяла тоска по потерянному ребенку. Застань он в комнате кого-нибудь постороннего, он пришел бы в бешенство, но Меган… Она перестала быть посторонней.

Выдвинув ящик стола, он достал фотокарточку в рамке. На него смотрел семилетний мальчишка с улыбкой во весь свой щербатый рот и озорными глазами. Пальцы Дэниэла погладили лицо ребенка в отчаянном порыве вновь ощутить его тепло, но ощутили лишь холод стекла. В его ушах вновь отдались эхом слова Меган:

«Вам не понять, каково это – когда от тебя насильно отрывают ребенка; когда ты думаешь о нем и днем, и ночью, когда хочешь лишь одного: снова прижать его к себе!»

Меган узнала бы, что и он прошел через те же круги ада, сумей он найти нужные слова, но Дэниэл не привык делиться своими сокровенными чувствами. С Салли в том не было необходимости – она любила его так сильно, что понимала без слов. А сейчас, когда Дэниэлу нужно было объясниться, слова не шли на язык.

Да разве существуют на свете слова, которыми можно было бы рассказать о его маленьком мальчишке – веселом шалуне, всегда готовом к проделкам, но добром и отзывчивом не по годам? Какими словами можно передать тепло сыновних ручонок вокруг твоей шеи и бесхитростную детскую любовь? Дэниэл скорбно склонился над фотографией сына и прижался губами к холодному стеклу, но не почувствовал ответной ласки, не услышал горячего шепота: «Папочка, я люблю тебя». Глаза мальчика продолжали мертвенно сиять с фотографии.

Проснувшись на утро, Меган обнаружила, что Дэниэла нет дома. Она быстренько приготовила завтрак и уже принялась заваривать чай, когда щелкнул дверной замок. Посчитав, что вернулся Дэниэл, Меган продолжала возиться с чайником и вздрогнула, услышав за спиной сдавленный женский голос:

– О, Господи Иисусе!..

Меган обернулась и увидела перед собой почтенную матрону в рабочем халате и с прижатой к сердцу пухлой рукой.

– Вы до смерти меня перепугали! – воскликнула она. – Я приняла вас за привидение! – Но, взяв себя в руки, она смерила Меган подозрительным взглядом.

– Мистер Келлер пригласил меня пожить – несколько дней в его доме, – поспешила объяснить Меган. – Меня зовут Меган Андерсон.

Женщина не долго раздумывала. Она проработала у Дэниэла не один год, давно перестала чему-либо удивляться и тут же невозмутимо затараторила:

– Будем знакомы – Глэдис. Да-да, раз уж вы чаевничаете, я не откажусь от чашечки. Сколько сахару? Три ложечки, пожалуйста, – мне понадобится немало сил, чтобы убрать этот дом. – Она перехватила вопрошающий взгляд Меган и добавила: – Я прихожу трижды в неделю и веду хозяйство мистера Келлера. Недавно мне пришлось уехать – захворала моя сестра, – и я пообещала мистеру Келлеру вернуться на следующей неделе, только моей сестре полегчало, а я не выношу ее идиота муженька, вот я и вернулась пораньше. – Она перевела дух.

Меган вручила ей чашку свежезаваренного чая, предварительно положив туда добрую порцию сахара.

– Почему вы приняли меня за привидение?

– Из-за свитера, милочка. Он просто копия того, что носила Салли… я хочу сказать, миссис Келлер. Она частенько крутилась в нем на кухне и вообще надевала, когда занималась домашними делами, – ведь он желтый.

– Не понимаю…

– Желтый – веселый цвет, поднимает настроение. Ах, какая она была веселая… не передать! Постоянно шутила и смеялась, да так заразительно, что даже он не мог сдержать улыбки, а уж поверьте, его не так-то просто рассмешить. У него начисто отсутствует чувство юмора, но в угоду миссис Келлер он улыбался и даже смеялся.

– Что с нею сталось?

– Погибла. В них врезалась машина, когда она ехала на своей вместе с сыночком. Ужасная трагедия! Я думала, от горя он тронется умом.

– Он? То есть мистер Келлер?

– Он самый. Семья была для него всем, и вдруг такое несчастье… Авария случилась за два дня до Рождества. Они втроем украсили дом, нарядили елку, разложили под ней подарки. Для Салли была припрятана самая большая коробка, обернутая блестящей бумагой и красиво перевязанная. Уж как она ни просила его рассказать, что там внутри, он отнекивался и дразнил ее: «Потерпи, скоро узнаешь». Но бедняжке не суждено было узнать, какой сюрприз ей готовили…

Меган вспомнила свое последнее Рождество на свободе – и первое после разрыва с мужем. Они с Томми отправились в гости к кузине Меган – замужней женщине, матери пятерых детей. Праздник удался на славу! А потом все рухнуло. Ее дальнейшая судьба была на совести Дэниэла, и вдруг Меган поняла, что не может больше ненавидеть его – она представила Дэниэла одного в тиши огромного опустевшего дома, где еще стоит елка и лежат под ней подарки, с которых так никогда и не сорвали яркую обертку нетерпеливые руки двух любимых существ…

– Какая страшная пародия на Рождество – встречать этот праздник в полном одиночестве в пустом доме, который они вместе украшали, – прошептала она.

– Какой там праздник!.. – махнула рукой Глэдис. – Он отнес на свалку все – елку, украшения, подарки, даже индейку. Дом стал пустыней. Все Рождество он работал, и с той поры я ни разу не видела, чтобы он улыбнулся. Конечно, его сын… – Услышав, что в замке поворачивается ключ, она подскочила и смущенно забормотала: – Ладно, пора приниматься за уборку. Спасибо за чай. Я пойду.

В дверях кухни появился Дэниэл. По всему было видно – он не ожидал увидеть Глэдис.

– Рад, что вашей сестре лучше, – сказал он в ответ на ее объяснения, – но не стоило так спешить.

Меган уловила в его голосе нотки раздражения, а Глэдис, тоже угадав настроение Дэниэла, заторопилась к лестнице.

– Извините, мне следовало предупредить вас о возможном ее возвращении, – обратился он к Меган, – но я не ждал ее так рано.

– Все в порядке.

– Глэдис – прирожденная сплетница, – пробормотал он, и было похоже, что это уже не раз приходило ему в голову. – У нее добрейшая душа, но не следует принимать ее болтовню за чистую монету.

– Она рассказала мне о вашей жене и сыне. Жаль, что я не знала этого раньше… Та комната, куда я забрела прошлой ночью… она принадлежала вашему сыну, да? А плюшевый мишка…

– … был его любимой игрушкой.

Меган натянуто улыбнулась.

– Я сейчас уезжаю. Думаю, вы будете рады избавиться от моего присутствия.

– Вчера ночью я предложил вам задержаться на пару дней, и мои слова остаются в силе.

Она только покачала головой.

– Большое спасибо, но вы достаточно долго опекали меня. Настало время в открытую сразиться с судьбой.

– На что вы рассчитываете? Разве вы сможете вернуть Томми без моей помощи?

Меган недоверчиво взглянула на него.

– Вашей помощи? И вы пойдете на это… после вчерашнего?..

– Забудем об этом, – быстро перебил он. – Ничего не случилось. Сейчас надо сосредоточиться на главном: как доказать вашу невиновность.

– Вы поверили в мою невиновность?! – встрепенулась Меган.

После паузы Дэниэл осторожно проговорил:

– Мне кажется, да.

– Звучит не очень-то твердо.

– Нелегко заставить себя посмотреть фактам в лицо. Я вовсе не жажду признать вашу невиновность – слишком тяжелый груз ляжет тогда на мои плечи. Но случилось так, Меган, что вы уже не вписываетесь в образ хладнокровной убийцы. И особенно сильно я почувствовал это вчерашней ночью. – Ощутив на себе ее взгляд, он торопливо пояснил: – Я имею в виду вашу прогулку во сне… слова, с которыми вы обращались к сыну… даже вашу решимость соблазнить меня. Если женщина готова переспать с ненавистным ей мужчиной, только бы вернуть ребенка… вряд ли она совершит поступок, неминуемо грозящий разлукой с ним.

А на Меган уже потоком нахлынули непрошеные воспоминания о его объятьях, вспомнился жар его ладоней, горячий трепет ее тела, страстное желание целиком отдаться этому ненавистному мужчине…

Меган уставилась в пол, стараясь не обнаружить перед Дэниэлом своих переживаний.

– В одном вы правы, – согласилась она. – Я никогда бы не совершила поступка, который мог бы разлучить меня с Томми. И я не убивала Грейнджера.

Дэниэл глубоко вздохнул.

– Тогда давайте действовать!

Глава шестая

К дому Брайана Андерсона, расположенному на внушительном расстоянии от дороги, вела широкая подъездная аллея. Деревья плотной зеленой стеной защищали особняк от посторонних взглядов, и Дэниэлу пришлось довольно долго ехать, прежде чем за узорчатой листвой показались его очертания. Судя по размерам особняка и стилю, хозяином был состоятельный и преуспевающий человек, ценящий прежде всего внешний лоск. Дэниэл сразу же ощутил неприязнь к этому вычурному строению – он на дух не переносил всякий показной шик, – попытался подавить в себе это чувство и подойти к делу непредвзято, но тут же вспомнил Меган в крохотной обшарпанной комнатушке, и попытка не увенчалась успехом.

Он нажал кнопку и услышал, как звонок гулко раскатился по дому. Ему тут же отворила средних лет женщина в платье горничной.

– Могу я увидеть мистера Андерсона? – спросил Дэниэл.

– Как о вас доложить?

– Инспектор полиции детектив Дэниэл Келлер.

Горничная замялась.

– Минутку, я узнаю. – Она скрылась за дверью, оставив Дэниэла на крыльце, но скоро возвратилась. – Проходите, вас примут.

– Благодарю, – с утрированной вежливостью поклонился Дэниэл. – Очень великодушно с его стороны.

– Справедливо заметили, – поджала губы горничная, не уловив иронии. – Мистер Андерсон принимает далеко не каждого.

Она провела Дэниэла в просторный, обшитый дубовыми панелями кабинет, где за массивным столом восседал Брайан Андерсон. Его глаза были прикованы к экрану компьютера, а пальцы быстро бегали по клавиатуре. Прежде чем уделить гостю внимание, он выждал ровно десять секунд, что дало Дэниэлу возможность бегло осмотреть комнату. Он заметил стоящую на краешке стола большую фотографию молодой женщины лет двадцати пяти. Черты ее холеного лица были доведены до совершенства умелым макияжем, но, на взгляд Дэниэла, в красоте этой было что-то жесткое и неестественное, а бросавшаяся в глаза чувственность казалась слишком тщательно рассчитанной. Дэниэлу куда милее была красота Меган – гордая, тонкая и в то же время какая-то беззащитная, – но Брайан Андерсон явно не разделял его вкуса. Мнение Дэниэла об этом типе, и без того невысокое, упало совсем низко.

Наконец Андерсон поднял голову и сложил губы в некое подобие любезной улыбочки, никак не сочетавшейся с пустым взглядом его глаз.

– Инспектор Келлер, – медленно кивнул он, тщательно подбирая слова. – Примите мои поздравления.

– Поздравления?..

– Поскольку вы представились инспектором, я сделал вывод, что вас восстановили в должности. Вы не находите, что это повод для поздравления?

– Охотно принял бы его, если б вернулся в полицию.

Дэниэл проклинал себя за допущенный промах. Загоревшись неприязнью к Андерсону, он задумал припугнуть его полицейским званием, но только навредил делу, дав в руки Андерсону козырь.

Тот холодно улыбнулся.

– Догадываюсь: все мы иногда говорим, не подумав. – Он выдержал паузу, давая понять, что осуждает поступок Дэниэла. – Значит, полиции еще предстоит принять вас обратно. Что ж, тогда разрешите предложить вам выпить. Что вы предпочитаете? – Он подошел к бару.

Дэниэл едва не отказался – скорее сдохну, чем приму что-нибудь из твоих рук, – но вовремя вспомнил, что пришел завоевать его расположение, и, изобразив улыбку, произнес:

– Пожалуйста, что-нибудь безалкогольное. Я за рулем.

– И как каждый добропорядочный полицейский, не водите машину после выпивки.

Помолчав, Дэниэл коротко согласился:

– Именно так.

Андерсон налил ему лимонада.

– Позвольте узнать, чем я обязан вашему визиту, инспектор Келлер?

В двух последних словах Дэниэл почуял скрытую насмешку, но решил все же не поддаваться.

– Я пришел поговорить о вашей жене, – сказал он.

– Вы хотите сказать – о моей бывшей жене. Год назад мы развелись.

– Тем не менее, вам наверняка было приятно узнать о ее освобождении, – не отступал Дэниэл.

Андерсон замялся:

– Буду с вами откровенен: это спорный вопрос.

– То есть вы не испытали облегчения, узнав, что она невиновна?

– А разве тому есть подтверждения? – вкрадчиво осведомился Андерсон. – Ее выпустили… но не оправдали, не так ли?

– Суд освободил ее за недостаточностью улик. По закону это равносильно признанию невиновности.

– Раз такое говорит слуга закона… но ведь закон рассматривает ситуацию слишком ограниченно. У общественности иная точка зрения.

– То есть для вас она остается виновной?

– Меня больше интересует, как к этому относитесь вы, инспектор. Какова истинная цель вашего визита? Три года назад вы сформировали свое мнение о Меган, достаточно твердое, чтобы… э… потерять свидетельские показания.

Дэниэл с силой стиснул стакан и поспешил поставить его на стол, едва удержавшись от соблазна запустить им в стену. Его переполнила ненависть к этому типу, который когда-то поклялся до конца своих дней любить и оберегать Меган, а сейчас так безразличен к ее судьбе.

– Вы намекаете, что я намеренно потерял показания? – спросил Дэниэл, из последних сил стараясь сохранять спокойствие.

Андерсон самодовольно улыбнулся.

– Скажем, я верю утверждению психоаналитиков, что нет ничего случайного. Каждая случайность есть порождение наших подсознательных порывов.

– Эта случайность была следствием усталости и переутомления, – отрезал Дэниэл. – Полицейские тоже совершают ошибки, но они привлекают к себе больше внимания, чем ошибки других людей.

– Хорошо, примем потерю свидетельских показаний за непреднамеренную ошибку, – пожал плечами Брайан. – Но что они доказывают? Что свидетель видел женщину, которая могла оказаться кем угодно?

– А я верю, что он видел Меган, – горячо возразил Дэниэл. – И значит, она непричастна к убийству Генри Грейнджера.

– Зачем вы явились сюда? – Тонкие губы Брайана скривились в подозрительной усмешке. – Надеюсь, не потому, что вас замучили угрызения совести? Или вы трудитесь на благо общества?

– Скажем, потому, что мне хотелось бы узнать, по какой причине вы не отвечаете на ее звонки.

– С какой стати я должен с ней разговаривать? Нам нечего сказать друг другу.

– А мне кажется, есть, – произнес Дэниэл, еле сдерживая гнев. – Ваша жена – ваша бывшая жена – потеряла все, когда ее посадили. Теперь она свободна и хочет предъявить свои права на кое-что из утраченного.

– Я не ослышался? – с язвительным смешком спросил Андерсон. – Вы хотите, чтобы я встретил ее с распростертыми объятьями?! Принял обратно в семью? Этого она добивается?

Дэниэл едва перевел дыхание. Секунду назад он был уверен в собственной беспристрастности и полном самообладании, но этот вопрос, заданный таким самодовольным тоном, поверг Дэниэла в отчаяние, нарисовав перед ним отвратительную картину: Меган и ее самовлюбленный муж, они живут под одной крышей, спят в одной постели, она разрешает ему ласкать себя. Она сказала: «Я пойду на все… я отдалась бы самому дьяволу, лишь бы вернуть Томми…» Неужели это правда? Я пойду на все…

– Мне неизвестны… ее намерения, – через силу выдавил из себя Дэниэл.

– Но вы действуете от ее имени?

– Я только хочу сообщить вам, что хватит игнорировать Меган. Она вправе увидеться со своим сыном.

– Похоже, она переманила вас на свою сторону… Мне ли не знать, сколь убедительной она может быть, когда захочет. Ведь я знаю Меган как облупленную, а вы – нет. Скажите, вы уже испытали на себе всю силу ее темперамента или она пока благоразумно не выдает своего пикантного порока?

– Я видел ее очень расстроенной. – Дэниэл вспомнил, как в первый вечер Меган набросилась на него с кулаками. – И на это у нее есть тысяча причин.

Брайан пропустил последнюю фразу мимо ушей.

– Когда она выходит из себя, это впечатляющее зрелище, не правда ли? – любезно осведомился он. – Как говорится, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Просто так ее бы не прозвали Тигрицей. Генри Грейнджеру следовало остерегаться ее.

– Боже правый! – с отвращением воскликнул Дэниэл. – Да вам просто удобно считать ее виновной! А как же ваш сын?

– Мой долг – защищать сына от этой женщины. Как и подобает отцу, я добросовестно выполняю свои обязанности. Что касается Томми, то он вполне успешно забывает Меган, и я не допущу, чтобы какая-то неуравновешенная истеричка испортила ему жизнь. И еще сообщаю вам, что в ближайшем будущем я намереваюсь снова жениться. – Он кивнул в сторону молодой женщины на фотографии. – Моя будущая жена станет Томми отличной матерью. Если… – Зазвонил телефон, и Андерсон умолк. – Прошу прощения. – Он поднял трубку – до Дэниэла долетел тонкий женский голосок – и, мгновенно сменив тон, заворковал: – О, Селена, дорогая! Как поживаешь?..

Дэниэлу был отвратителен этот лицемер: едва Андерсон заслышал женский голос в трубке, как весь затрепетал, преисполнился фальшивой нежностью. Нет, то, чему Дэниэл стал невольным свидетелем, нельзя было назвать любовью. Дэниэл уже понял, что Андерсон неспособен к глубоким и искренним переживаниям – просто он был под властью чувственного и холеного существа с фотографии. И, как и положено хорошему полицейскому, принял это к сведению.

Андерсон повернулся к нему и резко спросил:

– Не изволите подождать за дверью?

Оказавшись таким образом за порогом кабинета, Дэниэл вышел в холл и осмотрелся. Роскошная, подобранная со вкусом обстановка говорила о том, что хозяин дома удачлив в бизнесе, живет в достатке и ни в чем себе не отказывает. Да, не часто Дэниэл с первого взгляда и столь решительно не воспринимал кого-нибудь, как это случилось с Брайаном Андерсоном…

Поняв, что тот долго будет занят увлекательной беседой, Дэниэл неторопливо двинулся в глубь дома и набрел на залитую солнцем комнату. Яркие лучи, в которых танцевали пылинки, проникали в комнату сквозь два больших окна; повсюду на стенах были развешаны рисунки. Дэниэл задержал взгляд на одном из них – щенок высоко подпрыгнул за мячом. Художник явно был очень юн, и хотя ему еще недоставало мастерства, в четких и уверенных линиях угадывался подлинный талант.

Напоенного солнцем безмолвия не нарушил ни единый шорох, но чутье подсказало Дэниэлу, что он тут уже не один. Обернувшись, он увидел мальчика лет девяти, замершего у открытых дверей в сад. Мальчик пристально смотрел на него, и по спине Дэниэла пробежали мурашки – в лице ребенка он уловил что-то знакомое, хотя большого сходства с Меган не было. Черты мальчика, как и черты всех детских лиц, были еще неопределенны. Он выглядел так же, как любой мальчуган в свои девять лет. И все же, без всякого сомненья, это был сын Меган. В его позе чувствовалась унаследованная от матери напряженная грация, схожая с пружинистой грацией кошки, выглядывающей из травы. В полной тишине мальчик не сводил с Дэниэла глаз, пытливо изучая его.

– Здравствуйте, – проговорил он наконец. – Это мои картинки.

– Ты хочешь сказать, что сам нарисовал их?

Ребенок кивнул.

– Здорово! У тебя настоящий талант.

– Это портрет Джэко, моего щенка. Я люблю рисовать животных и вообще все живое. Рад, что вам понравилось. – Помолчав, ребенок добавил: – Я Томми.

Мозг Дэниэла лихорадочно заработал – необходимо действовать быстро, ведь времени у него маловато!

– Я так и подумал, – сказал он. – Ты в точности такой, каким тебя описала твоя мама.

Радость озарила лицо ребенка.

– Вы знаете мою маму? – громко воскликнул он.

«Так-так, значит, он «вполне успешно» забывает Меган…» – подумал Дэниэл.

– Да, я знаком с нею.

– Скажите, она придет повидать меня? С тех пор как маму отпустили, я каждый день жду ее… но она не приходит.

– Ты знаешь, что ее отпустили?.. – как бы невзначай поинтересовался Дэниэл.

– Я не знал, пока ребята в школе не показали мне газету. Папа говорил, что она уехала и бросила нас… мама будто бы меня разлюбила.

– Не вздумай этому верить, – поспешно прервал его Дэниэл, но ребенок покачал головой.

– А я и не верил, – произнес он не по годам просто и с достоинством. – Когда я узнал правду, папа очень рассердился и сказал, что больше не пустит меня в ту школу. Теперь я хожу в другую, только мне там не нравится.

– А в какую школу тебя перевели? – тихо спросил Дэниэл.

– В «Бакбридж Джуниор».

Дэниэл присел на корточки, чтобы оказаться лицом к лицу с мальчиком.

– У нас немного времени, малыш, поэтому слушай внимательно, – предупредил он, и Томми с готовностью кивнул. – Твоей маме нездоровилось, и она не могла прийти проведать тебя. Вот она и послала меня, чтобы я переговорил с твоим отцом и… и передал тебе, что она по-прежнему очень тебя любит. И не забывает о тебе ни на минуту.

– Тогда почему она не приходит повидать меня?

– Как только появится возможность, она обязательно придет.

– Вы хотите сказать – как только папа разрешит ей, – печально хмыкнул ребенок. В его словах сквозила такая недетская мудрость; и прежде чем Дэниэл успел это понять, у него промелькнула мысль, не, он ли и виноват в этом?..

– Скучаешь по ней, малыш? – с нежностью спросил он.

Томми кивнул, не отводя от него взгляда, и Дэниэл заметил, что глаза у него материнские – такие же лучисто-карие с золотистыми крапинками.

– Пойдемте. – Томми потянул Дэниэла за рукав к невысокому шкафчику и выдвинул ящик. Достав оттуда альбом для рисования, он пролистнул несколько страниц и нашел женский портрет. Как и картинки на стене, портрет был явно нарисован рукой ребенка, но в повороте женской головки и в изгибе губ чувствовалась гармония. У Дэниэла защемило сердце – как, должно быть, одинок этот бедный малыш, если рисует свою мать, чтобы сохранить память о ней, не дать взрослым стереть эти дорогие воспоминания.

– Я могу взять этот портрет? – быстро спросил Дэниэл.

Томми понял его с полуслова, вырвал листок из альбома и, сложив его вчетверо, протянул Дэниэлу.

– Передайте ей… передайте… – его голос дрогнул.

– Не волнуйся, – с нежностью сказал Дэниэл. – Рисунок расскажет ей о твоей любви лучше всяких слов. И не слушай никого, кто говорит, будто мама забыла тебя. Она не забыла. Она ведь твоя мать, а матери не забывают. – Что-то шевельнулось в его душе, и он добавил: – И отцы тоже.

Томми недоумевающе посмотрел на него, но не успел ни о чем спросить – в коридоре послышались шаги. И тут Дэниэла осенило. Он достал ручку, торопливо нацарапал в альбоме несколько цифр и, захлопнув его, вернул мальчику, шепнув:

«Телефон». Томми ответил ему понимающим взглядом, а в следующее мгновенье из дверей выползла темная тень. Томми и Дэниэл обернулись – перед ними стояла чопорная престарелая дама с суровым каменным лицом.

– Мне кажется, ваша беседа чересчур затянулась; – сказала она ледяным тоном.

Дэниэл стоял так близко, что почувствовал, как Томми вздрогнул. Конечно, как он сразу не догадался! Вошедшая дама была как две капли воды похожа на Брайана Андерсона, те же напыщенные манеры, а надменный подбородок вздернут еще выше. Шагнув вперед, дама гневно сверху вниз уставилась на Томми.

– Отвечай, чему я тебя учила? – строго спросила она. – Я обращаюсь к тебе, Томми! Чему я тебя учила? Никогда не упоминать эту женщину в нашем доме!

– Она вовсе не «эта женщина», – прервал ее Дэниэл. – Она – его мать!

Миссис Андерсон не удостоила его даже беглым взглядом.

– Стыдись, Томми, ты же такой послушный мальчик! Прекрати сердить меня и выброси из головы плохих людей, которых давно следует забыть… – Она услышала тихий ропот. – Повтори, что ты сказал?!

Избегая ее взгляда, Томми склонил голову. Дэниэл не мог видеть лица мальчика, но догадывался, что тот глотает слезы.

– Томми! – Голос миссис Андерсон, как и ее лицо, обрел твердость скалы. – Что ты сказал?

– Ради Бога, довольно! – в отчаянье взмолился Дэниэл. – Какое гнусное издевательство над ребенком – принуждать его забыть родную мать!

Миссис Андерсон будто только теперь заметила присутствие Дэниэла и косо глянула на него.

– Мне неизвестно, кто вы и что здесь делаете, но не имеете никакого права будить в ребенке болезненные воспоминания. Вы попусту расстраиваете его.

– Если мальчик расстроен, то по вине жестокой толстокожей старухи, которая постоянно его запугивает! – процедил Дэниэл сквозь зубы.

У Томми вырвался короткий приглушенный возглас, словно в знак согласия со словами Дэниэла, и миссис Андерсон тут же напустилась на него.

– Какая вульгарность! А ты просто маленький испорченный мальчишка! – со злостью выпалила она. – Подумай, как отнесется к такому поведению твоя новая мамочка?

Мимолетное торжество исчезло с лица мальчика, он упрямо насупился.

– Никакая она мне не «мамочка», – буркнул он. – Я не люблю ее. А она не любит меня.

– Я запрещаю тебе городить подобную чушь! – строго приказала старуха. – Ты глупый маленький мальчишка. Сам не понимаешь, что несешь.

– Я же чувствую, когда меня не любят, – упорствовал Томми. – Она называет меня «это отродье».

– «Она» – это, надо полагать, мисс Брейсвелл? Ты разве забыл, что отец велел называть ее мамочкой?

– Она мне не мамочка, – повторил Томми, чуть не плача, но не желая сдаваться.

– Что здесь происходит?! – раздался с порога голос Брайана Андерсона.

– Брайан, тебе следует быть более разборчивым, когда пускаешь к себе в дом, – высокомерно заявила старуха. – Этот человек вообразил, что может нагло совать свой нос в чужие дела!

– Он сразу показался мне подозрительным, – угрюмо согласился Андерсон. – Все в порядке, мама. Положись на меня – уж я разберусь с мистером Келлером… Уведи Томми.

Миссис Андерсон схватила мальчика за руку и выволокла его из комнаты, но прежде Томми успел бросить на Дэниэла последний умоляющий взгляд. Дэниэл ободряюще улыбнулся ему вслед, постаравшись вложить в эту улыбку все, что не успел пообещать: что обязательно передаст Меган рисунок и расскажет, как Томми любит ее. Улыбка далась ему с огромным трудом – на душе у Дэниэла скребли кошки.

– Прошу вас немедленно покинуть мой дом, – процедил Андерсон весьма решительно.

– Покину, но напоследок предупреждаю вас…

– Давайте обойдемся без угроз. Передайте Меган: если только она осмелится обратиться в суд, против каждого нанятого ею адвоката я выставлю десять своих, я очерню ее перед судьями так, что ей никогда не отмыться, я сделаю все, чтобы процесс затянулся на долгие годы! Томми станет взрослым, прежде чем она снова его увидит! Надеюсь, я ясно изложил свою позицию?

– Более чем, – мрачно ответил Дэниэл.

– Тогда не смею вас больше задерживать.

Андерсон шел за Дэниэлом до машины и в последнюю секунду небрежно бросил:

– Позвольте дать вам дружеское напутствие, держите с Меган ухо востро. Она вас использует – такова ее натура. За личиной этакой милой и беспомощной дамочки, которую она любит надевать, скрывается интриганка, жесткий делец, готовый на все ради достижения цели. Странно, что вы, человек с богатым жизненным опытом, не раскусили ее…

– Счастливо оставаться! – огрызнулся Дэниэл, захлопывая дверцу автомобиля и нажимая на газ. Ему стоило больших усилий удержаться от соблазна свернуть челюсть Брайану Андерсону.

– Что сказал Брайан? – набросилась Меган на Дэниэла, едва он добрался до дома.

– Он действовал в своих лучших традициях и заявил, что не собирается идти на уступки. Но не печальтесь – я привез вам некое послание, которое непременно поднимет ваш дух. Держите. – Он вынул из кармана пиджака альбомный листок и развернул его. – Томми послал вам этот рисунок.

Ее лицо озарилось радостью.

– Вы видели Томми? – воскликнула она.

– Мы провели наедине всего несколько минут, потом нас прервали. Он в курсе всех ваших проблем, Меган. Какой-то школьный приятель дал ему газету со статьей о вашем освобождении.

– Томми знает, что я сидела в тюрьме? О Господи!..

– Он знает, что вы невиновны и вышли на свободу, и очень ждет встречи. Томми любит вас. – Дэниэл поторопился с хорошими новостями, заметив, что печать страдания снова легла на ее лицо. – Кое-кто пробовал стереть вас из его памяти, но просчитался – мальчик не забыл вас, а для вас это должно быть самым главным.

Меган не слушала его, целиком погрузившись в изучение своего портрета.

– Неужели он сам нарисовал это?.. – восхищенно прошептала она.

– Согласитесь, это лучшее доказательство тому, что, какие бы козни ни строили опекуны, мальчик бережно хранит память о вас.

– Значит, он по-прежнему любит меня? – Глаза Меган заблестели.

– Всем сердцем, – подтвердил Дэниэл. Переход Меган от подавленности к надежде поставил перед ним непростую задачу. Как ему собраться с духом и сказать ей, что, прежде чем обрести хотя бы малую долю утерянных ею прав, придется свернуть не одну гору? Какие подобрать слова, чтобы рассказать о намерении Брайана жениться во второй раз? Дэниэл боялся увидеть, как лицо Меган вновь омрачит тень отчаянья, и не только потому, что ощущал свою неизгладимую вину перед ней. Боль этой женщины проникла в его сердце и слилась с его собственной болью, и хотя Дэниэл не вдумывался в причины происшедшего, оно тяготило его. – Слушайте, – произнес он, – мне удалось выяснить еще вот что. Томми рассказал, что Брайан перевел его в новую школу – в «Бакбридж Джуниор».

– Значит, я смогу увидеть его! – Меган не сдержала радостного возгласа. – Сейчас же едем!

– Сегодня воскресенье…

– Тогда завтра! Господи, хоть бы одним глазком увидеть моего мальчика, хотя бы издалека! Я должна повидать его, и пусть кто-нибудь посмеет помешать мне!

– У меня и в мыслях нет мешать вам, напротив, я сам отвезу вас к школе.

– Когда? Давайте завтра, прямо с утра!

– Когда пожелаете, Меган. Успокойтесь.

– Разумеется, успокоюсь, ведь я наконец-то свижусь с сыном! Я не могу передать, какое это мученье… думать о нем каждую минуту, страдать в разлуке…

– Можете не объяснять мне, – проговорил Дэниэл. – Я знаю, что такое горечь и сладость этих воспоминаний.

– Да, конечно, – сразу погрустнела Меган.

Дэниэлу показалось, что она сочла его признание за тоску по жене, но его душа была полна памятью о сыне. Что можно сравнить с любовью ребенка, плоти от плоти твоей?! И с той пустотой, в которую погружаешься, когда понимаешь, что его ручонки никогда больше не обнимут тебя в порыве самой искренней и бескорыстной любви? Возможно, если бы он открылся Меган, они бы стали ближе, но – как всегда в такие минуты – у него словно отнялся язык.

Меган вдруг улыбнулась, и в этой улыбке было столько веры в победу, что Дэниэлу стало страшно при мысли о том, что ему предстоит сейчас отнять у Меган единственную надежду…

– Не стоит преждевременно радоваться, – выдавил он. – Для преодоления препятствий вам потребуется призвать на помощь все свое мужество.

– Я все снесу! – с воодушевлением воскликнула Меган. – Скажите, ведь мне удастся вернуть Томми?

Дэниэл понятия не имел, чем кончатся их попытки, но погасить теплившуюся в ней искорку надежды было выше его сил. Она помогала Меган жить и бороться.

– Нам удастся, – наконец сказал он. – Мы найдем способ… вернуть Томми.

Он отвел со лба Меган шелковистые пряди и взял ее лицо в ладони. Внутренний голос велел ему рассказать ей страшную правду, слова уже готовы были сорваться с языка и…

– Все образуется, – ласково пообещал он. – Верь мне.

Дэниэл презирал себя за трусость, но поделать ничего не мог.

Следующим утром они отыскали школу Томми и, припарковавшись напротив входа, стали ждать. Скоро обоим стало ясно, что они зря теряют время – из машины были видны лишь часть чугунной ограды и вереница автомобилей, проезжающих через ворота. Не было ни малейшего шанса хотя бы мельком увидеть Томми. Меган сидела как на иголках, но изо всех сил старалась сохранять спокойствие; в ее лице не было ни кровинки.

– Подождите меня в машине.

Дэниэл вышел и отсутствовал полчаса, а вернувшись, сообщил:

– Я нашел школьную спортплощадку, она огорожена проволокой, и оттуда очень удобно вести наблюдение.

Они переехали на новое место и простояли у забора три часа. За все это время Меган не шевельнулась. Ее пальцы вцепились в проволоку, слегка сжимаясь, когда очередной класс выводили на площадку, и ослабляя хватку, когда Меган, оглядев детей, не находила среди них Томми.

– Кажется, мысль приехать сюда была не самая удачная, – вздохнул Дэниэл. – Может, в сегодняшнем расписании уроков у Томми нет игр… Поехали.

– Вы езжайте. – Меган не сводила глаз с площадки. – Я еще постою.

– Раз так, я тоже постою, – спокойно сказал Дэниэл.

Но Меган не услышала его. Ее пальцы хрустнули, с силой впились в решетку, а из горла вырвался короткий хриплый вздох. На поле, в самый дальний его конец, высыпала детвора, и Меган не сводила взволнованного взгляда с одного из мальчишек.

– Это он, – шептала она. – Он, мой Томми…

Дэниэл прищурился, вглядываясь в гоняющихся друг за другом ребятишек. Казалось бы, они ничем не отличались друг от друга, но потом Дэниэл понял, что материнский инстинкт не подвел Меган. Даже спустя три года, хотя Томми вытянулся и повзрослел, сердце матери безошибочно угадало его среди всех остальных мальчишек.

– Пусть они подбегут хоть немного поближе… – шепотом заклинал Дэниэл, напрягая всю свою волю. Какая чудовищная несправедливость – после долгого и терпеливого ожидания довольствоваться столь жалким вознаграждением. Скоро до него дошло, что классу Томми отвели для игр самый дальний конец поля и ближе ребята не подойдут. Застывшая рядом с ним Меган, за полчаса ни разу не выпустив мальчика из виду, молча следила за Томми, и взгляд ее был страшнее любых слез.

Потом детей увели. Озорная детвора со смехом убегала, чтобы поскорей добраться до раздевалки, принять душ и переодеться.

Но один мальчик остался.

Замерев, он вглядывался через поле в проволочную решетку и был так же неподвижен, как и стоявшая по другую сторону ограды женщина. Их взгляды, преодолев расстояние, встретились, и тогда он рванулся ей навстречу, но тут учитель заметил, что мальчик отстал, и позвал его. Томми увели вслед за остальными.

Меган продолжала неподвижно стоять. Ее глаза были прикованы к месту, где еще совсем недавно находился ее сын, словно по ее желанию он мог снова там появиться.

– Скажите, ведь это был Томми? – прошептала она. – Я не обманулась?

– Не обманулись, – мягко успокоил он. – Именно этого мальчугана я видел вчера.

– И он узнал меня? – Меган почти умоляла.

– Конечно, узнал. А теперь поедем домой.

Пока возвращались, Меган сидела очень тихо, но, занявшись приготовлением ужина, воспрянула духом, вновь почувствовала прилив сил.

– Идемте в гостиную. Я принесу туда кофе, – сказала она.

Когда они уселись, Дэниэл не мог удержаться:

– Ужин был выше всех похвал.

– В угоду Брайану я выучилась готовить, – пожала плечами Меган. – Умение стряпать входило в список качеств, которыми, по мнению Брайана, должна обладать образцовая жена. Признаться, я думала, что за это время разучилась, но, представляете, руки сами все вспомнили. Вообще произошло столько удивительного… я будто снова ожила. Мы с Томми легко узнали друг друга, а ведь прошло без малого три года!.. Почему-то я нисколько не сомневаюсь, что все образуется.

Наконец она заметила подавленность, весь вечер не отпускавшую Дэниэла.

– Вы сидите как в воду опущенный. Что случилось? Я понимаю… я настроена до неприличия оптимистично, но я сознаю, в какую битву ввязалась. Да, Брайан – крепкий орешек, но я чувствую себя такой сильной… такой уверенной, что смогу преодолеть любые преграды! Именно вам я обязана своей уверенностью, и прошу вас, не надо разрушать ее столь удрученным видом.

– Я не хочу ничего разрушать, – растерянно пробормотал Дэниэл, – только борьба может оказаться гораздо серьезнее, чем вы предполагаете…

Меган присела рядом с ним на софу и заглянула ему в глаза, желая угадать причину его беспокойства.

– Что произошло, Дэниэл? Вы что-то скрываете от меня? – Тягостное молчание подтвердило ее догадку, и Меган крепко взяла его за плечи. – Все в порядке, не бойтесь, рассказывайте. Теперь я сильная, действительно сильная!

– Хорошо, – с тяжелым вздохом согласился Дэниэл. – Мне следовало рассказать вам раньше, но я не мог найти нужные слова… Брайан снова собирается жениться.

От лица Меган отлила кровь, и Дэниэл ощутил, как ее бросило в дрожь.

– Все хорошо, Меган, – настойчиво проговорил он. – Обещаю, мы найдем способ вернуть мальчика.

– Полноценная семья… – упавшим голосом прошептала она. – С одной стороны судьи увидят обеспеченных родителей, а с другой – безработную мать-одиночку с запятнанной репутацией…

– Мать, которую он любит! – горячо воскликнул Дэниэл. – Мальчик сам сказал мне, что ненавидит ту женщину, что никто и никогда не заменит ему его маму. В наши дни, Меган, судьи считаются с мнением ребенка. Послушайте, ничто не должно сломить нас! Мы непременно докажем вашу невиновность и вернем Томми!

Глава седьмая

– Мы непременно докажем вашу невиновность и вернем мальчика, – повторил Дэниэл. – Слышите, Меган?

Она промолчала, а он, в отчаянье заглянув ей в глаза, прочел в них немой укор. Взгляд Меган был таким печальным, что Дэниэл не выдержал, наклонился и поцеловал ее в губы, привлекая к себе ее стройное тело. Его ласки были лишены страстности; Дэниэлом овладело лишь чистое желание смягчить, убаюкать ее печаль нежностью, и, целуя ее, он шептал:

– Все будет хорошо… я все улажу… верь мне.

В конце концов, она успокоилась. Дэниэл гладил ее волосы и был рад тому, что Меган, уткнувшись ему в грудь, не видит его лица, омраченного сомнениями. Он надавал ей столько обещаний и сейчас не знал, сумеет ли выполнить их… Теперь у Дэниэла не было иного выхода, оставалось лишь искать ключ к решению ее проблем.

Меган подняла голову.

– Дэниэл… – прошептала она.

Ее губы приблизились к его губам; он вдруг перестал владеть собой и – никакие земные силы не смогли удержать его! – прильнул к ее губам. Поцелуем он надеялся утешить Меган, по крайней мере, такую отговорку он придумал для себя, но время, прошедшее после их последнего поцелуя, из нескольких секунд превратилось в миллионы лет, и все переменилось. Бесследно исчезли спокойствие, умиротворение и дружеское стремление снять напряженность. Тело Дэниэла захлестнуло вдруг буйство ощущений, и какое-то время он оставался недвижим под накатывающими волнами возбуждения.

Он видел, что с Меган творится то же самое. Ее стройное тело напряглось в его объятьях, потрясенное теми же открытиями. Они ступили на проторенную ранее тропу: страсть пошатнула их обоюдное недоверие, они лучше узнали друг друга, и недоверие мало-помалу сменилось осторожным союзом, основанным на уважении и общности несчастий. Но у чувства, охватившего их в эту минуту, не было ничего общего с уважением: то была вожделеющая страсть. Дэниэл не хотел, да и не имел ни малейшего права мечтать об этой женщине, но она затронула самое сокровенное в нем, не подчинявшееся трезвому рассудку, и он – закаленный двадцатью годами службы в полиции, где ежечасно подвергал свою жизнь заранее предусмотренному риску, – он безвольно подчинился этому безумству.

Меган казалось, что смерч ее уносит в заоблачные выси. Умом она понимала невероятность происходящего, но тело отказывалось подчиняться. Все на свете потеряло свой смысл. Во всей Вселенной остались лишь его губы на ее губах – медленно терзающие и сладостью поцелуя зажигающие ее плоть, сулящие невероятное блаженство. Умелая ласка его губ ни в чем не уступала умелым прикосновениям рук. Легкие одежды показались Меган стальным барьером, разделяющим их тела, когда они так желали слиться воедино! Да, она знала, что совершает ошибку, но не могла справиться с собой.

Она попробовала пробиться сквозь это смятение чувств и шепнула:

– Дэниэл…

– Что?.. – хрипло отозвался он.

– Мы не должны… я знаю, мы не должны…

– Тогда вели мне остановиться. – Меган беспомощно глянула на него, и он со стоном накрыл ее рот своим. – Вели мне остановиться… – не то молил, не то приказывал он.

– Не могу… сам знаешь, не могу…

Ее слова заглушили губы Дэниэла, прильнувшие к ее губам, его язык, который в жадном предвкушении погружался все глубже. Острое наслаждение пугало ее своей необычностью. Меган и не подозревала ни о чем подобном и потому безрассудно отдалась искушению пройти этот путь, каким бы он ни был, до самого конца. Она не знала, каким любовником окажется Дэниэл, но она во что бы то ни стало должна выяснить это. Ничто не удержит ее! Ничто не могло удержать ее…

Она рванула его рубашку – пуговицы застучали по полу – и с наслаждением пустилась в путешествие по его телу. Его сильная, мускулистая грудь была покрыта восхитительными, на ощупь жесткими завитками. От него так и веяло мужественностью, обещавшей вознести ее на вершину блаженства. Меган почувствовала, как тело Дэниэла сотрясала сладостная дрожь, а минутой позже он расстегнул ее блузку, проник под кружево лифчика и сжал ладонью полную грудь. Меган учащенно задышала, каждая клеточка ее тела жаждала Дэниэла, была готова вобрать его в себя.

Она ожидала, что Дэниэл, как это принято, унесет ее наверх, чтобы заняться любовью в постели – более «подходящем месте», – но, к ее удивлению, он сбросил на пол диванные подушки, а затем снова стал ее раздевать. Блузка отлетела в угол, за нею последовал кружевной лифчик, и вот уже ничто не мешало ему ласкать ее прекрасные обнаженные груди руками, губами и языком.

Опустив Меган на подушки, он ринулся в любовную атаку. Небывалое наслаждение затопило Меган, когда ее вызывающе твердые соски пробудили в нем все его дерзкое искусство. А она-то считала, что в сексе для нее не осталось загадок… Теперь Меган поняла, что ее прежние мимолетные и посредственные переживания ни в малой степени не походили на то, что она испытывала сейчас – вихрь бешеных, ошеломляющих, затмевающих рассудок, сокрушительных ощущений.

Даже слово «наслаждение» не передавало того, что бушевало в ней неистовым пламенем. Казалось, будто только теперь она познает мир. Перед нею распахивались настежь двери, открывались неведомые просторы, уводящие в бесконечность, сверкающую подобно бриллиантам. Спелые фрукты раскачивались среди ветвей, под ногами распускались цветы, и все мироздание наполнялось новой жизнью по мере, того, как пробуждалась Меган. Так вот какова истинная жизнь!.. А она даже не предполагала…

Меган не знала, кто сорвал с Дэниэла рубашку, но, судя по тому, с какой жадностью она целовала его тело, вдыхала его запах, это сделала она. Его плоть была удивительно приятна на ощупь под ее исследующими пальцами, удивительно сладка на вкус под ее изучающим ртом. Меган будто ожила и запылала страстью к этому мужчине, чье стройное тело и мускулистые бедра так возбуждали ее. Дэниэл сказал, что он без церемоний, а сейчас ей именно этого и надо: природной простоты, упорства, целеустремленности, ведущей ее к завершению.

– Дэниэл… – зашептала она. – Дэниэл…

– Слишком, поздно… я не смогу остановиться… – прохрипел он.

– Не останавливайся… больше я не могу…

Последние слова вырвались у нее со стоном. С силой разведя ее ноги, он вошел в нее точным и быстрым движением. Его стон слился с ее стоном, когда она обвила его руками и ногами, обволокла всего мягко и женственно. На несколько минут они позабыли обо всем на свете, находясь во власти наслаждения, предавшись гармоничному и древнему как мир ритму.

Ее представление о себе лопнуло как мыльный пузырь. Открылась правда, о которой она и не подозревала, хотя со стороны она казалась именно такой. Она действительно Тигрица!.. Она – дитя джунглей, где могут выжить только примитивные создания, и она сама стала дикой и примитивной, порождением ветхозаветного огня и ветра, жара и света.

Меган всегда полагала, что данное ей прозвище всего лишь глупая выдумка журналистов, но оказалось, за холодной личиной они разглядели истинную суть ее натуры – дикую, примитивную, с налетом экзотики. Конец самообману! Ее чувственность тигрицей выпрыгнула из ночных чащоб, сверкая глазами, крадучись неслышной поступью, показывая острые коготки, и внезапно обрушилась на Меган, стиснула в своих крепких лапах. Ее тело колотила конвульсивная дрожь, принося с собой изнурение, опустошающую слабость и райское блаженство. Нет, никогда она не станет прежней…

Заглянув в ее пылающее лицо, Дэниэл прочел в нем новое желание. Он все еще не разомкнул своих объятий и чувствовал, что и для него эта пауза была лишь началом. Меган пробудила в нем глубокую жажду, и сделать с этим он ничего не мог. Не потому ли он так боялся ее, боялся той власти, которую она возымела над ним? Но теперь он знал, что и он обрел над ней не меньшую власть. Поэтому сияли ее огромные золотистые глаза, в которых мерцали дразнящие огоньки; поэтому вздрагивали ее бедра и прекрасные длинные ноги, обвивающие его тело. Они оба получали друг от друга ровно столько, сколько давали, но Меган не желала просить его о наслаждении, она, как и он, предпочитала, отдав команду, помериться силами. Предчувствие грозной схватки отдалось в теле Дэниэла восхитительной дрожью, и он нарушил паузу.

В ответ Меган издала тихое рычание, похожее на рык довольной тигрицы, и его захлестнуло ответное желание. Раскинувшись на подушках, Меган подалась к нему сильными медленными движениями бедер. Она смотрела на него сквозь полусомкнутые ресницы взглядом, исполненным вызывающего превосходства, и, сжав в ладонях собственную голову, словно бросала вызов, говорила: «Порази меня!» И этот вызов был принят.

Его мужественность обрела новую силу, все глубже погружаясь в Меган, он старался как можно дольше продлить наслаждение и сделать его еще яростнее. Поняв Дэниэла, она подчинилась ею ритму, упиваясь остротой наслаждения. Когда кульминация была уже близка, у нее возникло непередаваемое ощущение, будто она бежит к обрыву, но прыжок туда нисколько ее не пугает, напротив, она в упоении от воздуха и света. За секунду до взрыва его касания внутри стали чаще, потом она сначала взлетела ввысь, а затем обрушилась в пропасть и, охваченная чувством свободного полета, издала крик наслаждения. Это было так прекрасно, что Меган выгнулась дугою, удерживая его в своем лоне, желая, чтобы блаженство длилось вечно. Когда все закончилось, по ее щекам потекли горячие слезы.

Наслаждение измучило ее. Дэниэл оказался таким великолепным, таким умелым и страстным любовником, что она чувствовала себя совершенно опустошенной. Меган смутно помнила о своих бедах, но абсолютный покой, сковавший ее тело, словно пролил чудодейственный бальзам на старые раны. Возможно, покой этот не будет длиться вечно, но сейчас он давал ей силы, способные преодолеть любые напасти.

От Дэниэла не укрылось ни одно из переживаний, отразившихся на ее лице, но разгадать ее мысли он не мог. Пресыщенный наслаждением, он хотел склонить голову на ее плечо, ласково поговорить с ней, а может, даже и заснуть в ее объятьях, но… Она не спускала с него полузакрытых глаз, и он не сумел прочитать в ее взгляде ничего, кроме физического удовлетворения.

– Ну как? – небрежно поинтересовался он.

– Что – как?

– Как тебе понравилось?..

Едва сказав это, он тут же пожалел и, скованный внезапной робостью, проклял себя за глупость и самонадеянность.

Слова… нет, не слова, а поведение Дэниэла лишь усилило растущее напряжение Меган. Она вдруг вспомнила о разделявшей их пропасти. Да, они перестали быть врагами, их отношения переросли в робкую дружбу; зачем же она ослабила свою настороженность? Зачем позволила себе потерять над собой контроль, отдаться его власти? Здравый смысл подсказывал Меган, что она совершила роковую ошибку.

Но в тюрьме она научилась многому, в том числе и притворяться, поэтому она села и повела плечами:

– Конечно, понравилось. У меня пять лет не было мужчины – кто угодно пришелся бы мне по вкусу.

Сидя к нему спиной, она не увидела пробежавшей по его лицу судороги – будто от полученной пощечины. Однако, заговорив, Дэниэл постарался придать своему голосу как можно больше равнодушия.

– Пять лет? Ты же отсидела всего три года.

– Значит, ты думаешь, что, едва уйдя от мужа, я стала напропалую крутить романы?

– Я не…

– Бросив Брайана, я добровольно выбрала одиночество.

– А… до вашего разрыва? – Дэниэл не смог удержаться от вопроса, хотя понимал, что это не его дело.

Меган пожала плечами.

– Наш последний год мы прожили под одной крышей, но, хочешь – верь, хочешь – нет, спали в разных постелях.

У Дэниэла едва не вырвался вздох облегчения, хотя и не понятно почему. В конце концов, какое ему дело, отвергла Меган своего никудышного мужа или нет? Возможно, на какое-то мгновение это было для него важно, но потом Меган дала ему понять, что у них все по-прежнему. Просто они поддались безумству страсти, и Меган тут же поторопилась восстановить расстояние между ними.

И даже не восстановить, а сделать еще больше. Сейчас между ними пролегла пропасть вдвое глубже той, что была еще днем, когда они вернулись из школы. Тогда они были товарищами, но сейчас все поведение Меган отрицало это.

В голову ему пришла страшная мысль. А была ли их близость действительно упоением для Меган?.. Быть может, таким образом она благодарила его за оказанную услугу. Быть может, он принял за страсть обычное проявление воспитанности. Ведь Меган только что деликатно дала ему понять, что больше между ними ничего не будет.

Дэниэл поспешно встал и оделся. Лежать обнаженным подле нее уже не доставляло ему удовольствия. Он чувствовал себя так, будто воспользовался ее беззащитностью, и проклинал себя за это, но, раскаиваться было поздно. На короткий миг между ними возгорелась искра, но этот миг прошел.

С утренней почтой пришло письмо от мистера Ньютона. Он извещал Меган о том, что переговоры о предоставлении ей большей ссуды прошли успешно. К письму прилагался чек на тысячу фунтов.

– Великолепно, – спокойно произнес Дэниэл. – Теперь ты сможешь снять себе отдельную квартиру.

– Конечно, – поспешно согласилась Меган. – Прости, что обременяла тебя своим присутствием. Ты мне здорово помог, Дэниэл, и теперь я справлюсь сама…

– Хватит, – резко прервал ее Дэниэл. – Я ведь еще и не начал того, что задумал, а самой тебе не справиться. Я нужен тебе, или ты будешь притворяться, что нет?

– Нет, я… я просто сбита с толку. Зачем тогда ты гонишь меня прочь?

– «Гоню тебя прочь»? – повторил он с наигранной небрежностью. – Должно быть, лестно услышать такое от женщины, однажды заявившей, что поселится где угодно, только не в моем доме. Я вовсе не «гоню тебя прочь», просто ради твоего же блага нам лучше жить отдельно. Нельзя было допустить того, что произошло ночью… И если ты переедешь на другую квартиру, оно не повторится.

– Вот как… – медленно произнесла она. – Понятно.

Ему хотелось крикнуть, что ни черта ей не понятно. Всю эту долгую бессонную ночь ему не давала покоя мысль, что он поступил с Меган нечестно, воспользовался ее беспомощностью. Да, он хотел, чтобы она принадлежала ему, но не из благодарности, а по зову сердца. Он снова страстно желал ее, желал и радостного удовлетворения, и если в один прекрасный день этому суждено сбыться, он хотел бы, заглянув в ее сияющие глаза, прочесть в них подлинное, неподдельное чувство. А когда их страсть утолится, чтоб она в счастливом блаженстве свернулась рядом с ним калачиком, а не отпрянула, как этой ночью. Дэниэл понимал, что это вряд ли возможно, но понимал и то, что, даже питая такую надежду, он должен перевезти ее на другую квартиру.

Они нашли для Меган подходящий пансион в нескольких милях от дома Дэниэла. Хозяйкой пансиона была миссис Купер, приятная добрая женщина средних лет, которая, если даже и узнала Меган, тактично не подала виду. В пансионе проживало еще трое постояльцев – супружеская пара и пожилой таксист Берт, имевший странную привычку приходить и уходить, когда ему вздумается. Три его замужние дочери постоянно предлагали отцу переехать к любой из них – «суетились», как говаривал Берт, – но отец их был вечным бродягой, предпочитавшим дочернему уюту меблированные комнаты и свое потрепанное такси. Он сразу понравился Меган.

Впервые после выхода из тюрьмы она обрела пусть относительный, но все же покой. Никто не докучал ей, и безвестность, к которой Меган так стремилась, не тяготила ее.

И все же ее покой не был полным. Холодная и равнодушная прежде, она пробудилась к новой жизни, вкусив сладость неописуемого наслаждения, ее тело рвалось испытать его вновь и вновь, но единственный мужчина, который мог сотворить это чудо, отослал ее прочь. Он сделал это, якобы желая защитить ее, но Меган догадывалась об истинной причине. Он все еще не доверял ей и хотел от нее избавиться. Он ее боялся.

Когда она лежала ночью без сна, борясь с охватившими ее страстями, в ее воображении всплывало лицо Дэниэла. Оно не пылало огнем вожделения, но было нежным и печальным, каким предстало перед ней той ночью, когда он нашел ее в парке и спас. Тогда она ненавидела Дэниэла и решительно отвергла его помощь, а он все равно окружил ее теплом и заботой.

В конце концов, Меган уговорила себя позвонить Дэниэлу, но услышала автоответчик. В первый раз она сообщила, кто звонил, но потом, едва заслышав записанный на пленку голос Дэниэла, бросала трубку. И когда наступило прозрение, ей стало больно, как от удара. О ее существовании просто-напросто забыли! Дэниэл решил не обременять себя лишними трудностями и вычеркнул ее из своей жизни. А может, просто получил от нее все, что хотел, либо отыгрался за все свои разочарования и неудачи? Или решил, что она все-таки виновна и что он только зря потратит время, продолжая возиться с ней?.. Или?..

– Эй, кончай терзать себя, красавица! – прервал ее размышления дружелюбный голос Берта. – Он непременно позвонит.

– Простите, не поняла?.. – Меган вздрогнула и вернулась к действительности: оказывается, она и Берт сидят за одним столом и завтракают.

– Мне ли не знать этот тоскливый взгляд… – продолжал он. – Уж я насмотрелся, когда мои дочери были девчонками. Так как, да или нет?

– Что «да или нет»? – осторожно спросила Меган.

Берт подмигнул ей.

– Любит или не любит?.. – шутливо поинтересовался он. – Мои девчонки гадали целыми днями. И у них выгорало.

– Вы сами сказали, ваши дочери были тогда девчонками, – напомнила Меган.

– Любить можно в любом возрасте, – глубокомысленно изрек Берт. – Это сложная штука. Мои девчонки переболели этой болезнью, и, в конце концов, каждая обзавелась своим дубоголовым простофилей, – весело закудахтал он. – Вот почему я держусь от них подальше. Свобода для меня дороже всего. Что касается вашего дружка…

– Берт, вы неправильно поняли, – в отчаянье перебила его Меган. – Я вовсе не влюблена.

– Почему же тогда вы подпрыгиваете как ужаленная всякий раз, как звонит телефон? А когда оказывается, что это не вас, просто вянете на глазах…

– Берт! И совсем я не вяну! – запротестовала она, невольно рассмеявшись. – Вы ошибаетесь. Он не… мы… он что-то вроде моего защитника.

Берт ухмыльнулся.

– Как скажешь, красавица.

Но его слова запали в душу Меган. Она была в полной растерянности, ведь даже девчонкой не переживала ничего подобного. В ранней юности, когда другие девочки часами просиживали у телефона в ожидании звонка, Меган совершенно не интересовалась мальчишками. Никогда еще ни один мужчина не владел целиком ее мыслями, даже Брайан, который поначалу ходил перед ней на задних лапках и постоянно названивал, иногда даже надоедая. Сейчас Меган впервые узнала то, через что давно прошли дочери Берта и многие другие женщины, и не могла ничего поделать с собой.

А что поделаешь? – убеждала она себя. Неопытность. Она с негодованием отметала нелепое предположение, что влюблена в Дэниэла. Только почему, черт возьми, он не звонит?..

Меган пошла к школе и притаилась в ожидании на том же месте, откуда в прошлый раз увидела Томми. Миновал день пустого ожидания, затем другой, но Меган не сдавалась. И наконец, спустя два дня, класс Томми вывели на площадку. На этот раз он тотчас же устремил взгляд туда, где она стояла, и сердце Меган радостно затрепетало – сын ищет ее! К несчастью, учитель, почуявший неладное в поведении Томми, увел мальчика. Его подозрительный взгляд пробежал по рядам деревьев за проволочной сеткой, но Меган успела вовремя скрыться за густой листвой и исчезнуть. Сейчас, когда рухнула последняя надежда, Томми, казалось ей, как никогда далек от нее. Меган печально вернулась домой.

Едва она ступила на порог, как навстречу ей поспешил Берт. Он подмигнул и многозначительно кивнул в сторону гостиной:

– Я знал, что счастье, в конце концов, само придет к вам.

Меган не стала тратить время на расспросы и очертя голову кинулась в гостиную; сердце ее бешено колотилось, загоревшись новой надеждой. Она вбежала в комнату – высокий мужчина, стоящий у окна в ярких лучах солнца, мог оказаться кем угодно, но когда он повернулся к ней лицом и улыбнулся ей такой непривычной мальчишеской улыбкой… Меган бросилась к нему в объятья, от счастья готовая разрыдаться.

Он крепко обнял ее, и Меган уже было хотела подставить губы для поцелуя, когда за дверью послышался голос миссис Купер. Они неловко отпрянули друг от друга, а хозяйка просунула голову в дверь.

– Думаю, вы и ваш друг не откажетесь от чашечки чая, – радушно улыбнулась она. – Чайник уже вскипел.

И скрылась за дверью прежде, чем они успели ответить. Меган взглянула на Дэниэла, обуреваемая неведомым доселе чувством. Она влюбилась в него… но разве такое возможно? Их разделяли непреодолимые барьеры, но стремительный поток страсти сломал их, разнес в щепки… Берт – этот простой, симпатичный человек – распознал правду с самого начала, он без труда сделал правильный вывод потому, что не был сбит с толку неизвестными ему обстоятельствами – например, тем, что они разрушили жизнь друг другу.

– Где ты пропадала? – воскликнул Дэниэл. – Я измучился тебя ждать.

– Ходила повидать Томми.

– Как я сразу не догадался… Удалось увидеть его?

– Да, но только издалека. Всю дорогу домой мне было невыносимо тяжело, я думала, ты бросил меня.

Он вдруг смутился.

– Так вот чему я обязан столь горячим приемом…

Его неловкость передалась Меган, она почувствовала, как краска заливает ей щеки. Удивительное дело – Тигрица, привыкшая держать мужчин на поводке, не знала, куда девать глаза.

– Ты – мой единственный шанс, Дэниэл, – запинаясь, пробормотала она. – Моя последняя надежда…

– Да, – кивнул он. – Конечно. Что ж, тогда я могу порадовать тебя хорошими новостями. Я не терял времени даром и совсем не пытался забыть тебя… – Его взгляд, казалось, пронзил Меган насквозь.

– Но ты будто исчез с лица земли! – взорвалась она. – Я столько раз звонила тебе, тебя никогда не было дома, а ты не удосужился позвонить мне! Я не знала, что и думать…

– … и предположила худшее. Возможно, в этом нет твоей вины, но, Меган, нам нужно научиться доверять друг другу. Иначе у нас нет шансов… нет шансов исправить положение.

– «Исправить положение»… – эхом повторила она, задумавшись над двусмысленностью его слов.

Они могли означать что угодно.

– Неужели когда-нибудь все образуется?

По его лицу стремительно пробежала какая-то странная тень, затем оно приняло обычное выражение.

– Конечно, образуется. Последние несколько дней я прорабатывал варианты наших будущих действий, поэтому ты и не могла застать меня дома.

Их прервала миссис Купер, появившись с чашками чая на подносе. Очевидно, она только что говорила с Бертом; окинув их сияющим взглядом, миссис Купер объявила:

– Я оставляю вас наедине. Если что-нибудь понадобится, вы дадите мне знать, хорошо?

Они пообещали, что так и сделают, и миссис Купер тактично выскользнула из комнаты.

– Тебе удалось что-то раскопать, Дэниэл? – нетерпеливо воскликнула Меган.

– Очень может быть. Результат моих трудов невелик, но попытаться стоило. Послушай, сильнейшей частью обвинения против тебя было отсутствие других подозреваемых. Однако лицом, весьма заинтересованным в смерти Грейнджера, был его племянник Джексон, унаследовавший все его значительное состояние.

– Я всегда подозревала, что он каким-то образом замешан в этом деле… – вспомнила Меган. – Сам Грейнджер рассказывал мне, что Джексон нуждается в деньгах. Они с дядей всегда были на ножах. Будь на то его воля, Грейнджер постарался бы, чтобы состояние не попало в руки племянничка, но он был повязан дарственным договором. Мне часто приходилось выслушивать от него, что Джексон ждет не дождется его смерти, чтобы заполучить себе денежки, при этом он обычно злорадствовал: «Только долго же ему придется ждать. Смерти до меня не добраться».

– К несчастью для нас, у Джексона железное алиби. Ту ночь он якобы провел в доме у любовницы, и ее брат подтверждает это.

– Они могут лгать, – заметила Меган.

– Разумеется. Мери Олмер могла солгать в надежде выйти замуж за богача, а ее брат – рассчитывая, что ему перепадет кое-что из наследства. Но в их показаниях не за что было зацепиться – по крайней мере, мне так казалось. Когда ты переехала, я еще раз досконально изучил документы и кое-что вспомнил. Год назад я расследовал дело, в котором был замешан доктор – специалист по спинномозговым травмам. Чтобы доказать свое алиби, он предъявил мне больничный журнал, подтверждающий, что в интересующие меня часы он был на дежурстве. Случайно он дал мне просмотреть и списки своих пациентов. Я почти уверен, что одного из них звали Джон Бейкер.

– Это значит…

– Брата Мери Олмер зовут Джон Бейкер; после падения с лестницы он прикован к инвалидному креслу. Если я прав, то он провел в больнице ночь, в которую, по его клятвенному заверению, видел Джексона Грейнджера в компании своей сестры.

– Значит… когда произошло убийство…

– Меган, пойми, – взмолился Дэниэл, – в полиции не возвращаются к завершенным делам. Тебе поручают новое расследование, и ты начисто забываешь о прежних, чтобы они не мешали тебе. Я должен был выбросить это дело из головы еще год назад. Помимо всего прочего, я могу ошибаться в имени, в дате… и вообще это мог быть совершенно другой Джон Бейкер! Сотни людей носят такое имя…

– А если ты не ошибаешься? – горячо перебила его Меган.

– Тогда мы уличим его в преднамеренной лжи. Но слишком много «если», Меган! Есть еще одно обстоятельство: Джексон Грейнджер не женился на Мери Олмер. Два дня я искал ее и брата и, в конце концов, выяснил, что они живут на севере. Туда я и мотался.

– Но ведь, чтобы заручиться ее молчанием, Джексон должен был жениться на ней?

– Совсем не обязательно. Связаться с ним значило открыто признать себя и брата сообщниками в этом деле. Кроме того, она все еще замужем за мистером Олмером.

– Дэниэл, – в отчаянье проговорила Меган, – нам хоть что-нибудь это даст?

– Кто знает… Это робкий луч в твоем темном деле, но я не справлюсь один. Мне потребуется твоя помощь. Скажи, ты когда-нибудь видела Мери Олмер или Джона Бейкера?

– Нет.

– И ты уверена, что и они никогда не видели тебя?

– Абсолютно.

– Тогда у нас есть шанс получить доступ в их дом. Я не могу там появиться – они помнят, что я занимался расследованием.

– Ты предлагаешь сделать это мне? Они наверняка узнают меня!

– Придется рискнуть, я уверен, ты справишься. Они ведь никогда не видели тебя в жизни и знают только как Тигрицу, какой ты была три года назад. – Он пристально всмотрелся в ее лицо. – А Тигрица, если захочет, сможет стать отличной актрисой. Я изучил твои фотографии на обложках журналов и понял, что ты неплохо вживаешься в самые разные образы и знаешь, как подать себя, чтобы произвести нужное впечатление. Вот только хватит ли у тебя мастерства притвориться мрачной и глупой?..

– Увидишь! – живо воскликнула она. – Я сыграю любую роль, какая потребуется для достижения цели! Любую!

– Тогда приступим…

Глава восьмая

Джон Бейкер провел пальцем по подоконнику и брезгливо посмотрел на лежавшую слоями пыль.

– Ты наняла настоящую неряху, – пробурчал он. – Выгони ее.

– Шутить вздумал? – кисло обронила его сестра. – Ты полагаешь, легко найти прислугу, которая выдержит твой мерзкий характер и бесконечные придирки? Мы дали в газету объявление о найме полтора месяца назад, и, когда прислуга наконец нашлась, ты рассчитываешь, что я…

– Ладно, не заводись.

– Она, конечно, не блистает талантами, но…

– Она вообще ничем не блистает.

– … но дай ей время, хорошо? Она проработала три дня, взвалила на себя весь дом и пока неплохо справляется. Ведь даже ты похвалил то блюдо со смешным иностранным названием, которое она приготовила.

Джон Бейкер презрительно фыркнул, не желая успокаиваться.

– Так что заткнись и прекрати ворчать, – приказала Мери Олмер. – Она просто подарок Божий.

– Еще бы, ведь теперь ты можешь валяться на диване и плевать в потолок, – насмешливо бросил он.

– Я заслужила отдых после стольких лет ухода за тобой! – сварливо заявила Мери. – Думаешь, весело обитать в одном доме с ворчливым брюзгой, перебиваясь на жалкие гроши?

– Сама виновата, – злобно огрызнулся он.

– Опять начинаешь…

– Опять? Да у меня из головы не выходит, что ты напала на золотую жилу и по глупости выпустила ее из рук!

– Какая еще золотая жила? – устало спросила Мери. – Я тысячу раз повторяла, во всем виноват тот жулик. Он использовал нас… хотя нам грех жаловаться: он регулярно высылает деньги.

– «Регулярно»… – передразнил Бейкер. – Раз в три месяца.

– По-твоему, это не регулярно?

– Ха! И ты еще называешь эту чертову подачку деньгами! Да мы могли бы в роскоши купаться, если бы… – он замолчал, поймав предостерегающий взгляд сестры.

– В чем дело, Лили? – резко обратилась Мери к появившейся в дверях женщине.

Невозможно было догадаться, сколько неосторожных слов успела услышать Лили Харпер и какие выводы она сделала. Порой в ее пустых глазах и застывшем лице невозможно было разглядеть и проблеска мысли.

– Чаю не желаете? – брякнула она, помолчав и будто не сразу сообразив, зачем явилась.

– Пожалуй, принеси, – кивнула Мери.

– И убери изо рта эту дрянь! – крикнул ей вдогонку Бейкер. – Когда, наконец, ты оставишь эту мерзкую привычку курить в моем доме!

– Извиняюсь, – прогнусавила Лили и поспешила загасить окурок, но, уходя, полезла в карман за новой сигаретой.

– Боже правый! – проворчал Бейкер. – Неужто нельзя было подобрать прислугу поприличней?

Мери была сыта по горло разговорами с братом и, не ответив, направилась в кухню, где Лили гремела посудой.

– Клянусь, в один прекрасный день я врежу этому полоумному брюзге! – с горечью воскликнула она.

– Вам бы не помешало выбраться отсюда и чуток проветриться, – рискнула посоветовать Лили.

– Как, скажи на милость? Этот калека не обойдется без сиделки.

– Я могу заменить вас.

В глазах Мери появилась надежда.

– Ты правда сможешь присмотреть за ним хоть один вечерок?

– Не сомневайтесь, – пожала плечами Лили.

По ее голосу нельзя было понять, рада ли она услужить хозяйке или делает это с неохотой, а выражение унылого лица нельзя было различить под копной неопрятных волос. Мери вообще имела смутное представление о лице Лили: оно было густо напудрено и безвкусно раскрашено толстым слоем теней и помады.

– Сегодня вечером, идет? – спросила Мери. – Ты присмотришь за ним, а я посижу подольше в баре.

– Идет.

Тотчас после ужина Мери и след простыл. Лили занялась мытьем посуды, затем, услышав условный тихий стук в кухонное окно, на цыпочках пробралась к черному ходу и приоткрыла дверь. В дом бесшумно проник мужчина.

– Удалось?.. – шепотом спросил он.

– Она держит бумаги в ящике стола в чулане, – зашептала Лили в ответ. – Только он заперт, а ключ она постоянно носит с собой.

– Не беспокойся. В полиции я научился многому – в том числе и взламывать замки не хуже самого Гадюки Джейка.

– Гадюки Джейка?

– Он был королем взломщиков – пока я не засадил его за решетку. Покажи дорогу в чулан.

Пока вошедший занимался ящиком с бумагами, Лили решила провернуть собственный план. Захватив из своей комнаты бутылку виски и стакан, она спустилась вниз, плеснула себе этой пахучей жидкости и чокнулась сама с собой за удачу. Минутой позже ее старания были вознаграждены.

– Лили, живо сюда! – завопил Бейкер.

Она заторопилась в комнату на первом этаже, где он смотрел телевизор, и, не выпуская из рук стакана и бутылки, предстала пред его злобными очами.

– Зачем стащила мое виски?

Она с глупым видом заглянула в стакан и не сразу ответила:

– Это моя бутылка, мистер Бейкер.

– Точно?

– Я… немного выпиваю, когда мне грустно, – со вздохом объяснила она.

– Когда ей грустно… – с издевкой передразнил Бейкер. – Да что ты испытала в жизни!

– Все мы несем свой крест, – назидательно произнесла Лили. – Стоит мне вспомнить о моей беде, приходится принимать стаканчик-другой, чтобы не падать духом. – Ее глупое лицо прояснилось. – Хотите, налью вам тоже? – Она повернула бутылку этикеткой к нему, чтобы Бейкер оценил качество напитка.

– Пожалуй, – проворчал он. – Откуда, к дьяволу, у тебя деньги на такую выпивку?

– Это единственная радость, которую я могу себе позволить, – скорбно вздохнула Лили. Она налила ему хорошую порцию и протянула стакан. Бейкер залпом осушил его, а Лили снова налила. По ее спокойному поведению никак нельзя было догадаться, что она уже видела Бейкера в стельку пьяным и успела заметить, как быстро хмель ударяет ему в голову. – Всем нам приходится страдать, мистер Бейкер. Особенно вам – ведь вы прикованы к инвалидному креслу…

– Невеселая жизнь, – подтвердил он, снова осушая стакан. – Я заработал свою инвалидность героическим поступком – спас жизнь ребенку, знаете ли.

Лили и словом не обмолвилась о падении с лестницы.

– Какой вы смелый, мистер Бейкер…

– Хотели наградить меня медалью, да только сорвалось – невезучий я человек, Лили.

– Многим из нас не везет. Вот я, например, имела полное право стать богатой, но увы… – Лили со вздохом развела руками.

– Право!.. – проворчал Бейкер уже заплетающимся языком. – Ха! Еще ничьи права не были ущемлены так сильно, как мои…

Лили налила ему очередную порцию виски и подсела поближе.

– В самом деле, мистер Бейкер?.. Расскажите…

– Ты чертовски рисковала, – сказал Дэниэл, когда они этой же ночью выехали на юг.

– Кто не рискует, тот не пьет шампанского! – пожала плечами Меган. Она старалась говорить спокойно, но внутри у нее все бурлило.

Дэниэл уловил в ее голосе безмятежность и попытался спустить ее с небес на землю.

– Итак, что он сказал? – спросил он. – Он прямо признался, что пошел на ложь, чтобы снять Грейнджера с крючка?

– Прямо он ни в чем не признавался. Но сказал, что «рискнул во имя дружбы», а друг обвел его вокруг пальца, «подложил ему свинью», так выразился Бейкер. Лично для меня этого достаточно.

– Для меня тоже, – согласился Дэниэл, – но не для судей.

– Хорошо, а что удалось разузнать тебе? Он был в больнице в ночь убийства?

– Боюсь, что не смог узнать это наверняка.

– О Господи! – Меган в один миг спустилась с высот торжества на землю.

– Погоди отчаиваться. Я получил из больницы подтверждение, что Бейкер какое-то время лечился у них, но еще неизвестно, он ли упоминается в списках пациентов. Чтобы узнать это точно, нужно провести небольшое расследование. Мне удалось выяснить еще кое-что интересное: каждые три месяца кто-то перечисляет на банковский счет Мери Олмер пятьсот фунтов.

– Я забыла рассказать тебе, – вспомнила Меган, – что слышала их спор из-за этих денег.

– Я узнал номер банковского счета и даты переводов. Если перечисления идут со счета Джексона Грейнджера, значит, мы на верном пути.

– На верном пути… – повторила она. – Конечно, мы на верном пути.

– Постарайся не строить иллюзий, Меган, – взмолился Дэниэл. – Это лишь начало, не более того.

– Хорошо, попробую быть более реалистичной, но ты не представляешь, как это обнадеживает – после трех лет заключения услышать хорошие новости! – Меган усмехнулась. – С каким облегчением я сняла этот жуткий парик и вытерла с лица толстый слой штукатурки…

– Я с трудом узнал тебя, – невольно засмеялся Дэниэл. – И не только из-за парика и грима, но и из-за этой бесформенной хламиды и туфель на шпильках.

Меган рассмеялась и сунула парик в сумку.

– Лили Харпер, агентство по найму прислуги, – бодро отрапортовала она.

Меган задремала, а когда проснулась через час, они уже подъезжали к предместьям Лондона.

– Тебе лучше? – спросил Дэниэл.

– Спасибо, намного.

– Отвезти тебя домой, или подумаешь над предложением… – Дэниэл внезапно умолк и выругался сквозь зубы. Посмотрев вперед, Меган поняла, что его так напугало: им навстречу на бешеной скорости мчалась машина, яркий свет ее фар слепил глаза…

Дэниэл вцепился в руль и, чтобы избежать столкновения, с профессиональным хладнокровием полицейского выехал на встречную полосу, где они едва не врезались в грузовик, а затем Дэниэл вернулся на свою полосу, чуть не задев сбивший было их автомобиль, и обе машины резко остановились. Меган перевела дух. Обернувшись, она увидела, что машина съехала в канаву у обочины дороги и к ней быстрым шагом направляется Дэниэл. Меган поспешно вышла из машины и догнала его, когда он яростно распахивал дверцу.

– Что, дьявол тебя дери, ты… – его голос прервался. Лицо Дэниэла смертельно побледнело, и в следующую секунду он выволок водителя наружу и прижал его к борту машины. От водителя разило алкоголем, он едва держался на ногах.

– Да он пьян! – воскликнула Меган.

– Естественно, пьян… – с убийственным презрением процедил Дэниэл. – Он думает, что имеет право надираться до бессознательного состояния и садиться за руль, ведь правда? Отвечай, правда?! – Он встряхнул водителя, как мешок с трухой. – Ты ведь большой любитель повеселиться, а если кто-то и попадается под колеса, значит, ему просто не повезло, да?! Отвечай.

Пьяный водитель тупо уставился на Дэниэла, но новая встряска рассеяла туман в его голове; а сразу протрезвевшие глаза тревожно расширились.

– Вижу, ты узнал меня, – зловеще процедил Дэниэл, – и до смерти перепугался, не так ли? Что ж, у тебя есть все основания дрожать от страха. Три года назад мне не позволили разделаться с тобой, но теперь мне никто не помешает!

Водитель что-то промямлил, и из его невнятного бормотания Меган различила только слово «случайность».

– Какая там случайность! Это было самое настоящее убийство! – взорвался Дэниэл. – Тебе было наплевать на смерть безвинных людей, ты просто хотел похвастать перед своей подружкой! А ее твои жертвы заботили еще меньше! – Он с размаху швырнул пьяницу о борт машины и крепко сжал его свесившуюся набок голову. Тут Меган испугалась – дрожащие пальцы Дэниэла находились в опасной близости от горла водителя.

– Дэниэл, – быстро заговорила она. – Твоя машина загораживает проезд. – Он не ответил, и Меган дотронулась до его плеча. – Дэниэл!

Он медленно обернулся, словно только что заметив ее, и его взгляд ужаснул Меган. Одну страшную секунду он не двигался, и Меган могла слышать частый стук своего сердца. Она не понимала, что происходит… все казалось кошмарным сном. Ей было знакомо это состояние, но на сей раз во власти кошмара оказался Дэниэл.

– Дэниэл, – позвала она как могла нежно.

Теперь он кивнул. Ярость погасла в его глазах, и, отчаянным усилием воли подавив в себе гнев, Дэниэл опустил руки. Водитель, по-видимому тоже почуявший опасность, с облегчением схватился за горло, но радость его была преждевременной. Дэниэл взял его за шкирку и потащил к своей машине.

– Эй… – уныло затянул тот.

– Заткнись! – мрачно приказал Дэниэл. – Ты едешь со мной. – Он повернулся к Меган. – Запри его машину и забери ключи. – Казалось, он отдает приказ подчиненному.

Хотя Дэниэл взял себя в руки, было заметно, что бушевавшие в нем чувства не улеглись, и Меган сделала то, что он велел, понимая, что сейчас не время для объяснений. Дэниэл запихнул пьяницу на заднее сиденье и, когда они с Меган сели в машину, заблокировал дверцы на случай, если пленник вздумает бежать. Отыскав свалившийся на пол телефон, Дэниэл попытался набрать номер.

– Сломался… – с досадой пробормотал он. – Придется везти его прямо туда.

– Куда?.. – промямлил пьяница.

– Заткнись. – Дэниэл метнул в его сторону такой свирепый взгляд, что у того отпала всякая охота разговаривать.

За все время пути Дэниэл лишь единожды обратился к Меган:

– Ты – свидетель. Ты видела, что он натворил и в каком состоянии.

– Да.

– Хорошо. – И он снова замолчал.

Минут через десять они остановились у полицейского участка. Меган с тревогой окинула взглядом серое здание, но, поняв, что ее допрашивали в другом месте, успокоилась. Дэниэл тем временем выволок пьяного из машины и, не – обращая внимания на его слабые попытки вырваться, бесцеремонно потащил в участок. Дежурный сержант с удивлением смотрел на Дэниэла и его пленника.

– Эту пьяную скотину, – отрывисто проговорил Дэниэл, – зовут Картер Денрой; он напился вдрызг и вел машину по встречной полосе. К счастью, Бог миловал, аварии не произошло.

– Понятно. – Сержант оглядел Денроя с головы до ног, оценивая его состояние. – Хорошо, устроим ему проверку, посмотрим, насколько он превысил допустимые пределы.

– И не забудьте составить протокол, – бросил Дэниэл. – Он попадается не в первый раз: три года назад он уже вел машину в подобном состоянии. Только тогда Господь не был столь милосерден, и Денрой врезался в машину с миссис Салли Келлер и ее сыном. Его адвокату удалось убедить судей, что это была досадная случайность, что он совершил подобное в первый и последний раз, и Денрой вышел на свободу как ни в чем не бывало, с условным приговором, – в голосе Дэниэла звучала горечь. – Не правда ли, совсем просто – совершить убийство и остаться безнаказанным?

– Эй… – начал было протестовать Денрой, но Дэниэл пресек его пьяное бормотанье яростным взглядом.

Сержант с интересом посмотрел на Дэниэла.

– Вы ведь инспектор Келлер? – спросил он. – Мы полгода работали в одном участке. Я сержант Глэдстоун.

Дэниэл кивнул.

– Добрый вечер, сержант. Я помню вас. Разберитесь с этим подонком.

Денроя увели. Молодой констебль провел их в кабинет и приготовился снимать показания, но мысли Меган, как она ни старалась сосредоточиться, никак не успокаивались.

Конечно, ей было известно, что жена и ребенок Дэниэла погибли три года назад, как раз перед ее арестом, но до сегодняшнего происшествия случившаяся трагедия не была для нее реальностью, а смерть их нисколько не трогала ее.

Три года назад жизнь Дэниэла, как и ее собственная, была безоблачной и счастливой, но беда обрушилась на них выпрыгнувшей из джунглей дикой кошкой. Ее зубы растерзали их судьбы и выплюнули кровоточащие, агонизирующие ошметки; безжалостные когти разодрали их счастье в клочки. Счастье их обоих. Три года назад. Три года назад…

– … отлично. Вы свободны, – услышала Меган голос сержанта и очнулась. Оказывается, пребывая в полной прострации, она дала показания, но теперь с трудом припоминала свои слова.

Дэниэл позвал ее, и они рука об руку вышли на улицу. В ее глазах он стал совсем другим. Жестокость владела им, когда он расправлялся с Денроем и давал показания, она таилась в нем и сейчас, за хорошо понятным ей горьким торжеством. Не так ли торжествовала сама Меган, когда узнала о его увольнении из полиции? Однако сейчас, наблюдая за Дэниэлом, Меган испытывала неловкость и за себя, и за него.

В машине Дэниэл невесело усмехнулся:

– Твои добропорядочные соседи подумают Бог знает что, когда я доставлю тебя в пансион в столь поздний час.

– Сегодня я не хочу туда возвращаться, – покачала головой Меган.

– Что?

– Я хочу поехать к тебе. Нам нужно кое о чем поговорит.

Он осторожно предложил:

– В следующий раз, Меган.

– Нет, сегодня. Ты сам понимаешь, Дэниэл, как это важно.

Он не стал допытываться, что Меган имеет в виду, и молча повернул машину в сторону своего дома.

Глава девятая

Уже дома он спросил:

– В чем дело, Меган? Что ты задумала?

– Пообещай, что сделаешь для меня кое-что, только не спрашивай, что именно.

– Ладно, – заметно насторожившись, пообещал он.

– Позволь мне допросить тебя.

– Что-о?

– Так же, как ты допрашивал меня.

– Говори, что ты задумала, Меган?

– Пожалуйста, Дэниэл, выполни мою просьбу.

– Зачем?

– Мне нужно задать тебе несколько вопросов… касающихся Картера Денроя.

Он наклонился к ней.

– В этом нет никакой необходимости.

– Для меня – есть! Скажи, кто дал тебе право до мелочей изучать мою жизнь, а свою держать в строжайшей тайне?

– Это разные вещи. Я изучал твою жизнь в интересах следствия. Факты моей жизни… – по его телу пробежала дрожь, – с делом никак не связаны.

Меган посмотрела ему в глаза.

– Ты уверен? В самом деле не связаны?

Дэниэл первым отвел взгляд. Глаза Меган, казалось, проникали ему глубоко в душу, и раны, которые он таил от всех на свете, вновь открывались.

– Давай забудем это, – пробормотал он, отворачиваясь.

– Как я могу забыть? Для меня это важно. – Меган ласково взяла его за руку и повернула к себе лицом. – Пожалуйста, Дэниэл, решись на откровенный разговор.

– Разве он каким-то образом поможет нам прижать Джексона Грейнджера?

– Я преследую совсем иные цели.

Дэниэл промолчал, но не противился, когда Меган усадила его в кресло, а сама устроилась напротив.

– Допрашивая меня, – сказал он, – ты рассчитываешь получить какие-то ответы?

– Да. Мне нужны сведения о… – Меган запнулась, но тут же призвала на помощь всю свою храбрость и продолжила: —… о миссис Салли Келлер.

Дэниэл долго молчал, а заговорив, избегал встречаться взглядом с Меган, уставившись поверх ее плеча.

– Мы были женаты семь лет. У нас был сын Нейл, которого мы очень любили. Мы и друг друга любили не меньше.

– Какой была твоя жена?

– Очень ласковой и нежной, по-настоящему благородной. Мы были совсем молоды, когда встретились впервые. Я тогда был на перепутье: мог стать настоящим уголовником и закончить свои дни за решеткой, меня заботило лишь стремление урвать кусок побольше. Потом я полюбил ее и решил заботиться и о ней тоже, но она поставила условие: сначала я должен быть достоин ее любви. Я принял ее условие; взялся за ум, пошел работать в полицию и спустя три года добился ее согласия выйти за меня замуж.

– Она была сильной женщиной… – тихо заметила Меган.

– Она была моим спасением, – коротко поправил Дэниэл.

Меган замолчала, пытаясь совладать с охватившими ее после столь откровенного признания чувствами. Совсем недавно она узнала, что значит ждать часами телефонного звонка, теперь она узнала ревность. В ее воображении возник целый мир – мир, где было место лишь ему, его жене и сыну, но не ей, Меган. Со дня гибели Салли прошло три года, однако при воспоминании о ней глаза ее мужа все еще зажигались огнем, а голос теплел.

Первозданная сила Тигрицы была исчерпана. Ее когти могли лишь разорвать тонкую ткань зарождавшихся между ней и этим мужчиной отношений. Поэтому Меган ничем не обнаружила своих переживаний.

– И ты был счастлив, – это было утверждение, а не вопрос.

– Пока нас было двое, я и не догадывался, что значит истинное счастье. Мне казалось, судьба одарила меня всем, о чем только может мечтать мужчина, но, когда родился Нейл, я понял: без него наше счастье было неполным. – Дэниэл умолк и продолжал смотреть куда-то мимо Меган, словно начисто забыв о ее присутствии. Его губы тронула легкая улыбка, будто он вспоминал что-то сокровенное, что утаил от Меган. Она подавила в себе желание обернуться и посмотреть, не стоят ли за ее спиной призраки его жены и сына, хотя достаточно было взглянуть в лицо Дэниэла, чтобы понять – да, они там, вызванные к жизни силой его любви. Снова Меган испытала укол ревности. Какой же женщиной была его жена, если одно лишь воспоминание о ней терзает его сердце невыносимой тоской? Какую любовь они познали?

– А потом? – выдавила она наконец. Расспрашивать дальше было невероятно трудно, но было необходимо узнать все до конца.

– Потом… они с Нейлом поехали на выходные навестить ее родителей. Я ждал их в воскресенье к девяти часам вечера… но они не вернулись. В десять я позвонил ее родителям и узнал, что они уже давно уехали. Потом в дверь постучал мой товарищ из участка. Оказалось, его вызвали на место аварии со смертельным исходом… Он узнал ее. – Дэниэл замолчал.

– Продолжай, – попросила Меган мягко, но настойчиво.

– Машина превратилась в груду искореженного металла. Потребовалось три часа, чтобы разобрать обломки и извлечь тела. Когда меня вызвали для опознания, я едва узнал ее… – Он судорожно глотнул и закрыл глаза. – Жизнь всегда била в ней ключом, и вдруг она стала такой холодной и неподвижной… совсем не похожей на мою Салли. А Нейл… что это был за мальчишка… подвижный, смышленый, озорной. А стал таким тихим…

– И виноват в этом был Картер Денрой?

Дэниэл потупился.

– Да.

– Ты видел его в тот день?

Дэниэл поднял глаза и заговорил более жестко:

– К тому времени, как его привезли в участок, он протрезвел и отказывался отвечать на какие бы то ни было вопросы; за него говорила его подружка. Она трещала без умолку, заявляла, что, пока им не предоставят адвоката, они не будут разговаривать с полицейскими. В отличие от Денроя, который трясся от страха, она держалась очень спокойно и собранно, соображая, как бы повернуть ситуацию в свою пользу и выйти сухими из воды. Она понимала, что ее Денрой просто-напросто слабак и сам ни за что не выберется, поэтому то и дело кидала на него ободряющие взгляды.

– И какой же она была? – ничего не выражающим тоном спросила Меган.

– Я же сказал…

– Я имею в виду, как она выглядела?

– Очаровательная вертлявая штучка, разодетая в пух и прах и с толстенным слоем макияжа на лице.

– В общем, вылитая я в нашу первую встречу? – продолжила Меган так небрежно, что поначалу до него не дошло, что она имеет в виду, а когда он понял, уставился на Меган полными ужаса глазами. Скрытый смысл ее слов – или высказанные вслух его собственные робкие догадки и самообвинения – поразил его до глубины души.

Меган была безжалостна – она не настаивала на ответе, но продолжала:

– Глэдис рассказала мне, что авария произошла за несколько дней до Рождества. Еще она говорила, что потом ты с головой ушел в работу.

– Я не мог оставаться дома, а работа помогла мне выжить и не сойти с ума.

Меган вздохнула.

– Расскажи мне о делах, которые ты вел в то время.

Дэниэл непонимающе уставился на нее.

– Какие дела ты вел, с чем они были связаны…

– Разве могу я вспомнить по прошествии стольких лет?..

– Вспомни хоть что-нибудь.

Он понял, куда она клонит, и молча покачал головой. Его глаза выражали отчаянье.

– Наверное, тебе следовало взять отпуск? – мягко предположила Меган.

– Кэнви твердил мне то же… многие уговаривали меня отдохнуть! Только я не так воспитан. Мне с детства внушали, что настоящие мужчины не сдаются ни при каких обстоятельствах, что ты обязан быть суровым и выносливым, никому не показывать свою боль. Взять отпуск – нет, это для слабаков… – Он вздрогнул. – Я верил в свои силы и даже не предполагал, что… – и не мог продолжать.

– А потом мы встретились, – тихо вставила Меган, понимая, что теперь требуется особая осторожность.

Дэниэл призвал на помощь все свое мужество.

– Затем я взялся за дело Грейнджера, – сказал он. – Мне казалось, что все нити я держу в руках, что распутать этот клубок не составит никакого труда… – Он помолчал, и затаившая дыхание Меган не стала ему мешать.

Наконец он повторил:

– Мне казалось, что все нити я держу в руках. Теперь-то я понимаю, что это был самообман. Кэнви предостерегал меня, говорил, что я часто сижу, уставившись в одну точку, а когда ко мне обращаются, будто выхожу из транса, но я ему не верил. Видишь ли, мне трудно вспомнить… Я не могу понять, почему во время расследования мне даже в голову не приходило, что я могу причинить зло ни в чем не повинному человеку. Я был непроходимо глуп, самонадеян, стремился во что бы то ни стало побороть свои несчастья, остаться сильным… и ты заплатила за это страшную цену…

Он закрыл лицо ладонями. Потрясенная Меган наблюдала за ним с состраданием, страстно желая обнять его и утешить, но понимая, что еще не время. Наконец она отважилась и, затаив дыхание, погладила его по голове. Меган догадывалась, что он еще не до конца излил ей душу, и набралась терпения.

Продолжая сидеть с низко опущенной головой и не поднимая глаз, Дэниэл произнес:

– Когда мне передали свидетельские показания, я, должно быть, отложил их, намереваясь просмотреть позже, а потом начисто о них забыл. Даже сейчас я не помню, чтобы держал их в руках, хотя и подписал их – подпись действительно моя… Я совершенно ничего не помню… Клянусь, Меган, я не создавал против тебя ложных обвинений, по крайней мере умышленно… Но в душе я приписывал тебе сотни всевозможных грехов; я был бесконечно самонадеянным и эгоцентричным, настолько уверенным в собственной непогрешимости, что не понимал, что творил… О Боже… О Боже, Боже…

Рыдания сотрясли его могучее тело. Все еще не поднимая головы, он протянул к ней руки, и Меган крепко обняла его. И в этом объятии ощущался не только любовный пыл, но и поистине материнская нежность, которая баюкала его, оберегала, надежно укрывала от всех напастей. Широкие плечи Дэниэла горестно вздрагивали, а Меган целовала его, снова и снова вспоминая, каким был Дэниэл три года назад. Его осунувшееся лицо покрывала тогда мертвенная бледность; то было лицо человека, чья душа покинула тело, хотя оно и продолжало двигаться. Сколько боли подавил он в себе, чтобы жить и работать?.. Ведь страдания эти продолжали терзать его, разъедать его душу, сводить с ума.

За его страшную ошибку Меган заплатила не менее страшную цену, но ведь ошибка эта была следствием непереносимых мук. Три года все мысли Меган были заняты лишь собственными страданиями; она считала себя жертвой и ничего иного знать не хотела. Сейчас же ей открылась устрашающая бездна его страданий.

– Дэниэл… – прошептала она. – Дэниэл, все хорошо… клянусь…

Но Дэниэл не слышал.

– Прости меня, – с трудом произнес он. – Прости, если можешь…

– Да… – горячо зашептала Меган. – Да, да, да, любовь моя, я все прощаю. Да. Поверь, мы все уладим.

Дэниэл поднял залитое слезами лицо и посмотрел на нее. Он казался отчаявшимся, словно долгие годы боролся с неким врагом и теперь этот враг, наконец, сломил его сопротивление и, опустошив все вокруг, одолел его. Дэниэл был повержен в прах – свершилась ее былая мечта. Он был полностью в ее власти. Меган могла обвинить его во всех смертных грехах, ударить его или оскорбить самыми гнусными словами – он согласился бы со всем и безропотно скользнул в тьму адской пучины. Когда-то она страстно желала увидеть его поверженным, но с той поры все изменилось.

Меган взяла его лицо в свои ладони и заглянула в самую глубину его глаз.

– Послушай, – горячо заговорила она, – все позади. Давай перестанем жить прошлым и изводить себя и друг друга воспоминаниями о совершенных ошибках.

– Скажи, что ты простила меня, – умолял он.

– Я простила тебя. Все позади.

Но слова не помогали, в конце концов, то были просто слова. Меган поняла, что для восстановления его душевного спокойствия требуется нечто большее, и принялась покрывать легкими, нежными поцелуями его лицо, глаза, губы… Она ощущала, как ей передается напряжение и жар его тела, тесно прильнувшего к ней. Постепенно Дэниэл проникся ее заверениями в любви и, робко положив ладони на ее тонкую талию, привлек Меган еще ближе.

– Меган… – прошептал он. – Я не заслуживаю этого…

– Заслуживаешь! – шепнула она в ответ. – Заслуживаешь гораздо большего… моя любовь, любовь всей моей жизни…

Меган не очень понимала, что она имела в виду, да и незачем было понимать – признание было правдой! Меган не переставала целовать его и, прильнув губами к его рту, нежно гладила его плечи, руки, широкую грудь. При мысли, что Дэниэл будет принадлежать ей снова, ее охватила неистовая радость.

Но Дэниэл разгадал ее намеренья.

– Я поклялся, что такого больше не повторится, – хрипло сказал он, отстраняясь. – Ради твоего же блага, Меган, остановимся… ты еще слишком уязвима…

– Уже нет… – прошептала она в его раскрытые губы. – Я преодолела свою уязвимость. Не противься, Дэниэл, позволь отдать тебе все без остатка… Только так я могу передать тебе… свои чувства.

Он крепко стиснул ее в объятьях и зарылся лицом в ее волосы. Его охватило чувство, схожее с тем, что испытывает путник, возвратившийся домой из дальних странствий. Какое-то время он оставался неподвижным, не в силах поверить в свершившееся чудо и с наслаждением вдыхая аромат ее теплого нежного тела, – аромат горячего желания, разбуженного мужчиной. И его собственная страсть, ни на минуту не угасавшая в нем, снова всколыхнулась, им овладели неведомые прежде мощное желание и удивительная нежность, настолько сильная, что ее можно было принять за любовь.

Почувствовав, что она шевельнулась, Дэниэл откинулся назад и разжал объятья. Меган взяла его за руку и потянула за собой.

– Идем, – шепнула она.

Она привела его в комнату, прежде служившую ей спальней, плотно прикрыла дверь и одарила нежным поцелуем. Затем начала раздеваться. Ее движения были лишены торопливости, но не было в них и дразнящей медлительности. Она раздевалась с естественной грацией, словно только так могла передать владевшее ею чувство. Дэниэл не отрываясь смотрел, как постепенно предстает перед ним ее стройное, дивное тело, обнажаясь с истинной щедростью и простотой, которые значили для него куда больше обычной страсти.

Позже, когда их обнаженные тела предстали во всем своем великолепии, Дэниэл понял, что Меган не ошиблась. Прикосновения горячих рук, прикосновения кожи, пальцев и губ открывали им правду гораздо лучше самых сильных и выразительных слов.

Дэниэл крепко обнял ее; когда Меган всем телом прижалась к нему, он ощутил ее лихорадочную дрожь и искренне обрадовался этому отклику. Его плоть налилась страстным желанием и силой, но Дэниэл сдерживал свой пыл, предоставляя Меган вести его за собой и целиком отдаваясь ее власти.

Поцелуй Меган сулил ему спокойствие и мир даже в эти минуты необоримого волнения и страсти. Он с благодарностью внял ее призыву и погрузился в сладкую пурпурную пропасть ее губ. Как никогда легко было отдаваться ей душой и телом. Всю жизнь он пестовал в себе непримиримость к любым проявлениям слабости, но теперь ему совсем не хотелось сопротивляться, напротив, он уже сомневался в своей видимой стойкости, все больше убеждаясь в опасной ее обманчивости.

Ему открылось, что только духовная сила Меган имеет значение для них обоих, что только ее отважное и великодушное сердце способно понять и простить его отвратительный поступок. Настоящая сила была здесь, в лежащих на его плечах ласковых руках, в целующих его губах, в нежном пожатии пальцев.

Сквозь ветви деревьев и прозрачные занавески в комнату проникал серебристый свет луны, и на теле Меган причудливо подрагивали тени. Сдерживая нетерпение, Дэниэл лежал рядом с нею, ласкал ее взглядом, а руки его медленно обводили линию ее шеи, холмики ее грудей, скользили ниже, к изгибу бедер… Меган же не отрываясь смотрела ему в глаза взглядом, в котором – Дэниэл готов был поклясться! – светилась любовь. Но разве такое возможно? Пусть Меган назвала его «любовью всей своей жизни», и все же…

Как может эта женщина любить его – человека, причинившего ей невероятную боль своей бездумной жестокостью и самонадеянностью? Он был не вправе рассчитывать даже на ее жалость, не говоря уже о великодушии и любви, рожденной ее страданием. И он признался себе, что нет для него на свете более желанного чуда, чем эта любовь. Правда, было еще что-то, чего он желал с той же силой, но Дэниэл не открывал Меган эту тайну. Усилием воли он прогнал от себя все воспоминания – если он позволит себе погрузиться в них, то сойдет с ума.

Низко склонив голову, Дэниэл принялся плести на ее груди узор поцелуев, с наслаждением вдыхая восхитительное благоухание, исходящее от теплой кожи под его губами. Ему было слышно, как глухо и размеренно бьется в предвкушении ее сердце, а когда он сомкнул губы вокруг ее набухшего соска, дыхание Меган участилось, стало глубже. Из ее груди вырвался протяжный стон, и она погрузила пальцы в густую массу его волос, отдаваясь без остатка упоительным ласкам.

Откинувшись на подушки, Меган, забыв обо всем на свете, упивалась ощущениями, превратившими ее тело в источник безудержного наслаждения. Ее пронзали жаркие токи, отчего становились еще чаще гулкие настойчивые удары сердца. Она не сводила с Дэниэла полузакрытых глаз и откликалась на каждое его движение. Ее тело было готово принять его, но и сердце тоже! С обретенной лишь теперь мудростью Меган поняла, что впервые полюбила по-настоящему!.. И в страстном порыве устремилась навстречу этому волшебному чувству…

А потом свершилось долгожданное. Глаза Тигрицы ярко вспыхнули, жаркое дыхание опалило Дэниэла, и ее кошачья чувственность окутала их обоих. В пожаре ночных лесов они нашли и обрели друг друга, и их соединение было поистине чудесным. Они познали страсть, и не только неистовую физическую близость, но и нежность, и поэзию, и красоту. Когда они соединились, с губ Меган сорвалось его имя; она шептала его чаще и чаще по мере того, как он искусно подводил ее к высшей точке экстаза. Мир перестал существовать для Меган, осталось, лишь его имя. Дэниэл… Дэниэл… сквозь стоны шептала она снова и снова, сгорая в нескончаемом пламени наслаждения.

И вот ослепительный взрыв, пронзивший ее бесчисленными огненными лучами. Достигнув вершины одновременно, их тела сплелись еще теснее, еще глубже погружаясь в самую сердцевину пламени.

Потом все померкло. Огонь покинул их тела, но продолжал ярко гореть в их сердцах. После такой близости не одна влюбленная пара обнаруживала, что связывает их лишь физическое влечение, но Меган и Дэниэл не боялись этой опасной минуты. Ведь то, что связывало их – сострадание, жалость, общность измученных душ, познание истинных черт своего характера и характеров друг друга, потрясшее их пробуждение любви, – осталось, эти нити не порвались. Истинное чувство продолжало согревать их сердца, обещая: наступит новый день, настанет новая ночь!

Глава десятая

Следующим утром Дэниэл отправился прямиком в банк, чтобы проверить банковские счета. Он надеялся найти хотя бы малейшую зацепку, хоть какую-то улику, которая позволила бы им прижать Джексона Грейнджера. Меган взять с собой не удалось, и они встретились вечером. Меган показалась ему несколько подавленной.

– Что-то случилось? – мягко спросил он.

– Сегодня я ездила к школе в надежде повидать Томми… – мрачно заговорила она. – Как бы не так! Я не смогла даже приблизиться к спортплощадке – они загородили весь проезд. Какой-то прохожий рассказал мне, что ограждение установили в целях безопасности: на днях кто-то заметил вшивающихся у площадки «подозрительных личностей».

– То есть нас, – поморщился Дэниэл.

– Именно. А тебе удалось разузнать что-нибудь? Заклинаю, Дэниэл, скажи «да»!

– Сегодня я не смог поговорить с парнем, который может нам помочь, но он обязательно будет в банке завтра. Поверь, Меган, я делаю все, что в моих силах.

– Конечно, я все понимаю.

Попытка Меган изобразить улыбку не удалась. Подъем, который она испытала после удачи с Лили Харпер, бесследно исчез, и теперь Меган была похожа на туго натянутую струну, готовую вот-вот лопнуть. Дэниэл видел ее состояние и хотел оставить ее на ночь, чтобы лаской успокоить ее тревоги. Он страстно желал преподнести Меган ответный дар, утешить ее, утолить наслаждением ее печаль… Этой ночью Дэниэл всей душой верил, что Меган хотела не только утешить его, но с первым лучом солнца былые сомнения вернулись к нему. Скорее всего, он принял за любовь одно из проявлений ее щедрой натуры. Теперь ощущение чуда исчезло, и, судя по всему, сегодняшнюю ночь Меган собиралась провести в одиночестве. Дэниэл беспрекословно отвез ее в пансион, поцеловал на прощанье в щеку и проводил взглядом ее стройную фигуру, поднявшуюся по ступенькам к парадной двери.

Он уже собирался уезжать, когда заметил затормозившее у ворот такси. Пожилой водитель, сидящий за рулем, внимательно, с явным любопытством посмотрел на него; недоуменно пожав плечами, Дэниэл развернул машину и уехал.

Утром следующего дня он направился в банк, и на сей раз нужный ему человек оказался на месте, но, когда Дэниэл изложил свою просьбу, проворчал:

– Хочешь, чтобы меня опять засадили за решетку?

– Никто ничего не узнает, – клятвенно заверил его Дэниэл. – Прошу тебя, Джо, сделай мне это одолжение.

– Ладно, договорились. Не вступись ты тогда за меня в суде, мне дали бы вдвое больший срок. Я твой должник и потому выполню все, о чем ты просишь. Жди моего звонка.

Дэниэл возвратился домой. Он старался не позволять надежде слишком увлекать себя, но чувствовал – за счастливую улыбку Меган он готов заплатить любую цену. Без нее дом казался ему опустевшим. Меган пробыла здесь совсем недолго, но оставила повсюду легкий след своего присутствия, и Дэниэлу сильно недоставало ее.

Когда он вдруг решил, что неплохо бы приготовить ужин, в дверь постучали. Дэниэл вскочил на ноги, приказывая сердцу не колотиться так сильно, и распахнул дверь. На пороге стояла не Меган… а маленький человечек, которого он меньше всего ждал к себе в гости!

– Томми?

Мальчик крепко прижал к груди рюкзак и поднял голову. Выражение твердой решимости, написанное на его лице, не обмануло Дэниэла – за годы полицейской службы он научился распознавать истинные чувства людей не по надетой на лицо маске, а по выражению глаз. Глаза же у Томми были несчастные, испуганные, полные отчаяния.

– Я… я прошу прощения за беспокойство, мистер Келлер, – проговорил он, – н-но…

– А ну-ка, заходи. – Дэниэл буквально затащил его в дом и поспешил закрыть дверь, сначала бросив беглый взгляд на прилегающие улицы. Он отвел Томми на кухню и усадил.

– Могу я увидеть маму? – взволнованно спросил мальчик.

– Сожалею, Томми, но она здесь не живет.

– Но вы ведь знаете, где ее искать? Ей можно позвонить?

– Именно это я сейчас и сделаю. – Дэниэл придвинул к себе телефон и набрал номер, умоляя небеса, чтобы Меган никуда не отлучилась.

Трубку подняла хозяйка пансиона и пообещала посмотреть, у себя ли постоялица. Спустя несколько томительных минут, показавшихся Дэниэлу вечностью, в трубке послышался голос Меган.

– Немедленно приезжай! – коротко сказал он. – Ко мне пришел Томми, он разыскивает тебя.

Дэниэл услышал донесшийся с другого конца провода радостный возглас и прерывающийся шепот:

– Уже лечу!..

Трубку повесили.

– Мама скоро приедет, – сказал Дэниэл Томми и спросил: – Откуда ты узнал мой адрес?

– Вы сами дали мне свой телефон, а когда я услышал, что папа назвал вас мистером Келлером, то в телефонном справочнике посмотрел всех Келлеров, пока не нашел ваш телефон, а рядом был указан адрес.

Дэниэл дружески похлопал мальчика по плечу.

– Отлично сработано, парень! Полиция сочла бы за счастье пополнить свои ряды такими толковыми ребятами.

Глаза Томми засияли.

– Вы полицейский? – с жаром спросил он.

Дэниэл поморщился.

– Когда-то я считал себя полицейским, но теперь, боюсь, меня им не назовешь. Ты сказал кому-нибудь о своем уходе?

Томми отрицательно покачал головой.

– Тогда нам определенно везет – ты успеешь повидаться с мамой и незаметно вернуться домой, пока тебя не хватились.

Томми взглянул на Дэниэла большими карими глазами.

– Я туда больше не вернусь, – быстро сказал он. – Никогда и ни за что! Я убежал, чтобы навсегда остаться с мамочкой.

Дэниэл с тревогой посмотрел на ребенка. Он и не предполагал, что доведенный до отчаянья Томми способен на побег, но вот он убежал, и случившееся не предвещало ничего хорошего. Томми ситуация казалась предельно простой, но, если Меган захочет увезти его, а Дэниэл поможет ей в укрывательстве сына… у них будут крупные неприятности, и на всех их надеждах можно будет поставить жирный крест.

– Уверен, парень, что ты проголодался, – перевел разговор, Дэниэл. – Что до меня, то в твоем возрасте я был вечно голоден. – Он принялся доставать продукты из холодильника. – Как тебе удалось улизнуть из дома?

– Сегодня к нам переехала папина невеста. Она накричала на меня, отослала к себе в комнату и приказала не высовывать от туда носа. Она разозлилась на меня и сказала, что от меня в доме страшный беспорядок.

– Где мальчишки, там всегда беспорядок, – хмыкнул Дэниэл, из банки вытряхивая в кастрюлю вареную фасоль. – Неужели она этого не понимает?

Томми покачал головой, не сводя с еды голодных глаз.

– Я рисовал картину и нечаянно забрызгал краской ее платье. Она сказала, что платье было совсем новым. – Девятилетний мальчишка фыркнул с поистине мужским презрением к женским причудам. – Можно подумать, у нее все платья новые!

Дэниэл согласно кивнул.

– Похоже на то.

– Еще она хочет отослать меня в школу-интернат, но я хочу быть с мамочкой. – Его глаза вдруг наполнились слезами. – Я без нее жить не могу, она так нужна мне…

– А ты нужен ей, – поспешил заверить его Дэниэл. – И не на время, а на всю жизнь. Немного потерпи, и мы найдем выход.

– Я думал, вы найдете его сейчас… – укоризненно протянул Томми. – Когда мама приходила к школе повидать меня… ведь это была она, правда?

– Правда. Я рассказал ей, в какую школу тебя перевели, и она сразу захотела увидеть тебя. Она непременно заговорила бы с тобой, но нам не удалось подойти ближе.

Он поставил перед Томми тарелку с поджаренными ломтиками хлеба и фасолью, и мальчик жадно набросился на еду.

– А вы разве не будете есть? – спросил Томми с искренней озабоченностью.

– Спасибо, что-то нет аппетита, – честно признался Дэниэл. У его ног будто разверзалась пропасть. Какое там есть, если Меган все не едет… Дьявол, куда она подевалась?!

Но вскоре, к его непередаваемому облегчению, у дома заскрежетали тормоза, хлопнула дверца, и по асфальту торопливой дробью застучали каблучки. Дэниэл вслед за Томми выбежал в холл; открыв дверь, он отступил в сторону, давая дорогу Меган. А она, раскрасневшись, вбежала, даже не посмотрев на Дэниэла, и упала перед сыном на колени, стиснув его в объятьях. Томми тоже крепко обнял ее, уткнувшись носом в мягкое материнское плечо. Дэниэл слышал его приглушенные всхлипывания:

– Мама, мамочка!..

А Меган молчала. Казалось, она онемела от счастья, каждая клеточка ее существа жадно тянулась к сыну. Дэниэл поспешил закрыть дверь, чтобы от всего света отгородить мать и сына. Глядя на них, он пытался превозмочь острую боль в сердце. Дэниэл понимал, что перестал существовать для Меган. Конечно, он знал, что когда-нибудь конец наступит, но не предполагал, что так скоро. Отныне Меган не нуждалась в нем, и мысль об этом причиняла Дэниэлу невыносимое страдание.

Наконец Меган отстранилась и жадно всмотрелась в лицо Томми. По ее мокрым щекам струились слезы, но то были слезы радости; глаза Меган сияли.

– Ах, Томми… Томми… Дорогой мой, ты так вырос, так изменился… впрочем, нет, не изменился… разве только чуть-чуть… Ты по-прежнему остаешься моим дорогим сыночком. Ах, Томми, Томми… – Шепча это, она не переставала целовать и нежно тормошить сына; постепенно слетающие с ее губ слова превратились в счастливый невнятный шепот. Томми молча улыбался ей, не выпуская ее из объятий. Его глаза лучше всяких слов рассказали ей о тоскливых годах, проведенных вдали от матери.

Дэниэл отвернулся. Он сам устроил эту встречу и теперь терзался от собственных воспоминаний: о крепких мальчишеских объятьях, о сплетенных вокруг его шеи ручонках, о горячем шепоте: «Я люблю тебя, папочка». Это шептал мальчик, знавший, что не услышит того же в ответ. Да признания в любви и не были ему нужны!.. Нейл знал, что отец любит его, и голос этой безошибочной детской интуиции был дороже любых слов. Перед Дэниэлом замелькали картины прошлого: вот они с Нейлом рыбачат, вот, как завзятые конспираторы, тайком покупают подарок Салли на Рождество; это был их последний год, они без конца подкалывали друг друга, шутили, дурачились. Дэниэлу было не в чем упрекнуть себя: он был Нейлу хорошим отцом.

И все же… все же… Теперь было слишком поздно и бессмысленно говорить сыну слова любви, которые тот не успел услышать при жизни: они не долетят до него сейчас, вообще никогда! Поэтому вид этой счастливой обнимающейся пары причинял Дэниэлу непереносимую боль.

– … я так скучала по тебе, сынок, – тем временем говорила Меган. – Я ни на секунду не переставала думать о тебе и ждать нашей встречи.

– А папа говорил, что ты бросила меня, – пробормотал Томми, прижимаясь к ней еще теснее. – Он сказал, что ты меня разлюбила.

– Неправда! – гневно воскликнула Меган. – Я любила, люблю и всегда буду любить моего Томми больше всех на свете!

Дэниэл не разобрал, что на это ответил Томми, – мальчик опять спрятал лицо на груди у матери и обнял ее за шею. Мрачное предчувствие охватило Дэниэла, и слова Меган, обращенные уже к нему, еще больше напугав его, подтвердили наихудшие опасения.

– Мы немедленно уезжаем! – твердо сказала Меган, вставая, но не выпуская руки Томми. – Его отец может появиться здесь с минуты на минуту.

– Что ты собираешься предпринять, Меган?

– Что я собираюсь предпринять? Разумеется, оставить Томми у себя! Я больше не отпущу его, нам нужно немедленно ехать…

– Куда?

– Куда? Какая разница куда, если мы вместе!

– И как долго, по-твоему, вам удастся пробыть вместе? Твой муж – его официальный опекун. В глазах закона твои действия будут выглядеть как похищение ребенка, и, сколько бы вы ни скрывались, полиция рано или поздно найдет вас и вернет мальчика Брайану.

Дэниэл понимал, что причиняет Меган боль, но к этому его вынуждали обстоятельства. На уговоры у Дэниэла было совсем немного времени, однако прислушаться к голосу здравого смысла Меган не желала, и в ее глазах он читал лишь упорное неприятие.

– Я скорее умру, чем позволю им снова отнять у меня сына! – убежденно сказала она. – Я увезу его далеко-далеко, туда, где нас никто не найдет.

– На земле не существует такого места, Меган, – продолжал вразумлять ее Дэниэл. – Они выследят вас, и тогда твое незавидное положение станет в тысячу раз хуже!

– И что ты предлагаешь? – раздраженно спросила она.

– Я просто пытаюсь втолковать тебе, что тоже хочу вашего воссоединения, но не на короткое время, а навсегда! Меган, мы вернем его иначе, не преступая закона.

– Дэниэл…

– Если хочешь соединиться с Томми навсегда, ты должна немедленно возвратить его Брайану.

– Нет!!! – закричала она. Дэниэл взял ее за плечи.

– Послушай, Меган, у тебя нет другого выхода.

– Я ведь только что обрела моего мальчика… – простонала она.

– Обещаю, ты обретешь его снова, и уже навсегда.

Неизвестно, чем закончился бы их спор, если бы не неожиданное вмешательство Томми, он мягко потянул мать за руку и сказал:

– Мамочка, он прав.

– Что? – Меган снова встала перед сыном на колени и заглянула ему в лицо. – Что ты такое говоришь, Томми?

– Мистер Келлер прав, – повторил мальчик. – Я должен вернуться, чтобы потом нам снова быть вместе. – Он посмотрел на Дэниэла. – Думаю, мне пора идти, сэр, – произнес он до странности серьезным и взрослым голосом, потом повернулся к Меган: – Не плачь, мамочка. Я обязательно вернусь к тебе.

Мудрые слова ребенка отрезвили Меган. Она поняла, что Дэниэл предлагает единственно верный вариант, и все же мысль о расставании с ее ненаглядным Томми после столь короткого свидания раздирала ей сердце. Слезы готовы были брызнуть из ее глаз, но Меган отчаянным усилием воли остановила их. Если Томми хватило решимости согласиться на временную разлуку, то ей, взрослой женщине, следует взять пример с ребенка.

– Но сперва нужно сделать вот что… – Дэниэл набрал номер Брайана. – Андерсон, – отрывисто и твердо произнес он, когда на другом конце провода ответили, – звоню только затем, чтобы поставить тебя в известность: твой сын находится в моем доме. Он захотел навестить свою мать, и теперь, когда они повидались, Меган возвращает его тебе. Она действовала строго в рамках закона, так что не пытайся пришить ей что-нибудь противозаконное. – Дэниэл повесил трубку.

– Зачем ты это сделал? – напустилась на него Меган. – Боялся, что я не сдержу слова?

– Я оградил тебя от возможных обвинений в похищении ребенка, – ответил Дэниэл. – Пора ехать.

Всю дорогу Меган и Томми сидели, крепко обнявшись. Сколько им хотелось сказать друг другу, чтобы скрасить воспоминаниями предстоящую разлуку, но часы неумолимо отсчитывали последние секунды. Меган дала Томми телефон пансиона, хотя и подумала с тоской, что после побега Томми Брайан наверняка будет следить за каждым его шагом, чтобы не допустить новых происшествий.

Дэниэл проговорил, не оборачиваясь:

– Томми рассказал мне, как Селена Брейсвелл взъелась на него, когда он испачкал красками ее вещи.

– Дорогой, постарайся не сердить ее, – попросила Меган сына. – Меньше всего я хочу, чтобы она начала вымещать злобу на тебе.

– Да она не вымещает, – заверил Томми, – только постоянно визжит и ударяется в слезы.

– У меня была в точности такая же тетушка, – вспомнил Дэниэл. – В детстве я был отчаянным сорванцом и только и ждал случая, чтобы позабавиться и напустить в ее туфли головастиков. Боже, как она тогда визжала!..

Остановив машину у светофора, Дэниэл посмотрел через плечо на Томми и заговорщицки подмигнул ему. Томми ответил тем же. Меган не заметила этого, поскольку одно лишь упоминание о головастиках кинуло ее в дрожь.

– Дорогой, даже не пробуй проделывать ничего подобного, – взмолилась она. – Кто знает, как эта женщина может отреагировать.

Дэниэл поднял глаза к небу и простонал. Он был готов поклясться, что услышал ответный стон Томми. Хотя они не могли видеть лиц друг друга, между ними протянулась ниточка взаимопонимания, есть вещи, в которые женщины просто не способны вникнуть.

Время пролетело так незаметно! Меган вдруг увидела свой бывший дом и вздрогнула точно от боли, заметив стоявшего на ступеньках Брайана.

– Ты уверен, что все будет в порядке? – с тревогой спросила она Томми, и мальчик утвердительно кивнул.

Дэниэл остановил машину и остался внутри, проводив взглядом мать и сына, которые, высоко подняв головы, подходили к дому. Брайан осуждающе посмотрел на Томми, но ограничился коротким приказом:

– Ступай на кухню. Бабушка покормит тебя.

Томми напоследок крепко пожал руку Меган, потом, поднявшись на цыпочки и не обращая внимания на сердитый взгляд отца, поцеловал ее и тенью скользнул в дом. Меган вызывающе посмотрела в лицо мужу.

– Учти, этот устроенный твоим дружком-полицейским дурацкий фарс только сыграет мне на руку, – холодно предупредил ее Брайан. – «Мальчик захотел навестить свою мать»! Какая чушь! Будь на то твоя воля, ты бы, не раздумывая, увезла его, но, к счастью, тебе помешал Келлер.

– Я добровольно привезла Томми обратно, – сказала Меган, не желая поддаваться на провокацию. – За это я рассчитываю получить от тебя разрешение видеться с сыном.

– И не мечтай! В следующий раз поблизости может не оказаться Келлера с его советами, здравым смыслом и инстинктом самосохранения.

Несмотря на всю решимость Меган, эта фраза вывела ее из себя.

– На что ты намекаешь?..

– Брось, Меган! Протри глаза. С какой стати, ты думаешь, он заставил тебя привезти Томми? Разве Келлер не лелеет надежду восстановить свою карьеру? Он же больше всего на свете хочет вернуться в полицию, только черта с два его приняли бы обратно, помоги он тебе обойти закон.

Меган с трудом проговорила:

– Узнаю твою мерзкую привычку видеть в людях только дурное.

– В случае с твоим дружком мне не пришлось особенно напрягаться. В отличие от тебя я насквозь вижу таких людишек, как Келлер, и с первой же нашей встречи догадался, что ему от тебя нужно. Пока мы жили вместе, я вдоволь насмотрелся на мужиков, которые из кожи вон лезли, лишь бы подластиться к тебе.

– Ты сам их поощрял, а потом использовал! – огрызнулась Меган.

А Брайан молча согласился, небрежно пожав плечами.

– Что ж, преследуя свою выгоду, ты тоже использовала Келлера. Я не виню тебя – твои действия были оправданы здравым смыслом, но изволь выслушать один маленький запоздалый совет: тебе следовало поломаться немного дольше, ведь твой дружок уже получил обещанную награду? Потому-то он и не стал лезть ради тебя в петлю. Уверен, Келлер убеждал тебя так: сейчас необходимо вернуть Томми, чтобы соединиться с ним навсегда потом, когда тебя оправдают. И насколько же он продвинулся в этом своем усердии?.. Готов поспорить, ни на шаг. Тебе не следовало спускать его с крючка, пока не будут выполнены все условия сделки, но ты упустила свой шанс. Прощай и больше не звони.

И не успела Меган опомниться, как Брайан захлопнул перед ее носом дверь. Меган застыла неподвижной статуей, уставившись в пространство. Все это гнусная ложь! Дэниэл не может быть таким циничным и расчетливым, каким его изобразил Брайан. Просто Брайан привык по себе судить о людях. И все же его стрела достигла цели – стоило Меган вспомнить о доводах Дэниэла, как ее глаза застлала пелена гнева.

Она медленно вернулась в машину и села рядом с Дэниэлом на переднее сиденье.

– Может, заедем куда-нибудь выпить? – предложил Дэниэл.

– Нет. Отвези меня в пансион, – тихо ответила она.

Сбитый с толку ее тоном, Дэниэл бросил на Меган быстрый взгляд, но промолчал.

На протяжении всего пути Меган сидела в мрачном молчании, вновь и вновь вспоминая слова Брайана. Какой же она была дурой… Она вновь обрела Томми, а потом как последняя идиотка отдала его! Ее пронзила внезапная боль потери – боль в тысячу раз сильнее прежней. Меган до крови закусила губу, чтобы не закричать на Дэниэла.

Когда они подъехали к пансиону, Меган коротко попрощалась и вышла из машины, всем своим видом показывая, что не желает что-либо обсуждать сегодня.

Однако Дэниэл последовал за ней.

– Нам нужно поговорить, – твердо сказал он и, не обращая внимания на ее недовольный вид, поднялся вслед за Меган в ее комнату.

Едва закрылась дверь, Меган круто повернулась и посмотрела прямо ему в глаза. Ее лицо было спокойным и белым как мел.

– Прошу, Дэниэл, пойми, не надо ничего обсуждать. Я все прекрасно понимаю… с точки зрения закона… ты был прав. И давай оставим эту тему.

– Ты сама-то веришь в то, что говоришь? Я же вижу, в душе ты все еще осуждаешь меня.

– Ладно! – вспылила Меган. – С точки зрения закона ты, может, и правильно поступил – мудро и продуманно. Только человек, имеющий хоть каплю сострадания, никогда бы не пошел на такую жестокость!

– Человек, имеющий хоть каплю сострадания, прежде всего не разрешил бы тебе пуститься с Томми в бега и попасть в переделку, после которой ты больше никогда не увидела бы своего сына! – попытался урезонить ее Дэниэл.

– Но Томми мое родное дитя! – горячо воскликнула Меган. – Когда я увидела его, мне показалось, будто… будто он воскрес из мертвых! Я обнимала его, мою плоть и кровь! Я обнимала моего сына – не какую-то тень или привидение моего сына!.. А ты безжалостно отнял его… – От горя Меган уже не владела собой, и ее взволнованная речь становилась бессвязной.

Как всегда, боль Меган тотчас отозвалась в Дэниэле. Он подошел к ней и обнял ее за плечи.

– Я верну тебе сына, только не так, – проговорил он, пытаясь ее успокоить.

– Только не так, не противозаконно, ты хочешь сказать?! – съязвила Меган. – Ты ведь у нас действуешь строго в рамках закона, да? Ты… ты полицейский!

Дэниэл пропустил оскорбление мимо ушей и привлек Меган к себе, пытаясь поцеловать ее, стереть губами ее слезы, но Меган вывернулась из его объятий и отпихнула его с такой силой, что Дэниэл пошатнулся, потерял равновесие и едва не упал.

– Не трогай меня! – хрипло предупредила она. – Мы все выяснили – ты был прав, я ошибалась! Теперь, когда я это признала, для тебя опять все стало на свои места? Ты помешал мне преступить закон и таким образом не позволил впутать себя в это дело! Поздравляю, полиция обязательно зачтет тебе твой благородный поступок, когда милостиво разрешит вернуться в свои ряды! Эти жестокие слова вырвались у Меган непроизвольно. Она вовсе так не считала, а когда увидела, как исказилось и посерело лицо Дэниэла, в страхе застыла.

– Значит, так ты обо мне думаешь? – спокойно спросил он.

– Я запуталась, Дэниэл, не знаю, что и думать, помоги мне.

Он покачал головой.

– Здесь я ничем не могу тебе помочь.

И, не проронив больше ни слова, вышел.

Глава одиннадцатая

Меган вслушивалась в удаляющиеся шаги Дэниэла. Совесть побуждала ее догнать его и извиниться, но обратившееся в камень тело не желало подчиняться этому приказу. У нее подкосились ноги, и, обессилев, Меган опустилась на кровать. Терзая себя упреками, она спрятала лицо в ладони. Как у нее хватило жестокости причинить Дэниэлу такую боль?.. Как она могла бросить ему в лицо подсказанные Брайаном злобные обвинения? Разве ее бывший муж достоин того, чтобы прислушиваться к нему? Она обвинила Дэниэла в бессердечности, а сама забыла о смерти его сына… Дэниэл был единственным человеком, способным понять и разделить ее чувства, а она…

Меган, наконец, отняла ладони от лица, и ее взгляд остановился на валяющемся на полу бумажнике. Должно быть, бумажник выпал из кармана Дэниэла, когда она его толкнула. Меган быстро подобрала бумажник и выскочила на улицу, но опоздала – красные огоньки его машины уже исчезали вдалеке. Ее тревожный взгляд заметался по улице в поисках такси, и тут, словно в ответ на ее мольбу, у обочины притормозила потрепанная машина Берта. Он не спеша, позевывая, вышел.

– С Божьей помощью еще одна смена позади, – пробормотал он.

– Берт, помогите! – взмолилась подбежавшая Меган.

– Догнать ту машину? – спросил он.

– Да, пожалуйста! Мой друг оставил бумажник, его необходимо вернуть!

– Давайте садитесь.

Меган села на переднее сиденье и попросила:

– Постарайтесь не упустить его из виду.

Берт включил зажигание, но ближе к машине Дэниэла подъехать не удалось – они попали в самую гущу двигавшихся по трассе автомобилей. Приблизиться к Дэниэлу было просто невозможно.

– Футбольный матч, – лаконично объяснил Берт. – Оттуда они все и прут.

– Неужели никак нельзя его догнать? – молила Меган.

– Хорошо еще, что мне удается не упускать его из виду…

Меган облегченно вздохнула.

– Да что это я? Чего я волнуюсь? Я же знаю, где он живет. Можно поехать прямиком к нему, мы доберемся туда даже раньше его. – Она назвала Берту адрес.

– А вы правильно назвали? – нахмурившись, спросил Берт.

– Разумеется.

– Тогда странной дорожкой ваш друг возвращается домой… Он только что свернул у светофора налево. А если бы он ехал по адресу, который вы мне дали, он бы повернул направо.

– Но я абсолютно уверена, что дала вам верный адрес!

– Тогда, может, ваш друг едет совсем не домой?

– Так поздно? Нет, конечно, домой!

Берт смущенно откашлялся.

– А на горизонте случайно не маячит какая-нибудь другая леди?..

– Не маячит, – заверила Меган.

– Ладно, я ведь просто спросил.

По мере того как они ехали, Меган все яснее понимала, что Дэниэл держит путь совсем не домой… Он ехал в какое-то другое, не известное ей место, и Меган стало неловко. Конечно, она не имеет ни малейшего права вникать в подробности его жизни, просто…

Просто сам Дэниэл настолько вошел в ее жизнь и вник в ее проблемы, что Меган начало казаться, будто теперь они навсегда связаны, будто они вдвоем противостоят всему остальному миру! И обнаружить всю надуманность и иллюзорность этого мнимого единства было для нее неприятным открытием. Конечно, это была иллюзия! Она просто потеряла чувство реальности. Разумеется, совсем не ее дело, куда едет Дэниэл, и все же…

– Прибавьте скорость, – попросила она. – Ни в коем случае не отставайте от него!

Следующие пятнадцать минут они на опасной скорости лавировали между потоками машин, подвергая серьезному испытанию водительское мастерство Берта. Наконец, к их величайшему облегчению, Дэниэл свернул в сторону высоких железных ворот. Какая-то машина пересекла им дорогу, и, притормозив, они потеряли Дэниэла из виду, а когда снова пустились в погоню, оказались на длинной подъездной аллее. В ее конце темнел силуэт большого здания, у которого стояла машина Дэниэла, но его нигде не было видно.

– Вас подождать? – спросил Берт. – Или ваш друг сам отвезет вас домой?

– Спасибо, Берт, я справлюсь одна. Езжайте домой и ложитесь спать. Сколько я вам должна?

Меган взялась было за кошелек, но старик проворчал:

– А ну-ка, быстро из машины! – и тут же уехал.

Меган взлетела вверх по лестнице и, миновав двойные двери, остановилась в ярко освещенном холле.

– Чем я могу вам помочь? – спросила девушка, сидящая за справочным столом.

– Скажите, пожалуйста, куда я попала? – спросила сбитая с толку Меган. Она ворвалась сюда так стремительно, что поначалу даже не заметила, что она вовсе не в частном доме, а, скорее, в каком-то учреждении.

– Вы в Нидергемском госпитале, – ответила девушка.

– В госпитале?

– Как же вы оказались здесь, если не знали, что это госпиталь?

– Я пыталась догнать мистера Келлера. Он обронил свой бумажник.

– Ах, мистера Келлера… Он минуту назад прошел к сыну.

Меган изумленно уставилась на нее.

– К сыну?! А я думала, его сын умер.

Девушка вздохнула.

– Его состояние равнозначно смерти. Раны, полученные им во время аварии, давно зажили, но мальчик так и не вернулся к жизни…

– Он пролежал в коме три года? – воскликнула как громом пораженная Меган. Три года – эхом отозвалось у нее внутри. Она собралась с духом. – И часто он сюда приходит?

– По нескольку раз в неделю, – сочувственно произнесла дежурная. – Из-за его службы для него установлен свободный график посещений. Хотя… – она понизила голос, – хотя теперь, когда бедняга потерял место, ему придется забрать отсюда Нейла.

– Простите, но почему?

– Содержание больных в нашем госпитале обходится родственникам в кругленькую сумму. Ума не приложу, как ему удается оплачивать больничные счета и сводить концы с концами. Знаете, вообще-то я не должна разглашать сведения…

– Пожалуйста, продолжайте, – настойчиво попросила Меган. – Мне совершенно необходимо знать все.

– Хорошо. Между нами говоря, он порой задерживает плату, но никогда не дотягивает до крайнего срока. Только сейчас… из-за всех этих неприятностей да увольнения со службы… короче…

Меган инстинктивно отступила в тень, но было очевидно – дежурная не узнала ее.

– Да, я тоже кое-что слышала, – осторожно проговорила она.

– Свалившиеся на него беды просто ужасны! Все в нашем госпитале успели привязаться к его сыну, и если он будет вынужден забрать его… нет, страшно даже подумать об этом. Иногда он просиживает у постели Нейла всю ночь напролет, хотя это, должно быть, причиняет ему невыносимые страдания. Мальчик и не подозревает о его присутствии, но мистер Келлер не теряет надежды.

– В какой палате, вы сказали, лежит его сын? – с трудом спросила Меган.

– В пятнадцатой, это вниз по коридору. Но постойте, я не уверена, что могу разрешить вам…

– Все в порядке, – сказала Меган. – Я его друг.

По крайней мере, надеюсь, что осталась ему другом.

Она бесшумными шагами пошла по коридору и, добравшись до пятнадцатой палаты, заглянула внутрь сквозь стеклянные створки дверей. В тусклом освещении не все можно было рассмотреть, но кровать и лежащую на ней неподвижную фигурку темноволосого мальчика Меган разглядела. У кровати, спиною к дверям, сидел Дэниэл – сгорбившись и обхватив руками голову. Даже издалека можно было заметить, что его взгляд устремлен на ребенка и в глазах застыла ужасная, ни с чем не сравнимая боль.

Меган сама испытала это отчаянье, и, когда увидела Дэниэла, склонившегося над ребенком и как бы олицетворяющего непреходящую родительскую любовь, у нее выступили слезы. Задержав дыхание, она прильнула к стеклу, но тут Дэниэл обернулся и увидел ее.

Это застало ее врасплох. Какое-то время Дэниэл молча смотрел на нее, словно не веря собственным глазам. Бесшумно открыв дверь, Меган ступила на порог палаты.

– Как ты здесь оказалась? – В его голосе можно было угадать некоторое смущение.

– Ты обронил бумажник, – объяснила Меган. – Я хотела вернуть его и поехала за тобой, но догнать тебя не смогла…

Дэниэл взял бумажник.

– Ясно. Спасибо тебе.

– Я вовсе не собиралась шпионить, Дэниэл, и совать нос не в свои дела, честное слово. Ты, наверное, хочешь, чтобы я ушла?

Он с трудом ответил:

– С чего ты взяла?..

– Ведь ты не говорил мне, что твой сын жив. Я думала, он погиб вместе с твоей женой, и, когда тем вечером мы говорили об аварии, ты не стал разубеждать меня.

– Я не умышленно скрывал от тебя правду, просто… – Он пожал плечами. – Мне вообще трудно говорить о нем.

– А после гадостей, которые я наговорила сегодня…

– Не вспоминай. Ты была слишком возбуждена, чтобы себя контролировать. Я уже обо всем позабыл.

Но Меган чувствовала, что расстояние между ними сохраняется, и вдруг поняла, как для нее важно опять стать близкой ему. Набравшись храбрости, она притворила дверь и подошла к кровати. Лежащий на ней ребенок был совершенно неподвижен, Когда-то его лицо, должно быть, сияло озорной улыбкой, сейчас же непроницаемое покрывало сна отгородило его от всего мира.

– Вот так он лежит уже три года, – мрачно произнес Дэниэл.

– Такое впечатление, будто он только что задремал, – сказала Меган.

– Да. Очень трудно свыкнуться с мыслью, что он в коме, в это просто не верится. Мне до сих пор кажется, что он вот-вот откроет глаза и скажет: «Привет, пап». – Последние слова Дэниэл произнес хриплым шепотом.

– Жаль, что ты не рассказал мне об этом раньше, – сказала Меган. – Я лучше понимала бы тебя, и голова у меня не была бы забита только своими проблемами.

– Которых у тебя предостаточно. Ты имела полное право заниматься только ими.

– Да, но нельзя было забывать о горе других людей, – сказала Меган.

– Возможно, его состояние – еще одно следствие моих ошибок, – с печалью в голосе произнес Дэниэл. – В первые месяцы после аварии я должен был проводить с ним больше времени, должен был разговаривать с ним, попытаться снова пробудить его к жизни… Если бы тогда я не уделял столько внимания собственной персоне, стараясь доказать всему миру свою стойкость и несгибаемость, возможно, с тобой не произошло бы несчастья, а он… кто знает, как бы все обернулось…

– Не изводи себя бесконечными «если». Тебе только кажется, что он вернулся бы к жизни, если бы ты разговаривал с ним тогда. Если его сон длится так долго, значит, того требует его организм. – Меган понятия не имела, насколько ее слова соответствуют истине, она видела лишь, что от них Дэниэлу становится легче.

– Может, ты и права. Я знаю только одно: что стал… скажем так… очень суеверен.

– О чем ты?

– Мои самонадеянность и глупость отняли у тебя твое дитя. Возможно, они и мне стоили моего ребенка. Я просто обязан был быть с ним! Меня не покидает ощущение, что если я верну тебе Томми, то, может быть… может… – Он не смог договорить, глядя на неподвижное тельце, и нащупал руку Меган. Ее пальцы переплелись с его пальцами, крепко стиснули его ладонь. – Это просто глупое суеверие, – помолчав, продолжал он. – Знаю, ты считаешь, что сегодня я обошелся с тобой жестоко, но, Меган, у меня не было тайных причин, клянусь! Андерсон реки повернул бы вспять, лишь бы воспользоваться случаем и снова засадить тебя в тюрьму.

– Знаю, – прошептала она. – Томми понял это раньше меня. Он сразу тебе доверился.

– Мы с Томми неплохо ладим. – Дэниэл вздохнул. – Если бы я мог пробиться к Нейлу…

– Ты сегодня разговаривал с ним?

Дэниэл долго не отвечал.

– Я сидел рядом, – наконец сказал он, – но почти не разговаривал. Я уже не знаю, что сказать.

– Поговори с ним о тех днях, что вы были вместе. Если он может слышать тебя, ему будет так приятно.

– Но это было так давно…

– Уверена, это не имеет никакого значения. Если у тебя остались одни воспоминания, используй их! Разве у вас не было общих увлечений?

– Было, и немало.

– Рыбалка, например?

– Да, мы часто выбирались порыбачить. Еще мы увлекались техникой. У него были совсем неплохие способности…

– Были и остаются, – мягко поправила Меган. – Не говори о нем в прошедшем времени. Он просто заснул, Дэниэл, и в один прекрасный день обязательно проснется.

– Проснется? Или я только попусту тешу себя надеждой!

– Раньше мне тоже казалось, что я обманываю себя, но потом мои надежды начали осуществляться. Это действительна так, Дэниэл! Но сперва в это должен поверить ты сам.

– Как я могу поверить, если не получаю от него ни малейшего знака, что он слышит меня.

Меган печально улыбнулась.

– Так же, как верила я, сидя в камере.

Он с тревогой всмотрелся в ее лицо, но не нашел в ее глазах и намека на былую горечь, которая раньше появлялась, стоило Меган только вспомнить о тюрьме. Теперь ее глаза излучали добро и сострадание. Меган вспомнила о своей беде не для того, чтобы лишний раз упрекнуть его, а чтобы вселить в него надежду. И это подействовало на Дэниэла сильнее всяких слов, возрождая в нем мужество и поднимая дух.

– Расскажи мне о Нейле, – продолжала она. – О его способностях к технике.

И Дэниэл заговорил, поначалу запинаясь, но постепенно преодолевая скованность.

– Он всегда лучше и быстрее меня вникал в устройство разных механизмов. Помнишь комнату с аудио-видео аппаратурой? Это была – и остается – наша комната. Стоило нам прочитать инструкцию, как он моментально разбирался в ней, я же должен был перечитать ее заново, а порой и выслушать его объяснения. А ведь тогда ему было всего семь.

– Невероятно… – ободрила его Меган.

– Он всегда подшучивал над моей медлительностью, но не зло. Он был – и остается – очень добрым ребенком.

– А как он управлялся с компьютером? – спросила Меган.

– С поистине волшебным мастерством. Ты бы видела его, Меган…

– А мог ли он запрограммировать видеомагнитофон? – спросила она, внезапно оживляясь.

К радости Меган, Дэниэл охотно откликнулся:

– Мог ли он?.. Мог ли он запрограммировать видик? Да еще не сконструировали такой механизм, в котором этот мальчишка не сумел бы разобраться!

Меган решила пойти на продуманный риск и, повернувшись к Нейлу, обратилась уже к нему.

– Тогда тебе лучше поскорей проснуться и показать всем нам, на что ты способен, – сказала она, затевая эту рискованную игру. – Я знаю, ты слышишь меня. Подумай, что ты теряешь, о скольких новых изобретениях ты так и не узнаешь. А ведь пока еще можно все наверстать.

– Как только ты проснешься, я куплю тебе самый лучший, самый современный компьютер на свете, – подхватил Дэниэл. – И мы вместе освоим его. Мы ведь всегда все делали вместе, верно, сынок? И у нас непременно получится и на этот раз!

Но Нейл оставался неподвижным. Ни один мускул не дрогнул на теле ребенка, и Дэниэл снова поник.

– Он ничего не слышит. Я просто обманываю себя.

– Тогда продолжай обманывать! – воскликнула Меган. – Обманывай, как это делала я, в течение трех лет убеждая себя, что рано или поздно я выйду на свободу. Обманывай себя и не останавливайся, если это поможет тебе обрести веру! Иногда, только обманывая себя, можно набраться мудрости.

И тогда Дэниэл сделал то, от чего в горле у Меган встал комок. Посмотрев на лежащего в постели неподвижного бледного мальчика, он протянул руку и сказал:

– Дай пять.

А потом сам поднял безжизненную руку ребенка и вложил в свою крупную ладонь.

– Это было наше особое приветствие, – объяснил он Меган. – Так мы говорили друг другу, что мы настоящие друзья… что мы близки и понимаем один другого… что мы лю… – он вдруг умолк.

– Я подожду за дверью. – Меган тихо вышла.

Оставшись наедине с сыном, Дэниэл накрыл другой ладонью его ручонку и крепко сжал детские пальчики.

– Правда, она хорошая? – тихо спросил он. – Ты обязательно полюбишь ее, когда… если мы… не знаю. Сперва нужно столько всего сделать, столько гор свернуть. Но мы все преодолеем. – Он долго вглядывался в лицо Нейла, а затем ласково сказал: —Я люблю тебя, сынок. Ты ведь и раньше это знал, правда? Даже если я никогда этого не говорил.

После долгого, но тщетного ожидания он наклонился и поцеловал Нейла. Потом вышел из палаты.

В машине Меган тихо сказала:

– Дэниэл, пожалуйста, отвези меня к себе.

Не глядя на нее, он спросил:

– Ты уверена, что хочешь этого?

– Совершенно. Раньше я была слишком озабочена своими бедами, но теперь я во всем разобралась. – Она коснулась его руки. – Прошу тебя.

Он молча тронул машину.

Этой ночью они занимались любовью нежно, неспешно, с пылом, в котором не было неистовой страсти. Тигрица на время спрятала коготки и одаривала любовника неторопливыми нежными ласками. Ее глаза сияли в ночи, но их блеск был мягок и полон искреннего чувства. Она по-прежнему оставалась экзотической обитательницей джунглей, но сегодня сама избрала покорность – только на одну ночь. Завтра она снова станет прежней, но сегодня ее рычание сменялось приглушенным мурлыканьем…

Позже, когда они насытились друг другом и, утомленные, лежали обнявшись, Дэниэл нерешительно произнес:

– Скажи, я не ошибаюсь, Меган? Неужели то, что произошло с нами… произошли на самом деле?

– Да… – удовлетворенно прошептала она, уткнувшись ему в грудь. – Это действительно произошло. Я тоже хочу поверить в это чудо.

– Как же это случилось, что мы полюбили друг друга? – в благоговейном удивлении прошептал он. – Как судьба решилась свести двух самых неподходящих друг другу и самых непохожих друг на друга людей?

– А может, мы не так уж и непохожи? – задумчиво пробормотала Меган. – Мы пережили такое, чего не пережил никто другой. Кто еще сможет понять нас так, как мы понимаем друг друга?

Веселый огонек загорелся в его обычно суровых глазах.

– И на чем, по-твоему, основаны наши отношения… на понимании? Дружбе? Уважении и поддержке? Преклонении перед умом друг друга?

Меган кокетливо улыбнулась.

– И на этом тоже, но ведь ты еще не закончил перечислять…

– Конечно, – прошептал он, сжимая ее в объятьях. – Все, о чем я говорил, ни черта не значит без этого… – Он приник к ее губам в дразнящем поцелуе, и Меган с радостью ощутила начало нового волшебства. – И этого… – добавил он, взглядом проникая в глубину ее глаз.

Дэниэл будто бы хотел сказать, что его желание удовлетворено, но уже через мгновение вновь подпал под очарование ее красоты, и Меган приняла его – с восхищением, испытывая помимо любви непередаваемое облегчение от мысли, что теперь, когда они смогли открыться друг перед другом, между ними не существует больше барьеров. Дэниэл был ее единственным мужчиной, потому что желал ее с той же силой, что и любил, потому что, как никто другой, понимал ее.

Когда Дэниэл наконец уснул, Меган приподнялась на локте и посмотрела на него светлым от нежности взглядом.

– Так больше не может продолжаться, – прошептала она. – Мне нужно все. Мне нужен ты и нужен мой сын, и больше я не могу ждать. Ты – полицейский. Ты действуешь по правилам, которым обязан подчиняться. Но согласись, они не срабатывают, эти правила.

Она долго смотрела на него, прежде чем задумчиво произнести:

– Но я-то не полицейский.

Глава двенадцатая

Выглянув из полумрака, царившего в холле, Джексон Грейнджер долго не мог понять, кто эта позвонившая в его дверь женщина.

– Кто вы такая? – спросил он, наконец, непрошеную гостью.

– А вы не помните меня, мистер Грейнджер? Короткая же у вас память, если за три года вы успели обо мне забыть. Тем не менее, у меня несколько веских причин напомнить вам о себе.

– Боже милостивый!.. Я слышал о вашем освобождении, но и представить себе не мог, что вы наберетесь наглости появиться здесь. Эй, погодите, я не приглашал вас…

– Какая разница, если я уже вошла. Странно, что вы не ждали моего визита, ведь нам есть что обсудить…

– Мне нечего обсуждать с убийцей моего дяди! – встал в позу Грейнджер.

– Бросьте, вы проявляете неблагодарность! – Меган неплохо ориентировалась в этой квартире – той самой, где был убит Генри Грейнджер и которую теперь занимал его племянник, – и, пройдя в комнату, в несколько вольной позе расположилась на софе. Она не одернула короткую юбочку, собравшуюся в складки у бедер, и позволила Грейнджеру любоваться своими длинными, стройными, обтянутыми лайкрой ногами. Меган понимающе улыбнулась ему.

– И что же вы называете неблагодарностью?.. – настороженно спросил он.

– А вы посмотрите вокруг! Теперь вы процветаете – живете в полном достатке, не знаете нужды, владеете этим огромным домом. А ведь перед смертью дядюшки ваши дела шли очень плохо. Вы были по уши в долгах, и нехорошие ребята грозились силой выбить из вас свои деньги. Посмотрите в лицо правде – тот, кто прикончил дядюшку Генри, оказал вам неоценимую услугу.

Одутловатое лицо Грейнджера приняло выражение оскорбленной добродетели.

– Ваше замечание весьма и весьма дурного вкуса.

Красиво очерченные брови Меган приподнялись.

– В самом деле? А мне кажется, я попала в точку.

– Убирались бы вы отсюда…

– Я понимаю ваше нетерпение выставить меня за дверь. Думаю, один мой вид вгоняет вас в нервную дрожь, которая, наверно, вас колотила, когда вы узнали, что я оправдана. А ведь в полиции вам снова начнут задавать вопросы… И такая перспектива не сулит вам ничего, кроме неприятностей.

– А вы меня не запугивайте! – взревел Грейнджер.

– У меня и в мыслях не было ничего подобного. Вы и без того до смерти перепуганы. Кстати, вы не хотите предложить мне выпить? – Меган кокетливо улыбнулась. – Помнится, раньше вы часто предлагали мне выпить наедине.

– А я помню, что каждый раз вы давали мне от ворот поворот. Вы же были так влиятельны и высокомерны, – сказал он с обидой в голосе и подошел к бару. – Что предпочитаете?

– Водку, пожалуйста.

Себе Грейнджер налил виски, а Меган протянул ее рюмку с водкой. Отхлебнув виски, он снова встал в позу.

– Можете говорить что угодно. Вся эта чушь гроша ломаного не стоит, – заявил он. – А вот выпить с вами я согласен. За три года высокомерия-то, кажется, поубавилось?

– Скажем так: сейчас я расположена к серьезной беседе. Вам бы тоже не помешало настроиться на серьезный лад.

– Вы зря теряете время. Мне вы ничего не пришьете – я чист. На ту ночь у меня железное алиби.

– Но за три года железо успело немного поржаветь, – возразила Меган. – Ваше будущее зависит от одной леди, которая надеялась разделить с вами вашу удачу, а ее обвели вокруг пальца. У меня создалось впечатление, что хватит и небольшой суммы, чтобы развязать ей язык.

Его уверенность впервые была поколеблена.

– Какое там еще впечатление! Не блефуйте, вы никогда не видели ее.

– Видела. И даже больше – мы просидели вместе ночь напролет. – От улыбки Меган он вздрогнул. – И до самого утра болтали об очень интересных вещах.

Грейнджер одним махом опрокинул в себя виски.

– Все, что она сказала, – ложь! – заявил он с деланной уверенностью.

– Вам же неизвестно, что именно она мне рассказала. Откуда вы знаете, что все это – ложь? – парировала Меган.

– Выкладывайте, зачем вы пришли? Что вам нужно?

Меган сделала крошечный глоток.

– Думаю, я пришла, чтобы восстановить справедливость. Пока я сидела в тюрьме за совершенное вами преступление, вы припеваючи жили на свободе и проматывали полученные денежки. Мне такое положение кажется несправедливым. Кроме того, у меня есть своя версия этого убийства. Той ночью вы пришли к дяде как раз в то время, когда он был у меня наверху, и слышали, как мы ругались. Да все в доме это слышали! Вы слышали, как я крикнула ему, чтоб он сдох. Выждав, когда он спустится вниз, вы подстерегли его у дверей его квартиры. Вот почему никто не слышал, чтобы вы звонили в дверь – ваш дядя сам открыл ее.

Замолчав, Меган покосилась на смертельно бледного Грейнджера. Он смотрел на нее с ужасом, но, перехватив ее пристальный взгляд, тут же снова уткнулся в стакан.

– Вполне вероятно, что вы давно задумали убийство, – рассуждала Меган. – А может, идея пришла к вам случайно, когда вы увидели, как он спускается по лестнице с моей пепельницей в руках. Тогда вы быстро все прикинули и решили, что после убийства пепельница, а также наша ссора неизбежно поставят меня под подозрение. Потом вы убили его, зная, что унаследуете все дядино состояние, и подговорили Мери Олмер и ее брата обеспечить вам алиби. Вы наобещали им златые горы, но, когда меня посадили, дали лишь жалкие гроши. Надо полагать, вы решили, что достаточно обезопасили себя, выплачивая Мери по пятьсот фунтов каждые три месяца. – После этой четко изложенной версии Грейнджер побелел еще больше. – Конечно, пятьсот фунтов – не деньги, но если б она разоблачила вас, то лишилась бы и этого. Нет, Мери было-невыгодно закладывать вас, а если бы она и решилась – кто поверил бы ей? Наша правоохранительная система не любит признавать своих ошибок. Раз уж виновной назвали меня, никто не захотел бы убедиться в обратном..

Грейнджер метнул на нее злобный взгляд.

– Ну и что?

– Что?.. А то, что так было раньше. Теперь дела обстоят иначе. Полиция признала, что ошибалась на мой счет, а значит, непременно бросит все силы на поиски настоящего убийцы – надо же как-то спасать репутацию. Я даже знаю, какую сделку они предложат Мери – в обмен на интересующую их информацию о вас они пообещают не судить ее как сообщницу. – С величайшим удовлетворением Меган наблюдала, как Грейнджер судорожно сглотнул, а его лицо приобрело синюшный оттенок.

И все же он нашел в себе силы выдавить:

– Вы блефуете.

Меган пожала плечами.

– Думайте, как вам угодно. Я просто полагала, что со мной вы побеседуете охотней, чем с полицией. Но если вы уверены, что сможете договориться с ними без меня… я ухожу.

– Стойте! Что значит «без меня»? С какой стати я должен зависеть от вас?

– От вас потребуется совсем немного. Наша выгода будет взаимной: я получила срок, а вы получили деньги, но я могу отвести от вас угрозу, конечно, за вознаграждение.

– О чем… о чем вы говорите?

– Судите сами – мне нечего терять. Меня выпустили из тюрьмы и уже не посадят обратно, виновна я, по их мнению, или нет. Я могу устроить так, чтобы улики снова были против меня… если захочу. Ведь сейчас они против вас.

– Каковы ваши условия?

– Деньги. Много денег.

– У вас губа не дура!

Вместо ответа Меган изучающим взглядом обвела комнату.

– Милая квартирка. Должна сказать, вы неплохо ее обставили. Жалко, конечно, будет расставаться с ней, но что поделаешь…

– Сколько?

– Двадцать кусков.

– Я не смогу столько собрать.

– Еще как сможете. Ваш дядя частенько хвастал передо мной своим богатством. Двадцать кусков – именно во столько вам обойдется ваша свобода. Решайте, мистер Грейнджер, да смотрите не ошибитесь. Ваша свобода в опасности. – Заметив, что он опять нервно сглотнул, Меган небрежно продолжала: – Вам не понравится в тюрьме. Поверьте мне на слово – уж я там насиделась. Удивительно, как вам везло все эти годы! Что ж, бывает, удача отворачивается от людей.

– Но не от меня же! – воскликнул Грейнджер. – Вы мне сами предложили сделку.

– Верно, предложила. Мы будем хорошими партнерами. В конце концов, почему бы нам не поделить его деньги? Мы оба достаточно натерпелись от него. Я ненавидела его, и, уверена, вы тоже.

– Да, другого такого злобного старикашки было не сыскать! – согласился Грейнджер. – Старый черт знал, что у меня туго с деньгами, но ни разу не предложил свою помощь. Он любил поиздеваться надо мной, говорил, что после его смерти я заполучу все состояние, что нужно набраться терпения… А сам в это время искал способ нарушить дарственный договор и вычеркнуть меня из завещания!

– И он нашел этот способ? – оживилась Меган.

– По его словам, нашел. Сперва я не поверил ему, решил, что старик придумал все из желания помучить меня, но он сказал, что очень скоро я своими глазами увижу, как он вычеркивает меня из списка наследников.

– Он поступил очень опрометчиво, – заметила Меган. – По существу, он сам напросился отправить его в мир иной. По-моему, он получил то, что заслуживал.

Грейнджер вдруг разразился хохотом.

– Видели бы вы его лицо, когда я занес над ним пепельницу!..

– Да, на это стоило посмотреть! – Меган хихикнула.

– Ради этого стоило даже сесть в тюрьму, – продолжал Грейнджер.

– Ну, вам-то тюрьма не грозит, – заверила она. – Вам всегда хватало ума избежать подобных осложнений.

– Я поступил умнее, чем вы думаете, мисс Клёвые Ножки. Я не стал подстерегать его у двери, а взломал замок и, когда он вошел, ждал его внутри. Никто даже не заподозрил, что я там был.

– Действительно, очень умно, – согласилась Меган.

Грейнджер плюхнулся на софу рядом с ней.

– Значит… – проговорил он, обдавая ее запахом виски, – мы с вами стали партнерами. Почему бы не скрепить наш договор должным образом?..

– О чем вы?

– Мы – можем начать с невинного поцелуя…

– Я никогда не мешаю бизнес с удовольствием, – отрезала Меган.

– Зато я не прочь… В конце концов, теперь мы надолго повязаны, и такое положение меня вполне устроит. Расслабься, перестань изображать скромницу!

Грейнджер накинулся на нее и, как Меган ни пыталась его оттолкнуть, придавил всей своей тяжестью к софе. Она запрокинула голову назад, избегая его поцелуев, но его руки жадно шарили по ее телу… Потом он вдруг замер.

– Это еще что?

Он бесцеремонно сунул руку в распахнувшийся ворот ее блузки, нащупал там что-то и выдернул тонкий провод.

– Вот сучка! – в бешенстве взревел он. – У тебя там передатчик!

– И он связан с полицейской машиной напротив твоего дома! – в страхе выдохнула Меган. – Поэтому поосторожней!

Лицо Грейнджера побагровело от злости. Меган с ужасом воззрилась на него, сознавая, что ее жизнь находится во власти безумца, однажды уже запятнавшего свои руки кровью. Издалека до нее доносились крики, хлопанье дверей, но она ощущала лишь руки Джексона Грейнджера, безжалостно подползающие к шее и сжимающие ее мертвой хваткой… в какую-то страшную минуту ей казалось, он вот-вот задушит ее, но он вдруг куда-то исчез, тяжесть, вжимающая ее в софу, пропала, воздух ворвался в ее легкие, и вот уже Дэниэл осторожно поднимает ее и баюкает в своих крепких объятьях.

– Боже мой, – прошептал он. – Я не должен был подвергать тебя такому риску.

– Это был наш единственный шанс. – Она глубоко вздохнула. – Ты записал разговор?

– Весь до последнего слова.

Он помог Меган сесть. В комнате было не протолкнуться от полицейских. Двое из них надевали на Грейнджера наручники, а он с бешеными криками вырывался.

– Осторожней с ним, Кэнви, – предупредил Дэниэл. – Ты повезешь в участок весьма ценный груз.

– Будь спокоен, – ответил добродушный приземистый полицейский. – Мы обязательно запрем эту ценность понадежней. Джексон Грейнджер, вы арестованы за убийство вашего дяди Генри Грейнджера. Вы имеете право не отвечать на вопросы… – и он изложил все, что полагается в таких случаях.

– Сучка! – бушевал Грейнджер. – Погоди… Когда я выйду, ты еще поплатишься…

– А выйдешь ты очень не скоро, – заметил Кэнви. – Уведите его!

Продолжающего вырываться Грейнджера выволокли за дверь.

– Вы в порядке? – спросил Кэнви Меган, которая потирала покрасневшую шею.

– Да, теперь я буду в полном порядке. – Она не сводила глаз с Дэниэла.

– Тогда я повезу арестованного в участок. Я непременно доложу Мастерсу о твоих заслугах, Дэниэл, в раскрытии этого преступления и передам, что на днях ты зайдешь.

– Поступай, как считаешь нужным, Кэнви, – ответил Дэниэл, поворачиваясь к Меган. Он привлек ее к себе и прошептал: – Все время, пока ты была здесь, я так боялся за тебя. Мне не следовало поддаваться на твои уговоры и позволять тебе так рисковать.

– Поехали, Дэниэл. Я ненавижу это место.

– Поехали, – согласился он, беря ее под руку.

Они выбежали на улицу, словно беззаботные дети, поспешили сесть в машину и всю дорогу проговорили, то и дело весело смеясь. В сущности, они несли полнейшую чушь, но были слишком счастливы и взволнованны, чтобы понимать это.

По взаимному и молчаливому согласию Дэниэл повез Меган к себе. Он всю ночь напролет будет держать ее в своих объятьях, они вместе отпразднуют победу, подарившую им надежду на счастливое будущее. Конечно, им предстоит преодолеть еще немало трудностей, но в эту минуту все на свете казалось им возможным.

Они вошли в дом и закрыли за собой дверь, не переставая смеяться.

– Заварим чаю? – предложила Меган. – У меня саднит в горле после того, как им занялся Грейнджер.

Она побежала на кухню, бросила беглый взгляд на лежащий на кухонном столе клочок бумаги и словно окаменела.

– Дэниэл, скорее сюда! Я нашла записку от Глэдис. Похоже, что-то срочное!

Он прочитал оставленное уборщицей послание:

«Днем звонили из госпиталя, сказали немедленно приезжать. Уж я звонила-звонила вам в машину, но все время было занято.»

Меган увидела, как от лица Дэниэла отхлынула кровь.

– О Господи!.. – прошептал он и поднял на нее взгляд, полный муки. – Я забыл починить телефон… поэтому она не могла дозвониться. Нейл… – Он без сил опустился на стул.

– Нужно немедленно позвонить в госпиталь! – настояла Меган. – Какой там номер?

Но Дэниэл перехватил ее протянутую к телефону руку.

– Нет! – взмолился он. – Подожди немного, не звони пока.

– Дэниэл, они наверняка звонили насчет Нейла!

– Знаю, – хрипло произнес он. – Потому и не звони. Разве ты не понимаешь?.. После их звонка прошло уже двенадцать часов.

– А может быть, у них для тебя есть хорошие новости? Вдруг ему стало лучше?

Он в отчаянье посмотрел на Меган.

– Может быть. Может быть, спустя три года и случилось чудо, только я не верю в чудеса.

– А я верю! – воскликнула Меган. – Чудеса действительно случаются! Как иначе объяснить то, что ты чудесным образом вернулся в мою жизнь и спас меня? Еще совсем недавно будущее казалось мне черной, мрачной пропастью, а потом свершилось настоящее чудо. И если это случилось со мной, почему ты думаешь, что в твоей жизни такое невозможно?

– Я всей душой хотел бы поверить в чудо, но не могу. Конечно, нужно позвонить, но… Меган… – Он всмотрелся в ее лицо, надеясь в ее понимающем взгляде почерпнуть силы для страшного признания: – Мне страшно.

Меган обняла его и нежно прижала к себе, тщетно пытаясь найти слова, которые помогли бы Дэниэлу, если его сын умер. И могла она его утешить лишь теплом и силой любви. А любовь эта теперь, когда суровый и несгибаемый Дэниэл решился признаться в своей слабости, расцвела сильней прежнего. Она окружила бы его заботой, уберегла от всех напастей на свете, но… сейчас она ничем не могла ему помочь.

– Погоди, не звони, – умолял он. – Я не хочу узнать, что он умер. Позволь моей надежде пожить еще немного… – Внезапно он стиснул ее в объятьях и уткнулся лицом в плечо. – Я не смогу заставить себя позвонить! – почти в беспамятстве крикнул он.

– Сможешь, любимый, – прошептала Меган, – ты должен перебороть себя. Ты обязательно услышишь хорошие новости.

– После стольких лет!.. Обними меня крепче, Меган, не отпускай. Без тебя мне не набраться мужества… Не отпускай меня…

И Меган крепко обняла его, продолжая твердить дрожащим голосом слова утешения. Когда-то и она была слабой, но благодаря Дэниэлу обрела силу, возродилась к жизни. Он подарил ей еще одно прекрасное чувство, которому она не переставала радоваться и удивляться: любовь. И теперь всем своим существом она стремилась отблагодарить Дэниэла.

– Может, в госпиталь позвонить мне? – мягко спросила она. По-прежнему приникнув к ее плечу, Дэниэл покачал головой. – Ладно, тогда поедем вместе.

Он долго оставался неподвижным, и Меган уже казалось, что он не согласится, но Дэниэл все же понял ее стремление поддержать его и встал. Меган повела его к машине, но, когда он достал ключи и открыл дверцу, услышала его сдавленный голос:

– Боюсь, Меган, за руль придется сесть тебе.

В самых сложных ситуациях, когда его жизнь подвергалась смертельной опасности, Дэниэл оставался хладнокровным, а сейчас был не в силах совладать с собой. Спасала его лишь поддержка сидящей рядом с ним смелой женщины, и, когда он узнает страшную правду, она, сама столько пережившая, поможет ему выстоять.

Когда в полнейшем молчании они добрались до госпиталя, Дэниэл не смог подняться с сиденья.

– Дэниэл, – тихо позвала Меган. Он не ответил, и тогда она наклонилась и ласково поцеловала его.

– Я в порядке, – с трудом проговорил он. – Пока ты рядом, я смогу выдержать любой удар судьбы.

Рука об руку они вошли в госпиталь, и к ним тут же подбежала дежурная:

– Мистер Келлер, слава Богу, вы наконец-то приехали! С вами хочет поговорить доктор Уокер, а потом вы сможете увидеть Нейла.

– Это необходимо? – спокойно спросил он. – Раз уж это произошло, зачем мне… Наверное, в глубине души я всегда знал, что такой конец неизбежен.

– И не теряли веры! – сказала, улыбаясь, дежурная. – Как же мы рады за вас!

Какой-то миг Дэниэл в недоумении смотрел на нее, и ее непонятные слова эхом отдавались у него в ушах. Меган поняла первая, и слезы радости брызнули из ее глаз.

– Дэниэл, неужели ты не понимаешь?! – воскликнула она, легонько встряхивая его за плечи. – Нейл вовсе не умер. Он проснулся!

– Что? – Дэниэл в смятении посмотрел на нее, потом повернулся к дежурной. – Что вы сказали? Он проснулся? Проснулся?

– Разумеется, проснулся! Святые небеса, а вы что подумали?

Дэниэл не ответил и, повернувшись к Меган, в каком-то отчаянном порыве бросился ей в объятья. Они долго стояли, обнявшись и как будто не двигаясь, но Меган то чувствовала, как его плечи вздрагивают от рыданий, и ласково гладила его волосы. От радости она готова была запеть!

Пришел доктор, с чувством пожал Дэниэлу руку.

– Сегодня великий день, – сказал он. – Мы все очень рады за вас, очень. Несколько часов назад Нейл вдруг открыл глаза! Идите же к нему!

Ошеломленный Дэниэл побежал по коридору к палате своего сына, Меган следовала за ним по пятам. Когда они вошли, улыбающаяся медсестра поднялась с краешка кровати и, пропуская их, отступила в сторону.

– Он задремал, – объяснила она.

Дэниэл присел рядом с неподвижно лежащим ребенком и жадно всмотрелся в его лицо. Мальчик выглядел так же, как и несколько дней назад, и Меган подумала с внезапным страхом: а не впал ли он опять в кому?.. Доктор и медсестра бесшумно вышли и прикрыли за собой дверь. Меган тоже хотела было уйти, оставив отца наедине с сыном, но потом поняла, уйдет она или нет, не имеет никакого значения: сын целиком завладел вниманием Дэниэла. Он разговаривал с ним, и в тишине палаты Меган ясно слышала каждое произнесенное шепотом слово.

– Ты проснулся, сынок, а меня не было рядом… Ты ведь не почувствовал себя брошенным? О чем ты подумал, когда открыл глаза и не увидел меня? Ведь ты не захотел снова уйти? Сынок, не поступай так… Пожалуйста…

Мрачное предчувствие овладело Меган, когда она посмотрела в лицо ребенка. В душе она молилась: не поступай так. Он столько страдал, не причиняй ему больше горя.

Но минуты бежали, а чуда не происходило. У Меган защемило сердце, когда она увидела, как снова опускаются плечи Дэниэла, как никнет его голова, как гаснет надежда.

– Я так и знал, – с трудом проговорил он. – Все было напрасно.

– Дэниэл, умоляю, не говори так… Дэниэл, смотри!

И он увидел, как ресницы Нейла вздрагивают и поднимаются. Они оба затаили дыхание. Глаза ребенка медленно открылись и посмотрели прямо на отца.

– Привет, пап, – прошептал он.

Дэниэл протянул руку. Он хотел, как всегда, сказать «дай пять», но слова застряли у него в горле, а по щекам покатились слезы. Спустя мгновенье он почувствовал, как маленькая детская ручонка пожала его руку.

Меган тихонько выскользнула за дверь.

Лишь через час к ней вышел Дэниэл с сияющим от счастья лицом.

– Он разговаривал со мной. Он обязательно поправится. Но почему ты ушла?

– Вам нужно было остаться наедине, – ответила Меган. – Я поняла, что для тебя Салли нет в живых уже три года, а для него мать умерла только что.

Дэниэл отрицательно покачал головой.

– Все эти годы он знал о ее смерти. Он рассказал мне об этом, не дожидаясь, когда расскажу я. Странно, что он знал о смерти матери, будто все эти годы хранил в памяти ее образ и спокойно простился с ней. Он подготовлен к знакомству с… с его новой матерью… – Дэниэл вопросительно посмотрел на Меган, и она кивнула; ее сердце радостно кричало «да».

По дороге домой Меган владели противоречивые чувства: она была счастлива за Дэниэла, но ее пронзала боль, едва она вспоминала о Томми. Теперь, когда настало долгожданное воссоединение Дэниэла с сыном, разлука с Томми казалась еще невыносимей.

– Дэниэл, – наконец решилась спросить она, – теперь, когда все улажено, Томми…

– Мы непременно вернем его, – пообещал Дэниэл. – Завтра же пойдем в суд и… Эй, а это кто?

За поворотом они увидели припаркованную у дома Дэниэла длинную роскошную машину. Судя по виду стоящей рядом женщины, показной шик был для нее смыслом всей жизни, и машина была выбрана соответственно. Поджидая кого-то, женщина вертела головой во все стороны; ее холеные наманикюренные ноготки выбивали по крыше автомобиля нервную дробь, тонкие руки беспрестанно поправляли белокурые, тщательно завитые волосы. Едва Дэниэл притормозил, она решительным шагом направилась к его машине.

– Сколько можно ждать! – раздраженно выпалила она, словно они были обязаны прибыть в указанное ею время.

– Кто вы? – спросила Меган.

– Селена Брейсвелл, – ответил Дэниэл, вспоминая женщину со стоящей на столе Брайана Андерсона фотографии. – Приятно с вами познакомиться, мисс Брейсвелл. Я надеюсь, вы примете мои поздравления по случаю предстоящей в недалеком будущем свадьбы.

Меган уставилась на него.

– Дэниэл. – закричала она, протестуя. К ее удивлению, в его глазах заплясали какие-то озорные торжествующие огоньки.

Дэниэл едва сдерживал охватившую его радость, он чувствовал себя победителем, пересекающим финишную прямую под хлопанье флажков на ветру. Но времени на объяснения не было.

Недоумевающая Меган не стала дожидаться ответа и повернулась к Селене Брейсвелл.

– Что-то случилось с Томми? – спросила она.

– О, этот дьявольский ребенок в полном порядке… пока что, – многозначительно подчеркивая последние слова, ответила Селена. – Но с ним непременно что-нибудь случится, если он сию же секунду не уберется из моей машины и из моей жизни! Эй ты, вылезай! Да поживее! – крикнула она сидящему там маленькому человечку, который уже выкарабкивался наружу. У Меган вырвался радостный возглас, и Томми бросился в ее объятья…

Селена принялась вытаскивать сложенные на заднем сиденье сумки и выкидывать их прямо на тротуар.

– Вот его вещи, – прошипела она. – И пусть убирается с глаз долой! Я заставила его отца сделать выбор: либо я, либо это чертово отродье, – и Брайан предоставил мне полную свободу действий. Поэтому забирайте его прочь от меня!

– А чем… э… вызвана такая спешка? – с невинным видом поинтересовался Дэниэл.

– Головастики! – с омерзением произнесла Селена Брейсвелл. – Повсюду головастики! Даже в моих туфлях. А некоторые из этих тварей превратились в лягушек. Лягушка прыгнула на меня. Но лягушек в доме я не держала и не держу. И не позволю им у себя водиться!

– Конечно, не позволите, – вежливо согласился Дэниэл. – Прошу вас успокоиться, мисс Брейсвелл. Мы позаботимся об этом опасном для общества преступнике. Он больше никогда не потревожит вашего покоя. – Посмотрев на все еще обнимающихся Меган и Томми, он добавил вполголоса: – Если Андерсон вздумает изменить решение, передайте ему, что теперь поздно.

– Если он вздумает изменить решение, то услышит от меня еще не такое! – вскипела Селена. – Успокойтесь и предоставьте Брайана мне.

– С радостью, – согласился Дэниэл.

Бросив на него последний злобный взгляд, блондинка села в машину и укатила.

– Идемте в дом, – предложил он матери и сыну.

Закрыв за собой дверь, они отгородились от остального мира, охваченные чувством безграничного счастья. Когда Дэниэл протянул Томми руку, тот просиял.

– Дай пять, – сказал Дэниэл.

Томми так и сделал.

– Что-то я ничего не понимаю… – сказала Меган, глядя на них из-под нахмуренных бровей.

– Тебе и не нужно, – усмехнулся Дэниэл и подмигнул Томми. – Зато мы понимаем!

Томми кивнул.

– А тебе не кажется, что настоящая лягушка была чересчур?

– Что вы! – возразил Томми. – Понимаете, сэр, это был мой единственный шанс, поэтому нужно было действовать наверняка.

– Ты прав, парень, – согласился Дэниэл.

– Кто-нибудь объяснит мне, что происходит? – возмутилась Меган.

Мальчик и мужчина дружно покачали головой.

– Забудь, Меган, – посоветовал Дэниэл. – Это мужской разговор. Пока я буду готовить ужин, почему бы вам не отправиться в соседнюю комнату и не наговориться всласть?

Они ушли, и Дэниэл тактично не нарушал их долгого уединения. Меган и Томми почти не разговаривали: они просто сидели на софе, тесно прижавшись друг к другу. Они еще успеют наговориться, ведь впереди у них целая жизнь.

Когда Томми уже с трудом сдерживал зевки, Меган отвела его наверх и уложила в приготовленной для него спаленке. Она подождала, пока мальчик заснет, и на цыпочках выбралась в коридор, где ее ждал Дэниэл.

– У тебя ангельское терпение, – шепнула она.

Улыбаясь коварной улыбкой завзятого соблазнителя, Дэниэл поднял ее на руки и понес в спальню. Распахнув двери, он прошептал:

– Сейчас ты увидишь, что я могу быть и нетерпеливым…

Много позже, когда они, усталые, лежали в объятьях друг друга, Меган прошептала:

– В нашей семье я буду окружена настоящими мужчинами: ты, Нейл, Томми…

– А знаешь, как нарушить это однообразие? – нежно пробормотал он, снова покрывая ее поцелуями.

– Как? Скажи мне…

– Как можно скорее завести маленькую дочурку, – прошептал он, привлекая ее к себе. – Скажем, не позднее девяти месяцев…

Первым заснул Дэниэл; его темноволосая голова покоилась на ее груди. Меган не выпускала его из бережных объятий и с нежной улыбкой думала о нем – мужчине, которого любила всем сердцем. Она думала о сыне, которого обрела после долгой разлуки, и о сыне Дэниэла, который скоро вернется домой и которому потребуется материнская любовь и забота.

Маленькая дочка будет для них благословением Господним, но Меган уже столько получила, что надеяться еще на что-то было бы чрезмерным. Разве можно желать большего?

Она посмотрела на спящего мужчину, он так доверчиво прильнул к ней, что все терзавшие ее сомнения показались ей пустыми. Та неведомая сила, что соединила их, подарит им еще одно чудо. Меган оставалось только ждать. И любить.


Оглавление

  • Пролог
  • Глава первая
  • Глава вторая
  • Глава третья
  • Глава четвертая
  • Глава пятая
  • Глава шестая
  • Глава седьмая
  • Глава восьмая
  • Глава девятая
  • Глава десятая
  • Глава одиннадцатая
  • Глава двенадцатая